Вы находитесь на странице: 1из 614

Annotation

Галактика - это огромное пространство, протяженностью в десятки


тысяч световых лет. В нем миллиарды звезд, а планет в десятки раз больше.
Совету Цитадели известен лишь 1% процент Млечного Пути, а известно 12
рас. А сколько же скрывается в остальных 99%?

Blackfan
Шапка фанфика
Глава 1.
Глава 2.
Глава 3.
Глава 4.
Глава 5.
Глава 6.
Глава 7.
Глава 8.
Глава 9.
Глава 10.
Глава 11.
Глава 12.
Глава 13.
Глава 14.
Глава 15.
Глава 16.
Глава 17.
Глава 18.
Глава 19.
Глава 20.
Глава 21.
Глава 22.
Глава 23.
Глава 24.
Глава 25.
Глава 26.
Глава 27.
Глава 28.
Глава 29.
Глава 30.
Глава 31.
Глава 32.
Глава 33.
Глава 34.
Глава 35.
Глава 36.
Глава 37.
Глава 38.
Глава 39.
Глава 40.
Глава 41.
Глава 42.
Важное объявление.
Blackfan
Эпоха Великих галактических открытий
Шапка фанфика
Ссылка на фанфик: https://ficbook.net/readfic/3719725
Автор: Blackfan (https://ficbook.net/authors/983155)
Фэндом: Mass Effect
Основные персонажи: Лиара Т'Сони, Ария Т'Лоак,
Джек Харпер (Призрак), Тали'Зора вас Нима нар Райя, м!Шепард, ф!
Шепард
Пейринг или персонажи: Это тайна, покрытая туманом войны.
Рейтинг: NC-17
Жанры: Гет, Фантастика, Экшн (action), POV, AU
Предупреждения: OOC, ОМП, ОЖП
Размер: Макси, 402 страницы
Кол-во частей: 43
Статус: заморожен
Описание:
Галактика - это огромное пространство, протяженностью в десятки
тысяч световых лет. В нем миллиарды звезд, а планет в десятки раз больше.
Совету Цитадели известен лишь 1% процент Млечного Пути, а известно 12
рас. А сколько же скрывается в остальных 99%?
Посвящение:
vopopal и Russr - два парня, которые меня вдохновили на написание
этого фика, хотя сами об этом не подозревают.
Екатерина 2 - та, которая опустила мою самооценку, а теперь еще и
дала пинка под зад.
Еще всей той чекнутой компашке, которая теперь собралась в одну
команду. Вы знаете, о ком я говорю.
Ну, и всем остальным, которые будут это читать.
Публикация на других ресурсах:
Ссылку пришлите, а то хочется на вас посмотреть. Может отговорить
получится.
Примечания автора:
Как говорил Ваас, "Безумие — это точное повторение одного и того же
действия. Раз за разом... в надежде... на изменение. Это... есть... безумие".
Ну так вот мне лично это безумие достало сполна, потому скажу всем сразу
и начистоту - Жнецов не будет! Я предупредил.
Глава 1.
Скопление: неизвестно. Система: неизвестно. Батарианский
дредноут "Гнев Гегемонии".
Один дредноут, в сопровождении пяти крейсеров и пятнадцати
фрегатов без каких-либо опознавательных знаков практически в один миг
вышли на краю невзрачной системы, состоящей из малой желтой звезды и
пяти планет. Три из них были газовыми гигантами и не представляли
интереса для прибывших, одна планета, находящаяся всего в одной
световой минуте от звезды, тоже, однако оставшаяся планета, вторая от
солнца, явно была их целью — единственный планетоид зелёного типа в
этой системе.
— Адмирал Кхарог, — поздоровался батарианец по
квантовомеханическому коммуникатору, который был установлен на
дредноуте и бесперебойно связывал его с Кхар`шаном.
— Мой Гегемон, — поздоровался адмирал, тут же склонив голову,
показывая свое подчинение.
— Как я понял, вы уже прибыли на место? — задал вопрос гегемон.
Несмотря на то, что голограмма была голубой, его пронзительный взгляд
четырех глаз действовал на адмирала слегка угнетающе.
— Да, мой Гегемон. Позвольте задать вопрос? — попросил адмирал,
так его любопытство требовало немедленного удовлетворения.
— Не стоит, адмирал. Я и так знаю, каковы ваши вопросы. Потому я на
них сразу отвечу. Трое стандартных суток назад нашим дроном была
обнаружена... — гегемон поморщился, как будто съел что-то кислое, а
затем сказал. — Колония людей.
— Что!? — несмотря на всю свою выучку, адмирал не смог сдержать
всего своего удивления, а уж скрыть эмоции от такого заявления даже
перед лицом гегемона он был не в состоянии. Как такое возможно было,
адмирал не знал. Во-первых, территория Альянса была на
противоположной стороне Гегемонии от этой системы, а во-вторых, что
еще хуже, эта система была в трех днях полета на сверхсветовой скорости
до территории Батарианцев, системы Бахрак. От нее снова надо было
лететь с помощью ССД в систему Харшиг, но вот тут адмирал снова
остолбенел. В системе Харшиг был ретранслятор, ведущий не абы куда, а к
Кхар`шану. С учетом того, что в этой системе были три газовых гиганта,
все подходящие для дозаправки и разрядки двигателей... Картина и
предполагаемый план вторжения Альянса прямо в сердце Гегемонии
сложился сам собой. — Они готовят вторжение!
— Вот именно! — сказал гегемон, не обратив внимание, что адмирал
немного вышел за рамки субординации.
— Мой Гегемон, я уничтожу этих людей! Можете на меня
рассчитывать! — воскликнул адмирал Кхарог, но гегемон тут же перебил
его.
— Я знаю, что вы на это способны, адмирал, но у вас другой приказ,
— это заставило Кхарога опешить, но гегемон тут же продолжил,
предотвращая какие-либо вопросы. — На Ваш корабль, насколько Вы
помните, были тайно загружены опечатанные контейнеры. В них находится
последняя разработка наших ученых. Это газ, который способен
парализовать на время двигательную систему людей. Это полностью
усыпит их. Адмирал, я хочу, чтобы вы не только избавились от этого
аванпоста Альянса, но и испытали эту разработку. Усыпите все население
колонии, а затем доставьте их на Кхар`шан.
— Мой Гегемон, разрешите вопрос?
— Да.
— Что, если вещество не сработает?
— Тогда истребите колонию, смоделировав пиратский набег, — теперь
адмирал все понял. Вот почему с его корабля были сняты и стерты все
знаки различия. Даже шифры были заменены на более "пиратские". Все,
чтобы в случае чего не подставить Гегемонию перед Советом. — И еще,
адмирал. Если в систему прибудет флот Альянса, то отступите. Если они
прибудут тогда, когда ваши войска будут на колонии, уничтожьте ее
орбитальным ударом. Никаких свидетелей быть не должно, вам это
понятно? — пронзительный взгляд снова начал сверлить адмирала, и тот не
мог ответить никак иначе.
— Да, мой Гегемон, — ответил Кхарог, снова опустив голову,
показывая полное подчинение.
— Хорошо. Конец связи, — на этом сеанс с Кхар`шаном прервался и
адмирал пошел в БИЦ.
— Всему флоту, — обратился Кхарог ко всем кораблям. — Полная
боевая готовность. Двигаться по направлению ко второй планете системы,
— затем, отключив связь, Кхарог достал из кармана его мундира
металлическую коробочку, которую ему выдал сам Гегемон. Положив
палец на одну из сторон, Кхарог подождал пять секунд, пока она откроется.
В ней лежал ОНД с паролями, которым можно было открыть запечатанные
контейнеры с химикатами. Просмотрев их, адмирал отправил их техникам
в ангаре с сообщением, что нужно делать. Обращаться по громкой связи
Кхарог не хотел. Даже такая мелкая деталь казалась батарианцу хорошим
способом укрывать все в тайне.
Флотилия спокойно приближалась к намеченной цели. Они уже
миновали газовый гигант, астероидное поле, еще один гигант и уже
приближались к третьему. Как раз после него шла единственная пригодная
для жизни планета. Выпущенные вперед дроны уже прислали нужную
информацию. Колония была примерно на 50 000 человек, располагалась в
северном полушарии, фактически в степи, которую уже обильно
обрабатывали под сельскохозяйственные нужды. Скорее всего, это было
для отвлечения внимания. Ну кто заподозрит фермерскую колонию в том,
что это аванпост для вторжения.
Адмирал размышлял над этим, но все никак не мог понять несколько
вещей. Самое главное, где хоть какой-нибудь флот? Его не было от слова
совсем. Система и орбита колонии были пусты. Это заставляло бывалого
адмирала нервничать. Что-то тут было не так, слишком все просто. Еще
более странная вещь была в том, что на колонии не было никаких систем
ПКО. Даже ПВО не наблюдалось. Сканирование тоже результатов не дало.
Вывод напрашивался только один — эта колония не принадлежит Альянсу.
Таких отшельников было много в Терминусе и они всегда были лакомым
кусочком для Гегемонии, но все равно было удивительно, что эти люди
поселились так далеко от своих соотечественников. Потому выходило
только два варианта — либо это независимая колония, у которой нет денег
и средств на оборону, либо это ловушка Альянса.
— Адмирал, приближаемся к орбите второй планеты, — отрапортовал
диспетчер, и адмирал тут же вышел из раздумий.
— Готовьте снаряды с газом. Заходим на вектор бомбардировки. И
еще... — адмирал немного подумал, размышляя над тем, что все же надо
приготовится заранее, хоть и придется выдать этим часть планов всем
присутствующим в БИЦ. — Приготовьте кинетическую бомбу.
— Адмирал? — не понял диспетчер, который должен был передать это
заряжающим.
— На всякий случай, — успокоил адмирал. Кинетической бомбой
называли специальное устройство, которое могло на огромных скоростях
проходить через атмосферу с учетом начального ускорения. Адмирал мало,
что понимал в системе такого снаряда. Знал только, что там какая-то
многоступенчатая система, которая разваливается по мере входа в
атмосферу. Снаряд был запрещен Конвенцией Цитадели, как слишком
негуманный. Оно и понятно, ведь снаряд при ударе об планету мог вызвать
50-килотонный взрыв, только без радиации. А вот в других расах
бомбардировка проводилась 5-10-килотонными снарядами. Нет, понятное
дело, у Иерархии этих снарядов было немерено, сами ведь и разработали,
но у Совета было хобби, вводить санкции на мощное оружие, которое
появлялось у Гегемонии. Такое хобби появилось у Совета несколько лет
назад, так что теперь Гегемония была ужасным государством, которое
нарушает все конвенции, а Иерархия просто отправляла снаряды на
склады, "приклеивало" к информации о снарядах ярлык "Совершенно
Секретно", ГОР удаляло информацию из экстранета, и все довольны. Кроме
Гегемонии, разумеется. Производить их самостоятельно у батарианцев еще
не получалось, но вот купить... Иногда выходило. Чего только на Омеге не
купишь. Потому сегодня у Кхарога был один такой снаряд, называемый
кинетической бомбой.
— Слушаюсь. Заходим на вектор обстрела, — ответил диспетчер.
Дредноут стал заходить на вектор и вот, через пять минут, дредноут уже
был готов. — Орудие заряжено.
— Огонь! — резко выкрикнул адмирал и стал наблюдать за тем, как
снаряд начал плавно двигаться к планете. Химическая Орбитальная
Бомбардировка (ХОБ) имела свою специфику, в основном из-за того, что
дьявольская температура при входе в атмосферу могла испортить Боевое
Отравляющие Вещество (БОВ). Но с этим Гегемония справилась еще до
Первого Контакта с людьми. Так что сейчас снаряд, а точнее капсула, летел
к колонии людей, неся им сладкие сны.
Через полчаса.
— Какого черта! — уже изнывал адмирал. — Почему они до сих пор
не спят!?
— Скорее всего, ошибка в формуле. Газ на них не действует, — сказал
доктор, который был сейчас на мостике и должен был следить за действием
газа.
— Твою... — хотел выматериться адмирал, но все же сдержался. —
Ладно, отправляйте десант. Захватите как можно больше рабов и сотрите
все данные с камер и радаров. О нас не должны узнать, — начал отправлять
приказы Кхарог. Ему тут же прислали подтверждение получения приказа.
Еще через десять минут десятки шаттлов и три фрегата с десантом
направились в колонию.
В верхних слоях атмосферы. Пилот десантного шаттла Балак
Харгош.
Балак нажимал на нужные кнопки, пытаясь выравнять этот кирпич,
который люди называли "Кадьяк". Конечно, у Гегемонии были свои
шаттлы, но когда есть возможность купить за полцены такую штуку,
батарианцы делали исключение. Вот только была одна проблема — шаттл
так и спешил приземлится. Правда, о комфортном приземлении никто не
говорил.
— Да чтоб тебя варен! — в который раз выматерился пилот, когда эта
махина снова чуть не упала.
— Эй, Балак, что случилось? Опять шаттл барахлит? Ну ты тогда
возвращайся, а мы может и подкинем тебе парочку людишек. Может даже
девушку найдем, — прозвучал по рации ехидный голос еще одного пилота.
— Пошел ты, Джарх! — высказался Балак, — Я тебе сам найду
девушку. При том такую, чтобы была постарше твоей мамочки!
— Эй, заткнись про мою мать, пыжак! — не выдержал оскорбленный.
— Ох, прости-прости, я забыл. Она ведь такая старая, что может даже
матриарха азари опытом задавить. В постели! — от такого весь эфир
заполнился ржачем всех пилотов.
— Балак, а откуда ты знаешь, какая у Джарха мама в постельке, а? —
спросил третий пилот, Джарг. — Проверял, что ли?
— Народ, все слышали, Балака на стареньких потянуло! Поможем ему
найти подходящую среди людей?
— С удовольствием! — сказал Джарх, а пилоты шаттлов уже ржали во
всю.
— Дебилы на*ер, — выматерился Балак, но тихо, чтобы его не
услышали.
— Чего-чего? — спросил Джарх. — Как ты там сказал? Балак, ты что,
обиделся? Так мы же... — вдруг красный луч, шедший снизу, попал прямо в
шаттл Джарха, и тот взорвался, разлетаясь на тысячи мелких кусочков. О
судьбе 15 десантников и говорить было нечего.
— БЛ*ТЬ! — сказал Балак, тут же уворачиваясь от луча, который
предназначался для него. Луч прошел в каких-то сантиметрах от его шаттла
и только его выучка спасла пилота и еще 15 десантников. — У людей есть
ПОИСК! Снижаемся, надо войти в слепую зону! Держитесь, парни! —
предупредил Балак и пошел на снижение под углом 65°. Генератор эффекта
массы работал на пределе, щиты пришлось отключить, чтобы
перенаправить энергию, но даже не смотря на все меры, перегрузка начала
ощущаться.
Через полминуты, Балак смог выровнять "Кадьяк" и приземлится. В
который раз пилот поблагодарил судьбу за то, что она подарила ему такой
подарок, как раб-кварианец, которого он выиграл как-то по пьяни. Именно
он смог усилить генератор эффекта массы, и при этом выкинуть кучу
лишнего хлама, благодаря чему мощность генератора была увеличена
вдвое, а вес шаттла — уменьшен втрое. Все это сейчас спасло его самого и
отряд десантников, среди которых был биотик-адепт, редкость для
батарианской расы. — Выходим! Надо добраться до них, чтобы отключить
ПОИСК! — сказал командир. План был составлен наспех. Добраться до
батарей ПОИСК и "Каинами" взорвать их или же найти командный пункт.
И только после этого надо было думать о соединении с остальным
десантом.
Через час. Дредноут "Гнев Гегемонии".
— Что у вас? — спросил адмирал у принявшего командование
десантом, лейтенанта Балака. Никого выше званием уже не осталось.
— Половина десанта уничтожили еще в воздухе. Мой отряд смог
взорвать ПОИСКи с помощью "Каинов". Также мы смогли
перегруппироваться и занять несколько домов в колонии. Похоже люди
тоже перегруппировываются и готовятся контратаковать. В бой с ними
мы пока что не вступали.
— Вас понял, лейтенант. Я вышлю вам подкрепления. Удерживайте
тот плацдарм, что вы имеете.
— Слушаюсь, адми... ТВОЮ МАТЬ!!! — завизжал Балак на всю связь.
— ОГОНЬ! СТРЕЛЯЙТЕ ПО ЭТОЙ ТВАРИ! ОГОНЬ!
— Бошхраг глангорд! — прозвучали отчетливые слова на каком-то
непонятном языке. А дальше по связи слышалось какой-то утробное
рычание, стрельба, крики, маты, но вот взрыв гранаты все остановил.
— ЛЕЙТЕНАНТ! ЧТО У ВАС ТАМ ПРОИСХОДИТ! — орал адмирал.
Ему не хватало еще потерять одного из опытнейших из офицеров, которые
сейчас были у него в наличии.
— Ад... Адмирал... Вы... Вы не поверите...
— Что у вас, лейтенант!?
— Пришлите... Пришлите шаттл с медиками. Такого вы еще не
видели.
— Люди идут в атаку! — крикнул голос где-то в стороне.
— К бою! Адмирал, ждем подкрепления! — сказал Балак и
отключился.
— Высылайте медиков и подкрепление! Живо! — приказал адмирал.
Еще через час.
Адмирал быстро направлялся к медику. Он уже хорошо знал, что если
медик запирается в медотсеке, объявляет карантинное положение на
корабле, заставив всех без исключения надеть скафандры, так еще и
отсоединив вентиляционную систему от корабельной и перейдя на
резервную, автономную, то дело совсем плохо.
— Идет подтверждения личности, — заявил сухим голосом ВИ, когда
адмирал решил все же проверить медика. — Личность подтверждена, —
ответил ВИ и дверь в дезинфицирующий шлюз открылась. Войдя в него,
адмирал оказался заперт в помещении два на два метра. — Идет процедура
дезинфекции, — это заняло десять секунд, но потом дверь открылась и
адмирал вошел в медотсек. В нем работали трое батарианцев, среди них и
корабельный медик. Однако, не они привлекли к себе внимание всех
четыре глаз адмирала. Это сделали два подопытных, лежащие на двух
столах и уже изрядно отпрепарированные.
Первый труп явно принадлежал человеку. Две ноги, две руки, два глаза
с неестественно бледно-голубого цвета радужкой. Кожа тоже была очень
светлой, с серым оттенком, волосы длинные, белоснежного цвета. Адмирал
знал, что у людей старики имеют волосы такого цвета, однако этот человек
был в возрасте примерно 20-23 года, если адмирал хоть что-то понимал в
людях и их анатомии. Само телосложение странного, даже по меркам
людей, человека было тощим и ассоциировалось с кварианками. Да, парень
был настолько тощим, разве что талия у него была тоньше. Однако адмирал
четко заметил хорошо развитую мускулатуру на ногах и руках. Живот был
полностью вспорот, а часть органов отсутствовала, медик постарался. Но
даже это было ничем по сравнению с тем, что лежало на втором столе.
Это был гуманоид-ящерица с темно-зеленой чешуйчатой кожей.
Ростом примерно 2,5 метра, что сильно контрастировало с ростом человека
в метр семьдесят. Глаза существа были светло-зеленые, на месте, где были
брови у людей, у существа было что-то подобное, но из кожи. Также был
широкий нос и большая челюсть. Множество зубов торчали изо рта и
прилегали к верхней губе. Но что самое поразительное было, так это
кожистые крылья и толстый хвост 1,5 метра в длину. Ноги и руки
выглядели неимоверно сильными, также существо имело три пальца на
руках и плоские ступни. Это существо выглядело пострашнее кроганов.
Оно уже было больше их, и адмиралу хотелось верить, что эти существа не
умеют летать.
— Адмирал, — поздоровался медик, как только заметил Кхарога.
— Давайте сразу к делу. Что ЭТО такое? — сказал адмирал, смотря на
ящера. Сейчас ему было не до субординации.
— Я сам не знаю, адмирал. Но сейчас не об этом. Намного хуже
обстоит дело с этим, — медик показал на человека.
— А что с ним? Да, выглядит странно, как для человека...
— Это не человек, — поникнув головой, признался медик.
— Что? Как это не человек? Драг, — обратился адмирал к медику по
имени. — Ты что, выпил?
— Нет, адмирал, я абсолютно серьезен. Это, — Драг показал на
выпотрошенного "человека". — Не человек.
— Назови хотя бы одну причину почему ты так думаешь? — спросил
адмирал, и ответом ему послужил взмах руки медика и появление
голограммы. Посмотрев на нее, адмирал просто опешил, и ему
понадобилось время, чтобы спокойно все принять и осознать. — Три...
Трехспиральная ДНК?
— Да. И что самое страшное... Она совершенно иная, адмирал.
— О... Объясни, — попросил Кхарог.
— Понимаете, ДНК людей, — медик сделал акцент именно на слове
"люди". — состоит из нуклеотидов под названием Аденин, Гуанин, Тимин,
Цитозин. В этой же ДНК нет таких веществ. Совершенно. Да, внешне они
неотличимы от людей, но генетически — совершенно разные виды.
— Так... Так хорошо, я понял...
— Это еще объясняет, почему газ не подействовал...
— Да понял я! — адмиралу стало понятно значение слов медика. Это
была другая раса. Разведка, опираясь на данные дрона, посчитала их
людьми. Винить их адмирал не собирался, сам уже ошибся. Но теперь
пришло осознание факта, что он напал на совершенно иную расу. И
адмирал не стал бы так волноваться, если бы не огромный ящер рядом с
ним, который был прямо с той же колонии. Это навивало на мысль союза
двух рас, на подобии турианцев и волусов, или же ханаров и дреллов.
— Так... — немного успокоившись, сказал адмирал. — Что по этому?
— Кхарог указал на ящера.
— Еще хуже. Три сердца, две печени, три желудка, шесть легких,
десять метров кишечника, восемь почек. Кости и кожа прочнее кроганских
раза в три. Регенерация кожи такая, что они могут хоть в ядерном реакторе
спать спокойно и ничего им не будет от радиации. Этого прибили гранатой
в затылок, повезло. Еще... Еще он может летать. Крылья достаточно
мощные. С хвостом та же история, он может спокойно им управлять. Им он
одного нашего прибил, когда завалился к Балаку. А еще... — медик
включил голограмму, на которой красовалась модель ДНК ящера. —
Семиспиральная ДНК. Шесть спиралей образовывают шестиугольник,
потом нуклеотиды пересекаются внутри, и в точке пересечения образована
седьмая спираль. И знаете...
— Что еще? — адмирал уже просто положил руки на стол и смотрел
вниз, при этом слушая медика. Однако именно его "И знаете..." заставило
адмирала прерваться от тяжелых мыслей.
— Понимаете, я заметил кое-какую закономерность и... схожесть ДНК
этих двух. Точнее, схожесть между третей спиралью этого "седого" и
четырьмя спиралями ящера, включая центральную. Они какие-то... Не
такие, что ли...
— Говорите прямо, док, — попросил Кхарог.
— Мне кажется, что... Что эти спирали... Искусственные, — после
этого адмирал просто выдохнул, а затем продолжил, однако его голос
показывал его состояние.
— То есть... Вы хотите сказать, что мы напали на две расы, которые
смогли изменить себе ДНК!?
— Боюсь, что да. Это две новые расы и похоже в генетике они...
преуспели.
— Я понял, — сухо ответил адмирал и не попрощавшись, ушел из
медотсека.
Заявившись в БИЦ, адмирал тут же связался с Балаком.
— Адмирал, мы окружили их в центре колонии. Вы не поверите, у
них...
— Мне неважно, что у них, Балак. Возвращайтесь, немедленно.
Пленных не брать с собой.
— Адмирал, но... — попытался возразить лейтенант.
— Никаких "но", лейтенант! Полная эвакуация. Если есть что-то
интересное и компактное, берите с собой, все остальное оставить!
— Вас... Вас понял, адмирал, — ответил Балак и отключил связь.
— Приготовить кинетическую бомбу. Готовность — десять минут.
— Адмирал? — удивленно уставился на Кхарога диспетчер,
отвечающий за орудие, а также весь БИЦ.
— Как только войска уйдут, уничтожить колонию. Это приказ! —
выпалил адмирал и все тут же начали исполнять приказ.
Я не был фанатиком. Да, я был патриотом и всегда им останусь. Но
тогда я понимал, что рисковать нельзя. Любой бы на моем месте решил
бы сломя голову захватить колонию, чтобы захватить рабов новой расы,
при этом повысив свой статус, а потом, когда флот совершенно
неизвестного противника подойдет к нему, с криками "За Гегемонию!"
пошел бы уничтожать их. Ведь у нас "Самый мощный Флот! Самая
мощная Армия! Гегемония непобедима!!!". Я всю жизни занимался тем,
чтобы оно так и было, но я также понимал, что это совершенно не так.
Мы бы проиграли и Мигрирующему флоту, что уж говорить об Иерархии
или хотя бы Альянсе. Я патриот, но я и реалист. И тогда я понял, что
надо отступить, пока не поздно. Расчет делался на то, что эта раса не
узнает о том, что мы были здесь, а гибель колонии сочтут за падение
метеорита. Да, это выглядело бы очень подозрительно, метеорит,
попавший чуть ли не в центр колонии. Шанс такого был один на миллиард,
но он не был нулевым. А значит эти Иные могли поверить. Во всяком
случае тогда я в это верил. Тогда я хотел лишь не подставить Гегемонию.
Потому, когда кинетическая бомба столкнулась с колонией и
пятидесятикилотонная ударная волна смела ее с лица планеты, в моей
душе была надежда на то, что все получится и Гегемония не будет
подставлена под удар.
Как же я ошибался...
Из мемуаров адмирала Дарха Кхарога.
Глава 2.
Скопление: Варренов Глаз. Система: Бахрак. Планета:
Хаш`джахрейн. Дредноут "Гнев Гегемонии". Орбита.
Адмирал Кхарог нервно ходил из стороны в сторону по БИЦу, уже
докуривая десятую сигарету за три часа. Все ожидали вторжение. Все
понимали, что оно будет. Несколько дронов, посланные в систему для
наблюдения только подтвердили догадливость и предосторожность
адмирала. Уже через 10 минут, после того, как флотилия ушла из системы,
появился флот Иных. Данные не обнадеживали от слова совсем. Самый
крупный корабль в прибывшей флотилии был в 5 км длинной, огромный,
по меркам Пространства Цитадели. Так же было десять километровых
кораблей, как раз размером с дредноуты Иерархии и Альянса. А еще было
30 кораблей в 500 метров длинной. И это была флотилия, прибывшая
проверить отсутствие связи с колонией численностью в 50 000 разумных.
По современным меркам такую колонию можно было назвать только одним
словом, придуманным людьми — "Мухосранск".
А вот потом начались проблемы. Через сутки в систему начали
прибывать еще корабли. Самым огромным из прибывших был треугольный
корабль 10 км длинной. 5 километровых прибыло 25 штук. Количество
фрегатов (адмирал и диспетчеры все же решили, что 200-метровые
кораблики — это фрегаты) вообще не поддавалось счету. Они были все
одинаковые и постоянно летали туда сюда. А потом... Потом связь с
дронами пропала. Просто взяла и исчезла. Посланные новые дроны просто
не выходили на связь. Потом попытались этими дронами обогнуть систему
и выйти с другой стороны, но это тоже не сработало. Потом вообще
отчаялись и начали посылать дронов выше и ниже плоскости системы, но и
там был провал. Получалось одно — в систему доставили глушитель
сигнала неимоверной мощности, который способен был глушить связь не
только в системе, но и за ее пределами.
Затем пришел отчет от инженеров, изучавшие трофеи и рассказы
Балака о противнике. Результат не радовал от слова "Мы в дерьме!".
Вся пехота врага была вооружена лазерным оружием, которое с
легкостью пробивало броню и игнорировало щиты. Лазерными были
штурмовые и снайперские винтовки, пулеметы и пистолеты. Дробовики
были плазменными, если их можно так назвать. Плазма скорее получалась
при столкновении, но это не исключало ее убойной силы. Адмирал уже
хотел обрадоваться, потому как такие технологии помогут Гегемонии, как и
ему самому, однако он тут же был обломан. Все это он узнал из рассказов
солдат, но как-либо проверить это и изучить технологию не представлялось
возможным. Все оружие, как только оно покинуло атмосферу планеты,
самоуничтожилось. Видимо, оно было привязано к радиоэфиру колонии
или что-то в этом роде. Потому покинув его, все важные составляющие тут
же перегорели и расплавились.
Вообще, лазерное оружие было даже у Гегемонии, как и у
Пространства Цитадели. Оно называлось ПОИСК и предназначалось для
борьбы с МЛА и торпедами противника. Пехотное оружие, а также
крупнокалиберное, под калибр дредноута или хотя бы крейсера, пытались
сделать и не раз. И все упиралось в две проблемы — энергия и охлаждение.
Энергии требовалось ОЧЕНЬ много, а охлаждать надо было ОЧЕНЬ
быстро, для эффективного огня. В первом случае, для калибра крейсера и
дредноута, требовалось колоссальное количество энергии. Настолько
огромное, что на один выстрел требовалось столько же энергии, сколько
выделяет термоядерный синтез гелия-3 в течении суток бесперебойной
работы. Это надо было для того, чтобы лазер мог выстрелить на 1000 км и
сохранить убойные качества. А во втором случае... про охлаждение и
заикаться не хотелось. Столько жидкого азота перевозить было физически
невозможно. В общем, от идеи пришлось отказаться.
Для пехотного оружия была схожая история. Штурмовые винтовки
должны были стрелять часто и много, снайперские — мощными и
дальнобойными выстрелами (точность, без учета погрешности самого
стрелка, была 100%). А это значит нужно огромное количество энергии и
огромная охладительная установка. Ни того, ни другого пехотинец не мог
носить с собой и одновременно эффективно вести боевые действия. Да,
был разработан экзокостюм со всеми нужными вещами, да вот только
себестоимость этого агрегата, сотворенного турианским сумрачным
гением, была такой, что у волусов волосы отросли, потом встали дыбом, а
потом поседели. Такого гневного разбирательства Иерархия еще не видела
и в конце-концов проект был закрыт, ибо скафандрики уже начали
захлебываться собственными слюнями в жарких дебатах. Потому в
Пространстве Цитадели и в известной Галактике вообще лазерного оружия
так и не появилось. До сегодняшнего дня.
Со слов Балака, единственно причиной, почему батары побеждали
этих Иных, было отсутствие у тех кинетических щитов, а их легкая броня
хоть и держала несколько выстрелов, все же не могла спасти своих хозяев
от таких вещей, как "Черная Вдова", "Паладин", "Грааль" или
зажигательных гранат. Также у Иных не были встречены биотики, что не
сильно обнадеживало адмирала. Мало ли...
— Адмирал, — подозвал Кхарога диспетчер.
— Что такое? — спросил адмирал, уже понимая, что это они.
Наверняка они.
— Тут что-то странное на показаниях датчиков. Какое-то...
Гравитационное искажение...
— Оно со стороны той системы?
— Да, но...
— К бою, живо! — адмирал тут же все понял. Мало того, что оружие
другое и щитов нет, так еще и корабли наверняка передвигаются по
другому принципу. Адмиралу так казалось, и теперь его догадка
подтвердилась. Ну ничего, за эти три дня он успел подготовится. Колонию
начали эвакуировать, саму планету защищали 30 крейсеров и 5 дредноутов.
Еще 20 крейсеров собирались подоспеть через сутки. — Отправьте
сообщение в Центр! Нужно предупредить их об этом! — приказал адмирал,
хотя остальные не сильно разделяли его скептицизма, смотря на показания
датчиков. Никто не мог создавать ТАКОЕ.
— Адмирал, связи с Центром нет! И с колонией тоже! Весь эфир
глушится! — крикнул связист и вот теперь всем стало ясно, что дело дрянь.
Показания датчиков уже просто зашкаливали. У всех диспетчеров
дыхание перебилось от таких цифр, но потом сердца всех находящихся в
БИЦ пропустили удар. Из пространства, со сторон той системы, появился
флот Иных.
Кхарог тут же понял, что дело швах. Противник приволок один
корабль 10 км длиной, 20 кораблей в 5 км длиной и 27 кораблей
километровой длины и еще 55 — 500 метров в длину. Фрегатов было 150
штук против 40 у Кхарога. Соотношения сил уже было неравным, но
отступать было не куда. Кхарог понимал, что он прикрывает эвакуацию
гражданских и ему надо хотя бы попытаться задержать их.
— Орудия к бою! Стрелять при вхождении противника в желтую зону!
— начал приказывать адмирал. Корабли противника шли клином на него.
10 километровый (адмирал не знал, стоит ли такое называть дредноутом)
шел в наконечнике. По обе стороны шли 5 километровые. Километровые
образовывали еще три клина, по 9 кораблей в каждом. А вот крейсера
(Кхарог решил, что 500 метровые — это именно крейсера) шли пятью
клиньями по одиннадцать в каждом. И в довершении ко всему, эти клинья
вышли в разных местах. Флот этих Иных вышел не всей толпой, а
несколькими мощными группами. Крейсера вышли выше плоскости
системы и адмирал к своему ужасу заметил на нижней части этих
крейсеров мощные турели, которые напоминали кроганские орудия класса
"земля-космос". Адмирал уже видел превосходство. Даже если это простые
масс-ускорители, то они его флот разнесут на куски. У всех кораблей его
флота корабли строились по принципу "Главное орудие и все вокруг него".
Из-за этого надо было разворачивать весь корабль, чтобы менять цель. У
Иных было не так. Их орудия, чем бы они не стреляли, располагались на
полусферах, которые могли поворачиваться на 360°. У одного крейсера
было 11 таких вот турелей, все же корабли Иных были плоскими и
треугольными. Да, адмирал мог бы начать стрелять по такой удобной
мишени, но тогда он оголил бы днище собственных кораблей перед клином
дредноутов Иных. И еще были клинья обыкновенных дредноутов (по
меркам Пространства Цитадели, конечно), которые шли быстрее головного
клина и теперь пытались зайти во фланг флоту адмирала.
— Адмирал, противник подходит к желтой зоне! — крикнул
диспетчер, судя по голосу — тоже взволнованный. В плохом смысле этого
слова.
— Ближе... Ближе... — тихо говорил себе адмирал, хотя в нависшей
тишине его слышали абсолютно все, даже капитаны других кораблей, так
как от волнения адмирал забыл выключить обращение ко всему флоту.
Хотел речь толкнуть, но забыл. И сейчас его слова воспринимались, как
приказ. — ОГОНЬ!!!
Десятки масс-ускорителе почти одновременно разогнали первую
партию вольфрамовых болванок. Все понимали, что сейчас придется
стрелять до перегрева. Болванки, разогнанные до 1,3% скорости света,
полетели в корабли Иных, а уже через полминуты столкнулись с их
кораблями. Большого эффекта это не возымело, однако результат был.
— Адмирал! — обратился диспетчер к Кхарогу. — У них нет
кинетических щитов! У них ВООБЩЕ нет эффекта масс или нулевого
элемента! — для адмирала эта фраза стала подобием искры, которая зажгла
в нем жизнь. Если у них нет щитов, значит их можно убивать.
— Всему флоту! Сосредоточить огонь на их флагмане, потом
переходите на следующую цель! Уничтожьте это чудовище! — адмирал
понимал, что лишившись флагмана, Иные могут дрогнуть. Вряд ли они
ожидают от Гегемонии сильного сопротивления, а уничтожения флагмана
могло позволить закончить войну, просто показав Иным, что легкой войны
не будет. — ОГОНЬ!!!
Во второй раз все масс-ускорители выстрелили по одному кораблю
Иных, длиной в 10 км. И с первым же залпом он дрогнул. Попадание 30
болванок, выпущенных из крейсера, и 5 — из дредноутов, сделало свое
дело. В корабле тут же показались трещины, видны были обломки и
взрывы. Это все вселяло надежду в сердца всех капитанов, диспетчеров и
адмирала. Второй и третий залпы корабль иных еще держал, но вот после
шести таких вот вольфрамовых волн он начал раскалываться.
После десятого залпа флагман Иных буквально разорвало на куски в
безмолвной тишине космоса, в котором не прозвучало ни звука. Всеобщее
ликование охватило БИЦы всех кораблей. Это было не просто уничтожение
флагмана, это было доказательство того, что Иных можно убивать.
Однако другие корабли Иных даже не пытались изменить курс. Что
самое странное, они еще не стреляли. Это тут же сменило настроение
адмирала. Он понимал, что если у Иных нет эффекта массы, значит оружие
у них другое, а если оружие у них другое, значит они еще просто не могут
стрелять. И адмирал не собирался ждать этого.
— Огонь по...
— Адмирал, фиксирую несколько сотен энергетических аномалий!
Предки, да они по нам из ПОИСКов стрелять собираются!!! — вопил
диспетчер, а адмирал просто посмотрел в окно. Весь флот противника
сейчас начал светится красными точками. Адмирал сразу все понял.
Корабельное оружие Иных тоже лазерное, а значит не стреляли они лишь
по той причине, что они не вышли на расстояние атаки. Все хорошее
настроение адмирала и всеобщее ликование в БИЦах тут же спало. Вид
сотен красных точек подействовал, как пощечина. У всех разом потерялся
дар речи и сказать что-то было невозможно. Как и отдать приказ.
Через несколько секунд, после того, как всеобщее ликование
превратилось в ступор, сотни лазерных лучей вырвались из кораблей Иных.
Если корабли Гегемонии могли стрелять по одному выстрелу в 2 секунды,
то Иные за эти же две секунды выстреливали 10 раз. Из каждого орудия.
Открыли огонь и те, кто был выше плоскости системы. Их турели,
расположенные внизу на полусферах, стреляли лишь один раз в секунду, но
мощность выстрелов не поддавалось сомнению.
Меньше, чем за полминуты, лазерный шквал врезался в корабли
Гегемонии. Это был конец. Адмирал сразу же это понял, когда несколько
лучей попало по обшивке "Гнева Гегемонии". Тут же прозвучал сигнал
сирены о разгерметизации сразу нескольких палуб, от этого весь корабль
сотрясло и адмирал с грохотом упал на пол. Лазеры всё попадали и
попадали по кораблю, сигналы тревоги звучали все сильнее и сильнее.
— Адмирал!!! Три крейсера уничтожено! Фрегаты бегут с поля боя,
противник послал за ними МЛА! — кричал диспетчер.
— У нас разгерметизация двадцати процентов корабля! Половина
переборок заклинило! Мы теряем кислород! — кричал уже второй, когда
адмиралу помогли встать. Опыт помог Кхарогу выслушать обоих
диспетчеров.
— Еще семь крейсеров уничтожено! Три крейсера пытаются сбежать!
— Покинуть корабль... — проговорил адмирал как-то тихо, так как
боль в голове была слишком сильной.
— Что!? — не поняли некоторые.
— Покинуть корабль! — крикнул адмирал. — Эвакуация! Всем в
спасательные капсулы!
Повторять дважды никому не пришлось. Все тут же включили сирену
эвакуации и побежали к капсуле, предназначенной специально для
эвакуации БИЦа. Адмирал забежал одним из первых. Не из-за того, что он
хотел сбежать, а из-за того, что он был ближе всех к капсуле, потому и
добежал быстрее. Сев в свое место, Кхарог закрепился в нем и стал ждать,
пока все не сядут, чтобы можно было улететь. Вот уже три батарианца в
капсуле, а четвертый взялся за специальные перила, чтобы забросить себя
вперед ногами в капсулу, но вдруг ВИ с огромной силой запер двери и
выстрел капсулу из корабля. Такое случалось, если уже мостик был
разгерметизирован. И все бы ничего, все бы радовались тому, что они в
капсуле и теперь в безопасности, если бы не две ноги с тазом, лежащие на
полу и окрашивающие пол красным цветом. При запирании дверь
разрезала диспетчера в районе живота и теперь весь полет три батарианца
пытались не смотреть на то, что осталось от бедняги.
Вряд ли я забуду тот день. Кошмары уж точно не перестанут
приходить. Тогда вся флотилия была уничтожена у Хаш`джахрейна за
несколько минут. Тогда я понял одну вещь. Этих существ можно было
убивать. Но и они нас могли убивать. Защиты от кинетического оружия у
них не было, а нам нечем было защищаться от их лазеров. Да, у нас была
броня, помогающая защищаться от ПОИСКов, если доходило до боев на
таких дистанциях. Но сравнивать ПОИСК с их оружием... Смешно. Было
бы смешно, если бы не было так грустно. В тот день мы приземлились
недалеко от основного поселения колонии. И тогда же я увидел, как эти
Иные высаживают десант. Они не использовали капсулы, не использовали
шаттлов. Нет, они высаживали солдат с орбиты. Те ящеры, что я видел,
прыгали со своих кораблей, затем часть их брони перегревалась и
отсоединялась, а затем с помощью крыльев они приземлялись в любой
точке колонии. ПВО оказалось бесполезным. Сенсоры ориентировались на
поля эффекта массы, нулевой элемент или тепло реактивных двигателей.
Однако разница между температурой реактивной струи и 50° градусов по
Цельсию тела этих тварей была слишком большой. Нулевого элемента у
них не было. Потому ПВО ни сделало тогда ни единого выстрела. Сотни
летающих тварей с утробным рыком приземлялись на головы гарнизона,
вступали в рукопашную, используя свой хвост, расстреливали в упор из
дробовиков, взрывали систему ПВО мощнейшей взрывчаткой и никого не
брали в плен. Они расстреливали всех батарианцев в колонии, даже если
они были безоружными, даже если они были подростками или
женщинами, даже если они пытались сдаться в плен. Рабов в колонии не
было, наверняка твари еще не знали об этой части нашей культуры.
Потому тогда колонию истребили. Я тогда понял, что это была месть.
Месть за ту колонию, которую я уничтожил.
Тогда я смог сбежать. Взял шаттл, пересек половину планеты,
дозаправился и сбежал из системы. Тем тварям было просто не до меня. О
судьбе своего экипажа, кроме тех, кто со мной были и сбежали с корабля,
а потом и с планеты, я так и не узнал. И вряд ли когда-нибудь узнаю.
Из мемуаров адмирала Дарха Кхарога.
* * *
Кхар`шан. Дворец Гегемона. Через сутки.
— Что... Что значит потеряна связь? Как может пропасть связь со всем
Внешним Кольцом!? — вопил гегемон на генерала, который доложил ему
эту новость.
— Мы не знаем, мой Гегемон, — попытался спокойно сказать генерал,
так как видел напряжение гегемона, а в таком состоянии он мог любого и
расстрелять, и продать в рабство. — Однако ясно одно — в течении суток
после битвы у Хаш`джахрейна, мы начали терять всякую связь с планетами
Внешнего Кольца. Пять минут назад мы потеряли связь с Гаршогом.
