Вы находитесь на странице: 1из 64

Шайенны,

индейцы Великих Равнин


Адамсон Хоебэль

Вступление

Шайенны, или Tsistsistas, что означает "Люди", являются одним из самых известных западных племен,
которые населяли Великие равнины – открытое пространство, лежащее к западу от Миссисипи и к востоку от
Скалистых гор. Среди первых путешественников они были известны целомудрием своих женщин и
храбростью своих воинов; в более поздние годы, когда всё изменилось, их считали самыми консервативными
индейцами Равнин. Их отношение к сексу, войне и исполнение социальных правил – выдающиеся
особенности их образа жизни. Это были главные темы первых изданий социологического исследования
культуры, которое попыталось проанализировать причины такого поведения шайеннов, как эти причины
вызвали отличительный эффект на поведение шайеннов, и как шайеннам удалось создать эффективное и
удовлетворительное общество. Наша главная задача заключается в том, чтобы показать, как предшествующая
и современная социальная история, основные культурные предпосылки, психологический путь, физическая и
биологическая окружающая среда, и социальная структура придавали этой культуре такой характерный
оттенок, существовавший в высшей точке ее развития. Это произошло до середины прошлого столетия, когда
шайенны все еще были свободным и независимым народом – время, которое мы назовем кульминационным
моментом: 1800-1850гг.
Когда европейские исследователи впервые встретили шайеннов, те жили в лесной местности верхней
долины Миссисипи, главным образом в юго-восточной Миннесоте. Враждебные соседи, чиппева и сиу,
получившие огнестрельное оружие от торговцев задолго до шайеннов, вытеснили их со своей родины и
отправили в долгое путешествие на запад в поисках нового приюта. В конечном счете, они обосновались на
Высоких равнинах: северные общины в западной Небраске, восточном Колорадо и Вайоминге – и, в конечном
счете, в резервации юго-восточной Монтаны; южные общины – в юго-западной Небраске, западном Канзасе,
юго-восточном Колорадо, в конечном счете, в резервации западной Оклахомы. Южная резервация
просуществовала всего двадцать пять лет.
В своём движении на запад, в начале восемнадцатого столетия, шайенны были близко связанны с
осёдлыми племенами средней Миссури – а именно, с манданами, хидатса и арикара. Эти племена были
старинными земледельцами, для которых охота была вспомогательным способом добычи пропитания. Они
жили в постоянных деревнях, построенных из больших, полуподземных земляных домов (Вилсон). Они были
организованы в матрилинейные кланы, где молодая пара жила с родителями невесты.
Там шайенны построили собственные деревни из земляных домов и выращивали маис, бобы и кабачки по
способу своих новых соседей. Они также приобрели новые церемониальные идеи и новые способы добычи
пропитания. Их осёдлый образ жизни был уравновешен, но постоянно подвергался набегам военных отрядов
сиу и чиппева.
Лошади, которые появились в Новом Свете вместе с испанскими конкистадорами, распространились на
север, а затем на восток, достигнув шайеннов около 1760г. Для шайеннов открылись новые перспективы.
Равнины предлагали спасение от хищных набегов сиу – они изобиловали бизонами и антилопами, если только
было возможно пересечь большие засушливые пространства между реками, и доставить достаточно мяса в
основной лагерь, чтобы пережить суровую зиму. Там, где пеший человек не видел никакой перспективы, для
всадника открывались огромные возможности. К 1830г шайенны были достаточно снабжены лошадьми, чтобы
полностью отказаться от осёдлого земледелия и полностью перейти к кочевому образу жизни охотников.
Одновременно, для охоты и войны они приобрели огнестрельное оружие. Подвижность и большие трофеи,
добытые на охоте и войне, преобразили культуру шайеннов, но прошлое, как всегда, оставило свой след.
Шайенны, как они представлены во второй части этого социологического исследования, являются
шайеннами периода 1830-1850гг, когда их адаптация к кочевой культуре была в расцвете, когда белые
охотники еще не истребили бизонов, а поселенцы ещё не заняли их земли, и при этом они не имели ни одного
столкновения с вооружёнными силами Соединенных Штатов. Эта часть книги написана в "этнографическом
стиле", чтобы помочь читателю лучше привыкнуть к культуре шайеннов. Последние две главы, как и первая,
были недавно написаны для этого издания.
Дополнительные исторические материалы предлагают более яркую картину изменений культуры и
адаптации, которую шайенны прошли за последние триста лет. Это стало возможным благодаря недавним
публикациям исторических исследований археолога Вуда (1971г), культурных антропологов Джекоба Джэблоу
(1950г) и Секоя (1953г), и историков Бертронга (1963г; 1976г) и Левендера (1954г).
Автор провёл обширную полевую работу среди северных шайеннов в 1935 и 1936гг, концентрируясь на
регистрации традиционных событий. Старики, которые имели яркие воспоминания, тогда были ещё живы. К
счастью, северные шайенны были хорошо изучены в период 1885-1910гг проницательным и сочувствующим
наблюдателем, Джорджем Бердом Гриннеллом, двухтомник которого "Индейцы Шайенны", является
классическим примером антропологических исследований. Мне очень повезло, так как во время собственных
полевых исследований среди шайеннов мне помогал старый переводчик и друг Гриннелла, Высокий Лоб
(Уиллис Ровланд). Я также завёл дружбу и получил помощь от многих старых шайеннов. Именно на основе
того, что я узнал от них и исследований Гриннелла, получилась эта книга. В книге также использованы
материалы по изучению шайеннов Фреда Эггана, Джеймса Муни, Джорджа Дорси, Джона Стоит в Деревьях и
Марго Либерти, а также Питера Пауэлла. Джон Мур любезно предоставил мне неопубликованные материалы
по шайеннской космологии.

Часть первая
Прелюдия (1680-1800гг)
1. Поиск новой родины

Это был 1680 год, двадцать четвертое февраля. Французский торговец и исследователь, Сьер де Ла Саль,
вместе со своими мужчинами строит небольшой форт на берегу озера Пеория, недалеко от современного
города Пеория, Иллинойс. Их работа была прервана появлением группы индейцев, которые сказали Ла Салю,
что они прибыли из своего дома в верховьях большой реки (Миссисипи). Они сообщили, что в их стране было
много бобров и других пушных животных. Если Ла Саль вместе с ними пойдёт к их деревням, они с
удовольствием обменяют множество мехов на товары, которые он им предложит.
Ла Саль записал, что они прибыли из племени Chaa.
Они прошли более трёхсот миль в надежде получить европейские товары – ножи, топоры, горшки, ружья и
украшения. В их стране не было торговцев, и они нетерпеливо ожидали товары, которые он мог предложить. В
1680г Chaa не могли знать о последствиях, которые европейская торговля окажет на них за следующие триста
лет. Это приведёт к тому, что они оставят свой дом в лесах центральной Миннесоты, мигрируют на юго-запад,
в прерии реки Миннесота, затем на северо-запад, чтобы обосноваться на различных притоках Ред-Ривер в
Дакоте. Вскоре они будут вынуждены уйти дальше, на равнины, и построить деревни из земляных домов
рядом с большими деревнями манданов, хидатса и арикара. Эти племена занимались выращиванием маиса и
охотой на бизонов. Их предки в течение нескольких столетий эксплуатировали плодородные земли среднего
течения Миссури. Затем Chaa снова двинутся на запад, и юг, в конечном счете, став конными кочевниками,
живущими в кожаных типи, и ведущими непрерывные войны за охотничьи территории.
Кто был эти Chaa, которые искали Ла Саля? Большинство антропологов и историков полагают, что это был
народ, который теперь мы называем шайенны. Дакоты, которые также жили в Миннесоте, называли их
Shahiyena или Shahiela, что означает "людей, которые говорят по-другому" – "чужаки" или "иностранцы".
Другие сиу-говорящие племена, типа арикара и пауни, называли их Shar'ha. Французская карта 1678г, которая
базируется на информации, полученной от исследователя Луи Жолье, размещает "Chaiena" на восточной
стороне Миссисипи, в юго-западном Висконсине. Из различных вариантов названий сиу, с которыми французы
вошли в контакт, появились шайенны.
Самих себя шайенны не считали иностранцами или говорящими на странном языке. Себя они называли
Tsistsistas, "Люди", или "Народ", обычная форма этноцентризма. Их язык принадлежит большому
алгонкинскому семейству.

Фаза восточного вудленда

Шайенны, в рассвет исторических отчетов северо-запада, жили на самом краю области, известной как
Восточный Вудлэнд. Эта область, от Великих озер и долины реки Святого Лаврентия до арктической тундры,
была населена алгонкинскими племенами. Нет никаких археологических участков, которые могли
принадлежать шайеннам в Миннесоте или Висконсине. Ни один из ранних историков не оставил никаких
примечаний относительно их образа жизни. Однако, некоторые вероятные выводы относительно их образа
жизни можно получить из известных археологических поселений народов, которые населяли верхнюю долину
Миссисипи в середине семнадцатого столетия.
Вероятно, они жили в постоянных, маленьких деревнях на берегах озер. Их дома представляли небольшие
полуземлянки с деревянными крышами. Крыши были покрыты корой вяза или землей. Невозможно
установить, насколько большими были ранние шайеннские деревни, и сколько их было. Но это было
небольшое племя, вероятно, не более двухсот-трёхсот человек, представлявших локальную группу или
деревню.
Основным источником пропитания этой области был дикий рис, который в изобилии рос в мелких озёрах и
по речным берегам. Рис собирали на каноэ из березовой коры, шелушили и обжаривали для хранения.
Оленей, кроликов и другую мелкую дичь загоняли в ловушки или охотились с луком и стрелами, иногда убивая
лесного бизона. Утки и гуси были в изобилии, а рыбу добывали в больших количествах. Прежде всего, будучи
собирателями и охотниками, шайенны, вероятно занимались земледелием. Лето и осень были периодами
изобилия. Зима была временем тяжёлых испытаний, холодов и глубокого снега, которые создавали трудности
для охоты. Голод, должно быть, было частой угрозой.
Хотя военные действия не были крупномасштабными, но были обычным явлением для всех американских
индейцев.
Прерийная фаза

Как долго шайенны жили в верховьях Миссисипи, сказать невозможно. Однако, мы действительно знаем, что
к 1690г их начали теснить со своей родины.
Впервые шайенны переместились, потому что были вытеснены из Вудленда сиу, ассинибойнами и кри,
более многочисленными и лучше вооруженными соседями, жившими к востоку и северу от них. Сиу уже имели
первые контакты с европейским оружием и металлическими товарами приблизительно с 1650г, когда начали
встречать гуронов и оттава, вытесненных с востока Великих озер превосходящими силами ирокезов,
союзников британцев. Гуроны и оттава были алгонкино-говорящими племенами, родственными шайеннам.
Восточные сиу, которые не имели прямой выход к источникам европейских товаров, как гуроны и оттава,
имели мало оружия для собственной защиты. Они отступали на шайеннов, тесня их на запад.
В то же самое время ассинибойны и кри получали оружие непосредственно от торговцев Гудзонова залива.
Они теснили плохо вооруженных шайеннов с севера, и шайенны решили искать безопасность в другом месте.
Согласно преданиям дакота, шайенны впервые утвердились в прериях реки Миннесоты, в юго-западной
части штата Миннесота, до 1700г. Вскоре они нашли проживание на этой территории ненадежным. В условиях
непрерывной войны с сиу, они покинули свои деревни на Миннесоте, и двинулись на северо-запад, к реке
Шейенн в Южной Дакоте, где к 1725г, как известно, они установили, по крайней мере, одну деревню из
земляных домов. В течение пятидесяти лет, неопределенное число шайеннских деревень было установлено в
долине Шейенн. Эта река течет с севера на юг через низменные прерии, всего в пятидесяти милях к западу от
Ред-Ривер.
Шайенны оставили свою доисторическую базу в лесной зоне, и вступили в прерийную фазу, изменив свой
образ жизни.
Пока так продолжалось, должно быть, это была хорошая жизнь. Они жили в стране, где в изобилии водились
бизоны, лоси, олени, медведи, волки, еноты, лисы, выдры (все были съедобны и имели хороший мех). Рыба
также была доступна в огромных количествах – осетр, щука, зубатка.
От земледельческих сиу-говорящих племен на юге, ото и айова, шайенны узнали новый способ земледелия.
Они находились всего в ста милях к востоку от манданов и хидатса, которых называют "Парижанами Равнин",
поскольку их постоянные деревни из земляных домов были центром тысячелетней культуры долины Миссури,
приспособленной к земледелию и охоте на Равнинах. Это были сложные народы с богатой и драматичной
церемониальной жизнью, изготовители прекрасных бизоньих шкур, производители маиса и овощей, и
проницательные торговцы, к которым менее обеспеченные племена приносили мясо и шкуры, чтобы обменять
на одежду и продукты земледелия. Шайенны многому научились у них.
Когда шайенны утвердились на реке Шейенн, французский торговец, Пьер де Ла Верендри и два его сына в
1738г посетили манданов, чтобы открыть прямую торговлю с французским постом на озере Виннипег. Когда
сыновья Ла Верендри возвратились к манданам в следующем году, манданы приобрели первых лошадей,
торгуя с западными племенами, возможно кроу, которые в свою очередь получили их от ютов и команчей,
начавших угонять их из испанских колоний в Техасе и Нью-Мексико за несколько лет до этого.
Европейская лошадь, распространившаяся на север из Новой Испании, а затем на восток, наконец,
встретилась с европейским оружием, распространяющимся на запад и юго-запад среди племен Великих озер
и Гудзонова залива. Это произошло в 1739! Пришло время вражды, набегов, охоты на бизонов и антилоп.
Краткая стадия существования шайеннов в прериях подошла к концу. Существовал небольшой перерыв, когда
некоторые шайенны утвердились в укрепленных деревнях из земляных домов между манданами и арикара на
реке Миссури, но к 1804г, когда экспедиция Льюиса и Кларка покинула реку, продвигаясь к Колумбии и
Тихоокеанскому побережью, даже эти деревни были покинуты. Шайенны получили лошадей и отправились
вслед за бизонами, избежав опасности, исходящей от оджибва и сиу, а также оспы и кори. Они были
полностью готовы к третьей стадии своего исторического существования: кочевых охотников и воинов.
Разрушение одной из шайеннских деревень на реке Шейенн около 1740г (прежде, чем шайенны получили
лошадей), записано Дэвидом Томпсоном, торговцем, который написал в 1800г:
Они (шайенны с реки Шейенн) были нейтральным племенем между сольто (оджибва или чиппева) много
лет ... но последние подозревали, что они были лояльны сиу. Большой военный отряд оджибва, которому
не удалось обнаружить своих врагов (включая шайеннов), разрушил их деревни и убил большинство из них...
Шайенны, почти уничтоженные, покинули свои старые земли и бежали на юг, за Миссури, где теперь
стали кочевым племенем.
К несколько поздней дате (приблизительно 1780г), другая деревня на реке Шейенн была разрушена
тщательно организованным военным отрядом чиппева. Эту историю рассказал вождь чиппева, Сахар.
Согласно его отчету:
Наши люди и шайенны в течение нескольких лет были сомнительными друзьями; но поскольку они имели
маис и другие овощи, которых мы не имели, но они нам очень нравились, мы торговали с ними, и не
обращали внимания на многие вещи, которые нам не нравились; до последнего времени.
Убедившись, что шайенны, а не сиу убили некоторых пропавших охотников, чиппева собрали военный отряд
из ста пятидесяти воинов, которые в течение недели скрывались около шайеннской деревни. Деревня
находилась под непрерывным наблюдением двух скаутов, прятавшихся в дубовой роще, расположенной
приблизительно в миле от деревни. Не желая нападать на укреплённую деревню через открытую прерию,
чиппева терпеливо ждали благоприятный момент. Наконец, однажды утром, прибыл один скаут и объявил, что
шайенны собрали своих лошадей и загнали их в деревню. К полудню прибыл второй скаут и сообщил, что
шайенны собрали охотничий отряд, и что деревня была в значительной степени покинута.
История Сахара продолжается:
Теперь мы спокойно выступили ... чтобы дать время охотничьему отряду отойти, и не услышать звуки
наших ружей ... (наконец), когда мы пересекали открытую равнину, нас заметили. В деревне было
несколько лошадей, на которых молодые люди умчались прочь.
Мы ворвались в деревню и всех перебили, кроме трех женщин; забрав всё, что нам понравилось, мы
подожгли деревню, и быстро отступили, поскольку те, кто сбежал перед нашим нападением, могли
вернуться с подкреплением, а мы не желали столкнуться с конницей на Равнинах.
Таким образом, живя в постоянных, укрепленных деревнях из земляных домов на восточном краю северных
Равнин, шайенны уже к 1780г включили лошадь в свою культуру, используя её для охоты и войны. Имея
безопасную экономику, основанную на маисе, кабачках и табаке, сбалансированную крупномасштабной
коммунальной охотой, в которой огромное количество мяса можно было доставлять на вьючных лошадях,
шайенны начали процветать. И возможно, они могли остаться осёдлым племенем, если бы не враждебные
соседи и болезни. Когда здоровые мужчины и женщины отправлялись в прерии охотиться, только несколько
человек оставались в деревни и могли позвать на помощь, если деревня была атакована. Но как повествует
история Сахара, ситуация оставалась ненадёжной. Таким образом, весьма уязвимые постоянные деревни
были постепенно покинуты, а некоторые шайеннские общины приняли портативные, кожаные типи в качестве
переносного дома, который можно было перемещать вслед за бизоньими стадами.
Существовал и другой важный фактор. Постоянные деревни, с переполненными и плохо проветренными
земляными домами, каждый из которых мог служить приютом для тридцати человек, был гиблым местом для
жителей, которые не имели никакого врожденного иммунитета к оспе и кори, неосторожно занесённой
мехоторговцами. Эпидемии опустошили деревни манданов и хидатса в 1780 и 1782гг. Эти племена не
отказались от своего древнего образа жизни. Оставшиеся в живых объединились в нескольких новых
деревнях. Шайенны оказались лучше приспособлены. Давно отказавшись от своего традиционного образа
жизни, они просто взяли своих лошадей и покинули деревни, находящиеся во власти мора.

Фаза равнин

Вскоре после пересечения Миссури в своём движении на запад, шайенны столкнулись со странным
племенем, которое, очевидно, уже жило на равнинах в течение некоторого времени. Это были сахтай. Сахтай,
к удивлению шайеннов, говорили на алгонкинском языке, который был настолько похож на шайеннский, что
оба языка были взаимно понятны. После некоторых столкновений, согласно традиции, эти два племени стали
близкими союзниками, и к 1820г сахтай считались отдельной общиной в пределах шайеннского племени.
Уже в начале 1800-ых Блэк-Хилс стал духовной Меккой различных кочевых общин шайеннов. Богатая
зелень хорошо-увлажненных холмов представляла поразительный контраст монотонным равнинам Дакоты.
Медвежья гора, изолированная скала, возвышающаяся над равнинами к северо-востоку от Блэк-Хилс, имеет
пещеру, которую шайенны включили в свои верования как место, где дух научил шайеннского культурного
героя, Сладкую Магию, социальной и церемониальной организации племени.
Однако различные шайеннские общины перемещались по большой области, которая представляла грубый
полукруг к западу, югу и востоку от Блэк-Хилс.
На западе, шайенны регулярно воевали с кроу и шошонами Винд-Ривер, в охотничьи угодья которых они
проникали. Те общины, которые двигались на юг, через восточный Вайоминг и западную Небраску в восточный
Колорадо, развязали войну с ютами, команчами и кайова. Позади шайеннов, более агрессивные и хищные сиу
продолжали свою экспансию, пока, к 1850г, не заняли всю Южную Дакоту, включая Блэк-Хилс, и большую
часть Северной Дакоты, Небраски и восточного Вайоминга.
Вторая половина девятнадцатого столетия представляла период стабилизации шайеннских передвижений и
войны. На западе, стена Скалистых гор представляла барьер, позади которого раскинулись пустыни Большого
Бассейна – непривлекательная территория. На юге, между 1828 и 1832гг, Уильям и Джордж Бент, в компании с
Сирано Сент Врэйном, установили торговый пост на реке Арканзас, в юго-восточном Колорадо, в пункте,
предложенном шайеннским вождём Желтая Накидка. Южные общины шайеннов спустились с Платт к
Арканзасу, чтобы утвердиться в этом месте и иметь доступ к американским товарам Бента. В 1840г шайенны
заключили постоянный мир с кайова и команчами, чтобы объединить свои южные позиции против пауни и
племен Востока, типа чероки. От своих новых союзников шайенны также хотели получить лошадей, которых
они могли обменивать в посту Бента на американские товары.
На севере, шайенны заключили мир и союз с сиу, которые присоединяться к ним в войне против кроу и
шошонов.
С этого времени, солидарность шайеннов была разделена большим расстоянием, отделив северные и
южные общины. Для племени стало трудно собираться вместе, как единое целое, даже для летних Больших
Церемоний. Это означало, что Племенной Совет теперь собирался реже и не мог осуществлять контроль над
всем племенем.
Один из последних больших церемониальных сборов всех общин шайеннов был проведен в конце августа
1842г, на берегу Саут-Платт, около форта Ланкастер, в юго-восточном Вайоминге, на полпути между
северными и южными общинами.
В течение описанного периода шайенны никогда не вступали в конфликт с белыми. Поселенцы еще не
начали проникать на западные равнины, а торговцы всегда были желанными гостями.
Победа Соединенных Штатов над Мексикой в войне 1846г закончилась потерей Нью-Мексико, Аризоны и
Калифорнии. Санта-Фе стал важным центром, в который можно было попасть сухопутным путём из
Индепенденса, Миссури. Тропа проходила через южные охотничьи земли шайеннов. В то же самое время,
открытие золота в Калифорнии, привело к потоку поселенцев по реке Платт, через самый центр шайеннской
страны.
В 1851г Соединенные Штаты попытались стабилизировать границы между сиу, арапахо, шайеннами и
другими племенами, стремясь остановить межплеменные территориальные войны, которые были начаты
мехоторговцами двести лет назад. Соединённые Штаты также попытались заплатить племенам деньгами и
товарами за потерю земель и уничтожение бизонов, вызванное движением караванов эмигрантов и армии.
Результатом было заключение соглашения в форте Ларами, по которому южные общины шайеннов, для
удобства правительства Соединенных Штатов, заняли земли с племенем арапахо, отделившись от северных
общин.
Впредь, северные и южные шайенны, в политических и юридических делах друг с другом и Соединенными
Штатами, существовали как два различных племени. С этого момента их история развивалась по
расходящимся дорожкам.

часть вторая
Кульминационный момент (1800-1850гг)
Ритуальная и племенная интеграция
2. Большие церемонии
Возобновление стрел

Во время Возобновления Священных Стрел, в полдень, летнее солнце находится в наивысшей точке; в это
время оно восходит на северо-востоке; её положение в полдень – в самом зените. Проходит весна;
приближается время летнего солнцестояния. Живительные силы природы вступают в полную силу.
На широком, защищенном месте, около ручья с хорошей водой, где есть множество травы для лошадей,
собирается всё племя шайеннов, чтобы возобновить свою жизнеспособность. От восьмисот до тысячи типи
выстраиваются широким кругом, в форме молодой луны. Они формируют широкий полумесяц, с промежутком
между рогами, направленным на северо-восток, в направлении восходящего солнца. Вход каждой палатки
также направлен на восток, так, чтобы первые лучи солнца освещали типи. В центре, на открытой площади
большого лагерного круга, стоят три типи. В центре находится огромная коническая палатка, Палатка
Священных Стрел. Справа – палатка Священного Хранителя Стрел. На краю открытой площади, позади
Палатки Священных Стрел, находится Палатка Подношений, которая является типи человека, давшего обет
провести церемонию.
В большом кругу палатки сгруппированы в общины. Каждая из десяти главных общин шайеннов
представляет частицу в пределах целого. В течение долгой зимы общины, и даже группы семей в пределах
одной общины, были рассеяны, скрываясь в тополиных рощах, по ручьям, на много миль друг от друга. С
приходом весны, все шайенны собираются вместе. Иногда, в течение предыдущего года, какой-нибудь человек
принимал ответственность за организацию Магического, Священного Обряда Возобновления Стрел. Он давал
клятву сверхъестественным силам, что сделает это. Его родственники помогали ему накопить необходимое
продовольствие и подарки. Человек, давший клятву, брал церемониальную трубку и достаточно табака. Он
отправлялся через равнины в каждый шайеннский лагерь, встречался с вождями, предлагая им трубку, и
объявлял место, где произойдёт Возобновление Стрел.
В течение первых недель лета, общины двигались к месту встречи, словно притянутые невидимыми нитями,
исходящими из центра. Каждая община в пути останавливалась четыре раза, чтобы молиться и торжественно
раскурить трубку на все четыре стороны света, и к Великому Духу наверху. За день до прибытия в
назначенное место, они останавливались и надевали свои самые красивые наряды. Скауты из главного
лагеря, где готовился человек, давший обет, сообщали об их подходе. Их лошади были раскрашены, а сами
они, раскрашенные и нарядные, приближались к лагерному кругу с востока. Они ехали длинной колонной,
распевая песни счастья. Все, кто прибыл в лагерь перед ними, приветствовали их, когда они шествовали
вокруг лагеря, а затем занимали место, традиционно предназначенное для них. Их женщины быстро
разгружали вьючных лошадей; вскоре их палатки были установлены, задымились огни. Следовали
приглашения на угощения, а друзья и родственники совершали визиты, сплетничали, пировали и играли в
азартные игры.
Вскоре ни звука не было слышно во всём лагере, только приглушённые голоса священников в Палатке
Магических Стрел, или звуки церемониальных барабанов и песен, которые проникали через кожаные стены
палаток. Никого не было видно, кроме членов военного общества, тихо шагающих по лагерю. Случайный
человек мог появиться из своего типи, выходя только по необходимости. Женщины и дети тихо сидели внутри
палаток. Даже собаки не издавали ни звука. Если одна из них посмеет зарычать или завизжать, её череп
немедленно будет разбит быстрым ударом дубинки патрулирующего воина. В большой палатке, священник
раскрывает связку из шкуры лисы, в которой хранятся четыре Священных Стрелы. Это священный момент для
всего шайеннского народа. Это момент, в котором благосостояние всего племени находится в процессе
возобновления. Один человек – всего лишь частица мгновения, и должен остановить свои действия в этот
торжественный момент, который сосредоточен на жизни всего общества.
Магические Стрелы (Mahuts) символизируют коллективное существование племени. В некотором смысле, их
можно назвать воплощением души племени. Когда Стрелы процветают, процветает и племя; когда к Стрелам
относятся пренебрежительно, процветание племени снижается. Их свойства представлены не в материальной
форме, а в их невыразимых, сверхъестественных качествах. Или, в другом смысле, их можно назвать высшим
фетишем племени, набором объектов, в которых живёт духовная сила, принадлежащая всем людям и
уважаемая всеми. Стрелы были даны шайеннам их мифологическим, культурным героем, Сладкой Магией
(Mutsoyef). Он был странным и красивым молодым человеком с таинственными привычками. Женившись,
вместе со своей женой он отправился к Священной Горе* в Блэк-Хилс. Там, в большой пещере, он встретился
с избранными мудрецами всех народов земли, как ученик Майюна (персонифицированный Великий дух).
Майюн дал Сладкой Магии четыре стрелы и научил его заботиться о них и использовать. Две стрелы имели
власть над бизонами, а два имели власть над людьми. Когда стрелы были ритуально направлены на
животных, они становились испуганными и беспомощными, и их можно было легко окружить и убить. В редких
случаях, когда Стрелы выносили против вражеского племени, и все шайенны выходили на тропу войны*,
перед нападением человеческие Стрелы ритуально направляли на врага. Противник становился ослепленным
и одурманенным. Таким образом, Стрелы – самый большой ресурс шайеннов против самых тревожных
неприятностей: потери продовольствия и истребления врагами. Стрелы, как большой подарок духов, являются
центральной страховкой для выживания. При всех своих навыках охотников и воинов, шайенны хорошо знали,
что не могли преуспеть во всём. Несмотря на свой навык и храбрость, иногда они возвращались
побежденными, их лагеря подвергались неожиданным нападениям, их лошадей угоняли, их людей убивали и
скальпировали, или захватывали в плен. Стрелы – защита от окончательного бедствия, гарантия, что,
несмотря ни на что, всё будет хорошо.
Священное Возобновление Стрел – не ежегодная церемония. Танец Солнца или Танец Животного
(Massaum) проводится на том же участке. Обряд Возобновления Стрел – обет человека, который хочет
сделать нечто большое. Это обязательство перед сверхъестественным, клятва в момент большого
напряжения или беспокойства. Человек, который надеется на выздоровление близкого родственника, брата,
сына или жены, может пообещать спонсировать Возобновление. Человек, который смертельно болен, может
поклясться сделать это, если выживает. Воин в смертельной опасности может поклясться сделать это. Это
добровольное действие, но всегда сделанное под страхом личной потери. В одном случае, который будет
показан позже, абсолютно обязательно, что давший обет провести Возобновление, должен провести его как
можно скорее. Например, когда один шайенн убил другого. Убийство в пределах племени является самым
ужасным преступлением и грехом. Мало того, что убийца осквернил себя и начинает гнить изнутри, пятна
крови появляются на оперении Стрел. Он становится хуже собаки, а вся дичь избегает территории племени до
искупления, сделанного во время Возобновления, и на Стрелах чистые перья заменяют запятнанные. Это
очевидные причины для проведения церемонии, которая длится четыре дня.
Первый день посвящён подготовке священной Палатки Стрел. Палатка Подношений принадлежит человеку,
давшему обет, и устанавливается его женой. Люди приносят то, что желают отдать Майюну. Эти вещи (обычно
шкуры, цветная ткань, посуда и продовольствие) подвешивают на шесте перед палаткой, или укладывают
перед дверью. Днем собираются все воины, чтобы выбрать место для Священной Палатки Стрел. Сделав это,
они выбирает несколько мужчин с незапятнанной репутацией, которые должны срубить самые большие шесты
для палатки. Следующая задача – сделать покрытие. Воины выбирают делегатов, которые должны посетить
двух мужчин, храбрых на войне, щедрых и уравновешенных в жизни. Люди с такими достоинствами выбраны и
удостоены чести пожертвовать покрытия, которые будут использованы для Палатки Священных Стрел, или
Палатки Возобновления. Когда огромная палатка (которая вдвое больше обычного типи) установлена,
Хранитель Стрел и его священники входят внутрь, удаляют дерн и разглаживают землю. В центре, в глубине
типи, они готовят очаг и церемониальный алтарь из песка. Вокруг раскладывают шалфей, который всегда
является церемониальным очистителем; на нём знахари будут сидеть.

* Медвежья гора находится в Национальном Парке Южной Дакоты, около Стерджиса.


* Магические Стрелы выносили против врагов шесть раз. Первый – против шошонов в 1817г; второй против
кроу в 1820г, пауни в 1830г, кайова в 1838г, шошонов в 1844г, и, наконец, еще раз против пауни в 1853г.

На второе утро священники занимают свои места в Священной Палатке Стрел. Человек, обещавший
провести церемонию, абсолютно голый и раскрашенный красной краской, завернувшись в бизонью шкуру,
ведет трех других хороших мужчин к Палатке Подношений. Жертвенные подарки удалены с шеста,
перенесены в Священную Палатку Стрел и помещены перед алтарем. Эти четверо мужчин покидают палатку,
и медленно направляются к типи Священного Хранителя Стрел, вопя и причитая. Перед дверью в типи они
подходят и отходят четыре раза. Хранитель Стрел ждет их. Они садятся. Он молится об них. Затем Связка
Стрел передаётся им. В отдельном месте перед типи Хранителя, они молятся снова, а человек, давший обет,
держит связку в левой руке. Медленно, очень медленно, они отправляются в Палатку Возобновления.
Мистическое число четыре повторяется снова, поскольку на своём пути они останавливаются четыре раза. В
палатке, главный священник помещает связку на подготовленную кровать позади алтаря. Церемония готова
начаться; воины опять начинают патрулировать лагерь, который готов к проведению церемонии.
В пределах Палатки Возобновления проходят секретные ритуалы предварительного раскрытия связки.
Наконец, с большой осторожностью, связка развернута, Стрелы извлечены и обследованы. Если перья
находятся в плохом состоянии, человек, который жил в соответствии с шайеннскими идеалами, назначен
исполнить большую задачу. Он должен быть здоров, чист, сдержан, добр, щедр, мудр и храбр, и никогда не
замечен в постыдном акте. Работа по возобновлению проходит на третий день.
Главное действие третьего дня символизирует единство всех шайеннских семей как единого племени.
Каждое семейство приготовило ивовый шест в ярд длиной, чтобы спасти тех, кто совершил убийство. Шесты
сложены в кучу около алтаря. Впереди, и по сторонам от места главного костра, разведены два маленьких
огня с ладаном, которые горят в течение всей церемонии. Одно за другим, семейства, окуривают шесты в
ладане, чтобы благословить каждое семейство и обеспечить его благосостояние. Во время этой церемонии,
все святые люди в лагере проводят частные ритуалы возобновления своей сверхъестественной силы,
принадлежащей их магии.
На четвертый, и заключительный день, Стрелы выносят к солнцу, и на общественное обозрение. Человек,
давший обет провести церемонию, получает разветвленный шест, который он ритуально несет в Палатку
Стрел. Там главный священник прикрепляет Стрелы к шесту. Человек, давший обет, медленно, с плачем
выходит из палатки и отходит на некоторое расстояние, вынося шест со Стрелами на открытое пространство.
После этого он возвращается в палатку за кожаным покровом, который укладывает на землю перед шестом.
Священники показывают подношения, которые лежали в палатке. Мальчики приносят дополнительные
подношения, размещая их рядом с шестом. Теперь, когда все женщины укрылись в своих палатках, каждый
шайенн, от новорожденного малыша до трясущегося старика, проходит перед Стрелами, чтобы получить их
благотворный эффект. Они могут смотреть на Стрелы, но их трудно разглядеть, поскольку они излучают яркий,
ослепительный свет. Когда все мужчины прошли перед Стрелами, воины разбирают Палатку Священных
Стрел, и снова устанавливают над Стрелами и подношениями. На сей раз, третья покрышка для типи
добавлена к первым двум, так, чтобы палатка была достаточно большой и вместила всех святых мужчин
племени. Новую палатку называют Палаткой Сладкой Магии, домом культурного героя. Затем Священные
Стрелы выносят из этой палатки и возвращают в типи Священного Хранителя Стрел, который занимает этот
священный пост всю свою жизнь. Тем временем, на месте Палатки Подношений установлена потельня.
На четвертый, и заключительный день, главный вождь всех шайеннов, которого называют Вождём Сладкая
Магия, и который представляет культурного героя, входит в Палатку Сладкой Магии, сопровождаемый всеми
святыми мужчинами. Они торжественно поют четыре священные песни, которыми Майюн обучил Сладкую
Магию в священной горе. После этого они пророчат будущее шайеннов, как это сделал Сладкая Магия, когда
возвратился к племени после пребывания в горе. Наконец, перед рассветом, все участники отправляются в
потельню, которая ритуально дезактивирует их, так, чтобы они могли возобновить обычную жизнь среди
женщин и детей. Когда потение закончено, наступает рассвет пятого дня. После четырех дней женщины могут
выйти из своих типи. Жизнь возобновлена, очищена, усилена и повторно освящена. Теперь должна состояться
большая коммунальная охота.
Совместные действия всего племени имеет множество аспектов:
1. Это подчеркивает зависимость людей (шайеннов) от благотворной помощи сверхъестественного мира. Это
укрепляет мысль, что все хорошее и желательное происходит от мистических сил.
2. Это вновь утверждает нормы правильного поведения для каждого человека и общины, как уже было
сформулировано Сладкой Магией. Пророчества говорят, как шайенны будут процветать, если будут
действовать правильно, и что случится с ними, если они не сделают этого. К священной силе племенной
традиции это добавляет святость древнего происхождения. Это также является возможностью почтить
мужчин, которые не вожди и не священники, но их жизнь соответствует идеалу.
3. Это гарантирует власть племенных вождей, особенно главного вождя, который, на основании владения
Связкой Сладкой Магии, данной племени Сладкой Магией, является живым воплощением давно умершего
создателя шайеннского образа жизни, Сладкой Магии.
4. Это укрепляет власть стариков племени вообще и всех магических мужчин в частности.
5. Это подтверждает доминирование мужчин над женщинами в окончательном определении племенных
вопросов, начиная с мужчин, которые активно участвует в обряде.
6. Наконец, и прежде всего, это функционирует, как большой символический интегратор племени, ритуально
демонстрирующий, что племя, состоящее из семей (представленных палками), представляет больше, чем
сумма частей, и что части не должны разъединять целое. В более прагматичном и менее символичном
смысле, это понятие подтверждено в большой коммунальной охоте на бизонов, которую шайенны устраивают,
как только ритуал закончен.

