Вы находитесь на странице: 1из 10

рецензії

А н д р о щ у к Ф., З о ц е н к о В.
Скандинавские древности
Южной Руси: каталог
Paris: ACHByz, 2012. — 367 с.

Рецензируемая книга принадлежит к разряду


давно ожидаемых результатов международного
научного проекта «Скандинавские древности на
территории Руси. VIII—XIII вв.», посвященного
сбору и каталогизации предметов скандинавско-
го круга с древнерусских археологических памят-
ников или найденных в ареале политического и
культурного влияния Древней Руси.
Перед нами фактически первая работа, в кото-
рой ставится и решается путем создания каталога
проблема выделения скандинавских древностей
Южной Руси, традиционно остро актуальная в
контексте противостояния историографических на-
правлений «норманизма» и «антинорманизма», а
следовательно, книге гарантировано чрезвычайно
пристальное и даже придирчивое внимание со сто-
роны представителей обоих лагерей. Особенно важ-
на работа для исследователей археологии Древней
Руси IX—X вв., позволяя оценить количественный
и качественный состав потенциальных «северных»
элементов как составляющей в формировании
древнерусской археологической культуры. Именно
на этих аспектах книги, отраженных в её названии,
уже успели акцентировать внимание авторы опера-
тивно появившихся рецензий [Плавинский, 2012;
Плавінскі, 2012; Ясновська, 2013]. Данный обзор
преследует другую цель — рассмотреть содержание ный практический вопрос о полноте и точности
книги, в первую очередь, как каталога. каталожных статей, адекватности атрибуций и
В отличие от каталогов музейных выставок, датировок. Интерес авторов тем более предметен,
привлекающих внимание преимущественно ка- поскольку значительную часть позиций каталога
чественными фотографиями, но не всегда точ- составляют предметы из НФ ИА НАН Украины.
ностью описаний, тематические каталоги, со- Каталог построен и структурирован по геогра-
ставленные специалистами в узких проблемах, фическому принципу, он состоит из 7 основных
пользуются особой популярностью среди архе- частей: введения (Ф.А. Андрощук) и 6 разделов
ологов в качестве настольных справочников. К (Ф.А. Андрощук и В.Н. Зоценко), охватывающих
таким, безусловно, со временем должна попасть зоны Правобережного Среднего Поднепровья (I),
и рецензируемая книга, что вызывает закономер- территории к западу (IV) и востоку (V) от Днепра,
Нижнего Поднепровья (II) и Крыма (II), а также
© А.В. Комар, Н.В. Хамайко, 2014 район Среднего Поднепровья без точного места на-

188 ISSN 2227-4952. Археологія і давня історія України, 2014, вип. 1 (12)
Комар А.В., Хамайко Н.В. Рец.: Ф. Андрощук, В. Зоценко. Скандинавские древности Юга Руси: Каталог

ходки (VI). Каталог сопровождается двумя прило- мастерами уже на территории Руси (с. 25—29). Но в
жениями с публикацией новых находок из Шесто- каталоге, например, фигурирует клинок из котло-
вицкого могильника (В.П. Коваленко, А.П. Моця, вана плотины Днепростроя (кат. № 79) вообще без
Ю.Н. Сытый) и поселения (В.М. Скороход), впер- рукояти с европейским клеймом в виде костыльно-
вые вводимых в научный оборот. Как отмечается го креста, дату которого Ф.А. Андрощук называет
во Введении, решение о публикации отдельного неопределенной (с. 124). Т.е. фактически в катало-
каталога скандинавских древностей с террито- ге просто собраны все известные авторам южнорус-
рии современной Украины было принято после ские мечи Х — начала XI в., невзирая на наличие
задержки в подготовке российской части проекта, или отсутствие собственно скандинавских черт.
чем и объясняется некоторое географическое несо- Продукцией скандинавских кузнецов Ф.А. Анд-
ответствие содержания каталога границам Южной рощук считает предметы, выполненные в технике
Руси. Внутри разделов предметы сгруппированы трехслойного пакетирования (с. 31—32), правда,
по памятникам и комплексам, а не по категориям занося непосредственно в каталог только ножи
находок. Авторы каталога часто дают краткое опи- из погребений Шестовицы (кат. № 123; 124; 156;
сание контекста находки в конкретном комплексе, 176; 177; 196; 206). Для такой осторожности дейс-
чего не скажешь о самих памятниках и местона- твительно есть основания, ведь специалисты по
хождениях — принцип справочника в данном ас- древнерусскому железоделательному ремеслу счи-
пекте выдержан не до конца. тают скандинавской (или «североевропейской») по
Введение посвящено формулировке критериев происхождению технологическую традицию трех-
определения «скандинавских древностей» Юж- слойного пакета, а не все изготовленные таким
ной Руси, отобранных для каталога, с краткой ха- способом предметы [Вознесенская, 2010, с. 90—91].
рактеристикой их специфики. Впрочем, довольно Об исключительной монополии Севера на трех-
быстро мы убеждаемся, что термин «скандинав- слойный пакет речь также не идет — например,
ский» для авторов является условным (с. 29), а данный технологический прием использовался
главным критерием отбора предметов для ката- салтовскими кузнецами VIII—IX вв. для орудий
лога является наличие параллелей форме и со- труда, хотя не для ножей; хорошо знакомым им
ответствий стилистическим и технологическим было и фосфористое железо [Толмачева, 1990].
традициям в материальной культуре всего Севе- У славян Днепровского Левобережья ножи, изго-
ра Европы (с. 36). Это предполагает значительно товленные трехслойным пакетированием, появля-
более широкий круг аналогий, а также неизбеж- ются еще в волынцевской культуре VIII — начала
но поднимает проблему центров производства и IX в., о чем свидетельствует находка из жилища на
соотношения оригинала — копии — подражания, поселении Волынцево, а на роменском этапе доля
с выделением специфических «местных» вариан- предметов в этой технике уже достигала 19—21 %
тов, не представленных вне Руси. [Вознесенская, 1990, с. 390—392; рис. 85; Терехова,
Последняя проблема уже обсуждалась в лите- Розанова, Завьялов, Толмачева, 1997, с. 208—213;
ратуре на примере наконечников ножен мечей рис. 8]. Выше показатели, чем в материалах Шес-
[Ениосова, 1994; Каинов, 2009]. Так, наиболее товицы (31 %), по данным Г.А. Вознесенской, для
распространенные на юге Руси наконечники но- юга в X—XI вв. демонстрируют материалы Выш-
жен типа I-2 по П. Паульсену или группы В по города и Старокиевской горы Киева (41 %). На
Н.В. Ениосовой (кат. № 93; 118, 120; 156; 166; 189; севере же Руси в X—XI вв. трехслойный пакет во-
208) не содержат специфически скандинавского де- обще относится к доминирующей технологии [Ро-
кора и относятся к технологически простым, доступ- занова, 1990, с. 94—95], т. е. предположение о её
ным для изготовления любому ювелиру. Анализ же использовании только кузнецами — скандинава-
«щитообразных» подвесок позволил выделить две ми влечет сомнительный вывод о существовании
четкие группы, находки которых концентрируются некой «этнической монополии» на профессию. По-
соответственно в Швеции и Руси [Новикова, 1998, казательно также присутствие в Гнёздове, Киеве
рис. 4]. Подобные предметы проблематично считать и Вышгороде заготовок из трехслойного пакета и
импортом или продукцией скандинавских масте- отдельно — из твердой стали [Вознесенская, Не-
ров на Руси — корректнее говорить о «предметах допако, Паньков, 1996, с. 130; Розанова, Пушкина,
скандинавского круга влияния». На Гнёздовском 2001, с. 81]. Более уверенно об импортном характе-
поселении зафиксированы остатки производства ре предметов свидетельствует редкая технология
на месте древнерусскими мастерами фибул, подве- пятислойного пакета, наблюдаемая на ножах со
сок, амулетов и т.д. и без заметных видоизменений, Старокиевской горы [Вознесенская, 1981, с. 273;
с сохранением исходных «скандинавских» призна- 2005, с. 101—102], впрочем, в рецензируемом ка-
ков [Ениосова, 1998; 2001]. талоге не представленных.
К сожалению, лаконизм вступительной части и Из кузнечных изделий Ф.А. Андрощук и
отсутствие каких-либо выводов или заключения в В.Н. Зоценко отнесли к «скандинавским древнос-
конце книги не позволяют непосредственно из тек- тям» только пакетные ножи и предметы вооруже-
ста понять позицию авторов каталога по данному ния (мечи, наконечники копий и стрел, умбоны
вопросу. Проблема копирования, подражания и и миниатюрный топорик), тогда как в приложе-
местной доработки импортных предметов подни- ниях других авторов каталога фигурируют же-
мается только для мечей «каролингского типа» в лезная «вилка», топор, лодейные заклепки (кат.
самой Скандинавии, с выводом о возможности из- № 255; 258; 274; 275; 280—282). Спектр подобных
готовления рукоятей части мечей скандинавскими железных находок, относимых в литературе к

