Вы находитесь на странице: 1из 253

Ривлина А.А.

Теоретическая грамматика английского языка

UNIT 1
ГРАММАТИКА В СИСТЕМНОМ ПРЕДСТАВЛЕНИИ ЯЗЫКА

GRAMMAR IN THE SYSTEMIC CONCEPTION OF LANGUAGE

Определение языка. Разграничение языка и речи. Язык


как семиотическая система: его функции, элементы,
структура. Языковые единицы как знаки. Сегментные и
сверхсегментные языковые единицы. Уровни языковых
единиц, их структурные и функциональные признаки.
Иерархические отношения между единицами разных
уровней. Слово и предложение как основные
уровнеобразующие языковые единицы. Текстовый уровень как
сфера реализации (функциональной манифестации) всех
языковых единиц. Три составные части (подсистемы, строя)
языка: фонетическая (фонологическая), лексическая и
грамматическая системы языка. Системность грамматики.
Морфология и синтаксис как два основных раздела
грамматики. Грамматика как отрасль языкознания.
Теоретическая и практическая грамматика.
Синтагматические и парадигматические отношения между
языковыми единицами; синтагматические и
парадигматические отношения в грамматике. План
выражения и план содержания в языке; синонимия и
омонимия в грамматике. Синхрония и диахрония;
синхронические и диахронические отношения в грамматике.

The definition of language. The distinction between language and speech. Language as a semiotic system:
its functions, elements and structure. Lingual elements (units) as signs. Segmental and supra-segmental
lingual units. The levels оf lingual units, their structural and functional features. Hierarchical relations
between units of different levels. The word and the sentence as the main level-forming units. The text
level as the sphere of functional manifestation of all the lingual units. The three constituent parts
(subsystems) of the language: phonological (phonetic), lexical and grammatical systems. The systemic
character of grammar. Morphology and syntax - the two main sections of grammar. Grammar as a
branch of linguistics. Theoretical and practical grammar. Syntagmatic and paradigmatic relations
between lingual units; syntagmatic and paradigmatic relations in grammar. The plane of content and the
plane of expression; synonymy and homonymy in grammar. The notions of diachrony and synchrony;
diachronic and synchronic relations in grammar.

Язык – явление сложное, многогранное, его можно изучать и описывать с разных сторон: как
психический или когнитивный феномен, как явление социальное, с точки зрения исторических
изменений и т.д. Однако, прежде всего, язык рассматривается как особая знаковая система.
Система есть структурированная совокупность элементов, объединенных некоторой общей
функцией. Язык - это система специфических взаимосвязанных и взаимозависимых языковых знаков,
объединенных функцией формирования мыслей, их хранения и обмена мыслями между людьми.

Language is a multifaceted, complex phenomenon which can be studied and described from various
points of view: as a psychological or cognitive phenomenon, as a social phenomenon, from the point of
view of its historic changes, etc. But first and foremost language is treated as a semiotic system (system of
signs). A system is a structured set of elements united by a common function. Language is a system of
specific interconnected and interdependent lingual signs united by their common function of forming,
storing and exchanging ideas in the process of human intercourse.

Системный подход является ведущим во многих сферах лингвистики, но особенно он значим и


важен в сфере грамматики.

A systemic approach prevails in many spheres of linguistics, and it is particularly relevant and
important in the sphere of grammar.

Основы системного описания языка были сформулированы в конце XIX - начале ХХ века в
работах разных исследователей, таких как русские лингвисты И. А. Бодуэн де Куртене, А. А. Потебня
и др. Основоположником системного подхода в лингвистике считают швейцарского лингвиста
Фердинанда де Соссюра. Он впервые разграничил в языке в широком понимании этого термина (по-
французски, ‘language’) две стороны: «деятельностную» сторону (‘parole’), непосредственно
связанную с процессом производства, передачи и получения речи, и стоящую за этим процессом
языковую систему (‘langue’). Это положение является одним из основных постулатов современной
системной лингвистики: язык в широком понимании представляет собой единство двух сторон –
системы особых языковых единиц, собственно языка, и использования языковых единиц, собственно
речи. Другими словами, язык в узком понимании термина является системой средств выражения, а
речь является манифестацией системы языка в процессе коммуникации. Система языка объединяет
корпус языковых единиц и правила их использования, а речь включает в себя собственно акт создания
высказываний и его результат (сами высказывания, или текст).

В лингвистике используются и другие термины для обозначения двух основных сторон языка
(которые, однако, не всегда совпадают с противопоставлением «язык – речь»): «языковая
компетенция» и «языковое употребление» (Н Хомский), «схема» и «узус», «языковая система» и
«процесс», («текст») (Л. Ельмслев), «код» - «сообщение» (R. Jacobson) и т.д. Наиболее
общеупотребительными все же являются термины «язык» и «речь».

The foundations of systemic language description were formulated at the turn of the 20th century in the
works of many linguists, among them the Russian linguists I. A. Baudoin de Courtenay, A. A. Potebnya and
others. The originator of the systemic approach in linguistics is considered to be a Swiss scholar Ferdinand
de Saussure. He was the first to divide the phenomenon of language in general (in French: ‘language’) into
two sides: an ‘executive’ side (‘parole’), concerned with the production, transmission, and reception of
speech, and an underlying language system (‘langue’). This is one of the basic postulates of modern systemic
linguistics: language in general comprises two aspects: the system of special lingual units, language proper,
and the use of the lingual units, speech proper. In other words, language in the narrow sense of the term is a
system of means of expression, while speech is the manifestation of the system of language in the process of
intercourse. The system of language comprises the body of lingual units and the rules of their use, while
speech includes the act of producing utterances and the result of it (the utterances themselves, or the text).

Other terms are used in linguistics by different authors to denote the two basic aspects of language
(which, however, do not always coincide with the ‘language – speech’ dichotomy): ‘language competence’
and ‘language performance’ (N. Chomsky), ‘ linguistic schema’ – ‘linguistic usage’, ‘linguistic system’ –
‘linguistic process’ (‘text’) (L. Hjelmslev), ‘code’ – ‘message’ (R. Jacobson), etc. Still, the terms ‘language’
and ‘speech’ are the most widely used.

Фердинанд де Соссюр также является одним из основоположников учения о языковых единицах


как особых знаках - двусторонних единицах, обладающих формой и значением. Фердинанд де
Соссюр говорил о неразрывной связи фонетического «означающего» (по-французски, ‘signifiant’) и
«означаемого» (‘signifie’). В системе языка языковой знак обладает лишь потенциальным значением;
в речи, в процессе общения это потенциальное значение «актуализируется», объединяясь с
конкретным референтом. Поэтому языковой знак графически изображается в виде так называемого
«знакового треугольника», включающего форму, содержание и референт. Например: слово «слон»
является знаком, который включает в себя «означающее», или форму - последовательность фонем
(или, в письменном представлении, букв) и «означаемое», или значение - образ данного животного в
нашем сознании; референт – «настоящее» животное в реальном мире, которое может физически
присутствовать или отсутствовать в момент общения.

референт

Ferdinand de Saussure was also among the first scholars who defined lingual units as specific signs -
bilateral (two-sided) units that have both form and meaning. Ferdinand de Saussure spoke about an
indissoluble link between a phonetic ‘signifier’ (French: ‘signifiant’), and a ‘signified’ (‘signifie’). In the
system of language, a lingual sign has only a potential meaning; in speech, in the process of communication,
this potential meaning is “actualized”, connected with a particular referent. That is why a lingual sign is
graphically presented in the form of a triangle, including the material form, the meaning and the referent. For
example, the word ‘elephant’ is a sign, consisting of a signifier, or form – the sequence of phonemes (or, in
written presentation, of letters), and a signified, or meaning – the image of the animal in our mind; the
referent is the ‘real’ animal in the outside world, which may or may not be physically present.
Языковые единицы могут быть двух видов: сегментные и сверхсегментные. Сегментные
языковые единицы образуются фонемами, которые являются мельчайшими материальными
частицами (сегментами) языка; сегментные единицы представляют собой фонемные цепочки
(морфемы, слова, предложения и т.д.). Сверхсегментные языковые единицы не существуют сами по
себе, их форма реализуется вместе с формой сегментных единиц; тем не менее, сверхсегментные
единицы передают различные значения, включая грамматические значения; к ним относятся:
интонационный рисунок, ударение, паузация, модели порядка слов и т.д. Ср. изменение порядка
слов и интонационной модели в следующем примере: He is at home (сообщение). – Is he at home?
(вопрос). Сверхсегментные языковые единицы образуют вторичную, дополнительную линию речи,
которая осуществляется параллельно первичной фонемной линии.

The units of language are of two types: segmental and supra-segmental. Segmental lingual units
consist of phonemes, which are the smallest material segments of the language; segmental units form
different strings of phonemes (morphemes, words, sentences, etc.). Supra-segmental lingual units do not
exist by themselves, their forms are realized together with the forms of segmental units; nevertheless, they
render meanings of various kinds, including grammatical meanings; they are: intonation contours, accents,
pauses, patterns of word-order, etc. Cf., the change of word-order and intonation pattern in the following
examples: He is at home (statement). – Is he at home? (question). Supra-segmental lingual units form the
secondary line of speech, accompanying its primary phonemic line.

Сегментные единицы образуют иерархию уровней языка. Термин «иерархия» означает


структуру, в которой единицы вышележащего уровня образуются из единиц нижележащего уровня;
единицы каждого уровня характеризуются собственными функциональными признаками и не
сводятся к простой сумме единиц нижележащего уровня.

Первый уровень образован фонемами, мельчайшими материальными языковыми элементами.


Они обладают формой, но не обладают значением. Фонемы выполняют функцию дифференциации
значений слов и морфем. Например: man – men.
Второй уровень образуется морфемами, мельчайшими значимыми элементами языка, которые
строятся при помощи фонем. Наименьшая морфема может состоять из одной фонемы, например: step-
s; -s означает 3-е лицо ед. число глагола, или множественное число существительного. Значение
морфемы обобщенное, «сигнификативное»: морфема не называет референт, а указывает на него.

Третий языковой уровень образуется словами, или лексемами - номинативными языковыми


единицами, которые выражают конкретное, номинативное значение: они называют различные
референты. Слово строится морфемами; оно может состоять из одной морфемы, например: cat.
Разница заключается в качестве значения.

Четвертый языковой уровень образуется словосочетаниями, или фраземами, которые


представляют собой объединения двух и более знаменательных слов, служащих в составе
предложения сложными номинациями (названиями) референтов (объектов, действий, признаков и
даже событий), например: a beautiful girl, their sudden departure. В современной трактовке
словосочетания могут наряду с отдельными словами рассматриваться как составляющие
предложений, члены предложения, которые собственно и составляют четвертый языковой уровень и
могут быть названы «денотемами».

Segmental lingual units form a hierarchy of levels. The term ‘hierarchy’ denotes a structure in which
the units of any higher level are formed by the units of the lower level; the units of each level are
characterized by their own specific functional features and cannot be seen as a mechanical composition of the
lower level units.

The 1st level is formed by phonemes, the smallest material lingual elements, or segments. They have
form, but they have no meaning. Phonemes differentiate the meanings of morphemes and words. E.g.: man –
men.

The 2nd level is composed of morphemes, the smallest meaningful elements built up by phonemes. The
shortest morpheme can consist of one phoneme, e.g.: step-s; -s renders the meaning of the 3rd person singular
form of the verb, or, the plural form of the noun. The meaning of the morpheme is abstract and significative:
it does not name the referent, but only signifies it.

The 3rd level consists of words, or lexemes, nominative lingual units, which express direct, nominative
meanings: they name, or nominate various referents. The words consist of morphemes, and the shortest word
can include only one morpheme, e.g.: cat. The difference is in the quality of the meaning.

The 4th level is formed by word-combinations, or phrasemes, the combinations of two or more notional
words, which represent complex nominations of various referents (things, actions, qualities, and even
situations) in a sentence, e.g.: a beautiful girl, their sudden departure. In a more advanced treatment, phrases
along with separate words can be seen as the constituents of sentences, notional parts of the sentence, which
make the fourth language level and can be called “denotemes”.

Пятый уровень образуется предложениями, или пропоземами - языковыми единицами,


которые называют некоторую ситуацию, событие и одновременно выражают предикацию, т.е.
показывают отношения между названным событием и реальной действительностью - реально или
нереально событие, желательно или обязательно, сообщается как факт или подвергается вопросу,
утверждается или отрицается и т.д.; например: Their departure was sudden - реальное событие,
имевшее место в прошлом, сообщается как факт и т.д. Предложение часто определяется как
предикативная языковая единица. Минимальное предложение может состоять из одного слова,
например: Fire!
Шестой уровень образуется предложениями, функционирующими в тексте. Текстовые единицы
традиционно называются сверхфразовыми единствами; мы будем называть такие находящиеся выше
уровня предложения конструкции, которые образуются в речи, диктемами (от лат. ‘dicto’ «я
говорю»). Диктемы характеризуются рядом признаков, главным из которых является общность
темы. Как и все остальные языковые единицы, диктемы могут быть выражены одной единицей
нижележащего уровня; например, текст рекламного лозунга может состоять из всего лишь из одного
предложения: Just do it!; или абзац письменного текста может быть образован одним независимым
предложением, которое приобретает тематическую значимость.

Не все единицы языка обладают собственным значением и, следовательно, не все они могут
быть определены как знаки: фонемы и слоги (которые также выделяются некоторыми лингвистами в
качестве факультативного уровня языка) лишь участвуют в выражении значений единиц
вышележащих уровней; они называются «кортемами» (от лат. cortex: ‘кора, корка, скорлупа’) и
противопоставляются большинству значимых языковых единиц, которые называются «сигнемами».

he 5th level is the level of sentences, or proposemes, lingual units which name certain situations, or
events, and at the same time express predication, i.e. they show the relations of the event named to reality -
whether the event is real or unreal, desirable or obligatory, stated as a fact or asked about, affirmed or
negated, etc., e.g.: Their departure was sudden (a real event, which took place in the past, stated as a fact,
etc.). Thus, the sentence is often defined as a predicative lingual unit. The minimal sentence can consist of
just one word, e.g.: Fire!

The 6th level is formed by sentences in a text or in actual speech. Textual units are traditionally called
supra-phrasal unities; we will call such supra-sentential constructions, which are produced in speech,
dictemes (from Latin ‘dicto’ ‘I speak’). Dictemes are characterized by a number of features, the main one of
which is the unity of topic. As with all lingual units, dictemes are reducible to one unit of the lower level; e.g.,
the text of an advertisement slogan can consist of just one sentence: Just do it!; or, a paragraph in a written
text can be formed by a single independent sentence, being topically significant.

Not all lingual units are meaningful and, thus, they can not be defined as signs: phonemes and syllables
(which are also distinguished as an optional lingual level by some linguists) participate in the expression of
the meaning of the units of upper levels; they are called “cortemes” (from Lat. cortex: ‘bark, crust, shell’) as
opposed to the majority of meaningful lingual units, called “signemes”.

Исключительно важным для системного описания языка является выделение двух основных
типов отношений между языковыми единицами: парадигматических и синтагматических
отношений. Термин «синтагматические отношения» является производным от слова «синтагма»,
т.е. линейное соединение единиц одного уровня. Языковые единицы образуют различные цепочки,
последовательности, конструкции, иными словами, они сочленяются в реальных
последовательностях. Например: He started laughing. В этом предложении можно выделить
синтагматические, или линейные отношения между звуками: [h+i:] = [hi:]; [s+t+a:+t+i+d] = [sta:tid];
морфемы также синтагматически объединены в словах: star+ed= started; laugh+ing= laughing; слова
синтагматически объединяются в словосочетаниях и предложениях: He + started; started + laughing.
Кроме того, предложение может быть объединено синтагматическими отношениями с другими
предложениями в процессе общения, в речи, например: He started laughing. Everybody thought it was
rather odd. Поскольку эти отношения можно наблюдать в реальных речевых последовательностях, в
высказываниях, они также еще определяются латинским термином «in praesentia» («в присутствии»,
присутствующие в одной последовательности).

Crucial for the systemic description of language are the two fundamental types of relations between
lingual units: paradigmatic and syntagmatic relations. The term “syntagmatic relations” is derived from the
word “syntagma”, i.e. a linear combination of units of the same level. Lingual units form various lingual
strings, sequences, or constructions; in other words, lingual units co-occur in the same actual sequences.
E.g.: He started laughing. In this sentence we can point out syntagmatic, or linear relations between the
sounds [h+i:] = [hi:]; [s+t+a:+t+i+d] = [sta:tid]; etc.; the morphemes are also connected syntagmatically
within words: start+ed = started; laugh+ing = laughing; the combinations of words form syntagmas within
phrases and sentences: He + started; started + laughing. Besides, the sentence can be connected with other
sentences by syntagmatic relations in the process of communication, in speech, e.g.: He started laughing.
Everybody thought it was rather odd. Since these relations can be observed in actual utterances, they are
also defined by the Latin term “in praesentia” (“in the presence”, present in the same sequence).

Синтагматическим отношениям противопоставляются отношения, называемые


парадигматическими. Этот термин является производным от слова «парадигма» и обозначает
отношения между элементами в составе парадигм в системе языка. Фердинанд де Соссюр называл эти
отношения «ассоциативными», имея в виду то, как различные языковые единицы организованы и
ассоциативно соотнесены друг с другом в мозгу человека. Классическими грамматическими
парадигмами считаются грамматические категории слов, морфологические парадигмы, например,
категории числа или падежа существительных: в русском языке – стол – стола – столу – столом – на
столе; в английском языке – toy – toys; tooth – teeth; children – children’s, и др. Парадигма в наиболее
общем виде есть система вариантов одной и той же единицы, называемой «инвариант»;
парадигматические отношения – это отношения между вариантами языковой единицы внутри
парадигмы. Не только слова, но и все остальные языковые единицы организованы парадигматически
в системе языка в соответствии со своими собственными категориями, например, предложения
объединяются в парадигмы по категории «цель коммуникации»; в таких парадигмах
противопоставляются повествовательные, вопросительные и побудительные модели предложений,
например: He laughed. – Did he laugh? – Let him laugh. Поскольку парадигматические отношения
нельзя наблюдать в реальной речи, их еще называют отношениями «in absentia» («в отсутствии»).

Парадигматические отношения существуют между языковыми единицами не только в


грамматике, но и в фонетической и в лексической системах языка. Например, парадигматические
отношения связывают гласные и согласные, глухие и звонкие согласные и т.д.; синонимы и антонимы,
тематические группы, модели словообразования и т.д. Однако наиболее значимы парадигматические
отношения в грамматике, поскольку грамматика является наиболее системно организованным строем
языка.

The other type of relations, opposed to syntagmatic, are called paradigmatic. The term is derived from
the word “paradigm” and denotes the relations between elements in paradigms in the system of language.
Ferdinand de Saussure called these relations ‘associative relations’, implying the way different linguistic
units are arranged and associated with each other in human minds. Classical grammatical paradigms are those
making up grammatical categories of words, or, morphological categories, e.g., the category of number or
case of the noun: in Russian – стол – стола – столу – столом – на столе; in English – toy – toys; tooth –
teeth; children – children’s, etc. 1[1][1] Paradigm, in most general terms, is a system of variants of the same
unit, which is called ‘the invariant’; paradigmatic relations are the relations between the variants of the
lingual unit within a paradigm Not only words, but all lingual units are organized in the system of language
paradigmatically according to their own categories; for example, sentences may be organized in paradigms
according to the category “the purpose of communication”, in such paradigms declarative, interrogative and
imperative sentence patterns of the same sentence invariant are opposed, e.g.: He laughed. – Did he laugh? –
Let him laugh. Since these relations can’t be observed in actual speech they are also described as relations “in
absentia” (“in the absence”).

Paradigmatic relations exist not only in grammar, but in the phonetical and lexical systems of language
as well. For example, paradigmatic relations exist between vowels and consonants, voiced and voiceless
consonants, etc.; between synonyms and antonyms, in topical groups of words, word-building models, etc.
But paradigmatic relations are of primary importance for grammar, as the grammar of language is above all
systemic.

Язык как система разбивается на три основных подсистемы, каждая из которых в свою очередь
тоже является системой. Это – фонетическая (фонологическая), лексическая и грамматическая
системы. Фонетическая система (фонетический строй языка) включает все языковые единицы,
составляющие материальную сторону языка: звуки, фонемы, интонационные модели, акцентуальные
модели. Фонетический строй языка изучается отдельной лингвистической дисциплиной – фонетикой
(фонологией). Лексическая система (лексический строй языка) включает все номинативные
(назывные) языковые единицы – слова и устойчивые словосочетания. Лексическая система изучается
в лексикологии. Грамматическая система (грамматический строй языка) включает правила и
закономерности употребления языковых единиц в построении высказываний в процессе общения
между людьми. Грамматическая система языка изучается специальной лингвистической дисциплиной
- грамматикой.

Изучение грамматики может быть либо практического характера (практическая грамматика),


когда исследование направлено на описание грамматики как набора правил, подлежащих
соблюдению, либо теоретического характера (теоретическая грамматика), когда исследование
направлено на объяснение механизмов и законов, по которым функционирует грамматическая
система языка.

В каждой из подсистем вычленяются не только собственный набор элементов, но и собственная


организация структуры. Например, в грамматической подсистеме языка выделяют части речи и
модели предложений. Части речи далее разграничиваются на существительные, глаголы,
прилагательные, наречия, служебные части речи; эта часть грамматики известна как морфология.
Предложения далее разграничиваются на простые и сложные предложения, сложные предложения
далее разграничиваются на сложносочиненные и сложноподчиненные и т.д.; эта часть грамматики
известна как синтаксис.

As a system, language is subdivided into three basic subsystems, each of which is a system in its own
turn. They are the phonetical (phonological), lexical and grammatical systems. The phonetical system
includes the material units of which language is made up: sounds, phonemes, different intonation models, and
accent models. The phonetical system of language is studied by a separate branch of linguistics called
phonology. The lexical system includes all the nominative (naming) means of language – words and stable
word-combinations. The lexical system is studied by lexicology. The grammatical system includes the rules
and regularities of using lingual units in the construction of utterances in the process of human
communication. The grammatical system is described by grammar as a branch of linguistics.

The study of grammar may be either practical (practical grammar), which describes grammar as a set
of rules and regulations to follow, or theoretical (theoretical grammar), aiming at the explanation of how and
why the grammatical system works.

Each sub-system distinguishes not only its own set of elements, but its own structural organization. For
example, within the grammatical system we single out parts of speech and sentence patterns. The parts of
speech are further subdivided into nouns, verbs, adjective, adverbs, functional parts of speech; this
subdivision of grammar is known as morphology. Sentences are further subdivided into simple and
composite: composite sentences are subdivided into complex and compound, etc.; this subdivision of
grammar is known as syntax.

В истории лингвистики были попытки отделить грамматику как описание формальной и


структурной стороны языка от семантики, как описания значений. Такой подход невозможен,
поскольку грамматические формы и закономерности значимы, т.е. они обладают значением, хотя
грамматические значения качественно отличаются от лексических значений. Грамматические
значения отражают наиболее обобщенные, абстрактные компоненты содержания, передаваемого
языковыми единицами. Например, слово hands, помимо непосредственного лексического значения
(референта, обозначаемого словом), несет определенные грамматические значения, в частности,
значение «предметности» (категориальное грамматическое значение существительных),
«множественности» (более чем одни объект) и др.

In the history of linguistics, there were attempts to separate grammar, as the description of linguistic
forms and structures, from semantics, the description of meanings. This is absolutely impossible, since
grammatical forms and regularities are meaningful, though, of course, the quality of grammatical meanings
is different from the quality of lexical meanings. Grammatical meanings are connected with the most
abstract and general parts of information, rendered by lingual units. For example, the word hands, apart
from its immediate lexical meaning (the referent of the word), bears some grammatical meanings, in
particular, ‘thingness’ (the categorical grammatical meaning of nouns), ‘plurality’ (more than one objects
are denoted) and others.

Языковая единица была определена выше как знак – двусторонняя единица, обладающая
собственным значением и собственной формой. В связи с этим в языке вычленяют две стороны, или
два плана - план содержания и план выражения: план содержания объединяет все элементы
значения, т.е. семантические элементы, существующие в языке, а план выражения объединяет все
материальные, формальные компоненты языка. Каждая языковая единица, включая грамматические
единицы, представляет собой единство значения и формы, содержания и средства его выражения.
Однако между планом содержания и планом выражения нет одно-однозначного соотношения;
отношения между единицами плана содержания и плана выражения более сложные. В случаях
полисемии или омонимии две или более единицы плана содержания соотносятся с одной единицей
плана выражения, например, лексические омонимы: seal, hand, и др. В случае синонимии, наоборот,
два или более единицы плана выражения соотносятся с одной единицей плана содержания,
например, лексические синонимы: pretty, nice, beautiful, и т.д. Отношения омонимии и синонимии
также могут быть выявлены в грамматической системе языка. Например, грамматическая омонимия:
-(e)s передает 3-е лицо ед. число глагола, родительный падеж существительного или множественное
число существительного, ср., breaks, bird’s, birds; грамматическая синонимия - будущее действие в
английском языке может быть выражено с помощью форм простого будущего (the future indefinite),
простого настоящего (the present indefinite) или продолженного настоящего (the present continuous),
ср., We’ll fly tomorrow; We fly tomorrow; We are flying tomorrow.

A lingual unit has been described above as a sign – a bilateral unit, which has its form and its meaning.
Thus, two language planes can be distinguished - the plane of content and the plane of expression: the plane
of content comprises all the meaningful, semantic elements contained in the language, while the plane of
expression comprises all the material, formal units of the language. Each lingual unit, including grammatical
units, is a unity of meaning and form, of content and the means of its expression. But the correspondence
between the two planes is not one-to-one; the relations between the units of content and the units of
expression are more complex. In cases of polysemy and homonymy two or more units of the plane of content
correspond to one unit of the plane of expression, for example, the lexical homonyms: seal, hand, etc. In
cases of synonymy, just the other way round, two or more units of the plane of expression correspond to one
unit of the plane of content, for example, the lexical synonyms: pretty, nice, beautiful, etc. The relations of
homonymy and synonymy can be distinguished in the grammatical system too. For example, homonymy in
grammar: the grammatical suffix -(e)s denotes the 3rd person singular of the verb, the genitive case of the
noun, or the plural of the noun, as in breaks, bird’s, birds; synonymy in grammar: future action can be
expressed with the help of the future indefinite, the present indefinite, or the present continuous form of the
verb, as in We’ll fly tomorrow; We fly tomorrow; We are flying tomorrow.

Фердинанд де Соссюр и Бодуэн де Куртене внесли еще один важный вклад в системное
изучение языка: они показали, что синхронное исследование языка в определенной стадии его
развития должно быть отделено от диахронного изучения изменений языка от одной его стадии к
другой. Поэтому выделяют еще один вид отношений между языковыми единицами: синхронные
отношения между элементами языка, сосуществующими в определенный период времени, и
диахронные отношения между языковыми единицами определенного типа в разные временные
периоды. Язык и каждая из его подсистем являются системами синхронно сосуществующих единиц; в
каждой из систем можно также анализировать диахронные отношения между элементами. Например,
синхронные отношения в современном английском языке: hard – harder – hardest; синхронные
отношения в древнеанглийском языке: heard - heardra - heardost; диахронные отношения: hard –
heard; harder – heardra; hardest – heardost.

Another major contribution to the systemic description of language by Ferdinand de Saussure and
Beaudoin de Courtenay was the doctrine that the synchronic study of a particular ‘state’ of a language in its
development should be separated from the diachronic study of the language changes from one state to
another. So, one more fundamental type of relation between language elements is to be distinguished:
synchronic relations between language elements coexisting at a certain period of time, and diachronic
relations between lingual elements of a certain type at different time periods. Language and each of its
subsystems are synchronic systems of co-existing elements; in each system it is also possible to analyze
diachronic relations between its elements. For example, synchronic relations in New English: hard – harder –
hardest; synchronic relations in Old English: heard - heardra - heardost; diachronic relations: hard – heard;
harder – heardra; hardest – heardost.

Key terms: language, speech, sign, lingual unit, system, subsystem, systemic approach, segmental
lingual units, supra-segmental lingual units, hierarchy, hierarchical (hierarchic) relations, phoneme,
morpheme, word (lexeme), word-combination (phraseme), denoteme, sentence (proposeme), supra-
sentential construction (supra-phrasal unity, dicteme), nomination, predication, corteme, signeme, plane of
content, plane of expression, synonymous relations (synonymy), homonymous relations (homonymy),
paradigm, paradigmatic relations, syntagma, syntagmatic relations, synchrony, synchronic relations,
diachrony, diachronic relations

UNIT 2

МОРФЕМНАЯ СТРУКТУРА СЛОВА MORPHEMIC STRUCTURE OF THE


WORD

Определение морфемы. Слово и морфема; The definition of the morpheme. The word
их соотношение в уровневой системе языка. and the morpheme, their correlation in the level
Единицы промежуточного статуса между structure of the language. Intermediary
phenomena between the word and the morpheme.
морфемой и словом. Традиционная
Traditional classification of morphemes:
классификация морфем, их позиционная и positional and functional (semantic) criteria.
семантическая характеристики. Корень и Roots and affixes. Lexical (derivational, word-
аффиксы. Лексические (словообразовательные, building) and grammatical (functional, word-
деривационные) и грамматические changing) affixes. The IC-analysis of the
morphemic structure. Grammatical relevance of
(словоизменительные, служебные) морфемы. derivational affixes; lexical (word-building)
Анализ морфемного состава слова по paradigms. The peculiarities of grammatical
непосредственным составляющим. suffixes (inflexions) in English. Outer and inner
Грамматическая значимость деривационных inflexion. The "allo-emic" theory in morphology:
morphs, allomorphs and morphemes. Distribu-
аффиксов; лексические
tional analysis in morphology; contrastive, non-
(словообразовательные) парадигмы. contrastive, and complementary types of
Особенности грамматических аффиксов distribution. Distributional classification of morp-
(флексий) в английском языке. Внешняя и hemes: full and empty (zero morphemes), free and
внутренняя флексия. «Алло-эмическая bound, overt and covert, segmental and supra-
segmental, additive and replacive, continuous and
теория» в морфологии: соотношение морфов, discontinuous morphemes. The assessment of
алломорфов и морфем. Дистрибутивный distributional morpheme types.
анализ в морфологии: контрастная,
неконтрастная, дополнительная
дистрибуция. Дистрибутивная классификация
морфем: морфемы пустые и полные (понятие
нулевой морфемы), свободные и связанные,
открытые и скрытые, сегментные и
сверхсегментные, аддитивные и
заместительные, непрерывные и разрывные.
Оценка дистрибутивных типов морфем.

Как было показано в предыдущем разделе, As shown in the previous unit, the morpheme
морфема – это минимальная значимая языковая is the elementary meaningful lingual unit built up
единица, образуемая фонемами и входящая в from phonemes and used to make words. It has
состав слова. Она обладает значением, но meaning, but its meaning is abstract, significative,
значение морфемы размытое, отвлеченное, not concrete, or nominative, as is that of the word.
сигнификативное, в отличие от значения слова, Morphemes constitute the words; they do not exist
которое является более конкретным, outside the words. Studying the morpheme we
номинативным (назывным). Морфемы actually study the word: its inner structure, its
формируют слова, вне слов они не существуют. functions, and the ways it enters speech.
Изучая морфему, мы фактически изучаем слово:
его строение, его функции, то, как слово входит в
речь.
При разграничении морфемы и слова как Stating the differences between the word and
языковых единиц приходится признать, что the morpheme, we have to admit that the
иногда их разграничение проблематично. Между correlation between the word and the morpheme is
морфемой и словом нет жесткой границы, problematic. The borderlines between the
существует целый ряд единиц промежуточного morpheme and the word are by no means rigid and
характера (полуслов – полуморфем), которые there is a set of intermediary units (half-words - half-
образуют пространство переходных явлений morphemes), which form an area of transitions (a
(континуум) между словом и морфемой как continuum) between the word and the morpheme
полярными явлениями градационного as the polar phenomena. This includes the so-called
пространства. Сюда входят схожие с морфемами “morpheme-like” functional, or auxiliary words, for
служебные, вспомогательные слова, например, example, auxiliary verbs and adverbs, articles,
вспомогательные глаголы, служебные наречия, particles, prepositions and conjunctions: they are
артикли, частицы, предлоги, союзы и т.д.: они realized as isolated, separate units (their
осознаются как отдельные единицы (их separateness being fixed in written practice) but
«выделимость» фиксируется письменной perform various grammatical functions; in other
практикой), но выполняют различные words, they function like morphemes and are
грамматические функции, т.е. функционируют dependent semantically to a greater or lesser
подобно морфемам и несамостоятельны в своем extent. Cf..: Jack’s, a boy, have done.
значении в большей или в меньшей степени. Ср.:
Jack’s, a boy, have done. This approach to treating various lingual units
is known in linguistics as “a field approach”: polar
Данный подход к трактовке различных phenomena possessing the unambiguous
языковых единиц известен в лингвистике как characteristic features of the opposed units
«полевой подход»: полярные явления, constitute “the core”, or “the center” of the field,
обладающие несомненными характерными while the intermediary phenomena combining some
признаками противопоставляемых единиц, of the characteristics of the poles make up “the
составляют «ядро» поля, а переходные явления, periphery” of the field; e.g.: functional words make
сочетающие в себе некоторые характеристики up the periphery of the class of words since their
полярных явлений, образуют «периферию» поля; functioning is close to the functioning of
так, служебные слова находятся на периферии morphemes.
класса слов, поскольку функционируют подобно
морфемам.
В традиционной грамматике морфемы In traditional grammar, the study of the
разграничиваются на основании двух критериев: morphemic structure of the word is based on two
позиционного критерия - положения морфем в criteria: the positional criterion - the location of the
слове относительно друг друга, и morphemes with regard to each other, and the
семантического (или функционального) semantic (or functional) criterion - the contribution
критерия - вклада морфемы в совокупное of the morphemes to the general meaning of the
значение слова. word.

В соответствии с этими критериями According to these criteria morphemes are


морфемы подразделяются на корневые divided into root-morphemes (roots) and affixal
морфемы (корни) и аффиксальные морфемы morphemes (affixes). Roots express the concrete,
(аффиксы). Корневые морфемы выражают “material” part of the meaning of the word and
наиболее конкретную, «вещественную» часть constitute its central part. Affixes express the
значения слова и занимают в нем центральное specificational part of the meaning of the word: they
положение. Аффиксальные морфемы выражают specify, or transform the meaning of the root. Affixal
уточняющую, «спецификационную» часть specification may be of two kinds: of lexical or
значения слова: они уточняют, или grammatical character. So, according to the
трансформируют значение корня. Аффиксальная semantic criterion affixes are further subdivided into
спецификация может быть двух видов: lexical, or word-building (derivational) affixes,
лексическая и грамматическая; поэтому по which together with the root constitute the stem of
семантическому критерию аффиксы далее the word, and grammatical, or word-changing
разделяются на лексические, или affixes, expressing different morphological
словообразовательные (деривационные) categories, such as number, case, tense and others.
аффиксы, которые вместе с корнем образуют With the help of lexical affixes new words are
основу слова, и грамматические, или derived, or built; with the help of grammatical
словоизменительные аффиксы, выражающие affixes the form of the word is changed.
значения различных морфологических категорий,
таких как число, падеж, время и т.д. C помощью According to the positional criterion affixes are
лексических аффиксов образуются новые слова; с divided into prefixes, situated before the root in the
помощью грамматических аффиксов изменяется word, e.g.: under-estimate, and suffixes, situated
форма одного слова. after the root, e.g.: underestim-ate. Prefixes in
English are only lexical: the word underestimate is
По позиционному критерию аффиксы derived from the word estimate with the help of the
подразделяются на префиксы, которые prefix under-. Suffixes in English may be either
располагаются перед корнем слова, например: lexical or grammatical; e.g. in the word
under-estimate, и суффиксы, которые underestimates -ate is a lexical suffix, because it is
располагаются после корня слова, например: used to derive the verb estimate (v) from the noun
underestim-ate. Префиксы в английском языке esteem (n), and –s is a grammatical suffix making the
бывают только лексическими: так, слово 3rd person, singular form of the verb to
underestimate образовано от слова estimate с underestimate. Grammatical suffixes are also called
помощью префикса under-. Суффиксы в inflexions (inflections, inflectional endings).
английском языке могут быть либо
лексическими, либо грамматическими;
например, в слове underestimates суффикс –ate
является лексическим, поскольку глагол estimate
(v) образован от существительного esteem (n), а
суффикс -s является грамматическим: он
изменяет форму глагола to underestimate,
выражая грамматическое значение 3-его лица
единственного числа. Грамматические суффиксы
также называются флексиями (окончаниями).
Грамматические суффиксы в английском Grammatical suffixes in English have
языке обладают рядом особенностей, которые
отличают их от флексий в других языках: certain peculiarities, which make them different
поскольку грамматические суффиксы в
английском языке представляются собой остатки from inflections in other languages: since they
старой флективной системы, их в английском
языке немного, всего шесть: -(e)s, -ed, - ing, - er, - are the remnants of the old inflectional system,
est, - en; большинство из них омонимично; так, -
there are few (only six) remaining word-changing
(e)s используется для обозначения
множественного числа существительных (dogs), suffixes in English: -(e)s, -ed, - ing, - er, - est, - en;
родительного падежа существительных (my
friend’s) и 3 лица ед. числа глагола (works); most of them are homonymous, e.g. -(e)s is used
некоторые из них утратили флективные признаки
и могут присоединяться к единицам больше, чем to form the plural of the noun (dogs), the
слово, например: his daughter Mary’s arrival.
genitive of the noun (my friend’s), and the 3rd
Поэтому термин «флексия» редко используется
для обозначения грамматических показателей person singular of the verb (works); some of
слов в английском языке.
them have lost their inflectional properties and

can be attached to units larger than the word,

e.g.: his daughter Mary’s arrival. That is why the

term “inflection” is seldom used to denote the

grammatical components of words in English.

Грамматические суффиксы образуют Grammatical suffixes form word-changing, or


словоизменительные, морфологические morphological paradigms of words, which can be
парадигмы слов, что наблюдается в полном observed to their full extent in inflectional
объеме во флективных языках, таких как русский languages, such as Russian, e.g.: стол – стола –
язык, например: стол – стола – столу – столом столу – столом - о столе; morphological
- о столе; словоизменительные парадигмы paradigms exist, though not on the same scale, in
существуют и в английском языке, хотя и не столь English too, e.g., the number paradigm of the noun:
обширные, например, парадигма категории boy - boys.
числа существительного: boy - boys.
Lexical affixes are primarily studied by
Словообразовательные суффиксы lexicology with regard to the meaning which they
изучаются, прежде всего, в лексикологии с точки contribute to the general meaning of the whole
зрения значения, которое они привносят в общую word. In grammar word-building suffixes are studied
семантику слова. В грамматике as the formal marks of the words belonging to
словообразовательные аффиксы изучаются different parts of speech; they form lexical (word-
постольку, поскольку они являются building, derivational) paradigms of words united
формальными показателями (маркерами) by a common root, cf.:
принадлежности слов к разным частям речи; они
участвуют в образовании лексических
(словообразовательных, деривационных) to decide - decision - decisive - decisively
парадигм слов, объединенных одним корнем,
ср.: to incise - incision - incisive - incisively

to decide - decision - decisive - decisively Being the formal marks of words of different
parts of speech, word-building suffixes are also
to incise - incision - incisive - incisively grammatically relevant. But grammar study is
primarily concerned with grammatical, word-
Поскольку лексические суффиксы changing, or functional affixes, because they change
выступают в подобных сопоставлениях как the word according to its grammatical categories
формальные показатели той или иной части речи, and serve to insert the word into an utterance.
они значимы (релевантны) с точки зрения
грамматики. Однако в грамматике изучаются в
первую очередь словоизменительные,
служебные аффиксы, потому что с их помощью
слово изменяется по своим морфологическим
категориям, и именно они позволяют слову войти
в структуру высказывания.
Морфемная структура слова может быть The morphemic structure of the word can be
отражена линейно; например, структура слова analyzed in a linear way; for example, in the
underestimates может быть показана следующим following way: underestimates - W= {[Pr
образом: W= {[Pr +(R+L)]+Gr}, где W – слово, R – +(R+L)]+Gr}, where W denotes the word, R the root,
корень, L – лексический суффикс, Pr – префикс, Gr L the lexical suffix, Pr the prefix, and Gr the
– грамматический суффикс. grammatical suffix.

Деривационная история слова может быть In addition, the derivational history of the
также показана иерархически, в виде так word can be hierarchically demonstrated as the so-
называемого «дерева непосредственных called “tree of immediate constituents”; such
составляющих»; такой анализ называется analysis is called “IC-analysis”, IC standing for the
«анализом по непосредственным “immediate constituents”. E.g.:
составляющим» слова. Например:

W
W

St 1 G
St 1 G
P St 2 P St 2

R L R L

under/ estim/ ate/ s under/ estim/ ate/ s

Метод непосредственных составляющих, IC-analysis, like many other ideas employed


как и многие другие идеи, используемые в
изучении морфемного строения слова, был in the study of the morphemes, was developed
разработан американским лингвистом
Леонардом Блумфилдом и его последователями by an American linguist, Leonard Bloomfield, and
в рамках направления, известного как
his followers within the framework of an
«дескриптивная лингвистика» (или, «структурная
лингвистика»). Анализ по непосредственным approach known as Descriptive Linguistics (or,
составляющим в структурной лингвистике
начинается с единиц вышележащих языковых Structural Linguistics). Immediate constituents
уровней: например, непосредственными
составляющими сложного предложения являются analysis in structural linguistics starts with lingual
части сложного предложения («клаузы»), каждая
units of upper levels: for example, the immediate
из которых, в свою очередь, может быть
непосредственно поделена на именное constituents of a composite sentence might be
словосочетание и глагольное словосочетание как
составляющие, и т.д.; анализ продолжается, пока clauses, each clause in turn might have noun
не будут достигнуты конечные составляющие –
phrase and verb phrase as constituents, etc.; the
морфемы.
analysis continues until the ultimate constituents

– the morphemes – are reached.

Помимо префиксов и суффиксов в Besides prefixes and suffixes, some other


лингвистике выделяют еще ряд позиционных positional types of affix are distinguished in
типов аффиксов: например, регулярное linguistics: for example, regular vowel interchange
чередование гласных внутри корня, в результате which takes place inside the root and transforms its
которого меняется значение слова, может meaning “from within” can be treated as an infix,
описываться как «инфикс», например: e.g.: a lexical infix – blood – to bleed; a grammatical
лексический инфикс - blood – to bleed; infix – tooth – teeth. Grammatical infixes are also
грамматический инфикс - tooth – teeth. defined as inner inflections as opposed to
Грамматические инфиксы также называют grammatical suffixes which are called outer
«внутренними флексиями» в inflections. Since infixation is not a productive
противопоставлении с грамматическими (regular) means of word-building or word-changing
суффиксами, которые называют «внешними in modern English, it is more often seen as partial
флексиями». Поскольку инфиксация не является suppletivity. Full suppletivity takes place when
продуктивным (регулярным) способом completely different roots are paradigmatically
словообразования или словоизменения в united, e.g.: go – went.
современном английском языке, подобные
случаи чаще рассматривают как частичный
супплетивизм. О полном супплетивизме речь
идет тогда, когда в рамках одной парадигмы
объединяются абсолютно разные корни,
например: go – went.
При изучении морфем необходимо When studying morphemes, we should
разграничивать морфемы как абстрактные distinguish morphemes as generalized lingual units
языковые единицы от их конкретных речевых from their concrete manifestations, or variants in
манифестаций, вариантов в конкретных specific textual environments; variants of
контекстных окружениях; варианты морфем morphemes are called “allo-morphs”.
называются «алломорфы».
Initially, the so-called allo-emic theory was
Первоначально основы так называемой developed in phonetics: in phonetics, phonemes, as
«аллоэмической теории» были разработаны в the generalized, invariant phonological units, are
приложении к фонетическим единицам: в distinguished from their concrete realizations, the
фонетике выделяют фонемы, как абстрактные, allophones. For example, one phoneme is
инвариантные фонологические единицы, и pronounced in a different way in different
аллофоны, как их конкретные реализации. Одна environments, cf.: you [ju:] - you know [ju]; in
и та же фонема может произноситься по-разному Russian, vowels are also pronounced in a different
в разных окружениях, ср.: you [ju:]- you know [ju]; way in stressed and unstressed syllables, cf.: дом -
в русском языке гласные по-разному домой. The same applies to the morpheme, which is
произносятся в ударных и безударных слогах, ср.: a generalized unit, an invariant, and may be
дом - домой. То же самое относится к морфемам, represented by different variants, allo-morphs, in
которые представляют собой абстрактные different textual environments. For example, the
единицы, инварианты, и могут быть реализованы morpheme of the plural, -(e)s, sounds differently
через разные варианты, алло-морфы, в разных after voiceless consonants (bats), voiced consonants
контекстных окружениях. Например, морфема and vowels (rooms), and after fricative and sibilant
множественного числа -(e)s звучит по-разному consonants (clashes). So, [s], [z], [iz], which are
после глухих согласных (bats), звонких согласных united by the same meaning (the grammatical
и гласных (rooms), после шипящих и свистящих meaning of the plural), are allo-morphs of the same
(clashes). Варианты [s], [z], [iz], объединенные morpheme, which is represented as -(e)s in written
одним значением (грамматическим значением
множественности) и некоторым сходством в speech.
произношении, являются алломорфами одной и
той же морфемы, представляемой на письме как
-(e)s.
«Аллоэмическая» теория в приложении к The “allo-emic theory” in the study of
изучению морфем также была разработана в morphemes was also developed within the
рамках дескриптивной лингвистики с framework of Descriptive Linguistics by means of the
применением так называемого so-called distributional analysis: in the first stage of
«дистрибутивного анализа»: на первом этапе distributional analysis a syntagmatic chain of lingual
данного метода синтагматическая цепь units is divided into meaningful segments, morphs,
лингвистических единиц членится на значащие e.g.: he/ start/ed/ laugh/ing/; then the recurrent
отрезки, морфы, например, he/ start/ed/ segments are analyzed in various textual
laugh/ing/; затем повторяющиеся сегменты environments, and the following three types of
анализируются в различных текстовых distribution are established: contrastive
окружениях (распределениях), и устанавливаются distribution, non-contrastive distribution and
следующие три типа дистрибуции: контрастная complementary distribution. The morphs are said to
дистрибуция, неконтрастная дистрибуция и be in contrastive distribution if they express
дополнительная дистрибуция. Морфы different meanings in identical environments the
находятся в контрастной дистрибуции, если в compared morphs, e.g.: He started laughing – He
одних и тех же окружениях они передают разные starts laughing; such morphs constitute different
значения, например: He started laughing – He morphemes. The morphs are said to be in non-
starts laughing; такие морфы образуют разные contrastive distribution if they express identical
морфемы. Морфы находятся в неконтрастной meaning in identical environments; such morphs
дистрибуции, если в одних и тех же окружениях constitute ‘free variants’ of the same morpheme,
они передают одинаковые значения; такие e.g.: learned - learnt, ate [et] – ate [eit] (in Russian:
морфы образуют свободные варианты трактора – тракторы). The morphs are said to
морфемы, например: learned - learnt, ate [et] – ate be in complementary distribution if they express
[eit] (в русском языке, трактора – тракторы). identical meanings in different environments, e.g.:
Морфы находятся в дополнительной He started laughing – He stopped laughing; such
дистрибуции, если в различных окружениях они morphs constitute variants, or allo-morphs of the
выражают одинаковые значения, например: He same morpheme.
started laughing – He stopped laughing; такие
морфы образуют варианты, или алломорфы The allo-morphs of the plural morpheme -(e)s
одной морфемы. [s], [z], [iz] stand in phonemic complementary
distribution; the allo-morph –en, as in oxen, stands
Алломорфы морфемы множественного in morphemic complementary distribution with the
числа -(e)s [s], [z], [iz] находятся в отношениях other allo-morphs of the plural morpheme.
фонемной дополнительной дистрибуции;
алломорф –en, как в слове oxen, находится в
морфемной дополнительной дистрибуции с
другими алломорфами.
Помимо уже упомянутых традиционных Besides these traditional types of morphemes,
типов морфем в дескриптивной лингвистике in Descriptive Linguistics distributional morpheme
выделяют следующие попарно types are distinguished; they immediately correlate
противопоставляемые дистрибутивные типы with each other in the following pairs. Free
морфем. Свободные морфемы, которые могут morphemes, which can build up words by
образовывать отдельные слова, themselves, are opposed to bound morphemes,
противопоставляются связанным морфемам, used only as parts of words; e.g.: in the word ‘hands’
которые используются только в качестве частей hand- is a free morpheme and -s is a bound
слов, например: в слове ‘hands’ hand- свободная morpheme. Overt and covert morphemes are
морфема, а -s – связанная морфема. Открытые opposed to each other: the latter shows the
морфемы противопоставляются скрытым meaningful absence of a morpheme distinguished in
морфемам; последние показывают значимое the opposition of grammatical forms in paradigms; it
отсутствие морфемы, выявляемое в оппозициях is also known as the “zero morpheme”, e.g.: in the
противопоставленных грамматических форм в number paradigm of the noun, hand – hands, the
парадигмах, это так называемые «нулевые plural is built with the help of an overt morpheme,
морфемы», например: в парадигме категории hand-s, while the singular - with the help of a zero or
числа существительного, hand – hands, covert morpheme, handØ. Full or meaningful
множественное число образовано с помощью morphemes are opposed to empty morphemes,
открытой морфемы, hand-s, а единственное which have no meaning and are left after singling
число – с помощью нулевой, или скрытой out the meaningful morphemes; some of them used
морфемы, handØ. Полные, или значимые to have a certain meaning, but lost it in the course of
морфемы противопоставляются пустым historical development, e.g.: in the word ‘children’
морфемам, которые не обладают значением и child- is the root of the word, bearing the core of the
выделяются в виде остатка после вычленения meaning, -en is the suffix of the plural, while -r- is an
значимых морфем; некоторые из них изначально empty morpheme, having no meaning at all, the
обладали значением, но утратили его в процессе remnant of an old morphological form. Segmental
исторического языкового развития, например: в morphemes, consisting of phonemes, are opposed
слове ‘children’ child- корень слова, выражающий to supra-segmental morphemes, which leave the
его основное значение, -en – суффикс phonemic content of the word unchanged, but the
множественного числа, а -r- является пустой meaning of the word is specified with the help of
морфемой, которая не обладает никаким various supra-segmental lingual units, e.g.: `convert
значением, это осколок старой морфологической (a noun) - con`vert (a verb). Additive morphemes,
формы. Сегментные морфемы, состоящие из which are freely combined in a word, e.g.: look+ed,
фонем, противопоставляются сверхсегментным small+er, are opposed to replacive morphemes, or
морфемам, которые оставляют фонемный облик root morphemes, which replace each other in
слова неизменным, но изменяют его значение с paradigms, e.g.: sing -sang – sung. Continuous
помощью разнообразных сверхсегментных morphemes, combined with each other in the same
языковых единиц, например: `convert word, e.g.: worked, are opposed to discontinuous
(существительное) - con`vert (глагол). morphemes, which consist of two components used
Аддитивные морфемы, свободно jointly to build the analytical forms of the words,
объединяющиеся в словах, например: look+ed, e.g.: have worked, is working.
small+er, противопоставляются
субституционным морфемам, прежде всего Many of the distributional morpheme types
корневым морфемам, замещающим друг друга в contradict the traditional definition of the
рамках морфологических парадигм, например: morpheme: traditionally the morpheme is the
sing -sang – sung. Непрерывные морфемы, smallest meaningful lingual unit (this is contradicted
by the “empty” morphemes type), built up by
объединяющиеся друг с другом в рамках одного phonemes (this is contradicted by the “supra-
слова, например, worked, противопоставляются segmental” morphemes type), used to build up
разрывным морфемам, которые состоят из двух words (this is contradicted by the “discontinuous”
компонентов, совместно используемых при morphemes type). This is due to the fact that in
построении аналитических форм слов, например: Descriptive Linguistics only three lingual units are
have worked, is working. distinguished: the phoneme, the morpheme, and
syntactic constructions; the notion of the word is
Выделение многих из этих видов морфем rejected because of the difficulties of defining it.
вступает в конфликт с традиционным Still, the classification of distributional morpheme
определением морфемы: традиционно морфема types can be used to summarize and differentiate
определяется как минимальная значимая various types of word-building and word-changing,
единица языка (что противоречит выделению though not all of them are morphemic in the current
«пустых» морфем), образуемая фонемами (что mainstream understanding of the term
противоречит выделению «сверхсегментных» “morpheme”.
морфем), и используемая для строительства слов
(что противоречит выделению «разрывных»
морфем). Данные противоречия связаны с тем,
что в американской дескриптивной лингвистике
признается существование только трех языковых
единиц – фонемы, морфемы и синтаксических
конструкций; слово как языковая единица не
рассматривается вообще в связи с
упоминавшимися выше трудностями его
определения. И все же, данная классификация
может быть использована для обобщения и
систематизации различных способов
словообразования и словоизменения, хотя не все
из них представляют собой морфемные способы
в господствующем на сегодняшний день
понимании термина «морфема».

