Вы находитесь на странице: 1из 31

СЕНАТ И СИНОД

В ПОЗДНЕРИМСКОЙ ИМПЕРИИ
Cвященник Дмитрий Пашков

Христианская Церковь зародилась и получила свое начальное разви-


тие в культурно-политических границах языческой Римской империи.
Уже из ранней церковной истории хорошо видно, что и в период гоне-
ний христиане активно участвовали в тех общеимперских делах, кото-
рые не конфликтовали с их христианской совестью; это участие вклю-
чало всю полноту государственной службы за исключением языческого
культа.
По окончании эпохи гонений, с момента издания в 313 г. Миланско-
го эдикта, империя постепенно перестает быть «внешним» по отноше-
нию к Церкви общественным союзом. Церковь в буквальном смысле
слова становится «вселенской», т. е. имперской, а империя, христиани-
зировавшись, начинает совпадать в своих границах (не только терри-
ториальных, но и общественных) с Церковью. Точек пересечения уже
в течение IV в. становится так много, что в византинистике давно вошло
в обычай усматривать «тесную и внутреннюю связь государства и Церк-
ви, глубокое взаимопрорастание православного государства и пра-
вославной Церкви вплоть до образования единого государственно-
церковного организма»1.
Например, в IV в. государство официально утвердило институт епи-
скопского суда по гражданским делам, так называемую «episcopalis audi-
entia». Согласно конституции императора св. Константина Великого от
318 г. всякое гражданское дело, даже если его рассмотрение в государ-
ственном суде уже началось, по соглашению сторон могло быть перенесе-
но в episcopalis audientia. При этом епископ судил не только в силу своих
церковных полномочий, но и как представитель императорской власти2.
Кроме того, епископ был наделен правом наблюдения и вмешательства
в гражданское правосудие. Он замещал магистрата при торжественной

1
Ostrogorsky G. Geschichte des byzantinischen Staates. München, 1963. S. 25.
2
Бондач А. Г. Episcopalis audientia // ПЭ. 2008. Т. 18. С. 522–524.

Богословские труды. 2012. Вып. 43–44. С. 471–480


472 CВЯЩЕННИК ДМИТРИЙ ПАШКОВ

манумиссии3, и ему принадлежало право засвидетельствовать брачное


соглашение4.
Однако бóльшую активность в поисках согласия с государством пона-
чалу проявляла именно Церковь, перенимая некоторые формы государ-
ственного устройства для развития собственной организации. «Это был
процесс постепенной эволюции, и нет ничего ужасного в этом приспосо-
блении уже существовавших, в высшей степени развитых и испытанных
форм. Епископы были римскими гражданами, привыкшими к римским
формам правления»5. Показательным примером тому может служить
приведение территориального деления Церкви к провинциальной систе-
ме империи, как она сложилась в правление Диоклетиана. Аккомода-
ция Церковью устройства гражданского местного администрирования,
в результате чего появились митрополичьи провинции, оказалась весь-
ма удачной и жизнеспособной мерой, закрепленной в положительном
законодательстве Вселенских соборов6. Весьма вероятно, что регулярные
(дважды в год) соборы епископов каждой провинции были устроены
наподобие провинциальных собраний позднеримской империи (conci-
lium provinciale)7. Неслучайно именно в правление императора Констан-
тина I данные местные гражданские собрания утрачивают присущие им
некогда полномочия в религиозной сфере (за ними остались хозяйствен-
ные и судебные вопросы), поскольку «res divinae» подлежали с этого цар-
ствования ведению епископских соборов8.
3
Лат. manumissio, юридический акт, в результате которого раб становился вольно-
отпущенником. — Ред.
4
Herrmann E. Ecclesia in Re Publica. Die Entwicklung der Kirche von pseudostaatlicher zu
staatlich inkorporierter Existenz // Europäisches Forum. Bd. 2. Frankfurt a. M.; Bern; Cirence-
ster, 1980. S. 229–281. Другие примеры систематического привлечения клира к участию
в гражданском управлении см. в статье: Beck H.-G. Kirche und Klerus im staatlichen Leb-
en von Byzanz // REB. 1966. Vol. 24. S. 1–24. Х.-Г. Бек высказал предположение, что импе-
раторское законодательство не возлагало на епископа функций полномочного госу-
дарственного чиновника, а сохраняло за ним статус виднейшего и авторитетнейшего
гражданина своего города, имевшего право осуществлять независимый надзор за дея-
тельностью местных органов государственной власти (см. особенно: S. 5–6, 17).
5
Dvornik F. Emperors, Popes, and General Councils // DOP. 1951. Vol. 6. P. 2–23, здесь: P. 3.
6
I Всел. прав. 4, 5, 6, 7; II Всел. прав. 2, 6; IV Всел. прав. 19; Трул. пр. 8; VII Всел. пр. 6.
7
Первым на эту аналогию указал Любек: Lübeck B. K. Reichseinteilung und kirchliche
Hierarchie des Orients // Kirchengeschichtliche Studien. Bd. 5. Heft 4. Münster, 1901. S. 32–52.
О провинциальных собраниях позднеримской империи см.: Kornemann E. Concilia //
PWK. Bd. 7. Col. 829–830.
8
Из работ на русском языке на эту тему см. статью: Афанасьев Н. Н. Провинци-
альные собрания Римской империи и Вселенские соборы. К вопросу об участии госу-
дарственной власти на Вселенских соборах // Записки Русского Научного Института в
Белграде. 1931. № 5. С. 25–46. Остаются непонятными основания, на которых Н. Н. Афа-
насьев делает вывод о процессуальной близости провинциальных собраний именно со
Вселенскими («имперскими») соборами (с. 40), а не с более скромными провинциальны-
ми «митрополичьими» соборами, каковой вывод напрашивается из рассмотренных им
фактов. По этой причине Афанасьеву, в частности, не удалось правильно оценить место,
отводившееся на Вселенских соборах императору.
СЕНАТ И СИНОД В ПОЗДНЕРИМСКОЙ ИМПЕРИИ 473

***
Однако скудость источников не позволяет говорить о связи граждан-
ских и церковных провинциальных собраний как о научно установлен-
ном факте, т. е. заимствование Церковью гражданских форм власти на
провинциальном уровне — не более чем гипотеза. В данной статье речь
пойдет о еще одном заимствовании, которое устанавливается с бóльшей
степенью доказательности, в связи с чем заслужило особый интерес как
со стороны светских, так и церковных историков.
В до-константиновскую эпоху сенат в масштабах империи, так же
как и concilium provincialе в масштабах провинции, рассматривал как
сакральные, так и мирские вопросы9. Однако после победы христиан-
ства сенату остались только последние, богословскую и каноническую
проблематику императоры переносят в ведение созываемых ими по мере
необходимости Вселенских соборов, которые de facto становятся в поло-
жение «духовного сената».
Порядок сенатских слушаний совпадает во многом с характерными
чертами епископских соборов, причем подобные заимствования начи-
нают проявляться в церковной жизни еще в до-константиновскую эпо-
ху с середины III в., когда гонения еще были в разгаре. Черты сходства
римского сената и епископского синода оказались настолько рельефны-
ми, что вызвали естественные попытки экстраполирования процеду-
ры сенатских заседаний также на ход Вселенских соборов. Такой метод
помог уяснить важные вопросы, которые ставит перед нами церковная
история: например, о месте и роли главных действующих лиц на собо-
рах — императора и предстоятелей крупнейших церковных кафедр.
Первым заговорил на эту тему еще в начале прошлого века немец-
кий филолог и византинист Х. Гельцер10. Он указывал в общих чертах
на следующие «параллелизмы» этих органов гражданского и церковно-
го управления: созыв, размещение в собрании, председательство, цен-
тральное место Евангелия (подобно алтарю Победе в зале сената), поря-
док подачи голосов, пассивная роль императорских представителей
при голосовании, princeps senatus (соответствовал роли папских лега-
тов), свобода высказываний, протоколирование, аккламации (аноним-
ные выкрики с места), императорская санкция постановлений. Несколь-
ко позднее П. Батиффоль выявил по предложенному Гельцером шаблону
яркий пример этого явления на истории Карфагенского собора 256 года11.
Развивая эту тему, Ф. Дворник проанализировал деяния Никейского

9
O’Brien M. Senatus // PWK. S. Bd. 6. Sp. 719 (религиозные вопросы в сенате эпохи
республики), Sp. 789 (эпоха принципата).
10
Gelzer H. Die Konzilien als Reichsparlamente // Ausgewählte kleine Schriften. Lpz., 1907.
S. 142–155.
11
Batiffol P. Le règlement des premiers conciles africains et le règlement du Sénat romain //
Bulletin d’ancienne littérature et d’archéologie chrétiennes. 1913. Vol. 3. P. 3–19.
474 CВЯЩЕННИК ДМИТРИЙ ПАШКОВ

и Халкидонского Вселенских соборов, разрабатывая аналогию Гельцера-


Баттифоля с особым вниманием к роли императора на этих соборах 12.
Наконец, Х. Й. Зибен подвел итоги сделанным до него сопоставлениям
процессуальных заимствований синода у сената13. Стоит заметить так-
же, что историки римского публичного права пытаются действовать
и в обратном направлении, а именно: по хорошо сохранившимся актам
Вселенских соборов они пытаются воссоздать утраченные детали сенат-
ских слушаний14.
Документы, излагающие ход сенатских заседаний (acta senatus, acta
patrum), очень скудны15. В позднеримскую эпоху протоколы заседаний
велись обязательно, прежде всего для ознакомления с ними императо-
ра. Они помещались затем в сенатский архив. Цезарь даже ввел порядок
публикации сенатских протоколов в римском ежедневном информаци-
онном листке, так называемые «acta urbis diurna (ежедневные городские
известия)», но этот порядок был вскоре отменен Августом. Протоколиро-
вание поручалось сенатскому чиновнику, утвержденному императором
(curator actorum senatus)16. К сожалению, до нас дошел лишь один полный
сенатский протокол позднего времени, который с формальной стороны
все же способен показать ход сенатских слушаний и в более раннюю эпо-
ху, а именно — протокол заседания римского сената от 438 г., на кото-
ром по инициативе императора Валентиниана III рассматривался и был
утвержден Кодекс Феодосия17. Но даже эти немногие сведения предостав-
ляют вполне удовлетворительный материал для реконструкции сенат-
ской сессии и дальнейшего ее сравнения с ходом церковных соборов.
Акты церковных соборов дошли до нас в гораздо лучшем качестве,
нежели сенатские протоколы, и в сравнительно большом количестве.
Самые ранние акты принадлежат Карфагенскому собору, состоявшему-
ся 1 сентября 256 года18. В этом соборе принимали участие 87 епископов

Dvornik. Emperors, Popes, and General Councils. P. 9, 18.


12

Sieben H. J. Die Konzilsidee der alten Kirche. Padeborn; München; W.; Zürich, 1979.
13

S. 8–11, 476–482.
14
«Акты церковных соборов предоставляют прекрасный сравнительный материал
для того, чтобы постичь формы делопроизводства римского сената в период абсолют-
ной монархии с возможностью делать выводы и в отношении более ранних периодов»
(Wenger L. Die Quellen des römischen Rechts. W., 1953. S. 393).
15
Wenger. Die Quellen. S. 388. См. регламент сессии римского сената: Mommsen T.
Abriss des römischen Staatrechts. Darmstadt, 1974. S. 247–250, а также подробнее: Idem.
Römisches Staatrecht. Bd. III. Abt. 2. Lpz., 1888. S. 905–1003.
16
O’Brien. Senatus. Sp. 771.
17
Theodosiani libri XVI cum constitutionibus Sirmondianis / Ed. Th. Mommsen. Vol. 1.
Par. 2. Berolini, 1905. P. 1–4.
18
CSEL. Vol. 3. Par. 1. P. 433–461; новейшее критическое издание (недоступное нам):
Sententiae episcoporum, numero LXXXVII. De haereticis baptizandis / Ed. G. F. Diercks. Turn-
hout, 2004. (CSSL; 3). Подробный обзор заседания см.: Fischer J. A., Lumpe A. Die Synoden
von den Anfängen bis zum Vorabend des Nicaenums. Padeborn; München; W.; Zürich, 1997.
S. 264–307.
СЕНАТ И СИНОД В ПОЗДНЕРИМСКОЙ ИМПЕРИИ 475

Проконсульской Африки под председательством священномученика


Киприана Карфагенского, который и позаботился о стенографировании
заседания. Епископы решали вопрос о необходимости перекрещивания
еретиков. Сравнение актов Карфагенского собора с процедурой сенат-
ских слушаний показывает, что уже в середине III в. епископский синод
можно метафорически назвать епископским сенатом.
Начало Карфагенских актов напоминает преамбулу сенатского про-
токола: «Когда в Карфаген в календы сентября собрались весьма мно-
гие епископы из провинции Африка, из Нумидии, из Мавритании, с пре-
свитерами и диаконами, в присутствии также весьма большого собрания
народа, <...> Киприан сказал…»19. Приведем для сравнения начало про-
токола сенатской сессии 438 г.: «В консульство нашего господина Флавия
Феодосия и сиятельнейшего мужа Аниция Ахиллия Глабриона Фауста,
<...> знатнейший и высочайший сенат, когда собрался и рассуждал неко-
торое время между собою, туда войдя, <...> Аниций Ахиллий Глабрион
Фауст, <...> префект претория и действительный консул сказал…»20.
В сенате председательское бюро занимало центральное место напро-
тив входа в центре. Там стояли два особых седалища (sellae curules) для
консулов; в императорское время между ними посередине стали разме-
щать еще одно седалище для императора. По бокам сидели прочие воз-
можные сопредседатели. Сенаторы располагались vis-à-vis на лавках
(subsellia senatorum), разделенных обширным пространством. В эпоху
принципата каждый сенатор имел свое место: ближе к председателям —
первый сенатор (princeps senatus), затем остальные в соответствии с их
рангом: консуляры, преторы, эдилы и т. д21. Подобно этому могли разме-
щаться на соборах и епископы. Неизвестно, как располагались участники
Карфагенского собора, но некоторые позднейшие соборные акты явля-
ют картину размещения, схожую с сенатской22. Главнейшим местом сена-
та был поставленный в центре алтарь Победе, как на соборах — полагав-
шееся посредине Св. Евангелие23.
Сенатская сессия делилась на несколько частей. Сначала ведущий
заседание магистрат (обычно один из консулов, в позднее время — импе-
ратор или его представитель) формально излагал предмет, о котором

