Вы находитесь на странице: 1из 480

ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Учебник для вузов

Под общей редакцией доктора юридических наук,


профессора О.В. Мартышина

Издательство «Юрлитинформ»
Москва
2012
УДК 340.12(075.8)
ББК 67.0я73
Т33

Рецензенты:
Кафедра теории государства и права и политологии юридического
факультета Московского государственного университета им. М.В. Ло-
моносова (заведующий кафедрой, доктор юридических наук, профессор
Марченко М.Н.);
Туманов В.А.– доктор юридических наук, профессор, заслуженный
деятель науки Российской Федерации.

Т33 Теория государства и права: учебник для вузов / под общ. ред. докт. юрид.
наук, проф. О.В. Мартышина. — М.: Юрлитинформ, 2012. — 480 с.

ISBN 978-5-4396-0145-5

Учебник подготовлен в соответствии с государственным образова-


тельным стандартом коллективом кафедры теории государства и права
МГЮА с привлечением известных специалистов из других вузов. При
подготовке издания широко использованы отечественная и зарубежная
литература, классическое наследие, нормативные материалы. Проблем-
ность, анализ разных точек зрения сочетаются с простотой изложения.
Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и
факультетов.

УДК 340.12(075.8)
ББК 67.0я73

ISBN 978-5-4396-0145-5 © Коллектив авторов, 2012


© Издательство «Юрлитинформ», 2012
Коллектив авторов:

Батлер В. – профессор права – гл. 17;


Гафуров З.Ш.– доктор философских наук, профессор – гл. 7;
Денисов Г.И. – кандидат юридических наук – гл. 27;
Жуков В.Н.– доктор философских наук, профессор – гл. 2, 4, 5, 9,
11, 12, 25;
Керимов Д.А. – доктор юридических наук, профессор, заслуженный
деятель науки РФ, член-корреспондент РАН – гл. 31;
Кирдяшова Е.В. – кандидат юридических наук, доцент – 15;
Клепцова Т.Н.– кандидат юридических наук, доцент – гл. 16, 18;
Лазарев В.В. – доктор юридических наук, профессор, заслуженный
деятель науки РФ – гл. 21;
Манов А.Г. – кандидат юридических наук, доцент – гл. 22, 29;
Мартышин О.В. – доктор юридических наук, профессор – гл. 1, 3, 6,
13, 28 (в соавторстве с Г.И. Муромцевым); 30;
Муромцев Г.И. – доктор юридических наук, профессор – гл. 28 (в
соавторстве с О.В. Мартышиным);
Радько Т.Н. – доктор юридических наук, профессор, заслуженный
юрист РФ – гл. 8, 10, 14;
Романов Р.М. – кандидат юридических наук, доцент – гл. 19, 23, 24;
Ромашов Р.М. – доктор юридических наук, профессор, заслуженный
деятель науки РФ – гл. 20;
Соколов Н.Я. – доктор юридических наук, профессор – гл. 26.
РАЗДЕЛ I
ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
КАК НАУКА
Глава 1
ПРЕДМЕТ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА
И ПРАВА
§ 1. Место теории государства и права среди общественных
и юридических наук
§ 2. Предмет теории государства и права
§ 3. Наименование и соотношение общетеоретических
правовых дисциплин
§ 4. Философия права
§ 5. Социология права
§ 6. Теория государства и права в узком смысле
(юридическая догматика)
§ 7. Теория государства и права как комплексная
общетеоретическая наука
§ 8. Единство теории государства и теории права
§ 9. Цели изучения теории государства и права

§ 1. Место теории государства и права


среди общественных и юридических наук

С самого своего возникновения государство и право играли и про-


должают играть очень важную роль в истории человечества. Они при-
званы обеспечить стабильность и безопасность общественной жизни,
ввести ее в определенные рамки посредством обязательных правил по-
ведения.
Естественно, что многие гуманитарные или общественные науки
постоянно обращаются к изучению этих явлений. Вряд ли можно най-
ти философа, историка, социолога, политолога, культуролога, специ-
алиста в области этики и т.п., который не касался бы каких-то аспектов
государства и права под своим углом зрения.
4
Глава 1. Предмет теории государства и права

Философия как самая всеобъемлющая из наук, видящая свою цель в


том, чтобы разгадать суть природы, общества, человека, мышления, не
может обойти такие важные явления, как государство и право. Фило-
софия стремится определить природу и назначение этих явлений, их
место в общей картине мира. В философии есть раздел, специально
посвященный государственно-правовым вопросам. Это философия
права, включающая в себя, как правило, и проблемы государства. На-
званный раздел философии смыкается с правовыми или юридически-
ми науками. Но философы, описывающие природу явления, обычно
останавливаются там, где начинается работа юристов, исследующих
государственно-правовые институты детально, во всей их полноте, в их
внешних и внутренних взаимосвязях.
В XIX в. появляется социология, или наука об обществе, рассматри-
вающая его как органическое целое, и она не проходит мимо государ-
ства и права, без которых жизнь общества, достигшего определенного
уровня развития, обходиться не может. Для социологов главная про-
блема – отношения между обществом и государством, взаимное влия-
ние, сигналы, которые они посылают друг другу, способность реагиро-
вать на эти сигналы.
Политология, выделившаяся из социологии, а иногда и называемая
политической социологией, еще ближе подходит к государству и пра-
ву. Как и социология, она ориентируется на связь государства с обще-
ством, в центре ее внимания реальный механизм функционирования
власти (в отличие от ее формальной, юридической стороны). Условно
можно было бы сказать, что основной предмет политологии составляет
технология или физиология политической власти.
Невозможно представить себе историческую науку, которая не ка-
салась бы проблем государства и права. История, как и философия, в
какой-то мере включает в себя все знания (в том числе философские)
и все стороны общественного бытия. Преобразования государствен-
ной власти в результате реформ или революций, введение крупнейших
законодательных актов всегда находятся в центре внимания истори-
ков, но лишь как элемент общего исторического процесса. Теснейшая
связь истории с правоведением, как и в случае с философией (фило-
софия права), породила смежные историко-правовые дисциплины.
Археология поставляет обширный материал для суждений о госу-
дарстве и праве далекого прошлого. Экономические науки рассма-
тривают воздействие государства и права на хозяйственную жизнь.
Специалисты в области этики анализируют соотношение морали и
права и т.п. Трудно найти гуманитарную область знания, которая так
5
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

или иначе не соприкасалась бы с государственно-правовой пробле-


матикой.
Но есть группа общественных наук, которые посвящены всецело и
исключительно исследованию государства и права. Это юридические
науки, юриспруденция, то есть правоведение.
Юридические науки неоднородны. Среди них различаются отрас-
левые, изучающие отдельные области или части, то есть отрасли, права
(конституционное, уголовное, трудовое право и т.д.), историко-право-
вые, рассматривающие эволюцию государственных и правовых институ-
тов разных стран, а также представления о государстве и праве в хроно-
логической последовательности или в определенных хронологических
рамках (история государства и права России, история государства и пра-
ва зарубежных стран, история политических и правовых учений), при-
кладные, находящиеся на стыке юридических и неюридических наук и
представляющие собою применение методов и данных естественных и
технических наук к решению ряда юридических вопросов (судебная ме-
дицина, судебная психиатрия, криминалистика, юридическая психоло-
гия) и теоретические, дающие обобщенное представление о государстве
и праве (теория государства и права, общая теория права, философия
права, социология права, правовая аксиология). Их точнее было бы на-
звать общетеоретическими, так как и во всех других юридических науках
складываются свои теории, носящие более частный характер.
В последней категории юридических наук важнейшей и наиболее
полной по охвату проблем является теория государства и права. Она
представляет собой самую отвлеченную часть системы юридических
знаний, является по отношению к ним наукой методологической,
обобщающей и основополагающей. Теория государства и права носит
межотраслевой характер, она синтезирует данные отраслевых дисци-
плин и выносит за скобки те общие принципы, конструкции, механиз-
мы, институты, которые характерны для разных отраслей права и пред-
ставляют собою его родовые признаки.
Отраслевые юридические науки исследуют действующее право кон-
кретных стран. Для полноты анализа они обращаются к исторической
эволюции государственных и правовых институтов, к сравнению госу-
дарственно-правовых систем, сложившихся в разных странах. Исто-
рико-правовые дисциплины дают картину возникновения, развития и
смены государственных и правовых институтов на конкретном матери-
але. В теории государства и права исторические и отраслевые данные,
относящиеся к разным странам и эпохам, используются в качестве ма-
териала для обобщений. Это наука, не связанная историческими и гео-
6
Глава 1. Предмет теории государства и права

графическими рамками, хотя, конечно, она утратит убедительность и


не сможет выполнить своего назначения, если оторвется от фактов, от
реальных эмпирических данных.

§ 2. Предмет теории государства и права

Теория государства и права вырабатывает обобщения, которые по-


зволяют определить, что такое государственное и правовое, то есть
юридическое, и отделить его от неюридического.
Теория государства и права призвана проанализировать суть и за-
кономерность этих явлений как особой формы общественной жизни;
объяснить, как, когда и почему они возникли, в чем их назначение;
каковы исторические и национальные типы государства и права, что
приводит к их эволюции и смене; какова структура государства и пра-
вовой системы; каковы основные категории, принципы и институты
государства и права, как право создается, интерпретируется и реали-
зуется; каковы общие принципы ответственности за нарушение права;
каково соотношение личности, общества и государства; что такое по-
литическое и правовое сознание и культура и т.п.
Совершенно справедливо традиционное в отечественной литерату-
ре определение: предмет теории государства и права составляют общие
закономерности этих явлений. Приведенный выше круг вопросов, со-
ставляющих основное содержание любого учебника по данной дисци-
плине, позволяет раскрыть эти общие закономерности.
Весьма удачно и полезно также другое определение предмета теории
государства и права, не получившее широкого признания в современ-
ной российское литературе, хотя и за ним стоит давняя традиция.
Еще в 1840 г. известный русский юрист К.А. Неволин (1806–1855),
близкий к выдающемуся государственному деятелю Российской Импе-
рии М.М. Сперанскому (1772–1839), определил предмет своей «Энци-
клопедии законоведения» как «обзор наук законоведения в общей их
связи как со всем человеческим ведением, так и между собою»1. Здесь
четко сформулированы две задачи, которые решает и теория государ-
ства в права. Первая состоит в том, чтобы найти место государства и
права и изучающих их наук во внешней среде, определить их специфику и
границы, наметить их соотношение с другими общественными явлениями
и науками (сопоставление «со всем человеческим ведением»), а вторая – в
том, чтобы раскрыть внутреннюю структуру государства и права, на-
1
История политических учений. М., 2002. С. 415.

7
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

метить деление единой системы на составные части и определить соот-


ношение между ними.
Наш современник, французский профессор Жан-Луи Бержель,
говорит примерно то же о хороших результатах применения теории
систем в сфере права: она (теория систем) «позволяет исследовать со-
ставные части права и отношения между этими частями и с внешним
окружением»2. Иными словами, речь идет, во-первых, о выявлении си-
стемы, в которую право и государство входят как составная часть (это,
безусловно, система общественных отношений), а затем – о структури-
ровании собственно правовой (и государственной, хотя Ж.-Л. Бержель
проблем государства почти не касается) системы и выявление связей
частей этой системы между собой и с внешним миром.
Решением первой задачи, то есть определением места государства и
права в широком спектре общественных явлений, объясняется суще-
ственная особенность теории государства и права в сравнении с другими
юридическими дисциплинами. Теория государства и права – наука в зна-
чительной степени пограничная. Гораздо чаще отраслевых наук она выходит
за рамки юриспруденции в сферу философии, социологии, экономики, полито-
логии, истории. Именно это позволяет выявить специфические признаки
государства и права, их место в системе общественных отношений, их
связи с другими социальными явлениями. По верному замечанию проф.
О.Э. Лейста, «сущность права не может быть постигнута ни практическим
правоведением, ни даже общей теорией права, если последняя не выйдет
за пределы юридических категорий»3. Обобщение данных общественных
наук создает базу для юридических исследований. Теория государства и
права немыслима без экскурсов в области философии, истории, социо-
логии, политологии, этики и других общественных наук.
Теория государства и права опирается на эмпирический (современ-
ный и исторический) материал, на изучение реальных правовых норм
и государственных институтов, но не сводится к анализу этих норм, ее
задача шире. Отталкиваясь от государственных и правовых систем про-
шлого и настоящего и, в известном смысле, абстрагируясь от них, она
преследует цель выявления природы и общих тенденций развития госу-
дарства и права. А это означает, что, не ограничиваясь констатацией фак-
тов, теория государства и права объясняет их и дает им оценку. Можно
сказать, что и в отраслевых, и в исторических юридических дисциплинах
объяснения и оценки явлений представляют собой элементы теории,

2
Бержель Ж.-Л. Общая теория права. М, 2000. С. 27.
3
Общая теория права и государства. Академический курс. Т. 2. М., 1998. С. 30.

8
Глава 1. Предмет теории государства и права

они опираются в значительной степени на общие принципы и суждения,


разрабатываемые в рамках теории государства и права. Эти объяснения,
оценки и суждения часто не носят исключительно юридический харак-
тер, а исходят из философских, этических, исторических, социологиче-
ских и иных оснований, выходящих за рамки юриспруденции.

§ 3. Наименование и соотношение общетеоретических


правовых дисциплин

Не существует единого, общепризнанного названия науки (или


наук), изучающей общие закономерности государства и права. «Теория
государства и права» – наиболее распространенное в нашей стране на-
звание, включенное в Государственный образовательный стандарт. Но
наряду с ним нередко встречаются такие названия, как «философия
права», «социология права», «теория права», «общая теория права»,
«общее учение о праве» и некоторые другие. Эти названия типичны для
западной литературы, не знающей такого предмета, как «теория госу-
дарства и права». Да и в нашей стране он появился лишь при советской
власти. Для континентальной Европы привычнее название «теория
права». Для англо-саксонских стран название «теория права» нехарак-
терно, там, как правило, вместо «теории права» пользуются термином
«юриспруденция»4.
Появление теории права на Западе связано со становлением «пози-
тивной науки права», опиравшейся на действующие нормы (позитивное
право) и пришедшей на смену «спекулятивной», то есть умозрительной,
философии права. Термин «философия права» возникает в конце ХVIII в.
Им широко пользовался один из крупнейших представителей историче-
ской школы права Густав Гуго (I764–1844), но особую известность этот
термин приобрел благодаря книге Гегеля «Философия права» (1820).
Одним из первых образцов теории права стала работа англичани-
на Джона Остина (1790–1859) «Определение сферы юриспруденции»
(1832). В 1863 г. вышло ее расширенное издание под названием «Лек-
ции о юриспруденции». Остина считают основателем «аналитической
юриспруденции», то есть науки об основах изучения и толкования дей-
ствующего права. В Германии у истоков близкого к «юриспруденции»
направления, получившего название «теории права», стояли А. Мер-
кель, К. Бергбом и другие юристы второй половины XIX в.
4
Van Hoeck M. Theorie general du droit // Dictionnaire encyclopedique de theorie et de socioljgie
du droit. Sous la direction de Andre – Jean Arnaud. Bruxelles, 1988. P. 417.

9
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

В начале XX в. в континентальной Европе предмет теории права


приобрел более отвлеченный от национальных правовых систем ха-
рактер. От анализа содержания норм и основных понятий исследова-
тели переходили к разработке проблем, общих для различных право-
вых систем – природа права, соотношение государства и права, права и
общества, внутригосударственного и международного права, основные
понятия и методы юридической науки. Эти темы ставились, в частно-
сти, в издававшемся с 1926 г. по 1938 г. «Международном журнале те-
ории права». Основателями журнала были выдающиеся юристы Ганс
Кельзен (1881–1973) и Леон Дюги (1859–1928)5.
В Европе и в России к названию предмета нередко прибавляют сло-
во «общая». Оно призвано отличить науку, изучающую государство и
право в целом, от отраслевых теоретических исследований. Очевидно,
что помимо «общей теории» существуют еще и теории конституцион-
ного, административного, гражданского, уголовного и т.д. права, а так-
же отдельных институтов.
С середины 80-х г. XX в. некоторые российские авторы предпочи-
тали в названии предмета менять местами государство и право. Речь
шла о теории (или общей теории) права и государства. Мотив этого
новшества понятен. В связи с критикой тоталитарного прошлого на-
шей страны исследователи хотели подчеркнуть особую важность права,
связанность государства правом, забывая, что от перестановки слагае-
мых сумма не изменяется. Ради этого не стоило ломать сложившегося
названия. Трудно эту временную моду отнести к серьезным попыткам
обновления науки. Широкого признания она не получила.
Наряду с теорией права применялись альтернативные названия
этой или смежных дисциплин, чаще всего «философия права», не ис-
чезнувшая с появлением теории и «социология права», возникшая на
рубеже XIX и XX вв. В нашей стране в советский период этими поняти-
ями долго не пользовались, но в последние десятилетия они возроди-
лись и получили широкое распространение. В связи с этим вопрос об
их соотношении приобретает актуальность.
Едва ли возможны абсолютно четкие критерии разграничения меж-
ду философией, социологией и теорией государства и права. Во вся-
ком случае, на сегодняшний день их нет. Тем не менее, определенные
традиции, не исключающие существенных разногласий, в этой области
сложились.

5
Ван Хук М. Что такое теория права? (Реферат Н.А. Галкиной) // Право XX века. М.,
2000. С. 109–110.

10
Глава 1. Предмет теории государства и права

§ 4. Философия права

Можно выделить ряд представлений о философии права, с кото-


рыми согласно большинство исследователей. Философия права рас-
сматривается как самый высший уровень познания права6. Это пред-
полагает и высокую степень абстракции, обобщения, несвязанность
действующей правовой системой.
В философии права выделяются социально-философские и ме-
тафизические (то есть наиболее отвлеченные, сугубо философские,
связанные с постижением высших истин, недоступных чувственному
восприятию) моменты. К первым следует отнести определение места
права в общественной жизни, его связь с другими общественными яв-
лениями, его специфику и границы.
Метафизические проблемы философии права – это его природа
(сущность), назначение (роль) и критерии оценки правовых явлений
(система ценностей). И в этой сфере не обойтись без выхода за рамки
юриспруденции, без использования категорий, общих для всех гума-
нитарных наук. Это особенно очевидно в системе ценностей, которая в
основе своей едина для философии, социологии, политологии, этики,
истории, хотя каждой из этих наук в применении универсальной систе-
мы ценностей присуща своя специфика.
Следует воспользоваться примерным перечнем относимых к фило-
софии права вопросов, приведенным известным британским юристом
Д. Уолкером. Это «природа и цель права; отношения между правом,
религией, нравственностью и политикой; ценности, которые отстаи-
вает или должно отстаивать право; надобность санкции, почему люди
должны повиноваться праву, и что означают такие основные понятия,
как право, обязанность, ответственность и т.п.»7.
Своеобразной визитной карточкой философии права, тесно связан-
ной с разработкой или использованием системы ценностей, и, в первую
очередь, с пониманием справедливости, служат представления о со-
вершенном праве, формирование идеала права. Профессор универси-
тета св. Алоизия в Брюсселе М. Ван Хук полагает, что для философии
права характерен моральный и идеологический подход к праву8. Те же
свойства подчеркивает наш соотечественник, проф. О.Э. Лейст: «Фило-
софия права основывается… на идеалах, на ценностной ориентации»,
6
См.: Лейст О.Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М, 2002. С. 221.
7
Walker D. Oxford Companion to Law. Oxford, 1980. P. 957.
8
Van Hoeck M. Ор. сit. P. 418.

11
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

она «идеологична»9. «Предметом философии права, – пишет член-


корреспондент РАН Ю.С. Пивоваров, – признаны идеальные первоос-
новы права и этим она отличается от общей теории права как учения о
действующем праве»10.
Философия права представляет собой определенный гибрид, син-
тез составляющих ее элементов. Есть два представления о соотноше-
нии в ней философии и права. Согласно первому, философия права –
это часть философии, в которой рассматриваются правовые проблемы.
Согласно второму, право обладает своей собственной философией, а
потому философия права – предмет юридический, а не философский11.
Разумеется, философы, как правило, тяготеют к первому взгляду, а
юристы – ко второму. Философы склонны классифицировать эту науку
в соответствии с основными философскими школами – позитивист-
ская и идеалистическая, неокантианская, неогегельянская, неотомист-
ская, феноменологическая, экзистенциалистская и т.п. Юристы, не от-
рицая влияния философских взглядов на правовую науку, прибегают к
иной классификации, опираясь на основные типы понимания права,
что оказалось более убедительным и практически полезным.
Таковы представления о философии права, которые можно считать
более или менее общепринятыми. Но есть и особые взгляды на этот
предмет. Один из них сводится к сближению философии и методоло-
гии исследования права. Философия права рассматривается как ана-
лиз основных форм изучения правовых явлений. Наиболее известный
представитель этой точки зрения в современной отечественной нау-
ке – член-корреспондент РАН Д.А. Керимов. Философия права, пола-
гает он, «призвана выработать методологические основания познания
правовой реальности», раскрыть тайны гносеологических потенций
правоведения12.
Сходное понимание встречается и на Западе. Речь идет о «феноме-
нологии права»13, юридической эпистемологии (феноменология и эпи-
стемология изучают процесс познания). Предполагается, что наряду с
общей эпистемологией существуют и специальные теории познания в
каждой науке, в том числе и правовой. Наличие юридической эписте-

9
Лейст О.Э. Указ. соч. С. 222, 225.
Пивоваров Ю.С. Идеальные первоосновы права: философские проблемы права // Право
10

XX века. М.. 2001. С. 32.


11
См. например: Walker D. Ор. сit. P. 956–957; Бержель Ж.-Л. Указ. соч. С. 107.
12
Керимов Д.А. Методология права. М., 2000. С. 8.
13
Feldis J.-P., Perrin J.-F. Phenomenologie // Dictionnaire encyclopedique... P. 295–297.

12
Глава 1. Предмет теории государства и права

мологии вызывает у некоторых исследователей скептицизм. Во всяком


случае, признается, что ее еще предстоит создавать14.

§ 5. Социология права

Если для философии права характерна высокая степень абстрак-


ции, социология права ближе к практическим проблемам. По удачно-
му определению Д. Уолкера, она изучает действие права в реальных (и
каждый раз в особых) обстоятельствах. Правовые институты, практика,
процедуры рассматриваются ею в контексте жизни общества, при этом
исследуются их функции и реальное воздействие в конкретных обще-
ствах15. Известный итальянский юрист Р. Тревес относит социологию
права к «антиформалистским юридические наукам, заинтересованным
в изучении права, которое проявляется в фактах, а не в словах»16.
Родословную социологии права возводят к середине XIX в., ког-
да возникла новая наука – социология, рассматривавшая всю обще-
ственную жизнь как единое органическое целое. Творцами социологии
считают англичанина Герберта Спенсера (1820–I903) и француза Огю-
ста Конта (1798–1857). Первым представителем правовой социологии
иногда называют одного из крупнейших немецких юристов Рудольфа
Иеринга (1818–1892), связавшего теорию права с реальными интереса-
ми, которые преследуют люди в своей жизни. На рубеже XIX и XX вв.
сложилась социологическая школа права, а в первой половине XX в.
правовая социология утвердилась как особая область исследования.
Со второй половины 40-х до конца 60-х г. прошлого века под влияни-
ем американской науки возросла роль эмпирических, так называемых
«конкретно-социологических» исследований очень широкого профиля.
Под именем социологии права сосуществуют и теоретические раз-
мышления, и эмпирические исследования. Надо, однако, признать,
что поскольку теоретические рассуждения близки к философии права,
конкретно-социологические исследования приобретают особое зна-
чение, а отсюда и их притязания на самостоятельность. В этой связи
необходимо отметить, что так называемые «социологическая школа
права» (Е. Эрлих, С.А. Муромцев, Н.М. Коркунов и др.) и «социологи-
ческая юриспруденция» в США (Р. Паунд и др.)17 ближе к философии,
14
Perrin J.-F. Epistemоlogie juridique // Dictionnaire encyclopedique… P. 142–144.
15
Walker D. Oр. сit. P. 1153.
16
Treves R. Sociologie du droit // Dictionnaire encyclopedique… P. 383.
17
См. ниже в гл. «Понятие и функции права»

13
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

чем к социологии права, понимаемой исключительно в эмпирическом


смысле.
Подобно тому, как «философию права» одни относят к философ-
ским, а другие – к юридическим наукам, применительно к социологии
права идут споры, является ли она частью социологии или правоведе-
ния. С.А. Муромцев (1850–1910), известный русский юрист и полити-
ческий деятель, председатель 1-й Государственной думы, полагал, что
теория права вообще представляет собой часть социологии в широком
смысле, одну из частных социологических наук. Проф. О.Э. Лейст на-
зывает социологию права «неюридической наукой, имеющей прямое
отношение к праву»18.
Признание очевидной истины, что это наука пограничная (как и
философия права), разными аспектами которой занимаются как соци-
ологи, так и юристы, позволило бы избежать непродуктивных споров.
Значение этой науки для разработки, применения и совершенствова-
ния права очень велико.

§ 6. Теория государства и права в узком смысле


(юридическая догматика)

Название «теория права» («теория государства и права») применяется


нередко не только в широком смысле, о котором речь шла выше (наука
об общих закономерностям государства и права), но и в узком смысле. В
последнем случае «теорию права» обычно помещают между философией
права и практической юриспруденцией или отраслевыми науками.
Особая сфера теории права (в узком смысле слова), обеспечиваю-
щая ей свое, прочное и очень важное место в системе наук, изучающих
общие закономерности государства и права, – юридическая догмати-
ка, догма права, понимаемая не как конкретное содержание отраслей и
институтов права, а как общие принципы и правила, лежащие в основе
всей правовой системы и даже правовых систем вообще.
Профессор Гамбургского университета Г. Хенкель говорит о разви-
тии «всеобщих правовых понятий». К ним относятся: правоотношение,
субъект права, правовая обязанность, субъективное право, противо-
правность, публичное и частное право, обязательство, ответственность
и др.19 Речь идет об основных категориях, логической структуре систе-
18
Лейст О.Э. Указ. соч. С. 226.
19
Кизяковский В.В. Философия права и ее место в системе юридических наук. Обзор
«Право XX в.». С. 11.

14
Глава 1. Предмет теории государства и права

мы права. Анализ их ведется на основе норм права и носит формально-


логический, идеологически нейтральный характер.
Теорию права в означенном (узком) смысла на Западе называют
также догматической или аналитической юриспруденцией. Если фи-
лософия и социология права – науки пограничные, то догматика – по-
следовательно юридическая область знания, не требующая использо-
вания иных дисциплин, кроме универсальной логики. Это своего рода
юридическая техника, правовая логика. Здесь юристы обладают пол-
ной монополией.
Значение юридической догматики очень велико. Она призвана усо-
вершенствовать правовую систему, придать ей формальную стройность
и непротиворечивость. Эта работа должна проводиться постоянно, учи-
тывая колоссальный объем и непрерывное обновление правовых норм в
современных условиях. Но в то же время очевидна и определенная огра-
ниченность догматической (аналитической) юриспруденции, или тео-
рии права в узком смысле слова: концентрируясь на задачах формально-
го, технологического характера, она обходит проблемы сущности права,
идеала права, его места в обществе, реального функционирования, а это
крайне обедняет и делает односторонними представления о праве.

§7. Теория государства и права


как комплексная наука

Беглая характеристика философии права, социологии права и юри-


дической догматики (или теории права в узком смысле) приводит к вы-
воду, что всестороннее рассмотрение предмета возможно только на ос-
нове сочетания трех названных направлений или подходов. Каждый из
них предстает как часть всеобъемлющей или, скромнее, комплексной
науки о праве и государстве. Но этим вопрос о соотношении названных
компонентов еще не снимается полностью.
Вряд ли у кого-нибудь вызовет сомнение, что границы между фило-
софией, социологией и теорией права в узком смысле нечетко опре-
делены, условны и подвижны. Многие исследователи об этом прямо
говорят. Б. Бикс в предисловии к своей книге об англо-американских
теориях права XX в. замечает: «Я не провожу различия между «юри-
спруденцией», «теорией права», «философией права» и пользуюсь эти-
ми терминами как равнозначными»20. М. Ван Хук отмечает, что после

20
Bix B. Jurisprudence: theory and context. London, 1996. P. VII.

15
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

Второй мировой войны на Западе шла дискуссия, в ходе которой фило-


софия права и теория права противопоставлялись друг другу как два
взаимоисключающих подхода к юридическим проблемам. Но появи-
лась и умеренная точка зрения. Ганс Кельзен полагал, что между двумя
направлениями юридической науки имеет место разделение труда, они
скорее дополняют друг друга, чем конкурируют21.
Это, видимо, самая разумная позиция, позволяющая рассматри-
вать весь комплекс теоретико-правовых исследований как единое
целое. В том, что касается названия этого единого целого, выбора
«титульного» направления, мнения расходятся. Иногда предпочита-
ют в качестве общего наименования «философию права». Немало и
сторонников «общей теории права». В нашей стране за несколько по-
следних десятилетий прочно утвердилось в научной и учебной лите-
ратуре, а также на официальном уровне (государственный образова-
тельный стандарт) название «теория государства и права». Оно точно,
емко и в сравнении с «философией права» обладает преимуществами
нейтральности и умеренности. Нет никаких оснований отказываться
от этого названия. Но следует иметь в виду, что теория государства и
права в этом широком смысле включает в себя важнейшие элемен-
ты философии права, юридической догматики (теория права в узком
смысле) и социологии права.
Все три компонента в какой-то мере представляют собой самосто-
ятельные предметы исследования. Подобно отдельным проблемам
любой науки они могут и должны разрабатываться монографически.
Возможно, они не входят в теорию государства и права целиком. Но
теория государства и права «снимает с них сливки» и включает в себя
метафизические, идеальные, догматические и практические ингреди-
енты. В рамках теории государства и права не только возможно, но
и желательно расширение и углубление философско-правовой про-
блематики. Но сосуществование в одной учебной программе наряду с
теорией государства и права курсов лекций и учебников по философии
права способно привести лишь к дублированию и созданию надуман-
ных проблем, в том числе в связи с необходимостью размежевания.
Философия, догматика и социология права – это не три раздела те-
ории государства и права, не три части учебного курса, а три пласта,
три подхода или метода исследования, которые присутствуют в разном
соотношении почти в каждой теме.

21
Van Hoeck M. Ор. сit. P. 418.

16
Глава 1. Предмет теории государства и права

§ 8. Единство теории государства и теории права

Объединение в рамках одной науки и единого учебного курса теории


государства и теории права прочно утвердилось в нашей стране в со-
ветскую эпоху. В дореволюционной русской и зарубежной литературе
оно встречается редко. Там, как правило, самостоятельно излагается и
изучается общая теория права, а теория государства рассматривается
в рамках конституционного права в качестве введения к этому курсу,
а также в рамках политической науки. Известны, впрочем, и исключе-
ния. Книга одного из крупнейших дореволюционных российских пра-
воведов Л.И. Петражицкого называлась «Теория права и государства
в связи с теорией нравственности», а «Лекции по общей теории права»
Н.М. Коркунова включали разделы «Общество» и «Государство».
В последние годы иногда подвергается сомнению целесообразность
соединения теории государства и теории права в рамках одной дис-
циплины. Известный специалист по конституционному праву проф.
Б.А. Страшун полагает, что «это произвольное соединение двух само-
стоятельных наук». Он предлагает заменить на первом курсе теорию го-
сударства и права «введением в теорию права» (до революции это назы-
валось «энциклопедией права» или «энциклопедией законоведения»), а
такие вопросы, как происхождение, типы и формы государства, его от-
ношения с общественными объединениями и т.п. отдать политологии22.
За образец принимается система, сложившаяся на Западе. Но и там
последовательно разграничить науку о государстве и науку о праве не
удается. «Близкое родство, объединяющее понятие права с понятием
государства (имевшее иногда последствием сведение права к выраже-
нию государственной воли) часто ведет к параллельному изучению об-
щих проблем права и государства под единым наименованием филосо-
фии права, которая в этом случае охватывает содержание дисциплин,
которые было бы более точно назвать политическими учениями о госу-
дарстве», – пишет Н. Боббио23.
Именно такое соединение под одним названием характерно для
многих работ классиков политической и правовой мысли. Разве «Ме-
тафизические начала учения о праве» Канта, «Философия права» Ге-
геля, сочинения Платона, Аристотеля, Фомы Аквинского, Гроция,
Гоббса, Локка, Монтескье, Руссо и многих других не включают в себя,

Страшун Б.А. Существует ли наука «теория государства и права»? // Труды МГЮА. 2001.
22

№ 7. С. 99–101.
23
Bobbio N. Philosopie du droit // Dictionnaire encyclopedique… P. 298.

17
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

наряду с проблемами права, а иногда и в первую очередь, проблемы


государства – его суть, назначение, происхождение, формы, соотно-
шение с обществом? Разве в происхождении государства, его типах и
формах нет юридического аспекта, который профессионально при-
зван исследовать именно правовед, а не политолог? Разве есть только
одна государствоведческая наука – конституционное право, а админи-
стративное, финансовое, процессуальное, уголовно-исправительное,
аграрное, трудовое право и т.п. не касаются важнейших сторон деятель-
ности государства? Почему же в таком случае правовым дисциплинам
следует предпослать «введение в правоведение», а циклу государство-
ведческих наук такое введение не нужно, или его следует поручить лю-
дям, не имеющим профессиональной юридической подготовки?
Государство и право неразрывны и не существуют друг без друга, ибо
право немыслимо без возможности прибегнуть в случае его нарушения
к законному, государственному принуждению, а государство немысли-
мо без определенного упорядочения общественных отношений, кото-
рое обеспечивается правовыми нормами (хорошими или плохими).
Теория государства и права обеспечивает связь юриспруденции с
другими общественными науками. Попытки упразднить теорию госу-
дарства и отдать ее на откуп политологам разрывают эту связь так же,
как стремление отделить друг от друга теорию права и теорию государ-
ства разрубает органическое единство этих явлений.

§ 9. Цели изучения теории государства и права

Курс теории государства и права призван решить ряд очень важных


задач юридического образования, а также юридической и частично по-
литической практики.
Будучи поставлен в программу обучения на первом курсе, он служит
введением ко всем последующим правовым и государствоведческим
дисциплинам. Он дает студенту первоначальные знания о его профес-
сии, вводит его в круг понятий, категорий, юридических институтов,
которыми он будет оперировать на старших курсах и в последующем –
в своей практической деятельности.
Но введение в правовую науку и практику – всего лишь подсобная,
служебная роль теории государства и права. Ее главное назначение –
высшие, обобщенные знания о государстве и праве. Теория должна не
только научно описать, классифицировать, систематизировать эти яв-
ления, но и объяснить их природу, смысл, назначение, что достигается
18
Глава 1. Предмет теории государства и права

благодаря связи юриспруденции с другими общественными науками.


Обеспечение этой связи – одна из важнейших миссий теории государ-
ства и права.
В плане перехода от первоначального к высшему знанию целесоо-
бразна практика возврата к теории государства и права (в форме курса
«проблемы теории государства и права») на старших курсах, когда ос-
воены отраслевые дисциплины и студентами накоплен обширный ма-
териал для сравнения и самостоятельных суждений.
Помимо описания и объяснения юридических явлений теория го-
сударства и права должна разработать критерии их оценки, которым
следуют все отраслевые дисциплины. Теория государства и права не
ограничивается анализом сущего. Она предлагает правовой идеал, со-
вершенную систему государства и права, основанную на универсаль-
ных и особых, правовых, ценностях.
Правовые и государственные идеалы побуждают к попыткам прак-
тически усовершенствовать действительность, служат для них про-
граммой. В связи с этим одной из важнейших целей теории государства
и права является воспитание чувства гражданственности, долга, высо-
конравственного отношения к праву и государству.
«Хорошее образование студентов, – пишет Ж.-Л. Бержель, – такое
образование, которое в значительной степени основано на изучении
общей теории и в меньшей степени предполагает простое накопление
знаний»24. Теория государства и права дает ключ к пониманию явлений,
вырабатывает юридическое мировоззрение, критическое отношение к
закону, практике, правовой литературе, вооружает методологией, позво-
ляющей творчески решать постоянно возникающие новые проблемы.

24
Бержель Ж.-Л. Указ. соч. С. 31.
Глава 2
МЕТОДОЛОГИЯ ТЕОРИИ
ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
§ 1. Научное познание и теоретико-правовая наука
§ 2. Философия как метод
§ 3. Общенаучные и частнонаучные методы

§ 1. Научное познание и теоретико-правовая наука

Познание и его виды

Одна из важнейших функций теоретико-правовой науки – познава-


тельная. Теория государства и права ставит своей целью познание за-
кономерностей происхождения, развития, функционирования государ-
ства, политики, права, законодательства. Познание политико-правовых
явлений нужно людям для того, чтобы целенаправленно воздействовать
на государство и право, по возможности изменять их, приспосабливать
к своим потребностям, ставить на службу своим интересам.
Познание политико-правовых явлений бывает разных видов. Разли-
чают обыденное познание, религиозно-мифологическое, художествен-
ное (эстетическое), философское, научное. На уровне обыденного по-
знания постигаются очевидные, элементарные истины (например:
власть предполагает подчинение, право есть регламентация поведения
человека и т.п.). Не следует думать, что обыденное познание политико-
правовых явлений было свойственно людям только на ранних этапах
исторического развития, в донаучную эпоху. Для человека современ-
ной культуры обыденное познание – также неотъемлемый элемент
процесса познания, создающий эмпирическую базу для более высоких
форм познания.
Религиозно-мифологическое познание государства и права в основ-
ном было свойственно древним народам. Вместе с тем следует отметить,
что и мифология, и религия, давая свое, зачастую мистифицированное
объяснение политико-правовых явлений, стремились выявить в них ра-
циональный компонент, найти в них логику и смысл. Построенная на
основе религиозно-мифологического познания картина мира нередко
давала людям довольно точные ориентиры политического поведения.
20
Глава 2. Методология теории государства и права

Искусство предоставляет человеку (и в древности, и сейчас) допол-


нительную возможность с помощью конкретных образов литературных,
музыкальных, архитектурных произведений лучше понять специфику
мира политики и права. Например, сочинения О. де Бальзака, Ч. Дик-
кенса, Л.Н. Толстого, Ф. Кафки способны сказать о бездушии государ-
ственной машины больше, чем отдельные теоретические статьи.
Философское осмысление политико-правовых явлений предполагает
поиск их предельных смысловых, ценностных и логических оснований.
Особую роль (в известном смысле ведущую) в познании государ-
ства, политики, права и законодательства играет наука, под которой
понимается определенный вид познавательной деятельности, направ-
ленный на выработку объективных, системно организованных и обо-
снованных знаний о мире.

Связь теории государства и права


с ценностями и идеологией
Примерно со второй половины XIX в. оформилось большинство
ныне существующих наук, которые традиционно делятся на естествен-
ные, технические и общественные.
У общественных наук есть существенные особенности по сравне-
нию с науками естественными и техническими. Наиболее ярко спе-
цифику общественных наук показали выдающиеся немецкие филосо-
фы В. Дильтей (1833–1911), В. Виндельбанд (1848–1915) и Г. Риккерт
(1863–1936), проводившие резкую границу между науками о природе и
науками об обществе («науки о культуре», «науки о духе»). С их точки
зрения, в мире природы (мир сущего) господствует закон причинно-
сти, в мире социальных явлений (мир должного) – свобода человече-
ской воли, обусловленная этическими императивами. Если природным
явлениям свойственна повторяемость, закономерность, то явления
культуры – уникальны. В основе происхождения, развития, функци-
онирования политико-правовых институтов лежат не объективные за-
кономерности, а ценностные установки, которыми руководствуются
люди в своей деятельности. Поэтому задачей наук о природе является
открытие закономерностей, целью общественных наук – выявление
ценностных императивов.
Не вступая в спор с отдельными дискуссионными положениями
немецких философов, можно, тем не менее, утверждать, что обще-
ственные науки не имеют (по сравнению с естествознанием) строгого
инструментария, их критерии истины зачастую страдают приблизи-
21
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

тельностью и относительностью. Так, в теории права можно насчитать


несколько сложившихся зрелых концепций (их представляют выдаю-
щиеся юристы и философы), трактующих право не просто по-разному,
а диаметрально противоположно. В исторической науке трудно най-
ти факты, по которым было бы полное согласие различных научных
школ. Например, история Второй мировой войны, изложенная в учеб-
ной и научной литературе России, Украины, стран Балтии и Западной
Европы, имеет существенные различия. Есть разные научные школы и
подходы в этнографии, социологии, экономической теории, литерату-
роведении, лингвистике и т.д.
Специфической чертой общественной науки (в частности, теории
государства и права) является то обстоятельство, что она тесно связана
с ценностями и идеологией.
Основная задача науки – установление истины; назначение цен-
ностей (глубинных мировоззренческих установок, задающих критерии
добра и зла) – задавать направления человеческой деятельности; дело
идеологии – формулировать и отстаивать интересы социальных групп
или общества в целом. Очевидно, что у науки, системы ценностей и
идеологии – разные, зачастую взаимоисключающие задачи.
В основе любой общественной науки лежат аксиоматические (при-
нятые без доказательств) ценностные установки. Более того, ценност-
ные ориентиры ученого глубоко коренятся в сфере его подсознания,
о чем он может даже не догадываться. Научные представления уче-
ного есть во многом результат рационализации его эмоционального
и ценностного восприятия действительности. Процесс установления,
описания и классификации фактов еще может быть достаточно объ-
ективным, а вот их интерпретация уже целиком зависит от ценностных
предпочтений исследователя.
Идеологические установки также способны вступать в конфликт с
истиной. Еще К. Маркс совершенно правильно определил идеологию
как «ложное сознание», всегда тесно связанное с социальными инте-
ресами, с политикой. Идеология, всегда имеющая целенаправленное
воздействие на массы, в значительной мере иррациональна и иллю-
зорна. Общественные науки (часто даже независимо от воли ее пред-
ставителей) всегда отражают какой-то спектр политических интере-
сов. Наглядный пример – отечественная теория государства и права.
В советский период у нас была «марксистско-ленинская общая теория
государства и права», сейчас, в постсоветской России – по преимуще-
ству либеральная теория государства и права. Здесь социальный заказ
очевиден. Теоретико-правовая наука всегда была и навсегда останется
22
Глава 2. Методология теории государства и права

идеологической системой, так или иначе встроенной в механизм идео-


логического воздействия на массы.

