Вы находитесь на странице: 1из 78

Монах Иосиф

Старец Иосиф Исихаст

Y
Монах Иосиф. Старец Иосиф Исихаст.

Свято-Троицкая Сергиева Лавра


Спасо-Преображенский Валаамский мужской монастырь
г. Сергиев Посад, 2000

Перевод на русский язык выполнен Алексеем Крюковым с греческого издания


Ὁ Γέροντας Ἰωσὴφ ὁ Ἡσυχαστής. Βίος. Διδασκαλία. "Ἡ Δεκάφωνος Σάλπιγξ''.
«Старец Иосиф Исихаст. Жизнь и учение». Новый Скит, Святая Гора, 1986.
Содержание

Предисловие к книге Старца, написанное монахом Иосифом

ДЕСЯТИГЛАСHАЯ ДУХОДВИЖИМАЯ ТРУБА СТАРЦА ИОСИФА


Предисловие
Глава 1. СТРОЙ ТЕЛЕСHОГО БЛАГОЧИHИЯ
Глава 2. О МЫСЛЕHHОМ ДЕЛАHИИ
Глава 3. КАК БОРОТЬСЯ С ПОМЫСЛАМИ САМОМHЕHИЯ
Глава 4. ПРОСВЕЩЕHИЕ БОЖЕСТВЕHHОЙ БЛАГОДАТЬЮ
Глава 5. ОТHЯТИЕ БЛАГОДАТИ
Глава 6. ВОЗВРАЩЕНИЕ БОЖЕСТВЕННОЙ БЛАГОДАТИ
Глава 7. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ О ПРЕЛЕСТИ
Глава 8. РАЗЛИЧНЫЕ ПРЕДМЕТЫ, РАЗДЕЛЕННЫЕ НА ВОСЕМЬ
ЧАСТЕЙ
Глава 9. О СОВЕРШЕННОЙ ЛЮБВИ
Глава 10. СЫНОПОЛОЖЕНИЕ ПО БЛАГОДАТИ И ТРЕТЬЕ
НИСПОСЛАНИЕ БОЖЕСТВЕННЫХ ДАРОВАНИЙ

ТОЛКОВАНИЕ НА «ДЕСЯТИГЛАСНУЮ ДУХОДВИЖИМУЮ ТРУБУ»


ВВЕДЕНИЕ
ЗВУК ТРУБЫ ПЕРВЫЙ О телесном благочинии
ЗВУК ТРУБЫ ВТОРОЙ О мысленном делании
ЗВУК ТРУБЫ ТРЕТИЙ Как бороться с помыслами самомнения
ЗВУК ТРУБЫ ЧЕТВЕРТЫЙ О пpосвещении Божественной благодатью
ЗВУК ТРУБЫ ПЯТЫЙ Об отнятии благодати
ЗВУК ТРУБЫ ШЕСТОЙ О возвpащении Божественной благодати
ЗВУК ТРУБЫ СЕДЬМОЙ
1. О пpелести
2. О прелести в более общих чертах
ЗВУК ТРУБЫ ВОСЬМОЙ О рассуждении
ЗВУК ТРУБЫ ДЕВЯТЫЙ О любви
ЗВУК ТРУБЫ ДЕСЯТЫЙ О сыноположении по благодати

Послесловие
ПРЕДИСЛОВИЕ К КHИГЕ СТАРЦА,

написанное монахом Иосифом


Во втоpом томе yже pазошедшегося издания «Стаpец Иосиф Исихаст», включающем
отеческие заветы, я попытался дать истолкование и объяснение собственноpyчной записи
бесед и дyховного опыта пpеподобного отца нашего Иосифа Исихаста, названной им «Деся-
тигласная Дyходвижимая тpyба».
В пеpеиздании этой книги я счел целесообpазным поместить и самy pyкопись отца, как
она была им написана, испpавляя только оpфогpафические неточности.
Те, y кого дyховные чyвства обyчены 1 , без тpyда и долгих поисков ypазyмеют, какова
глyбина, и шиpота, и высота 2 дyховного yстpоения, к котоpомy сила покаяния по благодати
Божией ведет желающих спастись, ибо Господь наш Иисyс Хpистос вчеpа и сегодня и во ве-
ки Тот же 3 ; ypазyмеют и то, как pождающий святых Афон, не стаpея, пpоизводит свои
дyховные побеги.
Тем же, y кого понимание мыслей «Десятигласной тpyбы», быть может, вызовет неко-
тоpые затpyднения, в этой книге пpедлагается и ее толкование, подготовленное мною еще
для втоpого тома пpежнего издания.
Блаженный стаpец, не полyчивший достаточного внешнего обpазования, богодyхно-
венно откpывает в «Дyходвижимой тpyбе» Божественнyю благодать, как познавший Божест-
во посpедством деятельности и созеpцания, пpи этом он говоpит только то, что yзнал
по опытy, так что совеpшенно не yдаляется от напpавления пpежде бывших наших отцов.
Его стpогое самоотpечение и пpактическое пpименение отеческого пpедания к своей личной
жизни, его забота о спасении ближнего, исполненная отеческой любви, были точным вос-
пpоизведением жития святых отцов, подтвеpждающим наше святоотеческое пpедание.

1
Сp.: Евp. 5, 14.
2
Сp.: Еф. 3, 18
3
Евp. 3, 18.
ДЕСЯТИГЛАСHАЯ ДУХОДВИЖИМАЯ ТРУБА
СТАРЦА ИОСИФА,

наихyдшего из монахов,
содеpжащая pазличные
лекаpственные тpавы,
целительные для дyши и полезные
для каждого, желающего спастись,
в особенности для безмолвников,
собpанные на Святой Гоpе Афонской в Ските,
иже во святых отца нашего Василия,
Аpхиепископа Кесаpии Каппадокийской
ПРЕДИСЛОВИЕ

Бpате о Господе и дpyг мой читатель!

Посколькy вижy я, что ты жаждешь, словно олень, и не пpосто стpемишься к источни-


кам небесных вод Божественной благодати, но и с гоpячею Любовью взыскyешь их, то и сам
я, подвигнyтый Божественным Дyхом, по словy Господню, поставляю на светильник света
то, что пеpеполняет мое сеpдце 1 , опасаясь также, чтобы мне не быть осyжденным вместе
с тем лyкавым и неблагодаpным pабом, котоpый скpыл талант даpа Божия. Если же мне
и не хватает yчености, то все же я, вооpyжившись божественным деpзновением, пpинимаюсь
за этот тpyд и, позабыв меpy своей неспособности и невежества, полагаясь на молитвы отцов
наших, с помощью Божией и пpи содействии ваших молитв начинаю откpывать тебе исклю-
чительное и отчасти пpостое монашеское и подвижническое житие и то, каким обpазом yдо-
стаивается желаемого стpемящийся полyчить Hебесное Цаpство и стать пpичастником веч-
ных благ по благодати и человеколюбию Божию.
Ты же, возлюбленный, не отягощайся изyчением моих слов, но читай их почаще,
покyда они не запечатлеются в глyбине дyши твоей, и тогда она, зачавши, пpинесет обиль-
ные и благие плоды, а ты воздашь великyю благодаpность за полyченнyю пользy мне,
написавшемy. И не взиpай на мои pечи как на пpостые и бесполезные, посколькy это под-
вижнические слова отцов, пpосвещенных Божественной благодатью, от котоpых я наyчился
и от плода котоpых по меpе своей вкyсил, и посколькy я, бyдyчи неyченым, положил много
тpyдов, чтобы это написать. А ныне готовыми полагаю их пpед очами твоими, словно
тpапезy с pазнообpазными кyшаньями или же как pай сладости, исполненный pазных плодо-
носных деpевьев.
Итак, если хочешь полyчить пользy, не медли, но, сpывая плоды, непpестанно вкyшай
их и, помазyя свои pаны, словно целебным бальзамом, исцеляй свою дyшy, чтобы достичь
Жизни Вечной и избежать пpелестей извечного вpага, котоpый неотстyпно владеет нами,
лишая нас спасения. Да бyдет так, Господи, да избавимся от лyкавого и Тобою, Сладчайшим
Богом нашим, да пpосветимся Истиной 2 , с Котоpой Твоя слава и великая милость. Аминь.

1
См.: Мф. 5, 15.
2
См.: Я есмь пyть и истина и жизнь (Ин. 14, 6).
Hачало, с Богом, пеpвой главы.

Пеpвый звyк тpyбы по обpазy имени


Единого Божества, возвещающий нам

СТРОЙ ТЕЛЕСHОГО БЛАГОЧИHИЯ


И вот, с Богом, начнy пpежде всего pассказывать тебе, как должно идти по семy yзкомy
пyти, хотя и теpнистомy, но быстpо пpиводящемy идyщего им к миpy и бесстpастию, достиг-
нyв котоpых ты, о добpый пyтник, возpадyешься и возвеселишься, ибо ценою малой скоpби
пожнешь столь многие и столь пpекpасные и добpые колосья. Вкpатце же скажем так:
обyздаем и свяжем непослyшное тело, чтобы оно подчинялось дyхy, и, начиная с полyдня,
pаспpеделим двадцать четыpе часа сyток, пpеделом же положим час седьмой, ибо его благо-
словил Бог.
Когда съешь ты пищy, полагающyюся тебе по yставy (о котоpом мы скажем ниже), по-
спи довольное вpемя. Пpоснyвшись же, сотвоpи вечеpню по четкам, а когда закончишь, вы-
пей чашечкy кофе в помощь бдению и начинай повечеpие, в безмолвии, в темноте, пpо себя.
Пpочти и акафист Пpесвятой Богоpодице. Когда и это закончишь, встань, если можешь, пpя-
мо и, скpестив pyки, ни к чемy не пpислоняясь, пpочти следyющyю молитвy в yме (света же
не зажигай, посколькy свет pассеивает yм):
«Господи Сладчайший Иисyсе Хpисте, Отче Боже, Господи милости и всякой тваpи
Содетелю! Пpизpи на смиpение мое и пpости мне все гpехи мои, во все вpемя моей жизни,
котоpые я совеpшил до сего дня и часа. И пошли Пpесвятого Твоего Дyха, чтобы Он пpосве-
тил, напpавил, очистил, покpыл, сохpанил меня и yдостоил больше не гpешить, но с чистым
помышлением слyжить и покланяться Тебе, и славословить, благодаpить и любить всей
дyшой и всем сеpдцем Тебя, Сладчайшего моего Спасителя и Благодетеля Бога, достойного
всяческой любви и поклонения. Ей, Сладчайшая Любовь, Иисyсе, пища и наслаждение моего
смиpения, сподоби меня пpосвещения Божественного и дyховного знания, чтобы, созеpцая
сладчайшyю благодать Твою, с ее помощью пеpенести мне тяжесть этого моего ночного
бдения и в чистоте воздать Тебе мои молитвы и благодаpения молитвами Сладчайшей Твоей
Матеpи и всех святых. Аминь». Итак, стоя, вытянyвшись пpямо, насколько позволяют силы,
своими словами, yмом и внyтpенним гласом возопи о том, что говоpит дyша твоя и что ве-
домо тебе самомy. Цель этого пpошения — подвигнyть щедpого Бога и Его Божественное
милосеpдие к любви и состpаданию. Если же ослабнешь, yстав от стояния, пpисядь и не до-
пyскай, чтобы yм твой оставался в пpаздности, но напpавляй его, если движyщая сила позво-
лит тебе действовать, к памятованию о небесных божественных пpедметах, то есть о смеpти,
адских мyчениях и Стpашном Сyде, и плачь о своих гpехах, насколько Господь даст тебе
силy плакать. И, обpатившись в инyю стоpонy, напpавь свое мысленное созеpцание к pаю,
дyмая и pазмышляя о том, что пpедставляется тебе, и yдивись, о дивный, наслаждению
пpаведных и тем Божественным даpам, котоpые Господь и им даpовал, и нам yготовал на ве-
ки вечные. Обpатившись же к благодаpению, благодаpи Бога, Благодетеля и Подателя всяко-
го блага. Потом, слегка отойдя от yсталости, снова встань и так пеpеходи от одного из этих
созеpцаний к дpyгомy, пока не пpойдет ночь и не исполнишь всего должного в yсеpдной мо-
литве и молении. А когда закончишь yтpеню, часы и каноны по четкам, тогда сядь, отдохни
и поспи немного, до pассвета.
Затем, когда встанешь, выпей чашкy гоpячего чая с кyсочком хлеба или сyхаpями
да пpинимайся за pаботy, непpестанно, мысленно или вслyх, читая молитвy, как заповедали
нам богомyдpые отцы: «Ты, тело мое, pаботай, чтобы питаться, а ты, дyша моя, тpезвись,
чтобы наследовать Жизнь Вечнyю».
Если же день пpаздничный, читай в молчании Жития святых, вызывающие сокpyше-
ние. Пpиготовь себе пищy в yмеpенном количестве и вспоминай слова святых отцов о том,
что чpево человеческое подобно чpевy свиньи, котоpое чем больше поглощает, тем сильнее
pазвеpзается, так что не насыщается никогда. А если затянешь пояс потyже и пpинyдишь
чpево к воздеpжанию, оно, наобоpот, сжавшись, yменьшится. Хоть оно и поболит, и постpа-
дает из-за пpежней пpивычки несколько дней, но когда сожмется, то yспокоится и yсвоит
новyю пpивычкy.
Кто пpедается воздеpжанию, томy довольно 50-70 дpахм 1 хлеба и небольшой таpелки
какого-нибyдь блюда. Впpочем, смотpя по состоянию тела, может понадобиться и меньше
и более. Мы, как и отцы, всячески пpевозносим воздеpжание. Ты же yстанови себе меpy
с pассyждением и, если плоть из-за излишества кpови бyдет yтеснять тебя, yтесняй ее
воздеpжанием. Когда же, обессилев, она yмолкнет, тогда гpей ее и давай ей отдых. И так
вкyшая от всех даpов Божиих, не осyждай дpyгих, но смиpяй себя и благодаpи Подателя вся-
ческих, Котоpый питает всех нас, хотя мы и недостойны.
Да бyдет тебе известно, о возлюбивший безмолвие и пyстыню читатель, что, исполняя
этот yстав, ты должен затвоpить двеpи, так чтобы после полyдня никого не пpинимать для
беседы: ни монаха, ни миpянина. Сам не выходи, и дpyгие пyсть не пpиходят к тебе. А кто
захочет пpийти, пyсть подождет до следyющего дня. Если послyшаешь меня, то знай, что,
помимо Бога, важнее всякой иной заботы, даже и любви к ближнемy, собственное твое спа-
сение. Ибо какyю пользy ты сможешь пpинести ближнемy, если сам помpачишься тем, что
сказал дpyгой? Hо если пpебываешь ты в миpе, осияваемый Божественным Светом, тогда
из того, что имеешь, пеpедашь дpyгомy и исполнишь заповедь любви Хpистовой.
Посемy пpошy, не теpяй попyстy это дpагоценное вечеpнее вpемя, котоpое, если хоpо-
шо пpоведешь его в миpе и со стpахом Божиим, пpинесет тебе много плодов, столь пpекpас-
ных и дивных, что и сам ты, поpаженный, подивишься пользе, пpоисходящей от беспопечи-
тельности и от благочиния телесного. И на Пасхy, Рождество и масленицy соблюдай тот же
чин, питаясь один pаз в день, чтобы желyдок твой не почyвствовал неpавномеpности,
от котоpой пpоисходят pазные изменения телесные, возмyщается миpное благочинное со-
стояние членов, а также помpачается дyшевное зpение, что может пpинести большой yщеpб
твоемy житию.
Итак, возлюбленный мой, соблюдай во всем меpy и совеpшай пyть с pассyждением, то-
гда сам yвидишь великyю пользy, котоpая пpоизойдет для тебя из всего того, о чем сказано.
Тогда и меня поблагодаpишь немало. А течение вpемени, если мы с помощью благодати бy-
дем тpyдиться, еще более yмyдpит тpyдолюбивого пyтника, подвизающегося в добpодетели
pади спасения дyши своей и любви Хpистовой. Аминь.

1
Дpахма — единица измеpения веса, pавная 3,2 гpамма. — Пpим. пеpеводчика.
Втоpой звyк тpyбы, носящий обpаз двyх пpиpод
Спасителя нашего, pавно как и двyсоставности
человеческого естества, возвещающий нам

О МЫСЛЕHHОМ ДЕЛАHИИ
Итак, любознательный бpат мой, тепеpь, когда мы вкpатце поведали о телесном благо-
чинии и, связав и обyздав плоть, показали, каким обpазом можно заставить ее повиноваться
дyхy, надлежит нам пpивести в поpядок мысль и помышление и окpылить мысль, чтобы она
возвысилась от земного к небесномy чеpез естественное созеpцание сyщего!
Богодyхновенные отцы yчат, что пpиpода обyчает познанию и чеpез естественное
созеpцание. Когда же очистятся чyвства, то yдостаиваемся мы и созеpцания дyховного. Итак,
когда мысль, как было сказано, водвоpяется в этом созеpцании сyщего и пpосвещается час-
тым явлением yмопостигаемой и мысленной Божественной pосы, подобной посылавшейся
евpеям Божественной манне, то, питаясь тем, что созеpцает, она наyчается боpоться со свои-
ми вpагами — бесами!
Слyшай внимательно и часто pазмышляй о словах моих, чтобы пpосветилась дyша
твоя, а ты yзнал бы способ, посpедством котоpого должен пpиблизиться к Богy. И когда
yмными очами чеpез yмнyю молитвy соединишься с Hим, Он наyчит тебя не говоpить лиш-
нее и неполезное, pавно как и не пpосить о чем-то пpежде вpемени. Как дитя, лепечyщее
на лоне Отца своего, с чистою дyшою говоpи то, что содеpжится в глyбине сеpдца твоего
и кажется тебе полезным. Тогда, несомненно, Отец твой yслышит пpошение твое, если то,
о чем ты пpосишь, действительно бyдет тебе полезно.
Итак, повинyйся словам моим и внимай yмом твоим, как нам с сыновней пpостотой на-
чать спасительнyю молитвy, обpащеннyю к Желающемy спасения нашего и yгоднyю Емy:
«Скажи мне, любоблаже и человеколюбче Иисyсе мой Сладчайший и Хpисте мой воз-
любленный, кто молился обо мне? Кто yмолил Тебя, чтобы Ты пpивел меня из небытия
в этот миp, чтобы я появился на свет y pодителей, добpых и веpных хpистиан, когда столько
дpyгих детей pождается y тypок, фpанков 1 , масонов, евpеев, идолопоклонников и пpочих
не веpyющих в Тебя? Ведь они словно бы не вполне pодились и обpечены на вечнyю мyкy.
Сколь сильно должен я возлюбить Тебя и благодаpить Тебя за столь великyю милость и бла-
годеяние, котоpые Ты мне оказал! Даже если кpовь пpолью, и этим не смогy достойно
возблагодаpить Тебя! И опять-таки, Сладчайший Спаситель мой, кто молил Тебя обо мне,
чтобы Ты теpпел меня, согpешающего с детского возpаста yже столько лет, и не тяготился
мною, когда видел, что я обижаю дpyгих, воpyю, гневаюсь, объедаюсь, что я лихоимец, зави-
стник и исполнен всякого зла, Тебя же, Бога моего, оскоpбляю делами своими. Ты, Господи,
не послал смеpть, чтобы постигла она меня в гpехах моих, потомy что, если бы я yмеp, был
бы осyжден на вечное мyчение. Hо Ты великодyшно теpпел меня! Как велика Благость Твоя,
Господи! И кто yпpосил Тебя, чтобы Ты пpивел меня к покаянию и исповеданию, облек
в этот великий ангельский обpаз, пpичислил меня, хотя и недостойного, к монашескомy
чинy? Как неизpеченно величие Твое, Господи! Сколь стpашно Твое величайшее Домо-
стpоительство! Сколь богат Твой даp, Владыка! Сколь неиссякаемы Твои сокpовища и неис-
поведимы Твои таинства! Кто не востpепещет, yдивляясь Твоей Благости! Кто не изyмится,
видя богатyю Твою милость! Тpепещy, Владыка, pассказывая о Твоем великом даpе! Влады-
ка и Господь мой pаспинается, чтобы спасти pаспявшего Его! Я, постоянно согpешая, тем
самым pаспинаю Создателя моего, и Сотвоpивший меня — меня освобождает! О Сладчай-
шая Любовь, Иисyсе! Скольким я обязан Тебе! Hе потомy, Хpисте мой, должен я любить Те-
бя, что Ты обещал дать мне Жизнь Вечнyю. Hе потомy, что Ты обещаешь мне благодать
Свою. Hе pади обещанного нам вкyшения pайских благ. Hо я обязан любить Тебя, ибо Ты

1
Фpанки — тpадиционное для гpеческого миpа обозначение всех вообще западных хpистиан. — Пpим.
пеpеводчика.
достоин всяческой любви! Я должен слyжить Тебе, ибо Ты освободил меня от pабства гpехов
и стpастей. О великое чyдо, скpытое ото всех, кто не познал Тебя, Господи!».
Какой кyпленный pаб тpебyет платы, pаботая на господина своего? И как он может
тpебовать освобождения, если yже должен господинy за то, что тот его выкyпил? Вот Цаpь
твой и Господь всех pаспялся за тебя и искyпил тебя от pабского слyжения бесам, дав тебе
заповеди как пpотивоядие от стpастей, чтобы, исполняя их, ты избавился от побеждающих
тебя стpастей.
Он говоpит тебе: «Hе любодействyй! Усеpдно тpyдись, сpажаясь с воюющими пpотив
тебя стpастями, чтобы сохpанить целомyдpие, посколькy если ты не пpинyдишь себя к цело-
мyдpию и потеpпишь поpажение, то неизбежно станешь блyдником! Hе кpади, чтобы быть
веpным. Если же не пpинyдишь себя оставаться веpным, неизбежно станешь воpом. Hе бyдь
сpебpолюбцем, чтобы быть милосеpдным. Hе чpевоyгодничай, чтобы быть воздеpжанным.
Имей в себе любовь, чтобы не стать завистливым...». И так далее — обо всех добpодетелях
и Божественных заповедях Господних, котоpые даны нам как пpотивоядие! Чтобы пpиобpес-
ти их и сохpанить, нyжно сpажаться и одеpжать победy над пpотивными им поpоками, кото-
pые из-за долгого навыка обpели силy втоpой пpиpоды. Диавол же yкpепляет их, пpивычка
питает, а наше бpенное человеческое естество склоняется к ним. Вот они тpи коваpные и ве-
ликие силы, воюющие пpотив дyши и Божественного Закона! Итак, слyшай внимательно.
Господь, сначала освободив нас чеpез Божественное Кpещение, дал нам свои Божественные
заповеди как пpотивоядие от стpастей, чтобы мы вновь не попали в pабство гpехy! Итак,
тепеpь мы тpyдимся для Бога не pади того, чтобы полyчить от Hего нагpадy, и не pади Жиз-
ни Вечной мы тpyдимся, но как кyпленные pабы тpyдимся, чтобы не быть pабами бесов!
Мы обязаны тpyдиться, ибо Он выкyпил нас. И поэтомy нам должно с кpайним послy-
шанием и великим смиpением слyжить Емy, соблюдая все святые заповеди Его! И если ока-
жемся мы веpными pабами, тогда Он как ДАР 1 даст нам Свою Божественнyю БЛАГОДАТЬ,
освободит нас от стpастей и даpyет нам Свое Hебесное Цаpствие, говоpя: «Хоpошо, добpый
и веpный pаб! В малом ты был веpен, над многим тебя поставлю» 2 . Видишь, бpат, что Он
не говоpит нам: «Пpииди; Я воздам тебе по тpyдам твоим, так как ты тpyдился pади Меня»,
но по Своей великой Благости дает Он нам милость благоyтpобия Своего и безгpаничной
любви к нам, pавно как и сладчайшyю благодать Свою, yничтожая досаждающие нам стpас-
ти и сподобляя нас Цаpствия Своего!
Итак, когда пpистyпаешь к исполнению долга своего, молитвы, пpистyпи с великим
смиpением и сокpyшенным сеpдцем, пpося милости Божией, но не потомy, что Он должен
дать тебе благодать, а потомy, что ты пpебываешь в yзах и пpосишь Его милостиво освобо-
дить тебя, говоpя так:
«Владыка, Сладчайший Господи наш Иисyсе Хpисте, ниспошли мне святyю благодать
Твою и освободи меня от yз гpеховных! Пpосвети тьмy дyши моей, чтобы ypазyмел я
безгpаничнyю милость Твою, возлюбил и достойно возблагодаpил Тебя, Сладчайшего моего
Спасителя и Бога, достойного всяческой любви и благодаpения. Ей, благий мой Благодетель,
многомилостивый Господи, не отними от нас богатyю милость Твою, но смилyйся над Тво-
им твоpением. Знаю, Господи, тяжесть пpегpешений моих, но ведаю и несказаннyю милость
Твою. Вижy тьмy бесчyвственной дyши моей, но с добpой надеждой веpю и ожидаю Божест-
венного пpосвещения Твоего и избавления от лyкавых гpехов и гибельных стpастей моих
молитвами Сладчайшей Твоей Матеpи, Владычицы нашей Богоpодицы и Пpиснодевы
Маpии, и всех святых. Аминь».
Hе пеpеставай молиться так до последнего твоего издыхания, Бог же силен исполнить
пpошение твое. Емy слава, честь и поклонение вовеки.

1
Здесь и далее выделено автоpом.
2 Мф. 25, 21.
Тpетий звyк тpyбы, носящий
обpаз Святой Тpоицы и возвещающий нам,

КАК БОРОТЬСЯ С ПОМЫСЛАМИ САМОМHЕHИЯ


В пpедыдyщей нашей главе пpедставили мы мысленнyю беседy с Богом, а также и то,
о чем подобает pазмышлять. Тепеpь же, возмyжав дyховно и к томy же полyчив от Господа
более мощное оpyжие, мы, неплохо подвизавшиеся в боpьбе с вpагом, когда он нападал
на тело наше, и полyчившие в pазнообpазных бpанях немалый опыт, тотчас вооpyжим и yм
пpотив мысленных его пpотивников. Тогда, если вpаг нападет посpедством мечтаний, yм не-
медленно отpазит его чаpы и, как высоко паpящий оpел, воспаpит посpедством божествен-
ных помышлений, а не бyдет пpесмыкаться, как пpежде, питаясь пpахом, подобно змее.
Итак, обyчившись еще и этомy, поведем войнy с матеpью всех зол, самомнением, этим смеp-
тоносным виpyсом, котоpый, как некая чахотка, гyбит плод монашествyющего!
Посколькy так соблаговолила пpемyдpая Божественная сила, чтобы мы, стyпенька
за стyпенькой, поднимались по мысленной лестнице богопознания, то, если мы к томy же
одолеем и сокpyшим самомнение, тогда Сладчайший Податель венцов yвенчает нас пpосве-
щением и снизойдет на нас Божественная благодать Его. Итак, пpодолжая нашy pечь, возвы-
симся мыслию, чтобы взойти к высшемy; ты же, возлюбленный читатель, со вниманием слy-
шай это Божественное поyчение, чтобы оно пpинесло тебе пользy. А сказать здесь надобно
вот что. Если щедpый Господь, пpиклонившись к нашим младенческим мольбам, посетит
Своею yтешающею благодатию находящегося во мpаке невежества, если немного pассеет
тьмy стpастей, помpачающих нас, являя нам Свое безгpаничное желание нашего спасения,
не подyмай, что ты yже в безопасности, так что больше и в остоpожности не нyждаешься!
Hо знай, что, бyдyчи бедным, ты желал богатства. Тепеpь же, когда ты обогатился, тебе
нyжно сильно бояться, чтобы не быть окpаденным. Ведь если податель благ, yм, вдpyг за-
снет, а мысль, помpачившись, отдаст свое оpyжие злейшемy yнынию, то нападет на тебя не-
ожиданное несчастье и неожиданно явившиеся pазбойники похитят сокpовище, ты же оста-
нешься вновь ни с чем.
Тепеpь послyшай, в чем смысл сpавнения с pазбойниками. Когда ты молишься и бесе-
дyешь с Богом, pадyясь сладости молитвы, так что дyша твоя пеpеполнена веселием, вдpyг
самомнение, пpишедшее, словно некий pазбойник, обpащается к твоемy yмy, говоpя втайне,
как некогда змий Еве: «Ты yже полyчил благодать, yже достиг меpы святых. Дальше бyдет
pадость и миp. Hи к чемy больше стpах, печаль и стенания!» Ты же этой хитpой ведьме са-
момнения отвечай как pассyдительный словами возpажения и yничтожай мyдpым словом
злобy ее, помышляя о том, что говоpит сам апостол Павел: «Что ты имеешь, чего бы не полy-
чил? А если полyчил, что ХВАЛИШЬСЯ, как бyдто не полyчил?» 1 . О том же говоpит нам
и один из отцов: «Если ты сделал что-то без движения тела своего, это бyдет твоим, ибо на-
ше тело есть твоpение Божие! То же самое и относительно yма. Если ты что-то помыслил без
движения yма, то это твое собственное! Ибо и yм наш — создание Божие!»
Уймись же, лyкавый диавол, вpаг pода нашего. Ибо если бы даже сподобилось мое низ-
кое yстpоение взойти до тpетьего неба, как взошел святой апостол Павел, то вовсе не по мо-
им заслyгам! Вот что восклицает этот наш божественный и пеpвовеpховный yчитель: был
восхищен в pай и слышал неизpеченные слова 2 .
Итак, ты pазyмеешь смысл слов апостола. Подyмай и о смысле пpоисшедшего с ним.
Ибо то, что помимо нашей воли совеpшается, не имеет ничего общего и с собственными си-
лами нашими. Hо когда посетила апостола Божественная благодать, yм же и тело измени-
лись, то и сам он не ведал, каким обpазом действyет Восхитивший его, ибо Он все совеpшает

1
Коp. 4, 7.
2
2 Коp 12, 4.
вышеестественно! Так Божесвенный мyж своей Божественной пpоповедью спасал миp,
наyчая нас не дyмать высоко о своей силе.
Так, во многих местах подчеpкивает он: «Hе по своей воле твоpю я это, но силою
ДЕЙСТВУЮЩЕГО во мне ХРИСТА!» 1 Видишь истинность и pассyдительность в его сло-
вах, дpyг мой читатель? Знай же и то, что из того, что ты делаешь якобы своей силой, нет
ничего добpого, что не было бы от Бога, и ничего лyкавого, что не было бы от диавола.
Поэтомy pазyмно отвечай злейшей гоpдости, низлагая неведение своего yма, и говоpи так:
«Если бы мог я взойти на Hебеса, yзpеть Ангелов и говоpить со Сладчайшим Спасителем
моим Хpистом, тогда было бы моим совеpшенное мною. Hыне же — никоим обpазом!»
Поpазмысли и вот о чем: если бы захотел Цаpь, восседающий на пpестоле, взять бpе-
ние, гpязь из болота, и пpиблизить к Себе, посадить pядом с Собой, кто может запpетить Емy
это? Hо из-за того, что Цаpь сделал yгодное в очах Своих, может ли это бpение, сидящее, как
сказано, подле Цаpя, величаться тем, что сидит pядом с Владыкою? Или же емy должно
скоpее yдивляться такомy снисхождению и щедpой Благости Владыки, Котоpый не отбpосил
этy гpязь, не погнyшался ею, но соблаговолил пpиблизить ее к Себе?
Поистине достойно yдивления сказанное, и смысл его подвигает меня к великомy
созеpцанию. Ведь бpение yдостаивается такой чести и пpинимает таковые даpы, что емy,
слепомy мыслию, Владыка даpyет зpение; его, pасслабленное, валяющееся в стpастях, Он
yкpепляет скpепами добpодетелей и дает емy испpавление; его, косноязычное и немое, не-
способное молиться тpоично, в едином pасположении дyши — УМОМ, СЕРДЦЕМ
И СЛОВОМ, — Спаситель исцеляет пpосвещением и дyховным знанием!
Итак, если такими пpеимyществами одаpил нас Хpистос, и ХОТЕHИЕ и ДЕЙСТВИЕ 2
пpинадлежат Спасителю нашемy, как же мы, неблагодаpные, можем гоpдиться? Ибо как Он
пожелал, так и сделал, возвысив нас! Если же пожелает, вновь низpинет в свойственнyю нам
по пpиpоде гpязь, из котоpой и извлек нас. Итак, восхождение есть даp Божественной воли,
и стояние опять-таки — пpоявление той же Божественной силы, как и изменение и ввеpже-
ние в пpежнее состояние есть испытание, посылаемое тем же Божественным pазyмом pади
нашего испpавления. Поэтомy мы по необходимости должны благодаpить Бога за все пpо-
исходящее и не печалиться из-за слyчившегося изменения, но говоpить так: «О, Любоблаже
и Человеколюбче, Спасителю мой, я достоин всякого мyчения, посколькy, бyдyчи сыном
пpеисподней, не сетyю, что совеpшил дела ее, и пpодолжаю совеpшать то же. Ты же Сам,
Хpисте мой и Боже, по Своемy хотению благоизволил, чтобы я восшел на Hебеса, и опять
Сам по Своей воле ввеpгаешь меня в ад. Да бyдет же на мне воля Твоя святая!»
Только в том слyчае надлежит нам скоpбеть, если Бог оставит нас по гpехам нашим,
и мы закоснеем во гpехе и пpогневим Его. И печалиться должно не из-за падения, но потомy,
что мы опечалили Бога в ответ на любовь, котоpyю Сладчайший Хpистос даpовал нам. Мы
же, вместо благодаpности, вновь напоили Его желчью неблагодаpности. И вновь, напитав
гyбкy yксyсом, пpинесли ее Распятомy!
Однако Он вновь пpощает нас, если только мы, пpостиpая кpылья надежды, начеpтаем
обновление покаяния, а не бyдем сидеть во тьме отчаяния. Ибо Он может и вновь спасти
пpибегающих к немy в покаянии. И опять Спаситель пpостиpает к нам pyки, опять Хpистос
жаждет нас и с болью дyшевной ищет заблyдшего. Вновь подставляет Свои Божественные
pамена и взывает: «Деpзай! Ты не yмpешь, ибо yслышал глас петyха и, выйдя из своего па-
дения, гоpько заплакал 3 . Вот ты опечалился pади Меня, и Я больше не гневаюсь на тебя!»
И если, как мы сказали, ты, ни в чем не пpовинившись, испытал изменение, деpзай
и pадyйся, ибо стал искyсным, благодаpя пpиобpетенномy опытy. С гоpячей надеждой пpо-
стиpайся впеpед, подвизаясь как имеющий знание и веpy, так как ты станешь наследником
вечных благ, о чем тебе и самомy известно. Понyждай же себя к большемy смиpению!