UNIT 3

КАТЕГОРИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА СЛОВА CATEGORIAL

Грамматическое значение и средства его выражения. Grammatical meaning and th


Парадигматическое соотнесение индивидуальных грамматических correlation of individual grammati
форм. Грамматическая категория как система выражения system of expressing a generalized
обобщенного (категориального) грамматического значения. analysis of grammatical category. T
Оппозиционный анализ грамматических категорий. Теория оппозиций. oppositions: binary and supra-bina
Типы оппозиций: оппозиции бинарные и сверхбинарные (тернарные, privative, gradual, and equipollent
квартернарные и т.д.); привативные, градуальные и эквиполентные Privative binary opposition as the m
оппозиции. Оппозиции в грамматике. Привативные бинарные in grammar. The strong (marked, p
оппозиции как основной тип оппозиций в грамматике. Сильный members of the opposition, their fo
(маркированный, положительный) и слабый (немаркированный, category in communication: contex
отрицательный) члены оппозиции; их формальные и функциональные substitution). The two types of oppo
признаки. Грамматическая категория в функционировании: transposition. Synthetical and anal
контекстная редукция оппозиции (оппозиционное замещение). Два synthetical grammatical forms: out
типа оппозиционной редукции: нейтрализация и транспозиция. suppletivity. The principle of identi
Синтетические и аналитические грамматические формы. Виды idiomatism of analytical forms. The
синтетических грамматических форм: внешняя флексия, внутренняя immanent and reflective categories
флексия, супплетивизм. Принцип идентификации аналитической constant feature categories and var
грамматической формы; грамматический идиоматизм аналитических
форм. Типы грамматических категорий: имманентные и
рефлективные категории, закрытые и трансгрессивные категории,
категории постоянного признака и категории переменного признака.

Грамматические значения знаменательных слов передаются через их Grammatical meanings of


грамматические формы. Например, значение множественного числа в grammatical forms. For example,
английском языке регулярно выражается с помощью грамматического regularly rendered by the gramm
суффикса –(e)s: cats, books, clashes. Грамматические значения Grammatical meanings of individua
индивидуальных грамматических форм выявляются в качестве таковых в in paradigmatic correlations: the pl
рамках парадигматических соотнесений: множественное число соотносится the genitive case of the noun correl
с единственным (cat – cats), родительный падеж соотносится с общим (cat – definite article determination correl
cat’s), неопределенная артиклевая детерминация – с определенной (a cat – (a cat – the cat), etc.
the cat) и т.д.
The generalized meaning
Обобщенное значение парадигматически соотнесенных grammatical forms is called “categ
грамматических форм называется «категориальным». Логическое понятие the reflection of the most general pr
«категория» обозначает результат отражения наиболее обобщенных in grammar are expressed by gram
признаков явлений. Категориальные значения в грамматике передаются system of the English noun the gen
через грамматические парадигмы. Например, в системе английского expressed grammatically through th
существительного категориальное значение «число» реализуется через a paradigm) of two members, of
парадигматическое соотнесение (или, парадигматическое grammatical meaning: the singular (
противопоставление, оппозицию) двух членов парадигмы – двух
грамматических форм, каждая из которых передает собственное Thus, the definition of gramm
грамматическое значение: единственного числа (например, cat) и category is a system of expressing a
множественного числа (cats). paradigmatic correlation of gramm
generalized grammatical meaning a
Следовательно, определение грамматической категории может быть
сформулировано следующим образом: грамматическая категория есть
система выражения обобщенного категориального значения с помощью
парадигматического соотнесения грамматических форм. Другими
словами, это единство обобщенного грамматического значения и форм его
выражения.
Парадигматические соотнесения, как показано выше, выступают в Paradigmatic correlations
форме «оппозиций» (противопоставлений) грамматических форм - членов “oppositions” of grammatical form
парадигм. В лингвистике оппозиции исследуются с помощью специального are analyzed linguistically with
метода, известного как «оппозиционный анализ». Этот метод был впервые “oppositional analysis”. N. S. Tru
разработан И.С. Трубецким, представителем Пражского лингвистического Circle, developed it at the turn
кружка, в начале ХХ века в приложении к анализу фонологических единиц phonological research; later it be
и стал позже активно использоваться для анализа грамматических grammatical categories. Opposition
категорий. Члены оппозиции характеризуются наличием двух типов features: common features and diff
признаков (черт, характеристик): общих признаков и дифференциальных the basis for uniting the grammati
(различительных) признаков. Общие признаки служат основой example above, the two forms, cat a
объединения грамматических форм в рамках одной парадигмы; в of one and the same word, sharin
вышеприведенном примере две грамматические формы, cat – cats, number. Differential features serve t
объединяются в рамках единой парадигмы как формы одного и того же for example, the grammatical form
слова, передающие категориальное грамматическое значение числа. grammatical suffix, which the form
Дифференциальные признаки служат для разграничения членов оппозиции;
в парадигме числа существительного грамматическая форма On the basis of various
множественного числа, cats, обладает формальным показателем числа – features, several types of oppositio
окончанием, или грамматическим суффиксом, а форма единственного English grammar is a binary privati
числа, cat, характеризуется его отсутствием. the opposition consists of two mem
there are oppositions, that may in
По соотношению общих и дифференциальных признаков различают ‘quaternary’, etc.). The term “pr
несколько типов оппозиций. Преобладающим типом оппозиций в opposition are characterized by th
грамматике английского языка является привативная бинарная feature, which serves as the formal
оппозиция. Термин «бинарная» означает, что подобная оппозиция состоит above, cat – cats, the ending of the
их двух членов, или форм; помимо бинарных существуют также opposition characterized by the p
оппозиции, состоящие из более чем двух членов, «сверх-бинарные» “marked”, “strong”, or “positive” (
(«тернарные», «квартернарные» и т.д.). Термин «привативная» означает, other member of the opposition, ch
что члены оппозиции различаются по наличию/отсутствию некоторого feature, is called “unmarked”, “wea
дифференциального признака, который выступает в качестве формального the symbol -). In the category of num
показателя (маркера, экспонента) одного из членов оппозиции; в form, because it possesses a specia
вышеприведенном примере, cat – cats, окончание формы множественного (e)s, or other formal means, such a
числа выступает в качестве формального показателя этого члена member of the opposition is the sin
оппозиции. Член оппозиции, характеризуемый наличием To stress the negative marking o
дифференциального признака, называется «маркированный», «сильный» oppositional theory with “non-”term
или «положительный» (обычно обозначается значком +). plural”.
Противопоставленный ему член оппозиции характеризуется отсутствием
выявленного дифференциального признака и называется Besides the differences in
«немаркированный», «слабый» или «отрицательный» (обычно differences between the members of
обозначается значком -). В категории числа маркированным членом weak member is always more gene
оппозиции является множественное число, поскольку форма the strong member is always more p
множественного числа обладает специальным формальным показателем in meaning, the weak member of
(либо продуктивный суффикс -(e)s, как в вышеприведенном примере, либо contexts than the strong member an
другие формальные показатели, например, -en как в children и др.); слабым, member in certain contexts. For ex
немаркированным членом оппозиции является единственное число, used generically to denote all the ob
поскольку у формы единственного числа отсутствует специальный my favourite flower = (All) Roses ar
показатель. Чтобы подчеркнуть отрицательный характер маркированности,
слабый компонент оппозиции также определяется в теории оппозиций с Besides privative oppositio
помощью терминов с приставкой «не-»: например, единственное число oppositions, which are minor type
определяется как «не-множественное». formed by a series of members wh
absence of a differential feature, but
Помимо различий в форме, между членами привативных оппозиций opposition in English can be iden
существуют регулярные семантические отличия: значение слабого члена category of comparison, cf.: big –
оппозиции всегда является более общим и абстрактным, а значение formed by members, which are dist
сильного члена оппозиции – более конкретным. Именно поэтому слабый An equipollent morphological opp
член оппозиции используется в более широком диапазоне контекстов, чем plane of expression in the paradigm
сильный, и даже может регулярно замещать его в некоторых контекстах. correlation of the person and numbe
Например, форма единственного числа существительного может were).
использоваться в родовом значении для обозначения всех элементов
некоторого класса объектов: The rose is my favourite flower = (All) Roses are
my favourite flowers.

Помимо привативных оппозиций выделяют градуальные и


эквиполентные оппозиции; они являются второстепенными в морфологии.
Градуальные оппозиции образуются наборами членов, которые
различаются не по наличию/отсутствию дифференциального признака, а по
степени его выраженности. В морфологии градуальные оппозиции могут
быть выделены лишь в плане содержания в рамках корреляции форм
степеней сравнения, ср.: big – bigger - biggest. Эквиполентные оппозиции
образуются наборами компонентов, которые отличаются друг от друга
собственными положительными признаками. В морфологии английского
языка эквиполентные оппозиции могут быть выделены лишь в плане
выражения в парадигмах с супплетивными формами, например, в
соотношении форм числа и лица глагола be: am – are – is (was – were).
Существуют два основных способа, с помощью которых образуются There are two basic types o
грамматические формы: синтетический и аналитический. forms are built: synthetical and an
Синтетические грамматические формы образуются за счет морфемного forms are built by means of the
состава слова. Данный способ включает грамматические средства, которые includes the morphemic means, whi
были описаны в предыдущем разделе: внешнюю флексию, inflexion with the help of adding gr
подразумевающую прибавление аддитивных грамматических суффиксов к e.g.: cat - cats; inner inflexion, or vo
основам слов: cat - cats; внутреннюю флексию, или чередование гласных в geese; and suppletivity, when diff
корне слова: goose - geese; супплетивизм, подразумевающий paradigm, e.g.: go – went. Analy
противопоставление разных корней в одной парадигме: go – went. combination of the notional word w
Аналитические грамматические формы образуются в результате сочетания Analytical forms consist of two wo
знаменательного слова со служебными словами, например: come - have meaning; in other words, they are g
come. Аналитические формы состоят из двух слов, совместно выражающих grammatical form is not immediat
грамматическое значение, другими словами, они «грамматически Analytical grammatical forms are
идиоматичны»: значение аналитической формы не вытекает из значений ее combinations. Some analytical form
составляющих. Аналитические грамматические формы образуют поле are inseparable in their grammatica
переходности между словом и словосочетанием. Некоторые аналитические perfect aspect: come - have come
формы стоят ближе к слову, поскольку их компоненты практически forms are more independent se
нерасчленимы (диффузны) в выражении грамматически идиоматичного grammatically; for example, the
значения, например, формы перфекта: come - have come. В других случаях beautiful – most beautiful. Such co
компоненты аналитических форм более самостоятельны семантически, basic component are treated by som
степень их грамматической идиоматичности ниже, например, формы they are correlative members of
степеней сравнения: beautiful - more beautiful – most beautiful. Подобные specific grammatical meaning, t
сочетания вспомогательных и базовых элементов трактуются некоторыми grammatical forms too. Some lexica
лингвистами как свободные словосочетания, однако, поскольку они of common grammatical meanings
функционируют в качестве членов грамматических парадигм, соотносятся suppletivity or specific analytical
с исходными формами слов и выражают единое грамматическое значение, uncountable nouns or repetition gro
они также должны рассматриваться как аналитические грамматические thousands and thousands, etc.
формы. Некоторые лексические средства, регулярно используемые для
выражения общих грамматических значений тоже могут быть отнесены к Analytical grammatical form
периферийным супплетивным формам или особым аналитическим формам, is an analytical type of language.
например: сочетание слов-квантификаторов с неисчисляемыми
существительными или словосочетания с повтором - a bit of joy, the last two
items of news, thousands and thousands и др.

Аналитические грамматические формы преобладают в английском


языке; современный английский язык – это язык аналитического типа.
Грамматические оппозиции могут подвергаться редукции при Grammatical oppositions
функционировании грамматических форм в некоторых контекстах, когда circumstances, when one member o
один член оппозиции используется в значении другого члена, другими the other member, or, in other w
словами, замещает свой противочлен. Это явление в теории оппозиций phenomenon in the theory of oppos
трактуется как «оппозиционная редукция» или «оппозиционное or “oppositional substitution”.
замещение». Two types of oppositional r
neutralization and transposition
В грамматике различаются два типа оппозиционной редукции: grammatical form, which is used, lo
нейтрализация оппозиции и транспозиция. Нейтрализация оппозиции the meaning of its counter-membe
имеет место в тех случаях, когда используемая грамматическая форма equivalent with its oppositional c
утрачивает собственное функциональное значение и приобретает значение reduction is stylistically indifferent
своего противочлена; другими словами, грамматическая форма становится weak member of the opposition is
функционально эквивалентой своему противочлену по оппозиции. Этот The rose is my favourite flower (=R
вид оппозиционной редукции не имеет выраженного стилистического the weak member of the number
(экспрессивного) предназначения, стилистически нейтрален; в plural, the strong member. Transpos
большинстве случаев это происходит при использовании слабого члена of the opposition preserves to a ce
оппозиции в контекстах, характерных для сильного члена оппозиции, alongside the meaning of its cou
например: The rose is my favourite flower (=Roses are my favourite flowers) - actually combined. This type of op
единственное число, слабый член оппозиции по категории числа, Because of the combination of me
используется вместо множественного числа, сильного члена оппозиции. created, transposition can be tr
Транспозиция имеет место в тех случаях, когда используемая форма figurativeness, or a grammatical m
сохраняет отчасти собственное значение наряду с приобретаемым strong member of the opposition is
значением своего противочлена, и два функциональных значения the waters of the ocean, the sands of
объединяются. При транспозиции заместительное использование the number category opposition,
грамматической формы стилистически маркировано. Соединение двух member.
функциональных значений и возникающая дополнительная стилистическая
окраска позволяют трактовать транспозицию как грамматический механизм
создания выразительности, или как свого рода грамматическую метафору.
Чаще всего транспозиция происходит при использовании сильного члена
оппозиции в значении, характерном для слабого члена оппозиции.
Например: the waters of the ocean, the sands of the desert - множественное
число существительного, сильный член оппозиции, используется вместо
единственного числа, слабого члена оппозиции.
Грамматические категории подразделяются на несколько типов. Grammatical categories
Собственные, имманентные категории отражают значения «естественно» “Immanent”categories render the m
присущие словам данного лексического класса; например, категория числа particular lexical class; for example
является «естественно» присущей для существительных, референты since the referents denoted by nou
которых могут в большинстве случаев быть исчислены. Отраженные, categories serve as a sign of formal
рефлективные категории выступают как знак формального соотнесения in an utterance: in English the v
или согласования между словами в высказывании; например, в английском characteristics of the noun or of the
языке глагольное число формально отражает признаки числа the utterance; in other words, the v
существительного или местоимения, с которым глагол сочетается в category of number, e.g.: The man
высказывании; другими словами, глагол согласуется с существительным number is not immanent; it is ref
или местоимением по категории числа, например: The man goes - The men “transgressive” like the category o
go. Для глаголов категория числа является не имманентной, а отраженной. the noun, or they can be “closed”,
Имманентные категории могут либо быть переходящими, или the category of gender of nouns i
трансгрессивными, как категория числа, которая выходит за пределы English, so it is a closed categ
класса существительных, либо имманентные категории могут быть changeability of the categorial f
замкнутыми, закрытыми, ограничиваясь рамками слов одного класса; categories realized in changeable gr
например, категория рода существительных в английском языке является of number is a variable feature cat
замкнутой, поскольку не отражается никакими другими частями речи. the singular and the plural, cat – ca
«Категории переменного признака» реализуются в изменяемых classification of the words accordin
грамматических формах слов, например, категория числа существительных e.g.: the category of gender in Eng
– это категория переменного признака, потому что большинство woman is of feminine gender, subst
существительных имеет две формы, единственного и множественного is of masculine gender, invariably s
числа, cat – cats. «Категории постоянного признака» отражаются в substituted only by it.
классификациях слов по определенным неизменным категориальным
признакам; например, категория рода английских существительных – это
категория постоянного признака: существительное woman неизменно
относится к женскому роду, поскольку регулярно замещается
местоимением женского рода she, существительное man - мужского рода,
замещается только местоимением he, существительное tree – среднего рода,
неизменно, постоянно замещаемое местоимением it.

Key terms: category, grammatical category, individual grammatical form


(meaning), categorial grammatical meaning, paradigmatic opposition, common
features, differential features, binary and supra-binary oppositions, privative
(equipollent, gradual) oppositions, formal mark (marker), strong (marked,
positive) member of the opposition, weak (unmarked, negative) member of the
opposition, reduction of the opposition (transposition, neutralization),
synthetical forms, outer inflection, inner inflection, suppletive forms
(suppletivity), analytical forms, grammatical idiomatism, immanent category,
reflective category, transgressive category, closed category, constant feature
category, variable feature category

UNIT 4

ГРАММАТИЧЕСКИЕ КЛАССЫ СЛОВ GRAMMATICAL CLASSES OF WORDS

Понятие части речи как лексико- The notion of a part of speech as a


грамматического класса слов. Грамматически lexico-grammatical class of words.
существенные свойства слов - критерии Grammatically relevant properties of words
выделения частей речи: семантический,
- criteria for differentiating the classes of
формальный, функциональный. Принципы
грамматической классификации слов. words: semantic, formal and functional
Традиционная классификация частей речи. criteria. Principles of grammatical
Знаменательные и служебные части речи в classification of words. The traditional
традиционной классификации. Проблема classification of parts of speech. Notional
адекватности традиционной классификации and functional parts of speech in the
частей речи. Полидифференциальные и
монодифференциальные классификации частей traditional classification. The problem of
речи. Синтаксико-дистрибутивная grammatical relevance of the traditional
классификация слов Ч. Фриза. Трехслойное classification of parts of speech.
членение словарного состава на основе синтеза Polydifferential and monodifferential
традиционной и синтаксико-дистрибутивной (heterogeneous and homogeneous)
классификаций: знаменательные, служебные и
classifications. The syntactico-distributional
местоименные части речи. Сверх-классы, классы
и под-классы слов. Функциональные различия classification of words (Ch. Fries). The
между тремя сверх-классами слов. Открытость combination of the syntactico-distributional
и закрытость сверх-классов слов. Переходные and the traditional classifications: three
явления в системе частей речи. Полевая теория main layers (supra-classes) of lexicon -
частей речи. notional parts of speech, substitutional
parts of speech (pronouns), and functional
parts of speech. Supra-classes, classes, and
sub-classes of words. Functional differences
between the three layers of lexicon; their
openness and closedness. Intermediary
phenomena between the three major layers.
The field approach in the classification of
parts of speech.

Традиционный термин «части речи» был The traditional term “parts of speech” was
создан в древнегреческой лингвистике и отражает developed in Ancient Greek linguistics and
тот факт, что в то время не проводилось различий reflects the fact that at that time there was no
между языком как системой и речью, между словом distinction between language as a system and
как частью высказывания и словом как частью speech, between the word as a part of an
словарного состава языка. Термин «часть речи» utterance and the word as a part of lexis. The
может быть принят современной лингвистикой как term “parts of speech” is accepted by modern
условный, «не-объяснительный» (как «термин- linguistics as a conventional, or “non-explanatory”
имя») для обозначения лексико-грамматических term (“name-term”) to denote the lexico-
классов слов выделенных и соотносимых друг с grammatical classes of words correlating with
другом в системе языка на основании each other in the general system of language on
грамматически существенных свойств. the basis of their grammatically relevant
properties.

Существует три типа грамматически There are three types of grammatically


существенных свойств слов, которые позволяют
разграничить классы слов, называемые «частями relevant properties of words that differentiate
речи»: семантические, формальные и
classes of words called “parts of speech”:
функциональные. Они выступают в качестве
критериев классификации слов по частям речи. semantic, formal and functional properties.
Семантический критерий предполагает оценку
абстрактной семантики слов, объединяющей их в They traditionally make the criteria for the
рамках целого класса, например: обобщенным
(категориальным) значением существительных classification of parts of speech. The semantic
является «предметность», глаголов – процесс,
criterion refers to the generalized semantic
прилагательных – субстантивный признак, наречия
– несубстантивный признак. Формальный критерий properties common to the whole class of
охватывает формальные признаки
(словообразовательные и словоизменительные), words, e.g.: the generalized (or, categorial)
характерные для слов данной части речи,
например: существительное может быть опознано meaning of nouns is “thingness”, of verbs
по особому набору словообразовательных
process, of adjectives substantive property, of
суффиксов, например: property, bitterness, worker,
etc., а также по изменению слова по категориям adverbs non-substantive property. The formal
числа, падежа, артиклевой детерминации: boy-boys,
boy – boy’s, boy – the boy – a boy, etc. Также
важными являются сочетаемостные свойства слов criterion embraces the formal features (word-
разных частей речи, например, глаголы могут
сочетаться с наречиями, а существительные не building and word-changing) that are
могут (за исключением особых контекстов).
characteristic for a particular part of speech,
Функциональный критерий предполагает оценку
тех функций, которые слова данного класса e.g.: the noun is characterized by a specific set
выполняют в предложении, например: наиболее
характерными функциями существительного of word-building affixes, cf.: property,
являются функции подлежащего и дополнения,
единственной функцией, выполняемой в bitterness, worker, etc., and is changed
предложении глаголом в личной форме, является
according to the categories of number, case
функция сказуемого, для прилагательного
характерна функция определения, для наречия – and article determination: boy-boys, boy –
функция обстоятельства.
boy’s, boy – the boy – a boy, etc. Combinability

is also a relevant formal feature for each

particular part of speech; for example, verbs

can be modified by adverbs, while nouns

cannot (except in specific contexts). The

functional criterion is based on the functions

that the words of a particular class fulfill in the

sentence, e.g.: the most characteristic

functions of the noun are those of a subject

and an object; the only function of the finite

form of the verb is that of a predicate; the

adjective functions in most contexts as an

attribute; the adverb as an adverbial modifier.

В целом классификации могут быть основаны Classifications in general may be based


либо на одном из критериев (такие классификации
называются гомогенными, или either on one criterion (such classifications are
монодифференциальными), или на сочетании
called homogeneous, or monodifferential), or
нескольких критериев (такие классификации
получили название гетерогенных, или on a combination of several criteria (such
полидифференциальных). Традиционная,
общепринятая классификация слов по частям речи classifications are called heterogeneous, or
является гетерогенной (полидифференциальной);
polydifferential). The traditional classification
она основывается на сочетании всех трех выше
перечисленных критериев: «значение – форма – of parts of speech is polydifferential
функция».
(heterogeneous); it is based on the
Все части речи в традиционной
классификации на высшем уровне подразделяются combination of all the three criteria mentioned
на знаменательные и служебные.
above: ‘meaning – form – function’.
Знаменательные части речи, к которым в
традиционной классификации относятся Traditionally, all parts of speech are
существительные, глаголы, прилагательные,
наречия, местоимения и числительные, обладают subdivided on the upper level of classification
полным номинативным значением, как правило,
изменяемы и выполняют самостоятельные into notional words and functional words.
синтаксические функции в предложении.
Notional words, which traditionally include
Существительное, например, в рамках
традиционной классификации определяется как nouns, verbs, adjectives, adverbs, pronouns
часть речи, 1)обладающая категориальным
значением «предметности», 2) обладающая and numerals, have complete nominative
набором особых словообразовательных суффиксов,
изменяемая по категориям числа, падежа, meanings, are in most cases changeable and
артиклевой детерминации, которая может
fulfill self-dependent syntactic functions in the
употребляться с предлогами и сочетаться с
прилагательными в функции определения, и 3) sentence. The noun, for example, as a part of
выполняющая в предложении субстантивные
функции подлежащего, дополнения или speech, is traditionally characterized by 1) the
предикатива. По тем же самым критериям получают
свою характеристику другие знаменательные части categorial meaning of substance (“thingness”),
речи. Служебные части речи, среди которых в
2) a specific set of word-building affixes, the
традиционной классификации выделяют союзы,
предлоги, артикли, междометия, частицы и grammatical categories of number, case and
модальные слова, не обладают полной
номинативной ценностью, неизменяемы и article determination, prepositional
выполняют вспомогательные, конструкционные
connections and modification by an adjective,
функции в составе предложений.
and 3) the substantive functions of subject,
Сочетание данных трех критериев в качестве
основного направления в современной лингвистике object or predicative in the sentence. In the
было разработано в трудах В.В. Виноградова, Л.В.
Шербы, А.И. Смирницкого, Б.А. Ильиша и др. same way, all the other notional parts of
speech are described. Functional words, which

include conjunctions, prepositions, articles,

interjections, particles, and modal words, have

incomplete nominative value, are

unchangeable and fulfill mediatory,

constructional syntactic functions.

The employment of the three criteria

combined, in present-day mainstream

linguistics, was developed mainly by V. V.

Vinogradov, L. V. Scherba, A. I. Smirnitsky, B.

A. Ilyish and others.

В традиционной классификации частей речи There are certain limitations and


существует ряд противоречий и
непоследовательностей, которые вызывали (и controversial points in the traditional
продолжают вызывать) у некоторых исследователей
classification of parts of speech, which make
на протяжении всей истории развития лингвистики
сомнения в ее научной обоснованности. Во-первых, some linguists doubt its scientific credibility.
перечисленные критерии классификации
оказываются действительно значимыми только при First of all, the three criteria turn out to be
выделении знаменательных слов. Что касается
служебных слов – предлогов, союзов, частиц, relevant only for the subdivision of notional
междометий и др. – эти классы определяются не по
words. As for functional words – prepositions,
наличию общих семантических, формальных или
функциональных признаков, а скорее по отсутствию conjunctions, particles, interjections, etc. –
перечисленных критериев в обобщенной форме.
Во-вторых, статус числительных и местоимений, these classes of words do not distinguish
которые в традиционной классификации относятся
к знаменательным словам, сомнителен, поскольку either common semantic, or formal, or
они не обладают собственными функциями в
functional properties, they are rather
предложении, а отдельные подклассы внутри этих
классов сближаются по формальным и characterized by the absence of all three
функциональным признакам с разными
знаменательными частями речи: например, criteria in any generalized form. Second, the
количественные числительные функционируют как
status of pronouns and the numerals, which in
существительные, а порядковые – как
прилагательные; то же самое относится к личным и the traditional classification are listed as
притяжательным местоимениям. В-третьих, очень
часто бывает сложно разграничить отдельные части notional, is also questionable, since they do
речи, существует целый ряд слов, статус которых в
not have any syntactic functions of their own,
системе частей речи трудно определим. Например,
неличные формы глагола, такие как инфинитив, but rather different groups inside these two
герундий, причастие I и II, относятся к классу
глаголов, однако у них нет многих признаков classes resemble in their formal and functional
глаголов – признаков числа, лица, времени,
наклонения, и, что еще более важно, они не могут properties different notional parts of speech:
выполнять характерные глагольные функции в
e.g., cardinal numerals function as
предложении – функции сказуемого. Столь же
неопределенными являются частиречные substantives, while ordinal numerals function
характеристики вспомогательных глаголов,
усилительных наречий, связующих наречий и as adjectives; the same can be said about
местоимений и многих других групп слов, которые
обладают морфологическими признаками personal pronouns and possessive pronouns.
знаменательных слов, однако выполняют в
Third, it is very difficult to draw rigorous
предложении вспомогательные, конструкционные
функции подобно служебным словам. Кроме того, borderlines between different classes of
существуют слова, которые совсем «выпадают» из
классификации по частям речи, например, у многих words, because there are always phenomena
лингвистов вызывает проблемы частиречная
that are indistinguishable in their status. E.g.,
принадлежность слов согласия и несогласия, yes и
no. non-finite forms of verbs, such as the infinitive,

the gerund, participles I and II are actually

verbal forms, but lack some of the

characteristics of the verb: they have no

person or number forms, no tense or mood

forms, and what is even more important, they

never perform the characteristic verbal

function, that of a predicate. Equally dubious is

the part-of-speech characterization of auxiliary

verbs, intensifying adverbs, conjunctive

adverbs and pronouns, and of many other


groups of words which have the morphological

characteristics of notional words, but play

mediatory constructional functions in a

sentence, like functional words. There are

even words that defy any classification at all;

for example, many linguists doubt whether the

words of agreement and disagreement, yes

and no, can occupy any position in the

classification of parts of speech.

Перечисленные проблемы и ряд некоторых These, and a number of other problems,


других наблюдений побудили лингвистов к поиску made linguists search for alternative ways to
альтернативных способов членения словарного classify lexical units. Some of them thought that
состава языка. Некоторые лингвисты полагали, что the contradictions could be settled if parts of
противоречия в системе частей речи могут быть speech were classified following what was seen as
разрешены, если провести классификацию по a strictly scientific approach, a unified basis of
единому основанию, что представлялось научно subdivision; in other words, if a homogeneous, or
более последовательным и более строгим monodifferential classification of parts of speech
подходом. Другими словами, разрешение проблем were undertaken.
виделось в создании монодифференциальной, или
гомогенной классификации частей речи. It must be noted that the idea was not
entirely new. The first classification of parts of
Необходимо отметить, что подобные попытки speech was homogeneous: in ancient Greek
предпринимались в истории лингвистики не раз. grammar the words were subdivided mainly on
Так, первая классификация слов по частям речи в the basis of their formal properties into
греческой грамматической школе основывалась в changeable and unchangeable; nouns, adjectives
основном на формальных признаках, по которым and numerals were treated jointly as a big class of
все слова делились на изменяемые и “names” because they shared the same
неизменяемые; существительные, прилагательные morphological forms. This classical linguistic
и числительные рассматривались вместе как класс tradition was followed by the first English
«имен», поскольку имели схожие морфологические grammars: Henry Sweet divided all the words in
формы. Этой классической традиции следовали и English into “declinables” and “indeclinables”. But
первые научные грамматики английского языка; the approach which worked well for the
так, Генри Суит подразделял все слова в английском description of highly inflectional languages turned
языке на «склоняемые» и «несклоняемые». Однако out to be less efficient for the description of other
подход, который был эффективным при описании
флективных языков, оказался не столь languages.
убедительным при описании других языков.
The syntactic approach, which establishes the
Синтаксический подход, который word classes in accord with their functional
устанавливает классы слов в соответствии с их characteristics, is more universal and applicable
функциональными характеристиками, является to languages of different morphological types.
более универсальным и применим к языкам The principles of a monodifferential syntactico-
различных морфологических типов. Принципы distributional classification of words in English
монодифференциальной синтактико- were developed by the representatives of
дистрибутивной классификации слов в английском American Descriptive Linguistics, L. Bloomfield, Z.
языке были разработаны представителями Harris and Ch. Fries.
американской дескриптивной лингвистики Л.
Блумфилдом, З. Харрисом и Ч. Фризом. Ch. Fries selected the most widely used
grammatical constructions and used them as
Ч. Фриз провел выборку наиболее substitution frames: the frames were parsed into
употребительных грамматических конструкций и parts, or positions, each of them got a separate
использовал их в качестве подстановочных рамок, number, and then Ch. Fries conducted a series of
фреймов: фреймы были поделены на части, или substitution tests to find out what words can be
позиции, каждая позиция получила отдельный used in each of the positions. Some of the frames
номер, а затем Ч. Фриз провел большое количество were as follows: The concert was good (always).
субституционных тестов (тестов на замещение), с The clerk remembered the tax (suddenly). The
целью определить, какие слова могут team went there. All the words that can be used
использоваться в конкретных позициях. В качестве in place of the article made one group, the ones
фреймов использовались, в частности, следующие that could be used instead of the word “clerk”
предложения: The concert was good (always). The another, etc. The results of his experiments were
clerk remembered the tax (suddenly). The team went surprisingly similar to the traditional classification
there. Слова, которые могли быть использованы в of parts of speech: four main positions were
позиции артикля образовывали одну группу, слова, distinguished in the sentences; the words which
которые могли замещать слово “clerk” – другую, и can be used in these positions without affecting
т.д. Результаты проведенного Ч. Фризом the meaning of the structures were united in four
эксперимента оказались на удивление схожими с big classes of words, and generally speaking
традиционной классификацией частей речи: в coincide with the four major notional parts of
предложениях были выявлены четыре основные speech in the traditional classification: nouns,
позиции, слова, которые могут замещать эти verbs, adjectives and adverbs. Besides these
позиции без изменения значения конструкции, “positional words” (“form-words”), Ch. Fries
были объединены в четыре больших класса, и эти distinguished 15 limited groups of words, which
классы, в общем, совпали с основными cannot fill in the positions in the frames. These
знаменательными частями речи в традиционной “function words” are practically the same as the
классификации, т.е., с делением слов на functional words in the traditional classification.
существительные, глаголы, прилагательные и
наречия. Помимо «позиционных слов» (“form- The syntactico-distributional classification
words”), Ч. Фриз вычленил 15 ограниченных групп of words distinguished on a consistently syntactic
слов, которые не могли заполнять позиции в basis testifies to the objective nature of the
фреймах. Эти слова, которые Фриз назвал “function classification of parts of speech. More than that,
words” оказались практически идентичны с in some respects the results of this approach turn
классами традиционно выделяемых служебных out to be even more confusing than the allegedly
частей речи. “non-scientific” traditional classification: for
example, Group A, embracing words that can
Синтактико-дистрибутивная классификация substitute for the article “the” in the above given
слов по исключительно функциональным frames, includes words as diverse as “the, no,
признакам свидетельствует об объективном your, their, both, few, much, John’s, twenty”, or
характере разбиения слов по частям речи. Более one word might be found in different
того, в ряде случаев результаты применения этого distributional classes. Thus, the syntactico-
подхода оказались еще более противоречивыми, distributional classification cannot replace the
чем в традиционной, якобы «ненаучной» traditional classification of parts of speech, but
классификации: например, в группе А, the major features of different classes of words
охватывающей слова, способные замещать артикль revealed in syntactico-distributional classification
“the” в вышеприведенных конструкциях, оказались can be used as an important supplement to
такие разнородные слова как “the, no, your, their, traditional classification.
both, few, much, John’s, twenty” и т.д., тогда как одно
слово могло оказываться в разных дистрибутивных
классах. Таким образом, синтактико-
дистрибутивная классификация не может заменить
традиционную классификацию по частям речи,
однако важнейшие характеристики различных
классов слов, которые были выявлены в рамках
синтактико-дистрибутивной классификации, могут
быть использованы в качестве существенного
дополнения к традиционной классификации.
Соединение монодифференциальной The combination of syntactico-
синтактико-дистрибутивной классификации и
традиционной полидифференциальной distributional and traditional classifications
классификации подтверждает безусловное деление
strongly suggests the unconditional
лексикона на два основных сверхкласса:
знаменательные и служебные слова. Важнейшим subdivision of the lexicon into two big supra-
формальным признаком этого разбиения на
сверхклассы становится их classes: notional and functional words. The
открытость/закрытость. Знаменательные части
речи представляют собой открытые классы слов, major formal grammatical feature of this
каждый из которых может быть пополнен новыми
subdivision is their open or closed character.
словами в соответствии с установленными
семантическими, формальными и The notional parts of speech are open classes
функциональными признаками. Выделяются только
четыре знаменательных части речи, которые of words, with established basic semantic,
соответствуют четырем основных синтаксическим
позициям в предложении: существительные, formal and functional characteristics. There
глаголы, прилагательные и наречия. Они
взаимосвязаны между собой четырьмя ступенями
лексических деривационных парадигм, например: are only four notional classes of words, which
to decide – decision – decisive – decisively. Служебные
части речи представляют собой закрытые классы correlate with the four main syntactic
слов: они не могут быть произвольно увеличены,
positions in the sentence: nouns, verbs,
они непосредственно входят в систему языка и
задаются списком. Закрытость служебных частей adjectives, and adverbs. They are
речи обусловлена их ролью в структуре
предложения: через служебные слова реализуются interconnected by the four stages of the lexical
различные конструкционные функции
синтаксических единиц, что сближает их скорее с paradigmatic series of derivation, e.g.: to
грамматическими, нежели с лексическими
decide – decision – decisive – decisively. The
средствами языка.
functional words are closed classes of words:
Что касается статуса числительных и
местоимений, согласно данному подходу они they cannot be further enlarged and are given
образуют особый, третий сверхкласс
заместительных частей речи, поскольку не by lists. The closed character of the functional
обладают собственными позиционными функциями
words is determined by their role in the
в составе предложения, но замещают
знаменательные части речи и выполняют structure of the sentence: the functional
характерные для них функции. Выделение
заместительных частей речи в особый сверхкласс, words expose various constructional functions
отличный от знаменательных частей речи, находит
подтверждение в закрытом характере классов of syntactic units, and this makes them closer
числительных и местоимений: как и в случае со
to grammatical rather than to lexical means of
служебными словами, они задаются списком.
the language.
Все три сверх-класса слов членятся на классы
(собственно части речи) и далее по подклассы As for pronouns and the numerals,
(группы слов внутри частей речи). Например,
существительные делятся на собственные и according to the functional approach they
нарицательные, одушевленные и неодушевленные,
form a separate supra-class of substitutional
исчисляемые и неисчисляемые и т.д.; местоимения
делятся на личные, притяжательные (связанные и parts of speech, since they have no function of
«автономные»), объектные, указательные,
возвратные, относительные и т.д.; числительные their own in the sentence, but substitute for
делятся на количественные и порядковые и т.д.
notional parts of speech and perform their

characteristic functions. The difference

between the four notional parts of speech and

substitutional parts of speech is also supported


by the fact that the latter are closed groups of

words like functional parts of speech.

The three supra-classes are further

subdivided into classes (the parts of speech

proper) and sub-classes (groups inside the

parts of speech). For example, nouns are

divided into personal and common, animate

and inanimate, countable and uncountable,

etc.; pronouns are subdivided into personal,

possessive (conjoint and absolute), objective

pronouns, demonstrative, reflexive, relative,

etc.; numerals are subdivided into cardinal and

ordinal, etc.

Полевой подход, который был описан в The field approach, which was outlined

предыдущих разделах, также позволяет in the previous units, also helps clarify many

прояснить многие сложные вопросы в disputable points in the traditional

традиционной классификации частей речи. classification of parts of speech. The

Границы классов не являются жесткими; вместо borderlines between the classes of words are

границ в соответствии с полевой теорией not rigid; instead of borderlines there is a

выявляются континуумы многочисленных continuum of numerous intermediary

переходных явлений, объединяющих признаки phenomena, combining the features of two or

двух и более классов слов. В структуре каждой more major classes of words. Field theory

части речи существует некоторое ядро, states that in each class of words there is a

представленное словами, которые обладают core, the bulk of its members that possess all
всеми основными признаками данного класса, и the characteristic features of the class, and a

периферия, к которой относятся слова periphery (marginal part), which includes the

смешанного, переходного характера, words of mixed, dubious character,

совмещающие признаки данного класса и других intermediary between this class and other

частей речи. Например, неличные формы classes. For example, the non-finite forms of

глагола (инфинитив, герундий, причастия I и II) the verb (the infinitive, the gerund, participles

составляют периферию глагольного класса слов: I and II) make up the periphery of the verbal

они не имеют некоторых признаков глаголов, class: they lack some of the features of a verb,

зато имеют некоторые признаки, характерные but possess certain features characteristic to

либо для существительных, либо для either nouns, or adjectives, or adverbs. There

прилагательных, либо для наречий. Существуют are numerous intermediary phenomena that

переходные явления между сверхклассами слов: form a continuum between the notional and

некоторые наречия функционируют подобно functional supra-classes; for example, there

служебным словам, например, подобно are adverbs whose functioning is close to that

предлогам или союзам: however, nevertheless, of conjunctions and prepositions, e.g.:

besides и др. Широкозначные знаменательные however, nevertheless, besides, etc. Notional

слова сближаются в своем заместительном words of broad meaning are similar in their

функционировании с местоимениями, например: functioning to the substitutive functioning of

He speaks English better than I do; Have you seen the pronouns, e.g.: He speaks English better

my pen? I can’t find the wretched thing. Вместе с than I do; Have you seen my pen? I can’t find

собственно местоимениями они образуют the wretched thing. Together with the regular

четыре ступени парадигматического ряда, в pronouns they form the stages of the

котором находят свою полную заместительную paradigmatic series, in which the four notional

репрезентацию четыре знаменательные части parts of speech are substitutively represented,

речи, ср.: one, it, thing, matter, way… - do, make, cf.: one, it, thing, matter, way… - do, make,
act…- such, similar same… - thus, so, there… act…- such, similar same… - thus, so, there…

Использование полевого подхода в The implementation of the field

трактовке распределения слов по частям речи approach to the distribution of words in parts

было сформулировано в работах российских of speech was formulated by the Russian

лингвистов Г.С. Щура и В.Г. Адмони. linguists G. S. Schur and V. G. Admoni.

UNIT 5

СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ NOUN: GENERAL

Имя существительное как главная Noun as the central nominative lexemic


unit of language. Categorial meaning of the
номинативная единица лексикона. noun. Formal characteristics of the noun.
Syntactic functions of the noun. The noun as an
Категориальное значение существительного.
attribute (“the cannon ball problem”).
Формальные признаки существительного. Grammatically relevant subclasses of the noun:
common and proper, animate and inanimate,
Синтаксические функции существительного. human and non-human, countable and
uncountable, concrete and abstract nouns. The
Проблема существительного, выступающего grammatical peculiarities of different groups of
nouns. Selectional syntagmatic combinability of
в функции определения (“the cannon ball
different groups of nouns.
problem”). Грамматически существенные

подклассы существительного: сущест-

вительные собственные и нарицательные,

одушевленные и неодушевленные, личностные

и неличностные, исчисляемые и

неисчисляемые. Грамматические особенности

существительных разных подклассов.

Выборочная синтагматическая сочетаемость


существительных разных подклассов.

