Вы находитесь на странице: 1из 20

1. Метод ЭЭГ.

2. Система 10-20, электроды (чашечковые, мостиковые).


3. Природа ЭЭГ (?, колонки, пирамидальные нейроны)
4. Ритмы ЭЭГ.
5. Происхождение ритма А, таламус.
6. Мат. Модель для оценки потенциала.
7. Влияние электродов.
8. Анализ ритмов (момент резких перестроек, стационарность, синхронность,
когерентность, P300, паттерны)
9. Применение. (инсульт)
1. Введение
В настоящее время… Актуальна… Цель работы…
2. Метод ЭЭГ.
Метод электроэнцефалографии – метод исследования электрической активности
головного мозга, проявляющейся в виде колебаний электрического потенциала на
поверхности головы. Для этого используются специальные устройства –
электроэнцефалографы, представляющие из себя приборы с усилителями, фильтрами,
электродами, аналого-цифровым преобразователем и ПК. По электрической кривой,
рисуемой электроэнцефалографом, называемой электроэнцефалограммой, возможна
диагностика многих патологий, например, эпилепсии, нейродегенеративных
заболеваний, по ней можно определить концентрацию человека или принятие им
какого-нибудь решения, что объясняет важность метода. На кривой ясно различимы
колебательные процессы.
В ЭЭГ используются электроды двух типов - чашечковые и мостиковые (см.
рис. 1) [1]. Диаметр электродов - около 1 см. Мостиковые электроды просты в
использовании, и представляют из себя держатель с упором с одной стороны и
отверстием для металлического стержня с другой стороны. Металлический стержень
утолщён к основанию и покрыт там гигроскопическим материалом, смачиваемым
перед исследованием раствором (например, хлорида натрия), с другой стороны к нему
подводится провод. Прижимаются электроды к голове с помощью резиновых
жгутиков, образующих сетку на голове.
Чашечковые электроды используются чаще, если пациент не может сохранять
неподвижное состояние. Они представляют из себя диски с приподнятыми стенками и
некоторым пространством внутри между кожой и металлом электрода, заполненным
раствором хлорида натрия и другими размягчающими кожу и улучшающими
проводимость растворами. Электроды удерживается либо специальной резиновой
шапочкой, либо клеящей лентой, либо клеящим коллоидом. При выборе металла
электрода, обычно смотрят в первую очередь на плохую поляризуемость в переходе
электрод-кожа, этому требованию удовлетворяет серебро с хлорированной
поверхность.

Рис. 1. Типы электродов для ЭЭГ. а – мостиковый, б – чашечковый [1].

Электроды устанавливаются чаще всего на голове по стандартной


международной системе отведений «10-20» (см. рис. 2). В этой системе используется
19 электродов отведения. В названиях отведений нечётная цифра означает левое
полушарие, чётная – правое. Расстанавливают электроды по определённым правилам:
находятся точки inion (переносица) и nasion (затылок). Расстояние между этими
точками по сагиттальной линии принимается за 100%. В 10% этого расстояния от этих
точек располагают соответственно нижние лобные Fp и затылочные O электроды,
между ними на расстоянии 20% друг от друга устанавливают остальные сагиттальные
электроды (спереди назад – Fz, Cz и Pz). Затем проводится линия между слуховыми
проходами через макушку (vertex), которая так же принимается за 100%. В 10% выше
слуховых проходов на этой линии располагают электроды T3 и T4, между ними и
электродом Cz на расстояниях 20% располагают электроды C3 и C4. Далее от inion к
nasion через электроды T3, C3, C4, T4 проводят линии, на пересечении которых с
линиями, проведёнными через Fz и Pz и слуховые проходы, устанавливают остальные
электроды.
Рис. 2. Расположение электродов на голове по международной системе
отведений «10-20» [2].

Референтные электроды, относительно которых измеряется потенциал в случае


униполярного режима работы, располагают обычно в точках с минимальной
электрической активностью и механической подвижностью – на мочках ушей. Также в
ЭЭГ используется электрод заземления, который нужен для выравнивания потенциалов
тела человека и усилителей, может располагаться в произвольной точке головы.
Такой стандарт необходим, чтобы сделать результаты исследований
соотносимыми друг с другом, однако существуют и модифицированные схемы.
Потенциал может измеряться как в униполярном режиме (разность потенциалов
электродов отведения и референтных электродов), так и в биполярном (разность
потенциалов пар электродов отведения).

3. Природа ЭЭГ-сигнала
В настоящее время сложилось мнение, что источники электрической активности
головного мозга расположены в коре полушарий, точнее в неокортексе, сером веществе
коры. Неокортекс состоит из 6 слоёв, различающихся по клеточному составу (см. рис.
3). Эти слои - молекулярный, наружный зернистый, наружный пирамидный,
внутренний зернистый, внутренний пирамидный, полиморфный [3].
В сером веществе коры выделяют звёздчатые и пирамидные возбуждающие
нейроны (тормозные имеют большее разнообразие по строению) [4]. Звёздчатые
нейроны (быстродействующие) имеют множество расходящихся в разные стороны
коротких дендритных отростков. Потенциал, отводимый электродами при

Рис. 3. Нейронные слои серого вещества коры головного мозга [5].

