Вы находитесь на странице: 1из 275

F" ^1

ш]
июончкзхвяИ
HOHhAVH
ЯИН31ГШОФО И
wioavd ИОНЫУН
няонэп
aO!Vd303d и
*y 'Э ьинвэииен
'И J qtnoiAiou g
В помощь Г.И.Андреев
написания
ДИССЕРТАЦИ С. А, Смирнов
и РЕФЕРАТОВ В. А. Тихомиров

Основы
НАУЧНОЙ РАБОТЫ
И ОФОРМЛЕНИЕ
РЕЗШЛЖОВ
НАУЧНОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Рекомендовано Учебно-мет одической комиссией
по специальности 072400 - Испытания и эксплуатация
техники Балтийского государственного технического
университета «Военмех» имени Д.Ф. Устинова
в качестве учебного пособия для подготовки аспирантов
и соискателей различных ученых степеней

МОСКВА
"ФИНАНСЫ И СТАТИСТИКА"
2004
УДК 001,81(075.8)
ББК 72.4я73
А65

РЕЦЕНЗЕНТЫ:
доктор технических наук, профессор
В. Григорьев;
доктор технических наук, профессор
А. Белов

Андреев Г.И., Смирнов С.А., Тихомиров В.А.


А65 В помощь написания диссертации и рефератов: основы
научной работы и оформление результатов научной деятельно-
сти: Учеб. пособие. - М.: Финансы и статистика, 2004. - 272 с.: ил.
ISBN 5-279-02517-8
Посвящено важной проблеме — основам научной работы в выс-
шем учебном заведении. Рассмотрены такие основополагающие по-
нятия, как принцип, парадигма, концепция и научные категории, в
качестве которых выступают теоретическое знание, метод исследо-
вания и аргументация.
Приведены методические основы наиболее важных требований,
предъявляемых к научному уровню диссертационных работ и рефе-
ратов, и практические советы по их оформлению.
Для аспирантов, докторантов, соискателей и научных сотрудни-
ков, а также студентов вузов.

1401030000 - 079 УДК- 001.81(075.8)


010(01)-2004 , ББК 72.4я73
© ПИ. Андреев, С.А. Смирнов,
ISBN 5-279-02517-8 В.А.Тихомиров, 2004
ВВЕДЕНИЕ

Случайные открытия дела/от


только подготовленные умы.
Б. Паскаль

Наука наряду с искусством, моралью и предметным действием


человека - важнейшая сфера жизнедеятельности общества. Сте-
пень зрелости научных дисциплин связана с существующей
сложностью самих объектов познания. Поэтому возможности
построения плодотворной теории определяются, с одной сто-
роны, сложностью объекта, а с другой стороны, зрелостью на-
учного подхода. Сложность и зрелость не могут быть опреде-
лены абсолютно и выявляются лишь в культурно-историчес-
ком контексте [1]. Слово «культура» (лат. cultura) восходит к
глаголу «colo», имеющему несколько групп значений, каждая
из которых как-то отразилась в современном звучании слова
«культура»: почитать, чтить; уважать, оказывать внимание; об-
ходиться, обращаться, поступать; украшать; усердно занимать-
ся, деятельно осуществлять, насаждать, изучать; заботиться, ок-
ружать вниманием; обитать, жить, населять; разводить, взра-
щивать; обрабатывать, возделывать [1]. Понятие «культура»
охватывает всю совокупность традиций конкретного сообще-
ства, определяющего поведение его членов, включая и каче-
ственное своеобразие этих традиций в данное время и конк-
ретном месте.
Дать всестороннее определение понятию «наука» крайне труд-
но вследствие ее многогранности. Еще В. Ленин выделял слова:
«Чем богаче определяемый предмет, т.е. чем больше различных
сторон представляет он для рассмотрения, тем более различны-
ми могут быть выставляемые на их основе определения» [2]. В
настоящее время существует несколько сотен определений этого
понятия. В данной работе наука определена как система, объеди-
няющая установленные научные знания, обоснованные практи-
кой, творческую деятельность людей, направленную на получе-
ние нового знания, и результат этой деятельности (информацию)
как сумму полученных к данному моменту научных знаний, фор-
мирующих представление об окружающей действительности и
образующих в совокупности картину мира. В этом определении
выделим две составные части вербальной модели науки: 1) раз-
работанную систему накопленных научных знаний (информацию)
об объективных законах и закономерностях развития науки;
2) научную деятельность людей (научные исследования), направ-
ленную на получение, систематизацию и переработку знании; на
более углубленное познание законов и закономерностей разви-
тия науки, а также на дальнейшее воплощение полученных науч-
ных знаний (информации) в техническом, технологическом или
организационном применении (исследования). Все составные
части науки тесно связаны и немыслимы в настоящее время друг
без друга, представляя: статическое ее состояние (сумму научных
знаний, накопленных к настоящему времени); форму движения
(научные исследования).
Наука как система научных знаний имеет следующие специ-
фические признаки:
1) систематизированность совокупности накопленных науч-
ных знаний (анализируемый объект рассматривается как опреде-
ленное множество элементов, взаимосвязь которых обусловли-
вает целостные свойства этого множества);
2) проверешюстъ фактов (сумма научной информации толь-
ко тогда выступает как накопленное знание, когда ее самое или
ее следствия можно проверить для уточнения истины; то, что про-
верке не поддается, является еще не накопленным научным зна-
нием, а гипотезой; проверка может осуществляться разными ме-
тодами: организацией эксперимента, описанием опыта и други-
ми путями; если всего этого не было, о науке как системе
накопленных научных знаний говорить нет смысла);
3) воспроизводимость явлений (возможность воспроизвести
определенное явление свидетельствует о существовании некото-
рого объективного закона; поэтому, если факт не был в свое вре-
мя воспроизведен, значит, полученная информация либо невер-
на, либо необходимо еще и еще раз учесть все условия и прове-
рить высказанные утверждения новыми опытами);
4) долговечность той или иной системы знаний (чем долго-
вечнее та или иная система знаний, тем, как правило, экономич-
нее и эффективнее принимаемые на ее основе решения, тем боль-
ше возможностей для ее применения в других областях знания;
более качественными являются сами научные решения).
Научные исследования (труд) характеризуются следующими
основными признаками:
1) новизна и оригинальность (если результатом труда являет-
ся уже полностью известное, неоднократно проверенное знание,
то этот результат является научным);
2) уникальность и пеповторяемость (если научный поиск уда-
чен, в повторении нет необходимости, разве только для подтвер-
ждения правильности идеи и ее уточнения; при неудачном иссле-
довании работа должна идти с учетом ошибки по не изведанно-
му ранее пути; уникальность и неповторяемость научной
деятельности требуют поиска индивидуальностей, обеспечения
свободы творчества, а также значительной подготовительно-ин-
формационной работы перед научным поиском);
3) вероятностный характер и риск (трудно сказать с полной
уверенностью, успешно ли и когда закончится данное исследова-
ние и можно ли гарантировать безошибочные результаты, отра-
женные в научных работах; вероятности в результатах научного
труда почти неизбежно сопутствует риск материальных затрат,
цели исследования; это является следствием сущности процесса
познания, возможности получения отрицательного результата,
того, что творчество - это напряженный, целеустремленный
поиск);
4) доказательность полученной научной информации («воп-
рос о том, обладает ли человеческое мышление предметной ис-
тинностью, - вовсе не вопрос теории, а практический вопрос. В
практике должен доказывать человек истинность, т.е. действи-
тельность и мощь своего мышления» [3]; однако, общие утверж-
дения, научные законы, принципы и т.п. не могут быть обосно-
ваны чисто эмпирически, путем ссылки только на опыт, они тре-
буют также теоретического обоснования, опирающегося на
рассуждения и отсылающего к другим принятым утверждениям,
без этого нет ни абстрактного теоретического знания, ни хоро-
шо обоснованных убеждений).
Относительно даты и места рождения науки [ 4 ] выделено пять
точек зрения:
• наука была всегда, так как она органично присуща практи-
ческой и познавательной деятельности человека;
• наука зародилась в Древней Греции в V в. до н. э., именно
здесь впервые знание соединили с обоснованием;
• наука возникла в Западной Европе в позднее средневеко-
вье (XII-XIV вв.) вместе с особым интересом к знанию, получен-
ному опытным путем, и математике;
• наука начинается с XVI-XVII вв. работами Н. Кеплера,
X. Гюйгенса и особенно Г. Галилея и И. Ньютона, разработавши-
ми первую теоретическую модель физики на языке математики;
• наука начала свое развитие в первой трети XIX в., когда
исследовательская деятельность была объединена с высшим об-
разованием.
Анализ оснований, по которым проведено обоснование
даты и места рождения науки, позволяет сделать вывод о том,
что наука зарождается с того момента, когда появляется воз-
можность дать предварительные ответы на вопросы: что, по-
чему, как, для чего существует, функционирует то или иное
явление, та или иная закономерность? Таким образом, в этих
основаниях присутствует общее - концептуальные построения.
Концепция - общий замысел, система взаимосвязанных взгля-
дов, то или иное понимание явлений, объектов или процессов;
единый определяющий замысел, ведущая мысль научного ис-
следования (труда, произведения). Наличие концепции позво-
ляет ответить на вопросы: что значит «исследовать»? Что ис-
следовать? Как исследовать? и т.п. Определенность в указанных
вопросах является необходимым предварительным условием
развития творческого начала цивилизации. Любая цивилиза-
ция сильна культурой труда, умением работать. Основу этих
двух положений образует научное мировоззрение - система
взглядов человека (группы, класса), определяющая отношение
к действительности.
Ушло в прошлое второе тысячелетие, но энергичные слова
основоположника материалистических традиций современной
науки Ф. Бэкона: «Наука - сила!», сказанные им три с половиной
века тому назад, все с большей убедительностью подтверждают-
ся современным опытом научно-технического прогресса. Дости-
жения научно-технического прогресса во сто крат умножают про-
изводительные силы общества, а успехи кибернетики и инфор-
матики открывают новые, невиданные перспективы роста
интеллектуальной мощи человеческого разума.
Каждый человек рождается с определенными задатками к
творческой работе. И любой может эти задатки успешно разви-
вать путем самообразования, самовоспитания, тренировки мыш-
ления, расширения своего кругозора и общей культуры. Анали-
тические способности каждого из нас могут быть наиболее эф-
фективно развиты в результате самостоятельного пополнения
знаний, изучения новых методов исследования, решения посте-
пенно усложняющихся задач. Все это способствует приобретению
навыков постановки и проведения глубоких научных исследова-
ний. Наука - сила! И колоссальная мощь современного аппарата
науки направлена сейчас на изучение буквально всех сторон ре-
альной действительности. Ответственную роль в этом деле при-
званы сыграть ученые высшей школы, в том числе вузов, осуще-
ствляющие подготовку кадров для нового тысячелетия. Поэтому
научная работа в вузах должна проводиться с целью повышения
качества подготовки специалистов, развития у слушателей и сту-
дентов творческого мышления, навыков проведения самостоя-
тельных научных исследований и организации научной работы.
При этом все должно быть направлено на воспитание у каждого
исследователя долга активно участвовать в разработке наиболее
актуальных научных и научно-технических проблем и внедрения
полученных результатов в практику.
Значительная часть содержания учебного пособия посвяще-
на методологии научного познания. Термин «методология» (греч.
methodos - путь исследования или познания, logos - понятие, уче-
ние) обозначает совокупность способов, приемов и операций
практического или теоретического освоения действительности,
т.е. путь познания. С философской точки зрения, методология -
учение о методе, рассмотрение соответствия метода предмету
исследования, она стремится создать целостную систему прин-
ципов деятельности. При этом в современной науке термин «ме-
тодология» применяют к трем разным уровням научного знания.
1. Общая методология - это совокупность общих принципов,
способов организации (построения) и стандартов достоверности
научного знания. Примерами могут быть принципы детерминиз-
ма, развития, соответствия, дополнительности и т.п.
2. Частная методология - система частных принципов, посту-
латов, посылок и т.п., применяемых в конкретной области знания.
3. Методологические приемы - множество методик исследо-
вания, проведения экспериментов, опытов и т.п.
Методология науки - часть науковедения, исследующая струк-
туру научного знания, средства и методы научного познания,
способы обоснования и развития знания. Систематическое реше-
ние методологических проблем дается в методологической кон-
цепции, создаваемой на базе определенных гносеологических
принципов. На методологическую концепцию оказывают влия-
ние не только философские принципы. Поскольку она является
теорией строения и развития научного знания, постольку она - в
той или иной степени - ориентируется также па науку и ее исто-
рию. Следует указать еще на один фактор, влияющий на методо-
логическую концепцию, - предшествующие и сосуществующие с
ней концепции. Каждая новая концепция возникает и развивает-
ся в среде, созданной ее предшественницами. Взаимная критика
конкурирующих концепций, проблемы, поставленные ими, реше-
ния этих проблем, способы аргументации, господствующие в дан-
ный момент интересы - все это оказывает неизбежное давление
на новую методологическую концепцию. Она должна выработать
собственное отношение ко всему предшествующему материалу;
принять или отвергнуть существующие решения проблем, при-
знать обсуждаемые проблемы осмысленными или отбросить не-
которые из них как псевдопроблемы, развить критику существу-
ющих концепций и т.д. Учитывая, что методологическая концеп-
ция находится под влиянием, с одной стороны, философии, а с

8
другой стороны, всегда ориентирована на те или иные области
научного познания, легко понять, почему в этой области суще-
ствует громадное разнообразие методологических концепций [5].
Самостоятельной областью исследований методология науки
становится в середине XIX в. Расширение круга методологичес-
ких проблем связано с исследованиями Б. Больцано, Э. Маха,
Ж.А. Пуанкаре. С конца 20-х годов XX в. наибольшее влияние в
методологии науки приобрела концепция логического позитивиз-
ма (М. Шлик, Р. Карлап, Г. Фейгль и др.), которая исходила в
понимании природы научного знания из субъективно-идеалис-
тических воззрений Э. Маха и логического атомизма Б. Рассела
и Л. Витгенштейна. Логический позитивизм рассматривал науку
как систему утверждений, в основе которой лежат особые «про-
токольные» предложения, описывающие чувственные пережива-
ния и восприятия субъекта. Основную задачу методологии на-
уки логические позитивисты усматривали в логическом анализе
языка науки с целью устранения из него псевдоутверждений, к
которым они относили прежде всего утверждения философского
характера [6].
С конца 50-х годов XX в. в центре внимания оказываются
проблемы анализа развития науки. Появляются концепции, пре-
тендующие на описание развития научного знания в целом или в
отдельные периоды. Значительное влияние приобретают мето-
дологические концепции К. Поппера [7], теория научных рево-
люций Т. Куна [8], историческая модель развития научного зна-
ния С. Тулмипа, концепция научно-исследовательских программ
И. Локатоса [9]. Для этих концепций характерны тесная связь с
историей науки и критическое отношение к неопозитивистской
модели науки.
В современном научном мире на первый план выдвигаются
следующие проблемы: анализ структуры научных теорий и их
функций; понятие научного закона; процедуры проверки, под-
тверждения и опровержения научных теорий, законов и гипотез;
методы научного исследования; реконструкция развития научно-
го знания. При этом для научного исследования с позиций совре-
менной методологии науки характерно следующее:

9
1) наличие конкретного объекта исследования;
2) дифференцированное решение эмпирических (выявление
фактов, разработка методов измерения), логических (вывод од-
них положений из других, установление связей между ними) и
теоретических (выяснение причин, констатация принципов, фор-
мулирование гипотез и законов) познавательных задач;
3) четкое различие установленных фактов и гипотез;
4) объяснение и прогнозирование фактов и явлений.
Подход к научным исследованиям, предлагаемый в учебном
пособии, можно назвать методологическим. В книге много вни-
мания уделено методологическим основам анализа научных ис-
следований, научному познанию как предмету методологического
анализа.
В XX в. произошло много важных изменений в методологии
познания. Было осознано, что сложившаяся в культуре предмет-
ная структура знания не позволяет выработать единый подход к
решению комплексных проблем, касающихся деятельности сис-
тем самого высокого уровня организации: личности, общества,
культуры. Появились идеи кибернетики, системного анализа,
синергетики, стремящиеся связать между собой различные под-
ходы разных конкретных наук в единую систему методов. При
этом методологическим основам анализа научных исследований,
проблемам подтверждения и опровержения научных положений,
вопросам организации научной работы посвящено большое ко-
личество публикаций. Однако в большинстве из них рассматри-
ваются те или иные грани исследуемых проблем. Среди них мало
серьезных трудов, позволяющих посмотреть на перечисленные
задачи с позиций системного подхода, чья фундаментальная роль
заключается в том, что с его помощью достигается наиболее пол-
ное выражение единства научного знания.
Важным для авторов было рассмотреть в учебном пособии
такие основополагающие понятия, как «принцип», «парадигма»,
«концепция» и такие научные категории, как «теоретическое зна-
ние», «метод исследования» и «аргументация». Научные основа-
ния системных исследований можно рассматривать в разных плос-
костях. Можно исследовать статистические, логические, эконо-

10
мические основания и закономерности: изучать закономерности
конкретных процессов в системах различной физической приро-
ды. Эти закономерности существенно зависят от особенностей
объектов, представляемых в виде систем. Но есть основания и
закономерности иного характера - общесистемные, характери-
зующие систему как целое. Обзор именно этих оснований и зако-
номерностей приведен в учебном пособии.
Обладая большим опытом работы в диссертационных сове-
тах, авторы предлагают расширенную трактовку методов иссле-
дования и оценку их места в общей схеме научных исследований.
Рассматривается концепция, связывающая между собой различ-
ные методы в единую систему на основе идей конструктивизма.
Долгое время дедукция и индукция в процессе познания приме-
нялись обособлено и даже противопоставлялись друг другу. Впер-
вые задачу их объединения в рамках единого метода исследова-
ния поставил перед собой выдающийся американский логик, ма-
тематик и философ Ч.С. Пирс- Он назвал его абдукцией и
использовал как эвристический метод построения объяснитель-
ных гипотез в пауке [10].
Понимая, что у многих начинающих исследователей вызыва-
ет большие трудности опенка достоверности полученных резуль-
татов, проблеме подтверждения и опровержения научных поло-
жений и теорий авторы посвятили отдельную главу. В ней рас-
смотрена суть проблемы определения достоверного знания,
сформулированы базовые положения и принципы установления
истинности суждений, основы проверки на достоверность науч-
ных гипотез и моделей.
В учебном пособии рассмотрены общие вопросы организа-
ции диссертационных исследований - от постановок задач на
проведение исследований до завершающего этапа исследований,
связанного с вопросами оформления. Отметим, что основное вни-
мание уделяется оценке качества проведенных диссертационных
исследований. Вопросу изложения полученных научных резуль-
татов в различных видах публикаций отведена отдельная глава.
При этом детально рассмотрены основы разработки учебников
и учебных пособий. Формы перспективных приемов обучения

11
изложены с позиций перехода к информационному обществу в
условиях возникновения новой индустрии переработки инфор-
мации на базе компьютерных и телекоммуникационных инфор-
мационных технологий.
Учебное пособие адресовано двум категориям читателей:
высококвалифицированным ученым и специалистам, интересу-
ющимся методологией науки, ее основаниями и концептуальны-
ми положениями; студентам и слушателям, а также аспирантам
(адъюнктам), докторантам и соискателям различных ученых сте-
пеней. Кроме того, учебное пособие полезно исследователям-
практикам, осуществляющим научно-исследовательские работы
в части их организации, оценки качества и оформления отчет-
ных документов.
1 МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ
ОСНОВЫ АНАЛИЗА
НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
Философию можно не замечать,
по уйти от нее нельзя, и те, кто
ее игнорируют, больше всего от
нее зависят.
Д. Ж. Хокинс

11 НАУЧНОЕ ПОЗНАНИЕ
КАК ПРЕДМЕТ
МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
Тот, кто учится, не размышляя,
впадет в заблуждение; тот, кто
размышляет, не желая учиться,
окажется в затруднении.
Конфуций

Познание - это процесс избирательно-активного действия, отри-


цания и преемственности исторически сменяющихся, прогресси-
рующих форм приращения информации [11] (информация -
объективное свойство материальных систем, вторичное по отно-
шению к отображаемому объекту, упорядоченность и структура
которого переносятся в отражающую систему в процессе взаи-
модействия [!2]). Специальная форма представления информа-
ции, позволяющая человеческому мозгу хранить, воспроизводить
и понимать ее, формирует такое понятие, как «знание». Знание -
есть проверенный общественно-исторической практикой и удос-
товеренный логикой результат процесса познания действитель-
ности, который, с одной стороны, являет собой адекватное ее
отражение в сознании человека в виде представлений, понятий,
суждений, теоретических схем, теорий, а с другой - выступает как
владение ими и умение действовать на их основе. По генезису и

13
способу функционирования знание есть социальный феномен,
средством фиксации которого выступают естественный и искус-
ственные языки. Данное обобщение обеспечивает конкретизацию
понятия «наука». Наука-это высокоспециализированная деятель-
ность человека по выработке, систематизации, проверке знаний
с целью их высокоэффективного использования. Наука - это зна-
ние, достигшее оптимальности по критериям обоснованности,
достоверности, непротиворечивости, точности, эмпирической
подтверждаемости и принципиально возможной фальсифициру-
емости, концептуальной связности, предсказательной силе и прак-
тической эффективности [6]. Указанные критерии (нормы, идеа-
лы) характерны для всех наук, всех составляющих дисциплинар-
ной матрицы современного научного знания - от философских,
логических, математических, кибернетических до естественно-
научных, технических и гуманитарных наук. Наука - особая от-
расль рациональной человеческой деятельности по производству
объективно истинного знания об окружающем нас мире - возни-
кает как естественное продолжение обыденного, стихийно-эмпи-
рического процесса познания. Кроме научного познания, суще-
ствуют также внепаучные способы постижения действительнос-
ти, важнейшим из которых является искусство, а самым
знакомым - обыденное познание.
Общеизвестно, что задолго до возникновения науки люди
приобретали необходимые им знания о свойствах и особеннос-
тях вещей и явлений, с которыми они сталкивались в повседнев-
ной практической деятельности. Житейское знание в качестве
основы всех иных форм знания ни в коей мере не может быть
преуменьшено по своей значимости. Базирующееся на здравом
смысле и обыденном сознании оно является важной ориентиро-
вочной основой повседневного поведения людей, их взаимоот-
ношений между собой и с природой. Эта форма знания развива-
ется и обогащается по мере прогресса научного и художествен-
ного познания. В то же время последнее вбирает в себя богатый
опыт житейского познания. Немало нового мы узнаем с помо-
щью обыденного познания и теперь. Все это показывает, что на-
учное знание не отделено непреодолимой гранью от обыденно-
го, поскольку представляет собой дальнейшее усовершенствова-
ние и развитие последнего.
Научное познание отличается от обыденного системностью
и последовательностью как в процессе поиска новых знаний, так

14
и упорядочения всего найденного, наличного знания. Каждый
последующий шаг в науке опирается на предыдущий, каждое но-
вое открытие становится научной истиной, когда оно входит в
качестве элемента в состав определенной системы, чаще всего -
теории как наиболее развитой формы рационального знания. В
отличие от этого обыденное знание имеет разрозненный, случай-
ный и неорганизованный характер, в котором преобладают не
связанные друг с другом отдельные факты либо их простейшие
индуктивные обобщения. Собственно научные знания характе-
ризуются осмыслением фактов в системе понятий той или иной
пауки, включаясь в состав теории, образующей высший уровень
научного знания. Являясь обобщением достоверных фактов, они
за случайным находят необходимое и закономерное, за единич-
ным и частным - общее. Именно в этом заключается методоло-
гическое сходство и преемственность, а также качественное от-
личие научных форм познания от ненаучных. При этом, осваи-
вая действительность разнообразными методами, научное
познание проходит разные этапы. Каждому из них соответствует
определенная форма развития знаний. Основными из этих форм
являются факт, теория, проблема (задача), гипотеза, программа.
В зависимости от конкретной ситуации доминирует та или иная
форма. Например, возможна такая последовательность: факты >
теории > методы > ценности и цели. «Кортеж» приоритетов в
указанной последовательности подчеркивает фундаментальность
фактов. Теории должны соответствовать фактам, методы не мо-
гут быть любыми, они определяются состоянием теорий, и, на-
конец, ценности также не произвольны, так как их реализация
зависит от фактов (теорий и методов).
В обычном смысле слово «факт» (лат. factum - сделанное, со-
вершившееся) является синонимом слов «истина», «событие»,
«результат» [13]. Как категория логики и методологии науки
факт - это достоверное знание о единичном. Научные факты свя-
заны с практической деятельностью человека. В повседневном
опыте происходил отбор фактов, составивших фундамент науки.
Большую роль в выработке и накоплении фактов, особенно в ес-
тествознании, всегда играли наблюдения и эксперименты. Прак-
тический компонент органически включается в структуру факта
в качестве его основы и знания о том или ином явлении и стано-
вится фактом лишь после реконструкции этого явления в мате-
риально-практических условиях.

15
Формирование факта - синтетический процесс, благодаря
которому происходят особого рода обобщения, при которых
возникают понятия, имеющие собирательный характер, и откры-
ваются возможности для отображения действительности не толь-
ко на уровне явлений, но и на уровне сущности. Как итог возни-
кают эссенциальные (лат. essentia —сущность) факты. Анализи-
руя факт как логико-методологическую категорию, необходимо
обратить внимание на возможность следующего недоразумения,
связанного с дефиницией. Так возникает вопрос: почему нужно
считать, что факт отображает индивидуальную ситуацию, если,
например, кипение воды при 100°С подтверждается во многих
экспериментах? Но этот вопрос не отражает сущность факта,
так как термин «вода» в нем используется в ином, а именно не в
собирательном смысле, в то время как при .сообщении факта о
кипении воды при 100°С этот термин имеет собирательный
смысл. Предпосылкой недоразумения является подмена поня-
тий [14].
Прежде чем перейти к теории как высшей форме целостного
научного знания, отметим, что в науке различают эмпирический
и теоретический уровни исследования. Это различение имеет сво-
им основанием неодинаковость, во-первых, способов (методов)
самой познавательной активности, а во-вторых, характера дос-
тигаемых научных результатов. Эмпирическое исследование пред-
полагает выработку исследовательской программы, организацию
наблюдений, эксперимента, описание (протоколирование) наблю-
даемых и экспериментальных данных, их классификацию, пер-
вичное обобщение. Словом, для эмпирического познания харак-
терна факто-фиксирующая деятельность. Эмпирические понятия
представляют первый шаг в ходе сложного и противоречивого
процесса все более глубокого постижения действительности. На
уровне обыденного познания они совпадают с названиями и опи-
саниями чувственно воспринимаемых и наблюдаемых предметов
и явлений. На эмпирической стадии познания в науке вводятся
уже понятия с более точно определенным смыслом, чем термины
обыденного языка, но они по-прежнему обозначают либо непос-
редственно наблюдаемые предметы и их свойства и отношения,
либо предметы и свойства, которые могут наблюдаться с помо-
щью различных приборов, устройств и инструментов, которые,
по сути дела, являются продолжением и усилением наших орга-
нов чувств.

16
Эмпирическое исследование, выявляя все новые данные на-
блюдения и эксперимента, ставит перед теоретическим мышле-
нием каждый раз новые задачи, стимулируя его к дальнейшему
совершенствованию: здесь срабатывает принцип обратной свя-
зи. Дело в том, что обогащающееся теоретическое знание в свою
очередь ставит перед наблюдением и экспериментом, эмпирией
вообще все более сложные задачи. Поэтому исследование струк-
туры любой теории целесообразно начать с анализа ее основных
понятий и установления различия и взаимосвязи между теорети-
ческими и эмпирическими понятиями. В первом приближении
отсутствие абсолютной границы между эмпирическими и теоре-
тическими понятиями не исключает возможности и целесообраз-
ности установления относительного различия между ними. Од-
нако это различие связано не столько с наблюдаемостью соот-
ветствующих объектов, сколько со степенью их зависимости от
общих теоретических представлений. Хотя эмпирические поня-
тия «нагружены» теорией и зависят от нее, но их адекватность и
обоснованность устанавливаются в значительной мере независи-
мо от теории, в которой они применяются.
Специфика научного знания обусловлена многозвенной струк-
турой, элементами которой выступают изучаемые явления, чув-
ственные образы, мысли, собственные, общие и понятийные име-
на, единичные и универсальные высказывания. Если действовать
в довольно грубой дихотомической манере (деля целое на две
части), то приходим к сопоставлению единичного и общего. Сфе-
ру единичного часто называют фактуальным (лат. factum - сде-
ланное, невымышленное); сфера общего при этом называется те-
оретическим (гр. theoria - результат размышления, исследование).
Как сфера единичного (факт), так и сфера общего (теория) не
представляют собой монолиты, они многомерны и содержат раз-
личные компоненты. Так, факт включает событийный, перцеп-
тивный (чувственный) и лингвистический компоненты [6]. Тео-
рия содержит бытийный, когнитивный (мыслительный) и линг-
вистический компоненты. При этом теория - это высшая, самая
развитая организация научных знаний, которая дает целостное
отображение закономерностей некоторой сферы действительно-
сти и представляет собой знаковую модель этой сферы. Эта мо-
дель строится таким образом, что некоторые из ее характерис-
тик, которые имеют наиболее общую природу, составляют ее ос-
нову, другие же подчиняются основным или выводятся из них по

17
логическим правилам. Поэтому под теорией в широком смысле
слова имеется в виду система достоверных представлений, идей.
принципов, объясняющих какие-либо явления.
В более узком смысле теория - это высшая, обоснованная,
логически непротиворечивая система, научного знания, дающая
целостный взгляд на существенные свойства, закономерности,
причинно-следственные связи, детерминанты, определяющие ха-
рактер функционирования и развития определенной области ре-
альности. Сердцевину научной теории составляют входящие в нее
законы и принципы. Понятие «принцип научного познания» -
один из результатов теоретической рефлексии о системах науч-
ного знания. Компонент знания тогда выступает принципом по-
знания, когда применяется субъектом как ориентир, требование,
основание, регулятив, детерминант, идеал и норма развития сис-
тем знания. Когда в той или иной науке открываются ранее неиз-
вестные внутренние необходимые связи объекта, тогда ученый
на основе содержания понятия «закон» приходит к выводу, явля-
ются ли эти связи законом, закономерностью или чем-то иным.
Научные теории являются разнообразными как по предмету
исследования, так и по глубине раскрытия сущности изучаемых
процессов и функциям, осуществляемым этими теориями в по-
знании. Многообразию форм современного теоретического зна-
ния соответствует и многообразие типов теорий, а также много-
образие их классификаций. Дж. Клир [15] предлагает различать
классы с помощью основания, в качестве которого выбирается
один из двух фундаментальных критериев различия:
а) выделение классов, базирующихся па определенных типах
элементов;
б) выделение классов, опирающихся на конкретные типы от-
ношений.
Классификационные критерии а) и б) можно рассматривать
как ортогональные. По критерию а) научные теории, как и науки
в целом, классифицируются прежде всего по предмету исследо-
вания, т.е. той области действительного мира, которую они изу-
чают. По этому основанию различают теории, отображающие
объективные свойства и закономерности окружающего нас мира,
причем каждая из них занимается определенным типом элемен-
тов (физических, химических, биологических, политических, эко-
номических и т.д.). При этом никакой конкретный тип отноше-
ний не фиксируется. Поскольку элементы разных типов требуют

18
разных экспериментальных (инструментальных) средств для сбо-
ра данных, эта классификация по существу имеет эксперименталь-
ную основу.
Критерий 6} дает совершенно другую классификацию: класс
задается определенным типом отношений, а тип элементов, на
которых определены эти отношения, не фиксируется. Ортогональ-
ность критериев а) и б) показана на рис. 1.1. Классы системы зна-
ний, содержащие различные типы элементов, формируются вер-
тикальными линиями; классы, содержащие различные отноше-
ния, - горизонтальными.
Основания классификации свидетельствуют, что теоретичес-
кое знание характеризуется определенной сложностью состава.
Так, в развитой теории имеют место фундаментальные законы,
число которых в разных теориях может быть различным, но в
каждой из них оно является строго определенным. Кроме фунда-
ментальных, в состав теории входят частные законы, число кото-
рых по мере ее развития постоянно увеличивается. Частные за-
коны могут быть получены как следствия из фундаментальных,
что свидетельствует о наличии в теории организации знания.
Характерно, однако, что частные законы обладают относитель-
но самостоятельным статусом. И это, например, приводит к тому,
что в процессе формирования и развития теоретического знания
они могут возникать раньше фундаментальных. Следовательно,
теория - развивающаяся система объективно верных, проверен-
ных практикой научных знаний, объясняющих закономерность
явлений данной области. Теория изменяется путем включения в
нее новых фактов, идей и принципов. Когда в рамках данной те-
ории выявляется противоречие, неразрешимое в пределах ее ис-
ходных принципов, то разрешение его ведет к построению новой
теории. Так, если в ходе научного исследования выявляются фак-
ты, выходящие за пределы возможности истолкования в рамках
данной теории, они являются основой для пересмотра и уточне-
ния исходных принципов теории.
Зрелая теория - не просто покоящаяся или реализующаяся
система знаний: она заключает определенный мыслительный ме-
ханизм построения и развития знаний, содержит некоторую про-
грамму исследования, выполняет методологическую функцию. В
теории вычленяют такие существенные моменты: исходную эм-
пирическую основу (зафиксированные в данной области знания,
факты, данные экспериментов, требующие теоретического объяс-

2* 19
Другие области Интерфейс Общесистемные
Науки Техника исследования
физика биология обществ ... электро- механика ... музыко- медицина
венные техника ведение

^ (по свойствам отношений) j


J

по структурным свойствам

СИСТЕМОЛОГИЯ
Классификация
^Y^
^
физи- биологи- полити- электротех- механи- системы системы Абстраги-
ческие ческие ческие нические ческие в музыке в меди- рование
системы системы системы системы системы цине
-- —~^~ \— -^— V.
-~у^- Общие
Конкрети-
Научные задачи Технические задачи Задачи в других зация системы
V_ областях

Классификация систем с точки зрения наблюдаемых явлений


и (или) рассматриваемых задач
^
Рис. I.I. Классы системы знаний
нения); различного рода допущения, постулаты, аксиомы; логи-
ку теории, допустимые в рамках теории правила логических вы-
водов и доказательств; совокупность выведенных утверждений с
их доказательствами, образующих главный массив теоретичес-
кого знания, и, наконец, законы наук, а также предвидение. Ис-
ходя из данного положения, строение теории можно представить
по такой схеме:
1) эмпирический базис теории содержит основные факты и
данные, а также результаты их простейшей логико-математичес-
кой обработки;
2) исходный теоретический базис включает основные допу-
щения, аксиомы и постулаты, фундаментальные законы и прин-
ципы;
3) логический аппарат содержит правила определения произ-
водных понятий и логические правила вывода следствий или те-
орем из аксиом, а также из фундаментальных законов производ-
ных или неосновных законов;
4) потенциально допустимые следствия и утверждения теории.
Научная теория имеет как внутреннюю организацию, так и
внешние связи. При этом следует различать два понятия «осно-
вание» и «основа» научного исследования. Под основаниями по-
нимаются все эмпирические и теоретические предпосылки (фак-
ты, принципы, идеи, законы философии и частных наук), исходя
из которых строятся системы знаний в науке. В свою очередь база
научного исследования - это некоторые компоненты его основа-
ния. Разграничение понятий «основание» и «основа» имеет смысл
для конкретизации предпосылок анализа знаний в науке [16].
Некоторые предположения в теории выступают в функции ис-
ходных независимо от того, аксиоматизирована или нет данная
теория. Исходные термины и предположения составляют осно-
ву, на которой непосредственно строится научная теория. Поэто-
му они называются собственными основаниями теории. На этом
основании строится внутренняя организация теории, представ-
ляющей собой логическую схему, т.е. множество терминов и пред-
ложений, связанных логическими отношениями.
Содержательная сторона теоретического знания представле-
на в нем сетью теоретических конструктов, относительно кото-
рых формулируются высказывания. Данные конструкты, нахо-
дясь в строго определенных отношениях друг с другом, образу-
ют особую модель, или идеализированную схему исследуемой

21
реальности. При этом абстрактные объекты частных теоретичес-
ких схем могут быть получены путем преобразований и связан-
ных с ними модификаций объектов фундаментальной схемы.
Соответствующее движение происходит и в системе высказыва-
ний теоретического знания. Причем, поскольку законы научных
теорий, как правило, формулируются на языке математики,- по-
стольку замена одних высказываний другими осуществляется
прежде всего путем математических преобразований. Единство
формального и содержательного в данном случае обеспечивает-
ся за счет связи математических формализмов с теоретической
моделью.
Сложность реальных систем, их зависимость от множества раз-
личных факторов заставляют ученого упрощать, огрублять и схе-
матизировать исследуемые явления. Поэтому вместо конкретных
объектов действительности он вводит идеализированные, абстрак-
тные объекты, отношения между которыми приблизительно ото-
бражают существенные связи между реальными предметами и про-
цессами [17]. Свойства таких абстрактных объектов выражаются с
помощью исходных, первоначальных понятий теории, а логичес-
кие отношения между ними - либо посредством аксиом (в матема-
тике), либо посредством основных законов теории (в конкретных
науках). Следовательно, такие законы описывают взаимосвязи не
между элементами реальных систем, а между теми абстрактными
объектами, с помощью которых отображается эта реальная систе-
ма. В механике, например, такой системой является система «то-
чечных масс», или материальных точек, движущихся под действи-
ем внешних сил, в электродинамике - система векторов электри-
ческой и магнитной напряженности, в генетике - система генов, в
социологии - система социальных действий и т.п. Движение мате-
риальных точек под действием силы описывается тремя основны-
ми законами Ньютона; уравнения Максвелла позволяют выразить
взаимодействие в векторной форме электрической и магнитной
напряженностей; законы Менделя и законы молекулярной генети-
ки характеризуют распределение генов при наследовании призна-
ков; законы .социологии характеризуют результаты социальных
взаимодействий [17].
Таким образом, все компоненты теоретического знания не-
разрывно связаны друг с другом. При проведении исследований
определение исходных компонентов и их свойств является пер-
воочередной задачей субстратно-структурного анализа. Без ре-

22
шения данной задачи, во-первых, нельзя найти те или иные струк-
туры системы знаний; во-вторых, свойства компонентов соглас-
но законам взаимодействия между собой и с целой системой за-
висят от влияния целой системы, а законы и процессы взаимо-
действия описываются с помощью структур, в частности, структур
математических уровней; в-третьих, сами компоненты могут быть
подвергнуты структурному анализу при их рассмотрении как си-
стем нижнего иерархического уровня. Таким образом, учет этих
моментов уже является важным методологическим ориентиром
в системно-компонентном анализе связей между составляющи-
ми теоретического знания. Данная связь наиболее отчетливо про-
является в структуре развитой теории, которая предполагает [17]:
1) математические уравнения (для выражения законов);
2) теоретические схемы (частные и фундаментальные), кото-
рым удовлетворяют соответствующие уравнения;
3) отображение абстрактных объектов, составляющих теоре-
тическую схему, в эмпирическом материале;
4) синтез всех компонентов отображения картины мира.
Структурно-функциональный принцип и соответствующий
ему структурный анализ и синтез пронизывают все виды систем-
ных исследований. Отображение структуры и организации сис-
темы выступает интегральной характеристикой содержания зна-
ния об объекте, позволяющей рассчитывать и предсказывать ин-
тегральные свойства системы, осуществлять ее синтез с ранее
заданными свойствами, функциями и показателями. Структур-
но-функциональный анализ и синтез позволяют применять раз-
нообразные математические методы для построения математи-
ческих моделей объектов - систем и тем самым выступают, в ка-
честве эффективного предварительного условия формализации
знаний. Таким образом, теоретическая функция является одним
из существенных, но не единственным следствием структурно-
функционального принципа, играющего ведущую роль в систем-
ном подходе.
Однако существуют аспекты, освещение которых в рамках
собственных оснований теории затруднительно. К таким аспек-
там можно отнести, например, трудности, возникающие в связи
с так называемым порогом различимости, и нахождение обоб-
щенной меры порядка, и создание методики определения коли-
чественного значения уровня упорядочения. Такая мера, как ин-
тегральный критерий упорядоченности, должна характеризовать

23
наиболее существенные стороны функциональной системы в син-
тезированном виде. При этом наибольшую трудность при пост-
роении любой теории представляет выбор нужного уровня общ-
ности, или абстрагирования. Теория систем должна быть, с од-
ной стороны, достаточно абстрактной, а с другой стороны,
достаточно конкретной для того, чтобы быть практически по-
лезной. Решение данной проблемы, по нашему мнению, возмож-
но при дальнейшем развитии внешних оснований теории, к кото-
рым относятся логические, методологические, гносеологические
и философские основания [18].
Философские основания являются не только специфически-
ми, но и в некотором смысле определяющими среди оснований
научных теорий. Например, на базе философских оснований осу-
ществляется анализ собственных оснований системного метода,
раскрывается статус системного подхода, стратегии развития,
включая выбор актуальных проблем. Проблема определения ко-
личественной меры порядка уже достаточно назрела, и ряд уче-
ных с понятием «информация» связывают организованность. В
вероятностной концепции количественная составляющая инфор-
мации определяется через энтропию - меру неопределенности.
Последняя как универсальное понятие наиболее конструктивно
устанавливается через всеобщие философские категории «движе-
ние», «пространство», «время». Анализ философского содержа-
ния понятия «неопределенность» начинается с выяснения его свя-
зи с категорией движения. Движение вообще противоречиво, так
как «изменяться» означает быть и не быть одновременно, т.е.
находиться в данном состоянии и не находиться в нем, обладать
одним и в то же время другим состоянием [19].
Говоря о философских основаниях, следует отметить два по-
ложения: во-первых, понятия, используемые в системном подхо-
де, имеют прямое отношение к традиционным категориям диа-
лектики, прежде всего категориям части и целого; во-вторых,
базовым видом системных отношений является корреляция, т.е.
связь соответствия. Ни один элемент системы не может изменить-
ся без того, чтобы то или иное изменение не претерпела бы и вся
система в целом. Структура любой системы опирается на корре-
ляционные связи. Гармонически корреляционные, согласованные
действия элементов суть необходимое условие существования
системы. Частными проявлениями корреляционной связи явля-
ются координация и субординация, а также все виды функцио-

24
нальных зависимостей. При этом корреляция не порождает но-
вое явление, по определенным образом обусловливает как состо-
яние системы, так и ее функциональное развитие. Перед совре-
менной наукой стоит проблема корректного совмещения этих
двух подходов в пределах расширенного толкования философс-
кого принципа детерминизма. Если раньше детерминизм осно-
вывался преимущественно на генетических причинных связях, то
теперь и системная корреляция начинает пониматься как один из
видов детерминизма, т.е. взаимосвязи и обусловленности всех
явлений.
Логические основания - это та логическая теория, с помощью
которой из собственных оснований выводятся производные пред-
положения. Логика, сложившаяся в недрах философии, есть уче-
ние о формах и способах мышления, стремящееся выдвинуть без-
ошибочные умозаключения: любое рассуждение отталкивается
от каких-то положений, считающихся фактами или истиной, не-
обходимо стараться не только не вносить ошибки в процесс са-
мого размышления, но и получать новые и в то же время верные
результаты.
Возникновение логики стало неизбежным, когда обнаружи-
лось различие взглядов на мир у разных философов: каждый из
них не сомневался в собственной правоте, но то, что одному ка-
залось совершенно ясным, другие это не принимали за объектив-
ную истину. Логика развивалась в попытках достигнуть взаимо-
понимания между различными направлениями философской
мысли. При помощи логики стало возможным доказывать, обо-
сновывать свое суждение. Слово «логика» имеет тот же корень,
что и слово «логос», и происходит оно, как и слово «логос», от
слова «логидзомай», что у греков означало «вычислять, размыш-
лять» [1]. Словом «логика» всегда пытались представить закон и
порядок в развертывании, в динамике; обозначить упорядочен-
ную последовательность рассуждений. Правильное умозаключе-
ние должно было вести от одной истины к другой, не позволяя
случайным, не укладывающимся в правильный порядок выска-
зываниям вторгаться в логически ясную речь. Логика была при-
звана сформулировать законы и принципы, соблюдение которых
гарантирует получение правильных выводов из истинных по-
сылок.
Наука со времен Аристотеля стремилась к установлению со-
става и структуры каждого объекта исследования. Это означа-

25
ло, что объект следовало расчленить на какие-то элементы, пред-
ставить его в виде совокупности каких-то частей. Ключевым
словом теоретической деятельности стало слово «анализ», т.е.
расчленение, разделение на части, представление объекта по-
знания в виде конструкции из элементов. Кроме того, чтобы
сделать объект познаваемым, следовало установить причины его
существования именно в виде такой конструкции. С течением
времени анализ стал математическим и воплотился в строгие
формулы классической физики. Непреложность истин физики и
математики стала казаться абсолютной, стремление к строгос-
ти подхода к исследованиям любых явлений распространялось
в процессе внутрикультурного взаимодействия на другие дис-
циплины. Точная формулировка законов, строгая однознач-
ность высказываний, воспроизводимость экспериментов,
сведение частных закономерностей к общим законам - все эти
особенности в совокупности составили идеал науки. В этом под-
ходе, который получил название классического детерминизма,
мир постигается в категориях причины и следствия и предстает
как сеть причинных связей. Для каждого произошедшего изме-
нения состояния какого-либо объекта подыскивается другой
объект, который оказал влияние на первый. Детерминизм выст-
раивает для любого явления ближайший контекст по прямой
линии от причины к следствию - таким способом могут выстра-
иваться и довольно длинные цепочки, в которых любое след-
ствие становится причиной очередного явления.
К концу XIX в. закономерности всех процессов, даже проте-
кающих в живой природе и обществе, представлялись во многом
познанными или по крайней мере познаваемыми. Казалось, что
для каждого явления можно однозначно указать причину и стро-
го логически вывести из нее это явление как следствие. На языке
точных формул стремились говорить и психология, и педагоги-
ка, имевшие дело с наиболее сложным и наименее определенным
содержанием. Развитие личности тоже хотелось объяснить каким-
то простым и понятным образом на языке причинно-следствен-
ных связей. Однако сложилось так, что в XX в. в науке, искусст-
ве, образовании и всей духовной жизни общества возникло ощу-
щение исчерпанности прежней логики освоения мира. В структуру
законов природы в разных науках, даже самых продвинутых -
физики, химии, математики, - вошли на равных правах с яснос-
тью и однозначностью причинно-следственных связей представ-

26
леиия о вероятности ости и неопределенности. Оказалось, что
даже в отношении явлений неживой природы можно предсказы-
вать лишь вероятность наступления тех или иных событий. Пред-
сказания относительно поведения объектов регулируются прин-
ципами неопределенности. Законы логики изменились и тем са-
мым показали, что они - такие же продукты человеческого опыта
и разума, как и основные положения естественных наук. Ограни-
ченность причинной логики становится очевидной для некото-
рых (пока очень немногих) мыслителей еще в первой половине
XIX в.
В XX в. многим ученым и философам стало ясно, что неопре-
деленности и случайности в принципе нельзя избежать, и там, где
раньше наука была готова однозначно предсказывать конкрет-
ные следствия из известных причин, она стала предсказывать
лишь распределение вероятностей. Это не означает, что предска-
зательная сила законов стала меньше, но обнаружились ограни-
чения, согласно которым какие-то сведения вообще получить не-
возможно. (Например, закон радиоактивного распада позволяет
па основе учета вероятностей событий с большой точностью пред-
сказать, сколько ядер распадется за данный промежуток време-
ни, но ни этот, ни какой-либо другой закон не дает ни малейшей
возможности предсказать, какое именно ядро распадется, а ка-
кое - нет.) Логика классического детерминизма не справлялась с
простыми (на первый взгляд) проблемами. Хаос, случайность, не-
устойчивость до последнего времени считались «врагами» науч-
ных теорий и тщательно из них изгонялись. Теперь они стали рас-
сматриваться как важные факторы развития. Приведена попыт-
ка показать читателю, что мы переживаем тот период научной
революции, когда коренной переоценке подвергается место и са-
мое существо научного подхода, - период, несколько напомина-
ющий возникновение научного подхода в Древней Греции или
его возрождение во времена Галилея [1].
Поведение сложных систем, любые особенности взаимодей-
ствия системы со средой невозможно объяснить действием ка-
кой-то одной причины - всегда имеет место сложная совокупность
многих факторов, которые заведомо не могут быть известны всем.
Не может быть и полной определенности в описании взаимодей-
ствия сложных систем - для этого приходится использовать ве-
роятностные распределения. В логике детерминизма можно по-
ставить вопрос: что является причиной того или иного результа-

27
та образования - совокупность внешних обстоятельств или врож-
денных, генетически заданных качеств? При такой постановке
вопроса любой из ответов приводит к заранее предопределенно-
му результату. Как отмечал Дьюи, люди склонны представлять в
виде противоречий те аспекты реальности, которые на деле не-
разделимы и расходятся чисто теоретически.
Логика занимается многими проблемами (смыслом и назна-
чением выражений языка, различными отношениями между по-
нятиями, операциями определения и логического деления, веро-
ятностными и статистическими рассуждениями), но главная тема
логических исследований - анализ правильности рассуждения,
формулировка законов и принципов, соблюдение которых явля-
ется необходимым условием получения истинных заключений в
процессе вывода. Развитие логики установило, что доказатель-
ства не обладают абсолютной, вневременной строгостью и явля-
ются только опосредованными средствами убеждения, во мно-
жестве логических систем доказательствами считаются разные
последовательности утверждений и ни одно доказательство не
является окончательным. Таким образом, необходимы различ-
ные логические теории для определенных теоретических постро-
ений. В частности, стало ясно, что применимость той или иной
логики зависит от специфики истинностных оценок собственных
оснований теории. Например, если правомерно оценивать соб-
ственные основания теории не только оценкой «истинно», но и
«неопределенно», то с такими основаниями будет согласовывать-
ся логика Рейхенбаха, а с понятиями «лучше», «хуже» и «равно-
ценно» - логика сравнительных оценок:
Гносеологические основания - это инструментарий решения
методологических проблем. В качестве инструмента выступают
принципы (отражения, различия и отождествления, фундамен-
тальной роли практики, конкретности истины, относительности
адекватности отображения), метод идеализации, конструктиви-
зации и формализации, анализа и синтеза, восхождения от абст-
рактного к конкретному и методы гносеологии, позволяющие
адекватно применять понятия, устанавливать истинность сужде-
ний. При этом гносеология решает проблему истинности простых
суждений, истинность сложных суждений, содержащих логичес-
кие связки и операторы, является уже логической проблемой.
Большое значение для решения данной проблемы имеют прин-
ципы конкретности истины и практики, а также гносеологичес-

28
кий подход к выбору определения. Поиск эффективных опреде-
лений имеет большое теоретико-познавательное значение. Оно
состоит в том, что чем эффективнее определены понятия, тем точ-
нее можно судить об истинности суждения [18]. Однако сам про-
цесс установления эффективности определений достаточно сло-
жен и не всегда осуществим. И здесь важны семиотические осно-
вания. Это синтаксические, семантические и прагматические
правила, в соответствии с которыми строится теория как языко-
вая система. При этом семантику терминов стараются уточнить
путем эффективных определений, сделать ее моносемичной.
К методологическим основаниям относятся методы построе-
ния, развития и обоснования теорий. Один из самых сложных
этапов организации процесса научных исследований связан с
получением функциональной зависимости, соединяющей цель
исследований с одной из альтернатив ее достижения. Получение
такой зависимости связывают с универсальной методологией, в
качестве которой в настоящее время выступает математическое
моделирование. Новая методология доказала свою высокую эф-
фективность в ходе создания авиационной и ракетной техники
[20]. В настоящее время па первом месте оказываются вопросы
создания адекватных математических моделей, способных опи-
сать функционирование объектов. Построить модель (с целью
получения необходимых зависимостей) легко, если известен за-
кон, позволяющий связать цель со средствами. Если закон неиз-
вестен, то стараются определить закономерности на основе ста-
тистических исследований или исходя из наиболее часто встре-
чающихся на практике функциональных зависимостей. Если и это
не удается сделать, то выбирают или разрабатывают теорию, в
которой содержится ряд утверждений и правил, позволяющих
сформулировать концепцию и конструировать на ее основе мо-
дели, обеспечивающие принятие решения. Если и теория не су-
ществует, то выдвигается гипотеза и на ее основе создаются ими-
тационные модели, с помощью которых исследуются возможные
варианты решения. Таким образом, спектр подходов и методов,
которые применяются для реализации данного этапа, очень ши-
рок. При этом практически ни одна методика не обходится без
использования экспертных оценок, различных приемов их полу-
чения и методов обработки - от традиционного усреднения по-
лученных от экспертов оценок до методов организации сложных
экспертиз [21].