Особенности теоретико-правового познания


Несмотря на названные особенности теоретико-правовая наука
способна получать довольно точное знание о политико-правовых яв-
лениях и быть в этом смысле относительно надежным ориентиром в
юридической практике.
В основе теоретико-правового познания (как и всякого научного
познания) лежат следующие основные принципы.
1. Предметность. Как уже отмечалось, главной задачей теоретико-
правовой науки является выявление достоверного знания о политико-
правовой реальности с целью ее преобразования. В этой связи теорети-
ко-правовую науку интересуют не любые предметы окружающего мира,
а только те, которые включены (или могут быть включены) в юридиче-
скую практику, так или иначе связаны с политико-правовой деятельно-
стью (в том числе научной). Теоретико-правовое познание всегда прово-
дит предварительный отбор фактов, подлежащих изучению.
2. Объективность. Чтобы воздействовать на юридическую практику,
теоретико-правовая наука должна выявлять законы политико-право-
вых явлений. Но поскольку результаты научного исследования прихо-
дят к нам исключительно через личность ученого, всегда есть опасность
внесения субъективизма в, казалось бы, объективно существующий за-
кон. Поэтому теоретико-правовое познание должно стремиться к мак-
симальной объективности в изложении сути изучаемых явлений.
3. Системность и обоснованность. Знания, получаемые в результате
исследовательской деятельности, должны находиться между собой в
логической непротиворечивой связи. Истинность одних знаний долж-
на основываться на истинности других, одни знания должны выво-
диться из других.
4. Всесторонность. Процесс познания не ограничивается рассмо-
трением какой-то одной стороны изучаемого явления. Исследователь
всегда должен иметь в виду, что изучаемый предмет имеет много гра-
ней, в том числе, возможно, еще неизвестных.
Характерной особенностью теоретико-правового познания явля-
ется его нацеленность на поиск и установление истины, под которой
понимается знание, соответствующее объективной реальности. Раз-
личают истину относительную и абсолютную. Относительная истина
представляет собой неполное знание о предмете, достигнутое на опре-
23
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

деленном этапе познавательного процесса. Абсолютная истина – это


полное, точное, всестороннее, исчерпывающее знание о предмете,
итог познавательного процесса. Процесс познания политико-правовой
реальности есть постоянная, нескончаемая смена одних относитель-
ных истин другими, более полными и точными. В этом смысле можно
сказать, что абсолютная истина – цель познания, уходящая в бесконеч-
ность. Данное утверждение не следует понимать как агностицизм, то
есть как принципиальную невозможность достичь истины. Бесконеч-
ность познания совсем не означает принципиальную невозможность
познания. Бесконечность теоретико-правового познания обусловлена
спецификой предмета познания – вечно развивающейся, меняющей-
ся, обладающей огромной сложностью политико-правовой материей.
Теоретико-правовое познание осуществляется с помощью спец-
ифического языка – понятий, в которых выражаются, фиксируются
существенные, закономерные объективные отношения и связи. Чело-
веческий ум на протяжении многих столетий должен был миллиарды
раз проделать операции по сопоставлению, сравнению, различению
отдельных свойств и аспектов политико-правовой реальности, чтобы
установить в ней существенные, необходимые связи, абстрагируясь от
всего случайного и субъективного. Понятийный аппарат современной
теоретико-правовой науки продолжает развиваться, поскольку выяв-
ляются все новые закономерности, существенные свойства и взаимос-
вязи политико-правовых явлений.
Подлинное теоретико-правовое познание – это, как правило, про-
цесс творческий. Творчество в науке, с одной стороны, всегда основы-
вается на традиции, на массиве уже добытых знаний. Вместе с тем оно
нередко предполагает пересмотр традиционного знания вплоть до пол-
ного разрыва с ним. В известном смысле подлинный ученый должен
ломать логику устоявшихся стереотипов, стремясь к принципиально
новому взгляду на вещи.

Методология теории государства и права


Метод – сознательный способ достижения какого-либо результата,
осуществления определенной деятельности, решения некоторых задач.
Метод предполагает известную последовательность действий на
основе четко осознаваемого плана в самых различных видах познава-
тельной и практической деятельности. Разработка и применение метода
связаны с рационализацией человеческой деятельности (в том числе по-
знавательной), с размышлением над предпосылками ее осуществления.
24
Глава 2. Методология теории государства и права

Термин методология понимается в двух основных значениях: 1) как


учение о методах познания и преобразования действительности; 2) как
совокупность методов познания. Методология как учение – это по
преимуществу философская дисциплина. На уровне отраслевого на-
учного знания термин «методология» обычно употребляется в смысле
совокупности методов познания.
Методология теории государства и права – это совокупность принци-
пов и методов, с помощью которых теоретико-правовая наука исследует
свой предмет.
Методология общественных наук исторически вырастает на базе
методов, используемых в философии, математике и естествознании, и
принимает относительно завершенный вид к концу XIX – началу XX вв.
В XX в. методология общественных наук все более развивается по пути
специализации, формируется методология исторических, юридиче-
ских, социологических, филологических, экономических и других наук.
В нашей стране в советский период методология обществознания
(в том числе теории государства и права) во многом базировалась на
марксизме, взявшем львиную долю своего понятийного аппарата из
философии (логики) Гегеля. В постсоветское время, после краха ком-
мунистической идеологии, марксизм продолжает оставаться преоб-
ладающей методологией в наших общественных науках. Вместе с тем
сейчас все больше ощущается тенденция утраты гегельянско-марк-
систской методологией монопольного положения, ведется поиск но-
вых познавательных подходов.
В отечественной теоретико-правовой литературе существует до-
вольно широкий спектр мнений относительно классификации и кон-
кретного перечня методов, применяемых в юридических исследова-
ниях. Оптимальной представляется классификация, согласно которой
методы делятся на философские, общенаучные и частнонаучные25.

§ 2. Философия как метод

Философия – это система знаний об основах природного и соци-


ального бытия, человеческого сознания и познания. Философия отли-
чается стремлением к предельной обобщенности знаний о мире и месте
в нем человека, постановке и решению мировоззренческих проблем.
Она исходит из ценностных установок, коренящихся в мировоззрении
человека и нередко недоказуемых научными методами. Исторические
25
Тарасов Н.Н. Методологические проблемы юридической науки. Екатеринбург, 2001. С. 212.

25
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

формы философского знания (как они представлены у различных фи-


лософов) – это, как правило, рационализированные умозрительные
системы, заметно разнящиеся по понятийному аппарату, методологии
и ценностным ориентирам.
Философия теснейшим образом связана с общественными науками.
Ученый-юрист руководствуется в своих исследованиях идеалами, нор-
мами и целями, выработанными философией, что, в конечном счете, и
составляет философско-методологическую основу теории государства
и права. Иными словами, философия задает теоретико-правовой науке
наиболее общие параметры, систему координат.
Поскольку философия существует в форме различных школ и на-
правлений (зачастую взаимоисключающих), перед теоретико-право-
вой наукой всегда стоит проблема выбора: какую школу избрать в ка-
честве методологической основы исследования. Следует сказать, что
редкий автор использует методологию только одной философской
школы, его инструментарий, как правило, включает в себя элементы
разных подходов.
Среди наиболее крупных философских направлений XIX–XX вв.,
сыгравших ту или иную роль в развитии теоретико-правовой науки,
выделяются: 1) позитивизм; 2) диалектический и исторический мате-
риализм; 3) феноменология; 4) экзистенциализм; 5) прагматизм; 6) ре-
лигиозная философия; 7) фрейдизм.
Позитивизм, основателем которого часто считают О. Конта (1798–
1857), оформился как направление в 1830-х гг. Позитивизм провоз-
гласил отказ от умозрительной философии (яркий пример – немецкая
классическая философия), имевшей дело, по Конту, с оторванными от
жизни абстракциями, и предложил ограничить предмет научного ис-
следования исключительно эмпирическими фактами. Согласно пози-
тивистской методологии, наука должна отказаться от поиска сущности
вещей, абсолютных истин (их познать нельзя) и сосредоточить свое
внимание на описании, систематизации, классификации и установ-
лении взаимосвязей явлений. Подлинная философия, по Конту, это
и есть сумма знаний всех наук о явлениях, объективно (эмпирически)
представленных человеческому сознанию.
Предложенная позитивизмом методология стала, по сути, тео-
ретическим оформлением процесса любого научного поиска, харак-
терного критическим анализом фактов, стихийным материализмом и
опорой на опыт. В исторически короткие сроки позитивизм завоевал
огромную популярность, став методологической основой многих об-
щественных наук, в том числе юридических. Позитивистская методо-
26
Глава 2. Методология теории государства и права

логия обусловила появление таких разновидностей теории права, как


юридический позитивизм (анализ текста правовых актов в отрыве от
их социального содержания и нравственной оценки) и социологиче-
ский позитивизм (исследование государства и права в связи с другими
социальными явлениями).
Влияние позитивистской методологии на теорию государства и пра-
ва выходит за рамки юридического и социологического позитивизма.
Даже в советский период, когда позитивизм оказался под мощным
прессингом официального марксизма, позитивистская методология
активно использовалась теоретиками права. Ведь любое исследование
надо было начинать с анализа эмпирической стороны политико-пра-
вовой реальности.
Диалектический и исторический материализм – философское направ-
ление, созданное К. Марксом (1818–1883) и Ф. Энгельсом (1820–1895)
на основе логики Г.В.Ф. Гегеля (1770–1831) и материализма Л. Фейерба-
ха (1804–1872).
Диалектический материализм как теория и как метод познания
включает в себя ряд основополагающих принципов: 1) принцип един-
ства и материальности мира, согласно которому материя первична по
отношению к сознанию; 2) принцип познаваемости мира, исходящий
из того, что окружающий нас мир познаваем и что мерой его познан-
ности, определяющей степень соответствия наших знаний объектив-
ной реальности, является общественно-производственная практика;
3) принцип развития, утверждающий, что все явления в мире и мир
в целом находятся в непрерывном, постоянном, диалектическом раз-
витии, источник которого – возникновение и разрешение внутренних
противоречий, ведущих к отрицанию одних состояний и образованию
принципиально новых явлений и процессов; 4) принцип активного
преобразования мира, исходя из которого люди должны не просто по-
знавать мир, но и целенаправленно его изменять.
Согласно материалистическому пониманию истории в основе обще-
ственного развития лежит трудовая деятельность людей в сфере матери-
ального производства. По мере изменения производственных отноше-
ний меняются социальные институты, в том числе государство и право.
Метод диалектического и исторического материализма внес огром-
ный вклад в дело познания политико-правовой действительности, что,
в частности, проявилось в созданной Марксом формационной типоло-
гии государства и права. В настоящее время рассматривать государство
и право в развитии, исторически, в единстве политической, духовной и
экономической жизни общества с опорой на общественную практику
27
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

как критерий истины стало характерным для методологии теоретико-


правовой науки.
Феноменология. Основателем данного направления считается не-
мецкий философ Э. Гуссерль (1859–1938), создавший метод феноме-
нологической редукции (сведение фактов действительности к фактам
сознания). Применение метода феноменологической редукции ведет к
концентрации внимания не на объектах реального мира, а на их иде-
альных образах, возникающих в познающем сознании. Иначе говоря,
изучаются не реальные государство и право, а их идеальное отражение,
возникающее в сознании исследователя.
В Европе (в основном в Германии) в 1920-х гг. феноменологию
права разрабатывали А. Рейнах, Ф. Шрейер, Ф. Кауфман, в России –
Н.Н. Алексеев26. Нельзя не видеть, что изучение не реального объекта,
а его мыслительной проекции, расположенной в индивидуальном со-
знании, несет в себе опасность субъективизма.
Экзистенциализм – это философия, предполагающая осмысление
человеком реальности через призму своего индивидуального существо-
вания. Экзистенциализм возникает в XX в. (основные представители
К. Ясперс, Г. Марсель, Ж.П. Сартр, А. Камю, Н.А. Бердяев, Л. Шестов)
как проявление индивидуалистического мировоззрения, в котором на-
шло отражение разочарование плодами западной культуры (в частности
демократией, правовым государством, буржуазной юстицией). Экзи-
стенциалисты видели основную задачу личности в условиях буржуазного
общества в том, чтобы стать самим собой, понять свое предназначение,
перейти к подлинному существованию (экзистенции), обнаруживаю-
щейся в пограничной ситуации (например, перед лицом смерти).
Метод экзистенциализма в теоретико-правовой науке (В. Майхо-
фер, Э. Фехнер, Г. Кон27) состоит в том, чтобы рассмотреть государство
и право с точки зрения их соответствия подлинному существованию
человека (под подлинной экзистенцией чаще всего понимается ин-
дивидуалистическое, отстраненное от общества существование). Го-
сударство и право, стандартизируя социальную жизнь, заключая ее в
абстрактные обязательные для всех нормы, губят уникальность лич-
ности, навязывают человеку разрушающий его автоматизм. Цель эк-
зистенциального метода – доказать принципиальную возможность
существования права как суммы единоразовых уникальных решений

См. подробнее: Туманов В.А. Буржуазная правовая идеология. К критике учений о праве.
26

М., 1971. С. 355–359.


27
Там же. С. 360–366.

28
Глава 2. Методология теории государства и права

по урегулированию конфликтов, не наносящих ущерб самобытности


личности. Индивидуалистический подход ставит под сомнение воз-
можность познания социальной природы права.
Прагматизм – философия, возникшая в США в конце XIX в. и
оказавшая огромное влияние на всю духовную жизнь страны в первой
половине XX столетия. В юриспруденции метод прагматизма активно
использовал выдающийся американский юрист Р. Паунд (1870–1964).
Главная идея прагматизма заключается в том, что научная истина ос-
новывается на индивидуальном опыте и проверяется только прак-
тической полезностью. Следуя данной философии, Паунд полагает,
что право базируется на субъективном опыте, из которого невозмож-
но вывести общие законы. Подлинная цель и задача права, отмечает
он, непознаваемы, а различные ценностные суждения, включенные в
нормативные акты, изначально противоречивы. Единственным объек-
тивным критерием оценки права Паунд считает его полезность, прак-
тическую значимость. Право познается только в той степени, в какой
открываются результаты его воздействия на общество. Поэтому основ-
ное внимание Паунд уделяет прикладной, функциональной стороне
права, он предпочитает изучать реальный правопорядок, судебный и
административный процесс, где эмпирическое, «инструментальное»
проявление права особенно заметно.
Религиозная философия. Вероучение, в котором догматы приобрета-
ют вид рационализированной теоретической системы, отчасти стано-
вится и философией тоже. Яркий пример – христианская философия
(Августин Блаженный, Фома Аквинский, Ж. Маритен, С.Н. Булгаков,
Н.А. Бердяев), которая пронизана идеями греховности мира, грядущего
конца света и установления Царства Божия. Использование христиан-
ской философии в качестве метода политико-правового исследования
означает, что государство и право изучаются через призму библейских
догматов. В сочинениях религиозных философов есть много ценного
о природе и функционировании государства и права, но все это раци-
ональное знание подчинено одной конечной цели: доказать зависи-
мость политико-правовой действительности от воли Бога, ее включен-
ность в общее божественное мироустройство.
Для авторов, опирающихся на религиозную философию, юриди-
ческая проблематика, как правило, не представляет самостоятельного
интереса. Тем не менее в XX в. католические и православные филосо-
фы, откликаясь на социальные современности, написали много спе-
циальных работ, где с позиции христианских догматов анализируются
политико-правовые институты.
29
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

Психоанализ – в широком смысле есть теория и метод, имеющий


дело с бессознательными процессами человеческой психики (основа-
тель – З. Фрейд). Главной особенностью открытого Фрейдом метода
было сведение социальных законов к законам природы, индивиду-
ального к коллективному (в человеческом обществе, в коллективной
психике действую те же механизмы, что у отдельного человека). Метод
психоанализа универсален, применим ко всем сферам человеческой
деятельности. Наибольшее число психоаналитической литературы (в
том числе юридического профиля) издается в США. Согласно психоа-
нализу, политико-правовые институты есть трансформированное про-
явление бессознательных влечений (инстинктов) человека, результат
сублимации, перевода неизрасходованной сексуальной энергии в юри-
дическую практику.
Применяя метод психоанализа, последователи Фрейда стремятся
установить взаимозависимость психики людей и их политико-юриди-
ческой деятельности. Следует иметь в виду, что психоанализ строится
на ряде аксиоматических допущений, имеющих далеко не однозначное
толкование. Вследствие такой специфики результат психоаналитиче-
ского исследования носит, как правило, вероятностный, очень при-
близительный характер. Применение психоанализа дает наиболее пло-
дотворный результат в сочетании с другими методами.

§ 3. Общенаучные и частнонаучные методы

Под общенаучными методами понимают методы, используемые во


всех науках, частнонаучные методы применяются в однородных груп-
пах наук или в рамках одной науки.
Общенаучные методы. С некоторой долей условности научное зна-
ние делится на эмпирическое и теоретическое, а научное познание –
соответственно на эмпирическое и теоретическое исследование.
Между эмпирическим и теоретическим уровнями познания есть за-
метные различия. Во-первых, эмпирическое и теоретическое исследо-
вания имеют дело с разными срезами одной и той же действительности.
Эмпирическое исследование ориентировано на изучение внешнего
проявления предметов и их взаимосвязей, теоретическое – направлено
на установление сущности предмета, непосредственно не открываю-
щейся ученому. Во-вторых, эмпирическое исследование предполагает
непосредственное взаимодействие с изучаемым объектом (например,
с государством и правом в их практическом проявлении), при теорети-
30
Глава 2. Методология теории государства и права

ческом исследовании непосредственное взаимодействие с объектами


отсутствует, объекты изучаются только опосредованно, умозрительно
(например, при выявлении сущности государства и права). И, наконец,
в-третьих, эмпирическое и теоретическое уровни исследования разли-
чаются по методам28.
На эмпирическом уровне господствуют методы непосредственного
наблюдения и описания, с помощью которого собирается первичная
информация об изучаемом объекте. Полученная первичная инфор-
мация еще не является полностью объективным знанием, поскольку
несет на себе печать субъективных ощущений исследователя. Поэтому
следующий этап эмпирического исследования – обработка первичной
информации с помощью различных логических операций, что при-
водит к появлению эмпирического факта – уже в полной мере объек-
тивного достоверного знания. Эмпирический факт – высшая форма
эмпирического знания, дальше этого эмпирическое познание не идет.
Простой набор фактов о политико-правовой действительности еще не
в состоянии ее объяснить, здесь необходима теория.
Теоретическое познание как раз и призвано на основе фактов соз-
давать частные законы и теории. Очевидно, что факты должны под-
тверждать теорию, а теория – объяснять факты. Здесь эмпирическое и
теоретическое уровни исследования тесно взаимодействуют, дополняя
друг друга.
На эмпирическом и теоретическом уровнях познания в равной мере
используются так называемые общелогические методы (методы фор-
мальной логики): анализ, синтез, индукция, дедукция, абстрагирова-
ние, сравнение, аналогия, формализация, моделирование и др.
Для построения теоретического знания важны следующие методы.
1. Гипотетико-дедуктивный. Создание многих политико-правовых
теорий начинается с выдвижения ряда аксиом, некоторых допущений,
которые в ходе исследовательской деятельности должны быть так или
иначе подтверждены. Вместе с тем следует иметь в виду, что даже разви-
тые, казалось бы, завершенные теории все равно содержат в себе гипо-
тетико-дедуктивное знание. Например, договорная теория происхож-
дения государства строится на допущении, что созданию государства
предшествовал акт общественного договора. В XVII–XVIII вв., когда
эта теория приобрела зрелые формы и большую популярность, идея
общественного договора продолжала оставаться аксиомой. Теория
естественного права основывается на допущении, что у человека есть

28
Философия: учебник для вузов / под общ. ред. В.В. Миронова. М., 2005. С. 601.

31
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

прирожденные, неотчуждаемые права. И в эпоху буржуазных револю-


ций, и сейчас данное положение берется без каких-либо доказательств,
как некий очевидный факт.
2. Восхождение от абстрактного к конкретному. Применяя данный
метод, ученый сначала находит главный закон, системообразующую
идею изучаемого объекта, а затем постепенно пытается открывать но-
вые, но уже локальные связи, более конкретные проявления объекта.
Так, например, К. Маркс и Ф. Энгельс еще в 1848 г. в «Манифесте ком-
мунистической партии» сформулировали основные идеи историческо-
го материализма, а затем в многочисленных работах раскрыли их раз-
нообразное конкретное проявление.
3. Исторический и логический методы. Применение исторического
метода означает рассмотрение изучаемого объекта в его хронологи-
ческом развитии во всей конкретной полноте, включая случайные и
малозначащие детали. Логический метод предполагает изучение объ-
екта в его необходимых, а не случайных связях. Логический метод есть
способ воспроизведения исторически сложившегося объекта как ито-
га, результата определенного процесса, в ходе которого сложились не-
обходимые условия его дальнейшего существования и развития в каче-
стве устойчивого системного образования. Объективное исследование
политико-правовых явлений требует сочетания этих двух методов.
4. Метод идеализации означает представление чего-либо в более со-
вершенном виде, чем оно есть на самом деле. С помощью метода идеа-
лизации ученый создает модель реального объекта, наделенного совер-
шенными свойствами. Наличие такой модели позволяет давать оценку
реальным объектам, тенденции их позитивного или негативного раз-
вития. Например, идеальное правовое государство служит критерием
оценки при анализе далекого от модели реального государства.
5. Мысленный эксперимент – система мысленных процедур, прово-
димых над идеализированными объектами. Мысленный эксперимент
проводится для подтверждения или, напротив, опровержения отдель-
ных положений теории.
Частнонаучные методы, применяемые в общей теории государства
и права, возникли как естественное продолжение и развитие методов
общенаучных.
Среди частнонаучных методов выделяются:
1) формально-догматический метод, который предполагает использо-
вание приемов формальной логики для анализа текстов законодатель-
ства (правильность конструирования нормы права, согласованность
норм права между собой, их непротиворечивость и т.д.). Наиболее ши-
32
Глава 2. Методология теории государства и права

рокое применение данный метод нашел в рамках школы юридического


позитивизма (нормативизма);
2) сравнительно-правовой. На базе общелогического метода сравне-
ния сформировался метод, с помощью которого выделяются сходные и
различные черты отдельных правовых систем, источников права, форм
государства и т.п. Благодаря сравнительному методу появилась целая
отрасль знания – сравнительное правоведение;
3) социологический метод ориентирует исследователя на установле-
ние функциональных взаимосвязей государства и права с другими со-
циальными явлениями. Наибольшее распространение данный метод
приобрел в социологической школе права.
Глава 3
ЦЕННОСТНЫЙ ПОДХОД
К ГОСУДАРСТВУ И ПРАВУ
§ 1. Что такое ценности?
§ 2. Об универсальном характере ценностей
§ 3. Набор ценностей, имеющих отношение к государству и праву
§ 4. Свобода
§ 5. Равенство
§ 6. Справедливость
§ 7. Государство и право как ценности. Юридические ценности

Теория государства и права наиболее мировоззренческая из юри-


дических наук. Она призвана вырабатывать правовые идеалы и кри-
тическое отношение к действительности. Это невозможно без анализа
системы ценностей, которыми пользуются и отраслевые, и историко-
правовые, и специальные дисциплины.
Понимание ценностей очень важно и в юридической практике. Без
него не обойтись при толковании и применении права, в особенности,
в случаях пробелов или коллизий правовых норм.

§ 1. Что такое ценности?

Ценностями называют всё то, что вызывает к себе положительное


отношение, рассматривается как благо, добро, польза, должное. Они
представляют собой цели, к которым люди стремятся и связаны с удов-
летворением потребностей людей29.
Ценности пронизывают все стороны жизни человека и общества.
Выражая предпочтения, ориентацию, интересы отдельных лиц, групп
и слоев общества, они связаны с познавательной, творческой и практи-
ческой деятельностью, опосредованной волевыми решениями.
Ценности многообразны. Среди них есть утилитарные, практиче-
ские, материальные. Их называют также «предметными ценностями».
В качестве таковых выступает все многообразие предметов человече-
ской деятельности, общественных отношений. Любой товар, любая ус-
луга представляют собой «предметную ценность». Исследованием цен-
29
Неновски Н. Право и ценности. М., 1987. С. 25, 29.

34
Глава 3. Ценностный подход к государству и праву

ностей такого рода заняты экономисты, товароведы, потребители. Есть


ценности эмоциональные, плотские и платонические, изучаемые фи-
зиологией и психологией. И есть ценности отвлеченные, идеальные, не
связанные со стремлением обладать или пользоваться каким-либо кон-
кретным объектом. И они неоднородны. Можно говорить о ценностях
научных (предмет науковедения), эстетических (предмет эстетики) и
этических или моральных, изучаемых этикой и философией.
В противоположность «предметным ценностям» последние называ-
ют «субъектными ценностями», имея в виду, что они представляют со-
бой не реальные, внешние по отношению к человеку объекты, а заклю-
чены в его внутреннем мире, сознании. Это «ориентиры деятельности
человека», «способы и критерии, на основе которых производятся сами
процедуры оценивания» явлений30.
Субъектные ценности – это не сами по себе реальные предметы,
явления или действия, а те «свойства, благодаря которым они заслужи-
вают уважения или становятся объектом желания»31. Эти свойства вос-
принимаются как благо не в конкретном, а в абстрактном, идеальном
смысле. Если Н влюбился в К, потому что она красива, К представляет
собою предметную ценность, а субъектная ценность – это красота.
Субъектные ценности изучаются аксиологией, особой наукой
о ценностях, которая может рассматриваться также как составная часть
философии и этики. Субъектные ценности проявляются во всех обще-
ственных явлениях. Многие из них имеют непосредственное отноше-
ние к государству и праву. Они представляют собою и одну из основ
теории государства и права.
Ценности предстают или подаются как безусловные, высшие прин-
ципы, а потому для их обоснования трудно прибегать к рациональным
аргументам. Есть убежденные сторонники и противники равенства.
Каждый из них способен привести много фактов и рассуждений в за-
щиту своей позиции. Но ни та, ни другая позиция не может быть дока-
зана с точностью и безусловностью математической теоремы.
Именно недоказуемостью и связью с интересами объясняется от-
сутствие единодушия по вопросу о ценностях среди граждан, социаль-
ных групп, слоев, классов. Несовпадение представлений о ценностях
становится особенно очевидным при сопоставлении разных периодов
истории.

30
Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 765.
Jose Manuel Delgado Ocando. Valeur // Dictionaire encyclopedique de theorie et de souoloqie
31

du droit. Bruxelles, 1988. P. 429.

35
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

Тем не менее, хотя ценности не могут быть безусловно доказаны, по


удачному выражению известного американского теоретика права Джо-
на Финниса, они могут быть подкреплены как данными наблюдений,
так и диалектическими аргументами32. Ценности порождаются истори-
ческим опытом и одним из важных доказательств их убедительности
служит общественное признание.

§ 2. Об универсальном характере ценностей

В правовой литературе ставится вопрос: являются ли ценности, ле-


жащие в основе права, государства и изучающих их наук сугубо юриди-
ческими (правовыми) или моральными и тем самым универсальными,
поскольку мораль распространяется не только на юридические отно-
шения, но и на все другие сферы общественной жизни.
Академик В.С.Нерсесянц и В.А.Четвернин настойчиво проводят
мысль, что в праве и государстве не применяются всеобщие ценности
философско-этического порядка, а наоборот, создаются собственные
ценности, которые затем признаются и применяются в разных обла-
стях жизни. «Справедливость, – пишет В.С.Нерсесянц, – категория и
характеристика правовая, а не внеправовая (не моральная, нравствен-
ная, религиозная и т.д.). Более того, только право и справедливо»33. Тот
же принцип применяется В.С.Нерсесянцем и к таким ценностям, как
равенство и свобода34.
В действительности, справедливость – моральная категория, ко-
торая распространяется на всю область общественных и личных от-
ношений, в том числе, разумеется, и на право. Справедливость – это
критерий оценки, отношения к праву. Ее можно было бы характери-
зовать также как принцип или идеал права. Но при этом надо иметь
в виду, что как принцип, идеал или критерий оценки справедливость
отнюдь не исчерпывается правом, не сводится к нему и не поглощается
им, а далеко выходит за его пределы. То же самое относится и к таким
критериям оценки права, как ясность, точность, непротиворечивость.
Все это – неюридические категории, но теория государства и права
широко ими пользуется, как и многими другими понятиями логики,

32
Цит. по: Bix Br. Jurisprudence. London, 1996. Р. 75.
33
Нерсесянц В.С. Философия права. М., 1998. С. 28.
34
Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства. М., 1999. С. 65–67, 53–54, 61 ; См.
также: Четвернин В.А. Понятия права и государства. Введение в курс теории права и
государства. М., 1997. С. 54, 56.

36
Глава 3. Ценностный подход к государству и праву

морали, философии, других общественных и не только общественных


наук. Неизбежное и постоянное обращение юристов к идее справедли-
вости – одно из подтверждений мысли, столь четко выраженной проф.
О.Э. Лейстом: «Сущность права не может быть постигнута ни практи-
ческим правоведением, ни даже общей теорией права, если последняя
не выйдет за пределы юридических категорий»35.
По словам известного правоведа Н. Неновски, «ценностный подход
к праву, в конечном счете, выводит нас за строгие очертания самого
права», «оценка правовых институтов и права, в конце концов, делает-
ся с помощью неправовых критериев»36.

§ 3. Набор ценностей, имеющих отношение


к государству и праву

Ценности не вечны. На протяжении веков и тысячелетий их на-


бор и характер неоднократно менялся. Часть ценностей устаревала и
отходила в прошлое, другие переосмысливались, третьи возникали
впервые.
В исторической ретроспективе можно предложить следующий при-
мерный перечень ценностей, исходя из того, что не все они призна-
вались одновременно, а некоторые сменяли друг друга: сохранение
извечного и разумного порядка, установленного высшими силами;
справедливость; благополучие; безопасность; порядок; равенство;
свобода; общее благо; благо личности; национальный интерес; клас-
совый интерес; демократия; солидарность; полезность; прогресс и др.
Многие ценности связаны с определенной исторической эпохой.
Таков принцип сохранения неизменным божественного миропоряд-
ка или установлений, введенных предками. Он характерен для древ-
ности и средневековья, когда право рассматривалось как нечто не-
рукотворное, не зависящее от воли людей, результат божественного
провидения или действия законов вселенной. Древние обычаи, нормы,
учреждения рассматривались как воплощение справедливости, а вся-
кое отступление от них воспринимались как порча, деградация, от-
ход от золотого века. Такая традиция особенно характерна для стран
Востока. На Западе, еще в Древней Греции наряду с уважением к обы-

35
Общая теория государства и права. Академический курс. В 2 т. Т. 2. / под ред. М.Н. Мар-
ченко. М., 1998. С. 30.
36
Неновски Н. Указ. соч. С. 40.

37
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

чаю возникла тенденция усовершенствования, поисков лучших форм


общественной организации.
В новое и новейшее время сакрализация старины расшатывается и
подтачивается сознательными усилиями, направленными на преобра-
зование мира. Возникает новая ценность – прогресс, стремление к
лучшему, преобразование устаревших и несправедливых институтов.
Но в смягченной и преображенной форме рядом с прогрессом всегда
сохраняется, а временами набирает силу и доминирует уважение к
существующим порядкам, уходящим корнями в прошлое. Ныне оно
вполне уживается с признанием необходимости некоторых перемен,
если только они не чрезмерны, постепенны и неразрушительны. Это
называется консерватизмом.
Исторический, преходящий характер многих ценностей демон-
стрирует отношение к равенству. Ныне равенство обычно рассма-
тривается как благо, неотъемлемое свойство справедливости, про-
гресса, правового государства. Эта традиция постепенно набирала
силу и утверждалась с ХVII–ХVIII вв. Но в древности и средневековье
общественное неравенство представлялось не только нормальным, но
и благотворным, разумным. Право закрепляло различные формы со-
словной иерархии.
Нечто подобное происходило и с демократией, также основанной
на принципе равенства. С начала XIX в. и особенно в XX в. демокра-
тия получает все более широкое признание как лучшая форма прав-
ления, идеал, к которому следует стремиться. Демократия приобре-
тает характер самостоятельной ценности. Но на протяжении многих
столетий демократия рассматривалась всего лишь как одна из форм
правления, причем весьма несовершенная. Платон считал ее худшей
из правильных форм правления.
Свобода личности, права человека и гражданина воспринимаются
сегодня как важнейший атрибут современной политической и право-
вой системы. Между там древнему и средневековому человеку совер-
шенно чуждо представление о личности как чем-то самостоятельном,
обособленном, выделившимся из общества и не поглощаемом им.
Индивидуализм как сознание особенности, самоценности человека
утверждается на Западе с эпохи Возрождения, на Востоке – много
позже. До того индивидуальные права и свободы поглощались долгом,
обязанностью, правилами, соблюдаемыми всеми.
Концепция национального интереса не могла возникнуть раньше
формирования наций и национального сознания. Классовый интерес
получает общественное признание в XIX в. в связи с обострением
38
Глава 3. Ценностный подход к государству и праву

социальных противоречий капитализма и возникновением радикаль-


ных социалистических течений. Примерно тогда же, как отклик на со-
циальные противоречия, распространяются идеи солидарности.
К вечным ценностям можно отнести, пожалуй, только спра-
ведливость, общее благо (благополучие как его вариант) и очень
тесно связанные порядок и безопасность. Проблема лишь в том,
что в разные эпохи и даже в одну и ту же эпоху разными группами
и людьми они, как и большинство других ценностей, понимаются
по-разному.
Исключение, в смысле разночтений и интерпретаций, составляют,
вероятно, две вышеупомянутые и близкие друг к другу ценности:
порядок и безопасность. Они очень важны как для действия, так и для
понимания государства и права, вряд ли кто-нибудь возьмется оспа-
ривать мысль, что важнейшая функция государства и права состоит
как раз в обеспечении порядка и безопасности. «Порядок и есть своего
рода закон», – говорил Аристотель. Из этого можно заключить, что
там, где нет порядка, где нормы права не реализуются, там нет и
права в подлинном смысле этого слова.
Ценности не равнозначны. Между ними часто возникают кол-
лизии. Ж.-Л. Бержель говорит о «неизбежном диалектическом
споре между идеями безопасности, справедливости, социально-
го прогресса»37. Такой же спор возможен и между другими цен-
ностями. Идеальное решение противоречий представляет синтез.
Это подчеркивал известный русский юрист П.И. Новгородцев при-
менительно к коллизии между индивидуализмом и коллективиз-
мом. «С точки зрения такого синтетического построения, – писал
он, – ни личность, ни общество не могут быть признаны началами
самодовлеющими»38. В то же время наряду с попыткой синтеза при
решении противоречий трудно обойтись и без признания определен-
ной иерархии между ценностями.
На высшую ступень в этой иерархии может претендовать лишь
всеобъемлющий принцип справедливости, тесно связанный с общим
благом. Все другие ценности соизмеряются с ним и признаются лишь
в той мере, в какой они справедливы.
Следует рассмотреть ценности, которые приобретают особое значе-
ние в контексте государства и права. Наряду со справедливостью – это
свобода и равенство.

37
Бержель Ж.-Л. Общая теория права. С. 485.
38
Новгородцев П.И. Об общественном идеале. М., 1991. С. 165.

39
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

§ 4. Свобода

Свобода – не вечная ценность. В древности и средневековье она


служила идеалом лишь для одиночек, поднявшихся в своем духовном
развитии над общим уровнем. Таков знаменитый древнегреческий
мудрец Сократ (ок. 470–399 гг. до н.э.), пожертвовавший жизнью
ради утверждения права мыслить и действовать в соответствии со
своим «внутренним голосом», т.е. убеждениями. Большинство же в
то время и много позже не задумывалось о свободе и не дорожи-
ло ею. Жизнь общества детальнейшим образом регламентировалась
обычаями и традициями, не оставлявшими места, или оставлявши-
ми слишком мало места для выбора и личных решений. В тради-
ционных обществах такая ситуация характерна и в наше время. Ее
пытаются гальванизировать или возродить с позиций религиозного
фундаментализма. Однако ныне это уже не только не общепри-
нятая, но скорее даже сектантская позиция. С эпохи Возрождения
постепенно утверждалось представление о самоценности личности.
Она уже не рассматривалась только как часть общественного ор-
ганизма. Буржуазные революции выдвинули требование и лозунг
свободы. В XIX–XX вв. он получает широкое признание и ныне
рассматривается как признак высокоразвитого общества, хорошей
политической и правовой системы.
Свобода – это возможность поступать так, как хочется39, способ-
ность делать или не делать что-либо в соответствии со своими же-
ланиями или убеждениям. Это предполагает, как отмечал еще И. Кант,
«независимость от принуждающей воли другого», то есть воли внеш-
ней по отношению к действующему субъекту.
Известный английский консервативно-либеральный мыслитель
Исайя Берлин (1909–1997) выделил два различных значения (или два
аспекта) понятия «свобода»: негативная и позитивная. В негативном
смысле субъект свободен в той степени, в которой никто не вмеши-
вается в его действия. В позитивном смысле человека можно признать
свободным, когда он сам себе господин, а его жизнь и решения зави-
сят от него самого, а не от каких бы то ни было внешних сил40. Можно
не испытывать давление чужой принуждающей воли и в то же время в
силу обстоятельств быть лишенным возможности действовать в соот-

39
Философский словарь: основан Г. Шмидтом / под ред. Г. Шишкоффа. Изд. 22-е. М.,
2003. С. 397.
40
Berlin I. Two concepts of Libertу // Four Essays on Liberty. Oxford, 1979. P. 122.

40
Глава 3. Ценностный подход к государству и праву

ветствии со своими желаниями или убеждениями. Такая свобода будет


формальной, фиктивной, лишенной практического содержания.
Человечество давно пришло к выводу, что ради беспрепятственного
и гарантированного осуществления свободы ее нужно в определенной
мере ограничить. Это особенно важно при определении ее юридиче-
ских аспектов. Все великие правоведы и философы, рассуждая о свобо-
де, обращали внимание на эту сторону дела. Для них свобода – это по-
знанная необходимость, способ сосуществования людей в обществе, а
не одностороннее утверждение собственной воли. Джон Локк, идеолог
английской буржуазной революции, один из родоначальников либера-
лизма, полагал, что свобода – это не анархия, а гарантия от произво-
ла, она предполагает соблюдение законов природы, ставших закона-
ми государства: « Там, где нет законов, там нет и свободы». Монтескье
приводил ту же мысль: «Свобода есть право делать то, что дозволено
законами. Если бы гражданин мог делать то, что законами запреща-
ется, то у него не было бы свободы, так то же самое могли бы делать и
прочие граждане». Классическое определение индивидуальной сво-
боды дал крупнейший представитель английского либерализма XIX в.
Дж.Ст. Милль (1806–1873): это право гражданина на автономию во
всем, что не причиняет обществу вреда, требующего защитных мер.

§ 5. Равенство

Равенство наряду со свободой рассматривается ныне как важнейший


компонент прав человека, признак демократического, правового и со-
циального государства. Широкий общественный резонанс требование
равенства получает в эпоху буржуазных революций. Оно послужило
основой для широкого круга реформ, преобразивших социальный и
политический строй, правовую систему. Расширение избирательного
права, утверждение равноправия полов, защита законных интересов
религиозных, этнических и других меньшинств осуществлялись под
знаменем равенства. До буржуазных революций принцип равенства не
был общепризнанным. Неравенство не только допускалось, но провоз-
глашалось естественным и охранялось от покушений принудительны-
ми мерами. Воплощением социального неравенства является характер-
ный для древних и средневековых обществ сословно-кастовый строй
с четкой иерархией и привилегиями высших сословий.
Полное равенство людей во всех отношениях невозможно и более
того, если бы кто-либо его установил, оно, как пишет Д. Уолкер, во мно-
41
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

гих случаях рассматривалось бы как несправедливость41. Еще Аристо-


тель полагал, что равенство справедливо для равных, а неравенство –
для неравных, поэтому «безусловно, справедливым может быть только
равенство по достоинству».
Понятие равенства включает две стороны или два компонента:
юридическое равенство, заключающееся в гарантируемой законом
возможности действовать в известных пределах (то есть не нарушая за-
кона) по собственному усмотрению, и создание для каждого человека
условий, позволяющих действовать в соответствии со своей свобод-
ной волей, то есть известное равенство условий.
Юридическое равенство (равенство перед законом) предполагает
формальное предоставление всем одинаковых прав (равную право-
способность) и равную юридическую ответственность. До буржуаз-
ных революций, когда юридическое равенство принципиально не
допускалось, казалось, что достаточно его ввести, чтобы воцари-
лась социальная справедливость. Подобное убеждение лежит в ос-
нове таких выдающихся исторических документов, как американская
«Декларация независимости» (1776), французская «Декларация прав
человека и гражданина» (1739). Однако вскоре стало ясно, что про-
возглашение юридического равенства отнюдь не ведет к установле-
нию действительного равенства между людьми. Одинаковую право-
способность, предоставление гражданам равных прав стали называть
формальным равенством или формальными свободами (К.Маркс и
др.). В этой связи особое внимание уделялось проблеме выравнива-
ния условий.
И по сей день находится немало сторонников сведения принци-
па равенства к формальному равноправию. Такая позиция характерна
для консервативных кругов. В защиту ее выдвигается два аргумен-
та. Во-первых, равенство условий предполагает перераспределение
богатств, а это противоречит свободе, ограничивает возможность
пользоваться своей правоспособностью. Во-вторых, осуществление
полного равенства условий, в первую очередь в экономической сфе-
ре (сторонников такого права называют эгалитаристами), либо невоз-
можно, либо ведет к неблагоприятным последствиям, в первую очередь
к принудительным мерам и господству бюрократии.
Но есть и противоположная точка зрения. Если провозглашается
право каждого человека на образование и медицинское обслуживание,
но при этом и то, и другое оказывается платным, ясно, что этим пра-

41
Walker D. Oxford Companion to Law. P. 423.

42
Глава 3. Ценностный подход к государству и праву

вом смогут реально воспользоваться только те, кто способен понести


соответствующие расходы, а отнюдь не все граждане. Чтобы этого
избежать, чтобы превратить равенство из формального в фактическое,
нужно допустить определенное неравенство. Оно вполне морально и
справедливо, когда устанавливается в пользу людей, находящихся в
неблагоприятных условиях, бедных, больных. Такой точки зрения
придерживаются не только социалисты и коммунисты, но и гумани-
сты, и лучшие представители современного либерализма, как, напри-
мер, признанные исследователи проблемы справедливости – амери-
канец Дж. Ролс и француз Х.Перельман. Юридическое неравенство,
своего рода привилегии для обездоленных, вводятся для социального
выравнивания или выравнивания условий, только равенство условий
делает юридическое равенство не фиктивным, а действительным.

