Вы находитесь на странице: 1из 153

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО


ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ТАМБОВСКИЙ
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Г.Р. ДЕРЖАВИНА»

На правах рукописи

04200914^4 КАНИНА ЮЛИЯ

СЕРГЕЕВНА

ТЕОРИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ЕЕ ОТРАЖЕНИЕ В КОНЦЕПЦИИ


НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Специальность 12.00.01 - теория и история права и государства; история


учений о праве и государстве

ДИССЕРТАЦИЯ
на соискание ученой степени кандидата
юридических наук

Научный руководитель: кандидат


юридических наук, доцент А.В.Кочетков

Тамбов 2009
Содержание

Введение
...........................................................................................................................
3

1. Права человека и национальная безопасность: доктринально-


исторические основы исследования..............................................................................
14
1.1 Права человека: понятие, развитие взглядов, современная
концепция 14
1.2 Теоретико-правовые и исторические аспекты категории
«национальная безопасность»........................................................................................41
1.3 Право личности на безопасность в системе прав человека.......................66

2. Личностно-правовое содержание национальной безопасности


Российской Федерации...................................................................................................91
2.1 Влияние современной теории прав человека на формирование
концепции национальной безопасности.......................................................................91
2.2 Права человека как объект национальной безопасности.........................104
2.3 Механизм обеспечения прав человека в системе национальной
безопасности.................................................................................................................. 121
Заключение.........................................................................................................150

Список используемых источников...................................................................159

2
Введение

Актуальность темы исследования. На современном этапе в связи с


происходящими процессами экономической, культурной, социальной глобализации
гуманизм становится одним из основных принципов-идей права, а права человека -
одной из центральных глобальных проблем. Закрепление в Конституции Российской
Федерации приоритета «общечеловеческих ценностей» и, прежде всего, прав и
свобод человека и гражданина по отношению к публичным интересам государства, а
также признание преимущественного положения международных актов по
отношению к актам национального законодательства означает стремление нашего
государства к приобщению к постулатам западной демократии, основанным на
универсальной теории прав человека.
В течение последнего времени в российских исследованиях, посвященных
правам человека, и в политико-правовой публицистике произошли внушительные
перемены. Вместо идеологических убеждений тоталитарной направленности
утвердились новые ценности общечеловеческие, гуманистические. Фактором по
оптимизации функционирования института права человека должно являться наличие
юридической доктрины, основанной в ряду многих факторов и на научных трудах,
наиболее полно и адекватно отражающих современные общественные отношения.
Права человека во все времена являлись высшей ценностью, эталоном оценки
многих базовых общественных отношений. Личность, как изначальная ячейка
общества и государства и высшая социальная ценность, нуждается в приоритетной
защите жизненно важных интересов. Это имеет первостепенное значение и должна
гарантироваться и обеспечиваться государством. Теория прав человека оказала
огромное влияние на развитие многих общественных институтов, в том числе и на
таком динамично развивающемся как национальная безопасность.

Безопасность давно стала таким же столпом либерального сознания, как


демократия или права человека. Она оказалось одной из наиболее важных проблем,
которой сейчас в практическом плане занимается значительная часть человечества,
поскольку обострение конфликтно-кризисных ситуаций и глобальных проблем
угрожает планетарными катастрофами. Примечательная особенность современных
подходов в изучении проблем безопасность заключается в придании приоритетности
интересам человека при рассмотрении вопросов безопасности и в качественно новом
уровне разработки методов исследования.
Проблемы обеспечения безопасности, прав и свобод человека и гражданина
неразрывно связаны с тем, какое место личность занимает в государстве, которое

3
выступает гарантом ее правового положения, реального воплощения составляющих
его главных элементов.
Одной из целей единой и адекватной возникающим угрозам системы
безопасности, необходимость создания которой неоднократно подчеркивалась
Президентом Российской Федерации1, должно стать обеспечение безопасности
именно личности. Для реализации этого положения требуется поиск оптимальной
модели приоритетов интересов государства и личности, а также законодательного
закрепления гармоничной концепции безопасности личности как сложного
социального и правового явления.
1
Интервенция. Обращение Президента России Владимира Путина // Российская газета. 2004. 6 сентября; По
вертикали. Владимир Путин выступил по вопросам государственного управления и укрепления системы
безопасности страны // Российская газета. 2004. 14 сентября.

Государство должно превратиться из силы, которая господствовала над


обществом, в орган, выражающий и защищающий его интересы, а также интересы
конкретной личности и социальных групп. Вопросы правовой защищенности
граждан в обществе, формирования механизма гарантированной защиты прав, свобод
и законных интересов личности всегда являлся одним из актуальнейших в правовой
политике государства.

Определяя актуальность исследования отметим, что содержание понятия


«безопасность» как общетеоретической категории не получило должного научного
обоснования. В нормах действующего законодательства, регламентирующего
национальную безопасность, отсутствует и четкое закрепление механизма
обеспечения прав человека. Противоречив подход законодателя применительно к
праву личности на безопасность, что выражается в юридически неопределенном
статусе личности как объекта защиты, в игнорировании активного начала человека
как субъекта отношений по обеспечению собственной безопасности.
Научное осмысление обозначенных проблем особенно актуально и потому, что
в России по-прежнему сильна традиционная недооценка личности, пренебрежение
правами и свободами граждан. В связи с этим очевидна потребность в новом
осмыслении проблемы обеспечения прав и законных интересов личности в свете
национальной безопасности, в новых идеях, решениях, создании новых
организационных структур и механизмов обеспечения национальной безопасности.
Следует обратить внимание на то, что за последние годы в России произошли
радикальные общественно-политические и социально-экономические
преобразования. Теория прав человека и связанная с ними нормотворческая,
правоприменительная и иная практика предполагают повышенное внимание,
переосмысление, немалые коррективы. Изменения в оценке прав человека и их

4
влияния на государственную политику в сфере безопасности требуют переоценки
сложившихся ранее подходов к функционированию системы национальной
безопасности.
Степень разработанности темы. Современные представления о безопасности
основаны на воззрениях пифагорейцев, софистов, стоиков. В эпоху Возрождения и
Нового времени Т. Мор, Ф. Бэкон, Ж. Боден, Ш.-Л. Монтескье, Ж.-Ж Руссо, И.-Г.
Фихте и другие формулируют новые подходы к анализу общих принципов
взаимодействия между обществом и государством, государством и личностью в сфере
безопасности. Весьма ощутимый* вклад в решение проблемы внесли российские
ученые И.А. Покровский, П.И. Повгородцев, Б.А. Кистяковский, обосновавшие в
начале XX в, идею о роли правового государства в обеспечении прав личности.
В наше время проблема соотношения прав человека и национальной
безопасности время привлекает к себе внимание многих ученых 1, но при этом в
исследуемом нами ракурсе она все же не рассматривалась. Исследования в основном
проводились в рамках таких направлений как:
- обеспечение прав и свобод человека и гражданина, отметим, что тематика
обеспечения прав и свобод личности в юридической науке была и остается одной из
центральных. Отдельным сторонам данной проблемы посвящены труды ученых-
юристов С.С. Алексеева, В.К. Бабаева, О.В. Белянской, С.Н. Братуся, Н.В. Витрука,
Д.Л. Златопольского, В.А. Карташкина, В.П. Казимирчука, С.А. Комарова, В.А.
Кучинского, В.В. Лазарева, Р.З. Лившица, Н.С. Малеина, Н.И. Матузова, А.С.
Мордовца, В.С. Нерсесянца, В.В. Оксамытного, И.Л. Петрухина, А.С. Пиголкина,
Н.А. Придворова, И.В. Ростовщикова, М.С. Строговича, Б.Н. Топорнина, Л.С. Явича и
многих других.
- обеспечение национальной безопасности, данное направление раскрывается
в работах А.Г. Арбатова, В.А. Баришпольца, И.П. Блищенко, Ю.Н. Жданова, А.А.
Кокошина, Ф.И. Кожевникова, Е.А. Коровина, Ю.М.

См. напр.: Гордиенко В.В. Соблюдение прав человека как фактор обеспечения национальной безопасности России //
Права человека и гражданское общество. Международная научно-практическая конференция (Москва, 23 ноября
2004 г.). - М.: Изд-во Москов. Ун-та МВД России. 2005. - С.31-38; Хлобустов О.М. Рыкунов В.И., Павленко С.З,
Подуфалов В.Д. Права человека и интересы национальной безопасности/ О.М. Хлобустов, В.И.. - М.: Моск. шк. прав
человека, 1999. - 181 с; Хлобустов О.М. Права человека и некоторые проблемы обеспечения национальной
безопасности // Защита прав человека и соблюдение законности органами внутренних дел. Материалы
международной научно-практической конференции (10 декабря 1998 г.). М.: Изд-во МЮИ МВД России, Щит-М 1999.
- С. 59-65; Стукалова Т.В. Обеспечение прав человека как фактор экономической безопасности //
Взаимообусловленность российского законодательства и социально-экономических процессов в обществе. Тезисы
докладов и выступлений на региональной научно-практической конференции 25 - 26 мая 2001 г. Курск.: Изд-во Кур.
филиала Ин-та экон. и права. 2001. - С. 90-93; Никитина А.Е. Обеспечение прав человека - один из существенных
моментов безопасности в государстве // Проблемы региональной безопасности в Российской Федерации.
Практический опыт и задачи совершенствования законодательства. Материалы к парламентским слушаниям, 28
ноября 2000 г. Ч. 2. Москва; Санкт-Петербург: Информ. центр "Выбор". 2002. С.43-47; Зеленков М.Ю. О диалектике
взаимосвязи прав человека и процесса обеспечения безопасности государства // Актуальные проблемы
правопорядка. Сборник научных статей. Вып. 7. - М.: Изд-во юрид. ин-та МИИТа , 2004. С.57-64; Райгородский В.Л.
Правовое обеспечение национальной безопасности Российской Федерации в контексте институционализации
принципов и ном прав и свобод человека // Философия права. Научно-теоретический журнал. № 3. - Ростов-на-Дону:
Изд-во Рост. юрид. ин-та МВД РФ . - 2004. С. 92-98 и др.

5
Колосова, Э.С. Кривчиковой, М.И. Лазарева, И.И. Лукашука, В.Л. Манилова, Ю.Н.
Малеева, А.А. Мишина, В.Ф. Петровского, В.С. Пирумова, А.А. Прохожева, Ю.А.
Решетова, Э.И. Скакунова, СВ. Степашина, В.К. Собакина, Н.А. Ушакова, В.Н.
Федорова, О.Н. Хлестова и др.
- обеспечение прав человека в связи с национальной безопасностью
исследовали В.В. Гордиенко, М.Ю. Зеленков, Э.С.-оглы Иззатдуст, Е.С. Калина, Т.Б.
Курбанов, А.Е. Никитин, С.З. Павленко, В.Д. Подуфалов, В.Л. Райгородский, В.И.
Рыкунов, Т.В. Стукалова, А.А. Тер-Акопова и др.
Но, не смотря на значительный объем публикаций так или иначе касающийся
тематики диссертации, следует отметить, что проблема влияния теории прав человека
на концепцию национальной безопасности и закрепления в ней приоритета интересов
личности является не достаточно разработанной в рамках общей теории права.
Обращает на себя внимание тот факт, что вопросы защищенности интересов
личности, ее безопасности в основном рассматривались в рамках таких наук как
административное, конституционное, международное право, политология. Таким
образом, отношение к проблеме взаимодействия национальной безопасности и прав
человека неоднозначно и общепринятой позиции по данному вопросу в научной
мысли пока не сформировано.
Объект нашего исследования двойственен, так как в работе раскрывается
пересечение двух сфер общественных отношений - это, во-первых, отношения
связанные с функционированием прав человека и их обеспечением, а, во-вторых,
отношения связанные с национальной безопасностью, в которых объектами защиты
выступают личность, государство, общество.
Предметом является концепция национальной безопасности Российской
Федерации в свете закрепления в ней интересов личности и выражения
гуманистических принципов при обеспечении национальной безопасности.

Цель диссертационного исследования заключается в выявлении места и роли


прав человека, их обеспеченности в концепции национальной безопасности
Российской Федерации, выработке теоретико-правовой модели соотношения
интересов личности и приоритетов национальной безопасности, а так же поиск
оптимального механизма обеспечения интересов личности, ее прав и свобод в рамках
концепции национальной безопасности.
Для достижения заданной цели решался комплекс задач:
- определить сущность прав человека, проанализировать развитие взглядов на
права человека и современную концепцию прав человека во взаимосвязи с таким
явлением как «безопасность»;

6
. - раскрыть категорию «национальная безопасность» с точки зрения общей
теории права и проанализировать историю ее формирования;
-1 выявить место и роль права личности на безопасность в системе прав
человека, а так же сущность данного права;
-2 установить уровень влияния современной теории прав человека на
современную концепцию национальной безопасности, учитывая при этом
международный опыт;
-3 определить влияние прав человека на формирования системы объектов

национальной безопасности;
-4 исследовать механизм обеспечения прав человека в системе национальной

безопасности, выявить проблемы его функционирования.


Теоретической основой исследования послужили выводы и концепции,
содержащиеся в различных сферах юридической науки, а также таких наук, как
политология и философия. Научными ориентирами для автора явились труды
отечественных ученых, исследовавших проблемы: во-первых, прав человека (Е.В.
Аграновская, В.С. Афанасьев, Н.А. Власенко, Л.Д. Воеводин, Н.Н. Вопленко, В.И.
Гойман, Н.Л. Гранат, Е.А. Лукашева, Н.И. Матузов, А.В. Малько, Л.В. Морозова, И.Е.
Фарбер, В.М. Чхиквадзе, Б.С. Эбзеев и др.), во-вторых, национальной безопасности
(И.Н., Арцибасов,

Л.Г. Ивашов, А.И. Иойрыш, С.А. Караганов, Э.А. Поздняков, Е.М. Примаков, А.А.
Прохожев, Р.А. и Б.Р. Тузмухамедовы, Г.И. Тункин, О.М. Хлобустов, А.В. Яблоков и
др.).
Исследование содержит анализ специальной литературы, законодательства
Российской Федерации, посвященные национальной безопасности и правам человека.
Методологические основы исследования составили как общенаучные методы
диалектической философии, такие как системный анализ, исторический и логический
методы познания, так и специальные и частноправовые. Исследование основано
также на требовании конкретности и полноты познания, единства анализа и синтеза.
Диалектико-исторический подход познания позволил всесторонне и объективно
исследовать теорию прав человека ее разработанность в юридической науке.
Выявление структуры, свойства и элементов механизма обеспечения прав
человека в системе национальной безопасности происходило путем аналитического
определения составляющих его понятий.
Исследование нормативно-правовой базы и иных правовых явлений
проводилось с помощью формально-юридического, сравнительного метода, метода
толкования, которые позволили выработать практические рекомендации о

7
совершенствовании правовых актов и отдельных норм в сфере национальной
безопасности и безопасности личности.
Нормативной базой исследования послужили Конституция Российской
Федерации, федеральные законы, указы Президента РФ, ежегодные послания
Президента РФ, постановления Правительства Российской Федерации,
регулирующие вопросы безопасности и обеспечения прав человека.
Научная новизна предопределяется выбором темы исследования, а также
намеченными целями и задачами и заключается в том, что изучение прав человека
осуществлялось с позиций отражения их в концепции национальной безопасности.
Новым является рассмотрение национальной безопасности исходя из
гуманистических ценностей и обеспеченности прав. Права человека, а жизненно
важные интересы определяются как объект безопасности, так именно они имеют
гарантирующее значение для безопасности личности. Определяется структура
субъективного права личности на безопасность.
Выявлено место и роль прав и интересов личности в концепции национальной
безопасности Российской Федерации, выработана модель соотношения интересов
личности и государства в сфере национальной безопасности. Определен механизм
обеспечения интересов личности, ее прав и свобод в рамках концепции национальной
безопасности.
Делается вывод о необходимости внесения изменений в законодательство о
национальной безопасности, с учетом фиксирования в нем доктринальных
положений, основанных на теории прав человека.
На защиту выносятся следующие основные положения и выводы, в
которых нашла отражение научная новизна работы:
1. Права человека - это комплекс возможностей индивида, обеспечивающих
его безопасное существование, они определяют сферу свободы и самоопределения
личности, ее автономию, определенную независимость и возможность выбора,
придают устойчивость развития общественных отношений, определяют пределы
деятельности государства, предотвращая неоправданное с его стороны вмешательство
в сферу свободы человека, определяют стандарт взаимоотношений человека и
государства, ответственность последнего за его деятельность перед личностью и
обществом.
2. Национальная безопасность есть защищенность национальных интересов,
приоритетность которых составляют интересы личности, выражающиеся в
пользовании социальными благами, в целях удовлетворения своих потребностей, а
также в возможности их защиты.

8
3. Право на безопасность (защищенность) является одним из
основополагающих прав-гарантий человека. Сущность его заключается в
возможности нормального стабильного развития человека и качественной
реализации своих основных прав и свобод. Данное право включает в себя:
возможность положительного поведения лица, то есть право на собственные
действия по обеспечению своей безопасности; возможность пользоваться
определенным социальным благом, вытекающим из права на безопасность -
иметь определенного уровня качество жизни; возможность требовать
действий, гарантирующих безопасность человека от правообязанной стороны
- других лиц, либо публичных органов; возможность прибегнуть к
государственному принуждению в случае неисполнения противостоящей
стороной обязанностей по обеспечению безопасности определенной личности.
3. В современной отечественной доктрине по сравнению с советской понятие

«безопасность» расширилось и приобрело более гуманистический, нацеленный на


человека характер и рассматривается через призму человеческой личности.
Первооснову национальной безопасности должны составлять права и интересы
отдельной личности, из которых вытекают интересы общества и государства. Анализ
же законодательства о национальной безопасности показывает, что оно требует
корректировки с учетом повышения в ней роли и значимости такого блока как
безопасность личности.
4. Жизненно важные интересы личности как объект национальной
безопасности - это совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно
обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития не только
личности, но и общества и государства. Используемое в Законе «О безопасности»
понятие «жизненно важные интересы личности» следует заменить категорией
основные права и свободы как формой их внешнего выражения, так как именно права
и свободы несут в себе нормативный потенциал, направленный на обеспечение
полноценной защиты интересов человека, в этом проявляется их ключевая роль в
концепции защищенности человека.
5. Механизм обеспечения прав личности, действующий в системе
национальной безопасности, представляет собой комплекс правовых средств, а также
деятельность уполномоченных органов (государственных и негосударственных),
участвующих в системе национальной безопасности, самостоятельных действий
личности по охране и защите ее прав и законных интересов в целях реализации
своего права на безопасность. Структурными элементами данного механизма
являются: правовые нормы; деятельность государственных органов и должностных

9
лиц и негосударственных организаций; деятельность личности по осуществлению
своего права на безопасность; гарантии охраны и защиты прав личности.
6. Автором даются предложения по совершенствованию правового
регулирования национальной безопасности с учетом усиления защищенности прав
человека.
Теоретическая и практическая значимость исследования
заключается в том, что его теоретические положения, анализ и оценка исследуемых
явлений позволяют уточнить, скорректировать и усилить уже имеющиеся идеи,
подходы, мнения относительно формирования современной концепции национальной
безопасности и роли в ней механизма обеспечения интересов личности, расстановки
приоритетов и отражения прав человека.
Анализ положений теории прав человека в концепции национальной
безопасности позволяет создать представление о теории прав человека в процессе
эволюции и функционирования института национальной безопасности, об условиях,
способствующих эффективному обеспечению основных прав человека.
Выводы и предложения относительно дальнейшего развития концепции
национальной безопасности и ее гуманистической направленности позволяют
определить новые направления в исследовании и вопросов прав человека и
национальной безопасности. Работа содержит материал для более глубокого и

10
всестороннего исследования вопросов соотношения интересов личности,
государства и общества при реализации национальной безопасности.
Положения, выводы и рекомендации, предложенные в ходе
исследования и выносимые на защиту, могут представлять интерес для
работников судебных органов, органов законодательной и исполнительной
власти, прокуратуры, местного самоуправления, преподавателей и студентов
высших учебных заведений. Диссертационная работа может служить
теоретической основой для разработки проектов нормативных актов,
регулирующих сферу национальной безопасности, а также для преподавания
ряда правовых дисциплин: «Теория государства и права», «История
политических и правовых учений», «Национальная безопасность», при
разработке спецкурсов и спецсеминаров по проблемам прав человека и
национальной безопасности.
Апробация результатов диссертационного исследования. Работа
выполнена и обсуждена на кафедре теории государства и права Института
права Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина.
Основные положения и выводы, практические рекомендации, полученные в
результате исследования, отражены в публикациях автора, изложены в
выступлениях на научно-практических конференциях, внедрены в
деятельность Тамбовского филиала Московского университета МВД России,
Института права Тамбовского государственного университета имени Г.Р.
Державина, Прокуратуры Тамбовской области.
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав,
включающих шесть параграфов, заключения и списка использованных
источников.

11
1. Права человека и национальная безопасность: доктринально-
исторические основы исследования
1.1 Права человека: понятие, развитие взглядов, современная концепция

Изменения в общественном сознании отражаются на всех государственных и


общественных явлениях. Касается это и проблем прав человека, которые можно
отнести к разряду «вечных тем», и которые волновали мыслителей различных эпох.
Безусловно, в большом объеме научной литературы по проблемам прав человека, все
труднее найти неисследованный аспект и по-новому взглянуть на права человека. При
этом юридическая наука всегда испытывает потребность в методологическом
осмыслении собственных достижений вследствие непрерывного развития и
углубления научных познаний. Это требование обусловлено и стоящими перед
правоведением социальными задачами, диктуемыми преобразованиями в
общественно-политической жизни современного российского общества, важностью
изучения вопросов, связанных с практикой и, в частности, необходимостью
детального анализа проблем обеспечения прав личности, так как реальность прав и
свобод личности, реальность гарантий этих прав, проявляется в недопустимости
нарушений и ущемления прав и свобод личности, и каждое демократическое
государство принимает меры к тому, чтобы защитить права своих граждан.
Формирование общей концепции прав и свобод человека и гражданина имело
место на протяжении многих столетий и продолжается в наши дни. И этот процесс
все больше сдвигается в направлении поиска путей, как сделать жизнь человека
безопаснее, так как показателем политической устойчивости общества и государства
все чаще выступает уровень реальной защищенности прав и свобод личности.
Именно поэтому права человека представляют собой тот нормативный и
институциональный контекст, в котором осуществляется концептуализация и
практическое обеспечение национальной безопасности в Российской Федерации.
Права и свободы человека и гражданина выступают сегодня в качестве одного
их важнейших объектов политики национальной безопасности. Фиксируя реальную
защищенность и гарантируя права и свободы личности в конкретном сообществе,
права человека могут выступать как гуманистический ориентир развития не только
государства в целом, но и сложившейся в государстве системы национальной
безопасности. При этом проблема взаимозависимости национальной безопасности и
прав человека не является проблемой выбора по принципу «или/или». Это - проблема
компромисса между обеспечением национальной безопасности и соблюдением прав
человека, между реализацией прав человека и защитой национальной безопасности.

12
Вопрос о правах человека при обеспечении национальной безопасности стал
одним из ключевых при разработке новых подходов к обеспечению безопасности
страны. Это проявилось как в самом концептуальном понимании национальной
безопасности, так и в нормативно-правовых документах, регламентирующих
отношения в сфере безопасности.
Научное осмысление указанных вопросов особенно актуально и потому, что в
России по-прежнему сильна традиционная недооценка личности, пренебрежение
правами и свободами граждан. В связи с этим очевидна потребность в новом
осмыслении проблемы обеспечения национальной безопасности, в новых идеях,
решениях, создании новых организационных структур и механизмов обеспечения
национальной безопасности.
1
Кант И. К вечному миру. Соч. Т. 6. - М., 1966. - С.302.

Современная концепция прав человека, как подчеркивал И. Кант, есть


величайшее достижение либеральной философско-правовой мысли. Он отмечал, что
право человека должно считаться священным, каких бы жертв это ни стоило
господствующей власти1. Обращение к И. Канту объясняется не столько
обоснованием самой идеи прав человека, сколько тем, что такое естественно-
правовое воззрение стало идейной основой Всеобщей декларации прав и свобод
человека 1948 года, принятой ООН и ставшей фундаментом международной
безопасности и правопорядка.
Современный перечень прав человека, который утвержден в международно-
правовых документах и конституциях современных государств, в том числе в
Российской Федерации, является результатом длительного исторического развития
стандартов, ставших нормой современного демократического общества.
Западноевропейская концепция прав и свобод человека является центральным
смыслообразующим пунктом государственной и правовой реформы России
последние десятилетия. При этом отметим, что формирование российского
гражданского общества и правовой государственности сталкивается с серьезными
проблемами в применении «универсального» опыта Запада. Вполне объяснимо то,
что впоследствии в деятельности власти на первых порах возобладало поверхностное
западничество так же, как и то, что центральным пунктом государственной и
правовой реформы становится вопрос о правах и свободах человека. Обратимся к
истории этого вопроса.
1
Нерсесянц В.С. Права человека в истории политической и правовой мысли/ Права человека в истории
человечества и в современном мире. - М., 1989. - С. 274.

Наиболее фундаментальная идея в понимании прав человека - это идея


свободы и равенства всех людей. При таком подходе, очевидно, что «права человека»
как понятие восходит к У1-1У вв. до н.э. Впервые эта идея была высказана
софистами (Протогор, Антифонт, Ликофрок) и китайскими мыслителями (Мао-Цзы и

13
Конфуций)1. Очевидно, что идея равенства присутствует и в христианстве. Известно
также, что древнеримские юристы, разработав понятие субъекта права и равенства
всех перед законом, внесли свой вклад в формирование понятия прав человека.

Еще до средневековья представители раннего христианства проповедовали


идею всеобщего равенства и свободы людей. Эта идея продолжала развиваться и
далее, но о реальных правах широких слоев населения тогда не могло быть и речи.
С XIII в. стали появляться законы, которые касались защиты прав человека, но
только для одного слоя общества — феодалов, дворян. Великая Хартия вольностей
(1215 г.). Тем не менее в этом документе впервые концептуализируются права и
свобода человека, объявлялось, что любой человек вправе свободно располагать
собой и может быть подвергнут какому-либо наказанию не иначе как по приговору
суда. Это был важный шаг в теории прав человека. Здесь впервые закрепляется право
на неприкосновенность личности: «Ни один свободный человек не будет арестован
или заключен в тюрьму, или лишен владения, или каким-либо способом обездолен...
иначе как по законному приговору ... и по закону страны»1.
В период средневековья возникает иерархичность права, обусловленная
сословным делением общества, когда обладание правом определялось
принадлежностью к тому или иному сословию.
Следующим решающим шагом в теории прав человека явилась эпоха
Реформации (XVI—XVIII вв.). Она провозгласила права личности в вопросах веры. В
то время религия играла в жизни общества первостепенную роль. И именно
равноправие людей в вопросах веры стало первым камнем в основании принципа
равенства всех людей перед законом. Реформация сыграла важную роль в борьбе за
права в политической, гражданской, уголовной сферах и т. п. А само становление
прав и свобод человека связано с появлением парламентов, с возникновением
понятия «представительная власть».
1
Международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы. - М., 1993. - С.7.

С точки зрения современного понимания прав человека наиболее


существенным этапом явился конец XVII — начало XVIII в. Именно в этот период
формируются основные положения школы естественного права, которые, легли в
основу важнейших документов, связанных с освободительной борьбой в
Соединенных Штатах Америки, а также документов, принятых в ходе Французской
буржуазной революции 1789-1794 гг. Таким образом исторический опыт показывает,
что развитие идей о правах человека, появление новых видов прав связано с

14
изменениями в экономической, социальной, политической и культурной жизни
общества.
Решающую роль в становлении современной западноевропейской концепции
прав человека сыграли идеи, касающиеся равенства людей, неотчуждаемости таких
прав, как право на жизнь, свободу и безопасность, которыми они наделены от
рождения (Локк Пэйн, Джефферсон, Руссо, Монтескье, Вольтер, Гроций). Именно эти
идеи стали и основой конституций и иного законодательства в период буржуазных
революций. Так, в Англии это Петиция о правах 1628 г. и Билль о правах 1689 г., в
Америке -Декларации о правах Вирджинии 1776 г. и Декларации независимости
США 1776 г., "Билль о правах" 1791 г., во Франции - Декларации прав человека и
гражданина 1789 г. Последний документ занимает особое место среди названных.
Впервые в нем было раскрыто содержание прав человека, подчеркнута ценность
человеческой личности, определена роль государства в установлении статуса
личности в гражданском обществе. Права человека впервые объявлялись
естественными, неотъемлемыми и священными.
1
Международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы. - М., 1993. - С.2.
2
Международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы. - М., 1993. - С. 11.

Целью государства провозглашалось «обеспечение естественных и


неотъемлемых прав. Таковые - свобода, собственность, безопасность и сопротивление
угнетению»1. Среди свобод на первое место выдвигалась свобода выражения мыслей
и мнений, которая определялась "как одно из драгоценнейших прав человека" 2. Но
подчеркивалось, что пользование свободой не должно наносить вреда другому
человеку. Отмечалось также, что пределы пользования правами могут
устанавливаться только законом.

Очень важно положение, согласно которому именно государство является гарантом


соблюдения прав и свобод.
По сути дела, в Декларации прав человека и гражданина 1789 г.
формулируются такие принципы правового государства как: а) верховенство закона
(все, что не запрещено законом, то дозволено; никто не может быть принужден делать
то, что не предписано законом; наказание и задержание лица, лишение собственности
возможно только на основании закона); б) представительная форма управления (все
граждане имеют право лично или через своих представителей участвовать в создании
закона, все граждане имеют равный доступ ко всем должностям согласно их
способностям); в) подотчетность всех органов и должностных лиц (общество может
требовать у любого должностного лица отчета о его деятельности) 1.
Значение этого документа для дальнейшего распространения концепции прав
человека огромное. Так, трудно назвать хотя бы одно западноевропейское государство

15
(или государство Северной Америки), в законодательстве которого не были бы, так
или иначе, использованы положения этой декларации. Этот документ стал основой и
Всеобщей декларации прав человека 1948 года. Очевидна также ее базисная роль и
для современной Конституции России.
1
Павлова Л.В. Современная концепция прав и свобод человека и ее трактовка Всеобщей декларацией прав человека
1948 г. // Белорусский журнал международного права и международных отношений. - 1998. - № 5.

Необходимо отметить, что естественно-правовая доктрина, хотя и играет


весьма важную роль в развитии теории прав человека, не является единственной в
определении взаимоотношения личности и государства. Естественно-правовой
доктрине противостоял и в настоящее время продолжает противостоять
позитивистский подход к природе прав человека, взаимоотношений личности и
государства. Возможно даже, что сейчас на практике он преобладает. Согласно этому
подходу права человека, их содержание и объем определяются государством. В
Европе позитивизм был наиболее развит в Германии. Большое распространение имел
(и имеет) он и в

России. Так, подходы естественно-правовой доктрины, критиковал известный


русский правовед Б.Н. Чичерин, который писал о соотношении концепций
естественного и позитивного подхода к правам человека следующее: «...учение о
неотчуждаемых и ненарушимых правах человека, которые государство должно только
охранять, но которых оно не смеет касаться, есть учение анархическое. Необходимым
его следствием является постановление Французской Конституции 1793 года, что
коль скоро права народа нарушены, так восстание составляет не только для всего
народа, но и для каждой части народа священнейшее из прав и необходимейшую из
обязанностей. При таком порядке каждый делается судьей своих собственных прав и
обязанностей, это начала права, при котором общежитие немыслимо. В здравой
теории, так же как и на практике, свобода только тогда становится правом, когда она
признается законом, а установление закона принадлежит государству» 1. В
самодержавной России только такой, позитивистский, подход и мог быть признан.
В конституциях современных государств в одних случаях (США, Франция,
Италия, Испания) законодатели придерживаются естественно-правовой доктрины, в
других (Австрия, ФРГ) - позитивистской доктрины. Однако такое различие имеет
относительное значение, поскольку все современные государства придерживаются в
целом унифицированного международного стандарта прав человека, который, как это
парадоксально ни выглядит, явился результатом идеологической борьбы буржуазной
и социалистической доктрин прав человека в основном в 60-е и 70-е гг. XX в.
1
Чичерин Б. Н. Собственность и государства. Ч. 2. - СПб., 1883. - С. 301-302.

16
В России существование теории прав и свобод человека имеет не столь
богатую историю. При этом уже первый документ Древней Киевской Руси -Русская
Правда - вызывает интерес с точки зрения закрепления в нем прав человека. Этот
интерес объясняется тем, что, его основным содержанием является как личная
безопасность, так и неотъемлемость собственности. Несмотря на сословность права,
продиктованную средневековым укладом общества, этот документ декларирует, что
закон является основным регулятором в обществе, обеспечивающим высшую
ценность человеческой жизни. И хотя судопроизводство включало в себя, в том числе
и языческие процедуры (суд небесный: испытание раскаленным железом или
кипятком), важно то, что этим процедурам под бдительным взором христианских
пастырей мог быть подвержен и князь. По некоторым свидетельствам, тогда (XI век)
существовал и суд присяжных, в составе из 12 граждан. Однако впервые понятие
прав и свобод определяется в России, естественно, во времена Просвещения (XVIII
век) (Н.И. Новиков, СЕ. Десницкий, Я.П. Козельский и др.).
Интерес представляет социально-политический и правовой проект М.М.
Сперанского с его идеей гражданских и политических прав, распределяемых по
сословиям пропорционально социальному и финансовому статусу их представителей.
Расширение прав и свобод многих сословий в России происходит в пореформенный
период.
На рубеже Х1Х-ХХ вв. многие российские ученые обращались к данной
проблеме, это такие известные деятели, как И.С. Аксаков, Н.А. Бердяев, М.А.
Бакунин, А.Д. Градовский, Н.Я. Данилевский, И.А. Ильин, В.В. Ивановский, Н.М.
Коркунов, С.А. Котляревский, Б.А. Кистяковский, С.А. Муромцев, Л.И.
Петражицкий, В.С. Соловьев, И.Л. Солоневич, Б.Н. Чичерин и др.
Права человека в истории русской политико-правовой мысли рассматривались
с точки зрения различных школ и подходов. Отечественная наука конца XIX- начала
XX века подчеркивала недопустимость вмешательства государственной власти в
частную жизнь индивидов.
Однако наиболее значительные изменения в подходе к правам человека
происходят в советский период. Законодательство Советского Союза в значительной
степени отвечало требованиям концепции прав человека. Более того, Советский Союз
внес важную лепту в расширение прав и свобод человека. Ему принадлежит
авторство в законодательном закреплении и детальной трактовке социально-
экономических прав, что нашло отражение в Конституции СССР 1936 года.
В сталинской и брежневской конституциях был виден отчетливый приоритет
социально-экономических (общегосударственных) прав над теми, которые принято
считать естественными и неотъемлемыми, то есть, прав конкретного человека.

17
Формально зафиксировав ряд политических прав (свобода слова, печати, собраний и
митингов, уличных шествий и демонстраций), Конституция 1936 г. оговорила
возможность их использования «соответствием интересам трудящихся». Некоторые
из прав человека в этой Конституции вообще отсутствовали даже формально
(например, свобода передвижения, не говоря уже о праве частной собственности).
Основной акцент был сделан не на пространство свободы человека, а на «опеку
государства». Либеральные ценности, враждебные советскому государству и
практически несвойственные российскому менталитету, не упоминались даже на
уровне декларации1.
1
Оболонский А. Драма российской политической истории. Система против личности. - М., 1994.

При этом СССР сыграл большую роль в создании международно-правовых


стандартов прав человека. Советские представители активно участвовали в
подготовке проекта Всеобщей декларации прав человека в 1947-48 гг. По
предложению СССР в него были включены важнейшие социально-экономические
права, однако при голосовании по указанному проекту на заседании Генеральной
Ассамблеи ООН 8 делегаций (включая СССР) воздержались. Этот факт является
основанием для критики со стороны антикоммунистов, стремящихся уличить СССР
во враждебном отношении к правам человека. В действительности же, выступая по
мотивам голосования, представители СССР отмечали, что в Декларации ничего не
говорится о гарантиях перечисленных в ней прав и, кроме того, ряд существенных
предложений СССР и его союзников был отвергнут западными представителями. В
их числе были предложения о включении права народов на самоопределение, запрете
дискриминации во всех формах, запрещении распространения идей фашизма,
расизма, пропаганды войны. СССР выступал не против основных принципов
Всеобщей Декларации, а стремился усовершенствовать текст этого документа 1.
До 60-х годов прошлого столетия советская научная доктрина критически
оценивала многие положения «буржуазной» теории прав человека и широких
исследований по вопросам прав человека не проводилось. Но демократические
реформы и давление мировой общественности на политическое руководство СССР
заставили обратиться к проблемам прав человека*. Данной проблеме посвятили свои
труды А.Г. Бережнов, Н.В. Витрук, Л.Д. Воеводин, В.Е. Гулиев, В.Д. Зорькин, В.А.
Карташкин, В.А. Кучинский, Е.А. Лукашева, Г.В. Мальцев, В.А. Масленников, Н.И.
Матузов, В.С. Несесянц, Н.А. Придворов, Ф.М. Рудинский, И.Е. Фарбер, В.М.
Чхиквадзе, Б.С. Эбзеев и многие другие.
В отечественной юриспруденции до сих ведутся споры о соотношении таких
понятий как «человек», «личность», «гражданин», «индивид», «субъект», «права
человека», «права гражданина». Данный вопрос не находил достойного обсуждения в
юридической науке вплоть до середины шестидесятых годов, и на этот факт обратили

18
внимание Н.В. Витрук, С.А. Комаров, Н.И. Матузов и ряд других ученых 2. Но,
несмотря на широкое обсуждение соотношения данных понятий, в современной
научной литературе этот вопрос не потерял актуальности и вышел на новый виток
развития, согласуясь с концепцией правопонимания, основывающейся на
общечеловеческих ценностях, приоритете прав человека, и, безусловно, имеет как
практическую, так и теоретическую значимость.
См.: Рудинский Ф.М. Наука прав человека и проблемы конституционного права. - М., 2006. - С. 69. 2 См.: Матузов
Н.И. Личность. Права. Демократия. - Саратов, 1972. - С. 66-76; Матузов Н.И. К вопросу о суверенитете
личности//Правоведение. - 1994. - № 4. - С. 3-14; Комаров С.А. Советское общенародное государство и личность. -
Красноярск, 1986. - С. 29-40; Комаров С.А., Ростовщиков И.В. Личность. Права и свободы. Политическая система. -
СПб., 2002. - С. 123-151.

Остановимся на взаимосвязи категорий «человек — личность - индивид -


гражданин» с целью установки теоретических основ таких понятий, как права и
свободы личности, человека, гражданина, которые в дальнейшем будут использованы
в нашем исследовании.

В научной литературе советского периода термин «личность» часто


употреблялся в значениях «человек», «гражданин», что объяснялось положением о
том, что сама ценность правовой системы определяется тем, какое место в ней
занимает личность, насколько правовая система позволяет ей раскрыть свои
возможности и способности, реализовать свой социальный и нравственный
потенциал1.
«Права человека» и «права гражданина» - категории близкие, и во многом
совпадающие, но они имеют различный философский, политический, нравственный
и правовой смысл2. Советская наука это различие не признавала, особенно в
юридической сфере. Утверждалось, что по своему содержанию права гражданина -
это те же права личности, права человека 3 и нет смысла проводить различие между
правовым статусом человека, гражданина. Это объясняется, во-первых, тем, что
данные статусы носят общий характер; во-вторых, качества указанных субъектов
совпадают в одном лице; в-третьих, основные права и обязанности у них
одинаковые4.
1
См.: Матузов Н.И. Правовая система и личность. - Саратов, 1987. - С. 8, 65; Фарбер И.Е. О развитии
конституционной теории прав человека/Правопорядок и правовой статус личности в развитом социалистическом
обществе в свете Конституции СССР 1977 г. - Саратов, 1980. - С. 178-179.
2
См.: Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина. -Саратов, 1996.-
С. 21.
3
Права личности в социалистическом обществе. - М., 1981. - С. 22.
4
См.: Матузов Н.И. Правовая система и личность. - Саратов, 1987. - С. 65.
5
См.: Общая теория прав человека / Рук. автор, кол. и отв. ред. Е.А.Лукашева - М.: Изд-во "Норма", 1996. -С. 32.

