Вы находитесь на странице: 1из 419

Вернер Гроссманн

В ПОЛЕ ЗРЕНИЯ -
БОНН

Разведка ГДР
с позиции последнего шефа
Главного управления
разведки Министерства „
государственной безопасности ГДР

Москва
«Новый Логос»
2007
ББК67.401.212
Г88

Г88 Вернер Гроссманн. В поле зрения - Бонн. - М.:


2007.- 408 с., ил.

Эта книга - плод размышлений сотрудника


внешней разведки Восточной Германии, последне­
го шефа Главного управления разведки Министер­
ства государственной безопасности ГДР Вернера
Гроссманна, основанных на реальных фактах, вос­
поминаниях о встречах с друзьями и уже бывшими
идеологическими противниками.
Он сам оценивает прошедшие годы своей про­
фессиональной деятельности, как годы “холодной
войны” междудвумя мировыми системами, которые
обладали высокотехнологичным оружием; как
годы, когда существовали ситуации возникновения
опасности перерастания “холодной войны” в “го­
рячую”, вплоть до применения ядерного оружия.
Именно поэтому сам Вернер Гроссманн и его кол­
леги по социалистическому лагерю сообща отда­
вали все силы в борьбе за сохранение и укрепление
мира на земле.
Книга изобилует живыми историческими приме­
рами и политическими событиями из жизни развед­
ки.
Предисловие к русскому варианту изданной в
Берлине книге написано Владимиром Александро­
вичем Крючковым, долгое время проработавшим
на ответственных постах в КГБ СССР, а в последние
годы Советского Союза возглавлявшим этот орган
государственной безопасности.

ISBN 5-901280-03-2 ББК67.401.212

© «Новый Логос», 2007


© Вернер Гроссманн, 2007
3

ПРЕДИСЛОВИЕ

Мои немецкие друзья, товарищи по совмес­


тной борьбе на разведывательном поле обра­
тились с просьбой написать предисловие к
русскому варианту изданной в Берлине книге
Вернера Гроссманна — последнего руководи­
теля Главного управления разведки Министер­
ства государственной безопасности ГДР. С
большой готовностью я откликнулся на это
предложение, чтобы, пользуясь случаем, еще
раз сказать о моем отношении к автору книги
и всем моим единомышленникам — разведчи­
кам МГБ ГДР.
Прежде всего, хотелось бы подчеркнуть, что
В.Гроссманн написал очень интересную, со­
держательную и поучительную книгу воспо­
минаний о работе и борьбе немецких развед­
чиков на таком ответственном и сложном на­
правлении, как защита интересов первого в
мире государства трудящихся Германии.
Издание книги на русском языке позволит
широкому российскому читателю получить
представление о работе наших немецких кол­
лег в отстаивании интересов Германской Де­
мократической Республики, их высоком про­
фессионализме, трагической судьбе первого в
истории Германии социалистического госу­
дарства. Книга, бесспорно, вызовет огромный
интерес не только у бывших и настоящих со­
трудников спецслужб, но и у той части россий­
ской общественности, которой небезразлич-
1*
4

на судьба ГДР. Ведь речь идет о дружественной


Советскому Союзу стране, верном нашем со­
юзнике, о всестороннем сотрудничестве и
братских отношениях между нашими страна­
ми. Это сотрудничество продолжалось 40 лет
и было разрушено, прежде всего, по вине Гор­
бачева и его компании, предавшего интересы
не только Советского Союза, но и других стран
социалистического содружества.
Мне довелось принимать активное участие
в сотрудничестве советской разведки и раз­
ведки ГДР. Ощутить высочайший профессио­
нальный уровень немецких коллег в решении
сложнейш их задач в период "холодной вой^
ны", противоборства сил социализма и капи­
тализма.
На протяж ении всего периода работы на
разведывательном поприщ е (а это в общей
сложности 38 лет!) В.Гроссманн был верен сво­
ему долгу и предан нашему общему делу. Он ни
разу не отклонился в сторону, ни разу не спа­
совал и снискал уважение у себя на родине, в
Советском Союзе и в других социалистических
странах.
В. Гроссманн был больш им другом Советс­
кого Союза, но неизменно он оставался патри­
отом, прежде всего, немецкого народа, верил в
социалистическое будущее Германии. Ника^
кой вины В.Гроссманна перед немецким наро­
дом нет! Так что совесть его чиста.
Очень интересно и поучительно написана
та часть книги, которая касается социально-
политической обстановки в Германской Де­
мократической Республике, ее отношений с
5

Западной Германией, разрушения ГДР, обстоя­


тельств и причин этого.
После присоединения Восточной Германии
к Западной для наших немецких друзей сложи­
лась тяжелая ситуация. Начались преследова­
ния сотрудников спецслужб и других государ­
ственных структур только за то, что они, буду­
чи гражданами самостоятельного государства,
действовали по его законам. Ведь ГДР была чле­
ном ООН и общепризнанным субъектом миро­
вого сообщества. Лишение работы, средств к
существованию, уголовны е преследования,
судебные процессы, тюрьмы, моральный тер­
рор в средствах массовой информации — все
это испытали наши немецкие друзья, и в том
числе Вернер Гроссманн. В этих условиях его
достойное поведение снискало уважение всех
его многочисленных друзей. Вина за то, что
произошла трагедия с ГДР, ложится на тогдаш­
него руководителя Советского Союза М.Горба-
чева. Сдав, предав эту страну, Горбачев и паль­
цем не пошевелил, чтобы защитить наших не­
мецких друзей в ГДР. Как-то Горбачев сказал,
что он будто бы имел разговор с Гельмутом
Колем, тогдашним канцлером ФРГ. Последний,
в беседе с Горбачевым, пообещал ему не пре­
следовать представителей государственных
структур ГДР после объединения ее с Западной
Германией. Однако, когда у Коля спросили, что
он по этому поводу думает, он ответил, что не
помнит такого разговора. Разве можно стро­
ить большую политику на каких-то частных
разговорах, когда тот или иной вопрос надо
решать только легитимацией?
6

Русское издание книги Вернера Гроссманна


"В поле зрения —Бонн" —это знак признания
автора книги со стороны его друзей в России,
знак уважения и благодарности за то, что он,
как руководитель разведки, и возглавляемый
им коллектив сделали для Советского Союза.
Х отелось бы пожелать товарищу Вернеру
Гроссманну всего самого доброго: здоровья,
новых трудов в освещении жизни Германской
Демократической Республики. История дела
со р ок а летн его периода жизни ГДР должна
стать д остояни ем широкой мировой обще­
ственности.
С пасибо, товарищ Вернер Гроссманн, за
Вашу книгу!

Владимир КРЮЧКОВ

Москва, декабрь 2006г.


7

ОТ АВТОРА

Когда в декабре 2000 года я закончил напи­


сание этой книги, а в феврале 2001 года состо­
ялась ее презентация в г.Берлине, я стоял на
пороге своего 73-летия. Причем 38 лет, боль­
ше половины прожитых лет, я отдал службе во
внешней разведке - в Главном управлении “А”
Министерства госбезопасности ГДР.
От начала и до конца моей служебной дея­
тельности рядом со м ной всегда находились
граждане Советского Союза. Для меня, как и для
всех моих сослуживцев, они были представи­
телями Великой страны, которая освободила
нашу Родину от фашизма, наследниками зна­
менитой ЧК, успешными разведчиками, рабо­
тавшими в разных странах мира. Я гордился
тем, что вместе с советскими друзьями участвую
в борьбе за сохранение мира на планете.
Я познакомился со многими советскими че­
кистами. Со многими мы тесно сотрудничали
по работе, многие стали моими хорошими дру­
зьями в жизни. К ним принадлежат генералы
Шебаршин, Бобков, Шишкин, Новиков и мно­
гие другие, но преэвде всего —это полковники
О лег Герасимов и Володя Будахин, которые
длительное время являлись офицерами связи,
а также их жены - Инна и Катя.
Это бы ли лю ди разных национальностей:
русские, украинцы, белорусы, уроженцы сред­
неазиатских, закавказских и прибалтийских
республик. Перед нами всеми стояла полити­
ческая задача - принимать активное участие в
защите социалистических стран от внешней
угрозы, содействовать их экономическому ц
социальному развитию и увеличению благосо­
стояния их граждан.
Эти 38 лет моей жизни - были годами хо­
лодной войны между двумя мировыми систе­
мами, которые обладали высокотехнологич­
ным оружием. Это были годы, когда существо­
вали ситуации возникновения опасности пе­
рерастания холодной войны в горячую, вплоть
до применения ядерного оружия. Именно по­
этому мы сообща отдавали все силы в борьбе
за сохранение и укрепление мира на земле.
Основная сложность в нашей работе заключа­
лась в необходимости соблюдения строгих
правил конспирации и обеспечении безопас­
ности деятельности наших источников.
Между Главным управлением разведки МГБ
ГДР и Первым Главным управлением КГБ СССР
существовал регулярный обмен информаци­
ей, который существенно способствовал пра­
вильной оценке и анализу политического и
военного положения в мире. К великому сожа­
лению, данная информация не всегда правиль­
но воспринималась и учитывалась политичес­
ким руководством наших стран.
Наше сотрудничество имело Своей задачей
достижение конкретных общих целей,- но мы
всегда с пониманием и уважением относились к
позициям и возможностям друг друга. Тем не
менее, мы сознавали, что нам отводится роль
младшего партнера. За многие годы сотрудни­
чества я неоднократно испытывал искреннюю
9

радость за успехи нашей службы, достигнутые с


помощью советских друзей. В знак признания я
также награжден многими советскими ордена­
ми и медалями, а также другими знаками отли­
чия. Моей жене и мне посчастливилось неоднок­
ратно бывать в вашей прекрасной стране, про­
водить отпуска в пансионатах и санаториях
К сожалению, многие наши сотрудники и я пе­
режили чувство глубокого разочарования, не по­
лучив никакой поддержки, особенно в последний
период существования нашей службы в 1989-1990
годах, когда мы очень в ней нуждались и ожидали
ее. Сегодня я знаю, что многие наши бывшие со­
ветские боевые друзья испытывают те же чувства.
С сожалением и горечью я и мои друзья вос­
принимаем тот факт, что государственное и
политическое руководство Советского Союза,
за исключением прежнего Председателя КГБ
Крючкова ВА , не предприняло никаких усилий
при переговорах с Правительством ФРГ, что­
бы защитить наших кадровых сотрудников и
разведчиков от уголовн ого преследования.
Разведчики, чьи достижения во времена хо­
лодной войны играли огромную роль для раз­
вития политической, военной, экономической
и научной мощ и СССР, п о сле объединения
Германии бы ли приговорены к длительным
срокам заклю чения и крупным денежным
штрафам. Но чего можно бы ло ожидать от та­
ких людей, как Горбачев, Шеварднадзе и их
приспеш ников, которы е ради собственного
благополучия и за объятия Запада предали соб­
ственный народ, своих бывших товарищей и
боевых соратников из ГДР;
10

И тем значим ее б ы л о п р оч и тать в книге


Крючкова ВА "Личное дело" о высокой оценке
нашей работы по обеспечению безопасности
СССР и других стран социалистического со­
дружества и сохранению мира на планете. Он
пишет:
"Это находило выражение в том огромном
вкладе, который наши боевые друзья - развед­
чики ГДР вносили в укрепление Советского го­
сударства, в развитие его экономики, науки и
обороноспособности.
Ц елы е о т р а с л и п р о м ы ш лен н о с ти , науки
получили у нас развитие в значительной мере
благодаря усилиям немецких друзей по линии
разведки. М а тер и а лы п о фундаментальным
исследованиям, новейш им технологиям, тех­
нические обр азц ы передавались нам безвоз­
мездно в рамках сотрудничества. За десятки лет
сотрудничества, если это мож но перевести в
денежное измерение, мы получи ли от друзей
ценностей на десятки миллиардов долларов.
От друзей поступала политическая инфор­
мация. Она учитывалась при разработке важ­
ных политических мероприятий, в том числе
упреждающего характера.
Они оказывали нам бесц ен н ую помощ ь в
обеспечении безоп асности советских учреж­
дений и граждан за рубежом. П ом огали пре­
дупреждать нападения, п о х и щ е н и я людей,
провокации. Мы тож е не оставались в долгую
старались помогать со своей стороны , и все-
таки надо признать, что разведка ГДР делала
для нас куда больше".
Для меня и некоторы х м ои х сослуживцев
11

явилось особенным событие, когда по случаю


90-летия Ю.В. Андропова, Академией безопас­
ности, обороны и правопорядка за заслуги и
достижения в работе мы были награждены ор­
деном, который носит имя этого великого го­
сударственного деятеля, человека, которого
все мы очень уважаем. Это говорит о том, что
мы и наша работа не забыты.
В моей книге я не стал упоминать о другом
аспекте моей тесной связи с русским народом.
Это касается родственных отношений. Сейчас
я хотел бы об этом сказать. Я хотел подчерк­
нуть, что я и моя семья с большим уважением
относимся к русским людям, которых мы очень
любим, понимаем и ценим.
С 1970 года моя дочь училась пять лет в МГУ
имени Ломоносова в Москве. Там она позна­
комилась со своим однокурсником, русским
парнем, родители которого жили в Баку. Они
полюбили друг друга и в 1973 году пожени­
лись. Для меня и моей жены свадебная церемо­
ния показалась чем -то необыкновенным и
прекрасным. Незабываемым остался праздник
в кругу родных и друзей.
Наш зять — любящий муж и отец, интелли­
гентный и трудолюбивый ученый, любимый
всеми членами нашей семьи, за короткое вре­
мя добился больших успехов. Он защитил док­
торскую диссертацию. В семье не было деле­
ния на немцев и русских, там царила атмосфе­
ра единства мыслей и поступков в личных и
общественных делах.
Переезд нашего зятя в ГДР произошел после
того, когда мне было отказано в просьбе по-
мочь ему с пропиской в Москве. Планирова­
лось, что дочь с мужем будут и дальше учиться
и работать в Москве. Этого не произошло. По­
чему мне было отказано в просьбе, никто мне
так и не сказал. Самым большим потрясением
для зятя было то, что на его глазах был порван
его комсомольский билет, потому что он же­
нился на иностранке (не было сказано на граж­
данке ГДР) и уезжает жить в ГДР.
Этот неправедный поступок потряс нас, но
мы покорились имеющимся тогда политичес­
ким обстоятельствам. В 1990 году дочь и зять
оказались безработными и пытались выжи­
вать, открыв собственное дело. К сожалению в
1992 году наш зять умер от инфаркта. Родите­
ли зятя, жившие в Баку, также умерли. Моя жена
и я навещали их в Баку, они тоже были у нас в
Берлине. Наша семья, в особенности наша дочь^
поддерживает связи с братом нашего зятя, про­
живающим в Московской области. Он очень
помог мне в подготовке издания данной кни­
ги, за что я очень благодарен ему и его семье.
С момента издания моей книги в 2001 году
прошло уже несколько лет. Я по-новому взгля­
нул на события тогдашнего времени в Советс­
ком Союзе, приобрел новые знания и нашел
понимание по отношению к действиям тог­
дашних боевых друзей. Это нашло свое отра­
жение в изменениях, которые имеют место в
данном издании.
Я очень рад, что моя книга появится в Рос­
сии на русском языке.
13

СЕКРЕТНАЯ Ш КОЛА

1 апреля 1952 года я прощаюсь в Дрездене с


моей женой Бригиттой и маленькой дочерью
Ингрид. Я уезжаю в Берлин. Там я должен посе­
щать школу Центрального Комитета СЕПГ для
подготовки к ответственной государственной
или партийной работе. Несмотря на такой
шанс для профессионального роста, расста­
вание дается тяжело. Мы молоды, оба 1929 года
рождения, женаты полтора года. Совсем недав­
но мы въехали в маленькую, но хорошую квар­
тиру. Бригитта ждет нашего второго ребенка.
Я обещаю написать сразу же по приезде, по­
тому что адреса школы, не говоря уж о моем
будущем адресе проживания, я не знаю. Я дол­
жен явиться в ЦК СЕПГ. "Все уладится", —уте­
шаю я жену.
С легкой поклажей я иду на Центральный
вокзал. Хоть я и прожил в Дрездене уже какое-
то время, сдал экзамены на подготовительном
отделении, которое стало предшественником
основанного в 1949 году рабоче-крестьянско­
го факультета, меня все еще путает руинный
ландшафт. Будучи профессиональным камен­
щиком, я знаю, какого труда будет стоить сно­
ва поднять город из такого хаоса. Моя жена
воспринимает разрушения еще болезненней.
Она родилась здесь. В ночь с 13 на 14 февраля
1945 года, когда англо-американская военная
авиация уничтожила 15 квадратных километ­
14

ров городской территории, ночь, когда погиб­


ло 35 тысяч человек, сгорела и квартира ее ро­
дителей в дрезденском районе Нойштадт. Она
и ее мать остались в живых и переселились к
родственникам в Пирну. Отец был на фронте.
Центральный вокзал все еще временное
сооружение. Поезд, которы й должен доста­
вить меня в Берлин, отходи т с опозданием.
Никто не нервничает, в этом нет ничего нео­
бычного. Благодаря везению и быстрой реак­
ции я занимаю сидячее место. Кондуктор дает
зеленый свет и свистком подает сигнал к от-
правлению. Итак, побеждает любопытство: я
еду в Берлин!
Что меня ожидает, где я буду жить, каким тре­
бованиям я должен соответствовать, как сложат­
ся отношения с преподавателями и сокурсни­
ками? Что я буду делать после года учебы в шко­
ле? Впрочем, я не из робких, могу хорошо при­
спосабливаться к новой ситуации, быстро на­
хожу общий язык с людьми и не падаю духом.
Выхожу на В осто ч н ом вокзале Берлина.
Надземкой доезжаю до Александерплатц и иду
пешком до здания ЦК, расположенного на углу
улиц Вильгельма Пика и Пренцлауер Аллее. О
моем прибытии знают, на проходной меня
встречает человек. Без лиш н их церемоний
меня усаживают в легковую машину, и мы мчим­
ся в направлении района Панков. В Нидершен-
хаузене мы сворачиваем в тихую улочку. Про­
езжая мимо, я читаю табличку с названием 'Ули­
ца Чайковского". Затем машина останавливает­
ся перед небольшим зданием.
Меня приветствует человек лет сорока пяти.
15

Не называя своего имени, он представляется


сотрудником отдела кадров Центрального
Комитета СЕПГ. В последующие дни я узнаю,
что его зовут Петер Шайб. В Главном управле­
нии разведки он работает заместителем на­
чальника отдела кадров, а впоследствии ухо­
дит на партийную работу. Сегодня он прово­
дит первичный инструктаж. Я должен сдать
мое удостоверение личности и другие доку­
менты. Это в какой-то мере вызывает у меня
раздражение, но я все же думаю, что товарищи
хотят еще раз проверить личные данные.
Мне с трудом удается скрыть свое удивление
при получении нового удостоверения лично­
сти, выданного на другое имя. "Отныне твоя
фамилия Олльдорф",- как бы между прочим го­
ворит инструктор по кадрам и настрого при­
казывает мне не называть своей настоящей
фамилии. Некоторое облегчение я почувство­
вал, увидев, что могу оставить свое имя.
Памятуя свое обещание сразу же написать
жене, справляюсь о почтовом адресе. И что
вижу на лице своего визави: усмешку или недо­
вольство? Все же он называет мне номер або­
нементного почтового ящика. "Письма, кото­
рые ты захочешь отправить, сдавай в секрета­
риат школы". Обычными почтовыми ящиками,
по его словам, я не имею права пользоваться. И
никаких телефонных звонков.
Войдя во вкус, инструктор по кадрам про­
должает свои наставления: "Ты не можешь в
письмах давать адрес или телефон школы, что-
либо писать о делах школы, сообщать о пре­
подавателях или других курсантах". Я объяс­
няю это себе тем, что Центральный Комитет
должен защищать себя от классового врага.
То, что по вечерам покидать территорию я
могу только в сопровождении какого-нибудь
другого слушателя, а возвращаться не позднее
22 часов, кажется мне чрезмерным. Однако
дальше - больше: "Запрещается также расска­
зывать другим курсантам подробности о про­
шлом и личных связях, называть адреса, толь­
ко место проживания, никаких точных данных
о профессии и последнем месте работы". Итак,
я никому не могу рассказывать, что 2 года учил­
ся в Дрезденском техническом университете на
отделении подготовки учителей по профобу-
чению факультета педагогики и культуроло­
гии, но не окончил, недоучился 2 семестра до
получения диплома. Собственно, я обязан был
прервать учебу, чтобы стать первым секрета­
рем комитета Союза свободной немецкой мо­
лодежи (ССНМ) университета, что я и сделал.
Но потом ко мне несколько раз подходил со­
трудник ЦК СЕПГ, разговаривал со мной, с про­
ректорами, партийным руководством и моей
женой. И вот я здесь, и зовут меня теперь не
Вернер Гроссманн, а Вернер Ольдорф. После
инструктажа получаю распорядок работы
школы. Предъявляю удостоверение и могу вой­
ти в общежитие. О но расположено напротив
учебного корпуса. Там я буду проживать в од­
ной комнате с еще двумя курсантами.
Меня ожидает сюрприз, когда я вместе с ин­
структором вхожу в комнату: за столом сидит
молодой человек, которого я знаю по Дрезден­
скому университету. Когда я с радостью назы­
17
I
ваю его по имени (я же свое сохранил), он под­
носит указательный палец правой руки к губам
и говорит: "Его они мне тоже изменили". После
школы Гюнтер Хершель, по профессии элект­
ротехник, будет работать заместителем началь­
ника отдела оперативной техники.
Лишь много позже я п олучу свое дежавю.
Будучи уже в отставке, читаю в книге Вольфган­
га Леонгарда "Революция отпускает своих де­
тей" о том, как автор молодым человеком в 1942
году был зачислен в Советском Союзе в школу
Коминтерна. Вплоть до деталей узнаю прави­
ла поведения, которые стояли и в распорядке
нашей школы. Его "партийное имя", как его оп­
ределяет Леонгард, - Линден. Там он встреча­
ет бывших соучеников московской школы им.
Карла Либкнехта, которых он больш е не д о л ­
жен знать. Яна Фогелера, сына немецкого ху­
дожника Хайнриха Фогелера, зовут Ян Дани­
лов, Мишу Вольфа, моего будущего начальни­
ка и предшественника на посту шефа Главного
управления разведки, - Ферстер.
На следующий день на ули ц е Чайковского
начинается школьная жизнь. В маленьком п о­
мещении сидят 30 слуш ателей потока. Нам
представляются руководитель школы Бруно
Хайд и его заместитель - философ Ханс Оль-
шевски. Он слепой. Как о личностях мы не уз­
наем о них ничего, даже о Бруно Хайде. Нам
было бы интересно узнать, что до 1933 года он
являлся член ом группы "Красные студенты"
Берлинского университета им. Гумбольдта и
работал в разведке КПГ. Для нас они — ответ­
ственные сотрудники ЦК СЕПГ без биографии.
А мы учимся в школе Ц К Учебный план первых
месяцев не позволяет сделать никаких выводов.
В учебный план включены исторический и ди­
алектический материализм, политическая эко­
номия капитализма и социализма, история
КПСС, рабочее движение Германии. Курс дол­
жен продлиться один год. Моя семья получает
300 марок и деньги на оплату квартиры. Я по­
лучаю, как и лю бой другой, еще 90 марок на
книги. Как и другие курсанты, я покупаю на них
произведения Маркса и Энгельса, а также тома
Ленина и Сталина.
Отпуск дают летом, а также на Рождество и
Новый год. В период между ними посещение се­
мей не предусмотрено. Для наших жен мыдоступ­
ны только по письмам через абонементный по­
чтовый ящик Они могут оставлять сообщения по
телефонному номеру в Центральном Комитете.
Пройдут недели, прежде чем мы их увидим.
5 октября 1952 года родился мой сын Ха-
ральд. Ж ена сразу же отправляет телеграмму.
Мне сообщают об этом лишь через 14 дней. Я
прошу о предоставлении мне отпуска на вы­
ходные дни. П росьба отклоняется. Неоднок­
ратные разговоры с заместителем, а затем и с
руководителем школы безуспешны. Только
после того, как я энергично настаиваю на по­
ездке домой, неожиданно свершается демок­
ратический акт. Руководство школы отдает
принятие решения на усмотрение слушателей
курса. На партсобрании все голосуют за моло­
дого отца. Бруно Хайд больше не противится,
и я могу, наконец-то, поехать к семье.
Начальник школы не находит подхода к кур-
19

сайтам. Он постоянно перемещается по шко­


ле с мрачным взглядом. Он догматичен и схо­
ластичен в своих распоряжениях, мало эмоци­
онален и некоммуникабелен. Будущий ми­
нистр культуры ГДР, а позже директор изда­
тельства "Нойес Лебен" Ханс Бентциен пред­
ставляет его в своей книге "Мои секретари и я"
бюрократичным, закоснелым, неприветливым
и грубым. С I960 года Бруно Хайд работает
сначала исполняющим обязанности начальни­
ка отдела литературы и книжного дела, затем
начальником Главного управления издательств
и книготорговли в Министерстве культуры
вплоть до своей замены в начале семидесятых
годов.
Одной страсти Бруно Хайда мы, курсанты, в
настоящий момент вообще не понимаем. Она
дает повод к вечным издевкам: у него под ру­
кой постоянно книга о правилах хорошего
тона - свод советов по изысканным манерам и
безупречному умению держаться. Позже мы
поймем: он хочет научить нас хорошим мане­
рам, дабы мы, будучи разведчиками, могли со­
ответствующим образом вращаться в буржуаз­
ном обществе. Особо внимательно он следит
во время обедов, правильно ли мы обращаем­
ся с ножом и вилкой. Но делает это так неуклю­
же и неловко, что становится настоящим по­
смешищем.
Во время занятий мы работаем с полной от­
дачей сил. На лекциях и семинарах, в часы са­
мообучения мы штудируем произведения клас­
сиков марксизма. Сюда же относится, конечно,
и Сталин. После каждой мысли Ленина, кото-
2*
20

рую мы обсуждаем, ведущий семинара задает


вопрос: "Что сказал по этому поводу Сталин?"
Вскоре мы сами, не дожидаясь этого вопроса
приводим мысль Сталина. Мы, курсанты, почти
все одного возраста, и каждый в послевоенные
годы был занят, прежде всего, тем, чтобы овла­
деть надежной профессией. Столь основатель­
ное изучение общественных наук никто не
считал возможным.
Спустя полгода мы встречаемся на общем
собрании. Рихард Штальманн, заместитель ди­
ректора АПН, приоткрывает нам завесу тайны:
мы находимся в школе внешнеполитической
разведки и во втором полугодии получим не­
обходимы е профессиональные знания. И
больше ничего не объясняет. Мы снова в рас­
терянности и не знаем, что нас ожидает.
После собрания в дружеском кругу, который
все же образовался, мы.пытаемся угадать, где
будем работать: вероятно, на радио или в газе­
те в качестве сотрудников отдела внешней по­
литики. Все-таки речь идет об информации.
Никто не имеет никакого понятия о секретной
службе. Мы также не знаем, что Рихард Шталь­
манн относится к основателям Института на­
учно-экономических исследований, легенди-
рованного института службы внешнеполити­
ческой разведки, заместителем руководителя
которого он является. В 61 год он - старый ком­
мунист. Мы не подозреваем, что уже в 20-е годы
он нелегально работал по заданию Коммунис­
тического Интернационала в Великобрита­
нии, Китае, ЧСР и Франции. В 30-е годы он был
секретарем Георгия Димитрова в нелегальном
21

берлинском Балканском бюро и партизанским


командиром в Испании.
Лишь когда начинаются первые лекции по
теории и практике разведывательной службы,
нам становится ясно, где мы находимся. И в ка­
кой-то степени понимаем, что нам необходи­
мо соблюдать конспирацию. После того, как
один из курсантов в конце недели тайно уез­
жает к больной жене в Лейпциг, коллектив дол­
жен привлечь его к ответу. На собрании школь­
ное и партийное руководство терпят фиаско.
Слушатели большинством отклоняют наказа­
ние Руди Клуземана. Его настоящее имя я узнаю
позже. В Главном управлении разведки он бу­
дет работать в отделе перемещений и опера­
тивной документации и станет одним из луч­
ших графологов, удивительно похоже подде­
лывающим лю бой почерк
Мы, молодые, предприимчивые и жадные
до жизни мужчины, - потому нас и выбрали -3
конечно, пытаемся найти лазейки в строго рег­
ламентированной жизни нашей школы. Поми­
мо ограничения увольнений до 22 часов, дей­
ствующего и в выходные дни, существует об­
ширный список кафе и ресторанов, где нам
нельзя бывать. Разумеется, нас тянет туда, что­
бы узнать причину запрета на одиозные мес­
та,- ответная реакция, которую руководство
школы, вероятно, недооценивает, равно как и
переоценивает дисциплину и страх перед на­
казанием;
Так, я встречаю то в баре, то в пивной, сто­
ящих в запрещенном списке, тех, кто сидит со
мной за одной партой в неприметном здании
по улице Чайковского. Временами кто-то на
кого-то доносит. Со м н ой и м оим и друзьями
э т о го не п р о и с х о д и т . М еж ду Вольфгангом
Ланге, Герхардом Ш ааф ом и м н ой в период
учебы возникает тесная дружба. Несмотря на
запрет на разглаш ение наш их настоящих имен
мы вовлекаем в наш круг семьи главным обра­
зом жену Вольф ганга и детей, уже проживаю­
щ их в Берлине. Согласен, что весьма легкомыс­
л ен н о преступать стр оги е правила конспира­
ции, и б о санкции за такие проступки драко­
новские. Н о нам это вреда не приносит, а, ско­
рее, усиливает наш у си лу воли и чувство соб^
ст в ен н ого достои н ства . Мы вспомним наши
похож дения, когда В ольф ганг будет работать
н ачальни ком отд ела разведки окружного уп­
равления Франкфурта-на-Одере, а затем Бер­
лина, а Герхард - в Главном управлении в сек­
тор е науки и техники.
Лекции, а позже и практические занятия по
разведдеятельности увлекательны и интерес-,
ны. У нас преподаю т настоящие профессиона­
лы, проявивш ие себя в нелегальной работе и
партизанской борьбе.
Мы по-настоящ ему узнаем Рихарда Шталь-
манна и Роберта Корба. О Герберте Хенчке мы
знаем, что м олоды м слесарем он вместе с ро­
дителями в 1934 году эмигрировал в Советский
Союз, работал там во время войны в Нацио­
нальном комитете "Свободная Германия" и сра­
жался за линией фронта в партизанском отря­
де. Естественно, мы не знаем, что он какое-то
время бы л узником НКВД. Лекции по политике
и экономике читают, среди прочих, Антон Ак-
23

керманн, Роберт Науманн, Фред Ельснер, Петер


Флорин. Эти опытные партийные деятели, об­
ладающие не только огромными знаниями по
предмету, черпающими их из своей яркой жиз­
ни, являются для нас непререкаемыми автори­
тетами. Многое у них мы воспринимаем некри­
тично. Даже то, что Маркус Вольф, почти наш
ровесник, но уже являющийся руководителем
Института научно-экономических исследова­
ний, а практически нашим шефом, пишет на
доске левой рукой, вызывает у нас веру в то, что
обучение письму левой рукой, возможно, от­
носится к профессии агента разведслужбы.
Позднее мы замечаем, что многое, о чем нам
рассказывали лекторы по разведработе на темы
конспирации, установления контактов, сбора
сведений, вербовки, мало увязывается с насущ­
ными требованиями. Нелегальная работа во вре­
мена фашизма и партизанская борьба есть нечто
иное, нежели разведывательная работа, которая
предстоит нам в дальнейшем. С этой точки зре­
ния/у первого потока сотрудников секретной
службы отсутствует научный фундамент. Это
скорее такое же экспериментальное поле, как и
будущая практическая работа, которая превра­
тится в многолетнее самообразование.
С началом второй части курса в школе ста­
новится неспокойно. Курсантов вдруг начина­
ют вызывать, на собеседования в отдел кадров.
Мы: не знаем причин и не угадываем намере­
ний. Сокурсники вдруг исчезают, их здесь про­
сто больше нет. Никто этого не объясняет, ник­
то не решается спросить^ ;
Потом просачиваются причины таких бесед.
24

По некоторым имеются "сомнения в кадровой


и политической благонадежности". Другие узце
готовятся непосредственно к работе развел,
чика или их забирают в конце 1952 года в штат
ные сотрудники находящейся в стадии строи-
тельства службы.
Неуверенность среди курсантов получает
новую пищу, когда вдруг неожиданно исчеза­
ет Бруно Хайд. Причин мы не узнаем. Позднее
догадываемся о взаимосвязи со снятием с по­
стов Франца Далема и Пауля Меркера. Бывший
борец за свободу Испании Франц Далем будет
исключен из Политбюро и Центрального Ко­
митета в связи с процессом над Сланским вЧе­
хословакии. Член Политбюро Пауль Меркер
спотыкается о так называемую "аферу Ноеля -
Филда" и приземляется беспартийным заведу­
ющим общепитовским кафе в Лукенвальде.
Перемена в руководстве школы для нас, кур­
сантов, как благословение. С приходом ново­
го шефа Роберта Корба на улице Чайковского
все меняется в лучшую сторону. Конечно, кон­
спирация и соблюдение тайны и далее опре­
деляют нашу совместную жизнь, но общая ат­
мосфера становится человечнее, более нор­
мальной, приятной и сносной.
Зрелый возраст Роберта вызывает наше ува­
жение, не говоря уже о его политической борь­
бе во времена фашизма, его интеллигентнос­
ти, его громадной общей эрудиции и знании
общественно-исторических связей. И не в пос­
леднюю очередь, его общительной и человеч­
ной натуре. Он интересуется не только каждым
курсантом, но и его семьей. Он урожденный
25

чех, и не только знает Швейка, но и может его


играть. Смех - неотъемлемая часть его повсед­
невной жизни. Роберт Корб умеет общаться с
людьми, привлекать их на свою сторону и воо­
душевлять. Он один из нас, и в то же время -
признанный идеал. Позже он станет начальни­
ком ЦИАТ - Центральной аналитической груп­
пы Министерства госбезопасности. Популяр­
ны его политические доклады, а также органи­
зация часов досуга курсантов, когда он расска­
зывает о своей нелегальной работе и иногда
даже играет на аккордеоне.
В начале 1953 года я неожиданно получаю в
берлинском районе Фридрихсфельде неболь­
шую трехкомнатную квартиру. Дом, сильно
пострадавший во время войны, вскоре был бы­
стро восстановлен. Радость от того, что жена и
дети, наконец-то, смогут перебраться в Берлин,
явно компенсирует недостатки нашего ново­
го жилища.
Отпуск мне не дают, и моя жена все должна
устраивать сама. Мы очень надеемся отпразд­
новать мой день рождения в начале марта уже
в новом жилье. Однако переезд в Берлин, рас­
члененный город, в 1953 году непрост. Бригит­
та заполняет бесчисленные формуляры, вно­
сит в списки всю мебель, каждую кофейную
ложку. Учитывается все, и на все требуется раз­
решение. Из-за открытой границы мы не име­
ем права доставить мебель на автомашине.
Наше имущество переправляется по железной
дороге, что занимает не менее трех дней. Итак,
Бригитта оказывается поначалу без крова, вы­
бивает в ЦК СЕПГ гостиничный номер и попа-
26

дает, к своему ужасу, в ночлежку вбли-т


сандерплац. Vt
Она одна оборудует квартиру, ПОо
ственников привезти детей в Берлйня* *4
чательно увязаю на улице Чайковского ъ
связи со смертью Сталина 5 марта 1953 1
ководство школы объявляет тотальный^
на увольнения. Маркус Вольф произнос^1^
урную речь. Для нас умер не только поел
классик марксизма, произведения которого
досконально изучаем, конспектируем и цггщ!?
ем, но и вождь всех трудящихся, победительтоу
майского фашизма —наш великий идеал.
Через несколько дней после моего дня рож­
дения в марте жена, наконец, встречает меня в
новой квартире. Я и в дальнейшем не имеюпра­
ва сообщ ать ей свое место пребывания. Все ос­
тается по-прежнему, кроме того, что я отныне
могу чаще бывать дома.
Надежда, что в апреле закончится обучение
в школе, а с этим и раздельная жизнь, вдруг ру­
шится. Н епосредственно перед Пасхой 1953
года к противнику переходит Готтхольд Кра­
уз, сотрудник создаваемой службы внешнепо­
литической разведки. Западногерманские ма­
сти объявляют акцию "Вулкан" и "арестовыва­
ют 35 восточногерманских агентов". Но об этом
мы в школе ничего не знаем, как и о том, что эта
акция оборачивается для противной стороны
большим провалом. Так, как этот человек знает
немного, он пускает в ход свою фантазию. За­
падные средства массовой информации для
нас недоступны, наши газеты информации об
этом не дают, а руководство школы хранит
27

молчание. Мы лишь замечаем, что произошло


нечто неприятное. Снова объявляется тоталь­
ный запрет на увольнения, и нахождение в
школе продлено на неопределенное время.
Вновь растет большая неуверенность. Снова
мы не знаем, как все пойдет дальше.
Времени для передышки у нас не остается. О
17 июня 1953 года, о забастовке строителей на
Сталиналлее, о демонстрациях в центре Бер­
лина, о советских танках мы читаем в газетах.
Для нас ясно: контрреволюция на марше. Ког­
да все позади, мы должны изучать на улицах
Берлина настроение населения. Отчеты, кото­
рые мы пишем, весьма скудные. Я исхожу, в ос­
новном, из рассказов жены и ее знакомых в
жилом районе.
Некоторым из нас предстоят, наконец, на­
стоящие испытания. Я должен установить кон­
такт с проживающим в Западном Берлине аген­
том и тайно провести его через границу для
встречи в восточной части Берлина. Подготов­
ка краткая и сжатая и по будущим масштабам
довольно непрофессиональная.
Рихард Штальманн забирает меня на маши­
не у школы. Во время поездки в лес напротив
западноберлинского района Фронау он пока­
зывает мне фотографию мужчины на паспорт,
называет его имя, номер телефона, место
встречи и пароль. Я пытаюсь все запомнить. В
лесу мне надо пересечь небольшой ров - это
граница секторов - затем поехать в центр Бер­
лина и вернуться с агентом к согласованному
часу на то же место.
Пытаюсь узнать у Рихарда, что я должен ска­
зать, если меня кто-то увидит в лесу и сппо
куда я иду. Не задумываясь, он рекомендует ^
"Ну, и скажи, что ты ищешь чернику1', я сер
ставлю под сомнение правдоподобие этойл
генды, ибо на мне костюм и галстук Никто пе
ред этим не сказал мне, что меня ожидает. Бла
го, ввиду отсутствия любознательных прохо­
жих мне не приходится разыгрывать лесного
духа. Без осложнений я встречаюсь с ожидае­
мым партнером и легко уговариваю его перей­
ти в Восточный Берлин. Трудности возникают
потом, когда я не нахожу условленного места
для перехода.
Вмиг все улицы и жилые дома во Фронау на­
чинают казаться мне одинаковыми. Тогда мы
идем прямо в направлении границы. Мы вы­
нуждены д о лго плутать, прежде чем найдем
тех, кто нас ждет. Молодой чекист Олльдорф
выполнил свое первое настоящее задание.
В таких делах плевелы отделяются от пше­
ницы. Некоторые трусы отказываются от вы­
полнения заданий в Западном Берлине. Неко­
торых из них я позже вновь встречу в Главном
управлении. Как водится, это стоящие навы­
тяжку и идеологически закаленные сотрудни­
ки. К счастью, ни одного из них не направили
на оперативную работу. Такие работают на ад­
министративных должностях и оседают в ап­
парате.
Следующая встряска для нас, курсантов, ско­
рее, терапия делом. Неподалеку от границы
сектора мы проходим по 2 человека курс так
называемых "контрольных переходов". У нас
нет ни удостоверения на законность такой де­
29

ятельности, ни конкретных заданий, ни мест


явки, чтобы сообщить о возможных инциден­
тах По возвращении мы должны написать от­
четы о впечатлениях.
Однажды, когда мы с Герхардом Пайерлем
выполняем задание, нас вдруг арестовывает
советский военный патруль. Вместе с другими
взятыми под стражу гражданскими лицами
солдаты привозят нас в грузовике на водный
стадион "Фридрихсхайн". После длительного
ожидания нас допрашивает офицер. Благода­
ря хорошему знанию русского языка Герхар­
дом - он был в советском плену —нам, в конце
концов, верят, что мы выполняем задание ЦК
СЕПГ. Солдаты отпускают нас, и мы, весьма сму­
щенные, появляемся в школе. Кстати, в будущем
Герхард Пайерль сам станет преподавателем
школы и будет работать в отделе перемещений
и документации.
В районе по соседству с Фридрихсфельде
напряженная атмосфера. Это я постоянно слы­
шу от жены. В нашем Кице живет много семей,
приехавших из Саксонии. Мужья работают,
большей частью, в государственных учрежде­
ниях, в аппарате СЕПГ, в ССНМ, в профсоюзах.
Для коренных берлинцев они остаются неже­
лательными чужаками, въехавшими в кварти­
ры, в которые не пускают назад прежних квар­
тиросъемщиков. Патрульные обходы советс­
ких солдат, комендантский час по ночам по­
догревают ситуацию. Недовольство соседей
направлено против молодых женщин, боль­
шинство из которых целыми днями сидит дома.
Последние теснее сплачиваются и помогают
30

друг другу. Пропасть между берлинцами и сак­


сонцами не исчезает.
Я все еще нахожусь на улице Чайковского и
вместе с другими курсантами анализирую за­
падные газеты. Пользы от этого никакой. Оче­
видно, все еще неизвестно, как пойдут дела
дальше.
В конце концов, нас отпускают в летний от­
пуск почти на 6 недель. На это время мы не по­
лучаем зарплаты и денег на квартиру. Наш
п р отест вызывает удивление руководства
школы. Ш татные сотрудники не могут себе
представить, что мы не имеем никаких сбере­
жений, которые покрыли бы расходы на этот
срок. Наконец, мы получаем нашу первую зар­
плату.

ГОДЫ УЧЕБЫ НА РАЗВЕДЧИКА

С сентября 1953 года курсанты первого вы­


пуска один за другим покидают школу. И вот я
— сотрудник службы внешнеполитической
разведки. Для семьи, родственников и знако­
мых я работаю под легендой, что моим рабо­
чим местом является министерство внутрен­
них дел. 1 октября я отправляюсь на метро из
зеленого Фридрихсфельде в серый и все еще
отмеченный руинами центр. На Александерп-
лац я пересаживаюсь на линию метро У2 и про­
езжаю еще одну станцию. На углу Клостершт-
рассе и Роландуфер в районе Митте находит­
ся мое новое место службы. Стою перед глав­
ным входом, а он закрыт. Я еще не знаю, что
прямо напротив в большой комнате сидит мой
31

новы й шеф: Маркуса Вольфа я знаю по школе


как лектора.
Через большие ворота, ведущие во двор, вер­
нее, черным ходом, которым и только которым
мы будем пользоваться в будущем, я вхожу в ту
часть здания, в которой сорок сотрудников
службы внешнеполитической разведки зани­
маются своим конспиративным ремеслом. Бы­
стро знакомлюсь со всеми. Руководящие кад­
ры, исключая тридцатилетнего Вольфа, на­
много старше меня. Все остальные сотрудни­
ки - молодая поросль. Некоторых я знаю по
улице Чайковского. Мой письменный стол сто­
ит в отделе IV (Западные союзники). Руково­
дит отделом Хорст Йенике, призванный на
службу незадолго до этого. Вновь встречаю
двух моих прежних сокурсников Вернера
Штайнфюрера и Герхарда Пайерля, а в лице
Вернера Прозецки и Хайнца Лерхе —двух быв­
ших деятелей ССНМ. Молодая команда хочет
преуспеть в деле. Всем нам где-то по 25, мы че­
столюбивы и жаждем действий. Хорст Йенике
старше нас на 6 лет. В советском плену он по­
сещал антифашистскую школу. Сейчас он на­
чальник нашего отдела. Всех нас отличает
одно: слабое понятие о разведывательной ра­
боте.
Тем больше мы уважаем старших по возрас­
ту руководящих сотрудников службы. Это Ри­
хард Штальманн и Герхард Хайденрайх - за­
местители. Маркуса Вольфа, Герберт Хенчке -
начальник главного отдела I (Политическая
информация). Альфред Шенхерр —начальник
отдела Западного Берлина, Хайнрих Вайберг
- начальник отдела экономической разве
Вилли Вель - начальник отдела кадров и ^
хард Гроскопф - начальник отдела изготов"
ления паспортов и документов. Все они были
эмиграции подпольщиками, офицерами сра­
жались против фашизма либо в Испании, либо
в партизанских отрядах. Мы хотим стать таки-
ми же, как они.
Наша задача ясна. Мы должны создать рабо­
тоспособную, эффективную службу внешней
разведки, одновременно внедряясь в места
службы противника и получая оттуда инфор­
мацию.

ЭНТУЗИАЗМ ПРОРЫВА

В высшей степени заинтересованные, воо­


руженные смелыми представлениями о том;
как надо работать, мы не имеем даже самых
примитивных материальных условий. У каждо­
го из нас есть письменный стол, стул, металли­
ческий шкаф, письменные принадлежности и
задание. Я должен Оперативно обрабатывать
учреждения британской оккупационной вла­
сти в Западном Берлине. Для 23-летнего парня
это означает сдачу нормы по вольному стилю
в бассейне с акулами. Любая ошибка начинаю­
щего может иметь катастрофические послед­
ствия.
Во время работы я усваиваю практическую
таблицу умножения разведки, добываю первый
общий план объектов британцев, их задачи, их
караульные посты и занятых там лиц. Любой
сбор информации, даже в Восточном Берли­
33

не становится испытанием на прочность. У


м е н я нет ни служебного удостоверения лично­
с т и , ни каких-либо других документов, с помо­
щью которых я мог бы удостоверять свою лич­
н о с т ь при получении сведений. Поневоле

учусь и приобретаю практический опыт на


каждом этапе работы под легендой, трениру­
юсь в использовании нелегальных методов,
соблюдении конспирации. Учебников нет,
пройденное в школе едва ли пригодится. Ник­
то не может помочь, каждый должен рассчи­
тывать на себя и свою ловкость, каждый - "куз­
нец своего счастья", кое-кто обжигает пальцы
о раскаленное железо, за которое вынужден
хвататься.
Советские советники, прикрепленные к
каждому служебному подразделению, пытают­
ся помочь. За наш отдел отвечает офицер сек­
ретной службы в летах. Он отлично говорит на
нашем языке, но немецкий менталитет ему до­
вольно чужд. Кроме того, он едва разбирается
в нелегальной работе. Но по долгу службы он
руководит нами и контролирует нашу работу.
Мы не можем следовать многим его советам в
оперативной работе, ибо они далеки от жизни
в условиях разделенного на части Берлина и
расчлененной Германии, далеки от наших
представлений и оторваны от реальной ситу­
ации. Он этого, конечно, не понимает. Мало
действенной помощи и от созданного по со­
ветскому образцу руководящего аппарата.
Формуляры, с которыми мы сражаемся каждый
день, довольно нескладно переведены с рус­
ского языка на немецкий. При подшивке и ра-
34

боте с делами завербованных агентов мы


ративные сотрудники, прежде всего, бореТ
против "заговора вещей". Каждый отдельна!
лист мы должны не просто подшивать, а при­
шивать, согласно советскому примеру, иголка­
ми и шпагатом к соответствующему делу. Пл0-
хо натренированные в данном виде ручной
работы мы, молодая поросль, вскоре капиту­
лируем перед этим бредом. В металлических
шкафах собираются неподшитые бумаги. Сис­
тематика раз и навсегда нарушена. Мы трени­
руем нашу память — важное условие для каж­
дого сотрудника секретной службы. Так мы го­
ворим себе. 'Ч 0
Самоучки проверяют себя в час "Ч" при со­
здании службы разведки. Мы действуем с энту­
зиазмом целинников, как мы это себе представ
ляем по советским романам.
У службы внешнеполитической разведки
молодой ГДР не остается времени на самосто
ятельное взросление. В 1953 году она стано­
вится главным отделом XV ведомства государ­
ственной безопасности. Мы, молодые люди,
этого совсем не замечаем. Лишь когда в 1954
годуя получаю служебное удостоверение и
меня аттестуют на старшего лейтенанта, реаль­
но понимаю, что отношусь к ведомству госбе­
зопасности. Легендой все равно остается, как
и с самого начала, наша работа в Министерстве
внутренних дел. Едва ли кто-то воспринимает
тесное переплетение внешней разведки и внут­
ренней секретной службы как нечто особое. В
недостатках, а также в определенных преиму­
ществах, например в использовании совмест­
35

ных ресурсов, я конкретно разберусь позже.


Включение Министерства госбезопасности в
качестве ведомства Министерства внутренних
дел всегда виделось в увязке с увольнением
министра Вильгельма Цайсера после 17 июня.
И это правильно. В конечном счете, ГДР и здесь
следует советскому образцу. Перед этим в Со­
ветском Союзе госбезопасность, включая раз­
ведку, была переведена в Министерство внут­
ренних дел.
В 1954 году наша служба покидает здание на
Роландуфер. Отдельные отделы переезжают
на различные объекты, в большинстве, - на во­
сточные окраины Берлина. Наш отдел разме­
щается на берлинской вилле в районе Каро-
линенхоф. Позже здесь образуется централь­
ный конспиративный объект управления Глав­
ного управления разведки. Теперь резиденция
нашего отдела находится не в центре, обезоб­
раженном оставшимися после войны руинами,
а в великолепном доме с ухоженным садом,
причалом и лодкой на озере Лангензее. Одна­
ко при всем комфорте, который предлагает
нам новое место, моя дорога на работу удли-
няетсягт Кроме того, мыЩте, кто, собственно,
изо всех сил должен вести разведку у против­
ника, - еще должны сами вместе с двумя штат­
ными охранниками стеречь наш объект во вре­
мя частых ночных дежурств.
С трудом налаживаю первые контакты с
теми, кто работает в британской ставке в Запад­
ном Берлине. Долгое время пытаюсь завербо­
вать секретаршу, родственники которой живут
в Восточном Берлине. Наконец, я завожу бесе-
ду с британским мастером по ремонту
который вместе с женой передает перв Д°М°В>
формацию из британских служебных и° Нн'
ций. Маленький успех молодого ч ело в ^
дебрях секретной работы. В общем и цело*®
меня жалкие результаты. Самое важное првд
ретение - это мой опыт. На длинные рассуй
дения времени не остается. Мне поручают под­
гото в и ть р еф ер а т п о обр аб отк е ведомства
Бланка. Это учреждение, носящее имя своего
руководителя - депутата бундестага от ХДС Те­
одора Бланка, существует с 26 января 1950 года
и подготавливает ф ормирование вооружен^
ных сил в Западной Германии. Официально
Бланк является уполномоченны м и доверен­
ным лицом федерального канцлера "по вопро­
сам, связанным с увеличением союзнических
войск". Он привлекает в качестве первых своих
советников бывших генералов фашистского
вермахта, таких, как Адольф Хойзингер, став­
ший со временем генеральным инспектором
бундесвера, как доктор Ханс Штайдель, в буду­
щем командующий сухопутными войсками
НАТО в Центральной Европе.' т
После того, как в 1954 году распадется зап­
ланированное Европейское оборонительное
сообщество (ЕОС) - западноевропейский во­
енный блок в рамках НАТО, в который должны
быть интегрированы и войска ФРГ, канцлер
Конрад Аденауэр будет энергично настаивать
на включении ФРГ в НАТО. Ведомство Бланка
увеличит свой персонал с 1953 по 1955 год до
1300 сотрудников. Здесь будут служить пре­
имущественно бывшие генералы и офицеры
37

фашистского вермахта. В 1955 году их возьмут


в федеральное Министерство обороны и бун­
десвер.
В связи с образованием нового сектора мы
реагируем на данное развитие ситуации, но, по
сути, здесь противостоят друг другу Давид и
Голиаф. Наша маленькая рабочая группа пыта­
ется хитростью положить гиганта на лопатки
с помощью разведки.
Мотивация у нас есть, настроение прорыва
молодой ГДР окрыляет нас. 17 июня 1953 года
мы, молодые курсанты, поняли вовсе не как
предупреждение о дефиците демократии, а
восприняли исключительно как контрреволю­
ционный акт. Снятие министра госбезопасно­
сти Вильгельма Цайсера казалось правомер­
ным, его как троцкиста и врага партии исклю­
чили из рядов СЕПГ. После завершения второй
мировой войны мы хотим не допустить боль­
ше никогда войну и фашизм в Германии. По­
ступая на нашу службу, мы присягали на Кон­
ституции ГДР и взяли на себя обязательства де­
лать все для мира и единства, внешней безопас­
ности и мирного развития ГДР.
Ремилитаризацию Федеративной Республи­
ки, образование западного военного блока мы
рассматриваем как опасность для ГДР и Совет­
ского Союза. Мы хотим остановить классово­
го врага. Это побуждает нас выполнять пору­
ченное нам дело на совесть. Я не знаю никого
из моего окружения по службе и вне ее, кто бы
думал и действовал иначе.
К этому следует добавить: кроме семейного
тыла, маленький отдел IV представляет для
меня сообщество, в котором один уважает
того и оказывает ему помощь и поддеве
котором каждый хочет успешно р а б о т к и в
смотря на все трудности, давление с целью б
строго получения оперативных результато*'
очень большие затраты времени, личные огпа ’
ничения, мы никогда не сомневаемся в смысле
нашего дела. Мы убеждены, что со всем спра­
вимся, потому что должны это сделать и пото­
му, что это правильно.
Даже наши жены, которые работают или
смотрят за детьми и занимаются их воспита­
нием, самоотверженно поддерживают нас.
При этом мы никогда не имеем права посвя­
щать их в детали. Они не знают, где находится
наша работа. Они могут позвонить нам только
по общему номеру и никогда напрямую.
В 1955 году, через 10 лет после безоговороч-
ной капитуляции Германии, Федративная Рес­
публика Германии становится членом НАТО'
Бундестаг одобряет закон о привлечении на
службу офицеров вермахта. До 1 января 1959
года должны быть подготовлены 12 ;дивизий
сухопутных войск, а годом позже - военно-мор­
ской флот и военно-воздушные силы. В ГДР На­
родная полиция на казарменном положении -
это тоже армия со всеми родами войск Соот­
ветствующее представление о враге углубляет­
ся в обоих немецких государствах, по обе сто­
роны фронта. В период "холодной войны" за­
капывание в окопы становится все глубже. Мой
сектор получает подкрепление. К нам приходят
выпускники второго выпуска школы, которая
теперь находится в Гранзее под Берлином.
39

В ноябре 1955 года госбезопасность выде­


ляется из Министерства внутренних дел в са­
мостоятельное министерство. Во главе стано­
вится 57-летний Эрнст Волльвебер, член КПГ с
1919 года, депутат рейхстага, а после эмигрант.
И в этих переменах мы снова следуем Советс­
кому Союзу. Там еще в 1954 году был образо­
ван самостоятельный государственный коми­
тет госбезопасности.
Это, конечно, не остается без последствий
для разведки. Из главного отдела XV Мини­
стерства госбезопасности в 1956 году образу­
ется Главное управление “А”, состоящее из глав­
ных отделов и отделов. С одной стороны, бла­
годаря этому разведка внутри министерства
приобретает более высокий статус и большую
самостоятельность, с другой, важные посты за­
нимают офицеры контрразведки. Они должны
улучшить "оборонительное поведение" развед­
чиков и усилить "пролетарский элемент" сре­
ди сотрудников Главного управления развед­
ки, считающихся "элитой и интеллектуалами".
Отдел IV относится отныне к главному отделу
II, которым руководит теперь Альфред Шольц,
офицер контрразведки. Доверенное лицо гос­
секретаря Эриха Мильке, он в советском плену
посещал антифашистскую школу, был членом
Национального комитета "Свободная Герма­
ния", членом партизанского отряда в Белорус­
сии и разведчиком Красной Армии. Позднее он
поднимается до должности заместителя мини­
стра госбезопасности.
Начальником 4-го отдела становится Отто
Кнай, до этого занимавшийся в главном V-m
40

отделе МГБ группой против в о з м о ж н ы х ^


сионных актов Западного Берлина Я агДИВер'
ститель. Находкой для разведки оказьщЭаМе'
прежний шеф берлинского Управления мЙ
Ханс Фрук Генерал становится заместителе
Маркуса Вольфа. В его задачи входит руковод
ство 4-м отделом. Естественно, мы тесно рабо.
таем вместе. Вскоре между нами возникают
добрые отношения. Он не только мой началь­
ник, но и учитель, и старший друг - пример и
партнер одновременно. Беседы с ним и общие
встречи с разведчиками и агентами явились для
меня обучением на практике. Коренной житель
Берлина, родившийся в 1911 году, квалифици­
рованный токарь-инструментальщик, он стал
членом Коммунистического Союза молодежи.
После 1933 года руководил группой сопротив­
ления в имперской столице. В 1944 году его
схватили и приговорили к 5 годам лишения
свободы. Вплоть до освобождения он сидел в
тюрьме Герден города Бранденбург. С 195
года он состоит на службе в МГБ. Его необыч­
ный образ мышления, прямая и открытая ма­
нера поведения, прагматизм не только плодо­
творно влияют на секретную работу, но имеют
неоценимое значение для подчиненных" ему
людей. Он не из тех, чья жизнь заключается
только в службе. Что бы ни случилось, один раз
в неделю Ханс с женой ходит в театр. Он зна­
ком почти с каждой постановкой, идущей в
Берлине. И рассказывает об этом. Некоторых
из нас он побудил сходить в Немецкий теато
театр им. Максима Горького, Государственна
оперу и Комише опер. у
41

Несмотря на то, что я моложе его на 16лет и


располагаю меньшим жизненным опытом, он
прислушивается ко мне и с уважением отно­
сится к моему мнению и моим взглядам. За то,
что после его ухода со службы я буду его пре­
емником и стану заместителем начальника
Главного управления, я, конечно, должен быть
благодарен не только ему одному, но ему преж­
де всего.
За структурными и кадровыми изменения­
ми в службе следуют улучшение условий тру­
довой деятельности. Из тесной виллы в Каро-
линенхофе отдел IV в 1956 году переезжает в
Карлсхорст, а в 1957 году вместе с другими от­
делами ГРУ в Йоханнисталь.