электроэнцефалографических измерениях создаётся преимущественно пирамидным


нейронами (см. рис. 4), так как они имеют кроме коротких расходящихся базальных
дендритов длинный апикальный дендритный отросток, расположенный
перпендикулярно поверхности головы. Если на апикальных дендритах активизируются
синапсы, то нейрон поляризуется, и его можно представить как электрический диполь с
отрицательным полюсом на апикальном отростке, если синапсы активизируются на
соме и на базальных дендритах, то его ориентация будет противоположной.
Регистрируемая электрическая активность мозга – результат суммации дипольных
моментов множества пирамидных нейронов. Основной вклад в картину сигнала вносят
не разряды потенциала действия нейронов, а постсинаптические потенциалы на
дендритах, которые могут, накопившись в достаточном количестве, вызвать потенциал
действия нейрона. Пирамидные нейроны расположены в основном в III, V и VI слоях, а
самые крупные - в V слое.
Возбуждающие нейроны в пределах корковых областей связаны в цепи
реверберации (объединения соседних нейронов), за счёт чего их активация может
задерживаться дольше, чем влияние стимула. Эти цепи и объединение нейронов в коре
корковые колонки, включающие нейроны со схожими функциями, обеспечивают
синхронную активность нейронов и возможность различать колебания на ЭЭГ. Для
возбуждающих нейронов коры характерно, что они связаны в разных слоях по
вертикали (см. рис. 4), а также, что нейроны кортикальных областей высшего порядка
получают прямые проекции от нейронов корковых областей низшего порядка, и
посылают им обратные.

Рис. 4. Пирамидный нейрон (слева и справа), его представление в виде диполя, и


звёздчатый нейрон (в центре)

В коре кроме возбуждающих есть тормозные нейроны (их меньше), стремление


к балансу торможения и возбуждения в сетях и можно рассматривать как причину
наличия ритмических колебаний. Тормозные нейроны получают входы от таламуса и
возбуждающих корковых нейронов и воздействуют на возбуждающие нейроны во всех
слоях. Это необходимо, так как возбуждающие связи между нейронами при
достаточной стимуляции могут привести за счёт обратной связи в сети нейронов к
самовозбуждению и лавинной активации, однако тормозные нейроны периодически
прерывают сверхактивацию, что и проявляется в колебаниях.
Рис. 5. Нейронные связи возбуждающих (белые) и тормозных (чёрные)
нейронов в коре, связи между областями разных порядков обработки информации.

4. Ритмы ЭЭГ.
Если применить к некоторому участку ЭЭГ преобразование Фурье, то можно
обнаружить участки с выраженной амплитудой, которые показывают преобладание
определённого ритма. Ритмы различаются по частоте, амплитуде, локализации,
происхождению, по частоте выделяют δ (1 - 4 Гц), θ (4 - 7 Гц), α (7 - 13 Гц), β (от 13 до
около 30 Гц), γ (примерно 30 - 100 Гц) ритмы, однако они не имеют чётких границ.
Ритмы с частотами больше и меньше рассмотренного диапазона обычно фильтруются
и не рассматриваются. Ритмы содержат в себе информацию о функциональной
нагрузке мозга человека.
К α-ритму по частотам можно отнести μ-ритм. Он локализуется в
сенсомоторной области коры, отвечающей за формирование сигналов движения и
получение сенсорной обратной связи, над Роландовой бороздой, впереди которой
расположена преимущественно моторная, позади - сенсорная зона [4]. μ-ритм
обнаруживается в левом и правом полушариях с максимумом мощности в отведениях
C3 и C4 соответственно (см. рис. 6), но ритмы в них не когерентны, что говорит о
различных генераторах в двух полушариях, поэтому при анализе μ-ритма выделяют два
компонента.

Рис. 6. Локализация максимумом амплитуд μ-ритма (красный), затылочного


(голубой) и теменного (жёлтый) α-ритма.
μ-ритм связан с моторной активностью человека и десинхронизируется при
совершении, а также воображении движения конечностями. Пример десинхронизации
показан на рисунке 7. При воображении движения левой рукой, ритм
десинхронизируется в левом полушарии (в правом – наоборот, есть некоторая
синхронизация, что может быть связано с конкуренцией за внимание при активности
нейросетей), и наоборот. Это используется при определении конечности, которой
человек совершает движение, может также использоваться для определения
леворукости или праворукости.

Рис. 7. Десинхронизация μ-ритма при воображении движения правой и левой


рукой в правом и левом полушариях [7].