Танец Солнца
Священные Стрелы и обряд их возобновления уникальны для шайеннов. Но Танец Солнца является
церемонией, обычной для большинства индейцев Равнин и нескольких племен Большого Бассейна. Основные
особенности Танца Солнца одинаковы для всех племен, но существует много различий в деталях. Прежде
всего, значение и некоторые вторичные функции церемонии отличаются от племени к племени (Беннетт).
Основная тема шайеннского Танца Солнца – возобновление мира. Как шайеннский священник объяснил
Дорси,
Цель церемонии состоит в том, чтобы вновь создать весь мир, и, с момента, когда Строитель
Палатки даёт клятву, всё, как предполагается, начинает новую жизнь, поскольку Магический Дух (Майюн),
услышав просьбу, сразу отвечает на неё. Когда человек дает клятву, он делает это не для себя или своей
семьи, а для всего племени. Клятве и ее выполнению сопутствует изобилие хорошей воды и дуновение
хорошего ветра, который является дыханием Магического Духа. Во время Одинокого Типи, когда земля
была впервые создана, всё только начинает расти. Во время церемонии, земля увеличивается в размере, и
когда сама палатка установлена, мы разжигаем огонь, который представляет солнечное тепло, и мы
ставим палатку лицом на восток, чтобы небесные светило могло оплодотворить его (Дорси).
Шайенны называют Танец Солнца oxheheom, что означает "Палатка Новой Жизни", или "Палатка Источника
Энергии". Снова, обращаясь к словам шайеннского священника,
Прежде этот танец представлял только создание земли. Шайенны были небрежны и объединили другие
вещи с церемонией. Во время Одинокого Типи всё вокруг бесплодно, но земля начинает расти. Таким
образом, они создают землю, бизоньи ямы, жир, шерсть и сухожилия, чтобы воплотить рост. К концу
воссоздания роста, люди счастливы; мир достигает полного роста, и люди радуются. Когда они
используют свистки из кости, они счастливы, подобно орлу, который олицетворяет всех птиц и счастье
(Дорси).
Миф о происхождении Танца Солнца приписывает его внедрение в культуру шайеннов второму культурному
герою, Вертикальные Рога (Tomsivsi). Он, подобно Сладкой Магии, отправился к священной горе около
большой воды, чтобы получить наставления от Майюна и Духа Грома. В отличие от Сладкой Магии, он
предпринял это паломничество из-за страшной нужды своих людей. Миф говорит, что давным-давно был
голод. "Растения увяли, животные голодали, земля стала бесплодной и пустынной, а древние шайенны были
на грани голода, поскольку не имели никакого продовольствия, кроме сухих растений и вьючных собак"
(Дорси). Вертикальные Рога был молодым человеком, известным тогда как Стоящий на Земле или Шелест
Маиса. Он выбрал красивую жену вождя племени, и вместе с ней тайно отправился в долгую дорогу, которая
привела к Священной Горе. На горе пара получила Танец Солнца. Великий Дух дал Вертикальным Рогам
священную бизонью шапку с рогами, от которой он получил своё имя.
Дух сказал:
В точности следуй моим инструкциям, и затем, когда ты отойдёшь от этой горы, все небесные тела
начнут двигаться. Рев Грома разбудит их, солнце, луну и звезды, а дождь покажет различные плоды. Все
животные пойдут за тобой с этой горы, и будут следовать за тобой к твоему дому. Возьми эту шапку с
рогами, чтобы носить во время церемонии, которой я обучил тебя, и ты будешь управлять бизонами и
всеми другими животными. Надень шапку, когда пойдёшь отсюда, и земля благословит тебя (Дорси).
Всё случилось так, как и было обещано. Когда они отошли от горы, вся земля обновилась. Бизоны
последовали за ними на их родину. Первый Танец Солнца был проведён в соответствии с правилами
Вертикальных Рогов, и все было хорошо. Бизонья Шапка, которая была дана Вертикальным Рогам, хранится и
по сей день, и является вторым главным фетишем племени.
Танец Солнца, фактически, пришёл в шайеннскую культуру от сахтай, которые все еще сохраняют отличия в
обычаях, одежде и других вопросах. Молитвы и песни Танца Солнца исполняются на диалекте сахтай. Таким
образом, разные культурные герои, священные племенные фетиши, и их церемонии были объединены в
племенную культуру, как два важнейших комплекса.
Шайеннский Танец Солнца в деталях был зарегистрирован Дорси и Гриннеллом. Здесь будет представлен
краткий обзор его главных аспектов.
Церемонию обещает провести человек по тем же самым причинам, как и Возобновление Священных Стрел.
Обычно танец проходит в год, когда Возобновление Стрел не проводится. Но если обе церемонии нужно
провести в один сезон, Танец Солнца следует за Возобновлением Стрел, поскольку она является более
важной церемонией.
Танец Солнца длится восемь дней. Первые четыре дня посвящены построению палатки для танца и
секретным обрядам в Одиноком Типи, которое символизирует Священную Гору. Последние четыре дня
посвящены общественному танцу в Палатке Танца Солнца.
Человека, давшего обет провести церемонию, называют "Воспроизводитель" или "Множитель", потому что,
через свой акт всё племя перерождается и увеличивается в числе. Со времени клятвы и до завершения танца,
человек, давший обет и его жена, не должны выражать свои сексуальные желания. Любое общение между
ними может закончиться смертью. В мифе, Вертикальные Рога отказался от сексуальных отношений со своей
прекрасной спутницей, пока они не спустились со Священной Горы. В подготовке церемонии, человеку,
давшему обет, помогают не только его родственники, но и члены его военного общества, которые делают
много подарков, чтобы оплатить расходы, и участвуют в танце. Они также руководят некоторыми стадиями
церемонии. Во-первых, они выбирают положение различных общин в лагерном кругу. Что более важно, из
числа бывших священников Танца Солнца они выбирают того, кто будет исполнять роль Великого Духа,
научившего этой церемонии Вертикальные Рога. Он известен как "Тот, Кто Показывает, Как", и он действует как
наивысший священник племени. Ему помогает другой священник, который представляет Гром, второй учитель
Вертикальных Рогов. Другие священники, которые предварительно дали обет провести обряд, знают тайны
Одинокого Типи. Всех этих мужчин, включая человека, давшего обет провести церемонию, называют
"Воспроизводителями".
Четыре дня в Одиноком Типи проводят символические действия, изображающие возобновление земли и
продолжительность. Пять отдельных "земель" последовательно разглажены на земле. Череп бизона
ритуально украшен – в глазницы и ноздри вставлены пучки болотной травы. Много специальных средств для
чистки трубки – палочки с пучком бизоньих волос – представляют поддержку жизни бизонов и меняются после
ритуалов в каждой "земле", потому что они уносят частицу силы роста земли. Жена человека, давшего обет
провести церемонию (или другая женщина, выбранная им, если по какой-то причине, типа менструации, его
жена не может помочь ему), разделяет обряды в Одиноком Типи с главным священником. Обряды Одинокого
Типи, подобно Церемонии Возобновления Стрел, завершаются ритуальным очищением в потельне.
Основные особенности общественного танца делятся на четыре части: 1) постройка палатки, 2) ритуал
священников, 3) танец перед центральным шестом, и 4) индивидуальное самоистязание, как, своего рода,
жертвоприношение.
В течение первых четырех дней обрядов Одинокого Типи, остальные жителя лагеря не праздны. Военное
общество человека, который должен танцевать, устанавливает типи одного из своих членов на открытом
месте, в пределах лагерного круга.
Общество человека, давшего обет, и другие общества репетируют песни Танца Солнца; они проводят
банкеты и обмениваются подарками. Различные семейства устраивают банкеты и обмениваются подарками.
Простые социальные танцы проводятся ради забавы. Это время больших игр, забав и счастья. Такая
атмосфера проникает через весь лагерь в течение всей церемонии, кроме момента, когда главный священник
и жена человека, давшего обет, сексуально посвящают себя.
Для строительства палатки, сначала выбирают шпиона, который должен найти подходящее дерево для
центрального шеста. Это должен быть воин, который проник во вражеский лагерь, когда всё племя выходило
на военную тропу. Он выбирает место, где будет установлен центральный шест (где-нибудь на открытой
местности в пределах лагерного круга). Здесь он втыкает несколько ивовых ветвей. Затем он выходит на
"военную тропу", чтобы обнаружить "врага". Украдкой проникая в рощу деревьев, он находит подходящее
дерево, и топором считает на нём удачный ход, ку. (Удачный ход, ку – французское слово, означающее "удар".
Удачный ход, ку – любое благородное военное деяние против врага). Все это происходит во второй и третий
день.
Утром третьего дня, перед приближением к центральному шесту, скаут кружится перед лагерем. Он ударяет
шест и говорит о военном деянии, за которое его удостоили этой чести. Тем временем, храбрецы из
различных военных обществ, одеваются и наносят военную раскраску. Одно за другим, каждое общество едет
вокруг лагеря, крича и вопя. Вооруженные копьями из ивы и щитами, они атакуют центральный шест, а затем
устраивают ложное сражение. Женщины также собираются, чтобы засчитать удачный ход на враге. Затем все
уходят, чтобы нарубить деревьев для палатки. Каждое из четырех военных обществ приносит специально
раскрашенный шест, чтобы представить четыре главных направления. Это время больших волнений и
хорошего настроения.
Только вожди могут срубить и доставить центральный шест, поскольку он представляет мир и "свет всего
мира". Это последний из вертикальных столбов, который доставлен на место и ритуально поднят с большими
жертвоприношениями. Пучки кизиловых и тополиных веток укладывают между двумя развилками
центрального шеста. Они представляют гнездо Птицы Грома, духа, который управляет солнцем и дождем, и
является вождём всех птиц. Сломанная стрела, символически представляющая вражеские стрелы, которые
стали бесполезны, немного бизоньего мяса, символически представляющего главное продовольствие, образ
утренней звезды, и фаллос, сделанный из кожи врага, добавляют к гнезду. При подъеме шеста, поют песни,
которые касаются роста земли.
Законченная палатка представляет большой круг вертикальных столбов вокруг центрального шеста, к
которому они присоединены верёвками. Крыша частично покрыта бизоньими шкурами, пожертвованными
искусными воинами. Ночью палатка предоставлена священникам, которые поют восемь церемониальных
песен для танцоров, исполняющих ритмичный танец. Теперь наступает момент акта воспроизводства.
Главный священник и жена человека, давшего обет, вместе подходят к курильнице, закутавшись в бизонью
шкуру, и очищают свои тела священным ладаном. После этого все священники покидают палатку, во главе с
женой человека, давшего обет. Отойдя на восток, они останавливаются внутри лагерного круга. Торжественная
молитва обращается к Майюну, духам четырех направлений, солнцу и звездам. Они просят благословить весь
мир. Они просят роста для мира, животных, птиц, и людей, благословения камням, деревьям, травам и земле,
чтобы солнце продолжало сиять, и дождь выпадал, когда это необходимо.
Священники возвращаются в Палатку Танца Солнца, оставляя главного священника и жену человека,
давшего обет. Теперь глашатай, который является одним из священников, призывает весь мир слушать,
поскольку он объявляет право высших священников исполнить ритуальный акт от имени всего племени.
Священник и жена человека, давшего обет, сбрасывают бизонью шкуру, возбуждая свою плоть. Они поют
священную песню трубки и "выращивают" землю, поднимая священную трубку вверх четыре раза. Затем, они
занимаются сексом, чтобы всё, что имеет жизнь, могло родиться. Теперь может начаться сам танец.
В танце, участники оказываются перед центральным шестом, на кончиках пальцев поднимаясь вверх и
опускаясь вниз, достигнув определённого места. Когда они поднимаются, то пронзительно свистят в свистки,
сделанные из кости крыла орла. Те, кто может вынести это до конца, делают это почти непрерывно (делая
краткие периоды отдыха, но без продовольствия и воды) в течение четырех дней и ночей. Каждый день они
наносят церемониальную раскраску.
На следующий день, священники помогают жене человека, давшего обет, и главному священнику пройти
сложный ритуал создания алтаря внутри палатки для танца. Алтарь строится вокруг священного бизоньего
черепа, который был подготовлен в Одиноком Типи, и включает пять кусков дерна (с травой), символически
представляющих пять главных духовных направлений, арочные палки, представляющие радугу, ветки,
представляющие растительность, о которой они молились в Одиноком Типи, и символы утренней звезды,
сделанные красным, черным, желтым и белым песком. Очищенные палки и выкрашенные в белый цвет
представляют скальпированных врагов, красные и черные палки, украшенные перьями, представляют
шайеннов.
Алтарь символизирует пятую землю, ритуально сотворённую священниками; земля переполнена зеленью,
жизнью и бизонами, солнечным светом и радугами, благотворными духами, здоровыми шайеннами и
побежденными врагами. Это – высшая надежда.
Для постороннего, который впервые видит шайеннский Танец Солнца, самая захватывающая часть (а в
описании многих ранних репортеров – ужасная вещь) – добровольное самоистязание, исполняемое
множеством мужчин. Самоистязание практикует множество племён северных Равнин, как форма религиозной
жертвы, но нигде нет такого накала страстей, как у шайеннов. Только несколько танцоров совершают это в
Палатке Танца Солнца, но большинство исполняет самопожертвование вне палатки. Жертву совершают
добровольно, как клятву в надежде на получение "жалости" сверхъестественного духа, и, таким образом,
достигая хорошего благосостояния. Акт также приносит большое общественное одобрение, как средство
получения социального престижа.
Самопожертвование в палатке для танца называют "подвешивание к центральному шесту". Тот, кто клянётся
сделать это, просит помощи у священного человека, который уже приносил такую жертву. Священный человек
закрепляет концы двух веревок к центральному шесту, регулируя их высоту так, чтобы они доходили до груди
стоящего человека. Затем он прокалывает или прорезает два отверстия на коже, выше сосков. Небольшую
деревянную спицу он продевает через каждую пару отверстий. Свободные концы веревки привязывает к
спице. Затем человек, поклявшийся принести такую жертву, закрепленный к шесту, может танцевать всю ночь,
и если к утру он не разрывает кожу и не освобождается, святой человек отрезает кожу, и испытание закончено.
Если человек, поклявшийся принести такую жертву, желает освободиться одним рывком, он может внезапно
откинуться на спину и освободиться. Существуют различные разновидности такого самоистязания: спицы
продевают через плоть лица, на скулах, ниже глаз; спицы, к которым подвешивают черепа бизонов, могут быть
продеты в плечи и под лопатками. Те, кто не хочет приносить жертву в палатке, протыкают спицами спину.
Веревки прикрепляют к спицам, и подвешивают от одного до пятнадцати бизоньих черепов. Человек тянет их
по земле вокруг лагеря. Если черепа, цепляясь за кусты или траву, не разрывают плоть, человек тащит их
столько, сколько поклялся.
Такое самопожертвование не относится к возобновлению земли, и не проводится от имени всего племени.
Это может быть клятвой, которая должна помочь вылечить родственника или предотвратить опасность на
войне. Или это может быть сделано в результате видения. Психологическое основание такого самоистязания
будет описано позднее.

Массаум, или танец животных

Третья главная церемония племени весьма отличается от Возобновления Стрел и Танца Солнца, хотя,
также, страхует благосостояние – то есть, множество мяса. Главным образом, это охотничий ритуал,
полученный Сладкой Магией, когда он посетил Священную Гору. В свою очередь, он обучил этому шайеннов.*
В этой церемонии женщины играют более важную роль.
Четыре дня и ночи посвящены закрытым обрядам в двойном типи, установленном с центральным шестом,
на котором закреплены зеленые ветви, "чтобы все деревья, трава и плоды могли созреть". Человека, давшего
обет, и его жену обучает священник, который предварительно проводил танец. Существует множество
ритуалов курения и раскраски, подробно описанных Гриннеллом. В этом случае, вся деятельность
сосредоточена на подготовке и раскраске шкуры волка, которую будет носить человек, давший обет, в пятый и
заключительный день.
В своих палатках мужчины, которые грезили определённым животным, действующего особым способом,
заставляют своих друзей ритуально наряжаться и имитировать это животное. На четвертый день женщины
строят символический загон для антилоп или бизонов с двумя открывающимися створками в сторону лагеря.
Два волка – главные ритуальные животные, но на пятый день другие животные присоединяются к ним –
бизоны, лоси, олени, лисы, пумы, лошади, медведи, антилопы, койоты, журавли и черные дрозды. Мужчины
каждой группы бегут, танцуя и подражая животным, которых они представляют. Животных гонят и на них
"охотятся" члены общества Тетивы, или Противоположные Воины, которые делают всё наоборот и являются
самыми храбрыми из храбрых. В Танце Животных они играют роль клоунов и доставляют людям радость.
Следовательно, танец называют Массаум, потому что он происходит от слова massa'ne, сумасшедший. В
различных местах животные входят в загон – как раз то, чего от них хотят шайенны, когда применяют этот
способ охоты. Вся эта пантомима и клоунада происходит в заключительный день, вызывая большое веселье –
таким образом, представляя большой контраст торжественности Возобновления Стрел и напряженного
самопожертвования Танца Солнца. Однако, эти четыре дня и ночи предварительных обрядов мало чем
отличаются от Танца Солнца в общем характере и деталях (включая, очевидно, сексуальное посвящение
жены человека, давшего обет, главному священнику).
Какой бы не был танец, или танцы, после окончания церемонии всё племя готово выступить на большую
летнюю охоту. У них отличное настроение, и они готовы действовать как одно целое, уверенные в своей силе.

* Вероятно, что шайенны заимствовали идею танца животных, а также самоистязание в Танце Солнца, из
церемонии Окипа манданов, которую они могли видеть в период своего пребывания на реке Миссури.
Церемонию Окипа описал Кэтлин.

Священная Шапка

Вторым священным символом племени является Магическая Шапка, сделанная из бизоньего меха с
вершины головы вместе с рогами. Сама шапка, как известно, не является центром какой-либо религиозной
церемонии, но имеет множество специальных полномочий и пользуется большим уважением. Как полагают,
шапка находилась у племени сахтай прежде, чем оно объединилась с шайеннами, и её хранитель должен
происходит из сахтай. Шапка хранится в большой связке в типи Хранителя, и его жена переносит её на спине,
когда племя перемещается.
Палатка Хранителя Шапки – место убежища, где любой враг будет в безопасности (если сможет достичь
её), а Шапка имеет другие защитные особенности. Одна из них – кусок кожи с волосами, называемый
Nimhoyeh, или Отражатель. Когда его берут в сражение, он отклоняет стрелы, копья и пули. Используемый
ритуально, он также отражает болезни. В редких случаях, когда всё племя выходит на тропу войны,
Магическую Шапку берут в сражение.

Социальная структура
3. Семья, родственники и община

Социальная структура предназначена для того, чтобы группа людей или индивидуумов была организована и
функционировала как общество. Среди шайеннов самые важные группы – семья, родственники, община,
женские общества, военные братства и племенной совет сорока четырех мирных вождей.

Ухаживание и брак.

Брак, для шайеннов, является формальным и серьезным вопросом. Шайенны сексуально воздержаны,
имеют весьма строгие понятия поведения, и очень чувствительны к тому, что другие члены племени думают о
них. Говоря об истории своей жизни, шайеннская женщина сказала Труману Михельсону:
Моя мать всегда говорила мне, что её главная цель состоит в том, чтобы удержать меня дома,
запрещать мне уходить далеко и проводить ночи с моим подружками. Это было сделано, чтобы не было
никакого шанса для сплетен среди других людей (Михельсон).
Ещё в юном возрасте эта женщина начала получать внимание поклонников, и сестра ее отца приходила в
палатку, чтобы обучить ее тому, как девушка должна поступать, подчеркивая важность хорошего поведения.
Даже в браке ситуация не изменилась. "После того, как я вышла замуж, я думала, что буду иметь больше
свободы в общении со своими подругами, но моя мать следила за мной, и день и ночь держала меня около
мужа. Это было сделано, чтобы предотвратить любые сплетни со стороны людей моего мужа" (Михельсон).
Ее утверждение не было праздным разговором, и не было чем-то необычным, поскольку Гриннелл не
преувеличивал, когда написал:
Женщины шайеннов известны среди всех западных племен своим целомудрием. В старые времена было
совершенно невероятно совратить девушку, и та, кто соблазнилась этим, была опозорена навсегда.
Поступок сразу становился известным, и за это её жестоко упрекали везде, куда бы она ни пошла. Это
никогда не забывалось. Ни один молодой человек не хотел жениться на ней (Гриннелл).
При таких обстоятельствах шайеннское ухаживание – робкое и долгое, затянувшееся дело. Обычно
требовалось четыре или пять лет для молодого человека, чтобы заполучить невесту, и когда он был готов
объявить об этом, то делал это в своём семейном кругу. Что более важно, хороший тон требовал, чтобы
молодой человек сделал это сам, но лучше, чтобы вместо него это сделала старая женщина или другой
родственник. После детства, юноши и девушки не связаны друг с другом, и между ними нет никакой прямой
возможности развить дух товарищества. Как только юноша видел девушку, которая ему нравилась, он
приближался к ней украдкой. Он знал тропинку от ее палатки до ручья, где она набирала воду или рощу, где
она собирала сучья. С надеждой, он стоял на её тропинке. Когда она проходила, он слегка дёргал за ее
одежду. Возможно, он чувствовал, что это слишком смелый поступок. Если так, он мог свистнуть или окликнуть
ее. С каменным выражением, она могла игнорировать его. Или она могла заговорить с ним, но только не о
любви. Если все проходило хорошо, позже они могли встречаться и говорить позади ее палатки. Через какое-
то время они могли обменяться кольцами (старинными, из рога, или металлическими, полученными от
торговцев), которые молодые люди любят носить. Теперь они обвенчаны. Кроме обмена кольцами, жених
редко делал подарки девушке. Когда приходит время, они идут к ее мужским родственникам.
Игра на магической флейте, как предполагается, является тоской по любимой. Некоторые знахари могли
придумать снадобье, жевательную резинку, чтобы помочь несчастному влюблённому добиться своей цели.
Если девушка жует резинку, ее мысли не могут оторваться от юноши, который дал это ей.
Со временем, жених объявляет своё намерение своей родне. Если они не согласны, то отказываются
помогать ему. Если они одобряют его решение, то начинают собирать одежду, одеяла, ружья, луки, стрелы и
лошадей. Один или несколько пожилых, уважаемых мужчин или женщин избраны, чтобы отвести лошадей и
подарки к типи родителей девушки. Лошадей оставляют снаружи. Сваты входят внутрь, курят, ведут светскую
беседу и, наконец, объявляют предложение, а затем уходят, не ожидая ответа. Семейство девушки должно
иметь время, чтобы обсудить вопрос. Ее отец или брат, в зависимости от обстоятельств, посылает за ее
мужскими родственниками, которые собираются в типи, чтобы обсудить все "за" и "против". Если они
отклоняют предложение, лошадей возвращают жениху. Если они согласны, подарки распределяют среди
родственников. На следующий день они собираются снова, отвечая подарками равной ценности. В то время
как женщины семейства раскрашивают и наряжают девушку в самое прекрасное платье из оленьей кожи,
мужчины загружают подарками лошадей, которые должны быть возвращены в обмен на тех, которых они
получили. Самая прекрасная лошадь предназначена невесте. Богато украшенную лошадь отводит к дому
будущего мужа какая-нибудь старая женщина, не родственница. Ее мать следует позади, ведя других
лошадей. В палатке жениха, его молодые родственники и друзья усаживают невесту на одеяло, заносят её
через дверь, и опускают на почётное место в глубине типи. Там ее новые родственницы со стороны супруга
переодевают ее в новую одежду, которую они сделали для этого случая, расчёсывают волосы и заново
раскрашивают ее. Затем следует банкет.
В последующие дни, обе матери работают над обеспечением нового домашнего хозяйства. Это привилегия
матери девушки – обеспечить новую палатку. Родственники с обеих сторон помогают. Когда все готово, обычно
палатку устанавливают около типи матери невесты. Затем молодая пара оставляет типи мужа и переходит в
собственную палатку. Таким образом, появляется вторая семья (первой семьей является то, в которой человек
родился).

Сложное семейство

Мы остановились на том, что молодая пара переселяется в собственную палатку, которая была сделана
матерью невесты и расположена рядом с палаткой родителей невесты. Обычно, палатки замужних сестер
матери также расположены поблизости. Таким образом, формируется комплекс связанных женщин и их
мужей, и эта практика создает ограниченное семейство по материнской линии. С другой стороны, "глава"
большинства семейств – обычно самый старший активный мужчина в группе. Но он должен жениться на
стороне. Таким образом, сложное семейство состоит из главы, его жены или жен, их сестер и их мужей в своих
палатках, их замужних дочерей и их мужей в своих палатках, плюс все не состоящие в браке дети, и,
возможно, несколько беспризорных родственников. Их собственные женатые сыновья уходят жить в
семейства своих жен. Таким образом, зятья являются главными поставщиками мяса для всей домашней
группы. Мясо готовится в типи матери, а дочери относят его в собственные палатки.
Среди членов сложного семейства существует большое сотрудничество в ежедневных хозяйственных
работах, но остаётся большая приватность для каждой семейной пары.
Семейства отличаются по социальному статусу. Гриннелл написал: "Семейство занимает место ...
зависящее от оценки, претендуя быть лучшими людьми. Хорошее семейство считается таким, где много
храбрых мужчин и разумных женщин, и которое обладает большей или меньшей собственностью. Храбрый и
успешный мужчина поднимает статус своего семейства от низкого до высоко; или, поколение неэффективных
мужчин приводит семейство к регрессу". Шайенны, с которыми я работал, дают следующие характеристики
хорошего семейства: 1) оно имеет много хороших верховых лошадей (сорок или пятьдесят); 2) жена должна
быть хорошей хозяйкой, которая содержит типи опрятным и чистым, всегда добродушна, и встает каждое утро
в хорошем настроении; 3) оно снабжено множеством парфлешей с сушеным мясом, множеством мешков,
седельными вьюками, шкурами и хорошей одеждой, "современной" и в хорошем состоянии; 4) оно
воспитывает хороших детей, "которые правильно ведут себя, уважительно относятся к старшим, и так далее".
Бедное семейство, как считается, является таким: 1) мужчина – плохой конокрад (то есть, не может угнать
вражеских лошадей); 2) имеет только трех или четырех лошадей и старое седло; 3) имеет немного
продовольствия, маленькое типи, и одежды и шкур, только чтобы согреться. "Некоторые бедные мужчины
были хорошими работниками, но не имели удачи. Иногда они обвиняли жену. Он хороший конокрад, но она
расточительна". (Хоебэль)
Родство и терминология

Структура родства шайеннов является двусторонней. Шайенны не имеют никакого различия между родными
братьями и кузенами. В пределах первичного супружеского семейства акцент старшинства отражен в
различии между старшим братом (na'niha) и младшим братом (na:sima), старшей сестрой (namhan) и младшей
сестрой (na:sima). Младших братьев и сестер не отличают друг от друга в терминологии. Возраст более важен
чем, пол. Следовательно, na:sima означает младшего родного брата или сестру. Различие возраста не
относится к кузенам; всех их называют "братом" или "сестрой".
Шайенн называет своего отца, брата отца и всех известных мужских кузенов отца, как nihu'. Но брата
матери, который принадлежит к другой родне, называет naxan. Хотя для удобства мы отца назвали nihu',
действительно это означает "мужского прародителя своего поколения". Отца и дядей отца считают такими же
родственниками, в то время как дядей матери называют иначе.
Мать, сестру и кузин матери называют na'go', в то время как сестер отца и кузин отца называют nahan.
Бабушки и дедушки не имеют никакого различия, кроме пола. Два поколения младше для шайенна не имеют
вообще никакого различия. Всех таких детей называют nixa, внуки или внучки.
Шайенн называет своих детей na:' (сын) и na'ts (дочь). Он также называет детей своих братьев и кузенов.
Другими словами, он считает их собственными потомками. Все эти дети – члены одного расширенного
семейства. Детей своих сестер и кузин он называет "племянники" и "племянницы". Когда шайеннская женщина
говорит о своих детях, она подразумевает детей своей сестры и кузин, а детей своих братьев и кузенов она
называет племянниками и племянницами. Следовательно, когда мужчина говорит, na:' и na'ts, это означают
больше чем "сын" или "дочь"; это означает "потомков мужских родственников одного поколения". Говоря о
"племянниках" и "племянницах", он подразумевает "потомков своих женских родственников своего поколения".
Их нужно называть различными терминами, чтобы отличить от собственных детей; если их назвать сыном и
дочерью, это будет означать, что эти дети родились от его сестры, что является запрещенным
кровосмешением.
Если читатель хочет понять характер шайеннского родства в соответствии с показанными терминами, он
увидит пять главных отличий в структуре родства: 1) родня обоих родителей одинаково важна для каждого
человека. Он социально и юридически не принадлежит ни к одной группе. Нет никакой линии происхождения.
Все родственники его поколения, со стороны матери или отца – "братья" и "сестры". 2) На родительском
уровне, брат матери и сестра отца имеют специальные термины, так как он не может жениться на "матери", а
она не может выйти замуж за "отца", потому что они принадлежат к родственникам отца и матери. 3)
"Сыновья" и "дочери", "племянники" и "племянницы" принадлежат той же самой родне, но не могут вступать в
брак из-за табу кровосмешения. 4) Все "внуки" одинаковы с точки зрения говорящего, все они члены той же
самой расширенной родни. 5) Бабушка и дедушка – одинаковы по той же самой причине, как и внуки.
Шайенны имеют немного различий между родственниками, кроме различий между поколениями (хотя
Петтер считает, что двадцать восемь терминов отношений могут быть заменены более 20 000 способами). Это
совместимо с акцентом старшинства в социальных отношениях, который является настолько важным в
системе власти и культуры. Как было показано в первой главе, они считают племя, как одно большое
семейство (лагерный круг, который символизирует семейное типи). Они распространяют понятие семейства
настолько широко, насколько это возможно. Брак – это семейный вопрос, а не личный. Отношения семейства
более коллективны, чем индивидуальны.
В пределах родственной группы, различные статусы призывают к специальным способам общепринятого
поведения. Мужья и жены, хотя и застенчивы в отношениях друг к другу на ранней стадии брака, обычно
становятся любящими партнёрами. Они формируют пару с сильным чувством семейной ответственности.
Старая женщина, осведомитель Михельсона, заявила: "Мы завели первого ребенка после того, как прожили
вместе один год. Тогда я начала действительно любить своего мужа. Он всегда относился ко мне с уважением
и добротой". Когда ее муж умер: "Его смерть сделала меня одинокой, и это было самым ужасным событием в
моей жизни". Такой была идеальная жизнь между мужьями и женами, хотя, конечно, она не всегда удавалась.
Некоторые жены были сварливы. Некоторые мужья были ревнивы или скупы. Вот история об одном таком
человеке, Храбром Волке.

У Храброго Волка была красивая жена. Он ревновал её. От людей он слышал замечания: "Есть женщина,
которая имеет двух детей, и она все еще очень хороша". Эти дети были от её первого мужа, Волка с Высокой
Спиной, которого убили кроу. Однажды, разгневанный Храбрый Волк избил свою жену, Женщину Маис, и когда
лагерь перемещался, он бросил её. Племянник Храброго Волка, Солнечная Дорога, бывший одиноким
мужчиной, услышал ее плач. Он пошел в свою палатку, чтобы взять лошадь и привезти женщину назад.
Вечером он привёз её в главный лагерь. Храбрый Волк узнал об этом, и пришёл, чтобы забрать её. Он стал
бить ее по лицу.
Роющий Медведь, его племянница, ждала такой случай. Она ударила его по руке дубинкой в тот момент,
когда он размахнулся кнутом. Он крикнул: "Подожди, пока моя рука отойдёт! Я разберусь с тобой". Роющий
Медведь сказала Женщине Маис войти в палатку. Храбрый Волк последовал за нею в палатку, чтобы
отхлестать ее еще раз.
Тогда племянница ударила его дубинкой по голени.
"Забавно", сказал Храбрый Волк, "твои дети принимают сторону женщины, которая им не родня. Я твой
дядя".
"Если бы ты не ударили нашу мать, мы бы не сделали это". (Храбрый Волк был кузеном их отца,
следовательно, назывался "отцом"; поэтому его жена считалась их "матерью", даже притом, что не была
генетической матерью). Затем Храбрый Волк отвёл Женщину Маис домой, но следующим утром он ударил ее
снова. Тогда она убежала и спряталась в ущелье, закрывшись травой. Храбрый Волк искал её, но безуспешно.
Она думала, что была в безопасности, и, наконец, останется в покое. Но здесь она голодала.
Через некоторое время появился большой волк и спросил ее, что случилось (он мог говорить на языке
шайеннов).
"Мой муж бьёт меня, и я убежала".
"Ладно", сказал волк, "я верну тебя обратно".
Он принес ей мясо, и предупредил ее, когда появился медведь. Она взобралась на дерево и оставалась
там, пока медведь не ушел. Затем пришёл лось и заговорил с нею. Он дал ей силу лося.
Тем временем, Храбрый Волк начал траур. В лагере все думали, что она совершила самоубийство. Храбрый
Волк присоединился к Противоположным (маленькая группа опрометчивых мужчин, которые делали всё
наоборот). Он получил копьё Противоположных, сделанное Высоким Лбом. Только одинокие мужчины могли
иметь такое копье, но когда Женщина Маис оставила Храброго Волка, он снова стал одиноким. Он пытался
покончить с жизнью в сражении, но Противоположные копья были очень удачливы, и он всегда благополучно
возвращался из сражения. Он не мог погибнуть.
Однажды она спускалась с холма в ущелье, и встретила молодого человека. Он увидел ее жалкое
состояние. У неё не было никакой одежды, только маленький кусок одеяла. У неё не было гребня для волос.
Ее волосы были растрёпаны. Она была слаба и изнурена от голода. Увидев его, она стала ещё слабее. Она
пошатнулась. Молодому человеку было так жалко её, что он заплакал. Она тоже попыталась заплакать. Но не
смогла выдавить ни слезинки. Её голос пропал, и она не смогла вымолвить ни слова.
"Оставайся здесь", сказал он. "Твой брат охотится прямо здесь. Я приведу его".
Он нашел Сумасшедшую Голову, ее брата, и сказал ему: "Твоя сестра здесь".
Сумасшедшая Голова и охотники бросились к ущелью, и нашли ее. Они принесли ее в лагерь. Она была
столь слабой, что не могла стоять.
Храбрый Волк услышал новости. Его волосы были подрезаны в трауре. Он прибежал и решил повесить свою
бывшую жену. Она укусила его за руку.
Это взбесило Сумасшедшую Голову. Он хотел убить Храброго Волка, потому что тот бросил его сестру.
Затем пришла мать Женщины Маис и начала бить Храброго Волка. Все люди начали бить его. Когда они
вернулись в лагере, все женщины били его.
Храбрый Волк был увлечен Женщиной Маис, она вскружила ему голову. Он хотел ее назад. Он продолжал
посылать лошадей за нее, но люди Сумасшедшей Головы бросали в них палки и отгоняли их. Мать Женщины
Маис оскорбляла женщин, которые приводили их. Когда Храбрый Волк приходил, сестра Женщины Маис била
его по лбу и насмехалась, говоря: "Ты больше похож на барана, чем на мужчину". Он не пытался защищаться,
и только ниже опускал голову, получая удары.
Храбрый Волк был великим воином, но не вождём. Вождём он стал позже. У него был прекрасный черный
боевой конь, которого хотел заполучить каждый, но он не хотел продавать его или дарить.
Отправляясь в военный поход, Храбрый Волк взял себе в помощники Солнечную Дорогу, брата Женщины
Маис. Он делал для него всё, как если бы был слугой.
Однажды, когда Сумасшедшая Голова возглавил военный отряд, Храбрый Волк принес Солнечной Дороге
хороший кусок мяса. Он привел своего короткохвостого вороного. "Ты знаешь, что на этой лошади я
отправляюсь на войну. Ты знаешь качества этой лошади", сказал он Солнечной Дороге. "Теперь я хочу, чтобы
ты получил его, чтобы отправиться на войну. Ещё больше, я хочу, чтобы ты взял мое Противоположное копье".
Это было его самое дорогое имущество.
Когда они вернулись из похода, Солнечная Дорога сказал своей матери: "Ты знаешь, что, когда мужчина
ведет военный отряд, ему приходится голодать. Храбрый Волк сделал все для меня. Всё это время я знал,
чего он хочет. Он хочет мою сестру. Ты должна установить новую палатку. Моя сестра должна возвратиться к
нему. Скажи ей приготовиться".
Когда мать сказала ей, чего хочет Солнечная Дорога, Женщина Маис заплакала. "Я никогда не думала, что
снова буду женой этого человека, но если мой брат говорит, я должна идти. Мой брат – великий воин. Если я
скажу, "Нет", вероятно, он погибнет в первом бою (совершит самоубийство). Тогда я буду думать, что я стала
причиной этого".
Когда они снова были вместе, она сказала Храброму Волку: "Не пытайся ударить меня снова. Если ты
сделаешь это, я буду драться с тобой тем, что окажется под рукой. И не важно, если ты убьёшь меня".
С того времени он стал ее рабом.

Эта история, рассказанная Женщиной Теленка (которая в это время была в лагере), и подтверждённая
Высоким Лбом, иллюстрирует множество аспектов шайеннского общества. Первое, шайенны, подобно всем
другим людям, не являются автоматическими рабами традиций; всегда есть люди, которые отклоняются от
норм поведения. Но шайенны, как общество, имеют необычайно сильное чувство истинного такта, и не
допускают проявления плохого поведения. Второе, проступок шайенна, который раскаивается и желает
исправить ситуацию, может быть реабилитирован при помощи товарищей, и он может быть восстановлен в
прежнем положении. Третье, шайеннские женщины, хотя по статусу являются низшими по отношению к
мужчинам, могут быть сильными и агрессивными; они не являются униженными. Четвертое, мужчина, который
в жизненном пути подвергается стрессу, может найти открытый путь к славе и общественному уважению, став
Противоположным, или ещё проще, позволив убить себя в сражении, умирая красивой смертью. Пятое, братья
имеют абсолютное право распоряжаться браком своих сестер, даже больше, чем их отец (Женщина Маис
боялась, что будет ответственна за самоубийство брата, если не исполнит его решение).
Отношения между братьями и сестрами – одна из форм формального уважения и сдержанности. Хотя в
детстве они могут играть вместе, ко времени половой зрелости они должны прекратить все проявления
дружеских отношений. Между ними не может быть никаких физических контактов или подшучиваний. Никаких
ругательств не может быть произнесено в присутствии друг друга. Они не могут даже говорить друг с другом.
Однако, есть лазейка в этом табу. Мужчина, который идет в типи своего зятя, чтобы позаимствовать что-
нибудь, может не застать его дома. Он не может сказать сестре, чего он хочет, но может сказать это ее
маленькому ребенку. Через некоторое время сестра, выслушав его желание, помещает это изделие в место,
где оно может быть легко замечено. Он забирает это и уходит. Он получил то, что хотел, не нарушив правил
поведения.
Табу кровосмешения строго применяется к братьям и сестрам, и управляет всем их поведением. Это
совместимо с универсальным табу кровосмешения. Это также соответствует праву брата распоряжаться
браком своей сестры. Это право столь велико, и является столь серьезным оскорблением, что, если сестра не
повинуется его слову, брат может фактически совершить самоубийство (и были такие случаи). В таком случае,
девушку изгоняют из семьи. Сестру Дороги Пеммикана изгнали из племени за то, что она не повиновалась
своему брату. Много лет спустя она возвратилась к северным шайеннам. Когда люди пришли, чтобы сказать
об этом ее отцу, известному вождю, Железной Рубахе, он с каменным лицом ответил: "Я не знаю, сколько лет
прошло с тех пор, как я отрёкся от неё, поскольку она не повиновалась своему брату. Она не моя дочь. Я не
хочу видеть ее". Позднее она снова попробовала возвратиться, но он так и не принял её. "Дорога Пеммикана
умерла без отца и матери". (Ллюеллин и Хоебэль)
Женщина разводится с мужем просто, возвращаясь в типи родителей. Мужчина может развестись с женой
во время Танца Омаха. Во время танца мужчины, которые желают развестись, танцуют вместе. Мужчина,
который хочет публично опозорить свою жену, может присоединиться к ним. В конце танца он бьёт в барабан и
кричит: "Я выгоняю её". Когда мужчина назначен лидером Танца Омаха, самое большее, что он может
сделать, это отказаться от своей сестры. "Это похоже на подарок прекрасной лошади, или ещё лучше". В
отличие от жены, сестра, как предполагается, удостаивается высокой чести. Брат ударяет в барабан, а затем
бросает палку в мужчин, и мужчина, которому она достаётся, становится мужем сестры.
Матери постоянно предупреждают и обучают своих дочерей. Отцы дружески относятся к своим сыновьям, но
не принимают участия в их образовании, пока они не повзрослеют; мальчики, в значительной степени,
самостоятельны и учатся друг у друга, пока не придёт время выйти на военную тропу. Сестра отца более
свободно относится к ребенку. Она делает колыбель для младенца и преподносит ему подарки на протяжении
всей жизни. Она может поддразнивать детей, чего мать никогда не делает. Племянница может отпускать шутки
взамен и может использовать любую собственность тети, если нуждается в ней. На протяжении всей жизни
племянница делает подарки своей тете. В целом, отношения детей, мальчиков и девочек, к сестре своего отца
свободны от формальных ограничений, которыми они связаны со своей матерью. "Я предпочел бы иметь
тетю, а не мать", подвел итог Высокий Лоб. Сестры матери также считаются "матерями".
Дядя матери имеет почти такие же отношения со своими племянницами, как племянники с сестрой отца. В
отличие от многих американских индейских племен, он, а не отец, наказывает непослушного мальчика
(Петтит). Брат матери может поговорить с мальчиком, но никогда не станет наказывать его. Матери иногда
теряют терпение и бьют своих дочерей. В двух зарегистрированных случаях, дочери совершили самоубийство
(повесились), и матери были изгнаны за убийство; после этих событий Стрелы были возобновлены (Ллюеллин
и Хоебэль).
Шайеннские бабушки и дедушки потворствуют своим детям. Учитывая различия в возрасте, бабушки,
дедушки и внуки – реальные товарищи и относятся друг к другу как ровня. Дедушки передают своим потомкам
племенные знания и мифы.
Отношения с родственниками со стороны мужа или жены имеют отличительный характер. Шайенны любят
накапливать родственников, и приветствуют расширение своих обязательств родства через брак. Для них это
настолько важно, что семейства заботятся о выборе помощников для своей молодёжи. В любом обществе
всегда есть затаенное чувство психологической враждебности между родственниками со стороны мужа или
жены. В некоторых случаях (остров Добу), враждебность откровенна. В шайеннской культуре учреждения
социальной структуры минимизируют и управляют враждебностью, в то же самое время, создавая совместные
аспекты отношений.
Шайеннский мужчина называет мужа своей сестры nitov. Он также называет брата своей жены. Термин,
который является эквивалентом нашему "зятю", означает "брата через брак". Зять, как ожидается, будет
грубым и хорошим приятелем. Они помогают друг другу (на военной тропе), время от времени обмениваются
подарками, и работают вместе. Это одна сторона. С другой стороны, враждебность проявляется через грубые
шуточки и развлечения. Однажды, когда лагерный глашатай призывал вождей собраться на совет, Бычья
Голова выкрикнул: "Не называй их вождями! Назови их дураками. Слишком много дураков развелось среди
вождей". Это было не издевательство, поскольку его зять был вождём; когда этот анекдот рассказал мне
Последний Ходок, другие шайенны, находившиеся в палатке, хохотали во всё горло. Это была хорошая шутка,
выражение привилегированных дружественных отношений, оцененная другими.
Отношение мужчины к своей невестке очень похожи на отношения к зятю. Они шутят, их отношения
свободны и откровенны. Эти отношения противоположны тем, которые существуют между братом и сестрой.
Табу кровосмешения, которое ограничивает родных братьев и сестёр, не приветствуется в этих отношениях;
каждая невестка – потенциальная вторая жена для мужчины – левиратный и сороратный брак. Поскольку
связи между двумя семействами уже укрепили брак, осмотрительное поведение мальчика, ухаживающего за
своей первой будущей женой, не относится к невестке.
Отношение мужчины к теще – весьма интересный вопрос. Всякие отношения между ними абсолютно
запрещены. Хотя мужчина должен снабжать ее домашнее хозяйство мясом и исполнять другие услуги, он
никогда не может говорить с нею. Он никогда не может оставаться с нею один на один, и когда он оказывается
в ее присутствии, то должен закрыть голову. Дружественные отношения и возможные трения между ними
уменьшены до минимума.
Однако для некоторых шайеннов ситуация может измениться. Мужчина, который всегда поступает в
соответствии с обычаями, получает значительное социальное одобрение, когда выбирает одну из лошадей,
захваченных у врага, чтобы подарить её своей теще. Подарок, конечно, сделан через другого человека. Его
теща может возвратить долг, если она член общества Вышивальщиц. Чтобы сделать это, она украшает
прекрасную бизонью шкуру окрашенными иглами дикобраза, и формально вручает ему на банкете общества
Вышивальщиц, проведенном в ее собственной палатке. Он не участвует в банкете, и уезжает со шкурой на
лошади, которая была оставлена позади палатки тещи, как подарок для него. С этого времени, табу между
тещей и зятем обойдено.
Этот способ открыт не для каждого шайенна. Это привилегия особого класса, высокое достижение, которое
может быть получено только теми, кто показал свои самые лучшие достоинства – молодой человек, который
показал себя достойным во всех отношениях, женщина из хорошей семьи, личное превосходство которой
показывает ее членство в обществе Вышивальщиц. Очевидно, опасаясь проступков и неприятностей, которые
подразумевают табу, существует гарантия, что эти двое не будут плохо себя вести. Возможность
урегулирования этого вопроса показывает, что шайенны считают это табу, как нечто тягостное, но необходимое
для обычного человека.
Шайеннский тесть может говорить со своим зятем, но не может покровительствовать ему. Однако молодой
человек сохраняет к нему уважение.
Тилор давно продемонстрировал, что предотвращение общения между родственниками со стороны мужа
или жены соответствует месту жительства. Предотвращение общения обычно, где совместное место
жительства (около родителей невесты) – это традиция. Женщина избегает тестя обычно там, где место
жительства около родителей жениха – это способ. Так как мужчина обычно живёт с родителями невесты,
можно ожидать, что правила предотвращения общения могут быть менее строгими в случае женщины и ее
свекра. Невестка должна показывать уважение к отцу своего мужа, но обоим разрешают говорить друг с
другом и находиться в одной палатке.
Поскольку нет никакой потребности в запрещении сексуальных импульсов между женщиной и матерью
мужа, они могут свободно общаться, хотя молодая женщина должна вести себя уважительно, "наилучшим
образом", как выразился один шайенн Эггану.
Отношения тестя (тещи, свекра, свекрови) с детьми родственников со стороны мужа (или жены) в
психологическом отношении смягчены, и связаны с терминологией родства. Зять и невестка оба
представлены термином, nixa. Таким образом, они перенесены в пределы родни и близко связаны в
соответствии с обязательствами родственников со стороны мужа или жены. Молодёжь обращается к
родителям мужа или жены в соответствии со специальными терминами, которые получены из слов бабушка и
дедушка, но, тем не менее, отличны. Они выражают импульс соединить старших родственников со стороны
мужа или жены, хотя они действительно принадлежат различной родне.
В сумме, шайенны делают всё, чтобы подчеркнуть идентичность семейства, с которыми они связаны
браком. Они формально различают общепринятые отношения и поведение к различным категориям
родственников в соответствии с требованиями, запрещающими кровосмешение, отношением к старшему
поколению, предпочтением в возможностях брака и месту жительства.