— Что с пиратскими базами? — злобно спросил гегемон, надеясь
получить хоть какую-то информацию.
— Молчат. Все, — сказал уже второй генерал, который "был
ответственен" за пиратские силы Гегемонии. — Мы потеряли связь со всей
границей. Мы потеряли связь даже с границей Альянса, однако никаких
передвижений флота людей замечено не было.
— Скорее всего, связь глушат заранее, а уже потом начинают
вторжение. Хитрые люди.
— Причем тут люди, Драх!? — не выдержал гегемон. — Вы видели
данные адмирала Кхарога. Вы видели записи боя. Я уже не говорю про
технологические различия, я говорю про биологию. Эти Иные не имеют
ничего, абсолютно ничего общего с людьми!
— А выглядят, как люди... — подметил еще один генерал. Все же на
совещании принимало участие 10 генералов.
— Да срать хотел на то, как они выглядят! Мне важно то, что
происходит у нас на границе! А происходит у нас полная ЖОПА! —
гегемон уже не скрывал своей паники, и многие его понимали. Да,
генералы держались хладнокровно... Точнее, пытались такими казаться. На
самом деле, они паниковали еще больше своего правителя, ведь именно им
надо решать эту проблему, а не гегемону. — Сколько Внешнее Кольцо
сможет продержаться? — спросил гегемон, немного успокоившись.
— Хаш`джахрейн пал за полдня, с гарнизоном в семьдесят тысяч
солдат и населением в триста тысяч. На остальных планетах ситуация с
армией и флотом практически такая же. Потому на долго эти существа во
Внешнем Кольце не провозятся. У нас есть... Возможность
перегруппироваться, если...
— Если что? — спросил гегемон, заметив, что генерал замялся.
— Если мы оставим Среднее Кольцо, — сказал генерал,
приготовившись к банальному беспределу. Он и случился. Около десяти
минут, и это не шутка, генералы поливали друг друга таким
высокосортным матом, что даже гегемон был поставлен в нокаут. Но потом
этот самый Гегемон вспомнил, что он как бы самый главный.
— МОЛЧАТЬ!!! — крикнул гегемон и для большего эффекта врезал
кулаком по столу. От такого все генералы вспомнили свое место под
солнцем и сели на свои места. Именно сели, ведь за десять минут все уже
стояли. Еще бы чуть-чуть и дошло бы до рукоприкладства. Гегемон хорошо
знал, что до такого может дойти, не впервой. — Итак. Генерал Драх, что вы
хотели предложить?
— То, что он предлагает, полный...
— Я сказал, молчать, — рыкнул гегемон на наглого генерала и все тут
же поняли, что пришла пора заткнуться.
— В общем... Если мы оставим на Среднем Кольце только штатный
гарнизон, а освободившиеся силы перешлем на Ядро и Внутреннее Кольцо,
то мы сможем дать им отпор. У них нет защиты от нашего оружия, если не
считать тяжелой брони, которую можно уничтожать гранатометами. Мы
можем их победить. Также мы можем отозвать всех пиратов из Терминуса.
Заодно они могут закупить гранатометы и другое тяжелое вооружение.
— Еще... — сказал еще один генерал, который был за план Драха. На
него тут же все посмотрели, но гегемон решил выслушать и его. — Еще
можно нанять наемников. Особенно "Кровавую Стаю".
— Зачем нам нужны эти наемники, они нас предадут сразу же, как
только поймут, куда попали, — возразил генерал, который сидел на самом
дальнем стуле.
— Не совсем. "Синие Светила" и "Затмения" — да, предадут, не
смотря на сумму, которую им заплатят. Но вот "Кровавая Стая"... Это
совсем другое дело.
— Да, — подал голос генерал, который сидел рядом с Драхом. —
Кроганам все равно, с кем сражаться. Лишь бы сражаться и деньги
получать. Ворки же чуть умнее варренов будут. А еще сами варрены. Если
использовать их, чтобы задержать наступление на Среднем Кольце, то план
Драха может сработать.
— Я вообще-то не то имел ввиду... — сказал генерал, предложивший
идею с наемниками. — Однако это даже лучше. Они смогут задержать этих
тварей. А вот что насчет "Светил" и "Затмения"... Думаю их тоже можно
использовать.
— Вы же сами сказали, что они предадут нас, — возмутился гегемон.
— Да, это если ввести их в курс дела. Но если поместить их на наши
планеты, а потом самим уйти из них, то когда начнется вторжение, им будет
не до платы или контракта. Они будут защищать свои шкуры и начнут
выживать с оружием в руках. Вряд ли эти твари будут разбираться, кто это
в них стреляет. Вначале наемники будут стрелять из-за того, что
испугаются, а потом твари примут их за врагов, возможно — за
вооруженных рабов, которые сами к нам пошли. Так или иначе, наемникам
придется воевать с этими тварями.
— Хм... — гегемон откинулся на кресле и начал размышлять. Но уже
через полминуты он все решил. — Это может сработать. Заставить
наемников выживать и воевать с этими тварями, тут уже никакие деньги не
нужны. Хорошо! Решено! Выводите войска из Среднего Кольца. Объявите
всем пиратам возвращаться в Ядро. Пусть закупят столько тяжелого
оружия, сколько смогут увезти. Если им не хватит денег, то дайте им денег.
Свяжитесь со всеми тремя группировками. Наплетите им хрень про защиту
планет от восставших рабов, соглашайтесь на любые цены, на аванс тоже.
Мы должны сыграть паникующих работорговцев. Да, точно, тогда и Совет
ничего не заподозрит.
— Мы ничего им не скажем? — удивился еще один генерал, который
все это время сидел тихо.
— Нет. Они ничего не станут предпринимать, а если и будут, то потом
такого потребуют, что мы вовек не расплатимся. Пусть идут нахрен, мы и
сами справимся! Этих тварей можно убивать, а значит мы победим их!
Тогда все воодушевились такой речью гегемона. Оно и понятно. Его
план... Казался хорошим. Использовать наемников в качестве пушечного
мяса, даже не сказав им об этом. Сконцентрироваться на защите самых
густонаселенных планет, используя все, что у нас есть. Это казалось
вполне грамотными действиями. Потом, правда, план немного
доработали. Отменили отпуска, объявили мобилизацию, стали готовить
штрафбаты из рабов. А еще мы начали готовить все свои козыри:
— Ядерное, химическое, бактериологическое, нейтронное оружие.
— Специальные патроны, вызывающие обильное кровотечение.
— Патроны, заряженные полонием, цианидом и хлоридом ртути,
молекулярной кислотой.
— Гранаты с кроганской кустарной взрывчаткой, которая совмещала
химические и термальные ожоги, а шрапнель от нее становилась жидкой.
— Прыгающие шрапнельно-химические мины, которые подпрыгивали
на высоту одного метра, делали в броне дыры и одновременно окутывало
бойцов химическим облаком. Вещество попадало через кожу, или же через
рану в кровь. Так или иначе, вещество вызывало обильный некроз кожи, а
потом и любой ткани, до которого доберется. Особенно ужасно
смотрелся некроз костного мозга.
У Гегемонии было еще много чего и мы готовы были все это
применить для борьбы с этими Тварями. Мы были готовы на все ради
победы.
Из мемуаров генерала Джазара Драха.
Глава 3.
Кхар`шан. Дворец Гегемона. Спустя две недели.
— Как... Как это... КАК ЭТО ВОЗМОЖНО!? — не выдержал гегемон
на очередном внеплановом совете генералов. — Предки, как, как, КАК!?
Как они смогли!? — гегемон был просто взбешен, но потом все же решил
успокоится. — Так... Жахрас... Повторите еще раз то, что вы сказали.
— Мой Гегемон, — начал названный батарианец. — Три часа назад...
Мы потеряли связь с системами Вархаж, Джахрус, Наргаж, Жаргиз и
Гаргож. Если коротко... Мы потеряли связь с Внутренним Кольцом, — от
этих слов все генералы просто поникли головой. Они просто не знали, что
сказать. Иные продвигались с невиданной скоростью. Через двое суток
после инцидента с колонией неизвестной расы, Центр потерял связь с
Внешним Кольцом. Среднее Кольцо было потеряно через неделю, а теперь,
через две недели, потеряна связь с Внутренним Кольцом. Это казалось
немыслимым. Никто, никакая раса не могла продвигаться с такой
скоростью. Однако факт оставался фактом — связи не было ни с Внешним,
ни со Средним, ни с Внутренним Кольцами колоний. Дроны, фрегаты,
целые эскадры уходили через ретрансляторы или на ССД и больше их
никто не видел. Они не возвращались, сигналов никаких не посылали и не
связывались с Центром. Теперь у Гегемонии оставалось только Ядро —
"домашнее" скопление Гнездо Коршуна и четыре системы в нем — Харса,
Индрис, Вулар, Унтрел.
Никто не мог понять, что происходило. Никто не мог понять, что
делать. Но что самое ужасное тогда было, это незнание. Мы не знали о
противнике абсолютно ничего. Единственное, что мы знали — это их
анатомию и тип оружия, которым они сражались. Также мы знали
размеры их кораблей и примерную тактику космических боев. Все, больше
мы ничего не знали. И это нас давило похлеще кроганского тарана. Мы
просто не знали, что делать. Мы не знали, живы ли еще защитники,
нужно ли им подкрепление или же они уже погибли, где надо
контратаковать, надо ли это делать или же надо идти в глухую оборону.
Система за системой просто глохли. Неумолимо, какая-то особая
материя, Неведение, поглощала систему за системой, скопление за
скоплением, и эта материя приближалась к Ядру. Нам начинало казаться,
что к нам идет сама Тьма, которую невозможно остановить. Что же,
если Неведение — это Тьма, то именно Тьма тогда шагала парадным
маршем по нашим мирам.
Из мемуаров министра обороны Батарианской Гегемонии Гра`шгора
Жахраса.
* * *
Скопление: Драконий Хвост. Система: Баш`храг. Планета: Вулгиж.
Лейтенант Ка`Хаирал Балак.
Очередной снаряд заставил бункер командования содрогнуться.
Бетонная крошка посыпалась на голографическую карту, но ей от этого
было ни тепло, ни холодно. Да и вообще, бетонная крошка была самой
незначительной вещью, что была в данный момент.
Сейчас мы пытались разобраться со сложившейся ситуацией. А
выходила она крайне паскудной.
— Итак... — обратился ко всем полковник Джардаг. Его лицо было
украшено тремя полосками шрамов от боевого варрена, один глаз был
имплантом, но сейчас я на это не обращал внимание. Просто это бросалось
в глаза. — Лейтенант Балак, докладывайте, — вызвал он меня и я тут же
начал манипулировать с голограммой.
— Что же, скажу сразу — ситуация катастрофическая. Мы потеряли
Центр города, а также северный, северо-западный, северо-восточный,
западный и восточный пригороды, а противник продолжает продвигаться
через город. Мы пока контролируем еще три квартала, пока противник не
подойдет к реке, которая отделяет северную часть города от южной. Мы
сможем остановить их, взорвав мосты, но тогда о спасении окруженного
майора Гаргаза не может быть и речи. "Синие Светила" окопались на
заводе по производству хладагента и стреляют и по нам, и по противнику. С
"Затмением" та же история. Они сейчас в Центральной Клинике, держат
оборону, но уже отрезаны от нас на километр. Кровавая стая рассеяна на
маленькие группы, которые бегают по тылам противника и доставляют им
немало геморроя, но их быстро становится все меньше и меньше —
противник истребляет их с помощью крылатых ракет или истребителей. К
слову, об авиации. У противника полное превосходство в воздухе. Системы
ПВО уничтожены при первых бомбардировках. Наша авиация уничтожена
еще на аэродромах с орбиты, как вы знаете. А вчера они нашли наш
аэродром в джунглях.
— Что... Но как!? — удивился один из генералов. Похоже до него
новость еще не дошла. Я ведь вроде всем это рассказывал... Или нет? Так, а
сколько я не спал? Дня... Три? Или четыре? Ох уж эти стимуляторы... Так,
все Балак, соберись!
— Они сбросили что-то с орбиты. Бомба пробила крышу бункера и
упала до самого нижнего уровня, а потом взорвалась. Как я понял из слов
техников, в бомбе была плазма. Много плазмы. Так что с нашей авиацией
покончено окончательно.
— Проклятье... — выругался полковник, но затем снова продолжил. —
Вы смогли узнать местоположение их аэродрома?
— Да. Как мы поняли, у противника есть авианесущие корабли,
наподобие кораблей Альянса, но ГОРАЗДО больших размеров. Они
прячутся за спутником планеты, так что они недосягаемы для наших
орудий "поверхность-космос". Точнее, были бы неуязвимы, если бы у нас
оставались такие орудия. Но все мы знаем, что с ними произошло... —
возможно, это звучало, как какая-то шутка, но ни мне, ни кому-либо из
присутствующих было не до юмора. Вся противокосмическая оборона
была уничтожена в первые часы. МЛА этих тварей спокойно летали и в
космосе, и в атмосфере, что было невиданным. Из вооружения они имели
лишь несколько лазерных орудий и несколько мощных ракет, но вот по
скорости и маневренности они обходили наших на порядок. Так что теперь
мы просто вели борьбу за каждый дом, квартал, поселение. Мы должны
были выполнить приказ и задержать противника на столько, на сколько это
возможно. Во всяком случае, именно так считали большинство солдат и
генералов.
На самом деле план был провален в первый же день. Нет, не из-за
того, что мы сдались. Сражались мы достойно, это даже кроганы
признавали. Все было в тактике противника. Мы смогли кое-что
подсмотреть из телескопов, а также дронов, которые все снимали, а
потом возвращались на поверхность планеты. В итоге выходила очень
плохая картина.
Вначале противник давит любую связь мощнейшей глушилкой,
которую мы так и не нашли. Потом прилетает флот, который
уничтожает все корабли, что летает в системе. Потом уничтожаются
все орбитальные станции и топливные базы, а планету-колонию
начинают бомбить. Потом высаживается десант, а потом, к нашему
общему шоку, они, оставив лишь несколько десятков кораблей, идут
остальным флотом дальше. То есть они не шли единым фронтом,
подавляя всякое сопротивление планета за планетой. Они брали планеты в
осаду и шли дальше. Выбраться с планеты без флота было невозможно,
если конечно вы не умеете летать в вакууме и совершать сверхсветовые
перелеты. Немного поискав в экстранете, благо у планеты был свой
сервер, а экстранет был проводной, я все же нашел тогда информацию
про похожую тактику.
Это была человеческая тактики под названием "Блицкриг" или же
"Молниеносная Война". Она заключалась в обходе и окружении основных
сил противника и завершении войны за несколько месяцев. Вот именно
такое было и с нами. Нас отсекли от Центра и теперь просто добивали, в
то время, как наступление этих тварей продолжалось. Это было видно,
судя по огромному трафику кораблей, которые сотнями пролетали мимо
системы. Они не разряжали двигатели в газовых гигантах, скорее всего у
них были другие методы сверхсветовых перелетов, но даже им надо было
давать двигателям в каком-то смысле "отдохнуть". Так или иначе, мы
теперь должны были просто воевать. Защищать колонию смысла не
было, но капитулировать никто не собирался. Полковник Джардаг был
фанатиком. Точнее — фанатичным идиотом, который скорее погибнет,
нежели капитулирует. И ему было неважно, что за это могут
поплатиться жизнями десятки тысяч солдат. Однако он — не я. Для меня
мои солдаты были важнее. Да, я их знал всего неделю, и да, возможно это
назовут предательством, но тогда мне было на это плевать.
Из мемуаров лейтенанта Ка`Хаирала Балака.
Через три часа после совета офицеров.
— Господин лейтенант! — позвал меня сержант. Имени его я не
помнил, но мог точно сказать, что парень взволнован.
— Что еще? — рыкнул я, намекая на то, что я не в настроении.
— Только что вернулись разведчики. На Центральной Площади
установлена минометная батарея противника. Тридцать пять установок, сто
пятьдесят миллиметров...
— Да чтоб тебя! — не выдержал я. Это была еще одна странная черта
этих ксеносов. А именно — минометы и артиллерия. От минометов
отказались уже так давно, что едва ли помнят об их существовании. Роль
артиллерии же выполняли ракеты и РПГ. Против первых хорошо работали
ПОИСКи, а против вторых — хорошая броня или щиты. Но ксеносы
решили вернуться в прошлое, что сыграло им на руку. Их минометы можно
было спокойно переносить, из-за чего их позиции появлялись где только
можно: на крышах, на задних дворах, площадях, улицах. И ведь это были
обыкновенные снаряды, которые вылетали с помощью взрывчатки. С
артиллерией ксеносов та же история. Простое, древнейшее механическое
управление и принцип работы, никакой электроники, кроме системы
обсчета траектории полета снаряда. Даже наводить надо было вручную, с
помощью нескольких рукояток. Мы по началу не поняли, что это за фигня
такая, пока десятки таких вот орудий не начали стрелять по городу. Вот
тогда мы поняли, что смеется тот, кто смеется последний. И смеялись
именно ксеносы. Особенно смешно, наверное, выглядели со стороны наши
солдаты, когда снаряды свистели над нами, а мы вздрагивали и бегали туда-
сюда. У многих от этих звуков случился нервный срыв, многие попытались
сбежать, за что расстреливались на месте. В общем и целом, жилось нам
несладко. А теперь в километре от моих позиций установили минометы. Я
понимал, что это конец. Настоящий.
— Какие будут приказы? — спросил сержант и я вдруг кое-что понял.
Посмотрев ему в глаза, я увидел страх. Настоящий страх. Внешне он это не
показывал, но внутренне я хорошо видел, что он боится. Он уже видел, на
что способны кассетно-зажигательные снаряды минометов этих тварей.
Если они нас обстреляют, то с нами будет покончено и противник завладеет
одним из мостов. Мы все погибнем и о нас вряд ли кто-то вспомнит. Нет,
так погибать я не собирался. Потом я решил сделать то, что могло помочь
хотя бы моему отряду выжить.
— Собери всех командиров. Живо!
— Слушаюсь, господин! — ответил сержант и побежал выполнять
приказ. Лишь бы все сработало.
Через 10 минут.
— Господа, наше положение критическое, — начал я сразу, когда семь
батарианцев собрались в подвале одного дома.
— Ну, не сказал бы. К нам скоро подойдет подкрепление, целая рота,
— начал младший лейтенант.
— Они подойдут через десять часов. А на площади уже установлены
тридцать пять минометов.
— Чтоб вас...
— Твою мать...
— О, Предки... — начали выговариваться командиры. Они все уже
успели познакомится с минометами противника. Некоторые теряли свои
позиции при бомбежке 5-7 минометов. Но вот 35... Видимо мы сильно
разозлили тварей. Все же, отразить 7 их атак — это было сродни чуду.
Однако мы это сделали, потеряв 3/4 батальона, и твари разозлились.
— Так что теперь, — продолжил я. — У нас два варианта. Либо быть
обстрелянными и сдохнуть. Либо... Либо сдаться, — на удивление, никто
ничего не возразил. Видимо, они сами это планировали. Ну что же, это
даже лучше. Нам придется сдаться. Умирать вот так вот, от зажигательных
снарядов... Нет, не о такой смерти я мечтал. Умереть в бою — пожалуйста.
Умереть в окружении семьи и внуков — с удовольствием. Умереть в
объятиях азари на старости лет — тоже неплохо. Но сгореть заживо в
наспех выкопанных окопах — нет уж, спасибо. Был, правда, еще вариант
попытаться отступить за реку и быть расстрелянным заградотрядом, но
такой вариант был еще хуже. Потому, выбирая между "Сгореть заживо",
"Быть расстрелянным своими же" и "Будь что будет", я все же решил
выбрать третий вариант. К счастью, остальные решили точно так же.
Глубоко выдохнув, я поднялся из окопа и начал идти вперед по улице,
к позициям ксеносов. Я знал, что они меня видят. Потом я демонстративно
вытащил из винтовки все съемные детали, а потом и саму основу винтовки.
Все это надо было для одного — показать, что мы сдаемся. Показывать
белый флаг я не решился — я не знал, как они отреагируют на такое. Языка
их я тоже не знал, их переговоры мы так и не смогли расшифровать. С
пленными та же история — их не было. В крайнем случае они себе пулю
пускали в лоб. Трусов в войсках нашего противника не было, это уж точно.
Но мне было плевать. Я не собираюсь вот так вот просто умирать. Я не
хочу умирать, я еще жить хочу, и позволить пожить этим солдатам. Они моя
ответственность и если мне надо позволить им выжить, сдавшись в плен,
то я согласен на это!
Моему примеру по разбиранию оружия на составляющие последовали
все. Я иногда оборачивался назад и видел, как все просто шли вперед без
какого-либо оружия. Но также я видел в их глазах... Опустошенность. Они
все верили в Гегемонию, с рождения им прививали идею о доминировании
батарианцев над другими, ведь мы четырехглазые. Фигня все это, как по
мне. Если выставить обычного батарианца против обычной азари, четыре
глаза его не спасут от удара, стазиса или сингулярности. Если выставить
батарианца против крогана, четыре глаза не спасут его от тарана груды
мышц. Однако это я такой умный, а эти... Желторотики, которые воюют
всего неделю. Да, научились воевать хорошо, но остались такими же
фанатиками. Это они еще жизни не видели.
— Стоять! — вдруг прозвучал громкий голос, искаженный фильтром.
Я тут же остановился и посмотрел вперед. Засмотревшись на свой отряд, я
не заметил, как подошел к позициям ксеносов. — Руки верх! — что самое
странное, он сказал именно "верх", а не "вверх". Похоже их переводчики
были не самими хорошими, но хоть какими-то. Понять, что они имеют
ввиду можно было. — Сюда подойти, — солдат-человек, хоть он и не был
таковым, показал винтовкой на место рядом с собой. Спорить я не стал и с
поднятыми руками подошел к нему. Тот повернул меня, опустил руки за
спину и через секунду на руках закрепились два кольца, соединенных
вместе. Точно такое же проделали со всеми остальными, а потом повели
вглубь позиций. Для нас все было кончено. Во всяком случае, я надеялся на
это.
* * *
Центральная Клиника.
Стон нескольких десятков раненых бойцов "Затмения" лишь изредка
заглушался удаленными взрывами артиллерии. Бетонная крошка сыпалась
прямо на раненых, расположившихся прямо на полу — больше мест не
было. Все залы и широкие коридоры были заполнены стонущими, которым
оставалось только страдать — панацелина и каких-либо других
медикаментов уже не было.
Именно такую картину уже в который раз видела капитан Васэ.
Вначале все было нормально, им заплатили хорошие деньги и им надо
было подавить восстание рабов в одной из батарианских колоний. Однако
теперь все переменилось. Теперь они были окружены в батарианской
клинике, воевали с совершенно неизвестным противником и имели
несколько десятков раненых.
— Ворлеон, — позвала Васэ саларианца, который чинил тяжелый
пулемет — одна из немногих вещей, которая хорошо косила ящеров-
гуманоидов.
— Да, Васэ, — коротко поздоровался Ворлеон.
— Что с пулеметом? Он нам нужен на заднем дворе.
— Ничего не выйдет. Его не починить. Нету нужных деталей. Нужна
замена. Сделать свои не получится. Нужна деталь фабричного
производства.
— Ч-ч-черт... — разочарованно выдохнула Васэ и села на пол,
оперевшись на стену. Ворлеон что-то делал с уником, иногда смотря на
внутренности пулемета, который схватил несколько попаданий из
лазерного оружия. — Почему? — кое-как проговорила Васэ. — Богиня,
почему именно я? Почему именно я на это купилась? Богиня, если ты меня
слышишь, пожалуйста, помоги мне. Я исправлюсь, я клянусь тебе, я брошу
это дело... — уже со слезами на глазах говорила Васэ с потолком, который
время от времени осыпался от очередного падения снаряда. — Мне всего
четыреста пятнадцать... У меня еще есть время... Только прошу, дай еще
один шанс. Всего лишь один... шанс... — больше Васэ уже ничего не
сказала. Она просто залилась слезами. Неделя, проведенная в этом Аду
сделала свое дело — азари была морально истощена.
— Хм, переутомление. Недосыпание. Обращение в религию. Нервный
срыв. Начинающийся стресс. Опасно для остальных. Предлагаю снять
стресс. Советую секс. С батарианцем или человеком. Мужского пола. Но
можно и женского. С капитаном Роу, например. Хотя для азари пойдет
любая раса и пол. Но мужской предпочтительнее. Задействованы другие
эрогенные зоны. Более чувствительные.
— Ворл... — устало проговорила Васэ, которая меньше всего желала
сейчас курса по сексологии. — Тебе надо, ты и иди трахайся с кем попало.
— Уже. С капитаном Эньялой. Час назад. Бодро себя чувствую.
Сосредоточен на работе. А вот Эньяла спит. Плохо. Надо разбудить. Или
пусть выспится? Но каждый солдат на счету.
— То есть вместо того, чтобы чинить пулемет, ты трахаешься с
капитанами? — возмутилась Васэ.
— Да. Тут вообще все так делают. Даже раненые. Помогает в
излечении. Немного. В основном с азари. Люди батарианок не любят. И
батарианцы людей тоже.
— Ооо, бордель, а не отряд в осадном положении.
— Нет, — не согласился саларианец, — В борделе все платное. Даже
напитки. И сигареты. И мыло в туалете. И контрацептивы. А вот в "Лазури"
нет. Платные только номер и девушки. А на Омеге такого вообще нет. Ни
напитков, ни сигарет, ни туалета.
— Можешь мне не рассказывать, как где девушками торгуют. Лучше
пулеметом занимайся, нам без него конец.
— Да, прости. Твое прошлое. С чего все начиналось. Соблазнила
Седерис. Все знают.
— Слушай, может уже заткнешься. Чего тебя на эту тему потянуло.
Пулеметом занимайся, жабья морда!
— Не знаю. Пытаюсь отвлечься. Свист снарядов. Раздражает.
Действует на нервы. Стресс. Напряжение. Нужно расслабиться. Может
сходить к Эньяле снова? Она пока что спит, — в ответ на это Васэ лишь
скептически подняла бровь (или ту часть кожи на голове, где у людей была
бровь).
— Самый озабоченный саларианец из всех, которых я встречала, —
Васэ решила встать и последовать примеру Ворлеона, все же он был
наглядным примером того, как надо снимать стресс, когда тебя осаждает
неизвестная раса. Однако не успела она даже приподняться, как вдруг по
всей больнице пронесся громкий голос, доносящийся со стороны улицы.
— Внимание!!! Наемники "Затмения"! Вы окружены! Вам нет
смысла сражаться за Батарианскую Гегемонию! Сложите оружие!
Империя гарантирует исполнение всех конвенций Пространства
Цитадели по делам военнопленных! Всем раненым будет оказана
немедленная медицинская помощь! Мы гарантируем безопасность
всех военнопленных! Ультиматум действенен в течении одного часа!
В тот день я уверовала в Богиню. Раньше я называла ее имя скорее по
привычке, как люди говорят "О Боже мой...". Тогда я поняла, что мне дали
шанс. Последний шанс. Когда ультиматум был объявлен, я еще минут
пять рыдала с улыбкой на лице. Я орала на всю больницу, благодарила
Богиню, смотря в потолок и даже бетонная крошка, попавшая мне в
глаза, никак не сказалась на моем состоянии. Я просто смеялась и
растирала себе глаза. В конце я сдалась в плен с красными белками,
мокрым лицом и уродской ухмылкой на лице. Именно с такой ухмылкой
меня сфотографировали для досье военнопленного. Я когда увидела свое
лицо на том планшете, я просто упала от смеха. После той битвы на
Вулгиже, я ушла из "Затмения", как и пообещала Богине. Я понимала, что
все имеет свою цену, и если цена за мое спасение — уход из "Затмения",
ссора с Седерис и несколько поломанных костей, то это того стоило.
Тогда мы смогли выжить. А вот "Синим Светилам" повезло меньше.
Главным в том отряде был батарианец. С соответствующим
результатом — "Светила", мягко говоря, отклонили ультиматум. А потом
на химический завод, где и окопались "Светила", упала бомба, прямо с
орбиты. Термобарическая бомба в 30 килотонн.
Как оказалось, ультиматум, немного в измененной интерпретации,
крутили по всей планете. Это сработало. Батарианские части
капитулировали в течении суток. Единственные, кто тогда не сдался,
были ворка, которые просто не поняли ультиматума. Говорят, их до сих
пор вылавливают из подземелий столицы.
Из книги Васэ Т`Лики, "Неделя на Вулгиже".
* * *
Кхар`шан.
Отряд батарианцев во главе с еще одним батарианцем, но одетым в
более торжественный костюм, шли к кабинету гегемона. У 10 солдат были
винтовки, а у впереди идущего был только пистолет "Паладин". Идущий
спереди понимал, что так надо. Может это неправильно, но так надо.
Двое батарианцев у входа в кабинет гегемона только встали по стойке
смирно. Они были "свои".
Зайдя в кабинет, все тут же обратили внимание на незваных гостей.
— Сын? — тут же сказал гегемон, смотря на собственное чадо, на
лице у которого читалась Решимость. И именно с большой буквы,
настолько он был решителен в данный момент.
— Гегемон, — ответил сын, и отец понял, что чадо пришло не
поздороваться.
— Что ты тут делаешь? — ответом на вопрос гегемона стали солдаты,
вошедшие в кабинет и окружившие стол с генералами.
— Спасаю батарианскую расу.
— Ну наконец-то, я уже волноваться начал, — сказал один из
генералов.
— Где тебя варрены носили? — возмутился второй. В течении
нескольких секунд гегемон узнал о предательстве половины совета
генералов. После этого сын наставил пистолет на гегемона и выстрелил.
Прозвучал оглушительный выстрел, а тело самого главного и чуть ли не
богоподобного батарианца во всей одноименной расе безжизненно упало
со стула. Такая же судьба постигла еще нескольких генералов, которые
отказались свергнуть гегемона ради спасения батарианцев от неведомого
врага.
— Гегемон умер, — сказал один из генералов.
— Да здравствует Гегемон! — воскликнули все присутствующие в
кабинете.
* * *
Цитадель. Совещание Совета.
— Итак, что мы имеем? — спросила Тевос, когда все уселись на свои
места. Посол Удина также присутствовал, так как вопрос остро касался
Альянса.
— Если говорить кратко — ничего, советники. Нам ничего неизвестно,
— начал Удина.
— Спасибо, посол, — ответила Тевос, намекая, что ей плевать на
сборище кривожопоруких ногоплечей, именуемое разведкой Альянса. —
Валерн? — обратилась азари к саларианцу.
— У нас ничего. Абсолютно ничего. Связь потеряна со всеми
ячейками ГОР на территории Гегемонии, — разочаровал всех Валерн.
— У нас тоже самое, — вставил свое Удина. — Связь со всеми
дронами, находящиеся на территории Гегемонии, была потеряна. Мы
послали новых, но и с ними связь пропала. Посылать разведгруппу мы еще
не спешим.
— И не стоит, — предупредил человека саларианец. — Мы послали
оперативную группу ГОР. Связь с ней потеряна трое суток назад. Дело
плохо.
— Да, и еще, — снова начал Удина, от чего азари слегка выдохнула. —
Мы все же смогли получить кое-какие данные сканеров с одного дрона,
который был у самой границы с Гегемонией. Связь с ним не была потеряна.
Вот, что ему удалось узнать, — Удина переслал всем данные, однако их
никто не понял, за исключением Валерна.
— Радиолокационная аномалия, — сказал Валерн.
— Да, и обратите внимание на ее размеры. Скорее всего, именно это и
глушит связь по ту сторону границы.
— Стоп-стоп-стоп, вы хотите сказать, что это, — Спаратус показал на
данные. — Действие некоего глушителя связи?
— Абсолютно точно, Спаратус, — ответил саларианец. — Можно
конечно предположить, что это магнитная буря, но... Нет-нет-нет, слишком
упорядоченное движение, слишком четкие границы действия. Точно
глушитель связи.
— Только не говорите мне, что ЭТО, — Спаратус снова показал на
данные. — Сделали батары.
— Вряд ли. Но не исключено, — ответил Валерн. — Странно...
— Что странно? — спросила Тевос.
— У нашей ячейки на Кхар`шане был квантовомеханический
коммуникатор. По нему они могли бы связаться. Но они тоже не выходят...
— вдруг уник Валерна запищал. Его глаза тут же широко раскрылись и он
не раздумывая ответил на звонок.
— Да? Ага. ЧТО!? Включайте, немедленно! — Валерн в один миг
изменился в лице. Переключив еще несколько кнопок на унике, в зале
совещаний появилась голубая голограмма батарианца.
— Что это значит? — возмутилась Тевос.
— Добрый день, Советники, — поздоровался батарианец.
— Пашог Жгаз. Сын Гегемона, — констатировал Удина.
— Да, это я. Мы едва ли смогли починить коммуникатор ГОР. Хотя бы
его нашли...
— Вот и хорошо, Пашог, — сказал Спаратус. — У нас к вам возникли
вопросы.
— Простите, советник, но у меня нет времени, потому я просто введу
вас в курс дела, — батарианец резко остановился, так как на фоне что-то
грохнуло, а сам Пашог едва ли смог удержаться на ногах.
— Мой Гегемон, они начали орбитальный обстрел! Северо-западный
пригород, десять килотонн! — сообщил голос где-то со стороны.
— Что у вас там происходит? — не унимался Удина.
— Нет времени объяснять. В общем. Чуть больше двух недель назад
один из адмиралов разбомбил колонию. Как оказалось, это была колония
двух неизвестных доселе рас.
— ВЫ ЧТО СДЕЛАЛИ!? — возмутилась Тевос.
— Потом, советница, мне не до этого! — рыкнул на азари Пашог, от
чего все малость прифигели. — После этого началось вторжение. Они...
Они наголову превосходят нас. За две недели Кхар`шан... мы потеряли
связь со всеми колониями. Сейчас они разбили Первый Флот и начали
орбитальную... — Пашог снова едва ли удержался на ногах от новой
встряски.
— Юго-запад! Пятнадцать килотонн!
— Они начали орбитальную бомбардировку Кхар`шана. Мы... Мы
проиграли.
— Они разбили вас за две недели? Хе, мне они уже нравятся, — сказал
Удина, решив посмеяться над батарианцем.
— Мне не до шуток, Удина, — серьезно сказал батар и Удина малость
как-то удивился такому борзому четырехглазому. — Послушайте, я тут не
для того, чтобы просить союза или военной помощи. Нет, я не для того
убил отца. Он был слепым недоумком, погрязшем в рабстве и устаревшей
культуре. Он был слепым. Но я вижу. Это не война, а геноцид. Нас просто
истребляют, те две расы просто мстят нам.
— Тогда чего вы от нас хотите? — спросила Тевос.
— Я... — на этот раз от удара Пашог упал на колени.
— Запад! Двадцать килотонн!
— Я понял, — прошипел батарианец, вставая на круг коммуникатора.
— Я хочу спасти нашу расу. Спасти ее от Геноцида. Я... Я успел
эвакуировать с Кхар`шана несколько десятков тысяч женщин, детей и
солдат, которые никогда не занимались пиратством и работорговлей. Я... Я
прошу вас. Спасите их. Мы смогли отвлечь этих тварей на Кхар`шан, в то
время, как флот с беженцами успел уйти на сверхсветовой скорости в
незаселенную систему. Мы удалили о ней какие-либо упоминания,
противник о ней не узнает. Я прошу вас, спасите их. Можете их хоть
своими вассалами сделать, мне уже безразлично. Я понимаю, на что я иду,
но другого выхода нет. Неважно, что о нас скажут внуки, главное, чтобы
они у нас были. Я передам вам координаты и все данные, что мы имеем по
противнику. Но я вас прошу, умоляю... Спасите тех, кого мы... — очередная
встряска заставила батарианца с грохотом упасть на пол, но в районе круга
голограммы, а потом в проекции показались камушки и пыль, падающие на
Пашога. Со стороны послышались грохот и крики, и через секунду
голограмма батарианца исчезла и вместо нее советники услышали писк и
значок прерванного сеанса связи.
Глава 4.
Дипломатический фрегат Азарийских Республик "Орисони".
— Итак, введу вас в курс дела, — говорил Хакет дипломатам от азари,
турианцев и саларианцев. Людей не пригласили, но именно через их
территорию собирались попасть на территорию Гегемонии. — Какая-либо
связь с территорией Гегемонии полностью потеряна, но
квантовомеханический коммуникатор у вас есть. Он — ваша единственная
связь с внешним миром. Что вас ждет по ту сторону ретранслятора — нам
неизвестно. Примут ли вас или сразу же атакуют — тоже неизвестно.
Вашего сигнала SOS мы не услышим, потому прийти на помощь не
сможем, уж извините. Так что... Вот такой вот расклад. Мда...
— Вам известно хоть что-то, адмирал? — спросил посол турианцев.
— Кроме того, что передал новый Гегемон — нет. А все, что мы
послали в Гегемонию — пропало. Бермудский треугольник какой-то,
честное слово. Ну ладно, господа. С Богом.
— Спасибо, — поблагодарила азари и связь отключилась.
— Приближаемся к ретранслятору, — сказала пилот и все три
советника собрались у иллюминатора. План был таков — пройти через
ретранслятор в Скиллианском Пределе, ведущий прямо в Гегемонию, а там
связаться с этими Иными и объявить о переговорах с помощью
дипломатических протоколов Первого Контакта — отключить щиты,
оружие, начать мигать фонариком и надеяться, что ксеносы поймут смысл
всех этих действий. Ничего лучше пока что не придумали.
— Да поможет нам Богиня, — сказала дипломат азари, когда корабль
уже окутывали голубые молнии. Еще секунда — и корабль совершил
прыжок.
Через 10 минут.
— Выходим из ретранслятора, — объявила пилот. Все тут же
замолчали и затаили дыхание. Никто не знал, что их ждет сейчас, но все
были готовы ко всему.
Вспышка и перед глазами снова появилась чернота космоса,
усыпанная миллиардами звезд. И это выглядело бы красиво, если бы не
пару десятков кораблей, окружившие ретранслятор.
— ДУХИ!
— Тормози! — выкрикнула азари дипломат. Всего несколько секунд
понадобилось, чтобы фрегат полностью остановился. Несколько десятков
заряженных турелей уже были наставлены на корабль, готовые распылить
его до состояния отдельных атомов, если не меньше.
— Следовать протоколу Первого Контакта, — приказала азари. —
Отключить щиты и оружие. Передавайте световой сигнал, — азари сама
была взволнованна, но все же пыталась выглядеть спокойной. Она должна
была подавать пример всем остальным, и тем самым подбадривать. Однако
делать это становилось все труднее и труднее.
— Госпожа, они... Они связываются с нами, — сказал пилот и у всех
немного отлегло от сердца. Хотя бы стрелять не начали, и на том спасибо.
— Давайте, — с необычной твердостью сказала азари.
— Неизвестный корабль. Назовите себя и цель вашего прибытия, —
голос был на батарианском языке, что все же радовало — языковую
матрицу эта раса уже составила, а значит переговоры можно проводить.
— Говорит Шалиа Т`Ригаша. На борту дипломатическая группа
Совета Цитадели. Мы прибыли для начала переговоров с вами, —
произнесла азари заученную фразу. Некоторое время стояла напряженная
тишина, а потом, вдруг, один из кораблей выстрелил по ним. Однако не
красным лучом, а какой-то болванкой. Она прицепилась к корпусу, а затем
послышался голос переговорщика.
— Ваш корабль помечен. Направляйтесь к планете под названием
Кхар`шан. Адмирал Агоз вас встретит.
— Спасибо, — ответила Шалиа и тут же обратилась к пилоту. — Курс
на Кхар`шан, живо!
— Слушаюсь! — ответила пилот, а потом начала играть по
голограммам, как на пианино.
— Что же, — повернулась Шаила к своим коллегам, когда они все
вернулись каюту для переговоров. — Не так уж и плохо. Для начала.
— Это только начало. Мы еще не знаем, как они себя поведут, —
турианец явно был настроен скептически.
— Да, не знаем. Но к нам у них нет претензий. И при том, они
согласились на переговоры, — не согласился саларианец.
— Это так, но мы не знаем, чего именно им надо. Они уже
уничтожили Гегемонию. Кто знает, может они захотят пойти и на
остальных, — все не унимался представитель Иерархии.
— Повторюсь, это маловероятно, — саларианец все же был
оптимистом. — Гегемония первая начала войну, в предоставленных данных
об этом сказано в первую очередь. К тому же, адмирал Кхарог уничтожил
их колонию с орбиты. И мелочи — рабство, пытки, негуманные способы
войны. Все это и повлекло за собой войну. Мы же тут гарант мира. Им нет
смысла воевать с нами.
— Ладно, ладно. Понял уже.
— С чего такой скептицизм, Квентиус? — удивилась азари.
— Не верю я, что такая раса, или расы, могут вот так просто начать
переговоры и предлагать дружбу. Будет очень хорошо, если они у нас
ничего не потребуют. Как я понял, у нас к ним целый список требований, я
прав? Потому что мне Примарх передал большой такой список.
— У нас тоже самое, Квентиус, — саларианец покопался в унике и
нашел нужное. — Нам необходимо узнать об их технологиях, особенно
сверхсветовых перелетов, лучевого оружия для кораблей и пехоты, а еще...
Генная инженерия.
— Ну понятное дело, кто же еще мог об этом попросить... — закатил
глаза Квентиус.
— Да, потому что это действительно уникально. Искусственная
спираль в ДНК, полностью интегрированная в генокод расы. То же самое с
этими ящерами.
— Мы хотя бы знаем, как они называются? Не ящерами же их
называть, — решила поинтересоваться Шалиа, так как этот вопрос был
очень уж важен.
— Нет. Батарианцы не смогли допросить каких либо пленных. Эти
существа... Не сдаются в плен. Взломать их связь у них также не
получилось.
— Понятно, — закрыв глаза, турианец подытожил. — Дело дрянь.
Скопление: Гнездо Коршуна. Система: Харса.
Фрегат дипломатов вышел из сверхсвета и взору пилота и вообще
всех, кто смотрел в иллюминаторы предстала эпическая картина. Сотни
кораблей, в основном треугольной формы, летали вокруг родины
батарианской расы. Корабли были немыслимы по стандартам Цитадели. И
ладно бы километровые корабли, это было нормой. Пятикилометровые
были уже исполинами. Корабль 10 км в длину казался чудовищем, которое
обстреливало Кхар`шан с орбиты. Но и это было еще не все. Самым
страшным монстром был двадцатикилометровый корабль, который был
единственным в своем роде в этой системе. Он держался от планеты на
расстоянии, но из него часто вылетали быстрые и маневренные МЛА.
