Вы находитесь на странице: 1из 159

УДК 398(06)

ББК 82я43
Ф19

Р э д к а л е г і я:
дэкан філалагічнага факультэта БДУ, доктар філалагічных навук, прафесар І. С. Роўда;
загадчык кафедры беларускай літаратуры і культуры філалагічнага факультэта БДУ,
доктар філалагічных навук, прафесар Т. І. Шамякіна;
прафесар кафедры беларускай літаратуры і культуры філалагічнага факультэта БДУ,
доктар філалагічных навук І. В. Казакова;
загадчык кафедры беларускай культуры і фалькларыстыкі ГДУ імя Ф. Скарыны,
доктар філалагічных навук, прафесар В. С. Новак

Фальклор і сучасная культура : матэрыялы ІІІ Міжнар. навук.-практ. канф., 21—22


Ф19 крас. 2011 г., Мінск. У 2 ч. Ч. 2 / рэдкал. : І. С. Роўда [і інш.]. — Мінск : Выд. цэнтр БДУ,
2011. — 158 с.
ISBN 978-985-476-946-2.

У зборнік уключаны матэрыялы пленарнага і секцыйных пасяджэнняў канферэнцыі, якія раскры-


ваюць розныя аспекты традыцыйнай народнай творчасці: суадносіны фальклору з мовай і літаратурай,
яго выкарыстанне ў адукацыйным працэсе, месца і роля ў культурнай прасторы сучаснасці і г. д. Матэ-
рыялы падаюцца ў аўтарскай рэдакцыі.
Прызначаецца для спецыялістаў, студэнтаў і выкладчыкаў вышэйшых навучальных устаноў
філалагічнага, гістарычнага, культуралагічнага профіляў, а таксама для ўсіх, хто цікавіцца беларускай,
славянскай і сусветнай культурай.

УДК 398(06)
ББК 82я43

ISBN 978-985-476-946-2 (ч. 2) © БДУ, 2011


ISBN 978-985-476-944-8
СЕКЦЫЯ IV

ФАЛЬКЛОР – КУЛЬТУРА – СУЧАСНАСЦЬ


АНАЛИЗ РАЗГОВОРА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПОСЛОВИЦ

Ольга Абакумова (Орёл, Россия)

Подлинное свое бытие язык обнаруживает лишь в диалогах


Л.В. Щерба

Существует много метафор для описания структуры и передать ему очень важную информацию. Молодые люди
разговора. Одни исследователи сравнивают разговор с тан- встречаются на проезжей части дороги рядом с базой ле-
цем, где партнеры координируют свои движения в паре спромхоза, куда недавно устроился на работу цыган.
плавно и гармонично. Другие уподобляют разговор улич-
ному движению транспорта на перекрестках, где действуют А: Здравствуй, Лачо! Ты почему не на работе?
определенные правила, имеющие целью предотвратить В: Здравствуй. А я уволился.
транспортную катастрофу. Дж. Юл, однако, утверждает, А: Как уволился? Ты же здесь дня три всего работаешь.
что наиболее часто используемый аналитический подход Цыганская охота к перемене мест?
базируется не на сравнении разговора с танцем (поскольку В: Да я наполовину только цыган, я не из табора, я при-
нет музыки) и не на метафоре уличного движения (нет шлый.
транспортных сигналов), но строится по аналогии с опера- А: Ну, если у тебя машина, так же, как и кибитка, на
циями на экономическом рынке [1, c.71], оба коммуникан- ходу колеса теряет, то Тольку от такой работы немного..
та осуществляют мониторинг действий друг друга [2]. Девушка смеется, вспоминая их первую встречу, когда
О.А.Леонтович определяет конверсационный анализ как у цыганской кибитки отвалилось колесо. Парень виновато
качественный метод, предусматривающий скрупулезный улыбается.
анализ беседы как интеракции в естественных условиях В: Ну, знаешь, кто старое помянет…
общения. Беседа (conversation) рассматривается как серия А: Что, правда глаза колет?
коммуникативных действий, организованных в соответ- Лачо молча смотрит вниз, потом в сторону.
ствии с предустановленными моделями. Смысл рождается
в интеракции, а не является результатом механической пе- Беседа имеет иерархическую структуру: в ней выделя-
редачи информации [3, c.118–119]. Анализ разговора тесно ется позиция ведущего и ведомого, что связано с разным
связан с теорией речевых актов (см. работы Дж.Остина, социальным статусом говорящих и разным психологиче-
Дж.Сёрля, Ю.Хабермаса) и дискурс-анализом, разновидно- ским типом, который также проявляется в коммуникатив-
стью которого он является. ном поведении. Значимым является также нежелание пар-
В данной статье мы рассмотрим анализ беседы с по- ня идти на конфликт с подругой любимой девушки.
зиций теории коммуникативного действия Ю.Хабермаса
[4]. Понятие коммуникативного действия связано с инте- Позиция молодого цыгана
ракцией субъектов, способных к речи и действию, кото- Kommunikativa. Претензии на понятность. Говорящий
рые устанавливают интерсубъективные отношения вер- использует пословицу «Кто старое помянет, тому и глаз
бальным или невербальным способом. Участники ком- вон» в ее эллиптическом варианте, прекрасно зная, что она
муникации хотят достичь взаимопонимания в рамках знакома слушающему и может быть легко восстановлена.
конкретной ситуации, чтобы координировать действия Ему неприятно слышать о своих промахах, но он знает, что
путем взаимного согласия. Участники ситуации ищут замечание справедливо, не хочет ссориться и заинтересо-
консенсус, который является целью дискурса, рефлексив- ван в том, чтобы продолжать беседу и узнать, зачем его на-
ной формы коммуникативного действия, которая возни- шла подруга его любимой девушки. Его использование по-
кает, если у коммуникантов имеются разные точки зре- словицы связано с собственно коммуникативной стратеги-
ния на ситуацию. Никто из них не имеет монополии на ей, нацеленной на взаимопонимание. Он рассчитывает на
правильную интерпретацию ситуации, оба участника доброе отношение и понимание.
разумны и способны идти на компромисс для достиже- Konstativa. Претензии на истину. Используя пословицу,
ния консенсуса, хотя бы мнимого. Консенсус достигается он констатирует, что в прошлом имело место неприятное
в условиях реализации значимых претензий на правду событие, о котором не стоит вспоминать.
(истину), правоту (правильность)и правдивость (искрен- Пропозиция выражена предикатом «помянуть» –
ность), то есть в соответствии с соотнесением высказыва- вспомнить, упомянуть в разговоре (разг). Это пословица
ния с «жизненным миром», который является комбина- с условным компонентом, которая учитывает ситуативные
цией трех миров: объективного, социального и субъек- ограничения в отличие от тех пословиц, котрые этого ком-
тивного. Ю.Хабермас дифференцирует собственно ком- понента не имеют [см. 5, c.314–316].
муникативное действие и коммуникативно-стратегиче- Representativa. Претензии на искренность. Говорящий
ское, нацеленное на успех, когда слушающий использует- искренне переживает, огорчен своими неудачами, но наде-
ся без учета его интересов. Это последнее может быть ется, что все это в прошлом и никогда не повторится. Он
в свою очередь индивидуально- инструментальным или хочет сохранить лицо, опираясь на народную мудрость,
социально-стратегическим. и изменить тон беседы в свою пользу. Модальность воз-
Неотъемлемой частью беседы является интерпрета- можности действия при определенных обстоятельствах.
ция. Говорение представляет собой явное действие, интер- Regulativa. Претензии на правильность. Говорящий
претация – скрытое действие. Коммуниканты должны ин- пытается установить такие интерсубъективные отноше-
терпретировать не только то, что говорится, но и что сооб- ния, которые способствовали бы дальнейшему взаимодей-
щается другими способами, намеренно и ненамеренно. ствию. Смысл его косвенного речевого акта – просьба за-
В качестве примера рассмотрим диалог между девуш- быть прошлые промахи и доверять ему в дальнейшем. Он
кой, которая работает на почте, и цыганом, влюбленным уверен в себе, знает, что от подобных ситуаций никто не
в ее близкую подругу, которая просит ее найти парня застрахован. Он считает, что собеседник нарушил нормы

3
взаимодействия (Не следует приносить вред своим). (См. упрек в недобросовестном, халатном отношении к работе.
классификацию норм в работе [6]. Это косвенный речевой акт упрека, который слушающий
вынужден принять, если он хочет продолжать общение.
Позиция девушки Молодой цыган инферирует нарушение им деонтических
Kommunikativa. Претензии на понимание. Говорящий норм жизнеобеспечения (Следует трудиться и выполнять
использует пословицу в форме риторического вопроса. Она свою работу хорошо) и норм ответственности (Нужно при-
не ждет ответа на свой вопрос и знает, что он будет положи- знавать свои ошибки).
тельным. В отличие от своего собеседника девушка исполь- Конфликт между говорящими не возникает. Несмотря
зует коммуникативную стратегию, нацеленную на успех. на провокации со стороны девушки, парень не сердится,
Она пользуется своим положением подруги его любимой признает свои ошибки и настроен на продолжение обще-
девушки, знает, что он действительно виноват в том, что слу- ния. Оба участника признают действия друг друга как со-
чилось, и заинтересован в общении с ней, так как не может циально приемлемые. Активный наступательный стиль
увидеться со своей девушкой. Это инструментально-страте- общения девушки не совсем гармонично, но все же сочета-
гическое действие. Она провоцирует у парня чувство вины. ется со спокойным сдержанным стилем парня, что приво-
Konstativa. Претензии на истину. Говорящий претендует дит их разговор к консенсусу.
на истину, когда вспоминает неприятные для собеседника
факты из прошлого, которые действительно имели место. Литература:
Пропозиция выражена предикатом «колоть/глаза колоть». 1.Yule G. Pragmatics. – London, Oxford University Press, 1996.
Колоть глаза – (разг) попрекать, стыдить кого-либо.
2. Goldkuhl G. Conversational Analysis as a Theoretical
Колоть – (перен) язвительно задевать, упрекать (разг).
Foundation for Language Action Approaches // Proceedings of the 8th
Констатируется наличие неприятного эмоционального
Intrnational Working Conference on the Language-Action Perspective
состояния у слушающего после того, как он услышал прав-
on Communication Modelling. Tilberg, The Netherlands, 2003. URL:
дивые слова о себе.
Настоящее время несовершенного вида указывает на http: // infolab:uvt.nl/research/lap2003/goldkuhl.pdf
постоянное свойство объекта вне времени. При интерпре- 3.Леонтович О.А. Конверсационный анализ как метод иссле-
тации предикатного выражения как переносного субъект- дования коммуникации // Аспекты креативной семантики. Волго-
ная именная группа (правда) используется как троп и соот- град. Изд.ВГПУ, Перемена, 2010. – С. 118–127.
носится с личным актантом [7, c.71]. 4. Habermas J/ The Theory of Communicative Action. – Boston,
Representativa. Претензии на искренность. Говорящий Beacon Press, 1987.
претендует на истину, но ей и хочется уколоть молодого че- 5. Николаева Т.М. Обобщенное, конкретное и неопределенное
ловека, заставить его испытывать неловкость и чувство в паремиях // Малые формы фольклора. Сб.ст. памяти
вины. Пословица дает ей такую возможность, так как она Г.Л.Пермякова. РАН. Ин-т Востоковедения. М., Восточная литера-
ставит говорящего над слушающим, повышает его соци- тура, 1995. – с.311–324.
альный статус [см.8]. Модальность эпистемическая, девуш- 6. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс.
ка уверена в своей правоте, так как знает, как все происхо- М., Гнозис, 2004.
дило на самом деле, будучи участницей событий. 7.Фролова О.Е. Мир, стоящий за словом. М., Изд.ЛКИ. 2007.
Regulativa. Претензии на правильность. Говорящий за- 8. Norrick N.R. Proverbial Perlocutions //Wise Words. Essays on
ставляет слушающего молчаливо согласиться, принять the Proverb. N.Y., 1994. P.143–157

НАРОДНАЯ ТРАДИЦИЯ КАК СОЦИАЛЬНО-МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКАЯ ОСНОВА НАРОДНОЙ МУДРОСТИ

Жанна Белокурская, Валерий Белокурский (Минск, Беларусь)

Генетически народная мудрость заявила о себе в тес- ская культура, связанная с новыми формами деятельности
ном сопряжении с народной традицией, которую можно её носителей. Однако в восточнославянском мире на про-
определить как наличие в характерных для данного социу- тяжении достаточно длительного времени народная тради-
ма способе и формах бытийствования универсального за- ция всё ещё продолжала быть тесно связанной с крестьян-
кона сохранения. ским фольклором. Это позволяло воспроизводить весьма
Подходя к народу как субъекту традиционной культу- устойчивую мировоззренческую картину, где «мифологи-
ры и её своеобразной квинтэссенции – народной мудрости, ческие боги и демоны оказывались принципами всё того же
следует подчеркнуть, что этот субъект во все исторические единственно признаваемого чувственно-материального
эпохи составляли трудящиеся массы – главные создатели мира» [4, с. 223 – 224].
материальных и духовных ценностей. Вместе с тем необхо- Крестьянская народная традиция изначально предпо-
димо особо выделить здесь тот факт, что основной трудо- лагала наличие в характерных для общества способах
вой фигурой на протяжении длительного времени, начиная и формах жизнедеятельности некоего универсального за-
с глубокой древности, выступало крестьянство. Поэтому в кона сохранения. Основная канва задавалась здесь при-
исторической ретроспективе народная мудрость обнару- родно-космическим ритмом, определяющим характер как
живала себя преимущественно в рамках традиционной, материальных, так и духовных процессов в жизни кре-
простонародной крестьянской культуры, возникшей в про- стьянства. «Традиция, – подчёркивал Х.-Г. Гадамер, – это
шлом значительно раньше городской. За многие века своей сохранение того, что есть, сохранение, осуществляющееся
жизнедеятельности крестьянство создало мощные пласты при любых исторических переменах. Но такое сохранение
различных жанров народного творчества, таких как посло- суть акт разума, отличающийся, правда, своей незаметно-
вицы, поговорки, загадки, сказки и т.п. В них не только от- стью» [1, с. 334]. Опосредуя «связь времён», крестьянская
ражалась утилитарно-практическая сторона деятельности традиция выступала как избирательная и ценностная ре-
сельского труженика, обобщался жизненный опыт поколе- троспектива содержательного «профильтрованного» тру-
ний, но также отчётливо заявляла о себе богатая крестьян- довыми массами опыта. Аккумулируя значимые регуляти-
ская традиция, благодаря которой из поколения в поколе- вы деятельности людей, она предназначала их не только
ние постоянно воспроизводился тот тип отношений чело- для организации настоящего, но также для трансляции
века с окружающей действительностью, где он бытийство- будущим поколениям.
вал в привычной гармонии со всем природно-космическим В традиционном крестьянском обществе превалиро-
миром, резонируя с его ритмами. вала инерционная составляющая. Деятельность субъекта
Отметим также, что с развитием городов и ремёсел всё сводилась в основном к репродуцированию и вариациям
более настоятельно в социуме стала заявлять о себе город- в рамках канона. Сама же традиция принимала норматив-

4
ный характер через ритуализацию и кодификацию воз- человека традиционного общества возможность подни-
можных сторон деятельности человека. Однако традиция маться над дискретностью эмпирической повседневности,
не сводилась к деятельности как таковой. Она содержала чтобы видеть целое за кажущейся разрозненностью явле-
своеобразные программы и модели деятельности, переда- ний и событий. Возникнув и развиваясь в русле традицион-
ваемые в процессе наследования социальности, механизмы ной культуры, в том её слое, где заявляла о себе тенденция
передачи типов наследования, а также знания, закодиро- к преодолению эмпирии, народная мудрость не столько
ванные в образах материальной и духовной культур. Так, обнаруживала свои гносеологические возможности, сколь-
М.К. Петров выделяет три важных фактора, свидетельству- ко тяготела к формированию мировоззренческих, нрав-
ющих о функционировании подобного социокода в народ- ственных, ценностных и других ориентиров многогранной
ной традиции – коммуникацию (координацию деятельно- человеческой жизнедеятельности.
сти людей), трансляцию (передачу освоенной информа- Образцы народной мудрости пребывали в весьма
ции), трансмутацию (появление и введение в традицию сложном взаимопереплетении между собой. Это взаимопе-
нового знания) [2, с. 69 – 70]. Отмеченное выше показывает, реплетение, обусловленное тесной сопряжнностью челове-
что в традиционной крестьянской культуре присутствовал ка с окружающим миром, представляло весьма продуктив-
творческий, новационный элемент деятельности, выражав- ное единство предфилософских интуиций, моральных ре-
шийся в бесчисленных вариациях канона, отборе и переда- гулятивов, эстетических оценок, практических навыков
че наиболее совершенных его форм. и т.п. Однако народная мудрость не была простой суммой
Народная мудрость заявляла здесь о себе как храни- воззрений и умозаключений отдельных индивидов, она
тельница смысла, основа его вариативного истолкования. представала своеобразным синтезом важнейших результа-
Она определяла длящийся континуум человеческой дея- тов духовно-практической деятельности людей, вызванных
тельности через восхождение от единичных актов ко всеоб- к жизни их социальными потребностями. Генезис народ-
щему, посредством трансляции в пространстве и времени ной мудрости развертывается, таким образом, как слож-
социальности, т.е. важных для социума знаний и значимой ный диалектический процесс, предопределивший в ходе
информации. Это требует осмысления народной мудрости осуществления людьми различных актов своей жизнедея-
как универсального комплекса, духовно-практического об- тельности, отбор, накопление и закрепление необходимых
разования, имевшего основой свой законосообразный про- для социума образцов материального и духовного опыта,
товариант с природнообусловленными составляющими – а также алгоритмов практических действий. Общезначимые
народную традицию. крупицы этого опыта отбирались и отшлифовывались в со-
В качестве основных характеристик мудрости учёные знании многих поколений людей как отвечающие здравому
обычно выделяют глубокий ум человека, в сопряжении смыслу большинства народа, обретая при этом достаточно
с его богатым жизненным опытом. Исследователи также выразительную, а также удобную для запоминания и устной
подчёркивают, что корни народной мудрости следует ис- передачи форму. Ключевая идея, фиксируемая народной му-
кать в сфере вненаучного знания, в отношении человека дростью, зачастую выражалась и передавалась через анало-
традиционного общества к практическим интересам жиз- гию с единичными фактами или действиями, очевидными
ни. В философской литературе этот уровень характеризу- для всех. Тем самым здесь стихийно заявляла о себе диалек-
ется как уровень обыденного сознания. Здесь народная тика единичного и общего, в целом верно направляющая
мудрость как и «ненаучная философия не запрашивает мысль человека на нужную познавательную стезю.
права на существование. Она просто существует, как суще- Таким образом, генезис народной мудрости нераз-
ствуют не научные эмоции, не считающаяся с данными на- рывно связан с крестьянской культурной традицией. Наи-
уки чувственность, обыденный опыт и другие ненаучные более целостным её воплощением выступал крестьянский
феномены духовной жизни общества» [3, с. 49]. фольклор – содержательный итог постижения важнейших
Постепенно выкристаллизовываясь в русле обыденно- природных и социальных явлений, обретавший для пол-
го сознания, народная мудрость представала своеобраз- ноценного восприятия субъектом, а также дальнейшей
ным сгустком важнейших жизненных правил, касающихся передачи последующим поколениям художественно-вы-
всего универсума народного бытия, которые не утрачивали разительные формы.
своей ценности во времени. Вместе с тем следует подчеркнуть, что народная му-
Уже на первых ступенях развития общества обыденное дрость – относительно самостоятельный и устойчивый
сознание многократно «схватывало» и фиксировало много- компонент обыденного сознания. Подчиняясь внутренней
образные явления, отражавшие различные стороны народ- логике развития последнего, она складывалась преимуще-
ной жизни. Тем самым постепенно выстраивался достаточ- ственно стихийно, в ходе перманентного практически-ду-
но сложный, противоречивый и длительный путь постиже- ховного освоения окружающей действительности сменяю-
ния общественным человеком глубинной сущности его щими друг друга поколениями людей.
многоликого бытия. Сущность же, в свою очередь, начина-
ла обретать в обыденном сознании форму народной мудро- Литература
сти, выкристаллизовываясь в различных жанрах фолькло- 1. Гадамер Х.-Г. Истина и метод М.: Прогресс, 1988.
ра – пословицах, поговорках, загадках, приметах, сказках и 2. Петров М.К. Язык, знание, культура. М.: Наука, 1991.
т.п. Языком аллегорий и метафор мудрость говорила чело- 3. Ойзерман Т.И. Философия как история философии. СПб.:
веку о том, что за случайным, преходящим находится нечто Алетейя, 1999.
необходимое и устойчивое. Тем самым она создавала для 4. Лосев А.Ф. Дерзание духа. М.: Политиздат, 1988.

СИМВОЛИКА ЦВЕТКА ОСЕННЕГО РАВНОДЕНСТВИЯ ХИГАНБАНА


В ТРАДИЦИОННОЙ И СОВРЕМЕННОЙ ЯПОНСКОЙ КУЛЬТУРЕ

Анатолий Ерышов (Минск, Беларусь)

Дух декаданса, который значительно укрепился в со- равноденствия Хиганбана. Хиганбана или Lycoris radiata –
временной японской культуре за последние десять лет, луковичное растение из семейства лилейных, распростра-
провоцирует часть творческих и интеллектуальных сил нено в Японии повсеместно. Считается, что Хиганбана за-
этой страны к поискам и апробированию все новых зна- везли в Японию из Кореи или Китая в эпоху Муромати
ков-символов, пропагандирующих и утверждающих кон- (1333–1568). Хиганбана – красивая и эффектная лилия
кордат с т.н. сумеречным миром. Одним из таких новооб- огненно-красного цвета, с круто закрученными лепестками
ретеных знаков стал по нашему мнению цветок осеннего и длинными тычинками, которые напоминают изображе-

5
ния сполохов пламени в традиционной японской живопи- зраков, кицунэгуса – лисья трава, кцунэханаби – лисий фей-
си. Цветение этой лилии приходится на конец сентября ерверк, кицунэнотаймацу – лисий факел, кицунэ камисо-
и совпадает по времени с празднованием фестиваля осен- ри – бритва лисы, кицунэносиринугуи – лисья подтирка
него равноденствия Хиган [2,c.33]. Как уже отмечалось и пр. Кицунэ-лиса считалась на Дальнем Востоке демониче-
выше, Хиганбана очень запоминающийся и видный цветок, ским животным, зверем-оборотнем, старые лисы обретали
и, казалось бы, этой лилии самое место в сезонном списке способность принимать вид обольстительных красавиц,
так называемых семи осенних трав, символизирующих завлекали неосторожных молодых людей и губили их, по-
приход в Японию осени. Однако в искусстве аранжировки хищая жизненные силы. В Японии белая лисица-кицунэ по-
цветов икэбана Хиганбана не используется, вплоть до 20-го читалась в качестве спутницы, вестницы и провожатой
века мы не увидим изображений этого цветка ни в тради- духа зерна и бога плодородия Инари, что опять же под-
ционной японской живописи, ни в прикладном искусстве. тверждает её хтонический характер. Возможно, что злове-
В классической японской литературе образ Хиганбана не щая необычная красота цветка Хиганбана пробуждала
встречается вообще, что заставляет нас сделать предполо- в сознании образы роковых красавиц. Так, например, в не-
жение, что традиционная японская культура игнорировала которых областях Японии эту лилию называют ойранбана
или по какой-то причине отторгала данное растение. От- или цветком куртизанок. Куртизанки ойран до середины
ношение японцев к Хиганбана как цветку-изгою очевидно 18-го века считались в Японии эталоном изящества и рафи-
связанно с представлениями этого народа о скверном или нированности, поэтому неудивительно, что для соблазне-
кэгарэ. Скверное – всякие проявления деструкции и дис- ния смертных кицунэ принимали именно этот облик. Ог-
гармонии в природе и обществе. Одной из причин, по кото- ненно-красный цветок Хиганбана представлялся японцам
рой японцы стали питать отвращение к Хиганбана, стало, неким подобием языков пламени. Существовало поверье,
как нам кажется, и то, что в пору цветения растение это не что появление в доме цветов этой лилии могло спровоци-
имеет листьев, возможно из-за этого цветок называют ха- ровать пожар. Лилию называли кадзикуса – травой пожа-
нукэгуса или облезлым. Листья появляются после цвете- рищ, кадзиякибана – цветком пепелища, иэякибана – со-
ния, поэтому у цветка есть название хамидзу ханамидзу (葉 жженным домом. В некоторых префектурах Японии этот
見ず花見ず) т.е. вижу цветы не вижу листья, вижу листья цветок называют также райсаманохана – цветком громови-
не вижу цветы. Возможно, что такая вот извращенная веге- ков. Божества грома или икадзути считались порождения-
тации этого растения убедила японцев в том, что Хиганба- ми бога огня Кагуцути, согласно другому мифу, громовики
на – цветок мира мертвых, где все шиворот-навыворот. Как появились на теле мертвой Идзанами – праматери Япон-
уже говорилось выше, цветение Хиганбана приходится на ских островов. В древности громовиков величали словом
фестиваль Хиган, который считается в Японии буддийским инабикари, которое можно перевести как сияние (оплодот-
праздником. Слово хиган считается производным от хара- воряющее) зерно, что свидетельствует об определенной
мицу или санскритского paramita, и означает уход в небы- связи с культом плодородия и божеством Инари (белой ли-
тие. Фестиваль Хиган справлялся в течение семи дней(три сой). Итак, мы видим, что в традиционной классической
дня до эквинокса и три дня после) и в течение этих дней (высокой) культуре Японии цветок Хиганбана был табуи-
совершались буддийские требы и посещения могил умер- рованным, запретным, замалчиваемым образом, в народ-
ших родственников. Цветок не от мира сего Хиганбана на- ной культуре этот цветок окружен суевериями и страхами.
зывают еще и Мандзюсягэ или небесным цветком. В буд- Лишь к началу 20-го века японские интеллектуалы начина-
дийской традиции словом мандзюсягэ называли один из ют обращать внимание на цветок Хиганбана. Хиганбана
семи цветов райских сфер, лепестки которых падали с небес становится образом элегической поэзии и прозы. В 44-м
для прославления подвигов святых отшельников и во время году эры Мэйдзи (1912) японский литератор Китахара Си-
успения Будды [1,c.2022]. Таким образом, в сознании япон- раки (北原白秋) публикует стихотворение «Воспомина-
цев образ цветка Хиганбана стал отождествляться с неким ния» или «Хиганбана».
буддийским Элизиумом или миром мертвых. В японской Доченька, Гонсён, Гонсён, куда же ты собралась? К крас-
народной культуре лилию Хиганбана называют осякабана ному холму рвать цветы Хиганбана, рвать цветы Хиганба-
или сякабана т.е. цветком будды Сяка-нёрай или Шакъяму- на, семь стебельков алых как кровь, семь стебельков, ровно
ни, хотокэсангуса или хотокэгуса – травой Будды или тра- столько лет моему ребенку, Гонсён, Гонсён, прощай, прощай,
вой усопших, сибитогуса – травой мертвых, синдамонохана срываю по стебельку, день за днем день за днем срываю по
– цветком покойных, обонбана – цветком поминания усоп- стебельку, а холм все пламенеет и пламенеет, Гонсён, Гонсён,
ших, бонбонсасаки или бонбонсасаги – священной оградой ах не плачь, не рви цветы Хиганбана, красные страшные цве-
дня поминовения, гокуракубана – цветком Западного рая ты Хиганбана, день за днем семь стебельков алых как кровь.
будды Амитабха. В некоторых префектурах Японии цветок Предположительно к 30-м годам 20-го века в Японии
Хиганбана известен под названием дзигокунохана или оформляется символика цветов или язык цветов ханако-
цветка преисподней, что свидетельствует об определенном тоба. Согласно этой знаковой системе цветок Хиганбана
негативном отношении японцев к данному растению. От- символизирует: печальные воспоминания, думаю только
вращение, которое питали японцы к Хиганбана отчасти о Вас, с нетерпением жду встречи с Вами, воссоединение
объясняется и тем, что цветок обладает неприятным запа- (обретение), страсть, независимость (отдаление), отказ
хом и все части этого растения ядовиты [3,c.527]. В народ- (примирение), ужас. Дальнейшее вовлечение цветка Хи-
ной культуре Японии Хиганбана называли докубана – цвет- ганбана в систему образов и символов современной Япо-
ком-отравой, нигагуса – горькой травой, нодоякэ – жжени- нии происходило, как нам кажется, в 50-е годы 20-го столе-
ем в горле, сибирэгуса – травой хэбикуса – змеиной травой, тия. В 1958 году знаменитый японский режиссер Одзу
хэбимакура – змеиным изголовьем. Луковицы лилии Хиган- Ясудзиро создает один из своих последних фильмов «Хи-
бана содержат сильный яд Lycorine. Некоторые японские ис- ганбана». Фильм о послевоенной Японии, о мирных днях,
следователи считают, что лилия была завезена в Японию о расставании отца, пережившего войну, с взрослой доче-
именно ради этих ядовитых луковиц, которые высаживали рью, которая выходит замуж. В первое десятилетие 21-го
у рисовых полей и огородов в надежде отпугнуть от посе- века в культуре Японии явственно вырисовывается неко-
вов диких животных. Луковицы Хиганбана высаживали торая упадочность. Символика цветка Хиганбана похоже
и на кладбищах близь могил с целью оберечь обычно не- теряет элегический настрой, меланхолию, становится более
глубокие захоронения от лис, барсуков и кротов. Отсюда мистической, мрачной, агрессиной и провокационно эро-
другое народное название цветка – охакабана или цветок по- тической. Создается впечатление, что негласному табуиро-
гостов. Итак, мы видим, что необычный вид, цветение в дни ванию деструктивной знаковости этого цветка пришел ко-
поминовения усопших, дурной запах, ядовитость и тради- нец. Цветок открыто становится кицунэбана – лисьим
ция высаживать это растение на кладбищах способствовали цветком, цветком одержимости, кровожадности, обмана
созданию инфернального образа Хиганбана. Суеверия, свя- и похоти. В конце этого десятилетия писатель Нагасака Хи-
занные с этой лилией хорошо просматриваются в следую- дэёси пишет нашумевший роман «Хиганбана», который
щих названиях: онибана – цветок бесов, онибаба – бесовка японские критики сразу причислили к литературному на-
(чертовка), ониюри – лилия чертей, юрэйбана – цветок при- правлению рампо или «идти не в ногу» «диссонировать».

6
Появляется комикс-манга «Ночь цветения Хиганбана» лисы, волосы подруги украшает цветок лилии; юный во-
 Тацуки Акира, обретший шумный успех. «Ночь цвете- ин-герой с окровавленным мечом бредет по полям, зарос-
ния…» – японская иллюстрированная сага о вампирах. шими Хиганбана; девочка с цветком красной лилии в при-
Первое десятилетие 21-го века ознаменовалось в Японии ческе при свете тусклой луны любуется грудой окровав-
визуализацией образа роковой лилии. Как отмечалось ра- ленных трупов оставленных на поле боя и с явным удо-
нее, прежде в Японии никогда не изображали цветы Хиган- вольствием втягивает в себя последние остатки жизнен-
бана. Сейчас немало японских художников, пишущих в за- ности остывающих тел. Таким образом цветок Хиганбана
падной манере или в традиционной японской нихонга, соз- представляется неким наглядным манифестом культуры
дают изображения этого цветка. Но больше всего изобра- упадка, которая распространяется в Японии в первое де-
жений Хиганбана в иллюстрациях. Основные мотивы: оди- сятилетие 21-го века.
нокий мальчик или девочка- подросток предаются мечтам
в окружении лилий Хиганбана, подросток может быть изо- Литература
бражен в маске белой лисицы, часто подобные иллюстра- 1. Большой толковый словарь японского языка. Токио, 1989.
ции сопровождаются письменными пояснением «си о кои- 2. Сатакэ Ёсисукэ. Дикорастущие растения Японии. То-
суру» т.е. «влюблен в смерть»; юная пара блуждает в зарос- кио, 1982.
лях Хиганбана, на парне – знак одержимости маска белой 3. Японская иллюстрированная энциклопедия. Токио, 1993.

ИСПОЛНЕНИЕ КРУГОВЫХ ТАНЦЕВ «ОСУОХАЙ» В КУЛЬТУРЕ ЯКУТОВ

Парасковья Заболоцкая (Якутск, Республика Саха, РФ)

В культуре якутов исполнение круговых танцев «осуо- ющие виды зачинных формул: 1) «эгэй» и его варианты,
хай» занимает особое место. Они исполняется во время присутствующие в вилюйском и центральном группах;
различных праздников, торжеств, свадеб «уруу» и сопро- 2) «чэ (чэ дуу)», «джэ (джэ дуу)» и его тунгусо-маньчжур-
вождаются песней. Фольклорист Г.У. Эргис пишет, что те- ские и монгольские параллели; 3) «чээл кюех» или «чээл бу-
матика песен круговых танцев разная – о возрождении раан», имеющие древнетюркскую основу как призывы
природы после долгой холодной зимы, прилете птиц, по- к объединению племен. Из них третья зачинная формула
правке скота на привольных пастбищах, наступлении лета, представляет наиболее древнюю форму [3: 235–238]. Музы-
радостном настроении народа в эту прекрасную пору и др. коведы Э.Е. Алексеев, А.С. Ларионова песни круговых тан-
[18: 314–315]. цев «осуохай» относят к стилю «дэгэрэн ырыа» [1: 8–12; 10].
Танец начинает запевала, вслед за которым текст и дви- В культуре якутов недостаточно изучены локальные
жения танца повторяют все участники. Сначала небольшое варианты исполнения круговых танцев «осуохай».
количество танцующих становятся в одну линию и взяв- Первую классификацию круговых танцев якутов со-
шись под руки, медленно покачиваются на месте. Затем за- ставила отечественная исследовательница М.Я. Жорниц-
певала по мотиву протяжного пения, медленно начинает кая, которая в качестве основы и сравнения танцев взяла
запевать мелодию танца. Когда набирается достаточное ко- разновидности танцевальных движений. Из них самыми
личество участников, круг замыкается и начинается танец. распространенными являются «кириэстии хаамыы» (шаг-
Здесь четко прослеживается связь: линия – покачивание- накрест) и «дэгэрэн хаамыы» (шаг с переступанием), пред-
песня – круг. Линия танцующих танец «осуохай» олицетво- ставленный как амгинский вариант. Присутствуют «хайга-
ряет собой беспорядок, хаос, а особое движение-покачива- тар юнкгюю» (танец прославление) или «тингилэхтии»,
ние и пение представляют процесс движения упорядочива- присущий усть-алданскому варианту кругового танца и его
ния Космоса, который символически передается знаком разновидность наяхинский осуохай с движением «хатыйа
круга. Исследовательница Н.А. Стручкова движение танца хаамыы» (перекрещивающийся шаг). Отдельно представ-
по кругу соотносит с вертикальной организацией мира: ляется «кетюю юнкгюю» (танец на прыжках), определяе-
«круг как символ солнца» [15]. мый как олекминский вариант и как его разновидность –
Круговой танец «осуохай» имеет четкую композици- кыллахский осуохай с движением «боковых прыжков».
онную структуру: 1) зачин (приглашение на танец) состоит Кроме того, ею выделен другой вариант кругового тан-
из поклонов и исполняется медленно; 2) основная часть ца как «былыргы юнкгюю» (старинный танец), который от-
«танец шагом»; 3) прыжковая часть «танец полет» [6; 12]. личается характерными движениями – поклонами, и ана-
Трехчастная структура лексики кругового танца отражает барский круговой танец «hэйро», движения которого со-
мифологическую картину мира якутов – Верхний, Сред- впадают с движениями «кириэстии хаамыы» (шаг накрест)
ний и Нижний миры, также образы крылатого коня и пти- якутского кругового танца [6].
цы (участников стоящих с двух сторон, запевала называ- Искусствовед А.Г. Лукина, изучив танцевальную куль-
ет крыльями «кынат») [13: 293–294]. Этномузыколог туру якутов в целом, дает общую характеристику основных
Ю.И. Шейкин разделяет функции участников осуохая сле- разновидностей танца «осуохай» и сравнивает его с круго-
дующим образом: 1) «сагалааччы» (запевала) или «этээч- выми танцами бурят «ёхор», эвенов «hээдьэ», эвенков «дэ-
чи» (произносящий текст); 2) «ютюктээччи» (подражатель рэдэ», юкагиров «лондол» [12: 110–114].
запевале) или «кёгюлээччи» (подпевала, побуждающий Большое значение имеют составление нотных записей
к совместному пению) [17 : 105]. круговых танцев «осуохай», где исследователи различают
В культуре якутов было зафиксировано, что в ранней три типа мелодики: возгласно-речитативный, песенный
традиции круговой танец осуохай исполняли только жен- и песенно-гимнический [17]. Хотя, присутствуют очень
щины и проводился он ночью до восхода солнца. Мужчины много напевов осуохая, из которых композитор М.Н. Жир-
же в нем стали принимать участие позже [11: 36; 16: 44–45]. ков зафиксировал 23 напева вилюйского локального вари-
На это обстоятельство указывает весьма интересный обы- анта «осуохай» [5: 106], С.А. Кондратьев выявил различные
чай, когда запевалу женщину заменял мужчина, то он обя- напевы мегино-кангаласского осуохая [9] и т.д.
зательно должен был надеть женскую шапку-джабака В настоящее время в практике сохранены следующие
[2: 16]. Свидетельством того, что «осуохай» является жен- разновидности круговых танцев, которые разделяются в ос-
ским танцем, указывает и обычай зачина танца с левой новном по географическим признакам: усть-алданский, ме-
ноги – символического «женского» знака [7: 44–45]. гино-кангаласский, хангаласский, амгинский, чурапчин-
Песни круговых танцев «осуохай» изучили фольклори- ский, таттинский, вилюйский, сунтарский, олекминский,
сты С.Д. Мухоплева и Л.С. Ефимова, первая из которых верхоянский, колымский, анабарский; и по наслегам ная-
разделила их на ритуальные и заклинательные песни [14 : хинский, кыллахский.
82], вторая выделила три типа песен: вилюйский, прилен- По назначению выделяют два варианта круговых тан-
ский и олекминский [4 : 11]. Также были определены следу- цев встречи солнца «кюню керсюю осуохайа» (по А.С. Фе-

7
дорову) и по имени носителей фольклорной традиции 8. Заболоцкая П.Е., Федоров А.С. Авторская образовательная
У.Г. Нохсорова «нохсоороптуу осуохай», С.А. Зверева-Кы- программа «Уhуйуу» А.С. Федорова: Учебно-методическое посо-
ыл Уола «сибиэрэптии осуохай» [1], они в основном отли- бие. – Якутск: Изд-во Якутского госуниверситета, 2008. – 220 с.
чаются напевами. Отдельно стоит так называемый «былыр- 9. Кондратьев С.А. Якутская народная песня. – М.: Советский
гы юнкгюю», круговой танец с поклонами (по М.Я. Жор- композитор, 1963. – 180 с.
ницкой), а также выделяются отдельно – старинный танец 10. Ларионова А.С. Дэгэрэн ырыа. Песенная лирика якутов /
и танец, посвященный духу-хозяйке Земли [8]. А.С. Ларионова. – Новосибирск: Наука, 2000. – 152 с.
Таким образом, исполнение круговых танцев «осуо- 11. Линденау И. Описание народов Сибири (первая пол.
хай» в культуре якутов имеет своеобразные локальные ХVIII века) / И. Линденау. – Магадан: Магад. кн. изд-во, 1983. – 176 с.
группы, отличающиеся лексико-стилистическими особен- 12. Лукина А.Г. Традиционная танцевальная культура якутов /
ностями, особой манерой исполнения и типов мелодий. А.Г. Лукина; Отв. ред. Жорницкая М.Я.; АН Респ. Саха (Якутия).
Ин-т гуманитар. исслед. – Новосибирск: СО РАН, 1998. – 174 с.
Литература 13. Лукина А.Г. Традиционные танцы саха : идеи, образы, лек-
1. Алексеев Э.Е. Проблемы формирования лада: (на материале сика / А.Г. Лукина ; отв. ред. А.И. Гоголев; М-во образования и на-
якутских народных песен): исследование/ Э.Е. Алексеев. – М.: Му- уки Рос. Федерации, Якут. гос. ун-т им. М.К. Аммосова. – 2-ое изд.,
зыка, 1976. – 288 с. испр. – Новосибирск: Наука, 2005. – 354 с.
2. Архив ЯНЦ СО РАН. Фонд А.А. Саввина. Ф. 4. Оп. 12. Ед. 14. Мухоплева С.Д. Якутские народные обрядовые песни. Си-
хр. 78. Л. 16. Багарыынньа: предание стема жанров / С.Д. Мухоплева. – Новосибирск: Наука, 1993. – 112 с.
3. Ефимова Л.С. Традиционные формулы хороводных песен 15. Стручкова Н.А. Формирование кинетического компонен-
якутов // Этнокультурное образование: совершенствование под- та в ритуальной практике: на примере генезиса якутского кругово-
готовки специалистов в области традиционных культур. Материа- го хороводного танца якутов / Н.А. Стручкова ; отв. ред. проф.
лы междунар. научного симпозиума 25–28 сентября 2003 г. – Улан- А.И. Гоголев, Якут. гос. ун-т им. М.К. Аммосова. – СПб.: Изд-во
Удэ, 2003. – Т. 2. – С. 231–240. С-Петерб. ун-та, 2005. – 231 с.
4. Ефимова Л.С. Лексико-стилистические особенности языка 16. Уваровский А.Я. Воспоминания / А.Я. Уваровский. –
хороводных песен якутов: Автореферат диссертации на соиск. Якутск: Нац. кн. изд-во, 1992. – 56 с.
учен. ст. к.ф.н. – Якутск, 2004. 17. Шейкин Ю.И. Обрядовое интонирование саха: алгыс
5. Жирков М.Н. Якутская народная музыка. – Якутск: Книж- и оhуохай // Обрядовая поэзия саха. – Новосибирск: Наука, 2003. –
ное издательство, 1981. – 176 с. С. 58–116. (Из серии «Памятники фольклора народов Сибири
6. Жорницкая М.Я.Народные танцы Якутии / М.Я. Жорниц- и Дальнего Востока». Т. 24).
кая. – М. : Наука, 1966. – 168 с. 18. Эргис Г.У. Очерки по якутскому фольклору / Г.У. Эргис; [отв.
7. Заболоцкая П.Е. Фольклорный театр якутов: (опыт истори- Ред. В. Гусев; отв. За переиздание В.М. Никифоров]; Рос. Акад. Наук,
ко-театроведческого исследования) / П.Е. Заболоцкая. – Улан-Удэ: Сиб. отд-ние, Якут. науч. центр, Ин-т гуманитар. исслед. и проблем
Изд.-полигр. комплекс ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2009. – 135 с. малочисл. народов севера. – Якутск: Бичик, 2008. – 400 с.

СЕМАНТИЧЕСКИЕ ПРОТОТИПЫ КИТАЙСКОГО


ПРАЗДНИКА СЕРЕДИНЫ ОСЕНИ ЧЖУНЦЮ

Марина Исаченкова (Минск, Беларусь)

Предлагаемая статья посвящена китайскому Праздни- тоже хромой2, Лунный старик, завязывающий брачные узы.
ку Середины осени Чжунцю, с целью выявления его арха- Все они пришли в фольклор из древних мифов, но получи-
ических истоков. Оригинальной особенностью китайского ли в нем новую жизнь. Лунные символы и образы помогают
праздника, который отмечается 15-го числа 8-го меся- вскрыть истинный смысл рассматриваемого периода.
ца по лунному календарю, является приурочение к одной Богиней Луны считается красавица Чан Э, жена попу-
дате отправления двух культов: плодородия и луны. лярного китайского героя И (Охотника). Наказанные Вер-
Культ плодородия роднит Чжунцю с широким кругом ховным владыкой, супруги были вынуждены стать смерт-
празднеств народов мира в честь окончания уборки уро- ными на земле. Мужественный И достал эликсир бессмер-
жая, которые повсеместно соотносились с днем осеннего тия у хозяйки Запада Сиванму, однако, чтобы вернуться на
равноденствия. Мотивы празднования в честь сбора уро- небо в божественном качестве, снадобья хватало только
жая: совместные трапезы; обильное угощение работников; для одного. Выпив его вдвоем, герои могли обрести вечную
необходимость погасить долги; действия оргиастического жизнь среди людей. Воспользовавшись отсутствием мужа,
характера (танцы, песни), связанные с магией плодородия1; Чан Э приняла напиток одна. Ее тело, став легким, начало
поклонение Туди-гуну – божественному покровителю подниматься. Красавица опустилась на Луну и преврати-
местности; утреннее благодарение умерших предков за по- лась в жабу. По более современной версии, Чан Э сохранила
мощь и покровительство на домашнем алтаре. свой облик, но почувствовала холод одиночества и отчая-
Издревле в Китае существовал ритуал жертвоприно- ние. С тех пор каждый год 15 числа 8-го месяца по лунному
шения правителей Солнцу и Луне. Ритуал в честь Солнца календарю богиня зажигает светильник и ярко освещает
совершался весной, а Луны – осенью. Осеннее посвящение им землю, чтобы разглядеть на ней своего мужа, о котором
Луне совпадало с окончанием сбора урожая. Близкими все время думает [2, с.175–200].
оказались не только время отправления культов, но и их Миф этот хоть и древний, но не самый архаичный. Бо-
семантика. лее ранним является представление о божестве луны, а, воз-
Народная фантазия населила луну необычными суще- можно, и самой луны в виде трехлапой жабы [3, с.94–101].
ствами: трехлапая жаба, заяц, изначально, по-видимому, Семантика жабы (лягушки, черепахи), во-первых, связана
с землей: в космологических представлениях эти животные
часто выступают в качестве опоры, и даже самой земли. Во-
1
Описание Праздника Середины осени в начале XX в. в деревнях уезда Хэпу
(пров. Гуандун): «После завершения полевых работ все жители деревни со-
2
бирались на большой поляне, воздвигали алтарь, вывешивали нa нем изо- В древнем Китае коленной чашечке зайца приписывали магические свой-
бражения богов и поклонялись им. Во время поклонений ряженые – мужчи- ства. Во время осенне-зимних празднеств ее вырезали из лапы жертвенного
на и женщина – танцевали на алтаре, принимая, по выражению очевидца, зайца и клали в ритуальную пищу. Найти ее считалось добрым предзнаме-
«отвратительные» позы и вызывая громкий смех окружающих. Мужчины нованием. Китайцы думали, что заяц на луне толчет в нефритовой ступе по-
и женщины деревни, встав друг против друга, пели обрядовые песни, кото- рошок бессмертия. Изображения лунного зайца ставили на алтарь во время
рые, по отзыву того же очевидца, отличались «непристойным содержанием». чествований луны, а статуэтки лунного зайца, одетого в костюм военачаль-
Жители деревни утверждали, что их сходки способствовали изгнанию не- ника, в дни осеннего праздника продавались повсюду на улицах китайских
чисти и обеспечивали обильный урожай» [1, с.92]. городов [1, с.90].

8
вторых, ассоциируется с водой и дождем: в китайских сказ- Черты культа Луны в Празднике Середины осени:
ках встречается сюжет, когда лягушка выпивает воду в озе- празднование проходит под открытым небом, в полнолу-
ре (аналогичные представления существуют у тайцев, ав- ние; жертвы луне преподносят только женщины: «Мужчи-
стралийцев, североамериканских индейцев и т. д.) – налицо ны не поклоняются луне, женщины не поклоняются очагу»;
реликт образа космической лягушки, хозяйки всей воды чествование Бога богатства; сакральная трапеза состоит
в мире. Подтверждением может служить и тот факт, что в основном из круглых по форме блюд – апельсинов, грана-
рассматриваемые животные используются в обрядах вызы- тов (большое количество косточек символизирует много
вания дождя. Исходные представления в земледельческих сыновей), дынь, тыкв (особенно для женщин, желавших
культах оформляются в идею плодородия. В средневековье родить сыновей); первое место среди жертвенных даров
жаба становится символом богатства, поскольку сторожит в Праздник луны занимает «лунный пряник» (юэбин), име-
изобилие, заключенное в земле. Как носительница плодоро- ющий форму лунного диска; моления девушек Лунному
дия (древнее олицетворение Земли) она выступает в роли старику о счастливом замужестве (связь луны с устроени-
всеобщей прародительницы, обладает чрезмерным долго- ем браков – универсальный мотив лунной мифологии);
летием, а, следовательно, секретом бессмертия и необычай- гадания женщин о судьбе; инициационные действия под-
ной мудростью, способностью делать тайное явным. По ростков (медиумные сеансы; в древности – игрища и пля-
сведениям известного алхимика и натуралиста Гэ Хуна, ски девушек-шаманок под луной – способ общения людей
жаба чань может достигать возраста в одну, три и даже с божествами); обычай «возжигания меры благовоний»
10 тысяч лет. В Южном и Центральном Китае этим хтони- (конусообразная мера риса была обязательной принадлеж-
ческим животным возводились кумирни, к ним обраща- ностью жертвоприношений женским божествам в ночь Се-
лись с мольбами об отвращении зла. Трехлапость лунной редины осени. В г. Фучжоу посвящалась небесному прото-
лягушки является выражением концентрированной хто- типу меры зерна – богине Доуму (Большой Медведице),
ничности. О.М. Фрейденберг считает, что «придавливание слывшей Матерью звезд); уборка могил, установление на
ноги и хромота – метафоры хтонические; по-видимому, них шестов с жертвенными деньгами; представление о том,
они символизируют ущерб луны» [4, с.529]. что могилы в это время раскрываются; изготовление малень-
По китайским представлениям, лягушки, жабы и чере- ких пагод с фонариками, освещающими преисподнюю (из-
пахи среди всех животных в наибольшей степени соответ- начально связано с чествованием мертвых), в пагоды вкла-
ствуют началу инь, главными характеристиками и атрибу- дывали бумажные жертвенные деньги, предназначенные для
тами которого являются вода, земля, холод, мрак, женское Богини луны); зажженные фонарики на домах, во дворах, на
начало. воде (для речных духов) – свет, соединяющий с «иным» ми-
Ночное светило архаическое сознание наделяет теми же ром; ритуальное воровство, способствующее привлечению
качествами, что и перечисленных земноводных. Луна мыс- счастья (ритуальные бесчинства призваны сблизить с поту-
лилась средоточием и источником влаги, подателем дождей сторонними силами).
и туманов: «Гань1 – это вода, это луна» («И Цзин»); «Холод, Так в празднике Середины осени – в одной из самых
испускаемый инь, скапливается и образует воду. Эссенция во- любимых и красивых календарных дат современных китай-
дяных паров есть луна» («Хуайнань-цзы»); «Луна есть вода» цев – сохранились черты древнейших культов: плодородия
(Ван Чун); «Эссенция луны управляет водой» (Гэ Хун). Луна и тесно связанного с ним культа предков, с одной стороны,
соотносилась с землей, мраком, холодом, женским началом. и культ Луны – с другой, истоки которых уводят нас в до-
Она считалась ответственной за плодородие и размножение земледельческие эпохи.
животных и растений, покровительницей браков и деторож-
дения, являла собой воплощенное бессмертие и постоянное Литература
воскрешение. Таким образом, мифологическая семантика 1. Календарные обычаи и обряды народов Восточной Азии.
луны и лягушки идентичны, что обусловило соединение этих Годовой цикл. М., Наука. Главная редакция восточной литературы,
образов воедино. Лунарные мотивы уходят корнями в охот- 1989 – 360 с. ISBN 5–02–016952–8.
ничью архаику. В китайском мифе они непосредственно свя- 2. Юань Кэ. Мифы Древнего Китая. М., Наука. Главная редак-
заны с деяниями Охотника – героя, который эволюциониро- ция восточной литературы, 1965. – 496 с.
вал из древнейшего женского божества – Владычествующей 3. Евсюков В.В. Мифолгия китайского неолита. По материа-
над Охотой (Хоу ту) [5, с.162–201]. Семантика образа лягуш- лам росписей на керамике культуры Яншао. Новосибирск, Наука.
ки способствовала объединению культа луны с культом пло- Сибирское отделение, 1988. – 127 с.
дородия. В представлении древних китайцев, луна, каждый 4. Фрейденберг О. М. Миф и литература древности. – 3-е изд,
месяц умирающая и воскресающая вновь, символизировала испр. и доп. – Екатеринбург: Изд.: У-Фактория Харвест, 2008. –
бессмертие, обретаемое через смерть. Естественно, что и Бо- 896 с. ISBN 978–5–9757–0217–3/978–985–16–4414–4.
гиня Луны (сначала в облике лягушки, позже в антропо- 5. Яншина Э.М. Формирование и развитие древнекитайской
морфном – Чан Э) представала в китайском фольклоре хра- мифологии. М.: Главная редакция восточной литературы издатель-
нительницей секрета вечной жизни. ства «Наука», 1984. – 248 с.

ДРЕВНИЕ СЛАВЯНСКИЕ СИМВОЛЫ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ

Надежда Каджая (Кутаиси, Грузия)

Символы, символика – древние условные знаки, в кото- птичий орнамент: голуби, петухи, утки; растительный: лучи-
рых славяне выражали свои мысли, чувства, мироощуще- стые круги, цветы, корни деревьев, их кроны, сосна, ель, бе-
ние, пытались защититься от злых сил, являются наследием рёза, осина, дуб; животный: кони – тройки, волки, львы; че-
народа, исторической картиной его развития. Древние сим- ловеческие фигурки: женские, сказочные, куклы-куватки.
волы-образы: геометрические фигуры, сложенные из чёрто- Все они были придуманы народом, шли от души, воображе-
чек, точек в ромбики, крестики, квадратики, просто узоры, ния, передавались мастерами-умельцами от поколения к по-
семантически наполненные, олицетворявшие силы приро- колению. Народные знания, скрытые в них, сами их значе-
ды, являлись защитой, охранными знаками. Ими украшали ния представляли и доныне представляют интерес дла учё-
одежду, обрядовые, обыденные, погребальные полотенца, ных, исследователей фольклора, языковедов (Тюняев А.А.,
предметы обихода, дома-избы. Это была культовая, свасти- Рыбаков Б.А., Амброз А.К.,Чудинов В.А., Потебня А.А., Ви-
ческая символика; сказочные жар-птицы (фениксы), змеи; ноградова Л.Н., Агапкина Т.А. и др.).
Символика объединяет не только геометрические фи-
гуры, вещевой, обиходный орнамент, символы в вышивке,
1
Гань – название одной из восьми триграмм и 64 гексаграмм «Книги пере- но и символы-буквицы, литеры, тексты, в том числе и на-
мен».

9
родно-поэтические, песенные и т.п. Наблюдения исследо- ленно, утверждая ценность слова и мысли. Для древнего
вателей за лексическим составом и семантическим строем писца – книжника буква была не просто обозначением зву-
обрядовой и лирической поэзии в конкретной локальной ка, очень много значило и само начертание. Таким образом
традиции показывают, что в текстах таких фольклорных создатели азбуки не просто создавали начертание буквы,
жанров, как причитания, календарные, свадебные, колы- они прежде всего передавали и украшали мысль, создавая
бельные, военные и солдатские, разбойничьи и тюремные, этакий симбиоз знака и значения. Для наших предков весь
любовные и бытовые, шуточные и плясовые песни и ча- мир и даже само небо над головой были книгой, разверну-
стушки, существенное место занимает растительная лекси- тым свитком, который не каждому было дано прочесть. Аз-
ка, названия-фитонимы. Давно замечено, что растительная бука являлась символом мира, вселенной и человека в ней.
символика в фольклоре характеризуется, во-первых, боль- Народное, фольклорное толкование азбуки, отдельной ее
шим разнообразием, а во-вторых – обилием специфиче- буквы примерно таково:
ских ситуаций, в которых реализуются ее основные симво- АЗ, БУКИ, ВЕДИ, ГЛАГОЛЬ, ДОБРО, ЕСТЬ, ЖИВЁТЕ , ..
лические значения [4, с. 240]. Выведение символических Я буквы ведаю, говорю добро, пока живу,..
смыслов фитонимических образов в жанре, активно сохра- Само начертание букв таило в себе чертеж мира. Здесь
няющемся до наших дней – в частушках, присказках, сказ- можно было увидеть изгиб крыла, поступь зверя, сплетение
ках, показывает, что и к настоящему времени фольклорная корней, извивы рек, контуры двойников – солнца и сердца.
традиция активно оперирует значительным набором сим- Буквы пели, щебетали, издавали звериный рык, летали, го-
волов, порожденных растительным кодом традиционной ворили человеческим голосом. Тогда они еще не были типо-
культуры, располагает значительным репертуаром ситуа- графическими серийными значками. Каждая буквица была
тивного их использования. Многие растительные образы индивидуальна, неповторима, как неповторим каждый
обрядового и лирического фольклора приобретают меж- лист на древе жизни. Древние свитки, книги были рукопис-
жанровый характер, а в силу этого в контексте общекуль- ными. Книгопереписывание уже к XI в. достигло значи-
турного традиционного кода элементы кода вегетативного тельных успехов. На Древней Руси домонгольского периода
становятся более чем ожидаемыми и прогнозируемыми. Из книги были широко распространены, их число превышало
знаков и образов плетется: речь, песня, ритуал, этнические сто тысяч экземпляров. Древнерусские книги отличаются
вещи, предметы, обиходные и культовые, которые имеют высокой культурой художественного оформления. Яркие,
значение символа, именно он, зачастую, несет в себе основ- разноцветные буквицы, коричневые столбцы текста в со-
ную смысловую нагрузку в магическом и жреческом искус- четании с розовато-желтоватыми полями пергаментного
стве. Ведь символ – это не просто значок или украшение на листа вызывают мысль о древней рукописной книге, как
обрядовой посуде, свитке или иной вещи, а совокупность о произведении искусств. Поэт А. Вознесенский находил
сакральных смыслов, магических эффектов, многотысяче- великую лирику в кириллице. В мельчайший порошок рас-
летних трудов древних гениев, формировавших сей знак. тирались изумруды и рубины, а из них готовилась краска,
Проще говоря, символ в язычестве славян несет в себе пре- доныне не смываемая, не тускнеющая.
жде всего магическую нагрузку, а уже только в самую по- Но как бы ни были дороги материалы, из которых тво-
следнюю очередь – эстетическую, научную. Символ приме- рились буквицы, еще дороже было само начертание, гово-
няется для воздействий на мир, преобразования его. Мно- рившее о силе воображения человека, а также о том, как
гие символы являются оберегами, «отвращающими» тем- предки представляли себе мир и как передавали это через
ные силы. Своего рода оберегами были древнеславянские символы – буквы.
куклы. Народная, традиционная кукла, сегодня ещё мало Л. Н. Толстой, поставивший цель возродить звучание
изученная, изначально служила не для игры, а для соверше- и значение буквы, пишет рассказы к буквам для крестьян-
ния какого-нибудь обряда, знаменательной даты, дня, или ских детей – «Народная азбука». Любимым произведением
как символ какого-то нового этапа в жизни человека. Таких А. Эйнштейна был рассказ из «Народной азбуки» Л. Н. Тол-
кукол шили двенадцатилетним девочкам в период их физи- стого. Это рассказ на букву «М».
ологического созревания. Так называемых зольных кукол С. Есенин в своей литературно-критической статье
мастерили из золы родного очага и отдавали в приданое не- «Ключи Марии» (Мария – «душа» на языке хлыстов шела-
весте. Таким образом как бы создавалась основа благопо- путского толка; ключи к русской душе) говорит о значении
лучия молодой семьи. Кроме того ярко выраженная грудь символов в жизни русского человека и, в частности, о сим-
зольной куклы была знаком материнства, многодетности, волах – буквах древнерусского алфавита, о тайнах орнамен-
плодородия. Кукол-куваток клали в колыбель младенцу, та слова. В орнаменте музыка, в его тонких линиях, похо-
как оберег. Они должны были оберегать ребёнка от злых жих на мелодию вечной песни перед мирозданием. Древ-
сил, болезней. Если, к примеру, человек заболевал, ему в по- няя Русь, её язык, сердце и разум слились в этих образах,
стель на ночь клали красивую куклу, чтобы болезнь пере- фигурах непрерывного богослужения. Здесь каждый звук,
шла в неё. После чего куклу сжигали. Считалось, что таким каждая вещь говорит знаками. Орнамент пришёл из глуби-
образом можно было избавиться от болезни. Вообще сжи- ны веков. Его исследовали ещё Стасов и Буслаев, однако,
гание обрядовой куклы символизировало высвобождение «никто не постиг того, что ... на кровле конёк Есть знак мол-
духа. И в момент смерти рядом с человеком находилась чаливый, что путь наш далёк (Н. Клюев) [5, с.135].» Конь-
кукла, которую клали в гроб. А куклы-заместители сорок ки есть и в греческой, и в египетской, и в римской мифоло-
дней оставались в доме вместо умершего, чтобы расстава- гии. Как и в русской, это знак стремления, точнее, устрем-
ние с близкими психологически переживалась легче. Из- ления, однако лишь русский мужик додумался «возвысить»
вестно, что предки-славяне наделяли природные явления конька, усадить его на кровлю, тем самым уподобив избу
чертами людей. К примеру, куклу Спиридона-солнцеворота колеснице. Это чисто скифский символ вечного кочевья.
(солярная символика) сжигали в период прибывания дня, Другой символ – петух на ставнях – первый приветствует
24–25 декабря. Для народных гуляний, аграрных и прочих восход солнца и будит своего хозяина, исполняющего сво-
обрядов делали кукол в человеческий рост и выше. Счита- ей долг жизни по солнцу. Голубь на крыльце – знак крото-
ется, что именно отсюда берёт начало народный, куколь- сти, мира, царящего в доме. Если голубь изображался с рас-
ный театр [6, с. 18]. простёртыми крыльями, он как бы стремился впорхнуть
Каждая буквица древнеславянского орнамента не про- в душу входящему, помогая ему преисполниться, постичь
сто символ, но имеет имя. В древнеславянском алфавите тайну дома. Жизненные знания, культура славян сокрыты
фигурировали символы прорастающего к Солнцу зерна, и в орнаменте цветочных узоров крестьянских простынь
устремляющейся вверх свечи, чаши, которую наполняют,.. и наволочек, где в музыкальном хороводе переплетаются
Начертания букв старославянского алфавита дают нам воз- кресты, цветы и ветви. Среди них главный символ – древо
можность увидеть мир глазами наших пращуров. Создате- жизни. Каждое утро, пробуждаясь ото сна, славянин омы-
ли славянского алфавита Кирилл и Мефодий не случайно вал лицо водой – символ очищения, крещения во имя ново-
давали наименования буквам. Каждая буквица была сим- го дня. Утирая лицо своё о холст с изображением ветвей,
волом, имела свое значение. Для древних создателей кирил- цветов, растений, дерева, человек, подобно древним отцам,
лицы буква не была просто знаком. Азбука звучала осмыс- вытирался листвой и прибегал под их покров, не руша

10
связь с природой. Цветы же на постельном белье – воспри- Л (Люди) – во множественном или в единственном, че-
ятие красоты, апофеоз трудового дня и смысла жизни! Все ловек поражающий в себе греховные, низменные помыслы.
древние русские символы в дереве. Все от дерева. Вот рели- Буква М (Мыслите) подводит к слову «мысль». Му-
гия мысли русского народа. Все коньки на крышах русских дрец, ловящий мысль, подобен рыбаку или двум рыбакам,
изб, петухи на ставнях, голуби над крыльцом, цветы на по- между которыми сеть, но сеть посередине уравновешена –
стельном белье и полотенцах – все это символы, которые символ истины, которая уравновешена спором двух мудре-
нужно понять и знать, прежде чем говорить о символах – цов, охотников за мыслью. Слова «мысль», «мир», «мать»
буквах, символах письменности. красноречиво говорят о важности этой буквы в алфавите.
Самые главные символы – словесные, которые склады- Начертание буквы О (Он) подобно начертанию солнца.
ваются из образов – букв. За культурой обиходного орна- А солнце это не только светило, это еще источник жизни,
мента приходит черёд искусства словесного. счастья, чистоты, мудрости.
Начальная буква кириллического алфавита А (Аз) сим- Буква П (Покой) и слово «покой» гармонируют, отража-
волизирует собою вечность, мироздание, а также солнце и ют уравновешенность и в значении, и в начертании. Полнота
изначальный свет. Аз – первая буква алфавита, свет – осно- знания, насыщение знанием дают душевный покой.
ва мира. В древнерусской культуре буква Аз имела особое Р (Рцы) означает одновременно глагол повелительного
значение. От нее произошло само название – азбука. Кроме наклонения «говори»: говори, высказывайся, излагай, труби.
того буква Аз отождествлялась с Альфой древнегреческого Буква С (Слово) образно напоминает ловлю мудрости
алфавита. Эта буква символизировала собою начало всех соколом. Зримое напоминание поэтического образа в «Сло-
начал: «Я есть Альфа и Омега». Омега – последняя буква ве о полку Игореве», где творчество сравнивается с соколи-
греческого алфавита. Аз есть не что иное, как образ челове- ной охотой, когда Боян отпускал десять соколов на стаю
ка, ощупывающего на коленях землю, опершись на руки и лебедей. Настигнутая лебедь первой пела песню.
устремив на землю глаза, он читает знаки ее существа. Буква Т (Твердо) с коромыслом наверху. Коромысло
Буква Б (Буки), являясь второй по счету (ср.: «Не суй- уравновешено – образ мира утвержденного, уравновешен-
тесь, буки, поперёк аза.»), олицетворяет собой второе ме- ного. Богатства знания дают человеку твердое положение
сто в мире. Аз символизирует начало начал, извечный свет, в мире.
а Буки – природу. Это переплетение травы, деревьев. И че- Интересна символика буквы Ф (Ферт). Это некий
ловек как бы вплетается в эту природную вязь. зверь, дракон, глотающий солнце – символизирующий
Буква В (Веди) явно восходит в своей символике к слову жажду мудрости, небесного познания.
«ведать». Она часто символизирует углубленность в себя, Буква (Червь), напоминающая чашу, возможно, симво-
видение, глубокое знание. Буква часто изображалась с ли- лизирует щедрость. Либо это человек с поднятыми ввысь
цом наподобие маски. И если в букве Б движение идет от А руками, который отпускает на волю двух птиц – древний
обратно: поднятые руки рисуют как бы небесный свод, а со- обычай на Руси. Осуществлялся ранней весной. Связь со
гнутые колени, на которые человек присел, землю, то в бук- звуком «ч», предположительно, через названия птиц – чи-
ве В, прочитав сущность земли и почувствовав простран- бис, чиж и др.
ство, человек протянул руки и к себе, к своей сущности, Все следование букв в алфавите идет со светом мысли
к пупку. Пуп есть узел человеческого существа, и ощупывая от собственного осознания себя человеком к сущности
себя, человек опустил руки на пуп, и получилась буква В. мира и мудро заканчивается фигурой буквы Я (Я). В начер-
Через символы знаков, которыми человек ищет прими- тании этой буквы фигура человека, опустившего руки на
рения с воздухом и землей, рождается весь дальнейший по- пуп (символ самопознания) и шагающего по земле. От сере-
рядок алфавита. Почувствовав себя, познав себя, человек дины буквы идущие вниз линии не что иное, как занесенная
поднимается с колен и снова протягивает руки в воздух. для шага правая нога и подпирающая корпус левая. Через
Так возникает очертание буквы Г (Глаголь), символизирую- этот шаг, мудро занесенный вперед, С. Есенин видит, что че-
щее центральное местоположение человека, особую, реша- ловек не достаточно, не окончательно познал себя и, поэто-
ющую роль его в мире. му, продолжает движение вперед. Он благословил себя на
Название следующей буквы Д (Добро) равнозначно вечный путь в познании мира и своей сущности![5, с. 145]
слову «добро» и ассоциируется с образом царя Давида –
псалмопевца, поэта. Его образ, призывающий к стойкости Литература
духа в любых гонениях, пользовался большой популярно- 1. Бобунова М. А. Фольклорная лексикология: становление,
стью в Древней Руси. теоретические и практические результаты, перспективы. Курск:
В стилизации буквы Е (Есть) присутствует символика Изд-во Курс. гос. ун-та, 2004.
поглощения, потому, видимо она ассоциируется с глаголом 2. Буквицы древнерусского письма. Москва, 1984.
«есть». Однако не в прямом смысле. Это еда жизни, жажда 3. Виноградова Л. Н. Народная демонология и мифо-ритуаль-
знания, мудрости. ная традиция славян.М.,2000.
Буква Ж (Живёте) – символ жизни (по-древнеславянски 4. Водарский В. А.Символика великорусских народных песен:
«живот»). Центр буквы – человеческое сердце, средоточе- Материалы// Русский филологический вестник, 1916, № 1, 2, 4.
ние жизни. Все восходит к нему, и все от него исходит. 5. Есенин С. Ключи Марии. Собрание сочинений в трех томах.
Буква З (Земля) своим названием восходит к образу М., «Правда», 1970.
цветущей земли, на которой расположились и природа 6. Квантре В. Б., Киквидзе И. Дж. Тесты по русскому языку.
и человек. Кутаиси. 2008.
И (Иже) является связью разъединенного, символом 7. Никитина С. Е. Устная народная культура и языковое со-
мудрости, как бы удаляющейся от жизни, но привязанной знание. М.: Наука, 1993.
к ней. И в то же время это два столба жизни, связанных 8. Потебня А. А. Символ и миф в народной культуре. М.: Ла-
между собой. биринт, 2000.
Знак буквы К (Како) часто встречался в скифских изобра- 9. Сказания о начале славянской письменности. Москва, 1981.
жениях. Считается, что он напоминает всадника с рукой, про- 10. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М.:
стертой ввысь. Буква К, возможно, знак повеления, закона. Прогресс, 1986.