Родня

Шайеннская родня представляет отдельные семьи, связанные в одно тело, в пределах которого личные
отношения тщательно определены. Для шайеннов, родня – не просто круг родителей и детей (Петтер). Родня,
по существу, не одна жилая группа. Потенциально, она состоит из всех людей, которых считают
родственниками со стороны отца или со стороны матери. Родня является двусторонней. В шайеннском
обществе нет никаких кланов.
Родня не представляет организованную группу. Границы членства не четки, потому что, хотя все
родственники являются семьёй, не все являются родственниками определённого человека. Реальная родня
состоит из тех родственников, которые помогают и поддерживают друг друга в таких вопросах, как заготовка
продовольствия и собирание свадебных подарков, или продовольствия и подарков, которые должны быть
отданы, когда один из членов признан вождём или поклялся провести одну из священных церемоний.
Некоторые родственники наполнены сильным чувством семейства, и борются за общественное признание.
Лояльностью и энергией они привлекают большое число родственников. Другие испытывают недостаток в
гордости и энергии. Они могут иметь небольшое число активных членов из-за потерь на войне или во время
болезни.

Община и лагерь

Поскольку отдельные семьи и сложные семейства – основные единицы родни, родня – основная единица
общины. Общины состоят из более или менее близко связанных родственников, которые обычно живут в
одном лагере. Лагеря – временные поселения с изменяющимся размером и составом. Отдельное семейство,
живущее самостоятельно, формирует лагерь. Родственники, живущие отдельно, также формирует лагерь.
Несколько связанных родственников, живущих вместе, формируют лагерь общины. Все шайеннские общины,
собравшиеся вместе для одной из церемоний или выхода на военную тропу, формируют племенной лагерь.
Большую часть года шайенны живут в рассеянных лагерях везде, где доступен адекватный фураж для
лошадей, а охотники могут охватить широкий диапазон в поисках дичи. Племя собирается вместе на очень
короткий период, с середины июня до конца лета, для Возобновления Стрел, проведения Танца Солнца или
Танца Животных, и совместной охоты на бизонов. Сбор всего племени – случай огромного социального
значения, но он возможен только, пока стада бизонов сконцентрированы в больших числах. Когда летняя
трава меняет свой цвет с зеленого на бурый, и стада бизонов начинают рассеиваться, шайенны решают, что
также должны рассеяться.
Шайенны, как говорят, принадлежат к общине, в которой они родились. Мать могла принадлежать к другой
общине. Община, прежде всего, состоит из близко связанной родни. Люди, которые живут в одном лагере,
могут жениться, и будут признаны членами той же самой родни, но не принадлежать к той же самой общине.
Лидеры общины – выдающиеся представители родственников, которые составляют общину. Они могут или
не могут быть вождями племени, или вождями одного из военных обществ. Главный вождь наибольшей
общины почти наверняка может быть вождём племени, членом Совета Сорока Четырех.
Существует десять главных шайеннских общин:
1. Едоки, omisis. Едоки говорят, что они получили это имя, потому что их предки были удачливыми
охотниками, и всегда имели много провизии. Другие шайенны говорят, что они получили это имя потому, что
ели всё подряд. Едоки – наибольшая шайеннская община, жившая на севере.
2. Сожженная Аорта, heviqsnipahis. Это название, как полагают, произошло от одного старого случая, в
котором сожжённая аорта бизоньего сердца использовалась как трубка. Женщины этой общины имели
привычку садиться, сгибая ноги налево. Все другие шайеннские женщины сидят, подвернув ноги направо.
3. Мужчины Волосяной Веревки, hevatanui. В то время как другие шайенны делали веревки из сыромятных
ремней, в этой общине верёвки обычно делали из скрученных волос. Мужчины Волосяной Веревки были
лидерами в перемещении из Блэк-Хилс на южные равнины.
4. Паршивые, oivimana. Первоначально, родственники в пределах общины Волосяной Веревки. Их главный
мужчина, согласно одному отчету, заразился кожной инфекцией, используя шкуру паршивого бизона в
качестве седла. Члены его семьи заразились от него.
5. Мужчины Горного Хребта, isiometannui. Ещё одно ответвление Мужчин Волосяной Веревки, которое
предпочитало жить в "стране горного хребта", в верховьях реки Смоки-Хилл, в Колорадо.
6. Выступающие Челюсти, oktouna. Отличались практикой танца, перед выходом на военную тропу, они
танцевали Танец Оленей.
7. Бедные, haunowa. Происхождение названия неизвестно.
8. Сахтай. Община произошла из племени сахтай, которое соединилось с шайеннами в конце
восемнадцатого столетия.
9. Те, кто едят с сиу, wutapiu. Название этой общины происходит от слова сиу, которое означает Едоки.
Община произошла после объединения сиу и шайеннов в некотором прошлом.
10. Серые Волосы, masikota. Эту общину также называют Согнутые Ноги. Как говорят, в этой общине было
большое число седых детей.
В период между 1837 и 1849гг, община Серые Волосы понесла две разрушительные трагедии, которые
закончились ее поглощением одним из военных обществ, Солдатами Собаки.
Однажды, Медведь Дикобраз, главный вождь Солдат Собаки, в пьяной ссоре зарезал другого шайенна,
Маленького Ручья, а затем приказал полудюжине своих родственников добить его, что они и сделали. Все
семеро были изгнаны, вместе с их семействами. Однако в следующем году, они успешно заманили в засаду и
уничтожили охотничий отряд кайова из тридцати человек. С тех пор они добились множества военных побед, и
другие Солдаты Собаки начали оставлять свои общины, чтобы жить с изгнанниками. Затем, в 1849г, холера
почти уничтожила три общины на юге. Оставшиеся в живых из общины Серых Волос, неспособные дольше
защищать себя, присоединились к лагерю Медведя Дикобраза, и стали Солдатами Собаки. Вскоре после
этого, все Солдаты Собаки оставили свои лагеря и присоединились к группе Медведя Дикобраза. Так Солдаты
Собаки стали самостоятельной общиной, и третьим подразделением племени.
Другие родственники, присоединявшиеся к главному лагерю, членами которого они являются, часто
формировали так называемые общины-эмбрионы. Поскольку эти группы часто имели собственные названия,
некоторые ранние авторы путали их с общинами. Эти группы – Люди Медведя, nakoimana, Белые Хитрецы,
wokpotsis – по общему мнению, склочная группа, трудно уживавшаяся с другими – и Движущиеся на Север,
notamin. Застенчивые Люди, tatoimana, появились, когда главный человек семейства, Бизоний Вождь, был
изгнан за то, что в различных случаях убил двух соплеменников. Многие его родственники последовали за ним
в изгнание и стали заметно робкими и застенчивыми, когда встречались с другими шайеннами. *
Наконец, интересно обратить внимание, что в названиях шайеннских общин полностью отсутствует любая
тотемная идентификация с растениями или животными. Названия – как прозвища – очень просты. Однако они
показывают важный момент – культура общества не гомогенна; подгруппы имеют свою субкультуру. Общины
сохраняют свою отличительную идентичность в пределах всего племени, постоянно поддерживая
собственные уникальные обычаи в некоторых аспектах ежедневной жизни.
Также стоит отметить, что почти вся мифология шайеннов сосредоточена на структуре племени, а не на
общинах. Сложные циклы приключений культурных героев, Сладкой Магии и Вертикальных Рогов, объясняют
комплекс Магических Стрел, Танца Солнца и военных обществ. Другие мифы подробно останавливаются на
формировании племенного совета. Легенды, которые приписывают происхождение названия общин, являются
тривиальными и банальными, часто неоднозначны и сомнительны.

* Хотя этот случай произошел приблизительно сто семьдесят лет назад, эти люди все еще живут как
отдельная группа в резервации Монтаны. Современные шайенны говорят, что они продолжают так себя вести.

4. Военные общества и общество Вышивальщиц.

Кроме родственников и общин существуют братства, или военные клубы (Солдаты Собаки – более позднее
исключение). В то время как охота является мужским занятием, война – деятельность, которую организуют
военные общества. Интересы этих обществ могут быть личными или всего племени, но не семейными.
Эти общества организованы не на основе колониальной милиции первых американских поселений. Они
более похожи на Американский Легион или общество Ветеранов Зарубежных Войн (V.F.W.) – социальные и
гражданские организации, сосредоточенные на военном опыте членов, прославляющих ритуалы и
увеличивающих опыт, с обязанностями и услугами, выполненными от имени сообщества в целом.
Появление военных обществ приписывается мифологической женщине, основавшей правительственную
структуру шайеннов; Сладкая Магия, как говорят, дал им различные знаки отличия и ритуалы.
Пять первоначальных военных обществ – Лисы, Лоси (или Погремушки из Копыт), Щиты, Собаки и Тетивы
(или Противоположные). В девятнадцатом столетии, после уничтожения всех Тетив кайова и команчами в
1836г, Друг Совы создал новый клуб, Волки (или Тетивы Друга Совы), как результат видения, полученного во
время голода и холода на севере. Северные Бешеные Собаки – седьмой клуб, союз противоположных,
скопированный с Тетив, и, вероятно, созданный под влиянием "Бешеных Собак, Желающих Умереть" кроу,
хидатса и манданов (Лоуи).
Во многих культурах, особенно в Африке и Меланезии, мужские клубы определяются возрастом. Хотя это
можно отнести к военным обществам оседлых племен северных Равнин, шайеннские общества, как и
большинства племен Равнин, не градуируется. Это означает, что мальчики определённого возраста
присоединяются не к самому низшему клубу, а затем переходят в следующий по рангу, когда становятся
старше. Когда шайеннский мальчик готов выступить на войну, он может присоединиться к любому клубу по
своему выбору. Часто это клуб его отца или старшего брата, но не обязательно. Позже он может изменить
своё членство, но это случается очень редко. Ни один клуб не имеет высшего статуса, хотя популярность и
престиж обществ время от времени изменяется. Все братства очень похожи своей внутренней организацией и
действиями; различия заключаются в регалиях, одежде, танцах и песнях.
Каждый клуб имеет четырех офицеров, или лидеров. Лидеры – главные военные вожди племени, хотя
любой компетентный мужчина может организовать и вести военный отряд. Два главных вождя, которые
являются ритуальными лидерами, сидят в глубине палатки, когда клуб проводит встречу. Другие два сидят с
обеих сторон двери и служат посыльными, или даже "послами" Совету Сорока Четырех и другим военным
обществам всякий раз, когда в лагере возникает большая проблема. Эти двое – самые храбрые мужчины в
обществе. Они занимают почётное место у двери, потому что, когда лагерь группирует типи в ожидании
вражеского нападения, они охраняют открытый промежуток.
Пять из семи обществ также имеют четырех девственных дочерей вождей племени, как почётных девиц,
которые участвуют в церемониях и сидят в центре круга военных вождей, когда они встречаются на общем
совете. Выбор девушек из "самых лучших семей" иллюстрирует шайеннский идеал целомудрия и
совершенного поведения, таким образом, призывая других подражать им. Женщины, не имея прямого доступа
к власти, получают высокое уважение и социальную награду. Все члены общества называют этих девушек
"сестрами", и не могут жениться на них. Если одна из девушек нарушит обет целомудрие прежде, чем выйдет
замуж, это принесет неудачу воинам ее клуба. Собаки и Противоположные утверждают, что они никогда не
имели девушек, потому что не могли доверять девушкам, которые могли совершить ошибку.
Два кратких описания, полученных Дорси, представляют образец особенностей, которые характеризуют
различные общества.

Общество Лося (погремушки из копыт) имеет около ... ста воинов ... и четыре девушки. Среди них есть
хранитель барабанов и хранитель эмблемы из лосиного рога, которая сделана в виде гремучей змеи. Два
самых храбрых мужчины несут копья с крюком на конце. Эти два копья обернуты в шкуры выдры. Древко
украшено двумя полосками шкуры выдры приблизительно на расстоянии два фута, с четырьмя кулонами
орлиных перьев, прикреплённых к каждой полоске для украшения. Копья имеют длину около восьми футов.
Все другие воины носят прямые копья, завернутые в шкуру выдры. Каждый воин имеет погремушку. Эта
погремушка – палка приблизительно фут длиной, покрытая оленьей кожей, с несколькими привязанными
копытами лося, оленя или антилопы. Хранитель лосиного рога – лидер в танце и пении. Лосиный рог,
используемый этими воинами, магический. Он прямой, приблизительно два дюйма толщиной и около
восемнадцати дюймов длиной. Он имеет голову и хвост и сделан в виде змеи. На спине змеи – углубления,
вырезанные приблизительно на расстоянии один дюйм. Когда рог используют в песнях и танцах, его держат за
хвост левой рукой, а правой рукой держат кость голени антилопы и трут её по спине змеи, таким образом,
производя громкий, пронзительный звук. Общество имеет четыре священные песни, четыре военные песни, и
приблизительно двести танцевальных песен. Сто или больше воинов поют в унисон, одновременно протирая
по лосиному рогу, таким образом, создавая громкий звук, слышимый на большом расстояния. Согласно
обучению Пророка, этот рог используется для завлечения бизонов. Всякий раз, когда племя хотело, чтобы
большое стадо бизонов, лосей или оленей подошло к лагерю, воины объединялись, жевали магическую траву,
используемую во всех священных церемониях стрел, и наносили её на лосиный рог, чтобы сделать его
эффективным. Затем хранитель брал изображение змеи за хвост и проводил лопаткой от головы к хвосту.
Сделав это четыре раза, бизоны и олени становились заколдованными и приходили к лагерю. Всех антилоп и
оленей убивали, а из их копыт делали погремушки.
Кроме погремушек, копий, луков и стрел, каждый член общества одевается по своему усмотрению. Все
воины различных обществ имеют священный лосиный рог. Во время танца, Погремушки из Копыт держат
копья, поднятые вертикально вверх. Они подпрыгивают, поют и потрясают погремушками.
Общество Лис или Койотов получило такое название, поскольку его члены подражают койоту в
выносливости, хитрости и проворстве. Они опережают своих соплеменников в беге на длинные дистанции,
играх, и т.д. В этом обществе приблизительно сто пятьдесят воинов, а их главный вождь носит шкуру койота.
Общество считает эту шкуру священной. Магическая шкура койота позволяет воинам пробежать большие
расстояния без остановки. Общество имеет хранителя погремушки, которая сделана из тыквы, выкрашенной в
красный цвет, с камешками внутри. В старые времена погремушка была сделана из бизоньей шкуры, но в
последнее время тыква заняла её. Эта погремушка используется в танцах и песнях, а её хранитель – лидер в
танцах и песнях, и он знает все песни. Общество имеет четыре священные песни, часть которых связана с
койотом; четыре военные песни, и приблизительно триста танцевальных песен.
Когда воины проводят четырёхдневные танцы, они устанавливают свои палатки в центре лагеря или перед
лагерным кругом. В пределах лагерного круга помещена шкура койота, головой к входу. Вождь с помощниками
сидит позади шкуры. Во время совета шкуру помещают перед вождями. Четыре девушки этого общества сидят
перед вождями. Два воина носят копья приблизительно полтора дюйма шириной. Между концами натянута
верёвка, которая придает копью форму лука. Несколько разных перьев прикреплены к копью, которые имеют
острые концы. Другие воины носят прямые копья. Каждый воин имеет два орлиных пера, вертикально
торчащие из скальповой пряди, и вооружён луком и стрелами. Все члены общества одеваются однообразно.
Их тела и верхние части рук и ног выкрашены в желтый цвет, а нижняя часть рук и ног выкрашены в черный
цвет. На груди каждого воина висит кусок шкуры в виде полумесяца, выкрашенный в чёрный цвет. Они всегда
носят два орлиных пера и копье. Во время танца воины быстро подпрыгивают, поддерживая быстрый темп
музыки. Четыре девушки, которые являются дочерьми вождей, украшают свои платья лосиными зубами. Их
лица раскрашены желтым цветом, и они также носят два вертикальных орлиных пера.
В прошлом, каждый воин этого общества носил роач от макушки до затылка, чтобы продемонстрировать
скальповую прядь, виски были лишены волос. Все члены других обществ носили длинные волосы. Шкура
койота – эмблема этого общества, поскольку в подобной шкуре Пророк принес племени Магические Стрелы.
Койот был животным, которого Великий Дух послал, чтобы бродить по земле, и он был одним из животных,
который в ранние времена мог говорить с мужчинами (Дорси).

Военные общества имеют важные вспомогательные функции – охраняют большие племенные церемонии,
охоты и поддерживают порядок в лагере.
Среди шайеннских женщин есть всего лишь одна организация, священное с общество Вышивальщиц.

5. Совет сорока четырех


Краеугольным камнем шайеннской социальной структуры является совет сорока четырех мирных вождей.
Война может быть главным занятием шайеннов и защитой от враждебных кроу и пауни, все же, совершенно
ясно, что самой фундаментальной проблемой является опасность распада племени из-за внутренних
разногласий и агрессивных импульсов шайеннов друг против друга. Следовательно, высшая конституционная
власть племени находится не в руках агрессивных военных лидеров, а контролируется уравновешенными
мирными вождями. Все мирные вожди показали себя хорошими воинами, но когда вождь военного общества
избран мирным вождём, он должен отказаться от своего поста в военном обществе. Он сохраняет членство в
обществе, но не положение военного вождя. Фундаментальное разделение гражданских и военных
обязанностей, с превосходством гражданских, которые являются характеристикой для многих индейских
племен, представляют неписанную конституцию шайеннов.
Шайеннский мирный вождь избирается на определенный срок – десять лет – и ритуально вводится в
должность как член совета. Каждый вождь представляет свою общину, и всегда является главным мужчиной
расширенного семейства. Прежде всего, он "защитник своих людей", "отец" каждому члену племени.
Обычно вождь престарелого возраста не участвует в сражениях, даже когда деревня атакована; но если
воины разбиты, вожди могут выйти и попытаться остановить врага.
Вождь племени должен быть уравновешенным, хорошим человеком, энергичным, мудрым, добрым,
заботящимся о благосостоянии других, храбрым, великодушным альтруистом. Эти черты выражают
воплощение шайеннского идеала. Это означает, что вождь племени постоянно помогает бедным. "Независимо
от того, что вы просите у вождя, он дает вам это. Если кто-то хочет что-то позаимствовать у вождя, он отдает
это ему навсегда".
"Впервые, с тех пор как стал большим вождём (племени), я встретил такого бедного человека", объявил
Высокая Спина Волка после того, как увидел пауни, который был раздет и избит Солдатами Тетивы: "Теперь я
собираюсь снабдить его". "Я хочу выручить тебя", обратился он к пауни. "Именно поэтому я явился сюда,
потому что я вождь своего народа. Вот твоя одежда. Снаружи – три лошади. Возьми любую на выбор! Вот
шкура горного льва. Я ношу её на парадах. Теперь я отдаю это тебе". К этим вещам он также добавил
шестизарядный (Ллюеллин и Хоебэль). Таково поведение вождя.
Там, где простые мужчины обычно терпят убытки, когда их жены убегают с другим мужчиной, вождь племени
берёт трубку, лошадь и подарки, которые посылает этому человеку; принятие подразумевает, что он
подпитывает свою обиду, которая должна быть бальзамом. Вместо этого, он собирает солдат своего общества
в своей палатке и ритуально курит с ними. Никто не говорит о деле, но все понимают вождя и показывают, что
формально дело закрыто.
Когда вождь арапахо получил скальповую рубаху, пришло известие, что его жена сбежала с другим
мужчиной. Он просто набил трубку и передал её другим мужчинам, заявив, что не будет ошибкой, чтобы найти
её. (Также ясно, что его жена знала, что было совершенно безопасно убежать – особенно, когда такая
священная вещь, как скальповая рубаха, занимала ее мужа). Вождь иногда показывает своё превосходство
неуважению, небрежно заметив, "собака может помочиться на мое типи". Мужчины, которые сомневаются в
своих способностях управлять чувствами во время различных провокаций, отказываются принимать
руководство. Когда в 1892г Маленький Волк сказал, что намеревался назвать Солнечную Дорогу своим
преемником как Сладкая Магия, Солнечная Дорога отказался, заявив, "как кабель бежит за сукой во время
течки – так и мою жену преследует другой мужчина, и я могу поддаться и раскрыть свой рот. Будет лучше, если
другой получит магию вместо меня".
Как записал Гриннелл,
Хороший вождь отдаёт всё сердце и направляет все мысли ради своих людей, заботится об их
благосостоянии с такой серьезностью и преданностью, с которой редко может сравниться правители
других народов. Такая забота о своих людях не остаётся бесследной; через некоторое время дух
доброжелательности отражается в его лице, и к старости такой вождь часто имеет самое добродушное
лицо. Все же, будучи простым, честным, щедрым, добросердечным, и часто веселым человеком, когда это
необходимо, он может быть строгим, серьезным и несгибаемым... Такие вожди походили на обычных
индейцев, ни в чем не отличаясь от них, даже в цвете кожи. Истинные друзья, надёжные товарищи,
мудрые адвокаты – это были мужчины, отношению которых к своим товарищам мы можем только
подражать (Гриннелл).
Такими были истинные лидеры шайеннов.
Учреждение вождей и организация Совета Сорока Четырех являются священными. Сладкая Магия дал
людям Священные Стрелы и многие другие обычаи и организации; Вертикальные Рога принес им Танец
Солнца и Танец Животных. Но мифологическое происхождение племенного совета предшествует всему этому.
Муни процитировал шайеннский миф, описывающий создание племенного совета пленной женщиной. Ее муж
был вождём племени, и она научила шайеннов их организации. Гриннелл записал версию, в которой
шайеннская девушка была захвачена ассинибойнами. Через много лет она возвратилась к шайеннам и
рассказала им, как ассинибойны управляют своим народом; шайенны, впечатленные ее рассказом, переняли
систему ассинибойнов. Однако, ассинибойны никогда не имели совет, подобный шайеннскому.
Самая полная версия мифа о происхождении шайеннского совета Сорок Четырех была рассказана мне
Черным Волком в 1936г.
Однажды, когда Лосиная Река был уже стариком, я задал ему этот вопрос. "Сейчас у нас есть вожди", сказал
я ему. "Интересно, как мы получили вождей. Вы можете сказать мне? И как мы получили закон, запрещающий
убийство соплеменников?" Это было много лет назад, и в палатке было много людей, когда Лосиная Река
ответил.
"Да", ответил Лосиная Река, "это было давным-давно, за много лет до нашего времени".
Вот то, что рассказал Лосиная Река.
В те дни люди странствовали по всей стране. Среди них был один старик, который со своим семейством
отделился от главной общины и разбил собственный лагерь. С ним были его жена, дочь и маленький сын. В
течение долгого времени они жили отдельно, но однажды он убил свою жену и бросил детей.
Дети долго бродили по земле в поисках соплеменников и убежища. Наконец они обнаружили главный лагерь
своего народа. Первая палатка, в которую они вошли, принадлежала старухе, у которой они спросили новости
о своём отце. Старуха не ответила, но пошла в палатку старика, который был глашатаем лагеря, чтобы
рассказать ему, что дети Быка Оглядывается возвратились и ищут своего отца. Этот старик вышел и объявил
новости всему лагерю.
Бык Оглядывается был в этом лагере. Когда он услышал новости, то побежал к глашатаю, крича: "Эти
чудовищные дети убили собственную мать, а затем съели ее. Именно поэтому я бросил их. Скажите людям,
что даже притом, что они являются моими потомками, они должны быть связаны и покинуты".
Глашатай повторил все, что сказал Бык Оглядывается. "Утром мы должны оставить их связанными на земле,
а затем переместить лагерь. Мы не должны оставлять с ними ни одно живое существо, даже собак".
Той ночью люди приготовили сыромятную кожу для длинных веревок. Следующим утром они привязали
мальчика и девушку к столбам, которые были установлены в землю и стали ждать, пока сыромятные ремни не
высохли и стали твёрдыми. Затем они переместили лагерь.
(В этом месте рассказ был прерван, поскольку Черный Волк спросил, исполнило ли свои обязанности
общество солдат. В ответ, он вежливо ответил: "Нет. Я рассказываю историю", сказал он. "Я дойду до этого".)
В лагере была одна большая собака. Возможно, она имела щенков. Во всяком случае, она спрятала
некоторые вещи, мясо и сухожилие в норе около лагеря. К вечеру несчастные дети увидели, как собака
подошла к ним. Собака перегрызла веревку, которая связывала запястья девушки, пока она не освободилась.
Затем девушка развязала своего брата. Они пошли за собакой к ее норе у ручья, и заползли внутрь. Затем
собака вышла, и снова возвратилась с сушеным мясом и некоторыми инструментами. Они наелись и остались
там.
Ночью кто-то приблизился к ним, но сестра не подняла голову, поскольку сильно горевала. Тогда этот
человек обратился к ее маленькому брату.
"Там вы увидите викиуп и насыпь. Идите туда!"
"Сестра", закричал маленький мальчик, "Посмотри туда!"
"Это сводит меня с ума", пробормотала она. "Они оболгали нас. Этот человек не пришёл, чтобы сказать
правду".
"Посмотри", настаивал мальчик.
Тогда она подняла голову и увидела, что это была правда.
Затем незнакомец заговорил снова. "Утром, когда рассветёт, появится стадо бизонов. Сделай так, чтобы
твоя сестра посмотрела на них".
Днем появились бизоны, как и сказал незнакомец. "Сестра, взгляни на бизонов", в восторге крикнул мальчик.
"Это стадо не умрёт, если я посмотрю на них", мрачно ответила она.
Даже в этом случае, она получила магическую силу от человека, который приходил к ним, хотя и не знала
этого. Она посмотрела на них, и от ее взгляда все бизоны упали мертвыми! После этого мальчик и девушка
пошли в викиуп.
Медведь и пума жили там. В хижине стояли их кровати, так что мальчик и девушка сделали кровати для
себя.
Снова странный посетитель появился перед изгоями. Как и прежде, он заговорил с мальчиком. "Скажи своей
сестре, что она должна разделать всех бизонов. Она должна позаботиться обо всем мясе и обо всем жире.
Большая ворона прилетает на одно из этих деревьев. Она должна поместить немного почечного жира на ветки
этого дерева для вороны. Это будет на третий день".
Когда девушка закончила свою работу, прилетела ворона и посмотрела на них. Сестра заговорила с ней,
поскольку теперь она верила незнакомцу. "Подойди, и возьми этот жир. Лети с ним прямо в лагерь наших
людей. Лети прямо через вход (в круг лагеря). Пролети низко над кругом. Затем садись прямо в центр, перед
палатками. Скажи людям, что это от детей, которых они оставили умирать в прерии".
Когда люди увидели ворону, и поняли, что эти дети имели много мяса, они приготовились возвратиться,
потому что в течение долгого времени не видели никакой дичи.
Мальчик и девушка услышали, что приближается поющий мужчина. Он пел песни Лося.
"Это может быть мой отец", сказала девушка пуме и медведю. "Не вредите ему, пока он не поест, но когда он
оставит хижину, возьмите его".
Когда отец вошел, ему предоставили место в глубине хижины. Девушка послала известие приближающимся
людям, чтобы они не подходили к ней слишком близко.
"Я увижу вас завтра", распорядилась она.
Когда ее отец наелся, пума и медведь убили его.
Тогда она послала за мужчинами и женщинами, потому что заготовила много продовольствия. Когда они
наелись, она заговорила с мужчинами.
"Завтра вы спуститесь в эту долину и установите лагерный круг. Мы собираемся выбрать вождей. Ваши
люди знают, что я была обвинена в убийстве своей матери. Это не верно. Теперь я убила своего отца, звери
сделали это для меня. Мы будем выбирать вождей, и после этого мы создадим закон, чтобы любой, кто убил
соплеменника, должен быть изгнан из лагеря на срок от одного до пяти лет. Независимо от того, что решат
люди".
Когда люди установили лагерный круг, они взяли две большие палатки и сделали из них одну в центре. Она
попросила их переместить пять других типи в пределах круга. Они были поставлены в магический круг. Когда
все было закончено, она упаковала большую связку и пошла вокруг лагеря, чтобы войти в круг перед большой
палаткой. Сначала, она взяла немного грязи с северной стороны палатки. Тщательно размяв, она сделала из
неё насыпь в центре расчищенного места. Эта насыпь представляла мир. Затем она воткнула в неё пять
палок, представляющих мужчин, которых она выберет в главные вожди. Она набила трубку. Она направила её
к каждой палке, показывая людям, чего ожидает от них.
"Вы должны будете поклясться", сказала она. "Вы должны будете принять присягу, что будете честны и
будете заботиться обо всем племени".
После этого, ее брат очистился в дыму сладкой травы. Затем она сказала ему обойти вокруг лагеря четыре
раза.
"Когда ты выйдешь, то начнёшь с определённого места. Иди вокруг, и возвращайся на это место. Сделай это
четыре раза", приказала она.
Ему уже сказали, каких мужчин нужно выбрать. Обойдя вокруг лагеря четыре раза, он выбрал первого
человека и привёл его в палатку. Затем он привёл четырех других.
Когда они сели, сестра рассказала им все. Она имела все, в чём нуждалась. Она сказала им, что собирается
сделать их вождями, чтобы управлять лагерем.
"Вы видели, что я воткнула пять палок. Вы должны будете сделать это для других, которые будут после вас.
Теперь вы, пятеро, должны быть вождями всего племени. Вы должны управлять людьми. Когда племя
собирается, чтобы выбрать новых вождей, вы должны снова воткнуть пять палок. Если кто-то из вас все еще
будет жив, и люди снова захотят сделать его вождём, то вы должны призвать его, чтобы он занял своё старое
место".
Она закончила свою речь. Она собиралась принять их клятву. Она протянула им трубку, держа в обеих
руках. Они курили её. Трубку курили ради мира. Это было сделано для того, чтобы некоторые люди, грубо
говорящие с вождями, не сердились. Сладкая трава действовала на них.
Затем появилась большая толпа людей. Многие вошли в палатку, чтобы выбрать сорок четыре человека.
Она сделала то же самое для каждого из них. Когда это было сделано, она сказала им выбрать двух мужчин,
которые будут сидеть с каждой стороны от входа.
"Однажды вы будете иметь собственную палатку", сообщила она им. "Тогда вы можете использовать этих
двух. Они могут готовить для вас, и вы можете посылать их с поручениями. Они будут вашими слугами и
посыльными".
Эти двое не могут быть избраны из пяти вождей.
"Каждые десять лет вы должны избирать новых вождей. Но каждый раз выбирайте пятерых из самых
старых", продолжала девушка.
Она имела парфлеши, которые должны использоваться в ритуале.
"Когда вы перемещаете лагерь", призвала она их, "не пропускайте людей вперёд. В пути останавливайтесь
четыре раза с этим вождями" (Ллюеллин и Хоебэль).
После того, как она выбрала всех вождей, она вынула пять костей – каждая для одного из пяти вождей.
"Теперь вы можете сделать отряды солдат. Вы можете назвать их, как пожелаете. Один из отрядов вы можете
назвать Лоси". Позже, Сладкая Магия сделал наряды для солдат.
"Когда ваши люди переместят лагерь, оставьте меня здесь. Каждые четыре года вы будете возвращаться на
это место".
Затем она сделала магическое колесо и бизоний рог, которые отдала старухе, в палатку которой они пришли
сначала. "Во время своих путешествий, иногда вы будете голодать. Если вы используете их, это заставит
вождей думать о своих обязанностях".
Позже, в этом же году, люди проголодались. Тогда старуха вспомнила то, чему её научила девушка. Она
сказала молодому человеку, что собирается испытать это. Она попросила его собрать немного ягод. Она
приготовила их. Той ночью она сделала так, чтобы он остался в ее палатке и помог ей. Они устроили
курильню, в кедровом дыму очистив трубку, колесо и рог. Она спела четыре священных. Закончив, она
ритуально раскурила трубку. Затем рассвело.
Она сказала юноше подняться на холм, и разыскать бизонов. Он возвратился и сообщил новости.
"Хорошо", сказала она. "Иди к Воющему Волку". Он был одним из вождей двери.
Воющий Волк послал глашатая сообщить людям, чтобы они вышли на охоту прямо за лагерем, поскольку
бизоны были так близко.
После того, как они провели охоту, и каждый получил достаточно мясо, они спросили юношу, как он узнал,
что бизоны были рядом; они не видели ни одного бизона в течение нескольких дней.
"Моя бабушка сделала это", сказал он им. "Она установила палатку и провела церемонию, которой её
обучила девушка. Женщина, которую мы оставили в лагере и не должны были видеть до осени, владела
магией сделать это".
После этого вожди пошли к старухе, чтобы спросить, как она узнала, что бизоны появятся там тем утром.
Она ответила: "Мне сказала, что делать девушка, которую мы оставили в лагере. Она сказала мне, как
сделать это. Я, как предполагается, делаю это время от времени, когда есть большая необходимость. Если
ваши вожди набьют трубку и принесут её сюда, я скажу вам, как делать это. Возьмите бизонью вырезку.
Хорошо высушите. Растолките. Держите это под рукой".
Лагерь перемещался в течение некоторого времени; люди исчерпали всё продовольствие. Один из вождей
попросил молодого человека спросить свою бабушку, если у неё будет время, выпросить большое количество
продовольствия. Бабушка сказала ему: "Скажи вождям, чтобы они пришли в мою палатку этим вечером, перед
самым закатом". Она сказала ему, что они должны принести – перетёртую в порошок вырезку, ягоды
боярышника и прерийный картофель (помм бланш). Когда они пришли, человек с трубкой вошёл первым. Она
приготовила палатку; Земля и всё остальное было приготовлено.
Один из вождей начал разговор, и попросил ее показать им свою магию. Старуха сказала им: "Я не та, кто
может сделать это. Я только выполняю то, что девушка сказала мне. Она послала нас продолжать бродить до
осени. Когда мы вернёмся в ее лагерь, моя работа будет выполнена. Теперь я научу вас на случай, если со
мной что-нибудь случиться!"
Они достали рог. Затем она взяла трубку, указав ею пять направлений. Они закурили.
Затем она заговорила: "Я, как предполагается, не могу делать это, пока есть хотя бы один бизон. Я не могу
делать это самостоятельно. Это было дано мне, чтобы делать это для людей".
Затем она заявила: "Этот молодой человек будет моим помощником".
"Принеси мне угли, и положи их сюда".
На угли она положила немного сладкой травы.
"Теперь я должна спеть четыре песни. В конце каждой песни мы будем курить. Вожди должны приготовить
передо мной трубку".
Она спела первую песню, а затем раскурила трубку, молясь, и указывая ею пять направлений. Когда все
покурили, мальчик должен был принести новых углей.
Они снова наполнили трубку, а она спела вторую песню. В конце, все снова курили.
Они делали это после каждой песни. Прошла ночь. Забрезжил рассвет, когда старуха закончила четвертую
песню.
Когда песня была закончена, она обратилась к вождям: "Теперь, мой внук является моим помощником;
обычно он делает это для меня, но вы вожди, и вы хотите знать, как это работает. Есть ли среди вас молодой
человек, который желает выйти и увидеть?"
Воющий Волк был среди вождей. Он был выбран.
Она сказала Воющему Волку следующее: "Теперь я хочу, чтобы ты сделал то, что делал мой внук. Возьми
уголёк, и положи передо мной вместе со сладкой травой!"
Она окурила все ритуальные вещи в дыму. Последняя вещь была сделана. Церемония была закончена. Она
обучила Воющего Волка. "Когда ты выйдешь из типи, поверни на юг, а затем иди на запад. Когда ты увидишь
бизонов, продолжай идти и возвращайся; войди в северную часть палатки".
Он сделал, как ему было велено, и возвратился. Он сообщил о бизонах, двигающихся к лагерю и создающих
большой шум. Вожди послали его к тому же самому старику, чтобы он объявил новости всему лагерю. Когда
это было объявлено, все мужчины подготовились к охоте. После охоты, они возвратились с мясом. Они взяли
столько мяса, сколько могли переработать.
Всему лагерю было объявлено, что люди должны помочь старухе. Все думали, что она была великой
женщиной – магической женщиной. Они принесли ей мясо и одежду.
Затем они решили возвратиться, чтобы найти святую девушку, которая дала им эти вещи. Была уже осень,
когда они прибыли туда. Девушка сказала своему маленькому брату, чтобы вожди установили лагерь в круге,
как и прежде. Старуха и ее помощник были единственными, кто мог войти в хижину девушки. Девушка сказала
ей: "Теперь, когда вы возвратились, люди должны провести танец. Они должны сложить большой костер.
Сначала один отряд солдат должен танцевать. Затем другой, а потом все вместе".
Солдаты должны выбрать одного из вождей, который будет идти впереди. Они назначили людей, которые
должны сделать выбор. Они выбрали четверых мужчин из каждого общества солдат, и четверых из совета
вождей. Когда воины построились с этими мужчинами впереди, эта святая женщина появилась из своей
хижины и стала перед ними.
Она сказала этим четырём вождя: "Эти мужчины, которых выбрали ваши воины – ваши вожди солдат.
Теперь вы должны набить трубку и поклясться. Они должны защитить вас. Вы должны следить за своими
людьми. Когда начнётся сражение или совместная работа, эти вожди солдат должны возглавить вас".
"Теперь вы снова можете бродить по стране, везде, где пожелаете. Но не забудьте того, что я вам сказала.
Время от времени повторяйте эту церемонию. Ваши четыре главных вождя должны напоминать вождям
солдат их обязанности".
"Никогда не возвращайтесь сюда. Я останусь здесь, но вы больше не увидите меня. И ещё одно – не
браните собак. Это собака спасла мою жизнь и научила меня всему".
"Во время ваших странствий вы встретите великого святого человека (Сладкую Магию). Он изменит вашу
жизнь. Он скажет вам, куда идти. Он даст вам дом".
"Мой брат и я оставим эту землю. Мы сможем подняться на небеса. Все же, я всегда буду помогать людям. Я
стану звездой". Ее имя было Mukije, Короткая Женщина.
Так закончил свою историю Лосиная Река, который родился около 1810г и умер в 1908г (Хоебэль).