29
Познание сложных систем при использовании новой методо-
логии в общей форме содержит два этапа. Первый связан с пост-
роением математической модели, второй - с анализом получен-
ной модели. Ни одна практическая задача не решается матема-
тическими средствами до того времени, пока она не будет сведена
к соответствующей математической задаче и не преобразуется в
факт, соотнесенный с некоторой математической теорией. Све-
дение сопровождается абстрагированием от многих заключенных
в условиях задачи обстоятельств, которые с точки зрения этой
теории имеют несущественный, привнесенный характер. В то же
время новые факты требуют собственное теоретическое осмыс-
ление (в соответствии с их стимулирующей функцией). Отсутствие
такой теории - признак кризисного состояния науки. Поиски,
которые начинаются в связи с этим, означают, что наука вступа-
ет в интенсивный период своего развития, для которого харак-
терны определенные формы развития знаний - проблема и зада-
ча. Под научной задачей будем понимать решаемый наукой воп-
рос, характеризующийся достаточностью средств для своего
разрешения. Если же средств для разрешения недостаточно, то
он называется научной проблемой. Начало исследований связа-
но с тем, что и в структуре вопроса, и в структуре задачи {или
проблемы) прежде всего выделяются:
а) неизвестное (искомое);
б) известное (условие и предпосылки задачи или проблемы).
Неизвестное тесно связано с известным. Последнее, во-пер-
вых, указывает на те признаки, которыми должно обладать неиз-
вестное, и, стало быть, в определенной мере раскрывает содер-
жание неизвестного, а во-вторых, фиксирует область неизвест-
ного - класс предметов, среди которых находится неизвестное,
т.е. сообщает нечто об его объеме. Таким образом, неизвест-
ное в задаче или проблеме не является абсолютно неизвестным,
Оно представляет собой нечто такое, о чем мы кое-что знаем,
и эти знания выступают ориентиром и средством дальнейшего
поиска.
Противоречия между теорией и фактами - главный источник
появления проблем и задач в науке, но еще не сама проблема или
задача. Наличие этих противоречий можно охарактеризовать как
предпроблемное состояние научных знаний. Проблема, а затем
задача возникают при появлении потребности в устранении про-
тиворечия. Противоречие между теорией и фактами проявляет

30
себя при использовании теории как метода, средства достижения
некоторых познавательных целей объяснения, предсказания, си-
стематизация фактов. Удовлетворяя этому требованию, включа-
ющиеся в теорию знания могут оказаться средствами [14]:
а) достаточными и необходимыми для достижения познава-
тельной цели;
6} достаточными, но не необходимыми;
в) недостаточными, но необходимыми;
г) недостаточными и не необходимыми;
д) внутренне противоречивыми.
Очевидно, что случаи а) и б) соотносятся с определением за-
дачи, а в) и г) - с определением проблемы. Случай д) характери-
зует наличие мнимых проблем науки.
После постановки проблемы или задачи начинается поиск ее
разрешения. На этом этапе развития научных знаний централь-
ное место принадлежит гипотезе. Гипотеза - предполагаемое ре-
шение некоторой проблемы. Заведомо истинный, как и заведомо
ложный ответ на нее не может выступать в качестве гипотезы. Ее
логическое значение находится где-то между истинностью и ло-
жью и может вычисляться в соответствии с законами теории ве-
роятностей.
Главное условие, которому должна удовлетворять гипотеза в
науке, - ее обоснованность. Этим свойством гипотеза должна
обладать не в смысле своей доказанности. Доказанная гипоте-
за- это уже достоверный фрагмент некоторой теории. Основа-
ния, на которые опирается гипотеза, являются положениями не-*
обходимыми, но недостаточными для ее принятия. Это то, что
называется известным в проблеме, ее предпосылками. Между
ними и гипотезой имеет место отношение следования: по зако-
нам дедукции из гипотезы выводятся предпосылки проблемы, но
не наоборот. Если взять предпосылки проблемы и гипотезу (ес-
тественная ситуация в процессе развития научных знаний), то
логическая связь между ними может выступить в форме некото-
рого варианта редукции. Характерно, что в случае задачи мы
имеем дело с «вырожденным» случаем гипотезы - одним полным,
строго детерминированным ответом. В случае проблемы с необ-
ходимостью выявляется более одной гипотезы, более одного пол-
ного ответа, каждый из которых не является строго детермини-
рованным. Необходимым условием связи между проблемой и
гипотезой является единый понятийно-терминологический аппа-

31
рат - требование, значение которого часто недооценивается. Ги-
потеза, альтернативная проблеме, хотя и не признается пока ис-
тинной, но приобретает большую вероятность.
Достижение многих целей невозможно без разрешения комп-
лексов проблем и задач. Рассмотрение этих комплексов связано
с необходимостью выхода на одно из важнейших, но слабо изу-
ченных понятий методологии науки - понятие научно-исследо-
вательской программы. Последнюю можно представить как
иерархию задач и проблем по достижению творческого резуль-
тата. Программа исследований устанавливает: во-первых, объем,
цель, виды, порядок, условия, место, сроки проведения и обеспе-
чение исследований; во-вторых, последовательность и объем про-
водимых экспериментов; в-третьих, форму отчетности. Эта про-
грамма неразрывно связана с методикой исследований, раскры-
вающей технологический процесс проведения различных видов
работ. В данной методике указываются метод исследований, ис-
пытательное оборудование; приводится алгоритм проведения
исследований; обосновывается выбор метода исследований или
доказывается необходимость создания нового [21]. Методика
разрабатывается на основе утвержденных программ исследова-
ний, с использованием типовых (частных) методик исследований.
Она в общем случае, отвечая на вопрос «как необходимо органи-
зовать процесс исследований?», раскрывает его технологический
процесс. Технология научных исследований - это совокупность
способов (методов, приемов), определяющих последовательность
особым образом выделенных и упорядоченных этапов. Исходя
из этого, структура методики представляет собой, во-первых,
последовательность этапов с различной степенью детализации;
во-вторых, совокупность {предусматривающую возможность
выбора) рекомендованных и обоснованных методов, обеспечи-
вающих выполнение этих этапов; в-третьих, алгоритм выполне-
ния этапов, в котором оговариваются возможность параллель-
ного выполнения этапов и условия перехода от одного этапа к
другому, в том числе и возвращение к предшествующим. Сумми-
руя все предположения, можно говорить о четырех основных ва-
риантах понятия «методика»: 1) определенная организация;
2) нормативность методики; 3) общезначимость методики; 4) обо-
снованность методики.
В современных условиях средства исследований играют важ-
ную роль в получении информации о качестве объекта исследо-

32
ваний. Однако они показывают не то, как информация получе-
на, а при помощи какого испытательного оборудования и при-
боров. На вопрос «как получена информация?» отвечают не
средства исследований, а технология. Задача технологии зак-
лючается в нахождении наиболее совершенных путей, способов
и методов получения, обработки и использования информации.
Технология [22] - это совокупность и последовательность (ме-
тодов, приемов) соединения средств и предметов труда и (или)
возможных путей использования определенных орудий, либо
предметов труда в процессе изготовления продукции {иногда
выполнение только отдельных видов работ). Исходя из данной
формулировки, определим технологию исследований как сово-
купность приемов и методов получения информации, необхо-
димой для принятия решений о качестве объекта исследований
на основе последовательных способов применения определен-
ных средств исследований. Сущность технологии исследований
раскрывается технологической средой (средства и объект иссле-
дований, методы, способы, приемы взаимодействия среды и
объекта исследований) и технологическим процессом (структу-
ра процесса). Технологическим процессом научных исследова-
ний называется последовательность отдельных видов целесооб-
разной деятельности, определяющей взаимодействие средств и
объектов исследований и во время которой происходит измене-
ние информации (продукта труда) о свойствах объекта иссле-
дования [23].
Проводя методологический анализ научного познания, необ-
ходимо отметить, что паука развивается не только путем посте-
пенного накопления, приращения новых знаний. Поворотными
пунктами в истории науки становятся научные революции, кото-
рые сами по себе - сложнейшее явление, оно детерминируется
многими обстоятельствами, в том числе и психологического пла-
на. Далеко не все сводится здесь к методологическому стереоти-
пу, согласно которому теория опровергается посредством ее пря-
мого сопоставления с фактами [8]. Революции в науке выража-
ются в качественном изменении ее исходных принципов, понятий,
категорий, законов, теорий, методов и самого стиля мышления,
т.е. в смене научной парадигмы (буквальный смысл этого слова -
«образец»). Подобное изменение неожиданно, переключается
форма интерпретации в целом [8]. Новая парадигма рождается
благодаря проблескам интуиции. Под парадигмой понимают:
17
з- '" зз
выработанные и принятые в данном научном сообществе нор-
мы, образцы эмпирического и теоретического мышления, при-
обретшие характер убеждений; способ выбора объекта исследо-
вания и объяснения определенной системы фактов в форме дос-
таточно обоснованных принципов и законов, образующих
логически непротиворечивую теорию. И каждый член научного
сообщества ориентируется на определенный, выработанный этим
сообществом эталон научной теории, который и образует ядро
парадигмы.
Понятие парадигмы в пауку внес американец Т. Кун, кото-
рый анализировал историю науки с аксиологической, социоло-
гической и психологической позиций. Он использовал термин
«парадигма» в двух различных смыслах. Указанный термин
«...обозначает всю совокупность убеждений, ценностей, техничес-
ких средств и т.д., которая характерна для данного сообщества.
С другой стороны, он указывает один вид элемента в этой сово-
купности - конкретные решения головоломок, которые, когда они
используются в качестве моделей или примеров, могут заменять
эксплицитные правила как основу для решения не разгаданных
еще головоломок нормальной науки» [8]. Первый смысл терми-
на является социологическим. Действительно, речь идет о науч-
ном сообществе, общности людей как о совокупности людей с
определенными убеждениями и ценностями. Для Т. Куна основ-
ным субъектом научной деятельности является не отдельный уче-
ный, успешно справляющийся с описанием научных фактов, а
сообщество ученых. Идея эта не нова и восходит к прагматизму
Ч.С. Пирса. У Т. Куна идея научного сообщества получает но-
вую интерпретацию. В отличие от Ч.С. Пирса он поясняет, как
складывается научное сообщество. «Ученые исходят в своей ра-
боте из моделей, усвоенных в процессе обучения, и из последую-
щего изложения их в литературе, часто не зная и не испытывая
никакой потребности знать, какие характеристики придали этим
моделям статус парадигм научного сообщества» [8]. Действен-
ность парадигм обнаруживается в процессе их применения. Об-
разование и вхождение исследователя в научное сообщество осу-
ществляется в более либеральном режиме, чем это обычно пред-
полагается. Нет поэтому ничего удивительного в том, что каждое
научное сообщество обладает различными убеждениями и цен-
ностями. Ученый видит явления в соответствии с теми ценностя-
ми, которые он усвоил, общаясь со своими учителями и коллега-

34
ми. Мир фактов не настолько определен, чтобы допускать пра-
вомерность всего лишь одного образца научного знания. Крите-
рии научности не являются ни произвольными, ни единственны-
ми, ни неизменными.
Каждую систему знания, принятую данным научным сообще-
ством,- парадигму - можно, расположив по эпохам в развитии
науки, сравнить между собой и обнаружить стержневые принци-
пы, лежащие в их основании. Парадигма обладает известной ус-
тойчивостью, однако эта устойчивость относительна: она нару-
шается по мере того, как исчерпываются ее объяснительные воз-
можности в осмыслении новых фактов, предсказательная сила,
соответствие уровню развития практики. Согласно Т. Куну, лю-
бая наука проходит в своем движении три фазы (периода): допа-
радигмальную, парадигмалыгую и постпарадигмальную. Эти же
три фазы можно представить как генезис науки, нормальную на-
уку и кризис науки. Смены парадигм преодоления кризисных со-
стояний выступают как научные революции [8]. Наука изменяет-
ся не кумулятивно, т.е. поступательно-непрерывно, а прерывно,
посредством катастроф.
Таким образом, парадигма не есть нечто раз и навсегда за-
вершенное. В процессе познания научные знания неустанно обо-
гащаются, что в конечном счете ведет к смене одной парадигмы
другой, более содержательной, глубокой и полной, что в свою
очередь всегда приводит к развитию науки, и как следствие - к
появлению новых ее начал - принципов. Принципы в науке - это
требования к научному познанию, выступающие основаниями,
регулятивами, детерминантами, идеалами и нормами его разви-
тия. На их основе субъект ведет научный поиск, создает исследо-
вательские программы, строит теории, разрабатывает научную
картину мира и практически преобразовывает объект познания.
Роль принципов в познании - это их гносеологическое, логичес-
кое, методологическое, мировоззренческое и ценностное влияние
па рост научного знания. В качестве принципов в научном по-
знании выступают различные его компоненты. Понятие «прин-
цип» есть отражение того общего, что присуще всем принципам
в их генезисе, функционировании, единстве и различии. Содер-
жание данного понятия обусловлено диалектическими противо-
речиями в предмете и научном познании потому, что принципы
возникают как результат и средство разрешения таких противо-
речий.
' 55
12. БАЗИСНЫЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ
И ПОНЯТАЯ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ

Мы думаем одновременно о целом


и части только тогда, когда ду-
маем о взаимоотношении между
ними, вместо того, чтобы ду-
мать о самих вещах.
Амос Ицяо Шак

Теоретические знания характеризуются сложностью состава. Так,


в развитой теории имеют место фундаментальные законы, число
которых в разных теориях может быть .различным, но в каждой
из них оно является строго определенным. Кроме фундаменталь-
ных в состав теории входят частные законы, число которых по
мере ее развития постоянно увеличивается. Частные законы мо-
гут быть получены как следствия из фундаментальных законов,
что свидетельствует о наличии в теории организации знания. Ха-
рактерно, однако, что частные законы обладают относительно
самостоятельным статусом. И это, например, приводит к тому,
что в процессе формирования и развития теоретических знаний
они могут возникать раньше фундаментальных. При этом следу-
ет отметить, что в развитой науке теория и факт соотносимые
понятия. Наличие одного из них немыслимо без наличия друго-
го, одно из этих понятий имеет своей предпосылкой другое. В
факте воплощается некая теоретическая конструкция. В качестве
его для теории выступает не все богатство связей, которые мож-
но наблюдать и преобразовывать в повседневной деятельности,
а их ограниченный комплекс, выделенный соответственно фик-
сируемым в теории отношениям [18].
Чувственное познание мира является для людей исходным и
осуществляется посредством формирования образов, представ-
лений. Но «только этим путем нельзя достигнуть полного и ис-
тинного знания... Опыт есть хронологически первое в деле зна-
ния, но он имеет свои пределы, далее которых он или сбивается с
дороги или переходит в умозрение» [18]. Объекты материально-
го мира существуют независимо от познающего субъекта. Поэто-
му когда субъект стремится глубже, полнее и точнее познавать
свойства и закономерности объектов, он это делает с помощью

36
концептуального познания, которое представляет собой освое-
ние понятий, посредством которых познают объект. Это исход-
ная и базовая перманентная ступень познания, на основе кото-
рой осуществляется переход от эмпирических понятий к абстрак-
тным теоретическим понятиям. Данный переход представляет
собой диалектический скачок от чувственно-эмпирической ста-
дии исследования к рационально-теоретической. С помощью
последней стадии можно отобразить чувственно не воспринима-
емые свойства и отношения предметов и процессов реального
мира, т.е. сущность. Но так как она непосредственно не воспри-
нимаема, то для ее интерпретации вводят эмпирические понятия
и утверждения, посредством которых сущность выявляется. По-
скольку познание происходит от явления к сущности, то можно
определить теоретическое знание как знание, фиксирующее сущ-
ность, а эмпирическое - как относящееся к области явлений. Та-
ким образом, теоретическое познание - это сущностное позна-
ние, осуществляемое на уровне абстракций высоких порядков.
Здесь орудием выступают понятия, категории, законы, гипотезы
и т.д.
Исследование предполагает анализ, обобщение, объяснение
фактов, раскрытие освещающих их идей, принципов, законов и,
наконец, построение теории. Чувственное познание, являясь ис-
ходным, происходит посредством формирования образов - пред-
ставлений. Представления превращаются в понятия. Понятия есть
слепки отражаемых объектов. «Переработка созерцания и пред-
ставлений в понятия» является делом теоретика, создающего ло-
гико-диалектическую модель познаваемого объекта [24]. Следо-
вательно, понять значит выразить в форме понятий изучаемый
объект. В понятии диалектически отражается объективная реаль-
ность. Понимание объектов на основе понятий есть предваритель-
ное условие общения людей, совместной их деятельности. «Но
надо выяснить точно понятия, если хотеть вести дискуссию» [24],
Понятия объектов представляют высший продукт умственной
деятельности человека. Понятия сохраняют преемственность по
отношению к им предшествующим идеям образами, представле-
ниями, но отличаются от них дискретностью, определенностью,
детерминированностью. Понятия возникают по мере перехода к
теоретическому познанию действительности. «Прежде всего на-
учись каждую вещь называть своим именем» (Пифагор) [24]. Име-
на понятий представляют их обозначения. Однако необходимо

37
не просто овладеть знаком, но и знать его смысл и значение.
Смысл заключается в тех свойствах, которые используются при
его применении. Значением знака является обозначенный объект
реальности - объем понятия [24].
Термины представляют общенаучные слова, имеющие более
строгое значение по сравнению со словами повседневного язы-
ка. При научном познании объектов используют многие терми-
ны. Значение терминов обычно устанавливают на основе слова-
рей, справочников, учебников и т.д. Обычные слова полисемич-
ны - ими обозначают многие объекты. Превращение слов в
термины называют терминшацией, что происходит посредством
определения [24]. В таком случае не отрицают все остальные зна-
чения слов, но в научном их использовании исходят из строго
определенного их значения. При терминировании слова форму-
лируют более строго его значение, раскрывают его содержание и
объем обозначаемого им понятия [24]. В результате ограничива-
ют значение термина на основе контекста.
Категории представляют более высокий уровень обозначения
понятий объектов. С древности в трактовке категорий нет одно-
значного смысла, что свидетельствует об относительности науки
и нерешенных ею проблемах. До настоящего времени сохраняет-
ся трактовка категорий в том смысле, который утвердил Аристо-
тель. Он называл категориями предельные, исходные, неопреде-
ляемые понятия (первопонятия). Число таких категорий было
ограничено Аристотелем десятью [25]. Их смысл устанавливают
не через общие понятия, а объяснением соответствующих аспек-
тов действительности на основе менее общих понятий. «Преде-
лом обобщения является «категория», т.е. наиболее общее поня-
тие, для которого уже не существует рода...» [25]. Категории -
отвлеченные, идеальные выражения общественных отношений.
Инстинктивный человек, дикарь, не выделяет себя из природы.
Сознательный человек выделяет категории как ступеньки позна-
ния мира. Категории имеют важное значение для науки. В совре-
менной науке категорий много и их число растет. Для выявления
категорий необходимо логически и диалектически обрабатывать
трактовки объектов, строить теории и находить «предельно ши-
рокие понятия», которые нельзя определить как все остальные
(через род и вид). Пока это недостижимая цель, хотя она и может
быть более или менее быстро осуществлена при конкретных ус-
ловиях.

38 *
Традиционно категориями называют основные, специфичес-
кие термины каждой теории. Это более широкая трактовка смыс-
ла категорий. Категоризация терминов представляет переход к
более развитой форме понятий объектов [24]. Категория - это обо-
значение понятий объектов на основе теории. Понятия, обозна-
ченные категориями, детерминированы не просто определения-
ми, а теориями объектов. Категоризация терминов ведет к огра-
ничению их значения тем смыслом, который соответствует данной
теории. Развитие исследований предполагает обработку понятий
с тем, чтобы они более соответствовали единому, теоретическо-
му пониманию объекта. Исследователи, образно говоря, «каме-
нотесы науки», задача которых состоит в том, чтобы «обтесать»,
«обломать» человеческие понятия с целью превращения их в эле-
менты единой теоретической науки, на основе'которой форми-
руется мировоззрение индивидов. Только большое число специ-
ально обработанных общих понятий дает конкретное объясне-
ние объекта в его полноте, т.е. происходит переход от слов к
терминам и категориям как трем уровням научного восприятия
объектов.
Адекватное использование категорий является важнейшим
условием существования самих наук и овладения ими [24].
Ф. Энгельс специально обращал внимание в предисловии к «Ка-
питалу» К. Маркса на значение категорий. В. Ленин многократ-
но показывал значение категориального аппарата в научном по-
знании. «Спорить о словах, конечно, не умно...», «о словах мы
спорить не станем». Тем не менее без установления значения слов
не может быть спора и даже простого разговора: «... надо выяс-
нить точно понятия, если хотите вести дискуссию». Не следует
спорить о словах, но нельзя спорить вообще, если не использо-
вать адекватно слова. Спор о словах имеет важное значение вви-
ду того, чтобы не допускать прикрытия этим спором реальных
противоречий. При «терминологической путанице неизбежна
бессмыслица». «Знание точного значения слов и их различия
между собой, хотя бы и самого легкого, - писал В.Г. Белинс-
кий, - есть необходимое условие всякого истинного мышления,
ибо слова - суть выражения понятий, а можно ли мыслить, не
умея отличать, всей тонкости, одного понятия от другого». Ов-
ладение словами, терминами, категориями является исходным
мышления, основой интеллекта. «Мышление есть познание че-
рез понятия».

39
Овладение словами происходит постепенно. Первоначально
их воспринимают пассивно, без понимания их содержания или
на основе контекстуального восприятия их значения. Контекст
(лат. «contextus») - тесная связь, соединение, сцепление; «textus» -
ткань, связь. В современном русском языке под контекстом по-
нимают достаточно большой и связный отрывок текста, дающий
возможность определить смысл входящих в него слов, фраз и
выражений. В науке контекстом обычно считают определенную
теорию, какой-то ее фрагмент или даже отдельное рассуждение,
если входящие в него понятия и представления являются обще-
принятыми. Тексты, воспроизводимые людьми в повседневной
жизни, обычно состоят не из одних только слов, а включают ин-
тонацию, мимику - иначе говоря, охватывают не только вербаль-
ное (словесное), но и невербальное поведение. Для правильного
восприятия такого рода текстов крайне существенно, включают
ли они достаточно большое число знаков поведенческого языка,
чтобы образовать необходимый контекст. Это расширенное тол-
кование понятия «текст» идет от Р. Барта, который писал, что в
том современном, новейшем значении слова, которое мы стре-
мимся ему придать, текст принципиально отличается от литера-
турного произведения: это не эстетический продукт, а знаковая
деятельность; это не структура, а структурообразующий про-
цесс; это не пассивный объект, а работа и игра; это не совокуп-
ность замкнутых в себе знаков, наделенная смыслом, который
можно восстановить, а пространство, где прочерчены линии
смысловых сдвигов.
Научное познание действительности нуждается в языке, пред-
ставляющем систему слов и правил оперирования ими. Развитие
способности научного познания действительности предполагает
овладение словами, терминами и категориями, а также на их ос-
нове приемами вербального моделирования познавательных
объектов. Для этого в каждой науке используются принципы для
создания в ней систем знаний. Средством экспликации (уточне-
ния) содержания понятия «принцип», как правило, избирают си-
стематизацию его признаков, т.е. определение их типов и связей
между ними. К типам признаков понятия «принцип» относятся;
этимологические, гносеологические, логические, методологичес-
кие и ценностные признаки [26]. Каждый из них необходим, а все
вместе они с достаточной полнотой выражают объективность
содержания этого понятия.

40
Слово «принцип» в переводе с латинского «principium» озна-
чает основа, первоначало [27]. В современном научном познании
этимология этого слова сохраняется. Сохранение этимологичес-
кого смысла слова в соответствующем понятии - одна из харак-
терных черт развития терминологии в науке. Типичным приме-
ром использования в научном познании этимологических при-
знаков понятия «принцип» является его применение как
основание исходных средств создания систем научного знания:
концепций, теорий, учений и наук, Понятие «принцип» истори-
чески возникло как основание создания систем научного знания.
Практика научного познания побуждала человеческую мысль к
определению таких компонентов знания, которые можно исполь-
зовать как основания систем знания и воспроизведения в ней все-
сторонности истины. В этом одновременно заключен гносео-
логический и логический аспекты объективности содержания
понятия «принцип», развитие которых является одним из под-
тверждений роли практики в познании. Будучи формой позна-
ния, понятие «принцип» отражает общее в роли принципов в на-
учном познании. Всеобщим основанием каждой науки призваны
быть принципы диалектики [18]:
1. Принцип отражения (его суть в том, что познание есть иде-
альное отражение действительности, представляющее качествен-
но новый этап в развитии отражения как свойства всей материи).
2. Принцип различения и отождествления, согласно которому
при отображении действительности в познании происходит как
различение предметов, свойств и отношений по существенным
для решения некоторой задачи признакам, так и отождествление
по несущественным признакам.
3. Принцип фундаментальной роли практики (в диалектико-
материалистической гносеологии практика понимается как ма-
териальная сознательная деятельность людей по преобразованию
природы и общества; практика является фундаментальным кри-
терием адекватного отображения действительности (например,
истинности суждений), а также основой развития познания; од-
нако существуют и вспомогательные критерии истинности; так,
истинность эмпирического суждения (эмпирическую истинность)
можно непосредственно установить с помощью эмпирических
методов, например наблюдения; аналитическую истинность ут-
верждения, скажем, о несоизмеримости стороны и диагонали
квадрата можно установить только путем анализа смысла тер-

41
минов, так как в реальной действительности таких абстрактных
объектов, как квадрат, не существует; однако и эмпирические и
аналитические критерии истинности в конечном счете опирают-
ся на материальный критерий - практику).
4. Принцип принятия гносеологических предпосылок состоит в
том, что познание неизбежно упрощает, огрубляет и даже идеа-
лизирует отображаемую действительность (в научном познании
любая теория изучает свой предмет упрощенно; для краткости
подобные огрубления, упрощения, «омертвления» и идеализации
действительности, без которых не может существовать познание
и в рамках которых только и может быть справедлива любая те-
ория, будем называть гносеологическими предпосылками; иног-
да их называют теоретико-познавательными предпосылками).
5. Принцип «снятия» гносеологических предпосылок (категория
«снятие» в диалектическом материализме понимается как пере-
ход от одного уровня развития объекта к другому, при котором
элиминируются одни свойства объекта и усиливаются другие, но
с сохранением тех свойств «старого», которые необходимы для
«нового»; принцип «снятия» гносеологических предпосылок яв-
ляется утверждением о том, что в процессе развития познания
гносеологические предпосылки, допустимые на одном уровне
отображения объекта, на новом уровне должны быть «сняты»,
т.е. не просто отброшены, а заменены новыми по закону отрица-
ния отрицания).
6. Принцип относительности адекватности отражения как
рационального, так и чувственного (его суть в том, что все виды,
формы и свойства познания и его критерии, в конечном счете
детерминируются решаемыми с их помощью практическими за-
дачами).
Философское определение объективности содержания поня-
тия «принцип» и роли принципов в познании сформулировал
Ф. Энгельс. Он рассматривал понятие «принцип» как форму мыш-
ления и отмечал, что человек «формы мышления никогда не мо-
жет черпать и выводить из самого себя, а только из внешнего
мира». Исходя из этой диалектико-материалистической предпо-
сылки философского анализа человеческого познания, Ф. Энгельс
пришел к выводу, что «принципы - это не исходный пункт иссле-
дования, а его заключительный результат» [26]. При этом специ-
альные методологические принципы (соответствия, дополнитель-
ности и другие) так же используются, как и предпосылки всех или

12
нескольких частных наук. В свою очередь исходные частнонауч-
ные принципы образуют специальное научное основание, фик-
сирующее объект исследования в науке. Развитие единства осно-
ваний науки есть прежде всего развитие единства ее принципов.
Являясь основаниями в науке, принципы обеспечивают единство
эмпирического и теоретического базисов в научном познании и
представляют собой такие исходные средства воспроизведения
сущности объекта в этом познании, которые выражают направ-
ленность применения других средств. Эмпирический и теорети-
ческий базисы являются одновременно видами знания и научной
деятельности субъекта по отношению к объекту. Развитие науки
характеризуется как процесс динамического соотношения ее эм-
пирического базиса и категориального аппарата. Открытие каж-
дого нового принципа в науке направлено на углубление пони-
мания единства эмпирического и теоретического базисов в ней,
что и достигается путем создания новых теорий. Переход от од-
ной теории в науке к другой есть переход от одного уровня един-
ства эмпирического и теоретического в ней к другому уровню, в
основе которого и находятся принципы. Например, этим харак-
теризуется соотношение исходных принципов теории относитель-
ности и квантовой механики.
В плане методологии объективность содержания понятия
«принцип» характеризуется и тем, что это понятие отражает роль
принципов как регулятивов, норм и идеалов развития научного
познания. Как философские, так и специальные методологичес-
кие принципы регулируют создание и развитие научных теорий.
Так, принцип диалектического отрицания выражает преемствен-
ность в развитии культуры и познания. Согласно этому принци-
пу на новой стадии развития сохраняется в качестве существен-
ного лишь то из предшествующего его развития, что необходи-
мо для дальнейшего прогресса. Одним из следствий данного
принципа является специальный методологический принцип со-
ответствия, выражающий специфику соотношения новой и пред-
шествующей теории, что показывает единство и различие этих
принципов как регулягивов развития научного познания [26].
Кроме этого, принципы выступают как нормы и идеалы на-
учного мышления. Понятие «норма» раскрывается через норма-
тивное высказывание, которое чаще всего представляется пове-
ствовательным предложением с особыми нормативными слова-
ми: «обязательно», «разрешено», «запрещено», «безразлично».

43
Вместо указанных могут употребляться также другие слова и обо-
роты: «должен», «может», «не должен», «позволено», «рекомен-
дуется», «возбраняется» и т.п. В языковом представлении норма-
тивного высказывания решающую роль играет контекст, в кото-
ром выражается норма. Можно говорить об обычных, или
стандартных, формулировках «нормативное высказывание», но
вряд ли можно утверждать, что существует грамматическое пред-
ложение, в принципе не способное выражать такое высказыва-
ние. Попытка определить нормативное высказывание на чисто
грамматических основаниях не приводит к успеху. Уточнить по-
нятие «нормативное высказывание» можно путем выявления внут-
ренней структуры выражаемых норм и на основе исследования
многообразных разновидностей норм.
Структура и логические связи нормативного высказывания
изучаются с помощью логики норм. Она исходит из представле-
ния, что все нормы, независимо от их конкретного содержания,
имеют одну и ту же структуру. Каждая норма включает четыре
«элемента»; содержание - действие, являющееся объектом нор-
мативной регуляции; характер - норма обязывает, разрешает или
запрещает это действие; условия приложения - обстоятельства, в
которых должно или не должно выполняться действие; субъект -
лицо или группа лиц, которым адресована норма. Не все эти
структурные элементы находят явное выражение в языковой фор-
мулировке нормативного высказывания. Но это не означает, что
они не обязательны. Без любого из них нет нормы и, значит, нет
выражающего ее нормативного высказывания.
Область норм крайне широка; между нормами и тем, что ими
не является, ясной границы не существует. Самым общим обра-
зом нормы можно разделить на правила (правила игры, граммати-
ки, логики и математики и ритуалы и т. п.), предписания (законы
государства), технические нормы, указывающие на то, что долж-
но быть сделано для достижения определенного результата. По-
мимо основных групп к нормам относятся также обычаи («при-
нято, чтобы младшие приветствовали старших первыми»), мо-
ральные принципы («не будь завистлив») и правила идеала
(«солдат должен быть стойким»). Эти виды норм занимают как
бы промежуточное положение между главными видами [5].
Нормы как оценки, стандартизированные с помощью санк-
ций, являются частным и довольно узким классом оценок. Нор-
мы касаются действий или вещей, тесно связанных с деятельнос-

44
тью человека, и направлены всегда в будущее, в то время как оцен-
ки могут относиться к любым объектам и касаться как прошлого
и настоящего, так и того, что существует вне времени. Как и вся-
кое оценочное высказывание, нормативное высказывание не яв-
ляется ни истинным, ни ложным. Истина характеризует отноше-
ние между высказыванием описательным и действительностью.
Нормы не являются дескриптивными (языковое выражение, слу-
жащее для обозначения единичных объектов посредством опи-
сания их свойств или отношений к другим объектам), они не упот-
ребляются для описания и описывают постольку, поскольку это
необходимо для выполнения основной функции - предписания.
Принципы как нормы детерминируют процесс познания в том
смысле, что выражают не только эвристичность системы науч-
ного знания, но и являются гносеологическими и логическими
пределами ее развития, для преодоления которых необходимо
выбирать новые принципы. Каждый принцип является относи-
тельным пределом научного познания в том смысле, что гносео-
логически детерминирует информационную емкость системы зна-
ния и отражение в ней соответствующих аспектов, черт, сторон
сущности предмета познания. При этом принципы выступают так
же как идеалы научного познания.
Принципы научного познания представляют собой идеалы его
развития в том смысле, что в них обобщенно представлена цель
познания и они фиксируют направленность развития систем на-
учного знания, их информационную емкость и эвристичность.
Понимание принципов как идеалов есть ценностный, культуро-
логический подход к ним. Историческое развитие научного по-
знания включает в себя переходы от познания макромира к по-
знанию микромира и от них - к субмикромиру и мегамиру. Это
есть прогрессивное движение, в котором совершается переход от
одних принципов как идеалов системы научного знания к дру-
гим, представляющим собой более глубокое отражение сущнос-
ти мира и потребность создания синтеза всех теорий в науке.
Дальнейшая конкретизация понятия «принцип» связана с обо-
снованием его сходства и различия с теми понятиями, которые
по отношению к нему являются соотносительными. К ним при-
надлежат такие понятия, как «начало», «закон», «категория»,
«правило», «аксиома» и некоторые другие. Конкретизация необ-
ходима, так как требуется осознать, почему названные понятия
не тождественны понятию «принцип», и следует показать роль

45
последнего в отношении содержания и применения в научном
познании вышеперечисленных понятий. Современная наука вклю-
чает все перечисленные понятия и создается видимость, что они
являются синонимами понятия «принцип». Однако это далеко не
так, так как статус анализируемого понятия, его назначение и
содержание имеют качественную специфику.
Как нормативные требования к системе научного знания
принципы близки к правилам, но эти понятия различны. Так, в
науке речь идет о правилах вывода, доказательства, правилах
проведения эксперимента и т.д. Принципы по содержанию бога-
че правил и последние имеют больше методический, а первые -
методологический смысл. Понятие «правило» в научном позна-
нии фиксирует требования логических операций с предметом
познания на основе объективных данных об этом предмете.
Понятие «аксиома» также не тождественно понятию «прин-
цип», так как аксиомы задаются для построения формализован-
ных систем знания, а принципы направлены на содержательное
обоснование предмета исследования. Рассмотрим некоторые ха-
рактеристики аксиом и их соотношения. Под аксиомой понима-
ется отправной пункт всех возможных в данной неэмпирической
системе выводов (доказательств). Аксиома - это не вечное, не-
преложное истинное положение, не нуждающееся в доказатель-
стве в силу своей самоочевидности (такие положения просто-на-
просто не существуют), а составной элемент теории, который
получает подтверждение вместе с нею [28]. Аксиома - это не раз и
навсегда установленное положение. Дело в том, что в качестве
аксиом могут быть избраны различные положения. Аксиомы со-
относительны с теоремами. В евклидовой геометрии в качестве
пятой аксиомы можно избрать как положение о том, что сумма
углов в треугольнике равна 180° (а), так и утверждение, что через
точку, находящуюся вне данной прямой, можно провести лишь
одну параллельную ей прямую (о). Если а избирается в качестве
аксиомы, то б есть теорема; если 6 считается аксиомой, то а ста-
нет теоремой [6].
К аксиомам и выводам из них предъявляются требования не-
противоречивости, независимости и полноты [29]. Теория про-
тиворечива (а вместе с ней противоречивы и аксиомы), если в ее
состав входит как высказывание А, так и его отрицание не А.
Если в теории появляются противоречия, то от них стремятся
избавиться. В связи с этим избираются новые аксиомы. Незави-

46
симы друг от друга те аксиомы, которые не выводимы в теории
в качестве теорем. Независимость аксиомы указывает на ее не-
обходимость для получения всей совокупности выводов данной
теории.
Применение аксиоматического метода в современной физике
не исключает в таком понимании фундаментальную роль ее прин-
ципов, так как объяснение аксиом предполагает принципы. Та-
кое соотношение этих понятий выражает диалектический процесс
познания путем создания все новых и новых абстракций для от-
ражения сущности предмета в науке. Стало быть, и эти понятия
нельзя заменить друг другом, а надо видеть действительное- их
место в поиске объективной истины. Аксиомы, дополняя функ-
ции принципов в научном познании и основываясь на них, вы-
полняют роль регулятивных констант, система которых образу-
ет аксиоматический метод, например, в математике, математи-
ческой логике и физике. При этом метод выступает как средство
применения и развития «фундаментальных понятий», так и сред-
ство раскрытия уже известного их содержания, так как такие по-
нятия могут определяться через аксиомы. Поскольку к числу фун-
даментальных понятий относятся и принципы, то становится яс-
ным взаимодействие их с аксиомами. Понятия «принцип» и
«аксиома» в научном познании взаимодополняют, но не подме-
няют друг друга.
Многие другие соотносительные понятия по содержанию
могут выступать в качестве принципов (идея, закон, категория и
др.), но из этого не следует, что они являются тождественными в
системе знания. Так, категория диалектического противоречия
есть принцип для объяснения коренного содержания диалекти-
ки. Периодический закон химических элементов Д.И. Менделее-
вым использовался как принцип для предсказания неизвестных
химических элементов. Идея делимости атома, восходящая еще к
Эпикуру, явилась принципом объяснения сущности атома и т.д.
Функциональное отношение, т.е. место, назначение и функции
компонента знания в его системе объясняет, почему содержание
понятия «принцип» не изменяется от того, что в качестве прин-
ципов науки выступают различные компоненты.
Специфика понятия «принцип» заключается в единстве его
объективности и рефлексивности. Объективность содержания
этого понятия в основном характеризуется тем, что в качестве
принципов в науке используются прежде всего ее законы и зако-

47
номерности. Принципы в науке - это теоретическое рефлексив-
ное знание, выступающее средством создания новых систем зна-
ния, При этом теоретическая рефлексия представляет собой вид
познания. Она направлена на дальнейшее осознание систем на-
учного знания, на средства, задачи и цели деятельности субъек-
та. Она выступает также единством отражения и преобразова-
ния объекта, выражая творческую активность субъекта в теоре-
тическом и практическом отношениях. В этом смысле данная
рефлексия используется для разработки принципов научного
познания, на основе которых осуществляется развитие известных
и создание новых систем знания.
Роль принципов в современном научном познании является
комплексной. Принципы науки - это основополагающие гносео-
логические, логические, методологические и ценностные требо-
вания к теоретической и практической человеческой деятельнос-
ти. Согласно теории познания диалектического материализма
принципы возникают и развиваются как интегративные образы
целостности предмета и единства эмпирического и теоретичес-
кого в познании. Они не представляют собой априорные и абсо-
лютные константы науки, а уточняются по мере углубления по-
знания. Принципы являются также логической формой мышле-
ния, используемой для синтеза известных и построения новых
систем знания. В методологическом понимании принципы выс-
тупают основаниями, регулятивами и детерминантами всего на-
учного познания. Наиболее емко ценность принципов заключа-
ется в том, что они используются как нормы и идеалы в познании
и преобразовании действительности.
Единство и различие содержания принципов материалисти-
ческой диалектики, специальных методологических и исходных
частнонаучным принципов, как мы стремились показать, конк-
ретизируют диалектику общего и всеобщего .в современном на-
учном познании. Специальные методологические принципы по
степени общности являются общенаучными (призванными ис-
пользоваться во всех частных науках) или региональными, функ-
ционирующими в некоторых науках. Иными словами, изменятся
степень их общности как закономерностей развития частного
научного знания. Принципы диалектики представляют собой все-
общие методологические и мировоззренческие требования и ори-
ентиры в познании и преобразовании любого объекта в мире, а
значит и всех форм движения материи.

48
Принципы материалистической диалектики, специальные
методологические и исходные частнонаучные принципы выпол-
няют в научном познании объяснительную, синтезирующую и
предсказательную функции. На их основе решаются соответству-
ющие задачи в научной теории: объяснение фактов, синтезиро-
вание полученных данных и предсказание основных результатов.
Происходит взаимодействие функций этих принципов.
Кроме того, они образуют теоретический базис анализа фак-
тов, открытия законов, построения новых теорий и взаимодей-
ствия общественных, естественных и технических наук. Таким
образом, исследованные виды принципов являются эвристичес-
кими средствами развития современной науки и ее дальнейшего
углубления в объективную и субъективную реальности.