ФОЛЬКЛОР И СЛЕНГ ОРЛОВСКИХ ФУТБОЛЬНЫХ ФАНАТОВ

Мария Костромичева (Орел, Россия)

Материалом для настоящей статьи послужили сленг ная номинация кричалка («речёвка, которую скандируют
орловских футбольных фанатов (Orel Butchers или О.В.) фанаты какой-л. команды» [2, с. 122]) не употребляется,
и тексты, именуемые в сленге орловских футбольных фа- заряд – это обобщённое название всех фанатских текстов,
натов заряды. Следует отметить, что, по сведениям нашего без дифференциации: ср.: заряд – «Громкий вдохновляю-
информанта, в словаре орловских фанатов более извест- щий призыв фанатов к команде. «Оле-оле-оле-оле! Россия –

11
вперёд!» – это заряд, а кричалка – это уже литературное свойственно совмещение низкого и высокого стилей, при
произведение» [2, с. 90]. этом последний служит «гиперболизации черт или оценки
Футбольный клуб г. Орла в разное время носил назва- целой команды» [1, с. 449], например: А первым будет Орёл!
ния «Спартак», «Орёл», сейчас клуб называется «Русичи». Непобедимый Орёл! Это стало истиной для всех! По всей
Смена названия была обусловлена разными причинами, Руси великой Команды лучше нету! И всегда мы будем рядом
отметим только, что название «Русичи» не прижилось с ней! В высшей степени оценка «достоинств» команды зву-
в футбольной среде, в настоящее время идёт работа по воз- чит в тексте, исполняемом на мелодию известной песни:
вращению клубу названия «Орёл». Это обстоятельство от- Орёл не прост, совсем не прост,
разилось и в фанатском фольклоре: заряды с упоминанием Он не боится ни бурь и ни гроз,
Русичей – единичны (например: Мы – Русичи! С нами Бог! Ему подвластны все клубы вокруг,
Мы – Русичи, Русичи не предают! За Родину последний Динамо, Конюшня (Ф.К. – ФК «ЦСКА» – М.К.), Милан
вздох! Мы – Русичи! Русичи идут!), основная масса текстов и Хайдук.
содержит полюбившееся фанатам название клуба (напри- Припев:
мер: Орёл, вперёд! Сегодня твой день – победа ждёт! Сегод- И снова гол, гол – мусарне (ФК «Динамо» – М.К.) гол мы
ня ты, ты победишь, Свои цвета сегодня снова отстоишь! забьём,
Любимый клуб, всегда вперёд! Сегодня храбрых и отважных А может два, два – мусарне два мы забьём,
слава ждёт. Не отступи, будь впереди! С тобою мы всегда, А может три, три – мусарне три мы забьём,
поверь, ты не один!). А может пять забьём, шесть забьём, десять забьём.
Оппонент в футбольном сленге – это фанат команды Припев.
соперника. Постоянные оппоненты именуются в сленге Ты не грусти, фанат не грусти,
Orel Butchers следующим образом: куры (фанаты курского Орёл наш будет всегда впереди.
ФК «Авангард», город Курск, соответственно – Курятник, Зимой и летом, и в стужу и в зной,
Яйцеград), лохо, лохомоты, паровозы, гудки (фанаты ФК Орёл – суперклуб, мы рядом с тобой.
«Локомотив» г. Лиски Воронежской области), бряны или Припев.
брянчи (фанаты брянского ФК «Динамо», сам город Брянск Но среди бед, непрошенных бед
называют Бл*дск), вороны или факелоны (фанаты воронеж- Есть много ярких, красивых побед.
ского ФК «Факел»), шавки (фанаты ФК «Ника», г. Москва), На свете лучше команды нет,
города Подольск (ФК «Авангард») и Липецк называют, со- Орёл – суперклуб на тысячу лет.
ответственно, Подонск и Липа. Фанаты клубов – постоян- Одним из объектов противостояния для футбольных
ных противников ФК «Орёл» на поле – совокупно пред- фанатов являются работники правоохранительной сферы,
ставлены в следующем развёрнутом тексте: которые в фанатском сленге дифференцируются следую-
Прекрасен город наш Орёл, щим образом: ментавры – это конные милиционеры, ма-
Великий и могучий край. мон – ОМОН, мамоновцы – сотрудники ОМОНа, общее
Зелёно-белые цвета, название полицейских – акабы. Само название происходит
Мы все – фанаты из Орла. от аббревиатуры А.С.А.В., которая, в свою очередь, восхо-
Врагов у нас полным-полно, дит к английскому all cop are bustards («все копы (менты) –
Но участь у них всех одна: ублюдки»). Данная номинация употребляется в двух про-
Повесим брян и туляков, износительных вариантах: акаб и эй си эй би. Однако сегод-
Растопчем кур и факелов, ня область распространения аббревиатуры гораздо шире,
Бороться будем до конца, чем только фанатская среда, о чём свидетельствует широ-
Спина к спине, плечо к плечу, кое распространение надписи А.С.А.В. в граффити. За по-
И не отступим никогда! следний год в г. Орле нами собрано более ста таких надпи-
Врагам пощады не видать, сей, в том числе – и в «провокационных» местах, например,
Расправит крылья наш Орёл. на стадионе им. В.И. Ленина, где проходят домашние матчи
Взмываю гордо в небеса, ФК «Орёл».
Вперёд, орлы! Орлы, вперёд! Оскорбительный характер наименования проистекает
Вперёд, ребята из Орла! из отношения к правоохранителям как к «безусловному
Тексты зарядов, посвящённых командам – противни- врагу», но не только (и не столько) в фанатской среде: «Фа-
кам ФК «Русичи», насыщены обсценной лексикой: Курский наты даже ведут многолетний спор с анархо-панками о том,
Авангард, Голубые дали. Мы такие дали На х** видали // кто из них придумал аббревиатуру ACAB» [3]. С другой
Тульский Арсенал, Голубые ели. Мы такие ели На х** верте- стороны, фанатскому фольклору свойственна и незлая иро-
ли. Ряд текстов носит иронично-провокационный харак- ния в отношении к правоохранителям, например: Фанаты!
тер, например: Ублюдки и козлы! Орут и сиденья ломают. А копы – ниш-
В Петровском парке есть маяк, тяк пацаны, Сидят никому не мешают.
Он светит там всегда, Отдельный объект агрессии фанатов – руководство
И говорит: «Постой, фанат! (Руководство – вон! Руководство – шмон! Руководство –
Зайди скорей сюда, вонь! Руководство – вон!), в том числе, и руководители са-
Здесь двери все открыты, мого клуба. Так, особой нелюбовью фанатов по различным
Стаканы все налиты, причинам пользовался бывший главный тренер команды
И девочки танцуют до утра, Анатолий Шелест, заслуживший прозвище Пёс, которое, по
Да! Да! Да!». пояснению информанта, «теперь применяется ко всем не-
Эх, Динамо, жемчужина футбола, доброжелателям клуба».
Эх, Динамо, не может жить без гола, Отдельное место в субкультуре фанатов отведено по-
Эх, Динамо, ты мой любимый клуб, ездкам в другой город на матч своей команды. Сама поезд-
Так отс**и, Динамо, три тысячи з**п. ка в сленге именуется выезд или вояж, фанат на выезде – вы-
В текстах прослеживается явная оппозиция: если ко- ездюк. Образ жизни фанатов во время выездов представлен
манда – соперник принижается посредством употребления как в сленге (бомжевать – «слоняться по чужому городу,
ненормативной лексики, то в адрес своего клуба звучат либо или проводить ночь на вокзале», мракобес, барагоз, гостба-
слова поддержки (О, Орёл ФК! Ты не будешь один никогда! стерс – «веселое времяпрепровождение, пьяный дебош
Борись везде и всегда, И побеждай ты врага! И ты не будешь и т.п.», рай – «третья полка в поезде или боковая багажная
один никогда! О, Арсенал Тула! Ты не клуб а просто х**я! Тво- полка в электричке», свинбургер – «выездной бутерброд
им фанатам п**а, Мы ненавидим тебя! Ведь ты не клуб, (батон, майонез, бульонный кубик «Галина Бланка»)»), так
а просто х**я!), либо слова, содержащие завышенную оценку и в фанатском фольклоре: Только «Ролтон», только в паке-
своего клуба: Самый сильный и могучий! Всё ты сможешь, всё тах. Только семки, только в газетах. Только пиво, только
по силам! Скоро станешь чемпионом! Суперкубком овладе- «Пикур». И разбитые головы кур. Развёрнутые тексты за-
ешь! И на Тулу х** положишь! Фанатскому фольклору вообще рядов, исполняемых на мелодии известных песен, дают пол-

12
ное представление об отношении Orel Butchers к любимому Припев.
клубу и к выбранному образу жизни: Может вы болельщики коней,
Ничего на свете лучше нету, Может вы болельщики Динамо,
Чем бродить с фанатами по свету, Ну а мы болеем за Орёл,
Наше счастье – сектор стадиона, За Орёл болеют наши мамы.
И Орёл наш в лиге чемпионов. Припев.
И с трибун доносится: «Орёл!»,
Мы своё призванье не забудем, Наш Орёл – он самый лучший в мире,
За Орёл всегда болеть мы будем, Ждут его все кубки зоны центр,
И ни водка, ни чужие жёны, Ждут его медали золотые.
Не заменят сектор стадиона. Припев.
Завидный оптимизм орловских болельщиков (учиты-
*** вая сомнительные достижения ФК «Русичи» во втором ди-
визионе) заслуживает уважения, однако такой оптимизм
Светит незнакомый нам вокзал! присущ болельщикам всех клубов, поэтому в заключение
Хей! Хей! присоединимся к словам составителей словаря футбольно-
Снова мы оторваны от дома. го сленга: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о
Это голос фэнов нас позвал, судьбах российского футбола – ты один нам надежда и опо-
Ждёт фанатов сектор стадиона. ра, о футбольный и околофутбольный, прикольный и опти-
Припев: мистичный русский сленг. Не будь тебя, как не впасть в от-
Орёл наш! чаяние при виде всего, что свершается дома (и в гостях)?
Любимый, родной, Но хочется верить, что такой сленг мог сложиться только в
Победы твоей мы так ждали. стране великого футбола» [2, с. 3]. Всё сказанное в полной
Орёл наш! мере относится и к фанатскому фольклору.
Всегда мы с тобой,
Ты только борись за медали. Список использованной литературы
1. Краевски Л., Ващенко Н.Н. Оппозиция свой – чужой в тек-
С поезда ссадили ну и что ж! стах кричалок болельщиков футбола (на материале польской, рус-
Хей! Хей! ской и украинской субкультурной лексики) // Проблемы семанти-
Разве мы об этом вспоминали? ки языковых единиц в контексте культуры (лингвистический
С выбранной дороги не свернёшь, и лингометодический аспекты): Международная научно-практи-
За Орёл мы выезд пробивали. ческая конференция 17–19 марта 2006 г. – М.: ООО «Издательство
Припев. «Элпис»«, 2006. – С. 444–453.
Вот Орёл наш снова чемпион! 2. Никитина Н.Г., Рогалёва Е.И. Футбольный словарь сленга. –
Хэй! Хэй! М.: АСТ : Астрель, 2007. – 317 с.
Город весь ликует о победе. 3. Тарасов А. Субкультура футбольных фанатов в России
Я четыре дня не просыхал, и правый радикализм [Электронный ресурс] / Режим доступа :
Потому что был Орлу я верен. http://saint-juste.narod.ru/fanats.html.

ФОЛЬКЛОРНЫЕ ИСТОКИ МАССОВОЙ КУЛЬТУРЫ


Людмила Кухто (Минск, Беларусь)
Массовая культура– важнейший социальный феномен лов и обрядов, разнообразные магические действия, закли-
современного общества. Ее продукты вошли в повседнев- нания и заговоры, в которых находили выражение ценно-
ную жизнь человека, начиная от серийно изготовленных сти, нормы и стандарты поведения различных слоёв насе-
вещей и предоставляемых услуг и заканчивая шлягерами, ления. Пребывание в сфере мифов является и характерной
бестселлерами и блокбастерами. чертой современного массового человека, хотя некоторые
По поводу истоков массовой культуры в культурологии функции мифа утратили своё первостепеное значение.
существует ряд точек зрения. Наиболее часто встречающий- Если ранее миф служил своеобразным способом объясне-
ся в научной литературе является предположение, что пред- ния окружающей действительности, то теперь с помощью
посылки массовой культуры начали формироваться с момен- новых мифов массовая культура легко управляет потреб-
та рождения человечества, в эпоху Античности, на заре хри- ностями и действиями человека. В современном мире миф
стианской цивилизации. В качестве примера обычно приво- целенаправленно создается, внедряется в массовое созна-
дятся гладиаторские бои в Древнем Риме, упрощенные вари- ние. Современные политические и социальные мифы явля-
анты Священных книг (например, «Библия для нищих»), ются своеобразным воплощением мечты и тайной надеж-
которые были рассчитаны на массовую аудиторию. Некото- ды массового человека, отсюда и всевозрастающая попу-
рые исследователи считают, что истоки массовой культуры лярность астрологии, парапсихологии (включая всевоз-
связаны с появлением в Европейской литературе XVII– можные рассказы о необычайных возможностях отдельных
XVIII веков приключенческого, детективного, авантюрного людей – ясновидцах, телепатах, гадалок), использование
романа, значительно расширившего аудиторию читателей за нетрадиционной медицины и т.д.
счет огромных тиражей. Большое влияние на развитие мас- На основе древнейших ритуалов постепенно формиру-
совой культуры оказал и принятый в 1870 году в Великобри- ется профессиональное драматургическое мастерство. Пер-
тании закон об обязательной всеобщей грамотности. воначально это были инсцинировки на религиозные темы,
Большинство исследователей относят зарождение массо- с целью распространения христианской морали, но посте-
вой культуры к эпохе становления буржуазного индустриаль- пенно в них стали находить отражение народно-бытовые
ного общества, основанного на частной собственности, харак- элементы, юмористические сцены из жизни простого наро-
теризующимся бурным развитием техники, внедрением уни- да. Такие сценки чаще всего назывались литургическими
фицированных технологий, прежде всего технических средств драмами, мистериями, интермедиями или интерлюдиями.
тиражирования, транслирования материальной и культурной Интермедии постепенно приобрели широкое народное рас-
продукции, стремительными темпами урбанизации. пространение, так как их содержание и структурные компо-
Следует отметить о том, что в формировании и разви- ненты имели чаще всего фольклорное основание. В городах
тии массовой культуры на всех этапах развития общества особой популярностью пользовались балаганные представ-
особое место занимает фольклор. В основе фольклорных ления (балаган – от перс, балахоне – балкон, верхняя комна-
сюжетов на ранних стадиях существования человека лежа- та). Постоянные святочные и скоморошьи балаганные пред-
ли общие мифологические представления, элементы ритуа- ставления появились в середине XVIII в. Они концентриро-

13
вали в себе для самой широкой аудитории факторы зрелища ности и искусства, откликающаяся на движение Нового
и развлечения. Этот вид народного увеселения устраивался времени, но сохраняющая традиции Средневековья. По-
на масленицу, Пасху, Рождество и по случаю важных госу- степенно формируясь в особый род «народных изданий»,
дарственных событий. Балаган в своем простонародном сти- лубок заполнил пространство, определенное «срединной»
ле осуществляет синтез искусств: живописного, музыкаль- культурой города, превращаясь в особый вид «народного
ного, песенного, драматургического, во всех этих ответвле- примитива» и «массовой культуры». Будучи на начальном
ниях используя фольклорные традиции. этапе цельногравированными, лубочные книги постепен-
В период средневековья большой популярностью во но становились наборными, сохраняя свои основные тема-
многих странах мира пользовались карнавалы. Это разно- тические, сюжетные, структурные особенности простона-
сторонние явление, которое соединяет в себе языческий родного чтива. Они пользовались широчайшей популяр-
ритуал и церковное действие, многовековые традиции шу- ностью у огромных масс безграмотного крестьянства
товства и фольклора, площадного зрелища и древнейших и жителей городов. Сюжеты лубков многообразны: от нра-
форм театра. Сам фактор внешнего преображения воучений из области семейного быта до сатирического
участников карнавала – это отблеск древних мистерий. Но изображения представителей высших сословий. Искус-
в отличие от закрытости мистериальных культов, на кар- ствовед Н. Зоркая справедливо видит в лубочной литерату-
навал приглашались все. Карнавал это стихия народного ре переходный этап от фольклора к массовой культуре. Эта
юмора и самовыражения, народных песен и плясок, это литература насыщена традиционными фольклорными ска-
своеобразный способ развлечения и рекреации, это отвле- зочными сюжетами, обладает характерным, не слишком ва-
чение и бегство от реальной действительности в мир вы- риативным набором выразительных средств. Исследова-
мышленных видений, мир мечты. тельница подчеркивает, что с фольклором такие тексты род-
Рост городов и увеличение числа их жителей привело нит общность сюжетов, анонимность большинства со-
к появлению городского фольклора (романсы, баллады, чинений, коллективное авторство текстов, на смену богаты-
анекдоты). Подобно деревенскому фольклору, он созда- рям и рыцарям приходят благородные разбойники и хитро-
вался самодеятельным творчеством народных представи- умные сыщики [1]. Но одновременно и изобразительный
телей. Однако, если в сельских условиях народное искус- лубок и лубочная литература обретают характерные черты
ство было результатом стихийного творческого самовыра- урбанистической цивилизации: массовую тиражность, ры-
жения, в городах постепенно плоды самодеятельного твор- ночную целенаправленность и товарную сущность.
чества попадают в зависимость от спроса окружающих на Всепроникающая лубочность внедрила своеобразные
эту продукцию, от рыночной конъюнктуры. Талантливого клише на первых порах в сферу фотографических услуг.
музыканта-самоучку за сходную цену нарасхват пригла- Фотоателье для всеобщего пользования распространи-
шают участники разнообразных пиршеств, художник-лю- лись в европейских городах в последней трети XIX века
битель не останется без желающих заказать свой портрет. и пользова лись немалой популярностью. Все более попу-
В городских условиях фольклорное творчество коммерци- лярными становились съемки на фоне романтического
ализируется и это роднит его с коммерческой направлен- пейзажа или в особо выразительных одеяниях. Фоль-
ностью массовой культуры. клорные мотивы и тут заявляли о себе, проникая во все-
Фольклор и многовековые традиции устного народно- общий быт, в повседневность, невольно действуя на фор-
го творчества оказали значительное влияние на развитие мирование массовых вкусов и эстетических предпочтений.
массовой литературы и ее жанровую специфику. В эпоху Все эти примеры свидетельствуют о исторической взаи-
Средневековья наиболее популярными были книги религи- мосвязи между религиозной, фольклорной и массовой куль-
озного содержания с описанием жизни христианских свя- турой, при которой массовая культура очерчивает свои базо-
тых, сборники церковно-религиозной лирики, апокрифи- вые компоненты: обслуживание развлечений, доступность
ческие и агиографическая литература. Многие из таких для каждого, тривиальность, занимательность, использова-
произведений анонимны и основываются на заниматель- ние сюжетов, которые отвлекают от проблем повседневной
ном сюжете. Политическая жизнь эпохи средневековья на- жизни, уводят человека в мир иллюзий. Начиная с XX в. на-
ходит своё отражение в поэмах, художественая система чинается настойчивое вытеснение из опыта городской жизни
которых связана с языческими представлениями и фоль- фольклорных традиций вследствие внедрения в массовое
клором. Широкое распространение получают породийно- восприятие новых технологий общения, развлечения и про-
сатирические произведения, песенно-интимная лирика, ведения свободного времени, но с другой стороны сейчас мы
которые были написаны своеобразым народным языком с являемся свидетелями возрождения интереса к фольклорно-
использованием пословиц, поговорок и сравнений. му наследию народов и заметного «перетекания» фольклорно-
В середине XV в. в Европе постепенно формируется го творчества в разнообразные виды массовой культуры (ли-
еще один важный исток будущей массовой культуры – типо- тература – фэнтези, женский роман, приключения; эстрадное
графское тиражирование народных книг. Особенно попу- песенное и танцевальное творчество и т.д.).
лярны они были на территории России, где их производ-
ство начинается в XVII в. параллельно с производством Литература
картинок для простонародья, именуемых лубками. Произ- 1. Зоркая, Н.М. Фольклор. Лубок. Экран. – М.: Искусство,
водство лубков возникает как одна из новых форм книж- 1994. – 239 с.

ИССЛЕДОВАНИЕ ФОЛЬКЛОРА В КИТАЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ1

Лю Лили (Харбин, Китай)

Фольклор – это, в первую очередь, сфера словесного лигией и производственной сферой народа. Фольклор –
искусства[3,с.12]. Фольклор – это энциклопедия народ- бесценное культурное наследие. Чтобы детально осветить
ной жизни, в которой полно отражается жизнь народа. Со- культурную историю страны, нельзя исключить фольклор,
держание фольклора отражает базовые реалии жизни на- потому что это её важная духовная и культурная составля-
рода, оно тесно связано с идеями, нравами, обычаями, ре- ющая. Учитывая важную роль фольклора, и в целях учащи-
мися лучшего понимания традиционной культуры Китая,
1
Данная статья является поэтапной работой учебно-исследовательского нами будет проанализирован китайский фольклор.
проекта Харбинского научно-технического университета «исследование А. Определение фольклора
речи общения в преподавании русского языка» (200700095) проекта Хэй- Термин «фольклор» происходит от английского слова
лунцзянской Ассоциации русского языка «семантическое сравнительное ис- folklore и впервые был использован в Англии. Это одно вер-
следование глаголов «приказ» речевой деятельности в русско- китайских бальное языковое искусство , которое широко распростра-
языках (俄汉语命令类言语行为动词语义对比研究) №10–10, «Исследование
нено в народе . В нём отражается социальная и духовная
метафорической внутренней формы номинативных единиц (基于称名内部
形式的俄语隐喻研究)» №10–20 жизнь трудового народа. Он включает в себя мифы, народ-

14
ные легенды, сказки, басни, анекдоты, народные песни, по- дачи знаний и помощь в преподавании иностранцам ки-
эмы, эпос и пословицы, поговорки, народные баллады, дра- тайского языка [1,с.3–10].
мы и так далее. Его темы, как правило, связаны с производ- 1. Развлечения. Фольклор – одни из важных способов
ственной сферой простых людей, их социальной жизнью развлечения народа в свободное время. Рассказы народных
и привычными для них вещей. В темах отражается образ, легенд, мифов, сказок и других устных произведений, пе-
мышления, понимания, моральные ценности, взгляды, ние народных баллад помогает народу хорошо отдыхать,
эстетика трудящихся. Образ самого человека стал его ос- снимают усталость и восстанавливать силы.
новным описательным объектом. 2. Моральное воспитание. Фольклор играет незамени-
Б. Основные характеристики фольклора мую роль в социалистическом и культурном воспитании
Фольклор имеет много особенностей. Он берёт начало [2,с.52–58]. В фольклоре труд, единство, доброта, любовь,
с вербального творчества народа. Народ является его соз- взаимопомощь, патриотичность, храбрость – это его веч-
дателем и свидетелем. Поэтому содержание фольклорных ные творческие темы, они формируют высокие нравствен-
произведений имеет общую структуру. Между тем, в неко- ные идеалы. Такие, как борьба Да Юй с наводнением, три
торых произведениях фольклора наблюдается определён- раза проходит мимо своего дома, но не входит.
ный ритм, мелодия, в этом отражается его художественные 3. Укрепление солидарности. Фольклор способен опре-
особенности. Тем не менее, основными характеристиками делить людям поведения и мышления народных социальных
фольклора является устность, коллективность, изменчи- групп, поддерживать стабильность в обществе, в целях фор-
вость и преемственность. мирования центростремительной силы и сплочённости.
Фольклор – это искусство, передаваемое из уст в уста. 4. Процесс передачи знаний. В практической деятель-
Поэтому устная форма является одной из его основных ха- ности накоплены богатые знания в области производства
рактеристик. Фольклор создан народом, в нём отражаются и жизни, опыт работы и понимание социальной жизни.
его чаяния и мудрость. Таким образом коллективность – это Трудящиеся передают эти знания из поколения в поколе-
одна из его характеристик. Его изменчивость состоит в том, ние. Эти знания хорошо работают в практической деятель-
что в процессе пересказа и пения часто с течением, а также ности. Например, некоторые поговорки по погоде: Если
географических, этнических различий, субъективных мыс- у облака крюковая форма, то будет дождь.
лей и чувств говорящих, эмоциональных переживаний слу- 5. Помощь в преподавании иностранцам китайского
шателей некоторые сюжеты в фольклоре часто изменяются. языка. В преподавании китайского языка можно вводить
Однако, в фольклоре всё же присутствуют относительно народные легенды, сказки, пословицы, поговорки и т.д., что
стабильные факторы, такие как исторические события, усилить мотивацию студентов к изучению китайского язы-
творческий подход структура и т.д. . Эти факторы непре- ка, активизировать усвоение языка, дать им возможность
рывно передаются из поколения в поколение, в нём и состо- лучше понять китайскую традиционную культуру. Некото-
ит его преемственность. рые пословицы и поговорки из нашего фольклора в какой-
Характеристики фольклора тесно связаны между со- то степени очень похожи с русскими. Например в нашей
бой. Среди них устность и коллективность играют веду- стране, если разбили посуду, обычно говорят Суй Суй Пин
щую, доминирующую роль в создании и распространении ань. В России также говорят Если разбилась тарелка–не
фольклора, изменчивость и преемственность как произво- тужи (посуда бьётся к счастью). Китайская поговорка 竹篮
дные от устности и коллективности, в свою очередь под- 打水一场空 соответствует русской Встретить человека
тверждают их важное значение. Эти четыре взаимосвязан- с пустым ведром–к неудаче. 竹篮 и пустое ведро символи-
ные характеристики являются отличительной чертой зирует неудачи. 别班门弄斧 соответствует русской Не учи
фольклора от литературных произведений. рыбу плавать. 种瓜得瓜,种豆得豆 соответствует русской
В. Образ человека в китайском фольклоре Что посеешь, то и пожнёшь[2,с.130–131]. Таким образом,
В китайском фольклоре создано много различных пер- русские, которые изучают китайский язык, могут лучше
сонажей, однако ввиду ограниченного объёма работы мы на- и глубже понять и изучить традиционную культуру китай-
зовём лишь типичный пример. В мифе Пань Гу создал при- ского народа.
роду, Нюй Вa создала человека, Хоу И, Цзин Вэй смелые Фольклор – передаваемый в устной форме опыт и зна-
и упорные, они борются с природой; В народных легендах ния простого народа. При этом имеются в виду все формы
у героев обычно есть свои имена и фамилии. Многие из них духовной культуры народа[4]. Рассмотренный материал
до сих пор известны людям, как исторические персонажи, позволяет определить следующие особенности фольклора
это как Цинь Цюн, Юйчи Гун, в душе людей они уже стали в китайской культуре:
защитниками семей; Герои в народных сказаниях обычно 1. Фольклор тесно связан с социальной жизнью наро-
слуги и помещики, ремесленники, ловкие снохи и дурные зя- да. Он представляет собой продукт социальной жизни. Он
тья. Любовь– это вечная тема человечества, китайские на- живёт в массах. В нём правдиво отражается социальная
родные сказки также рассказывает об истинной и вечной жизнь народа на каждом историческом этапе, его мораль-
любви между мужчинами и женщинами. В них действуют ные законы, обычаи и традиции, мировоззрение;
типичные и популярные герои, такие как Ню Лан и Чжи 2. Фольклор относится к важной части культурного на-
Нюй, Мэн Цзяннюй и Фань Силян, Лян Шаньбо и Чжу Ин- следия страны. Фольклор, прямо или косвенно, служит на-
тай, Белая змея и Сюй Сянь. Образы этих героев отражают роду, даёт ему знания, обучение, развлечения, вдохновение
взгляды человека на природу, людей и окружающие их вещи. и надежды. Вместе с тем он также способствует преподава-
Г. Социальная функция фольклора нию иностранных языков.
Фольклор является важной частью национальной
культурной традиции и социальным явлением, осущест- Литература
вляющим различные практические функции в реальной 1. 陈建宪,试论民俗的功能,民俗研究,1993.№2.
жизни. Функция фольклора отражается в его месте в со- 2. 庞素超,俄罗斯民俗、谚语与俄语教学,牡丹江大学学
циальной жизни и культуре, в связи с другими социаль- 报,2009. №9.
ными культурными элементами, и в его объективной 3. Путилов Б.Н. Фольклор и народная культура. СПб.: Наука, 1994.
роли. Основными функциями фольклора являются следу- 4. Энциклопедия культурологии. http://dic.academic.ru/dic.nsf/
ющие: развлечение, моральное воспитание, процесс пере- enc_culture/721/

СОВРЕМЕННЫЕ ФОРМЫ СУБКУЛЬТУРНОГО ФОЛЬКЛОРА

Анна Лосинская (Тюмень, Россия)

В современной культуре приобретает все возрастаю- рым оценкам, гетерогенизация общества и культуры стано-
щее значение проблема гетерологии культуры. По некото- вится доминантой современности и одной из основных на-

15
учных проблем [1, с.1]. Все больше локальных коллектив- гентных (интеллигентских) – как по генезису, так и по роду
ных субъектов образуют субкультуры внутри базовой, со основной деятельности, независимо от того, трудовая это,
своей собственной системой норм и ценностей, выражен- игровая, культовая деятельность или жизнедеятельность.
ных в артефактах и символах [2, с.302]. К артефактам суб- Все они используют анекдот как форму художественно-об-
культур в данном контексте следует относить не только ко- разного осмысления действительности чаще других форм,
стюм и аксессуары внешнего вида, или предметы, связан- вкладывая в него смыслы современной притчи. Однако бай-
ные с деятельностью в субкультуре (мототехнику байкеров, ки (былички), пословицы и поговорки близки ему по смыс-
оружие реконструкторов и ролевиков, и т.д.). Артефактами ловому ряду. Поэтому членение, предложенное М. Элиаде
субкультуры являются также результаты художественного для мифологии и использованное Е. Суровой для структу-
творчества ее носителей с субкультурный фольклор, быту- рирования пространства анекдота [7, с.35], применимо и ко
ющий как в привычном устном варианте, так и специфич- всему фольклору в целом. Деление на космогоническое, ге-
ным для города сетевым способом [3, с.5]. Понятие фоль- роическое и бытовое поля, актуальное для всей фольклори-
клора соотносят с традиционной крестьянской культурой, стики, можно наблюдать на примерах фольклора ролевой
которая синкретически объединяет духовную и материаль- субкультуры, основной деятельностью которой является
ную, а в узком смысле – с крестьянской словесной художе- моделирование вторичных миров. Вторичные миры, созда-
ственной традицией [5], однако сегодня оно несравнимо ваемые творческой фантазией человека, являются органич-
шире. Это совокупность структур, интегрированных речью, ной частью культуры и представлены в форме мифа, лите-
независимо от того, с какими несловесными элементами ратуры, театра, кино, и других форм искусства. Специфика
они связаны. «Совокупность вербальных или вербально- ролевой субкультуры в том, что она объединяет все назван-
невербальных структур, функционирующих в быту», изуст- ные формы в сюжетно-ролевой игре, синтезируя предельно
но, непосредственно в контактных группах (семье, общине, широкое мифологическое и символическое поле. И фоль-
населенном пункте и т. п.), и в рамках ареала языка [там же]. клор ролевой субкультуры специфичен тем, что объединя-
Однако в конце XIX – начале XX века, в связи с урбанизаци- ет в этом поле не только первичный мир со вторичным, но
ей, значимой формой становится городской фольклор как множество вторичных между собой и с первичным миром.
совокупность текстов, не связанных с крестьянской тради- Ориентирование в таком поле, особенно для начинающих,
цией, но сохраняющих указанные признаки: непосредствен- может представлять некоторую сложность, и на помощь
ность бытования в контактной группе, устность, а также в этом приходят вторичные фольклорные формы, совме-
анонимность (неавторизованность), синкретизм творче- щающие в себе общеизвестные, архетипичные мотивы
ства и исполнительского сотворчества [4, с.5]. Сетевой спо- с фактами вторичной реальности. Простая игра слов, мне-
соб бытования городского фольклора приравнивает «экран- мотехнический прием, может породить фольклорную фор-
но-письменную» речь к устной, по признакам непосред- му, например, поговорки: «Эрудиция – это когда твои по-
ственности и сиюминутности, ненацеленности на сохране- знания приближаются к познаниям Эру». Эру Единый, пер-
ние во времени. Разновидностью городского фольклора сонаж «Сильмариллиона» Дж. Р. Р. Толкина, создавшего
следует считать фольклор урбанистических субкультур – мифологию целого мира под названием Арда, занимает
возрастных, профессиональных, молодежных и др. в этом мире место Бога-создателя – не всемогущего, огра-
Фольклор урбанистических субкультур в России изу- ниченного объективными этическими законами, но всез-
чался Т. Б. Щепанской, С. А. Тихомировым и другими ис- нающего. Поговорка однозначно определяет это место
следователями. Выявлено, что основными формами его и запечатлевает образ Эру даже для тех, кто не читал «Силь-
бытования являются поговорки, пословицы, приметы, мариллион», но пытается погрузиться в мир Арды. Подоб-
байки (былички), анекдоты. В. Д. Днепров считает анекдот ные шутки и словесные игры, сохранившиеся в поговорках
«единственно возможным в наше время видом фольклора» и именах собственных субкультурных явлений («Орк-
[6, с. 6]. Объясняется это тем, что большинство традици- клуб», «Орк-комитет», «оркестр – два и более орка»), опос-
онно фольклорных форм к настоящему времени преобра- редованно демонстрируют те или иные черты ролевой суб-
зованы в те или иные жанры академического искусства, культуры как культурной общности. В данном случае, зна-
в то время как анекдот сохраняет в своем бытии принци- чительную степень анархичности и индивидуализма, пре-
пиально фольклорные черты. Как отмечал М. С. Каган, пятствующие самоорганизации, и одновременно – элемент
«это, во-первых, анонимность, потому что если... стано- самоиронии в попытках их преодоления. Порой пословицы
вится известным имя создателя некоего анекдота, то это и поговорки, созданные по аналогии с этническим фоль-
ничего не меняет в природе жанра... Каждый человек ста- клором, на тех же архетипических основаниях, но с исполь-
новится соавтором данного автора, ибо он имеет право зованием фактов вторичного мира, продолжают бытовать
рассказывать этот анекдот по-своему, видоизменяя его наряду с оригинальными. Даже если их первоначальной
текст – аутентичного, авторски закрепленного текста... не целью было разъяснение знаковой системы вторичного
существует... Во-вторых... анекдот – форма устного творче- мира посредством первичного, в ходе бытования обнару-
ства... Существуют издания сборников анекдотов, но оче- живается их своеобразие. Так, пословица: «Заставь Феано-
видна их эстетическая неравноценность рассказываемым ра Эру молиться – он не один лоб расшибет» не подменяет
анекдотам... К тому же – и это... отличает бытие анекдота от собою исходной формы: «Заставь дурака богу молиться –
бытия концертной музыки и произведений профессио- он и лоб расшибет». Поскольку акцент во вторичной форме
нальных поэтов, сближая его... с фольклором – рассказ делается не на бездумном упорстве, – это носителям суб-
анекдота порождается определенной жизненной ситуаци- культуры известно из исходной формы, – а на опасности
ей, он должен быть рассказан «к месту», «по аналогии» такого упорства для многих. Таким образом, произведения
с обсуждаемой жизненной ситуацией» [6, с. 6]. Т. е. анекдот ролевого фольклора представляют собой акты раскрытия и
как фольклорное произведение является не просто плодом умножения вкладываемых смыслов.
художественного осмысления предельных жизненных ка- Значительную часть ролевого фольклора составляют
тегорий, но осмысления их в приложении к конкретной байки-былички и анекдоты. Не всегда возможно их четко
жизненной ситуации. М. С. Каган утверждает, «что анекдот разграничить, но способность быличек превращаться в анек-
есть порождение городской культуры Нового времени, и не доты, благодаря специфической образности, уже отмечена
пролетарских и люмпенских ее низов, а интеллектуальной российскими исследователями [7]. Вероятно, критерием
элиты, которую в России называют «интеллигенцией» можно признать степень обобщенности образа. Если пер-
[4, с. 54]. Он выражает «потребность тех образованных лю- сонаж байки – конкретное, «историческое» лицо, то персо-
дей, которые не способны к самостоятельному писательско- наж анекдота – обобщенный типаж. Видные деятели ре-
му или актерскому творчеству, но обладают чувством юмо- альной истории, в том числе субкультурной, могут стать
ра и потребностью художественно-образного осмысления и становятся персонажами анекдотов, проявляя те или
жизни», поэтому «до тех пор, пока будет существовать ин- иные комические черты (или когда им таковые приписыва-
теллигенция, будет существовать и анекдот» [там же]. ют), если эти черты типичны. Среди излюбленных тем для
Среди современных урбанистических субкультур есть ролевых анекдотов, разумеется, «национальный характер»:
немало таких, к которым применимо определение интелли- в роли представителей наций выступают типичные пред-

16
ставители фэнтэзи-рас. Начало анекдота: «идут по дороге впрочем, редко комичны. Отношение к ним скорее почти-
эльф, гном и орк...» так же популярно, как в анекдотах на- тельное, как к непознанным, но объективным явлениям, из
шего детства – «идут немец, русский и поляк...», поскольку которых возникают приметы.
цель их одна и та же: представить особенности менталите- В субкультурном фольклоре, как и в этническом, созда-
тов и заявить о необходимости считаться с «Другим». В ус- ется «мир, не имеющий прямых аналогий в действительно-
ловиях глобализации и унификации национальных мента- сти. Мир этот измышлен коллективной фантазией, он пред-
литетов на основе массовой культуры, «вторичный» фоль- ставляет собой преобразованную действительность» [5].
клор восполняет недостаток подобной образности. Однако, как бы ни была сложна связь сказочной реальности
Так как основной деятельностью является игра, значи- и подлинной, она существует и отражает не только нечто
тельная часть фольклора ролевой субкультуры строится общечеловеческое, архетипическое, но и особенности бытия
вокруг игры как сопряжения первичного и вторичного ми- и мышления носителей определенной культуры. В мышле-
ров. Соответствие и несоответствие игровых моделей вто- нии носителей ролевой субкультуры органично уживается
ричной реальности, проблемы перехода «в игру» и «обрат- научное с мифологическим, рациональное с образным,
но» часто становятся предметом комического осмысления. «свое» с «чужим». Доминантой ролевой субкультуры являет-
Вот история, ставшая из байки-былички ролевым анекдо- ся познание мира через «чужое», через «ксенопсихологию»
том. «Вечер одного из «шлюзовых» дней, народ заехал на по- и «ксенокультуру», что выражается и в ее фольклоре.
лигон, но начало игры еще не объявлено. Сидит команда
у своего костра, песни поют... Тут выходит из лесу кто-то Список использованной литературы:
в черном плаще. Капитан встает, подходит к нему, шеп- 1. Керимов Т.Х. Социальная гетерология : материалы к специ-
чутся о чем-то – тихо, чтобы песне не мешать – и пришед- альному курсу / Сост.: проф., д. филос. н. Т.Х. Керимов [Электрон-
ший уходит. Допев песню, народ спрашивает, кто приходил. ный ресурс]. – Екатеринбург, УралНАУКА, 1999. – 170 с. – Режим
– Седьмой назгул. доступа: http://www2.usu.ru/soc_phil/rus/annotations/ socheter.html –
– А что хотел? 6 ноября 2009г.
– Искал Олю из Кургана… 2. Лосинская А.Ю. Основания изучения субкультуры // Наука.
– Из какого кургана?» Философия. Общество. Материалы V Росс. Филос. Конгресса. Том
Омонимичное слово «курган» оказалось воспринято II. – Новосибирск, Параллель, 2009. – С 302.
по-разному: одним собеседником в контексте «нашего 3. Тихомиров С.А. Фольклор современной городской молоде-
мира» (как город на Южном Урале, центр Курганской об- жи: аксиологический аспект [Электронный ресурс] / Автореф.
ласти), другим – в контексте игровой реальности (как мо- дисс…. канд. культурологии. – СПб, 2009. – Режим доступа: http://
гильник, где слуга Черного Властелина занимается некро- base.spbric.org/main/person/762 – 5 июля 2010 г.
мантией). Произошло смешение героического и бытового 4. Каган М. С. Заключительное слово [Электронный ресурс] //
полей. То, что пришедший представился игровым именем, Анекдот как феномен культуры. Материалы круглого стола 16 ноя-
допускало оба толкования. «Седьмой назгул» мог быть ро- бря 2002 г. Санкт-Петербург. – СПб., Санкт-Петербургское фило-
лью этого человека на данной игре, а мог быть ником (от софское общество, 2002. – 148 с. – Режим доступа: http://
англ. nickname) – «тусовочным» именем, принятым для не- anthropology.ru/ru/texts/kagan/anecdote_06.html – 31 марта 2011 г.
формального общения в субкультурной среде. Распростра- 5. Чистов К. В. Фольклор // Культурология. XX век. Энцикло-
ненная тема для анекдотов и баек – мифы о всемогуществе педия в 2-х т. [Электронный ресурс] / Глав. ред. и сост. С.Я.Левит. –
«сильных мира», которые игрокам, приглашенным на роли СПб., Университетская книга, 1998. – Режим доступа: http://psylib.
«сильных», не удается отыграть в результате собственных org.ua/books/levit01/txt107.htm – 23 февраля 2011 г.
промахов или несоответствия личностных качеств заяв- 6. Каган М. С. Вступительный доклад «Анекдот как феномен
ленной роли. Другая из таких тем – смешение различных культуры» [Электронный ресурс] // Анекдот как феномен культу-
слоев реальности и умение, – или, напротив, неумение, – ры. Материалы круглого стола 16 ноября 2002 г. Санкт-Петербург. –
в них не теряться. Отдельная тема – спонтанное, не контро- СПб., Санкт-Петербургское философское общество, 2002. – 148 с. –
лируемое мастерами «поведение игровой реальности». На- Режим доступа: http://anthropology.ru/ru/texts/kagan/anecdote_01.
пример, изменение погодных условий в соответствии и раз- html – 31 марта 2011 г.
ворачивающимся сюжетом игры; гадания для персонажей, 7. Сурова Е. Э. По-ту-да абсурдность // [Электронный ре-
предсказания которых сбываются в течение игрового вре- сурс] // Анекдот как феномен культуры. Материалы круглого стола
мени; непреднамеренное изменение поведения партнеров 16 ноября 2002 г. Санкт-Петербург. – СПб., Санкт-Петербургское
по игре, хотя те «не подыгрывают», и другие неожиданные, философское общество, 2002. – 148 с. – Режим доступа: http://
но логичные в игровом мире события. Эти были и былички, anthropology.ru/ru/texts/kagan/anecdote_03.html – 31 марта 2011 г.

ТВОРЧЕСКОЕ НОВАТОРСТВО В КИТАЙСКИХ НАРОДНЫХ ТАНЦАХ

Люй Инь (Китай/ Минск, Беларусь)

Танец, используя человеческое тело в качестве ин- торый самый ранний по времени появления, с самый дли-
струмента для исполнения, через ритмически организо- тельной по времени историей развития, самый широкий по
ванные и изящные плавные движения, выражает чувства. сфере распространения и самый непосредственный по вы-
Это один из видов выразительных искусств, протяженный ражению чувств для каждой национальности. А также это
во времени и пространстве. Поскольку танец использует вид искусства, который больше всего может представлять
множественные танцевальные движения и позы в качестве национальный характер, особенности и эстетические вку-
языка создания художественных образов, и является ис- сы. Китай является большой страной с древней цивилиза-
кусством для выражения чувств и отражения реальностей цией, а также страной богатой танцевальными традиция-
социальной жизни, танцевальное искусство появилось ми, у всех 56 национальностей есть свои народные танцы,
одновременно с социальной жизнью человечества и про- которые представляют особенности этих народов. Люди
изводительным трудом, и стало незаменимой формой ис- любой национальности или племени, когда слышат хорошо
кусства в развитии человеческой истории, которая образо- им знакомые мелодии или танцевальные ритмы, не могут
валась раньше всего. не чувствовать возбуждения, которое передается всем ча-
Каждая национальность в истории в ее общественной стям тела и суставам, и вместе с изменениями ритма, они
жизни и производительном труде создала комплекс форм будут естественно двигаться и танцевать. Поскольку у раз-
художественного выражения, который отражает нацио- ных национальностей разное географическое положение,
нальную жизнь, мысли и чувства, и имеет определенные политика и история, религиозные верования и народные
эстетические характеристики. Танец это вид искусства, ко- обычаи, у них формируются стили с национальными и ло-

17
кальными особенностями. Например, стили различаются вальное искусство современности, во-первых отражая
интенсивностью, мягкостью, полетом, масштабом движе- творческую индивидуальность времени, во-вторых имея
ний и ритмом[1, c. 67]. В настоящее время разнообразные классические для данного времени черты. Эти две черты
народные танцы разных китайских национальностей, кро- принадлежат всем прекрасным произведениям искусства,
ме того, что имеют собственные уникальные виды и спосо- но в современности танцев, есть еще и экспериментальный
бы выражения, эти танцы сами из поколения в поколение характер, который отличает танец от всех традиционных
живут в глубине сознания людей и и в их психосоциальных искусств, он позволяет находить больше возможностей
механизмах, их культурный потенциал очень сложен и оби- для искусства и развития его жизни, делать исследования,
лен. Танец это самый высокий уровень художественного выходящие за рамки суждений о традиционных ценно-
выражения, а национальные черты танцевального искус- стях[3, c. 140].
ства обогащают жизнеспособность танца. Таким образом, 2. Искусство национальных танцев должно получать
народные танцы нельзя заменить другими видами и типами инновации на основе исторических поисков, наследия и на-
искусств в отражении истории страны, культуры и искус- копленных традиций, мы должны уметь взяв картину танца
ства, и именно танцевальная культура концентрировано и совершенствуя его технику и жизнь, уделять внимание
и наглядно выражает этапы социального развития и уровень и современным представлениям о национальных танцах.
жизни национальных меньшинств. Существование разных Однако, даже в процессе развития, инновация должна оста-
национальностей неизбежно разделяет виды танцев по гео- ваться верной самой себе, ведь суть инновации это народ-
графии и идеологии следуя определенной последовательно- ные нравы, обычаи, чувства и язык. Жизнь это источник
сти, и это делает наш танцевальный мир еще красочней. художественного творчества, все танцевальные работы
и танцевальные образы происходят из жизни[4, c. 87]. Соз-
1. Состояние искусства танца китайских датели танцев могут создать успешные и впечатляющие ра-
национальных меньшинств боты только если они внимательно и тонко наблюдают за
После первого всекитайского представления литера- повседневной жизнью, постепенно накапливая много фак-
туры и искусства национальных меньшинств в 1980 г., тан- тических материалов из жизни, научно обрабатывая и ана-
цевальное искусство национальных меньшинств нашей лизируя эти материалы и выбирая из них типичные, симво-
страны получило качественный скачок в развитии, наибо- лические «материалы», и так находят в них настоящие по-
лее заметно это проявилось в подготовке ряда талантов нятия и практические возможности. Красота жизни не рав-
высокого уровня в постановке и исполнении разных наци- на красоте искусства. Создатели должны проводить конден-
ональных танцев, появились много отличных работ в об- сацию и сублимацию высокой степени из различных краси-
ласти танцев и балета, которые прославились в стране и за вых объектов в жизни, питаться реальностью, в высокой
рубежом[2, c. 156]. Большинство было создано на основе степени обобщая ее для искусства. Так рождается живой
традиционных и народных танцев, и при сохранении ори- танцевальным образ и зрители наслаждаются его красотой.
гинального художественного вкуса, не только отражает 3. В творчестве китайских народных танцев на данном
новаторское сознание в создании танцевальных движе- этапе есть задача как можно глубже отражать новую жизнь
ний, но и несет особый характер того времени. Среди мно- разных национальностей. Народу нужны работы с особен-
гочисленных выдающихся произведений народных тан- ностями времени и ярким национальным стилем, для это-
цев, есть разнообразные виды хореографии, разные типы, го постановщикам танцев необходимо входить в жизнь
такие как традиционный, элементный, статусный, аб- разных народов, хорошо знать историю и культуру разных
страктный, мыслительный, которые выражают инноваци- национальностей, чтобы питаться самым лучшим из их
онные нравственные черты. Некоторые танцы имеют дета- традиции[5, c. 180]. С развитием времени, танцевальное
ли, наиболее ярко выражающие смысл жизни; а некоторые искусство новой эры двигается в сторону внутренней
с помощью языка тела открывают дверь духовного мира; души танцевальной субстанции, глубокого смысла содер-
есть и такие, что показывают особенности малой нацио- жания и диверсификации формы. Это конечно требует от
нальности, ярко выражают дух времени. танцевальных специалистов, максимально развивать ин-
Однако, вместе с быстрым развитием и громкими дивидуальность в своем творчестве. Каждая танцевальная
призывами к новому в национальных танцах, также суще- группа должна иметь уникальный художественный стиль,
ствует некоторая неверная тенденция, что заставляет отличающий ее от других, каждый исполнитель танца дол-
наши национальные танцы слишком спешить на пути не- жен иметь свою индивидуальную манеру в искусстве. Те-
прерывных инноваций. Обобщая понимание танцеваль- перь мы продвигаем национальную культуру, подчеркива-
ного искусства и танцевальной культуры национальных ем, что работа должна отражать дух времени. Продвигать
меньшинств, надо сказать, что, если стремиться к новому национальную культуру это значит продвигать уникальное
в творческом развитии китайских национальных танцев, культурное наследие китайских народов, накопленное в те-
нужно вначале провести анализ, обнаружить и обсудить чение нескольких тысяч лет. Это культурное наследство яв-
проблемы, и в то же время найти и установить подходящее ляется сущностью нашего народа, в нем его самые ценные
направление для появления нового в творческой области нравственные качества и самоотверженная преданность,
китайских национальных танцев. Нужно разъединять не- они помогают прокладывать путь и продвигается вперед,
гармоничные части в оригинальном потоке сознания, пу- дают широкий простор для инноваций. Люди, которые соз-
тем сохраняя, исправляя и украшая подготовить старую дают работы, должны использовать богатства благородно-
систему национальных танцев для развития, следить за го духа национального характера, чтобы их произведения
правильностью инновационного сознания в национальных искусства воспитывали и одухотворяли людей, поощряли
танцах, чтобы продвигать танцевальное искусство китай- и вдохновляли их. Так будет повышаться уровень культуры
ских национальностей во внешний мир. и совершенствоваться духовные качества народа.
2. Инновационное сознание в танцах национальных Литература
меньшинств 1. Министерство просвещения. Стандарты для предметов ис-
1. Развитие национальных танцев неотделимо от инно- кусства. Издательство пекинского педагогического университета,
ваций, однако инновации относится не только к появлению 2001. – 121c.
новой темы, использованию нового движения, а и к расши- 2. Пан Чжитао. Учебники и методы преподавания китай-
рению сферы танца. Современность национальных танцев ского народного танца. Шанхайское музыкальное издательство,
не отказывается и не удаляется от национальных черт, но 2001. – 320 c.
нужно их укрепление и развитие. Современность должна 3. Лу Ишэ. Преподавание хореографии. Шанхайское музы-
относиться к «самой глубокой сущности современного че- кальное издательство, 2004. – 212 c.
ловека, она и есть тайна в глубине душа, которая раскрыва- 4. Юань Хэ. Китайские танцы. Шанхайское издательство ино-
ется в современном развитии, это такой дух, который пре- странных языков и образование, 1999. – 343 c.
вышает сам себя и получает безграничное развитие» (Ден- 5. Ли Жуйлинь,Чжань Сужун. Метод преподавания китайского
нис Белл). Следуя движению этого духа и создается танце- народного танца. Шэньян: Издательство Ванцзюань, 2006. – 211 c.

18
ВЫКАРЫСТАННЕ ПРЭЗЕНТАЦЫЙ POWER POINT
НА ЗАНЯТКАХ ПА БЕЛАРУСКАЙ МОВЕ (ПРАФЕСІЙНАЙ ЛЕКСІЦЫ)

Наталля Магер (Пінск, Беларусь)

З часоў з’яўлення першых універсітэтаў універсітэцкая і даведкавыя слайд-фільмы. Для выкладчыка гэта адна з леп-
адукацыя была накіравана на распаўсюджанне і ўкараненне шых формаў чытання лекцыі. Падчас стварэнняў прэ-
ў практыку сучасных навуковых дасягненняў у самых жыц- зентацыі выкладчык можа выявіць сябе і як аўтар (сцэна-
цёва неабходных сферах. Іх фарміраванне пачалося яшчэ рыст), і як рэжысёр, і як мастак, і як выканавец. Прэзента-
ў ХІ ст., калі ў італьянскіх гарадах Балонья і Салерна цыя прад’яўляе павышаныя патрабаванні да творчых
з’явіліся першыя вышэйшыя прававыя і медыцынскія шко- здольнасцяў аўтара, да яго мастацкаму густу. Паказ прэ-
лы. Дзякуючы сацыяльна-палітычным умовам у грамадстве зентацыі суправаджаецца тлумачэннямі, каментарамі вы-
таго часу з’явіўся попыт на веды. На працягу ХІІІ-ХІVст. кладчыка: ён можа прыпыніць паказ «слайдаў», больш па-
уся Еўропа перажывала своеасаблівы «ўніверсітэцкі бум»: драбязна спыніцца на важным матэрыяле, не паказваць усё
практычна адначасова (у 1209 і ў 1215 гг.) з манастырскіх «слайды» адразу і г.д. Такая форма правядзення заняткаў
школ утварыліся Кембрыджскі і Оксфардскі ўніверсітэты больш эфектыўная, бо дае магчымасць зацікавіць на-
ў Велікабрытаніі і Парыжскі ў Францыі, потым былі ство- вучэнцаў тэмай, заінтрыгаваць, прымусіць думаць, вы-
раны Лісабонская, Пражская і Венская вышэйшыя школы. біраць з велізарнага матэрыялу найбольш важную інфар-
Уласныя ўніверсітэты з’явіліся ў большасці краін Заход- мацыю, вучыць студэнтаў рабіць высновы. Так, пры вы-
няй і Цэнтральнай Еўропы. Распаўсюджанне новых ведаў вучэнні курса «Беларуская мова (прафесійная лексіка)», які
ішло паскоранымі тэмпамі ўслед за крыжовымі паходамі носіць у вялікай ступені тэарэтычны характар і не забяспе-
і развіццём прамысловай вытворчасці. У цяперашні час чаны ў неабходнай ступені літаратурай, мэтазгодна вы-
універсітэцая адукацыя таксама падтрымлівае традыцыі карыстоўваць прэзентацыі, якія змяшчаюць звесткі па нар-
наватарства. Укаранення ў практыку штодзённага жыцця матыўных дакументах, гістарычных фактах, моўных з’явах
перадавых навуковых тэхналогій павінна прыходзіць ад- і інш. Акрамя таго, афіцыйна-справавыя дакументы, пра-
начасова з уключэннем іх у вучэбны працэс. вілы афармлення якіх вывучаюцца студэнтамі.
Сучасны занятак у ідэале не павінен быць абмежаваны У прэзентацыі могуць быць паказаны самыя выйгрыш-
прадметам і выкладчыкам. Акцэнты ў функцыях сучаснага ныя моманты тэмы, могуць з’яўляцца азначэнні, якія запіс-
занятка можна расставіць наступным чынам: узбраенне ваюццца ў канспект, тады як выкладчык, не марнуючы час
студэнтаў глыбокімі і ўсвядомленымі ведамі; навучанне на паўтор, паспявае распавесці больш. Галоўнае ў прэзен-
студэнтаў самастойнай дзейнасці па авалоданні ведамі; фар- тацыі – гэта тэзіснасць (для прамоўцы) і нагляднасць (для
міраванне трывалых матываў вучэння, самаўдасканален- слухача). Умелы выкладчык можа ператварыць прэзента-
ня, саманавучання, самавыхавання; фарміраванне мараль- цыю ў займальны спосаб уцягвання студэнтаў у адукацый-
ных асноў асобы, арыентаваных на агульначалавечыя каш- ную дзейнасць. Прычым прэзентацыя можа стаць свое-
тоўнасці і г. д. асаблівым планам занятка, яго лагічнай структурай. Прэ-
Схема правядзення занятка мяркуе некалькі этапаў. На зентацыя дае магчымасць выкладчыку выявіць творчасць,
кожным з іх можна выкарыстаць сучасныя тэхналогіі як індывідуальнасць, пазбегнуць фармальнага падыходу да
яшчэ адну прыладу даследавання, як спосаб самаарганізацыі правядзення заняткаў.
працы і самаадукацыі, як магчымасць асобасна-арыентава- Яна забяспечвае выкладчыку магчымасць для:
нага падыходу для выкладчыка, як спосаб пашырэння зоны • інфармацыйнай падтрымкі;
індывідуальнай актыўнасці кожнага студэнта. Пры гэтым • ілюстравання;
павялічваецца хуткасць падачы матэрыялу ў рамках аднаго • выкарыстання разнастайных практыкаванняў;
занятка. Выкарыстанне інфармацыйных тэхналогій карды- • эканоміі часу і матэрыяльных сродкаў;
нальна пашырае магчымасці ў выбары матэрыялаў і формаў • пабудовы канвы занятка;
вучэбнай дзейнасці, робіць заняткі яркімі і займальнымі, • пашырэння адукацыйнай прасторы занятка.
інфармацыйна і эмацыянальна насычанымі. Дзякуючы выкарыстанню прэзентацый у студэнтаў
У цяперашні час на занятках у асноўным выкарыс- назіраецца:
тоўваюцца наступныя формы падачы матэрыялу і ацэнь- • канцэнтрацыя ўвагі;
вання ведаў з дапамогай інфармацыйных тэхналогій: прэ- • уключэнне ўсіх відаў памяці: зрокавай, слыхавой, ма-
зентацыя, інфармацыйна-навучалыя праграмы, тэсты, пра- торнай, асацыятыўнай;
екты. Найбольшую цікавасць выклікае стварэнне прэзента- • павышэнне цікавасці да вывучэння прадмета;
цый (Microsoft Power Point). • узрастанне матывацыі да вучобы.
Прэзентацыя (ад англ. «presentation» – паказ) – гэта на- Такі ілюстрацыйны камп’ютарны матэрыял выбу-
бор каляровых малюнкаў-слайдаў на вызначаную тэму, які доўваецца сістэмна, з’яўляючыся добрай дапамогай у на-
захоўваецца ў файле спецыяльнага фармату з пашырэннем ступнай працы, дае магчымасць праяўлення эмацыяналь-
РРТ. На кожным слайдзе можна змясціць адвольную тэк- най сферы асобы.
ставую і графічную інфармацыю. Л. С. Выгоцкі, заснавальнік развівальнага навучання,
Праграма PowerPoint прызначана для стварэння і гра- пісаў: «Менавіта эмацыянальныя рэакцыі павінны скласці
фічнага адлюстравання прэзентацый у складзе пакета аснову выхаваўчага працэсу. Перш чым паведаміць тыя або
Microsoft Office. Пры дапамозе PowerPoint можна будаваць іншыя веды, педагог павінен выклікаць адпаведную эмо-
дыяграмы і графікі, рыхтаваць слайды, праспекты, службо- цыю навучэнца і падбаць аб тым, каб гэтая эмоцыя звязала-
выя паведамленні і практычна любыя матэрыялы для прэ- ся з новымі ведамі. Толькі тыя веды могуць прышчапіцца,
зентацыі, а таксама арганізоўваць паказы слайдаў. Дапуска- якія мінулі праз пачуццё навучэнца».
ецца прагляд на экране камп’ютара або з выкарыстаннем На жаль, выкарыстанне прэзентацый падчас вучэбнага
праектара. Акрамя таго, маецца магчымасць уладкоўваць працэсу можа зводзіцца да замены ёю звыклай дошкі.
паказы слайдаў у Web-сетцы. Галоўнымі жа вартасцямі выкарыстання навучалых прэ-
Разам з дадзенай праграмай пастаўляецца разнастайны зентацый у вучэбным працэсе з’яўляюцца інтэрактыўнасць,
набор шаблонаў, задзейнічаўшы якія, можна лёгка пада- павышэнне эфектыўнасці ўспрымання, магчымасць тыра-
браць стыль афармлення прэзентацый і, такім чынам, скан- жыравання і распаўсюджвання.
цэнтраваць увагу на змястоўным баку, гэта значыць на тэк- Выкарыстоўваючы розныя віды практыкаванняў, аніма-
ставых дадзеных і г.д. Таксама ў PowerPoint уключаны кам- цыю пры стварэнні слайдаў, выкладчык можа зрабіць прэ-
плект гатовых формаў, якія выкарыстоўваюцца пры ства- зентацыі інтэрактыўнымі, гэта значыць, спрыяльнымі ўклю-
рэнні новай прэзентацыі. чэнню навучэнцаў у дыялог адзін з адным, з выкладчыкам.
У ВНУ і выкладчык, і студэнт з дапамогай праграм Стварэнне і выкарыстанне прэзентацый на занятках з’яў-
тыпу Power Point можа ствараць і дэманстраваць вучэбныя ляецца эфектыўным спосабам, які дапамагае студэнту ўсве-

19
дамляць сябе як актыўнага суб’екта спазнання, адчуваць ра- спосабаў здабывання ведаў. Самарэалізавацца ў сучасным
дасць перамогі і поспеху ў асобасна-значнай для яго дзейнасці. грамадстве можна, толькі ўмеючы эфектыўна вырашаць
У чым сутнасць запатрабавання ў ведах? Як яна праблемы, удасканальваць і ўжываць набытыя веды, гра-
ўзнікае? Як яна развіваецца? Якія педагагічныя сродкі мож- матна працаваць з інфармацыяй.
на выкарыстаць для фармавання ў студэнтаў цікавасці да Сучаснае інфармацыйнае поле стала значна шырэй,
ведаў? Гэтыя пытанні хвалююць выкладчыкаў. што дазваляе атрымліваць і выкарыстаць большы аб’ём
Адным з рэзерваў выхавання вучэбна-пазнавальных інфармацыі за той жа прамежак часу як навучэнцам, так
інтэрасаў у навучэнцаў з’яўляецца ўстойлівая цікавасць да і выкладчыкам.

