Вы находитесь на странице: 1из 17

Департамент образования города Москвы

Государственное автономное образовательное учреждение


высшего образования города Москвы
«Московский городской педагогический университет»

Институт иностранных языков


Кафедра теоретической и прикладной лингвистики

Доклад

по направлению 45.03.02 – «Лингвистика» (балакавриат)


Профиль «Теория и практика межкультурной коммуникации (немецкий
язык)»

на тему:
«Пуризм и его основные этапы в Германии»

Работу выполнил студент:


Курс обучения - 2
Форма обучения – очная

Москва 2018

Пуризм и его этапы в Германии

1
Содержание:

1. Определение языкового пуризма.


2. Типология языкового пуризма.
3. Языковой пуризм в истории Германии и его основные этапы.
4. Первый этап пуризма (XVII—XVIII вв.).
 Языковая ситуация в Германии к XVII в.
 Пуризм в XVII в. Языковые общества; пуристическая деятельность
немецких ученых и поэтов.
 Пуризм в XVIII в. - формирование классического немецкого языка.
 Деятельность немецких ученых; влияние публицистической
литературы.
 Деятельность немецких грамматиков и лексикографов.
5. Второй этап пуризма (кон. XVIII - сер. XIX вв.).
 Пуристическая деятельность Иохима Генриха Кампе.
 Эстетический, националистический и рационалистический пуризм.
6. Третий этап пуризма (кон. XIX в. - нач. XX в.).
 Языковая ситуация.
 Пуризм государственных чиновников.
 Деятельность языкового общества «Общегерманский языковой
союз» (Allgemeiner Deutscher Sprachverein).
7. Последние этапы пуризма в Германии (1914-1918, 1933-1945).
 Языковая ситуация в Германии в начале XX в.
 Пуристическая деятельность в период Первой мировой войны.
 Ксенофобный пуризм в нацистской Германии.
8. Последний этап немецкого пуризма (период после Второй мировой
войны)

В настоящем докладе представлен краткий обзор взглядов ученых на


явление «языкового пуризма» с целью показать разность определений
языкового пуризма в современной лингвистике, а так же сделана попытка
проследить на примере Германии как менялись способствующие
возникновению пуризма факторы, охарактеризовать типы и основные этапы
пуризма в Германии, дать краткий обзор деятельности самых известных
представителей немецкого языкового пуризма. Дополнительно затронут
вопрос об эффективности языкового пуризма в Германии с момента его
зарождения в XVII веке по настоящее время.

Понятие языкового пуризма разрабатывается в монографиях многих

2
отечественных и зарубежных исследователей: Р.А. Будагова (1965), Р.Э.
Келлера (1995), В.Н. Ярцевой (2004), в учебных пособиях М.М. Гухмана, Н.Н.
Семенюк и Н.С. Бабенко (1984), М.Д. Степановой и И.И. Чернышёвой (1986),
а так же в диссертационных исследованиях М.Е. Геерс (2002), Л.В.
Житниковой (1998), С.С. Изюмской (2000), публикациях Б.Б. Кашру (1985),
Дж. Томаса (1991), Р. Хоберга (2000). В перечисленных работах даётся
представление о конкретных факторах, способствующих зарождению
языкового пуризма, типах и эффективности пуризма, а так же о деятелях
пуристического движения.

Остановимся прежде всего на определении языкового пуризма, которое


неоднозначно с точки зрения ученых. К примеру, Дж. Томас, рассматривает
языковой пуризм как универсальный феномен, охватывающий самые
разнообразные функциональные языковые процессы. Классификация пуризма,
по мнению исследователя может основываться на узконаправленной
ориентации протекционистской деятельности. [Thomas G. Linguistic Purism.
London: Longman, 1991.]

Геерс М.Е. придерживается взгляда на проблему пуризма, «как явления,


вызванного не только экстралингвистическими факторами развития
литературных языков, но и внутриязыковыми аспектами, т.е. обусловленного
конкретной языковой ситуацией». Исследователь подчеркивает, что на
протяжении долгого времени пуризм не рассматривался как лингвистическая
проблема, а считался экстралингвистическим фактором языкового развития.
Именно с появлением социолингвистики пуризм был включен в
лингвистическую науку как явление, которое определяет использование
языковых средств носителями языка и влияет на процесс нормирования и
планирования языка, а также определяет уровень развития языка. [Геерс, М.
Е. Языковой пуризм в истории Англии и Германии: автореф. дис. ... канд. фил.
наук. Тверь, 2002.]

В целом, к факторам, которые способствуют зарождению языкового


пуризма, принято относить исторические, политико-экономические,
социальные и культурные события, происходящие на территории народа
носителя определенного языка, а также ситуации билингвизма, ди- или
триглоссии. Необходимым условием осуществления пуристической
деятельности является начало или окончание становления национального
литературного языка, поскольку пуристическая деятельность возможна
только в рамках литературного языка.