1.3. СУЩНОСТЬ ПОНЯТИЯ «МЕТОД»,


КЛАССИФИКАЦИЯ И СОДЕРЖАНИЕ
ОСНОВНЫХ МЕТОДОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

Только при полном понимании за-


дач можно найти соответству-
ющие способы их решения. Для ре-
зультатов'важнее поставить
правильные вопросы, чем правиль-
ные ответы на ошибочные во-
просы.
К. Норберг

Научное исследование представляет собой наиболее развитую


форму рациональной деятельности, которая не может осуществ-
ляться по каким-то фиксированным правилам. Поиск предпола-
гает творчество, связанное с абстрагированием и идеализацией,
опирающееся на воображение и интуицию. Именно поэтому та-
кие логические формы, как индукция, аналогия, статистические
и другие способы рассуждений, заключения которых имеют лишь
вероятностный или правдоподобный характер, используются в
качестве эвристических средств открытия новых истин. Другими
словами, они приближают нас к истине, но автоматически не га-

4-'™ 49
рантируют ее достижения. Объективное познание действитель-
ности достигается с помощью системы принципов и приемов,
которые объединяются таким понятием, как «научный метод».
Научный метод является инструментом для решения главной за-
дачи науки - открытия объективных законов действительности.
Конкретно каждый метод представляет собой совокупность ло-
гических рассуждений, определенных преобразований и тому
подобных приемов или операций, при помощи которых осуще-
ствляется познание окружающей нас действительности. Попыт-
ки дать определение научного метода были поистине многочис-
ленны: начиная с Ф. Бэкона и Р. Декарта, Д. Локка, И. Канта и
заканчивая работами Д. Дьюи, Ж. Пуанкаре, Э. Маха. В настоя-
щее аремя методы науки строго установлены и вполне объектив-
ны, изучение этих методов составляет предмет методологии кон-
кретной науки. Наука располагает достаточным арсеналом объек-
тивных методов познания, проверенных историей развития
человеческого общества.
Исторический материал свидетельствует, что Р. Декарт свя-
зывает идею «метода» и «методического подхода». «Под мето-
дом же я разумею точные и простые правила, строгое соблюде-
ние которых всегда препятствует принятию ложного за истин-
ное, и без излишней траты умственных сил, но постепенно и
непрерывно увеличивая знания, способствует тому, что ум дос-
тигает истинного познания всего, что ему доступно... Весь метод
состоит в порядке и размещении того, на что должно быть на-
правлено острие ума в целях открытия какой-либо истины... ибо
метод является для этих незначительных искусств не чем иным,
как постоянным соблюдением порядка, присущего им самим по
себе или введенного в них остроумной изобретательностью» [30].
Метод задавал «правила для руководства ума», причем руковод-
ства аргументированного, основательного. Р. Декарт считал, что
метод должен быть основательным в двух отношениях: в отно-
шении сознания мыслящего человека и в отношении предмета, о
котором человек мыслит. Следовательно, нормативность мето-
да связывалась философом с его основательностью для сознания
мыслящего человека и в отношении структуры предмета (поряд-
ка, присущего предмету «самому по себе»).
В настоящее время метод - это система предписаний, рекомен-
даций, предостережений, образцов и т.п. , указывающих, как сде-
лать что-то. Метод охватывает прежде всего средства, необходи-

50
мые для достижения определенной цели, но может содержать так-
же характеристики, касающиеся самой цели. Метод регламенти-
рует некоторую сферу деятельности и является совокупностью
предписаний. Вместе с тем метод обобщает и систематизирует
опыт действий в этой сфере. Являясь итогом и выводом из пред-
шествующей практики, он своеобразным образом описывает эту
практику. При этом систему методов научных исследований мож-
но представить в виде совокупности всеобщего философского
метода, общенаучных специальных методов и специальных ме-
тодов частных наук.
Всеобщий философский метод есть совокупность наиболее
фундаментальных принципов и приемов, регулирующих всякую
познавательную и практическую деятельность [31]. Общим (все-
общим) для всех без исключения наук является диалектико-мате-
риалистический метод. В отличие от специальных методов он не
является приемом или операцией процедурного характера и вклю-
чает законы, категории и принципы материалистической диалек-
тики. Всеобщий метод материалистической диалектики образу-
ет методологическую основу системы методов наглядного иссле-
дования в целом и каждого общенаучного и специального метода
в отдельности. В силу своей всеобщности философский метод
нуждается в конкретизации и дополнении другими, специальны-
ми методами. Специальные методы предназначены для решения
отдельных общепознавательных или специфических для каждой
науки задач. Методы, применяемые почти во всех науках, спра-
ведливо характеризуются как общенаучные. Широта сферы при-
менения сближает их со всеобщим философским методом, но каж-
дый из этих методов выполняет свою функцию, обеспечивает ре-
шение определенной познавательной задачи. Это придает им
специальный характер, сближает со специальными методами ча-
стных наук. К общенаучным методам исследования относятся:
наблюдение; сравнение; измерение; эксперимент; абстрагирова-
ние; анализ и синтез; индукция и дедукция; аналогия и моделиро-
вание; идеализация; формализация; аксиоматический и логичес-
кий методы; исторический, системный, комплексный, структур-
ный, функциональный подходы и др.
Специальные методы любой частной науки обусловлены осо-
бенностями ее предмета и объектов изучения. Каждый из этих
методов представляет совокупность принципов и вытекающих из
них приемов, операций, посредством которых решаются' специ-

4' 51
фические задачи в частной области исследований. К специаль-
ным методам частных наук могут быть отнесены методы: мате-
матической статистики, оптимизации, технико-экономического
анализа, математические и др. Развитие науки на современном
этапе характеризуется их всепроникновением, выходом за преде-
лы области знаний, породившей тот или иной конкретный ме-
тод. Самыми распространенными являются математические ме-
тоды, применяющиеся практически во всех областях исследова-
ния [32].
Система методов научного исследования характеризуется не
только отношениями подчиненности между методами различ-
ной универсальности, но и разной степенью общности. Основа-
нием для классификации методов могут быть также выполняе-
мые ими функции в зависимости от особенностей целей, объек-
тов и условий исследования. По функциям различаются методы,
применяемые как при эмпирических,.так и теоретических иссле-
дованиях. Для эмпирического уровня характерен процесс уста-
новления и накопления новых факторов, их анализ, синтез, обоб-
щение в целях получения закономерностей, пригодных для прак-
тических целей. На теоретическом уровне проводится синтез
знаний, выдвигаются и формулируются общие для данной пред-
метной области закономерности, позволяющие объяснить ра-
нее открытые факты и эмпирические закономерности, а также
предсказать и предвидеть будущие события и факты. В научных
исследованиях успешно используются оба эти подхода, которые
дополняют и обогащают друг друга. Результаты эмпирическо-
го исследования служат исходным материалом для создания те-
ории, проверки ее истинности и последующего развития и со-
вершенствования. При эмпирическом исследовании теория по-
зволяет выделить существенные связи, объяснить и обобщить
результаты, предсказать наиболее перспективные области даль-
нейших исследований.
Для эмпирического исследования характерны следующие ме-
тоды: наблюдение, сравнение, измерение, эксперимент. К мето-
дам, используемым на эмпирическом и теоретическом уровнях,
относятся: анализ и синтез (методы анализа и синтеза проявля-
ются в диалектическом единстве двух противоположных процес-
сов: мысленного выделения сторон изучаемого объекта, уточне-
ния их и синтеза на более высоком уровне); индукция и дедукция,
абстрагирование и конкретизация; аналогия; моделирование.

52
Основу теоретического исследования составляют: метод идеали-
зации (суть его видна на примере, который приводил Ф. Энгельс,
говоря о паровой машине; идеализация материальной паровой
машины приводит к абстрактному объекту - к идеальной паро-
вой машине; это позволило выявить в «чистом» виде сущность ее
работы и сформулировать соответствующие законы); методы
конструктивизации и формализации (процесс формализации со-
стоит не в простом отвлечении от содержания, а в диалектиче-
ском его «снятии», смысл которого заключается в особом вы-
ражении через форму того существенного в содержании, что
необходимо для решения задач с помощью анализа; конструкти-
вшация ставит в соответствие исследуемым объектам конструк-
тивные объекты; для получения конструктивного объекта исход-
ный объект так упрощается, огрубляется, идеализируется, что ста-
новится четко различаемым и отождествляемым; производный
же объект получается из исходного по алгоритмическим прави-
лам; формализация и конструкта визация широко применяются
для выделения сущности изучаемых явлений в «чистом» виде);
аксиоматический и гипотетический методы; метод восхождения
от абстрактного к конкретному. Восхождение от абстрактного к
конкретному - метод познания, заключающийся в движении мыс-
ли от абстрактных определений конкретного объекта, получен-
ных в результате его деления и описания при помощи понятий и
суждений, к всестороннему целостному знанию о данном объек-
те мышления. Восхождение от абстрактного к конкретному - все-
общая форма движения научного познания, закон отражения дей-
ствительности в мышлении.
Наряду с отдельными методами научного исследования су-
ществуют фундаментальные исследовательские подходы, в рам-
ках которых любой общенаучный или специальный метод част-
ной науки приобретает дополнительную специфику, по особому
выполняет свою основную функцию. Эти подходы являются тоже
своего рода методами, определяющими направление и общий
характер исследований. К числу наиболее устоявшихся и признан-
ных в науке подходов можно отнести: исторические и логичес-
кие; качественные и количественные; натурные и модельные; ком-
плексный; системный, разновидностями которого являются струк-
турный и функциональный подходы. Применяемые на основе этих
подходов отдельные методы научных исследований приобрета-
ют характерную направленность и взаимно дополняют друг дру-

53
га, обнаруживая тенденцию к диалектическому взаимопроник-
новению. Характер применяемых методов, состав и связи между
ними обусловлены спецификой научного исследования, особен-
ностями его объектов, условий и задач, а также логической пос-
ледовательностью научного исследования, его основными этапа-
ми и формами. Общенаучные и специальные методы исследова-
ния имеют свои преимущества и ограничения в применении.
Каждый из них выражает какую-то сторону, черту познаватель-
ного процесса, поэтому в чистом виде может быть представлен
абстрактно. В реальном процессе научного познания все методы
взаимосвязаны, взаимодействуют и взаимно дополняют друг дру-
га. Рассмотрение некоторых методов исследований начнем с эм-
пирических методов [33].
Так, под наблюдением понимают планомерное, систематичес-
кое и целенаправленное восприятие процесса, объектов в целом
или отдельных его сторон, при котором исследователь не вме-
шивается в поведение объекта, а лишь фиксирует его свойства,
характеристику и т.д. Следует различать фиксирующие наблю-
дения (восприятие отдельных сторон объекта) и флюктуирующие
наблюдения (восприятие (охват) объекта в целом).
Под сравнением понимают установление сходства и различия
объектов, процессов путем их сопоставления (непосредственное)
или через промежуточный объект, или процесс (опосредованно).
Сравнение проводится при наличии определенной общности
объектов (процессов) и по наиболее важным, существенным при-
знакам.
Под измерением подразумевают определение численного зна-
чения некоторой величины посредством единицы измерения. Для
физической величины - нахождение ее значения опытным путем
с помощью специальных технических средств. Измерение вклю-
чает в общем случае два вида действий: численную оценку изме-
ряемой величины и проверку достоверности измерений. Прямое
измерение - нахождение искомого значения величины непосред-
ственно по опытным данным. Косвенное измерение - нахожде-
ние значения величины на основании известной зависимости меж-
ду этой величиной и величинами, полученными прямыми изме-
рениями.
В качестве эксперимента понимают изучение объекта, осно-
ванное на активном, целенаправленном воздействии на него пу-
тем создания искусственных или использования естественных

54
условий, необходимых для выполнения соответствующих свойств,
характеристик, зависимостей и других его особенностей. Он пред-
полагает использование наблюдения, сравнения и измерения.
Различают натурный и модельный эксперименты. Натурный
эксперимент проводится непосредственно с исследуемым объек-
том; модельный (пакетный) - с моделью объекта, замещающей
его с интересующих исследователя сторон. Эксперимент прово-
дится в целях:
• обнаружения новых свойств объекта (исследовательский);
• проверки правильности теоретических положений (прове-
рочный);
• демонстрации какого-либо явления (демонстрационный или
иллюстрационный).
Далее рассмотрим методы, относящиеся к эмпирико-теорети-
ческой группе [21, 34]. Анализ и синтез - комплексный метод ис-
следования, основанный па последовательном применении сово-
купности приемов и закономерностей деления объектов на ос-
новные части и элементы или свойства (анализ) и соединения
отдельных частей (объектов) в единое целое (синтез). Анализ и
синтез - противоположно направленные (анализ - от целого к
части, синтез - от части к целому), вместе с тем взаимосвязанные
и взаимообусловленные методы познания, обеспечивающие вы-
сокую эффективность в случае их комплексного использования.
Абстрагирование - мысленное отвлечение от несущественных
свойств, связей и отношений объектов и одновременное выделе-
ние одной или нескольких сторон этих объектов. Процесс абст-
рагирования имеет две ступени: подготовку этапа абстракции
(отделение существенного от несущественного, выделение наи-
более важных сторон объекта) и осуществление его (замещение
исследуемого объекта его моделью, менее богатой свойствами).
Аналогия - метод научного познания, посредством которого
получают знания об одних предметах и явлениях на основании
их сходства с другими. Данный метод является основой модели-
рования и благодаря своей наглядности широко используется в
пауке и технике.
Следующая группа образована методами теоретического ис-
следования. Идеализация - мысленное конструирование и изуче-
ние объектов, которые значительно отличаются от существующих
в действительности или практически отсутствуют (точка, линия и
т.д.). Слово «идеализация» вводит в заблуждение, создается впе-

55
чатление о подгонке действительности под идеал. Научное идеа-
лизирование - это выработка идеи, того, что в наши дни называ-
ют научным понятием. Некоторая часть научных идеализации -
промежуточные этапы на пути к ныработке более развитых поня-
тий. В науке достаточно часто строится упрощенная модель явле-
ний. Такое упрощение часто называют идеализацией. Она по-
зволяет значительно упростить исследование сложных систем,
облегчает обнаружение существенных связей, отношений и фор-
мирование законов. Любая идеализация правомерна лишь в опре-
деленных пределах. Идеализация как упрощение научной карти-
ны и как выработка строгих научных понятий - не одно и то же.
Формализация - метод изучения объектов путем отображения
их содержания и структуры в знаковой форме при помощи ис-
кусственных языков и символов, обеспечивающих однозначность,
краткость и четкость фиксации знания. Формализация связана с
другими методами: моделированием, абстрагированием, идеали-
зацией и т.п. По отношению к моделированию она имеет служеб-
ный характер, поскольку выступает в качестве средства знаково-
го моделирования реальных объектов.
Индукция и дедукция - комплекс взаимосвязанных и взаимо-
обратНых методов исследования, процесс познания от частного
к общему, от менее общих положений к более общим (индукция)
и от общего к частному, от общих свойств множества элементов
к отдельным элементам (дедукция). Дедукция (от лат. deductio -
выведение) - переход от посылок к заключению, опирающийся
на логический закон, в силу чего заключение с логической необ-
ходимостью следует из принятых посылок. Характерная особен-
ность дедукции заключается в том, что от истинных посылок она
всегда ведет только к истинному заключению. Индукция (от лат.
in.4uctio - наведение) - умозаключение, в котором связь посылок
и заключения не опирается на логический закон, в силу чего зак-
лючение вытекает из принятых посылок не с логической необ-
ходимостью, а только с некоторой вероятностью. Индукция мо-
жет давать из истинных посылок ложное заключение; ее заклю-
чение может содержать информацию, отсутствующую в посылках.
В процессе исследования индукция и дедукция дополняют друг
друга. Индивидуальное исследование в определенном отношении
включает элемент дедукции и наоборот.
Научная трактовка индукции заключается в том, что она на-
чинается и заканчивается фактами. Что касается традиционного

••6
понимания индукции, то переход от фактов к гипотезам есть не
индукция, а абдукция. Научное открытие законов и гипотез охва-
тывается другой, неиндуктивной схемой рассуждений: а) наблю-
даются факты d', б) если бы имела место гипотеза Н, то она
непротиворечиво объясняла бы с/', в) следовательно, есть основа-
ние предполагать, что именно гипотеза Н позволяет непротиворе-
чиво объяснить d. Такая схема рассуждений называется в логике
абдукцией (от лат. abducere - отводить). Абдукция переводит от
фактов к теориям (законам, гипотезам, понятиям). Проблематика
абдукции впервые была разработана американским логиком
Ч.С. Пирсом, в настоящее время она получила дальнейшее разви-
тие в трудах Н.Р. Хэнсона, Т. Никлза и ряда других авторов [35].
Обычно смысл логических операций видят в выведении еди-
ничных высказываний из универсальных. Такое-выведение харак-
терно только для дедукции. Соотношение индукции, дедукции и
абдукции можно представить следующим образом [6]:
абдукция: факты —> гипотеза (открытие нового знания);
индукция (расширительная): факты —» факты (расширение
знания);
дедукция: гипотеза —> факты (демонстрация знания).
Выдвижение гипотезы позволяет объяснить эксперименталь-
ные факты.
Из гипотезы выводят единичные высказывания, которые со-
поставляются с опытом. Такой метод называется гипотетико-де-
дуктивным - метод научного познания и рассуждения, основан-
ный на выведении (дедукции) заключений из гипотез и других
посылок, истинное значение которых неизвестно. Поскольку в
дедуктивном рассуждении значение истинности переносится на
заключение, а посылками служат гипотезы, то и заключение ги-
потетико-дедуктивного рассуждения имеет лишь вероятностный
характер. Гипотетико-дедуктивные рассуждения делят на две ос-
новные группы. К первой, наиболее многочисленной группе от-
носят рассуждения, посылками которых являются гипотезы и
эмпирические обобщения, истинность которых еще необходимо
установить. Ко второй относятся гипотетико-дедуктивные выво-
ды из таких посылок, которые заведомо ложны или ложность
которых может быть установлена. Выдвигая некоторое предпо-
ложение в качестве посылки, можно из него получить следствия,
противоречащие хорошо известным фактам или истинным утвер-
ждениям. Таким путем в ходе дискуссии можно убедить оппонента

57
в ложности его предположений. Примером является метод при-
ведения к абсурду.
В научном познании гнпотетико-дедуктивный метод получил
широкое распространение и развитие в XVII - XVIII вв., когда
были достигнуты значительные успехи в области изучения меха-
нического движения земных и небесных тел. Первые попытки
применения гипотегико-дедуктивного метода были сделаны в
механике, в частности в исследованиях Галилея. Теория механи-
ки, .изложенная в «Математических началах натуральной фило-
софии» Ньютона, представляет собой гипотетико-дедуктивную
систему, посылками которой служат основные законы движения.
С логической точки зрения гипотетико-дедуктивная система
представляет собой иерархию гипотез, степень абстрактности и
общности которых увеличивается по мере удаления от эмпири-
ческого базиса. На вершине располагаются гипотезы, имеющие
наиболее общий характер и поэтому обладающие наибольшей
логической силой. Из них, как из посылок, выводятся гипотезы
более низкого уровня. На самом низшем уровне системы нахо-
дятся гипотезы, которые можно сопоставить с эмпирическими
данными. В современной науке многие теории строятся в виде
гипотетико-дедуктивной системы. Такое построение научных
теорий имеет большое методологическое значение в связи с тем,
что не только дает возможность исследовать логические взаимо-
связи между гипотезами разного уровня абстрактности, но и по-
зволяет осуществлять эмпирическую проверку и подтверждение
научных гипотез и теорий. Гипотезы самого низкого уровня про-
веряются путем сопоставления их с эмпирическими данными.
Если они подтверждаются такими данными, то это служит кос-
венным подтверждением и гипотез более высокого уровня, из
которых логически выведены первые гипотезы. Наиболее общие
принципы научных теорий нельзя непосредственно сопоставить
с действительностью, с тем чтобы удостовериться в их истиннос-
ти, так как они, как правило, свидетельствуют об абстрактных
или идеальных объектах, которые сами по себе не существуют в
действительности. Для того чтобы соотнести общие принципы с
действительностью, необходимо с помощью длинной цепи логи-
ческих выводов получить из них следствия, характеризующие уже
не идеальные, а реальные объекты. Эти следствия можно прове-
рить непосредственно. Поэтому ученые и стремятся придавать
своим теориям структуру гипогетико-дедуктивной системы.

58
Разновидностью гипотетико-дедуктивного метода считают
метод математической гипотезы, который используется как важ-
нейшее эвристическое средство для открытия закономерностей в
естествознании. Обычно в качестве гипотез здесь выступают не-
которые уравнения, представляющие модификацию ранее извес-
тных и проверенных соотношений. Изменяя эти соотношения,
составляют новое уравнение, выражающее гипотезу, которая от-
носится к неисследованным явлениям. Так, М. Борн и В. Гейзен-
берг приняли за основу канонические уравнения классической
механики, однако вместо чисел ввели в них матрицы, построив
таким способом матричный вариант квантовой механики. В про-
цессе научного исследования наиболее трудная - творческая -
задача состоит в том, чтобы открыть и сформулировать те прин-
ципы и гипотезы, которые могут послужить основой всех после-
дующих выводов. Гипотетико-дедуктивный метод играет в этом
процессе вспомогательную роль, поскольку с его помощью не
выдвигаются новые гипотезы, а только выводятся и проверяют-
ся вытекающие из них следствия.
Для неэмпирических наук действен не гипотетико-дедуктив-
ный. а аксиоматический и конструктивистский методы. Аксио-
матический метод - это построение научной теории по опреде-
ленным логическим правилам, на основании ряда утверждений,
принимаемых без доказательств (.положения, принимаемые без
доказательств, - аксиомы). Прояснению оснований аксиомати-
ческого метода в значительной степени способствовал немецкий
математик Д. Гильберт, создатель программы формализма. Для
этой программы характерны следующие аспекты [36].
• Математическая аксиоматическая система должна быть
представлена в качестве формальной системы.
• Непротиворечивость математической системы следует до-
казывать ее собственными средствами.
• Если доказана непротиворечивость теории Т1, то непроти-
воречивость теории Т2 определяется на основе метода моделей:
при установлении соответствия между всеми аксиомами и теоре-
мами двух теорий, из которых одна непротиворечива, непроти-
воречивой признается и другая. Вопрос о непротиворечивости
одной теории сводится к непротиворечивости другой. Особое
значение придается в этой связи формальной арифметике. Если
бы удалось доказать непротиворечивость арифметики, то непро-
тиворечивость других математических теорий можно было бы ус-

59
танавливать, проецируя их (в указанном выше смысле соответ-
ствия) на арифметику. Особый интерес к арифметике как мате-
матической модели не случайный: арифметика представляется
наиболее простой из класса действительно актуальных и бога-
тых по своим возможностям математических теорий.
• Целый ряд математических конструктов, наиболее спорных
в силу их причастности к так называемым математическим пара-
доксам, переводится в разряд идеальных символов, функциони-
рующих всего лишь согласно определенным непротиворечивым
правилам.
Предполагалось, что спорные вопросы могут быть разреше-
ны путем их сведения к формулам, вывод которых должен осу-
ществляться за конечное число математических шагов (речь идет
о финитных доказательствах). Итак, главное в формализме
Д. Гильберта - это формализация аксиоматической системы и до-
казательство ее непротиворечивости.
При современной трактовке содержания аксиоматического
метода допускается известное ослабление требований: независи-
мости, полноты и непротиворечивости аксиом теории. Практи-
ка научных исследований показывает, что не следует торопиться
с отправкой теорий в «отходы». Они сохраняют «трудоспособ-
ность» при частичной зависимости аксиом друг от друга, их из-
вестной неполноте и даже появлении противоречий, если они не
разрушают теоретическую систему (речь идет о так называемых
паранепротиворечивых логиках) [37]. Если теория не соответству-
ет строгим требованиям аксиоматического метода, то приходит-
ся специально рассматривать вопрос о целесообразности ее даль-
нейшего использования.
Для простых систем исчислений высказываний доказательство
их непротиворечивости вполне возможно. Но в случае арифме-
тики и террии множеств - двух образцовых математических тео-
рий - ситуация оказывается довольно необычной и непредвиди-
мой с позиций здравого смысла. Речь идет о двух знаменитых
теоремах австрийца К. Ге'деля. Согласно теореме о неполноте, в
достаточно богатых формальных непротиворечивых системах,
содержащих арифметику (или, например, теорию множеств), все-
гда находятся неразрешимые формулы, которые одновременно
и недоказуемы, и неопровержимы. Согласно теореме о непроти-
воречивости, если формализованная арифметика действительно
непротиворечива, то это недоказуемо ее средствами. Итак, фор-

60
мальная аксиоматическая, достаточно богатая содержанием не-
противоречивая система неполна, а ее непротиворечивость не-
доказуема. Теоремы К. Гёделя выявили необоснованность ряда
притязаний, содержащихся в формализме Д. Гильберта (так, ви-
димо, невозможно доказать непротиворечивость достаточно бо-
гатых формальных аксиоматических систем). Аксиоматический
метод надо использовать таким, каковым он является. Ему нет
замены. Формализм как абсолютный метод обоснования мате-
матики оказался столь же несостоятельным, как и логицизм. Что
касается самого метода формализации, то его достоинства в тео-
ремах К. Гёделя не обсуждаются. Этот метод широко и с успехом
используется и в логике, и в математике.
Под натиском парадоксов теории множеств и желания их пре-
одолеть окрепло еще одно направление оснований математики -
интуиционизм, или конструктивизм. Родоначальником интуици-
онизма является голландский математик Л. Брауэр [38]. Интуи-
ционисты (Л.Брауэр, А.Гейтинг, Г.Вейль) предлагали обеспечить
надежность математике следующим образом:
• начало математических операций связывать не с символа-
ми, как у формалистов, а с наглядно-очевидными математичес-
кими интуициями интеллекта;
• не выводить формулы, а строить, конструировать матема-
тические объекты (более сложные, чем исходные интуиции);
• отказаться от понятия актуальной бесконечности, так как
бесконечность не может быть построена;
• в процессе построения использовать интуитивно оправдан-
ную, свободно становящуюся последовательность шагов [39].
Язык, в том числе язык символов, играет у интуиционистов
подсобную роль, он нужен для сообщения результатов матема-
тически-мыслительной деятельности и для представления в на-
глядной форме процесса конструирования математических объек-
тов. От закона исключенного третьего - истинно А либо не А -
иитуиционисты отказываются. Нельзя с уверенностью судить о
не А, если оно нереализовано. Недопустимо считать актуальную
бесконечность реальной в той же степени, что и конечные мно-
жества. Именно в результате такой подмены возникают антино-
мии. «Брауэр, - считал Вейль, - открыл нам глаза и показал, как
далеко классическая математика, питаемая верой в «абсолютное»,
превосходящее все возможности человеческого понимания, вы-
ходит за рамки таких утверждений, которые могут претендовать

61
на реальный смысл и истину, основанную на опыте». Тем пе ме-
нее Г. Вейль подчеркивает, что математика Л. Брауэра уступает
обычной математике в простоте и силе [39]. Надо полагать, по
этой причине сам Г. Вейль стремился сочетать возможности ин-
туиционистской и формальной математики и логики.
В программе интуиционистов два решающих момента - вы-
бор в качестве исходных некоторых математических объектов и
последующее конструирование сложных объектов. Кстати, по
второму признаку интуиционистов вполне оправданно называ-
ют также конструктивистами [6]. В отечественной литературе
принято отличать интуиционизм от конструктивизма, под кото-
рым понимается конструктивное направление в математике и
логике, развитое в трудах А.А. Маркова, Н.А. Шанина и их пос-
ледователей. Отмечая точки соприкосновения интуиционизма и
конструктивистского направления, А.А. Марков критиковал ин-
туиционистов за то, что они пе считают человеческую практику
источником математических понятий и построений и следуют
идее свободно становящейся последовательности, а не алгорит-
ма [40]. Различия, существующие между интуиционизмом Л. Бра-
уэра и конструктивизмом А.А. Маркова, относятся в основном к
философскому плану. Идея свободно становящейся последова-
тельности построения логических и математических объектов, как
выявилось в последние 20-30 лет, является далеко не бесплодной.
Было разработано столь большое число способов построения
математических и логических объектов, что характеристика пос-
ледовательности построения в качестве свободно становящейся
представляется все более уместной.
В историческом плане конструктивистское направление в
математике возникло в форме интуиционизма, затем оно много-
кратно модифицировалось. Незыблемой оставалась идея пост-
роения логических и математических объектов. С этой точки
зрения термин «конструктивизм» имеет преимущество перед тер-
мином «интуиционизм». Интуиционизм Л. Брауэра и конструк-
тивистское направление А.А. Маркова - это разновидности ло-
гико-математического конструктивизма. Борясь с логико-мате-
матическими противоречиями, конструктивистский метод
оказался довольно сильнодействующим средством. В частности,
не одним, а несколькими способами удалось доказать непроти-
воречивость формальной арифметики [41]. Эти доказательства
существенно ослабляют значимость теорем К. Гёделя. Согласно

62
его второй теореме непротиворечивость арифметики недоказуе-
ма. Она действительно недоказуема при тех методах, которые
использовал К. Гёдель. Но она доказуема при других методах, в
частности, в рамках конструктивизма.
Таким образом, индуктивный метод регламентирует перенос
знаний с известных объектов на неизвестные. Гипотетико-дедук-
тивный метод определяет правила научного объяснения в есте-
ствознании. Аксиоматический и конструктивистский методы оп-
ределяют правила логических и математических рассуждений.
Индуктивный метод тесно сопряжен с проблематикой научных
открытий. Гипотетико-дедуктивный метод имеет ярко выражен-
ный семантический характер, речь идет о соответствии научных
понятий реальному положению дел. Аксиоматический и конст-
руктивистский методы относятся в первую очередь к взаимосвя-
зи логических и математических конструктов. Аксиоматический
метод имеет дело с понятиями как таковыми, их соотношениями,
но не с их отношением к предметным областям. При гипотетико-
дедуктивном методе интерес исследователей сосредоточен на со-
ответствии понятий миру вещей и предметов. Понятия, не соот-
ветствующие их природе, признаются ненаучными, следователь-
но, они и понятиями-то не являются. Здесь главным будет вопрос
о подтверждении теории фактами.
По-другому обстоят дела в случае прагматического метода.
Прагматика (от греч. pragma - дело, действие) как семиотичес-
кое направление изучает способы использования людьми изоб-
ретенных ими знаковых конструкций и систем. Прагматика в
философском понимании этого слова делает акцент на эффектив-
ность, действенность чувств и мыслей. Речь идет не о вещах как
таковых, а об их значимости для Людей. В данном случае решаю-
щим является вопрос о статусе мыслей, о том, соответствуют ли
им вещи. Если вещи не соответствуют мыслям, а также чувствам,
эмоциям, целям, мотивам, то они считаются лишенными ценнос-
тного начала. В процессуальном плане ценность реализуется не
как объяснение, а как понимание.
Идейная основа того, что мы назвали прагматическим мето-
дом, по крайней мере частично изложена, на наш взгляд, весьма
четко А.А. Ивипым. Он отмечает, что в случае ценностного от-
ношения исходным пунктом является мысль, функционирующая
как проект, план, стандарт [42]. Итог понимания - высказывание
о том, что должно быть; итог объяснения - высказывание о том,

63
что есть. Часто присутствует и то и другое; в таком случае утвер-
ждения, в особенности научные законы, имеют двойственный,
описательно-оценочный характер [42]. Объяснение и понимание
совпадают по своей формальной структуре: объяснение - подве-
дение под закон, понимание - подведение под ценность [42].
В заключение отметим, что между рассмотренными выше на-
учными методами - индуктивным, гипотетико-дедуктивным, ак-
сиоматическим, конструктивистским и прагматическим - суще-
ствуют связи, определяемые теми отношениями, которые уста-
новлены между различными науками. Индуктивный метод может
применяться в любой науке, он способствует расширению облас-
ти использования знания. Аксиоматический и конструктивистс-
кий методы поставляют логическое и математическое знания,
которые после соответствующей интерпретации используются в
естествознании и гуманитарных науках. Гипотетико-дедуктивный
метод объясняет основу человеческого существования, знания об
этом необходимы не только естествоиспытателю, но и гуманита-
рию. Прагматический метод применяется не только в техничес-
ких, но и гуманитарных науках. Названные методы взаимосвяза-
ны и в то же время сохраняют своеобразие и "выражают специфи-
ку и многогранность научного знания [6].
Большую группу образуют исследовательские подходы.
Натурный подход заключается в непосредственном исследо-
вании изучаемого явления без изменения его собственной приро-
ды и, как правило, в естественных условиях. Исходные данные о
явлении получаются наиболее прямым путем, а результаты сопо-
ставляются непосредственно с объектом исследования.
Модельный подход представляет собой опосредованное по-
знание, когда в силу разных обстоятельств вместо изучаемого
объекта исследуется его модель, сходная с ним и более доступная
(естественная или искусственная, материальная или идеальная),
способная в определенных отношениях замещать изучаемый
объект, называемый оригиналом. Моделирование - метод иссле-
дования, основанный на изучении объекта (оригинала) посред-
ством объектов-заменителей, моделирующих его структуру и
поведение, с последующим переносом полученных знаний с мо-
дели на оригинал. Данный метод в общенаучном смысле - мощ-
ное средство научного познания природы и взаимодействия на
природу. В научном смысле моделирование - это замещение не-
которого объекта А другим объектом В. Замещаемый объект на-

64
зывается оригиналом, а замещающий - моделью. Слово «модель»
происходит от латинского modus (копия, очертание). Под моде-
лями в широком смысле этого слова понимают сооружения, ус-
тановки, устройства, различные комбинации элементов сооруже-
ния или сумму логических представлений, воспроизводящих яв-
ления или группу явлений, подобных изучаемым. При этом
понятия «модель», «моделирование» в различных сферах знания
и человеческой деятельности чрезвычайно разнообразны. Не ка-
саясь общих вопросов моделирования, рассмотрим модели, пред-
назначенные для решения поставленной задачи средствами ма-
тематики, т.е. математические модели.
Математическая модель является приближенным, выражен-
ным в математических терминах представлением объектов, кон-
цепций, систем или процессов [43]. В математическую модель вхо-
дят следующие элементы: переменные (зависимые или независи-
мые); константы или фиксированные параметры, определяющие
степень связи переменных между собой; математические выра-
жения (уравнения или неравенства, объединяющие между собой
переменные и параметры); логические выражения, определяющие
различные ограничения в модели; информация (алфавитно-циф-
ровая или графическая). Таким образом, математическая модель
представляется в абстрактной математической форме посред-
ством переменных, параметров, уравнений и неравенств. Общая
классификация математических моделей производится по следу-
ющим признакам: поведению моделей во времени; видам вход-
ной информации, параметров и выражений, составляющих мате-
матическую модель; структуре математической модели; типу ис-
пользуемого математического аппарата.
Согласно данной классификации математические модели
бывают динамическими (время играет роль независимой перемен-
ной, и поведение системы меняется во времени); статическими,
или установившегося состояния (поведение от времени не зави-
сит); квазистатическими (поведение системы меняется от одного
статического состояния к другому согласно внешним воздействи-
ям). Элементами математической модели являются переменные,
параметры, связи (математические) и информация. При этом если
эти элементы достаточно точно установлены и поведение систе-
мы можно точно определить, то модель - детерминированная, в
противном случае - стохастическая. Если информация и пара-
метры являются непрерывными величинами, а математические
.г-1740
65
связи устойчивы, то модель непрерывная, в противном случае -
дискретная. Если параметры модели фиксированы и не изменя-
ются в процессе моделирования согласно поведению объекта
моделирования, то это модель с фиксированными параметрами,
в противном случае - с изменяющимися во времени или в про-
странстве параметрами. Параметры являются распределенными,
если есть одна или несколько независимых пространственных
переменных (степеней свободы), а остальные параметры и мате-
матические связи зависят от них. Математические модели с рас-
пределенными параметрами чаще всего имеют математические
связи в виде дифференциальных уравнений, а модели с сосредо-
точенными параметрами - в виде разностных уравнений. Если
модель включает обыкновенные дифференциальные уравнения
(которые имеют место в распределенных статических моделях, в
динамических моделях с сосредоточенными параметрами) или
дифференциальные уравнения в частных производных (которые
имеют место в распределенных динамических моделях с одной
или более независимой переменной), то это еще не значит, что
поставленная задача решена. Для решения необходимы допол-
нительные условия: начальные - для динамических проблем с
производными относительно времени, граничные - для проблем
с производными относительно пространственных координат.
Дифференциальные уравнения, представляющие собой модель,
обычно сводятся к разностным уравнениям, удобным для числен-
ного решения на ЭВМ. В этом случае проблема сводится к реше-
нию алгебраических уравнений. Математическая модель может
быть сложной и комплексной, если можно найти элементарные
подсистемы, составляющие ее. Это очень важный вопрос, по-
скольку его решение позволяет значительно упростить модели-
рование, например, технологических структур, особенно если
модель можно представить в виде древовидной или сетевой
структуры. Древовидной называется структура, которая имеет вет-
ви и не имеет замкнутых путей или контуров. При образовании
хоть одного контура, структура становится сетевой. Если имеется
древовидная или сетевая структура, то связи между подсистемами
и элементами модели можно описать специальной матрицей с ко-
эффициентами нуль и единица. Матрица, отражающая структуру
соединения элементов модели между собой, называется матрицей
инциденций. Теория графов (динамических гиперграфов) служит
математическим аппаратом для построения подобных моделей.

66
Процесс создания (и решения) любой математической моде-
ли является итерационным и условно включает следующие шаги:
1) постановку задачи моделирования согласно намеченному
объекту моделирования, т.е. разработку технического задания;
2) выбор метода построения математической модели;
3) разработку численного алгоритма решения полученной
модели;
4) написание программы, реализующей численный алгоритм,
отладку программы, контрольные расчеты;
5) проведение расчетов для получения выходных параметров;
6) проверку модели на адекватность;
7) поиск новой модели при значительном расхождении рас-
четных и экспериментально полученных параметров и переход к
шагу 3.
Эти шаги тесно связаны между собой, и поэтому их расчлене-
ние является до некоторой степени искусственным. Так, матема-
тическая модель обычно строится с ориентацией на предполага-
емый метод решения математической задачи. В процессе прове-
дения математического исследования или интерпретации решения
может понадобиться уточнить или даже существенно изменить
математическую модель. Умение правильно выбрать математи-
ческую модель находится на грани науки и искусства [44]. Оно
требует не только необходимых математических и прикладных
знаний и опыта, но также вкуса и чувства соразмерности. Вопрос
об общих методах построения математических моделей очень
сложен и мало разработан. При этом моделирование - сложный
метод, включающий в свой состав разнообразные методы иссле-
дования (наблюдение, измерение, эксперимент и синтез, абстра-
гирование и др.).
Структурный подход - содержанием его является познание
структуры, внутренней взаимосвязи компонентов целостной си-
стемы. Познание структуры позволяет выявить многообразие
связей компонентов целого, выделить среди них существенные и
несущественные, необходимые и случайные. Раскрытие структу-
ры позволяет понять конкретное место, роль и значение компо-
нентов в целом, их взаимодействие, вскрыть факторы существо-
вания целого, внутренний механизм его функционирования, путь
взаимодействия с внешней средой.
Функциональный подход основан на рассмотрении не конкрет-
ной реальной формы исследуемого объекта, а комплекса функ-
ций, которые он выполняет или должен выполнять. Функции

5* 67
выступают как сущность объекта исследования, а его компонен-
ты - как формы их проявления. Исследование заключается в чет-
кой оценке и классификации функций: основные, вспомогатель-
ные и ненужные. Совокупность всех функций характеризует
структуру исследуемого объекта.
Комплексный подход предполагает одновременный учет всех
аспектов, особенностей и факторов, прямо или косвенно влияю-
щих на решение проблемы, но не исходящий непосредственно из
идей их взаимоувязанного единого целого. Он означает всесто-
роннее изучение объекта или проблемы в тесном взаимодействии
с представителями разных наук, с привлечением различных на-
учных теорий и методов. Однако комплексность недостаточна для
получения полной картины исследуемого объекта или явления.
Ее должна дополнять системность.
Системный подход есть развитие комплексного, поскольку он
более глубоко и точно отражает внутренние и существенные свя-
зи и отношения компонентов системы, закономерности ее функ-
ционирования, что является основой для создания более полной
теории исследуемого объекта. При системном подходе все связи,
элементы, функции и проблемы рассматриваются в виде единого
целого. При таком подходе каждый объект, представляемый как
система, рассматривается не только как нечто самостоятельное
целое, а как элемент системы более высокого уровня со всеми его
существенными взаимосвязями с другими объектами, входящи-
ми в состав этой более сложной системы.

14. КОНЦЕПЦИЯ СИСТЕМНОГО ПОДХОДА


К НАУЧНЫМ ИССЛЕДОВАНИЯМ

... даже зная свойства частей и


законы их взаимодействия, очень
непросто вывести свойства целого.
Г,А. Саймон

Идея познания явлений как системы уходит в глубокую древность


(уже у первых античных диалектиков Фалеса, Демокрита и других
эта идея четко просматривается). Таким образом, идея системно-
го подхода в ее широком толковании прошла длительный истори-

68
ческий путь от интуитивного постижения системы как философс-
кой категории до реального воплощения этой идеи в достижения
современного научно-технического прогресса. Подтверждение это-
му находим в практике, которая показывает, что теоретический
уровень научных как фундаментальных, так и прикладных иссле-
дований заметно возрос благодаря использованию системных
средств познания, начиная от философского принципа системнос-
ти и заканчивая системным анализом. Для системного метода ха-
рактерно использование врожденных способностей людей раскла-
дывать сложные события на составные элементы, одновременно
концептуализируя и идентифицируя отношения меняющейся ин-
тенсивности взаимодействия между элементами системы. При этом
в настоящее время наиболее конструктивными из направлений
системных исследований считаются:
1) философское, на котором осуществляется анализ основа-
ний системного метода, раскрывается статус системного подхо-
да и общей теории систем, стратегии их развития, включая вы-
бор актуальных проблем;
2) системный подход и общая теория систем, имеющие не толь-
ко общенаучный статус и выполняющие специально-методоло-
гические функции, но и обладающие теоретическими функциями;
3) системный анализ, представляющий собой применение раз-
личных математических методов, которые базируются на систем-
ных идеях и положениях.
Переломный момент, обусловивший повышение уровня тео-
ретических исследований, связан с созданием различных вариан-
тов общей теории систем, имеющих концептуальный и логико-
математический аппарат, а также методологические предпосыл-
ки. Данное положение служит ключевым фактором в обеспечении
плодотворности системного метода в целом. Для правильной
трактовки и использования основных понятий теории систем не-
обходимо ознакомиться с эволюцией понятия системы, а также с
разными представлениями о понятиях, с помощью которых ха-
рактеризуется строение систем и функционирование системного
подхода.
С системным подходом тесно связана общая теория систем
(специально-научная и логико-методологическая концепция ис-
следования объектов, представляющих собой системы), которая
является конкретизацией и логико-методологическим выражени-
ем его принципов и методов. Первый вариант общей теории сис-

69
тем был выдвинут Берталанфи, однако у него было много пред-
шественников (в частности, А.А. Богданов). Основная идея Бер-
таланфи состояла в признании изоморфизма законов, управляю-
щих функционированием системных объектов, а важной его зас-
лугой было исследование открытых систем, которые постоянно
обмениваются веществом и энергией с внешней средой. В 50-
70-е гг. рассматривались и другие подходы к построению общей
теории систем. Их создателями были такие ученые, как М. Меса-
рович, Л. Заде, Р. Акофф, Дж. Клир, А.И. Уемов, Ю.А. Урман-
цев, Р. Калман, Э. Ласло и др. Основное внимание при этом об-
ращалось на разработку логико-концептуального и математичес-
кого аппарата системных исследований. В настоящее время общая
теория систем имеет важное значение для развития современной
науки и техники: не подменяя специальные системные теории и
концепции, имеющие дело с анализом определенных классов си-
стем, она формулирует общие методологические принципы сис-
темного исследования.
Системный подход - методологическое направление в науке,
основная задача которого состоят в разработке методов иссле-
дования и конструирования сложноорганизованных объектов -
систем разных типов и классов [16, 34]. Данный подход представ-
ляет собой определенный этап в развитии методов познания, ме-
тодов исследовательской и конструкторской деятельности, спо-
собов описания и объяснения природы анализируемых или ис-
кусственно создаваемых объектов. Исторически рассмотренный
подход приходит на смену широко распространенным в XVII-
XIX вв. концепциям механицизма и по своим задачам противо-
стоит этим концепциям.
Системный подход заключается в рассмотрении объектов,
процессов, проблем, представляющих собой совокупность взаи-
мосвязанных и взаимодействующих элементов, как единого це-
лого, предназначенных для выполнения определенных функций.
Наиболее широко методы данного подхода применяются при
исследовании сложных развивающихся объектов - многоуровне-
вых, иерархических, как правило, самоорганизующихся биоло-
гических, психологических, социальных систем, больших техни-
ческих систем, систем «человек -- машина» и т.д. Теоретической
базой для разработки таких методов является диалектико-мате-
риалистический принцип системности. К числу важнейших задач
системного подхода относятся:

70
1) разработка средств представления исследуемых и констру-
ируемых объектов как систем;
2) построение обобщенных моделей системы, моделей разных
классов и специфических свойств систем;
3) исследование структуры теорий систем н различных сис-
темных концепций и разработок.
В системном исследовании анализируемый объект рассмат-
ривается как определенное множество элементов, взаимосвязь
которых обусловливает целостные свойства этого множества.
Основной акцент делается на выявлении многообразия связей и
отношений, имеющих место как внутри исследуемого объекта,
так и в его взаимоотношениях с внешним окружением, средой.
Свойства объекта как целостной системы определяются не толь-
ко и не столько суммированием свойств его отдельных элемен-
тов, сколько свойствами его структуры, особыми системообра-
зующими, интегративными связями рассматриваемого объекта.
Для понимания поведения систем, прежде всего целенаправлен-
ного, необходимо выявить реализуемые данной системой процес-
сы управления - формы передачи информации от одних подсис-
тем к другим и способы воздействия одних частей системы на
другие, координацию низших уровней системы со стороны эле-
ментов се высшего уровня, управления, влияние па последние всех
остальных подсистем. Существенное значение в системном под-
ходе придается выявлению вероятностного характера поведения
исследуемых объектов. Важной особенностью данного подхода
является то, что не только объект, но и сам процесс исследования
выступает как сложная система, задача которой, в частности, со-
стоит в соединении в единое целое различных моделей объекта.
Системные объекты, как правило, не безразличны к процессу их
исследования и во многих случаях могут оказывать существен-
ное воздействие на него. В условиях развертывания научно-тех-
нической революции происходит дальнейшее уточнение содер-
жания системного подхода — детальное раскрытие его философс-
ких оснований, разработка логических и методологических
принципов, дальнейший прогресс в построении общей теории
систем.
Научная теория, как подчеркивалось ранее, имеет как внут-
реннюю организацию, так и внешние связи. Исходные термины
и предположения составляют основу, на которой непосредствен-
но строится научная теория. Поэтому они называются собствеп-

71
лыми основаниями теории. На этом основании строится внутрен-
няя организация теории, представляющая собой логическую схе-
му, т.е. множество терминов и предложений, связанных логичес-
кими отношениями. На примере таких понятий, как «элемент»,
«компонент», «структура» и «функция», кратко рассмотрим ос-
новные, вышеперечисленные аспекты, а также их роль в реализа-
ции структурного принципа, анализа и синтеза.
При проведении системных исследований определение исход-
ных компонентов и их свойств является первоочередной задачей
субстратно-структурного анализа. Без решения данной задачи,
во-первых, нельзя найти те или иные структуры системы; во-вто-
рых, свойства компонентов согласно законам взаимодействия
между собой и с целой системой зависят от влияния целой систе-
мы, а законы и процессы взаимодействия описываются с помо-
щью структур, в частности, структур математических уровней;
в-третьих, сами компоненты могут быть подвергнуты структур-
ному анализу при их рассмотрении как системы нижнего иерар-
хического уровня. Таким образом, учет уже этих моментов явля-
ется важным методологическим ориентиром в системно-компо-
нентном анализе. Структурно-функциональный принцип и
соответствующий ему структурный анализ и синтез пронизыва-
ют все виды системных исследований. Отображение структуры и
организации системы выступает интегральной характеристикой
содержания знания об объекте, позволяющей рассчитывать и
предсказывать интегральные свойства системы, осуществлять ее
синтез с ранее заданными свойствами, функциями и показателя-
ми. Структурно-функциональный анализ и синтез позволяют
применять разнообразные математические методы для построе-
ния математических моделей объектов - систем и тем самым вы-
ступают в качестве эффективного предварительного условия фор-
мализации знаний. Таким образом, теоретическая функция явля-
ется одним из существенных, но не единственным следствием
структурно-функционального принципа, играющего ведущую
роль в системном подходе.
Однако существуют аспекты, освещение которых в рамках
собственных оснований теории затруднительно. К таким аспек-
там можно отнести, например, трудности, возникающие в связи
с так называемым порогом различимости, и нахождением обоб-
щенной меры порядка и созданием методики определения коли-
чественного значения уровня упорядочения. Такая мера, как ин-

