Вы находитесь на странице: 1из 7

Регистрация участников Международной конференции

«Ноябрьские чтения - 2019»


Россия, Санкт-Петербург
8 - 10 ноября

1. ЛИЧНЫЕ СВЕДЕНИЯ ОБ УЧАСТНИКЕ

Фамилия Главатских
Имя Кирилл
Отчество Владимирович
Наименование организации (без Казанский (Приволжский) федеральный
аббревиатур) университет
Подразделение (факультет, институт) Институт международных отношений
Должность Студент-бакалавр 4 курса
Страна Россия
Город Казань
Телефон 89198949353
E-mail Soulmadmonkey98@gmail.com
Нуждаетесь ли в приглашении от Да
Оргкомитета
Требуется ли общежитие Да
Тема вашего выступления Rex Theodericus: смысловое значение
титула Теодориха Великого
(историографический аспект)

2. СТАТЬЯ
94(450).012
Rex Theodericus: смысловое значение титула Теодориха Великого
(историографический аспект)
Rex Theodericus: the meaning of the title of Theodoric the Great in
(historiographical aspect)
Главатских Кирилл Владимирович Glavatskikh Kirill Vladimirovich
Аннотация: статья освещает историографические традиции в
понимании значения титула «rex» в контексте конституционного положения
правителя Отсготского королевства Теодориха Великого. На основе
английской, американской, немецкой и польской историографии выделяются
основные тенденции в понимании проблемы.
Ключевые слова: Теодорих Великий, Остготское королевство,
Одоакр, Византия, титулатура.
Annotation: the article denotes the historiographical traditions in
understanding the meaning of the title "rex" in the context of the constitutional
position of the ruler of the Ostrogothic Kingdom Theodoric the Great. Based on
the English, American, German and Polish historiography, the article shows main
tendencies in understanding the problem.
Key words: Theodoric the Great, Ostrogothic Kingdom, Odoacer,
Byzantium, titulature.
Традиционно вопрос конституционного положения остготских
правителей привлекал большое внимание историков. В попытках раскрыть
обозначенную проблему исследователи, как правило, пытаются ответить на
ряд вопросов. Во-первых, каким статусом обладал Одоакр до его свержения
Теодорихом? Во-вторых, ряд свидетельств того времени упоминают о том,
что Теодорих был послан Зеноном, чтобы сместить Одоакра и править
вместо него. Соответственно, возникает вопрос, был ли связан Теодорих
каким-либо договором с императором, определяющим его власть в Италии?
В-третьих, существует ли в таком случае различие между положением
Одоакра и Теодориха?
Титулатура является наиболее красноречивым маркером, отражающим
правовое или же конституционное положение правителя. «Rex» - это
основной и, пожалуй, один из самых часто встречающихся титулов
Теодориха. Он фигурирует в большинстве известных нам письменных и
эпиграфических источников этого периода. Понимание того, какое значение
имел титул «rex» в этот период, и каким образом он воспринимался,
позволяет определить характер власти самого Теодориха. В исследованиях,
посвященных этой проблеме, намечаются несколько тенденций.
Согласно традиционному взгляду, сложившемуся в историографии,
титул rex был ненавистен римлянам [5, P. 727] поскольку отсылал к
изгнанию римлянами последнего царя Тарквиния и избавлению от тирании.
В этой связи обладание титулом rex как бы выносило Теодориха за рамки
установившейся римской политической традиции. Другими словами
правители до 476 г. не называли себя rex, они были правителями Римской
империи и называли себя imperator. Соответственно приход к власти королей
Одоакра, а затем Теодориха вместо императоров обозначили «Падение
Западной Римской империи».
Исследователи часто основываются на противопоставлении rex и
imperator. Rex – это титул варваров. Поэтому признание власти Теодориха,
как правителя над римлянами основывалась на том, что она была ему
делегирована императором. Т. Моммзен высказал мнение, что Теодорих был
королем готов, в то время как римлянами он правил на правах своего рода
имперского чиновника [10, P. 126]. Этого же мнения придерживался и Г.
Пфайльшифтер, писавший в первой половине XX в. [2, С. 67].
Э. А. Томпсон утверждал, что, несмотря на свержение последнего