Затылочный α-ритм доминирует в отведениях O1 и O2. В этих отведениях


ритмы могут быть когерентными и некогерентными. Он локализуется в зрительной
области коры, наиболее выражен в состоянии спокойного бодрствования и
синхронизируется при закрытии глаз, это объясняется блокированием зрительных
входов к затылочным областям. Наиболее выражен в состоянии спокойного
бодрствования с закрытыми глазами. Затылочный α-ритм связан с пониженным
метаболизмом затылочной области коры. При требовании внимания α-ритм
подавляется, но затем снова восстанавливается при действующей умственной
активности [4].
Теменной α-ритм регистрируется редко, с максимумом в отведении Pz. Скорее
всего ритм независим от затылочного и не всегда синхронизируется при закрытии глаз
- может и ослабляться. Ритм мощнее в состоянии с открытыми глазами при умственной
нагрузке, нежели в состоянии покоя.
По связи α-ритма и функциональной нагрузки можно разделить его на два
поддиапазона, с частотами до и выше 12 Гц. Низкочастотный диапазон угнетается в
основном при выполнении задач, требующих внимания, высокочастотный - при
выполнении семантологической обработки информации [6].
Именно α-ритм был впервые выделен на ЭЭГ, он имеет среди ритмов
наибольшую амплитуду, и он вместе с μ-ритмом часто используется в приложениях
ЭЭГ, как хорошо различимый и несущий информацию о работе важных сенсорных
систем и об активности мозга.
β-ритм - ритм небольшой амплитуды (до 20 мкВ), он сменяет α-ритм при
нагрузке, требующей активности мозга. По локализации его делят на роландический и
лобный β-ритмы [4].

Рис. 8. Расположение максимумов роландического (оранжевый) и лобного


(салатовый) β-ритмов.

Максимум роландического β-ритма приходится на отведения C3, Cz, C4 (см.


рис. 8), проявляется как спонтанная активность как с закрытыми, так и с открытыми
глазами, этот ритм генерируется независимо от источника роландического μ-ритма
источником, что проявляется в том, что β-ритм может существовать как с, так и без μ-
ритма. Роландический β-ритм подавляется во время и при подготовке к выполнению
моторных задач, а затем синхронизируется, поэтому его можно назвать “ритмом
отдачи”.
Лобный β-ритм имеет нерегулярные паттерны и небольшую амплитуду,
максимум в отведениях F3, Fz, F4. Этот ритм синхронизируются при решении
когнитивных задач, например, при реакции на стимул, предполагающий решение
некоторой задачи. Синхронизации может предшествовать десинхронизация, но в
любом случае синхронизация происходит с задержкой в несколько сотен миллисекунд
[4].
β-активность соответствует повышенной метаболической активности тех
участков коры, в которых она генерируется.
θ-ритм связывают с умственной нагрузкой, отсутствием стресса, он тренируется
в состоянии медитации,
θ-ритм – ритм, характерный для нейронной активности гиппокампа.
Предполагается, что этот ритм тесно связан с процессами памяти, с формированием и
извлечением информации из эпизодической памяти [6], требованием умственной
деятельности. Связь θ-ритма гиппокампа с корковыми θ-ритмами не доказана [4].
Из корковых θ-ритмов выделяют среднелобный и теменной α-θ-ритм.
Теменной α-θ-ритм проявляется плохо и связан с мыслительными задачами, его
проявление не снижается при предъявлении одного и того же стимула несколько раз.
Среднелобный θ-ритм имеет частоту 5-8 Гц, наоборот, при предъявлении
повторяющегося стимула ослабляется, и также проявляется при выполнении
мыслительных задач, например, в ответ на решение математических задач, причём он
не синхронизирован с предъявлением стимулов. Проявляется в виде вспышки
нескольких колебаний. Была найдена связь среднелобного θ-ритма с тревожностью и
экстраверсией [4]. У людей с выраженным ритмом уровень тревожности ниже а
экстраверсии – выше.
δ-ритм – ритм, не проявляющийся в норме у взрослого человека в состоянии
бодрствования. В норме проявляется при глубоком сне. В патологии – в состоянии
наркотического сна, комы, у очагов поражений мозга.
γ-ритм труден для регистрации из-за его частотного диапазона и малой
мощности, однако есть предположения о его функциональной роли. γ-ритм проявлялся
во время опытов, в которых человеку необходимо было представить целостный образ
предмета из разрозненных визуальных элементов, поэтому ритм связан с кодированием
особенностей и характерных черт образов.
Также на ЭЭГ по диапазону частот, локализации и связанным функциональным
состояниям выделяют другие ритмы, но основные, хорошо проявляющиеся и
изученные ритмы, описаны выше.

5. Таламо-кортикальные механизмы формирования α-ритмов ЭЭГ.


Таламус (см. рис. 9) представляет из себя парное образование, имеющее
овоидную форму, расположен по обеим сторонам III желудочка. Он состоит в
основном из серого вещества, в котором различимы скопления нервных клеток - ядра
таламуса, которые разделены тонкими прослойками белого вещества. Всего
насчитывают около 40 ядер. Таламус состоит из дорзального таламуса со множеством
ядер, и обхватывающего его вентрального таламуса, главной частью которого является
ретикулярное ядро. С нервными клетками релейных (проводящих) ядер таламуса
вступают в контакт релейные нейроны всех чувствительных проводящих путей, кроме
обонятельного, вкусового и слухового, поэтому его можно считать корковыми
воротами. Часть отростков нейронов таламуса направляется к полосатому телу
конечного мозга, а часть - таламо-кортикальные пучки - к коре большого мозга [3].