72
тегралъный критерий упорядоченности, должна характеризовать
наиболее существенные стороны функциональной системы в син-
тезированном виде. При этом наибольшую трудность при пост-
роении любой теории представляет выбор нужного уровня общ-
ности, или абстрагирования. Теория систем должна быть, с од-
ной стороны, достаточно абстрактной, а с другой, достаточно
конкретной для того, чтобы быть практически полезной. Реше-
ние данной проблемы, по нашему мнению, возможно на основе
дальнейшего развития внешних оснований теории, к которым
относятся логические, методологические, гносеологические и
философские основания.
Философские основания являются определяющими, на их ос-
нове осуществляется анализ собственных оснований системного
метода, раскрывается статус системного подхода, стратегии раз-
вития, включая выбор актуальных проблем. Говоря о философс-
ких основаниях, следует отметить два положения: во-первых,
понятия, используемые в системном подходе, имеют прямое от-
ношение к традиционным категориям диалектики, прежде всего
категориям части и целого; во-вторых, основным видом систем-
ных отношений является корреляция, т. е. связь соответствия. Ни
один элемент системы не может измениться без того, чтобы то
или иное изменение не претерпела бы и вся система в целом.
Структура любой системы опирается im корреляционные связи.
Гармонически корреляционные, согласованные действия элемен-
тов суть необходимое условие существования системы. Частны-
ми проявлениями корреляционной связи являются координация
и субординация, а также все виды функциональных зависимос-
тей. При этом корреляция не порождает новое явление, но опре-
деленным образом обусловливает как состояние системы, так и
ее функциональное развитие. Перед современной наукой стоит
проблема корректного совмещения этих двух подходов в преде-
лах расширенного толкования философского принципа детерми-
низма. Если раньше детерминизм основывался преимуществен-
но на генетических причинных связях, то теперь и системная кор-
реляция начинает пониматься как один из видов детерминации,
т.е. взаимообусловленности явлений.
Логические основания - это та логическая теория, с помощью
которой из собственных оснований выводятся производные пред-
положения. Логика занимается многими проблемами (смыслом
и назначением выражений языка, различными отношениями меж-

73
ду понятиями, операциями определения и логического деления,
вероятностными и статистическими рассуждениями), но главная
тема логических исследований - анализ правильности рассужде-
ния, формулировка законов и принципов, соблюдение которых
является необходимым условием получения истинных заключе-
ний в процессе вывода; развитие логики показало, что доказа-
тельства не обладают абсолютной, вневременной строгостью и
являются только опосредованными средствами убеждения, в раз-
ных логических системах доказательствами считаются разные
последовательности утверждений, и ни одно доказательство не
является окончательным. Таким образом, логические проблемы
науки XX в. достаточно ясно показали необходимость различ-
ных логических теорий для определенных теоретических постро-
ений. В частности, стало ясно, что применимость той или иной
логики зависит от специфики истинностных оценок собственных
оснований теории. Например, если правомерно оценивать соб-
ственные основания теории не только оценкой «истинно», по и
«неопределенно», то с такими основаниями будет согласовывать-
ся логика Рейхенбаха, а с понятиями «лучше», «хуже» и «равно-
ценно» - логика сравнительных оценок. Гносеологические осно-
вания- это инструментарий решения методологических проблем.
При этом в качестве инструмента выступают принципы (отраже-
ния, различия и отождествления, фундаментальной роли практи-
ки, конкретности истины, относительности адекватности отобра-
жения), метод идеализации, конструктившации и формализации,
анализа и синтеза, восхождения от абстрактного'к конкретному
и методы гносеологии, позволяющие адекватно применять поня-
тия, устанавливать истинность суждений [5].
К методологическим основаниям относятся методы построе-
ния, развития и обоснования теорий. Современная методология
исследования сложных систем базируется на развитии и широ-
ком применении методов математического моделирования. Но-
вая методология доказала свою эффективность при выполнении
ряда научных проектов, например в космонавтике. Познание
сложных систем при использовании новой методологии в общей
форме содержит два этапа. Первый связан с построением мате-
матической модели, второй - с анализом полученной модели.
Эффективным способом предопределения сложности и матема-
тического моделирования является использование принципов
декомпозиции и укрупнения. Интерпретацией принципа деком-

74
позиции являются принципы последовательной детализации за-
дач анализа и синтеза. Модели анализа разделяются на последо-
вательную цепочку моделей с обратными связями. Каждая пос-
ледующая модель в цепочке позволяет получить более детальное
решение, чем предыдущая. Основная идея упрощения состоит в
построении для заданной системы 5 такой системы, которая, яв-
ляясь более простой модификацией исходной, одновременно со-
храняла бы ее основные черты. Процедура «укрупнения» с мате-
матической точки зрения осуществляется следующим образом.
Для заданной системы S выбирается близкая ей базисная систе-
ма .S'u; опираясь на S и Sa. строится согласно определенному алго-
ритму укрупненная система. Построение алгоритма основано на
естественной эвристической идеи агрегирования (сборе) подсис-
темы и операции предельного перехода. Метод, несомненно, пер-
спективен в преодолении «тирании» размерности [17].
Таким образом, научные основы теории систем многоаспект-
ные и взаимосвязанные, а их совокупность раскрывает как внут-
реннюю организацию, так и внешние связи теории. При этом глав-
ным в проблеме соотношения различных оснований теории сис-
тем является то, что решение системных задач требует не просто
комплексного использования различных оснований, а примене-
ние их с точки зрения ведущей роли гносеологических оснований.
Исходя из анализа оснований следует, что при решении сис-
темных задач наиболее конструктивным являются структурно-
функциональный и субстратно-структурный принципы. При этом
структурно-функциональные анализ и синтез позволяют изменять
разнообразные математические методы для построения моделей
объектов систем. Однако методологическим средством реализа-
ции системного подхода при исследовании и решении практичес-
ких задач в различных отраслях деятельности человека является
системный анализ. Он представляет собой совокупность научных
методов, процедур, практических приемов исследования слож-
ных проблем. Главное в системном анализе то, что он позволяет,
с одной стороны, разбить сложную проблему на составляющие
ее простые задачи, имеющие отработанные методы решения, а с
другой, удержать их вместе в качестве единого целого. Область
применения системного анализа достаточно широка, включает
разнообразные постановки задачи и соответственно методы ре-
шения. Она лежит на стыке ряда наук и человеческой деятельно-
сти. Системный анализ целесообразно применять прежде всего

75
для исследования крупных комплексных проблем, имеющих при-
кладной характер. К таким проблемам можно отнести: разработку
новых сложных систем или систем, выполняющих свои функции
совершеннее существующих; улучшение функционирования раз-
личных сторон деятельности систем; устранение нежелательных
ситуаций, вызванных изменением внешних и внутренних факто-
ров, воздействующих на систему, и т.д. Системный анализ отли-
чается от других методов исследования не научным аппаратом,
а, главным образом, упорядоченным, логически обоснованным
подходом к разрешению проблем. Он предназначен в первую
очередь для решения слабоструктурированных проблем, т.е. та-
ких, в которых элементы и связи между ними определены только
частично. Объектами системного анализа являются процесс под-
готовки и принятия решений и различные проблемы, возникаю-
щие при создании и функционировании сложных систем.
Следовательно, системный анализ - совокупность методов и
средств, используемых при исследовании и конструировании
сложных и сверхсложных объектов, прежде асего методов выра-
ботки, принятия и обоснования решений при проектировании,
создания и управления социальными, экономическими, челове-
ко-машинными и техническими системами. Системный анализ
возник в 60-х гг. XX в. как результат развития исследования опе-
рапий и системотехники. Теоретическую и методологическую
основу этого анализа составляют системный подход и общая те-
ория систем. Системный анализ применяется главным образом в
исследовании искусственных (возникших при участии человека)
систем, причем в таких системах важная роль принадлежит дея-
тельности человека. Согласно принципам системного анализа
возникающая перед обществом та или иная сложная проблема
(прежде всего проблема управления) должна быть рассмотрена
как нечто целое, как система во взаимодействии всех ее компо-
нентов. Для принятия решения об управлении этой системой не-
обходимо определить ее цель, цели ее отдельных подсистем и
множество альтернатив достижения этих целей, которые сопос-
тавляются по определенным критериям эффективности, и выб-
рать наиболее приемлемый для данной ситуации способ управ-
ления. Важным этапом системного анализа является построение
обобщенной модели (или ряда таких моделей) исследуемой или
конструируемой системы, в которой учтены все ее существенные
переменные. В силу чрезвычайно большого числа компонентов

76
(элементов, подсистем, блоков, связей и т.д.)* составляющих со-
цналыю-экономические, человеко-машинные и т.п. системы, для
проведения системного анализа требуется использование совре-
менной вычислительной техники как для построения обобщен-
ных моделей таких систем, так и для оперирования с ними (на-
пример, путем проигрывания на таких моделях сценариев функ-
ционирования систем и интерпретации полученных результатов).
Здесь широко используются разработанные в последние два-три
десятилетия методы системной динамики, теории игр, эврис-
тического программирования, имитационного моделирования,
программно-целевого управления и т.д. Важной особенностью
системного анализа является единство используемых в нем фор-
мализованных и неформализованных средств и методов иссле-
дования.
Научная дисциплина «системный анализ» - одна из составля-
ющих науки о системах в целом. Основа науки о системах пре-
имущественно теоретическая, так как в отличие от традицион-
ной науки, которая ориентируется на исследование разных кате-
горий явлений и занимается определенным видом элементов
(например, физических, биологических, экономических и т.д.),
наука о системах изучает различные классы отношений. При этом
вид элементов, на которые направлены эти отношения, не фик-
сируется, именно поэтому наука о системах имеет междисципли-
нарный характер. Установлено, что этот факт имеет, по крайней
мере, два следствия. Во-первых, системные знания и методоло-
гия могут быть использованы практически во всех разделах тра-
диционной науки. Во-вторых, наука о системах обладает гибкос-
тью, позволяющей изучать свойства отношений в таких систе-
мах и, следовательно, в задачах, где фигурируют характеристики,
исследуемые обычно в самых разных областях традиционной
науки. Это. позволяет изучать подобные системы и решать такие
задачи в целом, а не рассматривать их как собрание несвязанных
предметных подсистем и подзадач. Такое положение позволяет
на концептуальном уровне рассматривать науку о системах как
методологическую основу многих современных теорий. При этом
под методологией теории принятия решений понимается учение
о структуре, логической организации, методах и средствах полу-
чения необходимой для процедуры выбора информации.
О научных основаниях системных исследований можно гово-
рить имея в виду разный смысл. Можно исследовать статисти-

77
ческие, логические, экономические основания и закономернос-
ти, т.е. изучать закономерности конкретных процессов в систе-
мах различной физической природы. Эти закономерности суще-
ственно зависят от особенностей объектов, представляемых в виде
систем. Но есть основания и закономерности иного характера -
общесистемные, характеризующие систему как целое. Обзор
именно этих оснований и закономерностей, а также различных
математических методов приведен в данном параграфе.
Для понимания того, что объект является системой, его необ-
ходимо представить в виде упорядоченного множества взаимо-
связанных элементов, обладающих структурой и соответствую-
щих принципу целостности [45]. При этом под принципом целос-
тности понимается невозможность получения объекта из
составляющих его элементов без их предварительного упорядо-
чения и интеграции связей между, ними; под структурой - отно-
сительно устойчивый способ связи элементов объекта; под эле-
ментом - некоторая часть объекта, которая, будучи связана с дру-
гими частями объекта, образует сам объект, для которого
характерны «системные эффекты» или эмерджептность [46], т.е.
наличие у целостной системы сверхаддитивных свойств, отсут-
ствующих у ее элементов, взятых в отдельности. Следовательно,
исходя из принципа целостности, свойства системы как целого
невозможно свести к сумме свойств составляющих ее частей; ее
свойства нельзя вывести из свойств отдельных частей; все эле-
менты, процессы и отношения внутри системы зависят от струк-
турного принципа организации целого. Данное положение лег-
ко проиллюстрировать на примере такой относительно простой
системы как радиоприемник: его свойства не сводятся к свойствам
составляющих его деталей - конденсаторов, резисторов, катушек
индуктивности; при разборке на элементы свое системное каче-
ство принимать из эфира электромагнитные волны и превращать
их в звуковые он утрачивает полностью; из деталей, составляю-
щих радиоприемник, можно собрать и генератор, и усилитель;
свойства целого быть именно радиоприемником задает его струк-
тура - электрическая схема. Именно структура, принцип постро-
ения целого существенны в первую очередь и для системы, даже
для рассмотрения неживой, но достаточно сложной системы, на-
пример твердого (кристаллического) тела, приходится привлекать
характеристики, относящиеся не к отдельным атомам, а к крис-
таллу в целом: про твердое тело уже нельзя сказать, что его свой-

78
ства определяются атомами, из которых оно состоит: в твердом
теле отдельные атомы как таковые уже не существуют, электро-
ны твердого тела принадлежат всему кристаллу в целом. Таким
образом, системный подход характеризуется следующими чер-
тами [47]:
• при исследовании объекта как системы описание элементов
не имеет самодостаточный характер, поскольку элемент описы-
вается не «как таковой», а с учетом его «места» в целом;
• один и тот же «материал», элемент выступает в системном
исследовании как обладающий одновременно разными характе-
ристиками, параметрами, функциями и даже разными принципа-
ми строения в зависимости от «контекста» исследования;
• исследование системы оказывается, как правило, неотдели-
мым от исследования условий ее существования;
• специфической для системного подхода является проблема
порождения свойств целого из свойств элементов и, наоборот,
порождения свойств элементов из характеристик целого;
• системный подход предполагает выделение различных уров-
ней системы и наличие иерархии этих уровней;
• при исследовании систем, располагающих собственными
органами управления, рассматриваются цели и целесообразный
характер поведения их элементов; источник преобразований та-
ких систем или функций обычно заключен в самих системах.
Исходя из современного уровня развития теории систем ос-
новными понятиями и категориями, используемыми в системных
исследованиях, являются:
• система и ее элементы, включающие близкие к ним катего-
рии состава и структуры системы, ее модели и моделирование
поведения системы, сложности системы вообще и сложности со-
здания модели системы для описания процесса ее функциониро-
вания;
• информация и энтропия;
• цель и ее выработка при создании облика системы, а также
соотношение понятий цели - управления - эффективности;
• декомпозиция и агрегирование систем с учетом всего комп-
лекса связанных с ними процессов и действий.
Раскрытие сущности данного подхода возможно только че-
рез понятие системы, которое является фундаментальным поня-
тием науки, научной категорией высокого уровня абстракции,
средством решения сложных проблем. Термин «система» (от гр.

79
systema - целое, составленное из частей, соединение) безусловно
является одним из самых распространенных и используемых в
различных областях человеческой деятельности. Этот термин
чрезмерно перегружен и имеет различный смысл. В научных дис-
циплинах этот термин используют в тех случаях, когда хотят оха-
рактеризовать исследуемый объект как нечто целое (единое),
сложное, о котором невозможно сразу дать представление, пока-
зав его, изобразив графически или описав его математическим
выражением. Существует несколько десятков определений этого
понятия. Например, в Философском словаре [31] дано такое оп-
ределение: «система - совокупность элементов, находящихся в
отношениях и связях между собой и образующих определенную
целостность, единство», а в Большой советской энциклопедии [27]
приведено следующее определение: «система - объективное един-
ство закономерно связанных друг с другом предметов, явлений,
а также знаний о природе и обществе», т.е. подчеркивается, что
понятие элемента (следовательно, и системы) можно применять
как к существующим, материально реализованным предметам,
так и к знаниям об этих предметах или о будущих их реализаци-
ях. При этом в понятии «система» (как и любой другой катего-
рии познания) объективное и субъективное составляют диалек-
тическое единство. В определении «система - целостное образо-
вание, состоящее из взаимосвязанных и взаимодействующих
компонентов (элементов, частей, подсистем) и обладающее
свойствами, которые не сводятся к свойствам компонентов и не
выводятся только из них» [16] зафиксировано основное свой-
ство целостности - единство, достигаемое посредством опреде-
ленных взаимосвязей, взаимодействий элементов системы и про-
являющееся в возникновении новых свойств, которыми элемен-
ты системы не обладают. Анализ определений понятия
«система» позволяет в широком смысле говорить о системе (S)
как об упорядоченной паре множеств: множество соответству-
ющих элементов (А) и множество отношений (R) между элемен-
тами множества А

Всякое бинарное отношение, обладающее такими свойства-


ми, как рефлексивность, симметричность, транзитивность, при-
нято называть отношением эквивалентности (тождество, равен-

80
ство, подобие, пропорциональность и т.п.). Когда говорят о важ-
ности этих отношений, имеют в виду, что па том или ином из них
основана любая классификация. Под эквивалентностью предме-
тов подразумевают их сходство лишь в каком-то одном отноше-
нии (именно в том, которое дало повод сопоставить предметы
между собой). При этом множество всех возможных взаимообус-
ловленных отношений между элементами внутри системы, опре-
деляющих ее качественную специфику, называется структурой.
Однако несмотря на содержательность понятия «отношение»,
общая концепция системы имеет ничтожное практическое значе-
ние. Это объясняется тем, что не раскрывается специфический
характер отношений, имеющийся между элементами системы, и
не существует возможности отличать системы от агрегатов. С це-
лью повышения практической полезности система любой приро-
ды описывается с трех точек зрения: I) функциональной; 2) мор-
фологической; 3) информационной [48].
С точки зрения функционального описания всякая система как
объект исследования интересна прежде всего своим существова-
нием, местом, которое она занимает среди других объектов в ок-
ружающем мире. Поэтому функциональное описание необходи-
мо для того, чтобы осознать важность системы, определить мес-
то и оценить отношение ее к другим системам. С этого начинается
познание системы, и без этого невозможно ее использование.
Функциональное описание (функциональная модель) должно со-
здать правильную ориентацию в отношении внешних связей сис-
темы, ее контактов с окружающим миром, направлений ее воз-
можного изменения. Функциональная модель включает оценку,
значимости системы в ее конкретной функции.
Морфологическое описание должно дать представление о
строении системы. Оно не может быть исчерпывающим; глубина
описания, уровень детализации, т.е. выбор элементов, внутрь
которых описание не проникает, определяются его назначением.
Названное описание иерархично. Конкретизация морфологии да-
ется на стольких уровнях, сколько их требуется для представле-
ния основных свойств системы. В данной иерархии может суще-
ствовать такая ступень, где прежние описания, применявшиеся
на более высоких ступенях, становятся непригодными и необхо-
димо применить принципиально новый их способ. Изучение мор-
фологии начинается с элементного состава. Под элементом в дан-
ном случае понимается подсистема, внутрь которой описание не

б-!** 81
проникает. Элементный состав может быть гомогенным (содер-
жать однотипные элементы), гетерогенным (содержать разнотип-
ные элементы) и смешанным.
Важным признаком морфологии является назначение (свой-
ства) элементов. В большинстве случаев объекты обладают прак-
тически бесконечным числом свойств, любое из которых мож-
но вполне осмысленно изучать и, как следствие, почти любой
объект невозможно изучить полностью. Это означает, что не-
обходимо отобрать ограниченное число характеристик, наилуч-
шим образом описывающих данный объект как явление. После
того как такой отбор сделан, следует определить процедуру из-
мерения (наблюдения) каждого свойства, которое в свою оче-
редь задает абстрактную переменную, представляющую наш
образ (отображение) соответствующего свойства. Следователь-
но, на исследуемом объекте система задается набором свойств
объекта и назначением каждому из них определенной перемен-
ной (с помощью процедуры измерения). Таким образом, систе-
ма всегда рассматривается не как реальная вещь, а как абстра-
гирование или отображение некоторых свойств объекта. Позна-
ние (отражение) разнообразных свойств объекта связано с
получением информации об этих свойствах в процессе натур-
ного (измеренного) или вычислительного (смоделированного)
эксперимента. В результате таких экспериментов появляется
возможность информационного описания познаваемого объек-
та. При этом важно понимание информации как меры порядка,
организованности, как характеристики структуры системы. Сло-
во «информация» столетиями использовалось многими иссле-
дователями, не привлекая к себе особого внимания*Лишь в на-
чале XX в., в связи с возрастанием роли информации в обще-
ственной деятельности возрос интерес к содержанию данного
.понятия. В настоящее время понятие «информация» использу-
ется в двух значениях — качественном (конкретном) и количе-
ственном (абстрактном).
Таким образом, с одной стороны, под информацией понима-
ют конкретную информацию (сообщение о копии отражаемого
объекта, явления), с другой, - ее численную меру, т.е. выражен-
ное (например, в битах) количество абстрактной информации, со-
держащейся в этом сообщении. Определение «информация» со-
храняется только за конкретной информацией, а ее численная
мера называется «количеством информации». Раскрытие трактов-

82
ки понятия «информация» диалектически связано с таким поня-
тием, как «неопределенность».
История развития понятия «неопределенность» показала, что
долгое время не был раскрыт его подлинный смысл, поэтому и в
науке, и в практике оно не играло существенной роли. И только с
возникновением математической теории информации к понятию
«неопределенность» стал проявляться все возрастающий интерес.
В настоящее время выяснение общенаучного статуса понятия
«неопределенность» в основном обусловлено тем, что оно непос-
редственно выводится из взаимосвязи философских категорий.
Прямой противоположностью данного понятия является поня-
тие «определенность», которое исторически всегда было на пер-
вом плане философского анализа. Смысл категории «определен-
ность» сводится к выяснению, насколько богато данное явление
различными свойствами. А быть определенным означает обла-
дать определениями. Философский анализ связи категорий оп-
ределенности и неопределенности позволяет выделить аспект этих
понятий, отображающих направленность развития. Движение по
сущности есть явная неопределенность, и сущность движения
выражается известной диалектической формулой «и да и нет».
«Итак, неопределенность - это понятие, отражающее момент тож-
дества противоположности в противоречивости движения» [16].
При этом многие исследователи указывают на связь категории
неопределенности с категорией движения. «Признание существо-
вания объективных неопределенностей содержится уже в диалек-
тическом понимании движения как нахождения тела и «здесь» и
«не здесь» [19].
Таким образом, непосредственная связь категории неопреде-
ленности с категорией движения дает основание считать основ-
ным подход к определению понятия «неопределенность» через
противоречивость движения. Использование других категорий
диалектики в определении неопределенности необходимо лишь
для раскрытия тех или иных дополнительных сторон, граней,
смысловых оттенков этого понятия. Под неопределенностью по-
нимается такая категория, которая характеризуется следующи-
ми признаками: превращением многообразия возможностей в
действительность (причем в начальной стадии этого процесса и в
стадии становления); наличием взаимодействия между свойства-
ми и состояниями явлений; отсутствием резких границ между
ними.

6' 83
В этом определении авторы выражают категорию «неопреде-
ленность» через традиционные философские категории. При этом
понятие «неопределенность» не отождествляется ни с одной из
уже известных категорий диалектического материализма, а ука-
зываются лишь те их специфические отношения, которые отра-
жаются в категории «неопределенность», т.е. то, что неопреде-
ленность характеризует переход от возможности к действитель-
ности. Во второй части определения указывается, что понятие
«неопределенность» отражает отсутствие абсолютных граней и
разграничительных линий между взаимодействующими объекта-
ми и состояниями процессов. Аналогичный смысл вкладывается
в понятие «неопределенность» в гносеологическом аспекте, ко-
торый определяется следующим образом: «неопределенность -
потенциально возможная, но не выявленная адекватность (неадек-
ватность) отображения оригиналу». Общим недостатком приве-
денных определений является сведение сущности категории
неопределенности к частным случаям ее проявления. Определе-
ние понятия «неопределенность» имеет фундаментальное значе-
ние. При этом она, с одной стороны, обусловлена недостаточной
надежностью и количеством информации (т.е. либо это фикса-
ция такого состояния этапа познания, который выражает неко-
торую неудовлетворительность имеющимся знанием о реальном
явлении, либо это принципиальная невозможность получения
удовлетворительного отображения данного явления); с другой
стороны, в свете последних научных воззрений это понятие несет
онтологическую нагрузку, т.е. отражает некоторое реальное свой-
ство объекта, Fie зависящее от сознания человека. Понятие «нео-
пределенность» служит отправной точкой к познанию взаимо-
связи таких категорий, как информация и энтропия.
Дать формальное определение понятию «информация» чрез-
вычайно трудно, да в этом и нет необходимости, так как фунда-
ментальное значение термина «информация» общеизвестно, и,
употребляя это слово по существу имеют в виду одно и то же.
Попытки изучения понятия «информация» начались в 20-е гг.
XX в., причем сначала в рамках гуманитарных наук, исследовав-
ших массовые и индивидуальные коммуникации. В этот же пери-
од Р. Хартли предложил ряд идей, вошедших в качестве осно-
вополагающих как в комбинаторный, так и в вероятностный
подход к теории информации. Однако возникновение математи-
ческой теории информации стало возможным после того, как в

84
начале XX в. было осознано, что количество информации мож-
но задавать числом так же, как можно выразить числом расстоя-
ние, массу, время, скорость и другие физические единицы. В ве-
роятностно-статистической теории информация выступает в ка-
честве уменьшающей неопределенности, а ее количество
измеряется посредством вероятности. При этом количество ин-
формации - это теоретико-информационная мера ее величины,
содержащейся в одном случайном объекте (событии, функции)
относительно другого случайного объекта [43]. Однако вероят-
ностно-статистическая теория информации не является единствен-
ной, появились и другие математические варианты определения
количества информации. К ним относятся топологический и ком-
бинаторный подходы, а также алгоритмическое определение ко-
личества информации. В естественных науках понятие информа-
ции связывается со свойствами сложности, упорядоченности,
организации структуры и разнообразия.
Ситуация, связанная с проблемой сущности информации в
современной науке, такова, что даже в настоящее время нет ос-
нований полагать о существовании общепризнанной единой кон-
цепции понятия «информация». Ни одно из его толкований не
может свести все многообразие трактовок данного понятия к ка-
кому-то одному содержанию. Все это (наряду с отсутствием в со-
временной теории информации законов сохранения) - свидетель-
ство бурного и противоречивого развития понятия «информация»
в современной науке. С позиции материалистической диалекти-
ки в качестве методологической основы философского анализа с
целью выявления общенаучного статуса понятия «информация»
выступает теория отражения. В философских работах наметились
два основных взгляда на сущность информации: атрибутивная и
функциональная концепции.
Сторонники функциональной концепции определяют инфор-
мацию как функциональное свойство самоуправляющих и само-
организующихся систем. Функциональное выделение информа-
ции осуществляется отражающей системой, оно передает состоя-
ние системы как вовне, так и внутри ее.
Информация в атрибутивной концепции является объективным
свойством материальных систем, т.е. это понятие - общее для всех
видов и форм движения материи, включая и неорганическую при-
роду. Согласно этому понятие «информация» связывается с тем
или иным свойством или атрибутом материи - таким, как отраже-

85
ние, разнообразие, структура, упорядоченность, неоднородное
распределение вещества и энергии в пространстве и времени. Ин-
формация вторична по отношению к отображаемому объекту, упо-
рядоченность и структура которого переносятся в отражающую
систему в процессе взаимодействия. Обобщая все выше сказанное,
делаем вывод, что понятие «информация» - это упорядоченное
отображение. Таким образом, базой общего понимания понятия
«информация» является категория отражения [37].
Другой не менее интересной категорией теории систем явля-
ется понятие сложности. К определению понятий сложности
и организации (организованности) и их действительному соот-
ношению специалисты шли «на ощупь», допуская известные
методологические и теоретические некорректности и преодоле-
вая их. Достаточно вспомнить о том, что в работах Н. Винера и
Дж. фон Неймана понятия сложности и организации систем отож-
дествлялись, что привело к путанице, а в итоге негативным обра-
зом сказалось на применении информационных оценок клеток,
тканей, органов и организмов, стоящих на разных ступенях био-
логической «лесгпицы». Указанные проблемы и обусловили за-
дачу раскрытия содержания и разновидности сложности, взаи-
мосвязи понятий сложности и организованности, структуры и
функции и их роли в познании сложно- и высокоорганизованных
систем. Дать строгое и полное определение сложности (и слож-
ной системы) оказалось нелегким делом. Ученые прошли путь от
интуитивного представления о сложности до объективного по-
нятия сложности, сформулированного на основе ее количествен-
ных оценок.
Достаточно общий подход к оценке сложности наметился в
разработках разных вариантов теории информации. Оценка язы-
ковой формы передаваемой информации по каналам связи ока-
залась, по существу, и оценкой относительной сложности, т.е.
разностью энтропии до и после передачи информации. Количе-
ство переданной информации с точки зрения задач техники свя-
зи определяется многообразием символов, с помощью которых
закодирована данная информация. Такая оценка языковой фор-
мы информации была реализована в статистической теории ин-
формации Хартли — Шеннона - Винера - Колмогорова. Осново-
полагающие теоремы принадлежат, как известно, К. Шеннону
[49], хотя 13-я теорема была сформулирована В.А. Котельнико-
вым еще в 1933 г. [50].

86
Но возникла необходимость в оценке сложности не формы, а
содержания - сложности отображенных в сообщении объектов.
Это возможно с помощью оценки относительной сложности од-
ной математической модели объекта по отношению к другой.
Математическая модель оказалась тем единством содержания и
формы отображения, в котором по отношению к объекту-ориги-
налу модель является формой отображения, а внутри теории
математическая модель предстает как содержание в виде каче-
ственных и количественных отношений параметров, структур и
программ поведения оригинала. Учитывая то, что любая мате-
матическая модель может быть представлена в виде алгоритма
ее построения, вытекает алгоритмический подход к оценкам слож-
ности сравниваемых объектов, который был реализован и вве-
ден А.Н. Колмогоровым: сложность математической модели од-
ного объекта по отношению к модели другого равна минималь-
ной длине программы получения первой из второй [51]. Чем
примечателен этот подход? С его помощью можно приближенно
выражать относительную сложность динамической организации
функционирования и поведения объекта. Это достигается тем,
что, во-первых, в модели отображается не просто разнообразие
связей между переменными, но и сам вид их упорядоченности (сло-
жение, умножение, возведение в степень и пр.). Во-вторых, раз-
нообразные виды зависимостей сведены к цепочке простейших
операции сложения и вычитания, которые представляют собой
простейшие арифметические действия.
Итак, исходя из сказанного, можно сделать два вывода.
1. Количественная оценка интегральной сложности систем-
ного объекта принципиально возможна на основе знания оценок
всех основных характеристик сложности и их соотношений меж-
ду собой. Однако существующие трудности поиска соизмеримо-
сти характеристик сложности затягивают решение теоретической
задачи на неопределенный срок. Чтобы яснее представить раз-
рыв между многообразием характеристик интегральной сложно-
сти и фактическим положением с ее оценками, отметим, что в
кибернетике и вычислительной технике в настоящее время оце-
нивается в основном сложность компонентного состава систем и
лишь частично их динамическая сложность.
2. При оценке относительной сложности систем необходимо
понять, какая именно характеристика сложности оценивается; без
такого указания величина сложности становится неопределенной,

87
ее применимость и познавательная ценность утрачиваются. При-
меры таких фиктивных оценок можно в изобилии найти в попыт-
ках анализа сложности технических и биологических систем.
Каково же соотношение между понятиями структуры и орга-
низации, с одной стороны, и сложности - с другой? Структура и
организация являются базовыми и специфическими характерис-
тиками любого объекта как системы. Общее в них то, что они
отображают вид упорядоченности (в широком смысле) или вид
композиции («конфигурации») элементов данной системы. При
этом компонентом системы (и элементом структуры) могут быть:
неделимые (для данной системы) часть, подсистема, свойство,
состояние, связь и отношение, функция, уровень организации,
этап, стадия, фаза, цикл функционирования, поведения в среде и
развития. Поэтому понятия структуры и организации являются
универсальными по содержанию, т.е. охватывают все стороны и
характеристики объекта. Следовательно, необходимо выяснить
соотношения понятий «организация» (структура) и «сложность».
С организацией и структурой более органично и непосредствен-
но связано понятие «сложность организации» и соответственно
оценка (величина) сложности организованности. Понятие же
«сложность состава» связано с понятием организации и структу-
ры через понятие «сложность организации» и соответственно
через оценки степени организованности. Это обусловлено тем,
что сложность состава и сложность организации суть абстракт-
ные характеристики понятий состава, структуры и организации.
Сложность состава учитывает разнообразие и многообразие (если
понятие разнообразия учитывает величину качественных и/или
количественных различий, то многообразие учитывает, кроме
того, абсолютную величину - число различающихся элементов)
компонентов суммарно, т.е. отвлеченно от их места и роли в этом
разнообразии и многообразии. Понятие «сложность организации»
фиксирует упорядоченность, композицию элементов как много-
образие их связей, а не их единство. Поэтому место и роль каждо-
го элемента в структуре, организации также не учитываются. От-
меченные моменты весьма важны для понимания специфики сис-
темного объекта и механизмов его преобразования и развития.
Являясь интегрирующей, целостной и существенной характе-
ристикой системы, структура (организация) позволяет объяснить
особенности сложности систем. Качественно различные уровни
сложности строения, этапы, стадии трудности в изменении и раз-

S8
витии объектов - в действительности косвенное выражение ста-
тической организации (строения), динамической организации
(функционирования и поведения) и организации процессов раз-
вития системных объектов. Это выражается в соотношениях оце-
нок сложности и организованности объектов, в переходах от од-
них уровней и степеней сложности и организованности к другим.
Опыт проектирования и эксплуатации сложных технических
и технологических процессов и устройств, процессы эволюции в
живой природе служат доказательством следующих положений:
• величина минимально необходимой организованности для
осуществления соответствующих функций и показателей качества
требует некоторой минимально необходимой величины «слож-
ности организованности», которая в свою очередь обусловлена
минимально необходимой величиной сложности состава;
• с ростом величины организованности повышается сложность
организованности, которая в свою очередь предполагает рост
минимально необходимой сложности состава;
• повышение степени организованности системы сопряжено
с ростом ее сложности, но рост последней может и не сопровож-
даться повышением организованности системы. Существуют си-
стемы как организованной, так и неорганизованной сложности.
Это одно из выражений относительно самостоятельной роли па-
раметра сложности.
Целенаправленно создавая систему, субъект должен заложить
в нее концепцию развития событий в желаемом направлении, т.е.
указать цель. Последняя формулируется на классе понятий, опи-
сывающих состояние системы. Тогда в процессе собственной эво-
люции, рационально расходуя доступные ресурсы, система в не-
который момент времени стремится достигнуть поставленной
цели. Такую систему называют нелсориентированной.
Кроме целеориептированных систем различают еще ценнос-
тно-ориентированные. В отличие от первых, где важен резуль-
тат, фиксируемый некоторым состоянием системы, во вторых
главным является сам процесс действия, оцениваемый по опре-
деленным критериям ценности. Формализация ценностно-ориен-
тированного поведения отличается от целеориентированного, и
соответственно меняется структура оптимального управления. Из
этого следует, что организация ценностно-ориентированных си-
стем должна иметь принципиально другой вид, нежели у систем
с целеполаганием [16].

89
Термин «отношение системы к цели» в научной литературе
трактуется неоднозначно. Так, различают: целеориентированные
системы; целенаправленные, движение которых по сравнению с
первыми измеряется особым показателем качества; целеполагаю-
щие системы, имеющие систему ценностей, на основании которой
формируется последовательность целей. Целеустремленность трак-
туется в субъективном смысле под действием управления, а целе-
направленность - в объективном смысле, как проявление сущнос-
ти системы. Соответствие с целью интерпретируется как целесо-
образность. Н. Винер в своих работах обходился одним термином
«целенаправленность». Предлагаемая нами классификация пред-
ставляется наиболее компактной и достаточно содержательной.
Деление на системы, стремящиеся достичь цели и ориентиро-
ванные на накопление ценностей, соотносятся с другой класси-
фикацией систем, заключающейся в их разграничении на рефлек-
сные и нерефлексные. К первым Н.Н. Моисеев относит системы,
однозначно реагирующие (рефлексирующие) на изменение усло-
вий существования, т.е. на действие среды, и собственного состо-
яния [32]. При этом реакция системы может включать изменение
цели и/или ценности.
Итак, цель - это качественная категория, представляющая
собой идеальное, мысленное предвосхищение результата деятель-
ности. В качестве непосредственного мотива цель направляет и
регулирует человеческую деятельность. Содержание цели зави-
сит от объективных законов действительности, реальных возмож-
ностей субъекта и применяемых средств.
Таким образом, в зависимости от сложности решаемой зада-
чи цель представляет собой не менее сложную функцию желае-
мого результата деятельности. В этом смысле нельзя рассматри-
вать цель в единственном числе, уместно говорить о системе це-
лей, обеспечивающей взаимную согласованность единичных
целей. При этом необходимо четко представлять, что цели выте-
кают из анализа потребностей практики (реальной деятельнос-
ти), а не из формальных построений теории, т.е. цели должны
рассматриваться не как предопределенные, а как результаты глу-
бокого изучения проблемной ситуации. Цель нельзя сводить к
частным показателям, так как последние, взятые отдельно, не
могут достаточно всесторонне представить сущность целей. При-
нятие решения по частным оценочным показателям в конечном
счете чаще всего не приводит к достижению цели. Данные поло-

90
жеяия обусловливают ряд требований, которым должна отвечать
цель. В качестве основных требований, предъявляемых к целе-
вой функции, в ряде работ выделяются следующие: комплекс-
ность, согласованность, реальность, системность.
Цель, как сложная функция, раскрывающая систему представ-
лений о решении проблемной ситуации, состоит из взаимосвя-
занных компонентов, которые (исходя из предпосылки, что эф-
фективность - важнейший показатель прогрессивности любой
системы) можно описать в терминах теории эффективности.
Сложность данного подхода объясняется тем, что как наука «те-
ория эффективности» находится в настоящее время в стадии ста-
новления, и разработана еще недостаточно полно. В силу этого в
различных источниках встречаются неодинаковые толкования
одних и тех же положений, вкладывается разное содержание в
одинаковые термины. Основным понятием данной теории явля-
ется понятие «эффективность», под которым в широком смысле
понимают степень реализации возможностей сил и средств, при-
влекаемых к достижению конкретной цели [52]. Количественная
опенка эффективности определяется отношением результатов как
функции полезности к затратам. При этом чаще всего применя-
ется подход, являющийся примером несогласованности, так как
в качестве конечной цели требуется «достижение максимума эф-
фективности с фиксированными затратами» или «получение ми-
нимума затрат при заданной эффективности», но именно данный
подход обеспечивает вдзможность практической реализации
цели.
Системный анализ включает следующие основные этапы:
формирование проблемы, формулирование целей, разработка и
исследование альтернатив достижения поставленных целей, срав-
нение альтернатив и выбор оптимального способа достижения
общей цели. На первом этапе необходимо уяснить возникшую
ситуацию и убедиться в существовании проблемы, четко ее сфор-
мулировать, установить связи с другими проблемами и опреде-
лить ее принципиальную разрешимость. Как правило, в любой
конкретной ситуации главная проблема сразу не видна. Прямо
или косвенно она связана с другими проблемами. Нужно соста-
вить их полный перечень и выявить, какая из проблем приводит
к разрешению ситуации и, следовательно, является главной. Иног-
да для этого приходится предварительно разрешать некоторые
простейшие проблемы из составленного перечня.

91
На этапе первоначального формулирования и упорядочения
проблемы используется метод сценариев [53], служащий сред-
ством получения и сбора информации о взаимосвязи рассматри-
ваемой проблемы с другими проблемами. Анализ сценариев по-
зволяет отмежеваться от второстепенных проблем, понять сущ-
ность главной и наметить пути ее решения. Главная проблема
делится на подпроблемы до тех пор, пока возможные решения
каждой из них не станут очевидными, наглядно демонстрирован-
ными. Этот процесс в системном анализе сочетается с синтезом -
объединением в единую систему множества частных решений.
На основе формулировки проблемы осуществляется форми-
рование цели. В общем случае цель - это желаемый результат де-
ятельности, имеющий определенную полезность. Общая цель
разрешения проблемы может быть выражена общим качествен-
ным требованием (например, «повысить эффективность...»). Та-
кая цель весьма неконкретна, как и пути ее достижения. Поэто-
му, кроме общей цели, выявляются промежуточные, частные цели
и подцели, достижение которых обеспечивает достижение общей
цели. По мере перехода с верхнего уровня этого иерархического
построения целей на нижний происходит их «конкретизация». На
нижних уровнях цель может выражаться количественными пока-
зателями ожидаемых результатов. Эффективной формой пред-
ставления целей (научных задач) может быть структурный (схе-
матический) перечень целей, сгруппированных по определенным
разделам. Главное, чтобы они были объединены в систему, обла-
дающую полнотой и упорядоченностью.
В целом системный анализ предполагает наличие необходи-
мого и достаточного объема информации о сущности проблемы,
ее логической структуре, связях с другими (внешними по отно-
шению к ней) проблемами, информации о различного рода фак-
торах, влияющих на решение проблемы, о наличии ресурсов для
ее решения и т.д. Многие из этих факторов не поддаются количе-
ственной оценке, потому их можно учесть, лишь используя зна-
ния и опыт специалистов по данной проблеме. Вместе с тем сис-
темный анализ служит и средством упорядочения этой исходной,
подчас разнообразной и противоречивой информации, а также
средством получения новой информации об исследуемой пробле-
ме или системе, о возможных их состояниях в будущем.
Системный анализ располагает специфическим инструментом
исследований, который включает неформальные эвристические

92
методы (сценариев, экспертных оценок, «перекрестных» сравне-
ний, диагностики); графические методы (сетевые, матричные и
др.); количественные методы (математические, программирова-
ние, теорию игр, теорию статистических решений и др.). На всех
этапах системного анализа широко используется метод модели-
рования. При этом применяются оптимизационные, игровые,
имитационные и другие модели. К результатам системного ана-
лиза нужно подходить критически, так как при его выполнении,
даже при отсутствии ограничений ресурсов и времени, нельзя
учесть многообразия всех факторов, определяющих решаемую
проблему. Однако и неполный анализ всегда лучше, чем его пол-
ное отсутствие. В целом же системный анализ является действен-
ным средством решения сложных проблем. Он далеко не всегда
может дать точный ответ на поставленный вопрос, однако его
применение позволяет достаточно четко уяснить проблему и выб-
рать наиболее эффективный вариант ее решения.
2 ПРОБЛЕМЫ ПОДТВЕРЖДЕНИЯ
И ОПРОВЕРЖЕНИЯ
НАУЧНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ В ТЕОРИИ
Если начинают с неправильного,
то мало надежды на правильное
завершение.
Конфуций

21 СУТЬ ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ


ДОСТОВЕРНОСТИ ЗНАНИЯ

Умные люди па то и умны, чтобы


разбираться в запутанных вещах.
М.А. Булгаков

Истина - величайшая социальная и личная ценность. Обычно


истину определяют как соответствие знания объекту. Знания -
это специальная форма представления информации, позволяю-
щая человеческому мозгу хранить, воспроизводить и понимать
ее. Специальная форма - это определенным образом структури-
рованная информация, при отом, когда информационная струк-
тура узнаваема для человека, ее называют понятием. Полезные
знания - это информация, организованная в понятия. Таким об-
разом, в рамках современной парадигмы истина - это адекват-
ная информация об объекте, получаемая посредством его чув-
ственного или интеллектуального постижения либо сообщения о
нем и характеризуемая с точки зрения ее достоверности. Таким
образом, истина существует не как объективная, а как субъек-
тивная, духовная реальность в ее информационном и ценност-
ном аспектах. Ценность знания определяется мерой его истинно-
сти. Другими словами, истина есть свойство знания, а не самого
объекта познания.
Знание есть отражение и существует в виде чувственного или
понятийного образа - вплоть до теории как целостной системы.

94
Таким образом, истину определяют как адекватное отражение
объекта познающим субъектом, воспроизводящее реальность
такой, какова она есть, вне сознания, независимо от него. Это
объективное содержание чувственного, эмпирического опыта, а
также понятий, суждений, теорий, учений и, наконец, всей целос-
тной картины мира в динамике ее развития. То, что истина есть
адекватное отражение реальности в динамике ее развития, при-
дает ей особую ценность, связанную с прогностическим измере-
нием. Истинные знания дают людям возможность разумно орга-
низовывать свои практические действия в настоящем и предви-
деть грядущие события. Если бы познание не было с самого своего
возникновения более или менее истинным отражением действи-
тельности, то человек не мог бы не только разумно преобразо-
вывать окружающий мир, но и приспособиться к нему. Сам факт
существования человека, история науки и практики подтвержда-
ют справедливость этого положения [11].
Однако человечество редко достигает истины иначе, как че-
рез крайности и заблуждения. Последнее представляет собой не-
желательный, но правомерный зигзаг на пути к истине. Заблуж-
дение - это содержание сознания, не соответствующее реально-
сти, но принимаемое за истинное [14]. История познавательной
деятельности человечества показывает, что и заблуждения от-
ражают, правда односторонне, объективную действительность,
имеют реальный источник, «земное» основание. Нет и в прин-
ципе быть не может заблуждения, решительно ничего не отра-
жающего - пусть и очень опосредованно или даже предельно
извращенно. Бытует мнение, будто заблуждения - досадные слу-
чайности. Однако они неотступно сопровождают историю по-
знания как плата человечества за дерзновение узнать больше,
чем позволяют уровень наличной практики и возможности тео-
ретической мысли. Человеческий разум, устремленный к исти-
не, неизбежно заблуждается, что обусловливается как его исто-
рической ограниченностью, так и претензиями, превосходящи-
ми его реальные возможности, а также относительной свободой
выбора путей познания, сложностью решаемых проблем, стрем-
лением к реализации замыслов в ситуации неполной информа-
ции. В научном познании заблуждения выступают как ложные
теории, непознанность которых выявляется ходом дальнейше-
го развития науки. Заблуждения имеют и гносеологические, и
психологические, и социальные основания. Но их следует отли-

95
чать от лжи как нравственно-психологического феномена.
Ложь - это искажение действительного состояния дел, имеющее
цель кого-либо обмануть или сознательно сокрыть то, что было.
Источником лжи может также быть и логически неправильное
мышление.
Научное познание по сути невозможно без столкновения раз-
личных, порой противоположных, воззрений, без борьбы убеж-
дений, мнений, дискуссий и без заблуждений, ошибок. Проблема
ошибок занимает не последнее место в науке. В исследовательс-
кой практике ошибки нередко совершаются в ходе наблюдения,
измерения, расчетов, суждений, оценок. Однако нет оснований
для пессимистического воззрения на познание как на сплошное
блуждание в потемках вымыслов. Заблуждения в науке постепен-
но преодолеваются, а истина пробивает себе дорогу к свету. В
связи с этим важно существование такого специфического поня-
тия, как достоверность научного знания.
Достоверность - это форма существования истины, обосно-
ванной каким-либо способом [28]. Обыденное сознание, представ-
ляя истины как прочно достигнутый результат познания, опери-
рует этими безусловными истинами. Но система научных знаний,
да и житейский опыт - не склад исчерпывающей информации о
бытии, а бесконечный процесс, восходящий от низших ступеней
ограниченного, приблизительного ко все более всеобъемлюще-
му и глубокому постижению сути вещей. Однако истина отнюдь
не только движущийся без остановки процесс, а единство про-
цесса и результата. Она исторична, и в этом смысле, понятие ко-
нечной или неизменной истины — всего лишь фантом. Любой
объект познания неисчерпаем, он постоянно изменяется, облада-
ет множеством свойств и связан бесчисленными нитями взаи-
моотношений с окружающим миром. При этом каждая ступень
познания ограничена уровнем развития науки, историческими
процессами жизни общества, состоянием практики, а также по-
знавательными способностями определенного ученого, развитие
которых обусловлено и конкретно-историческими обстоятель-
ствами. Не следует забывать и о таком признаке зрелости науч-
ной дисциплины как парадигма, которая оказывает большое вли-
яние на всю деятельность сообщества (как минимум научного).
Именно парадигма в известной мере гарантирует возможность
получения правильного ответа на вопрос, корректно поставлен-
ный в ее рамках.
i
96
Научные знания, в том числе и самые достоверные, точные,
имеют относительный характер, что выражается неполнотой и
вероятностным характером. Истина относительна, так как она
отражает объект не полностью, не целиком, не исчерпывающим
образом, а в известных пределах, условиях, отношениях, кото-
рые постоянно изменяются и развиваются. Относительная исти-
на есть ограниченно верное знание о чем-либо. Таким образом,
истины, познанные наукой па том или ином историческом этапе,
не могут считаться окончательными. Они по необходимости яв-
ляются относительными, т.е. истинами, которые нуждаются в
дальнейшем развитии, углублении, уточнении. Каждая последу-
ющая теория по сравнению с предшествующей является более
полным и глубоким знанием. Все рациональное содержание пре-
жней теории входит в состав новой. Отметается наукой лишь пре-
тензия, будто эта теория являлась исчерпывающей. Прежняя те-
ория истолковывается в составе повой теории как относительная
истина и тем самым как частный случай более полной и точной
теории. Говоря об относительном характере истины, не следует
забывать, что имеются в виду истины в сфере научного знания,
но отнюдь не знание абсолютно достоверных фактов. Именно
наличие абсолютно достоверных и потому абсолютно истинных
фактов чрезвычайно важно в практической деятельности людей.
Абсолютная истина - это такое содержание знания, которое
не опровергается последующим развитием науки, а обогащается
и постоянно подтверждается жизнью. Под абсолютной истиной
в науке имеют в виду исчерпывающее, предельное знание об
объекте, как бы достижение тех границ, за которыми уже больше
нечего познавать. Процесс развития науки можно представить в
виде ряда последовательных приближений к абсолютной истине,
каждое из которых точнее, чем предыдущие. Термин «абсолют-
ное» применяется и к любой относительной истине: поскольку
она объективна, то в качестве момента содержит нечто абсолют-
ное. И в этом смысле можно сказать, что любая истина абсолют-
но относительна.
Удельный вес абсолютного постоянно возрастает. Развитие
любой истины есть наращивание моментов абсолютного. Напри-
мер, каждая последующая научная теория является по сравнению
с предшествующей более полным и глубоким знанием. Но новые
научные истины дополняют, конкретизируют или включают в
себя предшествующие истины, как моменты более общих и глу-
7-™ 97
боких истин. При этом в процессе развития познания предпосыл-
ки, допустимые на одном уровне отображения объекта, на новом
уровне должны быть «сняты», т.е. не просто отброшены, а заме-
нены новыми по закону отрицания отрицания. Таким образом,
наука располагает не только абсолютными истинами, но в еще
большей мере - истинами относительными, хотя абсолютное все-
гда частично реализовано в наших актуальных знаниях. Следо-
вательно, нет смысла увлекаться утверждением абсолютных ис-
тин, необходимо помнить о безмерности еще непознанного, об
относительности нашего знания. При этом уже в XX в. понятие
«истина» постепенно уступает место понятию модели, осознают-
ся принципиальная неполнота, схематичность любого описания
явлений и отсутствие возможности точного и полного формали-
зованного знания. Модель становится одним из центральных
понятий теории познания, оно связано с понятием истины и суж-
дения (мнения, гипотезы), сходства (подобия) и различия. Чело-
век моделирует не только объекты и явления внешнего мира, по
и самого себя, деятельность собственного мозга. В рамках дан-
ной парадигмы все наши знания о законах и закономерностях суть
совокупности моделей. При этом не существует совокупности
моделей, которая являлась бы полностью достоверной и един-
ственно истинной. Модели, чтобы подтверждать свое соответ-
ствие реальности, должны, как минимум, улавливать важнейшую
сущность в структуре реальности.
Все вышесказанное свидетельствует о том, что применение
понятия «достоверность» к какому-либо объекту предполагает
наличие определенных условий, к которым относятся следую-
щие [14].
1. Существование, по крайней мере, двух объектов (объекта-
оригинала и объекта, представляющего собой отражение ориги-
нала), пи один из которых не является компонентом другого.
2. Сложная природа каждого из указанных объектов включа-
ет некие обшие свойства, хотя их сущности различны.
3. Анализ одного из объектов может раскрыть некоторые
свойства сущности другого объекта.
4. Наличие доступного механизма анализа (схватывания) со-
стояний указанных объектов.
5. Наличие доступного аппарата (символьного, логического,
аналигического) интерпретации поведения одного из указанных
объектов на основе интерпретации поведения другого.