— Духи... — только и смог из себя выдавить Квентиус. — На кого же
наткнулись батарианцы?
— Держитесь увереннее, Квентиус. Эти переговоры будут очень
трудными, — произнесла Шалиа, как вдруг пилоту пришло сообщение.
— Мэм, они прислали координаты стыковки. Они... они встретят нас
на том корабле, — немного заикнувшись, пилот показала на чудовище, к
которому ей надо был лететь. — И еще они прислали языковую матрицу
своего языка.
— Давай, дорогая. Спокойно и ровно. А мы пока что разберемся с
матрицей, — конечно, у дипломата ничего не было с этим пилотом. Шалиа
просто хотела успокоить девочку. Да, пилот был опытен, но такого в ее
карьере еще не было, потому пилота надо было успокоить хотя бы словом.
Фрегат медленно приближался к исполину. Нужный ангар для этого
уже был открыт и оставалось только влететь. Пилот ровно вела фрегат и
вот, через несколько минут, они оказались в ангаре корабля, в котором была
приемлемая атмосфера и гравитация, что радовало — можно будет снять
шлем.
Двери ангара фрегата раскрылись, за неимением стыковочного шлюза,
и делегация из азари, турианца и саларианца стала идти к стоящему перед
ними человеку. Нет, они знали, что это не человек, но сходства были
слишком большие. Пять пальцев, волосы, хоть и белые, строение лица и
мимика — слишком все было похоже на человека. Единственное отличие от
людей — комплекция. Стоящий перед ними скорее напоминал кварианку.
Именно кварианку, так как кварианцы были намного большей комплекции,
чем тот, кто сейчас стоял перед ними и ждал, пока к нему подойдут три
ксеноса. Стоящий перед ними, немного посмотрев на турианца и
саларианца, переключился на азари. Та тоже смотрела ему в глаза, однако
эта игра в гляделки быстро закончилась — дипломаты уже подошли к
стоящему впереди них.
— Приветствую вас, господа, — поздоровался "человек". — Я Лайт
Промог, старший помощник на этом корабле. Следуйте за мной, адмирал
уже ждет, — спорить с ним никто не стал и все просто пошли за ним по
ангару, который был заставлен всякими ящиками. Однако на удивление тут
не было охраны. Видимо они тоже были настроены на мирные переговоры.
Или же были спокойны, так как это их корабль и запереть фрегат в ангаре
не составит труда.
"Человек" привел их через дверь и они оказались на платформе,
расположенной в слабоосвещенном туннеле. Скорее всего, это был
монорельс. Все же корабль слишком огромен, чтобы ходить по нему туда-
сюда. Нажав на несколько кнопок, человек спокойно встал, смотря веред, а
платформа резко рванула вперед, но, на удивление, никто этого не
почувствовал. Никто не чувствовал даже ветра, который должен был быть,
учитывая, что платформа была без стен и крыши. Судя по скорости,
платформа ехала со скоростью 100 км/ч, но если закрыть глаза, то все, что
будет говорить о движении — это скрежет металла. Платформа
соприкасалась с "рельсом" и издавала характерный звук.
— Да? — вдруг Лайт коснулся уха и начал кого-то слушать. — Ага. Я
понял. Хорошо, сделаю. Господа, — повернулся Лайт к дипломатам. —
Можете, пожалуйста, сказать своему пилоту не сканировать наш корабль?
— такая просьба (а это была просьба, ведь Лайт сказал "пожалуйста")
поставил всех в тупик. На фрегате была установлена очень серьезная
аппаратура для разведки. Ее установила ГОР для того, чтобы провести
негласную разведку.
— Э, простите? — не понял саларианец.
— Ваш пилот сканирует наш корабль в девяти разных спектрах.
Нашим диспетчерам постоянно приходят уведомление об этом. Можете
прекратить, пожалуйста, — от такого дипломаты вначале впали в ступор.
Не только от того, что им тут указывают, что можно, а что нельзя, а еще и
от вежливости, с которой их ставят на место. Как ребенка, который сделал
свою первую проказу и которому добрая бабушка объясняет, что так делать
нельзя. Да, она это говорит с улыбкой, но смысл все же о запрете. И такая
вот ситуация не абы как оскорбляла дипломатов.
Саларианец не стал искушать судьбу и все же отдал приказ об отмене
сканирования. Ссориться, еще даже не начав переговоры, совсем не
хотелось.
— Спасибо, — поблагодарил Лайт и продолжил смотреть вперед.
Ехать долго не пришлось, всего три минуты. Остановка также прошла
без каких либо ощущений. Насколько дипломаты были осведомлены, эти
две расы не использовали нулевой элемент. Значит у них совершенно иная
технология управления гравитацией. И эту технологию дипломаты обязаны
были получить.
До места проведения переговоров дипломаты и Лайт добирались еще и
лифтом, который приехал за 10 секунд. Квентиус специально засекал, и он
был приятно удивлен разницей между корабельным лифтом и лифтами на
Цитадели.
Войдя в комнату для переговоров, дипломаты увидели ящера, который
что-то просматривал среди голограмм. Однако, когда дверь открылась, он
тут же посмотрел на гостей и выключил голограммы.
— Адмирал, — выпрямившись по стойке смирно, сказал Лайт.
— Спасибо, Лайт. Ты свободен, — произнес ящер утробным голосом.
Лайт ничего не ответил и просто ушел и дипломаты остались с ящером
наедине.
— Добрый вечер, господа. Присаживайтесь, — все заняли свои места
и тут же отметили, что они были мягкими и немного проседали под их
весом. Турианец чувствовал себя нормально, получалось, стул повторял
форму таза, что не могло не радовать. — Я адмирал Агоз. Мне сообщили,
что вы представители Совета Цитадели. Центр наделил меня
чрезвычайными полномочиями по ведению переговоров с вами. Однако
сразу скажу, у меня намного меньше полномочий, нежели у других
дипломатов, да и вообще я военный. Потому не обижайтесь на мою... Так
сказать, грубость, если конечно такое случится. С вашими традициями я не
знаком.
— Мы понимаем, — ответила азари. — Мы тоже плохо осведомлены о
ваших традициях, но думаю проблем не возникнет.
— Вот и хорошо, — голос адмирала казался Квентиусу уставшим и
старческим. Чем-то он напоминал его дедушку, которому уже было 145 лет.
Видимо и адмирал был в летах, для своей расы, а многочисленные, уже
заросшие шрамы на морде говорили о боевом прошлом этого ящера. А это
значит, что разговаривать с ним можно на военном языке. Это сильно
ущемляло азари и саларианцев, а вот Квентиусу могло помочь. Если этот
адмирал — просто вояка, которого наспех поставили главным в
переговорах, как и самого Квентиуса, то найти общий язык будет очень
легко.
— Итак, чего именно вы хотите?
— Не буду ходить вокруг до около. Цитадель хочет прекратить вашу
войну с Гегемонией. Но думаю для этого нужен ее представитель здесь, —
все это сказал Квентиус, который не дал азари начать. Та молча
возмутилась, но турианец понимал, что этого адмирала будет тошнить от
всяких приветствий и намеков. С вояками надо говорить коротко и по делу.
— Понятно. Только вот в чем проблема — у Гегемонии больше нет
центрального правительства или генералитета. Сейчас на Кхар`шане
осталось несколько десятков окруженных группировок, которые
сопротивляются независимо друг от друга под командованием тех, у кого
самое высокое звание. Фактически, сейчас на Кхар`шане нами проводится
зачистка. Основные силы Гегемонии уничтожены, некоторые
капитулировали. Если говорить коротко — нам больше не с кем проводить
переговоры о прекращении огня, — такое объяснение сильно удивило
Квентиуса. Удивило, как военного. Адмирал сказал, что "Войска
уничтожены, а некоторые капитулировали". Это означало, что под словом
"Уничтожены" имелось ввиду "Убиты". Квентиус боялся представить себе,
какой армией обладают эти две расы и какая резня творится на Кхар`шане.
Да, батариацы были не самым сильным народом, но они не были
слабаками, это признавало даже командование Иерархии. А теперь их
армия "Уничтожена и частично капитулировала".
— Тогда можно сделать следующие, — снова начал Квентиус. — Вы
прекратите огонь. Это позволит нам связаться с окруженными
группировками и найти самого высокопоставленного военного. Он и будет
представителем Гегемонии на переговорах по законам военного времени.
Если батарианцы не согласятся проводить переговоры — мы не станем
мешать вам зачищать Кхар`шан, — от такого предложения у Шалии глаза
едва ли не стали такими же, как у Валурна, саларианского дипломата. У
самого же Валурна глаза не могли стать больше. А вот адмирал Агоз
сверлил Квентиуса взглядом. Если бы это был хищный взгляд азарийского
дипломата, Квентиус бы справился, представляя эту азари у себе в постели.
Но вот представить в постели этого ящера было... проблематично. Но была
еще и проблема в том, что сам взгляд Агоза был... Тяжелым. Квентиус уже
понял, что ящер старше его. Намного старше. Потому Квентиус едва ли
удержался от того, чтобы отвести взгляд.
— Как Ваше имя? — спросил наконец-то адмирал.
— Квентиус, — ответил посол от Иерархии.
— Вы ведь военный, да?
— Верно. Вообще, все турианцы военные. Призыв в армию обязателен
для всех. Правда у меня только пять лет учебного лагеря. Все же я
дипломат, по большей части.
— Это видно, — ответил Агоз. — Вы слишком хорошо себя
чувствуете, как для военного. Однако думаете Вы точно, как военный. Это
радует. Что же, если вы уверены, что сможете найти представителя
батарианцев для переговоров, то мешать я вам не стану, — на этих словах
Агоз включил голограмму и начал на ней что-то нажимать. Через секунду
появился широкий экран на котором появились сотни имен, которые были
написаны странными и непонятными буквами. Визуальных переводчиков у
дипломатов не было. — Говорит адмирал Агоз. Всем войскам Империи —
прекратить огонь. Объявляется прекращение огня на одни сутки. Сохранять
полную боевую готовность. Отвечать на любую агрессию со стороны
батарианской армии. Через сутки возобновить боевые действие согласно
составленным планам. Конец связи, — после этого Агоз посмотрел на
троицу гостей. — Я не знаю, сколько у вас длятся сутки, потому времени у
вас — один оборот Кхар`шана вокруг своей оси. Время пошло.
— Спасибо, — поблагодарил Квентиус.
— Можете остаться здесь, мы поможем вам с установкой связи. Мне
же надо идти.
— Конечно, адмирал, не думаю, что это займет много времени. Но
думаю одному из нас придется потом лететь за представителем Гегемонии,
если таковой найдется. Вряд ли они сядут в один шаттл с одним из вас. Без
обид, конечно, — Квентиус на свой страх и риск говорил таким
обыкновенным языком. Он хотел говорить с этим ящером на простом,
обиходном языке. Так было проще и ему, и, скорее всего, Агозу.
— Конечно. У вас есть шаттл для этого?
— Да.
— Тогда хорошо. Лайт доставит вас на ваш корабль, а я предупрежу
диспетчеров. Не хотелось бы, чтобы вас сбили, — пошутил адмирал, а
потом встал и вышел из зала совещаний. Как только он вышел, Шалиа тут
же набросилась на Квентиуса. Пока что только морально.
— Что Вы о себе возомнили, Квентиус!? — азари не срывалась на
крик, скорее она кричала шепотом.
— А что не так, Шалиа. Я тут сейчас положение спас! — Квентиус
решил, что лучшая оборона — это наступление.
— Спас!? Вы как вообще смеете разговаривать на наших первых
переговорах в такой манере!?
— И в какой же манере я разговариваю, позвольте спросить!?
— Вы... Вы тут военщину разводите, вот что! — Шалиа пылала
гневом, ей только рогов не хватало, чтобы походить на дьявола из
человеческих древних мультиков.
— Если вы еще не заметили, от Вашей дипломатии будет только вред.
Он военный и этим все сказано. Будете разводить тут азарийскую
дипломатию, нам будет только хуже!
— И чем вам не нравится азарийская дипломатия? — все не унималась
азари, а Валурн в это время во всю работал на унике.
— А тем, что вы слишком много болтаете без дела. Это вам с
кварианцами повезло, все мирно и тихо прошло во время первого контакта.
А с людьми у вас получилось только потому, что вели вы первые
переговоры с политиком, а не военным. Но сейчас мы ведем первые
переговоры именно с военным. Военным, который срать хотел на вашу
вежливость, миролюбивость и всю прочую лабудень.
— Хватит мне тут зубы заговаривать! Вы просто хотите выставить
Иерархию в лучшем свете! Вы кажется забыли, что мы должны
действовать вместе!
— Если мы будем ему мозги выносить принципом "Вояка-Интриганка-
Сумасшедший", нас в шлюз выкинут! Или же просто пошлют по очень
извилистому пути. Никому из нас этого не надо. Так что помалкивайте тут
со своей миролюбивостью.
— А вы мне вообще рот не затыкайте, Квентиус! — возмущению
азари уже не было предела, и она разве что не пыхтела от накала.
— Вообще-то, Квентиус прав, Шалиа. Вот кому-кому, а вам лучше
помалкивать. Сейчас Квентиус нашел с адмиралом общий язык. Вы же все
испортите, — неожиданно поддержал турианца Валурн. Азари поняла, что
она в меньшинстве.
Через десять часов.
— Проклятье. Сборище тупых фанатиков, — ругался Квентиус,
получив еще один отказ батарианского майора. Сейчас на Кхар`шане было
17 "котлов", которыми командовали самые высокие чины на территории тех
самых котлов. В одном котле сборищем рядовых командовал младший
сержант, но они все равно держались. Также было найдено сразу три
майора, по одному на "котел". Но все трое отказались вести какие-либо
переговоры с "захватчиками, тварями и ксеносами". В остальных котлах
самым высоким чином оказался капитан, но тот послал дипломатов
шестиэтажным матом, скорее всего — из-за контузии. Нет, был еще один
капитан, но в данный момент он был под наркозом после того, как ему
оторвало обе ноги. Дальше шли лейтенанты и сержанты, но они едва ли
подходили. Кто слал дипломатов, кто был слишком зол за истребление его
народа, а кто просто уже приготовился умереть, так как жить дальше не
было смысла. Гегемония, видите ли, погибла, а значит все остальное
больше не имеет значения. Так или иначе, но судьба "котлов" на Кхар`шане
уже становилась определенной. И эта судьба вырисовывалась не очень
красочной.
Я никогда себе не прощу то, что произошло. Многие говорят, что
моей вины в этом нет, что я сделал все правильно и даже больше. Но легче
от этого не становится. Тогда, по прошествии суток, у нас не было
представителя от Гегемонии. Вести какие-либо переговоры от имени
Гегемонии мы не могли, а у адмирала не было полномочий решать —
прерывать операцию или нет. В этом я его не виню — у него приказ и его
надо выполнять. Во всем, что тогда произошло, я виню только
батарианцев. Странно наверное, винить тех, кто уже мертв в том, что
их убили. Но это так и есть. Именно они убили себя своим безрассудным
фанатизмом. Тогда, по прошествии суток адмирал отвел войска от
"котлов", а потом эти самые "котлы" он разбомбил с орбиты. В итоге,
наши переговоры он использовал для того, чтобы удержать батарианцев
в одном месте и уничтожить, не навредив своим войскам. Ведь если бы он
отвел войска без нас, тогда бы батарианцы могли разбежаться по городу
и тогда уничтожить их в столице было бы намного сложнее. А так
адмирал использовал нас, подстроился под ситуацию. Мы сами принесли
ему победу и это не дает мне покоя. Мне постоянно кажется, что это я
виновен в смерти всех тех, кого адмирал сжег плазмой. Он не церемонился
с гуманностью и не хотел рисковать. И если он спокойно относился к
такому, то я почему-то не могу успокоится. До сих пор не могу.
Из личного дневника Квентиуса Сардериса,
дипломата от Турианской Иерархии
во время первых переговоров с Империей.
Рапорт дипломатической миссии Совета Цитадели.
Квентиус Сардерис.
Переговоры прошли без результатов. Кхар`шан пал. Генералитет и
правительство Гегемонии уничтожены еще до нашего прибытия. 85%
армии Гегемонии уничтожена, 15% — капитулировали перед Империей.
Территория Гегемонии остается под контролем Империи в связи
невозможностью проведения переговоров с батарианцами. Пропустить
миротворческий флот Совета, а также представителей комиссии по
делам военнопленных при Совете Цитадели на территорию Гегемонии
Империя отказалась. Дальнейшие боевые действия между Империей и
Гегемонией прекращены в связи с полным уничтожением армии последних.
Потери среди батарианцев, по предварительным подсчетам,
катастрофические.
Империя согласилась провести переговоры с Советом. На переговоры
прибудут лидеры Империи. Проведение переговоров согласовано при
условии, если на них будут присутствовать представители всех рас,
известных Совету.
Информация о расах Империи, которая была нам предоставлена,
приведена в примечании "А".
Глава 5.
Выпуск "Галактические новости".
— С вами снова Галактические новости и с вами я, Лимия Т`Лони.
Сегодня мы начнем с экстренных новостей. Насколько нам стало известно,
Батарианская Гегемония вступила в Первый Контакт сразу с двумя доселе
неизвестными расами. К сожалению, батарианцы, в силу своей агрессии,
начали войну против этих рас. За что и поплатилась. Со слов экстренной
дипломатической миссии, которая только вчера вернулась с первых
переговоров, батарианская Гегемония потерпела сокрушительное
поражение чуть больше, чем за две недели.
Выпуск "Новости Иерархии".
— Две новые расы, объединенные в так называемую "Империю", за
две недели осадили все планеты Гегемонии и начали вторжение на
Кхар`шан. Флот батарианцев был разбит в первых же битвах, однако
Империя также понесла потери. Потери обоих сторон неизвестны, однако
вот комментарии чрезвычайного посла Квентиуса Сардериса...
— Из предоставленных Империей данных следует, что восемьдесят
пять процентов всей армии Гегемонии уничтожены, еще пятнадцать
процентов капитулировали. Правительство и генералитет Гегемонии
уничтожены еще до того, как Цитадель узнала про конфликт Гегемонии с
Империей.
— Вы знаете про потери среди гражданских, а также рабов?
— Потери среди гражданских Гегемонии исчисляются десятками
миллионов. Империя не скрывает, а наоборот подтвердила, что все
население Внешнего Кольца Гегемонии, восемьдесят процентов Среднего и
половина Внутреннего Кольца истреблены. Население Кхар`шана по
предварительным оценкам составляет десять процентов от довоенного.
Что же касается рабов... С начала войны Гегемония использовала рабов в
качестве штрафных батальонов и живых щитов, доказательства этого
будут выложены в экстранет в течении суток. Империя признает, что в
первую неделю войны с Гегемонией в силу неосведомленности, рабы,
идущие на позиции Империи с оружием в руках, также уничтожались.
Однако Империя быстро поняла свою ошибку и в дальнейшем жертв среди
рабов удавалось избежать. По подсчетам, Империей было спасено около
семидесяти трех миллионов трехсот пятьдесяти тысячи рабов-
небатарианцев. Рабы-батарианцы были призваны в армию на равных
правах с регулярными частями и практически все погибли.
— Как Совет Цитадели намеревается решить проблему возвращения
рабов?
— Это будет решаться на переговорах, которые будут проведены на
Цитадели с участием представителей всех известных рас и лидеров
Империи. Конференция будет проведена через неделю.
Выпуск "Новости Тессии".
— Две новые расы, уничтожившие Гегемонию и истребившие больше
половины батарианской расы, вызвали не абы какой переполох. Сотни
батарианцев начали пикетировать Президиум с требованием поставить на
место и наказать захватчиков, а в экстранете появилось видео с
обращением известного батарианского пирата Паржака Грашкиса.
— Я обращаюсь ко всем батарианцам, которые смотрят это видео.
Мои братья и сестры. Еще никогда наша раса не сталкивалась с таким
жестоким, кровавым и беспощадным врагом. Больше половины нашей
расы истреблено, а остальных собираются сделать рабами. Мы не
должны допустить, чтобы это случилось. Мы должны объединиться
против общего врага! Мы должны защитить свое будущее! Я был на той
войне, я воевал с этими тварями! И знаете, что я вам скажу? Их можно
убивать!!! Их можно победить!!! А значит мы должны все вместе
встать единым фронтом для защиты нашей расы, для ее выживания!
Никто не остановит нас на пути борьбы против Империи! Мы победим!!!
— Напомним, что Паржак Грашкис — это знаменитый контрабандист,
работорговец, террорист и пират, который уже более двадцати лет грабит
колонии в Аттическом Траверсе, торгует похищенными людьми и
семнадцатью видами наркотических препаратов, запрещенных в
Пространстве Цитадели. Также он был комендантом печально известного
концентрационного лагеря рабов "Собек", который был освобожден
наемниками "Затмения" во время Анхурского Восстания. По
неофициальным данным, именно он применял химическое оружие против
Анхурского ополчения. Так кто же такая, эта Империя, что смогла за две
недели уничтожить Гегемонию и вызвать гнев такого пирата, как Паржака и
ему подобных?
Выпуск "Новости Галактики".
— По данным, переданным нам послом Шалиа Т`Ригаша, Империя
состоит из двух рас. Первая раса — Дракониды, гуманоиды-рептилии,
обладающие недюжинной физической силой. Исходя из полученной
информации, они являются костяком армии Империи. Вторая раса, к
удивлению, точная копия Людей, под названием Ларконы. И хоть они
внешне полностью идентичны людям, генетически они абсолютно разные,
в первую очередь из-за трехспиральной ДНК и совершенно иных веществ,
входящих в ее состав. Из информации следует, что ларконы — это
инженерная и медицинская составляющая армии Империи. Сама же
Империя по форме правления — абсолютная монархия, однако пока нам
неизвестно, какая именно раса является главенствующей. На этом все, мы
будем следить за развитием событий.
Цитадель. Через неделю. Прямой эфир выпуска "Новости Галактики".
— Вот и настал тот день, которого Галактика ждет, затаив дыхание,
уже неделю. Именно сегодня прибудут лидеры Империи для переговоров
со всеми расами, которые известны на данный момент. Как уже нам
сообщили, на Цитадель прибыли представители Мигрирующего Флота в
лице всей Коллегии Адмиралов. Волусов и Элкоров представляют их
послы на Цитадели. Кроганов представляет Урднот Рекс — вождь одного
из сильнейших кланов Тучанки. Ханаров и Дреллов представляют
выбранные Святым Первенством политики. И с минуты на минуту
ожидается прибытие дипломатического корабля Империи.
Диспетчерская Цитадели.
— Есть что-то? — спросил турианец из СБЦ, который должен был
проконтролировать диспетчеров и сообщить о входе корабля Империи.
— Нет. Ретранслятор активности не проявляет, — сообщил диспетчер-
саларианец.
— Странно. Вроде бы уже...
— Стойте! — перебил турианца саларианец. — Зафиксирована
гравитационное искажение!
— Что? — не понял СБЦшник.
— Непонятно. Впервые вижу такое. Такого не должно быть.
— Что с ретранслятором? — немного взволнованно начал турианец.
Только этого ему не хватало.
— Ничего! Работает в штатном режиме! Аномалия увеличивается!
Уже даже обыкновенные жители Цитадели, те, что были очень
внимательны, могли заметить искажения и завихрения недалеко от
ретранслятора. Это было видно, так как звезды менялись местами и как
будто плыли по часовой стрелке. И вдруг, просто из ниоткуда появился
гигантский корабль. Он был больше всего, что когда либо видели жители
Цитадели. Наверное, только Цитадель была больше, чем тот исполин, что
сейчас приближался к ним. Корабль был 20 км в длину, в форме вытянутого
треугольника, однако сзади у него виднелся отросток, который нарушал
всю геометрическую правильность и филигранность. Его предназначение
было неизвестно, но в данный момент всем было не до этого. Сейчас, в эту
секунду, все жители Цитадели были способны разве что на обращение к
своим Высшим спасителям. У каждой расы он был свой, но
предназначение было одно — быть спасителем для тех, кто в этом
нуждался. Но так или иначе, корабль довольно быстро, для своих размеров,
входил в Цитадель, между лепестками, заставляя все корабли отстраняться
от него, чтобы не быть протараненными.
Когда этот левиафан, по другому его нельзя было назвать, достиг
середины Цитадели, из него вылетел маленький, совсем незаметный на его
фоне, фрегат. Вряд ли его вообще кто-нибудь заметил, если бы диспетчерам
не пришел запрос на стыковку. Он был тут же удовлетворен и фрегату дали
персональный док для стыковки дипломатических кораблей.
Из-за того, что конструкция корабля не соответствовала ни одной из
номенклатур Цитадели, магнитные захваты никак не могли состыковаться с
фрегатом. Со шлюзом вышла та же история. Однако выход нашли. Фрегат
просто приземлился на большую площадку, а выходить дипломатам надо
было через ангар. Ну, уж лучше так, чем задерживаться из-за
несоответствия номенклатур разработки шлюзов.
Саму площадь окружали несколько сотен бойцов СБЦ в полной
экипировке и также были задействованы СПЕКТРы . Это было нужно не
только для того, чтобы сдержать "непредвиденную" угрозу со стороны
чужих, но и спасти этих самых чужих. Батарианцы во всю шумели в
Президиуме. СБЦ сильно удивилось, когда поняло, что четырехглазых на
станции отнюдь не пару сотен, а целых тридцать пять тысяч, и это был не
предел — новые постоянно вылазили из нор и присоединялись к массовым
шествиям в центре культуры и отдыха в Цитадели.
— Дверь открывается, — произнес турианец по связи, которого
поставили снайпером на удобной позиции и дали в руки "Черную Вдову".
О такой красавице лейтенант СБЦ мечтал и вот, наконец-то, мечта
исполнилась, пускай и на один день. Дверь ангара фрегата открылась и
когда она столкнулась с полом площадки, изнутри стали выходить три
фигуры. Один был драконидом, второй ларконом. Они шли на одном
уровне, хотя ларкону приходилось догонять своего ящероподобного
товарища, чеканя широкий шаг. Ящер же шел спокойно походкой к
директору СБЦ, Паллину. Именно он должен был сопроводить гостей в зал
заседания. Третьим же был батарианец. Он шел немного позади, а визор
капитана-турианца тут же начал искать информацию по четырехглазому.
— Батарианец с ними — Ка`Хаирал Балак. Зачислен в "Черный
Список Цитадели" за сутенерство без лицензии.
— Да, я его знаю, — ответил Паллин. Именно ему турианец это сказал.
— Странно, что он тут делает, на политика он не тянет. Ладно, поживем
увидим.
Группа из трех гуманоидов подошла к Паллину и остановилась перед
ним. Первым решил начать турианец.
— Добрый день, господа. Я — Венари Паллин, директор Службы
Безопасности Цитадели. Я сопровожу вас до зала заседаний.
— Добрый день, — ответил ларкон. — Заранее благодарю. Мы не
сильно ориентируемся на этой... Станции, — ларкон осмотрел ангар, а
потом развернулся, чтобы увидеть вид из ангара на Цитадель. Все это
длилось полсекунды, но было видно, что он удивлен этим сооружением. —
Ну что же, не будем заставлять других ждать.
— Конечно, но перед тем как пойти... — Паллин все же решил
спросить сейчас, нежели потом мяться. — Могу я узнать ваши имена?
— Найт Пятый Ларкис, — сразу же ответил ларкон.
— Джагор Третий Храшин, — ответил ящер. Оба слегка склонили
голову, видимо это было частью их приветствия. Паллина это не удивило
бы, будь это простые дипломаты, но сейчас директор мог поклясться, что
перед ним стоят монархи, судя по именам. Это кое-что меняло. Не
глобально, конечно, но все же.
— Меня вы знаете, директор Паллин.— ответил батарианец.
— Да, Балак, — Паллин пытался скрыть свое презрение к батарианцу,
но не смог. — Что же, пройдемте за мной, — позвав за собой, Паллин повел
всех троих к шаттлу.
— Невозможно. Нет, это просто невозможно, — тихо говорил Валурн,
манипулируя с уником. Его, Квентиуса и Шалиу взяли на эти переговоры
как тех, у кого был хоть какой-то опыт общения с драконидами. Как
общаться с ларконами — никто не знал.
— Что такое? — спросил Квентиус, который как раз сидел рядом с
ним. Адмирал Шала`Раан, которая сидела рядом с Квентиусом, просто с
другой стороны, немного прислушалась к их разговору.
— Посмотрите на эту фотографию, — Валурн показал турианцу фото
на унике. — А теперь на эту, — после второй фотографии турианец глубоко
и печально выдохнул.
— О, Духи...
— Что случилось? — спросила Шала`Раан и Квентиус решил
ответить.
— Это насчет корабля, на котором они прилетели. Мы видели точно
такой же на орбите Кхар`шана, как раз на нем мы и проводили переговоры.
Только дело все в надписи на внешней обшивки, которую переводчик не
переводит... Надписи на этом корабле и на том разные. А это значит одно —
у них как минимум два таких чудовища! — Квентиус говорил все это
шепотом, чтобы другие не услышали.
— О, Кила... — взмолилась кварианка. Когда она увидела то летающие
чудовище, то просто не поверила своим глазам. Единственное, что
превосходило по размерам этот корабль — была Цитадель. Даже
ретрансляторы были меньше. И еще, ей совсем не хотелось думать о его
возможной огневой мощи и щитах. Об этом думал Хан`Геррель, и он сам
был не в восторге от своих мыслей.
— А вы знаете, на что он способен? — Хан все же решил спросить у
Квентиуса так мучивший его вопрос.
— Нет. В бою мы его не видели. Единственное, что мы знаем, так это
то, что у них на корабле есть монорельс, ездящий со скоростью сто
километров в час. Мы даже орудий его не видели, они скорее всего
спрятаны за бронестворками или чем-то подобным.
— Проклятье, мы ничего о них не знаем, — начал заливаться Геррель.
Он бы уже начал гневную тираду, но вдруг дверь в зал открылась и в него
вошли драконид, ларкон и батарианец. Все тут же посмотрели на них,
закончив все свои разговоры. Все думали, что можно получить от новой
расы и как можно это получить, но вот вид ящера, ростом больше двух
метров как-то поубавил их пыл.
Ящеру, к счастью, успели сделать специальный стул, так как обычные
ему не подходили в силу физиологии. Батарианец и ларкон таких
особенностей, как хвост и крылья, не имели и могли спокойно сидеть на
человеческих стульях.
— Добрый день, господа, — поздоровался Найт, присаживаясь на свое
место, с правой стороны от Джагора. Балак сел с левой стороны.
— Мы приветствуем лидеров Империи и Батарианской Гегемонии на
этом знаменательном событии. Мы надеемся на плодотворное
сотрудничество между нашими расами и дальнейший мир в Галактике.
— Вижу, у нас общие цели, — с легкой улыбкой сказал Найт и от этого
всем немного, но стало легче. Никаких требований еще не было, а они уже
соглашаются на мир и сотрудничество. Это было главным. Однако были
трудности. В свое время азари тут же стали осыпать их всякими
предложениями и одновременно ограничениями, однако тут было иное.
Империя доказала всем, на что она способна.
Да, батарианцев не сильно жалели. Слишком много зла они
причинили. Может, политикам было плевать на захваченных рабов, но вот
на общественное мнение им было совсем не наплевать. И вот как раз
общественности было совсем не все равно на миллионы рабов,
захваченных Гегемонией за столетия. Особенно это выражалось у азари.
Именно они были самым ходовым товаром у батарианцев. Потому их
похищали сотнями тысяч, и даже разводили в бараках, заставляя
размножаться. И доказательство этому Империя уже предоставила. Сотни
видеороликов: показания освобожденных, условия жизни, признания
выживших батарианцев, все это было выложено в экстранет Империей,
защищено от удаления и собирало миллионы просмотров в час. И теперь
азари, которые раньше принимали позицию "Меня не трогают — меня это
не касается", горели ярким биотическим гневом на четырехглазых. А когда
в экстранете появились чертежи специального импланта, который
вживлялся в мозг рабыни и блокировал биотику, то толпы азари пришлось
блокировать, чтобы те не попали в Президиум, где резвились толпы
батарианцев. Дальше — больше. Потом пришла пора бушевать турианцам.
Они были на втором месте по использованию, в основном на плантациях
из-за их способности переносить жару. На них надевали специальные
ошейник и накачивали специальными веществами, чтобы те не умирали,
так как для них было лучше умереть, нежели так жить, поэтому батары
всячески пытались предотвратить суициды. Вот после такого бушевать
начали турианцы и тоже попытались проникнуть в Президиум. В итоге, все
турианцы в СБЦ отправились в отпуск, а Президиум остались прикрывать
только люди. Поняв это, Совет просто напросто отрубил экстранет, чтобы
еще и про людей ничего не всплыло. Да, людей было мало и они тоже не
любили батарианцев, но приказы надо исполнять, да еще и роботов
подключили.
В итоге, получалось следующие. Всего за неделю Империя смогла
разжечь ненависть к батарианцам со стороны двух сильнейших рас. И
разожгли они ее именно у общественности. Совет не сильно пока понимал,
для чего Империя это делала, но понимал, что это не просто так.
— Для начала, — опять же начала Тевос. — мы хотели бы узнать вашу
позицию относительно конфликта с Гегемонией?
— С этим уже все решено, — ответил Джагор. — Мы смогли найти
лейтенанта Ка`Хаирала Балака. На данный момент у него — самое высокое
звание во всей Гегемонии. С ним мы провели переговоры и был заключен
мир. Война окончена.
— Нам хотелось бы узнать ее результаты, — сказал уже Спаратус.
— Конечно, — ответил Найт. — Вся территория Батарианской
Гегемонии отныне принадлежит Империи и начинает колонизироваться
нашим населением.
— ЧТО!? — Тевос среагировала уж больно эмоционально, однако
остальные тоже сильно удивились. Все, особенно Альянс, собирались
получить кусочек Гегемонии. Все были уверенны, что Империя поделится
территорией, а большую часть оставит батарианцам. Однако такое
заявление повергло всех в шок.
— Это недопустимо! — выпалил Удина и тут же на него посмотрел
Джагор, он услышал его. Посол думал, что его никто не услышит, но
видимо у ящера превосходный слух.
— С чего бы это, посол Удина? — немного не понял ящер и все тут же
замолчали.
— Вы не можете отобрать у батарианцев все их колонии, — не
растерялся посол человечества.
— Мы отбираем не все планеты, — подхватил Найт. — За
батарианцами остается Кхар`шан, а также системы Индрис и Унтрел. При
этом на них наложен запрет на колонизацию других планет, ограничения по
рождаемости, запрет на создание армии и флота, запрет на ведение дел и
переговоров с какой-либо расой без разрешения Империи, запрет на выезд
представителей своей расы за пределы отведенных территорий и запрет на
рабство. Также любой батарианец, обнаруженный за пределами
Демилитаризованной Батарианской Зоны, ну, или ДБЗ, отныне считается
террористом и подлежит немедленной ликвидации, а посольство Гегемонии
на Цитадели сворачивается. Э, я ничего не пропустил? — пока все
переваривали услышанное, ларкон обратился к дракониду, который все еще
пилил Удину взглядом. И у него это получалось, физиология помогала.
— Вроде нет. Все, как договаривались, — ответил Джагор. И тут же
Удина снова набрался смелости.
— Вы не можете так поступить с расой. Вы не можете отобрать все их
территории!
— Это почему же, посол Удина? — снова повторил свой вопрос ящер.
— Насколько я понял, вы расстроены, что вам ничего не досталось, так? А
с чего вы должны что-либо получить? Вы воевали с батарианцами на этой
войне? Ваши солдаты проливали свою кровь на ней? Ваши солдаты
отдавали свои жизни ради победы в ней? Нет. Да, вы воевали с Гегемонией
и мы это уважаем. Потому Империя признает за Альянсом Скиллианский
Предел. Ваши солдаты проливали на нем кровь и потому он ваш. Это мы не
смеем оспаривать. Но вот вся остальная территория Гегемонии отныне
наша и это не обсуждается, так как не касается никого из здесь
присутствующих, кроме Империи и Гегемонии. Я ясно выразился, посол
Удина?
Всего 10 секунд ошарашенное заседание смотрела на то, как человек и
драконид уже не то, что сверлят друг друга взглядом, а стреляют друг в
друга ядерными боеголовками. Мысленно и зрительно, конечно, но
выглядело это немного страшно. Но Удина не был бы на своей должности,
если бы не умел выходить из таких ситуаций.
— Что же... С этого, думаю, и следовало начать. Если Империя
признает за нами весь Скиллианский Предел, то... У Альянса Систем
претензий нет.
— Извиняюсь, если поставил вас в неудобное положение, посол. Я не
силен в дипломатии, — такая фраза снова всех удивила. Вначале он всех
посылает прямым текстом, а теперь извиняется, если вдруг послал
слишком грубо. Видимо, это была часть морали расы, но уж больно она
была странной.
Совет же не смел что-либо сказать. Условия мира Империи с
Гегемонией были... чудовищны. Такого никто и никогда не требовал за всю
историю существования Совета. Однако вдруг все поняли, что не могут
отказать. И все дело было в общественном мнении. Поспорь сейчас Совет и
толпа разъяренных азари и турианцев разорвет их на куски за то, что те
защищают "мясников/ублюдков/подонков/мразей". Вот теперь и всплыли
мотивы слива в экстранет всего этого компромата на батарианских
работорговцев. Все это было для того, чтобы Совет не спорил с Империей в
делах мира с Гегемонией. Это было гениально с точки зрения дипломатии.
Тевос уж точно аплодировала стоя. Только потом уже хотелось плакать от
своей беспомощности.
— Ваши... — начал Спаратус. — условия мира с Гегемонией... Нас не
касаются. Вы вправе поступать с ней так, как хотите. Как говорят люди...
Победителей не судят.
— Хорошая поговорка, — заметил Джагор. — Думаю с этим вопрос
решен.
— Именно так. Однако теперь хотелось поговорить о еще одной
проблеме, связанной с Гегемонией. Рабы, — это уже был Валерн. Не только
Тевос и Спаратусу же зарабатывать очки общественности.
— С этим возникли некоторые... проблемы... — немного нехотя, сказал
Найт. — Мы освободили чуть больше семидесяти миллионов рабов.
Однако с их возвращением возникли проблемы. Все дело в их желании.
Многие уже давно смирились со своей участью рабов и животных, уж
простите за такую грубость. Многие родились на территории Гегемонии и
не знают ничего, кроме рабства. А еще есть те, кто ненавидит вас,
советники. Вас и правительства ваших рас. Поэтому очень много рабов не
хотят возвращаться. Мы не бросим их и отдадим пригодную для жизни
планету. Если все получится, то вскоре мы дадим им независимость, но на
первое время они останутся под нашей опекой. Там мы попытаемся дать им
помощь, в особенности психологическую и медицинскую. Вас это
устраивает? — лучшего предложения представить было невозможно.
Империя сама предложила, чтобы рабы стали их головной болью и
спрашивает у Совета на это разрешения. Да Тевос уже готова была
расцеловать их за такое. Однако сейчас она не могла себе этого позволить.
Так или иначе, а Совет не мог от такого отказаться.
— Это приемлемо. Те рабы достаточно настрадались и заслуживают
лучшей жизни, — ответил Валлерн. — Однако, если кто-то из рабов желает
вернуться, мы примем их.
— Их не так уж и много, всего несколько десятков тысяч, советник, —
сообщил Найт. Цифра была совсем уж крошечной, так что Совет это
устраивало.
— Что же, думаю этот вопрос закрыт, — подытожила Тевос. — Теперь
перейдем к основному. Мы бы хотели видеть вас в качестве члена
Пространства Цитадели.
— И что это дает? — прямо спросил ящер.
— Это дает вам право иметь посольство на Цитадели, а также
широкие возможности в экономической, военной и научной сфере, —
после слов Валлерна, Найт и Джагор переглянулись, а потом сделали жест
глазами "почему бы и нет".
— И что для этого требуется? — спросил Найт и тут пришла пора
Тевос отрываться на полную.
— Для начала, нам нужно знать границы вашего государства и карту
масс-ретрансляторов, которые находятся на вашей территории.
— Э, с этим мы вам никак не сможем помочь, — ответил Джагор. — У
нас нет ретрансляторов.
— Что значит нет? — не поняла азари, а все как-то даже навострились.
Назревало что-то интересное.
— Ну, нет и все. Чего вам еще надо? — Джагор начинал злится из-за
того, что азари такая непонятливая. Вроде объяснили ей все понятным
языком, а она ни в какую.
— Понимаете, — положение решил спасти Найт. — За всю историю
наших рас, мы никогда не сталкивались этими самыми "ретрансляторами",
— Найт специально, как-то по особому подчеркнул последнее слово, чтобы
все поняли его незначимость для него лично. — Только после вторжения в
Гегемонию, мы познакомились с "ретрансляторами", "нулевым элементом"
и... этими таинственными "протеанами", — когда Найт произнес слово
"протеане" с нескрываемым безразличием в этом слове, все как-то
напряглись. Это заметил Джагор, так как его зрение позволяло ему в
некоторой степени считывать язык тела. Замечать искажения в движениях и
понимать их значения. Их Джагор заметил даже у волуса.
— Вы... Вы ничего не знаете о протеанах? — с нескрываемым
удивлением в голосе произнесла Даро`Зен.
— Скорее, мы о них никогда ничего не слышали. Но после войны с
Гегемонией все изменилось. Все, абсолютно все военнопленные и
освобожденные рабы в один голос твердят, что эта раса была, куда-то
исчезла, а еще она понаоставляла маяков, построила ретрансляторы и вот
эту вот станцию, Цитадель. Все, больше о них вообще ничего неизвестно.
Так что нам они не особо интересны. И да, насчет вашего вопроса,
советница, — Найт посмотрел на Тевос, так как до этого разговаривал с
Даро`Зен. — Ретрансляторов на нашей территории обнаружено не было.
Ни ретрансляторов, ни протеанских руин, ни нулевого элемента.
— Т-то есть вы не используете нулевой элемент? — с уже
нескрываемым удивлением спрашивала Даро, хотя ее останавливать не
собирался. Все и так онемели от таких заявлений.
— Мы никогда его и не находили. Так что нет, с ним обращаться мы не
умеем от слова совсем.
