Вы находитесь на странице: 1из 17

1.

Из истории чисел – число, нумерология, лексема чисел; какое


значение число играет в нашей жизни

Потребность в записи чисел появилась в древности, как только


люди начали считать. В первобытном обществе счётные действия
производились при помощи пальцев рук и ног. Загибая и разгибая
пальцы, люди производили сложение и вычитание.

Принято считать, что счет десятками произошёл именно от


количества пальцев на руках и ногах. Затем для счёта начали
использоваться узелки на веревке, палочки, камушки, зарубки на кости,
коре. Однако подобные приспособления не были удобны для счёта
большого количества предметов, вследствие чего на смену
элементарных приспособлений для счёта пришли простейшие знаковые
изображения чисел (точки, черточки, галочки) - данная система
счисления получила название единичной ("палочной") и возникла около
пяти тысяч лет назад в Египте и Месопотамии.

Говоря об истории чисел, нельзя не упомянуть о различных


системах счисления. В непозиционных системах счисления величина,
которую обозначает цифра, не зависит от положения в числе, в то время
как в позиционных системах значение цифры зависит от ее места
(позиции) в записи числа. К позиционным системам счисления
относится десятичная.

Примером непозиционных систем счисления являются системы,


существовавшие в Древнем Египте (в данной системе использовались
специальные цифры для обозначения чисел 1, 10, 100, 1000, 10 000 и т.
д., причём числа в ней записывались как комбинации этих цифр, в
которых каждая повторялась не более девяти раз, что делало данную
систему весьма неудобной — такие арифметические действия, как
умножение и деление, было невозможно совершить в письменном виде)
и в Древнем Риме (в данной системе также необходимо в уме
производить умножение и деление).

Важное место в истории чисел занимает абак — приспособление


для арифметических вычислений, которое применялось с древнейших
времён. Данный термин был образован от слова "abacus" — в переводе с
латинского "доска, счетная доска". В абаке использована позиционная
система представления чисел.

Говоря об истории чисел, нельзя не упомянуть о нумерологии.

Нумерология – древнее лжеучение о влиянии чисел на жизнь


людей, тесно связанная с мифологической картиной мира древних
культур и оказавшее большое влияние на развитие картины мира
современных народов. Многие суеверия, сохранившиеся до наших дней,
берут своё начало именно в нумерологии.

В наше время нумерология наряду с астрологией и другими


псевдоучениями подверглась критике со стороны научного сообщества,
однако в древности её влияние на людей было колоссальным.

С Древнейших времён люди придавали числам сакральное


значение. У каждого народа есть числа, которые играют особенную роль
для данной культуры, счастливые и несчастливые, в зависимости от
истории, мифологии, религии и менталитета этого народа.

Однако даже при скептическом отношении к нумерологии и


возможности магического воздействия чисел на жизнь человека нельзя
отрицать огромное значение, которое играют цифры в нашей жизни.

Человек сталкивается с цифрами с самого раннего возраста.


Фольклор любого народа, с которым ребёнок начинает знакомиться с
раннего детства в самых разных формах (народные сказки, песни,
загадки, пословицы, поговорки и др.), содержит определённые числа,
причём в ряде случаев они не случайны и несут определённую
символику, смысловую окраску в соответствии с тем, какое значение
имеют различные числа для данного менталитета.

Таким образом, ребёнок познаёт мир в том числе и посредством


чисел, а также узнаёт ближе свою родную культуру, перенимает
ценности, заложенные в ней, учится лучше её понимать.

Говоря о роли числа в жизни людей, нельзя не сказать о таком


понятии, как категория количества в языке [16]. Данное понятие
весьма интересно с точки зрения лингвистики, так как оно выражает
количество в языке. Категория количества находит наиболее
конкретное выражение в числительных, как отмечают исследователи
Л.М. Середа и В.В. Мельникова в своей работе «Символика чисел и их
употребление в английских фразеологизмах» [16], и передаёт
формальные отношения между предметами или их частями.