3
В научных трудах по проблеме отношений лингвистов и общества к
активному процессу заимствования в родной язык приводятся следующие
классификации пуризма.

С точки зрения направленности пуристической деятельности


различается внутренний (социальный) пуризм, стремящийся искоренить
исконные единицы, находящиеся за пределами языковой нормы, например,
диалектизмы, жаргонизмы, архаизмы, и внешний (ксенофобный) пуризм,
направленный против заимствования из других языков.

С точки зрения типа пуристических замен возможно выделение


следующих типов пуризма:

 архаический пуризма, использующего лексический и


словообразовательный материал, накопленный в языке за
предшествующие годы его развития;
 этнического пуризма, который состоит в использовании диалектной и
просторечной лексики
 элитарного пуризма, не допускающего в язык элиты архаизмы и
диалектизмы и отдающего предпочтение заимствованиям.

С точки зрения цели пуристической деятельности различают


реформаторский, защитный, традиционный, националистический виды
пуризма, а также пуризм-игру.

Творцами языкового пуризма обычно являются отдельные пуристы


(писатели, учёные, общественные деятели), языковые группы, кружки,
общества, академии, а также всё общество.

Эффективность пуристической деятельности определяется количеством


и качеством предложенных пуристических замен, которые оказались
удачными (т. е. вошли в лексическую систему литературного языка). [М. А.
Кузина Явление языкового пуризма и исторические особенности отношения
лингвистов и общества к активному процессу заимствования в немецкий язык
Lingua mobilis No2 (21), 2010.]

М. Е. Геерс особенно подчеркивает, что пуристическая деятельность


оказывается эффективной, если она соответствует объективным тенденциям
развития языка. Эффективность пуристической деятельности, по мнению
исследователя, зависит от качества предложенных пуристами ПЗ
(пуристических замен) и готовности общества принять их в активное
4
употребление. В свою очередь качество ПЗ определяется тем, какие способы
и источники были использованы пуристами для их создания. Использование
наиболее продуктивных способов, источников и средств пополнения
лексического состава в конкретный период развития языка обусловливает
бОльший успех пуристической деятельности. [Геерс, М. Е. Языковой пуризм в
истории Англии и Германии: автореф. дис. ... канд. фил. наук. Тверь, 2002.]

В истории языкового пуризма в Германии принято выделять пять этапов.


Каждый этап характеризуют особые причины возникновения, типы, цели и
степень эффективности пуристической деятельности.

Возникновение пуризма в Германии в XVII в. было вызвано рядом


причин, как экстра-, так и интралингвистического характера. Параллельное
существование трех языков в Германии (латинский, французский и немецкий)
с четким разграничением сфер влияния пагубно отразилось на развитии
немецкого языка, используемого в этот период, в основном, на уровне
диалектов как языка обиходно-бытового общения. Его развитие как
литературного языка было приостановлено. Об этом свидетельствует
неустойчивость нормы, которая прослеживается на всех языковых уровнях: в
орфографии, грамматике и синтаксисе. Именно поэтому появление пуризма в
Германии в XVII в. было своевременно.
С точки зрения внеязыковых причин, пуризм в XVII в. был результатом
патриотических настроений, вызванных, в частности, поражением в
Тридцатилетней войне. Появление пуристических движений в Германии в
виде первых языковых обществ свидетельствует об актуальности проблемы
деградации немецкого языка как литературного средства. Деятельность
немецких ученых-пуристов была связана с письменной формой немецкого
языка. Для них было важно восстановить положение немецкого языка как
языка науки и поэзии. [Геерс, М. Е. Языковой пуризм в истории Англии и
Германии: автореф. дис. ... канд. фил. наук. Тверь, 2002.]


Таким образом для первого этапа (XVII век) языкового пуризма в


Германии характерна языковая ситуация французско-латино-немецкой
триглоссии с использованием немецкого языка на уровне диалектов и в
повседневном общении, а также утрата немецким языком позиций языка
науки и поэзии. Основная цель внешнего архаического реформаторского
пуризма – замена латинских и французских заимствований исконными
словами с использованием возможностей аффиксации и словосложения. Для
данного этапа характерно объединение отдельных пуристов в крупные
языковые общества. Наиболее известными пуристическими обществами в
5
Германии XVII столетия были «Плодоносное общество» («Fruchtbringende
Gesellschaft») (основанное в 1617), «Орден цветов» («Blumenorden») (также
известное как «Общество пегницких пастухов» («Gesellschaft der Schäfer an der
Pegnitz») (1644), «Честное общество под елями» («Aufrichtige Gesellschaft von
der Tannen») (1633) и «Общество эльбских лебедей» («Elbschwanenorden»)
(1658). Одним из первых было основано «Плодоносное общество» по образцу
итальянской академии «Академия Круска» («Accademia della Crusca»); позже
оно было переименовано в «Пальмовый орден» («Palmenorden»). Видными
представителями «Пальмового ордена» являлись Анхальтский Л., Беллин Й.,
Бёдикер Й., Бухнер А., Вайзе Хр., Гарсдёрфер Г., Гвейнц Хр., Грифиус А.,
Морхоф Д., Опиц М., Ратке В., Цезен фон Ф., Шоттель Ю.Г., Штиллер К. [М.
А. Кузина Явление языкового пуризма и исторические особенности
отношения лингвистов и общества к активному процессу заимствования в
немецкий язык Lingua mobilis No2 (21), 2010.]