ISSN 2227-4952. Археологія і давня історія України, 2014, вип. 1 (12) 189
Рецензії

«скандинавским», конечно же, гораздо шире, что Если в случае с «полосатыми оселками» авторы,
справедливо отмечено во Введении (с. 32). очевидно, разделяют представление о скандинав-
Избирательность наблюдаем в каталоге и с це- ском происхождении их материала — «полосатого
лым рядом других категорий предметов, но уже без сланца» , единственным основанием отнесения
разъяснения её принципов. Например, в случае с именно к «скандинавским древностям» вполне ор-
подковообразными фибулами. Несмотря на неха- динарных оселков из Шестовицких захоронений
рактерность данного типа украшений для восточ- (кат. № 157; 259; 260) может служить разве что их
нославянских культур VIII—IX вв. южнорусского находка в комплексе с другими предметами скан-
ареала, в каталог внесены только три фибулы с зоо- динавского круга, хотя такой принцип отбора не
морфными окончаниями (кат. № 41; 73; 96) и одна с афиширован во Введении.
полиэдрами на концах (кат. № 193). Если фибулы с Для гнёздовских оселков было действительно
простым декором отбирались только достоверно из проведено специальное исследование с определе-
комплексов Х в., то, скажем, почему в каталоге не нием пород камней, их состава и происхождения,
нашлось места фибулам из погребений 110 и 123 трасологии и функционального назначения, позво-
Киева [Каргер, 1958, табл. XVI, 7; XXVII], чернигов- лившее предполагать скандинавский импорт части
ского кургана Гульбище или захоронений Седнева предметов [Бычкова, Ениосова, Нилус, Пушкина,
[Самоквасов, 1916, рис. 56, № 3194; 66, № 3509; 68, 2008], но даже научного геологического определе-
№ 3542]? Аналогичная ситуация с серебряными бу- ния минерала южнорусских точильных камней,
синами из рубленого дрота — в каталоге фигуриру- как и фрагмента каменной сосуда (кат. № 3), авто-
ет лишь одна (кат. № 198). ры рецензируемого каталога не приводят.
Авторы используют из коллекции Ханенко под- На примере комплекса знаменитой Черной Мо-
ковообразную фибулу из Сахновки (кат. № 73), но гилы видим, что в каталог внесены два меча (кат.
не кольцевую фибулу с медвежьими головками № 218; 219), но не скрамасакс и наконечники копий
с того же памятника [Ханенко, Ханенко, 1902, [Самоквасов, 1916, рис. 8, 30], нет гребня, а из набо-
табл. XVIII, № 304]. Из комплекса жилища 1 на ра для скандинавской игры hnefatafl присутствует
селище Монастирёк в каталоге фигурирует лан- лишь фигурка «короля» (кат. № 220) без костяных
цетовидный наконечник стрелы (кат. № 69), но не «пешек» и игральных костей [Самоквасов, 1916,
блеснообразная застежка [Максимов, Петрашен- рис. 36, № 3391, 3403; 42, № 3424, 3425, 3430, 3431].
ко, 1988, рис. 54, 3]. Стоило бы также поместить Приходится только догадываться, что это является
в работе обоснование отбора в качестве «сканди- следствием «раскола» проекта, в котором катало-
навских» лишь части известных южнорусских гизация материалов из коллекции ГИМ (Москва)
гребней Х в. и роговых острий (кочедыков) с окон- иначально возлагалась на других исследователей.
чаниями в виде головок животных. Вопрос присутствия среди древностей юга Руси
В каталоге нет сканной фибулы типа «Терслев» упомянутых выше наборов для игры hnefatafl (др.-
из Седнева [Самоквасов, 1916, рис. 61, № 3446], зато русс. «тавлеи») авторами каталога обходится. Воз-
в качестве матрицы для такой фибулы интерпрети- можно, такая позиция обусловлена нерешеннос-
рована и внесена в перечень матрица из «Княжей тью самой проблемы происхождения игры, или же
горы» (кат. № 72). Низкий рельеф данной матрицы проблемой центров производства игральных фигу-
свидетельствует, что она предназначена для оттис- рок, подавляющее большинство которых для Х в.
ка бляшек из тонкой золотой и серебряной фольги, изготовлены из стекла. Впрочем, контекст подоб-
а происходит она из набора [Ханенко, Ханенко, ных находок игральных наборов в древнерусских
1902, № 270—172], аналогичного более яркому на- комплексах, сопровождавшихся обычно торговым
бору матриц конца XII — первой половины XIII в. и военным инвентарем, как и их широкая рас-
из Чернигова [Моця, Казаков, 2011, с. 151—156]. О пространенность в скандинавском регионе, всё же
чистой случайности сходства говорит полное отсутс- свидетельствуют о необходимости рассмотрения
твие фибул типа «Терслев» с прессованным декором данной категории артефактов в контексте куль-
основы среди находок Южной Руси, то есть продук- турных маркеров североевропейского круга. В ис-
ции этой гипотетической мастерской, реконструи- следуемом регионе наборы для hnefatafl присутс-
рованной В. Дучко [Duczko, 2004, p. 226—227]. твуют в богатых мужских погребениях Х в.: п. 108
Критерии отбора оселков для каталога не ого- Киева [Каргер, 1958, с. 171, табл. XIV], Чёрной Мо-
вариваются, поэтому читателю остается непо- гиле [Самоквасов, 1916, с. 32—33, рис. 38, № 3415;
нятным, что же является характерным «сканди- 42, № 3424, 3425, 3429—3431], к. 24, 33, 98 Шес-
навским» признаком: морфология, конструкция, товицы [Смоличев, 1926, л. 1об. — 2; Станкевич,
материал? Так, в подборку вошли два оселка с 1962, с. 24—25; Бліфельд, 1977, с. 123—124, 127],
металлическим кольцом из Монастырька и к. 12 Седневе [Бранденбург, 1908, с. 198, № 310; Само-
Шестовицы (кат. № 67; 122), но в каталоге отсутс- квасов, 1908, с. 204, № 3567; 1916, с. 58, рис. 69],
твуют аналогичные оселки из Черной могилы и причем, кроме стеклянных фишек, представлены
Седнева [Самоквасов, 1916, рис. 27, № 3319, 3320; фигурки из кости и камня. Ещё более уверенно о
64, № 3481]; есть «полосатые оселки» Х в. без коль- скандинавском происхождении игральных прина-
ца из п. 125 Киева (кат. № 13) и к. 98 Шестовицы
(кат. № 197), а также из объектов XII в. Киева . Весь сланец на границах пластов обычно «поло-
и Лескового (кат. № 37; 231), но нет «полосатого сатый» с прожилками; главное же отличие таких
оселка» из черниговского кургана Безымянный предметов состоит в способе разрезания заготовки
[Самоквасов, 1916, рис. 60, № 3236]. поперек пласта, а не вдоль.

