Вы находитесь на странице: 1из 2

Анализ моральной проблемы в романе Ф.М. Достоевского “Преступление и наказание”.

Детально подходя к рассмотрению столь сложного и глубокого произведения, как “Преступление и наказание ”
становиться, очевидно, что первоочередным характером обладает именно моральный аспект романа, столь
блестяще описанный автором. Корень, как ключевых поступков, так и теории Раскольникова раскрывается
именно благодаря нравственно-этическому подтексту. Ключевой особенностью и центральным мотивом
внутренней борьбы главного героя была, непосредственно, моральная борьба, в анализе которой и состоит
данная работа.

Начиная, сразу стоит сказать, что воззрения Раскольникова на человеческую природу, как на нечто
неоднородное и подлежащее чёткой иерархизации и систематизации властно-подчинённых отношений в
соответствии с врождёнными благородными качествами (воля, сила, могущество) де факто противоречат
действительной обще властвующей системе, прежде всего православных, ценностей. Посему его можно по
праву считать имморалистом, но, однако не стоит путать понятия имморализма и аморализма. Так в частности
по поводу первого Ф. Ницше сказал “ Мы должны освободиться от морали, чтобы научиться жить морально”.
Именно подобный процесс проиллюстрирован нам Достоевским на примере Раскольникова. Совершённое им
преступление это героический акт попытки синтеза личностной автономной морали, попытка опереться на то,
что не наличествует вовне (как скажем Бог), но то, что “взято огнём” изнутри. Создать собственный внутренний
моральный закон необходимо для него в условиях, когда сам мир (Петербург) стал аморален.

В Петербурге нет той высшей инстанции, дающей абсолютную санкцию традиционной гетерономной морали.
Духовное начало утрачено, истинно высоко религиозное изгнано, уступив место певцам модерна
(Лебезятников и все “ново мыслящие”). Сонечка-символ Святой Софии, божественной премудрости и её
положение метафора божественного в современном мире. Здесь Бог мёртв. Повальное пьянство, проституция,
разврат, нищета всё мерзкое и субличностное раскрывается перед Раскольниковым во всей ужасающей
полноте. Не анестезированное лицезрение десемантизированого мира, лишённого интерпретационной
решётки, рождает глубокий экзистенциальный страх. И это необходимо, ибо согласно Ницше подобный страх
есть первейшее условие глубинного проникновения вглубь вещей избавления от поверхностного восприятия и,
как следствие, отыскания самого себя.

На данном этапе и необходимо преступление как то, единственно, благодаря которому, возможно
“подтолкнуть всё падающее” в своей душе и обнаружить суть единственно нерушимое, что и составляет центр
самой личности и послужит средством к её преодолению в высшие сверхчеловеческие формы существования.
Стоит также сказать, что он не убивал «людей», но убил только тех, кому отказывал в свойстве субъекта.

После преступления раскрывается самое страшное, Раскольников не обнаруживает ничего, что могло-бы
послужить ему опорой. Пустота, ничтожность, отвращение к самому себе, Nichil есть итог его морального бунта.
Так Ницше писал “Сверхчеловек есть тот, кто преодолел Бога и Ничто”, Раскольников, очевидно, этой проверки
не прошёл. Он заглянул в бездну бессмысленности существования, земля ушла из-под ног, но лишь бездна
способна взглянуть в бездну и не сойти с ума.

В том и заключена причина его последующей религиозности, как средство избавления от ужасающего хаоса
жизни. Раскольников отшатнулся от бездны в лоно восточной православной ортодоксии, в отличие от
Кириллова, совершившего единственный адекватный выше понятому миру поступок. В том проявляется
сходство Достоевского с его персонажем (как например и с Иваном Карамазовым), в частности тезисом о том
если Бог против истины, а истина против Бога то он остался бы с Богом, что в целом подтверждает если не
некоторые сомнения в вере, то скорее её каузальный характер. Этим и обусловлен факт столь частого
упоминания Ницше ибо, придя в одну и туже точку их пути с Достоевским диаметрально разошлись.

Завершая нашу работу, стоит упомянуть, что вышенаписанное составляет лишь малую толику смыслов
вложенных автором в сие провидческое произведение. Расшифровка и постижение, которых составляет
важнейшую задачу сегодняшнего поколения поскольку, поняв этого крупнейшего русского мыслителя, мы
поймём и себя.