Благодаря популярности языковых обществ, в особенности


«Плодоносного общества» и «Ордена розы», деятельность отдельных
пуристов (Ю. Шоттель, Г. Гарсдёрфер, Ф. фон Цезен, З. Биркен, И. Рист и др.),
состоявших в них, была известна широкому кругу населения. Немецкие
ученые и поэты стремились заменить заимствованные элементы латино-
французского происхождения исконно немецкими лексемами, использовав, в
основном, широкие возможности аффиксального словообразования и
словосложения немецкого языка. В частности, они положили начало созданию
исконно немецкой научной терминологии, в особенности, в области
грамматики (Selbstlauter вместо Vokal, Mitlauter вместо Konsonant, Zeitwort
вместо Verb, Abwandlung вместо Derivation, Sprachlehre вместо Grammatik,
Wortforschung вместо Etymologie. Они также внесли вклад в обогащение
общего словарного состава немецкими словами, сохранившимися в
современной лексической системе немецкого языка (Jahrhundert, Darstellung,
Bescheinigung, Ausrede, ubersetzen, Obersetzung, wesentlich, Irrgarten,
Mittelpunkt «центр», Schauspieler, Hochschule, Briefwechsel, Zeitschrift,
Bescheidenheit, Umschreibung, beobachten, Geschmack, Abstand, Anschrift,
Augenblick, Entwurf, Gotteshaus, Leidenschaft, Oberflache, Verfasser, Vertrag,
Vollmacht, wahrscheinlich и др.) Пуризм ученых XVII в. отличался
умеренностью. Исключение составляет пуризм Ф. фон Цезена, попытавшегося
заменить ассимилированные заимствования в немецком, как, например,
Fenster, или имена богов греко-римской мифологии (Afrodite, Venus). С одной
стороны, радикализм Ф. фон Цезена как поэта можно объяснить его
стремлением к выразительности, экспрессивности языка. С другой стороны,
6
его чрезмерные замены были менее понятны среднему читателю, чем
заимствованные единицы. [Геерс, М. Е. Языковой пуризм в истории Англии и
Германии: автореф. дис. ... канд. фил. наук. Тверь, 2002.]


Об эффективности пуристической деятельности первого этапа сложно


говорить однозначно. Например, учеными «Плодоносного общества»
(«Пальмовый орден») было предложено до 2000 исконных замен. Однако
число нововведений, не прижившихся в немецком языке превышает число
замен востребованных. Как отмечалось выше, замены предлагались для уже
ассимилировавшихся заимствований, и это существенно снижало
приживаемость языковых замен.
Пуристические настроения второго этапа (XVIII век) определялись
тесной связью нормы литературного языка с языком образованного среднего
класса (то есть ведущих канцелярий, известных поэтов и писателей).
Внутренний элитарный традиционный пуризм ставил своей целью
искоренение архаизмов, диалектизмов и профессионализмов, в то время, как
внешний архаико-этнический традиционный пуризм вёл борьбу с
заимствованиями. Творцами языкового пуризма на данном этапе
преимущественно являлись отдельные пуристы, такие как: Аделунг И., Рандт
Э.М., Гердер Й.Г., Дорнблют А., Кампе И.-Г., Клопшток Ф.Г., Фихте И.Г.,
Фриш Й.Л., Штайнбах Кр.Э., Ян Ф.Л. и другие. Наиболее известным
языковым кружком того времени являлось «Немецкое общество» («Deutsche
Gesellschaft») (1727). [М. А. Кузина Явление языкового пуризма и исторические
особенности отношения лингвистов и общества к активному процессу
заимствования в немецкий язык Lingua mobilis No2 (21), 2010.]