АМАТАРСКАЯ МАСТАЦКАЯ ТВОРЧАСЦЬ І БЕЛАРУСКІ ФАЛЬКЛОР:


ДА ВЫНІКАЎ ДАСЛЕДАВАННЯЎ ДЗЕЙНАСЦІ АМАТАРСКІХ КАЛЕКТЫВАЎ НА МІНШЧЫНЕ

Алена Макарава (Мінск, Беларусь)

Аматарская мастацкая творчасць як сацыяльна-куль- туры Беларусі (на пачатку 2011 г. колькасць калектываў
турны феномен з’яўляецца прадметам вывучэння культу- складала каля 17000 адз.); установам культуры клубнага
ралогіі, сацыялогіі, псіхалогіі, педагогікі, мастацтвазнаўства тыпу іншых ведамстваў, якія з’яўляюцца сапраўднымі цэн-
і тэорыі сацыяльна – культурнай дзейнасці. Гэта тлумачыц- трамі развіцця аматарскай творчасці і сацыяльна-культур-
ца тым, што, як з’ява музычнай культуры і пласт народнай ных ініцыятыў, надаюць арганізаваны характар розным
мастацкай творчасці, аматарская мастацкая творчасць вы- відам і формам мастацкай творчасці аматараў. Каля 1400
ступае ў якасці дзейснага фактару сацыякультурнай ды- мастацкіх калектываў працуе ва ўстановах культуры
намікі і эфектыўнага сродку праяўлення сацыягенных па- сістэмы Федэрацыі прафсаюзаў Беларусі. Шырока прад-
траб асобы і яе этнічнай самабытнасці. стаўлена аматарская творчасць у навучальных установах
Так, вядомы беларускі культуролаг А.І.Смолік, разгля- краіны [3].
даючы аматарскую мастацкую творчасць з пазіцый тэорыі Вытокі аматарскай мастацкай творчасці ляжаць у на-
культуры, сцвярджае, што «яна з’яўляецца састаўной част- родных звычаях і каляндарных абрадах, грамадскіх формах
кай духоўнай культуры грамадства, якая спрыяе яе ўзба- выкарыстання вольнага часу, звязаных з песеннай, інстру-
гачэнню і дэмакратызацыі, а таксама фарміраванню сістэмы ментальнай, тэатральнай і вусна-паэтычнай творчасцю,
вытворчасці і распаўсюджванню эстэтычных каштоўнасцей» гульнявымі зносінамі, сямейнымі і святочна – абрадавымі
[1, с.130–131]. Звяртаючы ўвагу на тое, што аматарская ма- традыцыямі.
стацкая творчасць – гэта неад’емная частка духоўнай куль- Нельга не адзначыць, што ўзнаўляючы каштоўнасці
туры грамадства, сучасныя культуролагі падкрэсліваюць, традыцыйнай беларускай культуры ў сучасных сацыякуль-
што сацыяльна – культурная актыўнасць розных груп турных умовах, аматарская мастацкая творчасць выступае
насельніцтва ў сферы мастацтва з’яўляецца адным з га- ў якасці самастойнай падсістэмы сацыялізацыі асобы, са-
лоўных прыярытэтаў дзяржаўнай культурнай палітыкі. цыяльнага выхавання і адукацыі. Яна з’яўляецца актыўным
Нельга не пагадзіцца з думкай, што «аматарская ма- сродкам самарэалізацыі творчых здольнасцей асобы, яе
стацкая творчасць–гэта найважнейшы пласт нацыяналь- самапраяўлення і самавызначэння; выступае дзейсным меха-
най культуры, яе аснова, без якой немагчымы фарміраванне нізмам эстэтычнага развіцця асобы, забяспечвае змястоў-
нацыянальнай свядомасці і развіццё прафесійнага мастацт- ную арганізацыю вольнага часу аматараў мастацтва.
ва». Аналіз сацыякультурных працэсаў у сучаснай народ- Так, на мяжы ХХ–ХХІ стст. у Беларусі быў праведзены
най мастацкай творчасці дазволіў беларускім даследчыкам шэраг фальклорных фестываляў: рэспубліканскія фесты-
В.П.Скараходаву і І.В.Пыж зрабіць вывад, што «масавасць, валі беларускага народнага танца «Беларуская полька»
уласцівая аматарскай творчасці, дазваляе ёй быць глебай (1993, 1994, 1996, 2000), «Палескі карагод» (1991, 1994, 1997,
мастацкага жыцця беларускага грамадства, носьбітам і па- 2000, 2004), «Пярэзвы» (1992), міжнародны фестываль
казчыкам яго патэнцыяльных магчымасцей у культура- фальклору (1994), рэгіянальныя фестывалі аўтэнтычнага
стваральнай дзейнасці» [2, с.91]. фальклору Беларускага Падняпроўя (1996), фестываль фаль-
Аматарская мастацкая творчасць у Беларусі – клорнага мастацтва «Берагіня» (2000, 2002, 2004). Гэтыя
сапраўдная з’ява беларускай мастацкай культуры і, аднача- фестывалі служылі мэтам адраджэння і падтрымкі трады-
сова, форма праяўлення сацыяльна-культурнай актыўнасці цыйных формаў народнай культуры, стымулявалі развіццё
насельніцтва ў сферы мастацтва. Яна ўключае ў сябе роз- аматарскага мастацтва [4].
ныя віды аматарскай мастацкай творчасці, дзіцячую і ся- Даследваніі, якія праводзіліся намі ў складзе групы
мейную мастацкую творчасць, студэнцкую самадзейнасць, супрацоўнікаў установы культуры «Мінскі абласны цэнтр
мастацкую творчасць аматарскіх калектываў і асобных народнай творчасці» на працягу 15 год у рэгіёнах Міншчыны
выканаўцаў, практыку функцыянавання аматарскіх мас- (22 раёны), дазваляюць сцвярджаць, што вяртанне да
тацкіх аб’яднанняў і гурткоў па захапленнях, сацыяльна- культурна-гістарычных традыцый – адзін з найбольш
культурныя ініцыятывы ў галіне мастацкай культуры і інш. актыўных сацыяльна-культурных працэсаў, што адбываец-
Як спецыяльна арганізаваная дзейнасць па засваенні, ца зараз у аматарскай мастацкай творчасці [5].
стварэнні і распаўсюджванні культурна-эстэтычных каш- Творчыя намаганні аматарскіх мастацкіх калектываў
тоўнасцей ва ўмовах вольнага часу аматарская мастацкая Міншчыны характарызуецца, у першую чаргу, зваротам да
творчасць не губляе сваёй надзённасці і актуальнасці. Пац- традыцыйнай мастацкай культуры. Так, аналіз практыкі
вярджэннем значнай сацыяльнай ролі аматарскіх мастацкіх функцыянавання калектываў Мінскай вобласці дае падста-
калектываў у культурным жыцці Беларусі з’яўляюцца шмат- ву для меркаванняў, што рух аматарскай творчасці –
лікія фестывалі, агляды-конкурсы, святы народнага ма- асаблівая і вельмі цікавая з’ява беларускай культуры. Ён
стацтва, якія дэманструюць творчыя дасягненні мастацкіх адчувае на сабе сацыяльна-гістарычныя ўплывы, якія пе-
аматарскіх калектываў і асобных выканаўцаў. ражываў беларускі народ на розных этапах сваёй гісторыі.
Як кожная з’ява культуры, аматарскае мастацтва – «Цэнтральная Беларусь займае асноўную частку сучас-
вельмі мнагамерны, шматузроўневы сацыяльны арганізм. най Мінскай і заходнюю ўскраіну Магілёўскай абласцей –
Штогод у рэспубліцы з удзелам аматарских калектываў Белай Русі, Літвы (Чорнай Русі) і Палесся. Як рэгіянальны
праводзіцца больш за 80 тысяч канцэртаў і спектакляў, варыянт народнай культуры Цэнтральная Беларусь вызна-
каля 25 тысяч тэатралізаваных святаў, 20 тысяч выставак чалася ў адносна позні гістарычны час (ХУП-ХІХ стст.).
твораў народнага дэкаратыўна-прыкладнога мастацтва. Знач- Разам з тым, яна адыграла адметную ролю ў працэсе
ная колькасць калектываў аматарскай мастацкай творчасці фарміравання беларускага этнасу і яго культуры.» Мясцо-
належыць клубным установам сістэмы Міністэрства куль- вы этнакультурны ландшафт увасобіў у сабе, нібы ў фокусе,

20
шматлікія элементы і рысы, уласцівыя амаль усім беларускім вы і музыку мясцовых аўтараў. Народны хор народнай
рэгіёнам[6]. песні «Сябрына» Цясоўскага сельскага Дома культуры
Гэта выразна назіраецца ў сферы песенных традыцый, Салігорскага раёна (мастацкі кіраўнік – Таццяна Якуніна)
якія, ідучы з поўначы, поўдня, усходу і захаду сустракаюц- за 35 год існавання неаднаразова падцвердзіў сваё права
ца тут і пераплятаюцца. Цэнтральная Беларусь тым і насіць пачеснае найменне «народны». Рэпертуар калектыва
цікавая, што дае магчымасць назіраць працэсы «пераця- складаецца з вялікай колькасці беларускіх народных пе-
кання» адной традыцыі ў другую, і, як вынік – утварэнне ў сень, як папулярных, так і традыцыйных фальклорных
месцах іх перакрыжаванняў арыгінальных версій і спеваўі.
варыянтаў тыповых каляндарных і сямейна-абрадавых Народны ансамбль беларускай народнай песні
напеваў, а таксама спосабу і манеры іх выканання, што і ха- «Медуніца» (мастацкі кіраўнік– Алена Губарава) Палаца
рактарызуе спецыфіку мясцовай песеннай культуры. [6]. культуры Беларускага аўтазавода горада Жодзіна дэман-
Звяртаючы увагу на ўзнаўленне фальклорных трады- струе высокае выканальніцкае майстэраства, цікавы рэпер-
цый у аматарскай творчасці, неабходна падкрэсліць, што туар, сувязь з фальклорнымі крыніцамі. Традыцыі музыч-
аўтэнтычны фальклор, як «першасны від традыцыйнай ма- най сямейнай творчасці беражліва захоўвае народны ан-
стацкай культуры ў яго спрадвечным выглядзе існуе ў на- самбль сям’і Бойка Гаўрылічскага сельскага Дома культуры
туральным вясковым асяроддзі, мае старажытныя карані, Салігорскага раёна, у якім прадстаўлена некалькі
перадаецца з пакалення ў пакаленне вусным шляхам, пакаленняў музыкаў – аматараў. Стабільным поспехам у
выяўляецца праз носьбітаў фальклору (спевакоў, музыкаў, гледачоў карыстаецца самабытны ўзорны ансамбль народ-
танцораў, казачнікаў, майстроў, знаўцаў мясцовай традыцыі най музыкі і песні дзіцячай школы мастацтваў вёскі Аношкі
і звычаяў)» Нясвіжскага раёна. Народны ансамбль народнай музыкі
Відавочна, што менавіта сельскія аматарскія калекты- «Спадчына» Дзяржынскага гарадскога Дома культуры (
вы, узнаўляючы каштоўнасці традыцыйнай культуры ў су- мастацкі кіраўнік – Віталь Клімакоў) даволі арганічна спа-
часных сацыякультурных умовах, садзейнічаюць мэтам лучае гучанне старажытных і сучасных інстументаў: ліры,
сацыялізацыі асобы, яе сацыяльнаму выхаванню, цымбалаў, жалейкі, скрыпкі, кантрабаса і інш. [5].
абапіраючыся на традыцыі беларускага этнасу, што «набыў Істотным вынікам дзейнасці ўстаноў культуры
свае асаблівасці, якія перадаюцца з пакалення ў пакаленне і вобласці з’яўляецца шырокае ўкараненне ў побыт
існуюць у такіх адносна ўстойлівых формах, як мова, насельніцтва сістэмы традыцыйных святаў, абрадаў і
традыцыі, абрады, народная творчасць, этнічная самасвя- рытуалаў на базе фальклорнай спадчыны. Некаторыя
домасць, тапаніміка, культура, лад паўсядзённага жыцця і унікальныя старажытныя абрады з’яўляюцца візітоўкай
г.д.» пэўных арэалаў Міншчыны і падлягаюць ахове і захаванню.
Па сутнасці, з’яўляючыся працягам масавай аматар- Так, на Міншчыне існуе 5 аб’ектаў нематэрыяльнай куль-
скай самадзейнасці савецкага часу, сучасная аматарская турнай спадчыны, якім нададзены статус гісторыка-
творчасць увабрала ў сябе ўнікальную беларускую мен- культурнай каштоўнасці: гэта абрад «Калядныя цары» вёскі
тальнасць і працягвае дэманстраваць уласцівую нашаму Семежава Капыльскага раёна (у 2009 г. гэты аб’ект быў уне-
народу таленавітасць, жыццялюбства. Набывае асаблівы сены ў Спіс сусветнай нематэрыяльнай культурнай спад-
сэнс і культуралагічную каштоўнасць зварот да вытокаў на- чыны UNESCO рашэннем 4й сесіі Міжурадавага камітэта
цыянальнай культуры і адраджэнне ў сучасным культур- UNESCO па захаванні культурнай спадчыны; абрад «Шчо-
ным жыцці фальклорных узораў народнай творчасці. дрык» вёскі Рог Салігорскага раёна; спеўная манера выка-
На Міншчыне існуе 210 фальклорных калектываў нання фальклорных калектываў вёскі Закальное, Обчын,
(практычна ў кожнай трэцяй клубнай установе), 90 з якіх – Ямінск Любанскага раёна.
дзіцячыя, якія сваёй творчай працай уносяць значны ўклад Дзякуючы намаганням вядомых беларускіх
у нацыянальную культурную скарбонку, садзейнічаюць даследчыкаў, такіх як А.Боганева, Т.Варфаламеева, М.Ко-
фарміраванню нацыянальнай культуры праз прапаганду зенка, В.Ліцвінка і інш, падтрымка дзейнасці фальклорных
каштоўнасцей гэтай скарбонкі усімі даступнымі ёй формамі гуртоў набыла навуковы характар і рэалізуюцца ў форме
і метадамі [7 с.]. комплексных доўгатэрміновых праграм [7,8].
Неабходна падкрэсліць, што катэгорыя пераемнасці Такім чынам, працэс узнаўлення фальклорных трады-
з’яўляецца асноўнай у дачыненні да выяў традыцыйнай цый у дзейнасці большасці канцэртных калектываў свае
культуры. Так, у мэтах забеспячэння пераемнасці духоўных станоўчыя прыкметы. Беларускія народныя песні,
і мастацкіх традыцый упраўленнем культуры і ўпраўленнем наігрышы, інструментальныя творы, заснаваныя на фаль-
адукацыі Мінскага аблвыканкама была распрацавана клорных традыцыях, прадстаўлены ў канцэртных прагра-
абласная праграма «Традыцыйная культура і дзеці» на 2006 мах практычна кожнага раёна вобласці. Таленавітыя музыкі
– 2010 гады. За час дзеяння праграмы ўстановамі культуры ўзбагачаюць новымі рысамі і гранямі традыцыйныя ўзоры
Міншчыны быў назапашаны значны вопыт у далучэнні беларускай музыкі, захоўваючы пры гэтым іх каларыт і
дзяцей і падлеткаў да засваення традыцыйнай мастацкай непаўторнасць. Як з’ява беларускай нацыянальнай культу-
творчасці беларусаў. Супрацоўнікамі клубных устаноў былі ры, сучасная аматарская мастацкая творчасць праз зварот
выкарыстаны такія формы працы, як правядзенне фаль- да этнарэгіянальных традыцый і звычаяў беларускага, а
клорных абрадавых святаў, тэатралізаваных таксама і іншых народаў Беларусі набывае новы якасны
прадстаўленняў, выставак народных промыслаў і рамёстваў, ўзровень і эстэтычную значнасць.
сустрэч з майстрамі, конкурсаў, вечарын, гульнева- Арыентацыя на захаванне культуных каштоўнасцей
забаўляльных праграм, народных гулянняў, кірмашоў. Каля традыцыйнай культуры, якая існуе ў дзейнасці аматарскіх
1500 дзяцей засвойваюць народныя танцы, гульні, звычаі, калектываў вобласці, выклікае разам з тым неабходнасць
знаёмяцца са святамі і абрадамі родных мясцін. больш дакладнага навуковага асэнсавання аўтэнтычных
За значны ўклад у прапаганду народнага мастацтва форм традыцыйнай мастацкай культуры і больш
Беларусі, актыўную канцэртную дзейнасці фальклорны ан- беражлівых адносін да праяў народнай культуры з боку
самбль «Крупіцк1я музыкі» узнагароджаны спецыяльнай кіраўнікоў мастацкіх калектываў. У прыватнасці, дзейнасць
прэміяй Прэзідэнта Рэспублікі Беларусь у намінацыі «Ама- некаторых фальклорных калектываў, маючых ганаровае
тарская мастацкая творчасць». У 2008 годзе лаўрэатамі спе- найменне «народны» і «узорны» у большай ступені
цыяльнай прэміі Прэзідэнта Рэспублікі Беларусь дзеячам адлюстроўвае растыражыраванныя ўзоры беларускай на-
культуры і мастацтва ў намінацыях «Народная творчасць» роднай песні, і ў меньшай ступені, спрыяе захаванню мяс-
«Аматарская мастацкая творчасць» стаў народны фаль- цовых рэгіянальных этнатрадыцый.
клорны калектыў «Гасцінец» Ракаўскага цэнтра культуры і Выклікае заклапочанасць той факт, што практыка
вольнага часу Мінскай вобласці. развіцця аматарскай мастацкай творчасці, якая аперад-
З 1968 года існуе народны фальклорны ансамбль жальна развіваецца ў апошнія дзесяцігоддзі, недастаткова
«Маркаўчанка» Маладзечанскага раёна (мастацкі кіраўнік актыўна асэнсоўваецца з боку гісторыкаў, фалькларыстаў,
– Вера Зікунова). Канцэртныя праграмы калектыў будуе пе- культуролагаў, сацыёлагаў і інш... Належыць канстатаваць,
раважна на мясцовым фальклоре, але ўключае песні на сло- што пакуль не атрымалі належнай распрацоўкі навукова-

21
тэарэтычны і метадычны аспекты функцыянавання ама- стацтва – «Яшчур» /Рэдкал.: Г.П. Пашкоў і інш. – Мінск: БелЭн. –
тарскіх мастацкіх калектываў ва ўмовах сучаснай сацыя- 2006. – С. 672–677.
культурнай дынамікі. 5. Макарова Е.А. Любительское музыкальное творчество Мин-
ской области /Минская область.Энциклопедия в 2 т./Редкол.:
Спіс крыніц: Л.Ф.Крупец, Г.П.Пашков и др. – Мн.:БелЭН, 2007.– С.151–154.
1. Смолік А.І. Сацыяльна-культурная дзейнасць у пост- 6. Першы міжнародны фестываль фальклору . – Мн.: БелІПК,
чарнобыльскім соцыуме: Вучэб. дапам. для выш. і сярэд. спец. на- 1994. – 115 с.
вуч. ўстаноў. – Мінск: Бел. ун-т культуры. – 1999. – С.130–131. 7. Варфаламеева Т.Б., Боганева А.М. Рэкамендацыі па ахове,
2. Скараходаў У.П., Пыж І.В. – Сацыякультурныя працэсы захаванню, пераемнасці і папулярызацыі беларускага аўтэнтычнага
ў народнай мастацкай творчасці // Беларуская культура сёння.– фальклору.– Мінск: БелДІПК, 2001.– 12 с.
Мінск: БелДІПК, 2003. – С.91–104. 8. Козенка М.А. Аб выніках рэалізацыі рэспубліканскага экс-
3. Справаздачныя матэрыялы упраўлення народной творчасці перыментальнага праекта «Танцавальны фальклор і дзеці» (2001 –
і устаноў культуры Міністэрства культуры Рэспублікі Беларусь 2003 гг.) // Традыцыйная культура і дзеці. Вып. 1: Рэсп. эксперым.
4. Сівурава Л.П. Фестывалі фальклорныя //Беларускі фаль- праект «Танцавальны фальклор і дзеці» / Уклад. М.А. Козенка. –
клор: Энцыклапедыя. У 2 т. Т.2: Лабараторыя традыцыйнага ма- Мн.: БелІПК, 2004. – 288 с.

АРХЕТИПИЧЕСКИЙ ИМПЕРАТИВ «СТРАНЫ КРЕСТОВ»

Игорь Морозов (Минск, Беларусь)

Разноречивые сакральные смыслы и идеи ассоцииру- нии быть с народом, со всем честным миром. Ведь перекре-
ются с крестами: смерть и вечная жизнь, мучение и спасе- сток воспринимался как собиратель всего обжитого про-
ние, сомнения и целительная сила... Есть одно, пожалуй, странства, всех четырех концов света. Не случайно выра-
объяснение столь многозначительной символику этого жение «на всех перекрестках...» в старину означало «по
древнейшего знака: крест – графическое стилизованное всему миру». А раз так, то и эмоционально, и логически
изображение пересечения троп, дорог, путей. Ведь и поны- оправдано совершение здесь ритуальных действ, размеще-
не нам не изобрести более понятного и лаконичного до- ние всевозможных святынь: жертвенников, алтарей, куми-
рожного знака, означающего перекресток. Поэтому он во- ров. Естественно, и соборы–церкви у нас искони строятся
брал все обилие смысловых ассоциаций, и коннотаций си- «крестом, то есть в виде креста». (В. Даль). Как некий ду-
туации, возникающей на перепутьях. ховный перекресток, концентрирующий чаяния обширной
Подспудный страх, например, что возникает-охватыва- округи, как космогоническое место-событие.
ет при приближении к перекресткам, местам наиболее веро- Да и в мирской сфере перекрестки, наиболее вероят-
ятных, а главное, непредсказуемых по последствиям встреч, ные и удобные, места встреч, виделись средоточием жиз-
включая засады и ловушки неприятеля. Отсюда даже безо- ненной активности и общения. Любая площадь–торг, по
бидный зверек, та же черная кошка, пересекшая дорогу, во- сути, перекресток, на котором, что говорится, жизнь бьет
ображение представляет недругом, а суеверия закрепили ключом, и свершается событие единения отдельных людей,
как предтечу чего-то недоброго. Так что выражение «пере- целых языков-народов.
йти (заступить, перебить, перерезать, перебежать) дорогу» Эта событийность схождения путей-поприщ в одном
с незапамятных времен употребляется в смысле навредить, месте глаголет об их завершении, а метафорически об ис-
сбить с пути, всячески воспрепятствовать продвижению полнении–конце некоего предприятия–дела. «Поставить
к намеченной цели. Потому и возникло поверье: тому, кто крест» – значит, прекратить какое-либо действие, завер-
отправляется из дому, нельзя переходить дорогу. Накопи- шить начатое. В начале и в конце торгового пути караван-
лись разнообразные обрядовые магические действа, исклю- щики некогда воздвигали обетные (сооружаемые по обе-
чающие подобные злокозненные пересечения, то есть спо- щанию-обету) кресты, выказывая место-событие одновре-
собные совладать с коварной нечистой силой, которая «во- менно начали и конца пути–предприятия.
дит», сбивает с пути. Именно на перекрестке может «попу- Так что «дивные» кресты становились своеобразной
тать бес», а ведьмы назначают друг дружке свидания. приметой, ориентиром в пути, обозначением особого или
Соответственно и непосредственно перепутья наделя- вожделенного места. А их графическое, резное изображе-
лись колдовскими чарами отнюдь не доброго свойства, ибо ние становится сначала рациональным, а затем магическим
вызывали тревожное напряжение – подспудное предчув- знаком на придорожных камнях, на резных дощечках-но-
ствие беды. Даже бесстрашный Илья Муромец, когда «нае- сах, на обрядовых жезлах и посохах, наконец, на расшитых
хал... на росстаньюшки... на широкие» с волнением зада- «крыжиками» поясах, искони служивших старинными ат-
вался вопросом: «а подписана доска ли есть исподреза- ласами-путеводителями.
на…». Иначе говоря, Богатырь оказался в ситуации перед Поэтому кресты невольно служили признаком знания
выбором, что само по себе волнующее событие. Поскольку всяческих путей–дорог, а, значит, и спасения в трудных си-
последствия решения-выбора не должного пути-доро- туациях, помогающих в решающем выборе на житейских
женьки не ведомы, непредсказуемы, и могут быть самыми перепутьях. Обладание ими должно было оповещать, что
печальными, вплоть до бесславной гибели. В то же время их владелец знает все ходы–выходы и имеет право стать
решительный выбор становился личностным событием- для остальных поводырем, вождем, наставником на «путь
подвигом, который раскрепощает, вдохновляет, придает истинный», или верный, надежный. Поэтому же крест,
силы, раскрывая «творческий путь». в народном представлении, охранитель–талисман от злых
И словно в память-благодарность за это «добрые мо- чар и гадких козней. То есть коварные перекрестки стано-
лодцы» завещали хоронить их меж трех дорог – на пере- вились не столь опасными при наличии у путника креста,
крестке. Отсюда и летописное: «...на столпех на путех» обобщенного символа знания верного пути. Отсюда по-
и обряд тризны, прощального ритуала, когда умершего нятно, почему нательный крест – символ «дорожной азбу-
сжигали, а затем, собрав пепел-косточки, вкладывали их в ки» – наделялся способностью отводить беду и невзгоды,
сосуд, событийно водружая его на перекрестке. а иногда в буквальном смысле спасать. Эта благотвори-
В древнерусских песнях весьма популярна эта тема – тельная сущность-миссия богато выражена в сюжетах-об-
гибели воина и последнего его желания – быть погребен- разах, где органично переплелись языческие и христиан-
ным там, где скрещиваются дороги. Такое захоронение ские идеи-традиции. Так, при встрече древнерусские бога-
имело для народного заступника и еще один важный смысл: тыри обменивались своими нагрудными крестами. Они
пусть его могила, между трех оживленных дорог постоянно братались и выражали свое дружелюбие и якобы делились
напоминает о нем, его благородных устремлениях, и жела- силой–силушкой. А на самом деле – очень нужными, неред-

22
ко жизненно необходимыми, спасительными путевыми зе об изгнании прародителей из рая: особый ангел, херувим
знаниями–рассказами. с пламенным мечом поставлен был у сада эдемского, чтобы
И с упрочением христианства крест только усилил охранять путь к Древу жизни. Если захотеть, здесь также
свою чудодейственную силу, обретя статус безоговорочно- можно увидеть мотив достижения некой цели, сакрального
го предстателя-заступника. Всякий договор или обещание, места, то есть некий предел, окончание, завершение.
по своей важности, подтверждались целованием креста, Как бы то ни было, игра в херики – это игра в крестики.
а нарушение такого договора называлось преступлением А херить (похерить, выхерить) в отношении письма – пе-
против крестного целования. Трудно поверить, что столь рекрестить, вымарать, зачеркнуть его вкрест. В целом же –
«любовного» отношения удостаивалось орудие казни Хри- закончить или покончить с чем-либо, или, как говориться,
ста. Напротив, в кресте явствовало противление-препят- поставить крест.
ствие для смерти-погибели и открытие пути истинного, Обязательная, можно сказать, ритуальная принадлеж-
благодатного. ность буквы «хер» путеводным дощечкам-носам подвигает
«Креста на нем нет». Это о непутевых, заблудших, об- понять некоторые наши, вполне употребляемые и ныне вы-
манщиков, не знающих или не хотящих сделать верный вы- ражения. Так, достаточно резкое, даже бранное нынче вы-
бор. Но тот, кто желает и стремиться к праведности, обре- ражение – «Ну, и хер с ним (с тобой)!» – могло искони озна-
тает-несет по жизни, как говорится, свой крест. Носившему чать, что уже исчерпаны все доводы, чтобы убедить и по-
крест, как искони и резной деревянный нос-путеводитель, вернуть собеседника, как представляется, на верный путь,
априори больше доверяли. Клятва, скрепленная крестным но он и слышать не хочет, будучи убежденным в своей
знамением, словно демонстрацией наличия креста, счита- правде-правоте. Что ж, пусть поступает, как знает, и берет
лась нерушимой: «Вот те крест». ответственность за последствия на себя.
Последовательные христиане, приступая к сколь-ни- Почему же «хер» обрел скабрёзную метафоричность?
будь серьезному делу, не забывали перекреститься, осе- Возможно, вследствие того, что в глаголице, редко употре-
нить себя крестным знамением, то есть заручиться его за- бляемом, но ранее достаточно почитаемом алфавите, ему
ступничеством и напутствием. Выходя из хаты даже неда- соответствует буква, начертанием вполне похожая на сугу-
леко, крестились многократно. И заканчивая доброе дело, бо мужскую генитальную присущность. Впрочем, можно
не забывали о крестном знамении: спасибо, дескать, за найти и другие ассоциативные цепочки, связанные с обще-
поддержку и добрый негласный совет, не допустивший русской особенностью в гневе-срыве посылать в самые не-
беспутства и губительного блуждания-греха. Так что и в ожиданные места.
этой религиозно-символической коннотации прослежива- …Все эти интерпретации, поверья и магические мани-
ется подорожные треволнения-эмоции, вызываемые со- пуляции с крестами были особенно характерны на литов-
бытием выбора-определения на перекрестке. Творя крест- ско-белорусских землях, обитатели которых особенно по-
ное знамение на нем, путник как бы отпугивал «нечистую читали традиции предков и «народной религии» (С. Буд-
силу», предупреждая ее: он человек сведущий, знает свою ный). Отсюда путники встречали на «каждом шагу дере-
дорогу и, следовательно, обладает волшебной силой. Злые вянные кресты, крестики» и, «смотря на эти памятники
чары в таком случае якобы рассеивались. Найти крест на христианской веры», а, по сути, на архетипические образы
дороге – добрая примета, ведь архетипический зов подска- приходило представление о набожности аборигенов, и же-
зывает, что обретены спасительные знания. лание-основание назвать этот край «Страной крестов»
Отсюда логично, что знаки-кресты в виде современной (П. Шпилевский). Ее знаки-приметы исстари высекались
буквы «Х» обыкновенно венчали путеводную резьбу, спаси- на камнях, по которым и сегодня можно установить знаме-
тельный текст носов, однозначно указывая на достижение нательные места-события на пути легендарных походов,
цели, конец пути. В многочисленных алфавитных версиях пребывания выдающихся личностей, народа в целом. Тако-
этот образ также выражен крестом – Х, который традици- вы, в частности Борисовы камни, каменные кресты, и по-
онно находится в завершении алфавитов, словно подыто- ныне отождествляемые со стоянкой войск Батория…
живая самобытное движение-жизнь (альфа – буква, вита – Итак, семантика креста многолика и преисполнена
жизнь) всех буквально предшествующих букв. Так, видимо, многоуровневыми коннотациями, что уже само по себе сви-
воображали древние, анимирующие все явления культуры детельствует об их принадлежности к исходным знакам-
и особо почитающие графические начертания и изображе- смыслам, выражающим не только и даже не столько искон-
ния в качестве путеуказующих следов-ориентиров. ные практические принципы ориентации человека в про-
Графика закономерно перешла в жестикуляцию, сооб- странстве-времени, сколько прочувствованные, выстрадан-
щение на значительные, недоступные голосу расстояния. Так ные многими поколениями суть-уложения бытие человека-
что торжественно поднять сложенные крестом руки красно- в-мире с его спасительными этическими доминатами-ори-
речиво, хотя и безмолвно и сегодня означает: Конец! А ли- ентирами. Так что они – архетипические императивы, то
нии-морщины на руке, их замысловатые пересечения давали есть даже более сложные-глубинные, чем общезначимое
повод видеть в них нити судьбы и учиться читать по ним. Так нравственное предписание, толкуемое И. Кантом в контек-
мы узнали хиромантию (от греч. Cheir – рука и manteia – га- сте исключительно «практического разума».
дание), гадание-предсказание по линиям ладони.
Не исключено, что именно это созвучие – «cheir, рука» Литература
послужило именованию согласной буквы Х – «хер», двад- 1. Богданович А.Е. Пережитки древнего миросозерцания у бе-
цать третья буква древнерусского алфавита (в кириллице), лорусов. – Гродно, 1895
которая совмещает в себе и непосредственно образ креста- 2. Костомаров Н.И. Очерк домашней жизни и нравов велико-
перекрестка, схождения-расхождения путей-дорог, и тему русского народа в ХVI и ХVII столетиях. – М., 1992.
графического письма, и, наконец, прекращение некоего 3. Морозов И.В. Основы культурологии. Архетипы культу-
процесса. В то же время ближайшая этимология этого сло- ры. – Минск, Тетрасистем, 2001. – 608с.
ва-буквы возводится к сокращению слова херувим, впер- 4. Шпилевский П.М. Путешествие по полесью и белорусскому
вые встречаемого в ветхозаветной книге Бытия при расска- краю. – Минск. Полымя, 1992. – 251с.

РАЗВIЦЦЁ ЭСТЭТЫЧНАГА ЎСПРЫМАННЯ ПРЫРОДЫ ПАДЛЕТКАМI


Ў АМАТАРСКIХ ФАЛЬКЛОРНЫХ КАЛЕКТЫВАХ

Наталля Петухова (Мiнск, Беларусь)

Негатыўныя змены экалагiчнага стану навакольнага рабудовы ўзаемадзеянняў памiж чалавекам i прыродным
свету пафядымаюць пытанне аб неабходнасцi карэннай пе- светам. Менавiта таму праблема фармiравання асобы, ад-

23
казнай за паспяховае iснаванне i гарманiчнае развiццё гра- носінаў да прыроды. Пры гэтым мэтазгодна прывучаць пад-
мадства ў экалагiчна ўраўнаважаным асяроддзi з’яўляецца леткаў вылучаць эстэтычныя ўласцівасцi прыродных аб’ек-
прадметам няспыннага педагагiчнага пошуку. Даследчыкi таў i з’яў, ацэньваць iх эстэтычныя прыкметы, характарыза-
Л.С. Давыдава, I.Ф. Ганчароў, Н.Р. Купрына, Б.Ц. Лiхачоў, ваць iх эстэтычную каштоўнасць, значэнне для духоўнага са-
А.П. Сiдзелькоўскi, А.К. Шульжэнка i iнш. акцэнтуюць не- маадчування чалавека. На гэтай падставе ўзнікае ўсвя-
абходнасць фармiравання экалагiчнай свядомасцi новага домленае ўяўленне аб каштоўнасці i прыгажосці прыроды,
пакалення, што немагчыма без развiцця эстэтычнага разуменне недапушчальнасці парушэння яе гармоніі ў інды-
ўспрымання прыроды, якое па свайму зместу выключае відуальных паводзінах i прафесійнай дзейнасці [2, с. 61–62].
спажывецкiя, утылiтарныя адносiны да яе. Педагагiчны вопыт Г.П. Арловай, В.С Болбаса, Г.М.Вол-
Аналіз даследаванняў вышэйзгаданых аўтараў дазволіў кава, Л.М. Гафаравай, С.I. Мургаевай, I.I. Ярыты і інш. свед-
вызначыць эстэтычнае ўспрыманне прыроды як абумоўлены чыць аб тым, што выключнае значэнне ў фармiраваннi
эстэтычнымi патрэбнасцямi чалавека цэласны працэс адлю- эстэтычнага ўспрымання прыроды мае фальклор, якi па-
стравання аб’ектаў i з’яў прыроднага наваколля, якi пры- шырае кола эстэтычных уражанняў i ведаў асобы, узбагачае
водзiць да пазнання i глыбокага спасцiжэння iх эстэтычнай яе эстэтычны вопыт шляхам ўспрымання i засваення раз-
сутнасцi. Пры гэтым прадметам пазнання з’яўляюцца выраз- настайных твораў народнага мастацтва. Фальклорныя тво-
ныя ўласцiвасцi прыродных аб’ектаў, iх структура, форма, ры абуджаюць у дзяцей цiкавасць да прыгожых i таямнiчых
каляровыя спалучэннi, гукавыя варыяцыi, i, суправаджаю- поглядаў нашых продкаў на прыродны свет, скiроўваюць iх
чыя iх эстэтычныя перажываннi, пачуццi рэцыпiента, якiя думку на засваенне эстэтычных ідэалаў народа.
выклiкаюць эстэтычную патрэбнасць сузірання прыроды, На гэтых падставах вялiкi iнтарэс прадстаўляюць
каштоўнасць якой не ў карысці ці выгадзе, а ў самім факце яе дзіцячыя аматарскiя фальклорныя калектывы, удзельнікі
існавання. Усведамленне эстэтычнай каштоўнасцi прыроды якіх займаюцца непасрэдным вывучэннем фальклорных
сiлкуе разуменне аксіяматычнай iсцiны, што прыгажосць не твораў. Дзейнасць аматарскiх фальклорных калектываў
можа быць прысвоена: спажывецкае стаўленне да прыроды накiравана на далучэнне i засваенне аматарамi фальклор-
амаральна, бо эстэтычныя каштоўнасці прыроды складаюць най спадчыны Беларусi, якая змяшчае неабмежаваныя
агульначалавечы здабытак і належаць не толькі нашым педагагiчныя магчымасці для фарміравання эстэтычнага
сучаснікам, але і будучым пакаленням. ўспрымання прыроды. Далучэнне да нацыянальнай спад-
Абуджаць эстэтычнае ўспрыманне прыроды, вучыць чыны, да вытокаў эстэтычнай культуры пашырае досвед
радавацца яе прыгажосцi, беражліва i паважліва да яе удзельнiкаў аматарскiх фальклорных калектываў аб духоў-
ставіцца, неабходна як мага раней, пачынаючы з дашкольна- ным і працоўным жыццi беларускага народа, яго эстэтыч-
га ўзросту (Л.М. Гафарава, М.У. Грыбанава, Л.С. Давыдава, ных ідэалах, дазваляе асэнсаваць i ўсвядомiць iх ролю ў вы-
А.А. Паловіна, М.В. Раганава i iнш.). Аднак, навуковыя працоўцы асабiстага погляду на навакольны свет, будаў-
даследаваннi Б.Ц. Лiхачова, Л.П. Пячко, Н.У. Самерсавай, нiцтве ўласных адносінаў да прыроды ў адпаведнасцi за-
Л.М. Чамаевай, М.В. Шаптухоўскага i iнш., сведчаць аб не- конамi меры, гармонii i прыгажосцi.
абходнасцi iнтэнсiўнага развiцця эстэтычнага ўспрымання Для арганізацыі працэсу фармiравання эстэтычнага
прыроды менавiта ў падлеткавым узросце, для якога харак- ўспрымання прыроды падлеткамi – удзельнікамi аматарскiх
тэрна крайняя няўстойлівасць эколага-эстэтычнай культуры. фальклорных калектываў, неабходны ўлік і рэалізацыя шэ-
Прадстаўнiкi экалагiчнай псiхалогii С.Д. Дзераба i В.А. Яс- рагу педагагічных умоў. У педагагічнай навуцы пад ўмовамі
вiн, адзначаюць, што ў падлеткавым узросце адбываюцца часцей за ўсё разумеецца свядома сканструяваная педаго-
кардынальныя змены адносiнаў да прыроды. У прыватнасцi, гам сукупнасць фактараў, абставiнаў, якая аказвае iстотнае
iстотна парушаецца i патрабуе карэкцыi ўспрыманне прыро- ўздзеянне на эфектыўнасць функцыянавання педагагічнай
ды: знiкае ўласцiвая дзецям дашкольнага i малодшага школь- сістэмы. На аснове вывучэння навуковай літаратуры і з улі-
нага ўзросту суб’ектная ўстаноўка, дзякуючы якой iнды- кам спецыфiкi нашай працы мы вызначылі асноўныя педа-
вiд праецыруе на прыродныя аб’екты ўласцiвасцi чалавека. гагічныя ўмовы паспяховага фарміравання эстэтычнага
У вынiку чаго прырода ўжо не належыць да самакаштоўнай ўспрымання прыроды падлеткамi ў дзейнасці аматарскiх
сферы, роўнай чалавеку, адбываецца рэзкi рост прагматыч- фальклорных калектываў.
нах матываў успрымання прыроды, якiя суправаджаюцца Стварэнне народна-творчага выхаваўчага асяроддзя,
наiўным уяўленнем, што прыгажосцю можна валодаць як якое дазволіла б падлеткам на ўсіх узроўнях развiцця свя-
нейкай матэрыяльнай данасцю i распараджацца ёю на свой домасці і пачуццяў прасякнуцца атмасферай эстэтыкi фаль-
погляд [1, 273]. Больш таго, многiя падлеткi праяўляюць клору мы вызначаем як асноўную ўмову эфектыўнай рабо-
жорсткае стаўленне да жывёл i раслiн, што звязана з усплё- ты аматарскага фальклорнага калектыву. У традыцыйным
скам агрэсiўнасцi, назапашанай з-за псiхалагiчных i сацы- соцыўме такія ўмовы стварала само жыццё, дзе выхаванец
яльных цяжкасцей дадзенага перыяду. Трэба падкрэслiць, не проста сутыкаўся час ад часу з тымі ці іншымі
што такiя паводзiны часцей за ўсё праяўляюць тыя падлеткi, эстэтычнымі з’явамі, мастацкімі ідэямі і вобразамі фаль-
якiя маюць нязначны вопыт эстэтычнага ўзаемадзеяння клору, фрагментамі калектыўнай творчай дзейнасці, але
з прыродай. Яны дэманструюць неразвiтасць эстэтычнага аказваўся пагружаны ў пэўнае выхаваўчае асяроддзе, якое
ўспрымання прыроды, абмяжоўваючы гэты працэс арыента- забяспечвала комплекснае ўздзеянне на развiццё света-
цыяй толькi на «прыгожае – агіднае», якая адказвае бытаво- ўспрымання і светапогляду чалавека. Сумесная праца, ся-
му ўзроўню свядомасці, вядзе да падтрымкі варварскага спа- мейныя ўзаемаадносiны, буднi, каляндарныя i сямейна-бы-
жывання прыродна-прыгожага і апраўданню знішчэння тавыя святы стваралi натуральныя абставiны для далучэн-
усяго, што ілжыва ацэньваецца як прыродна-агіднае. ня асобы да народнага мастацтва з «вуснаў у вусны», ад
Дапамагчы падлеткам справiцца з неадэкватнымі па- старэйшага да малодшага.
водзiнамi можна толькi загадзя, актывізуючы iх эстэтычныя У дзейнасцi сучасных аматарскiх фальклорных ка-
пачуцці да прыроды: ад ідэальна-пазітыўных (узвышанае, лектываў спосабы засваення i ўзнаўлення твораў фалькло-
прыгожае, гарманiчнае, дасканалае i г.д.), да афектыўна- ру сталі насіць больш рэпрадуктыўны характар. Як правіла,
экспрэсіўных (стыхiйнае, трагічнае, дысгарманiчнае i г.д.), яны ажыццяўляюцца пры дапамозе сучасных сродкаў тран-
далучаючы да працэсу эстэтычнага сузірання, успрымання, сляцыi фальклору: пiсьмовых крынiц (ноты, дапаможнiкi,
асэнсавання i ацэнкі выразных асаблівасцяў прыродных падручнiкi i г.д.), аўдыё-вiзуальных сродкаў (CD, DVD-
аб’ектаў i з’яў. Пагаджаючыся з Л.П. Пячко i Н.П. Старасель- дыскi, вiдэазапiсы, тэле-, радыёперадачы i г. д.), якiя ствара-
цавай, неабходна падкрэслiць, што найбольш эфек-тыўна юць аснову для ўваходжання асобы ў народна-творчае
эстэтычнае ўспрыманне прыроды развіваецца ў працэсе выхаваўчае асяроддзе. Працэс стварэння народна-творчага
мэтанакiраванай эстэтычнай дзейнасці, пры стварэнні педа- выхаваўчага асяроддзя вызначаюць абраныя кiраўнiком
гогам разнастайных вучэбна-выхаваўчых сітуацый, арыен- аматарскага фальклорнага калектыву разнастайныя формы
таваных на развіццё эмацыянальнай успрымальнасці пры- i метады работы, арыентацыя на абнаўленне зместу пе-
гажосці і выразнасці аб’ектыўных прыродных з’яў, пашы- дагагічнай дзейнасці, імкненне да ўдасканалення сваіх
рэнне эстэтычных уражанняў падлеткаў, эстэтычных ацэ- асобасна-прафесійных якасцяў і здольнасцяў, заснаваных
нак, пачуццяў, засваенне грамадскіх ідэалаў, формаў ад- на маральных і педагагічных ідэях.

24
Згодна з В.I.Cаладухiным, народна-творчае выхаваўчае эмацыянальная спагадлівасць дазваляюць успрымаць цэ-
асяроддзе аматарскага фальклорнага калектыву павінна ласнасць, гармонію прыроднага свету ў яго мастацкім ад-
ўключаць ў сябе: этнiчнае асяроддзе (мову народа, яго све- люстраванні, нараджаюць складаныя асацыяцыi i аналогii,
тапогляд, матэрыяльную і духоўную культуру, сістэму сувязі мыслення з аб’ектам пазнання. Суаднясенне мастац-
звычаяў, абрадаў і свят); музычнае асяроддзе (народная му- кага зместу з непасрэднымі жыццёвымі ўражаннямі, аса-
зыка ў запісу, у выкананні носьбітамі вуснай традыцыі і бістымi назіраннямi дапамагае падлеткам адчуць эстэ-
прафесійнымі музыкантамі); выхаваўчае асяроддзе (ка- тычную каштоўнасць прыроды.
лектыў аднагодкаў, творчыя стасункi з удзельнiкамi iншых Узбагачэнне эстэтычных уражанняў падлеткаў праз
фальклорных калектываў, узаемадзеянне з сям’ёй) [3, c. 156]. непасрэднае ўзаемадзеянне з натуральнымi аб’ектамi i з’ява-
Варыятыўнае i разнастайнае па зместу, яно дазваляе най- мi прыроды – вызначальная ўмова фармiравання эстэ-
больш эфектыўна ўцягваць падлеткаў у засваенне фалькло- тычнага ўспрымання прыроды ўдзельнiкамi аматарскiх
ру, актывiзаваць працэс успрымання, усведамлення і інтэр- фальклорных калектываў. Дамiнуючае значэнне ў фармi-
прэтацыі яго эстэтычных каштоўнасцяў. раваннi эстэтычнага ўспрымання прыроды ўдзельнiкамi
Наступная ўмова прадугледжвае выкарыстанне сiн- аматарскiх фальклорных калектываў мае дзейнасць па
крэтычнай еднасцi твораў народнага мастацтва (песень, рэканструкцыi каляндарных абрадаў у натуральным пры-
танцаў, карагодаў, казак, легенд, паданняў i нш.), якія спры- родным асяроддзi, якая прадстаўляе выключную магчы-
яюць развіццю эстэтычнага кругагляду і творчых здоль- масць падлеткам уключыцца ў абрадавую сітуацыю, пера-
насцяў падлеткаў. Сінкрэтызм фальклору адлюстроўвае жыць яе, засвоiць i замацаваць у фальклорнай сiтуацыi
старажытную еднасць рэлiгii, мастацтва, фiласофii, маралi. мадэлi гарманiчных i адказных паводзiн у прыродным
Адсюль i своеасаблiвасць прыроды фальклору: побач з вус- асяроддзi. Актыўнае пагружэнне падлеткаў у шматлiкiя
най прамовай ў iм прысутнiчаюць музычныя, мiмiчныя, вiды абрадава-святочнай дзейнасцi (спевы, танцы, гульнi,
драматургiчныя знакi, якiя вызначаюць iмправiзацыю i вар’i- рытуальныя дзеяннi i iнш.) узмацняе эстэтычнае пера-
раванне танцавальных рухаў, паэтычных тэкстаў i iнш. Ад- жыванне прыроднай прыгажосцi, спрыяе канцэнтрацыi пад-
паведна i ў педагагiчным працэсе аматарскiх фальклорных леткаў на эстэтычных уласцiвасцях фальклорных твораў
калектываў мэтазгодна выкарыстанне ўсёй разнастайнасцi i рэчаiснасцi. Успрыманне маляўнiчых куточкаў прыроды
гучання народных спеваў, жэстаў i мiмiкi танцаў, гульняў, ў спалучэннi з трансляцыяй фальклорных твораў – эталонаў
карагодаў, якiя актуалiзуюць эстэтычны вопыт, мастацкiя гарманiчнага ўзаемадзеяння з прыродай, аказваюць свое-
ўражаннi, асацыяцыi i аналогii падлеткаў. асаблівы ўплыў на падлеткаў, сiлкуюць іх чалавечае імкнен-
Актуалізацыя аналогій праз далучэнне падлеткаў да не да захавання прыроднай прыгажосцi, садзейнічаюць фар-
розных твораў народнага мастацтва дазваляе шляхам пера- міраванню культуры адносінаў да прыроды як да эстэ-
носу ўcвядомiць i адчуць паэтычныя фарбы фальклору, тычнай і грамадскай каштоўнасці.
якiя заснаваны на асацыятыўнасцi, вобразнасці i мета- Такiм чынам, у дадзеным артыкуле намi былi выз-
фарычнасці яго мовы. Праз параўнальна-супастаўляльныя начаны асноўныя педагагічныя ўмовы ад выканання якiх
характарыстыкі спасцігаецца эстэтычная блізкасць розных залежыць эфектыўнасць працэсу фарміравання эстэтыч-
фальклорных твораў, выбудоўваюцца сінхранічныя па- нага ўспрымання прыроды падлеткамi ў дзейнасцi ама-
ралелі. Утвараемыя паралелі адкрываюць магчымасць ад- тарскiх фальклорных калектываў. Сярод iх: а) стварэнне
наўлення цэласнага, сінтэтычнага мастацкага вобраза, якi народна-творчага выхаваўчага асяроддзя, якое дазваляе
раскрывае узаемасувязь народнага мастацтва з жыццём пры- падлеткам на ўсіх узроўнях свядомасці і пачуццяў прасяк-
роды, стаўленнем чалавека да яе, што дазваляе падлеткам нуцца атмасферай эстэтыкi фальклору; б) выкарыстанне
дапоўніць свае ўяўленні аб прыгажосці прыроды, аб’яднаць сiнкрэтычнай еднасцi твораў народнага мастацтва (песень,
разрозненыя пачуцці ў арганічную еднасць. Фальклорныя танцаў, карагодаў, казак, легенд, паданняў i нш.), якія
творы павінны захапіць падлеткаў, абудзіць у іх пачуццё садзейнiчаюць развіццю эстэтычнага кругагляду, асацы-
прыгажосцi прыроды, гармоніі, эстэтычнай асалоды i ім- ятыўнага мыслення ўдзельнiкаў аматарскiх фальклорных
кненне дзейнічаць адпаведна эстэтычным нормам. калектываў; в) актыўнае далучэнне падлеткаў да эстэ-
Вядучай умовай фармiравання эстэтычнага ўспрыма- тычнага ўспрымання фальклорных твораў; г) узбагачэнне
ння прыроды ўдзельнiкамi аматарскiх фальклорных калек- эстэтычных уражанняў падлеткаў праз непасрэднае ўза-
тываў з’яўляецца далучэнне падлеткаў да эстэтычнага ўс- емадзеянне з натуральнымi аб’ектамi i з’явамi прыроды
прымання фальклорных твораў. Яно садзейнічае развіццю падчас рэканструкцыi каляндарных абрадаў у натуральным
здольнасцi да эстэтычнага меркавання на аснове набытых прыродным ландшафце.
ведаў і эстэтычнага вопыту. Эстэтычнае ўспрыманне фаль-
клорных твораў патрабуе разгляду зместу фальклорнай Лiтаратура:
адзiнкi, аналiзу яго семантыкi i мастацкiх сродкаў з пазiцыi 1. Дерябо, С.Д., Ясвин, В.А. Экологическая психология и педаго-
жанравай адметнасцi, ведання асноўных эстэтычных гика / С.Д. Дерябо, В.А. Ясвин. – Ростов н / Д. : Феникс, 1996. – 476 с.
катэгорый (прыгожае – агіднае, узнёслае – нізкае, трагіч- 2. Печко, Л.П., Старосельцева, Н.П. Эстетические свойства
нае – камічнае) і змешчаных у фальклорных творах эпітэтаў, природы и учебно-воспитательный процесс в школе / Л.П. Печ-
параўнанняў, метафар i iнш., якiя ўвасабляюць прыроду, ко, Н.П. Старосельцева // Экологическое и эстетическое воспи-
фарміруюць ўяўленні пра яе прыгажосць. У дадзеным вы- тание школьников / под ред. Л.П. Печко. – М.: Педагогика,
падку думка ўспрымальнiка абапіраецца не на рэальныя да- 1984. – С. 34 – 68.
дзеныя, здабытыя падчас непасрэднага эстэтычнага су- 3. Солодухин, В.И. Развитие творческой активности младших
зiрання прыроды, а на яе мастацкія выявы. Наяўнасць мас- школьников средствами инструментального фольклора / В.И. Со-
тацка-эстэтычных ведаў, здольнасць да суперажывання, лодухин. – Улан-Удэ: ВСГАКИ, 2002. – 181 с.

ШЛЯХI ВЫКАРЫСТАННЯ ФАЛЬКЛОРНА-ЭТНАГРАФIЧНАЙ СПАДЧЫНЫ Ў МЭТАХ ТУРЫЗМУ

Алена Рабава (Мiнск, Беларусь)

Сучаснае сацыякультурнае становiшча характарызуец- Беларуская культура мае вялікую гісторыю і ўласныя
ца працэсамi глабалiзацыi, ва ўмовах якой узмацняецца традыцыі. У ёй увасобіліся самабытныя міфалагічныя,
знешняе ўздзеянне на нацыянальную культуру. Яе духоўныя рэлігіёзныя, мастацкія, маральныя ўяўленнi беларускага
каштоўнасцi i ўстаноўкi праходзяць праверку на трыва- народа. Беларусь валодае таксама ўнікальнай гісторыка-
ласць. Сёння востра стаiць задача захавання нацыянальнай культурнай спадчынай, увасобленай у матэрыялізаваных
духоўнай спадчыны. Без разумення сябе, сваёй культуры прадметах мастацка-прасторавага асяроддзя i ў феноменах
немагчыма знайсцi ўласны шлях развiцця ў сучасным свеце. нематэрыяльнай спадчыны – у фальклоры. У працэсе далу-

25
чэння да нацыянальнага здабытку свайго народа асоба за- на з мэтай далучэння патокаў турыстаў. На наш погляд, на
свойвае i прысвойвае маральныя арыенцiры, выпрацава- Беларусi няма неабходнасцi штучна ствараць некую «пад-
ныя продкамi, якiя дазваляюць адчуць сваю прыналеж- зею», бо ў краiне склалiсь традыцыi правядзення шэрагу
насць да пэўнай этнакультурнай супольнасцi, захоўваць фестываляў – тэатральных, музычных, кiнамастацтва i,
нацыянальную самабытнасць ва ўмовах глабалiзацыi. у тым лiку, фальклорных – напрыклад, Рэспублiканскi фе-
У сувязi з гэтым развiццё нацыянальнага турызму стываль фальклорнага мастацтва «Берагiня», фестываль
набывае асаблiвую актуальнасць, таму што менавiта туры- народнага гумару ў Аўцюках i г.д.
стычныя падарожжы па родным краi дазваляюць чалаве- Падзеяй таксама з’яўляецца i арганiзаванае масавае
ку пазнаць ва ўсёй разнастайнасці здабыткi культуры, ад- святкаванне народных святаў з захаваннем аўтэнтычных
чуць сябе носьбітам традыцый свайго народа, усвядо- абрадаў i рытуалаў [2].
міць неабходнасць захавання, распаўсюджвання і далей- Неабходна таксама згадаць пра шматнацыянальную
шага развіцця гісторыка-культурных і прыродных каш- спадчыну Беларусi, дзе стагоддзямi кампактна пражыва-
тоўнасцей. лi прадстаўнiкi розных народаў. Напрыклад, у Iўi – та-
Такiм чынам, турызм на сучасным этапе ўяўляе сабой тары, у Гродна – палякi, у Мiры, Валожыне, Бабруйску –
новую сацыяльна арыентаваную перспектыву, накiраваную яўрэi. Да нашых дзён захавалiся рэгiёны – помнiкi кам-
на ўпарадкаванне ўзаемаадносiн людзей i этнасацыяльнага пактнага пражывання нацыянальных груп са сваёй ары-
асяроддзя, фармiраванне асабiстага вопыту мiжнацыя- гiнальнай архiтэктурай, звычаямi i, безумоўна, фаль-
нальных зносiн, павагi да культуры i традыцый беларускага клорна-этнаграфiчнай спадчынай. Усё гэта сёння выклi-
народа, выхаванне маральных iдэалаў, патрыятызму, эка- кае цiкавасць у ту рыстаў не толькi нашай, але i iншых
лагiчнай культуры. краiн, у першую чаргу з лiку эмiгрантаў i iх нашчадкаў,
На думку экспертаў Сусветнай турыстычнай арга- якiя жадаюць пазнаёміцца з радзiмай сваiх продкаў, знай-
нізацыі, найбольш перспектыўным у развіцці нацыяналь- сцi свае «каранi».
нага турызму Рэспублікi Беларусь з’яўляецца культурны Выкарыстанне фальклору ў мэтах культурна-пазна-
кірунак. Асаблiвасцi культуры розных рэгiёнаў усё часцей вальнага турызму патрабуе вырашэння шэрагу задач, сярод
пабуджаюць людзей праводзiць свой адпачынак у падарож- якіх трэба вылучыць наступныя:
жы. Найбольшую цiкавасць у турыстаў выклiкаюць такiя 1. Выяўленне сапраўдных носьбiтаў аўтэнтычнай куль-
элементы народнай культуры, як легенды i паданнi, святы, турнай традыцыi i стварэнне на гэтай падставе турысцка-
абрады, звычаi i традыцыi, песнi, танцы, нацыянальныя этнаграфiчных рэгiёнаў. Напрыклад, у турысцка-экскурсiйныя
стравы, народныя промыслы i рамёствы i г.д. Менавiта маршруты ўжо ўключаны адноўле,ны ў 1997 годзе абрад
фальклорна-этнаграфiчная спадчына з’яўляецца сродкам «Цары» в. Семежава Капыльскага раёна, якi занесе-ны ў Сус-
пашырэння рэсурсаў для прыцягнення турысцкiх патокаў ветны спiс шэдэўраў нематэрыяльнай спадчыны ЮНЕСКА.
ва ўмовах глабалiзацыi. 2. Супрацоўнiцтва краязнаўцаў i экскурсаводаў з мэтай
Якiя ж iснуюць шляхi выкарыстання фальклорна- выкарыстання ў змесце экскурсiй вуснай фальклорнай
этнаграфiчных каштоўнасцей у мэтах турызму? Аналiз на- спадчыны – паданняў, легендаў i iнш., характэрных для
вукова-метадычнай лiтаратуры, публiкацый у СМI, прак- канкрэтнага рэгiёну.
тычнага вопыту дазваляе нам адзначыць некаторыя кiрункi 3. Арганiзацыя ўзаемадзеяння памiж установамi куль-
рашэння гэтага пытання. туры (Дамамi творчасцi, Центрамi рамёстваў i iнш.) i ту-
Па-першае, феномены фальклору знаходзяць адлю- рызму пры распрацоўцы i ўкараненнi фальклорных анi-
страванне ў самастойным вiдзе турызму – культурна-паз- мацыйных праграм, што станоўча адбiваецца на развiццi
навальным. Пад культурна-пазнавальным турызмам мы малых гарадоў краiны. Прыкладам такого плённага супра-
разумеем падарожжы, звязаныя са знаёмствам турыстаў цоўнiцтва з’яўляецца вельмi папулярны сёння турпрадукт
з нацыянальнай культурай, звычаямі, традыцыямі ў краіне «У гасцях у Зюзi Паазерскага» (Пастаўскi раён Вiцебскай
знаходжання. Асноўнай мэтай такіх падарожжаў з’яў- вобласцi), у якiм на падставе беларускай мiфалогiii разгорт-
ляецца задавальненне дапытлівасці, пазнавальных інта- ваецца тэатралiзаваныя дзеяннi з выкарыстаннем народ-
рэсаў турыстаў у галіне культурнага жыцця [3]. Праграма ных гульняў, песень, карагодаў, а таксама арганiзавана ча-
культурна-пазнавальнага турызму ў адрозненні ад іншых ставанне стравамi беларускай кухнi.
відаў турызму насычана экскурсійна-пазнавальнымі і куль- 4. Арганiзацыя продажу шырокага асартыменту су-
турнымі мерапрыемствамі. Яе асновай з’яўляецца гіс- венiраў – вырабаў народных майстроў. Сувенiры – гэта до-
торыка-культурны патэнцыял краiны, які змяшчае ўсё са- брая памяць аб падарожжы. Аднак, трэба ведаць, што для
цыякультурнае асяроддзе з традыцыямі і звычаямі, асаб- турыста сувенiр, зроблены не ў месцы наведвання, страч-
лівасцямі побытавай і гаспадарчай дзейнасці народа. вае сваю значнасць.
Фальклор ў культурна-пазнавальным турызме з’яў- Такiм чынам, вырашэнне гэтых i iншых задач будзе
ляецца сродкам фарміравання зместу анімацыйных пра- спрыяць развiццю культурна-пазнавальнага турызму, а вы-
грам, якія ўключаюць самабытныя народныя святы і абра- карыстанне фальклорнай спадчыны з’яўляецца сродкам
ды, песенна-танцавальны фальклор, тэатралізацыю народ- пашырэння рэсурсаў для прыцягнення турысцкiх патокаў.
ных паданняў і легендаў і інш. Адметная асаблівасць фаль- Менавiта асаблiвасцi народнай культуры розных рэгiёнаў
клорных анімацыйных праграм заключаецца ў рэалізацыі усё часцей прымушаюць людзей праводзiць адпачынак
іх у натуральных прыродных умовах, што спрыяе далучэн- у падарожжах. Пры гэтым турыст iмкнецца пазнаёмiцца
ню асобы да традыцый свайго народа [1]. з такiмi аб’ектамi, якiя ствараюць непаўторнае аблiчча
Па-другое, некаторыя аўтары i распрацоўшчыкі туры- менавiта гэтага месца турысцкага прызначэння, – з народ-
стычных прадуктаў выдзяляюць у якасцi самастойнага нымi святамi i абрадамi, культурай побыту, рамёствамi,
такi вiд турыстычных падарожжаў, як фальклорна-этна- традыцыямi нацыянальнай кухнi, нават, асаблiвасцямi
графiчныя туры. Гэта турыстычныя вандроўкi, мэтай якiх строяў i г.д.
з’яўляецца знаёмства з вуснай народнай творчасцю ў мес-
цах яе бытавання. Экскурсiйныя праграмы гэтых тураў Спiс лiтаратуры
уключаюць наведванне этнаграфiчных музеяў, музеяў- 1. Биржаков, М. Б. Анимация в программах делового туриз-
запаведнiкаў, канцэртаў фальклорных калектываў, фаль- ма / М.Б. Биржаков, Н.Б. Раева // Туристские фирмы. – 2006. – Вып.
клорных свят i г.д. [4, с. 308]. 40 (8). – С. 105 – 118.
Па-трэцяе, фальклорна-этнаграфiчная спадчына можа 3. Вашчанка, А. Разгуляўся Юр’еў конь! / А. Вашчанка //
выкарыстоўвацца ў праграмах «падзеевага турызму» (па- Настаўнiцкая газета. – 2006. –№ 67–68 (4 мая). – С. .
руску – событийный туризм). У яго аснове так званыя 3. Рябова, Е. В. К вопросу о развитии культурно-познаватель-
«культурныя падзеi», якiя з’яўляюцца аб’ектам увагi ту- ного туризма в Беларуси / Е.В. Рябова // Вестн. Молодеж. науч.
рыстаў. Да такiх падзей адносяць фестывалi, ярмаркi, маса- о-ва. – 2005. – № 1 (22). – С. 69–72.
выя народныя святы Як правiла, падзея плануецца своеча- 4. Туризм, гостеприимство, сервис : словарь – справочник /
сова. I, як сведчыць сусветны вопыт, калi яна не iснуе Г. А. Аванесова, Л. П. Воронкова и др.; под ред. Л. П. Воронковой. –
гiстарычна як традыцыя, падзею прыдумваюць спецыяль- М.: Аспект Пресс, 2002. – 367 с.