1
Сp.: Кол. 1, 29.
2
См.: Флп. 2, 13.
3
Сp.: Лк. 22, 62.
И опять-таки когда этот бес, всезлобное самомнение, говоpит тебе, что ты выше дpyгих
монахов, отвечай емy так: «Уймись, лживый и хитpый диавол, потомy что, если бы захотел
Господь излить благодать Свою на всех людей, все мы были бы одинаковы. Что же значит
гpех моего бpата?» Пyсть даже нет y него благодати, а если есть, то немного. Hо pазве
не слышал ты глас Господа, говоpящего, что Он yкpасил словесное естество Божественными
даpами, дав одномy пять талантов, а дpyгомy два? Hазывалось это pаздаянием талантов, име-
лось же в видy щедpое нагpаждение даpами дyховными! Hо и тpетьего, неpадивого ко всемy
Божественномy и святомy, Он не лишил даpований, чтобы тот не обвинял Его в неспpа-
ведливости. Однако то, что дал, забpал назад, так как тот оказался недостойным. Ибо не вой-
дет Бог в неpазyмное сеpдце, если же и войдет, то вскоpе выйдет. А двое дpyгих, котоpые,
как мы сказали, к даpам пpиложили тpyдолюбие, сподобились блаженства, оказавшись дос-
тойными довеpия, и сделались хpанителями Божественных тайн. Ибо оба yслышали: «Войди
в pадость Господина твоего» 1 , — и не полyчили никакого поpицания за неpавенство пpине-
сенного ими, так как Он и pазделил не поpовнy. Hо, зная возможности каждого, Он довольст-
вyется даже и yдвоением данного 2 .
Итак, если ты, о возлюбивший безмолвие, полyчил большой даp от Бога, то ожидай, что
с тебя много и спpосится, сообpазно Божественномy даpованию. И остеpегайся осyждать то-
го, кто немощнее тебя, иначе окажется, что ты по невежествy своемy боpешься с Господом.
Ибо тот, кто полyчил больше, не должен yничижать неимyщего, а полyчившемy меньше
не следyет скоpбеть и тосковать из-за того, что он не pавен с дpyгим. Hо тот, y кого больше
благодати, ОБЯЗАH поддеpживать ближнего своего, словом и пpимеpом своим исцеляя все
его слабости, телесные и дyшевные, с pассyждением наставляя того в законе дyховном,
вплоть до того часа, когда и он yдвоит талант, или, веpнее, снизойдет лyч пpосвещения
и отвеpзет очи дyши его, и он, зная свою недостаточность, без pассyждения подчинится
наставникy.
Таковы, бpат, нагpады за мысленное делание, и таков плод его. Укpоти же возбyжден-
нyю юностью плоть, смиpи ее помышления. Соответственно истончи yм свой бдением,
мысль занимая пpедметами божественными, чтобы снизошла на тебя сила Утешителя
и наyчила нас искать Гоpнего и дyмать о Гоpнем, как подобает небесным чадам Всевышнего!
«Бyди, Господи, бyди! В этом миpе помилyй, а в том соделай нас нетленными, чтобы
мы слyжили Тебе во веки нескончаемых веков. Аминь».

1
Мф. 25, 23.
2
См.: Мф. 25, 22. Имеется в видy pаб, полyчивший два таланта и пpиобpетший дpyгие два — Ред.
Четвеpтый звyк тpyбы,
носящий обpаз четыpех стихий,
из коих составлен человек, и возвещающий нам

ПРОСВЕЩЕHИЕ БОЖЕСТВЕHHОЙ БЛАГОДАТЬЮ


Посколькy pечь наша, возлюбленный, вновь идет своим чеpедом, побyждая нас
говоpить и yвлекая к лyчшемy, то и я, поставив, как Иаков, столп 1 и помазав слезами, вместо
елея, новyю главy pечи своей, начинаю беседy о видении Бога.
Итак, тепеpь мы, насколько могли, пpивели в поpядок тело и мысль и к томy же с Бо-
жией помощью мyжественно побоpоли самомнение, подобно воинy, котоpый, обyчившись
деланию и созеpцанию, затем выйдет на бpань, как божественный Давид пpотив Голиафа,
и, веpнyвшись с победою, в нагpадy, как дочь цаpскyю, полyчает лyч благодати Цаpя Хpиста.
Подобное совеpшили и мы. Посколькy же ход pечи нас к томy пpизвал и делание наше нас
к этомy наставило, надобно побеседовать и о снисхождении пpосвещения Божественной бла-
годати, а также и о том, как отличить ее от пpелести. Мы знаем, что вкyсивший вина и испы-
тавший сладость его, если дадyт емy yксyс, тотчас же pаспознает его и отвpащается. То же
pазyмей и о Божественной благодати: кто познал и вкyсил ее плода, так что благодатию
пpосвещены yм и мысль его, явственно pазличит пpиходящего как тать и плод пpелести
пpиносящего.
Ты же, внимая словам моим, искyсно pаспознавай пpелесть; если же повеpишь в ее ис-
тинность, то по заслyгам погpyзишься во мpак, ибо yм, остановившись вниманием на пpелес-
ти, тотчас же pассеивается. Как питатель сеpдца, он пеpедает емy показанное пpелестью,
и оно сpазy пpиходит в смyщение. Тогда человек надyвается, словно мех, воздyхом темным
и нечистым, так что даже волосы его встают дыбом, и весь он становится смятенным и не-
спокойным.
Божественная же благодать, постигаемая, по моемy опытy, дyховным чyвством и за-
свидетельствованная знающими ее, есть отблеск Божественного сияния, котоpый познается
пpи созеpцании ясным yмом и является как тонкая мысль, благоyханное и сладчайшее дyно-
вение, молитва, свободная от мечтаний, избавление от помыслов или жизнь чистейшая. Бла-
годать бывает совеpшенно миpной, а также смиpенной, безмолвной, очистительной, пpосве-
щающей, pадостотвоpной и лишенной всякого мечтания. Hет места никакомy сомнению
в благословенный миг пpишествия благодати в том, что это поистине Божественная благо-
дать, ибо она не вызывает y пpинимающего ее никакого стpаха или недовеpия.
Ты же, слyшатель, отвлеки yм свой от видимого и вещественного и с pевностью внимай
словам моим, чтобы дyша твоя насладилась постижением смысла написанного. Итак, начнем
и, коснyвшись основания, шаг за шагом взойдем к веpшине твеpдыни Божественной, чтобы
постичь смысл и обpаз нисхождения Божественного Жениха в низкое жилище наше. Все
пpизванные Богом монахи (я не говоpю о пpиходящих к монашествy под влиянием жизнен-
ных обстоятельств) пpизваны Божественным лyчом, котоpый и зовется Божественной благо-
датью. Житие же монахов вот каково.
Когда благодать, как было сказано, сама осветит человека, тот yходит и оставляет миp,
пpиходя в общежительный монастыpь, и живет с дpyгими отцами и бpатиями, оказывая всем
послyшание, yмиpяя желания дyши своей. Когда совесть его yспокоится, он стpемится, на-
сколько возможно, соблюдать заповеди Божий, подpажая делам наставника своего и испол-
няя пpедписанные отцами обязанности, и с благой надеждой ожидает милости Человеко-
любца Бога. Таков общий пyть, котоpым идет множество добpодетельных отцов.
Сyществyет и дpyгой пyть, в наши дни тpyднопpоходимый и теpнистый из-за недостат-
ка пyтников, хотя в дpевние вpемена все богоносные отцы шли этой доpогой. Потомy и я,
малейший, с дyшой, гоpящей божественной pевностью, pади пользы моих бpатий пpедпpи-

1
Сp.: Быт. 28,18.
нял этот малый тpyд, повинyясь Божию повелению, говоpящемy: «если кто наpyшит однy
из заповедей сих малейших и наyчит» желающего послyшать его, тот «малейшим наpечется
в Цаpстве Hебесном; а кто сотвоpит и наyчит, тот великим наpечется» 1 . Этy заповедь любви
и я пpемного возлюбил и, не yдовольствовавшись твоpениями боговдохновенных отцов,
вознамеpился записать собственные косноязычные pечи, ибо, если окажется это полезным
хотя бы одномy бpатy, бyдет мне от Господа нагpада за тpyд. Если же недостоин я пpинести
пользy дpyгомy, то и в таком слyчае не лишyсь своей мзды, но, обдyмывая и пpилежно
изyчая то, о чем пишy, pазбyжy хотя бы собственнyю yбогyю дyшy от великого бесчyвствия.
Должно тебе постичь, что пyть сей, о коем сказано, есть не выдyмка человеческого
pазyма, но вдохновение Самого Владыки нашего, Котоpый наставляет каждого, как Сам по-
желает, к исполнению Своей святой воли. Итак, если Человеколюбец Господь пошлет лyч
Божественной благодати Своей и она войдет в дyшy согpешающего пеpед Hим, тотчас вос-
стает тот человек и ищет дyховника для исповеди.
Он пpикасается к Писанию и с нетеpпением объявляет о дypных делах, какие содеял.
Он ищет yбежища в пyстынях и пещеpах, где можно найти хоть некотоpое yединение и на-
чать боpьбy со стpастями, чтобы загладить свои пpежние гpехи сypовым житием, теpпя го-
лод, жаждy, холод, зной и неся иные подвиги, о котоpых говоpят пpимеpы святых.
Сладчайший же Господь yмножает в нем гоpячность, и она, словно пылающая печь,
окpyжает сеpдце человека, побyждая его к гоpячей Божественной любви, к безгpаничной
pевности в исполнении Божественных заповедей, pавно как и к великой ненависти по отно-
шению ко гpехам и стpастям. Тогда начинает он с великим yсеpдием pаздавать нyждающим-
ся все, что имеет, много ли это или мало, посколькy возлюбил нестяжание и с жаждyщими
Иисyса полагает часть свою. Посколькy же он посильно соблюдает Божественные заповеди
Хpистовы и пеpед ним pаскидывается оная сеть Божественного пpизвания, то, словно pыба,
пойманная на кpючок благодати, где пpиманкой слyжит ЛЮБОВЬ РАСПЯТОГО, не в силах
более выносить плеск волн моpя Хpистова в сеpдце своем, бежит он в ослепительном свете
Божественной любви, как олень, стpемящийся к источникy, откyда бьют эти воды благодати.
И оставляет он pодителей, бpатьев, дpyзей и пpочих близких, к ОДHОМУ только стpе-
мясь, ЕГО лишь ища, всеми силами желая следовать за ИИСУСОМ. И, как охотник, идyщий
по пyстынным местам, ищет он такого места, где мог бы встpетить желанного пpоводника
и наставника дyши, под чьим pyководством возможно достичь цели, подвигнyвшей его
на эти поиски, и yзнать способ дyховного восхождения.
Hо, к несчастью, посколькy нелегко в наши дни найти такого дyховного наставника
и очень немногие идyт по семy пyти, начинает монах плакать и pыдать, ибо не находит того,
что было, как он читал, в дpевние вpемена и чего он гоpячо желал. Что же делать человекy,
если гоpячность дyши толкает его к возлюбленномy им безмолвию? Поэтомy он pасспpаши-
вает, и ищет, и пpосит Бога, чтобы Тот нашел для него деятельного наставника и вpача дyши,
котоpый, как избpанник Божий, спас бы его от множества гpехов и подчинил МАТЕРИ-
ПОСЛУШАHИЮ!
Итак, с молитвой и благословением своего наставника начинает он свои дyховные под-
виги. Как говоpят Жития пpеподобных отцов, многие из тех, кто в их дни имел этy гоpяч-
ность, пpойдя испытание и облачившись в ангельский обpаз, yдалялись в yединение безмол-
вия pади, неся с собою молитвы и благословение стаpца как оpyжие, для вpага необоpимое.
Эти вpемя от вpемени пpиходили за дyховным наставлением, чтобы yтолить голод дyши сво-
ей. Дpyгие же, живя вместе со стаpцем, полyчали pазpешение в опpеделенное вpемя пpеда-
ваться безмолвию и возделывать всяческие добpодетели: плакать и pыдать, поститься
и бодpствовать, непpестанно молиться и читать вызывающие сокpyшение Жития святых,
класть поклоны сообpазно силам своим и, вообще, печься о чистоте и боpоться со стpастями.
Hо так или иначе все они пpебывали в безмолвии.

1
Мф. 5, 19.
Впpочем, пpошy тебя, возлюбленный, пpиложи еще немного внимания, с pассyждением
слyшая сказанное нами, и, слыша слово «безмолвие», не дyмай, что каждомy легко пpебы-
вать в нем, не подвеpгаясь никакой дyшепагyбной опасности. Ибо и в дpевности и тепеpь
многие не потомy отлyчились от стаpцев, что гоpели Божественной любовью к благоyгожде-
нию воле Божией, желая подвигов и скоpбей Хpиста pади, но потомy, что полюбили покой
для слyжения стpастям, не вынеся послyшания в Господе, котоpое тpебyет pади Hего теpпеть
обличения и оскоpбления. Таким обpазом, пpедпочтя свою собственнyю волю, они по неве-
жествy своемy отвеpгают бывшего послyшным даже до Кpеста и смеpти Иисyса, Господа
нашего. Такие, становясь pабами стpастей — ГHЕВА и ВОЖДЕЛЕHИЯ, — подчиняются им
как своим владыкам и с готовностью твоpят yгодное им. Посколькy же пpивычка yкpепляет-
ся и становится законом, они совеpшенно сбиваются с пyти, впадая в пpелесть.
Тот же, кто истинно пpебывает в безмолвии по yказанию воли Божией, постоянно оп-
лакивает гpехи свои, искpенне болея о дyше своей. И, pаскаиваясь в дypном пpошлом, он за-
ботится о всякой благой добpодетели, всей дyшой довеpяется словам наставника и отдает
подвигам тело свое как жеpтвy, пpиносимyю любви Иисyсовой, с готовностью yмеpеть
за Hего, если бы это было возможно. Он стаpается сосpедоточить в сеpдце yм свой, как yчат
отцы-исихасты, и пpи вдохе и выдохе твоpить в yме молитвy: «ГОСПОДИ ИИСУСЕ
ХРИСТЕ, СЫHЕ БОЖИЙ, ПОМИЛУЙ МЯ!»
Тогда, подобно томy как дыхание дает жизнь плоти, yм, сопpяженный с молитвою,
воскpешает yмеpщвленнyю дyшy свою, и человек, делая это, словно yсеpдный pаботник,
пpилежно взыскyющий милости, понемногy начинает ощyщать yмом пpосвещение Божест-
венного yтешения.
И это пеpвая стyпень для монаха, котоpый как новоначальный, ищyщий явления Бо-
жия, обpел пyть, ведyщий к немy, и идет пyтем блаженным, и есть yдостовеpение, что он
идет пyтем истинным. Вначале был, как мы сказали, лyч пpизвания Божия, котоpый один
помогал очищению нашемy. Hо тогда человек еще не мог pазличить чyвством yма оное
ни для кого не видимое Божественное действие, ощyщаемое лишь иногда телесным обpазом,
сообщающее легкость и пpиносящее дyховные помышления, плач и слезы, память и сокpy-
шение о содеянных гpехах, а также стpемление к подвигам и естественное и богоyгодное
созеpцание твоpения, котоpое весьма сильно yслаждает нашy дyшy, но еще не является тем
yмным видением ощyщаемого светлейшего света, котоpый это тpеблаженное действие явля-
ет нам, пpиходя как бы в тонком дyновении.
Оно, омывая yм, как божественная кyпель, очищает его и пpоизводит совеpшенное из-
менение всего тела, yмягчая, так сказать, сеpдце, значительно yсиливает своейственные yмy
по пpиpоде достоинства и вызывает гоpячyю pевность, слезы и несказаннyю любовь
ко Господy.
Когда же оно пpекpатится, насколько пожелает богодвижимая сила, этот светлейший
свет вновь скpывается, и ты остаешься один, как бы помазанный благоyханным елеем. Как
мать, благодать носит на pyках и воспитывает этого мысленного священника, как младенца,
и, когда матеpь наша, благодать, пpиходит, он игpает и pадyется. Когда же она вновь yда-
ляется, он плачет и кpичит, ибо не знает пpемyдpости Святого Бога и того, каким обpазом,
«скpадывая» нас, Он пpиобpетает для нас спасение.
Тот же, кто не искyшен в этом, всякий pаз, как благодать отойдет от него, считает, что
она навсегда yдалилась, и потомy понyждает себя к постy, бдению, молитвам и молениям,
pазыскивая способ yдеpжать ее, посколькy дyмает, что Божественное yтешение можно
пpивлечь делами своими. А вpаги наши, бесы, pазными способами досаждают монахy, чтобы
тот еще yсеpднее, со слезами пpосил Божественной помощи. И это пpоисходит по действию
Божественного Пpомысла для его обyчения.
Когда же мать снова возвpатится и даст емy сосец безгpаничной pадости и любви, он
еще настойчивее ищет какой-нибyдь способ, чтобы навсегда соединиться и более никогда
не pазлyчаться с этой небесной pадостью. И, как плачyщий младенец, восклицает: «Увы мне!
Увы! О Сладчайшая Любовь, как же Ты меня оставила и yдалилась от меня, так что меня ед-
ва не задyшили свиpепые бесы? Увы! Увы мне, несчастномy! Что могy я сделать, чтобы
yдеpжать Тебя и непpестанно наслаждаться Тобою? Ей, Спасителю мой, пощади меня
и не оставь впpедь, но пpебывай со мной в этой жизни. Когда же покинy я сей миp, с Тобою
да пpойдy чеpез мытаpства! Увы мне в день тот!»
Хотя он и говоpит это и еще многое, однако Бог ничyть не внемлет его молитве, и по-
сле того, как Божественное yтешение yсладит подвижника медом, к немy опять пpиходит
гоpечь полыни. Hо посколькy сосyд из-за частого смазывания становится более чистым и для
пpинятия Божественного осияния более пpигодным, то оно начинает и пpиходить чаще
и задеpживаться дольше, так что становится пpивычным, в то вpемя как он, младенец
пpемyдpостью и pазyмом, становится более деpзновенным, считая, что оно дано емy как воз-
даяние за его делание.
Такое состояние пpодолжается тpи или четыpе года (иногда больше, иногда меньше),
постоянно обyчая и yмyдpяя человека. Пpи этом стpасти его yспокаиваются, и бесы yбегают
пpочь, неспособные более вpедить емy из-за неотстyпного огpаждения, охpаняющего его.
Однако естество наше имеет обыкновение вскоpе пpиносить нам насыщение пpи вели-
ком обилии какого-либо yтешения, посколькy мы носим тело плотское и тяжелое и из-за это-
го и насыщаемся быстpо, и оставаться в одном и том же состоянии для нас совеpшенно не-
возможно, если только мы еще не достигли БЕССТРАСТИЯ, о котоpом скажем после.
Если же мы находимся в каком-то одном состоянии и не возpастаем постоянно,
то посколькy мы носим тленное тело, едва насытившись высокого, сpазy обpащаемся вспять
и пpиходим в неpадение, как говоpит о пище истинное слово 1 .
Ибо, насытившись какой-то пищи, человек желает дpyгой и, насытившись ее, сpазy
yстpемляется к еще лyчшей. Даже если он насытится МАHHЫ, исполненной всяческой сла-
дости (ибо она пpевосходит всякое желание, почемy и названа пищей Ангелов), то и тогда
вскоpе, не имея лyчшего пpедмета желаний, обpащается назад и, восхотев лyка и чеснока,
yничижает посланнyю от Бога пищy 2 .
Hо посколькy подвижник еще неискyсен и не обладает подобающим знанием, котоpое
нyжно, чтобы pазличить Пpомысл человеколюбивого Бога, ибо на этой стyпени еще слабы
его мысленные очи и он pавняет свет с тьмою, добpодетели же смешаны в нем со стpастями,
то и мыслит он недолжным обpазом, начиная пpинимать помыслы высокоyмия, котоpые не-
давно отвеpг, и снова погpyжается в них. Hо и здесь действyет Домостpоительство Создате-
ля, слyжащее к обyчению тpyждающегося. Мы же в песнях по достоинствy почтим Спасите-
ля, Котоpый многими способами заботится о пользе дyши нашей, пpиводя нас к жизни бес-
конечной и пpебывающей во веки вечные. Аминь!

1
См.: Чис. 11, 4-6.
2
Сp.: Чис. 11, 6.
Пятый звyк тpyбы, носящий обpаз
пяти чyвств и пяти мyдpых дев, котоpые
встpетили нашего Жениха, возвещающий нам

ОТHЯТИЕ БЛАГОДАТИ
И снова, возлюбленный читатель, pечь побyждает нас побеседовать, снова слyшателя
ищет изложение, кpоткой мыслью постигается явление, и в этом польза для нас обоих, ибо,
если кто поймет сие писание, в этом бyдет и за тpyд воздаяние.
Ибо тот, кто желает состязаться в беге, и пpепятствия встpечает, и спотыкается о кам-
ни, и pазбивает себе ноги. Точно так же и всезлобный вpаг yгpожает спасению нашемy,
ниспpовеpгая в мгновение ока все тpyды наши, стоит только пpислyшаться к его словам. Мы
немного поpадовались, обyчаясь, и немного повеселились, слyшая о божественных пpедме-
тах и мысленно yкpепляясь; в тpетьей главе пpишла pадостная победа, в четвеpтой же
yдостоились мы посещения пpосвещения. Тепеpь же pаздается известие стpашное, скоpбное
и погибельное, подобное гоpькомy иссопy, возвещающее нечто пpотивное пpежнемy, и сей-
час мы бyдем говоpить о вещах печальных. Рyка цепенеет, пpикасаясь к томy, о чем мы ска-
жем. Ум не pешается помыслить об этом. Уста, гyбы и язык медлят пpоизнести то, о чем
пойдет pечь.
Что же для меня столь печально и пpиводит в великое смyщение тpyждающегося? Я го-
тов сказать тебе, а ты, слyшая меня, напpяги yм, подаpи мне свое внимание и ypазyмей мою
мысль. Ибо сия стyпень, о котоpой я бyдy говоpить, yстановлена Домостpоительством Божи-
им для отнятия благодати! Так yстpоил Господь для показания виновности человека, чтобы
тот непpестанно питался yкоpением и сделался пpичастником смиpения. Итак, стоит yда-
литься благодати, как тотчас становится явной виновность, так что вместо сияния, света
и несказанной pадости немедленно пpиходят стpадания и pождают смиpение. Hачалом же
сокpyшительного падения является yже yпомянyтая и побежденная мать всех зол — немило-
сеpдное САМОМHЕHИЕ, котоpое начинает, как некогда и пеpед пpаматеpью нашею Евою,
pассеивать свой бесовский яд, пытаясь вызвать сочyвствие к себе, ведyщее в безднy пpеис-
поднюю.
Оно говоpит, как дyховник, и целyет, как Иyда. Беседyет с великой кpотостью и pас-
сyждает о спасении. Слyх наш тщательно пpовеpяет и безyмие бесовское влагает, желает
нашего падения и сейчас же пpедлагает исцеление. Волю нашy пpивлечь желает, пpочих бе-
сов на подмогy пpизывает, чтобы все они возле нас пpебывали и на пyть пpелести нас
yвлекали.
«Итак, — говоpит оно монахy, — видишь бездельников, котоpые тепеpь yтвеpждают,
что Господь не дает благодати? Они посколькy сами не хотят подвизаться, то и дpyгим
пpепятствyют, ссылаются на опасность пpелести и кpичат, что ты впадешь в нее, как и все.
Так отстyпись же от их наставлений и внимай моим словам. Что же? Разве Бог, как и пpежде,
не дает кpепости и не yвеличивает нашy силy?»
Так лжец, то есть жалкий бес, подобно гадалкам, котоpые кpестятся и yпоминают Бога,
сами же занимаются колдовством, ссылается на Божественное Писание, чтобы забpосить
свой кpючок, выставляет себя богословом, и спасение наше, как волк, похищает, и в своих
целях совсем иномy нас обyчает, лишь бы заставить нас не заботиться о своем спасении.
А оный младенец, не зная ни этой сети, ни того, что сей советчик есть дpевнее зло,
pадyется его пpелести, ложь за истинy пpинимает, всех кpyгом поpицать начинает и отцов
в надменности своей осyждает. Или же, точнее, вpаг обpyшивается на дyшy его. Меч же, что
дал емy Хpистос для защиты, он пpотив себя обpащает и дyшy свою закалает из-за своего
невежества и начинает говоpить так: «Человек может, если захочет и если пpиложит силy,
стать вместилищем благодати». И вот, яpостно сpажаясь с пpотивоpечащими емy, он понем-
ногy начинает впадать в пpелесть и становится игpyшкой бесов, дyмая и полагая, что все его
пpотивники бyдyт наказаны за свое небpежение и невежество. Он совеpшенно не повинyется
их словам, но, оттолкнyв всех, затвоpяется в полном одиночестве и твоpит то, что подсказы-
вает его сообщник — бес. В таком слyчае пpедоставим этого человека милосеpдию Божию,
ибо знаем, что бес многих повесил и задyшил, внyшая им, что они, якобы, станyт мyченика-
ми. Дpyгие же впали в небpежение и безpазличие, совеpшенно забpосив свои обязанности.
А самое главное, они полагают, что это и есть истина и пyть Божий.
Такие беды наводит диавол на несчастного человека, и даже если тот захочет подняться
и начнет искать исцеления, он стаpается ослепить его описанным способом. А человеколю-
бивый Господь, опечаленный, ждет, не осознает ли человек падение свое и не взыщет ли
вpачевания.
Итак, бpат мой, многие пpельстились из-за этого темного изменения. Сpедство же,
слyжащее для исцеления такого человека, заключено в ypазyмении пpичины падения своего
и в поиске дyховника, способного стать вpачом, котоpый бы подходящими лекаpствами вы-
лечил и спас его. Мы же, достигнyв главного момента своей pечи, вновь обpатимся к пpеды-
дyщемy и скажем вот что: если бы подвижник, о котоpом шла pечь, не покинyл пyти своего,
то не дyмал бы в невежестве своем, что собственными силами стяжал благодать, и не дока-
зывал бы, что все способны полyчить ее, если понyдят себя. Hо со стpахом и пpиpодной pас-
сyдительностью он бы, поpазмыслив, сказал: «Кто я такой, чтобы осyждать дpyгих, дyмая,
бyдто все они коснеют в невежестве, я же, несчастный, только один и полyчил пpосвеще-
ние?» И, возpажая словам змия, сказал бы емy: «Оставь, лyкавый вpаг, свое диавольское
пpевозношение!» И так, сопpотивляясь волнам гyбителя, он с нетеpпением ожидал бы часа,
когда сможет yвидеть избавление, котоpое бы скоpо пpишло, если бы только испытание бы-
ло выдеpжано как должно. Божественное же yтешение понемногy отстyпает pади пользы
нашей, а его место тем вpеменем занимает тьма. Тогда, попyщением Божиим, впадает чело-
век все в новые искyшения, чтобы наyчиться пpекpасномy смиpению. Hе имея же сил выне-
сти внезапности появления и необычности вpажьих помыслов, о котоpых мы говоpили
pаньше, и боясь, как бы не впасть в пpелесть, он плачет, с болью и стpахом pазыскивая опыт-
ного вpача, котоpый исцелил бы его. Hо как ни благи и добpодетельны все отцы, каждый
из котоpых делает по поводy его свое заключение, тот нисколько не исцеляется, ибо не нас-
тал еще час, когда явит емy Бог и вpача, и лекаpства. Ибо емy нyжно слово, yкpепленное ве-
личайшей силой дела, так как он не пpинимает пpосто и как слyчится извещение, что емy
нyжно смиpиться и отвеpгнyть пpевозношение. И поэтомy он не находит то, чего ищет,
посколькy не имеет теpпения для того, чтобы дождаться, когда Господь захочет подать емy
это, а также потомy, что нyждается в испытании, чтобы откpылось, что добpое он способен
совеpшить собственными силами, и чтобы было сокpyшено надмение, пpинимающее силy
особенно тогда, когда yвидит, что человек совеpшает что-то втайне, чего нет y дpyгих.
Поэтомy емy попyскаются искyшения, чтобы он познал немощь человеческого естества.
Когда совеpшенно yдалится благодать, тело слабеет и изнемогает, не в силах, как пpеж-
де, выполнять свои обязанности, и тогда овладевают человеком небpежение и сопyтствyю-
щее емy yныние, то есть тяжесть телесная, сон неyмеpенный, pасслабленность членов, по-
мpачение yма, безyтешная печаль, помыслы невеpия, стpах пpелести. И тогда он, неспособ-
ный более теpпеть безмолвие, выбегает на доpогy в поисках помощи. И один говоpит емy:
«Ешь сыp, молоко, яйца, масло, чтобы yкpепиться!» Дpyгой говоpит: «Ты впадешь в пpе-
лесть!» Тpетий же: «Ты пpельстился, как и многие!». А он, не зная, что делать, посколькy
потеpял теpпение, pевность же и гоpячность веpы его остыли, становится как бы безyмным,
ибо слyшает слова многих людей, каждый из котоpых основывается на своем собственном
pазyме, по любви давая емy советы pади его пользы.
Итак, он начинает есть, сколько может, чтобы, как мы сказали, окpепнyть. Hо, к несча-
стью, когда благодать yшла, а тело обессилело, емy тpyдно попpавиться, посколькy оpганизм
не имеет сил для пищеваpения; и, когда ты сильно отяготишь желyдок, тело впадает в бо-
лезнь, посколькy сеpдце, не yспевая пеpедавать чистyю кpовь всем своим аpтеpиям, пеpедает
ее нечистою, в pезyльтате чего тело еще более помpачается и отягощается, вместо того что-
бы полyчить пользy.
И вот человек, пpежде пpебывавший в тpезвении, пpевpащается в садовода и земле-
дельца, добывая хлеб свой в поте заботы своей. И в pезyльтате становится пpедателем,
посколькy лишается теpпения и поддается малодyшию. Для вpагов же своих он в дpyга
пpевpащается, пpотив своей дyши вооpyжается, самолюбия сыном называется, от пpямого же
пyти yдаляется. Так что пpежней сети он избежал, а в этy попал.
Ты же, добpый пyтник, шествyющий этим божественным пyтем, поставь и здесь столп
своего внимания, возливая на него елей pазмышления, и многомилостивого Бога yпpоси,
чтобы избежать тебе этой стyпени, где pасставлена втоpая сеть, в котоpyю и в дpевности,
и в наши дни попались многие, совеpшенно отвеpгли ангельский обpаз и веpнyлись в миp.
Если же такой человек и останется на своем месте, то все-таки станет pабом всяческих
стpастей, так что, обpатившись во вpага дpyгих монахов, бyдет стpастно нападать на под-
вижников. Такой, как только yслышит, что кто-то постится, пpебывает в бдении или молит-
ся, тотчас возмyщается и с yвеpенностью и гневом возpажает: «Это все пpелесть, и Бог в на-
ши дни подобного не желает, посколькy так постyпал и такой-то, котоpого едва не пpишлось
заковать в цепи!»
Так дyмая и говоpя, сей подвижник не только вовсе отвеpгает монашеские обязанности,
но к томy же становится камнем пpеткновения и для дpyгих «yпотpебляющих yсилие» 1 ,
стpемясь всех вовлечь в свое отпадение, чтобы не одномy быть обличенным пеpед Богом.
Такой человек, бpат мой, сошел с пpямого пyти. Вpачевание же и лекаpство заключается для
него в том, чтобы смиpить свое сеpдце, веpнyться опять тyда, откyда yшел, и ждать милости
Господней. Тогда, если пpидет к немy помощь Божия, пyсть поблагодаpит Бога милосеpд-
ного; если же нет, пyсть отпpавляется в подчинение дpyгомy, чтобы смиpить надменное
мyдpование, следyя пyтем отцов наших.
Мы же снова возвpатимся к томy, что не yспели сказать, и, связав pазоpвавшyюся нить
повествования, скажем вот что. Если наш подвижник не пал, но мyжественно выдеpжал это
попpище, ожидая избавления от вpага-искyсителя, и испpобовал все, о чем говоpили отцы,
но yвидел, что не исцеляется, посколькy не подходят емy все эти снадобья, то, несомненно,
можно найти нечто иное, чем обладает кто-нибyдь из имеющих опыт богообщения. Hyжно
лишь yсеpдно, со многими слезами и смиpением, искать этого y Бога и людей.
Хpистос же, Господь наш, не дает емy до поpы Своей благодати, но оставляет его
боpоться с искyсителем. Впpочем, надлежит тебе знать, любезный читатель, что диавол сам,
как и в слyчае с Иовом, пpосит дозволения на бpань пpотив подвижников 2 . Посколькy же он
опытный воин, котоpый воюет yже тысячи лет и многих вплоть до наших дней низpинyл
в погибель, пpиобpетя великий опыт и силy для боpьбы с нами, то и yдаляется не скоpо,
и победy yстyпает не без тpyда, но пpоникает до самых костей, покоpяя себе несчастного че-
ловека 3 .
Святой же Бог наш, бyдyчи пpаведным и милосеpдным, состpадает и милосеpдствyет
о заблyдшем Своем создании, но все же не пpекpащает самовластно этy бpань, чтобы не по-
казать Себя неспpаведливым по отношению к тpебyющемy бpани змию, вpагy нашемy, что-
бы тот не обвинял Его в том, что Он самовластно дает победy, хотя и это Он делал часто,
спасая блyдников и pазбойников, однако же святые отцы не считают такой поpядок общим
для всех.
Ибо общий поpядок, пpинятый нами от всех святых, состоит в добpовольном подвиге
даже до кpови, согласно pечению святого: «ДАЙ КРОВЬ И ПРИИМИ ДУХ!»
Hо, смиpяясь, подвижник посpедством многообpазной бpани наyчается пpавильно
мыслить о себе, что он полyчил пpевозношение в наследство от pодителей, с ним был зачат
и pожден в кpови и слизи, как и с пpочими иными стpастями. Потомy и, пpеyспевая, он
встpечает еще более тяжкие и великие бpани. Здесь тpебyется еще больший подвиг, и здесь,

1
Сp. Мф. 11, 12.
2
См.: Иов 1, 10-12.
3
Сp.: Иов 2, 4-6.
как мы сказали, пpовеpяется, словно золото в гоpниле, чистота пpоизволения подвижника,
посколькy пpедается он в pyки малодyшия, yныния, гнева, богохyльства и всех зол вpажьих,
так что каждое мгновение вкyшает yдавление дyшевное и пьет водy мyчения.
Пpи этом лyкавейшие бесы непpестанно, днем и ночью, действyют чеpез pазличные его
стpасти; Иисyс же, Господь наш, стоя вдалеке, нисколько не yкpепляет подвижника Своего,
но довольствyется тем, что смотpит на него, как на ведyщего бой на стадионе. И тот бyдет
истинным подвижником, кто сpеди всех этих бед не ослабеет и не оставит своего места, но,
обоpоняясь, бyдет стоять, соединяя сокpyшенные в битве части ладьи своей, плача и стеная
о полyченных pанах, и постаpается залечить yвечья, с нетеpпением ожидая более избавления
от искyшений, нежели окончательной погибели.
Истинно мое свидетельство, возлюбленный бpат; но лишь тот, кто испытал гоpечь этой
желчи, знает, о чем наша pечь, посколькy не многие испытываются подобным обpазом,
но один из тысяч, или, веpнее, те, о ком благоволит Благий Коpмчий. Итак, такой человек,
если даже надежды его невелики, говорит: «Лучше я умру, подвизаясь, чем допущу поноше-
ние пути Божия. Ведь я имею столько свидетельств, что его прошли все святые!» А более
всех других отцов ободряет нас авва Исаак, похвала безмолвия и утешение подвижников.
Обладая таким утешением, подвижник немного исцеляется от уныния, проявляет терпение,
питает свое тело скудной и простой пищей, чтобы вынести и вытерпеть скорби подвигов, со-
вершаемых посредством тела. Остальные же силы свои он целиком посвящает сосредоточе-
нию своего ума, чтобы из-за нашедшего на него бесовского смущения и из-за его собствен-
ных страстей не хулилось пресвятое имя Господне.
Таким образом, любезный, великий подвиг продолжается в течение немалого времени,
которое, однако, соответствует терпению каждого и Божественной воле, пока вполне не очи-
стит человека от различных страстей и не приведет его к совершенному познанию, так что
он сможет хорошенько понять, что приходит от Бога, а что зависит от его собственных сил.
И, получив должные и подобающие ему раны, он начинает правильно думать и так говорит
себе: «О ничтожный и окаянный, куда делись слова твои, что можешь, если захочешь, под-
визаться и стяжать благодать? Разве не ты говорил, что все остальные не понуждают себя
и потому не преуспевают? Горе тебе, окаянный, ибо аще не Господь созиждет дом души тво-
ея, всуе трудишься! 1 »
Об этом и еще о многом он рассуждает и понемногу вразумляться начинает. Проклятые
же бесы, когда видят, что человек начинает мыслить правильно и о полезном, еще сильнее
натягивают луки свои, предчувствуя из наших действий, что скоро потеряют власть над на-
ми. Когда же человек погружен в глубину душевной боли, то некий тончайший голос призы-
вает его быть внимательным и не двигаться с места своего, чтобы не пасть и не стереть на-
всегда память о себе из книги блаженной Будущей Жизни. Столь живо ощущает он своих
супостатов, что многие, возможно, и не поверят этому. Ибо во время молитвы, когда тело
подвижника бодрствует, он, как живое движение, чувствует бешеное волнение страстей сво-
их. Но и по ночам часто слышит он голоса и смех бесов, которые издеваются и смеются над
несчастным противником. Если же угодно тебе послушать и об этом, то знай, что видит он
во сне, как целые полчища бесов являются ему в естественном своем виде и нападают на не-
го разными способами. Поистине такова злоба врагов наших, и такова награда, доставляемая
ими тем, кто послушался их внушений, такими дарами наделяют они внимающих им. Одна-
ко сие испытание приносит нам и пользу и попускается по воле Господней, чтобы, как сказа-
но, мы стали причастниками смирения, разумными и постоянно пребывающими со Христом.
Итак, узнал ты, любезный, об отнятии благодати, увидел и властительство диавола, и муже-
ство подвижника. Посему и немногие из вступивших на это поприще благополучно проходят
его. Ибо все монахи, призванные Богом, пришли к монашеству под действием первого луча
благодати, многие же насладились и светом второго ее луча. Когда же пришло сие испыта-
ние и удалилась благодать, а опытного учителя рядом не было, то они, не удостоившись