98
Прямая оценка степени достоверности отражения одного
объекта через другой происходит на основе использования меха-
низмов анализа (схватывания) состояний объектов. Косвенная
опенка степени достоверности осуществляется на основе интер-
претации поведения объектов.

2.2. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ


И ПРИНЦИПЫ УСТАНОВЛЕНИЯ
ИСТИННОСТИ СУЖДЕНИЙ
Обращаться со едоками нужно
честно.
Н.В. Гоголь

Решение методологической проблемы оценки истинности знаний


связано с установлением истинности суждений. Обычно под суж-
дением в широком смысле понимается мысль, показывающая со-
отношение двух понятий. Суть проблемы сводится к анализу ка-
чественной специфики истинности, выявлению ее принципов,
предпосылок и методов установления истинности суждений. Рас-
смотрение данной проблемы целесообразно начать с гносеоло-
гических предпосылок истинности суждений, за основания кото-
рых принимаются качественные различия условий.
Гносеологическая проблематика истинности суждений в ос-
новном связана с простыми суждениями. Поэтому конкретный
анализ проблемы начнем с простых суждений и предварительно-
го указания, что такое истинное значение, или истинная оценка
суждения. Под простыми понимаются суждения, не содержащие
логических связок «и», «или», «если..., то...» и т.п., а также логи-
ческого оператора отрицания - «не». Истинность сложных суж-
дений (содержащих указанные связки и операторы) является уже
логической проблемой. Простое суждение, исходя из логических
предпосылок, есть приписывание субъекту суждения (т.е. терми-
ну, обозначающему объект, о котором мы судим) предиката суж-
дения (т.е. термина, обозначающего признак). Обычно субъект
суждения обозначается буквой «S», предикат- буквой «Р», при-
писывание - словом «есть». Тогда суждение символически запи-

1' 99
сывается выражением «S есть Р». Здесь возникает вопрос: дей-
ствительно ли приписывание субъекту 5 предиката Р соответству-
ет реально тому, что присуще объекту Q, обозначаемому субъек-
том суждения S, признака R, обозначаемого предикатом сужде-
ния Р. Оценки этого соответствия называются истинностными
значениями суждения. Хорошо известны истинностные значения
суждений «истина» (в случае соответствия), «ложь» (в случае не-
соответствия), «бессмысленно» (если ни того, ни другого нельзя
установить «в принципе»). Существуют и другие истинные зна-
чения (степени достоверности), которых, вообще говоря, неогра-
ниченное количество [18]. Например, известно, что в математике
существуют как классическая, так и конструктивная истинность.
Они устанавливаются различными методами. Эти типы истин-
ности требуют в соответствующих направлениях математики при-
менения различных логик (классической или конструктивной со-
ответственно). Все это необходимо для получения из истинных
суждений данного вида новых истинных суждений того же вида.
Существуют и модальные оценки истинности (необходимо истин-
но, случайно истинно, возможно истинно). Известны и такие ка-
чественно различные типы истинности, как эмпирическая и ана-
литическая, фактуальная (фактическая) и логическая [18]. Таким
образом, чтобы установить истинность качественно различных
видов, прежде всего надо выяснить предпосылки, которые обус-
ловливают ее специфику. Другими словами, здесь существенна
природа истинности, детерминируемая гносеологическими осно-
ваниями той или иной теории, и, как правило, в первую очередь
принципами - конкретности истинности и практики.
Данные об окружающем мире наиболее точно и достоверно
характеризуют реальность. Эти данные получены не только пу-
тем фиксации фактов научной и практической деятельности лю-
дей, но и в ходе экспериментальных исследований. Под экспери-
ментом понимается управляемый субъектом (полностью или ча-
стично) процесс создания комплекса условий функционирования
исследуемой системы, направленный на изучение свойств этой
системы. Обработка эмпирических данных позволяет получить
наиболее фундаментальные, широко используемые, теоретичес-
кие выводы и положения. Таким образом, эмпирический базис
можно смело рассматривать в качестве важнейшей компоненты
структуры познания мира. Эффективность использования эмпи-
рических данных в ходе научного исследования во многом опре-

100
делается эффективностью модели (процедуры, алгоритма, мето-
да и т.п.) получения вывода па основе обработки эмпирических
данных.
При этом необходимо исходить из того, что средством по-
знания природы, как объективной реальности, являются органы
чувств человека и измерительные приборы, как техническое до-
полнение органов чувств. Приборы определяют информацию
пропорционально измеряемой величине и разрешающей способ-
ности прибора (цене деления шкалы измерительного прибора).
Следовательно, чем точнее прибор, тем больше информации (при
прочих равных условиях) можно получить с его помощью. Та-
ким образом, информация об исследуемых свойствах зависит не
только от объективных факторов, но и от субъективного выбора
параметра, характеризующего чувствительность прибора. Поэто-
му для установления эмпирической истинности методами наблю-
дения, измерения, эксперимента необходимы гносеологические
предпосылки чувственного познания. К ним относятся упроще-
ния и огрубления действительности, зависящие от разрешающих
способностей ощущений и восприятия субъекта, или так называ-
емых «порогов» ощущений. Заметим, что с помощью техничес-
ких средств эти «пороги» можно изменять, но не беспредельно.
Кроме того, говорить об эмпирической истинности суждений
можно только тогда, когда предмет, о котором судят, и свойство,
которое ему приписывают, являются материальными, так как
абстрактные (нематериальные) объекты чувственно восприни-
маться не могут.
Аналитическая истинность связана со смыслом и значением
терминов, входящих в суждение. Поэтому основной гносеологи-
ческой предпосылкой методов установления этого вида истин-
ности является отвлечение (а тем самым - и независимость) от
чувственного восприятия объекта как от несущественного. Су-
щественным в данном случае будет уже понятийное описание (дес-
крипция) как тех объектов, о которых судят, так и тех свойств и
отношений, которые этим объектам приписывают. Иначе гово-
ря, здесь совершенно неважно, воспринимает субъект или не вос-
принимает эти объекты чувственно; важно лишь то, что субъект
имеет их описания или определения. На их основе субъект и оце-
нивает истинность суждения. Как правило, формальные теории
всегда состоят из некоторых специфических аксиом (арифмети-
ки, геометрии и т.п.), логических аксиом и правил. Другими сло-

101
вами, логика является необходимой частью всякой формальной
теории. Поэтому в классе аналитически истинных предложений
(суждений) можно выделить подкласс логически истинных пред-
ложений, истинность которых устанавливается только на основе
смысла логических терминов («и», «или», «если..., то...», «не»,
«все», «некоторые» и т.п.).
Из теоремы К. Гёделя о полноте формализованной логики
(исчисления предикатов первого порядка) следует, что все логи-
чески истинные предложения (логические истины, или законы
логики) могут быть описаны конечной системой аксиом и пра-
вил логического исчисления. Это значит, что, какое бы мы ни
взяли логически истинное по содержанию предложение, его фор-
ма будет представлять формальные предложения, принадлежа-
щие указанному логическому исчислению (т.е. это предложение
будет доказуемо в данном исчислении из принятых аксиом и пра-
вил). Подобное обстоятельство свидетельствует о семантической
полноте логического исчисления или о том, что всякая логичес-
кая истина выражается в логическом исчислении.
Иначе обстоит дело с «математическими истинами», даже с
истинами самой простой из математических теорий - арифмети-
ки натуральных чисел (теории о натуральных числах О, 1, 2, ...,
их сложении, умножении и т.п. операциях). Так, теорема К. Гёде-
ля о неполноте формализованной арифметики натуральных чи-
сел утверждает, что никакой конечной системой аксиом формаль-
ной арифметики нельзя выразить все истинные предложения со-
держательной арифметики натуральных чисел, т.е. в этом смысле
никогда нельзя выразить «арифметических истин» полностью.
Иначе говоря, формальная арифметика семантически неполна,
не способна через форму логических предложений выразить все
арифметические истины {истины аналитические фактуальные).
При этом требования логики не следует возводить в ранг абсо-
люта, так как в рамках идеи построения логических и математи-
ческих объектов существует развивающееся конструктивистское
направление. Данное направление в математике возникло в фор-
ме интуиционизма и в историческом плане многократно моди-
фицировалось. Для исключения логико-математических проти-
воречий конструктивистский метод оказался эффективным сред-
ством. Так, в частности, не одним, а несколькими способами
удалось доказать непротиворечивость формальной арифметики
[41]. Эти доказательства существенно ослабляют значение теорем

102
К. Гёделя. Согласно его второй теореме непротиворечивость
арифметики недоказуема. Она действительно недоказуема при тех
методах, которые использовал К. Гёдель. Но она доказуема при
других методах, в частности, в рамках конструктивизма. При этом
как те, так и другие методы, не без успеха используются в мате-
матике и логике. Поэтому требования, которые предъявляются,
допустим, к математике одним из ее направлений —логицизмом,
формализмом, конструктивизмом, неправомерно возводить в
ранг абсолюта [6].
Из сказанного можно сделать вывод, что истины логические
и истины математические принципиально различны относитель-
но формализации (и аксиоматизации) логики и математики. Ло-
гические истины выразимы конечной системой аксиом, а мате-
матические - невыразимы. На этой базе можно сделать вывод о
качественном различии аналитической истинности: истины ана-
литические логические качественно отличаются от истин анали-
тических фактуальпых, в том числе и математических. Правда,
теоремы К. Гёделя лишь косвенно свидетельствуют об этом раз-
личии по способности теорий быть, конечно, аксиоматизируемы-
ми. Однако уже этот семантический подход в логике и математи-
ке дает возможность утверждать, что по основанию истинности
логика и математика принципиально различны и ни одна из них
не является частью другой. Дальше этого вывода семиотический
анализ не идет. Но гносеологический анализ может идти дальше,
с его помощью можно показать, что логические и математичес-
кие истины основаны на качественно различных гносеологичес-
ких предпосылках. Истинность математических истинных, но не
являющихся логически истинными предложений, называемых
фактуально (фактически) истинными предложениями, устанавли-
вается на основе смысла не только логических, но и дескриптив-
ных (описывающих специфические объекты действительности)
терминов. Отсюда следует, что логическая истинность основана
на более сильных гносеологических предпосылках, т.е. на более
сильных упрощениях и идеализациях суждений, чем фактуальная
истинность, так как для ее установления не требуется даже ана-
лиза смысла дескриптивных терминов, входящих в эти предло-
жения. Но в таком случае установление логической истинности
предложения, называемого законом логики, не зависит от зна-
ния (или незнания) конкретной специфики объектов, так как ло-
гические термины не содержат об этой специфике информацию.

103
Поскольку логическая истинность устанавливается только на
основе логических терминов, то от смысла дескриптивных тер-
минов, а тем самым и от специфики отображаемых ими объек-
тов, можно отвлечься, т.е. не учитывать эту специфику, если даже
она известна.
Значит, логическую истинность можно устанавливать, не зная
смысла дескриптивных терминов, т.е. не имея информации о тех
конкретных предметах и их признаках, которую эти термины со-
держат. В этом смысле и говорят, что законы логики не несут
факгуалыюй (фактической) информации, которая необходима и
достаточна для выделения в непустом множестве объектов како-
го-либо непустого подмножества. Это не означает, что они вооб-
ще не несут никакой информации о действительности. Напротив,
они отображают общие закономерности логических отношений
действительности.
Таким образом, истинность суждений о чувственно предста-
вимых объектах может быть установлена как эмпирически, так и
аналитически в соответствии с теми гносеологическими предпо-
сылками, которые принимались при отражении этих объектов.
Иначе говоря, вид истинности зависит не от природы объектов,
о которых судят, а от вида отображения (чувственного или раци-
онального) и соответствующих методов установления истиннос-
ти. Данный вывод явно не соответствует бытующей в литературе
точке зрения, согласно которой все суждения о чувственно вос-
принимаемых объектах могут быть только эмпирически истин-
ными; что касается аналитической истины, то она якобы может
характеризовать только суждения о чувственно не воспринимае-
мых-объектах, к которым относят как абстрактные объекты, так
и материальные, но непосредственно .не воспринимаемые орга-
нами чувств [54].
Возможность строить суждения об объектах па базе как чув-
ственного, так и рационального их отображения сопровождает-
ся определенными теоретико-познавательными трудностями.
Процесс сведения эмпирической истинности к аналитической и
наоборот может приводить к неверным истинностным оценкам.
Тем не менее потребности практики определили в качестве до-
минирующей другую систему взглядов на проблему достоверно-
сти научных суждений. Важнейшим требованием к ним является
существование принципиальной возможности воспроизведения
научного результата, другим ученым (другим научным коллек-

104
тивом). Научный результат, воспроизведение которого невозмож-
но, не считается достоверным. Основными принципами, которы-
ми руководствуются ученые па этапе воспроизведения научного
результата, служит принцип соответствия, который формулиру-
ется следующим образом: любой достоверный научный резуль-
тат не должен противоречить научным знаниям, отвечающим
общепризнанным критериям истины, а также эмпирическим
фактам.
Первая часть принципа соответствия на протяжении многих
десятилетий подвергается интенсивной критике со стороны весь-
ма авторитетных ученых. Так, например, Л. Витгенштейн ут-
верждает, что если новое научное знание не противоречит эле-
ментам известных теорий, то оно является тавтологией, т.е. из-
ложением известных результатов новым способом. Поэтому такое
знание не отвечает, по мнению Л. Витгенштейна, критерию но-
визны. Но представители неопозитивизма и конструктивизма (в
том числе выдающийся советский математик А. Марков) не ви-
дят в тавтологичности нового научного результата большого
греха. Главным, что определяет новизну результата, служит кри-
терий прагматической ценности научного результата. Если ре-
зультат явно тавтологичен, но дает в руки исследователя или прак-
тика инструмент, позволяющий эффективно решать принципи-
ально новые задачи пауки и практики, такой результат все равно
является принципиально новым. Именно таким образом тракту-
ется новизна научных результатов в международных норматив-
ных документах по охране интеллектуальной собственности [55].
Для того чтобы существовала принципиальная возможность
опенки достоверности научного знания по критерию соответствия
общепризнанным научным знаниям, новый научный результат
должен отвечать критерию прозрачности, который формулиру-
ется следующим образом: форма представления нового научно-
го результата должна соответствовать нормативным требовани-
ям к изложению научных результатов, обоснование нового науч-
ного результата должно опираться на общеизвестные процедуры
логического и математического выводов. Таким образом, досто-
верное научное знание всегда должно удовлетворять критерию
прозрачности. Критерий соответствия предусматривает обяза-
тельное выполнение критерия непротиворечивости: положения
нового научного знания не должны взаимно исключать друг дру-
га. Выбор конкретного варианта процедуры оценки степени со-

105
ответствия зависит от множества факторов, к важнейшим из ко-
торых относятся:
1) наличие или отсутствие возможности экспериментальной
проверки результатов исследования;
2) наличие или отсутствие возможности проведения прямого
сравнения оценок (эмпирических и теоретических);
3) наличие или отсутствие возможности проведения количе-
ственного сравнения оценок;
4) потенциальная точность количественных оценок;
5) вид качественных шкал, используемых для сравнения оце-
нок (при отсутствии возможности проведения количественного
сравнения).

2.3. ДОКАЗАТЕЛЬСТВО В КОНТЕКСТЕ


НАУЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
И ОСНОВЫ ТЕОРИИ АРГУМЕНТАЦИИ

Наибольшая опасность аналогии


заключается в том, что подобие
принимается за доказательство
тождества.
А". Б ер к

Значение доказательств в науке невозможно переоценить. К до-


казательствам прибегают вес, но редко, кто задумывается над тем,
что означает «доказать», почему доказательство «доказывает»,
всякое ли утверждение можно доказать или опровергнуть, все ли
нужно доказывать и т.п. Представление о доказательстве как осо-
бой интеллектуальной операции формируется в процессе прове-
дения конкретных доказательств. Изучение разных областей зна-
ний связано с усваиванием и относящимся к ним доказательствам.
На этой основе постепенно составляется общее интуитивное пред-
ставление о доказательстве как таковом, его общей структуре, не
зависящей от конкретного материала, о целях и смысле доказа-
тельства и т.д. Изучение доказательства на конкретных его об-
разцах и интересно, и полезно. Но также необходимо знакомство
с основами логической теории доказательства. Практические

106
навыки доказательства и интуитивное представление о нем
достаточны для многих целей, по и здесь практика нуждается в
теории.
Доказательство - логическая процедура, обеспечивающая
логическую выводимость из высказываний, истинность которых
уже установлена [13, 56]. Тем самым относительно выражения с
неизвестным истинностным значением исчезают всякие сомнени -
доказательство вынуждает признать его истинность. Логическая
теория доказательства в основе своей проста и доступна, хотя ее
детализация требует специального символического языка и дру-
гой изощренной техники современной логики. Под доказатель-
ством в логике понимается процедура установления истинности
некоторого утверждения путем приведения других утверждений,
истинность которых уже известна и из них вытекает первое. В
доказательстве различаются тезис - утверждение, которое нуж-
но доказать; основание (аргументы) - те положения, с помощью
которых доказывается тезис; и логическая связь между аргумен-
тами и тезисом. Форма логической связи между основаниями и
тезисом называется демонстрацией. Понятие доказательства все-
гда предполагает, таким образом, указание посылок, на которые
опирается тезис, и тех логических правил, по которым осуществ-
ляются преобразования утверждений в ходе доказательства. Ти-
пичным примером доказательства может служить любое мате-
матическое рассуждение, по результатам которого принимается
некоторая новая теорема. В нем эта теорема выступает в каче-
стве тезиса; ранее доказанные теоремы и аксиомы, используемые
при обосновании тезиса, - в качестве аргументов, а демонстра-
ция представляет собой некоторую форму дедукции.
Доказательство - это правильное умозаключение с истинны-
ми посылками. Логическую основу каждого доказательства (его
схему) составляет логический закон. Доказательство - это всегда
в определенном смысле принуждение. Источником «принудитель-
ной силы» доказательств являются логические законы мышления,
лежащие в их основе. Именно данные законы, действуя незави-
симо от воли и желаний человека, заставляют в процессе доказа-
тельства принимать одни утверждения вслед за другими и отбра-
сывать то, что несовместимо с принятым. Задача доказательства -
исчерпывающе утвердить обоснованность доказываемого тези-
са. Раз в доказательстве речь идет о полном подтверждении, связь
между аргументами и тезисом должна иметь дедуктивный харак-

107
тер. По форме доказательство - дедуктивное умозаключение или
цепочка таких умозаключений, ведущих от истинных посылок к
доказываемому положению.
Все доказательства делятся по структуре, по общему ходу
мысли на прямые и косвенные. При прямых доказательствах за-
дача состоит в том, чтобы найти убедительные аргументы, из
которых логически вытекает тезис. Косвенные доказательства
устанавливают справедливость тезиса тем, что вскрывают оши-
бочность противоположного ему допущения, антитезиса.
В построении прямого доказательства можно выделить два
связанных между собою этапа: отыскание тех признанных обо-
снованными утверждений, которые способны быть убедительны-
ми аргументами для доказываемого положения; установление
логической связи между найденными аргументами и тезисом.
Нередко первый этап считается подготовительным, и под дока-
зательством понимается дедукция, связывающая подобранные
аргументы и доказываемый тезис.
В косвенном доказательстве рассуждение идет как бы околь-
ным путем. Вместо того чтобы прямо отыскивать аргументы для
выведения из них доказываемого положения, формулируется ан-
титезис, отрицание этого положения. Далее тем или иным спосо-
бом показывается несостоятельность антитезиса. По закону ис-
ключенного третьего, если одно из противоречащих друг другу
утверждений ошибочно, второе должно быть верным. Антитезис
ошибочен, значит, тезис является верным. Поскольку косвенное
доказательство использует отрицание доказываемого положения,
оно является, как говорят, доказательством от противного. Наи-
более распространенными разновидностями косвенного доказа-
тельства являются апагогическое (от греч. apagogos - уводящий,
отводящий) и разделительное доказательства. При апагогичес-
ком доказательстве (оно называется также доказательством «от
противного») устанавливается ложность антитезиса, т.е. выска-
зывания, противоречащего тезису. Обычно это делается так. Сна-
чала антитезис принимается за истинный, и из него выводятся
следствия. Если хотя бы одно из полученных следствий вступает
в противоречие с наличными истинными суждениями, то след-
ствие признается ложным, а затем и сам антитезис, породивший
данное следствие. Таким образом, тезис является истинным. При
разделительном доказательстве истинность тезиса устанавлива-
ется путем исключения всех противостоящих ему альтернатив.

108
Например, то, что объем данного тела равен объему другого тела,
можно доказать, установив, что он не меньше и не больше объе-
ма другого тела. Таким образом, косвенное доказательство про-
ходит следующие этапы: выдвигается антитезис и из него выво-
дятся следствия с намерением найти среди них хотя бы одно лож-
ное; устанавливается, что в числе следствий действительно есть
ложное; делается вывод, что антитезис неверен; из ложности ан-
титезиса делается заключение, что тезис является истинным.
Принято считать, что переход от менее развитого к более раз-
витому научному знанию называется индукцией, однако данное
определение не вполне корректно. При традиционном понима-
нии индукции ей противопоставляют дедукцию (от лат. deductio -
выведение), которая понимается либо как переход от теории к
фактам, либо как переход (выведение) от общих (универсальных)
высказываний к менее общим (частным, сингулярным) высказы-
ваниям. Обычно индукцией называют либо переход от фактов к
теории, либо переход от сингулярных высказываний к универ-
сальным. В нервом случае научное мышление искусственно при-
вязывается к постулируемой противоположности фактов и тео-
рии (с одной стороны, факты, с другой - теории). Но эта проти-
воположность надумана. Во втором случае индукции придается
исключительно логический характер - характер исчисления выс-
казываний.
Традиционное истолкование индукции фиксирует ее к-дк пе-
реход от фактов к теории. В соответствии с многомерностью фак-
тов и теории индукция также приобретает многомерный харак-
тер. Переход от фактов к теории распадается на три перехода:
бытийный уровень, перцептуально-когпитивный, или психоло-
гический уровень, лингвистический, точнее, логико-лингвисти-
ческий уровень [14, 56]. Такая дифференциация традиционного
понимания индукции позволяет обобщить обширный научный
материал по истолкованию природы научного поиска. Пробле-
ма индукции анализировалась уже в античности, прежде всего
Аристотелем. Он полагал, что чувствами познается единичное,
но никак не общее. Однако «из многократного повторения еди-
ничного становится явным общее» [57]. Налицо типичный индук-
тивный довод, истинность которого Аристотелем не обосновы-
вается. Общее, по Аристотелю, постигается не чувствами, а мыш-
лением. «Например, если бы мы видели, что прозрачный камень
просверлен и пропускает свет, то для нас было бы ясно также и

109
то, почему он жжет, ибо мы видели бы это глазами отдельно в
каждом единичном случае, а мышлением мы сразу бы постигли,
что так бывает во всех случаях» [57]. Кажущееся Аристотелю столь
очевидным таковым не является. Так, проходящий через камень
свет не будет жечь в тех случаях, когда это отверстие очень мало
или, наоборот, очень велико. Вслед за Аристотелем средневеко-
вые приверженцы схоластики стремились чисто интеллектуаль-
ными силами выявить сущности явлений, их причины, но вопрос
о методе постижения этих сущностей оставался неразработанным.
Ссылки на силу мышления, интеллекта оставались в высшей сте-
пени неубедительными.
Лишь в начале XVII в. проблема индукции благодаря иссле-
дованиям Фр. Бэкона была выдвинута в центр философско-науч-
ных дискуссий. Фр. Бэкон искал все те же сущности (формы), но
в соответствии с разработанным им индуктивным методом. Он
требовал от ученых обильного накопления фактов и тщательно-
го учета свойств изучаемых предметов, составления таблиц от-
сутствия, присутствия и степеней этих свойств [58]. Сопоставле-
ние таблиц позволяет обнаружить искомую сущность (форму). К
сожалению, такая простая методика при всей ее целесообразнос-
ти оказывается недостаточной. Идеи Фр. Бэкона развил в XIX в.
Дж. Ст. Милль, разработавший методы исследований причинных
связей [59]. Его интересовали причины явлений. У Дж. Ст. Мил-
ля так же, как у Фр. Бэкона, сердцевиной индуктивного метода
является сопоставление (сравнение). Предполагается, что причи-
на рассматриваемого явления дана в результатах эксперимента.
В послемиллевскую эпоху методологи науки тщательно разраба-
тывали индуктивные процедуры. В основном они сводятся к сле-
дующим трем.
1. Неполная расширяющаяся индукция: знание, полученное в
результате изучения одного или нескольких предметов, вменяет-
ся другому предмету или другим предметам. Так, если, повстре-
чав подряд трех белых лебедей, некто делает вывод, что и четвер-
тый будет белым, то налицо индуктивное умозаключение. Сход-
ным образом можно получить суждение: «все люди смертны».
Если при переходе от посылки к заключению нет прироста ин-
формации, то нет и индукции. При этом выражение «неполная
расширяющаяся индукция» вполне можно сократить до одного
слова - индукция (по определению, она должна быть неполной и
расширяющейся). Вменяемое знание может быть детерминисти-

110
ческим н статистическим. Очень часто в науке используется ста-
тистическая индукция.
2. Статистическая индукция: относительная частота появле-
ния некоторого признака в данном классе явлений переносится
па более широкий класс. Примером статистической индукции
является умозаключение, которое делается на основе социоло-
гического опроса. Относительная частота выражается формулой
г/п (событие произошло в г случаях из и). Относительную частоту
появления события или предел, к которому она стремится при
большом числе наблюдений, часто определяют как вероятность.
Статистическая индукция предполагает одинаковую вероятность
как у изученных, так и у неизученных явлений.
3. Логическая, или субъективная, индукция имеет место при
переходе от единичных высказываний к гипотетическим. Речь
идет о степени уверенности исследователя в гипотезе Н на осно-
ве наблюдений Е. Заслуживает внимания так называемый метод
математической индукции: если высказывание истинно при и = 1,
и из его истинности при п ~ k (где k - натуральное число) следует,
что оно истинно и при n=k+\, то оно истинно при всех натураль-
ных значениях п. Строго говоря, метод математической индук-
ции есть содержание одной из аксиом теории натуральных чисел
(аксиомы Пеано). Слово «индукция» здесь не несет той нагрузки,
которая характерна для индуктивного метода в его философско-
научном понимании. Приведенный материал показывает, что об
индуктивном заключении никогда нельзя говорить с достовер-
ностью [60]. Исходя из этого часто делается вывод о вероятност-
ной природе индуктивных заключений, В рамках теории вероят-
ностей два общих принципа индуктивного рассуждения стано-
вятся соответственно принципами минимума (наши рассуждения
не должны быть отражением большего объема информации, чем
тот, которым мы располагаем) и максимума (наши рассуждения
должны отражать всю доступную нам информацию) энтропии. В
альтернативных теориях есть соответствующие аналоги этих
принципов. Например, в теории возможностей - это принцип мак-
симума и минимума U - нечеткости.
Абдукция представляет собой рассуждение, которое осуще-
ствляется на основании информации, описывающей определен-
ные факты или данные, и приводит к гипотезе, объясняющей их.
На первый взгляд может показаться, что абдукция ничем не от-
личается от индукции, в которой заключение делается на основе

1U
обобщения фактов, и поэтому также имеет характер гипотезы.
Такое чисто формальное сходство не учитывает, однако, корен-
ного различия между абдукцией и индукцией. В самом деле обыч-
ная индукция через перечисление была подвергнута критике еще
Фр. Бэконом за поверхностный и малоправдоподобный харак-
тер заключений. Действительно, она просто перечисляет факты,
обладающие некоторым общим признаком, но не объясняет их.
С другой стороны, каноны индукции, разработанные Фр. Бэко-
ном, по сути дела, опираются на исключение гипотез, оказавшихся
несостоятельными при сопоставлении их с реальными фактами и
данными. Другими словами, такой метод есть не что иное, как
применение опровергающего модуса (modus lallens) дедуктивной
логики к гипотезам. Все дело, однако, состоит в том, как к этим
гипотезам приходят (с чего должна начинаться рациональная
процедура их поиска).
Именно такую задачу поставил перед собой выдающийся аме-
риканский логик и философ Ч.С. Пирс, который впервые начал
исследовать абдуктивные умозаключения для объяснения науч-
ных гипотез. Впоследствии оказалось, что такие же рассуждения
используются для объяснения предположений и обобщений в
обыденном познании, исторических данных, при обосновании
медицинского диагноза, используя симптомы заболевания, а а
последние годы они широко применяются для решения проблем
искусственного интеллекта f l O J . «Абдукция, или заключение к
наилучшему объяснению, есть форма умозаключения от данных,
описывающих нечто, к гипотезе, которая наилучшим образом
описывает или оценивает эти данные» [14]. В настоящее время
большинство специалистов характеризуют абдукцию как объяс-
нительное умозаключение или гипотезу. Такого же взгляда при-
держивался и сам Ч.С. Пирс, который видел главное назначение
абдукции в генерировании объяснительных научных гипотез. По
его мнению, она - единственная логическая операция, которая
«вводит новые идеи». «Абдукция, - писал он, - должна охватить
все операции, посредством которых возникают теории и поня-
тия» [14]. В то время индуктивный подход к построению гипотез
и теорий уже не привлекал внимания ученых в наиболее разви-
тых отраслях естествознания, таких, как физика и астрономия,
которыми занимался Ч.С. Пирс. Гипотетико-дедуктивпый метод
не удовлетворял его потому, что он оставлял открытым вопрос о
поиске и принятии гипотез и об их связи с опытом. Поэтому един-

112
ственпо рациональными для него стали абдуктивные умозаклю-
чения, которые хотя и не гарантировали достижение достовер-
ных истин в науке, но тем не менее были ближе к реальному про-
цессу исследования.
Абдукция представляет собой универсальную логическую схе-
му поиска объяснительных гипотез. Главное отличие абдукции
от таких традиционных форм умозаключений, как индукция и
дедукция, состоит в ее ориентации на объяснение исследуемых
фактов. Именно обнаружение новых фактов заставляет в обы-
денной жизни строить предположения, а в науке - более обос-
нованные гипотезы, которые объясняют эти факты. Речь идет
именно о схеме поиска, а не о конкретном способе достижения
достоверной истины, поскольку заключения абдукции все прав-
доподобны. Этим она отличается от дедукции, которая служит
логическим механизмом передачи и преобразования информации,
так как переносит истинностное значение посылок на заключе-
ние. Поэтому дедукция по характеру не может служить ни сред-
ством получения нового знания, ни средством объяснения новых
фактов. Следовательно, гипотетико-дедуктивный метод являет-
ся прежде и больше всего инструментом обоснования готового,
существующего знания. С его помощью можно выводить след-
ствия из гипотез и некоторые из них проверять с помощью фа%-
тов. Но как приходят к таким гипотезам, в какой мере они ини-
циированы фактами и объясняют ли их - все это остается за рам-
ками метода.
Ч.С. Пирс, конечно, отчетливо сознавал, что дедукция игра-
ет важную роль в процессе поиска объяснительных гипотез, но
сам поиск, по его мнению, должен начинаться не с дедукции след-
ствий из неизвестно как полученных гипотез, а из анализа новых
фактов, которые требуют объяснения. Именно новые факты обо-
сновывают и корректируют выбор объяснительных гипотез. Это
не означает возвращения к дискредитировавшей себя индукти-
вистской точке зрения, согласно которой гипотеза возникает бла-
годаря простому обобщению фактов. Поэтому Ч.С. Пирс совсем
по-другому подходит к определению роли индукции в науке.
«Индукция, - подчеркивал он, - должна пониматься как опера-
ция, предлагающая оценку - в простой или количественной фор-
ме - утверждению, уже выдвинутому заранее» [10]. В отличие от
традиционного взгляда, рассматривающего индукцию как умо-
заключение от частного к общему, Ч.С. Пирс определяет ее как

8-'™ 113
логическую операцию подтверждения гипотез, что сближает его
точку зрения с современной индуктивной (вероятностной) логи-
кой. В абдуктивпом умозаключении дедукция и индукция высту-
пают совместно и взаимосвязано друг с другом. Дедукция слу-
жит для вывода следствий и i гипотезы, предложенной для объяс-
нения новых фактов, а индукция подтверждает или опровергает
эту гипотезу и тем самым корректирует ее. Отсюда становится
очевидным, что абдукция представляет собой процесс, в ходе
которого происходит модификация и коррекция гипотез.
Путь к закону, как известно, лежит через гипотезу, но гипоте-
зы могут относиться как к отдельным, единичным событиям и
фактам, так и к целому их классу. Поскольку законы являются
общими утверждениями, постольку и объяснительные гипотезы,
которые выдвигаются для их поиска, должны иметь аналогич-
ную логическую структуру. Рассмотрим эту структуру подроб-
Eiee. Любой закон науки отображает существенную, регулярную,
необходимую связь между явлениями природы и общества. Само
представление о законе возникает из наблюдения регулярных,
повторяющихся явлений и событий, связей между их свойствами
и отношениями. Вначале такая регулярность может иметь слу-
чайный характер, но постепенно в процессе познания и практи-
ческой деятельности люди убеждаются в том, что она основы-
вается на необходимой связи между явлениями, когда, напри-
мер, одно явление неизбежно вызывает другое. Такую связь в
настоящее время называют законом причинности. Ясно, что не
всякую регулярность и повторяемость явлений можно назвать
законом. Общеизвестно, что за пнем регулярно наступает ночь,
но нельзя считать день причиной возникновения ночи. Оба эти
явления имеют общую причину - вращение земного шара вок-
руг своей оси.
В методологии науки выделяют два типа законов - универ-
сальные и статистические. Когда определенная регулярность
и необходимость наблюдается во все времена и во всех местах
без исключения, то ее называют обычно универсальным за-
коном.
Трудность поиска законов науки предопределена уже их струк-
турой. Универсальные законы отображают необходимые, регу-
лярные связи между всеми явлениями, относящимися к опреде-
ленному классу. Поэтому структура таких законов грамматичес-
ки выражается условными высказываниями, а логически — общей

114
импликацией, в которой используется универсальный квантор.
Универсальный закон символически можно представить следую-
щей формулой:
(л-) (Рх => Qx),
где (.х) - универсальный квантор.

В статистистических законах рассматриваемая взаимосвязь


относится не ко всем членам класса, а только к некоторым. По-
этому в отличие от универсальных законов в их символическом
представлении используется экзистенциальный квантор, или
квантор существования (Ех):
(Ех) (Ах => Вх).
Очевидно, что необходимая и регулярная связь между зако-
номерными свойствами и явлениями в объективном мире имеет
совершенно иной характер, чем между суждениями в логике.
Поэтому в методологии пауки различают, например, каузальную,
или причинную, связь между причиной и действием в реальном
мире, и связь между основанием и следствием в логике, хотя в
обычной речи в обоих случаях говорят о причине и следствии.
Далее рассмотрим вопросы, связанные с теорией аргумента-
ции. Методологическая аргументация - это обоснование отдель-
ного утверждения или концепции путем ссылки на тот надежный
метод, с помощью которого получено утверждение или отстаи-
ваемая концепция. С точки зрения аргументации*метод - это си-
стема предписаний, рекомендаций, предостережений, образцов
и т.п., указывающих, как сделать что-то. Метод охватывает преж-
де всего средства, необходимые для достижения определенной
цели, но может содержать также характеристики, касающиеся
самой цели. Метод регламентирует некоторую сферу деятельно-
сти и является совокупностью предписаний. Вместе с тем метод
обобщает и систематизирует опыт действий в этой сфере. Явля-
ясь итогом и выводом из предшествующей практики, он своеоб-
разным образом описывает эту практику. Поэтому идея обосно-
ванности метода неразрывно связана с обоснованностью знания
наиболее важного требования, предъявляемого к теоретическо-
му мышлению. Понятие «обоснование» - центральное в теории
познания вообще и в методологии научного познания, в частно-
сти. В каждой конкретной научной дисциплине исторически скла-
8' 115
дывается свой уровень точности и доказательности. Но к какой
бы области знания ни относилось то или яное положение - идет
ли речь о математике, физике или этике, - всегда предполагается,
что имеются достаточные основания, в силу которых данные по-
ложения принимаются или считаются истинными. Требование
обоснованности знания иногда называют принципом достаточ-
ного основания. Впервые его сформулировал, как принято счи-
тать, немецкий философ Г. Лейбниц. Однако требование приво-
дить основания принимаемых утверждений, пожалуй, столь же
старо, как и само теоретическое мышление. По мысли Г. Лейб-
ница, все существующее имеет достаточные основания для свое-
го существования. В силу этого ни одно явление не может счи-
таться действительным и ни одно утверждение истинным или
справедливым без указания его основания. Если в основе всех
необходимых истин лежит логический закон противоречия, счи-
тал Г. Лейбниц, предпосылкой всех фактических и случайных
истин выступает принцип достаточного основания.
Однако характеристика последнего, данная Г. Лейбницем, не
отличалась ясностью, и уже вскоре были предприняты попытки
свести требование достаточного основания к условию непроти-
воречивости. В дальнейшем идея Г. Лейбница понималась по-
разному. В частности, немецкий философ XIX в. А. Шопенгауэр
истолковывал ее как положение о необходимой взаимосвязи каж-
дого явления со всеми иными явлениями; время, пространство,
причинность, основания знания и поведения оказывались при
этом многообразными формами проявления фундаментальной
взаимозависимости явлений.
В традиционной логике требование обоснованности знания,
называвшееся законом достаточного основания, включалось (на-
ряду с законами противоречия, исключенного третьего и тожде-
ства, а иногда и другими) в число так называемых основных за-
конов мышления. Требование достаточного основания обычно
распространялось на все суждения, по иногда делалось исклю-
чение для суждений непосредственного восприятия, аксиом и
определений. Считалось, что аксиомы, определения, суждения,
основанные на непосредственном опыте и выводах, уже обосно-
ванных посредством доказательств, сами могут выступать дос-
таточным основанием. Вопрос о том, как обосновываются эти
«конечные элементы», скажем, аксиомы или определения, обыч-
но оставался открытым.

116
Требование обоснованности знания не является, конечно, за-
коном логики - ни «основным», ни «второстепенным». Оно не
лежит в фундаменте логики, имеющей к нему такое же отноше-
ние, как и любая другая наука. Утверждения логики должны быть
обоснованными, но это справедливо в отношении любого разде-
ла науки. Никаких собственно логических доводов в поддержку
принципа достаточного основания нет. В самом общем смысле
обосновать некоторое утверждение значит привести те убедитель-
ные или достаточные основания, в силу которых оно должно быть
принято.
Обоснование теоретических положений является, как прави-
ло, сложным процессом, не сводимым к построению отдельного
умозаключения или проведению одноактной эмпирической,
опытной проверки. Обоснование обычно включает целую серию
процедур, касающихся не только самого рассматриваемого по-
ложения, но и той системы утверждений, той теории, составным
элементом которой оно является. Существенную роль в механиз-
ме обоснования играют дедуктивные умозаключения, хотя лишь
в редких случаях процесс обоснования удается свести к умозак-
лючению или цепочке умозаключений.
Все многообразные способы обоснования, обеспечивающие
в конечном счете достаточные основания для принятия утверж-
дения, делятся на абсолютные и сравнительные. Абсолютное обо-
снование - это приведение убедительных, или достаточных, осно-
ваний, в силу которых должно быть принято обосновываемое
положение. Сравнительное обоснование - система убедительных
доводов в поддержку того, что лучше принять обосновываемое
положение, чем иное противопоставляемое ему положение.
Абсолютное обоснование относится к отдельному утвержде-
нию и представляет собой совокупность доводов в его поддерж-
ку. Сравнительное обоснование касается пары связанных между
собой утверждений и является системой доводов в поддержку
того, что должно быть принято (лучше принять) одно из утверж-
дений, а не другое. Совокупность доводов, приводимых в под-
держку обосновываемого положения, называется основанием обо-
снования. Требования обоснования и рационализации (абсолют-
ного и сравнительного обоснования) являются конкретизацией
принципа достаточного основания, сформулированного Г. Лей-
бницем. Эти требования представляют собой два фундаменталь-
ных, описательно-оценочных принципа, имманентных самой сути
знания. В них аккумулируется прежний опыт познания, и вместе

117
с тем они являются критериями оценки нового знания. Будучи в
широких пределах независимыми друг от друга, они являются
двумя разными видениями знания.
Оценка с точки зрения (абсолютной) обоснованности отно-
сится прежде всего к знанию, взятому в динамике, еще не сло-
жившемуся и требующему сколько-нибудь надежных оснований.
Оценка с точки зрения рациональности (сравнительной обосно-
ванности) - это по преимуществу опенка знания, рассматривае-
мого в статике, как нечто уже сформировавшееся и в известном
смысле устоявшееся и завершенное. Обоснование (абсолютное и
сравнительное) и аргументация соотносятся между собою как
средство и цель: способы обоснования составляют в совокупнос-
ти ядро всех многообразных приемов аргументации, но не ис-
черпывают последних.
В аргументации используются не только корректные приемы,
к которым относятся способы обоснования, но и некорректные
приемы, подобные лжи или вероломству, не имеющие ничего
общего L обоснов нием ЕСр : ; о ••. прощ (ура аргуме] : ции
как живая, непосредственная человеческая деятельность должна
учитывать не только защищаемый или опровергаемый тезисный
контекст аргуменгации, и в первую очередь ее аудиторию. При-
емы обоснования (доказательство, ссылка на подтвердившиеся
следствия и т.п.), как правило, безразличны к контексту аргумен-
тации, и в частности к аудитории.
Приемы аргументации могут быть и почти всегда являюгся
более богатыми и более острыми, чем приемы обоснования. Но
все приемы аргументации, выходящие за сферу приемов обосно-
вания, заведомо менее универсальны и в большинстве аудиторий
менее убедительны, чем приемы обоснования.
Все многообразные виды аргументации можно разделить на
эмпирические и теоретические. Эмпирическая аргументация - это
аргументация, неотъемлемым элементом которой является ссыл-
ка на опыт, на эмпирические данные. Теоретическая аргумента-
ция - аргументация, опирающаяся на рассуждение и не пользую-
щаяся непосредственно ссылками на опыт. Различие между эм-
пирической и теоретической аргументацией является, конечно,
относительным, как относительна сама граница между эмпири-
ческим и теоретическим знанием. Нередки случаи, когда в одном
и том же процессе аргументации соединяются вместе и ссылки на
опыт, и теоретические рассуждения.