Существует множество аспектов к этому мифу. Во-первых, племенной совет, установленный и наделённый
сверхъестественными силами, как самый старый из существующих учреждений формальной социальной
структуры, представляет высшую власть. Во-вторых, акт вероломства и злоупотребления детьми родителями,
и убийство родителей из мести – пример того, что может случиться в обществе, если нет никаких инструкций
для предотвращения анархии. В-третьих, во время личного напряжения и отчаяния, сверхъестественные
животные дают силы и знания для того, чтобы достичь своей цели. В-четвертых, военные общества получили
правительственные функции и подчинялись племенному совету в этих вопросах. В-пятых, Сладкая Магия и
его новшества являются более поздними в шайеннской мифологии. В-шестых, ритуальные действия имеют
навязчивый эффект для создания желательных результатов.
Теперь стоит обратить внимание на фактическую организацию совета. Председателем совета был главный
священник племени, Вождь Сладкая Магия. Он хранит Магическую Связку, маленький ритуальный свёрток
сладкой травы, переходящий от одного хранителя к следующему. Он обучает ритуалам своего последователя.
Когда собирается совет, он сидит на западной стороне Палатки Вождей. Место, которое он занимает,
называется "центром вселенной", heum (зенит, вершина), и это название носит Вождь Сладкая Магия. Перед
ним, в палатке, находится земляной холмик, который представляет мир. Вокруг него в землю воткнуты пять
палочек, которые представляют пять магических вождей, Heum и четырех его партнеров.
Эти четверо также представляют космические духовные силы, и каждый из них действует как учитель в
Возобновлении Стрел, Танце Животных или в Танце Солнца, по крайней мере, четыре раза. Того, кто сидит в
юго-восточной части палатки, называют hunsowun (непереводимое священное название). Он представляет
Дух, Который Управляет Летом. Он – священник Танца Животных. Напротив него, в северо-восточной части
палатки, сидит представитель maijunemistist (Больших Святых Людей – тех, кто знает все, тех, кто научил
Сладкую Магию и Вертикальные Рога; они связаны с северным сиянием). Это направление и этого вождя
также называют maxkeometaneo (Куда Приходит Продовольствие). В юго-западной части палатки сидит
niomataneo (непереводимое священное название), который связан с aijunt'tsemiats se (Духом, Который
Управляет Возрастом). Он – священник Церемонии Волчьего Клуба. Напротив него, в северо-западной части
палатки, сидит no'tam (другое непереводимое священное название), который представляет paiwustannewus te
(Духа, Который Дает Хорошее Здоровье).
Мистическая зависимость шайеннов от сверхъестественного мира представляет ядро их правительственной
структуры. В их сердце, в их вере находится совет – не только собрание самых мудрых мужчин, но и совет
мужчин, сочувствующих духовным силам, которые доминируют над всей жизнью – благотворным силам, от
которых приходит все хорошее, все желания, силы, которые отвечают их надеждам и потребностям, пока
ритуалы искренне повторяются.
Пять священных вождей всегда выбираются из числа тех, кто уже долгий срок был обычным вождём.
Священный вождь может быть избран на второй срок, или он может уйти, если чувствует, что больше не хочет
нести такую ответственность. В конце своего срока, как один из пяти главных вождей, Храбрый Волк встал и
сказал другим вождям, как он заботился о своих людях, как он проводил для них церемонии, и теперь хочет
уйти. Они согласились, но "оставили его в палатке" – то есть, назначили его на одну из тридцати девяти
меньших должностей. Вождь племени не может быть привлечен к ответственности или свергнут в течение
своего десятилетнего срока, даже за убийство. Когда в 1879г Маленький Волк убил Голодного Лося, он был
Вождём Сладкая Магия. Хотя он отправился в изгнание, он все еще оставался вождём. И когда совет
собрался для следующего возобновления, он не мог действовать, пока Маленького Волка не убедили
исполнить свои обязанности. "Я совершил ошибку", сказал он им. "Я убил человека, и думаю, что не могу
сидеть среди вождей".
"Мы нуждаемся в тебе", был ответ совета. "Мы не можем действовать без тебя". Но он не мог быть членом
совета. Кузнечик заменил его, став последним главным вождём северных шайеннов. Когда Кузнечик умер,
Магическая Сладкая Связка исчезла. Шайенны полагают, что она была осквернена контактом с телом
Маленького Волка, так что Кузнечик захоронил её.
Ста годами ранее, до 1800г, другой вождь убил соплеменника и был выслан. Люди сказали ему: "Мы
смещаем тебя с твоего поста". Но, по словам Женщины Теленка, "индейский закон запрещал это ..., он все
еще был вождём, хотя остался совершенно один". После двух лет ему разрешили воссоединиться с племенем
и возобновить свои обязанности вождя.
Убегающий Медведь, как молодой вождь, принял лошадь от молодого человека, который флиртовал с его
женой. За этот неподобающий поступок он был осужден, и когда его срок закончился, его исключили из совета.
После десяти лет, когда он стал зрелым мужчиной с более трезвыми взглядами, он был вновь избран в совет,
поскольку "был великим защитником своих людей во время войны".
Каждый вождь, если он все еще был жив, выбирал себе преемника из собственной общины. Таким образом,
каждая община обычно имела, по крайней мере, четырех представителей в совете. Хотя такая должность не
была наследственной, мужчины часто выбирали собственных сыновей, если они отвечали всем качествам
вождя. Должность всегда считалась серьезной ответственностью, а не доходным местом. Членство в совете
приносило уважение, честь и ничего больше. Нет никаких экономических преимуществ; наоборот, быть
вождём означает иметь утечку ресурсов. "Среди вождей не было никакой конкуренции в том, кто должен
обеспечивать своих людей, никаких интриг" (Гриннелл). Отказ принять назначение приносил неудачу.
Например, Большая Голова в середине прошлого столетия отказался быть вождём. В следующем сражении он
был убит.
Возобновление вождей, или введение их в должность нового совета, является почти столь же
торжественным и важным ритуалом, как и Возобновление Стрел. Палатка Вождей устанавливалась в центр
лагеря. Палатки Хранителя Стрел и Хранителя Бизоньей Шапки также устанавливались на открытой площади
в пределах лагерного круга. Четыре дня секретных обрядов оживления мира предшествовали фактическому
выбору и введению в должность нового совета. В конце, каждый новый вождь делал подарок своему
предшественнику. Все вожди выходили вперёд, чтобы люди могли рассмотреть их. Церемония
сопровождалась праздничными банкетами в честь вождей, множеством подарков, которые новые вожди
преподносили людям, особенно бедным.
Шайеннское правительство, как это можно заметить, является весьма демократичным, представляющим
интересы своего народа. Каждая община имела приблизительно равное число членов в совете, и
соотношение сорока четырех вождей к четырём тысячам шайеннам представляет одного представителя на
сто граждан.
Совет является совещательным органом. Гриннелл описал это так,
На встрече совета вождей рассматривались важные вопросы племени. Относительно незначительных
вопросов, один из основных вождей выражал своё мнение, и, если его поддерживали другие основные вожди,
совет соглашался без дебатов. Вопросы большей важности, типа перемещения лагеря в отсутствии
бизонов, войны или поиск союза с другими племенами ради начала войны против общего врага, обсуждались
очень долго – не за одну встречу. В таких дебатах, в основном, говорили старшие мужчины, имеющие
большой опыт. После того, как старшие выразили своё мнение, могли говорить мужчины средних лет, а
затем самые младшие мужчины могли сказать несколько слов, предлагая различные точки зрения, или
приводя новые доводы в пользу или против определённого решения.
Такие советы проводились с большой формальностью и уважением. Обычно обсуждаемый вопрос был
известен заранее, и уже обсуждался. Когда все вожди собрались, совет начинался с нескольких минут
тишины. Затем один из старших мужчин вставал и объявлял повестку дня. Его замечания сопровождались
краткой тишиной для обдумывания, затем говорил другой старик, и обсуждение продолжалось. Иногда
были большие различия во мнении, все же, каждого выслушивали с серьезностью и уважением. Независимо
от того, насколько серьезны были дебаты, ни один человек никогда не прерывал говорящего, и при этом
не было никаких пререканий (Гриннелл).
Хотя только вожди и несколько других старших мужчин могли присутствовать в палатке, большинство таких
встреч проходили летом, когда покрытия типи были скатаны, и большая аудитория могла слушать обсуждения.
Как только решение было принято, глашатай объезжал лагерь, объявляя решение совета. Вожди обсуждали
причины своего решения со своей родней и членами общины, поэтому каждый был хорошо информирован
относительно того, что должно быть сделано, и почему.
В дополнении к рассмотрению таких вопросов, как перемещение лагеря или военная политика (в отличие от
набегов, совершённых отдельными членами племени), совет также действовал как судебный орган, обсуждая
преступления. В правительственных делах, совет является исполнительной и законодательной властью,
доминирующей над военными обществами, которые действуют как полиция. В вопросах войны и мира,
военные общества были более активны, имея сильное влияние на процесс принятия решения. Фактически,
они могли игнорировать решение совета, таким образом, аннулируя решение совета в вопросах, в которых они
были жизненно заинтересованы. Совет, имея конституционную власть, мог действовать самостоятельно, но
реалистично относился к такому факту.
Таким образом, когда кайова и команчи, старинные враги шайеннов, предложили заключить мир Семи
Быкам и его военному отряду из восьми человек (они были приняты арапахо, в лагере которых шайенны и их
враги случайно встретились как гости), Семь Быков ответил,
Друг, ты знаешь, что мы не вожди. Мы не можем курить с этими мужчинами, и не можем заключить мир
с ними. Мы не имеем на это никаких полномочий; мы можем только передать их сообщение. Я услышал то,
что ты сказал, и завтра мы возвратимся в нашу деревню. Я передам твои слова нашим вождям. Они
должны решить, что нужно сделать. Мы всего лишь молодые люди; мы не можем ничего сказать; но мы
передадим ваше сообщение вождям.
Он был верен своему слову. Совет был собран через день после его возвращения, и ему и его товарищам
предложили передать их сообщение. Длительные дебаты не принесли никакого согласия. Тогда вопрос был
передан Солдатам Собаки. Члены совета послали за двумя Вождями Двери Солдат Собаки, Белой Антилопой
и Маленьким Стариком *. Высокая Спина Волка, председатель совета, сказал им: "Теперь, друзья мои, вы
должны собрать Солдат Собаки. Передайте им этот вопрос, и обсудите это вместе с ними. Сообщите нам то,
что вы думаете об этом. Скажите нам, что вы думаете, и как мы должны поступить".
Когда Солдаты Собаки собрались в своей палатке, Белая Антилопа описал проблему, заключив, что "вожди
передают этот вопрос нам, потому что мы самое сильное военное общество. Я думаю, что наши вожди
склоняются в пользу мира. Что вы думаете об этом?"
Собаки единодушно согласились передать принятие решение Белой Антилопе и Маленькому Старику,
которые были их самыми храбрыми лидерами.
Они объявили мир с кайова и команчами. Возвратившись в Палатку Совета, это решение они
рекомендовали от имени Собак. Вслед за этим, все вожди встали и поблагодарили их. Затем они послали в
лагерь глашатая, который объявил, что совет решил заключить мир с их бывшими врагами (Гриннелл). Таким
образом, в 1840г был создан дружественный союз, который никогда не нарушался. Этот вопрос был начат
третьим лицом, арапахо, и был передан совету. Совет долго обдумывал эту проблему, и передал власть
принятия решения ключевому военному обществу. Собаки признали законность мнения вождей. Собаки
избежали разногласий, передав принятие решения своим двум самым великим воинам, а затем объявили это
совету, как единодушное мнение. Совет с благодарностью освободил Солдат Собаки от обязательств и
утвердил свою власть, объявив это решение как собственное. Этот момент представляет истинную
парламентскую политическую прозорливость. Формальная структура сохранила свою гибкость, чтобы
добиться важной цели.

*В это время Медведь Дикобраз, ведущий главный вождь Солдат Собаки, был в изгнании.

6. Закон и правосудие

Законы создаёт правительства, хотя всегда это вопрос политической организации – система регулирования
отношений между общинами или членами различных общин в пределах целого общества. Общественный
закон – свод юридических правил, управляющих поведением целого общества, и регулируется
общественными должностными лицами от имени общества, поскольку юридическое лицо является членом
правительства. Частный закон – свод юридических правил, управляющих поведением индивидуумов, но
косвенно признанный всем обществом. Во многих примитивных системах, частный закон преобладает над
общественным; не так у шайеннов.
Шайеннское опасение угрозы внутреннего разрушения и её трансформация к племенному превосходству и
единству по всем критическим вопросам закончилась централизацией юридического контроля в руках
племенного совета и военных обществ. Большая часть шайеннских законов – общественные законы: сердце
шайеннских законов сосредоточено на убийстве и контроле коммунальной охоты; споры о собственности
редки; прелюбодеяние и похищение жен ещё более редки. Насилие между соплеменниками – большой вызов
шайеннской системе социального контроля, и существование опасности в факте, что основные шайеннские
ценности находятся в противоречии с некоторыми пунктами. С одной стороны, каждый мужчина обучен быть
агрессивным. Он публично вознаграждён за свою надёжность на поле битвы. Но его обучение ведет к сильной
репрессии и развитию множества стадий его индивидуальности. Его учат быть конкурентоспособным в
достижении военного статуса и репутации конокрада. В то же самое время, он должен управлять своими
сексуальными потребностями, и обучен социальному альтруизму и сдержанному поведению в пределах
лагеря. Поэтому, не удивительно, что сильные эмоции часто прорываются в смертельных нападениях на
соплеменников. Рассматривая шайеннские законы (Ллюеллин и Хоебэль) мы обнаружили отчеты о
шестнадцати внутриплеменных убийствах с 1835 по 1879гг.
Как система, шайеннский закон отличается своими юридическими навыками. Под юридическими навыками
мы подразумеваем создание и использование юридических форм и процессов, которые эффективно решают
проблемы, предъявленные закону таким способом, что основные ценности и цели общества понятны и не
уничтожены твердой законностью. Юридические навыки подразумевают способность определить отношения
между людьми, устанавливать контроль, и избегать конфликтов (неприятностей) способами, которые
эффективно уменьшают внутренние социальные напряженные отношения и продвигают индивидуальное
благосостояние общин. Мы прокомментировали это выдающееся качество шайеннов: "Не просто, как хорошую
юридическую работу. Шайенны, не просто 'адвокаты' или 'хорошие адвокаты’ с интуитивной юридической
точностью, которая среди нас отмечает хорошего судью; их общность зависит от работы, уровнем которой
наши редкие и хорошие юристы могли быть гордиться" (Ллюеллин и Хоебэль).
Самым большим шайеннским правительственным и юридическим достижением было абсолютное и полное
устранение внутренней вражды. Внутренняя вражда отравляла примитивные социальные системы. Вражда
означает внутреннюю военную и гражданскую борьбу между группами родственников в пределах общества;
вражда означает отсутствие закона, или развал юридической системы. Отсутствие вражды среди шайеннов –
частично, результат двусторонней системы родства в основе социальной структуры. В такой системе
родственные связи распространяются в обществе более многократным способом, чем в односторонне
организованных социальных структурах. Этот фактор не является совершенной эффективной причиной для
отсутствия вражды, поскольку другие двусторонние общества, как известно, раздираемы внутренней враждой.
Что же тогда является дополнительным элементом, который заставлял действовать культуру шайеннов?
Мы уже знакомы с ритуальным устройством, подчеркивающим племенное единство и важность
"принадлежности к шайеннам" выше идентичности общины. Вожди, отрицающие личный интерес, находятся в
гармонии с обязательством благосостояния всего племени. Этот акцент также вносит вклад в сокращение
потенциала внутренней вражды. Но, кроме того, есть определенные понятия, связанные с убийством
соплеменника, и определенные механизмы для того, чтобы иметь дело с убийством, когда такие случаи
действительно происходят.
Основное понятие относится к главному племенному фетишу, Четырем Священным Стрелам. Убийца
становится осквернённым сам, и пятна крови оскверняют перья Стрел. Шайеннское слово для убийства –
be'joxones, "гнилой". Шайенн, который убил соплеменника, гниёт изнутри. Его тело испускает зловонный запах,
символическое клеймо личного распада, от которого нет никакого средства. Запах является настолько
оскорбительным для других шайеннов, что никто никогда не возьмёт пищу из блюда, используемого убийцей.
И при этом никто не станет курить трубку, которой касались его губы. Люди боятся лично заразиться его
"проказой". Это означает, что человек, который ведёт себя настолько не по-шайеннски, исключён от участия в
символических действиях – принятия пищи из общего котла и раскуривания ритуальной трубки. С таким
отчуждением идет потеря многих гражданских привилегий и помощи товарищей. Основное наказание за
убийство – остракизм.
На юридическом уровне, остракизм принимает форму немедленного изгнания, приятого Племенным
Советом, как судебным органом. В случае необходимости, изгнания предписано военными обществами.
Рациональное объяснение изгнания – запах убийцы, который вреден для бизонов. Пока убийца находится с
племенем – "дичь избегает территории; это делает племя одиноким". Поэтому, убийца должен уйти.
Однако изгнание – не достаточное наказание. Этот акт разрушает ткань племенной жизни. Символически,
это выражено на Стрелах – аллегории идентичности всего племени. Пока Стрелы остаются оскверненными,
неудачи преследуют племя. Мало того, что племени угрожает призрак голода, но и не будет никакого успеха в
войне и любом другом предприятии. Племя утрачивает связь и гармонию с землёй. Возобновление Стрел
является средством исправления ситуации. Исключительность племени подтверждена присутствием на
церемонии всех семейств. Возобновленная земля, воссозданная обрядами в Одиноком Типи, является новой
и незапятнанной, освобождённой от пятен убийства.
Такое понятие убийства полностью устраняет возможность внутренней вражды. Вражда является грехом,
создающим бедствия для всего племени. И при этом нет никакой возможности казнить преступника. Изгнание
и остракизм являются чрезвычайно эффективным оружием. Однако, не существует никакой компенсации
семье, потерявшей своего члена. Это является нарушением благосостояния всех людей; следовательно,
родственники не беспокоятся об этом.
Все же, это противоречит шайеннским принципам, поскольку человека не изгоняют навсегда. Каждый
шайенн гордится своей индивидуальностью. Шайенны высоко ценят индивидуальность, которая, однако, не
может стоять выше интересов племени. Поэтому они всегда реформируют индивидуализм. Закон также можно
корректировать; он никогда не используется как месть или карательная мера. Наказание никогда не заходит
дальше, чем необходимость заставить индивидуума уважать право. Как только шайенны убеждены, что
человек изменился, они могут повторно включить его в сообщество. Случай с Пауни, представленный выше,
является одним из примеров. Также с убийцей. После нескольких лет – трёх, пяти или десяти – изгнание
может закончиться. Чувства родственников жертвы учтены, поскольку они должны согласиться на смягчение
наказания.
Например: Крис Иия Эя был выслан за убийство Вождя Орла в пьяной ссоре. Его не было в течение трех
лет, когда он появился с лошадью и табаком. Остановившись перед лагерем, он сделал так, чтобы его друг
отвел лошадь вождям и передал им сообщение: "Я прошу разрешение возвратиться домой".
Вожди обратились к лидерам солдат и разделили среди них табак, сказав: "Теперь мы хотим, чтобы ваши
солдаты решили, что мы должны сделать. Если вы решите, что мы должны позволить ему возвратиться, то вы
должны убедить его семейство, что всё в порядке".
Вожди солдат созвали свои общества в отдельных палатках. Служащие двери переходили между ними,
сообщая мнения. Наконец один человек сказал: "Я думаю, что всё в порядке. Я верю, что его вонь
выветрилась. Позволим ему возвратиться!" Это мнение победило.
Затем послали за отцом Вождя Орла. "Солдаты", ответил он, "Я выполню ваше решение. Позвольте ему
возвратиться! Но если этот человек возвратится, я не хочу, чтобы он выступал против другого человека. Если
он сделает это, мы объединяемся".
Крис Иия Эя, по словам Женщины Теленка, всегда был скупым, непопулярным человеком, но после
возвращения он стал хорошим человеком (Ллюеллин и Хоебэль).
В одном трагическом случае, зарегистрированном Гриннеллом, не было никакого согласования; скорее,
племенное "решение" возвращения убийцы проектировалось. Этот случай произошёл в 1854г, когда Идущий
Койот убил вождя Солдат Лис, Белого Коня, за то, что тот похитил его жену. Он имел причину для таких
чрезвычайных действий, поскольку Белый Конь не послал ему общепринятую трубку и подарок. Другой
шайенн, названный Виннебаго, обязался возобновить Стрелы, но затем передумал и похитил жену, которую
сначала взял Белый Конь. Идущий Койот принял ответные меры, похитив жен Виннебаго, когда тот был далеко
на севере. По возвращению, Виннебаго убил Идущего Койота прямо в его палатке.
Стрелы были возобновлены, а Виннебаго покинул племя. Но восемь лет спустя он вернулся. Один
родственник Белого Коня заспорил с ним из-за лошади. Во время ссоры он убил этого родственника. Стрелы
были возобновлены снова, а Виннебаго ушел жить к арапахо.
Разгорающийся Огонь, один из родственников жертв Виннебаго, стал распускать сплетни. Виннебаго был
заманен в засаду членами его собственного Общества Собак, которые пригласили его в шайеннский лагерь на
банкет. Проходя мимо палатки Поднимающегося Солнца, он убил его (Гриннелл).
Этот случай показывает, что предубеждения кровной мести все еще сохранились в шайеннском обществе;
похищение женщины и высокомерное поведение – столь возмутительные для шайеннов – могут привести к
опрометчивым поступкам. И наконец, когда изгнание не приводит к изменению поведения (даже притом, что
Виннебаго был изгнан за двойное убийство), одного изгнания недостаточно; может быть применена смертная
казнь, но по решению общества солдат. В шайеннской культуре нет никаких формальных уставов, чтобы иметь
дело с таким видом крайней безответственности. Это случилось только однажды во всей известной
шайеннской истории.
Суицид является убийством – самоубийством. Мы уже видели, как братья планируют покончить с жизнью,
когда сестры презирают их власть. Но они позволяют врагу совершить убийство, и слава приходит к ним как
награда после смерти. Самоубийство могут совершить девушки и женщины, как протест, выражение обиды в
пределах семьи. Социальная реакция может быть различной. Женщина, которая повесилась, потому что ее
муж привёл в дом вторую жену, как говорят, просто глупа, покончив с собой из-за такого пустяка. Вторая жена
– обычное явление. В общественном понимании в этом случае нет никакого протеста, и ничего нельзя сделать
с этим. С другой стороны, существует два случая, когда девушки покончили с собой после того, как матери
отругали и побили их. Одна тайно сбежал против пожелания своей матери. Другая оставила своего мужа и
возвратилась в палатку своих родителей. Она возмутила свою мать, приняв участие в танце молодых людей,
который был непристойным. Каждая из матерей была избита, а затем выслана за то, что довела свою дочь до
самоубийства. И в обоих случаях Стрелы были возобновлены (Ллюеллин и Хоебэль).
Возмутительное поведение, приведшее к самоубийству, эквивалентно убийству этого человека. Такое
поведение юридически приравнено к убийству. После таких событий должно последовать изгнание и
общеплеменное искупление.
Аборт, также, является убийством. Будущий ребёнок имеет юридическую индивидуальность, как шайенн. Его
смерть через аборт приводит к изгнанию его матери (Ллюеллин и Хоебэль).
Если первая обязанность шайеннского закона – избежать опасности внутриплеменного убийства, то вторая
обязанность – забота о поставке продовольствия во время коммунальной охоты. Со времени проведения
больших церемоний и до разделения племени в конце лета, ни один человек или группа мужчин, не могут
охотиться отдельно. В первые летние месяцы бизоны собираются в большие стада, но расстояния между
стадами могут быть огромны. Один охотник может обратить в паническое бегство тысячи бизонов и испортить
охоту для всего племени. Чтобы предотвратить это, существуют специальные правила, а нарушителей
наказывают. В течение каждого лета назначается полиция – обычно, члены военного общества человека,
давшего обет провести церемонию. Если по какой-то причине возникает вопрос, какое общество должно быть
полицией, совет Сорока Четырех назначает братство, которое будет выполнять эту работу.
Обычно племя выступало к реке Роузбад, в Монтане, и искало бизонов, двигаясь к горам Бигхорн. Все
охотники строились в линию, а Солдаты Щиты контролировали движение, пока скауты не сообщали о бизонах.
Когда линия охотников поднялась на вершину хребта, чтобы напасть на бизонов, среди стада были замечены
два человека. По приказу вождя, Солдаты Щиты бросились за ними. Маленький Старик крикнул им, что тот,
кто не догонит нарушителей, будет побит им лично. Первый, кто настиг нарушителей, застрелил их лошадей.
Когда каждый солдат настигал преступников, то стегал их кнутом. Их ружья были разбиты.
Нарушителями были сыновья одного дакота, который в течение некоторого времени жил с шайеннами. Отец
сказал своим сыновьям: "Вы поступили неправильно. Вы не смогли повиноваться закону этого племени. Вы
вышли одни, и не дали другим людям шанс".
Вожди Солдат Щита прочитали им нравоучения. Мальчишки не пытались защититься, так что вожди
смягчались. Они обратились к своим мужчинам, обратив внимание на тяжелое положение двух преступников,
без лошадей и оружия. "Что вы думаете сделать с ними?" Двое предложили дать им лошадей. Третий
предложил дать им два ружья. Остальные сказали: "Хорошо"!
Затем обнаружилось, что пять или шесть членов отряда отсутствовали. Они отправились разыскивать
сбежавших бизонов. Вождь приказал догнать их и отхлестать, но не убивать их лошадей. Большеногий Бык,
который был одним из нарушителей, увидел приближающихся солдат. Он сбросил своё одеяло Гудзонова
залива и расстелил на земле перед своими товарищами. Солдаты подъехали к нему двумя колоннами,
спешились, и разрезали одеяло на полосы, чтобы прикрепить их к танцевальным костюмам. Они не стали
хлестать мужчин, но отрезали по одному уху у каждой из их лошадей (Ллюеллин и Хоебэль).
По хорошей шайеннской традиции, первые нарушители были серьёзно наказаны, а затем немедленно
реабилитированы, как только солдаты увидели, что они поняли свою ошибку. Что касается уклонившихся от
своих обязанностей товарищей, они, также, быстро осознали свою ошибку, предложив одеяло. Они избежали
физического наказания, но их лошади с одним ухом, и вид других членов отряда, танцующего с обрезками их
одеяла, был неприятным общественным напоминанием.
Даже типи человека, подозреваемого в охоте, может быть обыскано солдатами. Человек Лежащий На Спине
С Согнутыми Ногами случайно натолкнулся на стадо, когда был объявлен запрет на охоту. Он убил только
одну корову. Солдаты Щита пошли к его палатке и разрезали её заднюю часть. Он сидел внутри, не сказав ни
слова. Этим они дали понять, что он был виновен, после чего его палатка была разрушена. В другом случае,
кто-то донес на Низкого Лба. Он был невиновен, и выбежал, подняв руки, когда Солдаты Лисы прибыли к его
палатке. Их вожди вошли внутрь и обыскали палатку. Не найдя ничего, они оставили его.
Такие известные племенные фигуры, как Маленький Волк и Старый Медведь, получили наказание за
нарушение правил охоты. Это указывает, что шайенны являются совершенно несгибаемыми.
Особый случай однажды произошёл с человеком по имени Палки Всюду Под Его Поясом. Он объявил, что
выйдет охотиться раньше срока. Был собран специальный совет Сорока Четырех и всех военных обществ,
чтобы решить этот вопрос. Палки Повсюду Под Его Поясом объявил, что хотел действовать, как если бы он не
был членом племени. Формально совет решил: Да будет так. Никто не должен помогать ему после этого. Все
привилегии, как члена племени, были забыты для него. Но вожди оставили для его возвращения открытую
дверь. Если кто-то захочет помочь, то должен провести Танец Солнца. Это было представлено как штраф. Но
проведение Танца Солнца – честь и, как мы уже видели, случай объединения всего племени.
Палки Всюду Под Его Поясом оставался в полном одиночестве. Его избегали в течение нескольких лет.
Наконец, муж его сестры объявил вождям, что вернёт его в племя, если вожди согласятся. Они поблагодарили
его, сказав: "Мы очень рады, что ты собираешься вернуть этого человека. Однако, напомни ему, что он будет
обязан соблюдать все правила, которые солдаты устанавливают для племени. Он не может сказать, что
правила не распространяются на него. Он был в изгнании в течение долгого времени. Если он помнит это, он
может возвратиться".
Тогда Палки Всюду Под Его Поясом был приглашен на совет. Трубка была раскурена и пошла по кругу.
Затем он объявил. "С этого времени", торжественно заявил он, "я хочу остаться с племенем. Все, что решат
люди, я буду считать правильным. Мой зять собирается сделать великую вещь. Он собирается подвергнуться
самоистязанию во время Танца Солнца, чтобы вернуть меня. Но он не будет делать это один, поскольку я
сделаю также".
Все вожди были вынуждены танцевать. Танец, который прошёл около современного Шеридана, Вайоминг,
был незабываемым. Это место люди запомнили как, место, Где Вожди Голодали (Ллюеллин и Хоебэль).
Именно в таких случаях, мужественно встречая новые кризисные ситуации, типа этой, шайенны показывают
свою реальную юридическую гениальность и способность рассматривать свою культуру, как рабочий
инструмент для реализации социальных проблем.
Появление лошади, конечно, привело к новым проблемам. Воровство в пределах племени никогда не
рассматривалось, поскольку человек всегда получает в подарок то, что просит, и богатые соплеменники всегда
делают подарки своим менее удачливым товарищам. Лошадей раздают, чтобы соблюсти множество
специальных обычаев. Тем не менее, к 1850г заимствование лошадей без спроса стало для некоторых
владельцев тревожным вопросом. Наконец, эту проблему поднял Волк Ложится, лошадь которого была
"заимствована" во время его отсутствия. Заемщик оставил в залог свой лук и стрелу, но прошёл год, а он все
еще не возвратил лошадь. Волк Ложится поднял вопрос перед своим военным обществом, Солдатами Лося.
Они послали посыльного в общину, где жил заемщик, чтобы привести его. Когда он пришёл, то привёл
заимствованную лошадь и ещё одну. Он сожалел, что прошло так много времени, и отдал Волку Ложится
вторую лошадь, а также ту, которая ему принадлежала.
Волк Ложится сказал, что это было прекрасно, и с этого времени он и этот человек будут закадычными
друзьями (то есть, формально, "братьями"). Лосям это тоже понравилось, и они объявили, что теперь так
будет между Лосями и обществом заемщика. "Наши общества должны быть товарищами. Всякий раз, когда
один из нас получает подарок, мы сделаем подарок члену его общества".
Дальше – больше. "Теперь мы собираемся установить новое правило. Не должно быть больше никаких
заимствований без спроса. Если какой-то человек берет чьи-либо вещи без спроса, мы вернем их. Более того,
если берущий попытается оставить это себе, он отведает нашего кнута" (Ллюеллин и Хоебэль).
Этот инцидент иллюстрирует четыре важных момента: 1) законодательные и правоохранительные
полномочия, независимо от племенного совета, могут быть исполнены военными обществами; 2) мягкая
обработка возникающих вопросов; 3) формализация дружбы между индивидуумами, которые могли стать
потенциальными врагами, с многократным укреплением положительных отношений на основании всего
братства, поступающего тем же способом; и 4) установление ясной юридической нормы в будущем, со
штрафом для неисправимого "заемщика". Это стало правилом всего племени.
Немного позже неисправимый юный преступник по имени Пауни узнал, что это правило распространяется
на всех. Он был печально известным "заемщиком" лошадей и нарушителем спокойствия. Когда он
игнорировал новый закон, Солдаты Тетивы пошли за ним и преследовали три дня. Они нещадно избили его,
разорвали его одежду, сломали седло, ружье и все остальное, что он имел с собой. Один, в прерии, он мог
умереть, когда Высокая Спина Волка нашёл и реабилитировал его.
Шайенны также были способны отклонить введение новых юридических норм, когда считали их
потенциально опасными. Это случилось, когда Идущий Кролик попытался ввести практику команчей,
разрешая человеку украсть женщину у другого человека, сделав ее членом военного отряд. Когда Идущий
Кролик появился с украденной женой, набег был немедленно приостановлен, а воины собрали совет, чтобы
рассмотреть ситуацию. Они категорически отклонили решение, что сбежавшая жена и её компаньон могут
идти с ними. Идущего Кролика послали домой, но снова смягчив наказание, не избив его; каждый обещал дать
Идущему Кролику стрел, чтобы он послал их огорченному мужу. Некоторые обещали лошадей. Он так и
сделал. Отец Идущего Кролика уже уладил дело, когда его опрометчивый сын вернулся с девушкой. Когда
налетчики возвратились, он предложил, чтобы они дали лошадей и стрелы семье девушки. Это был великий
жест. Ее родственники собрали ответные подарки. "Военный отряд был собран еще раз; им передали подарки.
Это было великое событие, о котором люди могли говорить. Это был первый и последний раз, когда женщину
послали домой на вражеских лошадях в день, когда они возвратились" (Ллюеллин и Хоебэль).
В этом и других безотлагательных вопросах, воины или военные общества могли "издать закон", который,
на основе фундаментальной разумности, находит общее принятие. Такая потребность не обязательно
приводит к совету, если уже не существует правил, установленных юрисдикцией совета. Социальная
солидарность и культурная гибкость могут быть достигнуты различными способами.

7. Охота и собирательство

Родина шайеннов – высокая часть Великих равнин. Это обширная область полей, лишенная деревьев,
кроме берегов рек и предгорий. Она расположена от трех до пяти тысяч футов над уровнем моря, кроме
горных районов на западе. Климатически, вся страна засушлива, редкие ежегодные ливни приносят от десяти
до двадцати дюймов осадков в год. Дефицит воды – фактически, отличительная характеристика климата.
Большинство осадков выпадает летом, часто в форме сильных ливней с грозами. Влага быстро испаряется,
кроме тех мест, где вода собирается в бизоньих ямах. В жаркие, сухие дни очень много пыли. Большое
разнообразие короткой травы. Она обильно растёт в конце весны и в начале лета, когда бизоны собираются в
огромные стада. В разгар лета трава сохнет и становится редкой; стада рассеиваются в поисках пропитания.
Это существенный экологический фактор, управляющий шайеннским сезонным ритмом племенного сбора и
рассеивания общин.
В дополнении к жаркому лету, индеец должен противостоять ветрам. "Плоская поверхность и отсутствие
деревьев позволяет ветрам свободно перемещаться. В целом, на Равнинах ветер дует постоянно и сильнее,
чем в любой другой части Соединенных Штатов" (Вебб). Летние ветра, пишет Вард, характеризуются "высокой
температурой и чрезвычайной засухой". "Все", обращает внимание Вебб, "напоминает жар от печи... и
обычный эффект – горячие ветра придают людям раздражительность и нервозность (интересно, относится ли
это к шайеннской жестокости). Горло пересыхает, губы трескаются, глаза слезятся и воспалены". В таких
условиях Вертикальные Рога отправился к Священной горе, чтобы узнать, как обнаружить дичь и вызвать
дождь. Не удивительно, что шайеннские церемонии постоянно работают ради мирового возобновления,
благословляя состояние, которое преобладает весной и в начале лета.
Зимой люди должны бороться с другим ветром, "северным", и снежными бурями. Северный ветер "часто
сопровождается густым покровом черных облаков и тучами летящего песка, заставляя термометр опускаться с
невероятной скоростью от двадцати пяти до пятидесяти градусов". Личные воспоминания армейской жены,
направлявшейся к форту Арбакл в 1867г, содержат следующее описание:
Второй рассвет был тихим и ясным, почти как летом. Зловещая тишина вскоре была нарушена звуком,
напоминающим ревущий океан. Порывы ветра почти ослепили нас пылью. Погонщик в ужасе воскликнул:
"северный". Мы торопливо опустили занавески в нашей санитарной повозке, укутавшись в бизоньи шкуры,
поскольку холод становился невыносим. Вскоре снежная буря закружилась вокруг нас. Наши мулы
сгорбились, если бы ни наш погонщик, энергично их стегавший (Истман).
Влажный северный ветер – снежная буря, "безумная, мчащаяся комбинация ветра и снега, перед которым
ни человек, ни животное не могут устоять". Но шайенны, со своим примитивным снаряжением, должны были
выжить, или погибнуть.
Земля шайеннов – не райский уголок. Но в свои лучшие дни, это земля красивых, обширных пространств и
"Великого Неба" – обильная земля миллионов бизонов и антилоп, легкодоступных по сезону; земля корней,
семян и ягод для тех, кто знает, где их найти; земля, где человек может набить свой живот мясом,
сбалансировав разнообразием диких овощей. Но это земля голода и холода, смерти, жажды и раздражающего
зноя. Это земля, где люди должны быть едины, или погибнуть; где люди должны "знать как", или умереть;
земля, куда пришли шайенны, чтобы положиться не только на свой навык, но и на мистику и ритуалы, чтобы
поддержать свою безопасность и иметь веру, которая придаёт им храбрость.

Женская деятельность

Мужчины и женщины сотрудничают в добывании продовольствия, но их деятельность строго разделена.


Женщины занимаются собирательством. Палка-копалка является их основным инструментом. Эта палка была
дана им Великим Духом, и фигурирует в ритуальных принадлежностях Танца Солнца, поскольку имеет свои
священные аспекты. Шайеннские палки-копалки бывают двух видов. Короткая палка имеет шарообразную
ручку на одном конце и втыкается под корень, упираясь в живот, когда женщина сидит на коленях. Другая
палка длинная, и используется как лом. Острые концы обожжены на огне.
Женщины собирают приблизительно восемь или десять различных диких кореньев, включая луковицы
нескольких видов лилий. Самым известным из используемых клубней является знаменитая индейская репа
(Psoralea lanceolata), или помм бланш. Репу выкапывают весной, когда её можно есть сырой, но обычно её
жарят. Нарезав дольками, шайеннские женщины сушат их на солнца, после этого их можно хранить в течение
года. Высушенные дольки перетирают и добавляют в суп. Это главный источник крахмала. "Красная репа"
(Psoralea hypogeoe) меньше по размеру, но более вкуснее, и является любимым клубнем шайеннских блюд.
Плоды колючей груши (Optuna polycantha) хранят в парфлешах. Их собирают метлами, а затем очищают от
кожуры, при этом женщины носят наперстки из замши, сделанные специально для этой цели. Затем плоды
дробят, удаляют семена и высушивают на солнце. Это продукт добавляют к мясу, тушат, а также используют,
как приправу к супу.
Бутоны молочая собирают перед цветением, жарят, тушат или добавляют в суп. "Молоко" выпаривают, чтобы
приготовить любимую жвачку.
Стебли чертополоха (Arsium edule) очищают и едят с большим удовольствием. (Старые шайенны в 1930-ых
сравнивали его с бананом, и считали деликатесом).
Женщины собирают множеств ягод, но обычно плоды черемухи (Prunusd melanocarpa). Целые ягоды,
включая косточки, добавляют в мясо, и делают отличный пеммикан.
Из диких растений, собираемых женщинами для семейной кладовой, существует приблизительно
шестнадцать видов плодов, восемь или десять видов корней, и двенадцать-пятнадцать видов стеблей или
бутонов. Многие из них добавляют к жареным блюдам или в суп. Шайенны не пекли и не жарили хлеб,
сделанный из муки растений.
Хотя выкапывание корней – утомительная работа, девушки и женщины не считают это тяжёлой работой. Они
покидают лагерь утром, небольшими группами, без мужчин, принимая меры против вражеских отрядов.
Обычно они веселы, поскольку считают свою работу выходом на пикник. На равнинах они рассеиваются,
поскольку фактический сбор не требует никаких совместных усилий. Вечером они объединяются, часто, после
монотонной работы, и играют друг с другом на собранные коренья.
Если женщины собирали помм бланш, то по возвращению их ожидает волнующее представление. Женщины
притворяются, что они – военный отряд, а мужчины – их враги. Недалеко от лагеря они останавливаются,
высыпают коренья в несколько куч и рассаживаются позади них. Затем одна женщина поднимается и подаёт
сигнал своим одеялом, издавая громкий военный крик. Мужчины и другие женщины в лагере выбегают, чтобы
увидеть представление. Молодые люди седлают старых, ленивых кляч. Некоторые вооружаются кусками
сыромятной кожи. Другие берут искусственные щиты из ивовых прутьев. Они вскакивают на своих ''боевых''
лошадей, кричат как безумные, и атакуют линию женщин. Женщины ждут их, приготовив палки и сухие
бизоньи лепёшки, которые они бросают в мужчин, когда те приближаются. Мужчины прячутся и
уворачиваются; тот, кто поражен, считается "раненым" и выходит из игры. Только тот, под которым была убита
лошадь, или сам он был ранен на войне, может спешиться и схватить немного кореньев, если сможет
добраться до них невредимым. Другие могут только скакать вокруг, создавая большой шум. Когда несколько
кореньев захвачены, мужчины отходят к холму, чтобы съесть их. Они шутят, рассказывая о своих подвигах и
жертвах, в то время как женщины собирают свою ношу и возвращаются в лагерь.
Иногда мужчины планируют неожиданное нападение, во время которого, после подсчета удачного хода, они
могут убежать с некоторыми кореньями. Но если женщины видят, что они приближаются, то собираются
вместе позади укрепления, вырытого в земле палками-копалками. Это представляет укрепленный лагерь, и ни
один мужчина не может пересечь линию, если он не убил врага или не засчитал удачный ход в пределах
вражеского бруствера. Тот, кто сделал это, может спешиться у входа в круг, рассказать свой удачный ход, и,
воспользовавшись своей привилегией, взять столько кореньев, сколько сможет унести. Если в отряде нет
такого мужчины, женщины кричат и оскорбляют мужчин, которые решили напасть на них.
Это грубое развлечение демонстрирует несколько интересных аспектов. Конечно, это представляет
забавное развлечение и состязание после дня монотонной работы. Но у этого развлечения есть особое
значение. Оно представляет выход подавляемых сексуальных запретов: мужчины нападают на женщин, и
женщины позволяют им сделать это. В то же самое время это насмешливая пародия мужского превосходства
над женщинами.
Женщины также выходят группами, чтобы собирать древесину для очагов. Кроме собирательства,
большинство женской работы, если лагерь не перемещается, заключается в заготовке продовольствия,
выделке шкур, украшения одежды и палатки. Хорошая женщина должна быть веселой, умелой и работящей.
Установка типи – исключительно женская работа, и они делают это умело и быстро. В постоянном лагере они
выкапывают в типи четыре или пять дюймов земли, оставляя часть дерна вокруг внешней стороны, который
служит основой для кроватей. Внутренняя подкладка палатки привязывается к шестам и заворачивается
внутрь так, чтобы сквозняк не мог проникнуть к кроватям. С помощью детей, хозяйка палатки собирает пучки
травы, которые служат дополнением для кроватей. Циновки, сделанные из горизонтальных ивовых прутьев,
присоединены к треногам, которые установлены у каждой пастели и покрыты бизоньими шкурами, формируя
спинки. В хорошо-обеспеченных палатках каждый человек имеет удобный шезлонг и собственную кровать.
Несколько бизоньих шкур достаточно, чтобы сохранить тепло кровати независимо от того, какой холод может
быть снаружи. Пространство между треногами занято домашним оборудованием и парфлешами с сушеными
продуктами.
Основной домашний женский инструмент – каменная кувалда – овальный речной камень с углублением,
вокруг которого намотан гибкий жгут из ивовых прутьев, закрепленный сыромятным ремнём. Высохнув,
сыромятный ремень держит камень на ручке, как в тисках. Кувалдой она ломает древесину, забивает колышки
типи и дробит кости, которые будут приготовлены в супе. Маленькими камнями хозяйка перемалывает
черемуху и перетирает высушенное мясо.
Каждое домашнее хозяйство имеет множество ложек из рога. Они сделаны из рогов бизонов и толсторогов.
Черепашьи панцири и деревянные блюда также иногда используются в домашнем хозяйстве.
До контакта с белыми торговцами, шайеннские женщины изготавливали различные виды глиняной посуды.
Позднее они были вытеснены европейскими изделиями. Грубые деревянные чаши и блюда продолжали
использоваться в хозяйстве. Для переноса и хранения воды использовали бизоньи пузыри или сердечные
сумки. Общее название мешков для воды, histaiwitsts ("покрытие сердца"), представляет самую древнюю
форму сосуда.
Каждая женщина имеет четыре инструмента для выделки шкур: скребок, мездрильщик, скобель и
смягчающую веревку или бизонью лопатку. Скребок – плоский, овальный камень, которым, держа обеими
руками, удаляют остатки мяса и жира с внутренней поверхности шкуры. Позднее использовались
металлические скребки, полученные от торговцев.
Мездрильщик – более тонкий инструмент. Формой напоминающий тесло, он сделан из изогнутого лосиного
рога с острым краем. Он используется, чтобы обдирать внутреннюю поверхность кожи для создания нужной
толщины. Этот инструмент хранят как семейную реликвию. Гриннелл приобрел мездрильщик, который прошел
через руки пяти матерей и дочерей, и был в непрерывном использовании в течение приблизительно ста
пятидесяти лет.
Скобель – слегка изогнутая ивовая палка, к вогнутой стороне которой приклеен осколок кости. Скобелем
счищают волосы с внешней стороны шкуры.
Дубление требует химических препаратов; иначе, в результате получается сыромятная кожа. Мозги, печень и
юкка необходимы для состава, который вместе с жиром предназначен для дубления. Смесь тщательно
втирают в обе стороны шкуры, которую оставляют на всю ночь, чтобы смесь хорошо впиталась. Высохнув на
солнце, шкуру долго размягчают при помощи веревке или протягивая через отверстие в бизоньей лопатке,
закрепленной к дереву.
Для изготовления маленькой палатки требовалось одиннадцать шкур. Для большой палатки необходимо
двадцать одна шкура. Женщина делает всю работу. Для этого она приглашает своих подруг и родственниц –
одна работница на одну шкуру – и устраивает большой банкет. Каждая получает шкуру, которую она должна
закончить. Тем временем, хозяйка должна расщепить и приготовить достаточно нитей из сухожилий бизона.
Следующий шаг – подготовка другого большого банкета, для раскройки и шитья палатки. Такая работа длится
весь день, и все ее подруги приносят шкуры, которые она дала им для выделки. На рассвете она должна
найти женщину, опытную раскройщицу палатки, которую она снабжает краской и ножом. Прежде, чем прибудут
гости, раскройщица раскладывает шкуры и отмечает, как их резать. Затем собираются все швеи, завтракают и
работают весь день, с перерывом для обеда и ужина. Работа закончена, когда покрытие будет натянуто на
каркас. За свой труд, опытная раскройщица получает небольшой подарок.
Новая палатка – особое событие для всего племени, которое сопровождается ритуалами. Кроме женщин,
которые изготовили новую палатку, никто не может войти внутрь, пока самый храбрый мужчина в лагере не
засчитает на ней удачный ход и не войдёт внутрь, за которым следуют другие выдающиеся воины. Женщины
исполняют большую часть работы, и за это мужчины чествуют их.
Вся одежда также сделана женщинами. Незнакомые с искусством плетения, они выделывают кожи и
свободно кроят их на одежду для себя, своих мужчин и детей. Иглы и шила делают из костей животных или
рыбьих шипов. Иглы, вместе с нитками и другим декоративным материалом, хранятся каждой женщиной в
кожаном мешке, который они носят на поясе. Платья обычно делают значительно ниже колен. Короткие рукава
свободно свисают от плеч.
Мокасины старого типа сделаны из одного куска, со стелькой, как откидной створкой, которая свернута и
пришита по внешнему краю. Результат – жесткая и удобная обувь. Мокасины более позднего типа сделаны с
отдельным верхом. Они украшены геометрическими рисунками, сделанными из игл дикобраза или бисера, и
оловянными колокольчиками, полученными от белых торговцев.
Существенным предметом мужской одежды является набедренная повязка. Без неё мужчина полагает, что
может стать бесполым, и относится к ней, как к волшебному защитнику своего мужества. Это небольшой,
мягкий, квадратный кусок кожи, привязанный к поясу, который носят спереди. Во время церемоний и многих
танцев это единственная одежда. Летом, или во время набега – это может быть единственной одеждой;
повязка может быть большей, но никогда меньшей.
Во время ненастной погоды мужчины носят леггины, которые закрывают ногу от вершины мокасина до
бедра. Большинство из них имеют длинные края, или откидные створки на внешней стороне, ниже колена.
Мужские рубахи скроены наподобие женского платья, за исключением того, что они не достигают колена, и
имеют длинные рукава. Полностью одетый мужчина выглядит так, как если бы он носил брюки с туникой, хотя
леггины, конечно, не похожи на настоящие штаны. Рубахи богато украшены вышивкой из игл, торгового
бисера, или, в особых случаях, вдоль швов рукавов – скальпами врагов. Бизонья шкура заканчивает одежду
обоих полов в холодное время года.
Украшение шкур – дополнительная, декоративная работа, выполненная как клятва. Это священное занятие,
управляемое Обществом Вышивальщиц, в котором молодой член общества должен получить помощь и
руководство от других членов. Вся процедура представляет священный ритуал. Новичок должен предоставить
продовольствие и материалы. Прежде, чем начнётся работа, все женщины рассказывают о своих лучших
изделиях, как воины считают удачный ход. Старый глашатай объявляет всему лагерю, что происходит и
приглашает самого бедного человека увидеть девушку, которая собирается украсить свою первую шкуру.
Посетитель получает в подарок лошадь, и если он мужчина, то объезжает вокруг лагеря, распевая похвалы
дарителю. Двух или четырех храбрых воинов приглашают на женский "подсчет удачного хода", и когда
женщины рассказывают о своих работах, то мужчины говорят о своих великих военных подвигах и посвящают
котлы с мясом, которое предлагают духам и разделяют среди женщин.
Вышивка проходит позже. Если сделана ошибка, посылают за воином, который скальпировал врага. Он
рассказывает о своём подвиге и говорит: "И когда я скальпировал его, то сделал это так", и срезает ненужную
вышивку.
Когда Вышивальщицы украшают покрышку палатки, формально, воины могут "напасть" на них. Они
выбирают скаута, который должен определить местонахождение врага. Он входит в палатку Вышивальщиц и
смотрит, что у них есть из еды. Его сопровождают самые храбрые мужчины, которые считают удачный ход на
горшках и имеют полное право унести продовольствие без возражения женщин.