§ 6. Справедливость

Джон Ролс, чья книга заслужила признание в качестве одного


из лучших исследований проблемы справедливости последних деся-
тилетий, пишет: справедливость – «первая добродетель общественных
институтов»42. Ее можно рассматривать и как идеальную цель обще-
ственных отношений, в том числе государственно-правовых, и как
критерий их оценки.
По отношению к агенту действия (не только к отдельному лицу, но
и учреждению, институту, органу власти, общественному движению)
справедливость выступает как руководящий принцип поведения. Как
подчеркивает Д. Уолкер, этот принцип должен действовать «вопреки
таким широко применяемым принципам, как удобство, целесообраз-
ность, выгода, преимущество»43. Это предполагает отказ от вульгарно-
утилитаристского культа полезности и отождествления ее со справед-
ливостью. Альтруизм должен торжествовать над эгоизмом. В случае
столкновения интересов в обществе защите подлежит более высокий
с нравственной точки зрения интерес. Справедливость проявляется в
других ценностях, она устанавливает их иерархию и отношение между
ними. Конкретное преломление тех или иных ценностей подлежит
проверке на предмет справедливости.
Категория «справедливость» впервые подверглась обстоятель-
ному разбору в «Большой этике» и «Никомаховой этике», а также
42
Rawls J. Justice. Oxford, 1971. P. 3.
43
Walker D. Oр. сit. P. 691.

43
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

«Политике» Аристотеля. Обращает на себя внимание широта и


многоплановость этого понятия. Оно и выражается разными, хотя
и близкими терминами – справедливое, справедливость, правосуд-
ность, правосудие (в более широком смысле, чем современное
употребление этого слова) и т.п. Для Аристотеля справедливость –
это и личная добродетель (склонность, способность поступать
справедливо) и объективно существующее и всеми признаваемое
правило, обеспечивающее справедливое распределение благ (норма
справедливости).
Аристотель выделяет разные виды справедливости применитель-
но к формам общественных отношений. Он говорит о «домашнем
справедливом», имея в виду отношения между отцом и детьми, хозя-
ином и слугой, о «справедливом» в отношениях между мужем и женой
и «гражданской справедливости», которую он называет также «госу-
дарственным справедливым»44.
В центре внимания Аристотеля «гражданское (или государствен-
ное) справедливое». Им держится общественная жизнь45.
Гражданская или государственная справедливость (ее называют так-
же и правовой) призвана распределять на разумных основаниях блага
и тяготы жизни в рамках единого государственного объединения. Воз-
можность «уделять себе большую /долю/ безусловных благ, и мень-
шую – безусловных зол» Аристотель объявляет неправосудностью,
то есть несправедливостью46.
Справедливость – это пропорция, мера распределения обще-
ственных благ. Выделяются два ее свойства. С одной стороны, она
представляет собою середину между излишеством и нехваткой,
между многим и малым. «Несправедливый, совершая несправед-
ливость, имеет больше, а терпящий несправедливость, подвергаясь
ей, имеет меньше»47. С другой стороны, справедливость отождест-
вляется с равенством, а несправедливость с неравенством: «спра-
ведливый – это человек, стремящийся иметь равное.., быть равным
по отношению к другому справедливо...»48. Но принцип равенства
преломляется по-разному. При обмене и возмещении вреда равен-
ство является полным, буквальным, фактическим. Это уравнива-
44
Аристотель. Большая этика // Соч. Т. 4. М., 1983. С. 327.
45
Там же. С. 326.
46
Аристотель. Никомахова этика // Соч. Т. 4. М., 1983. С. 159.
47
Аристотель. Большая этика. С. 325.
48
Там же.

44
Глава 3. Ценностный подход к государству и праву

ющая справедливость. Но и «пропорционально равное тоже будет


справедливым»49, хотя это и предполагает фактическое неравенство.
Право, по Аристотелю, «есть нечто соотносительное (то есть про-
порциональное)», «правосудие – это пропорциональность, а не-
правосудие – непропорциональность»50. «Распределительное право
...должно учитывать известное достоинство». Такова распределяю-
щая справедливость. Определив пропорциональное равенство как ее
специфику, Аристотель отмечает, что «достоинством» (а с ним соиз-
меряются блага) не все называют одно и то же51.
В «Политике» Аристотель выделяет еще одно чрезвычайно важное
свойство государственной справедливости. Это общее благо. «Государ-
ственным благом, – пишет Аристотель, – является справедливость,
то есть то, что служит общей пользе», равномерно правильное имеет в
виду выгоду для всего государства и общее благо всех граждан»52.
Итак, признаками, компонентами или принципами гражданской
(политической) справедливости, по Аристотелю, являются: уваже-
ние к интересам других («чужое благо»), равенство, или соразмерность,
и общее благо.
Аристотелю удалось раскрыть или обобщить важнейшие свойства
справедливости. Высказанные им идеи развивались и обогащались на
протяжении тысячелетий.
Христианская этика с ее основополагающим правилом «возлюби
ближнего своего как самого себя» представляет собой отрицание эго-
центризма и уважение к «чужому благу».
Утилитаристский принцип «наибольшего счастья наибольшего
числа людей» служит модификацией общего блага как критерия оцен-
ки всех человеческих учреждений и поступков.
«Против притязания на защиту, предъявляемого личным эгоиз-
мом, общество имеет право выставить свои интересы, – писал выда-
ющийся немецкий юрист Р. фон Иеринг (1818–1892). – Интересы же
общества составляют то, что выгодно не одному, а всем, на чем все
могут сойтись, и этот интерес... есть не что иное, как справедливость.
Она выше свободы, индивид существует не для себя исключитель-
но, но и для мира; поэтому свобода, то есть то, что соответствует

49
Аристотель. Указ. соч.
50
Аристотель. Никомахова этика. С. 151–152.
51
Там же. С. 151.
Аристотель. Политика. Кн. 3.VII, 1 и 12 // Аристотель. Политика. Афинская полития.
52

М., 1997. С. 114, 117.

45
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

личным интересам индивида, и должна подчиняться справедливости,


то есть тому, что требуется интересами всех»53.
Наиболее существенное обогащение аристотелевских представле-
ний о справедливости произошло в связи с постановкой социаль-
ного вопроса левыми и социалистическими течениями. Ими был
выдвинут тезис о неполноте, урезанности и даже фальшивом ха-
рактере справедливости, сводимой лишь к формальному, юридиче-
скому равноправию, о необходимости известного равенства условий
ради осуществления социальной справедливости. Эти идеи давно уже
получили широкое распространение и разделяются сегодня не только
социалистами, коммунистами и левыми радикалами, но и сторон-
никами либерализма. Они вовсе не предполагают непременно обоб-
ществления средств производства (как у коммунистов) или имуще-
ственного уравнивания (эгалитаризм), но во всех случаях и формах
означают создание некоторых льгот для бедных и обездоленных за
счет всего общества, что невозможно без государственного регули-
рования и перераспределения богатств.
Характерна в этом отношении работа американского либерала
Джона Ролса «Теория справедливости».
Ролс понимает справедливость как политическую и социальную,
а не формально-юридическую категорию. Ее суть состоит в том, как
в экономической, политической и социальной жизни распределяются
права, обязанности и выгоды общественного сотрудничества54.
Ролс формулирует два принципа справедливости55. Первый состоит
в том, что все люди обладают равными основными свободами, со-
вместимыми с такой же свободой других людей. Это юридическое
и политическое равенство, причем последнее возможно, по Ролсу,
лишь в форме «конституционной демократии».
Второй принцип подразделяется на два положения.
1. Социальное и экономическое неравенство допустимо только
в пользу наиболее обездоленных. Именно в этом случае оно будет
служить благу общества в целом.
2. При этом должности и общественный статус должны быть до-
ступны всем.
Второй принцип Ролса носит социально-экономический, а не
формально-юридический характер. Социальная и экономическая по-

53
Иеринг Р. Цель в праве. С. 109–110.
54
Rawls J. A Theory of Justice. Oxford, 1972. P. 62.
55
Ibid. P. 6, 61.

46
Глава 3. Ценностный подход к государству и праву

литика, поясняет он, должна быть направлена на наиболее полное


удовлетворение долговременных ожиданий наименее благополучных
людей.
Замысел Ролса – обеспечение социально-экономической справед-
ливости без пренебрежения правами человека.
Такая позиция характерна для подавляющего большинства полити-
ков, философов, правоведов последних десятилетий. Исключение со-
ставляют лишь представители консервативных кругов, нередко име-
нующие себя либералами. Их наиболее известный во второй половине
XX в. идеолог Ф.Хайек полагал, что социальная справедливость нере-
альна и бессмысленна, а попытки ее осуществления связаны только
с тоталитарным государством и противоречат свободе личности. В
постсоветской России именно такое отношение к справедливости и
связанное с ним отрицание государственного регулирования социаль-
но-экономических отношений берется на вооружение правыми парти-
ями и рядом юристов.

§ 7. Государство и право как ценности.


Юридические ценности

До сих пор речь шла об универсальных ценностях, проявляющихся


во всей общественной и личной жизни, заложенных в сознании чело-
века. Они имеют мировоззренческий характер. Значение этих ценно-
стей для государства и права, как и любой другой сферы деятельности
и общественных отношений, состоит в том, что названные ценности
лежат (а вернее, должны лежать) в их основе. Это критерий оценки
государственно-правовых явлений, указание, какими должны быть го-
сударство и право.
Но система ценностей не исчерпывается универсальными цен-
ностями. В каждой сфере деятельности и общественных отношений
существуют и свои дополнительные ценности, более частные, при-
кладные. Они подчиняются основным, универсальным ценностям и
представляют собой их развитие, приложение или применение к кон-
кретным явлениям.
В этом смысле любое отношение, учреждение, правило, прин-
цип, которые рассматриваются как благо и вызывают уважение и
одобрение, воспринимаются как своего рода ценность. Но это будет
ценность второстепенная, потому что она подчинена универсальным
ценностям, и инструментальная, потому что она служит средством
47
РАЗДЕЛ I. Теория государства и права как наука

для достижения более высоких ценностей. Применительно к государ-


ственно-правовым явлениям инструментальные ценности можно на-
звать правовыми или юридическими. Между ними также существует
иерархия.
Государство и право представляют собой наиболее важные общие
правовые ценности. Это необходимые формы организации обще-
ственной жизни, призванные обеспечить и в большинстве случаев
обесценивающие, хотя бы в минимальной мере, высшие универсаль-
ные ценности – справедливость, равенство, свободу, общее благо,
порядок, безопасность или некоторые из них.
Есть и более частные, специальные правовые ценности, охватыва-
ющие, как правило, не государство и право в целом, а лишь какие-то
аспекты, стороны этих сложных явлений.
Г. Кельзен полагал, что всякая «правовая норма конституирует
специфическую ценность»56. По-своему это верно. Норма устанавлива-
ет правило поведения, которое рассматривается как благо, должное,
которое нельзя нарушать. Однако представляется более оправданным
относить к разряду ценностей не каждую правовую норму, а только те
из них, которые устанавливают принципы, выходящие за рамки дан-
ной нормы, институты, представляющиеся важными для более ши-
рокой сферы отношений и потому становящиеся критерием оценки
других правовых явлений.
К такого рода ценностям относятся равноправие, права человека,
демократизм, законность, презумпция невиновности в правосудии и
т.п. Они являются правовым преломлением универсальных ценностей,
таких как свобода, равенство и т.п., их юридической формой.
Итак, теория государства и права оперирует категорией «ценность» в
трех существенно различающихся, хотя и взаимосвязанных, смыслах.
1. Универсальные (применимые во всех областях общественной
жизни) ценности мировоззренческого и этического характера.
2. Государство и право как ценности.
3. Более частные правовые ценности.

56
Цит. по: Мальцев Г.В. Понимание права. М., 1999. С. 232.
РАЗДЕЛ II
ПРОИСХОЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВА
И ПРАВА
Глава 4
ПЕРВОБЫТНОЕ ОБЩЕСТВО
§ 1. Основные этапы развития первобытного общества
§ 2. Организация власти и социальные регуляторы

§ 1. Основные этапы развития первобытного общества

Тема первобытного общества и происхождения государства и пра-


ва становится предметом подлинно научных исследований примерно с
конца XVIII – первой половины XIX в., когда происходит становление
таких важных в методологическом и теоретическом отношении наук,
как археология, этнография, историческая антропология, геология,
лингвистика и др. Вместе с тем следует констатировать, что и сегодня, в
начале XXI в., данная тема содержит большое количество трудноразре-
шимых проблем и «белых пятен». Слабым местом при изучении генезиса
первобытного общества, государства и права является то, что историче-
ские науки (в том числе историко-юридические) в силу существенного
недостатка фактических данных вынуждены активно использовать ги-
потезу и аналогию – методы, порой дающие серьёзную погрешность.
Типичным для современной исторической науки является практика
создания моделей возникновения общества и его институтов на базе эт-
нографического материала, накопленного в XIX–XX вв. благодаря на-
блюдениям за ещё сохранившимися в разных частях мира (Австралия,
Новая Зеландия, тропическая Африка, Южная Америка) первобытными
обществами. Предполагается, что современные первобытные общества
в основном повторяют механизм возникновения социальных институ-
тов и отношений, проходивших многие тысячи лет назад. Очевидно, что
в данном случае о полной аналогии вряд ли может идти речь.
Несмотря на относительную немногочисленность фактических
данных о первобытном обществе, историческая наука накопила сумму
49
РАЗДЕЛ II. Происхождение государства и права

знаний, позволяющих достаточно уверенно говорить о характере и эта-


пах развития первобытного общества57.
В современной науке преобладает материалистическая концепция,
берущая своё начало в теории Ч. Дарвина о животном происхожде-
нии человека. Считается, что после длительного естественного отбора
около 35–40 тысяч лет назад появляется человек современного типа –
Homo Sapiens (человек разумный).
Периодизация первобытного общества, наиболее рельефно пред-
ставленная в работах В.П. Алексеева и А.И. Першица58, с известной
долей условности включает в себя этап первобытного человеческого
стада (праобщины), стадии раннепервобытной и позднепервобытной
общины, эпоху разложения первобытнообщинного строя.
Хронология указанных периодов нашла своё отражение в общепри-
нятой в мире системе веков.
1. Каменный век – древнейший период в развитии человечества. Его
хронологические рамки колеблются от 2 млн лет до 8 – 6 тысячелетия
до н.э. На этом этапе человек эволюционирует от примитивного при-
мата к высокоорганизованному существу, осуществляется переход от
первобытного человеческого стада к ранним формам первобытной об-
щины (стадия раннепервобытной общины). В этот период орудия для
добывания средств к жизни изготовлялись из камня, дерева и кости,
господствовала присваивающая экономика (собирательство, охота,
рыболовство).
На завершающем этапе каменного века, в эпоху неолита (8 – 4 ты-
сячелетия до н.э.) происходит переход к оседлому образу жизни и про-
изводящей экономике, возникают зрелые формы первобытнообщин-
ного строя (стадия позднепервобытной общины).
2. Бронзовый век (4 – начало 1-го тысячелетия до н.э.) характери-
зуется распространением изготовления бронзы, бронзовых орудий и
оружия, появлением кочевого скотоводства и поливного земледелия, в
области духовной культуры – письменности. В этот период возникают
первые государства (на Ближнем Востоке, в Китае, Южной Америке и
других регионах).
3. Железный век (начало 1-го тысячелетия до н.э. – 4–6 вв. н.э.). На
этом этапе развития человечества начинает преобладать производство
57
Перечень основных достижений истории, археологии и этнографии см.: Ламберг-
Карловски К., Саблов Дж. Древние цивилизации. Ближний Восток и Мезоамерика. М.:
Наука, 1992. С. 14–49.
58
См., например: Алексеев В.П., Першиц А.И. История первобытного общества: учеб.
пособие по спец. «История». М.: Высшая школа, 1999.

50
Глава 4. Первобытное общество

железа и изготовление из него орудий труда и оружия, у большин-


ства народов Евразии происходит разложение первобытнообщинного
строя, переход к классовым обществам и образованию государств.

§ 2. Организация власти и социальные регуляторы

Праобщина (или первобытное стадо)– это начальная форма обще-


ственной организации. На этом этапе человек выделяется из живот-
ного мира и приобретает собственно социальные черты. Важнейшие
среди них – целеполагающая трудовая деятельность, мышление и речь.
Генезис социализации человека непосредственным образом связан с
образованием зачатков духовной культуры: ритуальность погребения,
культ мёртвых и небесных светил, элементы магии и искусства.
В праобщину входило не более 20–30 взрослых членов, поскольку
малоэффективная присваивающая экономика не давала возможности
прокормить большее число людей. Первобытное человеческое стадо
представляло собой начальную форму коллективизма, вызванного не-
обходимостью загонной охоты, совместной защиты от хищных живот-
ных и поддержанием огня. Коллективизм праобщины – это не толь-
ко диктуемое природой наиболее эффективное средство выживания,
но также проявление социальной сущности первобытного человека.
В условиях коллективного труда человек постепенно превращается в
личность, деструктивные инстинкты которой уже начинают ограничи-
ваться простейшими социальными нормами. Вместе с тем для перво-
бытного человеческого стада характерна примитивная социальная ор-
ганизация (несколько гаремных семей во главе с взрослыми самцами),
постоянно нарушаемая конфликтами самцов из-за самок вследствие
неупорядоченности половых отношений.
С появлением человека современного типа (Homo Sapiens) возни-
кает первобытная община, пришедшая на смену первобытному стаду
и ставшая по своим сущностным признакам действительно человече-
ским обществом. Переход человечества от первобытного стада к пер-
вобытной общине стал возможен, во-первых, благодаря завершению
процесса антропогенеза: форма черепа, объём мозга, развитость кисти
руки, мышление и речь стали близки современному типу человека.
Во-вторых, развитие производительных сил сделало возможным суще-
ствование относительно постоянных хозяйственных коллективов, что,
в свою очередь, повлияло на укрепление общественных связей, на бо-
лее эффективное накопление хозяйственного и в целом социального
51
РАЗДЕЛ II. Происхождение государства и права

опыта. В-третьих, совершился переход от неупорядоченных половых


отношений к экзогамии (запрет на половые связи внутри своей груп-
пы и установление половых отношений с членами других групп). Эк-
зогамия устраняла конфликты на сексуальной почве и способствовала
упрочению контактов с другими коллективами.
На ранней стадии первобытной общины (её длительность примерно
25–30 тысяч лет) хозяйство продолжает оставаться присваивающим,
но с углублением хозяйственной специализации (мужчины занимают-
ся охотой и рыболовством, женщины – собирательством). Изобрета-
ется лук со стрелами, шитьё, совершенствуются водные транспортные
средства, орудия рыболовства (сети и простейшие крючки), прируча-
ется собака. В раннепервобытной общине вся собственность является
коллективной, главный объект собственности – земля (в виде промыс-
ловой территории). Господствует уравнительное, равнообеспечиваю-
щее распределение.
Первичным элементом раннепервобытной общины была семья
(групповая или парная), родственные семьи составляли род. Община
состояла из одного или несколько родов. Распространённой является
точка зрения, согласно которой раннепервобытная община возникает
на основе материнско-родового культа: родство ведётся по материн-
ской линии, женщины играют в роде ведущую роль. При этом в общи-
не существует равноправие мужчин и женщин. Средняя численность
раннепервобытной общины составляла 25–30 человек, что обуслов-
ливалось нехваткой материальных ресурсов. Типичными были голод и
ранняя смерть. Материальная нужда заставляла общину ограничивать
рождаемость (с помощью контрацептивных средств, абортов, убийства
младенцев).
Власть в раннепервобытной общине осуществлялась всеми взрос-
лыми членами сообща, коллективно. Хотя из среды общинников вы-
двигались наиболее авторитетные и опытные главари или совет ста-
рейшин, их властные полномочия должны были подтверждаться и
поддерживаться волей общины. Полновластие общины не могло быть
ограничено властью отдельных её вожаков. Социальные нормы ранне-
первобытной общины, синкретичные по своему содержанию, отража-
ли, тем не менее, различные сферы её жизнедеятельности: хозяйство,
брачно-семейные отношения, отправление религиозного культа, ве-
дение войны. Нормативное регулирование было направлено на вы-
живание общинников, выражало их общий интерес. Для нарушителей
общепринятых норм устанавливался целый ряд санкций: от порицания
до изгнания и смертной казни.
52
Глава 4. Первобытное общество

Стадия позднепервобытной общины стала революционной для


развития человечества: возникает производящее хозяйство (земле-
делие и скотоводство), высокоспециализированная присваивающая
экономика (рыболовство, охота и собирательство с использованием
сложных орудий труда), появляются прядение и ткачество, начина-
ют изготавливать керамическую посуду. Существенное повышение
эффективности производства приводит к образованию избыточного
продукта, обмену продуктами, возникновению личной собственности
и отдельных элементов распределения по труду. Вместе с тем продол-
жают господствовать коллективная собственность на землю и уравни-
тельное распределение59.
Благодаря большей независимости от природы (вследствие повы-
шения эффективности производства) постепенно снимается ограниче-
ние на рождаемость, сокращается детская смертность. Прирост населе-
ния увеличивается не менее, чем в сто раз, количество членов общины
колеблется от нескольких сотен до нескольких тысяч человек.
Такой демографический взрыв приводит к существенному услож-
нению социальной структуры: резко увеличивается число многородо-
вых общин и появляется наиболее крупное социальное образование
эпохи неолита – племя, представляющее собой союз родов и считав-
шееся верховным собственником территории. Племя как форма су-
ществования позднепервобытной общины имело две заметные тен-
денции. Первая проявилась в том, что разраставшиеся роды начали
тяготеть к дифференциации, к разделению на внутриродовые группы
по признаку близкого родства – сородичей. С другой стороны, внутри
племени все более набирала силу тенденция перемешивания родов,
которая вела к самоидентификации общинника с племенем по при-
знакам хозяйства, культуры (единство обычаев и культов) и кровного
родства. В результате этих двух тенденций племя становится прототи-
пом будущей народности, её системообразующим ядром. В дальней-
шем на базе племени и союзов племён будут образовываться основные
языковые и этнические группы.
В организации власти продолжает господствовать принцип перво-
бытного народовластия. Вместе с тем в сравнении с ранними формами
первобытной общины в позднепервобытной общине происходят се-
рьёзные изменения. Во-первых, ведущая роль в общине постепенно
переходит от женщины к мужчине, в конце неолита матриархат сме-

59
Более подробно о неолитической революции см.: Ламберг-Карловски К., Саблов Дж.
Древние цивилизации. Ближний Восток и Мезоамерика. С. 50–117.

53
РАЗДЕЛ II. Происхождение государства и права

няется патриархатом. Вследствие возникновения производящей эко-


номики (особенно пашенного земледелия, скотоводства и ремесла),
где требуется большая мускульная сила, роль мужчины в хозяйстве
возрастает, а, значит, усиливается его влияние в обществе. Во-вторых,
органы власти всё более становятся автономными и независимыми от
общины, их число возрастает, они выстраиваются в сложную иерархи-
ческую взаимосвязь.
Большую роль начинает играть совет племени, который собирался
по мере необходимости. Он санкционировал решения главы племени,
утверждал глав родов и мог смещать их вопреки желанию рода, улажи-
вал межродовые конфликты, отправлял и принимал посольства, объ-
являл войну и руководил военными действиями, заключал мир и меж-
племенные союзы.
Главой племени выбирался человек, обладавший хозяйственным
опытом, организаторскими способностями, знанием обычаев и т.п. В
условиях многородовой общины глава племени должен был принад-
лежать к наиболее многочисленному роду. С появлением избыточного
продукта на избрание главы стал оказывать влияние имущественный
фактор. Постепенно начинают складываться предпосылки наследуе-
мого главенства.
Социальные нормы в позднепервобытной общине продолжали
оставаться синкретичными. Санкции за их нарушение к членам общи-
ны применялись в основном со стороны семьи и рода, совет и глава
занимались по преимуществу межродовыми конфликтами.
Глава 5
ПРОИСХОЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВА
И ПРАВА
§ 1. Происхождение государства
§ 2. Происхождение права
§ 3. Теории происхождения государства и права

§ 1. Происхождение государства

Разложение первобытнообщинного строя и возникновение из его


недр государства – процесс объективный, имеющий внутреннюю ло-
гику и очевидную закономерность. Вместе с тем условия и механизм
возникновения государства в разных регионах мира, у разных народов
обладали существенными особенностями. Государство появляется как
результат сложнейшего многовариантного процесса, как итог часто
уникального, порой причудливого сочетания самых разнообразных
факторов. Логика истории человечества в целом привела и должна
была привести к рождению государства, но в отдельных регионах мира,
у многих народов (как прошлого, так и современности) при наличии,
казалось бы, необходимых условий государства не возникло. Видимо,
для возникновения государства имеет значение не просто набор суще-
ственных факторов, но и необходимый уровень их взаимодействия.
Среди основных факторов, повлиявших на возникновение госу-
дарства, выделяются следующие: 1) производство; 2) демография;
3) формирование этноса и этнической культуры; 4) война; 5) психо-
логия; 6) духовная культура; 7) дифференциация и институциализа-
ция общества.

Производство
Государство, государственная власть непосредственно связаны с
материальной основой жизни общества. Процессы формирования го-
сударственной власти и развития экономики идут параллельно, сопри-
касаясь между собой по многим направлениям.
Государство возникает в условиях роста производящего хозяйства,
специализация которого прошла три основные стадии: отделение ско-
55
РАЗДЕЛ II. Происхождение государства и права

товодства и кочевничества от земледелия (первое крупное разделение


труда); отделение ремесла от сельского хозяйства (второе крупное раз-
деление труда); появление профессиональных торговцев (третье круп-
ное разделение труда). Каждый этап в развитии экономики привносил
что-то новое в процесс формирования государства.
Производящее хозяйство сыграло важную роль в становлении та-
кого фундаментального элемента государства, как территория. Уста-
новление границ территории будущего государства осуществлялось
во многом благодаря переходу населения к оседлому образу жизни, в
основе которого лежали пашенное земледелие, садоводство, рыбо-
ловство (создание поселений вокруг водоёмов). С появлением ското-
водства и кочевого хозяйства (приручение осла, лошади и верблюда,
изготовление колёсных повозок) решалась проблема транспорта, что
делало возможным поддерживать оперативную и достаточно крепкую
связь между отдалёнными частями территории. Территория племени
или союза племён постепенно расширялась благодаря освоению всё
новых земель, географическим открытиям и дальнейшему расселению
людей, в основе чего лежали запросы развивавшегося земледелия и
скотоводства, начавшегося позднее обмена продуктами.
Формирование другого важнейшего элемента государства – публич-
ной власти, представленной в виде государственного аппарата, – стало
возможным вследствие существенного роста производительных сил и
возникновения избыточного (произведённый для себя) и прибавочного
(производится одним человеком, а присваивается другим) продукта. Го-
сударственный аппарат (профессиональные управленцы, армия, суды и
т.п.), специально производством материальных благ не занимающийся,
может возникнуть и функционировать только за счёт материального со-
держания, получаемого от общества. Увеличивающееся в объёмах про-
изводящее хозяйство, в свою очередь, требовало более эффективного и
мощного, чем община, организатора. Государство в данном случае воз-
никало как аппарат, способный с помощью организационных и идео-
логических средств мобилизовать население на выполнение назревших
экономических задач (например, ирригационное земледелие в Древнем
Египте). Важную роль в формировании государственного аппарата сы-
грало возникновение ремесла, поскольку ремесло способствовало воз-
никновению городов с их более яркой властной организацией.
Армия, являясь силовым фундаментом любого полноценного госу-
дарства, вырастала из необходимости расширения территории (прежде
всего хозяйственного назначения) и охраны своих границ. Развитие
металлургии, ремесла способствовало совершенствованию оружия,
56
Глава 5. Происхождение государства и права

вело к повышению наступательной и оборонительной мощи племени,


следствием чего стало возвышение и укрепление позиций военно-по-
литической знати – основы будущего государства.
Известное значение имел обмен продуктами, появление купцов,
что служило каналом передачи политического опыта, влиявшего на
интенсификацию процесса формирования государства.

Демография
Очевидно, что государство не может возникнуть в малочисленных
коллективах. Государство появляется там и тогда, где и когда количе-
ство населения переходит некую критическую отметку. Видимо, у раз-
личных народов данный критический порог не был одним и тем же.
К концу неолита площадь заселённой человеком суши составляла
практически весь земной шар. Детская смертность продолжала оста-
ваться ещё довольно высокой, но, тем не менее, не превышала 50%.
Средняя продолжительность жизни уже достигала 50 лет, что спо-
собствовало более эффективному накоплению и использованию со-
циального (в том числе политического) опыта. Общая численность
населения земли была примерно 4 млн человек. В эпоху разложения
первобытной общины и перехода к образованию государств прирост
населения достигал 1% в год, что уже к середине 2-го тысячилетия до
н.э. дало огромную для тех времён цифру в 100 млн человек.
Накопление столь значительного объёма человеческой массы при-
вело к резкому усложнению социальных процессов, с которыми ар-
хаическая организация первобытной общины не в состоянии была
справиться. Необходима была мощь и эффективность государствен-
ной власти, чтобы заставить огромные массы населения подчиняться
единому порядку, диктуемуму, прежде всего, требованиями ведения
хозяйства и войны. В противном случае инстинктивно присущий чело-
веческой массе анархизм мог привести к самоуничтожению общества в
результате нарастания внутренних конфликтов.

Формирование этноса и этнической культуры

Этнические общности (или народы), как правило, проходят в сво-


ём развитии три этапа: племя, народность, нация. Если племя – это
простейшая форма этнической общности, существующая на стадии
позднепервобытной общины и характерная прежде всего кровнород-
ственной связью между её членами, то народность возникает в эпоху
57
РАЗДЕЛ II. Происхождение государства и права

разложения первобытной общины и представляет собой по преимуще-


ству культурно-историческую общность людей. Поскольку народность
возникает, как правило, на основе союза племён и перемешивания
родов, члены народности ощущают тесную связь между собой уже не
на базе кровного родства, а благодаря общим ценностям (язык, хозяй-
ство, духовная культура), единству территориального местоположения,
антропологическим особенностям (цвет и форма тела и отдельных его
частей). Нация складывается из племён и народностей на основе фор-
мирования капитализма и образования внутреннего рынка.
Процесс происхождения государства в основном шел одновремен-
но с формированием этноса и этнической культуры. Государство не
возникает в искусственной, рафинированной среде абстрактных лю-
дей. В государстве всегда проявляются этнические стереотипы, цен-
ностные установки и психология народа, его создавшего. Государство,
формируясь в недрах этнической культуры и являясь органической её
частью, всегда выражает её специфические черты.
Возникновение государства возможно только на стадии относи-
тельной зрелости этнической культуры. Язык, сознание, религия, куль-
ты, формы хозяйства и власти должны достичь определённой ступени
развития, на которой все эти факторы станут способны поддерживать
такой сложный и многофункциональный механизм, как государство.

Война
История человечества – это история войн, которые с трагическим
постоянством сменяют периоды мирного развития. Перечень причин,
вызывавших войны в глубокой древности (как, впрочем, и в современ-
ную эпоху), не отличался разнообразием: необходимость территори-
ального расширения, желание захватить чужое имущество, стремление
подчинить население, которое можно будет эксплуатировать. С неко-
торыми оговорками к числу причин можно отнести также и повышен-
ную воинственность в характере того или иного народа.
В силу названных факторов война была неизбежностью: перво-
бытные племена либо вели войны, либо жили в ожидании грядущей
войны. Если, например, то или иное племя и отличалось миролюби-
ем, то возможная угроза со стороны соседей все равно заставляла его
готовиться к войне. Война, пронизывая все сферы жизни древних на-
родов, активно влияла на них, в том числе на формирование властных
отношений. Во время войны физические, эмоциональные и интел-
лектуальные силы племен достигали крайнего напряжения, требова-
58
Глава 5. Происхождение государства и права

лась максимальная концентрация материальных, организационных и


людских ресурсов. В этой ситуации как никогда нужна была отлажен-
ная система властной иерархии, неукоснительное исполнение при-
казов племенных вождей. Война и подготовка к ней способствовали
интенсивному формированию военно-политического ядра, специ-
ального аппарата, который мог в любое время мобилизовать племя и
дать отпор врагу. Государственная власть, таким образом, становилась
тем необходимым средством, которое позволяло племени выжить и
победить в условиях войны. Так, например, раннефеодальные госу-
дарства Западной и Восточной Европы складывались в основном в
результате военных конфликтов60.

Психология
Человек по своей природе – существо общественное, на протяже-
нии всей своей жизни он связан с другими людьми и их объединениями
многочисленными отношениями. Одним из фундаментальных свойств
человека, на чём строится социальная организация, является его пси-
хическая способность властвовать и подчиняться. Человек рождается,
живёт и умирает, всегда находясь внутри каких-либо иерархически ор-
ганизованных социальных коллективов (семья, род, церковь и т.п.).
Социальные институты, с одной стороны, служат средством внедрения
в сознание человека стереотипа властеотношений, с другой – сами яв-
ляются результатом непрекращающегося воспроизводства из глубин
человеческой психики системы власти и подчинения. Мораль, рели-
гия, обычаи, устанавливая различные запреты и ограничения, проник-
нуты идеей власти и подчинения.
С позиций классического психоанализа (З. Фрейд, А. Адлер), власть –
это древнейший человеческий инстинкт, глубоко заложенный в под-
сознании личности и определяющий её поведение. А с точки зрения
представителей русской психологической школы права (Н.М. Корку-
нов и Л.И. Петражицкий), веления государственной власти держат-
ся не на могуществе её органов, а на признании их обязательными
со стороны подвластных. Государство возникает не только благода-
ря психическим компонентам власти, но без них государственную
власть представить невозможно. Происхождение государства – это
институциализация отношений на базе эмоционального единства
власти и подвластных.

60
История Европы. Т. 2. Средневековая Европа. М.: Наука, 1992. С. 146–155.

59
РАЗДЕЛ II. Происхождение государства и права

Духовная культура
Как отмечалось выше, государство, являясь элементом культуры,
может возникнуть только на достаточно высокой ступени её развития.
Важную роль в формировании государства играет духовная культура,
в недрах которой происходила выработка системы ценностей и соци-
альных норм – необходимой основы государственной власти. Пере-
растание потестарных отношений61 в государственно-властные шло
параллельно с процессом отделения умственного труда от физического.
Сначала сфера умственного труда сводится к организаторско-управлен-
ческой, жреческой и полководческой деятельности, затем она расши-
ряется и дифференцируется: появляются профессиональные мастера
изобразительного и прикладного искусства, сказители, певцы, музы-
канты, танцоры, знатоки обычаев и родословий, знахари. Профессио-
нализация управленцев, жрецов и военных объективно способствовала
формированию специфической социальной группы со своими интере-
сами, что делало общество всё более структурированным, удаляя друг от
друга власть и подвластных. Правящие слои нанимали представителей
искусств и магии за вознаграждение, чтобы, используя их навыки и спо-
собности, идеологически обосновывать своё право на власть.

Рационализация мышления и накопление знаний


Общее движение сознания различных этнических общностей от
мифологии к рациональному познанию вело к накоплению достовер-
ных знаний об окружающем мире и самих себе. Организация государ-
ственной власти требовала сознательного осмысления существующих
социальных отношений, закономерности их развития и функциониро-
вания. Чтобы родоплеменная знать смогла удержать власть и сделать её
наследуемой, она была вынуждена целенаправленно изучать искусство
управления и организацию хозяйства.
Появление зачатков наук (астрономия, сельскохозяйственные ка-
лендари, математика, биология, медицина) оказало существенное вли-
яние на рост производительных сил – материальной базы государства.
Благодаря рациональному, научному познанию развивались география
и картография, что стимулировало завоевательные войны и освоение
новых территорий для формирующегося государства.
61
Потестарные отношения (от лат. potestas – власть) – термин, принятый в отечественной
этнологии для обозначения организации власти в догосударственном, дополитическом
обществе.

60
Глава 5. Происхождение государства и права

Становление письменности
Важную роль в переходе человечества от первобытной общины к
государству сыграло появление письменности. Письменность способ-
ствовала более интенсивному накоплению социального (в том числе
протополитического) опыта, его передаче последующим поколениям
и более эффективному использованию. Нельзя переоценить значение
письменности как средства сообщения между территориями. Цен-
тральная власть, подтверждая с помощью письменных документов
полномочия своих представителей на местах, расширяла территорию
становящегося государства и укрепляла его единство.
Появление письменности стало важным средством фиксации гене-
алогии правящих групп. Благодаря письменным свидетельствам и до-
кументам стоящие у власти люди доказывали другим претендентам и
населению своё право на верховное правление.
Письменность закрепляла нормы первобытного общества, фик-
сировала обычаи, традиции и ритуалы в качестве легитимной основы
становящихся институтов государственной власти. Переход норматив-
ной системы общества от вербальной к письменной предполагал, как
правило, повышение статуса социальных норм, предохранял их от про-
извольного толкования, что должно было вести к более интенсивной
институциализации и укреплению государственной власти.

Искусство

Как феномен культуры и форма общественного сознания искусство


оказало многоаспектное воздействие на формирование государства.
Поскольку потестарная и зарождающаяся государственная власть вос-
принималась в основном образно и эмоционально, постольку формы
проявления власти с её культовостью и ритуальностью тесно были свя-
заны с искусством. Искусство, с одной стороны, отражало и аккумули-
ровало в себе стереотипы власти, с другой – каждодневно воспроиз-
водило и культивировало их в общественном сознании. Искусство всё
больше становилось средством адаптации массового поведения к тре-
бованиям власти: посредством искусства власть пыталась донести до
подвластного населения цели и задачи государства, идеи легитимности
правящей династии, формы и методы осуществления власти, обязан-
ности подвластных. Правящие слои поощряют создание произведений
искусства, восхваляющих государственную власть, воспитывающих
воинов, укрепляющих мораль и религию. Так, героический эпос (древ-
61
РАЗДЕЛ II. Происхождение государства и права

невавилонские сказания о Гильгамеше, древнеиндийские «Рамаяна» и


«Махабхарата», древнегреческие «Илиада» и «Одиссея»), отражая пере-
ломные эпохи в жизни древних народов, культивировал патриотизм и
необходимость самоотверженной борьбы за свою родину62. Воздвигае-
мые правящим классом памятники монументальной архитектуры (хра-
мы, усыпальницы, надгробные статуи) направлены были на формиро-
вание почтительного отношения к власти.

Религия и мифология
На стадии разложения первобытнообщинных отношений и воз-
никновения государства общественное сознание находилось во власти
религии и мифологии, которые представляли собой монолитную идео-
логическую среду. Религия и мифология задавали основные ценности,
которые лежали в основе иерархической структуры общества, социаль-
ной дифференциации и организации государственной власти.
Религия, разделяя бытие на абсолютное (загробное) и относитель-
ное (реальная повседневная жизнь), поднимая бога (или богов) на
недосягаемую для человека высоту, тем самым формировала стойкий
стереотип властеотношений. Отношение человека к богу как источни-
ку жизни и творцу всего сущего, как абсолютному повелителю, созна-
тельно и подсознательно проецировалось на человеческие отношения.
С позиции религиозного и мифологического сознания, социальная
иерархия есть неотъемлемая часть созданного творцом иерархического
мироустройства, отношения господства и подчинения даны человеку
богом. Отсюда вытекал тезис о божественном характере института вла-
сти и её носителей.
Усложнение культов и профессионализация религии приводило в
отдельных регионах мира (например, в Древнем Египте) к появлению
слоя жрецов, вокруг которого и начинали концентрироваться институ-
ты государственной власти. Жрецы не только отправляли религиозные
культы, но также были носителями государственной власти.
Представления о загробном мире ориентировали человека на ло-
яльное отношение к власти. Считалось, что воины, жрецы – в целом
люди, стоящие у власти, служащие ей, отдающие за неё жизнь, по-
сле смерти оказываются в раю. Кроме того, был распространён культ
предков, который предполагал наличие контакта с духами умерших.

62
См., например: Крамер Сэмюэл Н. История начинается в Шумере. М.: Наука, 1991.
С. 202–212.

62
Глава 5. Происхождение государства и права

Чтобы подчеркнуть своё право повелевать, правящая элита претендо-


вала на монополию эзотерическим знанием, в основе которого лежала
их якобы исключительная способность общаться с духами предков,
слышать их голос.

Дифференциация и институциализация общества


Государства возникали в результате структурных изменений в пер-
вобытном обществе. Становление государственной власти с необходи-
мостью предполагало усложнение социальных отношений, появление
новых и модернизацию традиционных институтов.

Частная собственность

Институт собственности прошел в своём развитии три основные ста-


дии: коллективная, личная, частная. В период первобытной общины
господствовала коллективная (в основном на землю и пищу) и личная
(орудия труда, бытовая утварь, одежда, украшения) собственность. К
концу существования позднепервобытной общины появляется частная
собственность, которая стала одной из причин разложения первобыт-
нообщинного строя. Рост производительности труда имел своим след-
ствием, во-первых, появление прибавочного продукта и, во-вторых,
производство продукта специально для обмена. И в первом, и во втором
случае продукт отчуждался от его непосредственного производителя, что
открывало возможность накопления продукта в одних руках. Объектами
частной собственности сначала были излишки продовольствия, скота и
ремесленных изделий, позднее – земля (как правило, новые земли).
Первоначально частная собственность накапливается в семье, ко-
торая благодаря значительным материальным ресурсам начинает чув-
ствовать свою материальную независимость от рода и стремится к хо-
зяйственной автономии. Результатом такого процесса стало разрушение
родовой общины и возникновение соседской общины – довольно аморфно-
го образования, состоящего из семей с выделенным земельным наде-
лом на правах частной собственности. Соседская община была связана
уже не кровными узами, а территориальной близостью. Постепенно
частная собственность сосредоточивается уже не только в семье, но
также в руках отдельных лиц.
Очевидно, что накопление материальных ресурсов приводило к ро-
сту политического и военного авторитета собственника, создавало ус-
ловия для концентрации власти в его руках.
63
РАЗДЕЛ II. Происхождение государства и права

Семья
Появлению государства предшествовал переворот в положении по-
лов: община от равенства полов и матриархата эволюционировала к па-
триархату. Переход к землепашеству, скотоводству и ремеслу требовал
мужской силы, что постепенно привело к изменению общественного
статуса женщины. Главенствующую роль начинает играть мужчина:
он возглавлял род и семью, владел собственностью, родство велось по
мужской линии (за некоторыми исключениями).
Рост производительности труда и индивидуализация производства
рождали нового субъекта хозяйственной жизни – семью. Сначала име-
ла место большая (патриархальная) семья, состоящая из женатых и не-
женатых родственников трех-четырех поколений. Затем в результате
внутренних конфликтов из большой семьи выделяются малые, близ-
кие к современным, семьи. Частная собственность малой семьи носит
более выраженный характер. Развивается институт наследования, ко-
торый способствовал концентрации материальных ресурсов, а следо-
вательно, и власти у одного собственника.
Классы. Развитие семьи, имущественное расслоение, завоеватель-
ные войны привели на стадии разложения первобытной общины к по-
явлению крупных социальных групп, резко различавшихся по своим
интересам и статусу, месту и роли в системе производства. Выделяются
родоплеменная знать, слой священнослужителей, военная аристокра-
тия, свободные общинники, занятые физическим трудом, рабы. Воз-
никновение такой более или менее четкой социальной дифференци-
ации фактически означало образование властной организации, где
явственно различаются власть и подвластные. Появление в обществе
классов и сословий разрушало традиционные связи, что потребова-
ло взамен родоплеменного родства другой институт, сплачивающий
общество, – государственную власть. Объективно выделяясь из обще-
ства, государственная власть предстает как результат социальной диф-
ференциации, инструмент, с помощью которого привилегированные
классы начинают целенаправленно укреплять и совершенствовать
сложившуюся систему порядка. Господствующие классы формируют
различные органы принуждения, суды, делят территорию на адми-
нистративные единицы с целью взимания налогов и эффективного
управления63. Процесс организационного становления институтов вел
Следует отметить, что в исторической науке остается открытым вопрос: классы появля-
63

лись до государства или государство возникало до оформления классовой дифференциа-


ции. См., например: Гиренко Н.М. Племя и государство: проблемы эволюции // Ранние

64
Глава 5. Происхождение государства и права

к тому, что статус человека все больше зависел не от родоплеменной, а


от социальной принадлежности.

