Вы находитесь на странице: 1из 188

^ ^^ .у.

^^ф ^ '

- . С !:' /К :;•' '+"•. .КлЦ АдМ 'Ж г 3' -' * *•"' '-■ .•‘ Ч -)’1 .+ ■ аК*9_-С.КУ: с е*Л •’ *Чл ..Ук. У ^ - . ЙЪ-У ' 9 ...у: /.;-;'; .... у .
- д ; Д Д уД ?) -.л- _- - - . 'д--;- > М Д -С Ы ->КЫ >е С
д у к у к у :ы л УКУ у 9 к к у . с н • ■ / т н - ;■ ?' -ӱу-уч ■•^+ку:У С г'у;ну'.- . ^
; I ӱ ;-К А У У'. к ӱ Т у - ‘У - 4 4 Ж < 9 с У ^ - т .- у--У с
• г Д - ..Т - л .ч - е — . . - . у ; л . ^ / С ) . ’» ( (* ^ • С ' -д у '" ■•-•■ ■ - •• \ • • • - 5 .Д у ■[ , ' ӱ - '* - ' - ~ •.'•-. '■ ё - Ц ^ •• • у

д-ӱ • ’ "У/'1^ р| ДН "' ^ ':сг£Г 1. ад ■1


Г. У Д К '^ ' .у .ДА — ДСд- К г9 :Д У У а Д К Д Г Д .. " ^ К Ч : ': : ■

;А С . Дду' - ду - у /у - ӱЕ^ К -у -дД^ГТ Г^ 7 - 1Ь: Н^ * у

- ^ "'Д, уК '9, /Г . К -; 1 1 1|ӱ9^уСЖ‘' ' С 1


А. Г. Иванов, К. Н. Сануков

ИСТОРИЯ
МАРИЙСКОГО
НАРОДА
Учебное пособие для учащихся
среднего и старшего школьного возраста

2-с ИЗДАНИЕ, ДОПОЛНЕННОЕ

Рекомендовано Мшшетерством
образования и науки Республики Марий Эл

ЙОШКАР-ОЛА
МАРИЙСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО
2011
У Д К 94 (4
БЕК 63.3
И 20

Рецензенты:
Г Н. Айплатов, доктор исторических наук, профессор
Г А. Сепеев, кандидат исторических наук

В оформлении обложки использована


репродукция картины С. Н. Таныгина «Сон Чембулата»

Иванов А. Г., Сануков К. Н.


И 20 История марийского народа: учебное пособие для учащихся
среднего и старшего школьного возраста / Иванов А. Г. — гл. Ш—V;
Сануков К. Н. — гл. I, П, VI —XI. — 2-е изд., дон. — Йошкар-Ола,
2011. — 184 с., ил.
1$ВЫ 978-5-7590-1054-8
УДК 94 (470.343)
ББК 63.3 (2 Рос.Мар)

I N Н N О/Х э 7500 - 1054-8 ю Иванов А. Г., 29—105 с.. 2011


«■> Сануков К. II. З 28, 106—173 с., 2011
ДОРОГИЕ ЮНЫЕ друзья!
Вы начинаете изучать историю марийского народа как состав­
ную часть многотысячелетнего пути развития всего человечества и
нашего Отечества — России. История каждого народа — большой
он или маленький — интересна, увлекательна, поучительна. Она
уходит своими корнями в глубину веков, в жизнь и дела многих
поколений, сменявших друг друга. Исторические пути народов на
разных этапах сталкивались, соприкасались, переплетались. Эти
связи носили разнообразный характер — военный и мирный, хо­
зяйственный и культурный. Но при любых обстоятельствах неиз­
менным было одно: ни один народ не мог жить и развиваться в
изоляции от других. Это является основой понимания историчес­
кого процесса в отношении любого народа, в том числе и марий­
ского.
Марийцы, кто они? На земном шаре проживает множество на­
родов. Некоторые ученые насчитывают их около двух тысяч, другие
называют даже пять. Одни народы очень велики по численности — в
несколько десятков и даже сотен миллионов человек, а есть неболь­
шие народности — всего в несколько тысяч или даже сотен человек.
Марийцы относятся к средним по численности народам. По Всерос­
сийской переписи населения 2002 года в Российской Федерации
проживало 604 тысячи марийцев (кроме того, по Всесоюзной пере­
писи 1989 года в других республиках бывшего Советского Союза
находилось около 30 тысяч марийцев). Марийский народ совместно
с людьми других национальностей, проживающих вместе с ним на
одной территории, имеет свою государственность — Республику
Марий Эл, которая является субъектом Российской Федерации. В насе­
лении республики марийцев 312 тысяч (42,9%). При этом около
половины народа проживает не в этой республике, а за ее преде­
лами: в Республике Башкортостан — 106 тысяч, в Кировской об­
3
ласти — 39 тысяч, в Свердловской области — 28 тысяч, в Респуб­
лике Татарстан — около 19 тысяч, в Удмуртии — 9 тысяч и т. д.
По своим языковым, культурным особенностям марийцы де­
лятся на горных, луговых, восточных. Горные мари проживают в
Горномарийском, Юринском, Килемарском районах РМЭ и при­
легающих районах Нижегородской области. В остальных районах
республики и соседних районах Кировской области живут луго­
вые марийцы. Ареал проживания восточных марийцев — земли к
востоку от Камы (северо-восток Татарстана, северо-запад Баш­
кортостана, южные районы Удмуртии, Свердловской и Перм­
ской областей).
Марийский народ относится к финно-угорской языковой се­
мье, то есть по происхождению, культурно-исторически м корням,
по языку является родственным финнам, венграм, эстонцам, каре­
лам, саами, удмуртам, коми, коми-пермякам, мордве, вепсам,
ижорцам, ливам, води, хантам, манси. При изучении истории ма­
рийского народа, особенно на ранних этапах, нельзя не учитывать
это родство. Вместе с тем большую роль играли взаимоотношения
марийцев с соседними тюркскими народами (татарами, чувашами,
башкирами) и русским народом.
Изучение в школе истории родного народа или народа, рядом
с которым живешь, родного края помогает с детских лет формиро­
вать в каждом человеке чувство любви и привязанности к нашей
общей Родине, к нашим корням, помогает осознать смысл своего
существования и место в общности людей планеты Земля.
Глава I.
П РОИСХОЖ ДЕНИЕ
М А РИ Й СКО ГО Н А Р О Д А

§ 1. Древние люди на территории Марий Эл


Когда появились первые люди на территории нашего края?
Откуда они пришли и кем были? Ответы на эти вопросы дают
археологи, изучающие следы материальной культуры древнейших
племён.
В глубокой древности, когда происходило заселение и освоение
человеком Восточно-Европейской равнины, территория современ­
ной Марийской республики и прилегающих регионов представля­
ла собой приледниковую зону и даже была частично в северо-запад­
ной части, по долине Ветлуги, занята ледниками. При последующем
глобальном потеплении и таянии ледников образовалось обширное
море, занимавшее низменные равнины по северным отрогам При­
волжской возвышенности. В эти места, покрытые обильной расти­
тельностью, представлявшей собой хороший корм для древних диких
животных, характерных для ледникового периода (мамонты, шер­
стистые носороги, олени и т. д.), проникали вслед за животными
группы первобытных охотников с юга.
Именно так началось заселение территории нашего края. У де­
ревни Юнга-Кушерга Горномарийского района, на берегу речки
Юнга, обнаружены следы стоянки первобытных людей древне-ка­
менного века (палеолита), живших примерно 40—30 тысяч лет тому
назад. Это — самый древний известный археологический памятник
Марийского края. Разумеется, древнейшие обитатели приледнико-
вой зоны — бродячие охотники на мамонтов — не могут быть на­
званы предками марийцев. Мы не знаем, кем они были, на каком
языке говорили, какие культурные обычаи имели и т. д.
В послеледниковое время природно-климатические условия края
существенно изменились. Постепенно освобождаясь от воды, лево-
бережная приволжская равнина стала пригодной для обитания че­
ловека. Именно к этому времени (12—5 тысячелетия до нашей эры)
относится значительное количество обнаруженных учёными архе­
ологических памятников. Находки Русско-Луговской стоянки, что
5
обнаружена недалеко от устья Илети, свиде­
тельствуют о том, что она оставлена не бродя­
чими охотниками, а людьми уже оседлыми.
Население в этих условиях становится более
или менее постоянным, складывается опреде­
ленная преемственность культурных традиций,
передаваемых от одного поколения к другому.
Археологи отмечают, что местные культур­
ные традиции складывались из сложного пере­
плетения черт, привносимых переселенцами с
юга, юго-запада и юго-востока. Формировались
признаки, общие для предков финно-угор­
ских народов, прародина которых располага­
Орудия каменного века:
наконечники стрел и
лась на лесном Севере Европы, от Зауралья до
рыболовный крючок Скандинавии, включая и территорию совре­
менной Марийской республики.
К концу каменного века (5—3 тысячелетия до нашей эры) суще­
ственно увеличилась численность населения края. Стали осваивать­
ся не только берега Волги, но и её притоков и мелких речек в
глубине лесной территории. Усовершенствованные каменные ору­
дия труда и предметы культуры свидетельствуют о высоком мастер­
стве их изготовителей. Сверленые, шлифованные, полированные
топоры, тесла, долота и т. п. того времени представляют собой эс­
тетически совершенные образцы народного искусства, а не только
орудия повседневного пользования. Формованная и обожженная
глиняная посуда способствовала лучшему изготовлению и хране-

Жнлшнс прсшшх пюлен. Русски Лунжскаи с кишка. Реконструкция


б
нию пищи, разнообразные узоры на ней свидетельствуют о воз­
росшем художественном вкусе. Огромным шагом вперед можно
считать появление прядения и ткачества. Вместо звериных шкур
первобытный человек стал носить одежду из растительных волокон.
Можно предполагать, что тогда одежда стала покрываться вышив­
кой, что имело эстетическое и магическое значение.
Особенности захоронений той эпохи свидетельствуют о духов­
ных воззрениях древних людей. Покойников хоронили с каменны­
ми, а позднее с медными и бронзовыми орудиями труда и охоты,
бытовыми вещами, что говорит о вере в загробный мир.
Предки марийского и других родственных народов испытывали
в тот период сильное влияние ираноязычных племен степного юга,
большими группами проникавших в зону обитания финноязыч­
ного населения лесной зоны. Именно с этим было связано появле­
ние и распространение у них металлических предметов и развитие,
наряду с присваивающими видами деятельности (собирательство,
охота, рыболовство), производящих видов хозяйства (земледе­
лие, скотоводство). В язык вошли слова, означающие названия ме­
таллов, домашних животных, сельскохозяйственных культур.
Пришлые ира н о я з ы ч п ы с
степные племена смешивались с
местным лесным населением. Ар­
хеологические памятники, обна­
руженные около устья Суры и в
Волго-Ветлужско-Вятском меж­
дуречье, содержат смешанные
черты культур пришлого и мест­
ного населения. Для духовных
воззрений складывавшегося на­
селения стал характерен земле­
дельческо-скотоводческий культ
огня, привнесенный из индо­
иранского мира. На местах древ­
них приволжских поселений об­
наруж ены ямы ж ертвенны х
кострищ с большим содержани­
ем костей домашних животных,
наряду с костями диких зверей.
Обряды, связанные С поклоне- Древний человек.
нием ОГНЮ И Принесением Ж И - Скульптурная реконструкция по черепу
1
вотных в жертву богам, стали впоследствии неотъемлемой частью
языческого культа марийцев и других угро-финнов. Поклонение солн­
цу отразилось и в прикладном искусстве: солярные (солнечные) знаки
в виде круга и креста заняли видное место в орнаменте финно-угор­
ских народов.
Конец первого тысячелетия до нашей эры для Марийского
Поволжья характерен началом использования железа, причем в
основном из местного сырья — болотной руды. Этот материал ис­
пользовался не только для изготовления орудий труда, облегчав­
ших расчистку леса для земельных участков, обработку пашни и
т.д., но и для изготовления более совершенного оружия. Войны
стали происходить всё чаще. Среди археологических памятников
того времени наиболее характерны укрепленные городища, защи­
щенные от неприятеля валами и рвами.
С охотничьим образом жизни связан широко распространен­
ный культ зверей (лося, медведя) и водоплавающей дичи.
Таким образом, общие отдаленные предки марийцев и других
угро-финнов пришли на Восточно-Европейскую равнину, на Сред­
нюю Волгу, Ветлугу, Вятку с востока и юга. Но древние марийцы,
с присущими именно им особенностями и чертами, стали форми­
роваться в основном на ныне занимаемой марийцами территории
(с некоторым смещением на юго-запад).

§ 2. Формирование древнемарийских племен


Сложившаяся к середине первого тысячелетия древняя основа
марийского народа подвергалась новым воздействиям, смешени­
ям, передвижкам. Но преемственность основных черт материаль­
ной и духовной культуры сохранялась и закреплялась, о чем свиде­
тельствуют, например, археологические находки: остатки гончарной
посуды, височные кольца, элементы нагрудных украшений и т. д.,
а также некоторые особенности погребального обряда.
Древние этнообразующие процессы происходили в условиях
расширения связей и взаимодействия с родственными и нерод­
ственными племенами. Настоящие названия этих племен остались не­
известными. Археологи дали им условные названия в соответствии с
названием населенного пункта, около которого впервые был раско­
пан и изучен их памятник. В Вол го-Урал не ко й зоне сложились две
историко-культурные общности, имевшие большое сходство: анань-
инская в Вол го-Камне, на базе которой затем развилась азелинская
Предметы быта и украшения марийцев IX—Х вв.

культура, и городецко-дьяковская на Верхней Волге и Оке. Марий­


ское Поволжье оказалось в контактной зоне между этими археоло­
гическими историко-культурными областями.
В отношении социального развития племён это было время на­
чала распада первобытнообщинного строя и формирования пери­
ода военной демократии. «Великое переселение народов» в начале
первого тысячелетия задело и племена, обитавшие на границе лес­
ной зоны и лесостепи. Племена городецкой культуры под напором
степняков продвигались на север по Суре и Оке к Волге и вышли на
левобережье, в Поветлужъе, а оттуда на Большую Кокшагу. Одно­
временно с Вятки в район Илети, Большой и Малой Кокша™
проникли и азелинцы. В результате их соприкосновения и длитель­
ных контактов, с участием более древнего местного лесного насе­
ления, произошли большие изменения их изначальных культур.
9
Археологи считают, что в результате «взаимоассимиляции» Горо­
децких и азелинских племен во второй половине 1 тысячелетия
сформировались древнемарийские племена. Об этом процессе сви­
детельствуют такие археологические памятники как Младший Ах-
мыловский могильник на левом берегу Волги напротив Козьмо­
демьянск, Шор-Уньжинский могильник в Моркинском районе,
Кубашевское городище на юге Кировской области и другие, содер­
жащие материалы городецкой и азелинской культур.
Между прочим, формирование древних марийцев на основе
двух археологических культур предопределило изначальные разли­
чия между горными и луговыми марийцами (у первых — преобла­
дание черт городецкой культуры, у вторых — азелинской).
Но консолидационные процессы между различными племен­
ными группами протекали слабо, была характерна территориаль­
ная разбросанность, слабость связей между ними.
Регион этногенеза, т. е. формирования и первоначального оби­
тания древнемарийских племен на западе и юго-западе, выходил
далеко за пределы современной Республики Марий Эл. Эти племе­
на занимали не только всё Поветлужье и центральные районы Вет-
лужско-Вятского междуречья, но и земли к западу от Ветлуги, гра­
нича с мерянскими племенами в районе реки Унжи; по обоим
берегам Волги район их обитания простирался от устья Казанки до
устья Оки. Вместе с тем не имеется научных оснований для утверж­
дений о расселении древних мари в районе Москвы и для объясне­
ния названия «Москва» из марийского языка (Маскаава, т. е. Мед­
ведица). На юге древние марийцы занимали не только земли
современного Горномарийского района, но и северной Чувашии.
На севере граница их расселения проходила где-то в районе города
Котельнича. Восточная часть современной Марийской республики
была в древности занята пермскими племенами (предками коми и
удмуртов).
На рубеже I и II тысячелетий, когда древнемарийская народ­
ность в основном уже сложилась, тесные взаимосвязи с родствен­
ными финно-угорскими племенами (кроме ближайших соседей —
мордвы и удмуртов) фактически прекратились и установились до­
вольно близкие контакты с вторгшимися на Волгу ранними тюр­
ками. Уже с того времени (начало второй половины I тысячелетия)
марийский язык стал испытывать сильное тюркское влияние. Более
монголоидным стал и антропологический тип народности.
Древние марийцы, уже имея свои специфические особенности
Ю
и сохраняя определенное сходство с родственными угро-финнами,
стали испытывать серьёзное тюркское воздействие. На южных ок­
раинах марийской территории население как ассимилировалось с
булгарами (в результате чего образовалась этнографическая группа
«верховых» чувашей — «виръял»), так и частично вытеснялось к
северу.
Разложение первобытнообщинного строя у древних мари шло
замедленными темпами и не смогло завершиться оформлением
собственного государства. Нелегкая судьба с самого начала выпала
на долю марийского народа, она не баловала его. Уже на стадии
завершения своего формирования, выхода из первобытнообщин­
ного состояния, древние марийцы оказались объектом внимания
со стороны более многочисленных и сильных, в военном отноше­
нии лучше организованных и лучше вооруженных соседей. Их по­
коряли хазары, волго-камские булгары, татаро-монголы. А с запада
надвигались и теснили славяне. Ранее, видимо, весьма многочис­
ленные, занимавшие значительную территорию, древние марий­
цы уходили с освоенных мест, теснимые с юго-востока тюрками,
с запада славянами.

§ 3. Первые упоминания о древних марийцах


Сформировавшиеся народы, кроме самоназвания, обычно име­
ют и названия, полученные от других народов. Достоверно извест­
ное первое упоминание о марийцах относится к середине Х века
(961 год): в письме хазарского кагана Иосифа в числе народов, пла­
тивших ему дань, упоминается «цармис» (впоследствии подобное
название марийцев сохранилось в языках соседей: чувашском — сяр-
мыс, татарском — чирмыш, русском — черемис).
В русских летописях «черемисы» впервые упомянуты в начале
XII века. «Повесть временных лет», рассказывая о событиях середи­
ны IX века и соседях восточных славян, сообщала: «На Белеозере
седять весь, а на Ростовьском озере меря, а на Клегцине озере меря
же. А по Оце реце, где втечеть в Волгу, мурома язык свой, и чере­
мжым свой язык, мордва свой язык».
Несомненно, «цармис» и «черемис» — одно и то же слово, но с
различной огласовкой в разных языках. Попытки объяснения этого
слова имеют длительную историю. Но убедительного решения вопро­
са до сих пор не имеется. Можно признать установленным, что вторая
часть слова — мие означает «человек» (в финском языке — т/ез, эс-
11
тонском — теез). Следовательно, первая часть должна отвечать на
вопрос: какой? Ответы исследователи дают разные: воинственный,
восточный, лесной, болотный, «из племени сар (чер)» и т. д.
Таким образом, этимология слова, которым называли марийцев
соседи, до конца не выявлена. Но при любом варианте объяснения
ясно одно: оно изначально было нейтральным, не содержало в себе
ничего оскорбительного, уничижительного. Из приведенных много­
численных объяснений наиболее достоверным, приемлемым пред­
ставляется значение — «лесной человек».
При этом самоназвание народа было всегда — мари, мары, марэ,
что восходит к значению «муж», «мужчина», «человек», генетичес­
ки связано с древнеиранским словом «мортйо» (человек) и нахо­
дится в одном ряду с такими этнонимами родственных народов как
мордва, мадьяр, удмурт, мурома, меря, мещера. Встречающееся
иногда суждение о тождестве названий и соответственно народов
мари и меря не имеет убедительных оснований.

§ 4. Истоки марийской культуры


В прежней историко-этнографической литературе было распро­
странено представление о древних марийцах, вплоть до присоеди­
нения к России, как о полудиких охотниках и рыболовах. Однако
материалы археологических раскопок последнего времени свиде­
тельствуют о наличии у древних марийцев оседлого земледельчес­
ко-скотоводческого хозяйства, металлообработки, развитых реме­
сел в сочетании с традиционными занятиями — собирательством,
охотой, рыболовством, пчеловодством.
Истоки марийской культуры обусловлены особенностями ма­
териальной и духовной жизни первобытных племен, генетически
предшествовавших формированию марийского народа. Прежде всего,
в своей основе это — культура жителей лесной зоны. Не только
занятия и связанные с ними орудия труда и предметы материаль­
ной культуры, но и весь мир образных представлений древних
марийцев, их традиции были связаны с лесом, его обитателями.
Дерево служило марийцу при сооружении жилища, изготовле­
нии предметов и орудий труда, домашней утвари; ягоды и плоды
диких растений, травы и коренья занимали большое место в раци­
оне питания даже после освоения навыков земледелия и скотовод­
ства. Охота, собирательство, рыболовство, бортничество (сбор меда
диких пчел) являлись важнейшими занятиями древних марийцев,
12
Орудия труда древних марийцев:
1 — сошник, 2 — соха, 3 — коса, 4 — серп, 5 — топор, 6 — мотыга, 7 — жернов

особенно в северных и северо-западных районах их обитания. В це­


лом, хотя земледелие и скотоводство среди предков марийского
народа, по археологическим данным, стали развиваться еще на ста­
дии раннего металла (начало II тысячелетия до н. э.), у марийцев в
период их формирования преобладал охотничье-рыболовецкий тип
хозяйства. Это накладывало определённый отпечаток как на мате­
риальную, так и на духовною культуру.
Древние языческие культы марийцев были тесно связаны с ле­
сом, деревьями. Своим богам (Юмо) они молились в священных ро­
щах (ото, кӱсото). Самыми почитаемыми, священными деревьями у
них были береза и рябина. Поклонение силам природы, их обоже­
ствление занимало центральное место в языческой религии древних
мари. Они поклонялись солнцу, воде, ветру. В качестве тотемных
животных почитались медведь, лось, водоплавающая птица.
Анимизм и семейно-родовой культ соответствовали родовому
периоду и присваивающему характеру хозяйства. С развитием про­
изводящих отраслей, земледелия и скотоводства они дополнились
верованиями и ритуалами, связанными с сельскохозяйственным
циклом. Зимний новогодний праздник «Шортьол» (шорык йол —
овечья нога) марийцы посвящали будущему урожаю и приплоду
скота. Весенний праздник «Ӱярня» (сродни русской Масленице)
13
посвящался подготовке к весенне-летнему циклу сельскохозяйствен­
ных работ. Перед началом весенне-посевных работ устраивалось
моление сохе — «Агавайрем». На общественном молении соверша­
лось жертвоприношение хлебом. Интересным был обряд ритуаль­
ного посева яиц вместе с семенами на первой вспаханной делянке
с пожеланиями, чтобы зерна были крупными, как яйца. Заверше­
ние весеннего сева знаменовал летний праздник «Сӱрем», на нем
«изгоняли злых духов» не только с полей, но и из домов и по­
строек. Сбор нового урожая завершался большим осенним празд­
ником «Угинде пайрем» (праздник нового хлеба). На нем главное
место отводилось жертвенным обрядовым блюдам (преимуществен­
но каше), приготовленным из продуктов нового урожая.
В глубокой древности у марийцев, как и у любого другого наро­
да, зародилось устное поэтическое творчество. Опоэтизированное
возвеличивание великанов — исполинов (Онар, Алым-патыр,
Нӧнчык-патыр), которых поэтическое воображение народа наде­
лило исполинским ростом и огромной физической силой, олице­
творяет преклонение перед трудолюбивыми предками, корчевав-

у-Л !//и -Уку

Жилище древних марийцев.


Реконструкция
14
шими лес под пашню, осваивавшими речные долины и прибреж­
ные склоны. Широко распространены легенды и сказания о родо­
племенных богатырях, защитниках народа и родной земли от чу­
жеземных завоевателей. Чоткар, Чембулат, Акпатыр — любимые
эпические герои, наделенные бессмертием и приходящие на по­
мощь родному народу даже после своей видимой смерти.
Народное музыкальное творчество марийцев зародилось и раз­
вивалось на основе пентатоники (пятизвучия), что было характер­
но для огромного географического пространства от Японии до
Шотландии. Исследователи-музыковеды отмечали особую близость
старинных марийских мелодий с древними образцами венгерской
народной музыки. Со времён этногенеза и единства финно-угор­
ских племен через века были пронесены старинные музыкальные
инструменты: тӱмыр (барабан), шӱвыр (волынка), кӓрш или кӱсле
(гусли), различные трубы.
Глубокие исторические корни, богатые традиции и эстетичес­
кую ценность имеют деревянная резьба и вышивка.
У древних марийцев высокий уровень развития получили куз­
нечное, ювелирное, гончарное ремёсла. В археологических памят­
никах найдены богатые наборы украшений из меди, бронзы и раз­
личных сплавов местного производства, а также раковины каури с
берегов Индийского океана, янтарные изделия с балтийских бере­
гов, предметы, произведенные в других отдаленных регионах, что
свидетельствует о развитых торгово-обменных связях.

Вопросы и задания

1. Расскажите о природных условиях Марийского края в древности.


2. Какие стоянки древних людей на территории края вам известны?
3. На основе каких археологических культур сложилась древнемарийская
народность?
4. Покажите на карте район формирования и расселения древних ма­
рийцев.
Глава Н.
П Р И С О Е Д И Н Е Н И Е М А РИ Й Ц Е В
К РУССКО М У ГО С У ДАРСТВУ

§ 5. Русское продвижение на марийские земли


до середины X V I века
Общей закономерностью исторического этнополитического
развития считается то, что этногенез сопровождается процессом
классообразования и имеет тенденцию к образованию националь­
ного (этнического) государства. Но для реализации этой тенден­
ции необходимы определенные условия, как внутренние, так и
внешние.
Древние марийцы (черемисы), как и другие финно-угорские
племена, за исключением венгров, не смогли создать своего госу­
дарства. Еще на стадии завершения своего этногенеза они оказались
в орбите геополитических интересов более сильных и многочис­
ленных, лучше вооруженных и лучше в военном отношении орга­
низованных соседей: славян и тюрков, подверглись внешним заво­
еваниям. С одной стороны, они оказались в русле славяно-русской
военно-торгово-колонизационной экспансии и складывания рус­
ской государственности. В то же время, с другой стороны, большая
их часть попала в зону складывания государственности тюркских
завоевателей (хазар, волго-камских булгар, татаро-монголов).
Таким образом, древнемарийские племена рано потеряли свою
независимость и стали развиваться в системе государственности
других народов. При этом они сохранили свою социальную родо­
племенную верхушку и собственную языческую религию. Западные
группы марийцев вместе с мерей, муромой, мещерой сравнитель­
но быстро через даннические отношения сблизились с восточными
славянами. Расположенные восточнее группы в основном сохрани­
ли свою территорию обитания и оказались в своеобразных конфе­
деративных отношениях с тюрками.
Вместе с волго-камскими булгарами и другими приволжскими
и приуральскими племенами древние марийцы были покорены
татаро-монгольскими завоевателями. Во время стремительного за­
воевания Батыем Волжско-Камской Булгарии и затем русских зе-
16
мель лесные районы финно-угров, видимо, остались в стороне от
продвижения монгольской конницы, но затем они тоже подверг­
лись нашествию и разорению. Венгерский монах-путешественник
Юлиан сообщал: «...они (татаро-монголы) напали на Ведин, Ме-
ровию, Пойдовию и царство морданов». Эти земли непосредствен­
но вошли в состав Золотой Орды, составляя там крайнюю север­
ную периферию. Северные границы татаро-монгольской империи
не фиксировались точно, и поэтому можно полагать, что марийцы
имели возможность пользоваться некоторой полусвободой, свое­
образной «автономией». Золотоордынское «иго» ограничивалось в
основном сбором дани руками местной феодализируюгцейся родо­
племенной верхушки. Это было обусловлено не только удаленнос­
тью марийских земель от центральных районов Золотой Орды, но
прежде всего географическими условиями лесной зоны, не пригод­
ной не только для постоянного проживания кочевников, но даже
для размещения каких-либо более или менее постоянных крупных
воинских контингентов.
Для удобства сбора дани и выполнения других повинностей
край был разделен на даруги и беляки, а население стало делиться на
десятки, сотни, пятидесятни. Так появились новые социальные
категории — тарханы, десятники, сотники, пятидесятники.
Марийцы обязаны были участвовать в военных походах золото­
ордынских, а после распада Золотой Орды — казанских ханов.
Параллельно этому тоже в течение длительного исторического
периода происходило вовлечение западных групп марийцев в зону
русского влияния и владычества. Этот процесс начался еще во време­
на Киевской Руси. Уже «Повесть временных лет» сообщала, что морд­
ва, черемиса, мурома, жившие в районе слияния Оки с Волгой,
«дань дают Руси». В «Слове о погибели Русской земли» сообщалось:
«Буртаси, черемиси, вяда и мордва бортничаху на князя великого
Володимера...» (т. е. поставляли дань медом). Новгородская земля осу­
ществляла свой натиск на северо-восток, при этом в зону ее господ­
ства попали и земли в верховьях Ветлуги и в бассейне Вятки.
Продвижение русских на восток и северо-восток продолжалось
и в период феодальной раздробленности Руси. Нижегородский князь
Константин «повеле русским селиться по Оке и по Волге и по
Кудьме». Костромское, Галичское, Городецкое, Нижегородское
княжества, «Вятская земля» (типа вечевой республики) включали в
свой состав и земли, населенные марийцами. Еще в конце XII века
на левом берегу Волги выше устья реки Оки на земле марийцев был
17
поставлен Городец Радилов и стал опорным пунктом колонизации
Заволжья. Особенно интенсивным стало продвижение русского
населения после основания в устье Оки города Нижнего Новгорода.
Оно было направлено в унженско-ветлужское междуречье и По-
ветлужье, населенное до этого, судя по археологическим материа­
лам, марийскими племенами. Татаро-монгольское нашествие на
длительное время (на полтора столетия) остановило это продви­
жение на магистральном волжском направлении. С образованием
Золотой Орды непосредственно приволжские земли оказались труд­
ными для дальнейшей русской колонизации, поэтому русское про­
движение приобрело более северное направление — через верховья
Керженца, Ветлуги, Вятки.
Прославленный в XIV веке «Макарий Желтоводский да Унжен-
ский» свою монашескую обитель поставил «по соседству с череми­
сами» и обратил их в христианскую веру (так возник ставший впос­
ледствии знаменитым Макарьевский монастырь).
В конце XIV века к западу от Ветлуги в местности, населенной
«черемисами», упоминается русское село Разнежье. Тогда же в ни­
зовьях Суры, рядом с мордвой и горными марийцами, был по­
ставлен город Курмыш (этимология этого названия от марийского
слова курныж (ворон) не вызывает сомнения).
Укрепившиеся на Верхней Вятке ушкуйники (речные разбойни­
ки), спускаясь по реке, разоряли местное марийское и удмуртское
население. Захватив марийский «укрепленный пункт» (протогород)
Кокшар, они основали здесь город Котельнич. Они также обоснова­
лись в марийском укреплении Кукарка (ныне город Советск Киров­
ской области). Не ограничиваясь берегами Вятки, ушкуйники в 1374
году перешли на Ветлугу и разорили там много мест.
В период острого русско-татарского военно-политического про­
тивостояния на Волге только вдали от беспокойных волжских бе­
регов можно было жить относительно спокойно. Таким районом
оказалось верхнее Поветлужье. Там проживало много марийцев, и
их численность прибавлялась не только за счет естественного при­
роста, но и за счет беглецов из прибрежных зон русского и татар­
ского «воевания». Главное здесь заключалось в том, что эта земля
была примерно одинаково удалена и от русских княжеств, и от
Казанского ханства, куда не в полной мере доходили руки как тех,
так и этих завоевателей, где власть тех и других была номинальной
и лишь эпизодической. Марийские земляческие группы могли здесь
установить более свободные, более тесные взаимосвязи, занимать-
18
ся традиционными занятиями, развивать социально-общественные
отношения. Для них это было время «военной демократии», и от­
важные, успешные военные предводители могли выбиваться в ли­
деры и собирать вокруг себя постоянные боевые «дружины» из
соплеменников.
Известны летописные свидетельства о наличии рядом с Галич-
ским княжеством на земле ветлужских марийцев «Ветлужского че­
ремисского княжества» во главе с «кугузом» (кугуза — старший
мужчина в роду, т. е. старейшина; отсюда и слово кугыжа, т. е. госу­
дарь, царь) и о том, что галичские князья в междоусобной войне
в свое войско привлекали «чудь и луговую черемису». В некоторых
источниках слово «кугуз» упоминается как синоним слова «князь»,
а вместо обозначения «княжество» употребляется слово «кугузство».
Соответственно, это можно понимать как протогосударство со сво­
ими предводителями, как бы они ни назывались. «Кугузы» выбира­
лись из наиболее храбрых, наиболее опытных, авторитетных воен­
ных руководителей, что было характерно для периода «военной
демократии». Во всяком случае, документы не сообщают о наслед­
ственной передаче этой «должности» от отца к сыну. У них имелись
свои укрепленные центры — своеобразные протогорода: Ветля-Юр,
Шанган и др.
История «Ветлужского черемисского княжества» показывает, что
внутренние социальные силы марийского народа созрели для со­
здания собственной национальной государственности, но он не
мог реализовать эту возможность из-за внешних условий. Марий­
ские «кугузы» Ходжа-Яралтем, Кай, Бай-Борода (Ош-Пандаш) в
течение длительного времени лавировали между русскими и тата­
рами, показав себя искусными дипломатами и политиками. «Вет-
лужский черемисский князь» Кельдебек в середине XV века в союзе
с казанцами и вятскими правителями боролся против проводни­
ков московской политики на Северной Двине, в Великом Устюге,
успешно соперничая с Галичем и Костромой. Но к середине XV
века княжество было ослаблено засухой, моровой язвой, эпидеми­
ей чумы, внутренними распрями и присоединено к Галичскому
княжеству.
Одновременно шло продвижение русского населения со сторо­
ны «Вятской земли» вниз по реке Вятке. Как и везде в таком случае,
сочетались мирные крестьянские переселения в районы с редким
местным марийским и удмуртским населением и военно-граби­
тельские походы ушкуйников.
19
Как и на Волге, Ветлуге и Суре, на Вятке коренное марийское
и удмуртское население становилось объектом военно-политичес­
кого соперничества Руси и Золотой Орды (затем Казанского хан­
ства). Сохранились многочисленные известия о взаимных опусто­
шительных военных походах, от которых в первую очередь терпело
большой урон местное население, находившееся между двумя круп­
ными феодальными государствами, как между жерновами.

§ 6. Москва или Казань?


Большая часть марийской территории, входившая в состав Зо­
лотой Орды, при ее распаде в XV веке оказалась в подчинении
Казанского ханства. При этом западная граница этого государства
четко фиксировалась по Суре, а на севере, как и во времена Золо­
той Орды, была неопределенной.
В Восточной Европе на длительный период установились отно­
шения военного соперничества и противостояния между двумя
крупными феодальными государствами: Великим княжеством Мос­
ковским и Казанским ханством. За 100 лет (с середины XV до сере­
дины XVI века) казанцы совершили более 30 походов на русские
земли, столько же — русские войска на казанские земли. Эти разо­
рительные походы проходили по марийским и чувашским терри­
ториям, производя большие опустошения. При неудачном исходе
вылазки на русские земли и города вооруженные отряды казанских
ханов на обратном пути грабили марийские и чувашские деревни,
чтобы не возвращаться домой с пустыми руками. Со своей сторо­
ны, русские войска все территории восточнее Суры и Ветлуги счи­
тали неприятельскими и обходились с их населением соответству­
ющим образом. К тому же в ханских отрядах находились и марийцы,
обязанные нести воинскую службу. Поэтому московские войска,
совершая походы на «Казанскую землю», не делали никаких разли­
чий в том, кого грабили и разоряли: татар, чуваш или черемис.
Вот характерное свидетельство летописи за 1467 год: «Тоя же
осени князь великий Иван послал на черемису князя Семена Рома­
новича, а с ним многих детей боярских дома своего: и совокупив-
шися, вси поидоша из Галича на Николин день, декабря 6, и по-
идоша лесы без пути, а зима была велми студена... Тоя же зимы,
генваря 6, на крещение Господне, рать великого князя прииде в
землю Черемисскую и много зла учиниша земли той: люди изсеко-
ша, а иных в полон поведоша, а иных изожгоша; а кони их и
20
всякую животину, чего нелзе с собою имати, то все изсекоша; а
что было живота их, то все взяша; и повоеваша всю землю ту и
досталь пожгоша, а за один день до Казани не доходили...»
Непрерывные войны разоряли оба государства. Особенно от этих
разорительных походов и взаимных опустошений страдали районы
Марийско-Чувашского Поволжья, оказавшиеся как бы между мо­
лотом и наковальней. Поэтому население этих районов кровно было
заинтересовано в том, чтобы военному противостоянию Москвы и
Казани был положен конец.

§ 7. «Горные черемисы»
переходят на сторону Москвы
Земли горных марийцев находились ближе к русским, чем луговых.
Поэтому русское продвижение на восток раньше коснулось их. Еще в
1523 году в устье реки Суры на месте горномарийского поселения Це-
пель был воздвигнут город Васильсурск для усиления натиска на Ка­
занское ханство. В связи с этим уже тогда ближние марийцы были
приведены к присяге на верность Московскому великому князю.
В декабре 1546 года представители «горной черемисы» во главе с
сотником Тугаем (в «Разрядных книгах» приводится имя Атачик)
прибыли в Москву просить Ива­
на IV принять их под «свою руку» и
обещали помогать русским войскам
в завоевании Казани. И действитель­
но, в следующих московских похо­
дах принимали участие и горнома­
рийские отряды.
Об обращении горных мари в
Москву с просьбой принять их в
состав Российского государства рас­
сказывается и в народных предани­
ях. В них говорится, что горные ма­
рийцы, стремясь освободиться от
власти Казани, выбрали из своей
среды наиболее уважаемых предво­
дителей (мужанов) — Акпарса,
Аказа, Ковяжа, Яныгита, послали Русский царь вручает подарки
горным мари. Миниатюра с
их в Москву просить Ивана IV при­ лищевого летописного свода
нять марийский народ под свою XVI века
21
руку. В преданий рассказывается, что царь держал марийских по­
слов около себя с большим почетом, одарил их ценными подарка­
ми и по их просьбе послал на Казань большое войско, что в этом
походе участвовали и горномарийские отряды.
Народная память не сохранила имена упоминающихся в исто­
рических документах того времени лиц — Тугая и Атачика. Она
удержала и от поколения к поколению передавала другие имена
людей, активно боровшихся за союз с Москвой: Акпарса, Аказа,
Кобяша, Яныгит. Мы их иногда называем легендарными. Но они,
без сомнения, являются именами историческими: в документах
XVII—XVIII веков наименования Акпарсовой, Аказиной, Кобя-
шевой сотен (волостей), Яныгитовой пятидесятни напоминают нам
об исторических личностях, живших в период присоединения
Марийского края к Русскому государству.
В последующие после пребывания в Москве горномарийского
«посольства» три года походы московских войск были безуспеш­
ными, и царь Иван решил построить военную базу для натиска на
Казань поближе к ней, в устье реки Свияги. Летом 1551 года это
строительство началось. Этому предшествовала полная оккупация
правобережья Волги русскими войсками. Еще в апреле по Волге
было сюда направлено несколько полков, а в дополнение к ним —
вооруженные отряды на судах по Вятке и Каме. Из Нижнего Нов­
города, Мурома, Мещеры были двинуты сухопутные войска. Они
заняли все перевозы на реках и другие стратегически важные места
на Горной стороне — «распустиша воя (т. е. воинов) по улусам
казанским воевати и пленити горния черемиса и нижния».
Уже на третий день после прибытия к устью Свияги русских
отрядов к воеводам явились представители «горной черемисы»,
чувашей, мордвы, просили «не воевати их», оформить оконча­
тельно их подданство и всячески помогали строить город, снабжа­
ли его продовольствием. Быстрое, в течение четырех недель, соору­
жение крепости Свияжск и блокирование всех путей («со всех сторон
их воюют») показали горным марийцам, чувашам, мордве силу
Московского государства, русской армии, бессмысленность сопро­
тивления и вынудили к покорности. В течение лета многочисленные
делегации от жителей Горной стороны ездили в Москву, где их
задаривали подарками, подкупая перед решающим наступлением.
А самое главное, что получили горные марийцы и чуваши за свою
покорность русскому царю, — их на три года освободили от ясака.
И когда следующим летом начался завершающий поход огромного
22
русского войска, оно проходило по мирной, покорной земле,
жители которой заготовили для московских воинов много «хлеба и
скота», расчищали дороги, «на всех реках мосты мостили».
Таким образом, присоединение горных марийцев правобережья
Волги произошло летом 1551 года мирно, без военных действий.

§ 8. Разгром Казани и присяга луговых марийцев


Земли луговых марийцев (но русским летописям — «Луговая
сторона» и часть Арской стороны) оказались в иных условиях по
сравнению с горным правобережьем. Они были расположены в
непосредственной близости от центра ханства, связи их с Казанью
были развиты сильнее. Луговые мари играли заметную роль в воен­
ном противоборстве Москвы и Казани на стороне последней. Луго­
вая патриархально-феодальная верхушка была прочно связана с
татарскими феодалами. Поэтому земли луговых мари постоянно
подвергались опустошениям со стороны русских войск. Последние
в ряде случаев производили военные операции только на террито­
рии луговых марийцев, не ставя даже задачи дойти до Казани. На­
пример, «Хронографическая летопись» сообщает о военном похо­
де 1547 года таким образом: «Посылал царь и великий князь <...>
по челобитию черемисы Горние стороны <...> воевод казанских
мест воевати Луговые стороны, а к городу ходити не велел... И царя
и великого князя воеводы в казанских местах черемису Луговые
стороны воевали... а не доходили до Казани за 30 верст».
В 1551 году новая граница между Русским государством и Казан­
ским ханством стала проходить по середине реки Волги, т. е. земли
луговых мари остались под властью казанского хана.
Летом 1552 года Иван IV двинул на Казань огромное войско с
сильной артиллерией и осадными приспособлениями. В походе уча­
ствовали и отряды горных марийцев. В то же время луговые мари
оказывали помощь защитникам Казани. Они стали нападать на тылы
русских войск, осаждавших город. Иван IV направил часть ратни­
ков, в составе которых были и «горные люди», на север от Казани
«на многие места и велел воевати». Предпринятая военная операция
сопровождалась жестокой расправой не только с вооруженными
отрядами, но и с мирным населением, охватив территорию до 150
верст на север. Летописец писал: «И быша убиения человеческая
велика, и кровми полияся варварская земля; блата и дебри, езера и
реки намостишася черемискими костьми».
23
Во время похода были разрушены «крепи черемисские, многие
же людие побили, а жены их и дети в полон поймали, и села
повыжгли, и скот их побили». Было захвачено у мирных жителей и
пригнано в русский военный лагерь «бесчисленное множество ско­
та». Взятые в плен 12 «арских князей», 7 «черемисских воевод», 300
сотников и 5 тысяч простых воинов были казнены перед казански­
ми стенами для устрашения защитников города.
2 октября 1552 года после взрыва крепостных стен и кровопро­
литных боев Казань была захвачена русскими войсками. Казанское
ханство перестало существовать. Сразу же после победы Иван IV
послал по улусам обращение к местным предводителям с приказом
прибыть для принесения присяги. Летописи сообщают, что в пос­
ледующие дни и недели из многих мест явились марийские вожди,
чтобы присягнуть русскому царю, в том числе сообщалось о при­
бытии «с Луговой стороны черемисы». В некоторых местах присяг­
нувшее население тогда же уплатило и ясак новым хозяевам.
Эти события октября 1552 года считаются юридической, фор­
мальной датой присоединения луговых марийцев к Русскому госу­
дарству.