В конце XVII и в XVIII вв. немецкие ученые, писатели и поэты


продолжили попытки их предшественников по формированию немецкого
языка как языка науки, образования (Г. Лейбниц, К. Томазий, К. Вольф) и
литературы. Важным событием в истории Германии этого периода был
переход в университетском преподавании на немецкий язык (первые лекции
К. Томазия на немецком языке в Лейпциге и Галле). Немецкий язык
пополнился научной терминологией исконно немецкого происхождения в
области математики и философии благодаря пуристической деятельности К.
Вольфа. Грамматики и лексикографы, такие как И. Готтшед, И. Аделунг и др.
расширили и закрепили немецкую грамматическую терминологию,
предложенную пуристами в XVII в. (Mitlaut, Doppelpunkt, Geschlechtswort,
Bindewort, Strichlein, Doppellaut, Selbstlaut, Wortforschung, Furwort, Hauptwort
и др.).
7
Социальный характер языковой нормы немецкого языка формируется в
XVII в. Несмотря на то, что немецкие пуристы этого периода называли
диалекты и профессиональную лексику источниками пополнения лексической
системы немецкого языка исконно немецкими словами, на практике они их
почти не использовали. Значительно бОльшее социальное значение языковая
норма приобретает в XVIII в. Однако, в отличие от английского языка, норма
немецкого языка в меньшей степени связана с языком королевского двора и
знати. В первую очередь это объясняется раздробленностью Германии и
существованием на ее территории многочисленных независимых королевств
и княжеств. Во-вторых, отсутствием интереса со стороны немецкой
аристократии, использовавшей французский язык как средство коммуникации,
к родному языку. Поэтому под нормой немецкого языка ученые и
литературные деятели XVIII в. понимали язык ведущих канцелярий и лучших
писателей и поэтов Германии предыдущих столетий (М. Лютера, Ганса Сакса,
Ф. Парацельса, Авентина, М. Опица, Ф. фон Цезена). Таким образом, стандарт
немецкого языка был связан с языком образованного среднего класса и
противопоставлялся языковому употреблению необразованных низших слоев
(т.е. диалектам и социолектам) и аристократии (французский язык).
Элитарный пуризм в Германии XVIII в.. был, в основном, направлен против
диалектизмов, архаизмов и элементов профессиональной лексики, и, в
меньшей степени, против заимствований латинского и французского
происхождения. Именно в этом заключается социальная
дифференцированность немецкого литературного стандарта, сложившегося к
концу XVIII в. благодаря деятельности немецких ученых, грамматиков и
лексикографов. А расцвет немецкой классической литературы в конце XVIII
в. закрепил его (Г.Э. Лессинг, Ф.Г. Клопшток, И.Г. Гердер, позднее К.М.
Виланд, Ф. Шиллер, И. Гёте). [Геерс, М. Е. Языковой пуризм в истории Англии
и Германии : автореф. дис. ... канд. фил. наук. Тверь, 2002.]
Особо эффективной исследователи считают деятельность И.-Г. Кампе,
который не только издал «Толковый словарь с исконными заменами для
иностранных выражений в нашем языке» («Wörterbuch zur Erklärung und
Verdeutschung der unserer Sprache aufgedrungenen fremden Ausdrücke») (1801-
1803), но и предложил около 5000 замен для, по его мнению, излишних
заимствований – из них около 300 (преимущественно терминов гуманитарных
наук) оказались востребованными, например: «Aufgabe» – «задание»,
«Begriff» – «понятие», «Satz» – «предложение». [М. А. Кузина Явление
языкового пуризма и исторические особенности отношения лингвистов и
общества к активному процессу заимствования в немецкий язык Lingua
mobilis No2 (21), 2010.]
8
Националистические настроения в обществе определили характер
пуристического движения – внешнего архаического националистического
пуризма (архаико-этнического пуризма) и пуризма-игры – на третьем
этапе (конец XIX века – начало XX века). В конце XIX в. пуризм в Германии
приобретает массовый характер благодаря созданию «Общегерманского
языкового союза» и деятельности немецких чиновников. Члены
«Общегерманского языкового союза» («Allgemeiner Deutscher Sprachverein»)
(1885) ставили своей целью искоренение только излишних заимствований и
существенно пополнили немецкую лексику новыми словами в областях
архитектуры, строительства, железнодорожного транспорта, связи,
законодательства, военного дела, школьного образования, кулинарии
(«Abteil» – «купе», «Bahnsteig» – «перрон», «Fahrschein» – «проездной билет»,
«Postkarte» – «почтовая открытка»). Данное языковое общество насчитывало
около 11 тысяч членов, считавшихся надежными консультантами в вопросах
использования немецкого языка; оно имело 160 отделений по всей стране,
издавало собственный ежемесячный журнал (с 1886 года) и руководило
журналом немецких диалектов (с 1905 года). [М. А. Кузина Явление языкового
пуризма и исторические особенности отношения лингвистов и общества к
активному процессу заимствования в немецкий язык Lingua mobilis No2 (21),
2010.]