РЕЗИДЕНТЫ И ИСТОЧНИКИ

Мы усиленно пытаемся закрепиться в ФРГ.


Переселяем в ФРГ граждан ГДР, большей час­
тью членов СЕПГ, бездетных, с такой же поли­
тической мотивацией, как у нас, и обладающих
необходимыми чертами характера и психики.
Они должны сами внедряться в качестве источ­
ников в объект противника или вербовать под­
ходящих для совместной работы граждан ФРГ.
Чтобы обезопасить их работу, нам нужны ре­
зиденты и помощники. Для этого мы подыски­
ваем подходящие пары в самой ГДР. Поручи­
тели в государственных и общественных орга­
низациях рекомендуют нам потенциальных
кандидатов.
Первый большой десант высаживают мои
бывшие сокурсники Герхард Пайерль и Вернер
1
42

Штайнфюрер. Они в 1955 году после год


чения переселяют в ФРГ 25-летнюю Pq 0^ '
Кунце (псевдоним "Ингрид"). Она предла?*
себя в качестве секретаря в федеральное м
нистерство обороны и получает работу в гд
ном штабе воен н о-м орск и х сил. Резиден
Хорст Щецки, только что прибывший в фрр
берет на себя руководство ею и инструктаж
Двумя годами позже за мужем следует Эвелин
Щецки. Вплоть до их раскрытия в I960 году мы
получаем документы высочайшей секретнос­
ти из Министерства обороны. В 1961 году Ро­
зали Кунце приговорена к четырем годам,
Хорст Щецки к 5 годам и Эвелин к одному году
лишения свободы.
Вскоре выясняется, что именно в такой ком­
бинации можно быстрее и эффективней полу­
чать интересную информацию. Поэтому в пос­
ледующие годы мы занимаемся в основном за­
сылкой в ФРГ в качестве резидентов супружес­
ких пар и их устройством там. Мы тщательно
подбираем их, ибо, кроме желания работать,
мужества и решимости, это дело требует спо­
собности к обучению, терпения и выдержки.
Так как наши разведчики выезжают уже не под
своими именами, а под фамилиями реальных
людей, то они должны не только вжиться в чу­
жую биографию, но и жить по ней. Как прави­
ло, они меняют и профессию. Они не имеют
права посвящать в это кого-либо, даже самых
близких родственников. Их жизнь полностью
переворачивается: супружеская пара покида­
ет свою привычную среду и принимает фик­
тивные условия труда, тяжело угадываемые
43

другими. Или они тайно исчезают под покро­


вом ночи.
Обучение разведслужбе перед внедрением
обходится довольно дорого. Успех же не все­
гда гарантирован. Непредвиденные обстоя­
тельства именно в разведке возникают сплошь
и рядом. Дитер и Хильде Штапфф (обоим при­
мерно по 25 лет) пришли к нам по призыву
кампании "Акция 100". Мы интенсивно обуча­
ли обоих выполнению разведзаданий. Они
должны были не только идентифицировать
себя с новой жизнью, но и освободиться от ди­
алекта, на котором говорят в Рудных горах,
оторвать себя от родины и привыкнуть к боль­
шому городу. По завершении их легализации
мы располагали надежным опорным пунктом
в Кельне. Но через короткое время мы должны
были в спешке отозвать их назад в ГДР. Во вре­
мя коллективной экскурсии от предприятия
Дитера Штапффа узнает бывший житель его
родной деревни в ГДР. Громко и возбужденно
он заговаривает с ним и раскрывает его как
бывшего сотрудника местной районной служ­
бы МГБ. Из-за этого у нас стало резидентов
меньше на одну супружескую пару.
Испытываешь боль, когда потеря супружес­
кой пары, подготавливаемой в течение дли­
тельного времени, связана с личной трагедией
сотрудника. В лице Зигфрида Гюнтера из Лау-
зица я нахожу великолепного кандидата. Он
должен стать резидентом. Благодаря хорошей
атмосфере в семье я привлекаю к беседам даже
его отца, чего, вообще-то, никогда не бывает.
Этим я смягчаю обычную психическую нагруз-
44

ку кандидата. Как и в большинстве случ


прошу Зигфрида принимать участие в п СВ>я
ботке его легенды. В связи с тем, что в мс> а'
сти он работал в цирке, он выбирает себЛ°'
боту по уходу за животными. Несколько не
бычно для начала карьеры в ФРГ, но не всегд
гладкие легенды являются самыми действенны-
ми. Зигфрид Гюнтер должен поселиться под
Бонном. Вскоре после перехода в ФРГ он по­
трясающе быстро находит себе место мастера
по обивке мягкой мебели на заводах Форда в
Кельне. Все подготовлено, его жена тоже пе­
реезжает туда. Ее мы обучили как помощницу.
По прошествии двух лет так называемый источ­
ник еще не подключен, но оба устроены. Рабо­
ту можно начинать. Однако, когда женщина во
время поездки домой через Берлин беседует со
мной, я отмечаю некую несуразицу в ее речи.
Письма, которые она после этого пишет сек­
ретными чернилами и которые поступают ко
мне, становятся все более сумбурными. Когда
Зигфрид сигнализирует, что с его женой не все
в порядке, ее обследуют в Берлине. Врачи уста­
навливают шизофрению. Я прерываю их рабо­
ту. Оба возвращаются назад в ГДР. Брак распа­
дается. Она живет снова в Лаузице и часто бы­
вает на лечении в Берлине. Я чувствую ответ­
ственность за них и забочусь о них в дальней­
шем. Через несколько лет она умирает. Таков
трагический конец даже не начавшейся по-на­
стоящему карьеры разведчика. Что стало пои-
чиной болезни: тяжесть конспиративной жиз­
ни или что-то другое, - медики сказать не мо
45

Для других успешно заброшенных резиден­


тов и помощников мы определяем источники.
Вскоре мы в состоянии вести в ФРГ источники,
хотя и немногочисленные поначалу. Резиден­
ты переправляют информацию нам в ГДР. Цен­
ный материал предоставляют Рут Мозер и
Норберт Мозер, подполковник федеральных
ВВС, Бруно Винцер, майор и пресс-офицер
группы ВВС "Зюд", Петер Келлер, работающий
в телетайпном центре Министерства обороны
ФРГ. Супружеские пары, великолепно обучен­
ные в профессиональном плане, такие, как
Хайнц Баудэ и Инге Баудэ, Йохен Пингель и
Карин Пингель, Ханс Фирян и Эвелин Фирян,
Руди Архут, заботятся о том, чтобы документы
шинформация доходили до нас. Все супружес­
кие пары, к моменту их перемещения в возрас­
те примерно 25 лет, работавшие в ГДР учителя­
ми или в государственной администрации,
умеют общаться с людьми и руководить ими.
После разоблачения (никто из них не виноват
лично) они ведут себя как профессионалы. Все
возвращаются назад в ГДР.
Однако контингент резидентов все еще не­
достаточен. Мы хотим уплотнить сеть переда­
чи информации. Для облегчения выбора кан­
дидатов на засылку МГБ начинает "Акцию 100".
Из районных служб приходят первые сообще­
ния. Технологию отбора выдерживают не 100,
а лишь около 15 кандидатов. Наша сеть в опе­
ративном плане становится плотнее. Каждый
день мы набираемся опыта и этим закладыва­
ем основу для грядущих успехов. С некоторы­
ми провалами, личными поражениями я справ-
щ
46

ляюсь, но человеческие страдания мои*


ведчиков не отпускают меня.
У нас возникает новая проблема. По рази^
причинам один за другим возвращаются н^ 1
в ГДР первые резиденты и источники. Д щ ,^
снова начинается жизнь в совершенно друп^
условиях. При вхождении в нее мы, конечн^
помогаем. В официальный аппарат Главного
управления разведки мы их, как правило, не
имеем права принимать. Строго прописанные
инструкции МГБ по кадровой политике зап­
рещают это. Безопасность в работе секретной
службы стоит на первом месте. Но для нас это
люди, с которыми мы связаны дружескими уза­
ми. Они также располагают опытом и знания­
ми, которые мы можем использовать. В отдель­
ных случаях их все же удается устроить на ра­
боту непосредственно к нам.
Хайнц и Инге Баудэ, как и Дитер Штапфф,
например, по возвращении работают в аппа­
рате Главного управления. Я беру на себя по­
ручительства. Это письменные заявления, ко­
торые могут испортить личное дело. Каяадый,
кто дает такое поручительство, отвечает голо­
вой и карьерой в случае возможных инциден­
тов. В конспиративных офисах мы организу­
ем внешние оперативные группы с нескольки­
ми вернувшимися разведчиками и аттестуем их
как офицеров по особым поручениям. Эти со­
трудники не имеют права появляться в Цент­
ре, но мы осуществляем их непосредственное
руководство. Таким образом, мы одним ударом
убиваем, по меньшей мере, двух зайцев Бывшие
разведчики получают задание и твердое жа
47

лованье. Кроме того, наряду с немногимиштат­


ными единицами мы располагаем дополни­
тельно опытными сотрудниками, которые
консультируют нас по текущим оперативным
вопросам и помогают нам. Кто-то после вы­
полнения задания возвращается по своей воле
к прежней профессии или начинает с нашей
помощью совершенно новое дело.
ГОРЯЧИЙ УГОЛЬ

В январе 1954 года в Берлине проводится


встреча министров иностранных дел США, Ве­
ликобритании, Франции и СССР. Германский
вопрос находится —в центре переговоров. Мы
пользуемся присутствием многих журналис­
тов, чтобы установить контакты, поговорить со
многими людьми, собрать информацию. С
этой целью мы тесно сотрудничаем с работни­
ками пресс-центра Совета Министров. Как-то
они рассказывают мне о гражданине ФРГ, враз­
говоре с которым просматривалось, что у него
наилучшие отношения с руководящими лица­
ми в партиях и государственных учреждениях
страны. Я устанавливаю с ним контакт и года­
ми веду его дело в папке под псевдонимом
"Уголь". Так как он практически сам себя пред­
ложил и быстро изъявил готовность работать
с нами, проверяем мы его весьма дотошно.
Может, его подослали к нам с заданием?
Во время войны он был лейтенантом, а сей­
час работает свободным журналистом. Он
представляет для нас интерес из-за связей с ве­
домством Бланка, с вновь образуемой там служ-
48

бой контрразведки под началом полков


Ахима Остера и из-за его тесных отноще "9
"ультра". Опровержения не последовало,
верхами руководства СДПГ, такими, как л с •уголь" тем не менее арестован в ФРГ. Его мать
тат бундестага Фритц Ерлер. ’ ^ во время заключения сына поддерживает с
Мы проверяем его данные и встречаемся нами контакты.
ним только в ГДР. Мы не подключаем к нем! После освобождения он поселяется в Авст­
других агентов в качестве связников. Для нас рии. Через свою подругу он снова предлагает
он остается горячим углем, который надо свои услуги. Однако мы все сильнее сомнева­
емся в его надежности, а в частных беседах с
брать осторожно. В ответ на вопрос о мотивах
ним получаем неясные, тяжело проверяемые
сотрудничества с нами "Уголь" называет свои
ответы, поэтому не проявляем больше никако­
военные переживания. Ремилитаризацию ФРГ го интереса. 'Уголь" обрывает связь с нами. Бо­
он рассматривает как опасную для укрепления лее поздняя попытка поговорить с ним уходит
мира в Европе. В этом наши взгляды совпада­ в пустоту.
ют. "Уголь" постоянно поставляет много ин­ Чтобы проверить данные 'Угля", я еду в вен­
формации, а вскоре и фотокопии документов. герскую столицу. Это особая командировка.
Некоторые, как он утверждает, происходят из Идет 1957 год, на пороге лето. Осенью прошед­
сейфа генерала Шпейделя, генерального инс­ шего года по Венгрии пронеслось восстание.
пектора бундесвера. Они носят название ДЕКО Советские танки снова восстановили порядок
I и ДЕКО II - учебные игры по военной аннек­ реального социализма. На Маргаретенинзель,
сии ГДР. Мы просто не верим, что в 1954 - 1955 в роскошном Гранд-отеле, в котором я живу,
годах реально планируются такие сценарии. мало чувствуются противоречия венгерского
Мы снова проверяем данные"Угля". Нас ин­ общества. Все по-другому в Министерстве
тересует секретарша, от которой он, якобы, внутренних дел, где сидят мои партнеры по пе­
получает документы. Мы ее действительно на­ реговорам. Сотрудники служб разведки и кон­
ходим по указанному адресу. Впрочем, женщи­ трразведки сообщают, что их служащим уст­
на безоговорочно отшивает агента, которого роили бойню и линчевали. Моя переводчица
мы посылаем к ней и который заговаривает с защищала свое место службы с оружием в ру­
ней об "Угле". ках. Для нее, ее коллег и для меня нет никаких
Так настоящий 'Уголь" или нет? Мы этого не сомнений в контрреволюционном содержа­
знаем. В любом случае, его информация впи­ нии восстания. По нашим понятиям советские
сывается в 1959 году в политическую концеп­ войска спасли социализм не только в Венгрии.
цию "холодной войны". На пресс-конферен­ Меня не терзают сомнения по этому поводу.
ции в Берлине правительство ГДР представля­ Напротив, это еще больше побуждает меня к
тому, чтобы отразить все атаки на социализм.
ет общественности военные планы боннских
4 - Гроссманн
50

КРЕЩЕНИЕ ОГНЕМ В * 8 * ^ 4

Летним июльским днем 1955 год


юсь со своей женой на длительный спПр0%
предстоит командировка. Для жены в э?К Ч
ничего особенного, такое случается ч а с г ^
желает мне успеш ной работы вВаршаве'0^
рит, что я леч у в Польшу. В аэропорту ц ^ '
фельд я встречаю Рихарда Гюптнера. Он
ется начальником главного отдела Минисгеа.
ства иностранных дел. Г-жа Гюптнер, которая
прощается со своим мужем в аэропорту, спра-
шивает меня, почему со мной не приехалажена,
О ни знаю т друг дружку, мы живем в одном
квартале. Я бурчу что-то об уходе за детьми и
судорожно подыскиваю другую тему. Мне ос­
тается надеяться, что обе женщины не встре­
тятся сразу же. Тогда уж точно Бригитта сразу
узнает, что я не в Варшаве, а в Женеве. В отли­
чие от Рихарда Гюптнера я в таких случаях свя­
зан правилами конспирации даже по отноше­
нию к жене. Мы с Гюптнером первыми подни­
маемся в "Ильюшин-14" авиакомпании "Люфт­
ганза ГДР". Сначала мы летим в Прагу. Из Запад­
ного Берлина есть, между прочим, более быст­
рая связь с Женевой, но она для нас табу. При
этом мы оба - члены небольшой делегации ГДР
под руководством госсекретаря и первого за­
местителя министра иностранных дел Георга
Хандке, отправляющиеся на конференцию на
высшем уровне великих держав - США, Вели­
кобритании, Франции и СССР. Речь идет о кол­
лективной безопасности в Европе, двусторон­
нем отказе от применения силы между НАТО и
51

Варшавским Договором, но в центре внимания,


собственно, находится германский вопрос.
Это моя вторая поездка в Женеву. С Георгом
Хандке я уже летал однажды в Швейцарию в
конце 1954 года. Они оба совершают поездку
как официальные лица. Я еду под псевдони­
мом. Несмотря на то, что я состою на секрет­
ной службе, Хандке и Гюптнер берут меня, мо­
лодого салагу,'под свою опеку. Оба опытные
конспираторы и помогают мне в работе.
Георг Хандке работал в руководстве КПГ,
был главным редактором "Рабочей газеты". В
1933 году ушел в подполье, а после ареста был
приговорен к 15 годам тюрьмы. После образо­
вания ГДР его призвали на работу министром
внешней торговли, затем перевели в Мини­
стерство иностранных дел.
Рихард Гюптнер, родившийся в 1901 году,
был председателем Союза Коммунистической
молодежи Германии, затем помощником Геор­
гия Димитрова в Коминтерне, жил в эмиграции
в Скандинавии, Франции и Советском Союзе.
Оттуда он вернулся в Германию вместе с груп­
пой Вальтера Ульбрихта. Вскоре после нашей
командировки он уедет послом в Пекин.
-■У меня здесь есть еще и третий ангел-храни­
тель. Перед моей второй поездкой в Цюрих а
познакомился в Берлине с Вадимом Кучиным.
Он считается одним из самых опытных совет­
ских разведчиков, проявившим себя во многих
сложных ситуациях. Он прекрасно говорит
по-французски, английски, немецки, причем,
при необходимости, на отменнейшем саксон­
ском диалекте, который я когда-либо слышал.
52

Когда мы встретились в берлинском


Карлсхорст, он поприветствовал меш Й011«
ном диалекте. И мы разговариваем сним”1р011'
сонском диалекте до умопомрачения. Насах"
В Женеве он не только мой партнер, нои
учитель. Я живу в маленькой гостинице вцещ
ре, в которой проживает делегация наблющ'
телей из ГДР, не наделенная официальным ста­
тусом или хотя бы дипломатическими полно­
мочиями. По прибытии я чувствую, что за мной
кто-то наблюдает.
Умница Кучин тоже заметил, что за мной сле­
дят. Он показывает мне соответствующих .лю­
дей, дает мне еще пару хороших советов и обе­
регает меня от с л и ш к о м больших ошибок во
время выполнения моего первого крупного за­
дания в зоне проведения операции. Нельзя не
заметить одного журналиста, постоянно появ^ ^
ляющегося там, где и я. В гостинице он всегда
сидит за соседним столом. Когда я с кем-ни уд^
разговариваю, он стоит поблизости. Я станов^
люсь все осторожнее. Когда позже в Берлине
описываю этого человека, Маркус Вольф заме?
чает сухо: "Это английский резидент".
По официальной версии я сопровождав
Георга Хандке и Рихарда Гюптнера на перего­
ворах и принимаю их гостей. Многие их парт­
неры прежде всего политики и журналисты;
здесь, в Женеве, в связи с главной темой конфе­
ренции - германским вопросом, — ищут обме­
на мнениями с представителями ФРГ и ГДР.
Неофициально я беседую и с агентами из
ГДР, которые работают здесь журналистами и
с вверенными мне агентами из зоны выполне-
53

ния операции, которых я еще не знаю лично.


Среди них один депутат бундестага и один
штабной офицер, уволенный из бундесвера.
Для меня все это целина, и я в высшей степе­
ни сосредоточен. Но все происходит более
прозаично, чем я себе представлял, и далеко не
так гладко, как об этом будет позже написано в
учебных материалах, пособиях и инструкциях
Главного управления разведки по проведению
операций. Для меня пребывание вЖеневе - это
испытание огнем, практический курс, занятия
по 24 часа в сутки. Я знакомлюсь с разными
людьми, общаюсь с ними под легендой, зна­
комлюсь с условиями капиталистического об­
щества и пытаюсь вписаться в необычную об­
становку. Уже только поэтому стоило ехать в
командировку. Моя актуальная информация с
места событий определенно интересна, но
ничего не решает.
Впечатления подтверждают, что я занима­
юсь правильным делом. С ГДР на официальном
уровне обходятся как с парией. Не признавая
на международной арене ее делегацию, между
тем принимают к сведению, но никоим обра­
зом не обращаются с ней с дипломатическим
почтением. При этом политики ГДР носят в
карманах дипломатические паспорта, которые
признают во время промежуточной посадки в
Праге, но которые ничего не значат в Женеве.
Там дипломатическое представительство деле­
гации ГДР берет на себя, по договоренности с
СССР, китайская делегация. Мы благодарны
китайским представителям, не только их дип­
ломатам, за их дружественное поведение.
54 V

По возвращении моя жена позволяет


кое-то время рассказывать об интересно НеКа'
чатлениях о Варшаве, а потом задает в ^
"Что ты посмотрел в Польше, я теперь з н ^
как же все-таки было в Швейцарии?" После0,3
кундного ужаса я испытал облегчение. ВсежГ
могу кое-что рассказать об этой прекрасной
стране, о Женеве, Монтре и Берне. О конспира­
тивной работе я, конечно, молчу, как и правде.

НОВЫЙ вызов
Стремительное создание бундесвера и его
растущая роль в НАТО не остаются без послед­
ствий для нашего отдела. От нас все настойчи­
вее требуют размещать источники не только на
"шефских этажах", но и закрепляться в низах.
Давление становится все больше. По высокому
распоряжению мы образуем сектор массово
инфильтрации. Мы должны вербовать воен­
нообязанную молодежь из ФРГ. Для меня и ДРУ-
гих совершенно абсурдное дело. Серьезно мы
этим не занимаемся.
Наша цель —проникнуть в верхи бундесвера
и командование родов войск Речь идет о во­
енно-политическом и военно-стратегическом
планировании. Позже мы также проявляем ин­
терес к военной технике и внедряемся в феде­
ральное ведомство по военной технике и 33-
купкам в Кобленце. Там и на Хардтхеэ в Бонне,
а не в казармах с рядовым составом бундесве-
ра, находится важная информация. Массовая
инфильтрация предается забвению, и мы Ьалы
этому. ьх рады
55

13 августа 1961 года, вскоре после полуно­


чи, в моей квартире звонит телефон. Ничего
непривычного - с моей-то профессией! Меня
вызывают на службу. Я не единственный, кто
туда прибывает. В боевую готовность приведе­
ны все сотрудники. Мы узнаем, что боевые
группы рабочих и солдаты ННА с нуля часов
закрыли границы с Западным Берлином и За­
падной Германией. Руководство приказывает
находиться в служебном здании в постоянной
боевой готовности. Так как наши "уши" больше
по ту сторону границы, а приказ о неразглаше­
нии тайны между отдельными подразделени­
ями МГБ явно сработал, то эта тщательно спла­
нированная акция застала нас врасплох. Мы,
конечно, обсуждали вопрос, как можно вос­
препятствовать тому, чтобы ГДР не была обес­
кровлена вследствие массовых побегов, но без­
результатно. О переговорах между ГДР и СССР
на высшем уровне и принятых решениях мы
ничего не знали.
Итак, растет то, что люди называют "стеной"
и что официально именуется "антифашистс­
ким защитным валом". Всем сотрудникам наше­
го отдела в эту ночь становится понятно: наша
работа станет трудней. В то время, как люди в
разделенном на части городе думают о том, что
их семьи тоже разделены, мы занимаемся тем,
что пытаемся удержать связь с нашими источ­
никами и резидентами. В высшем партийно­
правительственном руководстве ожидают, что
мы еще больше, а не меньше, будем получать
информации с той стороны. В последующий
период мы организуем новые возможности по
56

обеспечению оперативного переход


цы с востока на запад и наоборот. гРа**и-
С политической точки зрения я нахожу
НЫМ решение Советского Союза в у е а д » ? '
разгула "холодной войны". Граница между B *X
енными блоками должна быть укреплена, что­
бы остановить развитие ситуации, которое
таит в себе непредсказуемую опасность вплоть
до военного столкновения.
Для более гибкой организации работы раз­
ведки в Главке упраздняются главные отделы и
создаются самостоятельные отделы. Эта мера
повышает эффективность нашей разведрабо-
ты и подтверждает свою правильность до пос­
ледних дней. Мы остаемся отделом IV. После
того, как наш начальник Отто Кнай в начале
1962 года возвращается в контрразведку, руко­
водство возлагается на меня.
После 13 августа мы обеспечиваем, прежде
всего, связь с двумя великолепно внедренны­
ми источниками. Работающий на нас ст1^4|1
года западногерманский журналист Хельмут
Эрнст ("Генри") имеет тесный контакт с двумя
женщинами. Он вербует для нашей службы сна­
чала мать, а затем и ее дочь, будущего секрета­
ря в федеральном ведомстве по военной тех-
нике и закупкам в Кобленце. Другая, завербо­
ванная под французским флагом, находит себе
работу секретаря в федеральном министерстве
обороны. Обе передают документы об элект­
ронных системах вооружения, ракетах; отче­
ты военной разведки, финансовое планирова­
ние бундесвера. Информация поступает к нам
до конца 1973 года. В декабре агент "Генри" по-
57

падает на скользкой дороге в тяжелую аварию.


В багажнике его машины полиция находит
шпионское техническое оборудование и плен­
ки, на которые засняты секретные документы.
С их помощью устанавливаются источники.
В 1966 году начинается одна из самых успеш­
ных оперативных операций. Лотар и Ренате Лут­
це, а также завербованный ими Юрген Вигель
работают в "интеллектуальных" подразделени­
ях Министерства обороны ФРГ. Их ведет супру­
жеская пара резидентов Франк и Кристине Гер-
стнер. Источники годами передают большое ко­
личество секретных документов: конструкцион­
ные чертежи оружия, планы строительства атом­
ных установок и оружейных складов, ежегодный
анализ состояния бундесвера и планы чрезвы­
чайных ситуаций НАТО. Абсолютным хитом ста­
ла документация по нефтепроводу НАТО в Ев­
ропе. Этот трубопровод снабжает все подразде­
ления НАТО горючим. Тот, кто знает маршрут
пролегания этого провода, может в случае вой­
ны сильно ограничить мобильность всех под­
разделений. Когда через 10 лет разведчики будут
разоблачены в результате акции "Регистрация",
проводимой федеральным ведомством по охра­
не конституции, в кругах НАТО огромное возму­
щение вызовет особенно тот факт, что Варшавс­
кий Договор точно знает, где проходит нефте­
провод. Соответственно сурово и наказание.
Лотар Лутце получает 12 лет, Ренате Лутце, Юр­
ген Вигель, Франк Герстнер и Кристине Герстнер
по 7 лет лишения свободы. Лотару Лутце ФРГ
откажет в обычно принятом обмене, каки вулуч­
шении условий пребывания в тюрьме по завер-
58

шении двух третей срока заключения


дит втюрьме 11 лет и дольше всех нашихп ^
чиков будет искупать вину. Развэд.

С апреля 1966 по июль 1967 года я посетят


Высшую партийную школу при ЦК КПСС
Москве. Это важно не только для моей дальней­
шей карьеры, но и для исполнения моей меч­
ты. Я провожу один год в поразительной стра­
не, изучаю русский язык - на интенсивномкур­
се обучения, на семинарах и лекциях, а такжев
обыденной жизни.
Снова занимаюсь философией и экономи­
кой. Мы читаем, конспектируем и обсуждаем
труды Маркса, Энгельса и Ленина. Для слуша­
телей из ГДР непривычно то, что почти не де­
лается ссылок на высказывания живущих
партийных деятелей и ученых. Я в восторге от
профессора Янтцена. Его лекции и семинары
по философии - одно наслаждение. На немец­
ком языке он в убедительной форме препод­
носит теорию и практику.
Напротив, скучно проходят учебные заня­
тия по экономике. Доцент резко критикует "Но­
вую экономическую систему планирования и
руководства" в ГДР. Чтобы вывести слушателей
из ГДР на верный путь, он рекомендует читать
Маркса и ориентироваться на экономическую
практику Советского Союза.
Точно так же, как учебные занятия, важны
многочисленные разговоры с другими слуша­
телями курса. Это партийные и государствен­
ные деятели, ведущие экономисты из всех пес-
публик СССР, ЧССР, Болгарии, Венгрии и Мон-
59

голии. Мы встречаемся вечерами, беседуем и


отмечаем вместе праздники. Мы - маленькая
интернациональная семья.
В свободное время мы бродим по Москве, ез­
дим по окрестностям. Во время многодневного
пребывания в Новосибирске знакомимся и с не­
большой частью Сибири. Я разговариваю со
многими людьми на улице, в магазинах, в ресто­
ранах.
Люди, условия их жизни, сама атмосфера
убеждают меня в том, что социалистическое
строительство в СССР продвигается вперед. Я
непосредственно ощущаю дружбу с нами,
гражданами ГДР, несмотря на чудовищные по­
тери, причиненные Германией. Не столько уче­
ба,?сколько пребывание в Москве укрепляют
мою убежденность в том, что на западном
фланге содружества социалистических госу­
дарств необходимо сделать все, что обеспечит
мир и безопасность в Европе.

В ПОЛЕ ЗРЕНИЯ - БОНН

В апреле 1967 года я в последний раз за вре­


мя моего пребывания в Москве на учебе лечу в
Берлин. Я рад увидеть жену и детей. Забот у
меня нет. Бригитта, как всегда, все держит в сво­
их руках. Она работает, справляется с домаш­
ним хозяйством, интересуется домашними за­
даниями 17-летней Ингрид, 15-летнего Хараль-
да и 12-летнего Франка, участвует в родитель­
ском активе, решает большие и маленькие про­
блемы по воспитанию детей и проводит с
ними выходные дни. Итак, тревожных ново-
стей из квартиры на Альбекерштрассе к
не Пренцлауэр Берг не поступает. Тем чтг?3*0'
очереди могу поехать домой, я обязан х Не
ду.-У него праздник совершеннолетия, я в с ^ '
несколько обеспокоен. Мне назначено вп
официальной встречи с Маркусом Вольфов
Странно, потому что я так или иначе вернусь
на прежнее место службы, когда приеду в Бер.
лин. Вероятно, он хочет поговорить о моем
дальнейшем прохождении службы.
Ровно без пяти минут три я стою в секрета­
риате шефа Главного управления разведки. Я
жду. Вольф разговаривает по телефону. Через
четверть часа гаснет лампочка на пульте теле­
фонной связи секретаря. Он зовет, я должен
войти. Обычно недоступный для многих со-;
трудников, парящий по коридорам служебно­
го здания, неизменно производящий впечат­
ление очень изысканного человека, он при­
ветствует меня рукопожатием. У нас хорошие
отношения. Впрочем, трудно догадаться, что
мы хорошо понимаем друг друга, ведь мы до­
статочно сильно различаемся по происхож­
дению, биографии, характеру и частной жиз­
ни.
Вольф быстро переходит к сути. Я рассчи­
тываю на то, чтобы снова работать в моем пре­
жнем отделе. Поэтому получается д ов ольн о
неожиданно, когда он предлагает коронную
драгоценность Главного управления — отдел
I. Он считается весьма успешным и занимается
правительством ФРГ. Сам Вольф - заместитель
министра - курирует отдел. Он даже является
членом соответствующей первичной п а р т и й
61

ной организации, регулярно принимает учас­


тие в ее собраниях.
Почему я должен стать начальником этой
роскоши?
Во-первых, потому, что это место вакантно.
Прежний начальник Хайнрих Фольк тяжело
болен. У него прогрессирует опухоль. Крайне
самоуверенный и как бы отталкивающий от
себя человек, во время войны он сражался в
партизанском отряде на советской террито­
рии, оккупированной немецким вермахтом.
Вместе с Красной Армией он вернулся назад в
Германию. В пятидесятых годах он относился
к тем офицерам контрразведки, которые дол­
жны были укрепить пролетарский элемент в
разведке.
Маркус Вольф явно ищет кого-то, чьи спо­
собности дополняли бы его собственные.
Стратег, человек с большими планами, у кото­
рого новые идеи по оперативной работе бьют,
как фонтан, однозначно нуждается в человеке,
способном к осуществлению замыслов, неук­
лонно стремящемся к достижению однажды
поставленных целей и при этом привносящем
собственные идеи. Два его заместителя - Ханс
Фрук и Хорст Йенике —подобного склада.
Кроме того, Вольф быстро заметил в моем
случае, что Харри Шютт, мой заместитель, в
период моего отсутствия использует шанс и
хорошо работает. Министерством обороны
ФРГ и без меня занимаются наилучшим обра­
зом.
Явно активно рекомендовал меня и замести­
т е л ь начальника Главка Ханс Фрук, мой стар­
ший друг и наставник в годы учебы на п
ведчика. Я чувствую себя польщенным, р ^
юсь новому назначению и принимаю его бе
возражений. Вольф ничего другого и не ожи­
дал.
В августе начинается моя новая деятель­
ность. Я переживаю совершенно другую ситу­
ацию по сравнению с той, когда я взял на себя
отдел IV. Команда, в которую я прихожу, со­
стоит из испытанных разведчиков, которые с
чувством собственного достоинства и не без
гордости ссылаются на результаты своей ра­
боты. Оба моих заместителя старше меня, на­
чальники секторов - одногодки.
Многих я уже знаю, теперь же нам работать
вместе. Руди Геншов, обладающий большим
авторитетом и занимающий должность заме­
стителя начальника отдела, с самого начала на
моей стороне. Быстро присоединяются и дру­
гие, всегда готовые к выполнению очередного
поручения. Наша важнейшая цель —внедрение
источника в ведомство федерального канцле­
ра. В отличие от других правительственных
учреждений и министерств мы получаем отту­
да совсем мало информации. На других участ­
ках уже проведена солидная работа. Там есть и
источники, и квалифицированные агенты с
перспективой, иначе говоря, смена, которая
готовится к выполнению заданий.
Хорошая исходная ситуация для выполне­
ния трех главных задач: препятствовать пре­
вращению "холодной" войны в "горячую" под­
держать ОДПГ, если она возьмет на себя ответ­
ственность за правительство, признать усилия
63

Запада по разрядке напряженности и содей­


ствовать им.
Создание в Бонне в декабре 1966 года Боль­
шой коалиции под руководством Курта Геор­
га Кисингера было первым знаком (чего?).
Выборы члена СДПГ и министра юстиции Гус­
тава Хайнеманна президентом ФРГ в марте
1969 года стали его четким сигналом. С обра­
зованием социал-либеральной коалиции под
руководством канцлера Вилли Брандта в октяб­
ре 1969 года новая немецкая восточная поли­
тика становится официальной политикой пра­
вительства. Эгон Бар это метко определяет:
"Перемены через сближение".
От нас заранее ожидают информации из­
нутри обо всем, что задумывает осуществить в
политическом плане по отношению к Востоку
новое правительство в Бонне. Конечно, мы не
поддерживаем эту политику безгранично и не
доверяем ей. Мы умножаем наши усилия и до­
бываем ценную информацию в большом объе­
ме. Министр иностранных дел Отто Винцер
все еще определяет эту политику как "контр­
революцию в войлочных шлепанцах". Мы же
хотим сделать все, чтобы стал возможным пе­
реход от конфронтации к кооперации. На­
строенные таким образом, мы принимаемся за
работу, и в период с 1970 по 1974 год сталкива­
емся с тяжелыми проблемами.
В марте и мае 1970 года встречаются пре­
мьер-министр Вилли Штоф и канцлер ФРГ
Вилли Брандт в Эрфурте и Касселе. В мае 1970
года начинаются переговоры Эгона Бара в
Москве по договору о неприменении силы. 12
64

августа 1970 года следует подписание м


ского Договора. Основными пунктами °bs
ся сохранение мира и пути к разрядкЛ ^'
женности, неприкосновенность границ ря' 1
от территориальных притязаний и призна ^
линии по Одеру и Нейсе в качестве запада
границы Польши. 7 декабря 1970 года договоп
будет подписан в Варшаве. Вновь четко фикси­
руются линия Одер - Нейсе в качестве запад,
ной границы Польши, безоговорочное уваже
ние территориальной целостности и отказ от
территориальных притязаний. 3 сентября
1971 года заключается 4-стороннее соглаше­
ние о Западном Берлине между правительства­
ми США, Великобритании, Франции и СССР.
Западный Берлин получает особый статус, он
не относится к ФРГ и не должен оттуда управ­
ляться. 17 декабря 1971 года подписывается
Соглашение о транзите между ГДР и ФРГ, а 20
декабря 1971 года - Соглашение о пассажире- ■'
ких перевозках, заключенное между ГДР и за­
падноберлинским Сенатом.
17 мая 1972 года западногерманский Бунде­
стаг ратифицирует восточные договоры. 3
июня вступает в силу Берлинское соглашение.
8 ноября госсекретари Эгон Бар и Михаэль
Коль подписывают Договор об основах отно­
шений между Федеративной Республикой Гер­
мании и Германской Демократической Респуб­
ликой.
11 мая 1973 года Договор одобряет Бундес­
таг. Оба немецких государства обязуются иметь
нормальные добрососедские отношения на
равноправной основе. Спорные вопросы дол-
bi решаться мирным путем, без угроз и при-
рнения силы. Каждое из об ои х немецких го­
сударств п р и з н а е т государственную власть
другого н а е го собс т в ен н о й территории. Ни
одно из н и х н е д о лж н о представлять другого
н а м еж дународном уровне. Это важное усло­

вие для будущего членства ГДР в ООН.


Было п р и н ят о реш ен и е разместить при ре­
зиденциях правительств постоянные предста­
вительства. 20 ию ня 1974 года вступают в дол­
жность в качестве постоянны х представителей
Гюнтер Гауе от Ф РГ и М ихаэль Коль от ГДР.
Для н ас из этого вытекают совершенно н о­
вые последствия. Справимся ли мы с ними?
М инистерство иностранны х дел "оккупиро­
ван о” н а м и блестящ е. Там сидят три важных
разведчика. С доктором Хагеном Блау я встре­
чаюсь в ГДР и за рубежом - с целью безопасно­
сти никогда в странах НАТО, с Людвигом Пау­
л и встречаю сь только в ГДР. Личные контакты
с Клаусом ф о н Рауссендорфом оставляет за со­
б о й М аркус Вольф .

МОТИВЫ РАЗВВДЧИКОВ

Х аге н Блау в конце пятидесятых годов изу­


чает я п он оло ги ю в Западном Берлине. О н чи ­
тает марксистскую литературу, занимается со­
вокупностью идей социал-демократии и п р и ­
мыкает к молодым социалистам. О н ч лен р ай ­
о н н о г о правления СДПГ в Б е р ли н е и заним а­
ется кружком внешней политики п р и правле­
н и и СДПГ в Берлине. В своей партии о н отно­
сится к левым.
Члены СДПГ, с которыми у него сот,
политические взгляды, обращаются к
не знает, что они действуют по нашем?5''°«
нию. Они говорят ему: "Поехали с нами в к?
лин, мы там знаем хорош их собеседник1!
После нескольких встреч сотрудники раз^
ки раскрываются. Они быстро поняли, что Ха
ген Блау не может быть источником, который
просто передает информацию. У молодого
человека твердые политические убеждения,
которые очень близки их собственным. Време­
на войны и фашизма, которые Хаген пережил
ребенком и которые сидят у его родителей в
печенках, он никогда не забывает в отличие от
официального общества страны экономичес­
кого чуда. Он хочет лучшего, мирного и чело­
вечного общества.
В связи с перевооружением ФРГ, запретом
КПГ, привлечением прежних нацистов в поли­
тику и экономику он видит альтернативу рес­
таврационной политике республики Аденауэ­
ра в социалистическом государстве на немец­
кой земле. Блау заявляет о своей готовности
работать с нами. Его собеседники из Главного
управления чувствуют, если мы ему предложим
деньги, сделаем финансовые пожертвования
основой нашего сотрудничества, он его тутже
и безвозвратно прекратит.
В 1961 году Хаген Блау устраивается на ра­
боту в Министерство иностранных дел. В ка­
честве защитившегося японолога с обширны­
ми специфическими знаниями и способностя-
ми вдругих областях, таких, как языки пологи
ка и история, он считает себя подходащим э ™ '
67

пертом для дипломатической службы. Его уве­


ренная манера держаться, его внешность, его
превосходное умение вести себя в обществе
действуют убедительно на его будущего рабо­
тодателя. Благодаря аналитическим способно­
стям и четкой манере формулировать, он быс­
тро становится необходимым и уважаемым со­
трудником Министерства иностранных дел.
Сначала атташе, затем советник-докладчик по­
сольства и, наконец, заместитель посла в Ко­
ломбо в Шри Ланке. Таланты Хагена, позволив­
шие ему сделать дипломатическую карьеру,
отличают и его отчеты для нас. Они деловые,
точные, аналитические и написаны осторож­
но, чтобы не навредить ФРГ. Он старательно
избегает сообщать данные об отдельных лицах
из своего окружения. К шпионам он себя не
причисляет. Своей работой хочет способство­
вать тому, чтобы "холодная" война не превра­
тилась в "горячую", чтобы политика служила на
благо человека, чтобы Восток и Запад сближа­
лись; Лишь поэтому он добывает материал, ко­
торый получает также в посольствах ФРГ в
Лондоне, Японии, Вене и боннском МИДе.
Хаген хочет соответствовать своим полити­
ческим задачам в качестве посредника, особен­
но в годы социал-либеральной коалиции в
Бонне. Его информация способствует тому,
что, в итоге, так называемые "восточные дого­
воры", удовлетворяющие обе стороны, будут
подписаны. Он, как множество других развед­
чиков, в том числе и мы, работает не против
этих договоров, а, наоборот, стремится к тому,
чтобы они были заключены. Наша информация
5*
68

дает партийно-государственному dvko^


ГДР толчок к размышлению. °Дству
Естественно, мы способствуем тому
точно соответствует нашей задаче: чтобы**0
прошел исключительно вариант ФРГ. Мы
ражаем, особенно во время подготовки Мос­
ковского Договора в 1970 году, нашего совете'
кого связного офицера, который немало удив-
лен тем, что мы уже заранее знаем все позиции
противоположной стороны по переговорам.
В 1979 году я Щуже заместитель начальника
разведки - встречаюсь с Хагеном Блау в Сток­
гольме. В эту пору он работает представителем
посланника ФРГ в Вене. Мы беседуем без опа­
сений на конспиративной квартире. Нам обо­
им становится не по себе, когда два месяца спу­
стя выходит "Шпигель'' с фотографией на об­
ложке, где точно виден Маркус Вольф перед
домом в Стокгольме, в котором встречались
Хаген и я. Отныне ореол Вольфа -^"человека
без лица" разрушен, но нас интересует нечто
иное: следили ли за домом уже во время нашей
встречи? Мы проводим расследование и узна­
ем, что перед визитом Маркуса Вольфа рези­
дент Главного управления разведки устроил
настоящую суматоху. Он организовал ремонт
квартиры и заказал новую мебель. Заинтересо­
ванные службы кое-что заподозрили.
Когда шумиха вокруг фотографии на о б ­
ложке Шпигеля" улеглась, Хаген Блау продол­
жил беседы с своими кураторами, работающи­
ми за рубежом и в ФРГ, прежде всего с Фольке-
ром М. Свои отчеты Хаген все больше увязыва­
ет с рекомендациями по политике ГДР. Он так­
69

же хочет услышать наше мнение по определен­


ным темам, познакомиться с нашей позицией.
К встречам с ним мы подготавливаемся ос о ­
б е н н о тщательно.
Для меня о н не только информатор. В бесе­
дах с ним я нахож у ответы н а вопросы, кото­
ры е о с о б о в о л н у ю т м еня в восьмидесяты е
годы. Все яснее о н выражает свой пессимизм
п о поводу развития социалистическ их стран,
в частности ГДР. П р и этом о н берет под сомне­
н и е даже смы сл н аш ей деятельности. С п о л ­
ным правом о н спрашивает: "Имеет л и вообще
смысл ещ е м ой риск, и сход я из р еаль н ой п о ­
литики с о ц и али ст и ч еск и х стран?" О н имеет в
виду п р о ф с о ю зн о е движ ение в П ольш е и внут­
р и п ол и т и ч ес к о е р азвитие в ГДР. И добавляет*.
"П р и н о с и т л и моя и н ф о р м а ц и я ком у-то еще
пользу, когда все рушится?" И ногда мы его уве­
ряем, в о п р е к и лу ч ш ем у е го зн ан и ю , что ГДР,
естественно, справится с о всеми проблемами.
Мы уверяем - и в это мы верим свято - что С о­
ветский С ою з никогда н е бр о си т нас н а п р ои з­
в ол судьбы.
Хаген Б лау н е занимается второстепенными
вещами, о н попадает в суть главного. Честный
и п рям олинейны й, о н ждет и от нас, его парт­
н еров, такого ж е отнош ения. П р и этом возни­
кает т ес н а я связь. Д аж е н е ч т о б о л ь ш е е , чем
связь с о п р е д е л е н н о й ц елью между руководя­
щ и м о ф и ц е р о м и и н ф о р м а т о р о м . С Ф о ль к е -
р о м М., его куратором и з ГДР в течение м ногих
лет, п о сей день его объединяет тесная дружба.
В е р н е р Ройч, все эти годы п р о р а б о т а в ш и й
н е п о с р е д с т в е н н о с Х а г е н о м и отвечавш ий за
него, после перемен предаст его н
то что Хаген никогда не стремился?>^
личным отношениям с ним, как с Ф 'Ч
М., предательство глубоко задело его Кер')|<
Разочарован Хаген и в нас из-за того что
ле ареста и вынесения приговора мынец^'
себе знать ни ему, ни его жене. Правомерна
упрек Я сам боролся в это время с предвари
тельным расследованием и обвинением, по!
этому не заметил этого промаха. Когда Хагена
отпускают из заключения, он звонит мне. Мы
встречаемся у меня дома. Он остается нашим
другом.
Совсем другой тип Людвиг Паули. Немного
полноватому, тем но-русом у старшему совет­
нику Министерства иностранных дел чуть за
сорок, когда я знакомлюсь с ним. Давно уже ра­
ботает на разведку ГДР. Он спокоен, на него
можно положиться, н ем н ого мечтателен и
очень музыкален от природы . При каждой
встрече он дарит мне пластинку с классичес
кой музыкой. Очень привязан к своей матери, у
него почти нет друзей, женщины —лишь изред­
ка. Лица, с которыми у него устанавливается
действительно тесная связь, — это его курато­
ры из Главного управления. О собо дружеские
отношения связывают его с Бернхардом Шор-
мом, начальником нашего сектора, работаю­
щего по Министерству иностранных дел ФРГ.
Бернхард Шорм принимает большое участие
в дислоцировании источников в МИДе ФРГ и
других учреждениях. Щ и
К огд а к н а м п р и х о д и т Л ю д в и г n avjT w
гогавливаем хороший вечер с в к у с ^ М
£™ £
71

ми. Мы мало говорим о профессиональных ве­


щах разведывательной работы, ими Людвиг
владеет отлично, все происходит по-семейно­
му. В разговоре переплетаются политические и
личные темы, мнения о книгах и театральных
постановках. Людвиг наслаждается этой откры­
той и дружеской атмосферой, которой ему, ве­
роятно, недостает в МИДе, а особенно во время
его многочисленных зарубежных командиро­
вок как сотрудника консульств в Эдинбурге, Па­
лермо, Ливерпуле и Зальцбурге.
Людвиг - социалист. Эта позиция подпиты­
вает его политический мотив годами вести раз­
ведывательную деятельность в пользу ГДР.
Он никогда не был трусливым, и с ним ни­
когда ничего не происходило. Его информа­
ция зачастую важна для выживания других раз­
ведчиков. В консульской сфере он знает лич­
ные дела многих сотрудников разведки ФРГ и
узнает многое об их работе, особенно в пери­
од его пребывания в Зальцбурге. Мы можем
своевременно реагировать на запланирован­
ные вылазки БНД. В нескольких случаях мы
предупреждаем наших советских партнеров о
том, что запланированные ими операции в Ав­
стрии и ФРГ уже раскрыты Федеральной раз­
ведывательной службой.
Когда я в 1976 году принимаю отдел I, в ве­
домстве канцлера ФРГ источников у нас нет.
Над этим мы напряженно работаем. До этого
времени разведка получала из верхов ХДС цен­
ную информацию от Адольфа Кантера. Его
псевдоним "Фихтель". Он самый старый на
службе разведчик и пришел еще из партийной
72

разведки, организованной западное


КПГ и руководимой СЕПГ.
"Фихтель", 1925 года рождения явл«
ним из основателей Союза свободной я%
кой молодежи (ССНМ) после второй м ^ '
войны в земле Рейнланд-Пфальц. Из карьР0В°**
соображениий он вступает в 1949 году BCnHbIX
молодежи и становится председателем рай^3
ной организации. Гельмут Коль, к этому врем*
ни член окружного правления Союза молоде­
жи, принадлежит с той поры к ближайшему
кругу знакомых "Фихтеля". К его ближайшим
друзьям относится и менеджер концерна
"Флик" Эберхард фон Браухич. В 1967 году
"Фихтель" неожиданно попадает в большие
неприятности. Счетная палата ФРГ обвиняет
его в том, что он, будучи директором Европей­
ского дома, расходовал деньги не по назначен
нию. Европейский дом - это международное
место встреч ведущих политиков и экономис­
тов на курорте Бад Мариенберг в Вестерваль-:
де. Прокуратура заводит дело на "Фихтеля ,
Коль и Браухич прилагают усилия к тому, что­
бы дело было прекращено, а прокурор Аббот
освобожден от должности. Несмотря на это,
репутация "Фихтеля" все же подмочена, и дос­
туп к буржуазному обществу затруднен. К ин­
формации, важной для нас, он больше не име­
ет доступа.
Позднее ему удается реабилитироваться. Он
станет заместителем руководителя боннского
бюро концерна "Флик". Благодаря тесным свя­
зям с председателем правления Эберхардом
фон Браухичем, но, прежде всего с министром
73
ведомства канцлера Ф илиппом Йеннингером,
он вновь превращается в ценный источник О н
плетет тесную сеть отношений, соединяющих
концерн "Флик" с партиями и правительствен­
ными учреждениями. Поскольку он совместно
с другими даже принимает решения о переда­
че п о ж ер т во ван и й к о н ц е р н а, то попадает в
удобное п олож ение доверенного лица каждой
из сторон. П р и этом о н м ногое узнает. Мы по­
лучаем в высшей степени интересную полити­
ческую инф ормацию , можем развернуто и точ­
н о наблюдать и подтверждать документально
общ ие игры капитала и политики. Все толщ е
становится наш а папка о потоке пожертвова­
н и й н а п артийны е нужды и о соответствую­
щ их получателях. Н о исчезали л и взятки в бу­
м аж никах част н ы х л и ц и л и пр осач и вали сь в
парт и й н ы е кассы , даж е "Ф и х т е л ь " н е может
определить.
К нашему удивлению, в более поздних про­
курорских расследованиях и судебном разби­
рательстве председатель ХДС Гельмут Коль и
шеф СДПГ Ханс-Дитер Геншер играют неподо­
бающую им роль. Это не соответствует тому,
что у нас в деле. Так как мы хотим защитить наш
источник, а также по политическим соображе­
ниям, мы оставляем наши знания при себе. Об
этом ничего не узнает и партийное и государ­
ственное руководство ГДР. Эти дела мы унич­
тожаем в 1989 -1990 годах при ликвидации со­
бранной информации.
Мы неоднократно задаем себе вопрос, по­
чему Адольф Кантер так мощно и убежденно
работает на разведку ГДР? Для этого существу-
74

ют различные причины. Его целью с ю„


ких лет было найти свое место в высших'^
общества по политической и профессио010*1
ной линии. При этом он рано попал п о д ^
нова отмеченного коррупцией капиталист
ческого общества. Многие используют его н
не уважают и не признают. По-настоящему он
не поднимается по карьерной лестнице, а ос­
тается слугой и подручным исполнителем.
Другое дело - у нас. Здесь он находит свое при­
станище. Свою роль играет также финансовая
сторона. У нас он кладет деньги в свой бумаж­
ник, тогда как о б ы ч н о о н и попадают в чужой.
Впрочем, от нас он получает суммы, которые
Флик и Браухич, несомненно, назвали бы гро­
шами.
Федеральное ведомство по охране конститу­
ции разоблачает куратора "Фихтеля". Мы узна­
ли об этом своевременно и смогли уберечь его
от ареста. Н о "Ф и хтель" все равно попадает в
поле зрения ведомства п о уголовным пресле­
дованиям. Предварительное расследование
хоть и прекращается, он все же теряет свои по­
зиции в концерне "Флика” Его политические
связи сужаются, приносят мало пользы, а наши
контакты с ним становятся более рискованны­
ми.
Мы, однако, не обрываем связь с ним, невзи­
рая ни на что. Из соображ ений безопасности
мы больше не встречаемся в ФРГ и, лишь в осо-
бо редких случаях, в ГДР. Для Адольфа Кантепа
сверхважно увидеть своего куратора Вепнепя
К Мы, Вилли Отто - заместитель £ 2 2 Е
отдела, Харалвд Фишер - начальник с е е т о ^
75

"Министерство внутренних дел ФРГ', а позже и


я, ведем с ним беседы, но всегда не более не­
скольких часов. Вернер К. является постоян­
ным доверенным лицом Адольфа. Если-у
Адольфа и был когда-то друг, то это знающий
и чуткий Вернер. "Фихтель", достигший опре­
деленного возраста разведчик, нуждается в его
сильной руке, которая упорядочивает его
жизнь и помогает справиться с повседневнос­
тью.
В 1994 году Кантера снова арестовали и при­
говорили к двум годам лишения свободы. Это
дело остается почти под покровом тайны. Обо
всем договариваются спокойно и быстро. Кто-
то из журналистов узнает об этом, когда все уже
позади. Многое остается неизвестным. Не в
пример другим делам против разведчиков
Главного управления этот процесс проходит
бесшумно. Неупомянутыми остаются интерес­
ные детали, имена почти не называются. Неза­
висимый суд играет свою молчаливую роль.
Влиятельные мужи за кулисами осторожно
окутывают все пеленой.
Вернер К. поддерживает отношения также с
молодым Александром Дамсом, с которым
вскоре знакомлюсь и я. Перспективный агент
родился в 1942 году и в 1963 году был завербо­
ван по политико-идеологическим соображе-
ням. Мы встречаемся недалеко от Братиславы.
Александр живет в Андернахе. Через Вену он
прибывает в ЧССР. Бернхард Шорм, длитель­
ное время работающий с Александром, хочет
внедрить его в МИД ФРГ. Мы советуемся, какэто
сделать. Александр еще учится на юриста. Он
согласен с оперативной целью и хочет
ся этим после сдачи экзаменов. Занять.
Ему не удается стать чиновником фелеп
ной пограничной охраны (ФПО), но он '
вится начальником полиции дирекции Фпо°'
Кобленце. От него мы узнаем о внутренних В
лах не только его службы, но и Министерств'
внутренних дел, Федеральной разведыватель
ной службы, Федерального ведомства по охра­
не конституции и Европейского союза, прежде
всего в плане подготовки Шенгенского согла­
шения. Благодаря его информации мы можем
укрепить сеть наших агентов. Куратором Алек­
сандра в течение многих лет является Вернер К,
который не только поддерживает связь с Цент­
ром, но и гармонирует с ним как человек. Своим
деловым и спокойным поведением старший по
возрасту Вернер действует на импульсивного и
эксцентричного Александра успокаивающе и
уравновешивающе. Во время одной из коман­
дировок в ФРГ Вернер П. попадает в поле зре­
ния сотрудников ведомства по охране консти­
туции. Мы смогли своевременно предупредить
его, и он успешно ушел из-под наблюдения.
Александр не был подвергнут опасности. Он
продолжил оперативную работу.
Мы назначаем и других кураторов из числа
граждан ГДР для такой же совместной работы,
как у Вернера К. с "Фихтелем" и Вернера К. с
Александром Дамсом. Некоторые обязуются
работать в штате, другие занимаются этим де­
лом наряду с их профессиональной и офици­
альной политической деятельностью. В боль­
шинстве своем - это, с политической точки
77

зрения, подкованные, с профессиональной -


с солидным образованием, с человеческой -
достойные доверия сотрудники. В своей раз­
ведывательной функции инструкторы образу­
ют соединительное звено между Центром и
разведчиком. Они видели белый свет и, боль­
шей частью, являются полиглотами. В Ганно­
вере или Гамбурге, Токио или Цюрихе, Пари­
же или Стокгольме они должны уверенно пе­
ремещаться, не привлекая к себе внимания. От
наших источников мы знаем, что ведомство по
охране конституции пытается распознать на­
ших сотрудников уже при переходе в Запад­
ный Берлин, во время пребывания там и в даль­
нейшем пути следования. С некоторыми это
действительно удается, с большинством - нет.
В 1996. году Александра Дамса приговарива­
ют к шести с половиной годам лишения свобо­
ды. И Александр Даме, и Вернер К все еще дру­
жат. С Бернхардом Шормом сердечные отно­
шения сохранились вплоть до его смерти в
1999 году.
Министерство внутренних дел ФРГ, когда-
то прозрачное для нас учреждение, после аре­
ста наших разведчиков "Цанге" и "Министер" в
1961 году превратилось в терра инкогнита. Еще
в 50-е - начале 60-х годов оба суперисточника
передавали от 800 до 1000 страниц докумен­
тов ежемесячно. Начальник сектора Главка, от­
вечающего за них, Ахим Кальмайер, завербо­
вавший обоих, получал в свои руки документы
НАТО, и прежде всего те, которые разрабаты­
вались в связи с подготовкой законов о чрез­
вычайном положении. Побочно разведка полу-
1
78

чала материалы с обзором внутренней


федеральной службы по охране границ**3^
дерального ведомства по охране консгит^^'
29 июля 1967 года в бундестаге идет
чтение законов о чрезвычайном положен^*
этому моменту мы уже давно прочитали^
называемые "законы для длинных ящиков" зн*
ли планирование на случай войны, включая
интернирование (!) граждан ФРГ, классифщщ.
рованных как опасные. Прием бундестагом Зо
мая 1968 года в третьем чтении чрезвычайной
конституции подтверждает добытую нами ра­
нее многолетнюю информацию.
Но это вчерашние успехи. Мы должны зала­
тать дыры в сети источников, расширить сеть
и привлечь, прежде всего, молодых квалифи­
цированных людей, сделать из них перспектив­
ных агентов. В этот период в ФРГ студенты вы­
ходят на улицы. Они выступают против струк­
тур буржуазного государства, против замалчи­
вания нацистского прошлого в их стране. Мно­
гие читают Маркса, Энгельса и Ленина, неко­
торые их даже понимают. Че Гевара, соратник
Фиделя Кастро по кубинской революции и по­
встанец, потерпевший трагический крах в Бо­
ливийских Андах, становится путеводной фи­
гурой поколения, названного позже "поколе­
нием 68-го года". Его "Боливийский дневник”
лежит на столах в каждой общине. Портрет Че
с красной звездой на черном берете висит по­
чти в каждой студенческой комнате как икона.
Сознание левых, революционная романтика и
сексуальная революция определяют обоаз
жизни и мышления многих студентов и по-раз-
79

н о м у оказы ваю т в ли ян и е н а и х дальнейшую


жизнь. Д ля н еко то р ы х это удовольствие, дру­
гие будут п от о м оценивать свою позицию как
ю н о ш ес к у ю глупость, некотор ы е изменятся,
шествуя п о служ ебн о й лестнице в стремлении
сделать карьеру, а кто-то видит альтернативу в
р е а л ь н о сущ ествую щ ем социализме.
М ы зам ечаем ш анс в том, чтобы найти парт­
н е р о в сред и э т и х м олод ы х людей. Нам это уда­
ется, м н о ги е затем будут успеш но работать на­
ш и м и разведчиками.

РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТЫ

Если верить ставшим сенсацией многочис­


ленным сегодняшним сообщениям в средствах
массовой информации о Ромео, то разведка
МГБ ГДР должна была быть средоточием отча­
янных голов. Но большинство историй, связан­
ных с этим, нельзя просто так привести к об­
щему знаменателю (даже частично). Нередко
из любовной истории развивается сотрудни­
чество на секретной службе, из конспиратив­
ных контактов любовь, из сексуальной инт­
рижки надежная совместная работа. Конечно,
в некоторых случаях чувства партнера стано­
вятся лишь инструментом, средством для дос­
тижения цели. В секретной работе это так же,
как и в обычной жизни. Но здесь, как и там, дли­
тельная связь на такой почве не позволяет себе
погибнуть. Именно в этом мы заинтересованы.
Кратковременные успехи в нашей профессии
лишь изредка оправдывают себя.
Принимая отдел I, я понимаю, что одной из
задач является сбор сил в единое целое ^
полагаю, что в других подразделениях^
есть агенты и даже источники, работГк N
входит в сферу моих полномочий. Это п о ^
ждается. В двух случаях Маркус Вольф
жал их передачу под мою ответственное*^!;
источника случайно оказались женщин^ 1
Хельга Редигер, псевдоним "Ханнелоре",
в Бонне и работает секретарем в ведомстве^
дерального канцлера при госсекретаре Манф.
реде Ланштайне. Ее завербовали два весьма ак­
тивных и успешных сотрудника нашей службы
- начальник отдела XV в Карл-Маркс-Штадте
Эгон Лоренц и его сотрудник Готтхард Шрамм,
Они же завербовали и источники: доктора Габ­
риэле Гаст (БНД) и Вольфа-Хайнриха Прелль^
витца из Министерства обороны ФРГ. :^
Хельга Редигер не относится к невостребо ­
ванным Джульеттам, всю жизнь прождавшим
своих Ромео, жертвам, неожиданно попавшим
в духовную или, более того, сексуальную завищ
симость: Она приняла сознательное решение
о сотрудничестве. По политическим мотивам: I
Она влюбляется в Герда Швенке, а он в нее. Не­
которое время назад он - наш человек - был
заброшен в ФРГ, действует там как ведущий
агент и проживает легально под псевдонимом
в Кастроп-Раукселе. Они женятся.
Хельга переходит со своим шефом Манфре­
дом Ланштайном в Министерство финансов.
Когда Герду Швенке и Хельге грозит опасность
быть раскрытыми, оба приезжают в ГДР. Отно­
шения между ними на этом не прекращаются
Они женятся официально, ибо в свидетельство
о браке западногерманского ЗАГСа вписана не
настоящая фамилия ведущего офицера, кото­
рый в ГДР подписывается как Герд Швенке. Со­
вместная жизнь, теперь без нервного напряже­
ния нелегальной работы, длится недолго. Герд
вскоре умирает от рака печени. Сердечные от­
ношения, которые связывают мою жену и меня
с Хельгой,. сохраняются и сейчас.
В т о р о е дело, к о т о р о е м ой отдел берет на
себя, до си х п о р находилось в руках Герхарда
Франке, заместителя начальника сектора науки
и техники. О н завербовал в ФРГ в агенты инже­
нера Герберта Ш ретера. Мужчина средних лет
умеет обходиться с ж енщ инам и и, как говорит­
ся, не допускает возгорания. Это не Ромео, слу­
ш аю щий с лю би м ой п ение соловья по ночам,
а, скорее, наглы й сердцеед. О н обращается в
П ари ж в Альянс Франсез. Там изучают и совер­
шенствуют знан и я ф р ан ц у зск о го языка м но­
гие немецкие служащие.
Герберту Ш ретеру не приходится долго ис­
кать. Герда О стенридер, которая посещает тот
желсурс, что и он, - привлекательная и жизне­
радостная ж енщ ина. М ежду ним и вспыхивает
искра. М уж чина с жизненны м опытом и 19-лет­
няя молодая ж ен щ и н а находят и единый п о ­
литический язы к
О н приглаш ает ее в Берлин, там он и встреч
чаются с Г ерхардом Ф ранке. Герда знает, что
напротив нее сидит человек из Главного управ­
лен и я разведки. Когда о н а соглаш ается на с о ­
трудничество, то это п р ои сход и т без принуж­
дения и обмана. О н а уверена, что с политичес­
к и х п ози ц и й о н а поступает правильно, и с о -
б-Гроссманн
глашается попытаться найти работ»
стерстве иностранных дел ФРГ. в л и ! А \
да Франка она находит понимающего /6^
ника. Позже она назовет его "старшим °бесЧ
в документальном фильме Элизабет
"Дело "Ромео". Когда мой отдел приник
дело, Герхард Франке выходит из совмест*
работы. Это ввергает Герду в минорное coclj
яние. Я беру ее под личную ответственность и
встречаюсь с ней и Гербертом в Югославии.
Финляндии и Польше. К этому времени они
уже поженились. При том, что у меня с нимскла­
дываются наилучшие отношения, между неюи
мной всегда остается неуловимая дистанция.
Личный контакт, необходимый для очень хо­
роших отношений, устанавливают мои сослу­
живцы Клаус Венглер и Бернхард Шорм.
В 1966 году Герда Остенридер работает вот­
деле "Телко" МИДа ФРГ. Туда поступают все
шифрованные сообщения и отчеты из по­
сольств. Их сохраняют на магнитной ленте.
После того, как магнитофонные ленты обра­
ботаны, ими больше никто не занимается. Гер­
да складывает их в сумки и уносит домой. Глав­
ный отдел III (электронная разведка МГБ) взла­
мывает код и передает нам расшифрованный
текст. Ворох информации дает нам объемное
представление о внешнеполитической дея­
тельности ФРГ.
В начале 70-х годов Герду Остенридер на­
правляют в представительство Западной Гер-
мании в Варшаве. Герберт Щретер остается в
Бонне. Как и у других пар в таких ситуациях
разлука не остается без последствий. Они рас-
83
ходятся. Не удерживают даже узы секретной
работы. Герда знакомится с журналистом. На­
чинается новая любовь. И все происходит, как
в шпионском бестселлере. Ее друг - агент служ­
бы федеральной разведки. Герда сначала рас­
крывается ему, потом ведомству. Мы теряем
важный источник
Герда ведет себя не как соблазненная, обма­
нутая или разочарованная Джульетта, она реа­
гирует на изменившуюся ситуацию, как всеща,
последовательно, самоуверенно и без боль­
ших колебаний. Как жена Герберта Шретера
она ведет себя по-человечески, как наша со­
трудница - профессионально. Прежде чем она
выдаст себя как источник Главного управления,
она предупредит своего мужа. Герберт своев­
ременно скроется в ГДР.
Ущерб, нанесенный нам, находится в допус­
тимых пределах. Конечно, потеря такого ис­
точника, успешно работавшего в течение мно­
гих лет, очень болезненна. В итоге мы прихо­
дим к простой правде, что в жизни часто быва­
ют переломы, которые нельзя предвидеть, на
которые нельзя повлиять, которые нельзя зап­
ланировать. Как часто пары расходятся из-за
того, что один или оба находят свою большую
любовь в другом. Герда Остенридер ни в одной
из фаз не является жертвой. Она всегда сама
принимает решения. Когда ее вербовал Гер­
берт, когда она поставляла нам информацию
и когда она, в завершение, разошлась с ним и с
нами. Мы признаем ее личное решение, никто
из нас никогда больше не обращается к ней с
новыми требованиями.
84

С 1960 года Главное управле^


ководит источником "Комтесса" гР*38^
секретарем в Министерстве ино<С!а
Наш агент "Линднер", з а б р о ш е н н ы й ^ ^
целенаправленно знакомится с ней
Они образуют пару. Он быстро п о щ „ S
молодая женщина никогда не стала бы о ’ 410
на социалистическую страну, и вербуе^01^
жаргоне секретных служб, "под чужим фл^ н}
Так как в ее жилах течет английская кровь, он
ступает как агент британской внешней разведи
“МИ-6 ”. Заинтересованность Англии в мирном
развитии Германии и в отношениях между Вос­
точной и Западной Европой ей понятен. Поли­
тического единомыслия, какое мы ищем и нахо­
дим у многих наших партнеров,, здесь, конечно;
нет.
Если говорить о делах, которыми мы зани­
маемся, в связи с так называемой "методикой
“Ромео", историю с "Комтессой" можно отнес­
ти к ним. То, что Главк является открывателем
получения информации подобным способом,
как позже будут утверждать, пожалуй, вызовет
смех у служб других стран. Конечно, Хельга
Бергер преднамеренно введена в заблуждение
по поводу адресата ее информации, но ей ник­
то не угрожает, не шантажирует ее. Во всяком
случае, агент Линднер работает с ней с I960 по
1976 год. Только в первые годы они спят вмес­
те. В течение 16 лет она с готовностью и уве­
ренностью, что работает на “МИ-6”, передает
МВДФРГаЦИЮ> ДОСТупную ей как секретарю
Когда ее в 1967 году отправляют в торгпред-
85

ство ФРГ в Польше, уже идет подготовка Вар­


шавского Договора. Благодаря информации,
которую мы получаем через Хельгу Бергер, мы
в состоянии оказывать влияние на заключение
Договора. Мы ставим в известность не только
партийно-правительственное руководство
ГДР, но и польскую разведку. Она знает о нашей
деятельности в Варшаве. Чтобы работать без
помех, мы должны посвящать ее в наши дела.
Ибо мы, прежде всего, нуждаемся в помощи в
операциях по связи.
Несмотря на то что мы в полном объеме ин­
формируем польскую сторону, у нее все же зак­
радывается недоверие. То что мы не передаем
им никаких документов в оригинале, а только
обработанную информацию, соответствует
правилам конспирации, у них же вызывает не­
доверие. Однажды наши польские партнеры
потребовали оригиналы. Это унизительное
требование мы, конечно, отклонили. Беседы,
которые "Линднер", "Комтесса" и мы, - я сам
присутствую - ведем на конспиративной квар­
тире, предоставленной поляками, вроде бы
снова примиряют с нами польских друзей. Хоть
мы и уверены в том, что нас прослушивают, мы
говорим о фактах. У нас нет никакого интере­
са дезинформировать польскую сторону. Че­
рез "Комтессу" мы узнаем, как ведут себя поля­
ки на переговорах. Мы видим позиции, кото­
рые могли бы навредить ГДР или социалисти­
ческому лагерю.
Вальтер Ульбрихт и Эрих Хоннекер воспри­
нимают это явно по-другому. Они опасаются,
что Польша, невзирая на интересы ГДР и дру-
86

гих социалистических стран сбл


Я не знаю, каким образом
повлиять на Владислава Гомулку п!
ретаря ЦК ПОРП. Во всяком случае
ЧИЛИ отпор. ’ НйПол
Из-за всей этой возни мы ощущаемб
койство за наш источник Польские учао^
переговоров, детально проинформир^
ные, дают понять, что они знают позициюФр
Госсекретарь Дуквиц, мы об этом тоже узнаел
предполагает, что у польской стороны имеют
ся закрытые данные для внутреннего пользо
вания. Это бездумное обращение с нашейин
формацией и приведет, вероятно, к тому, что
позже будет разоблачена и осуждена "Комтес
са" - Хельга Бергер.
Это странно, так как наш источник в бонне
ком представительстве н е только собирает важ­
ные сведения о политике, но и дает указания,
способствующие также безопасности польской
разведки. Так, соответствующие подразделения
п о льск ой к о н т р р азв е д к и оснастили здание
представительства ФРГ многочисленными под­
слушивающими устройствами. Когда " Комтес-
са" сообщает, что эксперты федеральной раз­
ведывательной службы ФРГ (ВИД) собираются
искать "жучки" в посольстве, мы даем знать об
этом нашим польским коллегам. Электронщи­
ки БНД обескуражены тем, что не находят ни
одного микрофона. Они бы удивились, если бы
через неделю повторили проверку
Вскоре после этого уникально™ „
мечается более сложная ситуаций "w f ^
сигнализирует: в п р е д с т а в и т ^ ™ ФРГ псре-
87

дали анонимное письмо. Автор, несомненно,


знает внутренние дела представительства и
предлагает свои услуги. Это мог быть лишь со­
трудник польских органов безопасности. Мы
беседуем с нашими польскими партнерами и
договариваемся отслеживать "дело" совместно.
Через короткое время мы передаем подсказки,
по которым можно идентифицировать преда­
теля. Однако вскоре замечаем, что польская
контрразведка затягивает дело и якобы не при­
ходит ни к каким конкретным результатам.
Маркус Вольф обращается к шефу польской
разведки. Мне вместе с двумя другими сотруд­
никами позволено заняться непосредственно
этим ''делом". Один из них родился в Польше,
прожил там какое-то время, на языке говорит
без акцента и может передвигаться по стране,
абсолютно не привлекая внимания. Мы все
больше приближались к предателю, но долж­
ны были внезапно остановить работу. Шеф
польской разведки сообщил мне с неприкры­
той угрозой, что он больше не может прикры­
вать моих сотрудников от ареста. Что это? От­
сутствие интереса у контрразведки? Или они
сами схватили предателя? Или мы мешаем про­
ведению активных действий польских контр­
разведчиков? Мы этого не знаем, и это вызыва­
ет наше недовольство. В любом случае, в опас­
ности находится один из наших весьма успеш­
ных источников. Будучи в Москве, я рассказал
об этом деле. Мои собеседники проявили боль­
шой интерес, но не стали вмешиваться и по­
могать. ;
Когда Хельга Бергер в 1976 году снова начала
88

работать в МЦЦе в Бонне, ее арестов,


обрушился для нее,г т гкогда
\ г >ттп
п бпЛ7ТТТ1Т7ТГЯГ я т т е т
она узналаВШлл
--------------- ИИ

она поставляла информацию. Средств Ког°


совой ин ф орм ации Ф РГ распространи '
этой связи, как и в других так называемых s
лах Ромео”, тезис о сексуальной зависимости
Сведение совместных действий двух человек
в течение м ногих л е т только к этому - абсо­
лютная чепуха. Никто реально не может и по­
думать, что и н т е л л и г е н т н о й и владеющей
профессией женщине годами будет достаточ­
но лишь постели, чтобы работать на разведку.
Женщинам доставляет м ного неприятностей
не тот факт, что партнеры после ареста или
по завершении совместной работы переста­
ют быть их сексуальными партнерами, они
страдают, прежде всего, оттого, что от них
скрыли настоящую причину совместного на­
стоящего и будущего.
Признаюсь, что страдания таких женщин, как
Хельга Бергер, я тяжело переживаю, когда они,
неважно по каким причинам, попадают под
жернова юстиции и получают большие сроки.
Мы пытались помочь ей, не отвернулись от нее.
Но из-за понятных обиды и разочарования она,
как и другие, кто был завербован и работал "под
чужим флагом", отказалась от наших предло­
жений о помощи. Мы должны относиться к
этому с пониманием.
Главное управление разведки, в отличие от
большинства разведслужб на Востоке и Запа­
де, относится к подобным источникам не как к
картотеке, которая после раскрытия и ареста
откладывается в сторону. Мы за б о т и м ^ ^
89
этих сотрудниках. То, что Хельга Бергер в ее
самые страшные годы в тюрьме отказывается
от помощи, удручает меня. Тем более, что про­
фессия разведчика предполагает дальнейшее
отслеж ивание текущ их собы тий даже после
таких поражений.
Не без проблем такие случаи и для агентов-
мужчин, которы х мы, в основном под псевдо­
нимом, посылаем как вербовщиков. В работе
такого агента вербовка и м е н н о женщ ины не
является о с н о в н о й целью . Н а п ерв о м план е
находится объект-цель: министерство, партия,
уч реж дение, в к о т о р ы е мы х о т и м внедрить
наш и и сточники. Уст ан ав ли в ает ся контакт с
лицом, уже работаю щ им н а объекте, и его вер­
буют, и л и соответствую щ ий перспективны й
агент сам устраивается туда н а работу. Если
связь устанавливается с ж е н щ и н о й и ее удает­
ся завербовать для совм естной работы , то это
п р о и с х о д и т о т н о с и т е л ь н о п р о с т о , е сл и в ер ­
бовщ ик х о л о с т и вербовка идет для работы на
ГДР. Так возник ает н е м а л о браков, с о х р ан и в ­
ш ихся впоследствии. С л о ж н е е и в м о раль н ом
плане н ебезуп р ечн о, е сл и в ербов щ ик женат, а
кандидатка ож ид ает и н т и м н ы х о т н о ш е н и й й
перспективы дальнейш его замужества. Так, как
у "Линднера" и "Комтессы". Если интимны е от­
н о ш е н и я п р еры ваю тся, т о п р о д о л ж е н и е с о ­
вместной работы - бо ль ш о е исклю чение. И н о г ­
да мы отметаем м о р а л ь н о -э т и ч е с к и е с о о б р а ­
ж ения ради успеха. Главным об р азом , это каса­
ется оп ер ац и й "под чужим ф лагом ". Н е каждый
вербовщ ик может и л и х о ч е т этого. И мы н и к о ­
го н е заставляем.
90

ПОД ЧУЖИМ ФЛАГОМ

20 августа 1968 года войска Варшавской» п


говора вступают в ЧССР. Частей ННА среди н
как известно, нет, но работают наши сотрут!?
ки и агенты. "Пражская весна" проходит дщ на
разведчиков, которые в основном интересуют!
ся Западом, как нечто побочное. Так, наши со­
трудники, находящиеся в ЧССР, не могут запо­
лучить ни для чехословацкой стороны, ни для
нас особо важную информацию, влияющую на
события на месте. Поэтому мы используем шанс
с расширением нашей сети источников в МИДе
ФРГ. Руководитель группы, сотрудник Главно­
го управления Гюнтер Амелунг, поддерживает
контакт с сотрудниками торгпредства ФРГ
Кроме того, он встречается с инспектором кан­
целярии Гербертом Кемпером. Из бесед с ним
становится ясно, что он, как когда-то Хельга Бер­
гер, не готов работать на секретную службу ГДР.-
Поэтому Гюнтер Амелунг "плавает" "под чужим
флагом". На сей раз он называется ИТТ. Для это­
го международного концерна с именем дирек­
тор канцелярии соглашается поставлять ин­
формацию. Наши агенты спешно прорабатыва­
ют структуру концерна и экономические инте­
ресы ИТТ. Вплоть до 1989 года они производят
на Герберта Кемпера своим поведением и ком­
петентностью впечатление, что они работают
на этот трансконтинентальный концерн
Так мы получаем ценную информацию из
четрех посольств ФРГ в Европе и Африке за
тем из постоянного представительств ФРГ в
91
С моральной стороны такая технология все­
гда уязвима независимо от того, идет ли речь о
мужчине или женщине. Сотрудники секретной
службы вынуждены жить с подобными сомне­
ниями. Не бывает бесплатной информации,
необходимой в интересах собственной стра­
ны. Несмотря на это, тот, кто моральный аспект
ставит на задний план, должен ясно понимать,
что это не может продолжаться беспредель­
но. Для нас информаторы, если они даже завер­
бованы "под чужим флагом", всегда люди, за
защиту и безопасность которых мы несем от­
ветственность. Давление и шантаж также не
подходят для того, чтобы вести серьезную ра­
боту, не говоря уже о том, что такие рабочие
отношения не могут удерживаться годами. Я не
знаю в Главке н и одного дела, которое осно­
вывалось бы только на компромате. С убийца­
ми, торговцами наркотиками и оружием мы не
сотрудничаем.
В случаях, когда наши сотрудники встреча­
ются со своими источниками "под чужим фла­
гом", они пытаются через определенное время
раскрыть свою настоящую принадлежность.
Если мы предполагаем, что агент после этого
прервет сот р уд н и чест во из п ол и т и ч ес к и х
убеждений, то оставляем все, как есть.

ПОСТОЯННОЕ
ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В БОННЕ

Еще во время п ерегов ор ов о Варш авском


договоре начинаются беседы между госсекре­
тарем при ведомстве федерального канцлера
Эгоном Баром и госсекретарем при с
Министров ГДР Михаэлем Колем. Руковп^
тель посредников на переговорах Михаэ*
Коль в этот момент стоит в списке тех, кто п*
лучает нашу исходящую информацию. Есте.
ственно, ту, которая касается отношений ГДр и
ФРГ. С ним, как и со многими деятелями госап­
парата ГДР, у меня хорошие личные отноше­
ния. Это не отношения с агентом, партийные и
государственные деятели для нас табу. Несмот­
ря на это, мы ведем со многими открытые дру­
жеские беседы. Михаэль Коль интересуется
нашими прогнозами, рассчитывает на прием­
лемые советы и сам не скрывает своего мнения.
Со временем, а он станет руководителем
постоянного Представительства в Бонне, а за­
тем заместителем министра иностранных дел,
нас свяжет дружба. В высших политических
эшелонах это не остается незамеченным. От
министра Мильке однажды я получаю выговор
по телефону: "Линию нашей внешней полити­
ки определяют не Михаэль Коль и не Вернер
Гроссманн, а другие!" Причиной этому было то,
что Михаэль Коль сказал своему министру Ос­
кару Фишеру, что он уже кое-что обсудил со
мной. Фишер рассказал это Мильке, а тот схва­
тился за телефонную трубку.
Когда постоянное Представительство ГДР в
Бонне начинает свою работу, нам разрешают
включить в его штат наших сотрудников. Таким
образом, мы можем вести оперативные дей­
ствия на легальном положении. Нашим пер­
вым резидентом становится Герхард Бенке.
Историк по образованию, родом из Галле он
работает в отделе I. На ускоренных курсах он
готовится к своей политической деятельнос­
ти. Ибо официально он будет I-м секретарем
постоянного Представительства и научным
сотрудником его руководителя. Он исполня­
ет эти функции наряду с конспиративной ра­
ботой. Михаэль Коль знает о двойной роли
своего сотрудника.
По поводу нашей работы в официальных
представительствах, а также в торгпредстве в
Дюссельдорфе имеются четкие предписания.
Чтобы не нанести ущерба политике, нельзя
вербовать жителей ФРГ, нельзя вести агентов и
разведчиков. Наши сотрудники в представи­
тельстве действуют лишь в оборонительном
плане, а не наступательном, прямо противопо­
ложно методике советских разведчиков.
К этому различию мы не стремились, так
сложилось само собой. Из-за "доктрины Хал-
лыытейна" и связанного с ней многолетнего
непризнания ГДР в этих странах не было ее
посольств. С самого начала мы вынуждены
были работать нелегально. Мы воспринимаем
это как преимущество по отношению к развед­
чикам других социалистических стран. Как ча­
сто советских разведчиков, работающих в по­
сольствах, объявляли "персоной нон грата" из-
за шпионажа? Из наших это произошло лишь с
одним из сотрудников в Испании.
Западные разведслужбы тоже используют
официальные дипломатические представи­
тельства для наступательного шпионажа в со­
циалистических странах. Наши сотрудники
зачастую довольно быстро распознают со­
94

трудников ЦРУ и перевербовывают многих


агентов. его
Несмотря на ограничения из-за работы
постоянных представительствах, наши
^труд-
ники используют все легальные возможности
Они собирают обширную информацию, ока­
зывают политическое влияние, знакомятся Со
многими людьми и проверяют, кого из них
можно завербовать. Не в последнюю очередь
они должны отражать атаки секретных служб,
такие, как прослушивание, потому что они не­
сут также ответственность за внутреннюю бе­
зопасность представительства.
По прошествии некоторого времени мы со­
здаем систему прослушивания. Мы ловим стан­
цию радиослежения противника, проводим
анализ и целенаправленно записываем теле­
фонные разговоры. Все это делается точечно,
ни в коем случае не массированно. Мы не в со­
стоянии заняться последним ни физически, ни
технически. Будучи прагматиками, мы концен­
трируемся на основных моментах.
Непосредственное внедрение в постоянное
представительство дает еще одно преимуще­
ство. Мы устраиваем наших людей в консульс­
кий отдел. Так мы можем напрямую и совер­
шенно официально опекать посаженных в
тюрьму разведчиков. Неофициально мы это
делали всегда. Принцип Главного управления
разведки —никого не оставлять на произвол
судьбы. Если кого-то раскрывают или аресто­
вывают, мы организуем адвокатов, обращаем­
ся в полномочные ведомства ФРГ и находим
возможности, чтобы навестить заключенных.
95

Именно в этой ситуации мы не оставляем по­


терпевшего одного.
Когда Гюнтер Гийом и его жена Кристель
Гийом были схвачены в 1974 году, руководство
ГРУ пыталось как можно быстрее вызволить
обоих в рамках международного обмена шпи­
онами. Мне поручается первоначальное зон­
дирование. До тех пор я почти не имел ника­
кого отношения к этой операции и лишь очень
поздно узнал о существовании Гийомов.
В 1969 году, когда Брандт стал канцлером
ФРГ, меня вызвал к себе в кабинет Маркус
Вольф. Очевидно, он хотел сообщить мне не­
что очень важное. Перед этим он предупредил
меня о соблюдении высочайшей тайны. Я уз­
наю, что разведка совершенно неожиданно
получила источник в высших кругах в ведом­
стве канцлера ФРГ. Просто Вилли Брандт заб­
рал с собой из партийного центра СДПГ в но­
вое ведомство своего личного референта Гий­
ома, нашего разведчика. Теперь он, ведомый
Куртом Гайлатом, начальником сектора СДПГ
отдела II, находился на опасной должности, к
которой мы и не стремились. Снова невычис­
лимая вещь в работе разведслужбы. Нужна
строжайшая конспирация. Чем меньше знают
об этом деле, тем прочнее наш человек в гор­
ниле власти. Как начальника отдела I, для кото­
рого ведомство канцлера ФРГ^- главный
объект, Вольф должен поставить меня в извес­
тность о том, что есть такой источник Мы не
имеем права подвергать опасности Гюнтера
Гийома какими-либо нашими действиями.
Больше я не имею никакого отношения к
96

исполнению задания. Лишь во время и


ареста супружеской пары разведчиков я П001е
о дальнейшем развитии событий и их ^На1°
плеке. Я должен о них знать, так как мне hSL°'
прозондировать отношение федеральн
канцлера Хельмута Шмидта к запланирован^0
му обмену. В поисках подходящей влиятельной
личности, которая могла бы затронуть темуу
Шмидта, мы выходим на Бертольда Байтца
председателя наблюдательного совета кон­
церна "Фрид. Крупп ГмбХ". Это тот, кто намну­
жен.
Заместитель министра внешней торговли
ГДР Хайнц Берендт, которого я очень хорошо
знаю и у которого хорошие отношения с Бер-
тольдом Байтцем, оказывает посредничество в
организации встречи. И вот мы обедаем втроем
во Дворце принцесс на Унтер ден Линден вБер­
лине. Байтц выслушивает мою просьбу и обе­
щает при удобном случае спросить канцлера
ФРГ о том, поддержит ли он обмен. ОтветШмид­
та он сообщит мне, когда через несколько не­
дель во время плавания по Балтийскому морю
на паруснике он причалит в Штральзунде.
Спустя четыре недели я приветствую Бер­
тольда Байтца в порту маленького ганзейско­
го городка на Штрелазунде. Мы едем на моей
"Ладе" в глубь страны, останавливаемся в дере­
венском кафе, расположенном в безлюдном
месте, и беседуем за сосисками и картофельным
салатом. Ответ Шмидта краток и ясен. Он про­
тив обмена. Гийом должен отсидеть свой срок
Бертольд Байтц отправляется под парусами
97

Я уже забы л данны й случай, как вдруг Байтц


напоминает о себе. О н высказывает очень ли ч ­
ную просьбу. Ему х о ч е т с я посетить место, где
он родился, увидеть о т ч и й дом и полож ить бу­
кет цветов н а м о ги л у с в о и х род ителей. Я д о л­
жен его сопровож дать. Итак, мы отправляемся
в путь. М ы едем в Ц ем м и н , маленькую деревню
в округе Н о й б р а н д е н б у р г . В саду р о д н о го дома
Байтц н а х од и т стар ы й р у ч н о й в одя ной насос.
Заржавевшую вещ ь о н х о т е л бы иметь как вос­
п о м и н ан и е о детстве. Н а с о с п е р е б и р а е т с я из
м аленького сада в н е б о л ь ш о й м екленбургской
деревне Ц е м м и н в б о л ь ш о й п а р к в и ллы "Х ю -
гель” в Эссене.

ВЕДОМСТВО КАНЦЛЕРА ФРГ

Т а к о й и с т о ч н и к , к ак Г ю н т е р Гийом , едва ли
заменим. Н е с м о т р я н а это, мы работ аем над тем,
чтобы с н о в а п о л у ч а т ь и н ф о р м а ц и ю из Цент­
ра в „1973 Г°Д У Д а г м а р К а л и г -Ш е ф ф л е р
( И н г е 1), 1947 г о д а р ож д ен и я , проживающая в
Гамбурге, б е р е т н а с еб я обязательство работать
н а Г ла в н о е у п р а в л е н и е разведки и переехать в
Б о н н , ч т о б ы попы таться там устроиться секре­
т ар ем в М и н и ст е р ст в е и ностранны х дел. В 1975
год у о н а б е з согла со в а н и я с нами по объявле­
н и ю о б р а щ а е т с я в в ед ом ство ф ед ерального
к а н ц л е р а , и ее сразу ж е берут на работу. С 1 сен­
т я б р я 1975 года о н а работает секретарем в от­
д е л е II (И н о с т р а н н ы х и внутригерманских дел
и в н е ш н е й б е з о п а с н о с т и ) и передает массу
и н т е р е с н о й и н ф о р м а ц и и . Ее " о д и ч а ю т к
] с у п р у ж е с к о й п а р е резидентов в ФРГ. Ведом
98

ство по охране конституции аре


обоих, а также Дагмар в ходе операци°*Ь1*^
трация". Сначала ее приговаривают к я
после ревизии прокуратуры и новоГо°Дам'*
производства к 4 годам и трем месяцам т^Уд°'
ного заключения. ^°Рем,
Нам нужны долговременные наработки
мы должны планировать на перспективу (\,и
дует учитывать то, что социал-либеральн*.
коалиция не продержится вечно. Мы делаем
установку на смену правительства и подготав­
ливаем кандидатов, у которых есть шансы в
правом политическом окружении на то, что­
бы подняться по служебной лестнице.
Одним из них является доктор Райнхард Отт
("Рихард"). Он выходец из хорошо обеспечен­
ной семьи, но придерживается левых взглядов,
глубоко левых. Нам не требуется уговаривать
его. Впрочем, он реагирует полной простра­
цией на сделанное ему в Берлине Харальдом
Фишером и мной предложение вступить в ХДС.
Там он должен занять место, интересное для
разведки. После того, как он отошел от тяже­
лого удара по его левому сознанию, он согла­
сился. Его профессиональная карьера в каче­
стве юриста, его происхождение образуют от­
личную почву для обещающего успех продви­
жения по правую сторону общества. Мне ка­
жется, что игра вдруг начинает ему нравиться.
Госслужащим он, кстати, не станет, но пози­
ции, которые он займет в кругах партийного
руководства ХДС, представляют для нас инте­
рес. Он станет референтом фракции ХДС в лан­
дтаге Дюссельдорфа и сотрудником Курта Би-
99

денкопфа и Бернхарда Вормса. К сожалению,


за свою службу он расплатится несколькими
годами заключения. Он больше и не член ХДС.
Тот, кто хочет заполучить молодые источни­
ки, конечно, нуждается, соответственно, в мо­
лодых, динамичных и инициативных агентах в
качестве вербовщиков в зоне действий. Их ста­
новится у нас все больше. Выросшие в ГДР, хо­
рошо образованные и легко идущие на контакт,
они быстро вступают в разговор со сверстни­
ками. Некоторые из них, такие, как 32-летний
Вольфганг Хартманн, руководящий сотрудник
госаппарата, профсоюзов и университета в Гал­
ле, сами в качестве руководящих агентов ведут
завербованные ими источники. Вольфганг пре­
красно ориентируется в политике, истории,
литературе, искусстве и культуре и является хо­
рошим психологом. Он вербует двух новых со­
трудников: Кнута Грендаля ("Тепфер'-'Хансон')
на политико-идеологической основе и Хорста
Мюллерса ("Вебер") "под чужим флагом".
Кнут Грендаль, 1941-го года рождения, по
получении юридического образования рабо­
тает в Министерстве по германо-германским
связям, Хорст Мюллере, год рождения 1937-й,
Щв Министерстве по экономическому сотруд­
ничеству. Между Вольфгангом и его партнера­
ми Кнутом и Хорстом развиваются тесные дру­
жеские отношения. Они сохраняются и после
того, как Хорст Мюллере узнает, что он годами
передавал информацию не для ИГ "Остарбайт",
фиктивного общества защиты экономических
интересов концернов, а для секретной службы
ГДР.
т
100

Ч етк о о ч е р ч е н н ы е ли ч н ы е полит,
ц ели Курта Грендаля почти с о в п а д а ^ Ч ,
нам и наш ей разведки. О н не хочет о
Ф РГ и д естаби ли зи р овать ее, а хочет
ж ать п о л и т и к у р а зр я д к и и сотрудниц44*1*-
между В остоком и Западом. Как руководЧ
сектора ф едерального правительства родла
ригерманским отношениям, он отдает все Л !
сп особности и знания тому, чтобы способе^
вать германской восточной политике, полити.
ке отказа о т конф ронтации и перехода к коо­
перации. Наши встречи все больше становятся
похожи на совещания. Мы не только получаем
от него информацию, н о и передаем ему акту­
альные материалы о политике ГДР вплоть до
докум ентов П о ли т б ю р о . В 1986 году Кнута
Грендаля переводят в постоянное Представи­
тельство ФРГ в Берлине. Мы завершаем опера­
тивную работу, хотя и с болью. Политические
соображения не оставляют нам места для дей­
ствий. Эрих Хонеккер хочет, наконец, совер­
шить государственный визит в Бонн. Вероят­
ное раскрытие разведчика ГДР в постоянном
Представительстве ФРГ м огло бы отодвинуть
эти планы или даже разрушить их. Такой риск
для нас слишком велик

ВЫЖАТЫЙ ВИНАНД

На время моего руководства отделом I при­


ходится дело Карла Винанда ("Ш трайт"). На
него обращает наше внимание занимающийся
торговыми сделками между Востоком и Зяпя
дом Хорст Боссе. Он уже давно ведет беседы с
101
Винандом и получает интересную информа­
цию.
После смерти Боссе мы не хотим отказывать­
ся от важного источника и пытаемся устано­
вить с Винандом личный контакт. Нашему со­
труднику Альфреду Фелькелю ("Крюгер"), офи­
церу по особым поручениям, это удается в 1970
году весьма быстро. По отношению к Винанду
экономист с высшим образованием выступает
как сотрудник Совета Министров ГДР. Эта ле­
генда продержалась до конца службы. Но мы
отказываемся от вербовки напрямую. Нам ну­
жен переговорно-информационный канал
между ГДР и ФРГ на высоком политическом
уровне. Этот канал с обратной связью функци­
онирует блестяще. Ибо у Винанда даже в пору,
когда он лично больше никаких официальных
функций не исполняет, наилучшие отношения
с главами партий и государства.
Вскоре мы узнаем, что Винанд информиру­
ет председателя фракции СДПГ Герберта Вене­
ра о своих разговорах и имеет на это его бла­
гословение. Для нас ясно, что мы здесь не толь­
ко сможем получать, но и сами должны предо­
ставлять информацию. Это получение с отда­
чей. Винанд получает от нас внутреннюю ин­
формацию о политике ГДР, равно как и мы уз­
наем от него важные вещи. Такой канал с об­
ратной связью - не улица с односторонним
движением, если он должен быть политически
активным. Он таковым и является в определен­
ный период времени и в связи с предстоящи­
ми политическими решениями.
Такая связь полна неожиданностей и не ко-
ординируется, как работа с агентами и
никогда и не удалось охватить всю’ %
ность Винанда. В случае "Цюрихской м ^
мы принимаем к сведению, что он связан и'
еще другими обратными каналами. "ЦЮ пиГф
кая модель" - это модель партийно-rocW
ственного руководства на то время, покан
обуздают выбившийся из колеи баланс ГДрХо^
чет совместно с ФРГ учредить банк в Швейца­
рии, через который она получит доступ ква­
люте на международном рынке капитала.
Эта затея рушится. Но это не вина Винанда.
Эрих Хонеккер сначала покровительствует
"Цюрихской модели" и находит поддержку у
федеральных канцлеров Шмидта и Коля. Поз­
же генеральный секретарь прогнется под дав­
лением Эриха Мильке и Александра Шальк-Го-
лодковски, которые с помощью миллиардно­
го кредита втянут в игру Штрауса. Очевидно,
Эрих Хонеккер найдет выторгованные условия
хорошими. В узком кругу он скажет: ' Мы полу­
чили кредит, как девственница ребенка .
О "Цюрихской модели" мы узнаем не только
из бесед Винанда и Фелькеля, но и, прежде все­
го, благодаря нашим контактам с профессором
Нитцем из Института политики и экономики
ГДР. Мы просим министра Мильке заняться
"Цюрихской моделью". Но он реагирует с не­
довольством. Он отдает распоряжение, чтобы
мы больше не волновались по этому поводу
Модель, якобы, несерьезная, и ее сторонники с
™ скасается,
чото а ^ Т ч а ^ ° ТеЛИгосподин
в частности, бЫ « “ Родить ГДР.
рез которого в деле присутствуют з ^
103
службы. Х о л ь г е р Б аль является директором
Ц ю рихского банка п о кредитам и внешней тор­
говле и поддерживает наилучш ие отношения
с председателем ХДС Гельмутом Колем.
Связка М и л ь к е -Ш а л ь к -Ш т р а у с пробивает
себе дорогу. С глубоким удивлением мы при­
нимаем к сведению, что М ильке вдруг видит в
Штраусе больш е не врага № 1, а потенциально­
го сою зника. Когда рук овод ство С оветского
С о ю за о т в ер га ет п о ж е л а н и е Ш т р а ус а быть
принятым в Москве, М ильке пытается переубе­
дить советскую сторону. В к онце концов, Ш тра­
ус летит в Москву. Н а гор и зо н т е вырисовыва­
ется м иллиардны й кредит, которы й выторго­
вывают А л е к с а н д р Ш а л ь к -Г о л о д к о в с к и и
Ф р а н ц -Й о зе ф Штраус.
В отн ош ениях между ГДР и Ф РГ множество
п о д о б н ы х к а н а л о в с о б р а т н о й связью на
партийном, государственном и общественном
уровне. Н е говоря уже о так их связях с М оск­
вой, которые Э гон Бар поддерживал десятиле­
тиями. Н и к т о из уч ас т н и к о в н е будет п осле
1990 года преследоваться законом, кроме Кар­
ла Винанда.

ЗАПАДНАЯ ГЕРМАНИЯ В ОДНИХ РУКАХ

Н а служ ебном совещ ании Главного управ­


ления разведки с руководящими работниками
и I-м секретарем парторганизации С Е П Г 15 н о ­
ября 1975 года Маркус В ольф зачитывает при­
каз министра Мильке. М еня назначают замес­
тителем начальника Главка. В о ль ф жмет мне
руку. Впереди у меня куча работы. У подразде­
I
104

ления, которое я принимаю, будет нова


тура. Наряду с отделом I и отделом II m
ческие партии и организации ФРГ) в Не'°ЛИти.
отдел IV (Министерство обороны Фрп
VI (Перемещение, документация) и отдДп
(Служба тыла). Поскольку в 1977 году близ»
ся уход на пенсию Ханса Фрука, на меня возла.
гают общую ответственность за контакты с
Александром Шальк-Голодковски. Мы исполь­
зуем для нашей оперативной работы несколь­
ко частных фирм по коммерческой координа­
ции.
В связи со структурными изменениями об­
работка политических центров принятия ре­
шений в Федеративной Германии и Западном
Берлине впервые в истории Главного управле­
ния находится в одних руках. Я также имею
полномочия курировать отдел XV окружного
управления Берлина. Отделы XV (разведка с
территории) и без того уже находятся в двой­
ном подчинении. Они непосредственно под^
чиняются соответствующему руководителю
окружного управления и в профессиональных
вопросах руководству Главного управления
разведки.
Для меня важно, что сохраняется мое непос­
редственное поле деятельности. Мой секре­
тарь Маргот Шульц и водитель Эккехард Цюль
сопровождают меня на шефский этаж Мы хо­
рошо сработавшаяся команда, понимаем друг
друга наилучшим образом, обоих любят за их
Г с т ь СЧеСКИе КаЧССГВа И ДеЛОвую к°мпетент-
Моим референтом я беру Вернера Грота
ИЗ
105

отдела I. Среди более молодых сотрудников он


нравится мне своей интеллигентностью и уве­
ренным поведением. Вернер, год рождения
1943-й, учился в школе кадетов в Наумбурге
вплоть до ее расформирования и по оконча­
нии средней школы в Берлине поступил в ин­
ститут. После окончания экономического ин­
ститута в Берлин-Карлсхорсте новоиспечен­
ный экономист приходит к нам на службу. Ум­
ный, коммуникабельный, открытый, честный,
быстро соображающий и действующий, но
всегда уравновешенный, он человек, который
подходит на эту должность. Он не подводит
моих ожиданий. После 10 лет совместной ра­
боты ему поручают сектор в отделе II. Я нео­
хотно отпускаю его, но меня волнует его даль­
нейшая карьера.
Кроме нескольких дел, которыми и дальше
занимается сам Маркус Вольф, таких, как поли­
тик Вильям Борм из СвДП и Герхард Флемиг и
Фридрих Кремер из СДПГ, я быстро знаком­
люсь со всеми оперативными делами.
Меня поддерживают по всем вопросам на­
чальники отделов Руди Геншов, мой преемник
в отделе I, Гюнтер Нефе, а позже Курт Гайлат из
отдела II, Герхард Шмутцер из отдела IV, Гюн­
тер Ирмшер, а затем Гельмут Райнхольд из от­
дела VI, Тило Кречмар из отдела RD (Служба
тыла) и Вольфганг Ланге из отдела XV.
За возросшую ответственность приходится
расплачиваться. У меня остается мало времени
на непосредственное участие в оперативной
работе. Первая проверка показала: во всех вве­
ренных мне по службе оперативных подраз-
делениях число и качество
тов не гарантируют развел! источников
тельства ФРГ по отношению к ГДР ™ Г %
точному блоку. Имеющиеся бреши мыл в°с-
прикрыть. В отделе II я их вижу, прежде'к1*
разведывательных действиях по отношен^0"
ХДС. У отдела VI отсутствует источник вpyj?"
водстве Министерства обороны ФРГ, а отд^
которому еще в мою бытность начальникомне
удалось проникнуть в ведомство федерально,
го канцлера, трудится над этой проблемой
дальше.

НЕУДАЧА С ЗАСЫЛКОЙ

Отдел VI, засылающий в район операции


супружеские пары или одиночных агентов под
чужим именем, внедривший многих разведчи­
ков и агентов, ломает себе голову после чув­
ствительного удара. Поначалу мы посылаем
наших людей напрямую через открытую гра
ницу в ФРГ, позже лишь в исключительных слу­
чаях. Каждый сбежавший житель ГДР попадает
в фильтрационный лагерь и автоматически
регистрируется и допрашивается федеральны­
ми и союзническими секретными службами.
Это с самого начала мешает будущим разведы­
вательным операциям.
Наши эксперты рекомендуют брать имена
немцев, которые живут на Западе. Это тпебуег
107

тально подготовлены по биографии, профес­


сии, языку, знать место проживания и страну.
До засылки чаще всего проходит несколько лет.
Если весь поиск проведен верно, технология
срабатывает довольно гладко. Получается, что
эмигрировавший житель ФРГ просто возвра­
щается назад на родину.
Когда будут разоблачены некоторые наши
агенты, которых внедрили по этой технологии,
находчивые специалисты из абвера проверят
и въезд из-за границы. Они запустят акцию "Ре­
гистрация" и, действительно, раскроют не­
скольких разведчиков. Противная сторона по­
тому имеет успех, что мыдопускаем одну ошиб­
ку, которой в разведке, по возможности, стара­
ются избежать. Мы забросили нашего развед­
чика точно-по шаблону. Только поэтому име­
ло успех розыскное подразделение ведомства
по охране конституции, работающее по мето­
ду "просеивания". Эта акция стартовала в нача­
ле и закончилась в конце 70-х годов возвраще­
нием в ГДР разведчиков, находящихся в опас­
ности. Ханс-Йоахим Тидге, бывший контрраз­
ведчик ведомства по охране конституции, опи­
сывает эту операцию подробно в своей книге
"Перебежчик".
Особо пострадал от этой акции отдел II и
снова его сектор ХДС/ХСС. Арестовали Урсулу
Хефс, секретаря руководства ХДС, и ее мужа.
Позже они приедут в ГДР. В целях безопаснос­
ти мы возвращаем в ГДР Кристель Броней, сек­
ретаря тогдашнего генерального секретаря
ХДС Курта Биденкопфа, и Инге Голиат, секре­
таря депутата бундестага от ХДС доктора Вер-
108

нера Маркса. Они приезжают с мужьями


рых когда-то забросили из ГДР. ’ Ко^
Все три супружеские пары позже в спелг^
массовой информации и в документах 331
бы Гаука упоминаются как “дело Ромео”
му неинтересно, что они и сегодня живут всч°'
стливом браке и остались по основным воп
росам верны своим политическим убеждени­
ям. Федеральное ведомство по охране консти­
туции, в общем, не может похвастаться боль­
шими успехами в борьбе с нами, но в акции"Ре­
гистрация" они попадают в яблочко.
Конечно, мы извлекаем уроки из поражений.
Засылка производится и дальше, хоть и в мень­
шем количестве. По возможности мы избегаем
любых аналогов. Следующее "просеивание" -
оперативную слежку за дорогами — мы своев­
ременно раскрываем. Все уходит в песок. Об
этом тоже пишет Ханс-Йоахим Тидге в своей
книге "Перебежчик".
Получив новую должность, я пользуюсь пре­
доставленной мне возможностью лично зна­
комиться с разведчиками. С Йоганной Ольбрих
я встречаюсь в ГДР. В 1964 году она согласилась
работать с нами. Несмотря на свои уже 38 лет и
надежное положение на работе, она прервала
свою карьеру в министерстве народного; обра­
зования и перебралась по нашему заданию в
Западную Германию. Мотивы такого решения
она увязывает с собственной жизнью.
Ей было 19, когда война пришла в Лаубан,
ныне Лубан. Из Верхней Силезии она бежит от
надвигающегося фронта. Вблизи Катовиц она
видит трупы в одежде заключенных. Люди,
109

умершие от бессилия или застреленные, пото­


му что они не могли больше бежать, валялись в
кучах нечистот и выброшенных предметов.
Дети с любопытством разглядывали скелеты,
брошенные в уличную канаву. Эти картины
никогда не отпускали ее. После выселения она
оседает в Саксонии, становится учительницей.
Доверенных ей детей она хочет уберечь от пе­
реживаний, выпавших на ее долю. В I960 году
ее приглашают на работу в Министерство на­
родного образования ГДР. Здесь она работает
главным референтом по немецкому языку и
литературе.
Член партии, сознательно решившая всту­
пить в ряды СЕПГ, она личные и карьерные ам­
биции отодвигает на второй план, когда ее
просят поработать на разведку в Западной Гер­
мании. Аргументы собеседников из Главного
управления рузведки ей понятны. Она тоже
хочет мирного будущего. Она тоже видит уг­
розу ему в эскалации "холодной войны" между
общественными системами и гонке вооруже­
ний военных блоков на Востоке и Западе.
Йоганна Ольбрих 3 года готовится к засыл­
ке. Она вживается в образ женщины, прибыв­
шей в ГДР из ФРГ. Учительница с высокой ква­
лификацией и главный референт перевопло­
щается в конторскую служащую. Нелегкое дело
для интеллигентной, образованной и уверен­
ной в себе Ханны.
В 1967 году мы переправляем нашу новую
разведчицу в ФРГ. Поначалу Ханна работает
регистратором в страховой компании по пра­
вовой защите. Руководство быстро замечает,
110

что новая сотрудница может больше, Ее


шают в должности, и она становится ма П°ВЬ1'
спсой, затем секретарем и заведующей бю***11*'
конце концов, мы советуем ей устроиться^
ретарем депутата от СвДП Вильяма Борма.
конечно, понятия не имеет о том, что он то**3’
работает на разведку. Для общества она, влю
бом случае, секретарь в бундестаге. У нее отлич­
ная легенда.
В 1973 году она переходит в федеральную
канцелярию СвДП и работает 2-м секретарем
генерального секретаря Карла-Германна Фла-
ха. Когда в 1974 году доктор Мартин Банге-
манн становится генсеком СвДП, он берет ее
шеф-секретарем. В 1975 году он уходит с по­
ста, но сохраняет мандат депутата. Она сопро­
вождает его в бундестаг в качестве секретаря.
Конечно, с ее образованием и профессио­
нализмом, с ее биографией, которую она име­
ет в новом образе, она слишком хороша для
ФРГ. Поначалу ей нужно было перестроиться,
потом же она доросла до уровня самых высо­
коквалифицированных секретарей в аппара­
те правительства. Интеллигентная, умная, уве­
ренная в себе, способная к адаптации, объек­
тивная, прилежная, обходительная и всегда
жаждущая знаний.
После первых прямых выборов в Европейс­
кий парламент осенью 1979 года Бангеманн
получает мандат и место председателя тамош­
ней фракции либералов. Йоханна становится
сотрудником фракции в Брюсселе и по зада­
нию шефа поддерживает связь с депутатами
бундестага отСвДП, которые занимаются евро­
Ill

пейской политикой. С той же точностью, с ко­


т ор ой о н а и с п о лн я ет сво и об язан н ост и по
работе, о н а выполняет разведзадания.
Когда в 1984 году СвДП проигрывает евро­
пейские вы боры и в связи с этим Бангеманн
теряет свой мандат, о н берет на себя обязанно­
сти преемника уш едш его в отставку министра
э к о н ом и к и О т т о Г р а ф а Л а м б сд о р ф а. Таким
образом, Й о х а н н а О л ь б р и х - ш еф-секретарь
Министерства эконом ики в Бонне.
Естественно, за/ врем я д о л г о й совм естной
работы между Й о х а н н о й О л ь б р и х и Мартином
Бангеманном и его семьей возникают дружес­
кие отношения. И х Х ан н а никогда не предаст.
О н а не п ринесет вреда и Бангем анну как ли ч ­
ности. Н ап р от и в , п с и х о г р ам м а, к оторую мы
составляем н а о с н ов е ее отчетов, способству­
ет уважительному от н ош ен и ю к нему, которым
о н пользуется у руководства ГДР, о с о б е н н о у
Э р и х а Х он екк ер а. И э т о р еш и т е ль н о больше,
н еж ели уваж ение м н о ги х ведущ их политиков
ФРГ.
В ц еля х б е зо п а с н о с т и мы за би р а ем в 1984
году н аш у м н о г о л е т н ю ю р азв е д ч и ц у назад в
ГДР (ее фальш ивы е документы бы ли украдены
в Риме п р и в озв р ащ ен и и с о встречи в ГДР). О
ее ситуации мы и н ф о р м и р у е м Хонеккера. О н
одобряет заботу о безоп асн ост и разведчицы и
рекомендует поселить ее в ГДР с соблю дением
конспирации. Для Правительства Ф РГ ее насто­
ящ ее имя и место п р еб ы в ан и я в ГДР долж ны
оставаться втайне.
Для Х анны это пытка. О казавш ись дома, она
и дальше долж на конспири роваться и прятать-
112
ся. По истечении нескольких недель
няем распоряжение. Она живет снова*
настоящим именем.