императора Запада, Италия оставалась частью Римской империи. Формально
ей продолжал править византийский император. Теодорих в своё очередь
«присматривает» и «управляет» Италией от имени Зенона. В этом смысле,
положение Теодориха было неопределённым: он был королём остготов, но не
был королём италийцев. Поэтому он называл себя просто «королём» (Rex
Theodericus), чтобы не ограничивать свою власть варварами «исключив из
неё италийцев» [3, С. 67].
Иначе трактует положение Теодориха австрийский историк Х.
Вольфрам. Если Томпсон не различал королевский статус Одоакра и
Теодориха, то Вольфрам видит в его правлении совершенно другую картину.
Власть Теодориха, в отличие от Одоакра, была признана императором
Византии. Он подчеркивает, что «Теодерих в своем италийском королевстве
соединил две разные политические традиции: власть короля (regnum) над
своим народом (gens) и принципат над римским народом (populus)». Он был
королем войска ещё до похода в Италию и был заново провозглашен после
победы над Одоакром уже как «властитель Западной империи». В 497 г. его
избрание было подтверждено императором Анастасием. Он носил титул
«Flavius Theodericus rex», подчеркивая, что основал третью династию
Флавиев. То есть он одновременно остается независимым правителем и
подчиненным «старшему» императору Византии [1, С. 403-413].
Похожего подхода придерживаются Т. С. Бёрнс и Т. Мурхед. Бёрнс
говорит, что Теодорих был поднят на щит и провозглашен королём в 493 г.
(ceremony of kingship in 493 to declare his position over Italy; king of Italy). С
правовой точки зрения остальные варварские короли были королями
федеративных племен (heads of federate tribes). Корлевская власть Теодориха
предполагала «особый союзный статус» (peculiar allied status), позволявший
ему осуществлять власть над римлянами и готам. Однако для этого нужно
было подтверждение его статуса императором, которое он получил лишь в
497 г. (Theodoric as king and as the official representative of the imperial
authority)[7, P. 108]. В отличие от Теодориха Одоакр правил как magister
militum, и император не признавал его, как rex. Мурхед так же выстраивает
свои рассуждения вокруг того, что титул rex Теодориха сам по себе был не
приемлем для римлян. Его власть была легитимной постольку, поскольку она
исходила от императора. [11, P. 266]
В отличие от вышеупомянутых авторов, мы можем увидеть, что часть
исследователей склонны рассматривать титул rex Теодориха, как
свидетельство его независимости. П. Хизер связывает пришествие Теодориха
в Италию с договором между ним и Зеноном. Однако власть он осуществлял
как полноправный правитель, независимый от авторитета византийского
императора. Единственное, что останавливало его от принятия титула
imperator – боязнь обострения отношений с Византией [4, C. 60-65].
А.Х.М. Джонс, наоборот, выступает против характеристики власти
Теодориха в качестве «римского правителя». Джонс видит в нём лишь
«очередного варварского короля» (Odoacer and Theoderic were kings pure and
simple, in the same position as the other barbarian kings) [10, P. 126]. Он снова
обращается к свидетельству Иордана о провозглашении Теодориха королём,
когда войско подняло его на щит. К этому моменту он уже был королём
остготов и «новое» провозглашение означало расширение его полномочий до
управления римлянами. Вместе с тем он добивался признания этого статуса
со стороны Византии. Однако приобретение этого признания означало
утверждение независимости Теодориха от власти императора и принятия
того, что Италия больше не являлась часть Империи.
За последние три десятилетия в трудах историков наметился новый
поворот в понимании этого вопроса. Исследователи утверждают, что rex и
regnum не следует понимать в качестве терминов, которые отождествляют
власть Теодориха с «варварской» или «не римской». Польский историк Ян
Простко-Простыньский обращает внимание, что с конца IV в. наряду с
imperium и res publica начинает использоваться формулировка regnum
Romanorum [9, P. 82]. В текстах V в. rex и regnum часто относятся к
императорам. В этом смысле дихотомия rex/imprator размывается и потому