§ 9. «Черемисские войны»
Разгром Казанского ханства и приведение к присяге представи­
телей части Луговой стороны отнюдь не означали установления мира
на этой земле. Уже в декабре 1552 года здесь вспыхнуло восстание
местного ясачного населения. Марийцы некоторых районов Луго­
вой стороны, не уплатив ясак, перебили его сборщиков и напра­
вились к Казани. Высланные им навстречу отряды казаков и стрель­
цов были разбиты.
Так началось восстание, с марта следующего года переросшее в
мощную национально-освободительную войну, которая растяну­
лась на 30 с лишним лет (с перерывами). Три всплеска этой войны
получили общее название «черемисских войн». Одновременно со­
противление завоеванию широко развернулось среди татарского и
удмуртского населения, перекинулось в башкирские земли.
На усмирение восставших был направлен из Казани воевода
Борис Салтыков, но был разгромлен и потерял много воинов уби­
тыми и попавшими в плен. В ответ «луговые черемисы воевать»
были направлены крупные военные силы из Москвы и других цен­
тральных городов. Карательные отряды жестоко расправлялись с
24
местным населением, наводя ужас не только на мятежников, но и
на мирных жителей, предавая всё огню и мечу.
В ходе карательных операций были перебиты многие руководи­
тели движения (по выражению летописцев — «лучшие люди»), а
некоторые прибыли в Казань с заявлением о своей покорности
завоевателям.
В этих условиях «луговые сотники Мамич-Бердей с товарищи
в город не пошли и воруют по-старому на Волге, приходя на суды.
И государь на них рать свою большую послал». Мамич-Бердей ре­
шил образовать на Луговой стороне «царство», править которым
пригласил одного из ногайских царевичей — Ахполбея. Но тот
большой помощи в борьбе с московскими войсками не оказал,
стал со своими вооруженными отрядами творить насилие над мест­
ными жителями и потерял их доверие. Об этих событиях образно
рассказал Андрей Курбский: «А потом взяла было черемиса луговая
царя собе с Ногайские Орды... потом же, егда рассмотревши, иже
мало им прибыли с того царя, убиша его и сущих с ним татар, аки
три ста, и главу ему отсекоша на высокое древо взоткнули и глаго­
лали: «Мы было взяли тебя того ради на царство, с двором твоим,
да обороняеши нас; а ты и сущие с тобою не сотворил нам помощи

Сбор ясака. Репродукция картины Г А. Медведева


25
столько, сколько волов и коров наших поел; а ныне глава твоя да
царствует на высоком коле».
После этого Мамич-Бердей решил распространить восстание
на Горную сторону, с учетом того, что трехлетние льготы для жи­
телей Горной стороны по уплате ясака закончились. С двумя тыся­
чами своих воинов он переправился на правый берег Волги. Здесь
горномарийский (чувашский?) сотник Алтыш заманил его к себе
якобы для переговоров, вероломно захватил и выдал московским
воеводам. Об этом в летописи сказано: «Горные люди Алтыш сот­
ник с товарыщи... с ним зговорили, что им с одного с ним изме­
ни™, да уверяся с ним да взяли его пити к себе, а с ним человек з
двести, да тех людей всех побили, а его, изымав, к Государю при­
вели». В награду за это Иван IV вновь освободил жителей Горной
стороны от уплаты ясака на три года.
В этом же году «на луговых людей» были двинуты новые войска.
Они разгромили остатки повстанческих отрядов, физически унич­
тожили их предводителей. Вероятно, к этому времени относится
гибель в бою на Вятке предводителя малмыжских марийцев Болту-
ша. (Предположительная дата его гибели — 26 апреля — по реше­
нию объединения «Марий ушем» отмечается как День националь­
ного героя.)
Так первый этап национально-освободительного движения на
Луговой стороне потерпел поражение. Май 1557 года, когда была
разгромлена первая «черемисская война», является датой фактичес­
кого присоединения Марийского края к Русскому государству.
Но представители царской администрации, сборщики ясака сно­
ва довели терпение населения до предела, и в Марийском крае (на
сей раз, видимо, не только на Луговой, но и на Горной стороне)
в 1572 году вновь вспыхнуло восстание. Не рассчитывая на победу
только своими силами, его руководители обратились за помощью
в Крым, просили крымского хана послать войско на Волгу, чтобы
вместе вести войну против Москвы. Повстанцы были также связа­
ны с башкирами и Сибирским ханством.
Когда в Москве стало известно об этом, в Марийский край
были направлены крупные воинские формирования. Мятежники,
узнав о том и не дождавшись помощи из Крыма, изъявили покор­
ность. Но поход русских войск в Марийский край в 1574 году всё
равно состоялся, и в ходе его между устьями рек Большая и Малая
Кокшага был поставлен город-крепость Кокшайск. Это было нача­
лом осуществления широко задуманного плана планомерного ад-
26
министративного закрепления недавно завоеванной территории
посредством строительства городов-крепостей.
Но спокойствие оказалось непрочным и непродолжительным.
В 1582 году новое народное восстание охватило весь край. К моти­
вам национально-освободительного характера добавилось недоволь­
ство ростом ясачного гнета, произволом представителей царской
администрации, что придавало движению антифеодальную направ­
ленность. И вновь на помощь местным гарнизонам были направле­
ны войска из центра России и даже с фронта Ливонской войны.
Одни из них отправились по Волге, другие по суше. Во время весен­
не-летнего похода 1583 года была основана крепость Козьмодемь­
янск, а летом следующею года были разгромлены основные силы
мятежников («воров перевешали») и заложен Царев город на Кок-
шаге (современный город Йошкар-Ола). Примерно в то же время
были основаны «в Черемисе» города Царевосанчурск, Яранск, Ур­
жум, Малмыж.
Города с самого начала были исключительно русскими. Марий­
цам не разрешалось в них селиться. Более того, они должны были
освобождать не только место возведения городов, но и территорию
вокруг них в радиусе до пяти верст.
Эти события означали окончательное покорение Марийского
края, установление и упрочение здесь власти Московского госу­
дарства.
Таким образом, во второй половине XVI века Марийский край
был включен в состав Российского государства. Это имело важные
исторические последствия. Прекратились опустошительные войны
между Москвой и Казанью на марийских землях. Создались более
благоприятные возможности для хозяйственного развития.
Но царизм с самого начала проводил по отношению к марий­
цам политику национально-колониального гнета. Более того, само
их присоединение сопровождалось неслыханными жестокостями
по отношению к местному населению (как к мятежному, так и к
мирному). Это вызывало естественное возмущение, сопротивление.
«Черемисские войны» второй половины XVI века были национально-
освободительным движением, в котором на втором и третьем эта­
пах заметно проявилась и антифеодальная направленность. В ходе
этих событий численность марийцев, особенно в центральной ча­
сти Луговой стороны, значительно (во всяком случае, не менее чем
наполовину) сократилась. Оставшихся в живых черемис было пе­
реписано 93075 человек.
27
Эти события остались в исторической памяти народа, в его
мировосприятии, фольклоре. Особенно популярны предание об
Акпарсе и гусельная мелодия «Марш Акпарса». В ХХ веке тема при­
соединения к России заметно отразилась в литературе и искусстве.
Сергей Чавайн посвятил свой первый рассказ «Йыланда» этим со­
бытиям. В «Песне о богатыре Чоткаре» он писал:
Ружейная бьется в лесу стрекотня,
И пушки открыли дорогу огня.
Столетние сосны от горя черны,
И трупами светлые реки полны.
Звенят бердыши, громыхают кольчуги,
Без отдыха рыскают царские слуги.
Сражались мы тридцать отчаянных лет,
На каждой тропинке белеет скелет.
(Перевод К. Симонова и Е. Долматовского)

О присоединении Марийского края к Русскому государству


рассказывается в историческом повествовании Кима Васина «Уш­
ныман!» (на русском языке — «С вами, русичи»), в романе Аркадия
Крупнякова «Марш Акпарса», в романе Виталия Петухова «Орлы и
вороны», в романе «Мамич-Бердей» Леонида Яндакова, драме «Бол­
туш» Геннадия Гордеева, в поэтических произведениях Миклая
Казакова, Геннадия Матюковского и других писателей. Этой теме
посвящены картины А. Пушкова, Г. Осокина, Б. Тарелкина и дру­
гих художников, сюита композитора А. Луппова. В 2008 году в Гор­
номарийском районе открыт памятник Акпарсу, а в Оршанском
районе установлен памятный камень в честь Мамич-Бердея.

Вопросы и задания

1. Изучите по карте расположение марийцев относительно Русского госу­


дарства и Казанского ханства.
2. Как проходило присоединение горных мари к России?
3. Почему в отношении луговых марийцев присоединение их к России
носило характер завоевания?
4. Кто такие были Акпарс, Мамич-Бердей, Болтуш? Как вы оцениваете
их деятельность?
5. Расскажите об основании городов в Марийском крае. Что означало их
основание?
Глава Ш.
М А РИ Й Ц Ы В РУ ССКО М Г О С У Д А РС ТВЕ
(конец X V I —X V II вв,)

§ Ю. На пути к мирной жизни


Заканчивалось переломное шестнадцатое столетие. Сто лет назад
марийцы встречали его в составе татарского Казанского ханства, а
новый семнадцатый век уже в русском Московском царстве.
Вместе с уходящим столетием повсеместно затухали последние
вспышки и угольки марийских восстаний в лесном крае. Заверша­
лась длительная и кровавая полоса «черемисских войн», из которой
марийский народ, несмотря на невиданные жертвы и громадную
разруху, вышел с честью, отстояв свое право на жизнь.
Однако в неравной борьбе народные силы оказались сильно
обескровленными: много марийцев погибло на полях сражений,
от царских карательных походов, болезней и голода. Крестьянские
хозяйства ясачных марийцев были почти полностью подорваны.
Некогда цветущие поля заброшены и заросли кустарником и ди­
ким лесом.
В условиях усиления военно-административной царской власти
в крае все большее число марийцев, начиная от мудрых стариков и
кончая детьми, стали осознавать необходимость перехода к мирно­
му созидательному труду. Постепенно приходило понимание того,
что боевое оружие, лук и стрелы необходимо отложить в сторону.
Иначе говоря, необходимо было взяться за топор, чтобы вырубать
лес; взяться за соху, чтобы вспахать пашню; брать в руки косу,
чтобы косить сено. И постепенно наладить мирную хозяйственную
жизнь.
Действительно, уже к началу XVII века повседневным упорным
крестьянским трудом стали восстанавливаться подорванные силы
марийской деревни. Налаживался привычный уклад хозяйственной
жизни. В этой связи типичным представляется отрывок из писцо­
вой книги Казанского уезда 1602—1603 гг. В нем, в частности, при­
водятся следующие сведения о жизнеобеспечении жителей марий­
ской общины-волости «Черемисский Малмыж» Арской дороги
вышеназванного уезда. По свидетельству документа, «за ясачною
29
черемисою» этой волости в 38 дворов были закреплены общинные
«пашни паханые» в 228 десятин в трех полях (1 десятина равнялась
1,09 га), а также участки, которые «лесом поросло», в 114 десятин.
Им же принадлежали сенокосные угодья «меж поль и по заполью и
по реке Вятке по обе стороны — 7600 копен» и «лесу дубровы
пашенные» длиною в 3 версты и поперек в одну версту. Община
владела также 9 небольшими водяными мельницами-мутовками на
р. Малмыж и несколькими промысловыми угодьями для ловли птиц
и зверей, а также «черным» большим лесом. Кроме того, постав­
ленному во главе этой общины служилому человеку, новокреще­
ному марийцу Миките Баимову на поместном праве принадлежали
24 десятины «пахотной пашни», 8 десятин «лесом поросшие», се­
нокосов в 600 копен, «лесу дубровы пашенные — Ю десятин»,
одна мельница-мутовка, перевесья и право пользоваться дарами
общинного «черного леса». Как видно, пашенное земледелие, до­
машнее животноводство, переработка зерна в муку, традиционная
охота, рыболовство и другие промыслы вновь становились опреде­
ляющими факторами марийской деревни начала XVII века.

§ 11. Марийцы в период «Смуты»


Однако непродолжительная мирная жизнь неожиданно была
нарушена бурными событиями «смутного» времени. «Смута» как
своеобразная форма гражданской войны была обусловлена обру­
шившимся на страну в начале XVII века природно-экологическим
бедствием (резкое похолодание и проливные дожди, неурожаи,
массовый голод) и вызвана династическим, социальным, эконо­
мическим и политическим кризисом в Российском государстве. Бур­
ные события «Смуты» охватили и многонациональный регион Сред­
него Поволжья, в том числе и марийские земли «понизовых
городов» Казанской земли. Служилые и ясачные марийцы, как и
соседние чуваши, мордва, татары, удмурты и другие народы, были
вовлечены в ожесточенную вооруженную схватку, развернувшую­
ся между «законно избранными» и мнимыми русскими царями,
различными группировками бояр и дворян, детей боярских и стрель­
цов, верхушки духовенства и казачества, боровшимися за власть.
Вместе с тем, вооруженная борьба восставших ясачных марийцев
была вызвана в значительной мере усилением роста ясачных плате­
жей и повинностей, произволом воеводской администрации и
стремлением избавиться от конкретных притеснителей в лице вое-
30
вод, приказных людей, царских ратников и других русских феода­
лов. Борьба за собственные крестьянские интересы была наиболее
характерной чертой участия марийцев в «Смуте».
По времени участие марийцев в «Смуте» в значительной мере
связано с периодом правления боярского царя Василия Шуйского
(1606—1610 гг.), приход которого к власти еще более обострил
кризис российской государственности и раздул пламя граждан­
ской войны в стране. Как и многие социальные слои, в год воцаре­
ния Шуйского марийцы оказались перед выбором: либо признать
власть нового царя и его воевод на местах, либо оказать поддержку
многочисленным повстанцам Илейки Муромца и предводителю
Крестьянской войны И. И. Болотникову, выступавшими под зна­
менами «царя» Дмитрия Ивановича, последнего сына царя Ивана
Грозного. В этих условиях значительная часть служилых и ясачных
ратных марийцев («по человеку с дыма» — то есть с одного двора)
Козьмодемьянского, Царевококшайского, Царевосанчурского и
Яранского уездов совместно с пришлыми из других уездов рус­
скими служилыми людьми, мурзами, волжскими казаками, мест­
ными стрельцами уездных городов, а также чувашами, мордвой и
татарами выступила против воеводской администрации царя
Шуйского и участвовала в осаде городов Нижнего Новгорода,
Свияжска, Казани, а также взятии Козьмодемьянск, Яранска,
Царевосанчурска, Царевококшайска, Котельнича и других горо­
дов; принимала участие в кровопролитных сражениях против сто­
ронников Шуйского и ожесточенно сражалась с войсками его во­
еводы Ф. И. Шереметева. Другая часть марийцев, в основном
Уржумского и Казанского уездов, признала власть царя Шуйско­
го и участвовала на его стороне. Немало марийцев, как отмечает
источник, вообще не признали ничьей власти и бежали в глухие
леса, чтобы схорониться от разбушевавшейся «смуты» и военного
противостояния и кровопролития.
Между тем, в ходе бурных событий «смутного» времени, марий­
цы в условиях безвластия не только не платили ясак и не выполняли
повинности, расправлялись с царскими воеводами и приказными
людьми, участвовали в сражениях на той или иной стороне, но и
сами испытывали большие лишения и несли потери воюющих рат­
ных сил. Стремлением обеспечить безопасность жизни и имущества
людей ясачной деревни можно объяснить формирование марийца­
ми более крупных военных сил. Так, в 1610 г. под началом марийско­
го сотника Ялпай Токшейкова в Царевосанчурском уезде стоял от-
31
ряд марийских ратников численностью около 2 тысяч человек; в
Царевококшайском уезде находился вооруженный марийский от­
ряд в 1 тысячу человек; в Кокшайском уезде под началом Аникея
Кошакова имелись 700 вооруженных марийцев, прибывших с Козь­
модемьянского уезда. С такими ратными силами марийцев приходи­
лось считаться, о чем, в частности, красноречиво свидетельствует и
отписка пермского воеводы И. Чемоданова в Вятку.
Характерно, что подобные вооруженные отряды марийских
ратников приняли в последующем заметное участие и в борьбе с
польско-литовскими интервентами, захватившими в 1610 г. власть
в Москве и бесчинствовавшими в стране. Как и многие, марийцы
откликнулись на призыв Кузьмы Минина и князя Дмитрия По­
жарского, раздавшийся летом 1611 года у стен Нижегородского
кремля, очистить страну от интервентов. В составе всенародного
ополчения марийские ратники внесли своей вклад в дело освобож­
дения Москвы осенью 1612 г. от польских интервентов. В художе­
ственно-поэтической форме об этом умело сказали марийские по­
эты Константин Беляев и Миклай Казаков, воспевшие героизм и
мужество марийских ополченцев-освободителей.
Однако радость одержанной победы и обретения национальной
независимости омрачалась страшным разорением страны. Прави­
тельство избранного в 1613 году царя Михаила Федоровича Рома­
нова остро нуждалось в деньгах на содержание войска и аппарата
власти. Между тем казна была пуста, и нужно было срочно восста­
новить контингент налогоплательщиков. На ясачных людей Сред­
него Поволжья, как и на других тяглецов, вновь были возложены
различные казенные подати и повинности. Причем, кроме поло­
женного ясака с ясачных людей стали собирать чрезвычайные нало­
говые сборы («запросные деньги») и денежные сборы, равные пятой
части имеющихся денежно-материальных ценностей («пятинные
деньги»).
В этих условиях угнетенные ясачные марийцы, доведенные до
разорения, отказались платить пятинные деньги. В 1614—1615 гг. они
использовали самые различные формы борьбы, чтобы избавиться
от этой напасти: в массовом порядке скрывались в лесах, убегали от
сборщиков податей, а нередко и расправлялись с ними. В ряде мест
стали вооружаться и совместно с чувашскими крестьянами давали
решительный отпор своим разорителям.
В этой связи весьма примечательной является выдержка из письма
казанского воеводы 1614 года: «Говорили де чуваша и черемиса меж
32
собою. По ся места де мы заодно не стояли за себя. А ныне де дож­
дались на себя сверх ясаков лишних наметов: велено де на нас рат­
ным людям на жалованье деньги собирать. И чем де нам деньги на
ратных людей давать, и мы де разбежимся по лесам, или, собрався,
станем за себя сами и денег не дадим». Упорные противодействия
ясачных марийцев, чувашей, татар, мордвы, удмуртов, перерос­
шие в вооруженные восстания, в конечном счете привели к тому,
что весной 1615 года сбор пятинных денег был отменен. А само
восстание подавлено, что явилось последним отголоском «Смуты»
в марийской земле.

§ 12. Жизнеобеспечение марийцев в XVII веке


Остались позади бурные события конца XVI — начала XVII вв.
Постепенно изживались тяжелые их последствия. Мирный созида­
тельный труд стал определяющим и в жизни ясачных марийцев
лесного края.
В XVII веке добывание марийцами необходимых жизненных
средств и уровень их жизни зависели от многих факторов. Окружа­
ющая их природная среда, и в первую очередь безбрежный дрему­
чий лес, наложили неизгладимый отпечаток на весь облик хозяй­
ственной деятельности марийских земледельцев. Лес дарил не только
свои природные богатства (охота на диких зверей и добывание
пушнины, ловля птиц, сбор ягод, заготовка дров, стройматериа­
лов и т. п.). Лес, главным образом, является местом, где величай­
шим напряжением сил и упорной борьбой добывалась крестьян­
ская пашня. Чтобы освоить участок леса под пашню, земледельцы в
первый год обдирали с деревьев кору, тем самым деревья подсу­
шивались. Зимой следующего года производилась подсека и рубка
леса. Как только сходил снег и подсыхала почва, срубленные дере­
вья складывали вместе и поджигали. Затем от многочисленных кос­
тров огонь распространялся по всему участку, чтобы выжечь все
пни и колоды, а землю равномерно удобрить золою. Это была очень
тяжелая и трудоемкая работа. В дыму и копоти ясачные марийцы
добывали себе новые пахотные участки. Вместе с пришлыми рус­
скими крестьянами они освоили значительные лесные простран­
ства Марийского края, в особенности в южной и северо-восточ­
ной ее частях, под пашню и сенокосы.
На новоросчистях, как и на старопахотных участках, вводилась
традиционная трехпольная система севооборота (озимой и яровой
33
Марийцы на сенокосе.
Рисунок из книги Адама Олеария. XVII век

клин, пар). Выращивали преимущественно рожь и овес. Посевы дру­


гих культур были незначительны. Несмотря на невысокую урожай­
ность, продукты земледелия в целом позволяли удовлетворять по­
требности крестьянской семьи и казны, а иногда часть сбывать и на
рынке.
Наличие площадей сенокосных угодий и пастбищ позволяло
ясачным марийцам содержать домашний скот — лошадей, коров,
овец, свиней и т. п. Заметным подспорьем в хозяйстве марийских
крестьян продолжали оставаться традиционные занятия охотой,
бортничеством (лесным пчеловодством) и рыболовством. Более
ощутимо стал развиваться мукомольный промысел. Возросло ко­
личество марийских мельниц-мутовок, действовавших на неболь-
34
ших речках. Дальнейшее распространение получила деревообработ­
ка: изготовление из древесины кадок, ушатов, блюд, различной
домашней утвари (лубяные короба, корзины, циновки, рогожи и
т. п.), средств передвижения (телеги, сани, лыжи). Развивалось ко­
жевенное ремесло (сапоги, рукавицы, шубы и т. п.).
Вместе с тем, из системы жизнедеятельности ясачных марий­
цев, как и соседних нерусских народов Поволжья, в XVII веке
царскими указами (1633, 1645, 1697 и других лет) были изъяты
кузнечный промысел и другие виды металлообработки. Запрет ясач­
ным марийцам заниматься металлообработкой, кузнечным и сле­
сарным делом был вызван их активным участием в драматических
событиях конца XVI — начала XVII веков.
Уставная грамота царя Михаила Федоровича 1633 года в этой
связи специально предписывала: «А велети тем татарам и черемисе
торговати и меняти всякие товары, опричь заповедных товаров: меди
и железа, и олова, и свинца, и зелья пушешново и писщальново, и
серы горячие и иных заповедных товаров». То же самое говорилось в
наказе 1645 года: «...Чтоб в Кокшайском уезде <...> у черемисов ни­
какого вогненного бою и пороху и свинцу и кузнешные и бронные
и никакие серебряные снасти нс было». Наказ 1697 г. вновь подтвер­
ждал: «кузнечного и серебряного дела чуваши и черемиса не делали
бы», и топоры, косы, ножи, серпы «покупали бы на торгу» у рус­
ских торговых людей в Казани и других уездных городах.
В целом, в XVII веке все необходимое для жизни ясачные марий­
цы производили силами своей крестьянской семьи. В мелкокрестьян­
ском натуральном хозяйстве все предметы и орудия труда (за редким
исключением), начиная от жилища, сохи, домашней утвари, одеж­
ды, обуви и кончая продуктами питания (растительные, мясо-мо­
лочные и т. п.), производились силами конкретной крестьянской
семьи. Лишь изредка марийцы покупали необходимые соль, желез­
ные сошники, топоры, косы, серпы и немногое другое.

§ 13. Социальное положение марийцев. Управление


По своему социальному положению ясачные ма рийцы, как и
другие нерусские народы Поволжья и Приуралья, оставались в зави­
симости от феодального Русского государства. По месту жительства,
в пределах конкретных уездов (Козьмодемьянский, Царевококшай-
ский, Царевосанчурский, Кокшайский, Уржумский, Яранский),
ясачные марийцы обязаны были подчиняться власти царских вое-
35
вод, присылаемых попеременно из Москвы и подчинявшихся При­
казу Казанского дворца, ведавшему в целом обширной Казанской
землей. Воеводам, облеченным всей полнотой власти (администра­
тивной, исполнительной, судебной, полицейской, фискально­
податной и др.) нужно было в первую очередь платить государ­
ственный налог и ренту за пользование землей — ясак. Марийцы
вносили в казну все возрастающий ясак как деньгами, так и хлебом.
Им же приходилось платить казенные оброчные деньги за право
владения бортными ухожьями и бобровыми гонами, за обладание
мукомольными мельницами и рыбными ловлями, оброчными па­
хотными и сенокосными участками, за проведение марийских сва­
деб («куничные»), привоз, покупку и продажу товаров. Тяжелы
были косвенные высокие сборы за соль. К тому же ясачные сбор­
щики взимали значительно больше денег, хлеба, пушнины и меда,
чем предусматривал царский наказ. Взимание ясака и различных
податей нередко сопровождалось истязаниями крестьян. Нередко у
бедняков отнимали последнее.
Чтобы обеспечить исправное поступление ясака в казну, воево­
ды забирали в городской острог аманатов — заложников из числа
«лутчих» состоятельных ясачных марийцев. Их не выпускали до тех
пор, пока ясачные крестьяне в срок не уплачивали требуемую сум­
му и не выполняли различные повинности.
Между тем ясачным марийцам по воеводским наказам прихо­
дилось выполнять и тяжелое «городовое дело» — рубить и достав­
лять на своих подводах или санях бревна для постройки крепостных
сооружений и городских стен. Им же приходилось отрываться на
неотложные работы по починке, строительству дорог и мостов.
Обременительны были и частные перевозки казенных грузов, слу­
жилых и приказных людей. Тяжелы были лесорубные работы и сплав
леса в низовые волжские города, многомесячные отработки на ка­
зенных селитренных и поташных заводах, расположенных за десят­
ки и сотни верст от ясачного местожительства марийцев.
По царским указам ясачные марийцы вместе с русскими, чу­
вашскими, татарскими, мордовскими и удмуртскими крестьянами
участвовали в строительстве Симбирской (1647—1654) и Закам-
ской (1652—1658) укрепленных линий для защиты от набегов ко­
чевников. Марийцам приходилось нести караульную службу на за­
сечных линиях. С каждых шести дворов приходилось отправлять
одного взрослого мужчину. Тяжелой являлась и ратная служба. Во
время войн с каждых трех дворов набирали по одному человеку.
36
Каждый ратник должен был иметь при себе копье, лук и стрелы,
топоры. Для снаряжения рати тоже приходилось делать специаль­
ные сборы.
Тяжесть социального положения государственных ясачных ма­
рийских крестьян усугублялась всевозможными злоупотребления­
ми царских воевод и приказных людей, коштанов и служилых людей.
В глазах ясачных марийцев русский город-крепость оставался в пер­
вую очередь прибежищем бесконтрольной воеводской власти, а
съезжая (воеводская) изба-канцелярия — средоточием социально­
го зла, висевшего над ними. Изредка появляясь в городах, не имея
права оставаться даже на ночлег, продав привезенные хлеб, хмель,
мед, воск, пушнину, кожи домашних животных, ясачные марий­
цы вновь возвращались к родным очагам. Обман купцов, ростов­
щиков, торговцев-осламчеев, скупавших у них за бесценок добы­
тое тяжелым крестьянским трудом, вызывало, наверное, у них
негодование против своих притеснителей.

§ 14. Крестьянская община и ее роль


в жизнедеятельности ясачных марийцев
В условиях неизбежных природных и социальных невзгод мел­
кокрестьянским и маломощным хозяйствам марийцев лишь сооб­
ща можно было их преодолевать и регулировать свою самобытную
жизнь. Таким универсальным орудием для ясачных марийцев явля­
лась сельская крестьянская община. В источниках XVII века она упо­
минается как «волость», «волость с починки», «сотня — волость»,
«себе усадом» и «деревня». Она могла состоять из нескольких дворов
одной деревни или же нескольких поселений (отцовское родона­
чальное поселение с выселками) с десятками крестьянских дво­
ров, обмежеванных в определенных земельных границах.
Несмотря на верховную земельную собственность феодального
государства, каждая крестьянская община владела своими земель­
ными угодьями и всячески отстаивала их неприкосновенность от
различных притязаний. Тем более что на протяжение XVII века
земельные владения марийских общин в различных уездах заметно
сократилась из-за их захвата монастырями, помещиками, дворцо­
вым ведомством и собственно казной («покидные» и умерших вла­
дельцев земли). В частности, в Поветлужье марийские общинные
земли захватили Макарьев-Успенский, Варнавинский монастыри
и Воздвиженская пустынь, в Козьмодемьянском уезде — суздаль-
37
ский митрополит и Спасо-Юнгин-
^5Ӓ ский монастырь, в Уржумском уезде —
ч Спасский Цепочкинский и Вятский
О Ь’”^
Чсое-
Трифонов монастыри, в Царевокок-
шайском уезде — Мироносицкая пу­
Л Д )и и л К стынь, в Казанском уезде — Раифская
,1 и Седмиозерская пустыни, в Иран­
ском уезде — Новодевичий и Воздви­
женский монастыри, в Царевосанчур-
Цфй* ском уезде — Мусерская пустынь.
V
Проводимые время от времени земель­
ные переписи, обмежевание земель­
ных владений общины, установление
границ общинного землевладения спе­
С, от Оуч Яз циальными знаками — «гранями», не
Ж
обходилось без участия самих об­
щинников. Подлинные выписи с
писцовых и переписных книг, хра­
нящиеся у деревенских старожилов,
Личные знаки (тамга) марийцев. являлись важнейшими поземельны­
XVII век. Российский
государственный архив
ми документами, удостоверявшими
древних актов законность владения марийцами ис­
конными своими общинными зем­
лями. При земельных и других спорах с соседней общиной, вое­
водской администрацией и другими, вся община выступала как
единое целое и сообща защищала свои интересы.
Крестьянская обпцина выступала и как важнейший инструмент
регулирования всех сторон хозяйственной и духовной жизни (язы­
ческие моления, народная педагогика) ясачных марийцев. Для ре­
шения всех «мирских» дел все взрослые мужчины-дворохозяева
обязаны были присутствовать на общинном сходе. Важнейшим сре­
ди них был вопрос о наделении ясачных людей пашней и сеноко­
сами. В середине XVII в. в среднем на 1 ясачный двор приходилось от
4,5 до 9 десятин пашни и выше (в трех полях), 70—80 копен сена.
Обычно пахотные и сенокосные участки давались каждому дворо-
хозяину после переделов по жребию. Иногда марийцы свои земель­
ные участки передавали по наследству или, по решению общинно­
го схода, отдавали родственникам. В совместном пользовании всех
общинников были пастбища, водопои, озера, речки, леса, боло­
та, а иногда и сенокосные угодья. Собственные бортные деревья в
38
общинных лесах их владельцы обозначали своей «тамгой» — родо­
вым знаком индивидуальной собственности конкретного кресть­
янского двора.
Равные в своих правах, ясачные марийские общинники обычно
помогали друг другу. В особенности в страдную пору и при ново­
стройках. На общинные «помочи» (вӱма) приходили не только род­
ственники, но и соседи. Обычно эти коллективные работы выпол­
нялись исключительно за «угощение». Вместе с тем, внутри
марийской общины в имущественном отношении появилась не­
большая прослойка зажиточных дворохозяев, владевшая значитель­
ными площадями пашни, сенокосов и использовавшая труд обед­
невших своих сородичей. Основная масса общинников в целом едва
сводила концы с концами в своем хозяйстве.
Помимо поземельных и хозяйственных функций, ясачная марий­
ская община выступала и как целостная фискально-податная единица.
Общинники, связанные круговой порукой, обязаны были своевре­
менно вносить в царскую казну требуемую денежную сумму, выпол­
нять различные повинности и вносить подати. Раскладка податей и
повинностей между отдельными дворохозяевами обычно производи­
лась по ясакам на общинных сходах, исходя из посильных возможно­
стей каждого крестьянского хозяйства. Обычно на один марийский
двор приходилось 0,5 ясака. По данным 1678 г. в 22 марийских общи­
нах-волостях Галицкой дороги Казанского уезда (Коркатово, Боль­
шой Карамас, Парат и др.) почти 4/5 дворов платили в размере 0,5
ясака. С незначительной части крестьянских дворов взыскивали по
0,25 ясака. С обедневших взимали лишь «бобыльский» оброк. В то же
время небольшое число деревенских богатеев платили по 1,5—2 яса­
ка с двора. В 1624—1664 гг. в среднем с каждого ясака в казну взыс­
кивали деньгами по 48 копеек, а продуктами по 1 четверти ржи и
овса, пол-осмины ясака. К 1678 году денежная часть ясака возросла
до 58 коп., а хлебные поборы — в 2 раза, не считая многочислен­
ных оброчных платежей, податей и повинностей. Это было весьма
обременительно для натурального хозяйства марийской деревни,
где труд был дешев, а деньги очень редки.
Марийская ясачная община являлась также и органом крестьян­
ского самоуправления. На общинных сходах выбирались «мирские»
должностные лица — сотники, старосты, пятидесятники и десят­
ники. Они были подконтрольны общине, но утверждались в своей
должности воеводской властью. Как низовое звено воеводского
управления сотники и старосты обязаны были доводить до сведе-
39
ния общинников царские указы, воеводские наказы, своевремен­
но собирать ясачные платежи, направлять рекрутов на царскую
службу, разбирать мелкие проступки общинников, помогать вое­
воде в поимке беглых и т. д. Характерно, что в первой половине
XVII века на сотнической должности в марийских общинах были
служилые тарханы, а во второй половине века — в основном ясач­
ные крестьяне из числа самих общинников.
В целом крестьянская община являлась действенным и сплачива­
ющим инструментом марийской общности, самостоятельно регули­
рующим важнейшие стороны жизни марийской деревни XVII века.

§ 15. Участие марийцев в крестьянской войне


под предводительством С. Т. Разина
Причины участия ясачных марийцев в этой крестьянской войне
заключались в усилении закрепостительной политики в ясачной
деревне по Соборному Уложению 1649 года, росте ясачных плате­
жей и повинностей, повсеместном произволе и злоупотреблениях
воеводской власти и приказных людей, обмане купцов и ростов­
щиков, дальнейшем расхищении русскими феодалами и казной
общинных владений. Общее ухудшение положения ясачных людей
неизбежно вело к обострению социальных отношений в Марий­
ском крае. Стихийным недовольством существующими порядками
были охвачены не только ясачные люди, но и русские крепостные
крестьяне, посадские люди, казаки, низшие слои служилых людей
(стрельцы, тарханы и др.).
Еще накануне Крестьянской войны 1670—1671 годов, возглав­
ляемой донским казаком Степаном Тимофеевичем Разиным, в не­
русской деревне Поволжья, в том числе марийской, заметнее стало
стихийное брожение ясачных людей. Участились крестьянские по­
беги; утайки действительных размеров ясачных земель, облагаемых
налогом. Усилилась борьба и против наступления русских феодалов
на общинные марийские земли. Кое-где произошли отдельные рас­
правы с наиболее ненавистными притеснителями.
Стихийное социальное сопротивление ясачных марийцев при­
обрело более грозные очертания и открытый вооруженный харак­
тер в связи с начавшейся крестьянской войной. Взятие разницами
многих поволжских городов (Царицын, Астрахань, Саратов, Са­
мара и др.), военные победы повстанцев над царскими войсками,
широкий размах движения и в особенности призывы Степана Ра-
40
зина в «прелестных письмах» привлекали на его сторону многоты­
сячные массы обездоленных людей. Ясачных людей не могли не
привлечь «прелестные грамоты», рассылаемые осенью 1670 г. из-
под Симбирска вождем восставших: «Грамота от Степана Тимофе­
евича от Разина. Пишет вам Степан Тимофеевич всей черни. Хто
хочет богу да государю послужить, да и великому войску, да и
Степану Тимофеевичу, и я выслал казаков, и вам бы заодно из­
менников вывадить и мирских кровопивцев вывадить. И мои каза­
ки како промысь станут чинить, и вам бы иттить к ним в совет, и
кабальный, и апальныя шли бы в полк к моим казакам».
Пламенные призывы Разина и его атаманов нашли широкий
отклик в Поволжье. Русские крепостные, мордва, татары, чуваши
и марийцы охотно вступали в ряды восставших и самоотверженно
сражались не только под Симбирском, но и под Алатырем, Саран­
ском и другими городами.
Осенью 1670 года разинское движение охватило и Марийский
край. Прибывшему разинскому атаману Прокопию Иванову при
поддержке восставших ясачных марийцев, чувашей, русских кре­
постных крестьян, посадских людей, ямщиков, стрельцов и бобы­
лей 1 октября 1670 г. удалось овладеть городом Козьмодемьянском.
Восставшие ликвидировали воеводскую власть, расправились с
воеводой, приказными людьми, уничтожили налоговые ясачные
книги и другие царские указы, разграбили имущество богатых людей
и установили в городе и уезде свой порядок. Восставшие марийцы

Приход марийцев в отряд Степана Разина. Репродукция картины Г. М. Осокина


41
организовали свои вооруженные отряды. Совместно с разницами
марийские повстанцы Акпарсовой сотни Козьмодемьянского уез­
да во главе со своими вожаками Ансаем Няниковым, Юванаем
Тювяковым, Атюем Адимовым захватили Спасо-Юнгинский мо­
настырь и уничтожили всякие поземельные документы-грамоты,
подтверждавшие земельные права этого монастыря на захваченные
у них общинные ясачные земли.
В октябре-декабре 1670 г. многотысячные отряды восставших
марийцев, чувашей и русских Козьмодемьянского уезда с оружием
в руках мужественно сражались с превосходящими силами царских
войск, присылаемых из Казани. Особенно ожесточенными в Ле­
вобережье бои были 24 октября — у речки Ерыкса, 26 октября —
около д. Луговая Кушерга, 28 октября — на берегу речки Путка, а
в Правобережье — 31 октября вблизи речки Большой Сундырь.
Третьего ноября 1670 г. царские войска штурмом овладели Козь­
модемьянском. В бою погибло много восставших, немало оказа­
лось в плену. Брошенные в тюрьму, пленные повстанцы в ходе
жестокого расследования были подвергнуты мучительным истяза­
ниям, а 60 человек казнено. Пленные и заложники из числа ясач­
ных марийцев были направлены в Казань. Население уезда и горо­
да приводилось к присяге на верность царской власти Алексея
Михайловича.
Однако восстание марийцев в Козьмодемьянском уезде про­
должалось и после ухода карательного войска Д. А. Барятинского.
В ночь на 16 ноября 1670 г. Козьмодемьянск подвергся штурму
13-тысячного отряда марийских и чувашских повстанцев. Бой был
кровопролитным и ожесточенным. Несмотря на героизм восстав­
ших, им не удалось овладеть городом.
Марийские повстанцы из числа ясачных крестьян, сотников и
служилых тарханов приняли активное участие и в осаде восставшими
города Кокшайска. В течение трех недель осенью 1670 г. марийцы,
чуваши и русские крестьяне осаждали город, подвергая великому страху
кокшайского воеводу и приказных людей. Осада сопровождалась раз­
громом помещичьих имений и монастырских владений. Лишь под
натиском прибывших карательных войск восставшие вынуждены
были снять осаду и принести повинную властям.
В начале 1671 г. повстанческое движение в значительной мере
было подавлено. Восставшие подверглись суровым наказаниям.
Многие были казнены. Царская власть торжествовала. Да иначе и
быть не могло. Восставшие были слабо вооружены и плохо органи-
42
зованы, их действия были стихийными и разрозненными. Они ве­
рили в «доброго царя». Тем не менее, поражение не смогло стереть
в народной памяти эти героические страницы вооруженной борь­
бы за социальную справедливость.
Необходимые выводы из уроков Крестьянской войны были
сделаны и царской властью. Специальными указами вновь предпи­
сывался запрет ясачным нерусским людям Поволжья заниматься
кузнечным ремеслом. Были внесены изменения в порядок сбора
ясаков. Отныне сбор ясака в общинах поручался выборным «мир­
ским» сотникам. Прежние «ясатчики» из числа приказных людей
воеводской администрации из-за своих злоупотреблений были
лишены этого права и не могли въезжать в ясачные жительства. Указ
1685 г. о размежевании земель в Среднем Поволжье предусматривал
четкое определение земельных границ общинных владений ясач­
ных людей. Земли, захваченные русскими феодалами у ясачных
марийцев, мордвы чувашей, татар и удмуртов необходимо было
вернуть им, как исконно принадлежавшие их предкам. Воеводам
предписывалось строго соблюдать законность и порядок, держать
«привет и ласка» к ясачным людям.

§ 16. Языческие верования марийцев


В условиях полной зависимости от природных стихий, соци­
ального и национального неполноправия, в повседневном семей­
ном быту, общинной и народной жизни взоры марийцев привыч­
но обращались к их языческим божествам. Стремясь облегчить свою
земную жизнь, марийские язычники усердно молились им и при­
носили традиционные жертвоприношения.
В этой связи весьма примечательными представляются наблюде­
ния иностранного путешественника Адама Олеария, который в
середине XVII века отмечал, что марийцы «приносят жертвы и богу.
Режут для этой цели лошадей, козлов и овец. Натягивают шкуры на
колья, варят рядом с ними мясо. Берут блюдо, полное мяса, в одну
руку, а чашку с медом или другим напитком в другую руку и бро­
сают все это против шкуры в огонь, говоря: «Иди, передай мое
желание богу». Также: «О боже, я охотно жертвую тебе это, прими
это от меня и дай мне скота» и т. д., смотря по тому, что они
охотно желали бы.
Так как они не верят в иную, чем здешняя, жизнь, то все их
просьбы и молитвы устремлены на мирское. Они молятся также
43
Принесение жертв марийским богам в священной роще.
Рисунок из книги Адама Олеария (XVII век)

солнцу и месяцу, так как замечают, что их действие благоприятно


для земли и скота. Особенно же во время урожая высоко чтится ими
солнце. Нам даже сообщали, что они в течение дня почитают и
иногда обожают все то, что видели во сне, будь то корова, лошадь,
огонь или вода.
Когда я и хозяин мой иногда из-за этого уговаривали черемиси-
на, что неправильно чтить скот и другие твари как бога и молиться
им — он давал такого рода ответ: что же такое представляют собой
боги русских, вешаемые на стенку? Ведь в них нет ничего, кроме
дерева и краски, и он поэтому не желает им поклоняться; гораздо
лучше и разумнее обожать солнце и то, что имеет жизнь.
У них нет ни письмен, ни попов, ни церквей. Их язык также
своеобразен и имеет мало родства с обыкновенным татарским или
турецким. Те, кто в этих местах живут среди русских, пользуются
обыкновенно русским языком».
Языческие верования марийцев являлись важным фактором их
сплачивания и собственного жизненного самоутверждения.
44
Вопросы и задания

1. Каким было хозяйственное положение марийцев в конце XVI — начале


XVII века?
2. Расскажите об участии марийцев в «Смуте».
3. Как было организовано жизнеобеспечение марийцев в XVII веке?
4. Каким было социальное положение ясачных марийцев в XVII веке?
5. Что представляла собой крестьянская община ясачных марийцев?
6. Расскажите об участии марийцев в Крестьянской войне под предводи­
тельством С. Т. Разина.
7. Что писал о языческих верованиях марийцев Адам Олеарий? Исполь­
зуйте письменные отрывки и картину из его сочинения.