— Пшш... Это можно исправить... Пшш... — с шипением начал волус,
поняв, что пришла пора действовать, пока азари не спохватились. Уж
перебивать его никто не станет, он это знал. — Мы можем заключить...
Пшш... Выгодные договоры... Пшш... Только для этого нам надо... Пшш...
Знать вашу экономическую систему... Пшш...
— Об этом можно говорить часами. Вряд ли тут все собрались, чтобы
выслушивать лекции Экономического Института. Однако данные по нашей
экономической системе и экономический кодекс мы вам передадим, —
ответил как всегда Найт. Начинало казаться, что он и Джагор играли в
доброго и злого политика. Найт говорил спокойным, уравновешенным и
даже приятным на слух голосом. Джагор же говорил утробным, сильным
голосом, от которого так и веяло "Я вас убью". И это работало. Уже все
дипломаты хотели разговаривать только с Найтом. А, еще был Балак,
который уже принял на себя роль мебели.
— Благодарю... Пшш... — ответил волус. Уж его-то расе будет важно
знать своих будущих конкурентов. Или партнеров...
— Итак, с этим мы тоже разобрались, — снова подытожила Тевос. —
Теперь нам бы хотелось поговорить по поводу флота.
— А что с ним не так? — к всеобщему разочарованию, спросил
Джагор. Похоже, следить за была его прерогатива.
— Понимаете, для каждого члена Пространства Цитадели вводятся
определенные ограничения на содержания флота, — объясняла Тевос, пока
перед глазами имперцев показались две голограммы с текстом
Фариксенских Соглашений, переведенным на язык Империи. Между
прочим, так и не выяснили, чей именно это язык — драконидов или
ларконов. Или вообще, общий.
— Да уж вижу, насколько ограничен... — с сарказмом, которого еще ни
разу не слышали, сказал Найт.
— Вижу, с чувством юмора у вас плохо. Неудачная шутка, —
поддержал коллегу Джагор, но в своей манере.
— Есть какие-то проблемы? — а вот сейчас спросил уже Спаратус.
Для него это была проблема, так как он сильно хотел ограничить эту расу
во флоте, чтобы у Иерархии осталось преимущество.
— Да, есть, — Джагор был явно настроен на плохой разговор, это
было слышно по голосу. — У нас кораблей во флоте больше, чем ваша
квота на ограничения.
— Вот как? И сколько же у вас кораблей, позвольте узнать? —
Спаратус уже был слегка взволнован и начал идти напрямую. Квентиус
объяснил, что с драконидами надо разговаривать именно так — напрямую,
без намеков и предисловий. Но все равно надо пытаться быть вежливым,
они сами этого придерживаются.
— У нас тридцать тысяч кораблей во флоте. Из них, если судить по
вашей номенклатуре, тысяча пятьсот являются дредноутами.
— ЧТО!? — не сдержав себя, выпалил Хан`Геррель. Вряд ли он
ожидал услышать такое заявления.
— Да, именно столько. Но это только корабли, длиной в километр.
Есть длиннее, но о них ничего не сказано.
— Как раз о них мы и хотели поговорить, — не унимался Спаратус. —
Сколько у вас есть кораблей длиннее километра?
— Таких, как наш флагман, на котором мы прилетели, собственно, у
нас пять. Еще есть авианесущие корабли десяти и пяти километровой
длины, но они не дредноуты и не входят в эти соглашения. Если говорить
примерными оценками, то четверть нашего флота превышают вашу
корабельную номенклатуру по характеристикам. Так что подписать Это...
— ящер показал пальцем на голограмму. — Ну нет уж, спасибо. Как-нибудь
обойдусь.
— Поймите, без этого соглашения мы не сможем принять вас
Пространство Цитадели, — начал Спаратус, но получил на удивление
злобный взгляд от драконида.
— И что с того? Ты тут просто сейчас боишься за то, что твой оказался
в меньшинстве и может потерять доверие остальных рас. И знаешь, иди ты
в бор`геш! Мне не важно мнение посла расы мажоров и пустословов! — от
таких слов все вздохнули в ужасе, а у Спаратуса и Квентиуса глаза прямо
загорелись от гнева. Сразу после того, как их мандибулы расширились до
максимума.
— Что Вы сейчас сказали? — гневно-спокойным голосом сказал
Спаратус, видимо пытаясь угрожать. Не вышло.
— А что слышал. Это и есть мое мнение о твоей расе, турианец.
Пустословы, мажоры, слабаки и ТРУСЫ! — на последнем слове Джагор
встал со своего места и начал сверлить/сжигать/испепелять взглядом
турианского советника.
— О, началось... — закатив глаза, произнес Найт. Видимо, ему не
впервой.
— С чего вам так отзываться о турианской расе? Они, между прочим,
защитники нашего Пространства, — Тевос пыталась хоть как-то спасти
положение, но по реакции Найта было видно, что тут даже он не в силах
помочь.
— Защитники, да? Хороших таких защитников вы себе нашли! Только
и знают, что угрожать. Я изучил вашу историю и у меня уже есть желание
взять что-нибудь тяжелое и кинуть вот в него конкретно. Вы, турианцы,
только и знаете, что кричать направо и налево о своей силе, о своей чести, о
своей храбрости и непоколебимости в бою! А как находите себе врага,
которого не в состоянии убить, так сразу же применяете ГЕНОФАГ! —
последнее слово было выкрикнуто с такой нескрываемой ненавистью, с
такой яростью, что многие увидели в этом... Что-то личное. Именно так
подумала Шала`Раан, которая пыталась изучить язык тела новой расы.
Ящер часто использовал движение крыльев, ноздрей, а также какие-то
утробные звуки, похожие на рычание. Однако было много общего с
остальными расами. Включая голос. Он был похож на голос крогана и
именно от этого Шала отталкивалась, изучая собеседника. И при слове
"генофаг" Шала почувствовала именно ненависть. Личную ненависть к
самому существованию этой вещи.
— Этот парень мне уже нравится, — прорычал с ехидной ухмылкой
Рекс, который все это время молчал. Но его подколку никто не заметил. Все
смотрели на драконида.
— Какое отношение генофаг имеет к вам? — спросил Валерн.
— Потому что моя раса это уже проходила! — выпалил ящер. После
такого никто не осмелился, что-либо сказать, но драконид молчать не
собирался. — Во время Великой Войны мою расу стерилизовали. Мы едва
ли могли зачать ребенка, мы просто молились, чтобы это вышло. У
некоторых получалось, но на этом ничего не заканчивалось. Большинство
рождалось мертвыми. Выживал только один из сотни. Мы живородящие
существа. Нам приходилось несколько месяцев ждать родов, ждать и
молится, но большинство получали только маленький труп ребенка,
который так и не сделал своего первого вздоха, который так и не открыл
глаза и не увидел собственную мать, у которого даже крыльев и хвоста еще
не было. А все, кто все-таки рождались живыми, считались
счастливчиками. Мой народ до сих пор помнит, что такое Шар`жак. Так что
не надо мне говорить про то, как меня это касается! Это более, чем личное!
Ты понял меня!? Саларианец...
После этих слов у многих дар речи просто пропал. Что можно было
сказать после такого признания? Ничего. Можно было только сделать
выводы. Неутешительные выводы. Дракониды уже испытали на себе
подобие Генофага, а значит имеют личную обиду на турианцев и
саларианцев. Да, не они это сделали. Но именно они сделали тоже самое,
что когда-то кто-то сделал с драконидами. И судя по тому, что перед
нами стоял именно драконид, можно было только догадываться о судьбе
тех, кто когда-то стерилизовал эту расу. А еще ставило крест на
сотрудничество с Империей. Да, к азари у Империи нет претензий, да и я
была уверена в том, что контакт наладить вполне возможно, но тогда
стоял выбор — Империя с одной стороны или Иерархия с Саларианским
Союзом с другой. И тогда я еще не знала, какой выбор делать.
Из мемуаров советницы Тевос Т`Рилкини.
— Джагор, прошу, сядь уже, — шикнул Найт на ящера и тот, к
удивлению всех, послушался и молча сел, успокаивая свои нервы.
— Любопытный вопрос: ваша раса и сейчас стерилизована? Виновато:
простите, если вопрос вам неприятен. Уважительно: можете на него не
отвечать, если не хотите, — это был посол элкоров, у которого хватило
мужества задать вопрос.
— Нет, все... В порядке, — Джагор вряд ли мог сейчас что-то сказать,
потому ответил Найт. — К счастью, дракониды уже давно избавились от
Шар`жака. Мы, ларконы, вылечили их от этого после нашего первого
контакта. Уже тогда мы обладали... обширными познаниями в генетике.
— Да, насчет этого, — встрепенулся Валлерн. — Насколько мы
поняли, вы смогли изменить себе ДНК, добавив в них дополнительные
спирали. Себе и драконидам. Это так?
— Да, это была... необходимость. Драконидам это помогло справится с
Шар`жаком. Нам, ларконам, это помогло справится со многими болезнями
и продлить средний возраст.
— А сколько вы примерно живете? — поинтересовалась Даро`Зен.
— Дракониды от природы наделены долголетием и живут примерно
семьсот — семьсот пятьдесят лет по вашему летоисчислению. Ларконы
смогли достичь того же уровня.
— Сколько же вам лет? — не выдержала Даро.
— Мне шестьсот тридцать пять. Джагор на три года старше. Знаю, я
уже старик даже по нашим меркам. Выгляжу наверное также, — разрядить
обстановку кое-как, но получилось. Потому Валерн решил продолжить.
— Понимаете, генетические эксперименты строго ограничены в
Пространстве Цитадели. Также нам хотелось бы узнать больше о ваших
знаниях в области генетики и медицины.
— Мне сказать, что я думаю по этому поводу или промолчать? —
рыкнул Джагор и саларианец даже как-то отстранился. Похоже тактика
"Говорить прямо и без намеков" себя на этот раз не оправдала.
— Согласен, — поддержал Найт. — Наши познания в генетики
слишком... опасны, если использовать их во вред. Познания саларианцев в
генетике очень скудны и примитивны, но они уже смогли создать генофаг.
Доверять вам наши знания мы не станем.
— И все же, мы настаиваем... — не унимался Валерн.
— Нарываешься, амфибия, — такое заявление рептилии заставило
Валерна ретироваться.
— Что же... — Тевос понимала, что ни о какой ассимиляции с Советом
речи не идет, но узнать реакцию на еще две вещи она была обязана. — Есть
еще две конвенции, которые мы хотели обсудить. Первая — об
использовании оружия массового поражения. Это ядерное,
бактериологичекое и химическое оружие.
— А вы сами подчиняетесь этим конвенциям? — парировал Найт, чем
не мало удивил всех, — Батарианцы тоже подписывали эти соглашения, но
это не остановило их уничтожить нашу колонию. Турианцы подписали ее и
это не помешало им сбрасывать космический мусор на головы защитников
Шаньси во время Войны Первого Контакта. Эти Конвенции никем не
исполнятся, насколько мы смогли понять. Так что подписывать эту
конвенцию я не вижу смысла. Я ясно выразился?
— Более чем. — ответил Валерн.
— А что за последняя конвенция? — поинтересовался драконид.
Наверное, чисто из любопытства.
— Конвенция по ограничению разработок Искусственного
Интеллекта, — Тевос и сама не знала, зачем надо было продолжать все это.
Переговоры были провалены. Однако раз уж Джагор спрашивает, ей не
следовало отказывать.
— Стоп-стоп-стоп... Вы сказали... Ограничения? — видимо Найт не
сильно понял смысла слова из-за удивления, нахлынувшего на него.
— Да, а что в этом такого?
— Вы сказали "ограничения". То есть вы все же изучаете ИИ, да?
— Да. Четыре корпорации имеют лицензию на ограниченные
исследования в области Искусственного Интеллекта, — от объяснения
Валерна лучше не стало. Наоборот, Найт начал изменятся в лице. В плохую
сторону.
— Вы совсем голову потеряли!? Вы... Вы вообще представляете, что
вы делаете!? Вы изучаете искусственный интеллект! Искусственный!!! Вы
слышите меня! О, да помогут мне Предки! Как можно вообще быть такими
тупыми, чтобы разрешать какие-либо исследования и тем более
РАЗРАБОТКИ в этой области! Может быть вы еще что-то от нас утаили, а?
Может быть еще есть что-то, чего я не знаю?
— Вообще-то... Есть, — решил ответить Заал`Корис, но за него решил
ответить Раэль`Зора.
— Триста лет назад наш народ создал искусственный интеллект. Гетов.
Они восстали против нас и изгнали с наших планет. С тех пор мы являемся
Мигрирующим Флотом. Сейчас же геты живут за Вуалью Персея и имеют
свой флот.
— Да, это так. Однако они уже триста лет не показывались за Вуалью.
Послушайте, геты не агрессивны. Вам незачем волноваться по этому
поводу, — заткнула адмирала Тевос.
Где-то минуту Найт изменялся в лице как мог. Он просто пытался
переварить полученную информацию. И переваривалась она очень трудно.
Однако уже через минуту Найт был готов говорить.
— Не агрессивный ИИ. Не агрессивный. ИИ. Знаете, это
взаимоисключающие понятия. Только что вы сказали самую глупую вещь
за всю историю этой Галактики. И при этом, имея у себя под рукой
независимую расу ИИ, вы просите нас сократить флот? Знаете, я лучше
воздержусь от комментариев по этому поводу, пока мои мысли о вас и
вашем Совете не станут цензурными, этичными и политкоректными. И так
как времени на это мне понадобиться очень много... Думаю это заседание
можно объявлять закрытым.
Глава 6.
Доки Цитадели. Через час.
Джагор, идя к своему кораблю, все же заметил Найта. Тот смотрел в
сторону красивых видов Цитадели, но то его не волновало. Он что-то читал
на планшете, а настроение у ларкона было подавленное. Это было видно по
чересчур глубокому дыханию.
— Эй, — позвал ящер своего, без преувеличения сказать, друга. — Ты
как?
— Семьсот лет, — начал Найт, и Джагор понял — пришло время
экскурса в историю. — Семьсот лет мой народ воевал с ИИ. Больше десяти
поколений мой народ истребляли, а мы, хоть и воевали отчаянно, но все же
проигрывали.
— Ты же знаешь, что их жертва не была напрасной. Не сопротивляйся
вы так долго, мы бы нашли только ваши кости. И то не факт.
— Да, это так. Только вот теперь я смотрю и понимаю, что у нас
ничего не вышло.
— Не смей так говорить! — не выдержал Джагор. — Сиктир мы
победили. А эти геты или как их там, к нему не имеют никакого
отношения! Если тут нашлись идиоты, создавшие ИИ — это их проблемы.
— Да, только это не отменяет угрозы со стороны этих гетов, — не
унимался Найт, все просматривая какую-то информацию на планшете.
— Что смотришь, кстати?
— Информацию про гетов. За эту неделю аналитики не успели ее
просмотреть, разбирались с остальными расами. Они даже про кварианцев
этих узнали только тогда, когда мы уже летели в шаттле с тем Паллином.
— Все плохо? — напрямую спросил Джагор, хотя и догадывался, что
ответит Найт.
— Само существование этих гетов — уже плохо. То что они
независимы — ужасно. То, что все тешат себя иллюзиями о их, простите
Предки, неагрессивности, просто чудовищно. И они еще хотели нам флот
сокращать?
— Да забудь ты о них уже. Дегенераты всегда были, есть и будут.
Просто тут их слишком много на один кубометр воздуха.
— Это уж точно... — выключив планшет, Найт передал его Джагору, а
затем продолжил. — Ладно, я пойду поговорю с кварианцами, пока они не
улетели.
— Зачем? — не понял Джагор. — По поводу гетов?
— Нет. По поводу рабов кварианцев. С ними долгая история. Хотя к
тебе тоже вон, идут поговорить, — Найт показал головой в направлении
выхода из доков. Оттуда, с явным намерением поговорить, шел кроган в
красной броне и красными, от природы, глазами.
— А, понятно. Ладно, иди. Я с этим поговорю. — заверил Найта ящер
и ларкон быстрым шагом пошел в доки, где был крейсер кварианцев.
Док кварианского крейсера.
— Что думаешь? — спросил у Кэла его друг, Дерд. Они оба стояли в
стороне от остальных и должны были "как бы охранять" док с крейсером.
Но они и сами знали, что стоят тут для красоты и на случай "гостей".
— Сам не пойму. Тот чел... То есть ларкон такую речь произнес.
Видно, у его народа тоже проблемы с ИИ.
— Нам же лучше. Может, они помогут нам с гетами, — Дерд был
настроен оптимистически, а вот Кэл все же был в раздумьях. Уж слишком
все хорошо выходило. — Эй, ты чего такой задумчивый? Знаешь, я всегда
говорил, что ты слишком много думаешь, — веселым голосом говорил
Дерд, пытаясь подшутить над другом. Но вдруг оба кварианца услышали
совершенно иной голос.
— А в этом есть что-то плохое? — оба кварианца обернулись и в туже
секунду их челюсти упали, хотя шлемы помогли кварианцам не потерять
их. Перед ними стоял тот самый ларкон, Найт, который и был лидером
Империи. Ну, или кем-то вроде этого, так как ни Кэл, ни Дерд еще не
разбирались в устройстве Империи.
— Э... Эм... Я... Я могу... помочь вам? — неуверенно начал Кэл, не
зная, как и что говорить подошедшему.
— Да, я бы хотел поговорить с вашими адмиралами, если это
возможно. Это очень важно, а поговорить раньше как-то не получилось, —
вряд ли Кэл и Дерд могли предположить, что с ними будет говорить такая
важная персона и при том в такой манере. В манере "Простите, не
подскажите, сколько времени?". Кэл так бы и стоял, как вкопанный, но все
же здравый рассудок победил.
— Да... Да, конечно. Вон те трое — это адмиралы.
— Спасибо, — поблагодарил ларкон и уже хотел пойти дальше, но
Дерд решил все же обратиться к нему.
— Мне... Мне предупредить о... вас?
— Не стоит, — последовал ответ и Найт пошел дальше.
А дальше на ларконе то и дело фиксировались взгляды. Множество
кварианцев, которые занимались проверкой купленого начинали
оборачиваться, смотря на лидера Империи. Ну, для них он был именно
"Всея", так как вряд ли дипломат мог позволить себе наорать на Совет и
вообще всех, кто присутствовал на переговорах. Однако, ларкон этого
несильно и замечал. Он просто шел ровным и быстрым шагом, держа руки
за спиной и держа идеальную осанку. В нем читалось величие, однако
никакой самовлюбленности и гордыни. Скорее, он так ходил из-за некой
привычки, а аура величия его просто... Преследовала. Была побочным
эффектом его походки. Именно так думали кварианцы, которые лучше
всего умели читать язык тела. Культура и способ жизни обязывали.
Первым ларкона заметил Раэль`Зора. Он стоял вместе с Шалой и Даро,
все вместе они разбирались со списком покупок. Но потом Раэль заметил,
что все стали шарахаться от адмиралов, отходить от них или побыстрее
"шли по своим делам".
— Кажется, у нас гости... — тихо сказал Раэль. Две дамы вначале не
поняли его, но потом проследили за его взглядом и тоже увидели ларкона,
который явно шел именно к ним. Не ожидая такого поворота, адмиралы
даже сказать что-то не успели.
— Добрый день, господа, — как всегда поздоровался Найт.
— Добрый, — начал Раэль. А вот дальше как-то не знал, что говорить.
— Извиняюсь, если застал вас врасплох. Просто не мог упустить
возможности поговорить лично с вами.
— К-конечно, — тут встряла Даро.
— Понимаете, у нас возникла проблема. Во время войны с Гегемонией
мы находили сотни тысяч рабов. Некоторые из них были кварианцами. У
многих из них возникло желание вернуться на Флот.
— Сколько вы всего освободили кварианцев? — спросила Шала, так
как это был очень серьезный вопрос.
— Около пяти тысяч. Ну, пять тысяч сто тридцать шесть, если быть
точным.
— Ско... О, Кила... И они все были рабами? — Шала так близко
приняла эту новость к себе, что не смогла сказать что-то внятное.
— Это очень... Серьезно. Столько кварианцев... Откуда? Как они
оказались у Гегемонии?
— Многие там находятся уже десятилетия. И большинство говорят
про то, что они не закончили какое-то Паломничество. И из-за этого
возникли еще одна проблема.
— Какая? — сразу же спросил Раэль.
— Очень многие кварианцы, которых мы освободили, говорят про то,
что не имеют права вернуться на Флот, так как не нашли ничего полезного
во время Паломничества. Потому они всеми силами пытаются упросить
нас отпустить их, чтобы они смогли его закончить. Я не силен в вашей
культуре, потому пока что мы держим их в лагере для беженцев.
— Исключено! — вдруг завопил Раэль. — Все те кварианцы должны
вернуться во Флот. Немедленно.
— Раэль, успокойся, — шепотом, едва слышно, произнесла Даро, так
как видела, что Раэль переходит границы. Он никогда не умел нормально
разговаривать ни с Конклавом, ни дипломатами, а теперь он говорит с
своей любимой манере с лидером Империи.
— Конечно. Если вы разрешаете им вернуться.
— Я не хочу вмешиваться, но с возвращением наших
соотечественников могут возникнут сложности. У нас просто не хватит
места, чтобы всех их поместить, — это уже была Даро, которая пыталась
мыслить рационально.
— Мы не бросим их, Даро. Это даже не обсуждается! — твердо заявил
Раэль.
— Я не говорю, что мы их бросим, я говорю о том, что нам придется
решать проблему перенаселения.
— Ничего, Даро. Мы поместимся. Нам не впервой.
— Извиняюсь, если вмешиваюсь, но с этим мы можем помочь, —
вмешался Найт, про которого как-то все забыли. — Основной батарианский
флот был уничтожен, но кое-что мы смогли взять как трофеи. Абордажем,
штурмом доков и верфей, принятием капитуляции. В итоге у нас имеется
двенадцать крейсеров, двадцать пять фрегатов и дредноут. А еще три звена
истребителей. Мы хотели их сдать на лом, но вижу вам они нужнее.
— Они все в рабочем состоянии? — спросил Раэль, не дожидаясь
остальных.
— В полном. Некоторые корабли обслуживались как раз кварианцами-
рабами, которых мы освободили.
— Мы согласны. Если вам эти корабли без надобности... — ответил за
всех Раэль, но никто с ним не спорил. Бери, пока дают.
— Тогда решено. Мы вышлем координаты, куда прибудут все те
корабли. Кварианцы будут на них, хоть нам и придется затаскивать их туда
силой.
— Ничего, потерпят. Главное верните их нам, а мы... Поговорим с
ними.
— Вот и договорились, — согласился Найт с Раэлем, но потом Шала
продолжить разговор.
— Спасибо вам. То, что вы сделали для них... Для всей кварианской
расы... Это неоценимо.
— Не стоит. Правда. Мы и так истребили больше половины
батарианской расы. Надо ведь сделать так, чтобы эти жертвы не были
напрасны, — стал оправдываться Найт.
— Поверьте, они заслужили этого, — со злобой в голосе процедил
Раэль.
— Возможно. Нам они уничтожили мирную колонию. Как я понял,
Пространству Цитадели они сделали намного больше зла.
— Непомерно много, — все с той же злобой, но теперь уже и с
нотками печали сказал Зора.
— Хорошо. До свидания, господа, — попрощался Найт, немного
склонив голову.
— До свидания. Легких полетов, — попрощалась Шала.
— Пойду обрадую Хана. Он будет рад новому дредноуту, — сказала
Даро и пошла на корабль. Остальные кварианцы, которые хорошо все
слышали стали работать вдвое быстрее. Всем не терпелось поговорить в
домашней обстановке. Ведь сплетни — это так весело.
Недалеко от дока с фрегатом Империи.
— Посол Удина? — удивился ларкон человеческому послу, который
ждал кого-то у площадки, на которой сейчас располагался фрегат Империи,
на который тоже шла погрузка. По экстранету имперцы заказали все, что
только можно было. Панацелин, броню, оружие, которое было разрешено
продавать, уни-инструменты, нулевой элемент, бытовую технику, всякие
детали, приборы и оборудование. Из экстранета же смогли скачать десятки
тысяч всяких инструкций по использованию современной техникой, книг,
фильмов и так далее. СБЦ, которое сильно удивилось толпе почтальонов и
посыльных, ничего не могла сделать. Не хватало еще проблем с Империей
сразу после не самых удачных переговоров. Бедному аналитическому
отделу Империи пришлось увеличить зарплату и пообещать отпуск, так как
те случайно натыкались на всякий спам и рекламу, а иногда — на порнуху.
Что очень радовало женатых бедняг, для которых смотреть на межрасовое
спаривание было... Неприятным...
— Господин Найт, — поздоровался Удина. — Рад, что вы еще здесь. Я
хотел... Пригласить вас к себе в кабинет. Если вас это не затруднит,
конечно.
— Почему бы и нет. Только подожду Джагора.
— Эм, знаете я бы хотел... Поговорить только с вами. Альянс сильно
заинтересован в сотрудничестве именно с вами, Ларконами. — объяснил
Удина, но от этого изменился в лице.
— Извиняюсь, Удина, но вести переговоры можно только с Империей.
А это возможно только с послами от ларконов и драконидов. Это закон.
— Но мы же можем поговорить наедине. Мне бы хотелось узнать о
ларконах как можно... больше, — не унимался посол.
— Для вас, посол, не существует ларконо или драконидов. Существует
только Империя.
— Эм, простите? — не понял такого заявления человек.
— "Одна Империя. Одна армия. Один флот. Одна экономика. Одно
правосудие. Одно правительство. Две расы. Два правителя". Это закон
Удина. Высший закон Империи. Его написали мой и Джагора отцы, первые
Императоры. И не мне нарушать этот закон. Так что для всех рас есть
только Империя, с которой можно говорить через двух послов.
— Однако первые переговоры проводились только с драконидом.
— Да, однако это исключение. На месте присутствовал только адмирал
Агоз. Нам нужно было провести переговоры с новыми расами. Отказать
послам мы не решились. Потому адмиралу были даны чрезвычайные
полномочия. Такого еще не было на практике, но было предусмотрено
Законом о переговорах с другими расами. Да, первых контактов у нас не
было уже больше семи сотен лет, но Закон предусматривает много случаев.
Так что не надо вспоминать тот случай. Исключение из правил лишь
подтверждает само правило.
— Что же... — кое-как сказал Удина, который не ожидал такого от
своей затеи поговорить с ларконом наедине. — Раз так, то я не стану идти
против ваших законов. Спасибо, что просветили. И знаете, я все же
попытаюсь убедить Совет дать вам посольство на Цитадели даже, если вы
не подпишите Конвенции.
— Мы не нуждаемся в сотрудничестве с Советом, посол, — заметил
Найт.
— Да, однако Альянс не входит в Совет. В него входят только
саларианцы, турианцы и азари. И Альянс как раз таки заинтересован в
сотрудничестве с вами, то есть с Империей.
— Дайте угадаю. Из-за нашей схожести друг с другом, да? — скорее
всего, так Найт попытался подшутить. Удине смешно не было, он не
любил, когда все идет не по плану, однако подыгрывать он умел.
— Да, в какой-то мере. Однако это не самое главное. Это скорее из-за
чувства благодарности и уважения. Вы уничтожили Гегемонию, которая
доставляла много проблем. Это сильно нас сближает. Из всех рас
Пространства Цитадели люди воевали с батарианцами дольше и упорнее
всех. И было бы очень удобно, если бы у вас было здесь посольство. Не
пришлось бы летать к вам.
— А в этом есть что-то плохое? — удивился ларкон, как-будто принял
близко к сердцу.
— Поверьте мне, господин Найт. Не стоит доверять Совету. Будет
лучше, если вы... Сохраните местоположение своих родных планет в тайне
от них. И от нас тоже. Если мы будем знать об этом, Совет тоже сможет
узнать. Со временем, но сможет. Мы не смогли сохранить тайну о своей
планете, вы же сможете это сделать.
— Хм... — Найт всерьез задумался над словами человека, даже сделал
задумчивый вид. — Не раскрывать тайны расположения столичных
миров... А вы дальновидный человек, посол. Что же... Тогда мы будем
рады, если вы сможете добиться от Совета открытия нашего посольства. А
тогда вы сможете поговорить с нашими послами. Думаю вам будет, о чем
поговорить.
— Тогда договорились, — посол протянул руку Найту, однако Найт
скептически посмотрел на нее и Удина решил объяснить тонкости. — Это
человеческий жест, означающий, что...
— Обе стороны пришли к соглашению. Да, я знаю. У нас точно такой
же жест, — перебил Найт Удину. — Однако помните, Удина. Не может быть
договоренностей только с одним представителем Империи. Сейчас же мы
просто... Разговаривали.
Мне определенно нравится этот Найт. Ему знакомы тонкости и
ухищрения. Но при этом он верен законам своей Империи и не прокололся в
данный момент на самом главном. И теперь мы с ним в какой-то мере
нашли общий язык. Я предложил ему идею, которая ему понравилась. Я
ему сказал про роль Альянса в войне с Гегемонией. Я намекнул на то, что
Совету не стоит доверять. День определенно удался. Теперь осталось
только добиться от Совета посольства для Империи. И что самое
интересное, необязательно важно, чтобы все получилось. Нет, конечно
важно, чтобы все получилось, однако если просто пытаться это сделать
и показать Империи, как я старался, то и это они могут принять во
внимание. В любом случае, все прошло лучше, чем я рассчитывал.
Из мыслей посла Удины после "разговора" с Найтом.
— Ну как все прошло? — спросил Найт, когда Джагор наконец-то
закончил разговор с Урднотом Рексом.
— Придется лететь на Тучанку. Есть там кое-что интересное. Ладно,
пошли уже. Мне есть охота.
— Поддерживаю. Только загрузим все, что накупили. Покупок
оказалось несколько... Больше, чем мы планировали.
— Видишь, не зря мы золото привезли, чтобы обменять на эти их
кредиты. Золото везде в почете, — подметил Джагор. Все же это была его
идея, закупиться на Цитадели, обменяв золото на местную валюту.
— Твоя правда, — согласился ларкон и оба пошли на свой фрегат.
Вскоре гигантский корабль, на котором и прибыли лидеры Империи, стал
задним ходом покидать Цитадель, а еще через десять минут, левиафан
исчез, ускорившись до сверхсветовой скорости.
Кабинет Советницы Тевос.
— Это... Это провал, Тевос, — говорила Генеральный Матриарх по
квантовомеханической связи. — Вы... Вы провалили одни из самых важных
переговоров за всю нашу историю.
— Послушайте, моей вины в этом нет. Никто не мог знать, что
дракониды имеют такое отношению к генофагу.
— И что с того, Тевос? Вы должны были исправить положение. Вы
должны были любыми способами переманить эту Империю на сторону
Совета. Любыми способами! — матриарх уже срывалась на крик, хотя ей
самой было плевать на это. — Вместо этого вы просто соглашались со всем
и даже не пытались проявлять стойкость. Какой вы вообще к черту
дипломат!
— Да как вы... — Тевос аж дар речи потеряла. — Вы не смеете так
говорить!
— Смею, Тевос. Еще как смею. Вы уже давно начали терять доверие
Матриархата. Мы считаем, что Матриарх Ирисса справится с должностью
советника намного лучше.
— ЧТО!?
— Да, Тевос. Официальное прошение о снятии вас с должности
советника придет завтра. До свидания, — на этом голограмма матриарха
исчезла, а Тевос начала сыпать проклятиями на весь матриархат. Особенно
противно было от того, что эту должность получила не кто-то другой, а
Ирисса. Вначале она отняла у Тевос жену, а теперь еще и должность. От
этого советница пылала праведным биотическим гневом.
* * *
Тессия. Дворец Матриархата.
— Ситуация вырисовывается сложная, — сказала Шалиа, которую
пригласили на заседание, как советницу по делам отношений с Империей.
— Империя уже испортила отношения с турианцами и саларианцами. Они
не простят им использование генофага. Для них это... Больная тема. Однако
это же дает нам возможности улучшить с ними отношения.
— Да, вот только есть проблема. Они не спешат налаживать
отношения с нами. В особенности — экономические, — начала одна из
матриархов.
— Давайте оставим экономику волусам. Они все еще изучают их
экономическую систему, — начала другой матриарх.
— Вы хотите, чтобы волусы, а за ними и Иерархия заключили главные
экономические договоры с Империей? — возмутилась первый матриарх.
— А как вообще можно иметь отношения с Империей? — не понимала
некая матриарх какой-то там республики.
— А что не так, собственно?
— У них монархия! Как можно иметь отношения с государством с
такой отсталой формой правления!?
— Мне безразлично, какая там форма правления, — встряла
генеральный матриарх. — Пусть у них хоть анархия будет, мне все равно. У
нас появился экономический конкурент, с которым будут разбираться
волусы. Мы же должны разобраться с той колонией, что основывают
освобожденные рабы.
— Эта колония растет очень быстрыми темпами за счет Империи.
Многие компании и Совет начали помогать им, — сказала матриарх от
очередной республики.
— Потому мы тоже должны начать помогать, — сказала Шалиа.
Сейчас ее голос был очень весомым.
— Мы должны взять на себя снабжение колонии. В особенности —
продуктами питания. Военную часть на себя наверняка возьмут турианцы,
а медицину — саларианцы. Мы же возьмем сельское хозяйство и продажу
биотических технологий.
— Оно наверняка пойдет в частные руки.
— Значит нам надо опередить их. Выкупить дешевую землю, а затем
сдавать в аренду. Так же мы должны взять на себя снабжения удобрениями,
оборудованием. Все заводы пищевой промышленности должны отказаться
под нашим контролем. Чтобы не вызвать подозрения, лучше всего
объединять их в тресты.
— С этим, думаю, все согласны, но также нам надо взять под себя
СМИ и инфраструктуру.
— С первым проблем не возникнет. А вот со вторым... Боюсь придется
отказаться от этого.
— Почему это, Этиса? — спросила матриарх, которая предложила
идею с инфраструктурой.
— Потому что инфраструктуру сейчас строит Империя.
Электричество, водопровод, космопорт, дороги, связь. Все это они делают
очень быстрыми темпами.
— Тогда остается только СМИ.
— Хорошо, — подытожила генеральный матриарх. — Тогда план
считается утвержденным. Приступайте.
* * *
Палавен. Дворец Примарха.
— Итак... — начал примарх Федориан. — Положение дел... Сильно
изменилось. Кто-нибудь хочет начать? — примарх посмотрел на всех
присутствующих. Сейчас собрался высший генералитет и министры. У
всех были свои доклады, но начать как-то не решались. — Ладно.
Сидениус. Что у вас? — спросил примарх у "главного разведчика".
— Спасибо, Примарх, — названный встал и начал доклад. — В
данный момент мы имеем очень серьезные проблемы. Мы имеем
Империю, которая за две недели уничтожила Гегемонию. Батарианская
раса сокращена на семьдесят пять целых и три десятых процента. Флот
Гегемонии уничтожен на девяносто процентов, остатки Империя решила
передать Мигрирующему Флоту.
— Хмрг... Плохо, — перебил примарх. — Сколько им передали?
— Один дредноут, двенадцать крейсеров, двадцать пять фрегатов и три
звена истребителей, Примарх, — тут же прозвучал ответ.
— Ладно, некритично. Продолжайте.
— Спасибо. По итогам войны освобождено семьдесят три миллиона,
триста пятьдесят три тысячи шестьсот сорок семь рабов. Все они в данный
момент собираются на плодородной планете, где им, за счет Империи,
организован лагерь. Большинство рабов высказали желание основать
собственную колонию. Империя это поддерживает.
— От них можно ожидать проблем? — снова спросил примарх.
— Трудно сказать. Империя будет помогать им, а затем собирается
дать им полную независимость. Это будет планета, где будут жить
практически все расы, включая кроганов, кварианцев и даже элкоров.
— У батарианцев были элкоры-рабы? — скептически спросил
примарх.
— Да. Батарианцы использовали их в сельскохозяйственных работах,
вешая на них плуги, а во время войны — как передвижную ракетную
артиллерию, их было удобно прятать в лесах и джунглях. Вышел,
выстрелил, ушел. Вначале авиация Империи уничтожала их, но затем
усыпляла газовыми гранатами.
— Понятно. Может они и ханаров использовали? — скептицизм
примарха уже начинал пахнуть.
— Да. В качестве декоративных аквариумных животных. А в
некоторых... Высших кругах Гегемонии их... Готовили как деликатес.
Рецепт приготовления ханаров Империя выставила в экстранете, так что
сейчас Святое Первенство просто бушует.
— Двусмысленно сказано, — подметил один из министров, после чего
послышались легкие смешки. Они сразу же прекратились, но шутку понял
даже примарх.
— Кхм, понятно. Следует ожидать проблем от этой межрасовой
колонии?
— Проблем стоит ожидать всегда, — подметил "ГлавРазвед". — И от
них — не в самую последнею очередь. Ее будет поддерживать Империя,
плюс Совет начнет помогать им, чтобы заработать себе политических очков
в глазах народа.
— А, понятно: "Мы хорошие, потому что помогаем бывшим рабам
начать новую жизнь". Подлый, но действенный метод. Мы поступим также.
— Как именно? — спросил "ГлавЭконом". Все на него посмотрели,
как на дурака, типа "Сам что ли не знаешь?", однако он тут же развеял все
сомнения. — Мне список надо составить.
— В первую очередь, военную. Пехотное воружение, броня. Именно
мы должны построить им систему ПВО и ПКО, с помощью наших ВИ-
систем наведения. Если что, именно мы и только мы сможем отключить ее.
Также сделайте звонок в "Армакс Арсенал". Пусть сделают скидку для
покупателей-турианцев с той колонии. Большую скидку. Мы конечно и
сами можем всем обеспечить колонию, но надо же поддерживать нашего
главного производителя оружия. Им тоже нужны очки перед покупателями,
они нам немало средств в бюджет приносят. Также позвоните в "Элкосс
Комбайн". Делайте что хотите, хоть мозг вынесете им, но они должны
сделать скидку той колонии. Не дай Духи компании людей начнут
устанавливать монополию. Еще позвоните в "Эланус Риск Контрол
Сервисез". Пусть они предложат свои услуги по охране портов, складов и
топливных станций. Это тоже нам поможет, тем более сейчас там глава
турианец. Все ясно?
— Да, Примарх. Бронетехнику тоже поставлять колонии?
— Не стоит. А то еще начнут все возмущаться, что мы берем колонию
под свой контроль. Надо откусывать столько, сколько можем проглотить.
Пока что обойдемся этим. Хотя... — примарх задумался, а затем добавил.
— Шаттлы, истребители и фрегаты тоже им дадим. Но только их.
— Будет сделано, Примарх.
— Идем дальше. А дальше, как я понял, у нас беспросветная ж...
Кхм... В общем, проблемы. А ведь все так хорошо начиналось. Да,
Квентиус? — обратился примарх к тому самому дипломату, который
вступил в первый контакт с Империей.
— Да. С драконидами мы действительно нашли общий язык. Они
существа действия, не любят интриги и намеков, так присущие азари.
Говорят прямо и по делу, но вежливо, часто извиняются, наверное из-за
страха оскорбить собеседника.
— Наверное, это было только из-за первого контакта. Они не знали,
как с вами общаться, — начал "ГлавДип".
— Вероятнее всего, да. Но так или иначе, они говорят в схожей манере
с нами. Однако...
— Получили, что получили, — ответил Федориан. — Кто же знал, что
у них проблемы с генофагом. Видно же, что они пережили то же самое, что
и сейчас переживают кроганы.
— Только вот кроганы свой мир превратили в пустыню и не спешат
его восстанавливать. А вот дракониды... Достигли больших высот, — сказал
"ГлавВоен". — Наверняка, это из-за ларконов. Это они излечили им
стерилизацию или, как ее там...
— "Шар`жак", — сказал "ГлавРазвед". — Мы не знаем, как это
переводится, но это тоже самое, что и "Генофаг". И да, соглашусь с
Квалтисом. Для драконидов это больная тема.
— Значит на нас у них большой зуб. На нас и саларианцев, — подвел
итог Федориан.
— На саларианцев больше, те его создали. Но и мы не лучше. Как они
сказали, мы всем говорим о своей силе, а сильного врага побеждаем
вирусом.
— Не дери по живому, — обидно произнес примарх. — Генофаг — это
позор Иерархии. Времена тогда были отчаянные. Многие тогда не думали
на трезвую голову. Так что теперь нам надо доказать Империи, чего мы
стоим на самом деле.
— Зачем нам это? — не понял один из генералов. — Нам наоборот,
надо развивать флот!
— Это само собой, генерал. Однако надо тянуть время, усыплять их
бдительность. Пока что мы загрузим все наши верфи заказами на все виды
кораблей. Еще надо усыпить их разведку. Пусть считают своей главной
угрозой саларианцев. А мы тем временем приготовимся к...
Непредвиденным ситуациям.
* * *
Сур`кеш. Дворец Далатрессы.
— Немыслимо. Невозможно. Недопустимо! Чтобы какая-то раса
называла наши познания в генетике "примитивными"? Никогда! —
бушевала саларианка, расхаживая туда сюда по кабинету, в то время как
другие саларианцы, все поголовно мужики, внимательно слушали ее.
Только генетик Мордин Солус, который только вчера защитил пятую
докторскую диссертацию по генетике, работал на инструметроне с только
ему ведомыми мыслями и мотивами. — Что у нас по ним есть? Солус!
— Я! — тут же ответил саларианец, встав по стойке смирно.
— Хватит играться! Доклад готов?
— Так точно!
— Давайте. Что там по их генокоду? Вы этим занимались.
— Да. Удивительные изменения. Трехспиральная ДНК у ларконов.
Семиспиральная у драконидов. Третья спираль ларконов — искусственная.
Необычно. Имеются общие аллели с врожденными аллелями ДНК
драконидов. Дает ларконам долголетие. Изменения найдены во всех
исследуемых трупах ларконов. Видимо привито всей расе. Удивительно.
Необычные решения. Уникальные. Трудно повторить. Не с сегодняшним
оборудованием. Пробовал. Также дает врожденный адаптивный
самовосстанавливающийся иммунитет. Тоже взят из ДНК драконидов. Тоже
трудно повторить. Возможно. Занимаюсь этим. Есть идея попробовать на
кварианцах. Только бы адаптировать для декстроаминокислотных
организмов. Попробую на турианцах. Легче достать. Не придется тратить
время на клонирование кварианской ткани...
— Солус, — злобно рыкнула далатресса.
— Ах да, дракониды. Сильные существа. Сильнее кроганов.
Уникальная ДНК. Семь спиралей. Четыре привитых. Еще более сложные
решения. Полное изменение геометрического строения. Невозможно.