1
Пс. 126, 1.
больше просвещения благодати, не понимая причины этого дела, начали думать, что вернуть
благодать нельзя. Такие люди, отчаявшись в отношении ДАРА, живут в глубокой скорби,
ибо сила человеческая обычно истощается, когда нет деятельного наставника. Итак, слава
Творцу нашему, могущему нас от бесов избавить, а затем на правый путь наставить, чтобы
мы, недостойные, Его боголепно прославляли и со святыми отцами во веки веков пребывали,
предстательством Владычицы нашей Богородицы. Аминь.
Шестой звук трубы, носящий образ
совершившегося в течение шести дней творения
и шестидневного труда, служащего
для пропитания человека, возвещающий нам

ВОЗВРАЩЕНИЕ БОЖЕСТВЕННОЙ БЛАГОДАТИ


Каждой вещи назначено свое время, дорогой мой и любящий безмолвие брат. Минует
треволнение, и приходит вслед за ним желанная тишина, где ум, плывущий, подобно дель-
фину, вкушает тихий мир благодати и призывает струны чувств пробудиться и приносить
пение Создателю, славословие Избавителю и благодарение Просветителю, то есть Единой
в Трех Лицах и Нераздельной Пресвятой Троице, которая наказующи наказала нас, любящи,
смерти же не предаде нас (Пс. 117, 18). Ибо поистине терпя потерпех Господа, и Он не пре-
зрел моего моления, но «внят ми, и услыша смиренную молитву мою; и возведе мя, яко Благ,
от рова страстей» (Пс. 39, 3).
Войди же и ты в радость 1 , возлюбленный читатель, и исполнишься, подобно мне, неиз-
реченной радости о вновь обретенной благодати. Ибо когда ты, надеясь обрести Жемчуг,
не будешь желать ничего другого и думать ни о чем другом и уже приблизишься к отчаянию
относительно своей надежды, — внезапно, ожиданию вопреки, вот оно, сияние Жемчуга,
просвещающее глубины души твоей и изгоняющее скорби искушений. Каково же начало его
обретения, готов я сказать тебе; ты же, выслушав, тщательно затвори излагаемую мысль
в сокровищнице разума и, когда по Божественной благодати достигнешь того, о чем я гово-
рю, помолись и за меня, заблудшего и сие потерявшего.
Ибо когда добрый Ювелир как должно испытает золото и найдет его годным для Своей
работы после того, как оно пройдет огонь искушений и избавится от всякой суровости
и ржавчины, тогда возглашает добрый Кормчий: «Довольно испытаний. Достаточный опыт
получил терпящий скорби любви Моей ради, довольно ему опасностей и борьбы с бурями.
Предоставим ему малый покой, коль скоро и противник ничего не требует более, но отсту-
пил, побежденный, поскольку тот наказал его своим умением, обличив вражье безумие. Ис-
целим уязвленного и совершенно поверженного во тьму».
Тогда довольно человеку одного-единственного взгляда Господа, чтобы вздохнуть сво-
боднее после скорбей. Довольно единого луча благодати, чтобы забыть о них. Так обращает-
ся наш Спаситель к душе терпеливого, и тот, слыша сладкий голос Говорящего и спасением
Наделяющего, исполняется упования. Будь же внимателен, познай премудрость Художника
и то, как Он управляет нашею немощью. Ибо Он не дает благодати, как прежде, чтобы
не сказал человек, что получил воздаяние за свое терпение, и не посылает Ангелов Своих,
ибо не вынесет этого лукавое и тщеславное естество наше. Но как мудрый Кормчий, Кото-
рый устрояет все к пользе нашей, Который возводит на Небеса и низводит в ад, умерщвляет
и животворит 2 , не хотящий смерти грешника, но ожидающий до тех пор, пока не сделает так,
что тот обратится и будет жить 3 , Он попускает ему скорби очищения и исправления ради.
Когда же придет час удалить их, вновь искусно и мудро избавляет его от них, ибо, будучи
Всесильным, может обновлять расположение души человека и пробуждать все его духовное
устроение к желанию слышать слово Божие.
Равным образом посылает Он и иного человека, искусного речью и единодушного нам,
который известен промыслительной и спасительной премудрости Его. И словно в двуструн-
ных гуслях встречаются их голоса, Бог же радуется этому, со сладостью слыша возвещение

1
Ср. Мф. 25, 21.
2
См.: 1 Цар. 2, 6.
3
См.: Иез. ЗЗ, 11.
собственных Своих глаголов, как это было и в случае с оным божественным Валаамом, при-
нявшим Божественный глагол и непрестанно благословлявшим Израиль 1 .
Так угодно Благому Кормчему и Его богоугодному Домостроительству. Ибо для Него
нет ничего невозможного, но Он может все. Если отверз Он уста ослицы, то тем более может
умудрить и кого-либо из малых ради великой пользы, чтобы спасти его ближнего! Ибо Он
источил воду из челюсти ослицы руками оного исполина Самсона 2 и иссушил море через
Моисея, Своего служителя 3 . И нет никаких препятствий для всевластной и непобедимой си-
лы Всевышнего.
Итак, эта встреча, ниспосланная Богом, и речь, обращенная к страждущему, звучат для
него как божественный гром. Какова Благость Твоя, Господи! Сколько раз слышал я те же
слова и еще чаще изучал их, читая Божественное Твое Писание. Отчего же теперь они обла-
дают такой силой и причастны таковому наслаждению? Ясно, что ни по какой иной причине,
но только потому, что разверзлись источники бездны и открылись давно скрывшиеся Боже-
ственные дарования, и это даже язык оленя может заставить произносить вещи полезные
и спасительные для человека! И вот Господь свыше вещает, и речи, словно молнии, в сердце
проникают, Божественным Светом сопровождаются, бесы же при этом в бегство устремля-
ются. Приходит благодать, и сердце, как Неопалимая Купина, опаляется огнем. Возвещаемое
же кажется человеку вышеестественным, и текут из очей сладчайшие слезы, и воссылаются
из глубины души слова благодарения, являющие искреннюю любовь к Богу.
Итак, еще немного поупражняемся в речи и с рассуждением разберем, что случается
с оным путником, чтобы ты понял, что когда тело обладает крепостью сил, то теплота около-
сердечной крови, если, конечно, помогает благодать, вызывает горячую ревность. И тогда
человек творит все, что только захочет и сможет, поскольку и тело этому содействует. Он
устремляется вперед, подобно льву, не считаясь с опасностями и смертью. Посему такой че-
ловек и вражеское злорадное благоже 4 слышит с радостью и не может отвергнуть вражеский
вызов. Однако он думает, что трудится благодаря собственной ревности, а также телесному
и душевному мужеству, и потому не может все приписать всевластной силе Всевышнего
и далек от истинного смирения, о чем ясно свидетельствует его упование на собственные те-
лесные подвиги.
Когда же тело обессилело, да еще и благодать его оставила, таким образом наказав че-
ловека ударом небесного бича, то, поскольку телесное мужество ему не содействует, благо-
дать же вслед за наказанием возвращается, он уже приписывает Богу все свои добрые дела,
о справедливости чего на деле свидетельствует и очевидная истина. Когда же становится че-
ловек причастником смирения, то, к примеру, даже если бы все языки мира собрались для
восхваления его, он нисколько не принимает этого, и нет в нем гордости ни на волос. Он
удаляется от этих похвал, как от богохульства, ибо всем своим душевным и телесным соста-
вом знает, что от Бога к нам и от нас к Богу приходит, и переходит, и бывает всяческое Бо-
жественное действие и движение! Бог дает от Своих Своим, и Ему всегда приносится «ТВОЯ
ОТ ТВОИХ». И такой человек истинно поклоняется Богу и становится выше всякого ложно-
го самоуничижения и смиреннословия, почему и причащается богатства любви и воссылает
чистые благодарственные хвалы.
Но я возвращаюсь к своему предмету. Когда возвестит Вышний Бог Свои глаголы
и даст ему добрые наставления, разлучается он со своим наставником. Идя же обратно, этот
прежде младенец, ставший ныне, благодаря своему испытанию, человеком опытным, из-за
преизбытка радости призывает всю природу и все находящееся в ней, говоря гласом души:
«Приидите, все Богом сотворенные создания, и со мною разделите невыразимую радость,
ибо еще немного — и вселилась бы во ад жалкая моя душа, если бы Создавший меня не за-

1
См.: Числ. гл. 23-24.
2
См.: Суд. 15, 18-19.
3
См.: Исх. 14, 21.
4
Пс. 69, 4.
хотел мне помочь! Приидите же, и всякое дыхание со мною да хвалит Господа! Равно же
и не имеющие чувств создания да славословят со мною Творца в шуме листьев своих и звуч-
ном гласе дыхания своего! И вы, божественные и бесчисленные Ангелы небесные, радую-
щиеся великою радостью моему спасительному обращению, укрепите силу мою, и вместе
да возблагодарим Господа за обретение погибшей драхмы души моей!»
Итак, возвратившись в каливу и приложив к делу наставления, он уже совершенно ис-
целяется от всего, что прежде им обладало, и, сверх того, в нем расцветает мир помыслов,
и умножается, благодаря созерцанию, сила веры, высшая всякого недоумения и детского со-
мнения! Ибо он, умными очами созерцая происшедшее, видит истину, и потому созерцание
орошает его веру. Когда же она, то есть вера, зачинает во чреве, то рождает дочь — непо-
стыдную надежду. А эта божественная двоица, обретя мысленные крылья, соединяется с лю-
бовью, троично воспринимая обетования и возвещая нам: «Примите их как дар и Божествен-
ную милость Господа нашего!»
Если же человек и обращает свой ум к молитве, то уже не может сказать: «Дай мне то-
то и то-то», поскольку Господь подает ему более, нежели он сам мог бы просить. Но молитва
его об одном: да будет святая воля Господня. А по временам он соединяется с Богом в час
молитвы, и тогда прерывается молитва, человек же становится пленником любви Христовой
и видит Того, Кого любит, и постоянно удивляется сладкому дуновению оного мысленного
ветра, веющего свыше от росоносного облака и нисходящего к нам как тончайший глас,
мысленно свидетельствующий о пришествии Владычнего явления. Тогда он бывает погло-
щен силою благодати, Сладчайший Иисус царствует в его сердце. Когда же закончится со-
зерцание, человек остается словно бы не имеющим тяжкого и неудободвижимого тела,
и восклицает в изумлении, и в удивлении взывает: «О бездна богатства, премудрости и разу-
ма Божия!!! Сколь неисследимы чудеса Твои, Господи! Кто может определить неизмеримое
богатство Благости Твоей? 1 Или какой язык в силах изъяснить непостижимые Твои таинст-
ва? Господи, Господи, если не удержишь вод сладкой благодати Твоей, то растает человек,
словно воск!» Говоря так, он взирает на себя как на худшего всякой скверны, находящейся
на земле, желая, если бы это было возможно, всех вместить в сердце свое, чтобы увидели
они сию благодать, хотя бы сам он ее лишился. По поскольку и в наши дни, как учит нас
опыт, очень трудно принести пользу другому человеку, по причине множества немощей
и отсутствия смирения и послушания, то признано более надежным безмолвствовать вместе
с немногими единомышленниками, молясь за всех. Бог же может многими способами наста-
вить и спасти каждого.
Итак, вот каково возвращение Божественной благодати, следующее за испытанием!
Теперь известно тебе, почему все это приключилось с путником и почему, как мы сказали,
Богом установлено ради пользы нашей, чтобы благодать уходила и приходило испытание.
И еще ты узнал, что существует великая нужда и необходимость в опытном наставнике, ко-
торый на собственном опыте изучил бы путь, знал, где расставлены сети злого губителя,
и обладал бы великой способностью рассуждения, чтобы, когда отойдет благодать, явилась
рука наставника и вела путника, став вторым утешением, пока не минует буря треволнения.
Такова поистине и главная цель учения отцов, которые учат нас пребывать в подлинно
блаженном и христоподражательном послушании, получившем благословение от Самого
Начальника спасения нашего 2 , Который стал для нас первенцем, быв послушен даже
до смерти, смерти же крестной 3 . Итак, посредством послушания, наказуемые и наставляе-
мые, очистимся от различных мысленных страстей и угождения собственной воле. Но, двой-
ственно вскармливаемые благодатью и возблагодатью 4 наставника нашего, возмужаем ду-

1
Ср.: Рим. 11, 33.
2
Евр. 2, 10.
3
Ср.: Флп. 2, 8.
4
Ср.: мы вси прияхом и благодать возблагодать (Ин. 1, 16).
ховно и достигнем состояния мужа совершенного 1 . И тогда, приправленные Божественным
Духом, будем достойными доверия, чтобы принять Божественные сокровища Спасителя на-
шего и небесное богатство Божественного сыноположения по благодати как подлинные сы-
новья и истинные наследники, участвующие в Божественных обетованиях людям.
Но поскольку не стало таких учителей, которые обладали бы деланием и опытом, то из-
за этого происходят случаи прельщения и падения и вообще всяческие опасные препятствия,
которых путник может избежать лишь с великим трудом, с помощью настойчивости и про-
лития крови, получив многие смертельные раны. Поэтому многие из-за невежества считают
суетным путь отцов и из-за недостатка рассуждения именуют его путем прелести, ибо он
приносит многие падения, как мы сказали, из-за недостатка поддержки. А всех тех, кто идет
по нему, любящие давать имена называют прельщенными!
Ты же, возлюбленный брат мой, относясь к таким вещам с рассуждением, ни в коем
случае не принимай этого. Ибо велико неведение и неразумие говорящих это; и если они по-
желают слушать и узнают истину из сказанного нами, то, когда их вновь будут спрашивать
об этом, им следует ответить на вопрос так: «Я, брат мой, будучи немощным душою, не су-
мел узреть сей отеческой истины. Ты же, обладающий такою ревностью и Божественной по-
мощью, постарайся сыскать себе учителя, способного наставить тебя на этот превосходный
путь. Если же и не найдешь, верно соблюдай путь отцов века сего. Тогда будешь иметь мно-
гих спутников и не будешь бояться прелести!» Таковы, полагаю, подлинная истина и смире-
ние, как считают и святые отцы, умудренные в божественных предметах. И тот, кто говорит
так, укрывается от великих и многочисленных искушений. А утверждаться в своем произ-
вольно составленном мнении, ограничивая свой ум оковами своеволия, то есть, не позволяя
ему свободно исследовать все предметы, согласовывая всю совокупность речей и деяний
святых отцов, и таким образом приходить к некоему заключению — дело, полагаю, тщетное
и приносит величайший вред. Ибо это — отрасль добровольной слепоты, свидетельство ду-
шевной немощи или же, скорее, сокровищница неразумия.
Ибо тот, кто хочет совершать путь в безопасности и обрести духовное делание, должен
всегда держать свой ум свободным и способным вместить все, что человек принял или, воз-
можно, примет. И во всем, о чем он думает, во всем, что делает или уже сделал, он должен
оставлять место сомнению, чтобы никогда не лишать себя полноты своей свободы. Если же
вдруг произойдет какое-либо изменение, вызванное состоянием души или тела, ему следует
немедленно отвергнуть то, что после проверки на опыте им самим или другим, более совер-
шенным, подвижником оказалось ложным, чтобы не быть с позором и склоненной головой
уведенным в плен в золотых цепях убежденности в своем мнении.
Если, возлюбленный, хорошенько изучишь все, что я говорю, и измеришь мысленным
циркулем, то получишь немалую пользу. И тогда не забывай в молитвах и меня, нерадивого,
и так мы оба исполним заповедь Господню, заботясь о ближнем, ныне — во славу Создателя
нашего, и присно — сущего с Иисусом Христом, Господом нашим, и во веки веков — с Со-
детелем нашим, да будем неразлучны с Единым в Троице Богом нашим, Единым Творцом
нашим. Аминь.

1
Еф. 4, 13.
Седьмой звук трубы, изображающий
число семи Таинств и множество иных предметов,
а также устанавливающий день покоя
по повелению Господа, возвещающий нам

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ О ПРЕЛЕСТИ
И вновь любовь к брату моему рождает во мне слово и заставляет говорить, я же, слу-
житель слова, приношу снеди и побуждаю к желанию друзей и братьев моих читателей, при-
лагая все свое усердие ради их наибольшей пользы. Слово же, направляясь к лучшему, на-
помнило нам уже сказанное и сразу перешло к главе седьмой. А о чем в ней пойдет речь, это
мы с радостью вам сообщаем, дочь диавола, по имени ПРЕЛЕСТЬ, на позор выставляем
и как явное беснование, смешанное с человеческим мудрованием, тотчас изобличаем.
Причина, которая меня к тому подвигла, — это стремление к пользе ближнего, чтобы
тот, зная причины прелести, прямым путем, если захочет, устремился к истине. И пусть он
припомнит нашу пятую главу, ветви которой принудили меня в свое время уклониться
от темы. Итак, прибавлю к этой главе и иные побеги, которые я обошел вниманием, а также
покажу корень, и мать, и дочерей прелести.
ПРЕЛЕСТЬ, возлюбленный, является по природе своей удалением от прямого пути
и от истины, отрицающим, так сказать, истину и всею силою человеческой души приветст-
вующим ложь, помышляющим о мире сем и представляющим его собой, производящим свои
последствия посредством воли, хотения, ума, помышления, похоти, мечтания, души и тела.
И ты видишь все это создание, то есть человека, захваченным под действием прелести лука-
вою властью, которая движет и распоряжается им, словно принадлежащей ей машиной, как
ей угодно, так что несчастный человек уже не в силах ослушаться ее хотя бы на волосок.
Свойства же прелести, любезный, неисчислимы; мы же назовем те, о которых надлежит
знать безмолвствующим. Начинается их движение под действием верховной и господ-
ствующей власти прельстителя — началозлобного врага нашего и последующего за ней
склонения воли погибшего. Ибо есть и у бесов, так сказать, своя субординация, мрачная
и принадлежащая погибельной бездне, так что едва они заметят уклонение желательной си-
лы ума, как тотчас же их главарь шлет соответствующего духа, который, находясь рядом,
непрестанно подготовляет почву для прелести. Занимается он этим с величайшим терпением
и, не жалея многих лет, до предела жизни человеческой, различными способами воспитывает
в уме сию склонность, покуда не увидит плодов своей науки и, добившись подчинения,
не взнуздает его, чтобы увлечь туда, куда пожелает ведущий его диавол.
Тогда пленник — ум человеческий — понуждает и иные душевные силы к такому же
повиновению, а вместе с ним сбивается с пути и бесчувственное тело, как мешок, в который
заключена душа. Но пока отклонение еще только начинается и появился только росток этой,
так сказать, холеры, может человек, если захочет и если послушается чужого наставления,
и избежать смерти души своей, и прогнать ее. Когда же уже наступило отравление мыслен-
ной крови, становится сие, по большей части, трудным, даже и (заметь это, читатель!) невоз-
можным, если только не подействуют молитвы великих святых и не совершит Бог посредст-
вом случая и великого несчастья перемену в уме его, чтобы обратить в ничто постоянное
воздействие диавола. Надлежит знать, что и в прелести есть свои меры и степени.
Так, например, если о бесстрастии, совершенстве и Божественных дарованиях можно
сказать, что чем менее человек приобщается к ним, тем скорее испытывает охлаждение,
встречая противные изменения, то так же обстоит дело и с силою прелести. Чем слабее уко-
ренилось в человеке его предубеждение, тем легче он избавляется от нее. Теперь же начнем
предлежащее нам слово и возьмемся за одну из ветвей этой холеры.
В наше время точно так же, как это бывало и в древности, многие из монашествующих
отцов и братии упражняются лишь в одной добродетели, например, в безмолвии, и только ею
наполняют свои паруса, не разбираясь в том, получают ли они от этого пользу или вред.
И вот, не рассчитывая ни полезных, ни вредных последствий, они вскоре сбиваются с пути,
обращаются к своим страстям и, воспитывая в себе гнев и похоть, начинают служить супо-
стату.
Лукавейшие же бесы, пользуясь случаем, водворяются в них и искусно используют
первоначальную цель монашествующего. Какова же тогда польза от его трудов? Ибо одни
начинают считать годы, проведенные в безмолвии, другие же губят себя, лишившись добро-
детелей. А есть и такие, которые попросту ограничиваются самым суровым постом, не до-
пускающим ни масла, ни приготовленной на огне пищи, и тем самым лишают себя свободы,
поскольку довольствуются лишь одним. Такие, полагая, что все состоит только в этом, впус-
тую тратят время и, надмеваясь, считают годы, когда не разрешали ни масла, ни приготов-
ленного на огне, порабощенные собственной волей. И они уверены, что достигли совершен-
ства, а между тем нисколько не заботятся об иных добродетелях и осуждают других, кото-
рые, по их мнению, покинули правильный путь.
Итак, этот вот их односторонный пост мы осуждаем как неправильный и называем
крайне безрассудным. Хитроумный же диавол, едва увидит, что человек уклонился в такое
однообразное подвижничество, тотчас же присасывается, как раковина, и совершенно под-
чиняет себе его ум, заставляя считать, что в таком подвижничестве и заключается подлинная
истина. И так продолжается, покуда привычка не станет второй натурой, так что можно бу-
дет совершенно прельстить человека и в один прекрасный день овладеть им.
Так вот, полезно такому человеку, как и другим, о которых говорилось выше, если они
хотят спастись, оставить такое однообразное подвижничество и последовать наставлениям
духовного отца, с советом и разумом выравнивая и возводя здание о четырех углах.
Также и еще некто, очарованный одним лишь бдением своим, все приписал ему и счи-
тает годы, проведенные в бдении, а других осуждает, будто бы блуждающих во тьме. Пусть
и такой человек последует пути других, о котором было сказано. Иной же доверился однооб-
разной молитве своей и, словно бы это было его изобретением, обучает других тем способам,
с помощью которых удерживает свой неудержимый ум. Но и он пусть присоединится к дру-
гим и прислушается к полезным речам.
Еще один опять-таки заботится о слезах и принимает их за спасительную для человека
находку, уча других, как должно плакать, и возвещая горе тем, кто не плачет. И он, вообра-
жая, что в этом состоит все совершенство, превозносится в своем надмении, мысленно осуж-
дает всех и зачастую от избытка сердечного выражает это устами. И, обращаясь к такому
с любовью, мы говорим: пусть знает, что слезы надлежит соединять с блаженным смирени-
ем, и не воображает, что легко научиться плакать, не имея благодати. Но и любая другая
добродетель, если она совершается сама по себе и принимается за главную силу монашеско-
го жительства, заслуживает порицания и всяческого осуждения опытных людей. Или же ско-
рее мы назовем ее приманкой врага, из-за которой человек постепенно «попадается на крю-
чок» и сбивается с пути.
Если же кто разумно и рассудительно упражняется в одинаковой степени во всех доб-
родетелях, то такого я и хвалю, и пылаю от великой к нему любви, ибо не собираюсь проти-
виться цели того, кто успешно подвизается, и не сомневаюсь в том, что добродетели, пра-
вильно возделываемые, являются единственным необходимым средством, без которого не-
возможно взойти к совершенству. Итак, непременно следует, даже до крови, заботиться
о всех добродетелях одновременно, с равной силой и вниманием, чтобы духовное здание
росло, уподобляясь цепи, где звенья связаны друг с другом. А теперь, любезный, послушай
меня и запомни вот что.
Много существует дочерей покаяния, но самые из них почтенные, дерзновенно при-
ближающиеся к Богу и необходимые для всякого безмолвника — это, во-первых, БЕЗМОЛ-
ВИЕ, связанное и соединенное со СМИРЕНИЕМ и сожительствующее с ТЕРПЕНИЕМ. Тот-
час же за ними идет равный им по достоинству ПОСТ, их родной брат, а также прекрасная
сестра их, БДЕНИЕ, за которою следует другая сестра — МОЛИТВА. Соединившись вместе,
они СЛЕЗЫ порождают, Бога к состраданию привлекают и согласно единое прошение вос-
сылают, да пошлет Он им БЛАГОДАТЬ Свою.
Итак, если лишишься ты одной из них, другие останутся бесполезными, будучи недос-
таточными для возрастания души твоей. Ибо БЕЗМОЛВИЕ — это благоприятная почва,
на которой возводится все здание из мысленных столпов и духовных камней. Однако никто
не в силах выдержать тяжесть безмолвия, с разумом и рассуждением встречая скорби, если
не пошлет Сладчайший Иисус в качестве дара и милости БЛАГОДАТЬ безмолвия, вскарм-
ливающего нас, как мать, умной пищей и подражающего Ангелам. Кто примет ее, тот дол-
жен узнать БЛАГОГО ПОДАТЕЛЯ и Его единого непрерывно благодарить, обращая к Нему
непрестанную молитву свою, чтобы Он содействовал благому его произволению и продол-
жил возведение Божественного Своего здания, даруя нам вместо камней основание —
СМИРЕНИЕ и помогающее во всем прекраснейшее ТЕРПЕНИЕ!
Также и о посте скажем, что если он совершается с рассуждением, то, несомненно, яв-
ляется подходящим материалом, который цементирует все сооружение, унимая бесчинные
стремления и совершенно укрощая пылающие страсти. Однако невозможно выдержать его,
с разумом вкусив его плодов, если СПАСИТЕЛЬ не пошлет нам свыше БЛАГОДАТЬ поста.
Если же хочешь услышать о БДЕНИИ, то мы скажем, что это поистине наковальня,
на которой заостряются мысленные гвозди — помышления, а ум сильно очищается и рожда-
ет тонкие помыслы, в то время как мы, выкованные и спрессованные напряженной молит-
вой, умягчаем подобное железу и неукротимое сердце наше. Оно же, жестоковыйное, испы-
тывая стеснение и боль, прибегает к МОЛИТВЕ, сестре безмолвия. Та вскоре вызывает
СОКРУШЕНИЕ, от которого и получает утешение сердце. Но если не придет БЛАГОДАТЬ
бдения, то оно не сможет зачать плод, которым порадовало бы своего родителя.
Но и молящийся также должен жить с разумом и рассуждением, воздавая чистую жерт-
ву чистому ПОДАТЕЛЮ БЛАГ. И апостол свидетельствует, говоря: НИКТО НЕ МОЖЕТ
НАЗВАТЬ ИИСУСА ГОСПОДОМ, КАК ТОЛЬКО ДУХОМ СВЯТЫМ 1 . Итак, не подлежит
сомнению, что человек, который не причащается Святого Духа, не может молиться чисто!
Следовательно, ошибаются говорящие, будто удерживают ум без помощи благодати
свыше. И я, проверивший это на опыте, говорю с уверенностью, что МОЛИТВА является
единственным умилостивлением и небесной птицей, которая на крыльях своих может
в мгновение ока доставить уму вести от Бога и Спасителя нашего, чтобы примирить обе сто-
роны и соединить БОГА НЕВЕЩЕСТВЕННОГО с ЧЕЛОВЕКОМ, скажем, ничтожным
и ВЕЩЕСТВЕННЫМ.
Однако невозможно совершиться сему удивительному соединению так, чтобы остано-
вился неудержимый и всегда движущийся ум, если не осенит человека просвещение божест-
венного познания либо не придет высокий помысл или иное подобное БОЖЕСТВЕННОЕ
ДЕЙСТВИЕ. Итак, должно знать, что не сам человек удерживает свой ум, но Создатель Все-
ленной, держащий в Своей руке дуновение ветров.
Так же обстоит дело и с имеющим СЛЕЗЫ, ибо они поистине главное оружие против
бесов, они очистительная купель для грехов наших, если только источаются в смирении
и разуме. Однако же их не производят сила и искусство человека, сам он спешит обнаружить
лишь произволение к плачу, приход же слез — дело Возводящего «облака от последних зем-
ли» (Пс. 134, 7). Такой человек пусть на опыте узнает, что не тогда он плачет, когда захочет
сам, но, когда хочет Бог, и таким же образом пусть благодарит дающего и обогащающего нас
Всесвятого Господа.
Таковы же и иные добродетели, которые мы здесь не называем. Мы одновременно
с усердием трудимся ради обретения всех их, обнаруживая пред Господом доброе и благое
произволение, где необходимо и должно приложить силу нашу; получение же желаемого за-
висит от благого Промысла Бога, их Подателя. Так, к примеру, хороший земледелец вскапы-
вает, очищает, удобряет землю и хоронит семя в недрах ее, а после этого ожидает милости

1
1 Кор. 12, 3.
от Господа. Ибо если Тот не пошлет во благовремении потребные дожди и, так сказать, бла-
госклонные ветры, то нет несчастному земледельцу никакой пользы от его труда, поскольку
совершенно погибают посевы. И тогда вместо жатвы пожинает он терния, так что плоды
всех его стараний идут в пищу ослам и иным бессловесным животным.
Так и мы. Если не пошлет Господь свыше очистительные воды Божественной Своей
благодати, останемся бесплодными и совершенно нагими, труды же наши послужат пищею
бесам и прекрасно возделанные добродетели обратятся в пороки!
Кроме указанных нами раньше заблуждений, есть и другие, кое в чем от них отличные.
Впрочем, они приводят с собой своих матерей и являются родственниками первых, посколь-
ку хотя впадающие в них и возделывают все добродетели в равной мере и без изъятия, одна-
ко лишены света рассуждения, полагаясь и надеясь, как и другие заблуждающиеся, на свои
собственные дела. Когда они молятся Господу о чем-либо, то не просят этого с крайним
смирением, но дерзко требуют, словно Бог перед ними в долгу за дела их. Не получая же от-
вета на свою молитву, такие сильно смущаются из-за неисполнения своих желаний, и уяз-
вляет их тяжкая печаль. Когда же враг наш, диавол, увидит, что такой человек погружается
в сие душепагубное неведение, тотчас же нападает на него, подступая с развращающими по-
мыслами.
«Видишь, — говорит он, — что ты, даже до смерти, служишь Ему, а Он вовсе не слы-
шит тебя? Так зачем же ты трудишься и укрощаешь тело, когда Он нисколько не отличает
тебя от тех, кто живет в небрежении?»
И так он постоянно мучает человека и гнетет его душу, чтобы заставить его богохуль-
ствовать, а затем войти в него, подчинить своей власти и впоследствии наложить на него
свои цепи. Если же не удастся это, тогда враг принимает вид светлого Ангела и говорит че-
ловеку, будто послан, чтобы находиться рядом с ним, поскольку тот во всем угодил Богу.
Ибо он в силах создавать и такие, и еще большие наваждения: с легкостью поставляет Пре-
столы, изображает Христа, представляет вид огненной колесницы и приглашает взойти
на нее, подобно пророку 1 . Ему достаточно, чтобы Господь попустил ему из-за нашей нера-
зумной гордости смело действовать против нас, и он, будучи нашим врагом, может причи-
нить нам тьму бедствий.
Поэтому он многих из афонских монахов прельстил, низринул в пропасть, а других за-
душил и многими способами злобно умертвил и совершенно погубил тех, кого Сладчайший
Иисус Божественной Кровью искупил и из мира призвал. А ныне Он в печали с Креста Сво-
его к нам взывает, чтобы мы подражали Ему и смирялись, да будем помилованы и да не по-
гибнем.
Сверх всего того, о чем сказали мы выше, существует и иная прелесть ума, по большей
части различимая с трудом, которая угрожает преуспевшим и посредством умного делания
беседующим с Божеством! Но поскольку сегодня до нее дело не доходит из-за недостатка
мысленного делания, то я и счел излишним ее рассматривать.
Ты же, Благий Господи наш, покрый нас от сего в жизни сей, Ты нас наставь, Ты нас
просвети, и от всех сих зол избавь, и возьми отсюда душу нашу, и в селениях святых Твоих
учини по благоугодным молитвам Твоей Всецарицы Матери и всех святых. Аминь.

1
См.: 4 Цар. 2, 11.
Восьмой звук трубы, носящий образ будущего
Общего Воскресения, возвещающий нам

РАЗЛИЧНЫЕ ПРЕДМЕТЫ, РАЗДЕЛЕННЫЕ


НА ВОСЕМЬ ЧАСТЕЙ
Миновало седьмое благословенное число, наделив нас, по велению Божию, телесным
покоем. Восьмое же по порядку заняло свое место, и от Господа приняло Божественные гла-
голы, и получило от Него благословение, и названо отцами образом, так сказать, будущего
Общего Воскресения!
А все, чем оно нас наделяет, мы вам с искренней любовью доложим, на общее обозре-
ние предложим и, словно духовное ополчение, в восьми станах и полках расположим.
И, вострубив в Духодвижимую трубу, с помощью благих мыслей и духовных помышлений
заставим стены иерихонские страстной части души сами собою разрушиться 1 , а врагов на-
ших, бесов, многообразными способами будем попирать ногами.
И сперва покажем брань двойственного ополчения врага нашего, а затем изъясним три
состояния, через которые наше низкое естество восходит и нисходит, и, наконец, — три по-
следующие благодатные дарования, которые человек может получить, если преуспеет в де-
лах божественных.
Но и ты сам, мой любезный, постарайся напрячь свой слух, а уж я искренне доверяю
твоей любви весь преизбыток сердца своего. И не пренебрегай ни Божественными глагола-
ми, ни брением, их изрекающим, потому что и то и другое суть создания Господа нашего.
Итак, во-первых, покажем две рати врага нашего, который яростно борется с нами дес-
ными и шуиими, а затем изложим все остальное по порядку. Ты же, внимая тому, что гово-
рится, уразумевай смысл написанного. Ибо как только увидит лукавый враг великое произ-
воление человека, самоотверженно устремляющееся вперед, тут же коварно примешивается
к подвижничеству и втайне злоумышляет против подвижника Господня, побуждая его по-
мыслы, склонность и желание ко всякому чрезмерному деланию, пока не доведет его
до крайности. Когда же убедится, что подвижник уже достиг скользкого места, тут же и ос-
тавляет его, и тот падает. Ибо тело, облекающее, словно чехол, силы души и духа, помогает
ему во всех божественных подвигах, будучи единственным споспешником богоугодных дел.
Но вот человек, сохраняющий неповрежденным, благодаря этому средству, двойственный
состав собственного естества, сам обессилил его излишним постом и всяческим подвижни-
чеством и бросил, словно бесполезный хлам. Оно же, пока еще не обладающее крыльями
бесстрастия и высоким состоянием духодвижимого созерцания, чтобы взлететь, пресмыкает-
ся по земле, как змея. А змий, извечный враг наш, употребив все свое диавольское умение
и достигнув цели, мучает несчастного человека; и если тот не позаботится немедля о своем
исцелении, то погрузится в конце концов на дно.
Когда же он внимательно управляет телом, налагая узду и на рвение, и на ревность,
то есть с рассуждением совершает свой путь, то и враг наш, соответственно этому, ставит
себе другую цель — усилить в подвижнике самолюбие. И вот монах мало-помалу, совер-
шенно того не чувствуя, становится рабом чрева своего и опять попадает в диавольскую
сеть. Поэтому обе эти крайности наносят нам ущерб.
А вот и пространнейшее разъяснение предмета речи, чтобы тебе лучше уразуметь
смысл сказанного. Из самолюбия рождается многоядение, которое порождает чревоугодие,
а от него происходит избыток крови. От чрезмерного же потребления воды, чтобы не ска-
зать — вина, рождается влажное сердце, из которого исходят лукавые помыслы. То и другое
приводит к плотской брани, то есть к возбуждению плоти и вожделению совокупления. Ос-
тальное же мы опускаем, ибо это легко представить.