Пояснения устаревших слов

Воевода — глава города и уезда.


Деты боярские — низшая прослойка военно-служилых людей «по-отече-
ству», феодальные землевладельцы.
Дорога — административно-территориальная единица, унаследованная со
времен Казанского ханства, составная часть Казанского уезда.
Перевесье — охотничьи угодья, место для ловли птиц.
Переписные книги — государственные книги, в которые записывались све­
дения о владельцах тяглых дворов и членов их еемей.
Писцовые книги — книги, содержащие сведения о размерах налога-тягла,
площадях земельных угодий с подробным описанием дворов и их владельцев
в сельских и городских поселениях.
Стрельцы — военно-служилые люди «по-прибору»; жили в уездных го­
родах.
Четверть — мера веса, равная 8 пудам ржи (с 1679 г.); мера земли,
равная 0,5 десятины пашни. В одной четверти было две осьмины.
Ясак — казенные налоги и подати ясачных людей; единица учета позе­
мельного обложения.
Глава IV.
М А РИ Й Ц Ы В Р О С С И Й С К О Й И М П Е РИ И
(X V III век)

Наступившее восемнадцатое столетие во многих отношениях


оказалось сложным: трудным и переломным. Оно явилось заметной
памятной вехой в многовековой истории марийского народа. Это
столетие наполнено многими фактами и событиями, затронувши­
ми важнейшие стороны жизни народа (стихийные бедствия, мас­
совые эпидемии, неурожаи, голод, резкое ухудшение жизненного
уровня в годы петровских реформ, перевод марийцев в 1724 г. с
ясака на подушную подать, ликвидация социальной прослойки
«служилой черемисы», массовое переселение марийцев, оформле­
ние этнической группы восточных марийцев, принудительное кре­
щение марийского народа, открытие первых новокрещенских при­
ходов с церквями и школ, обострение межконфессиональных
отношений между язычниками и христианами, начало марийского
религиозного синкретизма, участие первых марийских депутатов в
Уложенной комиссии и марийских крестьян в восстании Е. И. Пу­
гачева, изменения в управлении марийской деревней, влияние
Генерального межевания земель на традиционную систему общин­
ного землевладения и крестьянского землепользования марийцев и
другие).

§ 17. Расселение и численность марийцев

В XVIII веке марийцы, как и абсолютное большинство народов


Российской империи, по роду своей хозяйственной деятельности
и социальной принадлежности относились к крестьянству.
Основной компактный массив марийцев традиционно разме­
щался в междуречье Ветлуги и Вятки, а в Правобережье Волги —
между реками Сурой и Большим Сундырем. По административно­
му делению первой половины XVIII века марийские поселения
компактно были расположены в Козьмодемьянском, Царевокок-
шайском, Кокшайском, Царевосанчурском и Иранском уездах
Свияжской провинции; Казанском (Алатская и Галицкая дороги)
и Уржумском уездах Казанской провинции Казанской губернии.
46
Картосхема расселения мари в XVIII веке

Условные обозначения:
® ЦЕНТРЫ ГУБ ЕРН ИЙ
© ц е н т р ы провинции
О У Е З Д Н Ы Е ГОРОДА
• прцгорокки
^ М Е С Т А СПЛОШНОГО РАССЕЛЕНИЯ
/ / / места единичного расселения

Небольшая часть марийских селений размещалась по Вятке и ее


притокам, а также в Прикамье по Арской и Зюрейской дорогам
Казанского уезда. Немало марийцев проживало в Приуралье. Боль­
шая часть — в Южном Приуралье в пределах Уфимского уезда Орен­
бургской губернии. Значительно меньшая часть находилась в Сред­
нем Приуралье — в Кунгурском уезде Пермской провинции
Казанской губернии. Несколько марийских крестьянских дворов
имелось в Верхотурском уезде Тобольской губернии.
Накануне губернской реформы 1775 г. марийское население было
расселено в Ю уездах трех губерний. При этом основной его массив
приходился на обширный Казанский уезд, на долю которого в то
время приходилась почти половина территории современной Рес­
публики Марий Эл.
47
В ходе губернской реформы 1779—1781 гг. (с частичным измене­
нием в 1796 г.) основная масса марийского населения оказалась в
пределах Козьмодемьянского уезда Казанской губернии и Василь-
ского уезда Нижегородской губернии (горные марийцы), а также
Царевококшайского, Казанского, Чебоксарского уездов Казан­
ской губернии, Уржумского и Яранского уездов Вятской губер­
нии (луговые марийцы). Восточные марийцы проживали в ряде
уездов Уфимской, Оренбургской и Пермской губерний. Губерн­
ская реформа последней четверти XVIII века в целом не способ­
ствовала укреплению общности марийского народа.
В XVIII веке изменилась и численность марийцев. В годы петров­
ских реформ из-за непосильных казенных податей и повинностей,
резкого упадка уровня жизни, массовых болезней, неурожаев и
голода общая численность марийцев в целом сократилась. При этом
произошло заметное уменьшение численности луговых, части гор­
ных марийцев, а из-за массовых переселений марийского населе­
ния на восток, в башкирские земли, — соответственно, увеличе­
ние удельного веса восточных марийцев.
Лишь с конца первой четверти XVIII века начался постепенный
прирост марийского населения.
Прирост населения обеспечивался за счет превышения рождае­
мости над смертностью.

Динамика численности марийцев в XVIII веке


(тысяч человек обоего пола)

Численность
Годы В том числе
Всего
горных луговых восточных
1723 74 14 49 11
1746 93 15 61 17
1764 119 21 72 26
1782 137 23,5 81,5 32
1795 158 24 90 44

48
§ 18. Переселение марийцев Поволжья.
Формирование восточных марийцев
Переселение марийских крестьян Поволжья в неведомые им
земли Прикамья, Приуралья и Башкирии началось еще в давние
времена, но носило случайный и эпизодический характер. Стихий­
ная волна переселений стала более заметной с момента присоедине­
ния марийцев к Русскому государству. Грозные события «Казанского
взятья», многолетних «черемисских войн», неурожаи, эпидемии,
усиление ясачного гнета, начавшееся притеснение приверженцев
языческой веры, строительство русских городов-крепостей, про­
извол царской воеводской администрации, расширение дворцо­
вого, монастырского и помещичьего землевладения вынуждали часть
марийцев покинуть давно обжитые места, бежать в восточном на­
правлении в поисках лучшей жизни и обживать новые земли.
В первой четверти XVIII века бегство ясачных марийцев на баш­
кирские земли приобрело массовый характер. Резкий рост разме­
ров ясачных платежей в казну деньгами и хлебом; оброчных сбо­
ров с бортных и хмелевых ухожьев, бобровых гонов, звериных и
рыбных ловель, мельниц, торгов, мест языческих молений — ке-
реметей, свадебных, с клеймения хомутов, бань и т. п.; рекрут­
ские наборы, частые трудовые мобилизации на строительство го­
родов, крепостей, каналов, перевозку леса и грузов, в сочетании
со стихийными бедствиями и массовыми болезням, явились важ­
нейшими причинами того, почему переселение стало массовым.
Побеги стали настолько внушительными, что в ряде уездов По­
волжья убыль марийцев составила от !/ 4 до */2 наличного уездного
населения. Особенно мощным стихийное переселение марийцев
было в 1707—1712 гг. Ясачные марийцы покидали свои жилища
как целыми семьями, так и в одиночку, а нередко всеми жителя­
ми деревень и общин. Бежали из-под непосильного гнета со всем
имуществом и скотом. Побеги совершались тайком от царских
властей.
Царские власти приняли суровые меры борьбы с крестьянски­
ми побегами. Для пресечения массовых побегов Казанская губерн­
ская администрация использовала как местные воинские гарнизо­
ны, так и специальные карательные войска. Воинские команды были
поставлены на важнейших дорогах, ведущих в Башкирию. Они за­
держивали и насильно возвращали беглых. Действия воинских ко­
манд, проведение первой ревизии, введение подушной подати и
49
паспортного режима позволили властям в основном остановить
потоки беглецов. Во второй четверти XVIII в. переселение марийцев
на башкирские земли стало незначительным.
К середине XVIII века в результате переселения части марий­
цев, в основном луговых, в Приуралье и Прикамье сформирова­
лась своеобразная группа восточных марийцев. Марийцы-припу-
щенники Башкирии были отнесены в категорию бобылей и тептярей.
Они проживали в селениях, расположенных в бассейне рек Камы,
Белой, Уфы и их притоков.

§ 19. Крестьянское жизнеобеспечение марийцев


В XVIII веке марийцы, как и другие «крестьянские народы»
России, повседневным и упорным трудом добывали себе необхо­
димые жизненные средства. При этом в системе жизнеобеспечения
главенствующее положение занимало хлебопашество. Благополучие
каждой марийской крестьянской семьи, крестьянского двора во
многом определялось размерами, агротехническим уровнем и уро­
жайностью полей. Не случайно в середине XVIII века участники
академических экспедиций отмечали, что «все черемиса земледель­
цы. Свое благополучие они измеряют величиной пашни и размера­
ми стада».
Действительно, к рассматриваемому времени упорной борьбой
многих поколений марийских земледельцев большие площади лесов
и лугов были превращены в поля. И в XVIII веке трудовыми усили­
ями марийских крестьян расширялась «величина пашни». Вместе с
тем, земельные владения отдельных крестьянских общин марийцев
подвергались расхищению со стороны монастырей, помещиков,
чиновников, заводовладельцев, священников и купцов. Немалые
площади общинных «пустующих» земель в качестве оброчных казна
закрепила за собой. Большие площади марийских лесов в петровское
время были объявлены «заповедными» и переданы для кораблестро­
ения Казанской адмиралтейской конторе. Громадные площади об­
щинных марийских земель казна захватила в конце XVIII — начале
XIX века. Все это не могло не привести к нарушению традиционно
сложившейся системы земледелия марийцев.
В XVIII веке у марийцев, как и в предшествовавшем столетии,
существовала «лесопольная» система земледелия. Она сочетала в себе
паровое трехполье с периодическим запуском пашни под перелог
и лес. При этом паровое трехполье с чередованием озимых, пара и
50
яровых занимало ведущее место. Время от времени из-за естествен­
ного истощения почвы часть полей на несколько лет изымалась из
севооборота и запускалась под перелог — выгоны, сенокосы и ку­
старники. Спустя несколько лет на этих площадях вновь вводился
традиционный трёхпольный севооборот. Трехпольное земледелие в
значительной мере дополнялось и элементами подсечной системы,
при которой марийские крестьяне огнем и топором расчищали «у
великого леса» новые участки пашен и сенокосов. На новорочистях
также вводилось трехполье. Для характеристики этой комбиниро­
ванной системы земледелия представляются типичными данные
Сенатской анкеты 1767 года, составленные местными властями на
основе показаний крестьян. Так, по Уржумскому уезду отмеча­
лось, что «за неспособностию к урожаю хлеба малое число из
прежде роспашных земель оставляетца, но вместо оных вновь из
лесов хлебопашцы расчищают земли и хлебопашество на оных
производят». В сельских общинах Казанского уезда «обыватели (т. е.
крестьяне. — А. И.) стараются мелкой и незаповедной лес росчи-
щать и достают из оного пашенную землю великими трудами».
Марийские крестьяне «с прилежанием» обрабатывали пашню.
Озимые поля к посеву готовили во второй половине июля и засе­
вали рожью в августе. Поля под яровые культуры пахали и сеяли на
них в мае. Во всех марийских общинах это проводилось «равномер­
но». Местами, в особенности на правобережье Волги, поля удобря­
ли навозом. По данным Сенатской анкеты 1767 г. в Козьмодемьян­
ском уезде земля «запахивается и засеивается обывательми без
остатку... Обыватели как крупного, так и мелкого скота и лошадей
имеют у себя каждой по достатком своим и в навозе ко одобрению
земель не предвидится. И обыватели на поля свои навоз кладут каж­
дой год столько, сколько им потребно бывает». В то же время в
анкете 1767 г. по Казанскому уезду подчеркивалось, что земля по­
чти «не одабриваетца» ввиду того, что «естли навоз класть, то от
сильности никакой хлеб на корени устоять и чрез то созреть не
может». В Царевококшайском уезде марийцы «навозу на земли, кроме
прожиточных, весьма по малому числу кладут. А которой навоз и
есть, то больше употребляют на хмельники». В Царевосанчурском и
Иранском уездах марийские крестьяне «землю пашут с прилежани­
ем и одабривают ее исправно».
Пахали в основном сохой «с сошником железным». В сенатской
анкете 1767 г. царевококшайский воевода особо отметил, что рус­
ские и марийские крестьяне уезда «пашут как под рожь, так и под
51
еровыя плугами, и называемыми косулями, по одному разу. А по­
том, засеевши, запахивают зделанными малинкими сошками и бес
полиц очень мелко». «Косуля», как более совершенная разновид­
ность сохи с отвалом, в качестве плуга под влиянием русских нахо­
дила все большее распространение у марийцев. При пахоте залежей
марийцы также использовали древний плуг — агавуй. На новорос-
чистных землях применялась «прямуха» — соха без полицы и рогов
для сошников.
Пашню бороновали деревянными боронами — тырма, хлеб
сжинали серпами — сорла. Затем отвозили в гумно — идым, где
размещались овины — ӓн, агун. После этого молотили цепами —
сапондо или пускали лошадей по кругу, застланному хлебом. В страд­
ную пору трудились все члены крестьянской семьи, способные
работать.
Выращивали в основном рожь и овес. По данным хозяйствен­
ной анкеты 1766 года, в Козьмодемьянском, Царевококшайском,
Царевосанчурском и Иранском уездах посевы ржи составляли от 30
до 51 процента, овса — от 18 до 73 процентов. Другие культуры —
ячмень, пшеница, полба, лен, конопля, горох, гречиха занимали
небольшие площади. Лишь в Козьмодемьянском уезде посевы ржи
составляли 28 процентов, а в Царевосанчурском — 18 процентов.
Все большее распространение получало выращивание хмеля. По
наблюдениям Царевококшайского воеводы 1767 г., в уезде у «чере­
мис имеетца довольно разведенных хмельников». Марийцы, как и
русские крестьяне, отводили лучшие участки земли под хмель и
удобряли навозом. Ежегодно в среднем выщипывали от 4 до 13 пу­
дов хмеля и более. Царевококшайский хмель вывозили в Петер­
бург, Москву, Тверь, Новгород, Екатеринбург, Пермь, города Си­
бири, на Ирбитскую ярмарку и другие места.
В огородах сажали лук, капусту, редьку, чеснок, свеклу, огурцы
и морковь. На новорочистях высевали репу, которая была одним из
основных продуктов питания.
Нормы высева полевых культур в разных местах и уездах были
различными. По данным анкеты 1766 г., на одну десятину в Козь­
модемьянском, Царевосанчурском и Иранском уездах в среднем
высевалось по 2 четверти ржи, а в Царевококшайском и Кошпай -
ском — по одной четверти, равнявшейся 8,5 пуда. Соответственно
овса в Иранском уезде приходилось по одной четверти, Кокшай-
ском — 1,5, Козьмодемьянском и Царевококшайском — 2, Царе­
восанчурском — 3,8 четверти.
52
Как отмечают источники, урожайность марийских крестьян­
ских полей была «средственной» и «достаточной». Ее уровень зави­
сел от многих факторов. В условиях господства феодально-крепост­
нической системы, соответствовавшей ей агротехнической культуры
и в зависимости от географических и природно-климатических
условий урожайность чаще всего была невысокой, в особенности в
низинной лесной части левобережья Марийского края. Заметно выше
она была в марийских общинах, расположенных в возвышенности
Вятского увала и в правобережье Волги. В этих местах в урожайные
годы производились и излишки хлеба. В такие годы урожайность
ржи доходила до «сам-4—5», а яровой пшеницы, овса, ячменя и
полбы — до «сам-6». Однако в каждое десятилетие обычно 2—3 года
частично или полностью были неурожайными, как, например, в
1707—1709, 1716, 1722-1723, 1734, 1754, 1759 и 1762—1766, 1778,
1791, 1796, 1799 и других годах. Даже в неурожайные годы марий­
ские крестьяне иногда были вынуждены продавать скудные остатки
зерна, чтобы своевременно уплатить подушные деньги в казну.
Рассматривая основные виды хозяйственной деятельности ма­
рийских крестьян, особо следует сказать о роли общины в земель­
ном вопросе. Традиционно сельская община марийцев с агри­
культурной стороны представляла собой земледельческий союз
соседей и сородичей по владению мирской землей, пользованию
наделами и другими угодьями. Обычно каждая марийская община
владела своей землей на основе различных документов второй
половины XVI—XVII вв. Эти поземельные документы хранились
бережно «в разных руках у старожилов». При земельных и других
спорах с другой общиной и другими землевладельцами (дворяне,
чиновники, купцы, монастыри, священники) вся община выс­
тупала «за один». Для решения важных дел все взрослое население
собиралось на общинные сходы. В числе важнейших здесь регули­
ровался вопрос о хозяйственном использовании земли. Опираясь
на вековые обычаи, мирской сход определял размеры пашни и
сенокосов для каждого дворохозяина, раскладывал «по справед­
ливости» подати и повинности. В связи с заменой в 1724 году ясака
на подушную подать, земля в общинах стала делиться по ревиз­
ским мужским душам. Свой надел получало каждое лицо мужско­
го пола, достигшее 9—10-летнего возраста. Так, в своем ответе на
Сенатскую анкету 1767 г. Козьмодемьянский воевода подчеркнул,
что «по бывшей ныне последней ревизии (1762—1764 гг. — А. И.)
и земле уездными жительми раздел учинен вновь. И земли доста-
53
лось в каждом поле не больше, как только на каждую положен­
ную в подушной оклад душу по 2 овина, на которой ставитца к
молотьбе хлеба по 4 телеги, с каждой беретца по полторы маленки
(посуда вместимостью в один пуд зерна. — А. И.)». При разделах каж­
дый дворохозяин наделялся полосами земли в каждом из полей, что
было вполне естественным при трехпольном севообороте. Во внима­
ние принималось также качество почвы и удаленность полей от селе­
ний. Раздел производили по жребию. Иногда отдельные хозяйства
прибегали к вненадельному землепользованию и оброчной аренде
пашни и сенокосов. Собственные дворовые участки и «конопляни­
ки» оставались в личном потомственном владении каждой крестьян­
ской семьи.
Вслед за хлебопашеством по важности и значимости выступало
домашнее животноводство. По свидетельству академика И. П. Фаль­
ка, нерусские народы Казанской губернии, в том числе марийцы,
содержали лошадей, коров, быков, коз, свиней. Имелась домаш­
няя птица — куры, гуси и утки.
Скот был мелким и малопродуктивным. Тем не менее, наиболее
приспособленным к местным условиям и вполне удовлетворявшим
потребности натуральной крестьянской семьи. Обычно лошадей,
коров и овец летом пасли на паровых залежах, лесных росчистях,
лугах и оврагах. Нередко для пастьбы скота рядом с мирским об­
щинным полем загораживались участки земли. Предметом особой
заботы и присмотра были «конские стада» деревенских дворохозя-
ев. Поэтому их тщательно сторожили. Так, в 1747 году марийский
крестьянин Тойгузя Токмурзин Большой Иринской волости Ка­
занского уезда «ночною порою в конном своем стаде» поймал ко­
нокрада. Деревенские жители иногда нанимали и пастухов.
Для содержания скота в зимний период крестьяне загодя летом
заготовляли сено, солому, мякину. В качестве сенокосов использо­
вались луга, лесные поляны, «росчисти», залоги и «загоны». Косили
сено косами-литовками, а в лесных местах — косами-горбушами.
Просушенное сено убирали граблями и вилами. Затем метали его в
копны и ставили стога.
Опись марийских крестьянских дворов показывает, что хозяй­
ственные постройки, помимо жилья, хлебных амбаров, летней
кухни — кудо, включали «сенницы и хлев скотской», овчарню,
«скотские загороды», конюшни и «карды». В сенницах хранилось
заготовленное на зиму сено. В конюшнях содержались лошади, в
хлевах — коровы и телята, в овчарнях — овцы.
54
Основная масса марийских крестьян имела в своем хозяйстве по
2—3 лошади. Зажиточные «лутчие» дворохозяева, а их было немно­
го, имели по 4—5 лошадей, а некоторые по 20—30. Так, в 1750 году
житель деревни Манан Мучашл Царевококшайского уезда Захар
Еремеев Тюлебаев в своем прошении отмечал, что с поля пропали
«собственные ево» 13 лошадей, из числа которых вскоре 5 были
найдены. В этом же уезде марийский крестьянин Михаил Петров
Яндула в 1766 году имел 4 лошади, 3 коровы, 5 овец, барана,
свинью и двух телят.
Следует сказать, что огромный ущерб крестьянскому хозяй­
ству наносили частые эпизоотии животных. Известно, что в 1754
и 1760 годах в Царевококшайском уезде «был всякой скоту вели­
кий падеж и у многих обывателей от того падежа никакого скота
не осталось». В 1762 и 1764 годах «скотской падеж» отмечался в Иран­
ском и Царевосанчурском, а в 1767 году в Уржумском и Казанском
уездах. В таких случаях предпринимались попытки изолировать оча­
ги эпидемии.
В жизнеобеспечении марийских крестьян немаловажную роль
играли различные неземледельческие промыслы. Важное место за­
нимала домашняя промышленность, связанная с изготовлением
ткани, одежды, деревянной, глиняной посуды и утвари. Современ­
ник И. Г. Георги в этой связи подчеркнул, что в марийских селе­
ниях «женщины прядут, ткут, портничают, вышивают холстиные
одеяния шерстью собственного своего крашения». Крестьянский
холст частично попадал на рынок или в руки армейских интендан­
тов, закупавших его «для войск».
С переработкой земледельческих и животноводческих продук­
тов крестьянского хозяйства тесно были связаны мукомольный и
кожевенный промыслы. Почти во всех реках и речках действовали
небольшие водяные мукомольные мельницы — «мутовки». Под вли­
янием русских все большее распространение в марийских общинах
получали более производительные колесные мельницы в 1—2 по­
става. Владельцы мельниц за помол зерна брали с помольщиков-
крестьян «лопаточной мукой» или деньгами. Для некоторых из ма­
рийских мельников мукомольный промысел стал основным видом
хозяйственной деятельности.
Часть продуктов животноводства марийские крестьяне после
первичной обработки продавали скупщикам и купцам. Те вывози­
ли кожу, овчину, говяжье сало в Казань, Чебоксары, Кострому,
Архангельскую ярмарку и другие города страны.
55
Крестьянские хозяйства в основном сами обеспечивали себя
обувью, деревянной утварью, орудиями труда и средствами пере­
движения. Но марийцам, как и другим нерусским народам По­
волжья и Приуралья, запрещено было заниматься кузнечным ре­
меслом. Поэтому в марийских селениях работали русские кузнецы
из числа отходников-крестьян и Козьмодемьянских ямщиков. Часть
ремесленных изделий — топоры, серпы, косы, железные сошни­
ки, ножи и т. п. — марийцы закупали в городах.
В поисках необходимой суммы для уплаты подушных денег часть
марийских крестьян нанималась на лесорубные работы, лесопиль­
ни купцов и помещиков, заготовку и переработку лесного сырья.
Жители некоторых селений, в особенности приволжских, чаще
стали уходить на судовую работу бурлаками. Плата повсеместно была
невысокой. Нередко получение купеческих денег в задаток приво­
дило крестьян к долговой кабале, которую приходилось отрабаты­
вать годами. Часть марийских крестьян изготовляла колеса, телеги,
сани. Некоторые гнали смолу, деготь, собирали лесную ягоду, хмель
и целебные травы,
В рассматриваемое время традиционная добыча пушнины у ма­
рийцев еще сохраняла свое промысловое значение. «Звериною лов­
лею» повсеместно занимались преимущественно зимой. Охотились
на белок, зайцев, волков, медведей, куниц, горностаев, рысей,
норок и других зверей. По замечанию Г. Ф. Миллера, «больших зве­
рей ловят по большей части ямами, а мелких сетьми». К тому же
«черемисы умеют из лука стрелять весьма метко и проворно». У не­
которых марийских охотников имелись и ружья. Обычно пушнину
сбывали местным скупщикам. Затем она перепродавалась иного­
родним купцам, вывозившим марийские меха на Севскую, Ма-
карьевскую ярмарки и в другие города России.
Важным подспорьем была рыбная ловля. Рыбу ловили, исполь­
зуя сети, бредни, «морды», крючки и другие орудия лова. За вре­
менное пользование рыбной ловлей приходилось вносить опреде­
ленную оброчную сумму в казну. Обычно годовая плата обходилась
общине или отдельно взятой семье от нескольких копеек до 2—3
рублей.
Древнейшее занятие марийцев, бортничество, во второй поло­
вине XVIII века постепенно переходило в пасечное пчеловодство.
Современники отмечали, что марийские крестьяне «как в домаш­
нем, так и в лесном пчеловодстве весьма искусны». По традиции
бортные угодья марийцев находились у них в «вотчинной» соб-
56
ственности и передавались по на­
следству. Каждый владелец отме­
чал свои бортные деревья лич­
ными «знаменами» и «тамгами».
Тем более что бортные угодья
нередко располагались за 50-100
верст от селений. Со временем
«борти со пчелами» марийцы
стали переносить ближе к жи­
лью. При пасечном пчеловодстве
«на ульи» обычно использовали
толстые кряжи, дубовые пни, а
также вяз, сосну, ветлу и ольху.
Наиболее благоприятными для
содержания пчелиных роев счи­
тали дубовые и вязовые колоды.
Обычно зажиточные пчеловоды
кроме бортных деревьев неред­
ко имели по 10—20 пчелосемей
в ульях стоимостью в 2—4 руб.
каждая. Полученный мед и воск
сбывался скупщикам и купцам, вывозившим их на Макарьевскую,
Ирбитскую ярмарки, в Пермь, Архангельск и в другие места. Часть
меда предназначалась для изготовления специального напитка —
пӱрӧ, без которого, как и без домашнего пива, не обходилось про­
ведение традиционных народных обрядов и праздников.
Таким образом, хозяйственные занятия марийских земледель­
цев были разнообразными. В известной мере каждый марийский
крестьянский двор был связан с товарно-денежными отношения­
ми. Даже терпящий большую нужду марийский крестьянин был
связан с торговлей, т. к. для своевременной уплаты подушной по­
дати приходилось продавать и часть необходимого хлеба, товарного
хлеба, продуктов животноводства. Для натурального крестьянского
хозяйства марийцев важной статьей денежного пополнения были и
неземледельческие занятия.

57
§ 2 0 . Управление марийской деревней.
Социальные отношения
В XVIII веке управление марийской деревней во многом обус­
лавливалось принадлежностью марийцев к социальной категории
государственных крестьян. Марийцы не находились в личной зави­
симости и не являлись крепостными русских помещиков, монас­
тырей и собственно царской семьи. Их права определялись законо­
дательными актами государства. Соответственно и управление
осуществлялось чиновничье-бюрократической администрацией в
лице воевод, губернаторов и других приказных людей. Нередко про­
извол царских чиновников и других «мирских кровопивцев» еще
более усугублял и без того тяжелое положение марийских кресть­
ян, задавленных казенными податями и повинностями.
В начале XVIII века управление марийской деревней было со­
средоточено в руках уездных воевод, подчинявшихся Приказу Ка­
занского дворца. С 1708 г. уездные воеводы (или заменявшие их ко­
менданты и ландраты) и земские комиссары стали подотчетны
казанскому губернатору. В 1719—1781 гг. уездные власти подчиня­
лись еще провинциальным воеводам. Губернские и нижестоящие
власти зависели от центральных учреждений — коллегий и Сената.
Реформой 1727—1728 гг. вся полнота власти (административная,
судебная, полицейская, финансовая, военная и др.) была переда­
на в руки губернатора, провинциальных и уездных воевод. Губерн­
ская реформа 1775 г. определила управление казенной деревней зем­
ским капитан-исправником, стоявшим во главе нижнего земского
суда. Подушные подати и оброчные деньги взыскивались уездными
казначеями.
Важным звеном воеводского правления выступала марийская
сельская община, как целостная фискально-податная единица. Внут­
ри марийских общин непосредственными исполнителями указов и
распоряжений чиновников всех рангов и уровней были сотники,
пятидесятники, десятники, старосты, сборщики подушных пода­
тей, рекрутские отдатчики, лесные сотники, скаскоподатели о ре­
визских душах и другие выбираемые на сельских сходах выборные
лица. Особо значимой являлась должность главного «мирского на­
чальника» — сотника. Обычно на эту должность марийцы выбирали
из своей среды зажиточного, авторитетного человека «состояния
доброго» и поведения порядочного. После принятия присяги сот­
ник утверждался в этой должности воеводой (исправником). По
58
первому требованию он должен был исполнять указания и распо­
ряжения воеводы, различных гражданских и воинских чинов. Сот­
ник обладал некоторыми правами и рассматривал небольшие дела
о кражах, ссорах, драках, поимке беглых и другие вопросы, по
которым выносил определенные решения. Но в первую очередь
сотник отвечал за своевременный сбор и отдачу в казну подушных
денег, отправку рекрутов и выполнение других казенных повинно­
стей. Раскладка податей и повинностей внутри марийских общин
производилась на сельских сходах между крестьянскими дворами,
исходя из их тяглоспособности по душам. По принципу круговой
поруки община обязана была платить подати за беглых, умер­
ших, отданных в рекруты, крестившихся (в течение трех лет),
малоимущих и несостоятельных, что было весьма обременитель­
но для крестьянских хозяйств.
В целом все марийские крестьяне в XVIII веке испытывали раз­
личные тяготы и поборы со стороны абсолютистского государства
и царских чиновников. Их социально-правовое положение было
тяжелым. Вместе с тем, марийская деревня в имущественном отно­
шении была неодинаковой. Основная масса жителей была представ­
лена мелкокрестьянскими хозяйствами среднего достатка. В натураль­
но-патриархальном хозяйстве почти вес необходимое производилось
силами отдельной крестьянской семьи. Однако большинство марий­
ских семей едва сводило концы с концами. Непосильные казенные
подати и повинности, рекрутские и трудовые мобилизации (в осо­
бенности в годы петровских реформ, когда размеры ясака и нату­
ральной повинности возросли в несколько раз) вынуждали ма­
рийских крестьян нередко продавать последние остатки своего хлеба.
Из-за тяжести налогов и податей некоторые окончательно разоря­
лись и становились несостоятельными должниками. Чтобы не уме­
реть с голода, малоимущие и неимущие брали у зажиточных соро­
дичей, ростовщиков и купцов взаймы хлеба и денег. Так они
попадали в ростовщическую кабалу и многие годы вынуждены были
отрабатывать свой долг. В поисках денег часть обездоленных марий­
цев уходила на отхожие промыслы: бурлаками на речные суда, сплав
леса, нанималась работниками на мануфактуры (купеческие, ка­
зенные и др.) и заводы Урала и Сибири.
В то же время в марийской деревне имелась небольшая прослойка
деревенской верхушки. Это были «первостатейные» марийские кресть­
яне. Они вели заметных размеров индивидуальное многоотраслевое
хозяйство. Продукты земледелия, животноводства и промыслов (хлеб,
59
хмель, сырые кожи, сало, масло, мед, воск и прочее) зажиточные
марийцы продавали различным торговцам. Это приносило им нема­
ло денег. Часть вырученных денег они использовали для уплаты ка­
зенных податей и повинностей. Оставшиеся деньги шли на хозяй­
ственные нужды. Одни расширяли свои пашни и сенокосы за счет
расчистки леса, использования наделов беглых, рекрутов, неиму­
щих; аренды оброчных, пашенных и сенокосных участков. Другие
использовали в своем хозяйстве труд поденных и долгосрочных ка­
бальных работников, разводили большое поголовье домашнего ско­
та, становились обладателями более мощных водяных мельниц «рус­
ского» типа. Часть марийских богатеев покупала промышленные
изделия, делала крупные накопления зерном и деньгами, другими
ценностями, производила ростовщические операции.
Типичным в этой связи представляется для части марийской
верхушки такой факт. В 1702 г. зажиточный ясачный марийский
крестьянин Тяблей Тятюев из деревни Новой Козьмодемьянского
уезда, кроме своего пахотного надела и сенных покосов, имел не­
мало жилых и хозяйственных строений (две избы, амбар с черда­
ком, малый амбар с погребом), одежду и дорогие национальные
марийские украшения (два медных котла, винный куб с трубою,
деревянный красный ковш, синий кафтан «сукна яренко», собо­
лью шапку, две белые овчинные шубы, женскую мерлушковую шубу,
обшитую кумачом, несколько женских дорогих головных уборов
ошпу, серьги, вараршакш с деньгами), домашний скот (17 лошадей с
молодняком, 9 коров, 2 быков, 5 телят, 18 овец), бортный ухожай
с пятью бортными деревьями с пчелами да на дворе пасеку 9 ульев.
У него же в должниках числились 32 ясачных марийца, которым он
ссудил «денег и хлеба заемных» 36 рублей 73 коп., ржи — 2,5 четвер­
ти и 5 пудов овса. Да на зятьях числились долги «вздарных» денег за
его дочерей 20 рублей.
Обычно зажиточные марийские дворы были многочисленны­
ми, где в большой неразделенной семье (включая женатых сыновей
с внуками, «братские семьи») трудовая кооперация ее членов в
сочетании с другими социальными факторами способствовали ее
материальному обогащению и относительной стабильности.
Однако при всем имущественном различии все крестьянские
семьи были подвержены различным неблагоприятным природно-
климатическим воздействиям (засуха, ранние заморозки, градоби­
тие, голод, болезни и т. д.), которые делали ее весьма уязвимой.
Более того, все большее негативное воздействие оказывали соци-
60
альные факторы. Это было связано с усилением феодально-кре­
постнического гнета со стороны абсолютистского государства. Так,
если в 1697 г. размер 1 ясака равнялся 1 руб. 27 коп., 1 четверти ржи
и овса, то в 1723 г. он равнялся в различных марийских общинах от
6 руб. 30 коп. до 14 руб., по 2 четверти муки и овса, осмине ржи.
С введением в 1724 г. подушной подати с каждой ревизской души
мужского пола от младенцев до глубоких стариков стали взыски­
вать по 1 руб. Ю коп., в 1762 г. — по 1 руб. 70 коп., в 1768 г. — по
2 руб. 70 коп., в 1783 г. по 3 руб. 70 коп., в 1797 г. — по 5 руб. 70 коп.
ежегодно.
В сочетании с рекрутской, подводной, постойной и другими
повинностями рост подушной подати резко отрицательно сказы­
вался на жизнеобеспечении марийской семьи в целом. Насколько
тяжелы были эти казенные подати и повинности, свидетельствует
хотя бы то, что стоимость одной крестьянской лошади равнялась в
среднем 2—4 руб., коровы — 1—2 руб., пуда ржи — 2—3 коп., овса —
1-2 коп. Тяжесть социального гнета усуглублялась безудержным про­
изволом и злоупотреблениями воеводской власти, приходских свя­
щенников и миссионеров.

§ 21. Массовое крещение марийцев


Русское абсолютистское государство, с учетом изменившихся
конкретно-исторических условий, в конце XVII — первой четвер­
ти XVIII века прилагало заметные усилия по внедрению православ­
ной христианской веры в среду нерусских крестьян-язычников.
Царские указы 1720—1722 годов, направленные казанскому мит­
рополиту Тихону, обещали трехлетнее освобождение от податей,
повинностей и отдачи рекрутов всем крестившимся «иноверцам».
Однако проповеди отдельных священников среди языческого насе­
ления почти не находили отклика. Польстившись на временные
льготы, крестились лишь немногие. К 1724 году всего около 2 тыс.
марийцев Казанского, Уржумского, Царевококшайского, Царево-
санчурского и Яранского уездов приняли христианскую веру. Ос­
новная масса марийцев продолжала придерживаться традицион­
ных языческих верований, тесно связанных с народными обычаями,
культурой, бытом, родным языком и национальным самосозна­
нием. Крестьяне-язычники отвергали попытки крещения, предпри­
нятые специально созданной в 1730 году в Свияжске при монасты­
рях Комиссии новокрещенских дел.
61
Положение резко изменилось в 1740 году. Царский указ от
И сентября провозгласил политику и конкретную программу дей­
ствий по массовой христианизации нерусских крестьян. Ее проведе­
ние было поручено большому штату проповедников, попов, чи­
новников и военных Новокрещенской конторы. Проведение
христианизации преимущественно принудительными средствами и
методами, образование новых церковных приходов в новокрещен­
ских селениях в 40—60-х годах XVIII века обернулось для марийских
крестьян чрезвычайным усилением социального и национального
гнета.
Так, в своих показаниях Сенатской комиссии А. И. Свечина
1763—1764 годов марийцы отмечали, что проповедники право­
славной веры угрожали им насильственным переселением с род­
ных мест, если те не крестятся. Поэтому, «не хотя лишитца домов
своих, многие крестились». В 1746 году свияжский архимандрит
Селивестр совместно с монахами Спасо-Юнгинского монастыря
привел марийцев и чуваш Козьмодемьянского уезда в православ­
ную веру «не по желанию их, но ие принуждения». А «обещанно­
го денежного награждения, платья, обуви, кроме крестов и по
одной иконе в дом, ничего давано не было».
Эта картина массового крещения была типичной и для других
уездов с марийским населением. Некоторые священники, как,
например, А. Афанасьев в Кокшайском уезде, «смертными побои
палкою» внедряли среди марийских крестьян новую веру. В 1748—
1761 годах архимандрит Свияжского Богородицкого монастыря
Евмений ежегодно приезжал с подьячими, келейниками и солда­
тами в марийские селения Казанского уезда для обучения их мо­
литвам и тех, кто не знал христианских обрядов, немилосердно
бил и брал с них насильно «подарки лисицами и куницами», взыс­
кивал деньги и заставлял отдавать по 20 подвод «бес платежа про­
гонов». Члены Новокрещенской конторы под видом «обучения
христианскому закону» закрепощали часть новокрещеных марий­
цев за чиновниками и помещиками. Среди них протоиерей Свияж­
ского Успенского монастыря А. Козьмин раздавал крепостные за­
писи на марийцев управителю дворцовой Кукарской слободы.
Офицеры воинской команды, специально созданной для «защиты
новокрещен от обид и разореней» со стороны местных чиновни­
ков, сами нередко занимались всевозможными злоупотребления­
ми, систематически брали «подарки» с новокрещеных. От них не
отставали и «выборные» бурмистры новокрещенских церковных
62
приходов, угрозами и побоями принуждавшие односельчан бес­
платно работать в своем хозяйстве. Они же брали себе деньги, пчел,
мед, рыбу, солод и сено.
Проведение массовой христианизации в 40—60-х годах XVIII ве­
ка ухудшило положение марийских крестьян и потому, что в те­
чение льготных трех лет за новокрещеных подушные деньги и
другие повинности обязаны были нести некрещеные и ранее кре­
стившиеся «старокрещены». К чему это приводило, видно на при­
мере крестьян Царевококшайского уезда. Желая воспользоваться трех­
летней льготой, в 1742 году здесь «вся черемиса до сущего младенца
крестилась». Однако за них пришлось платить «старым новокреще-
нам» Подгородной волости, крестившимся еще в 1720—1722 годах.
Не удивительно, что обрушившиеся на них подати и повинности
довели их до «совершенной бедности». За недоимки почти все они
были брошены в тюрьму. В 1750 году Казанская губернская канце­
лярия свидетельствовала, что от «великой скудности и великой тя­
гости» многие бежали в леса. Оставшиеся в «иноверии» крестьяне,
в том числе марийцы, пришли от многократно возросших податей
«в крайнее разорение».
Угроза разорения крестьянского хозяйства явилась, таким об­
разом, одним из важнейших факторов в реализации массовой хри­
стианизации, носившей для большинства марийцев в это время
чисто формальный характер, поскольку они продолжали поддер­
живаться традиционных языческих верований и мировоззрения.
Однако следствием массовой христианизации стало строитель­
ство в среде марийского крестьянского населения церквей и по­
явление русских священников. На новокрещеных легли все виды
работ по строительству церквей и содержание церковного притча.
В уездах с марийским населением в это время было построено
более 30 церквей. Каждому священнику приходилось из общин­
ных земель отдавать самые лучшие участки пашен и сенокосов,
платить ругу продуктами и деньгами. Наконец, во взятках и вымо­
гательствах духовенство не уступало чиновникам. Жестоко пресле­
довало и подвергало телесному наказанию через чиновников тех,
кто продолжал «идоложертвенное моление». Так церковнослужите­
ли для марийцев, наряду с другими притеснителями, стали еще
одним из олицетворений феодально-крепостнического гнета.
Массовая насильственная христианизация вызвала упорное со­
противление марийских крестьян. Марийские язычники, несмотря
на угрозы миссионеров и приходских священников, продолжали
63
стойко придерживаться традиционных верований своих предков.
В некоторых новокрещенских приходах были попытки расправ с
православными священнослужителями. Во многих приходах ма­
рийцы не ходили в церковь, не платили ругу, отказывались пред­
ставлять священникам свои общинные земли.
В целом крещение марийцев обернулось для них насильствен­
ным вторжением в их традиционно сложившуюся систему язычес­
кого миропознания. В то же время с началом христианизации свя­
зано распространение письменности, грамотности и открытие школ.