Мужская деятельность

В то время как женщины занимались собирательством, содержанием дома и его оборудованием, мужчины
добывали мясо, изготовляли оружие, воевали и исполняли основную часть необходимых ритуалов.
Мужчины шайенны – охотники исключительно на крупную дичь. Бизон был их основной целью, затем
антилопа, олень, вапити и горный баран. На мелкую дичь, типа волков и лис, охотились ради меха. Из
домашних животных – собака – любимый деликатес на банкетах. "У нас есть хороший, жирный варёный щенок
– как у вас индейка в День Благодарения", обычно говорил мне Высокий Лоб. Конину ели, но не предпочитали.
Как наследие жизни в лесах, шайенны (в отличие от большинства племен Равнин) также употребляли рыбу.
Поверхностный парадокс управлял охотой на бизонов. Когда бизонов было мало, каждый мог охотиться,
когда и как ему нравилось. Когда бизонов было много, вступали в силу ограничения коммунальной охоты.
Причины для этого ясны и просты: когда бизоны разбивались на маленькие стада, на них трудно эффективно
охотиться большими отрядами. Большие летние стада лучше всего атаковать большими группами.
Коммунальная охота на бизонов произошла из старинной охоты на антилоп, которая была мистической
процедурой. Антилопы, как известно, быстрейшие из животных, приспособленные выживать благодаря своей
скорости. В то же самое время, они одарены странным чувством любопытства. Они наблюдают за любым
необычным объектом и готовы идти за колышущемся флагом. Именно за эту черту ухватились шайенны. В
девятнадцатом столетии волшебная охота на антилоп стала нечастой, но иногда какой-нибудь знахарь
проводил её. Подобную охоту практиковали не только шайенны, но широко применяли многие индейцы
Равнин, Большого Бассейна и юго-запада (Андерхилл).
Антилопий шаман получал свою силу от Maiyun в ряде видений. Когда он готов провести охоту, новости
передавали не через глашатая. Факт, что шаман позволяет сообщить об этом, а также запрет на
использование огнестрельного оружия, указывают, что принцип был установлен прежде, чем племя
утвердилось на Равнинах. Глашатай и огнестрельное оружие – приобретенные черты культуры после того, как
шайенны мигрировали на Равнины.
Сначала шаман устанавливает маленькую магическую палатку, внутри которой он проводит ночной ритуал.
Детали ритуала неизвестны. В некоторых случаях, члены военного общества бьют по четырём основным
шестам палатки, которые наделены магией. Если охота будет успешной, множество антилопьих волос
осыпается с покрышки палатки.
Следующим утром шаман выводит людей к месту, где должны быть антилопы. Охотники выходят с самыми
быстрыми лошадьми, но идут пешком. В назначенном месте он выбирает двух образцовых, девственных
девушек. Они должны быть уравновешены, или антилопы будут капризны и трудно управляемы. Они также
должны быть полными, иначе антилопы будут худыми и жилистыми. Каждой дают так называемую антилопью
стрелу: палочку с магическим кольцом на конце. Шаман уже использовал их, чтобы заманивать антилоп.
Каждая девушка должна бежать из этого места по расходящимся направлениям, чтобы их дороги
представляли широкую V. Два молодых человека, предполагаемые их поклонники, следуют за ними на самых
быстрых лошадях. Охотники на лошадях выступают следом двумя длинными колоннами.
Как только охотники уходят, оставшиеся женщины и дети формируют круг в основании V, с шаманом в
центре. Когда два молодых человека догоняют пару девушек, каждый берет одну из палочек, которые несли
девушки. Они продолжают быстро ехать нескольких миль. Вскоре они окружают стадо антилоп, которые,
вместо того, чтобы убегать, поворачивают к шаману. Затем мужчины с палочками перекрещиваются позади
стада, продолжая ехать назад за линией охотников, которые следуют за ними и полностью окружают стадо.
Возвратившись к шаману, они возвращают палочки. Внутри V антилопы быстро бегут в круг стариков, женщин
и детей, которые размахивают одеялами, сформировав человеческий загон. Используя две палочки, чтобы
направлять антилоп, шаман заставляет их быстро бежать по кругу, пока они не устанут. Это драматическое
событие, которое представлено в Танце Бешеного Животного. Затем люди нападают на уставших животных, и
убивает их дубинками. За свои навыки шаман получает все языки (деликатес), и две антилопы на выбор. Две
девушки и два молодых человека выбирают следом за ним. После чего, распределение происходит среди всех
семейств.
Торговец Вильям Бент был с южными шайеннами в 1858г, когда такая охота была проведена под
руководством Беломордого Быка. Охота была настолько успешной, что каждая из шестисот шайеннских
палаток получила антилопу, а фургоны Бента использовались в охоте (Гриннелл).
Иногда антилоп заманивают в яму или к обрыву тем же самым способом. Иногда, V формируют из
срезанных веток, позади которых скрываются люди, пока антилопы не окажутся между ними.
Подобная техника применяется в охоте на бизонов. Однажды несколько шошонов были обнаружены после
того, как охота была закончена. Шайенны напали на них, но, впоследствии, посчитали это позором, так как
шошоны не были сразу обнаружены. "Тогда мы послали вокруг них двух девушек и убили их всех также, как мы
убиваем бизонов" (Хоебэль).
Для обычных целей подходит добыча бизонов. Они не так своенравны, как антилопы, и охраняемая
солдатами коммунальная охота более подходит к ежедневному делу. Во время такой охоты охотник
подъезжает к бегущему животному с правой стороны и посылает стрелу между ребер. Лошади обучены
скакать рядом с животным, чтобы обе руки наездника были свободны. Сильные мужчины иногда посылают
стрелу, пронзая одного бизона и поражая другого. Если используется копьё, то его вонзают обеими руками
между рёбер, в сердце. Если человек не достаточно силён, чтобы сделать это, или условия не позволяют, он
пронзает почки. Это не приводит к быстрой смерти, но это фатальная рана, от которой бизон не может далеко
убежать. Копья и луки предпочитают даже те шайенны, которые имеют ружья, поскольку с таким оружием
можно добыть много животных; ружьё также долго перезаряжать верхом.
Когда охота закончена, мужчины снимают шкуры и разделывают туши, загружая мясом вьючных лошадей
для перевозки в лагерь, где передают женщинам для готовки или нарезки на тонкие пластины, которые
вывешивают на стойки для просушки на солнце. Позже, высушенное мясо размалывают каменными
молотками и готовят пеммикан.
Оленей и вапити может добыть каждый охотник, преследуя их с луком, или поджидая в засаде на их тропе.
Больших серых волков заманивают в ловушку – яму, основание которой шире отверстия наверху, чтобы волк
не смог выскочить. Шест с приманкой укладывают в центре – поперек ямы, которая укрыта землей и травой.
Когда волк пытается схватить приманку, крыша проваливается под ним. Там, в яме, его и убивают.
Так как лис очень легко добыть таким же способом, их заманивают в ловушки. Западня состоит из двух
брёвен – одно на земле, другое поддерживает спусковой механизм. Небольшой домик из ивовых прутьев
строят над спусковым механизмом приманки. Таким образом, лиса вынуждена просунуть голову под
нависающее бревно, чтобы добраться до приманки. От рывка приманки бревно падает на шею или спину
лисы, убивая или парализуя её.
Орлов не едят, но высоко ценят за перья. Их ловят руками и душат. Это хитрое, щекотливое дело, только
для особых мужчин, которые получили силу ловца орлов и знание ритуалов. Орлы имеют размах крыльев до
семи футов, и клюв размером с голову. Орлов ловят в яме, которую тщательно готовят. Яму роют только тогда,
когда орлов нет в небе, а землю уносят подальше, поскольку орлы зоркие и осторожные. Перед тем, как рыть
яму, ловец орлов должен всю ночь, в одиночестве, в своей палатке петь священные песни орла. Яма должна
быть достаточно большой, чтобы ловец мог в ней сидеть. Сверху яму закрывают длинной травой, оставляя
несколько отверстий для наблюдения. Ловец очищается в потельне и намазывает себя жиром и орлиной
краской. Он забирается в яму до рассвета, когда орлы не могут увидеть его. Над головой он привязывает
приманку. Когда орел садится рядом с приманкой, охотник медленно просовывает руки сквозь траву, хватает
его ноги и тянет в яму. Он хватает орла и душит его петлей! Награда – престиж и хорошее вознаграждение в
торговле: например, лошадь стоит двадцать или тридцать перьев. Орла можно поймать только за четыре дня
(ритуальное требование). В конце, проводят церемониальные подношения и извинения перед мертвым орлом.
Охотник четыре раза очищается в потельне, чтобы нейтрализовать священную силу, полученную для такого
предприятия.
Черепах ловят в водоемах, жарят или варят.
Живя в стране озер, шайенны использовали неводы из ивы для ловли рыбы. Теперь, в реках, они строят
плотины под наблюдением знахаря. Плотина – круг, сделанный из ивовых прутьев, воткнутых в дно и
перевязанных сыромятной верёвкой. Плотину оставляют на ночь, чтобы рыбы могли войти внутрь, в то время
как знахарь в своей палатке пытается заманить их в ловушку. На следующий день один человек приносит
длинную, узкую корзину, и помещает напротив выхода, сделанного ниже по течению от плотины. Когда рыбы
попадают в корзину, он вынимает их и бросает на берег ожидающим людям.
Подводя итоги, мы видим, что шайенны добывали разнообразное продовольствие, которое в хорошие
времена предлагает разумно сбалансированную диету. Они много работали для общего блага. Однако, они
жили в условиях сытости и голода, и никогда не забывали о голоде. Они всегда предусмотрительны, и сила
солнца Высоких равнин постоянно используется, чтобы сохранить мясо и фрукты во время более скудных
времен. Шайенны стремились сохранить продовольствие, несмотря на факт, что его всегда приходиться
упаковывать всякий раз, когда они перемещались. Это показатель их усилий поддерживать свою кладовую.
8. Торговля

Было бы неправильно считать, что шайенны, или любые другие Североамериканские индейцы последних
нескольких сотен лет, были только охотниками или земледельцами. Мы уже видели, как нетерпеливо шайенны
пытались заманить в свои деревни Ла Саля с его товарами. Однако, большую часть своей известной истории
шайенны не были так глубоко вовлечены в мехоторговлю, как племена Миссури или озер и водных маршрутов
Канады. С одной стороны, они никогда не занимались ловлей бобров в коммерческих масштабах. Вместо
этого, они ухватились за недавно появившуюся лошадь и двинулись на запад, чтобы избежать нападений сиу
и ассинибойнов. Немного торговцев последовало за ними на равнины в конце 1800-ых. Это потому, что было
слишком трудно определить местонахождение кочевых общин среди обширных прерий. Кроме того, арикара и
сиу блокировали проход торговцев по Миссури, пытавшихся установить прямые отношения с такими
племенами, как шайенны, арапахо и кроу. С изворотливым деловым подходом, они стремились
эксплуатировать собственное положение, как хозяев торговцев, и как посредников с менее благоприятно
расположенными племенами. Они также пытались ограничить западные племена в огнестрельном оружии,
таким образом, управляя их способностью сопротивляться набегам сиу.
Однако, шайенны сохранили практику возвращаться к деревням на Миссури, которые оставались
признанными центрами торговли. Шайенны приходили с вьючными лошадьми и травуа, загруженными
сушеным мясом, пеммиканом и мукой из дикой прерийной репы (pomme blanche). Они также приносили свои
известные украшенные шкуры, рубахи и кожаные мешки.
Все, что было получено от животных – продукт объединенных усилий мужчин и женщин. Мужчины охотились
и убивали. Их жены и сёстры выделывали и украшали шкуры. Они также нарезали мясо на тонкие пластины.
Они выкапывали, сушили и перетирали репу. Большинство рабочей силы шайеннов, которая производила
товары для рынка – это женщины. Среди черноногих, как отметил Оскар Льюис, это привело к увеличению
многоженства среди знатных мужчин, и это, возможно, также произошло среди шайеннов. И мужчины, и
женщины шайеннов участвовали в торговле, которая проходила в деревнях арикара.
Однако, главным продуктом в торговле между шайеннами и племенами Миссури была лошадь. В этой
торговле, шайенны были главными посредниками. Они приобрели некоторых лошадей, торгуя с арапахо и
испанскими поселенцами в Таосе. Других они просто украли в испанских ранчо Нью-Мексико, а так же у кроу,
команчей, кайова и ютов. Этих лошадей они пригоняли на рынки северо-восточных равнин. Это легкий и
опасный путь к процветанию. Все эти действия, со стороны женщин и мужчин, очевидно, принесли множество
изменений в ежедневную и сезонную жизнь шайеннов.
В обмен на свои товары, шайенны увеличили диету, приобретая маис, бобы, кабачки и табак, выращенные
американцами или осёдлыми индейцами, а так же сахар, патоку, пшеничную муку, восточный табак и виски.
Всё это, в некотором смысле, продукты роскоши, так как шайенны легко могли выжить без них. То же самое
верно о ткани, бисере, меди, колокольчиках, серебряных украшениях, зеркальцах и других товарах, которые
добавляли эстетическое удовольствие, но немногие, если таковые вообще имелись, эффективно повлияли на
стиль жизни шайеннов.
Шайеннский прагматизм – важная, движущая сила торговли. На первом месте было огнестрельное оружие и
порох. Лук и стрелы были предпочтительны на охоте, поскольку были более эффективны, чем однозарядный
мушкет. Но на войне преимущество получает та сторона, которая лучше вооружена огнестрельным оружием.
Топоры, железные наконечники стрел и ножи использовали все шайенны в мирных целях, а так же на охоте и в
сражении. Степень доступности металлических изделий демонстрирует исчезновение каменных и костяных
орудий до-контактного периода. Маленькие медные котелки также стали частью снаряжения большинства
шайеннских домашних хозяйств.
К 1840г сиу и оспа почти полностью уничтожили племена манданов и хидатса. Сиу смогли утвердиться к
западу от Миссури. С исчезновением деревень манданов, как центров торговли, шайенны приспособились к
новым условиям. Цепь американских торговых постов, или фортов, протянулась по реке Платт. Они стали
легкодоступны для шайеннов, и оказались несколько южнее от враждебных сиу. Что более важно, община
Волосяной Веревки, под руководством своего вождя, Желтого Волка, пересекла Платт, оказавшись в богатой
лошадьми области на юге. В 1828г Желтый Волк показал торговцам из Сент Луиса и Санта-Фе, Уильяму и
Чарльзу Бент и их партнеру, Сирано Сент Врэйну, где построить форт на реке Арканзас в юго-восточном
Колорадо. Большой форт был закончен в 1832г, а люди Волосяной Веревки и другие переместились в область
Арканзас, менее чем в двухстах милях от границы Техаса. Северные и южные общины теперь растянулись
более чем на несколько сотен миль по восточному краю Скалистых гор. Форт Ларами, построенный на реке
Норт-Платт Американской Меховой Компанией, конкурент Бентов и Сент Врэйна, переманил северные
общины шайеннов. Южане были привязаны к форту Бента. Племенное единство было подорвано.

9. Война

Шайенны сражались, чтобы получить новые охотничьи угодья, а так же удержать их, когда утвердились на
Великих равнинах. Они также сражались, чтобы отомстить за ранние поражения и смерть родственников и
друзей. Они сражались, чтобы утвердить своё положение в племени как воина и успешного конокрада.
Подобно всем кочевым племенам Равнин, они недавно прибыли в обширный регион обитания бизонов, и
оспаривали эти охотничьи угодья у кроу, арапахо, ютов, команчей, шошонов, пауни, омаха и дакотов. Каждое
племя установило мирный союз с некоторыми другими племенами и неумолимо сражалось с другими.
Дружественными союзниками шайеннов были три деревенских племени верхней Миссури (манданы, хидатса
и арикара), сиу (прежде враги), родственные арапахо, и, как мы знаем, с 1840г, команчи и кайова. Их
первейшими и презираемыми врагами на западе были кроу, а на юго-востоке – пауни. Шошоны и юты были
следующими. Сауки, фоксы, делавары и другие перемещенные племена Вудлэнда, которые появились на
восточных Равнинах около 1836г, так же считались врагами. Шайенны не часто сталкивались с ними, но в
1853г потерпели серьезные поражение от нескольких делаваров, союзников пауни, и снова в 1854г от сотни
сауков и фоксов. Эти восточные племена были хорошо вооружены новыми дальнобойными винтовками, с
которыми они обращались с выдающимся навыком и разрушительным эффектом против шайеннов, тактика
которых совершенно не подходила для нового стиля войны.
Живя в атмосфере постоянной войны, шайенны, подобно другим племенам Равнин, подчеркивали свои
военные качества. Существует, по крайней мере, сто различных случаев в ритуальной жизни людей, когда они
церемониально демонстрировали подсчёт удачного хода. Общественная слава – вездесущая награда
мужчине, который смело и умело сражался с врагом. Общественные насмешки и презрительные песни
женщин – подстрекали молодых людей. По словам Стоит в Деревьях:
Мой дед и другие обычно советовали мне слушать песни женщин, так как это способ быть готовым к
действию. Трудно было отправляться на войну, и они часто боялись, но хуже было возвращаться и
оказаться перед женщинами. По этой причине они не показывали страха, и смело шли вперёд; они были
вынуждены делать это (Стоит в Деревьях и Либерти).
Шайеннская система борьбы виртуозно украшена, и далека от потребности в победе. Иногда достаточно
продемонстрировать храбрость. Чтобы добиться престижа – не обязательно поразить врага. Демонстрация
храбрости иногда заменяет обязанности простого солдата. Война была преобразована в большую игру, в
которой победа над врагом часто имеет приоритет над убийством.
Победа заключается в подсчете удачного хода – касании или нанесение удара врагу рукой или оружием.
Удачный ход, подсчитанный в пределах вражеского лагеря, занимает самое высокое место. Вообще, любой
героический поступок в сражении считается удачным ходом: спасение раненного товарища, определение
местонахождение врага, захват лошади или тела врага, в то время как остальные шайенны наблюдают за
результатом. Статус мужчины, как воина, зависит от двух факторов: полный "подсчет" его удачных ходов, и его
способности вести успешные набеги, в которых собственные потери являются низкими. Фактическое убийство
и скальпирование также оценивается, но не заслуживает такого уважения, как демонстрация храбрости. Угон
лошадей также считается подвигом, так как любой набег за лошадьми может вызвать сражение.
Шайеннские военные отряды бывают трех видов: частные, братские и племенные. Из них, первый – самый
обычный. Любой квалифицированный шайенн может собрать военный отряд; для этого он должен пригласить
нескольких друзей. Большинство мужчин стремились добиться престижа в военном деле – это не трудно
сделать, особенно среди молодых людей. Старшие мужчины, которые доказали свою репутацию и имеют
обязанности мирных вождей или знахарей, обычно так не стремились к войне, как юноши. Военные лидеры –
это те, кто доказал свои навыки на войне, но еще не достаточно стары, чтобы быть вождями племени или
знахарями. Военные вожди – офицеры военных обществ, но каждый из них, должно быть, достиг той степени
известности, чтобы возглавить собственный военный отряд.
Шайеннская традиция не требует одобрения от тайного помощника (видения), чтобы возглавить военный
отряд. Тем не менее, как и в любом важном деле, новичок должен быть проинструктирован знахарем, и
должен получить ритуальное право совершить миссию. Шайеннские мальчики обычно присоединяются к
своему первому военному отряду в четырнадцать или пятнадцать лет. За ними заботливо наблюдают старшие
мужчины и, как ожидается, они активно не участвуют в сражении, но получают вкус к опасности и накапливают
опыт. К двадцати годам они становятся закаленными воинами. К тридцати, или ранее, они готовы вести свои
собственные набеги, если обладают необходимыми качествами лидера.
Когда приходит время, желающий возглавить военный отряд обращается за помощью к опытному мужчине.
Он предлагает ему трубку и объясняет своё желание. Обычно, ему советуют сделать подношение Священным
Стрелам, или, возможно, подвеситься на шесте в холмах. Если это подношение Стрелам, то он набивает
трубку, заворачивается в бизонью шкуру и с плачем идет к палатке Хранителя Стрел. У входа в палатку он
останавливается и стенает, пока Хранитель Стрел не предложит ему войти. Хранитель курит трубку просителя,
таким образом, признавая свою готовность помочь ему. Проситель ритуально посвящает подношение,
которое, под руководством Хранителя, привязывает к Связке Стрел. Во время этого акта молодой человек
молится Стрелам, прося об успехе в своём новом предприятии.
Теперь он готов возглавить военный отряд. Он собирает нескольких друзей и других мужчин, которые, как он
считает, будут иметь успех и желанные компаньоны. Сначала, он угощает их. Затем он сообщает им свои
мысли. Он предлагает им свою трубку, и все, кто согласны присоединиться к нему – курят. Другие – не курят.
Через некоторое время, те, кто решили выступить в поход, собираются вместе в церемониальном типи святого
человека или знахаря для ритуальной подготовки. Они предлагают ему трубку, объявляя своё желание
отправиться на войну. Если он одобряет их план, то курит и поет священную военную песню. Он может указать
им короткий путь и где они могут найти врагов. Теперь они имеют "официальную" санкцию для своего
предприятия.
Позднее они могут принести какой-нибудь военный предмет – щит, головной убор или оружие – чтобы
освятить его в потельне и сделать талисманом для удачи и защиты. Члены отряда могут срезать со своих рук
полоски кожи, принося жертву духам.
Затем они готовят своё снаряжение. В ночь перед отъездом, раскрасившись и разодевшись, они шествуют
вокруг лагеря, распевая песни волка – так как волк связан с войной – и получая небольшие подарки от людей,
которые желают им удачи.
Военный отряд такого типа отделяется от общества на некоторое время. Следовательно, мужчины покидают
лагерь не единым отрядом, и при этом они не рекламируют свой отъезд. Лидер выходит один в начале
следующего дня. Члены отряда имеют назначенное место встречи, недалеко от лагеря. Отсюда они выступают
вместе, с лидером во главе, несущим трубку. На привале они курят, молятся и поют священные военные
песни. Наконец, когда все засыпают, лидер молится и просит послать ему храбрость и мудрость.
Так они идут, пока не достигают опасной территории. Оказавшись там, они совершают осторожные
переходы, с двумя скаутами впереди. Они двигаются под прикрытием возвышенностей, откуда могут
тщательно исследовать страну. Они не только ищут людей, лагеря и дым, но и следят за птицами и
животными, которые могут показать присутствие людей. Если все спокойно, скауты сигнализируют своим
товарищам продолжать движение, а сами идут дальше к следующему пункту наблюдения.
Маленькие, частные отряды такого вида выступают, чтобы захватить лошадей или добыть скальп из мести
за смерть друга или родственника. Если их цель лошади, они стремятся избежать борьбы и ночью
пробираются во вражеский лагерь, чтобы угнать стадо под покровом темноты. Если их цель скальпы, они
предпочитают обнаружить одинокого путешественника, изолированный семейный лагерь или охотничий отряд.
Если они находят лагерь, и не обнаружены, то готовят свои военные талисманы и раскрашиваются. Если они
обнаружены, то нападают при первой возможности.
Большие военные отряды – почти всегда экспедиции ради мести. Когда уничтожен небольшой военный
отряд, совершавший набег, или много людей было убито во время нападения на шайеннский лагерь, всегда
кто-то может собрать сто или больше воинов ради карательной экспедиции. Он несёт свою трубку из лагеря в
лагерь, собирая желающих. Или он может пойти к военным обществам, чтобы завербовать их членов. По
существу, это частный военный отряд, потому что это дело человека, который начинает его.
Поскольку члены военных обществ (за исключением Солдат Собаки) рассеяны среди всех общин, военные
отряды редко состоят из членов одного братства. Возможно, уничтожение Солдат Тетивы в 1837г
препятствовало тому, что было распространенной практикой в прежние времена. По мнению шайеннов, этот
случай доказывает власть Священных Стрел и разрушительный эффект непочтительного отношения к ним.
Шайенны и арапахо разбили лагерь около форта Бента, в то время как арапахо проводили Танец Солнца. Ни
один шайеннский военный отряд не выходил в течение долгого времени, потому что в племени произошло
убийство. Возобновление Стрел было объявлено, но Серый Гром, Хранитель Стрел, откладывал обряд до
окончания церемонии арапахо. Беспокойные шайеннские воины не интересовались событиями арапахо; они
хотели возобновления Стрел, чтобы получить возможность отправиться на войну. Тетивы особенно
стремились к этому. Наконец, Тетивы высокомерно потребовали возобновления Стрел, и когда Серый Гром
отказался, фактически, избили его. Тогда он согласился, но предупредил, что они потерпят поражение.
Военный отряд из сорока двух Тетив, после долгого и трудного похода пешком, в течение которого они
израсходовали большинство своих стрел, наконец, нашёл большой лагерь кайова. Их скауты были замечены
прежде, чем Тетивы были готовы напасть. Кайова превосходили их по численности. В результате, шайенны
были окружены и были вынуждены обороняться. Не имея стрел, они не могли долго защищаться, и были
перебиты все до одного.
Такие потери побудили всё племя выступить на войну ради мести. В этом случае, Медведь Дикобраз,
главный вождь Солдат Собаки, обязался организовать военный отряд. Он намеревался посвятить этой задаче
зиму, неся трубку и баррель виски, полученный от какого-то торговца. Виски были его бедой, поскольку в
одном лагере произошла пьяная ссора, и Медведь Дикобраз и шесть из его родственников убили мужчину. Он
был выслан из племени, и его семья пошла вместе с ним. После возобновления Стрел летом 1838г,
Маленький Волк, вождь Тетив (позднее Вождь Сладкая Магия всего племени), взял на себя эту задачу. Так как
много времени потребовалось для прихода северных общин, то к моменту их прибытия приближалась зима.
Лагерный круг был собран, и большое дерево для военных обществ было установлено в центре. Здесь
собрались все братства, чтобы увидеть родственников сорока двух мертвых мужчин, которые прибыли к ним с
лошадьми и подарками. Их руки были в крови от глубоких ран, а проходившие женщины просили их сжалиться
над ними. Солдаты согласились. Но тогда пошёл снег, и племя было вынуждено разделиться. Когда наступила
весна, они повторно собрались.
Во время выступления всего племен, Стрелы и Бизонья Шапка играют важную роль. Их несут на спине жены
Хранителей, и во время похода должны быть сделаны четыре ритуальные остановки. Перед нападением,
после обнаружения врага, проходит ритуальная подготовка Стрел, достигающая кульминации в направлении
Стрел на врага, которые, как предполагается, ослепят их яркостью и смутят своей мощью. Затем Стрелы
привязывают к копью знаменитого воина и несут в гущу сражения. Бизонью Шапку надевает другой воин.
Успех обеспечен, хотя, фактически, не всегда.
Часто говорят, что индейцы сражаются как воющая, неорганизованная толпа – каждый сам за себя. Это
неверно вообще, и неверно в отношении шайеннов, в частности. Тактику нападения и само сражение
тщательно планируют лидеры, и когда их планы точно исполнены, часто столкновение заканчивается успехом.
Обычно шайенны не стремятся к полной победе, а лишь к славе, мести и нанесению оскорбления и наказания
врага. Они избегают лобового столкновения, их тактика – хитрость, неожиданность и маневр. Если враг
предупреждён и хорошо подготовился, создав вокруг лагеря защитные укрепления, обычно шайенны не
пытаются атаковать. Так как их цель войны не заключается "в захвате" вражеской позиции, они отходят, чтобы
попытаться атаковать в другое время. Численность племени невелика, и они не могут позволить себе слишком
больших потерь в сражении. Все же, многие действительно клянутся умереть в сражении – совершить
самоубийство. В масштабном нападении на кроу в 1820г, Два Вихря, который организовал дело, поклялся
изгнать кроу из-за бруствера и умереть. В то время как все шайенны наблюдали, он поскакал в лагерь кроу,
вооруженный только саблей. Он сражался как демон, и никто не мог сбить его (в значительной степени,
потому что большинство воинов кроу отсутствовали). Воодушевлённые его примером, другие шайенны
атаковали и ворвались в лагерь, убивая и захватывая пленников.
Множество непредвиденных ситуаций могут нарушить планы шайеннских военных лидеров. Главная
трудность – желание скаутов напасть на отставших и попытаться засчитать удачный ход. Очень часто это
приводит к тому, что враг приведен в готовность, и запланированная стратегия разрушена. Лидер военного
отряда ничего не может сделать с этим. Однако, когда выступает всё племя, предприятие охраняется; скаутов,
которые пытаются нарушить планы лидеров, избивают, как если бы они нарушили правила коммунальной
охоты.
Шайеннские подвиги вошли в легенды. Все же, шайенны не являются суперменами. Они живут, зная, что
каждая охота подвергает их неожиданному нападению; каждую ночь, ложась спать, они знают, что рассвет
может принести нападение на их стада или на их лагерь. Для них не существует абсолютной безопасности.
Нет перерыва на мир, нет возможности остановить войну. Когда скрытая угроза вражеского нападения не
воздействует на них, они, считая себя настоящими мужчинами, сами выходят на поиск врага. Опасение часто
посещает их, даже притом, что они редко позволяют ему прорваться наружу. Свидетельства можно встретить
повсюду – мазохистские самоистязания на шесте, чтобы получить удачу на войне, срезание полос кожи с рук
перед выходом военного отряда, вера в ослепляющую силу Стрел, сложные правила курения и рисунков
перед выходом военного отряда, уверенность в силе своих амулетов и табу, придающих стойкость в сражении,
большая вера в магию щитов. Гриннелл считал, что щит – возможно, самый важный предмет вооружения
шайеннского воина:
Большинство щитов, как полагали, обладают большой духовной силой. Они могли защитить не только
того, кто нес его в сражение, но и оказать общее защитное влияние благодаря своему священному
характеру. Они также могли наделить владельца качествами, приписанными небесным телам, птицам,
млекопитающим и другим живым существам, изображения которых были нарисованы на щитах, или части
которых были привязаны к щитам... Щит, украшенный перьями орла, как полагали, придавал его владельцу
стремительность и храбрость этой птицы. Если к щиту были привязаны перья совы, то владелец
получал качества совы видеть в темноте, и двигаться тихо и незаметно. Фигура медведя, нарисованная
на щите, или его когти, придавали владельцу силу медведя; то же самое можно сказать относительно
многих качеств, принадлежащих животным, которых шайенны считали обладателями сверхчеловеческих
сил (Гриннелл).
Шайеннские щиты бывают двух основных видов: священные щиты, уже описанные выше, и обычные,
неукрашенные щиты, которые не обладают священной силой. Первый тип щитов также подразделяется на
традиционные щиты, принадлежащие военному обществу или родственникам. Щиты организаций подобны.
Вторая категория состоит из щитов-видений, рисунок и сила которых были показаны владельцу в видении.
Техническая конструкция всех щитов одинакова. Используют толстую и жёсткую шкуру быка бизона.
Законченный щит имеет круглую форму и размер всего около восемнадцати дюймов в диаметре. Если этот
щит обладает магической силой, то требует покрытия, чехла из шкуры антилопы, на котором нарисованы
магические символы.
Ни один мужчина не может впервые украшать щит без помощи и руководства известного изготовителя
щитов, который сам приобрел это право от предыдущего мастера. Фактически, рисунок на щите требует
ритуальной помощи множества других храбрых воинов. Они украшают себя птичьими перьями и собираются в
палатке изготовителя щита. Процесс начинается с церемониального курения и пения священной песни. Затем
владелец щита наносит часть рисунка, после чего трубка снова набивается и пускается по кругу.
Присутствующие поют четыре песни, и рисунок возобновляется. Этот процесс повторяется снова и снова, пока
рисунок не закончен. Наконец, покрытие подгоняют к щиту, добавляя перьям и другие объекты. Когда это
сделано, все участники натирают себя белой глиной. Это первый шаг к удалению сверхъестественной
атмосферы, чтобы они могли вновь заниматься обычными делами. Женщины, родственницы владельца,
приносят угощение, и они едят.
Теперь щит помещают около входа в палатку, где к нему могут прикоснуться мужчины, женщины и дети,
которых приглашают получить часть его защитной силы. Церемония заканчивается финальным очищением, в
котором щит помещают на вершину потельни, установленной в нескольких ярдах от типи, где все участники
церемонии парятся и поют священные песни щита.
После этого щит получает специальное обращение. Его не хранят в палатке владельца, а устанавливают на
треноге или шесте позади неё. Каждый щит имеет свои специальные требования подготовки к использованию.
Владелец одного щита сказал заемщику, что перед использованием его нужно очистить в дыму
можжевельника. Кроме того,
Когда ты надеваешь чехол, замшевые верёвки, которые держат медвежьи когти, должны быть
ослаблены, чтобы они могли опуститься; когда ты снимаешь чехол и отправляешься на войну, верёвки
должны быть натянуты так, чтобы когти были направлены на врага. При очищении щита ты должен
пронести его над дымом в четырех направлениях, подержать над дымом, а затем поднять к небу и
потрясти. Затем ты должен переместить его четыре раза на правую сторону своего тела, и повесить
его на правую сторону. Выезжая на врага, ты должен быть на правой стороне отряда, далеко от
остальных. Некоторые щиты могут храниться на отдельном шесте или на треноге. Утром его нужно
вывешивать лицом к солнцу (Гриннелл).
Это всего лишь одна причина, по которой шайеннам требуется время, чтобы подготовиться перед началом
сражения. Не выполнение любого требования почти наверняка приводит к ранению или смерти владельца.
Неправильное употребление щита требует длительной церемонии искупления и очистки. Щиты общины
Волосяной Веревки налагают запрет на употребление в пищу сердца любого животного, или любого мяса,
которое было приготовлено вместе с сердцем. Если запрет нарушен, владелец щита должен съесть сердце
врага, хотя шайенны считают это трудным и неприятным делом.
Первоначально шайенны не имели военных головных уборов, но начали перенимать их к концу переходного
периода. Военные головные уборы, по сути, имеют те же самые качества, как щиты; это не только вещь,
которую изготавливали и носили. Знаменитый вождь Солдата Собаки, Римский Нос, во многом был обязан
своему успеху военному головному убору, который придавал ему пуленепробиваемость. К этому убору
прилагалось табу: он не мог употреблять пищу, поданную из горшка острым, железным предметом.
Психологическая ассоциация ясна. Острый предмет вонзается в пищу, как острая металлическая пуля
проникает в тело. Как раз перед большим сражением с отрядом полковника Форсайта на острове Бичэра в
1866г, Римский Нос гостил в лагере сиу. Не зная о табу своего гостя, хозяин предложил ему жареный хлеб,
поданный вилкой. Один Солдат Собаки заметил это и сказал Римскому Носу. Сражение с американцами
началась прежде, чем Римский Нос смог пройти длительный очистительный обряд, и, словно Ахиллес,
оставался в своей палатке. Наконец, он внял просьбам – явиться на поле боя и возглавить своих мужчин. Он
надел свой военный головной убор, и, отправившись к полю боя, был смертельно ранен. Он даже не
участвовал в сражении (Гриннелл).
Военный пони также должен быть укреплён сверхъестественной силой, которая наделяет его лучшими
качествами. Человек, который имеет хорошую скаковую лошадь, выезжает на любимом коне только в
сражение. Если он участвует в конном набеге, то едет на обычной лошади, а боевого пони ведет на поводу.
Чтобы вырастить такую лошадь, он выбирает годовалого жеребёнка, который имеет хорошие перспективы,
берёт свою трубку и отправляется к шаману, который владеет лошадиной магией. Он говорит знахарю, что
клянётся не ездить на этой лошади в течение нескольких месяцев, и просит освятить пони. Выкурив трубку,
знахарь говорит ему что-то, подобное этому:
Каждую ночь отпускай его и хорошо ухаживай. Он будет убегать назад, в стадо. Когда он убежит, взойди
на холм и наблюдай за ним. Если он ложится, бегает вокруг, встает и встряхивается, то показывает, что
знает, что ты обещал ему что-то. Если ты действительно хочешь чего-то добиться от него, то должен
убить самца антилопы. Возьми один из отростков его рога. Мы отполируем его и проделаем в нём
отверстие. Затем я наполню рог mutstintants. Закрепи рог двумя верёвками из оленьей кожи, и повяжи его
вокруг шеи пони. Если верёвка станет натянутой, ослабь её; это показывает, что пони полнеет. Не
седлай его вообще, пока не истечёт время. Тогда приведи его ко мне (Хоебэль).
Когда обещанное время истекает, владелец ведет лошадь к знахарю. Он говорит с пони: "Теперь пришёл
твой месяц. Он собирается оседлать и проехаться верхом на тебе. Везде, куда он ни пойдет, он будет брать
тебя с собой". Если нарушить обещание – это убьет лошадь и принесет неудачу владельцу.
Это чётко показывает, как шайенны понимают мужскую сексуальность – боевой конь должен оставаться в
запасе, как источник силы в больших военных кризисах. Mutstintants – корень Cogswellia, шайеннское название
которого относится к motse, термин, применяемый к самцу, или производителю среди больших животных;
другими словами, шайенны связывает этот корень с мужеством и силой животного. Фаллическая символика
антилопьего рога и значение перетёртого корня внутри рога не совсем ясны.
Танец Скальпа, который следует после успешного набега большого военного отряда, в свою очередь
показывает, как шайенны связывают победу с сексуальностью. Скальп для американских индейцев –
эквивалент головы, добытой в других частях мира. Цель захвата головы или скальпа состоит в том, чтобы
получить сверхъестественную власть и силу жертвы.
Шайеннский Танец Скальпа организовывают племенные бердачи, или трансвеститы, поскольку они
являются устроителями церемонии. Трансвеститы – мужчины, которые носят женскую одежду и часто служат
вторыми женами в домашнем хозяйстве женатого мужчины. Шайенны называет их hemaneh, полумужчина-
полуженщина. В племени было всего пять таких человек, все члены семейства Голой Ноги. Все они доктора и
весьма уважаемые люди. Военные отряды любят приглашать полумужчин-полуженщин, не только из-за их
медицинского навыка, но и потому, что они социально приятны и интересны. Такие молодые люди обладают
самой мощной любовной магией. Жених, который заручается их помощью, действительно удачен, поскольку
ни одна девушка не может сопротивляться их власти. Их часто выбирают в качестве посредников, чтобы
отвести лошадей с подарками в домашнее хозяйство девушки после предложения брака. Эти люди, благодаря
своему сексуальному воздержанию и отказу от своего первоначального пола, кажется, достигают большой
власти. Хотя мы не имеем никакого прямого свидетельства, кажется, вероятно, что их присутствие в военных
отрядах желательно, главным образом, из-за их высокого "психологического" потенциала и запасенного
мужества – которые необходимы шайеннам для успешной борьбы.
Успешный военный поход – когда захвачены вражеские скальпы и ни один шайенн не погиб, если только он
перед смертью не засчитал удачный ход. Если шайенн убит, не засчитав удачный ход, все скальпы,
захваченные другими, выбрасывают. Однако, если шайеннский набег был успешен, скальпы используют в
Танце Скальпа. Факт, что после возвращения из похода все скальпы передают на хранение полумужчинам-
полуженщинам, указывает, что воины чувствуют, что своим успехом они обязаны присутствию этих
персонажей. Факт, что танец победы является танцем ухаживания, полностью управляемый полумужчинами-
полуженщинами, подчеркивает отношение войны к мужеству. Подтверждение власти над врагами –
утверждение шайеннского мужества. Именно поэтому мужество представляет супружество и подтверждает
его идеал в праздновании победы Танца Скальпов.
Танец Скальпа не дикое, бешеное представление (как считают большинство посторонних); скорее, это танец
ухаживания, состоящий из нескольких частей. Он проходит вокруг огромного костра, подготовленного
трансвеститами, и называемого "скунсом". Певцами для танца могут быть женатые мужчины средних лет. Они
выстраиваются в линию к западу от скунса, стоя лицом на восток. Молодые люди выстраиваются в линию к
северу от костра, молодые девушки – напротив них, к югу от костра. Старики и старухи устраиваются на
восточной стороне квадрата. Только полумужчины-полуженщины, со скальпами, закреплёнными на шестах,
находятся внутри квадрата.
Первый танец – Танец Влюбленных. Молодые люди выстраиваются в линию позади девушек. Каждый из них
берет за руку девушку, и они танцуют вместе. Старики и старухи танцуют на своих местах, некоторые
женщины танцуют со скальпами, захваченными в предыдущих набегах. Полумужчины-полуженщины танцуют
перед барабанщиками, размахивая захваченными скальпами. Старики и старухи пародируют танец, пытаясь
вызвать смех наблюдателей.
Ухаживание, или Любовный Танец, который возглавляют Устроители Танца. В этом танце старики только
наблюдают. Полумужчины-полуженщины разделяются и расходятся к линиям юношей и девушек, спрашивая
их, кого они хотят выбрать себе в партнеры. Возвратившись в центр, они сравнивают избранников, в то время
как танцоры с надеждой ожидают. Затем они отправляются к линии юношей, и одного за другим, взяв их за
одеяла, подводят к девушкам, которые выбраны для них. Ряды девушек и юношей стоят друг напротив друга.
Когда каждая девушка получает партнера, танец начинается. Здесь девушки танцуют одни, повернувшись
спиной к юношам. Сначала они танцуют вперед, к центру квадрата, затем назад, пока не возвратятся на свои
места напротив юношей. В этом нет ничего сближающего, ничего, даже отдаленно напоминающее чувства;
этот танец столь же формален, как и шайеннское предложение брака. Юноши могут приблизиться к девушкам,
но они отходят от них, танцуя назад, всё дальше и дальше. Ухаживание – сомнительное дело.
Хоровод – следующий танец. По команде трансвеститов, линии юношей и девушек танцуют, расходясь друг
от друга, но лицом друг к другу. Девушки не настолько скромны и не настолько неуловимы. Это движение
продолжается в течение некоторого времени, когда "вызывающие" выкрикивают: "Выберите себе партнера".
Все девушки и юноши перемещаются поперек квадрата к тому, кого он или она были выбраны Устроителями
Танца. Теперь они все стоят кругом, положив руки на талии друг другу. Затем они танцуют по часовой стрелке.
Старики находятся в середине, кричат и размахивают скальпами. Трансвеститы отгоняют детей, которые
кричат и подходят слишком близко, размахивая скальпами снаружи круга.
Через некоторое время рисунок танца меняется. Полумужчины-полуженщины говорят: "Девушки в середине,
мужчины закрывают". Юноши "похищают" своих помощниц. Они танцуют вокруг девушек. Время от времени
самые смелые среди них проскальзывают в середину и обнимают своих девушек, обхватив их вокруг шеи.
Через некоторое время они разбиваются, и все возвращаются, чтобы сформировать изначальный квадрат.
Теперь следует танец, который шайенны называет Скользкий Танец. Он также переполнен символическим
значением. Бракосочетание – обоюдное дело. В предыдущем танце юноши показали, что у них есть девушки.
Теперь девушки показывают, что у них есть мужчины. Танцуя парами, девушки продвигаются к линии юношей,
где каждая хватает одеяло своего партнера и выводит его к центру. Когда девушки танцуют, молодые люди
смиренно следуют за ними. Они остаются в центре, пока их сестры не выходят, чтобы "освободить их", делая
подарок в виде браслета или кольца девушкам, которые получили их братьев. Таким образом, сёстры
утверждают своё право на братьев, но по цене, заплаченной его новой "жене". Права жен на лояльность
мужчины превосходят их сестёр, но сестры полностью не отрезаны его браком.
Заключительный танец, демонстрирующий кульминацию ухаживания и бракосочетания, называется Танец
Скачущих Галопом Быков Бизонов. Женщин подвязывают свои длинные юбки вокруг ног; затем лидеры
приказывают всем занять свои места. Барабанщики и певцы начинают. Три или четыре женщины встают и
идут туда, где сидят молодые люди. Они наклоняются, поворачиваются и танцуют спиной к мужчинам,
подражая бизонам. Вскоре мужчины – столько, сколько женщин – встают и танцуют, наклонившись, подобно
быкам, скачут позади женщин. Все больше женщин завлекают мужчин, пока все танцоры не выстраиваются в
длинный ряд, представляя стадо бизонов. Наконец, полумужчины-полуженщины говорят: "Станьте в круг". Все
встают и начинают Хоровод. Барабанщики и певцы, парочки и старики объединяются в один хоровод,
демонстрируя счастливое, коллективное единство. Они все поют и танцуют до рассвета.