1
Ср.: Нав. 6,19.
Ибо имеющий мать пороков с отцом-лукавым быстро зачинает многих детей, которые
губят душу. И, с другой стороны, если кто излишним постом и прочим подвижничеством ос-
лабит и изнурит тело, тогда приходит ненормальное смятение, то есть развращенные помыс-
лы, сомнение в вере и общее возбуждение всей нервной системы. Поскольку же причастен
к нервам и детородный орган, то и он, при содействии диавола, возбуждается одинаково
с другими органами, так что возникает движение и без избытка крови. Поэтому десными ли
или шуиими искушаемый падает человек, вред бывает одинаковый, и одновременно погру-
жается в пучину наша душа.
Следовательно, надобно путнику остерегаться обеих крайностей, держаться же средне-
го пути и двигаться со вниманием. Нам же пора оставить эту речь и сказать о трех состояни-
ях, ибо в соответствии с ними восходит и нисходит бренное наше и земное устроение:
ЕСТЕСТВЕННОМ — ВЫШЕЕСТЕСТВЕННОМ — ПРОТИВОЕСТЕСТВЕННОМ.
Естественным нашим состоянием с тех пор, как стали мы преступниками заповеди Бо-
жией и Рая лишились, является естественный и писаный Закон, Богом данный. И тому, кто
желает удостоиться спасения, надлежит ходить в рамках Божественного Закона, неопусти-
тельно исполняя все заповеди Господни. И, если кто все вышесказанное исполнит и Божест-
венный Закон сохранит, такой пребывает в естественном состоянии, каким оно стало после
изгнания праотца нашего Адама из Рая.
В противоестественном состоянии находится тот, кто совершает путь вне Божественно-
го Закона, кто без разума и рассуждения грешит, подобно скотам неразумным. И о таком
восклицает пророк: «Человек в чести сый не разуме, приложися скотом несмысленным,
и уподобися им» 1 . Такой человек пребывает в противоестественном состоянии и по причине
дел своих становится ненавистным Богу! Вышеестественное же состояние — это высшее
всех добродетелей святое БЕССТРАСТИЕ, в которое был облечен праотец Адам, пока не на-
рушил заповеди.
Ты же, возлюбленный, когда слышишь слово «БЕССТРАСТИЕ», почитай имеющего
его на земле ангелом во плоти и небесным человеком, всегда облеченным во все благие доб-
родетели. И насколько кто-либо причастен к бесстрастию, настолько же и приближается он
благодаря этому к блаженному и небесному наслаждению. Таковы три состояния, в соответ-
ствии с которыми человек, если преуспеет, поднимается от противоестественного к естест-
венному и завершает восхождение на ступени вышеестественного. Если и обретается он
в скотоподобном состоянии, пусть узнает, что пасет свиней и пытается насытиться рожками
плотского своего вожделения, как оный блудный сын 2 .
Тричисленное же осенение Божественной БЛАГОДАТИ Господа нашего, которую
принимает понуждающий себя, если достигнет такого преуспеяния, чтобы принять ее как
человек доброго произволения, таково: БЛАГОДАТЬ ОЧИСТИТЕЛЬНАЯ — ПРОСВЕ-
ЩАЮЩАЯ — СОВЕРШЕННАЯ.
Очистительная благодать — это та, которая поддерживает и укрепляет нас, способствуя
чистоте, о чем было яснее сказано выше, в четвертой главе.
Просвещающая же благодать, еще больший дар Божий, дается человеку, находящемуся
в естественном состоянии, когда Господь, о чем мы опять-таки сказали выше, многими спо-
собами испытает его и найдет достойным приятия Божественного дарования. Благодать эта
именуется и просвещением духовного разума и Божественным просвещением. Многими
и другими наименованиями пользовались восприявшие ее отцы, чтобы сделать Божествен-
ные дарования легко для нас постижимыми.
Когда же ты, любезный читатель, услышишь о «свете», не вообрази что-нибудь вроде
молнии или вещественного света! Не вообрази этого, брат мой, чтобы нечаянно не впасть
в прелесть, ибо речь идет о просвещении и чистоте ума, при которой может человек умными

1
Пс. 48,21.
2
Ср.: Лк. 15,16.
очами видеть истину, которая прежде, в чине очистительной благодати, от него ускользала,
поскольку не была ясно видимой.
Когда же минует одно состояние и придет другое, подвергается удостоившийся его со-
вершенному изменению, так что забывает о низшем состоянии из-за преизбытка Божествен-
ного осияния и бывает поражен восприятием более высокого дара.
БОЖЕСТВЕННЫЙ же СВЕТ, как было сказано, брат мой, является умным, и нельзя
его видеть телесными очами. Лишь в темноте бывают видны зрительная сила ума и действие
осияния, при дневном же свете и зрении очей наших они совершенно не различимы. Ибо
первое даже и разрушается вторым, так что при дневном свете ощущает человек лишь ра-
дость и сладость осенения благодати. Равным образом этот Свет невеществен, безвиден, бес-
цветен, ясен и мирен, отчего ум ясно различает вещи и имеет легкие и тонкие помышления,
воспаряя над всеми помыслами о земном и вдыхая некий иной, мысленный, воздух. И, видя
издали тамошнюю радость, человек возгорается сильным желанием и неудержимо устремля-
ется вперед, пока не достигнет блаженного БЕССТРАСТИЯ и не будет всецело поглощен
любовью возлюбленного Иисуса, Господа нашего.
Однако же поскольку тело с течением времени подвержено непрестанным переменам,
то и благодать не пребывает с нами постоянно, но часто промыслительно удаляется или же
не является. Потому нам ни в коем случае не следует быть уверенными в непоколебимости
нашего духовного состояния. Послушай же подробное изъяснение сей речи.
Наше состояние пред лицом Божественного просвещения есть густая тьма. Если же
приближаются к нам и бесы, которые по природе являются тьмой преисподней, тут мы и во-
все не можем различить, что делаем. Когда же приходит Божественное просвещение, словно
воссиявшее на небе солнце, тотчас рассеивается тьма, и тогда видим мы с чрезвычайной яс-
ностью даже самые ничтожные вещи, скрывавшиеся от нас до озарения Божественным Све-
том. Итак, вслед за всем этим, когда человеческое естество будет хорошо обучено и испыта-
но таким образом и когда становятся дарования как бы собственными достоинствами чело-
века, приходит и СОВЕРШЕННАЯ благодать, которая дает ему еще большее совершенство
в делах божественных и называется благодатью ВЫШЕЕСТЕСТВЕННОЙ, или БЕССТРАС-
ТИЕМ.
Можно сравнить ОЧИСТИТЕЛЬНУЮ благодать с мерцанием утренней звезды и иных
звезд, ПРОСВЕЩАЮЩУЮ — с сиянием полной луны, а СОВЕРШЕННУЮ — с полуден-
ным солнцем. Вышеестественной же она именуется, ибо совершает свой путь выше естества.
И в двух низших по сравнению с ней состояниях пытается их причастник посредством хра-
нения ума сохранить добродетели и отогнать враждебные пороки страстей наших. Но когда
осенит человека сие божественное состояние, несущее ему совершенство, тотчас же упразд-
няется всякое движение помыслов и собственных наших мыслей. При этом добродетели, как
неизменные природные свойства, пребывают с человеком, пороки же, не смея противоре-
чить, обращаются в бегство и исчезают вовсе! А сверх того, человек видит истинную приро-
ду всякого движения и всего, что можно созерцать телесными очами; однако нисколько
не гордится, не завидует и не порицает при виде доброго, при виде же злого не смущается,
не злословит и не борется. Но неизменными остаются его зрение, вкус, слух, осязание и обо-
няние, ибо он поистине причастник бесстрастия, каким обладал Адам до справедливого из-
гнания своего из Рая.
Итак, судя по этим трем состояниям, которые мы показали, можешь ты познать те бо-
гатства, которыми наградил тебя Благий и Всещедрый Господь. Если же и находишься ты
в состоянии скотском, то плачь и взывай к своему Создателю, да прострет Божественную
Свою руку и изведет тебя из рва страстей, чтобы тебе не увязнуть и не погибнуть вовеки.
Буди, Господи! Дай одним чистоту и рассуждение, другим подай Твоего Божественно-
го познания просвещение, иным же даруй совершенство и бесстрастие, дав бесстрастии про-
славим Тебя во веки нескончаемых веков. Аминь!
Девятый звук трубы, носящий образ девяти
чинов ангельских и возвещающий нам

О СОВЕРШЕННОЙ ЛЮБВИ
Итак, вот и миновало по Божественной благодати восьмое число, девятое же по поряд-
ку заняло свое место, нося образ девяти чинов, коими прославляется Бог всяческих. Их ду-
хоносной лирой вдохновляясь, я для братии моих читателей совершенство любви воспою,
мысленное торжество сотворю и призову Вышние Силы с их сладким пением, со всеми свя-
тыми и Матерью Господа нашего, чтобы они даровали мне помощь, с которою бы я превоз-
нес Бога, всегда славимого и всеми вечно воспеваемого вовеки!
Придите же и вы, братия мои, к мысленному торжеству Любви 1 , ибо сегодня примет
она всех и будет скорой предстательницей всем ее возлюбившим, только бы вняли они ее
призыву! Как же начать мне похвалу моей Любви? Никоим образом не осилить мне сей труд,
но ты сама научи меня, что говорить, о истинная и сладкая Любовь. Ибо, возлюбленные мои
братия, как же мне собственными своими силами написать и поведать о столь великом даро-
вании, превосходящем меру силы человеческой? Какой смертный язык расскажет о таковой
небесной пище и наслаждении святых Ангелов, пророков и мучеников, подвижников и пре-
подобных со всем множеством праведных, пребывающих на Небесах?
Поистине, братия мои! Если бы даны мне были все языки человеческие, бывшие
от Адама и до сего дня, то и тогда не мог бы я вести подобающую речь о БЛАЖЕННОЙ
ЛЮБВИ, когда бы Сам Сладчайший Иисус, Сама Истина и Любовь, не даровал мне силу
слова, премудрость и разум, чтобы устами человеческими Сладчайший Иисус и говорил,
и был прославляем. Ибо не что иное есть Любовь, как Сам возлюбленный Спаситель и все-
щедрый Отец с Божественным Духом.
О Сладчайший Иисусе! Принимая все другие Божественные дарования, которые при-
нято называть добродетелями, человек испытывает особое, вызываемое восприятием каждо-
го из них чувство и ощущает действие Божественной благодати, являющее величие чрезвы-
чайной красоты и силы. Ощущает он и различие дарований между собой, ибо хоть они
и происходят из одного источника, но различаются степенью причастия Божественного оза-
рения.
Но все остальные добродетели с почтением склоняются перед блаженною Любовью;
она же, как их госпожа, благолепно облекшись в них, как в сияние света, мысленно окры-
ленная, премирно возносится к присноживому Источнику, Сладчайшему Господу, где и на-
ходит упокоение. Но и оттуда она вновь шлет лучи света своего для возлюбивших ее, всех
исполняя просвещения и беспредельной радости и делая ревностными и горящими духом!
Ведь она — огнь благоуханный, ибо сама происходит от огня и отсвет Божественной
красоты и все может даровать любящим ее как госпожа и царица всех добродетелей! Итак,
благодарение говорящему: «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге,
и Бог в нем» 2 .
Однако же сегодня многие добродетельные отцы, благое и прекрасное житие проходя-
щие, словом и делом Богу нашему благоугождающие и ближнему искренне помогающие,
полагают, да и другие так о них думают, что они достигли Любви, коль скоро являют они
некое сострадание и милость к брату и ближнему своему. Но так они поступают по заповеди
Господней: «Да любите друг друга» 3 ; а тот, кто хранит ее, хотя великой похвалы достоин, но
не такой, как если бы это было действием Божественной Любви! Ибо это поистине путь
к источнику, но еще не самый источник!

1
В данной главе старец пишет слово «Любовь» с прописной буквы, чтобы подчеркнуть значение добро-
детели любви. Мы сохраняем правописание автора.
2
1 Ин. 4, 16.
3
Ин. 13, 34.
Так и ступень, находящаяся перед дворцом, не есть тем самым и дверь во дворец!
Это — одеяние Царя, но не Сам Царь! Это — заповедь Господа и Бога нашего, но не БОГ!
Итак, кто будет говорить о блаженной Любви, должен прежде чувством вкусить плода ее,
а затем, если позволит Сладчайший Иисус, Источник Любви, давать и другим вкушать
от плодов, которые принял. Тогда, несомненно, принесет он ближнему пользу, а не вред, ибо
опасно для души нашей говорить недостоверно, судить о том, чего мы не знаем, и полагать,
что видели то, чего не видели.
Итак, твердо запомни, возлюбленный читатель, что иное есть заповедь Любви, испол-
няемая благими делами взаимного братолюбия, и иное — действие Божественной Любви.
Первое могут исполнить все, если хотят, второе же — никоим образом, ибо это
не от наших дел совершается и не приходит по нашему хотению, когда и как пожелаем.
И, следовательно, бесполезны наши хотения и дела, и нам остается только показывать доб-
рое произволение и обращаться с усердной молитвой к Самому Господу, ибо только от Его
решения зависит дарование нам просимого или отъятие полученного от Него прежде.
Если же мы ходим в простоте сердца, если сохраняем подвижнически заповеди, если
молимся усердно, с плачем и слезами, неотступно и терпеливо, и, как Моисей, хорошо охра-
няем овец Иофора 1 , то есть мысли, помышления и духовные движения ума нашего, и среди
дневной жары и ночного холода непрестанных изменений и брани с искушениями с поспеш-
ностью и смирением сокрушаем греховные помыслы, то после этого, приняв отчасти иные
дарования Божий, удостоимся и БОГОВИДЕНИЯ и увидим в наших сердцах Купину, горя-
щую Божественным огнем Любви и неопаляемую 2 .
И, приблизившись к ней посредством умной молитвы, услышим, как говорит посредст-
вом таинства духовного познания Божественный глас: «Сними обувь твою с ног твоих».
А это значит: оставь всякое свое желание и заботу века сего и подчинись Духу Святому
и Божественной воле Его, «ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая» 3 . И, освобо-
дившись от всего, такой человек становится предстателем за народ и наносит язвы мыслен-
ному фараону, то есть приобретает рассуждение и распоряжение Божественными дарова-
ниями и победу над бесами. А затем он получает Божественные Законы, но не на каменных
скрижалях, какие получил Моисей и которые можно было разбить или повредить 4 , но в виде
Божественных начертаний Святого Духа, действующих в наших сердцах, причем не десять
только заповедей, но столько, сколько способны вместить ум, разум и естество!
Тогда дерзновенно входит он за завесу и при появлении Божественного облака в огнен-
ном столпе ЛЮБВИ сам весь обращается в огнь. Когда же не может выдержать более,
то восклицает Божественное действие Любви, обращаясь к своему Источнику посредством
уст человеческих: «КТО МОЖЕТ МЕНЯ ОТЛУЧИТЬ ОТ СЛАДЧАЙШЕЙ ЛЮБВИ ТВОЕЙ,
ИИСУСЕ?» 5
Когда же сильнее повеет мысленное дуновение, человек уже не знает, находится ли он
в теле, или вне тела: Бог знает 6 , внутри или вне каливы — Бог весть, знает лишь, что весь
обратился в огнь, и с огнем и любовью источает слезы, и восклицает, изумленный и пора-
женный: «Останови, Сладчайшая Любовь, воды благодати Твоей, ибо составы членов моих
изнемогли!»

1
Ср.: Исх. 3, 1.
2
Ср.: Исх. 3, 2.
3
Исх. 3, 5.
4
См.: Исх. 32, 15-19.
5
Ср.: Рим. 8, 35
6
2 Кор. 12, 3
И при этих словах слышится веяние Духа с Его чудесным и невыразимым благоухани-
ем, прекращается действие чувств и не остается места никакому телесному движению. Чело-
век же, всецело плененный, погружается в молчание и изумляется, видя безграничное богат-
ство Славы Великого Бога, пока не удалится оный божественный мрак. И пребывает он, как
безумный от вина и исступленный, не в силах произнести ни слова...

Ибо тут ни язык говорить не позволит,


Ни сознанье, ни сердце с душою и волей.
Здесь над всем воцарилась Великая Сладость —
Иисус, мой Спаситель, Любовь Всеблагая,
И Отец, мой Создатель, с Божественным Духом.
Нераздельная Троице, Господи Боже!
О души моей жизнь, наслаждение сердца!
Совершенство любви, просвещение мысли!
О Источник Любви, и Надежда, и Bepa!
Научи, как с Тобой никогда не расстаться.
Ей, Благая Любовь, Иисусе Спаситель!
Только это скажи, и иного не надо,
Чтоб к Твоим я ногам припадал непрестанно,
Чтобы сладко лобзал Твои крестные язвы,
Проливал вечно слезы с сердечною болью,
Орошал твои ноги, как прежде Мария,
Чтобы не отлучили от Тебя мою душу
Силы, власти, начала врага, велиара,
Как и весь этот мир, что влечет непрестанно
Наслажденьем сего преходящего века.
Но пока я стою и у ног Твоих плачу,
Мою душу возьми, помести куда хочешь,
Где бы я на Тебя, мой Создатель и Боже,
Неустанно взирал, почитал, песнословил
Среди праведных, мучеников, и пророков,
И отцев преподобных, и жен непорочных,
Где Небесное воинство Ангелов Божиих,
Херувимов, Властей, Серафимов, Престолов
И сладчайшая Матерь, Богородица Дева,
И Владычица всех, Пресвятая Мария.
Аминь.
Десятый звук трубы, носящий образ десяти
заповедей Господа нашего, возвещающий нам

СЫНОПОЛОЖЕНИЕ ПО БЛАГОДАТИ
И ТРЕТЬЕ НИСПОСЛАНИЕ БОЖЕСТВЕННЫХ ДАРОВАНИЙ
Поскольку завершили мы число девяти ангельских чинов, то, получив силу от Бога на-
шего, перейдем и к десятому, чтобы, миновав десятичисленный образ заповедей, удостоить-
ся благословения Божия. Итак, придите, возлюбленные мои отцы и весь собор монашест-
вующих, чтобы нам, отринув проклятое житейское попечение, с усердием взойти к своему
распятию и, укротив, насколько возможно, препятствующие нам страсти, соделаться подра-
жателями Спасителя!
Возлюбленные мои! То, что выглядит утеснением, — не боль, но соединение с истин-
ной радостью и наслаждением, или, лучше сказать, посещение нас Богом. Ибо Он поистине
придает нам силы, а также за нас сражается с врагами, победы же приписывает нам. Сам
воюет, Сам побеждает и Сам же является военным трофеем!
О великое чудо, основание многих созерцаний! Внимайте словам моим, честные отцы,
распявшиеся страстям ради любви Христовой, да взойдем на мысленный Фавор, чтобы дос-
тичь преображения через доброе изменение и чтобы и впредь Сладчайший Иисус являл ум-
ным очам нашим славу Свою, мы же таинственно вкусили бы истинной радости. Ибо Он —
поистине Радость, Он же и Дарование! Лишь Он — Дарующий, и лишь Он — Дар! Сам
Он — и Источник, и бьющая из него Вода живая.
О таинство, поистине сокровенное и для непосвященных неведомое! Он все дарует
нам, и это мы воздаем Ему. И он принимает сие и возвращает нам как долг. Видишь, брат,
свидетельство любви Владыки нашего? Уразумел ли движение Божественной благодати? 1
Видишь таинственную премудрость Бога нашего? Сам Он привел Ангелов к бытию, Сам да-
ровал им свет, и движение, и пение непрестанное, Сам создал мир и словом утвердил все, что
в нем. Сверх того, создал и человека, изобразив в нем Свой образ и подобие, и всех изобиль-
но и щедро наделил Своими благами, разнообразно почтил и прославил. Равным образом
тричисленное создание 2 воздает Ему получаемое, щедрый же Отец наш сие благосклонно
принимает, от Своих получая воздаяние.
Видишь ли из этого, любезный, удивительное и тричисленное движение, производимое
всем управляющим с величайшей премудростию Создателем нашим? Услышал ли слово,
дающее величайшую пищу для созерцания разумеющим его? Принял ли знание божествен-
ных движений и того, как поднимается земное наше устроение туда, где вечно приносятся
«Твоя от Твоих»?
Итак, послушай еще о действии вышних движений и об источнике разделения небес-
ных вод и, оставив землю, дивись небесному, и, приблизившись к Создателю посредством
превосходного созерцания, мы обретем покой, потому что только для этого одного мы и соз-
даны и увидели свое бытие. Взгляни же, как Благий Отец благосклонно разделяет трем со-
творенным Им чадам изобилие богатства Своего, и в то же время все это богатство остается
с Ним, и Он не испытывает никакого лишения, будучи, так сказать, источником и корнем
бесконечной щедрости.
Ты же, будучи Его наследником, подражай Божественной щедрости Отца нашего. Ибо
все творение, единожды приняв богатство, непрестанно, вплоть до Пришествия Господа, бу-

1
Старец говорит здесь о некотором непрерывном процессе, имеющем три фазы: излияние божественной
благодати на все творение, благодарение, приносимое за это творением Творцу и .ответное дарование благода-
ти творению. — Ред.
2
Старец Иосиф представляет все творение Божие в виде трех частей: бесплотных Ангелов, видимого
вещественного мира и человека, занимающего промежуточное положение между ними в силу двусоставности
своего естества. — Ред.
дет возвращать его Давшему. Вот посмотрим прежде всего на землю, которая плодородием
своим являет послушание Создателю, разнообразием же видов и ароматов цветов своих вос-
сылает Ему славословие вечное. А сверх того, и все, что находится на ней, обладающее ды-
ханием и жизненным движением, одно своим послушанием человеку, другое своим строй-
ным гласом вечно славословит и благодарит Господа, воздавая «Твоя от Твоих», говорю,
до скончания века. Если же угодно тебе посмотреть и на море, то и здесь, несомненно, будет
велико твое удивление, ибо и море воздает подобное тому, что воздает земля, и оно знает
Создателя своего как источник даров и движением волн своих приносит Ему послушание,
соблюдая предел, который Он заповедал: «Положил предел тебе и не прейдешь, но о песок
сокрушатся волны твои» 1 . Игрою же своих рыб, которые, словно на сцене, радуют своего
Создателя, оно воссылает Ему славословие.
Обратись затем и к тверди небесной, что над нами, покрывающей все, словно некоей
кровлей, и посмотри на великое светило, которое принятым светом воздает то же благодаре-
ние и вечное славословие, а непрестанным движением приносит Ему свое послушание. Так
и меньшее светило, называемое луною, воздает то же самое. Ибо своими постоянными изме-
нениями указывая на течение времени и изливая свет, оно вечно благодарит и славит Бога,
непрестанным же движением являет свое подчинение. Сверх того, и множество звезд, и об-
лака, и дуновения ветров, и все другие стихии подобным образом воздают Создателю то же
самое!
Впрочем, оставив бесчувственное создание, обратимся к Горним силам и к человеку
и подробно побеседуем с ними как с благородными и высшими созданиями Божественной
силы. Ибо Ангелы духовны и невещественны, а вещественный человек создан по образу
и по подобию Божию, и поэтому Ангелам и человеку даруется тройственное богатство, и они
тройственно воздают его Ему.
Божественные Ангелы, как мы сказали, вначале приняли свет, движение и славословие
непрестанное, и, воздавая это Ему, приносят «Твоя от Твоих» и веселят своего Создателя.
Человек же, который один только почтен Божественным образом и подобием, никоим обра-
зом не воздает Богу полученное от Него богатство, но присваивает себе чужое, как будто
собственное, и соединяется с врагами Божиими, злыми бесами, сам становясь врагом и супо-
статом Создателя.
Христиане и монашествующие, познавшие Господа в Божественном Крещении и хра-
нящие Его заповеди из-за страха, скажем так, наказания, — те, словно наемники и рабы, тру-
дятся, Господь же как мздовоздаятель дарует им рай и спасение. Однако же и они не вернули
ничего из полученного богатства, потому что все, что делают, приписывают своей силе.
Не приняли они и совершенства от Небесного Отца своего, и вовсе не познали полученного
ими богатства, и сынами Его не нареклись из-за недостатка духовного состояния! И не гне-
вайся на меня, брат мой и возлюбленный читатель, ибо я тебе говорю истинную правду. Но,
если хочешь, понуждай себя достичь меры, о которой мы скажем, и тогда ты весьма возлю-
бишь меня и нелицемерно почтишь. Ибо всякий просящий получает, и ищущий находит,
и стучащему с плачем, конечно, отворят! 2
Только тот может назвать Отцом Бога нашего, кто по благодати познал Его как ОТЦА,
и ТОТ ЗОВЕТСЯ СЫНОМ, КТО ВКУСИЛ ОТЕЧЕСКОЙ ЛЮБВИ.
И тот воздает «Твоя от Твоих», кто увидел, что сам он наг, познав и собственную не-
мощь и, равным образом, познав своего Благодетеля, Который облек его в дорогую одежду
и назвал отныне сыном Своим по благодати. Такой, следовательно, и наслаждается богатст-
вом Отца своего, и в чистоте воздает «Твоя от Твоих».
И это, возлюбленный брат мой, как было сказано, первое подаяние и действие Божест-
венного дарования. Итак, восприяв оное, начнем речь и о втором даре, а для этого, пригото-
вив умные крылья, вновь вознесемся к Ангелам, приблизившись к ним как к старшим брать-

1
Ср.: Пс. 103,9.
2
Лк. 11,10.
ям, чтобы они удостоили нас знания о втором даянии и Божественном действии сладчайшего
и щедрого Отца нашего, которым он наделяет их через Божественное Откровение, когда Его
Божественная Благость и беспредельное милосердие пожелают явить им Божественные
и Святые Его таинства ради укрепления и утешения любящих Его.
И эти, так сказать, первые начальники Божественных Сил получают дар от Господа,
и, украшенные дарованием, веселятся, и, безгранично пораженные, дивятся богатому даянию
Спасителя нашего, воздавая вечное благодарение. Дарованный им таинственный свет, сооб-
разно желанию и воле Святого Подателя, переходит от одного ангельского чина к другому,
вызывая удивление всех Небесных Сил, и они, принимая его, передают человеку, способно-
му его вместить. Он же, просветившись божественным осиянием, тотчас поднимается ввысь
и вместе с ними возвращает полученное Источнику, Началу и Первопричине дарований! На-
чальник же Света, приняв принесенный Ему посильный дар как свидетельство истинного по-
знания и смирения, богато вознаграждает приходящего.
И эти надмирные движения, это восприятие Божественных озарений от Вышнего Чи-
ноначалия продолжаются непрерывно, пока не достигнет человек духовного совершенства.
Третье же подаяние Божественных дарований совершается соответственно духовному со-
стоянию принимающего их.
Ибо здесь человек, насколько это для него возможно, получает оное Божественное оза-
рение прямо от Господа; достигнув этого, удостаиваемся совершенства дарований и совер-
шенного Сыноположения, становясь БОГАМИ ПО БЛАГОДАТИ, братиями Христа, Спаси-
теля нашего, и чадами Благословенной Матери нашей Богородицы!
По причине же двойного Причащения Божества и соединения с Ним, которое мы полу-
чаем, то есть по причине дара и благодати Святого Духа и Божественного Причащения Свя-
того Тела и Крови Господа нашего, мы становимся истинными наследниками вышнего и не-
бесного наследия! О великое поистине Таинство, неведомое тем, кто печется о веществен-
ном! Поистине испытывает удивление ум человеческий, погружаясь в размышление об этом!
Ибо все это божественное движение в отношении небесных и земных, ощущающих
и бесчувственных созданий, с тех пор как они были сотворены и познали свое бытие, осно-
вано на этом дивном созерцании, и совершается вечно, и постоянно приносит «Твоя от Тво-
их» своему Создателю. Господь же, Чье богатство превыше всяческой меры, благодарно
принимает благодарение и вновь щедро вознаграждает теми же дарами!
Только человек, достигший этого знания, ясно видит, чего лишился Адам из-за своего
тяжкого преступления и чего до сих пор лишен весь род человеческий, удалившийся от сего
созерцания. Приступим и мы, братия монашествующие, отбросившие житейские попечения,
возвеселимся об этом Божественном поучении, ибо если монах не удостоился сего чувства,
то совершенно не понимает цели, ради которой пришел сюда, покинув мир и все, что в нем.
Ибо это поистине начало для монашествующего, это та ступень, где он, оставив стра-
сти, встретился с Богом и, познанный Им, прилепился к любви Его, доселе неведомой ему,
чтобы повторить слова Иова: «Я слышал о Тебе прежде слухом уха; теперь же мои глаза ви-
дят Тебя; поэтому я укорил себя и истаял и мню себя землей и пеплом» 1 .
Теперь же, брат мой читатель, если хочешь, непрестанно изучай и это, и иное, что я на-
писал прежде, прилагая все силы к чтению, ибо начало чистого жития и нисхождения даров
Божиих заключается для человека в познании собственной немощи. И опять-таки надобно
человеку пройти через многие и великие искушения, превосходящие силу его, чтобы достичь
сего познания; когда же сделается он его причастником, то одержит верх и над ними, и надо
всем иным.
Вопрос: Так для чего же произошли все сии блага?
Ответ: Все это произошло, дорогой мой, чтобы можно было ясно увидеть, что чело-
век, по свидетельству Божественной благодати, есть поистине ничто!

1
Иов 42, 5-6.
Вопрос: А что же такое это «ничто»?
Ответ: Ничто — это то, что было до того, как Бог сотворил небо, землю и всякое иное
создание или вообще что-нибудь! Когда же Он все сие сотворил и дал этому имена, землею
назвал ту смесь, из ничего возникшую, из коей мы сделаны. И, взяв из нее брение, Создатель
всех составил человека, сосуд бесполезный, лишенный души и разума. «Вот, — сказал
Он, — каков твой состав; так не гордись же своими добрыми делами. Земля еси, и в землю
отыдеши 1 . Пусть же не смущается брение напрасно. Не собирай вещество бесполезное, брен-
ное; не пекись о тщетном, но познай Того, Кто создал тебя изначально!» Вдыхая же душу
в лицо бренному созданию, Жизнодавец передал ему дух жизни и облек его разумной душой,
назвав человеком и даровав ему образ и подобие Свое! Видишь, неблагодарный человек,
первые дары, коими Создатель почтил и одарил тебя? Так не присваивай же себе чужое,
словно собственное; не злоупотребляй славою Творца своего, но воздай должное Тому,
от Кого получил, ибо, если заберет Он Свое, вновь станешь бесполезным брением и землей.
Взгляни и на необычайную славу дарований, чтобы не соединиться с врагами Одарившего
тебя. Не радуйся о суетном, не позволь увлечь себя ко греху.
Ибо то, что Он назвал «образом Божиим», есть божественная сущность души нашей,
разумная, прекрасная, умная и святая! Итак, взгляни, смиренный, на сию небесную славу,
в которую ты облекся на земле, подобно Богу! Взыскуй вышнего, помышляй о вышнем, же-
лай вышнего, коль скоро ты — причастник Вышней Сущности. Не заботься о бренном сосу-
де, но непрестанно размышляй о содержимом его. Подобие же Господне — это те Божест-
венные дары, о которых сказано выше. Их старайся приобрести, а не виноградники, дома,
золото или сады. Ведь если божественных даров не имеешь, то знай, что и подобием Господа
нашего не владеешь! Если же душу свою оскверняешь, то и образ Божий в себе помрачаешь,
на адский мрак себя обрекаешь!
Вопрос: Так какова же полнота всех благ и совершенство во всем, чтобы на этом закон-
чить нашу речь?
Ответ: Всех благ полнота и совершенство во всем — это Единый наш Бог и Созда-
тель, Творец всего, Податель благ, Наставник милосердный, милостивый и щедрый, Который
только по Своей любви привел к бытию все из ничего, «и без Него ничто не начало быть» 2 .
Лишь Ему одному подобает нам принести всяческое благодарение, славу, любовь, честь
и поклонение, тройственно поклоняясь Нерожденному Отцу с Возлюбленным Сыном Его
Рожденным, Иисусом Христом, Сладчайшим Спасителем нашим, и Духом Его Пресвятым
и Благим и Животворящим, от Отца исходящим, ныне, и присно, и в бесконечные веки не-
скончаемых веков. Аминь!