Категориальным значением существительного The categorial meaning of the noun is


является «предметность». Существительное “substance” or “thingness”. Nouns directly name
непосредственно называет разнообразные объекты various phenomena of reality and have the
и явления действительности и обладает strongest nominative force among notional parts
наибольшей номинативной силой среди всех of speech: practically every phenomenon can be
знаменательных частей речи: практически любое presented by a noun as an independent referent,
явление действительности может быть or, can be substantivized. Nouns denote things
представлено с помощью существительного как and objects proper (tree), abstract notions (love),
независимый референт, то есть, субстантивировано. various qualities (bitterness), and even actions
Существительные обозначают собственно предметы (movement). All these words function in speech in
и объекты (tree), абстрактные понятия (love), the same way as nouns denoting things proper.
разные качества (bitterness) и даже действия
(movement). Все эти слова функционируют в речи
так же, как и названия собственно предметов.
Что касается формальных признаков, Formally, the noun is characterized by a
существительное характеризуется набором особых specific set of word-building affixes and word-
словообразовательных аффиксов и building models, which unmistakably mark a
словообразовательных моделей, которые noun, among them: suffixes of the doer (worker,
указывают на то, что данное слово является naturalist, etc.), suffixes of abstract notions
существительным; к ним относятся, в частности, (laziness, rotation, security, elegance, etc.),
суффиксы производителя действия (worker, special conversion patterns (to find – a find), etc.
naturalist, etc.), суффиксы абстрактных понятий As for word-changing categories, the noun is
(laziness, rotation, security, elegance, etc.), особые changed according to the categories of number
модели конверсии (to find – a find) и др. С точки (boy-boys), case (boy-boy’s), and article
зрения словоизменения существительное determination (boy, a boy, the boy). Formally the
характеризуется по категориям числа (boy - boys), noun is also characterized by specific
падежа (boy - boy’s), и артиклевой детерминации combinability with verbs, adjectives and other
(boy, a boy, the boy). Существительное также nouns, introduced either by preposition or by
обладает рядом формальных показателей в плане sheer contact. The noun is the only part of speech
сочетаемости с глаголами, прилагательными и which can be prepositionally combined with other
другими существительными, присоединяемыми words, e.g.: the book of the teacher, to go out of
либо при помощи предлога, либо без такового. the room, away from home, typical of the noun,
Существительное является единственной частью etc.
речи, которая может объединяться с другими
словами с помощью предлога, например: the book
of the teacher, to go out of the room, away from home,
typical of the noun и т.д.
Наиболее характерными функциями для The most characteristic functions of the
существительного в предложении являются noun in a sentence are the function of a subject
функции подлежащего и дополнения, поскольку and an object, since they commonly denote
они обычно обозначают участников действия и persons and things as components of the
объекты в качестве компонентов описываемой situation, e.g.: The teacher took the book. Besides,
ситуации, например: The teacher put the book on the the noun can function as a predicative (part of a
table. Кроме того, существительное может compound predicate), e.g.: He is a teacher; and as
выступать в качестве предикатива (именной части an adverbial modifier, e.g.: It happened last
составного именного сказуемого), например: He is a summer. The noun in English can also function as
teacher; и в качестве обстоятельства, например: It an attribute in the following cases: when it is used
happened last summer. Существительное в in the genitive case (the teacher’s book), when it
английском языке может также выступать в is used with a preposition (the book of the
функции определения в следующих случаях: когда teacher), or in contact groups of two nouns the
существительное употреблено в родительном first of which qualifies the second (cannon ball,
падеже (the teacher’s book), когда существительное space exploration, sea breeze, the Bush
употреблено с предлогом (the book of the teacher) administration, etc.).
или в контактной группе двух существительных,
первое из которых является определением второго
(cannon ball, space exploration, sea breeze, the Bush
administration и др.).
Последний случай представляет собой особую The last case presents a special linguistic
лингвистическую проблему, которую иногда problem, which is sometimes referred to as “the
называют “cannon ball problem”. Один из аспектов cannon ball problem”. One aspect of the problem
проблемы заключается в следующем: имеем ли мы can be formulated in the following way: is it a
дело в подобных случаях с сочетанием двух contact group of two nouns or is the first word in
существительных, или первое слово является this phrase an adjective homonymous with a
омонимичным существительному прилагательным? noun? The arguments which support the former
Возможны следующие доказательства point of view are as follows: the first word in such
правильности первой точки зрения: первое слово в contexts does not display any other qualities of
подобных контекстах не обладает ни одним из the adjective, except for the function (it can not
признаков прилагательного кроме функции (оно не form the degrees of comparison, it cannot be
может образовывать форм степеней сравнения, оно modified by an adverb, etc.); besides, sometimes
не может вступать в отношения определения с the first noun in such groups is used in the plural,
наречием и т.д.); кроме того, первое слово в e.g.: translations editor. An additional argument is
подобных словосочетаниях иногда используется в purely semantic, cf.: a dangerous corner – a
форме множественного числа, например: danger signal; the adjective dangerous describes
translations editor. Дополнительные различия the thing referred to by the following noun, so it
обнаруживаются в семантике, ср.: a dangerous is possible to ask a question “What kind of …?”,
corner – a danger signal; прилагательное dangerous while the noun danger tells us what the purpose
описывает референт, обозначаемый следующим of the signal is, so the possible question is “What
существительным, corner, возможна постановка … for?”
вопроса «какой?», а существительное danger
называет отдельный референт - цель подачи Another aspect of “the cannon ball
сигнала, возможна постановка вопроса «для чего?» problem” is as follows: can the components of
. such contact groups be considered two separate
words, or, as some linguists maintain, is it a kind
Другая часть проблемы заключается в of a compound word? The arguments which
следующем: могут ли компоненты подобных support the former point of view are as follows: a
контактных групп рассматриваться как отдельные compound word is a stable, ready-made lingual
слова, или, как утверждают некоторые лингвисты, unit, fixed in dictionaries, while most “noun +
это своего рода сложные слова? Возможны noun” groups are formed freely in speech;
следующие доказательства правильности первой besides, they can be easily transformed into other
точки зрения: сложное слово является стабильной, types of word-combinations (this type of
готовой к употреблению, зафиксированной в transformation test is known as “the isolability
словаре единицей, тогда как большинство test”), e.g., prepositional word-combinations: a
словосочетаний «существительное + cannon ball  a ball for cannon, space
существительное» свободно образуются в речи; exploration  exploration of space, etc.;
кроме того, они могут быть с легкостью compound words as a rule need additional
преобразованы в другие типы словосочетаний, transformations which explain their “inner form”,
например, в предложные словосочетания (этот тип or etymological motivation, e.g.: a waterfall –
трансформационного теста называется «тест на water of a stream, river, etc., falling straight down
изоляцию»), например: a cannon ball  a ball for over rocks. So, combinations like space
cannon, space exploration  exploration of space, exploration are combinations of two nouns, the
тогда как для преобразования сложных слов, как first of which is used as an attribute of the other.
правило, необходимы более сложные They may include several noun attributes,
дополнительные трансформации, которые especially in scientific style texts, e.g.: population
поясняют их «внутреннюю форму», или density factor, space exploration programmes,
этимологическую мотивацию, например: a waterfall etc.
– water of a stream, river, etc., falling straight down
over rocks. Следовательно, сочетания типа space It must be admitted, though, that with
exploration представляют собой сочетания двух some “noun + noun” word-combinations,
существительных, одно из которых является especially if they become widely used and are
определением по отношению к другому. Подобные fixed in dictionaries, their status becomes mixed,
сочетания могут включать несколько субстантивных intermediary between a word and a phrase, and
определений, что особенно характерно для текстов this is reflected by their one-word spelling and
научно-технического стиля, например: population changes in accentuation; incidentally, the lexeme
density factor, space exploration programmes и т.п. cannonball today is considered a compound word
spelled jointly according to the latest dictionaries.
Однако, необходимо отметить, что статус
некоторых сочетаний «существительное +
существительное», особенно когда они становятся
широко употребительными и фиксируются в
словарях, является промежуточным между
словосочетанием и сложным словом, что
отражается и в изменении их написания и в
акцентуации; кстати, лексема cannonball сегодня
уже стала сложным словом и пишется слитно
согласно новейшим лексикографическим изданиям.
Как любая часть речи, существительное далее As with any other part of speech, the
подразделяется на подклассы, или группы, в
соответствии с разнообразными функционально-
семантическими и формальными особенностями noun is further subdivided into subclasses, or
входящих в них слов. Основные грамматически
релевантные подклассы существительного groups, in accord with various particular
выделяются в виде следующих
semantico-functional and formal features of
противопоставлений.
the constituent words. The main
По «типу номинации» существительные
делятся на собственные (имена собственные) и grammatically relevant subclasses of nouns
нарицательные. Нарицательные существительные
представляют собой обобщающее название любого are distinguished in the following correlations.
объекта, входящего в некий класс объектов,
например: river – any river, boy – any boy, а имена
On the basis of “type of nomination” proper
собственные не имеют обобщающего понятийного
nouns are opposed to common nouns. Common
содержания, они служат названием отдельных
nouns present a general name of any thing
индивидуальных существ или объектов, например:
belonging to a certain class of things, e.g.: river –
Mississippi, John, New York и т.д. Данное
any river, boy – any boy, while the proper nouns
семантическое разбиение существительных
have no generalized meaning; they serve as a
отражается в расхождении их формальных
label, a nickname of a separate individual being or
признаков в категории артиклевой детерминации и
thing, e.g.: Mississippi, John, New York, etc. This
в категории числа. Имена собственные практически
semantic subdivision of nouns is grammatically
не употребляются с артиклями и не образуют форм
manifested through the differences in their
множественного числа, за исключением
formal features of the category of article
ограниченного числа контекстов: например, в
determination and of the category of number.
норме нельзя употребить слово New York в форме
The use of proper nouns in the plural or with the
множественного числа, хотя можно сказать There
articles is restricted to a limited number of
are two Lenas in our group, или The Joneses are to visit
contexts: normally, one cannot use the plural
us. Если имя собственное используется с артиклем
form of the word New York, though it is possible
или с другим детерминативом и/или в форме
to say There are two Lenas in our group, or The
множественного числа, эти формальные показатели
Joneses are to visit us. If proper nouns are used
в большинстве контекстов сигнализируют о его
with articles or other determiners and/or in the
транспозиции (переносе) из подкласса имен
plural, in most contexts it signifies their
собственных в подкласс имен нарицательных,
transposition from the group of proper nouns into
например: You are my Romeo!; I can’t approve of
the group of common nouns, e.g.: You are my
young Casanovas like you.
Romeo!; I can’t approve of young Casanovas like
you.
По «форме существования» референтов
существительные подразделяются на
On the basis of “form of existence” of the
одушевленные существительные и
referents animate nouns are opposed to
неодушевленные; первые означают живые
inanimate nouns, the former denoting living
существа (man, woman, dog), а вторые – объекты и
beings (man, woman, dog), the latter denoting
явления (tree, table). Это семантическое разбиение
things and phenomena (tree, table). This semantic
проявляется в формах категории падежа, поскольку
difference is formally exposed through the
преимущественно одушевленные существительные
category of case forms, as animate nouns are
используются в форме притяжательного падежа,
ср.: John’s leg, но the leg of the table. Данное predominantly used in the genitive case, cf.:
разбиение существительных на подклассы John’s leg, but the leg of the table. This
семантически тесно связано со следующим. subdivision of nouns is semantically closely
connected with the following one.
По признаку «личностность» личностные
одушевленные существительные, обозначающие On the basis of “personal quality” human
людей («лица»), противопоставляются animate nouns (person nouns), denoting human
неличностным (одушевленным и beings, or persons, are opposed to non-human
неодушевленным) существительным, (animate and inanimate) nouns (non-person
обозначающим все остальные референты («не- nouns), denoting all the other referents. This
лица»). Это лексико-грамматическое разбиение lexico-semantic subdivision of nouns is
существительных не выделяется традиционной traditionally overlooked in practical and
практической и теоретической грамматикой, но оно theoretical courses on grammar, but it is
также грамматически существенно, поскольку grammatically relevant because only human
только у личностных существительных в английском nouns in English can distinguish masculine or
языке различают мужской и женский род, feminine genders, e.g.: man – he, woman – she,
например: man – he, woman – she, тогда как все while the non-human nouns, both animate and
неличностные существительные, и одушевленные, и inanimate, are substituted by the neuter gender
неодушевленные, замещаются местоимением pronoun ‘it’. The exceptions take place only in
среднего рода it. Исключения имеют место только в cases of transposition of the noun from one group
случаях переноса существительного в другой into another, e.g., in cases of personification, e.g.:
подкласс, например, в случаях персонификации: the the sun - he, the moon - she, etc.
sun - he, the moon - she и т.п.
On the basis of “quantitative structure” of
По «количественной структуре» референта the referent countable (variable) nouns are
исчисляемые существительные opposed to uncountable (invariable) nouns, the
противопоставляются неисчисляемым former denoting discrete, separate things which
существительным; первые означают дискретные, can be counted and form discrete multitudes,
отдельные объекты, которые поддаются e.g.: table – tables, the latter denoting either
исчислению и образуют дискретные множества, substances (sugar), or multitudes as a whole
например: table – tables, вторые обозначают либо (police), or abstract notions (anger), and some
вещества (sugar), либо нечленимые множества others entities. This subdivision is formally
(police), либо абстрактные понятия (anger), либо manifested in the category of number (see Unit
какие-то схожие явления. Это разбиение 7).
существительных проявляется в расхождениях форм
категории числа (см. Раздел № 7). Besides the formal features enumerated
above, the semantic differences between
Помимо перечисленных выше формальных different groups of nouns are manifested through
расхождений, различия между существительными their selectional syntagmatic combinability; e.g., it
разных групп также проявляются через is possible to say The dog is sleeping, but
выборочность их синтагматической сочетаемости; impossible to say *The table is sleeping.
например, можно сказать The dog is sleeping, но
нельзя сказать *The table is sleeping.
UNIT 6

СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ: КАТЕГОРИЯ РОДА NOUN: GENDER

Проблема категории рода в английском The problem of gender category in


языке. Категория рода в древнеанглийском и в English. The category of gender in Old English
современном английском языке. Категория рода and in New English. Gender as a meaningful
как значимая и как формальная категория в языках (natural) category and as a formal (arbitrary)
разных типов. Категория рода как значимая category in different languages. The
категория в современном английском языке. meaningful character of the gender category in
Лексические и грамматические способы различения modern English. Lexical and grammatical
рода в английском языке. Личные местоимения как gender distinctions. Personal pronouns as gen-
родовые классификаторы. Родовые оппозиции и der classifiers of nouns. Gender oppositions
родовые классы существительных: личный род, не- and gender classes of nouns: personal and
личный (средний) род, женский род, мужской род, impersonal (neuter) gender, feminine,
общий род. Оппозиционная редукция категории masculine and common gender. Oppositional
рода; персонификация. reduction of the gender category;
personification.

Категория рода в английском языке является The category of gender in English is a


одним из наиболее спорных вопросов в грамматике. highly controversial subject in grammar. The
Подавляющее большинство лингвистов overwhelming majority of linguists stick to the
придерживаются точки зрения, что эта категория opinion that the category of gender existed only
существовала в только древнеанглийском периоде. in Old English. They claim that, since formal
Считается, что, поскольку формальные показатели gender marks disappeared by the end of the
рода существительных исчезли к концу Middle English period and nouns no longer
среднеанглийского периода и существительное agree in gender with adjacent adjectives or
больше не согласуется с примыкающими к нему verbs, there is no grammatical category of
прилагательными и глаголами, то категории рода в gender in modern English. They maintain that in
английском языке больше не существует. modern English, the biological division of
Утверждается, что в английском языке биологически masculine and feminine genders is rendered only
мотивированное родовое деление на мужской и by lexical means: special words and lexical
женский род отражается только лексическими affixes, e.g.: man – woman, tiger – tigress, he-
средствами – специальными словами или goat – she-goat, male nurse, etc.
лексическими аффиксами, ср.: man – woman, tiger –
tigress, he-goat – she-goat, male nurse и т.п. The fact is, the category of gender in
English differs from the category of gender in
Действительно, категория рода в английском many other languages, for example, in Russian,
языке отличается от категории рода во многих других in French or in German. The category of gender
языках, например, в русском, французском или в linguistically may be either meaningful (or,
немецком. Категория рода с лингвистической точки natural), rendering the actual sex-based features
зрения может быть либо значимой (естественной, of the referents, or formal (arbitrary). In
содержательной), передающей реальные признаки Russian and some other languages the category
пола референтов, либо формальной (произвольной). of gender is meaningful only for human (person)
В русском и некоторых других языках категория рода nouns, but for the non-human (non-person)
является содержательной только для личностных nouns it is formal; i.e., it does not correspond
существительных, а для неличностных with the actual biological sense, cf.: рука is
существительных эта категория является формальной, feminine, палец is masculine, тело is neuter,
т.е. не соотносится с реальным биологическим though all of them denote parts of the human
содержанием обозначаемого референта, ср.: рука – body. In English gender is a meaningful
жен. род, палец – муж. род, тело – ср. род, хотя все category for the whole class of the nouns,
эти существительные обозначают части тела. В because it reflects the real gender attributes (or
английском языке категория рода является their absence/ irrelevance) of the referent
содержательной для всего класса существительных, denoted. It is realized through obligatory
потому что отражает реальные родовые признаки correspondence of every noun with the 3rd
обозначаемого референта (или их отсутствие/ person singular pronouns - he, she, or it: man –
несущественность). Категория рода реализуется через he, woman – she, tree, dog – it. For example: A
обязательное соотнесение каждого существительного woman was standing on the platform. She was
с личными местоимениями 3-го лица единственного wearing a hat. It was decorated with ribbons
числа he, she или it: man – he, woman – she, tree, dog – and flowers… Personal pronouns are
it. Например: A woman was standing on the platform. grammatical gender classifiers in English.
She was wearing a hat. It was decorated with ribbons and
flowers… Местоимения в английском языке являются
грамматическими родовыми классификаторами.
Категория рода реализуется через The category of gender is formed by two
парадигматическое соотнесение двух оппозиций, oppositions organized hierarchically. The first
образующих иерархию. Первая оппозиция является opposition is general and opposes human, or
общей и противопоставляет личностные person nouns, distinguishing masculine and
существительные, которые различают мужской и feminine gender (man – he, woman – she) and
женский род (man – he, woman – she), и все остальные, all the other, non-human, non-person nouns,
неличностные существительные, которые belonging to the neuter gender (tree, dog – it).
относятся к среднему роду (tree, dog – it). Вторая The second opposition is formed by the human
оппозиция образуется только личностными nouns only: on the lower level of the opposition
существительными: на нижнем уровне the nouns of masculine gender and of feminine
противопоставляются существительные мужского и gender are opposed.
женского рода.

Род
Gender

+ _
+ _
Person nouns Non-person
nouns (tree - it)
Личностные сущ. Неличностные
сущ. (tree - it)

+ -
+ - Feminine nouns (woman - she)
Masculine nouns (man -he)
Сущ. жен. рода (woman - she) Сущ. муж. рода
(man -he)

Gender is a constant feature category: it is


expressed not through variable forms of words,
Категория рода является категорией but through nounal classification; each noun
постоянного признака: она выражается не через belongs to only one of the three genders. In
изменение форм слов, а через именную addition, there is a group of nouns in English
классификацию; каждое существительное относится к which can denote either a female or a male in
одному из трех родов. Кроме того, в английском different contexts; these nouns can be substituted
языке существует группа существительных, которые by either ‘he’ or ‘she’, e.g.: president, professor,
в зависимости от контекста могут обозначать либо friend, etc. They constitute a separate group of
мужчин, либо женщин, и могут замещаться либо nouns – the common gender nouns. For them
местоимением he, либо - she, например: president, the category of gender is a variable feature
professor, friend и др. Такие существительные category.
выделяются в особую группу - существительные
общего рода. Для них категория рода является There are no formal marks to distinguish
категорией переменного признака. the strong and the weak members in either of the
gender oppositions. They can be distinguished
Ни в одной из оппозиций по категории рода нет semantically: nouns of the neuter gender in the
формальных показателей, позволяющих разграничить upper level of the opposition is more abstract
слабый и сильный члены оппозиции. Их можно compared to masculine and feminine gender
выявить семантически: существительные среднего nouns; they are the weak member of the
рода на верхнем уровне оппозиции передают более opposition and are naturally used in the position
абстрактные смыслы в противопоставлении с of neutralization. For example: The girl was a
существительными женского и мужского рода; они sweet little thing; “What is it over there: a man
представляют собой слабый член оппозиции и or just a tree?” On the lower level of the
регулярно используются в контекстах нейтрализации. opposition, masculine gender nouns are the weak
Например: The girl was a sweet little thing; “What is it member of the opposition and can be used to
over there: a man or just a tree?” На нижнем уровне denote all human beings irrespective of sex, e.g.:
оппозиции слабым членом оппозиции являются Man must change in the changing world. When
существительные мужского рода, которые могут there is no contextual need to specify the sex of
использоваться для обозначения людей вне the referent, common gender nouns are also
зависимости от их родовых признаков, например: neutrally substituted by the masculine pronoun,
Man must change in the changing world. При e.g.: Every student must do his best.
контекстной нейтрализации родовых признаков
существительные общего рода также замещаются
местоимением мужского рода, например: Every
student must do his best.
Помимо нейтрализации, наиболее заметным Besides the cases of neutralization, the
случаем редукции оппозиции по категории рода most obvious examples of oppositional reduction
является использование слабого член оппозиции, in the category of gender are the cases when the
существительных среднего рода, так, как будто они weak member of the opposition, nouns of neuter
обозначают существа мужского или женского рода, gender, are used as if they denote female or male
т.е., их субституция местоимениями he или she. Чаще beings, when substituted by the pronouns ‘he’ or
всего подобная субституция стилистически окрашена ‘she’. In most cases such use is stylistically
и встречается в эмоциональной речи. Этот вид colored and is encountered in emotionally
транспозиции известен как стилистический прием loaded speech. It is known as the stylistic device
персонификации и имеет место в некоторых of personification and takes place either in some
традиционно фиксированных контекстах, например: a traditionally fixed contexts, e.g.: a vessel – she;
vessel – she; или в возвышенно-приподнятой речи, or in high-flown speech, e.g., Britain – she, the
e.g., Britain – she, the sea – she. В сказках и sea – she. In fairy-tales and poetic texts weak
поэтических текстах слабые существа предстают в creatures are referred to as she, and strong or
женском роде, как she, а сильные или зловещие evil creature as he, e.g.: Death is the only
существа – в мужском роде, как he, например: Death freedom I will know. I hear His black wings
is the only freedom I will know. I hear His black wings beating about me! (Isles)
beating about me! (Isles)

UNIT 7

СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ: КАТЕГОРИЯ ЧИСЛА NOUN: NUMBER

Формальные и функциональные признаки Formal and functional peculiarities of the


форм единственного и множественного числа в singular and the plural forms of nouns in
английском языке. Их оппозиционное представле- English. Their oppositional presentation. The
ние. Проблема значения форм единственного и problem of singular and plural semantics for
множественного числа у существительных different groups of nouns. Relative and absolute
разных групп. Релятивное и абсолютное число; number; the absolute singular (singularia
подгруппы существительных singularia tantum и tantum) number and the absolute plural
pluralia tantum. Редукция оппозиции по категории (pluralia tantum) number. Oppositional
числа у существительных разных групп. reduction of the category for different groups of
nouns.

Категория числа в английском языке The category of number presents a classic


представляет собой классический случай бинарной example of a binary privative grammatical
привативной грамматической оппозиции и была уже opposition and was partly described in Unit 3
частично описана в разделе № 3 (Грамматическая (Grammatical Structure of the Word). The
структура слова). Категория числа выражается через category of number is expressed by the
парадигматическое соотнесение двух форм paradigmatic opposition of two forms: the singular
существительного: формы единственного числа и and the plural. The strong member in this
формы множественного числа. Сильный член opposition, the plural, is marked by special formal
данной оппозиции, множественное число, marks, the main of which is the productive suffix
маркирован специальными формальными –(e)s which exists in three allomorphs - [s], [z],
показателями, основным из которых является [iz], e.g.: cats, boys, roses. The term “productive”
продуктивный суффикс –(e)s, реализуемый тремя means that new nouns appearing in English form
алло-морфами - [s], [z], [iz], например: cats, boys, the plural with the help of this suffix. Non-
roses. Термин «продуктивный» означает, что новые productive means of expressing the plural are
существительные, которые появляются в either historical relics of ancient number
английском языке, образуют множественное число с paradigms, or borrowed, e.g.: the suppletive forms
помощью именно этого суффикса. with interchange of vowels (man – men, tooth –
Непродуктивными являются способы образования teeth), the archaic suffix –en (ox – oxen), a
множественного числа представляющие собой number of individual singular and plural suffixes
остатки древних парадигм или заимствованные из of borrowed nouns (antenna – antennae, stratum –
других языков, например: супплетивные формы с strata, nucleus – nuclei, etc.); in addition, a
чередованием гласных (man – men, tooth – teeth), number of nouns have a plural form homonymous
архаичный суффикс –en (ox – oxen), некоторые with the singular (sheep, fish, deer, etc.). The
индивидуальные суффиксы единственного и singular is regularly unmarked (possesses a “zero
множественного числа у заимствованных
существительных (antenna – antennae, stratum – suffix”).
strata, nucleus – nuclei и др.); кроме того, у
некоторых существительных форма
множественного числа омонимична единственному
(sheep, fish, deer и др.). Единственное число
существительных в большинстве случаев
немаркировано (обладает «нулевым экспонентом»).
Грамматическое значение форм единственного The grammatical meaning of the singular is
числа традиционно определяется в несколько traditionally defined in a simplified way as “one”,
упрощенном представлении как «один», а значение and the meaning of the plural – as “many (more
форм множественного числа – как «много, больше than one)”. This is true for the bulk of the nouns,
чем один». И это верно для большинства namely those denoting simple countable objects
существительных, а именно, для тех из них, которые (table – tables). But the noun in the singular can
обозначают простые исчисляемые объекты (table – denote not only “one discrete separate object”, but
tables). Однако существительное в единственном also substances (water), abstract notions (love),
числе может обозначать не только «один отдельный units of measure (hour) and other referents. The
объект», но и вещества (water), абстрактные понятия same applies to the meaning of the plural: plural
(love), единицы измерения (hour) и другие forms do not always denote “more than one
референты. То же самое относится и к трактовке object”, but express some other meanings, such as
значения множественного числа: формы feelings (horrors of war), sorts of substances
множественного числа не обязательно выражают (wines), picturesqueness (sands, waters), etc.
«больше чем один объект», но и другие значения, Thus, the broader understanding of the
например чувства (horrors of war), виды веществ grammatical meaning of the singular can be
(wines), живописную образность (sands, waters) и defined as the non-dismembering reflection of the
т.д. Таким образом, в более широком толковании referent and the grammatical meaning of the
значение единственного числа может быть plural as potentially dismembering reflection of
определено как потенциально нерасчленимое the referent; or, in other words, the singular forms
представление референта, а значение of nouns present their referents as indivisible, and
множественного числа – как потенциально the plural forms – as divisible.
расчленимое представление референта; другими
словами, формы единственного числа представляют
референт существительного как нечленимый, а
формы множественного числа – как членимый.
Разные семантические типы единственного и Different semantic types of the singular and
множественного числа, некоторые из которых были the plural, some of which were shown above, are
показаны выше, связаны с лексико-семантическими dependent on the lexico-semantic differences
особенностями отдельных существительных, а between individual nouns, namely, the
именно, с их характеристикой по признаку characteristics of their “quantitative structure”.
«количественной структуры». Для исчисляемых For countable nouns the category of number is a
существительных категория числа является variable feature category, or relative, since
категорией переменного признака, или, countable English nouns have both singular and
относительной категорией, поскольку исчисляемые plural correlative forms (table – tables).
существительные в английском языке обладают Uncountable nouns can be used either only in the
соотносительными формами и единственного, и singular or only in the plural; for them the
множественного числа (table – tables). category of number is absolute, or a constant
Неисчисляемые существительные обладают только feature category. The two groups of uncountable
формами единственного числа или только формами nouns are respectively defined as singularia
множественного числа; для них категория числа tantum, or, absolute singular nouns and pluralia
является абсолютной, или категорией постоянного tantum, absolute plural nouns.
признака. Две группы неисчисляемых
существительных соответственно называются The absolute singular nouns usually denote
существительные singularia tantum, или absolute the following referents: abstract notions – love,
singular, и существительные pluralia tantum, или hate, despair, etc.; names of substances and
absolute plural. materials – snow, wine, sugar, etc.; branches of
professional activity – politics, linguistics,
Существительные singularia tantum обычно mathematics; some collective objects – fruit,
обозначают следующие референты: абстрактные machinery, foliage, etc. There are some other
понятия – love, hate, despair, и др.; названия веществ singularia tantum nouns, that are difficult to
и материалов – snow, wine, sugar, и др.; отрасли classify, e.g., advice, news and others. As the
профессиональной деятельности– politics, linguistics, examples above show, the nouns themselves do
mathematics; собирательные объекты – fruit, not possess any formal marks of their singularia
machinery, foliage и др. Есть и некоторые другие tantum status: their form may either coincide with
существительные singularia tantum, которые трудно the regular singular – advice, or with the regular
классифицировать, например, advice, news и др. Как plural – news. Their singularia tantum status is
видно из приведенных примеров, сами эти formally established in their combinability, being
существительные не обладают никакими reflected by the adjacent words: all singularia
признаками, позволяющими определить их как tantum nouns are used with the verbs in the
существительные singularia tantum: их форма может singular; they exclude the use of the numeral
совпадать либо с формой единственного числа - “one” or of the indefinite article. Their quantity is
advice, либо с формой множественного числа – news. expressed with the help of special lexical
Статус этих слов как существительных singularia quantifiers little, much, some, any, a piece, a bit,
tantum формально определяется по их сочетаемости, an item, e.g.: an item of news, a piece of advice, a
через отражение категории числа в примыкающих к bit of joy, etc. As mentioned earlier, this kind of
ним словах: все существительные singularia tantum rendering the grammatical meaning of number
употребляются только с глаголами в единственном with uncountable nouns is so regular that it can be
числе, они исключают употребление с regarded as a marginal case of suppletivity (see
числительным “one” и с неопределенным артиклем; Unit 3).
их количество передается с помощью специальных
лексических квантификаторов little, much, some, any, The absolute plural nouns usually denote the
a piece, a bit, an item, например: an item of news, a following: objects consisting of two halves –
piece of advice, a bit of joy. Как отмечалось ранее, scissors, trousers, spectacles, etc.; some diseases
этот способ передачи грамматического значения and abnormal states – mumps, measles, creeps,
числа неисчисляемых существительных является hysterics, etc.; indefinite plurality, collective
настолько регулярным, что его можно referents – earnings, police, cattle, etc. The nouns
рассматривать как периферийные супплетивные belonging to the pluralia tantum group are used
формы (см. Раздел № 3). with verbs in the plural; they cannot be combined
with numerals, and their quantity is rendered by
Существительные pluralia tantum обычно special lexical quantifiers a pair of, a case of, etc.,
обозначают: объекты, состоящие из двух половин – e.g.: a pair of trousers, several cases of measles,
scissors, trousers, spectacles; названия некоторых etc.
болезней и недомоганий – mumps, measles, creeps,
hysterics и др.; неопределенную множественность,
собирательность - earnings, police, cattle и др.
Существительные pluralia tantum сочетаются с
глаголами в форме множественного числа, они чаще
всего не могут сочетаться с числительными, и их
количество передается с помощью специальных
лексических квантификаторов типа a pair of, a case
of, и др., например: a pair of trousers, several cases of
measles.
В терминах теории оппозиций можно сказать, In terms of the oppositional theory one can say
что при образовании двух подклассов that in the formation of the two subclasses of
неисчисляемых существительных оппозиция по uncountable nouns, the number opposition is
категории числа подвергается «постоянной» “constantly” (lexically) reduced either to the weak
(лексически фиксированной) редукции либо к member (singularia tantum) or to the strong
слабому члену оппозиции (singularia tantum), либо к member (pluralia tantum). Absolute singular
сильному члену оппозиции (pluralia tantum). nouns or absolute plural nouns are “lexicalized” as
Существительные singularia tantum и pluralia tantum separate words or as lexico-semantic variants of
«лексикализируются», т.е. становятся отдельными regular countable nouns. For example: a hair as a
лексическими единицами – самостоятельными countable noun denotes “a threadlike growth from
словами или лексико-семантическими вариантами the skin” as in I found a woman’s hair on my
обычных исчисляемых существительных. husband’s jacket; hair as an uncountable noun
Например: a hair как исчисляемое существительное denotes a mass of hairs, as in Her hair was long
обозначает «волос, волосок», как в предложении I and curly. Similar cases of oppositional
found a woman’s hair on my husband’s jacket; hair как neutralization take place when countable nouns
неисчисляемое существительное означает массу are used in the absolute singular form to express
волос, как в предложении Her hair was long and the corresponding abstract ideas, e.g.: to burst into
curly. Похожая оппозиционная нейтрализация имеет song; or the material correlated with the countable
место в случаях, когда исчисляемые referent, e.g.: chicken soup; or to express generic
существительные используются в форме meaning, e.g.: The rose is my favourite flower
абсолютного единственного числа для обозначения (=Roses are my favourite flowers). The opposite
соответствующих абстрактных понятий, например: process of the restoration of the number category
to burst into song; или материала, соотносимого с to its full oppositional force takes place when
исчисляемым референтом, например: chicken soup; uncountable nouns develop lexico-semantic
или для передачи родового значения, например: The variants denoting either various sorts of materials
rose is my favourite flower (=Roses are my favourite (silks, wines), or manifestations of feelings (What
flowers). Обратный процесс восстановления a joy!), or the reasons of various feelings
категории числа полной оппозиционной силы (с (pleasures of life – all the good things that make
соотносимыми формами единственного и life pleasant), etc.
множественного числа) происходит в тех случаях,
когда у неисчисляемых существительных возникают Lexicalization of the absolute plural form of the
значения видов материалов (silks, wines), или noun can be illustrated with the following
проявления чувств (What a joy!), или причин, examples: colours as an absolute plural noun
вызывающих разные чувства (pleasures of life – all denotes “a flag”; attentions denotes “wooing, act
the good things that make life pleasant) и т.д. of love and respect”, etc. Oppositional
neutralization also takes place when regular
Лексикализацию абсолютного countable collective nouns are used in the absolute
множественного числа существительных можно plural to denote a certain multitude as potentially
проиллюстрировать следующими примерами: divisible, e.g.: The jury were unanimous in their
colours как существительное pluralia tantum одначает verdict. Cases of expressive transposition are
«флаг», attentions означает «ухаживания» и т.п. stylistically marked, when singularia tantum
Оппозиционная нейтрализация также имеет место в nouns are used in the plural to emphasize the
тех случаях, когда исчисляемые собирательные infinite quantity of substances, e.g.: the waters of
существительные используются в абсолютном the ocean, the sands of the desert, etc. This variety
множественном числе для обозначения of the absolute plural may be called “descriptive
потенциально членимого множества, например: The uncountable plural”. A similar stylistically
jury were unanimous in their verdict. Стилистически marked meaning of large quantities intensely
маркированными являются случаи экспрессивной presented is rendered by countable nouns in
транспозиции, когда существительные группы repetition groups, e.g.: cigarette after cigarette,
singularia tantum используются в форме thousand upon thousand, tons and tons, etc. This
множественного числа, чтобы подчеркнуть variety of the absolute plural, “repetition plural”
необъятное количество некоторого вещества, can be considered a specific marginal analytical
например: the waters of the ocean, the sands of the number form.
desert. Эта разновидность абсолютного
множественного числа может быть названа
«описательное неисчислимое множественное».
Схожее значение больших количеств в
эмоционально напряженном представлении может
быть передано исчисляемыми существительными в
словосочетаниях с повтором, например: cigarette
after cigarette, thousand upon thousand, tons and tons и
т.п. Эта разновидность абсолютного
множественного числа, «множественного
повторения», может рассматриваться как особая
периферийная разновидность аналитической формы
множественного числа.

UNIT 8

СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ: КАТЕГОРИЯ NOUN: CASE


ПАДЕЖА

Проблема категории падежа в английском The problem of the category of case in


языке. Различные теоретические подходы к English. Various approaches to the category of
изучению категории падежа в англистике: case in English language study: “the theory of
«теория позиционных падежей», «теория positional cases”, “the theory of prepositional
предложных падежей», «теория ограниченного cases”, “the theory of limited case”, “the theory
падежа», «теория притяжательного of possessive postposition” ("the theory of no
постпозитива» («теория отсутствия падежа)»; case"); their critical assessment. Disintegration
их критическая оценка. Распад старой системы of the inflexional case in the course of the
флективного падежа и установление новой historical development of English and
системы падежа, выраженного с помощью establishing of particle case forms. Formal and
частицы, в ходе исторического развития анг- functional properties of the common case and the
лийского языка. Формальные и функциональные genitive case. The word genitive and the phrase
характеристики общего и родительного падежа, genitive. The semantic types of the genitive. The
их оппозиционное представление. Словесный correlation of the nounal case and the pronounal
генетив и фразовый (групповой) генетив. case.
Семантические типы генетива в английском
языке. Соотношение субстантивного падежа и
местоименного падежа.

Падеж является морфологической категорией Case is the morphological category of the noun
существительного, которая выражается формами manifested in the forms of noun declension and
именного склонения и выражает отношения между showing the relations of the nounal referent to
референтом существительного и другими other objects and phenomena.
объектами и явлениями.
The category of case in English constitutes a great
Категория падежа в английском языке linguistic problem. Linguists argue, first, whether
представляет собой серьезную лингвистическую the category of case really exists in modern
проблему. Мнения лингвистов расходятся, во- English, and, second, if it does exist, how many
первых, по поводу самого существования категории case forms of the noun can be distinguished in
падежа в современном английском языке, а во- English. The main disagreements concern the
вторых, по поводу того, сколько падежных форм grammatical status of “noun + an apostrophe + –s”
существительного можно выделить в английском form (Ted’s book, the chairman’s decision)
языке, если признать, что категория падежа rendering the same meaning of appurtenance as
существует. Основные разногласия связаны с the unfeatured form of the noun in a prepositional
грамматическим статусом формы «существительное construction, cf.: the chairman’s decision – the
+ апостроф + –s» (Ted’s book, the chairman’s decision of the chairman.
decision), которая передает значение
принадлежности, схожее со значением The following four approaches, advanced at
немаркированной формы существительного в various times by different scholars, can be
предложной конструкции, ср.: the chairman’s distinguished in the analysis of this problem.
decision – the decision of the chairman.

В рассмотрении этой проблемы можно


выделить четыре подхода, которые выдвигались в
разное время разными лингвистами.
Подход, который можно определить как The approach which can be defined as “the
«теория позиционных падежей», развивается в theory of positional cases” was developed by J. C.
основном в работах зарубежных исследователей, Nesfield, M. Deutchbein, M. Bryant and other
таких как Дж. Несфилд, М. Дойчбейн, М. Брайант и linguists, mainly in English-speaking countries.
др. Они следуют образцам классической латинской They follow the patterns of classical Latin
грамматики, выделяя именительный, родительный, grammar, distinguishing nominative, genitive,
дательный, винительный и вокативный dative, accusative and vocative cases in English.
(«звательный») падежи в английском языке. Since there are no special morphological marks to
Поскольку в английском языке, в отличие от латыни distinguish these cases in English (except for the
и других флективных языков, нет специальных genitive) like in Latin or other inflectional
морфологических падежных показателей (за languages, the cases are differentiated by the
исключением родительного падежа), предлагается functional position of the noun in the sentence,
различать падежи в соответствии с позиционной e.g.: the nominative case corresponds with the
функцией, выполняемой существительным в subject, the accusative case with the direct object,
предложении, например: именительный падеж the dative case with indirect object, and the
соотносится с функцией подлежащего, vocative case with the address. Thus, “the theory
винительный падеж – с функцией прямого of positional cases” presents an obvious confusion
дополнения, дательный падеж - с косвенным of the formal, morphological characteristics of the
дополнением, вокативный падеж - с обращением. noun and its functional, syntactic features. The
Таким образом, в «теории позиционных падежей» comparative analysis of the noun in English and in
происходит явное смешение формальных, Latin within “the theory of positional cases”
морфологических характеристик существительного approach can be used to show that the grammatical
и его функциональных, синтаксических признаков. meanings expressed by case forms in inflectional
Сравнительный анализ существительных в languages (“noun-declensional” languages) are
английском языке и в латыни в рамках данного regularly expressed in English by other means, in
подхода доказывает лишь то, что значения, particular by syntactic positions, or word-order.
передаваемые падежными формами во флективных
языках (в языках с системой склонения
существительного), могут передаваться в
английском языке другими средствами, в частности,
через синтаксические позиции, или порядок слов.
Подход, который можно определить как The approach which can be defined as “the
«теория препозиционных (предложных) theory of prepositional cases” supplements the
падежей», является логическим продолжением previous one and follows the same route of Latin-
предыдущего и следует той же самой старой oriented, old school grammar traditions. The
грамматической традиции ориентации на linguists who formulated it, G. Curme among
классическую латинскую грамматику. Лингвисты, them, treat the combinations of nouns with
которые его выдвинули, например, Дж. Керм, prepositions as specific analytical case forms, e.g.:
трактуют сочетания существительных с предлогами the dative case is expressed by nouns with the
как особые аналитические падежные формы, prepositions ‘to’ and ‘for’, the genitive case by
например: дательный падеж - существительное с nouns with the preposition ‘of’, the instrumental
предлогами to и for, родительный падеж - case by nouns with the preposition ‘with’, e.g.: for
существительные с предлогом of, the girl, of the girl, with a key. They see the system
инструментальный (творительный) падеж - of cases in English as comprising the regular
существительные с предлогом with, например: for inflectional case (the genitive), “positional cases”,
the girl, of the girl, with a key. В их представлении and “prepositional cases”. This approach is not
система падежей в английском языке включает recognized by mainstream linguistics, because,
обычный флективный падеж (генетив), again, syntactical and morphological
«позиционные падежи» и «предложные падежи». characteristics of the noun are confused. Besides,
Этот подход также отвергается большинством as B. Ilyish noted, if we are consistent in applying
лингвистов, поскольку в его рамках вновь this theory, each prepositional phrase should be
происходит смешение синтаксических и considered as a separate case form and their
морфологических характеристик существительного. number will be almost infinite.
Кроме того, как отмечает Б.А. Ильиш, если
следовать данной теории до конца, придется
считать все сочетания существительного с
предлогами особыми падежными формами, и их
число становится практически необъятным.
Подход, который можно определить как The approach which can be defined as “the
«теория ограниченного падежа», сегодня является theory of limited case” is the most widely
наиболее широко распространенной теорией падежа accepted theory of case in English today. It was
в английском языке. Она была сформулирована в formulated by linguists H. Sweet, O. Jespersen and
работах зарубежных ученых, таких как Г. Суит, О. further developed by Russian linguists A.
Есперсен, и далее разрабатывалась российскими Smirnitsky, L. Barchudarov and others. It is based
лингвистами А. И. Смирницким, Л.С. on the oppositional presentation of the category;
Бархударовым и другими. Данная теория the category of case is expressed by the opposition
основывается на оппозиционном представлении of two forms: the first form, “the genitive case”, is
категории; категория падежа выражается через the strong, featured member of the opposition,
оппозицию двух противопоставленных marked by the postpositional element ‘–s’ after an
грамматических форм: первая форма, форма apostrophe in the singular and just an apostrophe
родительного падежа, является сильным членом in the plural, e.g.: the girl’s books, the girls’
оппозиции, поскольку маркируется с помощью books; the second, unfeatured form is the weak
постпозитивного форманта ‘–s’ после апострофа в member of the opposition and is usually referred to
единственном числе и просто апострофом во as “the common case” (“non-genitive”). The
множественном числе, например: the girl’s books, category of case is realized in full in animate
the girls’ books; вторая, немаркированная форма nouns and restrictedly in inanimate nouns in
представляет собой слабый член оппозиции и English, hence the name – “the theory of limited
обычно называется формой «общего падежа». case”. Besides being semantically (lexically)
Категория падежа реализуется в английском языке в limited, the category of case in English is limited
полной мере одушевленными существительными, и syntactically, as the genitive case form of the noun
ограниченно – неодушевленными is used only as an attribute, and it is also
существительными, отсюда и название – «теория positionally limited: it is used predominantly in
ограниченного падежа». Помимо семантических preposition to the word it modifies (except for
(лексических) ограничений, категория падежа some contexts, known as “double genitive”, e.g.:
ограничена синтаксически, поскольку формы this idea of Tom’s).
родительного падежа существительных
используются только в функции определения, и
позиционно ограничена, поскольку формы
родительного падежа существительных
используются практически только в препозиции к
слову, которое определяет (за исключением
некоторых контекстов, известных как «двойной
генетив», например: this idea of Tom’s).
Согласно подходу, который можно The approach which can be defined as “the
определить как «теория притяжательного theory of the possessive postposition”, or “the
постпозитива» или «теория отсутствия theory of no case” states that the category of case
категории падежа», утверждается, что категория which did exist in Old English was completely lost
падежа, которая действительно существовала у by the noun in the course of its historical
существительного в древнеанглийском периоде, development. The proponents of this theory, G. N.
была им полностью утрачена в ходе исторического Vorontsova, A. M. Mukhin among them, maintain
развития. Сторонники этой теории, среди них Г.Н. that what is traditionally treated as the inflectional
Воронцова, А.М. Мухин, утверждают, будто то, что genitive case form is actually a combination of the
традиционно рассматривается как флективная noun with a postposition denoting possession. The
форма родительного падежа, есть ничто иное, как main arguments to support this point of view are
сочетание существительного с постпозитивом –s, as follows: first, the postpositional element ‘s is
означающим принадлежность. Основные аргументы not only used with words, but also with the units
в поддержку этой точки зрения следующие: во- larger than the word, with word-combinations and
первых, формант –‘s может присоединяться не even sentences, e.g.: his daughter Mary’s arrival,
только к словам, но и к единицам больше, чем the man I saw yesterday’s face; it may be used
слово, например, к словосочетаниям и даже with no noun at all, but with a pronoun, e.g.:
предложениям, например: his daughter Mary’s somebody else’s car; second, the same meaning of
arrival, the man I saw yesterday’s face; этот формант possession is rendered in English by prepositional
может присоединяться не только к of-phrases, e.g.: this man’s daughter – the
существительным, но и к словам других частей daughter of this man. The followers of this
речи, например, к местоимениям: somebody else’s approach conclude that –s is no longer an
car; во-вторых, то же самое значение inflection, but a particle-like postpositional word,
принадлежности передается в английском языке so, “noun +–‘s” is not a morphological form of the
словосочетаниями с предлогом of, например: this noun, but a purely syntactical construction and
man’s daughter – the daughter of this man. there is no longer a morphological category of case
Сторонники данного подхода приходят к выводу, in English. One of the additional arguments is as
что –‘s больше не является флексией, а follows: the genitive case of the noun in the plural
представляет собой схожее с частицей is practically undistinguishable by ear from its
постпозитивное слово, следовательно, common case form, and it is homonymous with
«существительное + –‘s» - это не морфологическая the genitive case of the noun in the singular, cf.:
форма существительного, а синтаксическая boy’s, boys, boys’.
конструкция, и морфологической категории падежа
в английском языке нет. Среди других аргументов,
доказывающих отсутствие падежа в английском
языке можно упомянуть следующее: формы
родительного падежа существительных во
множественном числе практически неотличимы на
слух от формы общего падежа, и омонимичны
формам родительного падежа существительных в
единственном числе, ср.: boy’s, boys, boys’.
Сторонникам «теории притяжательного The advocates of “the possessive
постпозитива» удалось уточнить особенности postpositive theory” have managed to specify the
генетива в английском языке, которые отличают его peculiarities of the genitive in English which make
от обычных падежных форм существительных во it different from regular case forms in inflectional
флективных языках, и все же по каждому из languages; still, there are certain counter-
пунктов возможны контраргументы, которые arguments that show the existence of the case
доказывают существование категории падежа в category in English. First, cases when the
английском языке. Во-первых, количество possessive postpositive –‘s is added to units larger
примеров, в которых притяжательный формант than the word are very few in comparison to cases
присоединяется к единицам большим, чем слово, where it is added to the noun (some estimates
ничтожно мало по сравнению с обычным его show the correlation as 4% to 96% respectively),
присоединением к существительным (по некоторым besides, these cases are often stylistically marked
подсчетам, это соотношение составляет 4% к 96%); and most of them make intermediary phenomena
кроме того, подобные случаи зачастую between a word and a word-combination, e.g.:
стилистически маркированы и в большинстве what-his-name’s hat; the same applies to the use of
случаев представляют собой переходные явления the genitive marker –‘s with certain pronouns.
между словом и словосочетанием, например: what- Second, the possessive postpositive differs from
his-name’s hat; то же самое относится и к regular particles: regular postpositional particles
объединению притяжательного форманта –‘s и usually correspond with prepositions (to give up –
местоимений. Во-вторых, притяжательный up the hill), which is not the case with –‘s; the
постпозитив отличается от обычных частиц: обычно combinations of words with postpositional
постпозитивные частицы регулярно соотносятся с particles are usually lexicalized and recorded in
предлогами (to give up – up the hill); формант –‘s в dictionaries, while – ‘s is grammatically bound to
этом смысле не похож на частицы; сочетания слов с the use of the noun and their combinations are
постпозитивными частицами как правило never recorded as separate lexical units; –‘s is
лексикализируются и регистрируются в словарях в phonetically close to regular morphemes, as it has
качестве отдельных лексических единиц, а the same variants distinguished in complementary
использование форманта –‘s связано с distributions as the grammatical suffix –s: [-s], [-
грамматическим функционированием z], [-iz]; thus, actually the status of –‘s is
существительного, и их сочетание не intermediary between a particle and a morpheme.
регистрируется в качестве лексической единицы; As for the semantic parallelism between
формант –‘s фонетически очень похож на обычные possessive postpositional constructions and
морфемы, он реализуется в тех же трех вариантах в prepositional of-phrases, there are definite
дополнительных дистрибуциях, что и обычный semantic differences between them in most
грамматический суффикс –s: [-s], [-z], [-iz]; таким contexts: as has been mentioned, genitive case
образом, на самом деле, статус форманта –‘s forms are predominantly used with animate nouns,
является промежуточным между частицей и while of-phrases are used with inanimate nouns; in
морфемой. Что касается семантического addition, when used in textual co-occurrence with
параллелизма между конструкциями с of-phrases, the noun in the genitive usually
притяжательным постпозитивом и denotes the doer of the action, while the noun after
словосочетаниями с предлогом of, во многих the preposition ‘of’ denotes the object, cf.: the
контекстах между ними существуют очевидные country’s choice of the President, the President’s
различия: как уже отмечалось, формы родительного choice of the country; there are other subtle
падежа используются преимущественно с semantic peculiarities. The last-mentioned
одушевленными существительными, а argument of the “no case theory” can be refuted
словосочетания с предлогом of – преимущественно too: though phonetically the genitive of the plural
с неодушевленными существительными; кроме is indistinguishable from its common case
того, когда формы родительного падежа контекстно counterpart and the genitive of the singular, these
совпадают в синтаксической конструкции со three forms are clearly marked in writing, and
словосочетаниями с предлогом of , первые besides, there are irregular forms of the plural,
используются для обозначения производителя which make the genitive an unmistakably separate
действия, а вторые – для обозначения объекта, ср.: form, e.g.: children – children’s.
the country’s choice of the President, the President’s
choice of the country; между данными The solution to the problem of the
конструкциями существует еще ряд семантических category of case in English can be formulated on
различий. По поводу последнего из перечисленных the basis of the two theories, “the theory of limited
аргументов «теории отсутствия падежа» также case” and “the theory of the possessive
можно возразить: хотя фонетически форма postpositive”, critically revised and combined.
родительного падежа множественного числа There is no doubt that the inflectional case of the
существительных практически неотличима от noun in English has ceased to exist. The particle
формы общего падежа и от формы родительного nature of –‘s is evident, since it can be added to
падежа единственного числа, эти формы четко units larger than the word, but this does not prove
различаются в письменной речи, кроме того, the absence of the category of case: it is a specific
существуют нерегулярные формы множественного particle expression of case which can be likened to
числа существительных, для которых форма the particle expression of the category of mood in
родительного падежа является, несомненно, Russian, cf.: Я бы пошел с тобой. A new,
отдельной грамматической формой, например: peculiar category of case has developed in modern
children – children’s. English: it is realized by the paradigmatic
opposition of the unmarked “direct”, or “common”
Решение проблемы категории падежа в case form and the only “oblique” case form: the
английском языке может быть сформулировано на genitive marked by the possessive postpositional
основе критического пересмотра и соединения двух particle. Two subtypes of the genitive are to be
теорий – «теории ограниченного падежа» и «теории recognized: the word genitive (the principal type)
притяжательного постпозитива». Нет сомнений в and the phrase genitive (the minor type). Since
том, что система флективных падежей в английском similar meanings can be rendered in English by
языке перестала существовать. Статус форманта –‘s prepositional constructions, the genitive may be
как частицы очевиден, поскольку он может regarded as subsidiary to the syntactic system of
присоединяться к единицам, большим, чем слово, prepositional phrases; still, the semantic
однако это не является доказательством отсутствия differences between them and their
категории падежа: это особое выражение падежа с complementary uses sustain the preservation of the
помощью частицы, которое можно сравнить с particle genitive in the systemic expression of
выражением категории наклонения в русском nounal relations in English.
языке, ср.: Я бы пошел с тобой. В современном
английском языке развилась новая, особая
категория падежа: она реализуется через
парадигматическое противопоставление
немаркированной формы «исходного», или
«общего» падежа и маркированной формы
единственного «косвенного» падежа – генетива,
образуемого с помощью притяжательной
постпозитивной частицы. Необходимо признать
существование двух типов генетива: словесного
генетива (основной тип) и фразового, группового
генетива (неосновной тип). Поскольку аналогичные
значения передаются в английском языке
предложными словосочетаниями, генетив можно
рассматривать как вспомогательный по отношению
к синтаксической системе препозитивных
словосочетаний способ выражения отношений
существительного; тем не менее, семантические
расхождения между ними и их взаимно
дополнительные использования поддерживают
сохранение родительного падежа в английском
языке.
В рамках широкого значения Within the general semantics of
«принадлежности» можно выделить следующие appurtenance, the following semantic subtypes of
семантические типы родительного падежа: the genitive can be distinguished:

1. родительный обладателя (неорганического 1. the genitive of possessor (of inorganic


обладания), например: Tom’s toy; этот тип значения possession), e.g.: Tom’s toy; this type of meaning
может быть продемонстрирован (эксплицирован) с can be explicitly demonstrated by a special
помощью следующего трансформационного transformational diagnostic test: Tom’s toy  the
диагностического теста: Tom’s toy  the toy belongs toy belongs to Tom;
to Tom;
2. the genitive of the whole (of organic
2. родительный целого (органического обладания), possession), e.g.: Tom’s hand  the hand is a part
например: Tom’s hand  the hand is a part of Tom; в of Tom; as a subtype the genitive of received
качестве подтипа можно выделить родительный qualification can be distinguished, e.g.: Tom’s
приобретенного качества, например: Tom’s vanity vanity  vanity is the peculiar feature of Tom;
 vanity is the peculiar feature of Tom;
3. the genitive of agent, or subject of action, e.g.:
3. родительный агента действия (субъекта Tom’s actions  Tom acts; the minor subtype of
действия), например: Tom’s actions  Tom acts; в this is the genitive of author, e.g.: Dickens’s novels
качестве подтипа можно выделить родительный  the novels written by Dickens;
автора, например: Dickens’s novels  the novels
written by Dickens; 4. the genitive of patient, or object of action, e.g.:
the hostages’ release  the hostages were
4. родительный пациенса (объекта действия), released;
например: the hostages’ release  the hostages were
released; 5. the genitive of destination, e.g.: women’s
underwear  underwear for women;
5. родительный предназначения, например:
women’s underwear underwear for women; 6. the genitive of qualification, e.g.: a girl’s voice
 the voice characteristic of a girl, peculiar to a
6. родительный качества, например: a girl’s voice girl; subtype – the genitive of comparison, e.g.: a
 the voice characteristic of a girl, peculiar to a girl; cock’s self-confidence  self-confidence like that
подтип - родительный сравнения, например: a of a cock, resembling the self-confidence of a cock;
cock’s self-confidence  self-confidence like that of a
cock, resembling the self-confidence of a cock; 7. the adverbial genitive (usually of place and
time modification), e.g.: yesterday’s talks  the
7. адвербиальный родительный (обычно для talks that took place yesterday;
определения обстоятельств места и времени),
например: yesterday’s talks  the talks that took place 8. the genitive of quantity, e.g.: a three miles’
yesterday; distance from here.