19
«Cum in unum Cartaginem convenissent kalendis Septembribus episcopi plurimi ex pro-
vincia Africa Numidia Mauritania cum presbyteris et diaconibus, praesentibus etiam plebis
maxima parte, <...> Cyprianus dixit» (CSEL. Vol. 3. Pars 1. P. 435).
20
«Domino [nostro] Flavio Theodosio Aug(usto) [XVI] et Anicio Achillio Glabrione Fausto
v. c. <...> proceres amplissimusque ordo senatus dum convenissent habuissentque inter se ali-
quamdiu tractatum, ibi ingressis <...> Anicius Achillius Glabrio Faustus <...> praefectus prae-
torio et consul ordinarius dixit» (Theodosiani libri XVI. P. 1).
21
Mommsen. Abriss des römischen Staatrechts. S. 249; O’Brien. Senatus. Sp. 768.
22
См., например, размещение епископов на Халкидонском соборе (АСО. 1. 1. 1.
P. 64–65).
23
О происхождении традиции возложения Евангелия см. также: Chrysos E. Konzils-
präsident und Konzilsvorstand // Annuarium Historiae Conciliorum. 1979. Bd. 11 (1). S. 7-8.
476 CВЯЩЕННИК ДМИТРИЙ ПАШКОВ

сенат должен был выразить свое мнение (эта речь председателя называ-
лась «relatio»). Он же мог предложить полезные для дальнейшего обсуж-
дения сведения (verba facere). Эти разъяснения носили информативный
характер и не предопределяли безусловно суждение сената, хотя предсе-
датель вполне мог с большим или меньшим тактом выразить здесь и свое
мнение24. Св. Киприан на устроенном им соборе следовал тому же регла-
менту. Карфагенскому собору была прочитана его переписка с еписко-
пом Юбаяном, в которой поднимался вопрос, следует ли перекрещивать
переходящих в кафолическую Церковь раскольников и еретиков25. Оче-
видно, что сам св. Киприан выступал наподобие ведущего сенатскую сес-
сию магистрата.
После постановки вопроса и разъяснений председатель переходил
к опросу мнений (interrogatio). Первый сенатор подавал свое обоснован-
ное мнение или предлагал отсрочку решения. Следующие сенаторы мог-
ли делать собственные предложения (sententiae) или соглашаться с пред-
ыдущим. Дебатов в прямом смысле слова не было, так как каждый мог
выступить лишь один раз. Первый поданный голос мог оказывать есте-
ственное воздействие на образ мыслей остальных сенаторов и увлекать за
собой колеблющихся. Схожую картину мы видим в Карфагене: за докла-
дом св. Киприана следует опрос мнений епископов («sententiae episcopo-
rum»), которые высказываются один за другим по поводу единственности
таинства Крещения. В римском сенате порядок высказываний определял-
ся статусом сенаторов в соответствии с их бывшей магистратурой и цен-
зорскими списками, а в Карфагене — старшинством рукоположений. Как
в сенате, так и на соборах очередность была жесткой и председатель обя-
зательно должен был ее обеспечивать. Последним на Карфагенском собо-
ре высказал свое мнение сам Киприан, очевидно, уже не как председатель,
а как один из равноправных епископов, что сенатскому председателю не
дозволялось (возглавлявший сенатскую сессию магистрат мог лишь про-
извольно оборвать подачу мнений и перейти к голосованию)26.
Далее могло следовать голосование, в императорскую эпоху выра-
жавшееся через перемену места с одной стороны залы сената на другую.
Впрочем, если сентенции давали согласное единство, голосование не про-
изводилось. В таком случае опрос и голосование совпадали27. Так слу-
чилось и в Карфагене, и на упомянутой сессии сената в 438 г. Примеча-
тельно, что многие епископы Карфагенского собора используют в своих
сентенциях обычный в сенате глагол «censeo (решать, определять)»28.

Mommsen. Abriss des römischen Staatrechts. S. 248.


24

CSEL. Vol. 3. Par. 1. P. 435.


25
26
«Meam sententiam plenissime exprimit epistula quae ad Iubaianum collegam nostram
scripta est» (CSEL. Vol. 3. Par. 1. P. 461).
27
Mommsen. Abriss des römischen Staatrechts. S. 249.
28
Sententiae episcoporum 2, 8, 11, 16, 31, 32, 33, 41, 43, 74, 83, 84, 85, 86 // CSEL. Vol. 3.
Par. 1. P. 437–460.
СЕНАТ И СИНОД В ПОЗДНЕРИМСКОЙ ИМПЕРИИ 477

Стоит отметить, что поначалу решения сената, строго говоря, были


не обязательны для магистратов, почему и называются senatus consulta:
с формальной стороны эти решения являлись не более чем простыми
мнениями. В эпоху империи ситуация меняется радикально: роль сената
сводится к простой ратификации предложений императора при сохране-
нии формальных элементов сенатских слушаний, так что вместо senatus
consultum в качестве источника права юристы иногда прямо ссылались
на oratio principis, речь императора, содержащая его инициативы, в сена-
те, которая в позднее время фактически получает силу закона в момент
ее произнесения, а сенат приобретает значение места для его официаль-
ной публикации29.
Св. Киприан устраивает собор наподобие идеального сената, считая,
что решения собора могут иметь для каждого его участника лишь реко-
мендательный характер. Очевидно, что святитель вдохновлялся при этом
самыми возвышенными представлениями о полноте самовластия епи-
скопа не только в своей общине, но и на соборе (что очень похоже на
консультативный характер сенатских решений в республиканскую пору):
«пусть никто не выступает обвинителем кого-либо из епископов, не при-
нуждает тираническим террором к обязательному следованию за собой,
ибо всякий епископ должен иметь нестесненными свободное суждение
и власть, и как не может быть судимым другим, так не может и сам друго-
го судить»30. Соборы следующей, «константиновской», эпохи смотрят на
свой авторитет уже совершенно иначе: их догматические и канонические
решения носят обязательный характер.
Тот же самый регламент использует и Римский собор 313 г. по делу
донатистов. И хотя нет других свидетельств о процедуре местных собо-
ров, можно предположить, что к такой организации соборных заседаний
прибегали епископы прочих римских провинций. Это делопроизводство
могло быть им тем более известно с тех пор, как сессии местных муници-
пальных собраний следовали процедуре римского сената.
Таким образом, к началу IV в. был создан важный прецедент, кото-
рому начинают следовать и христианские императоры. Их позиция по
отношению к сенату транслируется теперь на Вселенские соборы. Импе-
раторы выступают в качестве председателей соборных сессий, лично
или через представителей усваивая себе роль, которую они традицион-
но играли в сенате.
Такое впечатление создает описание I Никейского собора 325 г.
Евсевием Кесарийским: Константин организует его работу по образ-
цу сената31. Император созвал епископов, как он созывал сенаторов на
экстренные сессии; как и в сенате, епископы были рассажены в импе-
раторском дворце по обеим сторонам базилики. Император лично
29
O’Brien. Senatus. Sp. 774; Хвостов В. М. История римского права. М., 1916. С. 177.
30
CSEL. Vol. 3. Pars. 1. P. 436.
31
Vita Const. 3. 6–20.
478 CВЯЩЕННИК ДМИТРИЙ ПАШКОВ

председательствует на первой сессии и после своего обращения, произ-


несенного на латинском языке32, он опрашивает епископов об их мнении,
которое они, вероятно, уже успели сформировать в дособорных приват-
ных встречах. Как и в сенате, исход этих рассуждений был предрешен
(в данном случае внесение в Символ веры необходимых уточнений, пре-
жде всего термина «единосущный»).
Император в сенате не имел обязательного права голоса. Это наследие
республики сохранялось во времена принципата даже при самых власт-
ных императорах. На I Вселенском соборе также присутствовала извест-
ная свобода их участников: Константин только подписал решения епи-
скопов, придав им силу закона. Такой принцип в будущем давал иерархам
возможность в случаях давления со стороны увлекшихся ересью импера-
торов сохранять независимость суждений в догматических вопросах.
Особый интерес для нашей темы имеют акты Халкидонского собора
451 г. Император Маркиан берет пример с I Вселенского собора. Марки-
ан и его супруга августа Пульхерия приветствуются собором как «новый
Константин и новая Елена»33. Неслучайно было выбрано и первоначаль-
ное место для собора, Никея, и только внешнеполитические осложнения
заставили Маркиана переместить епископов в пригород Константинопо-
ля Халкидон.
Процедура собора была основательно продумана. Председателями
собора были назначены императором его высшие чиновники (7 человек)
вместе с знатнейшими константинопольскими сенаторами (12 человек)34,
которые постоянно держали «обратную связь» с императорским двором.
Председатели именуются в актах как «славнейшие чиновники (ἄρχοντες)
и высочайший сенат (ὑπερφυὴς σύγκλητος)». Эти высшие магистраты
с избранными сенаторами, ловко и богословски грамотно руководившие
ходом соборных дискуссий, быстро добиваются главной задачи, постав-
ленной перед ними Маркианом, а именно — выработки новой вероиспо-
ведной формулы.
Размещение участников Халкидонского собора с хорошей точно-
стью воспроизводило план сенатской сессии: председатели — у алтар-
ной решетки лицом к собору; епископы — на лавках напротив друг
друга. В рассадке епископов соблюдалась известная иерархия: митропо-
литы по аналогии с преторами следовали за «принцепс-сенатусом» собо-
ра (Римский папа Лев в лице своих легатов); за ними сидели епархиоты,
соответствуя рангу эдилов; затем — архимандриты, наподобие всадни-
ков (последние на сенатских собраниях должны были стоять и не имели

Vita Const. 3. 12.


32

АСО. 1. 1. 2. Р. 155.
33
34
Поименный список председателей Халкидонского собора с основными сведениями
по каждому лицу приводит в своей статье Хансен: Hansen G. H. Ein kurzer Bericht über
das Konzil von Chalkedon // Forschungen zur byzantinischen Rechtsgeschichte. Bd. 22. Fon-
tes Minores X. Frankfurt a. M., 1998. S. 101–139.
СЕНАТ И СИНОД В ПОЗДНЕРИМСКОЙ ИМПЕРИИ 479

права голоса); посередине было возложено Св. Евангелие. В целом мы


наблюдаем все те же знакомые детали сенатской процедуры, что и на
прежних соборах. Легаты Римского папы выполняли функции «первых
сенаторов»35: они сидели и высказывали свои мнения первыми, влияя
таким образом на сентенции прочих епископов. Мы видим также анало-
гичную форму голосования переменой места, когда на первом заседании
Иерусалимский митрополит Ювеналий вместе с Палестинскими еписко-
пами переходит на другую сторону залы.
Император лично присутствовал только на единственной (шестой)
сессии. Подобно Константину, он держал перед отцами собора привет-
ственную речь, после которой ему было прочитано принятое вероопреде-
ление. Вопреки высказанной епископами просьбе отпустить их, Маркиан
повелел им задержаться «еще на три или четыре дня», чтобы урегулиро-
вать некоторые насущные проблемы. В результате собор, первоначально
не планировавший издавать новые правовые нормы, принял 27 канонов,
в число которых вошли и предложенные самим Маркианом 3 постанов-
ления, отредактированные епископами (пр. 3, 4, 20)36. В конце этого засе-
дания он услышал в свой адрес обычные для сената аккламации. В сена-
те эта форма подачи его членами своих мнений развилась в течение II в.
и представляла собой ритмические анонимные выкрики с мест, обычные
для традиционных военных или народных собраний. Начиная с Констан-
тина, при котором сенат приобретает скромные функции «публикато-
ра» императорских постановлений, аккламации становятся для его чле-
нов основной возможностью высказаться37. В целом свои крайне трудные
задачи Халкидонский собор сумел разрешить в первую очередь благода-
ря замечательной разработанности его процедуры.