190 ISSN 2227-4952. Археологія і давня історія України, 2014, вип. 1 (12)
Комар А.В., Хамайко Н.В. Рец.: Ф. Андрощук, В. Зоценко. Скандинавские древности Юга Руси: Каталог

длежностей можно говорить в случае с фигурками 3] и из Кремлевского клада [Наследие ..., 1996,


«луковичной» и «грушевидной» формы и костя- с. 108, 116], причём последний включал и ряд
ми, из моржового клыка, происходящими из слоя других предметов, имеющих аналогии в кладах
XII в. Киевского Подола [Сагайдак, Хамайко, Вер- Х — первой половины XI в. Но, например, три
гун, 2008, с. 137—145]. браслета из клада в Женнье в Венгрии, украшен-
Отдельной сложной проблемой каталога явля- ные на концах головками львов, считаются южно-
ются «анахроничные» предметы из древнерусских русской продукцией [The Ancient ..., 1996, p. 378],
кладов горизонта монгольского погрома Руси т. е. речь всё же идет о заимствовании формы и
1238—1240 гг. (кат. № 47—54, 222, 223) и кладов технологии, их адаптации и успешном дальней-
XI—XII вв. (кат. № 106, 107). шем развитии древнерусскими ювелирами.
Г.Ф. Корзухина справедливо сравнила позо- Браслет из Михайловского клада 1997 г. [Ivakin,
лоченные серебряные крестообразные подвески 2007, fig. 19, 4] ближе по технике плетения скан-
(кат. № 47—53) из киевского клада 1903 г. на динавским, чем браслет клада 1841 г. (кат. № 54),
территории Михайловского монастыря [Ханенко, при этом он декорирован концах плоскими звери-
Ханенко, 1907, с. 36—39] с золотыми подвесками ными головками, подобными завершениям цепи
клада из Хидденсе (конец Х в.) и аналогичными из польского клада в Боруцине [Rauhut, 1955,
из кладов Готланда первой половины XI в. [Кор- tab. XI]. Последняя также приводилась как анало-
зухина, 1954, с. 66; рис. 13], но предположению об гия скандинавским [Stenberger, 1958, abb. 49; 50],
использовании михайловских подвесок 150—200 но характерный растительный декор окончаний
лет решительно противоречит их хорошее состоя- с мотивом трилистника все же относит изделие к
ние сохранности. Паяные серебряные украшения кругу серебряной торевтики юга Восточной Евро-
с зернью за такой долгий промежуток были бы пы, формировавшейся под византийским влияни-
многократно деформированы, сломаны или поте- ем; об этом же свидетельствует и сам тип предмета
ряли бы часть зерни, как это и наблюдается в кла- (плетеная цепь), имеющий римско-византийские
дах Готланда XI в. [Stenberger, 1947, abb. 174, 10; корни, в противовес традиционному украшению
181, 2; 185, 3; 192, 3; 223, 2; 1958, abb. 47, 10, 11]. Севера — гривне. Плоские звериные головки
Хорошо знали о ломкости михайловских украше- окончаний цепей в стиле Боруцинского клада
ний и их владельцы — все крестообразные под- представлены в кладе XI—XII вв. из Мироновско-
вески из данного комплекса усилены специально го фольварка (с. Владимировка, Мироновский р-н
напаянными с тыльной стороны пластинами. Киевской обл.) [Гущин, 1936, табл. Х, 7] и Киевс-
Такая бережливость выглядит странной для ком кладе 1876 г. из усадьбы Лескова горизонта
статусных предметов убора, поскольку двухсто- погрома 1240 г. [Кондаков, 1896, рис. 76]. Головки
летнее (если не дольше!) ношение одних и тех же на концах цепи из клада нач. XII в. из Альменни-
украшений вряд ли добавляло роду престижа. Ин- ге [Наследие ..., 1996, с. 63] являются ближайшей
тересно, что подвесок стиля Хидденсе нет в древ- аналогии цепи из черниговского клада 1883 г., фи-
нерусских кладах X—XI вв., а близкая подвеска с гурирующей в качестве «скандинавского» изделия
мордовского п. 6 Ефаевского могильника происхо- в рецензируемом каталоге (кат. № 222), но ювели-
дит из комплекса конца XIII — XIV вв. [Беговат- ры севера Европы в каждом случае модифицируют
кин, 2010, с. 10; рис. 1, 1], т. е. михайловский клад «звериные» окончания цепей под местные вкусы.
1903 г. не является исключением. Происхождение Из трех упомянутых в каталоге поздних кладов:
украшений данного типа подсказывает набор ви- киевских 1841 и 1903 гг. и черниговского 1883 г.,
зантийских подвесок из Египта, украшавший ли- только последний может принадлежать к концу
тургическую утварь [Benazeth, 1992, p. 287]. Не XII — началу XIII в., тогда как дата кладов с тер-
исключено, что присутствие подвесок стиля Хид- ритории Михайловского монастыря несомненно
денсе в кладе середины XIII в. также связано не привязана к событиям 1240 г., когда киевляне
с неожиданной реанимацией скандинавской моды массово пытались найти последний приют в мо-
рубежа X—XI вв., а скорее с другим способом их ис- настыре и Десятинной церкви, закапывая свои ук-
пользования в Руси, соответствующим собственно рашения и деньги вблизи храмов. Изъятие из та-
византийской церковной традиции. ких закрытых комплексов отдельных украшений
Иная ситуация с древнерусскими браслетами на основании аналогий XI в. методологически не
и гривнами XI—XIII вв., выполнеными в русле оправдано, корректнее говорить не о 200-летнем
схем плетения, заданных ещё североевропейским использовании предметов, а о долгом бытовании
образцами X—XI вв. Браслет со схематическими и воспроизведении отдельных типов. Для ответа
звериными головками на концах из клада 1841 г. же на вопрос: имели ли отношение к изготовле-
с Михайловской горы Киева (кат. № 54) явля- нию украшений кат. № 47—54, 106—108, 222, 223
ется уже крайне отдаленным «родственником» непосредственно скандинавские мастера, или же
готландских XI в. [Stenberger, 1947, abb. 242; речь идет только о повторении распространенных
247, 1; 250, 30; Наследие …, 1996, с. 69—70], за- северных типов русскими ювелирами, безуслов-
метно отличаясь от них способом плетения (ис- но, необходимы глубокие технологические иссле-
ключение — замкнутый браслет из Клинца: дования артефактов.
[Stenberger, 1947, abb. 407]) и отсутствием любых Некоторые позиции (кат. № 74, 121, 258, 283)
орнаментальных мотивов в оформлении головок- вообще вызывают сомнения в целесообразности их
окончаний. Готландским действительно близки появления в данном каталоге. Круглая подвеска
браслеты c Княжей горы [Черненко, 2007, рис. 20, из Сахновки (кат. № 74) с симметричным изобра-

ISSN 2227-4952. Археологія і давня історія України, 2014, вип. 1 (12) 191
Рецензії