Рис. 9. Форма и расположение таламуса среди мозговых структур.

В таламусе можно выделить ядра первого и высшего порядков. Ядра первого


порядка получают часть входов непосредственно от сенсоров, а ядра высшего порядка
– от более высоких иерархических слоёв. Релейная функция таламуса скрывает за
собой более сложные функции. Только 20% от всех входов составляют первичные
сенсорные входы в релейных ядрах таламуса первого порядка, что говорит о его
сложной модулирующей функции.
С таламусом связаны как возбуждающие, так и тормозные нейроны коры.
Нерелейные ядра таламуса получают проекции как от базальных ганглиев, так и от
первичных сенсорных корковых областей, и посылают проекции к другим частям
коры. Наибольшее количество входов от таламуса в кору распределено в пределах
срединных корковых областей. Таламус может претендовать на роль важного звена в
механизме долговременной памяти - для поиска информации по различным нейронным
сетям необходимо, чтобы гипотетическая контролирующая система имела множество
связей по всей коре, которыми он и обладает [6].
При повреждениях таламуса, перерезке таламо-кортикальных пучков,
происходит угнетение α-ритма, также при электростимуляции ядер таламуса
повышается активность коры и α-ритм десинхронизируется [4]. К настоящему времени
известно, что таламус является водителем α-ритмов. Амплитуда α-ритма коррелирует с
интенсивностью кровенаполнения таламуса [6]. В нём находятся три пространственно-
разделённых источника α-ритмов.
Рассмотрим более подробно биофизические основы формирования μ-ритма, т. к.
он имеет особую функциональную значимость - связан с моторной деятельностью
человека.
Генератор μ-ритма - соматосенсорная кора, получающая входы от заднего
вентрального (VP) (рис. 10) ядра таламуса. Это ядро первого порядка сомато-сенсорной
модальности.

Рис. 10. Проекции заднего вентрального ядра таламуса на соматосенсорную


кору.
μ-ритм, как было сказано выше, десинхронизируется при воображении или
совершении движения. Это объясняется схожестью нейронных механизмов
формирования ритма при воображении и реальном движении. Существует следующая
теория клеточных механизмов формирования μ-ритма ЭЭГ: главную роль в управлении
потоком через таламус играет ретикулярное ядро, тормозные нейроны которого
управляют возбуждающими нейронами заднего вентрального ядра, это называется
воротным механизмом. Если ворота закрыты, то есть человек не совершает и не
представляет движение, то возбуждающие нейроны разряжаются в виде пачек спайков,
достигающих пирамидных нейронов коры (а также побочными путями ретикулярного
ядра), что проявляются в μ-ритме. Эти спайки образуются в результате обратной
деинактивации низкопорогового потока ионов Ca++ после гиперполяризации таламо-
кортикальных нейронов ретикулярными. Если ворота открыты, то возбуждающие
нейроны разряжаются в тоновом режиме, а μ-ритм десинхронизируется. При этом
таламо-кортикальные нейроны возбуждают тормозные нейроны ретикулярного ядра
таламуса прямыми связями, что позволяет циклу начаться вновь. Также они получают
обратные проекции от корковых нейронов. Взаимосвязь корковых нейронов, заднего
вентрального ядра таламуса и ретикулярного ядра показана на рис. 11. Если движение
отсутствует, то восходящих афферентных сигналов нет.

Рис. 11. Нейронные связи ретикулярного, заднего вентрального ядер таламуса и


коры.
Такой механизм возможен, потому что таламические релейные нейроны имеют
повышенную плотность кальциевых каналов, следовательно, повышенную
чувствительность к ионам кальция [8].

6. Математическая модель для оценки потенциала.


Для оценки зависимости потенциала, регистрируемого на поверхности скальпа,
от параметров тканей головы человека, была создана модель, основанная на модели из
монографии [5]. В этой модели совокупность источников электрической активности
заменяется на электрический диполь с дипольным моментом D, расположенный в
сером веществе. Используется цилиндрическая система координат, так как решение не
должно зависеть от угла поворота диполя вокруг оси z, ориентированной ортогонально
поверхности участка головы. В модели рассматривается небольшой участок головы,
поэтому его кривизна не учитывается, и слои тканей представляются как
неограниченные в радиальном направлении (рис. 12).

Рис. 12. Схема модели и её параметры.