Тем не менее, многие ученые проводят различие между понятиями «права


человека» и «права гражданина». Так, авторы фундаментальной и известной
монографии как «Общая теория прав человека» усматривают здесь «разграничение,

19
«раздвоение» человека»5, вытекающее из противопоставления гражданского
общества и государства: основу гражданского общества составляют институты семьи,
частной собственности и др., опирающиеся на «естественные права человека,
принадлежащие ему от рождения», государство же, «воздерживаясь от
вмешательства в эти

20
отношения, призвано ограждать их не только от своего, но и от чьего бы то ни было
вмешательства». Между тем «права гражданина охватывают сферу отношений
индивида с государством (сферу публичных интересов), в которой он рассчитывает не
только на ограждение своих прав от незаконного вмешательства, но и на активное
содействие государства в их реализации» 1. Не согласимся с таким определением прав
человека и прав гражданина, так как оно основано на противопоставлении
государства и гражданского общества. В современном обществе реализация
гражданином никаких прав, в том числе и политических, невозможна без содействия
государства. Указанное противопоставление вытекает из классической правовой
доктрины, которая традиционно противопоставляла друг другу, с одной стороны,
государство, понимаемое как публичное пространство, а, с другой, гражданское
общество, понимаемое как деполитизированное пространство свободы, рассматривая
их как две фундаментально различные и непримиримые сферы. Но в современной
жизни границы между государством и гражданским обществом становятся все более
размытыми, возникают институты, которые невозможно однозначно определить как
общественные или государственные. Как справедливо замечает В.В. Бойцова,
«концепция противопоставления гражданского общества и государства дает трещину,
когда последнее приобретает черты правового и перестает быть антиподом
гражданину»2.
1
См.: Общая теория прав человека / Рук. автор, кол. и отв. ред. Е.АЛукашева - М.: Изд-во "Норма", 1996. -С. 32.
2
Бойцова В.В. Служба защиты прав человека и гражданина: Мировой опыт. - М.: Изд-во "БЕК", 1996. - С. 5.

25

Государство выступает гарантом как тех, так и других прав. Различие между
этими двумя группами прав заключается только в круге субъектов, наделяемых этими
правами, то есть если права человека в современном международном праве и
внутреннем праве ряда государств, в том числе Российской Федерации, признаются за
каждым человеком, независимо от его гражданского статуса, то гражданскими
правами наделяются только лица, связанные посредством института
гражданства с определенным
государством и только по отношению к данному государству. При этом необходимым
условием реализации, как прав человека, так и прав гражданина является безопасное
состояние общества и государства, безопасность личности. Иными словами, если не
реализовано право на безопасность, то ставится под вопрос реализация всех
основных прав человека, независимо от их природы и содержания.
Ф.М. Рудинский полагает, что права личности нельзя отождествить с правами
человека. В частности, он отмечает, что права личности — это мера возможного
поведения, обеспеченная нормами права и отмечает, что, во-первых, права личности
весьма многочисленны, а число прав человека сравнительно невелико, к ним
относятся лишь те, которые зафиксированы во Всеобщей декларации прав человека
ООН 1948 г. и др. международно-правовых документах. Во-вторых, многочисленные
права личности не равноценны 1. Права человека — разновидность прав личности, это
ее наиболее существенные права. Коротко их можно определить так: права человека -
это такие права личности, без которых она не может быть как человеческое существо.
Например, право на жизнь, на свободу, на труд, на неприкосновенность личности, на
достаточный уровень жизни, включая пищу, одежду, жилище.
1
Рудинский Ф.М. Наука прав человека и проблемы конституционного права. Труды разных лет. - М., С. 39.
2
Там же.

К правам личности (субъективным правам) по мнению Ф.М. Рудинского


относятся не только права человека, но и права гражданина иностранного
государства, лица без гражданства, а также многочисленные субъективные права,
возникающие в сфере отраслевых правоотношений (трудовых, гражданских,
семейных, административных, уголовно-правовых, уголовно-процессуальных,
гражданско-процессуальных и др.)2. Таким образом, по его мнению, права личности
это первооснова, вбирающая в себя и «права человека» и «права гражданина». На
наш взгляд данные рассуждения весьма категоричны и не отражают действительное
содержание прав человека, так как искусственно делятся на права личности,
человека, гражданина.

Согласимся с Н.И. Матузовым что в наше время, деление прав и свобод на


права человека и гражданина всё более утрачивает свой смысл, поскольку
прирождённые права человека давно признаны всеми развитыми демократическими
государствами и, таким образом, выступают одновременно и в качестве прав
гражданина, что между правами человека, гражданина и лица нет абсолютной грани 1.
В отечественной науке Н.И. Матузов одним из первых попытался разграничить
понятия «человек», «гражданин», «личность», «индивид», «субъект» и отметил, что

22
данные понятия нельзя рассматривать как абсолютно различные, либо как
равнозначные, идентичные. Они употребляются во многих случаях как
взаимозаменяемые, между ними существует тесная взаимосвязь 2. Это обусловлено
тем, что личность может рассматриваться в общечеловеческом аспекте, в плане
принадлежности к известной социальной группе и как отдельный индивид. Большое
распространение получила теория, согласно которой личностью признавался лишь
такой человек, который обладал индивидуальностью (В.А. Кучинский, Н.И. Матузов,
В.П. Тугаринов).
1
См.: Матузов Н.И. Теория и практика прав человека в России // Правоведение. - 1998. - № 4. - С.42.
2
См.: Матузов Н.И. Личность. Права. Демократия. - Саратов, 1972. - С. 79.
3
См.: Тугаринов В.П. Личность и общество. - М., 1965. - С. 41.
4
См.: Матузов Н.И. Личность, права, демократия. - Саратов, 1972. - С. 73.

В.П. Тугаринов отмечает, что личность должна обладать чертами, которые


свойственны лишь взрослому и психически нормальному человеку 3. Н.И. Матузов же
утверждает, что под личностью понимается не просто человек, а человек, взятый в
совокупности всех тех свойств и качеств, которые формируются в процессе и под
влиянием взаимоотношений человека с обществом 4. В.А. Кучинский полагает, что для
того, чтобы человек стал личностью, он должен пройти соответствующие стадии
природного и социального развития: не только достичь определённого уровня
физического и психического развития, но и приобрести необходимый социальный
опыт в процессе общения с другими людьми1.

Полагаем, что категорию «личность» необходимо рассматривать как


многоаспектное понятие, включающее в себя разнообразные явления, изучаемые
различными науками. Современная юриспруденция, социология и философия
доказывают, что каждый человек есть личность.
Отметим, что объем прав, определяющих статус личности, зависит от того,
выступает ли индивид в качестве человека или в качестве гражданина. Конституция
РФ разграничивает основные права и свободы на права и свободы человека и права и
свободы гражданина. Впервые такое разграничение ввела Французская Декларация
прав человека и гражданина в августе 1789 г.
Смысл подробного разграничения вытекает из различия гражданского
общества и государства. Е.А. Лукашева утверждает, что такой подход позволяет
преодолеть одностороннее рассмотрение человека в его взаимоотношениях только с
государством, он как бы расширяет сферу самоопределения человека; в гражданском
обществе на основе прав человека создаются условия для самоопределения,
самореализации личности, обеспечения ее автономии и независимости от другого
незаконного вмешательства . В этом заключается, на наш взгляд, основа безопасности
личности.
1
См.: Кучинский В.А. Личность, свобода, право. - М., 1978. - С.22.
2
Права человека / Под ред. Е. А. Лукашевой. - М., 2000. - С. 97.

Что касается прав гражданина, то они охватывают сферу отношений индивида


с государством, в которой он рассчитывает не только на ограждение своих прав от
незаконного вмешательства, но и на активное содействие государства в их
осуществлении. Таково общее убеждение современных ученых. Нам, однако, ближе
точка зрения Аристотеля, который в работе «Политика» писал, что «...люди в старину
переносили тиранию, а в настоящее время терпят олигархию, лишь бы только никто
не мешал им заниматься своим делом и не отнимал у них ничего» . Государство
всегда вмешивалось в жизнь людей, и вмешательство дошло до того, что людям
приходится защищаться от государства. А ведь государство, по словам Аристотеля, —
это политическое общение самих граждан. Вот и термин «гражданин» возник в
Древней Греции. И его понимание тогда отличалось от современного. Гражданином
считался тот, кто политически общался, принимал участие в государственных делах.
Человека, который игнорировал такие дела, могли лишить гражданства.

Со временем все изменилось. Статус гражданина сейчас вытекает из его


особой политико-правовой связи с государством. Можно жить постоянно за рубежом,
но, формально сохраняя связь с государством, обладать всеми правами гражданина.
Кроме этого, по мнению многих авторов, понятие «права и свободы человека»
и понятие «права и свободы личности» с точки зрения конституционно-правовой
формы их закрепления и существования совпадают, и на это указывает анализ
конституционных норм. При этом для признания человека личностью не имеет
существенного значения его направленность, убеждения, идеалы и взгляды .
Личностью является любой и всякий человек, наделенный определёнными правами и
несущий установленные государством обязанности. И в этой связи права человека и
права личности совпадают. Личность выступает как человек в сфере гражданского
общества и как гражданин в сфере политической жизни.
1
Аристотель. Политика/ Антология мировой политической мысли. - В 5 т. - Т. 1. - М., 1997. - С. 65.
2
См.: Снежко О.А. Конституционные основы государственной защиты прав и свобод человека и гражданина в
Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. - Саратов, 1999. - С. 44; Эбзеев Б.С. Советское государство и права
человека. - Саратов, 1986. - С. 54; Болдырев С.Н. Юридические гарантии обеспечения прав и свобод личности в
деятельности органов внутренних дел (Теоретико-правовой аспект): Дис.... канд. юрид. наук. - Ростов-на-Дону, 2001. -
С. 15.

Это заключение подтверждается и приверженностью Российского государства


к соблюдению международных стандартов в области прав и свобод человека и
гражданина. Права человека в международно-правовых документах означают то же

24
самое, что и права личности. В этих документах наиболее часто используется
понятие «человек». Так, во Всеобщей

Декларации прав человека речь идёт о правах, присущих всем людям, как членам
человеческой семьи. В частности, в ст. 7 провозглашается, что все люди равны перед
законом и имеют право без всякого различия на равную защиту закона. Все люди
имеют право на защиту от какой бы то ни было дискриминации 1. Смысл этой нормы
следует понимать как защиту права любого члена общества на достойное
человеческое существование, как требование видеть в каждом человеке личность.
Упоминание о личности встречается достаточно редко как в международно-правовых,
так и законодательных актах нашего государства.
Понятия «права человека» и «права гражданина» пересекаются в плоскости
юридического состава статуса личности, в сфере субъективного права. Данные
категории, исследуемые в плоскости конституционного статуса личности,
соотносятся как равноценные и рассматриваются как весьма важные с точки зрения
демократических принципов гражданского общества и законодательства.
1
См.: Международное право в документах. - М., 2000. - С. 124.
2
См., например: Фарбер И.Е. Свобода и права человека в советском государстве. - Саратов. 1974. - С.37; Матузов
Н.И. Личность. Право. Демократия. - Саратов. 1974. - С.78; Патюлин В.А. Государство и личность в СССР. -М., 1974.-
С.192-193.

Необходимо отметить многозначность определений прав человека. Анализ


публикаций по этой проблеме показывает, что исследователи придерживаются
различных позиций, и наука пока не выработала единого ее понимания. Одни авторы
под правами человека понимают социальные возможности пользования
элементарными благами (пища, одежда, жилище, нормальный отдых, образование,
неприкосновенность личности и т.д.), которые существуют независимо от их
государственного признания. Другие специалисты считают, что права человека - это
социальные возможности, признанные законом, за нарушение которых применяются
санкции со стороны государства . В первом случае права человека рассматривают как
социальную категорию, а во втором - как юридическую.

Разные авторы, стремясь выделить наиболее существенные их признаки, дают


разные определения. Так, Б.Л. Назаров в своем определении выделял такие признаки
понятия прав человека:
1)это определенные равные социальные возможности; властные полномочия
личности;
2) они признаются и охраняются обществом, государством,
международным сообществом;
3)они направлены к удовлетворению естественных и социальных потребностей
людей и соответствующих притязаний;
4)гарантии прав обеспечивают достаточное и справедливое, свободное и
ответственное развитие личности, ее участие в многообразных отношениях 1.
Е.А. Лукашева усматривает в понятии прав человека следующие признаки:
1)это определенные нормативно-структурные свойства и особенности бытия
личности;
2)они выражают свободу личности;
3) являются неотъемлемыми условиями в жизни, ее взаимоотношений с
обществом, государством, другими индивидами2.
По мнению же Н.С. Бондаря, в определении прав человека следует выделить
следующие признаки:
1)это возможности пользования элементарными, наиболее важными благами и
условиями существования личности;
2)они обеспечивают безопасность и свободу в гражданском обществе;
3)они объективно складываются в результате закономерного развития
человеческой цивилизации и вытекают из самой природы человека 3.
1
См.: Права человека. История, теория и практика. - М., 1995. - С. 39.
2
См.: Права человека. Учебник для вузов. - М., 1999. - С. 3.
3
См.: Бондарь Н.С. Права человека и местное самоуправление в Российской Федерации. - Ростов н/Д., 1997. -С. 212-
213.

Представляется, что данное определение более точно определяет наиболее


важные признаки понятия «права человека», кроме этого, автор пытается выявить
связь между правами человека и его безопасностью, то есть наличие элементарных
прав есть фундамент безопасности человека.
Анализ определений содержания прав человека показывает, что практически
все авторы в том или ином смысле включают в него категорию «свободы». Термин
«право» вообще очень часто употребляется вместе с термином «свобода», это
достаточно устоявшееся сочетание, и иногда создается впечатление, что и понимают
под ним одно и то же. Но это далеко не так.
Свобода это своего рода краеугольный камень, который, кажется, лежит в
основе любых общественных движений, науки и дискуссий об обществе и
государстве. Платон писал: «Ведь чрезмерная свобода, по-видимому, и для
отдельного человека, и для государства оборачивается не чем иным, как
чрезвычайным рабством...; иначе говоря, из крайней свободы возникает величайшее и
жесточайшее рабство»1. А. И. Герцен так же отмечал, что свобода лица - величайшее

26
дело; на ней и только на ней может вырасти действительная воля народа. В самом
себе человек должен уважать свою свободу и чтить ее не менее как в ближнем, как в
целом народе2. Изначальная посылка у обоих авторов одна: свобода связана с
обстоятельствами, в которых оказывается человек. Но обратим внимание на то, сколь
уверен Платон, утверждая, что излишек свободы вреден как для человека, так и для
государства. С течением времени подход ученых к понятию «свобода» меняется, но
не принципиально.
1
Платон. Государство //Диалоги. - Харьков, 1999. - С. 313.
2
Герцен А. И. Русский народ и социализм // Собр. соч. - М.,1962. - Т. 7. - С. 318.
3
См.: Витрук Н.В. Правовой статус личности в СССР. - М., 1985. - С.9.

В современной отечественной юридической литературе права и свободы


определяют через категорию возможности. Например, Н.В. Витрук замечает, что
права и свободы личности есть материально обусловленные, юридически
закреплённые возможности индивида обладать и пользоваться конкретными
социально-экономическими, политическими, личными и духовными благами . Чаще
всего под возможностью понимается то, что при наличии определённых условий
может стать реальностью, превратиться в действительность. Возможность в своём
внутреннем содержании состоит из большего или меньшего числа вариантов
поведения, которые позволяют человеку достичь поставленных целей, превратить
желаемое в действительность. В рамках обусловленной обстоятельствами
возможности личность всегда обладает определённой мерой свободы поведения для
превращения поставленных целей в конкретные результаты.
Возможность для человека в пределах закона самостоятельно определять своё
поведение, избирать его вид и меру, составляет то главное, как отметил Л.Д.
Воеводин, без чего нельзя понять права и свободы 1. Возможность самостоятельно в
пределах закона избирать определённый вариант поведения предполагает в качестве
своего непременного условия, что дозволенные государством действия будут
поддерживаться им, охраняться и защищаться от всевозможных нарушений и
посягательств.
Права человека в отличие от свобод определяются как часть дозволенного.
Закрепление прав необходимо для того, чтобы помочь человеку осознать свои
возможности. Но ни один набор прав не исчерпывает содержания свободы.
Конституционные нормы не раскрывают всего позитивного содержания свободы
личности. Правовое регулирование в этой сфере заключается, главным образом, в
обеспечении, защите личной свободы, с одной стороны, и определении условий,
форм, границ государственного вмешательства в неё, с другой. Для общества и
государства необходимо, чтобы человек развивался в условиях реальной свободы,
автономии от государства.
См.: Воеводин Л.Д. Система конституционных прав советских граждан/ЛОридические гарантии
конституционных прав и свобод личности в социалистическом обществе. - М., 1987. - С.9.

Отмечая различный смысл, придаваемый понятию «свобода», Ш. -Л.


Монтескье в работе «О духе законов» писал: «Нет слова, которое получило бы
столько разнообразных значений и производило бы столь различное впечатление на
умы, как слово «свобода». Одни называют свободой легкую возможность низлагать
того, кого наделили тиранической властью; другие -право избирать того, кому они
должны повиноваться; третьи - право носить оружие и совершать насилие; четвертые
- видят ее в привилегии состоять под управлением человека своей национальности
или подчиняться своим собственным законам»1.

К. Ясперс, рассуждая об определении свободы, отмечал: «Свобода - не предмет.


Она не обладает реальным существованием в мире, которое мы, наблюдая, могли бы
исследовать. Свобода как предмет научного познания не существует. Поэтому
свободу нельзя определить твердо установленным понятием» 2.
Как известно, человек является существом общественным, социальным, он
зависит от общества и формируется окружающей его общественной средой. С другой
стороны, не менее очевидно, что человек -это природное существо. Как
«человеческое природное существо», личность наделена сознанием и волей,
определяющими ее способность противостоять природе и воздействовать на нее.
Отсюда важнейшая характеристика человека - его относительная автономия как
индивида в отношении и природы, и общества.
1
Монтескье Ш. Избранные произведения. - М., 1955. - С.288.
2
Ясперс К. Смысл и назначение истории. - М., 1991. - С. 170.

В этой связи можно и нужно говорить о двух аспектах понимания свободы


человека: природной, или естественной, заключающейся в бесконтрольной
реализации врожденных инстинктов и программ поведения, и свободе социальной,
или гражданской свободе, в рамках некоторых сознательных ограничений в
реализации этих программ, если они противоречат принятым в существующем
обществе нормам поведения. Направления совершенствования этих свобод
противоположны: совершенство природной свободы состоит в ее беспредельности,
совершенство гражданской свободы - в ее сознательной ограниченности, исходя из
интересов общества.

28
Пока человек не осознавал себя свободным существом, он находился вне
политики, воспринимал существующую над ним власть как нечто естественное и
необходимое, имеющее силу божественного или природного закона. Политика
приходит в жизнь людей только вместе с ощущением личной свободы, в ее
обретении.
Права человека — это понятие, характеризующее правовой статус человека по
отношению к государству, его возможности и притязания в экономической,
социальной, политической и культурной сферах1. В этой связи необходимо отметить,
что понятие права (свободы) употребляется в двух значениях — в общесоциальном
(общем) и специально-юридическом. В общесоциальном смысле, пишет Е. А.
Лукашева, свобода есть состояние человека, характеризующееся его возможностью
действовать по собственному усмотрению. В этом значении свобода - это право в
естественном состоянии, не ограниченное и не стесненное формально-юридическими
условностями, т. е. не выраженное в тексте юридического документа (не
переведенное на язык права). Это право в фактической норме2.
Так что же представляет свобода, исходя из определения Е.А.Лукашевой?
Вначале она определяет свободу через состояние человека, то есть что-то
нематериальное. А заканчивает свою мысль что свобода - «это право в фактической
норме»3.
О свободе написано столь много потому, что многим ученым, начиная от
французских просветителей XVIII в., казалось необходимым убедить общество, что
оно должно защищать свою свободу от покушений на нее со стороны государства.
Государство представлялось в виде всеобщего зла, властные полномочия которого
подлежат ограничению.
1
См.: Российская юридическая энциклопедия / Под ред. А. Я. Сухарева. - М., 1999. - С. 737.
2
См.: Права человека / Под ред. Е. А. Лукашевой. - М., 2000. - С. 20-25. з

Право в законе, как считает Лукашева, — это всегда известное ограничение


естественного права с точки зрения уточнения границ его распространения,
определения дозволенных форм, способов реализации права, обозначения
механизмов защиты от нарушения или восстановления нарушенного права. В
указанном смысле справедливо утверждение о том, что только ограниченное и
содержащее пределы своей свободы право отвечает своему первоначальному
предназначению1.

Если право - инструмент защиты личности от произвола государственной


власти, средства обеспечения ее безопасности, то ограничение прав и свобод
предназначено для защиты общества, прав и безопасности (интересов) других лиц от
произвола правопользователя. Ограничение прав в этом смысле имеет такое же
естественное происхождение, как сами права и свободы. Следовательно, ограничения
во всех случаях должны преследовать цель — найти разумный компромисс между
общественной необходимостью и интересами обладателя права. Безусловно,
ограничение права возможно до тех пределов, при которых оно не вступает в
противоречие с истинным назначением самого права. Ограничение права
осуществляется только посредством закона. Важно при этом, чтобы цели, мотивы,
фактические и правовые основания, принципы ограничения были в Известной
степени формализованы, сформулированы и выражены в законе. Нужен баланс прав и
ограничений, перекос в ту или иную сторону ведет к общественной нестабильности и
угрозе безопасности личности.
1
См.: Права человека / Под ред. Е. А. Лукашевой. - М., 2000. - С. 20-25.
2
Государство и право. - 1998. - № 7. - С. 31.

«Вопрос о том, соответствует или не соответствует правопорядок того или


иного государства идеям признания и охраны основных, фундаментальных прав и
свобод человека и гражданина, — отмечает профессор М.И. Байтин, — стал
практически международно-правовым критерием отнесения данного государства и
права к демократическому или авторитарному» . Речь, таким образом, зашла о
государственном правопорядке и о безопасном месте в нем различных субъектов.

Сущность человека первична и в общественных отношениях, и в развитии


государства. Какие люди, таково общество и государство. Это особенно видно на
примере России. Настойчивое внедрение модели западных общественных
отношений, западной формы государства и политического режима типа западной
демократии не дает, и, на наш взгляд, не может дать искомых положительных
результатов. Любые государственные новации должны быть восприняты обществом.
А общество состоит из людей, обладающих теми качествами, которые
сформировались в определенных исторических, материальных и нравственных
условиях. Соответственно нельзя ожидать, что россияне смогут организовать жизнь
по лекалам Швеции, Германии или Италии. Каждая нация самоорганизуется в
государство так, как это позволяют особенности ее национального характера.
Рассматривая содержание современной теории прав человека нельзя не
коснуться такой категории как интересы личности, тем более что в дальнейшем мы
затронем данную категорию, анализируя ее закрепление в Концепции национальной
безопасности Российской Федерации.

30
Термин «интерес» несет большую смысловую нагрузку, что обусловлено
чрезвычайно широким использованием его в повседневной жизни и различных
сферах профессиональной деятельности, В современном русском языке, в том числе и
литературном, он употребляется в следующих основных значениях: внимание,
любопытство, занимательность, увлекательность; то, что составляет предмет мыслей,
забот и желания; важность, значительность; корысть, выгода, польза, прибыль, благо;
стремления, нужды, запросы, потребности1.
1
См.: Словарь современного русского литературного языка: В 5 т. - М-Л., 1956. - Т. 5. - С. 394; Словарь русского
языка: В 4 т. / Под ред. Л.П. Евгеньевой. - М., 1981, Т. 1. - С. 672; Большой толковый словарь русского языка. - СПб.,
2000. - С. 395.

Весьма наглядно его многозначность выражена в следующей интерпретации:


«Интерес. Один из тех терминов, которые оставались незамеченными в
профессиональном словаре психологии, особенно педагогической психологии. Его
значение очень свободное, и в то или иное время этот термин употреблялся для
обозначения всех следующих понятий: внимание, любопытство, мотивация,,
сосредоточение, озабоченность, целенаправленность, осведомленность и желание.
Большинство авторов просто следуют своей интуиции при его использовании; его
сложно употребить неправильно»1. Этим исчерпана характеристика интереса в
двухтомном; наиболее авторитетном и широко используемом в мире,
психологическом словаре американского профессора Артура Ребера.
В социологической-энциклопедии «интерес», в одном из его основных
значений, разъясняется как «реальная причина деятельности социальных субъектов,
направленная: на удовлетворение определенных потребностей, лежащая 5 в основе
непосредственных побуждений, мотивов, идей и т. п., определяющаяся положением и
ролью этих субъектов в системе общественных отношений»2.
В политологической литературе социально-политические интересы
понимаются как выражение потребностей общества, социальной группы или
общности, партии, организации или движения в социальной или политической
сферах, служащее причиной, источником, побуждением, мотивом социально-
политических действий субъектов общественной жизни 3.
В психологической справочной литературе неизменно приводится понятие
интереса. Оно обычно раскрывается через познавательную деятельность. В качестве
примера приведем следующее определение: «Интерес —■ потребностное отношение
человека к миру, реализуемое в познавательной деятельности по усвоению
окружающего предметного содержания, развертывающейся преимущественно во
внутреннем плане»4.
1
Ребер Артур (Реп§шп) Большой толковый психологический словарь: Пер. с англ. В 2 т. - М.,2000. -Т. 1. -С. 321.
2
Российская социологическая энциклопедия / Под общ. ред. Г.В. Осипова. - М., 1998. - С.166.
3
Тадевосян Э.И Словарь-справочник по социологии и политологии. - М., 1996. - С. 90.
4
Психологический словарь. - М. ,1983. - С. 138.
Используя понятие «интерес», представители различных отраслей знания
стремятся вложить в него содержание, адекватное предмету и задачам своей науки.
Юриспруденция не может не учитывать это обстоятельство, поскольку интересы во
всем многообразии их проявлений имеют самое непосредственное отношение к
предмету правового регулирования. Право оказывается в эпицентре проблемы
интересов в плане их выявления, нормативного закрепления и защиты. Подлежащие
регулированию правом сложные общественные явления представляют собой сплав
различных интересов - экономических, социальных, политических и многих других.
В осмыслении их взаимодействия с позиций междисциплинарного, комплексного и
системного подходов требуется единое видение того, что есть интерес. Реально
существующий интерес един во всем многообразии проявлений и толкований.
Соответственно этому должно быть достигнуто единое его понимание. В противном
случае междисциплинарное его исследование с целью научного осмысления как
единого целостного образования и отражения именно в таком качестве в
законодательстве имеет мало шансов на успех.
Разнородные интересы - экономические, экологические, национальные,
социальные, духовные, политические, государственные и многие-многие иные
должны быть понятны в своей основе: что они есть именно как интересы? В поисках
ответа на этот вопрос вполне естественно обратиться к философии, призванной по
духу своему вырабатывать наиболее общее и целостное видение сложных
многогранных явлений и мира в целом. Однако применительно к интересу
философия адекватного ответа пока не дает.
Таким образом, выявлены два ряда значений термина «интерес». Первый
связан с лексико-семантической системой языка, в рамках которой множество
значений данного термина практически не имеет общих черт. Второй ряд связан с
категориальным аппаратом науки, посредством которого выражаются представления
об интересе, сложившиеся в различных гуманитарных дисциплинах.
Сравнительный анализ частно-научных представлений об интересе позволяет
сделать вывод о том, что наиболее часто используемыми предикатами в его
определениях являются: потребность, мотив, деятельность, побуждение,
осознание, цель, направленность личности. Наиболее общей чертой приведенных
определений интереса выступает потребность.
1
Малько А.В. Политическая и правовая жизнь России: актуальные проблемы: Учебное пособие. - М.: Юр11стъ,2000.-
С. 139.
2
Малько А.В. Политическая и правовая жизнь России: актуальные проблемы: Учебное пособие. - М.: Юристь,
2000.-С.142-143.
3
Малько А.В. Указ. соч. - С. 145, 160

32
В юриспруденции давно используется, но по-разному понимается правоведами
категория «законного интереса». Одним из разработчиков теории законных
интересов, исследователей их социальной и юридической природы является А.В.
Малько. Законный интерес рассматривается им как «отраженное в объективном праве
либо вытекающее из его общего смысла и в определенной степени гарантированное
государством простое юридическое дозволение, выражающееся в стремлении
пользоваться конкретным социальным благом, а также в некоторых случаях
обращаться за защитой к компетентным органам - в целях удовлетворения своих
потребностей, не противоречащих общественным» 1. Автор устанавливает множество
различий между субъективными правами и законными интересами. Например,
законные интересы носят больше характер правового стремления, которое зависит от
социальной, фактической возможности индивида. Законный интерес не обеспечен
возможностью требовать определенных действий от других лиц и самого государства,
силой государственного принуждения. Законный интерес выражен в просьбе, а не
требовании . Это, в свою очередь, обуславливает различную степень
гарантированности субъективных прав и законных интересов: для первых она
больше, для вторых — меньше. Ученый соглашается с мнением Г.В. Мальцева, что
правовой регламентации подвергаются лишь определенные интересы личности,
являющиеся жизненно важными для всех членов общества. Они отражаются в
субъективных правах, обладающих большей стимулирующей силой, чем законные
интересы3. Права гражданина закрепляются в конституциях и иных законодательных
актах, а воздействует на них весь правопорядок государства. Они
квалифицируют человека как члена государственно организованного сообщества.
Подводя итоги, констатируем, что права человека — это возможности
индивида, обеспечивающие его жизнь, человеческое достоинство и свободу
деятельности во всех сферах общественной жизни. По сути, это и есть гарантии его
личной безопасности. Таким образом, современная отечественная доктрина прав
человека основывается на том, «права человека - это понятие, характеризующее
правовой статус человека по отношению к государству, его возможности и притязания
в экономической, социальной, политической и культурной сферах» 1. А так же на
положениях том, что права человека определяют сферу свободы и самоопределения
личности, ее автономию, определенную независимость и возможность выбора,
придают устойчивость развития общественных отношений, определяют пределы
деятельности государства, предотвращая неоправданное с его стороны вмешательство
в сферу свободы человека; определяют стандарт взаимоотношений человека и
государства, ответственность последнего за его деятельность перед личностью и
обществом.

1.2 Безопасность: понятие, эволюция взглядов о сущности и


государственно-правовой природе
1
См.: Российская юридическая энциклопедия / Под ред.А. Я. Сухарева. - М., 1999. - С. 737.
2
Панарин С. А. Безопасность и этническая миграция в Россию//Рго е* Соп(га.- 1998. - Т. 3. - №4. Осень. -С.5.

Категория «безопасность» уже давно вошла правовую реальность и стала


таким же «столпом либерального сознания, как демократия или права человека»".
Этот термин использовался в таких документах как английский Билль о правах 1689
г., американская Декларация независимости 1776 г. и в особенности во французской
Декларации прав человека и гражданина 1789

34
г., где прямо провозглашается; что безопасность входит в; число* неотъемлемых
естественных; прав человека;.
В настоящее время; проблемы безопасности; как государства;, так и личности-
выходят на приоритетное место* в философском? осмыслении 1; частных; наук- и
междисциплинарных областей научного поиска., Исследованию- сущности и
содержания* понятия; «безопасности» посвящено значительное число- публикаций*;
монографий; научных исследований; Однако, с сожалением, приходится
констатировать, что до сих пор в. общей теории права,, да и в ■ других юридических
науках,. нет достаточной четкости таких дефиниций как «безопасность личности»' и
«безопасность, государства», сложившихся мнений об их соотношении, содержании,
формах выражения.
Исходя из современного понимания приоритета личности и общества
по:'отношению* к,государству, прежнее понимание безопасности; утрачивает свое
былое значение в правовом регулировании. Двадцать первый век требует нового
определения того, что составляет национальную безопасность.
Прекращение существования Советского Союза и полярности идеологий
повлекло за собой череду новых споров относительно ^ необходимости
переосмысления; традиционной* концепции безопасности;, приспособления ее к
новой действительности, к новым данностям. Представляется;, что человечество стоит
перед новым: пониманием; безопасности, кроме этого анализ литературы показывает,
что на протяжении столетий; не: раз происходила? смена преобладающего смысла,
понятия «безопасность».
1
Буркни Л.И., Возжеников А.В;, Синеок Н.В. Национальная безопасность России в контексте современных
политических процессов/А.В. Возжеников (общ. ред). - М.: Изд-во РАГС, 2005; Возжеников А.В. Национальная
безопасность России: методология исследования и политика обеспечения/А.В; Возжеников. -

42

В! связи- с появлением- научных- исследований; посвященных:


обеспечению национальной; безопасности; и безопасности отдельных сфер
жизнедеятельности общества1, оказалась размытой смысловая; и;

35
содержательная грань между понятиями «национальная безопасность»,
«общественная безопасность», «безопасность личности». Запаздывание в научном
освещении этих проблем негативным образом сказывается на правоохранительной
практике, препятствует четкости нормативно-правового закрепления полномочий,
функций государственных структур и органов местного самоуправления в
охранительной сфере, правовом регулировании форм и методов их деятельности по
обеспечению прав и законных интересов личности.
Представляется, что переосмысление многих устоявшихся в юридической
науке понятий и категорий, в том числе и упомянутых, а также обеспечение
междисциплинарного подхода к рассмотрению государственно-правовых реалий
современной России немыслимы без постановки и решения ряда методологических
проблем и в частности рассмотрение вопросов безопасности в контексте прав
человека.
Вначале определим сущность понятия «безопасность», так она является более
общей по отношению к категориям «национальная безопасность» и «безопасность
личности».
Проблема безопасности и ее обеспечения на уровне выработки категориального
аппарата на протяжении многих лет находилась в центре внимания философов,
политологов, историков и, безусловно, правоведов.
М.: Изд-во РАГС, 2002; Возженников А.В. Национальная безопасность: теория, политика, стратегия. М., 2000;
Общая теория национальной безопасности: Учебник/Под общ. ред. А.А. Прохожева. - Изд. 2-е, доп. — М.: Изд-во
РАГС, 2005; Прохожев А.А., Карманова И.А. Регионы России: развитие и безопасность/ А.А. Прохожее, И.А.
Карманова. - М., 2004; Рыхтик М.И. Безопасность в современном мире // Национальные интересы и проблемы
безопасности в меняющемся мире. Материалы междисциплинарного семинара / Отв. ред. К.С. Гаджиев, Г.В.
Каменская, Э.Г. Соловьев. - М., 2003; Степашин СВ. Теоретико-правовые аспекты обеспечения безопасности
Российской Федерации: Автореф. дис.... докт.. юрид. наук. - СПб., 1994, и др.

Вопросы безопасности рассматривались в трудах таких ученых как С.С.


Алексеев, А.Г. Арбатов, И.Н. Арцибасов, В.А. Баришпольц, И.П. Блищенко, А.В.
Возжеников, Ю.Н. Жданов, Л.Г. Ивашов, А.И. Иойрыш, С.А. Караганов, А.А.
Кокошин, Ф.И. Кожевников, Е.А. Коровин, Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчик, М.И.
Лазарев, И.И. Лукашук, В.Л. Манилов, Ю.Н. Малеев, А.А. Мишин, В.Ф. Петровский,
В.С. Пирумов, Э.А. Поздняков, Е.М.

Примаков, А.А. Прохожев, Ю.А. Решетов, Э.И. Скакунов, СВ. Степашин, В.К.
Собакин, Г.И. Тункин, Н.А. Ушаков, В.Н. Федоров, О.Н. Хлестов, А.В. Яблоков и
других.
Еще в трудах известнейших мыслителей древности: Геродота, Платона,
Аристотеля содержатся не только ценнейшие сведения о государственном и
политическом устройстве современного им общества, но и раскрывается содержание
основных свойств, признаков, задач и функций институированного государства, в том
числе в сфере обеспечения безопасности.
Так, по мнению Платона, «из стражей надо выбирать таких людей, которые, по
нашим наблюдениям, целью всей своей жизни поставили самое ревностное служение
государственной пользе и ни в коем случае не согласились бы действовать вопреки
ей. Они охраняли бы государство от внешних врагов, а внутри него оберегали бы
дружественных граждан, чтобы у этих не было желания, а у тех - сил творить зло. А
юноши, которых мы называем стражами, были бы помощниками правителей и
проводниками их взглядов»1.
По мнению Аристотеля должно быть, прежде всего, пропитание; затем -
2
2
Аристотель. Политика / Антология мировой политической мысли. - В 5 т. - Т. 1. - М., 1997. - С. 126.

Уже отсюда понятно, что древнегреческие философы, определяя модели


идеального государства, выделяли присущие ему внутриполитические и
внешнеполитические задачи. Причем задачи эти должны решаться специальными
субъектами - стражами, обладающими особыми качествами и личными
достоинствами, сообразными функции охраны государства и граждан.

Обращаясь к истории формирования понятия «безопасность», отметим


памятник юридической, политической, дипломатической и военной мысли древней
Индии - Артхашастра или "Наука политики" ("Наука о государственном устройстве").
Защита от внешних и внутренних угроз рассматривается Артхашастрой как составная
часть практической деятельности государства, управляемого "царем-мудрецом". В
самом начале труда указывается, что есть "единое руководство политики,
составленное на основании извлечений из большей части тех руководств по политике,
которые были созданы древними учителями с целью овладения землею и для ее
охраны"1. В трактате дается весьма подробное наставление о назначении министров и
главного советника, испытании их честности и нечестности, о назначении тайных
агентов и руководстве ими, о наблюдении в своих и чужих пределах за вражескими и
дружественными партиями, о наблюдении за царскими сыновьями и о
самосохранении царя и его жилища. При этом действия тайных агентов
рассматриваются как утонченные средства государственной политики для устранения
препятствий на пути к общественному порядку и наблюдении за всеми. ведомствами.
В Артхашастре содержатся положения о различных бедствиях, непорядках
стихийных и внутренних, подрывающих основы государства и власть царя, а также
нарушающих спокойствие его державы.
Антология мировой политической мысли. В 5 т. Т. 1. - М., 1997. - С. 124. 2 Там
же. С. 368.

Артхашастра, называя основными объектами обеспечения безопасности


государя и государство, акцентирует угрозы в форме внутренней или внешней смуты.

37
"По сравнению с внешней смутой, внутренняя является более зловредной, так как при
этом имеется опасность, подобная той, какая возникает при непосредственной
близости змеи. Далее, смута, вызываемая особо приближенными чиновниками,
опаснее всяких других смут"2. Среди государственных дел, в которых "царь должен
проявлять свою деятельность", вопросам безопасности отдано наипервейшее место.
"... Царь в первую восьмушку дня пусть выслушивает (доклады) о мерах
безопасности государства, о доходах и расходах..." 1. О приоритетах мер по
обеспечению внутренней безопасности в Артхашастре говорится: "Учредив надзор за
главными должностными лицами, пусть царь устроит надзор за горожанами и
сельскими жителями" , и далее, "царь, если сам охранен, охраняет царство от близких
и врагов, прежде всего от жен своих и детей"3.

В ключе рассматриваемой проблемы нельзя обойти вниманием воззрения


одного из основателей политической науки, государственного деятеля и историка
эпохи Возрождения Никколо Макиавелли, оказавшего значительное влияние на
развитие политической теории и практики. Допуская возможность весьма широкого
спектра действий, направленных на укрепление государства, среди которых могли
быть недемократические и далекие от идеалов гуманизма, мыслитель призывал
"...знать, что с врагом можно бороться двумя способами: во-первых, законами, во-
вторых, силой. Первый способ присущ человеку, второй - зверю; но так как первое
часто недостаточно, то приходится прибегать и ко второму. Отсюда следует, что
государь должен усвоить то, что заключено в природе и человека, и зверя" 4.
1
Там же. С.45.
2
Там же. С. 31
3
Там же. С. 40.
4
Макиавелли Н. Государь. - М., 1990. - С. 56.

Макиавелли, сформулировал своего рода формулу безопасности власти:


«Государя подстерегают две опасности: одна изнутри или со стороны подданных,
другая извне - от сильных соседей. С внешней опасностью можно справиться при
помощи хорошего войска и хороших союзников. А если опасность извне будет
устранена, то и внутри сохранится мир при условии, что его не нарушат тайные
заговоры... Главное средство против них - не навлекать на себя ненависти и презрения
подданных и быть угодным народу... Ведь заговорщик всегда рассчитывает на то, что
убийством государя угодит народу; если он знает, что возмутит народ, у него не
хватит духа пойти на такое дело, ибо трудностям, с которыми сопряжен всякий
заговор, нет числа...
В период зарождения буржуазии на волне революций и проявлений террора в
большинстве европейских стран утвердилась точка зрения, согласно которой главной
целью государства является общее благосостояние и безопасность. Именно оно,
государство, посредством права должно стать гарантом безопасности, которая
понималась как обеспечение состояния отсутствия реальной опасности
соответствующим органам и организациям2.
Английский философ и государственный деятель XVII века Т. Гоббс в работе
«Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского»
также поставил обеспечение безопасности во главу целей государства, подчеркнув,
что гарантироваться она должна исключительно позитивным правом, а не
естественными законами. Иначе говоря, было обращено внимание на то, что сама по
себе безопасность не может быть достигнута одной лишь доброй волей граждан. За
правом, как гарантом безопасности, должен стоять аппарат государства, способный в
случае нарушения правовых норм принудить к их исполнению. Иными словами,
"соглашения без меча лишь слова, которые не в силах гарантировать человеку
безопасность" .
1
Макиавелли Н. Государь. - М., 1990. - С. 46-55.
2
См.: Воронцов С. Правоохранительные органы. Спецслужбы. - Ростов-на-Дону, 1998. - С.27.
3
Гоббс Т. Соч. В 2-х томах. - Т.2. - С. 129.
4
Спиноза Б. Богословско-политический трактат//Антология мировой политической мысли. Т. 1. - М., 1997. -С. 350.