8. родительный количества, например: a three As a separate type of genitive the so-called


miles’ distance from here. “absolute genitive” is distinguished, when the
noun in the genitive case is used independently,
Как отдельный тип выделяют так называемый not as an attribute of another noun, e.g.: at the
«абсолютный генетив», когда существительное в baker’s, at Tom’s. These are the cases of
родительном падеже используется самостоятельно, lexicalized ellipses in word-combinations: at the
не являясь определением последующего baker’s shop, at Tom’s place.
существительного, например: at the baker’s, at
Tom’s. «Абсолютный генетив» является The given semantic description of the
результатом лексикализации эллипсиса (опущения) genitive is not exhaustive; there may be further
слова в словосочетании: at the baker’s shop, at Tom’s subdivisions and generalizations. Sometimes all
place. the semantic types of the genitive are united into
two large groups: those denoting possession and
Приведенное семантическое описание those denoting qualification. This subdivision is
родительного падежа не является исчерпывающим; grammatically relevant, because in the first case
оно допускает дальнейшие подразделения и the articles and attributes modify the noun in the
объединения семантических типов. Иногда все genitive case itself, e.g.: the young man’s son,
значения родительного падежа в английском языке Byron’s last poem, while in the second case they
объединяют в две большие группы: обозначающие modify the noun which follows the one in the
обладание и обозначающие качество. Такое genitive case, e.g.: a pleasant five minutes’ walk.
разделение существенно с точки зрения
грамматики, поскольку в первом случае артикли и As is clear from the description given, the
определения, стоящие перед словосочетанием genitive does not always denote “possession”; that
относятся к существительному в родительном is why the term “genitive” is more accurate than
падеже, например: the young man’s son, Byron’s last the term “possessive”, though both of them are
poem, а во втором случае – к определяемому widely used in linguistics.
второму существительному, например: a pleasant
five minutes walk.

Как видно из приведенных примеров,


родительный падеж не всегда передает значение
обладания, поэтому термины «родительный падеж»
или «генетив» являются более точными, чем термин
«посессив», хотя все они используются в
лингвистической литературе.
Категория падежа существительного The category of case of nouns is
традиционно рассматривается в соотнесении с traditionally treated in correlation with the case of
категорией падежа личных местоимений, которые personal pronouns, which substitute for nouns. The
замещают существительные. Традиционно following four case forms of personal pronouns
выделяют следующие четыре падежные формы are traditionally recognized: the nominative case
местоимений: номинативный падеж (I, we, you, he и (I, we, you, he, etc.), the objective case (me, us,
др.), объектный падеж (me, us, you, him и др.); к ним you, him, etc.); to these the possessive pronouns
примыкают притяжательные местоимения в двух are added in two forms: the conjoint form (my,
формах: зависимой (my, our, your, his и др.) и our, your, his, etc.) and the absolute form (mine,
абсолютной (mine, ours, yours, his и др.). Согласно ours, yours, his, etc.). The more advanced
более современному подходу утверждается, что эти approach states that these forms no longer
формы не являются падежными формами constitute the case forms of pronouns, because,
местоимений, поскольку, во-первых, они first, they are incompatible with the system of
несовместимы с системой падежных форм nounal cases (the common case vs. the genitive
существительного (общий падеж в case), and, second, they are no longer members of
противопоставлении с родительным падежом), и, any productive declensional models (forms of the
во-вторых, они более не являются членами каких- same pronouns) but rather individual groups of
либо продуктивных парадигм склонения (формами words, united in a lexical paradigmatic series, e.g.:
одного и того же местоимения); это отдельные I – me – my – mine, we – us – our – ours, etc. The
группы слов, объединяемые в лексических pronounal declension system has completely
парадигматических рядах, например: I – me – my – disintegrated along with the inflectional
mine, we – us – our – ours, и т.д. Система склонения declensional system of the nounal case.
местоимений полностью распалась, как и система
склонения флективных падежных форм There were attempts in the history of
существительного. linguistics to use the correlation of the pronounal
case system and the nounal case system to prove
В истории лингвистики были попытки the existence or the absence of the category of case
использовать соотношение систем падежных форм of nouns. But neither the acceptance of the
местоимения и существительного, чтобы доказать pronounal case nor its rejection can prove the
существование категории падежа существительных existence or the absence of the nounal case
или ее отсутствие. Однако, ни признание category: the category of case of nouns cannot be
местоименного падежа, ни его отрицание не могут treated as depending upon the case system of
доказать существование или отсутствие категории pronouns, since pronouns substitute for nouns,
падежа у существительного: категория падежа
существительного не может рассматриваться как reflecting their categories, and not vice versa.
зависящая от падежа местоимения, поскольку
местоимения замещают существительные и
отражают их категории, а не наоборот.

UNIT 9

СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ: NOUN: ARTICLE DETERMINATION

КАТЕГОРИЯ АРТИКЛЕВОЙ
ДЕТЕРМИНАЦИИ

Проблема артикля как грамматического The article as a grammatical determiner of


детерминатива существительного. Система the noun. The system of articles in English: the
артиклей в английском языке: определенный definite article, the indefinite article, and the
артикль, неопределенный артикль, нулевой zero article (meaningful non-use of an article).
артикль (значимое отсутствие артикля). The semantic presentation of the articles.
Семантическое представление артиклей в Articles with different groups of nouns.
английском языке. Артикли с различными Correlation of articles with other determiners.
группами существительных. Соотношение The paradigmatic presentation of articles. The
артиклей с другими детерминативами. Пара- situational presentation of articles. The problem
дигматическое представление артиклей. of establishing the lexico-grammatical status of
Ситуационное представление артиклей. the article and of the "article + noun"
Проблема установления лексико- combination.
грамматического статуса артикля и сочетания
"артикль + существительное".

Категория артиклевой детерминации передает, The category of article determination shows,


или определяет отношения между обозначаемым с or, determines the relations of the referent of the
помощью существительного референтом и noun to the other referents of the same class. The
остальными объектами того же класса. Артикль article is a determiner, a unit which determines a
является детерминативом (определителем) - noun, but unlike other determiners (the lexical
единицей, детерминирующей (определяющей) means of determination: this, that, some, any,
существительное; но в отличие от других very, certain, kind of, etc.), it is so general, that it
детерминативов (лексических средств has become a grammatical means of determination
детерминации: this, that, some, any, слов very, in modern English. When no lexical determiner is
certain, kind of и др.) он передает настолько used, a noun is obligatorily modified either by a
обобщенное значение, что является на настоящем definite article ‘the’, or an indefinite article ‘a/an’,
этапе развития английского языка грамматическим or by a meaningful absence of such, otherwise
средством детерминации. Если с существительным defined as a “zero article”.
не употребляется никакого лексического
детерминатива, существительное обязательно The idea of a “zero article” has been
определяется либо с помощью определенного challenged by different scholars on the grounds
артикля the, либо с помощью неопределенного that only morphemes can be distinguished as “zero
артикля a/an, либо через значимое отсутствие marks” in oppositional correlations of words. Still,
артикля, иначе называемое «нулевым артиклем». the following semantic and paradigmatic
presentation of the category of article
Идея «нулевого артикля» подвергалась determination makes it possible to distinguish
сомнению разными исследователями на основании three, rather than just two, “article + noun” forms.
того, что только морфемы могут определяться как
«нулевые экспоненты» в парадигматических
противопоставлениях слов. И все же, следующее
далее семантическое и парадигматическое
представление категории артиклевой детерминации
позволяет говорить о существовании не двух, а трех
артиклевых соединений существительного.
Определенный артикль передает значение The definite article expresses the
идентификации или индивидуализации референта, identification or individualization of the referent
обозначаемого существительным. Объект, of the noun. The object that the noun denotes is
называемый существительным, предстает как taken as concrete and individual, or definite. The
конкретный и индивидуальный, или определенный. identificational meaning of the definite article can
Значение идентификации, передаваемое be explicitly demonstrated in a substitution test,
определенным артиклем, можно эксплицировать с when ‘the’ is substituted by the so-called
помощью теста на замещение, заменив the на так demonstrative lexical determiners, e.g.: the man
называемые указательные лексические  this man, the very man (I saw yesterday), etc.
детерминативы, например: the man  this man, the
very man (I saw yesterday) и т.п. The indefinite article expresses
classification, or relative, classifying
Неопределенный артикль передает значение generalization of the referent, which means that
классификации, или относительного, this article refers the object denoted to a certain
классифицирующего обобщения референта, то есть class. The classifying meaning of the indefinite
артикль относит объект, называемый article can be explicitly demonstrated by
существительным, к некоторому классу объектов. substitution with classifying words and phrases,
Классифицирующее значение неопределенного e.g.: a man  some man, a certain man, some
артикля можно продемонстрировать с помощью kind of a man, etc.
замещения артикля классифицирующими словами и
словосочетаниями, например: a man  some man, a The semantic difference between the
certain man, some kind of a man и т.п. identifying definite article and the classifying
indefinite article can be demonstrated by a
Семантическую разницу между contrast test, e.g.: the man – this very man, not
идентифицирующим определенным артиклем и other men (contrasted with other objects of the
классифицирующим неопределенным артиклем same class); a man – a certain man, not a woman
можно продемонстрировать с помощью теста на (contrasted with other classes of objects).
противопоставление, например: the man – this very
man, not other men (происходит противопоставление The zero article, or, the meaningful non-use
с другими объектами того же класса); a man – a of the article, expresses absolute generalization,
certain man, not a woman (происходит abstraction of the referent denoted by the noun. It
противопоставление с объектами других классов). renders the idea of the highest degree of
generalization and abstraction. This meaning can
Нулевой артикль, или «значимое отсутствие be demonstrated by the insertion test, where the
артикля», передает абсолютное обобщение, или generalizing expressions “in general, in the
абстрактное обобщение референта, обозначаемого abstract, in the broadest sense” are inserted into
существительным. Он передает идею предельной the construction to explicitly show the abstraction,
степени обобщения, генерализации, или абстракции. e.g.: Home should be a safe and comfortable
Это значение можно эксплицировать с помощью place. – Home (in the abstract, in general) should
подстановочного теста, т.е. путем подстановки be a safe and comfortable place.
обобщающих выражений типа “in general, in the
abstract, in the broadest sense”, например: Home One should bear in mind that with
should be a safe and comfortable place. – Home (in the uncountable nouns the absence of the article
abstract, in general) should be a safe and comfortable expresses not only abstract generalization, but also
classifying generalization, because the
place. uncountable nouns cannot be used with the
indefinite article, which is still semantically
Необходимо помнить, что с неисчисляемыми connected with its etymological base, the numeral
существительными отсутствие артикля передает не “one”. So, the difference between the classifying
только абстрактное обобщение, но и absence of the article and the abstract generalized
классифицирующее обобщение, потому что absence of the article with an uncountable noun
неисчисляемые существительные не могут can be stated only on the basis of either the
сочетаться с неопределенным артиклем, до сих пор substitution or the insertion tests offered above.
сохраняющим семантическую связь со своей E.g.: Knowledge (in general) is power (absolute
этимологической основой – числительным “one”. generalization). – He demonstrated (some, some
Таким образом, разница между относительным и kind of) knowledge in the field (relative
абсолютным обобщением при отсутствии артикля у generalization, classification). The same applies to
неисчисляемых существительных устанавливается countable nouns in the plural, because the
только на основе выше изложенных тестов на indefinite article, unlike the definite article, is used
субституцию или подстановку. Например: only in the singular (due to the same etymological
Knowledge (in general) is power (абсолютное reasons). Cf.: I like flowers (in general) (abstract,
обобщение). – He demonstrated (some, some kind of) absolute generalization). – There are flowers
knowledge in the field (относительное обобщение, (some, several) on the table (classifying, relative
классификация). То же самое относится к generalization).
существительным во множественном числе,
которые также не используются с неопределенным
артиклем (неопределенный артикль, в отличие от
определенного, употребляется только с
существительными в единственном числе, по уже
упомянутым этимологическим причинам). Ср: I like
flowers (in general) (абстрактное, абсолютное
обобщение). – There are flowers (some, several) on the
table (относительное, классифицирующее
обобщение).
Парадигматически категория артиклевой Paradigmatically, the category of article
детерминации образуется двумя оппозициями, determination is formed by two oppositions
образующими иерархию двух уровней: на верхнем organized hierarchically: on the upper level, the
уровне оппозиции определенная артиклевая definite article determination, the strong member
детерминация существительного, сильный член of the opposition, is opposed to the indefinite
оппозиции, противопоставляется неопределенной article determination and the meaningful absence
артиклевой детерминации и значимому отсутствию of the article, both of which express generalization
артикля, которые передают обобщение и вместе and jointly make the weak member of the
представляют собой слабый член данной оппозиции; opposition; on the lower level, the indefinite
на нижнем уровне неопределенная артиклевая article determination and the meaningful absence
детерминация и значимое отсутствие артикля с of the article with uncountable nouns and nouns in
неисчисляемыми существительными и с the plural (ø1) expressing relative generalization
исчисляемыми существительными во (classification), which jointly make the strong
множественном числе (ø1), выражающие member of the opposition, are opposed to the zero
относительное обобщение (классификацию) и article determination denoting absolute
являющиеся сильным членом данной оппозиции, generalization (abstraction) (ø2) – the weak
противопоставляются нулевой артиклевой member of the opposition.
детерминации, которая передает абсолютное
обобщение (абстракцию) (ø2) и представляет собой Article determination
слабый член оппозиции.

Артиклевая детерминация
+ + -
-
Identification Non-
идентификация не- identification (Generalization)
идентификация (обобщение)

the
the

+
+ -
-

Relative
относительное обобщение Generalization Absolute Generalization
абсолютное обобщение
(Classification)
(классификация) (Abstraction)
(абстракция)
a(n)ø1
a(n)ø1 ø2
ø2

Значимое отсутствие артикля необходимо The meaningful absence of the article


отличать от контекстов, в которых артикли просто should be distinguished from contexts in which
опускаются – в телеграммах, в названиях и articles are just omitted – in telegrams, in titles
заголовках, в различных объявлениях, в которых and headlines, in various notices, where their
опущение артикля позволяет экономить место, omission helps save space, e.g.: ARREST OF
например: ARREST OF BLACK LECTURER BLACK LECTURER HIGHTENS DISTRUST;
HIGHTENS DISTRUST; LECTURER ACCUSES LECTURER ACCUSES POLICE OF RACISM.
POLICE OF RACISM. Нет никаких семантических There are no semantic grounds for the absence of
оснований и для отсутствия артикля в устойчивых the article in fixed expressions, e.g.: to be in debt,
выражениях, например: to be in debt, at first sight, to at first sight, to lose heart, by chance, cigarette
lose heart, by chance, cigarette upon cigarette, at night upon cigarette, at night, etc. The use of the
и т.д. Использование определенного и definite and indefinite articles can also be fixed in
неопределенного артиклей также может быть set expressions, e.g.: to be at a loss, on the whole,
зафиксировано в устойчивых выражениях, to take the trouble, out of the question, a great
например: to be at a loss, on the whole, to take the many, in a hurry, etc. Such cases can be treated as
trouble, out of the question, a great many, in a hurry и lexicalization, cf.: to keep house – вести
др. Подобные случаи могут рассматриваться как хозяйство, to keep the house – сидеть дома.
лексикализация, ср.: to keep house – вести
хозяйство, to keep the house – сидеть дома. There are also certain fixed contexts in
which the use of articles has no semantic ground;
Существует также ряд фиксированных for example, with the names of newspapers the
контекстов, в которых использование артикля не definite article is used, e.g.: the Washington Post,
мотивировано семантически; так, с названиями газет the Sun, while with the names of magazines no
в английском языке употребляется определенный article is used, e.g.: Cosmopolitan; likewise, no
артикль, например: the Washington Post, the Sun, а с article is used with the word television, e.g.: We
названиями журналов – нет артикля, например: often watch television; but the word radio is
Cosmopolitan; артикль не употребляется со словом usually used with the definite article, e.g.: We
television, например: We often watch television; но со often listen to the radio. Most geographic names
словом radio обычно употребляется определенный are used without articles, e.g.: Moscow, Russia,
артикль: We often listen to the radio. Большинство thought some are used with the articles, e.g.: the
географических названий используются без артикля, Hague; the names of mountains are used without
например: Moscow, Russia, хотя некоторые articles, e.g.: Mount Everest, while mountain
используются с определенным артиклем, например: chains are given with the definite articles, e.g.: the
the Hague; названия гор употребляются без артикля, Andes, the Rocky Mountains; the same applies to
например: Mount Everest, а названия горных цепей – the names of separate islands and of groups of
с определенным артиклем: the Andes, the Rocky islands, e.g.: Sicily – the Canary Islands; etc.
Mountains; то же самое относится к названиям Some of these cases are treated as lexicalized
отдельных островов и групп островов, например: nominations (the Hague), or traditional usage (the
Sicily – the Canary Islands. Некоторые из этих Washington Post, but Cosmopolitan), others are
употреблений рассматриваются как случаи described as specific situational rules, codifying
лексикализации наименования (the Hague), или как the use of articles in concrete situational
случаи традиционного употребления (the Washington conditions, mainly in the course of practical
Post, но Cosmopolitan), другие детально grammar with no attempts at semantic
описываются как особые ситуационные правила, explanation.
или правила употребления артиклей в конкретных
ситуационных условиях, в основном в курсе
практической грамматики без особых попыток
семантического объяснения.
И все же, большинство ситуационных правил Still, many of the situational rules are firmly
употребления артиклей прочно основывается на grounded on the semantic difference between the
семантических различиях между тремя артиклями в three articles as presented above. For example, the
том виде, в котором они изложены выше. Например, use of the indefinite article with nouns used in the
употребление неопределенного артикля с function of a predicative is determined by the
существительным в функции предикатива classifying character of the predicative itself, e.g.:
обусловлено классифицирующим характером He is a teacher (belongs to the class of
семантики самого предикатива: He is a teacher “teachers”); or, the indefinite article is “naturally”
(относится к классу «учителей»); неопределенный used with nouns modified by a descriptive,
артикль естественно употребляется с classifying attribute, while the definite article is
дескриптивным, т.е. классифицирующим used in contexts with limiting (restrictive,
определением, тогда как определенный артикль particularizing) attributes, which single the
употребляется в контекстах с ограничивающим referent out, or individualize it, cf.: There is a
(уточняющим) определением, которое выделяет young man waiting for you; She is a woman of
референт из класса, индивидуализирует его, ср.: courage. – This is the young man I told you about;
There is a young man waiting for you; She is a woman She is the nicest person I’ve ever met; This is the
of courage. – This is the young man I told you about; right door. Or, the rule that we should use the
She is the nicest person I’ve ever met; This is the right definite articles with the names of unique objects
door. Или, ситуационное правило употребления is obvious, because unique objects are without any
определенного артикля с существительными, doubt definite, e.g.: the sun, the earth (but, note: ø
обозначающими уникальные объекты очевидно, Mars, ø Venus). Obvious semantic reasons
поскольку уникальные объекты, само собой determine the use of the indefinite article with the
разумеется, являются определенными, например: the new information in a sentence, the rheme, the
sun, the earth (однако, ø Mars, ø Venus). communicative center of the utterance, and the
Семантически обусловлено употребление definite article with the old, already known facts,
неопределенного артикля с существительным, the theme of the sentence, e.g.: There was a man
обозначающим новую информацию в предложении, on the platform. The man was staring at me.
в составе ремы, коммуникативного центра
высказывания, а определенного артикля – с
существительным, обозначающим уже известную
информацию, упомянутую в тексте ранее, в составе
темы высказывания, например: There was a man on
the platform. The man was staring at me.
Артикль также определяют как единицу, The article is also defined as a unit whose
основной функцией которой является актуализация main function is to actualize the concept of the
понятия о референте в конкретном тексте; другими referent in a particular text; in other words, the
словами, артикль соотносит понятие о референте с article correlates the notion of the referent with
реальной действительностью с точки зрения actual reality subjectively, as presented by the
субъективного представления говорящего speaker (writer). Without any article (or any other
(пишущего). Без артикля понятие остается determiner) at all, the concept remains non-
неактуализированным, например, если речь идет о actualized, for example, when we deal with a
лексической единице в словаре. В общем lexical unit in a dictionary. In general linguistics,
языкознании артикли обычно рассматривают в связи articles are usually studied in connection with the
с общесемантической категорией «определенности semantic category of “definiteness – indefiniteness
– неопределенности – обобщенности». Такой – generalization”. This approach correlates
подход позволяет соотнести артикли с другими articles with other semi-notional determiners in
полузнаменательными детерминативами: the following groups: determiners of definiteness -
детерминативы определенности - the, this – that, the, this – that, these – those, my, our, your, etc.;
these – those, my, our, your и др.; детерминативы determiners of indefiniteness – a(n), another, any,
неопределенности – a(n), another, any, some, no, an some, no, an item of, a case of, a piece of, etc.;
item of, a case of, a piece of и др.; детерминативы determiners of generalization – ø, all, per se (as
обобщенности – ø, all, per se (as such), in general и such), in general, etc.
др.

Проблема артиклевой детерминации явилась The problem of article determination has


причиной многих разногласий; в лингвистике given rise to much controversy; there is much
широко дискутировался и статус самого артикля, и dispute about the status of the article itself and the
статус его сочетания с существительным. Вопрос status of its combination with the noun. The
заключается в следующем: является ли артикль question is: is the article an independent word like
самостоятельным словом, как все остальные other determiners, does it form a word-
детерминативы, образует ли он словосочетание с combination with the noun which it determines, or
существительным, которое определяет, или это is it a purely grammatical, dependable,
чисто зависимое, вспомогательное, похожее на morpheme-like auxiliary word used to build an
морфему грамматическое слово, используемое для analytical form of the noun? There are pros and
образования аналитической формы cons to sustain each of these two approaches, but
существительного? В пользу и того, и другого it seems more plausible to interpret the article in
подхода существуют убедительные доказательства, terms of the general linguistic field approach as a
и против обоих возможны возражения, но более lingual unit of intermediary status between the
убедительным представляется трактовать артикль в word and the morpheme, as a special type of
терминах общелингвистического полевого подхода grammatical auxiliary, and its combination with
как единицу промежуточного статуса между словом the noun as an intermediary phenomenon between
и морфемой, как особого типа вспомогательный the word and the word-combination.
грамматический элемент, а его сочетание с
существительным – как явление промежуточное
между словом и словосочетанием.

UNIT 10

ГЛАГОЛ VERB: GENERAL

Глагол как знаменательная часть речи The verb as a notional word denoting
обозначающая процессность. Его формальные и process. Its formal and functional properties. The
функциональные признаки. Сложность complexity of the grammatical system of the
грамматической системы глагола. Категория verb. The category of finitude: finite and non-
финитности: личные и неличные формы finite forms of the verb. Grammatically relevant
глагола. Грамматически существенные subclasses of the verb; notional, functional, and
подклассы глагола; глаголы полнозначные и semi-functional verbs. The groups of (semi-
неполнозначные (служебные и полуслужебные). )functional verbs: auxiliary verbs, link verbs,
Группы неполнозначных глаголов: глаголы modal verbs, verbid introducers. The groups of
вспомогательные, модальные, связочные, notional verbs: actional and statal verbs, limitive
глаголы-интродукторы. Группы полнозначных and unlimitive verbs, transitive and intransitive
глаголов: глаголы акциональные и статальные, verbs, supplementive and complementive verbs;
предельные и непредельные, переходные и verbal valency subgroups. The problem of
непереходные, супплементативные и “subclass migration” (transition) of verbs.
комплементативные; валентностные
подгруппы глаголов. Проблема «подклассовой
подвижности» глагола.

Глагол как знаменательная часть речи The verb as a notional part of speech has the
обладает категориальным значением categorial meaning of dynamic process, or process
developing in time, including not only actions as
«процессуальности»: глагол передает процесс,
such (to work, to build), but also states, forms of
динамически развивающийся во времени, включая existence (to be, to become, to lie), various types of
не только собственно действия (to work, to build), attitude, feelings (to love, to appreciate), etc.
но также состояния, формы существования (to be,
to become, to lie), различные виды отношений, Formally, the verb is characterized by a set
of specific word-building affixes, e.g.: to activate,
чувства (to love, to appreciate) и др.
to widen, to classify, to synchronize, to
overestimate, to reread, etc.; there are some other
В плане формальных показателей глагол means of building verbs, among them sound-
характеризуется особым набором replacive and stress-shifting models, e.g.: blood –
словообразовательных аффиксов, например: to to bleed, import – to im port. There is a peculiar
means of rendering the meaning of the process,
activate, to widen, to classify, to synchronize, to
which occupies an intermediary position between
overestimate, to reread, и др.; кроме того, глаголы the word and the word-combination: the so-called
могут образовываться с помощью “phrasal verbs”, consisting of a verb and a
словообразовательных моделей с чередованием postpositional element. Some phrasal verbs are
closer to the word, because their meaning cannot be
звуков и смещением ударений, например: blood –
deduced from the meaning of the verb or the
to bleed, import – to import. Существует также meaning of the postposition separately, e.g.: to give
особый способ выражения процессуальной up, to give in, etc.; others are semantically closer to
глагольной семантики, который занимает the word-combination, e.g.: to stand up, to sit
промежуточное положение между словом и down, etc. A separate group of phrasal verbs is
made by combinations of broad meaning verbs to
словосочетанием: это так называемые «фразовые have, to give, to take and nouns, e.g.: to give a look,
глаголы», состоящие из глагола и постпозитивного to have rest, to have a bite, etc. The processual
компонента. Некоторые фразовые глаголы semantics of the verb determines its combinability
находятся ближе к слову, поскольку их совокупное with nouns denoting either the subject or the object
of the action, and its combinability with adverbs
значение не выводимо из значений самого глагола
denoting the quality of the process. In certain
или постпозитива, например: to give up, to give in и contexts, some verbs can be combined with
т.п.; другие фразовые глаголы по семантике ближе adjectives (in compound nominal predicates) and
к словосочетаниям, например: to stand up, to sit other verbs.
down и т.п. Особую группу фразовых глаголов
составляют сочетания широкозначных глаголов to
have, to give, to take и существительных, например:
to give a look, to have rest, to have a bite и др.
Процессуальная семантика глаголов обусловливает
их сочетаемость с существительными, которые
обозначают либо субъект, либо объект действия, а
также их сочетаемость с наречиями, которые
обозначают признаки процессов. В определенных
контекстах некоторые глаголы могут сочетаться с
прилагательными (в составных именных
сказуемых) и другими глаголами.
Глагол обычно характеризуется как наиболее The verb is usually characterized as the most
сложная часть речи, поскольку обладает complex part of speech, because it has more word-
changing categories than any other notional part of
наибольшим количеством словоизменительных
speech. It is changed according to the categories of
категорий по сравнению с другими person and number, tense, aspect, voice and mood.
знаменательными частями речи. Глагол изменяется Besides, each verb has a specific set of non-finite
по категориям лица и числа, времени, вида, залога forms (the infinitive, the gerund, participles I and
и наклонения. Кроме того, все глаголы обладают II), otherwise called “verbals”, or “verbids”,
opposed to the finite forms of the verb, otherwise
набором неличных форм (инфинитив, герундий, called “finites”; their opposition is treated as “the
причастие I и II), которые еще называются category of finitude”.
«вербалиями» и противопоставляются личным
формам глагола, называемым еще «финитными»; Such a wide range of forms is mainly due to
их оппозиция рассматривается как особая the importance of the function that the verb
performs in the sentence: its primary function (and
категория - «категорию финитности». the only function of its finite forms) is the function
of a predicate – the central, organizing member of
Такой широкий набор форм обусловлен the sentence, expressing its crucial predicative
функцией, которую глагол выполняет в составе meanings, or the relations of the event denoted by
предложения: основной функцией глагола (и the sentence to actual reality. The non-finite forms
единственной функцией для личных форм глагола) of the verbs, verbids, perform functions
является функция сказуемого – центрального characteristic of other notional parts of speech –
nouns, adjectives, or adverbs, but still, they can
члена предложения, его организационного центра,
express partial predication and share a number of
через который выражаются основные other important verbal features with the finites (see
предикативные значения, т.е. отношения между Unit 11).
обозначенной в предложении ситуацией и
реальной действительностью. Неличные формы
глагола, вербалии, выполняют функции, которые
свойственны другим знаменательным частям речи,
таким как существительные, прилагательные и
наречия; тем не менее, вербалии могут выражать
вторичную предикацию в предложении и обладают
некоторыми другими глагольными признаками
(см. Раздел 11).
Сложность глагола как части речи The complexity of the verb is also manifested
проявляется также в многоярусной системе его in the intricate system of its grammatically relevant
subclasses.
грамматически существенных подклассов.
On the upper level, all the verbs according to
На верхнем уровне все глаголы по their semantic (nominative) value fall into two big
семантической (номинативной) ценности sub-classes: the sub-class of notional verbs and the
подразделяют на два подкласса: подкласс sub-class of functional and semi-functional verbs.
полнозначных глаголов и подкласс служебных и Notional verbs have full nominative value and are
independent in the expression of the process, e.g.:
полу-служебных глаголов. Полнозначные to work, to build, to lie, to love, etc.; these verbs
(знаменательные) глаголы обладают полной comprise the bulk of the class and constitute an
номинативной ценностью (лексической open group of words. Functional and semi-
полноценностью) и непосредственно обозначают functional (or, semi-notional) verbs make a closed
group of verbs of partial nominative value. They
различные процессы, например: to work, to build, to
are dependent on other words in the denotation of
lie, to love и т.д.; эти глаголы образуют ядро класса, the process, but through their forms the predicative
большую его часть и являются открытой группой semantics of the sentence is expressed (they
слов. Служебные и полу-служебные (или полу- function as predicators).
знаменательные) глаголы представляют собой
Functional and semi-functional verbs are
закрытую группу слов частичной номинативной
further subdivided into a number of groups.
ценности. Они не могут обозначать процесс Auxiliary functional verbs are used to build the
самостоятельно, однако через свои формы analytical grammatical forms of notional verbs,
выражают предикативные значения в e.g.: have done, was lost, etc. Link verbs connect
предложении (являются предикаторами). the nominative part of the predicate (the
predicative) with the subject. They can be of two
types: pure and specifying link verbs. Pure link
Неполнозначные глаголы далее распадаются verbs perform a purely predicative-linking function
на группы. Вспомогательные служебные глаголы in the sentence; in English there is only one pure
используются для образования аналитических link verb to be; specifying link verbs specify the
форм знаменательных глаголов, например: have connections between the subject and its property,
done, was lost и т.д. Связочные глаголы служат для cf.: He was pale. – He grew pale. The specification
объединения номинативной части составного of the connections may be either “perceptional”,
именного сказуемого (предикатива) с подлежащим. e.g.: to seem, to look, to feel, etc., or “factual”, e.g.:
Они могут быть двух типов: чистые и to grow, to become, to get, etc. The semi-functional
спецификативные (уточняющие) связующие link verbs should be distinguished from
глаголы. Чистые связки выполняют только homonymous notional verbs, e.g.: to grow can be a
предикативно-связующую функцию в составе notional verb or a specifying link verb, cf.: The
предложения; в английском языке есть лишь один child grew quickly. – He grew pale. Modal verbs
чистый связочный глагол to be; спецификативные are predicators denoting various subject attitudes to
(уточняющие) связки уточняют характер связи the action, for example, obligation, ability,
между субъектом и его признаком, ср.: He was pale. permission, advisability, etc.: can, must, may, etc.
– He grew pale. Характер подобного уточнения A group of semi-notional verbs function as verbid
может быть либо «перцептивным», связанным с introducers, i.e., they introduce non-finite forms of
восприятием, например: to seem, to look, to feel и verbs into the structure of the sentence: they are
т.д., либо «фактуальным», например: to grow, to grammatically inseparable from the verbids and
become, to get и т.д. Необходимо отличать these two lexemes jointly make the predicate of the
полуслужебные связочные глаголы от sentence, e.g.: He happened to know all about it.
омонимичных полнозначных глаголов, например: Verbid introducers render the following meanings:
to grow может быть либо полнозначным глаголом, modal identity, when the speaker evaluates the
либо уточняющей связкой, ср.: The child grew action denoted by the following verbid as seeming,
quickly. – He grew pale. Модальные глаголы – accidental, or unexpected, e.g.: to seem, to prove,
предикаторы, которые передают различные to appear, to happen, etc.; subject-action relations
субъективные отношения к действию, например, (conation), e.g.: to try, to fail, to manage, etc.;
его долженствование, желательность, возможность, phasal semantics, e.g.: to begin, to start, to
вероятность и т.д.: can, must, may и др. Особую continue, to finish, etc. These semi-notional verbs
группу полузнаменательных глаголов составляют should also be distinguished from homonymous
так называемые интродукторы, которые notional verbs, cf.: It happened ten years ago
используются для введения вербалий в (happen is a notional verb). – He happened to be
синтаксическую конструкцию: они грамматически there at the same time with her (happen is a semi-
неотделимы от вербалий и вместе составляют notional verbid introducer of modal identity – the
сказуемое, например: He happened to know all about process denoted by the infinitive is presented as
it. Глаголы-интродукторы передают следующие unexpected).
значения: оценка тождества, когда говорящий
оценивает действие, обозначенное неличной The subdivision of verbs into notional and (semi-
формой глагола, как кажущееся, случайное или )functional is grammatically relevant since the
неожиданное, например: to seem, to prove, to appear, verbs of the two subclasses perform different
to happen; отношения между агентом действия syntactic functions in the sentence: notional verbs
и действием (способность к волевому действию), function as predicates, semi-functional and
например: to try, to fail, to manage и др.; фаза functional verbs as parts of predicates (predicators).
действия, например: to begin, to start, to continue, to
finish и др. Эти полу-знаменательные глаголы
также необходимо отличать от омонимичных
знаменательных глаголов, ср.: It happened ten years
ago (happen в данном случае является
полнозначным самостоятельным глаголом). - He
happened to be there at the same time with her (happen
в данном случае является полузнаменательным
интродуктором инфинитива и представляет
действие как неожиданное).

Разбиение глаголов на знаменательные и


(полу-)служебные грамматически существенно,
поскольку глаголы этих двух подклассов
выполняют разные синтаксические функции в
предложении: знаменательные глаголы
функционируют как самостоятельные сказуемые
(предикаты), а полуслужебные и служебные
глаголы – только как части сказуемых
(предикаторы).
Знаменательные глаголы далее Notional verbs are subdivided into several
подразделяются на следующие группы. groups as follows.

On the basis of subject-process relations the


На основе отношений между субъектом и
verbs are subdivided into actional and statal verbs.
процессом глаголы противопоставляются как The terms are self-explanatory: actional verbs
акциональные и статальные. Сами термины denote the actions performed by the subject as an
являются объяснительными: акциональные active doer, e.g.: to go, to make, to build, to look,
глаголы обозначают действия, совершаемые etc.; statal verbs denote various states of the subject
or present the subject as the recipient of an outward
субъектом как активным производителем, activity, e.g.: to love, to be, to worry, to enjoy, to
например: to go, to make, to build, to look и др.; see, etc. Mental and sensual processes can be
статальные глаголы обозначают разнообразные presented as actional or statal; they can be denoted
состояния, в которых может находиться субъект, either by correlated pairs of different verbs, or by
the same verbal lexeme, e.g.: to know (mental
или представляют его как реципиента (получателя)
perception) – to think (mental activity), to see, to
некоего внешнего воздействия, например: to love, hear (physical perception as such) - to look, to
to be, to worry, to enjoy, to see и т.п. Процессы, listen (physical perceptional activity); The cake
связанные с мышлением и чувственным tastes nice (taste denotes physical perception, it is
восприятием, могут представляться либо как used as a statal verb). – I always taste food before
adding salt (taste denotes perceptional activity, it is
действия, либо как состояния; они могут
used as an actional verb). The difference between
передаваться либо через соотносимые пары actional and statal verbs is grammatically
разных глаголов, либо одной глагольной лексемой, manifested in the category of aspect forms: actional
например: to know (ментальное состояние) – to verbs take the form of the continuous aspect freely,
and statal verbs are normally used in indefinite
think (ментальное действие), to see, to hear
forms in the same contexts, cf.: What are you
(чувственное восприятие как таковое) - to look, to looking at? Do you hear me? The use of the
listen (чувственное восприятие как действие); The continuous aspect forms of the statal verbs finds its
cake tastes nice (taste означает чувственное explanation in terms of the oppositional theory as a
восприятие и выступает как статальный глагол). – I specific case of transposition and involves certain
transformations in the meaning of the verb, e.g.:
always taste food before adding salt (taste означает
The doctor is seeing a patient right now; I’m not
действие и выступает как акциональный глагол). seeing much of her lately (seeing acquires the
Различия между акциональными и статальными meaning of activity close to “meeting”); You are
глаголами проявляются через грамматические being naughty (= “behaving”) (see Unit 13).
формы категории вида: акциональные глаголы
свободно образуют формы продолженного вида, а
статальные глаголы в аналогичных контекстах
используются, как правило, в форме indefinite, ср.:
What are you looking at? Do you hear me?
Использование статальных глаголов в форме
продолженного вида находит свое объяснение в
терминах теории оппозиций как особый случай
транспозиции и подразумевает определенные
трансформации в значении глагола, например: The
doctor is seeing a patient right now; I’m not seeing
much of her lately (seeing приобретает значение
действия, близкое по смыслу к “meeting”); You are
being naughty (= “behaving”).
Следующее разбиение знаменательных Another subdivision of notional verbs is
глаголов основано на их видовом (аспектуальном) based on their aspective meaning, which exposes
значении, которое демонстрирует характер the inner character of the process denoted, or, its
протекания обозначаемого действия, или способ mode of realization. According to the mode of
его реализации. По способу реализации действие realization, the process may be instantaneous
может быть одномоментным, продолжающимся, (momentary), durative (continual), repeated,
повторяющимся, начинающимся, законченным, starting, completed, uncompleted, etc. For
незаконченным и т.п. Например: одномоментные example: instantaneous actions are denoted by the
действия передаются глаголами to drop, to click, to verbs to drop, to click, to jump, etc.; starting,
jump и т.д.; начинающиеся, продолжающиеся, durative, terminated, or repeated actions are
заканчивающиеся, повторяющиеся действия denoted by the combinations of verbids with semi-
передаются сочетаниями неличных форм глаголов notional verbid-introducers, such as to begin, to
с полу-знаменательными глаголами- continue, to finish, used to, etc.; prefixes are used
интродукторами, такими как to begin, to continue, to to denote the aspectual meanings of
finish, used to и др.; лексические аффиксы, в overcompletion, undercompletion or repetition,
частности, префиксы используются для передачи e.g.: to overestimate, to underestimate, to reread,
видовых значений избыточности или etc. All these minor subdivisions are generalized in
недостаточности совершенных действий, их the grammatically relevant subdivision of all the
повторяемости и т.д., например: to overestimate, to verbs into two big groups: the so-called limitive
underestimate, to reread и др. Все эти видовые verbs and unlimitive verbs. Limitive verbs present
подтипы охватываются в рамках грамматически a process as potentially limited, directed towards
существенного разбиения глаголов на две большие reaching a certain border point, beyond which the
группы: так называемые предельные и process denoted by the verb is stopped or ceases to
непредельные глаголы. Предельные глаголы exist, e.g.: to come, to sit down, to bring, to drop,
обозначают действия, которые потенциально etc. Unlimitive verbs present the process as
предельны, т.е. направлены на достижение potentially not limited by any border point, e.g.: to
некоторого предела, после которого процесс, go, to sit, to carry, to exist, etc. Some limitive and
называемый данным глаголом, прекращается, не unlimitive verbs form semantically opposed pairs,
может существовать, например, to come, to sit down, denoting roughly the same actual process presented
to bring, to drop и др. Непредельные глаголы as either potentially limited or unlimited, cf.: to
обозначают потенциально непредельные процессы, come – to go, to sit down – to sit, to bring – to
т.е. процессы, внутренне не ограниченные carry; other verbs have no aspective counterparts,
достижением некоторого предела, например, to go, e.g.: to be, to exist (unlimitive), to drop (limitive).
to sit, to carry, to exist и др. Некоторые предельные But the bulk of English verbs can present the action
и непредельные глаголы образуют семантические as either limitive or unlimitive in different contexts,
пары, обозначающие примерно один и тот же e.g.: to build, to walk, to turn, to laugh, etc.
процесс, представляемый либо предельно, либо Traditionally such verbs are treated as verbs of
непредельно, ср.: to come – to go, to sit down – to sit, double, or mixed aspective nature. In terms of the
to bring – to carry; другие глаголы не имеют theory of oppositions one can say that the lexical
соотносимой пары по аспектному значению, opposition between limitive and unlimitive verbs is
например: to be, to exist (непредельные глаголы), to easily neutralized; this makes the borderline
drop (предельный глагол). Однако большая часть between the two aspective groups of verbs rather
глаголов в английском языке может представлять loose, e.g.: Don’t laugh – this is a serious matter
процесс как предельный или непредельный в (unlimitive use, basic function of the verb laugh);
разных контекстах, например: to build, to walk, to He laughed and left the room (limitive use,
turn, to laugh и др. Традиционно такие глаголы neutralization). The aspective subdivision of the
рассматриваются как глаголы двойного, или verbs is closely connected with the previously
смешанного аспектуального значения. В терминах described subdivision of the verbs into actional and
теории оппозиций можно сказать, что лексическая statal (limitive verbs can be only actional, while
оппозиция между предельными и непредельными unlimitive verbs can denote both actions and states)
глаголами в английском языке легко подвергается and it is also grammatically relevant for the
нейтрализации, что делает границы между двумя expression of the grammatical category of aspect
видовыми группами глаголов довольно (see Unit 13).
свободными, нежесткими, например: Don’t laugh –
this is a serious matter (непредельное English limitive and unlimitive verbs do not
использование, основная функция глагола laugh); coincide with the Russian perfective and
He laughed and left the room (предельное imperfective aspective verbal subclasses, which
использование, нейтрализация). Аспектуальное denote the actual conclusion or non-conclusion of
разбиение глаголов на предельные и непредельные the process and may correspond (in due contextual
тесно связано с описанным выше разбиением circumstances) with either limitive or unlimitive
глаголов на акциональные и статальные verbs in English, cf.: He came early yesterday (Он
(предельные глаголы могут быть только пришел рано вчера). – He came to us every day
акциональными, а непредельные глаголы могут (Он приходил к нам каждый день).
обозначать как действия, так и состояния), и оно
также грамматически релевантно с точки зрения
выражения грамматической категории вида.

Разбиение английских глаголов на


предельные и непредельные не совпадает с
разбиением глаголов в русском языке на глаголы
совершенного вида и несовершенного вида,
которые обозначают реальное завершение или
незавершенность процесса и могут соотноситься
либо с предельными, либо с непредельными
глаголами в английском языке, ср.: He came early
yesterday (Вчера он пришел рано). – He came to us
every day (Он приходил к нам каждый день).
Следующее разбиение знаменательных The next subdivision of the notional verbs is
глаголов основано на их сочетаемостных based on their combinability features, or their
valency2[1]. In traditional grammar studies, on the
свойствах, или на их валентности. В
basis of combinability, verbs are divided into
традиционной грамматике глаголы по transitive and intransitive: transitive verbs denote
сочетаемостным свойствам делятся на переходные an action directed toward a certain object; in a
и непереходные: переходные глаголы обозначают sentence they are obligatorily used with a direct
действие непосредственно направленное на object. Constructions with transitive verbs are
easily transformed from active into passive, e.g.:
некоторый объект; в предложении они He wrote a letter. – The letter was written by him.
используются с прямым (беспредложным) This subdivision is grammatically relevant for such
дополнением, и конструкции с переходними languages as Russian, because in Russian only
глаголами свободно трансформируются из transitive verbs can be used in the passive. In
English the use of passive forms is much wider;
активных в пассивные, например: He wrote a letter.
almost every verb can be passivized, e.g.: to walk is
– The letter was written by him. Данное разбиение an intransitive verb, but it is possible to say She
грамматически существенно для языков подобных was walked out of the room. In English, transitive
or intransitive uses of verbs are distinguished rather
русскому, поскольку в русском языке только than separate groups of transitive and intransitive
переходные глаголы используются в пассивных verbs.
залоговых формах. В английском языке пассивные
The notion of ‘valency’ allows the analysis of
формы залога используются гораздо шире, verbal combinability potential in greater detail. It
подавляющее большинство глаголов могут быть involves the whole range of subordinate syntactic
подвергнут пассивизации, например: глагол to walk elements (valency partners, valents, or adjuncts)
является непереходным, однако по-английски either required or specifically permitted by a verb.
For example, the valency of the verb to eat
можно сказать She was walked out of the room. В
includes a subject and an object, as in I am eating
английском языке принято выделять переходное и cheese. The valency of the word can be either
непереходное использование глаголов, а не obligatory (required), or optional (permitted). The
отдельные группы переходных и непереходных obligatory adjuncts (the valents required by the
глаголов. verb) are called “complements” and the verb itself
is called “complementive”; without a complement
a syntactic construction with a complementive verb
Понятие «валентности» позволяет более is grammatically incomplete and semantically
детально проанализировать сочетаемостный deficient, cf.: He is a writer. - *He is…. The
потенциал глагола. Валентность подразумевает optional valents are called “supplements” and the
охват всех подчиненных синтаксических элементов verb is called “uncomplementive” (or,
“supplementive”); the supplemenive verb can be
(валентностных партнеров, или адъюнктов), used with or without a supplement in a syntactic
которые требуются или допускаются глаголом. construction, cf.: They are singing a song. - They
Например, валентность глагола to eat включает are singing.
подлежащее и дополнение, как в предложении I
am eating cheese. Валентность слова может быть Uncomplementive verbs are further
subdivided into two groups of verbs: personal and
либо обязательной (требуемой), либо
impersonal verbs. Personal verbs imply the subject
необязательной, факультативной of the action denoted (animate or inanimate, human
(разрешенной). Обязательные адъюнкты (слова, or non-human), e.g.: to work, to laugh, to grow, to
обязательно требуемые глаголом) называются start, etc., as in I’m working; The concert started.
«комплементаторами», а сам глагол – Impersonal verbs usually denote natural
phenomena, e.g.: to rain, to snow, to drizzle, etc.;
«комплементативным»; без комплементатора the number of impersonal verbs is limited; in
синтаксическая конструкция с комплементативным English they are combined with a formal subject,
глаголом оказывается грамматически и e.g.: It’s raining (in Russian impersonal
семантически неполной, ср.: He is a writer. - *He is…. uncomplementive verbs can be used without any
subject at all, cf.: Моросит; Смеркается).
Факультативные адъюнкты (слова, разрешенные
глаголом) называются «супплементаторами», а Complementive verbs are further subdivided
глагол – «некомплементативным» (или, according to the members of the sentence which
«супплементативным»); супплементативный they must be obligatorily used with. Predicative
глагол может употребляться в предложении как с complementive verbs are link verbs obligatorily
combined in a sentence with their predicatives,
супплементатором, так и без него, ср.: They are
e.g.: He is a writer. Adverbial complementive
singing a song. - They are singing. verbs are verbs which are obligatorily combined
with adverbial modifiers of time, or space, or
Некомплементативные глаголы распадаются manner, e.g.: He lives in Paris; He lived in the
на две подгруппы: личные и безличные. Личные eighteenth century; The married and lived happily
ever since. Objective complementive verbs require
глаголы предполагают наличие субъекта действия
either one object-complement (monocomplementive
(одушевленного или неодушевленного, verbs) or two compliments (bicomplementive
личностного или не-личностного), например: to verbs). The following verbs are
work, to laugh, to grow, to start и др., как в monocomplementive: to have – the possession
предложениях I’m working; The concert started. objective verb, non-passivized; to take, to grasp, to
enjoy, etc. – direct objective verbs, e.g.: Take the
Безличные глаголы обычно называют явления
book; to look at, to point to, to send for, etc. –
природы, например: to rain, to snow, to drizzle и др.; prepositional objective verbs; in spite of their
группа безличных глаголов очень ограничена; в prepositional use they are easily passivized in
предложении в английском языке они English, e.g.: Everyone looked at her; She was
используются с формальным подлежащим, looked at.; to cost, to weigh, to fail, to become, etc.
– direct objective verbs, non-passivized; to belong
например: It’s raining (в русском языке безличные to, to abound in, to merge with, etc. – prepositional
глаголы могут использоваться в конструкциях без objective verbs, non-passivized. The following
подлежащего, ср.: Моросит; Смеркается). verbs are bicomlementive: to give, to bring, to pay,
to show, etc. – direct objective and addressee
Комплементативные глаголы далее objective verbs, e.g.: Give the book to your
neighbor; Give the neighbor your book; to teach, to
распадаются на группы в зависимости от forgive, to ask, to excuse, etc. – double direct
синтаксической функции слова, которое связано с objective verbs, e.g.: My mother taught me this
ними обязательной валентностью. Глаголы с song; to argue, to agree, to cooperate, etc. –
комплементаторами-предикативами – это double prepositional objective verbs, e.g.: I agree
with you about his latest book; to remind of, to
связочные глаголы, которые обязательно
apologize for, to pay for, etc. – addressee objective
употребляются в предложении с последующим verbs, e.g.: Don’t remind me of that awful day; to
предикативом, например: He is a writer. Глаголы с put, to send, to bring, etc. – adverbial objective
адвербиальными комплементаторами – verbs which are obligatorily used with a direct
глаголы, которые обязательно употребляются в object and an adverbial modifier, e.g.: Put the book
on the table.
предложениях с обстоятельствами места, времени
образа действия, например: He lives in Paris; He This description of verbal valency subclasses
lived in the eighteenth century; The married and lived is not exhaustive; there may be further subdivisions
happily ever since. Глаголы с and generalizations. For example, the term
комплементаторами-дополнениями (объектные “pseudo-transitive verbs” is sometimes employed
to distinguish prepositional objective verbs which
глаголы) обязательно требуют либо одного
can be passivized (to look at, to give to, etc.) and,
адъюнкта-дополнения (монокомплементативные vice versa, direct objective verbs which cannot be
глаголы), либо двух адъюнктов passivized (to have, to cost, etc.).
(бикомплементативные глаголы).
Монокомплементативными являются следующие In conclusion, it should be stressed once again that
many verbs in English in different contexts migrate
глаголы: to have – объектный глагол обладания, не
easily from one group to another, and the
подлежит пассивизации; to take, to grasp, to enjoy и boundaries between the subclasses are less rigid
др. – глаголы, используемые с прямым than in Russian. For example: to work is an
дополнением, например: Take the book; to look at, uncomplementive verb, but in modern English,
to point to, to send for и др. – глаголы, especially in its American variant, one can use it
with a direct object too, e.g.: She worked her team
используемые с предложным дополнением; hard; She worked the phones. Such cases, as well
несмотря на это, легко подвергаются пассивизации as all other notional “sub-class migration” cases,
в английском языке, например: Everyone looked at are treated as syntactic variants (‘uses’) of the same
her; She was looked at; to cost, to weigh, to fail, to verbal lexemes. But lexemes which coincide as
notional and functional or semi-functional verbs
become и др. – глаголы с прямым дополнением, не
should be treated as homonymous verbs, because
подлежат пассивизации; to belong to, to abound in, different grammatical functions underlie these
to merge with и др. – глаголы с предложным subdivisions.
дополнением, не подлежат пассивизации.
Бикомплементативными являются следующие
глаголы: to give, to bring, to pay, to show и др. –
глаголы, используемые с прямым дополнением и с
дополнением адресата, например: Give the book to
your neighbor; Give the neighbor your book; to teach,
to forgive, to ask, to excuse и др. – глаголы с двумя
прямыми дополнениями, например: My mother
taught me this song; to argue, to agree, to cooperate и
др. – глаголы с двумя предложными
дополнениями, например: I agree with you about his
latest book; to remind of, to apologize for, to pay for и
др. – глаголы с предложным дополнением и
дополнением адресата, например: Don’t remind me
of that awful day; to put, to send, to bring и др. –
глаголы, которые требуют прямого дополнения и
обстоятельства, например: Put the book on the table.