10. Мировоззрение и религия.

Главные ориентиры шайеннского мировоззрения и некоторые его проявления в религиозном и ритуальном


поведении уже были показаны в предыдущих главах. В этой и следующей главе, мы исследуем основные
положения, сформулированные шайеннами о характере вселенной и человека.
Грегори Бейтсон справедливо отметил: "Человеческий индивидуум бесконечно упрощает и обобщает
собственное представление окружающей среды; он постоянно накладывает на окружающую среду
собственные конструкции и значения; эти конструкции и значения характерны для одной культуры, и
противоположны в другой" (Клакхон). Или, как перефразировал Клакхон,
Каждый образ жизни создаёт собственное предположение о конце и целях человеческого существования,
о способах, которыми могут быть получены знания об организации классификаций, в которых каждая
данная величина смысла зарегистрирована о том, что люди имеют право ожидать друг от друга и богов,
о том, что является удовлетворением или разочарованием. Некоторые из этих предположений сделаны
благодаря знаниям народа; другие – молчаливые доказательства, которые наблюдатель может вывести,
находя последовательные тенденции в словах и поступках (Клакхон).
Предположения и доказательства являются основной каждой культуры: доказательства, которые
определяют характер вещей, классифицируются как экзистенциальные постулаты; которые качественно
устанавливают желательность или нежелательность вещей и действий, нормативны и условия. Человеческое
восприятие и человеческая оценка окрашены и сформированы культурными правилами, которые являются
основой знаний и веры. Человек всё ощущает через культурно раскрашенные линзы.
Исследуя главные шайеннские взгляды и ценности, мы находим поразительную комбинацию оживляющих и
механистических отношений к вселенной.
Шайенны представляют мир, как динамичная, действующая система взаимосвязанных частей. В целом, эти
части одной вселенной, которую шайенны называют hestenov. Вселенная многослойна. Люди рассматривают
вселенную с поверхности Земли. Все, что выше поверхности Земли – heammahestonev. Все, что лежит ниже –
aktunov. Над поверхностью земли находится тонкий слой воздуха, атмосфера. Шайенны называют её taxtavo.
Это особый подарок духов, поскольку позволяет дышать и жить. Выше слоя воздуха – setovo, Небо, Близкое к
Космосу. Этот термин эквивалентен физической атмосфере земли. Именно здесь мы можем наблюдать
облака, ветра, птиц и священные места на вершине высоких холмов и гор. Выше всего остального – Синее
Небо Космоса, aktovo. Здесь мы видим солнце, луну, звезды и Млечный путь.
Сама земля состоит из двух слоев. Первый слой – очень тонкий, и поддерживает жизнь. Он настолько
глубок, насколько в него могут проникать корни растений и деревьев. Он известен как votoso. Ниже него –
пласт, названный aktunov, Глубокая Земля.
С религиозной точки зрения, каждый уровень наполнен силами духов, или представляет дом духов, которые
являются мистическими копиями различных физических явлений, характерных для рассматриваемых уровней.
Например, в Небе Синего Космоса есть солнце. Шайенны называют его esehe, Дневное Светило. Оно
каждое утро рождается на востоке, и каждый может видеть его. Видимое солнце – конкретное проявление
Духа Солнца (или бога), которого называют Atovsz. Поэтому, солнце является и предметом и духом, каждый из
которых имеет отличительное название. Atovsz, который очень силён, может появляться перед некоторыми
людьми, принимая образ мужчины. Луна известна как taesehe, или Ночное Светило. Она рождается на западе
каждые двадцать восемь ночей. Её, также, каждый может увидеть. Видимая луна, подобно солнцу, имеет
собственный дух, Ameonito, Лунный Дух (или бог). Он, также, может появляться в виде мужчины, если хочет
отметить определённого человека.
Некоторые планеты, типа Утренней Звезды и Вечерней Звезды, особенно почитаемы. Утренняя и Вечерняя
Звезда близко ассоциируются с Духом Солнца и Луны. Различные созвездия также фигурируют в древних
мифах и церемониях шайеннов.
Млечный путь заметен в ясные ночи – особенно на высоких равнинах. Шайенны называют его ekutsihimmiyo,
Висящая Дорога, протянувшейся между Небом Синего Космоса и Землей. Это дорога, по которой души
умерших отправляются в загробную жизнь.
Кроме того, множество духов могут находиться в нескольких слоях неба и вселенной. Все они составляют
heammahestov – специфическое выражение большого, уникального, всезнающего Высшего Бога,
Heammawihio, Высшего Мудреца. Wihio означает паука. "Паук прядет сеть, и ползает вверх и вниз, словно по
воздуху" (Гриннелл). Wihio, словно пар, "воплощает идею духовной способности высшего интеллекта".
Heammawihio – высшее божество, потому что знает всё о том, как создавать различные вещи. Он давно
оставил землю и удалился на небо. Солнце, как полагают, представляет Heammawihio, хотя божество –
намного больше, чем солнце; это абстракция, и не только огромный бриллиант, излучающий тепло. Первую
трубку во время церемоний предлагают именно солнцу.
Ниже поверхности Земли, Глубокая Земля, aktuno, которая имеет собственную духовность. Она
представлена в женской форме и управляется коллегой Heammawihio, Aktunowihio.
Когда шайенны представляют вселенную в горизонтальной плоскости, они разделяют её на четыре главных
направления: юг, восток, север и запад. Юг и восток связаны с теплом (красным цветом), со светом и зеленью.
Север связан с холодом и белой зимой. Запад представлен зловещим иссиня-черным цветом и связан со
смертью и ночью. Каждая из этих областей имеет собственный специфический дух.
Цветовая символика главных направлений и их сезонных изменений настолько сложна, что остаётся тайной
для нас, которую сложно описать или объяснять здесь. Говорят, что только шайеннские священники полностью
разбираются в этом.
Важная особенность шайеннских религиозных верований – любой главный (а также младший) дух, хотя они
являются обычным проявлением естественных явлений (солнца, луны и так далее), также может появиться в
виде человека – часто приняв форму старика или старухи, красивого молодого человека или девушки.
Птицы также могут иметь священные силы, и почитаемы, поскольку живут в Небе, Близком к Космосу.
Животные имеют меньше духовных сил, кроме тех, кто роет норы, типа барсука, который проникает через
Глубокую Землю, и медведя, который живет в пещерах. Святость бизона происходит из шайеннской веры, что
они появились из большой подземной пещеры (понятие, заимствованное от манданов). Действительно, нужно
помнить, что Сладкая Магия получил правила шайеннской культуры от Maiyun, во время долгого пребывания в
пещере в Бер Бьют.
Таким образом, главные представления шайеннов вселенной является анимистическими – вера в
существование духов. Все духи вместе обычно составляют единое сверхъестественное лицо, Maiyun, хотя
существуют и работают отдельно. Основная цель религиозной практики состоит в том, чтобы связаться с
духами и улучшить жизнь. Духи щедры в своём благословении человечества. Они не жадны и отзывчивы по
своей природе. Они не мстительны, не жестоки и не устрашающи; хотя есть вещи, которых нужно бояться, ни
шайеннские верования, ни мировое представление не опирается на опасении "Богов". Духи – не создатели.
Шайеннская мифология уделяет скудное внимание вопросам сотворения мира. Духи знают, как была создана
вселенная. Поэтому, их роль заключается в обучении людей. Духи – великие учителя. Это понятие выражает
шайеннское представление, что вселенная, по существу, является механической системой, которая хороша по
сути, но должна быть правильно понята и использоваться, чтобы поддержать людей во всех их нуждах и
желаниях. Великие духи понимают характер такой работы; они знают способы, которые могут помочь в этом.
Свои знания они охотно разделяют с человечеством, если человечество ищет их и слушает их с уважением.
Таким образом, мифы о культурных героях, сосредоточенные на Сладкой Магии и Вертикальных Рогах –
отчеты паломничества к источникам знаний – дому Святых на Священной Горе. Этот пункт очень важен:
величие главного духа находится не в его сверхъестественных способностях, чтобы создавать и управлять
вещами, а в его мудрости.
Таким образом, главные ритуалы получили легендарные персонажи, искавшие эти знания, которые, в свою
очередь, тщательно передали другим шайеннам. Тот, кто узнал ритуал, становился учителем для своих
последователей. Давший обет возобновить Стрелы или провести Танец Солнца, Вышивальщица, готовая
расшить свою первую шкуру, обучаются проведению этого обряда. Даже лидер первого военного отряда
должен узнать предварительные обряды от хорошо осведомленного священника. Каждый шайеннский ритуал
имеет, по крайней мере, одного Учителя и одного Новичка.
Суть шайеннских ритуалов – принудительные действия, а не многословные молитвы. Как заявил
преподобный Рудольф Петтэ, миссионер менонит, хорошо знавший шайеннов: "Огромная важность
религиозных церемоний заключается в обрядах, а не в словах" (Петтэ). Действия – эффективные силы; они
управляют механической системой вселенной. По аналогии, можно сказать, что шайеннские церемонии –
"мелодичная работа", или, в случае обрядов Возобновления Стрел – обновление механизма, который получил
повреждение.
Нет никаких свидетельств, что шайенны имеют какую-то явную теорию потенциальной энергии, но
совершенно очевидно, что они имеют некое понятие энергии. О свойствах энергии любого объекта, или целого
мири, они имеют ограниченное понятие. Поскольку энергия расходуется во время деятельности, она
рассеивается и уменьшается. Таким образом, увядают растения, исчезают животные, земля сокращается.
Возобновление через регенерацию необходимо, если люди хотят выжить. Церемонии производят перезарядку
и реорганизацию частей так, чтобы целое работало в полном объёме.
Это понятие ясно показано в шайеннском отношении к сексу. Сексуальная энергия – ограниченный фактор,
который стоит тратить экономно. Поэтому, сильный мужчина из хорошего семейства, при рождении первого
ребенка (особенно, если это мальчик), клянётся не заводить другого ребенка в течение семи или
четырнадцати лет. Только так отец сконцентрирован на развитии этого ребенка вместо того, чтобы заниматься
несколькими детьми. Необходимо понять, что не только семя отвечает за рост ребенка; так продолжается
передача "энергии" отца к потомству. Воспитание ребенка подобно воспитанию военного пони, через
воздержание и ритуалы. В течение семи или четырнадцати лет отец должен поддерживать абсолютное
безбрачие, если только он не имеет несколько жен. Мать ребенка также обязана сохранять воздержание в
течение этого периода, если только ее муж не обязался провести Возобновление Стрел или Танец Солнца,
когда она может участвовать в сексуальной связи со священником. Прелюбодеяния настолько редки среди
шайеннов, что едва обеспечивают доступный, если нерегулярный выход сексуальных желаний. Если родители
нарушают клятву, считается, что это убьет ребенка. Немногие шайеннские мужчины чувствуют себя
достаточно сильными, чтобы подвергнуть себя подобному испытанию, требуемого ради ребенка, но те, кто
поступает подобным образом, наслаждаются самым высоким уважением. Мой близкий друг, Высокий Лоб, был
таким человеком. Фактически, у него был пятнадцатилетний промежуток между рождением первого и второго
ребенка. Его старший сын, когда я знал его, был самым выдающимся индивидуумом, в физическом и
интеллектуальном плане. Высокий Лоб гордился тем, что он сделал для своего сына. "Всё это время я спал со
своей женой", сказал он мне, "но я никогда не имел сексуальных отношений с нею". В старости, он был одним
из самых уважаемых мужчин среди северных шайеннов.
Шайенны не считают, что могут управлять природой. Хотя окружающая среда сурова, а жизнь сомнительна,
она рассматривается как хорошая окружающая среда. Однако, люди должны поддерживать гармонию через
осторожное и напряженное самообладание. Сладкая Магия и Вертикальные Рога предупреждали об
исчезновении шайеннов, если они не будут действовать так, как были проинструктированы. Предписанные
движения и символические действия многочисленных церемоний должны быть точно исполнены в
соответствии с установленной традицией, если они должны произвести желательные результаты в земной
регенерации, хорошем здоровье, хороших охотах, и победе. "Если священные действия не будут исполнены
правильно, и в надлежащем порядке ... члены церемонии обязаны вмешаться. Если все они допустят ошибку
– поднимется сильный ветер, чтобы предупредить их о нарушении" (Андерсон). Это является ответом на
шайеннское представление системы и механики вселенной. Человеческие стремления осуществимы не только
через умиротворение духов и богов, но и через действия, которые соответствуют состоянию окружающей
среды. Человек должен приспособить своё поведение к условиям, которые безлики, а не искать
эмоциональную зависимость от отдельных существ. В этом отношении, шайеннское представление вселенной
имеет много общего с представлениями индейцев пуэбло, за исключением того, что последние настоятельно
считают, что индивидуальный проступок приводит всю вселенную к хаосу. Шайенны применяет это понятие
только к внутриплеменным убийствам.
Шайеннский магический человек больше, чем священник, он – шаман. Основной способ получения
сверхъестественной силы – приобретение ритуального знания от того, кто уже стал священником. Это знание
– техническое пособие, эффективное, как "руководство к процедурам".
Тем не менее, компонент жизненного анимизма также присутствует в шайеннском мировоззрении. Каждый
шайенн действительно ищет сверхъестественную силу во время поиска видения. Шайенны разделяют
комплекс Духа Опекуна, характерный для многих североамериканских племен. Мужчина, который хочет
получить силу для выздоровления или стойкость в бою, может поститься в уединённом месте и просить
помощи у духов. Если духи одобряют это, он получает благословение и инструкции относительно того, как
приготовить определенные амулеты, как раскраситься и что петь, чтобы получить помощь. Далее он получает
некоторые запреты, которые квалифицируют его защиту. Видение также приходит к людям во время бедствия,
как в случае девушки, которая основала племенной совет, или в случае Совиного Друга, который основал
новое общество Солдат Тетивы на основе сна, который явился ему, когда он лежал в снегу во время снежной
бури. Духа опекуна называют maiyunahu'ta – Дух, Который Говорил со Мной во Сне. Каждый шайенн, который
желает получить помощь от духов вселенной, не участвует в голодовке. Он клянётся провести церемонию –
предложение в обмен на помощь. Он приносит подарки Магическим Стрелам и в Палатку Танца Солнца. Он
может срезать с рук кожу, подвеситься на шесте или волочить бизоньи черепа.
Одни предлагают maiyun ... продовольствие, табак, одеяло или немного ситца, или шкуру белого бизона,
стрелу или палку-копалку, вражеский скальп, сустав пальца, полоску кожи или немного плоти, или проведение
ритуала или церемонии... В узком смысле – это дар; в более широком смысле – простой акт, который будет
оценен сверхъестественными силами. Подарки и действия были традиционны и стандартны, которые, нужно
отметить, предписаны культурно; цель или ответ были конкретным возвратом на подарки – здоровье для себя
или семьи, много лошадей, много побед над врагами, успех в охоте, или силу шамана (Андерсон).
Важный момент – шайеннские духи отвечают весьма механическим способом.
Хотя это не очень важно, стоит упомянуть, что Земная Поверхность содержит несколько неприятных духов.
Это minio, Рогатые Водные Духу, и призраки. Minio иногда хватают людей в реках и озерах, но, по крайней
мере, в некоторых историях, Птица Грома стремительно бросается с небес, и освобождает их. Minio –
существа страшилки; они не часто фигурируют в шайеннских историях, но идея относительно возможного
контакта с ними пугает некоторых доверчивых шайеннов.
Призраки иногда тревожат шайеннов. Призраки, или mistai, являются духами мертвых, и не являются
призраками особых людей. Mistai – настоящий полтергейст. Они обозначают своё присутствие, свистя и
издавая сверхъестественные шумы; в очень темных местах, особенно в лесу, они хватают за одежду; они
скребутся и царапают покрытие палатки. Другими словами, это ночные звуки и сенсации, которые заставляют
даже самых скептических людей немного нервничать, когда они находятся в доме ночью, или сворачивают в
темную улицу или переулок.
Душа человека – это tasoom, его тень или призрак, жизненная и духовная суть тела. Когда она покидает тело
в течение любого промежутка времени – наступает смерть. Смерть – не персонифицирована как существо.
Это просто состояние после того, как tasoom покидает тело. Tasoom отправляется в дом Heammawihio через
ekutsihimmiyo, Висящую Дорогу. Все умершие шайенны живут на небесах, так же, как они жили на земле – и
хорошо проводят время. Как и среди других американских индейцев, считается, если шайенн впадает в кому,
то посещает деревни тех, кто уже мертв. Затем, духи "посылают его назад, на землю", и он возвращается с
яркими впечатлениями от их посещения.
У шайеннов нет ада и никакого наказания в загробной жизни; никакого суда и проклятия. Хотя шайенны
грешат, когда совершают убийство, и часто поступают неправильно, убийство искупают здесь и сейчас, а
проступок не создает никакого бремени вины, которая будет перенесена в загробную жизнь. Для шайеннов нет
проблемы спасения; к совершенству следует стремиться ради собственного блага и одобрения товарищей.
Когда душа освобождается от тела, то становится свободной и улетает по Висящей Дороге, чтобы жить рядом
с Великим Мудрецом и давно ушедшими любимыми. Только душам тех, кто совершил самоубийство,
запрещено входить в этот мир. Когда эти души достигают развилки Млечного пути, их дорога лежит не на
небеса, а в небытие. Конечно, воины, которые совершили самоубийство и поклялись умереть в бою, не
испытывают эту участь.
Несмотря на счастливое предзнаменование, которое ждет мёртвых, смерть – травмирующий опыт для
выживших родственников. Каждый человек дорог, поскольку численность племени невелика, и каждая потеря
ощутима. Поэтому месть является движущей силой против врагов, которые убили шайеннов.
От тела человека, который умер в лагере, пытаются быстро избавиться, поскольку люди считают, что его дух
не отправится к Млечному пути, пока тело не будет удалено к его финальному месту успокоения. Другими
словами, дух не попрощается с племенем, пока заключительный акт физического разделения не исполнен.
Далее, дух, подобно компаньону во время поездки, пытается захватить с собой дух живого человека, и,
следовательно, если от тела быстро не избавиться, кто-то может умереть. Дети особенно восприимчивы к этой
опасности.
Шайеннские похороны – это похороны связки. Родственники и близкие друзья наряжают тело покойного в его
самые прекрасные одежды. Они заворачивают всё тело, вытянув руки по бокам, во множество шкур,
перевязав длинными веревками. Связку транспортируют на травуа к месту захоронения на некотором
расстоянии от лагеря. Тело помещают на ветки дерева или на эшафот. Или его могут засыпать камнями,
оставив на земле. Любимых лошадей владельца убивают и оставляют на могиле вместе с его оружием, или, в
случае женщины, ее посудой. Щит и военный головной убор обычно оставляют сыну или лучшему другу;
женские инструменты оставляют ее дочери. Все остальное, обычно, отдают не родственникам, которые
прибыли, чтобы поддержать траур, пока не избавятся от всего, включая палатку (Ллюеллин и Хоебэль).
Траурные обычаи особенно тяжело отражаются на женщине. Женские родственники, особенно матери и
жены, отрезают свои волосы и наносят глубокие раны на лбу, чтобы текла кровь. Если мертвый был убит
врагами, они наносят раны на руках и ногах, чтобы кровь засыхала; иногда кровь не смывают в течение
нескольких недель. Вдовы, которые хотят показать всю тяжесть утраты, наносят себе глубокие, жуткие раны и
уходят жить в одиночестве. Изоляция может продлиться целый год, пока родственники постепенно не
начинают жить поблизости, медленно возвращая её в жизнь сообщества и семьи. В таких случаях смерть
мужа означает почти полный разрыв социальных отношений. Траур для женщин представляет мазохистский
выход, и демонстрацию чувства потери.
Один только вид такого траура должен вынудить воинов сжалиться над понесшей тяжелую утрату,
организовав экспедицию, чтобы добыть скальп вражеского племени, которое совершило убийство. Факт, что
во время траура мужчины просто подрезают свои волосы, не раздирают кожу и не уединяются, показывает, что
смерть женщины не считается большой потерей для общества; короче говоря, женщин не почитают так
высоко, как мужчин. В любом случае, родственники много лет демонстрируют свои чувства потери; всякий раз,
когда они посещают могилу, они причитают и вопят.
Лечение шайеннов опирается на два различных медицинских метода. Первый представляет форму
шарлатанской фармацевтики и хирургии. Второй представляет форму терапевтической магии, или волшебного
лечения, основанного на определенной теории обусловленности болезни.
Благодаря собственным экспериментам или заимствуя у других, шайенны обладали знаниями
приблизительно пятидесяти диких растений, которые имели определенные свойства для лечения или помощи
от различных недугов. Это были средства от головной боли, головокружения, запора и диареи, расстройства
желудка, рвоты, почечных болей, кровоизлияния легких и кишок, кровотечения из носа, гнойных нарывов,
отравления плющом, укуса змеи, лихорадки, кашля и простуды, растяжения связок, чрезмерное кровотечение
во время менструации, ревматизма, паралича, воспаления дёсен, зубной боли, болей в ухе,
нечувствительности и раздражения кожи; другие средства – транквилизаторы и общие стимуляторы. Лечение
этих болезней находится в ведение "домашнего" хозяйства. Некоторые из них очень эффективны; другие
эффективны только в некоторой степени. Шайенны знают, какую часть растения следует использовать в
каждом случае. Для принятия внутрь они делают настойки в форме чая. Для внешних применений они делают
порошки или припарки, которые применяют непосредственно на пострадавшем участке. Они не имеют никаких
знаний о причинах вышеупомянутых болезней; они только знают, что болезни случаются. Они не имеют
никаких знаний относительно того, почему травы лечат эти болезни; они просто лечат.
В обычных болезнях – травы – первая помощь. Почти в каждом расширенном семействе есть несколько
членов, которые знают, как приготовить и использовать большинство лекарств, известных шайеннам. Если это
длительное и тяжелое заболевание, случайная рана – то требуется работа специалиста – магического
человека и его жены. Здесь мы подходим к теоретической медицине и сверхъестественному. Шайенны
предполагают, что тяжелое заболевание вызвано вторжением материального инородного объекта в тело
человека. Этот объект может быть одной из множества вещей: небольшой пучок волос, маленькое перо,
небольшой кристалл или шип. Лечение – ритуальная работа для определения местонахождения этого и
элемента, исполняемая доктором на месте. Это заканчивается извлечением объекта, который доктор
показывает всем, кто находится в палатке. Очевидно, эффективность таких лечений заключается в
психологическом влиянии. Мистические обряды заживления – интенсивное средство, состоящее из
психосоматической терапии, укрепленной мастерством и ловкостью рук доктора. Несколько лет назад Лоуи
указал, что это теоретическое предположение (основные болезни проникают в тело и совершают насилие
некоторым способом), которое сопровождается терапевтическим заключением (эти вещи должны быть
извлечены из тела), распространённым среди всех племен к востоку от Скалистых гор; противоречит этой
концепции теория потери души – то есть, болезнь вызвана похищением души волшебником. Эта теория
преобладает к западу от Скалистых гор и в Азии (Лоуи).
Доктора обычно покупают обряды лечения у старых докторов. Иногда они получают их в своих снах, которые
просто означают, что они видели работу докторов, узнали их методы, подсознательно ассимилировали их, а
затем в видениях и снах получили право использовать их от сверхъестественных существ (животных, птиц или
антропоморфных тел).
Во время проведения ритуала – каждому шайеннскому доктору нужна помощь жены или другой женщины.
Не вся работа шайеннских целителей опирается на теорию вторжения. Некоторые из этих мужчин –
квалифицированные практики, занимающиеся кровавыми ранами и сломанными костями при помощи прямой
хирургии. Подобные ситуации, в которых прямое механическое повреждение является причиной; опытным
путем достигается способы излечения. С эффективным техническим навыком, шайенны не имеют никакой
потребности обращаться к мистической концепции. Они могут восстановить даже сильно повреждённые кости.
Они могут извлечь наконечники стрел, и вяжущими лекарствами остановить кровотечение и уменьшить
воспламенение. В нескольких случаях, приводимых в качестве примера, шайенны, как полагают, спасают
жизнь интенсивным использованием мистических средств без всякой хирургии. Нет никаких объяснений этому,
так как такое излечение вызвано не птицами и животными, а другими существами, приводящими к
удивительному эффекту.

11. Особенности характера и культуры

Сдержанный и достойный, зрелый шайеннский мужчина передвигается с тихим чувством достоинства. Он


говорит плавно, и никогда не легкомысленно. Он осторожен к чувствам других, доброжелателен и щедр. Он не
спешит возмущаться и стремится подавлять свои чувства. Энергичный на охоте и войне, он ценит активную
жизнь. К врагам он не питает никакого милосердия, и чем более он агрессивен он, тем лучше. Он хорошо
осведомлён в ритуалах. Он ни капризен, ни непреклонен. Обычно тихий, он имеет слегка показное чувство
юмора. Он сексуально подавляет себя до мазохизма, но этот мазохизм выражен в культурных обрядах. Он не
демонстрирует большого творческого воображения, но имеет чёткий взгляд на действительность. Сталкиваясь
с проблемами, он имеет выбор, в то же самое время, демонстрируя известную способность
приспосабливаться к новым обстоятельствам. Его взгляды рациональны в высшей степени, и все же
подвержены мистике. Он твёрд, и его трудно запугать. Его эго ясно демонстрирует сильную социальную
совесть и господство основных импульсов, мощных и доминирующих. Он "зрел" – безмятежен и сдержан,
спокоен в своей социальной позиции, способен к теплым социальным отношениям. Он мало нервничает.
Конечно, не все достигают такого модального идеала, но в период давления на шайеннскую культуру,
мужчины были настоятельно сосредоточены на этой модели.
Типичная взрослая шайеннская женщина демонстрирует почти те же качества. Не имея прямого выхода
своих агрессивных импульсов, которые мужчины находят в войне, она более раздражительна и упряма в
пределах своего семейства. Гриннелл называет ее, "своевольной". Она является более творческой, чем
мужчина, но в пределах предписанных правил. Она также подавляет свою сексуальность, но проявляет
меньше мазохизма и агрессии к своим врагам – хотя обе эти черты весьма заметны в ней.
Формирование взрослых качеств, конечно, начинается в младенчестве. Шайеннских детей высоко ценят
родители и во всём племени. С самого начала их жизнь устроена настолько комфортно, насколько это
возможно. Их строго обучают и устойчиво, но мягко формируют шайеннский идеал в атмосфере любви и
заинтересованности. Шайеннских детей редко наказывают физически, и мы видели, как дочери могут
совершить самоубийство, если их матери чрезмерно резки или мстительны после того, как они повзрослели.
К рождению проявляют внимание женские родственники матери, которой помогают старые акушерки. Иногда
устанавливают специальную палатку для родов, хотя большинство родов проходят в домашнем типи. При
родах мать не лежит на кровати, а становится на колени на расстеленной шкуре перед крепкой рамкой из
шестов, прочно воткнутых в землю. Она хватается за вертикальный шест, а сзади её держит акушерка. Другая
акушерка принимает ребенка.
Как только ребенок родится, матери щекочут язычок, чтобы заткнуть его рот, и выдавливают плаценту,
которую заворачивают в связку и подвешивают на дереве. Пуповину ребенка обрезают, завязывают и
смазывают целебной мазью. Мать тщательно хранит её, высушивает и зашивает в небольшой мешочек из
оленьей кожи, который будет находиться у ребенка, пока он не вырастет. Согласно традиции шайеннов, в
пупке содержатся некоторые существенные качества ребенка, и ребенок, который не заботится о своей
пуповине, вырастет непослушным. Кроме этого поверья, у шайеннов мало мистики в методах рождения.
Матери должны соблюдать несколько незначительных табу, и во время рождения знахарь может петь песни,
но общий ход событий – простое акушерство. Отец не может войти в типи, пока не родится ребенок; но он
занят снаружи – поддерживает огонь и помогает женщине, которая готовит пищу для помощниц при родах. Он
не участвует ни в каком волшебстве, и не соблюдает никаких специальных табу. И при этом мать ритуально не
изолирована после родов. Она отдыхает в типи в течение четырех дней, и кормит ребенка грудью, но
идеальный смысл этой практики – мать нуждается в отдыхе, чтобы восстановить свои силы. Нет никаких
очистительных обрядов прежде, чем она или ее ребенок могут воссоединиться с обществом.
Новорожденного ребенка смазывают жиром, пудрят и заворачивают в мягкие шкуры. Если погода холодная,
мать носит ребёнка на руках. Шайеннские матери используют колыбели, в которых младенец плотно связан,
словно мумия. Обычно ребенка укладывают в колыбель спустя несколько недель после рождения.
Преимущество использования колыбели состоит в том, что мать может работать, зная, что ее ребенок не
попадёт в неприятности. Во время путешествия, или наблюдая танцы или церемонии, мать носит колыбель
подобно ранцу; во время работы в палатке, она подвешивает колыбель к одному из шестов палатки; при
работе вне палатки, она прислоняет колыбель к покрышке палатки. Хотя в колыбели младенец ограничен, это
не задерживает его развитие. Колыбель – первый урок терпения. Крик не допускают. Шайенны говорят, что
орущий ребенок ночью может выдать расположение лагеря. На более глубоком уровне, шайенны ненавидят
любого, занимающегося саморекламой, и этот принцип поведения должен быть привит с детства. Плачущих
младенцев не ругают – шлёпают или грозят. Таких детей просто выносят из лагеря, и подвешивают в колыбели
где-нибудь в кустах. Там орущего младенца оставляют одного, пока он не наплачется всласть. Несколько таких
уроков – и ребёнок понимает, что крик приносит не вознаграждение, а полную потерю всех социальных
контактов. С другой стороны, хорошего ребенка постоянно обнимают. Его постоянно качают на руках или в
колыбели матери или бабушки. С ребёнком нянчатся всякий раз, когда он выказывает желание.
Когда младенец становится немного старше, мать часто носит его на свой спине в петле, а не в колыбели.
Его голова находится за плечами матери; он слышит и видит всё, что она делает; он разделяет теплоту ее
тела и чувствует движения ее мускулов; он получает пищу, которую мать передаёт через плечо; он может
спать на ее спине, даже когда мать занимается домашними делами. Он окутан теплотой, движением и нежным
вниманием. Его тело бережёт от раздражения лекарственные вещества и мази. Его ранние годы полны
вознаграждений от взрослых. Однако, ребёнок должен усвоить, что вслед за капризом последует наказание –
изоляция в кустах. Это первый урок, который стоит помнить всегда; он проникает в шайеннскую жизнь.
(Например, наказание за убийство – изгнание из племени.) Дети должны быть тихими и почтительными в
присутствии старших. Обучение предполагает, что каждый приобретает мудрость и знания от тех, кто знает
шайеннский образ жизни. Среди шайеннов отношения между молодыми и старшими – отношения учеников и
учителей – и ученики должны быть почтительными.
На основе этих отношений, старшие постоянно призывают своих детей: "Будьте храбрыми, честными,
добродетельными, трудолюбивыми, щедрыми, и не ссорьтесь! Если вы не выполняете этого, люди в лагере
будут говорить о вас; они не будут уважать вас; вам будет стыдно. Если вы прислушаетесь к этим советам, то
вырастите хорошими мужчинами и женщинами". Шайеннские ценности, представленные в процессе обучения,
глубоко проникли в ежедневную жизнь. Ценности подкреплены одобрениями семьи и наблюдателей.
Ребенок не должен ждать, пока вырастит, чтобы начать практиковать то, чем его обучали, а испытывать
удовлетворение от работы. Шайеннские дети – маленькие копии своих старших в интересах и делах. Дети
начинают изучать поступки взрослых и практиковать их в игре с невероятно раннего возраста. Мальчики
учатся ездить верхом, как только научились ходить, девочки – немного позже. В два или три года они ездят со
своими матерями, и к пяти – шести годам маленькие мальчики ездят без сёдел на собственных жеребятах и
легко управляются с лассо. В семь или восемь они помогают пасти лошадей лагеря. Маленькие девочки, как
только научились ходить, следуют за своими матерями, собирая древесину и принося воду, а матери
терпеливо помогают им, выбирая размер груза. Мальчики получают маленькие, но хорошие луки и стрелы, как
только научатся использовать их. Как заметил Гриннелл,
Во время своих охот, эти пострелы демонстрируют огромную осторожность и терпение, украдкой
проползая под кустами у речных берегов или среди полыни в прерии... Осторожность, с которой они
приближаются к дичи, используя каждую неровность земле, кусты и заросли травы – точно такая же,
которую они будут практиковать во время охоты в более поздней жизни (Гриннелл).
До двенадцати или тринадцати лет, когда они готовы к настоящей охоте и первым военным экспедициям,
мальчики играют с девочками в "лагерь". Девочки имеют маленькие типи, сделанные для них матерями.
Мальчики выбирают старших девочек своими матерями; маленькие дети играют роль младенцев; дети
повторяют рутину семейной жизни. Мальчики ловят рыбу, приносят птиц и кроликов. Они не могут убить
настоящего бизона, но с удовольствием имитируют окружение бизонов. Мальчики, которые изображают
бизонов, несут колючую грушу на палке, представляя рога и сердце бизона. Они выходят первыми, "пастись".
Другие мальчики выезжают верхом на палках, окружают и нападают на них с луками, "убивая" тупыми
стрелами. Стрела в центре колючей груши означает добычу; если стрела не попала в центр – "бык" только
ранен, поворачивается и нападает, чтобы шлёпнуть плохого охотника по заду колючим кактусом. В войну
также играют, полностью подражая реальным событиям, включая снятие "лагеря" девочками, которые
спасаются вместе с "детьми" и принадлежностями, в то время как "мужчины" пытаются отразить врага. В
большой игре, связанной с детским лагерем (который, кстати, они называют "большой игрой", в отличие от
игры маленьких девочек и мальчиков с куклами и игрушечными луками и стрелами, которую называют
"маленькой игрой"), они даже проводят Танец Солнца. Некоторые мальчики прокалывают себя шипами
кактуса и тянут куски древа, называя их бизоньими черепами.
Первая реальная охота и военный поход мальчика происходит очень рано – в двенадцать или тринадцать
лет. Его первый убитый бизон вознаграждается большим общественным признанием, если только его
семейство может позволить это. В честь этого случая его отец сообщает новости всему лагерю, и объявляет,
что отдает хорошую лошадь – иногда даже одну из лучших – какому-нибудь бедному человеку. Этот человек
садится на лошадь, объезжает вокруг лагеря, распевая похвалы мальчику. Мать юноши может устроить банкет,
на который отец публично приглашает множество бедных людей. В конце банкета распределяют подарки в
виде одеял и других ценностей. То же самое устраивают, когда мальчик приходит домой из первого военного
похода.
Легко вообразить чувство гордости подростка, который получает такое внимание после своего первого
успеха. Шайеннская молодежь имеет немного причин, чтобы бунтовать. Они рано становятся мужчинами,
зная, что их вклад немедленно оценят и вознаградят. В ответ, семейства также поддерживают шайеннское
социальное сознание. Некоторые семейства получают больше товаров и больше престижа, но всё, что они
имеют, разделяют с теми, кто менее способен и удачлив. Мальчик и его родители получают огромный престиж;
в то же самое время, они должны думать о других. Здесь, как мы видим, показано шайеннское отношение к
богатству. Его нельзя копить и использовать только для себя. Скаредность и скупость не присущи шайеннам.
Ценность богатства состоит в том, что его следует раздать. Вожди, которые представляют образец
шайеннского достоинства, являются самыми большими дарителями. Стоит обратить внимание, что шайенны
не исключают равного возмещения подарка; и при этом нет ничего сопоставимого с потлачем индейцев
северо-западного побережья и их конкуренцией. Шайеннские мальчики учатся быть конкурентоспособными во
время охоты и на войне. Награда за успешную работу – престиж, но одним из движущих факторов является
знание, что они сражаются ради всего племени, "защищая своих людей", и что плоды их охоты будут
разделены между всеми.
Кроме того, важно отметить, что в шайеннской культуре нет никакой инициации или обрядов половой
зрелости для мальчиков. Шайеннские дети взрослеют поступками, не нуждаясь в прохождении издевательских
обрядов в любой форме. Этот факт иллюстрирован в выборе времени прокалывания ушей (в проколотые уши
шайенны вставляют кольца, которыми они так любят украшать себя). Во многих частях света этот случай был
частью церемонии половой зрелости, и привилегия ношения определённых украшений была признаком
взрослого мужчины. У шайеннов не так: прокалывание ушей – церемония для детей от трех до шести лет,
которая проходит во время племенных церемониальных сборов. Отец ребёнка посылает глашатая за
уважаемым мужчиной, который должен проколоть уши, и объявляет это всему лагерю. Человек, который
прокалывает уши – считает удачный ход, и получает щедрый подарок в виде лошадей или других товаров.
Можно сказать, что любая инициация шайеннского мальчика – это его первый военный поход:
... всеми способами им облегчают поход. Все же, когда наступает момент сражаться, им
предоставляют любую возможность отличиться... В то время как такие маленькие мальчики не часто
совершают великие подвиги, все же, иногда это случается, и они возвращаются в деревню, покрытые
славой, к великому восторгу и гордости их семейства, и к уважению и восхищению их менее честолюбивых
и энергичных приятелей (Гриннелл).
Такой мальчик получает новое имя, выбранное из числа тех, которые принадлежали самым выдающимся
предшественникам его семейства. Теперь он, действительно, становится взрослым.
С другой стороны, для шайеннской девочки существует четкий переходный обряд. До своей первой
менструации она, подобно мальчику, получает постоянную поддержку и награду семейства за свои
достижения. Женщина Телёнок, мой собственный шайеннский осведомитель, сказала, что ей было семь лет,
когда мать начала расшивать её первую накидку. Когда она закончила и подарила её своей маленькой
племяннице, старший брат сказал: "Хорошо, теперь я должен буду сделать ей подарок, чтобы поддержать ее.
Она учится получать вознаграждение за свои труды". И он подарил ей пони. Позже, когда у брата родилась
дочь, Женщина Телёнок украсила бисером колыбель младенца. Брат подарил ей кобылу.
Первая менструация девочки – большой случай. Она становится женщиной, а ее отец, стоя у входа в
палатку, объявляет эту новость всему лагерю. Если он богат лошадьми, то раздает их, чтобы отметить этот
случай. Подобно другим индейцам, шайенны полагают, что менструальная кровь оскверняет мужчину и его
сверхъестественную силу. Поэтому девочка изолируется, отправляясь в лунную хижину, чтобы не навредить
священным предметам отца или брата. Перед уходом, она расплетает волосы, купается, а старшие женские
родственницы раскрашивают всё её тело красной краской. Она церемониально очищается дымом перед тем,
как войти в хижину, где четыре дня будет находиться под присмотром своей бабушкой, которая будет обучать
её женскому поведению. В конце периода, она снова очищается в дыму для перехода в социальную жизнь. До
менопаузы, все шайеннские женщины покидают свои типи, отправляясь в лунную хижину, но только
незамужние девушки должны проходить очищение каждый раз.
После первой менструации, каждая девочка получает от матери пояс (верности) целомудрия. Она постоянно
носит его до самого замужества. Даже после брака она надевает его всякий раз, когда ее муж отправляется в
охотничью или военную экспедицию. Она надевает его, когда выходит из своей палатки для сбора древесины
или за водой. Для любого мужчины, кроме мужа – прикоснуться к нему – нарушение закона первой величины.
Однажды мужчина был чуть не забит до смерти камнями девочкой и ее матерью. Наименьшее, что злодей
может ожидать – женские родственники девочки могут напасть и уничтожить его лагерь. В одном случае,
родители виновного не оказали никакого сопротивления.
Нападений с целью изнасилования среди шайеннов не существует, кроме одного случая, когда Медвежья
Веревка напал на свою дочь. Защищая своё достоинство, она зарезала его ножом. После смерти Медвежьей
Веревки, Стрелы были возобновлены, но дочь не была выслана, поскольку отцеубийство было оправдано.
Сексуальное воздержание и самоконтроль шайеннов были достаточно отмечены в предыдущих главах.
Ранее был описан безопасный выход мужской агрессии, проявлявшийся в ложных нападениях на
собирательниц кореньев. Его мазохизм и агрессия выражались в самоистязании во время Танца Солнца и
пожертвовании плоти или пальцев. Только в одном случае открывались шлюзы – чтобы выпустить всю
скрытую, подсознательную сексуальную мужскую агрессию. Это, как предполагается, происходило, когда
женщина была виновна в супружеской неверности. В четырех случаях, которые нам удалось записать
(Ллюеллин и Хоебэль), события были вызваны уходом от мужа, простым прелюбодеянием, и отказом вступить
в сороратный брак – когда мужчины требовали своих прав мужа. В ответ мужчина должен "отправить женщину
в прерию", что называется noha's3w3stan (буквально "жена любого человека"). Оскорбленный муж приглашает
всех неженатых членов своего военного общества (за исключением родственников жены) на банкет в прерию.
Там, каждый из них насиловал женщину. Большеногая Женщина, будучи молодой женой, была вынуждена
вступить в половые сношения с более сорока собратьями своего мужа. Она пережила это и прожила сто лет,
но впоследствии больше никто не женился на ней. Женщина Кисточка была почти мертва, когда её спас Синее
Крыло со своей женой. Право мужа – отдать свою жену солдатскому "братству" неоспоримо, все же, это
формальное право, которое шайенны, фактически, не могут принять с хладнокровием. В двух случаях, братья
и отец женщины пошли дальше, напав на целую солдатскую общину, угрожая убить, независимо от запрета на
убийство. Солдаты рассеялись. В случае Маленькой Морской Раковины, девушка сбежала к жене Хранителя
Священной Шапки, когда община была на марше. Жена Хранителя Шапки несла на спине Священную Связку.
Палатка Хранителя Шапки – убежище, где даже враг может найти спасение. Если он может добраться до
Палатки Священной Шапки, то оставался свободным и его благополучно сопровождали из шайеннской
страны. В этом случае, жена Хранителя Шапки сделала символическую палатку, поместив палку со
Священной Связкой над Маленькой Морской Раковиной. Ее решение спасло девушку.
Мужчины, которые участвовали в групповом насилии, не гордятся этим. Женщины в лагере насмехаются над
ними, а они не защищаются; они только опускают голову и уходят. Ясно, что это противоречит основным
шайеннским ценностям. Возможно, право мужа поступать так со своей женой очень старо и может иметь
священное значения. Гриннелл упоминает, что как раз перед большим сражением с пауни и потаватоми в
1853г, Длинный Подбородок надевал Священную Шапку и оторвал ремешок. Это была плохая примета, и
чтобы противодействовать этому, Длинный Подбородок "публично поклялся послать женщину в прерию"
(Гриннелл). Такой поступок, возможно, первоначально был частью действия, в котором жену давшего залог
провести большую церемонию, предлагают Высшему Священнику или Инструктору. В любом случае, такая
практика – аномальна для шайеннских идеалов, но понятна в психодинамических терминах.
Согласно формальной традиции, любая женщина, которая была разведена четыре раза, становилась
"свободной женщиной" – добычей любого мужчины. Хотя нет никаких упоминаний о подобном случае, одна из
четырех девственниц Солдат Лосей когда-то была сделана свободной, потому что потеряла свою
девственность до брака. Лоси отрезали и распустили её волосы, публично опозорив. Ни один мужчина не
женился на ней, хотя многие приходили к ней для половых сношений. Она действительно была своего рода
преступником – подобно высланному Палкам Повсюду Под Его Поясом. Но, как и он, она была
реабилитирована во время Танца Солнца, проведённого в ее честь около 1865г. Во время Танца Солнца
священник молился Maiyun, чтобы они даровали ей новую жизнь, и когда церемония была закончена,
мужчина, давший обет, женился на ней. Подобно земле, она была возобновлена, и безупречно прожила со
своим мужем много лет.
Наконец, мы должны рассмотреть изменения шайеннской индивидуальности среди Противоположных.
Считается, что это небольшая горстка мужчин, отклонивших мужскую роль воина, став трансвеститами.
Другие считают, что Противоположные переусердствовали, чрезвычайно преувеличив роль воина. Первый
важный факт – Противоположные не могли жениться. Если кто-то из них женился, то должен был отказаться
от своего копья и вести себя подобно нормальным людям. Второй факт – смерть Противоположного в
сражении считалась чрезвычайным безрассудством; их копья придают им "большую удачу", и их очень трудно
убить. Мы объединим эти два факта и предлагаем следующее: Противоположные, подобно полумужчинам-
полуженщинам, невротически озабочены своей сексуальностью и мужеством. Принимая во внимание, что
полумужчины-полуженщины полностью отказываются от своей мужской сексуальности, Противоположные
отказываются от гетеросексуальности.
Символ Противоположных – Лук Грома, специальный лук, украшенный волшебными перьями и
наконечником копья. Обычное копье – хорошее оружие, которое может или не может быть украшено
сексуальной символикой. Лук Грома – не оружие. Его берут в сражение, но используют только для подсчёта
удачного хода. Очень важно, чтобы его наконечник не коснулся земли – хранилища жизни, сущности
женственности. Символически, Лук Грома представляет мужскую сексуальную сдержанность.
Два факта, которые демонстрируют сексуальное значение этого статуса: первое, Противоположные никогда
не могут садиться или ложиться на кровать, второе, мужчина становится Противоположным, потому что "он
боится грома и молнии". Он видит сон, где должен стать Противоположным, и это вылечит его от этой боязни.
Птица Грома, от которой Противоположные получают сверхъестественную силу, представлена мужской
фигурой.
В своём отрицании гетеросексуальности, Противоположный отклоняет нормальные социальные отношения.
Он должен жить один, отдельно от всего лагеря. Независимо от того, что он делает, он делает наоборот. Если
его попросить сделать что-нибудь, он делает наоборот. Даже в сражении, он не может атаковать вместе с
другими воинами, только впереди или позади них. Он должен оставаться на флангах, один. Когда он выезжает
с Копьём Грома в правой руке, то уже не может отступить.
Противоположный – это шайеннский мужчина воин, страдающий манией, которую можно назвать военным
мужеством. За это его очень уважают и жалеют. Шайенны говорят, что страшно и трудно быть
Противоположным – почти невыносимое бремя. Упрямство является общепринятым качеством, благодаря
которому чрезвычайные случаи конструктивно направлены для социальной пользы нации воинов. Все же,
если бы это распространилось на всё общество, то разорвало бы социальную ткань. С этой угрозой шайенны
справились, ограничив число Противоположных до двух или трёх человек. Мужчина может стать
Противоположным, только купив Лук Грома и силу того, кто уже Противоположный. Продавший освобождается
от своих обязательств, может жениться и возвратиться к нормальной жизни.
Подводя итоги изучения шайеннской жизни на Равнинах, стоит упомянуть следующие пункты. Шайенны
выделяются среди кочевых индейцев Равнин за своё достоинство, целомудрие, храбрость и хорошо
управляемую и гибкую социальную организацию. Шайенны никогда не были большим племенем, но
наслаждались выдающимся успехом. Они достигли согласия с собой и окружающей средой. Они чрезвычайно
рационально и квалифицированно адаптировали культуру благодаря удачной социально изобретательности и
манипуляции. Хотя они со всех сторон окружены неприятностями – эти неприятности институционально
управляемы. Их адаптация к образу жизни на Равнинах была внезапна и быстра. В этой ситуации они
оказались перед тремя большими угрозами: голод, враги и внутреннее разрушение. Они справились с голодом
благодаря тщательно управляемой групповой охоте, и постоянно клянутся провести церемонию
Возобновления. Они удерживают своих врагов возвеличиванием военной жизни, совместно с системой
устойчивого разрушения союзов (частично порожденной обучением, необходимым для успешной войны),
половым воздержанием, наделяя властью тех, кому доверяют, организованным правительством и удалением
племенных вождей от соперничества, акцентом на альтруизм, изгнанием убийц, и укреплением племенного
единства через большие племенные церемонии. Разумные и эффективные механизмы для социального
выхода агрессии представлены ложными сражениями между мужчинами и женщинами, разнообразными
играми, самоистязанием, и передаче главной роли нескольким мужчинам.
Главные правила шайеннской культуры в кульминационный момент истории, контролирующие шайеннское
поведение:
Правила I. Мир (вселенная) – механическая система с ограниченной энергией, которая прогрессивно
уменьшается.
Правило II. Энергию мира можно перезарядить подражательными действиями и сочувствующими
ритуалами.
Вывод 1. Священный ритуал должен представлять точные формулы мирового возобновления, полученные
от хорошо осведомленных экспертов.
Вывод 2. Поступки более эффективны, чем слова.
Правило III. Люди зависимы от сверхъестественных сил и духов. Эти силы и существа имеют знания о
действиях вселенной, и доброжелательны к человечеству.
Вывод 1. Племенное благосостояние и индивидуальный успех опекают и благословляют
сверхъестественные существа.
Вывод 2. Просьбы, клятвы и самопожертвования получают внимание и помощь сверхъестественных сил.
Правило IV. Социальный порядок хрупок и подвержен угрозе агрессивного характера шайеннов.
Вывод 1. Все главные стремления направлены на поддержание благосостояния племени.
Вывод 2. Всякое агрессивное поведение в пределах племени опасно и нежелательно.
Правило V. Власть племенного совета получена от сверхъестественных сил и выше всех других элементов
общества.
Правило VI. Убийство одного шайенна другим шайенном оскверняет племенные фетиши и убийцу.
Вывод 1. Неудача будет преследовать племя, пока фетиши не будут очищены.
Вывод 2. Убийца не может быть убит, но должен быть исключён из общества – изгнан.
Правило VII. Сексуальные интересы вызывают ревность и вражду; они должны быть сведены к минимуму.
Вывод 1. Целомудрие и воздержание приветствуется.
Вывод 2. Брак среди родственников невозможен.
Правило VIII. Сексуальные отношения необходимы для продолжения рода и регенеративных ритуалов.
Вывод 1. Женщины должны официально участвовать в религиозных ритуалах и лечении.
Правило IX. Война необходима для защиты и продвижения интересов племени.
Правило X. Война необходима для разрешения индивидуальных сексуальных выражений и развития
личности мужчины.
Правило XI. Мужество мужчин, подобно энергии мира, ограничено.
Вывод 1. Мужские гениталии должны иметь волшебную защиту.
Вывод 2. Воздержание сохраняет мужскую энергию для войны.
Правило XII. Мужчины важнее женщин.
Вывод 1. Муж – глава домашнего хозяйства.
Вывод 2. Все правительственные посты занимают мужчины.
Правило XIII. Дети (исключая младенцев) имеют те же самые качества, что и взрослые; им только не хватает
опыта.
Вывод 1. Дети, на своём уровне, должны участвовать в делах взрослых.
Вывод 2. Дети становятся взрослыми, как только физически способны исполнять обязанности взрослых.
Правило XIV. Вся земля и племенные фетиши являются общественной собственностью.
Правило XV. Все другие материальные ценности – частная собственность, но должны быть великодушно
разделены с другими.
Правило XVI. Индивидуальность важна.
Вывод 1. Индивидууму нужно позволить свободно выразить свой потенциал, совмещая с существованием
группы.
Вывод 2. Возвращение преступников после наказания чрезвычайно важно.
Эти принципы формируют основу, на которой шайенны подняли своё культурное здание, являющееся для
них Шайеннским Путем.