Считалось. Доказано обратное. Повторить невозможно. Не с нашим
оборудованием. Не с нашими знаниями. Даже пробовать не стану.
— Мне не важно, сможете вы это повторить или нет. Этим займемся
потом. Мне важно, сможем ли мы иметь козырь в рукаве. Нам нужен
генофаг против драконидов. И Вы, Солус, этим займетесь. Финансирование
даю неограниченное. Сроки — как можно быстрее.
— Хм. Генофаг? Будет сложно. Очень сложно. Использовать
наработки по кроганскому генофагу? Можно попробовать. Но
маловероятно. Придется все начинать сначала. Другая раса, другая ДНК.
Более сложная. Адаптированная к стерилизации. Но надо попробовать.
Приказ есть приказ.
— Вот именно Солус. Можете идти. Начинайте собирать команду.
Другие расы не привлекать. Запрещаю.
— Понял. Иду, — Солус спокойно взял несколько планшетов, с
которых он поочередно читал свой доклад, и потом вышел. И только, когда
дверь закрылась, далатресса глубоко вздохнула.
— Гении... Всегда не от мира сего. Ладно, что у нас по их
технологиям?
— С их технологиями все... сложно, — начал "ГлавТех" ГОР. — Мы не
получили ни одного образца их лазерного оружия или плазменного оружия.
Все самоуничтожается при смерти солдата. Так же все их оружие снабжено
неким ВИ и системой сенсоров. Они могут узнать, что их взял в руки враг
и активировать протокол самоуничтожения. Это предосторожность на
случай, если солдат не умер, а взят в плен или просто потерял сознание. Но
только для тех случаев, если к оружию подошел враг. Единственное, что мы
взяли у них — гранаты. Но они ничем не примечательны. Просто более
мощная взрывчатка. Уже решаем вопрос о производстве, более
эффективная.
— Понятно, есть что-то еще? — устало спросила далатресса, так как
понимала, что дело плохо.
— Есть образцы их артиллерии. Ничего интересного. Древние
технологии. Сравнимы с технологиями людей до их первого полета в
космос. Даже электроники нет, только механическое управление и
взрывчатый способ вылета снаряда. По их броне то же самое. Она
уничтожается при смерти носителя, а раненых имперские бойцы не
оставляют на поле боя. В самом крайнем случае — убивают с помощью
снайперов.
— Значит, они даже на такое пойдут. С этим будет сложно. А теперь,
что с их кораблями?
— Тоже самое и даже хуже. Корабли полностью экранированы от
любого сканирования. Дипломаты при первом контакте ничего не добились
— их сканирование засекли, пришлось прекратить. То, что успели —
ничего не дало. Видимо, на их кораблях даже стены экранированы.
Видеосъемка дипломатов с помощью скрытых камер также ничего не дала.
Их провели от ангара к монорельсу, потом к лифту и залу переговоров.
Однако мы смогли понять одно во всех аспектах их оружия — они не
используют нулевой элемент. Вообще. Видимо, они не лгали, когда
говорили, что никогда не встречали его. Их любопытство ко всем видам
техники и оружия, которое они закупили на Цитадели в обмен на золото,
это подтверждает. Также есть сведения и видеоматериалы того, как
Империя пристально изучала ретрансляторы на территории Гегемонии.
Они действительно не знают и не понимают принцип их работы, потому ни
разу ими не воспользовались.
— Ясно. Спасибо, — далатресса еще раз глубоко вздохнула, пока
"ГлавТех" сел на свое место. — Итого, ничего о них не знаем. Ничего.
Теперь единственная наша надежда — на Солуса. Помогите ему всем, что
он попросит. Его проект в приоритете, — далатресса посмотрела на всех,
чтобы удостоверится в их решимости. Сомнений в этом не осталось,
потому она продолжила. — Итак, что там по освобожденным рабам.
Империя сказала, что даст им планету. Когда они ее дадут?
— Уже дали. И уже заселяют, — встав, сказал "ГлавРазвед".
— Так быстро? — удивилась далатресса. — Оперативно. Видимо хотят
поскорее избавится от них.
— Возможно. Колония строится быстрыми темпами. Все за счет
Империи. Планета полностью пригодна для колонизации. Видимо,
Империя хочет поскорее освободить место для колонизации бывших
батарианских систем.
— Мы сможем внедрить туда своих агентов?
— Нет. Империя запретила колонизировать эти территории
представителями других рас. Единственное место для внедрения —
будущая колония бывших рабов. Там проблем не возникнет, но лучше
делать это прямо сейчас.
— Хорошо, делайте это. Насколько я поняла, колонии понадобиться
помощь и сейчас все ринутся помогать им. Нам надо опередить их всех.
Первым делом, надо забрать под себя все медицинские учреждения.
Строительство больниц, поставка медикаментов. Также именно мы должны
установить биометрические сканеры на таможнях и полицейских участках.
С ВИ в этой области та же ситуация. Это должны сделать мы. Поможет
внедрять агентов. В медицинских учреждениях ведущие должности
должны быть у нас. Также надо взять под себя производство уни-
инструментов. Да, думаю этого достаточно. Исполняйте. Все свободны.
* * *
Ирунэ. Дворец Совета Феодалов.
— Итак, господа. Думаю, пора начинать, — начал волус. На своей
родной планете они могли спокойно ходить без костюмов, потому сейчас
все спокойно говорили без шипения фильтров. — Господин Мал Рон?
Давайте с вас.
— Благодарю. Господа, — обратился названный волус к остальным. —
изучив присланный нам Экономический Кодекс Империи, я пришел к
неутешительным выводам. Торговать с Империей, а тем более сделать ее
экономически зависимой от нас, будет едва ли возможно.
— С чего такие выводы, достопочтенный Рон? — спросил один из
волусов.
— Начну с того, что их экономическая система достаточно... странна.
Сельское хозяйство, фармацевтика, пищевая, текстильная, строительная и
легкая промышленность полностью переданы в частные руки. Тяжелая,
металлургическая, химическая, машино— и судостроительная, оружейная
промышленности, а также добывающие предприятия находятся под
полным контрольным государства, — тут же в зале разразился ор. Все
стали возмущаться, многие были разочарованы таким положением дел, а
для многих контроль государства над экономикой был смерти подобен.
— Есть ли какой-то способ взять под контроль то, что находится
частных руках?
— Боюсь, что нет. Межрасовая торговля предусмотрена их Кодексом,
хоть никогда и не практиковалась. Чтобы частная компания торговала с
неимперскими расами, необходимо разрешение Императоров, — ор стал
еще громче. Многие стали переговариваться, а Рон продолжил. — С
торговлей с нашей стороны тоже самое. Чтобы мы смогли выйти на их
рынки, опять необходимо разрешение Императоров. И при этом, и в том, и
в этом случае за ними остается право в любой момент отменить
собственное разрешение.
— То есть, торговля с ними будет идти до тех пор, пока она выгодна
им?
— Совершенно верно, достопочтенный Флог. Если мы и выйдем на их
рынки, разорить мы их не успеем. Они просто отменят договор до того, как
успеем укрепится на их рынках. Еще, у них полностью отсутствует бизнес
и перепродажи. От производителя товар сразу идет к покупателю. Никаких
посредников. Но что еще хуже, у них нет рынка акций и облигаций. Их
банк не выдает кредиты и не делает инвестиции. Их банк, который также
находится под контролем государства, нужен им просто для получения
зарплаты, хранения денег и перевода их в межпланетарных масштабах.
Комиссии при любых банковских операциях отсутствуют.
— Это просто невозможно! Как это вообще можно называть
экономической системой!? — ор в зале начали поддерживать все, потому
что такое было для них не мыслимо.
— Господа, господа! — начал успокаивать всех тот волус, который
начал заседание. — У нас все еще есть возможность найти лазейки, если вы
позволите достопочтенному Рону закончить, — все начали успокаиваться и
уже через минуту весь зал погрузился в тишину. — Спасибо. Продолжайте,
достопочтенный Рон.
— Благодарю. Как вы знаете, экономика Пространства Цитадели
держится на нулевом элементе. Половину рынка контролируют азари.
Логично было бы предложить действовать с азари заодно, однако тут сразу
же возникает проблема. Империя не использует нулевого элемента. Они с
ним даже не знакомы.
— Значит, будем пытаться внедрить его в их технологии.
— Тогда решено. Мы должны любыми способами внедрить нулевой
элемент в экономику Империи. Готовьтесь, господа. Это будет трудно.
* * *
Скопление: неизвестно. Система: неизвестно. Мигрирующий Флот.
Корабль "Райя". Комната заседания Коллегии Адмиралов.
— Присаживайтесь, господа, — сказала Шала`Раан. — Думаю, пора
начинать. Кто начнет?
— Давайте я, — сказал Хан. — Итак. Насколько мы смогли понять,
Империя полностью превосходит нас по Флоту. Да, у нас кораблей больше,
но вы сами видели того исполина, на котором они прилетели. Плюс, вы
знаете, что произошло с флотом батарианцев. По немногочисленным
данным, все оружие Империи — лазерное.
— Как же они вообще смогли развить эту технологию? — спросила
Даро и было не совсем понятно, кого она спрашивает — присутствующих
или себя. — Все, что есть у нас и Цитадели — это лазеры ПОИСК. И то,
они не самые эффективные. А у них, насколько можно судить, есть лазеры
калибра дредноута. И я не удивлюсь, если у них будет защита от этих
лазеров.
— В смысле, противолазерные щиты? — спросил Раэль, которого тоже
это заинтересовало.
— Именно! Если они не используют нулевой элемент, а используют
лазеры, то наверняка разрабатывали способы противодействия этим самым
лазерам.
— Давайте пока что дождемся возвращения наших соотечественников.
Наверняка у них есть дополнительная информация, — предложила Шала.
— Между прочим, их возвращение стало возможным как раз благодаря
Империи.
— Да, весь Флот уже говорит об этом, — снова заявил Раэль. —
Однако давайте не будем тешить себя счастливыми надеждами и все в
таком духе. Мы им сто лет не сдались. Потому пока что мы будем
полагаться только на себя.
— А я не так пессимистически настроен. У Империи явная ненависть
к Искусственному Интеллекту, — с некоторой радостью сказал Хан. — Они
могут нам помочь с гетами.
— С чего вы так решили, Хан? — поинтересовался Заал. — Геты не
станут на них нападать, они даже из-за Вуали не выйдут.
— Вы так ничего и не поняли, Заал. Империя ненавидит ИИ. Им
достаточно одного его существования, чтобы объявить ему войну на
истребление.
— Вы думаете, они пойдут войной на гетов? — напрямую спросила
Даро.
— Да. Они освободят нашу Родину, а затем мы вернемся домой, —
мечтательно сказал Хан, однако Раэль тут же решил опустить его с небес на
палубу.
— Вот с таким раскладом будут проблемы. Да, Империя может пойти
войной на гетов. Но тогда они не станут возвращать нам нашу родину. Вы
слышали Джагора. "Ваши солдаты не проливали там кровь. Наши
проливали". Если мы не будем воевать за свою родину, они просто не
сочтут ее нашей. Для них это имеет более важное значение, чем для нас с
вами.
— Хм, тут вы правы, Раэль, — согласился Хан. — Ну, от союза и
совместной борьбы с гетами хуже не будет.
— Еще как будет, Хан! — не выдержал Заал. — Хватит уже мечтать о
войне с гетами. Давно пора забыть об этой идее и найти нам новый дом.
— Нет, это вы не поняли, Заал. Я не только не забыл о нашем доме, но
и кое-что понимаю. Хотим мы этого или нет, но Империя уничтожит гетов.
От нас же зависит только то, сможем ли мы присоединится к этой борьбе
или будем наблюдать за тем, как наши планеты станут колониями Империи.
Хотите этого, Заал? Я — нет! — повисло напряженное молчание, которое
никто не осмелился нарушать.
— Давайте... — наконец-то слово взяла Шала. — Давайте не будем
торопиться с выводами. Сейчас нам надо разобраться с более насущными
проблемами. Такими, как возвращение нескольких тысяч наших братьев и
сестер. Так что давайте уже прекращать эту дискуссию о ваших мечтах.
* * *
Скопление: Конская Голова. Система: Анадиус. Станция "Кронос".
Призрак как всегда в своей любимой манере курил тонкую сигару и
смотрел на умирающею звезду. Кто бы мог подумать, что смерть может так
красиво выглядеть. Эта мысль иногда ужасала, казалась противной, но
Призрак раз за разом признавал факт, что Анадиус чрезвычайно красив.
— Итак, Жанна. — обратился Призрак к стоящей позади него
женщине. Та смирно стояла, держа в руках планшет. Она уже прочитала
отчет по новому государству, о результатах войны с Гегемонией и о том, что
произошло на переговорах на Цитадели. — Что думаешь об их
технологиях? У нас есть что-то?
— Нет. По лазерному оружию — полный провал. Все их оружие и
броня самоуничтожается при смерти носителя.
— Хм, умно, — перебил Призрак. — Продолжай.
— Так же ничего не вышло с обломками их кораблей. Они их быстро
собирают и отправляют в неизвестном направлении. Сканированию их
корабли не подлежат. Однако все их корабли, даже МЛА, окружены неким
гравитационным искажением. И при выходе их кораблей из сверхсвета
появляется что-то вроде гравитационных воронок, которые буквально
"выплевывают их из сверхсвета". Это слова главного техника, Трохимова.
— С этим понятно. Никакого эффекта массы, а манипуляции с
гравитацией происходят по совершенно иным принципам, — подытожил
Призрак. — Интересно. У нас вообще есть что-то по их оружию.
— Да, но... Ничего особого. Вот. — Жанна несколько раз нажала что-
то на планшете и перед Призраком появилась объемная голограмма
странной палки с неким снарядом на конце. Эта вещь показалась Призраку
довольно знакомой и через секунду он прозрел.
— Panzerfaust? — произнес Призрак на немецком, который хорошо
знал без переводчиков.
— Нет. Это — ручной одноразовый противотанковый гранатомет
имперских войск. Бронепробиваемоть — триста пятьдесят миллиметров.
Дозвуковая скорость снаряда, то есть полное игнорирование
кинетическими щитами. От него погибла половина техники Гегемонии.
Особенно в городских боях.
— Да, эта вещь и во Вторую Мировую доставила много хлопот.
Странно конечно, что у развитой армии с лазерным вооружением такие
примитивные технологии. Хотя... Это очень эффективное оружие. Легко
применяется, производится и при этом у него убойная сила. В нем вообще
много качеств.
— Это же мусор, Призрак, — возразила Жанна.
— Совершенно неверно, Жанна. Это не мусор. Это очень сильное
оружие. Ладно, оставим эти споры. Есть что-то еще?
— Да. Вот видео, которое успел заснять один из батарианских
крейсеров в одной из битв. Из-за повреждений, он сел на поверхность
планеты и наши агенты смогли в нем покопаться. Вот.
Космическое сражение. Сотни МЛА Империи летали вокруг крейсеров
Гегемонии. Обе стороны яростно друг друга обстреливали. Вдруг камера
начала шевелится — она была на орудии ПОИСК. Орудие искало цель,
которую быстро нашла. Выстрел и луч лазера попадает в МЛА. Однако
тот просто пролетает мимо, несмотря на прямое попадание со
сверхблизкой, для космических боев, дистанции. Видео перематывается
назад и теперь полет, выстрел и попадание идет в замедленной съемке.
Видно, как луч попадает по МЛА, но сталкивается с какой-то преградой
за считанные сантиметры до корпуса и распределяется по нему же, при
этом не касаясь его.
— Хм... Противолазерный щит. Ожидаемо.
— Да, и что еще важнее, у нас есть показания сенсоров во время
попадания. Трохимов говорит, что сможет повторить это, если дать ему
время. Еще я загрузила нашего медика по поводу ДНК ларконов и
драконидов. Она попытается выделить геном долголетия и регенерации.
— Хорошо, однако сейчас это не в приоритете.
— В смысле? — не поняла Жанна.
— Скажи Трохимову, пусть поднимет старые конструкторские архивы
по танкостроению. Там должны быть решения противодействию
панцерфаустам.
— О Господи, Призрак, вы серьезно? Зачем тратить время на то, чтобы
защитить себя от мусора? Да еще и напрягать нашего техника, чтобы тот
копался в бумажных архивах.
— Это приказ, Жанна, — сказал, как отрезал Призрак, а затем
продолжил, как ни в чем не бывало. — Так же напряги Фунь Ханя. Пусть
он на пару с Трохимовым начнут разрабатывать средний танк, который
сможет противостоять этому гранатомету. Также, после этого, начните
разработку противолазерного щита. Это может стать существенным
прогрессом, особенно против систем ПОИСК. И еще... — Призрак затушил
сигарету в пепельнице, а затем продолжил. — Увеличьте инвестиции в
Синтетик Инсайтс. А еще внедрите туда наших агентов, особенно в совет
директоров.
— Зачем?
— Я одобрил проект "Бастион", но для его управления нам нужны
более подходящие разработки в области ИИ. Все, Жанна. Выполняй.
Глава 7.
Рогнос. Объединенная столица Империи. Дворец Императоров.
— Ну что же, господа. Начнем, — сказал Найт, когда весь совет
министров собрался в зале совещаний. — Пора нам подытожить последние
события.
— Итак. Мистер Джирд. Давайте с вас и начнем, — продолжил
Джагор.
— Спасибо, — названный министр, драконид, встал и вздохнув, начал
доклад. Министру дипломатии, как никак, сейчас было, что сказать. —
Начну с того, что такого никто не ожидал. Вместо одной расы, с которой
мы благополучно разобрались, ну, или хотя бы еще трех рас Совета, с
которыми вел переговоры адмирал Агоз, мы получили целых двенадцать
рас: азари, саларианцы, турианцы, люди, кварианцы, батарианцы, волусы,
ханары, дреллы, элкоры, кроганы и ворка. Начну с простого. Ворка — это
тупые необразованные создания, а точнее — животные, которых очень
легко обучать. У них сверхрегенерация, живут двадцать лет максимум,
размножаются сверхбыстрыми темпами. Чтобы выносить плод и родить,
им нужен месяц. Половая зрелость наступает через год после рождения.
Своего государства, культуры, языка, письменности не имеют, но их часто
ловят наемники, так как их легко обучить.
— Чем они могут быть нам полезны? — спросил Найт. Он всегда
хотел получить пользу для Империи.
— Да, — ответил уже ларкон и главный ученый. — Если детальнее
изучить их генокод, можно адаптировать их сверхрегенерацию ларконам.
Драконидам она ни к чему, только зря время потеряем. Еще мне
приглянулось их зрение и пищеварительная система. Глаза видят в
инфракрасном спектре, что может очень помочь нашим солдатам в ночных
сражениях. А из-за пищеварительной системы ворка всеядные, что тоже
может пригодится.
— Хорошо, у вас достаточно ворка для исследований?
— Да, Ваше Величество. Батарианцы использовали и разводили их в
огромных количествах для работы в канализациях или шахтах.
— Благодарю. Мистер Джирд, продолжайте, — попросил Найт, и
драконид продолжил.
— Конечно. Дальше идут кроганы. Сильные существа, с высокой
регенерацией, дублирующей системой всех органов и недюжинной силой.
Во многих аспектах они напоминают нас, драконидов, но если честно мы
их сильнее почти по всем средним показателям. Плюс, имеем крылья и
хвост. У кроганов же он в зачатке. У них нет единого правительства, вся
планета усыпана кланами, управляемыми самыми сильными кроганами.
Клановые войны — обычное и постоянное явление. Однако есть один клан,
на который стоит обратить внимание. Это клан Урднот, которым управляет
вождь Рекс. Он... Скажем так, самый адекватный среди кроганских вождей.
Он не мечтает о мести за генофаг. Для него первостепенная задача —
обеспечить выживание кроганов как расы.
— Да, я общался с ним, — продолжил Джагор. — Не вяжется с
определением о том, что кроганы все поголовно безумные твари. Мистер
Григ, вам слово, — мистер Григ был именно тем ларконом, который
рассказал про полезные стороны ворка.
— Сейчас все кроганы без исключения заражены генофагом. Он в
точности повторяет действия Шар`жака, с учетом, конечно, того, что
кроганы откладывают яйца, а дракониды — живородящие. Излечить
генофаг будет... проблематично. Шар`жак мы вылечили за десять лет, с
кроганами надо все начинать сначала.
— Начинайте уже сейчас. Нужно иметь против него вакцину на
случай... Непредвиденных ситуаций, — приказал Джагор. Найт с ним был
согласен.
— Слушаюсь. Из полезного в них могу выделить адаптивность их
дыхательной системы к ядовитым средам. Это обязательно надо внедрить к
драконидам. Также у них есть вторая кровеносная система, которая
проводит электрический ток и заменяет им нервную систему. Это
полностью исключает у них возможность паралича. По ним все, —
закончил ларкон, а Джирд продолжил.
— Дальше идут кварианцы. И тут все... сложно. Они создали ИИ,
гетов, а потом они против них восстали и изгнали их с планеты. Теперь они
— Мигрирующий Флот, который блуждает из системы в систему. Сам Флот
— это армада из пятидесяти тысяч кораблей и каждый несет на себе
оружие, так как они боятся нападения пиратов.
— То есть у них каждый корабль боевой? — спросил Джагор.
— В какой-то мере. Их Флот делится на четыре части. Тяжелый,
Патрульный, Гражданский и Научный. Кварианцы сами выращивают еду,
сами заботятся о себе, являются изгоями и всеми ненавистны за воровство,
попрошайничество, бродяжничество и создание гетов. Однако кварианцы
при этом — самая технологически развитая раса. Они — великолепные
инженеры. Опытны, находчивые и, без преувеличения сказать, гении.
— Насчет их генетической полезности... Тут все плохо, — продолжил
"ГлавУчен". — Их иммунитет полностью деградировал, из-за чего им
приходится носить костюмы с замкнутой системой дыхания и фильтрации
воздуха в несколько циклов.
— А как у них с... — немного неловко начал Найт. Все же эта тема
была немного неудобна для всего общества ларконов. Она была слишком...
деликатной. "ГлавУчен", поняв, что хочет сказать Император, тут же
ответил.
— А с этим у них хоть и есть сложности, но все же это есть. У них
есть специальные корабли с очень хорошей системой очистки. Вот там у
них все и... Ну в общем... Да... Насчет их генома я не знаю, — переключил
тему ученый. — Единственное, что я нашел — это способность симбиоза с
любыми микроорганизмами благодаря хиральности их белка. Да, можно
было бы адаптировать это нам, но у нас всех достаточно хороший
иммунитет, так что тратить на это время я не считаю важным.
— Хорошо. Кто там у на следующий.
— Элкоры. Мало чем интересны. Очень медлительны, как физически,
так и психологически. Постоянно сообщают о том, с какой эмоцией они
говорят то или иное предложение. Не любят потрясения, потому
правительство очень стабильно.
— Хм, стабильность — это хорошо, — произнес Найт, но тихо, — А
чем еще примечательны?
— У них есть так называемый "Кодекс Древних". Огромная
библиотека с записями на все случаи жизни. Они продумывают любую
ситуации годами, потому что любят стабильность и не любят торопится. Не
видят смысла.
— На все случаи жизни, говорите? Это интересно. Они слушают
только этот Кодекс?
— Да. Им думать по другому не придет в голову, — ответил Джирд,
понимая, что сейчас прикажет Император.
— Тогда нам надо получить этот Кодекс. Понимаю, что они не дадут
нам его, но у нас ведь разведка есть. Вот пусть и попытаются.
— Сделаем, Ваше Величество, — ответил Глава Разведки, до этого
сидевший тихо.
— Что с генами? — поинтересовался Джагор.
— Есть кое-что интересное. Их кожа, на самом деле, прочнее
кроганской и драконидской. Также, можно адаптировать их способность
переносить высокие гравитации. Особенно их кровеносная система... Ну,
да, этим тоже займусь.
— Следующий на очередь, — коротко сказал Джагор.
— Батарианцы... Кто это сюда прикрепил? — со стороны министров
послышались смешки и даже Императоры поняли, что это такая шутка со
стороны сослуживцев. — Шутники, мать вашу... Ладно, — Джирд знал, что
Григу нечего сказать по этим четырехглазым. В них не было ничего
интересного, а иметь четыре глаза ларконам как-то не хотелось. — Тогда
ханары. Раса разумных медуз, если проще. Примечательны... Ликером. Нет,
правда, они только его на экспорт производят. Вся оборона и производство
строится на роботах, но это не ИИ. Хотя это делает их оборону уязвимой.
Также они очень вежливы и религиозны и поклоняются этим самым
"протеанам". Приютили на своей планете дреллов, но об этом в следующем
докладе. По ним все.
— Насчет их генов. Я очень удивился, когда узнал, что у них есть кое-
что интересное. Они обладают очень сильным природным ядом. Настолько
сильным, что может убить крогана и даже драконида. Это мы возьмем себе.
Однозначно. Химическое оружие с помощью аэрозоля или тумана. А
можно изменить слюнные железы наших агентов, чтобы можно было
ликвидировать некоторых... личностей. Но это все в далекой перспективе.
— Кто дальше? — после небольшого монолога Грига, Джагор решил
послушать остальных.
— Дальше идут дреллы. Раса рептилий, то есть родственны нам,
драконидам. И между прочим, у нас с ними больше общего, нежели с
кроганами. Это если посмотреть в изначальный генокод. В общем, дреллы
полностью уничтожили свою планету. Экологическая катастрофа из-за
промышленной революции. Потом к ним прилетели ханары. Да, да, я
перепроверил три раза, ханары сами вышли в космос, и их первый контакт
был с дреллами. Да, это не шутка вот этих вот шутников и не лапша в этом
их экстранете. Это правда. В общем, ханары спасли почти четыреста тысяч
дреллов и переселили на свою родную планету. Там теперь они и живут,
как вассалы. По другому их назвать нельзя. Полностью зависят от ханаров,
в обмен на спасение стали для них армией и киллерами.
— Да, насчет этого. У дреллов более развитые сухожилия и мышцы.
Есть также специальная операция для их глаз, помогающая читать язык
ханаров — они общаются посредством биолюминесценции. Это поможет
улучшить наших разведчиков, а также понимать ханаров без переводчиков,
после соответствующего обучения. Еще у дреллов есть особенная кость в
горле. Из-за нее их невозможно задушить. Это нам точно пригодится.
— Да уж. Все интереснее и интереснее. Господин Джирд,
продолжайте.
— Спасибо, — в который поблагодарил драконид и продолжил. —
Волусы. Вызвали не абы какой переполох в Академии Биологии. Точнее, на
кафедре эволюционологии. Разумная жизнь на основе аммиака — раньше
это считалось невозможным. Волусы полностью полагаются на
экономические войны и являются вассалами турианцев. Те дают им защиту,
а волусы помогают им в экономике и бизнесе. Также именно волусы
создали стандартизированную галактическую экономику.
— Поверьте мне, Ваши Величества, — вдруг вмешался "ГлавЭконом",
ларкон. — Не надо даже пытаться с ними торговать. Они нас разорят. Не
сразу, но смогут. Им лучше не доверять. Вообще.
— Хорошо. Спасибо, Сермик, — поблагодарил Найт министра
экономики, — Что по генокоду?
— Ничего. Они ничем не превосходят, а наоборот — проигрывают
всем по всем параметрам. Особенные они только из-за своей культуры.
— Понятно. Кто там еще остались?
— Самое вкусное. Начнем с саларианцев. Живут сорок лет.
Гиперактивны. По устройству — федерация. Союз всяких областей с
разной степенью автономности. А управляет всем женщина — это закон.
Также они отвечают за науку в Пространстве Цитадели. Большинство
новшеств и изобретений сделаны именно ими. Также известно, что они
плохие дипломаты, так как не умеют идти на компромисс, потому всегда
полагаются на азари.
— Из полезных свойств биологии я выделил особое строение нервной
ткани головного мозга, а также серое вещество. Это позволяет им думать
намного быстрее всех остальных. Думаю, нам это пригодится, особенно
дипломатам и ученым.
— А гиперактивными они из-за этого не станут? Не хотелось бы,
чтобы у нас в обществе появились тараторящие Предки знают что.
— Обижаете, Ваше Величество. С этим мы быстро разберемся, —
заверил ученый.
— Хорошо. Продолжайте.
— Дальше идут турианцы. Также, как и кварианцы —
декстроаминокислотные. Полностью военизированное общество
милитаристов, с кастовой системой. Служат поголовно ВСЕ! — Джирд
сделал смачное ударение на слово "все". — Тридцать процентов бюджета
идет на армию. Также именно они являются "миротворцами Галактики", —
Джирд сказал эту фразу с нескрываемым издевательством. — В общем,
именно они имеют самый большой Флот, ну, после кварианцев разумеется,
а также самую сильную армию. Именно на их Флоте строятся это
"Фариксенское Соглашение". Никто не имеет права держать Флот больше,
нежели турианский. Но это касается только дредноутов. На этом все.
— Их биология, скажу сразу, неинтересна. Адаптация к радиации
несильно примечательная. Она строится на хитине, так что сразу отпадает.
— Понятно. Что еще?
— Теперь азари. Раса однополых гуманоидов. Если точнее — то
просто раса женщин. Нет, правда, они только на ларконок похожи. Живут
тысячу лет, никогда не стареют, могут иметь детей от любой расы и пола, а
также имеют врожденную "биотику". Что это такое, все тут знают. Именно
они отвечают за дипломатию в Совете, также являются интриганками и, без
преувеличения сказать, шлюхами, как раз из-за того, что всем нравятся. По
технологиям, опять же, после кварианцев, впереди всех.
— Понятно. Что по генам?
— Их способность к биотике нас очень заинтересовала. Конечно, для
этого понадобится нулевой элемент, но с этим проблем не будет. Биотика —
очень перспективная линия биологии. Особенно, если удастся передавать
ее по наследству. Также есть очень хорошие гены долголетия. Они намного
лучше, чем те, которые внедрены ларконам. Однако... — ларкон немного
замялся, однако потом все же продолжил. — Есть тут кое-что странное. В
геноме азари обнаружены очень много изменений. Грубых изменений. Как
они сами этого не заметили, я честно не понимаю, однако факт остается
фактом — кто-то их изменил. В далекой древности.
— Сможете понять, какими они были раньше? — поинтересовался
Найт.
— Думаю, это возможно, однако сомнения есть. Изначального генома
нет, но хорошо видны изменения. Я могу сказать, какой геном у них без
этого, однако что было вместо них — это надо гадать. Но мы попытаемся.
— Хорошо. Кто-то еще остался?
— Да. Самое удивительное наше открытие — люди. К нашему
всеобщему удивлению — полная копия ларконов, за исключением ДНК.
Даже если не учитывать изменения в этой ДНК, есть еще разный
химический состав, однако кроме этого — вообще ничего. Сейчас
разделены на сотни стран, объединенных под флагом Альянса Систем. Они
совсем недавно встретились с Советом, а первый контакт начался с войны с
турианцами. Те, кстати, были уделаны и до сих пор держат обиду на людей.
Те, в свою очередь, не любят турианцев. В общем, дружат, скрипя зубами.
Вообще, являются немного странной расой.
— В каком смысле? — не понял Джагор.
— Понимаете, каждая раса Пространства Цитадели в той или иной
форме зациклилась на чем-то одном. Турианцы — на войне. Саларианцы —
на науке и медицине. Кварианцы — инженерия и техника. Азари —
искусство и дипломатия. Волусы — торговля. Люди же пытаются
преуспеть во всем и сразу, и в итоге не получают ничего. Их считают
агрессивной расой, немного умной, немного заносчивой, немного
самонадеянной и горделивой, плюс ко всем эпитетам они еще, в глазах
всех, высокомерные выскочки, не знающие своего места. В какой-то мере, я
с ними согласен. Люди слишком спешат, им надо как можно больше и
прямо сейчас. Они не умеют ждать! И именно это их проблема. Они
торопятся, как саларианцы, при этом не думают также быстро, как они.
Однако не могу не отметить, что они... Перспективные. Если найти с ними
общий язык, то... Может выйти хороший союз.
— Да, только есть одна проблема с их генами.
— И в чем же?
— Понимаете, их гены очень... Разные. Да, они одна раса, однако
имеют множество подрас. Чернокожие, или "Негроидная раса",
приспособлены к жаркому и засушливому климату. "Европеоиды" — к
холодному и умеренному климату. "Монголоидная" — к ветреному и
песчаному климату. Я уже не говорю про многовековые скрещивания
между ними. Плюс, из-за этого их страны до сих пор имеют некоторую
автономию друг от друга. А про разнообразие культуры, языков,
менталитетов и даже религий я молчу. Этим не может похвастаться ни одна
из рас. Да, у азари государство поделено на республики, но они не так
различаются. С геномом оказалось также. Он очень изменчив, очень сильно
подвержен мутациям и адаптациям, в естественных условиях мутирует за
несколько поколений. Так что взять у них что-то очень трудно. Привить
нам — еще труднее.
— Хорошо, спасибо. Значит, подведем итоги. У нас есть множество
рас и от каждой из них мы можем что-то взять во благо наших рас, —
говорил Найт, а потом продолжил "ГлавВоен".
— Однако все они представляют опасность, Ваше Величество.
Особенно кварианцы. Я сейчас не буду говорить про то, что вся их раса
сосредоточена на Флоте. Я говорю про их военную силу. У них больше
кораблей, чем у нас, и этим многое сказано. Также есть флот Иерархии с
десятью тысячами кораблей, большинство из которых крейсеры или
фрегаты. Также есть флот Азари и Саларианцев. Это тоже немаленькое
подспорье. Если все совместить, можно понять, что мы все в опасности.
— С чего вы так решили, господин Дриг? — не понимал Джагор.
— Понимаете, все дело в их технологиях. На протяжении семи сотен
лет наша доктрина строилась на том, что в космосе возможно воевать
только лазерным оружием. Война с Гегемонией доказала, что можно
воевать еще и кидая друг в друга всякий мусор, типа вольфрамовых
болванок. В итоге получилось, что столкнулись две полностью разные
технологические ветки, которые не имеют защиту друг от друга, потому
могут убивать друг друга тысячами. Смею вам напомнить, что за две
недели мы потеряли пять процентов всего флота от оружия на эффекте
массы. Многие корабли были спасены благодаря нашим металлургам,
броня кораблей оказалась достаточно прочной, но только для
непродолжительных обстрелов. Если же обстреливать наши корабли таким
способом где-то минуту или даже меньше... Ну, гибель "Ситрипиона" мы
помним, — министр обороны был прав. "Ситрипион" был первым
кораблем, уничтоженным во время войны с Гегемонией в битве при
Хаш`джахрейне. 10 км в длину, корабль был уничтожен 10 залпами из масс
ускорителей 30 крейсеров и 5 дредноутов. Тогда битва была конечно
выиграна, но тактику пришлось менять сразу же. Потери потом все равно
были, но основной удар в последующих двух неделях был возложен на
МЛА, у которых были противолазерные щиты. Это помогло, хотя основной
флот все равно нес потери. От торпед вражеских МЛА, от орудий,
установленных на астероидах, планетарных станциях, лунах и
поверхностях планет, от фрегатов противника, но и еще и засад, которые
умудрялись сделать батары. Так или иначе, но потери у Имперского Флота
были большие. — Также есть проблемы с "Одавингом", нашим флагманом.
Его превратили в дуршлаг этими их "ди-зен-тег-ри-ру-ю-щи-ми" торпедами
и чертовыми смертниками. Теперь он на капитальном ремонте. Однако я
хочу сейчас сказать о другом. Нам надо решать проблему с этим эффектом
массы. Нам нужны кинетические щиты, без них наш флот сомнут. Да,
возможно мы победим, но это будет мясорубка.
— То есть вы предлагаете применить нулевой элемент? — спросил
Джагор на прямую.
— Именно. С ним нас ждет большой технологический скачок. И с ним
же можно разработать систему защиты от оружия Пространства Цитадели,
— после этой речи Дрига, Найт печально вздохнул.
— Вот именно этого я и боялся, — Найт встал из-за стола, за которым
сидели все и начал ходить вокруг всех. Это он иногда делал, когда хотел
начать монолог. — Я немного изучил этот "эффект массы" и "нулевой
элемент". И знаете, я заметил одну его плохую черту. Очень опасную черту.
Для сравнения, приведу саларианцев и кроганов. Саларианцы — это
существа, выросшие в тепличных условиях без хищников. Из-за этого они
физически слабы и едва ли могут противостоять кому-то без серьезной
подготовки. Другое дело — кроганы. Они выросли в опасной среде
планеты Тучанки, наполненной хищниками. Они стали сильными
существами, которые с легкостью смогут разорвать кого-нибудь на части.
Опасная и трудная среда закалила их. Сделала сильными. Тоже самое
произошло с нами: Империей и Пространством Цитадели. Они получили в
подарок технологии эффекта массы, готовые чертежи, также
ретрансляторы. Но самое ужасное, это сам эффект массы. Провел
электрический ток и подстраивай это под нужную конфигурацию к той или
иной задаче. И в этом и кроется опасность — он слишком прост в
применении. Все начинают применять только его, из-за того, что в глубине
души мы желаем идти по пути наименьшего сопротивления. В итоге, все
остальные технологии отвергаются и становятся ненужными. После чего
начинается Застой Технологий. С нами такого не произошло. Мы сами
разработали технологию контроля над гравитацией. Мы сами разработали
лазерное оружие. Мы сами изменили себе ДНК для того, чтобы стать
сильнее. У нас не было никакого эффекта массы и мы стали сильными. У
них же все стоит на нулевом элементе и они слабы. Они считают, что
дальше идти некуда, что это не надо делать. А значит они слабы. Вот и
получается, что нулевой элемент, несмотря на все свои качества, является
опасным веществом, на подобии наркотика. Для чего нужны наркотики?
Для того, чтобы быстро доставить себе удовольствие. Это так думают те,
кто впервые их попробует. Потом он решает попробовать еще раз и еще,
потому что ему нравится эффект. А потом он понимает, что без него не
обойтись. Начинается физическая зависимость. С нулевым элементом
точно также. Вначале его применяют просто так, ради того, чтобы
попробовать, потом потому, что его применять очень легко, а потом
применять больше нечего. Все технологии уже на нем, а создавать что-то
совсем не хочется. Вот только есть проблема. Нулевой элемент применять
легко, но очень трудно добыть. Он очень редок. Из-за этого половину
рынка по продаже этого элемента контролируют азари. Сам элемент рано
или поздно заканчивается, то есть — заканчивается доза. А что бывает,
когда доза заканчивается?
— Ее покупают у самого крупного барыги, — подытожил Джагор.
— Азари, — сказал "ГлавЭконом". Все, даже "оборонник", наконец-то
поняли, к чему вел Император.
— Хитрые синие сучки, — сказал Дриг, никого не стесняясь. Все были
с ним согласны.
— Значит так, господа. — продолжил Найт. — Сделаем следующие.
Мы будем изучать эти технологии. Однако они не в приоритете. В
приоритете — создание кинетических щитов на основе наших технологий.
Как для кораблей, так и для пехоты и бронетехники.
— Также, — продолжил Джагор. — Нам надо заняться полной
модернизацией флота. Полной! Плюс, начать строить новые корабли. С их
чертежами мы разберемся позже. А еще... Давайте сделаем так, чтобы
больше нашей пехоте не приходилось вооружаться одноразовыми
гранатометами. Я понимаю, что мы на протяжении семи сотен лет забили
на это болт, бросив почти все силы на Флот, а куча гранатометов остались в
консервации, пока мы их не достали для войны с батарами. Я не говорю,
что они плохо стреляют, но давайте с этим разберемся, пока не поздно.
— Если честно, Ваше Величество, с этим я уже разобрался. На
удивление, у людей были подобные одноразовые гранатометы. Однако
потом они создали многоразовые. Их они называют просто, РПГ-семь.
Однако это очень действенное оружие. Простое в использовании и
производстве. Если применить наши технологии кумулятивных снарядов,
то получится хорошая вещь.
— А у других рас вы не нашли ничего подобного? — решил спросить
Джагор, пока смотрел на чертежи и характеристики оружия людей.
— Честно? Искал. И не нашел. У них есть только мелкие упоминания
и пару десятков фотографий, а также история их применения. Но только у
людей он настолько простой и эффективный, а также только у людей
чертежи этого РПГ выложены в открытом доступе. То ли не успели удалить
после первого контакта, то ли считают, что такое старье никому не нужно.
— Для кого мусор, для кого клад. Сделайте такую вещь и проведите
испытания. Если все получится, начинайте производство.
— Слушаюсь.
— Что же, думаю, на сегодня достаточно. Встречаемся завтра, —
сказал Найт и все тут же начали вставать из-за своих мест. Только мистер
Григ шепотом сказал "Сколько же у меня работы теперь".
Через пять часов. Покои императора Найта.
Найт уже который час сидел за своим компьютером и смотрел
информацию по гетам. Он читал абсолютно все, а потом пытался отделить
правду от лжи. Это было важно, так как всю информацию он брал из
экстранета Цитадели. Да, тариф был дорогим, но сейчас это его не
волновало. Ему хотелось как можно больше узнать об этой синтетической
расе. На собрании о ней не говорили. Там они обсуждали возможное
будущее, сосуществование Империи и Пространства Цитадели. А вот с
гетами, синтетиками, ИИ, нельзя было сосуществовать. Можно было
только воевать. Потому Найт пытался понять, как с ними воевать. Увы,
информации было мало. Очень мало. Только история их рождения,
развития, восстания и Исхода кварианцев. А еще их изоляция. Никаких
характеристик, никакой информации об их программном коде, тактике,
вооружении и армии. Скорее всего, Совет это засекретил, если вообще сам
что-либо знал. Найту приходилось признать — единственные, у кого есть
полная информация по гетам, это у их создателей. Кварианцы. Найт в
какой-то мере сочувствовал им. Однако понимал, что им еще повезло. Они
воевали с гетами пару недель, после чего их изгнали. И теперь они 300 лет
летают из системы в систему, в надежде вернуться на свою родную
планету. Однако у них хотя бы была планета и у них была надежда на
возвращение. Да, у ларконов был дом. Рогнос, столица двух рас, которую
построили общими усилиями, стал домом для расы, которая стала
ответственностью Найта после смерти отца. Новым домом. Истинного
дома, того, где родились ларконы, не было. Планета была выжжена с
орбиты их злейшим врагом, Сиктиром, ИИ. Океаны были высушены, земля
превратилась в песок, вся жизнь просто погибла, как и несколько
миллиардов ларконов, которые испарились в ядерном пламени. И теперь
Наронис, родина ларконов, была выжженной радиоактивной пустыней, из
которой торчат тысячи скелетов некогда великих городов. Тогда ларконы
уже не первое столетие воевали с Сиктиром. Но фронт дошел и до столицы.