Приведенное разбиение глаголов на группы


по валентностным свойствам не является
исчерпывающим; оно допускает дальнейшие
подразделения и объединения. Например, термин
«псевдо-переходные глаголы» иногда используется
для того, чтобы выделить в отдельную группу
глаголы, которые требуют предложного
дополнения, но при этом используются в пассиве
(to look at, to give to и др.), и глаголы, которые,
наоборот, требуют прямого дополнения, но не
могут использоваться в пассиве (to have, to cost и
др.).

В заключении необходимо подчеркнуть еще


раз, что большинство английских глаголов в
различных контекстах свободно переходят из
одного подкласса в другой, границы между
подклассами в английском языке менее строгие,
чем в русском языке. Например, to work –
некомплементативный глагол, однако в
современном английском языке, особенно в
американском варианте, он может быть
использован и с прямым дополнением, например:
She worked her team hard; She worked the phones.
Такие случаи, как и другие случаи «подклассовой
миграции» в рамках полнозначных глаголов,
рассматриваются как синтаксические варианты
(‘использования’) одной и той же глагольной
лексемы. Однако, лексемы, которые совпадают как
полнозначные и служебные или полуслужебные
глаголы, должны рассматриваться как омонимы,
поскольку за этим разбиением лежат разные
грамматические функции.
UNIT 11

ГЛАГОЛ: НЕЛИЧНЫЕ ФОРМЫ (ВЕРБАЛИИ) VERB: NON-FINITE FORMS (VERBIDS)

Категория финитности: личные The category of finitude: finite and non-


(финитные) формы глагола и неличные формы finite forms of the verb (finites and verbids).
глагола (вербалии). Проблема статуса неличных Problematic status of the non-finite forms of the
форм глагола в системе частей речи. Вербалии verb in the classification of parts of speech.
как явления смешанного (гибридного, Verbids as phenomena of mixed (hybrid,
промежуточного) характера; их вербальные и intermediary) nature; their verbal and non-
невербальные признаки. Инфинитив как verbal features. The infinitive as a verbal form of
неличная форма глагола смешанного процессно- mixed processual-substantive nature and the
предметного характера. Полупредикативные basic form of verbal paradigms. Semi-predicative
инфинитивные конструкции. Инфинитив как infinitive constructions. The infinitive as a
исходная форма глагольных парадигм. constituent of modal action representation. The
Инфинитив в выражении модальной gerund as a verbal form of mixed processual-
репрезентации действия. Герундий как неличная substantive nature. The infinitive, the gerund
форма глагола смешанного процессно- and the verbal noun: their correlation in exp-
предметного характера. Инфинитив, герундий и ressing processual semantics (the lexico-
отглагольное существительное: их соотношение grammatical category of processual
в выражении процессной семантики (лексико- representation). Semi-predicative gerundial
грамматическая категория процессной constructions. The participle as a verbal form of
репрезентации). Полупредикативные mixed processual-qualitative nature. The
конструкции с герундием. Причастие как distinctions between two types of participles:
неличная форма глагола смешанного процессно- participle I (present participle) and participle II
признакового характера. Разграничение двух (past participle). Semi-predicative participial
типов причастий в английском языке: constructions. Functional differences between
причастие I ("причастие настоящего времени") participle I and the gerund. The problem of ver-
и причастие II ("причастие прошедшего bal “ing-form”; “half-gerund” ( gerundial
времени"). Полупредикативные конструкции с participle).
причастием. Функциональные различия между
причастием I и герундием. Проблема
нерасчлененной "инговой" формы; "по-
лугерундий" ("герундиальное причастие").

Как отмечалось в предыдущем разделе, на As was mentioned in the previous unit, on the
верхнем уровне все глагольные формы распадаются upper level all verbal forms fall into two major
на две группы: личные (финитные) формы и sets: finite and non-finite. The term “finite” is
неличные (не-финитные). Термин «финитные» derived from the Latin term “verbum finitum”,
является производным от латинского термина which shows that these words denote actions
“verbum finitum”, который указывает на то, что developing in time.
данные формы обозначают действие,
развивающееся во времени. Non-finite forms of the verb, the infinitive, the
gerund, participle I (present participle) and
Неличные формы глагола, инфинитив, participle II (past participle), are otherwise called
герундий, причастие I и II, иначе называются “verbals”, or “verbids”. The term, introduced by
«вербалиями» или «вербоидами». Последний O. Jespersen, implies that they are not verbs in the
термин, предложенный в свое время О. Есперсеном, proper sense of the word, because they combine
подразумевает, что неличные формы не являются features of the verb with features of other notional
глаголами в полном смысле этого слова, поскольку parts of speech. Their mixed, hybrid nature is
они сочетают признаки глагола с признаками других revealed in all the spheres of the parts-of-speech
знаменательных частей речи. Их смешанный, characterization: meaning, formal features, and
гибридный характер проявляется во всех сферах functions. The non-verbal features of verbids are
частиречной характеризации: в семантике, в as follows: they do not denote pure processes, but
формальных признаках и в функционировании. Не- present them as specific kinds of substances and
глагольными являются следующие признаки properties; they are not conjugated according to
вербалий: они не обозначают процессы в чистом the categories of person and number, have no
виде, а представляют их в виде своеобразных tense or mood forms; in some contexts they are
объектов или признаков; они не спрягаются по combined with the verbs like non-verbal parts of
категориям числа и лица, не обладают формами speech; they never function as independent
времени и наклонения; в некоторых контекстах они predicates; their functions are those characteristic
сочетаются с глаголами как неглагольные части for other notional parts of speech. The verbal
речи; они никогда не функционируют в качестве features of verbids are as follows: their
самостоятельного сказуемого, но выполняют grammatical meaning is basically processual; like
функции, характерные для других частей речи. finites, they do have (at least, most of them have)
Глагольными являются следующие признаки aspect and voice forms and verbal combinability
вербалий: их грамматическое значение все же with direct objects and adverbial modifiers; they
является процессуальным; как и личные формы can express predication in specific semi-
глагола, многие вербалии обладают категориями predicative constructions. Thus, verbids can be
вида и залога, а также глагольной сочетаемостью с characterized as intermediary phenomena between
прямыми дополнениями и обстоятельствами; они verbs and other non-verbal parts of speech.
могут выражать предикативные значения в особых
полупредикативных конструкциях. Таким образом, The opposition between finite and non-finite
неличные формы глагола можно охарактеризовать forms of verbs expresses the category of
как явления промежуточные между глаголами и “finitude”. The grammatical meaning, the content
другими, неглагольными частями речи. of this category is the expression of verbal
predication: the finite forms of the verb render full
Оппозиция между личными и неличными (primary, complete, genuine) predication, the non-
формами глагола выражает категорию finite forms render semi-predication, or secondary
«финитности». Грамматическим значением, (potential) predication. The formal differential
содержанием данной категории является выражение feature is constituted by the expression of verbal
глагольной предикации: личные формы глагола time and mood, which underlie the predicative
передают полную (первичную, истинную) function: having no immediate means of
предикацию, неличные формы глагола – expressing time-mood categorial semantics, the
полупредикацию, или неполную (вторичную) verbids are the weak member of the opposition.
предикацию. Формальным дифференциальным
признаком в данной оппозиции является выражение It is interesting to note that historically
глагольного времени и наклонения, которые лежат в verbids in English were at first separate non-
основе предикативной функции: не имея verbal nominative forms, but later they were
специальных средств выражения категориальной drawn into the class of verbs by acquiring aspect
семантики времени и наклонения, неличные формы and voice forms, verbal combinability, etc.
глагола представляют собой слабый член
оппозиции.

Интересно, что с исторической точки зрения


вербалии в английском языке первоначально
представляли собой отдельные от глагола именные
формы, и позже в ходе развития языка втягивались в
систему глагола, приобретая глагольные категории
вида, залога, глагольную комбинаторику и т.д.
Инфинитив является наиболее отвлеченной, The Infinitive is the most generalized, the
наиболее абстрактной формой глагола, служащей most abstract form of the verb, serving as the
глагольным названием процесса и используемой в verbal name of a process; it is used as the
качестве деривационной основы для всех остальных derivation base for all the other verbal forms. That
глагольных форм. Именно поэтому инфинитив is why the infinitive is traditionally used as the
используется для введения глагольной словарной head word for the lexicographic entry of the verb
статьи. in dictionaries.

Инфинитив объединяет глагольные признаки с The infinitive combines verbal features with
признаками существительного; его можно features of the noun; it is a phenomenon of hybrid
охарактеризовать как явление смешанной процессно- processual-substantive nature, intermediary
предметной природы, промежуточное между between the verb and the noun. It has voice and
глаголом и существительным. Инфинитив обладает aspect forms, e.g.: to write, to be writing, to have
формами залога и вида, ср.: to write, to be writing, to written, to be written, to have been written; it can
have written, to be written, to have been written; он be combined with nouns and pronouns denoting
может сочетаться с существительными, the subject or the object of the action, and with the
обозначающими субъект или объект действия, а adverbial modifiers, e.g.: for him to write a letter;
также с наречными обстоятельствами, например: for to write a letter to someone; to write a letter very
him to write a letter; to write a letter to someone; to carefully. The non-verbal properties of the
write a letter very carefully.. Неглагольные свойства infinitive are displayed in its syntactic functions
инфинитива проявляются в его функционировании, and its combinability. The infinitive performs all
а также в его сочетаемости. Инфинитив выполняет в the functions characteristic of the noun – that of a
предложении все функции, характерные для subject, e.g.: To write a letter was the main thing
существительного – функции подлежащего, he had planned for the day; of a predicative, e.g.:
например: To write a letter was the main thing he had The main thing he had planned for the day was to
planned for the day; предикатива, например: The main write a letter; of an object, e.g.: He wanted to
thing he had planned for the day was to write a letter; write a letter to her; of an attribute, e.g.: It was the
дополнения, например: He wanted to write a letter to main thing to do; of an adverbial modifier, e.g.:
her; определения, например: It was the main thing to He stood on a chair in order to reach for the top
do; обстоятельства, например: He stood on a chair in shelf. In these functions the infinitive displays
order to reach for the top shelf. В этих функциях substantive combinability with finite verbs.
инфинитив сочетается с личными формами глаголов
подобно существительному. If the subject of the action denoted by the
infinitive is named, in the sentence it forms a
Если субъект действия, выраженного secondary predicative line with the infinitive.
инфинитивом, называется в предложении, он в Syntactically, semi-predicative infinitive
сочетании с инфинитивом образует вторичную constructions may be free or bound to the primary
линию предикации. Синтаксически predicative part of the sentence. The “for + to
полупредикативные инфинитивные конструкции infinitive” construction in free use (either as a
могут быть свободными или связанными с subject or as any other substantive notional part of
первично-предикативной частью предложения. the sentence) includes the infinitive and its own,
Конструкции “for + to инфинитив” в свободном inner subject, e.g.: For him to be late for the
использовании (в качестве подлежащего или в presentation was unthinkable; I sent the papers in
любой другой субстантивной функции в order for you to study them carefully before the
предложении) включают инфинитив и его meeting. The constructions known as “complex
собственный, внутренний субъект-подлежащее, object with the infinitive” and “complex subject
например: For him to be late for the presentation was with the infinitive” (the passive transformation of
unthinkable; I sent the papers in order for you to study the complex object constructions) intersect with
them carefully before the meeting. Конструкции, the primary predicative part of the sentence: the
известные как «сложное дополнение с inner subject of the secondary predicative part
инфинитивом» и «сложное подлежащее с forms either the object or the subject of the
инфинитивом» (которое представляет собой primary predicative part, e.g.: I saw her enter the
трансформ сложного дополнения в пассиве) room; She was seen to enter the room. The
пересекаются с первично-предикативной частью predicative character of the secondary sentence-
предложения: внутренний субъект инфинитивной situation can be manifested in the transformation
конструкции выступает в качестве дополнения или of the whole sentence into a composite syntactic
подлежащего первично-предикативной части, construction, e.g.: I sent the papers in order for
например: I saw her enter the room; She was seen to you to study them carefully before the meeting. 
enter the room. Предикативность вторичной I sent the papers so that you could study them
ситуативной конструкции может быть carefully before the meeting; I saw her enter the
продемонстрирована с помощью трансформации room.  I saw her when she was entering the
всего предложения в сложное, ср.: I sent the papers in room.
order for you to study them carefully before the
meeting.  I sent the papers so that you could study In most cases the infinitive is used with the
them carefully before the meeting; I saw her enter the particle “to”, which is its formal mark; it is called
room.  I saw her when she was entering the room. a “marked infinitive” and can be treated as an
analytical form of the verb. In certain contexts,
В большинстве случаев инфинитив enumerated in detail in practical grammar text-
используется с частицей “to”, которая является books, the infinitive is used without the particle
формальным показателем инфинитива; такой “to” and is called a “bare infinitive”, or
инфинитив называется «маркированный» и может “unmarked infinitive”; the “bare infinitive” is used
рассматриваться как аналитическая форма глагола. when it is combined with functional and semi-
В определенных контекстах, подробно functional predicator-verbs to build the analytical
описываемых в пособиях по практической forms of the finite verbs (the “bound” use of the
грамматике, инфинитив используется без частицы infinitive) in some fixed constructions, etc., e.g.:
“to” и называется “bare infinitive” или Will you go there? Why not go there? I’d rather
«немаркированный инфинитив»; «немаркированный stay at home; etc. The particle, just like any other
инфинитив» используется в сочетании со auxiliary component of analytical forms, can be
служебными и полу-служебными глаголами- separated from the infinitive by an adverbial
предикаторами при образовании аналитических modifier, e.g.: to thoroughly think something over.
личных форм глаголов («связанное» использование These cases are usually stylistically marked and
инфинитива), в некоторых устойчивых are known as the “split infinitive”.
конструкциях и т.д., например: Will you go there?
Why not go there? I’d rather stay at home; и др.
Частица “to”, как любой другой вспомогательный
компонент в аналитических формах, может
отделяться от инфинитива обстоятельством,
например: to thoroughly think something over. Эти
случаи, как правило, стилистически маркированы и
называются «расщепленным инфинитивом» (“split
infinitive”).
Герундий является еще одной вербалией, The gerund is another verbid that serves as the
служащей глагольным названием процесса и verbal name of a process and combines verbal
объединяющей признаки глагола с признаками features with those of a noun; the gerund, like the
существительного; герундий, как и инфинитив, infinitive, can be characterized as a phenomenon
можно охарактеризовать как явление смешанной of hybrid processual-substantive nature,
процессно-предметной природы, промежуточное intermediary between the verb and the noun. It is
между глаголом и существительным. Герундий even closer to the noun, because besides
оказывается даже ближе к существительному, чем performing the substantive functions in a sentence
инфинитив: помимо того, что он, как и инфинитив, like the infinitive, it can also be modified by an
выполняет субстантивные функции в предложении, attribute and can be used with a preposition, which
он, в отличие от инфинитива, может еще the infinitive can not do, e.g.: Thank you for
модифицироваться определением и использоваться listening to me; Your careful listening to me is
с предлогом, например: Thank you for listening to me; very much appreciated. The functions of the
Your listening to me is very much appreciated. В gerund in the sentence are as follows - that of a
предложении герундий выполняет следующие subject, e.g.: Your listening to me is very much
функции - функцию подлежащего, например: Your appreciated; It’s no use crying over spilt milk; of a
listening to me is very much appreciated; It’s no use predicative, e.g.: The only remedy for such
crying over spilt milk; предикатива, например: The headache is going to bed; of an object, e.g.: I love
only remedy for such headache is going to bed; reading; of an attribute, e.g.: He had a gift of
дополнения, например: I love reading; определения, listening; of an adverbial modifier, e.g.: On
например: He had a gift of listening; обстоятельства, entering the house I said “hello”. In these
например: On entering the house I said “hello”. functions the gerund displays nounal
Выполняя эти функции, герундий демонстрирует combinability with verbs, adjectives, and nouns,
субстантивную сочетаемость c глаголами, especially in cases of prepositional connections.
прилагательными и другими существительными, As for the verbal features of the gerund, first of
особенно, в сочетаниях с предлогами. Что касается all, there is no denying the fact, that its meaning is
глагольных признаков герундия, то к ним относятся, basically processual, which is evident when the
прежде всего, несомненная процессуальность gerund is compared with the nouns, cf.: Thank you
семантики, которая становится особенно очевидной for helping me. – Thank you for your help; in
при сопоставлении герундия с существительными, addition, the gerund distinguishes some aspect and
ср.: Thank you for helping me. – Thank you for your voice forms, e.g.: writing, being written, having
help; кроме того, герундий обладает некоторыми written, having been written. Like the finites, it
формами вида и залога, например: writing, being can be combined with nouns and pronouns
written, having written, having been written. Как и denoting the subject and the object of the action,
личные формы глаголов, герундий может сочетаться and with modifying adverbs, e.g.: I have made
с существительными и местоимениями, good progress in understanding English; She
обозначающими субъект и объект действия, а также burst out crying bitterly; Her crying irritated me.
с наречными обстоятельствами, например: I have
made good progress in understanding English; She The verbal features distinguish the gerund
burst out crying bitterly; Her crying irritated me. from the verbal noun, which may be homonymous
with the indefinite active form of the gerund, but,
Глагольные признаки отличают герундий от first, it has no other verbal forms (passive or
отглагольного существительного, которое может perfect); second, cannot take a direct object, but
быть омонимично с герундием неопределенной only prepositional objects like all other nouns, cf.:
формы активного залога; но, во-первых, reading the letters (gerund) – the reading of the
отглагольное существительное не имеет других letters (verbal noun); and, third, like most nouns
форм (пассивных или перфектных), во-вторых, оно can be used with an article and in the plural, cf.:
не может употребляться с прямым дополнением, а my coming (gerund) – his comings and goings
только с предложным дополнением, как и все (verbal noun). In the correlation of the three
существительные, ср.: reading the letters (герундий) processual-substantive phenomena, which
– the reading of the letters (отглагольное constitute a continuum of transitions between the
существительное); и, в-третьих, отглагольное verb and the noun – the infinitive, the gerund, and
существительное, как и большинство the verbal noun, the infinitive is the closest to the
существительных, может употребляться с артиклем verb, as it is more dynamic and possesses fewer
и во множественном числе, ср.: my coming substantive features, the gerund is somewhere in
(герундий) – his comings and goings (отглагольное between the two, semantically semi-dynamic, and
существительное). В соотнесении трех the verbal noun is the closest to the noun,
процессуально-субстантивных явлений, которые semantically static, possessing practically all the
образуют поле переходов между глаголом и features of normal nouns. They can be treated as
существительным – инфинитива, герундия и the three stages of a lexico-grammatical category
отглагольного существительного, инфинитив of processual representation which underlies
оказывается ближе к глаголу, поскольку означает various situation-naming constructions in the
процесс более динамично и обладает меньшим sphere of syntactic nominalization (see Unit 24),
количеством субстантивных признаков, герундий cf.: He helped us.  for him to help us  his
находится примерно посредине, передавая процесс helping us  his help to us.
полу-динамично, а отглагольное существительное
оказывается ближе всего к существительному, Another difference between the gerund and
передавая процесс статично и обладая практически the infinitive involves the category of so-called
всеми признаками обычного существительного. Эти ‘modal representation’: the infinitive, unlike the
три явления можно рассматривать как ступени gerund, has a certain modal force, especially in the
лексико-грамматической категории процессуальной attributive function, e.g.: There was no one to tell
репрезентации, которая лежит в основе различных him the truth (= There was no one who could tell
конструкций наименования ситуаций в сфере him the truth).
синтаксической номинализации (см. Раздел 24), ср.:
He helped us.  for him to help us  his helping us The gerund can express secondary
 his help to us. predication, when the gerundial sentence-part, or
the semi-predicative gerundial construction has its
Другое отличие герундия от инфинитива own, separate subject. The subject of the
связано с категорией так называемой «модальной secondary predicative part of the sentence can be
репрезентации»: инфинитив, в отличие от герундия, expressed either by a possessive pronoun or by a
обладает определенной модальной силой, особенно noun in the genitive case, if it denotes an animate
в функции определения, например: There was no one referent, e.g.: Mike’s coming back was a total
to tell him the truth (= There was no one who could tell surprise to us; Do you mind my smoking?; it can
him the truth). also be expressed by a noun in the common case
form or an objective pronoun, e.g.: She said
Герундий может выражать вторичную something about my watch being slow. The
предикацию в тех случаях, когда в герундиальной gerundial semi-predicative constructions can be
части предложения, или в полупредикативной used as different notional parts of a sentence, cf.:
герундиальной конструкции имеется свой Mike’s coming back was a total surprise to us (the
собственный, «внутренний» субъект. Субъект subject); Do you mind my smoking? (object); I
герундиального комплекса может быть выражен couldn’t sleep because of his snoring (adverbial
притяжательным местоимением или modifier); The thought of him being in Paris now
существительным в родительном падеже, если was frustrating (attribute).
субъект является одушевленным, например, Mike’s
coming back was a total surprise to us; Do you mind my
smoking?; также субъект герундиальной
конструкции может быть выражен
существительным в общем падеже или объектным
местоимением, например: She said something about
my watch being slow. Герундиальные
полупредикативные комплексы используются в
различных синтаксических функциях, например:
Mike’s coming back was a total surprise to us
(подлежащее); Do you mind my smoking?
(дополнение); I couldn’t sleep because of his snoring
(обстоятельство); The thought of him being in Paris
now was frustrating (определение).
Причастие первое (причастие настоящего Participle I (present participle) is fully
времени) полностью омонимично с герундием: это homonymous with the gerund: it is also an ‘ing-
тоже так называемая «инговая форма» глагола (или, form’ (or, rather, four ‘ing-forms’, cf.: writing,
вернее, четыре «инговые» формы: writing, being being written, having written, having been
written, having written, having been written). Но written). But its semantics is different: it denotes
семантика причастия I отлична: оно обозначает processual quality, combining verbal features with
процессуальный признак, объединяя глагольные features of the adjective and the adverb; participle
признаки с признаками прилагательных и наречий; I can be characterized as a phenomenon of hybrid
причастие первое, таким образом, можно processual-qualifying nature, intermediary
охарактеризовать как явление смешанной процессно- between the verb and the adjective/adverb. The
признаковой природы, промежуточное между triple nature of participle I finds its expression in
глаголом и прилагательным/наречием. its mixed valency and syntactic functions. The
Тройственный характер причастия первого находит verb-type combinability of participle I is revealed
выражение в его смешанной валентности и in its combinations with nouns denoting the
синтаксических функциях. Глагольная сочетаемость subject and the object of the action, e.g.: her
причастия первого раскрывается в его сочетаниях с entering the room, with modifying adverbs and
существительными, обозначающими субъект и with auxiliary verbs in the analytical forms of the
объект действия, например: her entering the room, с verb; the adjective-type combinability of participle
наречными обстоятельствами и со I is manifested in its combinations with modified
вспомогательными глаголами в аналитических nouns and modifying adverbs of degree, e.g.: an
глагольных формах; адъективная сочетаемость extremely maddening presence; the adverb-type
причастия первого раскрывается в его сочетаниях с combinability of the participle is revealed in its
определяемым существительным и с combinations with modified verbs, e.g.: to speak
определяющими наречиями степени, например: an stuttering at every word. In its free use, participle I
extremely maddening presence; адвербиальная can function as a predicative, e.g.: Her presence is
сочетаемость причастия первого раскрывается при extremely maddening to me; as an attribute, e.g.:
его объединении с определяемыми глаголами, The fence surrounding the garden was newly
например: to speak stuttering at every word. В painted; and as an adverbial modifier, e.g.: While
свободном использовании причастие первое waiting he whistled.
функционирует как предикатив, например: Her
presence is maddening to me; как определение, Like any other verbid, participle I can form
например: The fence surrounding the garden was newly semi-predicative constructions if it is combined
painted; или как обстоятельство, например: While with the noun or the pronoun denoting the subject
waiting he whistled. of the action; for example, complex object with
participle I, e.g.: I saw her entering the room;
Как все неличные формы глагола причастие complex subject with participle I (the passive
первое может образовывать полупредикативные transformation of the complex object
комплексы, если оно объединяется с constructions), e.g.: She was seen entering the
существительным или местоимением, room. In addition, participle I can form a detached
обозначающим субъект действия; сюда относятся, в semi-predicative construction, known as the
частности, «сложное дополнение с причастием absolute participial construction, which does not
первым», например: I saw her entering the room; intersect in any of its components with the primary
«сложное подлежащее с причастием первым» sentence part, e.g.: The weather being fine, we
(которое представляет собой трансформ сложного decided to take a walk; I won’t speak with him
дополнения в пассиве), например: She was seen staring at me like that.
entering the room. Кроме того, причастие первое
может образовывать обособленные In complex object and complex subject
полупредикативные конструкции, известные как constructions the difference between the infinitive
«абсолютные причастные конструкции», которые and participle I lies in the aspective presentation of
не пересекаются ни в одном из своих компонентов с the process: participle I presents the process as
первично-предикативной частью предложения, developing, cf.: I often heard her sing in the
например: The weather being fine, we decided to take backyard. – I hear her singing in the backyard.
a walk; I won’t speak with him staring at me like that.
The absolute homonymy of the gerund and
В конструкциях сложного подлежащего и participle I has made some linguists, among them
сложного дополнения различия между American descriptivists, the Russian linguists V.
инфинитивом и причастием первым заключаются в Y.Plotkin, L. S. Barkhudarov, and some others,
аспектном представлении процесса: причастие treat them not as two different verbids, but as
первое представляет процесс как развивающийся, generalized cases of substantive and qualitative
ср.: I often heard her sing in the backyard. – I hear her functioning of one and the same “ing-form”
singing in the backyard. verbid. Particularly disputable is the status of the
semi-predicative construction, traditionally
Абсолютная омонимия герундия и причастия defined as the “half-gerund” construction, in
первого привела некоторых лингвистов, в which the semantics of the “ing-form” is neither
частности, американских дескриптивистов, В.Я. clearly processual-substantive nor processual-
Плоткина, Л.С. Бархударова и др., к выводу, что это qualifying and it is combined with the noun in the
не две разные вербалии, а лишь обобщенные случаи common case form, e.g.: I remember the boy
субстантивного и квалификативного singing in the backyard.
функционирования одной вербалии, образуемой с
помощью суффикса “-ing”. Особенно спорным The dubious cases can be clarified if the
является статус полупредикативных конструкций, gerund and the participle are distinctly opposed as
традиционно определяемых как «полу- polar phenomena. In gerundial constructions the
герундиальные» конструкции, в которых неличная semantic accent is on the substantivized process
«инговая» форма не может быть по семантике itself; the nominal character of the verbid can be
однозначно определена как процессуально- shown by a number of tests, for example, by a
субстантивная или процессуально-признаковая, и question-forming test, cf.: I remember the boy’s
при этом она объединяется с существительным в singing (his singing). - What do you remember?;
общем падеже, например: I remember the boy singing the noun denoting the subject of the action
in the backyard. semantically and syntactically modifies the gerund
– Whose singing do you remember? In participial
Спорные случаи можно прояснить, если constructions the semantic emphasis is on the doer
противопоставить причастие и герундий как of the action, e.g.: I remember him singing. -
полярные явления. Герундий акцентирует Whom do you remember?; the present participle
собственно субстантивированный процесс; именной modifies its subject, denoting processual quality.
характер данной вербалии можно подтвердить с In half-gerund constructions the semantic accent is
помощью тестов, например, с помощью теста на on the event described, on the situational content
постановку вопроса, ср.: I remember the boy’s singing with the processual substance as its core, cf.: I
(his singing). - What do you remember?; remember the boy singing in the backyard. – What
существительное, обозначающее субъект действия, do you remember about the boy? This case can be
является семантическим и синтаксическим treated as the neutralization of the opposition, as a
определением герундия – Whose singing do you transferred participle, or a gerundial participle.
remember? В причастных конструкциях
семантический акцент приходится на производителя In the attributive function, the semantic
действия, ср.: I remember him singing. - Whom do you differences between participle I and the gerund are
remember?; причастие первое является unquestionable: the noun modified by participle I
определением субъекта, обозначая его denotes the actual doer of the action, and the
процессуальный признак. В полугерундиальных participle denotes its processual qualification; the
конструкциях семантический акцент делается на meaning of the gerund in the attributive function is
описываемом событии, на его ситуационном non-dynamic; the difference can be demonstrated
содержании с процессуально-предметным ядром, in the following tests, cf.: a sleeping girl  a girl
ср.: I remember the boy singing in the backyard. – What who is sleeping (participle I); a sleeping pill  a
do you remember about the boy? Подобные случаи pill taken to induce sleep (the gerund).
можно рассматривать как нейтрализацию
оппозиции, как перенесенное причастие, или
«герундиального причастия».

В функции определения семантические


различия между причастием первым и герундием
особенно очевидны: референт существительного,
которое модифицирует причастие I, обозначает
производителя действия, а само причастие первое
обозначает его процессуальный признак; значение
герундия в атрибутивной функции не является
динамическим; различия между ними можно
продемонстрировать с помощью следующих тестов:
a sleeping girl  a girl who is sleeping (причастие I);
a sleeping pill  a pill taken to induce sleep
(герундий).
Причастие II, как и причастие I, означает Participle II, like participle I, denotes processual
процессуальный признак и может быть quality and can be characterized as a phenomenon
охарактеризовано как явление смешанной of hybrid processual-qualifying nature. It has only
процессно-признаковой природы. У причастия one form, traditionally treated in practical
второго только одна форма, традиционно grammar as the verbal “third form”, used to build
описываемая в практической грамматике как the analytical forms of the passive and the perfect
«третья форма» глагола и используемая для of finites, e.g.: is taken; has taken. The categorial
образования аналитических форм пассива и meanings of the perfect and the passive are
перфекта личных форм глагола, например: is taken; implicitly conveyed by participle II in its free use,
has taken. Категориальные значения пассива и for example, when it functions as a predicative or
перфекта имплицитно выражаются причастием an attribute, e.g.: He answered through a firmly
вторым в свободном функционировании, например, locked door (participle II as an attribute); The
когда оно выступает в предложении как room was big and brightly lit (participle II as a
определение или предикатив: He answered through a predicative). The functioning of participle II is
firmly locked door (причастие II в функции often seen as adverbial in cases like the following:
определения); The room was big and brightly lit When asked directly about the purpose of her visit
(причастие II в функции предикатива). Функция she answered vaguely. But such constructions
причастия II часто рассматривается как present cases of syntactic compression rather than
адвербиально-обстоятельственная в примерах типа: an independent participle II used adverbially, cf.:
When asked directly about the purpose of her visit she When asked directly  When she was asked
answered vaguely. Однако такие конструкции directly… Thus, participle II can be characterized
представляют собой скорее случаи синтаксической as a verbid combining verbal features (processual
компрессии, чем самостоятельного адвербиального semantics and combinability) with the features of
использования причастия II, ср.: When asked directly the adjective.
 When she was asked directly… Таким образом,
причастие II можно охарактеризовать как неличную Like any other verbid, participle II can form
форму глагола, сочетающую глагольные признаки semi-predicative constructions if combined with
(процессную семантику и глагольную сочетаемость) the inner subject of its own; they include complex
с признаками прилагательного object with participle II, e.g.: I’d like to have my
hair cut; We found the door locked; complex
Как и все неличные формы глагола, причастие subject with participle II (the passive
второе может образовывать вторично transformation of the complex object
предикативные конструкции в сочетании с constructions), e.g.: The door was found firmly
собственным, «внутренним» субъектом- locked; and absolute participial construction with
подлежащим; к причастным полупредикативным participle II, e.g.: She approached us, head half
конструкциям относятся «сложное дополнение с turned; He couldn’t walk far with his leg broken.
причастием вторым», например: I’d like to have my
hair cut; We found the door locked; «сложное The meaning of the perfect is rendered by
подлежащее с причастием вторым» (которое participle II in correlation with the aspective
представляет собой трансформ сложного lexico-grammatical character of the verb: with
дополнения в пассиве), например: The door was limitive verbs participle II denotes priority
found firmly locked; «абсолютная причастная (“relative past”) while participle I denotes
конструкция», например: She approached us, head simultaneity (“relative present”), cf.: burnt leaves
half turned; He couldn’t walk far with his leg broken. (‘the leaves have already been burnt’; relative
past) – burning leaves (‘the leaves are burning
Значение перфекта передается причастием now’; relative present); hence the alternative
вторым во взаимодействии с лексико- terms: participle I – present participle, participle II
грамматической характеристикой глагола: с – past participle. With unlimitive verbs this
предельными глаголами причастие второе передает difference is neutralized and participle II denotes
значение предшествования («относительное simultaneity, e.g.: a brightly lit room. In addition,
прошлое»), а причастие первое – одновременность participle I and participle II are sometimes
(«относительное настоящее»), ср.: burnt leaves (‘the opposed as the active participle and the passive
leaves have already been burnt’; относительное participle, cf.: the person asked (passive) – the
прошлое) – burning leaves (‘the leaves are burning person asking the question (active); though
now’; относительное настоящее); отсюда и participle II also participates in the structural
альтернативная пара терминов: причастие первое – formation of the passive and the perfect of
причастие настоящего времени, причастие второе – participle I, e.g.: being asked, having asked. This,
причастие прошедшего времени. С непредельными together with the other differential properties,
глаголами это различие нейтрализуется и причастие supports the status of participle II as a separate
второе передает одновременность, например: a verbid.
brightly lit room. Кроме того, причастие первое и
причастие второе иногда противопоставляются как
«активное причастие» и «пассивное причастие»,
например: the person asked (пассив) – the person
asking the question (актив); хотя причастие второе
также участвует в структурном формировании
пассива и перфекта причастия первого, например:
being asked, having asked. Это, а также другие
отличительные черты причастия второго,
подтверждают его статус как отдельной неличной
формы глагола.

UNIT 12

ГЛАГОЛ: ЛИЦО И ЧИСЛО VERB: PERSON AND NUMBER

Спряжение личных форм глагола. Conjugation of the finite forms of verbs. The
category of number; the category of person. Their
Категория лица; категория числа. Их reflective nature (substantive correspondence).
The blending of their morphemic expression. The
отраженный характер (субстантивная
forms of person and number of different groups of
отнесенность). Взаимосвязь категорий verbs. The oppositional presentation of the
category. The “notional concord” cases. The cases
числа и лица. Формы числа и лица различных of contextual neutralization of the category.

групп глагола. Оппозиционное

представление категории. Случаи

«смыслового согласования» по категории

числа и лица. Случаи контекстуальной

редукции оппозиции.
Традиционно категория числа Traditionally, the category of number is
рассматривается как соотношение форм treated as the correlation of the plural and the
единственного и множественного числа, а singular, and the category of person as the
категория лица – как соотнесение трех correlation of three deictic functions, reflecting the
указательных (дейктических) функций, relations of the referents to the participants of
отражающих отношение референтов к участникам speech communication: the first person – the
речевой коммуникации: первое лицо - говорящий, speaker, the second person – the person spoken to,
тот, кто говорит, второе лицо – тот, с кем говорят, and the third person – the person or thing spoken
третье лицо – тот, о ком (то, о чем) говорят. В about. But in the system of the verb in English these
системе глагола в английском языке эти две two categories are so closely interconnected, both
категории настолько переплетены, как semantically and formally, that they are often
семантически, так и формально, что их часто referred to as one single category: the category of
рассматривают как одну категорию: категорию person and number.
числа и лица.
First, the semantics of both person and number
Во-первых, обе эти категории являются для categories is not inherently “verbal”, these two
глагола рефлективными: форма глагола отражает categories are reflective: the verbal form reflects the
person and number characteristics of the subject,
лицо и число субъекта действия, обозначенного
denoted by the noun (or pronoun) with which the
существительным или местоимением, с которым verb is combined in the sentence. And in the
данный глагол соотносится в составе meaning of the subject the expression of number
предложения. А в значении агенса семантика semantics is blended with the expression of person
числа неотделима от семантики лица во всех semantics; for example, in the paradigm of personal
pronouns the following six members are
индоевропейских языках, в частности, в distinguished by person and number characteristics
парадигме личных местоимений выявляются combined: first person singular - I, first person
шесть компонентов, обусловленных plural - we, second person singular – you (or, archaic
пересечением двух данных категорий: первое thou), second person plural - you, third person
singular - he/she/it, third person plural - they.
лицо единственное число – I, первое лицо
Second, formally, the categories of person and
множественное число - we, второе лицо number are also fused, being expressed by one and
единственное число – you, второе лицо the same verbal form, e.g.: he speaks; this fact
множественное число – you, третье лицо supports the unity of the two categories in the
единственное число - he/she/it, третье лицо system of the verb.
множественное число – they. Кроме того,
категории числа и лица выражаются
нерасчлененно, одной и той же глагольной
формой, ср.: they speak; he speaks; этот факт
подтверждает объединение данных двух
категорий в системе глагола.
В древнеанглийском языке глагол In Old English the verb agreed with the
согласовывался с подлежащим практически во subject in almost every person and number, like in
Russian and other inflectional languages, cf.:
всех лицах и числах, как в русском языке и других
singular, 1st person - telle, 2nd person - tellest, 3d
флективных языках, ср.: ед. число, 1 лицо - telle, 2 person - telleð, plural - tellað. There were special
лицо - tellest, 3 лицо - telleð, мн. число - tellað. person and number forms in the past tense, too.
Различались по категории числа и лица глаголы в Nowadays most of these forms are extinct.
прошедшем времени. В современном английском
In modern English all verbs can be divided
языке большая часть этих форм отмерла.
according to the expression of this category into
three groups. Modal verbs distinguish no person or
В настоящее время по выраженности number forms at all. The verb ‘to be’, on the
категории числа и лица все глаголы распадаются contrary, has preserved more person-number forms
than any other verb in modern English, cf.: I am; we
на три группы. Модальные глаголы вообще не
are; you are; he/she/it is; they are; in the past tense
имеют форм категории числа и лица. Глагол ‘to the verb to be distinguishes two number forms in the
be’, наоборот, сохранил больше форм категории first person and the third person: I, he/she/it was
числа и лица, чем все остальные глаголы в (sing.) – we, they were (pl.); in the second person the
современном английском языке, ср.: I am, we are, form were is used in the singular and in the plural.
The bulk of the verbs in English have a distinctive
you are, he/she/it is, they are; в прошедшем form only for the third person singular of the present
времени глагол to be обладает отдельными tense indicative mood. Thus, the category of person
формами числа первого и третьего лица: I, and number in modern English is fragmental and
he/she/it was (ед. число) - we, they were (мн. asymmetrical, realized in the present tense indicative
mood by the opposition of two forms: the strong,
число); во втором лице используется форма were
marked member in this opposition is the third person
и в единственном, и во множественном числе. singular (speaks) and the weak member embraces all
Большая часть глаголов сохранили только the other person and number forms, so, it can be
особую форму третьего лица единственного числа called “a common form” (speak).
в настоящем времени изъявительного
Some archaic person and number verbal forms
наклонения. Таким образом, категория числа и
are preserved in high flown style, in elevated
лица в современном английском языке speech, especially the archaic second person
представлена фрагментарно и асимметрично, singular forms of all the verbs, including the modal
реализуясь в настоящем времени изъявительного verbs and the verb ‘to be’, e.g.: Thou shalt not kill;
наклонения в оппозиции двух форм: сильный, Thou comest to the needy; Thou art omniscient.
маркированный член оппозиции – форма третьего
лица единственного числа (speaks) и слабый,
немаркированный член оппозиции, который
охватывает все остальные формы категории числа
и лица, и поэтому называется «общей формой»
(speak).

Некоторые архаичные глагольные формы


числа и лица сохраняются в возвышенном стиле,
особенно формы второго числа и лица всех
глаголов, включая модальные глаголы и глагол to
be, например: Thou shalt not kill; Thou comest to the
needy; Thou art omniscient.
В некоторых старых пособиях по грамматике Some older grammar textbooks state that the
утверждается, что категория лица также выражена category of person is also expressed in the future
and future-in-the-past tenses by the opposition of
в будущем времени и во времени «будущее-в-
analytical verbal forms with auxiliary verbs
прошедшем» через оппозицию аналитических shall/should for the first person and will/would for
глагольных форм со вспомогательными глаголами the rest. But, first of all, this distinction has
shall/should для первого лица и will/would для practically disappeared in American English,
остальных лиц. Но, во-первых, это разграничение especially in colloquial speech, and, second, in
British English it is interconnected with certain
практически исчезло в американском варианте modal differences, expressing voluntary or non-
английского языка, особенно в разговорной речи, voluntary future for the first person and mere future
а во-вторых, в британском английском оно or modal future for the second and third persons
связано с определенными расхождениями в together. Thus, the analytical verbal forms with the
модальном значении, выражая волюнтативное auxiliary verbs shall/should - will/would cannot be
treated only on the basis of the category of person.
или неволюнтативное будущее для первого лица
(This issue will be discussed further in connection
и простое будущее или модальное будущее для with the tense category; see Unit 13.)
второго и третьего лица вместе. Таким образом,
аналитические глагольные формы со
вспомогательными глаголами shall/should -
will/would нельзя рассматривать только на основе
категории лица. (Этот вопрос будет специально
рассмотрен далее в связи с категорией времени;
см. Раздел 13.)
Неполнота парадигмы лица и числа глагола The deficient person-number paradigm of the
в английском языке делает обязательным для verb in English makes syntagmatic relations
between the verbal lexeme and the lexeme denoting
выражения данной категории синтагматическое
the subject obligatory for the expression of this
сочетание двух лексем – глагольной лексемы и category. This fact is reflected by practical grammar
лексемы, обозначающей субъект. Этот факт textbooks where the conjugation of the verb is
находит отражение в учебниках практической presented through specific semi-analytical pronoun-
грамматики, в которых спряжение глагола по лицу verb combinations, e.g.: I speak, you speak, he/she/it
speaks, we speak, you speak, they speak. One can
и числу представлено в специфических полу- say that the category of person and number is
аналитических сочетаниях глаголов с expressed “natively” by the third person singular
местоимениями, например: I speak, you speak, present indicative form of the verb, and
he/she/it speaks, we speak, you speak, they speak. “junctionally”, though the obligatory reference to
the form of the subject, in all the other person and
Можно сказать, что категория лица и числа
number forms.
глагола выражена «собственными» средствами
глагола в третьем лице единственного числа
настоящего времени изъявительного наклонения,
и «совместно», через обязательное отнесение к
форме субъекта-подлежащего, во всех остальных
формах.
Хотя система форм глагола по категории Deficient as it is, the system of person and
лица и числа в английском языке характеризуется number forms of the verb in English plays an
important semantic role in contexts in which the
как неполная, она выполняет очень важную
immediate forms of the noun do not distinguish the
семантическую роль в контекстах, в которых category of number, e.g., singularia tantum nouns or
собственная количественная характеристика pluralia tantum nouns, or nouns modified by
существительного остается невыраженной, numerical attributes, or collective nouns, when we
например, с существительными singularia tantum и wish to stress either their single-unit quality or
plural composition, cf.: The family was gathered
pluralia tantum, или с существительными в round the table – The family were gathered round
сочетании с определениями-числительными, или the table; Ten dollars is a huge sum of money for
с собирательными существительными, для их me. – There are ten dollars in my pocket. In these
представления либо как нечленимого единства, cases, traditionally described in terms of “notional
concord” or “agreement in sense”, the form of the
либо как собирательного множества, ср.: The
verb reflects not the categorial form of the subject
family was gathered round the table – The family morphemically expressed, but the actual personal-
were gathered round the table; Ten dollars is a huge numerical interpretation of the referent denoted.
sum of money for me. – There are ten dollars in my
pocket. В этих случаях, традиционно описываемых
в терминах «согласования по смыслу», форма
глагола отражает не собственно морфемно
выраженную категориальную форму субъекта-
подлежащего, а реальную интерпретацию лица и
числа обозначаемого референта.
Категория числа и лица может подвергаться The category of person and number can be
нейтрализации в разговорной речи, а также в neutralized in colloquial speech or in some regional
некоторых региональных и социальных вариантах and social variants and dialects of English, cf.:
и диалектах английского языка, например: Here’s Here’s your keys; It ain’t nobody’s business.
your keys; It ain’t nobody’s business.

Key terms: category of number (the singular vs. the plural), dexis, category of person (1st person, 2nd person,
3d person), notional concord (‘agreement in sense’), fragmental (asymmetrical, deficient) category, archaic
form, dialectal and colloquial person-number neutralization
UNIT 13

ГЛАГОЛ: КАТЕГОРИЯ ВРЕМЕНИ VERB: TENSE

Соотношение общепонятийной категории времени и The general notion of time and lingual temporality; lexical and
лингвистической категории времени; лексические и грамматические grammatical means of time expression. Absolutive and non-absolutive
средства передачи временного значения. Абсолютивное и не- time; relative and factual time. The problem of the two future forms of the
абсолютивное время; относительное и фактическое время. Проблема verb. The system of two verbal tense categories in English: the category of
двух форм будущего времени. Система двух временных категорий “absolutive”, “retrospective”, or “primary” time (past vs. non-past) and the
глагола в английском языке: категория «абсолютивного», category of “relative”, or “prospective” time (future vs. non-future).
«ретроспективного», или «первичного» времени (прошедшее в Oppositional presentation of the two tense categories in interaction.
противопоставлении с не-прошедшим) и категория «относительного», Oppositional reductions of the tense categories. The problem of the
или «проспективного» времени (будущее в противопоставлении с не- auxiliary verbs “shall/will” – “should/would”: the “modal future” vs. the
будущим). Оппозиционное представление двух категорий времени в “pure future”; the “voluntary future” vs. the “non-voluntary” future.
английском языке во взаимодействии. Случаи контекстной редукции
временных оппозиций. Проблема вспомогательных глаголов “shall/will” –
“should/would”: «модальное будущее» и «простое будущее»;
«волюнтативное будущее» и «не-волюнтативное будущее».

В наиболее общем смысле глагольная категория времени отражает The verbal category of tense in the most general sense expresses the
временные характеристики процесса, называемого глаголом. time characteristics of the process denoted by the verb.