часть третья
12. Война с Соединенными Штатами (1856-1879гг)

Пока равнины посещали только торговцы, случайные исследователи и путешественники, шайенны не имели
никаких вооруженных конфликтов с белыми или с правительством Соединенных Штатов.
Однако, в 1840-ых отношения с белыми начали подвергаться решительному изменению. Орегон был открыт
для американских поселений. Первая партия поселенцев с Востока в 1841г прошла вверх по реке Платт, через
сердце охотничьих угодий северных шайеннов. Они не притязали на земли шайеннов или сиу, но их
присутствие потревожило дичь. Их лошади, рогатый скот и фургоны предоставляли хорошую возможность для
ограблений; иногда караваны грабили, часто останавливая и требуя кофе, табак и другой "платы". Из Орегона
на Восток поступили требования защитить Тропу Эмигрантов.
Правительство Соединенных Штатов ответило. Форт Керни был построен и оснащён гарнизоном в двухстах
милях вверх по реке Платт, в Небраске. Другой форт, Ларами, был построен далеко на равнинах, у подножия
Скалистых гор, в шестистах милях от отправной точки. Война вырисовывалась.
Сначала Орегон; затем Калифорния. Когда в 1849г было обнаружено золото, двадцать тысяч
золотоискателей поспешили через шайеннскую страну к западному побережью. С собой они принесли холеру,
которая уничтожила почти половину шайеннов за несколько летних месяцев. Можно легко представить её
ужасный и тревожный эффект. Две общины, Бедные Люди и Голые Голени, были полностью уничтожены.
Третья, Согнутые Ноги, столь уменьшилась, что оставшиеся в живых присоединились к лагерю Солдат Собаки
Медведя Дикобраза. Длительная шайеннская борьба за выживание была близка к завершению.
Оставшимся шайеннам казалось, что перед ними стоит еще одно тревожное условие. После войны с
Мексикой Соединенные Штаты захватили всю территорию к северу от Рио-Гранде. Движение по Тропе Санта-
Фе, которая проходила прямо через центр южных шайеннов, увеличилось во много раз.

Соглашение Форта Ларами 1851г

С потребностью в безопасной связи между восточными штатами и недавно приобретенными территориями


на юго-западе и Тихоокеанском побережье, Соединенные Штаты решили стабилизировать ситуацию на
западных равнинах, прекратив межплеменные войны, и добившись согласия племен для свободного прохода
эмигрантов и грузовых караванов.
Физически ослабленные общины южных шайеннов охотно присоединились к арапахо, кроу, шошонам Винд-
Ривер, западным сиу, ассинибойнам, хидатса и арикара, чтобы в разгар лета 1851г встретить специальных
уполномоченных Соединенных Штатов в форте Ларами, Вайоминг. Команчи, кайова и кайова-апачи
отказались иметь какое-либо отношение к этому соглашению.
Подписание соглашения стало захватывающим событием, которое долгие годы жило в памяти всех
участников. Десять тысяч индейцев, тысячи лошадей, собрались около форта. Проводились парады воинов во
всех своих регалиях (четыре тысячи сиу проехали по четыре в ряд; несколько сотен шайеннов провели
собственный военный парад), ночные танцы, межплеменные посещения церемониальных банкетов, обмен
подарками, и взаимные принятия детей между племенами.
Переговоры между представителями Соединённых Штатов и вождями племен продолжались всего девять
дней. Для шайеннов, важные условия соглашения в форте Ларами были следующими:
1. Южные общины арапахо и шайеннов объединились для переговоров с Соединенными Штатами.
Северные общины шайеннов, в действительности откололись, как если бы сформировали отдельное племя.
2. Границы совместного проживания южных шайеннов и арапахо были определены. Они охватывали все
земли между реками Арканзас и Норт-Платт, простираясь от западного Канзаса и Небраски до подножия
Скалистых гор. Они представляли главные охотничьи земли и охватывали 122, 500 квадратных миль, или
приблизительно 51 000, 000 акров, равных приблизительно 8 000 акров на мужчину, женщину и ребенка.
Это была не резервация. Это была территория шайеннов и арапахо, которую все подписавшие племена и
Соединенные Штаты согласились уважать.
3. Шайенны и арапахо разрешили Соединенным Штатам строить и поддерживать дороги через их
территорию, устанавливать гарнизоны, которые были необходимы. Другими словами, племена согласились
легализовать территориальные притязания Соединенных Штатов.
4. Компенсируя эти привилегии, Соединенные Штаты согласились ежегодно выплачивать племенам 50 000 $
в течение десяти лет. По предложению президента, ренты включали продовольствие и одежду. Также
предлагались домашние животные и инструменты, чтобы помочь индейцам возобновить осёдлое сельское
хозяйство, от которого они отказались тремя поколениями ранее, приняв кочевую охоту.
5. Индейские народы обязаны давать реституцию за любые проступки их людей против людей Соединенных
Штатов, законно проживающих или проходящих через их территории.
6. Соединенные Штаты гарантировали, что защитят подписавшие индейские народы от любых ограблений
людьми Соединенных Штатов.
Соглашение форта Ларами было наполнено хорошими, но совершенно нереалистичными, намерениями. Ни
одна из сторон не могла выполнить условия пятого и шестого пунктов.

Война: фаза I (1856-1861)

Спустя два года после соглашения в форте Ларами, в 1853г, пятнадцать тысяч американцев в крытых
фургонах заполонили форт, по пути уничтожая дичь. Специальный уполномоченный Индейских Дел сообщил,
что шайенны и арапахо, а также западные сиу, "фактически, находились в состоянии голода... Их женщины
доведены до крайней нужды, а их дети постоянно плачут от голода".
Не удивительно, что военные отряды беспокоили караваны фургонов, требуя продовольствие, табак и
пустяковины. Испуганные эмигранты потребовали, чтобы войска, размещённые по пути, наказали индейцев.
Для шайеннов война началась в 1856г. Несколько шайеннов, которые были частью большого военного
отряда, выступившего против пауни, напугали кучера почтового дилижанса, выстрелившего в них и, взамен,
получившего рану от стрелы. Следующим утром конный отряд из форта Керни напал на близлежащий
индейский лагерь, убив и ранив восемнадцать шайеннов.
Шайенны немедленно приняли ответные меры. Они напали на два каравана, убив официального
представителя США, секретаря Территории Юта, и полудюжину мужчин, женщин и детей.
Были представлены образцы взаимного геноцида. Несколько индейцев могли совершить агрессивные
действия. Быстрое наказание от военных падало на головы других индейцев, виновных или нет.
Оскорбленные соплеменники, обычно молодые воины, принимали ответные меры, нападая на невинных
пионеров и поселенцев. Иногда воины вступали в сражение с солдатами.
После событий около форта Керни, шайенны и Соединенные Штаты готовились к войне. Два шайеннских
знахаря приготовили сверхъестественную силу, которая, по их мнению, остановит пули солдат. В свою
очередь, американская армия выслала сильную ударную колонну конницы, пехоты и артиллерии. В конце
июля 1857г эта экспедиция внезапно встретилась с несколькими сотнями шайеннских воинов в боевом
порядке. Совершенно случайно, полковник Самнер, командующий, приказал общую сабельную атаку, не
сделав ни одного выстрела. Шайеннские воины, ожидая, что оружие белых не сработает, рассеялись и были
разбиты. Некоторые были убиты, их лагерь был разрушен, их ренты конфискованы, а их вера в силу своих
священных верований серьёзно пострадала.
В следующие годы шайенны одержали несколько побед в генеральных сражениях, но их военная гибель
была определена.
Золото в Скалистых горах: 1858г. В течение некоторого времени шайенны знали, что золото было среди
камней рек, которые вытекали из Скалистых гор на равнины. Они не имели к нему никакого интереса, но очень
хорошо знали, что оно вызвало наплыв путешественников в их страну во время золой лихорадки 1849г. Один
старый вождь сказал своему другу, торговцу Уильяму Бенту, " ... если белые когда-нибудь найдут золото, то
заберут у шайеннов их 'лучший и последний дом' '' (Лавендер). В 1858г кот избежал мешка. Золото в
Скалистых горах! Началась новая лихорадка. Приблизительно сто тысяч золотоискателей прошли через земли
шайеннов и арапахо под лозунгом "Пайк Пик или банкротство", написанном на холстах фургонов. Города, типа
Пуэбло, Денвера, Боулдера и Колорадо Сити – плюс множество лагерей старателей – были построены, чтобы
снабжать и поддерживать сорок тысяч белых, которые остались там зимой 1859-60гг. Все они был
незаконными нарушителями соглашения форта Ларами 1851г.
В сенате Соединенных Штатов, Стивен Дуглас, противник Линкольна во время больших дебатов о рабстве
1858г, объявил: "Каждый мужчина в Пайк Пик находится там в нарушении закона; каждый мужчина должен
заплатить штраф в 1000 $ и арестован на шесть месяцев за то, что вошёл в индейскую страну в нарушение
закона", и требует землю, которая по праву принадлежит индейцам (Хафен).
Что с этим могло сделать правительство Соединенных Штатов? Послать армию, чтобы выселить своих
граждан и сжечь дотла их города? Совершенно нереалистичная возможность, с политической и практической
цели. Соглашение о взаимном доверии, установленное девятью годами ранее в Ларами, едва волочило ноги.
Торговец, Уильям Бент, действующий как правительственный индейский агент, стремился стабилизировать
ситуацию, подталкивая конгресс и федеральную администрацию заключить новое соглашение, по которому
индейцы должны уступить земли, занятые городами и дорогами в Колорадо. Правительство должно
гарантировать индейцам адекватные ренты, чтобы заменить исчезающих бизонов и, прежде всего, заверить
их, что вся оставшаяся часть их территории будет навсегда закрыта для вторжения белых. В случае неудачи,
писал Бент: "Этих индейцев волнует придушенная страсть к мести, бесконечные проблемы с
продовольствием, вторжение белых, и чувство гнева перед надвигающимся распадом и исчезновением,
которое окружает их... Отчаянная война с голодом и исчезновением неизбежна, если не будут приняты
быстрые меры, чтобы предотвратить это (Лавендер).
Соглашение в форте Вайс: 1861г. В ответ на отчаянную ситуацию южных шайеннов и арапахо,
Соединённые Штаты должны были заключить новое соглашение в форте Вайс.
Соглашение принимало занятие западной части земель шайеннов и арапахо шахтерами как свершившийся
факт. Поэтому, условия были следующими:
1. Племена уступают Соединенным Штатам все земли, которые были определены им десять лет назад –
кроме небольшого участка.
2. Соединенные Штаты согласились заплатить за уступленные земли 450 000 $.
3. Соединенные Штаты могут строить и поддерживать мельницы, лесопилки и механические цеха, чтобы
обслуживать фермеров.
4. Предусматривается индивидуальная собственность, фермы, освобожденные от налогов.
5. Резервация будет закрыта для всех белых, кроме правительственных служащих и лицензированных
торговцев.
Соглашение отметило перемену в политике правительства к шайеннам. Соглашение в форте Ларами
предполагало, что индейцы могут продолжать своё существование охотой неопределенный срок – пока они не
начнут войну с белыми. Соглашение в форте Вайс базировался на предположении, что времена изменились, и
что индейцы просто должны будут изменить свой способ пропитания. Они должны осесть и заняться
фермерством, а правительство поможет им сделать это.
Соглашение также предвещало распад старинной системы шайеннского племени. Большинство племени,
включая вождей военных обществ, во время переговоров отсутствовало на ежегодной летней охоте. Шесть
мирных вождей, действуя самостоятельно, предположительно подписали соглашение, не советуясь с
остальными. Просто они считали, что у них не было другого выбора, кроме как отказаться от прошлого и
приспособиться к будущему, став фермерами. Альтернативой была война, которая равносильна смерти для
всех шайеннов. Именно этого они хотели избежать.
Солдаты Собаки отказалась признавать соглашение, а другие общины игнорировали его. Все шайенны
наотрез отказались приближаться к резервации. Они еще не были готовы оказаться за изгородью.
После соглашения в форте Вайс, мирные вожди шайеннов сумели удержать молодых воинов. Если бы не
спорадические набеги на почтовые маршруты ради забавы и добычи, в первые годы Гражданской войны
отношения между шайеннами и американцами оставались относительно спокойными. Военные вожди, со
своей стороны, попытались направить энергию своих молодых последователей на войну с традиционными
врагами, индейцами юта, которые жили в Скалистых горах. В это время Соединенные Штаты боролись за
собственное национальное выживание.

Война: фаза II (1864-1878)

Относительный мир после соглашения в форте Вайс был всего лишь затишьем перед бурей. В
действительности, ничего не было урегулировано, только приостановилось.
Летом 1862г индейцы сиу из долины реки Миннесота, где шайенны кратко жили в конце семнадцатого
столетия, ушли в ужасном настроении. В течение семи недель они разрушили в долине большинство ферм, и
убили более трёхсот пятидесяти поселенцев. Сто двадцать шесть солдат, необходимых на полях сражений
Юга, погибли при подавлении восстания. Поселенцы на западе были в почти параноидальном настроении,
беспокоясь о собственной безопасности.
Военные отряды, выступавшие против ютов, проходили близко к городам Колорадо, которые находились на
восточных склонах Скалистых гор. Иногда они угоняли скот и лошадей. Мексиканские торговцы соблазняли
молодых воинов большим количеством виски.
Оставшись только с собственными ресурсами, территориальный губернатор Денвера попытался
заинтересовать шайеннов и арапахо еще одним соглашением, которое могло дать белым жителям территории
законное право на захваченные земли, и очистит западную часть высоких равнин от индейцев, обязав их жить
в резервации Канзаса и Небраски. Ни один шайенн не заинтересовался этим.
В конце 1863г губернатор Эванс, пытаясь добиться мира, разочаровался предложенным соглашением и
вместо этого прибегнул к военным планам.
Лидеры шайеннов, арапахо и сиу видели то, что происходило вокруг. В течение следующей зимы они
проводили совет за советом, планируя скоординированные действия, чтобы полностью изгнать белых с
равнин.
Весной 1864г индейцы начали войну. Используя традиционные методы (а именно, военные отряды,
организованные отдельными индивидуумами), они совершили набеги на стада и ограбили почтовые станции и
ранчо. Маленькие армейские подразделения выступили на поиск индейцев. Напряженные отношения –
разрушения и убийства – распространились с обеих сторон.
Наконец, факел был поднесён к пороховой бочке. Неизвестные индейцы убили и искалечили фермера, его
жену и детей, живших около Денвера. Жители Колорадо были в панике.
В Денвере была организована Колорадская милиция. Добровольцами были старатели из лагерей
золотоискателей. Губернатор Эванс и командующий вооруженных сил Соединенных Штатов предложили
политику, направленную только против враждебных общин. Губернатор Эванс сообщил вождям, склонным к
миру, переместить свои лагеря в определённые места около армейских постов. Те, кто откажется приходить,
будут считаться враждебными.
В середине июля индейцы начали широкое и хорошо-скоординированное наступление, атаковав стада,
ранчо и посты на притоках реки Платт. Они разрушали и грабили караваны и почтовые дилижансы. Множества
белых жителей были убиты, скальпированы, искалечены и захвачены в плен. Используя партизанскую тактику,
налетчики и их лагеря растворялись на обширных равнинах, когда военные пытались противодействовать им.
Колорадо было полностью отрезано от остальной страны.
В конце лета шайеннские мирные вожди, Черный Котёл и Белая Антилопа, а также сочувствующий
индейцам майор Эдвард Винкуп, сделали мирные предложения. Но сообщения поступали плохо, и
столкновения между военными отрядами и армией продолжались в других местах. В Канзасе генерал майор
Кертис решил, что не хочет никакого мира, пока индейцы не будут наказаны военными. Убаюканные
обещаниями майора Винкупа и индейского агента Кули, с которыми они вели переговоры, множество вождей
общин шайеннов и арапахо привели своих людей к Сэнд Крик, около форта Лайон в юго-восточном Колорадо.
Казалось, летние ужасы на равнинах закончились.
Но это было не так. Губернатор Эванс отказался от своей политики разделения индейцев на
"дружественных" и "враждебных". Теперь он согласился с мнением Кертиса – племена должны быть разбиты.
Убежденный в этом, он отправился в Вашингтон с просьбой поставить больше войск и оружия. Дело было
передано печально известному полковнику Джону Чивингтону, командующему Колорадской милицией.
Чивингтон выбрал зимнюю кампанию с целью поиска и уничтожения индейцев. Он решил атаковать шайеннов
там, где их можно было легко найти – на Сэнд Крик. В глубокой тайне Чивингтон отправил семьсот человек
через снег и холод, чтобы утром 29 ноября 1864г в боевом порядке появиться перед лагерем Черного Котла.
Американский флаг, поднятый над типи Черного Котла, не представлял никакой защиты. Вооружённые
винтовками и саблями, добровольцы Чивингтона напали без предупреждения. Убегающие шайенны отчаянно
сражались весь день. Женщин и младенцев убивали без жалости, так же как и воинов. Их тела были
скальпированы и искалечены самым диким образом. Приблизительно двести шайеннов (точное число так и не
было установлено) умерли в этот самый черный день американской истории. Две трети из них были
женщинами и детьми.
Черный Котёл спасся, но Белая Антилопа и восемь других ведущих шайеннских вождей погибли на Сэнд
Крик, плюс неопределенное число младших вождей общин. Одним ударом Чивингтон уничтожил лидеров
мирной фракции южных шайеннов (главным образом членов Совета Мирных Вождей). Равновесие сил среди
остатков племенного правительства теперь переместилось в сторону военных вождей Военных Обществ.
Черный Котёл, жаждущий мести, отправился на север, чтобы присоединиться к Солдатам Собаки. Вместе с
ним ушли два полукровки, сыновья Уильяма Бента. Наполненные ненавистью к белым, они стали свирепыми
бойцами и стратегами в последовавших набегах.
Триумф Чивингтона оказался недолгим. Он был вынужден уволиться из армии, а Соединенные Штаты
предложили выплатить значительные компенсации семьям шайеннов, погибших на Сэнд Крик. Со своей
стороны, шайенны не интересовались подачками. Они жаждали мести и крови. Что касается товаров –
рогатого скота, лошадей, продовольствия, одежды и денег – они взяли всё, что хотели.
Община Солдат Собаки, которая теперь насчитывала приблизительно сто воинов и их семей, в течение
нескольких лет продолжала жить отдельно от других шайеннов, в северо-западном Канзасе. Разбитые южные
шайенны переместились на север, чтобы присоединиться к ним. Сиу и северные арапахо с готовностью
ответили на шайеннское предложение скоординированной войны. К Новому 1865 году, две тысячи воинов со
своими лагерями собрались на берегах реки Репабликан, между Канзасом и Небраской.
С начала января, и в течение весны и лета последнего года Гражданской войны, огромные отряды от
пятисот до тысячи мужчин, атаковали вверх и вниз по Платт. Джулесбург, Колорадо был ограблен и сожжён
дотла. Торговые посты и почтовые станции испытали подобную участь. Караваны эмигрантов и фрахтовщиков
были уничтожены. Тысячи голов рогатого скота и лошадей были угнаны. Ранчо были преданы огню, а их
жители убиты, скальпированы или захвачены в плен. Телеграфные провода были сорваны. Индейцы, которые
в течение нескольких лет голодали, жили в роскоши белого человека.
Горстки солдат, которые не были отправлены сражаться на Восток, не могли справиться с ситуацией. Они
терпели серьезные поражения всякий раз, когда решались выйти из своих фортов. В форте Фил Керни вся
команда полковника Феттермана была уничтожена, когда он завел своих людей в засаду.
Соглашение Литл Арканзас: 1865г. Весной 1865г военные действия приостановились. Шайенны и сиу
желали насладиться плодами своих побед, и отправились охотиться в Блэк-Хилс. Правительство было занято
внутренней борьбой по выбору дальнейшей политики. Генералы хотели провести кампании, чтобы подчинить
племена, любой ценой. Ли сдался в Аппоматтоксе. Войска теперь были свободны в большом количестве.
Даже в этом случае, конгресс и Бюро Индейских Дел требовали провести переговоры о мире.
Результатом было третье соглашение между Соединенными Штатами и частью южных шайеннов;
Соглашение Литл Арканзас было подписано 14 октября 1865г. Шайенны и арапахо уступили больше земли.
Вся территория, которая была предоставлена им по Соглашению Форта Ларами, была оставлена. Каждый
шайенн, который решит обосноваться в резервации, получит маленькую выплату в течение сорока лет.
Южные шайенны и арапахо должны были поселиться в маленькой резервации в Оклахоме, в то время как
северные шайенны могли продолжать свободно бродить. Хотя соглашение было ратифицировано сенатом
Соединенных Штатов, оно было признано и подписано всего несколькими шайеннскими вождями. Это была
всего лишь бумага в продолжающейся борьбе, чтобы найти баланс между непреодолимым движением на
запад американского населения и потребностью сохранить оставшиеся охотничьи территории для кочевых
племен Равнин.
Конец Гражданской войны: 1865г. С окончанием Гражданской войны, основная энергия Соединенных
Штатов была направлена на индустриализацию и заселение своих территорий "от моря до моря".
Перед Гражданской войной стоял вопрос: действительно ли караваны фургонов могут пройти через
индейскую территорию; теперь вопрос заключался в следующем: позволят ли племена построить
трансконтинентальные железные дороги.
И поселенцы! Перед войной, кроме поселений золотоискателей в Колорадо, цель большинства пионеров
лежала не на территории племен Равнин, а в Калифорнии и Орегоне. Теперь они требовали охотничьи угодья
индейцев для своих ферм и ранчо.
В 1800г, в начале периода изменений шайеннского образа жизни, всё население Соединенных Штатов едва
превышало пять миллионов. Во время соглашения в форте Ларами (1851г), население штатов выросло до
двадцати четырех миллионов. Когда закончилась Гражданская война, несмотря на потерю миллиона человек,
население увеличилось до тридцати шести миллионов. Ко времени, когда шайенны проиграли войну против
Соединенных Штатов, они оказались перед страной в пятьдесят миллионов.
Большая часть увеличения населения происходила благодаря высокой рождаемости местных американцев,
белых и черных. Остальной прирост представлял наплыв европейцев, спасавшихся от нужды и политического
притеснения. Миллион ирландских беженцев прибыл в Соединенные Штаты всего за восемь лет (1847-1854гг).
Три миллиона немецких рабочих нашли убежище в Соединенных Штатах всего за десять лет после поражения
немецкой социалистической революции 1848г. В целом, семь с половиной миллионов европейцев пересекли
Атлантику, чтобы начать новую жизнь в Соединенных Штатах в первой половине девятнадцатого столетия.
Более трёх миллионов прибыли за пятнадцать лет после окончания Гражданской войны.
На что могли надеяться пять тысяч шайеннов, двадцать тысяч сиу, и нескольких тысяч арапахо, команчей,
кайова, кроу, ютов и других племён, ведя оборонительную войну до окончательной победы?
Шайенны вели подобную войну в течение двухсот лет. Теперь появились два отличительных фактора.
Больше не было открытой индейской границы, за которой они могли найти убежище; ресурсы их нового врага
были подавляющими.
В эти дни очень много сделала "Тропа Нарушенных Соглашений". Фактически, каждое соглашение между
шайеннами, арапахо и Соединенными Штатами было лишено законной силы. Ни правительство Соединенных
Штатов, ни лидеры индейских племен, не могли управлять действиями собственных людей. В международном
праве, соглашение, которое нарушено одной или другой стороной, автоматически лишено законной силы. И
шайенны и Соединенные Штаты нарушали свои обязательства. Какая сторона не выполнила свои
обязательства первой, не всегда ясно.
Соглашение Медисин Лодж: 1867г. Это была еще одна попытка решить проблемы южных шайеннов.
Конгресс назначил комиссию из четырех гражданских представителей и трех генералов, которые должны были
встретиться с лидерами арапахо и шайеннов. Совет был проведен в Канзасе осенью 1867г.
Соглашение выражало те же самые принципы, что и злополучное Соглашение Литл Арканзас. Однако, оно
имело свои особенности:
1. "Племя" шайеннов и арапахо отказывалось от права на все свои земли, за исключением новой
резервации в Оклахоме.
2. Соединенные Штаты согласились выплатить полмиллиона долларов наличными, плюс ренты в одежде и
продовольствии, по мере необходимости, в течение двадцати пяти лет. Оно также обеспечивало индейцев
агентом, врачом, кузнецом и школьными учителями.
3. Главы семейств могли получить индивидуальные наделы для фермы.
4. Шайенны обещали поддерживать мир и прекратить все набеги на американских граждан.
Это соглашение подписали четырнадцать шайеннских вождей, как мирных, так и военных.
Соглашение не запрещало шайеннам вести войну с другими племенами. Теперь, вместо того, чтобы идти
против ютов, они направили своё внимание на коу, своих соседей на востоке.
Военная экспедиция молодых воинов против коу закончилась разочарованием. Налетчики выразили свою
ярость, сжигая здания полукровок коу проходя через Коунсил Блаффс, Канзас. Они также угоняли рогатый
скот с ближайших ферм, которые покинули их хозяева, опасаясь шайеннский военный отряд.
Через неделю после них, получив значительное количество боеприпасов от Бюро Индейских Дел, большой
военный отряд шайеннов, главным образом Солдат Собаки, выступил против поселенцев Канзаса.
Разогревшись виски, которое они нашли во время грабежа одного ранчо, они сожгли здания, убили мужчин,
женщин, захватили детей и угнали стадо, вызвав опустошение большой страны.
Сражения на Уошито и Саммит Спрингс: 1868-1869гг. Это была последняя война. Генерал Уильям
Шерман, который прошел через Джорджию, сражаясь и сжигая, был среди руководства Соединенных Штатов.
Шерман видел, что шайеннов и их союзников нужно поставить на колени, или об американских поселениях на
западе стоит забыть, по крайней мере, на ближайшее время. Переговоры теряли значение.
С небольшими, но мобильными силами, генерал Фил Шеридан, находясь в области, держал шайеннские
лагеря в движении в течение лета и осени 1868г. Затем, имея под рукой большие силы, он подготовился к
зимней кампании, когда индейцы будут находиться в своих лагерях, и их движение будет затруднено.
Трехсторонняя кампания привела колонну полковника Джорджа Кастера к деревне Черного Котла, которая
была атакована на рассвете 29-ого ноября. Сам Чёрный Котёл был среди шайеннов и арапахо, которые были
убиты в тот день, плюс двадцать – сорок женщин и детей. Потери Кастера были равны потерям индейских
воинов. Подкрепление из близлежащих индейских лагерей побудило Кастера остановить нападение и отойти,
уничтожив лагерь со всеми припасами и захватив почти тысячу лошадей. Потеря лошадей, продовольствия и
убежища была серьезным ударом для голодающих южных шайеннов. Сражение на Уошито, как его называют,
наконец, сломило желание шайеннов сопротивляться. Месяц спустя, накануне нового 1868г, девятнадцать
вождей притащились в форт Кобб, так как их лошади были слишком слабы. Они предложили полную сдачу; их
люди не имели никаких ресурсов и сил для сопротивления.
Община Солдат Собаки, со своей стороны, наотрез отказалась сдаваться. Она кочевала в северном
Канзасе, где к ней присоединялись множество упрямых сиу. Эти пятьсот воинов и их семей решили бороться
до конца.
Используя партизанскую тактику, Солдаты Собаки убили поселенцев на границе Канзаса, захватили в плен
несколько женщин, и остановили движение по Тихоокеанской железной дороге. В первом столкновении с
преследующими войсками, они потеряли двадцатую часть своих воинов. Две недели спустя, Солдаты Собаки
были застигнуты в лагере, пытаясь перейти Саут-Платт. Сто пятьдесят скаутов пауни и восемь эскадронов
кавалерии атаковали их в местности, названной Саммит Спрингс, Колорадо. Еще пятьдесят Солдат Собаки
были убиты в этот день, а все их палатки и товары, включая продовольствие, были уничтожены.
Некоторые Солдаты Собаки бежали к сиу. Другие – разрозненными группами прибыли на юг и сдались.
Сражение на Литл Бигхорн: 1876г. Место конфликта теперь переместилось на север. Общины северных
шайеннов жили и охотились к северу от маршрутов эмигрантов, которые принесли их южным
соотечественникам такие трудности. И при этом их страна пока еще не привлекала поселенцев.
Затем, в 1874г, разведчики, которые были с экспедицией Кастера, нашли золото в Блэк-Хилс. В 1875г
началась другая золотая лихорадка. Сиу сопротивлялись вторжению, убивая шахтеров. Так началась Война
1876г.
Генерал Джордж Крук с колонной конницы и пехоты в середине июня провёл безуспешное сражение на реке
Роузбад, в Монтане.
Неделю спустя, Кастер и Седьмая Конница обнаружили следы, которые вели к огромной лагерной стоянке
шайеннов и сиу на реке Литл Бигхорн в Монтане. От тысячи до тысячи пятисот палаток вмещали две – пять
тысяч воинов и их семей.
Кастер входил в команду генерала Альфреда Тэрри, который продвигался вверх по Йеллоустон с отрядом в
три тысячи пехоты, конницы и батареей орудий Гаттлинга. Кастер совершил форсированный марш, чтобы
атаковать объединенную индейскую деревню прежде, чем подойдёт Тэрри. Он хотел получить всю славу. 25
июня 1876г он попытался с трёх сторон напасть на индейскую деревню. Нападение конницы не заставило
индейцев запаниковать. Колонна Кастера отступила на высокий гребень, где была уничтожена до единого
человека. Другие две колонны во главе с майором Рено и капитаном Бентином протянули на вершине хребта
до середины следующего дня, когда новости о подходе сил Тэрри заставили индейцев торопливо покинуть
лагерь.
Двести шестьдесят четыре солдата погибли вместе с Кастером – не много по сравнению с семью тысячами
северян, убитых в один день в Споттсилвании во время Гражданской войны – но достаточно, чтобы
обрадовать сиу и северных шайеннов. Все же, у них было мало времени, чтобы смаковать победу. Страна
была наводнена войсками, так что индейцы разбились на маленькие общины и рассеялись.
Захват деревни Утренней Звезды: 1876г. Как и всегда, зима была трудным временем для племен. Лагеря
нужно было разбить в защищенных долинах, и до продовольствия было трудно добраться. Индейцы не
любили вести войну зимой.
Зимняя кампания была также трудной и для американских солдат. Но им не нужно было брать с собой
женщин и детей. С большими обозами они могли находиться в поле в течение нескольких недель, а затем
возвратиться для снабжения и пополнения. Преимущество определенно было у армии.
Генерал Шеридан организовывал мощную группу из конницы, пехоты и артиллерии, увеличенную
четырьмястами индейскими скаутами из шести различных племен. Эта группа должна была найти и
уничтожить все лагеря враждебных сиу и шайеннов.
После захвата двух деревень сиу, экспедиция обнаружила лагерь Утренней Звездой (известного белым как
Тупой Нож). Лагерь был спрятан в горной долине. Хотя индейцам было известно о присутствии солдат,
главный вождь Общества Лис, Последний Бык, который был упрямым человеком, вынудил шайеннов остаться
на месте, танцуя всю ночь – бросив безумный вызов смерти. Нападение произошло на рассвете, и хотя
шайенны отважно сражались, они были побеждены, а весь их лагерь разрушен. Оставшиеся в живых нашли
убежище среди сиу.
Весной 1877г они добровольно прибыли в форт Кеог и сдались. Тридцать воинов завербовались скаутами в
армию Соединенных Штатов.
В следующем, 1878г, северные шайенны и северные арапахо подписали с Соединенными Штатами
соглашение, в котором они согласились принять резервацию южных шайеннов и арапахо, или, в качестве
альтернативы, одну из резерваций сиу.
Восстание Утренней Звезды: 1878г. В Вашингтоне было решено объединить всех шайеннов в резервации
на реке Арканзас. Таким образом, после сдачи, тысяча северных шайеннов под эскортом армии была
перемещена в резервацию южных шайеннов и арапахо. Там они прожили лето 1877г, не пытаясь что-либо
делать. Они отказывались жить на юге и постоянно жаловались на несоответствие продовольствия,
выдаваемого им. Дизентерия, лихорадка и отчаяние убивали их силы. Они "тосковали по дому, были
подавлены и больны".
Наконец, треть северян решила бросить вызов правительству. Они решили возвратиться домой, или
умереть. Во главе с Утренней Звездой и Маленьким Волком, ночью они покинули лагерь. Только восемьдесят
пять мужчин сопровождали и защищали двести пятьдесят женщин и детей. Их история рассказана Джорджем
Гриннеллом и Мэри Сандоз. Они сражались и шли, шли и сражались, ускользнув от семнадцати тысяч солдат,
посланных остановить их.
После пересечения Платт, беглецы разделились на две группы. Люди Маленького Волка вскоре встретили
конницу лейтенанта Кларка, посланную за ними. Шайенны мирно сдались, поскольку добились своей цели.
Они были дома. Маленький Волк и его воины завербовались скаутами в армию Соединенных Штатов, чтобы
служить против сиу.
Утренняя Звезда и его маленькая группа пошла на запад и, в конечном счете, сдалась. В течение нескольких
месяцев их держали в благоприятных условиях в форте Робинсон, в западной Небраске, но шайенны хотели
поселиться в агентстве сиу Красного Облака. Администрация в Вашингтоне упрямо решила, что они должны
возвратиться в резервацию на Арканзас, откуда бежали.
Шайенны наотрез отказались. Они были заперты в бараке, и в течение недели оставались без
продовольствия, воды и топлива. Тогда они приготовились умереть. "Теперь мы должны умереть", сказали они
друг другу. "Но мы не умрём взаперти, как собаки; мы умрём в прерии; мы умрем, сражаясь".
Они оделись в лучшую одежду, собрали пять винтовок и дюжину пистолетов, которые спрятали у женщин и
детей. Ясной, холодной, январской ночью они вырвались через окна барака и бросились в холмы.
Преследующие солдаты нещадно расстреливали их – убив почти половину. Из оставшихся в живых,
большинство присоединились к сиу в Пайн Ридж. Некоторые отправились на юг, в резервацию южных
шайеннов и арапахо.
Шайеннское сопротивление закончилось. Впредь племя должно находиться под контролем Соединенных
Штатов, на условиях, установленных им. Резервационный период начался для северян и для южан.