***
Подведем некоторые итоги. К началу IV в. происходит не только
добровольная христианизация Римской империи, но и, с позволения ска-
зать, «бюрократизации» Церкви, т. е. усвоение ею традиционных форм
римской политической организации, в частности, сенатских слушаний.
Это усвоение было поначалу непринужденно-свободным, так как про-
израстало еще из до-константиновской эпохи, как показывает регламент
Карфагенского собора 256 г. Сенат, транслированный на протяжении
двух последующих столетий в «синод», помогает понять функции основ-
ных участников христианских епископских соборов. Как сенат в поздне-
римской империи фактически становится императорским учреждени-
ем, так и Вселенские соборы инициируются, проводятся и распускаются
35
Гельцер называет их «principes des geistlichen Senatus» (Gelzer. Die Konzilien. S. 147).
36
ACO. 2. 1. 2. P. 130–158.
37
Schmidt J. Acclamatio // PWK. Bd. 1. Sp. 149–150. На сессии сената в 438 г. после про-
чтения императорского обращения к сенату (Codex Theodosianus. I 1. 5) прозвучало 43
аккламации подряд.
480 CВЯЩЕННИК ДМИТРИЙ ПАШКОВ

императором, а всем постановлениям придается статус государственных


законов. Римские легаты, вопреки распространенным представлениям
католических историков об их доминирующей роли на соборах, выступа-
ют в функции принцепс-сенатусов, имея постоянное право только пер-
вых заявителей при подаче сентенций. Высокопарные на первый взгляд
аккламации соборных отцов в адрес императоров, как, например, на 6-й
сессии в Халкидоне: «Царю-священнику — многая лета!»38, носят фор-
мально обязательный характер, как и в сенате, и не являются результатом
сиюминутных эмоций. В следующем VI-м столетии теория «симфонии»
явилась в сознании св. императора Юстиниана не как отвлеченная спе-
куляция, но как объективное выражение реально сложившихся к тому
времени отношений. Причем, как известно, у Юстиниана речь идет не
о соотношении государства и Церкви, а о взаимодополнении двух видов
власти, «царства» и «священства» внутри Церкви39. Изложенный при-
мер заимствования одним институтом (церковными соборами) внешних
форм другого института (сената), причем с сохранением за императором
его «сенатской» роли, является серьезным доводом в пользу именно тако-
го понимания «симфонии».

38
«πολλὰ τὰ ἔτη <...> τῷ ἱερεῖ, τῷ βασιλεῖ <...> τὰς ἐκκλησίας σὺ ὄρθωσας, διδάσκαλε
πίστεως... [Многая лета священнику, царю... ты исправил Церкви, учителю веры...]»
(ДВС. Т. 3. C. 70 = АСО. 2. 1. 2. P. 157. Vers. 29).
39
См.: Асмус В., прот. Учение св. царя Юстиниана о священстве и царстве // Мате-
риалы ежегодной богословской конференции ПСТБИ (1992–1996). М., 1996. С. 34–40.
К ПУБЛИКАЦИИ РАБОТЫ С. Н. ТРОЯНОСА
О ПОНЯТИИ «ИКОНОМИЯ»
А. Г. Бондач

Публикация работы проф. Спироса Трояноса, посвященной истории


понятия икономии, преследует две цели: познакомить русскоязычных
читателей с творчеством выдающегося православного ученого — истори-
ка права и канониста, а равно и с современными научными представле-
ниями об икономии. Поэтому в предисловии следует кратко остановить-
ся как на биографии греческого исследователя, так и на проблематике,
затронутой в его статье.
С. Н. Троянос родился в 1933 г. в Афинах и получил высшее образо-
вание на юридическом факультете Афинского университета и философ-
ском факультете Мюнхенского университета. В 1964 г. С. Троянос защи-
тил докторскую диссертацию о церковном судопроизводстве в ранней
Византии1, после чего вернулся в свою alma mater в качестве препода-
вателя и прошел все ступени академической карьеры (1970 г. — доцент,
1977 г. — экстраординарный, 1980 г. — ординарный, 2000 г. — почетный
профессор; в 1994–2000 гг. — декан факультета). На юридическом факуль-
тете Афинского университета он преподавал церковное право, а также
историю византийского и поствизантийского права. Им написаны учеб-
ные пособия по истории источников византийского права, истории пра-
ва, церковному праву2, во многом основывающиеся на результатах иссле-
дований самого автора. Тематика научных работ С. Трояноса достаточно
разнообразна. Ему принадлежат многочисленные публикации по источ-
никоведению византийского права, истории церковно-государственных
отношений в Византии и Греции, византийскому уголовному, семейно-
му и процессуальному праву, теоретическим проблемам церковного

1
Τρωϊάνος Σπ. Ν. Ἡ ἐκκλησιαστικὴ δικονομία μέχρι τοῦ θανάτου τοῦ Ἰουστινιανοῦ.
Ἀθῆναι, 1964.
2
Τρωϊάνος Σπ. Ν., Βελισσαροπούλου-Καράκωστα Ἰ. Ἱστορία δικαίου: Ἀπὸ τὴν ἀρχαία στὴ
νεωτέρη Ἑλλάδα. Ἀθῆναι; Κομοτηνή, 19972; Τρωϊάνος Σπ. Ν. Οἱ πηγὲς τοῦ βυζαντινοῦ δικαίου:
Εἰσαγωγικὸ βοήθημα. Ἀθῆναι; Κομοτηνή, 20113; Τρωϊάνος Σπ. Ν., Πουλῆς Γ. Ἐκκλησιαστικὸ
δίκαιο. Ἀθῆναι; Κομοτηνή, 20032.

Богословские труды. 2012. Вып. 43–44. С. 481–484


482 А. Г. БОНДАЧ

права, наконец, историографические работы о греческой историко-


правовой науке XIX–XX вв. В 2004 г. в Афинах было издано двухтом-
ное собрание его работ «Historia et ius», включающее ок. 80 статей
и рецензий общим объемом почти в полторы тысячи страниц. С. Тро-
янос является также автором монографических исследований об уго-
ловном праве Византии и византийском юридическом языке3. Кроме
того, он осуществил научные издания многих памятников византийско-
го права, из которых следует отметить публикации Синтагмы Афанасия
Эмесского (совместно с Д. Зимоном) и Новелл Льва VI4. С 1986 г. Троя-
нос является редактором книжной серии «Forschungen zur byzantinischen
Rechtsgeschichte. Athener Reihe», в которой издаются монографии и сбор-
ники статей по византийско-правовой проблематике (на сегодняшний
день вышло 18 томов). В течение ряда лет Троянос занимал пост прези-
дента международного Общества по изучению права Восточных Церквей
(в настоящее время он остается членом совета Общества).
Хотя проф. С. Троянос является одним из крупнейших современных
историков византийского права, в России его труды почти не издавались5
и мало известны церковным и светским ученым. Мы полагаем, что насто-
ящая публикация, представляющая собой комментированный русский
перевод доклада Трояноса на XVII богословской конференции ПСТГУ6,
будет интересна специалистам, занимающимся как историей Церкви
и церковного права, так и общей теорией права. Хотелось бы надеяться,
что в дальнейшем будут изданы на русском языке и другие труды грече-
ского ученого (прежде всего, «Источники византийского права»).
Икономия, о которой пишет Троянос, со 2-й пол. XX в. привлека-
ет к себе внимание богословов и церковных правоведов. В литературе
неоднократно обсуждались вопросы о понятии и правовой природе
3
Τρωϊάνος Σπ. Ν. Ὁ «Ποινάλιος» τοῦ Ἐκλογαδίου: Συμβολὴ εἰς τὴν ἱστορίαν τῆς ἐξελίξεως
τοῦ ποινικοῦ δικαίου ἀπὸ τοῦ Corpus Iuris Civilis μέχρι τῶν Βασιλικῶν. Fr./M., 1980. (For-
schungen zur byzantinischen Rechtsgeschichte; 6); idem. Κεφάλαια βυζαντινοῦ ποινικοῦ
δικαίου. Ἀθῆναι; Κομοτηνή, 1996; idem. Ἡ ἑλληνικὴ νομικὴ γλώσσα: Γένεση καὶ μορφολογικὴ
ἐξέλιξη τῆς νομικὴς ὁρολογίας στὴ ρωμαϊκὴ Ἀνατολή. Ἀθῆναι; Κομοτηνή, 2000.
4
Das Novellensyntagma des Athanasios von Emesa / Hrsg. v. D. Simon, Sp. Troianos.
Fr./M., 1989. (Forschungen zur byzantinischen Rechtsgeschichte; 16); Τρωϊάνος Σπ. Ν. Οι
Νεαρές Λέοντος ϛ του Σοφού: Προλεγόμενα, κείμενο, απόδοση στη νεοελληνική, ευρετήρια
και επίμετρο. Αθήνα, 2007.
5
См. единичные публикации в российских изданиях: Τρωϊάνος Σπ. Ν. Τὰ ναυαγία, ἡ νεαρὰ
Λέοντος τοῦ Σοφοῦ καὶ τὸ κείμενο τῶν Βασιλικῶν // ВВ. 1998. Т. 55 (80). Ч. 2. С. 54–60; Троя-
нос С. Новеллы Льва VI и правовая жизнь Православной Церкви / Пер. с нем. К. А. Мак-
симовича // XVIII Ежегодная богословская конференция ПСТГУ. Т. 1. М., 2008. С. 127–
135.
6
Ранее немецкий оригинал доклада был опубликован дважды (под заглавием
«Akribeia und Oikonomia in den heiligen Kanones»): Ius Ecclesiarum — Vehiculum caritatis:
Atti del Simposio internazionale per il decennale dell’entrata in vigore del Codex canonum
Ecclesiarum Orientalium (Citta del Vaticano, 19–23 novembre 2001) / A cura di S. Agrestini,
D. Ceccarelli Morolli. Vat., 2004. P. 187–198; Troianos Sp. N. Historia et ius. [T.] II: 1989–2004.
Αθήνα, 2004. S. 783–799.
К ПУБЛИКАЦИИ РАБОТЫ С. Н. ТРОЯНОСА 483

этого явления, об основаниях и границах применения икономии, о соот-


ношении ее с акривией (точным исполнением церковно-правовых норм)
и т. д. Поскольку в 2010 г. в «Православной энциклопедии» была издана
статья7, где подробно изложена история термина «икономия» и раскрыт
его правовой смысл, нам представляется излишним воспроизводить
здесь соответствующие сведения. Ограничимся небольшими библиогра-
фическими дополнениями к указанной статье8 и замечаниями теоретико-
правового характера.
В статье С. Трояноса показано, что исторически икономия восходит
к понятию aequitas классической римской юриспруденции — иными сло-
вами, к трудам римских юристов-язычников, живших до начала христиа-
низации империи. Однако и в современном светском праве нетрудно
найти аналогию икономии. Это — принцип справедливости и вытека-
ющий из него принцип индивидуализации юридической ответственно-
сти; на них строится вся правоприменительная и правоохранительная
деятельность судебных и административных органов государства. Так,
при рассмотрении уголовного дела суд учитывает различные обстоятель-
ства, характеризующие как противоправное деяние, так и лицо, обвиня-
ющееся в его совершении, и может, например, смягчить предусмотренное
законом наказание, а иногда — освободить виновного от наказания либо
7
Пашков Д., свящ. Икономия // ПЭ. 2010. Т. 22. С. 51–58.
8
Из появившихся за последние три десятилетия общих работ о икономии, не учтен-
ных в ПЭ, следует упомянуть издание материалов V Международного конгресса Обще-
ства по изучению права Восточных Церквей (22–27 сентября 1981 г., Салоники), где ико-
номия была одной из основных обсуждавшихся тем: Kanon: Jahrbuch der Gesellschaft
für das Recht der Ostkirchen. 1983. Bd. VI. S. 15–83. Доклады об икономии были сделаны
как православными авторами, в том числе еп. Петром (Л’Юилье) и митр. Варфоломеем
(Архонтонисом), будущим Константинопольским патриархом, так и представителями
Католической Церкви (И. Жужеком, Ш. Лефевром). Обзор работы конгресса см.: Orsy L.
In search of the meaning of oikonomia: Report on a convention // ThS. 1982. Vol. 44. P. 312–
319. Публикации, в которых икономия анализируется на материале отдельных источни-
ков: Failler A. Le principe de l’économie ecclésiastique vu par Pachymère // JÖB. 1982. Bd. 32.
Teilband 4. S. 287–295; de Halleux A. L’économie dans le premier canon de Basile // Ephemeri-
des Theologicae Lovanienses. 1986. Vol. 62. Fasc. 4. P. 381–392; Kaufhold H. Ein syrischer Brief
aus dem 9. Jahrhundert über die kirchenrechtliche Oikonomia // OrChr. 1989. Bd. 73. S. 44–67;
Psarev A. V. The 19th canonical answer of Timothy of Alexandria: On the history of sacramen-
tal Oikonomia // SVTQ. 2007. Vol. 51 (2–3). P. 297–320. Исследования икономии, связан-
ные с конкретными правовыми институтами либо историческими событиями: Vogel C.
Application du principe de l’«économie» en matière de divorce dans le droit canonique orien-
tal // Revue de droit canonique. 1982. T. 32. P. 81–100; Anastasiadis T. Controverses politiques
et tolérance canonique: La relecture au sein de l’Église orthodoxe grecque du XXe siècle de la
notion patristique d’οἰκονομία et les relations avec les anglicans // Études balkaniques. 2003.
Vol. 10. P. 175–197. Сопоставление икономии с аналогичными правовыми явлениями
в католическом каноническом праве: Montini G. P. Il diritto canonico dalla A alla Z. Econo-
mia // Quaderni di diritto ecclesiale. Anno 6. 1993. P. 470–484; Gefaell P. Fundamentes e limites
da oikonomia na tradição oriental // Forum canonicum. 2007. Vol. 2. № 2. P. 145–158. Из офи-
циальных церковных документов, посвященных икономии, отметим: Baptism and «sac-
ramental economy»: An agreed statement of the North-American Orthodox-Catholic theolo-
gical consultation // GOTR. 2001. Vol. 46. P. 426–442.
484 А. Г. БОНДАЧ