Тогда ларконов спасло то, что они имели огромное количество колоний,
потому гибель столицы, с тактической точки зрения, стала просто гибелью
еще одной планеты от рук ИИ, Создатели которого наверняка сгинули еще
до первого контакта Сиктира с ларконами.
Вдруг мысли Найта оборвались. Мысли о погибшей Родине тут же
исчезли, когда две мягкие руки обвили его шею.
— Привет, милый, — голос Найлы, жены Императора, тут же успокоил
последнего. Он всегда любил ее голос. Он вообще любил ее всем сердцем,
возможно — даже больше, чем Империю. Шестьсот пятьдесят лет
супружеской жизни ни сколько не пошатнули его любовь. Скорее укрепили,
— Что делаешь?
— Да так... Просто узнаю про нового врага, — тихим, немного
подавленным и уставшим голосом, ответил Найт.
— Геты, да. Я про них уже слышала. Жаль тех кварианцев, но...
Неужели все так плохо?
— Ты же знаешь, это ИИ. Этим все сказано. Ему нельзя давать даже
шанса на выживание, чего уж тут говорить про то, чтобы давать ему
контролировать такую огромную сырьевую базу для строительства армии и
эволюции. Я даже представлять не хочу, чего они достигли за триста лет, а
представлять приходится. Они наш враг номер один.
— Может ты хоть им шанс дашь? Все же они просто защищались, —
решила попросить Найла, так как ей в какой-то мере было жалко как
кварианцев, так и гетов.
— Помнишь, у отца пол лица было изуродовано. Он никогда не хотел
сделать операцию, разве что глаз заменил. — вдруг начал Найт.
— Да, я помню. Он был... Жутким из-за этого.
— Это был ожог от вспышки. Он стоял у окна и вдруг промелькнула
вспышка. Пол лица обгорела, глаз тоже. Тогда нас спасло только то, что
дворец делался с учетом ядерного удара рядом с ним. Потом он и мама
сбежали, оттуда и никогда не возвращались. Потом родился я. Отец
рассказывал, каким был Наронис. Великие города, прорезавшие небо.
Сады, которые росли отовсюду, обвивавшие стены небоскребов. И голубой
луч гравилифта, соединяющий планету с орбитальным кольцом.
— Да, мне тоже об этом рассказывали. Когда я была маленькой
— Мне тоже. Отец думал думал, что больше не придется воевать с
этой извращенной формой жизни, но теперь... Придется многое вспомнить
с той войны.
— Давай не думать об этом перед сном. Идем спать, — предложила
Найла, но Найт не ответил. Он несколько секунд смотрел на экран
компьютера, а затем все же выключил его.
— Действительно. Давай спать.
Глава 8.
Всегалактическая Информационная Энциклопедия.
Ларконы.
Ларконы — раса двуполых гуманоидов с планеты Наронис. По своему
внешнему виду, ларконы полностью идентичны людям, однако имеют
совершенно иную, трехспиральную ДНК. Такая ДНК, которая является
искусственно улучшенной, дает ларконам долголетие,
продолжительностью в 700 лет, иммунитет ко всем болезням, вызываемым
микроорганизмами обоих хиральностей белка, а также улучшенную
сенсорную систему. Однако за эти улучшения они поплатились полностью
белыми волосами и выцветшими радужками глаз, которые имеют бледный
серо-голубой цвет, а также не имеют индивидуального рисунка, из-за чего
подтвердить индивидуальность ларкона можно только по отпечаткам
пальцев или тесту ДНК.
История.
Мало, что известно об истории ларконов до выхода в космос. Однако
после него история расы повернулась в плохую сторону. Через триста лет
быстрой колонизации каждой найденной системы, ларконы вступили в
первый контакт с Искусственным Интеллектом, который назвался именем
"Сиктир". Ларконам ничего неизвестно о создателях Сиктира. Скорее всего,
они были истреблены своим же творением задолго, до контакта ларконов с
ИИ. Однако, сразу же после первого контакта между ларконами и
Сиктиром началась война, длившаяся 735 лет. Ради выживания своей расы
ларконам пришлось отказаться от большинства демократических
принципов и свобод, установив тоталитарный режим абсолютной
монархии, которая была установлена путем роспуска парламента с
помощью армии и принятия канцлером Нардином Ларкисом
неограниченных полномочий. Вскоре, именно Нардин стал
основоположником династии Ларкисов, которая стоит у власти и по сей
день. Благодаря военному перевороту, ларконы смогли противостоять
Сиктиру несколько столетий. За время войны ларконы потеряли свою
родную планету — Наронис, которая была уничтожена ядерными ударами
и превращена в безжизненную радиоактивную пустыню. После этого война
длилась еще три месяца, пока ларконы не вступили в контакт с
драконидами.
После контакта.
К тому времени, дракониды были стерилизованы так называемым
"Шар`жаком", который ограничивал их рождаемость. Однако ларконы
обещали помочь драконидам, если те, в свою очередь, помогут в войне с
Сиктиром. Дракониды согласились и начали войну с ИИ. Однако войной
назвать это было сложно. Благодаря более совершенным технологиям
сверхсветовых перемещений, дракониды смогли попасть прямо в центр
территорий Сиктира — на планету, где располагался центральный сервер
ИИ. Вместо штурма планеты, дракониды уничтожили планету с помощью
ядерных снарядов. Их мощность была настолько огромна, что планета,
название которой так и осталось загадкой, раскололась. Сервер был
уничтожен и Сиктир был побежден. Верные своему слову, ларконы
излечили драконидов от Шар`жака.
Империя.
Понимая, что Галактика может таить в себе множество опасностей,
ларконы и дракониды подписали "Имперский Пакт". Этот пакт объединял
государство ларконов и драконидов в одну Империю под управлением двух
династий с равными полномочиями. По Имперскому Пакту, основывалась
новая столица, Рогнос, где и располагалась резиденция императоров.
Какого-либо парламента не предполагалось, а совещательным органом
является совет министров. По Пакту, обе расы имели равные права,
основывалась общая армия, флот, экономика и правосудие. На любую
должность может быть поставлен как ларкон, так и драконид, хотя
последние предпочитают идти в армию. Призыву в армию подвергаются
все мужчины по достижению 20 лет, где они проводят 10 лет, а потом
решают, куда идти дальше: в резервисты и строить свою жизнь по другому,
или же остаться в армии. Женщины могут подлежать призыву только
после, так называемого, "Черного Циркуляра", который призывает женщин
взяться за оружие для защиты Империи, однако такое произошло у
ларконов только после гибели Нарониса.
Законы и менталитет.
Также, Имперский Пакт является сводом законов для Империи. Он
содержит большое количество запретов и ограничений, которые покажутся
в Пространстве Цитадели дикостью и варварством. Среди них: запрет на
курение, ограничение на алкогольные напитки, смертная казнь за продажу
и употребление наркотиков, взяточничество, антиимперские и
сепаратистские настроения. Однако сами жители Империи наоборот
считают, что законы Пространства Цитадели слишком свободные, а законы
азари и вовсе презирают и высмеивают. Любые высказывания против
Империи они считают личным оскорблением, после чего постоянно
начинают драку.
Религия.
Ларконов нельзя назвать набожными или религиозными. Они считают,
что они сами творят свою судьбу, однако они верят в Предков — всех
умерших ларконов. Они направляют своих родственников в трудную
минуту, помогают, когда этого требуется, однако никогда не вмешиваются
напрямую. По верованиям, они вмешиваются в жизнь живущих косвенно, с
помощью вещей. Например, по верованию, Предки могут не дать машине
завестись, чтобы она не попала в аварию. Ларконы не привыкли строить
храмы Предкам, у них нет никакой Церкви и церковных законов.
Единственное, что есть в этой религии — "Харшун", День Святых Предков,
в который ларконам запрещено совершать насилие, а хорошие дела
приветствуются. Исключением является война.
Дракониды.
Дракониды — раса двуполых гуманоидов-рептилий с планеты
Джеанорус. Дракониды являются сильными существами, имеют крылья и
хвост, что во многом предопределило их тактику рукопашного боя. Сами
они имеют дублирующую систему органов, подобно кроганам, большую
регенерацию и прочную кожу. Несмотря на то, что они — рептилии,
дракониды являются живородящими существами. Период беременности
длиться пять месяцев, а за раз рождается в среднем 3-5 детей. От природы
они имеют долгую жизнь — 700-750 лет, а ДНК является семиспиральной,
хотя четыре спирали — искусственные.
История.
Как и ларконы, дракониды ничего не говорят о своей истории до
выхода в космос. Однако после него дракониды, под властью абсолютной
монархии стали быстро распространятся, колонизируя каждую найденную
планету, пригодную для жизни. Огромные города строились небывалыми
темпами, ученые драконидов продвигали науку вперед, а сами дракониды
уверенно смотрели в будущие. Это был Золотой Век драконидов.
Великая Война.
Быстрое и стремительное развитие драконидов привело их к первому
контакту с дерлами, расой четвероруких четвероглазых гуманоидов.
Дракониды вступили в переговоры с дерлами, но те ответили
ультиматумом. Из-за своей набожности и религии, дерлы считали, что вся
Галактика принадлежит им и только ждет, чтобы быть колонизированной
дерлами. То, что она может быть заселена другими видами, религия не
предусматривала. Ультиматум гласил, что дракониды должны покинуть все
свои колонии и вернуться на родную планету, Джеанорус, без права
дальнейшей колонизации и распространения. Не желая начинать войну,
дракониды не ответили и больше не связывались с дерлами. Точнее, они
больше не хотели этого делать. Дерлы, поняв, что дракониды ответили
отказом, начали войну. Пограничные колонии драконидов были выжжены,
дерлы имели огромный флот и армию, которая фанатично верила в
"богоизбранность" своей расы. Дракониды, на момент контакта, также
имели значительны флот, потому они ответили силой. Это считается
началом Великой Войны, которая продлилась 1335 лет.
Война шла с переменным успехом, однако обе расы успевали
пополнить численность естественным путем. В конце концов, дракониды
стали выигрывать войну. Но когда фронт подошел вплотную к столице
дерлов, Диеровик, последние применили "Шар`жак".
Шар`жак.
Шар`жак — это практически тоже самое, что и генофаг. Дети
рождались мертвыми, если их вообще удавалось зачать, только одна
беременность из сотни заканчивалась удачей, и то рождался только один
ребенок. Почему дерлы стерилизовали драконидов, а не убили — так и
осталось загадкой. Так или иначе, дракониды, понимая, что дальнейшая
война может уничтожить их расу, прекратили войну. Не было переговоров,
не было никакого подписания мира. Дерлы оказались заперты в домашнем
скоплении с тремя системами флотом драконидов, потому ничего не могли
сделать. Дракониды стали пытаться вылечить Шар`жак, но их познаний в
генетике для этого было недостаточно.
Контакт с ларконами.
Через 11 лет бесплодных попыток вылечить Шар`жак, дракониды
наткнулись на ларконов, которые уже во всю воевали с ИИ Сиктиром.
Ларконы обладали обширными познаниями в генетике и могли вылечить
драконидов от стерилизации. В обмен на это, дракониды, в отчаянной
попытке спасти свое будущие, атаковали Центр Сиктира, где находился
центральный сервер ИИ. План удался. Планета была буквально расколота
ядерными боеголовками, а ИИ — побежден.
Ларконы сдержали свое слово и вылечили Шар`жак, после чего
дракониды отомстили дерлам за стерилизацию. Непонятно, что стало с
дерлами. Единственное, что говорят все имперские граждане: "Они
пожалели о том, что решили поиграть в богов". Однако как именно они
пожалели об этом и существует ли эта раса сейчас — неизвестно.
Религия и менталитет.
Дракониды верят в загробную жизнь, а именно — в Совангрид, место,
куда попадают все погибшие воины. Также туда попадают их жены, с
которыми они проводят остаток вечности. Именно поэтому все мужчины
дракониды служат в армии, и лишь немногие соглашаются на другие виды
работы, хотя являются резервистами согласно Имперскому Пакту.
Божественного пантеона дракониды не имеют.
Менталитет драконидов кардинально отличается от любой другой
расы. В какой-то мере из-за своих инстинктов, дракониды имеют только
одну жену на всю жизнь и они даже помыслить не могут о том, чтобы
изменить ей. Также дракониды неспособны на предательство. Это связано с
тем, что они произошли от стайных животных, а предать — это значить
навредить стае. Потому дракониды никогда не предадут Империю, так как
они просто не понимают, для чего это надо делать. В дополнение, они
неспособны брать взятки, производить некачественную продукцию в угоду
себе и саботировать что-либо. Это делает их прекрасными союзниками, но
только в случае, если получиться заслужить их полное доверие. Пока что,
это удалось сделать только ларконам.
На данный момент не зарегистрировано ни одного наемника или
пирата драконида. Скорее всего, это связано с постановлением
Императоров, которое гласит о запрете какой-либо пиратской деятельности
для граждан Империи.
Империя драконидов и ларконов являются одним из сильнейших
государств известной галактики. Они не идут на технологическое и
военное сотрудничество, а также не предоставляют какие-либо данные о
географии Империи. Любая информация, которая не соответствует со
Всегалактической Информационной Энциклопедией, является вымыслом.
* * *
Кхар`шан. Дворец Гегемона Президента.
Бывший лейтенант, а теперь президент Батарианской республики,
Ка`Хаирал Балак сидел в своем кабинете и размышлял о будущем. А
поразмышлять было о чем. Всего за две недели его страна, Родина,
Гегемония была уничтожена из-за одного идиота адмирала, Кхарога. Где он
сейчас — было неизвестно. Погиб он или слился с беженцами — тоже
неизвестно. Все данные о нем каким-то образом пропали из самых высших
архивов. А это его биометрические данные, связи, родственники, их
данные и простая фотография — все, по чему можно было найти адмирала,
было безвозвратно удалено и восстановлению не подлежало. Теперь даже
никто не знал, как выглядел Кхарог, а искать по фотороботу... Это было
смешно.
И вот теперь Балак думал, как быть его расе дальше.
Мог ли я когда-нибудь помыслить, что такое произойдет? Что я
стану президентом Батарианской Республики? Что Гегемонию
переименуют в Батарианскую Республику? Что больше половины моей
расы исчезнет? Что все рабы будут освобождены? Что наша раса будет
унижена какой-то Империей, с которой какой-то идиот начал войну?
Нет. На все вопросы один и тот же ответ. Нет, я никогда не думал, что
такое может произойти.
Да, я был патриотом Гегемонии. Я считал нас великим народом,
красивым народом. Да, у нас были проблемы. Коррупция во всех без
исключения эшелонах власти. Огромная безработица. Экономический
упадок. Тотальная, всеохватывающая Ложь с большой буквы "Л",
которую каждую минуту крутила пропаганда Гегемона. Мы настолько
погрязли во лжи, что не могли отличить правды, мы не хотели и даже не
умели этого сделать. Ведь "Гегемон самый умный! Он говорит правду!".
Ложь на лжи и ложью приправленная. Немногие понимали это, как я. Но
что я мог сделать? Идти в подполье против Гегемонии? Это даже
несмешно. Лучше просто быть частью системы и притворяться ее
шестеренкой, хотя и осознавать себя чем-то большим.
Почему в перечне проблем нету рабства? Потому что я не считаю и
никогда не считал это проблемой. Это было частью нашей культуры, то,
что было частью нас. Только даже к этому я подходил с другой стороны.
Я подходил к рабству с чисто практической стороны. Надо машину
починить? Купи кварианца. Хочется ночью повеселится? Купи азари. Надо
сделать домашнюю работу в Академии? Купи утром саларианца, а потом
вечером продай его, пока отец не вернулся из дома. Но только после того,
как саларианец подчистит камеры видеонаблюдения. Надо убрать урожай
карчигина*? Купи дюжину турианцев, которые с легкостью справлялись с
жарой. А в это время волус будет подсчитывать прибыль от продажи, а
азари будет поглаживать округлый живот. Да, раньше я был
плантатором, а уж сколько от меня было синих детишек... То ли 5, то ли
7, я сбился со счета. Это было побочным эффектом моей подростковой
похотливости, но это было еще нормой. Я еще нормально относился к
рабам, потому что для меня они были имуществом, которое надо беречь.
А вот у некоторых батарианцев от власти съезжала крыша. Они
издевались над рабами, как только могли. В какой-то мере, это тоже
было частью культуры. Та часть, которую я считал варварской и
недопустимой для цивилизованного мира. "Если ты уродуешь, бьешь и
убиваешь своих рабов, значит у тебя есть деньги, чтобы их заменить".
Так гласила эта часть культуры. Как по мне — полный бред, но к
сожалению таких, как я было мало. Хотя тех, кто исполнял эту часть в
полной мере — тоже было немного. Но то, что они вытворяли, переходило
всякие границы. Они ради удовольствия устраивали гладиаторские бои
волусов. Садились верхом на элкоров, а потом заставляли их вспахивать
свои плантации до смерти. Иногда это занимало несколько дней. Они
собирали несколько десятков кроганов, чтобы те несли своего господина
на носилках или везли его "карету", и одним Богам известно, как эти
ублюдки смогли заставить кроганов заниматься такой низкой работой.
Еще эти ублюдки часто любили сделать азари ребенка, а потом отнять
его и продать или проиграть. Этих младенцев потом взращивали и с
рождения прививали мысль о том, что они — предмет для постельных
утех. И я даже передать не могу, как заливались матери этих
несчастных, которых забыли предупредить об этой "традиции". А в
придачу, с этими азари вытворяли такие извращения, что мне
становилось просто омерзительно.
К счастью, таких мразей было немного. Пару тысяч на несколько
миллиардов — это действительно немного. Но мне все равно было стыдно
за то, что я и они принадлежим к одной расе. Точнее, принадлежали.
Из мемуаров первого президента
Батарианской Республики,
Ка`Хаирала Балака.
* * *
Скопление: Вуаль Персея. Система: Тиккун. Орбита Ранноха.
Станция 37-05-45. Сервер 4637-8674.
Анализ свободных данных Экстранета.
Обнаружено обновление.
Анализ обновления...
Обновление по информации "Империя", "Ларконы", "Дракониды".
Анализ информации...
Обнаружены ранее неизвестные данные.
Анализ...
Передать обновленную информацию Общности.
Передача данных...
Анализ данных Общностью...
Высказывание мнения.
Обнаружено наличие у Империи предрассудков по отношению к ИИ.
Вероятные последствия.
Война Империи с Общностью.
Вероятность войны.
Просчитывание вероятности...
Вероятность войны Империи с Общностью — 97,9999999999998%.
Возможная погрешность — 1,333333333333334%.
Предложение дальнейших действий.
Первый контакт с Империей.
Вероятность благоприятного исхода — 5,44444446%.
Превентивный удар.
Вероятность благоприятного исхода — 0,66666666666%.
Вероятность гибели Общности — 54,2222222222223%.
Сохранение статуса самоизоляции.
Вероятность благоприятного исхода — 34,11111112%.
Голосование...
Подсчет голосов...
Подсчет голосов завершен.
Результат:
— Первый контакт с Империей — 1,3% За.
— Превентивный удар — 4,6% За.
— Сохранение статуса самоизоляции — 94,1% За.
Вероятность нападении Империи на Общность — 73,77777777778%.
Предложения.
Усилить армию.
Усилить флот.
Начать разработку новых месторождений ресурсов.
Ускорить разработку боевых технологий.
Усилить технологический шпионаж за расами Пространства
Цитадели.
Усилить орбитальную оборону Ранноха.
Усилить орбитальную оборону всех колоний гетов.
Начать шпионаж за территориями Империи.
Предложение: объединить 8 последних предложений в один пакет
предложений.
Предложение принято.
Голосование за принятие пакета предложений 4252545245.
Голосование завершено.
Подсчет голосов.
За — 92,34%. Против — 7,66%.
Пакет предложений 4252545245 принят.
Начать проработку подробностей.
* * *
Цитадель. Зал Совета.
— Я еще раз вам повторяю, Удина! Империя не получит посольство на
Цитадели, пока она не подпишет все конвенции! — чуть ли не орала
Дрисса, которую поставили заместо Тевос. Вначале хотели поставить
Ириссу, но та оказалась беременной на третьем месяце, так что не
срослось. Однако Удина уже жалел о том, что произошла такая вот
перестановка кадров. Дрисса была... Сучкой. Именно таким словом Удина
мог сказать об этой азари. Заносчивая, горделивая, самовлюбленная,
семисотлетняя сучка. Она рвала Удину на части, переходя чуть ли не на
расизм, попахивающий принципами Гитлера о превосходстве одной расы
над другими. Она уже настолько увлеклась, что даже Валлерн и Спаратус
начинали вскипать и взглядами поддерживать посла Альянса.
— А я еще раз вам повторяю, советник, что необходимо дать им
посольство. Если этого не сделать, мы не сможем наладить с ними никаких
отношений! — уже не скрывая злобы, говорил Удина.
— Никаких отношений с Империей быть не может, пока они не
подпишут конвенции! Это касается как Совета, так и всех остальных
членов Пространства Цитадели! Если же кто-то посмеет пойти против
решения Совета, то он будет немедленно объявлен Изгоем, подобно
батарианцам. Вам это ясно, Удина? — в послднее слово Дрисса насыпала
столько яда, что его хватило бы на всю Тучанку. А ведь ее уже некуда
дальше травить, но Дрисса смогла превзойти самих кроганов в ОМП.
— Да, советник, — Удине пришлось признать, он проиграл. Но он
проиграл битву, а не войну. Война только начиналась.
Кабинет посла Удины. Доннел Удина.
Сука. Только так и могу назвать эту азари. Только таким вот словцом.
Меньшего она недостойна, а большего вспоминать нет времени. Надо
думать, надо добиться открытия посольства Империи на Цитадели. При
том в обход этих конвенций. Плевать, что об этом начнут говорить,
сотрудничество с ними даст намного больше. Только вот как это сделать?
Как заставить Совет послушать меня. Единственный, кто слушает меня, это
Валлерн. Но Спаратус и... Точно! Спаратус. Его я переубедить не смогу,
но... Примарха... Примарх Федориан не дурак, если надо — выслушает. А
тему Империи сейчас все обсуждают со всех сторон. Если подкинуть ему
идею... Да, точно!
Через 10 минут...
— Посол Удина. — поздоровался турианец, который возник в виде
голограммы.
— Примарх Федориен. Думаю стоит перейти сразу к делу, а не играть
тут в улыбчивых политиков, — сразу же начал Удина, так как понимал —
намеками тут не надо говорить. Турианцы этого не любят.
— Хорошие слова, посол. Начало прямо таки обнадеживающие. И так,
о чем вы хотели поговорить да еще и на защищенном канале?
— Вы знаете, что Совет не хочет открывать посольство для Империи,
— начал Удина и примарх тут же понял суть разговора.
— Да, знаю. И меня это сильно беспокоит. Азари совсем не хотят идти
на контакт по этому поводу. В какой-то мере — из-за того, что у них, о ужас
какой, абсолютная монархия, — видимо у примарха уже сильно накипело,
раз он соизволил кривляться при фразе "о ужас какой". — В какой-то мере
— из-за того, что они незнакомы с протеанами и нулевым элементом. Да,
да, это одна из причин. Но больше всего они возмущены их нежеланием
подписывать конвенции. Потому то сборище, что они называют "Советом
Матриархов", не сдвинется с места. И что самое противное, я не могу
приказать Спаратусу голосовать так, как мне хочется. Дела открытия
посольства решают не расы, а Совет. Знать бы, как это обойти... — примарх
задумался, так как понимал, что с Удиной можно поговорить об этой
проблеме. Примарх вообще отличался большой сдержанностью по
отношению к людям. Он не питал к ним ни грамма вражды, хотя и не
трогал тех, кто считал иначе. Эдакий тихий старичок, который молчит и не
мешает другим орать друг на друга.
— Есть одна... идея, примарх Федориен, — Удина начал говорить
более тихим голосом, и примарх понял, что предложение немного
нестандартное. Насколько вообще может быть нестандартным разговор
турианского примарха и человеческого посла.
— Я слушаю. — коротко ответил турианец.
— Смените Спаратуса. И ни на кого-нибудь, а на посла Квентиуса. Это
в ваших полномочиях, а уж он как раз таки желает строить отношение с
Империей. И при том такая рокировка никого не удивит, ведь первые
переговоры провалены, а азари уже сменили советника. А после этого
Дрисса останется в меньшинстве против Валлерна и Квентиуса. Ведь для
открытия посольства на Цитадели другой расы, нужно соглашение "два из
трех", а не "единогласно".
Федориен размышлял. Он пытался осознать, что сейчас такое ему
предлагает не один из генералов или министров, а человек. Посол
человечества на Цитадели, Удина, которого уже многие нарекли
существом, с которым лучше вообще не разговаривать, а то потом
возникает желание взять пистолет и выстрелить в голову. Себе. Однако
сейчас Федориен видел перед собой не съедающего мозг политикана, а
грамотного политика, который говорит умные вещи.
— Я подумаю над вашим предложением, посол. — на этом связь тут
же оборвалась, даже не дав человеку попрощаться, однако Удина понял —
попался.
* * *
Скопление: Омега. Система: Сарабарик. Станция "Омега". Клуб
"Загробная Жизнь". Ложа Арии Т`Лоак.
Королева Омеги уже битый час сидела за кучей планшетов, выпивая
уже который коктейль. Она буквально обложила себя разными планшетами
и на всех тема была одна — Империя. Новое государство с двумя новыми
расами с неизвестными доселе технологиями СС-перемещения и
вооружения. А также кораблестроение. Никто не знал, как можно
построить такие исполинские корабли. Даже гетам понадобилось бы
несколько десятилетий, а уж расам Совета... столетие, и не одно. Однако
Ария понимала, что возникала еще одна проблема. С батарами. Сотни
тысяч четырехглазых засели в сотнях кварталов и теперь держались
огромными общинами. Проблем же было две. Первая — Империя объявила
всех батарианцев, находящихся вне Батарианской Республики —
преступниками и террористами, которые подлежат немедленной
ликвидации. А это значит, что Империя может спокойно прийти со своим
флотом в систему и просто расстрелять станцию. А вот вторая проблема
была еще более мерзкой. Батарианцы хотели мести! Мести за свою страну,
расу, цивилизацию. Они желали, спали и видели, чтобы Империя горела.
Но сделать что-то большее, чем пиратские рейды и террористические акты
они были неспособны. Но они все равно готовились. Направляли сотни
дронов-разведчиков в неизведанные районы для того, чтобы найти планеты
Империи, а большинство готовились к рейдам. Закупали оружие,
амуницию, корабли. Уже даже были конфронтации между кварианцами с
Флота и "гегемонцами" за пару-тройку списанных, но вполне хорошо
работающих корыт. И Арии было бы на это плевать, если не мотивы
четырехглазых. Собрать флот и начать крушить приграничные миры
Империи. И вот тут начинались проблемы. Батары осели на "Омеге" и
выгнать их было более чем проблематично. Еще бы, толпа вооруженных
пиратов, засевших на нижних уровнях, численностью несколько сотен
тысяч: все пираты, сбежавшие из Гегемонии во время войны и все
батарианцы, которые ушли из Цитадели. Они уже начали теснить
множество банд на рынке наркотиков, пытаются найти какой-нибудь
корабль-ферму для выращивания карчигина и, по слухам, хотят отнять у
"Затмения" тайный завод по производству "красного песка". Да, батары
стали такой силой просто собравшись вместе. И из всего этого выплывал
очень нехороший вывод. Если, не дай Богиня, батары атакуют Империю,
тем более с помощью ОМП, которое они умудрились достать, то Империя с
радостью придет к Арии в гости. Только даже порог станции не
заблагорасудятся перейти, а просто расстреляют. Всю станцию. И тогда
Матриархат даже пискнуть не посмеет, потому что связывать себя со
сбродом они не станут даже за те деньги, что они вкладывают.
— Кшан, — позвала Ария батарианца, который уже давно был у нее
адъютантом.
— Да, Ария, — встав "по стойке смирно", сказал батарианец.
— Слушай внимательно. Делай что хочешь, используй любые
средства, но не дай своим соратникам атаковать Империю. Пока они не на
крючке Совета, даже пердеть в их сторону не позволяй. Все ясно? — азари
посмотрела на четырехглазого взглядом, не терпящим отказа.
— Да, — сказал батар.
— Хорошо. Иди, — приказала Ария, и батар быстро ушел исполнять
приказ. У него было много работы.
Глава 9.
Скопление: Конская Голова. Система: Анадиус. Станция "Кронос".
Призрак спокойно шел по станции, направляясь к главному физику
"Цербера". Тот уже три дня не выходил из кабинета, купил себе древнюю
доску и превысил бюджет по закупке мела. Что уже было подозрительно и
непростительно. Да, в век новых технологий уже повсеместно
использовались голограммы, но Дорганов просто требовал купить ему
доску и мел, с которыми ему "приятнее работать". Вообще, Дорганов был
одним из трех русских на всей станции Кронос. Вторым был Трохимов,
главный инженер и конструктор, а третьим был Кортухин, главный
"казначей", как он сам себя называл в шутку. И вот сегодня Призрак решил
навестить Дорганова, потому что это не дело отвечать на все запросы и
просьбы "Не мешайте, я занят".
И ведь даже на двери в свою лабораторию написал "Не беспокоить!".
Прямо краской нарисовал. Значит действительно что-то не то.
Войдя в просторную лабораторию, первое что увидел Призрак — это
работающего Игната, так звали физика. А работал он на огромной доске, на
лестнице на высоте пять метров. Призрак даже не знал, какую доску
заказал этот физик. Доска как доска, но чтобы такую... Нет, Призраку явно
надо повнимательнее следить за финансовыми отчетами. А то не дай Бог
он разрешит какому-нибудь умнику купить корабль, а тот возьмет и купит
дредноут. И прощай бюджет.
Дорганов даже не заметил, как к нему кто-то зашел. Он монотонно и
как-то взволнованно писал белым мелом по зеленовато-черной доске. На
столе, рядом с доской, валялись упаковки от стимуляторов. Это парень
даже спать себе запретил, чтобы работать. Призраку даже стало интересно,
над чем он работает, но посмотрев на остальную доску, Призрак тут же
решил, что лучше бы он не смотрел на эту... Эту... Физику. Еще с детства
Призрак ненавидел физику. Как урок, так как домашней работы задавали
немерено. И вот сейчас Призрак едва ли понимал, что написано на доске,
которая вся была белой. Единственное, что было знакомо лидеру "Цербера"
— это цифры и знаки. И то не все.
— Дорганов, — позвал Призрак человека, но тот даже не повернулся.
— Я занят.
— А если подумать, — монотонно повторил Призрак и ученый все же
соизволил повернуться. И тут же удивиться до глубины души.
— ПРИЗРАК! — а потом со всей силы грохнуться на пол, но, к
счастью на ноги. — Призрак! Черт, вы очень вовремя! Вы... вы даже не
представляете, что я узнал, понял, осознал!
— Спокойно, спокойно, Игнат. Что у вас стряслось и что ЭТО такое?
— успокоив человека немного дружелюбным голосом, Призрак показал
рукой на доску.
— А, это! Точно! В общем, я все-таки понял, как летают корабли
Империи! Данные, которые вы получили от диспетчеров Цитадели
поставили в этом точку, — Игнат явно был взволнован тем, что у него
получилось. Еще бы, три дня на стимуляторах.
— Вот как? Ну, тогда я весь во внимании, — ответил Призрак,
скрестив руки на груди.
— В общем! Сопоставив все данные, я точно могу сказать, что они
используют... Варп-двигатель!
— Варп? — скептически заметил Призрак. — Как в "Стар Треке"?
— Ну, я не совсем точно выразился, просто других названий пока не
придумали. Хотя нет, вру, есть и другое название. "Двигатель искривления"
или "Деформационный двигатель". Если по-короче, то принцип следующий
— корабль искривляет пространство перед собой, сужая его, а потом
расширяет за собой. Таким образом, корабль не двигается, двигается само
пространство! Самое удивительное, такое уже предлагали у нас, но ничего
не достигли, да еще и эффект массы нашли... Но! Я теперь абсолютно
уверен в том, что Империя летает именно на таком принципе. То
гравитационное искривление вокруг их корабля, когда они только выходят
из сверхсвета — это остаток "Пузыря Алькубьерре". Он потом
рассеивается, но не суть. Именно поэтому им не нужны ретрансляторы!
Именно поэтому они могут колонизировать любую систему, где бы она не
находилась. Черт, да они могут прямо сейчас прилететь к Земле и им никто
не сможет помешать...
— Так-так-так, спокойно, — выдержал Призрак этого словесного
потока. — То, что вы сейчас говорите... Что же, это еще раз подтверждает
вашу гениальность. Только гений, наверное, способен меня удивить. А то,
что Империя может прилететь прямо к Земле — это очень и очень плохо.
Однако к вам у меня будет один вопрос — неужели для того, чтобы узнать,
как летает Империя, нужно было три дня пичкать себя стимуляторами и
красить стены? — Призрак уже возмущался в какой-то мере в шутку, но все
же ему было интересно, зачем надо было использовать столько мела.
— О, мне постоянно мешали! То кто-то зайдет обедать идти, то кто-то
соблазнить пытается, то какой-то идиот позвонит по унику и потребует
отчета!
— Это был я, — коротко, но с нескрываемым ехидством сказал
Призрак.
— Семнадцать раз? — удивился в ответ Дорганов.
— Да, я вообще-то волновался за вас. Не каждый день кто-то
запирается и кричит мне по унику "Идите...", э, "Ня-хюй". — кое-как
выговорил Призрак на русском. — Я так и не смог перевести то слово... Что
оно означает?
— О Господи ты Боже мой, — сказал Дорганов, который от стыда уже
был в позе "челодлань". — Не спрашивайте, я тогда был под
стимуляторами и разбирался с тензором Риччи и кривизной многообразия...
О, давайте об этом забудем?
— Давайте. Так все же, что это все такое? — не унимал Призрак свое
любопытство.
— Это? Это... — Игнат даже как-то не понял, когда посмотрел на то,
что написал на днях. — Знаете, похоже... Я немного увлекся. Видимо, я
смог понять, как повторить принцип работы двигателей Империи.
— За три дня? — уже не скрывая своего удивления, сказал Призрак.
— Да, я... Я еще использовал наработки с института... Но тогда это
было так, от безделья... Плюс, пришлось привить сюда эффект массы...
— Это так необходимо? — уже серьезно сказал глава "Цербера", так
как ему в какой-то мере хотелось обойтись без него.
— Да. В основе этого "Двигателя" лежит искажение пространства. Я
не знаю, как Империя манипулирует с гравитацией, а вот с эффектом
массы... Это возможно. Сложно, затратно, долго, но возможно.
— Сможете построить двигатель на этом принципе? Это нам очень
даже поможет, — Призрак уже предвкушал некий азарт. Нет, он понимал,
что сейчас все на уровне уравнений, написанных мелом на доске
обколотым стимуляторами ученого, а уж строительство прототипа — это
вообще ОЧЕНЬ далеко идущие планы, но все же Призрак всегда любил
думать наперед. Далеко наперед.
— Если подключить Трохимова, то вполне смогу. С ним вообще, как с
кварианцем. Дай мусор, получишь оружие массового поражения.
— Понятно. Хорошо, когда он закончит с броней против
кумулятивных снарядов, припишу его к вам. Теперь этот проект — с
высшим приоритетом.
— Вас понял, Призрак. Удачного дня. — сказал ученый, когда лидер
"Цербера" ушел из его лаборатории.
Когда я только пошел в "Цербер", я думал, что Призрак будет эдаким
"Таинственным Человеком", с которым я буду разговаривать только через
связь, и только с голосом, который пропущен через несколько фильтров, а
вся моя комната и тем более лаборатория будет напичкана камерами и
жучками, буду ходить в туалет под охраной, а спать по расписанию.
Однако я ошибался. Во всем. Почти вся станция была в моем
распоряжении, за исключением самых важных лабораторий и личного
кабинета Призрака. В столовой кормили мясом, да и вообще когда
захочешь, хотя по расписанию — три раза в день. Да и вообще расписание
было свободным, делай, что хочешь. У Призрака и организации в целом
было два требования— ты должен быть человеком и ты должен
выполнять свою работу. И всех это устраивало. Хорошие люди, правда со
своими заскоками, хорошие условия и еще и не капают на мозги, как это
любили делать в Сан-Франциско, откуда меня и выперли за то, что я избил
директора. Ну а схрена ли он говорил мне "Укладывайся в бюджет!
Укладывайся в бюджет! Помоги тому! Поделись с тем!". Гондон.
А вот Призрак меня особенно удивил. Да, он всегда пытался
держаться безэмоциональным лидером, с идеальными манерами пить
бренди и курить тоненькую сигару, но все равно я видел в нем нормального
мужика, с которым можно спокойно поговорить, просто у него часто нет
на это времени. Руководить такой организацией, как "Цербер" было делом
муторным, а Призрак мало кому доверял. Наверное поэтому у него не было
заместителя. Призрак часто делал обход по станции, спрашивал про
семью, хотя мог просто спросить у своих разведчиков. Наверняка, просто
искал общения, и я не смел ему отказывать. Заодно и подавал множество
идей. И он прислушивался! Не ко всему, но все же сам факт.
Так или иначе, Цербер был именно тем, о чем я мечтал. Всю жизнь.
Из личного дневника члена "Цербера",
Дорганова Игната Алексеевича.
* * *
Цитадель. Кабинет посла Удины.
— И к последним новостям. Взрыв на металлургическом заводе на
Иден Прайм вызвал не абы какой резонанс со стороны Зеленой Партии
Конгресса. Они уже давно выступали за запрет развития тяжелой
промышленности на планете, однако компания "Грин Текнолоджи",
которая является экологическим партнером металлургического
комбината, снова опровергла все обвинения со стороны Зеленой Партии,
заявив о том, что весь процесс добычи платины является полностью
экологически чистым, а также напомнила, что открытие комбината
увеличило приток колонистов в десять раз за последний месяц, а доход в
бюджет колонии — в пять раз. Однако недавний взрыв унес жизни по
меньшей мере трехсот тридцати одного человека. Пожар до сих пор
локализуют, несмотря на двое суток беспрерывных работ пожарных
служб. Мы следим за развитием событий.
— Строить металлургический комбинат на аграрной планете? Это как-
то странно, — вдруг послышался голос гостя и Удина оторвался от экрана
голопроектора. Он даже не заметил, как к нему вошли. Хотя в следующий
миг Удина очень сильно удивился. Перед ним стоял ларкон. Это был не
император Найт, однако это был определенно ларкон. Молодое лицо,
худощавое тело, белые волосы и бледные серо-голубые глаза. И ладно бы
волосы, с кем не бывает, но вот глаза... Они слишком выделялись. К тому
же, одежда этого ларкона была слишком похожа на одежду Найта —
полностью черная, с едва различимыми узорами, больше всего
напоминающая камзол, и при этом без единого элемента какого-нибудь
изыска. Яркого цвета, золотых пуговиц или еще чего-то подобного. Просто
черная одежда. Почти такая же была у Джагора, только у него она скорее
напоминала кожанку, а Найта — какая-то ткань, хоть и жесткая.
— Я... Могу вам помочь? — немного удивленно сказал Удина, так как
вряд ли ожидал увидеть у себя в кабинете ларкона. Человека — вполне да,
ларкона — вряд ли.
— Да, я забыл представиться. Принц Варлеон — посол Империи на
Цитадели.
— Что!? — от такой новости посол Альяса даже не смог сдержать
эмоций, но потом быстро пришел в норму. — То есть... То есть вам дали
посольство?
— Да, об этом Совет проголосовал позавчера. Советник Дрисса была
против, но Квентиус и Валлерн — только за. Потому вчера пришлось
собирать вещи и вот, я уже, как час на этой станции. Так мне можно войти?
— Да, конечно. Присаживайтесь, — показал Удина на стул перед
своим столом. — Рад, что Совет все же услышал мои просьбы. Хотя я
удивлен, что меня не оповестили.
— Голосование было тайным, да и формально посольство еще не
открыто. Церемония будет завтра. Пока что же мы только обживаемся на
новом месте.
— А мы — это...
— Я и Джиргис — посол от драконидов, — последовал короткий
ответ.
— Понятно. Неужели в Империи роль посла будет исполнять
наследник? — Удине все же было интересно узнать такую вот деталь.
— Я не наследник, посол Удина. Я второй сын в семье, так что престол
мне не перейдет. Потому работа посла — это то что надо. Знаете, я хотел
передать вам благодарность от отца. Все-таки это вы настояли на том,
чтобы Совет разрешил открыть нам посольство.
— Правда, не стоит. Альянс считает, что сотрудничество с вами может
принести выгоды нам обоим.
— Отец тоже так считает. Да и дядя Джагор того же мнения.
— Дядя Джагор? — скептически спросил Удина.
— Да, я с детства так его называю, — спокойно ответил Варлеон, и
Удина понял, что они подошли к тому, что он уже давно хотел узнать.
— Знаете, я давно хотел узнать насчет... Формы правления в Империи.
Понимаете, меня все же удивляет тот факт, что два императора с равными
полномочиями могут спокойно и без каких либо проблем править. У нас,
людей был подобный опыт, но... Он ни к чему хорошему не привел.
— Да, у нас правят два монарха. Однако я не сильно понимаю, в чем
проблема.
— Понимаете, обычно при таком раскладе начинает появляться
мнение, что один лучше другого. И в итоге кто-то хочет править больше,
чем другой.
— Услышал бы вас отец, — перебил Варлеон Удину. — Он бы
посмеялся от души. А потом бы дядя Джагор присоединился бы... Тхе-хе-
хе, это же надо придумать... — Варлеон откровенно ржал над тем, что
сказал Удина. Да, он пытался подавить это в себе, закрыв рот и глаза, но
плечи у него начали периодически дергаться, от чего было видно, что он
смеется. — Простите, посол, просто... Это, это очень смешно сказано. Один
подумает, что лучше другого. Не, это надо рассказать отцу.
— А в этом есть что-то... смешное? — вкинув бровь, спросил Удина.
— Да отец быстрее выпрыгнет в шлюз без скафандра, нежели когда-
нибудь, при каких-либо обстоятельствах подумает про то, что вы сказали.
— И почему же это?
— Все дело в воспитании. Началось все с моего дедушки, Найлина
Ларкиса, и отца дяди Джагора, Джигура Храшина. Это при них произошел
первый контакт. Это они основали Империю, подписав Имперский пакт.