В литературе приводятся различные данные для сопротивлений тканей головы и


толщин слоёв тканей. Так, в работе [2] удельное сопротивление мозговой ткани
принимается за 3 Ом*м, спинномозговой жидкости - 1 Ом*м, кости - 25 Ом*м, скальпа
- 3 Ом*м, толщина СМЖ - за 2 мм, кости - 8 мм, скальпа - 4 мм. В работе [9] удельные
сопротивления серого вещества, СМЖ, кости, скальпа соответственно принимаются за
3.16 Ом*м, 0.7 Ом*м, 40-160 Ом*м, 1.5 Ом*м. Также учитывается белое вещество с его
анизотропией, для него сопротивление вдоль волокон берётся за 1 Ом*м, поперёк - 10
Ом*м. Характеристики диполя: ток I = 3 мА, длина - 1 мм, то есть дипольный момент D
= 3 мА*мм, при этом амплитуда потенциала получалась около 5 мкВ. Также в работе
указывается значимость неоднородностей головы и наличие борозд на распределение
потенциала, если диполь находится рядом с ними, а также значительное влияние
анизотропии белого вещества. Согласно данным сайта [10], удельное сопротивление
губчатого вещества кости 13.3 Ом*м, компактного - 50 Ом*м, сопротивление кожи
(скорее всего, сухого эпидермиса) - 5000 Ом*м.
Параметры, выбранные за эталонные в модели, показаны на рис. 12.
Кость в модели объединяется с твёрдой мозговой оболочкой, поэтому её
толщина несколько завышена. Это очень вариабельный слой, потому что её
сопротивление непостоянное по всей толщине из-за наличия губчатого вещества и
компактного, для которых сопротивления значительно отличаются. Также вариабельна
её толщина на разных участках головы, она зависит и от возраста, так как с возрастом
кость утолщается. Вообще, с возрастом сигнал ЭЭГ теряет мощность, что связано с
увеличением глубины залегания диполя, потерей жидкости тканями.
Другой слой с весьма вариабельными параметрами - скальп, который состоит из
нескольких слоёв - эпидермиса, жировой прослойки, апоневроза, рыхлой
соединительной ткани. Также его пронизывают мелкие сосуды, которые могут
изменять кровенаполнение и сопротивление скальпа. Основной вклад в сопротивление
вносит эпидермис с наружным роговым слоем, за счёт омертвевших клеток и малого
содержания влаги. Однако после длительного смачивания и подготовки поверхности
кожи эти факторы могут значительно снижаться.
Глубина залегания диполя принималась ориентировочно, как будто он залегает
на глубине примерно половины толщины серого вещества (его толщина – 4.5 мм), то
есть 2 мм.
Амплитуда μ-ритма - около 50 мВ; ток диполя был принят за 5 мА, длина - 1 мм.
В модели не учитываются диэлектрические свойства среды, что объясняется
низкой частотой интересующих колебаний, покажем это.
Полный ток в среде составляют ток смещения и ток проводимости:
𝜕𝑫
𝒋 = 𝒋пр + 𝒋см = 𝑬𝜎 + (1)
𝜕𝑡
s – удельная проводимость среды. Если допустить, что колебания
совершаются по синусоиде, то, с учётом того, что 𝑫 = 𝑬𝜀𝜀0 :
𝒋 = 𝒋пр + 𝒋см = 𝑬0 sin(𝜔𝑡) 𝜎 + 𝑬0 𝜀𝜀0 𝜔 cos(𝜔𝑡) (2)
w – угловая частота. Сравнивая амплитудные значения токов проводимости и
смещения, получаем отношение:
(𝑗см )А 𝜀𝜀0 𝜔
= (3)
(𝑗пр )А 𝜎
Электрическая постоянная e0 равна 8.85*10-12 Кл2*(Н*м2)-1, циклическая частота
интересуемых колебаний не превышает 300 рад/c, а диэлектрическая проницаемость
тканей на таких частотах имеет порядок 106. При этом удельная проводимость таких
тканей – не меньше 10-2 См/м. Из простых расчётов получаем, что в наихудших
случаях ток смещения на порядок меньше тока проводимости, поэтому, пренебрегая
точностью расчётов, диэлектрической проницаемостью можно пренебречь.
Диполь рассматривается как совокупность двух униполей, расположенных на
малом расстоянии, поэтому сначала решается задача для потенциала, создаваемого
точечным униполем, как идеальным источником тока I, расположенным на оси z. Для
этого решается уравнение Лапласа:
∆𝜑 = 0 (4)
В цилиндрической системе координат уравнение Лапласа выглядит следующим
образом:
1𝜕 𝜕 1 𝜕 2𝜑 𝜕 2𝜑
(𝑟 𝜑) + 2 2 + 2 = 0 (5)
𝑟 𝜕𝑟 𝜕𝑟 𝑟 𝜕𝛼 𝜕𝑧
φ(z, r) - функция потенциала, зависящая, в силу симметрии поля, только от
осевой и радиальной координат, поэтому второе слагаемое в (2) равно нулю:
1𝜕 𝜕 𝜕 2𝜑
(𝑟 𝜑) + 2 = 0 (6)
𝑟 𝜕𝑟 𝜕𝑟 𝜕𝑧
Решая последнее уравнение методом разделения переменных, учитывая, что при
r = 0 решение должно быть ограничено, получаем:

∫ 𝐽0 (𝑘𝑟)(𝐶1 (𝑘)𝑒 𝑘𝑧 + 𝐶2 (𝑘)𝑒 −𝑘𝑧 )𝑑𝑘 (7)
0

C1(k) и С2(k) - неизвестные константы


В полупространстве, в котором расположен диполь, потенциал можно
рассматривать как суперпозицию потенциала, создаваемого униполем в бесконечной
проводящей среде (8), и потенциала возмущения, наведённого неоднородностями
среды (7). Для выражения (8) справедлива формула (9) [11]. Тогда полупространство
разбивается на слой с номером n = 0 и 0 ≤ z < h0, для которого потенциал имеет вид
(11), и полупространство с номером n = -1 с h0 ≤ z, для которого потенциал имеет вид
(10). Слагаемое с положительной степенью в экспоненте в формуле (10) отсутствует,
это обусловлено тем, что решение при z ⟶ ∞ должно быть ограниченным, поэтому для
него в (7) C1(k) = 0. В оставшихся слоях потенциалы выражаются через формулы (12) -
(14).
𝐼𝜌0
𝜑′0 (𝑟, 𝑧) = (8)
4𝜋√𝑟 2 + 𝑧 2
𝐼𝜌0 𝐼𝜌0 ∞
= ∫ 𝐽 (𝑘𝑟)𝑒 −𝑘|ℎ0 −𝑧| 𝑑𝑘 (9)
4𝜋√𝑟 2 + (ℎ0 − 𝑧)2 4𝜋 0 0
𝐼𝜌0 ∞ ∞
𝜑−1 (𝑟, 𝑧) = ∫ 𝐽0 (𝑘𝑟)𝑒 𝑘(ℎ0 −𝑧) 𝑑𝑘 + ∫ 𝐴(𝑘)𝐽0 (𝑘𝑟)𝑒 𝑘(ℎ0 −𝑧) 𝑑𝑘 (10)
4𝜋 0 0

𝐼𝜌0 ∞ ∞
𝜑0 (𝑟, 𝑧) = ∫ 𝐽0 (𝑘𝑟)𝑒 −𝑘(ℎ0 −𝑧) 𝑑𝑘 + ∫ 𝐵(𝑘)𝐽0 (𝑘𝑟)𝑒 −𝑘(ℎ0 −𝑧) 𝑑𝑘 +
4𝜋 0 0

+ ∫ 𝐶(𝑘)𝐽0 (𝑘𝑟)𝑒 𝑘(ℎ0 −𝑧) 𝑑𝑘 (11)
0
∞ ∞
𝜑1 (𝑟, 𝑧) = ∫ 𝐷(𝑘)𝐽0 (𝑘𝑟)𝑒 −𝑘(ℎ0 −𝑧) 𝑑𝑘 + ∫ 𝐸(𝑘)𝐽0 (𝑘𝑟)𝑒 𝑘(ℎ0 −𝑧) 𝑑𝑘 (12)
0 0
∞ ∞
𝜑2 (𝑟, 𝑧) = ∫ 𝐹(𝑘)𝐽0 (𝑘𝑟)𝑒 −𝑘(ℎ0 −𝑧) 𝑑𝑘 + ∫ 𝐺(𝑘)𝐽0 (𝑘𝑟)𝑒 𝑘(ℎ0 −𝑧) 𝑑𝑘 (13)
0 0
∞ ∞
𝜑3 (𝑟, 𝑧) = ∫ 𝐻(𝑘)𝐽0 (𝑘𝑟)𝑒 −𝑘(ℎ0 −𝑧) 𝑑𝑘 + ∫ 𝐿(𝑘)𝐽0 (𝑘𝑟)𝑒 𝑘(ℎ0 −𝑧) 𝑑𝑘 (14)
0 0

Неизвестные коэффициенты находятся из граничных условий (15 - 23), которые


отражают равенство потенциалов (15 - 18), нормальных компонент плотности тока (19
- 22) на границах соседних слоёв и отсутствие утечки тока на границе с
диэлектрическим вакуумом (23):
𝜑0 (ℎ0 ) = 𝜑−1 (ℎ0 ) (15)
𝜑1 (0) = 𝜑0 (0) (16)
𝜑2 (−ℎ1 ) = 𝜑1 (−ℎ1 ) (17)
𝜑3 (−ℎ1 − ℎ2 ) = 𝜑2 (−ℎ1 − ℎ2 ) (18)
𝜕𝜑0 (ℎ0 ) 𝜕𝜑−1 (ℎ0 )
= (19)
𝜕𝑧 𝜕𝑧
1 𝜕𝜑1 (0) 1 𝜕𝜑0 (0)
= (20)
𝜌1 𝜕𝑧 𝜌0 𝜕𝑧
1 𝜕𝜑2 (−ℎ1 ) 1 𝜕𝜑1 (−ℎ1 )
= (21)
𝜌2 𝜕𝑧 𝜌1 𝜕𝑧
1 𝜕𝜑3 (−ℎ1 − ℎ2 ) 1 𝜕𝜑2 (−ℎ1 − ℎ2 )
= (22)
𝜌3 𝜕𝑧 𝜌2 𝜕𝑧