вообще оправдать подсудимого (если будет установлено, что его деяние


не является преступным из-за малозначительности или из-за соверше-
ния его в условиях необходимой обороны и др.). Сами санкции правовых
норм («административный штраф в размере от пятисот до одной тыся-
чи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток»,
«лишение свободы на срок от двух до пяти лет») формулируются так,
чтобы предоставить правоприменителям относительную свободу при
определении меры юридической ответственности. Принцип справедли-
вости проявляется и в установлении изъятий из общих требований зако-
на. В частности, по современному российскому законодательству лицо
может вступить в брак по достижении возраста 18 лет, однако в конкрет-
ном случае при наличии уважительных причин вступление в брак может
быть разрешено и 16-летнему человеку. Легко понять, что принцип спра-
ведливости не противоречит другому фундаментальному началу право-
вой системы, принципу законности, поскольку предполагает не произвол
правоприменителей, а приспособление ими абстрактных правовых норм
к особенностям конкретных правоотношений — приспособление, осу-
ществляемое в пределах компетенции тех или иных органов и с соблюде-
нием законной процедуры.
Таким образом, икономия отнюдь не является каким-то уникаль-
ным явлением, возникшим и существующим исключительно в церковно-
правовой сфере (или, более того, только в рамках православного церков-
ного права). Очевидные параллели, которые икономия имела и имеет
в светском праве, еще раз подтверждают значительное сходство церков-
ных и светских правовых систем.
ПОНЯТИЕ «ИКОНОМИЯ»
В ВИЗАНТИЙСКОМ ПРАВЕ
(С УЧЕТОМ СОВРЕМЕННОЙ ГРЕЧЕСКОЙ
КАНОНИСТИКИ)1
С. Н. Троянос

Согласно знаменитому определению Цельса2 (в передаче Ульпиана3),


«ius est ars boni et aequi» (Dig. I, 1, 1 pr.), «право есть искусство доброго
и справедливого»4, причем aequum указывает на правосудие взвешенное,
воздающее равным за равное. Хотя теоретические основания iustitia уко-
ренены в греческой философии, стойкая и неизменная воля к праву явля-
ется чисто римской5.
Выясняя содержание понятия aequitas в римском праве, необходи-
мо определить указанное нами влияние греческой философии. Оста-
1
Перевод с немецкого выполнен иереем Дмитрием Пашковым по изданию: Troia-
nos Sp. N. Der Begriff der «Oikonomia» im byzantinischen Recht (unter Berücksichtigung
der gegenwärtigen griechischen Kanonistik) // XVII Ежегодная богословская конференция
ПСТГУ. Т. 1. М., 2007. С. 138–145. Примечания или их части, подписанные Авт., а так-
же примечания без подписи принадлежат автору, Пер. — переводчику, Ред. — научному
редактору перевода А. Г. Бондачу.
2
Имеется в виду Ювенций Цельс-сын, известный римский юрист, живший в нач. II в.
и возглавлявший одну из правовых школ. Фрагменты его главного сочинения, Дигест,
вошли в Дигесты Юстиниана. — Ред.
3
Домиций Ульпиан (ум. в 228 г.), один из крупнейших римских юристов классическо-
го периода. Его сочинения были широко использованы при составлении Дигест Юсти-
ниана. — Ред.
4
Латинское ars автор совершенно правильно переводит как «искусство» (Kunst).
Следует отметить, однако, что в хорошо известном российским юристам переводе
И. С. Перетерского «знаменитое определение Цельса» было передано так: «Право есть
наука о добром и справедливом» (Дигесты Юстиниана: Избр. фрагменты / Пер. с лат.
и примеч. И. С. Перетерского; Отв. ред. Е. А. Скрипилев. М., 1984; переизд.: Памятни-
ки римского права: Законы 12 таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана / Пер. с лат.
М., 1997. С. 157). При подготовке полного русского перевода Дигест данный фрагмент
был отредактирован и «наука» заменена на «искусство» (см.: Дигесты Юстиниана / Пер.
с лат.; отв. ред. Л. Л. Кофанов. Т. I. М., 2002. С. 83; в дальнейшем ссылки на русский пере-
вод Дигест даются по этому изданию). — Ред.
5
Kaser M. Das römische Privatrecht. München, 19712. Bd. I. S. 194 flg. (с библиогр.).

Богословские труды. 2012. Вып. 43–44. С. 485–501


486 С. Н. ТРОЯНОС

ваясь до конца все-таки не вполне однозначным, это понятие восходит


к аристотелевской ἐπιείκεια. Непросто, однако, разобраться, как
и посредством чего аристотелевская «справедливость» оказала влияние
на риторико-философские произведения как поздней республики, так
и последующего времени6. Трудность выяснения смысла «справедливо-
сти» связана с соотношением универсальности закона и особенностя-
ми конкретного дела. Понятие «ἐπιείκεια» есть «поправка к закону»: это
необходимая корректура, когда закон, применяемый к конкретному делу,
предполагает известное отклонение, не только из-за его неполноты, но
и потому, что человеческое бытие («природа вещей» [Natur der Sache]7)
несовершенно. Ἐπιείκεια постольку дополняет основанную на законе
юстицию [gesetzliche Justiz], поскольку корректирует закон, развивает
и улучшает его. Она не противоречит законодательной точности,
поскольку имеет в виду не что иное, как возведение справедливости на
высшую степень8.
Далее, как справедливо замечают, aequitas ученого-юриста означает
нечто иное по сравнению с той aequitas судьи, которую он, по выраже-
нию Ульпиана, «должен иметь перед глазами» (Dig. XIII, 4, 4, 19). Та aequi-
tas приложима скорее к абстрактным положениям, нежели к единичным
деяниям и заинтересованным лицам. Чтобы сделать это более понятным,
определимся и будем иметь в виду, что эта aequitas влияет на метод интер-
претатора, осуществляющего и расширяющего внутренние возможно-
сти наличного правопорядка. Речь идет об interpretatio, которая функци-
онирует внутри существующего порядка аналогически и инновативно10.
Иными словами, aequitas представляет собой метод пользования правом,
при котором важную роль играет правомерность [Billigkeit], без всяко-
го легкомысленного уклонения от прочных правовых традиций, но как
6
Bretone M. Geschichte des römischen Rechts: Von den Anfängen bis zu Justinian. München,
1992. S. 223.
7
Ср.: Lanata G. Legislazione e natura nelle Novelle Giustinianee. Napoli, 1984. (Storia del
pensiero giuridico; 7). P. 165 sq.: «Varia rerum natura». — Авт. По-видимому, в авторском
рассуждении присутствует контаминация двух понятий римской юриспруденции: natu-
ra hominum (природа человека и, resp., общества) и natura rerum (реальность вообще или
некий естественный порядок). — Ред.
8
См.: Bretone M. Op. cit. S. 223 (с указанием источников).
9
«…aequitatem quoque ante oculos habere debet iudex…». — Пер. Ссылка на Ульпиа-
на в этом случае представляется не вполне корректной, поскольку римский юрист пишет
о конкретной гражданско-процессуальной проблеме, не вдаваясь в общетеоретические
вопросы. В самом деле, процитированное предложение оканчивается так: «…iudex, qui
huic actioni addictus est»; речь идет, таким образом, о действиях судьи лишь при рассмо-
трении определенного вида исков, о которых говорит Ульпиан в данном фрагменте. — Ред.
10
Смысл этого предложения заключается в том, что интерпретация (толкование)
права, осуществляемая при разрешении конкретного правового спора, с одной стороны,
предполагает соотнесение рассматриваемого дела с аналогичными казусами. С другой
стороны, результат интерпретации, зафиксированный в правоприменительном акте,
может в дальнейшем применяться при рассмотрении новых дел такого же рода, т. е., по
сути, превратиться в новую правовую норму. — Ред.
ПОНЯТИЕ «ИКОНОМИЯ» В ВИЗАНТИЙСКОМ ПРАВЕ 487

конкретизация справедливости в праве, прежде всего как материальная


правильность11 принимаемого решения. Со временем, когда классические
юристы осознали возможность различения между ius (правом) и aequitas
(справедливостью), последняя стала средством интерпретации права12.
На практике aequitas обозначала одинаковое разрешение схожих дел.
Так, Юлиан отмечал в своих Дигестах13: «Не может все многообразие слу-
чаев быть охвачено по отдельности законами или постановлениями сена-
та; однако если они по своему смыслу применимы к какому-нибудь новому
случаю, тому, кто производит судебное разбирательство, следует создать
аналогичное правило [zur Bildung einer analogen Regel fortschreiten] и таким
образом вершить правосудие» (цит. по Дигестам Юстиниана I, 3, 1214).
Таким образом, Юлиан показывал недостаточную согласованность меж-
ду правотворчеством и правоприменением, а равным образом различие
объективной позиции законодателя и субъективной позиции судьи.
Лишенная пробелов [lückenloses] система абстрактных понятий
и норм, из которой могут быть выведены решения различных юридиче-
ских дел, не была знакома римскому праву. Вместо этого, нормы (regulae)
создавались путем обобщения подобных друг другу прецедентов15.
11
«Материальная правильность» является буквальным переводом немецкого выра-
жения, которое в данном случае может быть понято двояко. С одной стороны, оно озна-
чает соответствие решения материально-правовым нормам, т. е. таким, которые непо-
средственно закрепляют права и обязанности участников правоотношений, в отличие
от норм процессуальных, устанавливающих порядок реализации, исполнения и защиты
этих прав и обязанностей. С другой — речь может идти о том, что принимаемое решение
должно отражать различные особенности, присущие рассматриваемому «единичному
деянию». В таком смысле «materielle Richtigkeit» следовало бы перевести примерно как
«учет фактических обстоятельств дела» (при вынесении решения). — Ред.
12
С точки зрения теории права это означает следующее: справедливость как уни-
версальный принцип права стала применяться при толковании конкретных правовых
норм, содержащихся в законах и др. источниках права. — Ред.
13
Имеется в виду важнейшее сочинение выдающегося римского юриста Сальвия
Юлиана (II в.), не сохранившееся до нашего времени. Однако многие его фрагменты
известны нам благодаря включению их в Дигесты Юстиниана. — Ред.
14
«Idem (= Iulianus) libro XV digestorum. Non possunt omnes articuli singillatim aut legi-
bus aut senatus consultis comprehendi: sed cum in aliqua causa sententia eorum manifesta est, is
qui iurisdictioni praeest ad similia procedere atque ita ius dicere debet». Немецкий перевод см.
(в дальнейшем перевод Дигест цитируется по этому изданию): Corpus Iuris Civilis / Hrsg. v.
O. Beherends, R. Knütel, B. Kupisch, H. H. Seiler. Bd. II: Digesten 1–10. Heidelberg, 1995. S. 113. —
Авт. Мы следовали цитируемому автором немецкому переводу Дигест, хотя он не вполне
соответствует оригиналу. Приведем для сравнения русский перевод этого фрагмента, выпол-
ненный непосредственно с оригинала: «Не могут все отдельные случаи быть предусмотре-
ны законом или сенатусконсультом. Но когда в каком-либо случае смысл их ясен, то осущест-
вляющий юрисдикцию может применить их к сходным (обстоятельствам) и сообразно
с этим вынести решение» (Дигесты Юстиниана. Т. I. М., 2002. С. 109; курсив наш). — Ред.
15
Dig. L, 17, 1: «Paulus libro sexto decimo ad Plautium. Regula est, quae rem quae est bre-
viter enarrat. Non ex regula ius sumatur, sed ex iure quod est regula fiat...». — Авт. Ср.: Bas.
II, 3, 1: «Κανών ἐστι σύντοµος τοῦ πράγµατος ἀφήγησις καὶ σύνδεσµος, ὅστις ἅµα τῷ περί τι
πταῖσαι οὐ σηµαίνει τὸ ὑποκείµενον. Ὁ δὲ κανὼν ἐκ τῶν νόµων, οὐ µὴν ὁ νόµος ἐκ τοῦ κανόνος
λαµβάνεται». Составители Василик перевели ius как νόµος, в то время как понятию ius
488 С. Н. ТРОЯНОС

Вместе с тем, были случаи, когда чувство справедливости и, соответ-


ственно, общественное благо требовали значительного отклонения от
действующего права (regulae): «Что принято вопреки смыслу права, не
должно распространяться на сходные случаи», — писал Павел в 54-й
кн. своих «Комментариев к эдикту»16 (= Dig. I, 3, 1417; cp. L, 17, 141 pr.18).
И в 70-й кн. того же сочинения: «Что было постановлено по необходи-
мости, не должно использоваться в аналогичных случаях» (= Dig. L,
17, 16219). Иными словами, решения, принятые по необходимости или
какому-либо иному целесообразному основанию, не могут являться пре-
цедентами. Это мнение высказал также Юлиан: «Тому, что постановлено
вопреки основным положениям права, мы не можем следовать как пра-
вовым нормам» (= Dig. I, 3, 1520).
Приведенные места Дигест были воспроизведены в кодификации21
императора Льва VI (X в.) в греческой передаче: Bas. II, 1, 24 (= Dig. I,
3, 14): «Τὸ δὲ παρὰ κανόνας εἰσδεχθὲν οὐχ ἕλκεται πρὸς ὑπόδειγµα»; Bas. II,
3, 141 (= Dig. L, 17, 141): «Τὰ παρὰ κανόνας νόµου δεχθέντα οὐχ ἕλκεται εἰς
ὅµοια»; Bas. II, 3, 162 (= Dig. L, 17, 162): «Τὰ δι᾽ ἀνάγκην παρὰ κανὸνα νόµου
δεχθέντα οὐχ ἕλκεται εἰς ὑπόδειγµα»; Bas. II, 1, 25 (= Dig. I, 3, 15): «Οὔτε δὲ
φυλάττοµεν ἐπὶ τοῖς παρὰ κανόνας εἰσαχθεῖσι τὸν λογισµὸν τοῦ νόµου».
Оба описанные выше метода неодинаковы. В первом случае речь идет
о руководящем принципе интерпретации используемой нормы; в послед-
нем, напротив, о решении, вызывающем к жизни некоторую особую меру.
Хотя этот процесс с формальной стороны является законным, поскольку
решение выносит компетентный орган власти в рамках правомерной про-
цедуры, тем не менее принимаемая мера по отношению к соответствующе-
му институту права представляет собой известное отклонение. Наглядный
пример содержат две императорские новеллы: одна VI, а другая IX века.
По просьбе проживавших в Тире иудеев Юстиниан I отменил преду-
смотренные для них санкции по поводу заключенных ими противозакон-

(право) лучше соответствует δίκαιον. — Пер.