Пути и исторические формы образования государств


Как уже отмечалось, процесс происхождения государств отличался
значительным разнообразием по месту, времени и другим условиям. В аб-
страктном, логическом плане современная историческая наука выделяет
следующие основные пути становления государств: военный, аристокра-
тический, плутократический, посредством мужских тайных союзов.
Ведение войн создавало военную аристократию – профессиональ-
ных военных, которые во время военных действий присваивали себе
основные богатства. Режим военной аристократии рождал некоторые
демократические институты: собрание воинов, совет старейшин-во-
инов. Но со временем военная демократия все больше основывалась на
силе принуждения и, в конечном счете, власть военного руководителя
становилась сакральной и наследуемой.
Аристократический путь имел место в обществах с развитой эконо-
микой и солидной материальной базой. Государственная власть кон-
ституировалась родоплеменной аристократией. Она подчиняла себе
производство и распределение материальных благ, накапливала богат-
ства, содержала войско.
В условиях режима плутократии государственную власть создавали
богатые. Они накапливали в своих руках материальные ресурсы, что
давало им возможность завоевать авторитет, подкупить общинников
и организовать своих сторонников. Считается, что плутократический
путь образования государств – наиболее ранний.
Этнология на примере современных архаических обществ открыла
еще один путь появления государств – посредством мужских тайных
союзов64. Они возникают в эпоху патриархата как насильственное ут-
верждение господства над женщинами. Особенность мужских союзов
состояла в том, что они аккумулировали в себе социальный опыт, в
том числе некое «тайное», скрытое от остальных общинников знание
(видимо, по большей части религиозные идеи и ритуалы). Основная
задача мужских союзов – социализация мужской молодежи, передача
им навыков управления, ведения хозяйства, организации брачно-се-

формы социальной стратификации: генезис, историческая динамика, потестарно-по-


литические функции. М.: Наука, 1993. С. 122–131.
64
История первобытного общества. Эпоха классообразования. М.: Наука, 1988. С. 237–241.

65
РАЗДЕЛ II. Происхождение государства и права

мейных отношений и т.п. Помимо этого мужские союзы накапливали


материальные ценности (путем членских взносов при вступлении),
осуществляли некоторые хозяйственные функции, создавали мужчине
влиятельное положение в общине. Руководящие позиции в союзе за-
нимала родовая знать.
Этнологи утверждают, что мужские тайные союзы могли быть уни-
версальной зачаточной формой возникновения государственной вла-
сти, из которой в дальнейшем государство развивалось по военному,
аристократическому или плутократическому пути. Данная гипотеза в
некотором отношении представляется убедительной. Как уже отмеча-
лось, государство возникает при переходе человечества от матриархата
к патриархату, когда к руководству общиной приходит мужчина с его
природной активностью и агрессивностью. Мягкость женщины, пред-
назначенной в первую очередь для общения с детьми, не могла стать
основой возникновения государства. Силовая, принудительная сущ-
ность государства как нельзя более отвечала воинственным наклон-
ностям мужчины. Известная нам история человечества – это история
развития по преимуществу мужской культуры, где женщина, как пра-
вило, играла незаметную роль. Наука, ремёсла, религия, искусство и,
наконец, государственное строительство были на протяжении тысяче-
летий делом рук мужчины. Мужчина, в глубокой древности создавший
государство, в значительной степени продолжает удерживать государ-
ственную власть до настоящего времени.
Если говорить о конкретно-исторических формах образования го-
сударств, то наиболее характерные из них имели место в Древнем Вос-
токе (Древний Египет, Вавилон, Шумеро-аккадская цивилизация,
Древняя Индия, Древний Китай), в Древней Греции и Древнем Риме,
Западной и Восточной Европе эпохи раннего средневековья.
Образование государств Древнего Востока в основном было вызва-
но необходимостью организации земледельческих работ. Государства,
как правило, возникали на базе общинного землепользования. Сво-
бодные крестьяне-общинники составляли основную массу населения.
Властные отношения отличались патриархальностью. Присутствовала
домашняя форма рабства, не оказавшая заметного воздействия на кон-
ституирование государства.
Государства Древней Греции и Древнего Рима возникали как воен-
ные демократии, постепенно трансформировавшиеся в ранние рабов-
ладельческие монархии. В отличие от Древнего Востока в генезисе го-
сударств греко-римской цивилизации рабство сыграло значительную
роль. Образование класса рабов (основная их масса приобреталась,
66
Глава 5. Происхождение государства и права

видимо, в результате завоевательных войн) потребовало качественных


изменений во властных отношениях: нужен был аппарат насилия для
удержания сложившегося господства рабовладельцев. Большую роль в
формировании ранней греко-римской государственности сыграли го-
рода, где интенсивность протополитической жизни была значительно
выше, чем в сельской местности. Яркий пример тому – древнегрече-
ские города-государства (полисы).
Генезис государств Западной и Восточной Европы эпохи раннего
средневековья имел свои особенности. Во-первых, многие племена,
их создававшие, уже были непосредственно знакомы с опытом госу-
дарственного строительства (в частности, с древнеримской государ-
ственностью). Многие политико-правовые институты европейцы
впоследствии прямо заимствовали у древних римлян. Во-вторых,
европейские государства, возникнув в основном из завоевательных
войн, вошли в фазу ранней государственности на основе феодаль-
ных отношений, а не рабовладения. Формирование механизма госу-
дарственной власти в европейских странах во многом определялось
борьбой племенной аристократии с зависимым от нее крестьянством
и междоусобными войнами.

§ 2. Происхождение права

Право – институт, теснейшим образом связанный с государством.


Характерный признак права – это санкции за его нарушение, ис-
ходящие от публичной политической власти. С того момента, ког-
да политическая власть берет под защиту, делает гарантированной ту
или иную социальную нормативную систему, последняя приобретает
юридические черты. Поскольку существование и функционирование
государства и права отличается тесной взаимосвязью и взаимодопол-
няемостью, можно с большой достоверностью предположить, что гене-
зис права и государства проходил в основном синхронно. Становление
государства и права представляли собой две стороны единого процесса
организации политического общества.
Формирование права шло по нескольким направлениям.
Во-первых, право вырастало из обычая. В первобытной общине обы-
чай был наиболее распространенным регулятором человеческого по-
ведения. Обычай складывался из многократно повторявшихся актов
общественной деятельности и был направлен на регулирование сфе-
ры хозяйства, брачно-семейных, религиозных, властных и иных отно-
67
РАЗДЕЛ II. Происхождение государства и права

шений. Обычай становился правовым, превращался в обычное право


после того, как получал санкцию со стороны общественной власти. С
течением времени шел своего рода естественный отбор обычаев: одни
отмирали, другие появлялись, третьи продолжали действовать. Нарож-
дающаяся политическая власть не только была обязана подчиняться
существующим обычаям, но даже культивировала многие из них, по-
нимая их объективную необходимость. Вместе с тем очевидно, что ран-
ние государства стремились поддерживать не всякие обычаи, а лишь те,
в которых было заинтересовано все племя (союз племен). Обычай ста-
новился правовым, видимо, в том случае, когда был направлен на удов-
летворение потребностей всех общинников. Государственная власть,
сохраняя и защищая общественно необходимые правовые обычаи,
стремилась объединить этнос на институциональных, политических, а
не кровнородственных основаниях. Власть была заинтересована в том,
чтобы разрушать клановые, родовые обычаи, разъединяющие племя.
В течение довольно длительного времени после образования госу-
дарств существовал известный параллелизм между обычным правом и
государством. Эти две сферы были связаны, но при значительной сте-
пени автономности каждой из них.
Второе направление формирования права было связано с деятельно-
стью судебных органов (жрецы, монархи или их представители). Воз-
никающие межплеменные, межродовые, межличностные конфликты
разрешались на основе существовавших обычаев. Но поскольку каж-
дый конфликт всегда в чем-то уникален, а общественные отношения
развиваются, суд вставал перед необходимостью принимать решение,
не предусмотренное правовым обычаем. В этом случае суд руковод-
ствовался интересами племени (союза племен) и политической вла-
сти. Таким способом формировалось прецедентное право, с одной
стороны, дополнявшее обычное право, с другой – в немалой степени
вытеснявшее его. Право, творившееся судами, зачастую было ближе к
государственной власти, в большей степени отражало ее корпоратив-
ные интересы. Формирование прецедентного права отражало процесс
укрепления государственной власти, повышения уровня ее независи-
мости от племенных традиций и обычаев, а значит и от самого племени.
И, наконец, третье направление формирования права: деятель-
ность самой государственной власти по созданию нормативных актов.
Данный способ формирования права появляется на довольно поздней
стадии развития государства. Писаное право способствовало единоо-
бразному пониманию и применению норм. Первоначально акты, ис-
ходящие от государства, в основном содержали в себе несистемати-
68
Глава 5. Происхождение государства и права

зированные (либо слабо систематизированные) собрания правовых


обычаев, выполнение которых государственная власть считала необ-
ходимым гарантировать (например, Законы Хаммурапи, Законы Ману,
Законы XII таблиц, варварские правды у народов Европы). Позднее
акты государства все более наполнялись содержанием, отражавшим
волю стоящих у власти лиц.
Древнее право было по большей части сословным и правом силь-
ного, о чем, в частности свидетельствует приниженное положение
женщин и детей. Вместе с тем право стало важным инструментом про-
ведения единой государственной политики, установления порядка и
стабильности не только на основе силы, но на базе ясного формулиро-
вания правил поведения.

§ 3. Теории происхождения государства и права

Проблема происхождения государства и права до сих пор является


дискуссионной, что обусловлено несколькими причинами. Во-первых,
ощущается явный дефицит достоверных исторических данных, и это
дает возможность выдвигать самые различные гипотезы. Во-вторых,
версии происхождения государства и права во многом зависят от из-
бранной методологии и ценностных ориентаций. Например, теолог,
марксист или социал-дарвинист, находясь соответственно на религиоз-
ной, диалектико-материалистической и позитивистско-дарвинистской
позициях, будут, очевидно, по-разному толковать данную проблему.
В-третьих, вопрос происхождения государства и права непосредствен-
но связан с определением сущности, социального назначения и функ-
ций данных явлений, что придает, казалось бы, чисто академической
теме идеологическое, а порой и остро политическое звучание. Понят-
но, что политические пристрастия исследователя, обстановка в стране
может оказывать влияние на научный поиск.
Несмотря на обилие мнений о происхождении государства и пра-
ва, собственно теорий, объясняющих данный процесс, относительно
немного. О сложившейся теории, школе в общественной науке можно
говорить тогда, когда написан ряд фундаментальных сочинений, по-
священных непосредственно данной теме, когда у нее есть солидные
последователи, когда сформировалась соответствующая традиция по-
нимания той или иной проблемы. Если тот или иной автор (в том числе
и выдающийся) по ходу своих рассуждений высказал несколько ориги-
нальных и ярких идей, – это совсем не означает, что появилась теория.
69
РАЗДЕЛ II. Происхождение государства и права

Среди основных теорий происхождения государства и права выде-


ляются следующие: теологическая, договорная, естественно-правовая,
теория насилия, теория классовой борьбы, историческая школа права.

Теологическая теория
Традиция религиозного понимания происхождения государства
и права насчитывает не одну тысячу лет. В различных эпохах и куль-
турах сотни авторов пытались дать свою трактовку данной проблемы
с религиозных позиций. Следует остановиться на христианском вари-
анте теологической теории, представленной, в частности, в сочинени-
ях Августина Блаженного (354–430) и Фомы Аквинского (1226–1274),
теоретиков монархизма Р. Филмера (1604–1688), Л.А. Тихомирова
(1852–1923) и И.А. Ильина (1883–1954), философов Н.А. Бердяева
(1874–1948) и С.Н. Булгакова (1871–1944).
При всем разнообразии политико-правовых взглядов христианских
авторов их интерпретация проблемы происхождения государства и
права всегда вращается вокруг библейских сюжетов. Наиболее показа-
тельно в этом отношении учение Августина – первого крупного систе-
матизатора христианского вероучения, давшего детальное толкование
Ветхого и Нового Заветов. Бог, полагает он, творец всего сущего, все
в мире определяется промыслом Божиим. Сотворив людей, Адама и
Еву, Он помещает их в рай, где прародители человечества испытывают
духовное и телесное блаженство, они бессмертны, не знают болезней.
Адам и Ева наделены счастьем непосредственного богообщения, их
отношения основаны на любви друг к другу и к Богу. Но в результате
грехопадения Бог отдаляет их от Себя, они становятся смертными, в их
душах поселяется зло. С момента грехопадения начинается земная че-
ловеческая история, которая определяется как милостью Божией, так
и кознями дьявола. Первым основателем государства («града земно-
го») Августин считает Каина, из зависти убившего своего брата Авеля
(оба – дети Адама и Евы). Богослов хочет тем самым подчеркнуть, что
истоком государственной власти было братоубийство, кровь.
Идеи Августина развивают Н.А. Бердяев и С.Н. Булгаков. Госу-
дарство и право, говорят они, вырастают из греха, из поврежденной
злом человеческой натуры. Поскольку после грехопадения в душах
людей поселяется дьявольское начало, появляется необходимость в
организации внешних силовых институтов, сдерживающих «зверя» в
человеке. Появление государства и права отражают несовершенство,
низменность человека, который, оторвавшись от Бога, оказался не
70
Глава 5. Происхождение государства и права

в состоянии жить без посторонней принудительной силы. Вместе с


тем в образовании государства и права виден промысел Божий, его
попечительство о людях: государственная власть возникает с целью
поддержания божественного начала в человеческой душе, для защиты
самого человека.
Теологическая теория происхождения государства и права тесно
связана с идеями монархизма и патриархальности. Как утверждают хри-
стианские авторы, структура божественного мироздания всегда строго
иерархична, подчинена единому центру. Общество, будучи элементом
мироздания, также существует на иерархических началах. Власть в
обществе становится таковой потому, что она представляет собой об-
раз и символ всемогущества Бога, а также потому, что только Бог даёт
человеку силу власти. Государство образуется в виде монархии потому,
что в фигуре монарха как раз и встречаются два мира – царство земное
и царство Божие. Через монарха общество имеет возможность распро-
странить на себя благодать Божию, получить ориентиры и критерии
подлинной христианской политики.
Монархическая власть, полагают, в частности, Л.А. Тихомиров и
И.А. Ильин, возникает и существует как власть патриархальная. Раз-
росшаяся патриархальная семья постепенно перерастает в государство,
а власть отца трансформируется во власть монарха. С целью обоснова-
ния данного тезиса многие авторы (Р. Филмер, С.Н. Булгаков) выдви-
гают тот аргумент, что ветхозаветный Адам, будучи прародителем че-
ловечества, был одновременно первым отцом и монархом, от которого
ведут свою родословную все монархи мира. Патриархальность монар-
хической власти предполагает попечительное, отеческое отношение
помазанника Божия к своим подданным, которые, в свою очередь, ви-
дят в монархической династии свою историческую судьбу, проявление
божественного замысла.

Теории общественного договора и естественного права


В Новое время в Западной Европе были широко распростране-
ны теории договорного происхождения государства и естественно-
го права. В зачаточном виде их можно обнаружить еще в античных и
средневековых источниках, но именно в эпоху буржуазных револю-
ций данные теории приобретают необходимую концептуальную за-
вершенность и зрелость. Сторонниками указанных воззрений были
выдающиеся философы и юристы: Г. Гроций (1583–1645), Б. Спиноза
(1632–1677), Т. Гоббс (1588–1679), Дж. Локк (1632–1704), Ш.Л. Мон-
71
РАЗДЕЛ II. Происхождение государства и права

тескье (1689–1755), Ж.Ж. Руссо (1712–1778), И. Кант (1724–1804),


А.Н. Радищев (1749–1802) и многие другие.
У каждого из названных авторов есть свои особенности в понима-
нии происхождения государства и права, но в целом все они придержи-
ваются одной и той же схемы. Первоначально было некое естественное
состояние, в условиях которого человек обладал полной природной
свободой и равенством. Но его свобода не была гарантированной, по-
стоянно нарушалась со стороны других людей. Как отмечает Локк, в
естественном состоянии «каждый человек имеет право наказать пре-
ступника и быть исполнителем закона природы»65. Принадлежность
человеку права отправлять правосудие и применять насилие ввергала
общества в состоянии «войны всех против всех» (Т. Гоббс). Такое по-
ложение дел не могло устроить людей: они решают объединиться, учре-
дить государство и передать ему часть своих прав в целях обеспечения
общественной и индивидуальной безопасности.
Теория общественного договора антиисторична. Государства, ко-
нечно, не возникали в результате общественного договора. Вместе
с тем данная теория давала новое объяснение сущности государства.
Если государство возникло по воле народа, на основе общественного
договора, то государство есть институт, подчиненный обществу. Оно
призвано защитить свободу и собственность человека, иначе говоря –
самого человека.
Концепция общественного договора (наряду с теорией естествен-
ного права) легла в основу доктрины правового государства.

Теория насилия
Данная теория возникла в XIX в. на базе открытий, сделанных исто-
рией и этнографией. Ее сторонниками были польско-австрийский со-
циолог и юрист Л. Гумплович (1838–1909), немецкий социал-демократ
К. Каутский (1854–1938), русский анархист М.А. Бакунин (1814–1876),
славянофил К.С. Аксаков (1817–1860) и др.
Наиболее яркий вариант теории насилия представлен в сочинениях
Л. Гумпловича.
В своих воззрениях на процесс происхождения государства и права
он отталкивается от идеологии социал-дарвинизма, согласно которой
на человеческое общество распространяется открытый Ч. Дарвином
закон естественного отбора: в животном мире выживают наиболее

65
Локк Дж. Сочинения. В 3 т. Т. 3. М.: Мысль, 1988. С.266.

72
Глава 5. Происхождение государства и права

приспособленные, сильнейшие особи, что способствует сохранению


и улучшению вида. Гумплович, критикуя библейский миф о един-
стве человеческого рода, утверждает, что «человечество происходит от
бесчисленных примитивных орд, которых было много во всех частях
света».66 В этом случае проявляется общий закон биологического мира:
чем слабее существо, чем оно менее защищено, тем многочисленнее
его представители на земле. Человечество развивается от бесконечного
этнического и языкового разнообразия к единообразию, к всеобщему
смешению рас, наций и племен.
Среди человеческих орд различались два основные типа – кочевые
и оседлые племена. Кочевники, занимающиеся охотой и потому во-
инственные от природы, завоевывают оседлые племена миролюбивых
хлебопашцев, чтобы с их помощью добывать материальные блага, соз-
давать себе благоприятные условия жизни. Государство возникает как
средство удержания в подчинении подвластного населения, как ре-
зультат борьбы племен за выживание. Рождаясь из открытого насилия,
государство на всем протяжении своего дальнейшего существования
остается инструментом насилия, поскольку основным содержанием
государственно организованного общества является борьба правящего
класса и эксплуатируемых масс. Отсюда вытекает главная задача госу-
дарства (соответственно и правящей элиты) – стремление к самосохра-
нению, развитию своего могущества и благосостояния.
По Гумпловичу, на ранних стадиях развития государства рельефно
выделяются три основные класса: военные, торговцы и ремесленники,
рабочие. С его точки зрения, представители этих трех сословий ни-
когда не были одного происхождения, они изначально принадлежали
к разным племенам. Даже в XIX в., полагает он, различные сословия и
классы несут на себе отпечаток этнического (антропологического) не-
сходства. Более того, между дворянами различных стран Европы боль-
ше общего, чем между отдельными слоями одного и того же народа.
Право, согласно Гумпловичу, также вырастает из насилия. Племя
завоевателей, организовав властные институты, закрепляет их норма-
тивно. Затем в силу привычки властвующие и подвластные начинают
считать установленный порядок естественным, установленным Богом.
Право, также как и государство, – институт классового господства,
на котором лежит отпечаток древней межплеменной борьбы. Перво-
начально все важнейшие институты частного права были направлены
на защиту государства, имели ярко выраженный публично-правовой

66
Гумплович Л. Общее учение о государстве. СПб., 1910. С. 91.

73
РАЗДЕЛ II. Происхождение государства и права

характер. Так, семейное и брачное право возникает из необходимости


поставить барьер на пути межплеменного смешения: род велся по ли-
нии матери (поскольку считалось, что «рождение есть факт, а отчество
является делом мнения»), запрещалась половая связь женщины из го-
сподствующего класса с мужчиной из низших сословий, исключалось
право наследование у внебрачных потомков. Долговое (обязатель-
ственное) право первоначально было направлено на закабаление и экс-
плуатацию подвластного населения. Субъектом этого права выступали
только представители господствующего класса. Появление уголовного
права Гумплович рассматривает как проявление инстинкта самосохра-
нения государства, как стремление правящего класса при помощи ка-
рательных мер защитить свое господство.
С течением времени племена постепенно смешиваются, более или
менее выравниваются условия их воспитания и образования, что ста-
новится основой для трансформации государства насилия в «культур-
ное государство», которое начинает отстаивать «высшие идеальные
ценности».

Теория классовой борьбы


Основоположники данной теории К. Маркс (1818–1883) и Ф. Эн-
гельс (1820–1895) разработали концепцию происхождения государства
и права, опираясь на материалистическое понимание истории и идею
классовой борьбы. Непосредственным материалом, который подверг-
ся с их стороны серьезной переработке и обобщению, стали этногра-
фические работы Л. Моргана, Дж.Ф. Мак-Леннана и И.Я. Баховена.
Маркс и Энгельс полагали, что в основе общественного развития
лежит экономика, производственные отношения. По мере изменения
системы хозяйства меняются и другие общественные отношения. Эн-
гельс дает периодизацию первобытной истории, исходя из уровня про-
изводительных сил: дикость (преимущественное присвоение готовых
продуктов природы), варварство (развитие скотоводства и земледе-
лия), цивилизация (развитие промышленности). Ключевыми момен-
тами истории, по Энгельсу, стали выделение из родовой общины се-
мьи, появление частной собственности и классов. Господство частной
собственности обусловило социальную дифференциацию, разделение
бывших общинников на класс эксплуататоров и класс эксплуатируе-
мых. Государство возникает как механизм, призванный поддерживать
систему хозяйства, основанную на эксплуатации одних классов други-
ми. Государство, согласно классическому марксизму, есть продукт рас-
74
Глава 5. Происхождение государства и права

кола общества на антагонистические классы. В факте существования и


функционирования государства проявляется закон классовой борьбы,
а само государство, согласно Марксу и Энгельсу, есть всегда выражение
классовой диктатуры.
Право, также как и государство, есть продукт классовой борьбы.
При помощи права правящий класс закрепляет свое господство и си-
стему эксплуатации, устанавливает санкции за посягательства на уста-
новленный порядок.

Историческая школа права


Представителями данной школы были немецкие юристы Г. Гуго
(1764–1844), Ф.К. Савиньи (1779–1861), Г.Ф. Пухта (1798–1846). Воз-
никшая как реакция на революционные события в Европе и на господ-
ство естественно-правовой теории, историческая школа права ставила
своей целью обосновать необходимость сохранения старых феодаль-
ных порядков, защитить режим абсолютизма.
Если революционная методология естественного права основы-
валась на крайнем рационализме, на абстрактном, внеисторическом
восприятии человека, права и государства, то немецкие юристы пред-
ложили рассматривать политико-правовые учреждения как продукт
естественноисторического развития народной жизни, народного духа.
Право и государство, подчеркивали они, всегда есть органическая часть
национальной культуры, всегда есть результат развития национальных
традиций и обычаев. Право, подобно языку, формируется постепенно,
без скачков, без внешнего вмешательства, подчиняясь внутренним за-
кономерностям национальной истории того или иного народа. Под-
линное право всегда возникает как обычай, как обычное право, орга-
нически вырастающее из глубин народного духа. Савиньи, например,
считал, что всякое законотворчество, исходящее от государства, может
быть эффективным только в том случае, если оно опирается на обыч-
ное право, конкретизирует его.
Историческая школа права верно отметила тот факт, что право и
государство – явления всегда глубоко национальные, в них аккумули-
руются национальные традиции и обычаи. Вместе с тем историческая
школа права абсолютизировала национальный компонент в ущерб
другим причинам и факторам, повлиявшим на возникновение государ-
ства и права. Ведь очевидно, что процесс происхождения государства и
права был обусловлен не только национальными, но также общими для
всех народов факторами.
75
РАЗДЕЛ III
ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА
Глава 6
ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ
ГОСУДАРСТВА
§ 1. Определение государства
§ 2.Термины, употреблявшиеся для обозначения государств
§ 3. Элементы определения государства
§ 4. Население.
§ 5. Территория
§ 6. Государственная власть. Суверенитет
§ 7. Социальная природа государства

§ 1. Определение государства

Под государством понимается форма организации жизни общества,


отличительной чертой которой является наличие выделенной из обще-
ства, всеми признанной или утвердившейся верховной власти, чьи распо-
ряжения обязательны для всех лиц, находящихся в пределах определенной
территории.
Иногда государство называют политически организованным обще-
ством. При этом имеется в виду, что единство, целостность и политиче-
ский характер этому обществу придает именно верховная власть, рас-
пространяющаяся на определенную (государственную) территорию.
Такую власть и называют политической или государственной.
Общество едва ли мыслимо без власти. Однако не всякая публич-
ная власть является государственной. Государственную власть следует
отличать от самоуправления. При самоуправлении вопросы, представ-
ляющие общий интерес, решаются всеми членами общества в народ-
ном собрании или органами (лицами), пользующимися его полным
доверием и подотчетными ему, как это было в первобытном обществе.
Для примитивных, первобытных обществ характерна четкая структура,
включающая органы, наделенные властными полномочиями (народ-
76
Глава 6. Понятие и сущность государства

ное собрание, совет старейшин, вождь). Здесь власть представляет со-


бой органическую часть или функцию общества. В государстве власть
выделяется из общества, стоит над ним, приобретает по отношению к
обществу известную самостоятельность. Воплощением и символом из-
вестного обособления государства от общества становится государ-
ственный аппарат, особым образом организованный контингент лиц, за-
нимающихся исключительно управлением и требующий немалых средств
на свое содержание, которые взыскиваются с населения в форме налогов.
Встречаются и промежуточные формы, которые сложно отнести к
государственности или самоуправлению. Они получают особое рас-
пространение в эпоху перехода от первобытно-общинного строя к го-
сударству.
Выделение органов власти из общества служит основанием для ино-
го, более узкого понимания государства, сводящего это явление к госу-
дарственной власти или к механизму государственной власти.
«Под государством на деле понимают правительственную машину или
государство, поскольку оно в силу разделения труда образует свой соб-
ственный, обособленный от общества организм…», – писал К. Маркс67.
По мнению профессора О.Э. Лейста, «государство – не организация
общества, а организация, находящаяся в обществе, призванная его ох-
ранять и обслуживать»68.
Нетрудно заметить, что в приведенных определениях речь идет о
«государственной машине», или об аппарате государства, механизме
осуществления государственной власти. Его обособленность от обще-
ства, при таком понимании государства, выявляется очень рельефно, а
вот его органическая связь с обществом остается в тени или даже отри-
цается. Между тем пульт управления, мотор в любом сложном агрега-
те, в любой машине представляют не только ее особый и чрезвычайно
важный элемент, но и неотъемлемую часть целого. Аппарат управле-
ния при всей своей автономности не может существовать сам по себе,
без объекта управления. Подданные или граждане также являются не-
обходимым элементом государства.
Аристотель рассматривал полис (город-государство в Древней Гре-
ции) как объединение, общение свободных (имеется в виду противо-
положность рабству) и в известном смысле равных людей. Такое пони-
мание прошло через тысячелетия. «Государство же есть совершенный
союз свободных людей, заключенный ради соблюдения права и общей
67
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 19. С. 29.
68
Лейст О.Э. Сущность права. С. 128.

77
РАЗДЕЛ III. Теория государства

пользы»69, – писал Гуго Гроций (1583–1645) в знаменитой книге «О пра-


ве войны и мира». Не случайно столь широкое распространение, осо-
бенно в XVII–XVIII вв., получила так называемая договорная теория
происхождения государства. Государство называли «гражданским обще-
ством», то есть обществом, состоящим из граждан (Гоббс, Локк, Руссо и
др.). Локк пользовался также термином «политическое общество».
Такой взгляд на государство характерен для разных народов и в раз-
ные эпохи. Древнеиндийские источники (артхашастры70 и «Законы
Ману»71) говорят о семи элементах «царства» – правителе, министрах,
сельской местности, городе, казне, армии и союзнике (в «Артхашастре»
Каутильи к этому перечню добавлен еще и враг).
С включением в представления о государстве, наряду с органами
власти, территории и населения встречаемся и в документах русской
истории. Решения новгородского веча принимались не только от имени
высших должностных лиц, но и от всего городского населения и от го-
родских административно-территориальных единиц72. Государство («го-
сподин государь Великий Новгород») явно понималось здесь как един-
ство власти (перечень всех высших должностных лиц), территории (все
пять концов) и населения (бояре, житьи люди, купцы, черные люди).
Высказанные соображения побуждают рассматривать государство
именно как особую форму организации жизни общества. Такое пони-
мание охватывает все стороны сложного явления, тогда как узкое опре-
деление сводит его исключительно к механизму власти.
В юридической литературе не раз высказывалась мысль, что не сле-
дует искать единое определение государства73. Выдающийся немецкий
юрист Георг Еллинек (1851–1911) отмечал, что нельзя образовать ка-
кое-либо одно понятие государства, которое выражало бы сущность
исследуемого предмета. По его мнению, возможны социальное, юри-
дическое и т.д. понятия о государстве. Одна из работ создателя «чистой
теории права» Ганса Кельзена (1881–1973) называется «Социологиче-
ское и юридическое понятие государства».
69
Гроций Г. О праве войны и мира. М., 1956. С. 74.
Древнеиндийские трактаты о том, как следует приобретать и удерживать богатство и власть.
70

До нас дошла целиком лишь «Артхашастра» Каутильи (конец 1-го тысячелетия до н.э.).
Наиболее известный образец древнеиндийской законоведческой литературы, дошедший
71

до нас текст относят обычно к периоду между II в. до н.э. и II в. н.э.


72
Грамоты Великого Новгорода и Пскова / под. ред. С.Н. Валка. Л., 1949. С. 152.
См.: Зорькин В.Д. Позитивистская теория права в России. М., 1978. С. 75–78 ; Шмитт К.
73

Политическая теология. М., 2000. С. 33 ; Четвернин В.А. Понятия права и государства.


М., 1997. С. 16.

78
Глава 6. Понятие и сущность государства

Разные подходы к государству и возможны, и полезны. Они по-


зволяют всесторонне исследовать это явление с социологической, по-
литической, философской, исторической, юридической и т.п. точек
зрения. Но это вовсе не предопределяет неизбежность противоречий
между ними. Социологическое и юридическое понимание государства
фокусируется на различных аспектах одного явления. Если они несо-
вместимы друг с другом, это свидетельствует только об отсутствии чет-
ких представлений о рассматриваемом предмете.
Приведенное выше общее определение государства, предваритель-
ное и нуждающееся в детализации и разъяснениях, может служить ос-
новой как для юридического, так и для социологического анализа.

§ 2. Термины, употреблявшиеся
для обозначения государства

Общепринятый термин для обозначения государства – сравнитель-


но недавнее явление. В прошлом это (или близкое к нему) понятие
выражалось по-разному. Государство отождествлялось с властью, с ее
носителями и формой.
Выражение идеи государства через форму правления (царство, кня-
жество, принципат и т.д.) сохранялось на протяжении тысячелетий.
Оно употребимо и до наших дней. Когда пользуются официальным
наименованием «Соединенное королевство Великобритания и Север-
ная Ирландия», имеют в виду соответствующее государство, а не толь-
ко существующую в нем форму правления. Тем не менее, потребность
в родовом понятии, которое объединяло бы разные формы правления и
представляло бы своего рода научную абстракцию, ощущалось. Первы-
ми, кто предложил такого рода абстракцию или общее понятие, были
древние греки. Они ввели в обиход слово «полис», переводимое на рус-
ский язык как «город-государство». От этого слова произошли такие
понятия, как «политика», «политическая власть», теснейшим образом
связанные с государством.
Понятия «полис» и «государство» не тождественны. Во-первых,
древние греки никогда не пользовались словом «полис» применитель-
но к государственным образованиям варваров, считая, что они не до-
росли до политической формы организации общественной жизни. В
этом смысле «полис» уже «государства». Во-вторых, под «полисом»
имелось в виду не только государство, но и вся общественная жизнь.
Одно ни в какой мере не противопоставлялось другому. Греки не знали
79
РАЗДЕЛ III. Теория государства

границ между общественным и государственным. Все, что представля-


ло общественный интерес, относилось к полису. В этом смысле «по-
лис» шире «государства».
Но, несмотря на отмеченные различия, понятие «полис» отражало
важнейшие свойства государства. Полис, безусловно, предполагал объ-
единение населения, проживающего на определенной территории, под
одной (политической, то есть имеющей отношение ко всему полису)
властью. Имелось в виду и наличие у всех жителей полиса общих дел,
общих интересов.
Синонимом «полиса» в Древнем Риме стало слово сivitas, произ-
водное от сivis – гражданин. “Цивитас”, как и “полис”, представляет
собой комплексный термин, объединяющий то, что ныне понимается
под “государством” и “обществом”. Это совокупность, союз граждан.
Наряду с «цивитас» римляне пользовались и другим словом для
обозначения того же явления – «республика». Его не следует путать
с современным значением этого слова. Сейчас «республика» пони-
мается как форма государства. Римляне исходили из буквального
смысла слова. Латинское res publica означает общее благо, общее
дело, то, что представляет всеобщий (публичный) интерес. А это
именно то, что греки передавали словом «полис». В этом смысле,
ставшем ныне архаичным, слово «республика» применимо и к Рим-
ской империи.
Понятие «республика» в отмеченном смысле оказалось более долго-
вечным, чем «полис». Оно переводилось на другие языки, и в некото-
рых из них употребляется до сегодняшнего дня. Термин commonwealth
представляет собой буквальный перевод на английский латинского
«республика». Он и поныне используется для обозначения не только
Британского содружества наций, но и государства.
Другой пример – «Речь Посполитая», историческое наименование
польского государства, уживавшееся с монархической формой правле-
ния. «Речь Посполитая» буквально обозначает то же, что и латинское
res publica. Однако в Польше, в отличие от Англии, этот термин не был
чужд и определенного республиканского в современном понимании
подтекста. Дело в том, что Речью Посполитой называлось объединение
Польши и Литвы, сохранявших самостоятельность («общее дело двух
стран и народов»), а короли в этом государстве избирались дворян-
ством, что позволяет говорить о дворянской республике.
В XVI в. знаменитый итальянский политический мыслитель Н. Ма-
киавелли (1469–1527) ввел в обиход новый термин stato. Он проис-
ходит от латинского слова status, представляющего собой причастную
80
Глава 6. Понятие и сущность государства

форму глагола stare (стоять), и означает состояние, установление, по-


ложение. То, что производные от итальянского stato вошли во многие
европейские языки (английское state, французское etat, немецкое staat,
испанское estado и др.) свидетельствует о полезности и широком при-
знании нововведения Н. Макиавелли74. Слово stato так же, как «по-
лис» и «республика», позволяет отличать политическое состояние или
установление от страны как географического понятия, общества, на-
рода, от лица или органа, обладающего верховной властью.
Русский язык не знает подобного термина. Используется старое
слово «государство», производное от «государя», и, следовательно,
обозначающим буквально царство, княжество, королевство. То же
значение имеет и термин «держава», происходящий от глагола «дер-
жать», то есть владеть, править. Правителя называли «державцем».
Так, знаменитый русский историк С.М. Соловьев (1820–1879) писал,
что еще при Мономахе новгородцы «брали князей от руки державца
Киевского»75. До сих пор сохранилось другое производное от того же
глагола – «самодержец». В современном русском языке «государство» и
«держава» употребляются как синонимы, но слово «держава» приобре-
ло оттенок торжественности, даже напыщенности и некоторой архаич-
ности. В научном, официальном и бытовом языке употребляется, как
правило, «государство». В украинском языке, наоборот, «держава» – и
научный, и официальный термин, обозначающий государство. Но оба
слова – и «держава», и «государство» – давно абстрагировались от мо-
нархической формы правления и приобрели новое содержание, вполне
соответствующее макиавеллевскому stato. Так Новгородская Вечевая
Республика именовалась в официальных документах «господином го-
сударем Великим Новгородом»76. Значит «государство» означало уже
не только монархию, но и определенное политическое единство неза-
висимо от характера верховной власти.

§ 3. Элементы определения государства

Следует напомнить приведенное выше определение. Государство –


это форма организации жизни общества, отличительной чертой которой

74
Материалы об использовании производных от stato в английском и французском языках
см. в кн.: Понятие государства в четырех языках / под ред. О. Хархордина. СПб.–М., 2002.
Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Кн. 1. М., 1959. С. 219–220 ; Его
75

же. Об отношениях Новгорода с князьями. М., 1846. С. 33.


76
Грамоты Великого Новгорода и Пскова. С. 152.

81
РАЗДЕЛ III. Теория государства

является наличие выделенной из общества и признаваемой им верховной


власти, чьи распоряжения обязательны для всех лиц, находящихся в преде-
лах определенной территории.
В этом определении три составные части: население, территория и
верховная власть. Упоминается также общество. Но в контексте дан-
ного определения общество поглощается населением. Ясно, что обще-
ство – это соответствующим образом структурированное население.
Нередко в качестве элемента понятия государства называют зако-
ны, организованный порядок. Этот признак очень важен для юриста.
Против него ничего нельзя возразить. Однако полезно иметь в виду два
обстоятельства.
Во-первых, организованный порядок в какой-то степени подраз-
умевается наличием признанной верховной власти и, в этом смысле,
вторичен.
Во-вторых, возведение законов в ранг одного из основных призна-
ков государства способно при известных обстоятельствах привести к
своеобразным эксцессам, к сужению понятия государства, а значит, и к
искажению его сути. Такие случаи известны.
Иногда за существенный признак государства выдается не нали-
чие законов, а их соблюдение властью, связанность власти законами,
или правом. «Сущность государства, – пишет В.А. Четвернин, – это
власть, подчиненная праву. С этой точки зрения различается госу-
дарство (власть, подчиненная праву) и деспотия (власть, ничем не
ограниченная)»77.
Такая позиция не нова. Ее придерживался Г. Еллинек, у которого
государство ассоциировалось с наличием свободных и полноправных
граждан, а не с управлением людьми, лишенными всяких прав. В под-
тверждение этой мысли Г. Еллинек ссылался на Аристотеля, называв-
шего государство общением свободных людей.
По существу, во всех этих случаях речь идет о том, каким государ-
ство должно быть, об идеале правового государства. Но идеальные мер-
ки не подходят к реальным явлениям. История не знала совершенных
государств, но зато изобиловала государствами, нарушавшими законы
и права человека. Объявить их деспотиями, а не государствами – про-
стое решение, но тогда, оставаясь реалистом, следовало бы изучать
природу и историю деспотий, а не государств.
У классиков политической мысли, в самом деле, иногда встреча-
ется противопоставление государства и деспотии. Так древние греки

77
Четвернин В.А. Указ соч. С. 16.

82
Глава 6. Понятие и сущность государства

считали, что политическая организация характерна только для них, а


остальные народы живут в условиях деспотии. Но они же делили фор-
мы государства на правильные и неправильные. И худшей из непра-
вильных форм объявляли тиранию, которую трудно отличить от де-
спотии. И. Кант прямо называл деспотическими все государства, где
не соблюдается принцип разделения властей. Таким образом, правовой
характер, уважение к правам человека вовсе не характерны для всякого
государства. Речь может идти лишь о минимуме организованного по-
рядка, вытекающего из традиций и законов, или распоряжений власти.