𝜕𝜑3 (−ℎ1 − ℎ2 − ℎ3 )
=0 (23)
𝜕𝑧
Выражение (14) для z = -h1-h2-h3 описывает зависимость потенциала,
создаваемого токовым униполем на поверхности головы от глубины его залегания в
сером веществе h0 и расстояния от точки регистрации до оси z.
Для того, чтобы найти потенциал, создаваемый токовым диполем, помещённым
отрицательным полюсом (стоком) в точку с координатами (0, h0), нужно найти полный
дифференциал функции (14) с отрицательным знаком по переменным r и h0, учитывая,
что коэффициенты H(k) и L(k) зависят также от параметра h0. Найденное выражение
(24) будет отражать действие стока и истока, расположенных на малом расстоянии
друг от друга (dr, dh0):

𝑑𝜑3 = ∫ ((𝑘 ⋅ 𝐽0 (𝑘𝑟) ⋅ (𝐻(𝑘)𝑒 −𝑘(ℎ0 +ℎ1 +ℎ2+ℎ3) − 𝐿(𝑘)𝑒 𝑘(ℎ0 +ℎ1 +ℎ2 +ℎ3 ) ) +
0

−𝐽0 (𝑘𝑟) ⋅ (𝐻ℎ0 (𝑘)𝑒 −𝑘(ℎ0 +ℎ1 +ℎ2+ℎ3 ) + 𝐿′ℎ0 (𝑘)𝑒 𝑘(ℎ0 +ℎ1 +ℎ2+ℎ3) ))𝑑ℎ0 +
+𝑘 ⋅ 𝐽1 (𝑘𝑟) ⋅ (𝐻(𝑘)𝑒 −𝑘(ℎ0 +ℎ1 +ℎ2 +ℎ3 ) + 𝐿(𝑘)𝑒 𝑘(ℎ0 +ℎ1 +ℎ2 +ℎ3) )𝑑𝑟)𝑑𝑘 (24)
В рассматриваемой задаче расстояние между стоком и истоком диполя
достаточно мало, поэтому dr можно принять за l ⋅ sin(θ) ⋅ cos(φ), а dh0 за l ⋅ cos(θ), в
итоге имеем:

𝑑𝜑3 = ∫ ((𝑘 ⋅ 𝐽0 (𝑘𝑟) ⋅ (𝐻(𝑘)𝑒 −𝑘(ℎ0 +ℎ1 +ℎ2+ℎ3) − 𝐿(𝑘)𝑒 𝑘(ℎ0 +ℎ1 +ℎ2 +ℎ3 ) ) +
0

−𝐽0 (𝑘𝑟) ⋅ (𝐻ℎ0 (𝑘)𝑒 −𝑘(ℎ0 +ℎ1 +ℎ2+ℎ3 ) + 𝐿′ℎ0 (𝑘)𝑒 𝑘(ℎ0 +ℎ1 +ℎ2 +ℎ3) )) ⋅ 𝑙 ⋅ 𝑐𝑜𝑠(𝜃) +
+𝑘 ⋅ 𝐽1 (𝑘𝑟) ⋅ (𝐻(𝑘)𝑒 −𝑘(ℎ0 +ℎ1 +ℎ2 +ℎ3) + 𝐿(𝑘)𝑒 𝑘(ℎ0 +ℎ1 +ℎ2 +ℎ3 ) ) ⋅ 𝑙 ⋅ 𝑠𝑖𝑛(𝜃) ⋅ 𝑐𝑜𝑠(𝜑))𝑑𝑘 (25)
Была написана программа, вычисляющая для данных параметров слоёв головы
потенциал на поверхности по формуле (25). Форма зависимости амплитуды потенциала
от расстояния до оси z приведена на рис. 13.
Для исследования зависимости амплитуды от параметров слоёв головы
положили, что диполь вертикально-ориентированный, измерение производится в точке
проекции оси z. Результаты варьирования удельных сопротивлений тканей приведены
на рис N.
/*Выводы*/
Стационарность ЭЭГ.
/* ЭЭГ в общем процесс нестационарный - в каждый момент времени
изменяется спектральная мощность*/
Общая десинхронизация ритма ЭЭГ может говорить о процессах кодирования
информации. Стоит отметить, что при общей десинхронизации может происходить
синхронизация отдельных корковых сетей, которая можно обнаружить с помощью
микроэлектродов. [тел Новикова jmpf]
Для исследования процессов умственной деятельности важно знать, какие
корковые поля и как связаны с друг другом при выполнении тех или иных задач. Речь
идёт о синхронности работы этих полей. Один из простейших методов исследования
синхронности - когерентный анализ. Когерентность колебательных процессов в
математическом смысле - мера корреляции между мощностями в некотором диапазоне
частот в разных отведениях. Анатомическая основа когерентности - существование
связей между нейронами различных отделов коры, и, как следствие, способность к
синхронному возбуждению. Синхронность может проявляться в различных частотах,
такая согласованность несёт информацию о функциональном значении взаимосвязей.
Так, синхронизация вα-диапазоне говорит о ненагруженности связей, передающих
сенсорную информацию. Синхронизация в γ-диапазоне - передача информации для
объединения различных признаков объекта в единый образ. [Кропотов].
Этот метод имеет недостаток - он отражает лишь статистическую связанность.
… Как более информативный метод можно рассматривать исследование моментов
резких перестроек ЭЭГ.
Сигнал ЭЭГ - нестационарный [картинки??], однако в нём можно выделить
отдельные сегменты, являющиеся достаточно гомогенными, то есть
квазистационарными. Эти участки ...
Исследование моментов резких перестроек может дать информацию о
глобальных переменах в активности корковых зон при различных типах мыслительной
деятельности. При анализе моментов резких перестроек обычно выделяют небольшой
интервал в 2-3 с, допускают, что в его пределах не может быть двух разладок, и
различными методами ищут границы стационарных участков. При этом результаты
сильно зависят от метода исследования. Метод адаптивной сегментации, например,
основывается на изменении спектральных свойств ЭЭГ-сигнала. При сдвиге интервала
по временному ряду сигнала спектр не будет сильно изменяться, если в сдвигаемом
интервале не появляется момент разладки, и наоборот. Сравнение производится с
помощью различных статистических методов. [Львова МРП].
После того, как моменты разладки найдены, осуществляется поиск таких,
которые свидетельствуют о синхронности некоторых событий в мозговых структурах,
рассчитывается индекс синхронности.
Примеры результатов, полученных с помощью исследования МРП приведены
далее, для МРП мощности в α-диапазоне. Во-первых, наблюдается зависимость
синхронности в парах отведений от расстояния между электродами, с его увеличением
синхронность падает. Синхронность между парами отведений неоднородна по всей
поверхности головы, например, в лобных отведениях при большей удалённости
электродов F3 и F4 по сравнению с электродами затылочных отведений O1 и O2
[шишкин_нестационарность] получался в два раза больший индекс.
/*Внутриполушарная синхронность оказывается менее чувствительной, чем
межполушарная при ситуационной тревожности*/.
/*какие-то выводы, данные, предположения о том, как это объяснить и
применить*/