16
Имеется в виду обширный комментарий к преторскому эдикту, написанный одним
из крупнейших римских юристов классического периода Юлием Павлом (жил на рубе-
же II–III вв.). Сохранились фрагменты этого комментария в составе Дигест Юстиниа-
на. — Ред.
17
«Paulus libro LIIII ad edictum. Quod vero contra rationem iuris receptum est, non est
producendum ad consequentias».
18
«Paulus libro quinquagensimo quarto ad edictum. Quod contra rationem iuris receptum
est, non est producendum ad consequentia».
19
«Paulus libro septuagensimo ad edictum. Quae propter necessitatem receptum sunt, non
debent in argumentum trahi». — Авт. Немецкий перевод, использованный автором,
отклоняется от оригинала. Ср. русский перевод: «То, что принято в силу необходи-
мости, не должно использоваться в качестве доказательства» (Дигесты Юстиниана.
Т. VII. Полутом 2. М., 2005. С. 555; курсив наш). — Ред.
20
«Iulianus libro XXVII digestorum. In his, quae contra rationem iuris constituta sunt,
non possumus sequi regulam iuris».
21
Т. е. в Василиках. — Пер.
ПОНЯТИЕ «ИКОНОМИЯ» В ВИЗАНТИЙСКОМ ПРАВЕ 489

ных браков (новелла 139-я). Закон был издан с определенным условием,


что речь здесь идет об однократно действующем специальном реше-
нии [eine einmalige Sonderregelung], повторение коего в будущем исклю-
чалось22. В 109-й новелле Лев VI устанавливает минимальный возраст,
необходимый для обручения. Как отмечается в тексте закона, импера-
тор, на основании данного ему Богом права икономии в мирских делах,
может освобождать от соблюдения этого положения в конкретных слу-
чаях23. Это определение воспроизвел впоследствии император Алексей I
Комнин в новелле от 1092 года24.
Два с половиной столетия спустя новелла Льва послужила основой
для разъяснения понятия икономии. Автор сборника Ecloga Basilicorum,
появившегося предположительно около 1142 г., который был составлен из
первых десяти книг Василик и снабжен пространными схолиями25, обра-
тился вновь к положению этой новеллы (не упоминая ее) для объясне-
22
«Θεσπίζοµεν τοίνυν (...) αὐτοῖς δὲ καὶ µόνον συγχωρηθῆναι καὶ τὴν µείζονα ποινήν, καὶ
ἔχειν αὐτοὺς καὶ τὰς συνοικούσας καὶ τοὺς ἐκεῖθεν τεχθέντας τε καὶ τεχθησοµένους ὡς εἰκὸς
αὐτοῖς suους καὶ διαδόχους οὐκ εἰς παράδειγµα ἑτέρων τοῦτο παρ᾽ ἡµῶν θεσπισθέν, ἀλλ᾽
εἰδότος ἑτέρου παντός, ὡς εἴ τι τοιοῦτον αἰτήσειε, πρὸς τὸ µηδενὸς τυγχάνειν τῶν αἰτουµένων
τήν τε οὐσίαν ἀποβαλεῖ καὶ πρός γε τὰς εἰς τὸ σῶµα ποινὰς ὑποστὰς ἐξορίαν οἰκήσει διηνεκῆ».
(= Sancimus igitur… ipsis autem solis maior illa poena remittatur, habeantque tam coniuges
quam qui inde et nati sunt et forte nascituri suos et successores; non ad exemplum aliorum hoc
sancientes, sed ut ceteri omnes sciant se, si quid eiusmodi petierint, praeterquam quod nihil
petitorum impetraturi sint, et bona amissuros et praeterea poenis corporalibus subiectos in per-
petuo exilio victuros esse.) — Авт. Русский перевод: «Итак, мы постановляем, что… эта
немалая вина снимается только с них одних и чтобы у них оставались как их супруги,
так и рожденные ими и еще имеющие родиться, как их собственные [дети] и наследники;
постановленное нами не является всеобщим примером, но да будет известно, что если
кто будет добиваться чего-либо подобного, не получит просимого, и кроме того будет
лишен имущества и после телесных наказаний отправится в вечную ссылку». — Пер.
23
Τρωϊάνος Σπ. Ν. Οι Νεαρές Λέοντος ϛ´ του Σοφού: Προλεγόμενα, κείμενο, απόδοση
στη νεοελληνική, ευρετήρια και επίμετρο. Αθήνα, 2007. Σ. 300.17–302.3: «Εἰ δὲ βασιλεύς, οἷα
πολλὰ συµβαίνει, πράττων οἰκονοµίαν τινὰ καὶ µνηστείαν καὶ τὴν ἐξ ἱερολογίας συνάρµοσιν
τοῖς µνηστευοµένοις ἔνδον τῶν διορισθέντων ἐτῶν ἐπιψηφιεῖται, τοῦτο πρὸς τὸν νόµον
οὐδὲν ἀντικείσεται. Ἔξεστι γὰρ τοῖς ἐκ Θεοῦ τὴν οἰκονοµίαν τῶν κοσµικῶν ἐγκεχειρισµένοις
πραγµάτων ὑπέρτερον ἢ κατὰ νόµον οἰκονοµεῖν ὃς ἄγει τοὺς ὑπηκόους». Русский перевод:
«Если же император, как часто случается, использует некое домостроительство (иконо-
мию) и разрешит обручение, а обрученным — венчание прежде установленного возрас-
та, это ничуть не противоречит закону. Ибо дозволено принявшим от Бога домострои-
тельство (икономию) мирских дел устанавливать порядок лучший, чем предписывает
закон, регулирующий жизнь подданных». — Пер. В оригинале статьи давалась ссылка
на предыдущее издание Новелл Льва VI (Les Novelles de Léon VI le Sage: Texte et traduc-
tion / Texte et trad. publ. par P. Noailles, A. Dain. P., 1944. P. 357. 1–6). Однако вскоре после
ее написания С. Троянос подготовил новую публикацию данного правового памятника,
на которую и была сделана ссылка при переводе статьи. — Ред.
24
Zepos J., Zepos P. Jus Graecoromanum. Athenis, 1931 (Aalen, 1962r). Vol. I. P. 323. —
Авт. Имеется в виду 31-я новелла данного императора. Ее текст в афинском издании
перепечатан из: Jus graeco-romanum / Ed. C. E. Zachariae a Lingenthal. Pars III. Lipsiae, 1857.
P. 376–383 (фрагмент, на который ссылается автор, см.: P. 382). — Ред.
25
Подробнее об этом правовом памятнике см.: Τρωϊάνος Σπ. Ν. Οἱ πηγὲς τοῦ βυζαντινοῦ
δικαίου: Εἰσαγωγικὸ βοήθημα. Ἀθῆναι; Κομοτηνή, 19992. Σ. 202. — Ред.
490 С. Н. ТРОЯНОС

ния смысла императорской икономии. Так, в своей схолии к Bas. II, 3, 162
он писал: «Новые законы предписывают, чтобы обручение или венчание
не совершались, если мужчина не достиг 14-ти, а женщина — 12-ти лет;
это определение остается в силе и ему следует правовая практика. Толь-
ко если возникает некая крайняя необходимость, — допустим, могуще-
ственный народ напал на Римскую империю и император во избежание
войны и разорения земель ромеев женит своего сына на дочери вождя
враждебного народа, которой исполнилось лишь восемь или десять лет,
— соделанное останется в силе и благословение брака пребудет неиз-
менным, поскольку это произошло по нужде и совершено императором,
который лишь один сейчас полномочен как издавать законы, так и при-
менять икономию в отношении существующих законов (в соответствии
с интересами государства). Однако это не может быть распространено
на аналогичные случаи, и никто не имеет права заключать брак с деви-
цей младше 12-ти лет, как если бы он расценивал содеянное императором
в качестве прецедента»26.
Эти приемы светского правосудия [Rechtspflege]27 послужили образ-
цами для церковных органов власти. Однако описанные процессы28 не
различаются в церковных источниках, а одно и то же понятие икономии
использовалось для обозначения обоих методов правоприменения в сфе-
ре церковного права. Обращение при этом к очень многозначному тер-
мину привело к известным осложнениям, что будет показано ниже.
Произведенное от греческого глагола οἰκονοµεῖν существительное
οἰκονοµία имеет очень много значений. В широком смысле икономия
означает управление домом или городом, хозяйство в целом. В богослов-
ском словоупотреблении к указанному значению данного слова добави-

26
Ecloga Basilicorum / Hrsg. v. L. Burgmann. Fr./M., 1988. S. 147. (Forschungen zur byzan-
tinischen Rechtsgeschichte; 15): «Κανονικῶς γίνωσκε, ὅτι νοµοθετοῦσιν οἱ νεαροὶ νόµοι µὴ
ἄλλως γίνεσθαι µνηστείαν ἢ γάµον, εἰµὴ ὁ ἄρρην ἐπιβῇ τοῦ ιε´ χρόνου, ἡ δὲ θήλεια τοῦ ιγ´. καὶ
οὕτω κρατεῖ καὶ πολιτεύεται. Εἰ οὖν πολλάκις ἀνάγκης τινὸς συµβάσης, οἷον ἔθνους ἰσχυροῦ
καταδραµόντος τῆς Ῥωµαίων γῆς, διὰ τὸ µὴ γενέσθαι πόλεµον, διὰ τὸ µὴ ἐξαλειφθῆναι τὰς
ῥωµαϊκὰς χώρας ὁ βασιλεὺς ἀγάγηται νύµφην ἐπὶ τῷ ἰδίῳ υἱῷ τὴν θυγατέρα τοῦ ἄρχοντος τοῦ
πολεµίου ἔθνους ὀκτὼ ἢ καὶ δέκα χρόνων οὖσαν, τὸ µὲν γεγονὸς ἐσεῖται ἐρρωµένον, καὶ ἡ προβᾶσα
ἱερολογία τὸ ἀναλλοίωτον ἕξει, ὡς καὶ δι᾽ ἀνάγκην γεγονὸς καὶ ὡς παρὰ βασιλέως ἀπαρτισθέν,
ᾧ καὶ µόνῳ σήµερον ἐφεῖται νοµοθετεῖν καὶ οἰκονοµεῖν καὶ τὰ νοµοθετηθέντα, ὡς ἄρα καὶ
συµφέρον νοήσει. οὐχ ἑλκυσθήσεται δὲ πρὸς ὑπόδειγµα ἑτέροις, οὐδὲ ποιήσει καὶ ἕτερος γάµον µετὰ
κόρης ἐλάττονος τῶν ιβ´ ἐτῶν, ὡς πρὸς παράδειγµα βλέπων τὸ παρὰ τοῦ βασιλέως γεγονός».
27
Здесь автором, видимо, допущена терминологическая неточность. Легко заметить,
что выше говорилось не только о правосудии (или судопроизводстве, как можно еще
перевести слово Rechtspflege), а о правоприменении вообще. В частности, в предыдущем
абзаце речь шла о применении икономии во внесудебном порядке (вряд ли можно пред-
положить, чтобы император решал вопрос о династическом браке своего сына в рамках
судебного заседания). — Ред.
28
Под приемами, процессами и (ниже) методами правоприменения следует пони-
мать, во-первых, «интерпретацию» (применение существующих норм по аналогии с воз-
можным их расширительным толкованием), а во-вторых — «отступление» от конкрет-
ной нормы исходя из интересов «справедливости». — Пер., Ред.
ПОНЯТИЕ «ИКОНОМИЯ» В ВИЗАНТИЙСКОМ ПРАВЕ 491

лось еще и переносное. Под Божественным домостроительством (иконо-


мией), как это изложено в Священном Писании, в особенности в Новом
Завете, и развито отцами Церкви, подразумевается Божественный план
спасения, то есть воплощение Бога-Слова согласно всеведущей и всебла-
гой Божественной воле ради избавления человеческого рода от греха. Это
домостроительство, совершившись в искупительном подвиге Спасителя,
продолжается по преемству в Церкви, Им учрежденной и управляемой.
Следующим значением, также засвидетельствованным уже в Новом Заве-
те, является духовное и нравственное управление Церкви, более узко —
в значении верного преподания слова истины29, отчего апостолы и их
сотрудники и помощники, а также и их преемники носят имя «икономов
(= домостроителей) таин Божиих (или благодати)»30.
На византийском официально-деловом языке [Rechts- und Verwal-
tungssprache] выражения икономствовать и икономия обозначали так-
же процесс «владения», «управления», «упорядочивания», «проявления
заботы» наконец. Многочисленные подтверждения тому мы находим
в папирусах и позднее — в императорских новеллах31.
Столь же многообразным с самого начала было использование поня-
тия икономии в Церкви. Несмотря на то, что икономия применялась
весьма широко в церковно-правовой практике и в повседневной жиз-
ни Церкви, в восточной Церкви не было определено с помощью какого-
либо канона или иного внутрицерковного постановления ни содержание
«икономии», ни содержание «акривии». Так же слабо нормированы пре-
дел применения икономии, ее следствия и цели. Тем не менее, с ней мы
встречаемся в канонах всех Соборов, как Вселенских, так и Поместных,
а также у отцов Церкви. Приведем соответствующие примеры.
Эфесский III Вселенский Собор позволил митрополиту Евстафию,
отказавшемуся от своей митрополии, сохранить епископский сан, хотя
священные каноны не предусматривают оставление епископом своей
кафедры. Обоснование этого решения приводится в послании Эфес-