ПОБЕГ ШТИЛЛЕРА И ЕГО ПОСЛЕДсгв^

Главный отдел И (контрразведка Министе


ства госбезопасности) в 1978 году наблюд?
за Хельгой Михновски из тюрингского ОбеЪ
хофа. Официантка из гостиницы "Панорама''
подозревается в шпионаже в пользу БНД и кон­
такте с сотрудником Главного управления раз,
ведки - очевидно, что БНД делает ставку не на
Ромео, а на Джульетт. Не поставив нас в извест­
ность, главный отдел II сам занимается этим
делом. Незадолго до того, как решится вопрос
об аресте женщины, в панику впадет Вернер
Штиллер, физик по образованию и сотрудник
сектора науки и техники Главка.
Хельга Михновски —его любовница. Через
нее он вышел на контакт со службой разведки
ФРГ. Это было непросто, потому что, когда его
подруга сообщила контактерам из БНД о го­
товности Штиллера к побегу, они не совсем
поверили в это. Возымели действие их неуда­
чи в вербовке перебежчиков. Пуллах требует
доказательств того, что человек действитель­
но является сотрудником разведки. Передан­
ные сведения убедительны, оба должны быть
переправлены через Варшаву. Но первая по­
пытка предпринята так по-дилетантски, что
оба снова вынуждены вернуться домой. Штил­
лера охватывает страх, он берет инициативу в
свои руки. 18 января 1978 года он в конце ра-
ё
________________________________ 113
бочего дня вскрывает металлический шкаф,
стоящий в приемной начальника отдела. Там
лежит спецпропуск, который ему нужен, что­
бы; пройти через пограничный контроль на
вокзале "Фридрихштрассе".
БНД распространяет информацию о том,
что Штиллер, якобы, уже длительное время яв­
ляется его активным агентом. Это чистая вы­
думка и целенаправленная дезинформация.
Действия разведслужбы ФРГ после перехода
Штиллера осуществляются так медленно, что
мы успеваем предупредить выданных им раз­
ведчиков и переправить их в ГДР.
Предательство Ш ти ллер а — тяжелый удар по
Главному управлению . А рестованы универси­
тетский п р о ф е с с о р в З а п а д н о й Г ерм ан и и и
ф и зи к-атом щ ик во Ф р а н ц и и . 14 сотрудников
мы с м огли пред упредить. О н и прибы ваю т в
ГДР, среди н и х ф изик, д о к т о р Х а н с Коппе из
ф и р м ы "Э л ек т р о за в о д ы Г ам бурга"* и химик,
доктор Х ан с Петрас, д о в е р е н н о е л и ц о ф илиа­
л а заводов к расок "Хехст" в Голландии.
Б ессп о р н о, о п е р ац и я п р и н о с и т больш ой
в ред н а ш и м о п е р а т и в н ы м в о зм о ж н о с т я м ,
прежде всего в о б ласт и яд ерной физики. Даже
п р и том, ч т о Ш т и л л е р н е знает разведчиков
д руги х оп ер ат и в н ы х ли н и й , его п о б е г влияет
и на и х работу. Даже тот факт, что в н аш и х ря­
д а х н а х о д и лс я п р ед атель, в н ос и т см ятение в
душ и сотрудников и агентов.
Э то чувство обостряется и з-за реак ц и и ми­
н и с т р а М и л ь к е и р у к о в о д я щ и х с от р уд н и к о в
к он трразведк и. О с о б е н н о п о д о гр е в а ет н ед о­
верие к разведке 1-й зам м инистра Бруно Беа-
8-Цюссманн
114

тер. Он видит подтверждение своим л


жившимся предубеждениям о политик 0 ^
благонадежности сотрудников р а з в е ^ ^
профессионализме в вопросах к о н т р ^ **^
При этом все не так просто. В о т д ^ а ^ * ^
ком мало сейфов. Всюду, даже в приемнь^'
чальников, стоят совершенно обычные меи*
лические шкафы. Каждый, кто хочет, мо*
открыть их отверткой. У нас в распоряжений
нет ни соответствующей техники, ни необхо­
димых денег, чтобы обезопасить помещения и
инвентарь от проникновений, как это было со
Штиллером. Конечно, секретным материалам
и спецпропускам не место в металлическом
шкафу секретаря. Это грубое нарушение со
стороны ответственных за них, но это не явля­
ется доказательством неблагонадежности все­
го Главного управления разведки.
Выводы отражают отрыв от реальности.
Усиление политического влияния на сотруд­
ников, улучшение воспитательной работы и
служебный инструктаж, усиление взаимного
контроля личных контактов должны в буду-
щем навсегда исключить предательство. Это
бред Можно сократить риск путем таких мер,
но гарантировать ничего нельзя. Это мы, раз­
ведчики, знаем лучше. Люди - не роботы, они
страдают, у них есть мечты и страхи, они одо­
левают жизнь или она их, они обуздывают кри­
зисы или нет. Они меняют свои взгляды и са­
мих себя. Заглянуть в душу каждого тяжело.
Конечно, после такого поражения мы дела­
ем выводы, чтобы свести ущерб до минимума
и быть в состоянии отразить действия против-
115

ника, которые, несомненно, последуют. Но


министр Мильке и его 1-й заместитель Беатер
не являются людьми с дифференцированным
подходом, оба реагируют нервозно и одно­
временно истерически. Недолго думая, они
ранжируют все Главное управление как риск
безопасности. Так с нами и обходятся. Главный
отдел II, ответственный за контрразведку, уси­
ливают отделом, который отвечает за внутрен­
нюю безопасность министерства, а главный
отдел кадров и обучения обзаводится дисцип­
линарным подразделением. Это подходит. На­
чальник главного отдела кадров и обучения
Гюнтер Меллер до этого был руководящим
офицером контрразведки главного отдела II.
Там за внутреннюю безопасность теперь отве­
чает Эдгар Браун.
Позже своим поведением он подтверждает
мой тезис, что люди в конфликтных ситуациях
могут быстро менять свои взгляды и сами ме­
няться. Браун становится при ликвидации Ми­
нистерства госбезопасности, в частности, Уп­
равления по национальной безопасности, од­
ним из самых усердных доносчиков ведомства
по охране конституции, собеседником Эккар-
та Вертебаха, всегда готовым к выдаче сведе­
ний. Он вхож в кабинет президента ведомства
Герхарда Бедена. Во время одного из таких ви­
зитов в Кельн его внезапно увидел наш еще дей­
ствующий разведчик Клаус Курон. Стремление
Брауна без сучка и задоринки попасть в ведом­
ство по охране конституции явно напрасно, но
он и дальше пользуется внешней благосклон­
ностью.
: т ^ '__
116

Роковыми выглядят драконовские


контрразведки по отношению к разкДеЙ° Ч
которых мы возвратили. Ушедшие отеДЧиЧ
противником, они вдруг превратились***^
ративные дела контрразведки Министеп1
госбезопасности. Это особо затронуло те*
трудников, которых мы завербовали из чиг!'
жителей Западной Германии и которым бьи!о
достаточно трудно приспособиться к услови­
ям в ГДР. Райнер Фюлле, годами работавший на
нас в ядерном центре в Карлсруэ, возвратился
в Западную Германию. Он с покорностью сми­
рился даже с 4 годами лишения свободы.
Прямых последствий в работе своего под­
разделения я не замечаю, оно остается стабиль­
ным в плане политики и разведки, штатные со­
трудники и агенты не позволяют себе закомп-
лексоваться. Действуют тесные человеческие
отношения, доверие, возникшее между нами, и
взаимное уважение. Конечно, мы хотим знать,
по какому пути идет Штиллер, где он остано­
вился, каковы его планы, как БНД хочет исполь­
зовать полученные сведения. Мы должны от­
бить вытекающие из этого атаки, направить
запланированные ими действия в никуда. Име­
лось немало попыток Федеральной разведы­
вательной службы ФРГ использовать выдан­
ные Штиллером сведения для того, чтобы всту­
пить в контакт с сотрудниками Главного управ­
ления, завербовать их или склонить к преда-
тельству. Все они остаются безуспешными
У Кристиана Штройбеля - заместителя на­
чальника отдела XIII по сектору науки и техни­
ки, одного из начальников Штиллера офице
117

ра, ведущего фон Фюлле и его куратора в ГДР, -


раздается звонок по служебному телефону от
некоего господина Хольма. Мы знаем этого
господина. Это Хорст Фраймарк из земельно­
го ведомства Западного Берлина по охране
конституции. Он хочет встретиться со Штрой-
белем в третьей стране. Сначала мы даем наше­
му сотруднику "зеленый свет". Может быть,
Фраймарк хочет что-то предложить нам. Но мы
не можем вычислить это. Кристиан Штрой-
бель, пользующийся нашим полным доверием,
договаривается о времени встречи в Вене.
Наши сотрудники в тамошнем посольстве дол­
жны подготовить и обезопасить встречу. Но в
последнюю минуту мы решаем сорвать ее. Ник­
то не может исключить похищения. В услов­
ленное время наблюдатели от нас и от службы
охраны конституции находятся на месте. Каж­
дая сторона понимает, с кем имеет дело, но
ничего не происходит. Позже мы узнаем от
Тидге, что другая сторона тоже предполагала
похищение и Хорст Фраймарк даже побаивал­
ся, что его застрелят из проезжающего мимо
автомобиля. Мы с удовлетворением отмечаем:
Австрия заявила решительный протест ведом­
ству по охране конституции и запрещает по­
добные действия на своей территории.
БНД тоже активизируется. Она наводит на
ложные следы, которые уводят от Штиллера.
Некоторые предложенные адреса сразу же
можно забыть. Не такие уж большие дилетан­
ты БНД и ЦРУ, чтобы подвергать опасности
такое сокровище по небрежности или из-за
других профессиональных ошибок Н е с м о т -
118

ря на все усилия, нам до конца не vn ^


нать, где живет Штиллер. УДается^
После перемен предатель Карл-Кп
Гроссманы будет утверждать, что мин ^
Мильке распорядился создать команда
ров и назначил вознаграждение в миллион
рок, чтобы предателя мертвым или живым ^
ставить в ГДР. Это не только чушь, но и завсдо
мая ложь.

ПЕСТРЫЕ ИСТОЧНИКИ

После выборов в бундестаг в марте 1983 года


партия "зеленых”, представленная 27 депутата­
ми, переезжает в бундестаг. Необычные по сво­
им политическим взглядам, поведению и одеж­
де народные представители "зеленых| понача­
лу шокируют других парламентариев и натал­
киваются на непроходимую стену неприятия.
Во фракции "кроссовок" заседает и Дирк Шнай­
дер от Альтернативного списка Западного
Берлина.
С давних пор он поддерживает контакты с
отделом XV окружного управления Берлина.
Шнайдер до мозга костей политизированный
человек. Его мотив работать на ГДР, разумеет-
ся, прежде всего, политический. Он давно дей­
ствует во внепарламентской оппозиции и, ко­
нечно, в движении за мир. Борьба за мир объе­
диняет многих людей во время войны во Вьет­
наме и протестов против размещения ракет
"Першинг" в Западной Германии. Мы не только
собираем информацию об этой огромной об
щественной силе, но и пытаемся оказывать
119

влияние. Наш интерес возрастает, когда в кон­


це 70-х годов внепарламентские группировки
и деятели: "зеленые", "пестрые" и "альтернатив­
ные", пацифисты, социалисты и коммунисты, -
формируются в одну партию. В январе 1980
года конгресс "зеленых" в Карлсруэ решает со­
здать новую партию в Западной Германии.
Тремя годами позже ее представители уже
заседают в бундестаге. Депутат Шнайдер пос­
ледовательно выступает за восточную полити­
ку, начатую Брандтом и проводимую социал-
либеральной коалицией. Он требует ее про­
должения от коалиционного правительства
ХДС/ХСС и СвДП, возглавляемого канцлером
Колем. Эта позиция, а также его стремление к
взаимопониманию, сближению и мирному со­
существованию двух немецких государств,
объединяют нас.
Постоянная же проблема нашего сотрудни­
чества состоит в том, что мы хотим знать боль­
шею связях "зеленых" с оппозиционно настро­
енными жителями ГДР. Дирк Шнайдер решает
это очень просто. Он информирует нас дале­
ко не обо всех известных ему контактах с оп­
позицией в ГДР.
Мы должны отнестись к этому с понимани­
ем, а нас за это критикуют, что мы, несмотря на
имеющийся источник, не знаем обо всех дей­
ствиях. Мы не находим никакого понимания
того, что наша задача —не только получение
информации от наших источников, но и под­
держка в их политической работе. Нас все же
поддерживают Герберт Хебер, руководитель
западного отдела при ЦК СЕПГ, в будущем
член Политбюро СЕПГ, и Гюнтеп Р
преемник в западном отделе. еГг^ер; .
Головомойку от министра Мил
чивает нам выходка Петры Келли ° беспе.
ана и трех других депутатов бундестагаБасги'
леных". 12 мая 1983 года они вытягиваю ^
цепочку на Александерплац и разворачи? * в
транспаранты со словами "Мечи на о р а л ^
"Разоружение Востока и Запада". и
Министр Мильке спрашивает нас с упреком-
"Почему вы не смогли предотвратить это? Или
вы сами, может быть, принимали участие в ин­
сценировке?" Наш ответ, что мы не только ни­
чего не знали об этой акции, но и не участвова­
ли в ней, он воспринимает довольно скепти­
чески.
Когда позже делегация "зеленых" хочет на­
нести визит Эриху Хонеккеру, Дирк Шнайдер
своевременно сообщает нам об этом. По согла­
сованию с Гербертом Хебером, руководителем
западного отдела ЦК СЕПГ, мы оказываем вли­
яние на то, чтобы эта встреча вообще состоя­
лась, а также на то, как она должна проходить.
Нас постоянно держит начеку Герд Бастиан,
бывший генерал бундесвера и спутник жизни
Петры Келли. Выдающийся "зеленый" как быв­
ший военный является членом д в и ж е н и я "Ге­
нералы за мир". Это свободное объединение
бывших ведущих военных НАТО, ФРГ, США,
Великобритании, Голландии, Италии и Порту­
галии направляется нами. Если в объединении
нам часто удается влиять на его высказывания,
и Бастиан этого не замечает и даже, пожалуй,
не предполагает, то через "зеленых" нам это
121

удается лишь в малой мере. Мы постоянно


ожидаем спонтанных акций, которые большей
частью вдохновляет и организует Петра Кел-

Начало 1983 года. Посольство ГДР в Париже


до сих пор не в полном составе. Несколько со­
трудников еще наслаждаются отпусками в кон­
це года. Мало что происходит. Пригласитель­
ные карты на новогодний прием уже давно ра­
зосланы, подготовка завершена. И тут в посоль­
ство на улице Марбо, 24 приходят два посети­
теля. Молодая супружеская пара хочет полу­
чить совет. Она говорит по-немецки, он по-
английски. Дежурный сотрудник консульства
при Посольстве ГДР не совсем верит в то, что
слышит. Такие просьбы не часто раздаются
здесь, в центре Парижа. Дорис и Георг Памфри
хотят не просто как туристы отправиться в ГДР,
они-хотят стать гражданами страны. После
того, как становится ясно, что это у них всерьез,
записываются их персональные данные.
Несколькими неделями позже Дорис полу­
чает приглашение от ведомства паспортиза­
ции Берлина - столицы ГДР. У Георга, тогда
еще американского гражданина, нет соответ­
ствующих документов на поездку. По француз­
скому разрешению он не может и не имеет пра­
ва выезжать за границу. Дорис в одиночку зон­
дирует почву. В Берлине напротив нее сидят
двое служащих из ведомства паспортизации,
так думает она. На самом деле она говорит с
сотрудниками разведки из отдела XI (США).
Они быстро завязывают разговор с молодой
женщиной. Она рассказывает о себе и муже и
приводит мотивы, почему они хотели к,
в ГДР. ■ И :,а 0ы*»п
Дорис родилась в 1949 году в Германии »
росла в доме евангелического священник
после школы изучала политологию и соци*
логию в университете. Во время студенческих
волнений она больше времени проводила на
улице, нежели в учебных аудиториях. На одной
из демонстраций против войны во Вьетнаме в
1969 году она познакомилась с Георгом.
Георг родился в 1946 году в штате Вашинг­
тон. Его отец — сельскохозяйственный рабо­
чий, мать - учительница. Он посещает сред­
нюю школу, затем изучает драматургию и за­
нимается спортом. В 1968 году он приезжает
солдатом в Германию, здесь же и завершает во­
енную службу. Он публично выступает против
войны во Вьетнаме^ против расизма и пытает­
ся организовать солдат, которые настроены,
как он. В 1970 году его выгоняют из армии как
"нежелательный элемент" и высылают назад в
США. Дорис следует за ним. В том же году они
женятся. Они знакомятся с членами партии
"Черные пантеры", выступающими за права
черного населения, и работают вместе с ними.
Георга несколько раз арестовывают, выносят
обвинения, ему угрожает полиция.
Преследуемые по политическим и расистс­
ким мотивам, они уезжают во Францию. Фран­
цузская Республика признает Георга полити­
ческим эмигрантом, позднее он становится ее
гражданином. Дорис и ее муж и дальше зани­
маются борьбой против расизма в США, про­
тив войны во Вьетнаме и при этом -----
вают контакты с аф рик анск им и лат и н оам ери ­
канским движениями за освобож дение. В нача­
л е 80- х годов о н и выступают п р от и в ядерны х

вооружений. В н еш н еп о ли т и ч еск и е усилия ГДР


в борьбе за р азор уж е н и е и разрядку н апряж ен­
ности соответствую т и х уб еж д ен и ям . В э то й
социалистической ст р а н е о н и хот ят жить.
Когда мы анали зи р уем н а ш у бесед у н а Н о р -
м ан н ен ш т р ассе, д л я н а с б ы с т р о с т а н о в и т с я
ясно:> о б и х п о с ы л к е в С Ш А н е м о ж ет бы ть и
речи. О тдел II (п а р т и и и о р г а н и з а ц и и Ф Р Г ) б е ­
рет дело н а себя. Д о р и с и Г е о р г п р е к р а с н о п о д ­
ходят для разведработы в З ап а д н о й Герм ании.
О н и активны и общ и т ельн ы , м н о г и х знаю т, и
и х п ол и т и ч ес к и е взгляды п о ч т и с о в п ад аю т с
нашими. М ы убеж даем и х п е р е е х ат ь н е в ГДР, а
посели ться в З а п а д н о й Г е р м а н и и и р а б о т а т ь
там н а нас; ' 1L .Л'.,- J 'i \
О д и н и з и х с о б е с е д н и к о в в п е р в о й бе с ед е
для установления контакта, Р о л ь ф К есслер , ку­
рирует и х д о конца. О н в е л и к о л е п н о п од ход и т
им п о своим чер там хар а к т е р а. С н и м Д о р и с и
Георг п лан и рую т свою работу. О н и бы стро
договариваю тся. О р а з р а б о т к е леген д ы н е м о ­
жет быть и реч и, т ак как Д о р и с и Г е о р г д о в о л ь ­
н о и зв ест н ы в м е ж д у н а р о д н о м д в и ж е н и и за
м и р и ан ти р а с и зм . К р о м е т о г о , о н и и в д а л ь ­
н ей ш ем п р еслед у ю т с в о и п о л и т и ч е с к и е цели.
Ф и н а н с о в ы е и л и м а т е р и а л ь н ы е аспекты, судя
п о беседам, н е и гр аю т н и к а к о й р о л и .
П о н а ч а л у о н и п о м о г аю т н ам лу ч ш е оц енить
з а п а д н о е в р о п е й с к о е д в и ж е н и е за м ир. В к о н ­
ц е и м удается стать с о т р у д н и к а м и депутатов
ф р а к ц и и "з ел ен ы х " в бундестаге. О н и р а б о т а -
ют с подъемом. В партии "зеленых" он
прогрессивную силу и необходимый Б Х М
рующий фактор политики правительств^'
падной Германии. Поэтому и их, и наше стпГ'
ление к тому, чтобы дать руководству ГДР
кую картину о "зеленых", совпадают. Некшоры'
"верхи" ГДР на эту новую политическую силу
реагируют, как и благополучные партии Запад­
ной Германии. Седовласые политики ГДР при­
нимают эту пеструю команду все еще за хаотич­
ную, политически невычислимую толпу, кото­
рая подстрекает к оппозиции так называемых
борцов за гражданские права в ГДР. Дорис и Ге­
орг хотят помочь в нормализации отношения
ГДР к "зеленым", чтобы совместно реализовать
имеющиеся общие политические интересы.

НА ПРИЦЕЛЕ ВОЕННЫЕ ЗАВОДЫ

Ханс и Бригитте Шрепфер живут во франк­


ской Баварии. Из биографии Ханса и его се
мейной истории формируется мотив единых
с нами действий. Ханс, родившийся в 1922 году,
- сын сапожника-частника. Его отец был чле­
ном Коммунистической партии. В 1930 году
пожар разорил его дело. Это был поджог. Как
только нацисты пришли к власти, гестапо схва­
тило его. Вначале он попал в пункт предвари­
тельного распределения в Вюрцбурге, затем в
концлагерь Дахау. В итоге верховный суд Бава­
рии приговаривает его за подготовку к госу­
дарственной измене к 3 годам тюрьмы Так как
отец и после освобождения не 1<1ккак
дружбу с одной еврейской семьей то
125

году снова получает 6 месяцев тюремного зак­


лючения. Ханса в 1940 призывают на службу в
вермахт, обучают на парашютиста и отправля­
ют в дивизию !'Бранденбург" адмирала Канари-
с а . Вплоть до тяжелого ранения в 1943 году он
принимает участие в м ногочисленны х обще­
войсковых операц иях в Советском Союзе и в
конце войны в Африке. Выпущенный из анг­
лийского, а позже из американского плена, он
попадает до 1948 года в С и -а й -с и , предш е­
ственницу: ЦРУ.
Через друга отца Ханс знакомится с сотруд­
ником нашей службы и тут же заявляет о своей
готовности к сотрудничеству^ Вместе со своей
женой Бригиттой о н вербует математиков Пе­
тера К и Хайдрун К О н и получаю т псевдони­
мы ."Зигфрид" и "Кримхильд". Хайдрун работа­
ет в фирме М ББ по выпуску вооружений, П е­
тер на предприятии в Оттобруне. Теперь этим
делом занимается отдел IV. Там я с ними и зна­
комлюсь. Ханс в качестве резидента ведет об о­
и х ученых. Его ж ена Бригитте, вместе с кото­
рой он продолж ает отцовское дело и которая
рожает ему близнецов, реш ает вопросы опера­
тивной связи и технические задачи, и прежде
всего обес п е ч и в а е т б е з о п а с н о с т ь передачи
инф ормации.
Более 20 лет об а передаю т секретные доку­
менты о п р оект ах в оор у ж ен и я ФРГ и НАТО,
которые добывают "Зигфрид" и "Кримхильд".
Сам Ханс, благодаря знакомству с влиятельны­
ми п оли т и кам и ХДС, добы вает оп ер ат и в н о
важную инф ормацию о политической практи­
к е баварской правительственной партии.
126

Почти точно через 59 лет после ареста


арестовывают Ханса, сажают в ту жетюп ^
тот же суд выносит ему тот же п р и г о в о р ’ и
дарственная измена. Верховный суд БавГ'05''
осузвдает в январе 1993 года Петера К к 9 г
дам, Хайдрун К к 7 годам, Ханса Шрепфера к°5
годам лишения свободы. Бригитте получает 21
месяц условно. Ханс вскоре умирает от рака.
’'Бритта" - секретарь, "Клаус" изучает поли­
тологию, когда мы их уговорили стать штатны­
ми сотрудниками отдела IV. После того, как
Клаус успешно завершает учебу, он не находит
работу и регистрируется как безработный. Наш
перспективный агент поначалу не имеет ника­
ких перспектив в профессии. Несмотря на это,
оба готовы, если позволит работа, дальше тру­
диться на разведку. В соответствии с задачами
отдела IV объектом-целью является Министер­
ство обороны ФРГ. Все получается наоборот.
Не у "Клауса", а у "Бритты" появляется шанс. Не
проинформировав нас, она в 1981 году подает
заявление о принятии ее в ведомство феде­
рального канцлера, и ее берут секретарем на
постоянную работу.
Наконец, так мы надеемся, мы будем снова
получать информацию из центра государ­
ственной власти. Я передаю дело в отдел I. Не
так успешны старания “Клауса”. Временно он
работает на депутата европарламента от СДПГ
Катарину Фокке, после этого — во фракции
СДПГ в городском совете Кельна
Работа "Бритты" - тоже не под счастливой
звездой. Уже в 1984 году Эрих Хонеккер изо
всех сил хочет поехать с государственным ви-
127

итом в Бонн. "Бритта" пока в секции экономи­


ческой политики и может мало выяснить суще­
ственного п о п ози ц и и ФРГ. Ну, и ладно, госу­
дарственны й визит все р ав н о не состоится.
Сближение ГДР и ФРГ, особенн о осуществляе­
мое Х онеккером и Гюнтером Митгагом, не вы­
зывает доверия у Советского Союза. Хонеккер
вынужден остаться в Берлине.
В 1987 году уже началась эра Горбачева. Путь
в Бон н для председателя Госсовета свободен.
В е ли к о и с к у ш е н и е , чт об ы активизировать
"Бритту". О т нас ожидают обш ирную инф ор­
мацию. Н о мы считаем непозволительным втя­
гивание ее в добы чу информации. Срабатыва­
ет "синдром Гийома". £*
Разумеется, и без нее мы располагаем доста­
точн ой внутренней инф ормацией противной
сторон ы как в 1984, так и в 1987 году, чтобы
сп особст в ов ат ь подготовке содержательной
части государственного визита. Очень больно,
что и в 1987 году мы отказываемся от находя­
щ егося прям о в центре источника. Я спраши­
ваю себя, должны л и мы предложить "Бритте"
уйти из ведомства федерального канцлера. Но
какой ж е разведчик откажется от такой возмож­
ности, если даже он не может ее использовать?
После объединения "Бритта" и "Клаус" будут
обвинены в агентурно-разведывательной дея­
тельности и в ноябре 1996 года приговорены к
условному отбыванию срока. Суд не видит до­
казательств того, что, как упорно и настойчи­
во утверждает прокуратура, "Бритта" до 1989
года постоянно передавала документы из ве­
домства канцлера. Сначала судьи довольно не-
128

доверчиво относятся к фактическому


нию дел. Не вписывается в их предста^!0^
об агентах 007 то, что сотрудники Гла 1 ^
управления, которые мыслили и действо**^0
в первую очередь, в интересах политики ^
столько серьезно воспринимали ответств^
ность за вверенных им людей и страну. ен' I
Еще до моего назначения начальником Глав ■
ного управления разведки Маркус Вольф Во3'
лагает на меня ответственность за оператив­
ные подразделения, в работу которых я до это-
го мало вникал. К ним относится сектор науки
и техники. Естественно, для меня не представ­
ляют проблем оперативная постановка задачи
и оперативная методика, это мое ремесло. На­
учный же предмет — нечто новое для меня, я
вживаюсь в новую сферу и, помимо прочего,
занимаюсь микроэлектроникой. Это необхо­
димо потому, что получение некоторой доку­
ментации и образцов стоит много денег, ва­
лютные же средства Главка довольно ограни­
ченные. Я обращаюсь в определенных ситуа­
циях к министру Мильке и убеждаю его выде­
лять нам дополнительные средства. Хотя меня
в таких случаях сопровождает на доклад к ми­
нистру руководитель сектора науки и техники
Хорст Фогель, я, конечно, не хочу быть при
этом просто статистом. Наряду с прочим, я за­
нимаюсь чипом в один мегабит и такой слож­
ной вещью, как установка ионной имплантации
и принцип ее действия.
В остальном я доверяю, разумеется, Хорсту
Фогелю и его сотрудникам, квалифицирован­
ным специалистам в оперативной работе и
своей профессии. Они, например, великолеп­
но работают с инженером Дитером В. Фойер-
штайном. Детство Дитер проводит в Ульме, за­
тем его родители переезжают во Франкфурт. В
гимназии он увлекается левыми теориями, и
ему очень близка политика КПГ и дружествен­
ных ей организаций. Родители с двойственным
чувством наблюдают за развитием своего сына.
G одной стороны, они находят его деятель­
ность положительной, с другой - они озабо­
чены. Дитер этого вообще не понимает, пото­
му что его отец и мать уж точно не аполитич­
ные обыватели. Однажды они рассказывают
ему свою историю.
В 50-е годы они прибыли по заданию Глав­
ного управления разведки Министерства гос­
безопасности ГДР в ФРГ. G тех пор они работа­
ют нелегально. Они боятся, что сын своей ак­
тивной политической деятельностью создаст
угрозу их успешной оперативной работе. Ди­
тер находит все, что он узнает, захватывающим
и неплохим то, что он гражданин ГДР. Он тоже
хочет бороться за социализм.
Его родители, разумеется, сообщают своим
партнерам по сектору науки и техники, что их
сын посвящен в их дела. Они беседуют с ним.
После смерти отца Дитер тоже решает стать
разведчиком и работать на благо социализма.
Он, конечно, не знает, что его ожидает. Для со­
трудников сектора науки и техники своя ру­
башка ближе к телу. И коль уж они занимаются
новым источником, то они хотят внедрить его
в один из интересующих их объектов. Им ну­
жен технарь. Эта профессия совсем не подхо-
9 —Цюссманн
130

дит Дитеру с его амбициями, в школе


тает по научно-философским прел^ Ч .
языкам. Математикой и естественным ами
ми Дитер интересуется постольку-поск^'
отметки по ним соответствующие. 0ль*У,
Однако это меняется. Интеллигентный м
дой человек изучает в Западном Берлинер
душно-космическую техникуи заканчивается
образование с очень хорошим результатов
Вместе с тем он становится, пусть и неохотно
членом Союза молодежи Германии. После 12
лет проф ессиональной подготовки "Петер.
манн" - таков его псевдоним - попадает в МВБ
на высокую руководящую должность. Шесть лет
он работает успешно и плодотворно как источ­
ник Главного управления в исследовательском
подразделении высоких технологий известно­
го военного концерна. Он передает крайне сек­
ретную информацию о разработке системы
"Торнадо" и еврофайтера, "интеллектуальных"
ракетах и другой военной технике.
Как заведено в Главке, руководство сектора
науки и техники вовлекает в это дело одного
молодого сотрудника. Он должен обеспечи­
вать многолетнее непрерывное обслуживание.
Никто не мог предположить, что этот Франк
Вайгельт в 1990 году незамедлительно перебе­
жит в ведомство по охране конституции. Он
выдаст ведомству и то, что Дитер в конце 1989
года сигнализировал нам, что в будущем хотел
бы работать на КГБ.
Ведомство по охр те конституции исполь-
зует благоприятный случай. Ему необходимы
доказательства того,
что Главное управление
131

разведки передает оперативные дела КГБ. А


так какне находят их, то ведомство изо всех сил
само хочет организовать факты. Вайгельт с го­
товностью берется за то, чтобы передать дело
КГБ. Попытка в мае 1990 года терпит крах. Шо­
кированный непрофессионализмом этой пе­
редачи, с одной стороны, и помнящий наше
предостережение от этого шага, с другой сто­
роны, Дитер отклонил наглое предложение.
Лишь после объединения —наш разведчик в
ведомстве по охране конституции Клаус Курон
вплоть до своего ареста смог препятствовать
этому —его и его жену арестовывают. Служба
охраны конституции не признает своего по­
ражения и даже годами позже утверждает, что
Главное управление занималось попыткой пе­
редачи дел КГБ. Дитера Фойерштайна приго­
варивают в 1992 году к восьми годам лишения
свободы, его жена получает один год и девять
месяцев условно.

ДУЭЛЬ СЕКРЕТНЫХ СЛУЖБ

Центры секретных служб противника для


каждого разведчика являются притягательным
сокровищем. Те, кто внедрит туда источник,
может, благодаря получаемой информации,
защищать собственную сеть источников и эф­
фективно отражать атаки секретных служб
противника. Наше главное внимание направ­
лено на ведомство по охране конституции,
Федеральную разведывательную службу (БНД),
службу военной контрразведки и Центральное
разведывательное управление США.
132

Одна из самых успешных операций нач


ется в 1968 году. Как куратор отдела XV око*3'
ного управления Карл-Маркс-Штадта яп
слеживаю ее с самого начала: установлен0
контакта, вербовки и, наконец, засылки "Гизе*
лы" в качестве источника в центр БНД в Пулла'
хе. Принципам конспирации нашей службы
соответствует то, что сотрудники, не участву­
ющие непосредственно в операции, не пользу­
ются настоящим именем и уж тем более не упо­
минают его в разговоре или переписке с дру­
гими.
До 1984 года, когда к этому делу я был под­
ключен лично, операция оставалась для меня
табу. Личную ответственность за это несет
Маркус Вольф.
Когда я становлюсь начальником Главного
управления разведки, я хочу познакомиться с
Габриэлой Гаст, она и есть "Гизела". Она отка­
зывается. Не пытаясь узнать точную причину, я
подчиняюсь ее решению. Много лет она про­
работала на полном доверии с Вольфом и еще
ближе с ведущими ее офицерами. Любой но­
вичок мог бы повредить уже установившимся
отношениям. Это остается в приветах и заве­
рениях в тесном единении. Успешной работе
это никогда не мешает.
Я знакомлюсь с Габи лишь тогда, когда ее от­
пускают из мест лишения свободы. Так же, как
ее брат посетил меня сразу же после ее ареста,
она звонит мне после ее освобождения. Мы
встречаемся в моей квартире. Между ней, моей
женой и мною возникает дружба, которая со­
храняется до сегодняшнего дня. Мы сожалеем
ч т о н е п о з н а к о м и л и с ь р а н ь ш е . В р е м я , к огд а
о н а б ы л а р а з в е д ч и ц е й Г л а в н о г о уп р а в лен и я , а
т ак ж е п р е д а т е л ь с т в о К а р л а - К р и с т о ф а Г р о с -
см анна, о н а за х в а т ы в а ю щ е о п и с ы в а ет в с в о ей
книге "Р азв е д ч и ц а м и р а".
Д р у г и е с у п е р и с т о ч н и к и р а б о т а ю т в м есте с
К лаусом К у р о н о м (" Б е р г е р ", зат ем "Ш т е р н " ) в
к о н т р р а зв е д к е ф е д е р а л ь н о г о вед ом ства п о
охр ан е конституции, с А л ь ф р ед ом Ш п улером
и Л ю д в и г о м Ш п у л е р о м (" П е т е р " и " Ф л о р и а н " )
в БНД, в з е м е л ь н ы х в е д о м с т в а х п о о х р а н е к о н ­
сти т уц и и и в с л у ж б е в о е н н о й к о н т р р а зв е д к и .
С п о с ле д н е й мы затеваем н е ч т о о с о б о е . М ы
планируем н ап и сать к н и гу о в о е н н о й к он т р ­
развед к е Ф Р Г (М А Д ). "З и г б е р т ", н а ш р а з в е д ч и к
Герберт К лосс, х о ч е т п р ед ост ав и т ь для этого
соответствую щ ий м ат ер и ал. И н ф о р м а ц и ю о н
п олуч ает, в о с н о в н о м , о т р у к о в о д я щ и х ч и н о в ­
н и к о в М АД . П у б л и к а ц и е й м ы х о т и м , с а м о е гла в ­
ное, зн а ч и т е ль н о со к р а т и т ь д е е сп о со б н о ст ь
ап п арата в о е н н о й р азв ед к и Ф РГ. В этом п р о е к ­
те т е с н о с о т р у д н и ч а ю т о т д е л X V и э к с п е р т ы п о
ак т и в н ы м м е р о п р и я т и я м о т д е л а X . З а и н т е р е ­
с о в а н н о и у м е л о Г е р б е р т К л о с с у с к о р я е т д е ло .
О н о п р и о б р е т а е т ч е т к и е контуры . К с о ж а л е ­
н и ю , мы в ы н у ж д ен ы о с т а в и т ь р е а л и з а ц и ю э т о ­
г о ш ед ев р а, о ч е м я о ч е н ь с о ж а л е ю .
Ч реватую скан д алам и воен н ую и н ф о р м а ­
ц и ю мы п о л у ч а е м о т Х у с е й н а Й и л ь д и р и м а
(" Б л и ц " ). О н р а б о т а е т а в т о м е х а н и к о м н а в о е н ­
н о й б а зе С Ш А и п од д ер ж и вает т есн ы е контак­
ты с у н т е р -о ф и ц е р о м Д ж ейм сом Х оллом
(" Р о н н и " ). В э т о м с л у ч а е р а з в е д к е с о в с е м л е г к о
п р о л о ж и т ь д о р о г у с о т р у д н и ч е с т в у " п о д чу-
жим флагом". "Блиц" - гра*цанин
американский солдат, конечно веп ^
работает на тайную разведку’своей
^DnTTTTT»W П _
/\ТТЛ1ГТ> ПАМ»___
___
__ И Cth*.
‘Ронни” годами передает документы и , * 1*
лекса прослуш ивания на западноберли %
Чертовой горе, которые имеют стратеги,"0*06
значение не только для ГДР, но и для всего в"*
шавского Договора. При таком положении ,^
ведработы политические мотивы не играю-i
никакой роли, каждую информацию мы опла.
чиваем в твердой валюте.
Вдруг этот важный источник иссякает "Рон­
ни" отправляют в США. Но вскоре его усилия,
направленные на то, чтобы его вновь послали в
Германию, приносят успех. Он прибывает во
Франкфурт-на-Майне в центральное аналити­
ческое подразделение электронного шпионажа.
"Ронни" посылает много секретных документов,
но они для нас не так интересны. Так как он ве­
рит в то, что работает на турок, соответственно
этому подбирает и документы. Мы решаемся,
наконец, ввести его в курс дела о его настоящем
заказчике и завербовать для разведки ГДР.
Сотрудники Главка переправляют его через
границу в ГДР и встречаются с ним в Берлине.
Они с ним договариваются. "Ронни" получает
псевдоним "Пауль". "Блиц" и дальше поддержи­
ваетконтакт с ним и поставляет нам огромный
объем информации.
Когда Джеймса Холла снова направляют в
США, мы замораживаем с ним связь по линии
разведки. Пауль" работает в ведомстве наиио
нальной безопасное™ США. Мы надеем^ что
Пауль" в недалеком будущем с н о в а о ^ ^ ^
135

Германии в нашем распоряжении. Чтобы обес­


печить необходимые контакты в США, мы под­
бираем куратора. М анф ред Северин - препо­
даватель английского языка университета име­
ни Гумбольдта и завербованный нами агент. О н
кажется подходящим инструктором для США.
Однажды он встречается с "Паулем".
Мы не знаем, что уже к тому времени он ра­
ботает двойным агентом в ЦРУ. Повод к пере­
вербовке смешной. В о время пребывания в За­
падном Б ер ли н е х о р о ш о оплачиваем ы й уче­
ный крадет копеечный товар в одном из уни­
вермагов и попадается. Подклю чается земель­
ное ведомство по о х р а н е конституции, выжи­
мает его и передает представителю ЦРУ. П отре­
бовалось немного времени, чтобы изобличить
"Пауля" в ш пионаже в пользу чужой державы.
С лучай н ое п о п а д ан и е а м ер и к ан с к о й к он т р ­
разведки оборачивается для наш его разведчи­
ка кошмарным приговором : 40 лет тюрьмы. В
1987 году мы завершаем сотрудничество с "Бли­
цем" и о ф и ц и а ль н о прощ аем ся с ним. О н п о ­
зн ак ом и лся с ам ер и к ан к о й , жить с к о т о р о й
хочет в США. Н о и о н попадает на мушку ве­
домства п о уголовны м преследованиям США.
В 1989 году его приговариваю т к пожизненно­
му заключению. М ер а наказания ни в коем слу­
чае не соответствует ф актической разведыва­
тельной деятельности "Блица". Н о власти СШ А
утверждают, невзирая н а все собранны е дока­
зательства, что о н является наш им ключевым
человеком в работе против СШ А, вербовал ис­
точн и к и и вел их. Э т о н е соответствует дей­
ствительности:
136

Просьбы известных деятелей сщл


стран пересмотреть приговор и,
обходимости, скорректировать остаю %
услышанными. Когда я в июле 1997 годС*
щаюсь по этому поводу к адвокату по пом^'
ванию в Соединенных Штатах Америки я ИЛ°'
не получаю подтверждения получения письГ
В 1983 году в Посольство ГДР в Мексике об­
ращается сержант военно-воздушных сиь
Джеффри Карней. Специалист по электронно­
му шпионажу, он служил в последнее время в
Техасе. Он чувствует, что подозревается кон­
трразведкой США в шпионаже, за ним следят, и
он просит о переселении его в ГДР.
В начале 80-х годов Карней служил в Агент­
стве национальной безопасности (АНБ) на
Чертовой горе в Западном Берлине. Наш от­
дел XI (США) завербовал специалиста по элек­
тронному шпионажу. До 1984 года он постав­
лял чреватую скандалами информацию. США
имели обширные познания по военным соору­
жениям Варшавского Договора, которые дол­
жны быть разрушены в случае войны. В 1984
году Карнея переводят в США. Итак, он чувству­
ет угрозу, и мы хотим ему помочь. Вместе с на­
чальником отдела по США Юргеном Рогаллой
я организую пересылку "Кида". Мы избираем
путь, которым пользуемся и в других случаях,
чтобы переправить в ГДР находящихся под уг­
розой разведчиков. Почти во всех странах, в
порты которых заходят грузовые суда, мы мо­
жем относительно незаметно проводить на
борт людей. Таким образом уже вернулись на
родину незамеченными некоторые находящи­
137

еся п о д н а б л ю д е н и е м и п р е с л е д у е м ы е в е д о м ­
ством п о о х р а н е к о н с т и т у ц и и н а ш и р а з в е д ч и ­
ки. С о т р у д н и к и р а з л и ч н ы х у ч р е ж д е н и й Г Д Р
п ом огаю т б е с к о р ы с т н о и б е з в с я к о й б ю р о к р а ­
тии, е с л и р е ч ь и д е т о б е з о п а с н о с т и г р а ж д а н
ГДР. Т а к ж е и в с л у ч а е с "К и д ом ".
Его п е р е с ы л к а х о р о ш о п о д г о т о в л е н а . О н
воврем я п о к и д а е т с о с в о и м и с о п р о в о ж д а ю ­
щ им и п о с о л ь с т в о в М е х и к о . О н и едут к г р у з о ­
вому п о р т у в М е к с и к а н с к о м з а л и в е . С у д н о г е р ­
м ан ского п а р о х о д с т в а з а г р у ж а е т к ак р а з п о с ­
ледние к он тей н еры . Н о д о р о г а в с о т н и к и л о ­
м ет ро в н а м а ш и н е д л и т с я д о л ь ш е , ч е м з а п л а ­
н ировано. С уд н о уж е п о к и д а е т п о р т , к огда л е г ­
ковая м а ш и н а о с т а н а в л и в а е т с я н а н а б е р е ж н о й .
В рем я для р а з г р у з к и и п о г р у з к и с у д н а б ы л о о г ­
раничено, затягивание в р е м е н и н ев о зм о ж н о
объяснить п о р т о в о й служ бе. К ап и тан д о лж ен
б ы л бы з а п л а т и т ь д о п о л н и т е л ь н о з а с т о я н к у
с р а зу ж е и н а л и ч н ы м и .
Н ервы в сех уч аст н и ков н а п ред еле. П реж де
в сего, "К и д " в се с и л ь н е е н е р в н и ч а е т . М ы п р о ­
сим о п о м о щ и н а ш и х к у б и н с к и х друзей . О н и
реаги рую т м о м ен т аль н о и в вы сш ей степ ен и
п р о ф е с с и о н а л ь н о . "К и д " л е т и т ч е р е з Г а в а н у в
ГДР.
М ы с в о д и м е г о с с о т р у д н и к а м и с оот в е т с т в у­
ю щ е г о п о д р а з д е л е н и я г л а в н о г о о т д е л а III М и ­
н и стер ств а гос б е зо п ас н о с т и . О н п ом огает им
р асш и ф р овы ват ь в оен н ую р ад и освязь н а ан г­
л и й с к о м я зы ке. И з д е с ь м ы н е п р е д п о л а г а е м ,
что п рои зой дет п осле объединения. Сотруд­
н и к и р а д и о р а з в е д к и п р ед а д ут "Кида". Он уже к
э т о м у в р е м е н и с т а л г р а ж д а н и н о м ГДР и давно
имел гражданскую профессию р
незамедлительно среагировала и вГДКаCl4i
из Федеративной Республики Герм ан^3его
Там он предстал перед судом и былпп Щд-
рен к 38 годам заключения. ДипломатиТ0*0-
протесты со стороны ФРГ по поводу n p o ^
правного похищения гражданина Герма
половинчаты, это лишь имитация исполнен**1
обязанностей для сохранения лица.

ИГРА ВА-БАНК

19 августа 1985 года во второй половине дня


начальник окружного управления Магдебурга
Министерства госбезопасности сообщ ает на­
ч а л ь н и к у Главного управления р азвед к и Мар­
кусу В о л ь ф у , ч т о некий господин Тапперт об­
р а т и л с я в пограничный пункт в М ариенборне.
Г р а ж д а н и н ФРГ явно хорошо ориентируется в
стр укт ур е Главного управления, п о т о м у что он
хотел бы поговорить с кем-нибудь из руково­
д и т е л е й отдела IX. Имя Тапперта Вольфу небе­
зы звестно. О т Клауса Курона ("Штерн") и Иоа­
х и м а М о й ц х а й м а ("Виланд") он знает: этотче­
л о в е к - Ханс-Йоахим Тидге —в ранге п р ав и ­
т ел ь с т в е н н о го д и р е к т о р а возглавляет в ведом­
стве по о х р а н е конституции группу с е к т о р а
IVB. О н а за н и м а ет с я разведслужбами ГДР.
Но Маркус Вольф сидит на упакованных че­
моданах. Он собрался на лечение в Венгрию.
Когда Тидге находится уже на объекте отдела
в Прсндене>излюбленном месте для прогу­
лок берлинцев. Вольф сообщает об этом
ке. В качестве исполняющего обязанности^-
139

чальника Гла в н ого у п р ав лен и я я уже и н ф ор м и ­


рован. М ы с д а в н и х п о р знаем лич ны е тревоги
Тидге, к о т о р ы е п р и в е л и е г о в ГДР. Ч аст н ая
ж изнь о п ы т н о г о с п е ц и а л и с т а п о к он т р ш п и о­
наж у б ы л а бы д л я л ю б о й с е к р е т н о й службы
кош марны м сном. А л к о г о л и к с мешком долгов,
о н н а х о д и лс я н а г р а н и п р о ф е с с и о н а л ь н о г о и
о б щ ест в ен н о го к раха. Т о л ь к о е го закадычный
друг, п р ези д е н т ведом ства п о о х р а н е консти­
туции Х е р и б е р т Х е л л е н б р о й х ещ е защ и щ ал
его. Т ак о го человека, как Тидге, с его знаниями
"п о т ро хов " сек р ет н ы х служ б, п р о с т о так в н и ­
куда н е выгоняют. Т а к о й внутри службы, а еще
хуже вне ее, - э то п о с т о я н н ы й и сто ч н и к риска.
Х е л л е н б р о й х ставил н а туза и п р ои гр ал.
А н ы н е Тидге сидит в П р е н д е н е и дает пока­
зания. М н о г о е для н а с н е внове, н о мы узнаем
м н о го деталей, к от ор ы е н а м ещ е н е известны.
Зная это, мы м ож ем б ы ст р о и д ейственно ор га­
н и з о в а т ь б е з о п а с н о с т ь н а ш и х р азвед ч и ко в.
П е р е б е ж ч и к с о о б щ а е т нам, к р о м е п рочего, что
агент Г ла в н ого у п р а в лен и я разведки Гарау дав­
н о р аб о т а ет н а ф е д е р а л ь н о е ведомство п о о х ­
р а н е к онституции. Тидге, бы вш ий контрразвед­
чик, все ещ е н е чувствует, ч т о че р ез Гарау мы
уж е д а в н о ведем и гр ы с ведомством п о охр ан е
к он сти т у ц и и .
Х о р с т Гарау, р а й о н н ы й ш кольны й советник
и з Коттбуса, с 1976 года ч а ст о ездит в качестве
к у р а т о р а в Западную Г е р м ан и ю и поддерж и­
вает связь с поселивш им ся в А н гл и и агентом. Его
ж е н а знает о б этом и поддерживает его. В 1977
году т щ еславны й Гарау предлагает себя службе
о х р а н ы конституции. О н уверен, что сотрудни­
140

чество с нами помешало ему дорасти л


ного советника по школам или до Ми 0Кру*'
ства народного образования. На Западе о н ^ '
возможности овладения новой профес^^
Людям ведомства по охране конституции^
равно, они вербуют его в качестве двойной
агента. Так этот человек попадает в подразде­
ление Клауса Курона, армейского специалиста
федерального ведомства по охране конститу­
ции. Когда последний предлагает нам себя в
1982 году, мы узнаем о двойной игре Гарау. Мы
не можем изъять предателя из оборота. Ведь
этим мы бы поставили под опасность наш луч­
ший источник "Штерн". А так мы ведем Гарауна
длинном поводке. Когда ведомый им агент тоже
уходит от нас, Гарау остается не у дел. Это мог­
ло бы вызвать недоверие противной стороны.
Мы играем ва-банк и передаем в 1985 году кура­
тору источник 'Урсулу Рихтер". Она в течение
многих лет отчитывается перед нами за партию
переселенцев ФРГ. Чреватый проблемами мате­
риал передает "Лоренц", ее друг и спутник жиз­
ни. Он работает вольнонаемным в центре по
обработке данных административной службы
бундесвера и должен уничтожать ненужные
больше секретные материалы. Но важные доку­
менты он не отправляет в бумагорезку, а мешка­
ми перебрасывает в согласованном месте через
пограничное ограждение в ГДР. Интересная
информация просто нагромождается у нас.
Возникает идея включить в игру "Урсулу Рих­
тер". Во время акции "Регистрация" она попа­
дает в поле зрения федеральной службы по
охране конституции и замечает, что за ней ве-
ся слежка. Н а ш и и сто ч н и к и из ц ентрально­
го ведомства п о о х р а н е к онституции подтвер­
ждают это. Итак, о н а засветилась, и мы должны
бы сразу забр ат ь ее в ГДР. Когда мы передаем ее
Гарау, мы о б е р е г а е м ее и ее друга. С луж ба о х ­
раны к о н сти т у ц и и н е м ож ет ее арестовать, не
поставив п о д у г р о з у ее д в о й н о г о агента. Наш
расчет срабаты вает. Г а р а у и д аль ш е пользует­
ся доверием Х е л л е н б р о й х а и Тидге, К урон ве­
дет н а о д н о г о д в о й н о г о аге н т а б о ль ш е и вне
лю бы х п о д о з р е н и й , "У р су ла " и "Л о р е н ц " п ере­
дают и н ф о р м а ц и ю дальш е.
См ен а п а р т н е р о в Т и д г е созд ае т сов ер ш ен ­
но новую ситуацию . С о д н о й стороны , мы м о ­
жем н е п р и к р ы т о пользо ват ься всей и н ф ор м а­
ц и е й К у р о н а , с д р у г о й с т о р о н ы , мы долж ны
действовать. П р о т и в н о й с т о р о н е станет ясно,
что мы все ж е знаем, какую р о л ь играет Гарау.
К ром е того, "Ш т ер н " сигнализирует, что Гарау
с ж е н о й х о ч е т беж ат ь в З ападную Германию.
Мы п од аем " У р с у л е " и "Л о р е н ц у " условленны й
с и гн а л о т с т р а н и т ь с я о т дел, расп р ост р ан яем
в о зн и к ш и е н а З ап ад е с л у х и о том, что Тидге
уже д ав н о является наш им человеком и расп о­
р я ж а ем с я о б а р е с т е Г а р а у и е го жены. Б о ле е
к о м п л ек сн о й защ ита К урона быть н е может.
'У р с у л а Рихтер" мчится с реактивной с к о ро­
стью п о транзитной дороге в ГДР, "Л оренц" сле­
дует за своим и мешками и переходит в согласо­
в ан н о м месте границу. Х о р ст у Гарау предъяв­
ляется обвинение, и ему выносится пр и гов ор о
п ож и зн ен ном заклю чении, его ж ен у вскоре от­
пускают. П р и пред став и вш ей ся в озм ож н ост и
мы в н осим имя Гарау в с п и с о к ш пионов, п р е-
142

дусмотренных для обмена. Западная Гр


не реагирует, ответственным людям
агента явно полностью безразлична ^
Хорст Гарау без надежды вскоре попасв.
пад повесился в 1988 году на скрученной На
башке в своей камере в тюрьме Баутцен. Рад5
ти или даже удовлетворения от этой новост
не испытываю. Тщ еславный и одновременно
слабый и впечатлительный человек, Гарау стад
преступником и жертвой секретных служб.
Жена Гарау, федеральные службы и средства
массовой информации подозревают нас в том,
что мы убили Хорста Гарау. Это полное сумас­
шествие. Не говоря уже о том, что я принципи­
ально отвергаю и ненавижу смерть и убийство
в качестве политического средства и средства
секретных служб, м отива-то нет. Человек,
осужденный на пожизненное заключение, бо­
лее чем наказан. Другие оперативные действия
вне опасности, даже если бы осуществился
предложенный нами обмен. Остается прими­
тивная месть. Она не соответствует нашему
менталитету. Это было бы в высшей степени
непрофессионально.

ЗАТЯНУВШЕЕСЯ ПРОЩ АНИ Е ВО ЛЬФ А

В сауне впервые слышу от Маркуса Вольфа,


или как его называли близкие друзья, коллеги -
Миша, - что он собирается уйти из Главного уп­
равления разведки. Маленькая компания по па­
рилке знает его недовольства. По его словам
он, в сущности, никогда не хотел этого поста «
Главке, профессия тоже ему, якобы, не совсем
одходила. С большим желанием он делал бы
что-нибудь другое уже тогда, когда ему едва ис­
полнилось 29 лет и его назначили директором
Института научно-экономических исследова­
ний. Я знаю, что то, что он говорит, вовсе не
кокетство. Это соответствует его душевному
состоянию. В мыслях у него его отец - писа­
тель Фридрих Вольф и его брат Конрад - ки­
норежиссер и президент Академии искусств.
Оба стали выдающимися деятелями культуры,
в то время, как он много лет оставался "челове­
ком без лица", превратился, прослужив не один
год во внешней разведке, в легенду, которая в
подполье и в тени.
Он, конечно, знает, что может нам доверять
не только в те моменты, когда мы в сауне, что
разговоры и мысли останутся в этом узком кру­
гу. Такое, разумеется, зиждется на взаимности.
Мы - он и я - знаем друг друга всю нашу тру­
довую жизнь. В 1952 -1953 годах я относился к
тем курсантам, которые внимательно слушали
молодого докладчика Маркуса Вольфа в шко­
ле разведслужбы. Затем он стал моим главным
начальником по службе во внешнеполитичес­
кой разведке, а позже в Главном управлении. И
вот теперь я, конечно не без его участия, его
заместитель. Более того, с 1979 года мы живем
вместе на берлинской улице Оберзеештрассе
в одном доме на две семьи. На службе, на улице
Норманненштрассе, он сидит подо мной на
девятом этаже, а я на десятом. В доме он живет
со своей семьей на верхнем этаже, я с моей -
внизу. Вместе мы отмечаем дни рождений и
другие праздники, когда они приходят.
144

Каждый из нас знает, как в оппел.