11$
Ядро приемов эмпирической аргументации составляют спо-
собы эмпирического обоснования знания, называемые также (эм-
пирическим) подтверждением, или верификацией (от лат. verus -
истинный и facio - делаю). Эмпирическая аргументация не сво-
дится, однако, к подтверждению. В процессе аргументации эм-
пирические данные могут использоваться не только в качестве
подтверждения. Так, примеры и иллюстрации, играющие обыч-
но заметную роль в аргументации, не относятся к приемлемым
способам эмпирического подтверждения. Кроме того, в аргумен-
тации ссылки на опыт могут быть и заведомо недобросовестны-
ми, что исключается самим смыслом понятия подтверждения. И
эмпирическая аргументация, и ее частный случаи - эмпиричес-
кое подтверждение - применимы, строго говоря, только для опи-
сательных утверждений. Декларации, клятвы, предостережения,
решения, идеалы, нормы и иные выражения, тяготеющие к оцен-
кам, не допускают эмпирического подтверждения и обосновыва-
ются иначе, чем ссылками на опыт. В случае таких выражений
неуместна и эмпирическая аргументация вообще. Ее использова-
ние с намерением убедить кого-то в приемлемости определенных
решений, норм, идеалов и т.п. должно быть отнесено к некоррек-
тным приемам аргументации.
Подтверждение может быть прямым, или непосредственным,
и косвенным. Прямое подтверждение - это непосредственное на-
блюдение тех явлений, о которых говорится в обосновываемом
утверждении. При косвенном подтверждении речь идет о подтвер-
ждении логических следствий обосновываемого утверждения, а
не о прямом подтверждении самого утверждения. В науке, да и
не только в ней, непосредственное наблюдение того, о чем гово-
рится в проверяемом утверждении, редкость. Обычно эмпиричес-
кое подтверждение является индуктивным подтверждением, а
эмпирическая аргументация имеет форму индуктивного умозак-
лючения. В зависимости от того, имеется ля в умозаключении
связь логического следования между его посылками и заключе-
нием, различаются два вида умозаключений - дедуктивные и ин-
дуктивные.
В дедуктивном умозаключении связь посылок и заключения
опирается па закон логики, в силу чего заключение с логической
необходимостью вытекает (логически следует) из посылок. Та-
кое умозаключение всегда ведет от истинных посылок к истин-
ному заключению. В индуктивном умозаключении посылки и зак-

119
лючение не связаны между собой законом логики и заключение
не следует логически из посылок. Достоверность посылок не га-
рантирует достоверности выводимого из них индуктивно заклю-
чения. Оно вытекает из посылок не с необходимостью, а лишь с
некоторой вероятностью.
Эмпирические данные могут использоваться в ходе аргумен-
тации в качестве примеров, иллюстраций и образцов. Выступая
в качестве примера факт или частный случай делает возможным
обобщение; в качестве иллюстрации он подкрепляет уже установ-
ленное общее положение; и наконец, в качестве образца он по-
буждает к подражанию. Факты, используемые как примеры и
иллюстрации, обладают рядом особенностей, выделяющих их из
числа всех тех фактов и частных случаев, которые привлекаются
для подтверждения общих положений и гипотез. Примеры и ил-
люстрации более доказательны, или более вески, чем остальные
факты. Факт или частный случай, избираемый в качестве приме-
ра, должен достаточно отчетливо выражать тенденцию к обоб-
щению.
Тенденциозность факта-примера существенным образом от-
личает его от всех иных фактов. Если говорить строго, то факт-
пример никогда не является чистым описанием какого-то реаль-
ного состояния дел. Он говорит не только о том, что есть, но и
отчасти и непрямо о том, что должно быть. Он соединяет функ-
цию описания с функцией оценки (предписания), хотя доминиру-
ет в нем, несомненно, первая из них. Этим обстоятельством объяс-
няется широкое распространение примеров и иллюстраций в
процессах аргументации и прежде всего в гуманитарной и прак-
тической аргументации, а также в повседневном общении.
Иллюстрация - это факт или частный случай, призванный ук-
репить убежденность слушающего в правильности уже известного
и принятого общего положения. Пример заставляет мысль искать
новое обобщение и подкрепляет это обобщение. Иллюстрация
наглядно поясняет известное общее положение, демонстрирует его
значение с помощью ряда возможных применений, усиливает эф-
фект присутствия в сознании слушающего. Поскольку задачи при-
мера и иллюстрации различны, постольку различны критерии вы-
бора примеров и иллюстраций. Пример должен однозначно трак-
товать факты. Иллюстрация может вызывать небольшие сомнения,
но она должна живо воздействовать па воображение слушателя,
останавливая на себе внимание. Иллюстрацию, целью которой

'20
является эффект присутствия, иногда следует показать с помощью
конкретных, задерживающих внимание деталей, а пример, напро-
тив, необходимо предусмотрительно «ощипать» во избежание рас-
сеивания мысли или ее отклонения от цели, намеченной орато-
ром. Иллюстрация в гораздо меньшей степени, чем пример, рис-
кует быть неверно интерпретированной.
Общие утверждения, научные законы, принципы и т.п. не мо-
гут быть обоснованы эмпирически, путем ссылки только на опыт.
Они требуют также теоретического обоснования, опирающегося
на рассуждения и принятые утверждения. Без этого нет ни абст-
рактного теоретического знания, ни хорошо обоснованных убеж-
дений. Невозможно доказать общее утверждение посредством ссы-
лок на свидетельства, относящиеся к каким-то отдельным случаям
его применения. Универсальные обобщения науки - это гипотезы,
строящиеся на базе наблюдений. Подобные универсальные утвер-
ждения невозможно доказать не только посредством наблюдений,
при обобщении которых эти утверждения были выдвинуты, но и
на основе предсказаний, подтвержденных опытом.
Теории, концепции и иные обобщения эмпирического мате-
риала не выводятся логически из этого материала. Одну и ту же
совокупность фактов можно обобщить по-разному и охватить
различными теориями. При этом ни одна из них не будет согла-
совываться со всеми известными в своей области фактами. Фак-
ты и теории не только постоянно расходятся между собой, но и
никогда четко не отделяются друг от друга. Все это подтвержда-
ет то, что согласие теории с экспериментами, фактами или на-
блюдениями недостаточно для однозначной оценки ее приемле-
мости. Эмпирическая аргументация всегда требует дополнения
теоретической. Не эмпирический опыт, а теоретические рассуж-
дения оказываются обычно решающими при выборе одной из
конкурирующих концепций.
В отличие от эмпирической аргументации способы теоретичес-
кой аргументации чрезвычайно многообразны и разнородны. Они
включают дедуктивное обоснование, системную и методологичес-
кую аргументации и т.д. Никакой единой, проведенной последова-
тельно классификации способов теоретической аргументации не су-
ществует. Одним из важных способов данной аргументации являет-
ся дедуктивная аргументация. Рассуждение, в котором некоторое
утверждение вытекает (логически следует) из других утверждений,
называется дедуктивным, или просто дедукцией. Дедуктивная ар-

121
гументация - это выведение (и/или доказательство) обосновывае-
мого положения из иных ранее принятых утверждений.
Опровержение - логическая процедура, устанавливающая
ложность тезиса. Для опровержения некоторого положения дос-
таточнЪ вывести из пего хотя бы одно ложное следствие. Такое
следствие будет свидетельством ложности основания, из которо-
го следствие получено. Опровержение с помощью установления
ложности следствий, вытекающих из тезиса, известно под назва-
нием «сведения к абсурду».
В науке и практике наряду с доказательствами и опроверже-
ниями широко применяется такая разновидность обоснования
знаний, как -подтверждение. Оно играет особую роль в случаях,
если в диалог вовлекаются гипотезы (гр. hypothesis - основание,
предположение), т.е. положения, истинность которых недостаточ-
но обоснована. Гипотезы особенно характерны для проблемных
ситуаций в научной и практической деятельности.
Суть подтверждения состоит в выведении истинных следствий
из наличного гипотетического положения. Особый интерес под-
тверждение представляет в том случае, если положение претен-
дует на статус научного закона. Здесь следствия выводятся та-
ким образом, чтобы соотнести их с эмпирическими знаниями, т.е.
фактами науки. Говорят, что факты подтверждают гипотетичес-
кое положение, если соответствуют ему. Это соответствие имеет
место, если они: а) дедуктивно вытекая из гипотетического поло-
жения, не противоречат этому положению и б) отклоняются от
выводимых следствий в силу воздействия некоторых привнесен-
ных, случайных факторов и, следовательно, вступают в формаль-
ное противоречие с ними.
Если гипотеза соответствует некоторым фактам, то это не
означает, что она должна быть сразу и безоговорочно принята.
Такие факты делают гипотезу более вероятной, однако ей пред-
стоит, как правило, долгий и мучительный путь испытаний. Итак,
при подтверждении тезиса а) в качестве аргументов выступают
его следствия, б) демонстрация не имеет необходимого (дедук-
тивного) характера. Если подтверждение служит усилению неко-
торого тезиса в плане его истинности, то оспаривание направле-
но на ослабление его. Существуют следующие построения спосо-
бов оспаривания;
1) опровержение аргументов, выдвигаемых в пользу тезиса;
2) опровержение демонстрации как логической связи тезиса с
аргументами;

122
3) подтверждение антитезиса.
Оспаривание, опирающееся на надежный фундамент фактов
и логики, делает тезис недоказанным или требует его уточнения.
Объяснить некоторое явление — значит указать, вследствие
какой причины оно произошло, или раскрыть его сущностные
характеристики. В качестве аргументов при объяснении высту-
пают законы или их совокупности (научные теории), а также по-
ложения о причинах тех или иных явлений.
Под интерпретацией в логике понимается приписывание неко-
торого содержагельного смысла или значения символам и форму-
лам формальной системы. В результате формальная система пре-
вращается в язык, описывающий ту или иную предметную область.
Сама предметная область, как и значения, приписываемые симво-
лам и формулам, также называется интерпретацией. Формальная
теория не обоснована, пока не имеет интерпретации. Может наде-
ляться иным смыслом и потому по-новому интерпретироваться
также ранее выработанная содержательная теория. Логической
основой интерпретации выступают отношения изоморфизма и
гомоморфизма между обосновываемой системой и ее моделью. В
настоящее время интерпретация выступает мощным средством
обоснования знания в наиболее абстрактных науках.

2.4. ОСНОВЫ ПРОВЕРКИ НА ДОСТОВЕРНОСТЬ


НАУЧНЫХ ГИПОТЕЗ И МОДЕЛЕЙ,
ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕРКИ НАУЧНЫХ ТЕОРИЙ

Прагматики правы, по крайней


мере с точки зрения методологии,
что, безусловно, нет лучшего спо-
соба обоснования метода, чем ус-
тановить, что «он работает»
для каких-то конкретных задач.
Н. Решер

Поиск нового знания в ряде случаев приходится осуществлять не


как логическое доказательство, а путем проблематичного дедук-
тивного вывода, т.е. путем получения следствий из различных

123
гипотез и последующей проверки как следствии, так и самих ги-
потез. Методы проверки гипотез и их следствий весьма разнооб-
разны. Одни гипотезы могут быть проверены путем непосред-
ственного эмпирического опыта. Другие гипотезы таковы, что
эмпирической проверке доступны не они сами, а вытекающие из
них следствия. Наконец, многие гипотезы таковы, что из них не
удается извлечь следствия, поддающегося прямой эмпирической
проверке, и поэтому такие гипотезы приходится проверять пу-
тем их сопоставления с теми или иными теоретическими факта-
ми, аксиомами и теоремами.
Применительно ко всем гипотезам (за исключением, может
быть, лишь некоторых простых, непосредственно проверяемых
гипотез) так или иначе возникают две проблемы: 1) проблема
получения адекватных (действительных, а не мнимых) следствий
из гипотез, 2) проблема проверки гипотез и вытекающих из них
следствий путем анализа функционально-истинностных взаимо-
связей между следствиями и гипотезами.
Первая проблема не что иное, как проблема построения в не-
которой формальной системе S логического вывода вида
г ьs с,
где формула вила Г есть некоторая гипотеза (рассматриваемая в качестве
посылки вывода), а формула вида С есть логическое следствие из данной
гипотезы (рассматриваемое в качестве тезиса-вы во да). При этом сама фор-
мула вида Г есть общая гипотеза, которой соответствуют частные гипоте-
зы - высказывания вида Г^ Г;. Г,, ..-, являющиеся конкретизациями данной
формулы. Аналогичным образом формула вида С есть общее следствие, ко-
торому соответствуют частные следствия - высказывания вида Clt С„ С,,...,
являюшиеся конкретизациями данной формулы.

В качестве общих гипотез могут рассматриваться любые про-


позициональные формулы. Наиболее часто в качестве общих ги-
потез рассматриваются не общезначимые формулы (общезначи-
мость которых не установлена, но предполагается), а нейтраль-
ные. Нейтральной общей гипотезе соответствуют как истинные,
так и ложные частные гипотезы. Поскольку такие общие гипоте-
зы заведомо необщезначимы, их нельзя логически доказать в ка-
кой-либо непротиворечивой формальной системе. Можно либо
логически вывести их из тех или иных проблематичных посылок,
либо логически вывести из них те или иные проблематичные об-
щие следствия.

124
Логический вывод следствий из нейтральной гипотезы сам по
себе недостаточен для того, чтобы подтвердить или опровергнуть
вытекающие из этой гипотезы следствия. Вместе с тем сам факт
дедуктивной выводимости некоторого общего следствия вида С
из общей гипотезы вида Г означает, что между истинностными
значениями частных гипотез вида Г р Г,, Г^,... и истинностными
значениями частных следствий вида С,, Су Су... имеет место впол-
не определенная взаимосвязь. Эту взаимосвязь выражают следу-
ющие четыре верификационных постулата.

Первый верификационный постулат (ВП1)


Если установлена истинность частной гипотезы (являющейся
конкретизацией некоторой общей гипотезы вида Г), то тем са-
мым установлена истинность вытекающего из нее частного след-
ствия (являющегося конкретизацией общего следствия вида С).
Упрощенная формулировка верификационного постулата
ВП1 такова: из истинности гипотезы вытекает истинность ее
логических следствий.

Второй верификационный постулат (ВП2)


Если установлена ложность следствия некоторой гипотезы,
то тем самым установлена ложность самой этой гипотезы.
Проще говоря, постулат ВП2 гласит: из ложности логическо-
го следствия гипотезы вытекает ложность самой гипотезы,

Третий верификационный постулат (ВПЗ)


Если установлена ложность гипотезы, то это не обязательно
означает ложность вытекающего из нее следствия.
Упрощенная формулировка постулата ВПЗ такова: из лож-
ности гипотезы не вытекает ложность ее логических следствий.

Четвертый верификационный постулат (ВП4).


Если установлена истинность следствия некоторой гипотезы,
то это не обязательно означает истинность самой этой гипотезы.
Иначе говоря, постулат ВП4 гласит: из истинности следствия
гипотезы не вытекает истинность самой гипотезы.

Постулаты ВП1-ВП4 указывают на то, что между подтверж-


дением (установлением истинности) и опровержением (установ-
лением ложности) частных гипотез и их следствий имеется следу-

125
гощая связь: подтверждение гипотезы означает подтверждение ее
следствий, но обратное неверно (подтверждение следствий гипо-
тезы не означает подтверждения самой гипотезы); опровержение
следствий гипотезы означает опровержение самой гипотезы, но
обратное неверно (опровержение гипотезы не означает опровер-
жения ее следствий).
На практике вместо постулатов ВШ-ВП4 часто используются
их различные частные версии, среди которых наиболее широко из-
вестно апагогическое правило (правило доказательства, от против-
ного), а также редукционное правило (правило сведения к абсурду).

Апагогическое правило (постулат ВП5)


Если установлена ложность следствия, вытекающего из от-
рицания гипотезы, то тем самым установлена истинность самой
гипотезы (или ложность следствия, вытекающая из антитезиса,
означает истинность тезиса).

Редукционное правило (постулат ВП6)


Если из отрицания гипотезы вытекает противоречие, то это
означает истинность самой гипотезы (или если из антитезиса
вытекает противоречие, то это означает истинность тезиса).
Традиционно считается, что апагогическое и редукционное
правила являются правилами «косвенного доказательства», при
котором истинность тезиса устанавливается путем доказательства
ложности антитезиса. В действительности же эти правила явля-
ются правилами не логического доказательства, а проблемати-
ческого дедуктивного вывода.
Итак, логическая процедура подтверждения и опровержения
частных гипотез в конечном счете сводится к применению вери-
фикационных постулатов ВП1-ВП4. При этом речь идет не о ло-
гическом доказательстве, а лишь о логическом выводе гипотез (или
их следствий) из тех или иных проблематичных посылок, истин-
ностное значение которых не установлено. Лишь только после
того, как тем или иным способом (теоретически или путем обра-
щения к непосредственному эмпирическому опыту) установлено
истинностное значение посылок, с помощью верификационных
постулатов можно подтвердить или опровергнуть ту или иную
частную гипотезу.
В отличие от частных гипотез проверка общих гипотез харак-
теризуется некоторыми методологическими особенностями, од-

126
пако в конечном счете также сводится к проверке определенных
частных гипотез. Логическая процедура проверки гипотез в ряде
случаев может быть дополнена процедурой их эмпирической про-
верки. При этом, как уже было сказано выше, круг гипотез, под-
дающихся прямой эмпирической проверке, весьма ограничен.
Так, ни одна общеутвердительная гипотеза (т.е. гипотеза, пред-
ставляющая собой общеутверднтельное высказывание) в прин-
ципе не поддается прямому эмпирическому подтверждению (хотя
может быть эмпирически опровергнута). Общеутвердительные
высказывания могут быть эмпирически подтверждены лишь с
некоторой степенью вероятности (правдоподобия) путем исполь-
зования различных недедуктивных методов, например, статисти-
ческих.
Статистическая проверка гипотез относится к числу важных
задач научных исследований, изучающих случайные явления. Так,
результаты наблюдений используются для проверки предполо-
жений (гипотез) относительно тех или иных свойств распределе-
ния генеральной совокупности [62]. При этом задачи статисти-
ческой проверки гипотез возникают в тех случаях, когда имеется
возможность априори (т.е. еще до опыта) выдвинуть в качестве
исходной некоторую гипотезу, а целью исследования является
получение данных, на основе которых гипотеза или принимает-
ся, или отвергается. Однако если результаты статистического
анализа покажут, что выдвинутая гипотеза не противоречит ре-
зультатам наблюдений, то это не означает ее безусловную пра-
вильность, так как всегда можно предложить еще несколько ги-
потез, также хорошо согласующихся с экспериментальными дан-
ными. Конечно, можно потребовать, чтобы проверяемые
гипотезы оценивались в некоторой критической для них области
значений независимых переменных. «Но о проверке в критичес-
кой области можно говорить опять-таки только для некоторых
наперед заданных гипотез. Исследователь никогда не может быть
уверен, что он предложил все возможные гипотезы» [62].
Положительные результаты проверки не являются гаранти-
рованным основанием безусловного принятия гипотезы, так как
даже один экспериментальный факт, противоречащий гипотезе,
служит основанием для того, чтобы ее отбросить. Конечно, этот
отрицательный результат должен быть установлен надежно. Не-
обходима система договоренностей, которая позволит считать
одни результаты проверки падежными, а другие нет. Подобную

127
J
договоренность можно принять, основываясь па принципе мате-
матической статистики, в соответствие с которым маловероят-
ные события считаются невозможными, а события, имеющие
большую вероятность, считаются достоверными. Это'т принцип
можно реализовать следующим образом. Так, условились, что
различие между проверяемой гипотезой и результатом наблюде-
ний статистически значимо, если вероятность его случайного
появления меньше некоторого критерия значимости, основанно-
го на использовании заранее заданного его уровня. При этом
уровни значимости (например, 5- или !%-ный) определяют лишь
систему договоренности. В понятии «уровень значимости» не
нужно искать какого-то другого более глубокого смысла. После
того, как договоренность принята, становится очевидным ослаб-
ление отмеченной асимметрии в проверке гипотезы, так как те-
перь отдельный отрицательный результат не опровергает гипо-
тезу, если только полученный результат не выходит за границы
критерия значимости.
Таким образом, общий подход к решению задач статистиче-
ской проверки гипотез сводится, во-первых, к выбору исходной
нулевой гипотезы Н0 и альтернативной гипотезы Н^, во-вторых,
к введению в рассмотрение некоторого критерия значимости и .
При этом критерий ио должен определяться набором известных
параметров и быть критичным по отношению к проверяемой ги-
потезе. Последнее требование означает, что условные плотности
распределения ф {«л|//()) и (р.,(и^Н\) должны существенно
отличаться друг от друга.
После выбора критерия проверки и необходимо выявить об-
ласть практически возможных (допустимых) значений этого кри-
терия. Вероятность попадания критерия в область допустимых
значений будем характеризовать доверительной вероятностью Р ,
достаточно близкой к единице (на практике значение Р прини-
мается в диапазоне 0,9 .".. 0,99). Тогда вероятность а выхода слу-
чайной величины ма за границы области допустимых значений,
т.е. вероятность попадания в так называемую критическую об-
ласть, будет достаточно мала, так как а= 1 ~ Ра. Значение этой
вероятности, которую называют уровнем значимости критерия
проверки, лежит, как правило, в диапазоне 0,01 ... 0,1. Границы
критической области имеют название критических границ. Они
определяются выбранным уровнем значимости, а также спосо-
бом задания области. Критическая область может быть задана

128
тремя различными способами, при этом, исходя из способа зада-
ния, она бывает односторонней (соответственно правосторонней
или левосторонней ) или двухсторонней.
На основании принципа практической уверенности попада-
ние критерия и в область допустимых значений следует рассмат-
ривать как событие практически достоверное, а противополож-
ное событие - попадание wa в критическую область - как практи-
чески невозможное. Если полученное в результате проведенного
эксперимента значение критерия иа оказалось в критической об-
ласти, то исходную гипотезу Н0 следует опровергнуть, так как
она противоречит экспериментальным данным. Если же вычис-
ленное значение и попало в область допустимых значений, то
нет основания утверждать о несовместимости результатов экспе-
римента и принятой гипотезы и, следовательно, делать вывод о
несправедливости последней.
Из приведенных рассуждений вытекает следующая общая схе-
ма (текст) статистической проверки любой гипотезы:
1) сформировать проверяемую Н0 и альтернативную Д ги-
потезы;
2) назначить уровень значимости а;
3) выбрать критерий значимости 1/одля проверки гипотезы Н0;
4) определить выборочное распределение cp-luj/fg) при усло-
вии, что верна гипотеза Н0;
5) в зависимости от формулировки альтернативной гипотезы
определить критическую область и установить ее границы;
6} провести эксперимент, получить выборку наблюдений и по
их результатам определить значение иа ;
7) принять статистическое решение.
Решение, принимаемое на основе критерия значимости, мо-
жет быть ошибочным. Пусть выборочное значение критерия иа
попадает в критическую область и гипотеза //„ отклоняется в
соответствии с критерием. Если тем не менее гипотеза Н0 верна,
то принимаемое решение неверно. Ошибка, совершаемая при
отклонении правильной гипотезы fJ0 , называется ошибкой пер-
вого рода. Очевидно, вероятность ошибки первого рода равна
вероятности попадания критерия иа в критическую область при
условии, что верна гипотеза Н0, т.е. равна уровню значимости а :

1740
'- 129
Однако было бы неверно на основании этого делать вывод о
том, что значение вероятности (уровень значимости) должно быть
выбрано как можно меньшим. Причину этого легко установить,
если исходить из предположения, что верна конкурирующая ги-
потеза Д. Таким образом, если принимается гипотеза Нй , но в
действительности верна альтернативная гипотеза Ht, то совер-
шаемая в этом случае ошибка называется ошибкой второго рода.
Вероятность ошибки второго рода можно вычислить по формуле

В заключение отметим, что критическая область строится,


исходя из требования, чтобы вероятность попадания в нее крите-
рия была равна при условии, что нулевая гипотеза справедлива.
Оказывается целесообразным ввести в рассмотрение вероятность
попадания критерия в критическую область при условии, что
нулевая гипотеза неверна и, следовательно, справедлива альтер-
нативная гипотеза //J.
Мощностью критерия называют вероятность попадания кри-
терия в критическую область при условии, что справедлива кон-
курирующая гипотеза. Другими словами, мощность критерия есть
вероятность того, что нулевая гипотеза будет отвергнута, если
верна альтернативная гипотеза.
Отметим, если для проверки гипотезы принят определенный
уровень значимости, то все же остается произвол в выборе кри-
тической области. Покажем, что ее целесообразно построить так,
чтобы мощность критерия была максимальной. Предварительно
поясним, если вероятность ошибки второго рода равна р, то мощ-
ность равна 1-р1. Действительно, если р - вероятность ошибки
второго рода, т.е. «принята нулевая гипотеза, причем справедли-
ва альтернативная», то мощность критерия равна1~р. Поэтому,
если мощность 1-р возрастает, то уменьшается вероятность |3 со-
вершить ошибку второго рода. Таким образом, если уровень зна-
чимости уже выбран, то критическую область следует строить
так, чтобы мощность критерия была максимальной.
Решение современных прикладных задач связывают с внедре-
нием в процесс исследований методологии моделирования. Дан-
ная методология отвечает требованиям современной парадигмы,
основанной на концепции информационных технологий и мате-

130
матического моделирования. Построить модель легко, если из-
вестен закон, позволяющий описать объект исследования. Если
закон неизвестен, то стараются определить закономерности на
основе статистических исследований, или исходя из наиболее
часто встречающихся на практике функциональных зависимос-
тей. Если и это не удается сделать, то выбирают или разрабаты-
вают теорию, в которой содержится ряд утверждений и правил,
позволяющих сформулировать концепцию и конструировать на
ее основе модели, обеспечивающие проведение исследований.
Если и теория не существует, то выдвигается гипотеза, и на ее
основе создаются имитационные модели, с помощью которых
исследуются возможные варианты решения. Таким образом,
спектр подходов и методов, которые применяются для реализа-
ции данного этапа, очень широк. При этом важнейшим требова-
нием к математической модели является требование ее адекват-
ности изучаемому реальному объекту относительно выбранной
системы его характеристик. Под этим обычно понимается:
1) правильное качественное описание объекта по выбранным
характеристикам (например, в результате изучения динамичес-
кой модели мы делаем правильный вывод о затухании колеба-
ний реального объекта, об устойчивости его движения и т. п.);
2) правильное количественное описание объекта по выбран-
ным характеристикам с некоторой разумной степенью точности,
в частности, если изучается отклик объекта на воздействия того
или иного класса, то модель, адекватная относительно одного
класса воздействий, может оказаться неадекватной относитель-
но другого класса.
Следовательно, адекватность моделирования определяется не
только моделируемым объектом и его моделью, но также видом
рассматриваемых воздействий, выбранным классом откликов на
них и принятым уровнем точности описания. Это отвечает обще-
му определению адекватности, так как под характеристикой ре-
ального объекта можно, в частности, понимать его реакции на
воздействия того или иного класса. Поэтому модель типа черно-
го ящика адекватна, если для заданного класса входных возму-
щений она определяет с требуемой точностью тем же операто-
ром преобразования входов в выходы.
Таким образом, определение адекватности модели как науч-
ной категории может быть дано в следующем виде: модель адек-
ватна исходной моделируемой системе (системе-объекту), если
9
' 131
между моделью и объектом существует отношение моделирова-
ния (подобия) хотя бы относительно одной пары сходных пере-
менных.
Под переменными, характеризующими систему (систему-
объект, систему-модель), понимается результат отображения на
числовой оси определенного свойства системы. Переменные х.,
хт. называются сходными, если они отображают одинаковое свой-
ство, присущее как модели, так и системе-объекту.
Между парой сходных переменных xf ^.существует отноше-
ние моделирования, когда из условия

следует, что для любого г С, < ? < , ^ справедливо


\*0 — ' — 'max/

где М\ХЛ,Хг,...,Х^/,1)- масштабирующий множитель.

Как правило, / - это время, но в качестве ! может быть любой


параметр. Под параметром в контексте данной работы понима-
ется результат отображения на числовой оси определенного свой-
ства базы, используемой исследователем. В качестве базы высту-
пает одно из конкретных свойств объективно существующего
мира, позволяющее операционально различать фазы исследуемых
процессов или варианты протекания процесса. Обычно это вре-
мя, пространство, но могут существовать и другие базы, напри-
мер, отношения упорядочения: от простого - к сложному и т.п.
Полностью формальных методов обеспечения высокой адек-
ватности модели и системы-объекта в настоящее время не выяв-
лено (может быть, их не существует вообще) [21]. Тем не менее
имеет место весьма конструктивный подход, сущность которого
заключается в- содержании следующих принципов моделиро-
вания,
1 . В модели и системе-объекте должны быть выделены одина-
ковые свойства. Эти свойства должны быть поставлены в соот-
ветствие временным параметрам.

132
2. В модели и системе-объекте должны использоваться оди-
наковые базы и соответствующие им параметры.
3. Определители «вход - выход» элементов модели и систе-
мы-объекта должны быть одинаковы.
4. Процессы изменения состояния модели и системы-объекта
должны описываться эквивалентными математическими конст-
рукциями.
5. Непараметрические ограничения на переменные модели и
системы-объекта должны быть эквивалентными.
В областях, еще не подготовленных для применения разви-
тых количественных методов, адекватность модели по необхо-
димости является лишь качественной. В частности, модель мо-
жет выявлять существенные качественные характеристики изуча-
емого явления (такие, как равновесие, устойчивость и т. д.) и
влияние одних характеристик па другие. Управленческая модель
может иметь низкую прогнозную ценность, но если она помога-
ет понять структуру проблемы, то этого достаточно для того,
чтобы оправдать расходы на ее построение. Даже в технике воз-
никают ситуации, когда модель может оказаться количественно
неадекватной из-за сложности изучаемого объекта. Однако и
здесь понимание роли существенных свойств, выявленной на мо-
делях качественного характера, помогает правильно ориентиро-
ваться в сложных задачах. Возвращаясь к общему случаю, отме-
тим, что естественно говорить не просто об адекватности моде-
ли, но также о большей или меньшей адекватности. Поэтому
применяется понятие «степени адекватности» модели, понимая
под этой степенью как бы долю истинности модели относитель-
но выбранной характеристики изучаемого объекта, нечто вроде
коэффициента взаимосвязи модели и исходного объекта по этой
характеристике. Это типично размытая величина, и хотя есте-
ственно считать, что степень адекватности должна принимать
числовые значения от 0 (полная неадекватность, т.е. отсутствие
связи между моделью и моделируемым объектом) до 1 (полная
адекватность), по предложить регулярный способ приписывания
таких значений в настоящее время возможно, например, на осно-
ве применения аппарата нечетких множеств.
Еще раз подчеркнем, что адекватность модели следует рас-
сматривать только по определенным признакам, характеристи-
кам, принятым в данном исследовании за основные. Если эти ха-
рактеристики явно не указаны, то они должны подразумеваться;

133
впрочем, как всегда в прикладном исследовании, они могут уточ-
няться по ходу исследования. Не существует «универсальной адек-
ватности», так как такая адекватность означала бы тождество
модели и моделируемого объекта. Забвение того, что всякая адек-
ватность лишь относительна и имеет свои рамки применимости,
может привести (и не раз приводило) к попыткам навязать ре-
альному объекту свойства его модели - например, при рассмот-
рении малых свободных колебаний реальной автономной систе-
мы с малым трением, если при математическом анализе колеба-
ний заменить эту систему на линейную консервативную (без
трения) модель, то такая упрощенная модель может иметь высо-
кую степень адекватности по частотам и формам колебаний, но
будет, очевидно, совершенно неадекватной по затуханию коле-
баний. В более сложных случаях неадекватность модели бывает
не столь ясной, а применение неадекватной модели может приве-
сти к тому, что не возможно уловить то, что на самом деле есть.
Как правило, в таких случаях (а также, если рассматривается адек-
ватность модели реальному объекту) проверка адекватности не
может осуществляться на чисто дедуктивном уровне. Более того,
понятие адекватности может показаться логически порочным, так
как для полной уверенности в правильном описании свойств
объекта мы должны знать эти свойства из какого-то дополни-
тельного источника информации; но если эти свойства известны,
то надобность в модели может отпасть. Положение усугубляется
тем, что характеристики, относительно которых рассматривает-
ся адекватность, далеко не всегда могут быть отчетливо перечис-
лены, а критерии, по которым устанавливается согласование мо-
дели с моделируемым объектом, зачастую определены неодноз-
начно и нечетко. Поэтому не ясно к чему, в частности, при этом
приводят принятые в силу данного положения упрощения - к
допустимой потере точности или к качественному отличию мо-
дели от моделируемого объекта.
Адекватная модель обычно обладает той или иной побочной
адекватностью, другими словами, она дает правильное качествен-
ное и количественное описание не только характеристик, для ко-
торых она была построена, но также и ряда других, независимых
характеристик, потребность изучения которых может возникнуть
в дальнейшем. (Побочная адекватность - это нереализованная по-
тенциальная адекватность, которой может обладать и модель с
невысокой степенью адекватности.) Чем выше эта побочная адек-

134
ватпость, тем шире область приложимости модели и тем модель
оказывается «долговечнее». Побочная адекватность модели повы-
шается с усилением в ней роли хорошо проверенных физических
законов (таких, как закон сохранения энергии), утверждений гео-
метрии, апробированных в изучаемой области способов приложе-
ния математического анализа и т. п. Следовательно побочная адек-
ватность тем выше, чем эта модель «правильней», глубже отража-
ет реальную картину, однако уточнить хотя бы на рациональном
уровне, что означает эта «правильность», не просто. Поэтому осо-
бой привлекательностью обладают математические модели, эле-
менты которых имеют отчетливый физический смысл, адекватный
физическим закономерностям в изучаемом реальном объекте. От-
метим, что тщательный учет проблемы при формулировании ме-
тода решения не всегда приводит к наиболее эффективным мате-
матическим методам решения. Возможно, что по этой причине
структурные модели обладают, как правило, более высокой по-
бочной адекватностью, чем функциональные (хотя последние
обычно бывают проще первых); более того, по отношению к чис-
то функциональным моделям вопрос о «других свойствах» чаще
всего оказывается вообще лишенным смысла. Искусственные до-
пущения, привлекаемые порой для согласования следствий из той
или иной модели с заранее известными свойствами реального
объекта, могут сделать эту модель адекватной по этим свойствам,
но совершенно ненадежной относительно других важных свойств
этого же объекта. Несмотря на это, прагматическая роль подоб-
ных моделей может быть очень велика, тем более, что модель, адек-
ватная по некоторым характеристикам, одновременно является
адекватной и по другим характеристикам, которые можно вывес-
ти в качестве следствий из первых. Высказанные соображения по
поводу адекватности относятся не только к математическим моде-
лям, но вообще к любому моделированию, например физическо-
му. Умозрительные физические модели во многих случаях облада-
ют побочной адекватностью уже потому, что фундаментальные фи-
зические законы в них выполняются по необходимости. Высокий
уровень и важные следствия этой адекватности дали основание
П.А. Дираку утверждать [63], что один из самых продуктивных ме-
тодов работы физика-теоретика состоит в чисто абстрактном раз-
витии математического формализма квантово-механических зако-
номерностей с попытками физического осмысления полученных
результатов.

135
В заключение отметим, что обычно в процессе исследова-
ния создаются цепочки, в которых каждое последующее звено
моделирует предыдущее. Важной предпосылкой успеха приклад-
ного исследования является соблюдение при последовательном
моделировании итоговой адекватности по тем характеристикам,
изучение которых и является целью разработки той или иной
модели.
Установление критериев научности гипотез, их подтвержде-
ние и опровержение усложняются уже при объединении гипотез
в рамках, например, дедуктивных систем. Еще большие трудно-
сти возникают при проверке научных теорий, содержащих раз-
личные абстрактные понятия и утверждения, теоретические и
эмпирические законы. Поскольку все утверждения теории связа-
ны отношениями логической дедукции, то убедиться в верности
наиболее абстрактных ее посылок можно только путем проверки
следствий, которые из них вытекают и допускают эмпирическую
интерпретацию. Именно по подтверждению или опровержению
таких следствий косвенно судят о верности или ошибочности ис-
ходных посылок, а значит, всей теории в целом. Но эти следствия
выводятся не только из утверждений самой теории, но и из тех
вспомогательных гипотез и допущений, которые обеспечивают
применение теории к конкретной ситуации. Все это еще больше
затрудняет процесс проверки теории.
Важнейшим критерием, отличающим научные теории от не-
научных спекуляций, в опытных и фактуальных науках является
их эмпирическая проверяемость [8]. Но сам способ проверки тео-
рии значительно отличается от'проверки отдельных гипотез и
утверждений. Специфические особенности и связанные с ними
трудности проверки научных теорий состоят в следующем.
Во-первых, в силу системного характера теории, в ней прихо-
дится иметь дело не с отдельными гипотезами, утверждениями,
законами и простой их совокупностью, а именно с логически орга-
низованной системой. Хотя, строго говоря, на опыте проверяют-
ся отдельные следствия теории, но косвенно они свидетельству-
ют о подтверждении или опровержении теории в целом.
Во-вторых, в составе теории есть такие утверждения, кото-
рые выполняют вспомогательную роль в процессе определения
понятий и дедукции следствий, и поэтому они не нуждаются в
эмпирической проверке, хотя их обоснованность и правильность
также должны контролироваться на концептуальном уровне.

136
В-третьих, степень проверяемости разных утверждений тео-
рии зависит от уровня их абстрактности. На верхнем уровне на-
ходятся наиболее абстрактные и общие принципы и законы тео-
рии, об обоснованности и истинности которых мы судим по вы-
водимым из них следствиям. На самом нижнем уровне находится
эмпирический базис теории, т.е. те утверждения, которые можно
соотнести с результатами наблюдений и экспериментов и косвен-
но судить о верности исходных посылок теории.
' В-четвертых, всякая теория возникает не на пустом месте. Она
опирается на уже проверенное знание, которое существовало до
ее создания и поэтому в принципе не должно противоречить твер-
до установленным положениям в данной отрасли науки. Речь,
конечно, идет о теориях, радикально не изменяющих науку.
В-пятых, целый ряд теорий, представленных в абстрактной
математической форме, не говоря уже о самих математических
теориях, сначала необходимо интерпретировать с помощью эм-
пирических понятий и утверждений и только потом подвергать
проверке.
Все перечисленные особенности проверки теорий сводятся,
таким образом, к двум важнейшим требованиям концептуальной
и эмпирической проверяемости.
Концептуальная проверяемость означает согласие новой те-
ории с наиболее фундаментальными принципами и законами со-
ответствующей отрасли научного знания, а также с твердо уста-
новленными теоретическими истинами частного характера. В
итоге такая проверка должна установить, согласуется ли новая
теория с предшествующим концептуальным знанием.
Эмпирическая проверяемость сводится к сопоставлению след-
ствий теории с результатами наблюдений, экспериментов и прак-
тики в целом, так как научные наблюдения и эксперимент пред-
ставляют собой специфические формы практической деятельно-
сти в науке. Очевидно, что не все следствия теории допускают
непосредственную проверку на опыте, а лишь те, которым мож-
но дать эмпирическую интерпретацию и тем самым сопоставить
с результатами наблюдений и экспериментов. Однако не все тео-
рии можно проверить таким способом [14].
Наиболее общие и абстрактные теории, которые в значитель-
ной мере схематизируют и идеализируют изучаемые процессы,
чаще всего проверяются через свои частные подтеории, которые
подтверждаются опытом. Так, например, классическая механика

137
проверяется через такие свои подтеории, как теории колебаний,
удара, падения тел и т. п., которые меньше абстрагируются от
действительности и тем самым лучше проверяемы в эксперимен-
те. Сами же исходные законы и принципы механики в силу своей
общности отвлекаются от частных и конкретных свойств и осо-
бенностей, которые изучаются в ее подтеориях, и поэтому имен-
но через них общая теория находит свое подтверждение.
Степень проверяемости теории с гносеологической точки зре-
ния существенно зависит от того, насколько глубоко она раскры-
вает сущность исследуемых процессов. Это означает, что теории
феноменологического типа, которые в основном лишь описыва-
ют явления, проверить легче и проще, чем объяснительные или
интерпретируемые теории, раскрывающие структуру и механизм
процессов. Теории, содержащие большее число эмпирически ин-
терпретируемых следствий, лучше проверяются и контролируют-
ся на опыте. Поскольку проверка теорий зависит от эмпиричес-
ки интерпретируемых их следствий, можно выделить, по край-
ней мере, три основных типа теорий по их проверяемости.
К первому типу относятся специфические, частные теории,
обычно возникающие на первом этапе исследования. Впослед-
ствии они оказываются подтеориями более общих теорий, как
например, теория Кеплера о движении планет по отношению к
теории гравитации Ньютона. В принципе подтеории лучше под-
даются интерпретации в эмпирических терминах и поэтому лег-
че поддаются проверке.
Ко второму типу относятся теории, содержащие значитель-
ное число абстрактных понятий и утверждений. Поэтому их
нельзя проверять как теории первого типа. Они становятся про-
веряемыми в основном через свои подтеории, связанные с основ-
ной теорией как «вид с родом». Поскольку область применимос-
ти основной теории включает области применения подтеории,
то чем лучше будут проверены и подтверждены последние, тем
правдоподобнее будет основная теория.
К третьему типу принадлежат теории весьма общего харак-
тера, характеризующие хотя и различные, но в чем-то сходные клас-
сы явлений. К таким теориям относятся появившиеся в последние
годы теории информации,.исследования операций, принятия ре-
шений, моделирования и другие, возникшие на волне современно-
го научно-технического прогресса и в значительной мере опираю-
щиеся на математические методы исследования. Такие теории осо-

138
бенпо трудно поддаются проверке и не случайно поэтому иногда
их квалифицируют не как «подлинные» и «ложные», а как «приме-
нимые» и «неприменимые», «эффективные» и «неэффективные».
Применимость и неприменимость как раз и свидетельствуют о том,
верно или неверно теория отображает действительность, а следо-
вательно, является ли она истинной или ложной.
Общий подход к проблеме проверки теорий во многом зави-
сит также от философской позиции исследователей. С точки зре-
ния эмпиризма и позитивизма, проверка, теорий сводится к ре-
дукции теоретических терминов и утверждений к эмпирическим.
Если радикальные последователи эмпиризма связывают такую
проверку с редукцией теоретического к непосредственным чув-
ственным восприятиям, то позитивисты допускают возможность
использования для этого «чистого» языка наблюдений. Главное,
что объединяет приверженцев эмпиризма и позитивизма в воп-
росе о проверке теории, заключается в том, что все они призна-
ют возможность эмпирической проверки изолированных утвер-
ждений теории, игнорируя тем самым целостный, системный ха-
рактер теории.
Критикуя такой подход, известный американский логик
У. Куайн квалифицирует его как редукционистскую догму, опи-
рающуюся на философию эмпиризма. «Догма редукционизма, -
указывает он, - имеет право па существование только при пред-
положении, что каждое утверждение теории, взятое изолирован-
но от других, может допускать подтверждение или опроверже-
ние. Мое противоположное мнение сводится к тому, что наши
утверждения сталкиваются с проверкой чувственного опыта не
индивидуально, а только в целом» [64]. Вся наука, по его мне-
нию, образно может быть представлена в виде силового поля,
граничными условиями которого служат результаты опыта. Про-
тиворечие с опытом па периферии поля оказывает воздействие
па все поле. Вследствие этого приходится переосмысливать ис-
тинность некоторых утверждений теории, а поскольку они логи-
чески связаны с другими утверждениями,'то это влечет переос-
мысление остальных утверждений. Таким образом, системный
подход к теории как единому, целостному концептуальному об-
-разованию в ее рамках различных понятий и утверждений, зна-
чительно усложняет процесс проверки теории. Во всяком случае,
теории проверяются совсем иначе, чем отдельные, изолирован-
ные гипотезы или утверждения.

139
Между подтверждением и опровержением отдельных гипотез
существует четко определенная асимметрия, выражаемая в том,
что опровержение гипотезы всегда имеет окончательный харак-
тер, а подтверждение - лишь относительный временный харак-
тер. Ранее отмечалось, что для опровержения гипотезы достаточ-
но, чтобы одно единственное ее следствие оказалось ложным,
тогда как любого числа истинных ее следствий недостаточно,
чтобы считать ее истинной. Эта асимметрия непосредственно свя-
зана с разными методами проверки общих утверждений. Из лож-
ности следствия дедуктивно выводится заключение о ложности
основания (по правилу modus to/lens), но из истинности следствия
логически не вытекает истинность основания. В этом случае зак-
лючение совершается по индуктивной схеме от единичного ут-
верждения (следствия) к общему высказыванию (основанию) и
поэтому имеет лишь правдоподобный характер. Очевидно, что
никакого окончательного вывода об истинности гипотезы на ос-
новании подтверждения ее следствий сделать нельзя.
Когда мы переходим к проверке не изолированных, а взаимо-
связанных утверждений, и тем более теорий, тогда асимметрия
между подтверждением и. опровержением в значительной мере
ослабляется, если не исчезает совсем. На это обстоятельство в
конце XIX в. обратил внимание известный физик и историк на-
уки П. Дюгем. «Физик, - писал он, - никогда не может подверг-
нуть контролю одну какую-нибудь гипотезу в отдельности, а все-
гда только целую группу гипотез. Когда же его опыт оказыва-
ется в противоречии с предсказаниями, то он может отсюда
сделать лишь один вывод, а именно, что по меньшей мере одна
из этих гипотез неприемлема и должна быть видоизменена, но
он отсюда не может еще заключить, какая именно гипотеза не-
верна» [64].
Дальнейшее развитие и обоснование эта идея получила у
У. Куайна, который подчеркивал не только необходимость экс-
периментальной проверки теории как целостной системы, но и
возможность сохранения любого ее утверждения при соответству-
ющих изменениях других частей системы. «Любое утверждение, -
отмечал он, - может рассматриваться как верное, если мы сдела-
ем достаточно сильное исправление в какой-то части системы»
[64]. Такой системный подход к проверке теории, получивший
название тезиса Дюгема ~ Куайна, дает возможность выявить ло-
гическое различие между опровержением изолированной гипо-

140
тезы и системы гипотез или теории [14]. Действительно, ложность
следствия отдельной гипотезы опровергает саму гипотезу:

{(Я => Е) &-, Е} =* -, Я,

где Я - гипотеза;
Е - следствие;
-1 - отрицание;
=s - импликация;
& - конъюнкция.

Теория проверяется вместе со вспомогательными гипотеза-


ми, и поэтому ложность свидетельства может относиться либо к
самой теории, либо к вспомогательным гипотезам:

{(Т & А) =* -, Е} =* -, (Г & А);

отсюда по правилу де Моргана:

1
где Т - теория;
А - вспомогательная гипотеза.

В принципе даже ложное следствие из двух гипотез оставляет


неопределенным вопрос: какая именно гипотеза опровергается, т.е.
оказывается ложной? Поэтому путем введения вспомогательной
гипотезы всегда можно защитить теорию от опровержения. Такой
вывод из тезиса Дюгема-Куайна нередко используется сторонни-
ками конвенционализма и инструментализма для защиты взгляда
на теорию, как удобную конвенцию (соглашение) о фактах опыта
или как простой инструмент для предсказаний будущего. Однако
возможность спасения теории от опровержения путем изменения
некоторых ее элементов или вспомогательных гипотез отнюдь не
лишает ее объективного содержания, а свидетельствует лишь о
необходимости учета специфического характера ее проверки как
единой концептуальной системы. П. Дюгем, проанализировавший
многие, сменявшие друг друга теории в физике, настойчиво под-
черкивал необходимость учета единства и целостности в ходе их
проверки. «Пытаться отделить каждую гипотезу в теоретичес-
кой физике от других допущений, на которых покоится эта наука,

141
чтобы подвергнуть ее контролю наблюдения отдельно, - писал он,
- значит увлекаться химерой» [64].
Методологическое значение тезиса Дюгема-Куайна состоит
в том, что он позволяет преодолеть некоторые упрощенные пред-
ставления о процессе проверки систем научного знания и прежде
всего теории.
Во-первых, в ходе проверки теории следует тщательно про-
анализировать, на какие вспомогательные допущения она опи-
рается. Если последние оказываются неадекватными, то их сле-
дует исправить, видоизменить или даже отвергнуть.
Во-вторых, при обнаружении гипотез ad hoc, придуманных
для спасения теории от опровержения, решительно отказываться
от них.
В-третьих, при проверке теории следует отказаться от упро-
щенных представлений о так называемом решающем эксперимен-
те, идея которого выдвинута еще Фр. Бэконом, сводится к тому,
что когда две гипотезы дают разные предсказания, следует по-
ставить такой эксперимент, который опровергнет одну из них и
подтвердит другую. Подобные эксперименты возможны при про-
верке отдельных, изолированных гипотез, но в развитых науках,
где имеют дело со взаимосвязанными системами утверждений и
гипотез, в частности с теориями, постановка решающего экспе-
римента оказывается практически невозможной. Прежде всего
теория подвергается проверке вместе с соответствующими вспо-
могательными гипотезами, не говоря уже о том, что в ней все
понятия и утверждения выступают как единое делое. Кроме того,
в процессе научного познания отдельные теории выступают обыч-
но в рамках определенной исследовательской программы, в ко-
торой, как справедливо отмечает И. Лакатос, «не существует ни-
каких решающих экспериментов, если под ними подразумевать
эксперименты, которые могут сразу же ниспровергнуть исследо-
вательскую программу» [14].
В-четвертых, в свете указанного тезиса сразу же становится
очевидным неуниверсальный характер критериев верификации
и фальсификации для систем научных гипотез и теорий. А в свя-
зи с этим оказывается несостоятельным противопоставление де-
дукции индукции в ходе их проверки. Дедукция необходима для
проверки следствий из абстрактных и общих гипотез, а также
исходных посылок теории. Индукция же служит для верифика-
ции эмпирически интерпретируемых следствий.
3 ДИССЕРТАЦИОННАЯ РАБОТА
КАК ФОРМА
НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
Не результат есть действитель-
ное целое, а результат вместе со
своим становлением.
Г. Гегель

3.1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ


И КВАЛИФИКАЦИОННАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ
ДИССЕРТАЦИИ

Пытаясь охватить мир сегод-


няшний, мы черпаем из словаря,
сложившегося в мире вчерашнем.
А. де Сент-Экзюпери

В Российской Федерации научная работа - это скоординирован-


ная по целям, времени и ресурсам совокупность научных иссле-
дований (экспериментов, испытаний) и разработок, организаци-
онных и обеспечивающих мероприятий, позволяющих на прак-
тике осуществлять научное обоснование основных направлений
развития Российской Федерации как государства, решать важ-
нейшие фундаментальные, прикладные и научно-практические
задачи в интересах прогресса.
Под организационными и обеспечивающими мероприятиями
понимается комплекс мер по формированию и поддержанию на
требуемом уровне системы руководства научной работой, ее пла-
нирования и координации, по совершенствованию структуры и
сети научно-исследовательских организаций и научно-исследо-
вательских подразделений высших учебных заведений, подго-
товки и расстановки научных кадров, финансирования научной
работы и материального стимулирования труда ученых, мате-

143
риально-технического и информационного обеспечения исследо-
ваний [65].
Научная работа включает:
• планирование и организацию научных исследований в ин-
тересах государства;
• проведение фундаментальных, поисковых, прикладных ис-
следований в целях решения проблем научно-технической поли-
тики и социально-гуманитарных наук;
• внедрение результатов исследований в практику;
• сопровождение научно-исследовательских работ (НИР) и
опытно-конструкторских работ (ОКР) промышленности;
• совершенствование сети и организационно-штатной струк-
туры научно-исследовательских отделов (НИО) и научных под-
разделений вузов, научных органов и органов управлений;
• подготовку научных кадров;
• изобретательскую, рационализаторскую и патентно-лицен-
зионную работу;
• научно-информационную деятельность;
• определение научной направленности периодических изда-
ний в Российской Федерации;
• поддержание научных связей и координацию совместных
исследований, проводимых Российской академией наук, научны-
ми организациями и общественными научными объединениями
Российской Федерации с зарубежными научными центрами и
организациями.
В настоящее время основными формами научной работы счи-
таются:
• выполнение фундаментальных и прикладных исследований;
• разработка научных трудов и монографий, учебников, на-
писание диссертаций, статей, подготовка докладов, научных от-
четов, сообщений, рецензий и заключений;
• обобщение и распространение передового опыта и техно-
логий;
• научно-техническая и научно-экономическая экспертизы
документов по формированию и реализации научной и научно-
технической политики государства;
• разработка методик и анализ результатов проведения ис-
пытаний новых образцов техники, научный анализ и экспертиза
работ промышленности по их разработке и созданию;
• проведение научных конференций, совещаний и семинаров.