26
ДЕТСКИЙ ФОЛЬКЛОР И СОВРЕМЕННЫЙ МОЛОДЕЖНЫЙ ФОЛЬКЛОР:
ХАРАКТЕР ОТНОШЕНИЙ И ТИПОЛОГИЯ СВЯЗЕЙ

Ирина Райкова (Москва, Россия)


Детский фольклор как особая, укорененная в глубокое ют, что и современные игры молодежи (так называемые
прошлое и в то же время вечно юная, динамичная много- «сидячие», или интеллектуальные) могут генетически вос-
жанровая система вполне закономерно привлекает к себе ходить к традиционным детским, и по видимости новое
внимание фольклористов-филологов, этномузыкологов, оказывается «хорошо забытым старым». Например, ста-
этнологов, психологов, культурологов и педагогов. С дру- ринная детская игра с лучинкой «Жив Курилка», описанная
гой стороны, в последние годы бурными темпами развива- во многих источниках (см., например, [3, с. 281], казалось
ется собирание и изучение городского фольклора в его со- бы, перешла в область не бытующего уже классического
временных формах, традиций малых социальных и про- фольклорного наследия, тем более и лучинок давно нет. Од-
фессиональных групп, молодежных субкультур. На наш нако в среде старших подростков и молодежи, а то и в ком-
взгляд, рассмотреть системы детского1 и молодежного пании с взрослыми (обычно в лагерях, походах, экспедици-
фольклора в их диалоге и взаимосвязях, как два возраст- ях) существует следующая игра. В темной комнате играю-
ных пласта народной традиционной культуры было бы ин- щие быстро передают из рук в руки по кругу зажженную
тересно и перспективно. Многолетняя полевая практика спичку, а кто уже не может передать и вынужден потушить
в городе, деревне, детских лагерях, в том числе записи дет- ее, становится, условно говоря, водящим, а фактически ис-
ского фольклора по воспоминаниям взрослых людей раз- пытуемым: все остальные играющие по кругу задают ему по
ных поколений, наблюдения над восприятием детского одному любому вопросу, а он должен ответить максималь-
фольклора современными студентами дает для подобного но искренне [6]. Что это, как не трансформация «Курилки»?
исследования богатейший материал. Или, например, распространенное в последние десяти-
Что думают о связях детского и молодежного фолькло- летия студенческое ритуальное предэкзаменационное дей-
ра сами носители традиции? Как известно, исполнители ство – ловля Халявы у русских (ср.: вызывание Шары
классического («взрослого») фольклора не склонны рефлек- у украинцев [5]). Оно на новом витке продолжает тради-
сировать по поводу традиции и самих себя в ней. О детском цию детских магически-игровых «вызываний» Пиковой
же и современном молодежном фольклоре мы имеем воз- Дамы, Жвачного Гномика, Русалочки и т.п. По игровому
можность узнать мнение студентов-первокурсников, имею- характеру, представлениям о вызываемом существе, обще-
щих как раз переходный статус на стыке той и другой тради- му сценарию, эмоциональному настрою участников, поэ-
ций. Большинство опрошенных2 полагает, что между дет- тике магической вербальной формулы можно утверждать
ским и молодежным фольклором много общего: юмор, наличие именно такой связи, а не связи с взрослыми маги-
игровой характер, «развлекательная» функция. Различие ческими или обрядовыми практиками. Казалось бы, в сту-
заключается в том, что детский более устойчив, в молодеж- денческой традиции цель ритуала стала более прагматич-
ном же больше «подразделений» по «узким сферам» – про- ной и конкретной, чем в детской, однако сохранилось глав-
фессиональным, социальным и др. Отмечается преемствен- ное – детское ожидание чуда и желание испытать: получит-
ность традиций. Приведем наиболее интересные суждения: ся – не получится, сработает – не сработает…
«Молодежный фольклор берет начало из детского»; «Моло- Поддёвки, которые, на наш взгляд, наряду с прибаутка-
дежный фольклор является детищем детского. Дети вырас- ми, докучными сказками и песенками, скороговорками, от-
тают, и их произведения взрослеют вместе с ними»; «Они носятся к «зоне пересечения» поэзии пестования и соб-
одинаковы, одно произрастает из другого»; «Очень похожи, ственно детского творчества, тоже не уходят вместе с дет-
молодежный черпает вдохновение из детского фольклора, ством. Бытуют их молодежные варианты (они же – шуточ-
но детский – самый замечательный из всех, на нем воспиты- ные ответы [2], «эхо-реплики», «отзывки»), например:
ваются многие поколения»; «Молодежный фольклор ближе
к детскому, так как молодые люди еще дети в какой-то степе- – Вот…
ни»; «Задор и веселье всё еще остается в молодежном фоль- – Дали ему год.
клоре, как в детском»; «По мере взросления человека меня- – Да…
ется и окружающий его фольклор, он становится более ци- – Дали ему два!
ничным, но по-прежнему это кладезь народной мудрости»;
«Параллельно взрослению носителей детский фольклор, ус- – Неудобно…
ложняясь и развиваясь, плавно перетекает в молодежный». – Неудобно на потолке спать: одеяло спадает.
Думаю, студенты, при всей наивности и шероховатости
утверждений, во многом правы. Два наиболее устойчивых – Стыдно…
признака выступают объединяющим началом для детского – Стыдно – когда видно, а нечего показать [6].
и молодежного фольклора – это юмор во всевозможных его
оттенках (от радости познания и приятия мира до смехового Как можно заметить, юмор молодежных шуточных от-
отрицания, черного юмора, пародии и т.п.) и игровой характер. ветов более изощрен. Однако среди молодых людей этот
Молодежная традиция, действительно, в первую оче- иронический малый жанр не так широко распространен,
редь преемственно связана с детской, которая, пусть не круг возможных коммуникативных ситуаций его бытова-
всегда «плавно», а в чем-то «скачками», но переходит в нее ния более ограничен, чем в детском общении. К тому же
по мере взросления носителей, перехода их в следующую молодежная традиция подхватила лишь одну из жанровых
возрастную группу. Ряд детских жанров получает при этом моделей – поддёвку естественного диалога (в детской есть
органичное продолжение в аналогичных или видоизменен- еще как минимум четыре [3, с. 329–333]).
ных жанрах, бытующих в среде современной молодежи. Иронические песни и стишки – пародии и переделки,
Так, вопрос о том, когда человек перестает играть, оста- классический жанр школьного фольклора, также бытуют
ется риторическим, потому что по большому счету никогда, и в молодежной среде, как, впрочем, и в компаниях более
просто игры в разном возрасте свои. Детские и молодежные солидных взрослых людей (чаще в городе).
игры, между которыми трудно провести четкую границу, Другая группа жанров, которые не являются исключи-
бытовали с давних времен. Однако наблюдения показыва- тельно детским достоянием, бытует параллельно во взрос-
лой, молодежной и детской среде. Постепенно сформирова-
1
Вслед за О.И. Капицей, В.П. Аникиным, М.Н. Мельниковым, А.Н. Марты- лись взрослые, молодежные и детские разновидности в рам-
новой, М.Ю. Новицкой, М.П. Чередниковой, С.М. Лойтер и др. детский ках одного жанра, отнюдь не отменяющие друг друга. Между
фольклор мы понимаем широко, включая в него традиционную культуру ними налицо генетическое родство, происхождение от одно-
младенчества (поэзию пестования), детства, школьный и подростковый го общего традиционного источника. Однако в современно-
фольклор.
сти можно констатировать возникновение и бытование дет-
2
В письменном анкетировании приняли участие 28 студентов 1 курса фило- ских и молодежных жанровых образований независимо от
логического факультета МГПУ в возрасте 16 – 18 лет [1].

27
их «взрослых» собратьев. На русском материале это такие Или анекдот: «Жил-был на свете мальчик, который ужас-
жанры, как гадания, приметы, заговоры, частушки, сатири- но боялся темноты. Поэтому каждый раз, когда он моргал, он
ческие куплеты, анекдоты и др. Полагаем, что в инонацио- падал в обморок» (зап. там же, той же от А.В. Козырева, 47 лет,
нальных традициях список может быть продолжен. врача [1]). Возникнув в молодежной среде, жанр стремитель-
Например, в среде балетных, которые трепетно отно- но, за какие-то 10–15 лет, «омолодился», перейдя сначала
сятся к удаче, сопутствующей / препятствующей их про- к старшеклассникам, затем к школьникам средних классов.
фессиональному росту (заметим, и физическому росту Наконец, возможен и такой тип связей: текст молодеж-
тоже), бытует множество примет, поверий, запретов, пред- ного фольклора пародирует детский жанр, отталкивается
писаний1 и оберегов. Артист балета, педагог 33-х лет рас- от него, используя его формально-содержательную модель
сказывает: «Очень суеверный народ балетный, у нас есть для передачи новых, актуальных в другом контексте идей.
много примет, поверий. Все я не знаю, но вот те, которыми Например, в студенческом стишке стилизуется загадка:
я пользовался. Некоторые имеют под собой основу, причину.
(…) Есть одна примета (я в начале карьеры тоже в нее ве- В комнате большой сидят
рил, потом уже нет): нельзя чтобы перешагивали через Человек под пятьдесят.
одну ногу. Ну, то есть мы вот <на полу> сидим, «греемся», Приглядись – у всех дела:
у нас шпагат, полушпагат, тянемся, и кто-то идет и так Восемь рубятся в «козла»,
перешагивает аккуратненько. Так вот нельзя перешаги- Девять чертят чертежи,
вать! Здесь можно «снять»: надо, чтобы этот человек пе- Пять смеются от души,
решел обратно. Причем через две ноги можно почему-то… Шесть сошлись в «морских боях»,
[Соб.: А что будет?] Я так понимаю, что боятся, что одна Три рисуют на столах,
нога будет расти, а другая не будет. Или травму получишь Двое поедают сливы,
на эту ногу» (зап. автором в 2011 г. в Москве [6]). Семь читают детективы,
В детской разновидности данной приметы нельзя пе- Четверо журнал глядят,
решагивать через лежащего ребенка, к примеру, упавшего Ну а трое просто спят!
в игре, загорающего на пляже и т.п.: иначе он перестанет ра- А один (какой-то странный!)
сти. Как видим, мотивировка близкая, но не идентичная. Слу- Битый час уже стоит
чайно перешагнувшему дети кричат: «Перешагни обратно!». И о чем-то в полный голос
Еще один тип связи детской и молодежной традицион- Сам с собою говорит (зап. А. Половниковой в 2003 г.
ной культуры: молодежный жанр со временем полностью в Москве [6]).
переходит в подростковую и даже детскую среду. Так произо-
шло в 1980–1990-е годы, буквально на наших глазах, с жанром Таким образом, детский фольклор – важнейшая часть
садистского стишка. Студентка МГПУ провела собиратель- традиционной культуры, которой причастен каждый чело-
ский эксперимент: в гостях у друзей, когда присутствовали век независимо от того, что он об этом думает. Постепенно
представители разных поколений, помимо родственников с изменением социокультурной ситуации, движением на-
еще и гости, завела разговор о произведениях с черным юмо- циональной истории, индивидуальным взрослением чело-
ром, эстетикой ужасного. Ей удалось записать много садист- века меняются формы творчества, одни жанровые образо-
ских стишков, отдельные «черные» песенные пародии, ча- вания сменяют другие, новое содержание наполняет тради-
стушки и анекдоты-фразы. Но самое интересное – это ком- ционные модели, что-то теряет актуальность, а забытое
ментарии, разговор, в котором весьма заинтересованно уча- вновь становится востребованным. «Водораздел» же между
ствовали все собравшиеся (люди от 8 до 45 лет), причем не без детским и молодежным фольклором оказывается фикцией.
юмора спорили, кто, кого и когда «этому нехорошему научил»: И это не удивительно: исследования психологов и опросы
«Исп.1 (21 год): Я рано услышала <садистские стиш- информантов подтверждают, что детство не заканчивается
ки. – Соб.>, лет в шесть. Меня родители, к несчастью, во- резко, внезапно, но имеет «размытую» верхнюю границу.
дили в детский сад! <Смеется> Сначала я жутко боялась:
маленькая была. А повзрослела – стала смеяться как угоре- Источники
лая. Видимо, крыша поехала… 1. Архив кафедры русской литературы и фольклора Институ-
Исп.2 (22 года): О-о-о, Дашка, как откровенно! Я бы не та гуманитарных наук Московского городского педагогического
признавался на твоем месте! Я услышал лет в 12 только… университета.
Причем от папы. Случайно. 2. Бойцова О.Ю. «Конь в пальто»: структура и функции шу-
Исп.3 (20 лет): А нам «добрые» тети и дяди – вожатые точных ответов // Живая старина. – 2010. – № 3. – С. 9–11.
рассказывали… Травмировали! <Смеется> А Димка-то от- 3. Детский фольклор / Сост., вступ. ст., подгот. текстов и ком-
куда их знает? мент. М.Ю. Новицкой, И.Н. Райковой. – М.: Русская книга, 2002.
Исп.4 (Димка, 8 лет): Как откуда? От тебя! <Все смеют- (Б-ка русского фольклора; Т. 13).
ся>« (зап. в 2009 г. в г. Санкт-Петербург А.В. Луниной [1]). 4. Добровольская В.Е. Особенности бытования традицион-
В разговоре подтверждается, что садистские стиш- ных нормативов в современной городской и деревенской культуре:
ки, жанр литературного происхождения, возник в конце общее и различия // Славянская традиционная культура и совре-
1970-х гг. не на пустом месте, у него были фольклорные менный мир. Вып. 13. Традиционная культура современного горо-
предшественники, тексты других жанров с черным юмо- да: сб. науч. ст. – М., ГРЦРФ, 2010. – С. 227–241.
ром. Например, частушка: 5. Красиков М.М. «Шара, приди!» (Современная студенческая
Как на Киевском вокзале магия как феномен игровой культуры) // Там же. Вып. 12. Социаль-
Нашли труп без головы. ные и эстетические нормативы традиционной культуры: сб. науч.
Пока голову искали, ст. – М., ГРЦРФ, 2009. – С. 164–199.
Ноги встали и ушли! 6. Личный архив автора.

ГЕНЕЗИС МИФОЛОГЕМЫ САКРАЛЬНОГО САДА


В ДРЕВНИХ БЛИЖНЕВОСТОЧНЫХ КУЛЬТУРАХ И ЕЕ ОСМЫСЛЕНИЕ В БИБЛИИ

Галина Синило (Минск, Беларусь)

Одной из наиболее древних и смыслоносных мифоло- ся мифологема сакрального сада как особого, изолирован-
гем, проходящих через различные пласты культуры, являет- ного от остального мира пространства, связанного с изоби-
лием, бессмертием, блаженством, неведением и одновре-
менно переходом к знанию. Европейской культуре эта ми-
1
О мифологических нормативах, бытующих в городской среде, см., например: [4]. фологема знакома прежде всего по двум библейским садам

28
– Эдемскому Саду из Книги Бытия и Саду Любви из Песни Дильмун предстает как остров блаженного неведения, как
Песней. Без преувеличения можно сказать, что все инвари- бы состояния мира до всякой истории, в еще большей сте-
анты топоса Сада в постбиблейской иудеохристианской пени позволяет провести параллели с библейскими пред-
культуре являются производными двух библейских пара- ставлениями об Эдеме, где человек не знал добра и зла
дигм, некогда синтезированных еще древнееврейской куль- (вернее, знал только Божественное Добро) и где он в то же
турой. Однако за этим синтезом просматривается древний время перешел от блаженного неведения к знанию. Само
прототип, различимый на горизонте самых древних пись- же знание, предупреждает притча о грехопадении, всегда
менных культур, и прежде всего шумерской. опасно, ибо когда человек сам берется определять, что есть
Именно в шумерской культуре впервые четко кристал- добро и что есть зло, он может спутать одно с другим и об-
лизуется и фиксируется в поэтическом слове представле- ратить знание во зло себе и другим. Есть в Библии и мотив
ние о блаженном месте, связанном с бессмертием и пред- именования человеком живых существ, которых приводит
ставляющем собой прекрасный сад. Это сказание «Энки к нему Бог, без чего все сущее как бы не имеет подлинного
и Нинхурсаг» («Меж градов пресветлых...»), впервые опу- существования. Безусловно, между библейским и гораздо
бликованное еще в 1915 г., однако ставшее доступным по- более архаичным шумерским сказаниями нельзя провести
ниманию только в 1945 г., когда профессор С. Н. Крамер не только знака равенства, но даже и слишком прямых па-
опубликовал новый вариант текста и дал его первую интер- раллелей, однако шумерский текст очень ярко высвечива-
претацию (см. [1]). Как оказалось, сказание содержит ряд ет некоторые древнейшие архетипы, которые подверглись
удивительных параллелей с библейской притчей о грехопа- кардинальному переосмыслению в Библии. Одновременно
дении (Быт 3). По мнению Крамера, шумерский миф про- сопоставление двух мифологем – Дильмуна и Эдема – по-
ливает некоторый свет на сотворение Евы именно из ребра зволяет увидеть и кардинальные отличия между двумя ти-
Адама и, возможно, является первоисточником библейско- пами культур – языческой и монотеистической.
го сказания (см. [2, с. 149–155]). Однако текст оказался та- В отличие от Эдема, символизирующего состояние
ким сложным, что потребовал новых, дополнительных ис- абсолютной гармонии между человеком и природой, меж-
следований (в том числе и самого Крамера), реконструкций ду духовным и физическим в самом человеке, между Бо-
и переводов (см. [3]). На данный момент понятно, что гом и человеком, шумерский Дильмун изначально обна-
в основе произведения – одна из важнейших мифологем руживает некоторое несовершенство: в нем действитель-
шумерского сознания, связанных с блаженной, предна- но нет пресной воды, без которой невозможна жизнь, есть
значенной только для богов страной Дильмун, отождест- только вода соленая. Тогда Энки, повелитель пресных под-
влявшейся с о. Бахрейн в Персидском заливе – самым почвенных вод, приказывает богу солнца Уту доставить
большим из группы Бахрейнских островов. Окончатель- на остров воду. Уту сделал это, по-видимому, испарив
ное оформление сказания относится предположительно большое количество воды, а затем оросив ею Дильмун,
к рубежу 3–2 тыс. до н. э., но корни его, судя по представ- что вызывает ассоциации с библейским стихом из Книги
ленным в нем сюжетным архетипам, уходят в чрезвычай- Бытия: «...пар поднимался с земли и орошал все лицо зем-
но архаическую древность. ли» (Быт 2:6). Орошенный водой, Дильмун превратился
Несмотря на множество прояснившихся со времени в прекрасный цветущий сад, как и пожелала Нинсикила,
первого прочтения смыслов сказание «Энки и Нихурсаг» как и повелел Энки.
по-прежнему остается одним из самых трудных для пони- А дальше начинается самое непонятное и загадочное,
мания шумерских текстов. С одной стороны, речь идет об чего по определению быть не может в Библии, ибо в ней
особой блаженной («чистой», «светлой», «непорочной») представлено совершенно иное понимание Бога, нежели
стране, в которой поселились боги, в том числе бог мудро- в языческих текстах (в частности, Единый Бог хоть и дару-
сти («Разум Премудрый») Энки и его супруга Нинхурсаг ет плодовитость людям и плодородие природе, не расцени-
(букв. «Госпожа лесистой горы»; она же – богиня Земли Ки), вается как некая сексуальная оплодотворяющая сила).
или Нинсикила (букв. «Госпожа чистоты» или «Госпожа- Энки своим детородным органом пропахивает каналы
девственница», т. е. «Непорочная»; она же Нинту – «Госпо- и наполняет их своим семенем перед Нинту (Нинхурсаг),
жа-рождение» или «Госпожа рождения»). С другой сторо- т. е. в прямом смысле оплодотворяет землю: «...Его корень
ны, текст дает понять, что все еще не рождено по- рвы наполнил семенем, // Его корень тростники окунул
настоящему, все представляет собой не обычный, есте- в семя, // Его корень дал жизнь покрову могучему» [4, с. 36].
ственный, но особый порядок вещей: «А там, в Дильмуне, Из семени бога прорастают тростники и прочая раститель-
ворон не каркает. // Птица смерти не накликает смерти. // ность (это, по-видимому, и есть «покров могучий»). На об-
Там лев не бьет. // Волк ягненка не рвет. // Там собака сторо- разовавшихся болотах Энки оплодотворяет свою супругу
жевая, как козлят стерегут, не знает. // <…> Там старица не Нинхурсаг. Далее подчеркивается, что каждый день бере-
говорит – «я старица». // Там старец не говорит – «я ста- менности Нинхурсаг равен одному месяцу в обычном тече-
рец»« (здесь и далее перевод В. К. Афанасьевой) [4, с. 33]. нии времени, а потому она порождает новую богиню всего
Таким образом, перед нами место, где нет смерти, нет ста- за девять дней: «Девять дней – это девять месяцев, девять
рости, нет болезней, нет насилия (строка «Волк ягненка не месяцев материнства» [4, с. 36]. Кроме того, рожает Нин-
рвет» сразу же вызывает ассоциации с библейским «...тогда хурсаг абсолютно легко и безболезненно – как по маслу.
волк будет рядом с ягненком жить» (Ис 11:6), с лучезарной В тексте так и сказано: «Словно по маслу, словно по маслу,
мечтой пророка Исаии о Мессианской эре). Однако, если по прекраснейшему нежнейшему маслу...» [4, с. 36]. Быть
учитывать общий контекст шумерского сказания, все пред- может, это представление о рождении в райском саду без
стает более сложным, чем просто метафора «золотого всяких усилий затем косвенным образом отозвалось в на-
века». Так, В. К. Афанасьева подчеркивает, что перед нами казании Хаввы (Евы), обреченной после грехопадения
«не описание райской блаженной жизн... но... состояние как в муках рожать детей. К тому же, еврейские комментаторы
бы небытия и неведения. Представление о цивилизации, об убеждены, что первые дети Адама и Евы – Каин и Авель,
организации природы и общества было очень конкретным а также их сестры – были рождены еще в Эдеме, причем
у шумеров, и отсутствие, скажем, насилия, не есть райское в тот же день, когда Бог сотворил человека, т. е. женщина не
состояние, но некий непорядок. Все, что есть в Дильмуне, знала изначально мук рождения.
может восприниматься и как несуществующее или не уме- Нинхурсаг рождает богиню Нинсар (букв. «Госпожа-
ющее назвать и обозначить себя и оттого уже несуществую- растение», «сад», «трава»), которую вновь оплодотворяет
щее – только после обозначения, называния именем начи- Энки, как затем и свою внучку Нинкур (архаический мо-
нается жизнь, и она, жизнь эта, должна происходить и раз- тив инцестуального космогонического брака), которые
виваться по законам божественным и человеческим, в не- вновь рождают через девять дней «словно по маслу». Лишь
зависимости от того, дурны они или хороши с человеческой соитие Энки с правнучкой Утту происходит несколько
точки зрения» [4, с. 358]. иным образом, и Нинхурсаг, собрав семя Энки с бедер
Однако, думается, из текста нельзя исключить пред- Утту, сажает это семя в землю и выращивает восемь осо-
ставления об изначальной гармонии, которая неизбежно бых растений, которые запрещает есть. Однако Энки, не
связана с состоянием непорочности и неведения. То, что выдержав искушения и, как можно понять из контекста,

29
решив определить судьбы растений, т. е. их сущность, их ется потустороннее место блаженства, рай (см. [6, с. 45,
предназначение, съедает их (сюжетная модель с запретом 254, 272]). По-видимому, еще в заимствованном значе-
и его нарушением, перекликающаяся с библейской прит- нии – «равнина» – слово эден употребляется в следующем
чей о грехопадении, хотя в Библии смысл и запрета, и на- стихе: «И насадил Господь Бог Сад на равнине (Ган бэ-эден)
рушения совсем иной). на востоке...» (Быт 2:8; здесь и далее, кроме особо огово-
Разгневанная Нинхурсаг проклинает Энки и покидает ренных случаев, перевод наш. – Г. С.; ср. Синодальный пе-
Дильмун со словами: «Не взгляну на него взглядом жизни ревод: «И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке...»;
до самой смерти его!» [4, с. 40]. Восемь частей тела Энки по- ср. также Быт 2:10). Но уже в Быт 2:15 фигурирует Ган Эден
ражает смертельная болезнь, а с его угасанием начинает как обозначение Райского Сада. Само описание Эдема
увядать все в Дильмуне. Боги бессильны помочь страдаю- и представление о нем, возможно, восходит к шумерским
щему Энки, но неизвестно откуда появляется самый древ- сказаниям о стране Дильмун. Но географическая локали-
ний и классический басенный персонаж – лиса, которая зация Эдема иная. Согласно библейскому тексту, из Эдема
вызывается помочь богам. В этом месте табличка сильно вытекают четыре реки, одна из которых вполне реальная –
повреждена, поэтому остается неизвестным, как лиса уго- Перат (Прат), т. е. Евфрат. Таким образом для древнееврей-
ворила Нинхурсаг вернуться (должно быть, хитростью). ского сознания Эдем локализовался где-то в верховьях Ти-
Финальная часть поэмы посвящена исцелению Энки, и при гра и Евфрата, в то время как шумерская страна Дильмун
этом также через рождение – рождение восьми исцеляю- (аккадская Тельмун) связывалась с одним из Бахрейнских
щих божеств (мужских и женских). Однако сложность по- островов в Персидском заливе.
нимания текста состоит в том, что неизвестно, кто их рож- Однако главное переосмысление древнего архетипа за-
дает: то ли Нихурсаг, то ли сам Энки, «беременный» про- ключается в том, что библейский Эдем предназначен имен-
глоченными растениями. Еще одна неясность текста: Нин- но для человека, в то время как в шумерских, а вслед за
хурсаг то ли сажает Энки на колени, то ли на свою матку, то ними в аккадских сказаниях в блаженную страну Дильмун
ли помещает в матку (таким образом, исцеляющийся Энки в порядке исключения был допущен лишь один смертный –
как бы рождается заново). При этом происходит диалог тот, кто пережил потоп (шумерский Зиусудра, аккадские
между смилостивившейся богиней и Энки: Нинхурсаг рас- Атрахасис и Ут-Напишти). Эдем мыслится и в Книге Бы-
спрашивает, что у него болит, и по мере ответов Энки на- тия, и в последующих библейских книгах (см. Ис 51:3; Иез
значает родиться восьми исцеляющим божествам для каж- 27:23; 31:9; Ам 1:5), и в еврейской постбиблейской тради-
дой из восьми пораженных частей или органов тела. Весь ции, и в христианской культуре как созданный Богом эта-
этот фрагмент построен на игре слов: имя рождаемого бо- лон абсолютной гармонии, которую должен поддерживать
жества и больной части тела близки по звучанию, представ- человек, а в постбиблейской религиозной традиции – как
ляют собой омонимы или омофоны. В том числе особая место, куда уходят души праведников после смерти, а так-
игра заключена и в имени богини Нин-ти: ««Нинти – вла- же как олицетворение мира грядущего – Мессианской эры,
дычица жизни-ребра» будет тебе рождена» [4, с. 41]. По- Царства Божьего.
шумерски ти означает одновременно и «ребро», и «давать При этом, помещая человека в особый Сад, Бог тем са-
жизнь». На этом основании профессор Крамер пришел мым побуждает человека бросить своего рода вызов при-
к выводу (и его разделяют многие шумерологи и библеи- родному пространству, возделывать пространство культу-
сты), что эта игра слов отозвалась в легенде о сотворении ры: «И взял Господь Бог человека и поместил его в Саду
женщины из ребра Адама, ведь имя Хавва означает на ив- Эденском, чтобы возделывать и хранить его» (Быт 2:15).
рите «дающая жизнь». И хотя на иврите слово «ребро» зву- В связи с этим вспоминается и знаменитое изречение Воль-
чит, естественно, совершенно по-иному, сохранившаяся тера из его «Кандида»: «Каждый должен возделывать свой
в памяти культуры связь «дающей жизнь» и «ребра» осо- сад». Речь идет о «саде» человеческой души, духовности,
бым образом, как будто бы, профигурировала в Библии. культуры. Еврейские же мудрецы давно толковали глаголы
Возможно, древнее библейское сказание, складывавшееся «возделывать и хранить» в метафорическом смысле – как
в контексте месопотамской культуры, и получило некий им- указание на необходимость постижения человеком мудро-
пульс от еще более древнего шумерского. Однако библей- сти Всевышнего, Его заповедей и их исполнения.
ский текст чрезвычайно многозначен, в том числе и слово Эдем предстает в библейском тексте как метафора бла-
цела, в Септуагинте переведенное как «ребро», имеет еще женного неведения и одновременно неизбежного перехода
значения «грань», «сторона», «половина», так что классиче- от незнания к знанию, к различению добра и зла, к осозна-
ское еврейское толкование отнюдь не связывает его с анато- нию человеком на собственном опыте данной ему Творцом
мическим ребром, но полагает, что Всевышний выделил свободы воли. Поэтому Сад является еще и особым местом
женское начало из Адама Первоначального. испытания человека и осмысления им кардинальных про-
Шумерское же сказание завершается этиологией: на блем бытия и сознания. Как известно, Бог выращивает
свет появляются новые парные божества – мужские и жен- в Эдеме два таинственных древа: Эц ѓа-Хайим (Древо Жиз-
ские, которые вступают в брак. Тем самым, по-видимому, ни) и Эц ѓа-Даат тов ва-ра (Древо Познания добра и зла).
подчеркивается одно из назначений текста: объяснить, как Безусловно, перед нами две вариации архетипа arbor mundi
все было при истоке мира и как должно быть в мире уже («древа мира», «мирового древа»), кардинально переос-
упорядоченном, цивилизованном, какой должна быть пар- мысленного Библией. Первое Древо символизирует тайну
ная половая жизнь и как должен происходить нормальный жизни и бессмертия, второе – тайну познания и смерти.
процесс рождения. Таким образом, вполне возможно, что Показательно, что Господь разрешает человеку вкушать
смысл мифологемы, связанной с Дильмуном, – переход от плоды с Древа Жизни (т. е. тем самым дарует ему бессмер-
незнания к знанию, от неведения к познанию. Но тогда тем тие) и запрещает вкушать плоды с Древа Познания добра
более убедительной представляется мысль о возможном и зла, предупреждая, что это может закончиться смертью.
воздействии этой мифологемы на библейскую историю Безмерно любя Свое совершеннейшее творение, Всевыш-
с грехопадением и утраченным Раем – с началом опыта по- ний хочет предостеречь его и одновременно дать ему воз-
знания Добра и Зла, – воздействии, безусловно, не прямом можность ощутить свою волю свободной. Человек должен
и сопровождавшемся кардинальным переосмыслением был ступить на путь познания под руководством Бога, но
языческих архетипов. он поспешил сделать этот шаг самостоятельно...
В Библии Бог именно для человека создает чудесный Пока же именно в чудесном пространстве Сада чело-
Сад – Ган Эден (букв. с иврита «сад блаженства», или «сад век остро ощутил свое одиночество. «И сказал Господь Бог:
наслаждения»). Как предполагают исследователи, иврит- не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощни-
ское слово <эден> («блаженство», «наслаждение», «нега», ка, соответственного ему»« (Быт 2:18; Синод. перевод;
«удовольствие») восходит к аккадскому эдину, а через в оригинале – эзер кенегдо ‘помощника против него, по-
него – к шумерскому эден («равнина», «степь») (см. [5, мощника-противника’). Впервые из уст Божьих прозвучало
с. 104]). В свою очередь И. Ш. Шифман отмечает, что в уга- ло тов – «нехорошо». Впервые человек пережил опыт оди-
ритском мифологическом сказании о борьбе Балу с Пожи- ночества и вместе с ним тоску по другому человеку. Как по-
рающими и Раздирающими словом ‘dn («нега») обознача- ясняет выдающийся еврейский религиозный мыслитель

30
ХХ в. рабби Й. Б. Соловейчик, «слово левадо («одинокий») равно как и мира вообще – мира прекрасного и гармонич-
имеет два значения: объективное одиночество и субъек- ного: «Потому оставит человек отца своего и мать свою,
тивное ощущение одиночества. Человек может находиться и прилепится к жене своей; и будут одна плоть» (Быт 2:24;
в окружении толпы в городском парке и быть одиноким. Синод. перевод). Религиозная традиция усматривает в этих
В действительности присутствие толпы может лишь уси- словах Господа указание сразу на две заповеди: о необходи-
лить чувство одиночества. Одинокое существование – это мости брака и семьи (безбрачие в еврейской традиции не
духовное состояние. Человек уникален в своем одиноче- только не приветствуется, но и считается нарушением есте-
стве – ощущении, что его не понимают. ...»Физический че- ственных законов, установленных Богом), а также о рожде-
ловек» ненавидит одиночество и не постигает его. Люди, нии детей. Действительно, только в ребенке в прямом смыс-
осознающие себя, знают, что такое одиночество. Это ощу- ле супруги становятся одной плотью. Показательно, что
щение возникает из глубины личности» [7, с. 26]. По мне- Тора определяет теснейшую связь мужа и жены глаголом
нию мыслителя, произнося «не хорошо быть человеку од- давак («прилепляться») и им же описывает подлинные вза-
ному», «Бог заботится о духовном для него партнере. «Фи- имоотношения человеческой души и Бога, состояние пра-
зическому человеку» не нужен такой партнер. «Метафизи- ведности. А дальше, как известно, люди утратят Эдем, что-
ческому» – нужен» [7, с. 26]. Итак, человек становится лич- бы вернуть его ценой исполненной разрывов и мук, паде-
ностью, когда осознает свое одиночество и тоску по друго- ний и взлетов человеческой истории.
му человеку – такому же уникальному, как он. И Бог осу- Таким образом, Эдемский Сад мыслится в Библии как
ществляет его желание. Возникает вопрос: почему Бог со- абсолютное состояние гармонии, как пространство Любви,
творяет одного Адама Первоначального, а не все человече- связующей мужа и жену, родителей и детей, Бога и челове-
ство сразу? Почему одного человека, а не отдельно мужчину ка, а также как сакральное пространство Богопознания.
и женщину? И хотя в первом рассказе сообщается, что че- Вот почему, по-видимому, Ган Эден в последующих слоях
ловек создан «мужчиной и женщиной», в Эдем помещен культуры, но не позднее II в. н. э., отождествляется с Парде-
только один Адам, а это значит, что в нем содержалось сом из Песни Песней. Мифологема, в языческих культурах
мужское и женское начало, которые далее будут разделены. связанная с полнотой земных наслаждений, в том числе
Библия – первая книга в мировой культуре, которая указы- с божествлением сексуальности, обретает в Библии духов-
вает на единство рода человеческого, на происхождение ное измерение, наполняется экзистенциальным смыслом.
всех людей из одной первосемьи. Тем самым сразу снима- Поэтому неизбежны новые коннотации библейского Сада:
ются, становятся невозможными, всяческие расовые тео- опыт одиночества и его преодоление, трагическое раздвое-
рии. С точки зрения зрения Библии все они не имеют под ние и порыв к целостности, обретение знания ценой оши-
собой никакой почвы: все люди – потомки одних праро- бок и прозрений. Сад оказывается местом трагических ис-
дителей, все – братья и сестры, все – равны перед Богом пытаний духа, и в этом смысле его инвариантом становит-
и в равной степени Его дети. Невозможно утверждать ка- ся в Новом Завете Гефсиманский Сад. Являясь воплощени-
кое бы то ни было биологическое или интеллектуальное ем полноты бытия, Сад становится в христианской тради-
превосходство одного народа над другим; все расхождения ции символом Девы Марии (это связано также с мариоло-
обусловлены только историческими судьбами, направлен- гическим прочтением Песни Песней). И общая семантика,
ностью духовных усилий, способностью или неспособно- свойственная двум традициям: место абсолютной близости
стью откликнуться на призыв Божий. Невозможно также к Богу, постижения Его тайн. Общее же, что связует архаи-
утверждать превосходство мужчины над женщиной, и на- ческую языческую мифологему и библейскую парадигму –
оборот, ибо каждый из них прежде всего человек. Кроме блаженное неведение и переход к знанию, бессмертие и его
того, сотворяя одного человека, Бог дает понять, что каж- утрата. Библия прибавляет к этому надежду на обретение
дый человек уникален, каждый несет в себе целый мир, что вечной жизни ценой преодоления греховности и исправле-
мир создан для каждого. Обсуждая вопрос о том, почему ния мира (тиккун га-олам), приведения его в состояние
был сотворен только один человек, еврейские мудрецы- первозданной гармонии.
экзегеты пришли к следующим выводам: «Сотворен был
только один человек. Это должно служить указанием, что: Литература
тот, кто губит хотя бы одну человеческую душу, разрушает 1. Kramer, S. N. Enki and Ninwursag / S. N. Kramer // Bulletin of the
целый мир, и кто спасает одну душу, спасает целый мир; не American Schools of Oriental Research. Supplementary Studies. 1945. № 1.
может один человек возгордиться перед другим человеком, 2. Крамер, С. Н. История начинается в Шумере / С. Н. Крамер.
говоря: мой род знатнее твоего рода; каждому человеку сле- 2-е изд. М., 1991.
дует помнить, что для него и под его ответственность со- 3. Attinger, P. Enki et Ninhursaga / P. Attinger // Zeitschrift fur
творен мир» (Санѓедрин 37; перевод С. Фруга) [8, с. 11]. Assyriologie. 1984. Bd. 74. S. 1–52.
Однако, как уже отмечалось, Бог создает одного человека 4. От начала начал: Антология шумерской поэзии / вступ.
еще и для того, чтобы он ощутил одиночество и тоску по cтатья, пер., коммент., словарь В. К. Афанасьевой. СПб., 1997.
другому человеку. Только в отношениях с Другим человек 5. Тантлевский, И. Р. Введение в Пятикнижие / И. Р. Тантлев-
открывает себя самого, через любовь к ближнему учится ский. М., 2000.
любить Бога, в том числе – и через любовь мужчины и жен- 6. О Ба’лу. Угаритское поэтическое повествование / пер. с уга-
щины, которых Бог создает женщину как равноправных рит., введ. и коммент. И. Ш. Шифмана. М., 1999.
участников диалога с Ним, равно важных в осуществлении 7. Соловейчик Й. Б., рабби. Община Завета / Й. Б. Соловейчик;
Его замысла. пер. с иврита. Иерусалим, 1989.
Заповедью, устанавливающей институт брака и семьи, 8. Агада: Сказания, притчи, изречения Талмуда и Мидрашей /
завершается рассказ о сотворении мужчины и женщины, пер. С. Фруга. М., 1993.

АНТЫЎТАПІЧНАЯ СЕМАНТЫКА Ў МАСТАЦКАЙ КУЛЬТУРЫ

Таісія Сухоцкая (Мінск, Беларусь)

Спецыфічнай уласцівасцю культуры з’яўляецца яе рычнага развіцця Тэксты назапашваюць новыя значэнні.
семіятычнасцья, г.зн. знакавая форма існавання культур- Культурныя сэнсы, па словах Г.Вёльфліна, «дазваляюць за-
ных аб’ектаў, Тэксту. Культурны Тэкст існуе як феномен і як зірнуць у схаваныя асновы творчасці» [1, с.1]. Пад пад імі
знак – носьбіт сэнсаў, што ўзнікаюць і раскрываюцца ў хо- разумецца вербальна выказальнае сутнаснае значэнне куль-
дзе зносін. Сэнс становіцца ў навуках пра культуру аб- турнага феномена. Калі на ранняй стадыі семіёзіс раз-
салютным крытэрыем каштоўнаснай дзейнасці. У сэнсы за- глядаўся як замкнёная ў сабе сістэма знакаў, то сёння ак-
кладзены стваральны патэнцыял чалавека. У працэсе гіста- цэнт пераносіцца на базавую функцыю Тэксту (дэнатат),

31
узровень інтэрпрэтацыі (канатат) і сацыяльную значнасць. Формай паглыбленага філасофскага спасціжэння сут-
Адпаведна вылучаюцца тры этапы семіёзісу: сінтактычны, насці эпохі, асэнсавання быцця ў беларускай культуры ста-
семантычны і прагматычны. ла антыутопія трагедыйнага гучання – адлюстраванне хібаў
Сінтактычны этап – гэта ўзровень апісальны. Семан- у пабудове грамадства паводле нейкага ідэальнага праекта,
тычны этап – канстэкстуальны. Сэнсавыя значэнні мастац- паказ разрыву паміж абвешчаным ідэалам і яго рэальным
кага твора раскрываюцца ў яго суадносінах з іншымі увасабленнем. Трансфармацыя «абяцанага раю» знайшла
«Тэкстамі», інакш кажучы – у кантэксце. Трэба стварыць глыбокае адлюстраванне ў «Запісках Самсона Самасуя»
неабходны кантэкст, у якім дзейнічаюць закладзеныя ў Тэк- А.Мрыя, «Вязьме» М.Зарэцкага, «Знаку бяды», «Аблаве»,
сце сэнсы. Крытэрыем фарміравання кантэксту з’яўляецца «Ваўчынай яме» В.Быкава, «Выратуй і памілуй нас, чорны
структурна-функцыянальнае падабенства тэкстаў ці кам- бусел» В.Казько, «Доказ ад процілеглага», «Карабель» В.Гі-
панентаў – топас, агульнасць структурных кампанентаў ці гевіча. Напрыканцы ХХ–ХХІ стагоддзя беларуская анты-
выяўленчых сродкаў, каларыстыкі і г.д. У беларускай куль- утопія стала сродкам дэсакралізацыі сацыяльнай міфалогіі,
туралогіі запатрабаваным і найбольш эфектыўным з’яў- выкрыцця і асуджэння антыгуманнай рэчаіснасці, мастац-
ляецца семантычны падыход у інтэграваных даследаваннях кай формай філасофскага дыскурсу. Аўтарская філаса-
сімвалаў вербальнай культуры і мастацтва. Прагматычны фічнасць – гэта імкненне да спасціжэння быцця ў форме
этап семіёзісу – устнаноўка ў форме вербальнага выказван- сэнсавых, сімвалічных абагульненняў.
ня на сацыяльнае дзеянне. Па сваёй сутнасці – гэта ін- Антыутапічныя тэндэнцыі ў мастацкай культуры вы-
культурацыя, працэс увасаблення духоўных каштоўнасцей явіліся праз своеасаблівыя сімвалы-знакі сучаснасці, «знакі
у сацыяльнай практыцы. бяды» і «хаосу» у беларускай культуры: «завеі», «снежань»,
Такім чынам, семіятычны аналіз культуры дазваляе вы- «завіруха», «вогненная яма», «зона». Семантыка топасаў
лучыць знакавыя сістэмы і сімвалічныя дамінанты, харак- раскрыжавання, маральнага выбару ў крытычнай сітуацыі,
тэрныя для эпохі, раскрыць іх сэнс і функцыянальнае пры- ростаняў і шляху адлюстроўвае агульначалавечую патрэбу
значэнне. ў неарацыяналістычным сінтэзе, у сцвярджэнні суровай
Вызначыць узроўні культурных сэнсаў, раскрыць іх праўды веку. У мастацкай творчасці Ф. Багушэвіча, Я.Купа-
таксанамію – задача, вырашыць якую пад сілу культуралогіі. лы, М.Багдановіча, Я.Драздовіча, М.Танка, М.Савіцкага,
Даследаванне мастацкага феномена разгортваецца як пра- В.Быкава, Г.Вашчанкі пераканаўча адлюстраваны тупікі са-
цэс іх адкрыцця і нарошчвання. Аналіз пачынаецца на цыяльнага развіцця, ступень разыходжання маральных і эс-
ўзроўні тэксту і абстрагуецца да ўзроўню хранатопу і на- тэтычных каштоўнасцей з сацыяльнай практыкай. Анты-
цыянальнага стылю, які з’яўляецца носьбітам сэнсавай утапічная семантыка паказвае механіку духоўнага і фі-
значнасці, характэрнай для жыццядзеяння калектыўнага зічнага знішчэння і падаўлення асобы, скіравана на паглы-
суб’екта. Нацыянальны стыль культуры – гэта маналог бленае асэнсаванне гістарычнага працэсу і чалавека. Змест
і форма самасцвярджэння нацыі ў міжкультурным дыяло- традыцыйных сімвалаў прасякнуты матывамі трагізму і ка-
гу. Як бачым, семіёзіс трансфармуе мастацказнаўчы аналіз тастрафізму.
у культуразнаўчы, спалучае ў сабе пазнанне з перажыван- Асноўныя сацыяльныя і духоўныя праблемы ХХ–ХХІ
нем культурнага працэсу. стагоддзя раскрываюцца праз напаўненне антыутапічнай
Фарміраванне эвалюцыйнага семантычнага раду ад- семантыкі матывамі рабства, чорнасці духу. Топас «зона»
бываецца шляхам рэдукцыі – вылушчванне першапачат- сфарміраваны ў беларукай мастацкай культуры як закана-
ковага сэнсу, закладзенага ў народнай культуры. Разумен- мерны вынік сацыяльнай і духоўнай антыутопіі – Чарно-
не яе фундаментальнай ролі ў сістэме каштоўнасцей стала быльскай катастрофы. «Зона» – тэрыторыя адчужэння, за-
агульнапрынятым палажэннем у сучаснай гуманітарыс- бруджвання, смерці. У карціне Г.Вашчанкі «Зорка Палын»
тыцы. На працягу сваёй гісторыі беларуская культура раз- сцякае смяротная зорка. Яна нясе гібель марам , надзеям,
вівалася пад моцным уздзеяннем фальклорнай аксіялогіі. жаданням. «Зона стронцыю» Г.Вашчанкі – яблыневы сад,
Склаўся сінтэз гуманістычных традыцый народнай культу- атручаны стронцыянавым святлом. Райскі сад ператвара-
ры і класічнага рацыяналізму. Спосаб нацыянальнага мыс- ецца ў пекла. У паэме С.Давідовіча «Зона» чуем горкі роз-
лядзеяння фарміруецца энергіяй духоўных ідэалаў, выпра- дум пра бежанства як наканаванне нашага народа. Бе-
цаваных на працягу тысячагоддзяў. Змест творчасці скла- жанцамі становяцца і людзі на карцінах М.Савіцкага
дае раскрыццё дзейснай сілы і хараства нацыянальнага «Эвакуацыя», У.Кожуха «Развітанне з домам». У «Эмі-
ідэалу – «казкі жыцця», які сфарміраваўся на аснове эстэ- грантах» Ф.Рушчыца была кволая надзея на вяртанне, бо
тыкі і этыкі жыцця. Найперш гэта паэтызацыя рэальнага заставаліся на роднай зямлі яе волаты – дрэвы. У «зону»
існавання чалавека, спасціжэнне сэнсу зямных каштоў- вярнуцца нельга.
насцей. Не менш важнае значэнне мае раскрыццё ролі ду- Сутнасць вывернутага быцця і часу паказаны праз ты-
хоўнага багацця народа ў захаванні архетыпнай асновы на- паж і хранатоп. У беларускай антыутопіі яны выконваюць
цыянальнага менталітэту. Трэба адзначыць, што сувязь культуратворчую функцыю, прасякнуты інтэнцыяй тва-
ідэалу з рэальным сацыякультурным вопытам у белару- рэння свету, фарміравання творчага духу нацыі, асобы як
скай культуры арганічная і жыццёвая. этычна творчай адзінкі. Новая ступень абагульнення ў то-
Актыўнае выкарыстанне беларускіх сюжэтаў, вобра- пасах дасягаецца не знешнімі праявамі імпрэсіянісцкага
заў, традыцыйнай эстэтычнай сістэмы сёння не зводзіцца і экспрэсіянісцкага стыляў, а прывядзеннем вобраза да пер-
да простага механічнага пераймання. Яно ажыццяўляецца шапачатковага значэння метадам рэдукцыі. Дынаміка іх
як іх актуалізацыя. Жывая народная традыцыя ўзнімае на семантыкі мае свае вытокі ў народнай культуры, Бібліі,
новы ўзровень не толькі мастацкую інтэрпрэтацыю ка- класічных творах. Традыцыйным становіцца лакалізацыя
нанічных сюжэтаў, але і арыгінальную аўтарскую твор- хранатопу, які адлюстроўвае напружанне актуальнага часу.
часць. Традыцыйная народная культура з характэрным для Звужэнне часава-прасторавых параметраў суправаджаецца
яе віталізмам, карнавалізаваным мысленнем выконвала ўзрастаннем сэнсатворнага патэнцыялу структуры ў цэлым
ахоўную функцыю ў мастацтве, засцерагаючы яго ад праяў і асобных яе кампанентаў. Законы агульначалавечага быцця
крайняга суб’ектывізму і нігілізму. адлюстроўваюцца на «пятачках». Крытэрыем ацэнкі тыпаў
У ХХ стагоддзі радыкальны нігілізм, узброены на- і характараў з’яўляецца іх здольнасць да гуманістычнай
вейшымі дасягненнямі навукі, тэхнікі, стаў сацыяльнай самарэалізацыі.
практыкай сусветных і лакальных войнаў і тэрарызму. Такім чынам, культуралогія адкрывае шлях да бяскон-
Мастацкая культура паказала ўцёкі ад абесчалавечанай цага ўзбагачэння культурных сэнсаў сродкамі семіёзіса.
рэальнасці, адмову ад суб’екта творчасці. «Канец Еў- Культурныя сэнсы, выказаныя ў формах вобразнага і па-
ропы», «канец гісторыі», «воля да ўлады», «уцёкі ад свабо- няццевага мыследзеяння, вызначаюць спецыфіку нацыя-
ды», «знікненне» Тэксту, аўтара, асобы, нацыі вызначылі нальнага хранатопу і стылю культуры.
праблематыку культуралагічных дыскурсаў. Вызначаль-
най рысай грамадска-філасофскай думкі і мастацкай Літаратура
культуры ў ХХ–ХХI стагоддзі становіцца антыутапічнае 1. Вёльфлин Г. Ренессанс и барокко. – СПб.: Грядущий день,
мысленне. 1913. – 164 с.

32
ФИЛОСОФИЯ ФОЛЬКЛОРА:
УСТНОСТЬ КАК СПОСОБ ОСМЫСЛЕНИЯ БЫТИЯ

Ольга Тарасова (Елец, Россия)

У современной науки и философии нет категорий для техническое соответствие «1 к 1» воздействует на человека
работы с синкретическими сущностями. Этим, с одной и поныне, оказывая неосознаваемое фундаментальное при-
стороны, предопределяется невозможность «точного» нуждение и сокращая возможности понимания.
определения термина «фольклор». С другой, сложность Закономерен вопрос, в чем заключается специфика
достичь и однозначного определения, поскольку фоль- внеалфавитного типа мышления? Каким образом можно
клор как форма народного художественно-поэтическо- выразить иную, «символическую», «метафорическую раци-
го творчества всегда находится в процессе становления ональность»? Способ устной, вне письменной «рациональ-
и изменения. ности»? Или особенности образно-символического миро-
Фольклор – не только источник национальных худо- понимания в целом? Эта логика может быть выражена со-
жественных традиций, основа всей мировой художествен- отношением «1≡∞», («один к бесконечности», «единица как
ной культуры. Это некая «первичная реальность», особое бесконечность»). Этот принцип, в частности, используется
пространство жизненного мира, художественно-эстети- в музыке в качестве, так называемого энгармонизма (от
ческая повседневность, которая до настоящего времени греческого – έναρμόνιος – согласный, созвучный, строй-
практически никогда не являлась предметом собственно ный). Энгармонизм – равенство по высоте различных по
философской рефлексии. Более того, в условиях нового не- написанию звуков, тональностей – обладает двойственно-
избежного поворота цивилизации в ХХI веке, столь акту- стью, являясь выражением и функционального тождества,
альным становится разработка новых социокультурных и функционального неравенства. Если пропорциональ-
и социально-антропологических подходов к исследованию ность «1:1» выражает принцип сигнальной коммуникации,
устной традиции как альтернативного способа бытия че- то «1≡∞» символизирует меру инвариантного подобия
ловека и мира. и пределы изменчивости. Энгармонизм – основной прием,
Устная культура, определяемая как народная, традици- обеспечивающий «состояние переводимости» в том смыс-
онная, устно-поэтическая, – это реальность художествен- ле, на который указывает В.В. Бибихин: перевод в наиболее
ного, а не технического τέχνη. Фольклор не просто искус- общем смысле есть явление человеческого языка, а не чело-
ство, а способ художественного творения бытия. В том веческого разноязычия; способ существования общечело-
смысле, как указывает М.Хайдеггер: смысл творения не веческого языка – переводимость частных языков [см.: 1,
воздействие, а в «преобразования несокрытости бытия». с. 220, 227]. Энгармонизм обеспечивает структурную гиб-
Именно творение-созидание, в отличие от творения-изго- кость музыкально-символическому мышлению. Мышле-
товления удерживает открытость бытия [см.: 5]. ние вне фонетического алфавита – образно и символично.
Осуществленный в древности поворот от устности В отечественной культуре переход от «Азбуки», связанной
к письменности (в том числе, от образа к знаку, «от указа- с мышлением образами, к фонетическому алфавиту был
ния к обозначению») – это поворот в способе осмысления осуществлен реформой Ленина-Луначарского в 1918 году.
бытия. Ю.М. Лотман подчеркивает, что этот поворот свя- «Ликвидация» массовой фонетической безграмотности,
зан с упрощением семиотической структуры культуры, переход к без-όбразному мышлению, трансформация уст-
и отмечает важнейшее типологическое различие: устная но-поэтического культуротворчества в массовую потреби-
культура ориентирована на постоянное воссоздание смыс- тельскую культуру – разные, синкретические грани одного
лообразов культуры, а письменная – на постоянное умно- процесса, практически не изучаемого наукой.
жение/ производство текстов. Используя термины Ю. Ха- Устность и письменность представляют собой типоло-
бермаса, можно сказать, что аналогом перехода от культу- гические отличия в способах памятования, коммуникации
ры устного типа к письменной культуре есть процесс де- и осмысления бытия. Переход от устности к письменности
зинтеграции жизненного мира человека и глобальной фор- во многом связан с утратой «первичного символизма куль-
мализации социально-технологической системы. туры» (М. Мамардашвили, А. Пятигорский). А затем с про-
Искусство письменности – не только древнее дости- цессом разрушения символического обмена и механизма
жение первой информационно-технической революции, антропологического наследования культуры, утратой спо-
но и пер-вая масс-медийная модель коммуникации, техно- собности воображения и культурной памяти. М. Мамар-
логия, изменившая способ осмысления бытия и образа дашвили, А. Пятигорский отмечают, в ситуации, когда
жизни. Появление письменности запустило своего рода этнические культуры теряют свой язык, это происходит
цепную реакцию технологических трансформаций и чело- когда разрушается символическая жизнь, символические
века, и общества. контексты языка культуры, что происходит под влиянием
Интериоризация письменности в культуру сопрово- новых средств аккумуляции, закрепления передачи и по-
ждалась ощутимыми потерями, которые очень остро ощу- требления естественного языка. Иными словами, при раз-
щались до той поры, пока человечество не привыкло вос- рушении символического контекста естественного, при-
принимать технический тип коммуникации с фиксирован- родного «масс-медиа» метаболизма. Поэтому актуальны
ным текстом как норму, пока письменность, рукопись, идеи К.В.Чистова, о том, что переход к письменности со-
книга не вошли в быт и не стали столь же обыденными провождался ощутимыми потерями, и если человечество
явлениями, как человеческая речь [6, с. 115]. Иначе говоря, не осознает сути указанных трансформаций и важности
до тех пор, пока письменность и производные от нее фор- этих потерь, то можно многое не понять в истории культу-
мы культуры не стали восприниматься как естественные ры и цивилизации.
и эталонные. Первичный символизм, инвариантность мышления
Письменность – знаковая система взаимной коммуни- и ва-риативность понимания заложены в генотип устно-
кации людей, массовая технология и технология масс. сти всех культур мира, поскольку живое человеческое
М. Маклюэн подчеркивает, что гениальность фонетиче- мышление связано с аналоговыми преобразованиями в фе-
ского алфавита не в изобретении новой знаковой системы, номене одновременности. Изменчивость, вариативность –
а в принятии чисто алфавитной системы, где каждому зву- онтологичны. «Варьирование как атрибут жизни может
ку соответствовал только один знак. Уникальность этой быть оценено не только биологически, но и в известной
технологии состоит именно в том, что только в фонетиче- степени эстетически – как виртуозное проявление бытия»
ском алфавите семиотически бессмысленные буквы ис- [4, с. 203]. Человек постигает сущность жизни в «инвари-
пользуются для передачи-представления семиотически антной структуре по эссенциальным характеристикам»
бессмысленных звуков. Фонетически записанное слово (М. Шелер). «Всякая сущность в мире и в тех операциях,
приносит в жертву миры смысла и восприятия. Вот это с помощью которых человек строит проект своего мира

33
и понимает мир, – подлинный прафеномен и идея: это все ния смыслообразов, а также умение самостоятельно гене-
то, что остается константным, если отвлечься от случайно- рировать образы. Активность творческого сознания есть
го распределения вещей и актов во времени и простран- не что иное, как реализация понимания в качестве искус-
стве, – все это полагает объяснениям позитивной науки ства со-творческой интерпретации. Поскольку в контексте
непреодолимую границу» [7, с. 7–9]. Способность пости- первичного символизма иная со-бытийность и диалогич-
жения сущего в инвариантных структурах составляет от- ность не возможны.
личительную особенность живого человеческого мышле- Следует различать два основных вида интерпретации:
ния – каждый раз ходить новой, еще не хоженой, уникаль- один существует как внешнее истолкование феноменов в
ной и самобытной тропой мысли. Мы всегда пониманием жан-рах философии, культурологии, филологии, искус-
иначе, если вообще понимаем (Г.-Г. Гадамер). ствоведения и т.п.; его важнейшее отличие – принципиаль-
Инвариантность мышления – способность «схватить ное разделение творчества и интерпретации. Другой вид
одновременность разного» (Т.П. Григорьева). Инвариант- интерпретации включен в само существование культуры
ность определяет границы вариативности в ситуации не (А. Кунанбаева). Первый вид широко известен как герме-
нарушенной меры типологического подобия и идентично- невтика. Второй вид, при всей его важности и значимости,
сти. Как показано в работах Б.Н. Путилова, К.В. Чистова, практически не привлекает внимания философов, истори-
И.И. Земцовского и др., вариативность связана с категори- ков или теоретиков культуры и не осознается как со-
ей устойчивости, и варьировать можно нечто, обладающее творческое понимание.
константными характеристиками. Варьирование невоз- Пространство письменности – это мир законченных
можно без стабильности, постоянства, устойчивости. При продуктов, в котором сознание перегружено готовыми
этом фактор повторяемости – важнейший фактор, а точ- информационно-образными структурами. Пространство
ность повтора – второстепенна. Суть вариативности – устности – мир восприятия и толкований, где восприятие
в динамическом соотношении двух этих сторон. является процессом культурного со-творчества, где проис-
В устном типе мышления, где нет падения твор- ходит не комбинаторика значений на основе инструмен-
ческих импульсов на полюсе восприятия, где понима- тального любопытства, а внутреннее увеличение смыслоо-
ние событийных смыслообразов есть творческая интер- браза, поскольку внутренняя интерпретация есть процесс
претация, а восприятие задается мерой инвариантнос- одновременного прочтения и порождения смыслов. Вну-
ти, мерой или «интервалом подобия» допустимых инва- тренняя интерпретация – это те творческие импульсы на
риантных преобразований, традиционность (постоян- полюсе восприятия, которые утрачиваются при переходе к
ство) и новаторство (изменчивость) существуют в син- письменному типу мышления. «Интерпретация представ-
кретическом единстве, обеспечивая традиции бытий- ляет собой личностный канал к тому сонму вечных вопро-
ную устойчивость и типологическую преемственность. сов и констант бытия, которые дремлют в обыденное вре-
Ж. Бодрийяр отмечает, что современная цивилизация мя и для пробуждения которых и нужно искусство. Интер-
живет не среди возрастания, но среди неестественных претационная активность сознания и счастливая свобода
наростов, возникающих в результате нарушенного сим- в рамках законов традиционного искусства предполагает –
волического обмена. как у творящего, так и у воспринимающего – эквивалент-
Современный переход цивилизации к информацион- ный багаж знаний и навыков, требования владения еди-
ному обществу, многие тенденции современной культуры ным кодом сотворчества. …Интерпретация вскрывает
дают основания предположить, что дальнейшая универса- пласты смыслов и значений, неведомых творцу, создает
лизация семиотического пространства может превратить ассоциации и связи с самыми неожиданными явлениями
человечество в носителя замкнутой культуры, не обеспе- истории, мифа, обыденной и духовной жизни» [3, с. 13].
чивающей возможность адекватно реагировать на каче- Культуротворческая функция понимания-интерпретации
ственные изменения, происходящие в окружающем мире. реализуется не только при эквивалентности интеллекту-
«Этому способствует увеличивающийся разрыв между не- ального уровня, но и в пространстве метафорического
устойчивостью окружающей действительности и ориента- поля культуры.
цией социального внимания на стабильный мир знаков» Проблема внутренней интерпретации как со-твор-
[2, с. 360]. ческого понимания неизбежно входит в противоречие
Устность – неформализованный тип понимания (хра- с идеей информационного архива и информационной
нения, трансляции и понимания смыслов), который по- свободы. Информационный архив, количество произве-
степенно утрачивается при переходе к одно-значности денной информации не является показателем интеллекту-
информационной культуры. Устность отличается от пись- ального потенциала и уровня интеллектуального разви-
менности не технически, но именно типологически. Уст- тия человечества. Необходимо признать, что внутренняя
ность есть нечто большее, чем фольклор, традиционная интерпретация имеет фундаментальное значение, она
культура или устное, народнопоэтическое творчество. «выступает интеллектуальной основой цивилизации –
Устность не является исторически преходящей формой скажем так: основой интеллектуальной цивилизации»
бытования при отсутствии прогресса технических [там же, с. 14].
устройств. Устность – не способ произнесения, а способ Переосмысление основ письменной техногенной
осмысления бытия. В целом это способ творчества, хране- цивилизации связано с движением мысли назад, к исто-
ния и актуализации всего поля смыслообразов культуры кам забвения, к тому моменту, когда стала разрушаться
и глубины миропонимания. Устность можно определить связь времен и пространств, исчезать образно-символи-
как совокупность способов создания, памятования, функ- ческое мышление и миропонимание, утрачиваться спо-
ционирования, хранения, наследования, обучения, пере- собность «жить в мире присутствии трансцендентного»
дачи, восприятия, понимания, осмысления, осознания. (К.Ясперс).
Эти способы органичны и универсальны для всей тра-
диционной культуры, они включены в процесс жизнедея- Литература
тельности и синкретичны структурам повседневности. 1. Бибихин В.В. Слово и событие. М., 2001.
Основной массив знаний, представлений о мире и нормах 2. Гусев С.С. Смысл возможного. Коннотационная семантика.
поведения осваивается, переживается органично и не- СПб., 2002.
формально [4, с. 49–50]. 3. Кунанбаева А. Кочевая цивилизация как искусство интер-
Устность – это не способ произнесения, а способ ос- претации // Музыкальная академия. 2006. № 1.
мысления бытия. И специфика устойчивого бытования 4. Путилов Б.Н. Фольклор и народная культура; In memoriam.
устной культуры в том, что процедуры смыслопорожде- СПб., 2003.
ния органически встроены в способы существования 5. Хайдеггер М. Исток художественного творения. М., 2008.
и преемственности культуры. В пространстве устности 6. Чистов К.В. Специфика фольклора в свете теории инфор-
мышление указанием, «подобием по эйдосу» держит в по- мации // Вопросы философии. – 1972. – № 6. – С. 108 – 118.
стоянной активности способность творческого понима- 7. Шелер М. Избранные произведения. М., 1994.