ситуации поведет себя другой. П о э т о ^ Ч
зу же улавливаю иной тон, когда он 0! ” %
заговаривает о том, что хотел бы ост ^
службу к своему 60-летию. На сейразонз^#п
ляет это всерьез. Как официально признан?"
жертва фашизма он может - в соответствий
законами ГДР - уйти на пенсию на пять
раньше, чем это предусмотрено нормой. Веко,
ре я замечаю, с какой серьезностью он продви.
гается к этой цели. По нарастающей он пере-
поручает мне множество административных и
оперативных задач. Почти весь годовой анализ
оперативной работы он отдает мне. Этот ито­
говый документ является не только важным
рабочим инструментом для Главка, но и дока­
зательством успехов службы перед министром,
партией и руководством государства. Анализ
текущих оперативных дел раскрывает передо
мной детальную картину работы всех отделов
и секторов, а также панораму службы в целом.
Располагая подобными знаниями, я могу ока­
зывать большее влияние на деятельность раз­
ведки, нежели прежде.
В 1982 году Вольфа постигает тяжелый удар.
7 марта умирает его брат Конрад. Старший брат
всегда восхищался младшим и поддерживал
его, когда это было необходимо. Я хорошо знал
Конрада и понимаю огромную боль. Смерть
брата явилась для Маркуса Вольфа окончатель­
ным толчком. Он изо всех сил и со всей после­
довательностью хлопочет о своем уходе из
разведки и хочет сделать это до своего 60-ле-
тия, исполняющегося 19 января 1983 года
145

П ервая п опы тка В о л ь ф а найти поним ание


его ж и зн ен н ы х п ла н о в у м инистра терпит п р о­
вал. М и льке отказывает ему. О н вообщ е не п о ­
нимает, как м о ж н о д о б р о в о л ь н о отказаться от
своей д о л ж н о с т и . В о л ь ф н е сдается в своем
стрем лен и и п од гот ов и т ь у х о д с о службы. О н
знает, что никогда н е сможет уйти, если сам не
п ом ож ет зак ры ть б р е ш ь , к о т о р у ю оставляет
после себя. О н при лагает все больш е усилий к
ук р еп л ен и ю м о е г о п о л о ж е н и я в Главном уп­
равлении разведки и МГБ. В 1983 году меня на­
зн а ч а ю т п е р в ы м з а м е с т и т е л е м . М о и друзья
поддерж иваю т меня. К н и м относятся все за­
местители: Х о р с т Й енике, Х а й н ц Гайер, Вернер
П розецки, а также сек ретарь п а р т и й н о й орга­
н изац и и О тто Л ед ерм ан н . Больш инство на­
чальников отделов и б о л ь ш о е ч и с л о сотрудни­
ков н а р азли ч н ы х долж ностях, к от ор ы х я л и ч ­
н о зн а ю с д а в н и х п о р , т о ж е п од д ер ж и в аю т
меня. М ар к ус В о л ь ф зн а е т о м о е й поддержке
п о службе. Ш аг за ш агом о н возлагает на меня
все б о л ь ш е п о л н о м о ч и й п о оп е р ат и в н о й р а ­
боте.
Для себя о н уж е н а ш е л н о в о е дело. К онрад
оставил ему завещание. В последни е годы ж из­
н и о н р а б о т а л над документальны м ф ильм ом
"Т рой ка", где х о т е л рассказат ь и сто р и ю т р ех
м у ж ч и н , к о т о р ы е , бу д у ч и д етьм и н е м е ц к и х
эм игрантов, под р уж и ли сь в Советском Сою зе
и д о р о г и к о т о р ы х р а з о ш л и с ь п о с л е войны.
К о н р а д В о л ь ф стал р еж и сс ер о м и ж и л в ГДР,
В и к тор Ф и ш ер - п р о ф е с с о р в СШ А, Лотар В л ох
- п р е д п р и н и м а т е л ь -с т р о и т е л ь в З ападном
Б е р ли н е . Д у ш еразди раю щ ая история, в кото-
10-Гроссманн
146

рой переплетаются, перешагива


блоков, биографии трех. Их жизни ГраЧ
нашу эпоху, в которой противостоя0* ^ ^
личные общественные системы, неп ДВ°
мые друг к другу. ’ Ри**и^
По просьбе Конрада Маркус Вольф
историю не снятого его братом фильм ’^
дело г- не просто вызов бывшему журнЛ
работавшему на "Немецком народном
в Москве, а после войны на Берлинском рад10*
На первом месте стоит обязательство по отно
шению к брату. Работа над книгой дает ему, н*.
конец, шанс предстать перед общественнос­
тью, выйдя из анонимности профессии и тени
брата и отца. Для работы над обширным про­
ектом ему необходимо время, однако реальная
возможность с честью покинуть службу никак
не появляется. Мильке не принимает его офи­
циальное заявление. Я вижу две причины, по­
чему Вольфу не просто оставить службу в ми­
нистерстве. Во-первых, он борется со своей
собственной легендой, которой он стал вслед­
ствие многолетней работы начальником внеш­
ней разведки. С особым усердием ее плетут за­
падные средства массовой информации. Все,
решительно все, что они узнают о службе, но­
сит его имя. Это действует на Мишу. Он чув­
ствует подтверждение своему эгоцентризму. И
министр Мильке - трудно в это поверить - со­
гласен с западными средствами массовой ин­
формации. Работу разведки без Вольфа он себе
не мыслит. Уже сейчас он верит в то, что жур­
налисты напишут позже: с уходом Вольфа раз­
ведка будет обезглавлена.
Вторая причина, почему Мильке не хочет так
просто отпустить своего начальника разведки,
- это сам министр. Если 60-летний Вольф доб­
ровольно уйдет на покой, то кто-нибудь из
партийного руководства может потребовать и
от него, гораздо более старшего по возрасту,
собрать свои вещички. Если смотреть на это
таким образом, то Мильке использует своего
заместителя как щит. При этом 78-летний ми­
нистр имеет могущественного заступника.
Э р и х Хонеккер, лишь на семь лет моложе него,
возмущен, услышав о намерении Вольфа уйти
в отставку. Он говорит Эгону Кренцу: "Генерал
свое войско не покидает". Войдя в раж, он сра­
зу же отклоняет награждение Маркуса Вольфа
орденом Карла Маркса. Затем после первых
треволнений он изменит мнение. Свое 60-ле­
тие Маркус Вольф отмечает все еще начальни­
ком Главного управления. Но вот он оконча­
тельно расставляет все по своим местам. В 1983
году меня вызывают на коллегию Министер­
ства госбезопасности. Во второй раз в истории
МГБ еще один человек из Главного управления
разведки сидит рядом с Маркусом Вольфом в
этом "сиятельном" обществе. Профессионалы
знают: принадлежность к нему означает лишь
то, что становится на одну представительскую
обязанность больше. Коллегию Эрих Мильке
не использует как совещательный орган и не
привлекает к принятию важных решений. Это
лишь фиговый лист, чтобы прикрыть автори­
тарное руководство министра. Разумеется,
принадлежность к ней прибавляет веса внут­
ри министерства и за его пределами. Для меня
же с участием в коллегии двух предста»
Главка возрастает, прежде всего, aBTOtW^61*
шей службы. ритег%
Вот так все вдет своим чередом или каку
проще говорится: "Все вдет своим социалвс
тическим путем". Я все больше занимаюсь one
ративными направлениями, за которые пре*.
де не отвечал. Маркус Вольф все больше от­
страняется от дел.
Начальники моего уровня или рангом ниже
необычно быстро привыкают к этому. И даже
министр Эрих Мильке. Своим хаотичным сти­
лем руководства он достает меня изо всех сил.
Теперь вместо звонков Маркусу Вольфу по ма­
леньким и большим проблемам постоянно за­
горается моя линия прямой связи. Определен­
ное уважение, которое он выказывал Вольфу,
и иногда сдержанный тон полностью исчеза­
ют по отношению ко мне. Это нервирует и ме­
няется лишь со временем. Кое-кто не верит в
то, что я когда-то смогу перечить министру.
Даже не учитывая того, что те, которые этого
требуют, сами того не делают, я не рублю спле­
ча. Я преследую, исходя из обстоятельств, цель,
которая важна по службе, и таким образом от­
стаиваю свою позицию. Это не всегда срабаты­
вает сразу, но вскоре действует и на Мильке и
явно снимает напряжение с рабочей атмосфе­
ры.
Маркуса Вольфа это мало трогает. Он гото­
вится к своей отставке и непрестанно пытает­
ся высвободить время для того, чтобы работать
над книгой. Он делегирует все больше задач гтп
руководству своим заместителям. Будучи пер
149

вым заместителем, я уже давно являюсь н е п о с ­


редственным р у к о в о д и т ел ем п о е ж ед н ев н о й
оп е р ат и в н о й и а д м и н и с т р а т и в н о й р а б о т е .
Вольф еще и сполняет ли ш ь самы е важные ф ун ­
кции по п лан и р ов ан и ю и к он т р олю . О н п едан­
тично в ы д ер ж и в ае т в с е д о г о в о р е н н о с т и о
встречах, на к от ор ы х представляет разведку. В
своих в ос п ом и н а н и я х о н н а п и ш е т позж е, чт о
его последним р а б о ч и м д нем б ы л о 30 мая 1986
года. Ф актически эта дата н а п о л г о д а у д ален а
от его оф и ц и а ль н о го ув ольн ен и я. М и ш а за д о л­
го до этого отпускает поводья, м ы с л е н н о и н а
самом деле. С середины 1984 год а о н л и ш ь э п и ­
зодически и н т е р е с у е т с я -п о в с е д н е в н о й р а б о ­
той службы.
Я больше не выдерживаю, исполняя функ­
ции второго лица, делать работу за первое и
нести за это ответственность. Таким образом,
яставлюВольфа и Мильке перед решением воп­
роса: "или-или".
Министр все еще хранит молчание. После­
дний толчок, чтобы отпустить Вольфа в отстав­
ку, пикантным образом дает Федеральная раз­
ведывательная служба. Один из ее агентов зна­
комится в Болгарии с разведенной женой шефа
Главного управления и хочет уговорить ее пе­
ребраться в Западную Германию. Для Кристель
Вольф это совершенный абсурд. Но Мильке
приходит в бешенство и подписывает отставку,
к которой Вольф так долго стремился.
Генерал-полковника Маркуса Вольфа, на­
чальника Главного управления разведки и за­
местителя министра государственной безо­
пасности, с почестями провожает с активной
службы 15 ноября 1986 года его м
служебном совещании, на котопп HliCrP ь
ствуют все руководящие сотрудник?
представитель ЦК СЕПГ, Вольф от и м Х
неккера получает орден Карла Маркса м*1*0*
сотрудники, воспринимаем это не толь ^
обычное протокольное мероприятие м
заслужил признание и почести своей усд
ной карьерой на посту начальника Главней
управления. Более старшие по возрасту ccmw
ники Главка почти всю их трудовую жизнь на­
ходились под его командованием. Я знакьего
мотивы, чтобы покинуть министерство, пони,
маю и принимаю. После 35 лет службы.развед­
чиком он хочет удовлетворить свой личные
амбиции и пристрастия.
Д вум я г о д а м и п о з ж е , 9 м арта 1989 года, он
п о д а р и т м н е н а м о е 6 0 -л е т и е с в о ю только что
н а п е ч а т а н н у ю к н и г у "Т р о й к а ”, н а д кот ор ой он
р а б о т а л п о ч т и с о д н я с м е р т и брата. Читаю по­
свящ ен и е: "П е р е н я в эст аф ет у, ты д а л м не спо­
к ой ств и е и у в е р е н н о с т ь в р а б о т е н ад это й кни­
гой, н о в о й в е х о й в м о е й ж и зн и .
9 марта 1989 года, в день.появления "Тро&
ки". Миша".
Книга, а это подтверждает реакция обще­
ства, является хорошим стартом во вторую ка­
рьеру Маркуса Вольфа. Ровно через десять лет
я беру в руки только что появившиеся воспой
минания "Шеф разведки в тайной войне". Даже
не говоря о том, что мы сами себя всегда счита­
ли работниками, разведки, а наши сотрудники
- разведчиками, я узнаю своего предшествен­
ника по службе ^ совершенно новой стороны.
151

Фактически н е од и н десяток лет в нем р о с л о


понимание того, что закат ГДР сдержать нельзя
и что он на своем месте н е может ничего сде­
лать для ее сохранения. Поэтом у он, якобы, р а­
ботал на отставку. О н пиш ет, чт о сказал нам
при п р ощ ан и и в узком кругу: "...у настоящ его
коммуниста м н о го ш и ш ек н а голове, н екото­
рые от противника. Н а м о ей сто р он е бы ли мой
преемник и м о и зам естители. С м огли бы он и
обойтись без э т и х шишек? О б л а д а л л и каждый
в отдельности т о й о г р о м н о й си лой , чтобы с о ­
противляться н и зв ергаю щ ей м ощ и системы и
военной и е р а р х и и , а в п е р и о д перем ен, н еиз­
беж н о п р е д с т о я в ш и х , о т с т аи в а т ь сво ю с о б ­
ственную точку зрения?"
"Какие "ш иш ки" о н им еет в виду?", - задаю я
себе вопрос. "И к ак ое сопротивление?" Даже в
сауне я н е видел н а нем ш и ш ек и н е слы ш ал от
него к а к и х -л и б о м ы слей о с оп р от и в лен и и . Да
и в др уги х б е с ед ах с глазу н а глаз и л и н е наеди­
не. Когда о н р азм ы ш ля л в сл у х о пред стоящ их
неотвратим ы х п ерем енах? Когда о н п р отив ил­
ся системе, когда пы тался подвести нас к п о зи ­
ци и соп ротивления? И л и ж е о н имеет в виду ни
к чем у н е об я зы в а ю щ и е р азгов ор ы , во время
к о т о р ы х мы п р и х о д и л и в в о л н е н и е от бе зн а ­
д еж ности вн ут р и эк он ом и ческ ой политики
п а р т и й н о -г о с у д а р с т в е н н о г о руководства и ли
о т е г о п о з и ц и и в о т н о ш е н и и С ов ет ско го С о ­
юза. В ту п о р у мы с п о р и л и в среде единомыш ­
ле н н и к ов , надеяли сь н а то, ч т о поли т и ка изме­
н и тся с п р и х о д о м в п о л и т и ч ес к о е руководство
д р у г и х лю дей. М ы н а зы в а ли э т о тогда доволь­
н о б е с п о м о щ н ы м в ы р аж ен и ем : "б и о л о г и ч е с -
152

кое решение". Но никто не высовыв


кус Вольф тоже. А здесь-то и набили б,?' Ч
стоящему шишки. 1
Мои шишки я получу после перемен
наших разведчиков одного за другим 4 »
предавать кое-какие сотрудники из министр
ства, когда будут осуждены и отправлен
тюрьму наши источники. Я почувствую Ч
зажатым в тиски, когда мы не сможем ни пол
держать их, ни помочь.

ПРЕЕМНИКОМ
СТАНОВИТСЯ ПРАГМАТИК

Об официальных изменениях в верхах Глав-


ного управления разведки, происшедших 15
ноября 1986 года, общественность поначалу
ничего не знает. Для ГДР —обычная вещь. Одна­
ко и западные секретные службы, и средства
массовой информации не знают, что в Главном
управлении новый начальник и новый замести­
тель министра госбезопасности. Только лишь
когда "Нойес Дойчланд" сообщает об уходе
Вольфа в отставку и награждении его орденом
Карла Маркса, на Западе начинают гадать о при­
чинах и преемнике. Даже когда имя последнего
становится известно, это мало что дает.
"Ди Вельт" от 23 июня 1987 года сообщает:
"Новый шеф разведки ГДР Вернер Гроссманн
пока не имеет "лица". Из данных о преемнике
Маркуса Вольфа...на Западе имеется только ра-
бочий адрес: Министерство госбезопасности
Норманненштрассе, 22, (Восточный) Берлин’
район Лихтенберг". Итак, еще один "человек без
па" во главе разведки и его искаженная б и о ­
графия. Когда секретны е службы представля-
^ досье новичка ф ед еральном у канцлеру, то
оно пестрит ош ибками. Н е верны дата и место
рождения; не соответствуют действительнос­
ти данные о родителях, в плоть д о п р оф е сс и и
отца. До с ам о го п о с т у п л е н и я н а служ б у моя
жизнь для противника п оч ти что б е ло е пятно,
с пробелами и данны е о м оем п р о ф е сс и о н а ль ­
ном становлении в Главке и МГБ. О том, что я,
между п р о ч и м , л у ч ш е о р и е н т и р у ю с ь н а и х
"шефских этажах", в и х п ап к ах и архивах, неже­
ли большинство и х сотрудников, они, кажется,
и не догадываются.
Такие н аход ки - это клятвенная ло ж ь секрет­
ных служб противника. Н ет очн ы е и неверные
данные забавляю т меня, н о о н и ж е меня и ус­
покаивают. Я сно, ч т о н е п р о и с х о д и т и м алей­
шей утечки из н аш его о ф и ц и а л ь н о г о и н е о ф и ­
ц и а ль н ого ап п ар ат а. Д аж е ч е р е з в н ут р ен н и й
источник в М ГБ и л и Ц К С Е П Г ф ед еральная
служба разведки я в н о н е м ож ет получить и н ­
ф орм ацию . Его п р о с т о нет. К сож алению , п о ­
стыдное досье б о ль ш е н е существует, мы ун и ч­
тож или его в 1989 году вместе с другими доку­
ментами.
Еще Ханс-Йоахим Тидге уверял меня после
своего перехода в ГДР в вероятности того, что
федеральное ведомство по охране конститу­
ции располагает скупыми и противоречивы­
ми сведениями о людях нашей службы. В боль­
шинстве своем они поступают от сомнитель­
ных источников. По словам Тидге, моего фото
там точно нет.
154

В связи с недостатком фактов срелг^


совой информации прибегают к дом Mjc-
Время успеш ной работы разведслуЖбь°,,м
якобы, прошло, разведка обезглавлена и ^
ственно ослабла. Я снова переживаю фено^'
известный мне с давних пор. Мильке, как и"01’
гие правящие политики ГДР, относится кзаш!
ным средствам массовой информации мен^
критично, нежели к информации и знаниям
собственных людей. Это происходит и тогда
когда мы предъявляем наши результаты
партийно-государственному руководству.
Нам верят всегда в последнюю очередь.
Приходит мой первый рабочий день в дол­
жности официального руководителя Главно­
го управления разведки и заместителя мини­
стра. Отныне я сижу этажом ниже, меня сопро­
водили туда самые близкие сотрудники. Мой
секретарь Маргот Шультц, проработавшая со
мной много лет, снова правит в приемной. Гюн­
тер Ирмшер становится моим личным помощ­
ником. 54-летнего полковника я знаю давно по
совместной работе. В последнее время он, бу­
дучи начальником отдела VI и временно нашим
представителем в посольстве ГДР в Мозамби­
ке, набрался важного административного и
оперативного опыта. В лице Хорста Йенике,
заместителя начальника Главного управления,
имею рядом с собой знающего и опытного ге­
нерала. Я попросил его уйти на пенсию на год
позже, чтобы помочь мне справиться с началь­
ными проблемами.
Итак, предварительные игры явноо позади,
Первый выпад министра Мильке н
на Главк я
чил прежде всего, с помощью очень хо р о -
° ТРизвестных м н е советских партнеров. О н и
§ Ш ж Ш о б ю т ъ к е М аркуса Вольфа, н о бес-
^ о с л о в н о поддерж али м ое назначение. О ни
ж е довольно четко в ы р ази ли свое неудоволь­

с т в и е тем, что новы й начальник разведки не ста­


новится заместителем министра. О н и тоже уви­
дели о п а с н о с т ы т о г о , ч т о М и л ь к е п одобны м
образом хочет ещ е бо ль ш е интегрировать Глав­
ное управление в МГБ. О н и некоторы е руково­
дящие ли ц а и з к он т р разв ед к и хот ели , н а п р и ­
мер, ввести в память э ле к т р он н о й системы МГБ,
находящейся в стадии создания, оперативные
данные Главка. Такие попы тки я буду отбивать и
в будущем, чтобы п р и л ю б ы х обстоятельствах
обеспечивать бе зо п ас н ос т ь источников, а так­
же сохр ан ен и е в тайне в сех оперативных дел.
Д ругую п р о б л е м у я п о л н о с т ь ю р е ш и л до
вступления в д о лж н о ст ь. В о ль ф , с самого на­
ч ала р у к о в о д и т е л ь служ б ы , о б л а д а л б е зр а з­
дельным а в т о р и т е т о м б л аго д а р я своему п р о ­
и с х о ж д е н и ю , н е за в и с и м о м у поведению , и н ­
теллект у альн ом у о б ая н и ю и, не в последню ю
оч ер ед ь, с в о е й н е п р и с т у п н о ст и . Я п р и ш ел в
аппарат м олоды м сотрудником, вместе со м но­
ги м и д р у ги м и п р о в е л годы учебы. Нас связы­
вают т оварищ еские отнош ения на "ты", мы зна­
ем н а ш и слабы е и сильны е стороны. Теперь же
я д о л ж е н поддерживать р ав новесие между со­
тов ар и щ ам и и командиром. С некоторы м и ис­
к лю чен и ям и это удалось ещ е д о того, как я фак­
ти ч еск и с т а л руководить служ бой. Преж де все­
г о в оп е р ат и в н ы х отделах. Н а д о отдать долж ­
н ое, здесь я у себя дома, в этом м оя сила.
Я должен завоевать авторитет v п \
ний, которыми в течение Десятил^?]?*3^
руководил непосредственно. Для сотп Boj4
по информационному анализу с велик НИк°ь
научно-теоретической подготовкой
его аналитическим умом и стратегия °Ль^ с
способностями бесспорно был духовнымКИм,!
ром. Теперь же они должны найти общ ий^'
с прагматиком Гроссманном. Предстоите***
сравнение между старым и новым шефом.
Самые важные источники в оперативной
зоне, заранее проинформированные о пред­
стоящей смене, сигнализировали об их готов­
ности работать с новым шефом.
Несмотря на предсказание кое-кем беды, да
меня и моих друзей исходная ситуация совсем
неплохая для того, чтобы продолжить стабиль­
ную и успешную работу разведслужбы. Но мы
знаем, что политическое и экономическое по­
ложение ГДР готовит нам, разведчикам, боль­
шие проблемы в оперативной работе.

РАЗВЕДЧИКИ ПОМОГАЮТ ПОЛИТИКАМ

Боевым крещением службы на эффектив­


ность при новом шефе считается подготовка
визита Хонеккера в сентябре 1987 года в Бонн.
Для ГДР этот государственный визит является
выдающимся политическим событием года. До
его начала мы должны все до деталей разузнать
о переговорной стратегии ФРГ.
Если бы речь шла только об имеющихся ис­
точниках и их готовности добыть материал
сложностей не было бы. Но с 1974 года над нами
«леет "синдром Гийома", особо культивируе­
мой Мильке и Хонеккером. Они хотят знать все,
п без риска. Они хотят читать все документы
Недомства федерального канцлера и других за­
падногерманских правящих кругов, принима­
ю щ их решения, но там никого не должно быть,
jcro бы их добывал. Страшно подумать, что нас
ждет, если в это время в политическом окруже­
нии федерального канцлера или какого-то не­
посредственно участвующего министра будет
разоблачен наш разведчик Понятно, что развед­
служба всегда живет с этим: не причиняя вреда
политике, она хочет узнать столько, сколько
возможно. Это, разумеется, имеет особое отно­
шение к такому важному для Эриха Хонеккера
лично й для политики ГДР событию. Иначе го­
воря, мы отважно танцуем без сетки под купо­
лом на канате политики. Члены делегации ГДР
спокойно ведут переговоры, им не надо опа­
саться сюрпризов. Некоторые после высказы­
вают за это благодарности.
Во время визита мы в Главном управлении в
относительном расслаблении. Работа сделана,
полагаем мы. Но аппарат прямой связи трез­
вонит, не переставая. Неутомимое стремление
нашего министра к постоянному получению
информации держит меня в форме. Так как
позицию ФРГ во время переговоров мы знаем
в деталях заранее, то он ставит перед нами за­
дачу точно знать во время визита о завершении
беседы или нахождении в данный момент ге-
непального секретаря. Это, конечно, знают и
его люди из личной охраны, которых он по­
стоянно держит на коротком поводке и кото­
рые находятся рядом с делегацией Но rvr
он тоже хочет это знать. Мы же ему не объ Нас
ем, что не подвергаем опасности наши ист4'
ники из-за такой чепухи, а просто смотрим
левизор. Блестяще информируют нас прямы
репортажи и сопровождающий текст. На в
вопросы Мильке мы можем давать точные оь
веты. Откуда мы получаем нашу информацию
министра все равно никогда не интересовало
Нам достается стресс, пусть даже и с большой
долей развлекательности. Вновь и вновь нас
удивляет его непоколебимая вера в то, что мы
фактически знаем все и в любой момент можем
дать информацию по любой детали —подроб­
ную и безошибочную.
Бонн пережили, теперь на очереди Париж,
затем должны последовать визиты в Великоб­
ританию и США. Мы предчувствуем нечто ужас­
ное, когда вспоминаем о нашем министре, по­
мешанном на подробностях. На январь 1988
года намечен государственный визит во Фран­
цию. Мы не располагаем даже приблизитель­
но таким количеством информации, как перед
визитом в ФРГ. У нас нет в центральных фран­
цузских учреждениях нелегально работающих
источников. Разведчики, работающие в запад­
ногерманских и международных руководящих
органах во Франции, не так многочисленны, и
они дают информацию "из вторых рук". Но и
квалифицированные офицеры легальной ре-
зидентуры в посольстве ГДР не волшебники.
Мы дали им четкое распоряжение избегать на­
несения любого политического вреда Негмпт
ря на информацию, добытую с большой осго-
остью, НО скудную по сравнению с визи-
Р0* 1* Бонн нам есть что сказать. Уточняющие
Опросы не выходят за рамки, критика отсут­
ствует.

забота о м о л о д о м п о к о л е н и и

два русских с лов а определяю т дискуссии в


стране: перестройка и гласность. М ногие граж­
дане ГДР, о с о б е н н о ч лен ы СЕПГ, персон и ф и ­
цируют с во и мечты о в злет е в экон ом и к е и
большей открытости в обществе. Носителем их
надежд является Горбачев. Н о руководство ГДР
держится на д и ст ан ц и и от Генерального сек­
ретаря К П С С . О н о и н с т и н к т и в н о чувствует
опасность, заклады ваемую н о в о й политикой
большого брата. У н его же самого отсутствуют
возможности, с и ла и воля, чтобы разработать
собственную прием лемую концепцию и обсу­
дить ее с граж данам и страны. Ш ирится п р о­
пасть между народом и руководством. Мы тоже
это ощущаем. В работе секретных служб появ­
ляется серьезная проблема.
Если в 50-е, 60-е и даже еще 70-е годы мы вер­
бовали м н огих наш их разведчиков в Западной
Германии на политической или даже идеоло­
гической основе, то в 80-е годы нам это удает­
ся все меньше. Даже те, кто резко критикует об­
щественные отношения в своей стране, боль­
ш е не видят в реально существующем социа­
лизм е убедительной альтернативы. И наши ис­
точники в оперативной зоне, с которыми мы
работаем на базе политического согласия, за­
даю т критические вопросы , на которы е мы
едва в состоянии дать ответ. Местами
водим аргументы вопреки нашим cofi*np*1- I
ным убеждениям, был бы только ycri
твердо верим в то, что экономические и *^ к|
тические трудности Г Д Р преодолимы, и все°Л i
абсолютно надеемся на помощь Советско I
Союза. Новая ситуация требует расстанов^ 1
новых акцентов в работе разведывательных 1
служб с целью получения информации в тече- I
ние длительного времени. С самого начала на-
шей деятельности мы пытаемся, наряду с не­
посредственной добычей документов, исполь­
зовать и интересные личности. То, что до сих
пор было побочным явлением, в 80-х годах мы
делаем согласно плану планово, целенаправ­
ленно и на долгий срок. Ситуация для этого
хорошая. Все больше происходит встреч на
государственном и партийном уровнях между
обоими немецкими государствами.
М ы с о з д а е м о п е р а т и в н у ю с ет ь в учреж дени­
я х ГДР за р у б е ж о м , п р и в л е к а е м л ю д е й , которые
п р и н и м а ю т у ч а с т и е в о ф и ц и а л ь н ы х п е р е гов о­
р ах , и, б л а г о д а р я к о н т а к т а м в п о л и т и ч е с к о й и
э к о н о м и ч е с к о й о б л а с т и , з н а к о м и м с я с инте­
р ес н ы м и д л я н а с п а р т н е р а м и . У с п е х и сказы ва­
ю тся б ы с т р о . С б о р и н ф о р м а ц и и ч е р е з и н т е ­
р е с н ы х л и ц о к а зы в а ет с я н а д е ж н ы м средством .
М н о г и е д е ят ели в о б л а с т и п о л и т и к и , э к о н о м и ­
ки и п р о м ы ш л е н н о с т и и щ у т д и а л о г а с и х с о ­
ответствую щ им и п р о т и в н и к а м и . П о л и т и к и
п р ям о-так и в ы ст раи в аю т ся в о ч е р е д ь , с р е д с т в а
м ассовой и н ф о р м а ц и и н е з а м е д л и т е л ь н о о е а -
гирую т и с о о б щ а ю т о к а ж д о й в с т р е ч е Л л я о Ж и
циальных встреч на партийно-государев-
овне мы включаем в ту и ли иную делега-
н°м^ соКо к в а л и ф и ц и р о в а н н ы х сот р уд н и -
т Ш ш Ш Й ведет переговоры Э гон Бар с Гер-
K0B'GM Аксеном:или Э р х ар д Э п п лер с проф ес­
сиями Отто Р а й н хол ьд о м и Р о льф ом Райси-
Щ| М Ь1 всегда сидим за этим ж е столом, как и
2 в с е х п ереговорах между ГДР и ФРГ. Конеч­
но нас интересуют переговоры , н о контакты,
к о т о р ы е им сопутствуют, важнее,
t Удивительно,Зс какой легкостью высокопо­
с т а в л е н н ы е ли ц а Ф РГ выбалтывают внутренние
д е л а , важничают и п р и этом выдают секретную
инф орм ацию , у н и ч т о ж а ю т п о л и т и ч е с к и х
противников, дабы возвысить себя. Такие че­
ловеческие с ла б о с т и од ариваю т нас потоком
информации. Наряду с ф актами из проф есси­
ональной с ф е р ы п а р т н е р а п о переговорам ,
конечно, скапливается м н о го сведений об ин­
тимной ж изни политиков и других высокопо­
ставленны х ли ц . М ы и с п о ль зу е м и х лиш ь в
очень редких случаях. Так, не мы опубликовы­
ваем соответствую щ ие факты, наприм ер, из
частной ж изни В и л ли Брандта, это делает фе­
деральное ведомство п о о хр а н е конституции
понятно, из политических соображений. Ес­
тественно, и мы в секретной работе не являем­
ся благородны м и людьми. Если возникает не­
о б х о д и м о с т ь , мы тож е исп ользуем ли ч н ы е
дела в качестве компромата - как средство дав­
ления. Н о мы сознаем, в противополож ность
КГБ что полученные таким образом обязатель­
ства н е могут удерживаться долгое время.
Иногда мы не только не проявляем себя, но
и пытаемся отвести угрозу, чтобы не подвер-
1 1_1россманн
гать опасности переговоры между„
Запалом. Отлел
Западом. w в
Отдел XV о Н ойбранЛяТ^
сжДу Во
них пор сотрудничает с молодой?1 *'6
Жнш№
которая сначала работала вИнстит^Нц,иЧ
Г Т П О ТЛ П П О П О О . -----
ства и права в Бабельсберге, a п тУ К' - J X' VЧw "
неполитическом журнале "Горизонт" ^
После того, как Бригитта Рихтер познак
лась со спикером СДПГ по внешнеполитт?'
ким вопросам Карстеном Фойгтом и у нихво
никли любовные отношения, Центр взял гщ
та на себя. Бригитта Рихтер проявляет мало
инициативы, чтобы передавать нам политичес.
кую информацию, полученную от своего дру.
га. Она использует связь с нами, чтобы и даль-
ше на законном основании по работе ездитьв
Западную Германию и Западный Берлин. Мы
обдумываем вопрос о том, чтобы прекратить
связь с ней. Мы вмешиваемся, когда замечаем,
что отношения между ними становятся все тес­
нее. Мы хотим воспрепятствовать тому, чтобы
Карстен Фойгт, - которого мы ценим как чело­
века сторонника равновесия и разрядки, попал
из-за возможной болтливости под перекрест­
ный огонь средств массовой информации.
Нам известно, что Гюнтер Реттнер, руково­
дитель Западного отдела Центрального Коми­
тета СЕПГ, лично знает спикера СДПГ по внеш­
неполитическим вопросам. Мы просим его
поговорить с Фойгтом. Тот поначалу выказы­
вает испуг, но просьбу не комментирует. В од­
ном из последующих разговоров Фойгт упо-
минает вскользь, что он любит свою подпугу и
имеет намерение жениться. Мы отн оси м ^ к
этому с уважением и завершаем сотрудн^е-
163

СТВО С Б р и г и т т о й Р и хт е р . П р и этом мы в спо­


минаем п р еж н его ведущ его п олитика из СДПГ
Хорста Емке, ж ен и вш егося н а чеш ке и н е о б р а ­
тившего вним ан ия н а то, чт о о н а бы ла связана
с секретной с л у ж б о й с в о е й страны. П о с л е пе­
ремен К арстен Ф о й г т и Бригитта Ри хт ер посту­
пают н е и наче, как идут в ЗАГС.
Н о мы в ы н о с и м п о л и т и ч е с к и е р еш е н и я и
отбрасываем в с т о р о н у перв ост еп ен н ы е инте­
ресы сек р ет н ой служ бы н е т ол ьк о тогда, когда
речь идет о л ю б в и и страсти. К о е для кого, кто в
с и лу п р и ч а с т н о с т и к г е р м а н о -г е р м а н с к о м у
п р о ц е с с у дум ает о т п р а в и т ь с я в путь н а свой
с т р а х и р и ск , мы д е р ж и м д в е р и открытыми.
Когда п р о ф е с с о р К у р т Б и д е н к о п ф п олуч ает
р азр еш ен и е н а врем ен н ую р аб о т у в Л ейпцигс­
ком университете, т о п р о и с х о д и т это благода­
ря н аш и м р еш и т е льн ы м действиям за кулиса­
ми. Когда ч л е н бундестага А нтье Ф о лльм ер без
о с ло ж н е н и й пр и бы вает в ГДР, т о это мы зани­
маемся тем, чт об ы откры ть двери.
Т аки м и акци ям и мы н е х от и м н и дестабили­
з и р о в а т ь З ап ад н у ю Г ерм ан и ю , н и дезавуиро­
вать вед ущ их ли ц . К о н е ч н о , мы не хотим также
л и к в и д и р о в а т ь ГДР. Н о с б л и ж е н и е о б о и х н е­
м е ц к и х государств и дальнейш ая разрядка на­
п р я ж е н н о с т и м ежду Западом и Востоком уже
в н а ш е м созн а н и и .

ПИД И ППР

В н а ч а л е 7 0 -х годов м о й ш еф Маркус Вольф


п о р у ч а е т мне, руководителю отдела I, коорди­
н и р о в а т ь о п е р а т и в н у ю р а б о т у Главного уп­
*
164

равления против ПИД и ППР. Г1ИД _ ^


вается у всех секретных служб социалист^1'
ких стран "политико-идеологическая л Чес'
сия", а ППР - это "политическая подрывн!^'
бота" противника. Эту часть нашей работы^'
дет центральная информационно-аналити
ческая группа министерства. Для Вольфа и меня
выполнение этого поручения относится не-
посредственно к нашей работе. Аргументация
очевидна. Противник сражается в "холодной
войне" с применением идеологического и пси­
хологического оружия. Радио и телевидение
Запада, а также увеличивающиеся личные кон­
такты с приезжающими из ФРГ влияют на граж­
дан ГДР. Мы должны вести разведывательную
работу в учреждениях, определяющих полити­
ческую стратегию, направление и содержание
влияния на Восток Какие действия скрывают­
ся, например, с практической точки зрения, за
провозглашенными Эгоном Баром перемена­
ми путем сближения? Министр иностранных
дел Отто Винцер сходу заклеймил это как "кон­
трреволюцию в войлочных тапочках".
Разведка концентрируется на отдельных
министерствах, которыми мы с давних пор за­
нимаемся по оперативной линии —примени­
тельно к ПИД мы называем их "руководящие
органы", на определенных ведомствах, подчи­
ненных федеральной власти, на землях и
партиях |р их мы обозначаем как "исследова­
тельские органы", на некоторых малочислен-
ных избранных центрах, прежде всего в сфере
средств массовой информации, - они зовутся
у нас "исполняющие органы". БНД относится
к о н е ч н о , к ним, так как ее знание состояния
общества в ГДР немало влияет на ПИД
В н ач але 7 0 -х год ов секретны е службы со­
циалистических стран приступают к более тес­
ному с от р уд н и чест ву в э т о й области. Ответ­
ственными являются подразделения контрраз­
ведки. О н и организую т к он ф ер ен ц и и по П И Д
проводимые каждые четы ре года. В январе 1974
года я леч у в Гавану, соответственно, четырьмя
годами п о з ж е э т о будут Будапеш т, Москва и
Берлин. О бнаруж ивается, что М ГБ занимается
этой п р о б л е м а т и к о й в с ам ом больш ом объе­
ме; и это касается качества и количества охва­
ченны х объектов противника.
Советская, польская, чехословацкая, венгерс­
кая и болгарская стороны хвалят действия ГДР,
но сами ограничиваю тся "Радио Свободная Ев­
ропа" и "Радио Свобода", сборны ми страны, эмиг­
рантскими организациям и и секретными служ­
бами. К точке зрения ГДР ближе всех лишь Куба
Румынию все равно никогда не приглашают.
В с ер ед и н е 8 0 -х годов министр Мильке тре­
бует в связи с П И Д и П П Р все больш е информа­
ц и и и з все б о ль ш е го чи с ла учреждений. В на­
ч а ле 1985 года мы получаем от него распоря­
ж е н и е п о д н а зв ан и е м "Б о р ь б а с вражескими
т оч к ам и и си лам и в оперативной зоне, работа­
ю щ и м и н а подры в ГДР и других социалисти­
ч е с к и х стран (к р ом е империалистических сек­
р ет н ы х служ б и крим инальны х банд по прода­
ж е л ю д е й )", р а з р а б о т а н н о е ц ен т р альн ой ин ­
ф о р м а ц и о н н о -а н а л и т и ч е с к о й группой . В
э том пам ф лете упомянуты 225 п ерсон и учреж­
дений.
Д о к у м е н т по своим требованиям
жен, что мы не воспринимаем в т * Й Ч
Наших оперативных сил просто Неа Ч
бы соответствовать ему. Да и исхода?’Ч
изложенных там соображений прост Ч
воречит нашей практике. Не любое oпnoPOt,,•
онное поведение, не любая высказаннаяSjjj^
ка, не любое негодование, не любой отказ^'
равняются и организуются извне. Многое, чГ
80-е годы происходит в ГДР, вне и внутриСЕПг
здесь же и взращено. Конечно, я не возражаю
не записываю свои сомнения, не ставлюэтопод
вопрос. Все снова идет своим социалистичес­
ким путем. Мы отдаем команду наблюдать за
новыми поименованными силами и реагируем
только тогда, когда что-то происходит.
Как во м н о ги х д руги х документах, здесь
тоже проявляется особенность немецких бю­
рократов. О н и исписывают бумагу, чтобы оп­
равдать свое существование. Если авторы вчи­
нах, то аккуратность прет еще педантичнее,
чем где-либо. ЦАИГ - это непрерывное произ­
водство. Ни один начальник не может все это
прочитать, едва ли кто-то и когда-то берет это
еще раз в руки после отметки о получении.
Этот документ ПИД тоже томится в моих пап­
ках с секретными документами, которые еже­
годно проверяются на наличие. Для повседнев­
ного использования в работе содержание
слишком сложное и тяжеловесное.
Но все безумие определений и формулиро­
вок не устраняет с пути расгш »^ . у у рмулиро
большой части н а ^ н и Г г а р
жалуются „а недостаточную'
167

стоянно у в е л и ч и в а ю щ и е с я о г р а н и ч е н и я п о
поездкам за г р а н и ц у , д е ф и ц и т в с н а б ж е н и и и
п р е д л о ж е н и и т о в а р о в п о в с е д н е в н о г о сп р о са ,
особенн о прод ук тов п е р в о й необходим ости,
которы е г д е -т о к аж у тся п р и в ы ч н ы м и . О б н а р о -
дуемые у с п е х и в п р о и з в о д с т в е и тем п ы р ос т а
явно п р о т и в о р е ч а т ф а к т и ч е с к и в озр аст аю щ и м
о щ ут и м ы м н е х в а т к а м . Д в у х к л а с с о в о е о б щ е ­
ство, в к о т о р о м о д н и и м е ю т за п а д н о г е р м а н с ­
кие м арки , а д р у г и е т о л ь к о м а р к и ГДР, с п о с о б ­
ствует в с е о б щ е м у р а з о ч а р о в а н и ю . Т е л е в и д е ­
н и е и р а д и о Ф Р Г п о д к р е п л я ю т в се э т о звоном
л и т а в р и б а р а б а н н о й д р о б ь ю . В е р н о , ч т о под
од н у л и ш ь м у зы к у н и к т о н е с о в е р ш а е т государ­
с т в е н н ы х п е р е в о р о т о в , н о п о д н е е л е г ч е м ар­
ш и р о в ат ь .
И е щ е, е с л и п р о и з о й д е т н е ч т о н е п о с т и ж и ­
м о е. Ч у т ь н е д о с м е р т и в ы м у ч е н н ы й ло зу н г
У ч и т ь с я у С о в е т с к о г о С о ю з а — зн ач и т учиться
п о б е ж д а т ь " в д р у г п о л у ч а е т в п р ы с к а д р ен али ­
н а и за х в а т ы в а е т м ассы . И — тут п р о и с х о д и т не­
ч т о н е в е р о я т н о е — с о в е т с к и й Генеральны й сек­
р е т а р ь с т а н о в и т с я в ы р а зи т ел ем надежд, запре­
щ е н о д и н с о в е т с к и й ж у р н а л , р еф орм аторские
м ы с л и п о Г о р б а ч е в у стан овятся контрабанди­
с т с к и м и . П И Д в д р уг п р и х о д и т с Востока.
Р е п р е с с и в н а я р е а к ц и я государства усилива­
е т н е б о л ь ш о е , н о р а с к о л о т о е внутри движение
з а г р а ж д а н с к и е п рава. С каждым днем о н о ста­
н о в и т с я в с е с и л ь н е е . П ит ат ельн ую почву под­
г о т а в л и в а е т п о л и т и ч е с к а я н е сп о со бн о ст ь ру­
к о в о д с т в а ГДР, е г о б е с с и л и е в восприятии дей­
с т в и т е л ь н ы х в за и м о с в я зе й и е го догматичес­
к ая зак о сн ел о сть .
168

С ледуя п о л и т и ч е с к о й задаче м г е ' ^ ' ' ' - '


ет р е п р е с с и в н у ю д е я т е л ь н о с т ь н
ственная идея, н е повседневны й n o n ^ W
о п ы т н а р о д а , н е п р о ц в е т а ю щ а я экг?4'* * »» 1
д о лж н ы с п лач и ват ь страну, а ее должен
в с в о и х о б ъ я т и я х н е к и й о р г а н безопэ 3* * аТь
В е р о я т н о , - как в эти д н и часто вслух в ы ^ ' '
ется м и н и с т р М и ль к е , - чтобы иметь кого**
"кто бы в ы п о л н я л гр язн ую работу и кого мо ° ‘
н о п р и в л е ч ь к ответственности".
И в н ов ь у д а р П И Д а. П о л и т б ю р о настаивает
на с в о ей т оч к е зр е н и я , ч т о все, что внутри стра­
ны н а п р а в л е н о п р о т и в п оли т и ческ ого сстроя, \
управляется извне. С уд ь б о н о с н ая ошибка.
Ч ем с и л ь н е е н а р а с т а е т гражданское движе­
ние, чем б о л ь ш е в ли ян и е, преж де всего, еван­
гели ческ ой церкви, тем сп еш н ее партийно-го­
с у д а р с т в е н н о е р у к о в о д с т в о ф орм улирует за­
д ачу д л я Г л а в н о г о у п р а в л е н и я . М ы должны
доказать, ч т о за всем к р о ю т с я правительства*
партии, п о л и т и ч е с к и е институты и организа­
ции, б о л е е того, разведслуж бы стран - членов
НАТО. Служ ба в неш ней р азведк и для отмывки
зак оснелы х п оли т и ков. Э т о п о р у ч е н и е невы­
полнимо. Ж есткая критика, что мы выполняем
его недостаточны м об р азом .
Конечно, мы получаем сведения о действи­
ях и контактах партий, п о л и т и ч ес к и х и р ел и ­
гиозных кругов и отдельны х лиц , о б и х п о л и ­
тическом влиянии и м атериальной поддержке
оппозиционеров в ГДР. Н о мы н е можем дока­
зать изготовление секретными служ бам и стрел,
которыми потом стреляет оппозиц ия. И с к лю ­
чен и ем является Р а й н е р Э п п ел ь м а н н . К ак и
ЯВНЫ Й отдел II (контрразведка М ГБ), мы от-
баты ваем доказательства того, что Эппель-
мнн постоянно с 1980 года нелегально встре­
ч а е т с я с сотрудниками Ц РУ, работаю щ им и в

п о с о л ь с т в е С Ш А лю д диплом атическим п р и ­

кры тием . . >


Ирония судьбы: тот факт, что мы не находим
несуществующий контрреволю ционны й
центр, подталкивает партийно-госуд арствен­
ное руководство к пр и н ят и ю п оли ти ческ ого
решения по оппозиции. Когда речь идет о том,
могут ли снова вернуться в ГДР Бербель Болей,
Вера Волленбергер, В е р н ер Ф иш ер и другие, мы
должны] играть реш аю щ ую роль. Связи с раз­
ведслужбами у этих лю дей нет, сигнализируем
мы. v :
Такая и н ф ор м ац и я, пози т и вн ая для сам их
людей, может обернуться для нас обвинением,
что; мы не служ ба вн еш н ей разведки, потому
что вовлечены в осущ ествление внутреннего
подавления. Да, мы относимся к МГБ и обязаны
выполнять все приказы и распоряжения, в том
числе и п о уничтожению внутренней оппози­
ции тоже. Н о наша важнейшая легитимная за­
дача состоит в том, чтобы выявлять влияние на
ГДР лиц, живущих за ее пределами. К ним отно­
сятся лица, лиш енные гражданства, или сбежав­
шие диссиденты. Нас интересует не то, чем за­
нимаю тся на Западе В о ль ф Бирм анн, Ю р г е н
Фукс и ли Роланд Ян, а то, что о н и делают п р о­
тив ГДР. Это в рамках закона. П о БН Д и ли служ­
бе п о охр ан е конституции мы знаем, как интен­
сивно о б е службы интересуются бывшими де­
ятелями КПГ и ГКП, к оторы е п е ресели ли сь в
ГДР. С т о ч к и з р е н и я с л у ж б Ф Р Г _ ^
н о е дело. 0 HoPMa^
М н о г и е д е я т е л и к ультуры , покинувш»
н а с н е и н т е р е с у ю т . П р о с т о потом у ч т о Т ^
ж е л а я т о г о , ц е л е н а п р а в л е н н о воздействий1*
ГДР. Развед ке, н а п р и м е р , в о о б щ е дела нет дом На
ф р е д а К р у г а и л и А н г е л и к и Дом резе, или Хил*
м а р а Т а т э и м н о г и х д р у г и х деятелей культур^
Е с т е с т в е н н о , м ы р а б о т а е м вместе с подраз.
д е л е н и я м и к о н т р р а з в е д к и , оказываем помощь
п о с л у ж б е в с о о т в е т с т в и и с т ем и или иными
за д а ч а м и . Е с л и м ы ч т о - т о узн ае м о фирмах по
о к а з а н и ю п о м о щ и в п о б е г а х , т о сообщаем туда
о б это м . М ы т а к ж е и н ф о р м и р у е м контрразвед­
ку, ч т о б ы у б е р е ч ь н а р о д н о е х о зя й ст в о от по­
терь, ч т о б ы д а т ь о т п о р т е р р о р и с т а м и если ус­
т а н а в л и в а е м к о н к р е т н ы е с в я з и секретных
с л у ж б с д в и ж е н и е м з а г р а ж д а н с к и е права.
Р а б о т а н а ш и х а г е н т о в в н у т р и ГДР приоста­
н о в л е н а д а ж е н а с б о р и н ф о р м а ц и и для контр­
разведки. Н о м ы и н е в е р б у е м н и е д и н о го граж­
д а н и н а ГДР с ц е л ь ю р а б о т ы в н у т р и страны. Всех
агентов в ГДР м ы п о д к л ю ч а е м к в н е ш н е й опе­
ративной работе.

АКТИВНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ

В н а ч ал е 8 0 -х год ов в се б о л ь ш е о т д е л о в п о ­
ступает в м о е п о д ч и н е н и е . С р е д и н и х - отд ел
X (Активны е м е р о п р и я т и я ). П о з д н е е я б у д у р у ­
ководить им н е п о с р е д с т в е н н о .
П овторяю то, ч т о М ар к ус В о л ь ф ут в ер ж д ает
в своей книге "Ш е ф разведки в т а й н о й
отдел X н е б ы л от д ел ом л ж и и с о з н а т е л ь н о г о
ия в заблуждение в классическом Смыс­
л о в а "дезинформация". В
мы хотим оказывать нам ного больше влия-
я на отдельные личности, учреждения и по-
ш т г ч е с к и е процессы и используем при этом,
faic правило, факты, добытые и официально, и
неофициально. И х собираю т другие оператив­
ные отделы Главка в госаппарате, политичес­
ких партиях и организациях, секретных служ­
бах и в средствах м ассовой инф орм ации ФРГ и
Западного Б е р ли н а . К н ам стекаются данные
главного отдела III (Радиоразведка МГБ). В за­
висимости от п о т р е б н о ст е й и целей мы сме­
шиваем ф акты с д е зи н ф о р м и р у ю щ и м и или
дезо ри ентирую щ им и ф орм улировкам и. Это
соверш енно не относится к специфике рабо­
ты Главного управления. С самого начала сво­
его существования ГДР является целью "психо­
логического ведения борьбы ". Путем акций с
воздушными ш арами и листовками, в радиопе­
редачах западногерм ан ск ой и союзнической
сторон ч ер ез границ у целенаправленно засы­
лаю тся п олуп р авд а и ложь. Наш и "Активные
мероприятия" направлены, в первую очередь,
против бы вш их нацистских палачей, которые
в ФРГ вновь о б р ел и солидное положение. Мы
п ридум ы ваем нечт о против приспеш ников
"хо ло д н ой войны" типа Герхарда Левенталя, на
д ли т ельн ы й период против Ф р ан ц а-Й о зеф а
Ш трауса, Альфреда Дреггера, В ернера Маркса
и Акселя Шпрингера. Еще у нас на прицеле сек­
ретны е службы противника - БНД, федераль­
н ое ведомство п о охр ан е конституции и воен­
ная контрразведка, а также и х руководители.
172

Мы оказываем влияние на увеличение


сивных сил в партиях и организация^011**'
Неонацистской деятельности в фрр
пцаем себя в первую очередь. С середина П
, о.
и до 1987 года через писателя Бернта Энг
манна мы оказываем влияние
ЯННЯ ММ RITMCTUM
на "Комитет
P tro _
___
___
ппе
сы "Демократическая инициатива" и журн^
"Взгляд направо". Оба издаются публицист^
Куртом Хиршем, преследовавшимся при наци-
стеком режиме. Эти издания ставят заслон пра­
ворадикальному и ультраконсервативному те­
чениям в ФРГ. Как и в других инициированных
нами и находящ ихся под нашим влиянием
пресс-службах, мы действуем здесь не в оди­
ночку. В СДПГ поддерживают Хирша идейно и
материально. Лишь в немногих случаях отдел
X выпускает абсолютные фальшивки. За одну я
несу ответственность. В связи с мистической
смертью Уве Баршеля в 1987 году мы составля­
ем в апреле 1988 года письмо, содержащее под­
пись Баршеля. Оно адресовано председателю
ХДС земли Шлезвиг-Гольштейн и федерально­
му министру финансов Герхарду Штольтен-
бергу. Пишущий приписывает Штольтенбер-
гу, что он якобы знал об интригах против Бьер-
на Энгхольма. Хоть это и вымысел, но мы неда­
леки от истины. Это позже публично подтвер­
дит фрау Баршель. Она знает, что с той же да­
той ее муж направил письмо Герхарду Штоль-
тенбергу.
М ы посы лаем н аш е п и с ь м о в м есте с д р у ги ­
ми на телеканал А РД и р а д и о с т ан ц и ю " Н о м -
д о й ч е р Рун д ф ун к ". Р е д а к ц и и п о р у ч а ю т э к с п е п -
т ам п р о в е р и т ь п о д л и н н о с т ь . Р е з у л ь т а т в с е в
яке Когда после 1 9 9 0 года участвующие
00 оны выпускают кота из мешка, на радио-
^андии "Норддойчер Рундфунк" царит сковы­
вают*1** ужас. I
Почему мы пиш ем это письмо? Сразу же пос-
е смерти Уве Б а р ш еля для средств массовой
информации п р ес т у п н и к и определены . Кто,
как не МГБ, может соверш ить такое преступле­
ние? Письмом мы ли ш ь реагируем на подтасов­
ку. Обвинения, увы, н е прекращ аю тся и в пос­
ледующие годы. Вм есто того, чтобы понастой­
чивее вести пои ск в БНД, израильском МОССА-
Де и ам ериканском Ц РУ, колея вновь и вновь
прокладывается в наш ем направлении.
С середины 7 0 -х и до середины 80-х годов у
нас накапливается м атериал на деятелей ХДС
Эберхарда Д ипгена, Клауса-Рю дигера Ландов-
ски и П етера Китгельманна, работавш их преж­
де в Западном Б ер ли н е в объединении адвока­
тов. Эти т р о е сотрудничаю т с криминальны­
ми организациям и, пособничаю щ им и в побе­
гах, предоставляю т паспорта и пропуска. Наш
агент п од псевдоним ом "Люфт", дипломиро­
ванный политолог, проживающий и работаю­
щ ий в Западном Берлине "свободным" журна­
листом, х о р о ш о знает эту троицу и многих дру­
ги х деятелей в Западном Берлине и ФРГ. В 1978
- 1979 г о д а х п о заказу и лл ю с т р и р ов ан н о го
ж ур н а ла "Квик" о н ведет поиск фирм, помога­
ю щ и х в организации побегов, а также государ­
ственны х и общественных институтов и част­
н ы х лиц, участвующих в этом деле. В процессе
п ои ск а о н наталкивается на эти х т рех адвока­
тов и м олоды х п олитиков из ХДС. Запланиро-
вано несколько статей. Когда "Квик"
что поиск чреват скандалом, главная £ ° 3Haei
останавливает проект. "Люфт" получает’'4"1'
бающий гонорар в качестве компен«„Под°'
1985 - 1986 годах этой проблематикойюпВ
занимается политический журнал публичн
правового телевидения. "Люфт" должен внес!*
свою лепту в расследование. Эберхард Дип^н
и Клаус-Рюдигер Ландовски узнают об этом
Они призывают "Люфта", вступившего между
тем в ряды ХДС, подтвердить в письменном
виде, что он не располагает никакими данны­
ми по их личностям в связи с фирмами по ока­
занию помощи в побегах. После разговора со
своим ведущим офицером "Люфт" пишет для
столпов общества требуемую смехотворную
записку. Почему? Мы могли бы 'Люфта , под­
держивающего весьма интересующие нас кон­
такты, списать со счетов, если бы он сделал ре­
зультаты своего расследования достоянием
общественности. А так он поручается за трех
влиятельных политиков и передает нам даль­
ше важную информацию.
В п р о ч е м , " Л ю ф т " д о л ж е н б ы л налади т ь,
преж де всего, к он т ак т ы с т о г д а ш н и м госсекре­
т арем ведом ства Ф е д е р а л ь н о г о к а н ц л е р а п р о ­
ф ессором Вальдем аром Ш рекенбергером .
Ш рекенбергер, ш к о льн ы й д р у г и д о в е р е н н о е
л и ц о ф ед ер а ль н о г о к а н ц л е р а К оля, в 1982 году
становится г о ссек рет ар ем и ш е ф о м ведом ства
ф ед ерального к ан ц лера. В 1984 г о д у К о л ь с с о ­
рится с о Ш рек ен б ер геро м , за м е н я ет е г о н а п о
сту ш еф а ведомства к а н ц л е р а и д е и ж и т
1989 года ли ш ь для о с о б ы х п о р ^ ^ е г о д о
Щ Ш Ш Ш Ш был отстранен от должности,
а из-за п р оф е сс и он а ль н ы х проблем . В
яКйггвительности одурачивание прежнего за-
левного друга связано с аф ерой с подводной
дкой. В это неприятное дело впутаны Феде­
ральны й канцлер Коль, министр иностранных
лея Геншер, министр обороны Герхард Штоль-
тенберг и н ач альн и к о т д ела министерства
Хорст Тельчик В 1983 году с Западной Герма­
нией ведет переговоры Ю жная Африка. Режим
апартеида нуждается в документации и персо­
нале для строительства подводных лодок и со­
ответствующей верфи. Это, однако, противоре­
чит решению Совета безопасности О О Н 1977
года, в котором наложено эмбарго на оружие и
вооружение для Ю ж но-Аф риканской Респуб­
лики. О ф ициально правительство ФРГ в 1983
году отвергает просьбу Ю ж ной Африки.
Неоф ициально же идет поиск приемлемо­
го пути. Канцлер ФРГ Коль отдает распоряже­
ние Тельчику и Ш рекенбергеру проверить си­
туацию, включая возможность поставки гото­
вых подводных ло д о к В июне 1984 года дело
доходит до заключения договора с Южной Аф­
рикой немецкими фирмами Ховальдсверке-
Дойче-Верфт А О (ХДВ) и Инженерная конто­
ра Лю бек (ИКЛ). Франц-Йозеф Штраус посвя­
щен в это дело целиком и полностью и, со сво­
ей стороны, держит в своих руках политичес­
кие и экономические нити. Ведь речь идет о
более чем 100 миллионах западногерманских
м арок Без согласия Совета безопасности ФРГ
западногерманские фирмы ХДВ и ИКЛ постав­
ляют документацию Ю жной Африке.
у
176

В ноябре 1986 года в прессе вдруг Всп


ют сообщения об этом нелегальном в о ^ 1'
бизнесе. Газета "Килер Нахрихтен"пишет'р°м
екты строительства подлодок ХВД в Претоп,
Этим делом занимается бундестаг. ФракцИ"
СДПГ и "зеленых" добиваются подключен!!!
комитета по расследованиям, который не при
ходит ни к каким выводам. Представители пра'
вительства прячутся, молчат или ничего не зна­
ют. Тельчик и Шрекенбергер отправляют до.
кументацию в бумагорезку. Рассмотрением дел
против представителей правительства в связи
с противоречащими присяге лживыми заявле­
ниями, а также против Федерального канцле­
ра Коля, прокуратура не занимается. Все ухо­
дит в песок. Окончательно ничего не выясне­
но. Мы больше не можем выносить на суд об­
щественности информацию об этом скандале
и запутанных в нем высокопоставленных ли­
цах из правительства ФРГ. Мы тоже отправля­
ем нашу папку в 1989 - 1990 годах в бумагорез­
ку, хотя совсем по иным соображениям, неже­
ли Тельчик и Шрекенбергер. К сожалению, так
как она пролила бы кое-какой свет на аферу с
партийными деньгами и "левыми" счетами.
"А кт и в н ы е м е р о п р и я т и я " э ф ф е к т и в н е е все­
го ос у щ ес т в л я ю т с я , к о г д а з а д е й с т в о в а н а т р е ­
тья с т о р о н а . В с и л у с в о е г о п р о ф е с с и о н а л и з м а
о с о б е н н о п о д х о д я т ж у р н а л и с т ы . С н и м и мы
у с п е ш н о о с у щ ес т в л я ем н е м а л о м е р о п р и я т и й .
Здесь ум ест н о в сп о м н и т ь о "Звезде". О т д е л X с
п о м о щ ь ю так н а з ы в а е м ы х " л е г а л ь н ы х к о ы т "
п од дер ж и вает м н о г о ч и с л е н н ы е к о н т а к т ^
р еж д е н и й ГДР с з а п а д „ ы м „ ж у р н а ^ ^ Г м
них открывает каналы для распростра­
н я я целенаправленной информации.
Нео«*ицеры по особым поручениям, находящи-
она ключевых позициях, таких, как пресс-
^ужба Правительства ГДР, фактически содей­
ствуют тому, чтобы свести с Главным управлени­
ем разведки каждого приехавшего журналиста.
Мало кто из журналистов не видит этого или, по
меньшей мере, не догадывается. Однако они идут
на это, ибо тоже хотят узнать интересные вещи.
Мы же держим ухо востро, дабы не попасться на
запущенную к нам дезинформацию.
Мы, в основном , долж ны ограничиваться
журналистами, приезжаю щ ими на короткий
срок В соответствии с задачами МГБ журнали­
стами, аккредитованными на длительный срок,
занимается главный отдел И (Контрразведка).
В связи с тем, что его руководство во всяком
журналисте видит потенциального шпиона, за
ними отменно следят и на работе, и в частной
жизни. Если ГО И становится известна даже ма­
лейшая попытка Главного управления прибли­
зиться к аккредитованному западному коррес­
понденту, возникает скандал. Однажды я сам
прохож у через это.
Когда Фритц Пляйтген в 1977 году покидает
свой корреспондентский пункт в Москве и ста­
новится руководителем студии АРД в ГДР, наш
оф ицер связи от КГБ подсказывает мне с упре­
ком: "С Пляйтгеном можно говорить, это сто­
ит того". Зная возможности советской развед­
ки по организации встреч с западными журна­
листами в Москве и других местах, намек вос­
принимаю всерьез.
178

Несмотря на неприятие ГО II нашей


я провожу поиск в регистратуре МГБ и01^ 6^
что ГО II уже охватил Пляйтгена. Сразу ж ^ 10’
звонит первый заместитель министра ген МНе
Бруно Беатер. Я принимаю к сведению его пп^
каз о прекращении всех дальнейших действий
касающихся Пляйтгена. "Пойми же, что все за
падные журналисты - это потенциальные щпи-
оны и поэтому входят в сферу задач ГО II", - р^.
дается из трубки. Так мы должны были отказать­
ся от интересного и умного собеседника.