13. Новая эра

Индейская резервация – это участок земли, "сохраненный" в соответствии с договором или распоряжением
президента Соединенных Штатов, для использования одного или нескольких индейских племен. По закону,
основная земля принадлежит племени, но "оно владеет ею по доверенности" правительства Соединенных
Штатов. Конгресс определяет фундаментальные принципы для администрации опеки. Окончательная
ответственность ежедневной и ежегодной работы администрации принадлежит президенту, как руководителю
страны. Практически, осуществление президентской власти передано министру внутренних дел, который, в
свою очередь, передаёт почти все главные проблемы специальному уполномоченному Индейских Дел.
Специальный уполномоченный возглавляет Бюро Индейских Дел, кабинет в пределах министерства
внутренних дел.
"Владение по доверенности Соединенных Штатов", применимое к индейским землям, имеет много
определенных значений. Это означает, что индейцы в начале не были культурно готовы справиться с
запутанностью экономической и политической жизни американского общества. Хотя племена продавали или
уступали большинство своих исконных земель под страхом завоевания, правительство принимало моральную
ответственность, чтобы защитить оставшиеся интересы племён.
В 1886г Верховный Суд Соединенных Штатов чётко сформулировал эту фундаментальную идею следующим
образом:
... Эти индейские племена находятся на попечении нации. Это общины, зависящие от Соединенных
Штатов. В значительной степени, зависящие в ежедневном пропитании. Зависящие в своих политических
правах. Они не обязаны быть преданны Штатам, и не получают от них никакой защиты. Из-за личной
неприязни, люди Штатов, где бы они не находились – часто их самые смертельные враги. Из-за их
слабости и беспомощности, в значительной степени, из-за контакта федерального правительства с
ними, возникает обязанность защиты. Это всегда признавал исполнительный комитет, конгресс и суд.
Это означает, что, по мнению федерального правительства, до тех пор, пока индейские племена и
индивидуумы не приобретут достаточно знаний и экономической самостоятельности, правительство сделает
это за них. Большой Белый Отец в Вашингтоне стал больше, чем романтическим оборотом речи.

Резервационные дни южных шайеннов

В конце войны бизоны были повсюду, кроме юга. Что энергичные шайеннские мужчины должны были
делать? Что касается женщин, перенос лагеря, который занимал так много времени в прошлом, был едва
возможен в пределах границ резервации. Семьи были опустошены смертью и болезнями. Шайенны всегда
имели относительно немного детей, но ведомость агентства 1877г показывают потрясающие числа: было
примерно семьсот мужчин и тысяча сто семей (отношение полов 1 к 1,6). Детей было только тысячу, или один
ребёнок на полтора взрослого! Всех шайеннов в резервации насчитывалось менее трёх тысяч, из которых
девятьсот человек были северными шайеннами, насильственно переселёнными с их родины.
Первая задача агента, отвечающего за резервацию – избавить индейцев от голода; вторая – держать их
спокойными; третья – защищать их от вторжений белых скотоводов и других поселенцев; и наконец,
перевоспитать их, принять новый образ жизни, названный "перевоспитанием индейцев".
Чтобы справиться с первой задачей (голодом), необходимо было принять факт, что шайенны будут
полностью зависеть от правительственных поставок говядины, муки, бекона и кофе до тех пор, пока не
вырастят достаточно маиса или заработают достаточно денег, чтобы стать самостоятельными. Шайенны,
подобно многим другим индейцам, оказались в системе общественных пособий. Распределение пайков было
беспорядочным и недостаточным. Этого едва хватало, а сама зависимость разъедала дух. Негодование
приводило к множеству инцидентов во время раннего резервационного периода. Армия препятствовала
волнениям превратиться в серьезное восстание.
Защита земель южных шайеннов оказалась вне полномочий Бюро Индейских Дел или самих шайеннов. Но
сначала, рассмотрим попытку "перевоспитания".
Для взрослых, процесс "перевоспитания" означал постоянное давление со стороны агента и фермера
агентства, которые призывали взяться за плуг и выращивать маис. Это, в свою очередь, подразумевало, что
шайеннам нужно дать рабочих лошадей, чтобы заменить скаковых пони, которых они так высоко ценили. Это
также подразумевало, что они должны были купить, или им нужно дать плуги, культиваторы и фургоны, или
научить пользоваться ими. Но шайеннские мужчины считали это женской работой, не подходящей для воинов.
Для мужчины шайенна было тяжело повернуться к плугу. Кроме того, резервация была слишком невелика
размером. Те немногие шайенны, которые попробовали заняться сельским хозяйством, часто сталкивались с
неурожаем. Белые, написал агент Майлз в 1881г, которые попытаются выращивать маис и пшеницу на западе
Индейской Территории, будут голодать, даже со всем их образованием и знанием сельского хозяйства. Это
было верно даже в 1930-ых, во времена пыльных бурь.
Не было такого, чтобы шайенны были против работы, но они нуждались в полезной и удовлетворяющей их
эго работе. Когда они получили тяжеловозов и фургоны, то занялись транспортировкой грузов для агентства от
железной дороги в Уичито, Канзас. Вскоре шайенны стали нуждаться в фургонах больше, чем в товарах,
которые они перевозили. "Затем фургоны вышли из употребления, а индейцы возвратились к
бездеятельности" (Бертронг).
Когда появилась потребность в складах для хранения товаров, доставленных в агентство, то шайеннские
мужчины занялись доставкой камней, приготовлением извести и строительством зданий. Но бум
строительства прошел, и новые надежды исчезли.
Агент Майлз, боровшийся против оппозиции Вашингтона, вскоре почувствовал, что фермы предоставляли
небольшую надежду для южных шайеннов, но они могли заняться скотоводством. Правительство
действительно предоставило экспериментальное стадо рогатого скота для мальчиков в школе резервации.
Через пять лет это стадо увеличилось с четырёхсот голов до более тысячи пятисот. Затем специальный
уполномоченный Индейских Дел, желая вызвать бурный рост индивидуализма, приказал разделить стадо
среди индейских семей. Стадо исчезло, а каждая семья получила по три коровы. Вскоре они были съедены,
проданы или проиграны. Правительство не поддержало идею племенного стада, и возможность заняться
животноводством, как новой основой для существования племени, не стала политикой правительства – хотя
школьники показали, что это возможно – нужно только работать.
Преобразование шайеннов в американцев было сосредоточено на молодёжи. Это началось в 1877г, когда
несколько молодых воинов, которые были осуждены за "военные преступления", были посланы в форт
Марион (старая испанская крепость) в Сент-Огастин, Флорида. После нескольких лет некоторые из них
решили продолжить учёбу в профессионально-технической школе для чернокожих в Хэмптоне, Вирджиния, и
наконец, в индейской школе в Карлайле, которая была открыта для них в Пенсильвании. За эти годы
множество шайеннских мальчиков и девочек (особенно дети мирных вождей) были отправлены в Карлайл. В
течение летних месяцев они столовались и работали на фермах и в городах на Востоке.
Другие были вынуждены посещать миссии и правительственные школы в резервации. Квакеры и менониты
были первыми, кто занимались их обучением.
Цель индейского образования, как тогда считали, заключалась в искоренении индейского среди нового
поколения племени:
1. Сбор детей в школах-интернатах, где они будут удалены от традиционного влияния в жизни лагеря.
2. Стрижка волос и ношение одежды в американском стиле.
3. Обучение говорить, читать и писать на английском языке, наряду с элементарной арифметикой.
4. Обучение мальчиков земледелию, кузнечному ремеслу, плотницким работам, забою скота, изготовлению
обуви, упряжи и другим полезным ремеслам; обучение девочек кулинарии и выпечке, шитью и другим
искусствам домашнего хозяйства.
5. Обучение всех детей Евангелие, и принятие христианства одной из конфессий.
Для самих шайеннов, как выразился агент Майлз, возвращение в племя образованных молодых людей
"убьёт большую часть 'индейского' в самих индейцах этого агентства в назначенное время" (Бертронг). Все же,
несмотря на давление (например, в 1903г специальный уполномоченный Индейских Дел предложил отказать в
выдаче продовольствия и одежды тем мужчинам южных шайеннов, которые откажутся отрезать волосы),
которое шайенны вынесли за сотню лет после их завоевания, шайенны, как народ, так и не потеряли свою
идентичность и последние остатки своего существенного наследия.
Конец резервации шайеннов и арапахо. Резервация шайеннов и арапахо к югу от реки Арканзас была
частью большого федерального участка, известного как Индейская Территория. Начиная с 1830-ых,
Соединенные Штаты переместили сюда множество юго-восточных племен, типа делаваров, чероки, чикасо,
криков и семинолов. Первоначально Территория была задумана при президенте Эндрю Джексоне, как зона
безопасности за Миссисипи, где индейцы могут оставаться вдали от американских поселений. Все же, в
течение пятидесяти лет, поселенцы требовали для себя всё больше и больше территорий.
Когда в середине 1880-ых исчезли бизоны, а шайенны потерпели неудачу в фермерстве и скотоводстве,
Бюро Индейских Дел обратилось к аренде обширных пастбищ для белых скотоводов, как к средству для
получения наличного дохода для племен и передачи пустующих земель производителям. Шайенны и арапахо
заключили соглашение, запроектированное министерством внутренних дел, по аренде белыми земли по два
цента за акр в год. Это обернулось невероятным политическим подкупом. Семь скотоводов получили права
использовать почти четыре миллиона акров земли шайеннов арапахо. Это позволило им использовать
девяносто процентов земли, принадлежащей двум племенам – более ста тысяч квадратных миль!
К 1885г на этих землях паслось почти четверть миллиона голов рогатого скота.
Однако, арендная система была обречена. Члены общины Солдат Собаки, которые теперь обосновались на
маленькой территории, и живущие с остальной частью шайеннов, представляли доминирующую силу
племени. Они могли действовать организованно, терроризируя других шайеннов, которые пытались заняться
фермерством или скотоводством. Они смело убивали скот арендаторов и сжигали траву на пастбищах. Они
наотрез отказались отправлять своих детей в школу. Они выражали презрение к власти агента и силе
маленьких гарнизонов в ближайших армейских постах.
Правительство решило заменить гражданского агента военным. Армейские гарнизоны были укреплены, а
президент Клевеланд отменил арендные договоры скотоводов, дав баронам сорок дней, чтобы вывести свои
стада с территории резервации.
Шайенны возвратились к условиям, с которых они начинали, но без наличных денег от аренды.
Уничтожение резервации. В 1887г конгресс решил ассимилировать индейцев в американское общество, и
позволить им стать полноценными гражданами. Акт Доеса состоял в том, что каждый индейский мужчина,
женщина и ребенок могли получить участок земли в личную собственность. Однако, это собственность
оставалась "всего двадцать пять лет". Землю нельзя было продать в течение двадцати пяти лет, поскольку она
оставалась на доверии у правительства. После двадцати пяти лет, мелкий арендатор получал право на эту
землю (то есть, в прямую собственность). Индейский владелец, который оставил племя, становился
"компетентным" гражданином Соединенных Штатов, с правом держать, арендовать, продать или подарить
собственность, по собственному усмотрению. Вся оставшаяся земля резервации могла быть распределена
федеральным правительством для будущего использования.
Что касается южных шайеннов, правительство быстро ощутило эффект Акта Доеса.
Когда весной 1892г распределение личных участков было закончено, немногим более 500 000 акров
остались в руках арапахо и шайеннов. Остальные 3 500 000 акров их резервации были куплены
правительством для продажи белым фермерам.
Резервация шайеннов и арапахо прекратила своё существование, а южные шайенны навсегда потеряли
право на свою племенную землю.
Резервация северных шайеннов. Когда закончились войны, судьба оказалась несколько благосклонней к
северным шайеннам, чем к южанам. Большинство северных общин после сдачи прибыли в форт Кеог, и
оставались там несколько лет. Наконец, они переместились на запад, к реке Тонг, в Монтану, обосновавшись в
красивой стране, которую они сами выбрали. В 1884г президент, в соответствии с распоряжением
правительством, отложил 371 200 акров окрестных земель для их резервации. В 1900г она была увеличена до
460 000 акров, а сегодня составляет 440 000 акров.
В 1880-ых в районе реки Тонг, фактически, не было никаких белых поселенцев. Земля находилась в стороне
от маршрутов переселенцев, и оставалась изолированной до 1950-ых, когда первое шоссе было проложено
через резервацию. Хотя в течение полстолетия вокруг резервации реки Тонг были белые скотоводы, земли
северных шайеннов не вызвали жажду наживы поселенцев, которая лишила шайеннов и арапахо их
племенной территории.
Индивидуальные наделы не распределяли среди северных шайеннов до 1926г, и что более важно,
нераспределенные земли не были открыты для белых фермеров. Права на распределенные земли
сохранялись для племени в течение пятидесяти лет.
Сегодня три тысячи северных шайеннов имеют приблизительно 270 000 акров племенной территории, в то
время как приблизительно 164 000 акров распределены в частные владения, а правительство сохранило
почти 7 000 акров для собственного использования. С 1954г совет северных шайеннов впервые по
собственной инициативе, а позже при помощи правительства, выкупил распределенные участки для продажи.
Таким образом, племенные земли постепенно увеличивались, а сообщество имело твердую основу для
существования.

Религиозное выживание

Трудно представить, как шайенны пытались выжить на правительственные ренты и скудные суммы денег,
которые они получали от аренды земель в течение первых шестидесяти лет после своего поражения, пытаясь
сохранить свою религию, которая для них означала гораздо больше.
Мы уже видели, как Великие Церемонии выражали воплощение племенной души и благосостояния во время
проведения ритуала Возобновления Магических Стрел, и как мир оживал каждую весну во время
церемониального акта Танца Солнца. Массаум (Танец Бешеного Животного), по существу, был ритуалом
охотничьего общества, и теперь, когда шайенны больше не были охотниками, они хотели продолжать этот
ритуал.
Танец Солнца был еще одним вопросом. Мало того, что шайенны нуждались в благодеянии возобновления,
вся вселенная возобновлялась, согласно самой глубокой шайеннской вере. Аналогично, возобновление
Магических Стрел – священная обязанность шайеннов, самое священное таинство шайеннов, как народа.
Первые агенты Индейские Бюро не понимали этого. Они просто рассматривали церемонии, как
нецивилизованный и варварский обычай (особенно действия самоистязания и ритуальное половое сношение
между священником и женой мужчины, давшего обет). Даже самые терпимые агенты возражали против
продолжения церемоний, потому что они уводили шайеннов от ферм в самое критическое время посева. В
случае южных шайеннов, агенты также хотели уменьшить власть Солдат Собаки, которые уничтожали заборы
и убивали лошадей тех шайеннов, которые не хотели участвовать в церемонии, и занимались фермерством.
Движение Танца Призрака. Подавление Танца Солнца не было слишком жёстким в начале 1890-ых. Новое
религиозное движение, известное как Танец Призрака, возникло среди пайютов Невады и распространилось
на восток, к племенам Равнин. Танец Призрака – классический пример исконного движения во времена
культурного кризиса. Такие движения стремятся воссоздавать разрушенный, но не забытый образ жизни. Это
также было мессианским движением. Оно было основано обращенным в христианство пайютом, который, в
состоянии транса, оказался на небесах и был проинструктирован Богом. На небесах было много индейцев,
которые умерли. Они вновь были молоды, счастливы и энергичны, наслаждаясь играми и танцами, прекрасно
существуя среди неистощимых стад диких животных.
Бог сказал Уовоке возвращаться на землю, и проповедовать мир и любовь своим людям: они не должны
лгать, красть, ссориться между собой и сражаться против белых. Но если они будут упорно трудиться и
танцевать, как их научил Бог, то земля преобразиться, как на небесах, и люди будут вечно жить в счастливой
гармонии со своими умершими.
Сообщение Мессии пайютов распространилось среди отчаявшихся племён равнин подобно пожару, изменяя
доктрину от племени к племени. Однако, основная тема оставалась неизменной. Мертвые возродятся, бизоны
и антилопы вернутся, земля будет вечнозеленой, а все индейцы будут безболезненно и счастливо жить, как в
старину. Танец Призрака мог ускорить приближение этого дня.
В конце 1889г северные шайенны отправили паломников, чтобы получить информацию непосредственно от
Мессии. Они возвратились в Монтану в начале весны 1890г с сообщением от Христа (Уовоки). Сообщение,
согласно Джеймсу Муни, "вызвало самое дикое волнение среди шайеннов, и после долгих дебатов, Танец
Призрака был проведён в нескольких лагерях" (Муни). Танец Призрака был лучшим способом выполнить
мирные функции возобновления Танца Солнца, который добровольно заменил последний.
Южные шайенны приняли движение несколько позже, но они также послали делегатов в Неваду, и к 1893г
Танец Призрака в различных формах заменил большинство других церемоний южных шайеннов.
Однако, к концу десятилетия обещания Уовоки не сбылись. Шайенны возвратились к своим древним
церемониям, сохранив новую религию, которая содержала знакомую привлекательность.
Культ Пейота. Пейот – маленький, серо-зеленый мягкотелый кактус (Lophophara williamsii),
произрастающий в Мексике и в некоторых частях Техаса. Он содержит множество алкалоидов, вызывающих
разнообразные физиологические эффекты при употреблении, или в виде "чая". В ритуальном контексте, он
вызывает слуховые и визуальные галлюцинации – видения. Это не наркотик и не приводит к химической
зависимости.
Ритуальное использование пейота относится к доколумбовой Мексике. Испанские конкистадоры отметили
его религиозное применение в центральной Мексике, и сегодня его ритуальное использование
распространено среди горных народов Мексики.
Слово "пейот" получено от ацтекского названия гусеницы, пейотль, потому что белая вершинка кактуса
выглядит как задняя часть гусеницы.
Ритуальное использование пейота среди племён южных равнин было принесено апачами почти триста лет
назад. Шайенны не знали о нём вплоть до появления Танца Призрака.
Культ Пейота, по сути, представляет собой групповой ритуал, хотя некоторые люди употребляют его в
одиночку. Обычно церемония длится всю ночь. У шайеннов она обычно проходит внутри типи, хотя и не
обязательно. Поклонники культа сидят внутри типи. В центре находится алтарь, сделанный из земли в форме
полумесяца. Между рогами месяца всю ночь поддерживают маленький огонь. Молитвы представляют смесь
обращений к Майюну, Богу, Иисусу и Библии, произносимых между песнями и боем барабана. Высушенные
головки пейота едят и испытывают видения. Некоторые молящиеся во время случайных пауз рассказывают
остальным содержание своих видений, а главный священник комментирует то, что было показано.
Большая привлекательность ритуала заключается в том, что он примиряет людей в серьезном социальном
мероприятии, которое укрепляет борющегося индивидуума. Этот ритуал является полностью индейским –
особенно в виртуальной гарантии опытов видения, в барабанном бое и пении, и в проведении внутри типи. В
то же самое время, он ясно сигнализирует разрыв с прошлым (в отличие от Танца Призрака), где он признан
как новая религия, данная индейцам Богом во время их самой большой нужды. Следовательно, включает
определенные христианские элементы в ритуальные действия. Употребление пейота интерпретируется как
причастие.
Напряженные усилия агента шайеннов и арапахо юридически признать Культ Пейота незаконным,
провалились в 1907г. Через десять лет лидеры Культа Пейота среди южных шайеннов, кайова, команчей,
понка и оседжей узаконили это как религию в штате Оклахома. Теперь она известна как Церковь Коренных
Американцев, и ее главная функция конституционно гарантирует свободное религиозное поклонение ее
членов.
Христианские миссионеры непрерывно работали среди шайеннов в течение почти ста лет, но сегодня
относительно небольшое число приняло христианство. Восемьдесят процентов северных шайеннов – члены
Церкви Коренных Американцев.
Хотя пейотисты могут участвовать в Танце Солнца, специальные священники, типа Хранителя Стрел и
Магической Шапки и другие традиционные священники не могут быть пейотистами. Пейотизм представляет
новую религию, которая заменила старую.
Танец Солнца и возобновление Стрел сегодня. Первую четверть этого столетия все усилия уничтожить
Танец Солнца шайеннов провалились. Наконец, после 1926г, Бюро Индейских Дел официально признало
право всех индейцев свободно выражать свои религиозные верования.
В начале столетия шайенны изменили дату проведения Танцы Солнца с июня на четвертое июля. Это
должно было успокоить настойчивость агентов, так как теперь танец проводился не во время посевной, а их
дети были дома, а не в школе. Сегодня проведение Танца Солнца во время четвертого июля связано с
шайеннским мировоззрением о ежегодном оживлении и праздновании рождения нации. Приближаясь к
участку Танца Солнца северных шайеннов, посетитель может увидеть надпись: "Пожалуйста, соблюдайте
тишину. Никаких фейерверков. Проводится религиозная церемония".
Хотя множество деталей обрядов Танца Солнца и возобновления Стрел были утеряны, некоторые
сохранились в памяти и в нескольких руководствах, написанных в 1939г, когда выжившие священники взяли на
две недели в горы несколько "лучших молодых людей, чтобы передать им тайны", и сохранить церемонии.
Живучесть церемоний хорошо засвидетельствована в отчетах и фотографиях отца Питера Пауэлла в двух
работах, изданных в 1969г (Сладкая Магия: Продолжающаяся роль Священных Стрел, Танца Солнца и
Священной Бизоньей Шапки в истории северных шайеннов).
Танец Солнца – большой процветающий ритуал, проводимый отдельно южными и северными шайеннами.
Хотя в последние годы Магические Стрелы были отправлены на север, в Монтану, обычно они находились у
южных шайеннов. Не часто церемонии возобновления проводятся из-за личных клятв.
Во время расцвета шайеннской культуры, посещаемость церемонии Стрел была обязательна для всех
шайеннов – кроме убийц и их близких родственников. Сегодня, участие вызывает интерес только нескольких
человек. На Церемонии Стрел, проведенной в июле 1968г, присутствовало всего двадцать палаток южных
шайеннов, плюс два человека из Монтаны, представляющих северных шайеннов. Племенной совет северных
шайеннов выделил деньги для закупки продовольствия и подношений для церемонии – и передал сумму
через Вестерн Юнион.
В 1962г хранитель Стрел, приверженный традиционному образу жизни, хотел, чтобы его люди больше
заботились о своей религии и оплакивали поведение молодых шайеннов, которые "испортились"
употреблением алкоголя, дракам, автокатастрофам и случайным убийствам.
Магическая Шапка все еще почитается и официально хранится в Монтане. Связка, в которой хранится
Шапка, выставлена перед типи Хранителя при проведении Танца Солнца, но ритуалы, связанные с ней,
утеряны и больше не проводятся.

Современные политические и социальные действия

Старый формальный Совет Вождей просуществовал ещё долгое время. Последнее ритуальное назначение
вождей среди северных шайеннов произошло в 1892. К 1935г все, кроме двоих, умерли и не были заменены.
На севере и на юге это были лидеры общин, как и в старые дни. В ранний резервационный период это были
мужчины, которые заняли положение признанного лидера среди нескольких лагерей или соседних семейств
после распределения земельных участков. Они считались вождями, и собирались, чтобы обсудить проблемы
племени. Они были признаны как Общество Вождей – не исконный совет племени – поскольку не были
проведены ритуалы возобновления священных вождей.
После поражения, некоторые военные общества вымерли, но среди северных шайеннов – Лоси, Бешеные
Собаки и Лисы сохранили свою организацию. Вплоть до 1900г они исполняли свои обязанности,
предотвращая кражу рогатого скота и арестовывая нарушителей спокойствия. Некоторое время Солдаты
Лисы, при поддержке агента, контролировали пахоту. Как и во время племенных охот на бизонов, всё
общество "атаковало" землю индейского фермера с полудюжиной плугов, быстро подготовив её к посеву.
Затем они перемещались на следующую ферму. Однажды Лисы объявили, что любой, кто не будет пахать,
будет наказан. Когда Магический Бык остался дома, чтобы поправить свой заборы, Лисы приехали к нему,
стреляя из ружей, и отхлестали его. Затем они заставили его сесть на лошадь и отправиться пахать.
Среди южных шайеннов, грубое и высокомерное поведение Солдат Собаки вынудило Индейское Бюро
принять решение не поощрять действия военных обществ, и передать законные действия внутри резервации
в руки полиции, назначив индейских судей. В конце 1880-ых эта программа была введена среди большинства
племен.
После распределения земель и вхождения Оклахомы в состав Соединённых Штатов в 1906г, южные
шайенны оказались под юрисдикцией государственных агентов, как любые другие граждане. С другой
стороны, северные шайенны имеют законную юрисдикцию над членами племени, живущими в резервации
(кроме некоторых основных преступлений, типа убийств, кражи, грабежа, поджога и насилия, которые
считаются федеральными нарушениями), а племенная полиция – служащие племени. Сегодня эта полиция
имеет самую незавидную работу, пытаясь справиться с пьянством, драками, автомобильными авариями и
нарушениями правил дорожного движения. В 1967 и 1968гг полиция северных шайеннов провела 2 322 и 2 671
арестов за проступки. В свою очередь, полиция подчинена такому политическому и общественному давлению,
что немногие из полицейских остаются на этой работе долгое время. Нет никакой адекватной замены военным
обществам, как хранителям общественного порядка.
Военные общества должны заботиться о проведении Танца Солнца, выбирают хранителей Магических
Стрел и Священной Бизоньей Шапки, и участвуют в решениях, затрагивающих их. Они близко сотрудничают с
Обществом Вождей и хранителями талисманов в попытке сохранить духовную и религиозную систему
шайеннов. Члены обществ северных и южных шайеннов приняли практику проведения религиозных
паломничеств в пещеру Священной горы в Южной Дакоте, для получения инструкций от Майюна. Эти
паломничества были начаты во время Второй Мировой войны, пытаясь помочь выиграть войну. В последнее
время такие визиты становятся все более частыми.
Новый индейский курс. Администрация Франклина Делано Рузвельта возвестила новую эру в федеральной
политике индейских дел. Индейский Реорганизационный Акт вышел в 1934г. Он положил конец всем
дальнейшим распределениям индейских земель и возвращал в собственность племен все земли резервации,
предварительно объявленные излишними. Он также предусматривал использование федеральных фондов,
чтобы повторно выкупить земли и объединить участки земель резервации. Для северных шайеннов, которые
всего восемь лет назад получили свои первые наделы, это означало сохранение их основных земель – в
отличие от того, что случилось с южными шайеннами.
Индейский Реорганизационный Акт также предусматривал модернизацию племенного правительства для тех
племен, которые захотят сделать это. Племя могло быть представлено для Соединенных Штатов как
корпорация. Корпорация могла работать согласно письменной конституции, и иметь избранный племенем
совет (правление директоров), председателя совета и других чиновников. Совет мог заимствовать деньги для
проектов развития из федеральных или частных источников, и предписывать законы в пределах юрисдикции
племени. Цель акта состояла в том, чтобы ограничить абсолютизм Бюро Индейских Дел, привлекая индейцев
к самоуправлению. Напряженные усилия также были направлены, чтобы модернизировать качество
образования молодежи и поощрение выражения индейской самобытности через исконные ремесла и
обрядовость. Медицинское обслуживание также было значительно улучшено.
Южные шайенны и арапахо объединялись в единый орган с советом из семи шайеннов и семи арапахо.
Северные шайенны также использовали в своих интересах этот акт. Племенной Деловой Комитет (как
обычно называют Совет Корпорации) был лучше образован благодаря белым членам племени, которые не
были традиционно ориентированы. Северные шайенны, в частности, имели эффективное руководство
начиная со Второй Мировой войны. В 1950-60-ых, во главе с Джоном Вуденлегом, они приняли участие в
программе, которой помогала Американская Ассоциация Индейских Делах. Эта программа заручилась
помощью заинтересованных жителей Монтаны для работы с племенными чиновниками. Это позволило
племени предложить приобретение всех распределенных индейских земель, которые подходили для продажи,
создать собственное племенное стадо, туристический информационный центр, магазин ремесел и программу
для выращивания культурных растений на территории резервации. Цель северных шайеннов заключалась в
том, чтобы выкупить все распределенные земли в течение пятидесяти лет.
Тем временем, в 1947г конгресс издал Индейский Акт Претензий. Он позволил всем индейским племенам
предъявить иск за все земли, которые были незаконно изъяты у них без действительного соглашения, или за
которые оплата была чрезмерно низка. В 1961г суд Индейских Претензий насчитал, что 1 162 000 $, которые
северные шайенны и арапахо получили за все свои земли – чрезвычайно низкая цена, поскольку рыночная
стоимость этих земель в 1865г составляла 23 500 000 $. Таким образом, суд рекомендовал, чтобы конгресс
выплатил северным шайеннам и арапахо 10 588 000 $. Из этой суммы, в 1963г северные шайенны получили
половину. Южные шайенны и арапахо получили немногим более десяти миллионов.
Меры были сделаны на ограничение наличных платежей членам племени в качестве вознаграждений, а на
остальное был создан фонд для проектов развития, студенческих ссуд и так далее.

Социально-экономические потребности и потенциал

Тяжёлое социально-экономическое положение южных шайеннов приводит в уныние. Лишь немногие


шайенны работают на своих фермах, и при этом они не живут на своей земле. Большинство из них
расположены в этнических районах западной Оклахомы, в маленьких городках. Они живут за счёт арендной
платы и благотворительности, что в среднем составляет приблизительно 1 000 $ в год на семью в регионе, где
средний доход белой семьи близок к 15 000 $ в год (Шлезир). В 1972г уровень безработицы был более
восьмидесяти процентов, тогда как уровень национальной безработицы в семь процентов, как полагали, был
на грани катастрофы.
В отличие от северных шайеннов, объединённые земли южных шайеннов и арапахо устойчиво сокращаются.
В 1967г в руках индейцев оставались немногим более ста тысяч акров распределенных участков. В период
1967-70гг, девять тысяч акров были проданы с аукциона, сократив оставшуюся территорию до менее ста
тысяч акров.
Несмотря на близкие связи и частоту смешанных браков, шайенны и арапахо не сформировали
органическую социальную и политическую группу – даже притом, что Соединенные Штаты считают их единым
юридическим лицом со времени соглашения в форте Ларами 1851г. Деловой Комитет шайеннов и арапахо
переживает трудное время, сплотившись для совместных конструктивных действий. Среди южных шайеннов
продолжается соперничество между париями, но мощные Солдаты Собаки и традиционные общины во главе с
Мирными Вождями препятствуют конструктивным действиям.
Чтобы преодолеть состояние социального и политического паралича, в 1972г южные шайенны под эгидой
Хранителя Магических Стрел, создали собственную независимую структуру: Southern Cheyenne Research and
Human Development Association, Inc. – копия Northern Cheyenne Research and Human Development Association.
Возможно, эта ассоциация хорошо служит своим людям!
До окончания Второй Мировой войны северные шайенны считались "консерваторами". Это правда, что в
изоляции, и из-за "мягкого пренебрежения" Бюро Индейских Дел, они сохранили большую часть своей
идентичности, чувство достоинства и самооценку. В 1930-ых северные шайенны были бедными, но гордыми.
Среди них небольшой процент алкоголизма и чувства социальной безысходности.
Вторая Мировая война и расширяющиеся отношения с внешним миром привели к двум совершенно разным
эффектам. Некоторые не смогли принять изоляцию ограниченного культурного окружения резервации, и
преодолеть одиночество и сокращение численности населения, которое уходило в города. Они возвратились в
резервацию реки Тонг, но топили своё отчаяние в алкоголе и самоубийствах, сделав население шайеннов в
1950-60-ых одним из самых высоких по самоубийствам в Соединённых Штатах. Традиция самоубийства,
всегда сильная в культуре шайеннов, в прежние годы достигалась мужчинами путём красивой смерти,
полученной в сражении. Фактически, только женщины практиковали суицид.
Однако, ядро руководства среди северян сохраняет твёрдость, мотивируемую духом практичности и
предусмотрительного видения. Это было красноречиво выражено председателем племени, мистером Джоном
Вуденлегом, на ежегодной встрече Американской Ассоциации Индейских Дел в Нью-Йорке 1963г. Он сказал, в
частности:
Утренняя Звезда всегда была для шайеннов особой звездой, с тех пор, как кто-нибудь может вспомнить.
Она освещает утреннее небо, и сияет ярче, чем другие звезды. Она имеет другой цвет...
На языке шайеннов она имеет собственное название – Wo-He-Hiv...
Мы сражались с Кастером на Литл Биг Хорн, чтобы сохранить часть нашей земли. Теперь, чтобы
использовать эту землю, мы выращиваем рогатый скот – племенное стадо – приблизительно две тысячи
пятьсот годовалых бычков бегают теперь там. Мы можем правдиво сказать, что это индейский рогатый
скот, а не чей-то ещё.
Мы нашли, что для выращивания рогатого скота нужна торговая марка. Это символ Утренней Звезды,
и шайенны используют его, когда проводят церемонии во время Танца Солнца. Обычно они рисуют его на
своих телах, как путеводный символ... Таким образом, когда Племенной Совет нуждается в торговой
марке ... теперь ... мы используем этот символ. Этим символом мы метим рогатый скот – это хороший
бренд для племени, и шайенны используют его теперь.
Мы также просим о получении специальностей (для наших людей). Мы хотим водопроводчиков,
плотников и электриков, и мы также хотим среднюю школу (в центре резервации)...
Я хотел бы, чтобы индейцы могли стать адвокатами и докторами, возможно, банкирами, пилотами
авиалиний, или, возможно даже, отправились на луну, ведь люди высадились на луне.
Мы хотели бы следовать этим путём...
Мы надеемся, что продолжим идти этим путём, и сохраним нашу землю, используя эту звезду,
Утреннюю Звезду. Это наш путеводный свет. Он сохраняет жизнь в наших сердцах, и будет вести нас в
будущее (Вуденлег).
Сегодня северные шайенны называют себя Люди Утренней Звезды.
Уголь на Севере. Люди Утренней Звезды сохранили свою землю. Теперь, в 1970-ых, и до конца этого
столетия, они столкнулись с совершенно новой проблемой. Они сидят на огромном энергетическом источнике.
Фактически, вся резервация находится на легкодоступном лигните (очень мягкий бурый уголь), пять
миллиардов тонн которого внезапно стали необходимы во время национального энергетического кризиса.
Угольные и энергетические компании хотят построить заводы и получить права аренды на вскрытие
поверхности земли и извлечения угля. В 1972г одна компания предложила построить северным шайеннам
поликлинику на сумму в 1,5 миллиона $, заплатить им приблизительно 7,5 миллионов $ в лицензионных
выплатах, плюс приблизительная наличная премия в размере 2,5 миллиона $ за право добычи угля на
семидесяти тысячах акров, или 16 процентах резервации.
Министерство внутренних дел, с согласия Совета Племени, уже устроило менее благоприятные условия для
аренды относительно меньших областей.
Северные шайенны решили принять собственный взгляд на весь вопрос: Сколько земли, если таковая
вообще имеется, они должны пожертвовать, для кого, сколько, и на каких условиях? Десятки миллионов
потенциальных долларов находятся под угрозой племени, население которого – две тысячи шестьсот, главным
образом, бедных людей. Хотят ли они пожертвовать своими красивыми и изолированными природными
пастбищами, променяв на материальное процветание посреди шахтерских городов и новых поселенцев,
которые будут приходить, не обрабатывая землю или выращивая скот, а использовать электроэнергию?
В 1974г Совет Племени северных шайеннов проголосовал потребовать, чтобы министр внутренних дел
закрыл и отменил всю существующую разведку угля, и аренду на том основании, что 1) компании
преднамеренно нарушали установленные условия арендного договора; но, что еще более важно 2) процедура
аренды, используемая министерством внутренних дел, нарушает условия Акта Национальной Экологической
Политики 1969г и Кодекс Федеральных Инструкций.
Возможно, северные шайенны смогут создать свою собственную горную промышленность и
нефтехимическое производство. Если они последуют этим путём, то смогут нанести наименьший
экологический урон своей прекрасной стране, получив хорошую экономическую выгоду от своего предприятия
в следующем столетии.
Люди Утренней Звезды могут, и в тоже время не могут стать Арабами Америки. Все же, способом, который
они уже успешно применили, бросив вызов старой политике министерства внутренних дел по опеке индейских
земель, они могут добиться самоопределения по использованию своей земли, по достоинству заслужив
похвалу защитников окружающей среды; а именно:
Странно комментировать это, но в этот момент северные шайенны – самое важное племя в Америке.
Что было сделано для них – затрагивает не только всех индейцев, но и очень большое число белых (Тул).
Что касается угля – "Он или спасет или уничтожит нас. Это ад, и мы не знаем, каким путём идти" (Тул).

Адамсон Хоебэль – заслуженный профессор антропологии университета Миннесоты. Он также доктор


антропологии Колумбийского университета. В течение многих лет он преподавал антропологию в Нью-
Йоркском университете, а впоследствии в университете Юты, где также был деканом Университетского
Колледжа (Искусства и Науки). Он служил профессором антропологии в Оксфорде и в Католическом
университете в Голландии. Он провёл полевые исследования среди северных шайеннов (1935 и 1936гг), среди
команчей (1933г), северных шошонов (1934г), индейцев пуэбло Нью-Мексико (1945-49гг) и в западном
Пакистане (1961г). Он является автором "Антропологии, политической организации и закона команчей", и
"Закона примитивного человека". Он также соавтор (с Карлом Ллюеллином) "Шайеннского Пути", (с
Эрнестом Уоллисом) "Команчей", и (с Фростом) "Культурной и социальной антропологии". Доктор Хоебэль –
бывший президент Американского Этнологического Общества, Американского Совета Общества Учёных,
Социального Совета по Научным Исследованиям, и член консультативных групп Отдела Науки Социального
Исследования, Национального Фонда Науки, Поведенческой программы обучения, Национального Института
Общих Медицинских Наук, Контроля над вооружениями Соединенных Штатов и Агентства Разоружения.