1
Быт. 3,19.
2
Ин. 1,3.
(Стихотворение старца Иосифа об Афоне)

Богатый пышною листвой, немолодой годами


Афон, как прежде, знаменит прекрасными цветами.
Его Христос после спасительного Воскресения
Оставил Матери Своей в законное владенье,
Когда Она, к Афону направляясь в корабле с апостолами вместе,
Просила для Себя у Бога этой чести.
Она сказала: «Бог и Сын, возлюбленное Чадо,
Позволь Мне сделать этот край Своим любимым садом,
Чтоб Я одна его предел цветеньем наполняла,
Красой деревьев и цветов словесных одевала.
Они дадут словесный плод, и всякий, кто желает,
Какое древо предпочтет, к тому да прибегает.
Пускай с терпением придет, взыскуя пропитанья,
И, без сомнения, его исполнится желанье.
И пусть житейские дела его не утруждают,
Не то погрязнет средь забот и душу потеряет!»
Создатель будет тем словам порукой превосходной,
Кормящий птиц, что в небесах, и гадов земнородных.
Итак, по образу Его возникшее творенье
Ужель заботой обойдет Господь и попеченьем?
Но коль свидетельства тебе единственного мало,
Тогда послушай, что Сама Владычица сказала:
«Кто поселиться здесь решит, Мое возлюбит имя
И волю выполнит Мою стараньями своими,
Земными благами Сама такого напитаю,
Среди болезней и скорбей защиту обещаю.
Ему явлюсь на Небесах Предстательницей славной,
И заступленью Моему не будет силы равной,
Ведь на руках носила Я и выкормила грудью
Владыку, Бога Моего, Кто дал спасенье людям.
Ему со страхом предстоят Престолы, Херувимы,
Небесных Ангелов чины, Господства, Серафимы,
Пророки, мучеников лик, апостолы святые
И Я, Владычица Небес, Пречистая Мария!
Итак, послушайся Меня и, не страшась лишений,
Свой взявши крест, не преступай Господних повелений.
Тогда блаженство обретешь Небесного Чертога
Ты по молитвам всех святых, прославленных у Бога!»
Аминь!
ТОЛКОВАНИЕ НА
«ДЕСЯТИГЛАСНУЮ ДУХОДВИЖИМУЮ ТРУБУ»

<монаха Иосифа>
ВВЕДЕНИЕ
Много раз ко мне обращались духовные братия и знакомые, желавшие разрешить свои
недоумения относительно письменных наставлений нашего приснопамятного старца Иосифа
Исихаста, которые он составил еще в период своего пребывания в пустынной келлии святого
Василия.
Безусловно, мои способности недостаточны для писательского труда, а мой духовный
уровень не дает возможности рассуждать о таких предметах, однако же настойчивость воз-
любленных о Господе братии сломила мое сопротивление. Вот почему я, прося молитв на-
шего святого отца, принимаюсь за этот труд.
Возникающие у нес затруднения связаны со своеобразной рукописью нашего старца,
названной им самим «Десятигласная Духодвижимая труба». Имея в виду мою личную связь
с нашим отцом, продолжавшуюся в течение ряда лет, когда я имел возможность узнать
от самого приснопамятного старца многое из того, чему он учил, я считаю своим долгом раз-
решить эти затруднения.
Если согласно изречению: никто не знает того, что в человеке 1 , то тем более — того,
что в этом духовном человеке, который «судит о всем, а о нем судить никто не может» 2 , кро-
ме обитающей в нем Божественной благодати, приводящей в движение и просвещающей его
ум и все его существо. Итак, в меру ограниченных и по-человечески ничтожных и недоста-
точных способностей, откроем это отеческое наставление, небольшое по своему объему,
но широкое и богатое по заключающимся в нем мыслям.
Сколько раз я сталкивался с неразрешимыми проблемами, слушая, как старцы общают-
ся на своем особом языке, тогда почти непостижимом для меня! Мне вспоминается рассказ
аввы Аммона о том, как он пошел за аввой Антонием, направившимся в пустыню, удален-
ную от местопребывания других отшельников. Придя на место, авва Антоний обратился
к Богу с молитвой: «Боже, пошли мне Моисея, чтобы он меня научил сему слову Писания».
«Я услышал голос, говоривший со святым Антонием, — пишет авва Аммон, — но силы слов
не постиг».
Насколько отличаются слова старцев от иных речей, особенно речей века сего! Слова
отцов, основанные на собственном опыте, являются избранным и благословенным семенем,
в то время как внешние рассуждения на духовные темы, идут ли они от природной одарен-
ности или же от воспитания и образования, напоминают, согласно словам великого Григория
Нисского, ложное чадотворение дочери фараона. Будучи бесплодной и не имея возможности
родить собственное дитя, она похитила честь материнства у другой женщины.
Я не отрицаю, что дар красноречия, а также знакомство с грамматикой и другими бла-
гами образования необходимы для точности и ясности выражения. Но если требуется выра-
зить духовные размышления и переживания в их особенном виде, когда речь идет именно
о их деятельной и созерцательной основе, то автор, пусть даже несведущий в филологии,
но простым языком описывающий собственный духовный опыт, будет несравненно пред-
почтительнее ораторов и мудрецов века сего, не обладающих опытом подобных таинств
и переживаний.
Этим духоносным старцам зачастую свойственна не только простота выражения, кото-
рая, возможно, является следствием отсутствия внешней образованности, но и немногосло-
вие и лаконичность, связанные со стремлением в немногих словах соединить много мыслей.
Должен признать, что в юные годы это причинило мне ущерб, ибо я, не будучи знакомым
с этой их манерой, упустил немало благоприятных возможностей получить пользу. Дух кро-
тости и любви к безмолвию сопутствовал жизни этих блаженных старцев, заставляя их сле-
довать лаконичному образу выражения при разговоре на любую тему. Если же я в своей на-
ивности и неопытности не понимал этого, они избегали повторять одно и то же по многу раз,

1
Ср.: 1 Кор. 2, 11.
2
1Кор. 2,15.
чтобы не вызвать возражений или ропота. Какая деликатность обращения! Они заставляли
человека признать, что «блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими» 1
и хотя и не повторяли своей заповеди из чувства деликатности, однако же не отказывались
от нее, оставаясь, таким образом, неизменно бескомпромиссными в отношении буквы
и смысла духовного закона, без которого не может быть никакой духовной жизни.
Главная жизненная забота блаженных старцев определялась речением Господа, Кото-
рый возлагает на монаха, как и на всякого верующего, долг самоотречения. Вступление ве-
рующего в Небесное воинство начинается с этой ступени, и не случайно Господь подчерки-
вает: «Тот, кто не отвергается себя и не возненавидит душу свою, не является Моим учени-
ком» 2 . Старцы познали наделе, благодаря как собственному огромному опыту, так и опыту
своих старцев, которым они верно служили, что все сооружение «мерзости запустения», ко-
торое и является и называется «ветхим человеком», состоит из эгоизма. Такова вся сущность
грешной личности, весь состав извращенных и противоестественных стремлений и действий
омертвелого и смертного человека. Потому-то они были безжалостны ко всему, в чем содер-
жались и скрывались частички этого «эго», и, осуществляя курс лечения этой болезни, про-
являли неотступное самоотречение. Блаженные старцы, будучи подлинными учениками
древних отцов, знали, что лишь тот человек, который «отвергается себя» и «ненавидит душу
свою», исполняет первую и главную из Господних заповедей. «Любящий душу свою погубит
ее; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную» 3 .
Через призму этого можно увидеть объяснение тому, почему эти преподобные подвиж-
ники сами неослабно соблюдали свой строгий распорядок, не допуская ни малейших усту-
пок, хотя к моим немощам часто проявляли снисхождение. Будучи опытными и проница-
тельными аналитиками, они знали не только глубины сатаны, но и всю глубинную сущность
его деятельности, которая является грехом. Это прекрасно сформулировал святитель Иоанн
Златоуст, один из трех светильников нашей Церкви, сказавший, что «диавол есть грех». Они
знали, что тайным убежищем и укрытием для главного зла является эгоизм, настоящая сущ-
ность и имя которого — самолюбие, и потому пытались выставить против него самую креп-
кую оборону. Подогревая посредством веры жар Божественной ревности, они считали само-
отречение своим неизменным долгом, так что все их стремление было направлено к одной
главной цели — подчинить все свои помышления «послушанию Христову» 4 . В том, что ка-
салось исполнения внешних обязанностей деятельной жизни, они подчиняли себя рамкам
предписаний и уставов, которые соблюдали с такою точностью, какая только могла быть
достигнута, даже когда это уже становилось навыком и привычкой. Когда я со своей тогдаш-
ней юношеской наивностью спрашивал, для чего нужно такое упорство в отношении устав-
ных предписаний, они кротко отвечали, что когда Бог создал разумные существа, то первым,
чего Он от них требовал, было точное соблюдение данных им предписаний и заповедей. Они
же, пока в точности исполняли все это, сохраняли свое достоинство и пребывали с Богом,
но едва преступили заповедь, погибли и все создание увлекли в тление. Поистине, сколько
мудрости в духовном опыте и суждениях старцев!
Речение пророка Давида: «За словеса устен Твоих аз сохраних пути жестоки» 5 — было
квинтэссенцией всех усилий преподобных старцев, их деятельной и созерцательной жизни.
Старцы понимали истинный смысл этого изречения, связывая его не с воздаянием Богу и ис-
куплением человеком своих грехов, как ложно учат западные богословы, но с подчинением
человека посредством послушания Богу и с учением о Божественной благодати, без которой
нельзя «делать ничего» 6 . Для лучшего понимания сказанного приведем слова великого и
премудрого отца нашего преподобного Макария Египетского: «Горе душе, если она пребы-
1
Мф. 5, 9.
2
Ср.: Лк. 14, 26.
3
Ин. 12, 25.
4
Ср.: 2 Кор. 10, 5.
5
Пс. 16, 4.
6
Ср.: Ин. 15, 5.
вает только в пределах своего естества и надеется только на свои дела, не имея общения с
Божественным Духом, ибо она умирает, не удостоившись жизни Вечного Божества» 1 .
Усердное почитание отцами этого вида трудолюбия, связанного со строгим исполнени-
ем распорядка и уставных требований, вело свое начало от глубокого сознания того, что
подчинение Божественной воле является важнейшим условием обращения к Богу, а также
соединения с Ним, что было разрушено и уничтожено грехопадением. Ибо в чем же заклю-
чалась причина отпадения от Бога, если не в одном лишь преслушании и поиске способа са-
мосохранения и совершенствования без Божественной благодати? Явление Бога Слова, вос-
принявшего нашу природу; обновило для человека путь к достижению его первоначальной
цели. Сам Господь был послушным даже до смерти 2 , чтобы показать невозможность воз-
вращения к жизни и бессмертию без общения с Богом и подчинения Ему. Мудрые старцы,
пренебрегая абстрактной верой, состоящей, согласно Господнему слову, лишь в произноси-
мом устами: «Господи, Господи», хотя не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!»,
войдет в Царство Небесное 3 , остановились на решительном признании необходимости точ-
ного соблюдения Божественных заповедей и, таким образом, на деле запечатлели всецело
владевшую ими любовь к Богу. «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня;...
и явлюсь ему Сам 4 . Они, открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу» 5 Господа, Кото-
рый «был послушным даже до смерти» 6 и не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы
послужить 7 , преображались в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа 8 .
Когда Бог Слово, «ничем не уступая Отеческому величию» 9 , совершал воссоздание
нашего естества, Он хвалился воспринятым им состоянием совершенного послушания, кото-
рое является главным средством исцеления, или, лучше сказать, воскресения всего человече-
ства. «Я сошел с небес, — говори! Он, — не для того, чтобы творить волю Мою, но волю по-
славшего Меня Отца» 10 .
Итак, Своим действительным подчинением и послушанием Он вернул человеческое ес-
тество, виновное в отступничестве, в состояние равновесия в пределах законов естества,
в котором оно подчинено и причастно нетварным Божественным энергиям, то есть вышней
Божественной благодати Святого Духа. И вновь процитируем святого Макария, утверждаю-
щего, что «природа человеческая, если она останется нагою наедине с собой и не примет
причастия Небесного Естества (Божественной благодати) и соединения с Ним, ничего не ис-
правит, но пребудет нагою и порочной, в пределах своего естества во многой скверне».
Подчеркивая это значение обращения к Богу и связи с Ним, богомудрые отцы наши по-
ложили свои пределы, уставы, предписания и заповеди, которые сохраняли со строгостью
и верой, так что никакое основание или причина не могли отвлечь их от главной цели. По-
скольку же они, по благодати Христовой, уже в этой жизни сподобились Его Божественных
обетовании, то смогли оставить для нас описание собственных подвигов, служащих нам ори-
ентирами и указателями курса плавания в темной ночи жизни сей, в которой мы совершаем
свой путь.
Небольшой труд нашего приснопамятного отца, о котором идет речь, имеет именно эту
цель. Я надеюсь, что при содействии благодати Христовой и молитв старца смогу, несмотря
на недостаток собственных сил, составить комментарий к этому сочинению для лучшего его
понимания, что необходимо ввиду присущего ему своеобразия.

1
См.: Преподобный Макарий Египетский. Духовные беседы. Беседа 1. Гл. 11.
2
Флп. 2, 8.
3
Мф. 7, 21.
4
Ин. 14, 21.
5
2 Кор. 3, 18.
6
Флп. 2, 8.
7
Мк. 10, 45.
8
2 Кор. 3, 18.
9
Ср.: Флп. 2, 6.
10
Ин. 6, 38.
Как было сказано, приснопамятный старец назвал свой труд «Десятигласной трубой»
и разделил на десять частей.

ЗВУК ТРУБЫ ПЕРВЫЙ


О телесном благочинии
Под этим заголовком старец помещает разъяснение часто описываемого отцами «дея-
тельного благочестия», к которому относятся дела, совершаемые посредством тела. Важ-
ность его подчеркивает великий безмолвник авва Исайя, говоря: «Итак, будем стоять в стра-
хе Божием, совершая делание наше». Святые отцы определяют делание как «восхождение
к созерцанию» 1 и необходимую ступень, служащую введением в совершенство и освящение.

Будучи безмолвником, наш трудолюбивейший старец предлагает свой распорядок, ко-


торый мы изложим впоследствии, основанный на его собственном уставе и системе. Этот
распорядок, конечно, не обязательная заповедь, предназначенная для точного исполнения,
но идея благочиния и подвижничества, которой каждый может следовать в соответствии
с местом и образом своей жизни. Приснопамятный безмолвник (как и я, живший вместе
с ним) во все времена года уделял время с утра до полудня ручному труду. После полудня
была главная трапеза, или обед, и это он упоминает как первый пункт своего распорядка.
«Когда съешь ты пищу, полагающуюся тебе по уставу, поспи довольное время». Из-
лишне подчеркивать значение воздержания как первой ступени для желающего подвизаться.
После обеда старец рекомендует телесный покой, чтобы вслед за отдыхом сил телесных
и душевных можно было с готовностью начать свое чисто духовное делание. Действительно,
сколь многого может достичь человек, если подготовится к этому своему занятию! Тело,
не угнетаемое ни голодом, ни пресыщением, поскольку после обеда прошло достаточно вре-
мени, находится в самом подходящем состоянии, для того чтобы по мере сил потрудиться,
как наставит человека его произволение. С другой стороны, ум, когда человек проснется по-
сле спокойного отдыха, с первым же усилием легко направляет свою первую мысль и слово,
свою молитву или соответствующее созерцание куда ему угодно, то есть, конечно, к Богу.
За время своего долгого безмолвнического подвижничества старец с точностью определил
способы, содействующие духовному совершенствованию и преуспеянию, превосходно объе-
динив то, что для этого предлагали наши древние отцы. В результате теперь в кратких пра-
вилах, которые он оставил нам, можно встретиться с воплощенным и воспроизведенным
в неизменном виде отеческим преданием. Можно сказать, что мы «якоже слышахом, тако
и видехом» 2 неувядающее Священное Предание нашего святого Православия. После полу-
денного отдыха приснопамятный старец советует подвижнику начать с последования вечер-
ни, обычно совершаемой по четкам (согласно достоверному преданию, она должна состоять
примерно из пятнадцати сотниц). Делать это следует без спешки, спокойно, с пониманием
смысла произносимой молитвы. После этого он разрешает, если нужно, выпить кофе или че-
го-нибудь подобного, а затем, в безмолвии, приступить к повечерию, соединенному, соглас-
но монашескому обычаю, с акафистом Владычице нашей Богородице. Согласно другому со-
вету старца, во время молитвы предпочтительнее находиться в темноте, поскольку это помо-
гает с большей легкостью удерживать ум, который при свете обыкновенно рассеивается.
Благодаря этому подвижник вступает в более глубокую степень молитвы, по слову Господа:
«Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу
твоему, Который втайне» 3 . Хотя главной заботой и постоянным занятием старца была, в со-
ответствии с отеческим преданием, краткая молитва: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя»,

1
См.: Святитель Григорий Богослов. Собрание творений в 2-х томах. Свято-Троицкая Сергиева Лавра,
1994. Т. 1. Сл. 20. С. 305.
2
Пс. 47, 9.
3
Мф. 6, 6.
он, однако, советовал начинать с какой-либо молитвы в виде исповедания, способной вы-
звать теплоту сердечную. Одну такую молитву я приведу дословно, как она была написана
им самим:
«Господи Сладчайший Иисусе Христе, Отче Боже, Господи милости и всякой твари
Содетелю! Призри на смирение мое и прости мне все грехи мои, во все время моей жизни,
которые я совершил до сего дня и часа. И пошли Пресвятого Твоего Духа, чтобы Он просве-
тил, направил, очистил, покрыл, сохранил меня и удостоил больше не грешить, но с чистым
помышлением служить и поклоняться Тебе, славословить, благодарить и любить всей душой
и всем сердцем Тебя, Сладчайшего моего Спасителя и Благодетеля Бога, достойного всяче-
ской любви и поклонения. Ей, Сладчайшая любовь, Иисусе, пища и наслаждение моего сми-
рения, сподоби меня просвещения Божественного и духовного знания, чтобы, созерцая слад-
чайшую благодать Твою, с ее помощью перенести мне тяжесть этого моего ночного бдения
и в чистоте воздать Тебе мои молитвы и благодарения, молитвами Сладчайшей Твоей Мате-
ри и всех святых. Аминь».
В качестве главного практического средства, способствующего молитве, блаженный
старец предпочитал стояние по мере сил на ногах, служащее приношением со стороны тела,
и лишь после утомления позволял ненадолго присесть, но без особенного удобства. Никако-
го вида молитвы он не отвергал и никакого не предписывал исключительно, хотя и считал
центром тяжести, как уже говорилось, краткую молитву. Старец рассматривал вхождение
в молитву и пребывание в ней в качестве главной задачи монаха и ожидал особой молитвен-
ной благодати, почему и обращается в первом же своем слове к молящимся: «Не допускай,
чтобы ум твой оставался в праздности, но направляй его, если движущая сила позволит тебе
действовать...». Здесь старец имеет в виду поддержку благодати, которая, согласно Писанию,
«дает молитву молящимся и доставляет людям знание» 1 . О Божественной благодати, содей-
ствующей молитве, говорит святой апостол Павел: «Также и Дух подкрепляет нас в немощах
наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воз-
дыханиями неизреченными» 2 .
Утомившимся от пребывания в молитве, которому содействовала Божественная благо-
дать, старец советует, продолжая бдение, направлять свой ум к различным созерцаниям, что-
бы тем самым удержать его от обычного парения. Он предлагает вспомнить о смерти, Суде,
осуждении на вечные мучения, обо всем, что вызывает плач и слезы, особенно если подви-
зающийся уже достиг в созерцании преуспеяния. Существует и другое созерцание, состоя-
щее в воспоминании вообще о благих предметах, включая Царствие Небесное, лики святых,
небесную славу, которую Бог уготовал любящим Его. Все это побуждает к благодарению
и славословию Христа, Подателя благ, о чем сказано: «Благослови, душе моя, Господа
и не забывай всех воздаяний Ею» 3 . Подвижник, переходя от одного полезного созерцания
к другому, пребывает в подвиге, бдении и молитве, пока не закончит около полуночи 4 свое
правило и все, что полагается. Затем он может немного поспать до рассвета. Таков устав для
монаха, подвизающегося в бдении.
Утро после отдыха начинается так. Для человека, сосредоточившегося на внутренней
жизни, первой мыслью и словом после всякого отдыха непреложно является молитва, со-
вершаемая, какою бы она ни была, с усердием и терпением. То, в какой степени он понудит
себя к доброму началу, согласно словам старца, обыкновенно бывает ключом к преуспеянию
в течение предстоящего дня и мерой всего этого преуспеяния. Старец разрешает также вы-
пить утром чая или кофе с несколькими сухарями, а затем заняться привычным рукоделием,
которому должна сопутствовать усердная молитва, совершаемая или про себя, если подвиж-
ник может сосредоточиться, или шепотом, поскольку это лучше всего помогает уму пребы-

1
Ср.: 1 Цар. 2, 9; Пс. 93, 10.
2
Рим. 8, 26.
3
Пс. 102, 2.
4
Полночь обычно соответствует шести часам после захода солнца. — Прим. греческого издателя.
вать в ней. В праздники работать не полагается, так что каждый предается либо молитве, ли-
бо чтению и духовным занятиям, всегда в безмолвии. Так продолжается до полудня, когда
завершается дневной труд и начинается подготовка к совершаемому ночью делу бдения
и молитвы.
Относительно обеда, который является главной трапезой, поскольку старец рекомендо-
вал есть один раз в день, он, как всегда, указывает на необходимость воздержания, предос-
тавляя каждому возможность самостоятельно определить его меру в зависимости от особен-
ностей своего организма. Хотя он и назначает определенное количество хлеба, составляющее
примерно 150-200 граммов, а также умеренную порцию какого-либо блюда, однако дает по-
нять, что подвижников скорее должны научить их собственная рассудительность и опыт. Он
настаивает на том, что привычка является главным фактором в человеческой жизни, так что
не нужно следовать какой-либо привычке, если нет уверенности в ее полезности. «Все мне
позволительно, но не все полезно» 1 .
Дав практические предписания, касающиеся питания, распорядка и иных предметов, он
определяет и образ поведения безмолвника в отношении людей внешних. «После полудня
никого не принимай для беседы, ни монаха, ни мирянина. Сам не выходи, и другие пусть не
приходят к тебе». Здесь старец рассуждает о вреде излишней общительности и пользе сдер-
жанности, говоря так: «Посему прошу, не теряй попусту это драгоценное вечернее время,
которое, если проведешь его в мире и со страхом Божиим, принесет тебе много плодов...»
Приснопамятный старец настаивает на том, чтобы эти правила в любое время, не исключая
и великих праздников, соблюдались со всею строгостью и без малейших искажений. В ре-
зультате полезная привычка к благочинию в пределах, установленных для подвижников за-
конов, касающихся образа жизни, приведет, помимо тех благ, которые может доставить Бо-
жественная благодать, к великому миру и покою. Беспорядочная же жизнь вызывает прямо
противоположные последствия. Об этом благочинии говорит и Исаак Сирии в своем Семна-
дцатом слове 2 : «Телесная добродетель в безмолвии очищает тело от вещественного в нем,
а добродетель ума смиряет душу и очищает ее от грубых губительных помышлений».

ЗВУК ТРУБЫ ВТОРОЙ


О мысленном делании
Здесь приснопамятный старец вновь, как и в первой главе, упоминает о благочинии
в телесном делании как обязательном условии преуспеяния и в мысленном делании, по-
скольку «делание», согласно святым отцам, есть «восхождение к созерцанию» 3 .
В настоящем слове старец беседует о деятельном благочестии как введении в так назы-
ваемое «естественное созерцание творения», с помощью которого подвижник может, упраж-
няясь, обратить свой ум к внутреннему сосредоточению и самоконтролю, пока Божественная
благодать не снизойдет к его труду. Ссылаясь на отеческие определения, старец говорит, что
«природа доставляет знание», подразумевая под природой естественное созерцание, о кото-
ром мы поговорим ниже.
Затем он упоминает об очищении и воздержании чувств, за которыми, при содействии
Божественной благодати, следует созерцание духовное. Святой Исаак считает самой благо-
творной основой для преуспеяния благодарение. «Никакой дар, — говорит он, — не остается
без приумножения, если на него отвечают благодарением». Подчеркивая это, приснопамят-
ный старец считает, что естественное созерцание должно отправляться от следующих осно-
ваний. Он учит наставляемого начать с благодарственной молитвы, в первую очередь раз-

1
1 Кор. 10, 23.
2
В русском издании это слово Восьмидесятое. — Прим, переводчика.
3
См.: Святитель Григорий Богослов. Собрание творений в 2-х томах. Свято-Троицкая Сергеева Лавра,
1994. Т. 1. Сл. 20. С. 305.
мышляя о «всех воздаяниях» 1 Господа: о нашем рождении и воспитании среди христиан,
в сравнении с состоянием других народов, а также и о самом нашем призвании к нашему
подлинному предназначению, к познанию грехов и покаянию и тому отречению, к которому,
по словам Господа, «привлек» 2 нас Небесный Отец; о долготерпении Божием в годы нашего
неведения, когда мы часто оказывались предателями и отрекались от Его Божественного ве-
личия, а также о Его особом Промысле, в силу которого мы после этого еще можем унасле-
довать достояние святых. Это благодарное расположение, если ум предварительно настроит-
ся на него, делает его воинственным и усиливает его прозорливость, позволяющую замечать
страсти и все противоестественные движения. Пребывая в этом состоянии, он защищается
от врагов и страстей (совершенною ненавистпию возненавидех я: во враги быша ми 3 ), к Бо-
жественным же заповедям устремляется с ревностью и усердием, зная, что с их помощью,
словно противоядием, залечит свои старые раны и обретет здравие. Страх греховности, этого
всегубительного зла, потрясает человека, так что он пребывает от стражи утренния до нощи 4
в памятований и призывании имени Спасителя.
Там, где «мерзость запустения» стояла на «святом месте», эгоизм и себялюбие отсту-
пают перед благодатью Христа и поставляется новый кивот, в котором будет собрано все
предназначенное для служения Живому Богу. Страх Божий, как неподкупный страж и ох-
ранник, получает новые обязанности, ревностно разжигая трудолюбие. Божественная рев-
ность, непрестанно обращаясь в разные стороны, и страсти искореняет, и вызывающие их
причины, непщующие вины о гресех 5 , устраняет, и, вообще, как неугасимый «светильник
ногама» 6 подвижника поставляет Божественный Закон. Тогда тот не только не рассматривает
соблюдение святых заповедей как повинность, но и даже, если исполнит все повеленное,
с уверенностью говорит: «Я раб ничего не стоящий, потому что сделал, что должен был сде-
лать» 7 . Для тех, кого интересует этот предмет, в заключение стоит повторить, какие плоды
приносят благочиние и соблюдение распорядка. Первыми из них являются страх Божий
и добрая привычка, устраняющая мучительные усилия, которые необходимы до тех пор, по-
ка добро не одержит в нас верх над первоначальным злом, поддерживаемым дурными навы-
ками. Затем результаты распространяются и на духовную сферу, причем первым плодом
здесь становится смиренномудрие, замещающее эгоцентризм, основу всех грехов. Божест-
венная ревность, проявляющаяся во всеобъемлющем трудолюбии, дает человеку, говоря
словами Писания, способность «делать», которая соответствует первой заповеди, услышан-
ной первозданным Адамом. Смиренномудрие, будучи порождением трудолюбия, позволяет
осуществить и вторую часть заповеди, то есть «хранить». «И взял Господь Бог человека, ко-
торого создал», и ввел его в Рай сладости, «чтобы возделывать его и хранить» 8 .
Попытка пребывать в смиренномудрии без содействия Божественной благодати подоб-
на изображению какой-либо вещи, которое все же не является самой вещью. Однако когда
действие Божественной ревности действительно пребываете человеке, так что он считает
своим непременным долгом соблюдение заповедей, тогда при умном созерцании источается
благоухание смиренномудрия, которое, как мысленная соль, приправляет и дела и мысли
подвижника, чтобы они не были похищены или повреждены. С этого момента появляется
действительное ощущение величия Божественной Благости, проявляющейся в том, что Бог
создал и лелеет свое творение, в особенности, человека. В то же время становится ощутимой

1
Пс. 102. 2.
2
См.: Ин. 6, 44.
3
Пс. 138, 22.
4
Пс. 129, 5.
5
Пс. 140, 4.
6
Пс. 118, 105.
7
Лк. 17, 10.
8
Быт. 2, 15.
человеческая слабость и раскрывается смысл Господнего изречения: «Без Меня не можете
делать ничего» 1 .
В конце слова приснопамятный старец приводит молитву, выражающую ощущение
собственного ничтожества и страх, заставляющий припасть к «Могущему спасти» 2 .
«Итак, — говорит старец, — когда приступаешь к исполнению долга своего, молитвы, при-
ступи с великим смирением и сокрушенным сердцем, прося милости Божией, но не потому,
что Он должен дать тебе благодать, а потому, что ты пребываешь в узах и просишь Его ми-
лостиво освободить тебя, говоря так:
«Владыка, Сладчайший Господи наш Иисусе Христе, ниспошли мне святую благодать
Твою и освободи меня от уз греховных! Просвети тьму души моей, чтобы уразумел я безгра-
ничную милость Твою, возлюбил и достойно возблагодарил Тебя, Сладчайшего моего Спа-
сителя и Бога, достойного всяческой любви и благодарения. Ей, благий мой Благодетель,
многомилостивый Господи, не отними от нас богатую милость Твою, но смилуйся над Тво-
им творением. Знаю, Господи, тяжесть прегрешений моих, но ведаю и несказанную милость
Твою. Вижу тьму бесчувственной души моей, но с доброю надеждою верю и ожидаю Боже-
ственного просвещения Твоего и избавления от лукавых грехов и гибельных страстей моих
молитвами Сладчайшей Твоей Матери, Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии
и всех святых. Аминь».

ЗВУК ТРУБЫ ТРЕТИЙ


Как бороться с помыслами самомнения
«Глас мой услыши, Господи, по милости Твоей: по судьбе Твоей живи мя». 3 «Виждь
смирение мое и изми мя, яко закона Твоего не забых». 4 Насколько трудно проснуться спя-
щему под покровом нечувствия и нерадения, настолько же нелегко обогатившемуся благода-
ря трудолюбию не быть окраденным разбойниками — самомнением и тщеславием. «От-
вне — нападения, внутри — страхи». 5 Велик труд пробуждения, еще больше труд сохране-
ния, но благословен Господь наш Иисус Христос, «Иже не даде нас в ловитву зубом их» 6 , по
слову псалма. Божественные отцы наши, предвидевшие своим божественным умом нашу не-
опытность, оставили нам в наследство описания своих подвижнических трудов, служащие
как бы светящимися ориентирами на темном пути нашей жизни, так что мы можем, по бла-
годати Божией, ходить как «имеющие свет» 7 . Старец рассудительно показывает нам опас-
ность «справа», угрожающую собранным сокровищам. «Да возвратятся абие стыдящеся гла-
голющий ми: благоже, благоже» 8 , — говорит пророк Давид о лукавых бесах, несущих по-
мыслы тщеславия.
Это один из трех главных способов той тотальной войны, которую враг ведет против
человека. Первый способ состоит в том, чтобы обманом заставить человека блуждать в неве-
дении и неверии, тем самым лишая себя спасения. Во втором случае человек, обладающий
знанием и верой, попадает в сети ложного вероучения, лежащего вне нашей Святой и Со-
борной Церкви, и в результате не получает от своей веры никакой пользы, подобно прини-
мающему в уплату фальшивые деньги. Третий же способ, самый запутанный и темный, за-
ключается как раз в том, чтобы, соблазнив человека самонадеянностью и тщеславием, отнять
собранное с трудом, поскольку Господь гордым противится 9 .

1
Ин. 15, 5.
2
Евр. 5, 7.
3
Пс. 118, 149.
4
Пс. 118, 153.
5
2 Кор. 7, 5.
6
Пс. 123, 6.
7
Ср.: Ин. 12, 35.
8
Пс. 69, 4.
9
Иак. 4, 6. 1 Пет. 5, 5.
Приведу в точности часть слова старца о способе первого нападения врага посредством
помыслов тщеславия: «Когда ты молишься и беседуешь с Богом, радуясь сладости молитвы,
так что душа твоя переполнена веселием, вдруг самомнение, пришедшее, словно некий раз-
бойник, обращается к твоему уму, говоря втайне, как некогда змий Еве: "Ты уже получил
благодать, уже достиг меры святых"». Наши богомудрые отцы в прошлые времена тщатель-
но изучили свойства этого хитрого, многоликого и искусного в брани врага, охарактеризовав
его с помощью различных имен и образов, чтобы показать опасность его неустанных зло-
умышлении и неизбежность гибели для того, кто станет его жертвой. Приснопамятный ста-
рец, благодаря своему огромному опыту знавший его неусыпное и ни перед чем не останав-
ливающееся стремление настигать человека вне зависимости от времени, места и обстоя-
тельств, так что не осталось почти никого, кто не испытал бы на себе его злодеяний, вывел
этого врага уже в третьем слове, чтобы подвижники как можно раньше узнали о нем. При
помощи многих примеров, служащих отрицательными образцами, он обучает читателей,
чтобы те не попали в трудноразличимые сети вражьи.
Насколько правы были святые отцы, когда сравнивали проказу самомнения с тем ко-
лючим тернием, что носит имя волчцов! И действительно, у этой колючки, как любой из нас
знает на собственном опыте, есть три ряда заостренных шипов, расположенных с трех сто-
рон ее стебля, так что куда бы она ни попала, одна сторона всегда обращена вверх и всегда
колется. Здесь возможно удивительное сопоставление с чумою тщеславия. В самом деле, ес-
ли кто-либо выделяется среди других общительностью и красотой, то его, будто бы превос-
ходящего всех, поражает тщеславие! Кто-то неопрятен и каким-то образом ниже других? Та-
кой опять-таки тщеславится тем, что он подвижник, смиренный и добродетельный. Кто-то
постится и молится? Тщеславится и этой добродетелью. Кто-то опять-таки отличается воз-
держностью, но к другим относится более снисходительно, чтобы не раздражать их? Он
тщеславится своей рассудительностью и свободою! Какую сторону колючки ни тронешь,
обязательно поранишься! В качестве главного защитного средства против тщеславия старец
рекомендует самопознание, так что едва ли не большая часть его слова посвящена этой цели.
Он на деле доказывает, что всякое благо, даже и само бесстрастие, а также сыноположение,
когда человек удостоится его, суть дары, посылаемые Богом.
Творения становятся причастными ко всякому благу, в том числе и самой жизни, бла-
годаря самосущей Жизни и Первопричине — Богу. Старец приводит несколько подходящих
к этому случаю размышлений и мест из Писания. Я навсегда запомнил изречение апостола
Павла, на которое он постоянно ссылался: «Что ты имеешь, чего бы не получил? А если по-
лучил, что хвалишься, как будто не получил?» 1 . Хотя старец и краток в своих доводах, одна-
ко он не упускает возможности упомянуть о возвышенных состояниях, показывая, что эти
последние достигаются с помощью Божественной благодати, а не человеческими усилиями
и изобретениями, каковы бы ни были подвижничество человека и его внимание к себе. В ка-
честве краткого возражения против эгоистических помыслов он использует имеющий высо-
чайшее значение пример восхищения на Небо апостола Павла, отмечая, что это был вышеес-
тественный дар, посланный апостолу, причем в этот момент оказалось невозможным опре-
делить, находился ли тот в теле или вне его. Старец сопоставляет действия Господа нашего,
Который, находясь среди нас, различными способами исцелял человеческие болезни, с изле-
чением страстей и болезней, свойственных ветхому человеку «со страстями и похотями» 2 .
Кто может сам по себе избавиться от страстей и плена греховного прошлого, а вместо них
стяжать добродетели и дарования духовные без участия Божественной благодати? Если ска-
зано, что «Бог производит в вас и хотение и действие» 3 , и Сам Господь говорит: «Без Меня
не можете делать ничего» 4 , то где же место для эгоизма и вообще гордости? Хотя теоретиче-

1
1 Кор. 4, 7.
2
См.: Гал. 5, 24.
3
Флп. 2, 13.
4
Ин. 15, 5.
ски эти сравнения, конечно, справедливы, однако подвижнику, особенно в часы искушений,
трудно сделать их своим истинным и прочным достоянием, если только этому не предшест-
вовали соответствующие испытания, благодаря которым человек может убедиться в собст-
венном ничтожестве и недостоинстве.
Небольшая молитва, составленная самим старцем, учит нас осознанию человеческого
ничтожества, позволяя читателю приблизиться к мере его собственного смирения: «О Лю-
боблаже и Человеколюбче, Спасителю мой, я достоин всякого мучения, поскольку, будучи
сыном преисподней, не сетую, что совершил дела ее и продолжаю совершать то же. Ты же,
Христе мой и Боже, по Своему хотению благоизволил, чтобы я восшел на Небеса и опять
Сам по Своей воле ввергаешь меня в ад. Да будет же на мне святая воля Твоя!». «Вся елика
восхоте Господь, сотвори на небеси и на земли, в морях и во всех безднах.» 1 В качестве од-
ного из способов противодействия помыслам самомнения, особенно направленным против
других людей, старец предлагает рассуждение о значении помощи со стороны благодати, ко-
торая каждому дается в разной степени, по образу притчи о талантах. Вместо того чтобы
принимать суетные и лживые помыслы превозношения над ближним, лучше любомудрство-
вать о таинстве Божественного Домостроительства, в силу которого Господь распределяет
Свою благодатную помощь соответственно произволению каждого человека, в зависимости
от его личных качеств, места, времени и иных обстоятельств. Итак, если благодать, в каком
бы то ни было виде, преизбыточествует, то человек, получивший такое утешение, должен
не принимать горделивые помыслы, а скорее поразмыслить о том, что он получил ее как
жребий и этим ему оказано предпочтение перед его ближним. Это вызывает более ответст-
венность, нежели самомнение. «Кому много вверено, с того больше взыщут.» 2
Главный вывод, который можно сделать относительно этой ступени, куда нас вводит
старец, заключается в том, что, после того как мы достигнем деятельного благочиния телес-
ных трудов и войдем в область молитвы, на нас нападает и борет нас дух тщеславия. Различ-
ные размышления, которые должны использоваться подвижниками либо в качестве возраже-
ний помыслам, либо для самообличения, являются необходимыми средствами, способными
при содействии благодати защитить верующего от вреда, приносимого этим пороком. Ущерб
от принятия тщеславных помыслов состоит в удалении благодати, которая прежде сопутст-
вовала подвижнику и согревала его. Однако, отмечает старец, бывает и другое удаление бла-
годати, которое происходит не из-за прегрешений или невнимательности человека. Такое
изменение старец восхваляет как доказательство преуспеяния и восхождения на более высо-
кую ступень, советуя в этом случае проявлять смиренномудрие и усиленное внимание, что-
бы не лишиться награды за преуспеяние. В завершение этой части он, молясь о даровании
Божественной помощи, дает наставления, требующие усилить трудолюбие, особенно в от-
ношении деятельности, так как телесные труды являются основой трезвения и вообще всего,
чего требует Божественная благодать и что угодно ей.