РАВНОВЕСИЕ ПАНИКИ

В середине 1982 года я лечу в Москву. Со


мной в самолете сидят руководители подчи­
ненных мне подразделений. Время от времени
шефы соответствующих оперативных направ­
лений встречаются поочередно в СССР или в
ГДР для обмена опытом и идеями. Во время
пребывания в Москве меня принимает для бе­
седы заместитель Председателя КГБ и руково­
дитель ПГУ ВАКрючков.
Мы сидим в его кабинете на втором этаже
здания ПГУ в Ясенево, расположенного непос­
редственно перед юго-восточным отрезком
МКАД. Кроме нас, в помещении находится еще
русский переводчик, знакомый мне с давних
пор. Я знаю Владимира Крючкова довольно
длительное время, но сегодня мы впервые раз­
говариваем с глазу на глаз.
Шеф внешней разведки, старше на 5 лет ве-
ликои державы - Советского Союза, ведущей
силы Варшавского Договора, знает, как хоро
179

nio сыграть выпавшую ему роль. Он ценит ре­


зультат ы работы более маленького партнера
и знает, какое участие в этом принимает совет­
ская служба. Это в немалой степени определя­
ет непринужденную дружескую атмосферу.
Мы очень хорошо подходим друг к другу по
характерам. Встречаемся без притворных лю­
безностей, разговор ведем открыто и прямо­
линейно. Мы можем доверять друг другу и сдер­
живаем обещания.
На сей раз Крючков поражает меня. Вопре­
ки своей обычной привычке начинать разго­
вор издалека, он со всей серьезностью и насто­
ятельностью отдается одной теме: размеще­
нию ракет в Западной Европе. Конечно, я под­
готовился и к этому. Но он говорит нечто, что
является полной неожиданностью для меня.
Он ведет речь о предстоящем ракетно-ядер­
ном ударе государств - членов НАТО и ссыла­
ется на серьезные результаты разведки его
службы. Я ошеломлен. От Томаса Руппа ("То­
паз"), присылающего с 1979 года сообщения
из штаб-квартиры государств - участников
НАТО в Брюсселе, не поступало никаких соот­
ветствующих этому сообщений. Конечно, Ев­
ропа находится в лихорадке ракетного воору­
жения. Еще 12 декабря 1979 года союз НАТО
принял решение о размещении 108 ракет сред­
него радиуса действия "Першинг II" в Западной
Германии и 464 крылатых ракет "Гриффин" в
прочей Западной Европе. С 20 января 1981
года* с того дня, как Рональд Рейган принес
присягу президента, он агрессивно форсиро­
вал военную политику против Советского Со-
12*
180 1
юза. После одного выступления по
нию, подумав, что микрофоны отютиЛСв,%
пошутил:"Мы начинаем бомбардИпо«НЦо1
имел в виду Советский Союз) через пя ^
нут". Ть %
В Западной Германии "зеленые" подали
явление против Правительства ФРГ, так как^
вое оружие США, которое должно с 1983 ^
размещаться в Западной Германии, "исключи?
тельно и однозначно обладает свойствами
оружия первого удара". Западногерманское
движение борцов за мир усиливается из-за ра­
стущей угрозы атомной войны, но она не сто­
ит у порога. Шеф советской разведки, напро­
тив, видит мир вплотную перед началом тре­
тьей мировой войны. Так он мне об этом и го­
ворит. Поэтому Генеральный секретарь Лео­
нид Брежнев, якобы, приказал провести опера­
цию секретных служб под названием "РЯН (ра­
кетно-ядерное нападение). Советские рези­
денты в государствах НАТО сообщают в 14-
дневном ритме о возрастающей опасности
развязывания войны. Крючков требует от Глав­
ного управления разведки, как и отвсех других
разведслужб стран - участниц Варшавского До­
говора, активно и интенсивно участвовать в
главной разведывательной операции "РЯН".
Для меня это приказ.
Мы включаем эту главную задачу в нашу дея­
тельность. Удается нам это легко, потому что
занимаемся этим давно с целью исключения
любого милитаристского сюрприза Из лпю/
ментов высочайшей секретности, добытьtv « Г
шими разведчиками, мы уже знаем- НАТО
оа государств - ч ле н о в В ар ш ав ск ого Д о -
436 оа с п р и м ен ен и ем о б ы ч н ы х вооруж ений,
Г°анирует н е т о л ь к о п ерв ы й уд ар с п р и м е н е ­
нием дцерного оруж ия н а т е р р и т о р и и против­
ника но и в р ам к а х с в о е й стр ат еги и "гибкого
р е а г и р о в а н и я " даж е н а с о б с т в е н н о й т е р р и т о ­

рии.* - : 1’’ *' '■


Опубликованны й с ц е н а р и и угрозы западно­
го союза также р е з к о п р о т и в о р е ч и т собствен­
ны м оц ен кам с и т у ац и и . В о п р е к и п у б л и ч н о й
пропаганде, Н А Т О и с х о д и т и з того, что Совет­
ский Союз, а вместе с н и м и государства В а р ­
шавского Д ого во р а, н е нам ереваю тся нападать
на Западную Европу. Ш т а б н ы е о ф и ц е р ы н а За­
паде не рассчиты ваю т н а м асси р ов ан н ы й и ог­
р ан и ч ен н ы й у д а р с п р и м е н е н и е м о б ы ч н ы х
вооруж ений. Судя п о д о к у м е н т а м к о м а н д н о ­
штабных учений, Н А Т О н е и с х о д и т из того, что
Варш авский Д о г о в о р п л а н и р у е т нанести п е р ­
вым ядерны й удар, ск орее, о н идентично среа­
гирует н а яд ер н ы й уд ар противника.
Для н ас "Р Я Н " с т о и т н а повестке дня, и мы
передаем наш и м соответствующ им служебным
п од р азделениям к р и т е р и и для разведки. Еже­
месячно мы направляем в М оскву наш отчет, в
тот ж е п е р и о д п р и х о д и т отчет оттуда.
У ж е вск оре подтверждаются наш и преж ние
данны е. М н о г о е из того, что пр и сы лаю т р а з ­
ведчики, вписы вается в п р о б ле м у , н о н е п о с ­
редственная угр оза войны н е просм атривает­
ся. Е сли бы о н а была, мы бы з н а л и это сов ер ­
ш ен н о т о ч н о от Р а й н ер а Руппа ('Т о п а з "), дей­
ств ую щ его в Ц е н т р е Н А Т О . Результат: наш и
еж ем есячны е отчеты п о "РЯ Н " становятся все
182

скуднее, а с советской стороны вообще


ходят. Не«Рн.
Когда Крючков в 1987 году приезжает. т„
завожу с ним об этом разговор, я надею ^
он подтвердит наши данные и согласите^
то, чтобы прекратить широко развернув
разведку в этой области. Своим выяснение^
достигаю прямо противоположного. Он уц08
ляет нас не ослаблять усилий и отдает распо­
ряжение о том, чтобы мы вновь ежемесячно
получали отчеты. Несмотря на нового Гене­
рального секретаря, Москва, по-видимому, и
дальше пестует мысль о внезапном нападении.
Я виж у зд е с ь две проблем ы . Несмотря на
п р о в о згл а ш е н н у ю политическую оттепель в
п р о ти в о сто я н и и между Востоком и Западом,
"холодная война", разумеется, еще не оконче­
на, и оп асн ость воен н ого конфликта не пол­
ностью устранена. Бдительность уместна, но
все же с больш им пониманием реальности.
Кроме того, мне неясно, то ли непробивае­
мые военные стратеги твердо держат полити­
ческое руководство в Москве в своих руках, то
ли Кремль сам подталкивает военных к таким
мерам, чтобы противодействовать сближению
Востока и Запада. И ли же приближающуюся
опасность для реально существующего совет­
ского общества предчувствуют некоторые ве­
дущие члены п ар тий ного руководства? Им
нужна причина, чтобы усилить военно-про­
мышленный комплекс? Мы испытываем все
средства, чтобы едедать НАТО прозрачной д м
советской стороны с целью избежания ^
ных оценок и решений. Такие и с т о ч н и к
как
о йнео Р у п п ("Топаз") в НАТО, Петер иХайд-
\ т Краут ("Зигфрид" и "Кримхильд") в фир­
мах производящих вооружение, Дитер Фойер-
ш т а й н ("Петерманн") из МББ и другие посто­

я н н о передают самые секретные документы.

Мы и Москва, получаем обзоры как военно-по­


литического и стратегического планирования,
так и военной техники. Политики могут реаль­
нее оценивать военную ситуацию, чтобы удер­
живать равновесие между Востоком и Западом
и стабилизировать отношения между блоками.
Когда НАТО в 1999 году начинает воздушную
войну против Югославии, четко проступают
элементы командно-штабных учений "Вин-
текс-Симекс" 1988 года, по которым мы вели
разведку. Тогда союз НАТО разыграл советское
руководство во главе с Горбачевым с военной
интервенцией в Югославии, которая имела бы
следствием военный конфликт с вариантом
первого атомного удара НАТО. Цели в ГДР,
Польше и ЧССР были определены. Одна из них
называлась Дрезден. В 1999 году НАТО не нуж­
но больше опасаться, что внутренние конф­
ликты Югославии из-за вмешательства Восто­
ка и Запада станут международными и выйдут
из-под контроля. Блок НАТО силен, Россия сла­
ба. Опасное мышление для Европы и мира.

СТЕКЛЯННАЯ БНД

Секретные службы Западной Германии


оживляются. Атаки на нас в 80-е годы усилива­
ются. Это результат выполнения задачи, по­
ставленной Клаусом Кинкелем 1 января 1979
184

года, когда он стал президентом ФеяРп


разведывательной службы (БНД). с п н°й
человеческих источников и развертьМОЦ<Ь|0
электронной разведки он хочет шипеа»НИ!|
дриться в ГДР и весь восточный блок Ппе
ники Кинкеля - Эберхард Блюм с 1983 года1'
Ханс-Георг Вик с 1985 года - усиливают веп
бовку источников в ГДР. Мы это быстро уста!
навливаем. С давних пор мы занимаемся про-
тивником не в общем, а концентрируемся на
направлениях, по которым проводятся реаль­
ные активные действия против ГДР и других
стран Варшавского Договора. Чем лучше и по­
стояннее мы собираем сведения о Федераль­
ной разведывательной службе, Федеральном
ведомстве по охране конституции и некото­
рым его земельным бюро, а также военной кон­
трразведке, тем больше мы готовы к эффектив­
ному отражению. Мы увеличиваем информа­
ционный спектр через имеющиеся источники
и открываем новые возможности для расши­
рения объема сведений. Мы точно знаем оцен­
ку Федеральной разведывательной службой
политической ситуации, располагаем конк­
ретными сведениями о том, как все секретные
службы ФРГ организуют свою агентурную ра­
боту. Поэтому нам легко удается парализовы-
вать операции разведслужб.
БНД усиленно старается вербовать служа­
щих Министерства госбезопасности, в основ­
ном Главного управления разведки, и руково­
дящих сотрудников ННА, народной полиции
госаппарата и народного хозяйства ’
Зятю Маркуса Вольфа предлагают 500000
185

адногерманских м ар ок . О н отказывается.
О б одном сот р уд н и ке с ек т ор а п о науке и
т е х н и к е Главного управлен ия известно, что он
н е справляется с д о в о л ь н о слож н ы м и сем ей­
н ы м и проблем ам и. К он т ак т н о е л и ц о хоч ет
поставить его п е р е д свер ш и в ш и м ся фактом,
з а к л а д ы в а е т тайник, передает заш иф рованны й
материал и обещ ает в ы сокие ф и нансов ы е ас­
с и г н о в а н и я . Вербуем ы й отказывается.
В нашем посольстве в В е н е военны м атташе
работает сын бы вш его м и н и ст ра об о р о н ы ГДР
Х айнца Х о ф ф м а н н а . Ем у а г е н т п р е д л а г а е т
один м и л л и о н з а п а д н ы х м а р о к . Х о ф ф м а н н
отказывается.
Также в Вене агент БН Д ведет водителя шта­
ба военны х атташе ГДР. С к о л ь к о -т о лет назад
он был зав ербован м естны м и служ бам и в пе­
риод работы в Ш вейцарии, а п о с ле перевода в
Австрию его использует БНД. О н будет аресто­
ван в ГДР и осужден.
В Австралии сотрудники БН Д пытаются за­
вербовать дипломата из ГДР. О н и действуют с
помощью удостоверения МГБ, служ ебного за­
дания от МГБ, на к о т о р о м подделанная п од­
пись Мильке, и других ф альш ивок Гражданин
ГДР сообрази л, в чем дело, и ушел от объятий
секретной службы.
В Н орвегии ж ене посла ГДР под давлением
предлагают сотрудничество. О н а отказывается.
Ежегодно мы регистрируем до 40 таких п о­
пыток. М инимум 20 исходят от ф ед еральной
р азв е д ы в ат е льн о й служ бы . М ет о д п р ос т ой .
М н о го денег в игре, политическое давление и
ш антаж Конечно, нас жутко интересует, удас­
186

тся л и Б Н Д в н е д р и т ь в М и н и ст ер ст в о гогк
п а с н о с т и т а к н а з ы в а е м ы й внутренний
н и к У с л у ж б ы н и ч е г о н е получается. БНД ^
м и п ы тается скры ть св о ю н е с п о с о б н о с т ь ^ '
э т о м у в н о в ь и в н о в ь в н у ш а е т нам, а, вероя^°
и с е б е , ч т о Ш т и л л е р б ы л е е агентом в течени’
м н о г и х лет . Л и ш ь п о с л е п е р е м е н Федеральной
р а з в е д ы в а т е л ь н о й с л у ж б е и Федеральному ве­
д о м с т в у п о о х р а н е к о н с т и т у ц и и удастся нанять
н е с к о л ь к о п р е д а т е л е й и з ч и с л а сотрудников
Г л а в к а . Д е ш е в ы й т р и у м ф , к о т о р ы й дорого
о б о й д е т с я н а ш и м р а з в е д ч и к а м и источникам,
н о уж е в о б ъ е д и н е н н о й Г е р м ан и и .
Ф е д е р а л ь н а я с л у ж б а р а з в е д к и пристрели­
в ае т ся к а к к Г л а в н о м у у п р а в л е н и ю разведки,
т ак и к с л у ж б а м б е з о п а с н о с т и и государствен­
н ы м у ч р е ж д е н и я м д р у г и х с т р а н Варш авско­
г о Д о г о в о р а . Ч е р е з н а ш и и с т о ч н и к и мы узна­
ем и м е н а а г е н т о в в С С С Р , П о л ь ш е , Венгрии и
Б о л г а р и и . В Г Д Р м ы н е к о т о р ы х раскрываем.
М ы и л и п е р е в е р б о в ы в а е м и х к а к двойны х
а ге н т о в , и л и п р о с т о к о н т р о л и р у е м . Т ак мы
у з н а е м г л а в н ы е з а д а ч и п р о т и в н и к а и знаем
и н ф о р м а ц и ю , к о т о р у ю о н п о л у ч а е т . В н еко­
торы х случ аях мы п ром ахи в аем ся. М ы опре­
деляем п р е д а т е л ь с т в о и е г о м асш т абы , н о нам
н е уд ает ся р а з о б л а ч и т ь а г е н т а и з - з а от с у т ­
ствия в е с к и х д о к а з а т е л ь с т в . В о в с е х п о д о б ­
н ы х о п е р а ц и я х мы т е с н о с о т р у д н и ч а е м с ГО
II (К о н т р р а з в е д к а ).
К он еч н о , мы пы таемся в н ед р и ть в Б Н Д все
б ольш е источников. Д ля э т о г о мы п ол уч а е м
м ассу свед ен и й о б о л ь ш о м к о л и ч е с т в е ш тат
н ы х сотрудников в Ф Р Г и за рубеж ом . Прямая’
187

бовка со т р у д н и к о в Б Н Д в п о сл ед н и е годы

н е удается.
Мы пытаемся сделать это окольными путя-
и Мы целенаправленно вводим внештатных
агентов ГДР, завербованны х нами и большей
частью также контрразведкой МГБ, в поле зре­
ния противника. Пять граж дан ГДР, все вне­
штатные агенты для работы с противником,
вербуются БНД, не зная друг о друге. Они абсо­
лютно надежны, ч т о является безусловной
предпосылкой успеха. Мы можем начинать так
называемую "игру в информацию".
Четверо из пяти завербованных БНД, с кото­
рыми мы им еем д е ло , р аб от а ю т непосред­
ственно в секции 12 В (Политика ГДР) в Центре
в Пуллахе, один — в ф илиале ВВ 10 в Бремене.
Мы знаем, ч т о сотрудники БНД ведут не по од­
ному агенту, а по несколько. В одном случае их
пять. И все пять — наши внештатные агенты.
Годами мы снабжаем БНД информацией в
зависим ости от п оставленны х задач. Наши
агенты, разум еется, в деталях сообщают о
встречах со своими кураторами. Таким обра­
зом, мы можем наблюдать, как они работают,
кое-что узнавать об их политических взглядах,
п роф ессиональной квалификации. Их духов­
ная и частная жизнь вскоре перестают быть для
нас тайной. Сравнение методов работы тоже
дает интересные результаты. Сотрудники БНД
встречаются с агентами ГДР (н а самом деле,
нашими внештатными агентами), как правило,
в третьих странах.
В итоге мы решаемся сделать предложение
ведущим. У нас в руках три козыря. Как они дол-
188

ж ны объяснит ь с в о е й с л у ж б е т о т факт ч т
дам и и м е л и д е л о с ГРУ, бы ли
д е н и е и д е з и н ф о р м и р о в а н ы ? Сю да прибам
ются н а ш и в н у т р е н н и е с в е д е н и я о б и х прома
х а х в сл у ж е б н о й и ч а с т н о й с ф е р а х А в третьих
м ы делаем п р е д л о ж е н и я п о финансам.
Н а ш и о п е р а ц и и п о вер б овк е мы начинаем в
Австрии, Ш в е ц и и и Египте. М ы должны учиты­
инищ

в ат ь, ч т о Б Н Д к он т р оли р ует встречи своих


штатных сот рудник ов и и х агентов с помощью
гр у п п на бл ю дени я. Эти гр у п п ы или отдельные
на блю да т ели общ а ю т ся м еж ду с о б о й по ра­
диосвязи. М ы врезаем ся в н е е и прослушиваем
и х р а зго в о р ы , в н ес к о л ь к и х случаях нам помо­
гают специалист ы Г О III (Радиоразведка МГБ).
С н а ш е й с т о р о н ы тоже п о с л а н ы штатные
сотрудники. О н и ведут б е с е д ы п о вербовке и
долж ны быть защ ищ ены , как и наш и агенты.
В о д н о м случае м ы узнаем через нашу радио-
разведку д о с и х п о р неизвест ную фамилию и
дом аш н ий а дрес о д н о г о и з сотрудников БНД.
О н соверш ает капит альную ош и бк у, когда в
открытую звонит с в о е й ж е н е д о м о й . Знание
н а с т о я щ е г о и м е н и в б е с е д е п о в ер б о в к е есть
п реим ущ ество.
Д ля н а с поразительно, что никто из пяти на­
м еченны х л и ц н е следует н а ш ем у п р ед л о ж е­
нию. В се открываются с во и м начальникам. Н е ­
смотря на срыв, мы утешаем себя. В с е р а в н о
служба БНД не извлекла никакой с к о л ь к о -н и ­
будь з н а ч и м о й п о л ь зы и з совмест ной работы.
К том у же, о н а д о л ж н а исключить с в о и х сотруд­
ников из сферы и х деятельности
Для нас е щ е о д н о п о д т в е р ж д е н и е том у, что
189

Ш иденьги с ов сем н е о б я за т е л ь н о ве-


компР0” "* Н о лю б а я с лу ж б а р азвед к и вновь и
Ш Ш т т о с м е л и в а т ь с я н а т а к и е п оп ы т ки ,

Ит Ш ш Ш Ш ж
ноября 1988 год а к н а м п р и х о д и т стр аш -
е известие из Ц е н т р а Ф е д е р а л ь н о й служ бы
Назведки. В П у л л а х е в сп лы в ает ф о т о к о п и я од ­
н о г о с ов ер ш ен н о с е к р е т н о г о д о к у м е н т а БН Д
дня служебного п о л ь зо в а н и я , с д е ла н н ая в Глав­
н о м управлении. Ч т о делать? Н а м н уж н о с р о ч ­

н о ответить н а 5 в о п р о с а , ч т о б ы предупредить
наши источники. К огд а м ы будем знать, о ка­
к о м документе идет р еч ь, с м ож е м сказать, кто
из наших р азведчиков в Б Н Д п р и с л а л его нам.
Тогда также б у д ет я с н о , к т о и з сотруд ников
Главка занимается этим и кто от п равил в Пул-
лях. Копия к о п и и д о л ж н а вернуться к нам. Ког­
да м ы имеем ее н а руках, т о мы т о ч н о знаем, что
этот документ п р и с л а л н аш разведчик "Петер"
из Пуллаха. Н е п о с р е д с т в е н н о о н находится в
опасности, так как в БН Д круг р а ссылки этого
документа оч ен ь мал. М ы сразу же предупреж­
даем "П етера" и его брата "Флориана". О ни со­
общают нам, что БН Д за ним и уже установлена
слежка. Д ля меня в опасности не только два ис­
точника, н о и два человека, которых я очень
Ценю.
С р азу ж е после вступления в должность на­
чальника разведки я встретился с "Петером" и
"Ф ло р и а н о м " в Будапеште. Меня сопровожда­
л и Х а р р и Шютт, начальник отдела IX, его с о­
трудник Зигфрид Ш легель и и х куратор Гюн­
тер Беттгер. Мы вели разговор о личной и опе­
рат и в н ой ситуациях, о политике Горбачева и
190

реформах, необходимых для ГДР Ат


была непринужденной и гармоничной^8
те сидели друзья, которые служат одними
же идеалам, работают над общим проект^
очень ценю обоих братьев, их серьезность
мужество. ,,, ,, и
С "Петером", его настоящее имя Альфред
Шпулер, и "Флорианом", настоящее имя Люд.
виг Шпулер, мы контактируем с 1971 года. "Пе­
тер" поступает в 1958 году на службу в бундес­
вер на 12 лет. Он доходит до чина капитана,
после чего подает заявление на службу вБНДв
28 лет в 1968 году его туда принимают. Будучи
сотрудником отдела II, он проходит курсы обу­
чения в школе разведчиков бундесвера в Бад
Эмсе, в войсковой офицерской школе в Ганно­
вере и становится специалистом по радиоэлек­
тронной разведке связи.
Альфред Шпулер - мечтатель, задумываю­
щийся над смыслом своей работы и положе­
нием в мире. Углубившись в служебные дела, он
определяет военное преимущество Запада над
Востоком. Единственной возможностью со­
хранения мира ему видится баланс между дву­
мя блоками. Он хочет в этом помочь. Он ищет
контакты с левыми организациями, что доволь­
но необычно для офицера секретной службы.
Он находит людей, с которыми может обсуж­
дать принципиальные проблемы обеих обще­
ственных систем. Вскоре он приходит к Марк­
су и Энгельсу. Как и многие молодые люди 60-
х годов, он ищет у них ответа на вопросы кг»
торые задает себе в связи с состоянием этого'
191

он решается н айти прям ы е контакты с


ым управлением разведки, т о посвящ ает в
ГлаВНгтяны старш его бр ат а Лю двига. Т о т хо ч е т
Одержать его. Н а стыке 1971 - 1 9 7 2 год ов А л ь -
ШШ встречается с н а ч ал ь н и к о м отд ела IV Гар-
риШюггом и н а ч ал ьн и к ом с е к т о р а В е р н е р о м
Реклингом. У трех муж чин совпад аю т н е только
политические взгляды, н о и человеческие. А л ь ­
фред и Людвиг обязую тся с от р уд н и ч ат ь с р а з ­
ведкой. Когда Г арр и Ш ю т т стан ов и т ся н а ч ал ь­
ником отдела IX, о н п р о д о лж ае т вести это д ело
и дальше. В ернер Реклинг, к сож ален и ю , ум ира­
ет во время оп ер ац и и н а сердце.
Если мы знаем документ, т о д ля н ас н е состав­
ляет большого труда р а з о б л а ч и т ь и предателя.
Строгие и н стр укц и и Главка п о б е зо п а с н о с т и
позволяют действовать б ы ст р о . Е с л и п лен к и
поступают от о п р е д е л е н н о г о в аж н о го и сто ч­
ника, то п р ояв ляет и х в л а б о р а т о р и и всегда
один и тот же л а б о р а н т в присутствии п о л н о ­
мочного о п е р ат и в н о г о сотрудника. Работаю ­
щий с Альф редом Ш п улер ом ф отограф был до
этого уволен и з-за тем ны х дел в л и ч н о й ж из­
ни. Выяснилось, что о н скопировал м ного пле­
нок и унес домой, н о в его аресте сыграл на руку
БНД т олько этот документ. Ему предъявлено
обвинение и вынесен приговор.
Мы п редлагаем "П етеру" и "Ф ло р и а н у " н е ­
медленно приехать в ГДР. О ба хотят этого лиш ь
тогда, когда действительно н е будет больш е
другого выхода. Н о после наш его предупреж­
дения он и и без того сразу же прекратили все
оперативны е действия. Е сли о н и п равильно
себяповедут, полагают они, то смогут избежать
ареста. Если их посадят, то Федеральная п
дывательная служба не в состоянии будет '
либо доказать. Поначалу они правы Об^
братьев арестовывают 29 ноября 1989 Л*1*
лишь на основе предположений. Они отказ?
в аю т ся о т д а ч и п о к а з а н и й и п р и допросах за
м ечаю т, ч т о Б Н Д п л у т а е т в тумане. Доказатель­
с т в а п р е д с т а в л я е т п о т о м п о з д н е е предатель
К а р л -К р и с т о ф Г р о с с м а н н , к о т о р ы й после па­
д е н и я с т е н ы п о с о б н и ч а е т п р о т и в н о й стороне.
В п о д р о б н о м з а я в л е н и и к о л л е г и и п о уголов­
н ы м д е л а м т р е т ь е й и н с т а н ц и и В ерхов ного
суда Б а в а р и и А л ь ф р е д Ш п у л е р описывает, сре­
д и п р о ч е г о , с в о и м оти в ы . "Э т о б ы л м о й свобод­
н ы й в ы б о р с о т р у д н и ч а т ь с р азв е д к о й МГБ. На­
ш е й о б щ е й ц е л ь ю б ы л о у к р е п л е н и е мира и
б о р ь б а за д а л ь н е й ш е е с т р о и т е л ь с т в о социали­
с т и ч е с к о г о о б щ е с т в а , т ак и м о б р а з о м , за спра­
ведливую о б щ е с т в е н н у ю систем у. Н е бы ло ни­
как и х н и з м е н н ы х п о б у д и т е л ь н ы х пр и чи н , ко­
т о р ы е п р и в е л и м е н я к э т о м у сотрудничеству.
О п л а т а за п р е д о с т а в л е н н у ю и н ф о р м а ц и ю не
п р ои зво д и лась, я бы о т к л о н и л п о д о б н о е пред­
л о ж е н и е . С ум м ы , п р е д о с т а в л е н н ы е Главным
уп равлением , с л у ж и л и д л я п о к р ы т и я расходов.
Единственное у с л о в и е с м о е й с т о р о н ы , касаю ­
щееся о б ес п е ч ен и я , с о с т о я л о в том, ч т о в слу­
чае м оего р а з о б л а ч е н и я м о я сем ья будет п о л у ­
чать поддерж ку в о в с е х о т н о ш е н и я х ".
И о н без о б и н яко в стан ов и т ся н а за щ и т у с в о ­
его куратора - о ф и ц е р а п о о с о б ы м п о р у ч е н и ­
ям Г ю нтера Б еттгера, о б в и н я е м о г о в м е с т е с
ним: "Как в ск оре вы яснилось, в ы б о р Бетт геп а
к у р ат о р о м б ы л и с к л ю ч и т е л ь н о с ч а с т л и в ы м
В для моего брата и для меня. Совмест-
ним складывалась очень хо р о ш о
^ ко проф ессионально, он а базировалась
Д а В И р Д ! доверии, переросш ем в короткое
^ В крепкую И чистую дружбу".
^Господ начальников ф е д е р а л ь н о й службы
о охране; конституции мы приводим прямо-
^ки в смятение. Почти о б о всех запланирован­
ных и м и акциях против разведчиков Главного
у п р а в л е н и я нам с в о е в р е м е н н о с о о б щ а ю т
н а ш и источники в ф ед ер альн о м и ли земель­
ных ведомствах. Мы бы стро реагируем и зас­
т а в л я е м работать абвер вхолостую . Н а М ери-
а н ш т р а с с е , 100 в Кельне вне себя из-за длинной
п о л о с ы : неудач. Даже "к он т р оль маршрута", с
помощью к от ор ого о н и раньш е часто могли
в ы я в и т ь агента ГДР п о д о р оге к источнику, в
последние годы оказывается недейственным.
Как бы усиленно ни контролировали, ни сле­
дили на п ограничны х п ереход ах чиновники
службы защиты государства, в ловушку боль­
ш е никто не попадается.
Когда он и пытаются войти в контакт с со­
трудниками П остоянного представительства
ГДР в Бонне и Торгпредства ГДР в Дюссельдор­
фе, мы уже знаем людей, на которых они наце­
лены, какие служебные и жилые помещения
он и хотят прослушивать. Мы также читаем
персональны е досье, с трудом составленные
ими, с помощью которых они хотят склонить
граж дан ГДР к сотрудничеству. Хранителям
конституции вербовка больш е не удается. А
когда они думают, что получилось, то мы уже
на месте.
1 гроссманн
Начальник криминального mnP„
р и и Канцлера ФРГ О .М Э н г б е п Г ^ Х .
книге "Цель шпионажа - экономика" J* с,(*«
н о й в 1993 году, констатирует. Т а з к а *
ГДР соверш или весомые прорывы такого “
в нашу контрразведку, что мы, собственно Г *
л и зачислить на наш счет лишь те разобщ
ния, которыми нас одаривал случай или авария
противника на дороге, или те, которые нам
х о р о ш о взвесив, предоставляла разведслужб
противника".
Не лучше обстоят дела у коллег из военной
контрразведки. М ы располагаем там намного
м еньш им количеством прямых источников,
нежели в други х службах, зато очень хороши­
ми контактами для получения информации от
разны х лиц. Эти контакты не менее эффектив­
ны. Заместитель начальника военной контр­
разведки ФРГ и руководитель внешней развед­
ки полковник Йоахим Кразе рассказывает на­
шему работ нику разведки Герберту Клоссу
("Зигберт"), "свободн ом у " журналисту, такмно­
го вещей из внутренней жизни, что военная
контрразведка лежит перед нами как раскры­
тая книга. Ограниченные строгими конспира­
тивными правилами внутри Министерства гос­
безопасности, ни мы, ни главный отдел II (Кон­
трразведка) не знаем, что оба используем Кра­
зе в качестве источника. Ни единого раза мы не
можем вместе проанализировать поодиночке
добытые данные. А многие сотрудники воен­
ной контрразведки - настоящие болтуны Ви-
димо, чтобы компенсировать
успехи, они постоянно преступают служебные
195

ппедписания для контрразведчика, а также г р а-


ницу ГДР- О с о б е н н о о н и пы таю тся устраивать
слежку в столице.
В своем об в и н и тель н ом за к лю ч ен и и п ротив
меня и других р ук ов од ящ и х сотруд ников Глав­
ного управления от 10 ию н я 1991 года генераль­
ный прокурор Ф РГ ссы лается н а экспертное зак­
лючение сот р уд н и к а в о е н н о й к о н т р р а зв е д к и
ФРГ (МАД) П е т ер с ен а о т 18 ф ев р ал я 1991 года:
!'Эксперт п р и ш ел к выводу, ч т о п од р азд е ле н и я
Главного управлен ия разведк и п р и и сп оль зов а­
нии свои х сведений, п о л у ч е н н ы х в результате
мероприятий п о ш п и он аж у, б ы л и в с о сто ян и и
внедряться в контрразведы вательны е и пр ев ен ­
тивные м е р о п р и я т и я в о е н н о й к он т р разв ед к и
ФРГ и проникать в разведы вательны е оп ер ац и и
МДД- В соответствии с этим н уж н о исходить из
того,;что, н а ч и н ая п р и м е р н о с 1983 года, МАД,
ссылаясь н а развед слу ж бы ГДР и СССР, н е м ог
более в д ост ат очн о й м ер е выполнять свои об я­
занности п о контрразведке".
И не только это! Службы ФРГ, в отличие от
нас, не выполнили также свою конституцион­
ную обязанность.
Надо признаться, что до такого успеха, ко­
торый мы имеем по ведению разведки в служ­
бах Федеративной Республики Германии, нам
далеко в других государствах НАТО. Даже
очень. С агентами британских, французских и
итальянских служб существует мало контактов,
приносящих пользу. Это явно зависит от слиш­
ком малых затрат, собственного бессилия, но
также и от того, что их активность против нас
значительно меньше, чем у ФРГ.
13*
196

Мы активнее в отношении ЦРУ. Прямая


бовка штатными сотрудниками, работают^'
в США, требует весьма длительной подгото И
ки. Поэтому сначала мы сосредоточиваемся н
замаскированных сотрудниках ЦРУ, работаю­
щих дипломатами в ГДР и странах “третьего
мира”. Это в значительной степени соответ­
ствует стратегическом у устройству самого
ЦРУ. Таким образом, мы располагаем контак­
тами для получения информации и успешно
работаем с "двойными" агентами. Совместно с
главным отделом И мы, по существу, контро­
лируем агентурную работу ЦРУ в ГДР.
Выдающегося результата мы достигаем в
1986 году. Мы заполучаем документ под назва­
нием "Canopy Wing", жизненно важный для
обороноспособности государств - участников
Варшавского Договора. Теперь мы знаем, что
под руководством управления снабжения
(NSA) Пентагона и специалистов различных
военных секретных служб существует группа
электронного ведения боя. Она должна пара­
лизовать обороноспособность стран Варшав­
ского Договора по отражению ядерного уда­
ра. Если у нее это получится, то станет возмож­
ным нанесение силами НАТО первого ядерно­
го удара, так называемого "обезглавливающе­
го удара".

ЛОЖ Ь В ОДИН МЕГАБАЙТ

Меня как будто ударяют дубиной по голове


когда я в августе 1988 года слышу решение По
литбюро о том, чтобы с большой п ом пой с о '
бщить о чипе в один мегабайт. "Наивысшее
научно-техническое достижение ГДР" должен
представлять не ответственный за это гене­
р а л ь н ы й директор в своем учреждении, нет:
статс-секретарь по экономике Гюнтер Миттаг
планирует звон литавр для своего Генерально­
го секретаря Эриха Хонеккера. И он должен по-
настоящему греметь в ушах советского Гене­
рального секретаря Михаила Горбачева в сен­
тябре во время государственного визита. В
Москве на выставке достижений СЭВ Эрих Хо-
неккер хочет продемонстрировать "товарищу
Перестройка" превосходство науки ГДР. Мне
этого не понять.
Сотрудники разведки, посвященные в дан­
ное дело, знают, откуда идут эти наивысшие
достижения, которые должны доказать миро­
вой уровень науки ГДР. Многие годы мы в на­
шей работе делаем упор на научно-техничес­
кую и экономическую разведку. Партийно-го­
сударственное руководство все больше взвин­
чивает требования, особенно в области микро­
электроники. Мы это понимаем, так как в ГДР
постоянно увеличивается пропасть между по­
требляемым и производимым национальным
доходом продуктом.
Прорыв на высший международный уро­
вень в этой области должен принести успоко­
ение. Уже в 1981 году эту взаимосвязь сформу­
лировал на 6-й сессии совместной комиссии
экономистов СССР и ГДР ректор Академии об­
щественных наук при ЦК СЕПГ Отто Райн-
хольд- "Тот, кто не может такими высокими
темпами ... идти в ногу, кто в некоторых облас-
198

тях не может как минимум совместно


самый высокий уровень, будет теп
международные позиции в экономик^80»
следствие, влияние в политике" pPUu ,Ка,!
сборной солянке. Идето
Мы в Главном управлении выполняем налп,
задачу. Разведчики передают из западных Л
учно-исследовательских лабораторий и кон­
структорских бюро результаты исследований
и технические решения, которые на десять лег
опережают современный научно-технический
уровень в мире. Но общая тенденция снижаю­
щейся экономической мощи ГДР, вытекающая
из ошибочной экономической политики, этим
не сдерживается. В экономике ГДР отсутствует
соответствующая среда, даже при том, что с
1986 года в микроэлектронику были инвести­
рованы миллиарды.
Меня возмущает, прежде всего, то, что руле
вой экономики Миттаг хочет в Москве инсце­
нировать ложь с мегабитом вместо того’ *![™
бы тесно сотрудничать в этой области с СС
Кульминация неблаговидного поступка: КГБ и
советское руководство знают, откуда взята ос­
нова для суперчипа ГДР.
Я должен что-то делать, но что? Я иду к мини­
стру Мильке и указываю ему на возможность
международного позора. Вопреки ожиданию,
Мильке реагирует немедленно. Он хватается за
телефон и звонит Гюнтеру Миттагу. Он хочет
вТн^СлТ ^ ОСПре™ ов- ь запланиро-
ванной демонстрации якобы научной силы Ип
уже после нескольких сЬпач °
вает его: "Не вмешивай^в
*ися в мои дела, позаботься
199

своих собственных". Мильке покрывается


краской, что с ним редко случается, а я станов­
ись еще и свидетелем этого оскорбления.
Втакие моменты я задумываюсь над смыслом
моей работы. Что происходит с результатами?
В ед ь это не только чип, мы поставляем важную
документацию и для других областей народно­
го хозяйства и науки. Особо мы сосредоточи­
ваемся на военной технике и даже получаем
полностью образцы. В итоге мы растрачиваем
себя точно так же, как экономика ГДР.

ТЕХНИКА РАЗВЕДКИ

Федеральная типография на берлинской


Ораниенштрассе, 91 в 1987 году выпускает пер­
вое удостоверение личности нового поколе­
ния. В последующие годы каждый гражданин
ФРГ должен получить такой документ. Данные
о личности больше не будут заноситься канце­
лярскими чернилами в бюро регистрации жи­
телей, а будут впечатываться в типографии.
Удостоверения в ламинированной обложке
считаются абсолютно защищенными от под­
делки. Когда начинается кампания в прессе и
Эрика Мустерманн становится самой знамени­
той гражданкой ФРГ, мы уже приняли вызов.
Если до сих пор наши подделанные нами до­
кументы считались мастерски исполненными,
то теперь мы стоим перед почти неразреши­
мой проблемой. Путем точной координации
работы многих внештатных и штатных сотруд-
ников ее решение становится возможным. Спе­
циалисты оперативно-технического сектора
200

(ОТС) МГБ анализируют и работают нэп


ченными нами ноу-хау и специальной б !" 0лу'
Нам нужен лишь новый печатный ста»
Министерство финансов выделяет сред-?
Государственной типографии ГДР в Л е й п С *'
нужно купить станок, она использует этот тане
и покупает в ФРГ два станка, один - для себя.
Уже в 1989 году - старые удостоверения еще
действительны - кураторы из Главного управ­
ления разведки без осложнений ездят в опера­
тивную зону с защищенными от подделки удо--
стоверениями собственного производства.
Личные документы ФРГ незримо имеют серти­
фикат качества: “Сделано в ГДР”.
Инвестиции в это блестящее дело значитель­
ны. Но мы тоже в какой-то мере мыслим пру
рыночному. Если в ГДР или других социалис­
тических странах будут вводиться новые лич­
ные документы, то финансовые затраты будут
погашены. Потом это станет лишним. Через
годы я получу оригинал бесплатно -в моем
бюро регистрации жителей. Но я один из не­
многих, кто знает, что не так уж он и защищен;
Печатный станок заинтересовывает 7 марта
1996 года 2-ю следственную комиссию бунде­
стага в Бонне. Во время допроса мне никто не
верит, что у .насбыл в наличии такой аппарат и
благодаря ему мы сами смогли выпускать до­
кументы, защищенные от подделки. Депутат
бундестага от СДПГ Юлиус Бойхер на моем
допросе ссылается на соответствующую
справку Правительства ФРГ. Она рекомендует
обратиться к допросу Шальк-Голодковского
Он дал официальные показания для занесения
201

ПРОТОКОЛ* что получил соответствующий за-


В з но не успел реализовать. Кто, задаюсь вол­
о с о м , сделал заказ Шальку? Это было не Глав­

ное управление.
- Бойхер страшно удивлен моей версии и едва
в состояний поверить. Дословно: "Да, да. По­
э т о м у я с возмущением принимаю это к сведе­
нию". Возмущен он, прежде всего, потому, что
Правительство ФРГ утаило от комитета, где ос­
тался печатный станок Здесь я тоже могу по­
мочь. Вконце июня 1990 года уполномоченные
правительства по ликвидации МГБ/ОНБ стар­
ший консисториальный советник доктор Уль­
рих Шретер, доктор Георг Бем и генерал Фритц
Петер осматривают покинутые нами совер­
шенно пустые помещения на Редернштрассе.
Одновременно они заглядывают в рабочие
помещенияЮТС. Там, среди прочего, стоял пе­
чатный станок. Уполномоченные решили на
месте, чтобы все печатающие устройства ОТС
были перевезены в Министерство внутренних
дел ГДР под ответственность министра докто­
ра Петера-Михаэля Дистеля.
И по другим направлениям в оперативно-
технической сфере мы идем в ногу со време­
нем. Это окупается при обеспечении безопас­
ности наших посольств и торгпредств. Группа
высококвалифицированных сотрудников, ос­
нащенная соответствующей контртехникой,
находит подслушивающие устройства про­
тивника. В посольствах в Лондоне и Хараре
(Зимбабве) они распознают руку британских
секретных служб. Главное управление развед­
ки, у которого плохо с валютой, это приносит
202

цию. Мы рекомендуем выразить резкий п


тест Министерству иностранных дел Англии'
Когда министр Мильке говорит с Эрихом Хо-
неккером, тот отклоняет его. Он, скорее всего
думает о своем государственном визите вВе­
ликобританию. Несмотря на то что мы точно
знаем о подслушивающих устройствах внашем
Постоянном представительстве в Бонне и в
Торгпредстве в Дюссельдорфе, ни в какомдру­
гом посольстве ГДР наши специалисты не на­
талкиваются на электронные ''жучки". Откры­
тым остается вопрос о том, являются ли элект­
ронщики другой стороны более находчивыми,
нежели наши люди.
Важную и технически взыскательную слож­
ную задачу выполняют сотрудники, наблюда­
ющие при поддержке ГО III за станцией радио­
слежения противника. Конечно, мы контроли­
руем не всю территорию ФРГ, а лишь те райо­
ны, в которых зачастую представлены. Благо­
даря полученной информации мы укрепляем
нашу нелегальную сеть в оперативной зоне.
Эта информация дополняет или подтвержда­
ет сигналы наших источников внутри секрет­
ных служб об угрозе опасности отдельным со­
трудникам.

БРАТЬЯ ИЗ КГБ

Владимир Крючков, начальник 1-го Главно­


го управления КГБ, сидит рядом вмоей служеб-
203

ой машине. Прекрасным летним днем 1987


года мы едем по ухабистой автостраде в Дрез­
ден. Рабочая часть визита позади, теперь начи­
нается туристическая. Крючков хорошо знает
ГДР, но в Дрездене еще не был и хочет обяза­
тельно посмотреть этот красивый город. Меня
удивляет, что Крючков интересуется частны­
мивладельцами в ГДР. Он хочет кое-что узнать
о самостоятельных ремесленниках, рознич­
ных торговцах и деревенских трактирщиках.
Он вслух обдумывает, как бы нечто подобное
организовать в Советском Союзе.
Добравшись до Дрездена, мы едем на гору
Белый олень. Там заходим не только к мясни-
ку-частнику-но и в частный научно-исследо­
вательский институт. Крючков хочет непре­
менно познакомиться с Манфредом фон Ар­
денне. Я сделал на нас заявку через окружное
управление МГБ. Арденне приветствует нас как
хороших друзей. Он рассказывает нам о своем
принудительном пребывании в Советском Со­
юзе сразу после войны.! С благодарностью он
вспоминает, как с ним обращались советские
власти В'период его нахождения в СССР и пос­
ле возвращения в ГДР. Крючков находится под
впечатлением.
Арденне сначала представляет свой метод
поэтапной терапии кислородом. В возрасте 80
лет, применяя на себе этот метод, он своей жиз­
ненной энергией подтверждает действие ме­
тода. Затем, сосредоточившись, он излагает то,
как представляет себе необходимое экономи­
ческое обновление ГДР. Прежде всего, как го­
ворит он, должно развиваться среднее сосло­
204

вие ремесленников. Об этом он уже т » „


Эгоном Кренцом. Разговор с Хонеккегом^*
Миггагом он считает напрасным. То что га
ный рулевой экономики терпеть не може
красного барона, в ГДР - для всех известная
тайна. Но я это объясняю Крючкову позже
Манфред фон Арденне и несколько сотрудник
ков представляют нам в теории и на практике
новейшие результаты исследований отдель­
ных подразделений института. Советский ге­
нерал, вдохновленный перестройкой и глас­
ностью, - весь внимание. В восторге он про­
щается с физиком, который руководит своим
собственным научно-исследовательским ин­
ститутом, пусть даже и при долевом участии
государства.
Едва мы добрались до гостиницы МГБ, как
уже звонит телефон. У аппарата Мильке. Я не
сообщал ему о визите к Манфреду фон Арден­
не. Это сделал Миттаг и накричал на моего ми­
нистра, жалуясь, что у него не попросили раз­
решения, что следует делать, если кто-то хочет
вторгнуться в сферу его деятельности. Войдя в
раж, он запретил на будущее все визиты совет­
ских руководителей к Арденне. Каким бы рез­
ким ни был тон Миттага, но тот, в котором го­
ворит со мной Мильке, определенно намного
резче. Объяснение неизбежно. Вернувшись на
службу, пишу требуемый отчет. Мильке хочет
точно знать, как проходил визит и о чем велись
разговоры.
Годом позже сопровождаю Мильке в Моск­
ву. Он должен получить очередной орден Ле­
нина. Андрей Громыко, с 1957 по 1985 год ми-
исто иностранных дел СССР, а ныне Предсе-
тель Президиума Верховного Совета, при­
сваивает взволнованному Эриху Мильке в
Кремле 24 апреля 1989 года почетное звание
Героя Советского Союза. В четвертый раз он
получает орден Ленина и медаль "Золотая Звез-

Д В другой атмосфере проходят переговоры


с Председателем КГБ Виктором Чебриковым.
Министр Эрих Мильке, на восемь лет старше и
на 25 лет дольше в должности, нежели его ви­
зави, ведет себя, несомненно, более уверенно.
Он критикует то, как вяло ведет себя в после­
днее время партийно-государственное руко­
водство по отношению к движению за граж­
данские права в СССР и что публикуется и об­
суждается в средствах массовой информации
под прикрытием гласности. Чебриков отвер­
гает критику. Он уверяет, что все под контро­
лем и он не видит никакой опасности для по­
литического существования Советского Со­
юза как государства.
Затем обоих министров принимает Михаил
Горбачев. Он поздравляет Мильке с награжде­
нием орденом Ленина. Горбачев очень высоко
оценивает его достижения на посту министра
государственной безопасности ГДР. Привык­
ший к успехам, Мильке с радостью принимает
похвалу к сведению и внимательно слушает
Горбачева, который красноречиво ратует за
свою политику и новое мышление.
Перестройкой Мильке еще позволяет себя
увлечь, гласность он считает сомнительной и
опасной. По его словам, эту гласность можно
206

практиковать в СССР, но не в ГДР. Однако о


использует возможность и побуждает Горба­
чева к развитию кооперации между СССР и ГДр
в области микроэлектроники. Генеральный
секретарь проявляет заинтересованность и
обещает наметить мероприятия, после чего
Мильке впадает в эйфорию, что вообще едва
ли с ним случается. Возвратившись в ГДР, он
разочарованно констатирует, что Горбачев и
не думает серьезно отнестись к своему обеща­
нию.
Для общественности ГДР поездки не было.
Газеты, радио и телевидение не сообщают ни о
награждении Мильке, ни об официальной бе­
седе министра госбезопасности с Генеральным
секретарем КПСС. Партийно-государственное
руководство, и особенно Хонеккер, препят­
ствуют любому сообщению. Наши старания по
налаживанию более тесной кооперации с Со­
ветским Союзом в области микроэлектроники
остаются безуспешными.
В 1989 году в ГДР прибывает с делегацией
только что назначенный начальник 1-го Глав­
ного управления КГБ Леонид Шебаршин. В го­
стинице МГБ в Дамсмюле советская делегация
встречается с разведчиками Главного управле­
ния . Шебаршин и Мильке много часов беседу­
ют друг с другом. Беседой это, собственно, не
является, говорит почти лишь Мильке. К тому
же, довольно грубо. Он преподносит себя все­
цело как деятель, более опытный и умный в
классовой борьбе. Это не только тщеславие но
и тактика. Мильке хочет придать своим словам
весомость. Он критикует то, как снисходитель­
207

но братские партии всех социалистических


стран и КПСС обращаются с движениями за
проведение реформ. Он усматривает жизнен­
ную опасность для реально существующего
социализма. Он полагает, что его убедительная
критика политики Москвы дойдет до Горбаче­
ва и заставит того задуматься.
Политически дифференцированный под­
ход к оппозиции - не забота Мильке. Он видит
только одну возможность - последовательно
бороться с ней. Для него не подлежит сомне­
нию то, что она подвержена влиянию и управ­
ляется извне. Свою логику, несущую отпечаток
Коммунистического Интернационала как ми­
рового революционного центра, который хо­
чет в своих руках держать каждуюдеталь клас­
совой борьбы в любой стране, он переносит
на противника. Политические, военные, эконо­
мические, идеологические и, прежде всего, раз­
ведывательные действия противника являют­
ся для Мильке частью замкнутого и точного
плана. Поэтому он требует:
"Вся успешная работа разведки более недо­
статочна. Мы должны проникнуть в конспира­
цию буржуазии. Мы должны знать, какие торги
ведутся в центрах буржуазии, в высших руко­
водящих кругах".
Шебаршин реагирует с испугом и смущени­
ем. "Я сижу здесь как обвиняемый. Мы не дела­
ем политики, мы проводим ее".
Шебаршин после данного мероприятия до­
вольно взволнован и раздосадован. Сначала мы
выпиваем по водке. Обвинительный поток
слов нам обоим надо еще переварить. Я знаю
Леонида много лет, но и я перегружаю его
время нашего разговора, хотя и по-друг0
нежели Мильке. Я непоколебимо уверен в тс/’
что Советский Союз поможет в проведении
персональных, а с ними и политических изме­
нений в ГДР. Но Шебаршин также беспомощен
как и я. Выхода мы оба не видим. Мы сидим ра­
зочарованные. Ничего хорошего для начина­
ющегося отпуска, который Леонид хочет про­
вести вГДР. Следующие за этим 14дней мымно­
го говорим о настоящем и будущем наших
стран, но оптимизма у нас после этого не при­
бавляется.
Наряду с тесными контактами с советскими
разведчиками мы поддерживаем дружествен­
ные отношения с разведслужбами других со­
циалистических стран. Официально мы встре­
чаемся каждые четыре года на совместных за-;
седаниях, где обсуждаем политическую и опе­
ративную ситуации, вырабатываем совместные
стратегические направления. В 1988 году пос?
ле Варшавы, Праги, Софии, Будапешта и Моск­
вы на очереди мы. Делегации разведорганов
СССР, ЧССР, Польши, Венгрии, Болгарии, Кубы,
Вьетнама, Монголии и ГДР съезжаются в Бер­
лин. Румыния, как всегда, не приглашена.
До, а особенно во время заседаний, заметны
политические разногласия, которые углуби­
лись между отдельными странами после пос­
ледней конференции в Москве в 1983 году.
Весьма по-разному оценивают отдельные вы­
ступающие ПИД (политико-идеологическую
диверсию) и движение за проведение реформ
в их странах. Мы уже давно привыкли к умерен-
10-летний Вернер с матерью

Вернеру 21 год

1 4 —Гроссманн (вил.)
Апрель 1980 г. Встреча в Москве.
Шишкин, Гроссманн, Чебриков, Миттаг

В. Гроссманн с Гюнтером Гийомом


В. Гроссманн
и генерал-лейтенант КГБ СССР Шумилов
1986 г.
Маркус Вольф, Вернер Гроссманн, Хорст Янике. 1986 г.
Март 1898 г.
В. Гроссманн с офицерами КГБ СССР
В. Гроссманн с Джорджем Блейком

В. Гроссманн. Выступление на конференции СЕПГ


ПШИИИИ^И
Q Я с е к рет ар ь Г 1 К С Е П Г

В. Гроссманн с офицером связи от КГБ СССР


Владимиром Будахиным
В. Гроссманн у здания суда
в Дюссельдорфе. 19.09.95 г.

Август 2003 г. Базель. В Гроссманн


и Райнер Рупп («Топаз»)
209
ной позиции венгров, а теперь нечто похожее
слышим от товарищей из Польши и ЧССР.,Ко­
нечно, здесь отражается политика их партий­
но-государственного руководства.
Э р и х М ильке как принимаю щ ая сторона
читает осн ов н о й доклад. Уже после первых
десяти минут я замечаю, что он жестко высту­
пает против всего, что лиш ь напоминает оп­
позицию. О н призывает всех противодейство­
вать ей так же последовательно, как ГДР. Н е­
смотря на различное понимание причин воз­
никновения внутренней оппозиции, обраще­
ния с ней, необходимости политических и эко­
номических реф орм , никто не видит угрозы
реальному социализму.
На следую щ ей к о н ф е р е н ц и и мы хотим
встретиться через четыре года, то есть в 1992
году, на Кубе. Венгры ожидают в октябре 1989
года в Будапеште руководителей внешней кон­
трразведки разведорганов. Там мы говорим о
возрастающей активности секретны х служб
противника, о б объектах и лицах, на которые
они нацелены, и о методике. Мы договарива­
емся об улучшении сотрудничества между от­
делами внешней контрразведки наших развед­
служб.
Никто не чувствует, что мы ведем борьбу все­
го лишь с призраками.