It is necessary to distinguish between time as a general category and


Необходимо различать два следующих понятия: время как общую
time as a linguistic category. Time in the general philosophical presentation
категорию и время как лингвистическую категорию. Время в along with space is the form of existence of matter; it is independent of human
общефилософском представлении наряду с пространством является формой perception and is constantly changing. Time is reflected by human beings
существования материи; оно не зависит от человеческого восприятия, through their perception and intellect and finds its expression in language, in
находится в постоянном движении и непрерывно изменяется. Время the meaning of various lexical and grammatical lingual units. The moment of
immediate perception and reflection of actual reality, linguistically fixed as
отражается человеком через чувственное восприятие и интеллект и находит “the moment of speech”, makes the so-called “present moment” and serves as
выражение в языке, в семантике лексических и грамматических языковых the demarcation line between the past and the future. Linguistic expression of
time may be either oriented toward the moment of speech, “present-
единиц. Момент непосредственного восприятия и отражения реальной
oriented”, “absolutive”, or it may be “non-present-oriented”, “non-
действительности, лингвистически фиксируемый как «момент речи», absolutive”. The “absolutive time” denotation embraces three spheres: the
образует так называемый «момент настоящего времени» и выступает в past, the present and the future. The sphere of the present includes the
качестве разграничительной линии между прошлым и будущим. moment of speech and can be expressed lexically by such words and word-
Лингвистическое время может быть либо ориентированным на момент речи, combinations as this moment, today, this week, this millennium, etc. The
sphere of the past precedes the sphere of the present by way of retrospect and
«ориентированным на настоящее», «абсолютивным», либо can be expressed lexically by such words and word-combinations as last
«неориентированным на настоящее», «не-абсолютивным». Значение week, yesterday, many years ago, etc. The sphere of the future follows the
«абсолютивного времени» охватывает три сферы: сферы прошлого, sphere of the present by way of prospect and can be expressed lexically by
настоящего и будущего. Сфера настоящего включает момент речи и может such words and word-combinations as soon, in two days, next week, etc. The
“non-present-oriented” time denotation may be either “relative” or “factual”.
передаваться лексически такими словами и словосочетаниями как this
The “relative time” denotation shows the correlation of two or more events
moment, today, this week, this millennium и т.д. Сфера прошлого предшествует and embraces the priority (the relative past), the simultaneity (the relative
сфере настоящего и оценивается ретроспективно; она может передаваться present) and the posteriority (the relative future) of one event in relation to
лексически такими словами и словосочетаниями как last week, yesterday, another. Relative time is lexically expressed by such words and word-
many years ago и др. Сфера будущего следует за сферой настоящего и combinations as after that, before that, at the same time with, some time later,
soon after, etc. The factual expression of time denotes real astronomical time
оценивается проспективно; она может передаваться лексически такими or historical landmarks unrelated with either the moment of speech or any
словами и словосочетаниями как soon, in two days, next week и др. Значение other time center; it can be expressed lexically by such words and word-
«неориентированного на настоящее» времени может быть либо combinations as in the morning, in 1999, during World War II, etc.
«относительным» («релятивным»), либо «фактическим»
(«фактуальным»). Значение «относительного времени» указывает на
соотношение двух или более событий и охватывает предшествование
(«относительное прошедшее»), одновременность («относительное
настоящее») и следование во времени («относительное будущее») одного
события относительно другого. «Относительное время» передается
лексически такими словами и словосочетаниями как after that, before that, at
the same time with, some time later и др. «Фактическое время» выражает
реальное астрономическое время или исторические вехи, не соотнесенные ни
с моментом речи, ни с другим временным центром или событием; оно
передается лексически такими словами и словосочетаниями как in the
morning, in 1999, during World War II и др.
Фактическое время может передаваться только лексическими Factual time can be expressed only lexically (as shown above), while
средствами (как показано выше), тогда как выражение абсолютивного и absolutive and relative expressions of time in English can be not only lexical,
but also grammatical. The grammatical expression of verbal time through
относительного времени в английском языке может быть не только
morphological forms of the verbs constitutes the grammatical category of
лексическим, но и грамматическим. Грамматическое выражение глагольного tense (from the Latin word “tempus” – “time”).
времени с помощью морфологических форм глагола образует
грамматическую категорию времени (tense от латинского слова “tempus” – The tense category in English differs a lot from the verbal categories of tense
«время»). in other languages, for example, in Russian. The tense category in Russian
renders absolutive time semantics; the three Russian verbal tense forms
present the events as developing in time in a linear way from the past to the
Категория времени в английском языке значительно отличается от future, cf.: Он работал вчера; Он сегодня работает; Он будет работать
временных категорий глагола в других языках, например, в русском. В завтра. In English there are four verbal tense forms: the present (work), the
русском языке категория времени передает, прежде всего, значения past (worked), the future (shall/will work), and the future-in-the-past
абсолютивного времени; три временные формы русского глагола (should/would work). The two future tense forms of the verb express the
future in two separate ways: as an after-event in relation to the present, e.g.:
представляют события линейно, в их развитии от прошлого к будущему, ср.:
He will work tomorrow (not right not), and as an after-event in relation to the
Он работал вчера; Он работает сегодня; Он будет работать завтра. В past, e.g.: He said he would work the next day. The future forms of the verb in
английском же языке существует четыре временных формы глагола: формы English express relative time – posteriority in relation to either the present or
настоящего (work), прошедшего (worked), будущего (shall/will work), и the past. The present and the past forms of the verb render absolutive time
«будущего-в-прошедшем» (should/would work). Две формы будущего времени semantics, referring the events to either the plane of the present or to the plane
of the past; this involves all the finite verb forms, including the perfect, the
выражают будущее двумя разными способами: как последующее событие continuous, and the future forms. Thus, there is not just one verbal category of
относительно настоящего, например: He will work tomorrow (not right now), и tense in English but two interconnected tense categories, one of them
как последующее событие относительно прошлого, например: He said he rendering absolutive time semantics by way of retrospect (past vs. present)
would work the next day. Глагольные формы будущего времени выражают and the other rendering relative time semantics by way of prospect (after-
action vs. non-after-action).
относительное время – следование относительно плана настоящего или
относительно плана будущего. Глагольные формы настоящего времени и
This approach is vindicated by the fact, that logically one and the same
прошедшего времени выражают абсолютивное время, относя события либо к category cannot be expressed twice in one and the same form: the members of
плану настоящего, либо к плану прошлого; и это относится ко всем личным the paradigm should be mutually exclusive; the existence of a specific future-
глагольным формам, включая перфектные формы, продолженные формы и in-the-past form shows that there are two tense categories in English.
формы будущего. Таким образом, в английском языке существует не одна
временная категория глагола, а две взаимосвязанные категории времени:
одна из них выражает значение абсолютивного времени в ретроспективной
оценке (прошедшее в противопоставлении с настоящим), а вторая выражает
значение относительного времени в проспективной оценке (будущее в
противопоставлении с не-будущим).

Данный подход дополнительно подтверждается тем, что с точки зрения


логики одна и та же категория не может быть выражена в грамматической
форме дважды: члены одной парадигмы должны взаимно исключать друг
друга; существование такой специфической формы как «будущее-в-
прошедшем» подтверждает, что в английском языке существует две
категории времени.
Первая глагольная категория времени, которую можно назвать The first verbal tense category, which can be called “primary time”,
«первичное время» («основное время»), «абсолютивное», или “absolutive time”, or “retrospective time”, is expressed by the opposition of
the past and the present forms. The suffix “-ed” of the regular verbs is the
«ретроспективное время», образуется оппозицией форм прошедшего
formal feature which marks the past as the strong member of the opposition.
времени и настоящего времени. Суффикс “-ed” правильных глаголов является Besides this productive form, there are some unproductive past forms of
формальным признаком, маркирующим формы прошедшего как сильный verbs, such as suppletive forms (e.g.: eat – ate), or past forms homonymous
член оппозиции. Помимо этого продуктивного способа образования форм with the present (cut – cut). The marked forms denote past actions which
прошедшего времени существуют непродуктивные способы, к которым receive retrospective evaluation from the point of view of the moment of
speech. The present, like any other weak member of an opposition, has a
относятся супплетивные формы (например: eat – ate) и формы прошедшего much wider range of meanings than its strong counterpart: the present denotes
времени омонимичные формам настоящего времени (cut – cut). actions taking place in the sphere of the present, during the period of time
Маркированные формы означают прошедшие действия, оцениваемые including the moment of speech, e.g.: What are you doing?; Terrorism is the
ретроспективно с точки зрения момента речи. Формы настоящего времени, major threat of the twenty first century; it may denote repeated actions, e.g.:
We go out every Friday night; actions unchanged in the course of time, e.g.:
как и все слабые члены оппозиций, обладают большим объемом значений,
Two plus two makes four; universal truths, e.g.: He who laughs last laughs
чем их сильный противочлен: они означают собственно процессы, best; instantaneous actions which begin and end approximately at the moment
происходящие в сфере настоящего, т.е. в период времени, включающий of speech (as in sports commentaries), e.g.: Smith passes to Brown; etc. To
момент речи, например: What are you doing?; Terrorism is the major threat of stress its weak oppositional characteristics the present is also referred to as
the twenty first century; кроме того, они могут означать повторяющиеся “non-past”.
действия, например: We go out every Friday night; процессы неизменяемые во
времени, постоянные, например: Two plus two makes four; так называемые
«универсальные истины», например: He who laughs last laughs best;
мгновенные действия, которые начинаются и заканчиваются примерно в
момент речи (как в спортивных комментариях), например: Smith passes to
Brown; и т.д. Для уточнения статуса настоящего времени как слабого члена
оппозиции его еще определяют как «не-прошедшее».
Оппозиция форм прошедшего и настоящего времени может быть The opposition of the past and the present can be reduced in certain
подвергнута контекстной редукции. Например, формы настоящего времени contexts. For example, the present tense form of the verb can be used to
глагола могут быть использованы в описании прошедших событий для того, describe past events in order to create a vivid picture of the past, as if to
чтобы создать наглядную картину произошедшего, сделать собеседника как make one’s interlocutor the eyewitness of the past events, e.g.: I stopped to
бы свидетелем событий, произошедших в прошлом, например: I stopped to greet him and what do you think he does? He pretends he doesn’t know me!
greet him and what do you think he does? He pretends he doesn’t know me! Этот This type of transposition is known as “historic present” (or, “preterite
вид транспозиции получил название «историческое настоящее» present”). It is one of the rare cases when the use of the weak member of
(«претеритный презенс»). Это один из немногих случаев, когда the opposition instead of the strong member results in transposition and is
использование слабого члена оппозиции вместо сильного приводит к stylistically colored. The transposition of past tense forms into the context of
совмещению грамматических значений, т.е. к транспозиции, и является the present is used to express various degrees of politeness, e.g.: Could you
стилистически окрашенным. Транспозиция форм прошедшего времени в help me, please? These cases are known as “preterite of modesty”, or
контекст настоящего выражает различные оттенки вежливости, например: “attitudinal past”.
Could you help me, please? Подобные случаи получили название «претерит
скромности» («прошедшее скромности»).

Вторая глагольная категория времени, которую можно назвать The second verbal tense category, which may be called “prospective”, or
«проспективное время», или «относительное время», образуется “relative”, is formed by the opposition of the future and the non-future
separately in relation to the present or to the past. The strong member of the
оппозицией форм будущего времени и не-будущего отдельно относительно
opposition is the future, marked by the auxiliary verbs shall/will (the future in
настоящего и прошедшего. Сильным членом оппозиции являются формы relation to the present) or should/would (the future in relation to the past). It is
будущего, маркированные вспомогательными глаголами shall/will (будущее used to denote posterior actions, after-actions in relation to some other actions
относительно настоящего) или should/would (будущее относительно or to a certain point of time in the present or in the past.
прошлого). Они используются для обозначения действий последующих по
The two tense categories interact in the lingual presentation of time: any
отношению к некоторым другим действиям или по отношению к некоторому
action in English is at first evaluated retrospectively as belonging to the
временному центру в настоящем или прошлом. sphere of the past or to the sphere of the present, and then it is evaluated
prospectively as an after-action or a non-after-action to either the past or the
Две описанные категории взаимодействуют в языковом представлении present. In terms of oppositional presentation, the interaction of the two tense
categories, which results in the four verbal tense forms, can be presented in
времени: любое действие в английском языке сначала оценивается the form of a table showing the strong and the weak members and the
ретроспективно, как относящееся либо к сфере прошлого, либо к сфере characteristics of each form in the two oppositions combined:
настоящего, а затем оценивается проспективно, как последующее (или не-
retrospective prospective
последующее) действие относительно прошлого или относительно
настоящего. Взаимодействие двух временных категорий, которое в результате (absolutive) time (relative) time
дает четыре существующие в английском языке временные формы глагола, the present - -
может быть представлено в виде таблицы, демонстрирующей соотношение the past + -
характеристик сильных и слабых членов двух оппозиций в сочетании друг с the future - +
другом: the future in the past + +

ретроспективное проспективное
(абсолютивное) время (относительное) время
the present - -
the past + -
the future - +
the future in the past + +

Оппозиция форм категории проспективного времени может быть The opposition of the prospective time category can be reduced. Present forms
подвергнута контекстной редукции. Формы настоящего времени регулярно are regularly used to denote future actions planned, arranged or anticipated in
the near future: We go to London tomorrow; or in subordinate clauses of time
используются для обозначения будущих действий, которые являются
and condition: If you stay, you will learn a lot of interesting things about
запланированными или предвидятся в скором будущем, например: We go to yourself. These two examples can be treated as cases of neutralization: the
London tomorrow; а также в придаточных предложениях времени и условия, weak member of the opposition is used instead of the strong one with no
например: If you stay, you will learn a lot of interesting things about yourself. Эти stylistic coloring involved. Transposition takes place when the future forms
случаи контекстного замещения могут быть охарактеризованы как are used to express insistence, e.g.: When he needs something, he will talk and
talk about it for days on end.
нейтрализация: слабый член оппозиции используется вместо сильного без
специального стилистического окрашивания. Транспозиция имеет место в
контекстах, в которых формы будущего времени используются для
выражения настойчиво повторяющихся действий, например: When he needs
something, he will talk and talk about it for days on end.
Анализ форм будущего времени в английском языке предполагает One more problem is to be tackled in analyzing the English future
решение еще одной важной проблемы, связанной со статусом глаголов tenses: the status of the verbs shall/will and should/would. Some linguists, O.
shall/will и should/would. Некоторые лингвисты, среди них О. Есперсен, Л.С. Jespersen and L. S. Barkhudarov among them, argue that these verbs are not
Бархударов и др., считают, что данные глаголы не являются the auxiliary verbs of the analytical future tense forms, but modal verbs
вспомогательными глаголами аналитических форм будущего времени, что это denoting intention, command, request, promise, etc. in a weakened form,
модальные глаголы, обозначающие в ослабленной степени намерение, e.g.: I’ll go there by train. = I intend (want, plan) to go there by train. On this
побуждение, просьбу, обещание и т.п., например: I’ll go there by train. = I basis they deny the existence of the verbal future tense in English.
intend (want, plan) to go there by train. На этом основании они делают вывод,
что в английском языке вообще нет глагольных форм будущего времени. As a matter of fact, shall/will and should/would are in their immediate
etymology modal verbs: verbs of obligation (shall) and volition (will). But
Действительно, вспомогательные глаголы shall/will и should/would nowadays they preserve their modal meanings in no higher degree than the
этимологически восходят к модальным глаголам – глаголам future tense forms in other languages: the future differs in this respect from
долженствования (shall) и желания (will). Однако сегодня они сохраняют the past and the present, because no one can be positively sure about events
модальные оттенки значения не в большей степени, чем формы будущего that have not yet taken place or are not taking place now. A certain modal
времени в других языках: будущее время в этом смысле вообще отличается coloring is inherent to the future tense semantics in any language as future
от настоящего и прошедшего, поскольку нельзя быть абсолютно уверенным actions are always either anticipated, or foreseen, or planned, or desired, or
относительно действий, которые еще не произошли и не происходят сейчас. necessary, etc. On the other hand, modal verbs are treated as able to convey
Определенная модальная окраска внутренне присуща значению будущего certain future implication in many contexts, cf.: I may/might/ could travel by
времени в любом языке: будущие действия всегда либо предугадываются, bus.
либо планируются, либо выражаются как желательные, необходимые,
обязательные и т.д. С другой стороны, отмечается, что модальные глаголы во This does not constitute sufficient grounds to refuse shall/will and
многих контекстах могут имплицитно передавать значение будущего, ср.: I should/would the status of auxiliary verbs of the future. The homonymous,
may/might/ could travel by bus. though cognate, verbs shall/will and should/would are to be distinguished in
contexts, in which they function as purely modal verbs, e.g.: Payment shall
Это не является достаточным основанием для лишения shall/will и be made by cheque; Why are you asking him? He wouldn’t know anything
should/would статуса вспомогательных глаголов аналитических форм about it, and in contexts in which they function as the auxiliary verbs of the
будущего. Необходимо различать омонимичные, хотя и родственные, глаголы future tense forms with subdued modal semantics, e.g.: I will be forty next
shall/will и should/would в контекстах, в которых они функционируют как чисто month.
модальные глаголы, например, Payment shall be made by the cheque; Why are
you asking him? He wouldn’t know anything about it; и shall/will и should/would в
контекстах, в которых функционируют как вспомогательные глаголы с
предельно ослабленным модальным оттенком значения, например: It will
rain tomorrow; I will be forty next month.
В учебниках грамматики вспомогательные глаголы shall/should и Older grammar textbooks distinguish the auxiliary verbs shall/will and
will/would традиционно отграничиваются от их модальных омонимов в связи should/would from their modal homonyms in connection with the category of
person in the following way: the auxiliary shall/should are used with first
с категорией лица следующим образом: утверждается, что вспомогательные
person verbal forms, while the auxiliary will/would - with second and third
глаголы shall/should используются для передачи значения будущего времени persons verbal forms to denote pure future; when used otherwise, they express
в глагольных формах первого лица, а will/would – в формах второго и третьего pure modal meanings, the most typical of which are intention or desire for I
лица; в противном случае они рассматриваются как модальные глаголы, will and promise or command on the part of the speaker for you shall, he
наиболее типичными значениями которых являются намерение или желание shall. It is admitted, though, that in American English will is used as
functionally equal for all persons to denote pure future and shall is used only
для I will и обещание или приказ со стороны говорящего для you shall, he shall. as a modal verb. The contracted form -‘ll further levels the difference between
Однако признается, что в американском варианте английского языка глагол the two auxiliary verbs in colloquial speech.
will/would передают функционально одинаковое значение будущего лица во
всех лицах, а глагол shall используется только как модальный. Сокращенная In British English the matter is more complicated: in refined British
форма -‘ll еще больше нивелирует различия между этими вспомогательными English both verbs are used with the first person forms to denote the future.
Some linguists treat them as functionally equal “grammatical doublets”, as
глаголами в разговорной речи. free variants of the future tense auxiliary. Still, there is certain semantic
difference between shall/should and will/would in the first person verbal
В британском английском этот вопрос представляется более forms, which can be traced to their etymological origin: will/would expresses
запутанным: в грамматически правильной речи в британском варианте оба an action which is to be performed of the doer’s free choice, voluntarily, and
вспомогательных глагола используются в формах первого лица для передачи shall/should expresses an action which will take place irrespective of the
doer’s will, cf.: I will come to you. = I want to come to you and I will do that;
будущего времени. Некоторые лингвисты рассматривают их как Shall I open the window? = Do you want me to open the window? The almost
функционально эквивалентные «грамматические дублеты», как свободные exclusive use of the auxiliary shall in interrogative constructions in British
варианты вспомогательного глагола форм будущего времени. Однако, English is logically determined by the difference outlined: it is quite natural
существуют определенные семантические расхождения между shall/should и that a genuine question shows some doubt or speculation rather than the
speaker’s wish concerning the prospective action. The difference between the
will/would в аналитических формах первого лица, которые восходят к их
two auxiliary verbs of the future in British English is further supported by the
этимологическим корням: will/would выражает действие, совершаемое по use of the contracted negative forms won’t and shan’t. Thus, in British
собственной воле субъекта действия, добровольно, а shall/should выражает English will + infinitive and shall + infinitive denote, respectively, the
действие, совершаемое вне зависимости от собственной воли производящего voluntary future and the non-voluntary future and can be treated as a minor
его субъекта, ср.: Shall I open the window? = Do you want me to open the category within the system of the English future tense, relevant only for first
person forms.
window?; I will come to you. = I want to come to you and I will do that.
Использование в вопросительных конструкциях в британском варианте
практически только вспомогательного глагола shall логически обусловлено с
точки зрения описанного расхождения: вполне естественно, что искренний
вопрос подразумевает скорее сомнение и предположение, чем собственное
желание говорящего относительно предполагаемого действия. Различия
между двумя вспомогательными глаголами будущего времени в британском
английском поддерживаются использованием двух сокращенных форм
отрицания в будущем времени won’t и shan’t . Таким образом, will +
инфинитив и shall + инфинитив означают, соответственно, «волюнтативное»
будущее и «не-волюнтативное» будущее и могут рассматриваться как
своеобразная подкатегория в системе времен английского глагола, значимая
только для глагольных форм первого лица.

UNIT 14

ГЛАГОЛ: КАТЕГОРИЯ ВИДА VERB: ASPECT

Категориальное значение вида. Лексические и The categorial meaning of aspect. Lexical and
грамматические способы выражения аспектного grammatical means of expressing aspective meaning;
значения; их взаимозависимость. Различные their interdependence. Various approaches to the
подходы к трактовке аспектных глагольных форм. aspective verbal forms. The system of verbal aspective
Система глагольных видовых категорий в categories in English: the category of development
английском языке: категория развития (continuous vs. non-continuous) and the category of
(продолженные и не-продолженные, retrospective coordination (perfect vs. non-perfect);
неопределенные, индефинитные формы) и purely aspective semantics of the continuous and the
категория ретроспективной координации mixed tense-aspective semantics of the perfect.
(перфектные и неперфектные формы); чисто Oppositional presentation of the category. Oppositional
видовое значение форм продолженного вида и reductions of the category. Aspective representation in
смешанное видо-временное значение перфекта. verbids.
Оппозиционное представление категории вида в
английском языке. Случаи контекстной редукции
видовых оппозиций. Представление категории вида
в неличных формах глагола.

Обобщенное значение категории вида – The general meaning of the category of aspect is
внутренне присущий способ реализации процесса. Вид the inherent mode of realization of the process. Aspect is
тесно связан с временной семантикой, показывая, по closely connected with time semantics, showing, as A. M.
словам А.М. Пешковского, «как действие Peshkovsky puts it, “the distribution of the action in
распределяется во времени», или «темпоральную time”, or the “temporal structure” of the action.
структуру» действия.
Like time, aspect can be expressed both by lexical
Как и время, вид может выражаться лексически и and grammatical means. This is one more grammatical
грамматически. И это еще одна сфера грамматики, в domain in which English differs dramatically from
которой английский язык значительно отличается от Russian: in Russian, aspect is rendered by lexical means
русского: в русском языке вид выражается только only, through the subdivision of verbs into perfective and
лексически, через разбиение на группы глаголов imperfective, делать – сделать; видеть – увидеть; etc.
совершенного и несовершенного вида, делать – In Russian the aspective classification of verbs is constant
сделать; видеть – увидеть и т.д. Разбиение глаголов and very strict; it presents one of the most typical
на глаголы совершенного вида и несовершенного вида characteristics of the grammatical system of the verb and
является постоянным и очень жестким; это одна из governs its tense system formally and semantically. In
основных характеристик грамматической системы English, as shown in Unit 10, the aspective meaning is
русского глагола, она доминирует над системой manifested in the lexical subdivision of verbs into
времен и семантически, и формально. В английском limitive and unlimitive, e.g.: to go – to come, to sit – sit
языке (как было показано в Разделе 10), аспектное down, etc. But most verbs in English migrate easily from
значение проявляется лексически в разбиении глаголов one subclass to the other and their aspective meaning is
на предельные и непредельные, например: to go – to primarily rendered by grammatical means through special
come, to sit – sit down и т.д. Однако, как уже variable verbal forms.
отмечалось, большая часть английских глаголов легко
мигрируют из одного подкласса в другой, и их The expression of aspective semantics in English
аспектное значение передается, прежде всего, verbal forms is interconnected with the expression of
грамматическими средствами, т.е. через специальные temporal semantics; that is why in practical grammar they
формы глагольного словоизменения. are treated not as separate tense and aspect forms but as
specific tense-aspect forms, cf.: the present continuous – I
Выражение аспектного значения в формах am working; the past continuous – I was working; the
английских глаголов неразрывно связано с past perfect and the past indefinite – I had done my work
выражением временных значений; поэтому в before he came, etc. This fusion of temporal and
практической грамматике они рассматриваются не как aspectual semantics and the blend in their formal
отдельные временные и видовые формы, а как особые expression have generated a lot of controversies in
видо-временные формы, ср.: продолженная форма dealing with the category of aspect and the tense-aspect
настоящего – I am working; продолженная форма forms of the verb. The analysis of aspect has proven to be
прошедшего – I was working; перфектная форма one of the most complex areas of English linguistics: the
прошедшего и индефинитная форма прошедшего – I four correlated forms, the indefinite, the continuous, the
had done my work before he came, и т.д. Эта слитность perfect, and the perfect continuous, have been treated by
временных и видовых значений и средств их different scholars as tense forms, as aspect forms, as
выражения привела к тому, что категория вида и forms of mixed tense-aspect status, and as neither tense
статус видо-временных форм глагола в английском nor aspect forms, but as forms of a separate grammatical
языке вызывали и вызывают множество разногласий. category.
Анализ категории вида в английском языке оказался
одним из наиболее сложных разделов в англистике:
четыре соотнесенных видовых формы, индефинитная
(неопределенная), продолженная, перфектная и
перфектно-продолженная, трактовались разными
лингвистами в разное время то как формы категории
времени, то как формы категории вида, то как формы
со смешанной видо-временной семантикой, а то и
вовсе не как формы категории времени, и не как
формы категории вида, а как формы некой отдельной
грамматической категории.
Одним из наиболее сложных пунктов при One of the most controversial points in considering
рассмотрении категории вида является то же the category of aspect is exactly the same logical
логическое противоречие, которое рассматривалось contradiction that we had to tackle when studying the
нами в связи с категорией времени: категория не category of time: the category cannot be expressed twice
может быть выражена дважды в одной и той же in one and the same grammatical form; the members of
грамматической форме; члены парадигмы взаимно one paradigm should be mutually exclusive; but there is a
исключают друг друга; однако в английском языке double aspective verbal form known as the perfect
существует двойная видовая форма – перфектно- continuous form. The contradiction can be solved in
продолженная. Это противоречие может быть exactly the same way that was employed with the tense
разрешено так же, как и в случае с категорией category: the category of aspect, just like the category of
времени: категория вида, как и категория времени, tense, is not a unique grammatical category in English,
является не единой категорией в английском языке, а but a system of two categories.
системой двух категорий.
Первая категория реализуется через The first category is realized through the
парадигматическое противопоставление paradigmatic opposition of the continuous (progressive)
продолженных, (длительных) и непродолженных forms and the non-continuous (indefinite, simple) forms
(индефинитных, простых, неопределенных) форм of the verb; this category can be called the category of
глагола; эта категория может быть названа «категория development. The marked member of the opposition, the
развития». Маркированный член оппозиции, continuous, is formed by means of the auxiliary verb to
продолженная форма, образуется с помощью be and participle I of the notional verb, e.g.: I am
вспомогательного глагола to be и причастия первого working. The grammatical meaning of the continuous has
знаменательного глагола, например: I am working. been treated traditionally as denoting a process going on
Грамматическое значение продолженных форм simultaneously with another process; this temporal
традиционно трактовалось как обозначение процесса, interpretation of the continuous was developed by H.
происходящего одновременно с неким другим Sweet, O. Jespersen and others. I. P. Ivanova treated the
процессом; эта временная интерпретация значения continuous as rendering a blend of temporal and
длительных форм была разработана в трудах Г. Суита, aspective semantics, as denoting an action in progress,
О. Есперсена и др. И.П. Иванова трактует значение simultaneous with another action or time point. The
продолженных форм как слияние временной и видовой majority of linguists today support the point of view
семантики, как обозначение развивающегося процесса, developed by A. I. Smirnitsky, B. A. Ilyish, L. S.
происходящего одновременно с другим действием или Barkhudarov, and others, that the meaning of the
временным центром. Большинство лингвистов сегодня continuous is purely aspective - “action in progress,
поддерживают точку зрения, изложенную в работах developing action”. The weak, unfeatured member of the
А.И. Смирницкого, Б.А. Ильиша, Л.С. Бархударова и opposition, the indefinite, stresses the mere fact of the
др., которые считают значение длительных форм чисто performance of the action The main argument against the
аспектуальным - «действие в развитии, idea that relative time meaning, simultaneity, is expressed
развивающееся действие». Слабый, немаркированный by the continuous, is as follows: simultaneous actions can
член оппозиции, неопределенная форма, передает be shown with or without the help of continuous verbal
собственно факт совершения действия. Основной forms, cf.: While I worked, they were speaking with each
аргумент против того, что продолженные формы other. – While I worked, they spoke with each other. The
глагола выражают значение относительного времени, second action, simultaneous with the first in both
одновременность, заключается в следующем: sentences, is described as durative, or developing in time
одновременные действия могут быть выражены как in the first sentence and as a mere fact in the second
продолженными формами глагола, так и sentence. The simutaneity is actually rendered by either
непродолженными, ср.: While I worked, they were the syntactic construction or the broader semantic
speaking with each other. – While I worked, they spoke context, since it is quite natural for the developing action
with each other. Второе действие, одновременное с to be connected with a certain time point. Besides, as we
первым в обоих предложениях, в первом описывается mentioned, the aspective meaning of the continuous can
как продолжающееся, развивающееся во времени, а во be used in combination with the perfect (the perfect
втором – приводится как факт. Одновременность, на continuous form), and the very idea of perfect excludes
самом деле, передается через синтаксическую
конструкцию или через более широкий семантический any possibility of simultaneity.
контекст, поскольку для протекающего,
развивающегося действия вполне естественна связь с
неким временным центром. Кроме того, как уже
упоминалось, аспектуальное значение продолженной
формы может сочетаться со значением перфекта (в
перфектно-длительной форме), а идея перфекта
исключает возможность одновременности.
Как любая грамматическая категория, категория As with any category, the category of development
развития может быть подвергнута контекстной can be reduced and in most cases the contextual reduction
редукции, и в большинстве случаев подобная редукция is dependent on the lexico-semantic aspective
взаимосвязана с лексико-семантическими characteristics of the verbs. The neutralization of the
аспектуальными характеристиками глагола. category regularly takes place with unlimitive verbs,
Нейтрализация оппозиции категории развития especially statal verbs like to be, to have, verbs of sense
регулярно происходит с непредельными глаголами, perception, relation, etc., e.g.: I have a problem; I love
особенно статальными глаголами типа to be, to have, you. Their indefinite forms are used instead of the
глаголами чувственного восприятия, отношения и т.п., continuous for semantic reasons: statal verbs denote
например: I have a problem; I love you. Их developing processes by their own meaning, Since such
неопределенные формы используются вместо cases are systemically fixed in English grammar (as the
продолженных по семантическим причинам: “never-used-in-the-continuous” verbs), the use of the
статальные глаголы сами по себе обозначают statal verbs in the continuous can be treated as “reverse
продолжающиеся, развивающиеся процессы. transposition” (“de-neutralization” of the opposition):
Поскольку эти случаи системно закреплены в their meaning is transformed, they become actional for
английской грамматике (как глаголы, которые the nonce, and most of such cases are stylistically
«никогда не употребляются в форме continuous»), colored, cf.: You are being naughty!; I’m loving it! No
использование статальных глаголов в продолженных continuous forms are used with purely limitive verbs
формах можно рассматривать как обратную whose own meaning excludes any possibility of
транспозицию (де-нейтрализацию оппозиции): их development, except for contexts which specifically
значение трансформируется, они становятся demand the expression of an action in progress, e.g.: The
окказионально акциональными, и в большинстве train was arriving when we reached the station. The use
случаев эти случаи стилистически маркированы, ср.: of the continuous with limitive verbs neutralizes the
You are being naughty!; I’m loving it! Не используются expression of their lexical aspect, turning them for the
продолженные формы и с чисто предельными nonce, vice versa, into unlimitive verbs.
глаголами, поскольку их значение не допускает
выражения продолженности, за исключением тех The neutralization of the category of development
контекстов, в которых специально требуется can take place for a purely formal reason: to avoid the use
выражение действия в развитии, например: The train of two ing-forms together; for example, no continuous
was arriving when we reached the station. Использование forms are used if there is a participial construction to
продолженных форм с предельными глаголами follow, e.g.: He stood there staring at me.
нейтрализует их лексическое аспектное значение,
превращая их, наоборот, в окказионально The classic example of stylistically colored
непредельные глаголы. transposition within the category of development is the
use of the continuous instead of the indefinite to denote
Нейтрализация оппозиции категории развития habitual, repeated actions in emphatic speech with strong
может происходить по чисто формальным причинам, negative connotations, e.g.: You are constantly
чтобы избежать использования двух «инговых» форм grumbling!
рядом, например, если за глаголом следует причастная
конструкция: He stood there staring at me.

Классическим случаем стилистически


окрашенной транспозиции в рамках категории
развития является использование продолженных форм
вместо неопределенных для обозначения регулярно
повторяющегося действия в эмоциональной речи с
явными негативными коннотациями, например: You
are constantly grumbling!
Вторая видовая категория образована The second aspective category is formed by the
оппозицией перфектных и неперфектных глагольных opposition of the perfect and the non-perfect forms of the
форм; эту категорию можно назвать «категорией verb; this category can be called “the category of
ретроспективной координации». Сильный член retrospective coordination”. The strong member of the
оппозиции, перфект, образуется с помощью opposition, the perfect, is formed with the help of the
вспомогательного глагола to have и причастия второго auxiliary verb to have and participle II of the notional
знаменательного глагола, например: I have done this verb, e.g.: I have done this work.
work.
The status of this category, as well as the status of the
Статус данной категории, как и статус первой category of development, has given rise to much dispute
аспектной категории развития, явился источником in grammar. All the four approaches mentioned above
многочисленных разногласий в лингвистике. Все can be traced in the interpretation of this category. The
четыре выше упомянутых подхода прослеживаются в traditional treatment of the perfect as the tense form
интерпретации данной категории. Традиционное denoting the priority of one action in relation to another
рассмотрение перфекта как формы, выражающей (“the perfect tense”) was developed by H. Sweet, G.
значение времени («перфектное время»), а именно, Curme, and other linguists. M. Deutchbein, G. N.
предшествования одного действия относительно Vorontsova and other linguists consider the perfect to be
другого, было сформулировано в работах Г. Суита, a purely aspective form, laying the main emphasis on the
Дж. Керма и других лингвистов. М. Дойчбейн, Г.Н. fact that the perfect forms denote some result, some
Воронцова и др. рассматривали перфект как чисто transmission of the pre-event to the post-event. I. P.
аспектную форму, подчеркивая тот факт, что Ivanova treats the perfect, as well as the continuous, as
перфектные формы обозначают некий результат, the verbal form expressing temporal and aspective
некоторый переход предшествующего события в functions in a blend, contrasted with the indefinite form
последующее. И.П. Иванова рассматривает of neutralized aspective properties. A. I. Smirnitsky was
перфектные формы, как и продолженные формы, как the first to put forward the idea that the perfect forms its
средства слитного выражения временных и own category, which is neither a tense category, nor an
аспектуальных значений, противопоставленные aspect category; he suggested the name “the category of
индефинитной форме, у которой отсутствуют time correlation”. The main argument which led to the
(нейтрализованы) аспектные характеристики. А.И. interpretation of the perfect outside the aspect system of
Смирницкий был первым, кто предложил the verb was the combination of the meaning of the
рассматривать перфект как форму, образующую свою perfect with the meaning of development in the perfect
собственную категорию, которая не является ни continuous forms, which is logically impossible within
временной, ни аспектной; он предложил называть эту the same category. Still, if we admit that there are two
категорию «категорией временной отнесенности». aspective categories in English, this combination
Главным аргументом, побудившим А.И. Смирницкого becomes possible.
вынести трактовку перфекта за рамки вида, было то,
что значение перфекта сочетается со значением Thus, summarizing all the peculiarities of the perfect
длительности в перфектно-длительных формах, что outlined within different approaches, we can characterize
невозможно, если рассматривать их как формы одной the opposition of the perfect and the non-perfect as a
категории. Однако, если признать, как было separate verbal category, semantically intermediate
предложено выше, существование не одной, а двух between aspective and temporal. The perfect forms
аспектных категорий, такое совмещение вполне denote a preceding action successively, or transmissively
возможно. connected with a certain time limit or another action; the
following situation is included in the sphere of influence
Таким образом, суммируя все особенности of the preceding situation. So, the two semantic
перфектных форм, выявленные в рамках разных components constituting the hybrid semantics of the
подходов, можно охарактеризовать грамматическую perfect are as follows: priority (relative time) and
категорию, образуемую перфектными и coordination, transmission, or result (aspective meaning).
неперфектными формами как особую глагольную Hence the general name for the category is “the category
категорию, семантически переходную в плане of retrospective coordination”. In different contexts
совмещения временных и аспектных значений. Формы prominence may be given to either of these semantic
перфекта означают предшествующее действие, components of the perfect; for example, in the sentence I
последовательно связанное с последующим временным haven’t seen you for ages prominence is given to priority,
пределом или другим действием; последующая while in the sentence I haven’t seen you since we passed
ситуация оказывается вовлеченной в сферу действия our last exam prominence is given to succession or
предшествующей ситуации. Гибридная семантика coordination. When the perfect is used in combination
перфекта состоит из двух компонентов: with the continuous, the action is treated as prior,
предшествование (относительное время) и transmitted to the posterior situation and developing at
соотнесение, переход или результат (аспектуальное the same time, e.g.: I have been thinking about you since
значение). Отсюда и обобщенное название категории - we passed our last exam.
«категория ретроспективной координации». В разных
контекстах могут акцентироваться либо одни, либо
другие семантические компоненты перфекта,
например, в предложении I haven’t seen you for ages
акцент делается на предшествовании, а в предложении
I haven’t seen you since we passed our last exam акцент
делается на соотнесении двух событий. Когда перфект
используется в сочетании с длительной формой,
действие представляется как предшествующее,
связанное с последующей ситуацией и развивающееся
одновременно, например: I have been thinking about you
since we passed our last exam.
В рамках глагольного вида в английском языке Within the system of verbal aspect in English, two
две категории взаимосвязаны друг с другом: каждое categories are interconnected: any action is evaluated as
действие оценивается сначала как развивающееся или developing or non-developing, and then, it is evaluated as
неразвивающееся, а затем оно оценивается как retrospectively coordinated or not coordinated with
ретроспективно соотнесенное (или несоотнесенное) с another action or time limit, which results in the four
другим действием или временным пределом, что в aspectual verbal forms. The interaction of the two aspect
результате и дает четыре видовых глагольных формы. categories can be presented in the form of a table
Взаимодействие двух видовых категорий может быть showing the strong and the weak members’
представлено в виде таблицы, демонстрирующей characteristics of the two oppositions in combination with
соотношение характеристик сильных и слабых членов each other:
двух оппозиций в сочетании друг с другом:
The category The category of
Категория Категория of retrospective
развития ретроспективной development coordination
координации the indefinite - -
the indefinite - - the continuous + -
the continuous + - the perfect (the - +
the perfect (the - + perfect indefinite)
perfect indefinite) the perfect + +
the perfect + + continuous
continuous
Как любая грамматическая категория, категория As with any other grammatical category, the
ретроспективной координации может быть category of retrospective coordination can be reduced.
подвергнута контекстной редукции. При обсуждении Limitive verbs, which imply the idea of a certain result
видовых групп глаголов мы уже упоминали, что by themselves, are regularly used in the indefinite form
предельные глаголы чаще всего не используются в instead of the perfect, e.g.: Sorry, I left my book at home.
перфектных формах по семантическим причинам – Colloquial neutralization of the category of retrospective
они уже содержат значение достижения результата, coordination is also characteristic of verbs of physical
поэтому их неперфектные (простые) формы and mental perception, cf.: Sorry, I forget your name. The
используются вместо перфекта, например: Sorry, I left neutralization of the category of retrospective
my book at home. Разговорная нейтрализация категории coordination is particularly active in the American variant
ретроспективной координации также характерна для of English, where the use of the perfect is restricted
глаголов физического и умственного восприятия, ср.: compared with British English.
Sorry, I forget your name. Этот процесс особенно
заметен в американском варианте английского языка, Unlimitive verbs used in the perfect form are turned
где перфект используется гораздо более ограниченно, into “limitive for the nonce”, e.g.: He has never loved
чем в британском варианте. anyone like this before.

Непредельные глаголы, используемые в


перфектных формах, становятся «окказионально
предельными», например: He has never loved anyone
like this before.
Обе аспектные категории находят выражение в Both aspective categories have a verbid
неличных формах глаголов, при этом продолженные representation, the continuous expressing the same
формы также передают значение развития действия, и categorial meaning of development and the perfect
перфектные формы – значение ретроспективной expressing the meaning of retrospective coordination, cf.:
соотнесенности, ср.: It was pleasant to be driving the car It was pleasant to be driving the car again; Having
again; Having finished their coffee, they went out to the finished their coffee, they went out to the porch; She was
porch; She was believed to have been feeling unwell for believed to have been feeling unwell for some time.
some time. Кроме того, продолженные и перфектные Additionally, both continuous and perfect forms of the
формы инфинитива приобретают дополнительное infinitive acquire a special meaning of probability in
значение вероятности в сочетаниях с модальными combination with modal verbs, cf.: She must be waiting
глаголами, ср.: She must be waiting for you outside; The for you outside; The experiment must have been carried
experiment must have been carried out by now. out by now. The perfect infinitive after the modal verbs
Перфектный инфинитив после модальных глаголов ought and should is used to denote a failed action,
ought и should используется для обозначения together with a strong negative connotation of reprimand,
несовершившегося действия, которое сопровождается e.g.: You should have waited for me! (but you didn’t).
явными отрицательными коннотациями упрека,
например: You should have waited for me! (but you
didn’t).

UNIT 15

ГЛАГОЛ: КАТЕГОРИЯ ЗАЛОГА VERB: VOICE

Категориальное значение залога. Особенности The categorial meaning of voice. The peculiarities
категории залога. Оппозиция активных и of voice as a category. Opposition of active and passive
пассивных форм глаголов. Глаголы, не используемые forms of the verb. Non-passivized verbs. The problem of
в форме пассива. Проблема «переходных, “medial” voice types: reflexive, reciprocal and middle
срединных» залоговых типов: возвратные, voice meanings. Homonymy of the passive constructions
взаимные, средние (средне-возвратные) залоговые and the predicative use of participle II with link verbs;
значения. Омонимия пассивных форм и categorial and functional differences between them.
предикативного употребления причастия II со
связующими глаголами; их категориальное и
функциональное разграничение.

Глагольная категория залога передает The verbal category of voice shows the direction of
направленность процесса относительно участников the process as regards the participants of the situation
ситуации, отражаемую в синтаксической структуре reflected in the syntactic structure of the sentence. Voice
предложения. Залог является очень необычной is a very specific verbal category: first, it does not reflect
глагольной категорией: во-первых, он отражает не the actual properties of the process denoted, but the
непосредственные признаки обозначаемого процесса, speaker’s appraisal of it; the speaker chooses which of the
а его представление говорящим; говорящий выбирает, participants in the situation – the agent (the subject, the
какой из участников ситуации – агенс (субъект, doer of the action) or the patient (the object, the receiver
производитель действия) или пациенс (объект, of the action, the experiencer) – should be presented as
получатель действия) – должен быть представлен в the subject of the syntactic construction. Second, though it
качестве подлежащего синтаксической конструкции. is expressed through the morphological forms of the verb,
Во-вторых, хотя залог передается, прежде всего, voice is closely connected with the structural organization
морфологическими формами глагола, он тесно связан of the syntactic construction: the use of passive or active
со структурной организацией синтаксической forms of the verb involves the use of the passive or active
конструкции: использование пассивной или активной syntactic construction.
формы глагола предполагает использование
пассивной или активной синтаксической конструкции.
Категория залога выражается через The category of voice is expressed by the
противопоставление пассивных (страдательных) и opposition of the passive and active forms of the verb;
активных форм глагола; активные формы глагола the active form of the verb is the unmarked, weak member
являются слабым, немаркированным членом of the opposition, and the passive is the strong member
оппозиции, а пассив является сильным членом marked by the combination of the auxiliary verb to be (or
оппозиции, маркированным с помощью the verbs to get, to become in colloquial speech) and
вспомогательного глагола to be (или глаголов to get, to participle II of the notional verb. It denotes the action
become в разговорной речи) и причастия второго received or a state experienced by the referent of the
знаменательного глагола. Пассив передает значение subject of the syntactic construction; in other words, the
процесса направленного на референт подлежащего, syntactic subject of the sentence denotes the patient, the
или состояния, испытываемого референтом receiver of the action in the situation described, while the
подлежащего в пассивной синтаксической syntactic object, if any, denotes the doer, or the agent of
конструкции, т.е. подлежащее в пассивной the action, e.g.: The cup was broken by his daughter.
конструкции называет объект, получатель действия в Passive constructions are used when the agent is unknown
описываемой ситуации. Субъект действия в пассивной or irrelevant, e.g.: He was killed during the war; The cup
конструкции, таким образом, выражается has been broken.
дополнением, например: The cup was broken by his
daughter (the cup – подлежащее, пациенс, получатель In the active syntactic construction the subject and
действия в описываемой ситуации, his daughter – the object both in the situation described and in the
дополнение, агенс, производитель действия в syntactic structure of the sentence coincide, cf.: His
описываемой ситуации). Пассивные конструкции daughter broke the cup. One can say that in most cases
также используются, когда субъект действия the active and passive syntactic constructions actually
неизвестен или неважен, например: He was killed depict the same situation presented differently by the
during the war; The cup has been broken. speaker: in the passive construction the semantic
emphasis is laid on the experience of the object, while in
В активной синтаксической конструкции the active construction prominence is given to the actions
субъект и объект действия совпадают с подлежащим и of the doer; in many cases active and passive
дополнением, соответственно, ср.: His daughter broke constructions are mutually transformative, cf.: His
the cup. Можно сказать, что в большинстве случаев daughter broke the cup. - The cup was broken by his
активные и пассивные типы конструкций отображают daughter. Besides the immediate “active” meaning as
одну и ту же ситуацию, по-разному представляемую such, the active forms of verbs denote a wide range of
говорящим: в пассивной конструкции семантически various non-passive meanings, for example, processes
более значимым представляется воздействие which do not imply any objects at all, e.g.: The child
оказываемое на объект, а в активной конструкции – cried; It rained; etc.
само действие активного субъекта; именно поэтому в
большинстве случаев активные и пассивные As was mentioned in Unit 10, the passive is more
конструкции могут подвергаться взаимным widely used in English than in Russian: not only transitive
трансформациям, ср.: His daughter broke the cup. - The verbs, but almost all objective complementive verbs can
cup was broken by his daughter. Помимо значения be passivized, e.g.: The doctor was sent for. There is a
собственно «активного действия», активные формы small group of verbs, most of them statal, which are not
глагола передают целый ряд «не-пассивных» used in the passive in English: to be, to have, to belong, to
значений, в частности, обозначают процессы, не cost, to resemble, to consist, and some other.
предполагающие объекта, например: The child cried; It
rained; и др.