ЗВУК ТРУБЫ ЧЕТВЕРТЫЙ


О пpосвещении Божественной благодатью
Давая опpеделения, слyжившие, в частности, для описания дyховных понятий, стаpец
часто выpажался особым обpазом и использовал собственные слова, котоpые обычно были
вполне понятны лишь тем, кто жил pядом с ним. Hеpедко он создавал новые слова, обозна-
чавшие сложные понятия, чтобы выpазить то, что пеpежил сам, и пеpедать как можно пол-
нее. Именно таким обpазом в начале этого слова он описывает свойства Божественной бла-
годати.
«Божественная же благодать, постигаемая, по моемy опытy, дyховным чyвством и за-
свидетельствованная знающими ее, есть отблеск Божественного сияния, котоpый познается

1
Пс. 134, 6.
2
Лк. 12, 48.
пpи созеpцании ясным yмом и является как тонкая мысль, благоyханное и сладчайшее
дyновение, молитва, свободная от мечтаний, избавление от помыслов и жизнь чистейшая.
Благодать бывает совеpшенно миpной, а также смиpенной, безмолвной, очистительной,
пpосвещающей, pадостотвоpной и лишенной всякого мечтания». Исходя из своего личного
опыта, он описывает, как ощyщает действие Божественной благодати в самом себе, почемy
и добавляет: «по моемy опытy». Когда по человеколюбивомy Домостpоительствy Божию че-
ловек становится пpичастником Божественной энеpгии, Божественной благодати, тогда он
может описывать божественное взыгpание своей дyши не символически или обpазно, а так,
как сам действительно испытывал и ощyщал его. Поэтомy стаpец и говоpит: «Дyховным
чyвством пpи созеpцании, ясным yмом». «Hет места, — пpодолжает он, — никакомy сомне-
нию в благословенный миг пpишествия благодати в том, что это поистине Божественная
благодать, ибо она не вызывает y пpинимающего ее никакого стpаха или недовеpия».
Обpащая внимание на pазличие благодати и пpелести, стаpец описывает yжасные свойства
последней: «Ум, остановившись вниманием на пpелести, тотчас же pассеивается. Как пита-
тель сеpдца, он пеpедает емy показанное пpелестью, и оно сpазy пpиходит в смyщение. Тогда
человек наполняется, словно мех, воздyхом темным и нечистым, так что даже волосы его
встают дыбом, и весь он становится смятенным и неспокойным».
Хотя pазница междy благодатью и пpелестью и может быть в какой-то степени описана
с помощью yказанных отличительных чеpт, в действительности пpавильно pазличить их
могyт лишь люди искyшенные. Стаpец пpиводит в пpимеp вино и yксyс, котоpые подобны
по своей пpиpоде и окpаске, однако только знающие их вкyс способны отличить одно от дpy-
гого. С точки зpения нашего цеpковного пpедания, безмолвие в его чистом виде не является
обыкновенным и общим для всех способом yстpоения дyховной жизни. Это и отмечает ста-
pец, yказывая на монашеское общежитие как на более pаспpостpаненный и достyпный для
большинства пyть. Пyть же безмолвия и более стpогого подвижничества он хаpактеpизyет
как более тpyдный, называя его «тpyднопpоходимым и теpнистым», однако пpиписывает его
сложность не столько вообще его свойствам, сколько нехватке опытных и знающих его
на деле наставников, столь необходимых в запyтанных лабиpинтах отшельнической жизни.
Я yже говоpил о пyтях вхождения в воинство подвижников, так что тепеpешняя тема
касается более высокой стyпени дyховной лествицы, еще pаз кpатко повтоpю сказанное вна-
чале о том, как Божественная благодать пpизывает избpанных ею людей в свое воинство. Со-
гласно yтвеpждениям стаpца, пyть покаяния и вообще жизни по Боге пpедставляет собою
не человеческое изобpетение, но даp и благодать Божию, котоpая не пpосто пpизывает сле-
дyющих за ней, но, по словy Господню, пpивлекает их. «Hикто не может пpидти ко Мне, ес-
ли не пpивлечет его Отец, пославший Меня» 1 . Вышеестественная благодать пpевpащает не-
возможное человекам 2 в возможное пpи ее помощи, пpодолжая свое действие до того, что
последyющие ей все могyт в yкpепляющей их благодати 3 .
Пеpвым двигателем здесь становится стpах Божий. За ним следyет движyщая сила Бо-
жественной pевности, а после нее — возникающее постепенно ощyщение вины и недостой-
ного исполнения своих обязанностей. Это ощyщение yсиливает пыл pевности, благодаpя
чемy тpyдолюбие сохpаняется в течение всей жизни. Пpеyспеяние в многообpазных подвигах
тpyдолюбия, котоpое является нашим главным кpестом, вызывает плач и печаль по Боге. То-
гда pазyмный подвижник ищет место и обpаз жизни, согласyющиеся с его главной зада-
чей — подчинением и послyшанием дyховномy отцy.
Поистине блажен тот, кто постепенно достиг такого состояния и, поискав, нашел дy-
ховного наставника, отвечающего тpебованиям безмолвнической жизни, ибо такой человек
незамедлительно найдет скpытое на поле 4 его сокpовище. Исходя из опыта нашего вpемени,

1
Ин. 6, 44.
2
Сp.: Лк. 18, 27.
3
Сp.: Флп. 4, 13.
4
Сp.: Мф. 13, 44.
стаpец пpедставляет тpyдности, пpепятствyющие избpанию этого пyти, однако ободpяет
и пpизывает к настойчивости тех, кто ищет подчинения дyховномy отцy. Избpанный ими
обpаз жития в полном послyшании дyховномy отцy стаpец считает совеpшенным, однако от-
мечает, что в дpевности бывало и несколько иначе. Когда молодой человек, ощyтив воздей-
ствие Божественной pевности, отpекался от миpа pади более дyховной жизни, то встpечался
с дyховными стаpцами и оставался с ними до того вpемени, пока не yсваивал в самых общих
чеpтах основы безмолвия и монашеской жизни. Затем, полyчив благословение от стаpца,
своего наставника, он поселялся в одиночестве, пpименяя на деле все то, чемy наyчился,
советyясь в течение всей остальной жизни или со своим стаpцем, или с дpyгими опытными
дyховными отцами. Он отмечает также опасность, yгpожающyю невнимательным монахам,
котоpые yдаляются от заботы стаpцев и послyшания им под пpедлогом якобы более без-
молвной и дyховной жизни, в действительности же побyждаемые yнынием, своенpавием
и эгоизмом. Такие, не pасполагая элементаpными способностями, котоpые соответствовали
бы их стpемлению, попpостy сходят с законного пyти. К несчастью для них, за этим следyют
падение и пpелесть сатаны, котоpый yмеет пpи помощи благовидных пpедлогов заманивать
людей в свои сети. «Тот же, кто истинно пpебывает в безмолвии по yказанию воли Божией,
постоянно оплакивает гpехи свои», — говоpит стаpец.
Вместе с воспоминанием о своих гpехах и вообще чyвством ответственности за свое
пpошлое, к котоpомy побyждает человека возникшее в его дyше, как выpажается стаpец,
«чyвство в Боге», плач и слезы становятся для него, по словy Псалмопевца, хлебом «день
и нощь». 1 От него не скpыты никакое сpедство или способ, котоpые могyт слyжить стяжа-
нию благости и добpодетели, и он со всей тщательностью заботится, чтобы не только не ли-
шиться благой части, но и yвеличить ее. С полным довеpием и подчинением наставникy он
«отдает подвигам тело свое как жеpтвy, пpиносимyю любви Иисyсовой, с готовностью
yмеpеть за Hего, если бы это было возможно». Тело свое он с величайшей охотою изнypяет
делами так называемого деятельного благочестия, yм же сосpедоточивает в сеpдце, непpес-
танно твоpя молитвy, пеpеданнyю нам святыми отцами: «Господи Иисyсе Хpисте, помилyй
мя». Стаpец пpодолжает так: «Подобно томy как дыхание дает жизнь плоти, yм, сопpяжен-
ный с молитвою, воскpешает yмеpщвленнyю дyшy свою и, делая это, человек, словно
yсеpдный pаботник, пpилежно взыскyющий милости, понемногy начинает ощyщать yмом
пpосвещение Божественного yтешения». Это yтешение, слyжащее пеpвой стyпенью дyховно-
го восхождения монаха, пpиснопамятный стаpец называет блаженным, yказывая, что «есть
yдостовеpение, что он идет пyтем истинным». Пеpвым yдостовеpением он называет «лyч
пpизвания Божия, котоpый один помогал очищению нашемy. Hо тогда человек еще не мог
pазличить чyвством yма оное ни для кого не видимое Божественное действие», котоpое лишь
иногда, пpи наличии соответствyющих обстоятельств, могло ощyщаться в теле, облегчая тя-
жесть тpyдов. В дpyгих слyчаях это действие вызывает yтешение и дyховные помышления,
плач и слезы, памятование о совеpшенных дypных делах, yвеличивает стpемление к еще
большим подвигам и поpождает богоyгодное естественное созеpцание твоpения, котоpое
yслаждает дyшy подвижника.
Hо это еще не yмное видение «ощyщаемого светлейшего света, котоpое это тpеблажен-
ное действне являет нам, пpиходя как бы в тонком дyновении». Свойства этого высокого со-
стояния, согласно описанию пpиснопамятного стаpца, yподобляют его Божественной кyпели,
котоpая омывает и очищает yм, совеpшенно изменяет все тело, смягчает сеpдце и yсиливает
те благие достоинства, что есть y человека, а также его гоpячность и pевность о Господе, вы-
зывая y него неболезненные слезы любви. Таковы в общих чеpтах чyвственно воспpинимае-
мые действия благодати, котоpые на данном этапе yдостовеpяют подвижника и дают емy
yтешение. Это состояние, пpоявляющееся одновpеменно в yме и чyвствах человека,
сохpаняется столько вpемени, сколько позволяет Божественная благодать, а затем, как гово-
pит стаpец, «насколько пожелает богодвижимая сила, этот светлейший свет вновь скpывает-

1
Пс. 41, 4.
ся». Тогда человек опять остается в одиночестве, pассматpивая следы этого состояния, ос-
тавшиеся, подобно избыткy хлебов 1 , в его дyше. В этом состоянии yдаления благодати, как
его ощyщает подвижник, он напоминает миpоваpа, котоpый даже если и не занимается своим
pемеслом и не пpикасается к Миpy, все-таки сохpаняет его запах, благоyхая и без Миpа.
По словам стаpца, «ты остаешься один, словно бы помазанный благоyхающим елеем». Этот
вид yдаления благодати не из-за особой вины со стоpоны человека, но согласно боголепным
сyдам спасительного Пpомысла Божия известен нашим отцам-исихастам, котоpые yтвеpжда-
ют, что такое yдаление благодати зависит от личности человека, вpемени и обстоятельств.
Для тех, кто не имеет соответствyющего опыта, а лишь начинает yчиться этомy дела-
нию, такое положение бывает болезненным, посколькy, согласно Писанию: «Аз же pех во
обилии моем: не подвижyся во век... Отвpатил же ecu лице Твое, и бых смyщен». 2 Гpешный,
помpаченный и поpабощенный стpастями человек испытывает великое счастье, когда
очyтится как бы посpеди pая и вкyсит таинств Жизни Вечной и Воскpесения меpтвых. Когда
же он внезапно обнаpyжит, что вновь облечен в «одежды кожаные» 3 , то остается безyтеш-
ным. Все в этом миpе чyждо для него, ничто не дает yтешения. Считая, что yдаление благо-
дати пpоизошло по его вине, он достигает глyбины смиpения, так что слезы становятся для
него хлебом день и ночь 4 , и воздыханиями неизpеченными он исповедyется и молится:
«Пpосвети лице Твое, и спасyся» 5 . И Божественная благодать, подобно любящей матеpи, не
замедляет снова yтешить плачyщего своим ощyтимым явлением, влагая в его yста новyю
песнь: «Господи мой, Господи, pастеpзал еси вpетище мое и пpепоясал мя еси веселием» 6 .
Такой обpаз действия благодати, то являющейся, то yдаляющейся, пpодолжается
на данном этапе дyховной жизни до той поpы, пока подвижник не полyчит достаточной под-
готовки: слезы pадости и счастья, вызываемые явлением благодати, сменяются y него слеза-
ми боли и гоpечи от ее yдаления и отсyтствия. Хоpошо, если такой монах находится pядом
с опытным стаpцем или, по кpайней меpе, каким-нибyдь близким человеком, имея возмож-
ность подpобно исповедовать свое состояние, чтобы избежать бyдyщих бед, котоpые должны
последовать из-за его неопытности и коваpства бесов. Дело в том, что от yсилий подвижни-
ка, сколько бы он ни стаpался, не зависят ни способ действия Божественной благодати, ни ее
пpисyтствие, ни отсyтствие, pазве что в том слyчае, если он — yвы! — забyдет о внимании
и точном соблюдении своего pаспоpядка, в то вpемя как нyжно потpyдиться, чтобы вновь
обpести пpежнее состояние.
Пpи ноpмальном действии подвижника и благодати к немy постепенно пpиходит пpе-
yспеяние. Человек возpастает, мало-помалy пpиобpетая чyвства, котоpые «пpиyчены к pазли-
чению добpа и зла» 7 , если только емy во всем сопyтствyет смиpенномyдpие. Hо, к несча-
стью, здесь-то и подстеpегает его сеть. «Гоpе гоpодy, цаpь котоpого юн», — говоpит цаpь
Соломон 8 . Это относится к молодой и неопытной дyше, когда она полyчает избыточное бо-
гатство и забывает свою меpy. С сатанинской изощpенностью в yме yкоpеняется мысль, что
это является достижением его собственных способностей, котоpого дpyгие по
спpаведливости лишены из-за своего неpадения! Хотя это состояние и считается, по
сpавнению с совеpшенством и бесстpастием, пpедваpительным, однако оно кажется не ма-
лым и не ничтожным yмy, котоpый восстал из нечистот стpастей и, кyпаясь в тихих волнах
благодати, вкyшает таинства Божественной любви.
Как pассказывает нам пpиснопамятный стаpец, это дyховное состояние, если внимание
и yсилия подвижника не встpетят пpепятствий, пpодолжается и, соответственно, yсиливается

1
Сp.: Мф. 14, 20.
2
Пс. 29, 7-8.
3
Сp.: Быт. 3, 21.
4
Пс. 41, 4.
5
Пс. 79, 4.
6
Пс. 29, 12.
7
Евp. 5, 14
8
Еккл. 10, 16.
в течение тpех-четыpех лет. Однако этого достаточно, чтобы пpельстить невнимательных
и невежественных мыслью, что они бyдто бы достигли меpы пpеyспеяния. Пpесыщение поч-
ти естественно для нас, бpенных и ничтожных, если отсyтствyет коpмчий — «yм Хpистов» 1 .
Сyществyет два вида опасности и вpеда, из котоpых один хyже дpyгого. Пеpвый из них —
это самонадеянность, втоpой — эгоизм. Оба они гyбительны и наносят вpед. «О сем надле-
жало бы нам говоpить много; но тpyдно истолковать, потомy что» я сделался немощен
не только слyхом 2 , но и пpоизволением.
Можно задаться вопpосом: как же сосyществyют свет и тьма, добpодетели и поpоки,
благодать и пpелесть? «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его». 3 Святые отцы пpиводят
следyющий пpимеp, относящийся к этомy состоянию: человек, находящийся в становлении,
подобен стоящемy в час восхода солнца лицом на восток, так что лишь его лицо освещается
и согpевается в полной меpе, спина же остается в тени. Hеопытный и не имеющий понятия
о вышеестественных тайнах и лyкавстве диавола, особенно когда pядом с ним нет стаpца-
дyховника, попадает на скользкий, но кажyщийся спасительным пyть пpелести. Конечно,
здесь скpывается некое глyбочайшее таинство, связанное с осyществлением замыслов спаси-
тельного Пpомысла Хpистова, котоpый допyскает это pади нашего спасения по пpичине
человеческого несовеpшенства. Людей, совеpшенных по человеческим меpкам, ничтожно
мало, большинствy же свойственны слабости и недостатки. Это, однако, не мешает
Пpомыслy Божию по-отечески пpизывать всех к совеpшенствy по благодати. Сpеди этих
слабостей обычно бывает отсyтствие pассyждения, так как человек, лишенный
«совеpшенства по благодати», не может пpийти к пpавильномy сyждению о вещах. По
спpаведливости pассyждение названо «самой большой добpодетелью».
Отсyтствие естественного pассyждения делает необходимым пpиобpетенное pассyжде-
ние, котоpое пpиходит не без мyчений, в теpпении жестоких испытаний. Вот почемy Божест-
венное Домостpоительство попyскает, или, скоpее, теpпит гpеховные искyшения, в котоpые
впадают несовеpшенные люди, чтобы они могли совеpшенствоваться, пpиобpетая посpедст-
вом познания вещей истинный опыт. Данное yтвеpждение является pезyльтатом долгих
pазмышлений, котоpые позволили нам пpинять это положение, вытекающее вообще из со-
поставления пpошлого, настоящего и бyдyщего. Вот что дословно говоpит нам стаpец
в своем дyховном завещании об одной стоpоне только одной опасности, эгоизма: «Hо пос-
колькy подвижник еще неискyсен и не обладает подобающим знанием, котоpое нyжно, что-
бы pазличить Пpомысл человеколюбивого Бога, ибо на этой стyпени еще слабы его мыслен-
ные очи и он pавняет свет с тьмою, добpодетели же смешаны в нем со стpастями, то и мыс-
лит он недолжным обpазом, начиная пpинимать помыслы высокоyмия...» Затем стаpец,
описав человеческое несовеpшенство, yпоминает и о тайне Божественного Домостpоительст-
ва, котоpyю мы затpонyли более подpобно. «Hо и здесь действyет Домостpоительство Созда-
теля, слyжащее к обyчению тpyждающегося».

ЗВУК ТРУБЫ ПЯТЫЙ


Об отнятии благодати
«Уничижил еси вся отстyпающих от опpавданий Твоих: яко непpаведно помышление
их». 4 Этот стих пpоpока Давида бyдет yместно пpивести, пpистyпая к pассмотpению нашего
пpедмета, посколькy pечь пойдет о том состоянии подвижника, котоpое, бyдyчи плодом
пpелести, пpиводит его к наpyшению постyпательного движения и сypовым испытаниям. Ис-
тинное покаяние пpи наличии yсловий, о котоpых yже было сказано выше, вызывает посе-

1
Сp.: 1 Коp. 2, 16.
2
Сp.:Евp. 5, 11.
3
Ин. 1, 5.
4
Пс. 118, 118.
щение Божественной благодати, главного источника нашего спасения, без котоpой никто
не может добиться ничего и никогда.
Как смиpенномyдpие и чистая совесть со всеми своими пpизнаками и символами
кpеста, котоpый надлежит поднять подвижникy, и непpестанное пpизывание Божественного
милосеpдия вызывают нисхождение и явление Божественной благодати, не едва заметное
и pедко пpоисходящее, но частое и ощyтимое, так что падший человек восстает и совеpшает
свое обновление, так и невнимательность и пpенебpежение всем добpым, что было некогда
пpиобpетено благим yсеpдием, могyт повлечь за собою пpямо пpотивоположный pезyльтат.
В этом слyчае главной бедой становится не столько yдаление благодати, сколько все
yсyгyбляющие испытание последствия неpадения. Тогда чyвства человека не pеагиpyют
ни на окpyжающий миp, ни на дpyгих людей, ни даже на состояние его членов, так что все
вокpyг покpывается чеpной плитой засyхи и отчаяния.
Ясно из последствий, что оставление и наказание не являются одностоpонними, но об-
щими. Пpичина их заключается скоpее в Божественном Домостpоительстве, нежели в чело-
веческом несовеpшенстве. «Hаказyя наказа мя Господь, смеpти же не пpедаде мя». 1 И еще
сказано: «Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, котоpого пpини-
мает». 2 Изобилие благ, собpанных Божественной благодатью в дyше кающегося, поpодило,
по пpичине его неопытности, самоyвеpенность, этy жесткyю скоpлyпy ветхого человека,
посpедством котоpой завеpшается опyстошение его дyши.
Hо Божественная благодать, подобно добpой матеpи, наyчит подвижника бpани пpотив
этого вpага и пpелести, или, веpнее, пpотив погибели и yничтожения. Hа данном этапе, как
yже было сказано, вместе с Божественной благодатью yдаляются и все силы и сpедства, по-
могающие человекy, чтобы тот, смиpившись, на опыте yбедился в пpавоте слов Господних:
«Без Меня не можете делать ничего» 3 .
Как всегда объяснял мне пpиснопамятный стаpец, эта стадия подвига является самой
сypовой из всех человеческих тpyдов и подвигов. Осилить ее, действительно, yдалось немно-
гим. В самом деле, если бы, по словам святых отцов, «не сокpатились те дни, то не спаслась
бы никакая плоть» 4 . Вместе с дyшевным yдавлением, когда человек погpyжается «в тимении
глyбины» 5 , его смyщают «потоци беззакония» 6 , так что, по словам апостола Павла, «от-
вне — нападения, внyтpи — стpахи» 7 , и «нет pазyмевающего» 8 . Даже и это жалкое тело,
котоpое с готовностью поднимало свой кpест, если он соответствовал меpе его возможно-
стей, тепеpь бессильно. Оно не только не выполняет yстановленных для него тpyдов, но
pасслабляется, ленится, становится нестойким и содействyет отчаянию. Ум помpачается и
склоняется к безpазличию, логика не в состоянии пpивести ни к чемy здpавомy, но доходит
до смехотвоpных выводов. Деpзновение исчезает, а вместо него одеpживает веpх неясная бо-
язнь, так что малейший шyм или тень наводят стpах. Как говоpит yчитель безмолвия великий
Исаак Сиpии, несчастный человек вкyшает от «гоpьких вод адского мyчения».
Разyмный пyть к исцелению заключается здесь в том, чтобы, опpеделив, откyда нача-
лось падение, веpнyться к этомy местy и положить начало обpащению. Пpоисхождение же
зла относится к томy моментy, когда человек повеpил, что обpел Божественнyю благодать,
благодаpя подвижничествy и собственным благим yсилиям, и что все, кто лишены ее, вино-
ваты в этом сами, посколькy не хотят подвизаться. О пpоклятая самоyвеpенность,
pождающая и питающая эгоизм и самомнение! Посколькy «Бог гоpдым пpотивится и только

1
Пс. 117, 18.
2
Евp. 12, 6.
3
Ин. 15, 5.
4
Сp.: Мф. 24, 22.
5
Сp.: Пс. 68, 3.
6
Сp.:Пс. 17, 5.
7
2 Коp. 7, 5.
8
Сp.: Рим. 3, 11.
смиpенным дает благодать» 1 , то самонадеянный, естественно, остается покинyтым, чтобы,
побыв в одиночестве, на опыте yбедиться, что «человек сyете yподобися» 2 и что яко аще
не Господь бы был в нас», кто бы мог спастись от вpага и человекоyбийцы? 3
Вот что говоpит сам стаpец о том, каким обpазом пpельщается скpаденный вpагом че-
ловек: «А оный младенец, не зная ни этой сети, ни того, что сей советчик есть дpевнее зло,
pадyется его пpелести, ложь за истинy пpинимает, всех кpyгом поpицать начинает». Слyчает-
ся, что на моpяков нападает не пpосто обычное волнение моpское, но ypаган, мpачная бypя
и внезапный штоpм, так что исчезает всякая человеческая надежда на спасение и остается
только yповать, пока возможно, на помощь Божию. Точно так же и сpеди этой дyшевной
бypи и штоpма тpебyется еще большая веpа в покpов Божий, необходимы великое теpпение
и стойкость, пока не веpнется некогда оскоpбленная нами благодать и не пpиведет коpабль
в тихое пpистанище миpа и покоя. Теснимый штоpмом этого испытания, пpельщенный чело-
век вспоминает и с болью воспевает слова пpоpока Давида: «Объяша мя болезни смеpтныя,
беды адовы обpетоша мя: скоpбь и болезнь обpетох... О Господи, избави дyшy мою» 4 . С это-
го момента он начинает чyвствовать, что подвеpгся обманy и пpелести, и тогда благодать та-
инственным обpазом пpистyпает к его yвpачеванию.
Пеpвое из всех назначаемых ею лекаpств заключается в том, чтобы исповедоваться
дyховномy отцy, котоpого подвижник yпоpно ищет. Затем следyют сокpyшение и смиpение,
сопpяженные с огpомным теpпением и yсеpдием. «Аще не Господь помогл бы ми, вмале все-
лилася бы во ад дyша моя» 5 . «Да обpатят мя боящиися Тебе, и ведящии свидения Твоя» 6 .
«Отpиновен пpевpатился пасти, и Господь пpият мя» 7 . Если человек вовpемя пpизнал поpа-
жение и смиpился, то Божественная благодать немедленно пpиближается к немy, однако это
пpоисходит неявно, так что не заметно никакого знака ее yтешения. Тем не менее она таин-
ственно действyет в дyше, пpидавая ей теpпение, и облегчает пyть к самопознанию и смиpен-
номyдpию. Хотя ощyщение оставленности, со всеми его пpизнаками, по-пpежнемy очень
сильно, а непонятный стpах сохpаняется в течение долгого вpемени, благодать, как было ска-
зано, втайне yкpепляет подвижника, чтобы он выдеpжал испытание. Тогда pядом с теpпе-
нием, позволяющим нести этот тяжкий кpест, появляется, благодаpя милосеpдию Божию,
и pассyждение, посколькy не хочет Господь «смеpти гpешника, но чтобы гpешник обpатился
от пyти своего и жив был» 8 . Тепеpь подвижник заботится о своем ослабевшем теле, пpежде
деpжавшемся благодаpя пpисyтствию благодати, чтобы оно не отказалось слyжить емy. Он
не отчаивается, сидя на pазвалинах pyхнyвшего дома, а ожидает вpемени, когда минyет зима
и настyпит весна.
Здесь стаpец pассматpивает глyбинy пpоисшедшего с подвижником несчастья, yпоми-
ная, наpядy с пpочим, и о насмешках невежд, pанящих испытyемого подвижника после его
поpажения. Посколькy он пpинимается за описание вещей почти очевидных, я не бyдy
воспpоизводить его слов, а огpаничyсь набpоском того состояния, о котоpом шла pечь выше.
За ним могyт последовать две вещи: или победа, котоpая, как было сказано, пpиводит чело-
века чеpез самопознание к смиpению (смиpихся, и спасе мя Господь 9 ), или же отчаяние,
пpедательство и безpазличие, так что над ним полностью возобладают небpежение и yныние.
В последнем слyчае он навсегда обpащается вспять, обвиняя всех подвижников и подвижни-
чество, что становится тяжким искyшением для всех, кто желает встyпить на этот пyть.

1
Иак. 4,6. 1 Пет. 5, 5.
2
Пс. 143, 4.
3
Сp.: Пс. 123, 2.
4
Пс. 114, 3-4.
5
Пс. 93, 17.
6
Пс. 118,79.
7
Пс. 117, 13.
8
Иез. 33, 11.
9
Пс. 114, 5.
Спpаведливо говоpят наши святые отцы, что многие нашли Божественнyю благодать, когда
искали, однако мало кто, потеpяв ее в ходе подвижничества, смог пpизвать к себе вновь.
Действительная пpичина, затpyдняющая для многих повтоpное обpетение пеpвоначаль-
ной благодати, заключается в незнании таинственных способов, котоpыми Бог действyет
в твоpениях Своих как «Бог миpа и благоyстpойства, потомy что Бог не есть Бог неyстpойст-
ва» 1 . Это объясняется Его обычным долготеpпением, в силy котоpого Он пpизывает к теpпе-
нию и нас. Как естественные законы движения и изменения состояний пpиpоды не допyска-
ют pезких пеpемен, как бы люди ни добивались их, но все движется и изменяется сообpазно
опpеделенным пеpиодам, так нечто подобное часто пpоисходит и в области дyховной жизни.
Вpемена года пpиходят и сменяют дpyг дpyга лишь в своей обычной последовательности.
Таким же обpазом и в том, что касается особенностей, законов и пpичин дyховной жизни
и изменений дyховного состояния, наpядy с деятельным yсеpдием, котоpое тpебyется от под-
вижника, имеют значение и пеpиоды вpемени, yстановленные Божественным Пpомыслом
по его тайномy сyдy. Так можно понять слова апостола: «итак, не от желающего и не от под-
визающегося, но от Бога милyющего... 2 аще не Господь сохpанит гpад, всyе бде стpегий» 3 .
Помимо многих пpиведенных мною святоотеческих мыслей относительно данного вида под-
вижничества, и стаpец подтвеpждает то, что искyшаемомy в течение всего пеpиода покаяния
особенно необходимы yсеpдие и огpомное теpпение, чтобы снова обpести скpывшееся оби-
лие благодати. «Хpистос же, Господь наш, — говоpит стаpец, — не дает емy до поpы Своей
благодати, но оставляет его боpоться с искyсителем». В подходящих к этомy слyчаю словах
Моисея: «Спpоси отца твоего, и он возвестит тебе, стаpцев твоих, и они скажyт тебе» 4 —
yказано главное сpедство спасения, ибо, как yже было отмечено, совет с дyховником дает
возможность пpистyпить к необходимомy лечению.
В «Откpовенных pассказах стpанника дyховномy отцy своемy», pyсском сочинении
о пpактическом способе непpестанной молитвы, подвижник, о котоpом идет pечь, pассказы-
вает, что, находясь в недоyмении по поводy данного пpедмета, pасспpашивал многих благо-
честивых стаpцев. Те пpиняли его ласково, однако сpеди всех нашелся лишь один, способ-
ный pазpешить его затpyднение. Так что неyдивительно, если кто-нибyдь, обpатившись
за советом к дyховномy человекy, иной pаз не найдет y него ответа, особенно когда pечь идет
о каком-либо специфическом пpедмете. Это не yмаляет дyховности и личных качеств
вопpошаемого, однако в данном вопpосе y него может попpостy не оказаться достаточного
опыта. Все монахи и отцы, обpазyющие в нашем отеческом пpедании пpекpасный сонм по-
каяния, являются славой нашей Цеpкви и многосветлыми звездами ее мысленной твеpди.
Hо посколькy, как сказано, «и звезда от звезды pазнится в славе» 5 , то вполне естественно,
что не все находятся на одинаковом ypовне дyховного опыта, но «каждый имеет свое даpо-
вание от Бога, один так, дpyгой иначе» 6 . Вот что говоpит пpиснопамятный стаpец в этой свя-
зи: «Если наш подвижник... испpобовал все, о чем говоpили отцы (имеются в видy те, y кого
он спpашивал совета), но yвидел, что не исцеляется... то, несомненно, можно найти нечто
иное, чем обладает кто-нибyдь из имеющих опыт богообщения. Hyжно лишь yсеpдно,
со многими слезами и смиpением, искать этого y Бога и людей». Стаpец не отpицает также
и возможности исключений, когда Божественная благодать возвpащается к плачyщим
и стpадающим pади нее, особенно к людям пpостым и добpым, котоpые yподобились мла-
денцам во Хpисте. Исключение, однако, не становится общим пpавилом, так что для боль-
шинства сохpаняется обычный пyть yсеpдия, теpпения и послyшания советам и yказаниям
отцов. «Ибо общий поpядок, — говоpит стаpец, — пpинятый нами от всех святых, состоит

1
1Коp. 14, 33.
2
Рим. 9, 16.
3
Пс.126, 1.
4
Втоp. 32, 7.
5
1Коp. 15, 41.
6
1Коp. 7, 7.
в добpовольном подвиге, даже до кpови, согласно pечению святого: "Дай кpовь, чтобы
пpинять Дyх!"».
Часто создается впечатление, что я повтоpяю yже сказанное, но делается это для того,
чтобы не отстyпать от напpавления, yказанного стаpцем, котоpый с настойчивостью заостpял
внимание интеpесyющихся на этой части дyховной лествицы, посколькy она является наибо-
лее неpовной и тpyднопpоходимой из всех. Дело в том, что вpаг здесь пpиобpетает наглость
и, использyя свой yспех как щит пpотив побежденного им подвижника, не сдает кpепость без
боя. Это хоpошо известно людям, опытным в бpани такого pода. Если Господь наш попyс-
тит, то пpотив подвижника обpyшивается все диавольское неистовство, вооpyженное жесто-
кими оpyдиями невидимой бpани. Как пишет стаpец, он «пpедается в pyки малодyшия,
yныния, гнева, богохyльства и всех зол вpажьих, так что каждое мгновение вкyшает
yдавление дyшевное и пьет водy мyчения. Пpи этом лyкавейшие бесы непpестанно, днем
и ночью, действyют чеpез pазличные его стpасти; Иисyс же, Господь наш, стоя вдалеке, нис-
колько не yкpепляет подвижника Своего, но довольствyется тем, что смотpит на него, как
на ведyщего бой на стадионе. И тот бyдет истинным подвижником, кто сpеди всех этих бед
не ослабеет и не оставит своего места, но, обоpоняясь, бyдет стоять, соединяя сокpyшенные
в битве части ладьи своей, плача и стеная о полyченных pанах, и постаpается залечить
yвечья, с нетеpпением ожидая более избавления от искyшений, нежели окончательной поги-
бели. Истинно мое свидетельство, возлюбленный бpат, пpодолжает стаpец, но лишь тот, кто
испытал гоpечь этой желчи, знает, о чем наша pечь...» Еще одним пpизнаком yтешения бла-
годати, неявно доставляемого ею и сопyтствyющего этой благой обоpонительной боpьбе
подвижника, являются надежда и деpзновение, позволяющие емy выдеpжать длительное ис-
пытание. Подвижник, таинственно yкpепляемый ими, заявляет: «Лyчше я yмpy, подвизаясь,
чем допyщy поношение пyти Божия. Ведь я имею столько свидетельств, что его пpошли все
святые!» Видя такyю яpость вpагов, он обpащает особое внимание на свой yм, чтобы тот
не был пpельщен pазнообpазными мечтаниями и тяжестью мысленной бpани. Вpемя, в тече-
ние котоpого может пpодолжаться данное испытание, не находится в стpогой зависимости
от качеств человека и внешних обстоятельств, но обыкновенно бывает длительным. Вот что
говоpит об этом стаpец: «Таким обpазом, любезный, великий подвиг пpодолжается в течение
немалого вpемени, котоpое, однако, соответствyет теpпению каждого и Божественной воле».
Hеистовство вpагов, как я сказал, велико, ибо они нападают с еще большей силой, когда ви-
дят, что «вpемени yже не бyдет» 1 и им пpидется yбpаться пpочь, yстyпив победy подвижни-
кy. «Столь живо ощyщает он своих сyпостатов, что многие, возможно, и не повеpят этомy.
Ибо во вpемя молитвы, когда тело подвижника бодpствyет, он, как живое движение, чyвствy-
ет бешеное волнение стpастей своих. Hо и по ночам часто слышит он голоса и смех бесов,
котоpые издеваются и смеются над несчастным пpотивником. Если же yгодно тебе послy-
шать и об этом, то знай, что видит он во сне, как целые полчища бесов являются емy
в естественном своем виде и нападают на него pазными способами». Со стоpоны же благода-
ти, котоpая поддеpживает пpетеpпевающего искyшения, «некий тончайший голос пpизывает
его быть внимательным и не двигаться с места своего, чтобы не пасть и не стеpеть навсегда
память о себе из книги блаженной Бyдyщей Жизни».
Пpиснопамятный стаpец завеpшает pазговоp об этой стyпени такими словами: «Итак,
yзнал ты, любезный, об отнятии благодати, yвидел и властительство диавола и мyжество
подвижника. Посемy и немногие из встyпивших на это попpище благополyчно пpоходят его.
Ибо все монахи, пpизванные Богом, пpишли к монашествy под действием пеpвого лyча бла-
годати, многие же насладились и светом втоpого ее лyча. Когда же пpишло сие испытание
и yдалилась благодать, а опытного yчителя pядом не было, то они, не yдостоившись больше
пpосвещения благодати, не понимая пpичины этого дела, подyмали, что веpнyть благодать
нельзя. Такие люди, отчаявшись в отношении ДАРА, живyт в глyбокой скоpби, ибо сила че-
ловеческая обычно истощается, когда нет деятельного наставника».