РАЗВЕДКА В СТРАНАХ "ТРЕТЬЕГО МИРА"

В 1987 году я втретий раз лечу на Кубу. Поез­


дка наполовину служебная, наполовину част­
ная. На первую неделю календарь расписан.
1 5 -Гроссманн
210

Затем мы с женой хотим четьюна


открывать Кубу как туристы. Я л ю б л ^ Ч
цев, все еще восхищаюсь тем, как они Кубин-
чертям отправили диктатора Батисту
поддерживают борцов за свободу вдП Конм
странах. Между прочим, их буйный темп
мент и их легкость в восприятии всех жизн*1'
ных ситуаций создают мне пару проблем, S
этому я как человек с прусской дисциплинойк
тому же и завидую им.
В аэропорту имени Хосе Марти нас привет­
ствует начальник кубинской разведки генерал
Луис Баррейро. Его я ценю особо, потому чтоу
него чрезвычайно успешная команда. При не­
обходимости он поддерживает нас безвозмез­
дно и эффективно.
Мы с женой проживаем в доме для гостей.
Однажды я слышу, что к нам хочет приехать
Рауль Кастро. Министр революционных воо­
руженных сил сразу завоевывает мою симпа­
тию. Мы почти одного возраста и понимаем
друг друга с полуслова. Многочасовая беседа
подтверждает то, что я о нем слышал. Он чело­
век с сильной волей, умный, его оценки реали­
стичны и содержат анализ. Для кубинца он про­
изводит впечатление просто объективного и
трезво мыслящего человека. За политикой
Горбачева он наблюдает с озабоченностью.
Если Советский Союз ослабеет, то это таит в
себе, естественно, опасность для существова­
ния социалистической Кубы здесь, в районе
Карибского моря, под носом у США. Но он vrp-
рен, несмотря на любое развитие ситуации п
успешной защите Кубы, свободной от вдпита
лизма. Рауль говорит это также, как он уверяет,
от имени своего брата Фиделя.
Стихийно кубинцы предлагают посетить
наших друзей в Никарагуа. Я вспоминаю свое­
го министра дома, в ГДР. Но он далеко, и я со­
глашаюсь. Кубинские партнеры и наш рези­
дент в Никарагуа быстро организуют встречи
с руководящими работниками маленькой
службы разведки и с министром внутренних
дел Томасом Борге. На кубинском самолете мы
летим туда на три дня.
Моя жена и я потрясены разорением, бедно­
стью и нищетой, которые оставил диктатор
Сомоса. Не говоря уже о последствиях опусто­
шительного землетрясения и гражданской
войны. Столица Манагуа почти полностью
разрушена. Перед сандинистами стоит едва ли
преодолимая задача вновь нормализовать
жизнь в стране.
Моя жена посещает школу, детский сад и
больницу имени Карла Маркса, которую обо­
рудовала ГДР. Она и потрясена, и восхищена
одновременно. Для детей, выросших в нищен­
ских условиях, делается все, чтобы облегчить
страдания и нужду. Сандинисты пускают в ход
все средства, чтобы каждому ребенку ежеднев­
но давать кружку свежего молока.
Я договорился о встрече с шефом разведки
комманданте де бригада Ренаном. Он сражал­
ся вместе с Че Геварой, и он один из немногих
выживших из группы, которая хотела привес­
ти к революции крестьян и сельскохозяйствен­
ных рабочих в Боливии, но потерпела провал.
У его молодых сотрудников, среди них и жен-
212 ш

щины, серьезный стимул труДИТьс


Щью кубинцев они получили хорошей
вание для работы в разведслужбе, у ^ *4-
денег, и нет почти никакой техники ?XM5Ul°
положение, чтобы внедрять источники^
влияния США. Я с интересом отмечаю, что^
динисты, как и кубинцы, ищут хорошие кон?'
ты с испанскими службами, а также, что ки
целевым объектам относятся и западногеп.
манские учреждения.
Для меня это важная информация. После
признания ГДР в мире в начале 70-х годов она
представлена дипломатическими учреждени­
ями в 7 5 государствах “третьего мира”.Деятель­
ность Главного управления разведки, которая
ведется на базе представительств, ни в коем
случае не направлена против граждан и учреж­
дений соответствующей страны пребывания,
а направлена против НАТО, в частности, про­
тив ФРГ, США и их разведслужб. Генералы Вер­
нер Прозецки и Хорст Йенике, руководящие
соответствующим подразделением Главного
управления, добиваются выдающихся успехов
в работе.
В первую очередь, они со своими сотрудни­
ками обеспечивают на местах безопасность
граждан ГДР и учреждений. В их задачу входит
отражение террористических актов, выявле­
ние встроенных секретными службами про­
тивника подслушивающих устройств и пре­
дотвращение операций по вербовке граждан
ГДР. В любом случае, 13 тысяч граждан ГДР тру­
дятся в длительных командировках в этих стра­
нах, многие приезжают в эти государства на
213

короткий срок Их работа в сфере экономичес­


кой и гуманитарной помощи зачастую связана
с повышенным риском по линии безопаснос­
ти. Это особо касается таких стран, как Эфио­
пия, Мозамбик, Ангола и Никарагуа, в которых
свирепствуют гражданские войны.
Почти неразрешимая для нас проблема воз­
никает оттого, что, зная потребность в помо­
щи секретным службам в таких странах, мы не
можем помочь, потому что не позволяют ре­
сурсы Главка. Это занимает меня до конца 80-х
годов. Министр внутренних дел Мозамбика
просит меня, например, срочно помочь со
строительством нового жилья для сотрудни­
ков его министерства. Я не могу ему ничего
обещать.
Если такие просьбы остаются на уровне ми­
нистерств, то мы отклоняем их с тяжелым сер­
дцем. Если прошения доходят до Генерально­
го секретаря СЕПГ, то они беспрепятственно
исполняются. В 1989 году Эфиопия выразила
желание получить танки. Эгон Кренц, замеща­
ющий в это время Эриха Хонеккера, запраши­
вает наше мнение. Мы считаем политически не­
правильной поддержку войны Эфиопии про­
тив Эритреи. Международный отдел ЦК СЕПГ
тоже придерживается данной точки зрения.
Эгон Кренц излагает настоятельную просьбу
и нашу точку зрения Эриху Хонеккеру и полу­
чает от него указание на поставку танков.
Подобное происходит, когда секретные
службы стран “третьего мира” просят помощи
по логистике. МГБ, в этом случае, получает рас­
поряжение - чаще всего ответственность за
214

это несет Главное управление разведки -


ответствовать просьбе. Сюда относятся об С°
информацией, консультации по политич^
кой безопасности и обучение, а также матегГ
альная помощь, техническое оборудование
оружие и боеприпасы для полицейских ме­
роприятий. Мы никогда не обучали или не во­
оружали террористов, не участвовали в воен­
ных конфликтах или внутренней борьбе за
власть, в допросах, пытках или других нару­
шениях закона. С секретными службами Си­
рии, Ирака и Ливии у нас нет никакого сотруд­
ничества.

АГОНИЯ

В начале 1989 года недовольство среди на­


селения ГДР растет, а летом принимает драма­
тический характер. Заявки на выезд из страны
поступают стопками. До 30 июня страну по­
кидают уже 38917 заявителей. Люди спасают­
ся бегством, оккупируют постоянное предста­
вительство Федеративной Республики и по­
сольство США в Берлине, ищут убежище в
дипломатических представительствах ФРГ в
Варшаве, Праге и Будапеште. Больше всего ре­
шившихся на выезд оказалось в Венгрии. Вен­
грия не в состоянии избежать выезда из стра­
ны граждан ГДР на Запад. Она разрывает со­
ответствующий договор с ГДР и 10 сентября
1989 года сенсационной акцией открывает
границу. Правительство ФРГ ведет перегово­
ры и добивается разрешения на выезд граж­
дан ГДР, оккупировавших Посольство ФРГ в
215

Польше и ЧССР. Сотням женщин, мужчин и


детей, находящихся в постоянном представи­
тельстве Федеративной Республики в Берли­
не, Правительство ГДР гарантирует безнака­
занность и разрешение на выезд, если они по­
кинут здание. Руководство партии и государ­
ства беспомощно и, не имея никакой концеп­
ции, не в состоянии быть политически дей­
ственным. Ответственные органы правитель­
ства реагируют на все исключительно поис­
ком прагматических решений непригодными
на то средствами.
Министерство иностранных дел отраба­
тывает дипломатический инструментарий
безуспешно вовне и бездейственно внутри
страны. Министерство государственной бе­
зопасности и Министерство внутренних дел
действуют уже годами применяющимися ме­
рами, однако далеко не успокаивающе и ста-
билизирующе, а совсем наоборот. Главное
управление разведки находится в это пере­
ломное для Министерства безопасности вре­
мя немного в стороне. Конечно, от нас ожи­
дают, как и повелось испокон веков, важных
документов и оценок из враждебных цент­
ров, и мы их, конечно же, поставляем. Крити­
ка, что мы недостаточно сообщаем о влиянии
извне на события внутри страны, умолкает.
Министр Мильке полностью посвящает себя
внутренним проблемам ГДР, исчезают и его
ежедневные звонки. На совещания на высшем
уровне, которые он в последнее время соби­
рает все чаще, меня приглашают все реже. А
если это и случается, то Мильке комментиру-
216

ет это следующим образом: "Вообще


не в твоей компетенции, однако неп То Это
ет, если ты, по меньшей мере, будещьТШа'
проблему". . ;3н*ть
Мильке считает разведку в вопросах внут«,
ней безопасности некомпетентной и бессвд
Н ОЙ . ч Ь
И он прав. Я знаю намного лучше, как феде­
ральная разведслужба, партии и Правительство
ФРГ оценивают ситуацию в ГДР, чем то, какие
выводы из этого для ГДР я в состоянии сделать.
Когда-то мы сами в Главном управлении раз­
ведки поставили себя вне игры. Мы поставля­
ем результаты своей работы и слишком долго
принимаем во внимание оценки о развивакн
щихся гражданских движениях, исходящие от
спецотделов.
В конце концов, мы знаем, что большинством
из них не управляют на расстоянии.. Слишком
поздно мы узнаем, что большинство, по край­
ней мере, к этому моменту времени, хотят об­
новить и стабилизировать посредством поли­
тических реформ, а не ликвидировать ГДР.
Мы в Главном управлении разведки впол­
не довольны своей ролью в министерстве.
Конечно, и в наших рядах существует крити­
ческая реакция и ведутся негласные дискус­
сии о развитии ГДР. В конце концов, все сво­
дится к мысли, что для того, чтобы дать ре­
формам зеленый свет, необходимо измене­
ние состава в руководящих кругах. Мы наде­
емся на биологическое решение и активность
молодого пополнения, например Эгона
Кренца. И мы непоколебимо верим во влия-
ние и силу СССР. Он никогда не позволит ГДР
сдаться.
Только в узком кругу мы выражаем сомне­
ние и критику. Руководящие сотрудники кон­
трразведки к этому не относятся. Между тем
я чувствую и там некоторый страх и сомне­
ние, но в разговорах это не обсуждается, ни­
когда не придается огласке. Со служащими
других министерств и Центрального Коми­
тета мы говорим более открыто. Там многие
размышляют о необходимых мерах и рефор­
мах, но это только в разговорах между двумя,
максимум тремя людьми, и то без всяких вы­
водов. Когда они с нами говорят, они наде­
ются, что мы сможем хотя бы что-то расше­
велить, привести в действие. Особенно вол­
нующим получается обмен мыслями с Гюн­
тером Зибером, руководителем отдела меж­
дународных связей в Центральном Комите­
те СЕПГ, а также с его заместителем Бруно
Малоу. Оба пытаются использовать свои свя­
зи с советскими партнерами. Разговора с
нами ищут также ответственные лица из Ми­
нистерства иностранных дел, особенно его
отделения в ФРГ и Западном Берлине, из Ми­
нистерства внешней торговли и экономики.
Министр Герхард Бейль критически оцени­
вает деятельность Гюнтера Миттага и с оза­
боченностью наблюдает, как самопровозгла­
шенный социалистический руководитель во
время ежегодной ярмарки в Ганновере ищет
разговора с Федеральным канцлером Колем
и все чаще говорит с ним в его ведомстве с
глазу на глаз.
БЕСЕДЫ С ШАЛЫСОМ

В беседах с Александром Шальк-Гол0дко


ким невозможно не заметить осмотритель
ста. С начала 80-х между ним и министпо°
Мильке была договоренность: Главное управ.
ление разведки ежегодно получает от 1 до 15
миллиона западногерманских марок из под-
ведомственной Шальку области коммерческой
координации. В начале каждого года мы соби­
раемся и обсуждаем методы. Это собрание ста­
новится в итоге просто обзором. Мы говорим,
в основном, о международных темах, уделяя
гораздо меньше внимания национальным. В
качестве поверенного Эрика Хонеккера он за­
метно соблюдает дистанцию по отношению к
нам. Любое критическое замечание об эконо­
мической политике ГДР, высказанное ему, опас­
но и бессмысленно. И даже если он считает
чрезмерное субсидирование продовольствия
и товаров широкого потребления безумным,
он заканчивает свою мысль следующими сло­
вами: "Есть только один Генеральный секре­
тарь, который определяет политику, и если он
не хочет, ничего и не будет меняться".
Позже Шальк общается только с Мильке,
считая Главное управление разведки все боль­
ше мешающей конкуренцией. Никому из его
подчиненных не разрешается работать для нас,
мы не получаем никаких данных из вверенно­
го ему ведомства. Я получаю только лишь про-
токолы от рабочей группы ФРГ/Западного
Берлина. Доклады Шалька о его разговооах г
политиками Федеративной Республики и их
кономическими боссами министр Мильке пе-
педает мне в выдержках и обработке. Очевид­
но мы не должны знать о партнерах Шалька,
как, например, о Франце-Йозефе Штраусе. Дтм
нас, конечно же, не составляет труда иденти­
фицировать источник этой информации. Это
детская игра, тем более что Шальк напрямую
получает исходящую от нас информацию. В
списке информаторов Мильке, который он
постоянно обновляет, он занимает авторитет­
ное место.
Шальк был влиятельным человеком. Многие
ищут пути сближения с ним, таккаку него очень
хорошие связи, и он располагает пользующи­
мися большим спросом вещами.
После переворота успешный становится
жупелом. Шалька накрывает черная ненависть.
Самоуверенному человеку, очевидно, не хвата­
ет сил противостоять этой волне. Он уходит в
подполье и использует свои связи в другом на­
правлении. Свое бегство он обосновывает
страхами за свою жизнь. По слухам, он чувству­
ет «себя преследуемым со стороны Главного
управления разведки. Лишь перейдя границу,
он смог избавиться от своих преследователей.
Я задаю себе вопрос: кто внушил Александру
эти глупости? Главное управление разведки
никогда не разрабатывает ведущих государ­
ственных и партийных деятелей ГДР - это нам
запрещено. Больше того, в это переломное
время мы настолько заняты нашим Министер­
ством внутренних дел в ГДР и в районе опера­
ции, что мы не в состоянии проделывать что-
то подобное.
Пока в ГДР царит официальное молчац
кучах накапливающихся проблем ш Г
стоит пережить сюрприз на заседании ГпРСд'
в мае 1989 года. Впрочем, это единавен
собрание этого органа, в котором я принищ
участие и которое действительно соответсгв^
ет требованиям, предъявляемым к собраниям
такого типа. Центральная аналитико-инфор.
мационная группа предоставляет документ о
положении в ГДР. Авторы обобщили все отче­
ты, полученные из соответствующих инстан­
ций в округах и районах. Эта работа рисует
неприукрашенную картину настроения и эко­
номической ситуации в ГДР. Члены Совета дол­
жны высказать свою точку зрения по данному
поводу. Генерал Альфред Кляйне, руководи­
тель основного 18-го отдела, безопасности
народного хозяйства, еще раз очень ясно и до
ходчиво объясняет крайне критическое поло­
жение экономики. У меня, нужно признать, та­
кая же информация из наших источников в
постоянном представительстве ФРГ, из феде­
ральных министерств, из партийных органов
и общественных организаций.
Участники заседания Совета рекомендуют
немедленно и без всяких изменений передать
отчет руководству партии. Министр Мильке
ощетинивается. Он хочет передать часть от­
ветственному за это члену Политбюро, тому,
чьей непосредственной специальности это
касается. Эрих Хонеккер ни разу не получал

Эгона^ртнц” вЦ(^0 1^игеа"Осень1^^,Тп^'СТВ^


же Эгон Кренц
г - ч ничего
чего не
не гтг^. ' очемУ
предпринимает в это
221

мя п о ч ем уне действуют члены Совета, яв­


ляю щ и еся, так же как и генерал Руди Митгиг и
генерал Хорст Фельбер, членами ЦК СЕПГ, по­
ч е м у бездействую я? Потому что это далеко не

первый раз, когда важная информация скры­


вается. Нам не хватает мужества.
Скованные замшелыми структурами, явля­
я с ь частью целого, но, в конечном итоге, изо­
лированные от этого целого, мы запутались в
партийном благоразумии; партийной дисцип­
лине и страхе перед собственными недостат­
ками. Тем не менее, не унывая, мы верим в даль­
нейшее существование ГДР.
гфЕфи этом мы в Главном управлении развед­
ки становим ся жертвами своей собственной
профессии и всех вытекающих из этого по­
следствий. Аналитики оценивают положение
в ГДР реалистично, но они тоже не в состоя­
ни и предвидеть последствия. Раздобытые
нами в правительствах и партийных центрах
Бонна и Западного Берлина оценки положе­
ния описывают увеличение критической по
отношению к режиму активности, хотя в то же
время не ставят под сомнение существование
ГДР. Как, впрочем, и постоянного представи­
тельства ФРГ. Мы тоже не ставим.
Когда в начале августа 1989 года Эрих Хо-
неккер покидает из-за воспалившегося желч­
ного пузыря встречу руководителей Совета
Экономической Взаимопомощи в Бухаресте,
власть фактически попадает в руки Гюнтера
Миттага и Эриха Мильке. Эгон Кренц, занима­
ющий к этому времени пост заместителя Хо­
неккера, не противится отправлению его в от-
пуск Митгаг и Мильке пытаются взять пол *
троль массовое бегство. Чтобы создать вщ
мость государственного авторитета, они пн*
возят поездом людей из Пражского посольства
по территории ГДР на Запад.
ГДР уже нетвердо стоит на ногах. Массовым
выступлением многих граждан становится
"Новый форум". Лозунг демонстраций в Лейп­
циге "Мы - народ" превращается в "Мы - один
народ". Этот сигнал становится окончатель­
ным воззванием для всей страны. Лозунг "Шта-
зи - на производство", словно удары фанфар,
доносится до берлинской Норманненштрассе.
Нам становится понятно: гнев людей направ­
лен, в основном, против нас.
Экономическая беспомощность ГДР, недо­
статок демократии, неспособность реформи­
ровать государство и общество, а также неудач­
ная политика безопасности СЕПГ настигают
госбезопасность сильнейшим ударом. Госбе­
зопасность должна репрессивными мерами
сдерживать падение и становится в результате
козлом отпущения для нации. Никто в руко­
водстве партии или государства, ни во време­
на Хонеккера, а уж тем более Модроу, не назы­
вает вещи своими именами: Министерство бе­
зопасности действует по поручению полити­
ческого руководства. И это не государство в
государстве, а инструмент власти господству­
ющей партии, ее щит и меч, как часто подчер­
кивает Мильке. Однако власть имеющие- Хо-
неккер, Кренц, а позже и Модроу, - избегают
ответственности сказать об этом вслух.
Празднованием 40-летнего юбилея со дня
223

лгнования ГДР руководство партии все еще хо-


S r продемонстрировать стабильность и силу.
Но оно боится контрдемонстраций. Носится
слух, что готовится марш до Бранденбургских
ворот, что планируется массовый прорыв че­
рез границу. Мы в Главном управлении узнаем
от наших негласных сотрудников из Западно­
го Берлина: сенат и союзники предписывают
всем служебным инстанциям находиться в бое­
вой готовности. К сожалению, мы не можем вы­
яснить, кто же распространил пароль о проры­
ве через границу. Я убежден, что политические
круги и тайные службы —не только немецкие —
приложили к этому свои руки и запутали следы.
Они ожидают, что созданный ими гордиев узел
все-таки будет разрублен.
Никто в правительстве и в Министерстве бе­
зопасности не думает о применении огне­
стрельного оружия, чтобы предотвратить де­
монстрации, разве что при массовом прорыве
через границу. Поэтому в день празднования
во Дворце Республики не должно быть допу­
щено любое скопление людей, ведь близко
Бранденбургские ворота, срабатывает логика
стоящей уже на протяжении 26 лет стены.
Меня одолевает разочарование. В качестве
гостя на праздничном заседании я терпеливо
выслушиваю речь Хонеккера во Дворце Респуб­
лики. Скоро вместе со своей женой я покидаю
вечерний прием. На демонстрацию ССНМ я не
иду вообще. Это ни в коем случае не протест,
это просто растерянность и беспомощность.
Этой ночью никто не стреляет, однако бьют и
арестовывают.
На следующее утро, в воскресенье 0ЧР
ное заседание у Мильке становится консп
тивной встречей. В его кабинете сидят ген?'
лы из Министерства обороны и из Минис?
ства внутренних дел. Из Министерства без&|
пасности представлена только контрразведка
а меня, заместителя министра и начальника
разведки, даже не пригласили. Меяеду мнойи
Мильке нет никакой связи, я отрезан от всех
решающих процессов в министерстве. Нео­
бычно в это утро лишь то, что в собрании при­
нимают участие Эгон Кренц и руководитель
отдела безопасности ЦК Вольфганг Хергер.
Кренц зачитывает доклад о политическом по­
ложении, который он подготовил для следую­
щего заседания Политбюро. Этим поступком
Хонеккер фактически низложен. Присутству­
ющие соглашаются.
Они верят, что отставкой Эриха Хонекке­
ра и впоследствии Гюнтера Миттага, ответ­
ственного секретаря, и Йоахима Херманнса,
секретаря пропаганды и агитации, решат
проблему.
Новый закон о передвижениях призван
приглушить недовольство населения. В этой
области Главное управление разведки дей­
ствительно компетентно. Однако и здесь
обошлись без нас. Опубликование неприем­
лемого проекта 6 ноября не успокаивает, а,
наоборот, подогревает еще больше и без того
накаленную атмосферу. Ожесточенные про­
тесты направлены не только против этого
закона. Демонстранты хотят большего- "Сте­
на должна быть уничтожена" и "СЕПГ должна
225

быть ликвидирована". 4 ноября на Алексан-


дерплатц в Берлине многие из миллиона со­
бравшихся требуют немедленного проведе­
ния демократических реформ: устранения
монополии власти СЕПГ, свободы выбора,
ликвидации Министерства госбезопасности.
Бывший руководитель ГУР, Маркус Вольф,
выступает на этой демонстрации. Единствен­
ный; изюраторов он защищает большинство
сотрудников Министерства безопасности и
призывает не обвинять их. Несмотря на "кон­
церт" свистков и возгласы неодобрения, он
хочет предотвратить превращение всех со­
трудников министерства в мальчиков для би­
тья В то же время он признает свою ответ­
ственность, да и вину тоже, но и готовность
содействовать обновлению. Мужественная,
достойная позиция, которая по праву прино­
сит ему уважение и признание не только со
стороны сотрудников Министерства безо­
пасности.
9 н о я б р я 1989 год а заседает Ц К П о ли т б ю р о
вы н оси т н а о б с у ж д е н и е р е ш е н и е С овета М и ­
н и стров. Э т о и н с т р у к ц и я о пор яд ке и с п о л н е ­
ния за к о н а ГДР о передвиж ениях. Вечером того
ж е дня б е зр а зл и ч н ы й Г ю нтер Ш абовски о б н а ­
р о д у е т н а п р е с с -к о н ф е р е н ц и и , что все граж ­
д ан е ГДР могут "незам едлительно" и "безотла­
гат е ль н о" п е р е с еч ь границу. Ш турм начинает­
ся, с т е н а падает. ГДР д е й с т в и т е ль н о н а краю
с в о е г о сущ ествовани я. Э т от в еч е р я пр ов ож у
дом а. М и н и с т р М и л ь к е даж е н е замечает, что
м ен я н е т н а службе.
Непосредственно после 10-го заседания ЦК
16—Гроссманн
226

состоится заседание актива партий» *


низации Министерства безопасное» >»-
принимает участие руководитель 0тл'р Ч
вопросам безопасности ЦК Вольфганг т*0
ГРП шШ
гер. Замминистра Руди Миттиг инфорЗ
am Л п л л а п л т т т .» T T T J* ------------------------- jggj Р'/'
ет о заседании ЦК, пытается оправдать^'
Дея*
тельность Министерства безопасности. т
уничтожает критику в его адрес и в адрес его
деятельности. Некоторые позволяют себе
высказать свое мнение относительно уш ед.
шего в отставку руководства партии. Нечто
новое и совсем непривычное для этого кру­
га. Я указываю на то, что большой объем ин­
формации, который был отправлен членам
Политбюро, остался незамеченным и исчез
в архивах или был уничтожен как недосто­
верный. Когда мы, к примеру, своевременно
обратили внимание на уменьшающееся вли­
яние Движения в защиту мира в западных
странах, ответственный за это член полит­
бюро Херман Аксен выслал нам этот доку­
мент назад со следующим комментарием:
"Что за чушь". Он не принял к сведению нашу
информацию, потому что ему не понрави­
лось содержание. Эта оторванность от дей­
ствительности, я считаю, просматривается
также и в восприятии мира руководством
партии и государства. Всей оппозицией в
ГДР управляют из-за границы. Слишком дол­
го мы передавали информацию, которая
обосновывает этот тезис. Поэтому мы в Глав­
ке решили больше этого не делать. Однако
аплодисментов за свой вклад я не получаю
227

ПОРИЦАНИЕ МИЛЬКЕ

13 ноября 1989 года, как и многие граждане


ГДР, сижу перед телевизором. Телевидение ГДР
транслирует 11-е заседание Народной Палаты
ГДР. Важное и гротескное, жизненно необхо­
димое и второстепенное, серьезное и смешное
обсуждают собравшиеся в час вопросов и от­
ветов. •
Президент Народной Палаты Малеуда бла­
годарит присутствующего доктора Герхарда
Шрёдера за ответ на вопрос, касающийся цен
на яйца, выясняет, что есть еще 20 заявок на
выступление и передает слово министру Миль­
ке. Внезапно я пробуждаюсь. Что же он скажет?
Уже более 30-ти лет Эрих Мильке член парла­
мента. Сегодня он впервые выступает перед
этой публикой. Парадокс: служебные обязан­
ности министра он еще выполняет - прави­
тельство ушло в отставку уже 7 ноября и
партийных функций у него уже нет, 8 ноября
ушло в отставку Политбюро СЕПГ, это, должно
быть, последнее выступление восьмидесятид­
вухлетнего министра перед общественностью.
Я жду, что он станет заступаться за своих кол­
лег и спасет в интересах министерства все, что
можно спасти. Спустя некоторое время я слы­
шу первое предложение. Намечается катастро­
фа. В этой напряженной ситуации, когда на
улицах из громкоговорителей раздается "Шта-
зи - на производство", он говорит: "И мы по­
ставляем выдающуюся информацию, которая
так увеличила развитие, достигшее таких мас­
штабов, которые мы видим сегодня не только
228

касательно ГДР, а также социалист*»


лагеря". Меня бросает в жар после поГ*0*'
ния:" Но я все-таки люблю всех людей"
стра открыто высмеивают. '
На следующий день в Министерстве безоп
ности и Главном управлении разведки обс^'
далась одна-единственная тема. Многие со.
трудники видели в новостях, по меньшей мере
сокращенную версию позорного выступления
их министра, другие слышали об этом. Реакция
была разной: от растерянной до саркастичной
и циничной. Мы собираемся у руководства
Главного управления разведки с секретарем
нашей партийной организации Отто Ледерма-
ном и составляем проект резолюции. Это нео­
бычный ход. Мы, генералы и сотрудники Глав­
ного управления разведки, письменно отказы­
ваемся от нашего, пусть даже еще действующе­
го, министра. Гнев, а также известная доля бес­
помощности, подталкивают нас. Мы извиняем­
ся за выступление нашего министра и адресу­
ем написанное президенту Народной Палаты
Гюнтеру Малеуда.
В тот же день меня вызвали по внутренней
связи на совещание. Эрих Мильке хочет рас­
сказать ведущим сотрудникам Министерства
безопасности о внеочередном заседании На­
родной Палаты. Что он хочет нам поведать?
Резолюцию я беру с собой полный решимо­
сти сказать Мильке, что Главное управление
разведки не может подписаться под его слова­
ми и его выступлением вообще. По допоге я
встречаю первого секретаря районного ко,™
тега СЕПГ Хорста Фелвдбера У него тоже е ™ '
определенное мнение по этому поводу. Мы
вместе читаем написанное ранее. Очень быст­
р о м ы сходимся в том, чтобы представить текст

Главному управлению разведки. Мы вместе на­


правляемся в секретариат, регистрируемся и
оказываемся в кабинете Мильке с большим
конференц-столом и двумя рядами кресел.
Министр си дит з а с в о и м р а б о ч и м сто ло м .
Мы стоя докладываем о ц е л и н а ш е г о визита и
критикуем его вы ступление в Н а р о д н о й П а л а ­
те. Я готов к п р и ст у п у я р о с т и с е г о с то р он ы .
Однако о н остается с п ок ой н ы м . О н вы слуш и­
вает все, не перебивая. П о т о м о н гов ор и т , чт о
он нас не поним ает, ч т о все с к а за н н о е им, да и
само вы ступление, б ы л о п р а в и л ь н ы м . Е д и н ­
ственная ош ибка, о к о т о р о й с т о и т упомянуть,
по его словам, это то, ч т о о н н е д о ст а л и з папки
листок, дабы иметь п ер е д гла за м и к раткий к о н ­
спект п о д г о т о в л е н н о й з а р а н е е р е ч и . Т а к и м
образом , он , в о зм о ж н о , з а б ы л сказать ч т о -т о ,
хотя; п о б о л ь ш о м у счету, о н в се -т ак и в ы б р а л
правильные слов а и н е уп уст и л н и ч е г о в аж н о­
го. У н ас в у ш а х все ещ е звучи т п р ед ло ж ен и е ,
которым о н взывал к собравш им ся: "Я н и с к о ль­
ко н е бо ю сь отвечать вам, н е им ея п ла н а своей
речи. Я н е п од гот ов и л за р а н е е ни к ак ого р е ф е ­
рата". Э т и м с в о и м за я в л е н и е м о н н а с сов сем
"убил". Я го в о р ю ем у ещ е раз, чт о в этой н ап ря­
ж е н н о й си туац ии о н с о с лу ж и л п л о х у ю служ бу
м и н и стерству и в се м е г о сотрудникам. Т а к ж е
с п о к о й н о , как и пр еж д е, о н п р и н и м а е т э т о к
сведению .
М ы м олчим . Затем Ф е л ь б е р и я идем в каби­
нет, где д о л ж н о состояться совещ ание, там уже
сидят другие заместители мит____

ния, пытается оправдать его, выра*1!№е,


лютное непонимание нашего недовсш °'
однако не противится тому, что мы оста!?'
при своем. Это очень необычно.
Вдруг я замечаю, что перед нами сидитста.
рый подавленный человек Он больше не по-
нимает значения своей деятельности. Он отча­
ялся, больше не соответствует тому представ­
лению, которое есть о нем у большинства со­
трудников Министерства государственной бе­
зопасности.
Мои мысли витают где-то далеко, и я думаю
о министре, которого я знал до настоящего
момента и на которого совсем не похож чело­
век передо мной. Мильке тоталитарно руково­
дит министерством. Его слово имеет силу, чье
либо еще —никогда. Некоторых людей он во
обще не знает. И хо тя о н с о в сем и н а ты и
ращается иногда по фамилии, никому не при
дет в голову мысль общаться с ним, используя
привычное для партии "ты". Лишь Маркус
Вольф, Ханс Фрук и некоторые старожилы
контрразведки используют это доверительное
обращение.
Холерик Мильке отчиты вает за все. ч т о не

* б УДь г о т о в к о
231

всему. В 1979 году после бегства Штиллера он


буйствует по телефону, поливает нас грязью
перед Главным управлением разведки, гово­
рит, какмы глупы, что мы не в состоянии обна­
ружить взаимосвязей и не можем обеспечить
безопасность.
Пока я являюсь руководителем Главного уп­
равления разведки, с 1986 года до конца, этих
холеристических вспышек не возникает, этих
"уничтоженных" других, если ему что-то не
нравится, почти не наблюдается. Иногда, ко­
нечно, он снова выходит из себя. Наши служеб­
ные отношения становятся по большей части
сугубо деловыми.
Каждое утро, а приходит он в министерство
достаточно рано, он звонит всем ответствен­
ным руководителям и спрашивает: "Что ново­
го?" Очень часто я отвечаю: ’Товарищ министр,
у нас нет ничего стоящего для доклада". В ответ
ничего, кроме бурчания, и он кладет трубку.
Мильке несомненно понимает необходи­
мость усиления безопасности страны. Конеч­
но, причиной тому послужила также реальная
политика Запада, ярко выраженной целью ко­
торой является стереть когда-нибудь с лица
земли ГДР и другие социалистические страны.
Таким образом, любая выраженная в ГДР кри­
тика рассматривается как политико-идеологи­
ческая диверсия, направляемая империалисти­
ческим центром. Мильке всегда хочет точнее
знать, кто есть кто. За этим стоит мнение: если
знать каждого и о каждом, можно разоблачить
тех, кто по поручению империализма изнутри
подрывает стабильность в ГДР.
Я замечаю, что в этот момент становлюс
несправедливым. Приписать все это только
министру государственной безопасности -
значит исказить порядок вещей, ведь эти мыс
ли о безопасности были доктриной государ­
ства и партии. Притязания со стороны руко­
водства партии на безопасность, чтобы сделать
все для народа. Политико-моральное единство
между народом и партией просто не допуска
ло принятия критики и рассмотрения ее как
чего-то продуктивного для общества. Сомне­
ния в реальной политике могли исходить толь­
ко от классового врага. Это было на руку госу­
дарственной безопасности. Благодаря этому
Мильке получил больше влияния и власти в го­
сударстве.
Дискуссия в Совете продолжается. Одни все
еще воздерживаются, другие высказывают свое
мнение, ничего не приукрашивая. Ясно одно,
мы отправляем резолюцию президенту Народ­
ной Палаты. Короткое послание заканчивает­
ся предложением: "Мы вновь заверяем, что
органы государственной безопасности реши­
тельно признают себя ответственными за об­
новление и поддержку социалистического об­
щества в ГДР, а также, что будут осуществлены
все необходимые для этого изменения внутри".
Ситуация внутри и вокруг Министерства го­
сударственной безопасности все больше обо­
стряется. Я прощаюсь со своим пессимизмом
и состоянием ожидания. Несмотря ни на что,
моя позиция распространяется на подчинен­
ных, ответственность за тысячи верных сотруд­
ников вновь заставляет меня действовать. Раз­
233

ведывательная деятельность между тем про­


должается. В министерстве развивается и при­
нимает все большие масштабы критическая
позиция, особенно среди молодых сотрудни­
к о в . Они больше не видят смысла в том, чтобы

защищать какие бы то ни было представления,


о н и сами хотят принимать участие в демонст­
рациях. И они отворачиваются от старослужа­
щих партийных деятелей и начальников. Не­
довольство распространяется также и на дей­
ствующую до того момента консервативную
форму одежды, на запрет носить бороду, на
запрет вступать на территорию Западного
Берлина после падения стены.
Однако стремящиеся к порядку, дисципли­
не и сохранению работы сотрудники остают­
ся в большинстве, и поэтому удается сохранить
стабильность аппарата.

ОКОНЧАНИЕ СЛУЖБЫ

В конце ноября мы начинаем минимизиро­


вать документацию в отдельных отделах. Ник­
то не может предвидеть, в чьи руки она попа­
дет; Мы должны беречь свой источник 13 но­
ября 1989 года по предложению СЕПГ Народ­
ная Палата выбирает доктора Ханса Модрова
(с единственным голосом “против”) главой
Правительства ГДР. В его коалиционное пра­
вительство из 28-ми человек входят 11 выход­
цев из традиционных партийных блоков. В
Лейпциге демонстранты впервые несут плака­
ты с надписью "Германия - единое Отечество".
Несмотря на все дурные предсказания, перс­
234

пективы нашей службы с созданием э т


вительства кажется бл агоприятньщм ^
стерство государственной безопасности^*111'
ше не существует, но зато есть ведомство^
циональной безопасности. Моего нового щ а,'
зовут Вольфганг Шванитц, бывший зам. мин
стра государственной безопасности. Ерих
Мильке объявил б октября о своей отставке и
назвал сначала Руди Миттига, а потом Вольф,
ганга Шванитца своими возможными прием­
ники. Потом он объяснял мне почему речь не
зашла о моей кандидатуре: "Шефу такого аппа­
рата необходим опыт в контрразведке". Для
меня это вовсе не проблема, я есть и буду оста­
ваться разведчиком. Все это вчерашний день. Я
оцениваю Вольфганга Шванитца очень хоро­
шо, а знаю я его как человека и как служащего.
Он именно тот человек для этой должности. Я
буду поддерживать его всеми силами.
Сейчас я занимаюсь реформированием ап­
парата разведывательной службы. Мы начина­
ем сокращать кадры, переопределять часть це­
лей и задач по-новому, а также минимизиро­
вать фонды документации и картотек. Попро­
сту говоря: я даю распоряжения целенаправ­
ленно уничтожать документацию. Сотрудни­
ки справедливо спрашивают почему, если
служба будет существовать дальше? С самого
первого дня мы ожидаем, что раздраженные
правозащитники ворвутся в наше здание. Но
опасны не они, а агенты других секретных
служб, которые действуют под их именем и
нацеленно ищут материал
До сего момента мы еще понимаем, что не
гтолжно попасть в руки других секретных служб,
олнако гарантировать это на будущее не может
нщсго, так как никто не знает, как долго еще бу­
дет существовать ГДР. М од ров тем не менее го­
ворит об ответственном сообществе, а бундес­
канцлер Коль представляет в конце ноября п р о­
грамму, десятый пункт к от ор ой звучит: объеди­
нение. Несмотря н а это, мы надеемся и концен­
трируемся на об н ов ле н и е службы.
В аппарате, преж де всего с о стороны более
молодых: сотруд ников, ув ели чи в аю т ся н ед о­
вольство, суета, спонтан ны е акции. Беспокой­
ство, напряженное ож идание и неуверенность
смешиваются. ;
Доска объявлений н а первом этаже превра­
щается в форум. Отдельны е сотрудники и груп­
пы прикрепляю т ли ст очк и с и х мнением, дру­
гие срывают и х и размещ аю т свои взгляды. Для
меня, старого оф ицера, эта ситуация абсолют­
но необы чна, ситуация, к к о т о р о й н еобхо д и ­
мо, привыкнуть.
Молодые лю ди критикуют прежде всего ста­
рые кадры и требую т обновления. Первое и х
недовольство оборачивается против руковод­
ства партии, в котором он и усматривают пособ­
ника руководства службы. Молодые партийные
деятели перед елы ваю т партию в разведы ва­
тельные службы. В конце ноября они организу­
ют митинг во внутреннем дворе министерства.
Этим о н и предваряют отставку рай он н ого ко­
митета С ЕП Г в М и н и ст ер ст в е безопасности.
М о л о д ы е сот р уд н и к и Г л а в н о г о уп р ав лен и я
разведки ф орм ирую т ясные цели и помогают
нам реф орм ировать службу информации.
236
an

В конце ноября в Главном управлении


ведки проходят собрания партийных оог^3'
заций отделов. Мы выбираем наших пред**1*'
вителей, которых снова избирают на кон**
ренции делегатов Главного управления раз
ведки делегатами на чрезвычайный съезд
партии. В основных организациях Главного
управления разведки изменяется соотношение
между молодыми и старыми или попросту го­
воря между консерваторами и новаторами.
Хотя молодые до конца еще не знают чего хо­
тят. Только одно ясно — должно быть по дру­
гому, однако концептуально еще никто не ду­
мает. Только однажды речь идет о "преемствен­
ности власти".
На конференции делегатов в Главном управ­
лении разведки царит совсем новый тон. Мы
выбираем кандидатов по результатам обстоя­
тельного “за” и “против”. Такое мы, старики,
знаем еще из 50-х. Без каких-либо проблем я
получаю в первичной партийной организации
мандат для конференции Главного управления
разведки, однако голоса тех, кто не хочет вы­
бирать меня, становятся уже громче. Маркус
Вольф, который после своего ухода со службы
остался членом партийной организации, не
ввязывается в дискуссию. По праву. Его выступ­
ление 4 ноября 1989 года на Александерплатц
отмечают все. Он получает большинство голо­
сов. Некоторые из его сторонников отклоня­
ют мою кандидатуру. В то же время многие бо­
рются за мандат для меня в открытой ди ск ус -
сии. Всего лишь с незначительным большин­
ством голосов мне удается обойти Я воспри
маю это как победу. Не мое служебное поло-
ние не партийная функция, не мое воинс­
к о е звание являются решающими, только моя

ли ч н ость. Дискуссию по поводу моей персоны


я расцениваю как предупреждение, а также как
поручен и е (задание) покинуть накатанные
и присоединиться к новому. Пере­
ре л ь с ы
стройка и гласность наступают также и в Глав­
ном у п р а в лен и и разведки.
Но никто не ставит вопрос о существовании
ГДР, никто не требует роспуска СЕПГ. Большин­
ство требует обновить государство и партию
демократически и социалистически, освобо­
диться от сталинизма и стогматизма. Сюда же
относится самостоятельная, независимая раз­
ведслужба под демократическим контролем,
обязанная не только одной лишь партии.
Стремительно развивающиеся события по­
чти не оставляют времени и сил, чтобы систе­
матически осмысливать эти требования. Буду­
чи прагматиком, я ставлю своей первоочеред­
ной задачей охранять конфиденциальный
(внеслужебный) аппарат, защищать наших
разведчиков и источники от какого бы то ни
было вреда. Я хочу избежать рассекречивания
людей и нашей деятельности, а также попада­
ния нашей информации в чужие руки.
В начале декабря во всех округах создаются
Гражданские комитеты. Они хотят распустить
окружные управления, действующие от Мини­
стерства безопасности, после того как уже по­
чти все районные ведомства заняты. Также уси­
ливаются требования удалить старое руковод­
ство Коллегия ведомства национальной безо­
238

пасности уходит в отставку, первые dw


щие кадры уволены. 7 декабря 1989 г о ^ т ^ 1'
лине собирается Центральный “круглый Р'
Его члены требуют от правительства | ! Ш
всего контролировать силами Министерст
внутренних дел ведомство национальной бе*
зопасности и предотвратить уничтожение ма
териалов и документов. В конце концов ведом
ство НБ должно быть распущено под граждан
ским контролем. Солдаты полка Феликса Дзер
жинского исчезают с Норманенштрассе, у во
рот стоят только полицейские Народной по
лиции.
14 декабря 1989 года правительство Мод-
рова решает распустить ведомство нацио­
нальной безопасности. Должны возникнуть
разведывательная служба и орган по охране
конституции. Как же должна выглядеть новая
служба разведки, спрашиваем мы себя? Рабо­
чая группа должна представить концепцию
как можно скорее. Оказывается, что это край­
не сложно. Упорство сотрудников больше чем
ожидалось. Они задают вопросы. В каком на­
правлении должны измениться цели и задачи?
Будет ли социалистическая ГДР существовать
и дальше? Если ФРГ и другие государства бло­
ка НАТО останутся врагами, почему тогда
служба должна уменьшиться? Кому будет под­
чиняться служба, где будет ее местопребыва­
ние?
Куча вопросов. Но прежде чем мы можем пра­
вильно на них ответить, возрастает давление со
стороны населения и Центрального w T o r n
стола” против создания новой службы
мы находимся меж двух огней. П равитель-
о держится д а ле к о в с то р он е. К м инистр-
р ез и д е н т у М о д р о в у н е под ст уп и т ься . О н
Уполномочивает в э т и х в о п р о с а х госсекрета­
р я Вальтера Х а л ь б р и т т е р а , ч л е н а Н а р о д н о й

Палаты быть д о в е р е н н ы м л и ц о м правитель­


ства за “Круглым сто ло м ”. Н ек от ор ое время он
занимается п р об ле м ой : ком у ж е будет подчи­
нена новая служба. Абсурдную идею подчинить
нас МВД о н отметает. О н п р и л а г а е т усилия,
чтобы организовать р азгов ор между мной и ве­
дущими Ц е н т р а л ь н о г о “к р у г л о г о с т о л а ”. Я
пишу записки этим господам, н о о н и не отве­
чают. Чему удивляться: э то некомпетентны е
сотрудники, которы е не знаю т наш его занятия.
Они ничего не знаю т и не берут на себя ника­
кой ответственности.
В декабре 1989 года правительство М одро-
ва объявляет амнистию. М ы просим исключить
с соблю дением т р еб ов ан и й закона из амнис­
тии осужденных агетов БНД и других западных
шпионских служб и наталкиваемся на непони­
мание. Н ас не могут и ли не хотят понять? Без
взаимного и сполнения обязательств никто не
пойдет на уступки. Уже немного времени спус­
тя, когда наши первые разведчики будут схва­
чены, никому больше не надо принимать нас в
расчет.
Многие из наших сотрудников реагируют
возмущенно, они думают что руководство
приложило недостаточно усилий. На самом
деле правда в том, что наше правительство нас
практически списало. В середине декабря 1989
года оно называет своих ответственных за рос­
240

пуск ведомства национальной безопа


Петер Кох наталкивается на стену. Мь 0сги
согласно нашему назначению сохранить^
бу и модернизировать ее, а он должен
гласно его назначению, распустить. Он энС0
гично сопротивляется тому, чтобы поадерж^
нас. Правительство и Центральный “круглый
стол” видимо это сильно раздражает и в конце
концов его отстраняют от дела. Считаем, что
это не совсем справедливо. Он не предатель.
Любой другой человек потерпел бы в таком
деле в это время неудачу.
Правительство “вынимает из кармана” свой
“козырь” и в январе 1990 года сразу после от­
ставки Коха провозглашает новым уполномо­
ченным бывшего руководителя Гражданской
обороны, генерала-полковника Фрица Петера.
Он должен тесно сотрудничать с выбранной
Центральным “круглым столом” группой 3-х,
состоящей из доктора Георга Бема, Вернера Фи­
шера и Готфрида Форка - епископа Берлин-
Бранденбурга.
В декабре 1989 года в ведомстве националь­
ной безопасности начинается волна увольне­
ний. До конца месяца устранены почти все ру­
ководители отделов в Главном управлении раз­
ведки, а также множество сотрудников. Неко­
торые подыскивают себе новые рабочие мес­
та, другие остаются безработными. Параллель­
но происходит разоружение. По приказу пра­
вительства мы передаем все оружие МВД и ННА.
Конспиративные квартиры и объекты ликви­
дируются. автомобили отбираются. Для даль
нейшей распродажи мы ин вен таради р^
оборуД°вание и м е б е ль служ ебн ы х п ом ещ е­
ний, а также технические средства.
В с е еще относящ иеся к Главном у управле­

нию разведки сотруд ники р аботаю т над с о б ­


ственным роспуском, напряж енны е ф изичес­
к и и психологически д о предела. О н и дисцип­
линированно выполняют все приказы и распо­
ряжения, д о 'к о н ц а м н о го г о н е поним ая и уж
тем более не одобряя.
Без каких бы то н и б ы л о ин ц и д ен т ов о н и
передают оружие. Каждый отд ельно взятый с
вы сочайш ей от в ет с т в е н н ос т ью п о д х о д и т к
этому. Все избегают поступков, которы е могут
спровоци ровать н е о б о з р и м ы е последствия.
Все оберегают этим свои семьи, друзей и това­
рищей, все общество от вреда! Никто не видит
в этом ничего необы чного. В С М И появляется
тема м и р н ы х перем ен , н и к т о н е отм ечает в
этом кон тексте с от р уд н и к о в М и н и ст ер ст в а
госбезопасности, Н Н А и МВД. Все действуют
настолько ответственно, что не прогрем ело ни
од н ого , вы стрела. Э т о у с п е х и с т о р и ч е с к о г о
масштаба.

ПОТЕРЯННАЯ ЧЕСТЬ

В распорядке дня Ц ен тр альн ого “к руглого


стола” во дворц е Н и д ерш енхаузен 14 января
1990 года уже достаточно часто обсуждается
тема Штази. Представители разведки и контр­
разведки соответственно долж ны в этот день
отвечать на вопросы.
Д октор Х ай н ц Буш, зам еститель руководи­
теля 7 отдела (а н али т и к а), у п о лн о м о ч е н выс-
.7_П>оссманн
242

тупать от имени руководства Главно ^


ления. 1X1Vnp,,
Еще осенью 1989 года ему было пот*
сти официальные переговоры с пред> 0te'
лями гражданского движения. После п о 5'
ческого переворота мы тоже хотим про^ ”1
ности, чаще представать перед обществен^4
стью. Буш должен сначала поговорить с пре!
ставителями гражданского движения, разъж
нить им, что Главное управление является ле
гитимной разведывательной службой и подчи
няется конституции и законам ГДР, и не только
не действует преступными способами, но ине
нарушает прав человека. Он должен призвать
к пониманию, что мы навредим своим колле­
гам, если раскроем конфиденциальные сведе­
ния о людях и положении вещей. Он должен
также убедить законодателей в необходимос­
ти разведывательной службы, в ее праве на су­
ществование.
Буш, кажется, подходит для выполнения дан­
ной задачи. Он легко вступает в контакт и вы­
зывает симпатию. Его нескончаемый, но в тоже
время ненавязчивый речевой поток вместе с
мастерством, эрудицией и знанием впечатля­
ет его партнеров. Когда мы выбираем канди­
датуру Буша, мы принимаем в расчет и его пре­
жнюю деятельность. Он собственноручно об­
рабатывает оригиналы документов военно­
политической и военно-стратегической тема­
тики, которые наши разведчики посылают в
центр, но лично он не знает точных имен и ис-
точников. Поэтому ОН не может никому навге-
ДИТЪ’ еСЛИ вдр>т в Разговоре о б н а р Д т S o L
243

знания в этих областях. Все, кажется, получает­


ся. Буш гордится своим заданием и под робно
сообщает нам как убеждающе о н действует в
разговорах с правозащитниками.
Накануне, перед его выступлением на Цент­
ра льн ом “круглом сто ле ” мы договариваемся
о подобном воздействии. Мы обсуждаем в ос ­
новных чертах, что необходи м о сказать перед
этой публикой.
Самоуверенность Буша резко исчезает нака­
нуне его выступления перед “круглым столом”.
Абсолю тн о н е у в ер е н н ы й о н п р о с и т совета.
Заместитель начальника Главного управления
полковник Ральф -П етер Девукс говорит с ним.
О н поручает Булгу с к о н ц е н т р и р о в а т ь с я и с ­
ключительно на гуманны х аспектах с о х р ан е ­
ния источников разведки. Если ему все же пре­
доставят слово на заседании “круглого стола”
он н е п р е м е н н о д о л ж е н н азв ать м отивацию
важ н ей ш их за п а д н ы х и с т о ч н и к о в Главка, а
именно: сохр ан ен и е мира, разруш ение конф ­
ронтации в системе и эконом ическое укрепле­
ние ГДР. П оэтом у разведчикам необходим а о х ­
рана и поддержка с о сто р он ы ГДР. Открытой
же дискуссии о п од р об н остя х, касаемых и с­
точников и методов ГУР, о н должен непремен­
н о избегать. Деваукс успокаивает его: будучи
деш иф ровщ иком Буш не попадет под уголов­
н о-п рав ов ое давление. В добавок к этому они
репетируют, как Буш может ответить на щепе­
тильные вопросы участников круглого стола,
которые критически настроены против мини­
сте р ст в а б е зо п а с н о с т и . О н и п р ои гр ы в аю т
даже вербальные нападки, лож ны е представле-
244

ния и отсутствие фактических решены/^


щаясь, Буш говорит, что чувствует Себ ПРо-
подготовленным, что более осознанн*
ко подходит по иным вещам. 0 иlie.
13 января 1990 года я прихожу домой
эдно. Между делом моя жена говорит мне "0'
звонил Хайнц Буш. Вроде бы это не срочно"0
не сказал, что будет звонить еще и не npoj^l
перезвонить меня. Звонок меня абсолютно не
беспокоит, так как для завтрашнего дня все узке
было урегулировано.
Не следующий день 14 января Буш не появ­
ляется на заседании Центрального “круглого
стола”. Мы в шоке. Его жена говорит по теле­
фону, что ее муж как обычно уехал утром на
своей машине на работу. Больше она ничего не
знает. На следующий день Буш тоже не объяв­
ляется. Когда он и дальше не появляется на
службе, ближайшие его сотрудники бть трево­
гу, опасаясь, что он покончил жизнь самоубий­
ством. О предательстве никто не думает.
В конце концов все становится известно.
Хайнц Буш оказался перебежчиком. Позже он
рассказывает журналу “Шпигель”, что якобы
никто из разведки ему не говорил о том, что он
должен сказать на заседании Центрального
“круглого стола”. Генерал-полковник Вернер
Гроссманн якобы не мог с ним поговорить, а
его заместитель полковник Ральф-Петер Дева-
укс в конце-концов сказал ему следующее: "Ты
пойдешь туда и скажешь, что ты знаешь”. По
утверждению Буша, - это тоже самое, что не ска-
зать ничего. Сославшись на то, что задето его
достоинство - достоинство офицера Мини-
245

с те р сг в а . безопасности, он якобы возразил со-


беседнику; "так вести себя за круглым столом я
не буду"- При этом Деваукс тогда пригрозил
ему, так, что Буш стал опасаться за свою жизнь.
Ночью 15 января он сдается БНД (Федеральная
служба разведки ФРГ).
Очевидно этот поступок не противоречит
его пониманию чести офицера. Для нас - это
шок До этого никто не сомневался в его поли­
тической стойкости, в его верности партии и
государству. Он всегда считался надежным то­
варищем. Мы пытаемся понять настоящий мо­
тив его поступка. Это не так сложно. Его лич­
ные качества, за которые ему поручили такое
задание, раскрылись в непосредственном для
нас направлении. Когда мы давали ему это по­
ручение, мы договорились, что он будет дей­
ствовать в интересах Главного управления раз­
ведки и своих собственных.
Однако в это нестабильное время переворо­
та, когда карьера каждого офицера Министер­
ства безопасности была под вопросом, он оче­
видно усмотрел шанс отличиться. Ему было не
до кого, он видел только свою собственную
выгоду.
Все следующие дни мы занимаемся исчезно­
вением Буша. Мы должны знать где он скрыва­
ется. Мы также должны проверить: какую кон­
кретную информацию и какие имена он выдал.
И хотя он не знает точных имен, он знает из
каких вражеских объектов нам поставляют ма­
териал. Некоторых разведчиков мы еще можем
предупредить. Большего мы сделать не можем.
Буш до сих пор хвастается тем, что демаски-
246

ровал пион’Топаз", нашего


топ-ш
в штаб-квартире НАТО в Брюсселе рВ>*а
В нш Ц
Руппа. Он, конечно же, умалчивает.
сколц.
получил за это от Федеральной развод^
В различных процессах Буш изобличаети
тих своих коллег и больше всего разведчик'"'
БНД крепко держит его в своих руках. Всу»
уже знают, если Буш им нужен в качествесви­
детеля, они должны обратиться в БНД. Скоро
Буш становится уже бесполезным, каквыжатый
лимон и БНД теряетк нему всякий интерес. Ког­
да он в очередной раз потребовался Верхов­
ному суду Дюссельдорфа для дачи свидетельс­
ких показаний, из Пуллаха пришел ответ, что
там не знают никакого господина Буша.