Говоря об эффективности пуристической деятельности третьего


периода, следует отметить, что она оказалась наиболее успешной, так как
осуществлялась влиятельными лицами или поддерживалась ими, а в конце XIX
в пуризм приобретает массовый характер. Выше отмечалось, что именно это
время немецкая лексическая система пополнилась исконно немецкими
словами в профессиональных областях. Область распространения отдельных
слов (почта, железнодорожный транспорт) ограничивалась только
территорией Германии. В расположенных по соседству Австрии и Швейцарии
в этих сферах употребления сохранились заимствования из французского
языка Kuvert (ср. нем. Umschlag), Bilett (ср. нем. Fahrschein), Perron (ср. нем.
Bahnsteig), Retourbilett (ср. нем. Ruckschein), Velo (ср. нем. Fahrrad) и др.
[Геерс, М. Е. Языковой пуризм в истории Англии и Германии: автореф. дис. ...
канд. фил. наук. Тверь, 2002.]

Пуризм последних двух этапов (период до и после Первой мировой


войны 1914-1918, 1933-1945) существовал в Германии в рамках деятельности
«Общегерманского языкового союза» и был связан с экстралингвистическими
факторами, главным из которых был национализм. А для последнего этапа
9
пуризма также характерен антисемитизм. Внешний архаический
националистический пуризм осуществлялся под лозунгом «Wer Deutsch
führen will, muß Deutsch zu ihnen reden» («Тот, кто хочет вести за собой немцев,
должен говорить с ними по-немецки») и ставил своей целью искоренение слов
латино-греческого, французского и новоеврейского происхождения.
Творцами языкового пуризма на данном этапе в основном являлись отдельные
пуристы, в частности: Бехагель О., Гайслер Э., Гётце А., Клюге Ф., Краусс К.,
Сибс Т., Хюбнер А., Шпитцер Л., Штольтенберг Х.Л., Энгель Э. и другие. [М.
А. Кузина Явление языкового пуризма и исторические особенности
отношения лингвистов и общества к активному процессу заимствования в
немецкий язык Lingua mobilis No2 (21), 2010.]

Единственным достижением пуристической деятельности в период


Первой мировой войны и после 1933 г. было закрепление исконно немецкой
научной терминологии в школьном образовании: Hauptwort, Tatigkeitswort,
Furwort, Fall, Geschlecht, Werfall, Wenfall, Zeit, Tatform, Leideform; ergeben,
hinzuzahlen, abziehen, trennen, malnehmen, Erdkunde и др. В остальном, пуризм
находился в большой зависимости от политических настроений членов
языкового общества, в особенности, его руководства, и, в конце концов,
вызвал негативное отношение как со стороны лидеров, так и большинства
населения Германии. [Геерс, М. Е. Языковой пуризм в истории Англии и
Германии: автореф. дис. ... канд. фил. наук. Тверь, 2002.]
Более детально вопросы лингвистики в период национал-
социалистической Германии рассматриваются в работах Костевой В. М.
(Костева Виктория Михайловна. Лингвистические исследования в
тоталитарных государствах // Вестник Московского городского
педагогического университета. Серия "Филология. Теория языка. Языковое
образование". 2014. № 1. С. 54-60; Костева В. М. О термине "тоталитарная"
лингвистика // Вестник Московского городского педагогического
университета. Серия "Филология. Теория языка. Языковое образование". 2012.
№ 1. С. 59-67; Костева В. М. "Тоталитарная" лингвистика и ее проявление в
языковой политике. М.: МПГУ, 2013. 128 с.)

В одной из недавних статей исследователь рассматривает роль немецкой


германистики тоталитарного периода [Костина В. М. Языкознание национал-
социалистической Германии как феномен “тоталитарной” лингвистики.
Филологические науки. Вопросы теории и практики Тамбов: Грамота, 2018.
No 4(82). Ч. 1. C. 118-122.]


В частности, Костина М.В. обращается к статье под названием «Задачи


10
языкознания» (“Aufgaben der Sprachwissenschaft”) А. Шмитта (A. Schmitt)
(1888-1976), опубликованной в 1936 г. [Schmitt A. Die Aufgaben der
Sprachwissenschaft // Indogermanische Forschungen. 1936. No 54. S. 241-261.] В
данной статье представлены задачи современной автору германистики как
антипода общему языкознанию. Ключевой темой гуманитарного знания
нацистской Германии стало обращение к «немецкости» (Deutschtum), к
истокам германской народности, что предопределило усиление роли
германистики и ее развитие в особом идеологическом направлении.

С развитием расовой доктрины и созданием мифа о превосходстве


арийской расы термин «германистика» был заменен на «индогерманистику».
«Индогерманистике» был присвоен статус «носителя культуры в мире»
(“Kulturträgerin der Erde”). Причины этому немецкие ученые нашли в развитии
расовой теории, которая показала, что «по крайней мере, во время расцвета
индогерманской культуры высший слой состоял из представителей
нордической расы и что во всех индогерманских культурах идеальная картина
человека в старые времена была нордически-расовой») [Hausmann F.-R. Die
Rolle der Geisteswissenschaften im Dritten Reich 1933-1945. Frankfurt am Main:
Vittorio Klostermann, 2011. 982 S. // Костина В. М. Языкознание национал-
социалистической Германии как феномен “тоталитарной” лингвистики.
Филологические науки. Вопросы теории и практики Тамбов: Грамота, 2018.
No 4(82). Ч. 1. C. 121.]