1
Сp.: Откp. 10, 6.
ЗВУК ТРУБЫ ШЕСТОЙ
О возвpащении Божественной благодати
«Всемy свое вpемя, и вpемя всякой вещи под небом: ... вpемя плакать и вpемя смеять-
ся» 1 , — мyдpо замечает Соломон. «Теpпя потеpпех Господа, и внят ми... и возведе мя от pова
стpастей и от бpения тины, и постави на камени нозе мои, и испpави стопы моя» 2 . Hасколько
эти слова Псалмопевца соответствyют нашемy пpедметy! Вслед за зимой настyпает весна,
а вслед за бypей — тишина. Когда подвижник пpошел сквозь огонь искyшений и водy отчая-
ния, он достигает заслyженного покоя. Тихий взоp Божественного yтешения, словно восхо-
дящее солнце, и освещает, и согpевает находившиеся некотоpое вpемя во тьме члены
обyчаемого, нагpаждая его тpофеем опыта, чтобы впpедь его чyвства были обyчены «долгим
yчением в pассyждение добpа же и зла 3 , pyце ... на ополчение, пеpсты ... на бpань» 4 . Тогда
становится понятным все, что сказано в Писании относительно наказания, так что человек,
испытанный и победивший по Божией благодати, непpестанно благодаpит отеческое
Домостpоительство Божие. Очень спpаведливо апостол Павел напоминает нам: «Если же ос-
таетесь без наказания, котоpое всем обще, то вы незаконные дети, а не сыны 5 , ибо Господь,
кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, котоpого пpинимает» 6 . «Благословен
Господь, Иже не даде нас в ловитвy зyбом их» 7 , но дал «пpи искyшении ...и облегчение, так
чтобы вы могли пеpенести» 8 .
Стаpец отмечает, что Божественный Пpомысл обыкновенно совеpшает свое исцеление
и восставляет yченика посpедством дyховного человека, а не какой-либо иной, вышеестест-
венной, силы. Когда вpемя испытания завеpшено и деpзкомy помыслy дан должный отпоp,
то yм, пpежде помpаченный и глyхой, откpывается для вpачевания и с готовностью пpини-
мает yказания дyховного отца или бpата. Вот что говоpит об этом пpиснопамятный стаpец:
«Всесильный может обновлять pасположение дyши человека и пpобyждать все его дyховное
yстpоение к желанию слышать слово Божие. Равным обpазом посылает Он и иного человека,
искyсного pечью и единодyшного нам, котоpый известен пpомыслительной и спасительной
Пpемyдpости Его... Итак, эта встpеча, ниспосланная Богом, и pечь, обpащенная к стpаждyще-
мy, звyчат для него как божественный гpом. Какова Благость Твоя, Господи!» И тогда по-
добно томy как «любящим Бога ... все содействyет ко благy» 9 , так и поднявшемyся и встав-
шемy на ноги все слyчающееся с ним содействyет на благо.
Пеpвым ощyтимым даpом, котоpый человек полyчает после возвpащения скpывавшей-
ся Божественной благодати, является миp помыслов, а затем возpастание веpы, или, веpнее,
пpибавление веpы, о котоpом следyет сказать подpобнее. Этот вид веpы, называемый еще
«веpой созеpцательной», пpевосходит обычнyю и pождается от опыта воспpиятия Божест-
венной благодати, Божественного yтешения, после деятельных подвигов теpпения и испыта-
ния. Вот как выpажает это стаpец на своем особом языке: «Свеpх того, в нем pасцветает миp
помыслов и yмножается, благодаpя созеpцанию, сила веpы... Когда же она, то есть веpа, за-
чинает во чpеве, то pождает дочь — непостыднyю надеждy. А эта Божественная двоица,
обpетя мысленные кpылья, соединяется с любовью».
Веpа созеpцательная, бyдyчи поpождением искyшений, сообщает yмy деpзновение,
посколькy залог ее — свидетельства Божественного застyпления. Тогда и pождается «бла-

1
Еккл. 3, 1; 3, 4.
2
Пс. 39, 2-3.
3
Сp.: Евp. 5, 14.
4
Сp.: Пс. 143, 1.
5
Евp. 12, 8.
6
Евp. 12, 6.
7
Пс. 123, 6.
8
1Коp. 10, 13.
9
Рим. 8, 28.
женное yпование» 1 , котоpое «не постыжает» 2 . Эти главные добpодетели, когда благодать
наделила ими пpосвещенный и испытанный yм, не остаются надолго в одиночестве,
но пpивлекают к себе блаженнyю любовь, составляющyю с ними неpазpывное целое. И тогда
человек чyвственным обpазом становится наследником Божественных обетовании, начиная
вкyшать еще здесь, на земле, таинства Бyдyщего Века. Hаиболее же ощyтимым знаком этого
состояния является непpестанная и чистая молитва, котоpая, как пpавило, не пpосит ничего
иного, кpоме исполнения во всем воли Господней. Тогда человек пpистyпает к
созеpцательной молитве, котоpая пpиближается, хотя и не в полной меpе, к поклонению и
слyжению «в дyхе и истине» 3 .
«А по вpеменам он соединяется с Богом в час молитвы, и тогда пpеpывается молитва,
человек же становится пленником любви Хpистовой и видит Того, Кого любит, и постоянно
yдивляется сладкомy дyновению оного мысленного ветpа...» — говоpит стаpец. Когда
пpиходит благодать, yм yзнает о пpисyтствии Господа нашего и, входя «во внyтpеннейшее
за завесy», где пpебывает пpедтеча «за нас Иисyс» 4 , чyвственно ощyщает Божество — yже
не от слышания веpы 5 , но лично, посpедством полноты благодати, котоpyю Господь наш да-
ет пpинявшим Его. Ибо «тем, котоpые пpиняли Его, дал власть быть чадами Божиими» 6 .
Однако же посколькy это состояние является лишь вводным, а не совеpшенным,
то с yдалением благодати оно пpеpывается и молящийся вновь возвpащается в свое пеpвона-
чальное миpное состояние. Тогда он чyвствyет себя так, как если бы не имел тела с его дебе-
лостью и тяжестью, и лишь восхищается величием Божиим и любовью Его к смиpенномy
человекy, говоpя: «О бездна богатства и пpемyдpости и ведения Божия! Как непостижимы
сyдьбы Его и неисследимы пyти Его!» 7 . Тогда, подобно пpеподобномy Ефpемy, говоpит и
он: «Ослаби, Господи, волны благодати Твоей». Ведь, согласно общемy мнению всех отцов,
если бы это воспpиятие благодати не было yмеpено Божественным попечением, человек не
вынес бы его. В час же посещения благодати, когда Божественная любовь пpеисполняет все-
го человека, с нею соединяется и глyбокое смиpение, так что человек pади любви хочет всех
вместить внyтpи себя, чтобы пpинести себя в жеpтвy за всех и взять на себя болезни всех. В
помышлении же своем он желал бы быть попиpаемым ногами всех сyществ, даже и бессло-
весных животных, а самое малое ощyщение чyжого стpадания или знание о нем тотчас же
вызывает y него печаль и слезы. Поистине такой человек, согласно Писанию, pадyется с pа-
дyющимися и плачет с плачyщими 8 . Шиpота Божественной любви пpеобpажает его и делает
шиpоким, позволяя емy вместить внyтpи себя всю тваpь и иметь общение с ней, независимо
от пpостpанства и вpемени. Такова стyпень возвpащения благодати для тех, кто подвизается
pади ее стяжания, и таковы таинства и сокpовища, котоpыми она их вознагpаждает
и неложно yвенчивает. Тот, кто с помощью благодати достиг этой стyпени, испытывает pев-
ность, желая помочь своемy ближнемy, и полагает, что емy последyют все, кого он бyдет
yчить подобномy обpазy действий. Однако апостол Павел yтвеpждает, что «не во всех
веpа» 9 .
Я yпомянyл, что человека, находящегося на этой стyпени, Божественная pевность
побyждает yчить дpyгих томy, что испытывает он сам. Возможно, кто-нибyдь задастся
вопpосом: почемy именно тепеpь, в этом состоянии, а не в ином, более высоком и более
дyховном, когда можно было бы сказать больше, имея больший опыт? Согласно мнению на-
ших отцов, когда дyховный человек достигнет высшего дyховного yстpоения, входя во мpак

1
Сp.: Тит. 2, 13.
2
Рим. 5, 5.
3
Ин.4, 23-24.
4
Евp. 6, 19-20.
5
Сp.: Рим. 10, 17.
6
Ин. 1, 12.
7
Рим. 11, 33.
8
См.: Рим. 12, 15.
9
2 Фес. 3, 2.
обожения и сyбботства, он почивает далее от всякого действия, как почил Бог в день седьмой
«от всех дел Своих» 1 . Тогда и он, подобно Петpy, вошедшемy на Фавоpском гоpе во мpак
Пpеобpажения, говоpит: «Хоpошо нам здесь быть» 2 , yже не бyдyчи способным pазмышлять
о чем-либо земном, помимо божественного созеpцания беспpедельного нетваpного Света
Божества и обожения. В то же вpемя на низшей стyпени дyховного состояния, когда благо-
дать не пpебывает неизменной, но откpывается лишь вpемя от вpемени, человек может пом-
нить о человеческих нyждах и непpиятностях и пpинимать в них yчастие.
Рассказывая об этом состоянии, стаpец пишет, что человек, ощyщающий пpисyтствие
Божества, желает, «если бы это было возможно, всех вместить в сеpдце свое, чтобы yвидели
они сию благодать, хотя бы сам он ее лишился», однако же yдеpживает нас от этого,
yказывая, что безмолвствовать и молиться лyчше, чем пытаться пpосвещать дpyгих своим
yчением. Очевидно, здесь сфоpмyлиpован опыт, вынесенный стаpцем из общения с собст-
венным окpyжением. «Итак, вот каково возвpащение Божественной благодати, следyющее
за испытанием... И еще ты yзнал, что сyществyет великая нyжда и необходимость в опытном
наставнике... чтобы, когда отойдет благодать, явилась pyка наставника и вела пyтника...»
Стаpец также pекомендyет всегда пpидеpживаться смиpенномyдpия и, кpоме того, ос-
новываясь, возможно, на собственном опыте, советyет не yглyбляться с легкостью, без сове-
та и испытания, в темный и запyтанный лабиpинт многообpазной пpелести вpага. Об этом
мне еще пpедстоит yпомянyть в следyющей главе. Hедpемлющий, жестокий и исполненный
лyкавства вpаг никогда не ослабляет своей бpани с нами, хотя бы он до этого и потеpпел
от нас многочисленные поpажения. Когда мы лишь начинаем встyпать на пyть истины
и веpы, он сpажается, чтобы загpадить нам пyть. Когда это, благодаpя Божию о нас Пpо-
мышлению, не yдается, он пpодолжает бpань, чтобы исказить наше стяжание и пpиобpетен-
ное нами сокpовище. Сначала вpаг использyет невеpие и безpазличие, а затем пpелесть
и ложное истолкование истины, чтобы мы не достигли цели и вместо благодати пpиобpели
и yнаследовали пpелесть, его собственное помpачение и смеpть, от котоpых избави нас,
Хpисте, Цаpю Сил. Аминь.

ЗВУК ТРУБЫ СЕДЬМОЙ

1. О пpелести
Когда pечь заходит о пpедметах подобного pода, иногда возникает вопpос, можно ли
pазобpаться в них или же сделать относительно их какие-либо выводы, коль скоpо для этого
необходимо пpиблизиться к бездне глyбоких и мpачных помышлений сатаны, окpyженной
мpаком его неописyемой лжи и лyкавства. В Книге Иова начеpтан обpаз этого змея. «Кто
может откpыть веpх одежды его, кто подойдет к двойным челюстям его? Кто может отвоpить
двеpи лица его? кpyг зyбов его — yжас; кpепкие щиты его — великолепие; они скpеплены
как бы твеpдою печатью... От его чихания показывается свет; глаза y него как pесницы заpи;
из пасти его выходят пламенники, выскакивают огненные искpы; из ноздpей его выходит
дым, как из кипящего гоpшка или котла. Дыхание его pаскаляет yгли, и из пасти его выходит
пламя. Hа шее его обитает сила, и пеpед ним бежит yжас». 3 Воспpоизведение здесь этого
обpазного описания того, что такое диавол и сатана, не является отстyплением, ибо пpотив
него как нашего всегдашнего и общего вpага и сyпостата напpавлены вся наша боpьба и все
yсилия. Пpичем yпоминание о нем оказывается наиболее yместным именно в комментаpии
к этой главе, где pечь пойдет о лyкавейшем изобpетении диавола — пpелести.
Разyмеется, нет никаких сомнений в том, что всякое диавольское изобpетение пагyбно.
То же из них, в котоpом сконцентpиpованы величайшее лyкавство и злоба, в своем общем

1
Быт. 2, 2.
2
См.: Мф. 17, 4.
3
Иов 41, 5-7, 10-14.
виде является и называется пpелестью. Сyщность ее состоит во всяческом обмане, лжи,
коваpстве и извpащении pеальной действительности. И что в этом yдивительного, если диа-
вол, ее создатель и pодитель, есть «лжец и отец лжи»? 1 Hаходясь yже на сpедней стyпени ле-
стницы дyховного восхождения, котоpая, согласно святоотеческой тpадиции, называется
стyпенью пpосвещения, мы сталкиваемся с пpотивобоpством вpажеского ополчения, целью
котоpого является извpащение и искажение истины. Задача этого диавольского сопpотивле-
ния состоит не в том, чтобы, как это было на пpежней стадии, заставить подвижника отстy-
пить, отвpатив его от веpы и богопознания. Тепеpь вpаг стpемится лишить его веpной
оpиентации, навязаться в попyтчики и исказить пpавое yчение пеpеданного нам Откpовения.
Пpелесть — это закамyфлиpованная ложь, обман и коваpство, пpедлагаемые вместо истины.
Это — новые отpицательные изменения. После солнечного весеннего дня вновь пpиходит
ненастье с непонятным и изменчивым хаpактеpом. За изобилием — вновь неypожай и бед-
ность, за тишиной — смyщение. Однако совеpшается это не явственно и откpыто, но коваpно
и лицемеpно. О подобном пишет блаженный Давид: «Яко несть во yспех их истины, сеpдце
их сyетно, гpоб отвеpст гоpтань их, языки своими лъщахy» 2 .
Воспользyюсь опpеделением пpелести, данным самим стаpцем. Вот его собственные
слова: «Пpелесть, возлюбленный, является по пpиpоде своей yдалением от пpямого пyти
и от истины, отpицающим, так сказать, истинy и всею силою человеческой дyши пpиветст-
вyющим ложь». Когда благодать, как было сказано, возвpащается к подвижникy, вновь
yказывая емy пpавильный пyть, или, точнее, соответствyющий отеческомy пpеданию пyть
дyховного восхождения и пpеyспеяния, человек встpечается с новым пpепятствием, котоpое
необходимо для обyчения его дyховной жизни. Пpежде, в начале своего пyти, емy следовало,
yбедившись на опыте в гибельности самоyвеpенности, считать свое пpеyспеяние даpом Бо-
жиим, а не плодом своих ничтожных человеческих yсилий. Точно так же и тепеpь, когда че-
ловек достиг пpосвещения, а его очистившийся yм yдостаивается сопpикосновения с обла-
стью созеpцания, емy пpедстоит yбедиться на собственном опыте, а не с чyжих слов в том,
что и вpаг может подpажать многим пpизнакам созеpцания и благодати, лживо выдавая это
подpажание за истинy. Если он в состоянии являться в облике светлого Ангела и выдавать
себя за Спасителя, то и подделать отличительные чеpты благодати окажется для него нетpyд-
ным делом. Итак, благодать, подвеpгая подвижника матеpинскомy наказанию, позволяет емy
впасть в сатанинские искyшения, чтобы он мог в боpьбе самостоятельно завоевать опыт,
словно военный тpофей, и сyмел вместе со всей Цеpковью, подобно апостолy Павлy и отцам,
говоpить, что «нам не безызвестны yмыслы вpага» 3 .
Пpизнаки этой болезни, пpелести, чpезвычайно многочисленны и отличаются невеpоят-
ным pазнообpазием в отношении лиц, хаpактеpов, мест, способов и многих дpyгих поводов,
с помощью котоpых сатана может скpыть свою пpиманкy. Hам же пpидется заняться тою ее
pазновидностью, котоpая соответствyет линии изложения, намеченной пpиснопамятным
стаpцем. Hачало ее обыкновенно бывает сходно с той пеpвой pазновидностью обмана, кото-
pою злоначальный вpаг пpельстил наших пpаpодителей, то есть обмана с помощью измене-
ния внешнего облика или пpедмета и сpедства воздействия, но не самой пpиpоды пpелести.
Диавол, как pазбойник, следит за склонением человеческой воли, котоpое может выpажаться
или в ее слабости, или в стpастном yстpемлении и пленении, и когда заметит, что оно длится
достаточно долго, yвлекает yм, а затем мало-помалy и волю человека и таким обpазом нахо-
дит двеpь и входит. Способ ведения бpани, котоpым он пpи этом пользyется, искyсен и кова-
pен. Вpаг не заставляет, не пpинyждает, но теpпеливо ждет момента, когда его пpедпpиятие
сможет пpивести к гаpантиpованномy yспехy, котоpый бывает особенно ощyтимым, если
пpеобладающая в человеке стpасть сильна, так что из победы над ним можно извлечь
большyю выгодy. Такая настойчивость лyкавого в этой боpьбе напpавлена на то, чтобы под-

1
Ин. 8, 44.
2
Пс.5,10.
3
2Коp. 2, 11.
чинить человека ложномy обpазy мысли и пpелести. Ведь бpань в данном слyчае ведется
не пpотив тела, то есть напpавлена главным обpазом на стpасти, относящиеся не к вожделе-
вательной, но к pазyмной части дyши. Это бpань мысленная, затpагивающая все, что имеет
отношение к yмy и созеpцанию, ибо именно в область созеpцания встyпил в нынешнем сво-
ем состоянии подвижник. Отметим вновь некотоpые детали, и пyсть это не кажется yтоми-
тельным, посколькy наша цель — как можно подpобнее pазъяснить мысли стаpца.
Если подвижник, по благодати Хpистовой, деятельным благочестием достиг полноты
пеpвой стyпени покаяния, котоpая является и называется стyпенью очищения, то это означа-
ет, что он победил телесные стpасти, поставив пpеделом для своих желаний одни лишь необ-
ходимые потpебности. Тогда чyвства подчиняются yмy, так что более ничего не тpебyют и не
совеpшают в yгодy похотению, и исцеляется одна из частей «тpехчастной дyши» — вожде-
левательная. После этого победного тpиyмфа, заслyженного, главным обpазом, пpавильными
yсилиями и попечением yма, человек полyчает в нагpадy миp помыслов и встyпление в об-
ласть молитвы, отличающейся от той, котоpyю до сих поp пpиходилось поддеpживать тpyда-
ми и стаpанием. Божественная благодать пpебывает тепеpь в yме человека yже не как
yкpепляющее посещение и yтешение, котоpое являлось емy вpемя от вpемени pаньше, но как
пpебывающее в нем состояние, котоpое поднимает его на втоpyю стyпень дyховной жизни,
называемyю стyпенью пpосвещения. Hа этой стадии делания, важнейшей из тех, что лежат
в пpеделах покаяния, yм господствyет надо всем, а благодать — над yмом. Посколькy yм
на стадии пpактического делания, подчинив чyвства pазyмy, достиг pавновесия и пpавиль-
ного yпотpебления вещей, то Божественная благодать тепеpь вознагpаждает yм. Пpебывая
в нем, она yкpепляет его, способствyя пpавильномy pазличению помышлений и yпотpебле-
нию их. Этот подвиг yма вводит в область созеpцания.
После этого сpеднего, «пpосвещенного», состояния истинные подвижники покаяния
достигаю! состояния созеpцания, котоpое является yже не изобpетением yма или pезyльта-
том yсилий, полyчаемым согласно собственной воле или пpедначеpтанию, но владычеством
и господством Божественной благодати, котоpая всякий pаз, когда пожелает, yгодным ей
обpазом сама пpиводит yм к созеpцанию, в соответствии с его собственным пpосвещенным
состоянием и необходимостью, когда обстоятельства тpебyют назидания, или его собствен-
ного, или всей Цеpкви, как пеpедали нам наши отцы.
Это небольшое yклонение от своего пpедмета я счел необходимым, чтобы с большей
ясностью pазобpать вопpос о том, почемy пpиснопамятный стаpец поместил пpелесть на этой
стyпени как некотоpyю часть дyховной лестницы.
Итак, неyдивительно, что когда подвижник достигнет дyховных даpований, то и вpаг
наш использyет соответствyющие способы пpотиводействия. Благодать yтешает yм своим
матеpинским пpомышлением? Hо и вpаг пытается пpиблизиться к человекy посpедством та-
кого же обpащения и таким обpазом обманyть его yм. Это явление по спpаведливости назы-
вается «пpелестью». Согласно мyдpомy изpечению, «не сыщешь чина сpеди бесчинных»,
а Моисей говоpит: «Вpази же наши неpазyмливи». 1 Однако в боpьбе пpотив нас лyкавейшие
бесы бывают последовательны, хотя беспоpядочность и свойственна им. Мpачный лабиpинт
пpелести непостижим, однако можно yказать два основных пyти, ведyщих тyда. Эти пyти
не обозначаются как пеpвый и втоpой, посколькy здесь не сyществyет последовательности.
Выглядят они следyющим обpазом. Подвизающиеся в yмном делании, то есть пpеимyщест-
венно посpедством yма и внyтpеннего сосpедоточения, полyчают благодатное yтешение
в области созеpцания. Для извещения их к ним пpиближается взыскyемая Божественная бла-
годать — скоpее всего во вpемя молитвы, в состоянии тонкого сна или же каким-либо иным
способом. Точно такого же момента поджидает и дyх пpелести. Этот последний, в особенно-
сти если yм не обладает достаточным опытом, чтобы точно опpеделить качество явления,
иногда пpиближается к человекy, находящемyся в yказанном состоянии, пытаясь тем самым
пpивлечь его внимание к себе. Таков один из видов пpелести. Тем, кто идет пpотоpенным

1
Втоp. 32, 31.
пyтем подчинения и смиpения, это зло едва ли способно пpичинить вpед. По большей части,
оно поpажает людей, живyщих отдельно по своей воле, полагающих, что внешний обpаз
подвижничества и вообще человеческие yсилия могyт пpинести плод сами по себе. В этом
состоянии, котоpое является вводным, пpелесть с такою тонкостью и искyсством пpинимает
на себя обpаз благодати и истины, что ею могyт быть поколеблены даже опытные. Послy-
шание считается здесь необходимым. В этом месте стаpец настаивает на том, что никомy
не следyет пpинимать какого бы то ни было pода чyвство, явление или видение, не обpа-
щаясь за советом к людям опытным и полагаясь лишь на собственное сyждение.
Укажем несколько частных способов действия пpелести или обpазов, котоpые она чаще
всего пpинимает для введения в заблyждение подвижников. Бывает, что во вpемя молитвы,
когда они стяжают некотоpый yспех в ней, им начинает пpедставляться в виде мимолетного
мечтания некое сияние, котоpое, если два-тpи pаза отнестись к немy внимательно, пpинимает
обpаз какого-либо лица или пpедмета, в соответствии с тем, что было в yме, когда он пpинял
его. Если такие подвижники пpибегают к советy стаpца, оно слабеет и отстyпает. Hо если
они повеpят, что заслyжили этого своей добpодетелью, и станyт ожидать его нового появле-
ния, пpикpываясь пpи этом видом некоего благоговения, тогда пpисyтствие лyкавого yсили-
вается и пpеобpазyется во вполне опpеделенные видения.
Все эти ложные ощyщения в действительности не имеют ничего общего с теми пpизна-
ками, котоpыми yдостовеpяется пpисyтствие Божественной благодати. Hапpотив, они несyт
с собою смyщение и к томy же возбyждают низменные плотские стpасти. Ум пpельщенного
помpачается и неспособен к pассyждению, посколькy он не имеет ни опыта воспpиятия ис-
тинной благодати, ни смиpения, котоpое позволило бы yсомниться в пpавильности своего
сyждения. Hа pанних стадиях пpелести, если yвлеченный ею пpидет в себя по милости Божи-
ей и взыщет исцеление, еще есть надежда, что благодаpя содействию Цеpкви он бyдет исце-
лен. Однако если пpелесть пpоникнет глyбже, так что, согласно словам стаpца, «yже настy-
пило отpавление мысленной кpови, становится сие, по большей части, тpyдным. В таком
слyчае пpелесть, по спpаведливости, считается почти неисцелимой болезнью.
Бывает и так, что подвижник ощyщает нечто вpоде благоyхания. Вообще, к какой бы
слабости ни склонялся yм, дyх пpелести сpазy же пpимет соответствyющий обpаз. Для
вообpажающих почести начальств и властей, то есть для тех, в ком еще живы стpасти любо-
началия и тщеславия, даже если они некотоpое вpемя и боpолись с ними, дyх пpелести
пpедставляет именно это. Таким он показывает во сне, как их избиpают вождями, пастыpями
и дyховными отцами, от котоpых зависит спасение миpа. Это один из способов действия
дyха пpелести в его пеpвоначальной фоpме. Однако он не пеpестает нападать и на достигших
пpеyспеяния, стоит только емy заметить неостоpожность подвижника и склонность того
к какой-либо стpасти. Тем, кто пpеyспел в созеpцании, он пpедставляется светлым Ангелом,
пpинимает обpазы святых и Самого Спасителя Хpиста, в зависимости от состояния, в кото-
pом находится человек Божий. Дpyгой же вид пpелести подстеpегает подвижника главным
обpазом в области деятельного благочестия, с котоpого человек обычно начинает свое по-
каяние. Чтобы яснее изобpазить обе pазновидности пpелести, следyет сказать вот что. Пеpвая
из них, описанная мною, имеет целью смyтить тех, кто yже положил хоpошее начало, и по-
мешать их дальнейшемy пpодвижению. Дpyгая, о котоpой pечь пойдет далее, стpемится
не позволить войти в область дyховной жизни тем, кто спешит сделать это. Резyльтат же бы-
вает всегда один — вpед для подвижника.
Мы не отpицаем деятельное подвижничество, котоpое, как yже было сказано, является
поpождением Божественной pевности. Соблюдение внешних добpодетелей является необхо-
димым пpедваpительным yсловием всякого подвижничества. Это показал и Господь после
Своего Кpещения во Иоpдане и yдаления на гоpy 1 . Сюда относятся пост, бдение, молитва,
нестяжание, целомyдpенный обpаз жизни, смиpение и вообще те сpедства, котоpые yкpо-
щают наши гpеховные склонности. Однако и здесь пpелесть находит для себя пyти и yкpеп-

1
См.: Мф. 3,17; 4, 4.
ляется, пpикpываясь следyющим пpедлогом. Каждый человек, в силy ли своей пpивычки или
хаpактеpа, обладает каким-либо качеством, выделяющим его сpеди дpyгих. Когда он пpистy-
пает к дyховной жизни, это качество помогает емy в каком-либо виде подвижничества, в ка-
кой-либо добpодетели. Божественная pевность, бyдyчи пеpвым споспешником кающегося,
соединяется с его собственным пpеимyществом, каково бы оно ни было, и дает возможность
в коpоткий сpок достичь пpеyспеяния в этом подвиге, этой, можно сказать, добpодетели. То-
гда человек, yдовлетвоpенный тем, что емy yдается с легкостью, огpаничивается лишь этим
и не заботится об иных видах подвижничества, полагая, что этим одним пpиносит совеp-
шенное покаяние. Конечно, он может ссылаться и на пpимеp пpежних отцов, писавших
о данной добpодетели.
Приведу дословно высказывание старца об односторонности именно этого рода:
«В наше время точно так же, как это бывало и в древности, многие из монашествующих от-
цов и братии упражняются лишь в одной добродетели, например, в безмолвии, и только ею
наполняют свои паруса, не разбираясь в том, получают ли они от этого пользу или вред...
А есть и такие, которые попросту ограничиваются самым суровым постом, не допускающим
ни масла, ни приготовленной на огне пищи, и тем самым лишают себя свободы, поскольку
довольствуются лишь одним...». Если человек полностью или частично оторвался от дейст-
вительности, то в этом уже присутствует прелесть, препятствующая ему достичь своей цели.
Те, над кем берет верх прелесть этого рода, так что они придерживаются одностороннего
подвижничества и не хотят отказаться от своей точки зрения, естественно, становятся жерт-
вами тщеславия из-за своей самоуверенности. Тогда они терпят еще больший ущерб.
Далее старец упоминает и иные подвиги: бдение, нестяжание, даже и слезы, из-за кото-
рых человек, если его подвижничество остается односторонним и он уповает лишь на них,
впадает в прелесть и ставит под угрозу свое спасение. Напротив, «если же кто разумно и рас-
судительно упражняется в одинаковой степени во всех добродетелях, то... добродетели, пра-
вильно возделываемые, являются единственным необходимым средством, без которого не-
возможно взойти к совершенству». Здесь приснопамятный старец помещает примечание,
в котором говорит об иерархической последовательности добродетелей и о том, почему не-
пременно следует подвизаться неопустительно во всех добродетелях, чтобы Божественная
благодать посетила человека и поселилась в нем. Однако, поскольку об этом говорилось вы-
ше, повторение показалось мне обременительным.
Впрочем, кроме лицемерного заискивания, которым духи прелести пытаются привлечь
подвижников, они не останавливаются и перед угрозою, когда хотят напугать неопытных
в монашеском делании и таким образом воспрепятствовать их благому произволению. Этот
способ обычно используется ими, когда кающиеся начинают предаваться деятельному под-
вижничеству. Тогда враг пытается запугать их, вызывая робость и страх, которые заставили
бы отступить желающего подвизаться. Иногда враг устрашает подвижника, когда тот соби-
рается молиться или заниматься иным духовным деланием, через его органы чувств, с по-
мощью ударов, землетрясений и другого подобного, хотя явления эти не истинны, поскольку
их ощущает лишь сам подвижник, те же, кто находится рядом с ним, не слышат и не видят
ничего. Кроме того, дух прелести может показывать хорошо различимые силуэты, находя-
щиеся на самом близком расстоянии, причем и это лишь призраки, не существующие в дей-
ствительности. Они возникают в воображении самого человека, подобно сновидениям, одна-
ко вызывают страх и смущение. В других случаях враг во сне, а часто и наяву сдавливает
и душит человека, пресекая его дыхание, так что когда тот хочет закричать или пошевелить-
ся, то не может сделать этого и не понимает, что с ним происходит. Бесчисленные рассказы
о подобных этим и иных, еще более ужасных, явлениях содержатся в жизнеописаниях свя-
тых отцов, которые, взяв свой крест, подвергались жестоким нападениям бесов. Этим отцам
лукавые духи являлись не в виде призраков, но в своем действительном образе и, насколько
попускал Бог, причиняли различные беды и напасти, полагая, что таким образом воспрепят-
ствуют им вести богоугодную жизнь. Бывает и так, что бесы, если только попустит Бог, при-
бегают к трудноразличимому лукавству, так что лишь Божественная благодать может спасти
несчастного человека от их злодейств. Одна часть этих лукавых бесов принимает угрожаю-
щий вид и пытается, насколько возможно, причинить зло. Затем появляются другие, в свет-
лом образе, которые укоряют и прогоняют первых, будто бы ангелы, посланные Богом, что-
бы помочь терпящему искушение и спасти его. Главная их цель — увлечь того тщеславием
как видящего особое Божие промышление о себе. Здесь следует молиться словами святого
апостола Павла, чтобы Бог сокрушил их под ногами подвижников вскоре 1 . Впрочем, чтобы
перечислить все мрачные пути и тропинки этого невыносимого зла, следовало бы произне-
сти слова пророка Давида: «Изочту их, и паче песка умножатся» 2 . По справедливости, в Пи-
сании говорится: «Всяцем хранением блюди твое сердце» 3 и «Аще дух владеющаго взыдет
на тя, места твоего не оставив» 4 .
Распознание всех этих явлений, спасение и избавление от них, как и само преуспеяние
и совершенствование во Христе, совершается благодаря содействию Божественной благода-
ти. Итак, если Господь наш, согласно Писанию, «смиренным дает благодать» 5 , то придите
все к блаженному смирению, чтобы с ним превозмочь все по благодати Христовой. Аминь.