Следует сказать о важной роли изучения числительных в составе


устойчивых оборотов: фразеологизмы отражают историю народа,
особенности его культуры и быта, его национальный характер и
картину мира, являются «наивысшим проявлением человеческой
культуры» [16], поэтому их изучение в целом позволяет лучше понять
культурные особенности народов мира. Но так как числа, входящие во
фразеологизмы, несут определённую символику в соответствии с тем, в
какой культуре зародился данный устойчивый оборот, то и изучение
фразеологизмов в лингвокультурологическом аспекте невозможно без
раскрытия символического значения чисел во фразеологизмах.

Кроме того, было установлено, что возможен и обратный процесс:


имя числительное, вошедшее в состав фразеологической единицы,
претерпевает качественные изменения, состоящие в том, что данное
числительное обретает новые, несвойственные ему ранее
символические значения [16].

Продолжая тему числительных во фразеологических оборотах,


следует привести классификацию исследователей Л.М. Середы и В.В.
Мельниковой [16], которые выделяют два вида фразеологизмов,
включающих в свой состав числительные: устойчивые сочетания, в
которых числительные употребляются в буквальном смысле и не несут
никакого символического значения, и фразеологизмы, в которых
числительные не только выражают количество, но и несут какую-либо
дополнительную символику.

Данными исследователями был выявлен интересный факт:


употребление того или иного числительного во фразеологизмах не
всегда связано с их прямым лексическим значением, и устойчивые
сочетания, в которых употребление числа можно объяснить с точки
зрения символики, меньше, чем фразеологизмов, в которых число
употреблено только в количественном значении.

Всё это говорит о необходимости изучения фразеологических


единиц, содержащих в своём составе числовой компонент, так как они
отражают национальную культуру и картину мира различных народов.

2. Число и символизм: какую роль играет число в менталитете


различных народов, национальная специфика.

Одни и те же числительные могут иметь различный подтекст в


разных культурах, цивилизациях, и даже наделяться разными
символическими значениями у одного и того же народа. Например,
число два, одно из наиболее значимых в славянской мифологии,
наделено в ней большим количеством символических значений, подчас
противоречивых.

В частности, профессор А.А. Осипова, изучающая в своём


исследовании мифопоэтические воззрения славян [8], говорит о
совершенно разных значениях, которыми наделяется число два в
славянской культуре: с одной стороны, данное число соотносится с
представлениями о потустороннем мире и считается несчастливым,
бесовским (это объясняет частое применение в магической практике
предметов, состоящих из двух частей), с другой – противостояние
тёмных и светлых сил в мифологии: «Противостояние, заложенное в
семантику числа два, выражается в славянской традиции оппозицией
Белобога-Чернбога, репрезентирующих добро и зло соответственно» [8]
Кроме того, данное число на Руси связывалось с мужским и женским
началом и идеей супружества.

Отношение к чётности-нечётности чисел также отличается в


разных странах. Например, в русской культуре существует суеверие,
восходящее к древним языческим верованиям, что дарить человеку
следует только нечётное количество предметов, в противном случае его
может настигнуть несчастье – отсюда происходит пословица «Беда не
приходит одна».

В Китае чётные числа, наоборот, пользуются особой популярностью


при выборе дат или подарков и считаются счастливыми [9]. Особенно
почитаются в Китае число восемь – так называемые числа
благоденствия.

Отношение к тому или иному числу непременно фиксируется в


языке народа. Так, в каждой культуре существуют свои
фразеологические обороты, в которых отражается отношение данного
народа к тем или иным числам.
В России ключевое значение имеет число три. Как известно,
колоссальное влияние на русскую культуру оказало православие. Идея
троичности нашла отражение как в языке (фразеологизмы «в три
погибели», «с три короба», «в три шеи» и многие другие, пословица «Бог
любит Троицу» и др.), так и в культуре в целом (привычка креститься
три раза) и даже в повседневном быту (привычка плевать три раза через
плечо, постучать три раза по дереву, выпить за троих и др.)