§ 22. Наказы марийцев в Уложенную комиссию


В 1767 г. императрица Екатерина II созвала в Москву 573 депу­
тата от различных сословий для составления нового Уложения или
кодекса законов. Среди них со своими наказами прибыли и 4 ма­
рийских депутата: уроженец д. Большой Китек Казанской про­
винции новокрещеный Петр Иванов, из д. Морки марийский
язычник Чемекей Ишпаев. Марийский депутат Тиляк Денисов
из д. Верхние Тюши привез наказ от кунгурских марийцев. Жи­
телю д. Бадряш Баш Якиму Бекбовову были вручены 9 наказов
марийцев Уфимской провинции. Привезенные ими в комиссию
17 наказов во всем многообразии и полноте отразили действи­
тельное социальное положение, нужды и чаяния марийцев По­
волжья и Приуралья накануне пугачевского движения.
В своих наказах марийцы обращали внимание властей на свое
бедственное и тяжелое положение, вызванное усилением феодаль­
но-крепостнического гнета. Они протестовали против увеличения
размеров подушных и оброчных платежей, обременительных рек­
рутских наборов, постойных, подорожных и других многочислен­
ных казенных повинностей. Марийцы требовали исключить из числа
плательщиков казенных податей престарелых, увечных, малолетних,
беглых, рекрутов и обнищавших сородичей, за которых в каждой
общине приходилось платить немалые деньги. Протесты марийских
крестьян вызывали казенные запреты рубить лес на собственные
хозяйственные нужды и расчищать его под пашню и сенокосы.
Марийцы с возмущением сообщали о самовольных захватах их
общинных земель русскими помещиками, купцами, заводовла-
дельцами, чиновниками, приходскими священниками, о сокра­
щении и нехватке пашен, сенокосов и лесных угодий. В своих на­
казах они гневно обличали бесконечные притеснения, произвол,
64
взятки и поборы со стороны чиновников, воинских чинов и пра­
вославных священников. Вместе с тем марийцы предлагали уси­
лить роль крестьянской общины, как действенного орудия защи­
ты их интересов.

§ 23. Участие марийцев в крестьянской войне


под предводительством Е. И. Пугачева
Усиление социального и национального гнета, насильственное
крещение, произвол воевод, чиновников, духовенства, алчность
купечества и других «кровопивцев» явились важнейшими причина­
ми, подтолкнувшими марийцев Приуралья и Поволжья под знаме­
на защитника народных интересов Емельяна Ивановича Пугачева.
Донской казак Е. И. Пугачев, многое повидавший на своем веку,
испытавший многие гонения и лишения, в сентябре 1773 г. объявил
себя императором Петром Ш. Он возглавил мощное народное дви­
жение, начавшееся среди яицких казаков. За короткий срок к нему
примкнули многие сотни и тысячи обездоленных людей из числа
народов Приуралья, приписные работные люди уральских заводов
и крестьяне. В числе первых к восставшим примкнули и марийцы

Емельян Пугачев на марийской земле.


Репродукция картины Е. Д. Атлашкиной
65
Башкирии, Приуралья и Прикамья. Они с воодушевлением встре­
тили указы «мужицкого царя», навечно жаловавшего их свободой
и вольностью, землей, освобождением от податей и рекрутства,
наделявшего их прежней верой и прежними обычаями. Совместно
с другими повстанцами многие уфимские, кунгурские и прикам-
ские марийцы мужественно сражались за свои интересы против
карательных царских войск под Оренбургом, Уфой, Кунгуром,
Красноуфимском, при взятии Бирска, Осы и других городов, а
также крепостей и заводов. Из своей среды марийские восставшие
выдвинули умелых вожаков Изибая Акбаева, Оску Оскина, Байкея
Тойкеева, Ахмера Агеева, Тиляка Денисова и других.
Вместе с основной силой Е. И. Пугачева марийские повстанцы
Уфимского, Кунгурского уездов и Арской дороги Казанского уезда
принимали участие во взятии губернского города Казани. Взятие
этого города послужило сигналом к выступлению марийских кресть­
ян Алатской дороги (совр. Сернурский, Новоторъяльский, Куже-
нерский районы Республики Марий Эл) Казанского уезда. Однако
это выступление вскоре было подавлено, что было связано с тяже­
лым поражением Е. И. Пугачева под Казанью.
В ходе тяжелых и ожесточенных сражений с регулярными вой­
сками 12—15 июля 1774 г. Пугачев вынужден был отойти из-под
Казани и направиться в сторону Кокшайска. Вечером 15 июля он со
своими людьми в 300 конников достиг Кленовой горы, где и зано­
чевал. По свидетельству очевидца пугачевца Петра Афанасьева,
Пугачев, «оторвавшись в трехстах человеках, бежал по дороге Ца-
ревококшайской и, бежав безостановочно до Кленовой горы, про­
ехав оную, неподалеку реку Илеть переехал, поворотился влево,
уклоняется к Волге». Во время следования Пугачев принял оконча­
тельное решение переправиться в Правобережье и идти в низовья
Волги и Дона.
Еще до переправы Пугачев начал собирать свои распыленные
силы. К вечеру 16 июля ему удалось собрать войско, состоявшее из
1 тысячи человек. Большую помощь пугачевцам оказывали местные
марийские крестьяне: показывали безопасные дороги, собирали
лошадей и фураж, сами записывались в повстанцы, расправлялись
со своими приходскими священниками, уничтожали чиновников
и лесных смотрителей. Гнев восставших обрушился и на некоторых
деревенских притеснителей, сотников и «коштанов». В этом отно­
шении активно действовали восставшие марийцы Красноярской,
Коркатовской, Шалинской и других волостей Галицкой дороги
66
аиЖЕНИЕ п о к ш
ЧЕСКОЙ АРМИИ Е. И.
ЧГДЧЕБЛ
ДВИЖЕНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ
ГРУПП ПУГАЧЕВЦЕВ

, Городд и населенные
т ПУНКТЫ ЗАНЯТЫЕ ПУГЯ-
ЧЕВЦЯМЙ И ОХВАЧЕННЫЕ
ВОССТАНИЕМ
1 Стоянкя НД НОЧЬ ДР-
* мни Е. И. Пугачева
х Места сражений
Границы уездов
/ С овременны е границы
Марий За

Картосхема пугачевского движения в Марийском крае в 1774 г.


Казанского и Кокшайского уездов (совр. Волжский, Звениговский,
Моркинский районы).
Марийцы оказали помощь Пугачеву и в переправе через Волгу
под Кокшайском 16—17 июля 1774 г. Выход главного пугачевского
войска привел к массовому повстанческому движению во всем По­
волжье, и в частности в Козьмодемьянском уезде. Восставшие ма­
рийские и чувашские крестьяне, вооруженные луками, стрелами и
копьями, успешно сражались с карательным войском и даже одер­
живали временные победы. Повстанцы были намерены захватить город
Козьмодемьянск, чтобы расправиться с воеводой-судьей, купцами
и другими притеснителями. Однако этому не суждено было сбыться.
В ходе кровопролитных боев в июле-августе 1774 г. местные повстан­
ческие силы были разбиты. Попавшие в плен жестоко наказаны.
Тем не менее отголоски крестьянской войны долго еще не зати­
хали. В народной памяти Пугачев остался народным защитником,
даровавшим народу вольность и свободу. О нем сложено немало
марийских преданий. С его именем связано много мест, как, напри­
мер, «дуб Пугачева» на Кленовой горе. Участие восставших марий­
цев в пугачевском движении запечатлено в драме С. Г. Чавайна и в
первой марийской опере «Акпатыр», написанной композитором
Э. Н. Сапаевым.

§ 24. Культура марийцев


Из всего многообразия проявлений материальной и духовной
культуры марийцев XVIII века отметим наиболее характерные.
Народная крестьянская культура марийцев в XVIII веке носила
традиционный характер. Из поколения в поколение в марийских
крестьянских семьях и общинах передавались умения возделывать
землю, содержать скот, ловить рыбу, охотиться на зверей, изго­
товлять орудия труда, различную утварь, посуду, одежду, обувь,
строить жилища, готовить пищу и многое другое. Творческое само­
бытное начало было свойственно для устного народного творчества
(легенды, предания, сказки и т. д.) и народного искусства (песни,
танцы, украшения и т. п.). Но главным все же было умение возде­
лывать землю-кормилицу. Не случайно марийцы в 1767 году заяви­
ли, что как «ныне, так и в будущее время» нужно проявлять все­
мерную заботу «о размножении хлебопашества», являвшегося
«наиглавнейшей надобностью рода человеческого» и важнейшим
средством «к поправлению государственных податей».
68
Марийка в летнем наряде. Р исунок XVI I I века

В XVIII веке традиционная народная языческая религия сохра­


няла господствующие позиции в марийской деревне и освящала
важнейшие стороны деятельности каждого марийца. На семейных,
общинных и более крупных «земляческих» молениях и жертвопри­
ношениях своим богам марийские язычники просили «Кого Юмо»
и другие божества дать им счастья, здоровья, урожая, плодородия,
ума и богатства и защитить их от «всякого зла», «от худых людей, от
злой болезни, от глупых людей, от судьи худаго и от вздорного
человека», помочь им своевременно казенные «подати платить» и
сохранить свое лично свободное социальное положение.
Формирование основных представлений об окружающей при­
роде, обществе и человеке было невозможно без устоявшихся
понятий родного марийского языка, сохранившего богатейший
опыт предшествующего историко-культурного развития. Не слу­
чайно в первой марийской грамматике 1775 г. приведены такие
важные имена прилагательные, характеризующие человека: эре-
кан — свободный, патыр — сильный, сай — хороший, пийлан —
69
счастливый, сулукан — греш­
******** &'*"*&* С™**««* Л огоса ный, а также глаголы, опре­
******
ӦЫ&НР& ы »м
.ло-тАи делявшие его мысли и поступ­
&**4*¥’*'**‘: ки: шонем — думаю, полшем —
-чЧ^дел:*’~/ помогаю, утарем — избавляю,
УДеУг -уд,..- освобождаю, йылмем — верю.
Как и у других народов, у ма­
> " 3 > >;д > 7 1 рийцев основные понятия, пред­
ставления и нормы поведения
а**'/»’*™и прививались молодому поколе­
'<**,** *«***" УЧ нию через патриархальное ро­
•Р /Х ^ дительское и общинное воспи­
у &&$**«** в
тание. «На словах от старейших»
«К***,*.**
Алие не- Я е г г а р а * СҤЮ.« И., е* й» * с.хи «а С ЙА молодые усваивали такие извеч­
«К ЯГОК«У *.« *«*<<( М.УӰ/Я ^ ' ы лсд.,

Л *, &*>■&*** к 44*/ ные истины, как «не бранитца,


ми пруиъче&А. не красть, с соседом не ссорить­
$*ч*е,<я*’<** ть$>
ся, на друга не мутить» и не рас­
гг»£«•/>£, Мм<и*и*1%
путничать. Результатом такого «на­
родного» воспитания являлось то,
У*Д.Д что многие марийцы «между со­
бою весьма дружелюбны и от
П о д п и с и м а р и й ц е в (тамга)
в документе
вредных раздоров всегда уклоня­
ются, богов своих и дни празд­
ничные почитают с великим благоговением и то, что запрещает вера и
обычай, редко преступают». По свидетельству современников второй
половины XVIII века, лучшим из основных «черемисских размышле­
ний» — представлений марийцев является необходимость в почита­
нии и сохранении ими в своей памяти «родителей», неукоснительно­
го соблюдения их образа жизни, «ибо уподобляться своим предкам,
сохранять их непорочные нравы похвально и для других народов».
Крупной вехой в культурном развитии марийцев стало возник­
новение письменности и грамотности. Издавна у марийцев широ­
кое распространение имели картинное письмо (пиктография), раз­
личные знаки (иероглифы) и числовые обозначения. Знаки «тамга»,
восходящие к родовым, марийцы вырезывали на деревянных брус­
ках и бирках ножом, на земле обозначали лопатой, на «личных»
деревьях и бревнах вырубали топором. Марийская «тамга» ставилась
на документах. «Тамгой» марийцы обозначали принадлежность той
или иной собственности; знак выступал в качестве символа двора,
семьи, мог означать число. Единицы обозначались простыми вер-
70
тикальными палочками (I I I), а десятиричные — в виде римской
десятки (XXX). Были и специальные обозначения для сотен {шӱдӧ),
тысяч (тӱжем). Среди счетных документов в широком употребле­
нии были бирки сборщиков податей, домашние и пастушьи, и
также полевые, загонные и другие.
Марийская письменность, основанная на русской графике, воз­
никла в 1775 году. Именно в этом году Российская Академия наук
издала в Петербурге «Сочинения, принадлежащие к грамматике че­
ремисского языка». Книга была составлена в Казани под руковод­
ством Вениамина Пуцек-Григоровича с помощью марийских уча­
щихся. Кроме грамматики в ней был русско-марийский словарь,
насчитывающий около 1 тыс. слов.
Богатство марийского языка на основе русской графики отра­
зилось и в некоторых словарях XVIII века, из которых отдельные
содержали до 11 тысяч слов о самых различных сторонах быта и
культуры марийцев.
Первые три стихотворения — четверостишия на марийском язы­
ке (горном и луговом) появи­
лись в 1767, 1782 и 1795 годах.
Они были написаны ученика- СОЧИНЕН1Я
ми-марийцами Казанской но­ п р И н А Д Л Р. Ж А 1Д I I
вокрещенской школы и духов­ *ъ
ной семинарии и относятся к ГР АММАТИКА
виршевой поэзии.
В XVIII веке были сделаны и ЧЕРЕМИСКАГО ЯЗЫКА.
первые заметные шаги в распро­
странении грамотности и цер­
ковного школьного образования
среди марийцев. В годы петров­
ских реформ несколько учащих­
ся из числа марийцев обучались
при Казанском архиерейском
доме. В 20—30-е годы XVIII века
вместе с другими из числа не­
въ с а в е т авт кг шу* г *
русских народностей марийские нрм ИкоервшорскоД Авадан* я*уяЪ
учащиеся обучались также при •7П п«д*.
новокрещенских школах горо­
дов Казани и Свияжска.
На основе царского указа Обложка первой
1740 г. в Царевококшайске, как марийской «Грамматики»
71
и в ряде других уездных городов Казанской губернии, предус­
матривалось открытие новокрещенских школ. Лишь спустя не­
сколько лет, в 1749 г. деревянное здание Царевококшайской но­
вокрещенской школы было построено, а занятия в ней начались
в 1750 г. В школу были набраны 50 мальчиков из марийских
семей. В 1755 г. Царевококшайская школа вместе с учащимися и
учителями была передана в Казань, где просуществовала до 1800 г.
Знания в школах давались самые элементарные. Обучение велось
на церковнославянском и русском языках. Голод, телесные наказа­
ния, болезни были характерными явлениями жизни учащихся.
Многие дети убегали из школ. Всего в новокрещенских школах в
XVIII веке из марийцев было подготовлено до 150 дьячков приход­
ских церквей, 5—10 учителей и 20—30 волостных писарей. Несколько
мальчиков из горных марийцев в конце XVIII в. обучалось в Ниже­
городской духовной семинарии.
Характерно, что в XVIII в. учеными Академии наук было начато
исследование народов страны, в том числе и марийцев. Российские
ученые Г. Ф. Миллер, И. Г. Гмелин, В. Н. Татищев, П. С. Паллас,
И. П. Фальк, И. Г. Георги, П. И. и Н. П. Рычковы и другие изучали
хозяйственную жизнь, культуру и быт народов Поволжья и При­
уралья.
В своих анкетах, в заметках и описаниях ученые отмечали осо­
бенности природных условий в местах расселения марийского на­
селения, где имелись «леса великие»; указывали размеры селений и
численность мужчин-марийцев в различных административно-тер­
риториальных единицах; писали о дружественном характере отно­
шений марийских крестьян с другими народами, достойном
«удивления»; характеризовали основные виды хозяйственной дея­
тельности, в которых они «прилежны», а в охоте с луком и стрела­
ми, лесном и домашнем пчеловодстве «весьма искусны»; отдавали
должное труду марийских крестьянок, изучали народное художе­
ственное творчество марийцев.

Вопросы и задания

1. Покажите на карте территорию расселения марийцев в XVIII веке.


2. Какие изменения произошли в численности марийцев в XVIII веке?
3. Чем было вызвано массовое переселение марийцев на восток?
4. Опишите основные хозяйственные занятия марийцев.
5. Как было организовано управление марийской деревни?

72
6. Каким было социальное и имущественное положение марийских
крестьян?
7. Какими методами было осуществлено крещение марийцев в 40—60-х
годах XVIII в.?
8. Расскажите об участии марийцев в Крестьянской войне 1773—1775 гг.
9. Опишите некоторые особенности духовной культуры марийцев XVIII века.
Ю. Что писали о марийцах ученые-путешественники?

Пояснения устаревших слов

Бобыли — обедневшие крестьяне.


Генеральное межевание — размежевание границ земельных владений в
конце XVIII — начале XIX вв.
Подушная подать — денежные налоги (мар. — лӱмокса), ежегодно взыс­
киваемые в казну с податных лиц мужского пола.
Ревизская скаска — показание при проведении переписи мужского насе­
ления.
Рекрут — солдат.
Руга — фиксированные поборы деньгами и продуктами с крестьян в пользу
приходских священников.
Тептяри — часть жителей Башкирии; так называли большую часть вос­
точных марийцев.
Глава V .
М А РИ Й Ц Ы В X I X В Е К Е

§ 25. Изменения в жизнеобеспечении марийцев:


традиции и новации
Система жизнеобеспечения марийцев в XIX веке включала в
себя земледелие, животноводство, лесные и другие виды крестьян­
ских промыслов и занятий. В совокупности она позволяла обеспе­
чить поступательный рост марийского населения. Если в 1795 году
общая численность марийцев составляла 158 тысяч человек, то в
1858 году она равнялась 210 тыс., а в 1897 году — 375 тысяч человек
обоего пола. За столетие численность марийцев возросла более чем
в два раза.
Причем, в 1897 году численность луговых марийцев, прожи­
вавших в основном в Казанской (Царевококшайский, Казан­
ский, Чебоксарский, Мамадышский), Вятской (Уржумский и
Яранский уезды) и Костромской губерниях, составляла 227 тыс.
человек (60,5 %). Горные марийцы, расселенные в основном в
Козьмодемьянском уезде Казанской и Васильском уезде Ниже­
городской губерний, соответственно насчитывали 43 тыс. человек
(11,5 %). Численность восточных марийцев Уфимской (80 тыс. чел.),
Пермской (16 тыс. чел.) и Вятской (10 тыс. чел. — Елабужский и
Сарапульский уезды) губерний равнялось 105 тыс. человек (28,0 %).
Географическое размещение марийцев оставалось почти без
изменения. Они по-прежнему занимали обширную территорию
Поволжья и Приуралья, начиная от берегов Волги и ее притоков
на западе и до реки Белой на востоке. При всем различии среды их
обитания и некоторых особенностей языка, диалектов, материаль­
ной и духовной культуры, марийцы считали себя единой этничес­
кой общностью — марийским народом (мары халык).
Горные марийцы компактно проживали в Правобережье Вол­
ги и частично — в заволжской части, в Поветлужье. Среди них во
второй половине XIX века различались небольшие «земляческие»,
по месту жительства, группы. В Правобережье (Кырык сир) про­
живали шурмары (сурские марийцы), кутыр мары (Горная Кушер-
74
га), шошмары (емангашские); марла мары (Еласы); в Левобере­
жье — кожла мары (Юксары, Отары, Куплонга); вӹтлӓ мары
(ветлужские), ӹрде мары (ардинские), рутка мары (руткинские) и
другие. Соседями горных марийцев в Правобережье были «верхо­
вые» чуваши (виръял) и русские, а в Левобережье — луговые ма­
рийцы и русские.
Луговые марийцы занимали междуречье Ветлуги и Вятки, бас­
сейны рек Большой и Малой Кокшаги, Илети и Юшута. В XIX веке
типичными для обозначения групп луговых марийцев стали назва­
ния — «шернур марий», «торъял марий», «ромео марий», «ярань марий»,
«морко марий». Эти и подобные им названия были непосредственно
связаны с местом их жительства. Соседями луговых марийцев были
русские, которые в XIX веке со стороны севера и северо-востока
(вятские, яранские, санчурские, уржумские) активно проникали
в марийские земли. На юге и юго-востоке луговые марийцы кон­
тактировали с татарами и частично с удмуртами. Среди луговых
марийцев имелись смешанные русско-марийские и марийско-та­
тарские селения.
Восточные марийцы, в свою очередь, включали такие этни­
ческие территориальные обозначения, как «виче марий», «малмыж
марий», «ӱпӧ марий», «кунгур марий» и другие. Они проживали как в
чисто марийских селениях, так и смешанных (марийско-татар­
ские, марийско-удмуртские, марийско-башкирские, марийско-рус­
ские и др.). В отличие от горных и луговых марийцев, восточные
марийцы находились в более активном и оживленном культурно-
хозяйственном контакте со своими соседями — татарами, башки­
рами, удмуртами и другими народами.
Различия в местожительстве и природных условиях оказывали
заметное влияние на особенности хозяйственных занятий всех эт­
нических групп марийцев. Тем не менее, и в XIX веке все марий­
ские крестьяне все еще продолжали связывать свое жизненное бла­
гополучие с земледелием и урожайностью своих полей.
В первой половине XIX столетия они по-прежнему интенсивно
корчевали лес, добывали новую пашню и заселялись на новых местах
своими «илемами». На новых полях, как и на старых, вели трёхполь­
ный севооборот (озимой и яровой клин, пар). Выращивали рожь,
овес, пшеницу, ярицу, полбу и другие полевые и огородные куль­
туры. Развивалось хмелеводство, начиналось разведение картофеля,
местами (у горных марийцев) — садоводство (вишни, яблони, сли­
вы). Зерновые урожаи были невысокими. Однако полученного хлеба
75
хватало, чтобы прокормить семью и домашнюю скотину, а часть
сбывать и на рынке (в особенности деревенские богатеи).
Положение в марийском земледелии заметно ухудшилось во
второй половине XIX века. Ни традиционные приемы возделыва­
ния земли и привычные орудия труда крестьян — соха {шогавуй),
плуг {сабан, агавуй), борона {тырма), серп {сорла), коса {сава, со),
цеп {сапондо) и т. п., ни новшества в орудиях пахоты и боронова­
ния (бороны с железными зубьями), ни селекция и новые сорта
семян, использование веялок, молотилок при молотьбе зерна не
могли уже обеспечить высокого урожая. Хлеба едва хватало до вес­
ны. Во многом это было связано не столько с примитивностью
сельскохозяйственных орудий, сколько с истощением земли. Тон­
кий слой плодородной почвы, типичный для лесной полосы, к
этому времени весь был выпахан. Новых участков для корчевки
леса уже нс хватало, так как почти все марийские леса были за­
креплены за казной. Крестьянского скота явно не хватало, чтобы
в полной мере удобрять поля навозом. Марийцы в это время мог­
ли удобрять лишь свои огороды, конопляники и ближние поле­
вые участки.
Сильно страдали марийцы и от малоземелья, в особенности
горные и луговые (за исключением иранских, уржумских, а также
восточных). Это произошло из-за того, что их общинные земли
были захвачены казной. Сказывался и заметный прирост населения.
Число крестьянских едоков возросло, а размеры земельных наде­
лов дробились и сокращались. Мешали мелкополосица, чересполо­
сица и сорняки.
Случались и стихийные бедствия (ранние заморозки, суровые
зимы, засухи, град, дождливое лето и т.п.), приводившие в конеч­
ном счете к гибели урожая и массовому голоду, как, например, в
1891 году.
И тем не менее для марийцев земледельческая деятельность име­
ла непреходящее значение. Она была образом их жизни, последова­
тельно включающим в себя несколько циклов.
Первый этап был связан с весенне-полевыми работами. К этому
времени марийские земледельцы заранее готовили свои сельскохо­
зяйственные орудия труда, проверяли семена и проводили посев
зерновых яровых культур.
Традиционно полевые работы марийцы (преимущественно лу­
говые и восточные как наиболее устойчивые приверженцы язычес­
ких верований) начинали с весеннего «праздника сева» — агавай-
76
х
п

Сельскохозяйственные орудия:
1 — соха, 2, З — бороны (сплетённая из жердей и дощаная),
4 — лукошко для сева зерна

рем. По общинному согласию в одном месте {шелык) вначале вместе


собирались все взрослые мужчины деревни или общины. Затем к
ним присоединялись женщины и дети. Каждая семья приходила со
своим домашним угощением. Начиналось моление. В своих молитвах
марийские крестьяне-язычники просили богов дать им хорошей
погоды, урожая хлебов, много скота и пчел, успешно провести все
хозяйственные работы, здоровья домочадцам, скоту и всей живно­
сти. При этом домашних животных в жертву не приносили. Моля­
щиеся довольствовались принесенной из дома пищей. Остатки еды
уносили домой. Во время моления однодеревенцы из своей среды
выбирали «удачливого» человека «с легкой рукой». Ему поручали
провести «решающую» первую борозду. Завершался «агавайрем» об­
рядом «изгнания» шайтана (сӱрем), олицетворявшего злые силы
природы, а также песнями, плясками, конскими скачками, кача­
нием на качелях и т. п.
77
Первый сев марийцы сопровождали и стародедовским магичес­
ким действием урлык лукмаш («вынос семян»). По этому языческому
обряду несколько сваренных вкрутую яиц и горбушку хлеба клали
в севалку с зерном. Затем глава семьи, сеятель, содержимое севалки
бросал в землю и приговаривал: «Пусть будут крупными, как яйца».
После этого кусок хлеба и одно яйцо зарывал в землю. Оставшиеся
яйца подбирали прибывшие на свой надел члены его семьи. Затем
вся семья совершала небольшую молитву. В обращении к «матери-
земле» (мланде-ава) молящиеся просили ее оказать содействие в
получении будущего урожая. После этого трапезничали оставши­
мися яйцами.
Весной марийцы сеяли яровые полевые культуры: овес, полбу,
лен, коноплю, ячмень, горох, пшеницу, просо и гречиху. Опира­
ясь на вековые наблюдения за природой и погодой (поведение
животных, насекомых, состояние растений и другие народные
приметы), марийские земледельцы обычно сроки посева и боро­
нования проводили в самые оптимальные сроки. Землю обрабаты­
вали с большим прилежанием и любовью. Нередко пашню пахали
и бороновали даже по два раза.
Начавшиеся летние заботы были связаны с уходом за посевами,
вспашкой пара и борьбой с сорняками. В середине июня марийские
земледельцы пахали «отдохнувший» пар под озимую рожь и выво­
зили навоз на поля. Через некоторое время производили вторую
вспашку и тем самым смешивали пашню с навозным удобрением.
Обычно вторая вспашка проводилась ближе к сенокосу. Между пер­
вой вспашкой пара и сенокосом марийские язычники-крестьяне
устраивали большое летнее моление (кӱсӧ кумалтыш). Молению
предшествовал магический обряд изгнания злых сил (сурем). Затем
начинались общие моления и большие жертвоприношения домаш­
них животных с закалыванием десятков голов скота и птицы. По­
мимо традиционных просьб об урожае и плодородии во время «кӱсӧ
кумалтыш» вводился двухнедельный запрет на все виды домашних
и полевых работ. Молящиеся угощались мясом, печеным хлебом и
домашним пивом. Иногда, в случае засухи, проводились дополни­
тельные летние моления. Вторая половина лета и осень были самые
трудоемкие и напряженные. Проводимые в это время жатва и убор­
ка хлеба требовали колоссальных и чрезвычайных трудовых усилий
всей крестьянской семьи. На жатве были заняты все. Во второй по­
ловине июля начиналась уборка озимой ржи. Она сопровождалась
языческим обрядом в честь нового урожая (угинде пайрем). Из ново-
78
го урожая пекли свежий хлеб, затем проводилось семейное моле­
ние, куда приглашались родственники и соседи.
В начале августа вслед за рожью поспевали яровые хлеба. Их по мере
поспевания убирали. Одновременно засеивали озимые, возили и скир­
довали хлеб, освобождали поле для пастьбы скота. Тут же срочно мо­
лотили зерно нового урожая ржи, чтобы засеивать озимое поле.
Осенью в погожие дни начинали обмолот нового урожая. Рожь
и овес молотили до поздней осени. Обычно перед обмолотом сно­
пы сушили в овинах. В это время марийцы для сушки использовали
как традиционные овины — шиши (марла явун), так и только рас­
пространяющиеся срубные овины (рушла явун). Снопы сушились и
в банях.
В страдную пору марийские общинники прибегали к «помочи»
(вӱма, ума). Во время сенокоса, жатвы и обмолота как деревенские
кулаки, так и беднота «за угощение» просили соседей и сородичей
оказать безотлагательную помощь. Общинные помочи имели место
и при других работах.
Уборка урожая завершалась традиционным языческим молени­
ем с жертвоприношением в священной роще и благодарностью
своим богам-покровителям.
Важное значение в жизнеобеспечении марийцев занимало
животноводство. Марийские крестьяне Поволжья и Приуралья в
XIX веке содержали лошадей, коров, овец, свиней, коз, кур, гу­
сей, уток. При этом для первой половины века было характерным
наличие значительного поголовья животных и птиц. Достаточная
обеспеченность марийского подворья тягловой лошадиной силой и
мясомолочной продукцией во многом объясняется тем, что для
содержания скота имелись немалые площади сенокосов, лесов, пе­
релогов, пастбищ и выгонов. Положение заметно изменилось во
второй половине XIX века, когда из-за нехватки земли скот содер­
жать стало труднее. Поголовье скота и птицы в это время неуклонно
сокращалось.
Основная масса марийских крестьян имела в своем хозяйстве
1—2 лошади, столько же коров и другой живности. Во второй
половине XIX века заметно возросло число безлошадных и беско­
ровных. Между тем небольшое число зажиточных марийцев имело
много скота. Для их содержания деревенские богатеи скупали об­
щинные участки бедноты, арендовали сенокосные угодья и до­
полнительно покупали стога сена.
Наличие лошади являлось важнейшим признаком хозяйствен-
79
ной самостоятельности марийской семьи. Поэтому тщательному ухо­
ду и содержанию лошадей марийцы уделяли самое пристальное
внимание. Лошади были в ведении мужчин. Другой домашний скот
(коровы и др.) находились под присмотром женщин и детей.
Традиционные занятия марийцев охотой, рыболовством и пче­
ловодством в этом столетии занимали все более скромное место в
их жизнедеятельности. Особенно это стало заметным во второй
половине XIX века.
Марийцы-охотники, в основном взрослые мужчины, занима­
лись охотой обычно в зимнее время. Охотились на таких зверей как
лось, олень, медведь, куница, белка, росомаха, лисица, заяц, гор­
ностай, дикая коза, рысь, бобр, выдра, норка и др. Для охоты
использовали лук и стрелы, копья, капканы, сети, яды, самостре­
лы и все чаще ружья. Били птиц: тетерева, рябчиков, глухарей и
другую дичь. Охотничья добыча была несомненным подспорьем для
содержания семьи и уплаты податей (в особенности у луговых и
восточных марийцев). Кроме того, занятия охотой вырабатывали
такие качества у марийских охотников как наблюдательность, зна­
ние повадок птиц и зверей, выносливость, силу воли, решимость
и другие.
В отличие от охоты, продукция рыболовства у марийцев шла
почти исключительно на собственное потребление. Речную и озер­
ную рыбу (лещ, голавль, щука, окунь, налим, карась и др.) ма­
рийцы повсеместно ловили бреднями (келДе, претньык), сетями
(вапш), мордами из прутьев (воштыр мурда) или ниток (шӱртӧ
мурда), саками (атма, сак), острогами (оршака, суито), крючками
(эҥыр) и другими орудиями. Чаще всего и с большей отдачей ис­
пользовались сети.
Марийцы и в XIX веке сохраняли традиционную любовь и по­
чтительное отношение к пчелам. Однако значение пчеловодства в
хозяйстве марийцев постепенно уменьшалось. Сказывались сокра­
щение общинных лесных угодий, рубка липовых деревьев, порча
бортных деревьев и ульев, кражи меда и другие факторы. Занятие
пчеловодством (бортное, ульевое) требовало много времени и за­
трат. Поэтому основная часть марийских земледельцев не находила
времени, чтобы успешно заняться этим. Число марийских пчелово­
дов сокращалось. Лишь состоятельные марийские семьи, а иногда и
середняки, занимались пчеловодством. Некоторые из них имели
крупные пасеки (мӱкшотар) до 180 ульев и колод пчел в лесу. Та­
кие владельцы вывозили воск и мед на рынок. Во второй половине
80
XIX века зажиточные марийские пчеловоды вносили и некоторые
новшества в традиционное пчеловодство. Они покупали рамные
ульи и медогонку, строили помещения для зимовки пчел и куль­
тивировали медоносные растения.
Характерно, что все традиционные промыслы сопровождались
магическими языческими обрядами марийцев.
Женское домашнее ткачество в основном удовлетворяло потреб­
ности марийской семьи в одежде и обуви. Часть холста шла на про­
дажу.
В XIX веке все более значимое и самостоятельное значение у
марийцев приобретали другие виды крестьянских промыслов. Боль­
шое распространение в первой половине века стали получать лес­
ные промыслы. В свободное от земледельческих работ время, ма­
рийцы, в основном луговые, все чаще отрывались на лесорубные
работы и лесосплав. Они рубили липовый лес и заготовляли лыко и
мочало; ткали мочальные рогожи (мешки), циновки, кулье; плели
лапти, веревки, канаты, конные и судовые шлеи; выделывали де­
ревянную посуду и домашнюю утварь. На горной стороне помимо
прочего марийские ремесленники изготовляли сани, колеса, лод­
ки, паромы и другие предметы. Заметно популярнее стала сухая
гонка смолы и дегтя, в особенности в Царевококшайском уезде.

Дегтярное производство. Р еп родукц и я карт и н ы В. К. Т и м о ф еева

81
Вырученные от этих промыслов деньги были значительным под­
спорьем для марийской крестьянской семьи.
Часть обедневших крестьян в это время уходила на заработки на
отхожие промыслы: нанималась бурлаками на баржи, сплавляла
лес, трудилась на купеческих, казенных и крестьянских заводах-
мануфактурах и других тяжелых работах. За свой труд марийские
бедняки получали лишь гроши.
Во второй половине XIX века лесные промыслы марийцев еще
более усилили свои позиции. В это время широкое развитие у луговых
и горных марийцев получили обработка дерева, изготовление рогож
и кулей, гнутой мебели, плетеных сундуков, корзин, и в особенно­
сти смолокурение. При этом продукция смолокурения вывозилась
далеко за пределы края. Мастера-ремесленники из числа горных ма­
рийцев в основном производили гнутую мебель, сундуки, корзины,
плетеные тарантасы, диваны, кресла, стулья и даже гусли. Славились
своим ремесленным мастерством и восточные марийцы, они изго­
товляли тарантасы, сундуки, корзинки из соломки, сплетенные из
коры дерева ящики, футляры и т. п. Среди них имелось немало хоро­
ших плотников, кузнецов, столяров и портных.
Некоторые зажиточные марийцы владели и небольшими промыс­
ловыми заведениями: водяными и ветряными (с середины XIX в.)
мельницами, кузницами, а также красильными, кирпичными, ов­
чинно-дубильными, зерносушильными, колесно-ободными, гон­
чарными заведениями. В условиях развивающихся товарно-денежных
капиталистических отношений часть разбогатевших марийцев заня­
лась посреднической торговлей. Скупка и перепродажа крестьянских
изделий и промышленных товаров приносила им немалые барыши.
Обедневшая и разорившаяся небольшая часть марийцев добы­
вала деньги на отхожих промыслах. Во второй половине XIX века
марийские бедняки были заняты на сезонных и постоянных рабо­
тах: на лесосплаве, бурлаками, в городах на различных заводах и
фабриках, приисках, плотниками, на распиловке леса, на приста­
нях грузчиками, извозе. Нанимались на сенокос и жатву. Уходили
плотничать и выполнять другие виды работ.
Важным фактором укрепления хозяйственных связей внутри
марийской общности, а также марийцев с другими народами стало
усиление торговли между волостями, уездами и губерниями. Ма­
рийцы все чаще сбывали свои продукты (рогожи, кули, хлеб, хмель,
коровьи кожи, холст, шерсть, телеги, сани, колеса, деготь, пуш­
нину и др.) на ярмарках скупщикам, русским и татарским купцам
82
в Царевококшайск, Козьмодемьянске, Яранске, Уржуме, Чебок­
сарах и других городах. Часть своей продукций они продавали на
еженедельных сельских ярмарках в Ежово, Ронге, Еласах, Покров­
ском и других селах. Во всех волостях, селах и городах еженедельно
по определенным дням проводились базарные дни, куда стекались
и окрестные марийские крестьяне. Через скупщиков-посредников
и купцов марийские изделия и сырье (корабельный, строевой и
дровяной лес, пушнина, хмель, воск, мочальные изделия, кули,
рогожи, циновки, веревки, гнутые марийские стулья, сани, теле­
ги и другие товары) вывозились за пределы проживания марийцев
(Казань, Нижний Новгород, Пермь, Ирбит, Москва, Санкт-Пе­
тербург, Оренбург, Саратов, Царицын, Астрахань и другие горо­
да). В марийские уезды и волости завозились железные изделия,
различные фабричные сукна, шелковые и бумажные материи, са­
хар, чай и другие товары.
К концу XIX века традиционное жизнеобеспечение марийцев
претерпело заметные перемены. Тем не менее, натурально-патри­
архальный уклад хозяйственной жизни оставался определяющим.
Середняцкие хозяйства составляли большинство. Деревенских бо­
гатеев и бедноты (без лошади и коровы) среди марийцев было
немного.

§ 26. Социальное положение марийцев.