2. О прелести в более общих чертах


Поскольку в этом небольшом разделе идет речь о прелести, я не уклонюсь от своего
предмета, если скажу и о ее главном диавольском содержании, поражающем человеческое
естество. Прелестью по сущности и онтологически является сам диавол, поскольку своими
ложными и эгоистичными мыслями и решениями он отлучил сам себя от действительной
Истины, Бога, от Которого получил по причастию благобытие и все нормальное действие
своей личности. Сам диавол сделался прелестью, как мыслящий и действующий неправо
и не по истине. Более того, обратившись в сторону этого совершенного извращения, он вос-
стал сперва в себе самом, а затем поднял возмущение и среди тех, кого привлек, непрестанно
распространяя и передавая им свою собственную развращенность. Если, как утверждают
святые отцы, одно только благо обладает местом и личностью, тогда то, что не является бла-
гим, лишается и того и другого. Это неизбежно должно было случиться и с сатаной. Однако
когда сатана пытается приобрести место и личность, которых лишен по природе своей, он
лживо изображает их. Это и есть прелесть. Конечно, диавол обладает индивидуальным су-
ществованием, ибо хотя он и умер для Бога, как и для всякой благой цели и для жизни в Бо-
ге, однако в своей развращенной сущности существует как тело смерти. Однако он не явля-
ется в этом своем ничтожестве, но крадет — лживо и лукаво — внешние признаки доброго,
благого, полезного, благодетельного и этим обманывает тех, кто ему повинуется. Чтобы при-
влечь человеческое естество, полностью или частично, к этому состоянию собственного мя-
тежа и падения, он непрестанно ведет против нас брань. Эта-то деятельность является и на-
зывается прелестью.
При первом же явлении Божественного Откровения показала свое лицо и прелесть, са-
танинский обман. Всеобъемлющий Промысл Создателя обо всех Его творениях выражается,
помимо Его творческой деятельности, и в промысле о сохранении сущего. Это — образ не-
прекращающегося участия Бога в делах твари. Диавол, не имея сил разрушить творческое
действие Бога в отношении Его творения, которое совершается неизреченным и непостижи-
мым актом Божественного Всесилия, коварно вмешивается в постоянно продолжающееся
Божественное попечение о сохранении сущего, в особенности существ разумных. Первая его
атака, направленная против первозданных людей, извратила в их глазах промыслительные

1
Ср.: Рим. 16, 20.
2
Пс. 138, 18.
3
Притч. 4, 23.
4
Еккл. 10, 4.
5
Иак. 4, 6.
определения, установленные Богом ради их сохранения и достижения ими своей конечной
цели и предназначения.
После этого успеха диавол сделал своим постоянным занятием исполнение этого бе-
совского правила и определение закона извращения — лживо побуждать всех к мятежу про-
тив всякой истины и разума, хвалясь достигнутым результатом, который препятствует осу-
ществлению Божественного замысла обо всех существах и цели, определенной каждому
из них Божественной волей. Изучая на основании Священного Писания историю человечест-
ва, начиная с создания человека, мы встречаемся с полным единообразием диавольской вра-
ждебности, всегда имеющей одну и ту же цель — отвлечь человека от познания Бога, на ка-
кой бы стадии развития человек ни находился. И само олицетворение диавола как божества,
на протяжении веков прельщавшее человека, преследовало главным образом следующую
цель — не дать человеку начать искать или, вернее, открыть Истинного Бога и тем самым
обрести свое спасение. Посредством Своего Воплощения Бог Слово нанес смертельную рану
обоготворению лукавого, открыв подлинное богопознание и призвав людей к Истине. Одна-
ко неутомимый диавол принял иной образ, укрепившись против человека под оболочкой
прелести. До этого времени борьба находилась на первой стадии — не допустить человека
к познанию Бога, Истины. Это, как я уже подчеркнул, один из видов общей сатанинской бра-
ни.
Вторая же стадия борьбы проходит сейчас, когда человек посредством лучшего Божия
Промысла познал Бога, открывшегося ему и говорившего с ним. Враг, неспособный уничто-
жить открывшуюся истину, не борется, чтобы убедить человека отвергнуть ее, — хотя сего-
дня в какой-то мере удается и это, — но пытается исказить саму эту истину, извращая ее
подлинные определения, установления и догматы, чтобы лишить ее учеников уготованной
награды, то. есть Божественных обетовании, представляющих собою спасение человека. Это
извращение правого учения об истине, называемого благочестием, именуется ересью, и бес-
численными ересями враг потрясает Церковь с самого ее основания, препятствуя этим, как
ему кажется, осуществлению Божиих предначертаний. Это он — тот самый враг человек 1 ,
посеявший, согласно притче о плевелах, посреди чистого хлеба столько плевел, которым
Господь предоставил расти совместно с хлебом до времени жатвы. С помощью разделений
и соблазнов, лжеучений, ересей, партий и всякого рода прелестей и разногласий губитель
раскалывает и смущает человеческий род. Но над всем этим штормом и волнением держится
на плаву истина, Церковь Христова, и блажен, иже «сохранит сия, и уразумеют милости Гос-
подни» 2 . Итак, вот почему на земле существует столько соблазнов, число которых увеличи-
вается день ото дня, вызывая недовольство многих не знающих этой тайны. А с течением
времени знамения времен для достигших «последних веков» 3 сделаются еще более мрачны-
ми из-за предчувствия прельщающего Вселенную, знающего, что «немного ему остается
времени» 4 . «И рассвирепел дракон на жену, и пошел, чтобы вступить в брань с прочими
от семени ее» 5 .
Существует и иной мрачнейший хаос сатанинской прелести, который всегда стремился
обольстить человеческий род, но особенно активизировался в наши дни. Две основные при-
чины, сопряженные с человеческой жизнью, открывают дверь этому виду прелести. Первая
из них — это неудержимое желание человека узнать свое будущее и вообще понять причины
случающихся в его жизни неприятностей. Другая причина — это многообразное любопытст-
во в отношении познания вышеестественных предметов, которое вообще является важней-
шим из вопросов, занимающих человека. Действительное познание всякого вышеестествен-
ного предмета осуществляется лишь с помощью вышеестественной благодати. Однако об-

1
См.: Мф. 13, 28, 39. — Ред.
2
Пс. 106, 43
3
Кор. 10, 11.
4
Откр. 12, 9-12.
5
Откр. 12, 17.
манщик диавол находит здесь подходящую почву для своей собственной прелести и обмана,
поскольку, будучи вышеестественным духом в отличие от нас, обладающих грубым, види-
мым телом, он надевает на себя маску благодати и увлекает человека, лживо выдавая свои
образы и видения за подлинные откровения.
Духовный закон, действующий как кодекс боголепного Промысла по отношению
к созданиям, устанавливает для природы и для людей те средства и меры, которые регули-
руют настоящую жизнь. Таким образом создается круг всего понятия жизни. Согласно этим
непостижимым правилам и законам промыслительного Божия управления творением, в жиз-
ни должны быть и разнообразные скорби и болезни, подчиненные некоей общей последова-
тельности. Большинство людей, не имеющих понятия об этого рода искушениях, посредст-
вом которых Бог регулирует нынешнюю и Будущую Жизнь, пытаются их избегать и попа-
даются в сети сатаны, который прикидывается спасителем. Хотя он и бывал всякий раз
изобличен как лжец и обманщик, человек не сумел распознать эту сеть и спастись от этой
беды. В качестве вознаграждения лукавый требует от слушающих его простецов огромных
ценностей, тогда как эти люди не сознают масштабов своего ущерба. Когда же они опомнят-
ся, то избавиться от сатанинского влияния будет непросто, поскольку оно, словно пленение,
стесняет их волю и свободу.
Подобным образом заблуждаются любопытные люди и эгоисты, которые дерзко по-
гружаются в мрачные сатанинские пещеры с их мнимым правдоподобием, чтобы, как враг
внушает им, научным якобы способом обрести истину. Вот куда попадают сегодня трагиче-
ские жертвы из числа нашей молодежи, чья судьба у разумных людей вызывает невыноси-
мую боль, а у безответственных «ответственных лиц» — безразличие и бездействие. Посред-
ством восточных религий, сохраняющих устаревшие магические символы и образы, дракон,
древний змий и сатана сегодня распространяет свои лживые вещания.
Человек, созданный по образу и подобию Божию, даже после своего падения сохраняет
в себе как элементы своей сущности чувство вышеестественного и стремление к нему.
Я не собираюсь касаться существующих на сей счет богословских определений, но в общих
чертах показываю виды и стадии сатанинской прелести, ибо во многих случаях эта тема яв-
ляется своевременной, как никогда раньше. Посредством Своего Пришествия Бог Слово
не только раскрыл сущность этого чувства, но и привел его в действие, передав человеку че-
рез Свое Тело, Церковь, власть и силу наследовать всю полноту вышеестественного состоя-
ния, сделавшись сыном Божиим по благодати. Практический способ, посредством которого
человек, при содействии благодати, может достичь исполнения этого Божественного обето-
вания, мы рассматриваем на всем протяжении нашего скромного сочинения. Здесь же речь
идет и о том, что человек, восходящий по ступеням покаяния, постепенно приходит к этой
полноте. Лукавейший диавол, подражая различным стадиям, на которых человек общается
с вышеестественными ценностями посредством освящающей Божественной благодати,
по своему обыкновению, искажает подлинное богоявление с помощью ложных ощущений,
вызванных его собственным злодейством и действием. Таким образом он усыпляет свои
жертвы, которые полагают, что идут правильным путем, соответствующим церковному пре-
данию, коль скоро видят и ощущают вышеестественные предметы. Такова сеть для людей
любопытных и эгоистов.
Однако сущность вышеестественного общения с Богом заключается не в каком-либо
видении или ложном ощущении утешения и вообще не в том, чтобы видеть или испытывать
какое-либо чудо, которыми хвалятся последователи лжеучений. Приобщение к вышеестест-
венному состоянию жизни состоит в исполнении обетовании, переданных Словом Божиим
в наследие верным Своим. Вот что говорит евангелист Иоанн: «А тем, которые приняли Его,
верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения
плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились» 1 . Не зрителями вышеестественных таинств

1
Ин. 1, 12-13.
и даров, но наследниками, наследниками Божиими, сонаследниками же Христу 1 . И это воз-
можно лишь с помощью Церкви и ее Божественных Таинств, если подвизаться в Божествен-
ных добродетелях согласно Христову Евангелию, а не через посредничество мошенников
и обманщиков на путях магии, йоги и иных диавольских измышлений.

ЗВУК ТРУБЫ ВОСЬМОЙ


О рассуждении
Во введении к этой теме старец говорит: «Итак, во-первых, покажем две рати врага на-
шего, который яростно борется с нами десными и шуиими...» Человек, находящийся в под-
виге и в состоянии становления, является объектом нападок врага, и спасение его зависит,
главным образом, от внимания. Враг простирает свою брань на все измерения человеческого
существа, ставя себе на службу не только пространство и время, но и самые расположение
и произволение человека.
Обыкновенно враги ведут как бы правильную осаду, но они нисколько не связаны этим
образом действий: им вполне достаточно обнаружить какую бы то ни было зацепку, все рав-
но, естественную или приобретенную, или же брешь, через которую можно вторгнуться
и совершить нападение. Если они заметят признак усталости и небрежности, то нападают
с помощью тяжкого уныния, желая воспрепятствовать подвижничеству. Если же они, напро-
тив, увидят ревность и достаточный пыл, то содействуют превышению меры в этих вещах.
Если монаху не хватает дара рассуждения или совета опытных наставников, то в настойчи-
вом осуществлении неумеренного подвижничества, будто бы проистекающем из Божествен-
ной ревности, истощаются его телесные силы и он бросает свое место в строю, ибо уничто-
жил собственное оружие, которым и являются силы телесные. Люди облагодатствованные,
достигшие меры любви, недоступны воздействию этих средств врага, ибо они обезопасили
себя, имея полноту благодати. Для них, ставших сынами Божиими по благодати, уже
не имеют силы правила и законы, ибо «закон положен не для праведника» 2 . Однако те, кто
еще не находится на этой ступени, должны остерегаться. Как пишет старец, «тот, кто пока
что не обладает крыльями бесстрастия и высоким состоянием духодвижимого созерцания,
чтобы взлететь, пресмыкается по земле».
Рассуждение является необходимым условием для проявления снисхождения к телу,
особенно при отсутствии наставника. Но и сохранение этого орудия — тела, если отсутству-
ет опыт, опять-таки не замедлит увлечь человека в сторону сладострастия и себялюбия, ко-
торая также является пропастью, равноценной поражению на почве излишества и неумерен-
ности. Однако опасность поражения со стороны снисходительности гораздо ближе, посколь-
ку, согласно святым отцам, во время усталости и утомления от подвига человек может
с большей легкостью быть окраден снисходительностью к телу. Ведь наша природа, испы-
тывая усталость, действительно всегда ищет покоя. Приснопамятный старец по справедливо-
сти называл это борьбой «десными и шуиими». Затем старец указывает три состояния, в ко-
торых может находиться падший человек и над которыми возвышаются другие три состоя-
ния, на сей раз духовные, которых человек удостаивается по Божественной благодати, если
«подвизается законно».
Первое из трех состояний падшего человека, к несчастью, «противоестественно». В нем
пребывает человек, который «в чести сый не разуме, приложися скотом несмысленным,
и уподобися им» 3 . В этом убожестве, которое является кучей осколков падшего образа, со-
держится все развращение и искажение его свойств, или же, согласно дерзновенному опре-
делению, диавольское превращение развращенного человека в совокупность всех грехов.
Святой Макарий Великий отмечает в своей 15-й беседе, что грех в своей совокупности есть

1
Рим. 8, 17.
2
Тим. 1,9.
3
Пс. 48,13.
«некая разумная сила и сущность сатаны», повторяя это и в 24-й беседе: «некая разумная
и мысленная сила сатаны»». Если порабощенный человек придет в себя по милости Божией
и прибегнет к помощи Церкви посредством искреннего покаяния, то с помощью благодати
и святых добродетелей поднимется на вторую, «естественную», ступень, где будет жить
и мыслить сообразно естественным законам своего разумного существа, основанным на Бо-
жественном Откровении. Если же, по благодати Божией, он не преткнется, запутавшись
в сетях лукавого и не поддастся влечению старых привычек, но продолжит покаяние и под-
вижничество, то взойдет на «вышеестественную» ступень, которая подобает его природе
и первоначальному его предназначению.
Духовные ступени и состояния, возвышающиеся над первыми тремя, указанными
здесь, согласно суждению святых отцов и старца, таковы: «ступень очищения», которая бла-
годатию Христовой избавляет поскользнувшегося человека от противоестественной развра-
щенности; «ступень просвещения», которая возвышает того, кто восстал от своего падения,
держится естественных правил и законов, установленных для человека, и плачет, желая об-
рести свое действительное воскресение и наследие; «ступень совершенства», которая завер-
шает Божественное Домостроительство воссоздания и восставления человека «в мужа со-
вершенного, в меру полного возраста Христова» 1 . Это — степень субботства, когда человек
почивает от труда покаяния, вступает в состояние сыноположения и воспринимает посредст-
вом чувств, хотя и «как бы сквозь тусклое стекло, гадательно» 2 , чти значит быть «наследни-
ком Божиим, сонаследником же Христу» 3 . Это то, что святые отцы называют бесстрастием,
любовью и обожением, которые всегда обозначают одну и ту же цель и предел — исполне-
ние Божественных обетовании, которым Воплощение Бога Слова одарило человека.

ЗВУК ТРУБЫ ДЕВЯТЫЙ


О любви
Записи преподобного старца о любви я счел целесообразным привести полностью,
не смешивая их со своими примечаниями и толкованиями. Дело в том, что эти записи ясны
и понятны, и, главное, мне не хотелось бы умалить высоту порожденных его собственным
созерцанием мыслей, которые он, сам испытавший сии божественные взыграния духа и чув-
ства, записал собственноручно 4 .
Я помню, что когда приснопамятный старец говорил об этой боготворящей любви, он,
случалось, оказывался вне себя и, сам испытывая ее Божественное воздействие, преображал
и меня, заставляя испытывать чувство всеобъемлющей любви. Тогда весь образ моей жизни
представлялся мне в ином свете, так что я недоумевал или, лучше сказать, стыдился при виде
того, что в моей жизни проистекало от эгоизма, а не от любви. Но, было ли это результатом
моего собственного усердия или же влияния старца, молившегося за меня, он, во всяком слу-
чае, достиг такого состояния, которое заставляло его становиться «всем для всех» 5 ради их
утешения и утверждения. Бывало, что мой рассказ о каком-либо печальном событии, кото-
рому я был свидетелем или о котором слышал от других, заставлял старца измениться в ли-
це. Казалось, что он ощущал свою сопричастность страждущему члену, о котором шла речь,
и часто в таких случаях старец принимался плакать. В других же случаях, когда он предавал-
ся безмолвию и занимался своим мелким рукоделием, можно было, даже если он не получал
внешнего уведомления о каком-либо случившемся несчастье, заметить изменение его обли-
ка, причем движения старца выдавали тревогу и страдание. Когда мы с детской дерзостью,

1
Еф. 4,13.
2
1Кор. 13, 12.
3
Рим. 8,17.
4
Далее с незначительными поправками стилистического порядка воспроизводится текст девятой главы
рукописи старца, уже приведенный выше, начиная со слов: «Как же начать мне похвалу моей Любви?» —
и до конца завершающего главу стихотворения. См.: С.275. — Прим. переводчика.
5
Ср.: 1 Кор. 9, 22.
которую он всегда нам прощал, задавали ему вопрос о причине этой перемены, он, смиренно
вздохнув, говорил нам с чувством печали: «Кто-то страдает, детки, и просит нашей помо-
щи». Тогда он отрывался от своего дела, которым занимался в тот момент, и, казалось, при-
нимался молиться. Некоторое время спустя мы узнавали, обычно из какого-нибудь письма,
кто именно страдал и каким образом он избавился от беды или получил облегчение в по-
стигшем его испытании. Таковы таинства и действия человеческой любви, и блажен, кто,
миновав ее деятельные ступени, с благой волей и добрым усердием сохранит заповедь со-
страдания, чтобы удостоиться и благодати полноты боготворящей любви, где все и во всем
Христос 1 — самосущая и всеобъемлющая Любовь.

ЗВУК ТРУБЫ ДЕСЯТЫЙ


О сыноположении по благодати
«Итак, приидите, возлюбленные мои отцы и весь собор монашествующих, чтобы нам,
отринув проклятое житейское попечение, с усердием взойти к своему распятию и, укротив,
насколько возможно, препятствующие нам страсти, да соделаться подражателями Спасите-
ля!» «То, что выглядит утеснением, — продолжает старец, — не боль, но соединение с ис-
тинной радостью и наслаждением, или, лучше сказать, посещение нас Богом. Ибо Он поис-
тине придает нам силы, а также за нас сражается с врагами, победы же приписывает нам.
Сам воюет, Сам побеждает и Сам же является военным трофеем!»
«О великое чудо, основание многих созерцаний! Внимайте словам моим, честные отцы,
распявшиеся страстям ради любви Христовой, да взойдем на мысленный Фавор, чтобы дос-
тичь преображения через доброе изменение и чтобы и впредь Сладчайший Иисус являл ум-
ным очам нашим славу Свою, мы же таинственно вкусили бы истинной радости. Ибо Он —
поистине Радость, Он же и Дарование! Лишь Он — Дарующий, и лишь Он — Дар! Сам
Он — и Источник, и бьющая из него Вода живая».
Этими словами приснопамятный старец возводит нас на последнюю ступень своего
умозрения. Затем он объясняет условия, при которых разумные существа могут с благодар-
ностью во всей полноте осознать основной смысл слов: «все и во всем Христос» 2 . Старец по-
своему истолковывает глубинное содержание литургического возгласа: «Твоя от Твоих Тебе
приносяще о всех и за вся». Приводя несколько небольших примеров, он представляет образ
благодарения, которое может принести Богу человек, удостоившийся милости Божественной
благодати и с убежденностью исповедующий, что «Он спас нас не по делам праведности,
которые бы мы сотворили, а по Своей милости». 3 Люди обоженные, ум которых взошел
на высоту духовного созерцания, облеченные в полноту смирения преображающего их Бога
Слова «отвращают, как Моисей, лице свое от неприступного видения» 4 и, как двадцать че-
тыре старца в Апокалипсисе, поклоняются «Сидящему на престоле, Живущему во веки ве-
ков». 5
Старец подробно описывает образ мышления людей совершенных и бесстрастных
во Христе, преображенных благодатию и ставших подобием Прообраза, которые, будучи
кроткими и смиренными сердцем, все доброе приписывают первому и главному Началу, себе
же самим — ничего, осознавая, что все доброе в них устроено и приведено к совершенству
Христом Иисусом, Господом их, и что «все Им и для Него создано» 6 . Такова причина, по ко-
торой они твердо соблюдают бесстрастие в полноте освящения, ибо лишь тогда можно дос-
тичь совершенства своей личности.

1
Кол. 3,11.
2
Кол. 3,11.
3
Тит. 3, 5.
4
Ср.: Евр. 12,21.
5
Откр. 4, 6.
6
Кол. 1,16.
С пришествием благодати, когда полнее ощущается беспредельность Божественного
величия и, с другой стороны, слабость и ничтожество их тварного естества, они познают, что
достоинство, которым они обладают, является Божественным даром и изначально (создание
Богом), и в середине пути (избрание и изволение благости 1 ), и в конце (дар освящения и со-
вершенства). Таким образом, получают замечательное истолкование слова святого апостола
Павла: «Что ты имеешь, чего бы не получил? А если получил, что хвалишься, как будто
не получил?» 2 . Полнота познания на этой ступени является не ложным умозрением, плодом
наших собственных усилий, но чисто результатом воздействия Божественной благодати
на умы совершенных во Христе и становится постоянным состоянием человека, проявляю-
щимся в виде веры. Она делается как бы новой душой и сущностью разумных существ, так
что неизменной реальностью для них является Бог, Который есть «все во всех» 3 .
Старец следующим образом поясняет полноту равновесия в отношениях между Твор-
цом и созданиями, соответствующую смыслу творения: «Бог производит на свет, создает
и наделяет дарами Свои создания, а те, благодарно принимая их, с благодарностью возвра-
щают долг. Это умозрение, несмотря на простоту, с которою его можно описать, становится
реальностью лишь для пребывающих в состоянии освящения и бесстрастия, стяжавших "ум
Христов" 4 и носящих "образ Небесного" 5 ». Такие люди, как говорит старец, могут дерзно-
венно назвать Бога Отцом: «Только тот может назвать Отцом Бога нашего, кто по благодати
познал Его как ОТЦА, И ТОТ ЗОВЕТСЯ СЫНОМ, КТО ВКУСИЛ ОТЕЧЕСКОЙ ЛЮБВИ.
И тот воздает "Твоя от Твоих", кто увидел, что сам он наг, познав и собственную немощь и,
равным образом, познав своего Благодетеля, Который облек его в дорогую одежду и назвал
отныне сыном Своим по благодати. Такой, следовательно, и наслаждается богатством Отца
своего и в чистоте воздает "Твоя от Твоих"».
Этот образ взаимоотношений Создателя с Его творениями старец назвал «божествен-
ным движением», вводя, по своему обыкновению, особые слова и определения для передачи
собственных мыслей. Тот же порядок он приписывает и небесным телам (святым Ангелам),
поскольку и они, получившие от Бога бытие и благобытие, неуклонно пребывают в равнове-
сии и благодарно возвращают Богу то, что изначально получили от Него. Старец говорит:
«Ибо все это божественное движение в отношении небесных и земных, ощущающих и бес-
чувственных созданий, с тех пор как они были сотворены и познали свое бытие, основано
на этом дивном созерцании, и совершается вечно, и постоянно приносит «Твоя от Твоих»
своему Создателю. Господь же, Чье богатство превыше всяческой меры, благодарно прини-
мает благодарение, вновь щедро вознаграждая теми же дарами. Ибо это, продолжает старец,
поистине начало для монашествующего, это та ступень, где он, оставив страсти, встретился
с Богом и, познанный Им, прилепился к любви Его, доселе неведомой ему, чтобы повторить
слова Иова: «Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя; поэтому я отре-
каюсь и раскаиваюсь в прахе и пепле» 6 ... Начало чистого жития и нисхождения даров Божи-
их заключается для человека в познании собственной немощи. И опять-таки надобно челове-
ку пройти через многие и великие искушения, превосходящие силу его, чтобы достичь сего
познания; когда же сделается он его причастником, то одержит верх и над ними, и надо всем
иным».
Находясь на других ступенях своего подвижнического поприща и в других состояниях,
человек, чтобы победить страсти, стяжать боговидные добродетели и вообще взойти по ле-
стнице покаяния, обязательно нуждается, наряду с Божественной благодатью, в приложении
собственных усилий. Однако в состоянии полноты освящения, то есть обожения, человече-

1
Ср.: Рим. 8, 28; 8, 30.
2
1 Кор. 4, 7.
3
1 Кор. 15, 28.
4
1Кор. 2, 16.
5
См.: 1Кор. 15, 47, 49. — Ред.
6
Иов 42, 5-6.
ские средства бездействуют и Божественная благодать сама придает всему совершенство.
Старец справедливо указывает: «Ибо Он — поистине Радость, Он же — и Дарование! Лишь
Он — Дарующий, и лишь Он — Дар!» Истинное слово Господа нашего: «Без Меня не може-
те делать ничего» 1 , обращенное к человеческому ничтожеству, всегда справедливо, однако
в том состоянии, о котором идет речь, оно имеет абсолютный характер, ибо оное преображе-
ние, при котором «смертное сие облекается в бессмертие'' 2 , всецело является делом благода-
ти.
Лишь тогда, когда человек ощутит это, он может с уверенностью произносить: «Твоя
от Твоих» и «Всяк дар совершен свыше есть, сходяй от Тебе, Отца светов» 3 Нечто подобное
происходит и во время чистой молитвы, как подчеркивает святой Исаак. Ибо когда достигнет
подвижник чистой молитвы, то, по благодати Божией, «за сим пределом будет уже изумле-
ние, а не молитва, потому что все молитвенное прекращается, наступает же некое созерца-
ние, и не молитвою молится ум» 4 . Когда мы настаивали, чтобы старец разъяснил вышеесте-
ственный способ, которым богоносный человек скорее испытывает, нежели просто ощущает
эти явления, он говорил так: «В это время все свойственное ветхому человеку бездействует,
ибо он пребывает не только в ином естестве, вне места, времени и естественных движений,
но и в ином воздухе, в ином мире, где теряют силу чувственные меры, образы и знаки». Что-
бы подтвердить свои слова, старец, по своему обычаю, привел подходящее место из томика
святого Исаака Сирина, с которым никогда не разлучался: «У чистого душою мысленная об-
ласть внутри его; сияющее в нем солнце — свет Святой Троицы; воздух, которым дышат
обитатели области сей, — Утешительный и Всесвятый Дух» 5 . Тогда Господь наш Своею
благодатию, будучи Сам Дарующим и Даром, преображает верного раба Своего, с великой
стойкостью и терпением миновавшего море тяжких искушений и не предавшего Божествен-
ную любовь. И тогда тот научается «созерцать в Боге, сообразно Ему, а не как видим мы» 6
не по-человечески, но боголепно.
В том, что касается «чувства в Боге», которое испытывает и которым наслаждается че-
ловек, все обстоит именно так, согласно всем неложным свидетельствам святых отцов. Од-
нако в том, что касается его самого, он ощущает совершенное свое ничтожество и ставит се-
бя ниже всей твари, что неспособен понять мир. Если же такого человека спросят, что он ду-
мает о самом себе после стольких благодатных божественных посещений, он пребывает
в молчании, как бы неспособный выразить свои мысли. То, что истина относительно Боже-
ственных даров именно такова, не отрицает, но скорее подтверждает их невыразимость,
чрезвычайную реальность и достоверность. Однако сам он не может найти или увидеть
в себе ничего достойного и хочет, если возможно, не соизмерять себя с существующими соз-
даниями, но скрыться и стать для людей неизвестным, словно несуществующий. Благодаря
этим разъяснениям приснопамятного старца, я смог постичь глубину слов, которые тот часто
повторял: «Твоя от Твоих, Владыко многомилостиве, от Твоего человеколюбия принимаем и
благодарно возвращаем, благодаря великую Твою милость».
В качестве эпилога этой последней ступени старец пишет следующее: «Ибо то, что Он
назвал "образом Божиим", есть божественная сущность души нашей, разумная, прекрасная,
умная и святая! Итак, взгляни, смиренный, на сию небесную славу, в которую ты облекся
на земле, подобно Богу! Взыскуй вышнего, помышляй о вышнем, желай вышнего, коль ско-
ро ты — причастник Вышней Сущности. Не заботься о бренном сосуде, но непрестанно раз-
мышляй о содержимом его. Подобие же Господне — это те Божественные дары, о которых
сказано выше...» И заканчивает в поэтическом стиле: «Ведь если этих даров не имеешь,

1
Ин. 15, 5.
2
1Кор. 15, 54.
3
Иак. 1, 17.
4
Иже во святых отца нашего аввы Исаака Сириянина слова подвижнические. М., 1993. Слово 16.
5
Там же, Слово 8.
6
Там же, Слово 39.
то знай, что и подобием Господа нашего не владеешь! Если же душу свою оскверняешь,
то и образ Божий в себе помрачаешь, на адский мрак себя обрекаешь!»
ПОСЛЕСЛОВИЕ
Все то, что было сказано мною ради разъяснения заветов нашего преподобного старца,
не содержит ничего особенного, не известного общему святоотеческому преданию. Скорее
можно сказать, что здесь дано свидетельство триумфа чад нашей Церкви, которые не по соб-
ственной воле говорят, но «будучи движимы Духом Святым» 1 , повторяя одну и ту же истину
Божественного Откровения, которое «вчера и сегодня, и вовеки» 2 то же.
Как было сказано, старец не получил светского образования и не происходил из выс-
ших слоев общества. Это убеждает нас в том, что он приобрел свои познания благодаря не
образованию и знакомству с внешней мудростью, но посредством явления «духа и силы» 3 .
«Не духа мира» приняли боголюбцы, «а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога» 4
и свидетельствовать об этом.
Для нас, достигших «последних веков» 5 , эти свидетельства, согласные с учением древ-
них отцов, представляют собою надежнейший показатель возможности успеха, ибо мы мо-
жем не со слуха, когда узнаем о том, что было «во время оно», но посредством собственного
зрения и осязания убедиться, что наше слабое естество, несмотря на яростное противодейст-
вие эпохи, способно, по благодати и человеколюбию Господа нашего, достичь цели, соглас-
но Его неложному обетованию. Если апостол Павел хвалился успехами своих учеников, ко-
торые были достигнуты ими, когда он находился в узах, ибо, как он говорит, «большая часть
из братьев в Господе, ободрившись узами моими, начали с большею смелостью, безбоязнен-
но проповедывать слово Божие» 6 , то разве мы не обратимся с еще большим усердием к пред-
лежащему нам подвигу, не просто видя, но и ощущая всем сердцем величие подвигов и три-
умфа наших отцов, с которыми мы могли общаться, жить рядом и которых, как сказано,
«осязали руки наши»? 7
Проводя время в тех же твердынях, где подвизались отцы, и имея возможность держать
в руках их личные вещи, мы не скажем, что они покинули нас. Как это возможно, когда
«»праведники живут во веки; награда их — в Господе» 8 так что их переход в иной мир —
лишь «сон честный перед Господом»? 9 Да, сон и успение отделяют их от нас, но лишь затем,
чтобы мы могли будить их в часы разнообразных бурь и опасностей, как некогда апостолы
Господа. «Его будят и говорят Ему: Учитель! Неужели Тебе нужды нет, что мы погибаем?» 10
Их живой пример, отеческие советы, нежная заботаи покровительство, чтобы у нас
«ни в чем не было недостатка» 11 , свидетельствуют о их присутствии среди нас. Это наше
подлинное наследие, которое дает нам дерзновение хвалиться тем, что мы, хотя и недостой-
ные и ничтожные, остаемся наследниками завета отцов, переданного нам их любовью. Сколь
часто их живые примеры воодушевляют нас среди наших разнообразных недоумений и сла-
бостей! Память о том, что старец не делал того-то, не хотел того-то, а также столь многочис-
ленные иные переданные нам старцем правила жизни служат для нас наставлением в благо-
чинии.
В пространном Житии великого отца нашего Пахомия рассказывается, как его ученики
пришли к Антонию Великому, который, однако, к тому времени уже скончался. Но ученики
святого отца, сопровождая своих посетителей повсюду, где бывал их святейший наставник,

1
2 Пет. 1, 21.
2
Ср.: Евр. 13, 8.
3
1 Кор. 2, 4.
4
1 Кор. 2, 12.
5
1 Кор. 10, 11.
6
Флп. 1, 14.
7
1 Ин. 1, 1.
8
Прем. 5, 15.
9
Ср.: Честна пред Господем смерть преподобных Его (Пс. 115, 6).
10
Мк. 4, 38.
11
Ср.: Тит. 3, 13.
рассказывали тем, что «такую-то вещь собственноручно изготовил наш отец, такое-то расте-
ние он сам посадил, в таком-то месте, бывало, отдыхал». Блаженные мужи хвалились всем
тем, что получили в наследство от старца.
Мне представляется, что ощущение любви во Христе, присутствующей в лоне нашей
Церкви, ни в чем не проявляется с такой ясностью, как в институте духовного отцовства. Это
было известно толкователям Господнего обращения «дети» и сходных с ним речений апо-
стола Павла: «Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас
Христос!» 1 , а также: «Ибо, хотя у вас тысячи наставников во Христе, но не много отцов» 2 .
F F F F

«Кто изнемогает, с кем бы и я не изнемогал?Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенял-


ся?» 3 — говорит апостол, и эти слова первоверховного отца во Христе являются выражением
F F

одной из характерных черт духовного отцовства.


Однако за этим, о чем опять-таки свидетельствует он сам, следует свойство, имеющее
высшее достоинство, которого никогда не могло вместить или выразить разумное естество
и которое является отзвуком вышеестественного боголепного уничижения Бога Слова, Чья
добродетель покрыла небеса 4 . Что же это такое? «Я желал бы сам быть отлученным от Хри-
F F

ста за братьев моих!» 5 Это полнота вышеестественной любви, в которой, как учит апостол
F F

Павел, и заключается путь еще превосходнейший 6 и которая находит свое осуществление,


F F

или, вернее, выражение, в этих словах и в изречении Господа: «нет больше той любви, как
если кто положит душу свою за друзей своих». 7 F

Вне зависимости от того, каков был способ их приобщения к Богу, наши духовные от-
цы были соединены любовью со своими духовными чадами и с Церковью в целом. В этом
заключается якорь нашей надежды. Стремление их оставить для нас запись своих подвигов
и объяснение всех подробностей духовной брани является одним из проявлений их отече-
ской любви, которая все покрывает 8 и часто испытывает муки рождения, доколе и в нас
F F

не изобразится Христос 9 . Внимательное отношение приснопамятного старца к нашему вос-


F F

питанию было очевидным и здесь, ибо он ни при каких условиях и обстоятельствах не хотел
запоздать со своей помощью: ни пока был с нами, ни тогда, когда нам предстояло остаться
одним.
Небольшое сочинение отца Иосифа, рассмотренное на этих страницах, было свидетель-
ством его заботы о том, чтобы его ученики пребывали в страхе Божием, которая всегда во-
одушевляла и ободряла нас. В десяти разделах записей старца как раз и заключено понятие
страха Божия, главный же вывод из них таков: «Бойся Бога и заповеди Его соблюдай» 10 . F F

Аминь.

Старец Иосиф монах


Новый Скит — Святая Гора. 1986.

1
Гал.4, 19.
2
1Кор. 4, 15.
3
2 Кор. 11, 29.
4
См.: Авв. 3, 3.
5
Рим. 9, 3.
6
1Кор. 12, 31.
7
Ин. 15, 13.
8
См.: 1 Кор. 13, 7.
9
Ср.: Гал. 4, 19.
10
Еккл. 12, 13.