Список используемой литературы


1. Зенков, Л. Р. Клиническая электроэнцефалография (с элементами
эпилептологии). Руководство для врачей / Л. Р. Зенков. – 5-е изд. – М.: МЕДпресс-
информ, 2012. – 356 с. - ISBN 978-5-98322-836-8
2. Гнездицкий, В. В. Обратная задача ЭЭГ и клиническая
электроэнцефалография (картирование и локализация источников электрической
активности мозга) / В. В. Гнездицкий. – М.: МЕДпресс-информ, 2004. – 624 с.
3. Сапин, М. Р. Анатомия человека. В двух томах. Т. 2. / М. Р. Сапин, В. Я.
Бочаров, Д. Б. Никитюк и др. Издание 5-е, перераб. и доп. – М.: Медицина, 2001. - 640
с.: ил.; - ISBN 5-225-04586-3
4. Кропотов, Ю. Д. Количественная ЭЭГ, когнитивные вызванные потенциалы
мозга человека и нейротерапия / Ю. Д. Кропотов; перевод с англ. Под ред. В. А.
Пономарёва. – Донецк: Издатель Заславский А. Ю., 2010. – 512 с. – ISBN 978-617-
7001-39-2
5. Жадин, М. Н. Биофизические механизмы формирования
электроэнцефалограммы / М. Н. Жадин. – М.: Наука, 1984. – 356 с.
6. Новикова, С. И. Ритмы ЭЭГ и когнитивные науки / С. И. Новикова //
Современная зарубежная психология. -Том 4. - 2015. - N 1. - С. 91-108. – ISSN: 2304-
4977
7. Фролов, А. А. Локализация источников электрической и фокусов
гемодинамической активности мозга при воображении движений / А. А. Фролов, П. Д.
Бобров, О. А. Мокиенко // Физиология человека. -Том 40. - 2014. - N 3. - С. 45-46.
8. Базанова, О. М. Современная интерпретация альфа-активности ЭЭГ / О. М.
Базанова // Международный неврологический журнал. - 2011. - N 8. - С. 96-104.
9. Ставцев, А. Ю. Моделирования влияния толщины слоёв и проводимости
тканей головы и мозга на потенциалы ЭЭГ с использованием метода конечных
элементов / А. Ю. Ставцев, В. Л. Ушаков, В. М. Верхлютов // Журнал высшей нервной
деятельности. -Том 57. - 2007. - N 6. - С. 738-748.
10. Swiss Federal Institute of Technology Zurich: [Электронный ресурс]. Zurich.
URL: https://itis.swiss/virtual-population/tissue-properties/database/tissue-frequency-chart/
(Дата обращения: 08.12.2018).
11. Смайт, В. Электростатика и электродинамика/ В. Смайт; перевод с англ. А.
В. Гапонов, М. А. Миллер. – М.: Издательство иностранной литературы. -1954.