34
ИДЕНТИЧНОСТ И ФОЛКЛОР: БЪЛГАРИТЕ ОТ ГОЛО БЪРДО, АЛБАНИЯ

Веселка Тончева (София, България)

Този текст ще представи българите от Голо Бърдо1, и това се употребява в собствените механизми за оразлича-
с фокус върху етническата идентичност на тази общност, ване и отграничаване. Голобърдци поддържат общностната
както и върху традиционната й култура именно като си идентичност дори и когато са извън собственото си про-
възможна опора на тази идентичност. Изясняването на странство – след демократичните промени през 1991 г. за-
този проблем се «доверява» на собствените представи на почват активни процеси на миграция към градовете – Тира-
голобърдци за етническата характеристика на езика, тра- на, Елбасан, Дуръс (Драч), където обаче те се опитват да
диционното знание, музика, традиционна материална кул- репродуцират относително затворения си модел на съще-
тура и пр., което е свързано с формите на самоопределяне- ствуване (доколкото е възможно в градска среда). Животът
то и самозаявяването им като етнически различна общ- им в градовете, и особено в столицата, практически илю-
ност на територията на Република Албания. стрира единството на общността – те населяват определени
При формирането на Албания като независима държа- квартали, поддържат връзки помежду си и тази голобъ-
ва през 1912 г. по време на Балканската война, а след това рдска колективност се изразява на различни нива: от функ-
и като резултат от посланическата конференция на Вели- циониране на съхранени елементи от традиционната об-
ките сили в Лондон през 1913 г., се стига до установянето на редност в градски условия до обединяването около органи-
нова гранична линия. «В границите на Албания, очертани зации с различна идейна насоченост и юридически статут.
след мъчителни преговори между Великите сили, попадат При мигриране в градовете един от начините за мобилизи-
и късчета от територията, която България тогава смята за ране на общностната българска идентичност е тъкмо съхра-
свое културноисторическо и етническо пространство: Голо няването на собствените традиционни знания, в които
Бърдо, Поле, Мала Преспа» (1, с. 5). Окончателните грани- е кодирано самозаявяването.
ци на Албания са начертани на 17 декември 1913 г. от меж- Когато се говори за етническите етикети, поставяни на
дународната дипломатическа конференция във Флорен- голобърския фолклор, трябва да се отбележи, че българ-
ция (1, с. 9). В различните източници информацията за ските песни, достигащи в Голо Бърдо чрез медиите, се раз-
точния брой и състав на селищата, попаднали на албанска познават като идентични със своите, но това се отнася и за
територия, се разминава. Според някои автори, български- песните от днешната Р Македония – доста често се среща
те села в Източна Албания са 21, а 6 (с вариант 2) остават представата за близостта на българските и македонските
на територията на западната част на днешната Р Македо- песни, отчитана и от изпълнители. Липсата на «разлика»
ния (4, с. 17–18). между тях е резултат не само на географски, но в много по-
Във времето след 1913 г. до Втората световна война голяма степен на музикалнофолклорно-диалектни факто-
контактът на България с българите от Голо Бърдо е сравни- ри. Практически през 1912–1913 г. областта Голо Бърдо
телно активен (дипломатическите отношения между е разделена между Албания и днешната Република Маке-
България и Албания датират от 1914 г.). След 1944 г. обаче дония, но в периода 1913–1939 г. селата от двете страни
със затварянето на границите на Албания по време на ре- осъществяват свободна комуникация. До затварянето на
жима на Енвер Ходжа се прекъсват и връзките с общността границата през 1944 г. регионът е функционирал като
и информация за нея почти липсва. Общественият и нау- единно пространство и в културен смисъл. Изкуственото
чен интерес се активизира отново едва след демократични- държавно-политическо разделяне на една територия, едва
те промени в Албания (а и в България) в началото на 90-те ли може да заличи нейното изначално културно единство,
години на ХХ в. Статутът на населението от Голо Бърдо не въпреки дистанцията във времето. Тези предпоставки
е на «българско» малцинство, тъй като такова в Албания в някои случаи са причина за посоченото установяване на
няма официално признато. В последните години в отноше- сходство, вариантност или дори наличие на идентични пе-
нията между България и Албания се поставя този въпрос, сенни образци, изпълнявани «отвъд границата» (в днешна
но той все още не е разрешен. Днес общността има свои ор- Р Македония), а това води до колебания в иначе катего-
ганизации, едни от които защитават «македонския», а дру- ричното «българско» етническо определение, давано за
ги – «българския» й етнически произход (последните са песните. В този случай в опора се превръща фактът, че
«Иван Вазов» и «Просперитет Голо Бърдо»). този песенен фолклор «принадлежи» на общността – това
Как разбират голобърдци фолклора и по-общо тради- са «своите» песни. Съществува и още една възможна посо-
ционното си културно наследство и то съотнесени към са- ка на интерпретиране – близостта между българските
моосмислянето и самоидентификацията им? Ключов ком- и македонските песни в репертоара на общността да изи-
понент на наследството е езикът, който е свързан с произ- грае роля на обединяващ фактор, чрез който по своеобра-
хода – т.е. с «българското потекло», знанието за което е на- зен начин те да се противопоставят на албанските песни,
следствено предавано. Езикът, който това население гово- които най-малкото са на «друг» език, освен че се отличават
ри, назоваван «бугарски», изследователите у нас отнасят и в музикално отношение.
към най-западномакедонските български говори (4, с. 19). Етикетите «наше» и «българско» като част от инстру-
Това е език, който се предава единствено по устен път и се ментариума на самоопределянето са убедителен знак за
използва за комуникация в рамките на общността и в се- принадлежност към общността и към мястото. Още пове-
мейството. Неговото съхраняване, предаване, възпроиз- че, че собственото настояване на голобърдци е, че в нито
веждане е сред важните наследствени опори на общността. един от посочените възможни компоненти на понятията
Всъщност трябва да отбележа, че за голобърдци всич- фолклор и културното наследство, които са част от тради-
ко, което носи етническата «българска» характеристика и се ционния «инвентар» на общността, няма албанско влия-
идентифицира с «нашето» (vs. «арнаутското», т.е. албанско- ние, елементи или контаминации. Знанието за албанската
то) – песните и танците, обредите и празниците, но и носи- култура се придобива в по-ново време чрез образованието,
ите, къщите, местата, селата – «защитава» собствения про- медиите, миграциите.
изход, а оттам и идентичност. Но тази характеристика не В своеобразна опора на идентичността се превръща
може да се разглежда изолирано – българските селища осъзнатият факт, че този фолклор и това наследство «при-
в Голо Бърдо са поставени в албанския езиков и културен надлежат» на общността – това е «нашият» език, «нашите»
контекст, а той се идентифицира с «чуждото», «другото» песни, «нашите» носии и пр. А то, наследството, съпоставе-
но или дори противопоставено на албанската култура
1
Теренните проучвания са направени по време на участието на автора в ек- и съответно в светлината на осмислената разлика, има за
спедиции, финансирани от Българската федерация по спелеология, ВМРО и общността единяваща роля. Дори или може би и най-вече
Държавната агенция за българите в чужбина, организирани от Асоциация за в употребата му за «собствена консумация», защото близо
антропология, етнология и фолклористика “Онгъл” и Институг за етнология 50 години в рамките на тоталитарния режим на Е. Ходжа
и фолклористика с Етнографски музей – БАН, осъществени в различни се- културното наследство на голобърдци «живее» в затворе-
лища на областта Голо Бърдо в периода 2007–2010 г.

35
ните рамки на общността. «Изнасянето» на културни арте- стоятелства и всички провеждани политики от края на ХІХ
факти извън географския и културен ареал на Голо Бърдо и през ХХ в. на Балканите, отнасящи се до тези територии.
от една страна не е бивало особено често, а когато се Тази етническа дефиниция се предава по наследство, а тък-
е случвало то се е подчинявало на правилата, налагани от мо моделът на съхраняване на традиционно предаваното
режима. Изпълняването на собствения български репер- знание за «български» език, «български» произход и не на
тоар при участие на голобърдски фолклорни групи във фе- последно място «български» фолклор и културно наслед-
стивали е ставало само в превод на албански, същото се ство в колективната памет функционира като ядро, около
отнася за изискванията към «нашенските» носии, заменя- което се консолидира българската общност в албанската
ни с албански. Албанският гражданин, произхождащ от езикова и културна среда и около което се конструира
Голо Бърдо, Цв. Мазнику си спомня, че голобърдски фол- идентичността й.
клорни групи са участвали в регионални фестивали със
собствените си песни, но не на майчин език, а преведени на Литература
албански (3, с. 23). Гайдарят Божин Фильоки1 от с. Кленье 1. Елдъров, Св. 2000: Българите в Албания 1913–1939. Изслед-
(сватбарски музикант, изявявал се в региона) също разказ- ване и документи. С.
ва, че за да бъдат допускани до фестивали, музикантите от 2. Лиманоски, Н. 1993: Исламизациjата и етничките промени
Голо Бърдо използват мелодиите от българските песни, но во Македониjа, Скопjе, Македонска книга.
ги изпълняват с албански текст. 3. Мазнику, Цв. 2006: Етнокултурата во Голо Бърдо (Голó-
Така фолклорът и традиционното наследство на голо- Бордо) (Реалност и проблематика) – В: Голо Брдо. Живот на грани-
бърдци за един доста дълъг период се преживяват преди ца, Скопjе, Македонско етнолошко друштво – Скопjе, Институт за
всичко в рамките на относително затворената всекидневна етнологиjа и антропологиjа, Скопjе, 21–25.
и празнична система на общността. И това безспорно е фак- 4. Миланов, Е. 2001: Българите от Голо Бърдо и Гора. – В: Ал-
тор за съхраненост, за консервираност, но и за възпроиз- манах на дружество «Огнище» – културно-просветно дружество,
водство. Процесите на осмислянето на собствения фолклор Българите в Албания и Косово, Т. 1, С., 17–26.
като ценност и като опора за локална и/или етническа 5. Пелева, И. 2001: Екзотичният друг – присъствия и употреби
идентичност не са по-малко активни и днес, точно 20 годи- в дискурсите на българския ХІХ век. – В: Балкански идентичности
ни след демократичните промени в Албания, резултат от в българската култура от модерната епоха (ХІХ-ХХ век), ч. 1, С.,
които е «отварянето» на общността и миграциите към голе- 135–148.
мите градове и зад граница. Потребността от самоопреде- 6. Ристески, Љ. С. 2006: Живот на граница. – В: Голо Брдо. Жи-
ляне вероятно в днешните условия е още по-голяма. И на- вот на граница, Скопjе, Македонско етнолошко друштво – Скопjе,
следените традиционно знание и културни ценности са Институт за етнологиjа и антропологиjа, 26–34.
възможен ключ към намиране на себе си. 7. Светиева, А. 2006: Голо (Д’лго) Брдо и голобрдци (нашин-
И така, знанието за български произход на голобърд- ци). – В: Голо Брдо. Живот на граница, Скопjе, Македонско етнолош-
ския фолклор и културно наследство насочва към етниче- ко друштво – Скопjе, Институт за етнологиjа и антропологиjа, 10–18.
ската им дефиниция, която има значение за общността 8. Селищев, А. М. 1931: Славянское население в Албании, С.,
и очевидно е устойчива, независимо от историческите об- изд. Македонского научного института.

МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМ КАК ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

Элина Усовская (Минск, Беларусь)

Реалии межкультурных взаимодействий второй поло- разия. В качестве второго после общенациональной, канад-
вины ХХ в. продемонстрировали важность реализации ской, идентичности, признавалась идентичность лингви-
стратегии мультикультурализма, которая является своео- стическая. Термины «англоканадец» и «франкоканадец»
бразным ответом на устойчивую тенденцию преодоления были заменены на «англофон» и «франкофон» с целью раз-
моноэтничности и монокультурности в границах одного личия граждан по языку, а не по этническому признаку.
государства. Особое значение данная теория и политика Этнокультурная принадлежность в рамках мультикульту-
приобрела в условиях ломки двух идеолого-экономических ралистской политики канадского правительства признава-
систем – социалистической и коммунистической, появле- лась лишь третьим уровнем идентичности. Кроме того,
ния новых государств, усиления миграционных процессов, Канада рассматривалась не в аспекте бикультурного госу-
обострением противоречий, связанных с вопросом под- дарства, а как общество, стремящееся к формированию
линной реализации всей полноты прав и свобод нацио- мультикультурной модели, в котором обеспечиваются со-
нально-этнических меньшинств. Доминирующим принци- хранение этнокультурной уникальности каждой из этниче-
пом мультикультурализма является признание равенства ских групп, поддержка равных возможностей для всех
между культурами, составляющими единый организм об- групп населения, улучшение межэтнических отношений.
щества. Однако теория и практика мультикультурализма Избранная в 1971 г. Канадой мультикультурная ориента-
не отличается однозначностью. В ней достаточно рельефно ция была документально подтверждена в «Декларации
выражаются и недостатки, связанные со снижением порога прав и свобод» (1982). В 1985 г. был принят «Акт о мульти-
интеграционной активности различных этнических общ- культурализме», в котором говорилось о признании муль-
ностей в единое национальное пространство. тикультурализма официальной политикой, направленной
Мультикультурализм стал официальным курсом в стра- на «признание и поддержку сознания того, что мультикуль-
нах с изначально полинациональной и поликонфессиональ- турализм отражает культурное и расовое разнообразие ка-
ной структурой – Канадой и США. В качестве государствен- надского общества и подтверждает право всех членов ка-
ной политики он был объявлен в Канаде в 1971 г. правитель- надского общества сохранять, увеличивать и распростра-
ством Пьера Трюдо. Официальный курс согласовывался нять их культурное наследие» [1].
с тезисом: «Одна нация, два языка, много народов и куль- Мультикультурализм как теория и практика меж-
тур», что означало признание наряду с единой общегосудар- культурной коммуникации не отличается однозначно-
ственной идентичности сохранение культурного многооб- стью трактовок. Выделяют несколько вариантов мульти-
культурализма.
1
Вслед за О.И. Капицей, В.П. Аникиным, М.Н. Мельниковым, А.Н. Марты-
Либеральный культурализм У. Кимлики. Позиция ка-
новой, М.Ю. Новицкой, М.П. Чередниковой, С.М. Лойтер и др. детский надского ученого отличается последовательностью и пред-
фольклор мы понимаем широко, включая в него традиционную культуру ставляет собой одну из «жестких» либеральных моделей
младенчества (поэзию пестования), детства, школьный и подростковый мультикультурализма [2]. Фундамент теории У. Кимлики
фольклор. составляет теория либерализма и ее тезис о равенстве прав

36
и возможностей. Камнем преткновения для западного об- Кукатасу, «там, где мягкий мультикультурализм является
щества в вопросах мультикультуральности ученый назы- нормой социальной жизни, свобода ассоциации порождает
вает модели, лежащие в основе политического устройства, открытое общество, членами которого легко могут стать
и систему ценностей, ставших паттернами культуры [3]. представители других культур – за счет объединения с теми,
К базовой системе ценностей причисляются так называе- кто к нему уже принадлежит. Аналогичным образом, те, кто
мые гражданские ценности, которые вырабатывают общее входит в это общество, могут без помех жить в соответ-
поле для идентичности через чувство принадлежности ствии с собственными традициями либо как часть космопо-
к социокультурной и политической общности. Такая мо- литического целого, либо как представители культурных
дель фактически не учитывала специфические права от- меньшинств, связанных с остальными лишь в минимальной
дельных групп, что делало модель «гражданства как прав» степени. Присутствие иных культур и традиций восприни-
малоэффективной. Реакцией на нее стало выдвижение мается толерантно, даже если эти традиции не согласуются
идеи «дифференцированного гражданства», предполагаю- с либерализмом и либеральными ценностями» [4].
щей существование не только индивидуальных прав, но Успех, позитивные результаты межкультурной комму-
и групповых, отличных от общей правовой модели. Ради- никации, достигаемой на основе мультикультурализма,
кальным вариантом отказа от интеграции в общее куль- в условиях перманентной угрозы терроризма и этнонацио-
турное пространство стала стратегия сепаратизма, сохра- нальной дифференциации, как определяют ряд исследова-
нение национальной идентичности (баски, квебекцы). телей североамериканской антропологии (Э. Холл, Э. Хирш,
Особую проблему составляет вопрос о предоставле- У. Гудинкуст и др.), невозможны без изучения и обучения
нии национально-культурным меньшинствам специаль- основам межкультурной компетентности. Согласно Холлу,
ных дополнительных прав. Кимлика полагает, что жизнен- уважение к Другому (другим культурам, этносам) заключа-
но важные интересы, связанные с культурой и идентично- ется не только в терпимости, но и знании ключевых черт
стью и полностью совместимые с либеральными ценностя- «не своей» культуры. Э. Хирш выдвигает теорию культур-
ми свободы и равенства, оправдывают наделение мень- ной грамотности, целью которой является формирование
шинств особыми правами. Либеральное государство долж- необходимых знаний и навыков представителями домини-
но создать нетитульным этнокультурным группам условия, рующей культуры для понимания фокусных ценностей,
компенсирующие необходимость интеграции, пусть даже знаний, установок, особенностей социальной и психологи-
частичной, в более широкое национально-культурное це- ческой идентичности нетитульных этнокультурных групп
лое на основе проведения специальной политики поддер- (если речь идет об одном государственном пространстве)
жания базисных ценностей культур этих меньшинств. На- или других наций (если имеется в виду межгосударствен-
деление этнических меньшинств дополнительными права- ный, глобальный уровень межкультурной коммуникации).
ми должно быть призвано лишь уравнять условия социаль- Cтратегия мультикультурализма рассчитана на дости-
ного бытия групп благодаря уменьшению уязвимости жение толерантного отношения между этническими груп-
меньшей группы по отношению к большей и не расходить- пами в государствах с полиэтническим составом. Однако
ся с установками и ценностями либерализма. позитивная направленность мультикультурализма в реаль-
«Мягкий» мультикультурализм Ч. Кукатаса. Ч. Кука- ности оборачивается зачастую не конструктивным диало-
тас – американский культуролог, политолог, один из крити- гом культур в гетерогенном обществе, а к отчуждению
ков мультикультурализма. Мультикультуральность рассма- и сепарации, с одной стороны, а с другой – к размыванию
тривается им в аспекте усиления миграционных процессов, общенациональной идентичности. Если раньше предста-
а миграция определяется как ключевой фактор поликуль- вители этнокультурного меньшинства, иммигрировавшие
турности. Всплеск миграционной активности провоцирует в страну, отличавшуюся от их собственной и предлагавшей
титульные культуры к осмыслению национальных паттер- иную систему паттернов, стремились адаптироваться в цен-
нов и собственной идентичности. В круг актуальных аспек- ностное пространство данного государства, то в настоящее
тов входят вопросы о том, какие сферы жизни человека мо- время большинство этнических групп не считают необхо-
гут контролироваться государством, а какие должны димым принимать доминирующие для общенациональной
остаться прерогативой личности и группы. культуры нормы и ценности. Еще одним следствием неже-
Ч. Кукатас выделяет пять вариантов реакции государ- лания быть включенным, например, в культуру американ-
ственной политики на проблему столкновения культурных ского мэйнстрима является увеличение доли испаноязыч-
парадигм: изоляционизм, ассимиляторство, мягкий муль- ного и иного населения, не желающего изучать английский
тикультурализм, жесткий мультикультурализм и апартеид. язык и общаться на нем. Культурализация и этнизация со-
Изоляционизм отражает стремление государственной по- циальных и этических норм является, на наш взгляд, еще
литики сохранить существующую социальную структуру и одним негативным последствие мультикультурализма.
привилегии. Ассимиляторство рассматривается ученым как Есть ли альтернатива мультикультурализму как стратегии
альтернатива изоляционизму, сменяющая стратегию запрета и реалии политики и идеологи поликультурных государств,
иммиграции политикой культурного патронажа, при кото- является ли так называемый культурный плюрализм выхо-
рой мигрантам предъявляется требование влиться в куль- дом из негативных сторон мультикультурализма – предсто-
турное пространство государства и принять существую- ит еще выявить.
щую систему его ценностей. Апартеид направлен на искус-
ственную дифференциацию этнических общностей и пре- Литература
пятствует межкультурному и межэтническому смешению. 1. Canadian Multiculturalism Act // laws-lois.justice.gc.ca.
«Жесткий» мультикультурализм рассматривается как аль- 2. Тонкова, Е. Г. Понятие мультикультурализма: основные кон-
тернатива изоляционизму, ассимиляторству и позициони- цепции // Фундаментальные проблемы культурологии. Культурное
рует всестороннюю поддержку культуры меньшинств, ее многообразие: теории и стратегии. М., 2009.
укрепление и поддержание. «Мягкий» мультикультурализм 3. Kymlicka W. Immigration, Multiculturalism, and the Welfare
предполагает поддержку общего культурного поля, пропо- State // Ethics and International Affairs. V. 20.3. Fall., 2006.
ведует ровное и равное отношение к этническим культурам, 4. Кукатас Ч. Теоретические основы мультикультурализма.
которые хотят сохранить локальное своеобразие. Согласно http:// www.cato.ru/pages/69?idcat.

ТРАДЫЦЫІ І НАВАЦЫI Ў СУЧАСНЫХ КІРМАШАХ БЕЛАРУСІ

Марыя Федарэнка (Дзяржынск, Беларусь)

У канцы ХХ – пачатку XXI стст. новым вітком у святоч- штогадовага кірмаша, які суправаджае многія народныя
най культуры Беларусі стала адраджэнне традыцыйнага святы каляндарнага цыклу. Ізноў праведзены ў 1981 г. у го-

37
радзе Століне на фальклорнай аснове, кірмаш у розных ра- краінай замкаў. Сёння частка архітэктурных комплексаў
ёнах пачалі адзначаць, як свята завяршэння восеньскіх рэканструюецца (у Полацку, Міры, Лідзе, Нясвіжы, Камян-
сельскагаспадарчых прац. Састаўнымі кампанентамі свята цы і іншых гарадах), што стала адной з прычын узнаўлення
з’яўляюцца : урачыстае адкрыццё, віншаванні і ўшаноўванне на дакументальнай аснове свят сярэднявечнай культуры.
працаўнікоў сяла, святочны гандаль сельгаспрадукцыяй На гэтых святах, якія адлюстроўваюць вызначаныя падзеі
і прамысловымі таварамі, выстава-продаж вырабаў народ- ў жыцці беларускага горада мінулых стагоддзяў, удзельнікі
ных промыслаў, традыцыйныя кірмашовыя забавы, фэст трапляюць у атмасферу сярэднявечнага кірмаша, дзе яны
фальклору і спартыўныя спаборніцтвы, конкурс народнай могуць паглядзець выставу вогненай і халоднай зброі, спо-
музыкі і выканаўцаў прыпевак, народныя атракцыёны, сабы выраба ганчарных, тэкстыльных, металічных і іншых
гульні і забавы, рытуал завяршэння кірмашовых дзей. вырабаў, паспрабаваць стравы сярэднявечнай кухні, купіць
Маючы традыцыйную структуру правядзення , кірмаш тавары рамесных цэхаў, паслухаць музыку лютні, гусляў,
ў кожным раёне прапаноўвае зараз магчымасць для выка- ліры і дуды, патанчыць сярэднявечныя танцы, нацешыцца
рыстання мясцовага фальклорна-этнаграфічнага матэрыя- відовішчам і самому паўдзельнічаць у рыцарскім турніры,
лу, што ў далейшым будзе садзейнічаць замацаванню ў свя- а таксама ўбачыць сярэднявечны феерверк. Так, напрыклад,
точнай культуры Беларусі шматлікіх забытых беларускіх у г. 3аслаўе ў 2002–2003 гг. была закладзеная традыцыя фэ-
кірмашовых забаў. сту сярэднявечнай культуры «3аслаўскі звон», падчас якога
Так, атрымалі папулярнасць у Століне: гандлёвая ла- было ўвасоблена наступнае: выстава, прысвечаная роду
тарэя, дзе ў якасці прызаў выдаюць бычкоў, парасят, ку- заслаўскіх магнатаў Глебавічаў; парад і прэзентацыя ры-
рыц, сельгаспрадукцыю; у Жыткавічах, Воранава, Брасла- царскіх клубаў; канцэрт сярэднявечнай музыкі; «горад
ве, Тураве і Пінску – рознаварыянтныя гандлёвыя рыбалкі, майстроў»; выступленне батлейкі; рыцарскія турніры цяж-
дзе рыбу ловяць рукамі ў чанах або на воднай роўнядзі; каўзброеных латнікаў; конныя баі рыцараў; рыцарскія бу-
у Скідзелі – птушыны аўкцыён; у Міёрах – міёрскі павук; гурты Групавыя баі рыцараў; паказальныя выступленні
у Івянцы і Ракаве – «Івянецкія чыгуны»; у паўночнай мінскага коннага клуба «Продзіус»; канцэрт беларускіх вы-
Беларусі – «Вараноўскі чыгун»; у Валожыне – гандлёвы канаўцаў на дудзе, рэканструкцыя бітвы і аблавы заслаўскага
атракцыён «Не лясніся ў лужыну» і інш. замка ў 1434 г. Пры рэканструкцыі аблавы 3аслаўя вы-
Сучасны беларускі кірмаш у шматлікіх рэгіёнах Беларусі карыстоўваліся натуральныя дэкарацыі астанкаў фарты-
мае міжнародны характар: у ім прымаюць удзел гандлёвыя і фікацыйных пабудоў заслаўскага замка XVI – ХVII ста-
творчыя арганізацыі суседніх краін. Так, у Століне ў кір- годдзяў і Кальвініцкага сабора ХVI – ХVII ст. Свята стала
машовых дзеях прымалі ўдзел арганізацыі з Дубровінскага сродкам навуковай і творчай самарэалізацыі, абуджэння
раёна Украіны, у Гомельскім, Калінкавіцкім і Веткаўскім ра- гістарычнай і культурнай памяці беларусаў. Падобныя мас-
ёнах гасцей з Расіі. У Гародню на працягу многіх гадоў на тацка-гістарычныя святы ўладкоўваюцца ў сцен сярэдня-
свяце ўладкоўвалі спецыялізаваны нацыянальны гандаль вечных замкаў такіх гарадоў, як Ліда, Мір, Наваградак, Ка-
для розных этнічных груп насельніцтва – беларускі кірмаш, мянец. Гэтыя святы раскрываюць культ рыцара-мужчыны,
польскі рынак, руская і літоўская ярмарка. На гэты святоч- знаёмяць з рыцарскім братэрствам, абуджаюць у прысут-
ны гандаль прывозяць прамысловыя і сельскагаспадарчыя ных цікавасць да культурнай спадчыны мінулага, выхоў-
тавары з Польшчы, Літвы, Беларусі, Расіі, гандлююць у адпа- ваюць любоў да роднай зямлі, краю.
ведных нацыянальных зонах, дзе арганізуюць выступленні Такім чынам, назіраецца імклівая хваля паўсюднага
нацыянальных творчых і спартыўных калектываў, правод- ўкаранення беларускix традыцый у структуру сучасных
зяць нацыянальныя гульні і танцавальныя праграмы. Ва ўмо- кiрмашоў, што дазваляе меркаваць пра наладжванне ўстой-
вах горада з яго поліэтнічным складам насельніцтва, такая лівых гандлёвых i духоўных сувязяў не толькі паміж рэс-
форма, мае далягляд наступнага развіцця, асабліва ў мясцо- публіканскімі арганізацыямі, але і з замежнымі краiнамi,
васцях, дзе жывуць кампактна расселеныя групы рускіх, якія праяўляюць iнтарэс да Беларусі. Кiрмаш трывала ўвай-
украінцаў, палякаў, літоўцаў, габрэяў, татараў і інш. Такія шоў у сучасную святочную культуру Беларусi. Паяд-
кірмашы дазваляюць прадстаўнікам нацыянальных мен- ноўваючы традыцыi i навацыi, ён стаў многафункцыяналь-
шасцяў Беларусі далучыцца да сваёй нацыянальнай культу- ным святам, якое задавальняе многiя матэрыяльныя и ду-
ры, пагаварыць на роднай мове, паслухаць родную музыку, хоўныя патрэбы людзей.
песні, патанчыць, адным словам, не адчуваць сябе чужын-
цамі ў Рэспубліцы Беларусь. Спіс выкарыстанай літаратуры
Кірмаш стаў асновай сучасных свят нapодных рамёст- 1. Басько В. пакровы на Магілёўчыне. МН., 1993
ваў, якія ў старажытнасці функцыянавалі як спецыялізаваны 2. Жук В. Кірмаш або латарэя, у якой выігрываюць усе \\ Бела-
гандаль. Такім чынам, беларускі кірмаш, адроджаны на на- русь. 1983. №2
цыянальнай аснове, з’яўляецца шматфункцыянальным свя- 3. Жук В. Кирмаш // Трезвость и культура.1987 №1
там, які прадстаўляюць чалавеку магчымасць задаволіць 4. Романов Е.Р. Белорусский сборник. Вильно, 1912. Выпуск
разнастайныя матэрыяльныя і духоўныя запатрабаванні. №1, Свята народных рамёстваў // В русле народных традиций.
У апошнія дзесяцігоддзі ў нашай дзяржаве вялікая Мн.1987.
ўвага надаюць адраджэнню традыцыйнай святочнай куль- 5. Устинюк В. Кирмаш // Вокруг света. 1987. №1.
туры беларускага горада. У старажытнасці Беларусь звалі 6. Гуд П.А. і Гуд Н.І. Беларускі кірмаш. Мінск. Полымя. 1996.

СЕМАНТИКА ІГРОВО-РОЗВАЖАЛЬНОЇ ТРАДИЦІЇ УКРАЇНЦІВ


ЯК АРГУМЕНТ ПРОТИСТОЯННЯ ІДЕОЛОГІЙ

Валерій Щегельський (Кам’янець-Подільський, Україна)

На сьогодні наявні літературні та архівні джерела умож- кцентовуючи увагу на побутових та святково-обрядових
ливлюють реконструкцію у часовому вимірі сприйняття різ- традиціях українців у їхньому часопроведенні, а саме: «ве-
ноідеологічними системами сутності ігрово-розважальної чорницях», «досвітках», «вулиці» та ін.
сторони життя українців. Зокрема, висвітлити це питання Вирішенню цих питань допомагає метод палеоетно-
свого часу намагалися вчені: М.Ф. Сумцов, А.П. Свидниць- графічної реконструкції, яким користується не одна плея-
кий, С.О. Єфремов, М.С. Грушевський, О.В. Курочкін та ін. да вчених.
Проблема побудована на протистоянні двох основних світо- Антагоністичні відносини закоренілого у світосприй-
глядних антисистем: язичництва та християнства. нятті українців язичництва та «молодого» християнства
Мета нашої роботи полягає у з’ясуванні ідеологічних спричинили виникнення, як зазначав у своїх дослідженнях
і світоглядних аспектів життя українців минулих епох, за- митрополит Іларіон (Іван Огієнко), двовір’я, яке століття-

38
ми протистояло одне одному. «І це зовсім натуральна річ, Або що спільного у вірного з невірним? Яка згода в Христа
коли стрічаються два світогляди й народна думка силку- з белійяаром? (2 Кор. 6. 14–16). …І постановляємо: Жодно-
ється звести їх в одне ціле» [2, с. 233]. му мужчині не одягатися в жіночу одіж, ані жінці в мужесь-
Активно та ревносно, навіть з приниженням, виступа- ку одіж. Не носити масок комедійних або сатиричних, або
ли служителі нової віри проти вкоріненої традиційності трагічних. …А тому тих, хто відтепер наважиться чинити
життя українців. що з вищесказаного, коли вони клірики – наказуємо вики-
«Духовенство, – пише І. Галятовський, – силкується дати з Священного Чину, а коли миряни – вилучати з цер-
викорінити оті забобони своїм словом, та його не слуха- ковної спільноти» [6, с. 306–308].
ють; через те треба, щоб забороняли їх ще й світські влас- У праці «Великдень у подолян» А. Свидницький зазна-
ти. … Не буде мабуть, помилки, коли сказати, що нікуди чає, що: «На Поділлі нема вулиць – перевелися; немає, окрім
очевидно, не витратило стільки енергії всяке начальство, вечорниць і оденьків в деяких місцях, ніяких зібрань моло-
як на безупинну боротьбу з народними звичаями та їх за- ді. …причиною тому постороннє втручання. В цьому від-
борони» [2, с. 234]. ношенні особливо відмічається духовенство. Останнім ча-
«Священникъ Никоновъ, описывая вечерницы мало- сом воно з особливим жаром стало переслідувати Купайла,
русскихъ крестьянъ воронежской губерніи, объ ихъ нрав- Андрія, Маланку і т. д. під видом «ревності о вере», а вечор-
ственной сторонh говоритъ слhдующее: «властямъ, руко- ниці – під приводом запобіганню розбещенню. Між іншим,
водящимъ нравственнымъ преуспhяніемъ нашего народа, народні святкування мають значення тільки ігор, а вечор-
всегда казалось и вhрно всегда будетъ казаться, что мало- ниць суть вечірній схід молоді, – не що інше, як вечори
россійскія вечерницы – порожденіе князя тьмы, омутъ разв- у панів, тільки без участі старих. …а молоді сходятся в один
рата и гибель всего лучшаго въ человhкh; отсюда тh строгія дім з ціллю, щоб не не скучати за роботою в довгі осінні та
и длинныя инструкціи, которыми въ избыткh надhляются зимові вечори. Цим-то саме і відрізняються вечорниці від
молодые дhятели на поприщh нравственнаго руководства вечорів: тут працюють, справу роблять, а там переливають
поселянъ, отсюда и та ревность не по разуму у сихъ по- з пустого в порожнє, театральнічають, програються і т. п.»
слhднихъ, отъ которой приходы нерhдко болhе страдаютъ, [8, с. 465–466].
чhмъ благоденствуютъ и преуспhваютъ» [9, с. 21.]. Погоджуючись із думкою Никонова, М. Сумцов порів-
Серед різностатевих форм гуртового збору молоді ве- нює вечорниці у «низшаго класса» і «домашніе вечера у выс-
чорниці в Україні вважалися «основним осередком дошлюб- шаго» і зазначає, що «если обсудить цhль собранія молодежи
ного спілкування, дозвілля та підбору шлюбних пар» [7, тамъ и здhсь, то выйдетъ, что преслhдовать на вечерницахъ
с. 168]. М.Ф. Сумцов у своїй праці «Досвhтки и посидhлки» рhшительно нечего… если не хотятъ только одной безполез-
підходить до їхньої характеристики як «найдосконалішого ной ломки національных вhковыхъ обычаевъ, которые вооб-
соціально-побутового утворення, вивіреного багатовіковим ще не уступаются народомъ дешево» [9, с. 21].
позитивним народним досвідом» [9]. А. Маркевич у дослідженні «Мери против вечерниц
«Своєрідною репетицією різдвяно-новорічних святок и кулачных бойов», яке було надруковане у «Київській старо-
служили вечірні зібрання молоді, що розпочиналися восе- вині» (1884, № 10) наголошував, що у вечорницях духовен-
ни (звичайно після Покрови 1 жовтня [14 жовтня за н. ст.]), ство вбачало «гніздо і джерело моральної зарази та злочину».
коли врожай був уже в засіках, послаблювалось загальне «Досвhтки и посидhлки здавна підвергались обли-
трудове навантаження і наступало відносне затишшя перед ченіямъ въ безнравственности и преслhдованіямъ, сначала
новим аграрним сезоном. Ці зібрання на Поділлі називали- со стороны духовенства, потомъ со стороны администра-
ся: «вечорниці», «досвітки», «редути», «воденки», «годен- тивныхъ властей. … Пришлые византійскіе просвhтители
ки» «на деньки» тощо…. У громадському побуті села тради- въ молодой и свhжей жизни русскаго народа усмотрhли
ційні вечорниці були своєрідним інститутом виховання слhды «треклятаго эллинства» и стали исправлять и регу-
і спілкування молоді. Завдяки йому забезпечувався необ- лировать народную жизнь по церковной мhркh. …Одною
хідний процес соціалізації підростаючого покоління, ство- изъ главныхъ заботъ, говоритъ г. Михневичъ, стариннаго
рювались найсприятливіші можливості для знайомства русскаго духовенства, а впослhдствіи и правительства, къ
і вибору шлюбної пари» [4, с. 361]. Існували ще й інші по- поддержанію добрыхъ нравовъ въ народh было сугубое пре-
бутові утворення: «вулиці», «музики», «ігрища», «ремізії», слhдованіе «свhтскихъ срамотныхъ пhсенъ, гуденія, скака-
«клаки» («толока»), «забави». Проте, «не всі вони, звичай- нія и плясанія… Всh забавы и игры, весь народный внутрен-
но, призначались суто для забав та розваг молоді (деякі ній задушевный міръ, связанный съ поэтическою, милой
з них мали виробничу основу), але всі вони включали роз- сердцу стариною и находившій себh образное выраженіе въ
важальні елементи і були дійовим каналом спілкування пhснh, игрh и пляскh, словомъ всякое веселье преслh-
неодруженої молоді» [7, с. 169]. Здебільшого в Україні «ву- довалось, какъ бhсовское навожденіе» [9, с. 13–14].
лиці» були формою молодіжних розваг, але й «забави» та С. Єфремов вбачає у таких діяннях і дбання у цій спра-
«музики» мали також розважальний характер. ві рук старокнижників, котрі, «одібравши з Візантії разом
«Від буденних відрізнялись святкові, або великі, вечор- з християнством і зразки письменства, обмеженого вузь-
ниці, присвячені веселощам, іграм, музикам, обрядовим ким колом переважно церковно-релігійних та моралістич-
церемоніям і забавам. Дуже показові в цьому відношенні них інтересів, наші письменні люди, до того ж духовні зде-
молодіжні розваги на свята Катерини (24 листопада [7 груд- більшого особи, зразу ж побачили у вільній народній поезії
ня за н. ст.]) та Андрія (30 грудня [13 грудня за н. ст.])» [7, грішне і стидке діло, ознаку «діавольскаго наущенія» на
с. 361]. Проти цих звичаїв, повір’їв та ворожби, яка була спокусу людям, і через те одразу ж таки стали на ворожу
пов’язана з пророкуванням своєї долі, вибором судженого щодо неї стопу. Старі письменники навіть слів досить не
тощо, завжди переслідувала місцева духовна влада, назива- знаходять, щоб вилити своє обурення проти народних зви-
ючи це ідольським. Звичайно, багато зникло з життя, але чаїв і заплямувати оте «играніе, плясаніе и гудhніе», а то
багато ще й залишилося, асимілювалося. і просто «бhсовское пhніе» своєї неслухняної пастви. Був-
«Церква завжди виступала проти різних домішок до ши заступниками нової віри, вони бачили тут недобитків
християнських Свят, і до цього прямували її головно два того поганського світогляду, віри та культу, з яким бороть-
Канони VI Вселенського Собору, т. зв. Трульського. Це Ка- бу вважали за святу повинність усього свого життя» [2,
нони 61 і 62, які міцно берегла вся Православна Церква. Ось с. 233]. Книжник ХІ ст. автор «Слова о казнехъ божіихъ» за
61-ий Канон: «Ту ж епітимію [Правило шестилітньої епіти- всі такі диявольські втіхи накликає суд божий та кару на
мії] накладаємо й на тих, хто водить ведмедиць або інших винуватих: «Первоначально преслhдованіе ограничивалось
худобин на посміховище і на шкоду простим людям, і, єдна- увhщаніями и наставленіями, устными и письменными, въ
ючи обман з безумством, ворожать про щастя, про Долю, формh многочисленныхъ «поученій» и «словъ»; но такъ
про родовід, і багато подібного. …А тих, що закостеніли какъ консервативная народная жизнь очень не охотно
в цьому і не відходять від цих згубливих і поганських виду- уступала «плясбу, гудьбу и пhсни бhсовскія» и оказывала
мок, постановляємо зовсім викидати з Церкви, як і Священ- въ этомъ отношеніи прямое сопротивленіе церковнымъ
ні правила наказують. «Бо яка спільність у світла з тьмою», властямъ, то духовенство привлекало къ содhйствію пра-
як каже Апостол. Або яке єднання Церкви Божої з ідолами? вительство, и въ подкрhпленіе церковной проповhди были

39
выдвинуты суровыя административныя понужденія. Гоне- ховенству отъ 10 ноября 1750 г., что … вечерницы и пhсни
нія правительства на народныя увеселенія или, какъ ихъ скверныя; вся же слhды идолопоклонства празднуетъ
тогда называли, «бhсованія», начинается въ ХVI ст., съ народъ отъ неразумія свеего, а священники, по званію своего
вhдома и благословення духовной власти, преимуществен- пастырства, того имъ не возбраняютъ» [9, с. 16–17].
но Стоглаваго собора, и найбольшей энергіи и безпощад- «Въ настоящее время гонителями вечерницъ, досвh-
ности достигаетъ въ XVII ст., въ царствованіе Алексhя Ми- токъ и посидhлокъ иногда являются низшіе полицейскіе
хайловича, отличавшагося, какъ извhстно, чрезвычайной чины, урядники, подчасъ слишкомъ расширяющіе кругъ
набожностью. На смhну словесныхъ увhщаній и духовныхъ дhятельности, намhченной въ 5 параграфh инструкціи. Въ
наказаній явились батоги, штрафы, ссылка и т.п. Воеводамъ газетахъ время отъ времени появляются сообщенія о томъ,
предписывалось имhть «крhпкое смотрhніе», чтобы нигдh что урядники разгоняютъ вечерницы. Такъ, въ «Южномъ
никакихъ «позорищъ» и «игрищъ» не было» [9, с. 14–15]. Краh» была какъ-то напечатана корреспонденція о томъ,
«…Та й князі не гребували музикою, веселощами на что въ изюмскомъ уhздh гавриловской волости урядникъ
бенкетах, які церквою заборонялися. …У ХІІ ст. відбували- разгоняетъ вечерницы. Вооруженный нагайкою, урядникъ
ся запеклі сутички за право дотримання дідівських звичаїв. расхаживаетъ въ сопровожденіи десятскихъ каждый ве-
Князівсько-боярські кола нерідко ставали на бік народу черъ по селу и, заставъ молодежъ въ домахъ на вечерницахъ,
і протестували проти надмірної суворості християнських парубковъ разгоняетъ нагайкою, а дивчатъ отправляетъ
єпископів» [5, с. 66]. подъ конвоемъ десятниковъ на ночевку въ кутузку при
«Цар Олексій Михайлович грамотою з 1648 р. заборо- волостномъ правленіи» [9, с. 18].
нив веселі забави при участи скоморохів, казав ламати Глибоко знаючи народний побут українців, А.Свид-
й палити музичні струменти, а непослушних бити батога- ницький, будучи сам сином священика, «который сам недо-
ми» [3, с. 7]. волен запрещениями и остался украинцем» [8, с 467], від-
«Въ Украйнh гоненіе на вечерницы начинается, судя стоював високоморальність таких зібрань молоді, відзнача-
по документальнымъ извhстіямh, съ половины XVII ст., ючи усталеність вироблених віками норм їхньої поведінки:
притомъ прежде всего въ дальнемъ сhверо-восточномъ «Что хазяйський син не посмеет занять с нехорошею целью
углу Украйны, находившемся подъ прямымъ вліяніемъ хазяйску дочку. …Притом, девицы так связаны обрядом
московскихъ порядковъ. Еще въ 1648 г. жителям г. первой ночи, что только пьяная или крайне бестыдная мо-
Бhлгорода, по представленію московскаго патріарха, въ жет поддаться обольщению; но если в ее серце останется
вhдhніи котораго находился тогда Бhлгородъ, съ относя- хоть немного стыда, если в ее голове не перевелось созна-
щимися къ нему еще немногочисленными слободско-укра- ние себя и чести, то такая может уступить только силе
инскими поселеніями, дается царская грамота, которою и добровільно ни за что не согласится підтоптати під ноги
строго внушается имъ: «чтобы скомороховъ съ домрами, и отця-неньку» [8, с. 466].
съ гуслями, и съ волынками, и со всякими играми. …и М. Грушевський підкреслює у взаємопорозуміннях мо-
медвhдей не водили, и никакихъ бhсовскихъ игръ не тво- лоді та батьків постійне протистояння, боротьбу двох мо-
рили. ...Ослушниковъ грозили бить батогами и подвергать ралей, двох систем та двох точок погляду на відносини еро-
ссылкh. Тh-же обычаи обличаетъ позднhе, въ 1676 г., въ тичні, сексуальні. Проте, «незважаючи на всю боротьбу
окружномъ посланіи къ духовенству, бhлгородскій з ними: багатші не пускають доньок на вечорниці, хоч си-
митрополитъ Михаилъ, называя эти обычаи также нам не боронять туди ходити; …при зимовій тісноті в хаті
бhсовскими. … Прямое наступленіе на вечерницы сдhлано дівчатам нема де прясти, вони можуть більше зробити на
было въ 1719 г. кіевской духовной консисторіей, для отвра- вечорницях. …Не корисним рахують також позбавляти їх
щенія приближавшейся моровой язвы, и сдhлано было тих товариських, громадських зв’язків, котрі дає товаришу-
притомъ не по собственной иниціативh, а «по указу его вання на вечорницях. Нарешті вважають несправедливим
священнhйшаго царскаго величества». Получивъ указъ, відмовляти своїм дітям тої свободи, котру батьки зазнали
гетманъ послалъ въ «консисторіумъ митрополитанской за своєї молодості» [1, с. 285].
власти» соотвhтствующій универсалъ, а консисторія уже Природне хвилювання батьків про добропорядність
предписала гадяцкому, миргородскому, опошанскому, пол- відносин під час вечорниць. У відомому творі І. Галятов-
тавскому, кобеляцкому протопопамъ и всhмъ вообще ського «Суплика або замыслъ на попа» селяни жаліються на
духовнымъ лицамъ позаботиться о томъ, чтобы въ «селахъ священика, який забороняв «на улицю ходити … /Не воль-
малороссійскихъ попрестали богомерзкихъ молодыхъ лю- но вже парубкам з дівчатами гуляти, /–По чім же вони мо-
дей сборища на вкулачки и Богу и человhкомъ ненавистныя лодість свою будуть знати?».
гулянья, прозываемыя вечерницы, на которыя многіе люди «Не понимает или притворяется, что не понимает
молодые и неповстягливые отъ родителей своихъ, мужеска этого, только духовенство, – разумеется, не без исключе-
и женска пола, дhти, по ночам купами собираючись, ния, – и назначает штрафы за участие в том или другом.
неисповhдимыя безчинія и мерзкыя беззаконія творятъ, Штрафы эти состоят в денежных взысканиях на церкву или
справуючи себh игры, танци и всякія піятихи скверныя и в отработке священнику, преимущественно во время гове-
воздух оскверняючія пhсней восклицанія и козлогласова- нья, также перед свадьбою» [8, c. 466].
нія. … частыя стаются дhтогубства, за каковыя умножив- Але, як писав І. Франко, «регенерація людських погля-
шаяся нечестивая беззаконія явственнаго праведнаго гнhва дів і вірувань при помочі адміністраційних розпоряджень
Божія чаша на всhхъ насъ изливается, яко-же и теперь оказалася такою самою фікцією, як при помочі духовних
коликолhтніи неурожаи хлhбные, бездождевная суша, мно- судів та інквізиції» [10, c. 53].
гіе падежи скотовъ, въ людехъ тяжкія болhзни, еще больше С. Єфремов так охарактеризував витворену ситуацію:
моровыя губительныя язви и страшное повhтряное время «Нема більш безнадійної справи, ніж боротьба з побутом,
понесла Малая Россія и прочая поноситъ многая злоключе- як і нема, може, нічого більш сталого, як ті устояні форми
нія». Этотъ консисторскій «патентъ» предписывалось про- життя, що змінюються тільки поволі і самі собою під впли-
топопамъ прочесть въ церквяхъ, прибить вездh къ цер- вом нових обставин, але ніколи під впливом самих заборон
ковнымъ дверямъ, сказавъ народу соотвhтствующее нраво- та наказів. …то була просто таки Сізіфова робота, ота без-
ученіе, а ослушниковъ, посhщающихъ вечерницы, до двухъ упинна війна з народом, і що народ задовольняв таки влас-
разъ усовhщивать, а затhмъ, въ случаh противленія, отлу- ними силами свої естетичні потреби, цураючись книжної
чать отъ церкви [9, с. 15–16]. моралістики, або по-своєму її переробляючи» [2, с. 235].
Вважаючи вечорниці причиною кари божої неврожа- Добре орієнтуючись у виниклій ситуації, розуміючи
єм, посухою та страшними слабостями на людях і на скоти- негативність «виконаної роботи» у викоріненні народних
ні, гетьман і консисторія «накрhпко пригрозили вишь звичаїв та традицій А. Свидницький спрогнозував наперед
спецhфhкованимъ богомерзкимъ зборомъ вечорничнимъ ситуацію, яку ми спостерігаємо і сьогодні: «Грустно, тяже-
отъ сего часу не собиратися» [2, с. 234–235]. ло, невыносимо становится, что народ, вместо своїх вы-
Білгородський архіепископ Іоасаф Горленко, критикую- сокопоэтических сходок, должен собираться в корчму,
чи службу духовенства на місцях, наголошував: «Усмотрhно откуда никто не гоняет ниже′ словом, не только палкою или
во многихъ городах и селахъ, писалъ онъ въ наставленія ду- кнутом. Удивительно ли , что лет тридцять назад и для па-

40
рубков, рассказывают, считалось позорным являться в ши- Список використаних джерел
нок; а тепер и дивчата ходять туда, словно до нанашки, так 1. Грушевський М. С. Історія української літератури: В 6 т. 9 кн.
до шинкарки. Что можно вынесть из этого дома, кроме Т. 1. /Упоряд. В.В. Яременко. – К.: Либідь, 1993. – 392 с.
разврата? Пяному й море по колына. Но этого не хотят ви- 2. Єфремов С.О. Історія українського письменства. – К.:Феміна,
деть и год от году все сильне накидываются на народне 1995. – 688 с.
обычаи» [8, с. 466]. 3. Колесса Ф. Українська усна словесність. Львів, 1938. –
Активно боролася із уцілілими та асимільованими Ч. 1–4. – 643 с.
християнством язичницькими народними традиціями 4. Курочкін О.В. Обрядовість (Календарні свята й обряди) /
в Україні більшовицько-комуністична влада, як антисисте- Артюх Л.Ф., Балушок В.Г., Болтарович З.Є. та ін.. – К., 1994. – 504 с.
ма, знову втручаючись у побутову сферу та колообігову 5. Лозко Г. Українське язичництво. – К., 1994. –96 с.
календарну звичаєвість, порушуючи закон збереження та 6. Митрополит Іларіон Дохристиянські вірування українсько-
поступальності передачі усталених законів життєдіяль- го народу /Історично-релігійна монографія. – Вінніпег, 1965. – 424 с.
ності українців. Більш як піввікове агресивно-жорстоке 7. Пономарьов А.П. Дошлюбне спілкування молоді //Поділля:
ставлення тоталітарної системи до іновірних поглядів не історико-етнографічне дослідження /Артюх Л.Ф., Балушок В.Г.,
підтвердили «правильність» насаджуваних нею думок. Болтарович З.Є. та ін.. – К., 1994. – 504 с.
Сьогочасність вимагає повернення до тих форм життя, які 8. Свидницький А.П. Роман. Оповідання. Нариси. – К.,
б відроджували людськість духовно та спричиняли перео- 1985. – 573 с.
смислення «запрограмованих» «відовмерлою» ідеологією 9. Сумцов М.Ф. Досвhтки и посидhлки. – К., 1886.
установок, які все-таки глибоко вкоренилися у ряді «вихо- 10. Франко І. Руське духовенство в боротьбі з народніми ві-
ваних» нею поколінь. руваннями //Матеріали до культурної історії…c. 53.

41
СЕКЦЫЯ V

НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
Ў РАБОТАХ МАЛАДЫХ ДАСЛЕДЧЫКАЎ

ПАДСЕКЦЫЯ І

АСТРАЛОГІЯ Ў ТРАДЫЦЫЙНАЙ КУЛЬТУРЫ ЎСХОДНІХ СЛАВЯН: КАРОТКІ НАРЫС

Цімафей Авілін (Мiнск, Беларусь)

Астралогія, як псеўданавука, трывала займае сваё мес- дванаццаць малайцоў і няслі дванаццаць тапарусоў» [9,
ца ў сучасным жыцці чалавека (узгадайце, напрыклад, гара- № 484]. Увогуле вобраз 12-і персанажаў даволі распаўсю-
скопы на сайтах, тэматычныя сайты, перадачы на тэлеба- джаны ва ўсходнеславянскім фальклоры, таму можна ча-
чанні, абвесткі ў часопісах, газетах і г.д.) і нярэдка займае каць стварэння новых сучасных інтэпрэтацый фвльклор-
аднолькавую пазіцыю у «чартах» з найноўшымі вынаход- ных тэкстаў, напрыклад, каляндарных і астралагічных.
ніцтвамі чалавека. Невыпадкова тэму «славянскай астрало- «Народная» ўсходнеславянская астралогія існуе ў фор-
гіі» і «славянскіх» гараскопаў распрацоўваюць шматлікія ме, падобнай да першапачатковых практык астралогіі ста-
аматары, чальцы нэапаганскіх суполак і г.д. Мэтай дадзена- ражытнага Міжрэчча, то бок прадраканне лёсу грамадства
га артыкула-нарыса з’яўляецца спроба крытычна апісаць ці чалавека па значных рэдкіх падзеях (сонечнае зацменне,
«астралагічныя» народныя ўяўленні ўсходніх славян на ба- з’яўленне на небе каметы і г.д.) ці выпадковых падзеях (з’яў-
зе фальклорных матэрыялаў Палесскага Электроннага Ар- ленне метэора, пэўнае размешчанне зорак адносна чалаве-
хіва, фальклорных запісаў XIX–XXст.ст, а таксама асабістых ка і іншых небесных целаў і г.д.). Базавым уяўленнем народ-
палявых запісаў аўтара. най «астралагічнай» сістэмы з’яўляецца вераванне ў тое,
Што такое «народная» астралогія? На жаль фальклор- што ў кожнага чалавек ёсць свая зорка на небе. Ствараецца
ныя запісы не даюць магчымасці выявіць існавання распра- асацыятыўны шэраг паміж якасцямі чалавека (характар,
цаванай народнай астралагічнай школы ці гараскопаў, нак- лёс, сацыяльны статус і г.д.) і зоркі (яркасць, размяшчэнне,
шталт класічнай сярэднявечнай астралогіі (вызначэнне лё- асяроддзе, хуткаць і г.д.). У гэтым сэнсе, народная астралогія
су чалавека і падзей па размешчанні планет і інш. аб’ектаў знаходзіцца ў апазіцыі да класічнай астралогіі, для якой ха-
на зорным небе). Некаторыя элементы класічнай астралогіі, рактэрна стварэнне дакладных персанальных гараскопаў
як, напрыклад, астралагічныя лексічныя адзінкі, маглі тра- на базе падліку каардынатаў нябесных аб’ектаў на небе.
піць у народнае асяроддзе з шырока распаўсюджаных пера- Неад’емнай часткай астралагічных практык з’яўляецца
кладных з грэчаскай і габрэйскай моваў кніг «Неба», «Христи- сам суб’ект, то бок чалавек, які валодае неабходнымі ўні-
анская топография» Касмы Індыкоплава, «Космография», кальнымі ведамі і выкарыстоўвае іх. У класічнай астралогіі
«Шестокрыл», «Шестоднев», «Точное изложение православ- такі чалавек звычайна сумяшчае функцыі астранома-
ной веры» Іоана Дамаскіна [1], «Зодій», «Звездочетие» [2, навукоўца і філосафа – астролага: стар.-бел. астрол(и)о(к)г
с. 342] і інш. Як дарэчы і назвы планет (і само слова планета, [4, c. 158], польск. gwiazdarz [10, c. 809], рус. звездослов. Але
планіда, праз польск. рlаnеtа з лат. рlаnētа: грэц. πλανήτης ў народнай астралогіі такі чалавек становіцца часткай мі-
«блукаючы», ἀστηρ πλανήτης «блукаючая зорка, планета» фалагічнай сістэмы, бо валоданне сакральнымі ведамі
[3, c. 273]) і задыякальных сузор’яў – «…тыи звезды што ся заўжды атаясамлівалася з чымсьці незямным, «цёмным»,
любятъ. овенъ з близнецом… а левъ со вагою. а дева со скор- незразумелым, патаемным, звязаным з іншым светам. Як
пеом. а ваги со стрелцомъ…», Блізняк, Козорог, Водолеі [4, правіла, функцыя «народнага астролага» ўласціва ведзьме,
c. 61, 179]. Малюнкі класічных знакаў задыяка можна знай- якая ў традыцыйным успрыманні мае амбівалентны во-
сці на ілюстрацыях да «Разарыума…» (1672–1677 гг., г. браз – злую ведзьму (калдун, чарадзей) і дапамагаючую
Глуск) А.Тарасевіча, а назвы сустрэць у сучасных палявых людзям (знахарка, павітуха) [11].
запісах: зорка Баран, Блізнюкі, Вадаліў, Казярог [5, c. 29– Згодна з усходнеславянскімі вераваннямі, ведзьма мо-
34], Баран, Бык, Лев, «Па тым, пад якой звяздой нарадзіўся жа здымаць зоркі з неба [ibid.], каб прыцягваць чужыя гро-
[чалавек] маглі казаць, які характар будзе ў чалаве- шы (укр.). Каб зняць зоркі, яна мусіць скрасці з матавіла
ка: Бык– упарты. Вясы-тры звёздачкі, а па баках ад іх тальку, якая засталася недаматанай з суботы на нядзелю.
яшчэ некалькі, як вясы на небе. Казярожац – звязда ў сту- Потым у летнюю ясную ноч ляціць у неба, абвязвае зоркі,
дзені», «Рыбы, Весы, Казярогі, Дзевы, толькі як на пенсію спускаецца на зямлю і сцягвае іх пакуль не стане поўнач [12,
пашла, у газетах пачыла находзіць», «Знакі задыяка не c. 60]. Знятыя зоркі ведзьмы трымаюць у новых гаршках на
ведалі і нават не цікавіліся тым, што распалажэнне зорак покуці ці ў склепе [ibid.]. На Украіне верылі, што падаючыя
у час нараджэння чалавека «нясуць» які-небудзь уплыў на летнімі начамі зоркі ведзьма ловіць на досьвітку на сіта і
характар ці будучы лёс» [6]. прасейвае па палях, каб зачараваць збожжа на голад, памор
Пра існаванне мясцовага «звярынага задыяку», на- і г.д. – «Przez sito wiedźma gwiazdę zawitą cedzi, tryska na żyto»
жаль, дакладна адказаць нельга. Літоўскі даследчык Й.Вай- [13] (параўнайце з астронімам Сіта – «скрозь Сіта Бог
шкунас, інтэрпрэтуючы 12 малюнкаў на карцы-браціне XVII ст., прасеяў зярнятак жыта»). Тое самае ў палякаў: ведзьма сва-
які знаходзіцца ў музеі ў в.Раубічы, прапанаваў гіпотэзу пра емі закляццямі можа аслабіць святло зоркі і нават знішчыць
іх астралагічнае паходжанне. Паводле ёй малюнкі адпавя- яе [12, c. 60].
даюць 12 старажытнабалцкім знакам задыяка, сярод якіх Наступнае апісанне ў адной з архіўных кніг Харкаўскай
«класічныя» Блізнюкі, Шалі, Стралец, Казярожац, а таксама епархіі распавядае, як бабка навучыла нейкага Нестара
Казёл, Конь, Вершнік, Журавель, Алень і інш. [7, c. 86–93] (1750 г., сяло Любоціна, Валкоўскі ўезд) вызначаць па зорках
У сваёй працы [8, c. 142–143] Брюкнэр прывёў і раскры- злодзеяў. Нягледзячы на тое, што ён сам потым адракаўся ад
тыкаваў паданне Гераніма Пражскага пра тое, як нібыта 12 сваіх слоў, маўляў, што падманваў людзей, каб атрымаць з іх
знакаў задыяку вызвалілі Сонца, разбіўшы вежу молатам. грошы, сам тэкст даволі цікавы і дае пэўныя удакладненні,
Параўнайце таксама з бел. замовай: «Ішло з вышняга неба няхай і з дапушчэннямі, пра час і практыку варажбы:

42
«…действует он ночью, в полночь встаёт, и идёт к во- плоха жыве, то это казалі») [ibid.], колькасць зорак («калі
де, и смотрит, и там видит одну звезду, в которой звезде дзяўчына відела шмат зорак на небе – у гэты год выйдзе за-
ежели у какого человека учинится воровство, покажется… муж, калі не заставалася жыць з бацькамі») [ibid.], цотная\
В Петров пост живущая в том же селе вдова…спросила: хо- няцотная колькасць зорак у пары («Як е купка зорок до
чешь ли выучиться смотреть на звезды и оттого угады- пары – чи четыре, чи шесть – жив. Як нема – погано, про-
вать о пропаже какой-нибудь, у кого сыскать?…. а потом, пал, чи шо зробилось») [15];
взяв его из воды, стала над ставом воткнув веретено тон- – калі зорка побач з Месяцам будзе нябожчык [ibid.];
ким концом в землю, а на другом конце веретена, на кото- – если небо чистое, значит, скотина погибла, а если есть
ром прядывала в Георгиев день для волшебства, пускалась зорочки – то живая (тольки того дня як заблудится скоти-
под небеса и сняла звезду и спустилась назад с той звездою, на) [ibid.];
которая подобием такова, как бывает полунощная ясная, – «сколько зорок у кучки – стоко душ у семье будэ –
и дала ему в руки подержать; а потом, взяв от него, пошла у любое время [можно гадать]» [15], «калі зоркі разам (на
с ним в дом, и ту звезду положила в сенях под кадушку….На небе) – гэта сям’я большая» [6];
другую ночь вывела на двор и приказала смотреть на звёз- – «як упаде на землю звезда, то тот человек (аут. –
ды… И показывались ему на звезде человеческие имена, у ка- больной) умрэ, а як нэ, то будэ жіть» [ibid.], калі чалавек
го пропало и кем украдено…Бабка его, Нестора, и звезду жывы, дык зорка будзе ясная, і «зойдуця» одна з другой, а
снятую держала в доме своём целую неделю, а потом отпу- калі зоркі разходзяцца, то чалавек ужо мертвы [ibid.]; «воны
стила его в дом, а звезду пустила в небо» [14, c. 6–8]. горворылы шоб зорка до зоркы зийшлася тоды воны всё мо-
Трэба адзначыць, што скраданне зоркі з неба можна глы сказать» [ibid.], На Шчадрэц дзяўчыны варажылі пра
супаставіць з матывам выкрадання душы чалавека, і аса- жаніха: загадывалі, дзе чыя зорка, і глядзелі, якая і куды
бліва навароджанаго. Калі святы Феадор Сікеот (Сергій Ра- ўпадзе – адтуль і жаніх будзе [ibid.] (пра метэор);
данежскі), цудатворца, быў яшчэ ва ўлонні маці, яна бачы- – (на 17 студзеня н.ст.) дзяўчыны, каб даведацца, ці
ла, як зорка зыйшла з неба і ўпала ёй на ўлонне. Гэтая зорка спраўдзяцца варожбы, глядзелі на неба: калі Сажары па
указвала на шматлікія добрыя рысы немаўля. Уяўленні правую руку – варожбы спраўдзяцца, калі наперадзе «Деви-
ж пра скраданне зоркі маглі быць звязаныя з апакрыфічнай чьи зори» – не [17,c.62] (гл. у яго ж падрабязна пра варожбу
легендай пра святога Сісінія (сюжэт – д’ябал у вобразе па «Чигирь-звезде»(Венера).
жанчыны Гілло скрадае дзяцей, Сісіній вызваляе іх) [11]
з аднаго боку і выкраданнем першага агню культурным ге- Варожба і прадметы-медыятары:
роем з другога. Пярсцёнак: (на 14 снежня) «Кали хто венчалися, про-
Адмысловым часам для прадракання лёсу з’яўляўся сим кольца, выходим во двор и дывимся, як зоры гаснуць, пе-
час нараджэння дзіцёнка, то бок сакральны час, калі новы рабягаюць. Дывимся на гэта праз кольцо. Кали вернецца
чалавек знаходзіцца паміж гэтым і тым светам. Наўмысна звезда, тады выдиш замуж» [15];
павітухі выбягалі на вуліцу і глядзелі на зоркі: Рушнік: «...дзевіца красавіца...шыла, вышывала, усякія
– [адна жанчына падчас родаў] «Она вішла, глянула на зоры перабірала...» [9, № 517] – ускосна ў замове; « [ці га-
зіры и сказала моёй матци: «Наталочка, якась у тебя дочка варылі, што лёс чалавека залежыць ад зоркі?] Отражалася
буде шастліва» [15]. и крэпко. Каторыя на рушнику сшывали звязду, особенно
– «Бабушка гаварыла: «Еслі раждаецца рэбёнак, і ха- Каця, Маня и Варвара, на Варвару все отражались вот
рошы,то ярка. Вот інагда, рожаніцы, когда прінімаюць вы- этыя, ту звязду якую вышывали, пяцикрыльную» [6].
ходзяць на вуліцу гледят. Гаварыла, што еслі ўбійца па Дзеянні перад зорамі: асобна можна вылучыць не
іному яна свеціць, на вора тожэ іное.(«свеціць ці падае?»),не, столькі астралагічныя, колькі прагматычныя чарадзейныя
не, вспыхівае. А еслі рэбёнак буде навучны, то яркая, яркая. практыкі перад зорамі: «памалюся, пакланюся ... ранняй
Значыць буде нешта харошае» [6]. (вячэрня) зорачцы» [9, № 674, № 699], «…хрысцяцца на
– «Дажа такі былі жэншчэны, што на зорькі гадалі. зоркі…» [6], «У зорак прасілі, каб больш вяселляў было на
Старуха адна была, дак адна там радзіла дачку, так яна сяле» [ibid.], ставілі падойнік пад зоркі\Месяц – колькі зо-
палядзела і што-та ана там знала. Дак кажа: «карацей, рак столькі і малака будзе [15], аўчары аклікаюць зоркі, каб
дзеўка родзіцца, но бяспарная, адзінокая будзе». А тады быў вялікі прыплод авец, на тры ранішнія зары выстаўляюць
радзіўся...во эта другія, дык яна палядзела, бабка тая, дак на мароз семена, выстаўляюць пражу на ранішнюю зару
кажа: «О, харашо, он і радзіўся «...і действіцельна было... [19, c. 43].
Адна радзілась красавіца, сорак сватоў пасватала, а за нья- З сабранага аўтарам і прыведзенага вышэй матэрыяла
кога не пашла і засталася адна. Вы панямаеце, як угадывалі. бачна, што для народнай «астралогіі» нехарактэрны «да-
А што яны там, хто ж іх знае, як яны там зналі...»это ужо кладныя» разлікі размяшчэння нябесных свяцілаў і скла-
большая шыбка(?)», паглядзіць на неба, туды і глядзіць. Ну, данне «класічных» гараскопаў. Замест гэтага прысутнічае
вот на зорькі што-та яна глядзела...мала адна мо, што-то элемент «выпадковасці» (падзенне зоркі, адноснае размяш-
ярковато очень, но это (?)...ещё казала: «ещче девочка чэнне і г.д.). Акрамя таго, у артыкуле былі прыведзены не-
раділась бяспарная» [ibid.]. каторыя народныя практыкі і характэрныя элементы
Нягледзячы на тое, што аснова народнай астралогіі метадалогіі гадання па зорках.
відавочная – зорка разумеецца як душа чалавека, рэкан-
струяваць метадалогію прадракання даволі складана, бо, Літаратура
як правіла, народныя «астролагі» утойваюць веды.Тым не 1. Святский Д.О. Очерки истории астрономии в Древней
менш, аналіз запісаных тэкстаў дазваляе вылучыць некато- Руси// Историко-астрономические исследования. Вып. VII – IX. –
рыя характэрыстыкі метадалогіі: М.: Физматгиз, 1961–1966
Час варажбы: «Гляну звечора, гляну i опiвночi, поди- 2. Отечественныя записки. Вып. 5, 1857
влюсь i перед свiтанком, тай знаю, де що діється» [16,c.169], 3. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка.
сама назначае дзень і вечар [15], Калядная ноч [6], «под Том, 3 1986
молодік гадали в пятницу, в сераду. На Коляды, на праздни- 4. Гістарычны слоўнік беларускай мовы. Вып. 2, 15. Мн., 1982.
ки якие великие» [15], «якись чэтвер» [ibid.]; 5. Avilin T.V. Astronyms in Belarussian folk beliefs// Archaeologia
Што прадракалі: ці прыйдзе чалавек з вайны, праця- BALTICA 10, Klaipeda, 2008
гласць жыцця дзіцёнка [ibid.], ці жывы чалавек [ibid.], ці 6. Архіў аўтара
жывая скаціна [ibid.], лёс дзіцёнка [6], ці выйдзе замуж 7. Vaiskunas J. Some peripheral forms of the Mediterranean and
[ibid.], надвор’е [ibid.], пра лёс хворага чалавека [15]; Oriental zodiac traditions in heathen Lithuania// Archaeologia
Якія выконваюць дзеянні: лічаць зоры («Пашчытае, BALTICA 10, Klaipeda, 2008
шчытае зорачки и скажэ: яго зорачки нет») [ibid.], «чыта- 8. Bruckner A. Starozytna Litwa. Ludy i Bogi. Szkice historyczne i
юць па зорах» [6]; mitologiczne. Warszawa, 1904
Якасць зорак і іх размяшчэнне ў прасторы: размяш- 9. Замовы / Склад. Г.А. Барташэвіч. Мн.: Навука і тэхніка,
чэнне зорак на небе, яркасць зорак [ibid.] («Чыя яркая зорь- 1992 (БНТ)
ка, тый, говорят, шчасліва жыве, а еслі малая зорька – он 10. Linde S.B. Slownik jezyka polskiego. Том 2, 1808