29
Ср.: 2 Тим. 2, 15. — Пер.
30
Ср.: 1 Кор. 4, 1; Тит. 1, 7; 1 Пет. 4, 10. — Авт. Подробнее о значении глагола
οἰκονοµεῖν и производных от него слов в Новом Завете см., помимо статей в стандартных
словарях (A Greek-English Lexicon of the New Testament and other early Christian literature
/ A transl. and adapt. of the 4th rev. and augm. ed. of W. Bauer’s Griechisch-Deutsches Wörter-
buch… by W. F. Arndt, F. W. Gingrich. Chicago; L., 19582, s. v.; Spicq C. Theological lexicon of
the New Testament. Vol. 2. 19962. P. 568–575), недавнюю монографию: Richter G. Oikono-
mia: Der Gebrauch des Wortes Oikonomia im Neuen Testament, bei den Kirchenvätern und
in der theologischen Literatur bis ins 20. Jh. B.; N. Y., 2005. (Arbeiten zur Kirchengeschichte;
90). S. 33–92 (S. 93–452 — понятие икономии в церковной литературе до нач. V в.). — Ред.
31
Ср. новеллы 1, 12, 17, 27, 28, 32, 39, 40, 68, 109, 112 Льва VI. — Авт. О значении соответ-
ствующих слов в Византии см.: Richter. Op. cit. S. 453–574 (S. 515–529 — об икономии в пра-
вовых источниках). В книге Г. Рихтера, однако, не использован папирологический материал,
и нам не известны какие-либо специальные работы о значении слова «икономия» в папиру-
сах ранневизантийского периода (конкретные примеры употребления данного слова в папи-
русах см., напр., по указателям в издании «The Oxyrhynchus Papyri»). — Ред.
492 С. Н. ТРОЯНОС

ского Собора к Собору Памфилийской провинции: «…Поскольку он


(т. е. Евстафий. — С. Т.) пришел со слезами… прося лишь достоинства
и титула епископа, то все мы прониклись состраданием к этому старцу…
следовало сжалиться над старцем… таким образом, мы судили и опреде-
лили безо всяких разногласий, что он должен иметь имя, и достоинство,
и общение епископа»32.
Очевидно, здесь присутствует акт икономии. Из комментариев на это
послание двух великих канонистов XII века, а именно Иоанна Зонары
и Феодора Вальсамона, мы делаем вывод, что из этого соборного поста-
новления пытались некогда извлечь новую норму. Подобная интерпре-
тация решительно отвергается обоими канонистами: «Постановленное
отцами определено по причине икономии; и не следует принятое по ико-
номии, ради некоей пользы, приводить в качестве образца и придержи-
ваться в дальнейшем как правовой нормы»33, — писал Вальсамон, при-
чем в последней фразе он соединил уже цитировавшиеся места Дигест (I,
3, 14–15; L, 17, 162) в их греческом варианте (= Ваs. II, 1, 24–25 и II, 3, 162).
Также и Зонара считал, что это постановление Эфесского Собора не дает
епископам права покидать их епископии с сохранением их епископско-
го сана34. Это мнение разделяют также авторы Пидалиона — распростра-
ненного в православном мире канонического сборника, составленного
в 1800 г.35.
IV Вселенский (Халкидонский) Собор своим 30-м каноном36 дозволил
египетским епископам отложить подписание соборного догматического
определения до избрания нового архиепископа Александрии. Таким обра-
зом, на основании икономии было удовлетворено ходатайство этих епи-
скопов, ссылавшихся на местную традицию Александрийской Церкви.
Собор, созванный в Трулльской палате столичного императорско-
го дворца в 691 году, так называемый Quinisextum (Пятошестой), рас-
сматривая в 3-м каноне вопрос о клириках, вступивших в незаконные

32
Ῥάλλης, Ποτλῆς. Σύνταγµα. T. II. Σ. 207–208: «Ἐπειδὴ δὲ προσήλθε κλαίων… ἐξαιτῶν δὲ
τέως τὴν τοῦ ἐπισκόπου τιμὴν καὶ κλῆσιν, συνηλγήσαμεν ἅπαντες τῷ πρεσβύτῃ… Ἐπειδὴ…
ἔδει δὲ μᾶλλον ἐλεῆσαι πρεσβύτην… ἐδικαιώσαμεν καὶ ὡρίσαμεν, δίχα πάσης ἀντιλογίας, ἔχειν
αὐτὸν τό τε τῆς ἐπισκοπῆς ὄνομα καὶ τὴν τιμὴν καὶ τὴν κοινωνίαν». — Авт. Ср. текст собор-
ного послания в критических изданиях: Бенешевич. Кормчая I, 110–111; ACO. 1. 1. 7.
P. 124 (№ 83). — Ред.
33
Ῥάλλης, Ποτλῆς. Σύνταγµα. T. II. Σ. 214: «Τὸ γὰρ ὑπὸ τῶν Πατέρων διορισθέν, κατ᾽
οἰκονοµίας λόγον ὡρίσθη. καὶ οὐ χρὴ τὸ κατ᾽ οἰκονοµίαν διά τι χρήσιµον εἰσενεχθὲν εἰς
ὑπόδειγµα ἕλκεσθαι καὶ ὡς κανόνα κρατεῖν εἰς τὸ ἑξῆς».
34
Ibid. Σ. 212.
35
Πηδάλιον… Ἀθῆναι, 18864. Σ. 151, σημ. 1. — Авт. О Пидалионе см.: Бондач А. Г. Исто-
рия и содержание Пидалиона // БВ. 2010. № 11–12. С. 123–132. — Ред.
36
Текст, известный под названием 30-го канона Халкидонского Собора, представляет
собой отрывок из четвертого деяния данного Собора (см.: CPG. 9003; ACO. 2. 1. 2. P. 114.
2–18 [№ 60]). В византийские канонические сборники он был включен не сразу, причем
еще в IX–X вв. помещался после остальных канонов Халкидонского Собора, с отдельным
подзаголовком и без порядкового номера (см.: Бенешевич. Кормчая I, 128–129). — Ред.
ПОНЯТИЕ «ИКОНОМИЯ» В ВИЗАНТИЙСКОМ ПРАВЕ 493

браки, высказался по поводу значения икономии следующим образом:


«…Так как представители святейшей Римской Церкви предпочита-
ли соблюдать правило строгости (акривии), а представители Церкви
этого богохранимого и царственного града — напротив, правило чело-
веколюбия и снисхождения, то мы отечески и вместе богоугодно соче-
тали оба мнения в одно, чтобы не позволить ни мягкости обратиться
в распущенность, ни строгости — в угнетение, учитывая притом, что
многие люди совершают греховные поступки по неведению»37. Здесь ико-
номия понимается как средний путь между безусловной строгостью и не-
ограниченной мягкостью в правоприменении. Иоанн Зонара, отказываясь
от интерпретации этого канона, писал в своем комментарии: «Правовое
содержание этого третьего канона не будем интерпретировать, посколь-
ку предмет рассмотрения был временным, и решение принято по иконо-
мии; а потому данный канон не имеет силы в последующие времена»38. Так
канонист подчеркнул ограниченное действие этого постановления.
Тот же Трулльский Собор своим 29-м каноном отменил 41-й39 канон
Карфагенского Собора, который позволял священникам совершать
литургию в Великий Четверг даже не «натощак». Это изменение обо-
сновывается в Трулльском каноне тем, что святые отцы Карфагенского
Собора издали свое постановление в соответствии с икономией, веро-
ятно, имея в виду соображения пользы местной Церкви. Но поскольку
в конце седьмого VII века таковая необходимость уже исчезла, исчезло
и основание отступать от точного смысла (акривии) священных кано-
нов (а именно 69-го Апостольского канона и 50-го канона Лаодикийско-
го собора) и апостольского и святоотеческого предания40. Этим обосно-
ванием отцам Карфагенского Собора было приписано постановление,
выведенное из икономии, в то время как на самом деле, вероятнее всего,
имела место неверная интерпретация Нового Завета.
Жившие в «варварских землях» священники, в согласии со своими
женами, решили более не иметь с ними супружеской близости. Учиты-
вая малодушие таких священников и их чужеземные и необычные нра-
37
Joannou P.-P. Discipline générale antique (IIe–IXe s.). R., 1962. (Codificazione canonica
orientale. Fonti. Ser. 1; 9). T. I. Part. 1. P. 126: «…τῶν τῆς Ῥωμαίων ἁγιωτάτης ἐκκλησίας τὸν
τῆς ἀκρίβειας τηρηθῆναι κανόνα προτιθεμένων, τῶν δὲ ὑπὸ τὸν τῆς θεοφυλάκτου ταύτης καὶ
βασιλίδος πόλεως θρόνον τὸν τῆς φιλανθρωπίας καὶ συμπαθείας, εἰς ἓν ἀμφότερα μίξαντες
πατρικῶς ὁμοῦ καὶ θεοφιλῶς, ὡς μήτε τὸ πρᾷον ἔκλυτον, μήτε στύφον τὸ αὐστηρὸν καταλεί-
ψοιμεν, καὶ μάλιστα τοῦ ἐξ ἀγνοίας πτώματος εἰς οὐκ ὀλίγον ἀνδρῶν πλῆθος διήκοντος…». —
Авт. Ср. текст цитируемого канона в других научных изданиях: Бенешевич. Кормчая
I, 145; The Council in Trullo revisited / Ed. by G. Nedungatt, M. Featherstone. R., 1995. P. 70.
(Kanonika; 6). — Ред.
38
Ῥάλλης, Ποτλῆς. Σύνταγµα. T. II. Σ. 314: «Τὰ μὲν τοῦ τρίτου κανόνος τούτου, ὡς καιρικά,
καὶ ἐπὶ τοῖς τότε δι᾽ οἰκονομίαν ὁρισθέντα, οὐ μέντοι γε καὶ ἐπὶ τοῖς ἑξῆς κρατεῖν ὀφείλοντα,
εἰάθησαν».
39
По нумерации Книги правил — 50-й. — Пер.
40
Ср. текст канона: Joannou P.-P. Discipline générale antique. T. I. Part. 1. P. 159–160. —
Авт. См. также: Бенешевич. Кормчая I, 163; The Council in Trullo. P. 103–104. — Ред.
494 С. Н. ТРОЯНОС

вы, Трулльский Собор в 30-м каноне согласно икономии дозволил такое


нарушение 5-го Апостольского канона, но с условием, что супруги пре-
кратят совместное проживание41. В своем комментарии на этот канон
Вальсамон подчеркивал, что обсуждаемое постановление было приня-
то в соответствии с икономией. Поэтому оно касалось исключительно
священников, проживающих не во всяком месте, а только в определен-
ных странах, названных «варварскими»42. Иными словами, этим каноном
никоим образом не вводилось общеобязательное отступление от 5-го
Апостольского канона.
В 102-м каноне того же Собора духовные отцы сравниваются с вра-
чами следующим образом: «Те, кто получил от Бога власть решить
и вязать, должны исследовать качество греха и готовность грешника
к обращению и так назначать соответствующее болезни лечение, что-
бы из-за неумеренности в том или другом не утратить спасения стра-
дающего… Ведь Бог и тот, кто наделен пастырскими обязанностями,
всячески заботятся о том, чтобы заблудшую овцу возвратить… необ-
ходимо в любом случае, посредством либо более строгих и суровых,
либо более мягких и снисходительных врачебных средств, противосто-
ять болезни и бороться, чтобы исцелить рану, мудро испытывая плоды
покаяния и руководя (οἰκονοµοῦντι) человеком, призываемым к небес-
ному просвещению. Нам следует знать оба пути — и строгий, и тот, что
предписан обычаем (в некоторых рукописях: мягкостью. — С. Т.), —
и с теми, кто не приемлет крайней строгости, следовать преданному
способу действий, как и святой Василий учит нас»43. Последнюю фразу
Joannou P.-P. Discipline générale antique. T. I. Part. 1. P. 160–161. — Авт. См. также:
41

Бенешевич. Кормчая I, 163–164; The Council in Trullo. P. 104–105. В 5-м Апостольском


каноне епископам и клирикам под угрозой лишения сана запрещалось изгонять своих
жен из аскетических побуждений («под видом благоговения»). Чем руководствовались
священники из «варварских» (т. е. недавно христианизированных) стран, отказываясь
от половых отношений в браке, не совсем ясно. Такое решение могло быть обусловле-
но или влиянием западных миссионеров, распространявших идею об обязательности
целибата (Pitsakis C. G. Clergé marié et célibat dans la législation du Concile in Trullo: Le
point de vue oriental // The Council in Trullo. P. 284–285), или чрезмерной половой сво-
бодой женщин в «варварском» обществе, компрометировавшей их мужей-клириков
(Salachas D. La normativa del Concilio Trullano commentata dai canonisti bizantini del XII s.
(Zonaras, Balsamone, Aristenos). Palermo, 1991. P. 55–56. (Oriente Cristiano; 2–3)). — Ред.
42
Ῥάλλης, Ποτλῆς. Σύνταγµα. T. II. Σ. 370.
43
Joannou P.-P. Discipline générale antique. T. I. Part. 1. P. 239–241: «Δεῖ δὲ τοὺς ἐξουσίαν
λύειν καὶ δεσμεῖν παρὰ θεοῦ λαβόντας σκοπεῖν τὴν τῆς ἁμαρτίας ποιότητα καὶ τὴν τοῦ
ἡμαρτηκότος πρὸς ἐπιστροφὴν ἑτοιμότητα, καὶ οὕτω κατάλληλον τὴν θεραπείαν προσάγειν
τῷ ἀρρωστήματι, ἵνα μὴ τῇ ἀμετρία καθ᾽ἑκάτερον χρώμενος, ἀποσφαλείη πρὸς τὴν σωτηρίαν
τοῦ κάμνοντος… Πᾶς γὰρ λόγος θεῷ καὶ τῷ τὴν ποιμαντικὴν ἐγχειρισθέντι ἡγεμονίαν, τὸ πλα-
νώμενον πρόβατον ἐπαναγαγεῖν… εἴτε διὰ τῶν αὐστηροτέρων τε καὶ στυφόντων, εἴτε διὰ τῶν
ἁπαλωτέρων τε καὶ πρᾳοτέρων φαρμάκων, κατὰ τοῦ πάθους στῆναι καὶ πρὸς συνούλωσιν τοῦ
ἕλκους ἀνταγωνίσασθαι, τοὺς τῆς μετανοίας καρποὺς δοκιμάζοντι καὶ οἰκονομοῦντι σοφῶς
τὸν πρὸς τὴν ἄνω λαμπροφορίαν καλούμενον ἄνθρωπον. “Ἀμφότερα τοίνυν εἰδέναι ἡμᾶς χρή,
καὶ τὰ τῆς ἀκριβείας καὶ τὰ τῆς συνηθείας· ἕπεσθαι δὲ ἐπὶ τῶν μὴ καταδεξαμένων τὴν ἀκρότητα
τῷ παραδοθέντι τύπῳ”, καθὼς ὁ ἱερὸς ἡμᾶς ἐκδιδάσκει Βασίλειος». — Авт. См. также: Бене-
ПОНЯТИЕ «ИКОНОМИЯ» В ВИЗАНТИЙСКОМ ПРАВЕ 495