Б. Спиноза, в свою очередь, подчеркивал, что конечная цель государства


"заключается не в том, чтобы господствовать и держать людей в страхе, подчиняя их
власти другого, но, наоборот, в том, чтобы каждого освободить от страха, дабы он
жил в безопасности, насколько это возможно..." 4. При этом мыслитель теснейшим
образом связывал обеспечение безопасности с непосредственным
функционированием органов управления: "... для безопасности государства и не
важно, какими мотивами руководствуются люди, надлежащим образом управляя
делами, лишь бы эти последние управлялись надлежащим образом. Ибо свобода или
твердость души есть частная добродетель, добродетель же государства
безопасность"1.

Таким образом, уже во времена античности и средних веков безопасность


представляет собой сложное общественно-политическое явление, составляющее не
только приоритетную цель и ведущую функцию государства, но и достигаемое
специальными мерами определенное состояние общественных отношений, имеющих
непосредственную связь с условием самого существования и вектором (прогресс-
регресс) развития общества и государства. Были выделены фактически все основные
составляющие современной трактовки безопасности: внешние и внутренние угрозы;
безопасность государства: оборона и защита от внешних врагов; государственная

39
безопасность - безопасность особой организации публичной власти; роль государства
как главного субъекта обеспечения безопасности, а также, пусть и не столь явно,
безопасность общества и людей - граждан.
При этом особенно в средние века обеспечение безопасности власти
гарантировалось наличием норм права и специальных государственных органов, чьё
воздействие было направлено как на угрозы, находящиеся вне объекта защиты
(органы власти), так и на угрозы, формирующиеся в нем самом (собственная
безопасность).
1
Спиноза Б. Указ. Соч. - С. 356.

Несмотря на пристальное внимание науки и практики к феномену безопасности


как цели и одному из основных направлений деятельности государства,
организационное выделение этой деятельности в самостоятельную область
государственного управления начало происходить только во второй половине XVII
века. Появление новых учреждений и сфер управления, в том числе прямо
обеспечивающих безопасность государства, было обусловлено зарождением
капиталистических общественных отношений в странах Европы, развитием
принципов свободы в сфере хозяйственной деятельности и неограниченной
конкуренции.
Естественным следствием институирования ответственных за безопасность
сфер государственного управления стало развитие теории и практики
законодательного регулирования обеспечения безопасности государства в рамках
полицейского права. Российские ученые конца XIX века И.Е. Андриевский и И.Т.
Тарасов отмечали, что отечественных теоретических работ по проблеме внутреннего
управления в сфере полицейской деятельности до последней четверти XIX столетия
не было. Однако российская законодательная практика XVIII - XIX веков в данной
области представляет значительный интерес.
Необходимо подчеркнуть, что исторически российское законодательство,
регулирующее общественные отношения в сфере обеспечения безопасности,
исходило из полицейского права, то, выделяясь, то, сливаясь с ним. Процесс
выделения из задач и функции общей полиции (борьба с уголовной преступностью и
охрана общественного порядка) политического сыска, ставшего российским
синонимом обеспечения государственной безопасности (безопасности власти),
определил основные направления и этапы развития, прежде всего,
административного права как основного регулятора общественных отношений в этой
области1.
1
См. подробнее: Мушкет И.И., Хохлов Е.Б. Полицейское право России: проблемы теории. - СПб., 1998. - С. 79-99;
История полиции России. Краткий очерк и основные документы / Под ред. В.М. Курицина. - М., 1998; История
государственного управления России/ Отв. ред. проф. В.Г. Игнатов. - М., 1999. - С. 235-243. Соловей Ю.П. Правовое
регулирование деятельности милиции в Российской Федерации. - Омск, 1993. - С. 9-19.
2
См.: Андреевский И.Е. Полицейское право. - СПб., 1874; Реформа исполнительной полиции в России. Сборник
государственных знаний/Под ред. В.П. Безобразова. - СПб., 1878; Зонненфельс И. Начальные

49

Теоретико-правовые проблемы, безопасности, прежде всего, государства и его


органов, правовое регулирование организации и деятельности политической полиции
самодержавной России достаточно широко представлены в публикациях
отечественных ученых, в том числе и с использованием зарубежного опыта. Среди
них работы видных отечественных юристов и государственных деятелей XIX века
И.Е. Андреевского, М.В. Зданевича, К.К. Палена, К.П. Победоносцева, И.Т. Тарасова,
а также немецких ученых И. Зонненфельса и И. Юсти .
В целом точка зрения относительно понятия и сущности обеспечения
безопасности как общественного и государственно-правового явления,
сформировавшуюся к началу XX века, отражена в работах И.Е. Андреевского,
который связывал обеспечение безопасности с наличием особых общественных
отношений, государством и государственной властью 1. Безопасность, по его мнению,
есть необходимое условие любой деятельности человека, связь между
«человеческими усилиями и достижением целей, ради которых они делаются» .
Необходимость безопасности как гарантии и условия неприкосновенности личности
и собственности «вызывает к жизни государство, в этой необходимости государство
находит главнейшие разъяснения своего существования, она же указывает
государству его цель и назначение». Для достижения этой цели государство
облекается принудительной властью, на основании которой оно проводит границу
между дозволенным и недозволенным; свои требования оно выражает в форме
законов, а за ослушание этим требованиям налагает наказания. Обеспечивается
безопасность как судебным преследованием, так и деятельностью полицейской
власти.
1
Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. Т. III. - СПб., 1891. - С. 304.
2
Там же.

В советский период развитие понятийной базы законодательства и практики


обеспечения безопасности характеризовались тем, что со времени создания ВЧК в
1917 году и в последующие 70 лет, т.е. до так называемой перестройки, не было
опубликовано для открытого пользования ни одного нормативного акта, относительно
организации и компетенции органов безопасности, которые назывались органами
только государственной безопасности. Понятно, что в советский период изучение и
исследование проблем безопасности, как правило, было вынесено за рамки открытых
дискуссий.

Законодательство об обеспечении государственной безопасности состояло


преимущественно из подзаконных нормативно-правовых актов. Некоторые авторы
трактовали сферу безопасности как одно из направлений военного строительства 1.
Другие делали уклон в сторону правоохраны, считая обеспечение безопасности и
общественного порядка единым направлением деятельности Советского государства .
В литературе можно было встретить и промежуточную позицию, сторонники
которой, отмечая близость обеспечения безопасности и общественного порядка на
уровне конечных целей (отсутствие зримых угроз обществу и общественно-
политическому строю), все же подчеркивали их сущностное различие 3.
1
Орлов Г.В. Система законодательства о защите социалистического Отечества// Советское государство и право. -
1982. - № 5. - С. 17-18.
2
См.: Система советского законодательства. - М., 1980. - С. 145-146.

42
3
См.: Веремеенко И.И. Сущность и понятие общественного порядкаУ/Советское государство и право. - 1982. - № 3. -
С. 28; Серегин А.В. Охрана советского общественного порядка//Советское административное право. Управление в
области административно-политической деятельности.- М., 1979.-С. 153.
4
Советское государственное право. - М., 1985. - С. 135-136. 5БСЭ.-С.
171.

Конституция СССР 1977 года (ст. 31) декларировала обеспечение безопасности


страны как одно из направлений реализации функции защиты социалистического
Отечества. Тем самым безопасность была напрямую увязана с обороной. Другие
трактовки безопасности были производными от конституционной. Соответственно
функция обеспечения безопасности рассматривалась в плане защиту
социалистических завоеваний, мирного труда советского народа, суверенитета и
территориальной целостности4. Большая советская энциклопедия давала определение
государственной безопасности как совокупности мер по защите существующего
государственного и общественного строя, территориальной неприкосновенности и
независимости государства от подрывной деятельности разведывательных и иных
спецслужб враждебных государств, а также от противников существующего строя
внутри страны5. В советской военной энциклопедии говорилось, что это состояние
прочности, незыблемости и нерушимости политической и экономической основы и
государственной границы СССР . Таким образом, безопасность и оборона все же не
отождествлялись.

На волне либерализации 80-х годов появилась точка зрения о том, что в основе
деятельности государства по обеспечению собственной безопасности лежат
принципы международного права . Отсюда ясна исключительная идеологизация
проблемы обеспечения безопасности в условиях советского социализма, и
существовавшая политическая установка об исключительно внешнем характере угроз
государственной безопасности, публичном отрицании ее внутренней составляющей,
которая отнюдь не являлась доминирующей в собственной практике органов
безопасности. Очевиден также абсолютный приоритет интересов государства по
отношению к правам и интересам отдельной личности , откуда собственно и
проистекают истоки главенствовавшего в ту эпоху термина и понятия
"государственная безопасность". Иного и не могло быть. Коль скоро общество и
государство отождествлялись между собой на уровне целей и приоритетов развития,
то интересы партийно-государственной системы полагались совпадающими с
социальными и реально главенствовали над всеми остальными. Все это
обеспечивалось, в том числе и органами государственной безопасности,
подавлявшими нежелательные проявления общественной активности внутри страны,
трактуя их в своей деятельности как тлетворное влияние враждебного
капиталистического окружения.
1
Советская военная энциклопедия. - Т. 2. - М., 1976. - С. 621.
2
Юрьев С.С. Некоторые международно-правовые проблемы обеспечения безопасности государств. Доклад на XIII
научной конференции юридического факультета Калининского государственного университета. -Калинин, 1984.
3
См.: Нырков Ю.М. Система допуска государственных служащих к государственной тайне как социальный
институт: Автореф.... канд. полит, наук. - М., РАГС. - 1996.

В результате распада СССР и перехода его правопреемника -Российской


Федерации к построению современного демократического правового государства с
рыночной экономикой ситуация в сфере обеспечения безопасности радикальным
образом изменилась, что предопределяет необходимость глубокого теоретического
осмысления прежних подходов и постулатов. За последние годы накоплен немалый
опыт

(положительный и отрицательный) реформ в сфере безопасности, создана


законодательная база, сформирована новая структура органов безопасности. Все это
нашло отражение в многочисленных работах представителей различных отраслей
науки.
Таким образом, характеризуя безопасность как научную категорию, отметим,
что понятие безопасности относится к числу фундаментальных, которые с древних
лет анализировались представителями различных отраслей обществознания. При
анализе понятия безопасности изначально выделялись его содержание и поиск мер по
реальному обеспечению безопасности.
См.: Степашин СВ. Безопасность человека и общества (Политико-правовые вопросы): Монография. -Спб., 1994.-
С. 6.

Безопасность - понятие сложное, его надо осмысливать с позиций


комплексного подхода, с учетом междисциплинарного предназначения. Здесь в
одинаковой степени важны и экономические, и политические, и правовые, и
экологические, и информационные, и военные и другие аспекты 1. Потребность
выяснения многообразия граней в понимании безопасности зримо видна не только в
России, но и во всем мировом сообществе. Объяснение, наверное, надо искать в тех
изменениях глобального характера, которые происходят в современном мире.
Человеческая цивилизация меняется быстро. Значительно ускорился процесс
развития науки и техники, изменилась, следовательно, и производственная основа.
Резко увеличился товарооборот, наблюдается интенсификация потоков финансовых
средств и технических идей, переход мира в состояние политической, экономической,
правовой, социальной, информационной и другой взаимозависимости. Все это
позволяет по-новому подходить к пониманию безопасности, искать новые подходы к
осмыслению ее содержания и не ограничиваться одним или несколькими ее
проявлениями. С этих позиций стала ясна, например, недостаточность представления

44
о безопасности как о состоянии защищенности от внешней угрозы, как
потенциальной возможности предупреждения нападения, нейтрализации военного
давления извне, способности дать отпор и т.д. Это важная, но не единственная
составляющая безопасности. Растущая взаимозависимость мира позволяет выяснить
новые возможности и средства создания неизвестных ранее систем коллективной
безопасности. Источником формирования угрозы безопасности государства является
многообразие внутренних и внешних противоречий общественного развития в стране
и на международной арене в разных сферах человеческой деятельности. Это
одновременно и главный исходный критерий для выделения тех общественных
отношений, которые и формируют систему социальных взаимодействий в области
безопасности личности и общества.

В настоящее время существует целая концепция безопасности. В


интерпретации термина «безопасность» наметились принципиальные изменения. Все
чаще этот термин употребляется в таких контекстах, где речь идет не только о
военной или государственной безопасности. При этом не следует забывать, что любая
современная концепция безопасности, претендующая на научность, должна
содержать систему приоритетов комплексной и всеобъемлющей безопасности. Такая
концепция должна быть конструктивной по существу, нацеливающей на действия и
задающей программу этих действий.
1
Косов Ю.В. Проблема безопасности в современном российском обществе: ценностные приоритеты и
внешнеполитическая значимость //Актуальные проблемы Европы: безопасность, сокращение вооружений и
разоружение. - М.: ИНИОН РАН, 1998. - С. 39.

Значительное повышение интереса к проблематике безопасности характерно


именно для последнего времени. Заметим, что в Большой Советской Энциклопедии
нет общей статьи «Безопасность», и это не случайно. На протяжении почти всей
истории человечества практически единственным актуальным аспектом безопасности
считалась национальная безопасность, которая, в свою очередь, «отождествлялась с
военной безопасностью, защищенностью государства от вооруженного нападения
извне»1.

Согласно определению академического словаря русского языка безопасность -


это «положение, при котором не угрожает опасность кому-нибудь, чему-нибудь» 1.
Словарь Д.Н. Ушакова определяет безопасность не только как «отсутствие
опасности», но также и как «предупреждение опасности, условия, при которых не
угрожает опасность»2. Как видим, несмотря на то, что слово «безопасность», с
формальной точки зрения, несет в себе смысловое отрицание (а именно, отрицание
опасности, ее отсутствие), тем не менее, согласно большинству приведенных
определений, оно выступает как положительное понятие, утверждающее наличие
позитивных условий, обеспечивающих такое состояние, при котором не угрожает
опасность. С этими определениями в целом согласуются и трактовки тех или иных
аспектов безопасности, предлагаемые специальными научными словарями.
1
Ожегов СИ. Словарь русского языка. Изд. 18-е, стереотипное /Под ред. Н.Ю.Шведовой. - М.: Русский язык, 1986.-С.
38.
2
Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Сост. В.В.Виноградов, Г.О.Винокур, Б.АЛарин и др. /Под ред.
Д.Н.Ушакова. - Т. 1. - М.: Русские словари, 1994. - Ст. 113.
3
См.: Российская криминологическая энциклопедия /Под общ. ред. А. И. Долговой. - М., 2000. - С. 70.

В Словаре современных военно-политических и военных терминов, в отличие


от только что процитированных источников, для которых главным ориентиром
является безопасность личности, безопасность рассматривается в международном
аспекте . В качестве ее субъектов выступают не индивиды, а страны, государства:
«Безопасность» (зесипгу) - условие или состояние дел, при которых страна (или
группа стран) может защищать свои ценности от внешних угроз и рисков. Последние
могут иметь военный или невоенный характер, проистекать из разных источников и
зачастую с трудом поддаются прогнозированию. В этих условиях безопасность
наиболее оптимально обеспечивается посредством широкого подхода, учитывающего
важность политических, экономических, социальных и природоохранных факторов, в
дополнение к традиционным военным аспектам, особое внимание при котором
уделяется партнерству, сотрудничеству и диалогу между странами, разделяющими
одинаковые взгляды» . Несмотря на то, что понятие безопасности рассматривается
здесь с точки зрения межгосударственных отношений, объектом обеспечения
безопасности, тем не менее, остается опять таки население.

Базовый для сферы обеспечения безопасности Закон Российской Федерации "О


безопасности" был принят раньше Конституции Российской Федерации. Он
закрепляет правовые основы обеспечения безопасности личности, общества и
государства, определяет систему безопасности и ее функции, устанавливает порядок
финансирования органов обеспечения безопасности, а также контроля и надзора за
законностью их деятельности. Претерпев ряд изменений, он действует и до сих пор.
В Законе подчеркивается, что безопасность - это состояние защищенности
жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и
внешних угроз (ст. 1). Объекты безопасности опять же раскрываются в Законе через
элементы триады. Это - личность, ее права и свободы; общество, его материальные и
духовные ценности; государство, его конституционный строй, суверенитет и
территориальная целостность. Итак, современное законодательное определение

46
понятия «безопасности» как и много веков назад включило в себя два базовых
компонента: защищенность и ориентация на прогрессивное развитие 3.
1
Словарь современных военно-политических и военных терминов. Брюссель, Объединенная редакционная рабочая
группа «Россия-НАТО», 2001.
2
Ведомости СНД и ВС РФ. 09.04.1992. N 15. Ст. 769
3
Такой подход наиболее часто встречается в научной литературе по проблемам безопасности. См. например:
Кутахов Ю., Явчуновская Р. Человек, полиэтнический мир, безопасность. - СПб., 1998.

С предлагаемым Законом пониманием безопасности солидаризируются и


ученые. Например, Н.Д. Казаков определяет безопасность как «динамически
устойчивое состояние по отношению к неблагоприятным воздействиям и
деятельность по защите от внутренних и внешних угроз, по обеспечению таких
внутренних и внешних условий существования государства, которые гарантируют
возможность стабильного всестороннего прогресса общества и его граждан». Это
понятие, по справедливому замечанию исследователя, превратилось в,комплексное,
междисциплинарное и интегративное, отражающее в данном качестве жизненно
важные интересы развития личности, общества, государства 1.
Трудно не согласиться с тем, что только крепкое государство и сильная власть
могут быть гарантами естественных прав, свобод и достоинства личности. Однако
власть может быть причиной нарушения этих прав и свобод, может сама становиться
опасностью для личности и общества. В такой ситуации личность и общество могут
стать заложниками государства.
С этих позиций весьма интересным представляется подход Л.И. Шершнева к
пониманию безопасности. Он считает, что в основе «концепции безопасности, ее
структур и механизмов должно лежать новое ноосферное 1 мировидение, новое
представление о целях и жизненно важных интересах и базовых ценностях России, ее
роли и месте в мировом сообществе». При этом ключевым элементом ноосферного
устройства жизни выступает человек, но не как средство для чужих целей, а как
абсолютная цель. Абсолютная ценность- человека является мерой всему, и целью
общества выступает личность безопасного типа для себя, окружающих, среды
обитания . Но вполне приемлемым представляется понимание безопасности и теми
исследователями, которые изучают различные ее виды 3.
1
Казаков Н.Д. Безопасность и синергетика (опыт философского осмысления)//Безопасность. Информ. сб. -1994. - № 4
(20). - С. 61-63.
2
Шершнев Л.И. Безопасность: государственные и общественные устои //Безопасность. Информ. сб. - 1994. -№ 4 (20).-
С. 12-13.
3
См.: Дзейтов С.А. Государство и экологическая безопасность (теоретико-правовой аспект): Автореф. дис... канд.
юрид. наук. - Спб., 1994; Адашкевич Ю.Н. Безопасность предпринимательства. В каком направлении идти//
Безопасность. Информ. сб. - 1994. - №3 (19). - С.49-52; Владимиров Ю.И., Павлов А.С. Внешнеэкономический аспект
экономической безопасности Российской Федерации// Безопасность. Информ. сб. - 1994. - №3 (19). - С.49-52. - С.60-65;
Жандаров А.М., Петров А.А. Экономическая безопасность России: определения, гипотезы, расчеты // Безопасность.
Информ. сб. - 1994. - №3 (19). - С.49-52. - С.40-48; Антонов А.Б., Балашов В. Г. Основы обеспечения безопасности
личности, общества и государства. - М., 1996.

Статья^, 1 Закона «О безопасности», закрепив основные положения


соответствующей теории, вероятнее всего, предполагает необходимость соблюдения
баланса жизненно важных интересов личности, общества и государства и их
взаимную ответственность по обеспечению безопасности. Вместе с тем данный закон
не определяет перечень жизненно важных интересов и критерии оценки степеней их
защищенности, не конкретизирует виды безопасности.
Однако знание видов безопасности имеет первостепенное значение и
способствует организации всей системы обеспечения безопасности. Прежде всего,
необходимо выделить безопасность внутреннюю и внешнюю, безопасность
личности, общества и государства, а также безопасность политическую,
экономическую, социально-культурную, экологическую, научно-техническую,
военную, информационную и др. И хотя их анализ не входит в предмет нашего
исследования, отметим, что все виды безопасности следует рассматривать как единое
целое, но при этом каждый вид как самостоятельную подсистему в общей системе
безопасности, характеризующуюся своими особенностями.
В преамбуле названного выше Закона вычленяется исходная понятийная
триада, относительно которой формируется весь категориальный и понятийный
аппарат безопасности и ее обеспечения. Это рассматриваемые в единстве личность-
общество-государство. Причем последовательность элементов триады в смысле
Закона равнозначна их значимости относительно друг друга.
Пирумов В.С. Методология комплексного исследования проблем безопасности России // Проблемы глобальной
безопасности. - М., 1995. - С. 49-50.

Исследование проблем в любой области знаний предполагает формирование


базисных (основополагающих) понятий (т.е. понятийного аппарата), их структурно-
функциональную связь и определение методов формализации исследуемых явлений
(процессов), которые обеспечивали бы их углубленное изучение 1. В нашем случае
такими базисными понятиями являются понятие самой безопасности и безопасности
элементов триады "личность-общество-государство". Последние в единстве все чаще
характеризует понятием национальная безопасность, относительно которой в науке
единой точки зрения пока не выработано.

В преамбуле Концепции национальной безопасности под национальной


безопасностью Российской Федерации понимается безопасность ее
многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника
власти в Российской Федерации. То есть законодатель ясно сформулировал свою
точку зрения на данное понятие.

48
В научных же исследованиях, как теоретико-правовых, так и
политологических, термин «национальная безопасность» интерпретируется по-
разному. В большинстве работ национальную безопасность принято определять как
состояние защищенности национальных интересов от внутренних и внешних угроз,
обеспечивающее прогрессивное развитие личности, общества и государства.
1
Пирумов В.С. Указ. соч. - С. 55-56.
2
Пирумов В.С. Указ. соч. - С. 58.

Так, В.С. Пирумов понимает под национальной безопасностью защищенность


жизненно важных интересов личности, общества, государства, а также национальных
ценностей и образа жизни от широкого спектра внешних и внутренних угроз,
различных по своей природе (политических, экономических, военных, экологических
и др.). При этом под национальными ценностями он подразумевает принадлежащую
стране материальную, интеллектуальную и духовную собственность как основу ее
существования и развития1. По сути, В.С. Пирумов отождествляет понятия
«национальная безопасность», «безопасность Российской Федерации» и
«государственная безопасность», фактически подразумевая, что национальная
безопасность есть аналог государственной безопасности применительно к условиям
федеративного многонационального государства: «Помимо России, есть еще ряд
многонациональных государств, где вместо понятия «государственная безопасность»
используется термин «национальная безопасность» для обозначения необходимых
условий их существования, нормальной жизнедеятельности и дальнейшего
развития»2. Сюда включаются внешняя безопасность Российской Федерации,
определяемая как защищенность ее национальных интересов, национальных
ценностей и образа жизни от угроз, исходящих извне, а также внутренняя
безопасность - защищенность России от угроз, исходящих из процессов, организаций,
лиц и' объектов, которые находятся под управлением российского государства и/или
на его территории1.

И.А. Лазарев отмечает, что в широком, философском смысле безопасность


объектов социальной природы (государство, общество, социальная группа, человек,
международные организации, объединения и т.д.) - это надежность их существования
и устойчивого прогрессивного развития. Ее обеспечение предусматривает
государственное целеполагание проводимой политики и мер, направленных на то,
чтобы предотвращать опасные состояния и глубокие кризисные процессы, создающие
угрозу самому существованию и развитию этих социальных объектов.
Государственное целеполагание призвано стимулировать концентрацию
политической воли, усилий общества и располагаемых ресурсов вокруг достижения
национальных целей и защиты национальных интересов 2.
Н.Н. Арзамаскин и П.И. Матросов определяют безопасность как состояние,
при котором внешние и внутренние угрозы не достигают определенного
критического уровня, позволяющего говорить об угрозе важнейшим интересам
государства, общества, личности, а также как меру защищенности среды обитания,
чести, достоинства, ценностей личности, социальных групп, государства, общества,
цивилизации в целом. При этом под понятием национальной безопасности они
подразумевают уровень защищенности жизненно важных интересов личности,
общества, государства от внутренних и внешних угроз3.
1
Пирумов В.С. Указ. соч. - С. 58-59.
2
Лазарев И.А. Проблемы разработки концепции национальной безопасности РФ/Проблемы глобальной
безопасности. - М., 1995. - С. 77-78.
3
Арзамаскин Н.Н., Матросов П.И. Государственная безопасность: понятие, черты и перспективы стабилизации. В
сборнике "Преступность как угроза национальной безопасности". - Ульяновск, 1998. - С. 51.

Таким образом, национальная безопасность, как социальное явление, имеет


множество оттенков, закрепленных правом как состояние, которое аккумулирует
бесконечное множество видов ущерба, а также возможных представлений об угрозах
и их последствиях1.
При этом все же надо признать, что внешняя и внутренняя безопасность (в
зависимости от реальной и потенциальной угрозы в соответствии с ч. 2 ст. 3 Закона
Российской Федерации «О безопасности») являются наиболее крупными составными
частями общего понятия «безопасность государства». Одни виды безопасности могут
рассматриваться в каждом (внешнем и внутреннем) аспектах, например: внешняя
экономическая безопасность и внутренняя экономическая безопасность. Другие
только в одном. Однако, в любом случае факторы, определяющие состояние
защищенности общественных отношений и на высших, и на низших уровнях
декомпозиции комплексного понятия «безопасность Российской Федерации», будут
иметь внутреннюю и объективную внешнюю составляющие своего развития.
Возженников А.В. Национальная безопасность: теория, политика, стратегия. - М., 2000. - С. 55.

Как видно, несмотря на различные точки зрения, большинство ученых


отождествляют понятия «безопасность государства» и «государственная
безопасность». При выяснении сущности любого из видов безопасности,
составляющих совокупное понятие «государственная безопасность», мы с
неизбежностью придем к выводу о необходимости наличия в них элемента
«институтов власти». Так, В.К. Сенчагов определяет сущность экономической
безопасности как состояние экономики и институтов власти, при котором
обеспечиваются гарантированная защита национальных интересов, социальная

50
направленность политики, достаточный оборонный потенциал даже при
неблагоприятных условиях развития внутренних и внешних процессов. Иными
словами, экономическая безопасность - это не только защищенность национальных
интересов, но и готовность и способность институтов власти создавать механизмы
реализации и защиты национальных интересов развития отечественной экономики,
поддержания социально-политической стабильности общества 1.

Как правильно отмечает Б.Н. Габричидзе, понятие «безопасность» в


конституционно-правовом и административно-правовом значении имеет сложный,
широкий и дифференцированный смысл2. Потребность четкой дифференциации
представлений о безопасности, выработка определений ее конкретных видов и
составляющих, а также развитие таких направлений исследований, которые могли бы
способствовать продвижению вперед в конкретных областях правовых знаний,
предлагая свои выводы для их прикладного применения, обуславливает
необходимость интегративного подхода, где ключевую роль должно сыграть понятие
национальной безопасности, о котором, по всей видимости, и идет речь в п. "м" части
1 статьи 71 Конституции Российской Федерации.
1
См.: Экономическая безопасность/ Под ред. В.К. Сенчагова. - М., 1998. - С. 11-13.
2
См.: Габричидзе Б.Н., Елисеев Б.П. Российское административное право. Учебник для вузов. - М., 1998. -С. 452.
3
СЗ РФ. 2000. № 2. Ст. 170.

Концепция национальной безопасности Российской Федерации, последняя


редакция которой утверждена Указом Президента Российской Федерации от 10
января 2000 года № 24 , определенным образом преломляет положения уже несколько
устаревшего Закона Российской Федерации «О безопасности» применительно к
современным условиям. Здесь национальная безопасность приобретает
приоритетный и специальный характер. Такое определение, в известной мере,
двойственно в-отношении исходных позиций, на которых строится вся концепция и
особенно в отношении роли государства в обеспечении национальной безопасности.
С одной стороны, ясно сказано, что сама по себе национальная безопасность - это
безопасность многонационального народа России. Государство же в анализируемой
дефиниции вообще как бы не присутствует. С другой же - народ рассматривается
здесь во вполне определенном аспекте, а именно как носитель суверенитета и
единственный источник власти в Российской Федерации. Однако суверенитет, по
меньшей мере, в данном определении, сводится к суверенитету государства - России
как таковой, ну а власть в Российской Федерации - это власть публичная. Если же
учесть эти соображения, то, по сути, рассматриваемое определение национальной
безопасности, безусловно, базирующееся на нормах федеральной Конституции, все
же имеет акцент не на народ как таковой, а на государство, в основе формирования и
деятельности которого лежит воля многонационального народа России.
При этом Концепция национальной безопасности Российской Федерации
раскрывается как система взглядов на обеспечение в Российской Федерации
безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во
всех сферах жизнедеятельности. В этом плане исходное понимание безопасности,
изложенное в упомянутом Законе Российской Федерации, по сути, повторяется в
Концепции национальной безопасности. Однако, если в Законе безопасность
личности, общества и государства - это само определение безопасности, то в
Концепции данная триада имеет несколько другой смысл. В ней она выступает
объектом обеспечения безопасности, где главная роль отведена государству и
публичной власти вообще. Данный вывод легко подтверждается анализом
содержательных положений концепции, где речь идет преимущественно о
государстве и, подчеркнем это особо, его безопасности.
Не является секретом тот факт, что невнимание к интересам личности создает
предпосылки для формирования стойкой социальной напряженности и более того -
для раскола общества на враждующие группировки. В этих условиях подрывается
безопасность государства, ослабляется его общий потенциал. В результате
государство лишается поддержки той части общества, которая не удовлетворена его
политикой. Обострение социально-политического противостояния ведет к снижению
потенциала страны. В противном случае бесправная, незащищенная и уязвимая
личность автоматически становится обузой и даже угрозой для государства. Следует
также заметить, что отсутствие безопасности личности ограничиваетвозможности
обеспечения безопасности как таковой, а, следовательно, и стабильности общества и
государства.
Безопасность государства достигается при наличии эффективного механизма
управления и координации деятельности политических сил и общественных групп, а
также действенных институтов защиты. То есть безопасность государства тесно
связана с безопасностью общества и отдельных граждан.
Следует согласиться с позицией большинства авторов в том, что «безопасность
государства» это родовое понятие, включающее ряд составляющих, охватывающих
такие аспекты жизнедеятельности, как, например, «защита жизни, здоровья, прав и
свобод личности, собственности, безопасности общества и государства от

52
преступных посягательств»1, «ядерная безопасность», «радиационная
безопасность населения»2,
3 4
«химическая и биологическая безопасность» , «военная безопасность» ,
«информационная безопасность»3, «экологическая безопасность»4, «безопасность
дорожного движения - состояние, отражающее степень защищенности его участников
и государства от дорожно-транспортных
7 8
3
См.: Основы государственной политики в области обеспечения химической и биологической безопасности
Российской Федерации на период до 2010 года и дальнейшую перспективу. Утверждена Указом Президента РФ от 4
декабря 2003 г. № Пр-2194.
4
См.: Военная доктрина Российской Федерации. Утверждена Указом Президента РФ от 21 апреля 2000 г. № 706 //
Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 17. Ст. 1852.
7
Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» // Ведомости
Федерального Собрания Российской Федерации. 1995. № 36. Ст. 1745.
8
Федеральный закон от 11 ноября 1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций
природного и технического характера» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. №35. Ст. 3648.

происшествий и их последствий» «авиационная безопасность» , «военно-морская


безопасность», «продовольственная безопасность» и др.

1 Закон Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» от 13 сентября


1992 г. // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации
1992. №17 ст. 892; №33. ст. 1912; Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной
деятельности» // С3 РФ. 1995. № 33. Ст. 3349; Федеральный закон «О частной детективной и охранной деятельности
в Российской Федерации» // СЗ РФ. 1996. № 17. Ст. 888.
2 См.: Федеральный закон от 11 ноября 1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных
ситуаций природного и технического характера» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 35.
Ст. 3648
3 См.: Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. Утверждена Указом Президента РФ 9
сентября 2000 г. № Пр-189 // Российская газета. 2000. 28 сентября.
4 См.: Экологическая доктрина Российской Федерации. Утвержден Распоряжением Правительства РФ от 31 августа
2002 г. № 1225-р // Собрание законодательства Российской Федерации. № 36. Ст. 3510.
Безопасность общества предполагает наличие общественных
институтов, норм, развитых форм общественного сознания, позволяющих
реализовать права и свободы всех групп населения и противоборствовать с
действиями, ведущими к расколу общества (в частности, с действиями со
стороны государства).
Безопасность личности состоит в существовании правовых и
нравственных норм, общественных институтов, которые позволяли бы ей
развивать и реализовывать социально значимые способности и потребности,
не испытывая противодействия со стороны государства и общества. Кроме
этого безопасность отдельного человека вплетается в его правовой статус.
Последнее на наш взгляд находит отражение в его праве на безопасность о
содержании которого пойдет речь в следующем параграфе.
Подводя итоги данному разделу диссертационного исследования,
посвященное анализу таких категорий как «безопасность» и «национальная
безопасность» сделаем вывод о том, что безопасность это защищенность
интересов таких субъектов как личность, общество и государство.
Национальная безопасность это защищенность многонационального народа
России, носителя суверенитета и единственного источника власти в
Российской Федерации. Национальные интересы России, а значит и ее
народа, заключаются в совокупности сбалансированных интересов личности,
общества и государства. Таким образом, национальная безопасность есть
защищенность национальных интересов, приоритетность которых
составляют интересы личности, выражающиеся в пользовании социальными

54
благами, в целях удовлетворения своих потребностей, а также в возможности
их защиты.

55
1.3 Право личности на безопасность в системе прав человека

В связи с общим ростом интереса к правам человека, как высшей


общественной ценности и субъекта общественных отношений, безопасность
личности выдвигается на первое место в числе наиболее значимых аспектов
национальной безопасности. Новый подход к безопасности личности как
комплексному социально-правовому явлению, охватывающему всю сферу действия
прав и свобод человека, требует адекватного отражения в отечественном
законодательстве и, в первую очередь, в нормах основного закона государства, а так
же научного осмысления данной проблемы.
В юридической литературе понятие «право на безопасность» является
достаточно устоявшейся категорией5, но при этом наименование данного права в
свете терминологии, используемой в законодательстве, регулирующем вопросы
безопасности, на наш взгляд, может быть и иное -«право на защищенность». Это
связано с тем, что безопасность - это состояние защищенности жизненно важных
интересов личности6, а термин «безопасность» используется применительно только к
личной безопасности7, (то есть защищенность личных прав). Но в связи с тем, что
безопасность и защищенность все же выражают одно и тоже, в нашем исследовании
мы не станем отходить от сложившего понятия, и будем использовать термин «право
на безопасность».
Для установления сущности и содержания права личности на безопасность и
определения его места в системе прав человека на наш взгляд необходимо, во-
первых, определить теоретические предпосылки его существования, то есть
проследить научную полемику относительно существования такого права и, во-
вторых, проанализировать нормативную базу права личности на безопасность, как
российскую, так и международную.
В теоретическом познании и правовом регулировании право на безопасность
отстает от всех остальных прав. Объяснить этот факт можно только тем, что на
протяжении всей истории человечества его развитие протекало на фоне непрерывно
следующих друг за другом природных и социальных катаклизмов. Первобытный
человек постоянно жил перед лицом грозных сил природы: наводнения, пожары,
5 Епихин Л.Ю. Концепция обеспечения безопасности личности в сфере уголовного судопроизводства. Дис. ... докт.
юрид. наук. - Сыктывкар, 2004; Калина Е.С. Государственно-правовой механизм обеспечения права на безопасность
личности в Российской Федерации: Дис. ...канд. юрид. наук. - Челябинск, 2004; Ильин Ю.Д. Право человека и
государства на безопасность в современном мире. - М.: Норма, 2007; Никитин Д.А. Конституционно-правовые
основы безопасности личности в Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид.наук.- Самара, 2005; Пастухов П.С.
Безопасность граждан - составная часть прав человека // Защита прав человека: теория и практика, проблемы
совершенствования правозащитной системы в регионах. Материалы Всероссийской научно-практической
конференции, г. Пермь 10 декабря 2004 г. - Пермь: Изд-во ИВЭСЭП, 2005. - С. 103-107 и др.
6 Ст. 1 Закона «О безопасности» от 5 марта 1992 г.
7 Указ Президента РФ «О Концепции национальной безопасности Российской Федерации» от 10.01.2000 г.//Собрание
законодательства РФ, 10.01.2000, № 2, ст. 170.

56
ураганы, прочие бедствия непрерывно испытывали его на выживаемость, заставляя в
упорной борьбе с ними отстаивать свое право на жизнь, что удавалось далеко не
всегда. Не располагая возможностями научного объяснения и предотвращения этих
опасностей, люди относились к ним как к неизбежному злу. Лишь в современную
эпоху, благодаря достижениям научно-технического прогресса, возникла реальная
альтернатива существованию, полному смертельных рисков. Поэтому, лишь на
современном этапе своей истории, человечество начало осознавать ценность
безопасности как одного из нематериальных благ, причем важнейшего из этих благ, а,
следовательно, и право каждого человека на это благо. Ведь именно в современную
эпоху впервые возникли и были осознаны реальные - опасности, грозящие всей
экосистеме планеты Земля и всему человечеству.
Свое полное выражение идея неприкосновенности основных прав человека
впервые получила в трудах мыслителей раннебуржуазных мыслителей (Г. Гроций, Б.
Спиноза, Дж. Локк, Ш. Монтескье) и других, которые провозглашали основные
принципы правового государства: главенство закона, равенство всех перед законом,
разделение властей, признание прав индивида и защита их от произвола властей.
В XIX веке в эпоху развития капитализма одной свободы, понимаемой как
полное невмешательство государства, стало уже недостаточно для защиты человека
от капиталистического произвола. Стало ясно, что защита прав человека требует
вмешательства государства, активных законотворческих и практических мер с его
стороны, направленных на реализацию гарантированных прав. В это же время
возникли естественно-правовая и позитивистская теории природы прав человека.
Цель сторонников естественно-правового подхода состояла в том, чтобы заставить
государство признать права человека в качестве неотчуждаемых и неприкосновенных.
Сторонники позитивистского подхода предлагали единственным источником, в том
числе и прав человека, считать государство.
Отдельные проявления естественно-правового и позитивистского подходов к
природе прав человека и взаимоотношениям между личностью и государством
отчасти сохраняются и в современном праве, принимая характер тенденций. Суть
первой тенденции проявляется в том, что подчеркивается самостоятельный статус
прав человека, независимо от того, насколько полно они отражены в позитивном
законодательстве. Суть второй тенденции состоит в сосредоточении внимания
преимущественно на тех правах человека, которые уже конституированы в
позитивных правовых нормах, объем и содержание которых четко определены
законодателем. Данное различие между двумя подходами находит свое отражение в
конституциях современных государств и документах международного права. Так, в

57
Конституциях США, Франции, Италии, Испании воплощена надпозитивная
(естественно-правовая) концепция прав человека, а в Конституциях Австрии, ФРГ -
позитивистская. Однако не менее отчетливо во всех указанных документах
проявляется и тенденция к сближению и взаимодействию естественного и
позитивного права.
В этом отношении весьма показательно высказывание бывшего председателя
Федерального конституционного суда, а впоследствии Президента ФРГ Р.Герцога о
том, что «Основной Закон исключает конфликт между действующей Конституцией и
надпозитивными правами. Догосударственные права - это те же права человека,
санкционированныегосударством» . Эти слова, относящиеся к Конституции ФРГ
можно отнести и к Конституции Российской Федерации, в которой зафиксировано
тождество между всей возможной совокупностью естественных, надпозитивных прав
человека и объемом понятия «конституционные права». Тем самым российский
законодатель добровольно принимает действующий в настоящее время во многих
странах принцип связанности правами человека, который выражается в требовании
прямого действия конституционных норм, утверждающих основные права человека.
Поэтому данный принцип является одним из основных атрибутов правового
государства.
С учетом этих принципов, а, также принимая во внимание значение и ценность
безопасности как одного из важнейших нематериальных благ, необходимого для всей
жизнедеятельности человека, представляется не только правомерным, но и
необходимым признать право на безопасность в качестве одного из основных прав
человека и гражданина. Это идея нашла воплощение в работах таких авторов как С.
Алексеев, Ю.В. Анохин, Л.Д. Воеводин, Е.С. Калина, О.О. Миронов, Д.А. Никитин,
А.В. Опалев, А.А. Тер-Акопов, О.М. Хлобустов и др.
В отечественной литературе право на безопасность преимущественно
рассматривается через призму личных прав и свобод. В этом случае право на
безопасность выражается через близкое, но не идентичное понятие личной
безопасности. Хотя достаточно часто термин «личная безопасность» используется
учеными как синоним права личной неприкосновенности, включающего в себя
неприкосновенность физическую (жизнь, здоровье), ' нравственную (честь,
достоинство), психическую и индивидуальную свободу 8. Так, Л.Д. Воеводин
выделяет в качестве самостоятельной группы -права и свободы человека и
гражданина в сфере личной безопасности и частной жизни. При этом к личной

8 Цит. по: Государственное право Германии: В 2 т. - М., 1994. - Т. 1. - С. 54.