Число три было типично для славянской культуры и до принятия


христианства – об этом говорят общеизвестные образы из древнего
фольклора, например, три коня, три солнца и многие другие.

Отдельного внимания заслуживают числа семь и тринадцать,


первое из которых во многих культурах считается счастливым и
приносящим удачу, ассоциируется с мистикой, а второе, напротив, носит
негативную символику во многих странах.

К числу семь относились с особым почтением и благоговением во


все времена, в том числе и за много столетий до нашей эры (в Древней
Греции, Вавилоне, Древнем Риме), так же, как и в наше время. Данное
число символизирует полноту и завершённость и повсеместно
считается весьма благоприятным.

Популярность числа семь в наше время связана также и с


христианством – в Библии часто можно встретить число семь: в ней
говорится о семи чинах ангельских, семи смертных грехах, и др. В
Апокалипсисе Иоанна Богослова, наиболее сложной и загадочной из
всех книг, входящих в Библию, святой передаёт послание Бога семи
церквям.

Как известно, библейская культура оказала сильное влияние на


национальную культуру христианских стран, что отразилось наиболее
ярко в фольклоре, а вслед за ним – в различных народных приметах и
суевериях. Очень часто люди используют в речи выражения, имеющие
своим источником Библию, но не догадываются об этом, например: «Не
мечите бисер перед свиньями».

Число тринадцать во многих странах считается несчастливым, так


как на один превышает дюжину – число, считающееся полным и
гармоничным. В русской культуре данное число также считается
несчастливым и в народе называется «чёртова дюжина».

Однако не во всех культурах можно встретить подобное негативное


отношение к этой цифре ― так, с точки зрения иудаизма, число
тринадцать ― счастливое число, которое, напротив, считается
гармоничным. Кроме того, несмотря на то, что в России число
тринадцать считается неблагоприятным, в православии эта цифра не
носит какого-либо негативного подтекста, как, например, число
шестьсот шестьдесят шесть, однако, многие исследователи полагают,
что данное суеверие корнями уходит в библейскую историю о Тайной
Вечере, когда Христос, будучи на ней одним из тринадцати,
впоследствии был распят. Боязнь числа тринадцать получила название
«трискаидекафобия» [15].

Таким образом, отношение любого народа к тем или иным числам


отражается в его языке, причём наибольший интерес для изучения
вызывают фразеологические единицы, так как они являются
отражением картины мира данного народа.

3. Число один в мировой культуре. Число один на материале


русского и английского языков.

В нумерологии число один соотносится с новаторством,


стремлением к совершенству, упорством. Также единица в нумерологии
считается символом тирании и грубости [14].
Говоря об архетипической природе мифических представлений,
следует отметить, что у многих народов число один соотносится с чем-
либо единственным в своём роде, например, с Землёй, космосом, небом,
человечеством и т.д. В частности, в Китае единица символизирует исток
вселенной; кроме того, число один в данной культуре является
символом мужского начала [9].

Надо сказать, отношение к единице в большинстве культур


нейтральное, редко где данная цифра считается счастливой или
несчастливой. В большинстве стран число один не носит ни
положительной, ни отрицательной коннотацией, а лишь
воспринимается как цифра для счёта. Предполагается, что подобное
отношение к данной цифре связано с тем, что единица входит в любое
натуральное число.

Прежде всего, говоря об отношении к единице в наиболее древних


культурах, следует упомянуть конфуцианцев, для которых единица
выступает в качестве чего-то неделимого, выражения первичной
сущности, некого мистического центра, из которого произошло все
живое.

Наибольший интерес к числу один проявляли древнегреческие


философы. В Древней Греции считалось, что познание через число
является промежуточным между чувственным и идеалистическим
сознанием. Среди древнегреческих философов, рассматривавших
единицу, можно выделить Платона, который рассматривал единицу не
как отдельное число, а как нечто неделимое, единое целое, всеобщее.