понимание титула rex, как чуждого римской политической терминологии –
неверно. Ян Простко-Простыньский приходит к выводу, что по договору с
Анастасием Теодорих был скорее императорским коллегой, нежели его
подчиненным или совершенно не связанным с императором варварским
королём. Он был правителем западной части единой Imperium Romanum,
признавая старшинство Восточного коллеги [9, P. 282].
В этом же контексте C. Фэннинг объяснял приход к власти Одоакра и
Теодориха. Он оспаривал подход, согласно которому Рим пал тогда, когда на
Западе стали править короли [8, P. 48]. Фэнниниг обращает внимание, что
титул rex был в ходу задолго до прихода Одоакра и был серди императорских
апеллятивов начиная с I в.
Пожалуй, наиболее «радикальное» мнение принадлежит британскому
учёному Дж. Арнольду. В своей работе он настаивает на взаимозаменяемости
титулов «rex», «princeps» и «imperator». К моменту начала правления
Теодориха сложилась дихотомия в принципах правления между Востоком и
Западом. На Востоке был basileus, чья власть скорее напоминала власть
эллинистических правителей. В свою очередь на Западе глубже сохранились
республиканские традиции, и император представлял себя как princeps,
первый гражданин [6, P. 74]. Таким образом, в V в. на Западе princeps
становится синонимом imperator (In Italy, therefore, to be princeps was to be
emperor). В титулатуре Теодориха princeps встречается едва ли не чаще, чем
rex. В свою очередь использование rex, наряду с прочими имперскими
титулами, например, august или dominus ассимилировало Theodericus rex к
восточному пониманию титула basileus. Таким образом, при Теодорихе
происходит совмещение противоположных понятий res publica во главе с
princeps и regnum во главе с rex [6, P. 88]. Это делает Теодориха независимым
от Византии правителем, который, вопреки традиционному взгляду, уже не
«варварский король», а «император».
Я думаю, здесь вырисовываются две основные исследовательские
тенденции. Их разделяет представление о том, что означал титул rex в V в.
Согласно «классическому» мнению титул rex традиционно, ещё со времён
царской эпохи, был неприемлем для римлян. В период становления
варварских королевств rex – это то, как варвары называют своих правителей.
Однако власть Теодориха была легитимной постольку, поскольку ему
даровал её император. Современные исследования, напротив, указывают, что
rex и regnum в течение долго периода Римской истории были обращены, в
том числе и к императорской власти. Привычное разделение на варварскую
regnum и римскую imperium не раскрывает характера развития властных
институтов в Позднюю античность. Власть т.н. варварских королей выросла
и развивалась в контексте эволюции римских политических институтов.
Список использованных источников и литературы
1. Вольфрам Х. Готы / Пер. с нем. Б.П. Миловидов, М.Ю. Некрасов; под ред.
Н.А. Бонадренко и П.В. Шувалова. – СПб.: Ювента, 2003 – 656 с.
2. Пфайльшифтер Г. Теодорих Великий / Пер. с нем. Певчева В. А. – СПб.:
Евразия, 2017 – 272 c.
3. Томпсон Э.А. Римляне и варвары. Падение Западной империи / Э.А
Томпсон; пер. с англ. Т.О. Пономаревой; под ред. М.Е. Килуновской. – СПб.:
«Ювента», 2003. – 288 с.
4. Хизер П. Восстановление Римской империи. Реформаторы Церкви и
претенденты на власть / П. Хизер – М.: Центрполиграф, 2013 – 307 с.
5. Adcock F. E. Caesar’s dictatorship / In The Cambridge Ancient History.
Cambridge, 1932.
6. Arnold J. J. Theoderic and the Roman Imperial Restoration. New York:
Cambridge University Press, 2014.
7. Burns T. S. Theodoric the Great and the Concepts of Power in Late Antiquity.
Acta Classica 25 (1982): 99 – 118.
8. Fanning S. Odovacer rex, Regal Terminology, and the Question of the End of
the Western Roman Empire. Medieval Prosopography Vol. 24 (2003): 45-54
9. Prostko-Prostynski J. Utraeque res publicae: The Emperor Anastasius I’s Gothic
Policy (491–518). Poznan: Instytut Historii UAM, 1994.
10. Jones A. H. M. The Constitutional Position of Odoacer and Theoderic. The
Journal of Roman Studies 52 .1&2 (1962): 126 – 130.
11. Moorhead J. Theoderic, Zeno and Odovacer. Byzantinische Zeitschrift 77
(1984): 261 – 266.