жением переплетенных хвостами грифонов [Ха- жает! Учитывая сознательное сокрытие «рыбных
ненко, Ханенко, 1902, с. 35; табл. VII, № 374) ско- мест» грабителями от своих же «коллег по цеху»
рее относится ко времени романских влияний на и археологов, а также распространное перемеще-
Руси (XII в.). Пирофиллитовое пряслице XII в. из ние находок из одного региона в другой, где они
Звенигорода (кат. № 121) с надписью «SIXRID» в более редкие, для повышения цены на черном
стиле «руники» печально известных Прильвиць- рынке, как можно проверить, действительно ли
ких идолов удивило Е.А. Мельникову невозмож- предмет происходит из указанного пункта? Или
ным для XI—XII вв. использованием руны стар- что он вообще найден на территории Украины?
шего алфавита [Мельникова, 2001, с. 209—212]. Какая часть таких предметов проверена автором
Несмотря на уникальность подобной находки в на предмет подлиности и каким именно методом?
контексте региона и даты комплекса, у авторов И наконец, как быть с общенаучным принципом
каталога никаких предостережений на её счет не проверяемости результатов исследования, если
возникает. К сожалению, археолог всегда должен предмет никогда не исследовался и хранится не-
учитывать фактор «студенческих шуток», одним известно где? Или автор данных статей каталога,
из наиболее распространённых среди которых яв- по пресловутому примеру отдельных экс-коллег,
ляется царапание знаков и надписей, в т. ч. и на видит будущее археологии лишь в издании фото-
только что найденных артефактах. графий с грабительских сайтов?
Топор (кат. № 258) в каталоге, очевидно, фигу- Минимум для трети предметов авторами не
рирует не более чем в качестве сопутствующего установлено место хранения, причем это почему-
инвентаря из шестовицкого погребения, посколь- то касается и экспонатов из тех учреждений, кол-
ку его скандинавское происхождение обосновать лекции которых хорошо описаны, и обрабатыва-
откровенно сложно. А вот пластинчатый браслет лись для каталога: НФ ИА НАНУ (Киев), ЧОИМ
с расширенными концами и надчеканкой в стиле им. В.В. Тарновского (Чернигов), ГИМ (Москва),
«волчий зуб» (кат. № 283) явно не имеет отноше- ДНИМ им. Д.И. Яворницкого (Днепропетровск);
ния к изделиям севера Европы, где полностью часть названий учреждений указаны неточно. В
доминировала форма браслетов с зауженными тексте каталога авторами так и не был исправ-
концами. Тип браслета с расширенными конца- лен целый ряд ошибочных инвентарных номе-
ми в более ранней версии с прокованным ребром ров предметов из Научных фондов ИА НАНУ
и декором мелкой надчеканкой был основным на (кат. № 124, 147, 214, 161, 173, 206, 208), хотя их
Левобережье Днепра в VIII—IX вв., а в X—XI вв. перечень предоставлялся редакции в процессе
аналогичные шестовицкому плоские пластинча- подготовки издания книги. Удивление вызыва-
тые браслеты с различными видами надчеканки ет также формулировка «временно до передачи
особенно популярны у радимичей [Богомольни- в музей [какой?] — Фонды Института археологии
ков, 2004, рис. 20, 15—17]. НАН Украины». За около 80 лет существования
Наконец, наиболее серьезной проблемой ком- фондов ИА НАНУ право академического институ-
плектации каталога следует признать наличие та формировать научные коллекции по профилю
предметов из «частных коллекций». Все позиции специализации, насколько нам известно, никогда
(кат. № 75—77, 95, 96, 98, 99, 108, 109, 115—118, официально не подвергалось сомнению. Что же
225, 226, 228, 229, 232, 233, 236, 237, 242) внесены непосредственно касается внесенных в каталог
Ф.А. Андрощуком, не объясняющим в книге ни предметов из Научных фондов ИА НАНУ, то все
принципов работы с такими артефактами (личное они переданы именно на постоянное хранение.
изучение предмета, знакомство по фотографии?), Библиография в статьях каталога крайне ла-
ни источник для локализации находки (коллек- конична, учтены преимущественно новые публи-
ционеры, грабители, другие информаторы?). кации, а сами ссылки не всегда выверены. Недо-
«Частные коллекции» каталога всегда анонимны статок ссылок на первоисточники приводит даже
(указан только город), что прозрачно говорит об к ситуации утверждения о первой публикации
их комплектации незаконным способом. Номера предмета (кат. № 74), изданного более века назад
же каталога № 232, 233, 236, 242 и вовсе заимс- [Ханенко, Ханенко, 1902, с. 35; табл. VII, № 374].
твованы из интернет-аукционов. Такие номера Для целого ряда предметов (кат. № 5, 9, 10,
не выделены в отдельный раздел и не даже зане- 13, 16, 17, 54, 97, 102, 103, 149, 156, 161, 171, 174,
сены в раздел VI к находкам с неопределенным 194—198, 203, 205, 211, 213, 215, 217, 221—225,
местом находки, а разбросаны между реальными 232—234, 236, 237, 245, 256—261) не приведены
археологическими артефактами и музейными эк- размеры, порой без объективных на то причин.
спонатами, т. е. фактически приравнены к ним в Учитывая, что на фотографиях каталога нет мас-
научном смысле. штабов, а подгонка «1 : 1» весьма приблизитель-
Кроме неизбежного вопроса о профессиональ- на, размеры целесообразно было бы указать даже
ной этике археолога, который во всем мире обязан для фрагментов вещей.
категорически избегать сотрудничества с грабите- Определение материала предметов в катало-
лями археологических памятников и коллекцио- ге исключительно визуальное, причем термин
нерами с сомнительной репутацией, возникает и «бронза» у авторов покрывает также медь и лату-
чисто научная проблема: какова степень достовер- ни, а «железо» — пакетные изделия из железа и
ность представленной информации? Уверенность, стали. Остается только догадываться, как именно
с которой автор без кавычек и замечаний повторя- определен материал предметов нелегальных ин-
ет в каталоге «легенды» грабителей, просто пора- тернет-аукционов.

192 ISSN 2227-4952. Археологія і давня історія України, 2014, вип. 1 (12)
Комар А.В., Хамайко Н.В. Рец.: Ф. Андрощук, В. Зоценко. Скандинавские древности Юга Руси: Каталог

Больше всего проблем с локализацией нахо- Бывшее с. Монастырёк совсем не тождественно


док в каталоге, как это ни странно, приходится с. Луковица (с. 110), а археологический памятник
на Киев. В частности, не слишком удачной идеей «городище Монастырёк» на данный момент рас-
выглядит попытка привязать захоронения древ- положен на территории Государственного истори-
нерусского могильника II на плато и террасах к ко-культурного заповедника «Трахтемиров». Для
современным домам подольской ул. Кирилловс- отнесения места находки булавки (кат. № 84) к
кой (кат. № 5—14). Кроме неточности целого ряда Звонецкому порогу нет никаких оснований, оче-
номеров, механическое перенесение таких пунк- видно, она искусственно объединена с финской
тов на карту приводит к ошибочной локализации коньковой подвеской № 299 каталога коллек-
курганов у подножия горы (с. 33; рис. 7, 1; такая ции А.Н. Поля [Мельник, 1893, с. 96, 99; табл. Х,
же проблема: [Ивакин, 2011, рис. 3]). № 299]. Курган «Игорева могила» находится не в
Меч (кат. № 15), отнесенный А.М. Кирпичнико- г. Коростень (с. 155), а к востоку от с. Немировка
вым к п. 117 по М.К. Каргеру [Каргер, 1958, с. 190— Коростенского района.
191; Кирпичников, 1966, с. 80—81; № 51; рис. 6, В передаче контекста предметов авторы катало-
2], представлен в каталоге с неточной ссылкой как га почему-то не различают разрушенные погребе-
случайная находка на могильнике II. Фибулы (кат. ния, подъемный материал, незаконные раскопки
№ 16, 17) из находки 1936 г. «у т. н. Боричева спус- и скупку предметов коллекционерами, покрывая
ка» [Каргер, 1958, с. 218] локализованы в каталоге все термином «случайная находка». Информация
возле Андреевского спуска, тогда как в 1930-е гг., об обстоятельствах находок также часто включает
до выхода статьи Д.И. Блифельда [Бліфельд, 1948], моменты, не соответствующие действительности.
«Боричевым» традиционно считали Михайловский Так, мечи из котлована плотины Днепрогэса
спуск. Именно здесь, в усадьбе взорванной Трехсвя- (кат. № 79—83) найдены в 1928 г. не под правым
тительской церкви (а не возле Андреевского спуска), берегом Днепра возле колонии Кичкас (с. 124), а
в 1936 г. действительно проводились масштабные между о. Черным и левым берегом Днепра, при-
земляные и строительные работы, которые и могли надлежавшим тогда к землям с. Вознесенки. В
привести к разрушению могил Х в. При локализа- качестве контекста находки передан ошибочный
ции п. 112 (с. 66) авторами повторяется ошибочная перечень из публикации Н.А. Чернышева [Чер-
информация М.К. Каргера о его расположении на нышев, 1963, с. 211], не соотвествующий дневни-
северо-запад от Десятинной церкви [Каргер, 1958, кам В.А. Гринченко, производившим археологи-
с. 178], тогда как указанное камерное захоронение ческое наблюдение за строительством. Не лишне
находилось на северо-восток от церкви, и даже за было бы указать также, что в настоящее время это
«восточным» дворцом, примыкая к его фундамен- территория г. Запорожье, а один из мечей (кат.
там с востока (см.: [Михайлов, Ёлшин, 2004, рис. 2]). № 79) сохранился в фондах ДНИМ им. Д.И. Явор-
Усадьба Кривцова (кат. № 41) располагалась не по ницкого (Днепропетровск).
адресу «ул. Большая Житомирская, 2», а на углу Вла- Пинцет и браслет (кат. № 28, 29), по катало-
димирской и Десятинной улиц (бывшие Десятинная гу, происходят из раскопок Десятинной церкви
и Трехсвятительская) [Хойновский, 1893, рис. 1] на Д.В. Милеева 1907 г., тогда как раскопки им были
месте современного д. № 1 ул. Владимирской; усадь- начаты лишь в 1908 г., а в 1907 г. велись работы
ба же Сикорских (с. 101) на самом деле находилась В.В. Хвойки на усадьбе Петровского. Фрагмент
по адресу ул. Ярославов вал, 15-Б. На карте катало- рогового изделия с резьбой (кат. № 27) из новых
га неточно обозначены не только указанные пункты, раскопок на усадьбе Десятинной церкви (2006 г.)
но и ряд других позиций (рис. 7, 13—15). на самом деле происходит не из кремации (с. 70),
Судя по тексту статей (кат. № 70—72), авторы а из подкурганной угольной прослойки над ин-
каталога воспринимают коллекцию «Княжая гора» гумационным погребением. Наконечник копья
из собрания Ханенко (сейчас в НМИУ) букваль- (кат. № 30) не «депаспортизирован» (с. 73), а, со-
но как происходящую с древнерусского городища гласно публикации, происходит из материалов
у с. Пекари, тогда как на самом деле речь идет о раскопок 1936 г. Ф.Н. Мовчановского [Церква …,
разновременных материалах от эпохи бронзы до 1996, с. 189]. Если у авторов имеется другая ин-
позднего средневековья из Среднего Поднепровья, формация, это следовало бы оговорить.
которые только продавались коллекционерам под В соответствии с каталогом, меч с инкрустиро-
маркой «Княжей горы». В достоверных коллек- ванной рукоятью (кат. № 66) найден в Днепре во
циях из раскопок и разведок на самом городище время строительства Московского моста в 1976 г.,
отсутствуют не только предметы скандинавского хотя в этом году мост уже был введен в эксплуа­
круга, но и вообще материалы Х в. тацию, а в публикации П.П. Толочко, которая
Близкая ситуация с коллекцией священника почему-то не упоминается Ф.А. Андрощуком,
с. Вишенки Остерского уезда Ф.П. Яновского (в приводятся совсем другие данные: меч обнару-
каталоге — кат. № 238), части которой сейчас хра- жен в 1971 г. на Оболони во время геологического
нятся в НМИУ (Киев), ГИМ (Москва) и фондах бурения по трассе метрополитена [Толочко, 1980,
ИА НАНУ. Пункт находок традиционно привя- с. 29]. Если упомянутая в каталоге привязка к
зывается непосредственно к самому с. Вишенки, Московскому мосту имеет какой-то смысл, то речь
хотя Ф.П. Яновский был крупнейшим коллекци- идет о районе современной станции м. Петровка.
онером всей округи, а слабую конкуренцию ему Ребро с изображением дракона (кат. № 239), об-
в собирании древностей здесь составлял только стоятельства находки которого авторам не извест-
Н.Ф. Беляшевский. ны (с. 307), происходит из раскопок В.Е. Козловской