Реформа П. Д. Киселева и управление
марийской деревней
В XIX веке марийцы относились к категории казенных крестьян.
Поэтому они занимали приниженное социальное положение. Как
и другие соседние «крестьянские народы», марийцы находились в
прямой зависимости от царской власти. Русскому царю, как соб­
ственнику государственных земель, на которых они проживали,
приходилось платить всё возрастающие денежные подати и выпол­
нять многочисленные казенные повинности. Непосредственно на
местах марийцы испытывали царский гнет через многочисленных
его чиновников. Эти чиновники жили в уездных и губернских го­
родах. Они стремились воспользоваться каждым удобным случаем,
чтобы поживиться за счет крестьян.
За владение землей каждая марийская община обязана была
вносить в казну необходимые денежные платежи. Деньги в общине
собирали с каждого дворохозяина. Размеры ежегодных сборов за-
83
висели от имущественной состоятельности. Сосед выручал соседа.
Нередко деревенские богатеи, уплатив деньги за бедняков, застав­
ляли их отрабатывать в своем хозяйстве. Основная масса общинни­
ков сохраняла свою хозяйственную самостоятельность, но едва могла
сводить концы с концами, так как почти все заработанное тяже­
лым физическим трудом приходилось отдавать алчным чиновни­
кам. Так общинной круговой порукой достигалась исправная упла­
та растущей подушной подати и других денежных платежей. Размеры
казенных сборов были так тяжелы, что немало марийских дворов
разорялось, в особенности начиная с середины XIX века.
Марийцам приходилось испытывать и другие виды казенных
натуральных повинностей. Их заставляли содержать в исправности
дороги и мосты; своевременно предоставлять подводы и самим
перевозить казенные грузы, чиновников, рекрутов, арестантов и
многое другое. Заставляли участвовать в постройке казенных зда­
ний, запасных хлебных магазинов (имелись в каждой деревне на
случай неурожая), помещений волостного правления и прочее.
Приходилось отрываться на несение караульной службы при каза­
чьих пикетах, участвовать в тушении пожаров. Этих повинностей
было много. Они были очень обременительны. Ведь нередко прихо­
дилось выполнять их в самую страдную летнюю пору, когда каж­
дый час дорог. Перенести или временно освободиться от этих тягот
можно было, уплатив лишь требуемые взятки чиновникам и дру­
гим вымогателям.
Тяжелой оставалась рекрутская повинность. Ежегодно десятки и
сотни марийских парней забирались в царскую армию. Рекрутов
крестьянские семьи давали по очередности, по заранее составлен­
ному списку. При отдаче конкретного юноши в армию многое за­
висело и от решения общинного схода, рекрутского старосты, во­
лостного головы и волостного писаря. Было правилом, что холостые
должны были идти вперед женатых, что из одной семьи нельзя
подряд забирать в рекруты, что единственный подросток, буду­
щий кормилец и глава семьи, не должен идти в армию. От армии
освобождались и «лашманы», занятые на тяжелых корабельных ра­
ботах. На деле, нередко путем подкупа, зажиточные деревенские
богатеи и многочисленные «семьянистые» дворохозяева вместо своих
сыновей зачисляли в рекрутский набор юношей из малочисленных
и обедневших семей. Потеря кормильца и трудоспособного члена
семьи была очень ощутимой и тяжело сказывалась на этих семьях.
Ведь служили на первых порах бессрочно, и домой обратно едва ли
84
кто возвращался. С введением 25-летнего срока службы, а затем
6-летнего (с 1874 г.) основная масса бывших солдат возвращалась
домой, они наделялись частью общинной земли, вели свое хозяй­
ство. Часть грамотных отставных солдат и нижних воинских чинов
(некоторые марийцы дослуживались до звания унтер-офицера), в
особенности во второй половине XIX века, обучала крестьянских
детей в школах. Примечательно, что марийские воины, солдаты и
матросы, показали замечательные образцы мужества и героизма в
Отечественной войне 1812 года, заграничных походах русской ар­
мии 1813—1814 гг., кавказской, крымской войне 1853—1856 гг. и
обороне Севастополя, русско-турецкой войне 1877—1878 гг. и дру­
гих сражениях. Многие из них были отмечены наградами, имели
медали и другие знаки отличия. Так, серебряной медалью на геор­
гиевской ленте «За защиту Севастополя» 1854—1855 гг. за героизм
были награждены марийские солдаты, уроженцы Козьмодемьян­
ского уезда: из д. Нуженал — унтер-офицер Е. И. Иванов, рядовые
из д. Малые Паратмары — И. И. Ильин, с. Емелево — С. Романов,
д. Цыганово — Н. Е. Ефимов, околотка Верашангер — Т. Захаров и
другие.
Тяжесть денежных налогов и повинностей усугублялась и тем,
что марийская деревня, находясь в глубинке, вне контроля, тем са­
мым была отдана на разграбление царским чиновникам. В 1817 году
марийцы Казанской губернии совместно с чувашами подали че­
рез своих ходоков царю большое прошение. В нем содержалось 10930
жалоб. Марийцы жаловались на произвол, поборы, взятки, истяза­
ния и «бесконечные лихоимства», творимые над ними чиновника­
ми всех рангов. Во всех уездах свирепствовали «главные начальники
уездов» — капитан-исправники. Через волостных голов и писарей,
под угрозой жестоких наказаний, заставляли собирать с крестьян
деньги на «свои нужды». Громадные взятки взимались при отправке
рекрутов. Утверждение исправником каждого волостного головы и
писаря сопровождалось взяткой в 400 руб. с каждого. Собственно
волостные власти (голова и писарь) сами наживались, устраивая в
свою пользу незаконные денежные поборы. Не случайно у марий­
цев даже сложилась поговорка: «Чего бога бояться, ведь бог не пи­
сарь!» Не отставали от них и деревенские разорители-коштаны.
Судебные разбирательства нередко приводили и истца, и ответчи­
ка к разорению, так как мздоимство судей не знало границ. Казен­
ные лесничие («форшмейстеры») по самым мелким придиркам не
допускали крестьян рубить лес на свои нужды. Лишь отдав требуе-
85
мые «подарки», можно было рассчитывать на стройматериалы и
дрова. Покупка марийцами казенной соли и вина обычно сопро­
вождалась обманом. На народных бедах наживались и русские при­
ходские священники. Перечень жалоб был настолько впечатляю­
щий, что царь направил для расследования в Казанскую губернию
специальную Сенатскую комиссию. Однако ни эта правительственная
комиссия, ни другие сенатские ревизии не могли искоренить взяток
и злоупотреблений чиновников.
По мнению крупного государственного чиновника графа П. Д. Ки­
селева, тяжелое положение казенных крестьян, в том числе ма­
рийцев, можно было улучшить. Для этого необходимо только про­
вести реформу управления.
До реформы П. Д. Киселева 1837—1841 гг. марийские крестьяне в
первой трети XIX века в пределах своего уезда подчинялись адми­
нистративно-полицейской власти капитан-исправника. Он стоял
во главе нижнего земского суда и был главой уездного населения.
Исправник подчинялся губернатору. По судебным делам марийцы
были подсудны судье нижней земской расправы. Деньги вносили
уездному казначею. Указом 1797 года в казенной деревне, в том
числе марийской, были созданы волостные правления. В каждой
волости, включавшей несколько общин, насчитывалось до 3 тыс.
ревизских душ (около 6 тыс. человек обоего пола). Во главе волости
были поставлены волостной голова и писарь. Каждое селение воз­
главлялось старостой. Для обеспечения «порядка» выбирались де­
сятские. Сборщики податей собирали деньги в казну. Рекрутские
старосты отдавали рекрутов в армию. Смотрители хлебных запас­
ных магазинов (амбаров с собранным крестьянским семенным за­
пасом на случай неурожая) отвечали за их наполняемость и сохран­
ность. У восточных марийцев в 1798—1865 гг. существовало кантонное
управление.
Реформа П. Д. Киселева еще более запутала управление марий­
ской деревней. А число царских чиновников, стоявших над ней,
увеличилось.
По закону 1837 года вплоть до 1866 года марийские крестьяне
находились в ведении Министерства государственных имуществ. По
новой структуре управления каждая губерния разделялась на окру­
га, округ — на волости; волость — на сельские общества. Предпола­
галось, что честные чиновники губернской палаты и окружного
управления и разумная правительственная политика помогут под­
нять хозяйственное благосостояние казенных крестьян и тем самым
86
обеспечат исправное поступление в казну податей и выполнение
повинностей, внедрят законность, порядок, тишину и спокойствие.
На деле реформа принесла крестьянам лишь новые тяготы. Чи­
новники нового ведомства содержались за счет крестьян. Соответ­
ственно, общие расходы на содержание чиновников (уездных и
окружных, губернских и палаты государственных имуществ) воз­
росли вдвое. По своему произволу чиновники новых учреждений
не уступали прежним.
Непосредственно марийцев реформа коснулась на уровне реор­
ганизации волостного и сельского управления. Волостное правление
стало своеобразным приводным ремнем, через который окружной
начальник (обычно из русских дворян) передавал распоряжения и
устанавливал свою власть над марийскими крестьянами. Сама во­
лость была укрупнена. В ней стало вдвое больше жителей (до 12 тыс.
человек обоего пола). Она стала состоять из нескольких смежных
сельских обществ. Волостные органы (волостной сход, волостные
правления, управа и расправа) должны были заботиться о сохранно­
сти общинных земельных фондов своей волости и рассматривать дру­
гие неотложные вопросы. Волостное правление состояло из волост­
ного головы и двух заседателей. Они выбирались марийцами из своей
среды на сельском сходе и утверждались окружным начальником.
Волостная управа состояла из числа тех же головы и двух его помощ­
ников. Новый орган — волостная расправа, как судебная инстанция,
рассматривала небольшие дела по ссорам, дракам, семейным разде­
лам и подвергала наказанию провинившихся. Обычно члены волост­
ного правления и расправы избирались на 3 года. Однако первенству­
ющую роль в правлении играл писарь (обычно из числа русских
горожан-мещан). Он назначался окружным начальником и чувство­
вал себя в правлении полновластным хозяином.
Нижним ярусом местной администрации являлось сельское уп­
равление. Каждое сельское общество насчитывало до 3 тыс. человек
обоего пола. Оно состояло из одного или нескольких поселений.
Органами сельского общества были сельский сход, начальство и
расправа. В каждом обществе выбирали сельского старосту (от 1 до
З старост), сборщиков податей, смотрителей хлебных магазинов,
двух «добросовестных» сельской расправы для судебных дел, поле­
совщиков для охраны казенного леса, пожарных старост и сотских.
Старшина возглавлял сельскую расправу и занимался разбором
споров, жалоб и проступков крестьян. Как видно, через сельский
(общинный) сход марийские крестьяне были прикованы к аппа-
87
рату царского управления. При этом волостное и сельское управле­
ние содержались за счет крестьян. Для марийцев расходы на местное
управление по сравнению с прежними возросли на четверть.
Новая громоздкая система управления еще более ухудшила поло­
жение марийских крестьян. Она не смогла искоренить ни злоупот­
реблений исправников, ни натиска новых чиновников. Эти чинов­
ники меньше всего занимались хозяйственной, общественной и
нравственной жизнью марийцев. Их «попечительная» политика боль­
шею частью свелась лишь к сбору хлеба в запасные амбары, введе­
нию общественных запашек на случай неурожая, нажимному вне­
дрению картофеля в марийскую деревню и т. п. Нередко эти
мероприятия сопровождались такими злоупотреблениями и издева­
тельствами чиновников, что это вызывало настоящие «картофель­
ные» бунты.
Установившаяся система управления марийцами (и их социаль­
ное положение) без особых изменений оставалась вплоть до конца
XIX века. Буржуазные реформы 60—70-х годов привнесли в марий­
скую деревню тенденции укрепления общинной земельной соб­
ственности с элементами закрепления пашни в семейно-наслед­
ственную собственность, сокращение срока службы в армии,
заметное распространение среди марийцев грамотности, открытие
земских и других школ, библиотек, оказание врачебной помощи.
Вместе с тем возросли налоги, усилилась власть земских начальни­
ков, становых приставов и полицейских стражников над марийца­
ми, продолжалось наступление государственной православной цер­
кви на марийское язычество.

§ 27. Крестьянские восстания марийцев


Усиление социального гнета марийцев в XIX веке вызвало с их
стороны различные формы стихийного протеста. Крестьяне стре­
мились уменьшить бремя казенных податей и повинностей. Во вре­
мя проведения переписи мужского населения они укрывали от
внесения в «ревизские души» для уплаты налогов малолетних маль­
чиков, седых стариков, убогих, бедных и беглых. Иногда в наруше­
ние царских указов самовольно на казенных землях скашивали сено,
рубили лес, ловили рыбу, охотились на зверей. Нередко марийские
крестьяне подавали жалобы царским властям на злоупотребления и
произвол, творимые чиновниками. Требовали их наказания. Одна­
ко зачастую власти молчали или наказывали самих правдолюбцев.
88
Доведенные до отчаяния своим безысходным положением, тя­
жестью податей и повинностей и безнаказанностью местных чи­
новников обездоленные мирные земледельцы устраивали стихий­
ные крестьянские восстания. Такая волна мощных крестьянских
«картофельных бунтов» в казенной деревне ряда губерний Россий­
ской империи пронеслась в середине XIX века. В них активное уча­
стие приняли и марийские крестьяне Козьмодемьянского уезда
Казанской губернии. Поводом послужило насильственное принуж­
дение чиновниками местной администрации к посадке картофеля
на «общественных запашках». Причины же, побудившие марий­
ских, чувашских и русских крестьян взяться за оружие, были более
глубокие. Марийские крестьяне были недовольны тем, что рефор­
ма П. Д. Киселева еще более ухудшила их положение. В условиях
нехватки земель, под «общественные запашки» у них отняли самые
лучшие участки общинных полей. Насильственное принуждение
местными чиновниками немедленно сажать на этих участках карто­
фель вызывало повсеместное раздражение и неповиновение. Ма­
рийские крестьяне посчитали, что с переводом их в ведение Ми­
нистерства государственных имуществ они «передаются в личную
крепостную зависимость» царских чиновников этого ведомства.
Основанием для такого мнения послужили: вмешательство чинов­
ников в их хозяйственную и общественную жизнь; жесткая регла­
ментация в управлении; весьма частые денежные сборы, каких рань­
ше не было; неимоверное увеличение числа подводных повинностей;
невиданные мздоимства чиновников министерства и чиновников
земской полиции во главе с исправником, приводившие крестьян
к полному разорению.
Стихийное возмущение марийских крестьян началось еще в ав­
густе 1840 г. Вопреки указам, они отказывались вводить обществен­
ные запашки. Сопротивление возросло весной 1841 года. Карто­
фельные десятины появились лишь в некоторых волостях. Крестьяне
не возражали против создания запасных хлебных амбаров. Но про­
сили, чтобы этот хлеб собирали с каждого дворохозяина, а не от
специально отведенных запашек. Власти не прислушались к этим
крестьянским просьбам. Осенью 1841 — весной 1842 года намере­
ние крестьян отказаться от посадки картофеля и учреждения об­
щественных запашек приобрело более организованную форму. Во
главе недовольных встали грамотные отставные солдаты, унтер-офи­
церы и кантонисты.
Весной 1842 года развернулось само крестьянское восстание.
89
Среди горных марийцев оно известно как «Акрамовская война»
{Ӓкрӓм вырсы). Восстание носило массовый характер. В нем приняли
участие десятки тысяч марийцев, чувашей и русских крестьян. Чис­
ленность восставших Чебоксарского, Ядринского и Козьмодемь­
янского уездов составляла около 120 тысяч человек. Все вышли из
повиновения. Особенно активными были действия восставших ма­
рийских и чувашских крестьян Акрамовской, Татар-Касинской,
Кожваж-Сигачкинской, Больше-Юнгинской волостей Козьмодемь­
янского уезда.
В мае 1842 г. события здесь приобрели драматический характер.
Противостояние крестьян и царских чиновников с войсками за­
вершилось большим кровопролитием.
Еще в первой половине мая исправник и другие чины пытались
заставить крестьян вводить запашки и сажать картофель. В ответ
марийцы и чуваши не только оказали им явное неповиновение, но
стали угрожать и даже расправляться с отдельными чиновниками.
Исправник вызвал для усмирения непокорных карательные войска
из Казани.
Между тем разрозненные группы крестьян стали собираться к
селу Акрамово, которое стало центром восстания. Здесь собралось до
5 тысяч восставших. 19 мая их стало 8 тысяч. В этот же день к селу
прибыли первые воинские команды во главе с самим губернатором
и управляющим губернской палатой государственных имуществ. Войдя
в село с барабанным боем, команда в батальонном строю была по­
ставлена на площади возле церкви напротив бушующей массы. Затем
к начальству были вызваны доверенные крестьяне от восставших.
После недолгих увещеваний, каратели перешли к усмирению воен­
ной силой. Вооруженные лишь косами, вилами, кольями и топора­
ми восставшие оказали ожесточенное сопротивление. Но силы были
явно неравными. Восставшие не выдержали натиска казаков и солдат.
Многие разбежались или попали в плен. В последующие майские дни
между восставшими и карателями произошло еще несколько крово­
пролитных столкновений. С обеих сторон было немало убитых и ра­
неных. Лишь прибытие новых воинских команд окончательно по­
зволило властям усмирить восставших.
В «Акрамовском восстании» марийские, чувашские и русские
крестьяне до конца стояли за свои интересы. Лозунги восставших
«Не хотим запашки!», «Жить по-старому», «Повторим времена
Пугачева!», «Сабля так сабля, Сибирь так Сибирь!» наиболее харак­
терно отразили особенности этого восстания.
90
Военно-полевые суды жестоко расправились с захваченными
марийскими и чувашскими повстанцами. Более тысячи человек
подверглись жестоким телесным наказаниям розгами и железными
палками, были брошены в тюрьму. Наиболее активные участники
сосланы в Сибирь.
Подавление восстания не поколебало намерений марийских
крестьян противостоять произволу царских властей и во второй
половине XIX века.
Новое мощное стихийное выступление марийцев произошло в
1887—1889 годах. На этот раз восстали доведенные почти до полно­
го разорения марийские крестьяне Конганурской, Кичминской,
Кужнурской и Кораксолинской волостей Уржумского уезда Вят­
ской губернии. Центром восстания стала деревня Токтарсола Кон­
ганурской волости. Ее жители и примкнувшие к ним соседние селе­
ния и волости оказывали длительное упорное сопротивление властям.
Они заявили, что непосильные подати и повинности, установлен­
ные в 1866 году и усилившиеся в 1886 году, довели их до полной
нищеты, что у них сборщики отняли по описи последнюю скоти­
ну, лошадей, коров, птицу, домашнюю утварь и одежду. Прибыв­
шая воинская команда сурово расправилась с восставшими. Более
150 человек наказано розгами, а недоимки насильно взысканы.
Суровые наказания властей, однако, не могли сломить волю
народа. Обездоленные марийские крестьяне как умели и как могли
сражались за свои интересы, за приемлемые условия жизни.

§ 28. Национальное движение.


Противостояние марийского язычества и христианства
Социальное угнетение марийцев сопровождалось насильствен­
ной русификаторской политикой. В этих целях русский царизм ис­
пользовал православную церковь, которой была поставлена задача
окончательного искоренения языческих верований. Для насажде­
ния православной веры церковь использовала самые различные
методы и средства. На протяжении XIX столетия они не раз меня­
лись. Однако усилия православной церкви во многом оказались
безуспешными, они разбивались о непоколебимую приверженность
марийцев (в основном луговых и восточных) традиционным на­
родным языческим верованиям своих предков.
Особенно сильному массированному натиску государственной
православной церкви марийцы подверглись в первой половине
91
XIX века. За исполнение языческих молений и жертвоприношений
их сурово наказывали. Православные миссионеры и приходские свя­
щенники, опираясь на военную и полицейскую силу местных ис­
правников, запугивали приверженцев язычества ссылкой в Сибирь
и внеочередной отправкой в рекруты, налагали большие денежные
штрафы, заставляли на марийские крестьянские деньги строить
новые церкви. Наиболее активные марийцы были брошены в тюрь­
му, подверглись наказанию розгами и плетьми. Но все безуспешно.
Марийцы предпочитали ходить не в церковь, а в священную рощу.
Продолжали молиться своим богам и приносить им жертвоприно­
шения, нежели выполнять православные обряды и исповедоваться
у священника, не знавшего марийского языка.
Неповиновение властям было массовым. Марийские язычники
упорно боролись за сохранение традиционных верований. К ним
присоединились ранее крестившиеся марийцы. Они выступили под
лозунгом «возврата к старой вере».
Живучести марийского язычества способствовали многие при­
чины. Среди них — стойкое представление каждого марийца о своей
принадлежности к соплеменникам, говорящим на родном языке.
Важным обстоятельством являлась знакомая с детства привычная
природно-географическая лесная среда обитания с обычными объек­
тами поклонения и обожествления растительного и животного мира,
в особенности «священного дерева», мольбищ-кереметей и священ­
ных рощ «кӱсото». Сказывались и единый натурально-патриархаль­
ный уклад хозяйственной жизни, связанной в первую очередь с
земледелием, а также принадлежность марийцев к сословной катего­
рии государственных крестьян с их ясачной и языческой менталь­
ностью. Важным цементирующим фактором марийского язычества
выступала крестьянская сельская община с ее эмоционально-психо­
логической окраской: «стоять всем за един» и «каждому делать то,
что делают все — односельчане и родичи». Бесспорна роль и народ­
ной педагогики, воспитательное значение семьи и общины.
Периодически проводимые в это время языческие моления (се­
мейные, деревенские, общинные, родственные, всеобщие) были
важным фактором поддерживания этнического самосознания ма­
рийской общности. Среди многочисленных священных рощ, где
производились семейные, родственные и общинные моления, у
марийцев имелись особо почитаемые места, где периодически со­
бирались многотысячные массы марийцев из различных уездов и
губерний для свершения языческих обрядов. Таким знаменитым
92
местом была священная роща у д. Кюпрян Сола, что недалеко от
с. Сернур. Сюда стекались марийские язычники из сорока с лиш­
ним селений Уржумского уезда, а также марийцы Царевококшай-
ского уезда Казанской губернии, Малмыжского и Елабужского
уездов Вятской губернии и Бирского уезда Уфимской губернии.
Большие моления проводились также у д. Варангуш (вблизи с. Мор-
ки) Царевококшайского уезда, куда приходили, помимо жителей
Казанской губернии, марийские язычники из Вятской и Кос­
тромской губерний. Грандиозные моления отмечались в окрестно­
стях с. Помьялы Чебоксарского уезда. Большие моления проводи­
лись в Южской волости Яранского уезда и других местах.
Обычно поводом для очередных больших молений, проводив­
шихся через 1—4 года, было «видение во сне» местным языческим
жрецом. Выполняя «волю богов», прорицатель высказывал необхо­
димость запоминающегося моления «всем марийским народом» в
священной роще, называемой «всемирной» — тӱня ото или тӱня
кӱсото. Эта весть широко разносилась по всей округе расселения
луговых и восточных марийцев специальными ходоками. Они со-
Священная роща

бирали молящихся представителей из разных волостей, уездов и


губерний. Во время «всемирного» моления их руководители — ма­
рийские жрецы (мужан, карт, юктуч) обращались к своим собрать­
ям не с обычным самоназванием народа «марий», а с особым и
только здесь употребляемым словом калык-шамыч — по смыслу:
«марийский народ как единая семья». На таких крупных молениях,
как, например, в 1827 г. вблизи д. Варангуш и в 1828 г. около д. Кюп-
рян Сола, у марийцев еще более укреплялось чувство солидарности
и сопричастности к общенародным интересам. Марийское язычество
имело важнейшее значение в поддерживании этнического самосозна­
ния марийской общности, не имевшей никакой общенародной орга­
низации, кроме как религиозной. Весьма примечательным в этой
связи было изречение марийских язычников о том, что «нашу веру
кончать — нас кончать». Это свидетельствовало о глубоком понима­
нии марийцами наличия тесной связи между традиционными язы­
ческими верованиями и сохранением своей этнической общности
как народа.
Это понимание необходимости следования языческим обрядам
было характерно и для второй половины XIX века. Немало «истин­
ных» приверженцев традиционной языческой религии (марла вера)
из числа луговых и восточных марийцев продолжали молиться в
священных рощах своим богам. В то же время часть новокрещеных
марийцев стала приверженцами православной веры (рушла вера), в
особенности горные марийцы.
Усиление позиций православия в марийской деревне и некото-
94
рое ослабление язычества среди марийцев были вызваны изменив­
шимися условиями и обстоятельствами. Не достигнув успеха на­
сильственными административно-полицейскими и карательными
действиями, власти решили использовать новые, более гибкие, ме­
тоды христианизации. Наряду с открытием новых приходов, стро­
ительством часовен и церквей (а церквей в крае в конце XIX в.
насчитывалось более 150), более качественной подготовкой свя­
щенников, было обращено внимание на необходимость постепен­
ного внедрения в сознание людей основ православия на родном
языке. Особенно результативной оказалась система Н. И. Ильмин-
ского. Этот профессор Казанской духовной академии выступил про­
тив насильственных методов насаждения христианства и предлагал
целенаправленно развивать языческие воззрения в духе учения пра­
вославной религии. С этой целью были разработаны основы «хрис­
тианского просвещения» всех «иноверцев», в том числе марийцев.
Они включали в себя разработку марийской письменности на ос­
нове русской графики, перевод и издание священных книг, подго­
товку священноцерковнослужителей и миссионеров из числа са-

Троицкая церковь
села Малый Сундырь
95
мих марийцев, богослужение в церкви на родном их языке, откры­
тие церковно-приходских школ и монастырей. Эти методы оказа­
лись более успешными, и уже во второй половине XIX века среди
немалой части марийцев стали распространяться библейские сказа­
ния о первопредках и христианских святых. Священники стали
выходить с молебнами и на марийские поля. Марийцы все более
стали придерживаться двоеверия: ходили и в церковь, и в кюсото;
молились и своим богам, и Христу.
Вместе с тем, новое наступление христианства повлекло за
собой зарождение в последней четверти XIX в. марийского сек­
тантского движения под названием «Кугу сорта» («Большая све­
ча»). В 1877 году на крупном молении марийцев в Юкшумской
волости Яранского уезда его руководители братья Якмановы и
другие решили отказаться и от христианства, и от язычества в его
тогдашнем виде. Они провозгласили о создании новой, «истинно
марийской веры» без примеси христианства. Это религиозное дви­
жение охватило несколько тысяч человек. Его участники активно
боролись за «чистоту веры», не подчинялись священникам и чи­
новникам, не посещали церковь, не платили церковную ругу и не
совершали христианские обряды. За подобные действия многие «ку-
гусортинцы» подверглись суровым и жестоким гонениям. Наиболее
активные их них были брошены в тюрьму и отправлены в ссылку.
Заметим, что почти одновременно с этим среди части горных
марийцев заметно активизировалась христианская миссионерская
деятельность собственно марийских проповедников. Было открыто
несколько монастырей (например, Михайло-Архангельский), по­
слушниками и монахами в которых были исключительно марий­
цы, ставшие проповедниками православия.
В целом распространение православия среди марийцев имело
как свои отрицательные, так и положительные моменты.

§ 29. Культура и быт марийцев


Издавна материальная и духовная культура марийцев была са­
мобытной и самодостаточной. В XIX веке она получила дальнейшее
развитие. В новых исторических условиях она стала испытывать еще
большее воздействие со стороны культуры других народов. Ска­
зывались и правительственная политика, и развитие буржуазных
отношений в стране.
Марийцы в XIX веке продолжали жить в сельской местности —
96
деревнях, выселках, околотках, починках и селах (села появились
на марийских землях еще в середине XVIII века в связи с построй­
кой церквей). Обычно поселения марийцев располагались в лесных
и открытых местах — в живописной местности с обильной зеленью
деревьев, вблизи источников питья: рек, речек, озер, ключей,
родников, оврагов и редко у болот. В XIX веке под поселения стали
осваивать и более возвышенные, водораздельные места. Марийские
селения в первой половине XIX века были малодворными и состо­
яли из одного (илем) или большею частью из 2—3 дворов. Селений
в 20—30 дворов и более было немного. Во второй половине столе­
тия количество среднедворных и болыпедворных поселений увели­
чилось. Некоторые деревни (в особенности правобережных горно-
марийцев) насчитывали 100—150 дворов и более. Это вызывалось
ростом народонаселения и сокращением общинных земельных уго­
дий. Тем не менее, и в конце XIX века у всех групп марийцев мел­
кие деревни преобладали, что было связано с периодическими
переселениями из отцовских поселений (деревень и сел) на даль­
ние участки общинных владений части дворовладельцев. На новых
местах переселенцы устраивались дворами и основывали новые
починки и выселки. Обычно эти поселения носили имена своих
первооснователей.
Постепенно изменялась и планировка селений. В первой поло­
вине столетия, как и рапсе, марийцы строили свои дома произ­
вольно, без уличной планировки. Часто несколько дворов группи­
ровались вокруг дома своего родоначальчника — лишь бы быть
поближе к родным. Общинно-родовые связи сильно сказывались
на такой «кучевой» застройке. Положение заметно изменилось во
второй половине столетия. Указами властей была введена уличная
планировка марийских деревень. Дома стали ставиться в уличный
ряд. В конце XIX века у марийцев уже преобладала уличная или
улично-квартальная планировка.
Умелые плотники, марийцы строили свои жилища и хозяйствен­
ные постройки в основном лишь с помощью топора. В XIX веке
стали использовать продольную и поперечную пилы. Марийская усадь­
ба {сурт) включала крестьянский двор и огород с гумнами и огора­
живались изгородью {сурт пече). Двор {кудо-пече) состоял из де­
ревянной избы {пӧрт), традиционного марийского жилища —
кухни {кудо), клетей, амбаров и помещений для хранения соломы
и сена. Обычно во двор входили через простые одностворчатые
ворота, сделанные преимущественно из поперечных жердей {марла
97
ТУРЖ Ч 1 ?и ж ы > з з;рз'А/Г д

Горные и луговые марийцы.


И л л ю ст р а ц и я к н и ги « Д р евн я я и н о ва я Р о сси я» ( С И б ., 1 8 7 7 )

капка). Имелись погреба, а в некоторых дворах — колодцы. Исклю­


чительно важное бытовое и обрядовое значение имела баня. В банях
не только мылись и парились. В бане лечились средствами народной
медицины; женщины обычно рожали детей (считалось, что здесь
обитал дух-покровитель здоровья членов всей семьи); совершались
языческие магические действия. Баню обязательно топили после
похорон покойника, накануне поминок усопших родственников,
при приеме гостей. С бытовой стороны баня иногда использовалась
для варки пива, сушки снопов и волокна.
Во второй половине XIX века марийская усадьба, в отличие от
предшествующего времени, приобрела прямоугольную конфигура­
цию. Увеличилась площадь огорода. Некоторые строения двора стали
связываться между собой. Появились новые постройки — срубный
(«русский») овин и русские ворота. Преобладающее значение при­
обрели жилые «белые» избы с печью и дымоходом, хотя курные
избы (шем пӧрт) кое-где сохранились и в конце XIX века. Разнооб­
разнее стали внутреннее убранство жилищ, домашняя утварь. У за­
житочных марийцев появились самовары, вместо лучины — кероси­
новые лампы и другие покупные вещи.
Основной пищей марийцев являлись растительные, мясомолоч­
98
ные и рыбные продукты. В повседневной жизни питались ржаным
хлебом, картофелем (с середины XIX века), редькой, пустыми
щами, супом, борщом и кашей. Более разнообразной пища стано­
вилась в праздничные дни и во время исполнения языческих обря­
дов. На столах появлялись небольших размеров вкусные пироги с
различными начинками (когылъ) и большие пироги (коман кинде),
блины (мелна), суп с клецками (лашка), ватрушки (перемен), ле­
пешки из пресного теста (шергинде), пшеничные масляные лепеш­
ки из кислого теста (салмагинде), молоко (шӧр), кислое молоко
(торык), сметана (шӧрвал, патыл), масло (ӱй), пахтанье (оран), сыр­
ники (туара), творог (тувыртыш), мясо вареное и копченое, кол­
баса (сокта), яйца (муно), сделанный из ржаной, овсяной и горо­
ховой муки кисель (кышал, немыр), каша (пучымыш), жидкая
изготовленная на молоке яичница (мунын тувыртыш). Квас (шопо),
пиво (пура, сыра) и крепкие медовые напитки (пӱрӧ) были люби­
мыми напитками марийцев. Некоторым подспорьем были лесные
богатства: мясо диких зверей и дичи, земляника, малина, костяни­
ка, черемуха, смородина, брусника, клюква, гонобобель, черни­
ка, орехи, клюква, грибы. В рационе немалое место занимала рыба.
Белый хлеб, чай и другие покупные продукты и в конце XIX века
были большой редкостью в марийской лерсвне.
Одежда и обувь марийцев в XIX веке претерпели незначительные
изменения. В основном довольствовались тем, что производили свои­
ми руками. На простейшем прядильном и ткацком инвентаре жен­
щины пряли и ткали. Выделывали тонкий шарпанный, толстый ру­
башечный и портяночный, редкий подкладочный и другие по
толщине холсты. Шили мужскую и женскую одежду. Это были руба­
хи (тувыр) и штаны (йолаш), нательные и одновременно носильные.
Женские белые холщовые рубахи богато украшались специальными
вышивками, подвесками, украшениями из монет, бисера, рако­
вин-каури и т. д. Одежда стягивалась поясом. Сохранил свое значение
легкий белый распашной кафтан (шовыр), богато орнаментирован­
ный вышивкой. «Шовыр» поверх рубахи носили не только женщи­
ны, но и мужчины. В холодное время надевали теплый кафтан из
домашнего сукна (мыжер). Зимой невозможно было обходиться без
шубы (ужга). Шубы чаще других домочадцев носили мужчины, ко­
торые работали вне дома и занимались извозом. Специфические осо­
бенности имела праздничая одежда, она была более дорогой и кра­
сивой, с богатым орнаментом и украшениями.
Мужчины летом носили белые и черные шляпы, сделанные из
99
войлока {портыш). Зимой надевали шапки {упш). Богатеи предпочи­
тали собольи, куничьи и беличьи шапки. Женщины носили плоти.
Ежедневной обувью у марийцев были лапти {йыдал) с холщовыми
и суконными онучами (ыштыр). Праздничные лапти были более
тонкого плетения. Зажиточные носили сапоги {кем). Из кожи изго­
товляли также башмаки, бахилы и другую обувь.
Характерно, что с середины XIX века в одежде горных, луго­
вых, восточных марийцев стали проявляться заметные различия
(цвет, покрой, украшения). Во второй половине XIX века марий­
цы стали использовать пестрядь и фабричные ткани. На марийский
костюм, в особенности мужскую одежду, все большее влияние
оказывали заимствования от русского и других народов. Мужчины
стали носить полушубки, косоворотки, «картузы» и прочую одеж­
ду «русского типа».
Быт марийцев был неотделим от семейной жизни. Семья явля­
лась основной ячейкой марийской деревни. Главой семьи считался
мужчина. Его слово было решающим во всех делах. Однако в реше­
нии важных семейных дел он советовался с женой. Замужняя жен­
щина имела немалый авторитет в семье. Крестьянские семьи ма­
рийцев были крепкими. Разводы были очень редки. Обычно на
каждом дворе поживала одна семья (5-6 человек). Но нередко встре­
чались дворы численностью в 20—30 человек. Такие большие семьи
включали престарелых родителей и 2—3 женатых сыновей с внука­
ми. Марийцы считали, что чем больше детей в семье, тем лучше для
ведения хозяйства. Детская смертность была однако высокой. Вы­
живали лишь наиболее выносливые. На семье тяжело отражались и
разные невзгоды (распространение чахотки, зоба, трахомы, спаи­
вание торговцами марийцев и т. д.). Из-за этого в некоторых местах
во второй половине XIX в. почти не было прироста марийского
населения.
Духовная культура марийцев была тесно связана с их язычески­
ми верованиями и представлениями. Большим своеобразием отли­
чалось устное народное творчество. Как и раньше, в XIX веке у
марийцев бытовали различные сказки о животных, богатырях, вол­
шебниках, героях, красавицах. Большое распространение имели ис­
торические мифы об Онаре, народе овда и другие. Исторические
предания о патырах (богатырях), завоевании Иваном Грозным
Казани, об Акпарсе, Аказе, Пашкане, Болтуше, Мамич-Бердее и
других воспевали мужество и героизм народных заступников. Не­
мало преданий имелось о разницах и пугачевцах. Меткостью отли-
100
чались марийские приметы, пословицы и поговорки. Душа народа
раскрывалась в его песнях. Без песни, пляски и веселья не обходи­
лись ни одна свадьба, ни одна посиделка, ни один праздник. Песни
во многом передавали душевное состояние и переживания челове­
ка. Нередко они сопровождались игрой на гуслях (кӓрш, кӱсле), во­
лынке {шӱвыр), гармони (с конца XIX в.) и других инструментах.
Полны лиризма и любви к природе были трудовые песни. Как,
например, эта, записанная в XIX веке:
Высоко-высоко на дальней горе
Клеть на сваях я поставил.
Возле этой клети
Кленовый шест воткнул.
Попросил у отца топор.
Он дал с оловянным укладом.
Попросил у матери полосу (земли).
Она дала окруженную луговиной.
Были и печальные, грустные песни о тяжелой доле. Расставание
с родными и родной землей (возможно, навек) отразилось в рек­
рутских песнях:
Покидать родную землю,
Где ты рос, где врос ты в землю,
Очень больно, очень трудно...
Бесправное положение марийцев отразилось и в одной из пе­
сен, исполнявшейся в XIX веке:
В Казани гора — гора медная,
Поскользнется кованый мерин.
И ворота, ворота медные,
Не открыть барабанным боем.
В Казани сидят чиновники
За столом от лени страдают.
Дуб средь полей за воротами,
Листья сбрасывая, страдает.
Наши отцы и матери,
Нам хлеб добывая, страдают...
Исторические песни воспевали героизм и мужество марийцев в
наиболее драматические периоды народной жизни. Среди горных
мари исполнялся, например, «Марш Акпарса» — песнь о временах
вхождения марийцев в состав Русского государства и их участии во
взятии Казани.
Важной составной частью марийской культурной жизни в
101
XIX веке стало распространение «христианского просветительства»
и школьного образования. Начало школьного образования среди
марийцев, как и у некоторых народов Поволжья и Приуралья (чу­
ваши, мордва, удмурты), в значительной мере было связано с пра­
вительственной политикой христианизации «иноверцев». Первые
не совсем удачные «опыты новокрещенских школ» XVIII века по­
казали светским и духовным властям, что есть необходимость обу­
чения «инородческих» детей на родном языке по месту их житель­
ства и что тем самым можно добиться внедрения основ православной
веры в их языческое сознание.
В начале XIX века в ряде мест с санкции властей приходские
священники открыли сельские церковно-приходские училища,
находившиеся в ведении Министерства народного просвещения.
Одними из первых марийских школ стали приходские училища,
открытые в селе Морки (1821 г., первый учитель — местный свя­
щенник Я. А. Смирнов, дед будущего известного историка, про­
фессора Казанского университета И. Н. Смирнова, автора первой
обобщающей книги о марийцах «Черемисы») и в селе Малый Сун-
дырь (1822 г., учителем являлся священник И. В. Померанцев). В них
обучались крестьянские дети из марийских семей. На родном языке
им давались основы православной веры, «закона божьего», а также
чтения, языка и счета. В 30-е годы XIX в. марийские школы откры­
лись в селах Ронга, Сотнур, Токтайбеляк, Юледур и других селе­
ниях. Большую христианскую просветительную работу развернул
А. А. Альбинский. В ходе реализации киселевской реформы новые
школы в 40—50-х годах XIX в. были открыты в селениях Тумью­
мучаш, Старый и Новый Торъял, Нурма, Пектубаево, Шиныиа,
Косолапово, Великополье, Сернур и др. Учителями в них работали
в основном русские (священники, семинаристы, кантонисты, от­
ставные чиновники), знающие марийский язык. Со временем в
школах появились и первые марийские учителя. Это были выпуск­
ники духовных семинарий, миссионеры и священники, внесшие
немалый вклад в дело «христианского просветительства» марий­
ских детей. Для них они писали рукописные книги и буквари, пе­
реводили тексты священных писаний, обучали чтению, письму и
счету. К середине века число марийских школ и учеников возросло.
Однако уровень грамотности (в особенности женщин) был крайне
низким. В это время на 1 тысячу человек едва ли приходился лишь
один грамотный человек. Об этом с горечью писал известный уче­
ный и просветитель С. М. Михайлов, одним из первых выступив-
102
ший за распространение просвеще­
ния среди марийцев и чувашей.
Положение со школьным обу­
чением заметно изменилось во вто­
рой половине XIX века. По данным
всероссийской переписи 1897 г. на
100 человек марийцев уже прихо­
дилось 16 грамотных мужчин и две
женщины (по Казанской губернии).
Общее количество школ перевали­
ло за несколько сотен, а марийских
учащихся — за несколько тысяч. Ста­
бильно готовились учителя (мужчи­
ны и женщины из числа марийцев).
Согласно закона 1864 года «Положе­
ние о начальных народных учили­
щах», особых правил «О мерах к об­ И. Н. Смирнов

разованию населяющих Россию


инородцев» (1870 г.) и «Правилам о церковных приходских шко­
лах» (1884 г.) в нерусских школах обучение велось на родном языке
учеников. Это касалось всех типов сельских школ: земских, госу­
дарственных и церковно-приходских училищ, школ «Братства свя­
тителя Гурия», воскресно-повторительных классов. Несмотря на
большую нужду и лишения, наиболее способные стремились полу­
чить более высокое образование. Они выезжали в города и там обу­
чались за свой счет (иногда наиболее одаренным выдавалось казен­
ное жалование). Будущие марийские учителя обучались в Казанской
инородческой учительской семинарии (открыта в 1870 г.) и Бир-
ской инородческой учительской школе (1882 г.), Уньжинской цен­
тральной черемисской двухклассной школе (1894 г.), духовных ака­
демиях, семинариях и других образовательных учреждениях и
курсах. Школы стали снабжаться и первыми марийскими букваря­
ми, изданными на марийском (горном и луговом) языке. В 1867 г.
в Казани И. М. Кедровым был издан печатный букварь «Упро­
щенный способ обучения чтению черемисских детей горного на­
селения», а в 1870 году — Г. Я. Яковлевым под таким же названи­
ем для обучения чтению луговых марийцев. Кроме азбуки, в этих
первых марийских букварях помещались православные молитвы и
библейские рассказы. В 1892 г. был напечатан «Букварь для восточ­
ных черемис» П. П. Ерусланова.
103
Г. Я. Яковлев С. А. Нурминский

Школьная система во второй половине XIX века в целом среди


марийцев сыграла важную культурно-просветительскую роль. В то
же время многие школы ютились в неприспособленных, сырых и
тесных помещениях, где не хватало света и тепла. Часто в школь­
ных библиотеках не хватало букварей, книг. Деньги выделялись
мизерные. Учителя и ученики бедствовали. И даже в таких тяжелых
условиях учителя-подвижники стремились давать побольше зна­
ний своим ученикам. Со временем школьные выпускники стано­
вились заметными людьми, а некоторые в будущем — видными
марийскими просветителями. Среди них С. Г. Чавайн, В. М. Васи­
льев, П. П. Глезденев, Т. Е. Евсеев, А. М. Баронов, П. Г. Григорьев,
И. Т. Митюк, Т. Е. Ефремов, Л. Я. Мендияров, В. А. Мухин и мно­
гие другие, чья активная культурно-просветительская и обществен­
ная деятельность развернулась уже в начале ХХ века.
Марийские просветители второй половины XIX века главным
смыслом своей жизни видели просветление родного народа. Опира­
ясь на разработанную систему школьного образования Н. И. Иль-
минского — «христианского просвещения» инородцев на их род­
ном языке, они сделали многое. Это и выпуск первых букварей для
марийцев, и открытие новых школ; изучение языческих верований
марийцев, их преданий, легенд, пословиц и поговорок. Это и пер­
вые научные работы о происхождении марийского народа. Марий-
104
ские просветители многое успели сделать для изучения быта, куль­
туры и хозяйственных занятий марийцев. С горечью и негодовани­
ем они воспринимали тяжелое социальное положение марийских
крестьян. Требовали улучшения условий труда учителей и учебы
крестьянских детей. Будучи сами выходцами из гущи народа, про­
светители Г. Я. Яковлев, С. А. Нурминский, И. Я. Моляров, Т. С. Се­
менов, Н. Я. Смирнов, А. Я. Смирнов, П. П. Ерусланов, Т. З. Удюр­
минский, А. И. Кидалашев, В. К. Магницкий и талантливые учителя
(И. П. Ласточкин, В. Л. Лукьянов, С. Я. Петухов, П. В. Кириллова,
А. Г. Герасимова и др.) внесли неоценимый вклад в просвещение
и образование марийцев. Своим подвижническим трудом они
прививали ученикам любвь к своему народу, родному языку и куль­
туре, уважение к соседним народам, способствовали сближению
марийцев с другими народами.

Вопросы и задания

1. Что было традиционного и нового в хозяйственных занятиях марийцев


в XIX веке?
2. Чем была вызвана реформа П. Д. Киселева в марийской деревне?
3. Что вам известно об «Акрамовской войне» и восстании уржумских ма­
рийцев?
4. Какими методами боролись марийцы против насильственного насажде­
ния христианства?
5. Как был устроен быт марийцев в XIX веке?
6. Какие народные предания, песни, пляски, гадания, пословицы, пого­
ворки и приметы вы знаете?
7. Назовите марийских просветителей и расскажите об их вкладе в просве­
щение родного народа.

Пояснения устаревших слов

Земский начальник — должностное лицо, наделенное согласно закону


1889 г. широкими административно-судебными и полицейскими правами
над крестьянами и их общинным самоуправлением.
Лашманская повинность — казенная повинность марийцев и других не­
русских народов Поволжья по разработке корабельного леса.
Становой пристав — назначаемый губернатором сельский полицейский
(с 1837 г.), стоял во главе мелкого территориально-полицейского участка —
стана. Позднее помощниками к нему были приставлены урядники и поли­
цейские стражники.
Глава VI.
М А РИ Й Ц Ы В Н А Ч А Л Е Х Х В Е К А

§ 30, Отсталая периферия Российской империи


В Российской империи начала ХХ века территории, населенные
марийцами, оставались отсталой провинцией. Основным занятием
населения по-прежнему являлось сельское хозяйство; им занима­
лось 96% жителей края, и именно оно давало подавляющую часть
общего валового продукта. По своей технической оснащенности
сельскохозяйственное производство оставалось крайне примитив­
ным. Медленно внедрялись усовершенствованные орудия труда. Если
в других регионах страны плуги были обычным явлением, то среди
марийцев они представляли большую редкость. Ещё большей ред­
костью были жнейки, молотилки, сеялки. Соха, деревянная боро­
на, серп, цеп — эти древнейшие приспособления, доставшиеся в
наследство от далеких предков, были основными орудиями марий­
ского земледельца.

Крестьянский двор
106
Луговые марийки Горная марийка в полном
в праздничном наряде праздничном наряде

Урожайность сельскохозяйственных культур продолжала оста­


ваться низкой. Также крайне низкой была продуктивность живот­
новодства.
Фабрично-заводская промышленность, в сравнении со второй
половиной XIX века, не получила в Марийском крае дальнейшего
развития. И вообще, она не оказывала какого-либо серьезного вли­
яния на традиционный хозяйственный уклад и образ жизни ма­
рийского населения. На немногочисленных фабриках и заводах ра­
ботали почти исключительно русские рабочие.
Самым характерным фактором экономического развития края
в конце XIX — начале ХХ вв. был быстрый рост лесозаготовок, и
это оказывало значительное влияние на развитие марийского на­
рода. В приволжских и приветлужских районах, близ сплавных ни­
зовий Рутки, Большой и Малой Кокшаги, Илети производилась
массовая, плохо регулируемая вырубка леса. Так, за пятнадцать лет,
с 1888 по 1903 гг., объемы сплава выросли в три раза. Лес, в основ­
ном в виде круглой необработанной древесины в плотах или после
первичной обработки на лесопилках в виде своеобразных барж —
«белян», поставлялся в средневолжские города и низовья Волги.
Для первичной распиловки было построено несколько лесопиль-
107
Обработка льна

ных заводов на берегах Волги, Ветлуги, Рутки, Илети, в том числе


с паровыми и нефтяными двигателями. Но они перерабатывали
лишь незначительную часть заготовляемой древесины. Большая же
часть сплавлялась и вывозилась в непереработанном виде.
Значительную долю работников, занятых на лесозаготовках и
лесосплаве, составляли марийцы, тем самым вовлекаясь в неземле­
дельческие занятия. Однако работы эти носили сезонный характер.