58
безопасности он относит право на жизнь, неприкосновенность личности, защиту
чести и достоинства9.
Более широко право на личную безопасность трактует А.К. Тихонов, который
утверждает и полагаем, что с ним можно согласиться, что данное право не является
исключительно личным правом, а представляет собой «сквозное» право-гарантию,
которое создает условия для реализации всех остальных конституционных прав 10.
А.А. Тер-Акопов под безопасностью человека понимает социальную
защищенность человека, обеспечивающую сохранность самого человека и его
отдельных жизненно важных функций в соответствии с наибольшими
возможностями общества11, выделяя, в частности, в качестве одной из составляющих
безопасности личности юридическую безопасность, как состояние защищенности
человека в связи с вступлением его в сферу правовых отношений 12.
1
См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации. Изд. 2-е, доп. и перераб. - М.: Изд- во БЕК, 1996. - С. 67;
Конституция Российской Федерации. Научно-практический комментарий. 3-е изд. / Под ред. Б.Н. Топорнина. - М.:
Юристь, 2003. - С. 216-217; Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и
гражданина / Под ред. Н.И. Матузова. Саратов: СВШ МВД Российской Федерации. - 1996. - С. 71; Петрухин И.Л.
Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). С. 64; Стремоухов А.В. Указ. соч. С. 21.
2
Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. Учебное пособие. М.: Изд-во МГУ, Издательская группа
ИНФРА*М - НОРМА, 1997. - С. 190-192.

В.А. Мальцев, идет дальше и раскрывает содержание личной безопасности не


только как социальную защищенность человека, а через «состояние комфортной
жизнедеятельности», обеспечиваемой мерами, предпринимаемыми государством 13.
Несмотря на позитивный элемент такогоопределения (действительно, безопасность
личности основывается на определенных обязанностях со стороны государства, равно
как и на самостоятельности самого человека), оно нуждается в конкретизации, так как
понятие «комфортная жизнедеятельность» довольно относительно и допускает
неограниченный субъективизм в оценках реального положения личности.

9 Алексеев С. Национальная безопасность: проблемы правового регулирования и вопросы соблюдения прав


человека // Мир и безопасность. - 2003. - N 1; Анохин Ю.В. Обеспечение безопасности, прав и свобод личности в
правоприменительной деятельности органов внутренних дел: на материалах предварительного расследования:
Дис. ... канд. юрид. наук. - М., 1999; Калина Е.С. Государственно-правовой механизм обеспечения права жа
безопасность личности в Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. -Челябинск, 2004; Миронов О.О. Защита
прав жертв террористических актов и иных преступлений //Безопасность Евразии. - 2003. - № 2; Никитин Д.А.
Конституционно-правовые основы безопасности личности в Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. -
Самара, 2005; Опалев А.В. О некоторых базовых категориях теории обеспечения национальной безопасности
//Вестник Российской Академии естественных наук. -2004. - № 3; Тер-Акопов А.А. Безопасность человека:
Социальные и правовые основы. - М., 2005; Хлобустов О.М. Права человека и некоторые проблемы обеспечения
национальной безопасности// Защита прав человека и соблюдение законности органами внутренних дел: Материалы
международной научно-практической конференции 10 декабря 1998 г. - М., 1999; Хлобустов О.М., Рыкунов В.И.,
Павленко С.З., Подуфалов В.Д. Права человека и интересы национальной безопасности. - М. 1999.

10 Тихонов А.К. Сущность категории личной безопасности и ее соотношение с категориями чести и достоинства //
Правоведение. 1998. № 1. - С. 127.
11 Тер-Акопов А.А. Безопасность человека. - М., 1998. - С. 19.
12 Там же. - С. 149.
13 Мальцев В.А. Проблемы обеспечения личной безопасности в свете реализации права на неприкосновенность
личности / Правовая наука и реформа юридического образования: Сб. науч. трудов.

59
Е.С. Калина предлагает рассматривать право на безопасность в качестве одного
из основных конституционных прав. И полагает, что его положение в системе этих
прав определяется тем, что оно является основополагающим, базисным правом, без
реализации которого невозможно надежное, гарантированное осуществление всех
остальных прав человека и гражданина. Автор выделяет также ряд правомочий,
которые по своему содержанию обеспечивают реализацию права граждан на
безопасность: статьи 46 - 51, 52 - 54 и другие 14. На наш взгляд ее подход отличается
всесторонностью и органично сочетается с действующими положениями
Конституции Российской Федерации.
Д.А. Никитин в целом разделяет точку зрения Е.С. Калины, но при этом
определяет безопасность личности как состояние защищенности конституционных
прав и свобод человека и гражданина, представляющее собой обязательное
сохранение существа отражаемых в них ценностей и определяемое на основе
отслеживаемых качественных и количественных параметров, поддерживаемых в
динамическом равновесии15. То есть поддерживает точку зрения о том, что это не
самостоятельное право а гарантия реализации остальных прав человека.
Вып. 15: Российское правовое государство: Итоги формирования и перспективы развития. - Воронеж:
Издательство Воронежского государственного университета, 2003. - С. 161-162.

Принимая во внимание существенное различие объема понятия безопасности,


прежде всего в конституционных нормах, можно утверждать, что вопросы
безопасности, включая безопасность личности, не получилисистемного отражения в
действующем законодательстве. Некоторые исследователи обращают внимание на
присутствие в тексте Конституции логических ошибок, связанных с безопасностью
личности, которые уже не могут быть исправлены в текущем законодательстве 16.
Проанализируем ряд норм Конституции Российской Федерации с целью
выявления в ней особенностей закрепления положений, связанных с безопасностью
граждан.
Глава вторая Конституции Российской Федерации 1993 года не
предусматривает обособленного права человека и гражданина на безопасность. Тем
не менее, термин «безопасность» применительно к безопасности общества в целом и
отдельных людей достаточно часто встречается в ее тексте. Например, статья 37
закрепляет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и
гигиены. Статья 56 Конституции Российской Федерации в качестве одной из целей

14 Калина Е.С. Государственно-правовой механизм обеспечения права на безопасность личности в Российской


Федерации: Дис. ...канд. юрид. наук. - Челябинск, 2004. - С. 53.
15 Никитин Д.А. Конституционно-правовые основы безопасности личности в Российской Федерации: Дис. ... канд.
юрид. наук.- Самара, 2005. - С. 36.
16 См.: Исследования по безопасности. - М.: Концепт, 1998. - С. 58-59.

60
ограничения прав и свобод при чрезвычайном положении указала безопасность
граждан. Косвенно вопросы безопасности человека и гражданина обозначены в
пункте «в» статьи 71 Конституции Российской Федерации, которым «регулирование и
защита прав и свобод человека и гражданина» отнесены к предметам ведения
Российской Федерации.
Часть вторая статьи 74 определяет, что одной из целей ограничения
перемещения товаров и услуг является обеспечение безопасности, защиты жизни и
здоровья людей. Тем самым, проводится разграничение понятий «безопасность» и
«защита» личности, то есть законодатель, осознано или нет, но разграничивает эти
понятия.
В целях обеспечения безопасности людей допускается подвергать личному
досмотру членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы (статья 98
Конституции Российской Федерации), то есть безопасность людей может послужить
причиной для ограничения права депутатов на неприкосновенность.

Право на безопасность тесно связано с таким правовым понятием как


самозащита личностью своих прав и свобод, основу которой составляет часть 2
статьи 45 Конституции Российской Федерации: «каждый вправе защищать свои права
и свободы всеми способами, не запрещенными законом». Действие данной нормы
направлено на создание конституционной основы для самостоятельного обеспечения
личностью собственной безопасности в ситуациях, когда отсутствуют юридические,
организационные и иные условия для государственной защиты прав и свобод. Тем не
менее, несмотря на длительность существования самозащиты как комплексного
межотраслевого института, в научной литературе до сих пор отсутствует единство в
понимании его целей и содержания.
Права и интересы каждой личности уважаются лишь в том случае, если эта
личность сама способна и по обыкновению склонна защищать их. Бездействие
заинтересованного лица приводит к распространению правонарушений и
безнаказанности. Все это снижает общий уровень личной безопасности человека.
Безусловно, и это отмечается в литературе, «личная безопасность не может быть
абсолютной вследствие случайности (стихийных катастроф) и ограниченности
ресурсов правоохранительной деятельности»17, поэтому для её наибольшего
обеспечения вклад самого заинтересованного лица должен быть как можно больше.
Чем активнее человек будет осуществлять деятельность по самостоятельной защите

17 Скубченко Л.Ф. Личная безопасность: институционально-правовой и аксиологический аспекты: Дис ... канд.
юрид. наук.- Ростов н/Д., 1999.- СП.

61
своих прав, свобод и законных интересов, тем меньше будет поводов к нарушениям и
активной обороне от них.
Конечно, важную роль для обеспечения личной безопасности играют меры,
принимаемые для этого государством: закрепление прав и свобод человека и их
принципов в законодательстве страны в соответствии с естественными правами и
свободами человека на уровне международных стандартов; создание и обеспечение
деятельности правоохранительных и

62
правозащитных органов и организаций; поддержка и пропаганда активной
роли человека в деле обеспечения и защиты своих прав, свобод и законных
интересов. Государство имеет ограниченное количество ресурсов на
содержание и деятельность правоохранительных органов, обеспечить
каждому гражданину отдельного сотрудника оно не может, да этого и не
стоило бы делать, так как это привело бы к ограничению свободы и
неприкосновенности частной жизни. Поэтому государство вынуждено
поощрять и поддерживать самозащиту человека.
Для того чтобы человек активно проявлял себя для охраны (защиты)
своих прав и свобод не достаточно просто закрепить данную возможность в
законодательстве. Необходимо разработать универсальный механизм,
систему действий рекомендательного характера, который заинтересованное
лицо могло бы использовать при возникновении соответствующей ситуации.
Механизм реализации права на самозащиту должен носить
рекомендательный характер для того, чтобы оставалась возможность его
изменения, варьирования самим человеком в каждой конкретной ситуации.
Законодательство не содержит перечня способов самозащиты, и как нам
представляется, это правильно, так как отнесение действий к числу способов
должно определяться исходя из наличия или отсутствия в действиях лица,
защищаемого свое право, признаков, присущих самозащите.
Впервые право человека самостоятельно защищать свои права и
свободы было официально сформулировано в итоговом документе Венской
встречи представителей государств - участников Совещания по безопасности
и сотрудничеству в Европе. Активная роль индивида в деле защиты своих
прав и свобод, особо выделена в Парижской хартии для новой Европы,

63
подписанной 21 ноября 1990 года, главами государств и правительств 34
стран - участниц СБСЕ. В ней говорится, что государства - участники будут

64
стремиться к тому, чтобы в механизме человеческого измерения обеспечивалось
участие отдельных лиц в защите их прав18.
В российском законодательстве самозащита является межотраслевым
правовым явлением. Ее юридическую основу составляют нормы: о необходимой
обороне (ст. 37 УК РФ, ст. 1066 ГК РФ); о крайней необходимости (ст. 39 УК РФ, ст.
2.7 КоАП, ст. 1067 ГК РФ); о самозащите (ст. 14 ГК РФ, гл. 59 Трудового Кодекса).
Самозащита прав - это предусмотренные законом действия фактического
порядка и юридические средства, применяемые управомоченным лицом для
принудительного пресечения посягательств на свои права или их восстановления в
случае нарушения последних без обращения к компетентным органам 19.
В.П. Грибанов под самозащитой понимает совершение управомоченным лицом
дозволенных законом действий фактического порядка, направленных на охрану его
личных или имущественных прав и интересов . Г. Свердлык и Э. Страунинг
определяют самозащиту гражданских прав как допускаемые законом или договором
действия управомоченного лица, направленные на обеспечение неприкосновенности
права, пресечение нарушения и ликвидацию последствий этого нарушения. 20
В.А.Усанова считает, что самозащита - это целенаправленная самостоятельная
деятельность человека по обеспечению безопасности чего-либо или кого-либо 21.
3
См. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. - М., 2000. - С. 116.

Суммируя мнения о понятии самозащиты, отметим, что единство данных


определений заключается в том, что самозащита присутствует и домомента
нарушения права личности и после, то есть как средство восстановления нарушенных
прав.

Самозащита прав и свобод личности происходит по нескольким направлениям


(каждое из которых может включать несколько способов):
• обращение в государственные органы, органы местного самоуправления,
в средства массовой информации, организации с заявлениями, предложениями,
жалобами;

18 См.: Общеевропейская встреча в верхах. Париж, 21 ноября 1995 г.: Документы и материалы. - М., 1991. - С. 11.
19 См. Стремоухов А.В. Правовая защита человека: теоретический аспект: Дис. ... докт. юрид. наук.- СПб., 1996.-С.
341.
20 См. Свердлык Г., Страунинг Э. Способы самозащиты гражданских прав и их классификация // Хозяйство и
право. - 1999.-№ 1.-С.35.
21Усанова В.А. Конституционное право человека на самозащиту в Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук.
- Волгоград, 2003. - С. 53.

65
• публичные выступления;
-5 объединение с другими гражданами для отстаивания своих прав и
законных интересов, а также использование правозащитных организаций;
-6 физическая защита, включающая необходимую оборону и крайнюю
необходимость;
• самозащита гражданских, трудовых прав22.
Таким образом, человеку предоставляется широкий выбор возможностей по
самостоятельной защите своих прав. Однако его действия не должны идти вразрез с
законами. Нельзя нарушать общественный порядок, дезорганизовывать работу
правоохранительных органов и других учреждений, публично оскорблять лиц,
которые, по мнению индивида, отстаивающего свои права, виновны в их нарушении,
создавать ситуации, представляющие угрозу для жизни и здоровья других людей.
Среди многочисленных способов самозащиты применительно к обеспечению
права на безопасность относится такой способ как физическая защита, включающая
необходимую оборону и крайнюю необходимость. Коротко отметим, что они
представляют собой.
Физический способ самозащиты прав личности, регулируется уголовным и
гражданским законодательством, которое допускает самозащиту прав человека в
состоянии необходимой обороны. Согласно ст. 37 УК под необходимой обороной
понимается причинение вреда посягающему лицу при защите личности и прав
обороняющегося или другихлиц, охраняемых законом интересов общества или
государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было
сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с
непосредственной угрозой применения такого насилия.
Право на необходимую оборону вытекает из естественного права, присущего
человеку от рождения, - права на жизнь. Как и институт самозащиты, институт
необходимой обороны является комплексным, и это не случайно, так как на практике
причинение вреда в состоянии необходимой обороны встречается исключительно при
отражении опасности, создаваемой преступным поведением посягающего.
Институту необходимой обороны в юридической науке уделено огромное
внимание23. Анализ литературы по этой проблеме показал, что необходимая оборона
как правовой институт включает в себя две стороны: посягательство и защиту.
Различают условия, относящиеся к нападению, и условия, относящиеся к защите. Для
22 Белянская О.В. Непосредственная реализация прав и свобод личности. - Тамбов, 2005. - С. 100.
23 Тишкевич И.С. Условия и пределы необходимой обороны. - М., 1969; Донцов СИ. Имущественная
ответственность за вред, причиненный в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости//
Социалистическая законность. - 1973. - № 7. - С.37-40; Уголовное право. Общая часть. УчебникУПод ред. Б.В.
Зравомыслова, Ю.А. Красикова, А.И. Рарога. - М., 1994. - 34-42; Котелевец О. Где предел необходимой обороны?//
Криминальный вестник. - 1991. - №1. - С.4 и др.

66
признания действий обороняющегося лица совершенными в состоянии необходимой
обороны надо, чтобы нападение было действительным (реальным), наличным и
противоправным24, общественно опасным25.
Защита человеком своих прав, в том числе и личной неприкосновенности от
общественно опасного посягательства или иного правонарушения, в соответствии с
законом может осуществляться активными методами, путем причинения
посягающему вреда. Активно защищаться человек может даже в том случае, если у
него есть возможность спастись бегством или использовать иные способы, чтобы
избежать посягательства.

Необходимой обороне свойственны и специфические условия защиты.


Особенность защиты состоит в том, что, во-первых, допускается защита не только
собственных интересов обороняющегося, но и интересов других лиц, а также
интересов общества и государства;
во-вторых, защита осуществляется путем причинения вреда посягающему, то
есть посредством действий, которые в нормальных условиях, при отсутствии,
действия по защите должны быть направлены непосредственно против нападающего
лица, а не против третьих лиц, например, его родственников или близких;
в-третьих, защита должна быть своевременной, то есть осуществляться в
момент посягательства, а не тогда, когда угроза нападения миновала, иначе это не
будет расцениваться как самооборона;
в-четвертых, защита не должна превышать пределов необходимой обороны, то
есть содержать умышленных действий, явно не соответствующих характеру и
опасности посягательства.
Несмотря на неоднократное существенное обновление уголовно-правовой
нормы о необходимой обороне и ее определенный конструктивизм, она подвергается
справедливой критике со стороны юристов-практиков и правоведов 26.
Следует признать удачной изложенную в подп. «с!» п. 3 ст. 3.06 Примерного
уголовного кодекса (США) (официальный проект Института американского права)
точку зрения, согласно которой правомерным считается причинение смерти
нарушителю, если он пытается лишить управомоченное лицо владения его жилищем
и делает это без правового разрешения на владение, или доведение до конца начатого

24 Ем В.С. Право на защиту как субъективное гражданское право// Гражданское право. В 2-х т.: Учебник./ Под ред.
Е.А. Суханова. - Т.1. - М., 1998. - С. 410; Юшков Ю.Н. Институт необходимой обороны и его роль в борьбе с
преступностью в современных условиях// Государство и право. - 1992. -№ 4. - С 63-64.
25 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под общ. ред. В.М. Лебедева. - М., 2002. -С. 76.
26 См.: Юшков Ю.Н. Указ. раб. - С.62-66; Устинов В.С. Права человека и критерии их ограничения// Права
человека и проблемы обеспечения законности: Межвуз. сб. науч. тр.- Н.Новгород, 1993. - С. 3-9; Котелевец О. Указ.
раб. - С. 5

67
поджога, кражи со взломом, разбоя или иного относящегося к фелониям 27 похищения
или уничтожения имущества, при котором либо:

-7 нарушитель применил или угрожал применить смертоносное насилие против

управомоченного лица или других лиц в его (лица, действующего в рамках


самозащиты) присутствии;
-8 применение не смертоносного насилия с целью предупредить совершение

или доведение до конца преступления, что подвергло бы управомоченное лицо или


иное лицо в его присутствии серьезной опасности получения тяжкого телесного
повреждения.28 Данное положение можно было бы, по нашему мнению, закрепить в
нашем законодательстве, устанавливающем право на самостоятельную защиту своего
права. Пока же оно может служить ориентиром при определении правомерности
самозащиты.
Формой самозащиты прав являются также действия в состоянии крайней
необходимости. Несмотря на то, что этот правовой термин является межотраслевым
(он легально закреплен уголовным, гражданским и административным
законодательством, а нелегально - конституционным29) общая теория права, полагает
А.В. Стремоухов, своего определения этой социально-юридической категории не
выработала . Почему-то правоведы используют всегда понятие крайней
необходимости, сложившееся в науке уголовного права, что не совсем оправдано,
ведь условия крайней необходимости возникают в различных сферах человеческой
деятельности, на различных ее уровнях и разрешаются соответствующими
30
субъектами. Уже одного этого обстоятельства достаточно для того, чтобы крайнюю
необходимость считать и социальной, и общеправовой категорией.
3
См.: Стремоухов А.В. Правовая защита человека. Теоретический аспект: Дис.................докт. юрид. наук. - СПб.,
1996.-С. 344.

Крайняя необходимость имеет известные сходства с необходимой обороной, но


вместе с тем весьма существенно отличается от последней. Сходство крайней
необходимости с необходимой обороной состоит, прежде всего, в том, что действия
лица как в состоянии необходимой обороны, так и в состоянии крайней
необходимости не являются исключительно способами самозащиты личностью своих
прав, но представляют собой также и средство защиты интересов государства,

27 Под фелониями в уголовном праве США понимается посягательство, за которое может быть назначено
наказание в виде тюремного заключения на срок свыше одного года.
28 См.: Примерный уголовный кодекс (США)/ Под ред. и с предисл. Б.С. Никифорова. - М., 1969. - С. 70-71.
29 Смысл ч. 3 ст. 55, а также частей 1, 2 ст. 56 Конституции РФ указывает на то, что ограничения прав человека
возможны, по сути, лишь в условиях крайней необходимости для защиты прав и законных интересов других лиц и
обеспечения безопасности граждан.
30 См.: Примерный уголовный кодекс (США)/ Под ред. и с предисл. Б.С. Никифорова. - М., 1969. - С. 70-71.

68
общества и других (не управомоченных) лиц, причем как имущественных, так и
неимущественных интересов.
Сходство это проявляется и в том, что необходимую оборону можно было бы
рассматривать в качестве одного из видов действия лица в условиях крайней
необходимости, созданной преступным посягательством. Однако закон выделяет их в
самостоятельные обстоятельства. Это обусловлено, прежде всего, тем, что
необходимая оборона как способ действия лица в условиях «крайней
необходимости», созданной преступным посягательством, приобретает иное
значение, иные признаки и иные последствия, чем те, которые имеют место при
наступлении «обычных» условий крайней необходимости.
Ситуация крайней необходимости возникает в случае наступления опасности,
угрозы. Опасность возникает как следствие действия стихийных сил природы,
неисправности машин и механизмов, физиологических процессов, происходящих в
организме человека, общественно опасного посягательства со стороны какого-либо
лица или нападения животного и др. Действия, которые осуществляются в ситуации
крайней необходимости, должны быть направлены на предотвращение наличной
опасности, то есть такой, которая угрожает уже в настоящее время причинить вред
каким-либо охраняемым законом интересам.
Исходя из целей настоящего исследования и основываясь на нормах
уголовного, гражданского и административного законодательства, крайней
необходимости как способу самозащиты следует дать следующее определение:
крайняя необходимость - это ситуация, в которой человек в целях самозащиты своих
прав может причинить правомерный вред интересам государства, общества или
отдельным лицам для устранения угрожающей ему или иным лицам опасности, если
возникшая опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими
способами, апричиненный вред является менее значительным, чем вред
предотвращенный. Исходя из определения, исследуемая категория характеризуется
двумя основными признаками: 1) крайностью* и 2) необходимостью.
Крайность означает невозможность для человека защитить себя и свои права
иначе, чем через разрушение благ, принадлежащих другим субъектам. Крайность
всегда объективна. Необходимость - субъективный признак. Отраслевым
законодательством» необходимость определяется как возможность (или
обязательность) совершения действий во благо защищающейся личности путем
причинения вреда.

69
Еще в конце XIX века этот признак выделял Н.Н. Розин, который считал, что в
крайней необходимости необходимость и выгодность совпадают 31. В' связи с этим
человеку, осуществляющему самозащиту при крайней необходимости, следует знать,
что в случае причинения вреда правомерными действиями, у него возникает
обязанность по его возмещению ГК РФ (ст. 1067). То есть действия в ситуации
крайней необходимости чаще всего рассматривают как общественно полезные. Но с
одной существенной оговоркой: вред причиненный должен быть менее
значительным, чем вред предотвращенный.
Пределы применения мер самозащиты определяют те основания, при наличии
которых лицо вправе прибегнуть к ним, а также условия правомерной реализации .
Такие условия могут быть установлены в законе, и тогда они носят императивный
характер.
2
Особая заслуга в исследовании пределов реализации права на самозащиту принадлежит В.П. Грибанову. См.
например: Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. - М., 1972. - С. 152 и др.
3
Матузов Н.И. Теория и практика прав человека в России // Правоведение. - 1998. - № 4. - С. 26.

В связи с этим, конституционная конструкция права на самозащиту


подразумевает скорее свободу самозащиты, так как право всегда'
предполагает «возможность требовать соответствующего поведения от •
правообязанного лица, т.е. право на чужие действия» . Но и эта свобода, на наш
взгляд, неоправданно ограничена законодателем. Полноценная

самозащита означает не формальное соответствие закону действий (бездействия)


личности, а обязательство государства признать уже свершившийся факт и оценить
действия по самозащите как честные, справедливые и адекватные обстановке.
Достаточно точно и убедительно границы индивидуальной свободы
определены Н.И. Матузовым: «Главнейшими ориентирами для человека должны быть
следующие правила: делай больше, чем разрешено, но честно...» 32. Это означает, что
во всех сферах жизнедеятельности у человека должно быть право самому определять
адекватность или не адекватность своего поведения, даже если нормы закона
формально запрещают совершение самозащиты, но промедление в действии повлечет
невосполнимый ущерб общественным ценностям, безопасности личности. В случае
же неадекватной оценки ситуации индивид будет вынужден нести ответственность за
последствия, явно противоречащие тем ценностям, которые им защищались, с учетом
целей, мотивов поведения лица. Именно такой подход заложен в основу институтов
необходимой обороны и действий в состоянии крайней необходимости.
Определяя сущность самозащиты как элемента права на безопасность,
отметим, что деятельность человека по самозащите направлена, в первую очередь, на

31 См. Розин Н.Н.. О крайней необходимости. - СПб., 1898. - С. 181


32 Матузов Н.И. Еще раз о принципе «не запрещенное законом дозволено» // Правоведение.- 1999. - №3. - С. 30.

70
создание условий безопасного осуществления прав, свобод и законных интересов, т.е.
на охрану существующего положения.
В подтверждении позиции о наличии у человека права на безопасность
сошлемся на международный опыт регулирования прав человека, так как важную
роль в формировании системы прав человека, особенно на современном этапе ее
развития, играет международное право.
В международно-правовых документах мы не находим прямой формулировки,
которая бы устанавливала право человека на безопасность, в то же время само
понятие безопасности употребляется в них довольно часто,причем по смыслу его
употребления ясно, что оно мыслится как исходное, само собой разумеющееся право
людей, которое даже не требует специального декларирования, поскольку не может
вызвать сомнений ни у кого. Как правило, это понятие фигурирует в преамбулах
документов, выражая их исходные посылки и конечные цели. Так, в преамбуле
Заключительного акта СБСЕ, принятом на совещании в Хельсинки 1 августа 1975 г.,
говорится, что государства - участники Совещания по безопасности и сотрудничеству
в Европе приняли этот документ, «подтверждая свою цель содействия улучшению
отношений между ними и обеспечения условий, в которых их народы могут жить в
условиях подлинного и прочного мира, будучи ограждены от любой угрозы или
покушения на их безопасность»33.
В процессе разработки документов ООН с самого начала ее существования
всегда проявлялся различный подход государств к проблеме прав и свобод человека.
Так, окончательная формулировка п. 3 гл. 1 Устава ООН, принятая на Конференции в
Сан-Франциско в 1945 г., явилась результатом компромисса между делегациями
США, СССР, Великобритании и Китая. СССР, исходя из своей Конституции 1936 г.,
настаивал на включении в Устав ООН перечня основных прав и свобод, включая
право на труд и образование. Но делегации ряда западных стран, во-первых, считали,
что перечень основных прав и свобод должен составить отдельный документ - Билль
о правах человека, во-вторых, возражали против включения в него социальных прав,
поскольку эти права не были закреплены в их конституциях. В результате
достигнутого компромисса советская делегация от имени четырех великих держав
(США, Великобритании, СССР и Китая) предложила поправку к п. ст. 1 Устава,
согласно которой перед ООН ставилась цель «осуществлять международное
сотрудничество в разрешении международных проблем экономического,
социального, культурного и гуманитарного характера и в поощрении и развитии
уважения к правамчеловека и основным свободам для всех, без различия расы, пола,

33 Заключительный акт ОБСЕ (Хельсинки, 1 августа 1975 г.). Вопросы, относящиеся к безопасности в Европе//
Действующее международное право. - М., 1989. Т. 1. - С. 76.

71
языка и религии»34. Устав ООН также обязывает государства развивать
международное сотрудничество в целях содействия «всеобщему уважению и
соблюдению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола,
языка и религии» (п. «с» ст.55).
В процессе разработки этих документов, как и в процессе принятия Устава
ООН, вновь ярко проявились противоречия в трактовке прав человека странами,
принадлежащими к различным политическим системам. Позиция СССР определялась
действующей Конституцией СССР 1936 г., в которой были провозглашены не только
гражданские, но и социально-экономические права. Западные державы опирались на
такие документы, как Французская декларация прав человека 1789 г. и Конституция
США 1787 г., которые содержали в основном гражданские и политические права и не
содержали никаких социальных и экономических прав. В то же время, советские
юристы придерживались позитивистского подхода к правам человека, считая, что
источником всех прав как политических, так и социальных, является государство.
Западные же юристы стояли на позициях естественно-правовой доктрины.
В 1991 г., с принятием в России в качестве конституционно-правового акта
Декларации прав и свобод человека гражданина, в основе которой лежит текст
Всеобщей декларации прав человека, концепция прав человека в нашей стране
кардинально изменилась. Фактически был совершен поворот к признанию
естественно-правовой концепции прав человека, который получил окончательное
закрепление в Конституции Российской Федерации 1993 г. В ней прямо говорится,
что «основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от
рождения» (2 ст. 17), что в Российской Федерации признаются и гарантируются права
и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам
международного права (ч.1 ст. 17), а также, что перечисление в Конституции

Российской Федерации основных прав и свобод не должно трактоваться как


отрицание или умаление других общепризнанных прав человека и гражданина (ч.2 ст.
55). Эти конституционные нормы, как и все сказанное выше, дают основания для
того, чтобы рассматривать право на безопасность как одно из основных прав человека
и гражданина, несмотря на то, что это право не получило явной формулировки в
Основном Законе Российской Федерации.
Однако если исходить из традиционного деления прав человека на
политические и социальные, то отношение права на безопасность к тем или другим
остается неясным по целому ряду причин. Так, говоря о социальных правах, в
отличие от политических, обычно все авторы подчеркивают их позитивный характер,
34 Цит. по: Крылов СБ. История создания Организации Объединенных Наций. Изд. 2-е.- М., 1960. - С. 112.
См: Общая теория прав человека. /Рук. автор, кол. и отв. ред. Е.АЛукашева. - М.: Изд-во «Норма», 1996. -С. 59.

72
в то время как политические права выражаются обычно в форме тех или иных
«свобод» и получают негативную формулировку. Между тем понятие «безопасность»,
как уже говорилось, с формальной точки зрения означает отсутствие угрозы. В то же
время, с точки зрения содержательного подхода, по своему определению это понятие
наполнено позитивным смыслом, так как предполагает приложение
целенаправленных усилий со стороны государства к созданию положения,
характеризующегося отсутствием угроз. Следовательно, безопасность является
необходимым условием для реализации, как политических, так и социальных прав.
Другая широко распространенная классификация исходит из различного
времени провозглашения тех или иных прав и соответственно этому разделяет их на
три «поколения». Автором этой классификации является французский ученый К.
Васак1. В соответствии с этой классификацией, к первому поколению прав относят
гражданские и политические права, которые называют «негативными», поскольку они
выражаются в требовании недопущения тех или иных действий со
стороныгосударства. Ко второму поколению относят социально-экономические права,
которые называют «позитивными», поскольку для их реализации требуются активные
действия государства. В то же время целый ряд авторов считает это деление
условным и предлагает свои классификации35. В основном это связано с негативным
отношением к социально-экономическим правам со стороны некоторых
капиталистических стран, в том числе США. Многие годы эти страны отрицали
юридическую обязательность Пакта об экономических, социальных и культурных
правах, и только в самое последнее время их отношение к этому документу
изменилось: они признали для себя его обязательность. Но особенно много
разногласий среди ученых вызывают так называемые права «третьего поколения». К.
Васак, а вслед за ним и многие другие ученые, к этой группе относят коллективные
или солидарные права, такие, как право на мир, на здоровую окружающую среду, на
общее наследие человечества, на коммуникацию и др. Эти права К. Васак предложил
закрепить в третьем Пакте, проект которого он разработал.
К правам третьего поколения относят и различные новые права,
провозглашенные теми или иными неправительственными и правительственными
организациями за годы, прошедшие после принятия Всеобщей декларации и Пактов о
правах человека, в том числе солидарные права, субъектами которых являются не
отдельные индивиды, а группы людей (нации, народы, этносы).
2
См.: Тузмухамедов Р.А. "Третье поколение прав человека" и права народов // Советское государство и право. - 1986.
- №11. - С. 106 - 113; Карташкин В.А. Права человека и идеологическая борьба // Советское государство и право.
-1987.- №1. - С. 120 -127 и др.

35 Там же.

73
В последнее время все большее распространение получает точка зрения,
согласно которой солидарные права относятся не к собственно правам человека, а к
правам народов, а под собственно правами человека понимают только
индивидуальные права. С точки зрения этой классификации право на безопасность,
на первый взгляд, следовало бы отнести к правам третьего поколения. Однако
различение прав человека по «поколениям» актуально главным образом в
историческом отношении. Когда
Цит по: Общая теория прав человека. /Рук. автор, кол. и отв. ред. Е.А.Лукашева. - М.: Изд-во «Норма», 1996.- С.
441.

же эти права классифицируют по существу, то это различение отступает на задний


план, как и деление их на основные и производные. При проведении такой градации
требуется осторожность, так как в решениях международных конференций,
договорах и соглашениях, как и в многочисленных резолюциях Генеральной
Ассамблеи ООН, постоянно подчеркивается неделимый характер основных прав и
свобод человека, их взаимосвязь и взаимозависимость, как и недопустимость
преимущественной защиты одних прав в ущерб другим. Суть всех этих положений
сводится к тому, что ни одно право и ни одна свобода не должны
противопоставляться другим правам и свободам или трактоваться в ущерб им. Так, в
Итоговом документе Всемирной конференции по правам человека (Вена, 1993 г.),
подчеркивается, что «все права человека универсальны, неделимы, взаимозависимы и
взаимосвязаны. Международное сообщество должно относиться к правам человека
глобально, на справедливой и равной основе, с одинаковым подходом и вниманием.
Хотя значение национальной и религиозной специфики и различных исторических,
культурных и религиозных особенностей необходимо иметь в виду, государства несут
обязанность, независимо от политических, экономических и культурных систем,
поощрять и защищать все права человека и основные свободы»'. Это положение
воспроизведено и в ряде Конституций государств, в частности, в ч.1 ст. 55
Конституции Российской Федерации. Более того, относя право на безопасность к
производным правам, мы вступаем в противоречие с тем несомненным фактом, что
без обеспечения этого права фактически ставится под сомнение возможность полной
реализации ряда основных прав, таких, как, например, право на жизнь. С этой точки
зрения, по отношению ко всем остальным правам право на безопасность является не
производным, а, напротив, основным, исходным.

74
Исходя из мирового опыта развития концепции прав человека, можно
предложить основные принципы обеспечения права личности на безопасность,
защищенность своего существования: 1) права человека принадлежат ему от
рождения, они являются неотъемлемыми и неотчуждаемыми; 2) права человека
основаны на принципе равенства, они гарантированы каждому, кто находится под
юрисдикцией государства; 3) права человека есть высшая ценность, а их уважение,
соблюдение и защита -обязанность государства; 4) права человека являются
средством контроля за властью, ограничителем всевластия государства; 5)
обеспечение прав и свобод человека не допускает дискриминацию по какому-либо
признаку; 6) осуществление прав и свобод конкретного человека не должно нарушать
права и свободы других людей; 7) основные права и свободы должны быть едины >
на всей территории государства; 8) гражданские, политические, экономические,
социальные и культурные права и свободы равноценны по своей значимости, едины
(неразделимы) и взаимосвязаны; 9) коллективные права неотделимы от прав
личности, они не должны противоречить индивидуальным правам человека; 10) права
человека регулируются законом, то есть фундаментальные права человека должны
соблюдаться в любой ситуации. Они могут быть ограничены только законом и
исключительно для указанных в Конституции страны и в важнейших международно-
правовых актах целей.
В связи с последним принципом важное значение имеет ч.З ст. 55 Конституции
РФ, согласно которой права и свободы могут быть ограничены только в той мере, в
какой это необходимо в следующих 1{елях - защиты основ конституционного строя,
нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения
обороны страны и безопасности государства. Среди этих целей нет безопасности
личности, возможно, это понятие перекрывается категорией «защита прав и законных
интересов других лиц» то есть граждан. Тем не менее, Конституция оправдывает
ограничение прав и свобод граждан только в интересах безопасности государства.
Подводя итоги исследованию проблемы права личности на безопасность в
системе прав человека, сделаем ряд выводов относительно сущности и содержания
данного права.
Право на безопасность (защищенность) является одним из основополагающих
прав-гарантий человека. Сущность его заключается в возможности нормального
стабильного развития человека и качественной реализации своих основных прав и
свобод. Данное право включает в себя:
-9 возможность положительного поведения лица, то есть право на
собственные действия по обеспечению своей безопасности;

75
-10 возможность пользоваться определенным социальным благом,
вытекающим из права на безопасность - иметь определенного уровня качество жизни;
-11 возможность требовать действий, гарантирующих безопасность
человека от правообязанной стороны - других лиц, либо публичных органов;
-12 возможность прибегнуть к государственному принуждению в случае
неисполнения противостоящей стороной обязанностей по обеспечению безопасности
определенной личности.
Отметим, что право на безопасность в своей основе не содержит материального
блага. Его реализация (а к этой группе прав относятся личные права: право на жизнь,
достоинство, свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность частной
жизни, личную и семейную тайну, право на тайну переписки, телефонных
переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, неприкосновенность
жилища) имеет определенное своеобразие. Оно заключается в том, что: «во-первых,
личность непосредственно пользуется благом, которое неотделимо от нее; во-вторых,
в некоторых случаях не обязательны активные положительные действия субъекта,
реализующего свое право; в-третьих, требуется только волеизъявление лица на
реализацию этого права; в-четвертых, при осуществлении данного
видаконституционных прав, требуется охрана от посягательства со стороны других
лиц, органов и организаций»36.
Его положение в системе прав человека определяется тем, что оно является
базовым правом, без существования которого невозможно надежное,
гарантированное осуществление всех остальных, и, прежде всего личных прав
человека и гражданина. При этом реализация права на безопасность в ряде случаев
может требовать ограничения других конституционных прав и свобод, что вполне
согласуется с нормами Конституции Российской Федерации.
2
Отчет по человеческому развитию. ООН: Нью-Йорк-Оксфорд. - 1994. - С.24.

Реализация всех прав человека самым тесным образом связана с его


безопасностью. По классификации ООН обеспечение прав человека в любой стране
должно осуществляться в таких сферах его безопасности как экономическая
безопасность, продовольственная безопасность; безопасность для здоровья;
экологическая безопасность; личная безопасность; общественная безопасность;
политическая безопасность . Соглашаясь с таким подходом, все же считаем
целесообразным данный перечень расширить, дополнив его главной на сегодняшний
день сферой обеспечения безопасности - правом личности на безопасность жизни,
что особенно важно в условиях существования постоянных террористических угроз,

36 Белянская О.В. Непосредственная реализация прав и свобод личности. - Тамбов, 2005. - С. 54.

76
несвоевременным оказанием помощи со стороны государства, расширением
опасностей для человека.

2. Личностно-правовое содержание национальной безопасности


Российской Федерации
2.1 Влияние современной теории прав человека на формирование
концепции национальной безопасности

В России проблеме национальной безопасности и безопасности личности стало


уделяться большое внимание с принятием в 1992 году Закона Российской Федерации
«О безопасности»37. Именно в данном нормативном акте к основным объектам
безопасности стала относиться личность, ее права и свободы.
Обеспечение прав личности, ее интересов, а также интересов общества сегодня
является важнейшей целью реформирования страны. В последние годы при решении
вопросов обеспечения безопасности триады «личность-общество-государство» все
больше возникает проблема приоритетов. При этом анализ публикаций показывает,
что сложились три позиции относительно этих приоритетов. Одни специалисты
отдают предпочтение безопасности личности; другие полагают, что безопасность
личности может обеспечить лишь сильное государство с высокой степенью
собственной безопасности; третьи считают, что никаких приоритетов не должно быть
вообще, а обеспечение безопасности личности, общества и государства
рассматривают как элементы единой системы. Данные точки зрения сложились
исходя из угла зрения на права человека, их влияния на политику государства и
необходимости обеспечения.
В истории России отношение к правам человека на разных этапах так же было
неоднозначным, что отражалась на понимании безопасности личности и ее роли в

37 Закон РФ «О безопасности» от 5 марта 1992 г. (с изменениями на 25 июля 2006 г.)// ВСНД РФ и ВС РФ. 9 апреля
1992. N 15. Ст. 769.