ISSN 2227-4952. Археологія і давня історія України, 2014, вип. 1 (12) 193
Рецензії

1910 г. роменско-древнерусского городища у оз. Бу- с. 313], поэтому полировка поверхности таких


ромка вблизи Сосницы [Козловская, 1912, с. 141]. предметов и их функциональное предназначение
Кресаловидная подвеска (кат. № 240) приписана к нуждаются в ином объяснении. По наличию коль-
раскопкам В.М. Щербаковским курганного могиль- ца или отверстия для подвешивания, до установ-
ника у с. Денисы (с. 308), тогда как возле с. Денисы ления их реальной функции, данные предметы
нет курганного могильника, а в 1914 г. В.М. Щер- корректнее называть «привесками».
баковский производил работы на Леплявском кур- Бронзовая золоченая статуетка из Чёрной мо-
ганном могильнике. Возле же с. Большой Букрин гилы (кат. № 220) атрибутирована в каталоге как
на самом деле нет городищ (с. 348). «фигурка бога Тора» (с. 289), хотя изображение
Атрибуция предметов и приведенные анало- человека здесь весьма детальное (кафтан, пояс), а
гии в большинстве случаев корректны, но все же найдена она в комплексе с костяными игральны-
к ряду номеров каталога возникают замечания. ми фигурками и костями. Аналогичные фигурки
Крестообразная накладка сумочки из михайлов- присутствуют и в ряде скандинавских комплек-
ского п. 49/1999 г. в Киеве (кат. № 46) сравнивается сов с игральными принадлежностями. Это выре-
в каталоге с подвесками-крестиками типов 1.2.2 и занный из китовой кости сидящий человечек из
1.2.6 по Й. Штекеру (с. 92), хотя с типом 1.2.6 её во- Бальдурсхеймура (Исландия), янтарная полуфи-
обще ничего не связывает, а с типом 1.2.2 — лишь гура человечка из Рохолте (Дания), вырезанный
форма равностороннего креста. Схема декора на- из моржового клыка сидящий человечек из Лунда
кладки с выделенной центральной осью креста (Швеция) [Les Vikings, 1992, p. 387, cat. n° 71, 602,
и её обрамлением позолоченной псевдозернью p. 203, fig. 3] и др. Во всех случаях персонажи изоб-
скорее заставляет обратить внимание на литые ражены сидящими, иногда, как в случае с фигур-
крестики типа 1.4.3 [Staecker, 1999, s. 110—116], кой из Лунда, на декорированном стуле (троне?),
более известные в древнерусских материалах как и все они держат в руках собственную бороду, за-
«крестообразные подвески скандинавского типа» плетенную в одну или две косы. Этот образ близок
[Фехнер, 1968]. Один из таких крестиков присутс- средневековым изображениям шахматных коро-
твует и в самом п. 49/1999 г. [Ivakin, 2007, fig. 10, лей Северной Европы, а для комлексов эпохи ви-
21; pl. 6], а ближайшим по схеме декора к наклад- кингов фигурки уверенно интерпретируется как
ке является крестик из клада 1993 г. в Гнёздове «короли» наборов игры hnefatafl [Les Vikings, 1992,
[Пушкина, 1996, рис. IV, 1]. Крестообразная под- cat. n° 71, 77, 602; Whittaker, 2006, p. 107—108;
веска из к. 78 Шестовицы (кат. № 182) также не Graham-Campball, 1980, n° 99—101, р. 513, n° 99].
имеет ничего общего с типом 1.2.2 — в каталоге Учитывая, что на территории Южной Руси извес-
Й. Штекера ей близки (но не аналогичны) только тны и другие находки атропоморфных фигурок в
подвески типа 1.2.4 [Staecker, 1999, s. 98—101]. коммплексах с игральными принадлежностями
Пинцет из Киева (кат. № 28) совсем не являет- (см.: [Хамайко, 2012]), есть все основания отнес-
ся аналогией пинцету из п. 860B Бирки (с. 72) — ти и черниговскую находку никак не предметам
последний представлен типом с ровной ниж- скандинавского культа, а к «королям» популярной
ней частью и изогнутой верхней [Arbman, 1940, в «дружинной» среде русов Х в. настольной игре
taf. 171, 11], известным, в частности, и в Шесто- скандинавского происхождения, наглядно демонс-
вице [Коваленко, Моця, Сытый, 2003 рис. 11, 32]. трирующей былинные «тавлеи золоченые».
Втульчатое тесло из к. 36 Шестовицы (кат. № 141) Целая серия наконечников стрел из каталога
с шириной рабочей части в 7,5 см в каталоге оши- (кат. № 87, 89, 91, 129—134), отнесенная к «ланце-
бочно интерпретировано как «зубило», то есть как товидным» [Wegraeus, 1986, s. 21—44], однознач-
металлобрабатывающий инструмент, а походный но таковыми не являются — это бронебойные че-
набор кузнечных инструментов (клещи, напиль- тырехгранные или «шиловидные» наконечники.
ник, молоток с наковаленкой — кат. № 142—145) Наконечники копий из Коростеня (кат. № 101) и
превратился в «набор ювелирных инструментов» курганов 41, 58 Шестовицы (кат. № 164, 151) от-
(с. 192—193). «Железная гривна» из к. 138 Шесто- несены к типу Е по Я. Петерсону, хотя главным
вицы (кат. № 207) диметром всего 6 см, безуслов- типообразующим признаком типа Е сам Я. Пе-
но, является браслетом. терсен называл короткую втулку [Petersen, 1919,
Нечищеный обломок железного изделия из вала s. 26]. Показывая сходство по длине их втулки
городища Шестовицы (кат. № 276) атрибутировать с типом К, а по соотношению длины втулки и
вообще сложно, но если это действительно амулет пера — с типом М, такие наконечники просто не
скандинавского круга, то его подвеску проблема- вписываются в типологию Я. Петерсена. Анало-
тично считать «копьем» (с. 354). По соотношению гично с наконечником из Бондарей (кат. № 235),
размеров подвески с кольцом и способу ее крепле- который отличается от типа G [Petersen, 1919,
ния, данный предмет скорее можно сравнить с ми- fig. 17; 18] листовидной формой пера.
ниатюрными железными имитациями кос [Arbman, Меч из Черкасс (кат. № 78) по форме навер-
1940, taf. 108, 3; Новикова, 1991, рис. 5, 1]. шия не может принадлежать к типу V по Я. Пе-
Т. н. «полосатые оселки» (кат. № 13; 37; 197; терсену — ему ближе всего тип W [Petersen, 1919,
231), согласно исследованию гнёздовских образ- s. 156—158]. Меч из Бичевой (кат. № 114) отно-
цов, не пригодны к использованию в качестве сится к типу В по А.М. Кирпичникову [Кирпич-
точильных камней из-за неоднородной структу- ников, 1966, с. 26], и, скорее, к типу С по Я. Петер-
ры, включающей прослойки различной твердо- сену, поскольку последний выделяет два похожих
сти [Бычкова, Ениосова, Нилус, Пушкина, 2008, типа В и С с различными пропорциями навершия