§ 4. Население

Государство иногда характеризуют как сообщество лиц, проживаю-


щих на определенной территории, с едиными управлением и системой
права. Это сообщество лиц составляет население государства. Оно не-
однородно.
В древности и средневековье население, как правило, делилось на
сословия, обладавшие разными правами и обязанностями. Особое
значение имело деление на свободных и рабов, или крепостных. Бур-
жуазные революции покончили с сословными привилегиями, провоз-
гласили гражданское равенство. Однако и поныне, даже в наиболее де-
мократичных государствах, население остается неоднородным, причем
ряд различий имеет правовые последствия.
Основную массу населения государства составляют граждане,
то есть лица, обладающие полным набором не только личных, но и
политических или гражданских прав, а также несущие перед государ-
ством все обязанности, связанные с их активным участием в полити-
ческой жизни. Но наряду с гражданами есть и неграждане двух родов.
С одной стороны, лица, не достигшие совершеннолетия и потому не
наделенные политическими правами и ограниченные в пользовании
рядом личных и имущественных прав. С другой стороны, иностранцы,
находящиеся на территории государства. Им гарантируется свободное
пользование личными и имущественными правами, но они лишены
основных политических прав – избирать и быть избранными в органы
власти, участвовать в управлении страной. Тем не менее, обе названные
категории являются частью населения, они обязаны подчиняться дей-
ствующим в государстве законам и власти.
Другие различия в составе населения не всегда имеют правовые по-
следствия. Таково имущественное положение. До постепенного вне-
83
РАЗДЕЛ III. Теория государства

дрения в XIX–XX вв. всеобщего избирательного права имущественное


положение непосредственно влияло на избирательное право (за редки-
ми исключениями, такими как афинская демократия эпохи Перикла,
кратковременное введение всеобщего избирательного права для муж-
чин во Франции после революции 1848 г., в Германии при Бисмарке и
т.п.). Развитие демократии упраздняло юридические последствия иму-
щественного неравенства.
Принципиально то же можно сказать о различии полов (в XX в.
в большинстве государств женщины добились гражданского равнопра-
вия с мужчинами), конфессий, национальностей.
Соотношение государства и нации приобретает особый интерес.
Этот вопрос активно обсуждается в политической и юридической ли-
тературе постсоветской России78. В.А. Четвернин полагает, что в со-
временных условиях изменился смысл понятия «население» в качестве
одного из элементов государства: «речь идет не о «населении государ-
ства», а о народе как этнической общности в смысле права наций на
политическое самоопределение»79.
Для оценки этого суждения необходимо обратиться к понятию «на-
ция». Оно неоднозначно. «Категория «нация», – пишут П.А. Оль и Р.А. Ро-
машов, – рассматривается фактически в трех основных значениях:
– как племя, т.е. общность, основанная на кровнородственных связях;
– как культурно-языковая общность;
– как политическая общность или национальное государство»80.
Возникнув в эпоху античности для обозначения племени (лат.
natio – племя, народ), то есть этнической группы, понятие «нация»
стало приобретать политико-правовое содержание с образованием в
Европе централизованных государств81. В основе этого процесса лежа-
ло развитие хозяйственных связей, приведшее к формированию наций
в современном смысле слова, то есть исторически сложившихся общ-
ностей людей, объединяемых общим языком, культурой, характером,
экономическими связями и, как правило, общей территорией прожи-
вания и этническими корнями.

78
См. например, содержательную монографию: Оль П.А., Ромашов Р.А. Нация (Генезис
понятия и вопросы правосубъектности). СПб., 2002.
Четвернин В.А. Демократическое, конституционное государство. Введение в теорию.
79

М., 1993. С. 9.
80
Оль П.А., Ромашов Р.А. Указ. соч. С. 22.
81
Там же. С. 21.

84
Глава 6. Понятие и сущность государства

Возникновение централизованных государств, охватывавших всю


территорию складывавшихся наций, стало закономерным этапом раз-
вития. Их называют национальными государствами или нациями-го-
сударствами (nation-state) в отличие от городов-государств, княжеств
и т.п. древности и средневековья. Связь этих государств, возникавших
с XV–XVI вв. и в основном сохраняющихся до сегодняшнего дня, с
нациями настолько тесна, что ряд исследователей видят в государ-
ственности один из неотъемлемых признаков нации наряду с языком,
культурой и т.д. Однако понимание государственности в качестве од-
ного из свойств всякой нации не получило всеобщего признания. Бо-
лее обоснованной представляется мысль, что не все нации обладают
собственной государственностью. Право наций на самоопределение,
общепризнанный принцип современного международного права,
предполагает, что не все нации создали свои государства и что само-
определение не обязательно должно вылиться в форму полностью су-
веренного государства.
Тем не менее связь наций с существующими государствами настоль-
ко тесна, что термины «нация» и «государство» и даже «общество» не-
редко употребляются как синонимы там, где привилось политическое
представление о нации82. Об этом свидетельствует и название «Органи-
зация объединенных наций», где под нациями имеются в виду, конеч-
но, государства. Графа «национальность» в международных паспортах
означает гражданство, то есть принадлежность к государству, а не к на-
ции в этническом смысле.
Как синоним государства термин «нация» утрачивает этнический
аспект. Но поскольку этническое и культурно-языковое понимание
«нации» сохраняется, возникает опасность подмены термина, когда на
место политического значения нации ставят этническое. Именно это
и происходит, когда при разъяснении элементов, составляющих опре-
деление государства, вместо «населения» говорят о народе как этниче-
ской общности, о «нации» или «титульной нации».
Отождествление государства с нацией или народом как этнической
общностью обычно характерно для консервативных и националисти-
ческих кругов.
Наиболее последовательное воплощение эти идеи получили в на-
цизме. Гитлер видел назначение государства в том, чтобы обеспечивать
господствующее положение арийской расы. Но стремление превратить
государство в орудие исключительно титульной или ведущей нации не

82
Мамут Л.С. Народ в правовом государстве. М., 1999. С. 35.

85
РАЗДЕЛ III. Теория государства

в столь циничной форме проявлялось и в других странах, в частности,


на постсоветском пространстве. Известны лозунги типа «Россия для
русских». В конституциях ряда азиатских стран СНГ государство рас-
сматривается как форма самоопределения только титульной нации,
хотя этнический состав этих государств не однороден83. Лидер ради-
кальной организации «Державна самостiйнисть Украiни» В. Коваль
написал книгу «Нациократия». Нередко «нациократии» придается не
столько этнический, сколько религиозный характер. Тот же В. Коваль
является энтузиастом организации «Родная украинская националь-
ная вера»84. Подобные тенденции наблюдаются и в России. Профес-
сор А.М. Величко пишет, что «вопрос о титульной нации в условиях
имперского быта (идеал А.М. Величко – «Православная империя»,
«смысл которой определяется исключительно тем, что она выступает
средством служения Церкви». – О.М.) не есть вопрос крови, а инди-
видуального воцерковления и способности»85. И здесь нации придает-
ся не этнический, а религиозный, но ни в коей мере не политический
смысл. Принадлежность к нации определяется не гражданством, а во-
церковлением. Лица, не принадлежащие к Церкви, оказываются и вне
рамок «титульной нации». Выделение титульных и нетитульных наций
по любому признаку не способствует равенству прав и обязанностей, а
также политическому единству.
Рассматривать этнос как «субстанциональный элемент государ-
ственности» в противовес населению, с юридической точки зрения,
нет оснований. Население государства, особенно современного, как
правило, носит полиэтнический характер. Обладание всей полнотой
прав связано не с этнической принадлежностью, а с гражданством. В
этом важнейшее отличие государственной, территориальной организа-
ции от племенной, кровнородственной. Выдвижение принципа наци-
ональности или «ведущей», «титульной», «коренной» национальности
в качестве одного из основных правовых свойств всякой государствен-
ности представляется ошибочным и политически опасным.
В то же время совершенно очевидно, что исторически государ-
ства складывались и продолжают существовать на определенной эт-
нической (нередко полиэтнической) и национальной почве, что они
представляют собой продукт национальной культуры, пользуются
национальным языком, обладают национальным сознанием и наци-

83
Оль П.А., Ромашов Р.А. Указ. соч. С. 28.
84
Безпалько Б. Национализм под покровом древних богов // НГ Религии. 2003. 15 октября.
85
Величко А.М. Нравственные и национальные основы права. СПб., 2002. С. 134–135.

86
Глава 6. Понятие и сущность государства

ональными интересами (последние в значительной мере совпадают с


государственными сознанием и интересами) и т.п.
На первый взгляд кажется, что между приведенными выше двумя
рядами соображений существуют непримиримые противоречия. Одна-
ко это поверхностное впечатление. На самом деле речь идет о разных
аспектах государства: правовом и социальном, и о двух подходах к госу-
дарству – юридическом и социологическом. Можно привести по этому
поводу продуманное суждение проф. А.В. Мицкевича, относящееся еще
к началу 60-х г. прошлого века: «Народ, классы, нации – это категории
политики, а не права. Они необходимы в юридической науке, прежде
всего для определения сущности, социально-политической природы от-
ражающих их правовых категорий, но не могут быть поставлены на место
последних»86. Это положение, как и любое другое, не следует абсолюти-
зировать. Известны случаи, когда категории «народ», «классы» приобре-
тали юридическое значение. Достаточно вспомнить о зафиксированном
в законодательстве классовом подходе к избирательному праву в первые
годы советской власти (до конституции 1936 г.) или о «репрессирован-
ных народах». Но в данном случае речь идет об исключительных обстоя-
тельствах. К тому же приведенные примеры противоречат идеалам пра-
ва. В качестве общего принципа мысль А.В. Мицкевича представляется
правильной. К юридическому определению государства не следует при-
мешивать этнические и социальные признаки.

§ 5. Территория

Под территорией государства понимается «пространство, на кото-


рое распространяется его власть». При первобытнообщинном строе
власть также распространялась на определенную территорию. Но эта
территория не была постоянной. Племена кочевали. Их объединяла не
территория, а кровнородственная связь.
В условиях государственности территория приобретает постоянный
и, как правило, четко фиксируемый характер, территориальное деле-
ние взамен родственных уз становится принципом организации обще-
ственной жизни.
Территория включает сушу, акваторию и воздушное пространство
над ними87. Границы часто служили и продолжают служить предме-
86
Мицкевич А.В. Субъекты советского права. М., 1962. С. 42.
87
Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Часть общая. Т. 1–2 /
под ред. Б.А.Страшуна. Изд. 3-е. М, 2000. С. 683.

87
РАЗДЕЛ III. Теория государства

том споров между государствами. Их признание в форме соглашений


между соседними странами или более широких международных дого-
воров – важная гарантия стабильности государства. Таковы юридиче-
ские аспекты территории как элемента понятия «государство». Заслу-
живают внимания и наблюдения социологического типа, связанные с
государственной территорией.
Территория, ее свойства – географическое расположение, величина,
а также неразрывно связанные с нею почва, растительность, ландшафт,
климат, наличие путей сообщения, характер населения представляют
собой важнейшие факторы, определяющие формы и особенности го-
сударства. Изучение этой связи обладает давними традициями. Доста-
точно напомнить Аристотеля, Бодена, Монтескье, уделявших большое
внимание воздействию природных условий на государственно-право-
вые институты.
В XX в. на Западе возникло научное направление, получившее на-
звание «геополитики». Это направление исходило из того, что характер
государства и его политика диктуются природными условиями его тер-
ритории. В нацистской Германии геополитика (ее крупнейшим пред-
ставителем был генерал К. Хаусхофер) служила оправданием захват-
нических войн во имя обеспечения «жизненного пространства» для
германской нации.
Своеобразное преломление идеи геополитики получили у «евразий-
цев», политического течения, возникшего в 20-х г. прошлого века в сре-
де русской эмиграции88. Евразийцы полагали, что связь между землей и
государством является органической наподобие связи растительности
с почвой. Для обозначения территории они использовали введенное
П.Н. Савицким слово «месторазвитие».
Связь государства с природой и территорией несомненна и заслу-
живает внимательного изучения. Но ее не следует мистифицировать
и абсолютизировать, как делали многие представители геополитики и
евразийства. Позиция Монтескье отличалась большей взвешенностью
и реализмом. Выделив природные и социальные факторы, воздейству-
ющие на право и государство, Монтескье отметил, что значение при-
родных условий было преобладающим на ранних ступенях истории, а
по мере усложнения и совершенствования общественной жизни воз-
растала роль социальных факторов (быт, нравы, обычаи, способы про-
изводства и обмена, религия и т.п.).

88
См.: История политических и правовых учений. М., 2004. С. 847–857.

88
Глава 6. Понятие и сущность государства

Спорен вопрос о наличие государственности у кочевых народов с


довольно высокой степенью организованности и общественной иерар-
хии. Здесь явно отсутствует один из существенных элементов государ-
ства – постоянная территория. Вряд ли возможно безусловное решение
этого вопроса. Л.И. Петражицкий полагал, что «с точки зрения психо-
логической теории государственной организации…оседлость, наличие
определенной территории не имеет классификационного значения»89.
В то же время он считал признаком государства отсутствие кровнород-
ственных уз как принципа объединения, а кочевые общества строились
как раз по этому принципу. В силу этого, обычно их называют племена-
ми, а не государствами. Н.Н. Алексеев говорил о «кочевых государствах
на евразийском континенте»90.
Д. Уолкер, автор Оксфордского словаря права, наоборот, констати-
рует, что кочевые народы, сколь бы многочисленны, мощны и хорошо
организованы они ни были, как правило, не называют государствами91.
По-видимому, эта позиция ближе к истине. Следует, однако, иметь в
виду наличие переходных и нетипичных форм. К ним могли бы быть
отнесены кочевые народы, достигшие высокого уровня организации и
социальной стратификации.

§ 6. Государственная власть. Суверенитет

Важнейший компонент определения государства – государствен-


ная власть. Именно она придает единство территории и населению и
является главным принципом государственной организации.

Понятие и виды власти


Всякая власть представляет собою форму управления, распростра-
нения воли одних людей на условия жизни и поступки других. Власть
невозможна без объекта, для которого она означает ограничение сво-
боды. Известный русский историк и государственный деятель В.Н. Та-
тищев (1686–1750) писал, что суть власти – «узда неволи».
Воспользуемся четким определением власти, принадлежащим
крупнейшему немецкому социологу начала ХХ в. Максу Веберу

89
Петражицкий Л.И. Теория прав и государства в связи с теорией нравственности. СПб.,
2000. С. 177.
90
Алексеев Н.Н. Русский народ и государство. М., 1998. С. 410.
91
Walker D. Oxford Companion to Law. Oxford, 1980. С. 1176.

89
РАЗДЕЛ III. Теория государства

(1864–1920): власть – это «возможность для одного из субъектов обще-


ственного отношения осуществить свою волю вопреки сопротивле-
нию других участников, независимо от того, на чем эта возможность
основана». Л.И. Петражицкий понимал власть как обязанность «одних
(подвластных) исполнять известные или вообще всякие приказания
других (наделенных властью) и терпеть известные или вообще всякие
воздействия со стороны этих других»92.
Жизнь общества невозможна без власти. Виды власти многообраз-
ны. Л.И. Петражицкий выделяет «служебные или социальные власти»
и власть «господскую» или «хозяйскую», как ее называл Н.Н. Алексеев.
«Служебные или социальные власти» связаны с заботой об общем бла-
ге. Власть этого рода дается именно ради служения общему благу, объ-
ект ее представляет собой не средство, а самостоятельную цель. Такова
природа семейной, родовой и государственной власти. При господской
власти целью является субъект или носитель власти, а подвластные –
это всего лишь средства93. Такова власть собственника. Н.Н. Алексеев
справедливо заметил, что это различие не безусловно94.
Л.И. Петражицкий говорил также об «общих властях» (подвластные
должны подчиняться всем их требованиям) и «специальных» (напри-
мер, власть председателя собрания, гимназического, университетского
начальства)95.
По сферам общественных отношений можно говорить о власти по-
литической, военной, экономической, духовной и светской. По мето-
дам осуществления выделяют власть, основанную на принуждении,
добровольном признании, власть законную и незаконную и т.п.

Особенности политической власти


Политическая власть, которая является признаком государства, об-
ладает существенными особенностями.
Еще Аристотель, а вслед за ним и Джон Локк отличали политиче-
скую или государственную власть от власти отца над своими детьми,
хозяина над слугами, мужа над женой и господина над рабом96. Во всех
названных случаях власть связана с личной зависимостью подвласт-

92
Петражицкий Л.И. Указ. соч. С. 167.
93
Там же. С. 167–172.
94
Алексеев Н.Н. Указ. соч. С. 200.
95
Петражицкий Л.И. Указ. соч. С. 167.
96
Локк Дж. Избранные философские произведения. Т. 2. С. 6.

90
Глава 6. Понятие и сущность государства

ных, с определенной иерархией. Политическая власть, по определению


Аристотеля распространяется на свободных, и, в известном смысле,
равных людей, то есть не находящихся в зависимости друг от друга по-
мимо отношений, связанных с осуществлением власти.
Равенство лиц, на которых распространяется политическая власть,
не следует преувеличивать. Оно относительно. Для государств древно-
сти и средневековья характерно ярко выраженное сословное неравен-
ство, сохранявшееся в ряде стран до XIX–XX вв., а кое-где и до наших
дней. Но это неравенство сочеталось с определенным равенством, кото-
рое заключалось в том, что все граждане или подданные в одинаковой
мере должны подчиняться государственной власти. И. Кант говорил о
«равенстве каждого члена общества с каждым другим как подданного»97.
Из так понимаемого равенства подданных или граждан вытекает еще
одна важная особенность государственной власти: она распространяет-
ся на всех лиц, находящихся на территории государства, охватывает все
население за исключением узкой группы лиц, пользующихся в соответ-
ствии с международными соглашениями правом экстерриториальности.
Все другие виды власти (отца над детьми, хозяина предприятия над на-
емными служащими, правления добровольного общества над его члена-
ми и т.п.) распространяются только на определенную категорию лиц.
С обязательностью государственной власти для всего населения
связаны ее общепризнанный, официальный, установленный закона-
ми характер и ее способность и призвание прибегать к законному ис-
пользованию государственного принуждения. Только государственная
власть обладает монополией на законное принуждение.
Наконец, важнейшей особенностью политической власти являет-
ся ее высший характер в пределах данного государства. Не только все
граждане или подданные, но и все другие виды власти находятся в пре-
делах ее полномочий и обязаны ей повиноваться. Верховный характер
государственной власти обозначается термином «суверенитет».

Возникновение и содержание
классической концепции суверенитета
Хотя суверенитет рассматривается ныне как важнейшее свойство
или признак любого государства, понятие это сложилось сравнитель-
но поздно, в эпоху становления абсолютизма в Западной Европе, когда
велась напряженная борьба за политическую власть.

97
Кант И. Соч. Т. 4. Ч. 2. С. 80.

91
РАЗДЕЛ III. Теория государства

Творцом классической теории суверенитета считают французского


идеолога абсолютизма, принимавшего активное участие в политиче-
ской жизни в период религиозных войн, Жана Бодена (1530–1596). Им
написано знаменитое сочинение «Шесть книг о государстве».
Под суверенитетом понималось прежде всего верховенство, обладание
высшей властью. Суверен – это тот орган, или то лицо, которому принад-
лежит верховная власть. В английской традиции сувереном называют
того, кому обычно (или привычно) повинуются все члены общества, и
кто сам обычно не повинуется никому. Так определял суверена видней-
ший британский теоретик права XIX в. Джон Остин, и это определение
воспроизводится Д. Уолкером в «Оксфордском словаре права» 1980 г.98
Верховный характер власти предполагает ее способность решать лю-
бые вопросы, не спрашивая ни у кого разрешения или подтверждения.
Как писал профессор И.Д. Левин, автор до сих пор непревзойденной в
отечественной литературе монографии о суверенитете, это понятие оз-
начает «состояние полновластия государства на своей территории и его
независимость от других государств».
Верховенство или полновластие, представляющее суть суверените-
та, характеризуется рядом признаков, сформулированных еще Жаном
Боденом. К ним относятся абсолютный характер власти или неограни-
ченность полномочий, постоянство и неделимость.
Абсолютный характер власти предполагает не только возможность
решать любые дела и независимость от какой бы то ни было другой
власти как в данном государстве, так и за его пределами, но и юриди-
ческую или формальную несвязанность законами и отсутствие юриди-
ческой ответственности за решения власти.
Принцип свободы суверена от соблюдения законов был сформу-
лирован еще в III–IV вв. до нашей эры в Древнем Китае основателем
школы легизма, всячески оправдывавшей всемогущество государства,
Шан Яном: «Мудрый творит законы, а глупый ограничен ими». Ж. Бо-
ден развил эту мысль. Конечно, рассуждал он, хорошо, когда законы в
королевстве соблюдаются. Но, по существу, монарх ими не связан, по-
тому что он сам законодательствует, а следовательно, может изменять
законы по своей воле. Боден прибавлял, что если понимать свободу от
законов буквально, нельзя найти в истории ни одного абсолютного мо-
нарха, так как на практике каждый правитель вынужден считаться со
многими законами природы и с обычаями общества. Но юридической
обязанности соблюдать эти законы и обычаи у него нет, так же, как и

98
Walker D. Oр. сit. Р. 1163.

92
Глава 6. Понятие и сущность государства

юридической ответственности за их нарушение. Его обязанности и от-


ветственность сугубо морального порядка.
Важнейшим признаком верховной или абсолютной власти являет-
ся ее постоянство. Лицо или орган, временно наделяемые неограни-
ченными полномочиями, как, например, диктатор в республиканском
Риме, не может рассматриваться в качестве носителя суверенитета, его
власть не абсолютна из-за временных ограничений.
Бесспорным признаком классической теории суверенитета считалась
и неделимость высшей власти. Аргумент Бодена «как может какое-либо
лицо или орган претендовать на обладание властью во всей ее полноте,
когда ему принадлежит лишь ее часть?» казался в то время безупречным.
Помимо абстрактного (теоретического) определения суверенитета
со времени Бодена и даже раньше сложилась сохраняющаяся до наших
дней традиция объяснять понятие суверенитета, исходя из компетен-
ции верховной власти или перечня функций, принадлежащих исклю-
чительно ей и представляющих собой ее монополию.
Жан Боден называет семь полномочий государственной власти, в ко-
торых реализуется суверенитет: издание и изменение законов, право вой-
ны и мира, назначение должностных лиц, правосудие в последней ин-
станции и право помилования, чеканка монет, определение мер и весов,
взимание налогов и податей. При этом он отмечал, что все перечислен-
ные прерогативы по существу содержатся в праве законодательствовать99.
Такой подход к суверенитету нагляден, а потому полезен, но он не
способен заменить теоретическое определение. По глубокому замеча-
нию И.Д. Левина, «суверенитет не состоит из прав, он является осно-
ванием прав»100.
Таковы основы классической теории суверенитета, возникшей в
эпоху утверждения абсолютизма в Европе.
Время внесло и продолжает вносить в нее существенные поправки
и уточнения.

Юридическое и политическое понимание суверенитета


Все ли реально существующие государства обладали и обладают
полнотой власти, предусматриваемой классической концепцией суве-
ренитета? Достаточно поставить этот вопрос, чтобы стало ясно: отнюдь

99
История политических и правовых учений. Средние века и Возрождение. М., 1986.
С. 338 (автор – В.Д. Зорькин).
100
Левин И.Д. Суверенитет. С. 74.

93
РАЗДЕЛ III. Теория государства

не все. Истории известно немало государств, которые были лишены


свободы действий во внешней и внутренней политике, то есть подчи-
нялись чьей-то воле, будь то какие-то группы внутри страны, не наде-
ленные формально властными полномочиями, или внешние силы. По
теории Ж. Бодена у них не было суверенитета. Значит, сомнительно,
можно ли их считать государствами. Или следует признать, что сувере-
нитет не является неотъемлемым признаком государства, что возмож-
ны несуверенные или полусуверенные государства?
По словам К. Шмитта, одного из крупнейших немецких юристов
XX в., запятнавшего себя сотрудничеством с нацизмом, «сочетание
фактической и правовой высшей власти является основной пробле-
мой понятия суверенитета». Он же отметил, что еще в первые деся-
тилетия XX в. шли поиски «простого решения», устанавливающего
разделение между социологией и юриспруденцией101, или между ре-
альным и формальным суверенитетом. Первый можно назвать по-
литическим, поскольку речь идет о фактической способности госу-
дарства вести самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику. А
второй – юридическим. Под ним понимается правоспособность госу-
дарства, то есть наличие формальных оснований для осуществления
полномочий верховной власти.
Основанием юридического суверенитета является признание госу-
дарственной власти как внутри страны, так и на международной арене.
Важнейшей предпосылкой внутреннего признания власти служит
ее фактическое установление, отсутствие сопротивления, привычное
повиновение граждан или подданных. Т. Гоббс полагал, что любая фак-
тически установившаяся в государстве власть должна считаться суве-
ренной. Это заявление может показаться циничным. Возникает соблазн
поставить власть в зависимость от законности ее происхождения. Но
Гоббс был реалистом. Истории известно много случаев, когда тирани-
ческая, диктаторская, тоталитарная власть, подавив сопротивление, до-
бивалась признания как внутри страны, так и на международной арене.
Главным основанием формального международного признания всегда
служила именно прочность власти внутри страны. Но международное
признание может запаздывать по политическим соображениям.
Итак, власть, получившая признание внутри страны и на междуна-
родной арене, считается юридически суверенной. Отсутствие одного
из этих факторов ставит суверенитет под сомнение, хотя решающее
значение имеет прочность власти внутри государства.

101
Шмитт К. Политическая теология. М., 2000. С. 32–33.

94
Глава 6. Понятие и сущность государства

Суверенитет как юридическое понятие представляет собой основание


правоспособности государства. Подобно тому, как правоспособность
лица, то есть его юридическая способность обладать правами, вовсе
не означает, что оно реально этими правами пользуется, юридический
суверенитет не гарантирует реальной независимости, то есть действи-
тельного обладания высшей и неограниченной властью.
Реальный суверенитет в отличие от юридического – относительное
понятие. Нередко между ними существует разрыв, что, конечно, свиде-
тельствует о неблагополучии.
Но наряду с несоответствием фактического уровня самостоятельно-
сти государства, его правоспособности известны случаи юридического
ограничения суверенитета, которые позволяют говорить о полусуве-
ренных и несуверенных государствах.

Полусуверенные и несуверенные государства


Логически стройная боденовская концепция неограниченной го-
сударственной власти до сих пор разделяется многими исследователя-
ми. Тем не менее история дает немало примеров, не укладывающихся
в столь жесткие рамки (суверенитет либо есть во всем объеме, либо его
нет) и требующих более гибкого подхода.
В теократических государствах считается, что власть устанавлива-
ется Богом и принадлежит Богу, земные правители связаны его волей.
Так, в исламских странах право законодательствовать ограничено Ко-
раном и Сунной. Ряд средневековых государств признавал свою зави-
симость от более крупных объединений, например, Священной Рим-
ской империи, и эта зависимость была временами вполне реальной.
Власть католической церкви, Ватикана, также служила в средние века
серьезным ограничением государственного суверенитета, хотя в борьбе
королей и пап светская власть, в конечном счете, одержала победу.
Ярчайшим проявлением ограниченного суверенитета является фе-
деративная система. В федеративном государстве суверенитет поделен
между центром и субъектами федерации.
В последнее время возникли и успешно развиваются новые формы
межгосударственных объединений. Таков Европейский союз, совер-
шенствующий и укрепляющий ныне свои структуры. Четкие и полу-
чившие общее признание определения этого нового типа межгосудар-
ственных объединений еще не даны, ясно, однако, что Европейский
союз предполагает передачу части полномочий государств-членов со-
юзным органам.
95
РАЗДЕЛ III. Теория государства

Названные явления и привели к возникновению концепции полу-


суверенных государств. Она появилась впервые в Германии середины
XIX в. и была связана с объединением Германии, завершившимся про-
возглашением в 1871 г. Германской империи, в которую вошли 25 не-
мецких государств, сохранивших свою территорию и некоторые полно-
мочия. Признать их суверенными было сложно, поскольку приоритет
имперского законодательства и имперской власти был недвусмысленно
закреплен в Конституции германской империи. Тогда-то и родилась
идея, что суверенитет не является неотъемлемым признаком всякого го-
сударства, а характерен лишь для государств определенного типа. Отсю-
да концепции полусуверенитета, ограниченного суверенитета и т.п.102.
Известны такие явления, как доминионы, протектораты, подман-
датные территории и, наконец, федеративные государства. В последних
полномочия центра и субъектов взаимно ограничены. Эти явления сви-
детельствуют о том, что характерный для классической теории суверените-
та тезис о его неограниченности и неделимости утратил убедительность.

Суверенитет в федеративном государстве


Существуют разные решения теоретической проблемы суверените-
та субъектов федерации и центра.
Одно из них – разделение суверенитета. Считается, что и центр, и
субъекты федерации обладают суверенитетом, каждый в своей сфере.
Такой позиции придерживались, в частности, один из творцов амери-
канской конституции Джеймс Мэдисон (1751–1836) и видный пред-
ставитель либерализма во Франции XIX в., автор знаменитой книги
«О демократии в Америке» Алексис Токвиль (1805–1859). Эта позиция
соответствовала практике Верховного суда США, который в 1793 г. в
решении по делу «Чесхолм против Джорджии» постановил: «Соеди-
ненные Штаты суверенны в отношении всех полномочий власти, дей-
ствительно переданных им; каждый Штат в союзе суверенен в отноше-
нии всех резервированных за ним полномочий»103.
Противоположные решения исходят из неделимости суверенитета,
который признается либо за штатами, либо за федеральным центром.
Джон Калхун (1782–1850), видный американский политический
деятель, представлявший интересы рабовладельческого Юга, и иссле-
дователь Конституции США, доказывал, что суверенитет всецело при-

102
Левин И.Д. Суверенитет. С. 292.
103
Там же. С. 293.

96
Глава 6. Понятие и сущность государства

надлежит штатам. Они делегируют некоторые полномочия федерации,


сохраняя за собой свободу оказывать сопротивление действиям феде-
рального правительства, покушающегося на права штатов, объявлять
соответствующие акты федерального правительства недействительны-
ми (нуллификация) и выходить из Союза по собственному желанию104.
Попытки отстоять политические требования, вытекающие из идеи
полного суверенитета штатов, потерпели поражение в ходе войны Се-
вера и Юга. Авторитет теории Калхуна был подорван.
Другая группа сторонников неделимости суверенитета приписыва-
ет его исключительно центру. Известными представителями этой точ-
ки зрения были П. Лабанд и Г. Еллинек в Германии, Уилхоуби в США.
Они не признавали за государствами-членами право выходить из фе-
дерации и, наоборот, наделяли федерацию правом ликвидации госу-
дарств-членов105.
Из трех приведенных точек зрения вторая и третья представляются
односторонними и несущими в себе угрозу существования федерации.
Они нарушают баланс, на котором строится и держится система со-
юзного государства. Разница лишь в том, что вторая позиция прино-
сит его в жертву самостоятельности субъектов федерации, а третья – в
жертву верховенству центра.
Наиболее реалистической и соответствующей сложной и гибкой
системе федеративных отношений представляется первая позиция,
то есть разделение суверенитета, взаимное ограничение суверенитета
центра и мест, допускающее возможность смещения центра тяжести
между ними.

Кому принадлежит суверенитет?


(Носители суверенитета)
Когда создавалась классическая концепция суверенитета как не-
ограниченной, единой и неделимой власти, предполагалось, что он
принадлежит одному лицу или органу. Это соответствовало условиям
эпохи абсолютизма. Сувереном признавался король. Принцип сосре-
доточения суверенитета в одном органе представлялся бесспорным и
переносился на аристократические и демократические формы правле-
ния. Высшая власть ассоциировалась с законодательным учреждением.

Левин И.Д. Указ. соч. С. 394 ; История политических и правовых учений / под ред.
104

В.С. Нерсесянца (автор раздела – В.Г. Графский). М., 2003. С. 498–499.


105
Левин И.Д. Указ. соч. С. 295.

97
РАЗДЕЛ III. Теория государства

По мнению Дж. Локка, «в конституционном государстве может быть


всего одна верховная власть, а именно законодательная, которой все
остальные подчиняются и должны подчиняться…»106.
Поиски носителя суверенитета ведутся до сих пор. По К. Шмитту,
«суверен тот, кто принимает решение о чрезвычайном положении»,
«кто принимает решение в случае конфликта»107, кто способен отме-
нить действие конституции. С фактической точки зрения, это здравые
соображения. Способность определять курс государства в критической
ситуации служит подтверждением обладания высшей властью. Но сле-
дует учитывать, что за обладание этой властью ведется борьба, и она
может оказаться в руках лиц или органов, не наделенных соответству-
ющими законными полномочиями.
Если подходить к этой проблеме не с фактической, а с юридической
точки зрения, следует признать, что даже в тех случаях, когда введение
чрезвычайного или военного положения доверяется законом одному
органу или лицу (главе государства), как правило, требуется последую-
щее утверждение этого решения представительным органом. Таков, на-
пример, порядок, установленный в ст.ст. 87, 88, 102 Конституции РФ
(решения по названным вопросам, принятые Президентом, утвержда-
ются Советом Федерации). К тому же порядок введения чрезвычайного
или военного положения может быть изменен в установленном законом
порядке, а это означает, что власть органа, объявляющего чрезвычайное
положение, не является верховной, непроизводной от другой власти.
Современная правовая теория отошла от приписывания суверенитета
какому-то одному государственному органу. Можно считать общепри-
знанным, что суверенитет принадлежит государству в целом, а полно-
мочия, связанные с осуществлением суверенитета, поделены между выс-
шими органами власти.

Суверенитет и международное право


Соотношение государственного суверенитета с международным
правом представляет большой теоретический интерес.
Известны попытки установления иерархии между ними.
Ганс Кельзен полагал, что внутригосударственное право подчинено
международному праву, что не существует вопросов, которые по самой
своей природе находятся «исключительно в рамках внутренней юрис-

106
Локк Дж. Соч. В 3 т. Т. 3. М., 1988. С. 349.
107
Шмитт К. Указ. соч. С. 15–16.

98
Глава 6. Понятие и сущность государства

дикции государств, что любой предмет находится в рамках внутренней


юрисдикции» государства лишь до тех пор, пока он не подчинен какой-
либо норме международного права108.
Противоположная точка зрения состоит в том, что международное
право основывается на воле государств-участников международного
общения, что договор остается важнейшим источником международ-
ного права, принцип большинства имеет в нем ограниченное приме-
нение, а действительность норм международного права зависит от их
признания государствами.
Обе позиции односторонни и нереалистичны. Плодотворную по-
пытку раскрыть диалектику соотношения двух явлений предпринял
проф. И.Д. Левин. Суверенитет государства и международное право
предстают в его интерпретации как два самостоятельных, параллельно
развивающихся и взаимосвязанных явления, чье содержание и соот-
ношение постоянно развиваются и изменяются, причем это развитие
протекает «не без трений и коллизий»109.
Главную тенденцию во взаимодействии двух явлений И.Д. Левин
видит в том, что «развитие международного права приводит к неко-
торому правовому ограничению суверенитета»110. Эта тенденция про-
должает набирать силу, чему способствовало создание после Второй
мировой войны ООН в качестве органа, наделенного полномочиями
назначать санкции за нарушения международного права от имени ми-
рового сообщества.
Сфера внутренних государственных дел, в которые считается недо-
пустимым вмешательство международного права, сужается. В послед-
ние десятилетия нарушение прав человека уже не рассматривается меж-
дународным правом исключительно как внутригосударственное дело.
Международные пакты о правах человека позволяют гражданам, когда
они исчерпывают все внутригосударственные средства правовой защи-
ты, обратиться в международные судебные органы для защиты своих
прав и свобод. Решения этих органов обязательны для государств, до-
пустивших нарушения международного права. Эти новые положения
расширяют возможности вмешательства в дела и конфликты, которые
раньше считались внутригосударственными.
В конституциях многих государств закрепляется превосходство за-
ключенных ими международных договоров над внутренними законами

108
Левин И.Д. Указ. соч. С. 124.
109
Там же. С. 126–127.
110
Там же. С. 143.

99
РАЗДЕЛ III. Теория государства

(например, ст. 55 Конституции Франции 1958 г.). Этот принцип зафик-


сирован и в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ. Там говорится также, что «об-
щепризнанные принципы и нормы международного права и междуна-
родные договоры Российской Федерации являются составной частью
ее правовой системы».
Принципиально отмеченные тенденции представляют собой шаг
вперед в обеспечении прав человека и международного правопорядка.
Однако их реализация далека от идеала. Под флагом защиты прав че-
ловека страны, входящие в НАТО, позволяют себе осуществлять во-
енные операции на территории малых государств, не считаясь с ООН,
единственной организацией, которая имеет право санкционировать
такие действия. Политику грубой силы пытаются возвести в ранг ново-
го принципа международного права.
Суверенитет государства, суверенитет народа, суверенитет нации,
«суверенитет права», «суверенитет личности». Термин «суверенитет»
употребляется в научной литературе, а еще чаще в публицистике при-
менительно не только к государству, но и к народу, нации, закону и
личности. В этих словосочетаниях и их соотношении полезно разо-
браться, тем более что некоторые из них условны, а некоторые просто
неправильны.
Суверенитет как верховная власть, не зависящая ни от какой другой
власти, по самой природе своей может быть в пределах одной терри-
тории и одного общества только один. Выше отмечалось, что вопреки
представлениям эпохи абсолютизма он может быть ограничен и раз-
делен между разными органами. Но это означает, что ни один из этих
органов не обладает полным суверенитетом, носителем, субъектом ко-
торого является только государство как целое. В нормальных условиях
суверенитет проявляется и осуществляется только через государство.
Тем не менее некоторые из перечисленных выше категорий имеют
право на существование.
Концепция народного суверенитета стала завоевывать широкое
признание в XVII–XVIII вв. Ее наиболее известными выразителями
были Джон Локк в Англии, Жан-Жак Руссо во Франции. С распростра-
нением демократии и постепенным признанием ее в качестве лучшей
формы государства в XIX–XX вв. народный суверенитет становится
решающим фактором признания легитимности власти.
У идеи народного суверенитета были и принципиальные противни-
ки, полагавшие, что носителем суверенитета является исключительно
государство. Такова, например, позиция Гегеля, воспринятая в свое
время многими немецкими юристами. Она предопределялась монар-
100
Глава 6. Понятие и сущность государства

хическими убеждениями, принципиальным отрицанием демократии и


постепенно сделалась маргинальной. Правда, и по сей день в Велико-
британии, Скандинавских странах и Голландии, хотя они давно уже яв-
ляются монархическими лишь по форме, а не по существу, народный
суверенитет не провозглашается официально.
Как правило, народный суверенитет проявляется в государственном
суверенитете и состоит в том, что конституционный строй устанавли-
вается, а органы власти формируются и осуществляют свои функции
по воле народа. Иными словами, понятие «суверенитет народа» озна-
чает, что народ является носителем суверенитета в государстве.
Следует, однако, признать, что реальные возможности граждан
воспользоваться провозглашенным большинством современных кон-
ституций принципом народного суверенитета довольно ограничены.
Народ (совокупность граждан) избирает представительные органы,
иногда – главу государства и участвует в решении вопросов, выноси-
мых на референдум. Теоретически народ сам может поставить какой-то
вопрос на референдум, но это право всегда обставлено рядом условий
(необходимость собрать большое количество подписей в поддержку
этого мероприятия), которые делают организацию референдума не по
инициативе государства весьма проблематичной. В остальном народ
делегирует свои полномочия государственным органам, часть которых
он избирает, и способен повлиять на них посредством петиций, обще-
ственного мнения, критики и иных форм выражения поддержки или
недовольства. Своеобразной санкцией, применяемой народом к орга-
нам власти, являются проводимые в установленные сроки выборы.
Иеремия Бентам (1748–1832) в «Конституционном кодексе», своей
последней и оставшейся незавершенной работе, говорит о суверенной
учредительной власти и суверенной действующей власти. Учредитель-
ная власть, высшая, принадлежит народу, а действующая – государству.
Через выборы народ как бы учреждает власть, признавая ее суверенной
в вопросах управления.
Ряд исследователей, например, известный французский теоретик
«институционализма» М. Ориу (1859–1929) говорил об особом виде
власти в государстве – избирательной. Немецкие теоретики права, в
частности Лабанд, полагали, что функции избирателей, то есть народа
исчерпываются участием в выборах парламента, а «с окончанием вы-
боров всякое юридически значимое участие избирателей в формирова-
нии воли и волеизъявления государства прекращается»111.

111
См.: Левин И.Д. Указ. соч. С. 83–84.

101
РАЗДЕЛ III. Теория государства

Руссо иронизировал по поводу свободы народа, проявляющейся


только в момент выборов, и тем самым превращающей народный су-
веренитет в фикцию.
Руссо, кажется, единственный из политических мыслителей, пред-
ложивший специальный правовой механизм, способный превратить
народный суверенитет из фикции в реальность. Он хотел, чтобы на-
род сам принимал все законы посредством референдума, и чтобы пе-
риодически собирались народные собрания, на которых решались бы
два вопроса: устраивает ли суверенный народ существующая форма
правления и устраивает ли его существующее правительство. Подоб-
ная процедура, в самом деле, превратила бы народ в высшую власть в
государстве. Однако ни один законодатель не последовал совету Руссо,
возможно не только из нелюбви к подлинному народовластию, но и из
вполне обоснованных опасений, что это приведет к слишком частой и
неоправданной смене власти и тем самым подорвет устои государства.
В качестве крайнего средства осуществления народного суверени-
тета Руссо, как Дж. Локк и другие идеологи буржуазных революций,
признавал право народа на восстание.
Принципиально ситуация остается неизменной со времен Руссо:
народ обладает реальной возможностью проявить свой суверенитет
только в момент выборов или в чрезвычайных обстоятельствах, когда
он восстает против угнетения и несправедливости.
Таким образом, при отсутствии чрезвычайных обстоятельств сувере-
нитет народа проявляется в суверенитете государства. Под суверените-
том народа имеется в виду, что носителем и источником власти, в конеч-
ном счете, является народ.
Понятие «суверенитет нации» употребляется в двух смыслах. Во-
первых, в значении государственного суверенитета. Слова «нация» и
«государство», особенно в европейских языках, нередко употребляют-
ся как синонимы, примером чего служит название «Организация Объ-
единенных Наций».
Второй смысл понятия «суверенитет нации», в отличие от перво-
го, имеет этническую подоплеку и связан с признанием права наций
на самоопределение. «Суверенитет нации, – писал И.Д. Левин, – это
свобода выбора нации между несколькими возможностями, одной из
которых является государственный суверенитет»112.
В научной литературе встречается иногда категория «суверени-
тет права». Это понятие было разработано голландским правоведом

112
Левин И.Д. Указ. соч. С. 333.