Как упоминалось в Разделе 10, пассив


используется в английском языке гораздо шире, чем в
русском языке: не только переходные, но практически
все объектно-комплементативные глаголы могут
использоваться в формах пассивного залога,
например: The doctor was sent for. Существует лишь
небольшая группа глаголов, в основном статальных,
которые не используются в форме пассива в
английском языке: to be, to have, to belong, to cost, to
resemble, to consist и некоторые другие.
Помимо активных и пассивных залоговых Besides passive and active constructions, there are
конструкций выделяют еще так называемые also the so-called “medial” voice types, whose status is
«срединные» типы залога, статус которых довольно problematic: semantically, they are neither strictly passive
проблематичен: по семантике они не могут быть nor active, though the verb used is formally active. There
однозначно отнесены ни к пассивному, ни к are three “medial” voice types distinguished in English:
активному залогу, хотя глагол употребляется в форме “reflexive”, “reciprocal”, and “middle”. In reflexive
активного залога. В английском языке выделяют три constructions the action performed by the referent of the
«срединных» типа залоговых значений: «возвратные» subject is not passed to any outer object, but to the
(«рефлексивные»), «взаимные» («реципрок») и referent itself, i.e. the subject of the action is the object of
«средние». В возвратных конструкциях действие, the action at the same time, e.g.: He dressed quickly. This
производимое референтом подлежащего, направлено meaning can be rendered explicitly by the reflexive “-
не на какой-то внешний объект, а на сам данный self” pronouns, e.g.: He dressed himself; He washed
референт, т.е. субъект действия одновременно himself; etc. In reciprocal constructions the subject
является его объектом, например: He dressed quickly. denotes a group of doers whose actions are directed
Это значение может быть эксплицитно выражено towards each other; again, the subject of the action is its
лексически с помощью рефлексивных местоимений на object at the same time, e.g.: They struggled; They
“-self”, например: He dressed himself; He washed quarreled; etc. This meaning can be rendered explicitly
himself; и т.п. Во взаимных конструкциях подлежащее with the help of the reciprocal pronouns one another, each
синтаксической конструкции называет группу other, with one another, e.g.: They quarreled with each
субъектов, чьи действия направлены друг на друга; в other. In middle constructions the subject combined with
них тоже субъект действия одновременно является the otherwise transitive verb is neither the doer of the
объектом, например: They struggled; They quarreled; и action nor its immediate object, the action is as if of its
т.п. Это значение может быть эксплицировано с own accord, e.g.: The door opened; The concert began;
помощью специальных местоимений one another, each The book reads easily; The book sells like hot cakes. The
other, with one another, например: They quarreled with same applies to the use of the active infinitive in the
each other. В средних (средне-возвратных) function of an attribute, cf.: She is pleasant to look at; The
конструкциях подлежащее, объединяемое с обычным first thing to do is to write a letter. These constructions
переходным глаголом, не обозначает ни can be treated as a specific case of neutralization: the
производителя действия, ни его объект, действие weak member of the opposition, the active voice form,
происходит как бы само по себе, например: The door when used instead of the strong member, the passive
opened; The concert began; The book reads easily; The form, does not fully coincide with it in meaning, but
book sells like hot cakes. То же самое относится к denotes something intermediary - the state or the capacity
конструкциям с активной формой инфинитива в of the referent as a result of some action. Some of these
функции определения, ср.: She is pleasant to look at; construction are closer in their meaning to the passive
The first thing to do is to write a letter. Подобные voice meaning (The book sells… = The book is sold…;
конструкции можно рассматривать как особые случи The first thing to do… = The first thing to be done…);
нейтрализации: слабый член оппозиции, формы others are closer to the active voice meaning (The concert
активного залога, замещая сильный член оппозиции, began), but in general their meaning is between the two.
пассив, не полностью совпадают с ним по значению, а
означают нечто промежуточное – состояние или The problem is whether the “medial” voice functions can
качество референта как результат некоего действия. be treated as rendered by separate voice forms of the
Некоторые из этих конструкций передают значения, verbs (the reflexive, reciprocal, or middle verbal forms).
близкие к пассивному (The book sells… = The book is In Russian the “medial” voice meanings (up to fifteen
sold…; The first thing to do… = The first thing to be types) are rendered lexically by a special group of
done…), другие – ближе к значению активного залога “reflexive” verbs, derived with the help of the suffix –
(The concert began), но в целом можно сказать, что их ся/сь, e.g.: брить – бриться, ругать – ругаться,
значение находится между активом и пассивом. начинать – начинаться, etc. In English the “medial”
voice types can be seen as specific reflexive, reciprocal,
Проблема заключается в том, можно ли считать and middle uses of the active voice, verbal forms which
«срединные» залоговые значения достаточным constitute the non-objective (intransitive) lexico-semantic
основанием для выделения отдельных залоговых variants of regularly objective verbs.
глагольных форм (возвратных, взаимных и средне-
возвратных форм глагола). В русском языке
«срединные» залоговые значения (до пятнадцати
видов по некоторым классификациям) передаются
лексически группой особых возвратных глаголов,
образованных с помощью суффикса –ся/сь, например:
брить – бриться, ругать – ругаться, начинать –
начинаться, и т.д. В английском языке срединные
залоговые типы могут рассматриваться как особые
случаи использования форм активного залога в
возвратном, взаимном или средне-возвратном
значении, образующие не-объектные (непереходные)
лексико-семантические варианты обычно объектных
глаголов.
Существует проблема разграничения There is a problem of distinction between the
омонимичных конструкций с использованием homonymous use of participle II with the link verb to be
причастия второго после связующего глагола to be в in a compound nominal predicate and participle II with
составе именного сказуемого и причастия второго со the auxiliary verb to be as a passive voice form, e.g.: She
вспомогательным глаголом to be как пассивной is upset; The letter is written. In German there is a clear
залоговой формы, например: She is upset; The letter is formal distinction between the two cases as two different
written. В немецком языке существует формальное functional verbs are used; werden and sein, cf.: Der Brief
разграничение между этими двумя конструкциями, ist geschriben (the compound nominal predicate); Der
поскольку используются разные служебные глаголы – Brief wird geschriben (the passive form). In English, the
werden and sein, ср.: Der Brief ist geschriben (составное verb to be is used both as a link verb and as an auxiliary
именное сказуемое); Der Brief wird geschriben verb, which makes the two constructions homonymous.
(пассив). Поскольку в английском языке глагол to be
используется и как связочный и как вспомогательный The two cases can be distinguished on the basis of
глагол, данные две конструкции оказываются the categorial and functional properties of the participle: if
processual passivity is meant (the participle denotes the
омонимичными. action produced), the construction is passive; if the
participle turns into an adjective (is adjectivized) and is
Их можно разграничить на основе used to describe the subject, it is a sentence with a
категориальных и функциональных признаков compound nominal predicate. This can be stimulated or
причастия: если присутствует значение suppressed by the context; adverbial modifiers of degree
процессуальной пассивности (причастие означает or homogeneous predicatives can function as contextual
производимое действие), конструкция является “voice-suppressing”, “statalizing” stimulators, e.g.: She
пассивной, если же причастие превращается в was very much upset; I was cold but too excited to mind
глагольное прилагательное и используется для it; action-modifying adverbials and specific categorial
характеристики подлежащего, это – предложение с forms of the verb in the passive (the future, the
составным именным сказуемым. Эти функциональные continuous, the perfect) function as “processualizing”
различия могут поддерживаться или подавляться voice stimulators, e.g.: Do what she wants, or she’ll be
контекстом; наречия степени и однородные upset (you will upset her by your refusal); The door has
предикативы являются контекстуальными been closed by the wind with a loud bang. Still, some
стимуляторами значения состояния, они подавляют cases remain ambiguous, with the status of the participle
значение пассивного залога, например: She was very wholly neutralized, especially the past participle of
much upset; I was cold but too excited to mind it; наречия limitive verbs, which combines the semantics of
в функции обстоятельства действия и особые processual passive and resultative perfect, cf.: I was
глагольные формы (будущее время, формы impressed by his fluency; The job was finished at two
продолженного вида, перфекта) выступают как o’clock; such constructions are sometimes defined as
контекстные стимуляторы процессуального пассива, “semi-passive” or “pseudo-passive”.
например: Do what she wants, or she’ll be upset (you
will upset her by your refusal); The door has been closed
by the wind with a loud bang. И все же, в некоторых
случаях сказуемое трудно однозначно отнести к тому
или к иному типу, поскольку статус причастия
полностью нейтрализуется, особенно если это
причастия предельных глаголов, которые сочетают
значение процессуального пассива со значением
результативного перфекта, ср.: I was impressed by his
fluency; The job was finished at two o’clock; такие
конструкции иногда называют «полу-пассивными» или
«псевдо-пассивными».
UNIT 16

ГЛАГОЛ: КАТЕГОРИЯ НАКЛОНЕНИЯ VERB: MOOD

Категориальное значение наклонения. Особая The categorial meaning of mood. The


сложность категории наклонения в английском языке complexity of this category due to the intricacy of
как следствие разветвленности модальных modal meanings and the scarcity of inflectional
глагольных значений и скудности формально- verbal forms in English. The correlation of direct
флективной базы глагола. Соотношение форм (indicative) and oblique mood forms. The types of the
прямого (изъявительного) и косвенного наклонения. oblique moods; their formal and functional features.
Виды косвенных наклонений; соотношение их The four types of the subjunctive: subjunctive I – the
формальных и функциональных признаков. Четыре pure spective, subjunctive II – the stipulative
типа сослагательного наклонения: сослагательное I – conditional, subjunctive III – the consective
чистое спективное, сослагательное II – conditional, subjunctive IV – the modal spective. The
обусловливающий кондиционал, сослагательное III – problem of the imperative mood. The problem of
консективный кондиционал, сослагательное IV – rendering time in oblique moods; time-retrospect
модальное спективное. Проблема повелительного shift as the formal mark of the oblique moods.
наклонения. Проблема передачи временных значений в
косвенном наклонении: ретроспективно-временной
сдвиг как маркер косвенного наклонения.

Категория наклонения в английском языке The category of mood in English is the most
считается самой противоречивой глагольной категорией, controversial verbal category and has given rise to
вызывавшей и вызывающей множество разногласий у much dispute. There is no universally accepted
лингвистов. На сегодняшний день не существует classification of moods, their number varies from as
общепринятой классификации наклонений; число many as sixteen (M. Deutschbein) to practically no
наклонений варьируется от шестнадцати (М. Дойчбейн) mood at all (L. S. Barkhudarov).
до практически полного отрицания наклонения как
особой категории (Л.С. Бархударов).
Категория наклонения показывает характер связей The category of mood expresses the character of
между процессом, обозначенным с помощью глагола, и connections between the process denoted by the verb
реальной действительностью, другими словами, эта and actual reality, in other words, it shows whether the
категория показывает реальность или нереальность action is real or unreal. This category is realized
действия. Категория реализуется через through the opposition of the direct (indicative) mood
противопоставление форм прямого (изъявительного) forms of the verb and the oblique mood forms: the
наклонения и косвенного наклонения: изъявительное indicative mood shows that the process is real, i.e. that
наклонение показывает, что процесс является реальным, it took place in the past, takes place in the present, or
то есть, что он действительно имел место в прошлом, will take place in the future, e.g.: She helped me; She
имеет место в настоящем или будет иметь место в helps me; She will help me; the oblique mood shows
будущем, например: She helped me; She helps me; She will that the process is unreal, imaginary (hypothetical,
help me; косвенное наклонение показывает, что процесс possible or impossible, desired, etc.), e.g.: If only she
является нереальным, воображаемым (предполагаемым, helped me! In this respect the category of mood
(не)возможным, желаемым и т.д.), например: If only she resembles the category of voice: it shows the speaker’s
helped me! В этом отношении категория наклонения subjective interpretation of the event as either actual or
схожа с категорией залога: она показывает субъективную imaginary.
интерпретацию события как существующего или
воображаемого с точки зрения говорящего.
Перечень типов косвенного наклонения The nomenclature of the oblique mood types
представляет собой большую лингвистическую presents a great problem due to its meaningful
проблему, поскольку разнообразие взаимопереплетенных intricacy in contrast to the scarcity of English word
значений нереальности контрастирует с inflexion: the oblique mood has no morphological
ограниченностью флективных форм слов в английском forms of its own; most of its forms are homonymous
языке; у косвенного наклонения нет собственных with the forms of the indicative. Different
морфологических форм; большинство форм косвенного classifications of the oblique mood types are based
наклонения омонимичны формам изъявительного either on formal criteria or on functional criteria:
наклонения. Различные классификации типов косвенного different scholars distinguish synthetical and analytical
наклонения основываются либо на формальных moods, past and present moods; different types of
критериях, либо на функциональных критериях: unreality are used as the basis for distinguishing the so-
выделяют синтетические и аналитические наклонения, called imperative, subjunctive, conditional and
прошедшие и настоящие наклонения; различные оттенки suppositional moods. The combination of the two
значения нереальности используются как основание для approaches is also very often misleading, since within
выделения так называемых побудительного, the category of mood different meanings may be
сослагательного, условного, предположительного rendered by one and the same form and, vice versa,
наклонений. Сочетание обоих критериев также зачастую different verbal forms may render the same meaning.
ведет к путанице, поскольку в рамках категории
наклонения одни и те же формы могут выражать Since all the oblique mood types share a
различные значения и, наоборот, одно и то же значение common functional basis, the meaning of unreality,
they may be terminologically united as
может передаваться разными формами глагола. subjunctive3[1]; and then several types of the
subjunctive can be distinguished according to the form
Поскольку все виды косвенного наклонения of expression and the various shades of unreality
функционально схожи, все он выражают значение expressed.
нереальности, их можно объединить терминологически
как сослагательные; а далее сослагательные наклонения
распадаются на несколько типов в соответствии с
особенностями форм выражения и оттенками
передаваемого значения нереальности.
Наклонение, которое традиционно обозначается The mood which is traditionally called
как сослагательное I, выражает различные отношения subjunctive I, expresses various attitudes of the
говорящего: желание, рассуждение (предположение, speaker: desire, consideration (supposition,
выражение гипотезы), побуждение (рекомендации, suggestion, hypothesis), inducement (recommendation,
просьбы, приказы) и т.п. С функциональной точки зрения request, command, order), etc. On the functional basis
его можно назвать «наклонение отношений» или subjunctive I can be defined as the mood of attitudes,
«спективное наклонение» (если использовать латинское or the spective mood (to use the Latin word for
слово, значащее «отношение»). Формально “attitude”). The form of subjunctive I is homonymous
сослагательное I омонимично немаркированному with the bare infinitive: no morpheme –s is added in
инфинитиву: в третьем лице единственного числа the 3d person singular, and the verb to be is used in the
глагольные формы не имеют окончания –s, а глагол to be form “be” in all persons and numbers, e.g.: Long live
используется только в форме “be” во всех лицах и the king! Whatever your mother say, I won’t give up; I
числах, например: Long live the king! Whatever your demand that the case be investigated thoroughly; It is
mother say, I won’t give up; I demand that the case be imperative there be no more delays in our plans. The
investigated thoroughly; It is imperative there be no more form of subjunctive I remains unchanged in the
delays in our plans. Форма сослагательного I остается description of past events, e.g.: It was imperative there
неизменной и при описании прошлого, например: It was be no more delays in our plans. There is no distinction
imperative there be no more delays in our plans. between the absolutive past and the absolutive present
Сослагательное наклонение не различает абсолютивное in subjunctive I; the unreality of the process makes the
настоящее и прошедшее; нереальность процесса делает expression of absolutive time irrelevant.
выражение абсолютивного времени нерелевантным.
In traditional grammar, besides the direct and
В традиционной грамматике помимо oblique moods, the so-called imperative mood is
изъявительного и косвенного наклонений принято еще distinguished, as in Open the door!; Keep quiet,
выделять так называемое повелительное наклонение в please. The analysis of these examples shows that
таких конструкциях как Open the door!; Keep quiet, there is basically no difference between what is
please. Анализ подобных примеров показывает, что traditionally called the imperative and subjunctive I:
практически нет никаких различий между тем, что the form is homonymous with the bare infinitive in
называется повелительным наклонением и both cases, and the meaning rendered is that of a
сослагательным I: форма в обоих случаях омонимична hypothetical action appraised as an object of desire,
немаркированному инфинитиву, а значение также recommendation, supposition, etc. The two can be
подпадает под значение гипотетического действия, substituted for each other in similar contexts, cf.: Be
оцениваемого как объект желания, рекомендации, careful! – I recommend you be careful; Come here! – I
предположения и т.д. Данные два вида наклонения могут demand that you come here. Thus, the imperative
взаимозаменять друг друга в схожих контекстах, ср.: Be mood can be treated as a subtype of subjunctive I4[2].
careful! – I wish you be careful; Come here! – I demand that It must be admitted though, that in British English
you come here. Таким образом, повелительное наклонение subjunctive I has a certain formal, and even archaic
можно рассматривать как подтип сослагательного I. Хотя stylistic flavor that the imperative does not have. In
необходимо признать, что у сослагательного I в American English subjunctive I is less restricted
британском варианте английского языка есть stylistically and is more widely used than in British
определенный книжный, и даже архаичный English.
стилистический оттенок, которого нет у повелительного
наклонения. В американском варианте сослагательное I
стилистически не столь ограничено и используется
гораздо чаще, чем в британском варианте.
Сослагательное II по форме омонимично формам Subjunctive II in form is homonymous with the past
прошедшего времени глаголов в изъявительном tense forms of the verbs in the indicative mood, except
наклонении, за исключением глагола to be, который по for the verb to be, which, according to standard
правилам во всех лицах и числах имеет форму were. grammar, in all persons and numbers is used in the
Сослагательное II используется в основном в form were. Subjunctive II is used mostly in the
придаточных сложных предложений, которые передают subordinate clauses of complex sentences with causal-
причинно-условные отношения, в частности, в conditional relations, such as the clauses of unreal
придаточных нереального условия, например: If she tried, condition, e.g.: If she tried, (she would manage it); If I
(she would manage it); уступки, например: Even if she were you…; of concession, e.g.: Even if she tried, (she
tried, (she wouldn’t manage it); нереального сравнения, wouldn’t manage it); of unreal comparison, e.g.: (She
например: (She behaved,) as if she tried very hard, but behaved,) as if she tried very hard, but failed; of
failed; настоятельной необходимости, например: (It’s urgency, e.g.: (It’s high time) she tried to change the
high time) she tried to change the situation; нереального situation; of unreal wish, e.g.: (I wish) she tried
желания, например: (I wish) she tried harder; If only she harder; If only she tried! So, the generalized meaning
tried! Обобщенное значение сослагательного II можно of subjunctive II can be defined as that of unreal
определить как значение нереального условия: все condition: all the meanings outlined imply unreal
остальные перечисленные значения предполагают conditions of some sort, cf.: She behaved as if she tried
существование некоего нереального условия, ср.: She  She behaved as she would behave if she tried; It’s
behaved as if she tried  She behaved as she would behave high time she tried to change the situation.  Her
if she tried; It’s high time she tried to change the situation. trying is the condition under which the situation would
 Her trying is the condition under which the situation change; etc.; concession implies the condition, which
would change; etc. Уступка также предполагает некоторое is overcome or neglected: Even if she tried…  She
условие, которое преодолевается, или которым didn’t try, but if she tried, nevertheless,… Since
пренебрегают: Even if she tried…  She didn’t try, but if subjunctive II is used in syntactic constructions
she tried, nevertheless,… Поскольку сослагательное II denoting conditional relations, it can be functionally
используется в синтаксических конструкциях с defined as the “conditional mood”; additionally, since
условными отношениями, с функциональной точки it denotes the unreality of an action which constitutes
зрения его можно назвать «условное наклонение» the condition for the corresponding consequence, or
(«кондиционал»); кроме того, поскольку оно stipulates the consequence, it can be defined as
используется в исходной, обусловливающей части “stipulative”. Thus, the appropriate explanatory
причинно-условного комплекса, его можно назвать functional term for subjunctive II is “the stipulative
«обусловливающим». Итак, термином, в полной мере conditional mood”.
объясняющим функциональную семантику
сослагательного II, может стать название
«обусловливающий кондиционал».
Глагол, передающий соответствующее следствие The form of the verb which denotes the
нереального условия в главной части причинно- corresponding consequence of an unreal condition in
условных предложений, употребляется в форме, the principal part of the causal-conditional sentences is
омонимичной аналитической форме будущего-в- homonymous with the analytical future in the past
прошедшем глаголов в изъявительном наклонении, tense forms (the past posterior) of verbs in the
например: (If she tried), she would manage it; Without you indicative mood, e.g.: (If she tried), she would manage
she wouldn’t manage it; (Even if she tried), she wouldn’t it; Without you she wouldn’t manage it; (Even if she
manage it. Этот тип косвенного наклонения в tried), she wouldn’t manage it. This type of the oblique
традиционной грамматике называется «условным» mood is called, in traditional grammar, the
(«кондиционал»). Данный термин может быть сохранен и “conditional”. It is possible to preserve the term and to
дополнительно уточнен как «следственный specify it additionally as the “consective conditional”
кондиционал» или «консективный кондиционал» (to use the Latin word for “consequence”), in order to
(«консективный» от латинского слова, означающего distinguish it from the “stipulative” conditional
«следствие»), чтобы отграничить его от ранее described previously. Thus, the stipulative conditional
описанного типа условного наклонения, forms, denoting some unreal, imaginary condition, and
«обусловливающего». Таким образом, формы the consective conditional forms, denoting some
«обусловливающего кондиционала», означающие некое unreal, imaginary consequence, complement each
нереальное, воображаемое условие, и формы other within the syntactic construction. To observe
«консективного кондиционала», означающие некое consistency with the simplified and unified numerical
нереальное, воображаемое следствие, взаимодополняют terminology, the consective conditional can be called
друг друга в рамках единой синтаксической subjunctive III.
конструкции. Чтобы сохранить последовательность в
использовании унифицированной и упрощенной Of major importance for the category of mood
номерной терминологии, консективное условное description is the question of time expression in the
наклонение можно назвать сослагательное III. oblique mood. As was mentioned at the beginning,
verbal time proper is neutralized with the oblique
Огромную важность при описании категории mood forms; their subdivision into present subjunctive
наклонения имеет вопрос о выражении времени в and past subjunctive (past posterior and past
косвенном наклонении. Как уже было упомянуто, unposterior) reflects only their structural features. As
глагольное время в косвенном наклонении for the actual expression of time, they render time
нейтрализуется; формы косвенного наклонения relatively, by means of the aspective category of
подразделяются на формы настоящего времени и формы retrospective coordination: the non-perfect forms of the
прошедшего времени (простого прошедшего и будущего- verbs in the subjunctive (past indefinite for subjunctive
в-прошедшем) только в плане структурных признаков. II and future-indefinite-in-the-past for subjunctive III)
Что касается выражения реального времени, глаголы в express the relative present - the simultaneity or
косвенных наклонениях передают его средствами posteriority of unreal actions, while the perfect forms
видовой категории ретроспективной координации: (past perfect for subjunctive II and future-perfect-in-
неперфектные формы, глаголов в сослагательном the-past for subjunctive III) are used to express relative
наклонении (простое прошедшее для сослагательного II past - the priority of unreal actions, stressing their
и простое будущее-в-прошедшем для сослагательного actual failure. Cf.: I am sure that if she tried she would
III) выражают относительное настоящее – manage it (the simultaneity or posteriority in the
одновременность или следование нереальных действий, а present). – I was sure that if she tried she would
перфектные формы (перфект прошедшего для manage it (the simultaneity or posteriority in the past).
сослагательного II и перфект будущего-в-прошедшем для – I am sure that if she had tried she would have
сослагательного III) используются для выражения managed it (the priority and failure of the action in the
относительного прошлого – предшествования present). – I was sure that if she had tried she would
нереальных действий, что подчеркивает их have managed it (the priority and failure of the action
нереализованность. Ср.: I am sure that if she tried she in the past). The regular expression of relative time
would manage it (одновременность или следование в through aspect forms (perfect vs. imperfect) peculiar to
настоящем). – I was sure that if she tried she would manage the subjunctive is defined as “time-retrospect shift”; it
it (одновременность или следование в прошлом). – I am is the formal feature of the subjunctive which marks it
sure that if she had tried she would have managed it in opposition to the indicative.
(предшествование и нереализованность действия в
настоящем). – I was sure that if she had tried she would
have managed it (предшествование и нереализованность
действия в прошлом). Регулярное выражение
относительного времени через видовые формы
(перфектные и неперфектные), которое является
отличительной особенностью сослагательного
наклонения, определяется как «ретроспективно-
временной сдвиг»; это формальный дифференциальный
признак косвенного наклонения, он маркирует косвенное
(сослагательное) наклонение в оппозиции с
изъявительным наклонением.
Еще один тип сослагательного наклонения, One more type of the oblique mood, traditionally
который традиционно определяется как «модальное referred to as “modal suppositional” is built with the
предположительное», образуется с помощью модальных help of modal verbs, and expresses the same semantic
глаголов и передает те же семантические типы types of unreality as subjunctive I, cf.: may/might +
нереальности, что и сослагательное I, ср.: may/might + infinitive – is used to denote wish, desire, hope, and
инфинитив – используется для выражения значений supposition in some contexts (with the words
желания, надежды, предположения (в контекстах со “whatever, however, though”, etc.), e.g.: May it be so!
словами “whatever, however, though” и др.), например: (cf. with subjunctive I: Be it so!); I hoped he might
May it be so! (ср. с сослагательным I: Be it so!); I hoped he come soon (cf.: I hoped that he come soon); Whatever
might come soon (ср.: I hoped that he come soon); Whatever he might say I am not afraid of him (cf.: Whatever he
he might say I am not afraid of him (ср.: Whatever he say, I say, I am not afraid of him); should + infinitive – is
am not afraid of him.); should + инфинитив – используется used to express supposition, suggestion, speculation,
для выражения предположения, размышления, recommendation, inducements of various types and
рассуждений, рекомендаций, побуждения разных видов degrees of intensity, e.g.: Whatever my mother should
и степеней интенсивности, например: Whatever my mother say about him, we’ll marry one day (cf. with
should say about him, we’ll marry one day (ср. с subjunctive I: Whatever my mother say about him,
сослагательным I: Whatever my mother say about him, we’ll we’ll marry one day); It is obligatory that she should
marry one day); It is obligatory that she should be present at be present at the meeting (cf.: It is obligatory that she
the meeting (ср.: It is obligatory that she be present at the be present at the meeting). We can add one more type
meeting). Сюда же можно добавить конструкции с of modal construction to this, constructions with the
полузнаменательным глаголом “to let” выражающим semi-notional verb “to let” expressing inducement,
побуждение, поскольку, как было отмечено при because, as stated earlier in the analysis of subjunctive
описании сослагательного I, побуждение можно I, inducement can be treated as a specific type of
рассматривать как один из видов нереальности, unreality, e.g.: Let’s agree to differ; Let him do it his
например: Let’s agree to differ; Let him do it his own way! own way! These constructions are in complementary
Эти конструкции находятся в отношениях distribution with the imperative mood constructions of
дополнительной дистрибуции с конструкциями subjunctive I, which means that they are semantically
повелительного наклонения сослагательного I, т.е. они identical, but used in grammatically different
семантически одинаковы, но используются в разных environments: subjunctive I inducements are used only
грамматических окружениях: побуждения с with the second person, while let + infinitive
сослагательным I используются только во втором лице, а inducements are used in all other cases, cf.: Do it your
конструкции let + инфинитив - во всех остальных лицах, own way. – Let me do it my own way. - Let us do it our
ср.: Do it your own way. – Let me do it my own way. - Let us own way. – Let him do it his own way, etc.
do it our own way. – Let him do it his own way, etc.
This type of the oblique mood can be called, in
Описанный вид косвенного наклонения можно accord with the accepted numerical terminology,
определить в соответствии с принятой номерной subjunctive IV; the appropriate explanatory functional
терминологией как сослагательное IV; в качестве term for it is “spective mood”, and additionally, since it
объяснительного функционального термина может быть is formed with the help of modal verbs, it can be
принят термин «спективное наклонение» («наклонение specified as the “modal spective”, to distinguish it from
отношений»), который можно дополнительно уточнить subjunctive I, which is specified as the “pure
как «модальное спективное», чтобы отграничить его от spective”.
сослагательного I; сослагательное I в таком описании
получает уточненное наименование как «чистое Subjunctive IV complements subjunctive I not
(простое) спективное». only by expressing inducement in different persons.
Since subjunctive I has only one form (homonymous
Сослагательное IV дополняет сослагательное I не with the bare infinitive or the present imperfect), it
только при выражении побуждения в разных лицах. cannot render priority or express negation; subjunctive
Поскольку сослагательное I обладает только одной IV in accord with the general time-retrospect shift rule
формой (омонимичной немаркированному инфинитиву can express relative present, simultaneity or
или формам настоящего неперфектного), оно не может posteriority, through its imperfect forms (the present
передавать значения предшествующего действия или imperfect), or it can render the relative past, the failure
отрицания; сослагательное IV в соответствии с общим of some imaginary action in priority through its perfect
правилом ретроспективно-временного сдвига может forms (the present perfect), cf.: I wish it be so/ might
выражать относительное настоящее – одновременность be so (simultaneity or posteriority in the present;
или следование с помощью неперфектных форм (формы subjunctive I or subjunctive IV). – I wished it be so/
настоящего неперфектного) или относительное прошлое might be so (simultaneity or posteriority in the past;
– нереализованность некоего воображаемого действия в subjunctive I or subjunctive IV). - I wish that it might
предшествовании с помощью перфектных форм (формы not be so (simultaneity or posteriority in the present +
настоящего перфектного), ср.: I wish it be so/ might be so negation; subjunctive IV). – I wished that it might not
(одновременность или следование в настоящем; be so (simultaneity or posteriority in the past +
сослагательное I или сослагательное IV). – I wished it be negation; subjunctive IV). - I wish that it might have
so/ might be so (одновременность или следование в been so (failure in the present priority; subjunctive IV).
прошлом; сослагательное I или сослагательное IV). - I – I wished that it might have been so (failure in the
wish that it might not be so (одновременность или past priority; subjunctive IV).
следование в настоящем + отрицание; сослагательное
IV). – I wished that it might not be so (одновременность
или следование в прошлом + отрицание; сослагательное
IV). - I wish that it might have been so (нереализованность
в предшествовании в настоящем; сослагательное IV). – I
wished that it might have been so (нереализованность в
предшествовании в прошлом; сослагательное IV).
Система косвенных наклонений в английском The system of the oblique moods can be
языке может быть суммировано представлена summarized in the following way: the subjunctive, the
следующим образом: сослагательное наклонение, как integral mood of unreality, marked by time-retrospect
единое наклонение, выражающее нереальность, shift, presents the two sets of forms: the present forms
маркировано ретроспективно-временным сдвигом и expressing the mood of attitudes, the spective mood,
представляет два ряда форм – формы настоящего, and the past forms expressing the mood of reasoning,
выражающие наклонение отношений, спективное of appraising causal-conditional relations of processes.
наклонение, и формы прошедшего, выражающие The two types of the spective mood, the pure spective
наклонение рассуждения, оценки причинно-условных and the modal spective, complement each other in
отношений между процессами. Два типа спективного different syntactic and stylistic environments; the two
наклонения – простое спективное и модальное types of the conditional mood, the stipulative
спективное, дополняют друг друга в различных conditional and the consective conditional,
синтаксических и стилистических окружениях; два типа complement each other within syntactic constructions
условного наклонения – обусловливающий кондиционал reflecting the causal-conditional relations of events.
и следственный кондиционал, дополняют друг друга в The system of the oblique moods can be presented in
рамках синтаксических конструкций, которые отражают the following table:
причинно-условные отношения между событиями.
Система косвенных наклонений может быть
представлена в виде следующей таблицы:

сослагательное I сослагательное II
(спективное)
(обусловливающий
Форма: кондиционал) Subjunctive I Subjunctive II
немаркированный (spective)
инфинитив Форма: прошедшее (stipulative conditional)
(неперфектный) (неперфектное или Form: bare infinitive
перфектное) (imperfect) Form: the past (imperfect
Значение: отношения or perfect)
(желание, суждение, Значение: нереальное Meaning: attitudes
побуждение) условие Meaning: unreal
Example: Be it so! condition
Пример: Be it so! Пример: If she tried…
сослагательное IV сослагательное III Example: If she tried…
(модальное Subjunctive IV Subjunctive III
спективное) (следственный (modal spective)
кондиционал) (consective conditional)
Форма: модальные Form: modal verbs +
глаголы + Форма: будущее-в- bare infinitive Form: future-in-the-past
немаркированный прошедшем (неперфектное (imperfect or perfect) (imperfect or perfect)
инфинитив или перфектное)
(неперфектный или Meaning: attitudes Meaning: consequence of
перфектный) Значение: следствие unreal condition
нереального условия Example: May it be so!
Значение: отношения Example: … she would
(желание, суждение, Пример: … she would manage it.
побуждение) manage it.
In conclusion, it must be mentioned that the
Пример: May it be so!
whole system of the English subjunctive mood is not
stable; it is still developing and the use of forms
В заключении необходимо упомянуть, что система fluctuates a lot: for example, the form was is often
наклонений в целом в английском языке не является used instead of were in the third person singular in
стабильной, она находится в процессе становления, и subjunctive II (If he was here…), the auxiliaries should
использование форм в сослагательном наклонении and would are often interchangeable, etc. In colloquial
колеблется: например, форма was сегодня часто speech the semantic and formal contrasts between the
используется вместо формы were в сослагательном II (If indicative, the past subjunctive and the modal
he was here…), вспомогательные глаголы should и would subjunctive are often neutralized, e.g.: It is impossible
взаимозаменяют друг друга и т.п. В разговорной речи that he is right/ that he should be right/ that he be
семантические и формальные различия между right; neutralization is also natural in reported speech
изъявительным наклонением, прошедшим in the past, e.g.: She thought that if she tried harder
сослагательным и модальным сослагательным зачастую she would get the job.
нейтрализуются, например: It is impossible that he is right/
that he should be right/ that he be right; нейтрализация
естественна для косвенной речи в прошедшем времени,
например: She thought that if she tried harder she would get
the job.

UNIT 17

ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ ADJECTIVE

Прилагательное как часть речи, The adjective as a word denoting the property of
обозначающая субстантивный признак. Его a substance. Its formal and functional characteristics.
формальные и функциональные характеристики. The category of comparison. Synthetical and analytical
Категория степеней сравнения прилагательных. forms of the degrees of comparison; the problem of
Синтетические и аналитические формы степеней their grammatical status. Absolute and elative
сравнения; проблема их грамматического статуса. superiority. Direct and reverse comparison.
Абсолютный и элятивный аспект значения Grammatically relevant semantic subclasses of
степеней сравнения. Проблема восходящего и adjectives: qualitative and relative adjectives.
нисходящего рядов степеней сравнения. Functional subdivision of adjectives: evaluative and
Грамматически существенные подклассы specificative adjectives. The correlation of the two
прилагательного: прилагательные качественные и subdivisions. The problem of “category of state” words.
относительные, прилагательные в оценочной и The problem of substantivized adjectives; full and
уточнительной контекстных функциях; их partial substantivation (adjectivids).
соотношение. Проблема «слов категории
состояния». Проблема статуса субстанти-
вированных прилагательных; полная и частичная
субстантивация прилагательных.

Категориальным значением прилагательного The adjective expresses the categorial meaning of


является значение предметного (субстантивного) property of a substance, e.g.: hard work. That means that
признака, например: hard work. Это означает, что semantically the adjective is a bound word of partial
прилагательное является семантически связанным nominative value: it can not be used without a word
словом неполной номинативной ценности: оно не denoting the substance which it characterizes5[1]. Even in
может употребляться без слова, обозначающего contexts where no substance is named, it is presupposed
предмет, который характеризует. Даже в тех (implied) or denoted by a substitutive word “one”, e.g.:
контекстах, где предмет не назван, он предполагается Red is my favourite colour; The blouse is a bit small.
(имплицируется) или обозначается заместительным Have you got a bigger one? When the adjective is used
словом “one”, например: Red is my favourite colour; independently it is substantivized, i.e. it acquires certain
The blouse is a bit small, have you got a bigger one? features of a noun (this issue will be addressed later in the
Когда прилагательное используется в Unit).
самостоятельной позиции, оно субстантивируется, т.е.
приобретает некоторые черты существительного (этот
вопрос будет рассмотрен далее).

Для прилагательных характерна сочетаемость, Adjectives are distinguished by a specific combinability


прежде всего, с существительными, которые они with the nouns which they modify, with link verbs and
with modifying adverbs. The functions performed by the
характеризуют, со связочными глаголами и с
adjective correlate with their combinability: when
модифицирующими их наречиями. Функции combined with nouns, adjectives perform the function of
прилагательного прямо связаны с их сочетаемостью: an attribute (either in preposition to the noun modified or
при сочетании с существительными прилагательные in post-position if accompanied by adjuncts), e.g.: a
suspicious man; a man suspicious of his wife; when
выполняют функцию определения (либо в препозиции
combined with link verbs they perform the function of a
к модифицируемому существительному, либо в predicative (part of a compound nominal predicate), e.g.:
постпозиции, если у них есть зависимые слова), The man was very suspicious of his wife. Usually,
например: a suspicious man; a man suspicious of his constructions with the attributive and predicative use of
wife; при сочетании со связочными глаголами the adjective are easily transformed into each other, as in
the examples given. But there are adjectives that can be
прилагательные выполняют функцию предикатива used only attributively, e.g.: joint (venture), main (point),
(именной части составного именного сказуемого), lone (wolf), live (music), daily (magazine), etc.; there are
например: The man was very suspicious of his wife. adjectives that are used only predicatively (usually
Обычно конструкции с атрибутивным и adjectives denoting states and relations), e.g.: glad, fond,
concerned, etc.; in addition, the predicative or attributive
предикативным функционированием прилагательных
use may differentiate homonymous adjectives or different
легко подвергаются взаимным трансформациям, как в lexico-semantic variants of the same adjective, cf.: a
приведенных примерах. Однако существуют certain man - I’m certain that the report is ready; ill
прилагательные, которые используются в manners – I’m ill.
предложении только атрибутивно, например: joint
Formally, adjectives are characterized by a specific
(venture), main (point), lone (wolf), live (music), daily
set of word-building affixes, e.g.: hopeful, flawless,
(magazine) и др.; также существуют прилагательные, bluish, famous, decorative, accurate, inaccurate, basic,
которые используются в предложении только etc. As for word-changing categories, the adjective had a
предикативно (прилагательные, обозначающие в number of reflective categories in Old English: it agreed
основном состояния и отношения), например: glad, with the noun in number, case and gender; all these forms
were lost in the course of historical development and
fond, concerned и др.; кроме того, предикативное
today the only morphological category of the adjective is
использование и атрибутивное использование может the immanent category of comparison.
разграничивать омонимичные прилагательные или
лексико-семантические варианты одного
прилагательного, ср.: a certain man - I’m certain that the
report is ready; ill manners – I’m ill.

В плане формы прилагательные


характеризуются набором специфических
словообразовательных аффиксов, например: hopeful,
flawless, bluish, famous, decorative, accurate, inaccurate,
basic и др. Что касается словоизменительных
категорий, прилагательное имело целый ряд
рефлективных категорий в древнеанглийском языке:
оно согласовывалось с существительным по роду,
числу и падежу; все эти формы были утрачены
прилагательным в ходе исторического развития языка
и на сегодняшний день единственной
морфологической категорией прилагательного
является имманентная категория степеней сравнения.
Категория степеней сравнения выражает The category of comparison expresses the
количественные характеристики признака, quantitative characteristics of the quality rendered by the
обозначаемого прилагательным; другими словами, она adjective, in other words, it expresses the relative
выражает относительную оценку признака некоторого evaluation of the amount of the quality of some referent in
референта в сравнении с другими референтами, comparison with other referents possessing the same
обладающими тем же признаком. Данная категория quality. Three forms constitute this category: the positive
образуется тремя формами: формами положительной degree, the comparative degree, and the superlative
степени, сравнительной степени и превосходной degree forms of the adjective. The basic form, known as
степени прилагательного. Исходная форма the positive degree, has no special formal mark, e.g.: tall,
прилагательного, называемая положительной beautiful; the comparative degree is marked by two kinds
степенью, формально не маркирована, например: tall, of forms; synthetical forms with the suffix “-er” and
beautiful; сравнительная степень, маркирована двумя analytical forms with the auxiliary word more, e.g.: taller,
типами форм – синтетически с помощью more beautiful; the superlative degree is also formed
грамматического суффикса ‘-er’ и аналитически с either synthetically with the help of the grammatical
помощью вспомогательного слова more, например: suffix “-est”, or analytically with the help of the auxiliary
taller, more beautiful; превосходная степень word most, e.g.: tallest, most beautiful. The synthetic and
прилагательного образуется также либо синтетически analytical degrees stand in complementary distribution to
с помощью суффикса ‘-est’, либо с помощью each other, their choice is determined by syllabo-phonetic
вспомогательного слова most, например: tallest, most forms of adjectives and is covered in detail in practical
beautiful. Синтетические и аналитические формы grammar textbooks. Also, there are suppletive forms of
степеней сравнения находятся друг с другом в the degrees of comparison, e.g.: bad – worse – worst.
отношениях дополнительной дистрибуции; их выбор
определяется слогово-фонетической формой In the plane of content the category of comparison
прилагательного и подробно освещается в пособиях constitutes a gradual ternary opposition (see Unit 3). To
по практической грамматике. Кроме того, существуют be consistent with the oppositional approach, the category
супплетивные формы степеней сравнения, например: of comparison can be reduced to two binary oppositions
bad – worse – worst. correlated with each other in a hierarchy of two levels in
the following way:
В плане содержания категория степеней
сравнения образует градуальную тернарную Degrees of comparison
оппозицию (см. Раздел 3). Если последовательно
придерживаться оппозиционного подхода к описанию
грамматических категорий, категория степеней
сравнения может быть сведена к двум бинарным
оппозициям, которые соотносятся в виде иерархии
двух уровней следующим образом:

Категория степеней сравнения

-
+

positive degree comparative +


superlative degrees

(absence of comparison,
(superiority)

- equality/ absence of equality) taller, tallest;


+ more, most beautiful

положительная степень сравнительная + tall; beautiful; bad


превосходная степени worse, worst

(отсутствие сравнения,
(превосходство)

равенство/ отсутствие равенства) taller, tallest;


more, most beautiful

tall; beautiful; bad


worse, worst

-
+

comparative degree
superlative degree
-
+
(relative, restricted superiority) (absolute,
unrestricted superiority)
сравнительная степень
превосходная степень
taller; more beautiful; worse tallest;
most beautiful; worst
(относительное, ограниченное
(абсолютное, неограниченное

превосходство)
On the upper level the positive degree, as the
превосходство)
unmarked member, is opposed to the comparative and
superlative degrees, as the marked forms of the
taller; more beautiful; worse opposition, denoting the superiority of a certain referent
in the property named by the adjective6[2].The weak
tallest; most beautiful; worst member, the positive degree, has a wider range of
meanings: it denotes either the absence of comparison, or
equality/inequality in special constructions of comparison,
e.g.: He is tall; He is as tall as my brother; He is not so
tall as my brother. On the lower level the comparative
На верхнем уровне положительная степень как
degree is opposed to the superlative degree. The
немаркированный член оппозиции comparative degree denotes relative, or restricted
противопоставляется сравнительной и превосходной superiority, involving a restricted number of referents
степеням сравнения, обозначающим превосходство compared, normally two, e.g.: He is taller than my
некоторого референта по признаку, называемому brother. The superlative degree denotes absolute, or
unrestricted superiority, implying that all the members of
прилагательным. Слабый член оппозиции, a certain class of referents are compared and the referent
положительная степень обладает более широким of the word modified by the adjective possesses the
спектром значений: она обозначает либо отсутствие property in question to the highest possible degree, e.g.:
сравнения, либо равенство/неравенство He is the tallest man I’ve ever seen. The superlative
degree at this level of the opposition is the strong
референтов по признаку, называемому
member, being more concrete in its semantics
прилагательным, в специальных конструкциях
сравнения, ср.: He is tall; He is as tall as my brother; He is
not so tall as my brother. На нижнем уровне оппозиции
сравнительная степень прилагательного
противопоставляется превосходной степени.
Сравнительная степень означает относительное,
ограниченное превосходство, поскольку сравнению
подвергается ограниченное количество референтов,
чаще всего, два, например: He is taller than my brother.
Превосходная степень означает абсолютное,
неограниченное превосходство; сравнению
подвергаются все референты, принадлежащие к
определенному классу, и референт слова,
модифицируемого прилагательным в превосходной
степени, обладает данным признаком в наибольшей
степени, например: He is the tallest man I’ve ever seen.
На этом уровне превосходная степень является
сильным членом оппозиции, поскольку значение этой
формы более конкретно.
Описанная оппозиция может подвергаться The opposition can be contextually reduced: the
контекстной редукции: форма превосходной степени superlative degree can be used instead of the positive
degree in contexts where no comparison is meant, to
прилагательного может быть использована вместо
denote a very high degree of a certain quality intensely
положительной степени в контекстах, в которых не presented, cf.: She is a most unusual woman (She is an
предполагается сравнения, для обозначения высокой extremely unusual woman); It was most generous of you
степени некоторого признака в эмоционально (It was very generous of you). This kind of grammatical
напряженном представлении, ср.: She is a most unusual transposition is known as “the elative superlative”. Thus,
the superlative degree is used in two senses: the absolute
woman (She is an extremely unusual woman); It was most superiority (unrestricted superiority) and the elative
generous of you (It was very generous of you). Этот вид superiority (a very high degree of a certain quality). The
грамматической транспозиции называется formal mark of the difference between the two cases is the
«элятивная превосходная степень» или «элятив». possibility of indefinite article determination or the use of
the zero article with the noun modified by the adjective in
Таким образом, превосходная степень
the superlative degree, e.g.: It was a most generous
прилагательного используется в двух значениях: для gesture; a sensation of deepest regret.
обозначения абсолютного превосходства
(неограниченного превосходства) и для элятивного The same grammatical metaphor is used in Russian,
превосходства (высокой степени некоторого cf.: умнейший человек, с огромнейшим удовольствием,
etc.; it must be noted, though, that the Russian elative
признака). Формальным признаком расхождения двух
superlative is usually expressed by synthetic forms of
конструкций является возможность использования adjectives, while in English analytical forms are most
неопределенного или нулевого артиклей с often used.
существительным, модифицируемым прилагательным
в превосходной степени, например: It was a most
generous gesture; a sensation of deepest regret.

Этот же тип грамматической метафоры


используется в русском языке, ср.: умнейший человек,
с огромнейшим удовольствием и т.п.; однако,
необходимо отметить, что в русском языке элятив
передается чаще всего с помощью синтетических
форм прилагательных, а в английском языке –
преимущественно с помощью аналитических форм.
Количественная оценка признака предполагает The quantitative evaluation of a quality involves not
не только увеличение его объема или интенсивности, only an increase in its amount or its intensity, but also the
reverse, its reduction, rendered by the combination of the
но и обратное – его уменьшение, передаваемое
adjective with the words less and least, e.g.: important,
сочетанием прилагательного со словами less и least, less important, least important. These combinations can
например: important, less important, least important. be treated as specific analytical forms of the category of
Эти сочетания можно расценивать как специальные comparison: they denote what can be called “negative
аналитические формы категории степеней сравнения: comparison”, or “reverse comparison” and are formed
with the help of the auxiliary words less and least; the
они передают то, что можно назвать «обратное regular synthetic and analytical forms denoting an
сравнение» или «отрицательное сравнение», и increase in the amount of a quality may be specified as
образуются с помощью вспомогательных слов less и “direct comparison”, or “positive comparison” forms.
least; обычные синтетические и аналитические формы Thus, the whole category of comparison is constituted not
by three forms, but by five forms: one positive degree
степеней сравнения, передающие увеличение
form (important), two comparative degree forms, direct
количества признака, могут быть уточнены как формы and reverse (more important, less important), and two
«прямого сравнения» или «положительного superlative degree forms: direct and reverse (most
сравнения». Таким образом, категория степеней important, least important).
сравнения образуется не тремя, а пятью формами:
The reverse forms of comparison are rarely studied
одной положительной (important), двумя формами
within the category of comparison; this can be explained,
сравнительной степени, прямого и обратного besides purely semantic reasons, by the fact that reverse
сравнения (more important, less important) и двумя comparison has no synthetical forms of expression, and
формами превосходной степени, прямого и обратного by the fact that the grammatical meaning of its forms is
сравнения (most important, least important). not idiomatic: the auxiliary word retains its own lexical
meaning. Still, if the analytical means of direct
comparison, whose idiomatism is also weak, are
Формы обратного сравнения редко considered to be grammatical forms of the adjectives,
рассматриваются в рамках категории степеней there is no reason to consider the forms of reverse
comparison free word-combination7[3].
сравнения; это объясняется, помимо чисто
семантических причин, тем, что обратное сравнение
не имеет синтетических форм выражения, и тем, что
их грамматическое значение не идиоматично:
вспомогательное слово полностью сохраняет
собственное лексическое значение. Однако, если
признавать аналитические способы прямого
сравнения, чей идиоматизм также очень слаб,
грамматическими формами прилагательного, то нет
оснований считать формы обратного сравнения
свободными словосочетаниями.
Прилагательные традиционно подразделяются Adjectives are traditionally divided on the basis of
на основе семантических различий на два their semantics into two grammatically relevant
subclasses: qualitative and relative adjectives. Qualitative
грамматически существенных подкласса: на
adjectives denote the qualities of objects as such, e.g.:
качественные и относительные прилагательные. red, long, beautiful, etc. Relative adjectives denote
Качественные прилагательные обозначают признаки qualities of objects in relation to other objects; such
объектов как таковые, например: red, long, beautiful и adjectives are usually derived from nouns, e.g.: wood –
др. Относительные прилагательные обозначают wooden, ice – icy, etc. The ability to form degrees of
comparison is usually treated as the formal sign of
признаки предметов через отношение к другим qualitative adjectives, because they denote qualities which
объектам; чаще всего такие прилагательные являются admit of quantitative estimation, e.g.: very long, rather
производными от существительных, например: wood – long, not so long, long – longer - longest. But this is not
wooden, ice – icy и др. Способность образовывать exactly the case. First, there are a number of qualitative
adjectives which have no forms of comparison because
формы степеней сравнения обычно рассматривается
their own semantics is either inherently comparative or
как формальный признак качественных superlative, or incompatible with the idea of comparison
прилагательных, поскольку они обозначают качества, at all (non-gradable), e.g.: excellent, semi-final, extinct,
которые допускают количественную оценку, deaf, etc. Second, some relative adjectives, when used
например: very long, rather long, not so long, long – figuratively, perform the same semantic function of
qualitative evaluation as qualitative adjectives proper and
longer - longest. Однако, это не совсем так. Во-первых, in such contexts acquire the ability to change their form
ряд качественных прилагательных не могут according to the category of comparison, cf.: a golden
crown: a relative adjective ‘golden’ is used in its primary
образовывать степени сравнения, поскольку их
meaning – a crown made of gold; golden hair: a relative
собственная семантика либо уже внутренне adjective ‘golden’ is used in its figurative meaning – hair
предполагает сравнение или превосходство, либо of the colour of gold; one can say: Her hair is even more
несовместима с семантикой сравнения, например: golden than her mother’s hair. On the other hand, a
excellent, semi-final, extinct, deaf и др. Во-вторых, qualitative adjective may be used in the specificative
function as a relative adjective, specifying the property of
некоторые относительные прилагательные, some objects in their relations to the other objects, e.g.: a
используемые в переносном значении, выполняют hard disk – the basically qualitative adjective ‘hard’ in
такую же семантическую функцию качественной this context specifies the type of the disk in relation to
оценки, что и собственно качественные other types: hard disks - floppy disks. In such cases
qualitative adjectives do not form the degrees of
прилагательные, и приобретают в подобных
comparison. Thus, the grammatically relevant subdivision
контекстах способность изменяться по категории of adjectives should actually be based not on their general
степеней сравнения, ср.: a golden crown: semantics, but on their semantic function: the basic
относительное прилагательное golden используется в semantic function of qualitative adjectives is evaluation,
своем основном значении – a crown made of gold; and they normally form the degrees of comparison; the
basic semantic function of relative adjectives is
golden hair; относительное прилагательное golden specification, and they normally do not form the degrees
используется в переносном значении – hair of the of comparison. Still, when used in the evaluative function,
colour of gold; можно сказать: Her hair is even more both qualitative and relative adjectives form the degrees
golden than her mother’s hair. С другой стороны, of comparison; when used in the specificative function,
качественные прилагательные могут использоваться в neither qualitative, nor relative adjectives form the
degrees of comparison.
функции уточнения, характерной для относительных
прилагательных, уточняя, конкретизируя тип объекта
относительно других объектов, например: a hard disk –
качественное по своему основному значению
прилагательное hard в данном случае указывает на
тип диска относительно других типов: hard disks -
floppy disks. В подобных контекстах качественные
прилагательные не могут образовывать формы
степеней сравнения. Таким образом, грамматически
существенное разбиение прилагательных на
подклассы должно осуществляться не на основе их
обобщенной семантики, а на основе семантических
функций: основной семантической функцией
качественных прилагательных является качественная
оценка, и они регулярно образуют формы степеней
сравнения; основной функцией относительных
прилагательных является уточнение, конкретизация, и
они в норме не образуют форм степеней сравнения.
Тем не менее, в оценочной функции и качественные, и
относительные прилагательные образуют формы
степеней сравнения, а в конкретизирующей функции –
ни те, ни другие форм степеней сравнения не
образуют.
Среди слов, обозначающих субстантивные Among the words denoting substantive properties there is
признаки, существует группа слов, обозначающих a set of words denoting states, mostly temporary states,
that are used predominantly in the predicative function
состояния, чаще всего, временные состояния, которые
and are united by a common formal mark, the prefix ‘a-’,
функционируют в предложении в основном как e.g.: afraid, afire, alike, etc. (cf.: the suffix ‘-o’ in Russian
предикативы и обладают общим формальным - холодно, тепло, весело, etc.) Their part of speech status
признаком – префиксом ‘a-’, например: afraid, afire, is rather problematic. Traditionally they are referred to as
alike и др. (ср.: суффикс ‘-o’ в русском языке - холодно, “predicative adjectives” or a subtype of adverbs. In
Russian linguistics such linguists as L. V. Scherba, V.
тепло, весело и т.д.). Их статус в системе частей речи V.Vinogradov and others state that these words constitute
является спорным. Традиционно их определяют как a separate class of words, a part of speech called “the
«предикативные прилагательные» или как подвид category of state words”, or “statives”; their status as a
наречий. В русистике такие лингвисты как Л.В. Щерба, separate part of speech in English is supported by B.
Ilyish. There are some arguments, though, which may
В.В. Виноградов и др. считают, что эти слова образуют
challenge this point of view.
отдельную часть речи - «слова категории
состояния» или «стативы»; относительно  Semantically the statives have no categorial meaning
английского языка аналогичной точки зрения of their own: adjectives denote not just qualities but,
придерживается Б. Ильиш. Однако ряд аргументов as was shown above, properties of substances, and
ставит под сомнение данный подход. that includes stative properties too; the statives are not
at all unique semantically, the same meaning can be
 С точки зрения семантики стативы не обладают rendered by regular adjectives, e.g.: cases alike =
собственной категориальным значением: similar cases.
поскольку, как было продемонстрировано выше,
прилагательные обозначают не только качества, но  They have the same adverbial combinability and
более широко – признаки объектов, сюда combinability with link verbs as regular adjectives,
относятся и статальные признаки; стативы не e.g.: The cases are absolutely alike.
являются уникальными с точки зрения значения,
такое же значение может передаваться с помощью  The similarity of functions can be demonstrated in
обычных прилагательных, например: cases alike = coordinative groups of homogeneous notional
similar cases. sentence parts expressed by statives and regular
adjectives, e.g.: Both cases are very much alike and
 Они характеризуются сочетаемостью с наречиями highly suspicious.
и связующими глаголами, как и все
прилагательные, например: The cases are absolutely  As with regular adjectives, they can be used in an
alike. evaluative function in a limited number of contexts
and can even form the degrees of comparison, e.g.:
 Сходство функциональных признаков может быть These cases are more alike than the others.
продемонстрировано в группах однородных
членов предложения, выраженных стативами и  The prefix ‘a-’ can not serve as sufficient grounds for
обычными прилагательными, например: Both cases singling out this group of words in English, because
are very much alike and highly suspicious. in English there are statives which have no such
prefix, e.g.: sorry, glad, ill, worth, etc. (The suffix ‘-o’
 Как и обычные прилагательные в отдельных is not a unifying property of the statives in Russian
случаях они могут использоваться в оценочной either, cf.: жаль, лень, etc.)
функции и образовывать формы степеней
сравнения, например: These cases are more alike  Besides, it is a closed set of words and rather a
than the others. restricted one: there are no more than 50-80 words in
this group; it is not characterized by openness, like all
 Префикс ‘a-’ не является достаточным основанием the other notional parts of speech.
для выделения этих слов в отдельный класс в
Thus, we can infer that words denoting states, though
английском языке, поскольку в эту же группу possessing important structural and functional
включаются и слова без префикса, например: peculiarities, are not a separate part of speech, but a
sorry, glad, ill, worth и др. (Суффикс ‘-o’ в русском specific subset within the general class of adjectives.
языке тоже не является всеобъемлющим
признаком для стативов, ср.: жаль, лень и др.)