194 ISSN 2227-4952. Археологія і давня історія України, 2014, вип. 1 (12)
Комар А.В., Хамайко Н.В. Рец.: Ф. Андрощук, В. Зоценко. Скандинавские древности Юга Руси: Каталог

[Petersen, 1919, s. 61—63, 66—70]. Меч из к. 83 тью сканными волютами, сравнивается автора-
Шестовицы (кат. № 184) отличается от типа Н в ми каталога с 4-х волютним вариантом из Бирки
направлении типа I по Я. Петерсену узкой ниж- (с. 290). Литую версию такой подвески из п. 119
ней частью навершия; одновременно его верхняя Бирки И. Кальмер выделил в тип «Сёдерби», тог-
часть не подтреугольная в плане, а сглаженная, да как литую версию с 6-ти волютним декором из
подобно типу U особому по А.М. Кирпичникову п. 967 — в отдельный тип «Бирка 967» [Callmer,
[Кирпичников, 1966, с. 32—33]. Принадлежность 1989, s. 22]. Утверждение авторов приложения о
к типу Н нереставрированного меча из камерного принадлежности литых подвесок из Шестовиц-
захоронения 2006 г. в Шестовице (кат. № 253) на кого погребения 2011 г. (кат. № 263—266) к типу
данный момент не может быть установленой. «Сёдерби» (с. 348) ошибочно — подвески имити-
Киевская круглая фибула из п. 124 (кат. № 8) руют 6—ти волютну схему декора типа «Бирка
сравнивается в каталоге со щитком кольца из 967», отличаясь от них только направлением за-
Норвегии (с. 50), но последний лишь выполнен витков снизу вверх. Аналогичная «перевернутая»
в стиле сканных фибул с четырьмя симметрич- сканная версия 6-ти волютной подвески известна
ными медвежьими головками, представленных из раскопок Владимирских курганов [Спицын,
в т. ч. и в Руси экземпляром из камерного п. I 1905, рис. 173] — не исключено, что такая моди-
Пскова [Jakovleva, 2004, p. 19]. Литые копии фи- фикация присуща только территории Руси.
бул данной группы из Бирки И. Янссон выделил Более уверенно о древнерусском характере ук-
в группу II [Jansson, 1984, fig. 8, 2], киевский же рашения можно говорить в случае с подвеской из
экземпляр, судя по потери четкой личины медве- раскопок Шестовицкого городища (кат. № 277).
дя, выполнен как cканная имитация. Отсутствие умбоновидного выступа, и даже просто
Другая фибула (кат. № 26) с переплетенным выделения центра надчеканкой, не позволяют на-
сканным декором из п. 122 Киева не относится зывать её обычной «щитообразной» (с. 355). В отли-
к группе I литых круглых фибул по И. Янссону чие от скандинавских подвесок, мотив «сегнерова
(с. 69), а должна быть отнесена в его типологии к колеса» здесь в зеркальном отображении, подоб-
группе V сканных [Jansson, 1984, s. 65]. Правда, но подвескам Васьково и Максимовки [Новикова,
логика авторов в последнем случае понятна — су- 1998, рис. 2, 15, 16], а двухрядная круговая надче-
ществующие типологии круглых фибул не уни- канка узким инструментом вообще не характерна
версальны, и не учитывают то обстоятельство, что для щитообразных подвесок — создается впечат-
литые фибулы во многих случаях являются лишь ление, что в качестве заготовки для данной имита-
дешевыми копиями дорогих сканных изделий, а ции был взят уже готовый монетовидный кружок
сама схема декора повторяется еще и на подвесках с надчеканкой. Остатки кустарного производства
с ушком. Ярким примером последнего является пе- щитообразных подвесок прослежены, в частности,
ренос названия «тип Терслев» на фибулы [Duczko, на Гнёздовском поселении [Ениосова, 2001, с. 134].
1985, p. 82; Ениосова, 2008], хотя в самом кладе из К локальным, характерным пока только для тер-
Терслева присутствуют только золотые подвески, ритории Руси, изделиям принадлежит также на-
аналогичные серебряным подвескам Гнёздовского конечник меча из Шестовицкого камерного захо-
клада 1867 г. [Гущин, 1936, табл. IV, 19—25]. Не- ронения 2006 г. (кат. № 252) варианта А-2-3а по
смотря на уже устоявшуюся историографическую Н.В. Ениосовой или типа Гн-III-2 по С.Ю. Каинову
традицию, корректнее все же говорить не о «типе», [Каинов, 2009, с. 97]. Впрочем, как уже отмечалось
а о «стиле Терслев» в котором декорированы функ- выше, проблема «вещей-гибридов» авторами ката-
ционально различные предметы: подвески и круг- лога обходится, а каталогизированию подвергнут
лые фибулы, а также их литые подражания. широкий спектр предметов североевропейского
В отличие от фибулы из п. 122, маленькие культурного круга влияния.
сканные киевские фибулы стиля «Терслев» (кат. Каталог хорошо иллюстрирован; при его со-
№ 43, 44) с подобными литыми из Бирки (груп- ставлении использованы как новые фотографии
па IV, тип А2) авторами каталога не сравнивают- предметов, так и заимствованные из публикаций
ся, зато в приложении ближайшей аналогии им и архивов фото и рисунки, но при этом не всегда
почему-то называется литая фибула из Шесто- понятно, почему для части сохранившихся пред-
вицы (кат. № 262) (с. 347). Последняя к сканным метов предпочтение отдаётся старым изображе-
типа «Терслев», отношения не имеет и объединяет ниям невысокого качества. Несколько фотогра-
элементы фибул вариантов IIА-B по И. Янссону фий неудачно обрезаны при верстке (кат. № 21,
[Jansson, 1984, fig. 8, 2], представленных каталоге 32), но в каталоге наблюдаем и целый блок более
экземплярами из Шестовицкого могильника (кат. серьёзных ошибок, допущенных при иллюстриро-
№ 163, 175). Ошибочно определена и техника из- вании находок из Шестовицкого могильника.
готовления двух фибул из новых исследований в Напильник (кат. № 142) — фото не соответс-
Шестовице (кат. № 261, 262), обе выполнены ли- твует рисунку [Черненко, 2007, рис. 37, 4]; на
тьем — на них нет ни тиснения, ни зерни, ни ска- нем лишь обломок напильника, искусственно
ни, как это утверждается авторами приложений увеличенный до общих размеров всего пред-
(с. 346, 347). К стилю «Терслев» зато следовало мета, тогда как масштаб молотка (кат. № 144),
бы отнести сканную подвеску из к. 78 Шестовицы наоборот, уменьшен. Вместо изображения нако-
(кат. № 179) (ср.: [Duczko, 1985, fig. 23; 25; 26]). нечника стрелы из п. 2 кургана 38 (кат. № 147)
Подвеска из к. 7 черниговского могильника представлено фото стрелы из землянки 1 горо-
«в Березках» (кат. № 221), декорированная шес- дища (кат. № 213). Фото «а» рогового острия (кат.