43
11. Голубкова О.В. Ведьма и вещица в народных представле- 14.Лебедев А.С. О борьбе духовных властей в бывшей епар-
ниях восточных славян Сибири и Европейской России (опыт срав- хии белогородской с суевериями//Киевская старина. Том 28,
нительной характеристики) [Электронный ресурс] URL: http:// Киев, 1890г
www.sati.archaeology.nsc.ru (13.04.11) 15. ПА – электроная база дадзеных «Палесcкий архив»
12. Сумцов Н.Ф. Культурные переживания.//Киевская стари- 16. Зибрання творив, Hрыhорий Федоровыч Квитка-Осно-
на. Том 28, Киев, 1890г. вьяненко. Том 3, Наукова думка, 1981
13. Zaleski J.B. Szumki czyli Wiosnianki// Piotr Chmielowski Obraz 17. Сахаров И.П. Сказания русского народа: Народный кален-
literatury Polskiej: w streszczeniach i celniejszych. Volume 2, 1898 дарь. Том 2,Части 5–8, 1885

FOLKLORE AND CULTURE AS LITERACY RESOURCES FOR NATIONAL EMANCIPATION

Segun Agbaje (Nigeria/ Thailand, Bangkok)

Abstract Cheung recommended that language teaching should be made


Literacy counts a lot for development and progress. Effi- to benefit from popular culture.
cient literacy induces and sustains good governance. Hence, all
nations strive to attain balanced literacy. However any literacy The Nature, Scope of Literacy
programme that ignores the context of operation is not likely Literacy workers and scholars are not agreed as to what
to be very successful. This paper canvasses that folklore and cul- constitutes literacy. While some view it as the number of years
ture are essential ingredients for revitalizing literacy for nation- an individual spends in school, others consider it as the lan-
al emancipation. guage skills possessed by the individual to make them function
Keywords: Literacy, Folklore, Culture, Emancipation. properly in school. Olajide (2007b) linked the various shades of
literacy to the rungs of a ladder which are distinct, yet related.
Introduction Contemporary reading scholarship tends to suggest that it may
For decades, the world has made bold steps to produce be more productive to treat literacy holistically, involving listen-
more of literate citizens. Indeed, the Teheran conference of ing speaking reading and writing. The former two are oral skills,
the 1960’s (UNESCO, 1965) popularized literacy into a world while the latter two are literacy skills (Lawal 1991; Olajide 1997).
agendum, and since then, nations after nations have made (Reading and writing are the higher order skills, while listening
declarations (polices) on it. The world’s commitment to lit- and speaking are the lower order skills.) The implication is that
eracy explains the role the ability to read, write and use num- the lower order skills do not require formal teaching, but the
bers communicatively plays in the life of man. It improves higher order ones do.
family living, enhances rights awareness, and promotes inter-
national understanding. It also rekindles man’s intellect, sen- International Education Studies
sitizing him to his cultural milieu and enabling him to re- According to Uzodinma (1993), there are many types of
spect other peoples’ cultures. Literacy oils the vehicle that literacy, including pre-literacy, post literacy, document litera-
globalization rides. However, in spite of the foregoing and cy, graphic literacy and computer literacy. This possibly ex-
other advantages of literacy, majority of the world have re- plains Unoh’s (1983) observation about highly educated Ni-
mained stark literates. gerians that were still illiterate. It is not possible for all the
Literacy, like illiteracy, obtains in a continuum. Many of citizens of most countries to be absolutely literate; you may
those who claim to be literate could become illiterate in cer- be literate in one sense but illiterate in another! Functional
tain contexts (Unoh, 1983). A highly educated individual, literacy involves not only language skills, but also nume-
while good in his chosen field, may not be able to perform ric skills by which the literate is able to act independently and
well elsewhere; somebody with a university degree in a critical in group ways. There is no end to literacy, because the literate
area, like Medicine, may not be ICT compliant, he may not be is expected to continuously enhance their skills by reading
able to fill banking transaction forms easily, thereby suffering and writing, speaking and listening. Thus, reading may be
from computer and/or document illiteracy. In other words, said to be central to literacy, the former being the ability
absolute literacy may not be easy to attain, especially in the to process (visual) symbols meaningfully (Olajide 1991).
developing world. This implies that reading is not a matter for the print alone.
The situation has continued to bother literacy workers, Efficient readers also read the physical environments; they
psychologists, applied linguists, sociologists, the media, and must read more than they write, otherwise, their writing
relevant other practitioners, leading to literacy and reading would largely promote stale ideas.
conferences where strategies for improvements are advanced The term «emancipation» refers to freedom from crip-
and pursued. pling problems, such as poverty, hunger, lack of appropriate
Since the acquisition of literacy involves teaching, an as- shelter and general underdevelopment. The freedom is attain-
pect of literacy that requires urgent examination is its peda- able mainly through properly coordinated programmes, in-
gogy which Jiboku (2002) called literacy education (p.188). volving the use of available, and usually scarce human and ma-
How best literacy may be imparted deserves attention, and terial resources. Emancipation struggles are endemic in the
a key to the «how» appears to be linking literacy development developing countries, where most of the populations live be-
to the learner-reader’s culture, especially folklore, because low poverty line. The peoples’ problems are compounded by
a person’s cultural exposure has influence on their intellec- gravely low levels of literacy.
tual disposition. According to Olajide (2006), folklore and
culture enhance philosophical grounding and world view Literacy Situation in Nigeria
which a learner could bring to the class and utilize for effec- Nigeria – this writer’s home country – would seem to offer
tive language learning. an interesting experience in literacy struggles. In the country,
At the international level, the pedagogical relevance of cul- a programme tagged «Literacy for All by the Year 2000» was
ture was attested to in a study conducted by Cheung (2001). The pursued with vigour. The programme drew international sup-
researcher conducted the study using popular culture (which port. The federal government targeted the year 2000 for attain-
s/he defined to include ‘television, special-effect movies, highly ing full literacy and embarked on mass literacy campaign in
stimulating music, gossip magazines, comics, fashion, computer 1982, having established a Centre for Adult Education in Kano,
games and the Internet’ pp. 56) to motivate a group of secondary a city in the Northern part. Also, government launched the In-
school students in Hong Kong to learn English. S/he found that ternational Literacy Year and set up the National Commission
the students performed better with the use of popular culture. for Mass Literacy, under Decree number 11 of the same year. As
This implies that recognizing individual learners’ backgrounds observed by Olajide (2002) ‘the year is past and Nigeria remains
results in better educational outcomes. Based on the finding, largely illiterate’ (p. 178). The people still face poverty, poor

44
health delivery, drug trafficking, child labour, forced early mar- Thus, it may be said that every society’s level of develop-
riage and gender disparity. ment and progress is a function of its cultural outlook. For ex-
Government’s efforts at attaining full literacy are however ample, the scientifically and technologically advanced countries
being supplemented with the programmes by private NGO’S have steady industrial culture which encourages them to explore
and professional associations, such the Reading Association of their environments with great patriotism. The countries utilize
Nigeria (RAN), Nigeria English Studies Association (NESA) their peculiarities in surging forward. Africans could also attain
and Nigeria Association of Language Educators (NALE) that or- the desired industrial and technological breakthroughs by look-
ganize conferences and workshops to interact on how best to ing inward, making their culture the core of national planning
tackle the nation’s problem of illiteracy. They also conduct and (FRN, 2004b).
sponsor research in the area of reading and reach out to their Folklore is an integral part of any culture. Olajide (2006)
friends across the world soliciting aid for the promotion of lit- defined it as a «...collection of chants, mnemonics, incantation,
eracy in the country. songs, music, and stories derived from lullabies legends myths,
The factors responsible for the worrisome literacy situation proverbs, taboos and totems» (p.94).
in Nigeria are many, including: Folktales are derived from the daily experiences of ordi-
(1) Lack of correct census to support national planning; nary people. The advent of western education in Africa (espe-
(2) Less development-oriented educational policies that cially, south of the Sahara) has led to the formalization and sys-
have made the country’s dream of producing self-reliant learn- temization of African folktales (Ishola, 1995).
ers (FRN, 2004a) most elusive; Scholars like Adeyemi (1998) and Olajide believed that
(3) Undue emphasis on certain courses, like engineering, the medium of writing may have reduced the original fla-
law, medicine and accountancy, to the neglect of others, vour of folktales. In the olden days, elders gathered young
like applied linguistics, literacy and reading, and language ones, especially children, to tell them stories of dead people
education; that had shown bravery, animal kingdom, birds, reptiles,
(4) Diversion of aids and funds meant for the develop- and the gins. Those stories (folktales) have the following
ment of literacy; advantages.
(5) Inadequacy of media attention to literacy and relat- (1) They sensitize children to the immediate environment.
ed matters; (2) They help the children to develop self-confidence.
(6) Inordinate emphasis on prosperity, rather than the ac- (3) They also sharpen the children’s survival instinct.
quisition and application of knowledge, by spiritual leaders; (4) Folktales increase the children’s patriotism.
(7) The multilingual nature of the country; and (5) They enhance moral development.
(8) The fluid nature of literacy, by which its boundaries are
difficult to identify (you do not know at what point Lawal, Ajayi and Raji (1997) exhaustively discussed the di-
somebody should be regarded as being literate). dactic and philosophical attributes of proverbs, recommending
It is only through aggressive and persistent literacy drives them for the language classroom. Also, Kachru (1991) and Ola-
that Nigeria could overcome these and other problems. jide (2006) advocated the use of folktales in the teaching of Eng-
As observed by Banjo (2010), a country would work if only lish as a second language. There are different types of folktales,
all the people’s energies are challenged, and over 80 per cent or and many of them have been published as children’s literature
even over 80 per cent of the people are functionally literate, across Africa.
‘which means that the people have their talents challenged in
various ways’ (pp. 28–29). The experiences of countries, like How to Use Culture and Folktales in Literacy Work
Tanzania, India and China that have attained impressive literacy The forgoing discussion of culture and folktale would seem
levels through purposeful leadership could be instructive in this to show that literacy work has much to derive from them. Cul-
regard. Even though Nigeria and Tanzania had similar colonial ture prepares the mind, while folktales serve as cultural re-
experience and gained independence about the same time, the minders. On the other hand, literacy attempts to make the hu-
latter has been able to attain a far higher level of literacy. Bal- man mind so functional that it could address life’s problems
anced literacy, which involves what Ndukwe (2006) describes as most rewardingly. The implication is that literacy workers and
‘…READING, WRITING, KNOWLEDGE and SKILLS needed reading teachers need to be sufficiently familiar with the culture
to operate in today’s globally International Education Studies of their context of practice.
connected digital economy’ (p. 1) is what Nigeria and other They specifically require good knowledge of folktales
Third countries need urgently, and it is through education such for handling young clients and learners. They also need to
could be availed. be abreast of what people want education to do for them.
Which means that literacy workers and reading teachers
Views on Culture and folktales should have insight into the appropriate curriculum. Every
To a great extent, culture defines man: it helps to examine nation states its educational aims in form of policy from
his predisposition to other men. How he relates with such other where the curriculum is developed. Most African countries
men in the struggle to liberate the environment is considerably today want education for total liberation (from ignorance,
determined by his cultural background. wants and diseases). They spend heavily on education in the
Culture differs from music, drama, or artifacts. Akonga hope that it would lead to learners who could affect im-
(2003) and Dascal (2003) viewed culture as shared under- proved governance in the future, thereby bringing the na-
standing. According to the former, culture covers such as- tions to fame and glory.
pects of man’s life as «norms, tales or laws that govern and Cultural experiences, especially from folktales (Olajide,
control human behaviour; beliefs as in religion, superstition, 2007b) and popular culture items (Cheung, 2001) should be
witchcraft and sorcery, myths legends and ideology; and arti- used in grooming young learners for future leadership. Per-
facts» (p.25). haps the language classroom offers the most immediate op-
There are usually rules and agreements as to the enforce- portunities for so doing, because right from the basic level,
ment of culture. It does not matter if a culture is in the minority. children learn language (Federal International Education
Nevertheless, once culture is violated, conflict arises. Adeniyi Studies Republic of Nigeria, 2004a), and basic education is
(2003), a Nigerian pediatrics surgeon of repute and Akonga universal. Incidentally, learners carry much of culture and
(2003), an outstanding Kenyan religious philosopher are agreed folktales into the class which the dynamic teacher could tap
that cultural non-conformists hardly impact positively on their from. Also, Language teachers, in addition to their knowl-
immediate environment. Malinowski (1996) specifically de- edge of listening speaking, reading and writing (the language
posed that culture is a potent instrument for banishing poverty, skills) and familiarity with national educational policy,
ignorance, and desperation. The generative and definitive power should be able to identify and relate with community re-
of culture possibly led Dopamu (2003) and Oyewole (2003) to sources. Other teachers, parents, the school, government,
advocate that culture be vigorously studied across disciplines learner and relevant others are important sources of cultural
and races. One’s culture provides the conceptual basis for one to information to the vibrant language teacher. A model person-
accept or reject reality. ally developed by the present writer (Olajide, 2006) for incor-

45
porating folktales in the teaching of universal basic education 6. Dopamu, A. (2003). Preface. African Culture Modern Science
[UBE] English (APPENDIX 1 in this paper) may be appro- and Religious Thought (pp. xii-xxiii). Ilorin: Nigeria: African Centre for
priate in this connection. Religions and Science, University of Ilorin, Ilorin, Nigeria.
The foregoing model is an attempt to show interrelation-
ships among language (literacy) skills, education policy, cul- International Education Studies
tural context and language teaching-learning. As observed by 1. Dascal M. (2003). Understanding and understanding.
Lawal (2006), the teacher is «the most crucial of instructional Armsterdam/Philadephia: John Benjamin’s Publishing company.
resources, being at once an initiator, a facilitator and sustainer 2. Federal Republic of Nigeria (2004a). National policy on
off learning» (p.5). If folktales are appropriately employed by education. Lagos: Government Press.
the teacher of literacy, the learners’ language skills (including 3. Federal Republic of Nigeria (2004b). National economic
grammar) could be further enhanced. Olajide (2006) recom- employment and development strategy (NEEDS). Abuja, Nigeria:
mended pre-reading and post-reading activities, use of suita- Planning Commission.
bly graded comprehension questions, controlled writing and 4. Ishola A. (1995). The role literature in the intellectual development
co-operative learning strategies when utilizing folktales in the of the African child. In Owolabi K.(Ed.) Language in Nigeria: Essays in
ESL lesson. Honour of Ayo Bamgbose (pp.311–322). Ibadan: Group Publishers
There are constraints to the use culture and folklore as 5. Jiboku, O. (2002). Literacy, education and language education:
espoused in this paper. For example, most teachers may not be two sides of a coin in national development in Nigeria. In R. A. Lawal, I.
familiar with appropriate folktales. Also a lot of parents no Abanihe, & I. N. Ohia, (Eds.), Perspectives on Applied Linguistics in
longer pay attention to cultural matters, probably as a result of Language and Literature (pp.185–193). Ibadan: Stirling Horden.
current religious status. Many of the folktales used in schools 6. Kachru, B. B. (1991). Non-active literature in English as a form
across Africa are likely to have been published by foreign au- of language teaching. In C. J.Brumfit & R. A. Carter (Eds.),Literature and
thors. In addition, most Basic Education curricula may not Language Teaching (pp. 140–149). Oxford: ELBS
provide adequate opportunities for the use of folktales (the 7. Lawal, R.A. (1991). Influence of Selected Teacher variables on
curricula in Nigeria, according to Olajide (2006) do not!). Cognitive Level of ReadingComprehension Questions. Paper Presented
Even where such folktales have been significantly published at the 5th Biannual Conference of the Reading Association of
by indigenous writers and relevant books are recommended Nigeria,3–6, September, 1991.
by government (as of Nigeria), poverty may prevent parents 8. Lawal, R. B. (2006). A Schematized Framework for Building the
from buying them for their wards. And government may lack English Studies Teacher’s Professional Capacity. Paper Presented at the
the funds to make the books available for free. Whatever may 1stStaff Seminar, Development of Arts and Social Sciences Education,
be the situation, the language teachers should try to use cul- University of Ilorin, Nigeria on Wednesday, 26th July,2006.
ture and folktale in their classes. 9. Lawal ,R.A., Ajayi, B. & Raji, W. (1997). A pragmatic study of
selectedpairs of Yoruba proverbs. Journal of Pragmatics, 27, 635–652.
Concluding Remarks 10. Macharia, J. (2003). Cultural development through and
Literacy is a powerful instrument for national development communication. In A. Dopamu (Ed.), Africa Culture Modern Science
and integration. It involves reading, writing, and numeric and and Religions Thought (pp. 92–106). Ilorin, Nigeria: African Centre or
digital skills that are required to make one function effectively in Religions and Science, University of Ilorin, Ilorin, Nigeria.
the competitive global economy of today. Much as the entire 11. Malinowski, B. (1960). A scientific theory of culture and other
world has devoted resources to, and co-operated on, the devel- essays. NY: Oxford University Press.
opment of literacy, a worrisome proportion of mankind, espe- 12. Ndukwe, E. C. A, (2006). Digital literacy: The compatible
cially in developing countries, has remained illiterate, leading to literacy model for the 21st century Nigeria. Literacy and Reading in
pitiable living conditions among the citizens. Nigeria is one ex- Nigeria, 11 (1), 1– 3.
ample of such countries: she has a vision for full literacy as 13. Olajide, S. B. (1991). Pattern of student performance in the of
a means of eliminating graduate unemployment, social vices English programme of the University of Ilorin. Unpublished M. Ed.
and general poverty, but poor leadership has made nonsense of Thesis, University of Ilorin, Ilorin, Nigeria.
such vision. Education steeped in the cultural heritage of the 14. Olajide, S. B. (1997). Influence of university students’ reading
people, especially in folktales, could go a long way to ensure the attitude and field of specialization on their comprehension performance
attainment of national literacy objectives. Across the world, and in English. Literacy and Reading in Nigeria, 7,441–424.
in different forms, cultural elements abound that may be em- 15. Olajide, S. B. (2002). Revitalizing the Nigerian literacy
ployed to enhance the teaching and learning of reading, writing, Environment. In A.,Lawal, I, Abanihe, & I. N. Ohia (Eds.), Perspectives
numeric and digital skills, which would result in leaders capable on Applied Linguistic in Language and Literature (pp. 176–184). Ibadan:
of fully liberating an impoverished people. Possessing such skills Stirling Horden. Olajide, S. B. (2006). Folktales as effective means of
should constitute the citizens into a formidable and upwardly teaching Universal Basic Education English in Nigeria. Journal of
mobile workforce which emergent economies badly need. With Professional Teachers, 1(2), 92–109.
perseverance on the part of the schools, teachers, parents, learn- 16. Olajide, S. B. (2007a). Literacy and Reading in Nigeria.
ers, governments and relevant others, most of the problems as- Unpublished mimeograph, university of IlorinNigeria.
sociated with the use of culture and folktales in the teaching- 17. Olajide, S. B. (2007b). The Place of Folklore and Culture in
learning of literacy skills can be overcome. Revitalizing Literacy for National Liberation Paper Presented at the 5th
Pan-African Reading for All Conference, Held at the University of
References Ghana, Legon, Accra
1. Adeniyi, A. (2003). African culture, human health and Ghana, 6th-10th August, 2007.
scientific enquiry: Some reflections. In A. Dopamu (Ed.), African 18. Oyedeji, L. (1997). Literacy for governance in Nigeria. Literacy
Culture, Modern Science and Religious Thought (pp.14–23). Ilorin: and Reading in Nigeria, 7, 3–14.
Nigeria: African Centre for Religions and Science, University of 19. UNESCO. (1965). Statistics of illiteracy. Paris: UNESCO.
Ilorin, Ilorin, Nigeria. Unoh, S. O. (1983). Keynote address: Reading improvement in
2. Adeyemi. O. (1981). Nigerian folktales and their contributions to Nigeria as a multilingual nation: Problems and prospects. Literacy and
early child-care development andeducation. Centrepoint: A Journal of Reading in Nigeria, 1, 11–32.
Intellectual, Scientific and Cultural Interest, 7(2), 109–123. 20. Uzodinma, E.C.C. (1993). New approaches to adult literacy.
3. Akonga, J. (2003). Basic concepts of culture and their application Literacy and Reading in Nigeria, 6, 31–37.
to African social and cultural development. In A. Dopamu (Ed.), Africa
Culture, Modern Science and Religious Thought (pp.14 –23). Ilorin: International Education Studies
Nigeria: African Centre for Religions and Science, University of Appendix I
Ilorin,Ilorin, Nigeria. Government, School, Teacher of English, Parent [home], Learner,
4. Banjo, A. (2010, March 7). Sunday Tribune, pp. 28–30. Relevant other
5. Cheung, Chi-Kim (2001). The use of popular culture as Writing, Reading, Speaking, Listening
a stimulus to motivate secondary students’ English learning in Hong Figure 1. Olajide’s (2006) model for incorporating folktales into the
Kong. ELT Journal, 55 (1), 55–61. teaching and learning of UBE English

46
ПАЭТЫЧНЫ ТЭКСТ ЯК ФЕНОМЕН СУЧАСНАЙ КУЛЬТУРНАЙ ПАРАДЫГМЫ

Ганна Алексяевіч (Мінск, Беларусь)

Суіснаванне некалькіх паняццяў, якія ў межах адной су, цэласнасць лірычнага пачуцця падмацавана таксама вы-
літаратуразнаўчай метадалогіі ўжываюцца як сінонімы, але разнай пазіцыяй яго носьбіта, які супрацьпастаўляе сваё
па сваёй сутнасці істотна розняцца, сігналізуе аб пераходзе адчуванне свету астатнім. Паказальнай з’яўляецца згадка
на якасна новы ўзровень літаратурнага развіцця. Гэта ад- пра Хрыста, што ўскосна адсылае да самога лірычнага
бываецца ў выпадку, калі назапашаны масіў артэфактаў не- суб’екта і, такім чынам, да яго самасцвярджэння як праро-
магчыма асэнсаваць, карыстаючыся ўжо распрацаванай ка. У процівагу твору для тэкста ўласціва адносная аў-
метадалогіяй. Як вынік, пачынаецца працэс пранікнення таномія кожнага яго складніка ці некалькіх складнікаў. Яны
інструментарыя сумежных гуманітарных навук, працэс сэн- звязаны з усім тэкстам слабей, часта элементы развіваюцца
савага пашырэння першапачаткова больш звужаных па- самастойна, кіруючыся сваёй логікай. Па сутнасці ствара-
няццяў ці, наадварот, працэс звужэння і спецыялізацыі ецца сеціва лейтматываў, якія могуць пераплятацца, але ад-
паняццяў, якія напачатку называлі большую колькасць начасова захоўваць самастойнасць. Паэтычны тэкст паз-
літаратурных з’яў. баўлены выразнага цэнтра (лірычнага суб’екта), частка і
Падобная сітуацыя складваецца ў айчынным літара- цэлае знаходзяцца ў становішчы раўнапраўных членаў, ча-
туразнаўстве, дзе назіраецца слабая дыферэнцыяцыя па- ста нават асобны элемент мае большае значэнне, чым сума
няццяў «дыскурс», «мастацкі тэкст», «мастацкі твор». І калі астатніх. Верш Ул.Арлова «Прага» [1, с. 66–68] утрымлі-
апошняе з іх займае выключна прывіліяванае месца, пер- вае фармальныя адзнакі мастацкага твора: ёсць лірычны
шыя два толькі пачынаюць распрацоўвацца і актыўна ўклю- суб’ект і назва, у якой фіксуецца тэма. Але рэалізацыя
чацца ў метадалагічнае поле. Спынімся падрабязней на вы- ўласна тэкста адпавядае структуры, на якую ўвесь час на-
значэнні сутнасных характарыстык паняццяў «мастацкі нізваюцца новыя драбнейшыя тэмы (прагулка па Карла-
тэкст» і «мастацкі твор». вым мосце, сабор св.Віта, пропаведзь Яна Багаслова ў Ві-
Як тэкст, так і мастацкі твор – у нашым выпадку лі- цебску, Франц Кафка і тэма яўрэйства, сустрэча з Л.Геніюш
таратурны твор – гэта пісьмова занатаваны прадукт ду- і іншыя). Яны не развіваюцца, няскончаныя пераліваюцца
хоўнай дзейнасці чалавека. Беларускі даследчык Я.А.Га- ў новыя, якія таксама абрываюцца. Такім чынам, паэтычны
радніцкі вызначае літаратурны твор як «пэўнае ідэйна- тэкст працяты шматлікімі ледзь улоўнымі лейтматывамі,
эстэтычнае адзінства» [2, с. 9]. Іншымі словамі, для яго ха- якія ўяўляюць сабой накід неразгорнутых тэм.
рактэрна цэласнасць, самадастатковасць і завершанасць. Па-другое, адзначым завершанасць твора і працэсу-
Тэкст у адрозненне ад літаратурнага твора не з’яўляецца альнасць/адкрытасць тэкста. Твор – гэта «рэч у сабе», якая
«рэччу ў сабе», ён пазбаўлены іерархічнай структуры і на прамой часу займае пэўнае месца. Істотнае значэнне тут
ідэйнай зададзенасці. Выхад паняцця «тэкст» за межы мае наяўнасць аўтарскай задумы, якой прадугледжвацца
ўласна лінгвістыкі адбыўся дзякуючы структуралістам. пачатак і канец. Мастацкі твор перастварае быццё, па сваёй
Канцэпцыя постмадэрнізму ўвабрала іх здабыткі і ўклю- сутнасці бясконцае і незавершанае, але перастварае ў нешта
чыла гэта паняцце ў больш шырокі кантэкст. Літаратура канечнае і завершанае. Апошняе знайшло сваё найбольш
і літаратурная крытыка – асабліва постмадэрнісцкай скі- поўнае праяўленне ў распрацоўцы паняцця «мастацкі
раванасці – усё часцей звяртаюцца да паняцця «тэкст», ад- свет». Тэкст незапраграмаваны на часавую зададзенасць, ён
начасова ігнаруючы паняцце «літаратурны твор». Вядома, не ствараецца як артэфакт канкрэтнай культурна-гіста-
што апелецыя да аднаго з іх і выключэнне з ўжытку іншага рычнай эпохі. Працэсуальнасць тэкста супрацьпастаўляецца
можа быць абумоўлена ідэйнай пазіцыяй, абранай даслед- аўтарскай задуме, бо стваральнік/аўтар не разглядаецца як
чыкам. На наш погляд, аднак, галоўная прычына такога спараджальнік новых сэнсаў. Цэнтр цяжару пераносіцца на
ўзаемавыключэння палягае ў слабым размежаванні абод- сам творчы працэс. А.Сыс у вышэйзгаданым вершы ўво-
вух паняццяў, адсутнасці аб’ектыўных крытэрыяў, па якіх дзіць разбіўку на строфы, якія з’яўляюцца лагічна завер-
было б магчыма іх адрозніць і вызначыць кожнаму сваё шанымі цэлымі. Але першыя дзве страфы «прадказваюць»
месца ў літаратуразнаўчай тэрміналогіі. наступныя, дзе лірычная сугестыўнасць значна павышаец-
Калі засяродзіцца на даследаванні непасрэдна паэзіі, то ца і дасягае максімальнага напружання ў апошняй страфе.
варта ўдакладніць, што тэкст і твор з’яўляюцца паэтычнымі. Дарэчы, якраз на яе прыпадае кульмінацыя ўсяго твора. У
Пры разглядзе асобных вершаў такое ўдакладненне дадае адрозненне ад яго верш Ул.Арлова не ўтрымлівае такіх
канкрэтыкі, даследчыку зручней вывучаць матэрыял з пэў- структурных кампанентаў, як завязка, кульмінацыя, раз-
нага ракурсу, г. зн. увага канцэнтруецца на вызначальных вязка, ён прамаўляецца роўна, адсутнічаюць акцэнты і кроп-
катэгорыях (напр., лірычны суб’ект/герой, лірычны пафас, кі найбольшага напружання. Прыкметна, што тэкст разарва-
лірычны сюжэт і інш.). ны аўтарскімі заўвагамі, якія падаюцца ў дужках. Яны не
Такім чынам, абазначым найбольш істотныя характа- маюць вялікай сэнсавай нагрузкі, але якраз яны з’яўляюцца
рыстыкі «паэтычнага твора» і «паэтычнага тэкста». відавочнымі паказчыкамі таго, што тэкст нараджаецца
Па-першае, цэласнасць твора супрацьстаіць фрагмен- ў працэсе, што адзіны спосаб яго рэалізацыі – гэта ўклю-
тарнасці тэкста. Твор заснаваны на цесным узаемапера- чэнне яго ў плынь мовы без памежных пачатку і канца.
пляценні ўсіх яго кампанентаў, якія ў сваёй сукупнасці Па-трэцяе, іерархічнасць твора супрацьстаіць кала-
ствараюць непадзельнае адзінства. Скіраванасць на ідэй- жу тэкста. Структурная арганізацыя твора вызначае кож-
ную, стылёвую, фармальную цэласнасць абумоўлівае пад- наму элементу толькі адно магчымае месца. Для тэкста
парадкаванасць элементаў адзінству. Паводле слоўніка ак- мажліва іх перагрупіроўка. Мастацкі твор скіраваны на ад-
туальных тэрмінаў і паняццяў «Паэтыка» [3, с. 195–196] бор стылістычных сродкаў, якія б спрыялі найдакладней-
у аснове станаўлення твора палягае наступная трохступен- шаму разгортванню аўтарскай задумы. У вершы А.Сыса
чатая сістэма: 1) узнікненне цэласнасці як першаэлемента; выкарыстаныя паўторы (сінія, зорка, бурштын, нявеста,
2) разгортванне цэласнасці ў састаўных элементах; 3) завяр- законны жаніх і іншыя) выконваюць ролю своеасаблівага
шэнне цэласнасці. Як бачым, мастацкая цэласнасць з’яў- каркаса, які трымае астатнія элементы. З іншага боку, паэ-
ляецца іманентнай уласцівасцю твора, яна папярэднічае там створаны адмысловы семантычны рад (запрашу іх за
творчаму працэсу, скіроўвае яго і сканчвае. Паэтычны твор стол, зорка, нявеста, зямныя, законны жаніх, крываваю, бо-
зыходзіць з наяўнасці цэласнасці пачуцця. Зададзенасць сых нагах, Ісус Хрыстос), які ў межах іерархічнай структу-
пазіцыі лірычнага суб’екта, зрэшты, і сам факт яго пры- ры выконвае сэнсававызначальную ролю ўсяго верша. У
сутнасці з’яўляецца сведчаннем мастацка-ідэйнага адзін- тэксце дэманструецца змешванне розных стылістычных
ства твора. У вершы А.Сыса «Вам, на ложку зямным…» пластоў (гутарковая, мастацкая, навуковая мова), жанравая
[4, с. 212–213] кожны яго элемент (запрашэнне гасцей за вя- дыфузія, нагрувашчванне розных культурных кодаў, цыта-
сельны стол, прамаўленне тоста, расповяд пра зямных ня- цыя. Напрыклад, Ул.Арлоў інтэрпрытуе тэму Прагі, назы-
вест і іншыя) падпарадкаваны агульнаму лірычнаму пафа- ваючы разнастайныя рэальныя і сімвалічныя прадметы

47
і з’явы: прыродныя і культурныя аб’екты (Вэлтава, сабор нуюць нашай увазе сучасныя паэты (Н.Артымовіч, Ул.Ар-
св.Віта, Карлаў мост), гістарычныя падзеі і імёны (Грун- лоў, З.Вішнёў, В.Жыбуль, С. Мінскевіч, А.Хадановіч і ін-
вальд, БНР, Геранім Праскі, Ян Багаслоў), літаратурныя шыя), узрастае неабходнасць дыферэнцыяцыі вышэйзгада-
рэаліі (Бабуля, паручнік Лукаш, Франц Кафка), элементы ных паняццяў і функцыянаванні іх у межах літаратура-
быту (бэхераўка, піццэрыя, пльзенскае піва). Сумяшчэнне знаўчай метадалогіі як раўнапраўных.
розных па часе планаў, размяшчэнне ў адзіным семантыч-
ным радзе слоў канкрэтна-бытавога і сімвалічнага характа- Літаратура
ру, адсутнасць сэнсавых дамінант, – усё гэта працуе на ства- 1. Арлоў Ул. Паром празь Ля-Манш / Ул.Арлоў. – Мн.: Логвінаў,
рэнне эклектычнага вобраза Прагі, які адначасова падмаца- 2006. – 156 с.
ваны беларускім кантэкстам. 2. Гарадніцкі Я.А. Паэтыка беларускай літаратуры XX ста-
Развіццё сучаснай літаратуры, у прыватнасці белару- годдз / Я.А. Гарадніцкі. – Мн.: Бел. навука, 2010. – 332 с.
скай паэзіі памежжа XX–XXI стагоддзяў, дае падставы для 3. Поэтика: словарь актуальных терминов и понятий/ гл.
размежавання паняццяў «мастацкі твор» і «тэкст». Апош- науч. ред. Н.Д. Тамарченко. – М.: Издат. Кулагиной, Intrada,
няе пакуль застаецца нераспрацаваным у айчынным літа- 2008. – 358 с.
ратуразнаўстве, але, улічваючы корпус тэкстаў, якія прапа- 4. Сыс А. Лён / А.Сыс. – Мн.: Кнігазбор, 2006. – 435 с.

ФАНТАСТЫЧНАЯ ЛІТАРАТУРА І СУЧАСНАЯ МІФАТВОРЧАСЦЬ

Марына Аммон (Гомель, Беларусь)

Узнікненне фантастыкі з’яўляецца заканамерным выні- ляючага свету і, карыстаючыся словамі французскага струк-
кам духоўнага развіцця грамадства. Вытокі цудоўнага зна- тураліста Ц. Тодарава, не выклікае ніякай асаблівай рэакцыі ні
ходзяцца ў першабытным соцыўме, адным з базісаў якога з боку герояў, ні з боку імпліцытнага чытача [2, с. 67].
выступала міфалагічная сістэма поглядаў (якая, як вядома, Тэндэнцыя да мадэлявання па-свойму ідэальнай дру-
ўяўляе сабой сінтэз навуковай аналітыкі і мастацкай ты- гаснай рэальнасці з мэтай стварэння ілюзіі выратавання
пізацыі). У міфе, адной з самых старажытных прадуктаў не- чалавека ад адзіноты і надання яго жыццю пэўнага гера-
матэрыяльнай дзейнасці людзей, знешняя рэчаіснасць з яе ічнага пачатку праявілася ў творчасці Р. Говарда («Конан»),
характэрнымі заканамернасцямі персаніфікавалася ў вобра- У. Ле Гуін («Чараўнік Земнамор’я»), К. Льюіса («Хронікі Нар-
зах багоў і герояў. Аднак у дадзеным кантэксце варта ўліч- ніі») і інш.
ваць спецыфіку тагачаснага мыслення, бо, як слушна заў- Сярод беларускіх нарацый варта адзначыць раман Нікі
важае культуролаг А. Коўтун, архаічны свет не ведае фан- Ракіцінай «Ганітва», у якім аўтарка здолела стварыць вы-
тастыкі ва ўласным разуменні слова: для сучаснай яму свядо- датны прыклад нацыянальнага фэнтэзі. З аднаго боку, зга-
масці ўсё ў ім ўяўляе сабой абсалютную рэальнасць [1, с. 5]. даны тэкст цалкам адпавядае фармальным патрабаванням
Большую цікавасць для навукоўцаў прадстаўляе перы- жанру: рэпрэзентуе падрабязна распрацаваны хранатопа
яд, калі старажытныя фальклорныя формы паступова па- выдуманага свету, падае вычарпальныя звесткі аб гісторыі,
чалі адыходзіць ад практычных задач ірацыянальнага асэн- этнаграфіі, эканамічным, палітычным, сацыяльным і куль-
савання быцця. Згаданая акалічнасць звязана, у першую турным аспектах функцыянавання створанай дзяржавы.
чаргу, з далейшым развіццём цывілізацыі, пашырэннем і Аднак у адрозненне ад шматлікіх літаратурных варыя-
паглыбленнем скарбонкі ведаў «хома сапіенс» аб акаляю- цый (у тым ліку, і славянскіх) еўрапейскай постміфалагічнай
чым асяроддзі. Постміфатворчыя ўяўленні, рэалізаваныя ў творчасці, раман айчыннай пісьменніцы арыентаваны на
вуснай народнай творчасці (напрыклад, у чароўнай казцы), апрацоўку старажытных беларускіх і балцкіх рэлігійных
сталі адной з першых крыніц літаратурнай фантастыкі. уяўленняў (вобразаў багіні Марэны са зграяй сляпых ваў-
Яркім прыкладам цеснага спалучэння літаратуры з мі- коў, крыважэрных наўяў, бессмяротнага Вужынага Караля,
фам з’яўляецца эпоха антычнасці. Менавіта тады ў вербаль- крылатага сабакі Сімаргла і г.д.). Акрамя таго, звярнуўшыся
ным мастацтве былі сканструяваныя дзве асноўныя формы да апісання таямнічай краіны Лейтавы 70–80-х гадоў 19 ст.,
функцыянавання катэгорыі фантастычнага – утопія і фан- Ніка Ракіціна прадставіла даволі празрыстую алюзію на
тастычнае падарожжа. У творах Гекатэя Абдзерскага «Аб гісторыю Вялікага княства Літоўскага. Аб дадзенай акаліч-
гіпербарэйцах», Эўгемера «Святы спіс», Ямбула «Востраў насці сведчаць шматлікія, часам фанетычна відазмененыя,
сонца», Гамера «Адысея» і інш. назіраецца шырокі зварот тапонімы (Лейтава, Омель, Менеск, Двайна, Нямунас),
аўтараў да другаснай умоўнасці, наўмыснага парушэння імёны легендарных дзеячаў і назвы вядомых шляхецкіх
праўдападабенства (у адрозненні ад першаснай, мэта якой – родаў, таксама мадыфікаваныя і завэлюмаваныя (Наўгарад-
найбольш адэкватнае адлюстраванне рэчаіснасці). Северскі князь Егарый, студэнты Віленскага універсітэта
Роля міфаў і асаблівасці міфатворчасці ў сучасным пры- Тумаш Занецкій і Ігнат Дамейка, сем’і Радавілаў і Чарта-
гожым пісьменстве выяўляюцца праз актыўнае развіццё ройскіх), разнастайныя найменні беларуска-літоўскай прад-
двух асноўных напрамкаў фантастычнай літаратуры – эска- метна-побытавай лексікі і г.д.
пічнага і прагнастычнага. Вяртаючыся да пытання магчымых шляхоў узаема-
Сутнасць першага складае адмаўленне пісьменнікамі дзеяння фантастычнай літаратуры і міфалогіі, варта адз-
законаў аб’ектыўнай рэальнасці з яе будзённай аднастай- начыць, што развіццё абодвух з’яў ў 20 ст. адбывалася пад
насцю і пошук ўнутранай гармоніі ва ўяўным свеце. Назва- моцным уздзеяннем тэхнічнай рэвалюцыі. Галоўнай зада-
ная тэндэнцыя знайшла найбольшае сваё развіццё ў жанры чай вербальнага мастацтва таго часу ў многім стала ства-
фэнтэзі. Дадзеная літаратурная з’ява фармальна, а ў многіх рэнне цэласнага і зразумелага звычайнаму чалавеку воб-
выпадках і зместава кананізаваная пасля выхаду ў свет вя- раза новага свету, а таксама моцная патрэба ва ўвядзен-
домай трылогіі Дж. Толкіна «Уладар пярсцёнкаў», на сён- ні эмацыянальна-пачуццёвага складніку ў працэс спасці-
няшні дзень з’яўляецца адной з самых папулярных у сусвет- жэння эпохі.
ным мастацтве слова. Аматары адзначанай разнавіднасці Адзначаная тэндэнцыя паставіла кропку ў шматве-
фантастыкі не імкнуцца растлумачыць змадэляваную на кавой канфрантацыі двух тыпаў натурфіласофскай мі-
старонках сваіх тэкстаў рэчаіснасць з дапамогай рацыя- фатворчасці – язычніцкага (пантэізму) і сярэднявечнага
нальных сродкаў, аддаючы перавагу яе алагічнай трактоўцы. (новага хрысціянскага монатэізму), увёўшы ў згаданую
Персанажы твораў нярэдка сутыкаюцца са звышнату- формулу яшчэ адну «зменную», што выявілася праз спе-
ральнымі з’явамі і міфічнымі істотамі. цыфіку культуры мінулага стагоддзя з яе фундаменталь-
Прынцыповым адрозненнем фэнтэзі ад яе казачных нымі трансфармацыямі масавай свядомасці і рэвалю-
аналагаў выступае той факт, што катэгорыя цудоўнага ў ім рэ- цыямі розных кшталтаў – сацыяльнай, псіхалагічнай,
прэзентуецца ў якасці «нормы», іманентнай ўласцівасці ака- тэхналагічнай.

48
У дадзеным кантэксце справядлівым было б меркаван- туальных магчымасцях, цесна звязаны з ідэямі аўта-
не, што сучасны чалавек, у многім арыентаваны на навуку эвалюцыі і кібаргізацыі.
як асноўны стымул руху «хома сапіенса» наперад, павінен Такім чынам, сучасная фантастыка ажыццяўляе пра-
адвяргаць асноўныя каноны міфалагічнага светапогляду цэс міфатворчасці на некалькіх узроўнях. Першы зводзіцца
(перавагу веры над рацыа, мадэляванне аб’ектыўна ілжывай да пераапрацоўкі і інтэпрэтацыі ўжо гатовых семіялагіч-
карціны быцця, калектыўнасць і г.д.). Аднак на сённяшні ных сістэм (другасная міфатворчасць). Дадзены падыход
дзень з інфармацыйнай пазіцыі назіраецца актыўная мі- рэалізаваўся ў жанры фэнтэзі. З іншага боку, сённяшняя
фалагізацыя соцыўмам шэрагу навуковых канцэпцый. Дад- літаратура аб цудоўным рэпрэзентуе чытачу новую гна-
зеная акалічнасць, па словах Т. Чарнышовай, звязана з та- селагічную мадэль адаптацыі чалавека да непазбежных
кімі атрыбутамі грамадскай свядомасці, як гіпатэтычнасць навукова-тэхнічных і сацыякультурных змен. Названая за-
(а значыць магчымая аправяргальнасць) значнай колькасці канамернасць была набольш адэкватна рэпрэзентавана
ведаў аб акаляючым асяроддзі, а таксама безумоўнае, неве- ў навуковай фантастыцы.
рыфікаванае ўспрыняцце тэхналагічных фактаў (па прычы-
не немагчымасці спасціжэння паўсядзённым розумам усіх Літаратура
ісцін людскога быцця). 1 Ковтун, Е. Поэтика необычайного: Художественные миры
Праблематыку новай натурфіласофскай міфалогіі, фантастики, волшебной сказки, утопии, притчи и мифа (на мате-
адлюстраванай на старонках шматлікіх мастацкіх тво- риале европейской литературы первой половины 20 века). – М. :
раў, можна акрэсліць даволі дакладна. Маюцца на ўвазе Издательство Московского университета, 1999. – 310 с.
існаванне чалавека ў космасе; праблема пазаземных цы- 2 Тодоров, Ц. Введение в фантастическую литературу / Ц. То-
вілізацый; тэхнічнае ўзбраенне грамадства, міф аб самім доров. – М.: Дом интеллектуальной книги, Русское феноменологи-
«хома сапіенсе», яго прыхаваных ментальных і інтэлек- ческое общество, 1997. – 144 с.

ФАЛЬКЛОРНЫ КАМПАНЕНТ У ТВОРЧАСЦІ М. БАГДАНОВІЧА І Б. ЛЕСЬМЯНА

Наталля Анапрэенка (Мінск, Беларусь)

Фальклор з’яўляецца невычэрпнай крыніцай спазнан- мабытнасці мастацкага слова. Адначасова выяўлены роз-
ня духоўнага жыцця народа, адным з найважнейшых срод- ныя ўзроўні фалькларызму: ад наследавання пэўных мас-
каў узбагачэння літаратуры і творчасці многіх пісьменнікаў. тацкіх узораў да спасціжэння філасофска-эстэтычнай глы-
Вусная народная творчасць – не толькі від мастацтва, але біні творчасці» [2, с. 118]. Паэт змалку быў знаёмы са шмат-
і ёмішча разнастайных народных ведаў пра свет і чалавека, лікімі героямі беларускай міфалогіі па фальклорных запісах
паказчык узроўню і стану культуры на розных этапах і этнаграфічных даследаваннях. Гэтыя міфалагічныя істоты
сацыяльна-эканамічнага развіцця грамадства. Згодна мерка- «ажываюць» у фантастычным свеце прыроды «зачаравана-
ванням беларускага літаратуразнаўцы В. Максімовіча, фаль- га царства», дзе ярка і пластычна праявілася народнае све-
клор «станавіўся пэўнай умоўнай формай, з дапамогай якой таадчуванне, адухоўленае лірычнай думкай паэта (цыкл
адкрывалася магчымасць выявіць сутнасць рэальнасці «У зачарованым царстве»). Беларускі крытык Р. Бярозкін
(«гістарычнага сягоння»), надаць твору філасофскую скіра- заўважыў, што зварот Багдановіча да народна-міфалагічных
ванасць, напоўніць яго адмысловай сэнсавай ідыяматыкай» вобразаў з’яўляецца спробай «угледзецца у неразгаданае
[7, с. 26]. Акрамя гэтага, выкарыстанне пісьменнікамі міфа- аблічча роднага краю» [3, с. 38].
фальклорных традыцый давала магчымасць падступіцца да Наследаванне і паэтычная інтэрпрэтацыя народнай
раскрыцця нацыянальнага феномену, акрэсліць яго асно- песеннай творчасці ляжаць у аснове цыкла «Згукі баць-
ваўтваральныя, вызначальныя параметры, адвечны ма- каўшчыны», дзе захоўваецца вобразны і рытміка-інта-
ральна-этычны імператыў. нацыйны лад фальклорнай першаасновы. «Аўтар на-
Пачатак ХХ ст. – перыяд фарміравання новых духоўных стройваецца на рытміку беларускай народнай песні, ужы-
каштоўнасцей – характарызуецца актыўным зваротам да ваецца ў вобразы паэтычнага фальклору сваёй радзімы,
ўзораў народнага мастацтва. Адметнай рысай тагачаснага дзе ўсё падпарадкавана своеасабліваму ладу, задушэў-
літаратурнага працэсу было адраджэнне агульнакультур- най напоўненасці гучання радка. Праз увесь цыкл пра-
нага інтарэсу да міфафальклорных традыцый, абумоўленае ходзіць ідэя духоўнага адраджэння нацыі, вяртання да
як уплывам мадэрнізму, так і напружаным рытмам самой родных вытокаў» – справядліва адзначыла Т. Ганчарова-
эпохі (непрыняцце творчай асобай буржуазнага свету як Цынкевіч [4, с. 35].
антыэстэтычнага, усведамленне крызісу буржуазнай куль- Вершы так званага беларускага складу (цыкл «На ціхім
туры як крызісу цывілізацыі ў цэлым). Дунаі», 1915–1916) – узор лірыкі, стылізаванай пад песен-
У фарміраванні творчай індывідуальнасці беларускага на-народную паэтыку. Зацікаўленасць Багдановіча вуснай
паэта Максіма Багдановіча (1891–1917) і польскага паэта народнай творчасцю іншых краін праявілася ў яго мас-
Баляслава Лесьмяна (1878–1937) значную ролю адыграла тацкай інтэрпрэтацыі ўкраінскіх, рускіх, сербскіх, сканды-
народнапаэтычная творчасць. Можна весці размову пра наўскіх, іспанскіх, японскіх народных песень на белару-
тое, што абодвум творцам уласціва фальклорна-міфала- скай мове.
гічнае мысленне. Пытанне аб спецыфіцы рэалізацыі фаль- Значную нагрузку ў творах Багдановіча нясуць на сабе
клорных матываў у кантэксце мастацкіх светаў М. Баг- эпітэты фальклорнага паходжання (напрыклад, шэрая зя-
дановіча і Б. Лесьмяна мае прынцыповае значэнне для цэ- зюля («Не кувай ты, шэрая зязюля»), месяц залаты («Кінь
ласнага, глыбіннага аналізу іх творчай спадчыны. Падставы вечны плач свой аб старонцы»), белы дзень («Не блішчыць у
для правядзення тыпалагічных паралелей паміж творчасцю час змяркання»), сонца краснае («Ціхі вечар, знікнула спя-
Лесьмяна і Багдановіча на адзначаную тэматыку абумоў- кота») і інш.). Паэт выкарыстоўвае звычайныя, нават ка-
лены: сацыякультурнай сітуацыяй у тагачасным паэтам нанізаваныя слоўныя вобразы, але ў непаўторным кантэк-
грамадстве, светапоглядам і грамадска-эстэтычнымі інта- сце. Слоўна-паэтычныя сродкі ягонай лірыкі сваімі вы-
рэсамі аўтараў, дыялектыкай традыцый і наватарствам ў іх токамі ўзыходзяць у беларускую народную творчасць, вы-
дзейнасці. значаюцца непасрэднай фальклорна-паэтычнай прастатой
М. Багдановіч складваўся як самабытны паэт найперш і жыццёвасцю.
ў тых вершах, якія ён напаўняў вобразамі з народных Багдановіч-крытык таксама ўзнімаў праблемы неаб-
вераванняў. У зборніку «Вянок» (1913) фальклор «зацвер- ходнасці творчай арыентацыі беларускай паэзіі на мі-
джаны як адна з крыніц творчасці, аснова матываў і во- фафальклорную спадчыну. Гэтай праблеме прысвечаны яго
бразаў, адметнага стылю, а ў цэлым – нацыянальнай са- артыкул «Забыты шлях» (1915), дзе галоўны акцэнт зробле-

49
ны на развіцці нацыянальных асноў літаратуры. На думку Сувязь Лесьмяна з фальклорнай традыцыяй несум-
паэта, здзяйсняцца падобная мэта павінна «шляхам твор- ненна, аднак фальклорныя матывы прадстаюць перад
чай вучобы ў народа» [8, с. 478], не адмаўляючы пры гэтым чытачом часам настолькі трансфармаванымі ў яго паэ-
вопыт сусветнага мастацтва. Беларускі даследчык Т. Зарэм- тычным свеце, што мастацкі вынік з’яўляецца вельмі
ба звярнула ўвагу, што эстэтычную платформу Багдановіча далёкім ад першакрыніцы. Лесьмян запазычваў у народа
сімвалічна адлюстроўваюць яго псеўданімы – Максім- стыль мыслення, спосаб уяўлення, бо ў іх захавалася не-
Крыніца і Максім-Кніжнік: «фалькларэма крыніца сім- пасрэднасць успрыняцця жыцця, аднак для паэта фаль-
валічна перадае ідэю роднаснага адзінства паэта з куль- клор быў перш за ўсё матэрыялам, з якога ён ствараў
турнай спадчынай беларускага народа, псеўданім Кніжнік уласны светапогляд.
адсылае да аўтарытэту прыгожага пісьменства. Наяўнасць Аналіз паэзіі М. Багдановіча і Б. Лесьмяна паказ-
двух сэнсава розных псеўданімаў сведчыць, што ў інды- вае, што яны выдатна валодалі фальклорным матэрыя-
відуальнай свядомасці паэта суіснавалі два генератара лам і ўмела выкарыстоўвалі асаблівасці розных жанраў
тэкстаў: адзін заснаваны на літаратурнай традыцыі, народнай творчасці для надання яскравасці і вобразнас-
другі – на фальклорнай» [6, с. 145]. Беларускі пісьменнік ці сваім творам. Тыпалагічныя сыходжанні ў творчасці
намагаўся ўвасобіць прынцып спалучэння народных і агуль- Багдановіча і Лесьмяна прасочваюцца на ўзроўні стварэн-
началавечых здабыткаў. ня паэтычных вобразаў і надання ім пэўных мастацка-
Такім чынам, асэнсоўваючы адметнасць асобнага эстэтычных функцый. Аднак на ідэйным узроўні беларус-
лёсу і цэлага народа, Багдановіч звяртаецца да нацыя- кі пясняр ставіў іншую задачу. Багдановічу належыць вы-
нальных каранёў. Свой край ён успрымае праз міфы, на- ключная роля ў духоўнай гісторыі і культуры беларускага
родныя песні, паданні, бо ў іх, як і ў беларускай прырод- народа як носьбіта ідэі нацыянальнага ўзвышэння – ён
зе, увасоблена душа народа. На думку паэта, адрадзіць актыўна звяртаецца да ўзнаўлення і ўваскрашэння нацыя-
былую веліч роднай краіны, абудзіць нацыянальную са- нальнай памяці.
масвядомасць немагчыма без ажыўлення старадаўняй Выкарыстанне міфафальклорных матываў адыгры-
спадчыны, бо менавіта тут знаходзяцца вытокі самабыт- вала важную ролю ў мастацкім даследаванні рэальнага
най гісторыі беларусаў, адметнасць іх светапогляду і ду- гістарычнага жыцця і вызначэнні месца чалавека ў ім,
хоўнай культуры. «Не пакінем свае гаворкі, сваіх песняў, спрыяла ўвасабленню найбольш агульных заканамер-
сваіх звычаяў – свайго кроўнага, спрадвечнага, белару- насцей і канфліктаў грамадскага развіцця. Але народная
скага» – звяртаўся да простых людзей Максім-Крыніца традыцыя і для Лесьмяна, і для Багдановіча – нешта боль-
[1, с. 127]. шае, чым адна са шматлікіх крыніц, што насычае іх твор-
Паэзія аднаго з найбольш арыгінальных польскіх лі- часць. Звяртаючыся да народных паданняў і легенд, яны
рыкаў ХХ ст. Б. Лесьмяна дае чытачу цікавы ўзор творчага не толькі пераказваюць, але і літаратурна апрацоўваюць іх
ўзаемадзеяння народнай, фальклорнай і літаратурнай тра- унутраны, ідэйны змест для вырашэння сваіх мастацкіх
дыцый. Фактарамі, якія абумовілі зварот Лесьмяна да на- задач. Часам паэты на сюжэтную канву народнага твора
родных вераванняў былі эстэтыка сімвалізму і распраца- накладваюць новы ўзор, надаюць псіхалагічна насыча-
ваны паэтам «міф першабытнага чалавека», для якога ха- ны змест сваім творам, а сюжэт або асобны вобраз, тран-
рактэрны перш за ўсё метафізічны спосаб мыслення. сфармаваныя аўтарскім «я», набываюць зусім іншую
Арыгінальнасць польскага мастака слова заключалася афарбоўку.
ў спробе спалучыць матывы першабытнасці з матывамі Падобнае запазычанне давала абодвум майстрам сло-
вяртання да прыроды, натуральнасці і непасрэднасці. ва магчымасць яднання з самымі глыбіннымі пластамі
«Мадэль фальклорнага твора была для Б. Лесьмяна свое- народнай культуры, асаблівасцямі народнага светапо-
асаблівай матрыцай, скрозь якую праступала слова «jak гляду і эстэтыкі. У сваіх вершах, фантастычных, міфіч-
zaklęcia lub «mantra». Апеляванне да народнага твора як да ных, казачных, яны прадставілі асабістую жыццёвую
глыбіннай памяці першасвету, першаслова (дзе менавіта філасофію, стварыўшы, кожны па-свойму, ўласны паэтыч-
адсутнічае прорва паміж чалавекам і светам), уласна, і бы- ны свет, багаты незвычайнай фантазіяй, фантастычны
ло тым цэнтрам, да якога сыходзіліся мастацкія і эстэ- і рэальны адначасова. Кожны творца імкнуўся перадаць
тычныя пошукі паэта» – слушна адзначае ўкраінскі на- уласную мастацка-паэтычную, эстэтычную канцэпцыю,
вукоўца Т. Дабрушына [5, с. 87]. «Міф вяртання да прыро- выкарыстоўваючы вобразы і сюжэты славянскай міфалогіі
ды» або «міф паэта як чалавека першабытнага» найбольш і фальклору.
яскрава праявіўся ў яго творах, заснаваных на міфа-
фальклорных традыцыях. Літаратура
Лесьмян глыбока вывучаў нацыянальны, еўрапейскі 1. Багдановіч М. Поўны збор твораў. У 3 т. Т. 3. Пуб-
і экзатычны фальклор, і гэтая зацікаўленасць мела значны ліцыстыка, лісты, летапіс жыцця і творчасці. – Мн.: Навука
ўплыў на яго арыгінальную творчасць. У народных гавор- і тэхніка, 1995. – 461 с.
ках, песнях і побыце, вясковым пейзажы Лесьмян шукаў 2. Беларускі фальклор: Энцыклапедыя: У 2 т. Т. 1 – Мн.: Бе-
тэмы і мову, якія арыгінальна «пераламляў» у сваіх вер- лЭН, 2005. – 768 с.
шах. Народнасць паэта праяўлялася не ў цікавасці да асоб- 3. Бярозкін Р. Чалавек напрадвесні: Расказ пра Максіма
ных матываў, а ў захапленні баладнасцю, логікай казкі. Багдановіча – Мн.: Народная асвета, 1986. – 176 с.
Польскі даследчык М. Главіньскі пісаў: «Фальклор быў для 4. Ганчарова-Цынкевіч Т.У. Цыкл вершаў Максіма Багдановіча
Лесьмяна матэрыялам, з якога ён ствараў уласны света- «Згукі бацькаўшчыны»: Некаторыя аспекты фальклорных трады-
погляд. Лесьмян запазычваў у народа стыль мыслення, спо- цый. // Роднае слова. – 2009. – № 4. – С. 35.
саб уяўлення, бо ў іх захавалася непасрэднасць успрыняцця 5. Добрушина Т. Болеслав Лесьмяна: Україна «у тексті» // Сло-
жыцця» [9, с. 56]. во і Час. – 2006. – № 2. – С. 84–87.
Фальклорны кампанент у творчасці польскага мастака 6. Зарэмба Т. Фалькларызм загаловачных комплексаў у твор-
слова выяўляе сябе перш за ўсё праз стварэнне аўтарам часці М. Багдановічаі А. Разанава // Фалькларыстычныя да-
сістэмы казачных вобразаў, як запазычаных з народных следаванні. Кантэкст. Тыпалогія. Сувязі: Зб. арт. – Мн.: Бестпрынт,
павер’яў (Васіліса Прамудрая, русалка і інш.), так і выдума- 2004–283 с.
ных ім самім (Знікомак, Палудніцы, Снітрупак, Снігробак, 7. Максімовіч В. Беларускі мадэрнізм: Эстэтычная сама-
Срэбронь, Тапелец і інш.). З’яўленне дзіўных, незвычайных індэнтыфікацыя літаратуры пачатку ХХ ст. – Мн.: БДУ, 2001. – 228 с.
істот у паэзіі Лесьмяна можна інтэрпрэтаваць як рэакцыю 8. Мушынскі М.І. Навуковая і літаратурна-крытычная
паэта на тагачаснае навакольнае асяроддзе і грамадскія спадчына М. Багдановіча // Багдановіч М. Поўны збор твораў.
ўмовы (пачуцці песімізму, нігілізму, расчаравання ў чалаве- У 3 т. Т. 2. Маст. проза, пераклады, літаратурныя артыкулы,
ку, жаданне схавацца ў сваім унутраным свеце). З іншага рэцэнзіі і нататкі, чарнавыя накіды. – Мн.: Навука і тэхніка,
боку, фантастычныя вобразы – незразумелыя, вычвар- 1993. – 600 с.
ныя – увасабляюць унутраны, цёмны свет чалавечай нату- 9. Głowiński M. Zaświat przedstawiony: Szkice o poezji Bolesława
ры, схаваныя чалавечыя страхі. Leśmiana. – Warszawa: PIW, 1981. – 332 s.