77
сравнении с безопасностью государства. Можно выделить четыре периода
формирования институтов "личности", "общества" и "государства" в российской
истории. И на каждом из них личности отводилась своя роль, отражающая отношение
власти к правам человека.
Первый, относящийся к Киевской Руси, характеризовался начальным
определением этих институтов, выразившимся в нормативно-правовом наполнении
понятий государства, личности и общества в принципах безопасности и сохранения
собственности.
Согласно Русской Правде, государство брало на себя ответственность за
защиту интересов своих граждан, определяя систему уголовно-правовых санкций за
нанесение ущерба, включая всех граждан, без исключения. Кроме того, компетенция
государства распространялась на защиту территориальной целостности и
внутреннего политического и правового порядка. Спецификой указанного периода
была весьма высокая роль гражданского общества и личности. О них вполне можно
вести речь именно как об институтах, игравших большую роль в социальной
интеграции.
Своеобразие их институционализации раскрывается в категориях "закон",
"обычай", "указ". При этом закон понимался как высшая незыблемая норма
деятельности, имеющая всеобщую обязательную силу. Важно то, что действие закона
распространялось и на князя, который в те времена мог быть подвергнут неким
универсальным судебным процедурам. Закон между тем не сводился к формальной
юридической норме. Закон - это одновременно и право (правда), которое неизбежно
включает традиционно ментальный фактор. Противоречие разрешается благодаря
интерпретации закона, которая реализуется в обычае. Для Древней Руси это весьма
примечательно, поскольку основной свод законов, функционировавший в те времена,
был скандинавского происхождения, а значит, генетически имел другие ментальные
корни.
Так, вплоть до XVI века в России были сильны вечевые традиции, а в Киевской
Руси вече рассматривалось как один из основных институтов власти. Вполне
естественной в те времена выглядела процедура вечевого "импичмента" князя или его
ближайших соратников. И хотя Русская Правда не оговаривает подобных правовых
нюансов, древние летописи имеют примеры, когда князь подчиняется решению вече.
Что же касается указа, то он был ограничен как рамками закона, так и обычая.
О формировании этих институтов говорит ограничение компетенции
государства в пользу общества и личности, например, в духовной сфере. Так,
согласно существовавшей тогда традиции, государство рассматривается лишь как

78
земное царство. Задача же христианина заключается в личных усилиях,
направленных на нравственное совершенствование с целью подготовки себя к
царствию небесному. Впервые эту мысль озвучил первый русский митрополит,
современник Ярослава Мудрого, Иларион, в своей пасхальной проповеди, известной
как "Слово о Законе и Благодати". Государство не может быть отождествлено с
Благодатью (с христианством, прославляющим Царство Небесное): "Вынес и Моисей
с Синайской горы Закон, а не Благодать, тень, а не истину".
Окончательно данная традиция сформировалась у "заволжских старцев" (Нил
Сорский, Вассиан Патрикеев, Максим Грек) в период формирования Московского
государства. Основной тезис их размышлений можно свести к следующему: всякое
государство лежит в грехе, поэтому оно не может быть отображением божественного
миропорядка; так как государство - это царство мира сего, а не царство Божие, путь к
царству Божию - это не государство, а монашество. Со всей определенностью такая
мысль звучит у Нила Сорского, утверждающего, что спасение заключается не в
служении правоверному государству, а в личном акте, в "духовном делании". Обет же
иночества в том, чтобы уже в этой жизни достигнуть того божественного света,
которым освещена жизнь иная.
По некоторым оценкам, исторический документ, известный под названием
"Московская Правда", является квинтэссенцией рассматриваемой доктрины и
выражает основные тенденции институционализации личности, общества и
государства, берущие начало в Киевской Руси. Перечислим основные
содержательные моменты названного исторического документа.

Во-первых, евангелическая почва (внутреннее совершенствование, совесть);


во-вторых, требование большей личной свободы; в-третьих, согласование
фактического уклада жизни с правилами евангелической любви (идеал социальной
справедливости и правды); в-четвертых, враждебность к рабству и в-пятых,
ограничение самодержавия народным "советом" (представительство).
Ясно, что при соответствующих исторических обстоятельствах и определенном
культурном влиянии это могло стать важной предпосылкой в формировании правовой
идеологии, близкой к западным образцам, где институционализация личности,
общества и государства является классическим примером. Однако историческая
безальтернативность развития самодержавному началу власти в условиях феодальной
раздробленности и монголо-татарского ига, сделали рассматриваемую
мировоззренческую доктрину несостоятельной. Так, деятельность Ивана Грозного
положила начало качественно иным процессам в русской истории, сформировав, в

79
конечном счете, альтернативные стереотипы отношения к власти, государству и
законности, иное понимание закона и права.
Иван Грозный, по свидетельству историков права, внес немалый вклад в
развитие законодательства России. Одной из главных заслуг является впервые
произведенная кодификация законов. Большое значение имело и развитие
управленческой структуры. Главная его роль состояла в установлении незыблемого
правила, согласно которому царский указ имел приоритет перед законом.
Соответственно, действие закона уже не распространялось на царя, а касалось лишь
его подданных. Смысл произошедшей институциональной редукции состоял в том,
что государство поглотило общество и личность. При этом личностными качествами
обладал лишь царь, лично ответственный перед Богом за себя и за своих подданных.
По сути дела, это утверждает доминирование в обществе моральной регламентации
жизнедеятельности над правовой, а государственный интерес отождествляется с
личным и общественным интересом.

Такие установки требовали идеологического воплощения, что и было сделано


Иосифом Волоцким. Так называемое иосифлянство утвердилось в борьбе со
считавшими себя истинными хранителями христианства "заволжскими старцами".
Как идея иосифлянство - это идея московской самодержавной монархии, которая
стала организующей идеей русской истории и в дальнейшем, с воцарением Петра I,
была истолкована в смысле западного абсолютизма, превратившись в идею
Российской Империи петербургского стиля. Очевидно, что в основе этой
официальной теории московского самодержавия лежала идея восточного
абсолютизма, опирающаяся на принцип царебожества.
Согласно данной восточной доктрине, государственный порядок является
отражением порядка небесного, а земной владыка - носителем божественной
функции. Он - существо, карающее и милующее, жизнь и смерть людей в его руках.
Он, как Бог, несет спасение подданным, с которыми связан не правовой, а
нравственной связью. Так, фундаментальную роль и у иосифлян, и у "заволжских
старцев" играет образ Бога. Но если у последних это - Бог любви и милосердия, то у
иосифлян - Бог гнева и ярости. Соединяя языческую идею царебожества с
христианским вероучением, иосифляне вполне закономерно апеллировали к Ветхому
завету, но не к текстам, а к образу Иеговы. Иегова, с его принципом возмездия - это
идеал царя. Значит, если Иларион Киевский, Нил Сорский, Вассиан Патрикеев и
Максим Грек видели роль христианства лишь в нравственном руководстве властью, а
спасение рассматривали как иночество, то иосифляне закономерно видели спасение в

80
учреждении правоверного государства, которое всецело сольет себя с установлениями
положительной религии, т.е. с церковью.
Восточное влияние в политике Ивана Грозного становится вполне очевидным в
контексте "Сказания о Магмет-салтане" Ивана Пересветова, написанного в период,
когда Ивану Грозному было 17 лет. Согласно автору, турки, разгромившие Византию
и завоевавшие Константинополь, более угодны Богу, потому что "Бог любит правду
лутчи всего". И поскольку "какконь под царем без узды, так и царство без грозы", то
Магмет-салтан "на всяк день сорок тысяч янычар при себе держит". В этом и состоит
правда, а значит, "таковому быти подобает христианскому царю, божию волею
творити"38.
Трудно сказать, насколько сильно повлияло это произведение на Ивана
Грозного. Однако опричнина, введенная им, вполне ассоциируется с турецкими
янычарами. Кроме того, элементы судопроизводства, приводимые Пересветовым,
также имели место в практике Ивана Грозного. Так или иначе, ясно, что
иосифлянская теория, адаптирующая восточную идею царебожества, действительно
могла стать идеологической опорой московского самодержавия. Переписка Ивана
Грозного с Курбским делает это очевидным. Так, вполне органична духу посланий
Ивана Грозного фраза: "и не на человека возъярився, но на Бога восстал еси" 39. Или:
"противлятся власти, богу противится". В то же время апелляция Курбского к неким
правовым принципам расценивается Иваном Грозным как ересь и язычество.
Между тем именно в царствование Ивана Грозного мы впервые можем видеть
не только доктринальные основы безопасности, но и ее системные признаки:
формирование интересов, объекты и субъекты безопасности, равно как средства и
принципы ее обеспечения. Правда, в данном случае речь идет именно о
государственной безопасности (или безопасности государства), а не
0 национальной безопасности и об интересах государства.

Поэтому очевидно, что тенденция второго этапа связана, во-первых, со


значительной деформацией института личности и общества. При этом государство
становится основным институтом в обеспечении национальной безопасности,
отождествленной с государственной безопасностью. В дальнейшем эволюция
доктринальных основ национальной безопасности определяется тенденцией
институционального генезиса личности и общества. Правда, генезис этот был весьма
трудным процессом, который сопровождался частыми отходами назад, неизбежно

38 История политических и правовых учений. - М.: Юрид. лит., 1983.


39 История политических и правовых учений. - М.: Юрид. лит., 1983.

81
порождая непоследовательность и неопределенность в институциональном статусе
личности и общества в качестве основных элементов национальной безопасности.
Представляется, что с наибольшей определенностью доктринальные основы
национальной безопасности того времени были выражены славянофилами. На наш
взгляд, славянофилы сформулировали такие основные институциональные формы,
как "личность", "общество" и "государство" в идее соборности. Квинтэссенцией
данной идеи является модель социальности, основанная на духовном принципе
интеграции индивидов. Так, сам принцип интеграции связан с духовным выбором
человека (на основе любви, но не на основе частного интереса), являющимся в этом
акте личностью.
Соответственно, общество есть духовная община, основанная на служении
универсальному православному идеалу. Институционализация же государства
определяется именно духовными критериями, формально упорядочивая и
систематизируя их. Вероятно, наиболее показательным интеллектуальным
феноменом этой традиции является учение о государстве И. Ильина, которое можно
выразить одной его фразой - "Мы - государство".
Подчеркивая, что доктринальные принципы национальной безопасности
рассматриваемого обширного исторического периода нельзя свести к сказанному, в
силу множественной вариативности тенденции их формирования, мы, тем не менее,
остановимся на этом, перейдя к следующему, третьему, периоду, который может быть
отождествлен с советским временем. Именно в Советском Союзе завершается
процесс институционализации "личности", "общества" и "государства". При этом
речь идет не только о моральной институционализации, но и о политико-правовой,
что особенно важно в формировании современных основ национальной
безопасности. Именно с этого времени можно говорить о личности как о субъекте
политического процесса, а также исторического генезиса. Общественным идеалом
здесь культивируется старая гуманистическая идея об универсально развитой
личности. Следовательно, наиболее глубоким институциональным основанием
общества является равенство, содержательно наполняющее социальную
справедливость. Вместе с тем существенным и определяющим моментом
доктринальных основ национальной безопасности данного периода времени является
институциональная роль государства, которое, по сути дела, по-прежнему поглощает
личность и общество, поскольку фактически они являются его сферами. Поэтому так
же, как и в шестнадцатом веке, национальная безопасность сводится к
государственной безопасности, а государственная безопасность - к безопасности
государства.

82
Смысл переворота, произошедшего в этой сфере в связи с распадом Советского
Союза и становлением новой России, заключается именно в коренной ломке
доктринальных основ национальной безопасности, последнее характеризует
четвертый период формирования институтов "личности", "общества" и "государства".
В современной России впервые была разработана Концепция национальной
безопасности, под которой подразумевается система взглядов на обеспечение в
Российской Федерации безопасности личности, общества и государства от внешних и
внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности. Но главное заключается в том,
что данная Концепция впервые разграничивает "личность", "общество" и
"государство" как самостоятельные институты, рассматривая их как объекты
национальной безопасности и как ее субъекты.
Концепция, составленная в строгой корреляции с Конституцией Российской
Федерации, институционализирующей нормы современной концепции прав и свобод
человека, смещает акценты с действительно жизненных интересов народа,
образующего государственное целое, на частные интересы личности, реализация
которых все-таки не является гарантией безопасности целого.

Проблема обеспечения безопасности и проблема соблюдения прав и свобод


человека достаточно часто оказываются в определенном противоречии друг с другом.
Истоки этого противоречия лежат в противоречии между наклонностями, правами и
интересами отдельных индивидов и их объединений, с одной стороны, и интересами
больших человеческих сообществ, частью которых они являются, с другой. В более
же широком плане - это противоречие между интересами меньшинства и
большинства. И поскольку обеспечение безопасности, как правило, связано в первую
очередь с интересами большинства членов общества, ограничение прав и свобод
меньшинства, наклонности, интересы и деятельность которого (или многих
представителей которого) порою представляют реальную или потенциальную
опасность для общества - оправданно40.
В Концепции национальной безопасности проблема обеспечения прав человека
является, на наш взгляд, должна быть определяющей. Так в качестве основной задачи
в области обеспечения национальной безопасности Российской Федерации являются
обеспечение на территории России личной безопасности человека и гражданина, его
конституционных прав и свобод41.
Кроме этого и внешняя политика Российской Федерации должна быть
направлена среди прочих и на защиту законных прав и интересов российских
40 См.: Алексеев С. Национальная безопасность: проблемы правового регулирования и вопросы соблюдения прав
человека // Мир и безопасность. - 2003. - №1.
41 Указ Президента РФ «О Концепции национальной безопасности Российской Федерации» от 10.01.2000
г.//Собрание законодательства РФ, 10.01.2000, № 2, ст. 170.

83
граждан за рубежом, в том числе с применением в этих целях мер политического,
экономического и иного характера. Соответственно, безопасность России,
понимаемая как состояние защищенности жизненно важных интересов личности,
общества и государства от внутренних и внешних угроз, объективно смещается с
регионального уровня на международный. Это положение основано на том, что права
человека являются важнейшим институтом в построении системы как национальной,
так и международной безопасности.

В 90-х гг. прошлого столетия концепция безопасности личности обрела


широкую популярность, некоторые ее положения были намерено включены в
официальные доктрины ряда стран (Канада, Япония, Норвегия и др.). Бывший
генеральный секретарь ООН К. Аннан указывал, что концепция безопасность
личности гармонично вписывается в повестку мира, безопасности и развития, более
того, она являет собой своего рода всеобъемлющим подходом, включающим аспекты
актуальных международных проблем. «Безопасность личности в широком смысле
гораздо шире, чем номинальное отсутствие вооруженных конфликтов. Ведь
концепция безопасности личности включает в себя права человека, умелое
руководство, доступ к образованию и медицинскому обслуживанию, а также
гарантию того, что каждая личность имеет право выбора и возможности реализовать
свой потенциал. И каждый шаг в этом направлении - это шаг в сторону искоренения
бедности, достижения экономического роста и предотвращения конфликтов. Три
направления, а именно защита от нужды, защита от страха и право будущих
поколений унаследовать экологически чистую планету — представляют собой
взаимосвязанные составляющие безопасности личности, а значит и национальной
безопасности»42.
Можно выделить три этапа в истории международной политики по отношению
к правам человека. Первый - начиная с 1919 г., связан с заключением Версальского
договора и образованием Лиги Наций, до начала Второй мировой войны в 1939 г. На
этом этапе мир был многополюсным.
Второй этап - начиная с 1945 г. и заканчивая 1991 годом -охарактеризовался
периодом двухполюсного мира, и третий этап начался с 1991 г., после распада СССР
и возникновения однополюсного мира.
На первом этапе уже тогда существовавшая доктрина прав человека не
предотвратила наступления Второй мировой войны. На втором этапе двухполюсной
мир, в конечном счете, распался в пользу США, которые не стремились в

42 \у\у\у.ип.ог8/Ме\У5/Рге55/аос5/2000/20000508.5§5т7382.йос.1Пт1

84
международной политике реализовать международныесоглашения в области прав
человека. На третьем этапе, в условиях однополюсного мира, содержание прав
человека является односторонним, оно нередко диктуется со стороны США, которые
в то же время постоянно вступают в противоречия с ними в своей
внешнеполитической деятельности.
Совет Безопасности ООН расширил определение концепции безопасности,
включив в него защиту людей, как признание взаимосвязи личности с современным
пониманием безопасности. В развитие этого Совет Безопасности выпустил
консультативные доклады (а1а,е тето1ге) о защите гражданских лиц, посвященные
четырем темам: защита гражданского населения во время конфликта, женщины, мир
и безопасность, дети в вооруженном конфликте и предотвращение конфликтов 43.
В политико-правовой оборот вошли новые понятия: международный
терроризм, в том числе и ядерный, глобальные последствия революции в науке и
технике, тотальная экологическая катастрофа, принципиально иная ситуация в сфере
информации и всех видов коммуникаций.
Как видно, проблема обеспечения безопасности, кроме традиционных аспектов
(военных и политических), затронула и многие другие, в частности, гуманитарные.
Вопросы безопасности впервые столь четко увязываются с экономическими,
гуманитарными, экологическими и другими проблемами. Понятие безопасности не
только расширилось, но и приобрело более гуманистический, нацеленный на
человека характер. Ключевыми элементами формирующейся международной
системы являются признание демократических принципов, необходимость
соблюдения прав человека и обеспечение верховенства права ... в качестве общих
ценностей44. И действительно, права человека не могут быть осуществлены без
демократии, которая всегда предполагает соблюдение законов. Демократия может
быть основана только на уважении к правам человека, на их соблюдении.

43 \у\ууу.ип.ог§/Ме\У5/Рге55/йос5/2000/20000508.5В5т7382.с1ос.Ыт1
44 Курбанов Т.Б. Концепция безопасности личности в контексте межгосударственного сотрудничества в сфере прав
человека: Дис.... канд. юрид. наук. - М., 2004. - С.51.

85
Исходя из этого, можно сделать вывод, что необходим новый подход, новое
осмысление актуальных проблем в гуманитарной сфере. Современное общество
нуждается в новых приоритетах, диктуемых временем, в переоценке ценностей - в
переходе от ядерной безопасности к безопасности личности.
В настоящее время, как отмечал Л. Фридмэн, концепция прав человека
подвержена постоянным изменениям, он утверждает, что сегодня мы определяем
свободу как наличие таких прав, о которых наши предки не думали 45. И это
естественно, ведь государствам не справиться с современными угрозами
безопасности личности арсеналом прошлого.
Констатируя реальное изменение безопасности во времени и в пространстве,
следует считать, что данное понятие утвердилось в международном праве как
универсальная правовая категория, выражающая состояние защищенности интересов
личности, общества и государства. В Декларации об укреплении международной
безопасности было провозглашено комплексное понимание неделимости
безопасности. В Хельсинкском документе от 10 июля 1992 г. "Вызов времени и
перемен" содержится утверждение о том, что "безопасность неделима ... и неразрывно
связана с безопасностью всех других государств" (п. 7, гл. V).
Итак, в современных условиях под национальной безопасностью уже
недостаточно понимать лишь физическую и морально-политическую способность
государства защитить себя от внешних источников угрозы своему существованию.
Объективный научный анализ свидетельствует о невозможности обеспечить
национальную безопасность только военно-техническими средствами, созданием
мощной обороны46.
2
Документ ООН А/25/2734.

Идея прав человека и ее институционализация в международном праве


остается важнейшим средством в построении национальной и глобальной систем
безопасности. Гуманитарные проблемы, наряду с другими важными вопросами,
стоящими на повестке дня перед мировым сообществом, требуют совместного
подхода при их разрешении, поскольку это является наиболее оптимальным способом
обеспечения безопасности в XXI веке, в условиях всеобщей уязвимости и
взаимозависимости. Учитывая то, что понятие безопасности не только расширилось,
но и приобрело более гуманистический, нацеленный на человека характер, следует
заключить, что все изменения, вызванные событиями последнего десятилетия
(прекращение существование СССР с соответствующими последствиями, а также

45 Фридмэн Л. Введение в американское право. - М.: Прогресс-Универс, 1992. - С. 160.


46 Международное право: Учебник / Отв. ред. В.И. Кузнецов. - М. Юридическая литература, 2001. - С. 499.
102
процессы глобализации, охватившие весь мир) предполагают рассмотрение
безопасности через призму человеческой личности, что требует корректировки
концепции национальной безопасности с учетом повышения в ней роли и значимости
такого блока как безопасность личности. Иными словами, занимаясь вопросами
экологии, разоружения, международного терроризма, эпидемий, бедность,
государства должны решать их в гуманитарном ракурсе, то есть всегда учитывать
интересы личности.
Международное право располагает большим количеством норм, направленных
на обеспечение прав человека, концепция безопасности в которой главенствует роль
личности синхронизирует их, вскрывая современные угрозы, представляющие
опасность для человека, живущего в любой стране, независимо от экономического
развития.
Поскольку на первый план постепенно, но неуклонно выдвигаются
общечеловеческие проблемы, люди все больше начинают понимать, что они
представляют собой единое целое. Это стимулирует поиски путей достижения
глобальной безопасности, посредством создания единой концепции безопасности
личности. Ведь к содержанию прав человека надо подходить конкретно, исторически,
следовательно, надо учитывать достигнутый успех в гуманитарной области, а также
расширение, "обогащение" понятия "безопасность".
Таким образом, значительное число отечественных и зарубежных специалистов
считают, и мы присоединяемся к этой точке зрения, что всовременных условиях
сущностью безопасности становится защита не только, и не столько государства, а
человека, его прав и законных интересов. «Жизнь заставляет рассматривать проблему
безопасности личности, - пишут В. Серебрянников и А. Хлопьев, - как относительно
автономную. Более того, в настоящее время правомерно, на наш взгляд, то, что эта
проблема признается центральной в обеспечении национальной безопасности» 47. Это
значит, что первооснову национальной безопасности должны составлять интересы
отдельной личности, из которых вытекают интересы общества и государства.
В случае же противоречия между интересами национальной безопасности и
принципами защиты гражданских свобод должно соблюдаться равновесие, если нет
угроз основным правам человека. Разумный баланс интересов национальной
безопасности и защиты гражданских свобод, о которых идет речь, достижим лишь
при условии открытости публичной власти. Здесь важно соблюдение принципа
разумной достаточности: государство должно применять такие средства, которые

47 Серебрянников В., Хлопьев А. Социальная безопасность России. - М.:ИСПИ РАН, 1996. - С. 173.

87
позволяют достичь поставленной цели, и при этом наименее ограничивают
деятельность отдельных лиц и наименее нарушают их права. Даже в случае
чрезвычайного положения ограничения относительных прав могут осуществляться
только в той мере и на такой период, которых явно требуют особенности ситуации. В
целом, концепция прав и свобод человека воспринята российским законодательством
и составляет основу правовой системы России.

2.2 Права человека как объект национальной безопасности

С философской точки зрения под объектом понимается то, что противостоит


субъекту, но что направлено познавательная и иная деятельность человека.
Объект и субъект парные категории, они могут меняться местами. Поэтому любое
явление, испытывающее на себе воздействие со стороны другого явления, выступает
объектом последнего. Во всеобщей взаимосвязи субъект может стать объектом и
наоборот - объект — субъектом.
Закон Российской Федерации от 5 марта 1992 г. «О безопасности» к основным
объектам безопасности относит: личность - ее права и свободы, общество - его
материальные и духовные ценности, государство - его конституционный строй,
суверенитет и территориальную целостность.
Основным субъектом обеспечения безопасности является государство,
осуществляющее функции в этой области через органы законодательной,
исполнительной и судебной властей.
Сегодня, когда Концепция национальной безопасности России,
сформулирована и нормативно оформлена исключительно важное значение имеет
воплощение в жизнь основополагающих принципов единой политики в этой области.
К числу таких принципов следует отнести, в первую очередь, принцип человеческого
измерения, отражающий качественно новый подход к политике безопасности. Ведь от
человека в решающей степени зависит обеспечение безопасности всех, а
безопасность каждого предопределяет безопасность общества и государства. Такой
подход обусловлен рядом причин. Во-первых, это связано с утверждением широкого
понимания безопасности как безопасности личности, общества и государства. Во-
вторых, произошло осознание того, что гуманистические ценности все больше
приобретают социально-практическую значимость, что угроза безопасности страны
может исходить не только извне, но и изнутри страны.
Из названных положений следует, что приоритеты в области безопасности
определены однозначно. Первое место здесь занимает личность, далее следует
общество, а уже в последнюю очередь - государство. Однако если встать на позицию
четкого разграничения понятия безопасности как таковой, с одной стороны, и ее
обеспечения - с другой, то такого рода противоречие снимается с позиций
соотношения категорий цели и средств. При этом с точки зрения целей
основополагающей является триада личность-общество-государство, а с позиций
средств ведущим является государство, затем общество, а уж в конце личность.
Это объясняется конкретным воплощением суверенитета и власти в
государстве и публичных общественных институтах, а, во-вторых, что вообще
очевидно, возможностями каждого из элементов триады в решении задач обеспечения
безопасности. Государство обладает здесь максимальными возможностями, затем в
триаде следует общество, а уже в итоге - конкретный человек - личность.
Тем не менее, граждане наряду с государством, общественными и иные
организациями и объединениями являются и субъектами безопасности, обладают
правами и обязанностями по участию в обеспечении безопасности (ст. 2 Закона).
Кроме этого в качестве равноценных основных элементов системы безопасности
страны в статье 8 Закона упоминаются органы законодательной, исполнительной и
судебной власти, государственные, общественные и иные организации и
объединения, граждане, принимающие участие в обеспечении безопасности в
соответствии с законом, что объективно невозможно в силу различия их полномочий.
Общественные организации, объединения и граждане могут только содействовать
органам государства в обеспечении безопасности страны. При этом возникает вопрос,
а как гражданин, не обладающий властными полномочиями, может участвовать в
системе обеспечения безопасности? К сожалению, закон никак не раскрывает роль
гражданина в системе национальной безопасности. Мы же затронем этот вопрос в
следующем параграфе, раскрывая механизм обеспечения прав человека в свете
концепции национальной безопасности.
В ряду принципов обеспечения безопасности закон определяет такой как
соблюдение баланса жизненно важных интересов личности, общества и государства.
Данное понятие - «жизненно важные интересы личности» в законе используется
неоднократно. Под ними понимается совокупностьпотребностей, удовлетворение
которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного
развития личности, общества и государства. Но что означают жизненно важные
интересы применительно к личности, закон не раскрывает.

89
Нельзя не отметить, что в научных исследованиях, затрагивающих
безопасность личности, легальное понятие «жизненно важные интересы»
принимается как данность и его содержание не раскрывается. Например, авторы
монографии «Проблемы законодательного обеспечения национальной безопасности
Российской Федерации» в качестве жизненно важных интересов видят «реальное
обеспечение конституционных прав и свобод, обеспечение личной безопасности.... 48
В понимании В.И. Булавина безопасность применительно к человеку означает такое
состояние общественных отношений, при котором развиваются способности и
реализуются его социально значимые потребности, надежно защищены права и
свободы49. Из данного определения видно, что вновь допускается смешение разных
понятий.
Реальное утверждение безопасности для каждого человека, проживающего в
Российской Федерации, во многом зависит от четкого и непротиворечивого
определения цели, которую планируется достичь. Хорошо известно, что правильно
поставленная задача наполовину предопределяет поиск верного ответа. Напротив,
неясность и неточность научных, а впоследствии и нормативных формулировок
(особенно если это касается правового положения личности) влечет отсутствие
четких нормативных обязанностей правоприменителя по отношению к объекту
защиты, «необязательность основных задач и функций государственных структур» 50.

Важность вопроса заключается в том, что потребности, не нашедшие


отражения в позитивных правах и свободах, не могут считаться полноценными
объектами государственно-правовой защиты, обязательной в силу установлений
закона. Понятие «интересы», введенное разработчиками Закона «О безопасности» и
рассматриваемое некоторыми авторами в качестве формы осознания человеческих
потребностей51, некоего отношения к способам их удовлетворения, до сих пор не
получило однозначной оценки и применения в отечественной юридической науке и
практике.
Как мы уже отмечали, в юриспруденции нет однозначного понимания
категории «законного интереса». В представлениях отечественных правоведов
дореволюционного периода, реализация законных интересов происходила через

48 См.: Проблемы законодательного обеспечения национальной безопасности Российской Федерации / Общ. ред.
СВ. Степашина. - М.: Изд.дом «Финансовый контроль», 2003. - С. 20- 21,31.
49См.: Булавин В.И. Национальная безопасность современной России: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Н.
Новгород, 1999.-С 12.
50 Экспертная оценка Закона Российской Федерации «О безопасности» (подготовлена группой экспертов Фонда
национальной и международной безопасности)//Безопасность. -2002. -№№ 11-12. - С. 41-
51 См.: Поздняков Л.И. О понятийном аппарате теории безопасности // Безопасность. - 2002. - №№7-8. - С. 186.
свободу, которая, в свою очередь, являлась основой субъективного права (либо
отождествлялась с ним) .
2
См.: Березовский Д.В. Права и свободы жителей Российской империи в период становления и развития
капитализма (1861 - 1905 гг.): Автореф. дис.... канд. юрид. наук. - Саратов, 2003. - С. 12.
3
Гурвич М.А. Гражданские процессуальные правоотношения и процессуальные действиях/Труды ВЮЗИ. -Т.З.-М.,
1965.- С.86.

Одним из первых советских исследователей законного интереса М.А. Гурвич


пришел к выводу, что в отличие от материального субъективного права охраняемый
законом интерес есть выгода, обеспеченная не нормой материального права, а
охранительной, прежде всего процессуальной нормой . Такой подход явно ошибочен,
поскольку законные интересы рассматриваются законодателем в одном ряду с
субъективным правом и они являются таким же элементом материального права, как
и субъективное право. Ю.С. Завьялов под законными интересами понимал такие
интересы, которые возникают в ситуациях, предусмотренных гипотезами правовых
норм. Достижение этих интересов обеспечивается посредством правил поведения,
содержащихся в диспозициях правовых норм 52. Таким образом, по мнению Ю.С.
Завьялова законными интересами оказываются сами условия приобретения
субъективных прав гражданами.

Существуют и другие определения законных интересов: допускаемые законом


стремления субъекта к достижению определенных благ (В.А.Кучинский), юридически
предусматриваемое стремление к получению тех благ, обладание которыми дозволено
законодательством (А. А.Ерошенко), как отраженные в законе интересы (Н.С.
Малеин, Ю.А.Тихомиров), интересы, которые не нашли прямого выражения в
юридических правах и обязанностях, но подлежат правовой защите со стороны
государства (Н.В. Витрук), правовая дозволенность (А.В. Малько) и

др.
Н.В. Витрук по существу отождествляет законные интересы и субъективное
право, определяя и законный интерес и субъективное право как возможность
действовать определенным образом, требовать определенного поведения от
обязанных лиц, органов и учреждений, обращаться за защитой к компетентным
государственным органам и общественным организациям53.
Кроме этого, Н.В. Витрук не только отводит законным интересам роль
«переходного этапа на пути формирования новых прав личности», но и признает их
самостоятельным объектом защиты: «... закон защищает не только личные права, но и
личные законные интересы» . В обоснование своей позиции автор ссылался на

52 Завьялов Ю.С. Проблема интереса в марксистской теории социалистического права: Автореф. дисс. ...
канд.юрид.наук. - М., 1968. - С. 10.
53 Витрук Н.В. Система прав личности/Права личности в социалистическом обществе. -М., 1981.-С. 109.

91
положения Конституции СССР 1977 года, которая в качестве гарантий реализации
конституционных прав советского гражданина (права на охрану здоровья и др.)
предусматривала определенные мероприятия в области охраны окружающей среды и
т.д., тем самым, очерчивая сферу соответствующих законных интересов индивидов 54.
2
Права личности в социалистическом обществе/ Отв. ред. В.Н. Кудрявцев, М.С. Строгович. - М.: Наука, 1981.-С. 108-
109.

Такой же позиции придерживается и Н.А. Шайкенов, который под законным


интересом понимает общественное отношение, урегулированное нормой права, т.е. он
выступает как общерегулятивное правоотношение. Отсюда делается вывод, что
законные интересы выражаются на уровнеконституционных норм . Иначе говоря,
законные интересы отождествляются с конституционными правами, которые является
объектом защиты. Законные же интересы и субъективное право рассматриваются
законодательством как одноуровневые понятия, а, следовательно, способ, порядок
защиты,законных интересов тот же, что и при защите субъективного права (исковое
производство в общем порядке).
Более широкой точки зрения придерживается Ю.А. Тихомиров, который
допускает существование законных интересов гражданина как легально признанных
социальных интересов личности и социальных общностей, а также в виде фикции
(мнимого интереса). В последнем случае, с точки зрения автора, «...притязания его
носителей будут ложными и откровенно посягающими на правовой порядок» 55. Такой
подход частично объясняет, почему на практике конфликт между существующими, но
неурегулированными интересами граждан и интересами властных структур
разрешается зачастую в пользу последних. Только властный субъект правоотношения
в состоянии определить границы свободы личности, предоставить ей механизм
защиты либо расценить заявленные потребности (интересы) как противоречащие
правовому порядку . В< сущности, это означает навязывание государством
собственных интересов без учета интересов человека. По мнению Ю.А. Тихомирова,
«вместо заблаговременного учета интересов разных слоев населения до принятия
актов, их разъяснения, выработки компенсационных мер, постепенности действий
власть «обрушивает» на головы людей решения, которые не соответствуют их
жизненным интересам»56.
1
Шанкенов Н.А. Правовое обеспечение интересов личности. - Свердловск, 1990.- С.169.
3
Например, Е.Н. Майорова отмечает, что «законодательная ветвь государственной власти посредством
законодательства ... очерчивает круг государственных интересов, находящихся под государственно-правовой
защитой...» (Майорова Е.Н. Конституционные основы экономической безопасности в Российской Федерации.
Автореф. дис.... канд. юрид. наук, Челябинск, 2004. - С. 19).

54Права личности в социалистическом обществе/ Отв. ред. В.Н. Кудрявцев, М.С. Строгович. - М.: Наука, 1981.-С.
109-110.
55 Тихомиров Ю.А. Стабильность интересов и конфликты в праве / В кн.: Концепция стабильности закона (серия
«Конфликт закона и общества»). - М: «Проспект», 2000. - С. 65.
56 Тихомиров Ю.А. Указ. соч. - С.67.
Интересы личности, выраженные только в виде намерения государства
(законные интересы), затрудняют формирование инициативы и
механизмоввоздействия индивида на отдельные направления государственной
политики, резко снижают возможность трактовать смысл и содержание
зафиксированной обязанности в свою пользу. Так, представляется крайне
сомнительным успех судебного оспаривания нежелания государственных структур
выполнить конституционную обязанность ради реализации конкретного интереса
человека. Так, в определении от 02.10.2003 г. № 382-0 «По запросу группы депутатов
Государственной Думы о проверке конституционности положений статей 8,15 и 17
Федерального закона «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей»
Конституционный Суд Российской Федерации уклонился от защиты
конституционных прав граждан через трансформацию законного (даже
конституционного) интереса в получении пособия на уровне прожиточного минимума
в реальное конституционное право. Суд счел это прерогативой Федерального
Собрания Российской Федерации и исполнительной власти 57. Это означает, что на
практике прерогативой толковать содержание обязанности применительно к интересу
конкретного человека обладает только орган, издавший соответствующий акт либо
специально уполномоченный орган власти. Они определяют вид и объем того или
иного законного интереса.
Обзор действующих федеральных законов и подзаконных актов (указов
Президента Российской Федерации и постановлений Правительства Российской
Федерации) наглядно показывает, какой смысл вкладывает законодатель в понятие
интереса. Например, статья 14 Федерального закона от 05.03.1999 № 46-ФЗ «О
защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» называет
интересы физических лиц только как «законные интересы» либо упоминает их только
в связке «права и интересы». При этом нигде отсутствует ссылка на то, что
«государственные интересы» тоже должны быть законными, т.е. прямо
зафиксированными в федеральном законе или в законе субъекта Российской
Федерации. Факт обозначения нормативными актами сфер, в которых могут
существовать такие интересы,говорит сам за себя: нет документа - не может быть и
интереса . Напротив, государственные интересы (интересы Российской Федерации)
произвольно выражаются подзаконными актами, вплоть до ведомственных.
Таким образом, понятие «законного интереса» в его нормативном, а не
психологическом контексте, присуще скорее таким субъектам, как общество и

57 Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. № 1.

93
государство, так как вместо прав данные субъекты социальных отношений обладают
разноплановыми интересами. Государство в состоянии включить в сферу своих
интересов любой объект через издание соответствующего нормативно-правового
акта. Что касается общества (если под ним понимать политически и экономически
развитую и стабильную систему взаимоотношений индивидов), то оно в состоянии
самостоятельно удовлетворять собственные интересы, обладая определенными
политическими, а главное социально-экономическими ресурсами.
Применительно к безопасности человека категория интереса не содержит в себе
достаточно весомой нормативной нагрузки. Скорее она выступает социально-
правовым ориентиром, формой выражения того, на что индивид может претендовать
исходя из своих потребностей. Еще И. Бентам рассматривал личный интерес как
мотив деятельности людей 58.
1
См., например: Указ Президента Российской Федерации от 26 апреля 1995 № 416 «О мерах по обеспечению
интересов инвесторов и приведению в соответствие с законодательством Российской Федерации
предпринимательской деятельности юридических лиц, осуществляемой на финансовом и фондовом рынках без
соответствующих лицензий» // СЗ РФ. 1995. № 18. Ст. 1637.

Именно сообразно интересам человека и требованиям статьи 2 Конституции


Российской Федерации государство должно нормативно признавать новые права и
свободы, необходимые человеку, а также соблюдать и защищать уже закрепленные в
нормах права. Здесь законные интересы выступают своего рода инструментом,
которым право «страхует себя от вечного отставания» при отражении им более
динамичных общественных отношений, а также от некоторых иных случаев, когда
оно потем или иным причинам не «может» удовлетворить определенный интерес с
помощью субъективного права, а он в этом нуждается»59.

Не отрицая значения законных интересов для юридической доктрины и


отечественной правовой системы, можно утверждать, что понятие «жизненно важные
интересы» личности следует заменить категорией прав и свобод как формой их
внешнего выражения. Именно права и свободы несут в себе нормативный потенциал,
направленный на обеспечение полноценной защиты интересов человека, в этом
проявляется их ключевая роль в концепции защищенности человека. Сегодня такой
точки зрения придерживаются многие ученые.
Иной точки зрения придерживается А.А. Прохожев. По его мнению, защите
должны подлежать именно интересы личности, а не сама личность, так как «нет
58 Цит. по Права личности в социалистическом обществе/ Отв. ред. В.Н. Кудрявцев, М.С. Строгович. - М.: Наука,
1981.-С. 15.
59 См.: Малько А.В. Политическая и правовая жизнь России: актуальные проблемы: Учебное пособие. - М.:
Юристь,2000.-С. 148.
ничего более важного и конкретного, чем интересы» . Л.М. Пчелинцева, отмечая (в
рамках обсуждения проблемы безопасности личности) новеллы Семейного кодекса
Российской Федерации, положительно высказывается о замене «существовавшего
ранее довольно неопределенного термина «интересы детей» на конкретную и более
содержательную норму о правах детей», что, по мнению ученого, «отвечает нормам
международного права...» . О безопасности как о защищенности именно
конституционного права, а не интереса, пишут В.В. Мамонов, В.И. Карпов и Д.В.
Павлов60.
2
См.: Общая теория национальной безопасности: учебник / Под общ. ред. А.А. Прохожева. - М.: Изд-во РАГС, 2002. -
С. 25.
3
См.: Международно-правовое обеспечение безопасности человека (По материалам «круглого стола») // Государство
и право. - 2001. - № 6. - С. 112.

Основой успешной реализации концепции «устойчивого развития», которое


ассоциируется с национальной безопасностью, Е.А. Лукашева называет неуклонное
соблюдение фундаментальных прав человека, ихрасширение, а также
совершенствование гарантий соблюдения этих прав» . Это ставит конституционные
права и свободы личности в число объектов обеспечения безопасности.
С точки зрения А.В. Возженникова, в рамках теории либерализма и
либерального государства объектом безопасности выступают жизненно важные
интересы личности, которые в свою очередь «отождествляются с правами и
свободами личности... Философия либерального государства отвечает интересам
индивидуума посредством системы прав»61. К близкому по содержанию выводу
приходят В.Н. Васин и С.А. Прудникова. Анализируя понятие безопасности, данное в
Законе о безопасности 1992 года, они отмечают, что «жизненно важные интересы» по
существу означают всеобъемлющие основные права и свободы человека и
гражданина62. В пользу прав и свобод личности как объекта национальной
безопасности свидетельствуют высказывания отдельных представителей самой
власти63.
На наш взгляд, такой подход не случаен, так как сохраняет некую
преемственность в политико-правовых взглядах на обеспечение безопасности
личности. Именно конституционные права и свободы человека и гражданина,
закрепленные главой второй и составляющие основы правового положения личности,

60 См.: Мамонов В.В. Обеспечение демографической безопасности - приоритетная задача Российского государства //
Журнал российского права. - 2002. - № 6. - С. 38; Карпов В.И., Павлов Д.Б. Основы теории обеспечения безопасности
личности, общества и государства: учебное пособие. - М.: Юридич. ин-т Московского государственного университета
путей сообщения (МИИТа), 2000. - С. 29.
61 Возженников А.В. Национальная безопасность России: методология исследования и политика обеспечения. - М.:
Изд-во РАГС, 2002. - С. 208.
62 См.: Васин В.Н., Прудникова С.А. Безопасность и ее закрепление в праве с точки зрения методологии познания //
Закон и право. - 2003. - № 3. - С. 47.
63 См.: Интервью с председателем Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктором Озеровым //
Щит и меч. 3-9 апреля 2003 года. - С. 6.