ISSN 2227-4952. Археологія і давня історія України, 2014, вип. 1 (12) 195
Рецензії

№ 158) — зеркальное изображение; на рис. 19 ле- Вознесенская Г.А. Кузнечное ремесло // Новое в ар-
вое изображение скрамасакса (кат. № 251) также хеологии Киева. — Киев, 1981. — С. 267—284.
зеркальное; на фото шила (кат. № 172) — оши- Вознесенская Г.А. Кузнечное ремесло // Славяне
бочный масштаб обоих изображений (см.: [Бли- Юго-Восточной Европы в предгосударственный пе-
фельд 1977, табл. XVII, 12]); ножи кат. № 176 и риод. — Киев, 1990. — С. 382—393.
Вознесенская Г.А. Железообработка на поселении
177 — перепутаны фото. На рис. 6 приложения I
в Шестовице. Технологические традиции // Архео-
к деталям сбруи добавлен ремешок с наконечни- логия и естественнонаучные методы. — М., 2005. —
ком, принадлежавший сумочке (с. 325), а к рис. 9 С. 101—113.
подпись с опечаткой, меняющей смысл: «Решмы Вознесенская Г.А. Археометаллография в изучении
упряжки» (вместо «упряжи»); хотя, впрочем, судя кузнечного производства Южной Руси // Проблеми
по находке седла в комплексе, речь шла о сбруе давньоруської та середньовічної археології. — К.,
совсем не упряжного, а верхового коня. 2010. — С. 88—93 (АДІУ. — Вип. 1).
Недоработки и досадные неточности в катало- Вознесенська Г.О., Недопако Д.П., Паньков С.П.
ге, очевидно, разочаруют читателя, надеявшегося Чорна металургія та металообробка населення схід-
получить готовый подручный справочник. Одна- ноєвропейського лісостепу за доби ранніх слов’ян і
Київської Русі. — К., 1996. — 188 с.
ко мы не будем спешить с резкой оценкой, зная,
Гущин А.С. Памятники художественного ремесла
какие сложности ожидали авторов и редакторов древней Руси 10—13 вв. — Л., 1936. — 112 с.
каталога на длинном пути подготовки издания. Ениосова Н.В. Ажурные наконечники ножен ме-
Следует учесть, что к работе над книгой были чей X—XI вв. на территории Восточной Европы //
привлечены специалисты с различными подхо- История и эволюция древних вещей. — М., 1994. —
дами и видением проблемы, объединить которых С. 100—121.
единой целью уже было непростой задачей. Ениосова Н.В. Литейные формы Гнёздова // Исто-
К величайшему сожалению, одному из основ- рическая археология. Традиции и перспективы (к
ных авторов — В.Н. Зоценко, так и не судилось 80-летию со дня рождения Д.А. Авдусина). — М.,
принять участие в финальной стадии формиро- 1998. — С. 67—81.
вания, доработки и редактирования книги, что Ениосова Н.В. О производстве скандинавских подве-
сок-амулетов в Гнёздове // XIV конф. по изуч. Скан-
привнесло дополнительные проблемы и эмоци-
динавс. стран и Финляндии. Тезисы. — Москва; Ар-
ональную составляющую. Ещё одним фактором, хангельск, 2001. — С. 133—135.
повлиявшим на восприятие каталога, стало его Ениосова Н.В. Фибулы типа «Терслев» на терри-
издание ранее публикации анонсированных обоб- тории Древней Руси // XVI конф. по изуч. Сканди-
щающих монографий В.Н. Зоценко и Ф.А. Андро- навс. стран и Финляндии. — Москва; Архангельск,
щука, посвященных древнерусско-скандинавским 2008. — Ч. I. — С. 193—196.
проблемам, в которых многие спорные или непо- Каинов С.Ю. Наконечники ножен мечей из Гнездо-
нятные моменты авторских взглядов и интерпре- ва // Acta Militaria Mediaevalia. — Krakow; Sanok,
таций, вероятно, были бы подробно прояснены. 2009. — Vol. V. — S. 79—110.
Отдавая должное французским коллегам за Каргер М.К. Древний Киев. — М.; Л., 1958. — Т. 1. —
нелёгкий труд издания русскоязычной книги в 580 с.
Кирпичников А.Н. Древнерусское оружие. — М.; Л.,
Париже, нельзя не заметить, что каталог, по су- 1966. — Вып. 1: Мечи и сабли IX—XIII вв. (САИ. —
ществу, остаётся малодоступным для широкой Вып. Е1—36). — 176 c.
заинтересованной аудитории на родине авторов. Коваленко В., Моця А., Сытый Ю. Археологические
Поэтому выражаем надежду, что данная рецен- исследования Шестовицкого комплекса в 1998—
зия лишь послужит дополнительным стимулом к 2002 гг. // Дружинні старожитності Центрально-
подготовке второго, исправленного издания столь Східної Європи VІІІ—ХІ ст. — Чернігів, 2003. —
актуальной и нужной работы. С. 51—83.
Козловская В. Остатки славянскаго городища и
А.В. Комар, Н.В. Хамайко дюнная стоянка неолитической эпохи на озере Бу-
ромке, Черниговской губ., Сосницкаго уезда // ИТУ-
АК. — 1912. — Т. 47. — С. 135—151.
Беговаткин А.А. О некоторых атрибутах дружинной Кондаков Н. Русские клады. Исследование древнос-
среды второй половины X — первой половины XI в. тей великокняжеского периода. — СПб., 1896. —
в западной части Среднего Поволжья // Научный Т. 1. — 214 с.
Татарстан. — 2010. — № 4. — С. 10—18. Корзухина Г.Ф. Русские клады ІХ — ХІІІ вв. — М.,
Бліфельд Д.І. До питання про Боричів узвіз старо- 1954. — 230 с.
давнього Києва // Археологія. — 1948. — Т. ІІ. — Максимов Е.В., Петрашенко В.А. Славянские па-
С. 130—144. мятники у с. Монастырек на Среднем Днепре. —
Бліфельд Д.І. Давньоруські пам’ятки Шестовиці. — Киев, 1988. — 146 с.
К., 1977. — 235 с. Мельник К. Каталог коллекции древностей А.Н. По-
Богомольников В.В. Радимичи: по материалам кур- ля, в Екатеринославе. — Киев, 1893. — Вып. 1. —
ганов X—XII вв. — Гомель, 2004. — 226 с. 217 с.
Бранденбург Н.Е. Журнал раскопок Н.Е. Бранден- Мельникова Е.А. Скандинавские рунические над-
бурга 1888—1902 гг. — СПб., 1908. — 225 с. писи: Новые находки и интерпретации. Тексты, пе-
Бычкова Я.В., Ениосова Н.В., Нилус И.М., Пушки- ревод, комментарий. — М., 2001. — 496 с.
на Т.А. Точильные камни под микроскопом: новые Михайлов К.А., Ёлшин Д.Д. Новые архивные ма-
данные об использовании и происхождении осел- териалы по археологическому изучению древнего
ков из Гнездова // Тр. II (XVIII) Всеросс. АС. — М., Киева // Археологические вести. — СПб., 2004 —
2008. — Т. 2. — С. 312—314. № 11. — С. 226—232.