50
ФОЛЬКЛОРНЫЕ ОБРАЗЫ И ИХ РОЛЬ
В ФОРМИРОВАНИИ ПРОСТРАНСТВЕННЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ

Ольга Артемова (Минск, Беларусь)

Пространство – всеобщая категория бытия и культу- стороны жизни человека, всего того, что не соответствует
ры. Она воспринимается и отражается на всех уровнях установленным в обществе нормам или является отклоне-
языковой системы, во всех классах языковых явлений. нием от них» [14, с. 85]. Белорусские и английские идиомы
Одним из таких языковых уровней выступает фразеоло- со значением ‘плохое, чужое, неизвестное место’ часто по-
гия. Фразеологические единицы (ФЕ) с пространственной даются в словарях с пометой белор. неадабральны – англ.
семантикой исследуются в работах П.А. Редина (украин- disapproval.
ский язык), Г.В. Савчук, Н.А. Сабуровой, В.П. Игнатенко, Отражение характера отношений говорящего к локусу
В.П. Пивоваровой, Т.М. Филоненко (русский язык) и др. в ФЕ со значением ‘плохое, чужое, неизвестное место’ исто-
В сопоставительном аспекте пространственные ФЕ изучают- рически обусловлено их внутренней формой. Белорусские
ся в работах В.В. Бескровной, М. Э. Игнатьевой, И.М. Кузьмич фразеологизмы по сравнению с английскими ФЕ подгруп-
(английский и русский языки). пы «плохое, чужое, неизвестное место» имеют более разно-
Белорусские фразеологические средства образной но- образную внутреннюю форму, где присутствуют фольклор-
минации пространства в сопоставлении с другими языка- ные существа и реалии жизни белорусского народа: агонь
ми пока не стали отдельным предметом исследования уче- (агонь ведае дзе), вятры (вятры ведаюць дзе), грымоты
ных. В свою очередь подобный анализ дает возможность (грымоты ведаюць дзе), злыдні (злыдні ведаюць дзе), кадук
детально изучить связи между ее восприятием и вербали- (кадук ведае дзе), каланіца (каланіца яго ведае дзе), ліха
зацией, выявить универсальные черты, а на их фоне – на- (ліха яго ведае дзе), немач (немач яго ведае дзе), нячыстая
циональные, этно-специфические особенности простран- сіла (нячыстая сіла носіць кого где), нячысцік (нячысцік яго
ственных представлений. ведае дзе), пярун (пярун яго ведае дзе), смуткі (смуткі его
Предметом нашего исследования стали белорусские ведаюць дзе), xалера (халера яго ведае дзе), хвароба (хваро-
и английские фразеологизмы с пространственной семан- ба ведае дзе).
тикой в сопоставительном аспекте. В качестве способа из- Наличие таких образов в структуре белорусских ФЕ
учения категории пространства во фразеологии нами был свидетельствует о восприятии неизвестного локуса как чу-
использован метод семантического поля, одним из раз- жого и даже опасного. Белорусские ФЕ, связанные с подоб-
новидностей которого выступает фразеосемантическое по- ными феноменами народной культуры, часто относятся
ле – «совокупность фразеологизмов, относящиеся к одной к просторечному фразеологическому слою и сопровож-
понятийной сфере и характеризующиеся системными от- даются в словарях пометой белор. прастамоўны – англ.
ношениями» [1, с. 54]. Фактическим материалом для иссле- substandard.
дования послужили 1070 белорусских и 1016 английских В английских ФЕ со значением ‘плохое, неизвестное,
фразеологизмов с пространственной семантикой, выделен- чужое место’ в отличие от белорусских, не было обнаруже-
ных на основе метода сплошной выборки из 12 белорус- но такого разнообразия фольклорных элементов или реа-
ских и английских фразеологических словарей [2; 3; 4; 5; 6; лий английской культуры. Здесь в качестве образной осно-
7; 8; 9; 10; 11; 12; 13]. Были установлены взаимосвязи ФЕ вы выступают цельные пространственные локусы (англ. the
на основе бинарных оппозиций, выявление членов кото- other side, the other side of the black ‘тот свет’, this world, this
рых проводилось по определенной семантической приме- side of the grave / heaven ‘этот свет’) без конкретизации су-
те: скорость передвижения объекта, размер, расстояние ществ, которые их населяют.
и др. В результате проведенного анализа было выделено 10 Наряду с языческими мифологическими образами
бинарных пространственных оппозиций различной степе- в белорусских и в английских фразеологизмах присут-
ни абстракции, совокупность которых представляет собой ствуют образы, связанные с религиями, которые возникли
систему пошагового членения пространственного фраг- значительно позже (христианство и мусульманство): алах
мента внеязыковой действительности, отраженной в язы- (Allah) (белор. алах ведае дзе, англ. Аllah knows where), бог
ке фразеологизмами. (God, Lord) (белор. бог ведае дзе, англ. God knows where),
Одной из таких оппозиций в белорусской и англий- черт (devil, deuce) (белор. чорт ведае дзе, англ. the devil
ской фразеологии выступает группа «хорошее, родное, из- (deuce) knows where). Наличие подобных противоречи-
вестное место – плохое, чужое, неизвестное место», в кото- вых и антонимических образов в структуре белорусских
рую вошли 69 белорусских и 120 английских ФЕ. В качестве и английских ФЕ со значением ‘плохое, чужое, неизвест-
критерия отбора фразеологизмов нами был использован ное место’ подчеркивает синкретизм божественного и бе-
показатель освоенности пространства человеком: в соз- совского, языческого и христианского в вербализации про-
нании носителя языка доброе, родное, известное место странственных представлений и отражает дуалистиче-
воспринимается как освоенное, безопасное, упорядочен- ский принцип восприятия окружающей действительно-
ное, а плохое, чужое, неизвестное место – как неосвоенное, сти человеком.
опасное, хаотичное. Подгруппа «хорошее, известное, родное место» в отли-
Рядом с категорией освоенности, оппозиция «хорошее, чие от подгруппы «плохое, чужое, неизвестное место» пред-
родное, известное место плохое – плохое, чужое, неизвест- ставлена в количественном отношении значительно уже:
ное место» вербализует оценку локуса носителями языка. 17 белорусских и 53 английских ФЕ. Это связано с восприя-
Характер отношения говорящего к локусу связан со специ- тием хорошего, известного, родного локуса как своего, соб-
фикой фразеологических значения, в котором в отличие от ственного, эталонного, а все, что не противоречит нормам,
однословных пространственных номинаций, на первый по мнению ученых, в значительной степени менее отраже-
план выступает коннотативный компонент значения, что но во фразеологии.
проявляется в экспрессивности, оценочности и эмоцио- Как показало наше исследование, в белорусской и ан-
нальности ФЕ. глийской лингвокультурах хорошее место связано с об-
Эта особенность фразеологизмов подкрепляется зна- разами Христа (бога) (белор. у Хрыста за пазухай, англ.
чительным количественным превышением ФЕ со значе- in God’s pocket), Авраама (англ. in Abraham’s bosom), не-
нием ’плохое, чужое, неизвестное место’ над ФЕ со значе- бесного царства (белoр. царствa нябеснае, англ. the
нием ‘хорошее, известное, родное место’ как в белорус- heaventhly kingdom). Подобные лексемы значительно уси-
ском, так и в английском языках: 17 и 52 белорусских ФЕ, ливают положительную коннотацию ФЕ со значением
53 и 67 английских ФЕ. Данная количественная асимме- ‘хорошее, известное, родное место’, которые, как прави-
трия подтверждает общее положение о преимуществе ло, подаются в словарях с пометой белор. адабральны –
в языке фразеологизмов, которые отражают «негативные англ. approval.

51
Таким образом, система локусов, вербализованная восприятия локуса в белорусской и английской лингво-
белорусскими и английскими ФЕ оппозиции «хорошее, культурах.
родное, известное место – плохое, чужое, неизвестное ме- Все выявленные несовпадения белорусских ФЕ на
сто» образует вертикальную пространственную модель, фоне английских можно охарактеризовать как проявле-
в центре которой находятся дом или очаг (белор. родны ния белорусской национальной специфики семантики
кут, англ. hearth and home) с включением более отдален- фразеологизмов, которая определяется как «отличие сем-
ного и абстрактного пространства, которое находится ной структуры ФЕ одного языка (белорусского) от струк-
либо внизу и населено злыми духами, либо вверху, где не- туры близких по семантике фразеологизмов другого язы-
известное пространство обожествляется и становится во- ка (английского) с включением случаев полной безэквива-
площением наивысшего счастья и блаженства (белор. цар- лентности значения [16]. Таким образом, можно вычис-
ства нябеснае, англ. the heaventhly kingdom). Данные уров- лить индекс национальной специфичности белорусских
ни образуют трёхкомпонентную пространственную мо- ФЕ оппозиции «хорошее, родное, известное место – пло-
дель: божественный топос (верх) – земной топос (проме- хое, чужое, неизвестное место» как отношение количества
жуточная зона) – демонический топос (низ). Данная мо- белорусских фразеологизмов с национальной специфи-
дель соотносится с моделью Всемирного Древа, где по кой к общему числу белорусских идиом исследуемой оп-
вертикали выделяются нижняя (корни), средняя (ствол) позиции. Индекс составляет ≈0,65 и свидетельствует об
и верхняя (ветви) части, обнаруживаются противопостав- особенностях пространственных представлений предста-
ления (верх – низ, небо – земля, земля – нижний мир) вителей белорусской лингвокультуры, что проявляется
и сегментируются основные зоны Вселенной – верхняя в бóльшей мифологизированности и сакральности локу-
(небесное царство), средняя (земля), нижняя (подземное са с использованием дохристианских фольклорных обра-
царство) [15]. зов и верований. В английском языке в вербализации ло-
Сопоставительный анализ образов, оценочности, фун- куса фразеологизмами отражена христианская культур-
кционально-стилистической соотнесенности и морфемно- ная традиция.
синтаксической структуры белорусских и английских ФЕ Исследованная нами в контрастивном аспекте бело-
оппозиции «доброе, родное, известное место – плохое, чу- русско-английская фразеосемантическая бинарная оппо-
жое, неизвестное место» позволил выявить 24 межъязыко- зиция «доброе, родное, известное место – плохое, чужое,
вых фразеологических эквивалента с тождественными се- неизвестное место» является одним из фрагментов про-
мантикой, структурно-семантической организацией и ком- странственной картины мира. В перспективе результаты
понентным составом: белор. абяцаная зямля – англ. the всестороннего компаративного изучения пространства на
promised land, белар. адзін алах ведае дзе – англ. Allah knows материале белорусского и английского фразеологических
where и т.д. фондов дадут значительный материал для понимания
Как правило, полная и частичная межъязыковая фра- особенностей образного освоения пространства и выяв-
зеологическая эквивалентность наблюдается во фразеоло- ления механизмов, лежащих в основе его категоризации и
гизмах библейского происхождения (белор. абяцаная зям- концептуализации в белорусской и английской лингво-
ля – англ. the promised land) и фразеологизмах, связанных культурах.
с мифами и преданиями Древней Греции (белар. Аўгіёвы
канюшні – англ. Аugean stables). Согласно методике контра- Литература
стивного анализа лексики и фразеологии И.А. Стернина, 1. Кириллова, Н.Н. Сопоставительная фразеология роман-
Е.А. Маклаковой, Л.И. Зиминой возможно подсчитать ин- ских языков / Н.Н. Кириллова. – Л.: ЛГПИ, 1986. – 81 с.
декс эквивалентности белорусских и английских фразеоло- 2. Аксамiтаў, А.С. Фразеалагiчны слоўнiк мовы твораў Я. Ко-
гизмов исследуемой группы: отношение числа белорусских ласа / А.С. Аксамiтаў. – Мінcк: Навука i тэхнiка, 1993. – 655 с.
ФЕ, имеющих английские межъязыковые фразеологиче- 3. Кунин, А.В. Большой англо-русский фрaзеологический сло-
ские эквиваленты к общему количеству белорусских ФЕ варь. – М.: Рус. яз., 2005. – 1224 с.
данной группы. Он может варьироваться от 0 (минимум) 4. Лепешаў, I. Я. Слоўнiк фразеалагiзмаў: у 2 т. / I. Я. Лепешаў. –
до 1 (максимум) [16, с. 116]. Индекс эквивалентности бело- Мінск: БелЭн, 2008.
русских ФЕ оппозиции «хорошее, родное, известное ме- 5. Новый англо-русский словарь / В.К. Мюллер, В.Л. Дашевская,
сто – плохое, чужое, неизвестное место» составляет ≈0,35 В.А. Каплан [и др.] – М.: Рус. Яз., 1995. – 880 с.
и свидетельствует о связи белорусского и английского фра- 6. Санько, З. Малы расейска-беларускi слоўнiк прыка-
зеологических фондов с общеевропейским культурным зак, прымавак i фразем / З. Санько. – Мінск : Навука i тэхнiка,
наследием. 1991. – 224 с.
Однако, как показало наше исследование, большая 7. Янкоўскi, Ф.М. Фразеалагiчны слоўнiк / Ф.М. Янкоўскi. –
часть белорусских ФЕ оппозиции «хорошее, знакомых, род- Мінск: Народная асвета, 1973. – 352 с.
ное место – плохое, незнакомое, чужое место» относится 8. Янкоўскi, Ф.М. Беларускiя прыказкi, прымаўкi, фразе-
к межъязыковым фразеологическим аналогам (43 ФЕ). На- алагiзмы / Ф.М. Янкоўскi. – Мінск : Беларус. навука, 2004. – 494 с.
пример, белор. у Хрыста за пазухай имеет английский 9. Cowie, A.P. Oxford Dictionary of Сurrent Idiomatic English:
межъязыковых аналог in God’s pocket, где при одинаковом Phrase, Clause and Sentence Idioms / A.P. Cowie, I.R. Vacin. – Oxford
значении наблюдается отличие внутренней формы: в бело- Univ. Press, 1983. – 685 p.
русском ФА используется часть тела человека пазуха ‹про- 10. Daphne, M. G. The Penguin Dictionary of English Idi-
странство между грудью и одеждой›, в английской ФЕ – oms / M.G. Daphne, D. Hinds-Howell. – London: Penguin Books,
poсket ‘карман’. 2001. – 378 p.
Безэквивалентными единицами, которые не имеют 11. Freeman, W. A. Concise Dictionary of English Idioms /
аналогов в языке сопоставления, являются 2 белорус- W. Freeman. – London: Hodder and Stoughton, 1982. – 215 p.
ские единицы: адзін Хрыстос жыве дзе – ‘место с недо- 12. Longman English Dictionary of Contemporary English. –
статком или отсутствием пищевых продуктов’, сабакам London: Longman, 1995. – 1668 p.
сена касіць ‘находиться неизвестно где, скрываясь от 13. Sinclair, J. Cobuild Dictionary of Idioms / J. Sinclair – London:
семьи’. Примером безэквивалентных английских ФЕ Collins Publishers, 1995. – 493 p.
в сопоставлении с белорусским языком выступают фра- 14. Ляшчынская, В.А. Сучасная беларуская мова: Фразеало-
зеологизмы an Alladin’s cave ‘место, где много богатства гія : вучэб. дапам. / В. А. Ляшчынская. – Мінск: РIВШ, 2010. – 230 с.
и счастья’, ivory tower ’место, где может укрыться от сво- 15. Топоров, В.Н. Древо мировое / В.Н. Топоров // Мифы на-
их проблем’ и т.д. Подобные белорусские и английские родов мира: Энциклопедия (в 2 т.) – М.: Советская Энциклопедия,
безэквивалентные ФЕ подчеркивают особенности пси- 1980. – Т.1. – С. 396–398.
хологии, образа мышления, специфических условий ма- 16. Стернин, И.А. Контрастивная лингвистика. Проблемы те-
териальной и духовной жизни носителей языка и сви- ории и методики исследования / И.А. Стернин. – М.: АСТ: Восток–
детельствуют о национальной специфике образного Запад, 2007. – 288 с.

52
РОЛЬ ТЕРМИНОВ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ, ИСКУССТВА И ТЕАТРА В ФОРМИРОВАНИИ
ЛЕКСИКО-ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКОГО ПОЛЯ ‘СМЕХ’ В РУССКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ

Ирина Базылева (Минск, Беларусь)


Смех – один из интереснейших, многогранных и слож- англ. sarcasm ‘использование слов в значении противопо-
ных феноменов, присущих человеку. Смех, как правило, но ложном тому, что вы подразумеваете с целью высмеивания
не во всех без исключения случаях, является физиологиче- кого-л.’, satire ‘способ критики, идея или воплощение чего-л.,
ской реакцией человека на смешное и комическое. Что каса- при которых используется юмор для того, чтобы показать
ется соотношения понятий «смешное», «комическое», обще- чьи-л. слабости или недостатки; литературное произведе-
принятым является мнение о том, что смешное шире коми- ние, в котором используется такой вид критики’);
2) Названия юмористических речевых жанров, а также
ческого (см. [1, с. 10–11], [3, с. 7], [5, с. 266]). Обоснованной
произведений, созданных в этих жанрах (рус. комикс ‘гра-
также представляется точка зрения А.В. Дмитриева и А.А. Сы-
чева, в соответствие в которой смешное и комическое имеют фико-повествовательный жанр, а также произведение соз-
общий смысловой фон, но различаются в некоторых частно- данное в этом жанре, – серия рисунков с краткими текста-
ми, образующими связное повествование, комического или
стях [4, c. 202–203]. Как отмечают А.В. Дмитриев и А.А. Сы-
чев, некоторые исследователи принципиально не различают приключенческого характера’, побасенка ‘короткий забав-
смешное и комическое, употребляя их как синонимы. Следу- ный рассказ анекдотического или поучительного характе-
ет, однако, знать, что понятие комического было введено ра’, англ. shaggy-dog story ‘1) длинный и скучный анекдот
в эстетику как коррелят смешного в искусстве. Дело в том, (весь юмор которого заключается в его нелепости); 2) анек-
что этот термин, как и большинство других терминов греко- дот, действующими лицами которого являются животные’,
латинского происхождения, вызывал более наукообразные limerick ‘короткое шуточное стихотворение’);
ассоциации, чем общеупотребительное понятие «смех». Ко- 3) Названия цирковых жанров и произведений (буффо-
мическое, таким образом, стало восприниматься как науч- нада ‘2) (цирк.) вид комической разговорной сценки’, клоу-
ный термин и как особый «высокий» тип смешного. нада ‘цирковой жанр – шуточные или сатирические сценки,
1. Специфика терминологии комического. Лексико- разыгрываемые клоунами’, реприза (реприз) ‘короткий, шу-
фразеологическое поле ‘смех’, рассматриваемое в данной ра-точный номер, исполняемый клоунами или другими арти-
стами разговорного или пантомимного жанра в цирке или
боте, включает в себя 650 русских и 382 английские лексемы,
а также 153 русских и 169 английских фразем, отобранных на эстраде’, англ. clownery ‘клоунада’, circus ‘шоу цирковых
из общих и терминологических словарей русского и англий- артистов, обычно проходящее в большой палатке’);
ского языков. Все словарные толкования в данной работе, 4) Названия театральных произведений (рус. арлеки-
если не указано иначе, приводятся по МАС для русского нада ‘театральная пьеса, в которой главную роль играет ар-
языка и Oxf. для английского. Совершенно очевидно, что лекин’, водевиль ‘легкая шутливая комедия, чаще в одном-
комическое играет неодинаковую роль в различных видах двух действиях, в которой диалоги чередуются с пением
искусства. Как отмечает Б. Дземидок, более всего приемы куплетов и танцами’, пасторальная комедия (Пави, 149),
создания комического эффекта используются в словесном комедия ситуаций (Пави, 150), англ. comedy ‘пьеса или
фильм, которые преднамеренно сделаны смешными, обыч-
творчестве, т.е. в литературе. Различный по характеру и ин-
тенсивности эффект комического может быть передан в та- но со счастливым концом’, mock-heroic ‘(лит.) 1) ирокомиче-
ких видах искусства как театр, кино, живопись. Сложнее ский стиль; 2) произведение в ирокомическом стиле’),
всего передать комическое в музыке, скульптуре и архитек- comedy of manners (Пави, 149);
туре. [3, c. 141]. Данный факт и определяет специфику тер- 5) Названия литературных и публицистических произ-
минологии комического, а именно то, что она принадлежит ведений (рус. памфлет ‘публицистическое произведение
в основном сферам литературоведения, искусства и театра. остросатирического характера, создаваемое с целью соци-
2. Грамматико-категориальная и тематическая отне- ально-политического обличения кого-, чего-л.’, травести
сенность терминов с общим значением ‘смешное, коми- ‘(лит.) вид юмористической поэзии, близкой к пародии’, ко-
ческое’. Как однословные, так и полилексемные термины, медия плаща и шпаги (ЛЭТП, 381), комедия характеров
входящие в ЛФП ‘смех’, являются субстантивными обозна- (ЛЭТП, 383), англ. burlesque ‘представление или художе-
чениями, что обусловлено, во-первых, спецификой иссле- ственное произведение, высмеивающее что-л., представляю-
дуемого явления, во-вторых, усиленной терминологично- щее это в юмористическом виде’, lampoon ‘письменное про-
стью имен существительных по сравнению с другими лек- изведение, критикующее кого-л./что-л. и выставляющее
сико-грамматическими категориями слов. С точки зрения кого-л./что-л. в смешном, нелепом виде; памфлет, пасквиль’);
тематической отнесенности все термины рассматриваемо- 6) Названия произведений изобразительного искус-
го поля являются преимущественно обозначениями раз- ства (англ. caricature ‘смешной рисунок, изображение ко-
личных видов комического как коррелята смешного в ис- го-л., преувеличивающее некоторые черты того, кто на нем
кусстве и могут быть подразделены на несколько групп: изображен’).
1) Названия стилистических и художественных прие- 3. Соотношение общей и терминологической лекси-
мов создания комического эффекта (рус. алогизм ‘стили- ки и фразеологии в составе поля ‘смех’. Однословные тер-
стический прием, при котором намеренно нарушаются ло- мины и термины-фраземы имеют различный удельный вес
гические связи с целью создания комического эффекта’, в рассматриваемом языковом материале. Так, обозначения
буффонада ‘1) художественный прием изображения (в ли- видов комического, как коррелята смешного в искусстве,
тературе, театре и т. д.), основанный на резком преувеличе-
относительно немногочисленны (в процентном отноше-
нии комического, на окарикатуривании персонажей, их дей- нии) в лексике и имеют примерно одинаковый удельный
ствий, поступков и т. п.’, эксцентрика ‘(театр.) совокупность
вес в материале двух языков, что компенсируется их боль-
художественных приемов, художественных средств зао- шей представленностью во фразеологии. Количественное
стренно-комедийного изображения действительности, ко- соотношение общей и терминологической лексики и фра-
торые используются артистами театра, цирка, эстрады’, зеологии в составе поля ‘смех’ представлено в таблице 1.
Таблица 1
Количественное соотношение обшей и терминологической лексики и фразеологии ЛФП ‘смех’
в русском и английском языках
Количество (абсолютные показатели и проценты)
Русские Английские
Лексемы Фраземы Лексемы Фраземы
Термины 71 (10 %) 42 (27 %) 36 (9 %) 64 (38 %)
Нетермины 579 (90 %) 111 (73 %) 346 (91 %) 105 (62 %)
Всего: 650 (100 %) 153 (100 %) 382 (100 %) 169 (100 %)

53
Следует отметить, что отдельные термины являются Сокращения
междисциплинарными и используются как в литературо- ЛЭТП – Литературная энциклопедия терминов и по-
ведении, так и в искусствоведении. Например, юморес- нятий / Инс-т науч. инф. По общест. наукам РАН; Под ред.
ка ‘небольшое художественное произведение, проникну-тое А.Н. Николюкина. – М.: НПК «Интелвак», 2001;
юмором’ в МАС сопровождается двумя пометами лит. и МАС – Словарь русского языка: В 4-х т. / АН СССР,
иск., буффонада является одновременно и цирковым, и ли- Ин-т рус. яз.; Под ред. А.П.Евгеньевой. – 2-е изд., испр.
тературоведческим термином. и доп. Т.1–4. – М.: Русский язык, 1981–1984;
Можно также говорить о взаимопроникновении, пе- Пави – Пави П. Словарь театра: Пер. с фр. – М.: Про-
реходе от неспециального употребления к специальному гресс, 1991.;
и наоборот. Так, многие лексемы (например, анекдот, во- Oxf. – Oxford Advanced Learner’s Dictionary / A.S.
девиль, ирония, комедия), относящиеся к терминологии Hornby. 7th edition. Oxford: Oxford University Press, 2005.
комического, в силу своей общеизвестности и общеупо-
требительности, принадлежат также к разряду общеязы- Литература
ковой лексики. 1. Борев, Ю.Б. Комическое или о том, как смех казнит несо-
Терминология комического также проявляет тенден- вершенство мира, очищает и обновляет человека и утверждает
цию к постоянному пополнению. Так, Ю.Б. Борев, наряду радость бытия / Ю.Б. Бореев. – М.: Искусство, 1970. – 269с.
с общеизвестными терминами, такими как комедия дель 2. Борев, Ю.Б. Эстетика. Теория литературы. Энциклопе-
арте, черная комедия, которые есть практически во всех дический словарь терминов / Ю.Б. Борев. – М.: Изд-во АСТ,
терминологических словарях по литературоведению и ис- 2003. – 575с.
кусству, причисляет к числу терминологических выраже- 3. Дземидок, Б. О комическом / Б. Дземидок. – М.: Прогресс,
ний, также обороты типа оттенки комизма [2, с. 284], мера 1977. – 223с.
смеха [2, с. 238], гамма оттенков смеха [2, с. 90]. 4. Дмитриев, А.В. Смех: социофилософский анализ /
Таким образом, очевидно, что терминология коми- А.В. Дмитриев, А.А. Сычев. – М.: Альфа-М, 2005. – 591с.
ческого достаточно разнообразна и играет немаловаж- 5. Кошелев, А.Д. О структуре комического / А.Д. Кошелев //
ную роль в формировании лексико-фразеологического Логический анализ языка. Языковые механизмы комизма / отв.
поля ‘смех’. ред. Н.Д. Арутюнова. – М.: Изд-во «Индрик», 2007. – С. 263–294.

Z BADAŃ NAD LUDOWĄ TRADYCJĄ OBRZĘDU POGRZEBOWEGO W POLSCE

Martyna Bogucka (Lublin, Polska)

Badania nad ludowym obrzędem pogrzebowym na tere- Przez setki lat jedyną formą pobożności, jaką lud potrafił wyra-
nach Polski zapoczątkował Adam Fischer [5], w tym samym zić w świątyni– był śpiew.
czasie publikował także Henryk Biegeleisen [2]. Wzmianki do- Po Soborze Watykańskim II, pomimo wprowadzenia do li-
tyczące tegoż obrzędu znaleźć można u Oskara Kolberga, który turgii języków narodowych, okazało się, że lud wtłoczył do ele-
w obszernym dziele zatytułowanym «Lud» [8], omawia przy mentów swojej pobożności pozakościelnej– śpiewy gregoriań-
każdym z regionów, wybrane elementy kultury ludowej, w tym skie, bo te wydawały się najbardziej pobożnymi i bez nich nie
elementy obrzędu pogrzebowego danego regionu. wyobrażano sobie, by jakikolwiek obrzęd był dokonany w pełni.
Zainteresowanie folklorem religijnym, którego nieodłącz- Z biegiem lat, śpiewy zaczęto tłumaczyć na język polski, zacho-
nymi elementami są obrzędy, rozwija się Polsce w latach 70-tych wując przy tym oryginalną, chorałową melodykę, powstawały
XX wieku. Rozkwit piśmiennictwa dotyczącego literatury fu- też parafrazy tekstów pieśni liturgicznych i kościelnych, gdzie
neralnej przypada na lata osiemdziesiąte i dziewięćdziesiąte melodyka ze względu na zmianę tekstualną również ulegała
XX wieku. Wiek XXI przynosi równie wiele publikacji dotyczą- zmianom. Do dzisiaj w śpiewach towarzyszących ludowemu ob-
cych śmierci i obrzędów pogrzebowych w poszczególnych re- rzędowi pogrzebowemu funkcjonują już tylko elementy chorału
gionach Polski. Do najpopularniejszych autorów w dziedzinie gregoriańskiego, którego przejawy znaleźć można w budowie
obrzędowości funeralnej należą między innymi: recytatywnej i psalmodycznej pieśni.
J. Kolbuszewski [9], K. Turek [16], A. Zadrożyńska [17], J. Obrzędy pogrzebowe dawniej i dziś, w formie i układzie
Żak– Bucholc [18], J. Perszon [14], Z. Kupisiński [10]. niewiele różniły się od siebie. Natomiast znaczące zmiany zaszły
Obrzęd pogrzebowy na terenach Polski posiada dwa źród- wewnątrz samego obrzędu, zarówno w wierzeniach i w czynnoś-
ła, pierwsze– usystematyzowane, pochodzące z nauki i liturgii ciach pozakościelnych, jak i w czynnościach kościelnych i litur-
Kościoła Katolickiego i drugie, niesystematyczne, uzależnione gicznych.
od regionu i tradycji lokalnych, zmieniających się w zależności Pierwsze omówione zostaną zmiany w liturgii, ponieważ
od oddziałujących czynników, pochodzących zarówno z ze- zostały one usystematyzowane odgórnie przez władze kościel-
wnątrz (np.: zmiany ustrojowe, prawne), jak i tych zachodzą- ne i posiadają określony porządek. Święta Kongregacja ds.
cych wewnątrz społeczności lokalnych. Nieuniknionym jed- Kultu Bożego ogłosiła dzień 1 czerwca 1970 roku, dniem
nak stało się przenikanie tych dwóch źródeł i posiadanie na wprowadzenia zmian do liturgii za zmarłych. Zmiany obej-
siebie wzajemnego wpływu, zarówno w czasach dawniejszych, mowały [13]:
jak i obecnych. Podkreślenie za pomocą tekstów psalmów, iż «śmierć jest
Okresem przełomowym dla liturgii, również tej pogrzebo- udziałem w misterium paschalnym» [4].
wej, stał się rok 1965, kiedy zakończył się Sobór Watykański II Zachowanie miejscowych tradycji w rzeczywistości pozali-
i rozpoczęto wprowadzanie zmian wewnątrz liturgii katolickiej turgicznej i ewentualne zmiany tekstów ludowych, niezgodnych
[7]. Do tej pory liturgia prowadzona była w języku łacińskim, z tematyką kościoła [11].
niezrozumiałym dla wiernych, którzy bardzo często w trakcie jej Oddawanie należnej czci ciału zmarłego [3].
odprawiania odmawiali różaniec nie rozumiejąc, ani werbalnej Wprowadzenie trzech form pogrzebu [15].
strony mszy, ani jej licznych symboli. Brak liturgicznego dialogu Ponadto zmiany dotyczyły również ostatniego pożegnania,
i kontaktu wzrokowego (kapłan stał tyłem do wiernych), pomię- zastosowania psalmów i konieczności ich objaśnienia teologicz-
dzy przewodniczącym liturgii, a wiernymi, budowało dystans nego, zastosowania innych formuł wypowiadanych przez kapła-
religijny. Jednak lud przez lata przyzwyczaił się do mszy łaciń- na i dostosowanie ich do posoborowej liturgii. Nastąpiła także
skiej i przyswoił śpiewy gregoriańskie, czyli to, co dla niego było zmiana koloru szat liturgicznych z koloru czarnego na kolor fio-
najbardziej interesujące i co pozwalałoby w jakikolwiek sposób letowy. Dokonano również ograniczenia powtórzeń słownych w
wyrazić swoją wiarę. Do dzisiaj w trakcie badań terenowych, trakcie liturgii pogrzebowej, na przykład ilości słowa «dusza»
u starszych wiekiem informatorów, w ręcznie spisywanych ze- z 78 do 5 razy.
szytach znaleźć można pieśni łacińskie zapisane fonetycznie. Z mszy pogrzebowej zniknęła też sekwencja «Dies irae».

54
Ludowa forma obrzędu pogrzebowego zarówno dawniej, jak 3. Dawniej elementy ludowego obrzędu pogrzebowego za central-
i dziś zbudowana była podobnie. Część obrzędu pogrzebowego ny punkt obierały ciało zmarłego. Kościół podkreśla, iż ciało należy uc-
rozpoczyna się już w trakcie konania, umierającemu podaje się zcić, lecz punktem przewodnim ceremonii powinien być zmartwych-
krzyż do ucałowania i wkłada do rąk gromnicę. Po śmierci, zwłoki wstały Chrystus, ukazujący nadzieję na życie wieczne w niebie.
należy obmyć i postawić w trumnie (a jeżeli jeszcze jej nie ma, na 4. Do tej pory bardzo mocno podkreślano znaczenie samej
stołkach na, których ułożone zostały deski). Następnie na stole, na śmierci i ogromu kar, jakie spotkają nas za grzechy. Teksty liturgii za
podobieństwo małego ołtarza, stawia się dwie świece, krzyż i wodę zmarłych z czasów przedpoborowych budziły grozę przed życiem
święconą z kropidłem oraz kwiaty. Rodzina zmarłego, za pomocą wiecznym.
obrazka z wizerunkiem świętego, który «puszczany» jest od domu, 5. Fischer Adam, Zwyczaje pogrzebowe ludu polskiego, Zakład Na-
do domu informuje społeczność wiejską o zgonie, godzinie czuwa- rodowy im. Ossolińskich, Lwów 1921.
nia i dniu pogrzebu. Po południu, do domu zmarłego zaczyna scho- 6. Inaczej, «konselacja» lub «poczęsna», czyli obiad po pogrzebie.
dzić się cała społeczność wiejska, tam też ma miejsce wieczorne 7. KL 37, Konstytucja o Liturgii Świętej, III, Odnowienie Liturgii.
czuwanie przy zwłokach. Odbywa się ono od dnia zgonu, aż do 8. Kolberg Oskar, Lud. Jego zwyczaje, sposób życia, mowa, poda-
dnia pogrzebu włącznie. W dniu pogrzebu zwłoki zostają wypro- nia, przysłowia, obrzędy, gusła, zabawy, pieśni, muzyka i tańce, druk
wadzone przez kondukt pogrzebowy z domu, do przydrożnego Wł. L. Anczyca i Spółka, Kraków 1857–1890.
krzyża, gdzie zmarły żegna się po raz ostatni ze swoją ziemią i stam- 9. Kolbuszewski Jacek, Polska pieśń pogrzebowa. Prologomena, w:
tąd zwłoki przetransportowane zostają do kościoła. Po mszy po- Polska Sztuka Ludowa, nr 1–2, 1986, s 49–56.
grzebowej, kondukt wraz z księdzem udaje się na cmentarz, gdzie 10. Kupisiński Zdzisław, Śmierć jako wydarzenie eschatyczne:
ma miejsce inhumacja zwłok. Po pogrzebie odbywa się «stypa», Zwyczaje, obrzędy i wierzenia pogrzebowe oraz zaduszkowe miesz-
czyli inaczej obiad, dla uczestników pogrzebu. kańców regionu opoczyńskiego i radomskiego, Wydawinictwo KUL,
Pomimo, że schemat całego obrzędu został zachowany, to jego Lublin 2007.
wewnętrzna budowa uległa zmianie. Obecnie nie funkcjonują już 11. Lud, ze względu na niezrozumiałą dla niego łacińską liturgię
wierzenia i interpretacje zachowania zwierząt, czy przyrody, które i brak wiedzy dotyczącej dogmatyki, we wszystkich sferach życia religij-
odczytywane były, jako zapowiedzi śmierci. Nie interpretuje się tak- nego tworzył własną interpretację zjawisk liturgicznych, które nie za-
że snów, jako ostrzeżeń. Rodzina nie ma już udziału w przygotowy- wsze zgodne były z dogmatyką kościoła katolickiego.
waniu zwłok do pochówku, wszystkie czynności wykonuje zakład 12. Przykłady nagrań pochodzących z badań terenowych mgr
pogrzebowy. Coraz częściej zgon następuje w szpitalu, stąd w nie- Martyny Boguckiej z roku 2007:
których miejscowościach w ogóle nie funkcjonuje czuwanie. W in- «Anioł Pański», miejscowość– Puszno Godowskie, dekanat– Opo-
nych odbywa się ale bez udziału zwłok. Najbardziej jednak widocz- le Lubelskie, województwo lubelskie. Jest to przykład dawniejszego
nym i odczuwalnym jest to, że podczas czuwania coraz mniej śpie- wykonania pieśni przez osoby, które przekroczyły siedemdziesiąty
wanych jest pieśni, informatorzy tłumaczą to ciągłym pośpiechem, rok życia.
a śpiewanie pieśni, litanii, koronek rozciąga modlitwę w czasie pra- «Dobry Jezu, a nasz Panie»– miejscowość– Rybitwy, dekanat– Opole
wie dwukrotnie. Podobny problem dotyczy konduktu pogrzebowe- Lubelskie, województwo lubelskie. Jest to przykład współczesnego wyko-
go. W dawnych czasach nie było samochodów, ludzie do kościoła nania śpiewu przez osoby, które należą do pokolenia osób trzydziesto
i na cmentarz towarzyszyli zwłokom– pieszo, a w trakcie drogi śpie- i czterdziesto– letnich.
wali pieśni i modlili się. Obecnie wszyscy do kościoła udają się swo- W przykładach a) i b) widać wyraźną różnicę, młode pokolenie nie
imi samochodami, uniemożliwiając tym samym wspólne śpiewa- potrafi wykonać najprostszego śpiewu żałobnego, natomiast starsze po-
nie. Jeżeli cmentarz jest niedaleko kościoła, wtedy po mszy pogrze- kolenie bez trudu śpiewa bardzo trudną pieśń, opartą na chorale grego-
bowej kondukt pogrzebowy udaje się pieszo na miejsce pochówku, riańskim, bez najmniejszego trudu.
ale wtedy pieśni intonuje kapłan lub organista. Dawniej po inhuma- 13. Obrzędy pogrzebu dostosowane do zwyczajów diecezji pol-
cji, lud zostawał na cmentarzu, chcąc przedłużyć chwilę rozstania ze skich, wydanie drugie uzupełnione, Księgarnia Św. Jacka, Kato-
zmarłym, ludzie stali i śpiewali pieśni. Obecnie po pieśni «Witaj wice 1991.
Królowo» [1], wszyscy opuszczają cmentarz. Stypa [6] też straciła 14. Perszon Jan, Na brzegu życia i śmierci : zwyczaje, obrzędy oraz
dawny charakter, dawniej wszyscy uczestnicy pogrzebu biesia- wierzenia pogrzebowe i zaduszkowe na Kaszubach, Towarzystwo Na-
dowali, często suto zakrapiając alkoholem. Obecnie odbywa się ukowe KUL, Lublin 1999.
skromny obiad w małym gronie rodzinnym. 15. Pierwsza forma: w domu zmarłego, w kościele, na cmentarzu.
Na zakończenie, aby dobrze zobrazować Państwu, jak bardzo Druga forma: w kaplicy cmentarnej i na cmentarzu. Trzecia forma:
uległ zmianom ludowy obrzęd pogrzebowy, przedstawię nagrania w domu zmarłego.
pochodzące z badań terenowych dotyczących tegoż obrzędu. 16. Turek Krystyna, Ludowe zwyczaje, obrzędy i pieśni pogrzebo-
we na Górnym Śląsku, Uniwersytet Śląski, Katowice 1993.
Źródła 17. Zadrożyńska Anna, Światy, zaświaty. O tradycji świętowania
1. Salve Regina» w Polsce. Twój Styl, Warszawa 2000.
2. Biegeleisen Henryk, U kolebki, przed ołtarzem, nad mogiłą. Na- 18. Żak– Bucholc Joanna, Śmierć w polskiej kulturze ludowej. Wy-
kładem Instytutu Stauropigijńskiego, Lwów 1929. obrażenia, obrazy, znaczenia, www.racjonalista.pl/kk.php./s ,1882

ФОЛЬКЛОРНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ В СОВРЕМЕННОЙ КИТАЙСКОЙ ПРОЗЕ:


НА МАТЕРИАЛЕ РАССКАЗОВ ШИ ТЕШЭНА, ХАНЬ ШАОГУНА, ЧЖАН ЧЭНЧЖИ, МО ЯНЯ

Анастасия Букатая (Минск, Беларусь)

На заре своего зарождения и возмужания художест- фольклора из поля зрения авторов, а лишь то, что он «ухо-
венная литература опиралась на народнопоэтическое твор- дит» в более глубокие слои и тем самым представляет до-
чество. Литература каждого народа изначально основыва- полнительный интерес для исследования.
ется и ориентируется на национальную культуру, неотъем- Современная китайская литература характеризуется
лемой составляющей которой является фольклор. Изящная сложным и плодотворным развитием, велико влияние
словесность Китая всегда была одним из ярчайших образ- Культурной революции на творчество китайских деятелей
цов сохранения и активного использования фольклорно- культуры и искусства, в особенности литераторов. Многие
мифологических элементов, мотивов, сюжетов, развития представители китайской изящной словесности сделали
фольклорных жанров. Традиционность мышления литера- акцент на переосмысление и анализ историко-культурных
турной мысли Китая прослеживается от её истоков и до на- событий 60–70-х гг. (в наибольшей мере это касается тех
ших дней. Очевидно, что мера влияния устного народного представителей, чей творческий расцвет приходится на
творчества на развитие китайской литературы в 3 в. до н. э. 80–90-е гг.). Современная китайская литература динамич-
и в 21 в н. э. розниться, но это означает не исчезновение на, восприимчива ко многим тенденциям и направлениям

55
мирового культурного процесса и в целом не препятствует ную революцию были направлены на «перевоспитание»
определённому проникновению западных культурных тра- в дальние, чаще сельские районы страны. Молодость этих
диций и взаимодействию с ними. В период после Культур- представителей литературы прошла в глухих деревеньках,
ной революции утилитарная функция литературы переста- в их творчестве воссоздан образ жизни, быт китайской глу-
ёт быть главной. В современной китайской литературе ис- бинки, что невозможно без широкого использования уст-
следователи отмечают модернистские и постмодернистские ного народного творчества. Таким примером использова-
тенденции [1]. Среди направлений чётко выделяется «лите- ния фольклорных элементов может служить рассказ Чжана
ратура поиска корней», чьи представители обратились как Чэнчжи «Девять дворцов». Автор описывает быт и переда-
к южноамериканскому магическому реализму, западному ёт черты мировоззрения крестьянина, живущего в дере-
модернизму, так и к традиционной китайской эстетике [5]. веньке на отшибе, на стыке пустынь Гоби и Такла-Макан.
Большую роль в возникновении и развитии «литературы Его жизнь предсказуема, т. к. связана с природными цикла-
поиска корней» сыграл интерес к переводной литературе, ми, работой на земле, которую он почитает за кормилицу.
в частности к роману Г. Маркеса «Сто лет одиночества». Имя крестьянина, Хань Тридцать восьмой, означает, что
Писатели обратили более пристальное внимание к про- он тридцать восьмой представитель своего рода, своей фа-
шлому своей страны, в произведениях видна обеспокоен- милии. В деревню забредает работник музея, энтузиаст
ность судьбой народа и нации. Возвращение к истокам, своего дела, который пытается отыскать развалины древ-
корням подразумевает возврат к природе, обращение к ней. него города. У этого героя нет имени, он в прошлом рабо-
Безусловно, это наблюдалось и в литературе предшествую- тал кочегаром на заводе, автор называет его «взъерошен-
щего периода, но теперь авторы привнесли в своё творче- ный». В рассказе будто переплетаются миф и реальность,
ство новые для китайской литературы мистические эле- два временных пласта, где эти двое существуют. Они встре-
менты, поиск творческого «я», синтез мифа и реальности чаются, происходит синтез древнего и настоящего. В канву
[5]. Параллельно с восприятием западной философии и ли- рассказа автор вплетает легенду о Девяти дворцах, «изум-
тературной теории возрождается интерес к древней тради- рудном рае» в пустыне, о затерянном в песках древнем го-
ции, в которой народный фольклор играет не последнюю роде Токуз-Сарае, упоминает о красавице, погребённой
роль. Авторы обратились к его творческому осмыслению, в песках, чей облик не изменился за две тысячи лет. Про-
обратились к нему как к источнику презентации эстетиче- шлое тесно переплетается с настоящим, с судьбами фами-
ского своеобразия своего народа. Как прозаики, так и поэ- лий рода Хань и Ма. Используя традицию устного народ-
ты 80–90-х гг. обращаются к культурному наследию, нацио- ного творчества, автор представляет пустыню как суще-
нальным мифам и легендам. ство одушевлённое, у которого по-разному могут склады-
Родоначальником «литературы поиска корней» счи- ваться отношения с героями.
тается Хань Шаогун (р. 1953). Знаковыми в его творчестве Ещё один представитель поколения «чжи цин», Ши Те-
являются рассказы «Юэлань», «Летавший в небесах», «Воз- шэн, родился в 1951, окончил среднюю школу при универ-
вращение», статья « «Корни» литературы», повесть «Па-па- ситете Цинхуа в Пекине. В 69-ом году отправлен на работы
па», роман «Мацяоский словарь» и др. В область своего твор- в деревню, где провёл только три года из-за паралича ниж-
чества Хань Шаогун вводит отдельные образы народной по- них конечностей, затем возвратился в Пекин. С 1979 года
эзии, фольклорные сюжеты, мотивы. Например, в рассказе начал публиковаться. Непростая судьба писателя нашла
«Возвращение» автор использует традиционный для ки- отражение в его творчестве. Особого внимания заслужива-
тайской литературы мотив сна, а некоторые исследователи ет его рассказ «Жизнь как натянутая струна», где очень
китайской литературы рассматривают в качестве фоль- чётко прослеживается интерес автора к сказительскому ис-
клорного элемента мифологическую модель мира в пове- кусству. В композиции рассказа заметно определённое вли-
сти «Па-па-па». яние традиционного сказа. Также следует отметить, что
Интересно использование фольклорных элементов главными героями Ши Тешэн выбирает двух сказителей,
в рассказе «Юэлань». Сюжет этого рассказа не проистекает старого и молодого, оба слепы. Они ходят по деревням
из традиций устного народного творчества. Герой расска- и исполняют сказы под игру саньсяня1. Их путь лежит в од-
за, парень, который только что окончил техникум, приез- ну горную деревушку. Начало рассказа неторопливо и на-
жает в деревню, чтобы вести борьбу с «капиталистически- поминает зачин, автор обстоятельно описывает главных
ми тенденциями». Он честен, не злоупотребляет властью, героев, уделяет внимание картинам природы, причём окру-
признаётся «передовым работником отряда», но из-за него жающий пейзаж он передаёт так, как его воспринимают
гибнет крестьянка (Юэлань), что вызывает в душе героя слепые сказители. Рассказ напоминает грустную сказку,
бурю сомнений в истинности идей и понятий. Традицион- волшебный мотив присутствует вплоть до конца истории.
ному для китайской прозы XX века содержанию автор при- Старик носит в музыкальном инструменте рецепт лекар-
даёт больше национального колорита с помощью несколь- ства, которое исцелит его от слепоты, но достать его можно
ких фольклорных акцентов. Начало рассказа напоминает лишь тогда, когда порвётся тысячная струна. Сложность
зачин, с которого принято было начинать устные сказы ещё состоит в том, что все струны должны быть порваны во
в эпоху Мин. Как это и принято, автор сообщает то, что за- время исполнения, но старик всё же рвёт свою тысячную
интересует слушателя (не читателя!), затем сообщает сведе- струну, он оставляет ученика в деревне, велит ждать, а сам
ния, которые придадут повествованию достоверное звуча- идёт в городскую аптеку. Оказывается, этот рецепт дал
ние, даже если не являются правдой. В конце рассказа автор слепцу его учитель, но бумага оказалась чистой, а всю
описывает сцену, когда труп Юэлань выловили из реки, а её жизнь старик посвятил исполнению несбыточной мечты.
муж и сын оплакивают жену и мать. То, что произносит су- Он возвращается в деревню за учеником, но тот ушёл вслед
пруг, напоминает такой характерный для устной и письмен- за возлюбленной, которую отдали замуж. Старик кладёт
ной фольклорной традиции жанр как плач: Чаншунь обра- в саньсянь молодого слепца чистый листок и говорит, что
щается к покойнице так, как это было принято в традицион- ошибся и надо порвать тысячу двести струн. Он надеется,
ном Китае, хотя действие рассказа происходит в 1974 году что молодой человек не успеет за свою жизнь порвать
(«Мать Хайяцзы, не надо было мне трогать тебя! <…> « [4, столько струн и у него до самой смерти будет цель в жизни,
с. 111]). Трагизм момента передаётся описанием природы, будет натянут нерв, ведь «только если струны туго натяну-
герой будто обращается к ней, наделяет её душой, видит ты, можно хорошо сыграть». Автор придаёт нарочитую за-
в ней опоэтизированный образ Юэлань и ей подобных: медленность некоторым эпизодам, создаёт иллюзию при-
«<…>мелкий дождь окутал всё вокруг молочно-белой пеле- сутствия. Концовка почти полностью идентична началу,
ной, а мне она напоминала бледное лицо Юэлань. <…> ро- стиль изложения напоминает манеру исполнения сказа:
кот сбрасываемой воды, и мне слышались в нём стенания «Это было в глухом, пустынном месте, в царстве горных
и жалобы сотен, тысяч таких, как Юэлань» [4, с. 112]. вершин, где из бурьяна в любой момент мог вылететь фа-
К «литературе поиска корней» также относят творче- зан, выскочить дикий кролик, лиса или другой дикий зве-
ство Чжан Чэнчжи (1948 г. р.). Кроме того этот автор, как
и многие другие, является представителем поколения 1
Саньсянь – один из традиционных китайских музыкальных инструментов,
«чжицин», поколения, представители которого в Культур- трехструнный, щипковый, имеет круглый корпус-резонатор.

56
рёк, а в небе парили ястребы и орлы» [3, с. 527]. А послед- прошлого и настоящего. Так в рассказе «Юэлань» будто на
ние фразы оставляют впечатление, что история ещё, воз- противоположных полюсах оказываются начальник и кре-
можно, не окончена: «В горах, покрытых серым туманом, стьянка, а точкой «соприкосновения», попыткой искупле-
шли два слепца – старый и молодой. <…> Не важно, откуда ния становится маленький сын погибшей. В рассказе «Де-
они пришли, и куда направлялись, не важно, кем они вять дворцов» прошлое, настоящее и будущее встречаются
были…» [3, с. 527]. в сложенном из красной глины посёлке Ханьцзягун. В пу-
Не только у представителей «литературы поиска кор- стыне время перестаёт существовать и остаётся вечность,
ней», «литературы дум о прошлом», деревенской прозы которая соотносится скорее с даосским небытием, чем бы-
и других направлений встречаются в творчестве фольклор- тием. В рассказе «Жизнь как натянутая струна» прошлое
ные элементы. Среди китайских авангардистов, которые и настоящее выступают в образах старого и молодого слеп-
удачно используют в своём творчестве приёмы модернизма ца, они представляют два поколения, но между которыми
и постмодернизма русскоязычному читателю известен Мо нет конфликта. Объединяет людей наличие идеи, смысла
Янь (1956 г. р.) [6, с. 298], автор романа «Красный гаолян», существования, цели, которая наполняет энергией. Кроме
по которому был снят фильм. С целью рассмотрения фоль- традиционных музыкальных инструментов у сказителей
клорных элементов обратимся к рассказу «Тётушкин чудо- есть радиоприёмник как символ прогресса и нового време-
нож». Повествование ведётся от имени автора, который ни. Старик знал множество книг, но купил радио, чтобы
рассказывает о судьбе семьи его соседей, тётушки Сунь и её слушать новые мелодии и истории. Этот рассказ можно
трёх внучек, о приезжих кузнецах и других воспоминаниях считать ярким примером связи традиционной культуры,
детства. Текст напоминает мозаику из зарисовок случаев основанной на конфуцианстве, и модернизации современ-
и ситуаций, которые случились с героем, или о которых он ного общества. В рассказе «Тётушкин чудо-нож» связую-
слышал. Автор использует элементы народного разговор- щим звеном оказывается песня, благодаря которой автор
ного языка, иногда грубую лексику, но это только придаёт создаёт свою выдуманную реальность.
колорит происходящему. Мо Янь использует такие фоль- Тесная творческая связь фольклора и литературы со-
клорные жанры как народная песня, частушка, примета, хранялась в Китае на протяжении многих веков и развива-
поговорка. лась как составляющая национальной культуры. На фоне
В качестве эпиграфа автор использует отрывок народ- активного межкультурного взаимодействия особенно цен-
ной песни: «Матушка, милая матушка! Матушка!/ Выдай ным для литературы представляется сохранение нацио-
меня, за кого пожелаешь,/ Но не выдавай за кузнеца: / У не- нальной составляющей, её использование и проявление
го под ногтями сажа, / На глазах – слёзы» [2, с. 335]. Далее в творчестве современных китайских писателей.
он приводит свои рассуждения об этой песне и объясняет,
как родилась идея написать данный рассказ, а точнее «экс- ИСТОЧНИКИ
промт, хоть сколько-нибудь складное произведение, пред- 1. Завидовская, Е. А. Постмодернизм в современной прозе Ки-
назначенной для детей». Если бы не это вступление, осталь- тая / Е. А. Завидовская [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
ное повествование не вызвало бы сомнений в своей досто- http:www.lib.ua-ru.net/diss/cont/92659.html#download. – Дата досту-
верности. Автор точно передаёт особенности быта, речи, па: 02. 04. 2011.
общения людей, которых он якобы видел. Мо Янь приводит 2. Современная китайская проза. Багровое облако: антология
историю о чудо-ноже, которую слышал от знакомого. Этот составлена Союзом китайских писателей. – М.: АСТ; СПб.:
чудо-нож будто обладал почти волшебными свойствами: Астрель-СПб, 2007. – 511 с.
«… мягок, как длинная макаронина, его можно обернуть 3. Современная китайская проза. Жизнь как натянутая стру-
вокруг пояса, будто ремень для брюк. … тем ножом челове- на: антология составлена Союзом китайских писателей. – М.: АСТ;
ка можно убить, не пролив крови, режет он как бритва, лез- СПб.: Астрель-СПб, 2007. – 543 с.
вие его округлое, словно пёрышко лука» [2, с. 343]. В конце 4. Современная китайская проза. Сборник: Составл. и Пре-
истории оказывается, что такой нож был у той самой тё- дисл. Н. Федоренко. – М.: Радуга, 1988. – 406 с.
тушки Сунь, затем пропал и вновь нашёлся. И хотя он об- 5. Хузиятова, Н. К. Становление и развитие модернизма в со-
ладал такими чудесными свойствами, был непригоден для временной китайской литературе / Н. К. Хузиятова [Электронный
простой готовки, и все пользовались обычным ножом «за ресурс]. – Режим доступа: http:www.lib.csu.ru/vch/137/023.pdf. –
две монетки». История о чудо-ноже напоминает историю Дата доступа: 02. 04. 2011.
о волшебном предмете из сказки. 6. Dingben, Xiu. Zhongguo dangdai wenxue gaiguan (Сю Дин-
Действия во всех приведённых выше рассказах проис- бэнь. Обзор современной китайской литературы) / Xiu Dingben. –
ходят в отдалённых сельских местностях. Так или иначе, Beijing daxue chubanshe, 2004. – С. 283–285, 287–289, 293–295,
в них отображается синтез временных пластов, единение 298–299.

ОБРАЗ ГАЧАГ КЕРЕМА В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Фирангиз Гасанова (Баку, Азербайджан)

Азербайджанский фольклор, связанный с традициями дений, как повести «Мулла-Нур» и «Аммалат-бек», кавказ-
огузского героического эпоса, вместил в себя все события, ские путевые очерки – «Прощание с Каспием», «Путь до
произошедшие в истории, национальном быте, обычаях, города Кубы», «Горная дорога из Дагестана в Ширван через
традициях, мышлении и мировоззрении азербайджанско- Кунакенты», «Последняя станция к старой Шамахе» А.А.Бе-
го народа. стужева-Марлинского, «Ашик-Кериб» М.Ю.Лермонтова,
Известно, что в изучении и распространении азербай- «Деревянная красавица» О.И.Сенковского, эпос «Кероглу»
джанского фольклора немаловажную роль сыграли русские А.Ходьзко и т.д. В этих произведениях представители
исследователи, писатели, переводчики. Пропаганда и пере- местного населения выступают как положительные герои,
воды образцов азербайджанского фольклора начались еще так перед читателем предстают Мулла-Нур из «Пути до го-
с подписания двух мирных договоров – Гюлистанского рода Кубы», защитники Дербента из «Писем из Дагестана».
1813-ого и Туркменчайского 1828-ого годов, когда Азер- «Этими положительными образами Марлинский хотел вы-
байджан вошел в состав Российской империи. Это способ- звать в русском читателе симпатию к кавказским народам,
ствовало освоению и распространению азербайджанского ибо понимал, что в дружеских и миролюбивых взаимоот-
устного народного творчества русскими писателями, ис- ношениях – единственный выход из создавшегося на Кав-
следователями – историками, этнографами. казе политического тупика» [1, 76].
В русских литературных кругах интерес к азербайд- Интерес к азербайджанской культуре не ослабевал
жанскому фольклору привел к появлению таких произве- и на протяжении всего XIX столетия. В последней четвер-

57
ти ХIX века в Азербайджане была усилена борьба, с одной ны легенды и сказки. Гачаг Керем в произведении М.Горь-
стороны, против национально-колониального гнета цариз- кого так же, как и Аммалат-бек, Мулла-Нур у Марлинско-
ма, с другой стороны, иранского деспотизма. В разных ре- го – сильный характер. С одной стороны, он преступник,
гионах Азербайджана были отмечены движения гачагов разбойник, грабящий беков и господ, с другой стороны,
(слово «гачаг» с азербайджанского языка буквально пере- беглец, вынужденный прятаться, не вынеся издевательств,
водится как «беглец»), форма борьбы беглых крестьян. унижений. М.Горький, наряду с вольнолюбием своего ге-
Именно в это время начинается частичное издание текстов роя, показывает и мстительность, жестокость, но и спра-
дастанов периода движения беглых-гачагов, как «Мулла ведливость Гачаг Керема: «из услышанных о нем (о Гачаг
Нур», «Гачаг Керем», «Гачаг Наби», «Гатыр Мамед» и др. Кереме – Ф.Г.) многочисленных легенд и преданий извест-
Гачаг Керем был предводителем крестьянского движе- но, что Керем – гуманный человек, для своих знакомых он
ния в Газахском уезде Азербайджана. Слава и известность сделает все, что возможно… Он герой сказок и легенд, хоть
Гачаг Керема была распространена по всей России. Пере- и груб, он воплощение справедливости» [3]. Гачаг Керем
довые писатели, постигнув сущность движения гачагов, всегда готов прийти на помощь попавшим в беду.
выразили к нему свое отношение. Грузинский писатель Все говорит о том, что слава о нем вышла за пределы
В.Мчедмешвили написал пьесу «Гачаг Керем», которая бы- Азербайджана. М.Горький, сравнивая Гачаг Керема, этого
ла переведена на азербайджанский язык в 1925 году и по- знаменитого разбойника Кавказа с Карлом Мором, ставит
ставлена в театре «Тенгид ве Теблиг» («Критика и пропа- его в один ряд с известными мировыми героями.
ганда») [4, 217]. Следует отметить, что в те годы героические песни
С дастаном «Гачаг Керем» русского читателя знакомит и предания о Гачаг Кереме, Гачаг Наби сыграли положи-
также и Д.Козловский в «Качак Кериме» и В.Казачовский тельную роль в росте революционного создания и настро-
в «Разбойниках на Кавказе». В этот период Кавказ, в част- ения среди русских читателей.
ности Азербайджан, не только в этнографическом, эконо- Заслуга русских писателей – А.Ходьзко, М.Лермонтова,
мическом и научном, но и в политическом аспекте находил- А.Бестужева-Марлинского, М.Горького в том, что первыми
ся в центре внимания деятелей русской литературы. записали такие образцы азербайджанского фольклора, как
В конце XIX века во время пребывания на Кавказе вни- дастаны «Кер-оглу», «Ашиг-Гариб», «Мулла-Нур», «Гачаг
мание Максима Горького привлекли дастаны о Гачаг Кере- Керем» и др. Выдающийся азербайджанский литературо-
ме. М.Горький, страстно и пламенно полюбивший Кавказ, вед А.Гаджиев в монографии «Этапы литературного брат-
близко знакомится с бытом, нравами, устным народным ства» отмечает: «Созданные в результате этого освоения
творчеством и культурой местного населения и пишет: многочисленные кавказские произведения больших и ма-
«Я так горячо люблю эту прекрасную страну, олицетворе- лых русских писателей отличались от традиционных об-
ние грандиозной красоты и силы, её горы, окрылённые сне- разцов русской литературы проникновением в условиях
гами, долины и ущелья, полные весёлого шума быстрых, жизни и бы_та кавказских народов, степень которого зави-
певучих рек, и её красивых, гордых детей» [5]. села не столько от таланта автора, сколько от его осведом-
Увлечение Максима Горького азербайджанским фоль- ленности в кавказских делах» [2, 100]. В дальнейшем эти
клором было потребностью времени. Освоенный и воспри- произведения послужили своеобразным путеводителем
нятый Максимом Горьким дастан «Гачаг Керем» представ- для азербайджанских фольклористов, искавших и находив-
ляет особый интерес, поскольку ко времени его появления ших их варианты.
в составе написанного на русском языке произведения он Публикации на русском языке образцов устного на-
бытовал в основном в устной форме. Максим Горький уви- родного творчества способствовали популяризации наро-
денное и услышанное выразил в публицистическом произ- дов, проживающих на территории Кавказа, в частности
ведении «Разбойники на Кавказе», напечатанном в «Ниже- азербайджанского народа и его культуры. Отражение азер-
городском листке» в 1896 году. байджанского устного народного творчества в русской ли-
Интересен тот факт, что Максим Горький познакомил- тературе и печати ХIХ века послужило толчком в образова-
ся с дастанами о народном герое не по письменным источ- нии и развитии азербайджанской фольклористики.
никам, а непосредственно слышал из уст ашугов – певцов-
импровизаторов. О легендарном гачаге М.Горький писал: ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА
«Этот Керем весьма часто играл роль судьи в спорах аулов, 1. Гаджиев А. Кавказ в русской литературе первой половины
семейства, отдельных лиц и всегда играл эту роль добросо- XIX века. Баку: Язычы, 1982.
вестно и справедливо» [3]. 2. Гаджиев А. Этапы литературного братства (Из истории ли-
Стремление к правдивости изображения ощущается тературных связей России с Кавказом). Баку: Язычы, 1986.
как в точности и достоверности сведений исторического 3. Горький М. Разбойники на Кавказе. «Нижегородской ли-
характера, так и в подробностях передачи фольклорно-эт- сток», 1896, № 324.
нографического материала. В «Разбойниках на Кавказе» 4. Короглы Х.Г., Набиев А.М. Азербайджанский героический
М.Горьким переданы азербайджанские народные обычаи, эпос. Баку: Язычы, 1996.
описаны одежда и оружие, записаны и прокомментирова- www.gorkiy.lit-info.ru

ЭСЭ ЯК ДОНАР ЖАНРАВА-СТЫЛЁВЫХ РЫСАЎ

Ганна Дубіна (Мінск, Беларусь)

Нягледзечы на тое, што эсэ заняло сталую пазіцыю су «жывога мыслення», філасофскі змест, абмежаваны па-
ў пісьменніцкай творчасці, ніхто нават з пісьменнікаў эсэ- мер, вольнасць кампазіцыі) і дапаможных (публіцыстыч-
істаў не можа даць вычапальнай трактоўкі гэтай літа- насць, лірычнасць, вольнасць кампазіцыі, апавядальнасць
ратурнай з’явы. Пэўна, і з прычыны таго, што самое эсэ не і інш.) жанраўтваральных прыкметаў.
прэтэндуе на вычарпальную тэму. «Эсэ ўжо болей як чаты- Спецыфічнай адзнакай жанру эсэ з’яўляецца яго па-
рыста год, але і па сёння дакладна ніхто не ведае, што гэта межнасць, што і пацвердзілася падчас апытання. Эсэ стаіць
такое. Таму пра эсэ заўсёды можна казаць, што яно ёсць, але на памежжы філасофскай і мастацкай літаратуры. Да эсэ
ніколі нельга сказаць, чым яно ёсць» [1, с. 90]. ў розныя часы звярталіся паэты, пісьменнікі, філосафы
У выніку апытання 32 беларускіх чытачоў, сярод якіх (М. Мантэнь, Ф. Бэкан, Б. Шоу, Дж. Оруэл, У. Эка,
навучэнцы Філфака БДУ, Беларускага калегіюма і Лінгвіс- Ж.П. Сартр, М. Кундэра, У. Караткевіч, В. Казько, М.Страль-
тычнага універсітэта, высветлілася, што эсэ – самастойны цоў, В.Акудовіч...), у эсэ фактычна раўнапраўнае значэнне
літаратурны жанр, які валодае шэрагам канстантных маюць і філасофскі змест, і мастацкія вартасці. У адносінах
(суб’ектыўнасць, эмацыянальнасць, адлюстраванне працэ- аб’ёму і функцый эсэ мяжуе з філасофскім трактатам, на-

58
вуковым і публіцыстычным артыкуламі, лірычнай імпрэ- датка «эсэ», але мае поўнае права называцца ім. У эпасе
сіяй, нарысам, апавяданнем (з якімі нярэдка бытаюць гэты прыкладам могуць паслужыць апавяданні «Смаленне ве-
жанр), на што ўказваюць дапаможныя жанраўтваральныя прука» М. Стральцова (якое ў рэшце рэшт пераўтварылася
рысы, а таксама эмацыянальнасць і філасофскі змест. Не- ў эпітафію апавяданню) і «Гуртавое» Я. Брыля (дзе аўтар
выпадкова ў заходняй літаратурнай практыцы ўзніклі віды перадае сваё разуменне паўнаты жыцця), якія з’яўляюцца
эсэ – навуковае, тэхнічнае, публіцыстычнае, лірычнае і інш. па сутнасці эсэ. Што тычыцца лірычных жанраў, то верш
У рэчышчы мастацкай літаратуры эсэ стаіць асобна ад усіх адначасова быць эсэ не можа, бо ў ім дамінуюць хутчэй
літаратурных родаў. Адносячы эсэ, напрыклад, да эпасу мы лірычныя перажыванні, чым мысленне. Але калі адбыва-
забываемся пра такія вызначальныя рысы жанра як эмацы- ецца рацыяналізацыя пачуцця і пачынаюць пераважаць
янальнасць і суб’ектыўнасць, што характэрныя найперш рысы эсэ, то верш трансфармуецца ў своеасаблівыя лі-
для лірыкі. Акрамя таго пра асаблівы статус эсэ свед-чыць рычныя формы. Форма верлібра, нярэдка насычаная фі-
ягоная ўласцівасць дапаўняць жанравае вызначэнне тво- ласофскім зместам і разважлівасцю інтанацыі, спрыяе
ра: напісаны праз злучок прыдомак -эсэ – сталая з’ява пранікненню ў яе эсэ. Такімі верлібрамі-эсэ з’яўляюцца
ў літаратуры. Цікава, што менавіта памежны жанр аказаўся «Паслухаем і другі бок» А. Вярцінскага, «Унтэр дэн Ліндэн»
найбольш прыдатным аднаму з пачынальнікаў беларускага А. Хадановіча, «Экалогія», «Гравюры Скарыны», «Трактат
эсэ І. Абдзіраловічу, каб у мастацкай форме асэнсаваць бе- аб паэзіі», «Гэта зямля – нічым не прыкметная» М.Танка
ларускую сітуацыю «паміж». і інш. А. Разанаў вынаходзіць сваю форму – вершаказы, дзе
Займаючы асобную пазіцыю ў рода-жанравай сістэме, ў аснову амаль кожнага кладзецца праблема знаходжання
эсэ можа пранікаць у іншыя жанры і ў іх кантэксце ма- сэнсу сімвалу («Дуб», «Дождж») [5]. Варта адзначыць, што
дыфікавацца ў своеасаблівую літаратурную канструкцыю, філасофская думка або розныя падыходы для ілюстравання
пэўную мадэль выражэння мыслення, не пабаюся паў- праблемы – гэта яшчэ не эсэ, бо эсэ ўзнікае там, дзе ёсць
тарыць словы аднаго з апытаных, адметную атмасферу працэс мыслення, і праблема адпаведна асэнсоўваецца,
твора. У такім выпадку мы будзем мець справу з эсэйнас- а не дэкларуецца.
цю – літаратурнай з’явай, вытворнай ад эсэ. Таму пра- Эсэйнай можа быць і паэма, у чым пераконвае «Ода
паноўваю размяжоўваць паняцці эсэ – як самастойны магчымасцям мірнага жыцця, або штрых да партрэта
жанр, які валодае шэрагам канстантных і дапаможных ры- Васіля Быкава» А. Вярцінскага, дзе эсэйнасць відавочная
саў, і эсэйнасць – засваенне жанрава-стылёвых рысаў эсэ і на ўзроўні эсэ як структуры: у аснове твора эсэйнае яд-
іншымі жанрамі. ро («магчымасці мірнага жыцця») – праблема, якая з’яў-
У дадзенай працы нас цікавіць менавіта эсэйнасць, ляецца адпраўным і цэнтральным пунктам мыслення,
мажлівасць эсэ выступаць донарам жанрава-стылёвых рыс. думку ж працягваюць і разгаліноўваюць эсэйныя вузлы –
Фактар, які спрыяе пранікненню эсэ ў іншыя жанры – гэта паняцці, мікратэмы, якія патрабуюць аўтарскага асэн-
наяўнасць агульных рысаў у жанра-донара і жанра-рэ- савання, якія правакуюць аўтара на разважанне, свое-
цыпіента (напрыклад, суб’ектыўнасць у лірычных жанраў, асаблівыя каталізатары мысленчага працэсу (напрыклад,
апавядальнасць, разважлівасць інтанацыі – у эпічных і інш. пасля тэзы «Вайна, уласна кажучы, пакідае нам адну маг-
рысы). У беларускай літаратуры да гэтага далучаецца асаб- чымасць – ваяваць!» Вярцінскі пачынае асэнсоўваць, што
лівасць нацыянальнай літаратурнай традыцыі: і па сёняшні значыць «ваяваць», а пасля зноў вяртаецца да «магчымас-
дзень літаратура выразна ўсведамляе і дэкларуе адказнасць цей мірнага жыцця») [2]. Да гэтай далучаюцца таксама па-
за фармаванне нацыі, а пісьменнік, безумоўна, з’яўляецца эмы А. Разанава – «Паэма Рэха», «Паэма запаленых све-
галоўным носьбітам сацыяльнай адказнасці. Таму для тво- чак», «Паэма рыбіны», «Гліна», «Камень» і інш. Зноў жа,
раў беларускай літаратуры характэрны ўзмоцнены суб’ек- гэтыя паэмы напісаныя свабодным вершам, які скіроўвае
тыўны пачатак, высокая ступень праяўлення аўтарскага да эсэйнасці.
«я», у тым ліку па пытаннях і праблемах, якія не маюць Фрагментарная эсэйнасць праяўляецца, як правіла,
і аб’ектыўна не могуць мець адназначнага адказу і выра- у такіх сюжэтных адступленнях, дзе выразна пачынае гу-
шэння. Да эсэйнасці скіроўвае і другая адзнака беларускай чаць аўтарскае «я». Улічваючы наяўнасць у аповесці «Рэ-
літаратуры – яе рэфлектыўнасць. Варта адзначыць, што візія» Федарэнкі дзьвюх мастацкіх умоўнасцяў, дзе герой
гэта фактары, якія толькі спрыяюць узнікненню эсэйнасці адначасова з’яўляецца і аўтарам твора пра сябе, эсэйнымі
ў творы. Нараджаецца ж эсэйнасць там, дзе мы назіраем будуць і развагі герояў пра адказнасць літаратара за бела-
некалькі прынцыпова важных жанраўтваральных прыкме- рускае слова, асэнсаванне па сутнасці элітарнасці белару-
таў, якіх будзе дастаткова, каб казаць пра гэтую літара- скай мовы і культуры. У паэме «Сымон-музыка» Я. Колас
турную мадэль. у лірычных адступленнях разважае пра праблему мастака
Пры аналізе непасрэдна твораў беларускай літара- і грамадства, што таксама дазваляе гаварыць нам пра эсэй-
туры можна вылучыць тры ўзроўні эсэйнасці: эсэйнасць насць. Н. Гілевіч у рамане ў вершах «Родныя дзеці» такія
як аўтарская ўстаноўка, іманентная і фрагментарная адступленні нават вылучае фармальна («Адступленне пер-
эсэйнасць. шае – патэтычнае», «Адступленне другое – іранічнае», «Ад-
У першым выпадку жанраўтваральныя рысы эсэ цал- ступленне чацвёртае – у гонар маці» і інш.), што ўказвае
кам накладаюцца на ўсю мастацкую структуру твора. У бе- на жаданне аўтара рознабакова асэнсаваць праблему [3].
ларускай літаратурнай практыцы жанрам-рэцыпіентам вы- У вершы, як ужо адзначалася, дамінуе лірычны пачатак,
ступае аповесць ці раман. Аўтар усведамляе, што творчы таму калі мы і сустракаем у ім эсэйнасць, то толькі ў фраг-
матэрыял патрабуе раманнай формы (аповесці), але споса- ментарным выглядзе. Бо хоць эмацыйнасць і часам лі-
бам мастацкай рэалізацыі абіраецца эсэ. Адпаведна жанр рычнасць з’яўляюцца жанраўтварыльнымі для эсэ, перава-
твора вызначаецца як раман-эсэ ці аповесць-эсэ. Амаль га ў ім аддаецца ўсё ж на карысць рацыянальных працэсаў.
усе беларускія творы, напісаныя ў гэтым рэчышчы, прыс- Тым не менш у вершы М.Багдановіча «Я хацеў бы спаткац-
вечаны як правіла якой-небудзь выбітнай асобе ( раманы- ца з вамі на вуліцы...» за лірычным флёрам імкненне героя
эсэ А.Лойкі «Францыск-Скарына, або Сонца Маладзіковае» да мыслення відавочнае.
і «Як агонь, як вада...» (Я.Купалу), аповесці-эсэ М. Лужаніна У эпоху, пазначанаю смерцю аўтара і нараджэннем чы-
«Колас расказвае пра сябе», В. Куляшовай «Лясному рэху тача, пэўна, варта было б вылучыць альтэрнатыўную кан-
праўду раскажу...» (А.Куляшову), М. Стральцова «Загад- дэнсаваную форму эсэйнасці. Гутарка ідзе пра такі выпа-
ка Багдановіча», В. Карамазава «Антон» і «Крыж на зямлі дак, калі твор мастацтва спараджае эсэйнасць, але ўжо
і поўня ў небе» (мастакам Антону Бархаткову і Бялы- ў мысленні ўспрымальніка гэтага твора. У літаратуры гэта
ніцкаму-Бірулю)). У цэнтры твора – творчая асоба, ін- перш за ўсё жанр мініяцюр. Але эсэйнасць у сваім шырокім
тэрпрэтацыя дзейнасці якой не можа быць пададзена ад- разуменні атмасферы твора можа пакідаць межы літа-
назначна, таму эсэ асабліва прыдатнае для рэалізацыі ратуры і дастасоўвацца да іншых відаў мастацтва. Эсэй-
аўтарскай задумы. насць «Антона» В.Карамазава дапаўняецца змешчанымі
Пры іманентнай эсэйнасці аўтар не ўсведамляе гэтага, ў выданні творамі галоўнага героя-мастака і фотаздымкамі
але творчая задача не паказаць праблему, а асэнсаваць яе. з ягонага жыцця [4]. І чым як не геніяльнымі беларускімі
Таму твор пры жанравым вызначэнні хоць і не носіць да- эсэ, на думку філосафа В.Акудовіча, ёсць «Чорны квадрат»

59
Казіміра Малевіча і паланез «Развітанне з Радзімай» Міхаіла Літаратура
Клеафаса Агінскага? Натуральна, такі аналіз запатрабуе 1. Акудовіч В. Дыялогі з Богам: суплёт інтэлігібельных рэф-
спецыфічных прыёмаў і інструментаў, адпаведных матэры- лексіяў. Мн., 2006
яльнай прыродзе аб’екта даследавання (музыка, жывапіс 2. Вярцінскі А. Хлопчык глядзіць...: выбр. вершы і паэмы.
і інш.), аднак прапанаваная ў гэтай рабоце методыка вылу- Мн., 1992.
чэння структурных элементаў і ўзроўняў засваення эле- 3. Гілевіч Н. Родныя дзеці. Мн., 2001.
ментаў эсэ, хочацца спадзявацца, можа быць адпаведнай 4. Карамазаў В. Антон: аповесць-эсэ ў стылі рэтра. Мн., 2005.
і прадуктыўнай у далейшых даследаваннях. 5. Разанаў А. Танец з вужакамі: выбранае. Мн., 1999.