95
а также те, которые не вошли в конституционный текст, но косвенно дополняют и
развивают его через часть 4 статьи 15 Конституции, могут считаться средством
объективации жизненно важных интересов личности.
1
См.: Права человека как фактор стратегии устойчивого развития / Отв. ред. Е.А. Лукашева. - М.: Изд-во НОРМА,
2000. - С. 3, 24; См. также: Егоров С.Н. Клетка для Левиафана или размышления об основах конституционного строя
Российской Федерации. - СПб.: Изд-во ЗАО «Строка», 2000. - С. 13-14.

Данная совокупность прав возникла задолго до принятия действующей


Конституции. Большинство из них было закреплено еще в советских конституциях. В
современных условиях основные права и свободы граждан в

Российской Федерации обеспечиваются максимумом государственной защиты вплоть


до возможности отмены нарушающего или ущемляющего их закона (часть 4 статьи
125 Конституции Российской Федерации). Все иные правомочия личности развивают
и конкретизируют основные конституционные положения главы второй, однако
подобным юридическим свойством не обладают.
Таким образом, именно права человека в концентрированном виде должны
выражать основные жизненно важные интересы личности в современном виде.
Закон «О безопасности» оперирует так же еще одним понятием -защищенность
жизненно важных интересов личности, при этом в Концепции национальной
безопасности этот термин отсутствует, а применяется иной -защита личности, защита
прав и законных интересов граждан. В каком же смысле используются данные
понятия в указанных документах?
Закон «О безопасности» в силу изначально иного определения объекта защиты
не дает четкого ответа, что же следует понимать под «состоянием защищенности». В
этой части Закон указывает на необходимый уровень защищенности, достигаемый
системой мер экономического, политического, организационного и иного характера,
адекватных возникающим угрозам (статья 4).
Ученые, исследующие вопросы безопасности, не раскрывают содержания
понятия «защищенность», воспринимая, видимо, терминологию статьи 4 в ее
обыденном, бытовом значении. При этом некоторые исследователи считают его
бессодержательным, не несущим юридической нагрузки и потому лишним.
В общей же теории между этими понятиями проводится довольно четкое
разграничение, хотя отметим, что полемика вокруг различия этих понятий
существует. Так, Р.У. Концелидзе считает, что «правовая защищенность» - это
состояние статики, т.е. состояние гарантированности правового статуса, а также
состояние, которое наступает после примененияюрисдикционным органом
установленной гарантии по конкретному делу и издания по ним акта применения
права»64. С.Д. Порощук, утверждает, что правовая защищенность это следствие
правовой защиты, степень реализации и уровень фактической обеспеченности
социально-правового статуса личности65.
Не беря в расчет исследование защищенности как сугубо правовой категории
можно сказать, что защищенность это следствие и результат защиты в любой сфере
жизнедеятельности, характеризует уровень защиты и степень эффективности защиты
личности.
Защищенность есть результат защиты, а как всякий истинный результат она
может быть, при наличии разработанных критериев, оценена в определенных уровнях
(высокий, достаточный, низкий, очень низкий). По уровням защищенности можно
будет судить об эффективности существующей системы защиты. Таким образом,
защищенность имеет оценочный характер и может служить основанием для оценки
защиты.
С этой точки зрения и права и свободы как объект защиты целесообразно
рассматривать в виде ценностей, которые как материальные (объективные), так и
нематериальные (субъективные) поддаются измерению в отличие от интересов и
обладают достаточно объективными характеристиками. Один из виднейших
российских ученых М.С. Строгович говорил: «...право личности есть по своему
существу право на определенное социальное благо, на определенную социальную
ценность. Эти социальные ценности предполагают удовлетворение интересов и
потребностей материального, политического, культурного и иного характера» 66.
Значимость ценностей для объективного права подчеркивается и некоторыми
зарубежными авторами. Так, по мнению американскогофилософа права Дж. Холла
«ценности должны рассматриваться как непременный атрибут правовой нормы, а
правовая норма должна восприниматься как защищенное ценностное суждение» 67.
Действительно, принимая во внимание конституционный принцип, согласно
которому человек, его права и свободы являются высшей ценностью, знак равенства
между такими ценностями, как жизнь, здоровье, неприкосновенность и т.д. и
соответствующими им правами и свободами вполне оправдан.

64 Концелидзе Р.У. Правовая и социальная защита сотрудников милиции: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М.,
1993. - С.9; Стремоухов А.В. Правовая защита человека. - М.: Норма. 2006. - С. 26.
65 Порощук С.Д. Общетеоретические аспекты социально-правовой защиты сотрудников милиции: Дис. ... канд.
юрид. наук. - М., 1994. - С. 73; Стремоухов А.В. Правовая защита человека. - М.: Норма. 2006. - С. 27.
66 Права личности в социалистическом обществе/ Отв. ред. В.Н. Кудрявцев, М.С. Строгович. - М.: Наука, 1981. - С.
23. См. также: Правовая основа обеспечения национальной безопасности Российской Федерации: Монография / Под
ред. проф. А.В. Опалева. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. - С. 15,159.
67 Цит по: Глухарева Л.И. Права человека в современном мире (социально-философские основы и государственно-
правовое регулирование). М.: Юрист, 2003. С. 143.

97
Как справедливо пишет А.К. Тихонов, «безопасность представляет собой
оценочную категорию, суждение о такой положительной ценностной характеристике
объекта, которая удовлетворяет человеческую потребность и является существенным
благом для личности.. .»68.
Ценностный подход положен в основу классификации прав и свобод,
закрепленных в Хартии Европейского Союза об основных правах . К правам,
выражающим ценность человеческого достоинства, отнесены право на жизнь, на
целостность личности. Ценность свободы отражена правом личной
неприкосновенности, правом на уважение частной и семейной жизни, на защиту
данных личного характера.
Термин «защищенность» означает качественное состояние человека в том же
смысле, что и, например, здоровье, благополучие, безопасность. Защищенность, как и
здоровье, несмотря на наличие защиты, может быть или не быть, а может быть
сильной или слабой.
3
См.: Хартия Европейского союза об основных правах / Конституции зарубежных государств: Учебное пособие /
Сост. Проф. В.В. Маклаков. 4-е изд., переработ, и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2003. - С. 352-362.

Защищенность можно понимать и как «безопасность», так, по мнению Г.В.


Иващенко слово «защищенность» представляет собой ни что иное, как

«поверхностный синоним понятия «безопасность». Одновременно автор полагает, что


термин «угроза» является не научным термином, а отражением психологического
ощущения феномена безопасности. Вместо них безопасность предлагается
рассматривать с точки зрения наличия или отсутствия необходимых условий
существования субъекта, которые он в состоянии контролировать, обеспечивающие
реализацию его интересов, достижение целей, в основе которых лежат субъективные
ценности69. «Обеспечение безопасности, - пишет Г.В. Иващенко, - это процесс
создания благоприятных условий деятельности, процесс овладения субъектом
необходимыми условиями собственного существования»70.
Д.А. Никитин утверждает, что в сферах, доступных для социального
регулирования и контроля, «состояние защищенности» означает абсолютное (т.е.
максимально возможное при соответствующих обстоятельствах) сохранение
личностью своих существенных характеристик. Угрозы же обозначают изменение

68 Тихонов А.К. Сущность категории личной безопасности и ее соотношение с категориями чести и достоинства //
Правоведение. - 1998. - № 1. - С. 127. См. также: Вознесенская О.В. Безопасность личности в чрезвычайных
ситуациях: философско-политологический анализ. Дис. ... канд. филос. наук. - М., 2000. - С. 18. Иващенко Г.В. О
понятии «безопасность» // Сгесю. Оренбург, 2000. - № б (24). - С. 59; Мохов А.А. О соотношении публично-правовых и
частноправовых начал в законодательстве об охране здоровья граждан / Конституция Российской Федерации и
современное законодательство: проблемы реализации и тенденции развития. (К 10-летию Конституции России):
Международная научно-практическая конференция (1-3 октября 2003 г.): В 3 ч. / Под ред. А.И. Демидова, В.Т.
Кабышева. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2003. Ч. I. - С. 203-204.
69 См.: Иващенко Г.В. О понятии «безопасность» // Сгеа'о. Оренбург, 2000. - № 6 (24). - С. 56-59.
70 Иващенко Г.В. Указ. соч. - С. 57.
(возможность изменения) условий существования объекта, когда происходит утрата
его сущности и переход в иное, качественно неблагоприятное состояние 71.
Таким образом, защищенность жизненно важных интересов личности это
производное от защиты, то есть защищенность венчает процесс защиты, является как
бы его продолжением, его частью. Это подтверждается и тем, что в Законе «О
безопасности» используется и термин защита, в таких вариантах как «социальная
защита граждан», «судебная защита граждан», «программы защиты жизненно важных
интересов объектов безопасности» (к которым относится и личность).
Тем не менее, два этих понятия отражают двуединое явление. А.В. Стремоухов
полагает, что в узком смысле защищенность - состояние обеспеченного и
реализуемого в соответствии с законодательством права человека. В широком - это
состояние человека, характеризующее наличием,во-первых, самих провозглашенных
прав человека, во-вторых, прав на ... защиту, и, в-третьих, охранных и защитных
механизмов, то есть собственно ... защиты 72. Защита - это динамика, процессы,
деятельность, а защищенность - это статика, факты, результаты, система мер,
направленных на защиту личности.
В Концепции национальной безопасности Российской Федерации,
утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 10 января 2000 года №
24 используются такие формулировки как «защита личности», «защита прав и
свобод», «защита прав и законных интересов граждан», «защита законных прав и
интересов российских граждан за рубежом», но необходимо учитывать, что данные
категории используются в основном как составляющие национальных интересов
России.
В этой связи возникает вопрос, является ли в действительности личность
приоритетным объектом национальной безопасности? Этот вопрос является частью
общей проблемы взаимоотношений личности, общества и государства. Поэтому,
несмотря на общность в элементах понятия и нормативно-правовом регулировании,
безопасность личности в процессе своего обеспечения закономерно находится в
диалектическом противостоянии безопасности общества и государства.
В.В. Мамонов полагает, что «безопасность личности, безопасность общества и
безопасность государства находятся во взаимной зависимости: невозможно
достигнуть одной, игнорируя интересы других» 73, и каждый компонент национальной

71 Никитин Д.А. Конституционно-правовые основы безопасности личности в Российской Федерации: Дне.... канд.
юрид. наук. - Самара, 2005. - С. 25.
72 Стремоухов А.В. Правовая защита человека. - М.: Норма. 2006. - С. 29.
73 Мамонов В.В. Становление национальной безопасности Российской Федерации //Правоведение. - 2001. -№ 4. - С.
78.

99
безопасности одинаково значим74. Вместе с тем, ряд авторов усиливают значение того
или иного элемента в отношениях по обеспечению безопасности.
2
СЗ РФ. 2000. № 2. Ст. 170.

В целом критикуя позицию противопоставления безопасности личности,


общества и государства, А.И. Александров, С.С. Ковалевский, А.В.

Коровников и К.В. Сурков считают, что обеспечение безопасности государства и


общества необходимо рассматривать преимущественно с позиций безопасности
личности. Безопасность личности в итоге ведет к стабильности и безопасности
каждого компонента структуры национальной безопасности 75.
По мнению Е.А. Лукашевой, в нынешних условиях гарантирование и защита
прав человека — это не только путь к устойчивости развития общества, но и к
обеспечению национальной безопасности страны76. Вместе с тем, в своих более
ранних работах автор на первое место выдвигала безопасность страны,
рассматривавшуюся как один из важнейших общественных интересов и условие для
обеспечения личных интересов каждого77.
Концепция национальной безопасности, закрепила, что «на современном этапе
интересы личности состоят в реальном обеспечении конституционных прав и свобод,
личной безопасности, в повышении-качества и уровня жизни, в физическом,
духовном и интеллектуальном развитии». Не затрагивая этическую сторону
закрепления нормативным актом интересов граждан, отметим, что ничем
немотивированное смешение понятий права (свободы) и интереса не позволяет четко
обозначить границы безопасности личности.
Рассматривая Концепцию национальной безопасности Российской Федерации в
контексте отражения в ней прав человека, мы приходим к выводу, что
государственный подход к безопасности индивида, защите его интересов весьма
поверхностен, а само упоминание об интересах и безопасности личности похоже на
некий «политический реверанс» в сторону конституционного принципа гуманизма и
ставшей уже классической тройственной связки: «личность - общество -
государство».

Подводя итоги, отметим, что закрепленное в законодательстве понятие объекта


безопасности, нуждается во всестороннем исследовании, анализе всех его элементов
и оптимизации конструкции, в частности конкретизации круга прав, свобод,

74 См.: Мамонов В.В. Понятие и место национальной безопасности в системе конституционного строя России //
Журнал российского права. - 2003. - № 6. - С. 28.
75См.: Проблемы законодательного обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. С. 27.
76 «Круглый стол»: Права человека и стратегия устойчивого развития // Государство и право. - 1998. - №11. -С. 104.
77 См.: Лукашева Е.А. Право. Мораль. Личность / Отв. ред. В.М. Чхиквадзе. - М.: «Наука», 1986. - С. 196.
интересов личности которые являются приоритетными при обеспечении
национальной безопасности.
Полагаем, что под формулой «жизненно важные интересы личности» как
объект национальной безопасности следует понимать совокупность потребностей,
удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности
прогрессивного развития не только личности, но и общества и государства.
Безопасность, в том числе и ее понятие, должна рассматриваться с позиций
приоритета общечеловеческих ценностей. А сама деятельность по обеспечению
безопасности личности, общества и государства - в качестве объективной
необходимости, имеющей не только общесоциальную, но и нравственную ценность, а
также непосредственно юридическую значимость.

2.3 Механизм обеспечения прав человека в системе национальной


безопасности

Среди широкого спектра проблем, которыми занимается в настоящее время


юридическая наука, особое место принадлежит проблеме обеспечения прав личности.
Уровень обеспечения прав и свобод человека в конкретном государстве зависит не от
заявлений политических лидеров о приверженности идеалам демократии и даже не от
количества актов, закрепляющих права и свободы. В первую очередь он определяется
развитостью механизмов и разработанностью средств, мер и процедур, используемых
при охране и защите прав и свобод человека, что и позволит говорить о
защищенности и безопасности личности в государстве.

Как полагает СВ. Черниченко, с защиты личности, начинается защита


человечества. Желание защитить личность лежит в основе стремления к глобальной
безопасности. Международная и глобальная безопасность невозможны, если не
обеспечена безопасность личности 78. Обеспечение прав и свобод личности, включая
обеспечение права на безопасность, духовное и интеллектуальное развитие,
достойного и гарантированного государством минимума условий существования,
относятся к жизненно важным интересам государства.
Определяя сущность и составляющие понятия «обеспечение прав человека»
как элемента системы национальной безопасности вначале необходимо установить,
что представляет собой система национальной безопасности. Это требуется в целях

78 Черниченко СВ. Теория международного права: В 2 т. - М., 1999. - Т. 2. - С. 361-362.

101
определения специфики той сферы общественных отношений, в которой происходит
обеспечение прав человека, которое представляет собой довольное обширное
теоретическое понятие, употребляемое в различных значениях и в различного рода
исследованиях.
В правовой оборот категорию «система безопасности Российской Федерации»
ввел Закон Российской Федерации «О безопасности». По своему содержанию она
тождественна используемой в работе категории «система национальной
безопасности».
Целью создания системы обеспечения национальной безопасности является
обеспечение существования механизма, позволяющего вырабатывать стратегию
государства в области национальной безопасности и реализовывать ее в конкретную
скоординированную деятельность отдельных ведомств и ответственных лиц. В самом
общем виде формирование в государстве системы обеспечения национальной
безопасности служит для противодействия угрозам его безопасности или для
реализации его интересов.
Закон Российской Федерации «О безопасности», а также Концепция
национальной безопасности Российской Федерации устанавливают
системубезопасности Российской Федерации, включающую следующие элементы: 1)
органы законодательной, исполнительной и судебной властей, государственные, 2)
общественные и иные организации и объединения, 3) граждане, принимающие
участие в обеспечении безопасности в соответствии с законом, 4) законодательство,
регламентирующее отношения в сфере безопасности.
Таким образом, в систему национальной безопасности включены такие
субъекты как органы законодательной, исполнительной и судебной властей,
различные общественные организации, граждане, как носители субъективных прав и
свобод. При этом они участвуют в системе безопасности не всегда, а только тогда,
когда это определено в законе. Законодательство, как мы считаем, является не
элементом системы безопасности, а играет роль инструмента, при помощи которого
происходит регулирование отношений по поводу безопасности.
В нормативной конструкции, определяющей систему безопасности, существует
ряд недостатков, на которые указывают многие авторы и мы с ними согласны. Во-
первых, по мнению Д.А. Никитина в системе безопасности отсутствует четкое
определение места и роли самого индивида, общественных и иных объединений, их
прав, обязанностей и порядка взаимодействия с органами государственной власти в
процессе обеспечения безопасности личности 79.
Во-вторых, не упоминаются органы местного самоуправления, хотя именно они
стоят наиболее близко к повседневным потребностям граждан, выраженным в
основных правах и свободах80, а так же участвуют в их защите.
В ст. 10 Закона РФ «О безопасности» определяются полномочия органов
исполнительной и судебной властей по обеспечению безопасности личности,
общества и государства. В отношении личности органы исполнительной власти
осуществляют систему мероприятий по обеспечению ее безопасности в пределах
своей компетенции. Органы судебной власти осуществляют правосудие по делам о
преступлениях, посягающих на безопасность личности, обеспечивают судебную
защиту граждан, общественных и иных организаций и объединений, чьи права были
нарушены в связи с деятельностью по обеспечению безопасности. Органы
законодательной власти в данной статье не упоминаются.
В Концепции национальной безопасности одной из основных задач в области
обеспечения национальной безопасности Российской Федерации является
обеспечение на территории России, во-первых, личной безопасности человека и
гражданина, а, во-вторых, его конституционных прав и свобод. В соответствии с ч.1
ст. 55 Конституции РФ перечисление в Конституции РФ основных прав и свобод не
должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и
свобод человека и гражданина. А это значит, что обеспечению подлежат все права и
свободы граждан.
Что же следует понимать под обеспечением, в каком ракурсе используется
данный термин в правовых актах, посвященных национальной безопасности и каково
его содержание применительно к правам и свободам личности?
Термин «обеспечение» к различного рода правовым предписаниям вообще, и к
правам и свободам в частности, рассматривается в двух аспектах: во-первых, как
деятельность государственных органов, общественных организаций, должностных
лиц и граждан по осуществлению своих функций, компетенции, обязанностей с
целью создания оптимальных условий для строгой и неуклонной реализации
правовых предписаний и правомерного осуществления прав и свобод; во-вторых, как

79 Никитин Д.А. Конституционно-правовые основы безопасности личности в Российской Федерации: Дис. канд.
юрид. наук. - Самара, 2005. - С. 64.
80См.: Проблемы законодательного обеспечения национальной безопасности Российской Федерации / Общ. ред. СВ.
Степашина. - М.: Изд.дом «Финансовый контроль», 2003. - С. 5.
Толкачев К.Б., Хабибулин А.Г. Органы внутренних дел в механизме обеспечения личных конституционных прав и
свобод граждан. - Уфа, 1991. - С. 195-196.

103
итог, результат этой деятельности, выражающийся в фактической реализации
правовых предписаний прав и свобод граждан1.

Определяя понятие «обеспечение прав человека» правоведы исходят из


толкования термина «обеспечить» в русском языке - 1) предоставить достаточные
материальные средства к жизни; 2) снабдить чем-нибудь в нужном количестве; 3)
сделать вполне возможным, действенным, реально выполнимым; 4) оградить,
охранить81. Таким образом, на наш взгляд обеспечение по отношению к интересам
личности применяется в нескольких значениях - во-первых, предоставить
определенные гарантии для полноценной реализации прав личности, во-вторых,
создать комплекс мер по эффективной защите прав человека, в-третьих, создать
условия для благоприятного развития человека. Первое и второе возможно достичь
при помощи ряда правовых средств и инструментов. Создать же условия для
благоприятного развития человека возможно в комплексе с социально-
экономическими мерами. То есть для обеспечения интересов личности требуется
некая совокупность правовых и неправовых явлений действующих в единстве и во
взаимосвязи, то есть при помощи определенного механизма.
Термин «механизм» стал использоваться в юридической литературе в связи с
тем, что субъективные права почти всегда реализуются и обеспечиваются в
определенном порядке. Вообще категория «механизм» — означает внутреннее
устройство системы чего-либо, совокупность состояний и процессов, из которых
складывается какое-либо явление. Иначе говоря, «механизм» — это совокупность
взаимосвязанных элементов, составляющих определённую систему, находящуюся в
определённом движении. Механизм потому так и называется, что он символизирует
движение. Категория «механизм» позволяет охватить весь процесс обеспечения прав
личности, представить процесс в системно-динамическом виде.
Употребление понятия «механизм» применительно к обеспечению прав и
свобод получило распространение в связи с тем, что обеспечение это определенный
процесс, осуществляемый в определенном порядке и при использовании нескольких
правовых средств, совокупность которых в ихвзаимодействии представляет собой не
что иное, как механизм осуществления той или иной деятельности. Обеспечение прав
человека связано с действием экономических, политических, социальных и
юридических средств.

81 Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. - М.:«Азъ», 1993.
Но, несмотря на теоретическую обоснованность и довольно частое
использование термина «механизм обеспечения» в законодательстве о национальной
безопасности он не используется.
В Концепции национальной безопасности Российской Федерации термин
«обеспечение» употребляется в различных смыслах 73 раза, как в отношении
государственных интересов, так интересов личности, но «механизм обеспечения» не
упоминается ни разу.
В международном и внутригосударственном законодательстве (в том числе,
посвященном национальной безопасности) часто используются термины
"обеспечение", "защита", "охрана" и др., часто их употребляют как синонимы, тем не
менее, они представляют собой самостоятельные понятия. По этому поводу
представляется верной точка зрения И.В. Ростовщикова, который считает, что «... не
исключение и теоретические исследования, где при очевидной актуальности их
предмета зачастую запутано использование обозначенных терминов, вызывая к тому
же разночтение одних и тех же понятий в разных трудах» 82. Под обеспечением прав и
свобод личности он понимает создание благоприятных условий для их реализации и
защиту, осуществляемую различными субъектами83.
На основе общетеоретического анализа подходов к категориям "обеспечение",
"защита", "охрана" представляется, что все они находятся в тесной взаимосвязи
между собой, так как, во-первых, в процессе обеспечения прав и свобод личности
осуществляется их защита (охрана), во-вторых, защищая права личности,
обеспечивается их восстановление.

Механизм защиты прав и свобод представляет собой определённую систему


органов, средств, обеспечивающих наиболее полную и эффективную защиту прав и
свобод человека и гражданина. В данном определении отражаются характерные,
сущностные особенности механизма защиты. Во-первых, это определённая система
государственных органов и средств. Это означает, что в каждом государстве
существуют определённые органы, с помощью которых каждый может защитить свои
права и свободы. Эти органы определены российским законодательством. Во-вторых,
вся деятельность указанных органов, направлена на соблюдение и защиту прав и
свобод личности. Причём функцию защиты прав и свобод они осуществляют как в
процессе выполнения своих общих задач, так и в специальной форме деятельности.
Средства защиты нарушенных прав могут быть различными: судебные,

82См.: Ростовщиков И.В. Права личности в России: их обеспечение и защита органами внутренних дел. -Волгоград,
1997.-С.77-78.
83 Ростовщиков И.В. Реализация прав личности и деятельность органов внутренних дел. - Волгоград, 1996. -С.36.

105
административные, гражданско-правовые, уголовно-правовые и другие. К другим
элементам в данном определении следует отнести наличие определённой правовой
регламентации защиты, законодательной базы, правовых принципов защиты и
международно-правовых норм, на которых основывается вся защита прав и свобод
личности.
Понятие "механизм защиты прав и свобод" очень близко по своему
содержанию к понятиям "механизм обеспечения прав и свобод" и "механизм
государственной защиты". Необходимо согласиться с А.С. Мордовцем, что эти
понятия взаимосвязаны друг с другом и соотносятся как часть и целое. В качестве
элементов "механизма обеспечения" выступают: "механизм защиты и охраны",
"механизм восстановления нарушенных прав" и "механизм воспитания" 84.
А.С. Мордовец разработал понятие «социально-юридического механизма
обеспечения прав и свобод человека и гражданина», представляющего собой
«определенную систему средств и факторов, обеспечивающих необходимые условия
уважения всех основных прав исвобод человека, вытекающих из достоинства,
присущего человеческой личности, и являющихся существенными для ее свободного
и полного развития»85. Опираясь на высказывание КБ. Толкачева и А.Г. Хабибуллина,
ученый раскрывает содержание термина «обеспечение», предполагающего не только
систему правовых гарантий, но и четкие организационные и иные условия, дающие
возможность пользоваться правами, надежно их защищать 86.
Исходя из относительно устоявшегося в науке определения механизма
правового регулирования87, механизм защиты прав* человека можно определить как
взятую в единстве систему взаимодействующих социально-юридических и иных
средств, при помощи которых государство осуществляет воздействие на
правоотношения между субъектами права в целях признания, соблюдении и
реализации прав человека.
Следовательно,- для того чтобы обеспечить перевод прав человека из разряда
возможностей, провозглашенных Конституцией РФ и законами, в реальные блага,
необходимо создать механизм защиты и не только правовой механизм, а социально-
юридический, то есть включающий не только сугубо правовые средства, но и
социальные и экономические меры обеспечения прав человека.

84 Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина. - Саратов, 1996.-С.
86.
85 См.: Мордовец А.С.Указ. соч. - С. 85
86 Мордовец А.С. Указ. соч. - С. 91
87 См. напр. Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. - М., 1966.-С. 33-
34; Он же. Общая теория права. - Т. 1. - М., 1981. - С. 290; Теория государства и права / Под ред. Н.И. Матузова, А.В.
Малько. М., 1997. - С. 625; Шундиков К.В. Механизм правового регулирования: Учебное пособие / Под ред. А.В.
Малько. - Саратов, 2001. - С. 54.
Механизм обеспечения* прав личности действующий в системе национальной
безопасности представляет собой комплекс правовых средств, а так же деятельность
уполномоченных органов (государственных и негосударственных), участвующих в
системе национальной безопасности, самостоятельных действий личности по охране
и защите ее прав и законных интересов в целях реализации своего права на
безопасность.
Структура названного механизма на наш взгляд включает в себя следующие
элементы: правовые нормы; деятельность государственных органов и должностных
лиц и негосударственных организаций; деятельность личности по осуществлению
своего права на безопасность; гарантии охраны и защиты прав личности.
Важнейшей целью исследуемого механизма является эффективная защита
личностью своих основных прав и свобод, среди которых право на безопасность
выступает как самостоятельное право. Конечной целью действия данного механизма
является устойчивое и стабильное развитие общества и государства, а так же
личности, безопасность и благополучие которой является целью любого правового и
демократического государства.
Организационную основу механизма обеспечения безопасности личности
составляет система органов публичной власти всех уровней, обладающих
необходимыми материальными и организационными средствами воздействия на
общественные отношения в сфере безопасности человека, а также сам индивид и
общественные объединения, иные институты, пользующиеся всем необходимым
комплексом прав и обязанностей для обеспечения собственной безопасности.
Нормативную основу исследуемого механизма составляют правовые нормы. За
последнее десятилетие, как уже отмечалось, принят целый ряд законов,
регулирующих отношения в сфере безопасности: «О безопасности», «О Федеральной
службе безопасности», «Об оперативно-розыскной деятельности», «О
противодействии терроризму» и многие другие.
Анализ российского законодательства показывает, что права и свободы
человека выступают в качестве одного из важнейших объектов политики
национальной безопасности в Российской Федерации, которая в самом широком
смысле должна быть направлена на защиту прав и свобод человека. В Концепции
национальной безопасности вопрос о правах и свободах человека затрагивается и в
более узком, конкретном смысле - как вопрос о гарантиях прав и свобод гражданина
при осуществлении политики национальной безопасности. Так, в ряде основных
задач в области обеспечения национальной безопасности Российской Федерации

107
являетсяосуществление эффективной защиты на территории России личной
безопасности человека и гражданина, его конституционных прав и свобод.
Устанавливается, что среди направлений внешней политики Российской
Федерации должна быть защита законных прав и интересов российских граждан за
рубежом, в том числе с применением в этих целях мер политического,
экономического и иного характера88.
Далее в Концепции говориться, что одной из задач в области борьбы с
преступностью является усиление роли государства как гаранта безопасности
личности и общества, создание необходимой для этого правовой базы и механизма ее
применения.
В ст. 2 ФЗ «О противодействии терроризму», определяющей основные
принципы противодействия терроризму, определено, что противодействие терроризму
в Российской Федерации основывается на принципе обеспечения и защиты основных
прав и свобод человека и гражданина . И далее в ст. 3 формулируя понятие
контртеррористической операции законодатель говорит, что это комплекс
специальных, оперативно-боевых, войсковых и иных мероприятий с применением
боевой техники, оружия и специальных средств по пресечению террористического
акта, обезвреживанию террористов, обеспечению безопасности физических лиц
(выделено мною Ю.К.), организаций и учреждений, а также по минимизации
последствий террористического акта.
Таким образом, обеспечение прав и свобод человека является одним из
направлений в системе мероприятий по реализации национальной безопасности.
2
Федеральный закон «О противодействии терроризму» от 6 марта 2006 г. (с изм. на 27 июля 2006 г.)// Собрание
законодательства Российской Федерации от 13 марта 2006. № 11. Ст. 1146

Если говорить о структурах, образующих институты обеспечения прав


человека, то в первую очередь следует отметить, что здесь определяющую роль
играют надгосударственные организации. Это связано с тем, что современная
глобализация не только унифицирует все сферы социального бытия, она объективно
снижает весомость и социальную значимость государственной политики, идеологии и
религии в отдельно взятом государстве. Реальность такова, что в современном
обществе они уже не обеспечивают реализацию задач обеспечения прав человека и
его безопасного развития. Систему надгосударственных, национальных и
общественных институтов обеспечения прав человека можно представить
несколькими основными сегментами: политическим; экономическим, правовым,
культурным и др.

88 Указ Президента РФ «О Концепции национальной безопасности Российской Федерации» от 10.01.2000


г.//Собрание законодательства РФ, 10.01.2000, № 2, ст. 170.
В России в последнее время сложился ряд общественно-государственных
правозащитных структур, действующих при государственных органах, но
включающих в свой состав видных ученых, деятелей культуры и общественных
деятелей. К ним можно отнести Общественную палату РФ, институт
Уполномоченного по правам человека в РФ, Совет по правам человека при
Президенте РФ, Комиссию по помилованиям при Президенте РФ, Совет по
содействию институтам гражданского общества при Президенте РФ и др.
Раскрывая значение такого элемента как деятельность государственных органов
и должностных лиц и негосударственных организаций, отметим, что центральное
место в механизме обеспечения национальной безопасности, занимает Президент
Российской Федерации. Выделим из множества президентских полномочий те,
которые напрямую связаны с обеспечением прав, интересов и безопасности личности.
Так, в соответствии с ч.2 ст. 80 Конституции РФ, Президент является гарантом прав и
свобод человека и гражданина. Исходя из конструкции данного положения: права и
свободы рассматриваются как отдельный объект гарантирования наряду с
Конституцией России. Это закладывает определенную свободу выбора для
Президента объектов гарантирования, возможность их дифференциации по
значимости: либо на первое место будут выдвинуты интересы государства или же
интересы личности.

Весьма значимой с точки зрения обеспечения прав человека, его интересов и


безопасности является присяга Президента Российской Федерации, которую он в
соответствии со ст." 82 Конституции РФ дает при вступлении в должность: «уважать
и охранять права и свободы человека и гражданина, ... верно служить народу» Данная
норма постулирует определенные требования к осуществлению президентской
власти. Так, смысл и содержание термина «охрана» предполагают обязанность не
только защищать права и свободы, но и создавать необходимые условия для их
реализации. Поэтому, одной из целей деятельности Президента России должна стать
создание условий реализации основных прав и свобод личности и комплекса мер по
обеспечению безопасности человека.
Статьей 85 Конституции Российской Федерации. Президенту предоставлено
право приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов
Российской Федерации в случае противоречия этих актов Конституции Российской
Федерации, федеральным законам, международным обязательствам Российской
Федерации или нарушения прав и свобод человека и гражданина до решения этого
вопроса соответствующим судом. Анализируя содержание данной нормы, В.О. Лучин

109
справедливо отмечает, что термин «вправе» означает, что Президент может
приостановить действие акта, а может и не делать этого. Такие широкие возможности
усмотрения, ограничивающие реализацию лишь одной формой - использованием,
вряд ли отвечают интересам укрепления конституционной законности... Президент
должен приостанавливать действие актов предусмотренных в указанной статье» 89.
Полагаем, что с ним можно согласиться и предложить вместо термина «вправе»
закрепить «приостанавливает ...», тем самым Президент будет обязан это делать в
случае возникновения такой ситуации.
Весомую роль в механизме обеспечения прав и свобод, безопасности личности
играет Федеральное Собрание Российской Федерации, одной из основных форм
участия которого является подготовка, рассмотрение и принятие законов по любому
вопросу, находящемуся в компетенции Российской Федерации. Согласно пункту «в»
ст. 71 Конституции РФ, федеральными законами осуществляется регулирование и
защита прав и свобод человека и гражданина. От того, в каком направлении будет
развиваться законодательство в таких сферах как обеспечение прав человека и
национальная безопасность в конечном итоге будет зависеть и безопасность граждан.
Большим потенциалом в механизме обеспечения прав и свобод, безопасности
личности обладает институт парламентского контроля. Одна из его задач состоит в
реальном обеспечении прав и свобод человека и гражданина на всей территории
Российской Федерации. Вместе с тем, наличие в государстве высшего
представительного органа власти само по себе не является гарантией формирования
правового государства и обеспечения прав и безопасности граждан. Полагаем, что
нашему парламенту не хватает правовой и политической самостоятельности, его
зависимость от президентских решений и мнения очевидна, в этой связи
сформированная Государственная Дума нового созыва 2 декабря 2007 г. своими
действиями и авторитетом укрепит статус парламента не только как законодательного,
но и как представительного органа власти.
В соответствии с пунктом «ж» статьи 83 Конституции Российской Федерации
Президент формирует и возглавляет Совет Безопасности Российской Федерации. В
ряду основных задач Совета Безопасности является определение жизненно важных
интересов личности, общества и государства и выявление внутренних и внешних
угроз объектам безопасности.
Совет Безопасности Российской Федерации является коллегиальным органом с
общей компетенцией в сфере национальной безопасности. Поэтому трудно вычленить

89 Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. - М., 2002. - С. 96.
его полномочия по обеспечению безопасности человека и гражданина. К компетенции
Совета Безопасности относитсяразработка основных направлений обеспечения
безопасности Российской Федерации и организация подготовки федеральных
программ ее обеспечения, а также подготовка рекомендаций Президенту для
принятия решений по вопросам внутренней и внешней политики в области
обеспечения безопасности личности, общества и государства 90.
Вызывает сомнения право закрепление за Советом Безопасности права
«определять» жизненно важные интересы личности и общества. В данном случае,
произвольное определение государством интересов личности усугубляется
отсутствием двусторонней связи Совета Безопасности с гражданами и их
объединениями. Учитывая, что объектами защиты выступают не жизненно важные
интересы, а конституционные права и свободы человека и гражданина, следует
исключить право Совета Безопасности определять жизненно важные интересы
личности. Одновременно за Федеральным Собранием Российской Федерации вновь
необходимо закрепить право определять приоритеты в защите объектов безопасности,
совместно с Президентом определять стратегию обеспечения национальной
безопасности, а также ввести практику ежегодных докладов Президента об
обеспечении национальной безопасности Российской Федерации.
Правительство Российской Федерации как орган исполнительной власти общей
компетенции так же участвует в системе обеспечения базовых интересов личности и
ее безопасности. Все осуществляемые им полномочия неизбежно затрагивают права и
свободы человека и гражданина. Вместе с тем, можно выделить некоторые из них,
непосредственно ориентирующиеся на обеспечение безопасности личности в
Российской Федерации.
Вопросы безопасности личности неизбежно затрагиваются в процессе
реализации полномочий Правительства в социальной сфере, в процессе развития
системы бесплатного образования, проведения единойгосударственной
политики в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической
безопасности. Правительством принимаются меры по реализации прав граждан на
благоприятную окружающую среду, координируется деятельность по
предотвращению стихийных бедствий, аварий и катастроф, уменьшению их
опасности и ликвидации их последствий. В сфере обеспечения законности - меры по
обеспечению прав и свобод граждан, по охране собственности и общественного
порядка, по борьбе с преступностью и другими общественно опасными явлениями. В

90 См.: Закон РФ «О безопасности» от 5 марта 1992 г. (с изменениями на 25 июля 2006 г.)// ВСНД РФ и ВС РФ. 9
апреля 1992. N 15. Ст. 769.

111
области обороны Правительство обеспечивает социальные гарантии для
военнослужащих и иных лиц, привлекаемых в соответствии с федеральными
законами к обороне или обеспечению государственной безопасности Российской
Федерации. Наконец, отстаивает геополитические интересы Российской Федерации,
защищает граждан Российской Федерации за пределами ее территории. Что касается
остальных полномочий Правительства, то их взаимосвязь с обеспечением
безопасности личности прослеживается недостаточно четко.
Важная роль в защите прав личности принадлежит органам судебной власти,
которые являются «главенствующими и определяющими в системе государственной
защиты прав и свобод в правовом государстве...»91. Вместе с тем, в виду
превентивного характера безопасности личности ее обеспечение проявляется не
столько в восстановлении и принудительном осуществлении прав и свобод человека и
гражданина, сколько в предотвращении угроз личности. Поэтому роль судов в
обеспечении интересов личности во многом определяется тем, насколько
деятельность судов, потенциальная возможность применения ими юридических
санкций позволяют сохранить стабильность действия основных прав и свобод и
нейтрализовать возможные нарушения.
Главенствующая роль в судебной системе Российской Федерации принадлежит
Конституционному Суду как органу конституционного контроля. Согласно ч.4 ст.
125 Конституции РФ, по жалобам на нарушения конституционных прав и свобод
граждан и по запросам судов Конституционный Суд проверяет конституционность
закона, подлежащего применению в конкретном деле. Тем самым Конституционный
суд участвует в процессе обеспечения интересов и конкретной личности и
неопределенного круга лиц, чьи интересы так же могут быть нарушены
неконституционной нормой.
Большим потенциалом в сфере правозащитной деятельности обладает институт
Уполномоченного по правам человека, но эффективность его функционирования
возможна только при наличии развитых правовых традиций, уважения к должности
омбудсмена, признания значимости и ценности его мнения, как это имеет место в
ряде западных стран, таких как Швеция, Германия. В Российской Федерации, работа
Уполномоченного основывается на конструктивном сотрудничестве с властью,
предупреждении конфронтации, позволяющих компенсировать отсутствие
юридически обязательной силы его решений и механизма контроля за их
исполнением. К сожалению, вряд ли можно сегодня с уверенностью говорить о

91 Шевцов В.С. Права человека и государство в Российской Федерации. - М., 2002. - С. 367.
наличии должного уровня правовой культуры в деятельности большинства органов и
должностных лиц, да и граждан России, что не позволяет с полной отдачей
действовать институту Уполномоченного по правам человека. В этих условиях
особую остроту приобретает вопрос о дополнительных формах деятельности
Уполномоченного, позволяющих повысить эффективность его участия в механизме
обеспечения интересов и безопасности личности.
По функциональным аспектам среди федеральных органов исполнительной
власти можно выделить органы, обеспечивающие безопасность в социально-
политической сфере, экономике, в сфере охраны природы и сохранения здоровья
населения, в области науки, просвещения и культуры, а также обеспечения личной,
общественной и государственной безопасности.