Кроме того, интересен взгляд на символику числа один у


пифагорейцев, которые рассматривали единицу как точку – первичный
пункт любого вычисления.
Следует также упомянуть Ямвлиха, античного философа-
неоплатоника, который рассматривал число один как «идею идей», или
«эйдос всех эйдосов» (под эйдосом в философии подразумевается способ
организации и бытия объекта) [14]. В целом же многие древнегреческие
философы не считали единицу числом и рассматривали натуральные
числа как собрание единиц [14].

Говоря о символике числа один, многие учёные сходятся во мнении,


что единица в большинстве культур означает лидерство, первенство,
стремление к победе и символизирует такие человеческие качества, как,
с одной стороны, целеустремлённость, уверенность в себе, с другой –
отстаивание собственных интересов, эгоизм.

Кроме того, во многих культурах обнаруживается соотнесение


единицы с одиночеством, началом всего сущего, а также с
человечеством в целом, что подтверждает мнение многих учёных в том,
что чаще всего единица символизирует нечто, единственное в своём
роде.

Данные представления о числе один, столь схожие у разных


народов, подтверждают мнение К. Г. Юнга об универсальной природе
архетипов, в том числе и архетипа числа.

М. Архипова и Ю. Абитова, рассмотревшие в своём исследовании


концепт числа один в различных культурах [1], к общим трактовкам
числа один у разных народов, как древних, так и существующих поныне,
относят символ человека, символ единого целого, главы государства,
"символ абсолютного происхождения и результата" – в данном случае
единица рассматривается как отправная точка, начало всего сущего (что
перекликается с представлениями древнегреческих философов о числе
один), и другие.
Также исследователи говорят о символе единства Пресвятой
Троицы, более специфичной трактовке единицы. Русской культуре
число один не так свойственно, как, например, число три, но последний
смысл в ней выражен достаточно ярко, так как православие оказало на
нашу культуру колоссальное воздействие.

У народов, поддерживающих единобожие, число один


символизирует Творца, что находит отражение и в языке, например, у
казахов существует пословица: «Одинок может быть только Аллах» [9].

Кроме того, как отмечают исследователи Л.М. Середа и В.В.


Мельникова, единица символизирует не только первичную цельность,
Божественную сущность, Творца всего сущего (о чём говорилось выше),
источник жизни, свет или солнце, но и носит активную и даже
агрессивную символику, что соотносится с фаллической, осевой формой
этой цифры. Это перекликается с соответствием единицы в
нумерологии стремлению к лидерству, победе.

Единица также символизировала солнце в различных языческих


религиях, в которых оно, как правило, являлось объектом поклонения
либо в качестве безличной природной силы, либо как
персонифицированное божество (например, бог солнца в Древнем
Египте – Амон Ра).

Кроме того, отношение народа к тем или иным числам зависит от


того, к какой культуре он относится - коллективистской или
индивидуалистической. Существует мнение, согласно которому число
один не так популярно в русской культуре, так как она в большей
степени коллективистическая. Отсюда пословицы : "Один в поле не
воин", "Один гусь поле не вытопчет", "Один ум хорошо, а два лучше",
"Один в море – не рыбак", «Сила в единстве», «Одной рукой в ладоши не
хлопнешь», «Одна рука узла не вяжет», и многие другие.
В частности, С.М. Емельянова, поддерживающая данное мнение,
предположила в своём исследовании, что число один в русских
фразеологизмах, как правило, имеет негативную окраску и соотносится
с одиночеством, причём именно в его отрицательном аспекте [4].

Действительно, одиночество в русской культуре чаще соотносится с


беспомощностью, покинутостью, нежели с уединением, возможностью
собраться со своими мыслями.

Было отмечено, что в английском языке числительное one,


входящее в состав фразеологизмов, как правило, имеет положительную
окраску и выражает в большинстве случаев индивидуальность человека
(«а number one», «look after number one»), а не беспомощность или
необходимость объединения усилий с кем-либо.