196 ISSN 2227-4952. Археологія і давня історія України, 2014, вип. 1 (12)
Комар А.В., Хамайко Н.В. Рец.: Ф. Андрощук, В. Зоценко. Скандинавские древности Юга Руси: Каталог

Моця О., Казаков А. Давньоруський Чернігів. — К., Церква Богородицi Десятинна в Києвi. — К., 1996. —
2011. — 314 с. 223 с.
Наследие варягов. Диалог культур. — М., 1996. — Черненко О. Археологiчна колекцiя Чернiгiвського
120 c. iсторичного музею iменi В.В. Тарновського (1896—
Новикова Г.Л. Скандинавские амулеты из Гнёздо- 1948 рр.) // Скарбниця української культури. — Чер-
ва // Смоленск и Гнёздово (к истории древнерусского нiгiв, 2007. — Вип. 9 (спецвип. 1). — 135 с.
города). — М., 1991. — C. 175—199. Чернышев Н.А. О технике и происхождении «франк-
Новикова Г.Л. Щитообразные подвески из Северной ских» мечей, найденных на Днепрострое в 1928 г. //
и Восточной Европы // Историческая археология: Тра- Скандинавский сборник. — Таллин, 1963. —
диции и перспективы. — М., 1998. — С. 165—174. Т. VI. — С. 211—226.
Плавинский Н. [Рец.]: Андрощук Ф.А., Зоценко В. Ясновська Л.В. [Рец.]: Андрощук Ф., Зоценко В. Скан-
Н. Скандинавские древности Южной Руси (Paris: динавские древности Южной Руси. Каталог. — Paris,
Ukrainian National Committee for Byzantine Studies, 2012. — 368 p. — (Occasional Monographs — 3) // Архе-
2012), 368 с. // Ruthenica. — Киев, 2012. — Т. XI. — ологія. — 2013. — № 2. — С. 126—131.
С. 218—221. Arbman H. Birka I: Untersuchungen und Studien.
Плавінскі М. Навуковы каталог «Скандынаўскія Die Gräber: Taffeln. — Uppsala; Stockholm, 1940. —
старажытнасці Паўднёвай Русі»: Андрощук Ф.А., 282 S.
Зоценко В.Н. Скандинавские древности Южной Arbman H. Birka I: Untersuchungen und Studien. Die
Руси. Paris, 2012. 368 с. // Acta Archaeologica Al­ba­ru­ Gräber: Text. — Uppsala; Stockholm, 1943. — 529 S.
thenica. — Мінск, 2012. — Vol. VIII. — С. 123—128. Benazeth D. L’art du métal au début de l’ère chrétien­
Пушкина Т.А. Новый гнёздовский клад // Древней- ne. — Paris, 1992. — 304 p.
шие государства Восточной Европы. 1994. Новое в Callmer J. Gegossene Schmuckhänger mit nordischer
нумизматике. — М., 1996. — C. 171—186. ornamentik // Birka II: 3. Systematische Analysen der
Розанова Л.С. Своеобразие технологии кузнечно- Gräberfunde. — Stockholm, 1989. — P. 19—42.
го производства Южной и Северной Руси в домон­ Duczko W. The Filigree and Granulation Work of
гольский период // Проблемы археологии Южной the Viking Period: an Analysis of the Material from
Руси. — Киев, 1990. — С. 92—96. Björkö. — Stockholm, 1985. — 118 p.
Розанова Л.С., Пушкина Т.А. Производственные тра- Duczko W. Runde Silberblachanhanger mit punzier-
диции в железообрабатывающем ремесле Гнездова // tem Muster // Birka II: 3. Systematische Analysen der
Археол. сб. Гнездово. 125 лет исследования памятни- Gräberfunde. — Stockholm, 1989. — S. 9—18.
ка. — М., 2001. — С. 77—82 (Тр. ГИМ. — Вып. 124). Duczko W. Viking Rus: Studies on the Presence of
Сагайдак М.А., Хамайко Н.В., Вергун О.И. Новые Scandinavians in Eastern Europe. — Leiden; Boston,
находки древнерусских игральних фигурок из Кие- 2004 — 290 p.
ва // Стародавній Іскоростень і слов’янські гради. — Graham-Campbell J. Viking Artefacts. — London,
Коростень, 2008. — Т. 2. — С. 137—145. 1980. — 312 p.
Самоквасов Д.Я. Могильные древности Северянс- Ivakin H. Excavations at St. Michael Golden Domes
кой Черниговщины. — М., 1916. — 101 с. Monastery in Kiev // Kiev — Cherson — Constanti-
Смолічев П.І. Реестр вещей, найденных при раскоп- nople: Ukrainian Papers at the XXth Internat. Congr.
ках северянских могил возле с. Шестовицы в июле— of Byzantine Studies (19—25 August 2001, Paris). —
августе 1926 г. // НА ІА НАНУ. — Ф. 6. — № 31. Kiev; Simferopol; Paris, 2007. — P. 177—220.
Спицын А.А. Владимирские Курганы // Изв. ИАК. — Jansson I. Kleine Rundnspangen // Birka II: 1. Sys-
СПб., 1905. — Вып. 15. — C. 84—172. tematische Analysen der Gräberfunde. — Stockholm,
Станкевич Я.В. Шестовицкое поселение и могиль- 1984. — S. 58—74.
ник по материалам раскопок 1946 года // КСИА. — Jakovleva Je.A. New Burial Finds in Central Pskov
1962. — Вып. 87. — С. 6—30. from the Time of Princess Olga // Olga & Ingegerd —
Терехова Н.Н., Розанова Л.С., Завьялов В.И., Тол­ма­ Vikingarfurstinor i öst. — (Historiska nyheter. Spes.
че­ва М.М. Очерки по истории древней железообра- Num. 2004—2005). — Stockholm, 2004. — P. 19—20.
ботки в Восточной Европе. — М., 1997. — 315 с. Les Vikings. Les Scandinaves et l’Europe 800—1200. —
Толмачева М.М. Обработка черного металла в Ха- Paris, 1992. — 428 p.
зарском каганате: (по материалам памятников меж- Petersen J. De Norske Vikingesverd. — Kristiania,
дуречья Дона и Северного Донца): Автореф. дисс. … 1919. — 231 s.
канд. ист. наук. — М., 1990. — 19 с. Rauhut L. Wczesnośredniowieczny skarb ze wsi Boru-
Толочко П.П. Новые археологические исследования cin, pow. Aleksandrów Kujawski // Wiadomości archeo-
Киева (1963—1978 гг.) // Новое в археологии Кие- logiczne. — 1955. — T. XXII, 1. — S. 55—64.
ва. — Киев, 1981. — С. 7—36. Staecker J. Rex regum et dominus dominorum: die
Фехнер М.В. Крестовидные привески «скандинавско- wikingerzeitlichen Kreuz- und Kruzifixanhänger als
го» типа // Славяне и Русь. — М., 1968. — С. 210—214. Ausdruck der Mission in Altdänemark und Schwe-
Хамайко Н.В. Тавлейные короли Х в. // Славяне den. — Lund, 1999. — 621 s.
Восточной Европы накануне образования Древне- Stenberger M. Die Schatzfunde Gotlands der Wi­kin­
русского государства. Материалы междунар. конф., gerzeit. I. — Stockholm, 1958. — 418 s.
посвящ. 110-й годовщине со дня рожд. И.И. Ляпуш- Stenberger M. Die Schatzfunde Gotlands der Wi­kin­ger­
кина. — СПб., 2012. — С. 284—288. zeit. II. — Lund, 1947. — 383 s.
Ханенко Б., Ханенко В. Древности Приднепровья. — The Ancient Hungarians. — Budapest, 1996. — 477 p.
Киев, 1902. — Вып. V. — 104 с. Wegraeus E. Die Pfeilspitzen von Birka // Birka II:
Ханенко Б., Ханенко В. Древности Приднепро- 2. Systematische Analysen der Gräberfunde. — Stock-
вья и побережья Черного моря. — Киев, 1907. — holm, 1986. — S. 21—34.
Вып. VI. — 86 с. Whittaker H. Game-boards and Gaming-pieces in the
Хойновский И.А. Раскопки Великокняжеского дво- Northern European Iron Age // Nordlit. — 2006. —
ра древнего града Киева, произведенные весной № 20. — P. 103—112.
1892 года. — Киев, 1893. — 111 с. Одержано 11.10.2013

ISSN 2227-4952. Археологія і давня історія України, 2014, вип. 1 (12) 197