144
Исторически в России сложилась такая особенность, что дис-
сертация стала основным инструментом науки. При этом основа
современной системы аттестации научных и научно-педагогичес-
ких кадров начинала закладываться с XII в. Развитие высшего
образования и создание университетов способствовало тому, что
побудило преподавателей готовить специальные научные труды,
называемые dissertatio (диссертация). Впервые докторская степень
была присуждена в 1130 г. Болонским университетом. В XII-XVI
вв. диссертации выполнялись в рукописном виде, а их публичная
защита проходила в форме устной дискуссии. Соискатель ученой
степени готовил специальные плакаты, на которых кратко изла-
гались вопросы для дискуссии [66].
Печатные диссертации начали появляться в XVI в. В это вре-
мя определился статус диссертации как квалификационной на-
учной работы. Университетские уставы XVI в. содержали требо-
вания к самостоятельной подготовке письменных научных тру-
дов. Соискатель ученой степени должен был опубликовать
научную статью и разослать ее всем заинтересованным ученым.
Все расходы по изданию нес автор диссертации. В это же время
становится принятым дарить тексты диссертаций профессорам и
другим заинтересованным лицам. Это положило начало инфор-
мированию научной общественности о разработках в различных
областях науки, представляемых к защите в виде диссертаций.
Впоследствии в университетах создаются специальные диссерта-
ционные отделы, в которых собираются все диссертации, защи-
щаемые в университете.
Московскому императорскому университету было предостав-
лено право присуждения ученой степени доктора медицины в
1791 г. Ученые степени кандидата, магистра и доктора наук в Рос-
сии были введены указом императора 24 января 1803 г. [67]. Для
получения любой ученой степени устанавливались устные и пись-
менные экзамены, после чего соискатель должен был публично
защищать диссертацию на заседании факультета. При защите был
обязан выступить один оппонент. С 1804 г. количество оппонен-
тов увеличивается до трех. 20 января 1819 г. было утверждено
«Положение о производстве s ученые степени». Этот документ
регламентировал порядок сдачи экзаменов, защиты диссертаций
и присуждения ученых степеней. В этот период докторские дис-
сертации можно было выполнять только на латинском языке [67].
Положение можно считать первым официальным документом о
порядке присуждения ученых степеней.

Ю-'™ 145
В 1837 г. утверждено «Положение об испытаниях на ученые
степени», согласно которому уменьшалось число теоретических
вопросов, на которые должны были отвечать будущие доктора
наук и допускалось выполнение диссертаций как на латинском,
так и па русском языках [67]. 4 января 1864 г. принимается новое
«Положение об испытаниях на звание действительного студента
и на ученые степени» [68]. Этот документ предусматривал три
ученые степени: кандидата, магистра, доктора. Для получения
каждой степени было необходимо подготовить и защитить дис-
сертацию. Экзамены для докторов были упразднены.
Для присуждения ученой степени кандидата паук требовалось
по окончании полного университетского курса получить сред-
ний балл 4,5 при пятибалыгоЙ шкале оценок и представить в ру-
кописи кандидатскую диссертацию. Последняя рецензировалась
одним т профессоров соответствующей кафедры; после этого под
руководством декана проводился коллоквиум и факультет при-
нимал решения, которые утверждались советом университета.
Рукописный статус кандидатского диссертационного исследова-
ния свидетельствовал о том, что кандидатские диссертации по
своему научному значению в целом соответствовали современ-
ным дипломным работам. Университетским уставом 1884 г. сте-
пень кандидата наук была отменена. И с этого времени в России
существовали две ученые степени - магистра и доктора наук.
В этот период диссертации к защите представлялись в печат-
ном виде, что исключало необходимость публиковать авторефе-
рат диссертации, однако требовалось приложение к диссертации
тезисов объемом не более 4 страниц. Все публикации осуществ-
лялись за счет автора. Со второй половины XIX в. диссертации
стали публиковать в ученых записках, известиях университетов
и специальных журналах. Необходимое количество оттисков
представлялось ученому совету факультета.
Защита диссертации проходила на заседании факультета, в
котором могли принять участие как члены совета факультета, так
и все желающие. Для защиты диссертации назначались два офи-
циальных оппонента, как правило, из числа профессоров данно-
го факультета. Оппоненты из других университетов не пригла-
шались. Официальными оппонентами могли быть даже препода-
ватели, не имеющие ученой степени, на соискание которой
представлялась диссертация. После выступления оппонентов
могли выступать все желающие. Факультет имел право за маги-

146
стерскую диссертацию присуждать степень доктора, для этого тре-
бовалось единогласное голосование, Решение факультета о при-
суждении степени утверждалось ученым советом университета, и
соискателю выдавался диплом магистра или доктора наук.
Таким образом, до 1917 г. в России ученые степени кандида-
та, магистра и доктора наук присуждались ученым на основании
публичной защиты квалификационной научной работы - диссер-
тации. За 120 лет работы по аттестации научных кадров в Рос-
сии, как отмечает А.Е. Иванов: «... было защищено около 8 тыс.
магистерских и докторских диссертаций по фундаментальным
паукам: истории, философии, юриспруденции, естествознанию,
богословию, медицине...» [69J.
Декретом Совнаркома РСФСР от 1 октября 1918 г. «О неко-
торых изменениях в составе и устройстве государственных учеб-
ных и высших учебных заведений Российской республики» в Рос-
сии были ликвидированы ученые степени. И только в 1934 г. по-
становлением Совнаркома СССР «Об ученых степенях и званиях»
были установлены ученые степени кандидата и доктора наук. Эти
степени служили для определения квалификации научных работ-
ников в области той или иной научной специальности. В апреле
1934 г. был утвержден первый состав Высшей аттестационной
комиссии при президиуме Всесоюзного комитета по высшей
технической школе, его председателем стал академик Г.М. Кржи-
жановский. С 1944 г. в Государственной библиотеке СССР
им. В.И. Ленина создается диссертационный фонд, в который
поступают все докторские и кандидатские диссертации.
В октябре 1974 г. был создан Высший аттестационный коми-
тет при Совете Министров СССР, который стал выполнять фун-
кции межведомственной аттестационной организации. ВАК при
Совете Министров СССР в 1991 г. преобразовывается в Высшую
аттестационную комиссию при Министерстве науки, высшей
школы и технической политики Российской федерации, а 22 фев-
раля 1993 г. - в Высший аттестационный комитет Российской
Федерации. Однако, преобразования пе изменили основных фун-
кций аттестационного комитета, которые остались прежними:
аттестация научных и научно-педагогических кадров, контроль
за присуждением ученой степени кандидата наук и присуждение
ученой степени доктора наук по всем специальностям, которые
включены в Номенклатуру специальностей научных работников,
и присвоение ученого звания «Профессор по специальности» ра-
ботникам научно-исследовательских учреждений.

10* 147
Диссертация на соискание ученой степени доктора наук дол-
жна быть научной квалификационной работой, отвечающей од-
ному из следующих трех пунктов, определяющих характер резуль-
татов диссертационной работы.
1. В ней должно быть получено решение научной проблемы,
имеющей важное народнохозяйственное, социально-культурное
или политическое значение.
2. В ней должны быть разработаны теоретические положения,
совокупность которых можно квалифицировать как новое круп-
ное достижение в развитии перспективного направления в соот-
ветствующей отрасли науки.
3. В диссертационной работе предложены научно обоснован-
ные технические, экономические или технологические решения,
внедрение которых вносит значительный вклад в ускорение на-
учно-технического прогресса.
Четкая ориентация соискателя на один из приведенных выше
пунктов, характеризующих результаты докторской диссертаци-
онной работы, позволит ему существенно поднять качество ра-
боты в целом и сократить время на подготовку ее к защите. То
есть соискатель заранее должен определиться, по какому класси-
фикационному признаку заключения диссертационного совета,
определяющему характер результатов диссертации, будет прохо-
дить защита диссертации. Установление характера результатов
докторских диссертаций по пункту 1 является редким событием
и, как правило, может быть дано известными специалистами от-
расли науки и техники, руководителями или генеральными кон-
структорами крупных государственных предприятий.
Научные работники и научно-педагогические работники вузов
при защите докторских диссертаций обычно определяют харак-
тер результатов диссертации, как соответствующий п. 2 или п. 3.
В диссертации, имеющей прикладное значение, должны приво-
диться сведения о практическом использовании полученных авто-
ром научных результатов, а в диссертации, имеющей теоретическое
значение, - рекомендации по использованию научных выводов.
Наиболее распространенной формой квалификационной на-
учной работы на соискание ученой степени является диссертация
в виде рукописи. Она представляет собой рукописный труд (име-
ется в виду напечатанный на пишущей машинке или с помощью
компьютерной техники), в котором излагается актуальность из-
бранной темы, определяются объект, предмет, цель, гипотеза,
задачи исследования, положения, выносимые на защиту, анализ

148
научной литературы и исследований, проведенных другими ав-
торами по аналогичным темам, описывается опытно-эксперимен-
тальная работа, проделанная лично автором диссертации, и да-
ются рекомендации по использованию теоретических и приклад-
ных результатов научного исследования. При подготовке
диссертации в виде рукописи печатается автореферат, в котором
излагаются основные научные результаты диссертационного ис-
следования.
Диссертация в виде научного доклада - это особая форма ква-
лификационной научной работы, которая может быть представ-
лена к защите как на соискание ученой степени кандидата, так и
доктора наук. Приступая к подготовке докторской диссертации в
виде научного доклада, следует помнить, что у автора должны быть
опубликованы крупные научные работы, имеющие важное науч-
но-практическое значение. Это могут быть монографии, учебни-
ки, учебно-методические и научно-методические пособия; научные
статьи, опубликованные в научных изданиях и широко известные
научной общественности. Довольно сложно говорить о необходи-
мом количестве публикаций и ограничивать их минимум каким-
то объемом или количеством. Главное в том, чтобы публикации
были известны и признаны научной общественностью и активно
использовались в теоретической и практической работе.
Претендуя на ученую степень кандидата наук, соискатель
может представить к защите научный доклад, подготовленный
на основе научно-методических и учебно-методических пособий,
методических рекомендаций, статей, которые имеют важное на-
учное значение и активно используются в практической работе
того или иного учебного заведения или научного подразделения.
Вопросы, связанные с установлением значимости научных тру-
дов соискателя, степени их признания научной общественностью
и целесообразностью их представления к защите в качестве дис-
сертации в виде научного доклада, определяет организация, в
которой соискатель выполнил основные научные исследования
и разработки. Заключение организации должно содержать аргу-
ментированное обоснование целесообразности представления к
защите диссертации в виде научного доклада, а также подтверж-
дение личного участия автора в получении научных результатов,
содержащихся в опубликованных работах, научных отчетах и т.д.
Диссертационный совет на стадии предварительного рассмот-
рения диссертации в виде научного доклада проверяет обосно-

149
еанность представленных рекомендаций. Решение о приеме дис-
сертации к защите принимает диссертационный совет открытым
или тайным голосованием. Последующий порядок рассмотрения
не отличается от обычной процедуры защиты диссертаций.
Диссертация в виде научного доклада содержит изложение,
теоретическое обобщение и критический анализ основных резуль-
татов, полученных лично соискателем и опубликованных в науч-
ных изданиях, а также оценку их практической значимости и вне-
дрения результатов в науку и практику. В научном докладе рас-
крывается основная научная концепция, разработанная лично
автором, которая подкрепляется ссылками на ранее опублико-
ванные научные работы. Первая часть научного доклада содер-
жит, как правило, традиционные разделы, раскрывающие акту-
альность избранной темы, цель и задачи исследования, научную
новизну, теоретическую и практическую значимость исследова-
ния, положения, выносимые на защиту. Во второй части научно-
го доклада раскрывается основное содержание исследовательс-
кой работы: новая научная концепция, система новых методов
развития различных отраслей народного хозяйства, образования,
науки и культуры. Новые научные результаты необходимо под-
тверждать ссылками на ранее опубликованные научные труды.
Кроме того, даются рекомендации по использованию получен-
ных результатов в практической работе.
Автореферат на диссертацию в виде научного доклада не пи-
шется, а диссертация в виде научного доклада рассылается как
автореферат. Объем диссертации в виде научного доклада Поло-
жением о порядке присуждения научным и научно-педагогичес-
ким работникам ученых степеней и присвоения научным работ-
никам ученых званий не определен и может быть как меньше, так
и больше объема, установленного для автореферата диссертации.
Диссертация в виде научного доклада пишется па русском языке.
Президиум ВАК России не считает обоснованной защиту диссер-
тации в виде научного доклада соискателями, закончившими ас-
пирантуру или докторантуру, имеющими научных руководите-
лей или консультантов.
Вышеназванным положением предусмотрена защита диссер-
тации в виде опубликованной монографии или учебника. Прак-
тика показывает, что диссертации такого вида защищаются, как
правило, на соискание ученой степени доктора наук. Не ранее
чем Через два месяца после выхода монографии или учебника из

150
печати (это требование установлено для докторских диссертаций,
а для кандидатских - 1 месяц), автор имеет право представить
диссертацию к защите в любой диссертационный совет по про-
филю выполненной работы. На диссертацию в виде монографии
или учебника пишется автореферат по установленной форме.
Предложенные автором новые решения должны быть строго
аргументированы и критически оценены по сравнению с извест-
ными решениями. В целях обеспечения должной гласности защита
докторской диссертадии может проводиться не ранее чем через два
месяца после публикации работ соискателя. Опубликованные ра-
боты соискателя должны отражать основные результаты, защища-
емые в диссертации. Эти результаты диссертации должны быть
опубликованы в научных изданиях. К ним приравниваются также
дипломы на открытия, авторские свидетельства и патенты на изоб-
ретения, свидетельства на полезные модели; алгоритмы, которые
включены в Государственный фонд алгоритмов и программ и по
которым проведена соответствующая экспертиза на новизну; де-
понированные рукописи работ, аннотированные в научных жур-
налах; препринты; опубликованные тезисы докладов.
При написании диссертации соискатель обязан давать ссыл-
ки на автора и источник, откуда он заимствует материалы или
отдельные результаты. При использовании в диссертации идей
или разработок, принадлежащих соавторам, с которыми были
написаны научные работы, соискатель обязан отметить это в дис-
сертации. В случае использования чужого материала без ссылки
на автора и источник диссертация снимается с рассмотрения вне
зависимости от стадии прохождения без права повторной защиты.
Приступая к подготовке диссертации, следует помнить, что
согласно Положению о порядке присуждения научным и науч-
но-педагогическим работникам ученых степеней и присвоения
научным работникам ученых званий «диссертация на соискание
ученой степени доктора паук должна быть научной квалифика-
ционной работой, в которой на основании выполненных, авто-
ром исследований разработаны теоретические положения, сово-
купность которых можно квалифицировать как новое крупное
достижение в развитии соответствующего научного направления,
либо осуществлено решение научной проблемы, имеющей важ-
ное социально-культурное, народно-хозяйственное или полити-
ческое значение, либо изложены научно обоснованные техничес-
кие, экономические или технологические решения, внедрение

151
которых вносит значительный вклад в ускорение научно-техни-
ческого прогресса» [88].
Диссертация на соискание ученой степени кандидата наук
согласно Положению ...«должна быть научной квалификацион-
ной работой, в которой содержится решение задачи, имеющей
существенное значение для соответствующей отрасли знаний,
либо изложены научно обоснованные технические, экономичес-
кие или технологические разработки, обеспечивающие решение
важных прикладных задач» [88].
Кроме того следует знать, что диссертация готовится едино-
лично автором, в ней должна содержаться совокупность резуль-
татов научных положений, выдвигаемых им для публичной за-
щиты, имеющих внутреннее единство и свидетельствующих о
личном вкладе соискателя в разработку научной проблемы. Но-
вые решения^ предложенные соискателем, должны быть четко
изложены, аргументированы и критически соотнесены с ранее
известными научными разработками.
В диссертации, имеющей прикладное значение, приводятся
сведения о практическом использовании полученных автором
результатов, которые должны подтверждаться актами, справка-
ми, заключениями организаций, в которых проходила апроба-
ция научных разработок автора. А в диссертации, имеющей тео-
ретическое значение, должны быть рекомендации по использо-
ванию научных выводов при подготовке учебников, учебных
пособий для системы высшего и среднего образования.

3.2. КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ


ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА
ДИССЕРТАЦИОННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Специалист подобен флюсу: пол-


нота его односторонняя.
К. Прутков

Оценка качества научных знаний вообще и диссертационных ис-


следований, в частности, является наиболее полной, когда она
проводится по следующим аспектам: экономическому, соииаль-

!52
но-психологическому, организационному и познавательному.
Отметим, что применение традиционной стоимостной меры для
оценки эффективности информационных ресурсов практически
нереально. Можно, конечно, оценить экономическую эффектив-
ность и срок окупаемости отдельных видов информационной
продукции. Однако на основе этих оценок нельзя судить о значи-
мости информации для совершенствования производства или
системы организационного управления, о полезности информа-
ции для научных, исследований, проектного решения и т. п. Дан-
ное положение свидетельствует в пользу того, что проблема оцен-
ки качества диссертационных исследований - важнейшая пробле-
ма, стоящая перед диссертационными и экспертными советами.
При этом, опираясь на основную идею применения систем-
ных представлений при организации сложных экспертиз, можно
сформулировать ряд требований с целью оценки эффективности
информационных ресурсов. Комплекс требований к шкалам-из-
мерения и к количественным оценкам наукометрии имеет вид [70]:
1) нужны комплексные оценки опыта функционирования на-
уки, в идеале приближающиеся к целостной системе измерителей
(шкалы оценок);
2) избранные измерители должны позволять анализировать
научное знание в его динамике (развитие во времени или измене-
ние по структурным составляющим системы);
3) при осуществлении измерений следует учитывать то обсто-
ятельство, что наука как система относится к классу вероятност-
ных систем, что обусловливает принципиально вероятностный
характер оценок;
4) при практическом использовании избранных измерителей
целесообразно помнить о косвенном характере измерений боль-
шинства оцениваемых параметров;
5) критерии оценок, принимаемые на основе данных науко-
метрии, необходимо формировать, исходя, по возможности, из
общесистемного, а не локального оптимума.
Анализ основных положений информационно-вероятностно-
го подхода и критическое переосмысление некоторых утвержде-
ний теории нечетких множеств свидетельствуют в пользу того,
что всем этим требованиям в полной мере отвечают средние энт-
ропийно-информационные оценки [21, 71]. Однако использова-
ние мощных методических принципов информационно-вероят-
ностного метода зависит от правильного ответа па вопрос: «что

153
можно измерить в научном знании?». Не имея возможности в
одном параграфе рассмотреть все аспекты (экономический, со-
циально-психологический и организационный) и учитывая спра-
ведливое утверждение великого естествоиспытателя, крупнейшего
организатора науки Д.И. Менделеева о том, что у научного изу-
чения предметов одной из основных и конечных целей является
предвидение, то в рамки непосредственного интереса попадает
исключительно познавательный аспект знания.
Поэтому, не нарушая общности рассуждений, оценку качества
научного знания проведем на основе таких составляющих позна-
вательного аспекта, как гносеология, семантика (интерпретация,
содержание) и синтаксис. Семиотический подход означает, что
при оценке теоретического знания за существенное принимается
либо его синтаксис (форма), либо семантика (содержание). В на-
уке существует немало задач, в которых семиотический подход
является существенным, а то и просто единственно возможным.
Последнее особенно характерно для оценки формальных теорий,
а иногда и для абстрактных содержательных теорий. Возможно-
сти оценивания теорий по семиотическим основаниям и аспек-
ты, по которым их можно сравнивать, очень сильно зависят от
семиотического типа теорий. Здесь пет необходимости полностью
рассматривать семиотическую типологию теорий. Достаточно
точно лишь выделить некоторые из этих типов. В первую оче-
редь теории следует подразделить на формальные и содержатель-
ные. Формальные теории состоят из предложений, принадлеж-
ность которых к данной теории распознается только по их логи-
ческой форме (вне зависимости от наличия у них семантики или
содержания) с помощью формальных правил. Если для распоз-
навания предложений теории их содержание существенно, т.е. без
его учета нельзя обойтись, то такую теорию называют содержа-
тельной.
Общеизвестные научные области знания (физические, биоло-
гические, социальные) являются содержательными. Оценивание
теорий по семантическому основанию может быть многоаспект-
ным. При этом в оценивании научного знания по семиотическим
основаниям гносеология, безусловно, важна, но ее применение
все же проявляется косвенно. В этом случае гносеология исполь-
зуется только для выявления гносеологических предпосылок, на
основе которых решаются затем вопросы о сравнении теорий по
семиотическим основаниям. Однако во многих задачах на пер-

154
вый план выступает непосредственно сравнение теории по гно-
сеологическому аспекту, а именно по степени адекватности ото-
бражения действительности. При этом речь идет о содержатель-
ных теориях, отображающих одну и ту же область действитель-
ности. Необходимость гносеологического анализа объясняется
тем, что методология науки изучает методы образования и при-
менения (или введения) абстракций (понятий), формирования
суждений и установления их истинных значений, построения и
обоснования теорий, постановки вопросов (проблем), выдвиже-
ния и проверки гипотез, методы объяснений, предсказаний. Гно-
сеология является инструментом решения методологических про-
блем. Это необходимо для того, чтобы, во-первых, в практике
научного мышления правильно использовать понятия, оценивать
суждения и т. п. Во-вторых, это поможет разобраться в тех запу-
танных, тупиковых (парадоксальных) и даже кризисных ситуа-
циях, причиной которых является, как правило, непреднамерен-
ное и неявное применение в решении методологических проблем
метафизической гносеологии [51]. В этом и состоит значение гно-
сеологического подхода к решению проблемы оценивания мето-
дологического аспекта научного знания. При рассмотрении ме-
тодологического аспекта теоретического знания необходимо
иметь в виду, что оно, являясь сложной развивающейся системой,
выполняет методологические функции достаточно дифференци-
рованно.
Решая проблему оценки, следует учитывать то, что теорети-
ческое знание, будучи целостным образованием, в конечном сче-
те выполняет свои функции посредством компонентов (аспектов)
одновременно, которые, взаимодействуя друг с другом, способ-
ны существенно изменять свое содержание и характер выполне-
ния своих функций. При этом, как подчеркивал П.А, Дирак,
«окончательный критерий состоит в том, является ли построен-
ная теория последовательной и находится ли она в разумном со-
гласии с экспериментом» [63].
Оценивая знания, воспользуемся основными положениями
алгебраического подхода [72], обеспечивающего эффективное
решение задач подобного класса. Важным в этом подходе явля-
ется понятие полноты, связывающее задачу выбора показателей
для оценки качества знания и модели алгоритмов. Полнота не-
которой задачи относительно модели означает, что при произ-
вольном наборе показателей в рамках модели может быть пост-
роен алгоритм, дающий правильный ответ [71]. Подход предус-
матривает обогащение исходных эвристических алгоритмов с
помощью алгебраических операций и построение комбинирован-
ного семейства алгоритмов. Это семейство алгоритмов представ-
ляется как некоторая алгебра, операции которой обеспечивают
гарантированное получение решения. При этом алгоритм оце-
нивания рассматривался как суперпозиция двух операторов: рас-
познающего, который в качестве ответов формирует элементы,
называемые оценками, и решающего правила, определяющего по
оценкам окончательные ответы. Таким образом, распознающий
оператор «снимает» вопрос о необходимости иметь дело с «не-
удобными» пространствами исходных описаний и допустимых
ответов, обеспечив возможность вести коррекцию в пространстве
оценок.
Ранее было установлено, что оценка качества знаний (срав-
нение теорий) является наиболее полной, когда она проводится
по следующим аспектам: синтаксическому, семантическому (со-
держательный, интерпретированный) и гносеологическому. При
этом гносеология, семантика и синтаксис могут рассматриваться
в разных аспектах. Поэтому пространство оценок знания, опре-
деляющее ценность научно-технической продукции, сформиру-
ем базисными осями, в качестве которых выберем показатели
методологической ценности (гносеологическая составляющая),
научно-теоретической и практической ценности (семантическая
составляющая), качество изложения и оформления научно-мето-
дического обеспечения (синтаксическая составляющая) (рис. 3.1).
Сущность методологической ценности заключается в оценке
методической базы научно-технической продукции. Именно в
этой базе осуществляется приложение, реализация разработан-
ных методологических рекомендаций, правил осуществления
новой исследовательской деятельности, созданных средств, при-
емов и понятийных схем этой деятельности. Поэтому методоло-
гическая ценность характеризуется степенью новизны понятий-
ных схем, методов и приемов; сложностью и комплексностью
методов исследовательской деятельности; актуальностью приме-
нения предложенных (разработанных) методов и приемов.
Новое научное знание - это знание, удовлетворяющее требо-
ваниям оригинальности и научности (достоверности, обоснован-
ности и т.п.), и к моменту его создания отсутствует в списке ра-
нее установленных научных знаний. Научная новизна диссерта-

156
Методологиче екая Научно-теоретическая Практическая
ценность ценность ценность

1 Г 1 ' 1 '

1. Степень новизны 1 . Функции: 1. Информативный


понятийных схем, • описательная; вес (мера важности)
методов, приемов. • объяснительная; Р(ху) = гх,<():1Т).
2. Сложность • предвидения. 2. Мера
и комплексность 2. Степень информативности
методов. обоснованности M-bgiPXj).
3. Актуальность научных 3. Достоверность
применения положении. и точность
методов. 3. Оригинальность. полученных
данных.

Качество изложения и оформления диссертационной работы

Рис, 3.1. Оценка качества диссертационного исследования

дни - это признак, наличие которого дает автору право на ис-


пользование понятия «впервые» при характеристике полученных
им результатов и проведенного исследования в целом. Понятие
«впервые» означает в науке факт отсутствия подобных результа-
тов до их публикации. Исследование может быть оригинальным,
если им никто до автора диссертации не занимался, или автор
получил научные результаты, существенно отличающиеся от из-
вестных.
Здесь возможны случаи, когда научная новизна абсолютна и
не терпит возражений - такая ситуация имеет место при проведе-
нии исследования впервые в мире, стране. Относительная новиз-
на возможна, когда тема является новой для отрасли науки или
научного направления.
Оценка научной новизны означает установление первенства
автора в определении и исследовании той или иной темы диссер-
тации. Технология оценки новизны диссертационного исследо-
вания предполагает сравнение данной темы и полученных резуль-
татов с тем, что было известно ранее в той или иной отрасли на-
учного знания, в стране и мире.

157
Для оценки научной новизны диссертационного исследова-
ния возможно использование некоторых признаков. Так, суще-
ственным является наличие теоретических положений (впервые
сформулированных и содержательно обоснованных), методичес-
ких рекомендаций (внедренных в практику и оказывающих су-
щественное влияние на достижение новых социально-экономи-
ческих результатов). Вновь введенными могут быть только те
положения, которые способствуют дальнейшему развитию науки
в целом или отдельных ее направлений.
Многие специалисты относят к признакам новизны выявле-
ние, анализ и обобщение новых явлений, тенденций, закономер-
ностей современного развития тех или иных отраслей науки и
наличие выводов и рекомендаций, обладающих научной ценнос-
тью и практической значимостью для различных сфер деятель-
ности.
Автор вправе претендовать на новизну, если его научные раз-
работки содержат формулировки и обоснования понятий, кате-
горий и их отдельных элементов, углубляющих понимание сущ-
ности социально-экономических и политических процессов и яв-
лений, законов и закономерностей развития, механизмов
взаимодействия, организации производства и общественных от-
ношений; совершенствование методологии и методов науки.
Не менее значимы при оценке новизны такие признаки как
разработка и обоснование концепции экономического и полити-
ческого развития общества, его отдельных элементов и органи-
зационно-экономических и социальных структур, обоснование
новых или совершенствование применяемых методов информа-
ционного обеспечения управления производственной и непроиз-
водственной сферой деятельности. Ориентация исследований на
разработку и совершенствование методов управления, прогно-
зирования, планирования, стимулирования, хозяйственного и
социального развития общества позволяет предлагать новые не-
стандартные решения и механизмы их эффективного использо-
вания. Как правило, эти решения достигаются в ходе разработок
методов и моделей оптимизации и развития экономических, тех-
нических и социальных явлений и процессов, при их детальном
анализе, классификации и моделировании.
Важной является работа соискателя по поиску путей решения
социально-экономических задач и проблем, по нахождению но-
вых методов исследования в различных сферах деятельности.

158
Элементы новизны должны присутствовать при совершенство-
вании существующих методов повышения эффективности эконо-
мического, технического и социально-политического развития
государства. Критериями научной новизны исторических иссле-
дований может выступать введение в оборот новых не использо-
ванных ранее источников, определение генезиса развития той или
иной отрасли научного знания, вскрытие закономерностей и ос-
новных путей развития той или иной науки.
Практическая значимость результатов диссертационного ис-
следования может определяться характером их использования
и степенью внедрения в практику. Признание ценности разра-
боток соискателя ученой степени может совпадать с моментом
их получения и датой защиты. Для оценки масштабов и вида
внедрения данных результатов могут применяться критерии в
зависимости от характера их исследований. С целью оценки зна-
чимости исследования научных проблем условно подразделя-
ются на три группы: 1) методологические; 2) методические;
3) прикладные.
Первую группу образуют диссертационные исследования,
результатами которых являются новые теоретические принци-
пы, закономерности развития науки. Итогом теоретических ис-
следований может быть совершенствование основных структур
и механизмов развития науки и практики. Применительно к от-
дельным категориям этих исследований и для оценки эффектив-
ности апробации и внедрения могут использоваться следующие
критерии:
• публикация основных результатов исследования в моногра-
фиях, учебниках, научных статьях и т.д.;
• наличие авторских свидетельств о внедрении результатов
исследования в практику;
• апробация результатов исследования на научно-практичес-
ких конференциях и симпозиумах;
• использование научных разработок соискателя в учебном
процессе высших и средних учебных заведений;
• участие соискателя в разработке государственных и регио-
нальных программ развития той или иной отрасли народного
хозяйства;
• использование результатов исследования при подготовке
проектов новых нормативных и методических документов, зако-
нов и постановлений законодательной и исполнительной власти.

159
Во вторую группу (методические исследования) могут включать-
ся диссертационные исследования, в которых содержатся научно
обоснованные и апробированные в результате экспериментальной
работы системы методов и средств совершенствования экономичес-
кого, технического и социального развития государства. К этой груп-
пе можно отнести исследования по научному обоснованию новых и
развитию действующих систем, методов и средств того или иного
вида деятельности. Формы внедрения результатов диссертационных
исследований могут быть следующими:
• предложения по совершенствованию и развитию систем со-
циально-экономического, технического, политического, юриди-
ческого и т.д. регулирования;
использование методологических разработок в подготовке
экономических расчетов и социально-политических обоснований;
• рекомендации по совершенствованию экономического ме-
ханизма управления социальными процессами и т.д.;
• нормативные и методические документы, которые утверж-
дены или рекомендованы к использованию министерствами, го-
сударственными комитетами, ведомствами, объединениями или
другими заинтересованными организациями.
В третью группу включаются прикладные исследования, в
результате которых обеспечивается научное обоснование путей
оптимизации исследования трудовых и материальных ресурсов.
Использование результатов таких диссертаций может осуществ-
ляться в форме:
• научного обоснования вариантов, направлений, способов
совершенствования условий и эффективности труда, основных
производственных и непроизводственных фондов, материальных,
топливно-энергетических ресурсов и других факторов социаль-
ной и экономической деятельности объединения, ведомства, орга-
низации;
• экономического обоснования мероприятий по использова-
нию научно-технических достижений в различных областях на-
уки и практики;
• обоснования предложений по использованию достижений
научных разработок в практической деятельности предприятий
и организаций;
• решения отдельных проблемных вопросов при разработке
научно-исследовательских тем, выполняемых госбюджетных и
хоздоговорных научных работ;

160
• использование результатов исследования в разработках про-
ектных институтов, проектно-конструкторских и других органи-
заций.
Актуальность применительно к диссертационным работам
рассматривается в двух аспектах: в формулировании темы иссле-
дования и в отношении результатов, полученных в ходе работы.
Поэтому выполнение исследований в той части информацион-
ной сферы, в которой имеются «белые пятна», повышает акту-
альность избранной темы. Для соискателя и эксперта важно убеж-
дение в том, что ранее такие работы не выполнялись. Актуаль-
ность темы заключается также в направленности ее на решение
первоочередных задач в области повышения уровня экономики,
на создание материально-технических и социальных условий для
необходимого роста благосостояния народа, на обеспечение обо-
роноспособности государства.
В прошлом одним из признаков актуальности темы исследо-
вания была принадлежность ее к плану научно-исследовательс-
кой работы организации, в которой работает соискатель, или к
государственному плану научно-исследовательской работы. В
современных условиях этот признак утрачивает свою актуаль-
ность.
Весьма сложными могут быть соотношения между оценками
актуальности темы исследования и его результатами. Выполне-
ние диссертационной работы на актуальную тему не является га-
рантом получения научно достоверных новых результатов. На-
против, вполне возможно получение результатов при проведе-
нии исследований на тему, которая не может быть отнесена к
числу актуальных, особенно если при этом представлена более
совершенная методика, постановка оригинального эксперимен-
та, использовался новый, более представительный массив инфор-
мации.
В настоящее время системный характер теоретического зна-
ния представляет собой слабо исследованную область. Поэтому
с целью определения понятия научно-теоретической ценности
научно-технической продукции необходимо выдвинуть принци-
пы ее оценки. Такими исходными принципами являются оценка,
во-первых, степени обоснованности научных положений; во-вто-
рых, возможностей концептуальных средств науки, которые ха-
рактеризуются, в частности, описательными, объяснительными
функциями и функциями предвидения. При этом описательный
,,-]7«
161
аспект фиксирует те закономерности и связи, которым концепту-
альные средства науки (например, аппарат математической ста-
тистики) обязаны удовлетворять в данной области исследования.
Объяснительный аспект научно-технической продукции - это
оценка возможности постижения закономерностей функциони-
рования исследуемого объекта с помощью применяемых кон-
цептуальных средств науки. Функция предвидения научно-техни-
ческой продукции осуществляется в формах прогнозирования
перспектив развития и применения по назначению объектов ис-
следования и предсказания конкретных особенностей функцио-
нирования изучаемого объекта [75],
Оценка методологической, научно-теоретической ценностей,
а также изложения и оформления научно-технической продукции
возможна только на качественном уровне. Поэтому с целью фор-
мализации качественных оценок рассматривались аспекты, свя-
занные с лингвистической неопределенностью. Эта неопределен-
ность в системах представления знаний задается с помощью лин-
гвистических моделей, основанных на теории лингвистических
переменных и теории приближенных рассуждений. Эти теории
опираются на понятие нечеткого множества, систему операций
над нечеткими множествами и методы построения функций при-
надлежности [76]. Одним из основных понятий, используемых в
лингвистических моделях, является понятие лингвистической пе-
ременной. Значениями данных переменных являются не числа, а
слова или предложения естественного языка, на котором осуще-
ствляется качественная оценка научно-технической продукции.
Например, числовая переменная «обоснованность» принимает
дискретные значения между нулем и единицей, целое число явля-
ется значением переменной. Лингвистическая переменная «обо-
снованность» принимает следующие значения: высокая степень
обоснованности; практически больше обоснований, чем предпо-
ложений; больше обоснований, чем предположений; не ясно чего
больше - обоснований или предположений; больше предположе-
ний, чем обоснований; практически больше предположений, чем
обоснований; необоснованное предположение. Эти Термины -
лингвистические значения переменной, множество допустимых
значений которых называется терм-множеством.
Таким образом, при создании нечетких моделей одним из эта-
пов является этап построения функций принадлежности нечет-
ких множеств, описывающих семантику базовых значений лин-

162
генетических переменных, используемых в модели. Нечеткие мо-
дели содержат множество лингвистических переменных, множе-
ство базовых значений этих переменных конечно. Для построе-
ния функции принадлежности можно воспользоваться методами
экспертных оценок (для этих целей чаще всего используется ме-
тод парных сравнений). При анализе ситуации эксперт рассуж-
дает в семантическом пространстве. При этом отображение лю-
бой ситуации на единичный интервал происходит таким обра-
зом, что точка интервала характеризует степень проявления
некоторого свойства (0 - соответствует отсутствию свойства,
! - интересующему нас максимальному проявлению свойства).
Таким образом, построение функции принадлежности «снимает»
вопрос о необходимости иметь дело с «неудобными» простран-
ствами исходных описаний и допустимых ответов, обеспечив воз-
можность вести коррекцию в пространстве оценок (чаще всего
оно представляет собой множество целых или действительных
чисел).
Методологической парадигмой, обеспечившей выбор схемы
определения практической ценности научно-технической продук-
ции, служат следующие предпосылки: во-первых, процедура оце-
нивания реализована на специально выбранном пространстве,
базисными осями которого являются информационный вес и мера
информативности; во-вторых, установление степени достоверно-
сти и точности оценок, характеризующих качество, связано с та-
кими принципами, как прагматичность, относительность и кон-
кретность.
В основу процедуры построения такой оценки, как мера важ-
ности, положено модифицированное понятие теста [77]. При этом
тестом Т называется таблица, в которой содержится информа-
ция об области исследований, на этой области выделено множе-
ство задач г (N, т), решение N-n задачи связано с определением
множества признаков {т}. Для задач данного класса оценкой
меры важности признака является зависимость определения ин-
формационного веса:

где rxj {N, т) - число элементов теста Т, содержащих признак хг

Ч* 163
Чем в большее число элементов теста входит признак xJ4 тем
больше его информационный вес p(Xj ), тем значительнее его
роль для задач из выделенной области.
Информативность Л/, признаков Xj определялась по аналогии
с понятием информативной емкости системы по Р. Хартли. Расчет
меры информативности М{ проводился по зависимости вида:

Mj- log m- log n,

где log т - мерность базиса области исследования;


log п - мерность существования признаков х}.

Общая схема процесса оценки качества совокупности элемен-


тов научно-технической продукции, в качестве которой высту-
пает диссертационная работа, представляет собой сложное ана-
литическое исследование, для проведения которого требуется дол-
жная организация и соблюдение определенной технологической
последовательности выполнения отдельных этапов, видов работ
и аналитических расчетов. Можно выделить пять основных эта-
пов подготовки и проведения оценки качества:
1) составление программы оценки качества;
2) сбор и проверка достоверности аналитической информации;
3) аналитическая обработка данных;
4) оценка результатов деятельности анализируемого объекта;
5) обобщение результатов оценки.
Принципиальными положениями сценария по расчету качества
информационно-вероятностного метода по мнению авторов [21]
являются: во-первых, создание экспертной группы, обеспечиваю-
щей формирование оцениваемого пространства; во-вторых, назна-
чение исследовательского коллектива, необходимого для прове-
дения аналитической обработки данных (обеспечивающих форми-
рование оценок выбранной научно-технической продукции):
в-третьих, проведение аналитических расчетов, обеспечивающих
оценку качества анализируемого объекта. Согласно разработан-
ному сценарию исследования начинаются с создания экспертной
группы, которая сформировала пространство оценок. При этом
предполагается, что коллективное решение вырабатывается груп-
пой, состоящей из N экспертов. В соответствии с этой схемой всем
экспертам предъявляется один и тот же перечень возможных вари-
антов (называемых предъявлением), по которым должно быть при-

164
нято то или иное решение. В задачах оценки качества предъявле-
ние формируется базовыми осями пространства принимаемых ре-
шений, на которых необходимо построить соответствующие шка-
лы. Множество вариантов, содержащееся в предъявлении, обозна-
чим через X, а сами варианты обозначим строчными буквами
латинского алфавита х, у, .... z. Одновременно всем экспертам со-
общается инструкция (одинаковое для всех указание о том, что они
должны сделать с предложенным предъявлением X}. Результат дей-
ствия, эксперта с предъявлением в соответствии с инструкцией на-
зывается его индивидуальным решением. Такие решения всех N
экспертов обрабатываются с помощью некоторого правила для
выработки коллективного решения, в качестве такого правила в
работе выбран метод парных сравнений. В задачах оценки уровня
качества инструкция требует от эксперта представления своего
индивидуального решения в форме, в которой эксперт должен осу-
ществить более сложную, чем дихотомия, структуризацию вари-
антов - упорядочить все варианты из предъявления X в соответ-
ствии со своими предпочтениями.
Например, эксперт должен перенумеровать варианты в поряд-
ке «от худшего к лучшему». При этом инструкция допускает рав-
ноценность для эксперта нескольких вариантов. Далее строятся
функции принадлежности, описывающие семантику базовых зна-
чений осей оцениваемого пространства (табл. 3.1-3.4).

Т а б л и ц а 3.1
Функция принадлежности - «степень обоснованности»

Номер Качественная оценка (терм-множество) Вычисленное


оценки значение
Высокая степень обоснованности 1,00
Практически больше обоснований, чем
предположений 0,80
Больше обоснований, чем предположений 0,65
Не ясно, чего больше, - обоснований или
предположений 0,45
Больше предположений, чем обоснований 0,37
Практически больше предположений, чем
обоснований 0,14
Обоснованное предположение 0,1)0

165
Т а б л и ц а 3.2
Функция принадлежности - «качество изложения и оформлении»

Номер Качественная оценка (терм-множество) Вычисленное


оценки значение
Работа оформлена в соответствии с требованиями
стандартов и ГОСТ: 1,00
Изложена и отредактирована очень хорошо 0,95
Изложена и отредактирована хорошо 0,9
Изложена и отредактирована достаточно хорошо 0,75
Имеются незначительные недостатки в редакции 0,67
Имеются незначительные недостатки в редакции
и изложении 0,45
Имеются недостатки в оформлении и изложении 0,30
Имеются существенные недостатки в редакции 0,24
Имеются существенные недостатки в редакции и
изложении 0,00

П Работа не соответствует требованиям стандартов


и ГОСТ

Т а б л и ц а 3.3
Функция принадлежности - «функции пред видения»

Номер Качественная оценка (тер м- множество) Вычисленное


оценки значение
1 Высокая степень предвидения 1,00
2 Практически больше прогнозов, чем
предсказаний 0,90
3 Больше прогнозов, чем предсказаний 0,КЗ
4 Не ясно, чего больше, - прогнозов или
Предсказаний 0,70
5 Практически больше предсказаний, чем
прогнозов 0,58
6 Больше предсказаний, чем прогнозов 0,45

9 Низкая степень предвидения 0,00

166
Т а б л и ц а 3.4
Функция принадлежности — «степень повиты»
Номер Качественная опенка (терм-множество) Вычисленное
оценки значение
1 Разработка новых научных методов, имеющих
общенаучное значение 1,00
2 Разработка новых научных методов, имеющих
значение в конкретной области знания 0,83
3 Проведено частичное усовершенствование ранее
известных методов 0,71
4 Разработаны дополнительные элементы
известных методов 0,62
5- Применены новые методы, имеющие
общенаучное и практическое значение 0,53
6 Применены новые методы, имеющие значение в
конкретной области знания 0,41
7 Применены инженерные методы, неизвестные в
данной области 0,28
8 Применены инженерные методы, известные в 0,17
данной области
9 Использованы широко применяемые методы и не
использованы новые 0,00

Не менее важная, характерная черта диссертации - систем-


ность научного исследования. Большую популярность системного
подхода чаще всего объясняют тем. что на современном этапе
развития науки произошло общее понимание системной приро-
ды объектов изучения, т.е. того факта, что всякий объект изуче-
ния - это система. Системный подход характеризуется следую-
щими чертами [78]:
• при исследовании объекта как системы описание элементов
не имеет самодостаточного характера, поскольку элемент опи-
сывается не «как таковой», а с учетом его «места» в целом;
• один и тот же «материал», элемент выступает в системном
исследовании как обладающий одновременно разными характе-
ристиками, параметрами, функциями, принципами строения в
зависимости от «контекста» исследования;
• исследование системы, как правило, неотделимо от иссле-
дования условий ее существования;

167
• специфической для системного подхода является проблема
порождения свойств целого из свойств элементов и, наоборот,
порождения свойств элементов из характеристик целого;
• системный подход предполагает выделение различных уров-
ней системы и наличие иерархии этих уровней;
• при исследовании систем, располагающих собственными
органами управления, рассматриваются цели и целесообразный
характер поведения их элементов. Источник преобразований та-
ких систем или функций обычно заключен в самих системах.
В ходе исследований системный подход реализуется через
умение диссертанта определить [52] следующее.
1. Компоненты, составляющие диссертацию, как некоторую
систему. Их число должно быть ровно столько, сколько необхо-
димо и достаточно для успешной защиты. Используйте принцип
исключения (работает компонент на решение проблемы? Может
обойтись без данного элемента диссертация или нет? Если мо-
жет, без заметного ухудшения качества, то исключайте его). Та-
ким образом, усиливается целостность научного труда.
2. Структуру - внутреннюю форму диссертационной работы,
определяющую способ взаимодействия составляющих ее компо-
нентов. Она зависит от характеристик компонентов системы (дис-
сертации), связывает и преобразует их, придавая целостность и
законченность диссертации, обусловливает возникновение новых
качеств, не присущих отдельным компонентам.
3. Функциональную нагруженность диссертации и ее состав-
ляющих, которая должна иметь целесообразный характер, согла-
совываться с общим построением диссертации, последователь-
ностью ее изложения.
4. Коммуникативное свойство диссертации, определяющее
связи диссертационного исследования с окружающей его средой -
известными работами, данными, фактами, явлениями и т.д. Оп-
ределяемая эволюционная характеристика, показывающая раз-
витие научного направления, развиваемого в диссертации, на
основе его ретроспективы и перспективы.
Трудоемкость экспертизы диссертационных исследований
зависит от ряда факторов, среди которых видное место занимает
оценка характера заимствований соискателя идей, ^фактических
и экспериментальных данных других авторов. При подготовке и
написании диссертационной работы заимствование может быть
добросовестным и недобросовестным.