С.М. Емельянова также видит причину такого разного отношения к


одному и тому же явлению у русских и англичан в том, что данные
народы относятся к разным типам культур: «Такие различия связаны с
такими культурными особенностями, как коллективизм (в русской
лингвокультуре) и индивидуализм (в английской)» [4].

Однако данная точка зрения считается в некоторой степени


спорной, так как в русском языке существуют пословицы с
числительным один, носящие противоположный,
индивидуалистический смысл, например, "Одна мудрая голова ста голов
стоит".

Кроме того, учёные выделяют несколько наиболее типичных для


русского языка значений устойчивых сочетаний с числительным один, и
не все из них имеют негативную коннотацию [12]:

а) ничтожно малое количество («На один зуб»);

б) одиночество, незначительность, беспомощность («Один как


перст», «Один ― одинешенек», «Один в поле не воин (пословица)»);
в) одинаковость, похожесть («Одним миром мазаны», «На один
покрой», «На одну колодку», «На одно лицо», «Одного поля ягоды»);

г) единство («Все до одного», «В один голос», «Жить одним


домом»);

д) сразу, быстро, за один прием («Одна нога здесь, другая там»,


«Одним махом», «За один присест», «Как одна минута»)

4. Дефиниционные и контрастивные методы анализа в


лингвистике.

Дефиниционный анализ относится к методам контрастивного


изучения языков.

Контрастивная лингвистика (сопоставительное языкознание)


считается одним из наиболее молодых направлений в современном
языкознании. Формально, в качестве самостоятельной науки,
контрастивная лингвистика сформировалась примерно двадцать лет
назад, однако само сопоставление языков проводилось с древнейших
времён.

Контрастивная лингвистика ― это довольно молодое направление в


общем языкознании, задачей которого является сопоставительное
изучение нескольких (как правило, двух) языков для выявления их
сходств и различий на всех уровнях языка [10].

Изучение семантической области языка долгое время считалось


затруднительным, так как семантику невозможно представить в виде
чётко очерченных формализованных схем [3]. Иными словами,
необходим качественный анализ, который является намного более
сложным и трудоёмким, нежели анализ по заданному шаблону.
Изучение содержательной стороны того или иного языка
обусловлено рядом трудностей, поскольку она не дана в
непосредственном наблюдении [3]. Кроме того, нельзя забывать, что
речь не существует в отрыве от человека. Именно поэтому при
сопоставительном изучении языков невозможно обойтись без
рассмотрения сферы психической деятельности носителей языка [3].

Дефиниционным считается метод компонентного анализа,


который заключается в качественном описании значений слов-
денотатов.

Дефиниционный анализ - это важный методологический прием. По


мнению лингвиста Н.А. Нечаевой, данный метод позволяет установить
отличие тех дефиниций, которые даются терминам в специальном
словаре, от тех, которые используются при их описании в
общенациональных словарях (толковых и переводческих) [7].

Результаты, полученные в результате дефиниционного анализа, в


дальнейшем могут служить основой для сопоставительного
лингвокультурологического исследования.

Данный метод основывается на качественном анализе определения


понятий. Иследователи выделяют следующие этапы такого
определения понятий [6]:

1) для начала необходимо установить ближайший род или


класс, к которому относится объект или явление;
2) затем необходимо установить видовые отличия или
признаки, отличающие данный объект или явление от других объектов
или явлений, относящихся к данному классу.

Основная цель дефиниционного анализа, как отмечает лингвист


М.В. Моисеев в своём исследовании [6], состоит в выделении в
семантической структуре слова, которая отражена в определении
толкового словаря, «элементарных единиц содержательного плана» [6].

Дефиниционный анализ значения слова является логическим


продолжением и разновидностью компонентного анализа, который в
свою очередь наиболее подробно разработанного в трудах таких
зарубежных исследователей, как Дж. Катц, Дж. Фодор, Ю. Найда. В
дальнейшем данный метод получил развитие в работах отечественных
лингвистов (Р.С. Гинзбурга, Ю.Д. Апресяна, И.В. Арнольд, О.Н.
Селиверстовой, Ю.Н. Караулова и др.)