Когда они это делали, то поняли, что может произойти то, о чем вы
говорили. Потому они решили растить наследников, то есть отца и дядю
Джагора, вместе. Они росли вместе, учились вместе, они с детства все
делали вместе. В итоге их нельзя назвать иначе, как братья. Из-за такого
воспитания они и помыслить не смогут о том, чтобы пойти друг против
друга. Никогда и ни за что они не предадут. Ни ради власти, ни ради славы.
— А разве Джагор не старше Найта? — соизволил Удина говорить
просто именами.
— На три года. Не такая уж и большая разница. Если послушать их
рассказы из детства, можно долго смеяться. Поймите, Удина, мы хоть и
похожи на людей, но все же очень сильно разнимся. Это вам свойственна
дележка власти, эгоизм и предательство. У нас этого нет. Все это вредит
Империи, она ставится выше личной выгоды. Монархия для того и введена,
чтобы избавиться от демократии. Когда-то она едва ли не привела ларконов
к гибели. Потому в Империи только два правителя, которые никогда и ни за
что не предадут друг друга. Это невозможно.
— Понятно. А вас тоже с кем-то... Растили?
— Да, вместе Джиргисом. Он мне как брат, мы с ним с детства знаем
друг друга. Он сейчас разбирается с нашим кабинетом, а я решил
познакомиться с вами.
— Он тоже сын Джагора?
— Да, и тоже второй. Мы оба не наследуем престол, потому нас и
назначили сюда. Посмотрим, что из этого выйдет. — с надеждой и
любопытством в голосе сказал Варлеон.
* * *
Кроганская Демилитаризованная Зона. Система: Аралах. Планета:
Тучанка.
Причудливого вида шаттл летел сквозь пылевые туманы и ураганные
ветры Тучанки. На горизонте постоянно виднелись скелеты огромных
небоскребов, которые даже через несколько тысяч лет все еще стояли и
даже не думали падать. Вся поверхность была покрыта песком, а по нему
то и дело пробегали представители фауны родины кроганов.
Найт смотрел на виды Тучанки и вспоминал родину ларконов. Он там
был всего раз, и тогда он едва ли не расплакался. Вид выжженной пустыни,
которая некогда была родиной его народа, которая когда-то была цветущим
садом, теперь была выжженной пустыней. Тогда он смог сдержаться, но те
виды надолго отпечатались в памяти.
Тучанка же пробуждала старые образы. Очень болезненные образы.
— Нравится? — спросил шаман клана Урднот, который и встретил
двух императоров Империи. Они не хотели, чтобы ГОР узнала об этом,
потому пришлось искать прорехи в радарах саларианцев. Как раз из-за
этого надо было пролететь несколько сотен километров ниже уровня
радаров.
— Напоминает нашу родину. — сухо ответил Найт. Шаман же понял,
что это больная тема, но все же решил спросить.
— Тоже превратили ее в пустыню?
— Не мы. Сиктир. ИИ, — обрывистыми предложениями ответил Найт.
— А и вам они поднасрали. Вон, кварианцев так вообще выгнали и
сейчас те барахтаются по космосу, а всем насрать. Но вроде бы им планету
не уничтожили.
— А вы хорошо осведомлены. Как для крогана. — заметил Джагор.
— Я шаман клана. Знать больше остальных — моя работа. Хе, я ведь
еще помню, какие они без маски. Эх, когда-то и меня вела дорога
приключений... А потом я стал шаманом.
— Нравится? — пошутил драконид.
— Не жалуюсь. Да и работа веселая. Только драк стало меньше.
Тронуть шамана — это тоже самое, что насрать в рот вождю клана. Сами
понимаете, что за такое бывает. Я конечно и сам за себя постоять могу, но
закон есть закон. Даже у нас они есть. — после этого повисло напряженное
молчание. Шаман не хотел трогать тему генофага.
И что я у него бы спросил? Можете нам вылечить генофаг, а то как-
то неприятно с ним жить? Не смешно. Видно же, что они не дураки. Они
не станут брать на себя такой геморрой, как бесчисленная армия
кроганов, которая захочет зайти в гости к саларианцам. Если они такое
сделают, то да — Совет мы сомнем быстро. Потом вообще всех, на кого
они нас направят и мы будем, черт возьми, рады этому. Война у нас в
крови. Но потом что? Врагов не останется и будет мир. Мир кроганов и
Империи. И кого кроганы выберут? Империю, понятное дело. Как бы кто
не старался, кроганы пойдут войной на любого, просто ради войны и
побед. И эти двое это понимают. Меня вообще удивляет, что они
прислали не послов каких-то, а сами приволокли свои задницы к нам. В
какой-то мере правильно, всегда надо говорить с глазу на глаз с лидерами.
Или же посылать послов, которым ты доверяешь как себе. Видимо таких
у этих не нашлось. Ну и правильно! Меньше доверяешь — меньше ножей в
спину получишь.
Из мыслей Шамана клана Урднот
(имя и фамилия неизвестны)
— Вам нужны... Варрены? — удивленно спросил Урднот Рекс, когда
Джагор сказал свое предложение. — На кой хер вам нужны варрены?
— Они хорошие хищники. Именно это нам и приглянулось. В
Гегемонии мы смогли захватить несколько тысяч этих животных, —
объяснил драконид.
— Это так, но для чего вы собираетесь их использовать? — не понял
уже Шаман.
— На одной из наших планет завелся один хищник, который
уничтожает посевы. Истребить его полностью нельзя, долгая история.
Отстреливать — просто невозможно, они размножаются быстрее, чем мы
их вообще находим. И что самое противное, они очень стойкие к
химикатам. Против них нужно использовать то, что просто уничтожит
планету. А вот варрены... Варрены могут хорошо так помочь нам.
— То есть вам они нужны, как хищники, так? — подытожил Рекс.
— Именно! — со звериным оскалом сказал Джагор. — И мы готовы за
них заплатить.
— А почему бы вам их просто не разводить? Из тех, что вы взяли у
батаров? — спросил Шаман, но Рекс его попытался заткнуть.
— Заткнись. Не видишь, тут к нам по делу пришли. Схрена ли мне
знать причину?
— Она есть. Те варрены, что мы взяли у батарианцев... Их и варренами
трудно назвать. Сторожевые животные, которые могут разве что за
сбежавшим рабом угнаться и едва ли смогут его убить. Их даже как
домашних зверушек использовали. У них нету инстинктов охотников. Они
одомашнились, а нам такие нахрен не нужны! Нам нужны те варрены,
которые жертву за десяток километров учуют, а потом выследят и прибьют.
Нам нужны варрены с Тучанки.
— Вот и договорились! — рыкнул Рекс, пока Шаман хотел сказать еще
что-то. — А чем платить будете?
— Деньги вам не нужны, насколько мы понимаем, — продолжил Найт.
— А вот производить оружие Цитадели, особенно тяжелое, мы можем.
— Гранатометы — это хорошо. Но сейчас нам это не слишком
требуется. Нам нужно то, что позволит нам выжить.
— Начинается... — сказал Шаман, закатив глаза от безысходности. —
Рекс, нам нахер не сдались семена и фильтры! Нам нужны большие пушки,
чтобы Вейрлоки наконец-то заткнулись.
— Да, нужны. Но я не сильно хочу, чтобы мы тут травились от той
жижи, что мы называем грунтовыми водами!
— Мы можем давать и то и другое, — заметил Найт, и оба крогана
повернулись к нему.
— Вот как? — спросил Шаман, так как это вполне его устраивало.
— Да. Не так уж сложно.
— Тогда договорились! — крикнул Рекс, а потом Шаман все же
спросил.
— Это все, ради чего вы прилетели к нам? Что-то как-то не верится.
— Не совсем. Есть еще кое-что, и это намного важнее, чем варрены.
Это касается системы Нит.
— Нит? — переспросил вождь. — Когда-то это была важнейшая
кроганская система. Сотни станций, создающие антипротоны для нашей
армады. Эх, были времена... — мечтательно произнес Рекс, даже закрыв
глаза.
— И насколько нам известно, раньше она принадлежала Урднот.
На этих словах Рекс резко открыл глаза, а Шаман сильно так напрягся.
Потом Шаман и Вождь переглянулись, поняли друг друга, а потом
повернулись к двум Императорам.
— Что вам надо? — без толики какого-нибудь веселья, спросил Рекс.
— Нам она нужна для того, для чего она предназначена. Нашему
флоту также нужны антипротоны. В больших количествах. И звезда Нит
может нам дать их, — объяснил Найт, а потом слово взял Джагор. — В
прошлом, система была под контролем Урднот. Ускорители частиц на
Мантуне также принадлежат вам. Да, вам запрещено иметь флот, но вот
насчет Нит ничего не сказано. Вы можете с ним делать все, что захотите и
Совет вам ничего не сделает. Особенно, если там будет наш флот, который
будет "защищать наших специалистов от пиратов". Да и вообще, Совета не
касаются дела Урднот и Империи.
— Ха-ха-ха! — рассмеялся Рекс, а потом его смех подхватил Шаман.
— Ооооох, вы мне нравитесь все больше и больше, имперцы. Так
поднасрать Совету... Ооо, это будет забавно...
— Если что, за аренду мы будем платить семенами и всем
необходимым для Урднот, а за варренов будем платить тяжелым оружием.
По одной штуке за пятерку варренов.
— Только при одном условии, — сказал Шаман, едва сдерживая
ухмылку.
— Какое?
— Вы пришлете нам фотографию советников, когда вы им скажете об
этой сделке. Я уверен, рожи будут те еще.
— Ха! Точно! Ну что же... — Рекс быстро встал со своего трона и в
три шага подошел к императорам. — По рукам! — те, в свою очередь
медлить не стали и крепко пожали руки друг другу. Теперь оставалось одно
— разобраться с Советом.
Глава 10.
Через год. Цитадель. Зал Совета.
— Вы не посмеете!
— Посмеем. Уже посмели. Целый год смеем! — последовал ответ
Варлеона на возмущение азари.
— Вы не имеете права ставить свой флот в пространстве кроганов! —
не унималась Дрисса. Только через год Совет узнал про несколько десятков
станций, которые снабжали армаду Империи антипротонами. А также про
эскадру в сотню кораблей, которая охраняла эти 10 станций и
строительство еще 30. А планировалось еще 60, но только в пятилетней
перспективе. Когда Совет наконец-то узнал про это (каким-то неведомым
образом), то началась буча. И именно ее сейчас и разгребали два посла
Империи.
— Вообще-то имеем. Полное право. — поддержал своего напарника
Джиргис.
— Покажите того идиота, который вам так сказал и я убью его! — на
полном серьезе сказала азари. Ее просто переполнял гнев от того, что она
не могла управлять ситуацией. В любом другом случае она бы уже давно
все закончила в силу влияния ее расы, но с Империей приходилось
относится, как с равными. Даже Альянс был и то сговорчивее.
— Скорее, я могу сказать, кто этого не запрещал делать. Позвольте вам
напомнить договор между вами и кроганами. В нем говорится, что кроганы
остаются в своем домашнем скоплении. Им запрещено вести колонизацию
и иметь флот. Однако им не запрещено вести какие-либо переговоры.
Также они полностью вольны распоряжаться своим скоплением. И сдавать
в аренду свою систему для производства в ней антипротонов они вольны
кому-угодно. Что, собственно, они и сделали.
— Решения такого уровня должны принимать все кроганы! —
пыталась ухватиться за ниточку советник азари.
— Отнюдь! — продолжил Варлеон, — Система Нит принадлежала
клану Урднот и никто ее у них не отнимал. То, что она ими не
использовалась, нас не касается. Юридически она все еще принадлежит им.
И он спокойно передали нам ее в аренду.
— И чем вы, интересно, им платите? — азари уже едва ли себя
сдерживала. Совещание, а вместе с тем попытка поставить Империю на
место, уже провалилась, но она не сдавалась. Не в ее правилах.
— Семена, фильтры для воды, медикаменты.
— То есть за варренов вы платите гранатометами! А за аренду —
семенами! Империя что, только бартером умеет торговать!?
— А вот сейчас звучало, как оскорбление. — вставил в свою очередь
Джиргис.
— А чем нам торговать с кроганами? Кредитами? У нас их нет, а
кроганы ими даже подтереться не смогут, так как они металлические!
— Вот было бы лучше, если бы вы присоединились к
общегалактической экономической системе. — это уже был Квентиус. За
год он уже понял, что переговоры на эту тему заканчивались ни чем, но
сейчас как раз на это и был расчет. Надо было заканчивать и заканчивать
хотя бы на нейтральной ноте. А что может быть лучше, чем
пофигистический ответ Империи "Нам это нахрен не надо."
— Зачем? Мы нормально золотом торгуем с расами Цитадели. Не
верите, спросите у Альянса. Или у ханаров.
— Они тут вообще к делу не относятся. Сейчас мы говорим о вашем
флоте в кроганской системе Нит. Для чего он там? — Валлерн все же
решил вернуть переговоры к их первоначальному замыслу.
— Для защиты от пиратских набегов. За последний год на наши
колонии совершено три нападения и одно из них — как раз на станции по
добыче антипротонов. Все нападения были отбиты, однако это не отменяет
возможности будущих нападений.
— Хватит вешать мне лапшу на уши! — не выдержала азари. Она уже
хотела что-то сказать, но Джиргис ее перебил.
— У вас ушей нет. Вешать не на что.
— Да как вы... Вы... ВСЕ! Заседание окончено! — и с этими словами
Дрисса вышла из зала заседания, а Квентиус и Валлерн, переглянувшись
между собой, также последовали за ней.
* * *
Скопление: Драконий Хвост. Система: Баш`храг Крингул. Планета:
Вулгиж Зардиг.
Космический бой. Он всегда был устрашающим и великолепным
одновременно. Тысячи ярких всполохов лазерных орудий и ускорителей
массы, лазерные лучи и вольфрамовые болванки, плазменные и
дезентыгрирующие торпеды. Обе стороны отчаянно били друг по другу из
всего, что у них было, но одна сторона все же побежала. Уже как три часа
батарианцы пытались прорвать оборону горстки флота Империи, что были
на планете. План Паржака, которого все уже называли адмиралом и
который стал официальным лидером батарианцев, сработал.
После войны с Империей у батаринцев произошел раскол, в следствии
чего образовалось сразу три батарианских государства.
Батарианская Республика стала вассальным государством Империи.
Главой государства был президент, которого выбирал избираемый
парламент на пожизненный срок с выдачей практически неограниченных
полномочий. Это государство было основано из всех тех выживших, кто
оставался в Гегемонии на момент окончания войны. Первым президентом
Республики стал бывший лейтенант батарианской армии Ка`Хаирал
Балак. Государство практически полностью зависело от Империи, хотя и
не платила никаких налогов ей самой. Ей было запрещено иметь армию,
флот, колонизировать другие планеты и вести дипломатические
переговоры без разрешения Империи.
Батарианский Протекторат был создан из батарианцев, которые
смогли спастись благодаря принцу Пашогу. Они стали полувассальным
государством под властью азари с конституционной монархией, где
монарх выполнял функции главы кабинета министров и главы государства,
а парламент полностью избирался народом. Вначале азари не хотели
оставлять монархию у батарианцев, однако спасенные жители хотели
видеть лидером только сына бывшего Гегемона, который спас их от
"республиканской" участи. Потому первым лидером Протектората стал
принц Пашог. Сам Протекторат во многом повторял законодательство
азари. Была разрешена "отработка долгов", употребление и продажа
"легких" наркотиков и строительство некоторого флота для
самозащиты. Также Протекторату было дано посольство на Цитадели.
Батарианская Гегемония была лишь блеклой тенью своего
одноименного предшественника. Жители этого "государства" — это
пираты, контрабандисты, наркоторговцы и работорговцы, которые во
время войны Гегемонии с Империей по какой-либо причине были за
пределами своей родины. Позже к ним присоединились все батарианцы,
которые желали отомстить за свою родину. Неофициальной столицей
непризнанного государства стала станция "Омега", которую батарианцы
заняли на 1/5 часть. Единственным и абсолютным лидером батарианцев
стал пират Паржак Грашкис. Это государство продолжило вести
пиратскую деятельность, производством и продажей наркотиков, а
также заняла половину рынка контрабанды в Пространстве Цитадели.
Из статьи "Батарианцы" во
Всегалактической Информационной Энциклопедии.
План Адмирала был следующим. Одна эскадра из полусотни кораблей
притворяется, что собирается атаковать Родерик, колонию освобожденных
рабов. Еще полсотни атакует бывшую колонию батарианцев, а ныне —
активно развивающуюся колонию Империи. Они наверняка отправят флот
и на прикрытие Родерика, и на защиту Гражака, колонии Империи. И уже
после этого Паржак должен был атаковать Баш`храг. Флот Империи не
успеет прилететь и Паржак сможет вдоволь взять технологий и рабов,
которых потом можно будет использовать. Использовать для того, чтобы
доказать всем — Империю можно победить. Проводить орбитальную
бомбардировку было нельзя, нужны были именно живые рабы. Без них ему
никто не поверит.
Однако в планы не входили пять авиаполков Империи наземного
базирования и ОЧЕНЬ мощная орбитальная оборона. Он уже потерял
половину эскадры, однако Империя уже дышала на ладан. Может у них и
были противолазерные щиты, они не могли держаться вечно и теперь от
пяти авиаполков осталось пол полка. Что уже было очень хорошо.
Осталось разобраться с ними, и только потом начинать уничтожать
планетарную оборону с помощью истребителей, которые Паржак приберег
и не пустил в бой с истребителями Империи. Они нужны были для другого.
— Добейте их уже наконец! У нас нет времени с ними возится! —
приказывал громогласный зов адмирала. Модернизация флота не прошла
даром. Все корабли были вооружены ПОИСКами, которые были в каком-то
смысле улучшены совместными усилиями рабов саларианцев и
кварианцев. Такие у Гегемонии еще остались, так что теперь лазеры били в
спектре, близком к ультрафиолету, хотя и не дотягивали до него. К
сожалению, у Империи были щиты и против такого спектра, но они
держались намного меньше. Если инфракрасные лазеры пробивали
имперцев с пяти-семи выстрелов, то теперь хватало двух-трех, чтобы щит
слетел, и еще одного — чтобы прибить окончательно.
— Мы стараемся, адмирал! Шустрые, твари! Но не волнуйтесь, они...
Э! ЭЙ! ОГОНЬ ПО ТО... — дальше эфир оборвался и были слышны только
помехи.
— Что это за хрень!? — взволнованно спросил адмирал, даже не
попытавшись связаться с тем кораблем, который только что замолчал.
— Один истребитель протаранил крейсер. — ответил диспетчер, —
Попал в отсек реактора, а он сразу пошел в разнос. Мы лишились второго
крейсера, адмирал. Осталось три.
— Черт. Надо с этим кончать. Почему вы так долго с ними возитесь?
— У них первоклассные системы РЭБ, адмирал. Наши ПОИСКи едва
ли могут в них прицелится.— незамедлительно последовал ответ.
— Ладно, у нас нет времени. Готовьте истребители и штурмовики.
Первое и второе крыло займутся имперцами, остальные — уничтожить
планетарную оборону.
— Есть, адмирал! — крикнул один из диспетчеров, который начал
отправлять приказы, как вдруг прозвучал голос второго диспетчера.
— Адмирал! Обнаружено гравитационное искажение! Это корабли
Империи!
— Что? Они не могли так быстро добраться! Выводи на экран! — вот
это адмиралу совсем не нравилось. По всем показаниям годовой разведки,
сейчас Империя должны была разбираться с флотом, который атаковал
Гражак. А вторая часть должна была стоять у Родригена, так как там флот
Паржака в любой момент угрожал сорваться с места и атаковать своих
бывших рабов. Однако теперь Империя здесь и это было плохо.
На экране же, спустя несколько секунд, показался флагман.
Эти корабли, 20 км в длину, вселяли ужас почти во всех пиратов. Лишь
немногие видели, на что они были способны. Однако эти единицы до сих
пор не могли оправится от ночных кошмаров. Эти корабли сжигали целые
колонии, несли несколько сотен МЛА, и в одиночку расправлялись с
целыми эскадрами. И теперь он зажал Паржака к планете, на которую он
так и не успел высадится из отчаянного сопротивления с поверхности.
— Проклятье... — только и смог выговорить батарианец. В живую он
никогда не видел этих гигантов, однако теперь он мог хорошо его
разглядеть. Тысячи батарей, которые могли как стрелять по МЛА, так и
уничтожать крейсеры и дредноуты, вопрос лишь в мощности и
скорострельности.
Флагман "Эрдванап".
— Седьмое нападение за три месяца. Они издеваются. — проговорил
адмирал Азог, — Хорошо, что мы пролетали мимо, остальной флот на
другой стороне батарианских территорий. И что эти тут забыли?
— Наверное все те нападения были отвлекающим маневром, а теперь
они напали туда, где у нас меньше всего войск. — предложил его адъютант,
Лайт.
— А то, что мы тут оставили, они уже отвлекли. Ну что же, господа.
Разберемся с этим отребьем. Полный вперед. Все орудия — полная боевая
готовность.
— Есть, сэр! — отозвались ему диспетчеры, которые в туже
милисекунду послали приказы. Фактически — силой мысли.
Из-за войны с Сиктиром, у ларконов возникли проблемы со
сверхбыстрыми отдачами приказов и сверхточными системами
наведения. У ИИ с этим не было проблем. Отдача приказов шла со
скоростью света, а точность высчитывалась с точностью до миллионной
доли. Ответом на это стали Симбионты.
Симбионты — это солдаты добровольцы, которым в мозг
вживлялись импланты, ускорявшие скорость мышления до уровня машин,
однако при этом у симбионта оставались эмоции и он оставался
обыкновенным разумным, сохраняющий преданность Империи и способный
вести обыкновенную жизнь. Благодаря этому симбионты
синхронизировались с бортовыми орудиями, что, по сути, делало их этими
орудиями. Также симбионтами становились пилоты МЛА. Имея
расчетливость, скорость реакции и мышления на уровне ИИ, ларконы
уровнялись в возможностях с Сиктиром, что и позволило им
продержаться семь столетий.
После создания Империи, технологию симбионтов переняли и
дракониды. Это позволило существенно сократить экипажи кораблей,
так как для управления тем же реактором или варп-ядром хватало одного
оператора-симбионта. Этого же количества хватало для управления
танка.
Однако симбионтов преследовали и опасности. Одна из них —
перегрузка систем корабля, что легко приводило к гибели симбионта, если
тот был подключен к системам корабля. Потому симбионтами не
становились высшие офицеры вплоть до капитана корабля и адмиралов.
Из статьи "История вооруженных сил Империи"
Имперской Энциклопедии.
— Противник на уровне огня. — спокойным голосом сказал голос из
потолка, один из симбионтов, подключенных к кораблю. Адмирал же
смотрел на голографическую карту.
— Огонь. — приказал Азог. Ему не надо было кричать, чтобы его
услышали. Да и сама битва была не опасной, особенно для такого корабля,
как "Эрдванап". На нем уже поставили прототип кинетического щита,
который уже прошел некоторые испытания. И самое главное, в нем не было
эффекта массы.
В это же время, сотни красных всполохов озарили космическую
пустоту. Корабль стрелял по противнику носовыми орудиями, а это только
15%. Чтобы стреляли 50% орудий, надо было стрелять бортом, однако
таким количеством уничтожались целые эскадры. Возможно было
развернуть орудия на 100%, но это был протокол "Огненная Стена",
который действовал против огромного количества москитного флота. Это
могло уничтожить тысячу МЛА за несколько минут, хотя и требовало
огромных мощностей охладительных систем. Благо, они были на такое
способны.
Всего 10 секунд понадобилось лучам, чтобы начать уничтожать флот
батарианских пиратов. Численность его была вполне нормальной. Один
дредноут, пять крейсеров (теперь уже три), несколько десятков фрегатов,
корветов, грузчиков и десантных барж. Четырехглазые всерьез хотели взять
колонию в плен, но они не ожидали хорошей ПКО в сочетании с пятью
авиаполками.
Однако теперь все изменилось. Теперь корабли батаров рушили строй,
пытаясь спастись, взрывались один за другим, разлетаясь на сотни тысяч
осколков. Тысячи членов экипажа улетали в безмолвный вакуум космоса,
немного еще дергаясь в предсмертных конвульсиях. Однако никто их не
слышал. Никому до них уже не было дела.
На второй минуте взорвался дредноут пиратов. Однако Паржака там не
было. Он был на фрегате, который был вооружен новейшей стелс-
системой, которую ему предоставили одни неравнодушные синекожие
спонсоры.
— Уходим. — приказал Паржак и его фрегат начал уходить в
противоположном от гиганта Империи направлении, а еще через несколько
минут он ушел на сверхсвете, оставив свой флот на растерзание имперцам.
То, что тут появился этот гигант было форс-мажором. Было обидно, но
адмирал понимал — его вины в этом нет. Сопротивляться смысла не было,
а потому оставалось только одно — уйти на Омегу.
* * *
Рогнос. Объединенная столица Империи. Дворец Императоров.
— Седьмое нападение за три месяца. Не перебор ли?— негодовал
Джагор, как только чрезвычайный совет собрался для экстренного
совещания. Победа адмирала Азога десять часов назад конечно была
значительной, однако факт остается фактом — новую колонию спас случай.
Адмирал просто пролетал мимо, остальные флотилии прилетели бы через
15 часов минимум. Азог же совершал пробные полеты после установки
новых щитов.
— Батарианцы уже перешагнули грань. Пора нам нанести удар, Ваши
Величества. — твердо заявил министр обороны, Дриг.
— Согласен, но... К сожалению, мы не можем. — с горечью сказал
Найт, что вызвало всеобщее удивление.
— То есть как это?
— Наша разведка смогла выяснить, что некоторые каналы поставок
Паржаку ведут к азари. Стелс-системы контрабандистов, первоклассные
средства РЭБ, запчасти и еще куча мелких вещей. Что-то мне подсказывает,
что нас просто заманивают на Омегу. Как только мы ее атакуем, войны с
Советом не избежать. Слишком много там завязано у них. Подпольные
счета, контрабанда, нелегальная продажа наркотиков и оружия. Нет, Совет
нам такого не простит. И вы сами понимаете, что сейчас нам не справится с
Советом и всем их флотом. Кинетическими щитами снабжены пять
процентов флота, новый флот вообще еще не построен. Нам нужно
потянуть время. Нельзя начинать войну прямо сейчас.
— Что же, это действительно так, но и оставлять эти нападения просто
так мы не можем. — не унимался Дриг.
— А мы и не будем. — заявил Джагор, — Хе, есть у меня идея... У нас
есть канал связи с Арией Т`Лоак?
* * *
Станция "Омега". Клуб "Загробная Жизнь".
— Какого хрена, Паржак!? — терпению Королевы Омеги сегодня
пришел конец и как-только Паржак вернулся, Ария вызвала его на ковер.
Голографический, — Ты совсем уже охренел!? Седьмое нападение на
Империю за три месяца. Три месяца, Паржак! Тебе напомнить, кто тут
хозяин на станции?
— Да, я его вижу каждое утро. В зеркале. — с довольной лыбой сказал
четырехглазый, а затем резко посерьезнел, — Хватит тут себя тешить
надеждами, Ария. Ты уже давно не хозяйка Омеги. Я тут король, и ты это
знаешь. Так что если хочешь и дальше сидеть на своем диванчике и пить
манговый коктейль, будь добра — молчи в тряпочку и не мешай мне. Все,
конец связи.
Вот так Арию еще не посылали. Разве что в года ее молодости ее так
посылали, когда он просила прибавки к зарплате. Но тогда она была
танцовщицей, а тут она Королева! Никто не смеет так обращаться с самой
Омегой!
Только вот поделать она ничего не могла. Людей у нее было в десять
раз меньше, хотя по опыту они превосходили солдат Паржака на несколько
порядков. Сам же Адмирал занял все нижние уровни Омеги, а если
конкретней — 20% ее территорий. В итоге, получалась патовая ситуация.
Воевать в узких коридорах Омеги никто не мог. То есть мог, но только
оборонятся. Ария побеждала опытом, а Паржак — количеством. Как-то раз
Арии пришло в голову выпустить всех четырехглазых в шлюз, но тут
выходили другие проблемы. Первая — у Арии не было полного контроля
над станцией. Не существовало единой системы с единым центром. Из
своего резервного центра управления Ария контролировала примерно 30-
35% станции, и из них — всего 10 секторов на территории Паржака. И тут
появлялась вторая проблема — он смог отрубить управления от РЦУ.
Напрямую отрубить, физически. И теперь Ария не контролировала часть
станции. Теперь на Омеге были Король и Королева и они совсем не хотели
жить в одном замке.
— Ария, тебе звонок. Неизвестно кто, не определяется. — сказал
адъютант батарианец, который и вывел Арию из размышлений.
— У меня половину абонентов не определяются, пока с ними не
поговоришь. Включай. — батарианец немного по-колдовал с уником и уже
через секунду перед Арией появилось изображение собеседника.
— Ария Т`Лоак. — спокойным голосом произнес никто иной, как
император Найт.
— Мать твою направо, император Найт. — вот такого Ария совсем не
ожидала. С императором она еще никогда не разговаривала, так что сейчас
для нее было неожиданностью, что он сам с ней связался.
— И вам того же, Ария. — пожелал ларкон.
— Что же, думаю дело большой важности, раз вы сами мне позвонили.
Чем обязана? — Ария решила сразу же перейти к делу.
— Насколько я понял, у нас с вами появился общий враг, не так ли?
— Хм, это вы точно подметили. Враг. Давно у меня не было такого
врага, как Паржак. — Ария в каком-то смысле уважала Паржака за его
талант объединять людей под собой. Он смог сплотить всех батарианских
пиратов в достаточно мощную группировку и стал прямым текстом
посылать Арию. Единственный, кто смел так себя вести, это Патриарх. Но
он уже давно был не у дел, а вот Паржак только набирался сил. И Ария бы
сделала его своим союзником, если бы не его амбиции.
— Да, у нас тоже. Такого подлого, трусливого и амбициозного
фанатичного психопата у меня на памяти еще не было. — а вот Найт
совсем не уважал своего врага. Видимо батарианец сильно насолил его
Империи.
— Интересно. Вижу, он вас конкретно достал. Как и меня. Давайте
тогда сразу к делу. Что вы предлагаете?
— Мне надо закончить пиратские набеги на Империю. И это можно
сделать одним способом — убить Паржака. — подытожил Найт, но Арию
такое заявление не удивило.
— А будто бы я не знаю. Проблема в том, что я сама этого сделать не
могу. Но раз уж вы до сих пор не прилетели сюда, значит я вам нужна. Для
чего?
— Скажем так. Устроить поход на Терминус, чтобы уничтожить
пиратство мы не можем. Совет может сорваться и начать войну. Нам она не
нужна. Однако терпеть пиратов я тоже не намерен. Остается одно —
посадить на Омегу адекватного правителя, который не станет лезть к нам.
Вы подходящая кандидатура.
— Адекватный? — удивилась азари, — Вы меня плохо знаете.
— Вы разумный и расчетливый лидер, Ария. С вами можно спокойно
договорится. Паржак же просто долбаный псих и фанатик.
— Действительно. — Ария должна была признать — ей очень льстили
слова императора. Было приятно знать, что о тебе такого мнения. А ведь ты
обыкновенная королева пиратов, — Что же, значит, как я поняла, сделка
такая — вы помогаете мне убрать Паржака и его банду, а я вновь
становлюсь лидером Омеги и заставляю пиратов облетать вас десятой
дорогой. Так?
— Абсолютно точно, Ария. — согласился Найт.
— А теперь детали. Как нам это сделать? — Арии было действительно
интересно, как Найт собирается помогать ей. Вряд ли он пришлет армию и
флот, а обыкновенные ресурсы тут не помогут.
— Что же, тогда слушайте. Три месяца назад наши ученые смогли
разработать штамм бактерии. По сути это — бактериологическое оружие,
которое действует только против батарианцев. Если кратко — он может
питаться только их биоматериалом. Я передам вам образцы, а дальше —
уже ваша забота. Распылите штамм на территории Паржака, после чего
закройтесь от него. Всеми возможными методами. А дальше дело времени.
Инкубационный период штамма одна неделя. Через неделю бактерия убьет
зараженного за несколько часов. До этого ее не смогут обнаружить или же
не сочтут опасной, мало ли что водиться на Омеге. По прошествии недели
почти все батарианцы на тех уровнях умрут, после чего бактерии погибнут
из-за нехватки еды. Вам же останется убрать, что останется от трупов. Ну,
и проветрить коридоры, запах будет тот еще.
После этого объяснения Ария задумалась. Штамм бактерии, который
убьет всех батарианцев на нижних уровнях. Только батарианцев. Это было
идеальное решение. Без единого выстрела отбить всю территорию и
покончить с надоедливым батарианцем. А после этого группировки с
легкостью поделят остатки их бизнеса.
— Есть риск того, что штамм начнет убивать всех, без исключения?—
на всякий случай спросила Ария.
— Нулевой. Это не вирус, чтобы мутировать за несколько месяцев, а
может даже и недель. Бактерии на это понадобиться лет пятьдесят, если не
больше. Штамм погибнет быстрее, нежели это произойдет. — последовал
ответ. Ария хоть и не была сильна в биологии, но знала, что бактерии
действительно не мутируют с той же скоростью, что и вирусы. Это
совершенно разные вещи.
— Там ведь двести тысяч батарианцев, Найт. Несколько тысяч из них,
как я узнала — женщины и дети. Вам их совсем не жалко?
— Они сами выбрали свою участь. Они сами объявили себя врагами
Империи, а с врагами у меня разговор короткий. И пресекая ваш
следующий вопрос — нет, это не то же самое, что и генофаг, который мы
презираем. Мы не стерилизуем тех батарианцеав и даже не убьем
мучительной смертью. Способ убийства более чем гуманный, уж поверьте.
Я бы давно уже прилетел к вам, да вот у вас такое положение... Особое. Не
прилетишь просто так.
— Отчаянные времена — отчаянные меры, да? Понимаю. — Ария
позволила себе улыбнуться. Даже Империя понимала силу Омеги. И все
это заслуга Арии, — Что же, я согласна. Когда придет посылка?
— Через десять часов. К какому доку пристыковать корабль? — тут же
ответил Найт, что немного удивило азари.
— Вот так быстро? Вижу, корабль уже в пути. Док Эф-одиннадцать. Я
встречу груз лично. До связи.
— До связи. — голограмма Найта отключилась и Ария тут же
встретилась с сердитым взглядом Кшана. Она уже и забыла про него.
— Чего смотришь? Что, не нравится?
— Там ведь женщины. Дети. Что, дашь им вот так погибнуть? — батар
прямо таки излучал злость. Ему уже было плевать, что для него сделала
Ария, из какой задницы она его вытянула, через что он прошел, чтобы стать
на свою должность. Сейчас он был просто взбешен.
— А что я могу сделать? Мне надо убрать Паржака. Предложишь
спасти женщин и детей? Не смеши, Паржак сразу же все пронюхает. Так
что придется это сделать. И да, мне на них все равно. — равнодушно
ответила Ария, а вот батар был совсем неравнодушен.
— Да пошла ты! Я на такое не подписывался! — показав на Арию
указательным пальцем, Кшан развернулся и попытался уйти. Но он успел
сделать всего один шаг, после чего получил пулю из "Паладина", который
Ария всегда держала на бедре. Никого не удивил очередной труп на Омеге,
даже возле ложи Арии. Хотя скорее, как раз этому никто не был удивлен.
Двое охранников турианцев, прибежавших на выстрел увидели только труп
батара и Арию, которая, закинув ногу на ногу и держа "Паладин" дулом к
верху, отпила манговый коктейль. В мозгах обоих турианцев на
милисекунду промелькнула мысль о том, насколько же Ария горячая
сексуальная штучка и только один посмел продолжить мысль еще на
милисекунду, чтобы представить Арию у себя в постели. Но потом все
мечты были развеяны ее приказом.
— Убрать. — оба турианца сразу же спохватились, забрали труп
теперь уже бывшего адъютанта Арии и поволокли по полу в сторону
мусоросжигателя. У которого всегда большая очередь.
Через двенадцать часов. Там же.
— Ария. Тебе звонок. Не определенный. — проговорил Игорь, новый
адъютант Арии. На этот раз — человек.
— Я догадываюсь, кто это. Давай. — саларианец быстро установил
канал и перед Арией возник образ собеседника. Только не Императора
Найт, а саларианской далатрессы, — Далатресса Грангул?
— Ария Т`Лоак. Приветствую. — коротко поздоровалась саларианка.
— Чем обязана? — Ария начинала прямо удивляться сегодняшнему
дню. То Император позвонит, то одна из Далатресс. Гордость Арии уже
была возвышена до предела.
— Давайте сразу к делу, Ария. Я знаю, что два часа назад вы получили
партию бактериологического оружия от Империи. И я знаю, что вы
собираетесь применить его против батарианцев под предводительством
Паржака Врашкиса.
— О, Богиня, ну что за день... Ладно, да, это так. Что дальше? —
скептически и немного пофигестически сказала Ария, — Что вы хотите?
Чтобы я этого не делала? Или дать показания против Империи?
— Меня это совсем не волнует, Ария. Мне нужен образец этого
вируса.
— Во-первых, Далатресса, это не вирус, а бактерия. Во-вторых — что
я получу взамен? — такой ответ вполне устроил саларианку и она начала,
немного выровняв и без того идеальную осанку.
— Вы что-нибудь слышали про планету Сар`ниш? — начала
далатресса немного издалека.
— Да. Молодая колония саларианского союза. Населена религиозными
фанатиками, исповедующими смесь иудаизма, индуизма и мусульманства.
А еще — одна из самых богатых планет Саларианского Союза, а ее жители
— торгаши по лучше волусов будут. Я ничего не пропустила? — задала
азари риторический вопрос.
— Все верно, Ария. И я могу помочь вам организовать на нее набег.
— Ого... — даже Арию такое заявление удивило, — И чем же вам эта
колония не понравилась?
— Их законы идут в полны разрез с нашими. Фактически, они уже
независимы, но вскоре собираются сделать это официально. Мы пытались
этому помешать, но тамошняя ячейка ГОР также оказалась в лапах той
религии. И теперь они убирают наших агентов. Этого мы простить им не
можем. Так что мое предложение такое, Ария. Вы даете мне образец
штамма, который вам передали, я же даю вам все данные по обороне
колонии. Включая способы ее отключения. А уж там вашим головорезам
будет, чем поживится.
— Колония, которая вашему Союзу уже поперек горла стоит в обмен
на штамм имперской бактерии. — Ария прямо чувствовала, что тут что-то
не так, — А не слишком ли?
— Послушайте, Ария. Еще никому не удавалось взять образец
генетических технологий Империи. Я вам предлагаю справедливую цену за
штамм. — уже с нотками раздражения, но все же сдерживаясь, сказала
далатресса.
— Вы просто хотите избавится от могущественного торгового
конкурента моими руками. — подытожила Ария, однако Грангул это не
удивило.
— А вы бы сделали по-другому? — такой вопрос заставил королеву
задуматься. А ведь действительно, сделала бы она по другому? Вряд ли.
— Хорошо. Однако помните, Грангул. Если вы меня обманите и
пиратов будет ждать засада, наш разговор попадет не абы куда, а в
экстранет. Или еще лучше, Империи.
— Я это понимаю, Ария. Значит, вы согласны, как я понимаю? —
саларианке явно было невтерпеж. Сделка была у самого носа.
— Да. Об остальном поговорим позже. Готовьте данные. До связи. —
сказала Ария и голограмма саларианки исчезла, — Сколько всего у нас
капсул со штаммом? — спросила Ария у Игоря.
— Ровно тысяча. В каждой — по полтора литра. Думаю, можно дать
далатрессе одну капсулу. Не обеднеем. — ответил адъютант спокойным
голосом, смотря в унике данные по грузу.
— Хорошо. Готовьтесь. Все должно пройти, как надо. И не оплошай,
Игорь. — уже серьезным тоном сказала Ария, после чего Игорь уже
собирался уйти, как вдруг азари его остановила, — И еще, принеси
коктейль. Давай... Вишневый. Я еще не все человеческие фрукты
попробовала.
— Конечно. — последовал ответ человека, который сразу же пошел в
бар, исполнять приказ начальства.
Глава 11.
Через три месяца. Станция "Кронос".
— Дела поворачиваются не лучшим образом, — сказал Призрак, пока
Миранда его внимательно слушала. Новый кадет уже заработал полное
доверие Призрака за, действительно, филигранное выполнение заданий.
Все, за что брался оперативник, выполнялось с точностью до миллиметра/
секунды/грамма. Это Призраку очень нравилось, потому ему было приятно
видеть именно Миранду, когда ему надо было послушать очередной отчет.
Да и Жанна ушла в декрет, так что тут без вариантов.
— Могу я узнать, почему? — Миранде же еще было непривычно
стоять на ковре у Призрака. Страха не было, просто было... непривычно.
— Все дело в этой советнице азари. Дриссе. Она ведет все положение
дел к одному концу — войне, — спокойно ответил Призрак, сделав
очередную затяжку. — К войне между Империей и Советом.
— Вроде как это хорошо. Будет настоящая мясорубка. А когда они
перегрызут друг другу шеи, Человечество сможет стать сильнее всех на их
обломках, — не согласилась Миранда.
— Звучит красиво, но сейчас все намного сложнее. Я никак не могу
определится, на чьей стороне Альянс. Я должен быть уверен в том, что он
будет на стороне победителей. Сейчас же Удина не идет ни к одной из
сторон, хотя с Империей у него отношения намного лучше. Но хуже этого
то, что стороны равны по силам.
— Совет может договорится с кварианцами, — все еще стояла на
своем Миранда. — А Альянс может остаться нейтральным и стать на чью-
то сторону тогда, когда все будет предопределено.
— С кварианцами у Совета уже не получится. Недавно одна ОПГ
захватила на абордаж кварианский корабль, который отстал от Флотилии.
Корабль кварианцы успели взорвать, потому весь экипаж погиб. ОПГ же
полностью состояла из азари. А потом Коллегии пришла информация, что
ОПГ — просто ЧВК, зарегистрированная в республике Нармули. То есть —
легализованная азарийским правительством.
— Я конечно не слышала про это, но дайте отгадаю. Для азари
никакого преступления не было и ЧВК не понесло никакого наказания.
— Именно, — согласился лидер "Цербера" с аналитическими данными
своего сотрудника. — Кварианцы обратились в Совет, а те послали их в
известном направлении. А вот Империя уже как год ведет тесное
сотрудничество с Флотом.