БУРЯ МИНОВАЛА

Новый форум призывает всех к демонстра


ции 15 января 1990года перед главным здаяи-
ем Министерства безопасности - Ведоме
национальной безопасности. Участники дол
жны принести с собой кирпичи и раствор, они
должны заложить входы. Если все получится
Министерство безопасности, а вместе с ним и
разведслужба станут неработоспособными.
Когда в городе появляются плакаты Нового
Форума я, пользуясь случаем, при разговоре с
Министр-президентом Модровым привлекаю
к этому его внимание. Я жду, что он и другие
присутствующие, среди которых Министр
внутренних дел генерал Лотор Арндт и гене­
ральный прокурор, что-нибудь лредпппмгг
Не смотря на то, что никто из них не ^ы ш ^Го
247

таком призыве, никто не реагирует. Без какой


бы то ни было дискуссии, Модров переходит к
повестке дня. Однако в своей книге "Я хотел
новую Германию" он утверждает, что заранее
об этой акции не знал. Читая дальше, вижу его
предполагаемую речь в адрес собравшихся для
штурма здания: "Какой толк для задниц от кре­
сел, на которых они когда-то сидели".
Хотя даже не читая этого, позиция Министр-
президента по отношению к ведомству наци­
ональной безопасности легко усматривается
во многих его поступках. Он списывает нас со
счетов, хотя и утверждает обратное. Это мы
себе никак не можем объяснить. Может, это на­
строение всего населения по отношению к
Министерству безопасности? А может, он про­
сто не хочет попасть в водоворот, захвативший
нас? Возможно ему действует на нервы разо­
жженная гражданским движением Штази-ис-
терия. После 1990 года Ханс Модров старается
помочь нам и нашим разведчикам.
Следующие несколько дней мы должны пе­
режить без какой бы то ни было помощи со сто­
роны правительства. Немного, но мы все-таки
подготовлены к этому. Мы ждали таких дей­
ствий от правозащитников уже давно. Малень­
кая группа высокомотивированных сотрудни­
ков хочет предотвратить вторжение чужих в
наше здание. У главного входа мы прикрепля­
ем табличку, на которой написано "Служба раз­
ведки". До сих пор гражданское движение до­
пускало существование нашего учреждения.
Акты, которые еще не успели уничтожить,
лежат в’ шкафах. Поэтому мы хотим избежать
248

их попадание в чужие руки. Рабочей


отдан приказ: "Не допускать проникноРУППе
посторонних лиц в здание, пусть даже с ВСНйя
щью применения физической силы". П°Мо'
Руководство отдельных служебных под0а
делений находится на еще существующих кон
спиративных квартирах и оттуда наблюдает за
происходящим. Они договариваются обо всем
по телефону. А нам приходится импровизиро­
вать, так как используемые нами ранее прекрас­
но функционирующие мобсистемы больше не
существуют. Некоторые здания, как и техничес­
кие средства, нам больше не доступны, с опре­
деленными личностями больше не связаться.
Демонстрантам удается открыть главные
ворота к комплексу МБ и атаковать некоторые
задания. Министр-президент Ханс Модров в
последнюю минуту хочет спасти, все что спас­
ти еще можно. Он появляется перед центром
МБ и в хаосе пытается говорить с людьми.
Слишком поздно. Определенные отделы, на­
пример кабинеты контрразведки 2 -го отдела
уже обыскивают сотрудники спецслужб про­
тивника. Здание Главного управления развед­
ки остается не тронутым.
Однако штурм Министерства безопасности
не проходит без последствий и для нас. Вход
контролирует члены гражданского движения.
Больше мы не можем беспрепятственно войти
в наше служебное здание. Нам все же удается
договориться с ними, что от 20 до 30 поимен­
но названных сотрудников могут заходить в
здание в любое время суток Мне как руковотт
телю вход также разрешен. Я настоятег^..^ Z Z l
подписанный М инистр-президентом до­
ц е н т Госсекретарь Вальтер Хальбритгер до­
д а е т мне удостоверение с надписью "Действу­
ю щ и й руководитель службы разведки ГДР". С

этим удостоверением я в лю бо е время без осо­


бого контроля могу приходить в свой служеб­
ный кабинет. К ром е того, два ответственных
сотрудника из руководства Главного управле­
ния всегда организую т и контролирую т теку­
щ и е работы. Эту службу несут по очереди ге­
нерал-м ай ор Х о р с т Ф о гель, ген ер ал-м ай ор
Х айнрих Таухерт, п о л к о в н и к Бернд Фишер,
полковник Ральф -П етер Дево, полковник Гот­
хольд Ш ралиц и полковник Мальфред Зюз.
Руководство может снова собраться на об­
суждение т олько в больш ем составе. Я пишу
актуальный сп и со к руководителей отделов.
Хотя мы, конечно, пользуемся некоторыми не­
вредимыми конспиративны м и объектами и
встречаемся там для необходимых договорен­
ностей.
3 января 1990 года Совет Министров ГДР ре­
шает распустить Ведомство национальной
безопасности и запрещает вплоть до выборов
6 июня 1990 года, основывать как ведомство по
охране конституции, так и службу разведки. Два
других партийны х блока ЛДПР и ХДС блоки­
р о в ал и в Н ародной Палате другое постанов­
ление. Таким образом, названия "служба развед­
ки" и "действующий руководитель" чисто фик­
тивны. Плевать, главное, что первое время они
нам помогают.
Лед становится все тоньше. Однако мы мо­
жем продолжать. Мы не можем оставить в беде
ч
250

наших неофициальных сотрудникп^^4


прежде всего наших разведчиков в v,81^
ративного внимания. Со многими Из „ 0t,c-
встречаемся также и за границами Гдр „ мк
ратно заканчиваем оперативную деятельн^'
Габриэла Гаст описывает это в своей книге^
ведчица для сохранения мира". Пока мыет
располагаем средствами, мы выплачиваемн
этих встречах недостающие деньги. Но всеос!
тается в разумных границах. Если в 1989-ммы
располагали всем годовым бюджетом, тов
1990-м мы получаем только затребованные и
обоснованные суммы, чтобы поддержать ра­
ботоспособность службы. Слишком мало по
сравнению с тем, что нам нужно. Этого не хва­
тает, чтобы выполнить все обязательства.
С ом н ительное будущее разведслужбы все
сильно усложняет. Роспуск ведомства нацио­
нальной безопасности уже давно решенное
дело, а нас, часть бывшего ведомства оставля­
ют без внимания. Снова и снова появляются
мысли передать часть аппарата Министерству
обороны, до тех пор, пока не будет основана
отдельная служба. Во всяком случае такой со­
вет дает Министр-президент Модров новому
уполномоченному правительства Фритцу Пе­
теру и уполномоченным Центральным “круг­
лым столом” Георгу Бему, Вернеру Фишеру и
епископу Готфриду Форку.
Нам ясно одно: если мы, как можно скорее
не отделимся от Министерства безопасности -
Ведомства по делам НБ, нам не удастся избе­
жать назначенного правительством граждан­
ского контроля над процессом ликвидации
спуска). Рано или поздно они появятся в
«ашем здании и будут требовать взглянуть в
акты Именно этого мы не должны допустить
ни при каких обстоятельствах. И именно по­
тому, что мы не знаем, получится это у нас или
нет, мы используем каждый час и уничтожаем
оперативные материалы, особенно акты, со­
держащие информацию о наших разведчиках.
Мы продолжаем прикладывать усилия, что­
бы стать самостоятельными. Для этого мы хо­
тим заручиться поддержкой компетентных
представителей гражданского движения. В
конце января 1990 года Ханс Модров содей­
ствует разговору с Вольфгангом Уильманном,
Конрадом Вайс, Георгом Бемом и Ибрагимом
Беме. Готтхольд Шрамм, руководитель 12-го
отдела гражданской обороны ФРГ и я едем в
поздний час в отель Йоханнисхоф, где остано­
вился Ханс Модров. Нам приходится ждать.
Наши собеседники общаются с Министр-пре­
зидентом. Уже за полночь, когда нас приглаша­
ют присоединиться.
Мне сразу же предоставляют слово, я опи­
сываю нашу ситуацию и предлагаю сделать раз­
ведку в дальнейшем самостоятельной службой
и обращаю внимание на нашу обязанность ох­
ранять наши источники. Господа заинтересо­
ваны и сразу же выражают свои мысли по это­
му поводу.
Церковный историк Вольфганг Уильманн,
министр в правительстве Модрова, рассужда-
ет вслух о том, чтобы ликвидация не коснулась
разведслужбы. Быть или не быть таким служ­
бам, рассуждает он, это международный воп-
252

рос и поэтому должен быть урегулип


рамках переговоров о разоружении Р е^ ЗНв
д окум ентальн ы х ф ильм ов Конрад В г С°ер
скрывает своего удивления, что нашиопа'
тивные сотрудники действуют не только вфрг
но и в других странах. О н понимает трудно^
поддержания связи с ними и предлагает свою
помощь. В еро ят н о возможно задействовать
определенные структуры церкви, раздумыва­
ет он. Параллельно он хочет знать, можем ли
мы что-то сказать о международном соедине­
нии неофашистских сил.
О коло 2 -х часов утра мы расходимся. Гот-
тхольд Шрамм и я идем еще немного вместе,
дабы оценить услышанное. Важно то, что гос­
пода выразили понимание наших усилий. Рас­
пространяется ли эта позиция также и на дру­
гих правозащитников? ^ ~ ^
Н а п р я ж е н н ы е , н е обольщая себя слишком
б о л ь ш и м и н а д е ж д ам и , Г о т т х о л ь д Шрамм и я
со б и р а ем с я в начале февраля на встречу с ге
н е р а л -п о л к о в н и к о м Ф р и т ц е м П етером , упол
н ом очен н ы м п рави тельства У л ь р и х о м Шрете-
р ом , Г о т т ф р и д а Форка и правозащ итник ом
В ер н ер ом Ф и ш ером . М ы делимся своим и пред-
ставлениям и о структуре, п о ст ан о в к е задач и
ч и слен н ости н о в о й служ бы разведки.
Ульрих Шретер ходатайствует о существо­
вании разведслужбы, но критикует названное
мною количество сотрудников. Он требует из­
менить его с 2000 до 1000. Наша будущая зада­
ча для него - это, прежде всего разведка в обла­
сти науки, техники и экономики.
Вернера Фишера мало интересует, должна
эТо быть одна служба или нет. Намного
больше ему хочется знать: сотрудничаем ли мы
с британскими секретными службами. Он яко­
бы чувствовал себя под их постоянным конт­
ролем во время своего там пребывания. Без на­
шего содействия считает он, это вряд ли было
бы возможным. Эта его наивность нас обеску­
раживает, но мы заверяем его, что никогда не
работали вместе с британскими службами. Фи­
шер нам не верит.
Реакция Фритца Петера оказалась достаточ-
нолхолодной. Все-таки генерал-полковник был
заместителем начальника объединенного вер­
ховного командования Стран Варшавского До­
говора, а позже начальником штаба Вооружен­
ных Сил- ГДР. Он говорит только одно предло­
жение: 'Только роспускать, ничего не сохранять
или создавать заново". Ясно, что такой человек
просто так говорить не будет. Будучи уполно­
моченным правительства он лишь передает
мнение Министр-президента. Для нас это вер­
ный знак того, что Ханс Модров, вопреки своим
словам в наш адрес, больше не думает о суще­
ствовании службы разведки. Несмотря на все
это я пишу Министр-президенту письмо, где
предлагаю подчинить службу ему напрямую и,
если необходимо, отправить меня на пенсию.
Но ответа на свое послание я так и не получаю.
Очевидно, шансов у нас не осталось, но мы
все равно пытаемся что-то предпринять. Мы
начинаем с того, что переезжаем в Хоеншен-
хаузен на один из объектов по Редернппрассе
и забираем с собой, конечноже, все акты. Втоже
время мы ведем переговоры с Министром
254

обороны Теодором Хоффманном 1


лагаем ему включить нашу службу в Прч<-
равление разведки. Адмирал и его начег° Уп'
разведки, генерал- лейтенант Альфреду*'11'
узе, чувствуют себя втянутыми в п е р е д е Г
С одной стороны, они понимают наше „
ложение, с другой, - они не хотят отягощав
себя бывшими служащими Министерства бе-
зопасности. О н и боятся прямо ответить
"нет". О ни откладывают решение этой про-
блемы, в надежде, что другие найдут необ­
ходимые решения. Руководство Националь­
ной народной армии все еще живет иллюзи­
ями. Также, как и мы, они все еще верят вдаль­
нейшее сущ ествование их разведслужбы.
Они не отказываются от этих надежд, даже
когда 18 марта 1990 года Райнер Эппельманн
становится М инистром по разоружению и
обороне в кабинете де Мезьера.
Мое указание Альфреду Краузе своевре­
менно уничтож ить акты своей службы он
пропустил мимо ушей. В результате за это
взялась военная разведка. Многие их развед­
чики были схвачены и осуждены. Очень ред­
ко такое случалось в результате предатель­
ства из рядов своих. Полковник Эберхард
Леманн из 2-го отдела Министерства безо­
пасности (контрразведка), тесно связанный
с 1 -м главным управлением Комитета Госу­
дарственной Безопасности СССР, демаски-
255

явления разведки в Национальную на-


армию. Затем он снова вернулся в
нтрразведку Министерства безопасности,
о д н а к о , имеющейся у него после переворота
информации хватило, чтобы выдать разведчи­
ков.
ШРЕДЕРЫ РАБОТАЮТ ДОКРАСНА

Данное мною еще осенью 1989 года распо­


ряжение по уничтожению письменных доку­
ментов д олж н о бы ло сократить количество
обширных личных дел внештатных сотрудни­
ков. Н о так как многие сотрудники не видели
смысла в этих действиях, акция началась нере­
шительно. Только к ноябрю - декабрю уничто­
жение н абр ало нужный темп. О дной измель-
чительной установки в Главном управлении
разведки становится недостаточно. Мы ис­
пользуем также и немногочисленные волк-ма­
шины. Когда в декабре Центральный “круглый
стол” настоятельно требует прекратить унич­
тожение документов, правительство отдает
нам соответствующее указание. Нам остается
только работать на небольших шредерах. Они
кромсают сутки напролет. Если они нагрева­
ются, сотрудники охлаждают их в холодильни­
ках., а сами набивают измельченной бумагой
мешки. Между тем аппараты вновь готовы к
работе.
В декабре новый руководитель нашего ве­
домства, генерал-лейтенант Вольфганг Шва-
н и тц зап рещ ает дальнейш ее уничтожение
письменных документов. Уже 38 лет я офицер.
256

Поэтому приказ - значительная сосганл


моей жизни. Молча игнорировать п р о ^ а *
чащие смыслу указания и молчаливо ИВ^
мать за это время от времени похвалу, -иВр
си
ени.
относится к школе умения быть Солдатом н ЭТО
смотря на это, я в первый раз в моей жизни в
сте с моими заместителями осознанно делае'
с точностью до наоборот то, что приказал щ.
чальник. Мы измельчаем дальше. Мы чувству­
ем себя морально обязанными и ответствен­
ными по отношению к нашим неофициальным
сотрудникам в ГДР и в районе проведения опе­
раций. Аппараты работают непрерывно пока
основная часть имеющихся в наличии актов не
упакована в виде измельченных полосок бума­
ги в мешки и не подготовлена для окончатель­
ного уничтожения.
Многих оперативных работников связыва­
ют с разведчиками больше, чем только дело­
вые отношения. Очень часто их связывает
дружба. Поэтому у многих есть свой высокий
мотив в уничтожении актов. Пока есть воз­
можность, они сжигают материалы в печах и
каминах у себя дома, в кострах на своих дач­
ных участках. В этом хаосе, само собой разу­
меется, нет места полному контролю. Как и
всегда, в нашей работе все основывается на
абсолютном доверии.
Лишь не многие пользуются случаем и по­
хищают материалы, зарабатывая себе на этом
капитал. Для многих разведчиков в районе
проведения операций это будет иметьтюко­
вые последствия. С1Ь Р око
257

«РО ЗО ВОЕ ДЕРЕВО” И SIRA

Более роковой оказывается акция ЦРУ


..розовое дерево", которая, как и прежде,
окрыта мраком. Точно никто ничего не
знает, однако многие философствуют и
преувеличивают, особенно средства ин­
формации. С июля по август 1993 года по­
является целая куча умозаключений в газе­
тах и журналах. "Шпигель" от 7 июня цити­
рует госминистра Бернда Шмидбауера под
заголовком "Народ под подозрением":
"Нужный нам краешек одеяла у нас в руках,
а под ним 2000 следов". ''Берлинский курь­
ер" от 23 июня сообщает: "До сих пор неиз­
вестным путем акты попали в Бонн. Есть
мнение, что их получил госминистр Бернд
Шмидбауер (ХДС) в бывшем Московском
КГБ."г 28 июля "Шпигель" вновь цитирует
Бернда Шмидбауера, "Это касается всех
слоев населения. История “холодной вой-
, ны” должна быть переписана из-за огром­
ного количества предательств и предате­
лей”. "Бильд ам Зоннтаг" ликует 11 июня: 'Щ
Дрожите все, Москва сообщила имена 300
шпионов ГДР". "Берлинская газета"; от 12
июля пишет: " В течение двух следующих
недель будут произведены первые 200- 300
арестов", в том числе "50 действующих, а
также бывших политиков из федерации и
земель (ФРГ)". "Фокус" от 12 июля знает
точный источник появления актов: "Пере­
данные русскими в начале июля немецко­
му Федеральному ведомству по охране
18-Цх>ссманн
конституции документы принадлежа
отделу ГУР, в котором обрабатывали.'
саппарат и партии ФРГ&
Вплоть до августа 1993 года госминио
Бернд Шмидбауер хвастается тем, что oiy^
ФРГ удалось раздобыть акты Главного щЦ
ления разведки. Но 9-го августа "Шпигель"^
общает, что документы представила тайная
служба США - ЦРУ. Шум собственной похвалы
агента 008 в ведомстве Федерального канцле­
ра стихает.
Мы в Главке привыкаем к горькой правдео
том, что благодаря своей акции "Розовое де­
рево" ЦРУ заполучило наши акты в свои руки.
Очевидно, к ним попала картотека со всеми
данными о людях и их действиях, а также ста­
тистические данные с установками на случай
мобилизации. В следствие этого большое
число разведчиков демаскированы, и это да­
леко не названные средствами информации
200 человек, а все 2000. Одной из самых изве­
стных жертв оказался наш источник в НАТО,
Райнер Рупп. До сегодняшнего дня не ясно,
когда, где, как и сколько материалов попало в
руки ЦРУ. Я считал эти документы уничто­
женными.
“Шпигель” (3.99г.) и “Фокус” (5.99г.) в один
голос утверждают, что старший лейтенант Рай­
нер Хеммани передал документы в виде мик­
рофильмированного материала связному
офицеру КГБ Александру (“Саша”) Принципа-
лову в Берлине-Карлсхорсте по поручению ру­
ководства разведки. Но Райнер Хеммани никог­
да не получал от руководства Главного управ-
ления такого приказа и поэтому не мог его вы­
полнить. щшшшшш
В “Шпигеле” от 6 декабря появляется новая
версия. Офицеры КГБ Принципалов и Сюбен-
ко передали материалы ЦРУ: "Оба умерли зага­
дочной смертью: Сюбенко (1995) и Принципа­
лов ( 1997) погибли за рулем своих автомоби­
лей, по официальной версии от инфаркта ми­
окарда." Это уже история, достойная Джеймса
Бонда, однако ее не только обсуждают, в ней
постоянно копаются, смешивают все факты. Я
знал Сашу Принципалова на протяжении мно­
гих лет совместной работы и ценю его и по
службе и лично. Он действительно умер от 2-ю
инфаркта миокарда. А вот как именно Сюбенко
мог получить наши документы, логически объяс­
нить невозможно. 8 и 14 декабря 1999 я пишу ав­
тору обеих статей в “Шпигель”, руководителю ве­
домства Германия И, Йохену Белыые: "В смерти
офицеров КГБ Принципалова и Сюбенко нет ни­
какой мистики, а вот в том, что из этого делает
“Шпигель” ее полно. Мы называли подобное - “ак­
тивными мерами". Целенаправленно опублико-
ваная фальшивая информация должна отвлечь от
действительного. “Шпигель”, очевидно, (не со­
знавая того?) стал распространителем заблужде­
ния. Ссылаться на мертвых - излюбленный ме­
тод при проведении активных мер. Далее я напи­
сал: "Никто кроме участников акции “Розовое де-
рею” до сих пор не знает, когда и через кого, ка­
кой материал и в каком оъеме получило ЦРУ".
Белыне ответил мне следующее: "В главном
вы правы: мы (как и вы) не можем точно рекон-
стр у и ро в ат ь акцию “Розовое дерево”, мы мо-

1Я*

жем лишь попытаться приблизиться


му ее прохождению. При этом, у опубл^0'
ной нами версии есть одно ДостоинстГК01%
звучит логично." ° "°На
Было ли это предательством коллег, пп
жа напрямую американцам или передача
ветской
^
стороне и предательство orrvm к 1°'
ак
бы то ни было, нашим разведчикам сразу же
пришлось за это жестоко поплатиться. Наши
усилия по уничтожению всех актов должны
были помешать именно этому.
В конце 1998 года ведомство Гаука объявля­
ет, что одному из сотрудников удалось рекон­
струировать проект хранения данных Главно­
го управления разведки "SIRA" (система поиска
информации). "SIRA" охватывала входящую ин­
формацию 7 -го отдела (политический ана-
лиз), 5-го (анализ науки и техники), 9-го (вне-
шняя контрразведка) и 6 -го (вопросы режима).
Для нас это еще один сюрприз, ведь все элект­
ронные носители информации должны были
быть уничтожены еще до марты 1990. Даже
если будут видны только псевдонимы, а не точ­
ные имена, и только заголовки содержащейся
информации, а не детализированное ее содер­
жание, все равно можно идентифицировать
источник. Федеральная прокуратура сразу же
принимается за работу, дабы раскрыть пре­
ступления по факту предательства страны. До
сентября 2000 проведено 20 расследований не
одному человеку предъявлены обвинения. ’
Откуда же взялись носители информации’
Вероятно; Речь ЧДет о копии, явно не находив^
шейся в фонде Главного управления. Из отв^-
261

ственного за о б р а б о т к у д а н н ы х 8 -г о от д ела
Министерства безопасности о н а долж на бы ла
попасть в вычислительный центр Н Н А Ведом­
ство Гаука так описывает п р ои схож д ен и е этой
копии: "Некоторые из с о х р ан е н н ы х н осителей
информации п осле 1990 года бы ли обнаруж е­
ны в вычислительных ц е н т р ах вне М и н и ст ер ­
ства безопасности - н а п р и м е р в Н Н А. Н о р а ­
бота с материалами п р о х о д и л а о ч ен ь слож но,
пока не бы ли о б н ар у ж ен ы р а з л и ч н ы е п р о е к ­
ты Министерства б е зо п асн ост и (с п р ав оч н и к и
среди актов 13-го отдела (о б р а б о т к а данны х).
Лишь в 1985 году Главное управление развед­
ки начало создавать свой собственный вычис­
лительный центр, проектирование "SIRA" про­
должалось до 1988 года. Только с 1988 - 1989
годов он начал по-настоящему функциониро­
вать. До этого мы работали на установках 13-го
отдела. Так, вопреки строжайшей личной ответ­
ственности, резервная копия видимо все-таки
попала в фонд 13-го отдела министерства. На
сегодняшний день невозможно проверить ког­
да, почему и кому было поручено сделать копию.

ФАНТОМ В О ЕН Н О Й КАССЫ

Во время политического переворота и пос­


ле объединения Германии начинается охота за
одиозными миллионами Штази. Прежде всего
их ищут журналисты и дают им удобное имя:
“военная касса Главного управления разведки”.
Она была предназначена для выживания строя,
который Главное управление разрабатывало с
1986 по 1989 годы.
260

жем лишь попытаться приблизиться »


му ее прохождению. При этом у omJ; ^
У°публиков^
ной нами версии есть одно дос^оин^Г
тоинствс
звучит ЛОГИЧНО." ... и '0на
Было ли это предательством коллег
жа напрямую американцам или передача^'
ветской стороне и предательство оттуда, ка
бы то ни было, нашим разведчикам сразуже
пришлось за это жестоко поплатиться. Наши
усилия по уничтожению всех актов должны
были помешать именно этому.
В конце 1998 года ведомство Гаука объявля­
ет, что одному из сотрудников удалось рекон­
струировать проект хранения данных Главно­
го управления разведки "SIRA" (система поиска
информации). "SIRA" охватывала входящую ин­
формацию 7 -го отдела (политический ана-
лиз), 5-го (анализ науки и техники), 9-го (вне-
шняя контрразведка) и 6 -го (вопросы режима).
Для нас это еще один сюрприз, ведь все элект­
ронные носители информации должны были
быть уничтожены еще до марты 1990. Даже
если будут видны только псевдонимы, а не точ­
ные имена, и только заголовки содержащейся
информации, а не детализированное ее содер­
жание, все равно можно идентифицировать
источник Федеральная прокуратура сразу же
принимается за работу, дабы раскрыть пре­
ступления по факту предательства страны. До
сентября 2000 проведено 20 расследований, не
одному человеку предъявлены обвинения.
Откуда же взялись носители информации?
Вероятно, речь идет о копии, явно не находив­
шейся в фонде Главного управления. Из ога^-
261

ственного за о б р а б о т к у д а н н ы х 8 -г о от д ела
Министерства безопасности о н а д олж на бы ла
попасть в вычислительный центр Н Н А Ведом­
ство Гаука так описывает п р ои схож д ен и е этой
копии: "Некоторые из сох р ан е н н ы х носителей
информации после 1990 года бы ли обнаруж е­
ны в вычислительных ц е н т р ах вне М и н и ст ер ­
ства безопасности - н а п р и м е р в Н Н А. Н о р а ­
бота с материалами п р о х о д и л а оч ен ь слож но,
пока не бы ли об н ар у ж ен ы р а з л и ч н ы е п р о е к ­
ты Министерства бе зо п ас н ос т и (сп р ав оч н и к и
среди актов 13-го отдела (о б р а б о т к а данны х).
Лишь в 1985 году Главное управление развед­
ки начало создавать свой собственный вычис­
лительный центр, проектирование "SIRA" про­
должалось до 1988 года. Только с 1988 - 1989
годов он начал по-настоящему функциониро­
вать. До этого мы работали на установках 13-го
отдела. Так, вопреки строжайшей личной ответ­
ственности, резервная копия видимо все-таки
попала в фонд 13-го отдела министерства. На
сегодняшний день невозможно проверить ког­
да, почему и кому было поручено сделать копию.

ФАНТОМ В О ЕН Н О Й КАССЫ

Во время политического переворота и пос­


ле объединения Германии начинается охота за
одиозными миллионами Штази. Прежде всего
их ищут журналисты и дают им удобное имя:
“военная касса Главного управления разведки”.
Она была предназначена для выживания строя,
который Главное управление разрабатывало с
1986 по 1989 годы.
262

Андреас Фёрстер из "Берлинер цайТ№


t t t итп г > г Ь м т т р т . т и о т ^ т г . .
общает,
I
что офицеры накопили Ш м иИ
л пН^ I'0-
границей, что подставные лица Штази " 33
ют дома и земельные участки. п°купа.
17 августа появляется листовка с надпис
"Сомнительная санация штазистов". Сотруд^
ки разведки завладели, по его словам 3,5 мишщ.'
онами марок посредством создания фиктив­
ной фирмы, а также отобрали у комитета по
ликвидации недвижимость, офисное оборудо­
вание и товары на много миллионов марок
21 февраля в "БамС" появляется заголовок
"Исчезли 320 миллионов." Там же вопрос: "Где
же военная касса?" Другие утверждают, что во­
енной кассе отдела шпионажа Министерства
безопасности недостает 50 миллионов марок"
О каких марках, ГДР или Западных, идет речь, не
играет никакой роли. Мне немного грустно
принимать к сведению такие громадные суммы.
Мы никогда не располагали 5 0 -миллионами
марок разом. Такой суммы должно было хватить
на четыре года оперативной работы. В нашем
распоряжении было 13,5 млн. ДМ, за которые
мы каждый квартал и еще раз в конце года дол­
жны были отчитываться перед финансовым от­
делом. К этой сумме добавлялись еще 1,5 млн.
марок из области Коммерческой Координации
отШалька. Когда сектор науки и техники поку­
пал необходимые товары народного хозяйства,
указанные в списке КОКОМ (Координацион­
ного комитета по торговой политике между
Западом и Востоком), мы получали д ен ьги от
Министерства науки и техники, от промышлен­
ности и научных исследовательских
263

ний. Этими деньгами мы, конечно же, не могли


распоряжаться самостоятельно.
"Берлинская газета" особенно постоянно
муссирует миллионы штази. 19 апреля 1994
года под заголовком "Сокровища штази, сдел­
ки штази без конца" сообщает о фиктивной
фирме Главного управления. Она якобы лик­
видировала свой “золотой резерв” и перевела
его в Швейцарию. Никаких уточнений и опро­
вержений, конечно же, нет, когда это утверж­
дение оказывается полным бредом.
Год спустя эта же газета объявляет 19 мая:
"Монетный мельник попался в сети полиции."
Фирма Главного управления якобы перевела
2,5 млн. ДМ за границу. Автор Андреас Фёрстер
снова заблудился в тумане. Факты его абсолют­
но не интересуют.
Рихард Мюллер, коммерсант из ФРГ, постав­
лял товары высоких технологий наряду с дру­
гими странами и в Советский Союз, поэтому
тесно сотрудничал с тамошней разведкой Ар­
мии (ГРУ). Он прикрывался списком КОКОМ
и, конечно же, нарушал действующие законы.
Когда в США и в западно-европейских странах
выписали ордер на его арест и стали его разыс­
кивать, он приехал в ГДР. Советская военная
разведка попросила структуры Госбезопасно­
сти ГДР о правовой помощи. Министр Мильке
самолично позаботился о том, чтобы Мюллер
смог выполнять свою работу в Берлине. Шальк-
Голодковский позаботился о недвижимости,
сектор науки и техники в Главного управления
поддерживал Мюллера и улаживал все правовые
шаги, чтобы он мог создать фирму. Министр
264

Мильке приказал нам не инвестировать в Л


ни копейки и не вступать ни в какие деловь ^
ношения с ней. Мы обеспечивали безопасн^'
Рихарда Мюллера и помогали ему установив
необходимые контакты с учреждениями гдр
Кроме того, мы заботились о том, чтобы его
представитель, сегодняшний Министр внутрен­
них дел ФРГ Отто Шили, без проблем мог полу­
чить свой мандат в ГДР. Тогдашний депутат от
“зеленых” считал это, судя по всему, нормальным,
но это мы открыли ему дверь.
В начале 1989 года Рихард Мюллер вернул­
ся в ФРГ. Частны м дом ом , недвижимостью
фирмы и счетом в ДМ Рихарда Мюллера теперь
заведовали сотрудники сектора науки и техни­
ки. В 1990 году Мюллер упросил перевести 2,5
миллиона на его личный счет в ФРГ Щвполне
нормальная операция для ФРГ. Никогда не
было даже речи о счете третьего лица.
По этой операции Рихарду Мюллеру, пол­
ковнику в отставке Хорсту Мюллеру, майору в
отставке Бернду Кадену и бывшему офицеру
по особым поручениям Зигмунду Редеру было
предъявлено только одно обвинение в суде
земли Берлин. Процесс заканчивается оправ­
данием в январе 1998 года. Судья определяет,
что речь идет несомненно о личном имуще­
стве Рихарда Мюллера и что сотрудники раз­
ведки не нарушали закона. Требуемая прокуро­
ром ревизия была отклонена в сентябре 1999
года. 4
7 марта 1996 меня 4 часа допрашивают как
свидетеля действующей с ноября 1995 слеп
ственной комиссии, касательно имущества
265

ГДР Я п о д р о б н о рассказы ваю о ф и н ан сах М и ­


нистерства б е з о п а с н о с т и . И н а в о п р о с , дей ­
ствительно л и деньги утекли за границу, я тоже,
конечно же, отвечаю “нет”. С чистой совестью
все свидетели Г ла в н о го уп р ав лен и я твердо от­
вечают “нет”. И п о и т ога м всей п р о д ел ан н о й
работы к ом иссия н е п р и х о д и т н и к каким дру­
гим выводам.
29 н о я б р я 199 6 года полковник в отставке
Эрих Гайда возвращается со своей женой и вну­
ками из отпуска из Туниса. Уже в аэропорту его
задерживают и переправляют для предвари­
тельного заключения.
Бывшего руководителя рабочей группы сек­
тора наука и техники упрекают в открытии под
псевдонимом счетов Штази, а также в том, что
он растратил 17 миллионов марок социалис­
тического имущества в период с 1989 по 1990
годов.
Андреас Фёрстер судя по всему знает ка­
кую-то теневую сторону. Под заголовком
"Все дороги ведут в Вену" он придумывает
связь с Веной. 350 миллионов, утверждает он,
утекло одному венскому коммерсанту. Ста­
новится ясно: журналист очевидно получает
информацию от центральной службы розыс­
ка организованной преступности в прави­
тельстве (ZERV). В 1998 году он даже перера­
батывает эти знания в книгу. Эриху Гайда он
посвящает целую главу с подтасовками и
предположениями.
Правда на самом деле обозрима и ясна. В
коммерческом банке действительно был счет.
Он принадлежал одному коммерсанту, кото-
рый был связан с разведкой. Эрих Гайл
рительно заведовал этим счетом; не п Д°Ве'
законно, а осознанно, по поручению*80'
начальников. По распоряжению хозяин?0*1*
та в 1989 - 1990 годах он его ликвидировали'
факты Андреаса Фёрстера не интересуют сь
и дальше собирает утверждения и выдает ихза
факты. В "Берлинской газете" он косвенно ци!
тирует представителя СДПГ в следственной
комиссии Юлиуса Беухера, и пишет, что со­
трудники Штази переправили деньги в трех­
значных миллионных величинах за границу.
Главное управление разведки, а особенно сек­
тор науки и техники, якобы в этом тоже уча­
ствовал. “По причине того, что ни обвиняемые,
ни свидетели не признавались в содеянном, он
спекулировал, что Гайда орудовал 17 милли­
онами ДМ не для себя, а по возможности на­
правлял их в "общую кассу" бывших штази -
офицеров.”
20 марта 1998 года прокуратура в суде зем­
ли Берлин предъявляет Эриху Гайда обвине­
ния в хищении у государства 17 миллионов
ДМ, в присвоении в свою и других пользу иму­
щества. Прокуратура требует 6 лет заключе­
ния, защитники - оправдательного пригово­
ра. Судебная коллегия ландсгерихта по рас­
смотрению уголовных дел присоединяется к
адвокатам: оправдание. Прокурор назначает
ревизию, но через 2 месяца отзывает свое тре-
бование. “Берлинскую газету” и ее корреспон­
дента оправдательный приговор уже не тро-
гает. ^
267

Д Р У Ж Б А БЕЗ ГА РА Н ТИ Й

Несмотря на неудачи и предательство неко­


торых сотрудников, уничтожение актов прино­
сит всем участвующим уважение. Они тоже чув­
ствуют себя в этой предельной ситуации обя­
занными защитить разведчиков в бывшей рай­
оне операции и еще существующей ГДР. Акты,
которые позже могли подтвердить особо тяж­
кое преступление, только потому не исчезают в
результате этой акции, что их просто уже не су­
ществует.
У Главного управления разведки, как и у Ми­
нистерства безопасности, нет лобби. Кто скажет
хотя бы слово о снятии обвинения с дежурного
мальчика для битья, должен считаться с тем, что
сам может попасть в переделку. Само собой ра­
зумеется, что за пределами нашего аппарата у
нас есть хорошие друзья. Но они, к сожалению,
уже не имеют влияние ни на что, кроме хоро­
ших слов и пожеланий. Больше всего мы ожи­
даем понимания и помощи от правительства.
Только вот достигаем мы слишком малого. По­
этому в это время я ищу поддержки со стороны
Советского Союза. С осени 1989 года генерал
Анатолий Новиков, руководитель представи­
тельства КГБ, постоянно проживает в Карлс-
хорсте. Александр (“Саша”) Принципалов ис­
полняет уже давно обязанности нашего офи­
цера связи. Обоих я хорошо знаю.
Я часто посещаю Анатолия в его служебном
здании и прошу его, особенно в декабре 1989 и
январе 1990 годов, сказать в Москве, что нам
срочно необходима помощь. Разговор компе-
268

тентного представителя Москвы с м


президентом Модровым, я считаюин а л ^
это, мог бы повлиять на некоторые
Анатолий считает точно также. Но н есм ^1
многочисленные обещания, Москва не вмещ^
вается. Плюс ко всему она приводит неубеди
тельные доводы. Поэтому Анатолий самгово­
рит с Модровым. Безрезультатно.
Советское руководство уже сдало ГДР. Од.
нако мы еще твердо верим в нерушимую друж­
бу с Советским Союзом и боевое содружество
с нашими советскими друзьями. Но жребийуже
брошен.
На совещании в ЦК КПСС с Михаилом Гор­
бачевым 26 января 1990 года Председатель КГБ
Крючков констатировал, что ГДР больше не
сохранить и политика должна взять курс на
объединение Германии. Данная оценка суще­
ствующего политического положения меня не
обрадовала. Но тот факт, что с нами никто не
захотел переговорить честно и открыто, меня
очень расстроил. Это состояние сохраняется
у меня очень долго.
Моя жена и я в 1990 году летим в Москву в
гости к нашей дочери и русскому зятю, кото­
рые работают там в НИИ. Руководство '1-го
Главного управления приглашают нас на двух­
недельный отдых в санаторий в Семеновское.
И в московской гостинице, и в санатории я раз­
говариваю с руководящими сотрудниками со-
ветских служб. Как всегда, все происходит стро­
го по протоколу с достаточным количеством
хорошей еды. многочисленными тостаГиОни
непрерывно клянуться в 7 Т Г П 1 М » Л -
Н Р П П Р П Ы Я Н П КГТСТТ-ГХт-т-т А и м и
269

аЮТ помощь и поддержку. Генерал Генна-


ий Титов, на протяжении долгих лет предста­
витель КГБ в Берлине-Карлсхорст, который
провожает нас в аэропорту заверяет меня, что
с о т р у д н и к и органов безопасности не будут
привлечены к уголовно-правовой ответствен­
н о с т и и что пенсии нам гарантированы.
Он, к сожалению, не знает позицию Горба­
чева,, которую тот занял в разговоре с Феде­
ральным канцлером Колем по этому вопросу.
Горбачев уклонился от ответов на конкретные
вопросы Канцлера по данной проблематике и
передал их решение на усмотрение Коля.
Достойно ведут себя также сотрудничаю­
щие с Главным управлением разведки офице­
ры связи Олег Герасимов и Володя Будахин, с
их семьями я и моя жена находимся в дружес­
ких отношениях, Александр Принципалов и
Анатолий Новиков, Вадим Кирпиченко и Лео­
нид Шебаршин. Конечно же, они тоже не все­
гда совсем открыты с нами, но они никогда нам
не лгали. А это уже много в непростом деле тай­
ных служб. К сожалению с "закатом" ГДР мно­
гие дружеские узы разрываются.
Многие из наших сотрудников были разоча­
рованы тем, что советские друзья в Москве бро­
сили нас в беде. Представители КГБ в Карлсхор-
сте конечно же, как и раньше заинтересованы в
получении любой малейшей информации. Они
хотят точно знать, что происходит в области
нашей деятельности. Они очень беспокоятся о
состоянии наших актов, которые не всегда защи­
щены от доступа чужих Они охотно согласились
бы взять их к себе на хранение. Конечно же мы
270

обдумываем это, как думаем и о передаче


тивных дел. Новиков и Принщшаловеше Пера'
спрашиваютменя об этом. ГенералЮмл ^
дов делает тоже самое, когда проживает вй
1990 года в Карлсхорсте. Я принципиалыад!!1
клоняю их предложения и распоряжаюсь неп
редавать никакой оперативной информации |
другим секретным службам, включая советские
Для этого есть много причин: во-первых, о
передаче не может быть и речи, если это не
одобрит разведчик, которого это касается. Не
каждый из тех, кто однажды доверился ГДР, ис­
пытывает те же чувства к Советскому Союзу. Во-
вторых, мы не оставим наших разведчиков в
такой нестабильной ситуации, которая сейчас
развивается в Советском Союзе. В-третьих, мы
не можем правильно оценить, как глубоко вра­
жеские силы проникли в нашу сеть внештатных
сотрудников.
Но некоторые руководители и сотрудники
действуют по собственной инициативе. Когда
я снова появляюсь в Карлсхорсте, я наблюдаю
Вернера Ройча, заместителя руководителя VI
отдела (переселение, документация), как он та­
щит в дом технические приборы, среди кото­
рых ценный цветной копировальный аппарат.
Я распоряжаюсь возвратить уже доставленные
приборы и внести их в список инвентаря. Ник­
то не должен упрекнуть Главное управление
разведки в криминальных действиях или при­
своении имущества. Когда Розитцш пытается
достать советским сотрудникам КГБ нелегаль­
ные удостоверения, я запрещаю и это
Ройч продолжает в том же духе. Он усердно
271

ходатайствует о передаче материалов советс­


кой стороне. Свое предательство он мотиви­
рует позднее п олн ой этому противоположно­
стью. О н якобы хот ел предотвратить получе­
ние советской стороной материалов разведки.
23 февраля 1990 года заседает рабочая группа
безопасности Ц ентрального “круглого стола”.
Представитель Главного управления полков­
ник Бернд Ф иш ер обращ ает внимание на то,
что необходим о гарантировать безопасность
разведчиков. Итог: мы можем самостоятельно
ликвидировать службу. Материал, еще имею­
щийся в наличии, направляют на объект на Рё-
дернштрассе. Там, в Хоеншенхаузён, был раз­
мещен О Т С О п е р а т и в н о -т е х н и ч е с к и й сек­
тор М инистерства безопасности и 8-й отдел
(оперативная техника Главка).
Процесс уничтожения актов контролируют
представители евангелистской церкви, а также
уполноченные центра “круглого стола”, прави­
тельства и ответственные комитета по ликви­
дации М инистерства безопасности - Ведом­
ства по делам национальной безопасности.

ПЕНСИОНЕР ОБОРАЧИВАЕТСЯ НАЗАД

С принятием рабочей группой безопаснос­


ти Ц ентрального “круглого стола” решения о
ликвидации нашего ведомства для больш ин­
ства дежурных сотрудников становится о б о ­
зримым окончание и х деятельности. Только
250 сотрудников переезжают с еще существу­
ющим материалом на Рёдернштрассе. Все ос­
тавшиеся увольняются со службы до 31 марта
272

1990 года согласно решению рабочей


Это касается и меня. Полковник Б еп н лЗ ^
один из самых способных и квалиф^ч
ных наших руководителей, берет на себяР°Ван'
ственность до окончательного роспус^'
июня. Его поддерживают опытные руко^30
тели и сотрудники. Все до последнего пред"
теля точно исполняют свои обязанности.
В середине марта 1990 года последняя груп­
па заканчивает переезд. Мне запрещено появ­
ляться на Рёдернштрассе, за событиями я на­
блюдаю только из дома. Мои коллеги поддер­
живают контакт с источниками. Отчеты, на­
пример от Клауса Курона из Федерального ве­
домства по охране конституции, я получаюкак
и раньше. Мы вместе оцениваем информацию.
Я предлагаю необходимые меры.
Конечно же, всего этого недостаточно, но я
все-таки горжусь тем, что сделал все для безо­
пасности наших разведчиков. Многие сотруд-;
ники и руководители, а также мои заместители
самоотверженно препятствуют тому, чтобы
имеющий течь корабль вдруг утонул в водово­
роте. В интересах наших разведчиков и вне­
штатных сотрудников мы используем все воз­
можности и трюки.
Упреки от следующего федерального упол­
номоченного по документам Штази, Йоахима
Гаук, и некоторых правозащитников в том, что
мы их обманули, не так уж несправедливы.
Освобожденный от царящей вокруг сумато­
хи, я наконец-то нахожу время поговорить со
всеми руководителями отделов а также с нетто-
торыми заместителями. Мы
273

илиу них дома, иногда у общих знакомых Боль­


шинство из них я знаю уже десятилетия, мы бо­
лее или менее тесно сотрудничали (работали
вместе) с ними. Поэтому-то разговоры у нас ни
в коем случае не последние, да и прощание не
окончательное. Мы продолжаем чувствовать
себя связанными друг с другом и хотам поддер­
жать друг друга. Мы обещаем друг другу защи­
щать наших разведчиков всеми средствами.
И хотя мы говорим больше о прошлом и пе­
режитых вместе событиях, нас, конечно же, уг­
нетает неизвестное будущее. Прежде всего у
сотрудников между 45 и 60 годами очень мало
возможностей. Они не могут, как, например,
это планирую я, после того, как они станут без­
работными, - уйти на пенсию. Даже в получен­
ных ими ранее профессиях у них почти нет
шансов. К этому добавляется еще и истерия
Штази. Для многих начинается круговорот без­
работицы, переквалификации без каких бы то
ни было гарантий трудоустройства, некото­
рые, кто немного посчастливее, могут рассчи­
тывать на некоторое время на мероприятия по
обеспечению занятости, но в конце концов
снова становятся безработными.
31 марта 1990 года после 38 лет службы я по­
кидаю Главное управление разведки, внешнюю
разведслужбу ГДР, а вместе с ними и МБ - Ве­
домство национальной безопасности. В отде­
ле кадров я быстро, но не безболезненно ула­
живаю все необходимые формальности.
Ровно в 61 год я заканчиваю свою профес­
сиональную деятельность. Когда в 1986 году я
стал руководителем Главного управления, я
1 9 -Гр оссм анн
274

решил для себя, что пойду на пенсию всв *


й день рождения. Более молодые сотру?5'
были бы тогда готовы и достаточно к в а л 11
цированны для того, чтобы стать достой^1'
сменой. Только вот на самом деле все выш°**
иначе. Полон грусти, а также и гнева, в полн °
неизвестности я прощаюсь со всеми. Меня со
провождают вопросы о собственных успехах
в жизни, раздумья о собственной ответствен,
ности, о вине и невиновности.
Пребывание в “должности” пенсионера для
меня удручающе. Выработанный за долгое вре­
мя ритм жизни нарушен, день проходит совсем
иначе. Воспитанные привычки в один миг
больше не важны, не хватает друзей и товари­
щей. Все, что я говорю и решаю, касается по
большому счету только меня и моей семьи.
Когда я уехал в Берлин 1 апреля 1952 года и
приступил к службе в институте научно-эконо­
мических исследований, мне только что испол­
нилось 23 года.
Все больше я размышляю над тем, откуда я,
где мои корни.

ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ

Я появился на свет в одно прекрасное вос­


кресенье в Оберэбенхайте у Пирны в квартире
моих бабушки и дедушки. Это было 9 марта
1929 года. В Европе царит лютый холод. В Гер­
мании 3,2 млн. безработных зарегистрирова­
ны как особо нуждающиеся в поддержке. Де­
нег хватает только для 800 ООО из них. Моя
мама, 2-й ребенок в семье из 5, живет все е щ ^ ^
275

своих родителей. После 8 лет школы она рабо­


тает домработницей у мясника в Пирне. Ее отец
работает сортировщиком на ж/д в Пирне, а
мама обеспечивает быт всей большой семье.
Мой отец самый старший из 5 детей, живет у
своих родителей в Куннерсдорфе у Пирны. В
поисках работы он, получивший образование
плотника, путешествует по Германии и Авст­
рии. Однако к моменту моего рождения он как
раз снова дома. Будучи строителем, зимой он
не работает и надеется на лето.
Сначала мои родители не оформляют сво­
их отношений. Им не хватает денег на соб­
ственную квартиру и обеспечение жизни. Толь­
ко в 1934-м они строят маленький домик с под­
валом на участке своих родителей. Дом моих
родителей состоит из кухни-столовой и одной
комнаты. В маленьком сарае сложены дрова,
которые собираются летом.
На Пасху 1935-м я иду в школу. В Эбенхайте у
Пирны преподают два учителя в двух классах
детям из трех деревень. Малыши с 1 по 4 год
обучения учатся в одном помещении, старшие,
с 5 по 8 класс, в другом. Девочки и мальчики
вместе.
В конце 30-х годов в вечерних разговорах
бабушки и дедушки, родителей и их братьев и
сестер я постоянно слышу слово война. Слухи
расползаются по стране. Люди, живущие вбли­
зи границы с Чехословакией, боятся оказаться
между двумя фронтами. Они опасаются разли­
вов открытых водохранилищ на верхней и
нижней Эльбе, а также горящей нефти на реке.
Паника взрослых способствует появлению
19*
276

ужасных видений в моих детских фанта


Страхи приграничного населения
когда 1 октября 1938 года вермахт оккуп*>
Судеты и в марте 1939 году вступает в Йр5
Гитлер провозглашает имперский протекто
Богемии и Моравии. Мы, дети, чувствуемщ
ко лишь ужас взрослых перед будущим, незна
ние, что ждет каждого, страх мамы, что отец
должен стать солдатом. Многие выжидают, по-
коряются неизбежному, чувствуют себя бес­
сильными. Все надеются, что хуже уже не бу­
дет.
После нападения немцев на Польшу в сен­
тябре 1939 года ситуация в нашей деревне пол­
ностью меняется. Первые мужчины должны
идти на войну. Семьи держатся только на жен­
щинах. Весной 1941-го мой отец становится
солдатом. Мы получаем полевые письма из ок­
купированной Польши.
Моя жизнь тоже меняется. Мой учитель ре­
комендует моим родителям отправить меня с
Пасхи 1940 года в государственную среднюю
школу для мальчиков в Пирне. Мама и папа ус­
матривают в этом для меня шанс позже выр­
ваться из жалких условий существования. Но
моего самосознания не хватает, чтобы радо­
ваться этому. В результате своего воспитания
и ограниченного пространства, в котором я
расту, я не готов к тому, чтобы утвердиться в
другом месте. Для нас, деревенских, в городе
живут лучше и выше по статусу. Мои родители
колеблются. Мой учитель их все-таки убежда-

На Пасху 1942-го для меня начинаются заня­


277

тия для мальчиков в средней школе в Пирне. Из


первых 3 классов я единственный из семьи ра­
бочих, да еще из деревни. Почти все мои новые
школьные товарищи из городского среднего
слоя. Они производят на меня впечатление са­
моуверенных и ловких; У каждого есть велоси­
пед, а в карманах звенит мелочь. Мальчишки из
моего класса не боятся прикасаться ко мне и не
ограничивают себя в общении со мной. Но они
не понимают моей замкнутости. Когда они
идут в единственное в городе итальянское
кафе-мороженое, я остаюсь снаружи. Мне не
хватает требуемой мелочи.
Занятия доставляют мне много сложностей.
Я никогда не пойму, почему должен учить ла­
тинский. Этот предмет становится моим кош­
маром. Мой первый классный руководитель
очень старается мне помочь. И хотя я послуш­
ный, я, наверно, чересчур спокоен и сверх меры
замкнут. Это заметно уже по первым отметкам.
Мое нежелание учиться становится все боль­
ше.
22 июня 1941 года гитлеровский вермахт на­
падает на Советский Союз. Моя мама говорит:
"Это разобьет Гитлеру затылок". Страх поте­
рять своего мужа ее больше не покидает, и она
постоянно надеется на прекращение убийств.
Я радуюсь, если моих успехов в школе дос­
таточно для перевода в следующий класс. Моя
мама этого абсолютно не понимает. От ее слез
мне очень больно. Я все больше активен в
спорте и в службе в Югендфольк. Другие маль­
чишки уважают меня как лучшего гандболиста
школы. Мое самосознание растет, я хочу стать
278

твердым как сталь Круппа, быстрым как


зые, жестким как подошва. °Р-
Я не осознаю этого, но моя мама очень
ко на меня влияет. Ее честная манера люби^
уважать людей, помогать другим, жить п И
лежно и ответственно незаметно озаряет м*
поведение.
Во время своего отпуска мой отец также зас­
тавляет меня задуматься. Он рассказывает об
избиениях немцев во время Варшавского вос­
стания, о которых он слышал. В кругу семьи
друзей и знакомых растет количество сообще­
ний об убитых и тяжело раненных. В непосред­
ственной близи от места нашего проживания,
в Зонненштайне в Пирне, мы наблюдаем авто­
бусы с завешанными окнами. Слухи становят­
ся фактами: они едут в крематорий лечебницы
для умственно отсталых людей. Там сжигают
жертв эфтаназии.
Когда рожденные в 1927 - 1928 годах учени­
ки покидают школу и призываются солдатами
или помощниками зенитчиков, нам нетрудно
догадаться, что скоро и нам предстоит то же
самое. Желания учиться у нас вообще больше
нет. Скоро приходят первые сообщения о пер­
вых погибших школьных товарищах. Военный
церемониал в школе в Пирне явно показывает
нам нашу дилемму: в школу мы больше не хо­
тим, а фронта боимся. 14 февраля 1945 года на
кладбище Пирны падают несколько бомб.
Мама, которая там работает, остается невреди­
мой. Позже мыузнаем, что эти воздушные мины
предназначались Дрездену.
Уроженцев 1929 года учителя в марте 1945-
го провожают из школы. Мы попадаем в воен­
но-оздоровительный лагерь Альтенберга в Эр-
цгебирге. Футболисты известного дрезденско­
го спортивного клуба ( DSC), служащие тамун­
тер-офицерами и одновременно тренирую­
щиеся, обучают за каждый учебный курс боль­
ше сотни молодых парней. Большинство хо­
тят только одного - невредимыми пережить
последние дни войны и в добром здравии вер­
нуться домой.
В середине апреля 1945 американские войс­
ка продвигаются на территорию Чехослова­
кии. В скором времени они уже стоят перед сте­
нами Хемнитца. Во время одной из утренних
поверок должны вызваться добровольцы для
защиты Альтенберг. Потому добровольцы, что
не каждый парень в лагере имеет оружие. Те,
которые не желают, рассматриваются как тру­
сы, но им разрешается поехать домой. Я уже
знал об этом, так как во время караула подслу­
шал с несколькими друзьями разговор коман­
диров. Итак, мы идем на утреннюю поверкууже
подготовленными и, конечно же, не идем вдоб­
ровольцы.
Сразу после поверки мы пакуем наши вещи и
едем по узкоколейке, так называется узкоколей­
ная железная дорога Альтенберг-Дона, до ко­
нечной остановки и потом небольшой отрезок
по государственной ж/д до Пирны. Меня обни­
мает счастливая мама. Мы собираемся вместе
дома ждать окончания войны. Уже на следую­
щий день перед дверью стоит руководитель
местной группы СА. Он приказывает, чтобы я
зарегистрировался в народных штурмовиках в
школе Ддольфа Гитлера. Мое ш т спм п Г^
динение расквартировали в Щ Я Я
Пирна-Роттвендорф. Один из стапы *>»
офицеров посылает нас небольшими
строить окопы вокруг Пирны. Наряду с здм М И
учимся обращаться с оружием. В этот раз ^
дый получает стрелковые боеприпасы.
Когда мы ждем наступающие советские вой-
ска, мы попадаем под огонь гранатомета. Мое­
му лучшему другу отрывает обе голени. Он ис­
текает кровью в коляске мотоцикла, который
должен бы л доставить его к доктору. Я хочу
только одного - прочь отсюда.
Наш унтер-офицер, с которым мы, 4 юноши,
выкапываем окопы на западной окраине Пир­
ны, просто посылает нас домой. Он тоже хо­
чет быть со своей живущей неподалеку семь­
ей. Мы договариваемся, что каждый из нас мо­
жет прийти к другому, если вдруг дома у кого-
то из нас небезопасно. Я бросаю свое оружие в
речушку Готтлеуба, снимаю в нашей квартире
форму и закапываю ее в лесу.
Моя мама опасается, что за мной кто-нибудь
наблюдал, и отправляет меня к бабушке и де­
душке в Оберэбенхайт. Я еду туда на дребезжа­
щем велосипеде. Едва прибыв, там в крестьянс­
ких дворах гнездятся обращенные в бегство
люди СС. я еду в Гуннерсдорф у Кенигштайна к
родителям моего товарища. Там я остаюсь в
течение трех дней. Когда я слышу о безогово­
рочной капитуляции, я еду домой
Поначалу в депевмб»
части, как, в принципе °ДНой советской
ностях. Первое время б ИЖайших окрест
объединения
лишь проезжают п о местности. О ни марширу­
ю т назад, в н а п рав лен и и Востока. Кроликов,
петухов; уток, часы и велосипеды они берут с
собой. Позж е останавливаются элитные под-
разделания, солдаты очень дисциплинирован­
ны. Оф ицеры располагаются в квартирах, чьи
жильцы ищут приюта у других семей. П о исте­
чении к ороткого врем ени совместная жизнь
норм ализуется. С ов етская А рм ия создает в
Пирне комендатуру, солдаты расселяются в
казармах.
Наш дом, как и другие дома и квартиры, ос­
тается невредимым. Только вот начинается
охота на продукты питания. Голод подгоняет
нас. В Эбенхайте, где живут мои бабушка и де­
душка, я работаю с раннего лета до самой осе­
ни у крестьян за несколько грошей почасовой
оплаты, но зато получаю достаточно продук­
тов питания.
Осенью 1945-го вновь открываются школы.
Неохотно я беру книги и вновь становлюсьуче­
ником. Я чувствую себя уже слишком взрослым,
зубрить у меня нет никакого желания. Между
тем мой отец снова дома. У него тяжелое желу­
дочное заболевание. В Польше он попал в со­
ветский плен и из-за своей болезни был скоро
отпущен. Мы часто сидим вместе и дискутиру­
ем о будущем, о том, что необходимо. Я хочу
начать что-то новое. Он одобряет мое желание
и говорит:" В стране много руин, будут нужны
каменщики". В декабре 1945 года школьная
дверь окончательно захлопывается за мной. Я
хочу основательно поменять свою жизнь.
НАСТРОЙКЕ
На следующий день после наступления
вого 1946 года я надеваю белый костюм кам**0
щика, закидываю рюкзак на плечи и отпращ!!'
юсь вместе с отцом в строительную фирмуу^'
брих в Пирне. Это мой первый день в качестве
ученика каменщика. Мой отец работал тамеще
до войны. После его возвращения мастер ера-
зу же восстановил его на работе. Он принадле­
жит к так называемым кадровым рабочим, ко­
торые уже долгое время хранят фирме вер­
ность. Тем временем я учусь обращаться с мас­
терком и известью, с теркой и штукатурным
раствором. Моего отца уважают в кругу его
коллег. В скором времени его выбирают в чле­
ны производственного совета.
Моя цель достаточно ясна. Сначала я хотел
стать подмастерьем, потом как-нибудь полу­
чить аттестат об окончании средней школы и
потом поступить в ВУЗ. Я уже представляю себя
строительным инженером или архитектором.
Ремесло дается мне легко и доставляет радость.
Через некоторое время подмастерья призна­
ют во мне своего товарища. У них я учусь, как
выложить вертикально стену, как квалифици­
рованно вывести угол и как чисто положить
оконную перемычку из раствора. Настроение
разлома в стране захватывает и меня. Война
пережита, повсеместно я слышу клятву от род­
ственников и знакомых, от коллег и друзей:
Лучше всю жизнь есть сухой хлеб, чем снова
вступить в войну”. КПГ делает из этой мысли
удобный для себя лозунг: "Нет фашизму, нет
283

войне ". Он задевает людей за живое, хотя для


многих 8 мая 1945 года мир, в переносном
смысле, рухнул. Без какого-либо ориентира
они прежде всего обеспечивали свое ежеднев­
ное выживание. Все-таки необходимо сначала
привести новый мир в порядок.
Мой интерес к политике возрастает. Я заме­
чаю, что отец моей мамы социал-демократ, а
семья моего отца - коммунисты. Эти различ­
ные направления присутствуют в виде разных
вещей во многих семьях. В расположенных
одна на другой деревнях здесь больше социал-
демократов, а там - больше красных.
В нашей деревне на меня влияют коммунис­
ты, которые знают моего отца. Когда он воз­
вращается из вое