А. Шмитт считает изучение не только истории языка, но и истории


народа одной из главных задач науки. Соответственно задачей лингвистов
становится создание особой индогерманской филологии, которая базируется
на истории, предыстории и антропологии [Schmitt A. Die Aufgaben der
Sprachwissenschaft // Indogermanische Forschungen. 1936. No 54. S. 248]. По
мнению автора, разработка индогерманской филологии, которая может
объединить в себе филологии различных языков, делает излишним само общее
языкознание [Ibidem, S. 250].

В практическом плане к задачам языкознания Шмитт относит вопросы


практической стилистики, правильности выбора языковых выражений,
изучение языков различных социальных и профессиональных групп, а также
взаимоотношения общего языка и диалектов, литературного и разговорного
языков [Ibidem, S. 252// Костина В. М. Языкознание национал-
социалистической Германии как феномен “тоталитарной” лингвистики.
Филологические науки. Вопросы теории и практики Тамбов: Грамота, 2018.
No 4(82). Ч. 1. C. 121.]
11
Немаловажным представляется автору статьи и вопрос изменения языка.
Особенно интересует Шмидта вопрос возникновения и осуществления
изменений в языке. Опираясь на новую философию, Шмитт подчеркивает
особую роль языка в духовной и исторической жизни. «Языковые силы»
(“sprachliche Kräfte”), по мнению Шмитта, сыграли решающую роль в
развитии национального государства, «языковые отношения» (“sprachliche
Verhältnisse”) определили исход Первой мировой войны и были задействованы
также при определении границ по мирному договору, языковые конфликты
(sprachliche Kämpfe) являются одной из самых тяжелых нагрузок
межгосударственной жизни [Ibidem, S. 259].

Не оставил без внимания Шмитт взаимоотношения между языком –


индивидуумом и народом. По мнению Шмитта, потеря человеком языка
равнозначна потере человеком своей народности [Ibidem, S. 257]. В качестве
дальнейшей задачи нового языкознания Шмитт выдвигает необходимость
исследования причин этого факта в контексте изучения сущности языка и его
значения для индивидуума и языкового сообщества [Ibidem, S. 258].

Несмотря на явное преобладание в лингвистической парадигме


Германии эпохи третьего рейха термина «индогерманистика», можно
говорить, что были и попытки реабилитации германистики путем придания ей
новых функций и постановки новых задач в духе действующей идеологии.
Германист Г. Ресcнер (H. Rößner) (1910-1997), занимавший в Третьем рейхе
пост руководителя отдела III C 3 (Народная культура и искусство) в Главном
управлении имперской безопасности, в докладе «О задачах и положении
германистики и немецкого литературоведения» (“Zur Lage und Aufgaben der
Germanistik und deutschen Literaturwissenschaft”), датируемом
предположительно 1938 г., указал, что германистика «после 1933 г. не
осознала в полной степени задач, поставленных национал-социалистской
революцией и после перелома не использовала в достаточной степени
большой научный и мировоззренческий шанс». Поэтому, по мнению Ресснера,
«германистике необходимо определить ее новое положение среди иных
исторических предметов, относящихся к области изучения немецкого языка и
культуры. Для нее больше не нужны философия, религиоведение, эстетика как
вспомогательные и факультативные дисциплины. Необходимы учение о расе,
о народе, общая история и история искусств и предыстория». Основная задача
новой германистики сводилась, таким образом, «интенсивному
взаимодействию между германистикой как наукой о языке и литературе с
расовым учением». [Rößner H. Lage und Aufgaben der Germanistik und deutschen

12
Literaturwissenschaft // Simon G. Germanistik in den Plan-spielen des
Sicherheitsdienstes der SS. Tübingen: GIFT Verlag, 1998. S. 282-285].
Основным посылом германистики как науки являлось создание «научно
безупречной картины распространения, влияния и воздействия германо-
немецкого потока наследия, в той степени, в какой он становится осязаемым в
языке и в поэзии, в европейском и неевропейском культурном пространстве и
его расово и политически иных формах народности) и далее: «Германистика
представляет с научной точки зрения существенный компонент для
исторической картины германского этноса» [Ibidem, S. 282-283]. Поиски
народности, которая реализуется в языке, литературе и эпосе, были связаны не
только с сопоставлением языка и расы, но и с исследованием роли языка в
формировании народа, с концептом родного языка (Mittersprache), что отчасти
воплотилось в формуле «фольклорное понятие языка» (“der volkhafte
Sprachbegriff”).

Обобщая материалы статей немецких лингвистов периода национал-


социалистической Германии, Костина В.М. отмечает, что германистика
исследуемого периода имеет явную тенденцию к социологическим аспектам
исследования, что является общими признаками «тоталитарной» лингвистики.