отцы Трулльского Собора заимствовали из 3-го канона Василия Вели-


кого44.
В приведенном каноне присутствует причастие «икономствующе-
му» (οἰκονοµοῦντι); это привело к тому, что теория православного кано-
нического права связала покаянную дисциплину с понятием икономии.
А именно, возникло представление о том, что духовный отец в таин-
стве Исповеди отлучает от причастия и налагает другие наказания (епи-
тимии) в соответствии с икономией. Я отнюдь не склонен разделять это
мнение по следующим соображениям. Духовный отец не связан пред-
писанным для какого-либо греха временем отлучения, как подчеркивал
Василий Великий при всяком удобном случае (ср. каноны 2, 3, 74, 84).
Хотя уголовно-правовой (strafrechtlichen)45 характер церковных санк-
ций своеобразен, невозможно в общем и целом отрицать судебную функ-
цию духовного отца46. Таким образом, речь здесь идет лишь о назначе-
нии меры наказания, когда духовный отец должен обращать внимание,
во-первых, на раскаяние правонарушителя, а во-вторых, на некоторые
детали, позволяющие судить о серьезности преступного умысла согре-
шившего. Согласно приведенным выше канонам Василия Великого, цер-
ковному судье предоставляется известная свобода усмотрения. Однако,
оставаясь в пределах этой свободы суждения, судья не нуждается в том,
чтобы прибегать к икономии. Иначе обстоит дело, когда компетентный
церковный орган, после соответствующего изучения конкретного слу-
чая, предоставляет кающемуся грешнику на особых основаниях осво-
бождение от наказания или отменяет часть уже наложенного наказа-
ния47. По моему убеждению, можно усматривать применение икономии
в покаянной практике Церкви лишь во втором случае48.

шевич. Кормчая I, 203–204; The Council in Trullo. P. 183–185. — Ред.


44
См. текст указанного канона: Бенешевич. Кормчая I, 466–467; Joannou P.-P. Discipli-
ne générale antique. T. II. 1963. P. 100–101. — Ред.
45
В современных западноевропейских языках (романских и германских) понятие
«уголовное право» выражается двояко. Термины, используемые для этого (в частности,
в немецком языке — Kriminalrecht и Strafrecht, букв. «право преступлений» и «право
наказаний»), указывают на природу данной отрасли права: направленность ее на борь-
бу с преступлениями путем установления наказаний. — Ред.
46
Ср.: Χριστοφιλόπουλος Ἀ. Ἑλληνικὸν ἐκκλησιαστικὸν δίκαιον. Ἀθῆναι, 1965 2 (2005r).
Σ. 271, σημ. 3 (с библиогр.). — Авт. Имеется в виду, что наложение епитимий духовни-
ком, хотя и отличается от публичного церковного судопроизводства, имеет все же пра-
вовой, а не религиозно-нравственный характер, и духовник, таким образом, выступа-
ет в качестве церковного судьи. О правовой природе исповеди и наказаний-епитимий
см., помимо указанного выше учебника А. Христофилопулоса: Бондач А. Г. Покаянный
номоканон в византийском церковно-правовом сознании // Византия и Запад…: Тез.
докл. XVII Всерос. науч. сессии византинистов. М., 2004. С. 26–29. — Ред.
47
Ср.: Troianos Sp. Ein Synodalakt Michaels III. zum Begnadigungsrecht // Fontes minores.
Bd. 6. Fr./M., 1984. S. 205–218 (особенно S. 211 flg.).
48
Противопоставление указанных «двух случаев» (назначение наказания в преде-
лах, предусмотренных законом, и освобождение — частичное или полное — от нака-
зания либо от юридической ответственности) представляется нам необоснованным.
496 С. Н. ТРОЯНОС

Совершенно особым образом икономия применялась к совершению


Таинств, а также признанию их последствий, а именно, когда под вопро-
сом стояла каноническая корректность совершения или, что еще важнее,
каноническая правоспособность совершителя Таинств49.
Я ограничусь немногими примерами. 8-й канон I Никейского Собора
предписывает следующее: «Что касается тех, которые именовали самих
себя чистыми (кафарами), то великий Собор постановил так: если они
желают присоединиться к Кафолической и Апостольской Церкви, необ-
ходимо возложить на них руки; в таком случае они могут пребывать
в клире»50. Этим решением51 Собор допустил отступление от узаконенной
Преданием нормы о недействительности еретических хиротоний52. Эта
норма была позднее закреплена в 68-м «Апостольском» каноне, запре-
щавшем повторение хиротонии, за исключением получения ее от ерети-
ков. Хотя границы между ересью и расколом к этому времени оставались
еще неясными, это правило53 пытались впоследствии истолковать так,
как будто новатиане («кафары» канона) были не еретиками, а всего лишь
раскольниками54.
Однако подобное объяснение не может быть приведено в отношении
одного постановления Карфагенского Собора 401 г., которое было вклю-

В действительности и в первой, и во второй ситуации судебные органы руководствуются


принципом индивидуализации юридической ответственности, который самым тесным
образом связан с принципом справедливости и с икономией. — Ред.
49
Ср.: Χρυσόστοµος Κωνσαντινίδης, µητρ. Ἡ ἀναγνώριση τῶν µυστηρίων τῶν ἑτεροδόξων
στὶς διαχρονικὲς σχέσεις Ὀρθοδοξίας καὶ Ῥωμαιοκαθολικισµοῦ. Ἐγέσου, 1995.
50
Joannou P.-P. Discipline générale antique. T. I. Part. 1. P. 30: «Περὶ τῶν ὀνομασάντων μὲν
ἑαυτοὺς καθαρος, ποτὲ προσερχομένων δὲ κοινῇ τῇ καθολικῇ καὶ ἀποστολικῇ ἐκκλησίᾳ, ἔδοξε
τῇ ἁγίᾳ καὶ μεγάλῃ συνόδῳ, ὥστε χειροτεθουμένους αὐτοὺς οὕτω μένειν ἐν τῷ κλήρῳ». Ср.
также [немецкий перевод канона. — Ред.]: Ortiz de Urbina I. Nizäa und Konstantinopel.
Mainz, 1964. S. 290. (Geschichte der ökumenischen Konzilien; 1). — Авт. Текст цитируемо-
го канона см. также: Бенешевич. Кормчая I, 87–88. — Ред.
51
Относительно мелетиан Собор проявил непоследовательность, постановив пере-
рукополагать мелетианских епископов. Ср.: Hauben H. Das Konzil von Nicaea (325) zur
Wiederaufnahme der Melitianer: Versuch einer Text- und Strukturanalyse // Τιμαὶ Ἰωάννου
Τριανταφυλλοπούλου. Ἀθῆναι; Κομοτηνή, 2000. Σ. 357–379.
52
Согласно 1-му канону Василия Великого, в древней Церкви признавалось толь-
ко то крещение, которое не уклонялось от правой веры: «…Ἐκεῖνο γὰρ ἔκριναν οἱ παλαιοὶ
δέχεσθαι βάπτισµα, τὸ µηδὲν τῆς πίστεως παρεκβαῖνον» (Joannou P.-P. Discipline générale
antique. Т. II. P. 94. 4–6). — Авт. См. также: Бенешевич. Кормчая I, 461.18–20. Русский
перевод: «Ибо древние (отцы) решили принимать только то крещение, которое нисколь-
ко не отступает от (истинной) веры». — Ред.
53
Имеется в виду 8-й канон I Вселенского Собора, а не 68-й «Апостольский» канон. —
Ред.
54
Ср. 1-й канон Василия Великого: Joannou P.-P. Discipline générale antique. Т. II.
P. 96.14–15. — Авт. См. также: Бенешевич. Кормчая I, 463.22–24. Интересно, что в ком-
ментариях к 8-му канону I Вселенского Собора Зонара и повторяющий его доводы
Вальсамон вначале называют новатиан еретиками, а затем, когда заходит речь о дей-
ствительности их хиротоний, пишут, что новатиане виновны не в уклонении от веры,
а в «ненависти к братьям» (Ῥάλλης, Ποτλῆς. Σύνταγµα. T. II. Σ. 134–135).— Ред.
ПОНЯТИЕ «ИКОНОМИЯ» В ВИЗАНТИЙСКОМ ПРАВЕ 497

чено в Corpus canonum Ecclesiae Africanae как 68-й55 канон. Этим кано-
ном были признаны хиротонии донатистов. Вследствие этого их клири-
ки могли после присоединения к кафолической Церкви сохранить свой
священный сан. Поскольку Римский Собор уже высказался достаточно
строго о приеме донатистов, явных еретиков, отцы Карфагенского собо-
ра в обоснование принятой ими меры ссылаются на распространенный
в Африке недостаток духовенства. Подобное же постановление было
принято относительно крещения донатистов (66-й56 канон). Оба карфа-
генских канона57 были обстоятельно прокомментированы как в визан-
тийский период, так и в Новое время. Схолиасты справедливо отмечают,
что здесь налицо решение, принятое по икономии из-за настоятельной
нужды, в которой находилась африканская Церковь58.
Отступление отцов Карфагенского Собора от 68-го «Апостольского»
канона все же не было их изобретением, так как уже в 381 г. Констан-
тинопольский (II Вселенский) Собор признал необходимость дифферен-
цированного подхода к различным еретическим сообществам (ср. 7-й
канон)59. К подобному решению пришли также в 787 году, когда VII Все-
ленский Собор на первом заседании определил принимать епископов-
иконоборцев без нового крещения60.
Комментируя эти каноны и соборные постановления, авторы Пида-
лиона подчеркивали, что речь здесь шла об отдельных делах, разрешен-
ных при помощи икономии. Следовательно, эти события не дают основа-
ний для эвентуального воспроизведения таких мер. Примечательно, что
в тексте упомянутого сборника61 приведена цитата, где соединены грече-
ские переводы вышеуказанных мест из Дигест (= Bas. II, 3, 141.162).
В 1-м каноне Василия Великого проводится различие между ересью
и расколом. Из текста этого канона следует сделать заключение, что во
второй половине IV в. вопрос о действительности раскольнического кре-

55
По нумерации Книги правил — 79-й. — Пер.
56
По нумерации Книги правил — 68-й. — Пер.
57
Текст см.: Joannou P.-P. Discipline générale antique. T. I. Part. 2. P. 305–306, 307–309. —
Авт. См. также: Бенешевич. Кормчая I, 368–369, 370–371; критическое издание латинско-
го оригинала канонов: Concilia Africae: A. 345 — a. 525 / Ed. C. Munier. Turnholti, 1974. P.
199, 200. (CCL; 149). — Ред.
58
Ср. соответствующее примечание в Пидалионе: Πηδάλιον. Σ. 404, σημ. 2.
59
На самом деле данный текст появился не в 381, а в 428 г. и лишь позднее (в VI–
VII вв.) вошел в церковно-правовые сборники в качестве 7-го канона II Вселенского
Собора. См. о нем: CPG. 5983. — Пер., Ред.
60
См. текст первого деяния VII Вселенского Собора: ACO (series 2). 3. 1. P. 18–110.
При обсуждении вопроса о порядке принятия епископов-иконоборцев на заседании
был зачитан ряд канонов, в том числе упоминавшийся выше 8-й канон I Вселенского
Собора. Свт. Тарасий Константинопольский разъяснил, что возложение рук, о котором
говорится в этом каноне, означает не новую хиротонию, а лишь благословение присое-
диняющихся к Церкви людей (Ibid. P. 68–70). — Ред.
61
Имеется в виду Пидалион. См.: Πηδάλιον. Σ. 83–84 (указатель параллельных мест
к 68-му «Апостольскому» канону). — Пер., Ред.
498 С. Н. ТРОЯНОС