Полоскание холстов

108
Сезонные рабочие не отрывались от сельской жизни, продолжали
относиться к крестьянскому сословию. И вообще, капиталистичес­
кие промышленные предприятия были расположены не в районах
сосредоточения марийского населения, а на окраинах края. Тем
самым их влияние на социальный статус коренного населения был
совершенно незначительным.
В социальном отношении марийцы, как и в период феода­
лизма, оставались народностью с неполной социальной струк­
турой. В их среде так и не сформировался промышленный проле­
тариат; лишь на некоторых лесопильных и стекольных заводах
имелось по нескольку человек рабочих-мари. В общем итоге рабо­
чих марийской национальности насчитывалось несколько десятков
человек, разрозненных, не связанных между собой, растворенных в
русской пролетарской массе. Какой-либо организованной социаль­
ной группы они из себя не представляли. Тем более не являлись
национальной буржуазией те несколько человек из числа зажиточных
крестьян-марийцев, которые выбились в число предпринимателей и
торговцев. Они быстро подвергались обрусению. Горожан-мари на­
считывалось около одного процента, но они к постоянному город­
скому населению и к городским сословиям не относились (в Царево-
кокшайске и Козьмодемьянске это были в основном монашки
«черемисских женских монастырей», в Казани и Уфе — учащиеся).
Город для коренного населения по-прежнему оставался чуждым, ме­
стом, откуда шло лишь административное давление и произвол.
Таким образом, марийцы в начале ХХ века, в предреволюци­
онный период, представляли собой довольно однородную кресть­
янскую массу с небольшой прослойкой национальной сельской
интеллигенции (православные священники, учителя).
Получившее значительное развитие в капиталистической Рос­
сии отходничество, связанное с отрывом от сельского хозяйства,
не было характерно для марийских крестьян. Среди них значитель­
но большее развитие получили неземледельческие кустарные про­
мыслы без отрыва от родных мест: выгонка смолы, плетение ро­
гож, лаптей, корзин и т. п. Работа на дому была худшей формой
капиталистической эксплуатации, поскольку сочеталась с докапи­
талистическими формами кабалы. Это был труд от зари до зари,
причем за сущие гроши.
Такие же мизерные дополнения в семейный бюджет имели
крестьяне, сезонно работавшие в лесу и на сплаве. Оторванные на
время от семейного очага, они вынуждены были мириться с бес­
109
человечными условиями временного «жилья». Зачастую это были
«зимницы», в которых не имелось печей, а горели дымные очаги.
Крестьяне больше всего страдали от различных налогов и побо­
ров, на покрытие которых иногда уходило не менее половины уро­
жая. Оставшегося едва хватало на собственные нужды. Поэтому жи­
тели деревень, особенно марийских, крайне мало покупали
промышленных товаров. Одежду изготовляли из тканей, вырабаты­
вавшихся в домашних условиях из льна (луговые мари) и конопли
(горные мари). Основной обувью были лапти.
Марийское крестьянство, кроме социального, испытывало и
тяжкий национальный гнет. Марийцы фактически не допускались
на работу в органы управления выше сельской общины. Из-за ни­
щеты и отсутствия медицинской помощи многие страдали от соци­
альных болезней: трахомы, зоба, туберкулеза. Смертность среди
марийцев была в 2 раза выше, чем в среднем по России. Казанский
врач профессор М. Кандаратский на основе обследования луговых
марийцев ряда волостей написал горькие слова, звучавшие суро­
вым осуждением существовавшего режима: «Грустно писать иссле­
дование о таком племени, как черемисы. Печально настоящее этой
народности, печально прошедшее и еще печальнее будущее. До
настоящего времени, а может быть и до конца существования этого
племени, что очень вероятно, — одна только непроглядная темь
беспробудной ночи, и впереди не сияет спасительный луч зари
новой жизни».

§ 31. Общественные движения


В начале ХХ века в Марийском крае возникло несколько рево­
люционных кружков и групп, не примыкавших конкретно к ка­
кой-либо политической партии. В некоторых из них состояли и
марийцы. Например, такой кружок появился в городе Санчурске.
Его члены, среди которых были и жители близлежащих марийских
волостей, отпечатали на гектографе и распространили ряд листо­
вок. Подобный же кружок, члены которого занимались самообра­
зованием и читали запрещенную литературу, был создан в поселке
Звенигово. Наряду с русскими рабочими и служащими в него вхо­
дили несколько чувашей и марийцев. Юринские социал-демократы
иногда вели свою агитацию среди марийских крестьян Емангаш-
ской волости. Однако большинство марийцев накануне первой рос­
сийской революции вообще ничего не знало о революционных
ПО
партиях и их идеях. Поэтому революционные события 1905 года
среди них заметного отклика не имели, хотя в некоторых местно­
стях наблюдались факты проявления «провинциального бунтарства».
Царское правительство сослало в Марийский край нескольких
социал-демократов и социалистов-революционеров (эсеров), ко­
торые встретили здесь немало оппозиционно настроенных учите­
лей, крестьян, рабочих и организовали антиправительственные
кружки (например, в деревне Кокшамары современного Звенигов-
ского района). В такие кружки входили как сторонники социал-
демократов, так и примыкавшие к партии эсеров. В борьбе против
самодержавия эти партии действовали тогда сообща.
Общественно-политическое движение в Козьмодемьянском и
Чебоксарском уездах развертывалось под влиянием агитаторов,
направленных сюда из Казани. 8 ноября 1905 года в поселке Звени­
гово рабочие совместно с крестьянами Помъяльской волости ус­
троили демонстрацию под лозунгами «Долой самодержавие!», «Да
здравствует Учредительное собрание!», с пением «Марсельезы», под
красным флагом.
В декабре в Царевококшайске собралось несколько сот крестьян
из близлежащих марийских деревень. К ним присоединились рабо­
чие винокуренного завода. Собравшиеся в течение двух дней требо­
вали освобождения из тюрьмы руководителя местной организации
Крестьянского союза эсера П. И. Мочалова и других политических
заключенных, а также отпуска леса по сниженным ценам. Полиция
оба раза разгоняла народ.
Во многих волостях возникли организации Крестьянского и Учи­
тельского союзов, которые сыграли значительную роль в развитии
массового крестьянского движения летом 1906 года.
Летом 1906 года наиболее крупные выступления состоялись в
левобережной части Чебоксарского уезда (нынешний Звениговский
район). В Кокшамарах произошла забастовка сплавщиков, выну­
дившая лесопромышленников пойти на уступки: повысить зара­
ботную плату, сократить рабочий день до Ю часов. В июле сюда
прибыли из Казани студент И. С. Ключников (будущий компози­
тор Палантай) и агитаторы из революционных организаций. Они
устроили в лесу собрание крестьян, на котором призывали к ре­
шительной борьбе против самодержавия. 6 августа в Звенигово при­
шли около 700 крестьян-марийцев из многих деревень. Их поддер­
жали рабочие Звениговского затона. Собравшиеся направились к
земскому начальнику с требованиями наделить нуждающихся зем-
111
лей и выгонами для скота за счет каз­
ны. Не найдя начальника, рабочие и
крестьяне разгромили его канцеля­
рию и унесли с собой податные до­
кументы. Волнения были подавлены
прибывшим из Казани отрядом ка­
заков во главе с вице-губернатором.
Важное значение имело распро­
странение революционной литера­
туры на марийском языке. Учитель
Уньжинской Центральной черемис­
ской школы (Царевококшайский
уезд) П.Г. Григорьев составил анти­
правительственное воззвание на род­
ном языке. В виде диктанта оно было
П. Г. Григорьев переписано учениками. Во время
зимних каникул по заданию учителя
они увезли воззвание в свои деревни и распространили среди насе­
ления. Сам учитель ходил по селениям Шиньшинской и Моркин-
ской волостей, читал и разъяснял крестьянам по-марийски это
воззвание и другие, полученные из Казани, за что жандармы аре­
стовали его.
Подобную же работу на родном языке в Больше-Юнгинской
волости Козьмодемьянского уезда проводил учитель Пертнурской
школы А. М. Баронов, в Бирском уезде Уфимской губернии — учи­
тель И. Н. Коведяев.
Революционный кружок общедемократического характера орга­
низовали учащиеся Казанской инородческой учительской семина­
рии, в котором участвовали и учащиеся-мари. В их дискуссиях ста­
вились вопросы национального возрождения родного народа.
Участник кружка В. А. Мухин вспоминал: «Мы начинали думать
совершенно по-иному... Мы, беседуя на потаенных сходках, при­
шли к выводу, что, во-первых, мы должны посвятить свою жизнь
автономии народа, его национальному самоопределению; во-вто­
рых, вместе с трудящимися других народов участвовать в сокруше­
нии царизма; в-третьих, мы должны помогать уничтожению экс­
плуататорских классов; в-четвертых, поднимать культуру народа
мари на своем родном языке».
Так зарождалось и делало первые шаги марийское националь­
ное движение. Но пока оно затронуло лишь тонкий слой нацио-
112
нальной интеллигенции и организационно не было оформлено.
Царизм подавил революционные выступления. Были сосланы
в Сибирь и другие отдаленные места некоторые организаторы и
участники выступлений против царизма среди марийского насе­
ления (А. М. Баронов, П. Г. Григорьев, Д. И. Адаев, И. Н. Коведяев,
И. С. Ключников и др.). Революционные кружки прекратили свое
существование.
В годы реакции, наступившей после подавления революции,
недовольство проявлялось уже в иных формах.
Крестьяне боролись против налогового гнета. Массовый харак­
тер приняло сопротивление столыпинской аграрной реформе, раз­
вернулась борьба крестьян против хуторян. Депутат Ш Государ­
ственной думы А. Е. Кропотов (крестьянин Токтай-Белякской
волости Уржумского уезда) говорил в Думе: «Только начинают
его (столыпинский закон о земле) применять в нашей местности,
как у новых помещиков (то есть хуторян)... горят дома». В этом
проявилась приверженность крестьян-мари к общинным поряд­
кам. В целом на хутора в Марийском крае выделилось всего 2 про­
цента крестьянских хозяйств (в среднем по Европейской части
России — 23 процента).

§ 32. Развитие культуры


Общественное революционно-демократическое движение спо­
собствовало развитию культуры, народного образования, пробуж­
дению национального самосознания у передовой, образованной
части народа. Основоположник марийской литературы С. Г. Чавайн
вспоминал: «Революция 1905 года подняла у марийской интелли­
генции национальное самосознание. Если многие до этого даже
стеснялись признаваться, что они марийцы, то теперь заговорили
о марийской литературе, книге, газете».
В декабре 1905 года в одной из комнат общежития Казанской
учительской семинарии собралась группа юношей-мари, обучавших­
ся как здесь, так и в духовной семинарии. Тогда было впервые про­
читано стихотворение Сергея Григорьева (Чавайна) «Ото» («Роща»),
положившее начало марийской художественной литературе.
Есть в нашем крае роща тихая одна.
На берегу большого озера она.
Деревья там раскидистей раскидистых растут,
Цветы прекраснее прекраснейших цветут.
113
В густой листве там распевают соловьи,
Там к озеру, журча, ручей стремит струи.
Там и трава любой травы свежей,
Там и цветы любых цветов нежней.
Им отдана любовь моя.
Того, кто рощу рубит, проклинаю я.
(Перевод с марийского)
А в 1908 году был издан первый сборник произведений Чавай-
на — «Марий калыкын тошто илышыже» («Из прошлого народа
мари»).
Статьи и рассказы на родном языке стали писать в это время
Николай Мухин, Тихон Ефремов, Федор Егоров и другие.
С 1907 года стал выходить ежегодник «Марла календарь». Его
организаторами и редакторами были Валерьян Михайлович Василь­
ев и Павел Петрович Глезденев. В первых номерах календаря наряду
со стихами, рассказами, заметками о погоде, явлениях природы
содержались статьи, умеренно критиковавшие царизм. Цензура
подвергла издание репрессиям. Царские чиновники преследовали
передовых писателей. Марийский календарь издавался до 1913 года.
Наряду с этим молодые просветители, национал-демократы вы­
пускали на родном языке популярные брошюры по сельскому хо­
зяйству, медицине, по религиозно-нравственной тематике.

Обложки марийского календаря


114
Кокшамарская школа

В январе 1915 года П. П. Глезденев в городе Вятке стал издавать


газету «Война увер» («Военные известия») — первую газету на ма­
рийском языке.
Примерно в это же время правительство разрешило ввести в пер­
вых трех классах нерусских начальных школ обучение на родном
языке. Открывались новые начальные школы. Были изданы «Бук­
варь», книги для чтения и по арифметике на марийском языке.
В уездных городах появились средние учебные заведения — гим­
назии. Специалистов сельского хозяйства готовили Козьмодемьян­
ская школа садоводства и пчеловодства и Нартасская сельскохозяй­
ственная школа. Для подготовки учителей начальных школ в
Царевококшайске были открыты трехгодичные педагогические кур­
сы. В Козьмодемьянске основана Всероссийская школа инструкто­
ров по производству струнных музыкальных инструментов. В школь­
ной мастерской из местной резонансной ели изготовлялись скрипки,
гусли и другие инструменты, по качеству не уступавшие загранич­
ным. В этих учебных заведениях прошло обучение и небольшое ко­
личество марийской молодежи.

Вопросы и задания

1. Объясните, почему Марийский край начала ХХ века считался отсталой


периферией Российской империи.
2. Какие революционные кружки появились и какие антиправительствен­
ные выступления произошли в 1905—1906 годах? Назовите их активных
участников.
3. Расскажите о зарождении художественной литературы и печати на ма­
рийском языке. С чьими именами связаны эти события?
Глава VII.
М А РИ Й С К И Й Н А Р О Д
В Р Е В О Л Ю Ц И О Н Н Ы Е ГОДЫ

§ 33. Подъем национального движения


1917 год явился поворотным в судьбах всех народов России. Свер­
жение монархии и установление власти демократического Времен­
ного Правительства дали и марийскому народу надежду на равно­
правие, на новую жизнь, свободную от национального гнета.
Марийцы, воспрянув духом, стали создавать свои демократи­
ческие организации для решения вопросов общественно-полити­
ческого и культурного развития. Первыми, уже в марте 1917 года,
их организовали восточные мари, в частности в Уфе и городе Бир-
ске Уфимской губернии под названием «Мари ушем» (Общество
или Союз мари), затем подобные организации появились и среди
луговых мари.
В это же время в Казани представители марийской интеллиген­
ции участвовали в создании Общества мелких народностей По­
волжья, а в его составе — марийской секции, руководителем ко­
торой стал студент Казанского университета Валерьян Михайлович
Васильев. Члены секции и представители организаций «Мари ушем»
в количестве 70 человек приняли активное участие в работе Пер­
вого съезда мелких народностей Поволжья, состоявшегося в мае
1917 года в Казани.
В Казани тогда было довольно много военнослужащих мари.
Активисты из них создали Марийскую военную организацию, ее
возглавил прапорщик Владимир Алексеевич Мухин.
Включившись в общественную деятельность, марийские акти­
висты попытались, воспользовавшись демократией, реализовать
свои планы по культурному возрождению родного народа. На уезд­
ных земских собраниях, на первых же заседаниях уездных комите­
тов (органов Временного Правительства) они выступили с пред­
ложениями об открытии национальных школ.
В июле 1917 года в городе Бирске состоялся Первый Всероссий­
ский съезд мари. Впервые за всю историю народа его представители
собрались вместе, чтобы обсудить сложившееся положение и пер-
116
Т. Е. Ефремов В. А. Мухин

спективы на будущее. Представляли народ на съезде главным обра­


зом учителя, офицеры, священники, но было немало и крестьян,
в том числе тех, которые находились в армии в качестве солдат.
Работой съезда руководили национал-демократы, близкие по по­
литическим взглядам к эсерам. Председателем съезда был избран
солдат, бывший учитель И. Н. Коведяев-Умшар.
Съезд принял важные решения, направленные на развитие куль­
туры, просвещения, расширение использования родного языка. Он
призвал марийский народ всемерно поддерживать демократичес­
кое Временное Правительство, объединяясь вокруг Советов, со­
здавать везде, где живут марийцы, национальные общественные
организации, объединения. Решения съезда были направлены в
основном на проведение национально-культурной автономии мари.
Главной была забота об объединении всех созидательных сил на­
рода ради его культурно-образовательного подъема.
По решению съезда с 25 августа 1917 года в Казани стала изда­
ваться газета «Ӱжара» («Заря», редакторы В. М. Васильев, Д. И. Адаев,
С. Г. Гаврилов-Эпин). Ее направление было определено как «бес­
партийно-прогрессивное». Она проповедовала общедемократиче­
ские взгляды, призывала всех мари, независимо от партийных
117
взглядов и территории проживания, объединяться ради нацио­
нального спасения, способствовала пробуждению национального
самосознания.
Для координации работы местных национальных объединений,
для руководства их общественно-политической и культурной дея­
тельностью был создан Центральный союз мари, в который вошли
наиболее известные общественные деятели, видные просветители:
священник Павел Петрович Глезденев (отец Павел), студент Ва­
лерьян Михайлович Васильев, учитель Леонид Яковлевич Мендия-
ров, журналист Иван Николаевич Коведяев-Умшар и другие.
Редакция газеты «Ӱжара» и Центральный союз мари ставили
задачу национально-культурного объединения марийцев, незави­
симо от территории проживания. Их усилиями национальное дви­
жение начало приобретать организационные формы.
Бывший руководитель Уньжинской Центральной черемисской
школы Тихон Ефремович Ефремов (отец Тихон) написал про­
никновенные слова, ставшие первым гимном народа мари:
Поднимитесь, встаньте,
Нам предстоит долгий путь.
Догоним другие народы,
Встанем вровень с ними.
(Подстрочный перевод)
«Двоевластия» в 1917 году в Марийском крае и в других местах
обитания марийцев не было, власть полностью принадлежала орга­
нам Временного Правительства, а Советы были созданы только ле­
том и являлись безвластными общественными организациями. В от­
личие от столиц и крупных промышленных центров, местные
общественные деятели ориентировались не на «классовую борьбу»,
а на социальный мир.
При Временном Правительстве жизнь простого народа не улуч­
шилась, многие мероприятия правительства вызывали недоволь­
ство, особенно росло недовольство продолжающейся войной. Ма­
рийские крестьяне выступали против политики установления
«твердых» цен на хлеб (что на деле означало изъятие его почти
бесплатно) и попыток местных продовольственных комитетов с
помощью вооруженных отрядов осуществить подобное решение
(Арбаны, Пертнуры и др.). Это стало частью общего кризиса поли­
тики Временного Правительства, падения доверия к нему со сто­
роны народных масс, чем и воспользовались большевики.
118
§ 34. Установление Советской власти
25 октября (7 ноября) 1917 года большевики захватили власть в
столице России — городе Петрограде и разослали во все концы
страны телеграммы с призывом передачи власти Советам депутатов.
Но в аграрном Марийском крае уездные Советы, возглавляемые
эсерами и меньшевиками, не признавали новую власть, как и на­
циональные объединения (газета «Ӱжара», например, долгое время
вообще не печатала никаких сообщений о событиях в Петрограде).
Считалось, что вопрос о власти должно решить Учредительное
Собрание, избранное всем населением страны. Показательно, что
«Ӱжара» не напечатала даже Декларацию прав народов России,
принятую через несколько дней после захвата большевиками вла­
сти в Петрограде, с обещанием всем народам страны предоставить
право на самоопределение. Объединения «Мари ушем», газета
«Ӱжара» призывали марийцев на выборах в Учредительное собра­
ние голосовать за эсеров, которые отражали интересы трудового
крестьянства.
Эсеровские организации имелись в значительном количестве в
местностях, где жили марийцы, как среди горных, луговых, так и
восточных мари; десятки активных марийских деятелей состояли в
этой партии. Большевиков же среди мари практически не имелось
(нам известны фамилии только трех человек, вступивших в боль­
шевистскую партию до октября 1917 года в армии и на флоте, и
одна-единственная небольшая большевистская организация — в
русском селе Юрино).
На выборах в Учредительное Собрание большинство мари про­
голосовало за эсеров; депутатом Учредительного Собрания был
избран и один мариец — крестьянин деревни Ошурга Царевокок-
шайского уезда Степан Петрович Соловьев.
Но среди самих эсеров произошел раскол. Среди них появились
«левые», которые пошли на сближение с большевиками. И больше­
вики, видя, что в аграрных регионах, таких как Марийский край,
население поддерживает не их, а эсеров, заключили блок с «левы­
ми» эсерами, поддержали их лозунг «Земля — крестьянам!», чтобы
с их помощью захватить власть на местах.
И действительно, в январе 1918 года Советы в Козьмодемьян-
ске, Царевококшайске, Яранске, Уржуме, Бирске, т. е. во всех ма­
рийских уездах, заявили о взятии власти. Но это не отражало отно­
шения марийцев к вопросу о власти, ибо в Советах (кроме
119
нескольких человек в Царевококшайском) их почти не имелось.
В феврале 1918 года в Казани прошёл съезд народа мари, на­
званный «Национальным областным». Вначале ведущую роль в его
работе играли деятели Центрального союза мари, правые эсеры
или близкие к ним, отрицательно относившиеся к Советской вла­
сти. Но «левый» эсер Владимир Мухин, успевший во время пребы­
вания на фронте стать сторонником советской власти, нескольки­
ми выступлениями сумел переломить настроение большинства
делегатов. И было принято решение, призывавшее марийский на­
род «поддержать Советскую власть». По решению съезда был обра­
зован Комиссариат по делам мари при Казанском губернском ис­
полкоме под председательством В. А. Мухина. Позже подобный
Комиссариат был создан и в Уфе под руководством С. У. Уразбаева.
Съезд также принял решение об отмене официального назва­
ния народа «черемисы» и о введении официального имени народа
по его самоназванию — «мари».

Вопросы и задания

1. Расскажите о значении Февральской революции для национального


подъема марийского народа.
2. Сравните характер событий в Марийском крае в 1917 году с тем, что
происходило в столицах, промышленных районах, крупных городах.

§ 35. Марийцы в период гражданской войны


После Октябрьских событий 1917 года, и особенно после разго­
на большевиками избранного всем народом Учредительного Со­
брания (начало января 1918 года), страну охватило пламя брато­
убийственной гражданской войны. Поначалу у большинства
марийцев к ней было в основном нейтральное отношение: они
хотели и надеялись остаться в стороне от схватки «красных» и «бе­
лых». Большевистская революция на первых порах ничего не дала
марийским крестьянам — ни хорошего, ни плохого. Ведь здесь не
имелось помещиков, почти не было богатых кулаков-хуторян, земли
и имущество которых можно было захватить и разделить между
собой. Поэтому вполне понятным, естественным для крестьян мари
было нейтральное, выжидательное отношение, переходящее зача­
стую в оппозиционное состояние. Оно передавалось интеллиген­
там, недавним выходцам из крестьянских семей, не утратившим
120
еще связей с народом, а также грамотным крестьянам, участвовав­
шим в национальном движении.
До лета 1918 года более-менее спокойная обстановка на марий­
ских территориях сохранялась. Она обострилась в связи с введением
в стране продовольственной диктатуры, организацией комитетов
бедноты. Антикрестьянская политика советской власти вызвала не­
довольство марийских крестьян. А поскольку у крестьянской на­
родности все общественные активные деятели были выходцами из
деревни, вчерашними крестьянами, то общее настроение оказало
воздействие и на них. Это показал состоявшийся в июне 1918 года
в Казани Второй Всероссийский съезд народа мари. При обсужде­
нии вопроса об отношении к власти проект резолюции о доверии
советской власти не был одобрен и принята резолюция с едва при­
крытым недоверием установившемуся в стране политическому ре­
жиму: «Народ мари, принадлежащий в целом к трудовому кресть­
янству, будет поддерживать ту власть, которая будет проводить
политику лишь в интересах трудового народа».
Между тем само национальное общественное движение стало
меняться, в него был внесен раскол по партийно-политическому
признаку. По решению февральского (1918 года) съезда наряду с
Центральным союзом мари в Казани был создан Комиссариат мари
при Казанском губернском Совете во главе с Владимиром Мухи­
ным, в Уфе — Марийский комиссариат во главе с Сатаем Уразба-
евым. Казанский Комиссариат под угрозой прекращения финанси­
рования отстранил от руководства газетой «Ӱжара» прежних
редакторов, сделав газету рупором советских идей. Но поскольку
название газеты в народе было связано с иными идеалами, газета в
декабре была закрыта. Вместо нее стала издаваться чисто политичес­
кая партийно-коммунистическая газета «Йошкар Кече» («Красное
Солнце»).
При местных Советах и большевистских комитетах стали созда­
ваться марийские отделы, подотделы и секции. Они развернули
политико-просветительскую работу среди марийского населения
по пропаганде идей советской власти. Летом 1918 года был образо­
ван Центральный отдел мари в Москве при Народном комиссари­
ате по делам национальностей. Это было первое представительство
марийского народа при Российском центральном правительстве. Его
руководителем стал бывший учитель, офицер, одним из первых
среди марийских деятелей перешедший к большевикам, Николай
Алексеевич Алексеев.
121
Примкнувшие к большевикам
В. Мухин, Н. Алексеев, А. Григорь­
ев и другие способствовали укреп­
лению советской власти. А демокра­
тические деятели, группировавшиеся
вокруг Центрального союза мари и
газеты «Ӱжара», были отстранены от
общественно-политической деятель­
ности. Поскольку национальный во­
прос был провозглашен общегосу­
дарственным делом, считалось, что
надобность в национальных объеди­
нениях на местах отпала. В декабре
1918 года Центральный союз мари
Н. А. Алексеев
решением Центрального отдела ма­
ри при Наркомнаце был закрыт, как
сказано в документе, «навсегда». «Мари ушемы» на местах были
реорганизованы в культурно-просветительные организации. Мало
кто понимал, что таким образом марийское демократическое на­
ционально-освободительное движение, войдя в ранг политики
государства, по сути утратило свою самостоятельность. Сохранялась
только видимость национального движения.
Перед национал-демократами встал мучительный выбор: пос­
ледовать за новой властью или вести с ней борьбу. Нужно отме­
тить, что лишь небольшая группа активных марийских обществен­
ных деятелей перешла на сторону белых. Белый лагерь пугал марийцев
лозунгами возвращения к «единой и неделимой» Российской им­
перии без каких-либо автономных прав для малочисленных нерус­
ских народов; следование за ним означало возврат к тем временам,
когда народ мари, как и другие «инородцы», испытывал всевоз­
можные национальные притеснения. Но и большевистский режим,
хотя обещал самоопределение нерусским народам, пугал своей
жестокостью. Для многих просветителей-демократов оставалось толь­
ко одно: уйти от политической жизни в культурную деятельность,
в учительскую, издательскую, переводческую работу, чтобы вос­
пользоваться теми возможностями, которые обещала новая власть.
Хотя учить в школе детей, печатать статьи в газетах можно было
только под контролем коммунистов, как и проповедовать только
те мысли, которые отвечали большевистским взглядам, все же
сама по себе возможность преподавать на родном языке, издавать
122
на нём газеты, брошюры, листовки была .заманчива и продуктивна.
Таким образом, годы гражданской войны отмечены заметным
подъемом работы по развитию марийской литературы, печати,
школы на принципах национально-культурной автономии. Были
открыты первый передвижной марийский театр в Краснококшай­
с к , музеи в Кухарке, Козьмодемьянске, Краснококшайске с по­
казом жизни, обычаев, предметов народного искусства и ремесел
и т. д., началась ликвидация неграмотности взрослого населения.
Несмотря на суровые военные условия, даже открывались новые
учебные заведения. На основе организованной еще при Временном
Правительстве учительской семинарии в Краснококшайске были
открыты педагогические курсы (преобразованные затем в педтех­
никум); подобные учебные заведения для марийской молодежи
стали работать в Сернуре, в Козьмодемьянском уезде на базе Ми-
хаило-Архангельского монастыря, в Николо-Березовке Бирского
уезда, Красноуфимске, Яранске, Малмыже.

§ 36. Народ и власть


Сами марийские народные массы, даже в условиях бурных собы­
тий гражданской войны, почти не участвовали в политической жиз­
ни страны. Они больше были озабочены хлебом насущным. Ведь на
страну в результате войны и политики царского и Временного Пра­
вительств надвинулась угроза голода. Она усилилась в конце весны —
начале лета 1918 года, когда советская власть укрепилась и большеви­
ки разорвали союз с левыми эсерами, защищавшими интересы
крестьянства. Большевики установили продовольственную дикта­
туру, направили в деревни вооруженные отряды для изъятия у
крестьян хлеба (продотряды). Говорилось, что они берут только
«излишки», а на самом деле изымалось самое необходимое, даже
семенной материал. Считалось, что хлеб прячут «кулаки»; для его
поиска было приказано создавать в деревнях комитеты бедноты
(комбеды). Но такого резкого деления на кулаков и бедняков у
марийских крестьян не было. Вот и получилось, что деревенские
лодыри и пьяницы, охочие до чужого добра (а таких в любой де­
ревне можно было найти по нескольку человек), объединялись,
получали власть и оружие и разоряли состоятельные хозяйства са­
мых работящих, рачительных хозяев (ведь им власти отдавали часть
награбленного у «кулаков» хлеба).
Летом и осенью 1918 года возмущенные крестьяне во многих
123
местах поднимали восстания против действий Советов, расправля­
лись с продотрядами, отказывались сдавать даром хлеб государству.
В ответ власти направляли в такие деревни войска и формирования
Чрезвычайных комиссий (ЧК), которые жестоко расправлялись с
местным населением. Особенно много марийских крестьян было
расстреляно (и виновных, и безвинных) в селе Емангаши Василь-
сурского уезда, в селе Оршанка Кадамской волости Яранского уез­
да, равно как и русских крестьян деревни Княжна рядом с Царево­
кокшайском (в этом отношении чекисты — нижегородские рабочие
и латыши — не делали различий по национальному признаку). Но
и после этого, в 1919 — 1921 годах, не прекращались крестьянские
восстания.
Что касается военных сражений, характеризующих граждан­
скую войну, то непосредственно на территории края боевых дей­
ствий не происходило, за исключением нескольких стычек летом
1918 года на части территорий нынешних Волжского, Моркинско-
го, Мари-Турекского районов, где проходила нечетко обозначив­
шаяся линия фронта. Остальная территория края, как тогда, так и
в 1919 году, в период приближения к Поволжью Колчака, пред­
ставляла собой прифронтовую полосу, где концентрировались крас­
ноармейские части, тяготы по снабжению которых продовольстви­
ем, лошадьми, подводами несло местное население. Большинство
мужчин было мобилизовано в Красную Армию.
В отличие от этого, земли восточных мари долго были под
властью белых, по ним несколько раз прокатывались бои, меня­
лась власть. Тысячи марийцев оказались мобилизованными или
добровольно вступили в колчаковскую армию. Имелось несколько
воинских частей, состоявших в основном из марийцев, под ко­
мандованием офицеров-мари. В то же время в Калегинской воло­
сти против колчаковского режима вел борьбу марийский парти­
занский отряд. Известен случай, когда на Восточном фронте
красноармейский полк, сформированный преимущественно из
горных мари, перебив комиссаров, почти в полном составе пере­
шел на сторону Колчака. Таким образом, марийцы сражались в
рядах обеих армий. Тяжесть жестокой братоубийственной войны
ложилась на плечи простого народа.
Политотделы частей Красной Армии, в которых служили ма­
рийские коммунисты, выпускали и распространяли среди мари-
белогвардейцев листовки, например, с таким названием: «Ош мари
салтак, мо верч кредалат?» («За что борешься, марийский белый
124
солдат?»). Со своей стороны, колчаковские пропагандисты тоже
издавали листовки на марийском языке.
Когда армия Колчака была разгромлена у Байкала и монголь­
ской границы, большинство марийцев-колчаковцев сдались крас­
ноармейцам, в то же время сотни из них ушли за кордон, рассея­
лись по белу свету.
В ходе войны ухудшалась жизнь в тылу, обострялось продоволь­
ственное положение. Города оставались без хлеба, и власть еще бо­
лее усилила нажим на крестьян, отбирая последнее. Крупное кресть­
янское восстание «Черный Орел», начавшись среди марийцев
Бураевской волости, охватило большую часть Бирского уезда и
длилось 4 месяца. Вспыхнувшее в Поволжье «Чапанное восстание»
захватило левобережную (марийскую) часть Чебоксарского уезда
(Кужмара, Красный Яр). Любое сопротивление, недовольство же­
стоко подавлялось. К концу гражданской войны марийский народ
был окончательно запуган, разорен и обречен на голод.

Вопросы и задания

1. Расскажите о расколе и конце марийского национального движения.


2. Почему трудящиеся мари нс поддержали «белое» движение?
3. Чем были вызваны антисоветские выступления марийского крестьянства?
Глава УШ .
М А Р И Й С К И Й Н А Р О Д В ГОДЫ
С Т РО И Т Е Л Ь С Т В А С О Ц И А Л И ЗМ А

§ 37. Образование Марийской автономной области


Вопрос о марийской автономии в той или иной форме ставил­
ся уже с 1917 года. Но на начальном этапе марийские общественные
деятели сводили его только к культурной автономии, не касаясь
автономии территориально-политической. В 1918 году была пред­
принята попытка создать так называемую Татаро-Башкирскую Рес­
публику с включением в нее и марийских регионов. Но события
гражданской войны, дважды огнем пронесшиеся по этой террито­
рии, отодвинули решение вопроса о самоопределении народов
Поволжья, в том числе и марийского.
В ходе гражданской войны, после изгнания Колчака с Урала, в
1919 году была образована Башкирская Республика, которая по
договору вошла в состав РСФСР. При этом земли восточных мари
не были выделены и не получили какого-либо особого статуса, а
просто стали частью Башкирской АССР.
Такой же, как башкиры, путь создания отдельной автономии
избрали и другие поволжские народы. Этой работой среди марий­
цев руководил Центральный отдел мари при Наркомнаце.
С начала 1920 года среди марийских трудящихся началось об­
суждение вопроса об образовании Марийской автономной облас­
ти. В Казани в феврале состоялось Всероссийское совещание активных
работников мари, где основным был вопрос «Об административном
выделении народа мари», т. е. о марийской автономии. В решениях
совещания отразилось стремление охватить административной авто­
номией все территориально разрозненные группы марийского насе­
ления. Для окончательного решения вопроса была создана комис­
сия, которая должна была собрать дополнительные географические,
статистические, этнографические и иные материалы. После этого
развернулась практическая работа по подготовке образования Ма­
рийской автономии. В большинстве волостей с марийским населе­
нием были проведены сельские сходы, волостные совещания, где
126
И. П. Петров С. А. Черняков

разъяснялся вопрос об автономий и принимались резолюции о


желательности административно-автономного выделения марий­
ских территорий.
Пока комиссия собирала необходимые географические и стати­
стические материалы, изучала карты, чтобы соответственно вы­
кроить территорию с преобладанием марийского населения, адми­
нистративный разрыв марийской территории еще больше усилился.
В мае 1920 года декретом ВЦИК и Совнаркома РСФСР была обра­
зована Татарская АССР. В связи с этим Казанская губерния была
расформирована, при этом Козьмодемьянский уезд передан в Ни­
жегородскую губернию (за исключением 5 волостей, населенных
чувашами), Краснококшайский — в Вятскую (кроме двух татар­
ских волостей, переданных в состав ТАССР). А левобережная часть
Чебоксарского уезда с марийским населением оказалась в составе
образованной в июне Чувашской автономной области.
Летом на Всероссийской конференции коммунистов-мари в
Казани обсуждался уже конкретный план организации автономии,
были намечены руководители органов власти и управления по го­
сударственной и партийной линии.
С документами конференции в Москву поехал Сергей Алексе­
евич Черняков, заведующий в то время Центральным отделом мари
Наркомнаца, чтобы доложить правительству о пожеланиях марий­
ского народа создать автономную область. Этот вопрос несколько
раз рассматривался в Совнаркоме, и 4 ноября 1920 года за подпи-
127
Митинг в честь образования МАО на площади Революции Краснококшайск

сями председателя Совнаркома В. И. Ленина и председателя ВЦИК


М. И. Калинина был принят Декрет об образовании Автономной
области марийского народа. При этом от имени народа присутство­
вал С. А. Черняков. Декрет этот имел важное политическое значе­
ние: впервые за свою историю народ обрел зачатки государствен­
ности, хотя и в узкой форме областной автономии. Дата принятия
является праздничным днем для мари.
Но декрет от 4 ноября лишь провозглашал автономию. В нем
ничего не говорилось о территории, составе, центре, органе уп­
равления области. Нужен был более конкретный документ. Его под­
готовил С. А. Черняков. И через несколько дней, 25 ноября, был
принят новый декрет, в котором было указано, какие территории
входят в автономную область: Козьмодемьянский и Краснокок-
шайский уезды, части Уржумского, Яранского, Васильсурск©™ уез­
дов. Центром области стал город Краснококшайск.
В последующие месяцы шло организационное оформление ав­
тономной области. Для временного управления (до областного съезда
Советов) декретом ВЦИК от 5 января 1921 года был создан Рево­
люционный Комитет (Ревком) Марийской автономной области
во главе с Иваном Петровичем Петровым.
И. П. Петров, уроженец деревни Шиньша нынешнего Моркин-
ского района, как и многие другие активисты этого времени, вы­
двинувшиеся во время революции и борьбы за советскую власть,
до войны был учителем. Во время войны служил на Балтийском
128
флоте, там стал членом большевистской партии. При образовании
МАО стал лидером среди марийских деятелей. Именно на его плечи
и плечи его товарищей легла огромная работа по созданию автоно­
мии. И они, не жалея себя, своих сил, здоровья, очень старались во
имя родного народа.
К концу февраля под управление Ревкома перешли все терри­
тории, которые составили МАО.
1 марта было торжественно отмечено «открытие» Марийской
автономной области. Поэт Шабдар Осып, веря, что с образовани­
ем автономии наступят лучшие условия для возрождения ранее уг­
нетенного народа, радостно восклицал:
Радуйся, трудящийся мари,
Сегодня — твой праздник!
Теперь для тебя открыта
Марийская автономная область.
(Подстрочный перевод)
В составе области было образовано три района, которые назва­
ли кантонами: Краснококшайский, Козьмодемьянский, Сернур-
ский.
В течение весны были сформированы областные партийная,
профсоюзная, комсомольская организации, создана система мест-

Делегаты I съезда Советов Марийской автономной области


129
ных Советов. Организация области была завершена на Первом об­
ластном съезде Советов, который состоялся 21—24 июня 1921 года.
Съезд обсудил вопросы экономического и культурного разви­
тия области, избрал постоянный, конституционный орган вла­
сти и управления — областной исполнительный комитет во гла­
ве с И. П. Петровым. В состав исполкома были избраны и другие
активные деятели: В. А. Мухин, С. А. Черняков и др.
Образование автономной области, несмотря на то, что за её
пределами осталась почти половина марийского населения, созда­
ло более благоприятные условия для ликвидации последствий мно­
говековой колониальной зависимости и отсталости народа, для
развертывания хозяйственного и культурного строительства. Ма­
рийцы вошли в органы управления, марийский язык стал исполь­
зоваться в делопроизводстве, в деловой переписке, на собраниях,
чего до этого никогда не было. Область имела немало самостоятель­
ности в решении своих вопросов. Через 15 лет, в 1936 году, авто­
номная область была переименована в автономную республику; но
время пришло уже другое — «сталинщина», и автономии, самосто­
ятельности от переименования не прибавилось, наоборот — она
была свернута. Однако, если говорить в целом, в 1920-х—первой
половине 30-х годов на основе автономии народ мари добился не­
малых положительных результатов.

Вопросы и задания

1. Как происходила подготовка к провозглашению марийской автономии?


2. Охарактеризуйте содержание декретов об образовании Марийской авто­
номной области.
3. Используя дополнительную литературу, подготовьте рефераты и докла­
ды о видных деятелях, создававших марийскую автономию.

§ 38. Голод 1921—1922 годов


При переходе от гражданской войны к мирному труду в стране
была введена новая экономическая политика (НЭП), означавшая
некоторое ослабление жестокостей «военного коммунизма». Одно­
временно Х съезд РКП(б) рассмотрел вопрос о национальной
политике. При этом была поставлена задача: ликвидировать факти­
ческое неравенство народов страны по уровню хозяйственного и
культурного развития. Среди тех народов, отсталость которых не­
130
обходимо было преодолеть, был назван и марийский. И переход к
НЭПу предоставлял благоприятные возможности для этого.
Радость по поводу образования Марийской автономной обла­
сти была омрачена огромным, страшным бедствием — голодом.
1921 год остался в народной памяти как один из самых черных,
самых тяжких.
Что послужило его причиной? Главной причиной была продо­
вольственная политика большевиков, когда вооруженные продо­
вольственные отряды при помощи местных «комитетов бедноты»
выгребали у крестьян все продукты, когда под угрозой расстрела
была запрещена торговля хлебом. Размеры продовольственной раз­
верстки из года в год возрастали. Продразверстка 1920 года оставила
марийских крестьян без продовольствия и фуража для скота, лишь
с небольшим количеством семенного материала. Озимые были за­
сеяны не полностью, да и неблагоприятная зима сгубила более 2/3
озимых. Пришлось эти поля весной запахивать и засевать яровыми.
В конце весны, когда они уже взошли, стукнули заморозки и загу­
били большую часть яровых. А затем долго не было дождей, нагря­
нула засуха.
Но голод уже задолго до этого, еще с начала зимы, поразил
районы молодой Марийской автономной области. Еще в январе во
многих местах люди нс просто голодали, а умирали от голода. Рев­
ком МАО в связи с этим принял решение прекратить вывоз про­
довольствия и обратился в Москву с просьбой освободить область
от дальнейшего выполнения продразверстки. Но просьба не была
услышана. 18 февраля В. И. Ленин прислал грозную телеграмму с
требованием выполнить план вывоза продовольствия в Кострому,
угрожая председателю Ревкома расстрелом.
Жестокий голод охватил и земли восточных марийцев в Башки­
рии, Татарии, Удмуртии.
Пораженное голодом население уже с весны, а особенно летом,
стало поднимать восстания, громя склады, убивая коммунистов и
советских активистов. Такие выступления произошли в Кумужъ-
яльской, Моркинской, Сернурской, Ронгинской, Помъяльской и
других волостях. Для их разгрома были направлены вооруженные
отряды, которые жестоко расправились с голодными, отчаявши­
мися людьми. Только летом, когда уже три четверти населения об­
ласти голодало и вспыхнули тиф, холера и другие болезни, МАО
была признана находящейся под угрозой голода, затем была вклю­
чена в число местностей, которым должна оказываться помощь.
131
Газета «Голос мари» сообщала: «Что ни день, то положение
голодающих ухудшается. Суррогатов нет. Падаль поедается с жад­
ностью. Маробласть с каждым днем всё крепче и крепче сжимается
голодным кольцом».
Но беда, как говорят в народе, не приходит одна. Поскольку в
конце весны — начале лета совсем не было дождей и стояла жара,
во многих местах загорелись торфяники и леса. В июне страшные
лесные пожары бушевали на большой территории. Козьмодемьян­
ский и Краснококшайский кантоны были объявлены на военном
положении. Погибло около 250 тыс. гектаров леса, сгорело 12 дере­
вень, много скота, имелись и человеческие жертвы.
Борьба с голодом и последствиями лесных пожаров стала глав­
ным делом в МАО, в то время как в других губерниях жители уже
начали улучшать свою жизнь.
Марийский народ, измученный военными бедствиями и поли­
тикой продовольственного грабежа, только своими силами не мог
справиться с бедой. На помощь должно было прийти государство;
и действительно, с начала 1922 года эта помощь стала оказываться:
были выделены семена на посев, организован вывоз детей-сирот в
более благоприятные губернии. Помощь пришла и от американцев.
Повсеместно были открыты «американские столовые», в которых
нашли спасение от голодной смерти 121 тысяча человек (при об­
щем населении 350 тысяч). «Тау амыркан-шамычлан!» («Спасибо
американцам!») — так назывался один из очерков М. Шкетана в
газете «Йошкар Кече».