Второй отличительной чертой лингвистики национал-социализма


является ее уклон в сторону историзма. Обращение к исторической прошлой
нации принадлежит также к основному признаку тоталитарного государства и
«тоталитарной» лингвистики. Выделение индогерманистики из германистики
свидетельствует о стремлении ученых-филологов построить работу в духе
действующей политической семантики, придании новой науке особого
научного и политического статуса.

Идеологическое влияние тоталитарного государства проявилось в


переносе расовой доктрины в теоретические лингвистические исследования,
что проявилось в основном в создании новой философии языка с опорой на
доминанты «раса», «язык», «судьба», «кровь». [Костина В. М. Языкознание
национал-социалистической Германии как феномен “тоталитарной”
лингвистики. Филологические науки. Вопросы теории и практики Тамбов:
Грамота, 2018. No 4(82). Ч. 1. C. 122. ]

Последний этап немецкого пуризма (период после Второй мировой


войны) принято отождествлять с экспансией английского языка почти во все
языки мира и во все языковые уровни. Основным лозунгом внешнего
архаического защитного пуризма данного этапа можно считать
13
высказывание Э.М. Арндта: «Wer seine Sprache nicht achtet und liebt, kann auch
sein Volk nicht achten und lieben.» («Тот, кто не охраняет и не любит свой язык,
не может почитать и любить свой народ»).

Своей целью современный пуризм ставит предотвращение чрезмерного


и неправильного употребления английских заимствований, призывая к более
аккуратному и разумному подходу к неологизмам английского
происхождения.

Для настоящего пуристического движения характерно объединение


отдельных пуристов в языковые кружки и общества – так, на территории всех
немецкоязычных стран насчитывается около 27 подобных объединений.
Наиболее значительными из них являются «Общество немецкого языка»
(«Verein Deutsche Sprache», http://www.vds-ev.de/ ) (1997), насчитывающее
25.000 членов (Вильс В., Глюк Х., Кноп У., Крэмер В., Сик Б., Фольмер А. и
другие) с центром в Дортмунде, и «Общество для немецкого языка»
(«Gesellschaft für deutsche Sprache», http://www.gfds.de/ ) (1947), членами
которого являются Бэр Й.А., Вайсгербер Л., Вахлер М., Кунч Л., Фёрстер У.,
Хенсен В., Хоберг Р., Хоттенротт А., Штаве Й. и другие с центром в Визбадене.
В Австрии широко известны «Общество «Родной язык» в Вене» («Verein
«Muttersprache» Wien», http://homepage.univie.ac.at/
goetz/fischer/WienerSprach/blaetter.htm) и «Объединение родного языка»
(«Interessengemeinschaft Muttersprache»,
http://www.pfannhauser.at/muttersprache/ ), а в Швейцарии – «Языковой кружок
немецкого языка» («Sprachkreis Deutsch», http://www.sprachkreis-deutsch.ch/).

Современная пуристическая деятельность может быть охарактеризована


как наиболее эффективная за всё время существования языкового пуризма в
Германии. В её рамках проводятся ежегодные конференции, лекции и
семинары по проблемам немецкого языка, а также конкурсы на наиболее
неудачное использование английских заимствований в СМИ («Sprachhunzer
des Monats», «Sprachhunzer des Jahres») и состязания в культуре немецкой речи
(«Kulturpreis Deutsche Sprache»). Кроме того, языковые общества занимаются
издательством журналов, газет (например, ежеквартальная газета
«Vereinszeitung Sprachnachrichten» («Новости языка газеты языкового
общества») с тиражом 30.000 экземпляров) и словарей английских
заимствований в современном немецком языке с возможными исконными
заменами (например, «Wörterbuch überflüssiger Anglizismen» («Словарь
излишних англицизмов») (2000) Погарелла Р. и Шрёдера М.).

14
Что касается предлагаемых современными пуристами немецких
эквивалентов для английских заимствований, то (как и на предыдущих этапах
пуристического движения в Германии) среди них есть и прочно вошедшие в
употребление («Gehirnwäsche» вместо «Brainwashing» – «промывание
мозгов»), и пока не ставшие общеупотребительными («Vergnügungsbildung» и
«Spaßunterricht» вместо «Edutainment» – «развлекательно-образовательный
характер чего-либо», «E-Post» и «Emil» (в последнем используются некоторые
начальные буквы из словосочетания «elektronische Mitteilung») вместо «E-
Mail» – «адрес электронной почты»). [М. А. Кузина Явление языкового пуризма
и исторические особенности отношения лингвистов и общества к активному
процессу заимствования в немецкий язык Lingua mobilis No2 (21), 2010 С. 51-
52.]