102
Глава 6. Понятие и сущность государства

Х. Краббе в самом начале ХХ в. Он утверждал, что суверенно не го-


сударство, а право, «властвуют нормы, духовные силы». Роль госу-
дарства в формировании этих норм представлялась Х. Краббе весьма
скромной. По его мнению, источник правопорядка «находится толь-
ко в правовом чувстве и правосознании соотечественников», госу-
дарство не производит право в смысле содержания, а просто придает
правосознанию соотечественников официальный характер. Правда,
Краббе не утверждал, что «суверенитет права» реально существует во
всех государствах113.
Близкой позиции придерживался Г. Кельзен, отождествлявший го-
сударство с правопорядком. В дореволюционной России учение о суве-
ренитете права разрабатывалось Ф. Кокошкиным, А. Елистратовым114.
В учении о «суверенитете права» есть рациональное зерно, заклю-
чающееся в признании связанности государства правом. Но эта мысль
гораздо точнее передается такими понятиями, как «правовое государ-
ство» или «господство права», которые вовсе не предполагают прини-
жения роли государства в формировании права, не ставят право вне
государства и над ним.
Говорить о суверенитете права или законов можно лишь в метафо-
рическом смысле. Ведь суверенитет – это способность принимать ре-
шения. Они могут и должны приниматься на основе права. Но само по
себе право как безличная категория не в состоянии принимать реше-
ния. Оно является продуктом, а не носителем суверенитета.
Встречающееся иногда выражение «суверенитет личности» имеет
смысл только в контексте анархической системы взглядов. Анархисты
отрицают всякое государство как насилие, эксплуатацию, подавление
свободы индивида. Государству они противопоставляют федерацию,
основанную на добровольных соглашениях при полной свободе выхо-
да, гарантированной субъектам объединения. Теоретически (а на прак-
тике анархическая организация общества не существовала и существо-
вать не может) каждый человек является низшим звеном этой системы.
Он добровольно вступает в объединение и имеет право из него выйти.
Граждане доверяют органам федерации совершать определенные дей-
ствия, сохраняя свободу и полностью контролируя их. Предполагает-
ся, что граждане никому не передают власти над собой. В государстве
распоряжения власти распространяются сверху вниз, в анархической
федерации вся власть (не только формирование ее органов путем вы-

113
Цит. по: Шмитт К. Указ. соч. С. 38, 40.
114
Левин И.Д. Указ. соч. С. 31.

103
РАЗДЕЛ III. Теория государства

боров) идет снизу вверх. В этом смысле в рамках анархической концеп-


ции можно было бы говорить о «суверенитете личности».
Если же не придерживаться анархических убеждений, то есть при-
знавать государственную власть, то говорить о «суверенитете лично-
сти» непозволительно. Это грубая ошибка, свидетельствующая о непо-
нимании природы суверенитета, государства и положения личности в
государстве. Личность обладает в определенных пределах свободой, суве-
ренитет принадлежит государству.
Таким образом, из приведенных пяти вариантов употребления по-
нятия «суверенитет» только два имеют полное право на признание
юриста: суверенитет государства и суверенитет народа.

Проблема государственного суверенитета


в современном мире
«Суверенитет, – писал И.Д. Левин, – это не неизменная метафизи-
ческая сущность»115. Его содержание менялось вместе с историческими
условиями. На понимание суверенитета влияло развитие внутригосу-
дарственного и международного права.
Классическое учение о суверенитете, сложившееся в эпоху станов-
ления королевского абсолютизма и изложенное Жаном Боденом, в
ряде положений явно устарело.
Боден считал суверенитет единым и неделимым и наделял им одно
лицо или один орган в государстве – монарха или высший законода-
тельный орган. Смешанная форма правления представлялась ему не
только нереальной, но и абсурдной по замыслу, ибо она, по его мне-
нию, отрицала принцип единства государственной власти.
С установлением системы разделения властей, с появлением феде-
ративных государств распределение функций суверенной власти между
различными государственными органами стало очевидным и обще-
признанным. Впрочем, это не упраздняет представлений о единой
государственной воле, независимости и верховенстве на своей терри-
тории, принадлежащих государству как целому и определяющих его
правоспособность.
Боден видел один из важнейших признаков суверенитета в его юри-
дической неограниченности. Ныне вряд ли у кого-то вызывает сомне-
ния, что государственный суверенитет не только фактически или прак-
тически, но и юридически ограничен.

115
Левин И.Д. Указ. соч. С. 373.

104
Глава 6. Понятие и сущность государства

В современных условиях суверенитет ограничивают:


– межгосударственные объединения, союзы государств (такие как
Европейский союз, менее успешно развивающийся Союз Независи-
мых Государств и др.);
– международное право и международные организации, призван-
ные обеспечить его соблюдение, в первую очередь ООН;
– права человека, получившие признание в международном и вну-
тригосударственном праве.
В результате действия этих факторов определенное сужение госу-
дарственного суверенитета стало свершившимся фактом.
Осмысление или предвосхищение этих явлений еще в конце XIX в.
приводило ряд теоретиков права к отрицанию суверенитета как поня-
тия якобы «несовместимого ни с международным, ни с государствен-
ным правом, то есть вообще с каким бы то ни было правовым регули-
рованием государственной власти»116.
Теоретически отрицание государственного суверенитета было бы убе-
дительно только в двух случаях: отказа от государственной власти вообще
(анархизм) или формирования мирового государства. Ни то, ни другое
совершенно нереально в настоящее время и в обозримом будущем.
Действительность представляет собой сосуществование в колли-
зиях и противоречиях международного права (и созданных в соответ-
ствии с ним международных организаций) и суверенных государств.
Ограничение суверенитета станет полностью благотворным для ми-
рового сообщества только при условии, что оно будет осуществляться
на равных основаниях для всех государств, в полном соответствии с
нормами международного права и только по решению уполномочен-
ных на то органов, то есть Генеральной Ассамблеи ООН и Совета Без-
опасности.
Пока этого нет, защита государственного суверенитета в его совре-
менном понимании остается важным фактором утверждения права.

§ 7. Социальная природа государства

С самых первых, уходящих в глубокую древность, попыток осмыс-


ления сущности государства до наших дней исследователей, политиков
и обычных граждан или подданных занимал вопрос: чьим интересам
служит государственная власть?

116
Левин И.Д. Указ. соч. С. 23–25.

105
РАЗДЕЛ III. Теория государства

В диалоге «Государство», написанным великим древнегреческим


философом Платоном (427–347 гг. до н.э.) на эту тему ведется спор
между двумя персонажами этого произведения, Сократом и Фрасима-
хом. Сократ, в уста которого Платон вложил свои мысли, доказывает,
что государство должно служить общему благу, а Фрасимах (как и Со-
крат, лицо историческое, софист) упрекает его в наивности и утверж-
дает, что государство служит интересам тех, в чьих руках находится
власть. Они объявляют то, что им выгодно, справедливостью и навязы-
вают мнимую справедливость обществу. Сократ вынужден согласиться,
что так бывает. Однако, по его мнению, это свойственно не нормально-
му, а коррумпированному государству.
Спустя более двух тысяч лет выдающийся английский философ и
юрист И. Бентам в «Конституционном Кодексе» воспроизвел по су-
ществу ту же мысль. Целью любого правительства, рассуждал Бентам,
должно быть наибольшее счастье наибольшего числа людей. Однако на
деле целью является «наибольшее счастье тех, одного или многих, кто
осуществляет правительственную власть».
Это, однако, не означает, что со времен Платона в решении вопроса
не произошло никаких существенных изменений.
В 1516 г. вышла знаменитая книга Томаса Мора (1478–1535) «Утопия»,
описывающая справедливое коммунистическое общество, якобы суще-
ствующее на острове, носящем это ироническое название (в переводе с
греческого – место, которого нет). В первой части книги Мор критикует
порядки, сложившиеся в современных ему европейских странах и в связи
с этим делает следующее глубокое замечание: «Когда я внимательно на-
блюдал и размышлял обо всех государствах, которые процветают и доны-
не, честное слово, не встретил я ничего, кроме некоего заговора богатых
под предлогом и под именем государства думающих о своих выгодах».
Тем самым Мор предложил третий вариант определения социаль-
ного характера государства: оно служит не общему благу и не только
интересам властвующих, а богатым людям, то есть определенному
социальному слою. В XVIII в. ту же мысль повторил Жан-Жак Рус-
со (1712–1778) в «Рассуждении о происхождении и основаниях нера-
венства между людьми». Он полагал, что богатые хитростью и обманом
навязали большинству договор об образовании государства, которое
они и использовали в своих интересах, возводя в ранг закона правила,
благоприятные для богатых.
Догадки Мора и Руссо получили развитие у К. Маркса (1818–1883)
и Фр. Энгельса (1820–1895), основателей так называемого «научного
социализма». Они были убеждены, что государство возникает с раско-
106
Глава 6. Понятие и сущность государства

лом общества на антагонистические классы и представляет собой ап-


парат принуждения в руках господствующего класса. На протяжении
веков оно служило в Европе рабовладельцам, феодалам, буржуазии. В
результате социалистической революции, по Марксу и Энгельсу, про-
летариат должен превратиться в господствующий класс и создать свое
государство – диктатуру пролетариата. Предполагалось, что на высшей
фазе коммунизма, когда исчезнет деление общества на классы, госу-
дарство «отомрет», то есть исчезнет, потому что оно исчерпает свои
функции, аппарат классового подавления станет ненужным. В России
идеи Маркса и Энгельса были подхвачены и приспособлены к местным
условиям В.И. Лениным и его последователями.
С эпохи Маркса и Энгельса в понимании социальной сущности
государства господствуют и соперничают два основных подхода: «го-
сударство служит общему благу» и «государство – аппарат в руках го-
сподствующего класса», обслуживающего в первую очередь и главным
образом свои интересы. Дилемма сформулирована не так, как в споре
Сократа и Фрасимаха из платоновского диалога «Государство». Место
интересов властвующих заняли интересы господствующего класса. Это
не значит, что вариант, предложенный Фрасимахом, отвергается. На-
оборот, он остается в силе. Но за интересами властвующих усматрива-
ются еще и более широкие социальные интересы – интересы опреде-
ленного слоя или класса общества.
Несмотря на сильное влияние марксизма и других революционно-
демократических течений, в юридической науке (за исключением со-
циалистических стран) всегда преобладали представления о государ-
стве как учреждении, служащем благу всего общества.
Многие сторонники этой точки зрения признавали, что в прошлом,
и даже в недалеком прошлом, государство служило интересам господ-
ствующих классов, в том числе буржуазии, но с течением времени ха-
рактер его изменился.
В самом деле, борьба рабочего класса и других слоев населения за
улучшение условий жизни и труда, успехи демократии, приведшие в
конце концов к всеобщему избирательному праву, возникновение еще
в XIX в. социальных функций постепенно смягчали на Западе классо-
вую природу государства и расширяли сферу, в которой оно действова-
ло в интересах общества в целом, в том числе его низших слоев. Прав-
да, многие из этих мер носили вынужденный характер и преследовали
цель не столько улучшения участи обездоленных, сколько обеспечения
социальной стабильности, безопасности и сохранения привилегий
высших слоев общества.
107
РАЗДЕЛ III. Теория государства

В этих условиях в конце XIX в. в общественных науках приобретают


популярность идеи социальной солидарности. В правоведении их наи-
более ярким выражением стала теория солидаризма выдающегося фран-
цузского юриста Леона Дюги (1858–1929). Жизнь общества, доказывал
он, поддерживается солидарностью классов, а государство должно пре-
вратиться в политическую форму осуществления такой солидарности.
Крупный вклад в эволюцию государства в Западной Европе в ХХ в.
внесли социал-демократические партии. В так называемых «Новых
фабианских очерках», вышедшем в 1952 г. сборнике теоретических ста-
тей, подводивших итог деятельности послевоенного лейбористского
правительства в Великобритании, говорилось о «государстве благо-
денствия», которое представляет собой «независимую посредническую
силу». В нем «ни один класс не может утвердить себя в качестве господ-
ствующего», а горечь социальных конфликтов снимается.
Ныне «государство благоденствия» чаще называют «социальным
государством», а идеи независимого посредничества и нейтральности
по отношению к различным социальным слоям приобретают широкое
признание. Такая оценка государства не является не только монопо-
лией, но и открытием западно-европейской социал-демократии. Она
была заимствована социал-демократами из арсенала либеральной со-
циологии, политологии и юриспруденции.
В качестве характерного примера можно привести взгляды амери-
канской школы «плюрализма», исходящей из того, что все группы об-
щества (а их интересы не совпадают) представлены в государстве и на-
ходят в его рамках согласованные решения, соответствующие общему
благу. Ч. Мерриам, один из ранних идеологов плюрализма (его книга
«Политическая власть» впервые была опубликована в 1934 г.), писал,
что политическое, государство возникает из потребности не в насилии,
а в «какой-то форме равновесия, приспособления, в способе сосуще-
ствования между различными группами и отдельными людьми, входя-
щими в сообщество, в качестве замены применения силы во многих
случаях»117. «Цели управления можно объединить в одном понятии –
общее благо»118, – писал Ч. Мерриам в более поздней работе.
Ведущий представитель «плюрализма» следующего поколения Р. Дал
рассматривал государство как «нейтрального примирителя конфликтов,
получающего «указания» от всех многообразных центров власти (каж-
дая группа рассматривается как своеобразный центр власти, влияния. –

117
Merriam Ch.E. Political Power. N.Y., 1964. Р. 36–37.
118
Merriam Ch.E. Systematic Politics. Chicago, 1945. Р. 31.

108
Глава 6. Понятие и сущность государства

О.М.), но не контролируемого никем и действующего в лучших инте-


ресах всех»119. Сторонники «плюрализма» называют это «полиархией»,
то есть многовластием.
«Государство, в соответствии с теорией плюралистов, в конце кон-
цов, создало основу социальной гармонии, – комментирует взгляды
плюралистов М. Кнуттила. – Эта гармония поддерживается не столько
общностью целей, норм и ценностей, сколько всеобщим одобрением
институционализированных механизмов, используемых для улажива-
ния политических споров»120.
Нельзя отрицать, что характер государства меняется вместе с обще-
ством, и что на рубеже XX и XXI вв. оно уже не то, каким было в эпохи
резкого обострения социальных противоречий XIX и первой половины
XX в. Успехи стран Запада в смягчении социальных конфликтов, по-
вышении благосостояния населения неоспоримы. Но сравнительное
благополучие и социальная справедливость – не одно и то же. В запад-
ных обществах сохраняются привилегии высших слоев, неравенство и
противоречия между богатыми и бедными.
Эти вопросы находятся в центре внимания теоретиков левого на-
правления, предлагающих свое понимание социальной природы со-
временного государства. Они выявляют органическую связь передовых
западных демократий с социальным неравенством, расслоением обще-
ства на бедных и богатых, особым влиянием капитала.
П. Данливи пишет, что «считающееся суверенным либеральное де-
мократическое государство должно иметь дело с капиталистическим
хозяйством и действует в обществе, где деньги фактически являются
«главным благом», способным превращаться в политическую власть и
общественное влияние не только на национальном уровне, но и в по-
стоянно возрастающей степени в международных масштабах». Он от-
мечает, что даже новое поколение плюралистов признает недостаточ-
ную вовлеченность простых граждан и привилегированное положение
предпринимателей в либеральных демократиях121.
Государство не рассматривается как беспристрастный арбитр и вы-
разитель интересов всего общества. «Во всех относящихся к миру ре-
альности полиархиях существенная категория решений изъята из сфе-
Dale Robert A. Pluralist Democracy in the United States: conflict and consent. Chicago, 1967 ;
119

Dale Robert A. Democracy in the United States: promise and performance. Chicago, 1972. Цит.
по: Knuttila M. State theories. Toronto, 1987. Р. 76.
120
Knuttila M. State theories. Toronto, 1987. Р. 78.
Dunleavy P. The state: “Companion to contemporary political philosophy” / Ed. By R.E. Goodin
121

and Ph. Pettit. L., 1993. Р. 614.

109
РАЗДЕЛ III. Теория государства

ры полиархического контроля»,122 – пишет Ч. Линдблом. В его книге


«Политика и рынок» (1977) есть специальная глава «Привилегирован-
ное положение предпринимательства». «Любопытная черта демокра-
тической мысли, – пишет Ч. Линдблом, – состоит в том, что она не
готова рассматривать частную корпорацию как особенную организа-
цию в рамках того, что именуется демократией. Чрезвычайно большие
и богатые ресурсами крупные корпорации…располагают большими
средствами, чем большинство правительственных объединений. Они
по широкому кругу вопросов обладают возможностью настаивать,
чтобы правительство пошло навстречу их требованиям, даже если эти
требования противоречат позиции граждан, выраженной посредством
полиархического контроля»123.
В западной литературе о сущности государства заметное место зани-
мают неомарксистские теории124. А. Шиманский в книге «Капиталисти-
ческое государство и классовая политика» (1978) анализирует прямые и
косвенные методы влияния господствующего класса на государство, та-
кие как прямое участие выходцев из господствующего класса в государ-
ственном управлении, лоббирование, связь с армией, финансирование
политических партий и средств массовой информации, влияние на эко-
номику и финансирование государства, контроль над идеологическим
состоянием общества, отождествление собственных интересов с наци-
ональными посредством этого контроля и др.125. Неомарксисты призна-
ют, что труды Маркса и Энгельса не дают ответа на многие проблемы
современного общественного развития и подчеркивают необходимость
их творческой разработки с марксистских позиций.
Официальная марксистская теория в СССР и других бывших и
ныне существующих социалистических странах не дала удовлетвори-
тельного объяснения эволюционного преобразования капитализма на
Западе и постепенного формирования социального и правового госу-
дарства. Официальный марксизм дискредитировал себя оправданием
тоталитаризма и авторитаризма, догматизмом, нетерпимостью к кри-
тике и демократическим инициативам, формированием быстро вы-
рождавшейся бюрократической номенклатуры, оберегавшей свои про-
тиворечащие принципам коммунизма привилегии под флагом защиты
интересов трудящихся. Неспособная к обновлению партийная «элита»

122
Lindblom Ch. Politics аnd Market. N.Y., 1977. Р. 172.
123
Ibid. Р. 356.
124
Knuttila M. Ор. сit. Р. 108–112.
125
Iвid. Р. 124.

110
Глава 6. Понятие и сущность государства

привела к краху социалистический эксперимент, предварительно при-


строив многих из своих наиболее ловких и беспринципных предста-
вителей в складывавшиеся на руинах тоталитарного социализма новые
центры власти и влияния.
Справедливости ради следует сказать, что догматическое и номен-
клатурное развитие марксистских представлений о государстве отнюдь
не было заложено в них изначально. Марксизм основоположников
признавал, что будучи инструментом классового господства, государ-
ство выполняет и ряд общесоциальных функций, что ни один правя-
щий класс не может не учитывать в какой-то мере интересов других
социальных слоев, что возникают коалиции классов, что государство
обладает относительной самостоятельностью и может маневрировать
между классами, что развитие демократии способно привести к мирно-
му преобразованию капиталистического общества и т.п.
В тех странах мира, где у власти остаются коммунистические
партии, продолжаются с разной долей успеха попытки обновления
марксистских представлений о государстве. Так на XVI съезде Ком-
мунистической Партии Китая (ноябрь 2002 г.) речь шла о расширении
социальной базы правящей партии и государства. Наряду с крестья-
нами, рабочими, военными, интеллигенцией в нее были включены
новые «социальные слои», с которыми связано развитие «передовых
производительных сил».
В СССР признание классового характера любого государства было
важнейшей частью коммунистической идеологии. В постсоветской Рос-
сии ситуация изменилась. Ряд авторов, не отрицая, что в истории госу-
дарство, как правило, носило классовый характер, полагают, как и иде-
ологи «плюрализма» на Западе, что государство воплощает компромисс
(особенно между бедными и богатыми), представляет собою «новый об-
щественный договор»126, «служит обществу в целом и поэтому выражает
всеобщий интерес»127, что «на деле современное правовое государство и
есть сам публичновластным образом организованный народ, политиче-
ская ассоциация всех свободных и равноправных граждан» и необходи-
мо «опровергать идею раздельного существования публичной власти и
народа, опровергать представления об антагонизме между ними»128.
Другие авторы более скептически и, как представляется, более трез-
во оценивают способность государства служить общему благу. «Обо-

126
Четвернин В.А. Демократическое конституционное государство. Введение в теорию. С. 86.
127
Четвернин В.А. Понятия права и государства. С. 111.
128
Мамут Л.С. Указ. соч. С. 133.

111
РАЗДЕЛ III. Теория государства

зревая историю государства... можно прийти к выводу, что ему редко


удавалось…выражать подлинный, всеобщий независимый интерес, не
отождествляемый с интересами какой-либо части обществам – класса,
сословия, элиты, олигархии и т.п., – пишет Г.В. Мальцев. – Считает-
ся, что вся власть в демократическом государстве принадлежит наро-
ду, однако в действительности правят добившиеся на выборах успеха
партии, политические группировки, за которыми, как правило, стоят
экономические организации. Их политическое влияние в современ-
ном мире неуклонно возрастает, все четче и наглядней проявляется
универсальная тенденция, согласно которой политическая власть, и,
прежде всего, государственная является прикрытием всемогущества
экономической власти»129.
Немало справедливых критических замечаний высказано исследо-
вателями и наблюдателями по поводу социальной природы или сущ-
ности современного постсоветского государства в России.
Проведенный Институтом социально-политических исследований
РАН в 2000 г. опрос на тему, в чьих интересах принимаются законы в
Российской Федерации, показал, что лишь 2,9% респондентов счи-
тали, что законы соответствуют интересам всего народа, а свыше 70%
опрошенных полагали, что они принимаются в интересах богатых лю-
дей, новой номенклатуры и мафиозных групп.
Академик В.С. Нерсесянц писал: «В условиях развернувшейся борь-
бы за власть и собственность, формирующееся государство предстало
как государство собственников, отчужденное от общества. Проведен-
ные преобразования привели к резкой поляризации в обществе»130..
По мнению профессора В.С. Афанасьева, «в ельцинский период
российское государство в значительной степени отражало интересы
сросшихся между собой коррумпированной части государственного
аппарата и определенной части предпринимателей», причем «среди
последних зачастую было трудно различить криминальную и легаль-
ную составляющие»131. Известный американский предприниматель
Дж. Сорос говорил о Российской Федерации: «Было время, когда оли-
гархи контролировали государство, а теперь государство контролирует
олигархов»132.

129
Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. М., 1999. С. 355–356.
Нерсесянц В.С. Постсоветское общество, право и государство: проблемы и тенденции
130

развития // Государство и право на рубеже веков. Проблемы истории и теории. М, 2001. С. 4.


131
Общая теория права и государства / под ред. В.В. Лазарева. Изд. 4-е. М., 2005. С. 553.
132
Независимая газ. 2003. 14 ноября.

112
Глава 6. Понятие и сущность государства

Сопоставляя различные точки зрения на социальную природу госу-


дарства, следует признать, что в каждой из них есть доля истины. Тео-
ретически государство может служить как общему благу, так и благу но-
сителей власти и интересам определенных классов или слоев общества.
Больше того, любое государство в какой-то степени служит и тому, и
другому, и третьему. Причем названные цели деятельности государства
не всегда и не во всем являются взаимоисключающими. Иногда общее
благо, классовый интерес и даже выгода чиновников могут совпадать.
Разносторонний подход к социальной природе государства был изве-
стен еще Платону и Аристотелю. Он разделяется и сегодня многими
исследователями как в нашей стране, так и за рубежом133. Но этот раз-
умный подход не должен ограничиваться формальной и абстрактной
констатацией сочетания трех типов интересов. Все дело в доле каждого
из них, в их соотношении. Именно оно определяет подлинную соци-
альную природу государства и служит критерием его научной и нрав-
ственной оценки.

133
См., например: Dunleavy P. and O’Leary B. Theories of State. London, 1987. Р. 327–338 ;
Общая теория права и государства / под ред. В.В. Лазарева. С. 367–369 (автор – В.С. Афа-
насьев).
Глава 7
ТИПЫ ГОСУДАРСТВА
§ 1. Понятие и значение типологии государства
§ 2. Формационная типология государства
§ 3. Цивилизационный подход к типологии государства

§ 1. Понятие и значение типологии государства

Типология – высший и наиболее сложный вид классификации, явля-


ющейся, как известно, необходимым шагом на пути познания явлений.
Принципиальная специфика типологии состоит в том, что она пред-
ставляет собой классификацию государств, взятых как целое, то есть
по их сущности. Классификации же государств на основе их отдельных
признаков – обычная частная классификация, например, по формам
правления, национальному составу, величине территории и т. п. Уси-
лия, направленные на разработку типов (того или иного явления), по-
рождены стремлением к познанию самых глубоких оснований вещей и
потребностью лаконичного изложения мыслей о них.
Типология дает позитивные результаты, когда в науке уже сложи-
лась достаточно развитая система абстракций, вычленены составляю-
щие государство элементы, изучены их свойства и отношения, то есть
более или менее полно завершен начальный этап научного анализа.
Главная задача типологии – выявление основных исторических
типов государства. Без этого теория государства и права не могла бы
претендовать на роль науки, ибо оказалась бы не в состоянии уяснить
основные закономерности развития, сущность, роль и функции иссле-
дуемого явления.
Тип государства – это система наиболее общих и устойчивых свойств,
присущих определенному этапу его исторической эволюции, отражающих
его социальную сущность, содержание и назначение.
Типология государств – учение о типах государства, которое включа-
ет в себя как исследование критериев деления на типы государства, так и
характеристику самих этих типов.
В типологии государства воплощается принцип историзма. Типоло-
гия дает необходимый угол зрения на естественно-историческую эво-
люцию государственных форм на протяжении тысячелетий, проливает
свет на процесс их последовательной трансформации из одного каче-
114
Глава 7. Типы государства

ственного состояния в другое, от одного исторического типа к друго-


му. Без изучения того, как, в каких условиях рассматриваемое явление
возникло, какие основные стадии в своем развитии проходило и чем
стало сегодня, немыслимо проникновение в сущность государства,
осознание законов его развития. Без этого нельзя установить причины,
вызвавшие к жизни современную государственность, более или менее
точно установить факторы, породившие ее, определить, продолжают
ли они действовать или нет.
Типология позволяет провести научно обоснованное деление исто-
рии государства на качественно различные стадии, этапы, которые оно
прошло в своей эволюции, и тем самым раскрыть ее логику и движу-
щие силы. Постижение научной типологии государств вооружает из-
учающего государство знанием его внутренней логики, основных тен-
денций исторической эволюции, служит надежной основой научного
предвидения перспектив развития.
В современной науке преобладают два основных подхода к типоло-
гии государств: формационный и цивилизационный.

§ 2. Формационная типология государства

Формационная типология или формационный подход к типоло-


гии государства опирается на марксистское учение об обществен-
ных формациях. Теория общественных формаций была положена
К.Марксом и Ф.Энгельсом в основу периодизации истории. В соот-
ветствии с этой теорией всю историю человечества можно разделить
на три самых больших периода – три общественные формации. Они
квалифицируются как первичная, или архаическая, вторичная, или
экономическая, и третичная, или коммунистическая. Эти три фор-
мации суть в марксовой схеме три состояния, через которые в ходе
своей истории должно пройти человечество134. В марксовом членении
истории вторичная или экономическая общественная формация яв-
ляется центральным элементом. Экономическая общественная фор-
мация – это такая форма организации человеческого общества, ко-
торая основана на труде как сознательной, но порожденной внешней
материальной необходимостью деятельности человека и характеризу-
ется частной собственностью, расколом общества на классы, государ-
ством, эксплуатацией и обменом продуктами труда между членами
общества.
134
Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. Т. 19. С. 404–419.

115
РАЗДЕЛ III. Теория государства

Деление на три общественные формации идентично делению на


доклассовое, классовое и бесклассовое и соответственно на догосудар-
ственное, государственное и безгосударственное общества. Из такого
деления следует: первичная, или архаическая формация, – это безгосу-
дарственный и бесклассовый первобытнообщинный строй; вторичная
формация – это государственно-организованные классовые общества,
основанные на эксплуатации; коммунизм выступает как третичная
формация, в которой нет места ни государству, ни классам, ни частной
собственности, ни эксплуатации.
При этом, если вторая экономическая формация характеризуется
как предыстория человечества, царство необходимости и тотального
отчуждения, то третья, коммунистическая – как подлинная история
человечества, как царство свободы, как общество, в котором достигает-
ся преодоление всех форм отчуждения и всестороннее развитие лично-
сти. Таков самый крупный масштаб членения истории человечества –
макроформации или большие формации.
Вторую из макроформации К.Маркс, в свою очередь, делит на
меньшие периоды – малые общественные формации или обществен-
но-экономические формации. Другими словами, наряду с выделением
трех больших общественных формаций он признает возможность при-
менения термина «общественно-экономические формации» (ОЭФ)
для обозначения различных исторических периодов внутри второй
экономической формации.
Каждая из этих малых формаций (ОЭФ) представляет собой эпо-
ху господства определенного способа производства. В экономической
общественной формации таких ОЭФ обычно выделяют три – рабов-
ладельческая, феодальная, буржуазная. Каждой из них соответству-
ет свой способ производства: рабовладельческий (основоположники
марксизма называли его также античным), феодальный, буржуазный.
Согласно формационной типологии исторический тип государства
определяется общественно-экономической формацией и соответ-
ственно тем, какому классу, господствующему в обществе, оно служит.
Поскольку истории известны три эксплуататорских класса – рабов-
ладельцы, феодалы и буржуазия – то соответственно и исторических
типов эксплуататорских государств будет столько же – рабовладельче-
ский, феодальный, буржуазный. Ф. Энгельс в 3-м отделе «Анти-Дю-
ринга» эту мысль поясняет следующим образом. «Существовавшему
и существующему до сих пор обществу, которое движется в классовых
противоположностях, было необходимо государство, то есть органи-
зация эксплуататорского класса в определяемых данным способом
116
Глава 7. Типы государства

производства условиях подавления, рабство, крепостничество или фе-


одальная зависимость, наемный труд»135. Поэтому государство «в древ-
ности … было государством рабовладельцев – граждан государства, в
средние века – феодального дворянства, в наше время – буржуазии»136.
По Марксу и Энгельсу, государственность не прекращается немед-
ленно после свержения буржуазного государства в ходе социалистиче-
ской революции. На первой фазе коммунизма сохраняются классы, а
значит и потребность в государстве. Возникает четвертый историче-
ский тип – социалистическое государство. Его суть также определяет-
ся классом, которому оно служит. Это рабочий класс (пролетариат) с
возможными союзниками в лице других трудовых классов. Государство
первой фазы коммунизма получило в марксизме название «диктатуры
пролетариата».
При жизни Маркса и Энгельса таких государств не было. После Ок-
тябрьской революции возникли государства, взявшие на вооружение
марксистскую теорию. Их стали называть социалистическими государ-
ствами («социализм» примерно соответствует «первой фазе коммуниз-
ма» у Маркса и Энгельса).
Итак, истории известны четыре исторических типа государства –
рабовладельческий, феодальный, буржуазный, социалистический, и все
они определяются в первую очередь своей классовой принадлежностью.
Какой из названных классов подчиняет своим интересам государство,
в конкретных условиях зависит от многих факторов.
Первым среди них, безусловно, выступает господствующая в обще-
стве форма собственности. Таких форм, по Марксу, тоже четыре: ра-
бовладельческая, феодальная, буржуазная и социалистическая.
Каждая из этих форм собственности является главным элементом
производственных отношений, в которые вступают люди в процессе
общественного производства. Следовательно, тип государства опосре-
дованно (через классы и господствующую форму собственности) опре-
деляется производственными отношениями. Они получили название
базиса общества в отличие от его политической, правовой, идеологиче-
ской и т. д. надстройки.
Сами же производственные отношения детерминируются уровнем
развития производительных сил. Отсюда еще одно звено в цепи детер-
минант государства: на тип государства опосредованное влияние ока-
зывают также и производительные силы общества. В конечном счете

135
Маркс К., Энгельс Ф. Т. 20. С. 40.
136
Там же.

117
РАЗДЕЛ III. Теория государства

исторический тип государства определяется ОЭФ, сложившейся в той


или иной стране. Вот почему данный подход к типологии называется
формационным.
Исторически первым типом было рабовладельческое государство,
возникшее на развалинах общинно-родового строя. Классическими
образцами такого государства считают Древнюю Грецию и Древний
Рим. Возникновение государства рабовладельцев – историческая зако-
номерность. Но эта закономерность действует в рамках общемирового
исторического процесса, но отнюдь не в истории каждого отдельного
народа или страны, ибо не все народы проходили рабовладельческую
формацию в чистом виде.
Экономической предпосылкой возникновения рабовладельческого
государства было развитие орудий производства, разделения и коопера-
ции труда, в результате чего стало возможным производство прибавоч-
ного продукта, возникновение частной собственности и эксплуатации.
Экономический базис рабовладельческого государства составляет част-
ная собственность рабовладельцев не только на средства производства,
но и на работников производства – рабов. На всех этапах своего развития
рабовладельческое государство оставалось орудием охраны, укрепления
и развития собственности рабовладельцев, их классового господства.
Следующим историческим типом государства в соответствии с фор-
мационным подходом является феодальное государство. Зарождалось
оно как политическое господство военного класса – рыцарства, орга-
низованного в иерархию, связанную отношениями личного служения
и покровительства. Феодальные государства тысячелетиями существо-
вали как на Западе, так и на Востоке. В Западной Европе они просуще-
ствовали более тысячи лет (V–XVII вв.).
Политическая власть покоилась на феодальных производственных
отношениях. Основой этих отношений, а следовательно, и экономиче-
ской основой государства, является собственность феодалов на главное
средство производства, землю, и отсутствие собственности на землю у
крестьян. Производственные отношения эпохи феодализма характери-
зуются также неполной собственностью феодала на работника, а также
собственностью крестьян и ремесленников на некоторую часть орудий
и средств производства. Основной формой эксплуатации при феода-
лизме была феодальная рента в трех формах: отработочной (барщина),
продуктовой (натуральный оброк) и денежной (денежный оброк).
Феодальное государство оберегало иерархию наследуемых социаль-
но-юридических статусов. Каждое сословие, группа, корпорация от-
личались особым юридическим статусом. Право здесь не унифициро-
118
Глава 7. Типы государства

вано: это местное или личное право, бесконечно варьируемое, подчас


незаписанное и существующее в виде обычая.
На всех этапах своего развития по своей сущности феодальное го-
сударство оставалось орудием организованного насилия над крепостными
крестьянами, органом диктатуры феодалов, важнейшим средством охра-
ны, укрепления и развития феодального экономического базиса.
Третий исторический тип государства – буржуазное государство.
Оно возникает в Западной Европе и Северной Америке в результате
победы буржуазно-демократических революций XVII–XVIII вв., поло-
живших начало новой экономической формации – капитализму, при-
ходящему на смену феодализму. В своем историческом развитии бур-
жуазное государство вместе с капиталистическим обществом проходит
три стадии развития: домонополистическую, монополистическую и
современную – глобально-корпоративного капитала. Буржуазное го-
сударство, оставаясь неизменным по своей сути, на каждой из этих ста-
дий принципиально меняет свой характер.
На первой – домонополистической стадии (XVIII – первые две трети
XIX в.) государство по своей социальной сущности представляет собой
организацию политического господства класса капиталистов в услови-
ях свободной конкуренции.
Этот период характеризовался, с одной стороны, успехами демокра-
тии (круг голосующих граждан медленно, но неуклонно расширялся,
хотя только во второй половине XIX в. в него была допущена верхушка
рабочего класса), а с другой стороны – нещадной эксплуатацией тру-
дящихся под лозунгом невмешательства государства в социально-эко-
номическую сферу, сведения его функций к полицейской охране (госу-
дарство – « ночной сторож», политика «экономического либерализма»).
Вторая – монополистическая стадия (конец XIX – 80-е г. XX вв.)
была следствием перехода от домонополистического капитализма к
монополистическому – империализму.
Теоретический анализ эпохи империализма с марксистских пози-
ций был дан В.И. Лениным в известной книге «Империализм, как выс-
шая стадия капитализма» (1916)
Очевидно, что многие оценки и прогнозы, высказанные в этой рабо-
те, не подтвердились. Не стоит упрекать в этом В.И. Ленина, он исходил
из материала своего времени. К сожалению, после Ленина серьезной пе-
реоценки его теории империализма с марксистских позиций и с учетом
новых явлений в нашей литературе проведено не было. Марксистская
теория империализма и государственности этой эпохи как бы застыло на
уровне 1916 г., что в значительной мере лишило ее убедительности.
119
РАЗДЕЛ III. Теория государства

Ленин констатирует, что образование монополий привело к подчи-


нению государства их интересам. Это обострило до предела все проти-
воречия, свойственные капиталистическому обществу, поставило его
на грань социалистической революции. Власть монополий обернулась
империалистической внешней политикой и свертыванием демокра-
тии. Это симптомы были определены в полном соответствии с дей-
ствительностью, и события, последовавшие вслед за Первой мировой
войной (возникновение фашизма), их подтверждали.
В.И. Ленин допускал только одну перспективу «высшей стадии ка-
питализма» – его уничтожение в ходе социалистической революции.
На западе, то есть в наиболее развитых центрах монополистического
капитала, этого не произошло. Нашлись другие средства выхода из
кризиса. Свертывание демократии оказалось временным явлением.
После разгрома фашизма во Второй мировой войне демократия была
восстановлена в своих правах. Вслед за тяжелыми послевоенными го-
дами, когда восстанавливался разрушенный войной экономический
потенциал, примерно с 60-х г. XX в. наступает сравнительно благопо-
лучный этап развития монополистического капитала и буржуазного го-
сударства. Демократические институты побуждали проводить социаль-
ную политику, позволившую поднять уровень жизни основной массы
населения. Это свидетельствовало о постепенном изменение природы
капитализма, о смягчении эксплуатации, а отнюдь не об ее усилении,
которое предсказывалось марксистами.
Хотя новый период в рамках монополистической стадии наступает
во второй половине XX в., некоторые его черты наметились в самом
начале эпохи империализма, то есть в последней четверти XIX в. Фор-
мирование монополистического капитала сопровождалось отходом от
политики экономического либерализма, активным вмешательством
государства в социально-экономические отношения. Возникли соци-
альные функции государства. Между тем новые функции, как и воз-
действие демократических институтов, демократического и рабочего
движения не учитывались в традиционных марксистских оценках го-
сударственности в эпоху монополистического капитализма.
Рост расходов государства на социальные нужды в известной мере
преобразовывает характер государства, обеспечивая трудящимся
определенные социальные гарантии. Эти тенденции стали формой
прогрессивного развития внутри государственного монополистиче-
ского капитализма, вызвав к жизни ряд важных ростков будущего
(от демократических систем социальной защиты до участия в хо-
зяйственном управлении), показав, чего могут (а чего не могут) до-
120
Глава 7. Типы государства

биться в рамках капитализма трудящиеся, объединенные в мощные


профсоюзы.
Главным результатом эволюции социальной природы государства на
этапе монополистического капитала явилось становление во второй
половине XX в. демократических социально-правовых государств. Оно
проходило под мощным влиянием победы над фашизмом во Второй
мировой войне, мировой социалистической системы, распада колони-
альной системы империализма, прихода к власти в ряде европейских
стран социал-демократических партий. Буржуазное государство сде-
лало важный шаг на пути к государству социальной справедливости и
демократии на основе государственного регулирования рынка и соци-
ализации капитала.
Однако этот процесс был замедлен так называемым неолибераль-
ным реваншем, начавшимся в 80-е г. XX в. в связи с ослаблением, а
затем и распадом Советского Союза и мировой социалистической си-
стемы. Возникновение однополярного мира во главе с США, нового
мирового порядка и ускоряющаяся глобализация привели к серьезным
изменениям западного капитализма и его политико-правовой системы.
Буржуазное государство, ставшее политической надстройкой уже
во многом сформировавшегося информационного общества, вступает
в третью, современную, стадию своего развития – стадию господства
глобального корпоративного капитала или транснациональных корпо-
раций. Теория этой новой стадии только еще разрабатывается научной
мыслью.
Четвертый исторический тип государства, выделяемый в рамках
формационного подхода, – социалистическое государство.
В соответствии с идеологией марксизма социалистическое госу-
дарство есть высший и последний исторический тип государства. Его
сущность заключается в том, что она представляет собой «диктатуру
пролетариата», организацию политической власти трудящихся во гла-
ве с рабочим классом, важнейшую организационную форму экономи-
ческого и социально-культурного руководства обществом в условиях
строительства социализма и коммунизма, орудием защиты революци-
онных завоеваний народа.
Диктатура пролетариата в СССР и других странах сурово подавля-
ла сопротивление свергнутых классов и любую оппозицию власти. Ее
особенностью считалось сильное развитие созидательных функций
(хозяйственно-организаторских и культурно-воспитательных), рас-
считанных на коренное преобразование общественной жизни на соци-
алистических началах.
121
РАЗДЕЛ III. Теория государства

Социалистические государства сумели покончить с частной соб-


ственностью на средства производства и создать систему обществен-
ных отношений и производства, основанную на общественной (по
существу и преимущественно государственной) собственности. Это
позволило осуществить индустриализацию, добиться экономическо-
го роста и повышения уровня образования и культуры народных масс.
Однако созданная система страдала колоссальными изъянами. Она
была построена на нещадной эксплуатации трудящихся со стороны
государства, на карательных мерах. Создать экономические стимулы
производства ни в промышленности, ни в сельском хозяйстве так и не
удалось.
Политическая система отличалась полным отсутствием демо-
кратии, носила бюрократический и тоталитарный (в лучшем слу-
чае авторитарный) характер. Диктаторские методы, идеологически
оправдывавшиеся на первых порах остротой классовой борьбы, были
увековечены. Диктатура пролетариата на деле обернулась диктатурой
партийной бюрократии.
Государства «реального социализма», за исключением некоторо-
го формального соответствия экономики принципам коммунизма, во
всем были искажением марксистских идеалов. Кризисные явления си-
стемы нарастали и ускорялись перерождением бюрократии, продемон-
стрировавшей неспособность осуществлять реформы. Это и привело к
крушению «реального социализма» в СССР и странах Восточной Евро-
пы. В ряде стран (КПР, ДРВ) судьба социалистического эксперимента
оказалась иной. Правящие коммунистические партии проводят про-
думанные меры по модернизации хозяйства, развитию частной ини-
циативы и обеспечивают успешное экономическое развитие. Но пре-
образования политической системы, развитие демократии пока явно
сдерживаются и откладываются.
Возвращаясь к общей характеристике формационного подхода к
типологии государств, отметим, что в рамках каждого исторического
типа существуют разновидности. Их возникновение, при одинаковой
экономической базе и классовой природе, объясняется спецификой
конкретно-исторических условий, таких как соотношение классовых
сил в стране, географические и климатические условия, национальные
и культурные традиции и т.д.
Известны и переходные государства. В них, как правило, власть
принадлежит не одному классу, а коалиции классов. Такие государ-
ства сочетают в себе черты различных исторических типов. В качестве
примера можно привести Россию после реформ 60-х г. XIXв., уско-
122
Глава 7. Типы государства

рявших развитие капитализма. В ней уживались черты как феодаль-


ного, так и капиталистического типа государства, причем удельный
вес последних возрос в связи с реформами, проведенными в ответ на
революцию 1905 г.
Следует также иметь в виду, что рассмотренная выше система из че-
тырех способов производства или малых общественно-экономических
формаций была разработана Марксом и Энгельсом на материале ев-
ропейской истории. Применительно к странам Востока речь шла о так
называемом азиатском способе производства. Для него, в отличие от
Европы, характерно слабое развитие частной собственности на зем-
лю. Сохранялась крестьянская община. Но верховным собственником
земли признавалось государство, эксплуатировавшее общинников по-
средством налогов и общественных работ. Азиатский способ производ-
ства включал в себя элементы рабовладения феодальной зависимости,
а впоследствии и капиталистической эксплуатации. Его отличает за-
стойный характер, замедленность изменений. Типичной государствен-
ной формой является восточная деспотия. Азиатских способ производ-
ства характерен для Индии, Китая и многих других стран.
Важный аспект формационного подхода – представления о смене
исторических типов государства. Она происходит закономерно в ре-
зультате социальной революции.
Социальную революцию можно определить как смену одного спо-
соба производства другим, переход от одной экономической обще-
ственной формации к другой, причем важнейшим моментом этого
переворота является политическая революция, или ниспровержение
старой власти и замена ее новой.
Причина социальной революции – углубляющийся конфликт между
ростом производительных сил общества и устаревшей, консервативной
системой производственных отношений. Он проявляется в обострении
социальных антагонизмов, в усилении борьбы между господствующим
классом, заинтересованным в сохранении существующего строя, и уг-
нетенными классами.
Смена исторических типов государства посредством революции
не только не исключает, но и предполагает определенную преемствен-
ность в развитии государственности. Возникающий в ходе социальной
революции новый исторический тип государства не только отрицает
прежний исторический тип, но удерживает все положительное, что
было накоплено в нем предшествующим развитием.
Представления об исторических типах государства позволяют отли-
чать один период развития государственности от другого и вместо рас-
123
РАЗДЕЛ III. Теория государства

суждений о «государстве вообще» исследовать конкретные государствен-


но-правовые формы в рамках определенных общественных формаций.
Вместе с тем формационное учение отнюдь не утверждает будто при-
рода государства целиком определяется экономическим базисом. Под-
лежат учету национальные, исторические, культурные и иные факторы.
Подчеркивая классовый характер государства, основоположники
марксизма отмечали, что оно представляет собой и форму организации
общества в целом, а не только господствующего класса. Для них было
очевидным, что деятельность государства «…охватывает два момента: и
выполнение общих дел, вытекающих из природы всякого общества, и
специфические функции, вытекающие из противоположности между
правительством и народными массами»137. Все дело в том, какое из этих
двух начал преобладает.
Переходя к недостаткам формационной теории, в первую очередь
следует отметить, что далеко не все ее положения выдержали испы-
тание временем. Главным аргументом в пользу этого тезиса является
крушение европейских социалистических государств. В соответствии
с марксистской формационной теорией, эти государства должны
были «отмереть» (как аппарат классового принуждения) или перера-
сти в «коммунистическое общественное самоуправление». Вместо это-
го произошло восстановление государств, основанных на признании
частной собственности на средства производства, которые следовало
бы отнести к буржуазным государством. Возможное единственное объ-
яснение этого явления с марксистских позиций состоит в том, что про-
изошла контрреволюция и что закономерное движение от капитализма
к коммунизму оказалось прерванным.
Другой аргумент против формационной теории – возникновение
социалистических государств не в наиболее развитых капиталистиче-
ских странах, а в странах слабо- или среднеразвитого капитала. Между
тем как социализм, который предсказывался Марксом и Энгельсом,
должен был возникнуть на базе высокоразвитого капитализма.
В формационной теории по существу оставлен открытым вопрос о
том, являются ли общественно-экономические формации, а следова-
тельно, и соответствующие государства последовательными ступенями
единого процесса развития мировой истории или альтернативными,
то есть параллельными путями ее развития.
У многих современных интеллектуалов вызывают серьезные со-
мнения стержневые идеи формационной доктрины о бесконечности

137
Маркс К., Энгельс Ф. Указ. соч. Т. 25. Ч. 1. С. 422.