Федеральные органы исполнительной власти обеспечивают исполнение


законодательства Российской Федерации, решений Президента Правительства в
области национальной безопасности Российской Федерации; в пределах своей
компетенции разрабатывают нормативные акты в этой области и представляют их
Президенту и Правительству Российской Федерации.
Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации
взаимодействуют с федеральными органами исполнительной власти по вопросам
исполнения законодательства Российской Федерации в области национальной
безопасности, а также федеральных программ, планов и директив, издаваемых
Верховным Главнокомандующим Вооруженными силами Российской Федерации в
области военной безопасности Российской Федерации. В настоящее время в регионах
основные мероприятия по обеспечению национальной безопасности в различных
сферах проводятся в рамках президентских, федеральных, региональных и
межгосударственных программ. Как правило, эти программы не имеют общей
системной концептуальной основы, не согласовываются в едином центре. До сих пор
в стране нет соответствующих механизмов государственного программного
регулирования, которые обеспечивали бы использование системного подхода к
решению и текущих, и перспективных задач развития регионов России с учетом
особенностей обеспечения их безопасности, в первую очередь, приграничных
регионов92.
Во многих приграничных регионах необходимо решать острые задачи по
противодействию экономической, демографической и культурно-религиозной
экспансии на территорию России со стороны других государств, а также по

92 См.: Общая теория национальной безопасности: Учебник/ Под общ. ред.А.А. Прохожева. - 2005. - С. 233.

113
пресечению деятельности транснациональной организованной преступности и
незаконной миграции. Все это, безусловно, сказывается на уровне национальной
безопасности страны в целом.

Обеспечение безопасности является важнейшей функцией ряда федеральных


органов исполнительной власти являющихся по своей природе контрольно-
надзорными: федеральная служба безопасности Российской Федерации, федеральная
служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, федеральная
служба охраны Российской Федерации, федеральная служба по надзору в сфере
защиты прав потребителей и благополучия человека, федеральная служба по надзору
в сфере здравоохранения и социального развития, федеральная служба по труду и
занятости, федеральная служба по надзору за соблюдением законодательства в сфере
массовых коммуникаций и охране культурного наследия и другие службы.
В положениях ряда федеральных органов (таких как федеральное дорожное
агентство, федеральная служба по ветеринарному и фитонадзору, федеральное
агентство по атомной энергии, федеральное агентство лесного хозяйства) прямо
указывается на деятельность связанную с безопасностью в различной сфере
жизнедеятельности. Но хотя указание на деятельность связанную с обеспечением
безопасности и отсутствует в подавляющем количестве федеральных органов
исполнительной власти, анализ их полномочий позволяет сделать вывод о том, что их
контрольно-надзорная деятельность способствует обеспечению стабильности и
безопасности Российской Федерации.
Так, например федеральная служба по надзору в сфере защиты прав
потребителей и благополучия человека осуществляет следующие полномочия:
осуществляет надзор и контроль за исполнением обязательных требований
законодательства Российской Федерации в области обеспечения санитарно-
эпидемиологического благополучия населения, защиты прав потребителей и в
области потребительского рынка, в том числе:
государственный санитарно-эпидемиологический надзор за
соблюдением санитарного законодательства;

- государственный контроль за соблюдением законов и иных нормативных


правовых актов Российской Федерации, регулирующих отношения в области защиты
прав потребителей;
контроль за соблюдением правил продажи отдельных предусмотренных
законодательством видов товаров, выполнения работ, оказания услуг;
- санитарно-карантинный контроль в пунктах пропуска через
государственную границу Российской Федерации.93
Организация работы федеральных органов исполнительной власти, органов
исполнительной власти субъектов Российской Федерации по реализации конкретных
мер, направленных на предотвращение и преодоление угроз национальным интересам
России в области экономики, требует дальнейшего совершенствования
законодательства Российской Федерации в указанной области и обеспечения строгого
его соблюдения всеми хозяйствующими субъектами.
Неотъемлемым элементом механизма обеспечения интересов и безопасности
личности должна стать активная роль самого индивида. «Без самоорганизации
граждан, многообразия гражданских инициатив невозможно по-настоящему
эффективное функционирование государственных механизмов, их демократическое
реформирование, полноценная и благополучная жизнь человека» .
2
Гавриленко В.И. Гражданское общество: конституционно-правовые характеристики //Вестник СГАП. 2004. -№ 1.-
С.38.

Повышение роли личности в обеспечении собственной безопасности требует


обязательного включения человека и гражданина, объединений граждан в число
активных субъектов безопасности, их полноценного участия в защите
конституционных прав и свобод94

Анализ положений Закона Российской Федерации «О безопасности» дает


основания полагать, что сегодня человеку отводится роль скорее объекта
национальной и, следовательно, личной безопасности, нежели полноправного
участника. Не только действующее законодательство, но и некоторые исследователи
проблем национальной безопасности рассматривают личность как пассивного
«получателя» результатов этого процесса. В механизме обеспечения интересов и
безопасности личности, последней должна отводиться не последняя роль, так как
имеющиеся проблемы в функционировании механизма защиты прав человека, не
способности государства в определенных случаях защитить ее интересы, требует
расширения правовых средств по реализации конституционного права человека на
защиту своих прав и свобод.

93 Постановление Правительства РФ от 30.06.2004 N 322 «Об утверждении положения о федеральной службе по


надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека»//СЗ РФ. 2004. N 28. Ст. 2899.
94 См.: например: Комкова Г.Н. Запрет дискриминации в российском и международном праве / Под ред. В.Т.
Кабышева. - Саратов: ПАГС им. П.А.Столыпина, 2003. - С. 43.

115
Права и свободы человека могут быть реализованы лишь в рамках
гражданского общества - общества независимого от государства, строящее свои
отношения с ним на основе признания приоритета общественного и необходимости
служения ему государства95.
Важнейшей задачей российских государственных институтов является
правильное определение приоритетов в демократическом развитии общества,
обеспечении интересов и прав каждого отдельного гражданина. Именно
несбалансированность интересов общества, государства, различных социальных
групп и отдельных личностей является одной из серьезнейших проблем обеспечения
внутренней безопасности, от решения которой в определяющей мера зависит
стабильность обстановки в стране.
В демократических государствах безопасность и соблюдение прав личности
является приоритетной по отношению к безопасности общества и государства.
Государство же является лишь главным субъектом обеспечения безопасности
личности и общества. Цель институтов государства - управлять страной, создавать
условия для нормальной жизнедеятельности людей и устанавливать порядок,
обеспечивающий их права и личную безопасность.

95 См. подробнее Коэн Д.Л., Араго Э. Гражданское общество и политическая теория. - М., 2003.
Итак, проблема «национальная безопасность и права человека» не
является проблемой выбора приоритетов. Это - проблема баланса, суть
которой состоит в том, как обеспечить национальную безопасность и не
нарушать при этом права человека. И наоборот, как всемерно реализовать
права человека и при этом гарантировать национальную безопасность.
Вопрос заключается также и в том, как сочетать общедемократические
требования и профессиональные императивы спецслужб. Именно такой
подход предполагается в имеющихся концептуальных документах по
вопросам национальной безопасности России и в нормативно-правовых
актах. Но, как известно, благих намерений недостаточно. Нужны
систематические сознательные усилия общества и сотрудников спецслужб,
чтобы баланс и гармонизация интересов безопасности и прав человека в
нашей стране стали реальностью.
Но как бы ни были идеально сформулированы правовые нормы и
какие бы они не предоставляли возможности, их реализация не возможна без
системы гарантий. Реальность механизма обеспечения прав человека в
системе национальной безопасности, проявляется в недопустимости
нарушений и ущемления прав и свобод личности.
Гарантии охраны и защиты являются элементом в механизме
обеспечения прав личности действующем в системе национальной
безопасности. В определении гарантий обеспечения прав и свобод личности
в юридической литературе существуют различные подходы. Понимание их
сущности, изучение всей системы гарантирования имеет немалое
теоретическое и практическое значение. В этом определении должны найти
свое отражение такие необходимые его признаки, свойства и особенности,
которые бы в своей совокупности содержали главнейшие характеристики
117
гарантий, раскрывали все многообразие средств обеспечения реальности
прав и свобод личности.

Одни авторы под гарантиями понимают определенные средства,


другие - условия , третьи - способы, факторы , четвертые - меры,
обеспечивающие возможность реализации, охраны и защиты прав 4.
Так, А.С. Мордовец, М.Т. Какимжанов, Л.Д. Воеводин под гарантией
прав и свобод граждан понимают систему условий, средств и способов,
создающих равные возможности граждан для осуществления своих прав,
свобод и интересов; гарантии обеспечивают их фактическую реализацию,
надежную охрану и защиту5.
Исходя из того, что в Концепции национальной безопасности
определено, что интересы личности состоят в реализации конституционных
прав и свобод, в обеспечении личной безопасности существует два вида
гарантий в механизме обеспечения прав личности в системе национальной
безопасности: гарантии реализации и гарантии охраны (обеспечения).
2
См.: Ямпольская И.Л. О субъективных правах советских граждан и их гарантиях/Вопросы советского
государственного права. - М., 1959. - С. 204 - 205.
3
См.: Юрков Б.Н. Процессуальные гарантии прав граждан при рассмотрении и разрешении судом
жалоб на действия административных органов: Автореф. дис. ... канд. юрид наук. - Харьков, 1974. - С. 6;
Патюлин В.А. Субъективные права граждан: основные черты, стадии, гарантии реализации// Советское
государство и право. - 1971. - № 6. - С. 30 и др.
4
См.: Витрук И.В. О юридических средствах обеспечения, реализации и охраны прав советских
граждан// Правоведение. - 1964. - № 5. - С. 12.
5
См: Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав и свобод человека и
гражданина. - Саратов, 1996. - С. 168; Какимжанов М.Т. Соблюдение прав и свобод граждан в
деятельности милиции: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 1995. - С. 16; Воеводин Л.Д.
Конституционные права и обязанности советских граждан. - М., 1972. - С. 25.
6
См.: Права личности в социалистическом обществе. - М., 1981; Эбзеев В.М. Советское государство и
права человека. - Саратов, 1986.-С. 69; Мордовец А.С. Указ. соч. - С. 167.

В настоящее время в юридической литературе устоялось мнение, что


общие условия реализации прав личности, к числу которых относятся
экономические, социальные, политические и духовные основы
функционирования общества, получили название общих гарантий прав

118
личности. Закрепленные же в законе средства, которые, являясь правовым
выражением общих условий, непосредственно обеспечивающих
возможность правомерной их реализации и охраны прав человека в
обществе, есть юридические гарантии этих прав6.

Как представляется, основное функциональное предназначение


гарантий в исследуемом механизме - создание условий для реализации
конституционных прав и свобод, эффективное обеспечение безопасности
личности, а также охрана и защита основных прав и свобод от любых
нарушений со стороны как отдельных органов государства, должностных
лиц, так и граждан.
Помимо правообеспечительной и правоохранительной функций,
гарантии могут выполнять и превентивные, суть которых выражена в
образовании барьеров, препятствующих развитию негативных явлений.
Охранительная функция гарантий заключается в создании мер,
предотвращающих нарушение прав или препятствия на пути их реализации.
Для эффективного «воздействия охранительных гарантий они должны быть
юридически и организационно совершенными»96. Необходимо создавать
такие условия реализации, чтобы как можно меньше возникала
необходимость обращения к принудительным мерам. Назначение
охранительных гарантирующих норм как раз и состоит в том, чтобы своим
существованием препятствовать возникновению отношений,
96 См. напр.: Чечот Д М. Проблема защиты субъективных прав и интересов в порядке неисковых
производств советского гражданского процесса: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. - Л., 1969. - С 12;
Мицкевич А.В. О гарантиях прав и свобод советских граждан в общенародном социалистическом
государстве//Советское государство и право. - 1963.- №8. - С 29.

119
предусмотренных нормой, а «если они и возникли, добиваться скорейшего
их выявления, устранения (если это возможно) и наказания виновных» .
1
Боброва Н.А., Зражевская Т.Д. Ответственность в системе гарантий конституционных норм. -
Воронеж, 1985.-С.41.
2
Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. - М., 1974. - С. 59.

Охранительные предписания в отношении основных прав весьма


разнообразны и существуют в виде прямого запрета, например, никто не
может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу
от них (ч. 3 ст. 29 Конституции РФ), цензура запрещается (ч. 5. ст. 29
Конституции РФ), никто не может быть принужден к вступлению в какое-
либо объединение или пребыванию в нем (ч. 2 ст. 30 Конституции РФ),
запрещается пропаганда социального, расового, национального,
религиозного или языкового превосходства (ч. 2 ст. 29 Конституции РФ); и
указания на недопустимость определенных действий,
например,подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или
уничтожающему человеческое достоинство обращению или наказанию (ч. 2
ст. 21 Конституции РФ).
Необходимо отметить гарантирующее значение положений о защите
личностью своих прав всеми способами, не запрещенными законом. Здесь
целесообразно будет перейти к характеристике юридических гарантий
охраны и защиты. Отметим в этой связи мнение К.Б. Толкачева, который
считает, что само разграничение юридических гарантий на гарантии
реализации и гарантии охраны (защиты) несет в себе весьма значительный
элемент условности, хотя и не отрицает правомерности подобной постановки
вопроса в исследовательских целях.97

97 См.: Толкачев К.Б. Методологические и правовые основания реализации личных конституционных


прав и свобод человека и гражданина и участие в ней органов внутренних дел: Монография. - СПб., 1997.
- С. 108.
120
По поводу юридических гарантий защиты и охраны существуют
различные точки зрения98. Вопрос этот, прежде всего, упирается в
определение самих категорий «охрана» и «защита», которые нередко
употребляются без раскрытия содержания и не отражают полностью суть
круга правозащитных отношений.
В юридической литературе существует полемика относительно
понятия и разграничения этих категорий. Многие авторы (Н.И. Матузов, В.И.
Новоселов, В.Т. Кабышев, Н.В. Витрук и др.) различают понятия «защита» и
«охрана» субъективного права или охраняемого законом интереса.
Так, Б.Ю. Тихонова, Д.М. Чечот под охраной понимают
взаимосвязанные меры, осуществляемые государственными органами и
общественными организациями, направленные на предупреждение
правонарушений, устранение причин, их порождающих, и способствующие,
таким образом, нормальному процессу реализации личностью своих прав и
свобод. Под защитой же понимается принудительный (в
отношенииобязанного лица) способ осуществления субъективного права,
применяемый в установленном законом порядке компетентными органами
либо самим управомоченным лицом в целях восстановления нарушенного
права99. Таким образом, по мнению данных авторов, охрана охватывает меры,
применяемые до нарушения прав и свобод, а защита — меры, применяемые
после правонарушения, для восстановления нарушенного права или свободы.

98 См.: Витрук Н.В. Указ. раб.; Ледях Л.И., Воробьев О.В., Колесова Н.С. Механизм защиты прав и
свобод граждан// Права человека: проблемы и перспективы. - М., 1990; Социальное государство и
защита прав человека. - М., 1994; Тихонова Б.Ю. Субъективные права советских граждан, их охрана и
защита: Дис. ... канд. юрид. наук. - М., 1972.
99 См., например: Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты. - Л., 1968; Тихонова Б..Ю.
Субъективные права советских граждан, их охрана и защита: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. - М.,
1972. -С. 11-15 и др.
121
Такое различение имеет основание, хотя следует заметить, что меры
защиты в определенной степени выполняют функции мер охраны, так как
имеют предупредительное значение, то есть определяют позицию
государства по поводу охраняемых правом объектов, определяются способы
воздействия на лиц, нарушающих права человека.
Различая охрану и защиту прав и свобод личности, некоторые авторы
подчас под охраной понимают не только специальные меры, составляющие
правоохранительную деятельность государственных органов, то есть
выполнение ими юрисдикционных функций, но и такие меры, которые,
направлены на создание условий для беспрепятственного осуществления
субъективных прав100.
Дело, как мы полагаем, в том, что «защита» обычно связывается с
деятельностью, осуществляемой в случае нарушения субъективных прав.
Она предполагает меры по восстановлению нарушенного права. Понятие
«охрана» означает деятельность, обеспечивающую нормальную реализацию
субъективных прав и свобод. В ней первостепенное значение имеют
предупреждение и недопущение возможных нарушений. Н.И. Матузов
считает, что «охраняются права и интересы постоянно, а защищаются, когда
нарушаются. Защита есть момент охраны»101. Охрана - это установление
общего правового режима, а защита - те меры, когда права и свободы
нарушены или оспорены.

Н.В. Витрук различает данные понятия по содержанию. Защита - это


деятельность, направленная на устранение препятствий в осуществлении
прав и свобод и на борьбу со злоупотреблением правом. Охрана включает в

100 См. также: Тихонова Б. Ю. Субъективные права советских граждан, их охрана и защита. - М., 1972.
- С. 13-14; Воеводин Л. Д. Конституционные права и обязанности советских граждан. - М., 1972. - С. 111 -
101 Матузов Н.И. Правовая система и личность. - Саратов, 1987. - С. 130-131.
122
свое содержание и профилактическую деятельность. Она проводится с
целью обеспечения реального, наиболее полного и всестороннего
осуществления прав и свобод личности102.
К.Б. Толкачев, А.Г. Хабибулин103, А.С. Мордовец, А.А. Магомедов104 и
ряд других ученых приходят к выводу, что данные категории нельзя
дифференцировать по факту правонарушения. А.С. Мордовец полагает, что
верна позиция авторов, утверждающих, что эти категории следует различать
по сути, содержанию и форме. При этом имеется в виду следующее: охрана
прав и свобод - есть состояние правомерной реализации прав и свобод под
контролем социальных институтов, но без их вмешательства. Меры защиты
применяются тогда, когда осуществление прав и свобод затруднено, но права
и свободы еще не нарушены. Если права и свободы нарушены, то их надо не
защищать, а восстанавливать105. Реализация мер защиты отличается от
применения мер охраны формами деятельности социальных институтов.
Меры защиты предполагают активное вмешательство государственных
органов в процесс реализации прав и свобод. Их охрана ограничивается
контрольно-надзорной функцией государства, совершенствованием
законодательства, работой по повышению уровня правосознания как
должностных лиц, так и граждан.
Термин «защита прав и свобод» во многих случаях рассматривается
как синоним термина «охрана прав и свобод», поскольку законодателем оба
этих термина используются для обозначения деятельности, которая состоит

102 См.: Витрук Н.В. Конституционный статус личности в СССР. - М., 1980. - С. 203.
103 См.: Толкачев К.Б., Хабибулин А.Г. Органы внутренних дел в механизме обеспечения личных
конституционных прав и свобод граждан. - Уфа, 1991. - С. 65-80.
104 См.: Мордовец А.С, Магомедов А.А., Силантьева Л.В., Чинчиков А.А. Права человека и
деятельность органов внутренних дел. - Саратов, 1994. - С. 93.
105 См.: подробнее Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и
гражданина. - Саратов, 1996. - С. 87-90.
123
вобеспечении и реализации прав и свобод человека и гражданина . Так,
например, в ст. 45 Конституции РФ говорится о государственной защите прав
и свобод, а в ст. 82 Конституции РФ - об охране прав и свобод. Анализ
Конституции РФ и действующего законодательства позволяет сделать вывод,
что законодатель чаще использует термин «защита». В Конституции РФ
термин «защита» был употреблён двадцать два раза, «охрана» лишь десять.
Причём в понятие «защита» включается достаточно широкое содержание.
Это позволяет нам сделать вывод, что законодатель не проводит чёткой
границы между данными понятиями, как это делается в научной литературе.
Используя тот или иной термин как синоним, учитывается лишь правильное
лингвистическое построение конкретных статей Конституции РФ, их чёткое
восприятие.
Конституция Российской Федерации, рассматривая понятие «защита»
широко' и подразумевает под ней как деятельность, направленную на
ликвидацию и противодействие нарушениям прав и свобод, так и
деятельность по предупреждению этих нарушений, включающую
установление гарантий их ненарушаемости. Поэтому полагаем, что не
следует разграничивать понятия «охраны» и «защиты», так как и
законодательство не дает четкого их разграничения. В этой связи в вопросе о
гарантиях охраны и гарантии защиты мы принципиально разделять их не
будем и сошлемся при этом на мнение Н.В. Витрука, который, исследуя
вопрос о юридических гарантиях, объединил понятия охраны и защиты, как
нам кажется, для простоты исследования и удобства восприятия 106.
1
См.: Снежко О.А. Конституционные основы государственной защиты прав и свобод человека и
гражданина в Российской Федерации: Дис— канд. юрид. наук. - Саратов, 1999. - С. 37-38.

106 Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. - М.,
1979. - С. 217.
124
В юридической литературе уже достаточно давно сложилось мнение,
что под гарантиями охраны прав и свобод личности в обществе следует
понимать нормы, устанавливающие контрольно-надзорные функции
государственных органов и органов общественных организаций, а также
нормы предупредительного характера, определяющие степень

125
к

ответственности обязанных лиц и органов, в случае, если их


действия или бездействия препятствуют нормальному
осуществлению прав и свобод личности. Гарантии защиты имеют
непосредственную задачу восстановления уже нарушенных прав,
устанавливают и предоставляют меры и средства для их
восстановления107.
Юридические средства охраны составляют
самостоятельный, особый вид юридических гарантий прав
личности108. В число юридических гарантий охраны прав и
свобод личности входят закрепленные в правовых нормах:
конституционный контроль и надзор; меры защиты и меры
ответственности; процессуальные формы осуществления
конституционного контроля и надзора, применения мер защиты
конституционных прав и свобод в случае их нарушения, мер
ответственности; средства предупреждения и профилактики
нарушений конституционных прав и свобод личности 109.
Меры защиты представляют собой «средства правового
воздействия в отношении обязанных лиц с целью восстановления

107 См.: Лысенко СЛ. Гарантии прав и свобод личности в советском обществе:
Автореф. дис. . . . канд. юрид. наук. - Киев, 1972. - С. 19; Корешкова И.Н.
Конституционные права и свободы советских граждан и их развитие в текущем
законодательстве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 1981. - С. 18-20; Тихонова Б.Ю.
Субъективные права советских граждан, их охрана и защита: Автореф. дис. . . . канд.
юрид. наук. - М., 1972. - С. 11 - 1 5 ; Реализация прав граждан в условиях развитого
социализма. - М., 1983. - С 100; Тарасова В.А. Охрана прав граждан в пенсионном
обеспечении. - М., 1978. - С. 23-24.
108 Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом
обществе. - М., 1979. - С. 217.
109 Конституционный статус личности в СССР. - М. , 1980. - С. 201.
126
в Необходимость в защите возникает, когда происходит покушение
пол на права личности или же они уже нарушены. В случае
ном нарушения прав личность может либо самостоятельно отстаивать
объ свои права всеми, не запрещенными законом способами, либо
еме обратиться за защитой к специально уполномоченным органам. В
нар первом случае это будет самозащита, а во втором
уше государственная защита.
нны Таким образом, механизм обеспечения прав личности
х действующий в системе национальной безопасности
суб представляет собой совокупность, прежде всего юридических
ъек средств, выражающихся в виде наличия
тив
ных
пра
в
»110.
110
Витр
ук
Н.В.
Осно
вы
теор
ии
прав
ового
поло
жени
я
личн
ости
в
соци
алис
тичес
ком
обще
стве.
- М., 1979. - С. 218.
127
правового регулирования мероприятий по обеспечению безопасности личности как
комплекса мер в системе обеспечения национальной безопасности, а так же
деятельности государственных органов, наделенных специальными полномочиями по
осуществлению данных мероприятий и ответственных за безопасность граждан. В
данный механизм входит и самостоятельная деятельность личности по обеспечению
своей безопасности в виде мер по самозащите своих жизненно важных прав.
Отсутствие какого-либо элемента, или его «дефектность» снижают эффективность
всего механизма, либо вовсе не позволят личности быть в безопасности.
Механизм обеспечения прав личности в системе национальной безопасности
призван обеспечить качественное состояние личности, чувствующей себя в
безопасности, как на территории Российской Федерации, так и находясь за ее
пределами. Эффективность функционирования данного механизма предопределяется
наличием:
-13 норм, закрепляющих права личности, по обеспечению ее безопасности;
-14 деятельности специально уполномоченных государственных органов;
-15 деятельности личности, направленной на обеспечение своей
безопасности, когда требуется действовать безотлагательно;
-16 эффективной системой мер по охране и защите жизненно важных прав
человека и гражданина.

Заключение
Изменения в мировой геополитике, в частности прекращение существования
противостояния сверхдержав, появление такого явления как терроризм, а так же
перемены в российской правовой системе, связанные с ориентацией на права
человека, повлекли за собой дискуссию относительно необходимости
переосмысления традиционной концепции безопасности, приспособления ее к новой
действительности и потребностям общества и государства. Современное общество
столкнулось с проблемой переосмысления, расширения и обогащения понятия
безопасности, а также изменением механизмов обеспечения безопасности, его
элементов и внутрисистемных связей. Эти задачи были выдвинуты в трудах многих
российских ученых, критически оценивавших функционирование существующей

128
национальной системы безопасности. Проведенное диссертационное исследование
восполняет некоторый научный пробел в исследовании данного вопроса и позволяет
прийти к определенным выводам, сформулировать предложения и рекомендации по
оптимизации концепции национальной безопасности и ее правового регулирования.
В ходе работы был проведен анализ мнений различных ученых по
интересующей тематике, принимая и поддерживая часть высказываний и мнений, в
ряде случаев не соглашаясь и дополняя их, мы попытались обосновывать
собственный взгляд и придти к следующим выводам.
В начале нашего исследования мы определили содержание современной
концепции прав человека, выявили сущность такой базовой для нашего исследования
категории как «права человека», становление его понятия, проанализировали научную
полемику относительно их сущности и правового выражения.
Современное понимание прав человека окончательно складывается в конце
XVII - начало XVIII в., то есть в период формирования основных положений школы
естественного права. Исторический опыт показывает, что развитие идей о правах
человека, появление новых видов прав связано с изменениями в экономической,
социальной, политической и культурной жизни общества. Решающую роль в
становлении современной западноевропейской концепции прав человека сыграли
идеи, касающиеся равенства людей, неотчуждаемости таких прав, как право на
жизнь, свободу и безопасность, которыми они наделены от рождения.
Права человека - это возможности индивида, обеспечивающие его жизнь,
человеческое достоинство и свободу деятельности во всех сферах общественной
жизни, это есть гарантии его личной безопасности. Современная отечественная
доктрина прав человека основывается на том, что права человека определяют сферу
свободы и самоопределения личности, ее автономию, определенную независимость и
возможность выбора, придают устойчивость развития общественных отношений,
определяют пределы деятельности государства, предотвращая неоправданное с его
стороны вмешательство в сферу свободы человека; определяют стандарт
взаимоотношений человека и государства, ответственность последнего за его
деятельность перед личностью и обществом.
Исходя из современного понимания приоритета личности и общества по
отношению к государству, прежнее понимание безопасности утрачивает свое былое
значение в правовом регулировании.
Права и свободы человека и гражданина выступают сегодня в качестве одного
их важнейших объектов политики национальной безопасности. Фиксируя реальную
защищенность и гарантируя права и свободы личности в конкретном сообществе,
права человека могут выступать как гуманистический ориентир развития не только

129
государства в целом, но и сложившейся в государстве системы национальной
безопасности.
Характеризуя безопасность как научную категорию, отметим, что понятие
безопасности относится к числу фундаментальных, которые с древних лет
анализировались представителями различных отраслей обществознания. При анализе
понятия безопасности изначально выделялись его содержание и поиск мер по
реальному обеспечению безопасности.

Уже во времена античности и средних веков безопасность представляет собой


сложное общественно-политическое явление, составляющее не только приоритетную
цель и ведущую функцию государства, но и достигаемое специальными мерами
определенное состояние общественных отношений, имеющих непосредственную
связь с условием самого существования и вектором (прогресс-регресс) развития
общества и государства. В средние века обеспечение безопасности власти
гарантировалось наличием норм права и специальных государственных органов, чьё
воздействие было направлено как на угрозы, находящиеся вне объекта защиты
(органы власти), так и на угрозы, формирующиеся в нем самом (собственная
безопасность).
Исторически российское законодательство, регулирующее общественные
отношения в сфере обеспечения безопасности, исходило из полицейского права, то,
выделяясь, то, сливаясь с ним.
В советский период развитие понятийной базы законодательства и практики
обеспечения безопасности характеризовались тем, что со времени создания ВЧК в
1917 году и в последующие 70 лет, то есть до так называемой перестройки, не было
опубликовано для открытого пользования ни одного нормативного акта, относительно
организации и компетенции органов безопасности, которые назывались органами
только государственной безопасности. Конституция СССР 1977 года (ст. 31)
декларировала обеспечение безопасности страны как одно из направлений
реализации функции защиты социалистического Отечества. Тем самым безопасность
была напрямую увязана с обороной.
В настоящее время существует целая концепция безопасности. В
интерпретации термина «безопасность» наметились принципиальные изменения. Все
чаще этот термин употребляется в таких контекстах, где речь идет не только о
военной или государственной безопасности. В научных исследованиях термин
«национальная безопасность» интерпретируется по-разному. В большинстве работ
национальную безопасность принято определять как состояние защищенности
национальных интересов от внутренних и внешних угроз, обеспечивающее
прогрессивное развитие личности, общества и государства.

130
Многие ученых отождествляют понятия «безопасность государства» и
«государственная безопасность». При выяснении сущности любого из видов
безопасности, составляющих совокупное понятие «государственная безопасность» и
мы согласны, что о необходимости наличия в них элемента «институтов власти», но
при этом не секрет, что невнимание к интересам личности создает предпосылки для
формирования стойкой социальной напряженности и более того - для раскола
общества на враждующие группировки. В этих условиях подрывается безопасность
государства, ослабляется его общий потенциал. В результате государство лишается
поддержки той части общества, которая не удовлетворена его политикой.
Безопасность государства достигается при наличии эффективного механизма
управления и координации деятельности политических сил и общественных групп, а
также действенных институтов защиты. То есть безопасность государства тесно
связана с безопасностью общества и отдельных граждан.
Безопасность личности состоит в существовании правовых и нравственных
норм, общественных институтов, которые позволяли бы ей развивать и реализовывать
социально значимые способности и потребности, не испытывая противодействия со
стороны государства и общества. Кроме этого безопасность отдельного человека
вплетается в его правовой статус.
Таким образом, мы делаем вывод о том, что безопасность это защищенность
интересов таких субъектов как личность, общество и государство. Национальная
безопасность это защищенность многонационального народа России, носителя
суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации.
Национальные интересы России, а значит и ее народа, заключаются в совокупности
сбалансированных интересов личности, общества и государства. Национальная
безопасность есть защищенность национальных интересов, приоритетность которых
составляют интересы личности, выражающиеся в пользовании социальными благами,
в целях удовлетворения своих потребностей, а также в возможности их защиты.
Одной из наиболее серьезных «болезней» российской правовой системы
продолжает оставаться несовершенство юридических механизмов, гарантирующих
эффективную практическую реализацию провозглашенных в законодательстве прав
человека. Нередко законодатель не обеспечивает необходимую для реализации того
или иного права либо законного интереса степень достаточности, согласованности и
взаимодействия правовых средств.
Реализация всех прав человека самым тесным образом связана с его
безопасностью. Считаем целесообразным перечень прав человека расширить,
дополнив его главной на сегодняшний день сферой обеспечения безопасности -
правом личности на безопасность жизни, что особенно важно в условиях

131
существования постоянных террористических угроз, несвоевременным оказанием
помощи со стороны государства, расширением опасностей для человека.
Право на безопасность в своей основе не содержит материального блага. Его
реализация (а к этой группе прав относятся личные права: право на жизнь,
достоинство, свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность частной
жизни, личную и семейную тайну, право на тайну переписки, телефонных
переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, неприкосновенность
жилища) имеет определенное своеобразие.
Данное право включает в себя: возможность положительного поведения лица,
то есть право на собственные действия по обеспечению своей безопасности;
возможность пользоваться определенным социальным благом, вытекающим из права
на безопасность - иметь определенного уровня качество жизни; возможность
требовать действий, гарантирующих безопасность человека от правообязанной
стороны — других лиц, либо публичных органов; возможность прибегнуть к
государственному принуждению в случае неисполнения противостоящей стороной
обязанностей по обеспечению безопасности определенной личности.

В современных условиях сущностью безопасности становится защита не


только, и не столько государства, а человека, его прав и законных интересов. В случае
же противоречия между интересами национальной безопасности и принципами
защиты гражданских свобод должно соблюдаться равновесие, если нет угроз
основным правам человека. Разумный баланс интересов национальной безопасности
и защиты гражданских свобод, о которых идет речь, достижим лишь при условии
открытости публичной власти. Здесь важно соблюдение принципа разумной
достаточности: государство должно применять такие средства, которые позволяют
достичь поставленной цели, и при этом наименее ограничивают деятельность
отдельных лиц и наименее нарушают их права. Даже в случае чрезвычайного
положения ограничения относительных прав могут осуществляться только в той мере
и на такой период, которых явно требуют особенности ситуации. В целом, концепция
прав и свобод человека воспринята российским законодательством и составляет
основу правовой системы России.
Основным субъектом обеспечения безопасности является государство,
осуществляющее функции в этой области через органы законодательной,
исполнительной и судебной властей. Сегодня, когда Концепция национальной
безопасности России, сформулирована и нормативно оформлена исключительно
важное значение имеет воплощение в жизнь основополагающих принципов единой
политики в этой области. К числу таких принципов следует отнести, в первую
очередь, принцип человеческого измерения, отражающий качественно новый подход

132
к политике безопасности. Такой подход обусловлен рядом причин. Во-первых, это
связано с утверждением широкого понимания безопасности как безопасности
личности, общества и государства. Во-вторых, произошло осознание того, что
гуманистические ценности все больше приобретают социально-практическую
значимость, что угроза безопасности страны может исходить не только извне, но и
изнутри страны.

Из названных положений следует, что приоритеты в области безопасности


определены однозначно. Первое место здесь занимает личность, далее следует
общество, а уже в последнюю очередь - государство.
Рассматривая Концепцию национальной безопасности Российской Федерации в
контексте отражения в ней прав человека, мы приходим к выводу, что
государственный подход к безопасности индивида, защите его интересов весьма
поверхностен, а само упоминание об интересах и безопасности личности похоже на
некий «политический реверанс» в сторону конституционного принципа гуманизма и
ставшей уже классической тройственной связки: «личность - общество -
государство».
Закрепленное в законодательстве понятие объекта безопасности, нуждается во
всестороннем исследовании, анализе всех его элементов и оптимизации конструкции,
в частности конкретизации круга прав, свобод, интересов личности которые являются
приоритетными при обеспечении национальной безопасности.
Полагаем, что под формулой «жизненно важные интересы личности» как
объект национальной безопасности следует понимать совокупность потребностей,
удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности
прогрессивного развития не только личности, но и общества и государства.
В Концепции национальной безопасности одной из основных задач в области
обеспечения национальной безопасности Российской Федерации является
обеспечение на территории России, во-первых, личной безопасности человека и
гражданина, а, во-вторых, его конституционных прав и свобод. В соответствии с чЛ
ст. 55 Конституции РФ перечисление в Конституции РФ основных прав и свобод не
должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и
свобод человека и гражданина. А это значит, что обеспечению подлежат все права и
свободы граждан.

Для того чтобы обеспечить перевод прав человека из разряда возможностей,


провозглашенных Конституцией РФ и законами, в реальные блага, необходимо
создать механизм защиты и не только правовой механизм, а социально-юридический,
то есть включающий не только сугубо правовые средства, но и социальные и
экономические меры обеспечения прав человека.

133
Механизм обеспечения прав личности, действующий в системе национальной
безопасности представляет собой комплекс правовых средств, а так же деятельность
уполномоченных органов (государственных и негосударственных), участвующих в
системе национальной безопасности, самостоятельных действий личности по охране
и защите ее прав и законных интересов в целях реализации своего права на
безопасность.
Структура названного механизма на наш взгляд включает в себя следующие
элементы: правовые нормы; деятельность государственных органов и должностных
лиц и негосударственных организаций; деятельность личности по осуществлению
своего права на безопасность; гарантии охраны и защиты прав личности.
Механизм обеспечения прав личности в системе национальной безопасности
призван обеспечить качественное состояние личности, чувствующей себя в
безопасности, как на территории Российской Федерации, так и находясь за ее
пределами.
Важнейшей целью исследуемого механизма является эффективная защита
личностью своих основных прав и свобод, среди которых право на безопасность
выступает как самостоятельное право. Конечной целью действия данного механизма
является устойчивое и стабильное развитие общества и государства, а так же
личности, безопасность и благополучие которой является целью любого правового и
демократического государства.
Анализ российского законодательства показывает, что права и свободы
человека выступают в качестве одного из важнейших объектов политики
национальной безопасности в Российской Федерации, которая в самом широком
смысле должна быть направлена на защиту прав и свобод человека. В Концепции
национальной безопасности вопрос о правах и свободах человека затрагивается и в
более узком, конкретном смысле - как вопрос о гарантиях прав и свобод гражданина
при осуществлении политики национальной безопасности. Мы приходим к выводу,
что обеспечение прав и свобод человека является одним из направлений в системе
мероприятий по реализации национальной безопасности.
В работе рассматриваются все элементы механизма обеспечения прав личности
в системе национальной безопасности, делаются выводы о направлениях его
совершенствования.
Полагаем, что в перспективе настоящее исследование может послужить
ориентиром для дальнейшего анализа проблем безопасности личности, национальной
безопасности и в целом концепции прав человека, которая все ее формируются с
учетом российских реалий и потребностей общества и государства.

134
Список использованных источников I.
Нормативные правовые акты

7. Конституция Российской Федерации. Официальный текст: [Принята всенародным

голосованием 12 декабря 1993 года]. - М.: Айрис Пресс, 2004 -64 с.


8. Заключительный акт ОБСЕ (Хельсинки, 1 августа 1975 г.). Вопросы, относящиеся

к безопасности в Европе // Действующее международное право. -М., 1989. Т.1.-С. 76.


9. Федеральный конституционный закон «О Правительстве Российской Федерации»

от 17 декабря 1997 г. в ред. от 31 декабря 1997 г.//Собрание законодательства


Российской Федерации. 1998. № 1. Ст. 1.
10. Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской

Федерации» от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ, с изм. от 8.02.01 и 15.12.01.// СЗ РФ, 1994,


№ 13. Ст. 1447; СЗ РФ, 2001, № 7. Ст. 607; СЗ РФ, 2001, № 51. Ст. 4825.
11. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной

системе Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской


Федерации. 1997. N 1. Ст. 1.
12. Закон Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности в
Российской Федерации» от 13 сентября 192 г. // Ведомости Съезда народных
депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. №17 ст. 892; №33. ст. 1912;
13. Закон РФ «О безопасности» от 5 марта 1992 г. // Ведомости Съезда народных

депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 9 апреля 1992. N 15. Ст. 769.


14. Федеральный закон «О противодействии терроризму» от 6 марта 2006 г. (с изм. на

27 июля 2006 г.)// Собрание законодательства РФ. 2006. №11. Ст. 1146.
15. Федеральный закон «О частной детективной и охранной деятельности в
Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1996. № 17. Ст. 888.

10.Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ «О безопасности дорожного


движения» // Ведомости Федерального Собрания РФ. 1995. № 36. Ст. 1745.

135
11.Федеральный закон от 11 ноября 1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и
территорий от чрезвычайных ситуаций природного и технического характера» //
Собрание законодательства РФ. 1994. № 35. Ст. 3648. 12.Федеральный закон от 11
ноября 1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных
ситуаций природного и технического характера» // Собрание законодательства РФ.
1994. № 35. Ст. 3648 13.Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об
оперативно-розыскной деятельности» // Собрание законодательства РФ. 1995. № 33.
Ст. 3349;
16. Указ Президента Российской Федерации от 1 сентября 2000 г. № 1602 «О
Государственном совете Российской Федерации»//Собрание законодательства
Российской Федерации. 2000. № 36. Ст. 3633.
17. Указ Президента Российской Федерации от 13 мая 2000 г. № 849 «О
полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном
округе/УСобрание законодательства Российской Федерации 2000. №20. Ст. 2112.
16.Военная доктрина Российской Федерации. Утверждена Указом Президента РФ от
21 апреля 2000 г. № 706 // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000.
№ 17. Ст. 1852.
17. Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. Утверждена
Указом Президента РФ 9 сентября 2000 г. № Пр-189 // Российская газета. 2000. 28
сентября.
18.Основы государственной политики в области обеспечения химической и
биологической безопасности Российской Федерации на период до 2010 года и
дальнейшую перспективу. Утверждена Указом Президента РФ от 4 декабря 2003 г.
№Пр-2194.

19.Указ Президента Российской Федерации от 26 апреля 1995 № 416 «О мерах по


обеспечению интересов инвесторов и приведению в соответствие с
законодательством Российской Федерации предпринимательской деятельности
юридических лиц, осуществляемой на финансовом и фондовом рынках без
соответствующих лицензий» // Собрание законодательства РФ. 1995. № 18. Ст. 1637.
20.Указ Президента РФ «О Концепции национальной безопасности Российской
Федерации» от 10.01.2000 г. // Собрание законодательства РФ. 10.01.2000. №2. Ст.
170.
18. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию
«Россия на рубеже эпох» // Российская газета. 1999. 31 марта.
19. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию
Российской Федерации «Государство Россия. Путь к эффективному государству (О

136
положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики
государства). - М., 2000.
20. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию
Российской Федерации «Не будет ни революций, ни контрреволюций». - М., 2001.
21. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию
Российской Федерации «России надо быть сильной и конкурентоспособной». - М.,
2002.
22. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию
Российской Федерации «О положении в стране». - М., 2003.
23. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию
Российской Федерации «О важнейших общенациональных задачах». - М., 2004.
24. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию
Российской Федерации «Государство Россия. Путь к эффективному государству (О
положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики
государства)». - М., 2000. -24 с.
28.Постановление Правительства РФ от 30.06.2004 N 322 «Об утверждении
положения о федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и
благополучия человека»// Собрание законодательства РФ. 2004. N 28. Ст. 2899.
29.Экологическая доктрина Российской Федерации. Утвержден Распоряжением
Правительства РФ от 31 августа 2002 г. № 1225-р // Собрание законодательства
Российской Федерации. № 36. Ст. 3510.