В заключение настоящего доклада хотелось бы сказать об особенностях


немецкого пуризма. Геерс М.Е. выделяет следующие характерные черты
пуризма в Германии:
 Преемственность немецких пуристов, выражавшуюся в использовании и
закреплении удачных пуристических замен каждого этапа в последующие
этапы пуристической деятельности.
 Переход от нормализаторского пуризма немецкого языка в целом (XVII—
XVIII вв.) к пуризму немецкой лексики, выраженного в борьбе против слов
романского, точнее латино-французского, происхождения.
 Ограниченность заимствованиями из латинского и французского языков,
тогда как заимствованные элементы, из английского языка остались, в
целом, вне внимания немецких пуристов.
 Интерес немецких пуристов к специальной лексике немецкого языка, в
частности, создание научно-технической терминологии на исконно
немецком материале, постепенно ставшем частью общеупотребительной
лексики.
 Стремление немецких пуристов к коллективному влиянию, выразившемуся
в образовании языковых обществ, от «Плодоносного общества» XVII в. до
«Общегерманского языкового союза» конца XIX в.
 Проявление пуризма в Германии во многих своих видах - архаическом,
этническом, элитарном и как пуризм-игра.

По мнению исследователя, относительный успех пуризма в Германии


является результатом взаимодействия интра- и экстралингвистических
факторов.
К интралингвистическим относятся:

15
- возможности аффиксального словообразования и словосложения,
сформировавшиеся в процессе исторического развития немецкого языка;
- сложившаяся традиция «заимствованного» словообразования, т.е.
калькирования;
- флективный строй немецкого языка, препятствующий быстрой
морфологической адаптации элементов иноязычного происхождения.
Экстралингвистические причины были следующие:
- преемственность немецкого пуризма;
- приобщение правящих кругов к пуристической деятельности, т.е. пуризм
сверху;
- масштабность немецкого пуризма и его коллективизм, выраженный в
создании и деятельности языковых обществ.
В целом М.Е. Геерс считает, что пуристическую деятельность в
Германии нельзя назвать исключительно успешной. Неудача немецкого
пуризма выражается в его ослаблении и продолжении заимствования в
немецкий язык. [Геерс, М. Е. Языковой пуризм в истории Англии и Германии :
автореф. дис. ... канд. фил. наук. Тверь, 2002.]

Список литературы:

1. Геерс, М. Е. Языковой пуризм в истории Англии и Германии : автореф.


дис. ... канд. фил. наук. Тверь, 2002.
http://www.dissercat.com/content/yazykovoi-purizm-v-istorii-anglii-i-germanii
2. Гришечко О.С., Акопова А.С., Гришечко Е.Г. Английский языковой
пуризм: история, развитие, критика // Известия Южного федерального
университета. Филологические науки. – 2015. - No 4. – С. 185-192.
3. Костина В. М. Языкознание национал-социалистической Германии как
феномен “тоталитарной” лингвистики. Филологические науки. Вопросы
теории и практики Тамбов: Грамота, 2018. No 4(82). Ч. 1.
http://www.gramota.net/materials/2/2018/4-1/27.html
4. Костева Виктория Михайловна. Лингвистические исследования в
тоталитарных государствах // Вестник Московского городского
педагогического университета. Серия "Филология. Теория языка. Языковое
образование". 2014. № 1. С. 54-60
5. Костева В. М. О термине "тоталитарная" лингвистика // Вестник
Московского городского педагогического университета. Серия
"Филология. Теория языка. Языковое образование". 2012. № 1. С. 59-67;
Костева В. М. "Тоталитарная" лингвистика и ее проявление в языковой
политике. М.: МПГУ, 2013. 128 с.
16
6. Костина В. М. Языкознание национал-социалистической Германии как
феномен “тоталитарной” лингвистики. Филологические науки. Вопросы
теории и практики Тамбов: Грамота, 2018. No 4(82). Ч. 1.
http://www.gramota.net/materials/2/2018/4-1/27.html

7. Кузина М. А. Явление языкового пуризма и исторические особенности


отношения лингвистов и общества к активному процессу заимствования в
немецкий язык Lingua mobilis No2 (21), 2010.
https://cyberleninka.ru/article/v/yavlenie-yazykovogo-purizma-i-istoricheskie-
osobennosti-otnosheniya-lingvistov-i-obschestva-k-aktivnomu-protsessu-
zaimstvovaniya-v
8. Hausmann F.-R. Die Rolle der Geisteswissenschaften im Dritten Reich 1933-
1945. Frankfurt am Main: Vittorio Klostermann, 2011. 982 S.
9. Rößner H. Lage und Aufgaben der Germanistik und deutschen
Literaturwissenschaft // Simon G. Germanistik in den Plan-spielen des
Sicherheitsdienstes der SS. Tübingen: GIFT Verlag, 1998. S. 282-285.
10.Schmitt A. Die Aufgaben der Sprachwissenschaft // Indogermanische
Forschungen. 1936. No 54. S. 241-261.
11.Thomas G. Linguistic Purism. London: Longman, 1991

17