ТРАДЫЦЫЙНЫЯ ЛЯЛЬКІ Ў КАЛЯНДАРНАЙ


І СЯМЕЙНАЙ АБРАДНАСЦІ БЕЛАРУСАЎ

Ганна Емялёва (Мінск, Беларусь)

Лялькі вядомыя чалавецтву са старажытных часоў. На ваецца падчас абраду, а іх рытуальнае пахаванне ўзмацняе
тэрыторыі Еўразіі знаходзяць дробную антрапаморфную сувязь з памерлымі продкамі.
пластыку, створаную каля 40 тысяч год таму. Лялькі най- Канструктыўна падобныя лялькі сустракаюцца так-
больш блізкія з аднаго боку язычніцкім ідалам і драўлянай сама на Русалле і на Купалле. Цікавае апісанне лялькі-
народнай скульптуры, а з другога боку – маскіраваным русалкі зроблена Е.Р. Раманавым на Гомельшчыне: «Збіра-
удзельнікам рытуалаў. Выразныя аналогіі прасочваюцца і з емся ля ячменю і спляцём вянкі іс красак, абі з якіх, а боль-
антрапаморфнымі крыжамі. У самым агульным сэнсе шы з васілька... Тады іс саломі, сь сярэдняга куля, зьдзелаям
лялька – антрапаморфны аб’ект, створаны дзеля пэўных як чалавека, уніз калосся, а ўверсі камель. Пасярод пара-
маніпуляцый. Усе лялькі можна ўмоўна падзяліць на аб- вяжам повясам (у каго е дзіравій, красный), а тады па-
радавыя і пазаабрадавыя, але першапачаткова лялькі ўз- вірэзуім шыю кругам, кала камлей, тады пахожа як галава.
ніклі і існавалі ў непасрэднай сувязі з сакральным. Не- На ету галаву зав’яжам зав’язку і надзенам чапец. Зав’язка
гледзячы на слабую даследаванасць беларускай традыцый- вузлом зав’язана ззадзі і канцы вісяць ззаду аж да повяса.
най лялькі, нам вядомыя як абрадавыя (каляндарна-аб- Тады напраном юпку – кароткія армякі, шчо па тры хвасты
радавыя і сямейна-абрадавыя), так і пазаабрадавыя лялькі. ззаду. I рукі дзелаям: выхвацім з бакоў па жмені саломі, да
Асобныя згадкі аб іх можна знайсці ўжо ў працах такіх абкруцім хустамі, да парав’яжам пат плечы, яны і стырчаць.
этнографаў ХІХ – першай паловы ХХ ст. як П.А. Бяссо- На шыю хустачку краснянькую зав’яжам. Андарака ні на-
наў, Е.Р. Раманаў, А.К. Сержпутоўскі, М. А. Федароўскі, дзяваям, толькі хвартушок красьнянькій спераду падвяжам.
П.В. Шэйн і інш. У другой палове ХХ ст. – на пачатку Саломі нідэ ня відна, толькі відна ліцо. На галаву кладом
ХХІ ст. даследаванні працягнулі Я.М. Сахута, Т.І. Кухаро- вянок іс красак, абы з якіх, толькі любісціку не патрабляям.
нак і С. У. Касцюкевіч. I жыта, таячка, уплятаям. Русалку-чучала хавалі ў каморы
У каляндарнай і сямейнай абраднасці беларусаў ляль- ці сенцах да вечара, пакуль сцямнее. Пасля заходу сонца
ка – досыць распаўсюджаная з’ява. Яна суадносіцца з аднаго пачынаўся сам абрад праводзін. Кладом кажная сабе вянок
боку з маленькімі дзецьмі, немаўлятамі, а з другога боку на галаву, косы распусцям, бяром русалку пад рукі і вядом
з родам, дзядамі, што не адмаўляе адно другое, а хутчэй яе на бугор. Там усе за рукі пабяромся, танка паводзім, і яна
дапаўняе, бо ў беларускай традыцыйнай культуры дзіця ходзя з намі, а як сцямнея, тады павядом яе па сялу «пляць-
ўспрымаецца як пасланец іншага свету, свету продкаў, нём»... Русалку даводзілі да жыта і кідалі там разам з адзе-
з якім яно доўгі перыяд застаецца звязаным. У сваю чаргу жай, а самі ўцякалі, каб русалка не дагнала, бо задуша. У жы-
прыналежнасць лялькі ў пэўнай ступені да свету продкаў, це русалка прападаа, бо ўся адзежа на ей паганаа» [1,
якія апякуюцца над родам і спрыяюць яму на гэтым свеце, с. 109–110]. Тут падрабязана апісана тэхналогія стварэння
пасрэдніцтва яе паміж гэтым і тым светам азначае і сувязь лялькі, яе канструкцыя, матэрыялы і іх колеры, а таксама
з урадлівасцю, плоднасцю зямлі, жывёл і людзей, повязь адзначана, што сам абрад праводзін русалкі адбываецца
з нараджэннем і смерцю, што адлюстроўваецца ў калян- ўначы – у час, што паводле традыцыйнага мыслення на-
дарных і сямейных абрадах, дзе лялька выступае не толькі лежыць іншасвету. У канцы абраду ляльку-русалку часцей
як важны рытуальны элемент, але і як удзельнік. Звычайна, за ўсё ўкідалі ў жыта ці тапілі, але маглі таксама падпаліць,
гэта можа быць чучала, падобнае на цела дарослага чалавека, а тады ўкінуць у ваду. Купальскія ж лялькі найчасцей былі
ці лялька, што нагадвае спавітае немаўля. зроблены на аснове палкі і іх спальвалі на рытуальным
Лялькі першага тыпу падобныя на стоўб ці крыж, яны вогнішчы.
шырока распаўсюджаныя на Беларусі ў масленічным, ру- Своеасаблівымі лялькамі з’яўляюцца антрапаморф-
сальным, купальскім абрадах ды інш. Напрыклад, для аб- ныя зажынкавыя, часцей дажынкавыя снапы («барада»),
раду «пахавання Дзеда» («ўсім быў Дзед»), які бытаваў на якія ўвасаблялі сабою дух поля і забяспечвалі ўраджай
Віцебшчыне ў першы дзень Масленіцы, саламянае чучала наступнага году. Яны таксама называліся «баба», «дзед»,
рабілася так: «Адзежу яму – так як і чалавеку, і абуем. «дзедава барада», «дзеду на бараду», «дзяды», «Богава ба-
Размер, як сапраўдны чалавек. Глазы наводзім, бараду з іль- рада», «кукла», «рай», «каза» і інш. 3 успамінаў Т.М.Осіпа-
ну. Абкруцім твар белым палатном і на ём наводзім глазы, вай з в. Нясяты Клічаўскага раёна Магілёўскай вобласці:
нос, рот вуглём. Дзеду рабілі маркоўку і вяроўкай цягалі, «Як дажынаюць жыта, возьмуць пяць каласкоў, палку па-
каб маркоўка ўстала. Накрывалі цюлем, як пакойніка» [1, ставяць і к палке каласкі прывяжуць. Цвятоў многа
с. 81]. Далей ладзілі парадзійнае пахаванне чучала, галасілі нарвуць, ету бараду прыбяруць красіва – ззяе, як кукла,
над ім, прыводзілі маскіраванага святара, пасля везлі ляль- тая барада на полі. Палосак было многа – і ў каждага
ку за вёску, пры гэтым па дарозе мужчыны маглі схапіць барада: стаяць, як куклы. Хлеб-соль лажылі, нада зямлю
Дзеда, кінуць яго на якую-небудзь жанчыну, паваліць яе паблагадарыць, што дала ўраджай, таму і астаўляюць» [1,
ў снег разам з чучалам і крыкнуць: «Сідорка на Ганну ўзлез, с. 131–132].
шчас яе Мікола дасць яму поўху» [1, с. 92]. У канцы абраду Увосень, на св. Кузьму-Дзям’яна, што спрыялі павод-
ляльку закопвалі ў снезе ці палілі на кастры, а ў хаце, дзе ле народных уяўленняў вяселлям, рабілі ляльку Кузьмы-
адбывалася «пахаванне», ладзілі сумеснае частаванне з ры- Дзям’яна. Чучала «апраналі ў мужчынскую вопратку, пры-
туальнай стравай – сырніцай. У апошні дзень Масленіцы мацоўвалі вялікі фалас, скручаны з чырвонай матэрыі,
рабілася падобнае «пахаванне Бабы», для якога рабілі ўжо садзілі гэтага «хлопца» на пачэснае месца за сталом, час-
ляльку-бабу з вялікімі грудзямі, якую таксама хавалі, а по- тавалі яго і частаваліся самі. Побач з пудзілам садзілася
тым ладзілі «памінкі». У канструкцыі гэтых лялек выразна дзяўчына і іх «жанілі, гулялі вяселле», падчас якога гучалі
падкрэсліваецца ідэя плоднасці і эратызму, якая абыгры- жарты і прыпеўкі эратычнага зместу. У канцы вячорак

60
хлопцы выносілі пудзіла за вёску, здымалі з яго адзенне, у люляццэ, у каробаццэ. Гэта ўжо лічыцца вясна. Закопва-
а салому спальвалі [1, с. 135]. Да таго ж прасочваецца ем і ўсе пяём. Хто кажа: «Ты сёлета была нехарошая, сухая,
сувязь Кузьмы-Дзям’яна з вобразам пячнога слупа, якога каб ты такая не вярнулася, вясна, болей ты нам не нада!
яшчэ называлі «гаспадар», «хазяін», «дзядзька», «дзед», Закапуйце яе!» Хто што прыказуе, плачуць, выдумляюць
«конь», а таксама хатнікам і хатнім агнём. Менавіта седзячы што. А тады: «Хадзіце, людзі, на абед» [4]. Цікава, што зай-
на пячным слупе «стаўбавы» звяртаўся да Кузьмы-Дзям’яна меннікамі лялькі ў гэтым абрадзе могуць быць таксама
на пачатку вяселля, каб «скаваць свадзебку». Пячны слуп галінка дрэва, колік, упрыгожаны кветкамі, «елка», яйкі,
таксама уяўляўся як адно з месцаў пражывання хатніка, мёд, бліны, ніткі з хусткі, металічныя прадметы. У міфа-
цесна звязанага з уяўленнямі аб продках і дабрабыце сям’і. лагічным кантэксце можна параўнаць пахаванне лялькі-
Сярод сямейна-абрадавых лялек, падобных на цела да- русалкі (ведзьмы, змяі), якое скіраванае на тое, каб забяс-
рослага чалавека, вылучаюцца таксама і вясельныя лялькі, печыць на новы год дажджы і засцерагчы ад маланкі
якія рабіліся да розных момантаў вяселля: падрыхтоўкі да з сюжэтам цэнтральнага індаеўрапейскага міфа, у якім бог
вяселля; падчас выкупу нявесты; пасля ад’езду маладой да маланкі, навальніцы забівае свайго змеепадобнага супер-
маладога; калі маладыя прыязджаюць на двор жаніха; ніка, пасля чаго пачынаецца апладняльны дождж. На ка-
перад і пасля клеці, на перазоў і інш. П. В. Шэйн запісаў у рысць іх сувязі сведчыць і прымеркаванасць абраду да цык-
Бярэзінскай воласці Барысаўскага павета звесткі пра такую ла веснавых святаў, што звязаныя з пачаткам новага пры-
вясельную ляльку: «маладым пасля вянчання перад клец- роднага цыклу, новага году, з часам рэактуалізацыі кас-
цю расцілалі палатно, а ў дзвярах клеці ставілі саламяную маганічных міфаў дзеля абуджэння жыццёвай моцы свету,
ляльку, апранутую ў світку з белага палатна, з прымаца- уплыву на яго плоднасць.
ваным фаласам, зробленым з бурака і дзвюх маленькіх бру- Такім чынам, можна казаць аб тым, што лялькі ў свя-
чак. «Маладая выступала наперад, развязвала пояс і падхо- точнай абраднасці беларусаў суадносяцца з традыцыйнай
дзіла да лялькі. Калі яна яшчэ нявінная, то праходзіла туды міфалогіяй і ў народнай свядомасці з’яўляюцца своеа-
па палатну, у адваротным выпадку яна не мела права гэтага саблівымі прадметамі-медыятарамі, пасрэднікамі паміж гэ-
рабіць... Затым яна накідвала свой пояс на фалас і вырыва- тым і тым светам, якія семантычна звязаныя з плоднасцю,
ла яго. Гэты абрад сімвалічна азначаў, што жонка мела урадлівасцю, багаццем і як увасабленні духаў продкаў яны
выключнае права на фалас. Пасля апісанага абраду мала- спрыяюць роду на гэтым свеце, дапамагаюць і зямлі, і лю-
дых уводзяць у хату і хутка пасля гэтага іх уводзяць спаць дзям радзіць, сімвалізуюць жыццёвыя патэнцыі, што ўва-
у клець» [2, c. 24–25]. сабляецца ў іх канструкцыі, матэрыялах і спосабе выка-
Лялькі, другога тыпу, што канструктыўна падобныя на рыстання.
немаўля, сустракаюцца у вясельным абрадзе пасля клеці.
Л.А. Малаш адзначае: «пасля каморы рабілі ляльку з ануч, СПІС ЦЫТАВАНЫХ КРЫНІЦ
спавівалі яе і клалі маладой на калені, каб яна імітавала 1. Кухаронак, Т.І. Маскі ў каляндарнай абраднасці беларусаў /
кармленне, ляльку насілі па хаце, давалі патрымаць яе ма- Т.І. Кухаронак. – Мінск: Ураджай, 2001. – 239 с.
ладому і да т.п. (у аснове гульні ляжаў старажытны магіч- 2. Народны тэатр / НАН Беларусі, Ін-т мастацтвазнаўства,
ны абрад, які павінен быў стымуляваць нараджэнне дзі- этнаграфіі і фальклору; Уклад. і камент. М. А. Каладзінскага; Уступ.
цяці)» [3, с. 129]. арт. А. С. Фядосіка; Рэд. выд. А. С. Фядосік, А. В. Сабалеўскі. – 2-е
Лялькі такога тыпу выкарыстоўваюцца на Гомель- выд., выпр. і дапрац. – Мінск: Беларуская навука, 2004. – 554 с.
шчыне і ў веснавым абрадзе «Пахаванне стралы», для якога 3. Этнаграфія Беларусі: энцыклапедыя / [навук. канс. : М.В. Біч
з ануч, лапікаў тканіны, засушаных лячэбных траў, каласкоў і інш]. – Мінск: БелСЭ, 1989. – (Беларуская савецкая энцыклапедыя).
вырабляюць ляльку-стралу, якую кладуць у каробку-труну 4. Краязнаўчы сайт Гомеля і Гомельшчыны [Электронный
і спяваючы-галосячы хаваюць у полі, каб не было засухі, ресурс] / «Пахаванне стралы» – рэгіянальна-адметная абрадавая
ішлі дажджы і не пасохла жыта, а таксама каб засцерагчы з’ява фальклору Ўсходняга Палесся (ч. першая). – Гомель, 2008–
вёску ад маланкі, навальніцы. «Ідом к жыту, дзе жыта па- 2009. – Рэжым доступу: http://www.nashkraj.info. – Дата доступу:
сеяна, і ў жыце закопвалі лялечку. Ляльку такую ўжо носім 22.02.2011.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ МОТИВА ЧУДА В БЕЛОРУССКИХ И РУССКИХ БЫЛИЧКАХ

Анна Жегало (Минск, Беларусь)

Христианизация Руси привела к формированию зна- В нашем исследовании мы будем опираться на опыт ра-
чительного контаминированного пласта культуры, полу- боты коллектива сотрудников лаборатории традиционного
чившего название двоеверия, или народного христианст- искусства Белорусского государственного института про-
ва, в котором христианские представления переплетались блем культуры, которые по итогам комплексного фоль-
с языческим наследием. В результате языческое и христи- клорно-этнографического исследования традиционной ху-
анское мировоззрение постепенно наслаивались друг на дожественной культуры регионов Беларуси опубликовали
друга. Более того, образовавшееся «двоеверие» представ- шеститомное издание «Традыцыйная мастацкая культура
ляло собой мировоззренческий синтез, в котором ведущая беларусаў»; а также на издание Российской академии наук
роль принадлежала славянскому язычеству. В процессе «Традиционный фольклор Новгородской области».
взаимодействия народной языческой культуры с христиан- По мнению Елены Березович, занимающейся изучени-
ством намечается определенная тенденция фольклорного ем концепта чуда в языковой и фольклорной традиции на-
процесса – трансформация концептов, образов и мотивов. родов Русского Севера, существует несколько причин аси-
В данной статье мы попытаемся на материале текстов мметрии между «церковной» и «народной» трактовкой чу-
быличек проанализировать представления о чудесном в рус- да, чудесного, несмотря на то, что концепт чуда принадле-
ской и белорусской традиционной культуре, которые су- жит к числу важнейших концептов христианской и тради-
щественно отличаются от содержания концепта «чудо» ционной культуры. Во-первых, народной традиции нереле-
в церковном, сакральном дискурсе. Следует также учесть, вантны представления такого высокого уровня абстрак-
что основная функция жанра былички – концептирующая, ции; во-вторых, концептуальное пространство фольклор-
то есть обосновывающая, актуализирующая ряд важней- ного творчества в большей степени испытывает креативное
ших представлений о мироустройстве [1, с. 225]. Следова- влияние со стороны естественного языка, чем это имеет
тельно, вплетение христианского мировоззрения в языче- место при формировании концептов официальной рели-
скую картину мира находит отражение в жанровом содер- гии и ее терминосистемы [2, с. 95].
жании, оказывает влияние на мотивационную структуру Характерно, что в текстах быличек, записанных в раз-
жанра быличек. личных регионах Беларуси и сгруппированных по наличию

61
в них мотива чуда, лексемы «чудо», «чудесный» практиче- полнением концепта «чудо». Можно выделить следующие
ски не встречаются. Так, слово «цуды» употребляется ин- трактовки чуда в традиционной культуре: событие, вы-
формантами только лишь в контексте, упоминающем хри- званное воздействием нечистой силы; персонифицирован-
стианские праздники: «А на Антонего ў нас трынаццатого ная нечистая сила; необычное происшествие; объект с фе-
чэрца кажны год такі велькі празьнік. <…> Гэто ў гэты номенальными природными свойствами; локус, где осу-
дзень даў Бог цуды» [3, с. 432]; «Е празнік Чуда (Цуда святога ществляются действия магического характера. Обобщая
архангела Міхаіла) <…> Хто-то казав: «Чуда-чуда, скінь данный материал, важно указать, что доминантой всех
мэнэ з дуба» [4, с. 474]. В целом актуализируемые в бело- представленных смыслов является идея сверхъестествен-
русских быличках верования подчиняются логике чудесно- ного, как и в христианской традиции. Однако если в кано-
го в языческой интерпретации. Напомним, что согласно ническом представлении о чуде источником последнего
первобытному, языческому представлению, чудо – это то, служит действие, событие, то в фольклоре чудо часто
чему можно «чудиться», т.е. удивляться, будь то дерево не- опредмечивается, являясь тем, кто или что вызывает общее
обычной величины, камень необычной формы, нерегу- удивление, восхищение своими качествами [2, с. 103].
лярное космическое событие вроде затмения солнца и т.п. При опредмечивании чудо переводится из акциональ-
В языческой картине мира чудесное актуализирует одну из ного регистра в субстанциональный – за счет этого оно те-
основных особенностей архаического мышления: убежден- ряет в своей сверхъестественности и непостижимости: уни-
ность в том, что потусторонний мир и мир посюсторонний кальный объект все же оценивается как элемент ряда, со-
не разделены непреодолимой границей, а находятся в по- бытие же по природе своей единично [2, с. 103]. Этот опред-
стоянном контакте. В древности чудо подменялось такими меченный смысл проецируется, например, на предметы или
понятиями, как «диво», «диковина», «случай», а под чудес- объекты, характеризующиеся феноменальными свойства-
ным подразумевали нечто «необычное», «удивительное», ми. Само чудо указывает чаще всего на предмет или суще-
«магическое», «чужое». Основная черта чудесного в языче- ство, обладающее необыкновенными свойствами, или на
стве – способность появляться. Не случайно В.Я. Пропп необыкновенный локус: «І казаў, з-пад каня выскачыў ком
предложил выделить былички в особый жанр по принад- краснага агню» [3, с. 446]; «У дубе было, у адным дубе. Гэта
лежности их образов к дохристианской (языческой) рели- ночай, як гарыць што. А там было такіх дупляў многа, што
гии [5, с. 47]. Исходя из этого, можно предположить, что вароны там вяліся. І гэты дуб стаяў такі во пры дарозе.
для белорусских быличек характерен мотив чудесного, но І заўсягды, хто едзе, так там зьвініць» [3, с. 447]; «Был боль-
само слово «чудо» применительно к священному, сакраль- шущий камень между Городней и Берёзовом. И там раньше
ному, на что повлияло принятие христианства. Сами же чудилось очень около етого камня» [1, с. 266]; «А у нас там
сверхъестественные существа, необычные и страшные со- такое место есть, называется Петухова Гора. И вдруг за-
бытия, локусы, где осуществляются действия магического шумел лес, так страшно, что мне пришлось отойти от
характера нередко никак не называются. Вместо номина- этой кочки в сторону метра на три. И передо мной сразу же
ции присутствует лишь констатация того или иного собы- таким страшным воем прошел ураган» [1, с. 257]. Такое
тия, происшествия: «У нас тут було» [4, с. 475]; «Вот шчэ опредмечивание объясняется наглядностью и образностью
такое паданне» [3, с. 439]; «Вот быў случай у міне самога» мышления носителей традиционной культуры, стремящих-
[3, с. 438] и т. д. ся освоить иррациональное начало.
Для жителей Новгородской области терминами «чудо», В христианской культуре все, что чудесно, то священ-
«чудеса» обозначаются случаи столкновения человека с не- но, божественно, другими словами – чудотворно. Как от-
человеческим, бесовским: «Вдруг, – говорит, – мы огляды- мечал С. Аверинцев, в теистической концепции оно рас-
ваемся, и вот огненная тройка! Несетца огненная тройка! сматривается как победа Божественной воли над природой
И мало нас, говорит, ка-а-ак стянуло в коляске! Вот всё ог- и «естеством», прорыв из мира сверхъестественного в есте-
нем взявши! Мы не знаем, куда нам иттить: то взад, то ственный, из мира благодати в мир природы [7, с. 209].
вперед, так мы испугалися. Ну вот это решили, что это Чудо – это знак, знамение, одна из форм откровения,
чудо какое-то, чудо. Просто все огнём взявши!» [1, с. 251] а свершителем такого чуда может быть только Бог или, как
или «Ну и что? С деревни я вышел. Так с километр идти до вариант, Божия Матерь, ангелы, святые. В русских и бело-
озера. Прихожу, понимаешь тут к озеру. Обычно удочку русских быличках чаще всего терминами «чудо», «чудеса»
развёртываю, леску тут и подхожу к берегу. А у нас берега обозначаются случаи столкновения человека с нечеловече-
тут такие шаткие. Подхожу – что такое!? – «Буль –буль– ским, бесовским. Такие встречи происходят в особых,
буль –буль!» – Волосы показались! Я и не знаю, что делать! страшных местах, в особое «переходное» или «темное» вре-
Вдруг как ввернёт, понимаешь, поплыла… чудо в воде, мя суток и года(святки, ночь, сумерки, дни солнцеворотов,
опять вглубь» [1, с. 271]. Глаголы причудиться, чудиться, полночь, время перед заходом или закатом солнца). Типич-
причуждаться часто играют существенную роль в наррати- ными локусами для «нечистых» чудес в фольклоре являют-
вах о столкновении с нечеловеческим: «Раньше чудилось, ся: болото, старая баня, перекресток, лес и т.д. Следует от-
ну, тяперь не чудится!» [1, с. 237]; «Вот, – говорить тёт- метить ценностную разметку пространства: данные локусы
ка, – обязательно хто и хто, а пробяжить! А ето такое четко определены в фольклоре (в отличие от локуса хри-
вот место – Ленно дяревня, там причудилось» [1, с. 247]; стианских чудес) – это чужое, не освоенное человеком про-
«И вот он пришел домой весь бледный-перебледный-блед- странство. Вообще противопоставление «чистого» и «нечи-
ный. От такое яму причудилось! Он яго как от лапой стис- стого» пространства появилось не на христианской почве.
нул!» [1, с. 254]; «Раньше причуживалось. Я пошла косить В архаических (дохристианских) представлениях оно соот-
в отдаленности – а там лес и через перялесок переходить. ветствует общему противопоставлению «своего» и «чужо-
А сын Тольки ушел в армию. Я после Яго стала косить го» [2, с. 105]. Таким образом, предоставляется возмож-
и сильно плакала. И стало чудитца, что в ладоши где-то ность выхода на проблему взаимодействия идей чудесного
хлопает» [1, с. 257]. Лексика этого круга требуется рассказ- и чужого. Семантика слов, производных от корня –чуд –
чику для того, чтобы обозначить свою позицию по отноше- связана прежде всего с миром чужого, нечеловеческого, не-
нию к рассказываемому: с одной стороны, он показывает, чистой силой (чудо, причудиться, чудить, чудак). Следует
что не сомневается в реальности произошедшего, а, с дру- подчеркнуть важность идеи чужести, чуждости в структу-
гой стороны, хочет сообщить, что эта реальность – особого ре концепта чуда в фольклоре. Встречающиеся в фольклор-
качества [6, с. 120]. Актуализируемые быличкой верования ных текстах производные от чуж – и чуд – свидетельствует
наделяют особым смыслом реальный, окружающий мир. о том, что идеи своего-чужого и естественного/чудесного
В нем оказываются сосуществующими два или несколько занимают существенное место в структуре представлений
планов, миров, соположенных друг другу – «наш» и «иной»; о жизни человека и общества, где они сводятся к понятию
в нем противопоставляется обычная и чудесная реаль- нормы/антинормы. Так, чудо в религиозном дискурсе – это
ность. Причем, в русских быличках отсутствует ассоциа- норма, а не исключение. Самый жест исцеления чудом опи-
ция между чудесным и божественным. сывается не только как милость, оказанная немногим, но
В фольклоре мотив чудесного может воплощать раз- как знак, поданный всем [8, с. 211]. В быличках мы наблю-
личные смыслы, зачастую не сходные с христианским на- даем противоположную интерпретацию: чудо – это исклю-

62
чение из нормы. Чудо можно представить как свойство ир- што – гара нейка стала. Ён награшыў многа…І зрабіўся ён
реального мира, существующего параллельно человеческо- каменем» [4, с. 472].
му обществу. В мир людей чудо может войти там, где конча- Ещё одним примиряющим обе традиции моментом яв-
ется освоенное человеком реальное географическое про- ляется специфическая примета чуда: совершившееся чудо
странство, и при том условии, если перестают действовать и в христианской, и в народной среде не проходит бесслед-
традиционные нормы. Чудом также может быть названо но. Его результаты всегда видимы и физически ощутимы –
необъяснимое с точки зрения рассказчика событие. Чудес- особенно для тех, кто противился этому чуду, пытался его
ное в народной традиции понимается как опыт сверхъесте- предотвратить или скомпрометировать [9, с. 200]. Однако
ственного, нечеловеческого, непостижимого [6, с. 127]. Оно если результатом свершившихся чудес в христианстве ока-
не укладывается в рамки обыденного знания и поведения, зывается прозрение и обращение к вере, то итогом чудес
а потому имеет качества чужого и опасного. в быличках чаще всего являются необычные, непонятные
Нежелательные, неожиданные события, лежащие в ос- людям и не объяснимые ими явления или смерть.
нове повествования былички, часто объясняются действи- В результате анализа текстов белорусских и русских
ями сверхъестественных существ. Причем для повествова- быличек можно сделать вывод, что феномен чуда имеет ме-
тельной структуры былички характерна специфическая сто как в традиционной, так и христианской культуре. При
каузальность, где причинность порождена случайностью. поверхностном взгляде на проблему кажется, что трактов-
В быличках о столкновении с нечистой силой, где она вы- ка чуда в народной традиции расходится с той, что принята
ступает как персонифицированная случайность, неожи- в церковной культуре. Однако при глубоком имманентном
данные события с трагической развязкой можно избежать анализе текстов обнаруживается, что обе традиции в своей
с помощью святой воды, молитвы, нательного креста или интерпретации чуда имеют примиряющее начало. Это
медальона, в чем отчетливо проявляются последствия при- можно объяснить тем, что принятие христианства в сла-
нятия христианства; а также используя матерную брань. вянской среде происходило долгое время лишь на лишь на
Причем характерно, что в белорусских нарративах чаще формальном уровне. Несмотря на новое вероисповедание –
упоминается молитва, святая вода и т.п.: «А той як тугу- христианство – не произошло мгновенного искоренения
зануў за руку – і мяне ў гэту яму! А я ў етат мамент: «У імені архаических культов и обрядов. В результате в культуре
Ойца, і Сына, і Сьвятога Духа», і пастаянна медалік с сабой и традициях наших предков наблюдается наложение хри-
насіў» [3, с. 439]; «Прыйшлі, сталі сьвянцонай вадой сьвян- стианского кода на языческий. Христианство постепенно
ціць, і ён пайшоў. Чорт жа баіцца сьвянцонай вады» [3, вытесняло прежние верования, длительное время сосуще-
с. 440]. В то время как для русских быличек актуальным ствуя с архаикой. Если же делать акцент на национальном
средством против действий нечистой силы становится ма- аспекте, то можно отметить, что процесс христианизации
терная брань, что абсолютно неприемлемо для христиан- большее влияние оказал на жанровое содержание, образ-
ской культуры: «Ну, ён матюгнулся (чаго, говорять, чёрт ную и мотивационную систему белорусских быличек, не-
матюга боитца). Матюгнулся ето ён. Чёрт в ладоши за- жели русских.
хлопал и скрылся» [1, с. 253].
Таким образом, трактовка чуда в народной традиции Литература
расходится с той, что принята в церковной культуре. Тем не 1. Традиционный фольклор Новгородской области. – СПб.:
менее, в некоторых случаях может обнаруживаться амби- Алетейя, 2001. – 542 с.
валентность представлений о чуде. Так, чудо может иметь 2. Березович, Е. О некоторых аспектах концепта чуда в языко-
как «божественную», так и «нечистую» природу, что приво- вой и фольклорной традиции Русского Севера / Е. Березович //
дит к «примирению» двух противопоставленных дискур- Концепт чуда в славянской и еврейской культурной традиции /
сов. Такую амбивалентность можно проследить при рас- Центр науч. Работников и преподавателей иудаики в вузах. – М.,
смотрении одного из возможных условий проявления чу- 2001. – С. 95–113.
да – измененного состояния сознания. В христианской тра- 3. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6 т. Т. 3. Гро-
диции достаточное количество чудес свершается во сне. дзенскае Панямонне. У 2 кн. Кн. 2 / А.М. Боганева і інш. – Мінск,
В свою очередь в фольклорной традиции (быличках) ана- 2006. – 736 с.
логичным изменённым состоянием сознания выступает 4. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6 т. Т. 4.
алкогольное опьянение. И сон, и хмель, по народным пред- Брэсцкае Палессе. У 2 кн. Кн. 2 / А.М. Боганева і інш. – Мінск,
ставлениям, являются пограничными состояниями, что 2009. – 863 с.
и делает возможным контакт с божественными силами, 5. Пропп, В.Я. Русская сказка / В.Я. Пропп. – Л., 1984. –
в одном случае, и с нечистой силой, в другом. Не случайно С. 47–48.
в народе состояние опьянения и связанное с этим измене- 6. Кормина, Ж. Чудо в народной традиции: концепт и ритори-
ние поведения человека часто объясняют присутствием ка / Ж. Кормина // Концепт чуда в славянской и еврейской культур-
в нём нечистой силы: «черти в голову заходили», «напился ной традиции / Центр науч. Работников и преподавателей иудаики
до чертиков» и т.д. в вузах. – М., 2001. – С. 116–129.
Важно также подчеркнуть, что понятие чуда зачастую 7. Аверинцев, С. С. Чудо / С. С. Аверинцев // София – Логос.
индифферентно по отношению к святому или нечистому Словарь. – Киев, 2001. – С. 209–211.
носителю феноменальных свойств. Более того, святое и не- 8. Словарь символов и знаков / Авт.-сост. В.В.Адамчик. – М.:
чистое могут переплетаться, образуя единый синкретич- АСТ; Мн.: Харвест, 2006. – 240 с
ный комплекс: «І вот у нас ужо свято. «Ну, святы – дык 9. Белова, О. Чудо и вера: народные легенды о религиозных
добро й паробіць богато», – это чалавек, мужчына быў праздниках, обрядах и обращении иноверцев / О. Белова // Кон-
гэтакі. От, запрог валы – валамі даўней аралі – і паехал цепт чуда в славянской и еврейской культурной традиции / Центр
араць. «Што значыцца, што свято? А я буду араць. Ну што науч. Работников и преподавателей иудаики в вузах. – М., 2001. –
мне зробіць Бог?» І як ён араў, і многа сараў, і там не то С. 194–217.

МИФОЛОГИЯ И ФОЛЬКЛОР КАК ИСТОЧНИК ВЕЧНЫХ СЮЖЕТОВ

Анастасия Зезюлевич (Гродно, Беларусь)

Сюжеты, представляющие собой повествовательные и актуальность данных сюжетов для литературного про-
конструкции, «актуализируемые мировой литературой цесса прошлого, настоящего и, в перспективе, будущего.
и функционирующие в неограниченном пространственно- И поскольку, используя вечные сюжеты, «писатель … созда-
временном континууме» [4, c.30], принято называть веч- ет произведение, отвечающее на жгучие вопросы, выдвину-
ными. В этом определении подчеркивается устойчивость тые конкретно-исторической, социальной и национальной

63
действительностью» [3, c.306], именно актуальность являет- скую направленность и доминантную функцию. В плане из-
ся ключевым свойством, позволяющим говорить о вечных ложения все четыре формы представляют собой повество-
сюжетах как о специфическом литературном феномене. вание. Однако если миф повествует о <…> «коренном по-
В новейших литературоведческих исследованиях веч- рядке мира и его законах, сказка рассказывает об обыкно-
ные сюжеты рассматриваются как постоянные величины венных людях и их деяниях на пересечении реального
мировой литературы и культуры, поскольку за каждым из и «тонкого» миров. Легенда делает акцент на проявлениях
них закреплен определенный комплекс общечеловеческих «тонкого» мира в реальном мире по отношению, как прави-
морально-этических, философских, психологических, эсте- ло, к персонажам священной истории. Предание же пове-
тических, социально-политических проблем. С учетом это- ствует о реальных исторических событиях и лицах. При
го становится очевидным, что понятие «вечный сюжет» зна- этом миф, в отличие от сказки, предания и легенды характе-
чительно шире своего традиционного толкования, носит ризует высокая степень сакральности» [2, c. 8–9]. Тем не ме-
комплексный характер. Можно определить вечный сюжет нее, приходится признавать размытость границ между ми-
как неделимую совокупность инвариантной сюжетной ма- фом, преданием и легендой и распространение законов ми-
трицы и текстов-трансформов – ее реализаций в конкрет- фологического сюжетосложения на фольклорные жанры.
ных художественных произведениях. Объединение всех Вместе с тем, к повторяемости в литературном процессе
текстов-трансформов, восходящих к конкретной сюжетной оказываются способными сюжеты, которые, несмотря на за-
матрице, в общее семантическое поле позволяет сформиро- крепленное за ними значение, обладают семантической ам-
вать единый текст вечного сюжета – своеобразный мета- бивалентностью, несут в себе «загадку или вопрос <…>, се-
текст, наделенный культурной памятью. При этом следует мантически не полностью определенные» [8, c. 19]. Речь идет
отметить, что вопреки устойчивому характеру семантики о вечных сюжетах эпистемической модальности. С точки
подобного метатекста при переходе вечного сюжета в иную зрения В.П. Руднева, возникновение такого типа вечных сю-
национальную литературу или при актуализации его в но- жетов в литературе «имеет место вследствие возможности
вых культурно-исторических условиях, смысловое ядро сю- в референтно непрозрачных контекстах … приписывать од-
жетной матрицы способно приобретать новые значения, ному и тому же суждению противоположные значения ис-
обогащаться и расширяться. Как отмечает А.Е. Нямцу, «по тинности, или, напротив, – возможности одно и то же зна-
мере увеличения дистанции между временем создания чение истинности приписывать разным суждениям» [7,
и эпохой его рецепции конкретное произведение из факта c. 129]. Очевидно, что развитию такой многоплановости
национальной литературы постепенно превращается в яв- и семантической гибкости способствует именно бытование
ление всеобщего значения и звучания. При этом в опреде- сюжетов в устном народном творчестве.
ленной мере снижается … первичная актуальность пробле- Вечным сюжетом указанного типа является немецкое
матики, одновременно посредством «замещения» происхо- средневековое предание о гамельнском Крысолове, возник-
дит актуализация других смыслов, которые в исходном об- шие в конце XIII века. Прежде, чем появиться в литератур-
разце были едва намечены или вообще отсутствовали, но ной обработке в начале XIX века, этот сюжет более пятисот
сам текст допускал эстетическую правомерность подключе- лет существовал изустно, обрастая со временем новыми
ния нового, современного» [6, с. 58]. «сведениями» и тайнами. Начало его «литературной жизни»
Богатейшим источником вечных сюжетов мировой ли- положили немецкие романтики, закрепив фольклорный
тературы является мифология, которую следует понимать текст в литературной традиции (сюжет вошел в свод песен
не только как комплекс древних представлений о мире или «Волшебный (чудесный) рог мальчика» («Des Knaben Wun-
оформленные сюжетно основы существующих религий, но derhorn») (1803) Л.А. фон Арнима и К. Брентанои и в сбор-
и как «устойчивый стереотип массового сознания» [2, c.8], ник «Немецкие сказания» («Deutsche Sagen») (1816–1818)
готовый информационный блок, моделирующий способ ос- братьев Гримм).
мысления действительности и формирующий отношение Тексты предания, записанные первыми немецкими
человека к ней. При этом, как отмечает Ю.М. Лотман, важ- фольклористами, могут служить отправным пунктом в ис-
но иметь в виду, «что все известные нам тексты мифов до- следовании данного вечного сюжета. Приняв их за ин-
ходят до нас как трансформации – переводы мифологиче- вариант, можно определить мотивную структуру сюжета
ского сознания на словесно-линейный язык <…> и на ось о Крысолове:
линейно-временного исторического сознания» [5]. Иначе В городе появляются и начинают стремительно раз-
говоря, мы имеем дело с литературными обработками арха- множаться крысы.
ических мифов, сохраняющими, однако, когнитивную и мо- Бургомистр и горожане обещают награду тому, кто из-
делирующую функции. бавит город от крыс.
Вечные сюжеты, уходящие корнями в мифологию, в со- В город приходит Крысолов.
временных литературах получают возможность «абстраги- Игрой на дудочке / флейте, Крысолов выманивает крыс
роваться от конкретных героев, играя роль универсальных из города.
схем человеческого поведения и складываясь в обобщен- Крысолов топит крыс в Везере / в болоте.
ные комплексные системы» [1, с. 7]. Это, в свою очередь, по- Жители города отказываются платить Крысолову.
зволяет сделать вывод о значении художественного контак- Играя на дудочке / флейте, Крысолов выводит из горо-
та с мифологическим материалом: «осуществляемая благо- да детей.
даря мифу корреляция весьма отдаленных друг от друга Дети погибают (тонут в Везере (по варианту Арнима и
пластов истории и людского сознания ведет и к более пол- Брентано) / исчезают в горах (по варианту братьев Гримм).
ному постижению современности, и к осмыслению глу- Очевидно, что за пять веков подобная схема могла пре-
бинного единства бытия при всех различиях стадиальных терпеть значительные изменения. Из анализа различных
форм развития общества и личности <…>, является про- вариантов предания следует, что самым сложным и амбива-
цессом своеобразной «взаимопроверки», сопоставлением лентным является заключительный мотив увода детей и их
духовного климата современности с коренными, изначаль- дальнейшей судьбы. В его трансформации проявляется тен-
ными ценностными представлениями людей» [1, с. 59]. денция к «смягчению» финала предания. Действительно,
Другим источником вечных сюжетов является фоль- гибель детей – это слишком жестокая расплата за жадность
клор. В.Л. Бурова указывает, что «в силу генетической общ- их родителей. И Крысолов выступает уже не как избавитель
ности не всегда полностью возможно в рамках жестких города от «крысиной заразы», а как воплощение злого,
определений размежевать миф и близкие к нему формы сло- мстительного начала. Поэтому возможно двойственное от-
весного творчества (сказку, легенду предание), однако рас- ношение к этому персонажу в зависимости от того, какими
смотрение данных явлений как словесных жанров, позволя- чертами (положительными или отрицательными) наделяет
ет описать их с помощью ряда параметров, задающих их его народное сознание:
жанровую структуру» [2, c. 8–9]. В качестве таких параме- а) Крысолов – это отрицательный герой. В этом случае
тров исследовательница предлагает выделить форму изло- развиваются следующие алломотивы:
жения, время и место действия, содержание, персонажей, Крысолов уводит детей в неизвестном направлении,
степень сакральности, степень достоверности, дидактиче- обрекая на гибель.

64
Крысолов уводит детей в горы (гора Конненберг). Раз- и примитивных образов, имел зачатки христианского ми-
верзшаяся земля (пропасть или пещера) поглощает их. ровоззрения. Образованный человек не был полностью
б) Крысолов – это положительный герой. Появляются свободен от языческих представлений» [9, с. 68]. Ярче всего
два алломотива: это противоречие проявилось в устном народном творче-
Крысолов уводит детей подальше от греха, в котором стве и в ранних авторских произведениях Средневековья,
погрязли их родители, спасая тем самым невинные души. так как и фольклор, и литература являются огромной кла-
Крысолов уводит детей в утопическую страну / в рай. довой идей и базой ценностных установок, помогающих
Отдельно можно выделить алломотив, основанный на выработать и укрепить мировоззренческую позицию как
христианской идее вечной борьбы добра и зла: Крысолов – всему народу, так и отдельному человеку.
это дьявол, который хочет погубить невинные детские Таким образом, к началу ХIХ века сюжет предания о Кры-
души. Он уводит гамельнских ребятишек в горы к пропасти, солове становится разветвленным, состоящим из большого
в которой находится вход в ад. Но Бог не допускает гибели количества алломотивов. Это обстоятельство позволит ему
детей, и они остаются жить в горах, основав свой город. в дальнейшем проникнуть в сферу авторской литературы
Постепенно в структуре гамельнского предания фор- и приобрести всевозможные смысловые оттенки в контексте
мируются еще два мотива: творчества западноевропейских и русских писателей.
Мотив основания детьми из Гамельна города-утопии.
Это – антипод их родного города, где люди порабощены Список использованной литературы
скупостью и жаждой наживы. 1. Античность и Библия в литературном процессе ХХ века /
Мотив появления в Гамельне людей, побывавших в го- Л.Н. Татаринова [и др.]; под общ. ред. А.В. Татаринова. – Красно-
роде, который основали уведенные Крысоловом дети. дар: Крайбибколлектор, 2001. – 240 с.
В рамках первого мотива можно выделить следующие 2. Бурова, В.Л. Когнитивный аспект мифа в составе художе-
варианты: ственного текста: На материале англоязычного художественного
а) в далеком краю дети основали город под руковод- текста: автореф. дис. …канд. филол. наук: 10.02.04 / В.Л. Бурова;
ством Крысолова; МГЛУ. – М., 2000. – 27 с.
б) распространяются слухи о том, что где-то появился 3. Волков, А.Р. К теории традиционных сюжетов / А.Р. Вол-
город счастья, все жители которого молоды и говорят на ков // Сравнительное изучение славянских литератур: Материалы
гамельнском диалекте; конференции 18–20 мая 1971 года. – М.: Наука, 1973. – С. 300–310.
в) от гамельнских детей произошли жители Тран- 4. Володина, Н.В. Концепты, универсалии, стереотипы в сфе-
сильвании. ре литературоведения / Н.В.Володина. – М.: Флинта: Наука,
Несколько вариантов имеет и второй мотив: 2010. – 256 c.
а) в Гамельн приходит слепой нищий старик, который 5. Лотман, Ю.М. Семиотика культуры // Статьи по семиоти-
побывал в городе детей, но он не может сказать, где нахо- ке и типологии культуры / Ю.М. Лотман // [Электронный ре-
дится это прекрасное место. сурс]. – 2007. –Режим доступа: http://www.gumer.info/bibliotek_
б) в Гамельн вернулись два мальчика, но один из них Buks/Culture/Lotm/03.php. – Дата доступа: 11.04.2011.
немой, а второй – слепой, поэтому они не могут отвести ро- 6. Нямцу, А.Е. «Осколки архетипов» в современных верси-
дителей в город счастья. ях легендарно-мифологических структур / А.Е. Нямцу // На-
Очевидно, что в течение XIII–XVIII вв. развитие сюже- уковий вісник Чернівецького університету: Збірник наукових
та Крысолова шло в двух направлениях: праць. – Вип. 425. Романо-слов’янський дискурс. – Чернівці: Рута,
Предание приближалось к народной сказке. 2008. – С. 54–63.
Предание приобретало религиозный смысл. 7. Руднев, В.П. Прочь от реальности / В.П. Руднев. – М.: Аграф,
Это явление соответствует духу Средневековья, кото- 2000. – 428 с.
рое «характеризуется столкновением двух культурных ори- 8. Степанов, Ю.С. В мире семиотики / Ю.С. Степанов // Семи-
ентаций: с одной стороны – церковной, ученой, официаль- отика: Антология / Сост. Ю.С. Степанов. – М.: Академический про-
ной, а с другой стороны – народной, карнавальной, «смехо- ект, 2001. – С. 5–42.
вой»« [9, с. 68]. Именно это столкновение порождает «мно- 9. Чернокозов, А.И. Культура Средневековья // История ми-
гослойность и противоречивость сознания средневеково- ровой культуры / А.И. Чернокозов. – Ростов-на-Дону: Феникс,
го человека. Простолюдин, живущий во власти верований 1997. – С. 67–90.

СМЕРТЬ И ОБРАЗЫ ПРИРОДЫ В ПОХОРОННЫХ ПРИЧИТАНИЯХ

Алёна Ивашова (Орёл, Россия)

Образы природы – неотъемлемая часть похоронно- Однако последствия «прорыва» смерти в мир людей ощу-
поминальных причитаний. Их касаются в своих исследо- щается ещё длительное время» [9, с. 116]. Эти последствия
ваниях многие учёные-фольклористы. Мотив «заклина- ярко отражены в похоронно-поминальных причитаниях.
ния стихий» (раскрытия могилы) рассматривают К.В. Чи- Изменяется дом, который покинул умерший, изменяется
стов [1], Л.Г. Невская [2], В.И. Ерёмина [3], М.Д. Алексеев- жизнь его родных, а также смерть вызывает изменения
ский [4]. Изучению орнитоморфной символики в восточ- в мире живой и неживой природы.
нославянских обрядовых и необрядовых текстах посвя- Описание природных явлений, сопровождающих смерть
щена статья Т.А. Бернштам [5]. Образы птиц и ветра, а (как и самих обстоятельств смерти), встречается в очень не-
также растительные образы в вологодских причитаниях большом количестве текстов. В качестве примера можно при-
изучает Е.Ф. Югай [6], [7], [8]. Мы рассмотрим образы вести «Плач об убитом громом-молвией» и «Плач о потопших»
природы, непосредственно связанные с вторжением смер- И.А. Федосовой.
ти в мир живых. Смерть приходит в этот мир как туча, внезапно по-
Смерть, как и рождение, нарушает границу между ми- явившаяся из ниоткуда и так же внезапно исчезнувшая,
рами. Ещё до наступления смерти появляются её предвест- что указывает на то, что это не обычная туча. Она ха-
ники (предчувствия, сны, различные приметы). Восстано- рактеризуется как «тёмная» [10, с. 63, 68], [11, с. 513], [12,
вить равновесие призваны определённые ритуальные дей- с. 184], «грозная» [10, с. 63], «страшна-ужасна» [13,
ствия. Как отмечает А.К. Байбурин, «захоронение покойни- с. 142]. Её появление сопровождается громом, молниями,
ка на кладбище <…> означает, кроме всего прочего, восста- ветрами:
новление однородности мира живых и, следовательно, Молоньи что молви ту пролетели:
восстановление нормальной структуры мира вообще: К богу душенька-то во громах каталася,
мёртвые находятся среди мёртвых, а живые – среди живых. В молвиях она что поднималася. [13, с. 142]

65
Подымалась погода непомерная! также и туча, и «птиченьки райские», принадлежащие
Вкруте буйны эты ветрышки завияли, к миру иному. В приведённом примере можно проследить
С торокамы эты ветры да ведь с западом. [10, с. 68] оппозицию «верх – низ», «небо – земля», «мир мёртвых –
(Торок – порыв ветра. – И.А. [19, с. XVIII]) мир живых». Птицы приурочены к верхней части мирово-
Туча-смерть сокрушает всё на своём пути: трескаются го древа – ветвям и вершине [17, с. 450–456]. «В древнерус-
горы, ломаются и падают деревья, волнуется море, её боят- ских сказаниях упоминаются райские птицы гамаюн, фе-
ся звери в лесу, рыбы в синем море. [10, с. 63]. Очевидно, никс, алконост и сирин и их неизреченно сладостное пение,
что туча эта является метафорой смерти, неумолимой раз- против которого никто не может устоять» [18]. Вероятно,
рушительной силы. песни этих птиц помогают умершему забыть о своей зем-
Грозовую тучу славяне воспринимали как источник ной жизни и перейти в «иное живленьице».
опасности. В туче, по народным представлениям, обита- Таким образом, мы видим, что туча в похоронных при-
ют демоны. В Болгарии и Сербии верили, что предводи- читаниях является метафорой смерти, а также горя, по-
телем грозовой тучи является один из утопленников или рождения смерти, которое она приносит родственникам
утопленниц [14, с. 496]. Ветер «в народных представле- умершего. В момент её появления стирается граница меж-
ниях наделяется свойствами демонического существа» ду мирами, и душа уходит в мир мёртвых.
[15, с. 86]. В причитаниях появляются гиперболизированные об-
Люди просят Бога отвести от них эту опасность: разы горя и его разрушительных последствий. Слёзы мате-
Спаси, господи, ведь душ да наших грешных ри, сестры, потерявшей брата, образуют реку, состоящую
От стрелы ты сохрани да нас, от молвии, пополам из слёз и крови, которая ломает под корень леса,
Пронеси, господи, тучу на чистó поле, уничтожает траву на полях [11, с. 439], [10, с. 253]. От «оби-
На чистó поле тучу, на синё море! [10, с. 64] душки» «…на лужках трава повызябла, / На травы цветки
Но «стрела божья» всё же убивает человека. А посыла- повымерзли, / В озёрах вода повысохла, / В омутах рыба по-
ет эту стрелу Илья-пророк: вытухла» [10, с. 306].
Заразил-побил Илья-свет преподобной Иногда констатируется лишь факт произошедших
Да он славного крестьянина могучего. [10, с. 64] перемен:
Здесь мы видим пример так называемого двоеверия – Перемена на лугах на сенокосныих,
взаимодействия православной культуры с древними язы- Изменушка в хоромном во строеньице,
ческими поэтическими воззрениями. Ветхозаветный про- Изменилися поля да хлебородные! [10, с. 137–138]
рок занимает место бога-громовержца. Барсов пишет по Но чаще деструктивные последствия называются:
этому поводу: «Знакомый с славяно-русской мифологией А уж как нынечу-теперичу,
не может не видеть в этом образе древнего Перуна и, оче- А в саду яблони повянули,
видно, только христианское миропонимание поставило Виноградьица посохнули,
над ним «Владыку милосердного», у которого Илья спра- В саду пташки задавилися,
шивает дозволение «дать тучу на чистое на полюшко, спу- А соловьи все заклекнулися,
стить стрелу огненную в белую грудь крестьянина могуче- Не пекёт да красно солнышко,
го»« [19, с. XVII] На сиротных бедных детушек. [11, с. 495]
Но Илья появляется только в одном тексте – в «Пла- Сироты оказываются обделёнными на «космическом»
че об убитом громом-молвией» И.А. Федосовой, поэтому уровне. За «красным солнышком» здесь скрывается мать
нельзя утверждать, что за каждым образом тучи, грома (отец), от которых в значительной степени зависит счастье
и молнии скрывается Перун. В «Плаче о потопших» туча (доля) детей.
появляется вообще «без молвии» [10, с. 68], важнейшего Всё это ещё раз подчеркивает разрушительную природу
атрибута Громовержца, и приносит с собой смерть. смерти. Она может нести в мир живых, стремящихся к со-
Чаще туча предстает как метафора смерти: она «нака- зиданию, только разрушение, так как приходит из иного
тилась» на «высокой терем» и «призакрыла окошечка <…> мира, из антимира. Л.Г. Невская, изучая семантику причита-
на веки на вешные» [16, с. 94]. Образ тучи возникает при ний, выделяет «парадигму преобразований с общим смыс-
изображении горя матери, когда она получает похоронное лом ‘деструкция’, с разных точек зрения кодифицирующих
извещение: идею умирания: дороги зарастут, дерево сломано, срублено,
Накатилась туча тёмная вырвано с корнем, зелёное растение завяло, пожелтело, дом
На мою на хату бедную, разрушился, опустел» [2, с. 23].
Туча с громом раскатилася, <…> Смерть кормильца-хозяина переживают и домашние
В избу двери отворяются, животные:
Почтальон идёт к нам с сумкою, Приуныв стоит любимая скотинушка,
Подаёт мне извещеньице. [11, с. 513] У добрых коней головушки наклонены,
Или образ тучи помогает изобразить горе, постигшее Лошадины оци в землю приутуплены,
дом умершего, выразить чувства его обитателей: Што ведь нет да большака в доме начальника,
И как над тёплым над гнездышком На кониной нету стойлы управителя. [19, с. 215]
Стоит тученька да ведь слезливая; Их жизнь тесно связана с жизнью обитателей дома.
Не развиялась она мелкима пушистыма снежочинкамы, В Полесье и Гомельской области верили, что корова может
Не продождила она мелкима дождичкама, умереть в один час с хозяйкой или перестать доиться. Тог-
Продождила она горкима слезиночкама… [12, с. 184] да вымя ей натирают землёй с могилы хозяйки [20, с. 178].
Вся природа оплакивает умершего вместе с его В причитаниях присутствует яркая эмоциональная со-
родными: ставляющая. Гиперболизация последствий, вызванных го-
… уныла стоит рощица зелёная, <…> рем (смертью), призвана показать масштаб несчастья, по-
Вси поблекли эты розовы цветочики, стигшего мать (сестру, жену) умершего. Это горе касается
Как жупят да теперь птицьки не по-прежнему, не только человека, но и всего, что его окружает – полей,
Приуныли эты жалки соловеюшки, лесов, диких и домашних животных. Как отмечает Л.Г. Не-
Как пустылое хоромное строеньице, вская, «событие конкретной смерти, в тексте причитания
На слезах стоят стекольчаты окошечки. [19, с. 189] включённое в цикл отождествлений ряда последовательно
отстоящих от человека сфер, приобретает значение бывше-
Были тропиночки мотосливые, го всегда, вечного, восходит и приравнивается к прецеден-
И были ёлочки тоскливые, ту» [2, с. 23].
И на ёлочках сидели птиченьки да райские, Примечательны два текста, в которых от воздействия
Запевали песенки похоронные… [12, с. 184] смерти (горя) изменяют своё качество металлы:
Смерть нарушает границу между мирами, этот и тот На моих да на белых руках
свет тесно соприкасаются. Умершего оплакивают «тропи- Красно золото помидило,
ночки» и «ёлочки», принадлежащие к миру земному, но Серебро-то позелизело. [21, с. 114]

66
Хоть запряжены ступистые лошадушки 7. Югай Е.Ф. «Птичьи» обращения в причитаниях на Вологод-
Во сбрую золочёную, во санки самокатные, <…> чине // Русская речь. – 2009. – № 4. – С. 110–113.
Золота сбруя помидила, 8. Югай Е.Ф. Растительные образы в вологодских причи-
Серебряны подковы пожелезили. [19, с. 215] таниях: живое и мертвое // Традиционная культура. – 2009. –
Золото становится медью, а серебро – железом. Это № 3. – С. 17–26.
связано с семантикой разрушения. Смерть вызывает необ- 9. Байбурин А.К. Ритуал в традиционной культуре. –
ратимые изменения в жизни родных умершего, привычный