§ 39. На путях индустриализации


Сразу после образования Марийской автономной области и
перехода к НЭПу начать хозяйственное возрождение было невоз­
можно: все силы и средства были брошены на борьбу с голодом,
лесными пожарами и их последствиями.
В упадок пришли и стояли без работы не только заводы и фаб­
рики; почти полностью прекратились лесозаготовки и кустарное
производство, чем занимались в основном сельские марийцы. Во
второй половине 1920-х годов вновь стали работать некоторые за­
воды: Звениговский судоремонтный (названный заводом «Крас­
ный Волгарь»), Ульяновский стекольный, получивший название
«Мариец», Кужерский стекольный под названием «Красный стек­
ловар», несколько лесопильных предприятий.
132
В годы первых пятилеток построены Волжский, Красногорский
деревообрабатывающие комбинаты, Марийский целлюлозно-бу­
мажный комбинат. Характерной особенностью индустриализации
МАО было то, что она развивалась на основе использования ос­
новного природного богатства марийской земли — леса. Также на
использовании местного сырья были основаны кирпичные и льно­
заводы. Специальным решением более половины обучавшихся ра­
бочим профессиям для работы на них составляли мари. Марийская
молодежь по путевкам направлялась в техникумы и вузы различных
городов. Так в 1930-е годы появились первые марийские инженеры
и небольшой отряд национального рабочего класса.
На строительстве заводов, железной дороги Зеленый Дол—
Йошкар-Ола и других объектов вместе с людьми других нацио­
нальностей трудились марийцы, уходившие из голодных деревень
и пополнявшие ряды рабочего класса. Техники не было. Рыли зем­
лю лопатами, возводили стены вручную, стройматериалы и обору­
дование подвозили на лошадях. Жили в бараках, питались с пере­
боями. Но люди переносили лишения в надежде на лучшее будущее.
Тогда строилась вся страна. Древесины требовалось все больше и
больше. В Марийской республике, а также в соседних республиках
и областях, в лесных районах (а именно там в основном жили ма­
рийцы) во много раз выросли лесозаготовки, на которых в основ­
ном были заняты мари.
Оставались в чести и кустарные занятия, которые занимали в
жизни мари вдвое больший удельный вес, чем у других соседних
народов. В 1920-е годы для их развития были созданы хорошие ус­
ловия. Выгонка смолы, плетение лаптей, рогож, корзин, изготов­
ление домотканой одежды с вышивкой... — именно эти занятия
составляли основу кустарного производства. Кустари-одиночки стали
объединяться в артели, промысловые союзы. Так появилось много
артелей смолокуров в Моркинском, Звениговском районах, артель
(потом фабрика) «Труженица» в Йошкар-Оле по изготовлению
одежды с национальной вышивкой.

§ 4 0 . Создание колхозов
Сельское хозяйство по-прежнему составляло основу всей жизни
марийского народа. Поэтому политика государства по отношению
к земле и крестьянству для него имела первостепенное значение.
В годы новой экономической политики крестьяне вздохнули
133
свободнее, их меньше стали обирать, более рачительно начала ис­
пользоваться земля. И как следствие — крестьянские амбары напол­
нялись зерном, его хватало у некоторых даже на продажу. К 1928 го­
ду уровень сельскохозяйственного производства в МАО достиг
дореволюционного.
Переход к ускоренной индустриализации требовал средств и
повлек за собой усиление налогового нажима на крестьян. Но с
мелких единоличных крестьянских хозяйств много не соберешь. Сами
же крестьяне отказывались продавать государству хлеб по низким
ценам. И тогда был взят курс на скорейшее объединение крестьян
в колхозы, через которые легче было забирать результаты труда
сельских жителей.
Часть крестьян, в первую очередь бедняков, поверила агита­
ции, что в объединенных крупных хозяйствах жить и работать бу­
дет легче. Но большинство держалось за свою землю, скотину, лич­
ное хозяйство и не радовалось перспективе потерять все это в общем
хозяйстве. В 1929 году в Марийской автономной области в коллек­
тивных хозяйствах состояли лишь один процент в начале и три
процента земледельцев в конце года.

Первые тракторы Горномарийской МТС


134
С января 1930 года началась массовая коллективизация. При этом
страна по срокам коллективизаций была разделена на несколько
зон. Нижегородский край, куда в 1929—1936 гг. входила Марийская
автономная область, Башкирская АССР и другие районы обитания
марийцев были отнесены к третьей группе, где объединение кресть­
ян в колхозы можно было проводить до конца 1933 года. Но на деле
по призыву ЦК ВКП(б) развернуть «социалистическое соревнова­
ние по организации колхозов»: руководящие органы МАО, Ниже­
городского края, Башкирии и т. д. решили осуществить сплошную
коллективизацию уже весной 1930 года. А выполнить такую задачу
можно было только насилием, угрозами, арестами. И главными
врагами были объявлены «кулаки», т. е. зажиточные, самые трудо­
любивые крестьяне, которых надо было «ликвидировать» как класс.
К ним же были приравнены все крестьяне, которые выступали
против создания колхозов. Их стали называть «подкулачниками»,
репрессировать и тоже высылать на иное место жительства, чаще на
Север.
В Марийской области кулаками официально считали 3 процента
крестьян (и это было преувеличением), а на самом деле раскулачи­
ли не менее Ю процентов.
К середине марта 1930 года путем большой агитационной рабо­
ты, а больше насильно, объединили в колхозы 60 процентов кресть­
ян Маробласти. Не везде сельские жители безропотно сносили про­
извол и ломку привычной жизни. Массовые антиколхозные
выступления состоялись в Новоторъяльском, Моркинском, Мари-
Турекском районах.
В это время вышла знаменитая статья Сталина, в которой пере­
гибы в создании колхозов он объявил инициативой местных ра­
ботников. Именно тогда многие искусственно созданные колхозы
рассыпались, из оставшихся тоже вышло множество крестьян. На
1 июля осталось только 9,3 процента коллективизированных хо­
зяйств. К концу года этот показатель удалось поднять до 11 про­
центов. В последующем процент коллективизации медленно рос,
и в 1933 году было объединено более половины крестьян, а к
концу 1937 года — 87 процентов.
Какие последствия имело создание колхозов? Для государства,
конечно, положительные: из общего колхозного амбара забирать
бесплатно хлеб и другие продукты труда сельских жителей («госу­
дарственные поставки») легче, чем ходить и отбирать у каждого
отдельного крестьянина.
135
А для крестьян это означало лишь обесценивание результатов
своего труда, нежелание работать, а в перспективе и угрозу голода.
Особенно пострадало животноводство: в 1929 году лошадей в Ма­
рийской автономной области имелось 106,8 тысячи, в 1937 году —
только 68; коров соответственно — 200 и 175 тысяч, овец и коз —
590 и 250 тысяч. Обещание, что на основе коллективной работы
сразу же наступит зажиточная жизнь, не оправдалось. Более того, в
1934 году угроза голода пришла вновь. Из деревни Комино Йош­
кар-Олинского района писали: «Государственные склады, загот­
пункты лопаются, а люди голодают... Государство запаслось хле­
бом, а старики и дети просят Христа ради под окном». В 1936 году
во многих местах уже имелись случаи голодной смерти. Смертность
среди марийского населения стала превышать рождаемость.
Но даже в этих условиях, когда не только сотни крестьян писа­
ли слезные мольбы о помощи, но и руководители республики док­
ладывали в Москву: «Наступила угроза голода. Из 1200 колхозов
700 не имеют ни семян, ни фуража, ни грамма на распределение
по трудодням», — колхозы жестокими карательными мерами зас­
тавляли выполнять планы сдачи зерна и других продуктов государ­
ству, а председателей колхозов, которые часть зерна нового урожая
использовали, чтобы прямо в поле кормить работающих колхоз­
ников, отдавали под суд и сажали в тюрьму.
Конечно, колхозы были разные. Наряду с такими, где из года в
год ничего или почти ничего не выдавали на трудодни, имелись и
крепкие, в которых после сдачи государству оставался хлеб и для
себя. В числе таких успешно работавших коллективных хозяйств тогда
отмечался колхоз «Красное селище» Горномарийского района,
председатель которого Г. И. Игнатьев первым среди марийцев был
удостоен высшей в то время награды страны — ордена Ленина.
После голодных 1936—1937 годов выдались три сравнительно
урожайных предвоенных года. Многим людям старшего поколения
запомнились именно они, а не прежние, голодные. Сельские тру­
женики трудились тогда с большим энтузиазмом, верили в «свет­
лое будущее».
В целом, как и другим крестьянским народам, коллективизация
нанесла марийцам тяжелый удар, вырвав из их среды и забросив в
ссылку наиболее трудолюбивых. Для оставшихся в родных деревнях
колхозная жизнь постепенно стала привычной.

136
§ 41. Развитие культуры
В 1921 —1922 годах, когда свирепствовал голод, все средства были
брошены на спасение жизней людей. На культуру, просвещение
денег и сил не оставалось. В это время тот небольшой подъем в
культурном развитии марийского населения, который начался в
годы гражданской войны, был приостановлен и многие позиции
утеряны. Произошло большое сокращение числа школ, клубов, изб-
читален, библиотек.
С 1923 года закрытые школы, а также учреждений культуры вновь
стали открываться и работать, а в последующие годы их количество
значительно увеличилось.
Большинство детей школьного возраста, а с 1930 года — все,
были охвачены начальным обучением, причём на родном языке.
Примечательно то, что школы с обучением на родном языке рабо­
тали не только в Марийской автономной области, а во всех без
исключения местах компактного проживания марийского населе­
ния (даже в Сибири в нескольких марийских «столыпинских» де­
ревнях). Развернулась борьба за ликвидацию неграмотности взрос­
лых. Этим занимались нс только учителя, им помогали и ученики.
К концу 1930-х годов неграмотных среди марийцев осталось всего
несколько процентов.

В. М. Васильев за сбором фольклорных произведений


137
В этих условиях требовалось все
больше учителей, особенно мари. Их
готовили педагогические техникумы:
Краснококшайский (Йошкар-Олин­
ский), Сернурский, Горномарийский
(до 1925 года находился в бывшем
Михайло-Архангельском монастыре
на Суре, затем был переведен в Козь­
модемьянск и стал называться Козь­
модемьянским), Краснокамский (в
Н иколо-Березовке) в Башкирии,
Урал-мари педтехникум в г. Красно­
у ф и м с к Свердловской области,
Иранский и Малмыжский в Киров­
ской области.
Л. Я. Мендияров При Казанском университете от­
крылся Марийский рабфак. А в Вос­
точном педагогическом институте (г. Казань) было создано марий­
ское отделение. Его первым заведующим стал известный еще с
дореволюционного времени просветитель Леонид Яковлевич Мен-
дияров, сыгравший большую роль в создании и в становлении пед-
техникумов. На базе этого отделения в 1931 году в Йошкар-Оле
открылся Марийский педагогический институт, готовящий учите­
лей, в том числе марийского языка
и литературы. Это — кузница марий­
ской интеллигенций; его выпускни­
ки вместе с представителями старой
дореволюционной интеллигенций —
воспитанниками «системы Ильмин-
ского» — сыграли большую роль в
развитии культуры родного народа.
М ногие учителя показывали
пример трудового героизма на ниве
народного образования. Учителю
Сурской семилетней школы при
Горном арийском педтехникуме
П. Г. Григорьеву, заведующему
Сернурским педагогическим техни­
кумом М. И. Веткину, учителю
И л ьн етской ш колы Т атарской
138
АССР М.Г. Герасимову (Микаю) было присвоено почетное зва­
ние Героя Труда.
Развивались научные исследования языка, культуры, истории
марийского народа. Большой вклад в это внесли первые ученые-
мари В. М. Васильев, Т. Е. Евсеев, М. Н. Янтемир, Ф. Е. Егоров и
другие. Агроном В. П. Мосолов, уроженец села Мари-Турек, стал
первым академиком из мари, был избран вице-президентом Все­
союзной Академии сельскохозяйственных наук. В Йошкар-Оле от­
крылся научно-исследовательский институт языка, литературы и
истории. Его первым директором стал В. А. Мухин, который являл­
ся не только известным общественным деятелем, писателем, но и
видным ученым.
Это было время расцвета марийской литературы; она успешно
развивалась во всех жанрах. Признание народа получили произведе­
ний С. Г. Чавайна, особенно драматические («Ямблат кӱвар», «Мӱкш
отар», «Акпатыр» и др.). Н. В. Игнатьев и М. Шкетан (Я. П. Майоров)
освоили новый в марийской литературе жанр романа, успешно
развивали сатиру и юмор. Блеснул талантом молодой поэт Олык
Ипай, за короткий срок выпустивший Ю сборников, написавший
первый в родной литературе роман в стихах.
Успешно развивалась печать; причем оформились два литера­
турных языка: горномарийский и лугово-восточный. Издание газет
«Йошкар Кече» и горномарийской «Тӧр» из Казани было переве-

Т. Е. Евсеев В. П. Мосолов
139
С. Г. Чавайн А. В. Григорьев

дено в Краснококшайск и Козьмодемьянск. Правда, «Тӧр» в 1923


году была закрыта, но через три года стала выходить газета «Кырал­
тше» (в дальнейшем — «Ленин корны»). Большое значение для куль­
турного развития народа имело издание журналов: «У вий», «Ту­
ныктымо паша», «У сем» (переименованного затем в «Якшар знамя»).
Периодика на марийском языке издавалась не только в МАО. В Москве
для всей марийской диаспоры выходила газета «Марий ял», в Сверд­
ловске — областная газета «Социализм корно». В разное время ма­
рийские газеты с разными названиями выходили в Бирске, Елабу-
ге, Вятке. Даже на диалекте небольшой группы ветлужских мари,
близком к горномарийскому, в середине 30-х годов в Тоншаеве
начала выпускаться газета «Якшар знамя».
Марийский передвижной театр, возникший в годы гражданской
войны как любительский, от самодеятельного уровня поднялся до
профессионального, получил собственное красивое здание в г. Йош­
кар-Оле. При нем сформировалась группа талантливых артистов
(Анастасия Филиппова, Филипп Лебедев, Нина Конакова и др.),
вырос первый национальный режиссёр Алексей Маюк-Егоров.
Замечательный киноактер Йыван Кырля получил мировую из­
вестность, сыграв роль Мустафы в первом советском звуковом
кинофильме «Путевка в жизнь».
Первый марийский композитор И. С. Ключников-Палантай
140
Йыван Кырля И. С. Ключников-Палантай

прославился новаторским подходом к марийскому хоровому ис­


кусству, разработал многоголосное исполнение народных песен в
собственной обработке, со своим хором успешно выступил на
первой Всесоюзной Олимпиаде хоров в Москве. Песни Палантая
«Йывырте», «Кӱсле», его знаменитые обработки народных мело­
дий стали популярными в народе, вошли в золотой фонд марий­
ской культуры. В развитие национальной профессиональной му­
зыки, особенно инструментальной, большой вклад внес композитор
Я. А. Эшпай.
Крупным деятелем художественной культуры страны стал ху­
дожник А. В. Григорьев. Занимаясь огромной организаторской рабо­
той среди советских художников, руководя Ассоциацией художни­
ков революционной России и Союзом Советских художников,
работая старшим инспектором по изобразительному искусству в Нар-
компросе РСФСР, он, однако, находил время и для собственного
творчества, создал ряд первоклассных произведений, которые хра­
нятся в музеях и картинных галереях нашей страны и за рубежом. Его
неустанной заботой была создана и обогащалась прекрасная картин­
ная галерея Горномарийского музея. Известным художником был
Константин Егоров, посвятивший свое творчество в основном ото­
бражению жизни и быта родного края древних времен.
Наряду с профессиональным искусством развивалась художе­
141
ственная самодеятельность. В городах и селах создавались и работали
драматические, хоровые, музыкальные и иные кружки.
Это время характерно не только несомненными достижениями
в культурной жизни. Идеология «новой» культуры была довольно
жестка. Ограничивалась деятельность старой интеллигенции, дети
«кулаков» не допускались в учебные заведения, из духовной жизни
изгонялась религия, как христианская, так и языческая. Закрыва­
лись церкви, жестоко преследовались (даже сильнее, чем при ца­
ризме) языческие моления, сжигались и вырубались во многих
местах священные ронци, уничтожались другие культовые памят­
ники марийцев.

§ 42. Репрессии 1930-х годов


В национальной политике компартии с конца 1920-х годов
центральное место заняла борьба с местным «буржуазным наци­
онализмом» у малочисленных народов. Сталин считал его главной
опасностью и призывал уничтожить, в то время как Ленин в свое
время подчеркивал, что главную опасность в установлении пра­
вильных, нормальных взаимоотношений между народами пред­
ставляет русский великодержавный шовинизм. Это непосредствен­
но коснулось и судьбы марийского народа. Забота и тревога за
состояние родного языка, стремление всячески помочь своему на­
роду развивать хозяйство и культуру стали считаться национализ­
мом, требующим сурового наказания.
АРХ- Кв___ В обвинениях марийского и дру­
С. С. С. Р:
гих угро-финских народов в нацио­
(у- н. к, в. д,
УПРАВЛЕНИЕ нализме проявилась одна особенность:
по Горьковскому краю интеллигенцию этих национальностей
стали обвинять в симпатиях к Фин­

ДЕЛО ляндии, в связях с финской развед­


кой. Ведь они — писатели, ученые,
ПО ОБВИНЕНИЮВ Е Ӧ Й Ш Ӓ — Й Ш Ш Й — журналисты — знали, говорили и пи­
■ Л Е Т Л О В Н М Й а ПРЕСТЗПЛГНПй ,::::::^ .. сали, что марийцы являются родствен­
■ПЕЕДДСТЛСТРЕтЮИ
никами финнам по происхождению и
языку.
Обвинения, разоблачения «фин­
ских агентов» почему-то раньше дру­
гих проявились именно в отношении
мари. В январе 1930 года были арес-
142
тованы и после годичного тюремного заключения высланы из МАО
видные представители марийской интеллигенции, «финские шпио­
ны» Л. Я. Мендияров (зав. марийским отделением Восточного пед­
института), В. М. Васильев (ученый-языковед и этнограф), Т. Е. Евсеев
(директор областного музея), Ф. Е. Егоров (преподаватель-историк),
Н. И. Иванов (директор Йошкар-Олинского педтехникума) и «эс­
тонский шпион» А. Ф. Сайн, специалист молочного дела, в это вре­
мя работавший в Казанском сельскохозяйственном институте, же­
натый на эстонке и несколько лет проживший в Эстонии. Их обвинили
в том, что они вели шпионскую работу, готовили диверсии по зада­
ниям финской и эстонской разведок, пропагандировали национа­
листические, антисоветские и антирусские взгляды, хотели оторвать
Марийскую автономную область и другие финно-угорские террито­
рии от СССР и присоединить к Финляндии или — как минимум —
организовать «федерацию финно-угорских народов» под протекто­
ратом Финляндии.
Тогда же была разгромлена «горномарийская националистичес­
кая группа». Вина ее членов заключалась в следующем. Они считали,
что руководящие органы области мало уделяют внимания разви­
тию горных мари, их языка и культуры, поэтому ставили вопрос о
выходе горных марийцев из МАО и о непосредственном вхожде­
нии в Нижегородский край на правах национального автономного
округа.
После этого было еще несколько дел по обвинению местных
работников в марийском национализме.
Но настоящий погром был устроен в 1937 году. Еще в августе
1936 года был арестован директор МарНИИ В. А. Мухин, которого
обвинили в том, что он является руководителем (после ареста Мен-
диярова и его «группы») марийской буржуазно-националистиче­
ской организации. Затем поодиночке и группами арестовали, можно
сказать, всю марийскую интеллигенцию, всех активных обществен­
ных деятелей, писателей, деятелей культуры, ученых. Председателя
исполкома Марийской АССР (по Конституции СССР от 5 декабря
1936 года автономная область была переименована в автономную рес­
публику) И. П. Петрова объявили руководителем националистов. Аре­
стованных подвергали страшным пыткам, многие умирали на допро­
сах, другие подписывали «признания». По ложным обвинениям были
расстреляны любимые народные писатели Сергей Чавайн, Иосиф
Шабдар, Тихон Ефремов, Олык Ипай, художник Константин Его­
ров, почти все артисты Маргостеатра во главе с режиссером Маюк-
143
Егоровым, общественные деятели, создававшие автономную об­
ласть — Петров, Мухин, Эшкинин и многие-многие другие. Йыван
Кырля, Никон Игнатьев, Сергей Черняков и сотни, тысячи других
были отправлены в концлагеря и там погибли.
Репрессии коснулись, конечно, не только известных людей.
Тысячи простых крестьян, рабочих были расстреляны или пропали
в сталинских лагерях. В Ронгинском районе в нескольких деревнях
(Кюр-Сола, Якай-Сола, Шуми-Сола, Ашламаш) были расстреля­
ны как «враги народа, готовившие восстание с целью свержения
советской власти», все мужчины старше 16 лет. Местные палачи
получали из Москвы планы по количеству репрессированных,
перевыполняли их и просили дополнительно увеличить задания.
В окрестностях Йошкар-Олы известны десятки мест массовых
захоронений расстрелянных, среди них общим памятником стало
Мендурское кладбище по Кокшайскому тракту.
Особые «марийские дела» были сфабрикованы в Уфе, Сверд­
ловской и Кировской областях, по которым расстреливались ма­
рийские работники.
Легче всего было обвинить в национализме людей, пропаганди­
ровавших любовь к родному языку. Поэтому были репрессированы
не только писатели, но и почти все учителя марийского языка и
литературы, члены организаций Общества краеведения. Большин­
ство марийских книг было изъято из библиотек и сожжено.
Культуре народа, его национальному самосознанию, развитию
языка был нанесен огромный, непоправимый урон. Репрессии, как
и раскулачивание, уничтожили лучший слой марийского народа.
Точное число потерь установить трудно. В конце 1937 года была
проведена в СССР перепись населения. И оказалось, что количе­
ство марийцев в стране сократилось в сравнении с 1926 годом на 27
тысяч человек (с 428 до 401 тысячи). Конечно, это было результа­
том раскулачивания, голода и репрессий. (Результаты этой перепи­
си в целом по стране были запрещены к опубликованию; в 1939 го­
ду была проведена новая, «исправленная», перепись, которая дала
положительные показатели по всем народам, в том числе числен­
ность марийцев указана в 480 тысяч человек.)
Репрессии 1930-х годов были вторым жестоким ударом по ма­
рийскому народу за его многовековую историю, если первым счи­
тать карательные экспедиции московских войск при подавлении
национально-освободительной войны («черемисских войн») вто­
рой половины XVI века.
144
Вопросы и задания

1. Какие особенности индустриального развития Марийского края вы мо­


жете назвать?
2. Как проходила коллективизация сельского хозяйства, какие цели она
преследовала и к каким результатам привела?
2 а. Задание для учащихся сельских школ: узнайте, были ли в вашей де­
ревне раскулаченные, каковы их судьбы.
3. Как проводился курс на всеобщую грамотность? Соберите материал по
истории вашей школы.
4. Подготовьте рефераты и доклады о ком-либо из упомянутых здесь
писателей, ученых, композиторов и т. д.
5. Как проходили сталинские репрессии и как отразились они на жизни
марийского народа?
Глава IX .
М А Р И Й С К И Й Н А Р О Д В ГОДЫ
В Е Л И К О Й О Т Е Ч Е С Т В Е Н Н О Й ВО Й Н Ы
(1 9 4 1 -1 9 4 5 гг.)

§ 43. На фронтах Великой Отечественной


Воскресное утро 22 июня 1941 года выдалось солнечным, теп­
лым. Трудящиеся Марийской АССР с песнями шли на митинги,
гулянья, посвященные 20-й годовщине образования марийской
автономии (тогда эту дату отмечали в ближайшее по срокам работы
I областного съезда Советов воскресенье). И вдруг участники праз­
дника услышали страшное слово — война.
В годы Великой Отечественной войны марийцы испытали на
себе всё то же, что выпало на долю и других народов СССР. Прак-

Провожают на фронт. Репродукция картины И. В. Ефимова


146
С. Р. Суворов В. И. Соловьев

тически всё взрослое деятельное мужское население было мобили­


зовано в Красную Армию. Марийцы сражались на всех фронтах
войны. Особых марийских формирований создано не было. Но в
некоторых армейских частях при формировании оказалось боль­
шое количество марийцев; в таких подразделениях политическая и
культурная работа велась на марийском языке, на нем же издава­
лись листовки, газеты.
Если посмотреть немецкие карты начала войны, то можно уви­
деть линию, до которой фашисты думали дойти в результате ус­
пешного блицкрига через несколько недель после нападения на
СССР. Эта линия проходит по Северной Двине, по Ветлуге и Волге.
То есть, Горномарийский, Еласовский и Юринский районы, зем­
ли ветлужских марийцев должны были быть оккупированы немца­
ми. В конце октября—начале ноября 1941 года, во время критичес­
кого положения под Москвой, фашистские самолеты бомбили
поселок Юрино, сбросили бомбы около Козьмодемьянска и на
станцию Дубовая, сбрасывали над Юринским, Горномарийским,
Еласовским районами листовки на русском языке с призывом го­
товиться к встрече «освободителей». Вдоль Суры, Ветлуги и Волги
осенью 1941 года сотни тысяч людей с лопатами и конскими под­
водами сооружали мощные оборонительные рубежи. Но, слава Богу,
они не понадобились.
Хотя сражения шли далеко от марийской земли, для воинов-
147
З. Ф. Прохоров Ф. Г. Радугин

мари это была война за свою Родину. Они, как и сыны других
народов, храбро сражались с немецко-фашистскими захватчиками.
18 из них стали Героями Советского Союза, тысячи — практически
все, кто был на фронте — награждены боевыми орденами и меда­
лями, в том числе несколько солдат заслужили высший знак сол­
датской доблести — орден Славы всех трех степеней.
Первым Героем Советского Союза из мари стал уроженец Мари-
Турекского района Сергей Суворов. Бывший сельский учитель в
ожесточенном бою уничтожил 22 фашиста, но и сам после боя
скончался от ран. В Сталинградской битве вместе с 12 своими това­
рищами проявил героизм и погиб уроженец Калтасинского района
Башкирии Тимирай Кубакаев, посмертно удостоенный высокого
звания Героя. Горномариец летчик Феофан Радугин совершил сот­
ни боевых вылетов, особенно же прославился своими перелетами
через линию фронта для установления связей с партизанами, вы­
броски диверсионных групп в тыл врага. Со Звездой Героя вернул­
ся с войны марийский парень с Вятки летчик Михаил Зарецких.
Василий Соловьев из Моркинского района и Зинон Прохоров
из Волжского закрыли своими телами вражеские пулеметы, чтобы
с наименьшими потерями в бою обеспечить победу товарищам.
Среди героев войны были и те, что сражались в партизанских
отрядах. Один из них — Родион Охотин из Звениговского района.
148
Он был командиром партизанской
бригады в Белоруссии, нанесшей
большой урон фашистам.
Но немало марийцев оказалось
и в фашистском плену. Их вместе с
представителями других народов
Поволжья фашисты отделяли от
русских и держали в особых лаге­
рях — пытались создать легион
«Идель-Урал», обещая после сво­
ей победы создать независимое го­
сударство под тем же названием.
Была даже выпущена листовка об
этом на марийском языке. Но по­
ступивших на службу к фашистам
марийцев было, видимо, не так
Тимирай Кубакаев
много. Да и некоторые из них при
первой же возможности переходи­
ли к партизанам. Бежавшие из концлагерей и легиона сражались в
рядах французских, итальянских партизан или в антифашистском
подполье в самой Германии. Сотни бывших в плену марийцев пос­
ле войны не вернулись в Советский Союз, обосновались в Амери­
ке, Австралии и т. д.
Всем известно, что в последние дни войны, в битве за Берлин,
советские воины большое значение придавали взятию рейхстага и
считали долгом победителей водрузить красное знамя над этим зда­
нием — логовом врага. Одним из первых красный флаг над главным
входом в рейхстаг водрузил Байдимир Япаров, мариец из Калта-
синского района Башкирии, за что был представлен к званию Ге­
роя Советского Союза, но награжден орденом Ленина.

§ 4 4 . Труженики тыла
Победа над врагом ковалась не только на фронте. Марийские
земли находились в глубоком тылу и работали на нужды сражаю­
щейся армии. Сюда были эвакуированы жители западных районов,
спасавшиеся от фашистской оккупации. Можно сказать, что во всех
марийских деревнях — в Марийской республике, марийских рай­
онах Башкирии, Кировской, Свердловской областей и т. д. — были
размещены эвакуированные русские, эстонцы, украинцы и другие.
149
Певица Вера Смирнова и музыкант Павел Тойдемар

Хозяева теснились, принимая и размещая у себя тех, кто вынуж­


ден был покинуть родные дома и бежать от фашистских оккупан­
тов, И долго еще по окончании войны в марийские семьи прихо­
дили письма с благодарностью за гостеприимство.
В городах республики размещались и эвакуированные предпри­
ятия, которые должны были выпускать военную продукцию. Вме­
сте с оборудованием приехали только инженеры и самое малое
число рабочих. Из деревень по военным повесткам призывались на
трудовой фронт юноши и девушки, обучались рабочим професси­
ям, пополняя ряды марийского рабочего класса.
Колхозники, сами голодая, отправляли бойцам продовольствие.
Машины, тракторы, большинство лошадей тоже были мобилизова­
ны в армию. Поэтому колхозникам — старикам, женщинам, детям —
приходилось вручную работать не только в колхозах, но и в лесу, где
лесозаготовки не прекращались, а наоборот — возрастали.
Труженики тыла посылали бойцам собранные теплые вещи,
продукты. Часть скудных своих запасов, сбережений отдавали на
150
строительство авиаэскадрильи «Марийский колхозник», танковой
колонны «Марийский богатырь». Марийские женщины по призы­
ву и примеру комсомолок Сотнура отдавали в Фонд Обороны до­
рогие фамильные ценности — передаваемые по наследству от бабу­
шек и матерей серебряные украшения. В республике было собрано
259 килограммов чистого серебра.
Группа артистов Маргосфилармонии во главе с известным,
популярным музыкантом Павлом Тойдемаром организовала фрон­
товую бригаду, которая на разных фронтах и на кораблях дала 1165
концертов, воодушевляя воинов в перерывах между боями марий­
скими песнями, танцами, гусельными мелодиями.
В суровые годы войны продолжали работать школы и большин­
ство культурно-просветительских учреждений. Школьники не только
учились, но и вместе с учителями помогали колхозам убирать уро­
жай, заготавливать лекарственные растения, шефствовали над се­
мьями фронтовиков и ранеными, собирали подарки бойцам.
Марийский народ вместе со всей страной выдержал суровое
испытание. Его сыны мужественно воевали на полях сражений, а
оставшиеся в тылу самоотверженно трудились во имя победы, пе­
ренося все лишения.

Вопросы и задания

1. Расскажите о героизме сынов марийского народа в борьбе с фашизмом.


Используйте дополнительную литературу о каком-либо герое, рассказы сво­
их земляков.
2. Какой вклад в победу сделали труженики тыла? Соберите материал о
событиях и людях вашей местности в годы войны.
3. Какие художественные произведения об участниках войны, наших зем­
ляках, вы прочитали?
Глава Х .
М А РИ Й С К И Й Н А Р О Д
В П О С Л Е В О Е Н Н Ы Е ГОДЫ

§ 45. Восстановление и дальнейшее развитие хозяйства


После окончания войны марийский народ вместе со всей стра­
ной вновь приступил к мирному труду. Промышленность сравни­
тельно быстро была восстановлена и получила дальнейшее разви­
тие. Правда, она имела в Марийской АССР одну особенность: ее
развитие имело в основном военную направленность. Следователь­
но, непосредственно с жизнью республики, тем более марийского
сельского населения, она мало была связана. Успешно работал
Марийский целлюлозно-бумажный комбинат, трудившийся там
варщик целлюлозы И. Р. Ямулов был удостоен звания Героя Соци­
алистического Труда.
В республике была создана устойчивая строительная индус­
трия, передовой облик тружеников которой олицетворял кра­
новщик П. П. Николаев, ставший Героем Социалистического Труда
и первым Почетным гражданином города Йошкар-Ола.
Долгое время тяжелым оставалось положение в сельском хозяй­
стве, где в основном были заняты марийцы. Трудоспособное насе­
ление сократилось, меньше по сравнению с довоенным временем
стало техники, рабочего скота, уменьшились посевные площади.
1946 год в Волго-Уральской зоне оказался засушливым, и опять —
уже в который раз! — нависла угроза голода. Хлеба и продукции
животноводства получили даже меньше, чем в годы войны. Благо­
приятным был следующий 1947 год, когда в Марийской АССР
собрали высокий для тех лет урожай — по 12 центнеров с гектара.
Примерно такая же картина была и в соседних областях и респуб­
ликах, где проживали марийцы. Но последующие годы опять оказа­
лись трудными. Не было машин, не хватало лошадей. Ту скудную
продукцию, которую колхозники добывали ценой тяжелого руч­
ного труда, приходилось полностью отдавать государству. В боль­
шинстве колхозов крестьяне на свои трудодни ничего не получали.
Личное хозяйство было основным источником жизни. Но и оно
тоже плохо выручало, потому что облагалось высокими налогами,
поставками мяса, молока, яиц, шерсти. Было невыгодно иметь в
хозяйстве скот, выращивать сады. Каждая яблоня облагалась нало­
гом, поэтому многие знаменитые горномарийские сады оказались
вырубленными.
Тем не менее даже в таких тяжелых условиях большинство кол­
хозников продолжало добросовестно трудиться на полях и фермах,

Е. Е. Кочергина Н. Н. Романов
153
С. И. Ванюков Т. И. Александрова

веря, что самое трудное осталось позади. Больших успехов добивал­


ся механизатор из Красноуфимского района Свердловской области
П. Н. Аплаев, удостоенный звания Героя Социалистического Труда.
После 1953 года были предприняты попытки исправить поло­
жение в сельском хозяйстве: увеличились капиталовложения, по­
ставки техники. Отдельные хозяйства имели неплохие достижения.
Льнотеребилыцица колхоза имени Палантая Параньгинского ра­
йона Е. Е. Кочергина первой среди мари стала Героем Социалисти­
ческого Труда. Такого же высокого звания удостоился Н. Н. Рома­
нов, в бригаде которого в деревне Носёлы колхоза имени Ленина
Горномарийского района получали самые высокие в республике
урожаи картофеля. Но в целом положение в сельском хозяйстве до
второй половины 60-х годов оставалось тяжелым.
Неблагоприятная ситуация в сельском хозяйстве Марийской
АССР и в других регионах проживания марийского населения от­
ражалась на развитии народа, ибо марийцы и в это время остава­
лись преимущественно крестьянской нацией.
Нелегкие условия жизни способствовали уходу марийского на­
селения с родных мест на индустриальные стройки Сибири, Севе­
ра, на казахстанскую целину, в Донбасс, Среднюю Азию. (Напри­
мер, только в Казахстане оказалось более 12 тысяч марийцев.)
Конечно, если человек трудится добросовестно, везде его уважа­
ют, ценят. Так, Героями Социалистического Труда стали марийцы
летчик С. И. Ванюков, работавший в Киргизии, лесоруб В. П. Алек-
154
сеев, работавший в Иркутской области, рабочий Алтайского трак­
торного завода В. Ф. Евдокимов.
Между тем на промышленные стройки Марийской республики
ввозилась рабочая сила из других регионов. Это, в сочетании с раз­
мещением в республике большого количества воинских частей,
приводило к заметному уменьшению удельного веса коренной на­
циональности в общей численности населения. А если посмотреть
на положение компактных групп марийцев в других администра­
тивных образованиях России, то везде (и в Башкирии, и в Удмур­
тии, и в Кировской, и в Свердловской областях и т. д.) марийцы,
находясь на окраинах, на периферии административных террито­
рий, оказывались в зоне забвения, запустения.

§ 46. Развитие культуры


На смену деятелям культуры, уничтоженным в конце 1930-х го­
дов, в послевоенные годы пришло новое поколение национальной
интеллигенции: артисты А. Тихонова, И. Россыгин, писатели М. Ка­
заков, К. Васин, Г. Матюковский, композитор К. Смирнов и др.
Миклай Казаков за поэтический сборник «Поэзия — любимая по­
друга» в 1951 году был удостоен Сталинской премии. Дважды лауре­
атом Сталинской премии стал академик В. П. Мосолов. Новые ин­
струментальные произведения сочинил старейший композитор Яков

Миклай Казаков Ким Васин


155
Валентин Колумб Эрик Сапаев

Эшпай. Уже в это время активно развернулось творчество компози­


тора Андрея Эшпая, широко использовавшего в своих произведе­
ниях марийские мелодии.
Перемены в общественной жизни начались после смерти Стали­
на. Были реабилитированы тысячи жертв сталинских репрессий —
общественные деятели, рабочие, крестьяне, деятели культуры. Боль­
шое значение для марийской культуры имело возвращение к народу
произведений С. Г. Чавайна, Н. В. Игнатьева, Олыка Ипая и др.
В 1940—1950-х годах продолжились традиции развития обучения
на родном языке в начальной и семилетней школе, в то же время
большое внимание обращалось на знание русского языка, что было
необходимо для жизни.
При проведении школьной реформы в начале 1960-х годов по
указанию ЦК КПСС было принято решение перевести на русский
язык преподавание в школах с первого класса. Единственная школа
в столице республики Йошкар-Оле с марийским языком препода­
вания была закрыта еще в 1937 году. Теперь во всех районных цен­
трах и местностях со смешанным населением стали исчезать не только
школы с марийским языком преподавания, но и такие, где он еще
оставался как учебный предмет. В последующем даже во многих чи­
сто марийских по составу сельских школах родной язык оказался в
загоне, стал вытесняться даже как отдельный учебный предмет.
156
Конечно, положительные тен­
денции развивались, несмотря на
трудности. Во второй половине
1950-х и в 60—70-х годах расцвело
в полную силу творчество извест­
ных писателей Вениамина Ивано­
ва, Валентина Колумба, Миклай
Ры бакова, художников Зосима
Лаврентьева, Измаила Ефимова,
композиторов Эрика Сапасва, на­
писавшего первую марийскую опе­
ру «Акпатыр», Ивана Молотова,
автора оперы «Элнет», Владислава
Куприянова, автора многих попу­
лярных песен, Анатолия Луппова,
создавшего первый марийский ба­
лет «Лесная легенда». Выросло но­
вое артистическое поколение в театре (Степан Кузьминых, Виктор
Бурлаков и другие). Успешно работал вокально-хореографический
ансамбль «Марий эл». В 1960 году вступил в строй Йошкар-Олин­
ский телецентр. Открылся Марийский госуниверситет, лесотехни­
ческий институт был преобразован в политехнический. В Йошкар-
Оле возник музыкальный театр. В ярких самобытных песнях и плясках
фольклорного ансамбля «Марий памаш» проявлялся подлинный
дух народного искусства. Своим мастерством славился Микряков-
ский ансамбль гусляров.
Особо следует отметить открытие в начале 1960-х годов в Йошкар-
Оле музыкально-художественной школы-интерната для одаренных
детей коренной национальности. В результате ее деятельности соеди­
нилась прерванная связь времен и поколений в музыкальной жизни,
изобразительном искусстве. Наметившееся в 70-х годах продвижение
вперед в национальном музыкальном и изобразительном искусстве
связано именно с деятельностью выпускников этой школы.
В эти годы в науке больших успехов добились профессор
И. С. Галкин, исследователь истории марийского языка, профессор
В. Н. Смирнов в изучении почв республики. Среди учителей про­
славились учительница школы №11 города Йошкар-Ола Т. И. Алек­
сандрова, удостоенная звания Героя Социалистического Труда,
преподаватель Оршанского педучилища П. Е. Емельянов, получив­
ший звание народного учителя СССР.
157
Усиленное вытеснение родно­
го языка из школы в 1960—70-х
годах совпало с подъемом аграр­
ного производства в Марийской
АССР, со строительством крупных
животноводческих комплексов,
мощных птицефабрик, обустрой­
ством укрупненных центральных
усадеб колхозов и совхозов. Ка­
залось бы, этот положительный
экономический фактор должен
был послужить во благо этничес­
кому развитию коренного наро­
да республики. Но дело в том, что
индустриализация и подъем аг­
рарного сектора сопровождались
созданием многонациональных
трудовых коллективов. А много- .. ~ ^
Микряковскии ансамбль гусляров
национальность в советских со­
циалистических условиях означала господство русского языка не
только на производстве, но и в обыденном общении.
Национальная марийская школа, т. е. такая, где учебные предме­
ты изучаются на родном языке, перестала существовать не только за
пределами Марийской АССР, но и в самой республике. В ограничен­
ном количестве в некоторых чисто марийских местностях на селе
остались школы с преподаванием в первых классах марийского язы­
ка и литературы как учебного предмета. Кроме Марийской АССР,
такие школы остались частично в Башкирской, Татарской, Удмурт­
ской республиках. А в соседних русских областях таких школ не ос­
талось ни одной.