II. Научная литература

3О.Александров, А.И., Ковалевский, С.С., Коровников, А.В., Сурков, К.В., Проблемы


законодательного обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.
Монография / Общ. ред. СВ. Степашина. - М.: Изд. дом «Финансовый контроль»,
2003. - 250 с.
31.Алексеев, С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом
государстве / С.С. Алексеев. - М.: Юрид. лит., 1996. - 187 с. 32.Алексеев, С.С. Система
советского законодательства / Под ред. И.С. Самощенко. - М.: Юрид. лит., 1980. - 328
с.
33.Андреевский, И.Е. Полицейское право /И.Е. Андриевский. - СПб., 1874. -154 с.
34.Антология мировой политической мысли: Зарубежная политическая мысль: истоки
и эволюция. В 5-ти томах. Т. 1 / Отв. ред.: Миголатьев А.А.; Ред.-сост.: Алисова Л.Н.,
Жовтун Д.Т. - М.: Мысль, 1997. - 832 с. 35.Антонов, А.Б. Основы обеспечения

137
безопасности личности, общества и государства/А.Б. Антонов, В.Г. Балашов. - М.,
1996. -
Зб.Белянская, О.В. Непосредственная реализация прав и свобод личности:
Монография / О.В. Белянская. — Тамбов, 2005. - 150 с.
37.Боброва, Н.А. Ответственность в системе гарантий конституционных норм / Н. А.
Боброва, Т.Д. Зражевская. - Воронеж: Изд. Воронеж, гос. ун-та, 1985.- 154 с.
38.Бойцова, В.В. Служба защиты прав человека и гражданина: Мировой опыт / В.В.
Бойцова. - М.: Изд-во "БЕК", 1996.
39.Болыпой толковый психологический словарь. - В 2-х томах, "РЕЫОШЫ" / Пер. с
англ. - М.: АСТ, Вече, 2003. - 592 с. (т.1: А-О)
40.Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. -М.:
Инфра-М, 2001. - 704 с.
41.Большой юридический энциклопедический словарь / Сост. А.Б. Барихин -М.:
Книжный мир, 2004. - 720 с.
42.Брокгауз, Ф.А. Энциклопедический словарь / Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. Т. III.-
СПб., 1891.- 480 с.
43.Буркин, А.И., Возжеников А.В., Синеок Н.В. Национальная безопасность России в
контексте современных политических процессов /А.В. Возжеников (общ. ред). - М.:
Изд-во РАГС, 2005. - 520 с.
44. Витрук, Н.В. Правовой статус личности в СССР / Н.В. Витрук. — М.: Юрид. лит.,
1985.- 176 с.
45.Воеводин, Л.Д. Конституционные права и обязанности советских граждан / Л.Д.
Воеводин. — М.: Изд-во МГУ, 1972. — 300 с.
46.Воеводин, Л.Д. Юридический статус личности в России. Учебное пособие / Л.Д.
Воеводин. - М.: Изд-во МГУ, Издательская группа ИНФРА*М -НОРМА, 1997.-300 с.
47.Возжеников, А.В. Национальная безопасность России: методология исследования
и политика обеспечения/А.В. Возжеников. - М.: Изд-во РАГС, 2002. - 424 с.
48.Возженников, А.В. Национальная безопасность: теория, политика, стратегия /
А.В. Возженников. - М.:НПО МОДУЛЬ, 2000. - 333 с. 49.Воронцов, С.А.
Правоохранительные органы. Спецслужбы /С.А. Воронцов. - Ростов н/Д.: Феникс,
1999. - 174 с.

50.Габричидзе, Б.Н. Российское административное право: Учеб. для вузов / Б.Н.


Габричидзе, Б.П. Елисеев. - М.: Норма - Инфра, - М., 1998. - 608 с. 51.Герцен А.И.
Русский народ и социализм / А.И. Герцен // Собр. соч. - М., 1962.-Т. VII.
52.Глухарева Л.И. Права человека в современном мире (социально-философские
основы и государственно-правовое регулирование). М.: Юрист, 2003.-303 с.

138
53.Государственное право Германии. Сокращенный перевод немецкого семитомного
издания. Т. 2 / Отв. ред.: Топорнин Б.Н. - М.: Изд-во ИГиП РАН, 1994. - 320 с.
54.Грибанов, В Л. Осуществление и защита гражданских прав /В.П. Грибанов. - М.:
Статут, 2000. - 411 с.
55.Грибанов, В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав /В.П.
Грибанов. - М.: Изд-во МГУ, 1972. - 284 с.
56.Гурвич, М.А. Гражданские процессуальные правоотношения и процессуальные
действия / М.А. Гурвич // Труды: Труды ВЮЗИ. - М., 1965. Вопросы гражданского
процессуального, гражданского и трудового права. -Т.З.-С.62-117
57.Даль, В.И. Толковый словарь русского языка: Современная версия /В.И. Даль. - М.:
Эксмо, 2005. - 688 с.
58.Егоров, С.Н. Клетка для Левиафана или размышления об основах
конституционного строя Российской Федерации / С.Н. Егоров. - СПб.: Изд-во ЗАО
«Строка», 2000. - 64 с.
59.Ем, В.С. Право на защиту как субъективное гражданское право/ В.С. Ем //
Гражданское право. В 2-х т.: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. - Т.1. - М., 1998. - 453
с.
бО.Ильин, Ю.Д. Право человека и государства на безопасность в современном
мире / Ю.Д. Ильин. - М.: Норма, 2007. - 288 с. 61.Интервенция. Обращение
Президента России Владимира Путина // Российская газета. - 2004, 6 сентября.

62.Интервью с председателем Комитета Совета Федерации по обороне и


безопасности Виктором Озеровым // Щит и меч. 3-9 апреля 2003 года.
63.Исследования по безопасности / Под ред. СП. Никанорова.- М.: Концепт, 1998.-624
с.
64.История государственного управления России / Отв. ред. проф. В.Г. Игнатов. - М.,
1999. - 635 с.
65.История полиции России. Краткий очерк и основные документы: Учебное пособие
/ Под ред. В.М. Курицина. - М.: Шит-М, 1998. - 200 с. бб.Кант, И. К вечному миру //
Кант И. Соч. в 6-ти тт. М., 1966.,Т.6. - 289 с. 67.Карпов, В.И. Основы теории
обеспечения безопасности личности, общества и государства. Учеб. пособ. / В.И.
Карпов, Д.Б. Павлов. - М., 2000. - 139 с.
68.Комаров, С.А. Личность. Права и свободы. Политическая система/ С.А. Комаров,
И.В. Ростовщиков. - СПб.: Изд-во Юридического" института, 2002. -336 с.
69. Комаров, С.А. Советское общенародное государство и личность: Политико-
правовые аспекты /С.А. Комаров. - Красноярск: Изд-во Красноярского ун-та, 1986. -
136 с.

139
70.Комкова, Г.Н. Запрет дискриминации в российском и международном праве / Под
ред. В.Т. Кабышева. - Саратов: Изд-во Поволж. акад. гос. службы, 2003.-124 с.
71.Комментарий к Конституции Российской Федерации. Изд. 2-е, доп. и перераб. -
М.: Изд-во БЕК, 1996. - 124 с.
72.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Под общ.ред.
Председателя Верховного Суда РФ Лебедева В.М. и док.юр.наук, проф. Скуратова
Ю.И. - Изд. 4-е, перераб., доп. - М.: Инфра-М, 2002. - 960 с. 73.Конституционный
статус личности в СССР (Социализм: Опыт, проблемы, перспективы) / Ред. кол.: Н. В.
Витрук и др. - М. :Юрид. лит., 1980. - 256 с. 74.Конституционный статус личности в
СССР. - М.: Юрид. лит., 1980. - 256 с.

75.Конституция Российской Федерации. Научно-практический комментарий. 3-е изд. /


Под ред. Б.Н. Топорнина. - М.: Издательская группа "Юристъ", 2003.-831 с.
76.Коэн, Д.Л. Гражданское общество и политическая теория / Д.Л. Коэн, Д.Л. Араго. -
М. Весь мир, 2003. - 158 с.
77.Крылов СБ. История создания Организации Объединенных Наций. Разработка
текста Устава Организации Объединенных Наций: 1941 — 1945./Под ред. и с предисл.
Г.И. Тункина. - М.: Изд-во ИМО, 1960. - 2-е изд., доп. - 343с.
78.Кутахов, Ю.Л. Человек. Полиэтнический мир. Безопасность: (Опыт социол.-
политол. анализа) / Ю.Л. Кутахов, Р.А. Явчуновская. - СПб.: Изд-во Разумовой Н.А.,
1998. - 404 с.
79.Кучинский, В.А. Личность, свобода, право /В.А. Кучинский. - М.: Юрид. лит.,
1978. - 207 с.
80.Лукашева, Е.А. Право, мораль, личность / Е.А. Лукашева. — М.: Наука, 1986. —
263с.
81.Лучин, В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации /В.О.
Лучин. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. - 687 с.
82.Макиавелли, Н. Государь / Н. Макиавелли: Пер. с ит. - М.: Планета, 1990. -79 с.
83.Малько, А.В. Законные интересы как правовая категория. Монография / А.В.
Малько, В.В. Субочев. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. - 359 с. 84.Малько,
А.В. Политическая и правовая жизнь России: актуальные проблемы: Учебное
пособие / А.В. Малько. - М.: Юристъ, 2000. - 256 с. 85.Матузов, Н.И. Личность.
Права. Демократия: Теоретические проблемы субъективного права /Н.И. Матузов. -
Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1972.-292 с.
86.Матузов, Н.И. Правовая система и личность / Н.И. Матузов. - Саратов: Изд-во
Саратовского ун-та, 1987. - 296 с.

140
87.Международное право в документах: Учеб. Пособие / Сост.: Н.Т. Блатова, Г.М.
Мелков - 3-е изд., перераб. и доп. - М., 2000. - 824 с. 8 8. Между народное право:
Учебник / Отв. ред. В.И. Кузнецов. - М. Юрист, 2001.-672 с.
89.Международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы.
Выпуск 2. М.: Международные отношения, 1993. 90.Монтескье, Ш. Избранные
произведения /Ш. Монтескье. - М.: Госполитиздат, 1955. — 799 с.
91.Мордовец, А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и
гражданина/Под ред. заслуженного деятеля науки Российской Федерации, д.ю.н.,
профессора Н.И. Матузова. - Саратов: СВШ МВД РФ, 1996.-288 с.
92.Мордовец, А.С, Права человека и деятельность органов внутренних дел / А.С.
Мордовец, А.А. Магомедов, Л.В. Силантьева, А.А. Чинчиков. - Саратов, 1994.- 134 с.
93.Мушкет, И.И. Хохлов, Е.Б. Полицейское право России: Проблемы теории / Под.
общ. ред. В. П. Сальникова. - СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 1998.- 173 с.
94.Оболонский, А.В. Драма российской политической истории. Система против
личности / А.В. Оболонский. - М., 1994. - 352 с.
95.Общая теория национальной безопасности: Учебник / Под общ. ред. А.А.
Прохожева. - М.: Изд-во РАГС, 2002. - 320 с.
96.Общая теория национальной безопасности: Учебник/Под общ. ред. А.А.
Прохожева. - Изд. 2-е, доп. - М.: Изд-во РАГС, 2005. - 344 с. 97.0бщая теория прав
человека / Ред. Е.А. Лукашева. - М.: Изд-во НОРМА, 1996.-520 с.
98.Общеевропейская встреча в верхах. Париж, 19-21 ноября 1990 г.: Документы и
материалы. - М.: Политиздат, 1991. - 190 с. 99.0жегов, СИ. Словарь русского языка. /
Под. ред. Н.Ю. Шведовой - 18-е изд., стереотипное. — М.: Русский язык, 1986. - 795
с.

25. Ожегов, СИ. Толковый словарь русского языка / СИ. Ожегов, Н.Ю. Шведова. -
М.: «Азъ», 1993. - 955 с.
26. Отчет по человеческому развитию 1994 (Программа Развития ООН). -Нью-
Йорк, Оксфорд: Оксфорд Университи Пресс, 1994. - 307 с.
27. Очерк науки полицейского права / Тарасов И.Т., проф. Имп. Моск. унта. - М.:
Печатня СП. Яковлева, 1897. - 718 с. - репринтная копия.
28. Патюлин, В.А. Государство и личность в СССР: (Правовые аспекты
взаимоотношений) / В.А. Патюлин. - М.: Наука, 1974. - 248 с.
29. Петрухин, И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью)/ И.Л.
Петрухин. - М.: Юристъ, 1999. - 392 с.
30. Платон. Государство: В 3 т. Государство /Платон. - Кн. 1-5 // Собрание
сочинений: В Зт.-Т.З.Ч.1. - М., 1971. - С.91-284.

141
31. Платон. Диалоги: пер. с древнегреч. / Платон. - Харьков : Фолио, 1999. - 381 с.
Победоносцев К.П. Организация общественного призрения в России. - СПб., 1898.
32. Полиция безопасности: отчет по ревизии Туркестанского края, произведенной
по Высочайшему повелению сенатором гофмейстером графом К. К. Паленом. - СПб.:
Сенатская тип., 1910.-221 с.
33. Права личности в социалистическом обществе/ Отв. ред. В.Н. Кудрявцев, М.С.
Строгович. - М.: Наука, 1981. - 272 с.
34. Права человека как фактор стратегии устойчивого развития / Отв. ред. Е.А.
Лукашева. - М.: Изд-во НОРМА, 2000. - 320 с.
35. Права человека /Отв. ред. Е.А. Лукашева. - М.: Изд-во НОРМА, 1999. -560 с.
36. Права человека. История, теория и практика: Учебное пособие. / Отв. ред. Л. Б.
Назаров. - М., 1995.-303 с.
37. Правовая основа обеспечения национальной безопасности Российской
Федерации: Монография / Под ред. проф. А.В. Опалева. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004.-
511 с.

38. Примерный уголовный кодекс (США). Официальный проект Института


американского права/ Под ред. и с предисл. Б.С. Никифорова. -М.: Прогресс, 1969. -
303 с.
39. Прохожев, А.А. Регионы России: социальное развитие и безопасность / А.А.
Прохожев, Карманова И.А.; РАГС при Президенте РФ; Фонд «Отечество». - М., 2004.
- 200 с.
40. Психологический словарь / Под ред. В.Л. Зинченко, В.П. Зинченко. -М.:
Педагогика, 1983. - 478 с.
41. Реализация прав граждан в условиях развитого социализма/ Отв. ред. Е.А.
Лукашева. - М.: Наука, 1983. - 264 с.
42. Реформа исполнительной полиции в России. Сборник государственных
знаний / Под ред. В.П. Безобразова. - СПб., 1878. - 16 с.
43. Розин, Н.Н. О крайней необходимости/Н.Н. Розин. - СПб., 1898. - 236 с.
44. Российская криминологическая энциклопедия /Под общ. ред. А.И. Долговой. -
М.: Норма - Инфра-М„ 2000. - 808 с.
45. Российская социологическая энциклопедия / Под общ. ред. Г.В. Осипова. - М.:
Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1999. - 672 с.
46. Российская юридическая энциклопедия / Гл. ред. А.Я. Сухарев. -М.:
Издательский Дом ИНФРА-М, 1999.-1110 с.
47. Ростовщиков, И.В. Права личности в России: их обеспечение и защита
органами внутренних дел / И.А. Ростовщиков. - Волгоград, 1997. - 192 с.

142
48. Ростовщиков, И.В. Реализация прав личности и деятельность органов
внутренних дел /И.В. Ростовщиков. - Волгоград: Волгоградский юрид. ин-т МВД РФ,
1996. - 100 с.
49. Рудинский, Ф.М. Наука прав человека и проблемы конституционного права.
Труды разных лет. - М., 2006. - 1234 с.
50. Серебрянников, В. Социальная безопасность России / В. Серебрянников, А.
Хлопьев. - М.:ИСПИ РАН, 1996. - 352 с.

51. Силласте, Г.Г. Безопасность российской семьи и перспективы развития


социальной работы / Г.Г. Силласте // Безопасность. - 1993. - № 2. - С. 86-89.
52. Словарь русского языка. В 4-х томах / Гл. ред. А.П. Евгеньева. — Т. 2. — М.,
1982.-736 с.
53. Словарь современного русского литературного языка. Т. 5: И-К. - М.; Л.: Изд-во
Академии наук СССР, 1956. - 1917 с.
54. Словарь современных военно-политических и военных терминов. -Брюссель,
Объединенная редакционная рабочая группа «Россия-НАТО», 2001.- 412 с.
55. Советская Военная Энциклопедия. - В 8-и томах / Под ред. А.А. Гречко. - Т. 2. -
М.: Воениздат, 1976.
56. Советское административное право. Управление в области административно-
политической деятельности. - М., 1979. - 342 с.
57. Советское государственное право: Учебник /Под ред. Ю.М. Козлова. -М.:
Юрид. лит-ра, 1985. - 544 с.
58. Соловей, Ю.П. Правовое регулирование деятельности милиции в Российской
Федерации / Науч. ред. Л.М. Колодкин. - Омск: Изд-во ВМШ МВД РФ, 1993.-504 с.
59. Социальное государство и защита прав человека. (Сб. ст.) / Рос. АН Ин-т гос. и
права. Отв. ред. Е.А. Лукашева. - М.: ИГПАН, 1994. - 147 с.
60. Степашин, СВ. Безопасность человека и общества (Политико-правовые
вопросы): Монография / СВ. Степашин.- СПб., 1994.- 240 с.
61. Стремоухов, А.В. Правовая защита человека /А.В. Стремоухов. - М.: Норма,
2006.-352 с.
62. Тадевосян, Э.И. Словарь-справочник по социологии и политологии / Э. В.
Тадевосян. - М.: Знание. - 270 с.
63. Тарасов, И.Т. Краткий очерк науки административного права / И.Т. Тарасов. - В
2-х томах. Т.1. Ярославль, 1888. - 189 с.
64. Тарасов, И.Т. Полиция в эпоху реформ / И.Т. Тарасов. - М.: Ред. "Юрид.
веста.", 1885. - 169 с.

65. Тарасова, В.А. Охрана прав граждан в пенсионном обеспечении / В.А.


Тарасова. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1978. - 116 с.

143
66. Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В.
Малько. - М: Юристъ, 2001. - 672 с.
67. Теория государства и права. Курс лекций/ Под ред. Н.И. Матузова, А.В.
Малько. - Саратов: СВШ МВД РФ, 1995. - 560 с.
143. Тер-Акопов А.А. Безопасность человека /А.А. Тер-Акопов. - М.,
1998.
68. Тер-Акопов, А.А. Безопасность человека: Социальные и правовые основы
/А.А. Тер-Акопов. - М.: Норма, 2005. - 272 с.
69. Тишкевич, И.С. Условия и пределы необходимой обороны / И.С. Тишкевич. -
М.: Юрид. лит., 1969. - 191 с.
70. Толкачев, К.Б. Методологические и правовые основания реализации личных
конституционных прав и свобод человека и гражданина и участие в ней органов
внутренних дел. Монография /К.Б. Толкачев. - СПб., 1997. - 193 с.
71. Толкачев, К.Б. Органы внутренних дел в механизме обеспечения личных
конституционных прав и свобод граждан /КБ. Толкачев, А.Г. Хабибулин. — Уфа:
УВШ МВД РСФСР, 1991. - 168 с.
148. Толковый словарь русского языка: в 4 т. / Сост. В.В. Виноградов,
Г.О. Винокур, Б.А. Ларин и др. / Под ред. Д.Н.Ушакова. - Т. 1. - М., 1994.
72. Тугаринов, В.П. Личность и общество /В.П. Тугаринов. - М.: Мысль, 1965.- 191
с.
73. Уголовное право. Общая часть. Учебник / Под. ред. Б.В. Зравомыслова, Ю.А.
Красикова, А.И. Рарога. - М.: Юрид. лит., 1994. - 536 с.
74. Фарбер, И.Е. Свобода и права человека в Советском государстве /И.Е. Фарбер. -
Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1974. - 192 с.
75. Фридман, Л. Введение в американское право/ Л. Фридман. - М.: Прогресс-
Универс, 1992.

76. Халфина, Р.О. Общее учение о правоотношении /Р.О. Халфина. - М.: Юрид.
лит., 1974. - 351 с.
77. Хартия Европейского союза об основных правах / Конституции зарубежных
государств: Учебное пособие / Сост. проф. В.В. Маклаков. 4-е изд., переработ, и доп. -
М.: Волтерс Клувер, 2003. - 465 с.
78. Хлобустов, О.М. Права человека и интересы национальной безопасности /
О.М. Хлобустов, В.И. Рыкунов, С.З Павленко, В.Д. Подуфалов. - М.: Моск. шк. прав
человека, 1999. - 181 с.
79. Черниченко, СВ. Теория международного права: в 2-х т. /СВ. Черниченко. - Т.2.
- М.:НИМП, 1999. - 340 с.

144
80. Чечот, Д. М. Субъективное право и формы его защиты / Д.М. Чечот. -Л. Изд-во
ЛГУ, 1968.-72 с.
81. Чичерин, Б. Н. Собственность и государство/ Б.Н. Чичерин. - Ч. 2. -СПб., 1883.
82. Шайкенов, Н.А. Правовое обеспечение интересов личности / Шайкенов Н.А.;
Науч. ред.: Алексеев С.С - Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1990. - 200 с.
83. Шевцов, В.С. Права человека и государство в Российской Федерации / В.С.
Шевцов. - М., 2002. - 367 с.
84. Шундиков, К.В. Механизм правового регулирования: Учебное пособие / Под
ред. А.В. Малько. - Саратов, 2001. - 157 с.
85. Эбзеев, Б.С Советское государство и права человека. Конституционные
вопросы / Б.С. Эбзеев. - Саратов: Изд-во Саратовского унта, 1986. —184 с.
86. Юридическая энциклопедия / Общ. ред. М.Ю. Тихомирова. - 5-е изд., доп. и
перераб. - М.: Юринформцентр, 2001. - 927 с.
87. Юридические гарантии конституционных прав и свобод личности в
социалистическом обществе. — М.: Изд-во МГУ, 1987. - 343 с.

88. Юсти, И.Г.Г. Основания силы и благосостояния царств, или Подробное


начертание всех знаний, касающихся до государственного благополучия / И.Г.Г.
Юсти. - Ч. 1-4. - СПб., 1772-1778.
89. Ясперс, К. Смысл и назначение истории/ К. Ясперс. - Пер. с нем.- М.:
Политиздат, 1991. - 527 с.
90. \уут.ип.ог^е\У5/Рге55/о!ос5/2000/20000508.5е5т7382.аос.Ь1т1

Статьи

91. Адашкевич, Ю.Н. Безопасность предпринимательства. В каком направлении


идти / Адашкевич Ю.Н. // Безопасность. Информ. сб. - 1994. -№3 (19). - С.49-52.
92. Алексеев, С. Национальная безопасность: проблемы правового регулирования
и вопросы соблюдения прав человека /Алексеев С. // Мир и безопасность. - 2003. -
№1.
93. Арзамаскин, Н.Н., Матросов П.И. Государственная безопасность: понятие,
черты и перспективы стабилизации/ Н.Н. Арзамаскин, П.И. Матросов //
Преступность как угроза национальной безопасности. Сб. научн.статей. - Ульяновск,
1998. - С. 23-28.
94. Васин, В.Н., Прудникова, С.А. Безопасность и ее закрепление в праве с точки
зрения методологии познания/В.Н. Васин // Закон и право. - 2003. - № 3. - С. 46-49.
95. Веремеенко, И.И. Сущность и понятие общественного порядка / И.И.
Веременко // Советское государство и право. - 1982. - № 3. - С. 22-29.

145
96. Витрук, Н.В. О юридических средствах обеспечения, реализации и охраны
прав советских граждан / Н.В. Вирук // Правоведение. - 1964. - № 5. -С. 12.-С. 29-38.
97. Владимиров, Ю.И., Павлов А.С. Внешнеэкономический аспект экономической
безопасности Российской Федерации/ Ю.И. Владимиров // Безопасность. Информ. сб.
- 1994. - №3 (19). - С.49-52.

98. Гавриленко, В.И. Гражданское общество: конституционно-правовые


характеристики/ В.И. Гаврилов // Вестник СГАП. 2004. - № 1. - С. 36-40.
99. Гордиенко, В.В. Соблюдение прав человека как фактор обеспечения
национальной безопасности России /В.В. Гордиенко // Права человека и гражданское
общество. Международная научно-практическая конференция (Москва, 23 ноября
2004 г.). - М.: Изд-во Москов. Ун-та МВД России. 2005. -С.31-38;
100. Донцов, СИ. Имущественная ответственность за вред, причиненный в
состоянии необходимой обороны и крайней необходимости /СИ. Донцов //
Социалистическая законность. - 1973. - № 7. - С.37-40.
101. Жандаров, А.М. Экономическая безопасность России: определения, гипотезы,
расчеты / А.М. Жандармов, А.А. Петров // Безопасность. Информ. сб. - 1994. - №3
(19). - С.40-52.
102. Зеленков, М.Ю. О диалектике взаимосвязи прав человека и процесса
обеспечения безопасности государства /М.Ю. Зеленков // Актуальные проблемы
правопорядка. Сборник научных статей. Вып. 7. — М.: Изд-во юрид. ин-та МИИТа,
2004. - С57-64.
103. Иващенко, Г.В. О понятии «безопасность»/ Г.В. Иващенко // СгесЗо. -Оренбург,
2000. - №6 (24). - С 56-59.
104. Казаков, Н.Д. Безопасность и синергетика (опыт философского осмысления) /
Н.Д. Казаков //Безопасность. Информ. сб. - 1994. - № 4 (20). -С. 61-63.
105. Карташкин, В.А. Права человека и идеологическая борьба /В.А. Карташкин //
Советское государство и право. - 1987. - №1. - С. 120-127.
106. Косов, Ю.В. Проблема безопасности в современном российском обществе:
ценностные приоритеты и внешнеполитическая значимость //Актуальные проблемы
Европы: безопасность, сокращение вооружений и разоружение. - М.: ИНИОН РАН,
1998. - С. 38-44.
107. Котелевец, О. Где предел необходимой обороны? /О. Котелевец //
Криминальный вестник. - 1991. - № 1. - С. 3-5.

108. Лазарев, И.А. Проблемы разработки концепции национальной безопасности


Российской Федерации / И.А. Лазарев // Проблемы глобальной безопасности. - М.,
1995. - С.77-90

146
109. Ледях, И.А. Механизмы защиты прав и свобод граждан / И.А. Ледях. О.В.
Воробьёв, Н.С. Колесова // Права человека: Проблемы и перспективы -М.: Институт
государства и права АН СССР, 1990 . - С. 128-154.
110. Мальцев, В.А. Проблемы обеспечения личной безопасности в свете реализации
права на неприкосновенность личности: Российское правовое государство: Итоги
формирования и перспективы развития /В.А. Мальцев // Правовая наука и реформа
юридического образования: Российское правовое государство: Итоги формирования и
перспективы развития. Сборник научных трудов. - Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та,
2003, Вып. 15. - С. 159-168
111. Мамонов, В.В. Обеспечение демографической безопасности -приоритетная
задача Российского государства /В.В. Мамонов // Журнал российского права. - 2002.
№ 6. - С. 32-38.
112. Мамонов, В.В. Понятие и место национальной безопасности в системе
конституционного строя России/ В.В. Мамонов // Журнал российского права. - 2003. -
№ 6. - С. 28.
113. Мамонов, В.В. Становление национальной безопасности Российской
Федерации/ В.В. Мамонов// Правоведение. - 2001. -№ 4. - С. 70-78.
114. Матузов, Н.И. Еще раз о принципе «не запрещенное законом дозволено» / Н.И.
Матузов // Правоведение.- 1999. - №3. - С. 14-32.
115. Матузов, Н.И. К вопросу о суверенитете личности / Н.И. Матузов //
Правоведение. - 1994. - № 4. - С. 3-14.
116. Матузов, Н.И. Теория и практика прав человека в России / Н.И. Матузов //
Правоведение. - 1998. - № 4. - С.29-35.
117. Международно-правовое обеспечение безопасности человека (По материалам
«круглого стола») // Государство и право. - 2001. - № 6. - С. 108-118.

118. Миронов, О.О. Защита прав жертв террористических актов и иных


преступлений / О.О. Миронов //Безопасность Евразии. - 2003. - № 2. - С. 53-80
119. Мицкевич, А.В. О гарантиях прав и свобод советских граждан в общенародном
социалистическом государстве /А.В. Мицкевич //Советское государство и право. -
1963. - № 8. - С 24-33.
120. Мохов, А.А. О соотношении публично-правовых и частноправовых начал в
законодательстве об охране здоровья граждан /А.А. Мохов // Конституция Российской
Федерации и современное законодательство: проблемы реализации и тенденции
развития (к 10-летию Конституции России) // Международная научно-практическая
конференция (1-3 октября 2003 года): В 3 ч. Ч. 1 / Под ред. А.И. Демидова, В.Т.
Кабышева. - Саратов: Издательство ГОУ ВПО «Саратовская государственная
академия права», 2003.

147
121. Нерсесянц, В.С. Права человека в истории политической и правовой мысли
/В.С. Нерсесянц // Права человека в истории человечества и в современном мире. /
Под ред. Е.А. Лукашевой. М, Институт Государства и Права АН СССР, 1989.
122. Никитина, А.Е. Обеспечение прав человека - один из существенных моментов
безопасности в государстве/А.Е. Никитина / Проблемы региональной безопасности в
Российской Федерации. Практический опыт и задачи совершенствования
законодательства. Материалы к парламентским слушаниям, 28 ноября 2000 г. Ч. 2. -
М., С-Пб.: Информ. центр "Выбор". 2002.-С. 43-47.
123. Опалев, А.В. О некоторых базовых категориях теории обеспечения
национальной безопасности /А.В. Опалев // Вестник Российской Академии
естественных наук. - 2004. - № 3. - С. 1-5.
124. Орлов, Г.В. Система законодательства о защите социалистического
Отечества/Г.В. Орлов // Советское государство и право. - 1982. - № 5. - С. 13-21.

202. Павлова Л.В. Современная концепция прав и свобод человека и ее


трактовка Всеобщей декларацией прав человека 1948 г. / Л.В. Павлова //
Белорусский журнал международного права и международных отношений. -
1998. - № 5.
//Ыхр ://е УО1Ш1О . 1Пю/1по1ех.рЬр?ор1;1оп=сот_соп1еп1;&1азк^1е^&1а1=249&11:егп1с1

=49
125. Панарин, С. А. Безопасность и этническая миграция в Россию /С.А.
Панарин //Рго ет. Сопгга.- 1998. - Т. 3. - №4. Осень. - С. 4-8.
126. Пастухов, П.С. Безопасность граждан - составная часть прав человека / П.С.
Пастухов // Защита прав человека: теория и практика, проблемы совершенствования
правозащитной системы в регионах. Материалы Всероссийской научно-практической
конференции, г. Пермь 10 декабря 2004.
- Пермь: Изд-во ИВЭСЭП, 2005.
205. Патюлин, В.А. Субъективные права граждан: основные черты, стадии,
гарантии реализации/ В.А. Патюлин // Советское государство и право. - 1971.
- № 6. - С. 24-32.
127. Петрухин, И.Л. Человек как социально-правовая ценность/И.Л. Петрухин //
Государство и право. - 1999. - № 10. - С. 83-90.
128. Пирумов, В.С. Методология комплексного исследования проблем безопасности
России / В.С. Пирумов // Проблемы глобальной безопасности. -М.: ИНИОНРАН, 1995
- С. 49-50.
129. По вертикали. Владимир Путин выступил по вопросам государственного
управления и укрепления системы безопасности страны // Российская газета. 2004. -
14 сентября.

148
130. Поздняков, А.И. О понятийном аппарате теории безопасности/ А.И. Поздняков
// Безопасность. - 2002. - №№7-8. - С. 185-192.
131. Права человека и стратегия устойчивого развития (по материалам круглого
стола) // Государство и право.- 1998. - №11. - С. 102-110.
132. Райгородский, В.Л. Правовое обеспечение национальной безопасности
Российской Федерации в контексте институционализации принципов и ном прав и
свобод человека /В.Л. Райгородский // Философия права. Научно-теоретический
журнал. № 3. - Ростов-на-Дону: Изд-во Рост. юрид. ин-та МВД РФ . - 2004. - С. 92-98.
133. Свердлык Г., Страунинг Э. Способы самозащиты гражданских прав и их
классификация / Г. Свердлык. Э. Страунинг // Хозяйство и право. - 1999. -№ 1.-С. 35-
42.
134. Стремоухов, А.А. Основные права человека: сущность и содержание /А.А.
Стремоухов // Сборник научных трудов Санкт-Петербургской академии права и
бизнеса. - СПб., 2001. - С. 184-185.
135. Стукалова, Т.В. Обеспечение прав человека как фактор экономической
безопасности / Т.В. Стукалова // Взаимообусловленность российского
законодательства и социально-экономических процессов в обществе. Тезисы
докладов и выступлений на региональной научно-практической конференции 25 - 26
мая 2001 г. Курск.: Изд-во Кур. филиала Ин-та экон. и права.. 2001. -С. 90-93.
136. Тихомиров Ю.А. Стабильность интересов и конфликты в праве // Концепция
стабильности закона (серия «Конфликт закона и общества»). - М: «Проспект», 2000.
137. Тихонов, А.К. Сущность категории личной безопасности и ее соотношение с
категориями чести и достоинства/ А.К. Тихонов // Правоведение. - 1998. - № 1. - С.
127.
138. Тузмухамедов Р.А. "Третье поколение прав человека" и права народов /Р.А.
Тузмухамедов // Советское государство и право. - 1986. - №11. - С. 106 -113.
139. Устинов, В.С. Основания и критерии ограничения прав и свобод личности в
законодательстве и теории /В.С. Устинв // Теория и практика ограничения прав
человека по российскому законодательству и международному праву: Сборник
научных трудов. - Ч. 1. - Н. Новгород, 1998. -С. 98-101.

140. Фарбер, И.Е. О развитии конституционной теории прав человека/ / И.Е. Фарбер
// Правопорядок и правовой статус личности в развитом социалистическом обществе
в свете Конституции СССР 1977 г. - Саратов, 1980.
141. Хлобустов, О.М. Права человека и некоторые проблемы обеспечения
национальной безопасности/ О.М. Хлобустов // Защита прав человека и соблюдение
законности органами внутренних дел. Материалы международной научно-

149
практической конференции (10 декабря 1998 г.). -М.: Изд-во МЮИ МВД России,
Щит-М 1999. - С. 59-65.
142. Шершнев, Л.И. Безопасность: государственные и общественные устои / Л.И.
Шершнев // Безопасность. Информ. сб. - 1994. - № 4 (20). - С. 12-13.
143. Экспертная оценка Закона Российской Федерации «О безопасности»
(подготовлена группой экспертов Фонда национальной и международной
безопасности) // Безопасность. - 2002. - №№ 11-12. - С. 42-48.
144. Юшков, Ю.Н. Институт необходимой обороны и его роль в борьбе с
преступностью в современных условиях /Ю.Н. Юшков // Государство и право. - 1992.
- № 4. - С. 61-66.
145. Ямпольская И.Л. О субъективных правах советских граждан и их гарантиях/
И.Л. Ямпольская // Вопросы советского государственного права. — М., 1959.- С. 202-
211.

Диссертации и авторефераты

146. Анохин, Ю.В. Обеспечение безопасности, прав и свобод личности в


правоприменительной деятельности органов внутренних дел: на материалах
предварительного расследования: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01/ Ю.В. Анохин.-
М., 1999.-219 с.
147. Тихонова, Б.Ю. Субъективные права советских граждан, их охрана и защита:
автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01 / Тихонова Б.Ю. - М., 1972.-22 с.

148. Березовский, Д.В. Права и свободы жителей Российской империи в период


становления и развития капитализма (1861 - 1905 гг.): автореф. дис.... канд. юрид.
наук: 12.00.01/ Д.В. Березовский. - Саратов, 2003. - 202 с.
149. Болдырев, С.Н. Юридические гарантии обеспечения прав и свобод личности в
деятельности органов внутренних дел (Теоретико-правовой аспект): дис. ... канд.
юрид. наук: 12.00.01 /С.Н. Болдырев. - Ростов-на-Дону, 2001.-210 с.
150. Булавин, В.И. Национальная безопасность современной России: автореф.
дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01/ В.И. Булавин. - Нижний Новгород, 1999.-21 с.
151. Вознесенская, О.В. Безопасность личности в чрезвычайных ситуациях:
философско-политологический анализ: дис. ... канд. филос. наук: 09.00.10 /О.В.
Вознесенская. - М., 2000. - 179 с.
152. Епихин, А.Ю. Концепция обеспечения безопасности личности в сфере
уголовного судопроизводства: дис. ... докт. юрид. наук: 12.00.09 /А.Ю. Епихин. -
Сыктывкар, 2004. - 460 с.

150
153. Завьялов, Ю.С. Проблема интереса в марксистской теории социалистического
права: Автореф. дисс. ... канд.юрид.наук: 12.00.01 /Ю.С. Завьялов. - М., 1968. - 18 с.
154. Какимжанов, М.Т. Соблюдение прав и свобод граждан в деятельности
милиции: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01 /М.Т. Какимжанов. -М., 1995.-24
с.
155. Калина, Е.С. Государственно-правовой механизм обеспечения права на
безопасность личности в Российской Федерации: дис. ...канд. юрид. наук: 12.00.14 /
Е.С. Калина. - Челябинск, 2004. - 186 с.
156. Концелидзе, Р.У. Правовая и социальная защита сотрудников милиции:
автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01/Р.У. Концелидзе. -М., 1993.-20 с.

157. Корешкова, И.Н. Конституционные права и свободы советских граждан и их


развитие в текущем законодательстве: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.02 /
И.Н. Корешкова. - М., 1981. - 23 с.
158. Курбанов, Т.Б. Концепция безопасности личности в контексте
межгосударственного сотрудничества в сфере прав человека: дис. ... канд. юрид. наук:
12.00.10 / Т.Б. Курбанов. - М., 2004. - 183 с.
159. Лысенко, СЛ. Гарантии прав и свобод личности в советском обществе: автореф.
дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01 /СЛ. Лысенко. - Киев, 1972. - 21 с.
160. Майорова, Е.Н. Конституционные основы экономической безопасности в
Российской Федерации: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.02 /Е.Н. Майорова.-
Челябинск, 2004. - 26 с.
161. Никитин, Д.А. Конституционно-правовые основы безопасности личности в
Российской Федерации: дис. ... канд. юрид.наук: 12.00.02 /Д.А. Никитин.- Самара,
2005. - 223 с.
162. Порощук, С.Д. Общетеоретические аспекты социально-правовой защиты
сотрудников милиции: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01/ С.Д. Порощук. -М., 1994. -
178 с.
163. Скубченко, Л.Ф. Личная безопасность: институционально-правовой и
аксиологический аспекты: дисс ... канд. юрид. наук: 12.00.14 /Л.Ф Скубченко.- Ростов
н/Д., 1999. - 156 с.
164. Снежко, О.А. Конституционные основы государственной защиты прав и свобод
человека и гражданина в Российской Федерации: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.02 /
О.А. Снежко. - Саратов, 1999. - 195 с.
165. Стремоухов, А.В. Правовая защита человека. Теоретический аспект: дис
докт юрид. наук: 12.00.01 /А.В. Стремоухов. - СПб., 1996. - 422 с.

151
166. Степашин, СВ. Теоретико-правовые аспекты обеспечения безопасности
Российской Федерации: дис... д-ра. юрид. наук: 12.00.14 /СВ. Степашин. - СПб., 1994.
- 246 с.

152
167. Усанова, В.А. Конституционное право человека на самозащиту в Российской
Федерации: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.02 /В.А. Усанова. -Волгоград, 2003. - 230 с.
168. Юрков, Б.Н. Процессуальные гарантии прав граждан при рассмотрении и
разрешении судом жалоб на действия административных органов: автореф. дис....
канд. юрид наук/ Б.Н. Юрков. - Харьков, 1974. — 19 с.
169. Бондарь, Н.С. Права человека и местное самоуправление в Российской
Федерации: дис. ... д-ра юрид. наук: 12.00.01 / Н.С. Бондарь. - Ростов-на-Дону. - 370 с.