щения оставался еще неясным. Однако св. Василий учел распространен-


ный среди епископов Асии обычай признавать крещение раскольни-
ков путем обращения к икономии, и заявил (правда, в форме некоторой
уступки) о своем согласии с ними62.
Как уже было сказано, священные каноны не дают определения ико-
номии. В восполнение этого пробела многие святые отцы в своих произ-
ведениях достаточно обстоятельно рассуждают на эту тему, вместе с тем
не раскрывая сполна содержание данного понятия63. Мы можем, одна-
ко, констатировать, что церковные авторы (несмотря на общее стремле-
ние отождествить икономию со «справедливостью», «снисхождением»
и «человеколюбием»64) в основной массе склонны определять икономию
«от противного», как «несоблюдение акривии». Хотя никто не устанав-
ливал определенного содержания этой достохвальной «точности», мож-
но предположить, что под ней следует понимать уже устоявшуюся цер-
ковную норму65. В большей степени святые отцы и церковные писатели
Joannou P.-P. Discipline générale antique. Т. II. P. 97.16–19: «…Ἐπειδὴ δὲ ὅλως ἔδοξέ τισι
62

τῶν κατὰ τὴν Ἀσίαν οἰκονοµίας ἕνεκα τῶν πολλῶν δεχθῆναι αὐτῶν τὸ βάπτισµα, ἔστω δεκτόν».
— Авт. См. также: Бенешевич. Кормчая I, 464.17–20. Русский перевод: «Но поскольку
некоторым в Асии решительно угодно было, ради благоустройства многих людей, при-
нять крещение их (раскольников. — А. Б.) — пусть оно будет принято». — Ред.
63
См. обобщающую работу: Alivizatos H. S. Die Oikonomia nach dem kanonischen Recht
der Orthodoxen Kirche / Übers. v. A. Belliger. Fr./M., 1998 (passim), а также: Κοτσώνης Ἱ.
Προβλήµατα τῆς «ἐκκλησιαστικῆς οἰκονοµίας». Ἀθῆναι, 1957. Σ. 17–19; Panteleemon (Rodo-
pulos), Metr. Oikonomia nach orthodoxem Kirchenrecht // Österreichisches Archiv für Kir-
chenrecht. 1986. Bd. 36. S. 223–231. — Авт. Статья митр. Пантелеимона (Родопулоса)
была переиздана в сборнике его работ: Παντελεήμων ( Ῥοδόπουλος), μητρ. Τυρολόης καὶ
Σερεντίου. Μελέται. Θεσσαλονίκη, 1993. (Ἀνάλεκτα Βλατάδων; 56). [Τ.] 1. Σ. 229–240. Име-
ется также французский перевод книги архиеп. Иеронима (Котсониса): Jérôme (Kotso-
nis), archevêque d’Athènes et de toute la Grèce. Problèmes de l’économie ecclésiastique / Trad.
par l’archim. Pierre Dumont. Gembloux, 1971. P. 43–45. — Ред.
64
Межправославная комиссия по подготовке Святого и Великого Собора определила
в своем докладе икономию как «τὴν πλήρη ἀγάπης στάσιν τῆς Ἐκκλησίας ἔναντι τῶν µελῶν
αὐτῆς, ἅτινα παραβαίνουν τὰς κανονικὰς διατάξεις αὐτῆς… ὡς καὶ ἔναντι τῶν ἐκτὸς αὐτῆς
χριστιανῶν τῶν ἐπιθυµούντων ὅπως προσέλθωσιν εἰς τοὺς κόλπους αὐτῆς» («преисполнен-
ное любви отношение Церкви к своим членам, нарушающим Ее канонические постанов-
ления, а равным образом и к христианам, пребывающим вне Ее и желающим присоеди-
ниться к Ней») (Chambesy-Genf, 1971. P. 51). Положения этого доклада были подвергнуты
резкой критике, как страдающие неполнотой и заблуждениями, со стороны профессо-
ров Богословского факультета Афинского университета П. Вратциотиса, П. Трембеласа,
К. Муратидиса, А. Феодору и Н. Вратциотиса: Ἡ ἐκκλησιαστικὴ οἰκονοµία: Ὑπόµνηµα εἰς
τὴν Ἱ. Σύνοδον τῆς Ἐκκλησίας τῆς Ἑλλάδος. Ἀθῆναι, 1972. Ср., кроме того, аргументирован-
ные рассуждения Котсониса (Κοτσώνης Ἱ. Προβλήµατα τῆς «ἐκκλησιαστικῆς οἰκονοµίας».
Σ. 86–91) (= Jérôme (Kotsonis), archevêque. Problèmes de l’économie ecclésiastique. P. 94–97. —
Ред.), который единственный среди новейших авторов различает «икономию» и «спра-
ведливость/мягкость».
65
Ср.: Κοτσώνης Ἱ. Προβλήµατα τῆς «ἐκκλησιαστικῆς οἰκονοµίας». Σ. 51. — Авт. См. так-
же французский перевод: Jérôme (Kotsonis), archevêque. Problèmes de l’économie ecclésias-
tique. P. 68–69. Автор (как и цитируемый им архиеп. Иероним) допускает неточность:
акривией является, конечно, не норма церковного права, а точное исполнение
предписаний этой нормы и соблюдение установленных ею запретов в процессе
ПОНЯТИЕ «ИКОНОМИЯ» В ВИЗАНТИЙСКОМ ПРАВЕ 499

интересовались предпосылками икономии. Имея в виду, что применение


икономии было дозволено всегда, когда спасение одного или несколь-
ких людей было достижимо только через ее посредство, можно, пожалуй,
сказать, что в отношении условий применения икономии не существует
общей теории.
Очень спорным остается также вопрос о соразмерности икономии.
Весьма интересно мнение Феодора Студита (759–826) на этот счет. Зна-
менитый настоятель Студийского монастыря касался вопроса об иконо-
мии во многих своих письмах по поводу «прелюбодейного спора», то есть
развода и нового брака [ehebrecherischen Eheschließung] императора Кон-
стантина VI. В письме магистру Феоктисту (808 г.) он указывал, что при
использовании икономии не должны ни терять силу действующие нор-
мы, ни подвергаться опасности важные (правовые) ценности, если воз-
можно достичь желаемого результата путем незначительной уступки66.
И только по вопросу о пределах применения икономии имеется
известное согласие церковных писателей67. Патриарх Евлогий Алексан-
дрийский (581–607), видный богослов своего времени, чьи произведения
сохранились только в передаче свт. Фотия, полагал, что к икономии сле-
дует обращаться лишь при том условии, что учение правой веры при этом
не потерпит ущерба. В той же плоскости двигалась и мысль свт. Тарасия
Константинопольского (784–806): «Всякое отступление от догматическо-
го учения, великое ли или малое, представляет собой нарушение Боже-
ственного закона». Уже с первых столетий утвердился принцип, что ико-
номия не должна применяться в вопросах, затрагивающих христианскую
догму. Но все же, как дают понять рассмотренные нами случаи соверше-
ния Таинств, и в этом отношении границы могут быть достаточно под-
вижными.
Чтобы суметь упорядочить эту казуистическую массу, были сдела-
ны попытки внутри основного понятия «икономия» провести дальней-
шие понятийные различения68. Так, в сочинениях упомянутого уже Евло-

реализации права. — Ред.


66
Theod. Stud. Ep. 24 / Rec. G. Fatouros. Berolini; Novi Eboraci, 1992. (CFHB. Ser. Berolin-
ensis; 31/1). P. 64.23–65.27: «Οἰκονοµίας γὰρ ὅρος, ὡς οἶσθα, µήτε τι τῶν κειµένων ἀθετεῖν καθό-
λου, µήτε ἐφ᾽ ᾧ οἷόν τε µικρὸν ὑφεῖναι κατὰ καιρὸν καὶ λόγον, ὡς ἐντεῦθεν εὑρεῖν τὸ ζητούµενον
ἀτεχνῶς πρὸς τὸ σφοδρότερον ὑπάγεσθαι τῷ πράγµατι καὶ ζηµιοῦσθαι τὰ τελεώτερα». См. так-
же: PG 99, 984. — Авт. Русский перевод: «Ибо предел икономии, как ты знаешь, состо-
ит в том, чтобы и не нарушать совершенно какое-нибудь постановление, и не вдаваться
в крайность и не причинять вреда важнейшему в том случае, когда можно сделать малое
послабление по времени и обстоятельствам, чтобы таким образом легче достигнуть жела-
емого» (Феодор Студит, прп. Послания. Кн. 1. М., 2003. С. 73). — Пер.
67
Ср.: Κοτσώνης Ἱ. Προβλήµατα τῆς «ἐκκλησιαστικῆς οἰκονοµίας». Σ. 169–178. — Авт.
См. также французский перевод: Jérôme (Kotsonis), archevêque. Problèmes de l’économie
ecclésiastique. P. 153–160. — Ред.
68
См. обзор у Xергенрётера: Hergenröther J. Photius, Patriarch von Konstantinopel: Sein
Leben, seine Schriften und das griechische Schisma. Bd. 1. Regensburg, 1869 (Darmstadt, 1966r).
S. 481.
500 С. Н. ТРОЯНОС

гия Александрийского говорится о временной и длящейся икономии.


Подобным образом писал и Феодор Студит о временной и постоянной
икономии69. Правда, при такой классификации остается неясным, к чему
относятся характеристики икономии как «длящейся» или «постоянной»:
к ее последствиям или к самому ее применению. В последнем случае, оче-
видно, речь должна идти уже не о икономии, а о создании новой нормы.
Обращаясь к церковной практике, современные авторы усматрива-
ют различие между икономией «прямого» и «обратного» действия [vor-
beugender und rückwirkender Oikonomia]70, причем небезынтересны их
выводы о соответствующих правовых последствиях. Критерий различия
состоит в том, как соотносятся во времени применение икономии и рас-
сматриваемое деяние71.
Надеюсь, я сумел показать, что представление о сущности икономии,
которое можно получить из произведений богословов ранне- и средневи-
зантийского периодов, отличается крайней неопределенностью. Совре-
менная литература об икономии, как и следовало ожидать, весьма обшир-
на72. При этом каждый автор представляет себе икономию под влиянием
собственной идеологии и конфессиональной принадлежности и старает-
ся дать такое определение икономии (в исторической перспективе или
исходя из современных обстоятельств), которое соответствовало бы его
собственным убеждениям. По моему мнению, наиболее верно характер-
ное для византийской Церкви представление об этом предмете воспро-
извел Х.-Г. Бек: «Икономия обеспечивает широкую гамму средств, что-
бы быть готовым к встрече с правовой или фактической аномалией. Она
содержит в себе как единичное освобождение от соблюдения определен-
ной нормы, так и возможность устранения противоречий внутри зако-
на, противоречий между законами и требованиями текущего момента,
в частности – между церковным правопорядком и имераторской поли-
тикой, а также между человеческой слабостью и христианским идеалом.
Церковная икономия теснейшим образом связана внутренне с Боже-
ственной икономией, милостью, которая обнаруживается в Воплощении,
несущем искупление от греха. Итак, она есть одновременно и богослов-
ский, и юридический принцип»73.

69
Theod. Stud. Ep. 358 / Rec. G. Fatouros. Berolini; Novi Eboraci, 1992. P. 492.32–34. (CFHB.
Ser. Berolinensis; 31/2).
70
См.: Alivizatos H. S. Die Oikonomia. S. 83–87; Panteleemon (Rodopulos), Metr. Oikonomia
nach orthodoxem Kirchenrecht. S. 227–229. — Авт. См. также: Παντελεήμων ( Ῥοδόπουλος),
μητρ. Μελέται. [Τ.] 1. Σ. 235–237. — Ред.
71
«Прямая» (предшествующая) икономия применяется, когда есть вероятность
совершения в будущем противоправного деяния, возникновения правового спора и т.
п. «Обратная» (последующая) икономия используется, когда соответствующий юриди-
ческий факт уже имеет место. — Ред.
72
Она приводится Аливизатосом: Alivizatos H. S. Die Oikonomia. S. 143–150.
73
Beck H.-G. Kirche und theologische Literatur im byzantinischen Reich. München, 1959
(1977r). S. 77.
ПОНЯТИЕ «ИКОНОМИЯ» В ВИЗАНТИЙСКОМ ПРАВЕ 501

Таково богословие. Однако, в противоположность разнообразным


взглядам догматистов, канонисты — особенно авторы XII века, а также
составители Пидалиона — понимали икономию как основанное на целе-
сообразности единичное «несоблюдение» некоего определенного, в иных
условиях обязательного к исполнению канонического предписания; при-
чем это «несоблюдение» не дает оснований воспроизводить себя при
сходных обстоятельствах74. Для обоснования этой точки зрения канони-
сты приводили соответствующие места Дигест (I, 3, 14–15 и L, 17, 141.162)
в той форме, которую они приобрели в византийской традиции (в Васи-
ликах).
Полученные результаты позволяют объяснить расхождение догмати-
ки и канонистики. В приведенном выше определении Х.-Г. Бека описыва-
ется заключительная фаза долгого развития, после которой византийские
богословы вследствие неверной (не преднамеренной ли?) интерпретации
римских определений, пришли к смешанной богословско-юридической
идее икономии, в то время как церковные правоведы и канонисты, чув-
ствуя грань между этими двумя областями, удовольствовались разработ-
кой чисто юридического понятия.

74
Таковы и теоретические выводы церковного права в современной Греции.
См.: Χριστοφιλόπουλος Ἀ. Ἑλληνικὸν ἐκκλησιαστικὸν... Σ. 102; Τρωϊάνος Σ. Ν. Παρα-
δόσεις ἐκκλησιαστικοῦ δικαίου. Ἀθῆναι; Κομοτηνή, 19842. Σ. 38 sq.; Κονιδάρης Ἰ. Μ.
Ἐγχειρίδιο ἐκκλησιαστικοῦ δικαίου. Ἀθῆναι; Κομοτηνή, 2000. Σ. 41 sq.; Τρωϊάνος Σ.  Ν.,
Πουλῆς Γ. Α. Ἑκκλησιαστικό δίκαιο. Ἀθῆναι; Κομοτηνή, 20032. Σ. 21–25.