Вопросы и задания

1. В каком состоянии находилось народное хозяйство Марийской АССР


после окончания войны и как происходило его восстановление и дальнейшее
развитие?
2. Расскажите о развитии культуры в республике в эти годы.
3. Подготовьте доклад об одном из знатных земляков, прославившихся в
этот период.
Глава X I.
М А РИ Й С К И Й Н А Р О Д В ГОДЫ П Е Р Е С Т Р О Й К И
И В НОВО Й РОССИИ

§ 47. Преобразования общественной жизни


В середине 1980-х годов в советской стране наступил новый
исторический этап. С решений апрельского (1985 года) пленума ЦК
КПСС начались качественные изменения, определяемые словами
«перестройка», «гласность», «демократизация», связанные с рефор­
маторской деятельностью М. С. Горбачева. На местах, в российской
глубинке, в том числе в Марийской АССР, реформаторские по­
пытки преобразования тоталитарного строя в демократический
«социализм с человеческим лицом» запаздывали, встречая скрытое
сопротивление консервативных сил. Но постепенно ветер перемен
доходил и до Марийской республики и других республик и обла­
стей с марийским населением.
Выборы народных депутатов СССР в 1989 году, как и прежде,
проходили под контролем партийных органов, лишь в некоторых
избирательных округах состоялись на демократической, альтерна­
тивной основе. Среди народных депутатов СССР от МАССР не
оказалось ни одного сторонника демократических сил. Ситуация
несколько изменилась в следующем году, когда проходили выборы
народных депутатов РСФСР и Марийской АССР. Во всех избира­
тельных округах выборы были альтернативными. Из 8 российских
депутатов от Марийской республики было 4 марийца (из других
мест избранных марийцев не оказалось). Но все они по политичес­
ким взглядам относились к консерваторам. В Верховном Совете
Марийской АССР преобладала прежняя партийно-хозяйственная
номенклатура. Но образовалась группа демократической оппози­
ции, составлявшая около 15% депутатского корпуса, куда входило
и несколько марийцев.
На волне «суверенизации», прокатившейся по стране, 22 ок­
тября 1990 года Верховный Совет республики принял декларацию
о суверенитете Марийской ССР, убрав из официального названия
республики слово «автономная». Было введено новое, двойное на­
звание: «Марийская Советская Социалистическая Республика — Рес-
159
В. М. Зотин В. А. Кислицын

публика Марий Эл». С июля 1992 года утверждено название «Рес­


публика Марий Эл».
Демократические процессы сопровождались образованием об­
щества «Мемориал», дискуссионного клуба «Перестройка», клуба
избирателей «Гражданская инициатива», местных отделений Де­
мократической и Республиканской партий. Они учредили респуб­
ликанскую организацию движения «Демократическая Россия». Так
зарождалась в Марийской АССР реальная многопартийность. Но
широкой социальной базы демократические организации в рес­
публике не имели.
В ходе новой, более широкой кампании по реабилитации жертв
политических репрессий недалеко от Йошкар-Олы по Кокшайско-
му тракту открыто Мендурское мемориальное кладбище, в столице
республики установлен закладной камень будущего мемориального
памятника.
Серьезным испытанием для политических сил стал антиде­
мократический путч в августе 1991 года. В Марийской республике
только Козьмодемьянский городской совет с самого начала собы­
тий осудил антиконституционный «Государственный комитет по
чрезвычайным ситуациям» (ГКЧП). Президиум Верховного Сове­
та и правительство республики заняли выжидательную позицию.
Республиканский комитет Коммунистической партии поддержал
160
ГКЧП, в шифротелеграмме в ЦК
КПСС настаивал на проведении
«твёрдой» линии в отношении де­
мократических сил. В то же время
Совет Министров республики воз­
держался от выполнения указаний
ГКЧП о создании местного органа
его поддержки. Только после подав­
ления путча Президиум Верховно­
го Совета Марийской ССР опубли­
ковал заявление, в котором свою
выжидательную позицию объяснял
«недостатком информации». 29 ав­
густа чрезвычайная сессия Верхов­
ного Совета большинством голосов
одобрила поведение руководства
республики (только П депутатов
выступили с особым мнением).
Решением Верховного Совета в республике был введен пост
президента. Установление президентской формы управления про­
исходило в условиях утверждения демократических принципов глас­
ности, многопартийности, альтернативности выборов. В этом мно­
гие видели тогда возможность более эффективного проведения курса
реформ с освобождением от диктата Центра. 14 декабря 1991 года
первым президентом Марийской республики был избран умерен­
ный представитель номенклатуры Владислав Максимович Зотин.
В последующих общественно-политических преобразованиях
Республика Марий Эл показала себя консервативной провинцией
России. Во время всероссийского референдума в апреле 1993 года
большинство его участников в РМЭ не поддержали Президента
Российской Федерации Б. Н. Ельцина и его реформаторскую поли­
тику, высказались за проведение досрочных перевыборов и прези­
дента страны, и депутатов Российского парламента. В условиях ос­
трой конфронтации между Верховным Советом РФ и Президентом
страны в сентябре—октябре 1993 года руководство Республики
Марий Эл, как и в августе 1991 года, заняло выжидательную пози­
цию, но после вооруженного разрешения конфликта заявило об
осуждении руководства Верховного Совета России.
В соответствии с Указом Президента РФ от 9 октября 1993 года
«О реформировании представительных органов власти и органов
161
местного самоуправления в Российской Федерации» в Республике
Марий Эл, как и везде, была проведена соответствующая реформа.
Представительным, законодательным органом власти в республике
вместо Верховного Совета, состоявшего из 150 депутатов, стало Го­
сударственное собрание — Кугыжаныш погын из 30 депутатов, в
том числе 8 человек по партийным спискам. Во время выборов один
депутат был избран по списку организации «Мари ушем». В целом
выборы в Госсобрание РМЭ и Государственную Думу России пока­
зали преобладающее влияние среди населения республики Комму­
нистической, Аграрной и Либерально-демократической партий. (Та­
кая же картина была и во время выборов 1995 года.)
23 июня 1995 года Конституционным собранием республики
была принята новая Конституция Республики Марий Эл.
В декабре 1996 года на президентских выборах президентом РМЭ
был избран Вячеслав Александрович Кислицын. В 2000 году прези­
дентом республики стал Леонид Игоревич Маркелов, в 2004 году
переизбранный на второй срок. В условиях новой системы опреде­
ления глав субъектов федерации (не путем выборов населением,
как прежде) Президент Российской Федерации Д. А. Медведев пред­
ставил кандидатуру Л. И. Маркелова на пост Президента Республи­
ки Марий Эл, и Государственное собрание республики согласи­
лось с этим предложением.
Социально-экономическое развитие Марийской республики в
годы перестройки и в последующий период шло сложно, как и во
всей России. Демократическое реформирование в российской фе­
деративной системе привело не только к ослаблению диктата Цен­
тра, но и к понижению внимания к нуждам и проблемам субъек­
тов федерации, населения российской глубинки. Промышленность

Животноводческий комплекс
162
Марийской республики, связанная с военно-промышленным ком­
плексом страны, болезненно перенесла переход на новые условия
рыночной экономики. В 1990-е годы в результате сокращения госу­
дарственных заказов произошел резкий спад производства, кон­
версия оборонных предприятий с ориентацией на выпуск граж­
данской продукции осуществлялась трудно. Произошел рост
безработицы, больших размеров достигли задержки зарплаты, по­
низился уровень жизни населения.
В трудном положении в новых условиях хозяйствования оказалось
сельское хозяйство республики. В 1990-е годы все его отрасли оказа­
лись убыточными, сократились посевные площади и поголовье ско­
та, ухудшилось материальное благосостояние сельского населения.
Попытки местных органов власти и управления собственными
силами противостоять отрицательным проявлениям и тенденциям,
сопутствовавшим глубоким реформам, заметных результатов не
имели. Собственных ресурсов республики на фоне ослабления фе­
деративных связей для преодоления кризисных проявлений было
недостаточно. Руководство республики в 1990-е годы оказалось не в
состоянии противостоять разрушительным процессам, которые были
характерны для всей страны, но в конкретных условиях небольшой
республики, небогатой естественными ресурсами, сказывались осо­
бенно тяжело. В начале XXI века приход к руководству республики
новых политических сил совпал по времени с серьезными струк­
турными изменениями в политической жизни. Это происходило в
рамках политики «укрепления вертикали власти». Общероссийские
консолидационные процессы благотворно сказались и на Респуб­
лике Марий Эл. Опираясь на понимание и поддержку Центра, ру­
ководство Марийской республики приняло действенные меры по
выходу из затянувшегося глубокого социально-экономического
кризиса. Республика постепенно стала во всех сферах общественной
жизни набирать устойчивые темпы развития.

§ 48. Марийское национальное движение


Современный период, который условно отчитывается со вре­
мени начала «перестройки», характерен выдвижением национальных
проблем на одно из первых мест в условиях многонационального
государства, где обнаружился кризис национальной политики.
С началом перестройки, разрушения тоталитарной советской
системы среди марийцев, как и других нерусских народов, насту-
163
Учредительный съезд движения «Мари ушем»

пило оживление национальной идеи, началось формирование на­


ционального движения.
В 1989 году небольшая группа национально мыслящей молодой
гуманитарной интеллигенции в Марийской республике выступила
инициатором создания национальной организации. Это были мо­
лодые писатели, журналисты, ученые, объединившиеся в органи­
зацию «У вий» («Новая сила»). В том же году в Уфе был организован
«Марий клуб», затем по его инициативе — «Марийское общество
Башкортостана».
Тревога за будущее своего народа объединила молодых энтузи­
астов. К ним присоединились и некоторые люди среднего и старше­
го поколения.
В декабре 1989 года на объединенном пленуме Марийского от­
деления Всероссийского Общества охраны памятников истории и
культуры, Марийского отделения Советского фонда культуры и
общества «Мемориал» был сформирован организационный коми­
тет по созданию Марийского национального движения. Была осно­
вана газета «Марий чаҥ».
В апреле 1990 года в Йошкар-Оле на учредительном съезде, где
были представлены все регионы проживания марийцев, оформи­
лось движение «Мари ушем», принят его устав. Участники движе­
ния заявили: главная задача — сохранение и возрождение родного
языка, национальной культуры марийцев, причем не только в своей
164
республике, но и за ее пределами, где проживало более половины
всего марийского населения страны.
Важнейшим моментом этого форума было объявление ответ­
ственности Марийской республики за культурно-языковое состо­
яние всего марийского этноса, разбросанного по территории стра­
ны. В принятых документах выдвигалась задача укрепления статуса
родного языка, к тому времени полностью вытесненного из обще­
ственной жизни, делопроизводства и деловой переписки. Ставился
вопрос о придании ему статуса государственного языка наряду с
русским. В связи с этим законом «О языках в Республике Марий
Эл» были провозглашены два государственных языка: русский и
марийский (горный и луговой). Но это не изменило реальную си­
туацию, положение с фактическим использованием марийского
языка за последующее время изменилось мало. Для марийцев обыч­
ным явлением было марийско-русское двуязычие, а для некоторых
групп восточных мари — трёхъязычие.
На учредительном съезде движения «Мари ушем» развернулась
оживленная дискуссия о характере создаваемого объединения лю­
дей, обеспокоенных современным состоянием и перспективами
возрождения родного народа: должно ли оно быть культурно-про­
светительным обществом или должно стать общественно-полити­
ческой организацией. Некоторые наиболее радикальные делегаты
съезда настаивали на последнем, причем политическая активность
непременно должна была направляться против тогдашних правя­
щих партийно-советских структур. Более умеренные выступали
против чрезмерной политизации движения на стадии его оформ­
ления. Ведущие его идеологи объясняли это таким образом: в мас­
совом движении должны быть объединены, независимо от поли­
тических взглядов и убеждений, все, кто обеспокоен судьбой
родного народа, его культуры и языка, будь то коммунисты или
демократы, анархисты или еще кто-то.
В Уставе движения «Мари ушем» было написано, что оно явля­
ется демократическим общественным объединением. Цели и задачи
определялись, исходя из общей угрозы культурно-языковой асси­
миляции народа. «Мари ушем» решил тогда ограничить свою дея­
тельность в основном культурно-просветительскими проблемами.
Национальное движение марийского народа, таким образом,
первоначально оформилось как преимущественно культурно-про­
светительское и в этом качестве сумело добиться определенных
положительных результатов. В частности, совместными с властны-
165
ми органами усилиями по инициативе «Мари ушем» удалось до­
биться введения преподавания марийского языка и родной литера­
туры в ряде школ Кировской и Пермской областей, открыть ма­
рийские культурно-общественные центры в Нижегородской и
Кировской областях, Татарстане, Удмуртии. Марийское общество
Башкортостана добилось выхода в свет республиканской газеты
«Чолман», открытия марийского отделения в Бирском пединсти­
туте, организации передач на марийском языке по республикан­
скому радио и телевидению, открытия марийских классов в неко­
торых городских школах.
В Удмуртии большую работу среди марийского населения стал
проводить «Союз марийцев Удмуртии — Одо мари ушем»: органи­
зованы телевизионные передачи на марийском языке, республи­
канский фестиваль марийской культуры, празднование националь­
ного праздника «Семык».
Развитие движения шло сложно и даже болезненно. Немалое
значение в этом имел тот факт, что одновременно произошло про­
возглашение суверенитета республики. Национальные деятели «Мари
ушем», выступив в поддержку декларации о суверенитете Марий­
ской АССР от 22 октября 1990 года, верили, что провозглашение
суверенитета пойдет во благо коренному народу, и присоедини­
лись к требованиям убрать из официального названия республики
слово «автономная».
Внутри национального движения, не успевшего укрепиться,
произошло расслоение, что затем привело к расколу. От «Мари
ушем» в январе 1991 года отделилась небольшая группа членов,
недовольных умеренной культурно-просветительской линией по­
ведения правления объединения, и объявила о создании обще­
ственно-политической организации «Кугезе мланде» («Земля пред­
ков»). Она стала выпускать газету «Егук» (так латиницей обозначили
слово «эрык», т. е. «свобода». Выпущено несколько номеров). Эта
организация просуществовала недолго.
«Мари ушем» выступил с инициативой созыва съезда марий­
ского народа. Был создан оргкомитет по подготовке и проведению
съезда, куда на паритетных началах вошли представители прави­
тельства и национального объединения.
Съезд марийского народа состоялся 30-31 октября 1992 года
(он был назван третьим, исходя из того, что первые два состоялись
в июле 1917 и июне 1918 годов, после чего на них был наложен
запрет). Делегаты из различных регионов проживания марийцев с
166
Марийская делегация на Конгрессе финно-угорских народов

большой обеспокоенностью говорили о проблемах возрождения


родного народа, его языка и культуры, о необходимости активиза­
ции участия марийцев в общественно-политической жизни. Все это
нашло отражение в главном документе съезда — в «Декларации о
национальном возрождении народа мари». Довольно аргументиро­
ванно и принципиально, хотя и в осторожных выражениях, были
поставлены вопросы существования и возрождения народа в резо­
люциях о языке, образовании и культуре, о концепции Конститу­
ции республики, экологической ситуации, о принципах Закона
Республики Марий Эл, о гражданстве и других.
На съезде был принят ряд важных документов, направленных
на создание более благоприятных условий для национального воз­
рождения, сохранения и развития родного языка и культуры.
Съезд провозгласил себя «высшим представительным собрани­
ем народа мари», «органом общественного самоуправления, дей­
ствующим во имя возрождения и консолидации марийской на­
ции, защиты ее суверенных прав на национально-государственное
строительство, социальных и национально-культурных интересов»;
он избрал свой руководящий орган, действующий в период между
съездами, — Мер Каҥаш (Всемарийский Совет). Это орган обще­
ственного самоуправления, не претендующий на власть.
167
Выступление ансамбля «Марий памаш»

В последующем состоялись IV—VIII съезды марийского народа,


решения которых были направлены на развитие культуры и языка,
на вовлечение марийцев в активную общественную жизнь. Дея­
тельность национальных организаций в 1990-х годах и в начале XXI
века проходила по-разному, в основном в условиях делового со­
трудничества с органами власти, а иногда сопровождалась кон­
фликтами. В 2002 году, в связи с падением авторитета «Мари ушем»,
образовалась новая общественная организация «Марийский наци­
ональный конгресс», основной целью которой было объявлено
стремление к тесному сотрудничеству с правительством Республи­
ки Марий Эл. Представители этой организации стали занимать ве­
дущее положение во Всемарийском Совете, а роль «Мари ушем»
свелась на нет.
Таким образом, идеи национального возрождения получили
среди марийцев определенное развитие. Но общественное движе­
ние за их реализацию развивалось с большими трудностями. После
заметной волны подъёма на рубеже 1980—90-х годов оно оказалось
в стадии спада. Марийское национальное движение, не завоевав
широкой социальной опоры, охватило только небольшую про­
слойку гуманитарной интеллигенции и не проникло в толщу на­
родных масс. Новый импульс получило оно после конструктивной
работы УШ Всемарийского съезда. После этого съезда при поддерж­
ке правительства РМЭ стал издаваться на двух языках популярный
168
журнал «Марий сандалык — Марийский мир», распространяемый
среди всей марийской диаспоры.
Параллельно с образованием национальных организаций ма­
рийского и других финно-угорских народов развивалось движение
их общности и солидарности, причем представители марийской
интеллигенции часто выступали в этом деле инициаторами. В мае
1989 года по инициативе Союза писателей Марийской АССР в го­
роде Йошкар-Оле состоялась первая Международная встреча писа­
телей финно-угорских народов. Как и следовало ожидать, разговор
на ней шел в первую очередь и главным образом о критической
культурно-языковой ситуации финно-угров России и проблемах
их национального возрождения.
В ноябре 1990 года был образован Фонд развития культур фин­
но-угорских народов с местопребыванием в Йошкар-Оле, с учас­
тием государственных структур и общественных организаций. Он с
самого зарождения в своих уставных документах подчеркивал на­
целенность на широкие культурно-образовательные задачи. По его
инициативе с 1991 года стали проводиться фестивали фольклора,
фестивали телевизионных программ, театральный фестиваль «Май­
тук», научные конференции по проблемам этнокультуры финно-
угорских народов, которые получили большой общественный ре­
зонанс.

Пеледыш пайрем в Горномарийском районе


169
В марийской культуре в конце
ХХ — начале XXI веков, в условиях
развития национального движения,
в сотрудничестве с местными орга­
нами власти, произошли значитель­
ные изменения. В Йошкар-Оле открыт
Театр юного зрителя, в Козьмодемь­
я н с к — Горномарийский драмати­
ческий театр. Прочно встал на ноги
Музыкальный театр, переименован­
ный в Театр оперы и балета имени
Эрика Сапаева. Были созданы новые
музыкальные произведения: третья
марийская опера — «Алдияр» Элины
Архиповой, балет Алексея Яшмолки­
Андрей Эшпай на «Живой камень». Новые произведе­
ния на марийские темы написал Ан­
дрей Эшпай, многие из них впервые были исполнены в Йошкар-
Оле. Высоким исполнительским мастерством прославился флейтист
Виталий Шапкин. Марийская драматургия пополнилась исторической
трилогией Геннадия Гордеева о героическом прошлом родного
народа. Проза обогатилась повестями Юрия Артамонова и исто­
рическими романами Виталия Петухова, поэзия — стихами Альбер­
тины Ивановой. Большой общественный резонанс получило соз­
дание Анатолием Спиридоновым марийского эпоса «Югорно»
(«Вещий путь») на основе народных сказаний и легенд. В изобра­
зительном искусстве успешно работали Измаил Ефимов, Иван
Ямбердов, обогащая реалистические традиции новыми эстетиче­
скими веяниями. Обогащалось, пополняясь современными формами,
народное самодеятельное творчество, отражаясь в мастерстве про­
славленных коллективов «Марий памаш», «Пеледыш», «Эрвел сем»
и др. Характерно, что много марийских самодеятельных художествен­
ных коллективов появилось среди диаспорных групп мари за
пределами Республики Марий Эл. Заметное развитие получило
искусство сценического национального костюма. В городе Козьмо­
д ем ьян ск открылся привлекающий массы туристов этногра­
фический музей под открытым небом с широким показом тради­
ционного быта горных марийцев. Исторической памяти народа
посвящены дома-музеи Никона Игнатьева в Горномарийском ра­
йоне, М иклая К азакова в М оркинском районе, Валериана
170
Юрий Артамонов Элина Архипова

Васильева в деревне Сусады-Эбалак Янаулнекого района Республики


Башкортостан.
В обстановке демократизации появилась возможность возрож­
дения различных религиозных организаций. Было создано объеди­
нение приверженцев древней марийской религии — «Ошмарий-
чимарий». Его члены организовали в 1992 году большое языческое
моление у деревни Олоры Параньгинского района, в 1993 году — в
священном для язычников-мари историческом месте, у горы Чем-
булата в устье реки Немды (Советский район Кировской области).
После этого всемарийские моления проводятся ежегодно в разных
местах.
Стали издаваться на марийском языке новые газеты «Марий
чаҥ», «Кугарня», журнал «Саман», восстановлен горномарийский
журнал «У сем», на языке горных марийцев стала дублироваться
детская газета «Ямде лий» («Будь готов»).
Вместе с тем для марийского народа в целом вопрос выживания
вырисовывается гораздо шире и сложнее, с учетом большой рас­
средоточенности его представителей по территории страны.
В районах Волго-Уральского региона компактность расселения
марийцев позволяет учитывать их национальные интересы, куль­
турные и языковые потребности. До конца 1930-х годов такая
возможность использовалась. Позднее всё прекратилось. Только в
Башкирии (да в нескольких населенных пунктах Татарии и Уд-
171
Алексей Яшмолкин Измаил Ефимов

муртии) сохранились марийские школы, в Башкирии сохрани­


лась одна районная марийская газета. В других местах, в русских
областях, марийцы перестали иметь возможность учить детей на
родном языке, читать на нем книги, газеты, журналы. А без этого
фактора не может быть обеспечено национальное развитие.
Для поддержания связей с внереспубликанскими марийцами,
содействия возрождению в местах их проживания, национальной
школы, культурно-просветительных учреждений, художественной
самодеятельности, распространения печатных изданий на родном
языке стали устанавливаться контакты по линии государственных
органов, общественных организаций. Марийское население этих
местностей в большинстве положительно отнеслось к этому. Уже в
1990 году в Кировской области в двух школах, в Пермской области
в одной было введено преподавание марийского языка. Впервые в
истории был издан «Букварь» на диалекте северо-западных мари.
Марийское национальное движение возродилось, исходя из
надежды, что в целом положение народа не совсем безнадежно,
как может показаться на первый взгляд. Порукой тому, что надеж­
ды на национальное возрождение не являются пустыми, служит
народная культура, которая, в отличие от языка, не претерпела
столь гибельного разрушения. Народ, пронесший сквозь века свои
172
танцы, задушевные мелодии, красочные костюмы, выстоял. В ряде
местностей родители, учителя сумели в молодых выпестовать ува­
жение, интерес к родной культуре, литературе, языку, обычаям.
Это вселяет надежду, что удастся приостановить этническое размы­
вание и предотвратить исчезновение древнего народа.
Тревоги и надежды у нас, марийцев, общие с другими мало­
численными народами. Углубление демократических преобразований
в стране сулит нам просвет впереди. Но главное в том, что мы осоз­
наем всё отчетливее: сказочная «Живая вода», которая может спасти
нас, — в наших собственных руках, внутри нас самих. И главное —
в руках и сердцах подрастающего поколения.

Вопросы и задания

1. Как проходили процессы «перестройки» в Марийской республике? В чем


проявилось противоборство прогрессивных и консервативных сил?
2. Расскажите о развитии марийского национального движения. Какие эта­
пы можно выделить в его развитии?
3. Расскажите о развитии марийской культуры в конце ХХ—начале XXI ве­
ка. Подготовьте доклад об одном из деятелей национальной культуры.
ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА

25—30 тысяч лет тому назад — появление первых людей на тер­


ритории нынешней Республики Марий Эл.
Ш —II тыс. до н. э. — выделение финно-угорской общности.
V—Х вв. н. э. — формирование древнемарийских племен.
961 г. — первое упоминание о древних марийцах в хазарских
источниках как о народе «цармис».
Начало XII в. — упоминание «черемис» в «Повести временных
лет».
IX—XIII вв. — зависимость марийцев от Волго-Камской Булга­
рии.
XIII—XV вв. — марийцы в составе Золотой Орды; Ветлужское
черемисское княжество.
1372 г. — основание города Курмыш.
Конец XIV в. — присоединение к Московскому княжеству при-
сурских марийцев, входивших в состав Нижегородского княжества.
XV — середина XVI вв. — марийцы в составе Казанского ханства.
Конец XV в. — захват Русским государством Ветлужского чере­
мисского княжества и Вятской земли.
1523 г. — основание города Васильсурска.
1546 г., декабрь — обращение горных марийцев к Ивану IV с
просьбой принять их земли в состав Русского государства.
1551 г. — присоединение горных марийцев к России.
1552 г., октябрь — падение Казани и присоединение луговых
мари к России.
1552 г., декабрь — 1557 г. — национально-освободительная война
луговых мари против царских войск (Первая «черемисская война»).
1556 г. — пленение и казнь предводителя луговых мари Мамич-
Бердея.
1572—1574 гг. — Вторая «черемисская война».
1574 г. — основание города Кокшайска.
1582—1584 гг. — Третья «черемисская война».
1583 г. — основание города Козьмодемьянска.
1584 г. — основание города Царева на Кокшаге.
1602—1603 гг. — описание марийских земель Казанского и дру­
гих уездов в писцовых книгах.
1606—1610 гг. — участие марийцев в событиях «Смуты».
1611—1612 гг. — участие ратных и служилых марийцев в осво­
бождении страны от польско-литовских интервентов.
174
1614—1615 гг. — восстание марийских, чувашских и татарских
крестьян.
20—80-е гг. XVII в. — активное строительство русских монас­
тырей на ясачных землях марийцев. Расхищение общинных зе­
мель.
1649 г. — Соборное Уложение. Законодательное закрепощение
ясачных марийцев в системе государственного феодализма.
1670—1671 гг. — участие марийцев в крестьянской войне под
предводительством С. Т. Разина.
1685 г. — царский наказ о размежевании марийских земель.
1704—1705, 1710—1712, 1715—1717 гг. — ясачные переписи ма­
рийцев.
1707—1712 гг. — массовое переселение (бегство) марийцев в
Башкирию.
1724 г. — перевод марийских крестьян с ясака на подушную
подать.
Середина XVIII в. — оформление этнической группы восточных
марийцев.
1749—1755 гг. — функционирование Новокрещенской школы в
г. Царевококшайске для детей крещеных марийцев.
1767—1768 гг. — составление наказов и участие выборных ма­
рийских депутатов в Уложенной комиссии.
1773—1775 гг. — участие марийцев в Крестьянской войне под
предводительством Е. И. Пугачева.
1774 г., 15—16 июля — остановка на ночлег Е. И. Пугачева и его
отряда на Кленовой горе.
1775 г. — издание в Санкт-Петербурге первой марийской грам­
матики «Сочинения, принадлежащие к грамматике черемисского
языка».
1779—1782 гг. — проведение губернской реформы управления
марийских земель.
Конец XVIII — начало XIX вв. — Генеральное размежевание
марийских земель.
1812 г. — участие марийских воинов в Отечественной войне.
1821 г. — открытие в селе Морки первой сельской марийской
школы.
1822 г. — открытие в селе Малый Сундырь Козьмодемьянского
уезда церковно-приходского училища.
1827 г., 20 ноября — всеобщее языческое моление марийцев у
д. Варангуш Моркинской волости Казанской губернии.
175
1828 г., З декабря — всеобщее языческое моление марийцев у
д. Кюпрян Сола Сернурской волости Вятской губернии.
1837—1841 гг. — реформа П. Д. Киселева по управлению марий­
ской деревней. Закрепление марийцев в ведении Министерства го­
сударственных имуществ.
1842 г., апрель—май — «Акрамовская война». Восстание марий­
ских и чувашских крестьян Козьмодемьянского уезда.
1866 г. — реформа в марийской государственной деревне.
1867 г. — издание первого марийского букваря.
1877 г. — создание марийской религиозной секты «Кугу сорта».
1887—1889 гг. — волнения марийских крестьян в Уржумском
уезде.
1889 г. — издание книги И. Н. Смирнова «Черемисы» — первого
обобщающего исследования о марийцах.
1894 г. — открытие Уньжинской второклассной центральной
черемисской школы.
1905 г., декабрь — появление первого произведения марийской
литературы — стихотворения С. Г. Чавайна «Ото» («Роща»).
1906 г., июль—август — антиправительственные революцион­
ные выступления крестьян с. Сидельниково, д. Кокшамары и дру­
гих марийских деревень Чебоксарского уезда.
1907—1913 гг. — издание ежегодника «Марла календарь».
1908 г. — выход в свет первой книги стихотворений и рассказов
С. Г. Чавайна «Прошлое народа мари».
1915 г. — начало издания первой марийской газеты «Война увер».
1917 г., июль — Первый Всероссийский съезд народа мари.
1917 г., 25 августа — начало издания газеты «Ӱжара».
1918 г., январь—март — установление советской власти в мест­
ностях с марийским населением.
1918 г., февраль — Национальный областной съезд мари.
1918 г., июнь — Второй Всероссийский съезд марийского на­
рода.
1918 г., 1 октября — начало издания газеты «Йошкар Кече».
1919 г., ноябрь — основание марийского передвижного театра.
1920 г., 4 ноября — принятие декрета «Об образовании Авто­
номной области марийского народа».
1921 г., 21—24 июня — Первый областной съезд Советов МАО.
1925 г. — создание Марийского книжного издательства.
1930 г. — открытие Марийского научно-исследовательского
института.
176
1931 г. — открытие Марийского педагогического института.
1936 г., 5 декабря — преобразование Марийской автономной
области в Марийскую АССР.
1954 г. — издание литературно-художественного журнала «Он­
чыко» («Вперед»).
1960 г., май — открытие Йошкар-Олинского телецентра.
1963 г., апрель — постановка первой марийской оперы «Акпатыр».
1972 г. — открытие Марийского государственного университета.
1973 г., февраль — постановка первого марийского балета «Лес­
ная легенда».
1990 г., апрель — организация движения «Мари ушем».
1990 г., 22 октября — принятие Декларации о суверенитете
Марийской республики.
1991 г., 14 декабря — выборы первого президента Республики
Марий Эл.
1992 г., октябрь — Третий съезд марийского народа.
1995 г., июнь — принятие новой Конституции Республики
Марий Эл.
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
ПО ИСТОРИИ МАРИЙСКОГО НАРОДА

Айплатов Г. Н История Марийского края с древнейших времен до конца


XIX века: Учебное пособие. Йошкар-Ола, 1994.
Айплатов Г Н. Навеки с тобой, Россия. Йошкар-Ола, 1967.
Акпарс: Исследования и материалы / Авторы-составители Г. Н. Айпла­
тов, А. Г. Иванов. Йошкар-Ола, 2007.
Александрова А. Н. Мелодии счастья. Йошкар-Ола, 1971.
Алметева И. В. История начального школьного образования в Марий­
ском крае во второй половине XIX—начале ХХ веков. Йошкар-Ола, 2006.
Андреянов А. А. Из истории Царевококшайска во второй половине XVI—
начале XVIII веков. Йошкар-Ола, 1991.
Апакаев П. А. Просветители Марийского края. Йошкар-Ола, 1990.
Архипов Г. А. Марийцы IX—XI веков. Йошкар-Ола, 1973.
Архипов Г. А. Марийцы XII—XIII веков. Йошкар-Ола, 1986.
Васин К. К., Сануков К. Н , Сергеев М. Г По памятным местам: Историко­
краеведческие очерки. Йошкар-Ола, 1968.
Васин К. На земле Онара. Повесть. Йошкар-Ола, 1983.
Васин К. С вами, русичи! Историческая повесть. М., 1961.
Васин К След на земле. Йошкар-Ола, 1964.
Васин К. Чумбылат могучий. Легенды, рассказы. Йошкар-Ола, 1994.
Воды текут... Йошкар-Ола, 2010.
Галкин И. С. Кто и почему так назвал. Йошкар-Ола, 1991.
200 лет мари йской письменности. Йошкар-Ола, 1977.
Ефимова Н Марий Эл. Йошкар-Ола, 1997.
Живой камень: Русские писатели о Марийском крае. Йошкар-Ола, 1970.
Иванов А. Г. Марийцы Поволжья и Приуралья (по их наказам в Уложен­
ную комиссию 1767—1768 гг.). Йошкар-Ола, 1993.
Иванов А. Г. Очерки по истории Марийского края XVIII века. Йошкар-
Ола, 1995.
Иванов А. Г., Сануков К. И. Марий калыкын историйже. Йошкар-Ола, 1998.
Иванов А. Г., Сануков К. Н. История марийского народа. Йошкар-Ола, 1999.
Иванов И. Г. Из истории марийской письменности. Йошкар-Ола, 1996.
Исиметов М. И. Йыван Кырля. Йошкар-Ола, 1984.
История Марийского края в документах и материалах. Вып. Г Эпоха фео­
дализма / Сост. Г. Н. Айплатов, А. Г. Иванов. Йошкар-Ола, 1992.
История Марийской АССР. Том 1. С древнейших времен до Великой Ок­
тябрьской революций. Йошкар-Ола, 1986.
178
История сел и деревень Республики Марий Эл. В 16-ти т. Йошкар-Ола,
2003—2007.
Козлова К. Н. Очерки этнической истории марийского народа. М., 1978.
Крестьянская война под предводительством Е. И. Пугачева в Марийском
крае: Документы и материалы / Сост. А. Г. Иванов. Йошкар-Ола, 1989.
Крупняков А. С. Марш Акпарса. Исторический роман. (Любое издание.)
Кудрявцев В. Т. Деревянное зодчество марийцев. Йошкар-Ола, 2004.
Марий калык ойпого. Марийский фольклор: Мифы, легенды, предания /
Сост. В. А. Акцорин. Йошкар-Ола, 1991.
Марий сандалык — Марийский мир. Йошкар-Ола, 2008—201 Г
Марийская биографическая энциклопедия / Сост. Мочаев В. А. Йошкар-
Ола, 2007.
Марийские народные песни. Йошкар-Ола, 1976.
Марийские народные сказки. Йошкар-Ола, 1984.
Марийский археографический вестник / Гл. ред. А. Г. Иванов. Йошкар-
Ола, 1991 -2011. Вып. 1—21.
Марийский край, земля Онара. М.: Современник, 1989.
Марийцы. Историко-этнографические очерки. Йошкар-Ола, 2005.
Москвина Л. Н. Марийская национальная интеллигенция в конце XIX—
начале ХХ веков. Йошкар-Ола, 2007.
Народ их помнит. Йошкар-Ола, 1982.
Наши герои. Йошкар-Ола, 1985.
Наши герои труда. Йошкар-Ола, 1974.
Никитин В. В. Археологическая карта Республики Марий Эл. Йошкар-
Ола, 2009.
Никитин В. В., Никитина Т. Б. К истокам марийского искусства. Йошкар-
Ола. 2004.
Никитина Т. Б. Марийцы (конец XVI—начало XVIII вв.). Йошкар-Ола,
1992.
Никитина Г б., Михеева А. Н. Аламнер: миф и реальность. Йошкар-
Ола, 2006.
Они защищали Родину: многотомное издание. Йошкар-Ола, 2002—2006.
Они ковали Победу. Посвящается труженикам тыла в Великой Отече­
ственной войне: многотомное издание. Йошкар-Ола, 2000— 2011.
Патрушев А. С. Марийская деревня в период империализма. Йошкар-Ола,
1974.
Пашуков В. Ф. Марийский край в годы гражданской войны (1918—1920).
Йошкар-Ола, 1965.
Пашуков В. Ф. Солдаты революций. Йошкар-Ола, 1967.
179
Попов Н. С. Православие в Марийском крае. Йошкар-Ола, 1987.
Сануков К. Н. Марийцы: Прошлое, настоящее, будущее. Йошкар-Ола,
1992.
Сануков К. Н. Из истории Марий Эл: трагедия 30-х годов. Йошкар-Ола,
2000; изд. 2-е. 2005.
Сануков К. Н. Марийская автономия. Йошкар-Ола, 2005; Изд. 2-е. 2010.
Сануков К Н. Судьба художника. Йошкар-Ола, 1991.
Сануков К Н , Захарова С. Н., Пашуков В. Ф. История Марийской ССР:
Учебное пособие. Йошкар-Ола, 1992.
Сепеев Г. Л. Восточные марийцы. Йошкар-Ола, 1975.
Сепеев Г. А. История расселения марийцев. Йошкар-Ола, 2006.
Степанов Л. Ф. Просветитель С. А. Нурминский. Историко-краеведческий
очерк. Йошкар-Ола, 1989.
Чавайн С. Г Акпатыр. Драма. Йошкар-Ола, 1977.
Чавайн С. Г Элнет. Йошар-Ола, 1981.
Шкетан М. Эренгер. М., 1971.
Энциклопедия Республики Марий Эл. Йошкар-Ола, 2009.
Этнография марийского народа: Учебное пособие / сост. Г. А. Сепеев Йош­
кар-Ола, 2001.
Юадаров К. Г Горные марийцы. Йошкар-Ола, 1995.
Юксерн В. Воды текут, берега остаются. М., 1983.
Яшмолкина Н. В. И. С. Ключников-Палантай. Йошкар-Ола, 1986.
СОДЕРЖАНИЕ
Глава Г ПРОИСХОЖДЕНИЕ МАРИЙСКОГО НАРОДА................... 5
§ Г Древние люди на территории Марий Эл .................................... 5
§ 2. Формирование древнемарийских плем ен.................................... 8
§ 3. Первые упоминания о древних марийцах................................... 11
§ 4. Истоки марийской культуры............................................................. 12
Глава И. ПРИСОЕДИНЕНИЕ МАРИЙЦЕВ К РУССКОМУ
ГОСУДАРСТВУ.................................................................................................16
§ 5. Русское продвижение на марийские земли до середины
XVI века......................................................................................................... 16
§ 6. Москва или Казань?........................................................................... 20
§ 7. «Горные черемисы» переходят на сторону М осквы..................21
§ 8. Разгром Казани и присяга луговых м арийцев............................23
§ 9. «Черемисские войны»......................................................................... 24
Глава III. МАРИЙЦЫ В РУССКОМ ГОСУДАРСТВЕ
(конец XVI—XVII века)................................................................................... 29
§ Ю. На пути к мирной ж и зн и ................................................................ 29
§ 11. Марийцы в период «Смуты»........................................................ 30
§ 12. Жизнеобеспечение марийцев в XVII веке.................................. 33
§ 13. Социальное положение марийцев. Управление .........................35
§ 14. Крестьянская община и ее роль в жизнедеятельности
ясачных марийцев....................................................................................... 37
§ 15. Участие марийцев в крестьянской войне
под предводительством С. Т. Р ази н а...................................................... 40
§ 16. Языческие верования м арийцев.................................................... 43
Глава IV. МАРИЙНА В РОССИЙСКОЙ ИМ ПЕРИИ
(XVIII в е к ).......................................................................................................... 46
§ 17. Расселение и численность марийцев............................................ 46
181
§ 18. Переселение марийцев Поволжья. Формирование
восточных марийцев............................................................................... 49
§ 19. Крестьянское жизнеобеспечение м арийцев......................... . 50
§ 20. Управление марийской деревней. Социальные
отнош ения................................................................................................. 58
§ 21. Массовое крещение марийцев.................................................... 61
§ 22. Наказы марийцев в Уложенную комиссию............................ 64
§ 23. Участие марийцев в крестьянской войне
под предводительством Е. И. Пугачева.............................................. 65
§ 24. Культура марийцев......................................................................... 68
Глава V. МАРИЙЦЫ В XIX В Е К Е ........................................................... 74
§ 25. Изменения в жизнеобеспечении марийцев: традиции
и новации.................................................................................................. 74
§ 26. Социальное положение марийцев. Реформа
П. Д. Киселева и управление марийской деревней ........................ 83
§ 27. Крестьянские восстания марийцев............................................ 88
§ 28. Национальное движение. Противостояние марийского
язычества и христианства...................................................................... 91
§ 29. Культура и быт марийцев............................................................ 96
Глава VI. МАРИЙЦЫ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА.......................................... 106
§ 30. Отсталая периферия Российской им перии.............................. 106
§ 31. Общественные движения ............................................................ 110
§ 32. Развитие культуры........................................................................... 113
Глава VII. МАРИЙСКИЙ НАРОД
В РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ГОДЫ .................................................................. 116
§ 33. Подъем национального движения...............................................116
§ 34. Установление Советской власти..................................................119
§ 35. Марийцы в период гражданской войны.................................. 120
§ 36. Народ и власть..................................................................................123
Глава VIII. МАРИЙСКИЙ НАРОД В ГОДЫ
СТРОИТЕЛЬСТВА СОЦИ АЛИЗМ А....................................................... 126
§ 37. Образование Марийской автономной области......................... 126
§ 38. Голод 1921 —1922 годов................................................................. 130
§ 39. На путях индустриализации..........................................................132
§ 40. Создание колхозов.......................................................................... 133
§ 41. Развитие культуры........................................................................... 137
§ 42. Репрессии 1930-х годов................................................................. 142
182
Глава IX. МАРИЙСКИЙ НАРОД В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ
ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941 —1945 гг.).................................... 146
§ 43. На фронтах Великой Отечественной........................................ 146
§ 44. Труженики т ы л а ............................................................................ 149
Глава X. МАРИЙСКИЙ НАРОД В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ....... 152
§ 45. Восстановление и дальнейшее развитие хозяйства ............. 152
§ 46. Развитие культуры......................................................................... 155
Глава XI. МАРИЙСКИЙ НАРОД В ГОДЫ ПЕРЕСТРОЙКИ И
В НОВОЙ РО С С И И ................................................................................... 159
§ 47. Преобразования общественной жизни ................................... 159
§ 48. Марийское национальное движение........................................ 163
Хронологическая таблица.......................................................................... 174
Дополнительная литература по истории марийского н арод а............ 178
Учебное издание

А н а н и й Г ер а си м о ви ч И ва н о в
К сен о ф о н т Н и к а н о р о в и ч С а н у к о в

ИСТОРИЯ МАРИЙСКОГО НАРОДА

Учебное пособие для учащихся


среднего и старшего школьного возраста

2-е издание, дополненное

Рекомендовано Министерством образования и науки


Республики Марий Эл

Редактор А. Я. С п и р и д о н о в
Корректор Я. В. Л и х а ч е в а
Компьютерная верстка В. Ф. К о н е ч н и к о в о й , С. А. С е м е н о в о й

Подписано к печати 13.07.201 1. Формат 6 0 х 9 0 /16.


Бумага офсетная. Гарнитура «М ап -П тезЕ Т ».
Печать офсетная. Усл. печ. л. 11,5 .
Учётно-изд. л. 11,24. Тираж 2500 экз.
Заказ № 4339. Изд. 13.
ГУП РМЭ «Марийское книжное издательство»,
424000, г. Йошкар-Ола, ул. Советская, 104.
Ьир://млу\у.тапЪоок.ги
Е-таП: тапЪоок@Ък.ги

Отпечатано ООО «Издательский дом « Сельские вести»,


425200, РМЭ, п. Медведево, ул. Советская, 5.
Нов.Торъял

| Куженер

В ® ЙОШКАР-ОЛА

Морий

Карта Республики Марий Эл