124
Глава 7. Типы государства

и неограниченности социального и политического прогресса, а также


об обусловленности всей социальной, политической и духовной жизни
общества способом производства.
В современной российской юридической литературе нет единой точ-
ки зрения по вопросу о применимости теории общественных формаций
к типологии государства. Одни ученые полагают, что события послед-
него десятилетия XX в. и начала XXI в. показали несоответствие форма-
ционной концепции реальности и предполагают заменить ее культуро-
логическим и цивилизационным анализом истории. Другие сохраняют
верность Марксу и пытаются обновить и скорректировать его теорию с
учетом исторического опыта, накопленного человечеством в XX в.

§ 3. Цивилизационный подход к типологии государства

Под цивилизацией обычно понимают все, что создано человеком в


отличие оттого, что дала природа. Цивилизация предполагает, с одной
стороны, какой-то уровень технического, общественного и культурно-
го развития, а с другой стороны, специфику, определяемую природны-
ми, социальными, этническими, историческими условиями и обстоя-
тельствами.
На рубеже XX–XXI вв. цивилизационный подход заявляет все боль-
шие права на описание всемирно-исторического процесса, в чем-то
существенно дополняя и обогащая формационный подход. Это обу-
словлено, прежде всего, присущим понятию «цивилизация» принци-
пиально иным представлением о соотношении экономики, политики
и культуры, о роли духовного фактора в истории.
Цивилизационная типология условно может быть разделена на два
вида: социокультурный и универсалистский. Если в основу типологии
цивилизаций кладутся социокультурные факторы, получается первый
вид цивилизационного подхода, если технико-технологические факто-
ры – второй.
В рамках социокультурного подхода следует, в первую очередь, вы-
делить концепции цивилизаций Н.Я. Данилевского, О. Шпенглера,
А. Дж. Тойнби.
Русский философ и естествоиспытатель Н.Я. Данилевский (1822–1885)
выдвинул теорию общей типологии культур, или цивилизаций, согласно
которой то, что именуется «всемирной историей», является лишь исто-
рией локальных цивилизаций, имеющих замкнутый характер и вместе
с тем схожих по своему внутреннему механизму. Он вычленил один-
125
РАЗДЕЛ III. Теория государства

надцать «полноценных» самобытных цивилизаций, или культурно-исто-


рических типов общества: египетский, китайский, ассирийско-вавилон-
ско-финикийский, или древне семитический, халдейский, индийский,
иранский, еврейский, греческий, римский, ново-семитический, или
аравийский, романо-германский или европейский. Европейский тип
цивилизации, по его мнению, обречен на упадок, наметившийся к сере-
дине XIX в. На смену ему должна прийти восточнославянская цивили-
зация с центром в России. Признавая крупную роль политики в судьбе
любой цивилизации, Данилевский в каждой цивилизации выделял осо-
бенности государственного строя и в целом государственно-правовых
форм развития.
Немецкий философ О. Шпенглер (1880–1936), в отличие от Дани-
левского (и Тойнби), не отождествлял, а противопоставлял культуру и
цивилизацию, так как для него последняя есть продукт вырождения и
перерождения культуры. Он выделил восемь «плодоносных» и «мощ-
ных» культур и соответствующих государств: египетская, индийская,
вавилонская, китайская, греко-римская (аполлоновская), византийско-
арабская (магическая), западноевропейская (фаустовская) и культура
майя. Кроме того, он писал о возможности появления еще нерожденной
русско-сибирской культуры. Каждая из этих культур, включая политиче-
скую культуру, а значит и государство, рано или поздно входит в стадию
упадка и «омертвления», порождая соответствующую цивилизацию.
Для Шпенглера характерна политизация социальных феноменов.
Понятие культуры у него почти тождественно понятию «государствен-
ный организм». Культура для Шпенглера есть государственный «орга-
низм», который обладает самым жестким сквозным единством; обосо-
блен от других подобных ему государственных организмов.
Это значит, что единой общечеловеческой политико-правовой
культуры нет и быть не может. Идея прогресса государственно-право-
вых форм подвергнута в его знаменитой книге «Закат Европы» беспо-
щадному высмеиванию.
Приоритет культурного начала еще более определенно отстаивал
английский историк А. Тойнби (1889–1975), для которого цивилизация
есть достигшая пределов самоидентификации культура. Все известные
в истории цивилизации – это определенные типы человеческих со-
обществ, «вызывающие ассоциации в области религии, архитектуры,
живописи, нравов, обычаев – словом, в области культуры»138. Этот под-
ход положен английским историком в основу различения западной,

138
Тойнби А.Дж. Цивилизация перед судом истории. М., 1996. С. 133.

126
Глава 7. Типы государства

исламской, православной, индуистской, дальневосточной и иных ци-


вилизаций. По Тойнби, не существует единой истории человечества, а
значит, и мировой цивилизации с ее государственно-правовыми фор-
мами. История представляет собой всего лишь «круговорот» отдельных
цивилизаций и государств, замкнутых на себя и иногда синхронно со-
существующих. Он насчитал сначала 21 такую цивилизацию, затем со-
кратил это число до 13, исключив «второстепенные» и «недоразвитые».
С годами он все больше подчеркивал возможности диалога и взаимов-
лияния цивилизаций и государств, в результате которых могут форми-
роваться некие общечеловеческие явления.
К настоящему времени, по мнению Тойнби, сохранилось всего не-
сколько цивилизаций. Преобладающей и наиболее прогрессивной ему
представлялась западная – наследница греко-римской цивилизации,
тогда как индийская, китайская, исламская и другие цивилизации нахо-
дятся в упадке. Причиной этого упадка, по Тойнби, служит прежде всего
регресс нормативно-регулятивных систем, в центре которых находится
государство. Тойнби предвидел и признавал возможность образования
мировой цивилизации (по современной терминологии, глобального
общества) со всемирной религией и этикой, политикой и государством.
Существуют различные основания для типологизации цивилиза-
ций: хронологические, генетические, пространственные, религиозные,
по уровню организации и т.д. Для понимания типологии государств с
цивилизационной точки зрения наибольший интерес представляет
классификация цивилизаций и соответствующих государственно-по-
литических институтов по уровню их организации. По этому принципу
выделяют первичные и вторичные, то есть пришедшие на смену более
ранним, цивилизации. Государства в первичных и вторичных цивили-
зациях резко отличаются друг от друга по своему месту в обществе, вы-
полняемой роли, социальной природе.
Первичные цивилизации принимают государственно-страновой, хотя
нередко и имперский характер. Обычно к ним причисляют древнееги-
петскую, шумерскую, ассиро-вавилонскую, иранскую, бирманскую,
сиамскую, кхмерскую, вьетнамскую, японскую и другие цивилизации.
Их анализ обнаруживает огромную роль государства как объединяю-
щей и организующей силы, определяющей социальные и экономиче-
ские структуры. Отличительной особенностью этих обществ было со-
единение государства с религией в политико-религиозном комплексе.
Религия прямо включает в себя обожествленного правителя, вождя,
фараона, деву, раджу, божественного микадо и т.д. В восточных первич-
ных цивилизациях государство было тесно связано с обеспечением как
127
РАЗДЕЛ III. Теория государства

политического, так и хозяйственного и социального функционирова-


ния общества.
Иное место занимает государство во вторичных цивилизациях: запад-
ноевропейской, североамериканской, восточноевропейской, латино-
американской, буддийской и др. Здесь проявилось отчетливое различие
между государственной властью и культурно-религиозным комплексом.
Власть оказывалась уже не такой всемогущей и всепроникающей силой,
какой она была в первичных цивилизациях. Но и здесь, с цивилизаци-
онной точки зрения, государство было компонентом, во многом подчи-
ненным культурно-религиозной системе. Во вторичных цивилизациях
положение правителя, олицетворявшего государство, было двойствен-
ным. С одной стороны, он – средство утверждения сакральных принци-
пов и заветов и в качестве такового достоин повиновения. С другой – он
и сам не вправе нарушать эти заветы, а иначе его власть незаконна. Его
власть – служение, она должна соответствовать идеалу.
Итак, суть социокультурного цивилизационного подхода к типоло-
гии государства состоит в интерпретации истории государственности
как смены уникальных государственно-правовых форм у разных наро-
дов и регионов, особого пути государственно-правового развития каж-
дой из неповторимых локальных и региональных цивилизаций.
Что касается второго, универсалистского варианта цивилизацион-
ного подхода к типологии государства, то он, наоборот, рассматривает
эволюцию государственности как всеобщий, единый для человечества
процесс развития политико-правовой жизни социума по восходящей
линии. Этим он близок к формационной доктрине. В соответствии с
этим подходом выделяются две основные цивилизации: традициона-
листская (аграрная, земледельческая) и техногенная (индустриальная
и постиндустриальная)139.
К традиционалистскому типу относится абсолютное большинство
перечисленных Данилевским, Шпенглером, Тойнби цивилизаций.
Напомним лишь важнейшие из них – это Древний Египет и Вавилон,
Древняя Индия и Китай, античная цивилизация, средневековые обще-
ства Запада и Востока и некоторые другие. Для них характерен ряд мо-
ментов, позволяющих говорить о типе государства, присущего цивили-
зации традиционалистского типа.
Это слитность государства с обществом, их совместное бытие в ка-
честве общества-государства. В древности и в средние века отдельный
человек не мыслил себя вне экономической, политической, социаль-

139
Вопросы философии. 1990. №10. С. 25.

128
Глава 7. Типы государства

ной, социокультурной, религиозной и иных сфер и не отделял их друг


от друга, ибо все эти сферы составляли неразрывное целое с государ-
ством. Все области жизни, по сути дела, были пронизаны государ-
ственным, политическим началом. Вот откуда знаменитый афоризм
Аристотеля в его не менее знаменитой работе «Политика»: «человек по
природе своей есть существо политическое»140.
Главная черта цивилизации традиционалистского типа – нерасчле-
ненность общественной жизни на отдельные сферы: экономическую,
политическую, социальную и духовную как следствие нерасчленен-
ности социальных связей. В этом целом в качестве публичной власти
доминирует государство то в форме Римской империи, то в форме
средневековой монархии, не говоря уже о восточной деспотии. Да ина-
че и не могло быть, когда основополагающие аспекты жизни человек
античности и средневековья воспринимал в их целостности, не делая
различий между государством и частной сферой.
Аграрная, традиционалистская цивилизация и свойственная ей го-
сударственность отличаются медлительностью развития, длительным
сохранением раз и навсегда сложившихся форм (восточная деспотия),
слабостью правового начала в смысле законности и уважения к правам
подданных. (Древняя Греция и Древний Рим во многих отношениях
представляют собой исключения.)
Техногенная цивилизация возникает в европейском регионе пример-
но в XIV–XVI вв. В ее развитии решающую роль играет постоянный
поиск и применение новых технологий, причем не только производ-
ственных, обеспечивающих экономический рост, но и технологий со-
циального управления, социальных коммуникаций и политико-право-
вой нормативной регуляции.
Техногенная цивилизация пребывает в постоянном движении, ко-
торое влечет быстрое изменение условий общественной и государ-
ственной жизни. С ней связана дифференциация общественной и го-
сударственной жизни, выделение политики в качестве особой сферы
деятельности, связанной с осуществлением государственной власти,
появление индивидуализма, утверждение прав человека, демократиче-
ских институтов и т. д.
По месту возникновения техногенную цивилизацию часто имену-
ют «западной», противопоставляя ее традиционалистскому «востоку».
Но в современную эпоху техногенный тип развития проникает во все
регионы планеты. Япония, Китай, Южная Корея принадлежат ныне к

140
Аристотель. Соч. В 4 т. Т. 4. / пер.с древнегреч. М., 1983. С. 377.

129
РАЗДЕЛ III. Теория государства

техногенной цивилизации, но при этом сохраняют элементы традици-


онных культур, в том числе и в сфере государства.
Техногенный тип развития в значительно большей степени, чем
традиционалистский, унифицирует общественную жизнь, включая
политическую и правовую. Наука, образование, технологический про-
гресс и расширяющийся рынок порождают новый образ мышления и
жизни, новый тип государственно-правовой регуляции. Процесс гло-
бализации выступает результатом экспансии техногенной цивилиза-
ции, которая внедряется в различные регионы мира.
Техногенная цивилизация дала человечеству множество достижений,
в частности, в политико-правовой сфере. Научно-технологический про-
гресс и экономический рост привели к новому качеству жизни, обеспе-
чили новый уровень защиты прав и свобод человека, новый тип государ-
ства – демократического, правового и социального. Вместе с тем именно
техногенная цивилизация породила в XX в. глобальные кризисы и про-
блемы, в том числе социально-политические, дальнейшее обострение
которых может привести к самоуничтожению человечества.
Поэтому современная гуманитарная мысль ставит вопрос о перехо-
де человечества к новой цивилизации универсалистского типа (третьей
цивилизации после традиционалистской и техногенной). Известные
западные футурологи Д.Белл, О.Тоффлер, Л. Туроу, У.Валлерстайн и др.
характеризуют эту грядущую цивилизацию как постсовременную, по-
стэкономическую, посткапиталистическую. В ней кардинально меня-
ются все фундаментальные параметры общества, включая, разумеется,
и политические.
Главным видом собственности становится информация. Работник
соединяется с этой собственностью непосредственно, без посредника-
капиталиста, что во многом снимает классовое противоречие труда и
капитала. Сам труд приобретает творческий характер. Эксплуатация
исчезает. В условиях глобализации стираются государственные грани-
цы, и постепенно теряет актуальность вопрос о суверенитете государ-
ства. Актуализируется проблема мирового правительства в результате
дальнейшей интеграции существующих национальных государствен-
но-правовых форм общественной жизни.
Можно было бы продолжить перечень параметров третьей цивили-
зации, но и приведенных достаточно для определенных ассоциаций с
марксовой постэкономической коммунистической формацией, рас-
смотренной выше. Пока эта идиллическая цивилизация представляет-
ся не менее утопичной, чем коммунизм Маркса. Но в отличие от по-
следнего сторонники «третьей цивилизации» не учитывают острейших
130
Глава 7. Типы государства

социальных и политических противоречий, препятствующих ее осу-


ществлению на основе всеобщего согласия. Это относится как к пре-
одолению эксплуатации в рамках отдельных государств, так и к созда-
нию мирового правительства.
Известный конфликт между представителями формационного и ци-
вилизационного подхода к типологии государства очевиден. Первый
исходит из обусловленности государства способом производства, из
классовой природы государства. Второй пренебрегает этими аспектами
дела и ставит на первый план особенности культуры или уровень эконо-
мического развития. Но этот конфликт вовсе не является неизбежным.
Возможен и синтез двух подходов, который вобрал бы в себя их лучшие
качества и отказался бы от слабостей и преувеличений. Это позволило
бы сочетать трезвый социально-экономический анализ, выявляющий
классовые интересы и противоречия, с учетом национально-истори-
ческих культурологических особенностей и влияния уровня экономи-
ческого развития и благосостояния общества на характер государства.
Попытки такого рода представляются плодотворными.
Глава 8
ФОРМА ГОСУДАРСТВА
§ 1. Понятие формы государства
§ 2. Форма правления
§ 3. Форма государственного устройства
§ 4. Государственно-политический режим

§ 1. Понятие формы государства

Вопрос о форме государства исследуется юридическими и полити-


ческими науками с давних пор. Еще Аристотель на основе анализа гре-
ческих городов-государств сделал вывод о том, что существуют различ-
ные формы правления: монархия, тирания, аристократия, олигархия,
полития и демократия.
История государства свидетельствует, что на его форму оказывают
влияние различные факторы: соотношение политических сил, истори-
ческие условия (международные, внутренние), национальные тради-
ции, политическое и правовое сознание общества, его культура, терри-
тория, национальный состав и т.д.
Все эти причины, так или иначе, делают каждое государство уни-
кальным по форме, особенно в том, что касается деталей.
Теория государства и права как наука об общих закономерностях
возникновения, функционирования и развития государства и права
определила три наиболее общих квалифицирующих элемента, ха-
рактеризующих форму любого государства – это форма правления,
форма государственного устройства и государственно-политический
режим.
Каждое государство представляет собою единство именно этих трех
элементов. Вместе с тем необходимо учитывать, что данное единство
не является абсолютным, неразрывным. Каждый из трех элементов
формы государства обладает относительной самостоятельностью. В
то же время, указанные три элемента – это не три формы государ-
ства, а три составные части, три аспекта единой формы государства.
Каждый из них влияет на форму государства, в каждом конкретном
государстве он своеобразен. Следует согласиться с И.А. Ильиным в
том, что каждому народу должны быть свойственны «своя особая, ин-
дивидуальная форма и конституция, соответствующая ему и только
132
Глава 8. Форма государства

ему. Нет одинаковых народов и не должно быть одинаковых форм и


конституций…»141.

§ 2. Форма правления

Форма правления определяется системой и структурой высших


органов власти государства, порядком их образования, распределени-
ем компетенции между ними, степенью участия граждан в их форми-
ровании.
При анализе формы правления рассматриваются следующие вопросы:
– какие взаимоотношения существуют в данном государстве между
высшими органами власти и населением страны;
– какова организация высших органов власти (верховной власти), ка-
ков порядок их образования, то есть как создаются высшие органы власти;
– как строятся взаимоотношения органов власти между собой, ка-
кова компетенция высших органов власти.
Основными формами правления являются монархия и республика.
Они четко различаются по тому принципу, кто и как правит в государ-
стве, то есть кто осуществляет в нем верховную власть.
Исторически эти две формы правления возникли и существуют па-
раллельно.
Монархия характеризуется следующими признаками:
– главой государства является монарх, (император, царь, король,
султан, шах), он олицетворяет верховную власть государства;
– власть, как правило, приобретается по наследству и сохраняется
пожизненно;
– монарх не несет ответственности и перед своими подданными.
Монархии возникли с появлением первых государств. Они имели
место в рабовладельческих формациях, были очень распространены
при феодальном строе и сохранились до настоящего времени. Правда,
сейчас их немного – всего 25 из двухсот государств нашей планеты.
Истории известны монархии абсолютные, сословно-представи-
тельные, конституционные.
Абсолютная монархия – форма правления, при которой власть пол-
ностью принадлежит монарху. Он руководит бюрократическим аппа-
ратом, назначает и освобождает чиновников по своему усмотрению,
издает законы, отменяет их, собирает налоги и расходует средства без
какого-либо контроля.
141
Ильин И.А. О государственной форме // Государство и право. 1991. № 11. С. 138.

133
РАЗДЕЛ III. Теория государства

На определенном историческом этапе абсолютная монархия спо-


собствовала укреплению государственной власти, преодолению фе-
одальной раздробленности, формированию наций. В то же время не-
ограниченная власть порождает многочисленные злоупотребления,
нарушения законов, подавляет свободу, она неспособна учитывать
общественные потребности. От абсолютной монархии один шаг до
тирании или деспотии. Недаром со времен Платона и Аристотеля ти-
рания и деспотия рассматривались как неправильная форма монархии.
Неограниченная власть неизбежно ведет к кризису. В Европе с абсолю-
тизмом покончили буржуазные революции.
Сословно-представительная монархия – форма правления, при ко-
торой власть монарха ограничена каким-либо представительным ор-
ганом (собранием, сенатом, собором и т.п.). В состав таких органов,
как правило, входили представители высшей знати (дворянство, бояре,
духовенство), иногда купечество. Функции этих органов в основном
совещательные, рекомендательные. Сословно-представительные ор-
ганы редко могли принципиально повлиять на деятельность монарха
и всецело подчиненного ему государственного аппарата (армии, по-
лиции, исполнительных и судебных органов власти). Сословно-пред-
ставительные монархии эффективны в периоды совпадения интересов
власти и общества. Так было в Европе при формировании централизо-
ванных государств.
Наряду с сословно-представительными и абсолютными монархия-
ми существуют дуалистические монархии.
Дуалистические монархии являются переходными формами правле-
ния. В таких государствах существуют два высших органа власти – мо-
нарх и парламент. Глава государства – монарх, он возглавляет (назнача-
ет, контролирует) исполнительную власть, в частности, правительство,
которое несет ответственность перед монархом.
Парламент имеет законодательные полномочия, но влиять на про-
цесс формирования правительства и контролировать его деятельность
не может. В свою очередь монарх имеет право вето по отношению к
законодательным актам парламента. Таким образом, дуалистическая
монархия – это государство, в котором высшая государственная власть
поделена между двумя субъектами: монархом и парламентом, но боль-
шая часть полномочий принадлежит все же монарху.
Другой вид монархии, где власть монарха ограничена – парламент-
ская (или конституционная) монархия. Но в таких государствах ограни-
чение власти монарха довольно существенно, здесь о дуализме можно
говорить лишь условно, так как по существу его нет. В парламентских
134
Глава 8. Форма государства

монархиях власть монарха ограничена конституцией или другими зако-


нодательными актами, а также традицией (как, например, в Великобри-
тании) во всех сферах государственной деятельности, то есть не только
в сфере законодательства, но и в других направлениях государственного
управления, особенно во взаимоотношениях с правительством.
Парламентские монархии характеризуются такими основными
признаками:
– правительство несет ответственность не перед монархом, а перед
парламентом;
– правительство осуществляет исполнительную власть;
– правительство формируется парламентом, хотя формально счита-
ется, что министры – это министры правительства его (ее) величества,
то есть монарха;
– законодательные акты принимаются парламентом. Формально
они подписываются монархом, но это скорее символический акт, не-
жели властное решение.
В парламентских монархиях монарх «царствует, но не правит». Он
является символом нации в силу сохраняющихся идей монархизма в
сознании народа и исторических традиций. Монарх также считается
главой государства, хотя как было показано выше, власть его суще-
ственно ограничена как в сфере законодательства, так и в других сфе-
рах государственного управления.
Республиканская форма правления возникла еще в античном мире,
(известна она и Средневековью, и эпохе Возрождения (городские ре-
спублики)), но настоящее признание, распространение и закрепление
получила лишь в XIX–XX вв., после свершившихся во многих странах
буржуазных революций и освободительных войн (движений).
Республике как форме правления присущи определенные характер-
ные признаки:
– выборность, то есть представительный характер верховной власти;
– сменяемость высших должностных лиц и органов власти в резуль-
тате выборов;
– срочность полномочий высших должностных лиц и высших орга-
нов власти (президента, правительства, состава парламента);
– ответственность высших должностных лиц перед народом или
парламентом за ненадлежащее исполнение своих полномочий.
Истории известны аристократические и демократические респу-
блики. Первые были характерны для античных государств (Рим, Спар-
та) и средневековых городов-государств (Генуя, Флоренция). Вторые
являются распространенной формой правления в современных го-
135
РАЗДЕЛ III. Теория государства

сударствах. В аристократических республиках привилегированные


группы, олигархия, управляют государством практически без участия
населения.
Демократическая республика обычно признает официальным источ-
ником власти волю народа. Это означает формальное признание равен-
ства между гражданами и право на их участие в государственном управ-
лении. Демократическая республика – самая распространенная форма
правления современных государств.
В зависимости от характера взаимоотношений между законодатель-
ной и исполнительной властями, от того, какой орган играет главную
роль в формировании правительства и руководит им, различают ре-
спублики президентские и парламентские. Некоторые авторы выделяют
еще и «промежуточную» форму правления – смешанную или полупре-
зидентскую республику.
Характерным для президентской республики является то, что в руках
президента соединены полномочия и главы правительства, и главы
государства. Представительный орган – парламент – обладает законо-
дательной властью, но не формирует правительства, в руках которого
находится исполнительная власть. Президент может самостоятельно
сформировать правительство (кабинет министров), назначать мини-
стров. В свою очередь они ответственны за проводимую работу перед
президентом, поэтому парламент не может объявить вотум недоверия
правительству. Президент же имеет право наложить вето на принимае-
мые парламентом законы, которое может быть преодолено парламен-
том при повторном рассмотрении данного закона.
Президент избирается населением страны и сосредотачивает в сво-
их руках весьма широкие полномочия во всех сферах общественной
жизни. Это право назначать референдумы по наиболее важным обще-
ственно-политическим вопросам и право введения чрезвычайного по-
ложения, право законодательной инициативы и право утверждения за-
конов путем их подписания, право издания нормативных актов и право
объявления войны и заключения мира и многие, многие другие.
Классическим примером президентской республики являются
США. К этой группе также можно отнести Бразилию, Мексику и не-
которые другие страны.
В парламентских республиках исполнительная власть подчинена
парламенту, избираемому населением. Здесь преобладает верховенство
парламента, осуществляющего и законодательную деятельность. Пра-
вительство формируется парламентом (а точнее партией или партий-
ной коалицией, располагающей большинством голосов) и несет ответ-
136
Глава 8. Форма государства

ственность перед ним. Во главе правительства стоит премьер-министр,


который обычно является лидером партии, пришедшей к власти.
Главой государства в парламентской республике является президент,
который избирается либо парламентом, либо специальной коллегией,
образуемой парламентом. Президент не является главой правительства
и не несет ответственность за его деятельность. Он представляет госу-
дарство на внешнеполитической арене, однако все его действия должны
быть согласованы с правительством. У него отсутствует право назначать
референдумы, право вводить чрезвычайное положение, налагать вето
на законы, принятые парламентом и др. К парламентским республикам
можно отнести ФРГ, Италию, Австрию, Швейцарию, Грецию и др.
Смешанная форма правления возникает тогда, когда элементы одной
формы, например республиканской, проникают, внедряются в другую
форму правления (монархию) и наоборот. Подобное взаимопроникно-
вение форм правления в истории случалось и случается нередко. По-
явление конституционных монархий, а в ХХ в. полупрезидентских и
полупарламентских республик, стало очевидной тенденцией государ-
ственно-политического строительства.
Характерные черты смешанной формы правления можно просле-
дить на примере полупрезидентской республики (Франция, Португа-
лия, Польша).
Название «полупрезидентская» не означает слабой власти прези-
дента, но она действительно немного слабее, чем в президентских ре-
спубликах.
Характерные черты полупрезидентской республики:
– президент избирается непосредственно избирателями, что дает воз-
можность президенту иметь некую свободу действий по отношению к
парламенту, позволяет ему во многом быть независимым от парламента;
– президент самостоятельно формирует правительство, то есть
назначает министров, утверждает структуру правительства и т.д. Но
премьер-министра, как правило, он назначает с согласия парламента;
– правительство несет ответственность перед президентом;
– парламент может объявить вотум недоверия правительству.

§ 3. Форма государственного устройства

В юридической литературе иногда высказывается предложение


считать форму государственного устройства в качестве не отдельного и
самостоятельного, а лишь конкретизирующего, дополнительного при-
137
РАЗДЕЛ III. Теория государства

знака формы правления (В.П. Рожкова). При этом предлагается пони-


мать под формой государства только форму правления.
Иногда наоборот, понятие «государственное устройство» употре-
бляется в широком смысле, им пытаются охарактеризовать (охватить)
государственный строй той или иной страны в целом, связать с устрой-
ством государственной власти.
Но большинство авторов под формой государственного устройства
понимает территориальную организацию государственной власти, взаи-
мосвязь (соотношение) государства как целого с его составными частями.
Государственное устройство – это организация территории госу-
дарства, его территориальное деление, система отношений между цен-
тральной и региональной властью в государстве.
По форме устройства все государства делятся на унитарные, федера-
тивные и конфедерации.
Унитарное государство – наиболее распространенная форма устрой-
ства государств. Термин «унитарное» имеет латинское происхождение
от слова unus – единый, один. Поэтому унитарное государство – это
единое, цельное государство, не имеющее внутри себя (в своем соста-
ве) каких либо государственных образований, обладающих элементами
суверенности, самостоятельности. Унитарные государства организова-
ны по административно-территориальному принципу.
В унитарных государствах действует единая система центральных
и местных органов власти, поэтому в них существует единый центр
власти.
На территории унитарного государства действует единая консти-
туция и соответственно существует единая система законодательства.
У них единая судебная система, одно гражданство, единая денежная и
налоговая система.
Унитарное государство дает возможность более полной концентра-
ции властных, экономических, финансовых и других ресурсов в руках
центральных органов власти. Оно проще для управления, поскольку
административно-территориальные единицы не обладают самостоя-
тельностью и подчинены непосредственно центру. Решения централь-
ных органов власти действуют напрямую, минуя федеративный барьер
в виде субъекта федерации.
В настоящее время в мире существуют разнообразные унитарные
государства: централизованные и децентрализованные, простые и
сложные.
В централизованных государствах местное самоуправление суще-
ственно ограничено в правах или вообще отсутствует.
138
Глава 8. Форма государства

В децентрализованных органы местного самоуправления не входят


в систему органов государственной власти, они функционируют са-
мостоятельно (избираются непосредственно населением, имеют свой
бюджет, принимают самостоятельные решения по вопросам своей
компетенции и т.д.).
Простые унитарные государства состоят только из административ-
но-территориальных единиц (районов, городов), а сложные имеют в
своем составе так называемые административные автономии. Напри-
мер, Дания имеет в своем составе Фарерские острова, Гренландию, ко-
торые пользуются правами, близкими к правам субъектов федерации,
но, тем не менее, Дания – это унитарное государство.
Административные автономии создаются по разным причинам, но
цель в основном одна: учесть национальные, исторические, культур-
ные и т.п. традиции региона, отличающегося заметной национальной,
религиозной, культурной и т.д. самобытностью.
Иногда главенствующую роль играют географическое, в первую
очередь отдаленное расположение региона (Фарерские острова Дании,
заморские территории во Франции)
Федеративное государство – более сложная организация государ-
ства, состоящая из нескольких государственных образований.
Федерация – это союз, объединение государственных образований.
Входящие в неё образования обладают элементами государственности,
определенной политической самостоятельностью. Исторический опыт
показывает, что возникновение федераций объясняется объединением
государств или необходимостью совершенствования внутригосудар-
ственных отношений, государственного управления. Мировая практи-
ка знает договорные, конституционные, договорно-конституционные
модели федераций.
Федерациям присущ ряд общих признаков:
– субъекты, входящие в федерацию, обладают элементами государ-
ственности, в частности, имеют собственную конституцию, законода-
тельные, исполнительные и судебные органы власти, государственные
символы и т.д.;
– федеральный центр имеет высшие (общефедеральные) властные
органы (парламент, правительство, высшие судебные органы), реше-
ния которых по предметам их ведения имеют общеобязательное значе-
ние для субъектов федерации;
– территориальное деление федерации проводится с учетом интере-
сов субъектов федерации, то есть территория федерации – это терри-
тория ее субъектов;
139
РАЗДЕЛ III. Теория государства

– может быть двойное гражданство (общефедеральное и граждан-


ство субъектов федерации);
– федеральный парламент имеет две палаты, одна из которых долж-
на представлять интересы субъектов федерации;
– имеется два вида законов – законы общефедеральные и законы
субъектов федерации;
– существует двойная система государственных налоговых потоков
(федеральному центру и субъектам федерации).
Практика выработала следующие основные способы распределения
полномочий центра и субъектов федерации:
– определяется исключительная компетенция федеральной власти;
– устанавливается исключительная компетенция субъектов федерации;
– определяются вопросы, относящиеся к совместному ведению (со-
вместная компетенция) центра и субъектов федерации.
Федерации строятся по национальному (СССР), по территориаль-
ному (США) либо по смешанным признакам. К примеру, в составе РФ
присутствуют и субъекты, образованные по национальному признаку
(республики, автономные округа, автономная область), и субъекты,
образованные по административно-территориальному признаку (края,
области, города федерального подчинения).
В зависимости от принципов, положенных в основу образования,
различают национально-государственные и административно-терри-
ториальные федерации. В зависимости от того, имеются ли различия
в правовом статусе субъектов или таковых различий нет, выделяют фе-
дерации асимметричные (РФ) и симметричные (СССР). Взяв за осно-
ву взаимоотношения между федеральным центром и органами власти
субъектов федерации, можно выделить относительно централизованные
и относительно децентрализованные федерации. К относительно цен-
трализованным можно отнести такие государства, в которых очень боль-
шие полномочия принадлежат федеральной власти (в этом их сходство с
унитарными государствами): Россия, Индия, Аргентина. Относительно
децентрализованными называют федеративные государства, в которых
субъекты обладают широкими полномочиями: Швейцария, ФРГ.
Конфедерация представляет собой союз (объединение) государств, об-
разованный, как правило, на основе договора для решения каких-либо
определенных задач в экономической, политической или военной сферах.
Конфедерация в отличие от федерации не создает нового государства.
Конфедерация образуется на добровольной основе, и ее субъекты
имеют право свободного выхода. Она не обладает признаками, при-
сущими государству: не обладает суверенитетом, в ней нет единого
140
Глава 8. Форма государства

гражданства, единой территории, единого законодательства, единой


налоговой и финансовой систем и т.д. Субъекты конфедерации не
утрачивают своего суверенитета и остаются полностью самостоятель-
ными государствами. В конфедерации для эффективного решения по-
ставленных задач образуются соответствующие органы управления,
которые могут принимать нормативно-правовые акты рекомендатель-
ного характера. Финансирование ведения общих дел осуществляется
государствами-участниками объединения из взносов в размерах, уста-
новленных соглашением сторон.
Примерами (уже ставшими классическими) служат объединивши-
еся в конфедерацию швейцарские кантоны в период с 1815 по 1848 гг.,
или США в период с 1781 по 1787 гг. В более поздний период в кон-
федерацию объединялись Египет и Сирия (Объединенная Арабская
Республика – с 1958 по 1961 гг.). Конфедерации встречаются достаточ-
но редко. Как видно из приведенных примеров, они существовали не-
большой срок и служили переходной формой к федеративному устрой-
ству государства. Так, Швейцария в настоящее время – федеративное
государство. Название страны – Швейцарская конфедерация – оста-
лось лишь данью традиции. Из конфедерации, образованной первона-
чально 13-ю американскими штатами, впоследствии были созданы Со-
единенные Штаты Америки, также представляющие собой по форме
государственного устройства федерацию.
В современный период получили широкое распространение различ-
ные виды межгосударственных объединений. Например, Европейский
Союз, Союз Независимых Государств и др. Это не новые государства, а
союзы государств, созданные для более успешного решения экономи-
ческих, политических, социальных, культурных задач.

§ 4. Государственно-политический режим

Третий элемент формы государства до сих пор представляет собой


дискуссионный вопрос.
Во-первых, он стал признаваться в качестве элемента формы госу-
дарства не так давно – с 60-х г. прошлого столетия.
Во-вторых, само понятие государственно-политического режима
толкуется по-разному.
В юридической литературе встречаются самые различные его наи-
менования: политический режим, государственно-политический ре-
жим, государственно-правовой режим и т.п.
141
РАЗДЕЛ III. Теория государства

Понятие «режим» имеет несколько значений, причем эти значения


складывались постепенно.
В Древнем Риме режим означал управление. Во Франции — управ-
ление, порядок, метод осуществления власти, государственный строй.
Современное значение этого термина чрезвычайно разнообразно (ре-
жим функционирования органов власти, режим государственной гра-
ницы, режим экономии, режим правления и т.п.). Точно также много-
значно и использование понятия «политический режим». В некоторых
словарях современного русского языка это понятие трактуется только
как государственный строй. Нас же интересует именно политический
режим, имеющий непосредственное отношение к способам осущест-
вления государственной власти. В юридической литературе понятие
«политический режим» употребляется в широком и узком смысле: как
синоним понятия «государственный режим» и как понятие, включаю-
щее в себя в качестве составной части «государственный режим».
Поэтому необходимо рассмотреть соотношение категорий «полити-
ческий режим» и «государственный режим».
Политический режим — это «правила и цели политического взаимо-
действия» (Д. Истон), совокупность основных приемов, средств и спо-
собов осуществления политической власти. Это система характерных
для определенного типа государства политических отношений, опре-
деляемая социальными и экономическими условиями, состоянием по-
литической культуры, формами идеологии.
Государственный режим характеризует совокупность средств и ме-
тодов осуществления государственной власти, он не охватывает всю
систему политических отношений, то есть он относится всецело к
государству, к его деятельности. А, как известно, политическая орга-
низация общества и государство — понятия не совпадающие. Именно
поэтому политический режим — понятие более широкое, чем государ-
ственный режим; оно включает приемы и методы осуществления по-
литической власти не только со стороны государственных органов, но
и со стороны политических сил, объединенных в политические пар-
тии, движения, в том числе и оппозиционные по отношению к госу-
дарственному режиму.
Политический режим, как уже отмечалось, теснейшим образом свя-
зан с политической системой. Он характеризует весь комплекс инсти-
тутов, участвующих в политической жизни общества и осуществлении
политической власти. Исходя из политического режима, судят о реаль-
ной картине политического устройства общества, о характере полити-
ческих взаимоотношений между его субъектами.
142
Глава 8. Форма государства

Вместе с тем очевидно, что политический и государственный ре-


жимы выступают как двуединое явление. Разделить политический и
государственный режимы теоретически возможно, а практически они
неразделимы, поскольку политическая жизнь общества протекает в
том режиме, какой существует в государстве, какой под воздействием
политических сил установлен государственной властью. Поэтому точ-
нее данный элемент формы государства называть государственно-по-
литическим режимом.
На государственно-политический режим в каждом конкретном
государстве влияет множество различных факторов (экономических,
социальных, национальных, религиозных и т.д.). Отсюда и обилие
государственно-политических режимов (либеральный, либерально-
демократический и, напротив, диктаторский, полицейский, воен-
но-полицейский, бюрократический, тоталитарный). Наиболее рас-
пространено деление государственно-политических режимов на два
основных вида: демократические и антидемократические.
Демократические режимы обеспечивают широкое участие населе-
ния страны в формировании органов государственной власти; права
и свободы граждан не только формально провозглашаются, но и ре-
ально обеспечиваются, гарантируются равенство всех перед законом и
судом; разделение властей, система сдержек и противовесов действуют
реально, гарантируется и на деле обеспечивается многопартийность,
политический плюрализм, многообразие форм собственности. При-
оритетными методами деятельности государственного аппарата при
демократических режимах являются не принуждение и устрашение, а
убеждение. Возникающие социальные противоречия разрешаются пу-
тем поиска компромисса и согласия.
Антидемократические режимы (тоталитарный, авторитарный, фа-
шистский, деспотический и т.д.), напротив, характеризуются отстра-
нением большинства населения от участия в формировании органов
власти; права и свободы граждан провозглашаются формально или
вовсе не устанавливаются; для этих режимов характерен тотальный
контроль за всеми сферами общественный жизни, они не допускают
политического плюрализма, в них господствует одна идеология, как
правило, действует одна правящая партия. Антидемократические ре-
жимы тяготеют к милитаризации жизни общества, свою власть они
поддерживают с помощью огромного бюрократического аппарата или
военно-полицейской силы, основной метод властвования – принуж-
дение, устрашение, репрессии, особенно в отношении противников
господствующей идеологии и существующего режима.
143
Глава 9
ФУНКЦИИ ГОСУДАРСТВА
§ 1. Понятие и классификация функций государства
§ 2. Внутренние функции государства
§ 3. Внешние функции государства
§ 4. Формы и методы реализации функций государства

§ 1. Понятие и классификация функций государства

Функции государства – это основные направления деятельности госу-


дарства, в которых выражается его сущность и социальное назначение.
Функции государства имеют следующие основные черты:
1) носят комплексный, собирательный характер, складываются из
совокупности однородных аспектов деятельности государства. Раз-
личные, близко стоящие направления воздействия власти на обще-
ственную жизнь группируются в относительно широкие сферы госу-
дарственного регулирования. Так, например, мероприятия государства
по развитию здравоохранения, социального обеспечения, образования
фактически образуют единую социальную функцию;
2) охватывают деятельность государства в целом, а не его отдель-
ных органов. Например, в организации обороноспособности страны
участвует не только министерство обороны, но практически все орга-
ны государственной власти, многие предприятия, учреждения и орга-
низации. Именно в государстве как институте объединяются усилия
разнородных министерств и ведомств по созданию системы обороны
страны;
3) направлены на решение наиболее крупных, социально значимых
задач. Только исключительно важные, фундаментальные сферы обще-
ственной жизни способны создать долговременные, устойчивые, си-
стемно связанные направления деятельности государства.
Возникновение тех или иных функций государства зависит от спец-
ифики исторического этапа развития общества. Конкретно-историче-
ские условия определяют перечень и содержание функций государства,
их приоритет и значимость. Эволюция функций государства сочетает в
себе тенденции преемственности и обновления.
Состав и содержание функций конкретного государства зависят от
самых разных факторов: экономики, социальной структуры, полити-
144
Глава 9. Функции государства

ки, идеологии, религии, культуры, национально-исторических особен-


ностей, географического местоположения страны.
Функции государства можно классифицировать по различным ос-
нованиям.
В зависимости от типа государства (если использовать, например,
формационный подход) различаются функции рабовладельческого, фе-
одального, буржуазного, социалистического государства. Специфика
общественно-экономической формации определяет характер государ-
ства в целом и его функций.
По степени значимости выделяют функции главные и производные
(вспомогательные). Под главными понимаются функции, направлен-
ные на решение наиболее важных, основополагающих задач. Произ-
водные, вспомогательные функции имеют более узкие задачи, подчи-
нены главным. Примером может служить вспомогательная функция
налогообложения и финансового контроля, подчиненная главной эко-
номической функции. В такой позиции есть здравый смысл, но есть
также опасность чрезмерного и неоправданного дробления функций
государства. Логичнее было бы рассматривать вспомогательные функ-
ции как составные части главных.
По продолжительности действия функции государства подразделя-
ются на постоянные и временные. Считается, что постоянные функции
реализуются на всем протяжении существования государства, времен-
ные – на ограниченном историческом этапе. Временные функции, яв-
ляющиеся, как правило, вспомогательными, исчезают по мере выполне-
ния стоящих перед государством и обществом задач. В качестве примера
временных функций часто приводится деятельность государства по лик-
видации последствий стихийного бедствия, масштабных катастроф, ан-
тиконституционных выступлений142 и т.п. Но ликвидация последствий
стихийного бедствия, масштабных катастроф осуществляется посред-
ством реализации экономической, социальной, экологической функ-
ций, подавление антиконституционных выступлений – посредством
реализации политической, военной, правоохранительной функций.
Трудно представить себе так называемую временную функцию, которая
бы не поглощалась одной или несколькими основными функциями.
В учебной и научной литературе часто различаются функции клас-
совые и общесоциальные (по характеру удовлетворяемого интереса)143.