 Кроме того, этого довольно ограниченная,


закрытая группа слов, включающая не более 50-80
слов по разным оценкам; она не обладает, как все
остальные знаменательные части речи,
открытостью.

Таким образом, можно сделать вывод, что


«слова категории состояния», хотя и обладают
важными структурными и функциональными
особенностями, представляют собой не отдельную
часть речи, а особый набор слов внутри класса
прилагательных.
В начале раздела упоминалась возможность At the beginning of this Unit the possibility of
субстантивации прилагательных: некоторые substantivation of adjectives was mentioned: some
adjectives can transgress the border between the two
прилагательные могут выходить за рамки своего
classes and can acquire some features of the noun. Strictly
класса и приобретать некоторые признаки speaking, substantivation is a type of conversion - a
существительных. Строго говоря, субстантивация lexical word-building process of zero-derivation. When
является одним из видов конверсии – лексического adjectives are fully substantivized, they make a new word,
словообразовательного процесса, иначе известного a noun, which is connected with the adjective only
etymologically. Conversion of this type often takes place
как «нулевая деривация». Когда прилагательные in cases of one-word ellipsis in stable attributive word-
подвергаются полной субстантивации, они образуют combinations, e.g.: a private  a private soldier, a native
новое, самостоятельное слово, существительное,  a native resident. These nouns acquire all the forms of
связанное с прилагательным только этимологически. constitutive substantive categories: number, case, article
determination, e.g.: privates, natives, private’s, native’s, a
Часто подобная конверсия возникает в результате
private, the private, etc. (Cf.: similar substantivation cases
эллипсиса модифицируемого слова из устойчивых in Russian: рядовой, больной, etc.)
атрибутивных словосочетаний, например: a private 
a private soldier, a native  a native resident. Данные There is also a group of partially substantivized
слова приобретают все формы основообразующих adjectives which are characterized by mixed (hybrid)
lexico-grammatical features: they convey the mixed
категорий существительного – числа, падежа,
adjectival-nounal semantics of property; in a sentence
артиклевой детерминации, например: privates, they perform functions characteristic of nouns; and they
natives, private’s, native’s, a private, the private и т.д. have deficient paradigms of number and article
(Ср. в русском языке: рядовой, больной и др.) determination (they are not changed according to the
category of number and are combined only with the
Существует также группа частично definite article). They include words denoting groups of
субстантивированных прилагательных, которые people sharing the same feature – the rich, the beautiful,
обладают смешанными лексико-грамматическими the English, and words denoting abstract notions – the
unforgettable, the invisible, etc. The former resemble the
характеристиками: они передают смешанные
признаково-субстантивные значения, в предложении pluralia tantum nouns, and the latter the singularia
они выполняют функции, характерные для tantum nouns. They make up a specific group of
существительного, а их морфологические парадигмы adjectives marginal to the nouns and can be called
по категориям числа и артиклевой детерминации “adjectivids” by analogy with “verbids”.
являются неполными (они не изменяются по числам и
используются только с определенным артиклем). This type of word-building has become particularly
Сюда входят слова, обозначающие группы людей, productive in modern English, involving adjectivized past
объединенных по определенному признаку - the rich, participles, which exhibit “triply” mixed meanings, e.g.:
the beautiful, the English, и слова, обозначающие the newly wed, the unemployed, etc. And these tend to
абстрактные понятия на основе некоторого признака - acquire more and more substantive features in the course
the unforgettable, the invisible и др. of time, e.g., one can say the newly-weds, or an
Субстантивированные прилагательные первого типа unemployed.
функционируют как существительные pluralia tantum,
а второго типа – как существительные singularia
tantum. Их можно определить как периферийную
группу прилагательных, находящихся на стыке с
классом существительных, и обозначить термином
«адъективиды», по аналогии с термином “verbids”.

Данный вид словопроизводства становится


очень продуктивным в современном английском
языке, особенно в отношении адъективированных
причастий прошедшего времени, которые таким
образом приобретают смешанную «тройственную»
семантику, например: the newly wed, the unemployed и
т.п. Такие слова с течением времени имеют
тенденцию приобретать все больше субстантивных
черт, например, можно сказать the newly-weds, или an
unemployed.

UNIT 18

НАРЕЧИЕ ADVERB

Наречие как часть речи, обозначающая The adverb as a word denoting non-
несубстантивный признак. Его формальные и substantive property. Its formal and functional
функциональные характеристики. characteristics. The productive model of adverbial
Продуктивная модель адвербиальной деривации derivation (the suffix -ly): the problem of its
(суффикс -1у), ее лексический и грамматический lexical and grammatical status. Other structural
статус. Другие структурные типы наречий. types of adverbs. The problem of adverbs
Проблема определения наречий, деривационно derivationally connected with words of other
связанных отношениями конверсии со словами classes by conversion. Grammatically relevant
других классов. Грамматически существенные semantic subdivision of adverbs: qualitative,
подклассы наречия: наречия качественные, quantitative and circumstantial adverbs. Their
количественные, обстоятельственные. Их subdivision into notional and functional
разбиение на полнозначные и служебные (pronominal) adverbs. The degrees of comparison
(местоименные) наречия. Степени сравнения of adverbs in their correlation with the degrees of
наречий в сопоставлении со степенями сравне- comparison of adjectives.
ния прилагательного.

Наречие является знаменательной частью The adverb is a notional part of speech


речи, которая, как и прилагательное, обозначает denoting, like the adjective, property; the adjective,
признак; как уже упоминалось в предыдущем as has been outlined in the previous unit, denotes
разделе, прилагательное обозначает признаки properties of a substance, and the adverb denotes
предметов, а наречие обозначает не-субстантивные non-substantive properties: in most cases the
(не-предметные) признаки: признаки действий (to properties of actions (to walk quickly), or the
walk quickly), признаки других признаков (very properties of other properties (very quick), or the
quick) или признаки ситуаций, в которых протекают properties of the situations in which the processes
процессы (to walk again). Другими словами, наречие occur (to walk again). In other words, the adverb
можно определить как признаковое слово второго can be defined as a qualifying word of the
ранга, тогда как прилагательное является secondary qualifying order, while the adjective is a
первичным признаковым словом. primary qualifying word.

Наречие - наименее многочисленная и The adverb is the least numerous and the
наименее самостоятельная знаменательная частью least independent of all the notional parts of
речи, включающая большое количество speech; it has a great number of semantically
семантически ослабленных слов, занимающих weakened words intermediary between notional
промежуточное положение между and functional words; this is why its notional part
знаменательными и служебными словами, поэтому of speech status was doubted for a long time: the
статус наречия как знаменательной части речи был first grammarians listed adverbs among the
под сомнением в течение долгого времени: первые particles.
грамматисты относили наречия к одному классу с
частицами.
Наречия характеризуются сочетаемостью с Adverbs are characterized by their
глаголами, прилагательными и другими наречиями, combinability with verbs, adjectives and other
которые они определяют. В предложении они adverbs, which they modify. They perform the
выполняют функции различного рода functions of various adverbial modifiers: of time
обстоятельств: времени (yesterday), места (there), (yesterday), place (there), of manner (secretly), etc.
образа действия (secretly) и др. Наречия, которые The adverbs which refer to whole situations are
относятся ко всей ситуации в целом, называются defined as situation-“determinants”, e.g.: They
ситуативными «детерминантами», например: They quarreled again.
quarreled again.
There are certain contexts in which adverbs
Существуют контексты, в которых наречия combine with nouns and perform a peculiar
сочетаются с существительными и выполняют function of mixed adverbial-attributive character,
функцию особого, смешанного атрибутивно- e.g.: the trip abroad, his return home, the then
обстоятельственного характера, например: the President of the US, etc. This is the result of the
trip abroad, his return home, the then President of the nominalization of syntactic constructions (see Unit
US, и т.п. Это - результат номинализации 20) in which the correspondent adverb functions as
синтаксических конструкций (см. Раздел 20), в a regular adverbial modifier, cf.: his return home
которых данное наречие изначально выполняло  he returned home; the then President of the US
функцию обычного обстоятельства, ср.: his return  the person who was the president of the US then.
home  he returned home; the then President of the
US  the person who was the president of the US then.
По форме наречия подразделяются на In accordance with their form, adverbs are
простые и производные. Простых наречий очень divided into simple and derived. There are few
немного, большая часть из них – служебного и simple adverbs, most of them are of a functional or
полуслужебного характера, например: more, very, semi-functional character, e.g.: more, very, there,
there, then, here и т.д. Характерными then, here, etc. The characteristic adverbial word-
словообразовательными адвербиальными building affixes are the following: simply,
аффиксами являются следующие: simply, clockwise, clockwise, backward, ahead, etc. The most
backward, ahead и др. Наиболее продуктивной productive derivational model of adverbs is the one
моделью словообразования является образование with the suffix ‘-ly’. It is so highly productive that
наречий от прилагательных с помощью суффикса ‘- practically every adjective has its adverbial
ly’. Эта модель настолько продуктивна, что counterpart, e.g.: simple - simply, soft – softly, etc.;
практически любое прилагательное имеет some linguists, for example, A. I. Smirnitsky,
соответствующий наречный дериват, например: consider them to be not adverbs but specific forms
simple - simply, soft – softly и т.д.; некоторые of adjectives.
лингвисты, например, А.И. Смирницкий, даже
считают их не наречиями, а особыми формами The other structural types are compound
прилагательных. adverbs, e.g.: sometimes, downstairs, etc., and
stable adverbial phrases or composite phrasal
Среди других структурных типов наречий adverbs, e.g.: upside down, at least, a great deal of,
выделяют сложные наречия, например: sometimes, from time to time, etc.
downstairs и т.п., и устойчивые адвербиальные
словосочетания или сложные фразовые наречия,
например: upside down, at least, a great deal of, from
time to time и др.
Определенные разногласия существуют There are certain controversies among
между лингвистами по поводу статуса linguists about the status of phrases like from
словосочетаний типа from above, before now, until above, before now, until then, etc. They are
then и т.п. Иногда их расценивают как устойчивые sometimes treated as stable adverbial phrases
адвербиальные словосочетания (фразовые наречия), (phrasal adverbs), but this approach can be
однако против такого подхода можно возразить, что challenged, because the members of such word
компоненты подобных словосочетаний не образуют combinations are not semantically blended into an
неразрывного семантического единства, они не indivisible idiomatic unity. More plausible is the
идиоматичны. Более оправданным представляется following approach: some adverbs are freely
следующий подход: некоторые наречия свободно combined with prepositions and, since
сочетаются с предлогами и, поскольку сочетаемость combinability with prepositions is characteristic of
с предлогами является характерно чертой nouns, they make a peculiar set of partially
существительных, они образуют специфическую substantivized adverbs (“adverbids”), i.e. their
группу частично субстантивированных наречий lexico-grammatical status is intermediary between
(«адвербиды»), т.е. обладают промежуточным adverbs and nouns.
лексико-грамматическим статусом между
наречиями и существительными.
Существует большая группа наречий There is a large group of adverbs
омонимичных со словами других частей речи, как homonymous with words of other parts of speech,
знаменательных, так и служебных. Некоторые both notional and functional. Some adverbs are
наречия связаны отношениями конверсии adjective-stem conversives (zero-derived adverbs),
(безаффисальной деривации) с прилагательными, cf.: a hard work – to work hard, a flat roof – to fall
ср.: a hard work – to work hard, a flat roof – to fall flat flat into the water, etc. Among the adjective-stem
into the water и др. Среди наречий, образованных с converted adverbs there are a few words with the
помощью конверсии, есть слова с неопределенным non-specific –ly originally inbuilt in the adjective,
суффиксом –ly, входящим в структуру исходного cf.: a kindly man – to talk kindly. Since there are no
прилагательного, ср.: a kindly man – to talk kindly. other differential features except for their positions,
Поскольку у этих слов нет никаких различительных these words can be defined as “fluctuant
признаков за исключением позиционных conversives”.
характеристик, их можно обозначить термином
«неустойчивые (подвижные) конверсивы». Some of the zero-derived adverbs coexist
with the ‘-ly’-derived adverbs; the two adverbs are
Некоторые из таких наречий, образованных in most cases different in meaning, cf.: to work
безаффиксальным способом (с нулевой hard – to work hardly at all. If their meanings are
аффиксацией), сосуществуют с наречными similar, the two adverbs differ from the point of
дериватами на ‘-ly’; при этом два наречия чаще view of functional stylistics: adverbs without ‘-ly’
всего отличаются по значению, ср.: to work hard – to are characteristic for the American variant of the
work hardly at all. Если их значения одинаковы, English language; additionally, there is some
такие наречия отличаются с точки зрения research showing that adverbs without ‘-ly’ are
функциональной стилистики: наречия без ‘-ly’ more often used by men than by women, cf.: He
характерны для американского варианта talks real quick - He talks really quickly.
английского языка; кроме того, существуют
исследования, которые показывают, что наречия без Some adverbs of weakened pronominal
‘-ly’ чаще используются в речи мужчин, чем в речи semantics are connected by fluctuant (positional)
женщин, ср.: He talks real quick - He talks really conversion with functional words; for example,
quickly. some adverbs are positionally interchangeable with
prepositions and conjunctions, e.g.: before, since,
Существует еще одна особая группа наречий, after, besides, instead, etc. Cf.: We haven’t met
находящихся на периферии класса, объединяющих since 1996. – We haven’t met since we passed our
признаки наречий с признаками различных final exams. - We met in 1996, and haven’t seen
служебных частей речи. Некоторые наречия each other ever since.
позиционно взаимозаменяются с предлогами и
союзами, например: before, since, after, besides, Adverbs should not be confused with adverb-
instead, etc. Ср.: We haven’t met since 1996. – We like elements, which are interchangeable with
haven’t met since we passed our final exams. - We met prepositions (and sometimes prefixes) and when
in 1996, and haven’t seen each other ever since. placed after the verb form a semantic blend with it,
e.g.: to give – to give up, to give in, to give away,
От наречий должны быть отграничены etc.; to go down the hill - to download, to downplay
похожие на них элементы, которые - to sit down, to bring down, to bend down, etc.
взаимозаменяются с предлогами (и даже иногда с These functional words make a special set of
приставками) и при постпозитивном particles; they are intermediary between the word
присоединении к глаголам образуют с ними единое and the morpheme and can be called
семантическое целое, например: to give – to give up, “postpositives”.
to give in, to give away и т.д.; to go down the hill - to
download, to downplay - to sit down, to bring down, to
bend down и т.д. Эти служебные слова образуют
особую группу частиц; они являются единицами,
промежуточными по статусу между словом и
морфемой и могут быть определены как
«постпозитивы».
Традиционно на основе обобщенной Traditionally, adverbs are divided on the
семантики наречия подразделяются на basis of their general semantics into qualitative,
качественные, количественные и quantitative, and circumstantial. The qualitative
обстоятельственные. Качественные наречия adverbs denote the inherent qualities of actions and
обозначают признаки, внутренне присущие other qualities; most of them are derived from
действиям или другим признакам; большинство из qualitative adjectives, e.g.: bitterly, hard,
них являются производными от качественных beautifully, well, etc. The quantitative adverbs
прилагательных, например: bitterly, hard, beautifully, show quantity measure; genuine quantitative
well и др. Количественные наречия передают меру adverbs are usually derived from numerals, e.g.:
признака; основные количественные наречия twice, three times, tenfold, manifold, etc. The
обычно являются производными от числительных, circumstantial adverbs denote mainly the
например: twice, three times, tenfold, manifold и др. circumstances of time and place (they can also be
Обстоятельственные наречия обозначают, прежде defined as “orientative”), e.g.: today, here, when,
всего, обстоятельства места и времени действия far, ashore, abroad, often, etc.
(поэтому их еще называют ориентационными
наречиями), например: today, here, when, far, ashore, Taking into consideration various hybrid
abroad, often, etc. types of adverbs of weakened nominative force, it
is important to subdivide adverbs on the basis of
Принимая во внимание разнообразные типы their semantic value into the following groups:
наречий с ослабленной, смешанной полуслужебной “genuine”, or notional (nominal) adverbs of full
семантикой, которые были описаны выше, важным semantic value and semi-functional (pronominal)
представляется разграничение наречий по adverbs of partial semantic value. Quantitative
семантической ценности на следующие группы: adverbs belong to the group of semi-functional
полнозначные наречия полной номинативной adverbs by their own pronominal (numerical)
ценности и полу-служебные (местоименные) semantics. Qualitative adverbs include, on the one
наречия частичной номинативной ценности. hand, genuine qualitative adverbs, e.g.: bitterly,
Количественные наречия относятся к группе полу- hard, beautifully, well, etc. and on the other hand, a
служебных наречий на основе их собственной group of semi-functional words of degree, quality
местоименной (связанной с числительными) evaluators of intermediary qualitative-quantitative
семантикой. Качественные наречий включают, с semantics. The latter include adverbs of high
одной стороны, полнозначные собственно degree (intensifiers), e.g.: very, greatly, absolutely,
количественные наречия, такие как bitterly, hard, pretty, etc.; adverbs of excessive degree, e.g.: too,
beautifully, well, а с другой стороны, группу полу- awfully, tremendously, etc.; adverbs of unexpected
служебных слов со значением степени, слов со degree, e.g.: surprisingly, astonishingly, etc.;
смешанной качественно-количественной adverbs of moderate degree, e.g.: fairly, relatively,
семантикой оценки признака. Ко второй группе rather, etc.; and some other groups. Circumstantial
относятся наречия высокой степени, например: adverbs are also divided into notional and
very, greatly, absolutely, pretty и др.; наречия functional. Notional (genuine) circumstantial
избыточной степени, например: too, awfully, adverbs are self-dependent words denoting time
tremendously и др.; наречия «неожиданной» and space orientation, e.g.: tomorrow, never,
степени, например: surprisingly, astonishingly и др.; recently, late; homeward, ashore, outside, far, etc.
наречия умеренно степени, например: fairly, The functional circumstantial adverbs, besides the
relatively, rather и др.; и некоторые другие quantitative (numerical) adverbs mentioned above,
семантические подтипы. Обстоятельственные include pronominal adverbs of time, place, manner,
наречия также подразделяются на полнозначные и cause, consequence, e.g.: here, when, where, so,
служебные. Полнозначные собственно thus, nevertheless, otherwise, etc. They substitute
обстоятельственные наречия являются notional adverbs or other words used in the
самостоятельными словами со значением function of adverbial modifiers in a sentence, cf.:
временной и пространственной ориентации, такие He stayed at school. – He stayed there; many of
как tomorrow, never, recently, late; homeward, them are used as syntactic connectives and
ashore, outside, far и др. Служебные question-forming functionals, e.g.: Where is he? I
обстоятельственные наречия, помимо описанных do not know where he is now.
количественных (производных от числительных)
наречий, включают местоименные наречия Thus, the whole class of adverbs can be
времени, места, образа действия, причины, divided, first, into nominal and pronominal, then
следствия, например: here, when, where, so, thus, the nominal adverbs can be subdivided into
nevertheless, otherwise и др. Они замещают qualitative and orientative, the former including
полнозначные наречия или слова других частей genuine qualitative adverbs and degree adverbs, the
речи, используемые в функции обстоятельств в latter divided into temporal and local adverbs, with
предложении, ср.: He stayed at school. – He stayed further possible subdivisions of each group.
there; многие из них используются как
синтаксические коннекторы или вопросительные
служебные слова, например: Where is he? I do not
know where he is now.

Таким образом, весь класс наречий членится,


во-первых, на полнозначные и местоименные,
полнозначные наречия далее подразделяются на
качественные и ориентационные, первые включают
в себя собственно качественные наречия и наречия
степени, а последние распадаются на временные и
пространственные наречия; далее возможны более
подробные разбиения каждой из групп.
Как и прилагательные, наречия могут Like adjectives, adverbs are also subdivided
подразделяться по семантическим функциям на functionally into evaluative and specificative. When
оценочные и конкретизирующие. При употреблении used in their evaluative function, adverbs
в оценочной функции наречия (преимущественно (qualitative adverbs, predominantly) distinguish the
качественные наречия), также как и category of comparison and have five
прилагательные, изменяются по категории morphological forms: one positive, two
степеней сравнения и образуют пять comparative (direct and reverse) and two
морфологических форм: одну положительную, две superlative (direct and reverse), e.g.: bitterly –
сравнительные (прямого и обратного сравнения) и more bitterly, less bitterly – most bitterly, least
две превосходные (прямого и обратного сравнения), bitterly. Their superlative degree form can also be
например: bitterly – more bitterly, less bitterly – most used either in the absolute sense (to denote absolute
bitterly, least bitterly. Превосходная степень наречий superiority) or in the elative sense, denoting a high
также может быть использована либо со значением degree of the property, e.g.: The youngest kid cried
абсолютного превосходства, либо элятивно, most bitterly of all. – The kid cried most bitterly.
обозначая высокую степень признака, ср.: The When used in the specificative function, adverbs
youngest kid cried most bitterly of all. – The kid cried are unchangeable, e.g.: We meet today; We came
most bitterly. В функции уточнения, конкретизации ashore.
наречия неизменяемы, например: We meet today; We
came ashore.

UNIT 19

СИНТАКСИС СЛОВОСОЧЕТАНИЯ. SYNTAX OF THE PHRASE.

СИНТАГМАТИЧЕСКИЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ СЛОВ SYNTAGMATIC CONNECTIONS OF


WORDS

Словосочетание как полиноминативная The phrase as a polynominatlve


языковая единица. Соотношение словосочетания и lingual unit. The correlation of the phrase
слова, словосочетания и предложения. Синтаксис and the word, of the phrase and the
словосочетания как "малый синтаксис" в sentence. Syntax of the phrase as ‘minor
соотношении с синтаксисом предложения как syntax’ in relation to syntax of the sentence
"большим синтаксисом". Проблема определения as ‘major syntax’. The problem of definition
словосочетания. Знаменательные, формативные и of the phrase. Notional, formative and
служебные словосочетания. Свободные и устойчивые functional phrases. Free and set phrases.
словосочетания. Эквипотентные и доминационные Equipotent and dominational connections
(подчинительные) связи слов. Последовательная between the phrase constituents. Equipotent
(непосредственно-сочинительная) и присоедини- consecutive (coordinative proper) and
тельная эквипотентная связь слов. Синдетическое и equipotent cumulative connections. Syndetic
асиндетическое объединение слов. Последовательная and asyndetic connections. Dominational
(непосредственно подчинительная) и consecutive (subordinative proper) and
присоединительная доминация. Ядро и адъюнкт dominational cumulative connections. The
подчинительного словосочетания. Реализация kernel and the adjunct of a subodinative
доминационных связей с помощью изменения формы phrase. Domination realization by different
слова (категориальное согласование, управление), forms of the word (categorial agreement,
использования связующих слова (предложное government), connective words
управление) или порядка слов (примыкание, (prepositional government), or word order
замыкание). Проблема взаимодоминационных связей (adjoining, enclosure). The problem of
предикативных объединений слов (подлежащего и bilateral dominational connections in predi-
сказуемого). Классификация подчинительных cative combinations of words (of a subject
словосочетаний по частиречному, функциональному and a predicate). The classification of
и позиционному критериям. phrases according to part-of-speech,
functional and positional criteria.

Объектом изучения в синтаксисе является The main object of study in syntax is


коммуникативная языковая единица, предложение. the communicative unit of the language, the
Словосочетание – это синтаксическая единица, sentence. The phrase is the syntactic unit used
выступающая в качестве составной части предложения. as a notional part of a sentence. As a level-
В качестве самостоятельной уровнеобразующей forming unit (see Unit 1), it is characterized
языковой единицы (см. Раздел 1) словосочетание by some common and some differential
характеризуется общими и отличительными чертами в features with the unit of the lower level, the
сопоставлении с единицами нижележащего уровня, word, and the unit of the upper level, the
словами, и с единицами вышележащего уровня, sentence. Like the word, the phrase is a
предложениями. Как и слово, словосочетание является nominative unit, but it provides a complex
номинативной единицей, однако оно представляет собой nomination of the referent, a polynomination
комплексную номинацию референта, его consisting of several (at least two) nominative
полиноминацию, состоящую из нескольких (как components, presenting the referent as a
минимум двух) номинативных компонентов, complicated phenomenon, cf.: a girl – a
описывающих референт как сложное явление, ср.: a girl beautiful girl; a decision – his unexpected
– a beautiful girl; a decision – his unexpected decision; и т.д. decision; etc. Moreover, the regular free
Кроме того, обычное свободное словосочетание, в phrase does not enter speech as a ready-made
отличие от слова, не воспроизводится в речи как готовая unit like the word; it is freely formed in
единица; оно, как и предложение, образуется в речи по speech, like the sentence according to a
определенной грамматической модели. Что касается certain grammatical pattern. As for the fixed
устойчивых словосочетаний, идиом, они по типу word-combinations, idioms, they are closer to
номинации близки к слову; они представляют собой the word in the type of nomination: they are
готовые языковые единицы, регистрируются как таковые ready-made units fixed in dictionaries and
в словарях и изучаются преимущественно в studied mainly by lexicology.
лексикологии.
The basic difference between the
Основное отличие словосочетания от предложения phrase and the sentence is as follows: the
заключается в следующем: словосочетание не может phrase cannot express full predication, even if
выражать полную предикацию, даже тогда, когда оно it denotes a situation; this becomes obvious in
обозначает ситуацию; это может быть со всей their mutual transformations, for example, in
очевидностью продемонстрировано во взаимных the so-called phrasalization, or
трансформациях предложений и словосочетаний, nominalization of the sentence, cf.: They
например, при так называемой «фразиализации» или considered the problem. – their consideration
«номинализации» предложения, ср.: They considered the of the problem; for them to consider the
problem. – their consideration of the problem; for them to problem; their considering of the problem.
consider the problem; their considering of the problem. Thus, the phrase enters speech only as a
Итак, словосочетание входит в речь только как составная constituent of a sentence, as “a denoteme”
часть предложения, «денотема» (см. Раздел 1), если быть (see Unit 1), to be more exact, as “a
более точным, как «полиденотема» в polydenoteme” as contrasted with the word,
противопоставлении со словом, которое входит в which enters a sentence as “a
предложение как «моноденотема». Это дает основание monodenoteme”. The grammatical
рассматривать грамматическое учение о словосочетании description of the phrase is seen as a separate
как отдельный раздел синтаксиса, называемый иногда part of syntax, the syntax of the phrase; it is
«малым синтаксисом», в отличие от «большого sometimes called “minor syntax”, in
синтаксиса», изучающего предложение и его текстовые distinction to “major syntax”, studying the
объединения. sentence and its textual connections.

Определение словосочетания является довольно The definition of the phrase is rather a


спорным вопросом. В русистике традиционно controversial issue. In Russian linguistics, the
преобладает узкий подход к словосочетанию, narrow approach, which was put forward by
сформулированный В. В. Виноградовым: V. V. Vinogradov, traditionally prevails: only
словосочетанием считается только объединение двух a combination of two notional words, one of
знаменательных слов, одно из которых подчиняет себе which dominates the other, is considered a
второе. Гораздо более широкая трактовка была word-combination. A much broader approach
предложена в свое время Леонардом Блумфилдом, и was proposed by Leonard Bloomfield and it
сегодня ее разделяют многие лингвисты. Один из is shared by many modern linguists. One of
ведущих специалистов в этой области, В. В. Бурлакова, the leading specialists in this field, V. V.
определяет словосочетание как любую синтаксически Burlakova, defines a word-combination as
организованную группу синтагматически объединенных any syntactically organized group of
слов, включая объединения служебных и syntagmatically connected words; this
знаменательных слов, предикативные и сочинительные includes combinations of functional and
сочетания слов. Данные два подхода могут быть notional words, and predicative and
критически пересмотрены с учетом изложенного выше coordinative combinations of words. Critical
описания словосочетания (фраземы) как особой единицы revision of these two approaches is possible
языка. on the basis of the above given description of
the phrase (the phraseme) as a separate
Определение словосочетания как lingual unit.
полиноминативной языковой единицы позволяет
раскрыть статус знаменательных словосочетаний, т.е. Defining the phrase as a
семантически самостоятельных («автосемантичных») polynominative lingual unit helps reveal the
сочетаний знаменательных, полнозначных слов, как status of notional phrases, semantically
базовую часть уровня фразем. Помимо полнозначных independent (“autosemantic”) combinations
словосочетаний (словосочетаний в основном значении of notional words, as the basic type of
этого термина), можно выделить еще два структурных phrasemes. Besides notional phrases (phrases
типа синтагматических объединений слов, которые могут proper), two other structural types of
быть обозначены как словосочетания только по форме: syntagmatic groupings of words can be
формативные словосочетания и служебные distinguished, which can be defined as
словосочетания. Формативное словосочетание – это phrases or word-combinations only in form:
сочетание знаменательного слова со служебным, которое formative phrases and functional phrases.
семантически зависимо от контекста («синсемантично») The formative phrase is a combination of a
и функционирует в предложении подобно отдельным notional word with a functional word, which
знаменательным словам в различных грамматических is contextually dependent (“synsemantic”)
формах, например: of Peter (= Peter’s); in a moment, and functionally similar to separate notional
without doubt и т.п. Служебные словосочетания – это words used in various grammatical forms,
сочетания служебных слов, которые функционируют e.g.: of Peter (= Peter’s); in a moment,
подобно обычным однословным служебным словам, without doubt, etc. Functional phrases are
например: apart from, as soon as, with reference to, must be combinations of functional words similar to
able и др. regular functional words, e.g.: apart from, as
soon as, with reference to, must be able, etc.

Знаменательные словосочетания подразделяются Notional phrases are subdivided into


на различные типы, которые раскрывают грамматические different types, which reveal various
и семантические особенности компонентов grammatical and semantic properties of the
словосочетания и словосочетания в целом. phrase constituents and the phrase in general.

На основе соотносительного ранга компонентов On the basis of constituent rank, the


объединения знаменательных слов подразделяются на groupings of notional words are subdivided
доминационные (гипотактические) и эквипотентные into dominational (hypotactic) and
(паратактические). Компоненты эквипотентных equipotent (paratactic). The constituents of
словосочетаний равны по синтаксическому рангу, ни equipotent phrases are of equal syntactic
один из них не является модификатором по отношению к rank; none of them modifies another, e.g.:
другому, например: poor but honest; mad, bad and poor but honest; mad, bad and dangerous;
dangerous; his, not Mary’s и др. Как видно из his, not Mary’s; etc. As these examples show,
приведенных примеров, синтаксические связи между the syntactic connections in equipotent
компонентами эквипотентных словосочетаний могут phrases can be realized with the help of a
осуществляться с помощью специальных coordinative conjunction or without any
сочинительных союзов или безо всяких связующих слов; connecting element involved; the former are
в первом случае связи называются «синдетическими», во called “syndetic” connections, the latter
втором – «асиндетическими». В приведенных примерах “asyndetic” connections. In the above
компоненты словосочетаний образуют логически examples, the phrase constituents form
последовательные объединения, определяемые как logically consecutive connections, which are
«сочинительные». Входя в состав предложения, члены defined as “coordinative”. Entering the
сочинительных словосочетаний формируют цепочки structure of the sentence, constituents of
однородных членов предложения, например: He is mad, coordinative phrases function as
bad and dangerous (mad, bad and dangerous – однородные homogeneous notional parts of the sentence,
предикативы). Помимо сочинительных словосочетаний e.g.: He is mad, bad and dangerous (mad,
существуют объединения слов, в которых последующий bad and dangerous are homogeneous
компонент, хотя и присоединяется к предшествующему predicatives). Besides coordinative phrases,
компоненту с помощью сочинительного союза, не there are phrases in which the sequential
равнозначен ему по характеру номинации, например: element, although connected with the
came, but late; agreed, or nearly so и др. Такие формально foregoing element by a coordinative
эквипотентные словосочетания называются conjunction, is unequal to it in the character
«присоединительные (кумулятивные)». Присоединение of nomination, e.g.: came, but late; agreed,
на письме сигнализируется нефинальными знаками or nearly so; etc. Such formally equipotent
препинания, запятой или тире. Термин «присоединение» phrases of a non-consecutive type are defined
обычно используется для обозначения связей между as “cumulative”. Cumulative connection in
предложениями; поэтому присоединительные связи writing is usually signaled by some
между словами можно определить как «внутреннее intermediary punctuation mark, such as a
присоединение (внутреннюю кумуляцию)» в отличие от comma or a hyphen. The term “cumulation”
«внешнего присоединения» отдельных предложений. is commonly used to denote connections
between separate sentences; so, cumulative
connections between words can be defined as
“inner cumulation” in distinction to the
“outer cumulation” of sentences.

В доминационных (гипотактических) In dominational phrases, one word modifies


словосочетаниях одно слово в широком смысле another. The principal constituent, which
определяет, или модифицирует другое. Главный dominates the other constituent syntactically,
компонент, который синтаксически подчиняет себе is called the kernel, the key-word, or the
другой, называется ядром, ядерным словом или head word; the subordinate (dominated)
стержневым элементом словосочетания; подчиненный constituent, which modifies the kernel, is
компонент, выступающий как определитель по called the adjunct, the adjunct-word, or the
отношению к ядру словосочетания, называется expansion. For example, in the word-
адъюнктом или расширением. Например, в combination a beautiful girl the word ‘a girl’
словосочетании a beautiful girl слово a girl является is the kernel, and ‘beautiful’ is the adjunct.
ядром, а слово beautiful – адъюнктом. Доминационные Dominational connection, like equipotent
связи, как и эквипотентные связи, могут быть либо connection, can be both consecutive and
последовательными, либо присоединительными, ср.: cumulative, cf.: definitely off the point
definitely out of point (последовательное подчинение) – out (consecutive domination) – off the point,
of point, definitely (подчинение присоединительного definitely (cumulative domination). Logically
типа). Логически последовательные доминационные consecutive dominational connections are
связи называются «подчинительными». defined as “subordinative”.

Доминационная связь достигается за счет формы Dominational connection is achieved


слова (категориальное согласование, управление), by different forms of the word (categorial
использования связующих слова (предлоги, т.е. agreement, government), connective words
предложное управление) или порядка слов (примыкание, (prepositions, i.e. prepositional government),
замыкание). Согласование имеет место тогда, когда or word order (adjoining, enclosure).
подчиненное слово принимают форму, сходную с Agreement takes place when the subordinate
формой ядерного слова, например: this boy, these boys; the word assumes a form similar to the form of
child plays, the children play; в английском языке слова the kernel, e.g.: this boy, these boys; the child
согласуются только по категории числа в некоторых plays, the children play; in English, words
контекстах. Управление имеет место тогда, когда некая agree only in number in some grammatical
форма адъюнкта требуется при присоединении к contexts. Government takes place when a
ядерному слову, но не совпадает с ним по форме, certain form of adjunct is required by its
например: to see him; to talk to him. Примыкание не head-word, but it does not coincide with the
предполагает никакого формального признака связи, form of the head word, e.g.: to see him; to
слова объединяются просто на основе контакта друг с talk to him. Adjoining involves no special
другом, например: to go home. Замыкание имеет место formal mark of dependence between
тогда, когда адъюнкт располагается между двумя constituents; words are combined by sheer
частями аналитической формы ядерного слова, contact, e.g.: to go home. Enclosure takes
например: to thoroughly think over, the then government, an place in phrases in which the subordinate
interesting question и др. Доминация, осуществляемая за word is placed between two parts of an
счет изменения формы слова, т.е. согласование и analytical head-word form, e.g.: to
управление без предлога, важны для флективных языков; thoroughly think over, the then government,
в английском языке они представляют собой остатки an interesting question, etc. Domination
старой флективной системы, как в показанных случаях. В achieved by the form of the word, through
английском языке преобладают словосочетания, в agreement or government, is important for
которых связь слов осуществляется с помощью inflectional languages; in English, it is the
предлогов или порядка слов. remnant of the old inflectional system as in
the cases shown above. Phrases in which the
connections are expressed by prepositions
only or word-order are predominant in
English.

Два основных типа доминационных связей – это The two basic types of dominational
двусторонняя, или взаимная доминация и connections are bilateral (reciprocal, two-
односторонняя доминация. В большинстве way) domination and monolateral (one-way)
приведенных выше примеров доминационные связи domination. The connections in most of the
являются односторонними: адъюнкт подчинен ядру, examples above are monolateral
например: this boy, to talk to him, a beautiful girl и т.д. dominational; the kernel dominates the
Двусторонняя доминация реализуется в предикативных adjunct: this boy, to talk to him, a beautiful
объединениях слов, полнопредикативных или полу- girl, etc. Bilateral domination is realized in
предикативных, например: the pupil understands, the predicative connections of words, which may
pupil’s understanding, the pupil understanding, for the pupil be either fully predicative, or semi-
to understand. В предикативных объединениях слов predicative, e.g.: the pupil understands, the
подлежащее подчиняет сказуемое, обозначая лицо pupil’s understanding, the pupil
предикации; формально подчинение проявляется в том, understanding, for the pupil to understand. In
что подлежащее определяет лицо и число глагола- predicative groupings of words the subject
сказуемого. Сказуемое подчиняет подлежащее, называя dominates the predicate, determining the
событие предикации, некое действие, состояние или person of predication; formally, domination is
признак; в трансформациях номинализации manifested by the reflection of the person and
отглагольный трансформ занимает позицию ядра в number properties of the subject in the form
словосочетании, а подлежащее становится адъюнктом, of the verb performing the function of a
ср.: he decided  his decision. predicate. The predicate dominates the
subject, determining the event of predication,
Некоторые лингвисты не принимают понятие some action, state, or quality; in the
«предикативное словосочетание», считая, что transformation of nominalization the
предикация может выражаться только предложением. transform of the predicate occupies the
Однако, нельзя не согласиться, что объединения слов, position of the head-word, while the subject
которые образуют предикативную линию в becomes its adjunct, cf.: he decided  his
предложении, предикативные синтагмы, должны быть decision.
выделены в отдельный тип, поскольку взаимная
доминация представляет особый тип синтагматических Some linguists challenge the idea of “a
связей между словами; чтобы избежать разногласий, Л. predicative word-combination”, arguing that
Ельслев предложил назвать связи между членами predication can be expressed only by the
словосочетаний с взаимной доминацией sentence. Still, there is no arguing with the
«взаимозависимостью». fact, that the groupings of words which
constitute the predicative line in the sentence,
Таким образом, существуют четыре основных типа predicative sintagmas, are to be distinguished
синтагматических связей между словами в их as a specific type, because bilateral
синтаксических объединениях: сочинение domination is a specific type of syntagmatic
(последовательно эквипотентные связи), подчинение connections of words; to avoid
(последовательно доминационные связи), предикация, disagreements, L. Hjelmslev suggests the
или взаимозависимость (взаимодоминационные связи) и term “interdependence” to denote the
присоединение (внутреннее присоединение, внутренняя connections between the constituents of
кумуляция). bilateral dominational phrases.

Thus, there are four basic types of


syntagmatic connections of words
distinguished in their syntactic groupings:
coordination (consecutive equipotent
connection), subordination (consecutive
dominational connection), predication, or
interdependence (bilateral dominational
connection) and cumulation (inner
cumulation).
Помимо описанной классификации объединений Besides the classification of word
слов на основе базовых типов синтагматических groupings on the basis of the major
отношений, возможны дальнейшие подразделения или syntagmatic connections outlined above,
обобщения, а также другие подходы в описании there are further subdivisions and
словосочетания. Традиционная классификация generalizations, and other approaches
словосочетаний основывается на частиречной possible in the description of the phrase. The
принадлежности членов словосочетания (на основе traditional classification of phrases is based
частиречной характеристики ядерного слова в on the part-of-speech characteristics of their
подчинительных словосочетаниях); так, выделяют constituents (on the part of speech of the
именные словосочетания (NP), например: a beautiful girl; kernel in dominational phrases); there are
men, women and children; глагольные словосочетания noun phrases (NP), e.g.: a beautiful girl;
(VP), например: went home; адъективные словосочетания men, women and children; verbal phrases
(AP), например: quite unexpected; адвербиальные (VP), e.g.: went home; came and went;
словосочетания (DP), например: quite unexpectedly. adjective phrases (AP), e.g.: quite
Подчинительные словосочетания на основе отношений unexpected; nice and quiet; adverbial phrases
между ядром и адъюнктом подразделяются на (DP), e.g.: quite unexpectedly. On the base of
словосочетания с объектными отношениями (прямыми и kernel-adjunct relations, subordinative
косвенными) и с определительными отношениями phrases can be divided into those with
(атрибутивными и адвербиальными), например: to see a objective connections (direct objective and
child (прямые объектные); put on the table (косвенные indirect objective) and qualifying connections
объектные); a beautiful girl (атрибутивные); came soon (attributive and adverbial), e.g.: to see a child
(адвербиальные). На основе позиционных характеристик (direct objective); put on the table (indirect
адъюнкта по отношению к ядру выделяют регрессивные objective); a beautiful girl (attributive); came
словосочетания, в которых адъюнкт предшествует ядру, soon (adverbial). On the base of the position
например: a beautiful girl; и прогрессивные of the adjunct in relation to the kernel,
словосочетания, в которых адъюнкт следует за ядром, subordinative phrases are characterized as
например: came home. regressive or progressive: in regressive
phrases, the adjunct precedes the kernel, e.g.:
a beautiful girl; in progressive phrases, the
adjunct follows the kernel, e.g.: came home.

UNIT 20
ПРЕДЛОЖЕНИЕ SENTENCE: GENERAL

Предложение как основная единица The sentence as the main unit of


синтаксиса. Предложение как единица syntax. The sentence as a communicative
сообщения. Предикация как unit. Predication as a fundamental
фундаментальный конститутивный признак distinguishing feature of the sentence.
предложения. Номинативный аспект Nominative aspect of the sentence in
предложения в соотнесении с его correlation with its predicative aspect.
предикативным аспектом. Предикация как Predication as syntactic modality. The
синтаксическая модальность. Средства means of expressing predication.
выражения предикации. Интонационное Intonational arrangement of the sentence.
оформление предложения. Предложение в The sentence in the system of language:
системе языка: понятие синтаксической the notion of sentence pattern (its
модели предложения. Номинативный аспект generalized syntactic model). Nominative
в соотнесении предложения и слова, aspect in the correlation of the sentence
предложения и словосочетания; and the word, of the sentence and the
номинализация предложения. phrase; nominalization of the sentence.

Предложение, как уже упоминалось, The sentence, as has been mentioned,


является центральным объектом изучения в is the central object of study in syntax. It
синтаксисе. Предложение - это can be defined as the immediate integral
непосредственная составная единица речи, unit of speech built up by words according
построенная из слов на основе определенной to a definite syntactic pattern and
синтаксической модели, обладающая distinguished by a contextually relevant
контекстуально обусловленной communicative purpose.
коммуникативной направленностью.

Соотношение слова и предложения The correlation of the word and the


демонстрирует некоторые важные отличия и sentence shows some important differences
сходства этих двух основных and similarities between these two main
уровнеобразующих языковых единиц. И слово, level-forming lingual units. Both of them
и предложение являются номинативными are nominative units, but the word just
единицами, но слово называет предметы и names objects and phenomena of reality; it
явления реальной действительности, это чисто is a purely nominative component of the
номинативный компонент лексикона, тогда как word-stock, while the sentence is at the
предложение является одновременно same time a nominative and predicative
номинативной и предикативной языковой lingual unit: it names dynamic situations, or
единицей: оно называет ситуации, situational events, and at the same time
развивающиеся во времени, или ситуационные reflects the connection between the nominal
события, и в то же время отражает связь между denotation of the event, on the one hand,
названным событием, с одной стороны, и and objective reality, on the other hand,
объективной реальностью, с другой стороны, showing the time of the event, its being real
передавая время события, его or unreal, desirable or undesirable, etc. A
реальность/нереальность, sentence can consist of only one word, as
желательность/нежелательность и т.д. any lingual unit of the upper level can
Предложение может состоять из одного слова, consist of only one unit of the lower level,
как любая языковая единица высшего уровня e.g.: Why? Thanks. But a word making up a
может состоять из одной единицы низшего sentence is thereby turned into an utterance-
уровня, например: Why? Thanks. Но слово, unit expressing various connections
образующее предложение, превращается таким between the situation described and actual
образом в единицу высказывания, выражая reality. So, the definition of the sentence as
разнообразные связи между описываемой a predicative lingual unit gives prominence
ситуацией и реальностью. Таким образом, to the basic differential feature of the
определение предложения как предикативной sentence as a separate lingual unit: it
единицы подчеркивает основную performs the nominative signemic function,
отличительную черту предложения как особой like the word or the phrase, and at the same
единицы языка: предложение выполняет time it performs the reality-evaluating, or
номинативную знаковую функцию, как слово и predicative function.
словосочетание, и в то же время оно выполняет
функцию оценки реальной действительности,
или предикативную функцию.

Другое отличие слова от предложения Another difference between the word


заключается в следующем: слово существует в and the sentence is as follows: the word
системе языка в виде готовой единицы, в речи exists in the system of language as a ready-
оно воспроизводится; предложение же каждый made unit, which is reproduced in speech;
раз образуется, строится в речи, за the sentence is produced each time in
исключением ограниченного числа speech, except for a limited number of
идиоматичных высказываний. Предложение idiomatic utterances. The sentence belongs
принадлежит, прежде всего, к сфере речи; в primarily to the sphere of speech; earlier
ранней грамматике, ориентированной на логику logical and psychological oriented grammar
и психологию, предложение трактовалось как treated the sentence as a portion of the flow
отрезок потока слов одного говорящего, of words of one speaker containing a
содержащий законченную мысль. complete thought.

Являясь единицей речи, предложение Being a unit of speech, the sentence is


характеризуется определенной интонацией: distinguished by a relevant intonation: each
каждое предложение обладает неким sentence possesses certain intonation
интонационным рисунком, включающим паузы, contours, including pauses, pitch
изменение тона, ударения, который movements and stresses, which separate one
отграничивает одно предложение от другого в sentence from another in the flow of speech
потоке речи и, наряду с различными and, together with various segmental means
сегментными средствами выражения, участвует of expression, participate in rendering
в передаче важнейших коммуникативно- essential communicative-predicative
предикативных значений (например, семантики meanings (for example, interrogation).
вопроса).
But, as was outlined at the beginning
Однако, как было изложено в начале of the course, speech presents only one
курса, речь представляет собой лишь один из aspect of language in the broad sense of the
аспектов языка в широком понимании термина, term, which dialectically combines the
диалектически сочетающего две стороны – system of language, language proper
систему языка, язык в узком понимании (“langue”), and the immediate realization of
(“langue”), и ее непосредственную реализацию в it in the process of intercourse, speech