Контрастивный анализ занимается изучением вариантов


лексических и фразеологических соответствий в двух языках. Этим он
отличается от сопоставительного анализа, который допускает
одновременное изучение любого количества языков. Кроме того,
контрастивный анализ, в отличие от сопоставительного, изучает не
одноимённые языковые структуры в разных языках, а отдельные
единицы языка и его элементы «в сравнении со всеми средствами
передачи их в изучаемом языке» [17].

Цель контрастивного анализа заключается в выявлении различий в


семантике и функциях лексических единиц одного языка при
сравнении их с соответствующими им лексическими единицами
другого языка.

Кроме того, в контрастивных исследованиях акцент делается на


нахождении различий, а не сходств. Последние выявляются
«автоматически» в процессе анализа различий [17].

Говоря о конкретной процедуре контрастивного анализа,


целесообразно привести алгоритм, предложенный исследователем И.А.
Стерниным [17]:

1) Выделение лексической группировки в исходном языке;


2) Определение переводных соответствий отдельных слов;
3) Компонентный анализ семем сопоставляемых пар в двух
языках;
4) Семантическое описание сопоставляемых пар;
5) Сопоставление семной структуры соответствующих слов в
сравниваемых языках [17].

Таким образом, контрастивный и сопоставительный анализ имеют


ряд отличий и, хотя ряд учёных считает данные понятия
синонимичными, мы согласны с точкой зрения исследователя И.А.
Стернина, в соответствии с которой данные методы анализа не
идентичны и имеют ряд отличительных черт.
Список использованной литературы

1. Архипова М., Абитова Ю. Концепт числа в английской и


китайской языковой картине мира.

2. Гак В.Г. О контрастивной лингвистике // Вып. XXV.


Контрастивная лингвистика / Сост.: В. П. Нерознак, В. Г. Гак. ― М.:
Прогресс, 1989. ― С. 5―17. ― 438 с. ― (Новое в зарубежной лингвистике).

3. Голев Н.Д. Об описании значений слов-денотативов.

4. Емельянова С.М. Сопоставительный анализ фразеологизмов с


числовым компонентом в английском и русском языках.

5. Иванов М.С. "К проблеме числа 666".

6. Моисеев М.В. Применение дефиниционного анализа в


лингвокультурологическом исследовании .

7. Нечаева Н.А. Система единиц специальной номинации в


научном тексте (на примере французских экономических текстов).

8. Осипова А. А. Семантика и символика лексем со значением


числа в русской, английской и французской языковых картинах мира
(опыт сопоставительного исследования): автореф. дис. … канд. филол.
наук / А. А. Осипова. – М., 2008.

9. Цзян С. О различиях в восприятии и употреблении


числительных в русской и китайской культурах // Молодой ученый. ―
2014. ― №10. ― С. 549-551.

10. Ярцева В.Н. Контрастивная лингвистика // Лингвистический


энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. ― М.: Советская
энциклопедия, 1990. ― 685 с. ― ISBN 5-85270-031-2.
11. http://cyberleninka.ru/article/n/definitsionnyy-analiz-kak-
metod-kontrastivnoy-leksikologii-na-materiale-leksiki-russkogo-i-
belorusskogo-yazykov#ixzz48KDb5ZJj

12. http://www.liveinternet.ru/users/non-fiction/post179143647/

13. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1
%82%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BD%D0
%B0%D1%8F_%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D0%B2%D0%B8%D
1%81%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0

14. https://ru.wikipedia.org/wiki/1_(%D1%87%D0%B8%D1%81%
D0%BB%D0%BE)

15. https://ru.wikipedia.org/wiki/13_%28%D1%87%D0%B8%D1%
81%D0%BB%D0%BE%29

16. Середа Л.М., Мельникова В.В. Символика чисел и их


употребление в английских фразеологизмах.
17. Стернин И.А., Контрастивная лингвистика. – М., 2007.