142
Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М., 1993. С. 119.
Теория государства и права: учебник для юридических вузов и факультетов / под ред.
143

В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. М., 1997. С. 145–147.

145
РАЗДЕЛ III. Теория государства

При этом отмечается, что классовые функции направлены на удовлет-


ворение групповых, корпоративных интересов, общесоциальные – на
удовлетворение интересов всего общества в целом. Такое деление пред-
ставляется неоправданным, так как любая функция государства содер-
жит в себе общесоциальный и классовый компоненты.
По сфере воздействия функции государства делятся на внутренние и
внешние. Внутренние функции предполагают деятельность государства
внутри страны, внешние – на международной арене. Поскольку дея-
тельность государства подчинена единым целям и задачам, постольку
набор внутренних и внешних функций симметричен: государство ре-
ализует политическую, экономическую, идеологическую, военную,
правоохранительную, социальную, экологическую функции как вну-
три страны, так и за рубежом.
Названные функции (за исключением социальной и экологиче-
ской) в полном объеме присущи и древним, и современным государ-
ствам. Отдельные элементы социальной и экологической функций
можно встретить и в прошлые исторические эпохи, но лишь в послед-
ние 100–150 лет они рельефно проявили себя.

§ 2. Внутренние функции государства


Политическая функция
Центральный вопрос политики – это вопрос о государственной вла-
сти, ее силе и границах влияния. В этом смысле политическая функ-
ция – основополагающая для государства. Все остальные функции го-
сударства возможны только тогда, когда состоялся факт становления
государственной власти. Если государство еще не состоялось как глав-
ный политический, властный орган, оно не в состоянии заниматься
деятельностью по обеспечению потребностей общества.
Политическая функция включает в себя следующие направления:
1) обеспечение государственного суверенитета (его внутреннего
компонента) – верховенства государства на всей территории страны.
Государство обязано добиваться сосредоточения основных, решающих
полномочий в своих руках, должно обладать способностью подчинять
себе любого субъекта общественной жизни на всей территории страны.
Политическое пространство не терпит пустоты: если государство
ослабевает, то власть не исчезает, она просто перетекает в другие ин-
ституты – партию, церковь, родоплеменные кланы, политико-терри-
ториальные образования. В конечном счете, территория и население
146
Глава 9. Функции государства

ослабевающего и распадающегося государства оказывается под сувере-


нитетом другого, более жизнеспособного государства;
2) деятельность государства по удержанию государственной власти
господствующей политической и экономической элитой, по созданию
наиболее благоприятных условий для правящего класса и защите его
интересов.
Государственная власть – это не только научная абстракция, это
прежде всего организация конкретных людей, сплоченных и структу-
рированных на базе определенных интересов, целей и задач. Фунда-
ментальное свойство государственной власти – инстинктивное стрем-
ление к самоорганизации и на этой основе к самосохранению. Первое
и главное, чем озабочена государственная власть, люди, стоящие у
власти, – это необходимость сохранения власти как института – под-
линной основы решения основных социальных проблем. Разрушение
правящего класса ведет к разрушению конкретного государства. В этом
смысле инстинкт самосохранения правящего класса, его стремление к
выживанию есть не что иное, как проявление силы, жизнеспособности
самого государства;
3) государственное строительство. Любое государство стремится к
совершенствованию и укреплению своего механизма, повышению эф-
фективности государственных органов. Будь то демократическое госу-
дарство или тоталитарное, монархия или республика – всем им свой-
ственно стремление оптимизировать свой аппарат, сделать его более
экономичным, гибким и мобильным в управлении;
4) формирование политической системы общества. Государство
определяет, какие институты следует допустить к активной политиче-
ской жизни, какие нейтрализовать, а какие и вовсе уничтожить. Так,
например, в годы советской власти церковь была практически выведе-
на из политической сферы, ее политическая роль была сведена к нулю.
В условиях постсоветской России церковь имеет заметный политиче-
ский вес, несмотря на конституционную норму об отделении церкви
от государства.
Государство заинтересовано в том, чтобы сформированная им поли-
тическая система эффективно реализовывала установки власти, была
гибким и относительно надежным проводником его политики;
5) обеспечение государственной и общественной безопасности. Как
правило, любое государство заинтересовано в стабильности, в возмож-
ности долговременного использования своей власти. Всякая дестаби-
лизация обстановки в стране (например, в результате террористических
актов, сеющих панику среди населения) подрывает авторитет власти,
147
РАЗДЕЛ III. Теория государства

веру населения в способность государства навести порядок. Гарантии


безопасности говорят о крепости государства, подтверждают его моно-
полию на применение силы;
6) контрразведывательная деятельность государства. Практически
любое современное государство имеет специальные службы, направ-
ленные на пресечение действий разведок других стран. Поскольку
утечка информации, составляющей государственную тайну, способна
повлиять на обстановку в стране, постольку контрразведывательная
деятельность носит политический характер.
В целом внутриполитическая функция государства направлена на
установление стабильности в обществе, устранение конфликтов между
властью и обществом, между различными социальными группами (эт-
ническими, религиозными, между бедными и богатыми), борьбу с си-
лами, враждебными данному государству.

Экономическая функция
Возможности государства в реализации своих функций (прежде
всего политической, военной и социальной) в полной мере определя-
ются материальными ресурсами государства, экономикой страны. Как
наглядно показали К. Маркс, Ф. Энгельс и В.И. Ленин, от экономики
зависит не только сила государства, но также его тип (рабовладельче-
ский, феодальный, капиталистический, социалистический), вид поли-
тического режима, структура государственных органов и многое другое.
Экономическая функция государства предполагает:
1) формирование экономической политики, экономическое пла-
нирование. Любое государство (древнее или современное, демокра-
тическое или тоталитарное) заинтересовано в том, чтобы экономика
страны имела определенную позитивную перспективу развития. С этой
целью власть планирует мероприятия, способствующие будущему эко-
номическому росту;
2) создание условий для развития производства, сельского хозяй-
ства и торговли. При этом надо иметь в виду, что такие условия могут
быть различны для разных видов экономики (рыночная, администра-
тивно-командная, переходная и т.д.);
3) непосредственное руководство государственным сектором эко-
номики. В данном случае государство выступает в качестве управленца,
менеджера;
4) установление налогов, сборов, платежей, осуществление вну-
тренних займов;
148
Глава 9. Функции государства

5) формирование и исполнение бюджета, осуществление финансо-


вого контроля;
6) взаимодействие с финансово-промышленными объединениями
(концернами, монополиями и т.п.), поскольку благополучие современ-
ной экономики (а значит и государства) решающим образом зависит от
крупного торгово-промышленного и банковского капитала.
Помимо названного, экономическая функция государства включает
в себя другие самые разнообразные направления деятельности: борьба
с экономическими кризисами, организация общественных работ (в пе-
риод массовой безработицы), охрана прав потребителя и т.д.

Идеологическая функция
Наличие данной функции иногда подвергают сомнению. Счита-
ется, что идеологическая функция свойственна только тоталитарным
режимам, демократическое правовое государство существует вне идео-
логии144. Данный подход нашел свое отражение в Конституции РФ, ко-
торая определяет, что «никакая идеология не может устанавливаться в
качестве государственной или обязательной» (ч. 2 ст. 13). Вместе с тем
отрицание идеологической функции государства представляется оши-
бочным. И государственная власть, и население – это люди, обладаю-
щие сознанием и волей, ценностными установками, представлениями о
морали. Государство и общество подчиняются императивам какой-либо
конкретной духовной культуры, выступающей в качестве основы для со-
вместной целеполагающей деятельности. Идеология – это та духовная
среда, которая позволяет власти и подвластным взаимодействовать меж-
ду собой, ощущать себя как единое целое. С помощью идеологии власть
доказывает населению свое право на господство, добивается его лояль-
ности, указывает на достоинства существующей формы государства, ме-
тодов руководства и т.п. Идеология как система ценностей и идей вещь
не просто полезная или необходимая, но спонтанно вырастающая из
природы государства и являющаяся его неотъемлемым атрибутом.
Идеологическая функция включает в себя следующие направления:
1) формирование государственной идеологии, системы ценностей и
приоритетов государства. Стремление к стабильному управлению под-
чиненным населением требует, чтобы власть сформулировала (словес-
144
Видимо, следствием такого подхода стало отсутствие идеологической функции во мно-
гих учебниках: Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М., 1993 ; Теория государства
и права: учебник для юридических вузов и факультетов / под ред. В.М. Корельского и
В.Д. Перевалова. М., 1997 ; Теория государства и права / под ред. В.К. Бабаева. М., 1999.

149
РАЗДЕЛ III. Теория государства

но, письменно либо своими действиями) понятные и ясные всем или


большинству принципы своего господства;
2) пропаганда и культивирование официальной государственной
идеологии. Так как эффективность государственного управления зави-
сит от степени приятия или неприятия массами политики власти, для
последней жизненно необходимо внедрять в общественное сознание
соответствующие ценностные установки. Политика государства, как
минимум, не должна отторгаться населением, и потому власть обязана
добиваться хотя бы молчаливого его согласия, пассивной поддержки
официальных идей, целей и задач;
3) государственное воздействие на формирование национальной
культуры (общественные науки, образование, литература, поэзия,
кино, театр, музыка, живопись, скульптура). Формы и методы такого
воздействия могут быть разнообразны (в зависимости от вида полити-
ческого режима), но неизменно одно – государство всегда стремится
использовать духовную культуру в качестве дополнительной опоры
своей легитимности и средства своего возвеличивания;
4) взаимоотношения со средствами массовой информации. По-
скольку в современном мире средства массовой информации одновре-
менно и формируют, и выражают общественное мнение, государство
пытается влиять и фактически влияет на их деятельность;
5) взаимоотношения с религиозными организациями. Государство
заинтересовано в том, чтобы влиятельные конфессии создавали у при-
хожан позитивный образ власти и ее политики, нацеливали население
на подчинение и поддержку власти.

Военная функция
Данную функцию (иногда ее называют функцией обороны) зача-
стую считают внешней145. С такой позицией нельзя согласиться. Ре-
ализация данной функции имеет как внешнюю, так и внутреннюю
направленность. Основная задача, решаемая благодаря военной функ-
ции, сводится к защите государственного суверенитета. С этой целью
государство проводит мероприятия как внутри страны, так за рубежом.
Внутренняя военная функция включает в себя:

145
Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М., 1993. С. 125 ; Теория государства и
права. Курс лекций / под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. Саратов, 1995. С. 58 ; Теория
государства и права: учебник для юридических вузов и факультетов / под ред. В.М. Ко-
рельского и В.Д. Перевалова. М., 1997. С. 150 ; Сырых В.М. Теория государства и права.
М., 1998. С. 36–37.

150
Глава 9. Функции государства

1) формирование военной оборонительной доктрины;


2) строительство вооруженных сил;
3) создание военно-промышленного комплекса;
4) использование вооруженных сил внутри страны (как правило,
для подавления мятежей и массовых беспорядков);
5) военная контрразведка.

Правоохранительная функция

Одна из важнейших функций любого государства – охрана дей-


ствующего права (законодательства) и правового порядка. Право
(законодательство) есть проводник воли государства, средство про-
ведения государственной политики. Нарушение законов и правопо-
рядка ведет к подрыву авторитета государственной власти и, в конеч-
ном счете, к ее полному параличу. Главный стимул, заставляющий
государство защищать право и правопорядок, состоит в стремлении
обеспечить свой суверенитет на территории всей страны. Защита соб-
ственности и прав граждан и корпораций представляет собой важное
направление в правоохранительной деятельности государства, стре-
мящегося тем самым достичь более важной цели – общественного
спокойствия и стабильности.
Правоохранительная функция предполагает:
1) защиту права и правопорядка, борьбу с преступностью и ее про-
филактику;
2) строительство правоохранительных органов;
3) осуществление правосудия;
4) защиту прав и свобод граждан (со спецификой и оговорками, ха-
рактерными для различных политических режимов).

Социальная функция

Социальная функция современного демократического правового


государства содержит:
1) доступность (бесплатность) образования, здравоохранения, жилья;
2) пенсионное обеспечение;
3) организация занятости населения, создание необходимых усло-
вий труда, его оплаты;
4) поддержка семьи, материнства и детства;
5) поддержание удовлетворительного уровня благосостояния насе-
ления.
151
РАЗДЕЛ III. Теория государства

Следует повторить, что социальная функция относительно новая.


Раньше всего она появляется в Западной Европе в результате длитель-
ной и тяжелой борьбы трудящихся масс за свои права. Возможности
государства реализовывать социальные мероприятия зависят не только
от политической ориентации и уровня нравственности, но и от нали-
чия материальных ресурсов. Как правило, государство начинает зани-
маться социальными программами только после того, как удовлетво-
рены хозяйственные нужды страны, интересы обороны и госаппарата.
Если материальных ресурсов нет или недостаточно, социальная функ-
ция либо замирает, либо существенно суживается.

Экологическая функция

Бурное развитие науки, техники и промышленного производства


привело в XX в. (особенно во второй его половине) в индустриаль-
но развитых странах к значительному загрязнению окружающей
среды, создав угрозу жизни людей. Государства стран вынуждены
были начать широкомасштабные долговременные мероприятия по
защите окружающей человека природной среды (в том числе изда-
ние нормативных актов, подписание международных соглашений).
Есть основания предполагать, что неуправляемое развитие научно-
технической мысли и промышленного производства, всевозрастаю-
щая угроза техногенных катастроф, ставящие человечество на грань
самоуничтожения, приведут к выдвижения экологической функции
на первый план.
Экологическая функция предполагает:
1) формирование программы экологической безопасности;
2) защита окружающей среды (совершенствование производствен-
ных технологий, очистных сооружений, контроль за состоянием воз-
духа, воды, радиации и т.д.);
3) охрана природных ресурсов и природных комплексов (контроль
за вырубкой лесов, ловлей рыбы, охотой и т.д.);
4) экологическое воспитание населения.

§ 3. Внешние функции государства


Внешние функции государства (так же как и внутренние) подчине-
ны основным целям и задачам страны. В этом смысле основные на-
правления внешней деятельности государства являются продолжением
его внутренних функций.
152
Глава 9. Функции государства

Политическая функция
Политическая функция содержит следующие основные направления:
1) защита государственного суверенитета. Государства ведут борьбу
за свою независимость на международной арене, в противном случае их
суверенитет может быть ограничен либо полностью упразднен. Борьба
государственной власти, правящего класса за свое выживание застав-
ляет его бороться как с противниками внутри страны, так и с внешним
враждебным окружением;
2) создание наиболее благоприятных условий для положения дан-
ного государства на международной арене;
3) формирование внешнеполитической доктрины, установление
приоритетов (поиск стратегических союзников и выявление потенци-
альных врагов);
4) участие в международных политических организациях и догово-
рах, создание военно-политических блоков и участие в них;
5) деятельность по предотвращению войны или, напротив, по про-
воцированию войны. Государство зачастую бывает заинтересовано не
только в мире, но и в войне (например, между враждебными государ-
ству странами с целью ослабления последних);
6) участие в поддержании мирового порядка, используя институты
ООН (во второй половине XX в.). Здесь следует сделать существенную
оговорку, что мировой порядок в этот относительно благоприятный
период определялся (и продолжает определяться) по преимуществу
правом сильного: долгие годы – СССР и США, после распада СССР –
в основном США. Официальную пропагандистскую риторику о «спра-
ведливом международном правопорядке» не следует путать с реально
проводимой политикой;
7) разведка.
Экономическая функция
Экономическая функция включает в себя:
1) формирование внешней экономической политики;
2) деятельность по налаживанию выгодного экономического со-
трудничества;
3) участие в международных экономических организациях, догово-
рах и проектах;
4) займы;
5) инвестиции, концессии;
6) экономическая разведывательная деятельность.
153
РАЗДЕЛ III. Теория государства

Идеологическая функция

Идеологическая функция содержит:


1) деятельность по пропаганде официальной государственной иде-
ологии на международной арене. Государство заинтересовано в том,
чтобы создать свой позитивный образ в глазах мирового сообщества.
Следует иметь в виду, что государства, стремясь скрыть свои подлин-
ные планы и намерения, зачастую прибегают во внешней пропаганде
ко лжи и демагогии;
2) сотрудничество в области культуры с другими странами;
3) осуществление контрпропаганды, что предполагает, во-первых,
нейтрализацию на международном уровне враждебной данному госу-
дарству идеологии, и, во-вторых, подрывную идеологическую деятель-
ность против других государств.

Военная функция

Реализация военной функции предполагает:


1) защиту от внешней агрессии и ведение войн;
2) создание военных баз на территории иностранных государств;
3) закупку и продажу вооружений. Данное направление частично
можно отнести к внешнеэкономической деятельности, но все-таки ос-
новной его смысл военный (поскольку в перспективе означает скры-
тую подготовку к войне);
4) участие в международных акциях по поддержанию мира или пре-
сечению агрессии;
5) военную разведку.

Правоохранительная функция

Правоохранительная функция включает в себя:


1) заключение международных договоров о правовой помощи;
2) участие в международных правоохранительных организациях
(ИНТЕРПОЛ);
3) борьба на международной арене за права человека. Несмотря на
известный позитив такой деятельности, очевиден и другой факт: под
видом борьбы за права человека зачастую осуществляется вмешатель-
ство во внутренние дела суверенных государств;
4) обмен опытом правоохранительных органов.
154
Глава 9. Функции государства

Социальная функция
Социальная функция включает:
1) участие в международных организациях социального профиля
(МОТ, ВОЗ);
2) гуманитарную помощь деньгами, продовольствием, промышлен-
ными товарами, медикаментами и т.п.;
3) участие в создании международных нормативных актов о гуман-
ном отношении к человеку.

Экологическая функция
Экологическая функция предполагает:
1) участие в организациях, проектах и мероприятиях по установле-
нию режима экологической безопасности;
2) совместная деятельность по охране морей, рек, животных и т.д.

§ 4. Формы и методы реализации


функций государства

Государство реализует свои функции в двух основных формах: пра-


вовых и организационных.
Используя правовые формы, государство осуществляет свои функ-
ции путем издания юридических актов (нормативного и ненорматив-
ного характера). Выделяются три основные правовые формы реализа-
ции функций государства: правотворческая, правоприменительная и
правоохранительная.
Правотворческая деятельность включает в себя процесс подготов-
ки, принятия и опубликования нормативных актов. Данная форма за-
кладывает правовые основы деятельности государства. Государство,
принимая нормативные акты относительно тех или иных сфер обще-
ственной жизни, тем самым указывает на их важность, задает функци-
ональные направления своей правовой деятельности.
Правоприменительная деятельность требует принятия государством
юридических актов, реализующих законодательство страны.
Правоохранительная деятельность предполагает охрану прав и право-
порядка, поддержание режима законности, охрану прав и свобод граждан.
Организационные формы связаны с организационной деятельностью
государства, основанной на вербальных (устных) решениях, указани-
155
РАЗДЕЛ III. Теория государства

ях, приказах, распоряжениях. Организационные формы деятельности


государства имеют как самостоятельный характер, так и вспомогатель-
ный в отношении его правовых форм деятельности. В деле реализации
функций государства проведение конкретной оперативной организа-
ционной работы имеет огромное значение, по сути, на ней все держит-
ся. Например, приняты все необходимые юридические документы по
реформированию государственного аппарата. Но чтобы реформа дей-
ствительно состоялась, нужно провести массу совещаний, согласова-
ний, отдать десятки и сотни устных распоряжений, доведя до практи-
ческого осуществления принятые решения. Или другой пример. После
правового оформления ведения военных действий за рубежом нужно
организационное искусство командиров разного ранга, чтобы выпол-
нить поставленные задачи.
Правовые и организационные формы деятельности современно-
го государства дополняют друг друга, невозможно себе представить
функционирование государственных органов только в правовых или
только в организационных формах. Проблема состоит в том, чтобы
найти для конкретного государства необходимое соответствие между
правовыми и организационными формами. Излишняя регламента-
ция действий государственного аппарата может привести к сковыва-
нию оперативной инициативы чиновников, тогда как необдуманное
свертывание правовых форм способно обернуться произволом со сто-
роны власти.
Методы осуществления функций государства представляют собой
способы, приемы и средства деятельности власти. Специфика сферы
деятельности обусловливает выбор государством соответствующих
методов. Реализуя ту или иную функцию, государство использует, как
правило, комплекс методов, способных привести к желаемому резуль-
тату. Наиболее часто применяются такие методы, как убеждение, при-
нуждение, договорное регулирование, планирование, прогнозирова-
ние и т.д.
Глава 10
МЕХАНИЗМ ГОСУДАРСТВА
§ 1. Понятие механизма государства
§ 2. Структура механизма государства
§ 3. Основные принципы организации и функционирования меха-
низма государства

§ 1. Понятие механизма государства

Единого подхода к понятию «механизм государства» в юридической


науке нет, как нет и его общепринятого определения. Более того, появля-
ются все новые и новые интерпретации. Если несколько лет назад мож-
но было говорить о двух подходах к пониманию механизма государства
(широком и узком), то в настоящее время их уже значительно больше146.
Не все точки зрения совпадают в главном – в каждой из них под-
черкивается наличие государственного аппарата, системы органов го-
сударства, призванных решать стоящие перед государством задачи.
Во всех словарях, объясняющих смысл слова «механизм», подчер-
кивается такое его свойство, как совокупность соединенных частей,
совершающих заданное движение.
Следовательно, «механизм государства», если быть близким к эти-
мологии слова «механизм», должен включать в себя и статические, и
динамические характеристики.
Для характеристики статической стороны механизма государства
в юридической литературе вполне обоснованно пользуются понятием

146
Известна позиция В.В. Копейчикова, сторонника широкого подхода к пониманию
механизма государства, считавшего (применительно к советской системе), что механизм
государства включает в себя совокупность всех его органов власти, управления, организа-
ций, учреждений и предприятий (см.: Копейчиков В.В. Механизм советского государства.
М., 1968. С. 52 – 83; 84 – 115). Имеется точка зрения, отождествляющая понятия «механизм
государства» и «государственный аппарат» (см., например: Лесной В.М. Социалистическая
революция и государственный аппарат. М., 1972. С. 124). Близка к ней позиция А. Е. Лу-
нева, который государственный механизм заменял понятием «государственный аппарат»
в широком смысле этого слова (см.: Лунев А.Е. Советский государственный аппарат. М.,
1972. С. 4 – 6). Высказываются предложения различать механизм государства и механизм
функционирования государства, или на первое место в механизме государства ставятся
чиновники, входящие в систему органов власти (см., например: Общая теория права и
государства / под ред. В.В. Лазарева. М., 1999. С. 369, 389 ; Теория государства и права /
отв. ред. А.И. Денисов. М., 1980. С. 250) ; и т.п.

157
РАЗДЕЛ III. Теория государства

«система органов государства». Но это еще не совсем полная характе-


ристика механизма государства, она отражает лишь одно из его качеств.
Если механизм государства подвергнуть анализу в качестве действую-
щего феномена, то обнаруживаются другие его свойства: формы и ме-
тоды деятельности составляющих его органов власти и управления.
Это динамическая сторона механизма государства.
Таким образом, «механизм государства» – понятие сложное, соби-
рательное. Оно включает систему органов государства и деятельность
органов государства и взаимосвязанных с ним структур, то есть тех,
кому поручено осуществление государственно-властных функций.
При этом невозможно представить существование и действие указан-
ных частей механизма государства без соответствующих полномочий,
правовых форм, методов и средств. Поэтому следует согласиться с вы-
сказанным в юридической науке предложением о включении в меха-
низм государства правовой составляющей.
Именно право закрепляет основы и принципы построения меха-
низма государства, определяет полномочия, формы, приемы и методы
деятельности органов государства по реализации задач и функций, сто-
ящих перед государством.
Государственный механизм представляет собой не механическое
создание разнородных элементов, а согласованную систему. В про-
тивном случае государство не смогло бы успешно выполнять стоящие
перед ним задачи.
Согласованность, а следовательно, и стабильность механизма госу-
дарства, определяются единством политической власти, принципов,
лежащих в основе построения и деятельности государственных орга-
нов, общностью целей147.
Механизм любого современного государства имеет сложную много-
уровневую структуру, что объясняется необходимостью решения раз-
личных управленческих задач, стоящих перед государством (защита
собственной территории, обеспечение прав и свобод граждан, эконо-
мическое сотрудничество с другими государствами, борьба с преступ-
ностью, решение социальных проблем и т. п.). Кроме того, существуют
объективные требования к легитимному и эффективному функциони-
рованию государственного механизма, исходящие от источника вла-
сти – народа, которым должен соответствовать механизм государства
(требование построения власти на принципах ее разделения на законо-
дательную, судебную и исполнительную, требование создания органов
конституционного контроля и т. д.).
147
См.: Общая теория государства и права. Академический курс. Т. 1. М., 1998. С. 159.

158
Глава 10. Механизм государства

Механизм государства предполагает наличие материальных ре-


сурсов, без которых он не может функционировать. Они не являются
самостоятельными элементами системы, а выступают в виде обеспе-
чивающих факторов, позволяющих успешно осуществлять свою дея-
тельность основным элементам (частям) государственного механизма.
Таковы различные материальные структуры: здания, сооружения, фи-
нансовые средства, некоторые учреждения (например, склады, базы,
тюрьмы, следственные изоляторы, учреждения связи и т.п.). Надлежа-
щее материальное обеспечение государственного механизма является
непременным условием его успешного функционирования.
Наконец, признаком государственного механизма является наличие
людей, занимающихся реализацией властных функций, осуществляю-
щих правотворчество, исполнение правовых предписаний, охрану их
от нарушений и т.д.

§ 2. Структура механизма государства


Структура механизма государства – это его внутреннее строение,
элементы, из которых он состоит, их взаимосвязь, соотношение, су-
бординация, основанные на определенных принципах. Структура по-
казывает, из каких органов власти, управления, организаций состоит
механизм государства, для чего они созданы и на что должна быть на-
правлена их деятельность.
Структурный метод – важное средство изучения и описания меха-
низма государства. Он позволяет раскрыть внутреннее строение меха-
низма государства, выявить определенную закономерную связь между
его элементами. Структура всегда предполагает систему, определенный
способ ее организации.
Наряду со структурным методом исследования механизма госу-
дарства применяется и функциональный метод, поскольку структура
всегда неразделимо связана со способом существования системы. Для
механизма государства способ существования – это взаимосвязь его
внутренних элементов и их функционирования в системе, то есть связь
органов государства между собой (вертикальная, горизонтальная, су-
бординационная) и их деятельность (действия) в рамках этой связи.
При выяснении статического состояния механизма государства
более эффективен структурный метод, поскольку он позволяет более
успешно познать его составные части (структуру). Но, познав лишь
структуру механизма государства, не обнаруживается другое его важ-
нейшее свойство – динамика. А динамика движения, изменения – это
159
РАЗДЕЛ III. Теория государства

механизм государства в действии, ибо органы государства всегда созда-


ются для определенной, необходимой деятельности, для решения важ-
ных государственных задач.
Итак, структура механизма государства – это его внутреннее строе-
ние, его составные части, создаваемые для осуществления определен-
ных государственно-властных функций.
Главные составные части механизма государства – его законода-
тельные органы, органы исполнительной власти, судебные и контроль-
но-надзорные органы.
В основе построения механизма современного государства лежит
принцип разделения властей.
Структура механизма современного государства при всем ее много-
образии имеет ряд наиболее характерных органов, присущих всем или
большинству государств: глава государства, парламент, правительство,
суд, контрольно-надзорные органы, органы местного самоуправления,
различные организации и учреждения, подкрепляющие ту или иную
ветвь власти или дополняющие систему властей.
Основным структурным элементом механизма государства является
именно орган государства, то есть наделенная властными полномочи-
ями для реализации функций государства определенная государствен-
ная структура. Особенность государственного органа состоит в том,
что он имеет определенные (установленные) законом полномочия по
осуществлению государственной власти; он имеет свою компетенцию,
состоящую из прав и обязанностей по выполнению государственных
функций. Орган государства создается государством и действует от его
имени. Он обладает определенной самостоятельностью, организаци-
онной обособленностью, его решения обеспечиваются в необходимых
случаях принудительной силой государства. Не каждое государствен-
ное учреждение является государственно-властным органом и входит
в механизм государства. Например, больница, школа.
Иногда орган государства отождествляют с должностью. В тех слу-
чаях, когда речь идет о таких органах-должностях, как, например,
президент, министр, это верно. Когда же имеется в виду, например,
парламент, то это только орган власти, состоящий из депутатов, но не
должность.
Формирование органов власти почти в каждом государстве имеет
свою специфику, определяемую историческими, национальными, тер-
риториальными и другими традициями и причинами. Поэтому в со-
временном мире имеются избираемые, назначаемые и наследственные
(король, палата лордов в Великобритании) органы власти.
160
Глава 10. Механизм государства

В федеративных государствах органы власти имеют многоступенча-


тый вид: федеральные органы и органы власти субъектов федерации.
Каждый из них может иметь парламенты, правительства, министерства
и другие структуры.
Органы государства могут быть постоянными и временными. Исто-
рии известно много переходных правительств, временных президен-
тов, конвентов и т.п. Правовая основа для возникновения и деятель-
ности тех или иных органов неодинакова. Есть органы государства,
создаваемые на основе конституции – Президент РФ, Федеральное Со-
брание РФ, Конституционный Суд РФ и др. Другие органы создаются
в результате проведенного референдума, на основе указов президента,
решений правительства. В России, например, система и структура фе-
деральных органов исполнительной власти (министерства, комитеты,
службы) создаются в соответствии с указами президента.

§ 3. Основные принципы организации


и функционирования механизма государства

Характер государственного механизма менялся на протяжении ты-


сячелетий и ныне он неодинаков в разных странах, поскольку зависит
от множества факторов. Важнейшие среди них – форма государства,
его социальная суть, исторические особенности формирования госу-
дарства, напрямую связанные с национальной, политической и право-
вой культурой.
Еще в глубокой древности наметились принципиальные разли-
чия между демократиями и монархиями (в особенности деспотиями)
в формировании государственного механизма. В демократических ре-
спубликах (афинская демократия эпохи Перикла – классический при-
мер) он формировался снизу вверх, по воле народа должности замеща-
лись путем выборов. В абсолютных монархиях – противоположный
принцип. Механизм государства учреждается по воле единоличного
правителя, его распоряжениями. Единовластный правитель назначает
и должностных лиц, подчиняющихся в конечном счете только ему и
ответственных только перед ним.
По мере усложнения управления менялась система распределения
полномочий между государственными органами и должностными ли-
цами. Первоначально господствовал территориальный принцип. Ор-
ган или должностное лицо подобно верховному правителю обладает
всею полнотою власти в пределах определенной территории. На смену
161
РАЗДЕЛ III. Теория государства

ему пришел ведомственный принцип. Полномочия органа власти рас-


пространяются на все государство, но лишь по определенному ряду дел
(система министерств и ведомств).
Представляют интерес источники доходов органов власти, фор-
мы вознаграждения должностных лиц. Сейчас это в основном госу-
дарственный (или местный) бюджет и жалованья (заработная плата).
Истории известны и другие методы. Носитель власти обеспечивает
себя средствами существования за счет подвластных территорий и лю-
дей (принцип «кормления» в Древнем Риме, в средние века, а в коло-
ниальном государственном аппарате и должности продавались, госу-
дарственные функции отдавались на откуп, например, сбор налогов),
и это явно свидетельствовало о том, что они приносили немалые до-
ходы. Современную коррупцию в какой-то мере можно рассматривать
как продолжение этих традиций.
При значительной изменчивости многих принципов формирования
механизма государства во времени и пространстве всегда сохранялись
и некоторые общие правила. В качестве универсального и бесспорно-
го принципа следует назвать иерархичность, то есть взаимосвязь всей
системы государственной власти на основе подчинения низших ор-
ганов высшим. Без этого механизм государства не может эффективно
функционировать. В остальном, пожалуй, трудно говорить о всеобщих
принципах функционирования государственного механизма.
Но исторический опыт выработал определенный набор принципов,
характерных не для государства вообще, а для идеала демократического
и правового государства.
К числу таких принципов (организационных, а не политических,
каковыми являются народовластие, разделение властей, социальная
справедливость, равенство, свобода и т.п.) следовало бы отнести четкое
определение компетенции каждого органа, законность, профессиона-
лизм, экономичность, контроль, прозрачность, ответственность.
Любой механизм предполагает слаженность деталей. В механизме
государства она достигается четким определением в законе или подза-
конном акте назначения и компетенции (то есть прав и обязанностей)
каждого государственного органа. Это предполагает и их иерархию.
Правовая регламентация деятельности государственного механизма –
одна из необходимых предпосылок законности.
Принцип законности применительно к деятельности государственного
механизма означает осуществление всех свойственных государственным
органам и должностным лицам функций в точном и строгом соответ-
ствии с действующей конституцией, законами и подзаконными актами.
162
Глава 10. Механизм государства

Об опасности нарушения закона органом власти весьма образно


сказал Р. Иеринг: «Никакая несправедливость, выпадающая на долю
человека, как бы она велика ни была, далеко не может… сравняться с
той, которую совершает установленная… власть, когда она сама нару-
шает право, ибо в этом случае страж и блюститель закона превращается
в его убийцу. Это – то же, что врач, отравляющий больного, опекун,
придушающий опекаемого». Р. Иеринг называет нарушение закона
властью юридическим убийством148.
Профессионализм как принцип деятельности государственного ап-
парата означает умелое, грамотное, разумное и квалифицированное
принятие решений при осуществлении своих должностных функций.
Подбор кадров, отвечающих указанным (и другим) требованиям, пред-
ставляет проблему для любого государства. Государственная власть
заинтересована в том, чтобы в ее органах трудились профессионалы,
то есть квалифицированные и преданные делу кадры. Для этого она
организует их подбор, подготовку, повышение квалификации, стажи-
ровку, конкурсное замещение должностей и т.д. Политика правильного
подбора и расстановки кадров считается в деятельности государствен-
ной власти одной из приоритетнейших.
С профессионализмом нередко связывают и этические требова-
ния. Механизм государства не должен использоваться как средство
для достижения личных целей. Во многих странах приняты законы, в
которых сформулированы требования к профессиональным качествам
государственных служащих, разработаны кодексы чести, кодексы по-
ведения государственных служащих.
В России действует Федеральный закон «Об основах государ-
ственной службы в Российской Федерации». В нем регламентиру-
ются условия прохождения службы, сформулированы требования к
государственным служащим, установлены определенные правила их
поведения, дозволения и запреты (заниматься политической деятель-
ностью, принимать подарки и подношения и т.д.).
В США имеется специальная резолюция Конгресса, устанавлива-
ющая кодекс поведения государственных служащих. В нем сформу-
лированы моральные и юридические требования, которым должны
соответствовать принимаемые на службу чиновники и которыми они
должны руководствоваться в своей профессиональной деятельности.
Значение профессионализма в деятельности государственного ме-
ханизма столь велико, что международное сообщество приняло ряд

148
Иеринг Р. Борьба за право. М., 1991. С. 64.

163
РАЗДЕЛ III. Теория государства

документов, где изложены правила поведения должностных лиц, тре-


бования к ним и т.п. Это касается служб, призванных обеспечивать ох-
рану правопорядка (полиции, милиции), где нарушение прав человека
наиболее вероятно и потому профессиональная деятельность сотруд-
ников этих служб должна быть контролируема особо.
Очень важным принципом формирования и функционирования ме-
ханизма государства является его экономичность. Содержание государ-
ства дорого обходится. Но эти расходы могут быть оправданными, не-
обходимыми и могут быть вызваны неумением или нежеланием считать
казенные деньги, транжирством, корыстными соображениями носителей
власти. Все государственные расходы в конечном счете ложатся на плечи
граждан или подданных. Государство живет за счет населения. Дорого об-
ходится помпезность, как правило, характерная для абсолютных монар-
хий и деспотий. Демократия всегда стремилась к дешевому правительству.
С этой целью следует избегать разбухания государственного аппарата и его
превращения в привилегированный слой. Борьба с этими явлениями спо-
собствует и повышению нравственного уровня носителей власти.
Три следующих принципа призваны обеспечить реальное выполне-
ние рассмотренных выше требований.
Контроль за действием государственного механизма должен быть
разнообразным и всеобъемлющим. Помимо специальных контроли-
рующих органов он осуществляется народным представительством
и общественным мнением, то есть общественными организациями,
средствами массовой информации, гражданами.
Контроль общественного мнения невозможен без прозрачности и
открытости государственного механизма, гласности его действий. Се-
кретность в этой сфере должна быть сведена к минимуму, диктуемому
исключительно интересами государства. Общество, граждане вправе
знать все решения власти, кто их принимает, сколько стоит содержание
механизма государства, как расходуются эти средства, а также имуще-
ственное положение, заработную плату и другие доходы должностных
лиц и их близких, так как служебные злоупотребления чаще всего со-
вершаются именно ради улучшения имущественного положения.
Наконец, важнейшим гарантом эффективности контроля и гласности,
вообще хорошей работы государственного механизма служит ответствен-
ность всех должностных лиц не только за действия, прямо противореча-
щие закону, но и за любые упущения при исполнении своих обязанностей.
Ответственность может носить моральный и политический характер. Но
нормальное функционирование государства немыслимо без персональ-
ной юридической ответственности в предусмотренных законом случаях.
164
Глава 11
ГОСУДАРСТВО В ПОЛИТИЧЕСКОЙ
СИСТЕМЕ ОБЩЕСТВА
§ 1. Понятие политической системы общества
§ 2. Государство и другие институты политической системы общества
§ 3. Нормативно-ценностная основа политической системы общества

§ 1. Понятие политической системы общества

Политика (производное от греч. polis – город-государство, форма


социально-экономической и политической организации общества и
государства в Древней Греции). Для древних греков термин «полити-
ка» означал государственные или общественные дела. В настоящее
время при всей многозначности данного термина под «политикой»
прежде всего понимают сферу общественных отношений, связан-
ных с овладением, удержанием и использованием государственной
власти. Политика включает в себя властно-управленческую и орга-
низаторскую деятельность государства, борьбу крупных социальных
групп (классов, наций) за свои интересы. Политика – это всегда
область конфликта интересов, удовлетворение которых прямо или
косвенно связано с возможностью влиять на принимаемые властью
решения.
В древних обществах (Древний Восток, Древняя Греция, Древ-
ний Рим), где не было четкого разделения между государственными
и личными интересами, политическая и общественная сферы жизни
практически совпадали. С течением времени государство все больше
отдаляется от общества, политика выделяется в автономную область
общественных отношений, становится сферой деятельности профес-
сиональных управленцев.
Но политика выходит за рамки государства. Она затрагивает интере-
сы всего общества. Следовательно, общество не может быть безучаст-
ным к политике. Многие люди вовлечены в политику (политические
и общественные деятели) вовсе не состоя на государственной службе.
Общество в целом и входящие в него составные части стремятся повли-
ять на политический курс разными методами. Так возникает система
движений и организаций, находящихся в сложных отношениях друг с
165
РАЗДЕЛ III. Теория государства

другом и ставящих перед собой задачу если не овладения государствен-


ной властью, то во всяком случае воздействия на нее.

Политическая система общества