168
Добросовестное заимствование означает использование со-
искателями научных работ других авторов с обязательным ука-
занием в его диссертационном исследовании всех выходных дан-
ных примененных работ (фамилия и инициалы автора, название
работы, год и место издания, страница, с которой заимствован
текст). Текст, взятый из данной работы, приводится в кавычках
и сопровождается сносками - этот прием называется цитирова-
нием.
Недобросовестное заимствование встречается в двух формах:
первая - плагиат, означающий умышленное использование чу-
жих идей, таблиц, материалов с целью присвоения, устанавлива-
ется в судебном порядке и квалифицируется как уголовное пре-
ступление. Органы научной аттестации вопросы о плагиате не
рассматривают.
Вторая форма - научная недобросовестность - означает за-
имствование и использование материалов других авторов в дис-
сертационных исследованиях, устанавливаемое научной обще-
ственностью, без судебного разбирательства. Внутри этой фор-
мы встречаются заимствования чужого текста, обладающего
научной новизной, без ссылок на него (1-й случай) и использова-
ние чужого текста, содержащего общеизвестные положения три-
виального характера (2-й случай). Дифференциация недобросо-
вестных заимствований является субъективной и не поддается
формализации. Это связано с отсутствием прямой связи степени
новизны и объема текста.
Как правило, теоретические и прикладные исследования осу-
ществляются прежде всего на материалах, ранее опубликованных,
или архивных источников. Диссертация содержит библиографи-
ческий указатель литературы и источников, используемых при ее
подготовке. Во всех случаях заимствования соискатель обязан
приводить ссылки в диссертации на использованную в ней лите-
ратуру и другие источники, за исключением:
• использования собственных материалов из кандидатской
диссертации при подготовке докторской диссертации;
• собственных печатных работ (монографий, учебников, на-
учных статей, тезисов научных докладов на научно-практичес-
ких конференциях и симпозиумах);
• разделов в коллективных монографиях и других научных
работах, выполненных лично им.

169
При рассмотрении диссертаций, написанных в виде научного
доклада, основной вопрос экспертизы должен быть связан с оцен-
кой добросовестности заимствования в опубликованных трудах
соискателя.

3.3. ВЫБОР ТЕМЫ, РАСКРЫТИЕ ПРОБЛЕМЫ,


ФОРМИРОВАНИЕ ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ
ИССЛЕДОВАНИЯ

При проведении исследований са-


мой большой помехой для пас слу-
жит не то, что мы чего-то не
знаем, а скорее то, что на самом
деле не является истинным.
Г. Сеяье

Для проведения работы с соискателями по подбору, выбору и


назначению тем исследования необходимо в учебном (научном)
учреждении, безусловно, иметь базу, т.е. определенный объем
проблемных вопросов. Такая основа разрабатывается с учетом
потребностей теории и практики в той или иной предметной об-
ласти. Как правило, тема должна быть связана с плановыми НИР
вуза, научно-исследовательского учреждения (НИУ).
Подбор темы исследования проводится, когда соискатель
имеет недостаточный опыт ведения научно-исследовательской
работы и научно-педагогической деятельности. В этом случае
подобранная тема должна иметь характер «до исследования»,
обобщения и сочетать потребности исследования со спецификой
работы и возможностями соискателя.
Выбор темы осуществляется, когда соискатель с достаточной
степенью свободы ориентируется в тематике и может провести
самостоятельное исследование. Выбранная тема должна опирать-
ся на определенную базу источников, позволяющую проводить
научно-исследовательскую работу.
Назначение темы может практиковаться, если соискатель
имеет достаточный уровень подготовки и при этом у соискателя
в определенной форме проявляются склонности к самостоятель-
170
ному ведению научно-исследовательской работы или имеется
значительный опыт преподавания (ведения научно-исследова-
тельской деятельности). Возможно, что назначенная (предложен-
ная) тема потребует фундаментальных исследований, ранее не
проводившихся в этой области, и будет ощущаться явный недо-
статок исходных материалов.
Закрепление подобранной, выбранной или назначенной темы
после проведения с соискателем работы протекает в такой пос-
ледовательности.
Тема обсуждается компетентными лицами на кафедре (в уч-
реждении). Назначается научный руководитель. Для разработки
диссертации на соискание ученой степени кандидата наук науч-
ным руководителем назначается доктор наук или, в порядке ис-
ключения, кандидат наук, доцент. Под его руководством разра-
батывается структурный план диссертации (обсуждение которо-
го также желательно проводить на кафедре (в учреждении)), а
затем развернутый ее план, который является надежной основой
работы исследователя и способствует наиболее полному дости-
жению научных результатов.
После выбора темы она должна быть окончательно сформу-
лирована. Это возможно только после тщательного продумыва-
ния автором всех ее содержательных элементов, а главное - точ-
ного определения центрального вопроса темы. Наиболее есте-
ственным является название темы диссертационной работы,
выражающей предмет исследований. Однако ВАК всегда требо-
вал, чтобы название темы было направляющим для соискателя
(что надо сделать в науке), а для тех, кто занимается экспертизой
диссертации, - ориентирующим (что надо оценивать). Поэтому
название темы должно отражать научную проблему (задачу) дис-
сертационного исследования, т.е. целесообразно сочетать пред-
мет и научную цель исследования.
Остановимся на некоторых теоретических аспектах постанов-
ки и выдвижения проблемы в целом. Научную проблему рассмат-
ривают как результат осознания возникшей в науке проблемной
ситуации. При этом общая форма данной ситуации может быть
охарактеризована как проявление противоречия между существу-
ющим старым знанием и вновь обнаруженными результатами
эмпирического или теоретического исследования. В эксперимен-
тальных и фактуальных науках такое противоречие выражается
в несоответствии прежних средств и методов познания новым

171
фактам и прежде всего результатам наблюдений или эксперимен-
тов. Это значит, что прежние методы оказываются неспособны-
ми объяснить вновь открытые данные.
Таким образом, в какой бы форме ни выступало несоответ-
ствие между старыми теоретическими представлениями, с одной
стороны, и новыми фактами и результатами развивающегося на-
учного знания, с другой, оно свидетельствует о возникновении
определенной проблемной ситуации. Степень такого несоответ-
ствия может быть неодинакова в разных науках и на соответст-
вующих стадиях их развития. С прагматической точки зрения
проблемную ситуацию можно рассматривать как выражение не-
соответствия между целью исследования и средствами ее дости-
жения прежними средствами. В научном познании в качестве та-
ких средств выступают как концептуальные, так и эмпирические
способы и приемы исследования.
Научное познание начинается и всегда сопровождается реше-
нием проблем. Их отсутствие привело бы к остановке исследова-
ния и застою в науке. Поэтому прогресс представляет собой не-
прерывный процесс решения возникающих проблем. Их класси-
фикация может производиться по разным основаниям. Различают
теоретические и эмпирические, общие и частные, фундаменталь-
ные и прикладные проблемы. Как бы эти проблемы ни различа-
лись между собой, их назначение состоит в том, чтобы точно и
ясно указать на трудность, появившуюся в начале любого процес-
са исследования, и тем самым придать ему поисковый характер.
Проблемность диссертационных исследований связана с та-
кими понятиями, как «объект и предмет исследования». Объект
исследования представляет собой знание, порождающее проблем-
ную ситуацию, объединенное в конкретном понятии, и опреде-
ляется как область научных изысканий диссертационной рабо-
ты. Для объекта исследования подбирается индекс универсаль-
ной десятичной классификации (УДК). Предмет исследования
можно определить как новое научное знание об объекте исследо-
вания, получаемое соискателем в результате научных изысканий.
В состав предмета исследования может войти и инструмент по-
лучения этого нового научного знания об объекте исследования,
если он обладает существенными признаками новизны. В первом
приближении объект и предмет исследования соотносятся между
собой как общее и частное. Предмет исследования, как правило,
находится в границах объекта исследования.

172
Рассмотрим для примера проблемную ситуацию, связанную
с такими понятиями, как «истина» и «модель». Физика вырабо-
тала новые представления о стандартах теоретической деятель-
ности, углубляясь все основательнее в структуру материи, пере-
ходя ко все более элементарным уровням организации объек-
тов. На этих уровнях острее осознается ограниченность
привычной причинной логики, которая ранее обнаруживалась
в дисциплинах, имеющих дело со сложными системами, живы-
ми и социальными. Когда рушится представление'о единствен-
ности истины, прекращается и конфронтация между различны-
ми способами видения реальности, если только эти способы
добросовестны, если стороны, выдвигающие различные моде-
ли, открыты для диалога. Понятие истины в XX в. постепенно
уступает место понятию модели, осознаются принципиальная
неполнота и схематичность любого описания явлений, отсут-
ствие точного и полностью формализованного знания. Проблем-
ный вопрос, считавшийся прежде вполне естественным и посто-
янно возникавший в образовательной практике: «так что же
такое свет на самом деле - частица или волна?» оказался не име-
ющим смысла. Данный вопрос неправильно поставлен, так как
свет не частица и не волна. Просто физика в процессе своего
развития выдвинула эти две конкурирующие модели, каждая из
которых в свое время казалась воплощением истины, но, как
выяснилось, ни одна из них не может описать всю совокупность
оптических явлений.
После того как проблемная ситуация возникла, должна быть
четко поставлена научная проблема. Прежде всего необходимо
дать четкое определение понятия «проблема исследования», на
основании чего в дальнейшем рассмотреть ее определитель но -
содержательные признаки. Итак, модель света - это такая сумма
вопросов, ответ на которые не содержится в накопленных физи-
кой знаниях. Она представляет собой систему из центрального
вопроса - ее существа - и вспомогательных вопросов, получить
ответы на которые необходимо для разрешения основного воп-
роса.
Возникновение той или иной исследовательской проблемы
устанавливается исследователями на основе потребностей физи-
ческой теории и практики. При этом ученым определяется нали-
чие такого реально существующего или прогнозируемого проти-
воречия, от разрешения которого зависит или будет зависеть со-

173
стояние, развитие (изменение), совершенствование процесса, яв-
ления, действия некоторых определенных технических средств.
Четкое определение исследователем противоречия в проблеме
позволит правильно определить центральный и вспомогательные
вопросы, что в свою очередь даст возможность целенаправленно
и целеустремленно построить диссертационную работу.
Разработке любой поставленной проблемы предшествует все-
стороннее ее изучение. Для ознакомления с проблемой сначала
дается общее описание ее содержания, которое на основе отече-
ственного науковедения включает: формулирование, построение,
оценку, обоснование и обозначение проблемы. В целях более чет-
кого представления об элементах проблемы рассмотрим содер-
жание каждого из них.
Формулирование проблемы предполагает следующее.
\. Выдвижение центрального вопроса. Например, таким воп-
росом в проблеме «Направления развития методов защиты ин-
формации в вычислительных сетях (ВС)» является определение
перспективных способов защиты информации и эффективного их
использования для защиты ВС при различных видах информа-
ционной агрессии.
2. Выявление противоречия, которое лежит в основе пробле-
мы. Здесь оно заключается между новыми и перспективными сред-
ствами вскрытия информации, с одной стороны, и недостаточно
разработанными способами защиты от них, с другой.
3. Предположительное описание ожидаемого результата, т.е.
определение конечного результата исследования, которого пред-
полагает достичь диссертант. Необходимо учесть, что в соответ-
ствии с Положением о порядке присуждения ученых степеней и
присвоения ученых званий рекомендации, выдвигаемые автором
диссертации, должны быть научно обоснованы и содержать но-
вое решение актуальной научной задачи (для кандидатской дис-
сертации), имеющей существенное значение для соответствующей
отрасли знаний.
В рассмотренной проблеме можно было бы так сформулиро-
вать некоторые ожидаемые результаты исследования: определе-
ние условий, разработка способов применения новых средств за-
щиты информации и установление степени их влияния на риск
вскрытия ВС при различных видах вскрытия; выявление перспек-
тивных направлений развития средств вскрытия информации в
ВС и др.

174
Построение проблемы включает следующее.
1. Разделение проблемы на частные задачи и вопросы иссле-
дования. Их количество должно быть таким, чтобы наилучшим
образом способствовать раскрытию поставленных целей. Не сле-
дует стремиться к постановке большого числа вопросов. Для раз-
работки кандидатской диссертации достаточно трех, максимум
четырех вопросов, которые представляют собой ее главы.
2. Композицию-упорядочение вопросов, составляющих про-
блему. Поставленные вопросы, раскрывающие сущность пробле-
мы, должны рассматриваться в такой последовательности, что-
бы каждый предыдущий вопрос создавал основу для последую-
щего, который в свою очередь как бы органично вытекал из
предыдущего. Таким образом, композиция проблемы представ-
ляет собой ряд рубрикаций: тема (формулировка, выражающая
сущность проблемы); основные вопросы проблемы (главы) рас-
сматриваемой темы, которые могут подразделяться на вопросы,
более детально раскрывающие содержание проблемы.
3. Определение границ исследования, т.е. установление таких
рамок, которые бы позволили целесообразно сосредоточить уси-
лия диссертанта и, не уходя от главной идеи, дали бы возмож-
ность раскрыть целевые установки и основные вопросы работы.
При установлении границ исследования необходимо максималь-
но избегать повторения известного.
Оценка проблемы содержит следующее.
1. Выявление всех условий для решения проблемы: выбор ме-
тодов, способов, приемов, методик и средств исследования, а так-
же возможностей проведения эксперимента. Это позволит дис-
сертанту определить его научный потенциал и спланировать рас-
пределение времени, сил и средств.
2. Выявление наличных возможностей и предпосылок реше-
ния проблемы. Этим предполагается установление порядка ис-
следования, т.е. что рассматривать в первую очередь, во вторую
и последующие.
Отсутствие возможности решить по каким-либо причинам
очередной вопрос не должно тормозить процесс исследования. В
этом случае, используя наличные возможности, целесообразно
перейти к последующим исследованиям, пока не создадутся ус-
ловия для решения оставшегося вопроса.
3. Когнификацию - выяснение степени проблемности, т.е. со-
отношения известного и неизвестного в той информации, кото-

175
рую требуется использовать для разрешения проблемы. Необхо-
димо тщательно проверить степень разработки материалов по
данной проблеме и наличие источников информации по вопро-
сам предстоящих изысканий.
4. Квалификацию проблемы, т.е. отнесение ее к тому или ино-
му типу: неразработанная, слабо разработанная, требующая до-
исследования. Диссертанту целесообразно соизмерить свои воз-
можности в соответствии с принадлежностью проблемы к опре-
деленному типу.
5. Возможность замены любого вопроса другим и поиски аль-
тернативных вопросов.
Обоснование проблемы предполагает следующее.
1. Установление содержательных связей данной проблемы с
другими. Это означает, что необходимо точно выявить степень
связи проблемы со смежными областями исследований.
2. Актуализацию - приведение доводов в пользу реальности
проблемы, необходимости ее постановки и важности решения.
Обоснование актуальности проблемы предполагает доказатель-
ства, вытекающие из потребностей теории и практики.
3. Выдвижение возражений против проблемы, т.е. постанов-
ка таких вопросов, которые по своему значению будут противо-
положными данной проблеме.
4. Экспликацию, или определение понятия проблемы. Уже в
начальной стадии исследования целесообразно уточнить и ввес-
ти в обращение определенные понятия, термины, выражения,
сокращения как общепринятого в науке порядка, так и относя-
щиеся к данной области исследования. Все это необходимо со-
гласовать с официальными документами: справочниками, ГОСТ
и др. Такая установка исключает возможные недоразумения и
облегчает работу исследователя.
5. Перекодировку, т.е. перевод содержания проблемы на пред-
метно-научный язык, доступный для всех, кому предназначают-
ся результаты исследований. Зачастую при изысканиях диссер-
тантам приходится сталкиваться с работами, язык которых пред-
назначен для специалистов узкой принадлежности, но их
положения необходимы для обоснования избранной проблемы.
При рассмотрении содержательных признаков проблем очень
важно не упустить из виду, что последние могут быть мнимые и
реальные. Мнимые проблемы рассматриваются как: 1) «уже не
проблемы»; 2) «еще не проблемы»; 3) «вообще не проблемы».

176
«Уже не проблемы» - это проблемы, решенные, но считаю-
щиеся еще нерешенными.
«Еще не проблемы» - проблемы, возникающие задолго до
того, как созревают условия (предпосылки) для их решения.
«Вообще не проблемы» - это такие мнимые проблемы, про-
блемы-фикции, для которых не существует решений.
Квалифицированно отличить реальные проблемы от мнимых
помогают три группы критериев: 1) объективные критерии;
2} критерии соответствия; 3) формально-логические критерии.
Объективные критерии'.
• критерий существования требует определить, является ли
реальной проблема, которая исследуется;
• критерий отношения помогает различать проблему по тому,
верно ли задается ею связь между реальными объектами, пред-
назначающимися для исследования;
• критерий субординации определяет истинность проблемы
по тому, верно или неверно выявлено соподчинение содержания
ее вопросов;
• критерий адекватности предполагает установить, соответ-
ствует ли заключение о наличии в проблеме исследования неиз-
вестного действительному состоянию знаний в этой области;
• критерий необходимости устанавливает наличие реального
или прогнозируемого противоречия, заключенного в предпола-
гаемой для исследования проблеме.
Критерии соответствия:
• критерий предпосылок предполагает наличие в основе про-
блемы таких реальных возможностей (предпосылок) , которые
послужили бы базой для ее решения;
• критерий преемственности требует, чтобы проблема была
поставлена и реализована во взаимосвязи с ранее накопленными
в этой области знаниями. Накопленные знания - ее фундамент.
Формалыю-логические критерии:
• критерий проверяемости предписывает различать те вопро-
сы, которые являются составляющими элементами проблемы. На
основе этого критерия выявляются осмысленные, целесообраз-
ные вопросы и ненужные;
• критерий истинности требует проверки вопросов по тому,
истинно ли суждение, которое является основой данного вопро-
са проблемы. В соответствии с этим критерием определяется пра-
вильность постановки тех или иных вопросов в проблеме.
40
12-" 177
Использование описанных выше критериев способствует це-
лесообразности построения работы исследователей в стадии оцен-
ки избранных проблем, избежанию ошибок при этом. Кроме то го,
большие возможности распознавания мнимых проблем заклю-
чены в коллективной форме принятия решения о необходимости
изучения определенных проблем, В обсуждении предстоящих для
исследования проблем принимают участие все научные подраз-
деления. На основе результатов такого обсуждения может изда-
ваться перечень-справочник перспективных проблем вуза, НИУ,
нуждающихся в исследовании в планируемом периоде.
Но даже в этом случае могут быть допущены ошибки в опен-
ке проблем, что можно было бы избежать, если бы действовала
специально назначенная и постоянно действующая группа при
научно-исследовательском отделе вуза (учреждении). Главными
ее обязанностями могли бы быть разработка, оценка и прогно-
зирование этих проблем, определение возможностей их решения
и ожидаемых результатов исследования и др.
Перспективна система защиты самой проблемы (темы), выб-
ранной исследователем, В этом случае было бы целесообразно
специальным оппонентам делать опровержение тезисов аргумен-
тов, вопросов исследования, выдвигаемых диссертантом, защи-
щающим проблему. На данном этапе функция, в некотором роде
аналогичная рассматриваемой, выполняется советом вуза, НИУ
при утверждении тем в качестве кандидатских и докторских дис-
сертаций. Таким образом, ознакомление с предлагаемым комп-
лексом вопросов, связанных с постановкой и оценкой проблем, а
также изучение их определительно-содержательных признаков
вытекают из потребностей науки и практики и являются объек-
тивной необходимостью деятельности исследователей.
Следующим базовым понятием, необходимым для организа-
ции диссертационных исследований, является понятие «цели».
При этом важно прояснить сходство и различие в употреблении
понятий ценности и цели - эти две категории часто упоминаются
вместе. Цель (от гр. «телос» - результат, завершение) - осознан-
ное предвосхищение результата деятельности. В общем виде цель
можно определить как «то, ради чего». Высокая значимость -
ценность какого-то объекта в глазах данного человека может
побудить его стремиться к обладанию им. Таким образом, цен-
ность как переживаемое отношение и цель как предвосхищенный
результат деятельности могут замыкаться на одних и тех же объек-
тах, но располагаются в различных плоскостях рассмотрения.

178
В теории управления считается необсуждаемым постулатом
наличие у любой системы определенной цели, ведь только при
этом условии можно строить стратегию и тактику деятельности.
Однако только для искусственной системы деятельность полнос-
тью определяется заранее известной целью, заданной извне, как,
например, для самолета или радиоприемника. Человек может
ставить себе цели и порой делает это, но по отношению к ценно-
стям личности его цели имеют второстепенное значение, как в
свою очередь средства по отношению к целям.
Личность скорее ощущает свои ценности, чем сознает свои
цели. В процессе развития она вырабатывает ценности, нормы и
идеалы, которые и определяют ее путь. Некоторые философские
школы вообще отвергают категорию цели. В частности, прагма-
тизм не считает человеческое поведение целенаправленным. Эк-
зистенциализм отрицает не вообще цель и не целеполагание как
таковое, он отрицает объективную обусловленность цели чело-
веческого поведения в этом абсурдном мире и отдает целепола-
гание самому субъекту [6].
Некоторые насущные ценности, составляющие повседневное
условие существования личности, сводятся ею в представление о
норме. Со стороны представляется, что вероятность осуществле-
ния нормы оценивается человеком как высокая. Идеал же - это
некоторая конструкция, состоящая из горячо желаемых ценнос-
тей, вероятность обладания которыми невелика. Такая конструк-
ция может быть намечена лишь схематично, поскольку она явля-
ется результатом заострения в воображении черт подлинной ре-
альности.
Работа идеализации происходит постоянно и бессознательно
относительно различных черт, сторон, аспектов жизнедеятельно-
сти, в частности, и способа существования в целом. Человек обыч-
но отдает себе отчет в том, что вероятность достижения идеала
мала, но желание достичь его настолько велико, что стремление
к нему, сознательное или бессознательное, происходит постоян-
но. Иногда приходится обманываться, принимая за воплощение
идеала нечто, сходное с ним лишь по несущественным внешним
признакам.
Ценности принадлежат не одному только сознанию, но всей
целостности личности, в них много бессознательного. Обычно
они только смутно ощущаются. В понятии цели, напротив, суще-
ствен аспект осознанности: человек может задавать цели себе са-

12- 179
мому, другим людям или искусственным устройствам; приписы-
вать цели реальным людям, сообществам, природным или даже
вымышленным объектам. В вероятностной среде цели могут из-
меняться в процессе взаимодействия личности с ее окружением,
так как они (в норме) постоянно поверяются ценностями.
Глубина диалектико-материалистической трактовки понятия
цели раскрывается в теории познания, в которой показывается
взаимосвязь понятий цели, оценки, средства, целостности (и. ее
«самодвижения»). Изучение взаимосвязи этих понятий показы-
вает, что в принципе поведение одной и той же системы может
быть описано и в терминах цели или целевых функционалов, свя-
зывающих цели со средствами их достижения (такое представле-
ние называют аксиологическим), и без упоминания понятия цели,
в терминах непосредственного влияния одних элементов или
описывающих их параметров на другие, в терминах «простран-
ства состояний» (или каузально). Поэтому одна и та же ситуация
в зависимости от склонности и предшествующего опыта иссле-
дователя может быть представлена тем или иным способом. В
большинстве практических ситуаций лучше понять и описать со-
стояние системы, и ее будущее позволяет сочетание этих пред-
ставлений.
Анализ определений цели и связанных с ней понятий пока-
зывает, что в зависимости от стадии познания объекта, этапа
системного анализа, в понятие «цель» вкладывают различные
оттенки - от идеальных устремлений до конкретных целей -
конечных результатов, достижимых в пределах некоторого ин-
тервала времени, формулируемых иногда даже в терминах ко-
нечного продукта деятельности. В некоторых определениях цель
как бы трансформируется, принимая различные оттенки в пре-
делах условной «шкалы» — от идеальных устремлений к матери-
альному воплощению, конечному результату деятельности.
Противоречие, заключенное в понятии «цель», необходимость
быть побуждением к действию, «опережающей идеей» и одно-
временно материальным воплощением этой идеи, т.е. быть дос-
тижимой, — проявлялось с момента возникновения этого поня-
тия: так, древнеиндийское «артха» означало одновременно «мо-
тив», «причину», «желание», «цель» и даже - «способ». В русском
языке вообще не было термина «цель». Этот термин заимство-
ван из немецкого и имеет значение, близкое к понятию «ми-
шень», «финиш», «точка попадания». В анпишском языке со-

180
держится несколько терминов, отражающих различные оттен-
ки понятия цели, в пределах рассматриваемой «шкалы»:
«purpose» (цель-намерение, целеустремленность, воля), «object»
и «objective» (цель-направление действия, направление движе-
ния), «aim» (цель-стремление, прицел, указание), «goal» (цель-
место назначения, задача), «target» (цель-мишень для стрельбы,
задание, план), «end» (цель-финиш, конец, окончание, предел).
В реальных ситуациях необходимо оговаривать, в каком смыс-
ле на данном этапе рассмотрения системы используется поня-
тие «цель», что в большей степени должно быть отражено в ее
формулировке - идеальные устремления, которые помогут кол-
лективу, принимающему решение, увидеть перспективы или ре-
альные возможности, обеспечивающие своевременность завер-
шения очередного этапа на пути к желаемому будущему. Таким
образом, в общенаучном плане цель - это качественная катего-
рия, представляющая собой идеальное, мысленное предвосхи-
щение результата деятельности. Данное определение детализи-
руется в различных подходах. В кибернетическом аспекте цель
- это некий будущий результат деятельности кибернетической
системы, достигаемый с помощью принципа обратной связи [79].
На этой основе предложен ряд определений понятия цели: на-
пример, «цель — желаемый результат деятельности, достижимый
в пределах некоторого интервала времени» [34]. Таким образом,
можно заключить, что цель представляет собой сложную функ-
цию желаемого результата деятельности, удовлетворяющую сле-
дующим требованиям:
• комплексность - описание желаемого результата должно
охватывать наибольшее число проблемных ситуаций;
• согласованность - непротиворечивость компонент, входя-
щих в функцию цели;
• реальность - возможность ее практической реализации, в
противном случае она не должна учитываться в процессе приня-
тия решения;
• системность - увязка со всеми другими задачами данной
проблемной ситуации.
При этом 7читывая, что наиболее распространенным спо-
собом представления целей в системах организационного управ-
ления являются древовидные иерархические структуры («дере-
вья целей»), рассмотрим основные рекомендации по их форми-
рованию.

181
1. Приемы, применяющиеся при формировании древовидных
иерархий целей, можно свести к двум подходам: а) формирова-
ние структур «сверху» - методы структуризации, декомпозиции,
целевой или целенаправленный подход: б) формирование струк-
тур целей «снизу» - морфологический, лингвистический, тезау-
русный, терминальный подход; на практике обычно эти подхо-
ды сочетаются.
2. Цели нижележащего уровня иерархии можно рассматривать
как средства для достижения целей вышестоящего уровня, при
этом они же являются целями для уровня нижележащего по от-
ношению к ним; поэтому в реальных условиях одновременно с
использованием философских понятий «цель», «подцель», удоб-
но разным уровням иерархической структуры присваивать раз-
личные названия, типа «направления», «программы», «задания»,
«задачи» и т. п.
3. В иерархической структуре по мере перехода с верхнего
уровня на нижний происходит как бы смещение «шкапы» от цели-
направления (цели-идеала, цели-мечты) к конкретным целям и
функциям, которые на нижних уровнях структуры могут выра-
жаться в виде ожидаемых результатов конкретной работы с ука-
занием критериев оценки ее выполнения, в то время как на верх-
них уровнях иерархии .указание критериев может быть либо
выражено в общих требованиях (например, «повысить эффектив-
ность»), либо вообще не приводится в формулировке цели.
4. Для того чтобы структура целей была удобной для анализа
и организации управления, к пей рекомендуется предъявлять не-
которые требования: разбиение на каждом уровне должно быть
соразмерным, а выделенные части логически независимыми; при-
знаки декомпозиции (структуризации) в пределах одного уровня
должны быть едиными; число уровней иерархии и число компо-
нентов в каждом узле должно быть (в силу гипотезы Миллера
или числа Колмогорова) К = 7 ± 2. Эти требования не всегда со-
вместимы, и па практике необходимо искать компромиссы.
5. Процесс развертывания обобщенной цели в иерархической
структуре, в принципе, может быть бесконечным, однако на прак-
тике ситуация иная: во-первых, в силу гипотезы Миллера число
уровней иерархии следует ограничить до 5 + 7, а во-вторых, на
каком-то уровне возникает потребность изменить «язык» описа-
ния подцелей и для того чтобы не создавать сложностей при вос-
приятии структуры, целесообразно считать одним «деревом цели»

182
ту часть структуры, которая может быть сформирована в терми-
нах одного «языка» (политического, экономического, военного,
инженерного, технологического и т. п.); иными словами, возни-
кает потребность в стратифицированном представлении струк-
туры целей.
Важно осознавать, что в том случае когда цель характеризу-
ется набором количественных данных пли параметров желаемо-
го результата, то она трансформируется в конкретную задачу.
При принятых определениях цель выступает как более общая
категория, чем задача; следовательно, можно предположить, что
цель достигается в результате решения ряда задач и в связи с этим
задачи можно упорядочить по отношению к целям и таким обра-
зом представить в виде иерархически ориентированного графа
целей и задач. Средством решения задачи и достижения постав-
ленных целей служат алгоритмы. Следовательно, иерархия целей
и задач «порождает» иерархию алгоритмов и узлов управления,
т.е. определенную материальную структуру, в которой данные
алгоритмы реализуются. Узлы управления могут не полностью
обеспечивать достижение заданных целей управления, поэтому
кроме перечисленных иерархий задач, целей, алгоритмов и уз-
лов управления в неявном виде существует пятая иерархия -
иерархия степени достижения (недостижения) целей согласно
существующей системе ценностей. Последняя иерархия очень важ-
на, так как именно она может служить полной информацией, от-
ражающей качество работы системы управления во всей сово-
купности отношений между ее целями и подцелями. Кроме того,
подобная информация является основой для коррекции всех
остальных иерархий с тем, чтобы уменьшить степени недостиже-
ния целей, если они оказываются недопустимо большими [16].
Цели исследования достигаются постановкой и разработкой
основных вопросов диссертации. Поэтому целевые установки и
основные вопросы должны ставиться как единое целое и пред-
ставлять собой внутреннее единство, чтобы основные вопросы
согласовывались с целями, которые в свою очередь органически
связывались с основными вопросами. Поэтому надо учитывать,
что выдвижением целевых установок предполагается раскрыть
существо центрального вопроса проблемы, а постановкой и рас-
крытием основных вопросов достигаются цели исследования и в
целом решается актуальная научная задача. Таким образом, цель
и задача имеют одинаковую сущность — это желаемый результат

183
действий (деятельности). Их отличия состоят в том, что поста-
новка задачи предполагает получение конкретных количествен-
ных и качественных характеристик результата, время его полу-
чения и метод.
Следовательно, научную задачу можно определить как жела-
емый научный результат, достигаемый с помощью известного
научного метода за намеченный интервал времени и характери-
зующийся набором количественных данных или параметров это-
го результата. Тогда новая научная задача - желаемый новый
научный результат методического характера или получаемый с
помощью новой (усовершенствованной) методики и характери-
зующийся набором количественных данных или параметров.
Решение научной задачи предполагает получение научного
результата научным методом с помощью известной методики, а
новое решение научной задачи - получение нового научного ре-
зультата с помощью новой (ранее не известной) или усовершен-
ствованной методики. Кандидатская диссертация предполагает
именно новое решение научной задачи и получение новых науч-
ных результатов.
Результатом осуществления диссертационного исследования
(диссертация как законченная НИР) является создание конечно-
го продукта. При этом, исследуя сущность понятия «результат
научного исследования», необходимо осознание того, что созда-
ваемый в сфере науки продукт - это прежде всего новая (или уточ-
ненная) информация. Даже тогда, когда создаваемый продукт
материален (макет, опытный образец), его ценность заключается
в той полученной информации, которая может быть использова-
на в дальнейшем. Данное понятие - общее как для научной рабо-
ты в целом, так и для всех видов диссертационных исследований
в частности. Вместе с тем классификация исследований по целе-
вому назначению па фундаментальные и прикладные требует спе-
цифического уточнения и детализации понятия «результат науч-
ного исследования». С этой целью дадим определения таким по-
нятиям, как фундаментальные и прикладные исследования.
Рассмотрим такие понятия, как «исследование» (процесс на-
учного познания неизвестных свойств объекта), «фундаменталь-
ные свойства» (общие универсальные свойства всех форм объек-
та), «прикладные свойства» (частные конкретные свойства осо-
бенных форм объекта), «форма объекта» (совокупность общих и
особенных свойств объекта). При этом надо понимать, что вне-

184
шняя форма - это граница, указывающая на различие данного
содержания в его целом от иного, а внутренняя форма представ-
ляет тождественный содержанию способ его выражения, т.е. со-
держание и форма - разные полюсы одного и того же, а не со-
ставные части, поэтому применение понятия «содержание» в дан-
ных определениях избыточно. Обобщение данных понятий
позволило дать эффективное определение понятий «фундамен-
тальные и прикладные исследования». Фундаментальные иссле-
дования - это процесс научного познания общих, универсальных
свойств всех форм объекта. Прикладные исследования - это про-
цесс научного познания особенных, конкретных свойств прагма-
тически (практически полезных) частных форм объекта.
Известно, что при проведении любых видов фундаменталь-
ных исследований главное — это создать новый, оригинальный,
уникальный (выявить закон, закономерность, создать гипотезу)
научный продукт [6]. Поэтому основным в данном виде научной
деятельности является выработка методологии соответствующе-
го оригинального подхода к явлению или процессу. Прикладные
исследования направлены на воплощение научных знаний в кон-
кретные отрасли или производство. В связи с этим данному виду
исследований соответствует иная доля новизны, оригинальнос-
ти и уникальности. Оригинальность и уникальность диссертаци-
онных исследований на соискание ученой степени доктора наук
заключается: во-первых, в разработанных теоретических поло-
жениях {положение - суждение, используемое с целью аргумен-
тации тезиса), которые квалифицируются как новое крупное до-
стижение в развитии соответствующего научного направления;
во-вторых, в осуществлении решения научной проблемы, имею-
щей важное значение для теории и практики; в-третьих, в изло-
жении научно обоснованных технических, социальных, экономи-
ческих или технологических решений, внедрение которых внесет
значительный вклад в ускорение научно-технического процесса.
Диссертация на соискание ученой степени кандидата наук долж-
на быть научной квалификационной работой, в которой содер-
жится решение задачи, имеющей существенное значение для со-
ответствующей отрасли знаний; либо изложены научно обосно-
ванные технические, экономические или технологические
разработки, обеспечивающие решение важных прикладных задач,
Таким образом, ознакомление с предлагаемым комплексом
вопросов, связанных с постановкой и оценкой проблем, а также

185
изучение их определителъно-содержательпых признаков вытека-
ют из потребностей пауки и практики и являются объективной
необходимостью деятельности исследователей. Знание и приме-
нение этого комплекса в научно-исследовательской работе будет
во многом способствовать более целеустремленному построению
исследований, предохранит диссертантов от ложных путей в на-
учных изысканиях и поможет в последующем повысить их эф-
фективность и качество, а также добиться существенных науч-
ных результатов.
Диссертация - это ступень к мастерству, показатель овладе-
ния особенностями научного метода познания. Она должна со-
ответствовать предъявляемым к ней требованиям не только по
содержанию, но и по объему, который определяет умение соис-
кателя ученой степени коротко и исчерпывающе, точно и всесто-
ронне изложить содержание исследуемой темы, своих новых на-
учных результатов и необходимых аргументов в их защиту. В
научно-методическом отношении ценность диссертации тем
выше, чем меньше ее объем и полнее содержание. Структура дис-
сертации в очень большой степени влияет не только на последо-
вательность, но и на полноту, ясность и четкость изложения по-
лученных научных результатов. Диссертация включает введение,
основную часть, заключение, рекомендуемую и использованную
литературу, а иногда и приложения.

3.4. РЕКОМЕНДАЦИИ ПРИ ОФОРМЛЕНИИ


ДИССЕРТАЦИЙ И АВТОРЕФЕРАТОВ

Бог дал нам орехи, но on не будет


их колоть.
И. Гете

Народная мудрость гласит, что в каждой шутке есть доля исти-


ны. Поэтому рекомендации (советы) диссертанту, известные бла-
годаря публикации [80] и приводимые ниже, не следует рассмат-
ривать как претензию на оригинальность. Ядро этих советов со-
ставляют:

186
1. Не пишите длинно {диссертация не «Война и мир», а вы не
Лев Толстой; пухлая диссертация действует на оппонентов, как
красный цвет на быка).
2. Не пишите кратко (это свидетельствует либо о большом
таланте, либо о скудости ума; ни того, ни другого оппоненты вам
пе простят).
3. Заглавие для диссертации - то же, что шляпка для женщи-
ны в летах.
4. Соблюдайте меру в подборе литературы «за» и «против»
(когда в диссертации много материала «против», вселяется со-
мнение в правоте ваших воззрений; если же приводятся только
данные «за», непонятно - в чем ваша заслуга).
5. Не хлопайте по плечу классиков естествознания.
6. Не зазнавайтесь (не думайте, что все дураки, а вы один ум-
ный; избегайте личных местоимений, заменяйте нахальное «я счи-
таю» скромным «по-видимому, можно считать»).
7. Проверяйте качество диссертации на близких и коллегах
(нормальная диссертация у слушателей должна вызывать непро-
извольную зевоту и последующий сон; разделы, вызывающие ве-
селые судороги или чувство гнетущего беспокойства, необходи-
мо переделать; не радуйтесь, если неискушенный слушатель го-
ворит, что ему все понятно: это верный признак того, что вас не
поймет ученая аудитория).
8. Оппонент - центральная фигура на защите.
9. Оптимальный оппонент должен иметь общее представле-
ние о предмете диссертации, но не должен быть специалистом в
данном вопросе (совершенно не знакомый с вопросом оппонент
может оказать медвежью услугу, расхваливая как раз то, что не-
обходимо умеренно ругать; специалист же вникает в детали, не-
желательные для публичного обсуждения).
10. Избегайте приглашать в оппоненты молодых кандидатов
и докторов (представители данной категории только завоевыва-
ют себе «место под солнцем» и всегда рады воспользоваться слу-
чаем, чтобы показать себя и опорочить других; гораздо удобнее
приглашать маститых заслуженных деятелей науки, так как к ста-
рости все мы становимся если не добрее, то во всяком случае ле-
нивее).
11. Предполагаемых неофициальных оппонентов постарай-
тесь сделать соучастниками защиты (для этого обращайтесь к ним
за советами и поблагодарите их за ценную помощь; тем самым

187
вы продемонстрируйте свое ничтожество и их превосходство;
таким образом вы сделайте врага заинтересованным в благопо-
лучном исходе защиты, так как кому хочется выступать против
своих же собственных рекомендаций ?!).
12. Если доклад написан - не произносите его, а читайте(бор-
мотанье диссертанта вызывает возмущение слушателей; старай-
тесь говорить однотонно, чем больше членов Ученого совета бу-
дет спать или мечтать о личных делах, тем скорее и успешнее прой-
дет защита).
13. В заключительном слове благодарите и кланяйтесь, кла-
няйтесь и благодарите (строго соблюдайте табель о рангах; от-
сутствующих благодарите меньше, присутствующих - больше).
Но все-таки «делу- время,...», поэтому следующий комплекс
рекомендаций связан с тем, что идеал науки - это достижение
углубленного знания. Поэтому не так важно, что постигается в
ходе научного исследования; единичное или общее, истинност-
ное или ценностное отношение. Науку интересует все: и то, что
есть, и то, что может быть, и то, что должно быть. Однако при
проведении диссертационных исследований необходимо четко
осознавать, что естествознание строится по законам истинности,
технические науки - по законам эффективности и полезности.
Естествознание дает научную картину реального мира и занима-
ется разъяснением понятий, при этом применяемые технические
средства выступают как вспомогательные. Технические науки
связаны с деятельностью человека, с созданием технических
объектов и обеспечением их эффективного применения по назна-
чению, при этом естествознание играет вспомогательную роль.
В отличие от рациональности в естествознании для технической
рациональности характерна прагматическая упорядоченность.
Последняя выступает как пошаговое конструирование, прибли-
жающее достижение цели, которой может быть теория обеспече-
ния его эффективного, оптимального функционирования [81]. К
сожалению, иногда подменяют прагматический метод гипотети-
ко-дедуктивным и строят технические науки по подобию есте-
ственно-научных дисциплин [6]. Однако в технических науках ни-
когда не ограничиваются описанием того или иного техническо-
го объекта. В основе технических исследований лежит полезность,
эффективность, надежность, безопасность, целесообразность про-
должения эксплуатации технических устройств. Поэтому игно-
рирование специфики технических исследований не допустимо.

188
Следующий комплекс рекомендаций связан с вопросами фор-
мирования структуры диссертационной работы и функциями ее
элементов. Диссертация на соискание ученой степени обычно
содержит: титульный лист, оглавление, основные обозначения и
сокращения, введение, основной текст, содержащий 3-5 глав с
краткими и четкими выводами к каждой главе, заключение по
работе в целом, список использованной литературы - и, при не-
обходимости, приложение. Общий объем диссертации Положе-
нием [88] не оговаривается.
Во введении (7-10 с.) соискатель кратко определяет объект и
предмет исследования, формулирует актуальность проблемы, ее
состояние в настоящее время, существующие трудности в разре-
шении проблемы, излагает суть поставленной научной задачи или
новых разработок, цель собственного исследования, направле-
ния и методы решения, содержание работы по главам, благодар-
ности научным руководителям, консультантам, коллегам за по-
мощь в работе. Оно (введение) представляет собой краткую ан-
нотацию и освещает степень разработанности данной проблемы,
затем излагает то новое, что вносится автором в предмет иссле-
дования, основные положения, которые автор выносит на защи-
ту. Здесь приводятся не те многочисленные конкретные резуль-
таты, а новые идеи и взгляды, способы их реализации. Таким
образом, во введении обосновывается актуальность темы диссер-
тации, излагается целевая установка, определяются задачи, дает-
ся общее представление о работе.
Введение следует внимательно и аккуратно переписывать со-
искателю неоднократно на различных этапах выполнения рабо-
ты, так как введение читается первым из всех разделов диссерта-
ции всеми заинтересованными лицами и по нему составляется
первое, трудноизменяемое представление о работе и диссертанте.
Первая глава должна содержать обстоятельный обзор извест-
ных исследований по рассматриваемой теме, анализ материалов,
более подробно повествующих о том, что необходимо выполнить
для решения поставленных задач и как это сделать наиболее ра-
ционально. В обзоре известных исследований дается очерк ос-
новных этапов и переломных моментов в развитии научной мыс-
ли по решаемой задаче. Проведенная диссертантом систематиза-
ция известных исследований украсит главу и работу в целом,
укрепит общее впечатление целостности работы. Кратко, крити-
чески осветив работы своих предшественников, диссертант дол-

189
жен назвать те вопросы, которые остались нерешенными и, та-
ким образом, определить свое место в решении проблемы, по-
ставить и сформулировать задачи диссертационного исследо-
вания.
ч
В следующих главах с исчерпывающей полнотой излагается
собственное исследование диссертанта с выделением того ново-
го, что он вносит в разработку проблемы. Это новое должно быть
обстоятельно обосновано теоретическими положениями и экспе-
риментальными данными автора, согласовано с известными по-
ложениями теории и практики. Весь порядок изложения в дис-
сертации должен быть подчинен руководящей идее, защищаемой
диссертантом. Логичность и целеустремленность изложения ра-
боты достигаются только тогда, когда каждая глава имеет опре-
деленное целевое назначение и является базой для последующей.
Вторая глава обычно посвящается теоретическому обоснова-
нию и методике решения задачи. Функция главы - дать теорию
вопроса в общем виде с модификацией, приближающей ее к про-
блеме исследования. В кандидатских диссертациях редко пред-
лагаются новые теоретические принципы решения задачи. При
существующем математическом аппарате в большинстве случа-
ев удается найти необходимую теоретическую платформу, но в
исходном положении она представляет собой только заготовку
для последующей ее доработки. Последняя обычно состоит в ус-
тановлении обоснованных коэффициентов согласования, новых
членов в уравнениях, дополнительных уравнений, отражающих
физику анализируемого процесса, новых обнаруженных факто-
ров, особенностей протекания явления. Следует соблюдать кор-
ректность в использовании коэффициентов согласования. В про-
стейшем случае это эмпирические коэффициенты, согласующие
результаты теории и эксперимента. Однако можно пойти дальше
и найти теоретическое обоснование самим коэффициентам согла-
сования. Возможно они не являются статическими, а динамичес-
кими и, в свою очередь, зависят от каких-то параметров. Мето-
дологическая ошибка иногда заключается в использовании ко-
эффициентов согласования как средства подгонки результатов
эксперимента и теории. Особую удовлетворенность доставляют
теории, базирующиеся на известных теориях, по с меньшим чис-
лом допущений. Идеал - теория без допущений. К ним прибли-
жаются теории, основанные на численном решении задачи с ис-
пользованием современных компьютерных средств. Но необхо-

190
димо помнить, что численное решение - это всегда частное реше-
ние. В то же время аналитическое решение - позволяет рассмот-
реть семейство решений, провести более качественный анализ
процесса. Не следует думать, что какой-либо способ решения за-
дачи имеет преимущество перед другим. Любое теоретическое
обобщение, способное объяснить и дать прогноз развития про-
цесса, имеет право па существование.
Третья глава, как правило, содержит экспериментальное обо-
снование решения задачи, описание методов экспериментальных
исследований, оценку точности, анализ сходимости и согласован-
ности опытных и теоретических результатов. Функция экспери-
ментальной главы - конкретизировать обобщенное теоретичес-
кое решение задачи, предоставить опытные коэффициенты, дать
экспериментальные точки, проверяющие теорию. Здесь же мож-
но дать описание новых устройств и опыт проверки их работос-
пособности, раскрыть новые методы или технологии проведения
экспериментальных исследований.
Четвертая глава содержит конкретные решения со всеми кра-
евыми условиями, расчет конкретного устройства, графики, за-
висимости, вторичные модели, оценку сходимости и согласован-
ности теоретических положений с экспериментальными данны-
ми для конкретной модели и т.д. Обсуждению и оценке
результатов диссертационной работы следует посвятить отдель-
ный параграф. Оценка результатов работы должна иметь как ка-
чественный, так и количественный характер. Сравнение с извест-
ными решениями необходимо проводить по всем аспектам, ха-
рактеристикам и показателям, в том числе и по эффективности.
Следует указать на возможность обобщений, дальнейшего раз-
вития методов и идей, использования результатов диссертации в
смежных областях, но с соблюдением необходимой корректности.
В заключении подводятся итоги работы. Формулируются ос-
новные выводы по результатам исследований. Приводятся све-
дения об апробации, о полноте опубликования в научной печати
основного содержания диссертации, ее результатов, выводов.
Отражаются данные о защищенности технических решений ав-
торскими свидетельствами (патентами). Указываются предприя-
тия, где внедрены результаты диссертационной, работы и где еще
они могут быть использованы. Можно построить заключение к
диссертации по схеме выполнения общей характеристики рабо-
ты, приводимой в автореферате, что позволит усилить единство

191
диссертации и автореферата и несколько сократить сроки офор-
мления работы.
В приложении к диссертации помещаются материалы допол-
нительного, справочного характера, на которые авт