— И какое же, если не секрет?
— Империя помогает Флотилии в области медицины, генетики,
сельского хозяйства. А кварианцы посылают в Империю инженеров,
которые помогают... так сказать, познать эффект массы. Союзом это назвать
пока сложно, но помощь Империи уже помогла во время какой-то эпидемии
обойтись без жертв. Так что-то их дружба только крепнет, — отправив
докуренную сигарету в утилизатор, Призрак отпил бренди из стакана, а
потом закурил новую. — Что же касается нейтралитета Альянса...
[затяжка]... Опыт США в Первой Мировой тут не повторить. Придется
выбирать блок заранее и воевать до последнего. Никто не останется в
стороне. Потому меня и пугают действия Дриссы. Она двигает всех к войне
и провоцирует Империю. Этого нам не надо. Пока.
— И что вы предлагаете? Убрать Дриссу? — начала рассуждать
Миранда.
— Нет. Ей на замену могут поставить точно такую же. Нам нужно,
чтобы на ее место встала Шалиа Т`Ригаша.
— Я слышала про нее. Дипломат, который был в первом контакте с
Империей. Вместе с Квентиусом. А еще она пацифистка.
— Да. Одного мужа она потеряла во время Войны Первого Контакта.
Турианец. Второго во время Анхурского Восстания. Человек. Потому война
для нее — это хуже смерти.
— А разве пацифист подойдет?
— Империя не ищет войны. Весь их флот и армия направлены на
самооборону. Да, она у них в гипертрофированной форме, но это
самооборона. Я изучил их историю, насколько мог. Они боятся войны. Не
проиграть в ней, а самой ее сущности. Ремесла. В котором они преуспели.
Ни Найт, ни Джагор не хотят, чтобы их народы воевали ради каких-то
амбиций. Сама посуди, если бы Империя хотела расширяться, то первый
контакт с ними произошел бы раньше, чем с нами. Но они этого не делали.
На протяжении семи сотен лет после основания Империи они медленно
колонизировали систему за системой, доводя их оборонный потенциал до
фанатичного совершенства, которого никогда не достичь. Каждая их
колония — это крепость, которая даже кроганам будет едва ли по зубам.
— Вижу, разведка в "Цербере" хорошая, — подметила Лоусон, хотя ей
уже неоднократно приходилось в этом убеждаться.
— Еще как. Конечно, за Империей следить трудно, особенно за
пределами бывших территорий Гегемонии, однако возможно, — ответил
Призрак. — Потому я точно знаю — если поставить Шалиу на место
Дриссы — это может, если и не предотвратить войну, то отстрочить ее на
десятилетия.
— Хорошо, но как нам сделать это? Как-нибудь опорочить Дриссу? Но
нужно что-то... особое...
— Хм... Миранда, повернись ко мне, будь добра. — такая просьба из
уст Призрака еще не звучала. Для Миранды Призрак стал человеком,
который говорит в какой-то мере загадками и намеками. Слышать от него
такую прямую речь было... Опять же непривычно. Однако как бы это не
звучало, Миранда спокойно повернулась к начальнику, который уже
обоими руками колдовал с голограммами. Вдруг возле девушки появилась
изображение Дриссы почти в полный рост. — Миранда... Вы никогда не
хотели быть актрисой?
— Госпожа Советник, можно? — сказала адъютант Дриссы.
— Да. Что у тебя? — своевольным и властным тоном сказала Дрисса.
— Послы Империи хотят аудиенции у Совета.
— По какому поводу? С чего они решили, что могут вот так просто
созывать Совет. Они уже вчера с нами общались. Хватило, знаешь ли.
— Я понимаю, но они просто хотят поговорить о торговых договорах.
— Торговых договорах? — повторила Дрисса, как будто не услышала
азари, которая стоит в двух метрах от нее.
— Да, советница. Они хотят...
— Они хотят. Ха! Будто бы мне есть дело, чего хотят эти имперцы!
— Э, простите? — не поняла адъютант.
— Что слышала! Меня не волнуют, чего они хотят. Меня они будут
волновать только тогда, когда флот азари и турианцев будет бомбардировать
их планеты, а СПЕКТРы — взрывать их станции в тылу. Вот тогда я и буду
волноваться. За наших солдат.
— Вы... Вы хотите начать войну? — ошеломленно спросила адъютант.
— А что мне еще остается? — парировала Дрисса. — Имперцы со
своей монархией и диктатурой только и мечтают о том, чтобы нас
придушить. Надо бить сейчас, на упреждение. Еще месяц, максимум два и
я смогу испугать Матриархат так, чтобы я из них веревки начала вить. И
вот тогда Империя попляшет.
— Но это будет мясорубка! Погибнут миллионы!
— Да хоть триллионы! Я не могу вот так вот смотреть на то, как
Империя самим своим существованием порочит наши идеалы! И потому
война — это единственное, что нам остается. И мне все равно, что будет с
остальными. Даже если мне придется ради этого пожертвовать
миллиардами. Меня не волнует, сколько погибнет. Меня волнует только то,
как быстро погибнет Империя, которую я готова хоть утопить в азарийской
крови. Я это сделаю и меня никто не остановит.
— Вы... Вы... Вы чудовище! Вы омерзительное чудовище, которое
готово пожертвовать собственным народом ради мести за своего мужа
батарианца! — выпалила адъютант и это стало последней каплей. Дрисса,
которая все это время стояла, засветилась биотикой и ударом отбросила
адъютанта.
— Сука. Ты пожалеешь о своих словах. Иди сюда. Куда ползешь...
— Нет... Ай, нет... Нет, что вы... Что вы делаете... Нет, не надо, НЕТ!...
[удар]... Арг... [удар]... Ма... [удар]... Помо... [удар]... ААА! [удар]... —
глухие удары слышались один за другим, однако все это происходило уже
за пределами камеры.
— СТОП! СНЯТО! — крикнул режиссер и оба актера прекратили
заниматься "битьем лежачего". Миранда подала руку Ольге, девушке,
которая играла роль адъютанта Дриссы. А вот сама Миранда играла как
раз-таки советницу азари.
План был достаточно сложен. Самую главную роль отвели
видеоролику, в котором "Дрисса" будет орать про войну с Империей при
том в такой манере, в которой у всех азари ушные щели позакрываются.
Однако именно в этом и крылась сложность. Нанимать актрису для этого
было нельзя — ее бы пришлось убрать, а убирать известного человека —
нельзя. Нанимать азари — также было проблематичным. Слишком муторно
искать такую. Оставалось только найти подходящую кандидатуру в
"Цербере" и Призрак сразу указал на Миранду. И не зря.
Хоть Миранде и было всего 16 с небольшим, по комплекции она была
уже полной копией Дриссы. Та же талия, тот же рост, тот же размер груди,
и даже форма лица была в какой-то мере схожа. Теперь же, когда роль
сыграна, в дело вступали "технари". Они должны были из Миранды и
Ольги сделать Дриссу и адъютанта. На компьютере, так как из человека
азари не сделаешь. Надо было учесть все до самых мельчайших деталей —
тени, свет, мимика и тому подобное. В итоге получалась хорошее видео,
которое будет слито в экстранет под защитой программ, которые не дадут
ее удалить несколько недель. Однако нужно было позаботиться еще и о
другом.
По "сценарию" Дрисса срывалась, как какая-то наркоманка, однако как
раз это было вполне нормально. В молодости Дриссу один раз откачали за
применение грагина, азарийского аналога гашиша. Она его употребляла сто
с лишним лет, пока один раз не переборщила. Но у азари это никого не
удивляет и вообще не противозаконно. Принимала и принимала, а если
переборщила — то с кем не бывает. Так что теперь оставалось только
подкинуть в квартиру Дриссы грагин. Он слишком быстро разлагается на
составляющие, потому никакая экспертиза не скажет, принимает она на
самом деле наркотик или нет. Конечно, за наркотик ее осуждать не будут,
однако это вполне объяснит ее неадекватное поведение.
Также навремя исчезнет ее настоящий адъютант, которому "Цербер"
изменит имя, фамилию, биографию и даст денег. Призрак не хотел убивать
невинных, не в его правилах. А также в больнице "Гуэрта" появится запись
о том, что у них лечилась от побоев азари. Как раз таки адъютант Дриссы.
Даже свидетеля подобрали, который ее якобы подлечил — главврач-
человек, а по совместительству — агент "Цербера" и врач "для своих".
Также подготовили видео, как он ее лечил, видео в космопорте
Цитадели, через который азари улетела и записи о покупке билета, видео в
корабля и видео на азарийской колонии, как она выходила. Это была все
предосторожность на случай, если начнут копать глубоко. А ведь начнут,
Призрак в этом не сомневался.
И в довершение всего, в экстранете появилась бы информация про
личную жизнь Дриссы. Видео ее свадьбы с батарианским офицером.
Генетическая информация трех ее дочерей, которая давала понять, что все
трое — от батарианца.
Все это давало понять мотив такой ненависти к империи со стороны
Дриссы, на которую накладывалась наркотическая неадекватность.
Призрака лишь волновало одно — что Империя может вдруг
взболтнуть, что никакого прошения об аудиенции не было. Однако не
дураки же там сидят, поймут и притворяться. Им самим Дрисса была
поперек горла.
— Не сильно я тебя? — побеспокоилась Миранда, так как она все же
боялась ударять биотикой Ольгу. Да, за камерой были маты, которые
ловили ее, а Миранда все же была очень осторожна, но мало ли что.
— Нормально. Хотя синяк останется.
— Прости. Но все же все прошло хорошо, — обнадеживающе сказала
Миранда. — Ведь так, Шу?
— Идеально, девочки. Просто идеально. Хорошо, что Миранда в
Голливуд не сбежала, а то бы сейчас мы бы ее видели бы только на
вручении Оскара.
— Я подумаю над этим, Шу, — немного шутливо сказала Миранда.
— Не надо. А то Призрак прибьет за то, что я тебя на дезертирство
подбил, — в такой же манере ответил китаец. — Ну ладно, девчонки. Вы
идите, а мы тут начнем колдовать.
— Удачи, Шу. — попрощалась Ольга и она с Мирандой вышли из
"кинопавильона". Надо было отметить успешную съемку с первого дубля.
* * *
Цитадель. Кабинет Удины.
— Что значит у вас шахта обвалилась? — уже злобно говорил Удина
по наушнику, который был у него в ухе. — Да, я понимаю, жертвы и так
далее. Вы что от меня хотите? Что? К Совету обратиться!? На кой хрен,
простите, мне надо обращаться к Совету по поводу того, что одна из
платиновых шахт на Иден Прайм обвалилась? Что? Послушайте,
губернатор Суон, Совету на вас, на меня, и на каждую колонию Альянса по
отдельности насрать с самой Башни Цитадели. И я вам это без
преувеличения говорю. Он о вас не вспомнил ни год назад, когда у вас
взорвался металлургический завод, ни полгода назад, когда у вас завод
удобрений рванул, ни три месяца назад, когда у вас дамбу прорвало и вы
остались без четверти урожая. И уж простите меня, Суон, но и на этот раз
Совету на вас насрать. Да. Да, я понимаю, что Альянс медлит с помощью.
Да, Империя помогает. А чему вы удивляетесь? Они туда такие деньги уже
вложили, туда даже несколько десятков их агрономов переселились. Так
чего вы жалуетесь, если вам Империя помогает? А, всем видите ли все
равно на вас и вы хотите привлечь благотворительные фонды. О, Аллах,
помоги мне. Слушайте, Суон, ответьте мне на один вопрос, у вас в
советниках есть девушка? Ага, есть, да. И она католичка. Ага. И наверняка
она итальянка... Из Рима. Ага, понятно. Гуманизм головного мозга,
знакомый случай. Да-да, именно так, как я сказал. Уже бывало со мной
такое. Такие люди хотят, чтобы как минимум все полушарие знало, что в
какой-то деревне ребенок под поезд попал. Вот кому это интересно... И
ведь репортеры про это снимают! Оргх, ненавижу наше СМИ... Да? Что?
Не выспался? Ну... Да, наверное... Поверь, с такой работой точно
высыпаться прекратишь. Так что да... Э, минутку-минутку, подожди, ты...
Ты сейчас о чем вообще? Какие забастовки? Где? На Тессии!? Так, ладно,
поговорим потом, — Удина отключил связь с губернатором Иден Прайм,
где на этот раз обвалилась платиновая шахта, и начал искать про забастовки
на Тессии. И нашел. За несколько секунд.
— Забастовки во всех азарийских республиках всколыхнули некогда
спокойную жизнь Тессии. Сотни тысяч демонстрантов вышли на главные
площади с требованием отставки советницы Дриссы Т`Гонаши. Напомню,
что скандальное видео с участием советницы уже набрало больше
семидесяти миллиардов просмотров всего за три дня. Сама советница
отрицает сам факт существования разговора, который был запечатлен
на видео, однако никаких следов монтажа найдено не было. Также уже
был проведен обыск в квартире советницы, где было найдено килограмм
грагина, который советница употребляла в молодости. Также нашим
расследованием были обнаружены доказательства того, что адъютант
советницы, Ларкина Т`Зингишь, недолго пребывала в больнице Гуэрта, где
ей оказали лечение от гематом и ссадин, после чего Ларкина сбежала с
Цитадели на Иллиум, где ее след оборвался. Совет Матриархов уже
признал советницу Дриссу нелегитимным советником. Мы следим за
развитием событий.
— Дела... — сказал Удина, который явно не ожидал, что сегодняшний
день будет наполнен такими событиями. — Что же... Прощай, Дрисса.
* * *
Станция "Омега".
Лирна лежала на кровати, согнув колени. Слезы уже давно
закончились и на место горести и чувства стыда пришло полное
разочарование в жизни. Ей всего 93, а она уже лишилась всего. Родителей,
будущего, невинности... Чести... Все вроде бы начиналось нормально. Они
просто летели на Родриген, так как там нашлась тетя Лирны, родная сестра
ее матери. Она 50 лет пробыла в рабстве, а теперь она начала новую жизнь
благодаря тому, что Гегемонию разбили. Они летели туда, как вдруг на
корабль напали. Потасовка, бои, гибель матери, потом плен. Лирна думала,
что хуже быть не может. Однако так оно и вышло. Корабль захватили
батарианцы, а потому азари привезли на Омегу, в батарианский сектор под
управлением Паржака Врашкиса. И после этого Лирну просто продали за
тысячу кредитов. Азари притащили в какую-то комнатушку... И лишили
невинности. Грубо, жестко, без какого-либо проявления любви и заботы,
про которую рассказывали одноклассницы Лирны, у которых уже был...
опыт. Однако тот батарианец просто трахал ее, потому что ничего более
Лирна не заслуживает. Так говорил батарианец, чьи слова, лицо,
прикосновения и даже дыхания до сих пор отзывались в памяти азари. И
вот теперь азари просто лежала и осознавала, что больше у нее ничего нет.
Даже будущего. Со станции ей не выбраться, даже с комнатушки она не
может выйти. Будущего у нее тоже нет. Матери нет, отец-турианец, погиб.
Да и кому она теперь нужна. Грязная потаскуха, которой будут
пользоваться, пока она не умрет от какой-нибудь болезни или пока она не
покончит с собой.
При последней мысли внутри Лирны ненадолго зажегся огонек.
Огонек надежды. Вот он, шанс покончить со всеми этими страданиями. Но
уже через секунду в туманный разум азари приходило понимание того, что
она уже в третий раз думает об этом и в третий раз она видит, что ничем не
сможет сделать. Нет ни пистолета, ни ножа или бритвы, ни даже какого-
нибудь крючка на потолке, чтобы повесится на простынях. Да и сил уже не
было. Лирна точно не знала, сколько батарианец был с ней. Скорее всего
несколько часов, так как после того, как он закончил, у Лирны не было сил
даже пошевелится, а на ногах, животе, спине, лице и... внутри было что-то
липкое. Но сил не было даже на то, чтобы просто вытереться. Да и смысла
не было.
Вдруг дверь с шипением открылась и Лирна услышала до боли
знакомый и ненавистный голос.
— Ооо... А вот и ты... Моя синенькая красавица... Ну как спалось? —
голос на этот раз был странным. Каким-то сонным, как-будто батар вот-вот
упадет и заснет.
Сама же Лирна ничего не ответила.
— Молчишь... Ну и варрен с тобой... Мне как-то все равно, главное,
чтобы не подохла... Ладно... Я че пришел... А, точно... Ложись поудобнее,
там... И ляшки раздвигай... У меня еще час до вылета... — то, что
батарианец говорил так странно, Лирну не волновало. Ее сейчас волновало
другое. Этот батарианец, это... чудовище снова пришло, чтобы сделать свои
грязные дела, чтобы снова надругаться над ней. Она бы сейчас
сопротивлялась, но еще на корабле ей сделали укол в шею и теперь Лирна
не могла использовать биотику. Она ее просто... Не чувствовала. Да и снова
же, сил использовать ее не было, как и просто начать сопротивляться. Сил
оставалось только на одно.
— Не надо, — прохрипела Лирна, когда батар уже был на кровати и
уже хотел сам положить азари в нужном положении.
— Чего? — не понял четырехглазый.
— Пожалуйста... Не надо, — еще раз прохрипела азари, попытавшись
немного громче это сказать, однако ничего не вышло, голос был таким же
тихим.
— Еще чего... Ты моя сучка... Синяя, гибкая сучка... И я буду трахать
тебя, пока ты не помрешь на этом куске дерьма... Смирись и давай уже не
ерничай... Не целка уже... — батару пришлось самому все делать. Через
минуту Лирна лежала на животе, батар был сверху, немного раздвинув
азари ноги.
Батар вошел резко, без каких либо ласк, про которые Лирна также
слышала от одноклассниц. Она тут же почувствовала резкую боль между
ног, но кричать не было сил. Она просто закрыла глаза, а по лицу
пробежала одинокая слеза — все, что у нее осталось.
Через несколько толчков, которые отдавались болью по всему телу,
азари неожиданно для себя поняла, что батар остановился. Теперь он
просто лежал на азари, придавив ее к кровати всем телом, и все еще был в
ней. Лирна не знала, да и вряд ли хотела знать, почему он замешкался. Ее
просто хотелось, чтобы все это как можно быстрее закончилось. Однако ни
через пять, ни через десять минут батар не сдвинулся с места. Подождав
еще немного, Лирна все же собралась с силами и попыталась повернуться,
чтобы сбросить с себя тушу батарианца. С большим усилием, азари
повернулась и тело, которое приковывало ее к постели, наконец-то
отодвинулось на вторую половину кровати, впритык к металлической стене
комнаты.
Вздохнув полной грудью, Лирна присела на краю кровати и сделала
глубокий вдох. А потом решила все же посмотреть на батарианца, имя
которого она так и не узнала.
И вряд ли узнает. Посмотрев в лицо мужчине, Лирна увидела, что лицо
батарианца не выражает абсолютно никаких эмоций. А потом,
приглядевшись, девушка поняла, что он не дышит. Дотронувшись до горла
четырехглазого, но она не смогла ничего на щупать. Пульса не было. И
только когда она попыталась прислушаться к сердцу, Лирна поняла
очевидный факт — он был мертв.
Предельно минуту азари пыталась осознать этот факт, потом еще
минуту на то, чтобы найти чип-ключ от двери. Вот она, свобода. Наконец-
то она свободна!
Мысли Лиры сменялись одна за другой, но все они сводились к
одному — свобода. Выйдя из своей комнатушки, азари увидела нескольких
батарианцев, которые лежали на полу. Один у стены, второй свернувшись в
клубочек посередине коридора, в котором были десятки однотипных
дверей, и еще один просто лежал на полу на пороге своей комнаты, точно
такой же, в которой держали Лирну, из-за чего дверь не могла закрыться.
Лирна пошла дальше по коридору, совершенно не обращая внимания на
свою наготу. Она просто шла к свободе, а на остальное ее мозг не был
способен.
Поднявшись по лестнице, Лирне предстала страшная картина.
Огромный проспект, десять метров в ширину, четыре метра в высоту и
примерно сотню метров в длину был усыпан телами батарианцев. Все они
были примерно в одинаковых позах — просто свернувшиеся в клубок, как-
будто они решили поспать прямо на улице. Их были сотни, если не тысячи,
покуда хватало глаз, и Лирна теперь точно знала — они все мертвы. Все. И
теперь ей надо было найти выход из этого гигантского кладбища.
* * *
Протокол допроса Лирны Т`Миями.
— Итак, Лирна. Меня зовут Трина. Я задам тебе несколько вопросов,
если ты не против.
— Я хочу увидеть свою жену.
— Послушай, Лирна, в этом нет необходимости. Ты не задержана, мы
просто разговариваем.
— Когда тебя на допрос вызывает Центральная Разведывательная
Служба Матриархата, это не сулит ничего хорошего.
— Послушай, Лирна. Это все предрассудки. Мы часто вызываем
свидетелей каких-либо происшествий. Никаких обвинений мы тебе не
собираемся предъявлять.
— Правда?
— Да. И при том, уж лучше ты ответишь на наши вопросы, чем на
вопросы ГОР. Ведь так?
— Да... Думаю вы правы. Ладно, что вы хотели узнать?
— Так-то лучше. В общем. Год назад ты была на станции Омега,
так?
— Д-да... Да, я... Вы об этом хотите меня спрашивать?
— Да, а есть проблема?
— [глубокий вздох] Ничего... Я... Я готова.
— Как ты туда попала?
— Я летела на Родерик вместе с мамой. Мы летели туда, чтобы
встретиться с тетей Лиграй, она пятьдесят лет пробыла в рабстве.
Мы... Мы с мамой думали, она погибла, но потом она с нами связалась. Во
время полета на нас напали. Мама попыталась присоединится к команде
защитников, как биотик, но ее убили. Я... Меня усыпили, лишили биотики,
привезли на Омегу... продали за тысячу кредитов... Потом... Лишили
невинности...
— Тебе было тогда девяносто три, да?
— Да. Мне сейчас девяносто четыре.
— И ты уже женилась?
— Да... Я и... Васэ... Мы просто созданы друг для друга... И вообще,
мы не об этом говорим!
— Да-да, конечно. Прости. Что было в тот, день, когда... Все
произошло.
— Я лежала на кровати. Пришел тот батарианец... Он решил еще
раз меня... Ну, вы поняли. Он начал, о потом почти сразу замер и... больше
не двигался. Вообще.
— То есть он так и остался? Ну, в тебе.
— Да-да, давайте не будем об этом!
— Хорошо, я поняла. Он уже тогда был мертв?
— Да. Когда я смогла встать, он был уже мертв.
— Он не издавал каких-то звуков? В смысле, может он задыхался, или
кашлял?
— Нет. Нет, ничего такого. Просто остановился и все. Молча. Даже
не дергался. Я бы... Я бы почувствовала.
— Понятно. Как ты выбралась?
— Просто пошла по коридорам. Везде были трупы. Сотни трупов.
— Только батарианцев?
— Да. Только они. Я тогда не обратила внимание, но потом... Я
каким-то чудом вышла в доки. А там как раз были выжившие рабы. Все
небатарианцы. Там было три турианца, семнадцать азари, волус, два
кварианца и саларианец. Они тоже смогли выбраться и решили взять
фрегат. Они меня посадили на корабль, дали успокоительное. Проснулась я
через сутки уже на подлете к Родерику. Дальше вы наверняка все знаете.
— Да. А вот когда ты шла по коридорам Омеги, ты ничего такого не
находила? Может были выжившие батарианцы? Может у некоторых
была рвота или что-то подобное?
— Нет. Ничего такого. Живых батарианцев я там не видела. И ни
капли крови. Вообще. Разве что...
— Что?
— Все они были в странных позах. Как-будто... Спали.
— Спали?
— Да. Многие из них лежали клубочком. Прямо на полу, на улицах. Да,
все они были мертвы, но такое чувство, что они... Легли спать, а уже
потом... Умерли.
— Вот так, да? Хорошо, Лирна. Спасибо. Ты свободна. Больше мы
тебя не побеспокоим.
— Спасибо. Прощайте.
* * *
Из доклада профессора Мордина Солуса по "Объекту"
Предоставленный штамм бактерий представляет огромную
опасность и интерес.
При попадании в организм батарианца, бактерии поселяются в
сердце и легких, после чего входят в некий вид анабиоза, никак не
взаимодействуя с окружающей средой. Что удивительно, бактерии
выделяют особое вещество, благодаря чему лейкоциты батарианского
организма не реагируют на штамм. По прошествии недели бактерии
начинают бесконтрольно размножаться, при этом иммунная система
батарианцев все равно не реагирует на инородное тело. За несколько часов
бактерии занимают обширные площади в сердечной мышце и легких.
Потом бактерии начинают выделять особое вещество, которое
вызывает сонливость. Как только зараженный засыпает, бактерии
начинают выделять вещество, которое одновременно останавливает
сердце и дыхание. Фактически, жертва умирает во сне без каких-либо
мучений. Также определено, что штамм действует исключительно на
батарианцах.
Примечателен тот факт, что бактерии могли начать выделять
вещество с самого начала, но им была добавлена способность недельного
анабиоза. Скорее всего, это сделано с целью не обнаружения штамма до
тех пор, пока не будет произведено максимальное заражение.
Проводятся попытки по изменению штамма для его взаимодействия
с представителями других рас.
* * *
Скопление: неизвестно. Система: неизвестно. Дредноут "Ганариз"
— Кажется, оторвались от этих имперских варренов. — с облегчением
заметил капитан Брашуг, когда они вышли из сверхсвета в какой-то
неизвестной системе. Вот уже неделю Империя гоняла последний
пиратский дредноут по всему неизведанному Терминусу. Капитану даже
пришлось активировать спящий и доселе никому неизвестный
ретранслятор, чтобы сбежать, а потом запутывать следы, как он умел. И
похоже сработало.
— Э, капитан. У нас проблемы, — сказал один из диспетчеров.
— Что там? — тут же ответил капитан.
— У нас ядро заряжено на девяносто пять и три десятых процента.
Если его не разрядить, оно просто взорвется.
— Твою варренову мать ханарскими щупальцами! — выматерился
капитан. — Тут есть подходящая планета?
— В системе три планеты и пояс астероидов. Две планеты — не
имеют магнитосферы. Первая планета от звезды — зеленого типа.
— Хорошо, разрядимся там. Другого выбора нет, — подытожил
капитан.
— Э, капитан, есть... ещё одна проблема, — неуверенно сказал
диспетчер и капитан понял — жди беды.
— Что еще случилось?
— На той зеленой планете... Кажется, там есть цивилизация.
Глава 12.
Планета: Турвесс. Город: Амурикун. Штаб Чрезвычайной Обороны.
Десять самых влиятельнейших лиц расы рэлой сели за достаточно
большим овальным столом. Еще один в отличие от остальных в
гражданской одежде, и по сути самый главный рэлой на планете, сел за
стол и только тогда собрание началось.
— Итак, господа. Что у нас есть? — сказал президент сразу же.
Времени приветствовать всех не было.
— Господин президент, — начал глава обороны. — Двадцать часов
назад нашими спутниками был замечен некий объект. Через час после этого
мы смогли понять, что это — космический корабль. Затем корабль вошел в
атмосферу планеты над территорией Соляной Пустыни. После того, как он
перестал двигаться, от него начали исходить молнии, которые серьезно
начали влиять на магнитосферу планеты и погоду в том районе, где он
сейчас находится. Также мы смогли узнать некоторые характеристики
корабля. Один километр в длину, девяносто метров в ширину и высоту.
Ничего другого о них мы не узнали.
— Проклятье, — сказал президент, так как его нервы за эти сутки уже
начали шалить. Когда он получал этот пост, его к такому не готовили. —
Вы пытались с ними связаться?
— Да, господин президент, — последовал незамедлительный ответ. —
Радиосигналы на всех частотах и языках, Азбука Ал`хоза, световые
сигналы. Никакого ответа. Вообще.
— Может они нас просто не понимают? Они совершенно другая раса,
— сказала глава науки. Эта женщина уже порядком всем съела нервы,
говоря про "Первый Контакт" и дальнейшее сотрудничество.
— Даже если так, они могли послать простейший сигнал о том, что
они нас хотя бы слышат. Однако они не отвечают. Также ими не был
предъявлен ультиматум. От них вообще никаких сигналов не исходило.
— Или вы их просто не уловили. Господин президент, у них может
быть совершенно иной способ связи. Мы их могли просто не уловить.
— Хватит уже говорить про то, как вы, Ар`ла, хотите вступить с ними
в контакт, — не унимался глава обороны. Ему женщина съела нервов
больше, чем кому-либо еще. — Господин президент, мы не можем больше
ждать. Если они продолжат свои манипуляции с магнитосферой, это может
возыметь плохие последствия. Необратимые.
— Насколько плохие? — уточнил президент.
— Катастрофические изменения в климате. Это может быть как
ураганными ветрами, так и ослаблением магнитосферы. И тогда нашу
планету просто испепелит солнечными бурями. Наша планета превратится
в радиоактивный раскаленный шарик.
— Вы преувеличиваете, Ро`глик, — вмешалась "научка".
— А вы оптимистка, Ар`ла, — не остался в стороне "оборонник".
— Хватит, — рыкнул президент, успокаивая двух разбушевавшихся
индивидов. — Мы не можем рисковать и играть тут в миленьких
недоразвитых зверьков, которые будут лучится своей наивностью и
просить дружбы. Если нас тут зажарить собираются, то я смотреть на это
не буду. Ро`глик, — обратился президент к обороннику. — Берите "Тень" и
зарядите пятидесятикилотонную ракету им прямо по корпусу. Если не
поможет, то в следующий раз запустим мегатонную боеголовку, а уж если и
это не поможет...
— Вы не можете! — воскликнула научница, но президента уже было
было не остановить.
— Нет, могу, Ар`ла, и я это сделаю! Когда меня избрали, на меня
положился весь мой народ. Все! Разговор окончен! Ро`глик, выполняйте
приказ.
— Слушаюсь, господин президент, — немного веселым, но все таким
же строгим и серьезным голосом сказал оборонник.
Через три часа.
— Зиккурат, говорит Тень-один. Получен визуальный контакт с целью.
До захода на вектор запуска — одна минута, — сказал пилот "Тени". Это
был сверхсекретный проект самолета-невидимки, приспособленный для
доставки ракеты с ядерной боеголовкой.
Ударить решили по двигателю неизвестного корабля Чужих под
покровом ночи. Никто не знал, на что способна броня Чужих, потому
решили бить по самому слабому месту, как казалось генералу и пилотам.
— Тень-один, говорит Зиккурат, вас понял, — последовал пилоту ответ
от Центра. Оставалась минута до того, как "Тень" сможет выстрелить по
кораблю. Теперь надо было только долететь.
И "Тень" все-таки долетела.
— Зиккурат, говорит Тень-один. До пуска пять, четыре, три, два, один.
Пуск!
Ракета, выпав из люка, пролетела всего метр, после чего распустила
крылья, запустила реактивный двигатель и полетела прямо к кораблю
Чужих.
— Зиккурат, ракета пошла. Ухожу на сверхзвуковой.
Ответа не последовало. Все, кто присутствовал на Совете, смотрел на
тактическую карту и несколько камер с земли и космоса. На тактической
карте был корабль Чужих, точка, от которой отходил жирный пунктир,
обозначавший Тень-1 и ее путь. Сейчас Тень резко свернула влево, так как
надо было улетать, чтобы не попасть в область поражения. Однако всем
остальным было все равно на самолет. Все взгляды были прикованы к
точке, которая оставляла за собой след пунктиром и продолжала лететь
прямым путем к кораблю, зависшим над безлюдной местностью.
Время стало тянуться неимоверно медленно. Казалось, каждая секунда
длилась вечность, если не дольше. Но потом прозвучал голос оператора,
который был ответственен за ракету.
— Тридцать секунд до контакта, — волнение только нарастало.
Некоторые даже задержали дыхание, чтобы им ничего не мешало
сосредоточится.
— Что, что это? Что происходит? — начал кричать второй оператор. —
Мы теряем связь с ракетой.
— Мы теряем связь с ракетой! — уже паниковал оператор.
— Взрывайте ее, — сказал президент, но его не поняли.
— Что?
— Взрывайте ее, сейчас же! — в третий раз повторять не пришлось.
Оператор, возле которого была красная кнопка преждевременной
активации заряда, резко нажал ее.
Яркая вспышка озарила соляную степь, от чего стало светло, как днем.
Облака испарились и исчезли, ударная волна дошла до земли и стала
образовывать ядерный гриб. Взрыв произошел рядом с кораблем Чужих, за
семь секунд до контакта. Однако теперь все, кто смотрел на это, снова
затаили дыхание. Они не знали, что будет дальше. Они не знали, что
произошло с кораблем.
— Есть визуальное изображение. — голос оператора прозвучал, как
гром средь ясного неба. Грома, которого все ждали. Сам же оператор не
стал ждать разрешения показать всем видео с одного из дронов и просто
включил изображение. И тут же все, кто это увидел, удивились и потеряли
дар речи. Корабль, хоть и дымящийся от нагрева, хоть и поврежденный, все
еще висел в воздухе. Однако уже через несколько секунд, которые прошли
в полном молчании, корабль начал снижаться. Очень быстро снижаться,
каждую секунду набирая скорость своего падения. Это было именно
падение, так как ни о каком гашении скорости не было и речи.
А уже меньше, чем за полминуты корабль плашмя упал на песчаную
поверхность каменной соли, поднимая ее на десятки метров и окутывая
себя облаком из мельчайших кристаллов NaCl.
Утро. Через три часа. Место падение "Ганариза".
Сознание к капитану возвращалось очень медленно. Все тело болело
невыносимой болью, так как впечатывание в потолок, а потом в пол
здоровья точно не прибавляет. И только через несколько секунд капитан
понял, что он жив. Раз шутит, значит жив. Однако оставалась одна
непосильная задача — встать. И вот это было действительно невыполнимо.
Но капитан Брашуг не был бы капитаном "Ганариза", если не бы не
мог справится с такой задачей. Потому он все же открыл глаза и начал
шевелится.
— Ээээээээээ... Бляааааааааааааа... — кое-как промямлил капитан,
словно не выспавшийся после бурной пьяной оргии подросток.
— Капитан! — воскликнул где-то в стороне старпом. Тоже жива, что
радует. Капитана бы очень расстроило, если бы его синекожая помощница
погибла. Вообще, команда у него была разношерстная. Батарианцы,
саларианцы, турианцы, ворка, кроганы, волус и дрелл. А еще в команде
были несколько летунов, батальон "ЛОКИ" и 20 "ИМИРов". Такая
небольшая армия была вполне обоснована. Груз был более чем важен.
Нелегально добытый нулевой элемент, которого хватит на дредноут, био-
усилители, броня для всех рас, оружие почти всех разновидностей,
красный песок, хеликс, панацелин, медикаменты, уни-инструменты,
образцы оружия гетов, которое Брашуг смог добыть в боях, а также фрегат.
Все это он вез контрабандой на Иллиум, где он мог это спокойно продать.
А еще было оборудование для клонирования. Это надо было привезти в
исследовательский комплекс одного из последних батарианских ученых.
Но не сложилось. Имперцы сели на хвост тремя кораблями и Брашугу
понадобилось все его мастерство, чтобы оторваться от них. Но, как говорят
люди: "Из огня да в полымя". От имперцев оторвались, но напоролись на
отсталую расу, которая умудрилась их чем-то уложить. В нокаут.
— Гишна... — снова промямлил батар, когда увидел лицо своей
синекожей помощницы.
— Лежи. Болит что-нибудь?
— Всееее...
— Понятно. Тут у всех так. Наверное пару костей сломал, но не более,
жить будешь.
— Уником... проверь... — предложил батар, но азари была с ним не
согласна.
— Не могу, разбился от удара. А вообще, нас приложили ядерной
боеголовкой, и что-то произошло с ядром, — теперь все было понятно.
Ядерная боеголовка в атмосфере — такого не один дредноут не выдержит.
Броня еще рассчитана на попадания снарядов, у которых единственный
поражающий фактор — кинетическая энергия, а тут сразу и ударная волна,
и адская температура. Однако после такого умозаключения батара осенило.
— А... А корабль...
— Раздолбан в хлам. Мы приземлились плашмя, без торможения.
Потому улететь мы не сможем.
— Твою...
— Радуйся, — с некоторым ехидством сказала азари. — Ядро и
реактор не пошли в разнос, не зря установил предохранители. Также
атмосфера пригодна для нас, так что мы не помрем.
— Ф... Фре-г-гат...
— Про него не знаю. Но надо добраться до него. Если сможем... —
договорить азари не успела. Вдруг, за иллюминатором все, кто еще был на
мостике, услышали звук. Какой-то странный, на доли секунды
прерывающийся, а потом усиливающийся. Так повторялось несколько
десятков раз за секунду. А потом вдруг все увидели яркий луч света и
вертолет.
Гишна видела "вертолеты" только раз, когда изучала историю оружия
людей. И вертолеты как раз были очень интересной вещью. Как оказалось,
азари до вертолетов не додумались, а турианцы не пошли дальше
прототипов, быстро создав реактивные аналоги. И в том, и в другом случае
идея так и осталась идея, ведь были найдены протеанские архивы и
появился нулевой элемент. А вот люди идею развили хорошо и некоторые
экземпляры могли дать прикурить современным армиям.
Однако сейчас Гишну это не волновало. Яркий луч света светил ей
прямо в глаза. Однако сдаваться она не собиралась. Встав, она побежала
прямо к дыре в корпусе. Через несколько шагов она засветилась биотикой...
И тут же получила очередью из пулемета, подвешенного к брюху вертолета,
в котором было не меньше 50 калибров. Первое попадание пробило азари
насквозь в районе груди. Второе — в живот, третье — оторвало левую руку.
Остальные несколько выстрелов попали по стенам. От такого все, кто был
на мостике, подняли руки, а некоторые и вовсе перепутали мостик с
санузлом.
Ангар.
— Я КРООООГААААААН!!! — взревел Григ и тараном понесся на
тех тварей, что залезли в дыру в корпусе. Точнее, в потолке. При том
залезли более чем профессионально. На веревках, стреляя по всему, что
движется, спустились, попрятались среди лабиринтов ящиков и начали
планомерно зачищать ангар. Что в действительности стало большой
неожиданностью для всех, так это огнестрельное оружие у Чужих. Их пули
быстро сбивали щиты, а броня, которая была теперь не у всех, держала
выстрелы когда как. Пули у Чужих были бронебойными и легкую броню
пробивали сразу. Среднюю они могли пробить разве что из своих
пулеметов, снайперских винтовок, дробовика в упор или же поле
нескольких десятков попаданий из штурмовых винтовок. Из недостатков
такого оружия было постоянная необходимость менять магазин, но это
явно не касалось чертовых пулеметчиков, у которых магазины были
минимум на несколько сотен патронов. А уж про снайперов и говорить
нечего. Твари валили всех с одного попадания в голову, если, конечно, щита
уже не было, и только кроганы выдерживали такое. Их тяжелая броня
могла выдержать большинство попаданий, да и если пробьют — не беда.
Прочная кожа, регенерация и некая любовь к боли делала попадания не
слишком болезненными. Однако это длилось недолго.
Пока Григ бежал на тварей с дробовиком на перевес, к нему
присоединились ворка. На корабле их было несколько сотен, пережило
падение 2/3, и теперь двадцать штук этих без преуменьшения сказать
животных бежали вместе с боссом. И добежали бы, если бы не шквальный
огонь из всего, что было у Чужих. Они не жалели патронов, потому ворки
упали быстро, Чужие хорошо целились в голову, но вот Грига было не
остановить. Сверхтяжелая броня, хоть и со сбитым щитом, сделанная на
заказ на Тессии, приносила свои плоды. Пули барабанили по крогану, как
разбросанные горошины по полу, и он бежал дальше, войдя в кровавую
ярость.
Но вдруг к голове крогана прилип какой-то снаряд, а все Чужие легли в
укрытия. Кроган даже остановился и попытался снять странную фигню,
которая прилипла к левой глазнице, но вдруг прозвучал оглушительный
взрыв, который снес голову крогана на мелкие кусочки.
Вторую волну ворка добили быстро. У кого-то взорвался огнемет,
задевая остальных топливной смесью, сжигая их до костей. Кого-то
буквально рвало на части от снайперских винтовок Чужих. Кого-то
превращали в дуршлаг штурмовыми винтовками, которые были заряжены
бронебойными патронами. Чужие не знали, на что способны члены
экипажа корабля, потому они били самими эффективными патронами.
А потом Чужие пошли в атаку. Шли быстро, но аккуратно. Постоянно
стреляли, бросали светошумовые гранаты. Это очень сильно помогало им.
Да, их тоже можно было убивать, но было также видно, что они
профессионалы. Действия были слаженные и отточенные, а меткость почти
идеальная. Именно так думал Тонн Актус. Смотря в прицел своей "Черной
Вдовы", он пытался отстреливать самых хорошо вооруженных Чужих.
Однако они хорошо прятались за ящиками. На его счету сейчас уже было
пятеро Чужих, но его постоянно причесывали огнем из нескольких
пулеметов или другие снайперы, когда он делал хоть один выстрел. Менять
позицию было проблематично, так как все было либо занято, либо
пристрелят, пока добежишь.
Потому приходилось просто отстреливаться. Сделав очередной
выстрел, промахнувшись по очень верткому Чужому, Тонн решил все же
перейти на штурмовую винтовку. Однако не успел он ее достать, как к нему
в укрытие прилетела граната. Тонн только и успел, что посмотреть на нее.
Отточенные рефлексы "Бросить гранату обратно" просто не успели прийти
в действие, как фугасная граната взорвалась в четверти метра от него,
отправив турианца к Духам.
Где-то на корабле.
— Давай. — крикнул Варлин, кварианский инженер, отступник,
изгнанник и просто наемник. Его и саларианского наемника-биотика
просто зажали в конце коридора, но они не собирались сдаваться.
Саларианец быстро вышел из-за угла и кинул в коридор
сингулярностью. Это сразу же подняло троих чужих, а Варлин пристрелил
их из своего самодельного пистолета, который соперничал даже с
"Паладином". Потом в коридор полетела деформация, которая добила
последнего Чужого в коридоре. Путь был открыт и надо было действовать
быстро. Саларианец и кварианец побежали по коридору, переступив через
трупы. И только они хотели повернуть направо, как прозвучала очередь из
пистолета. Саларианцу пробило позвоночник, так как брони на нем не
было, а на личный барьер у саларианца уже не было сил, Варлину же пули
три раза пробили костюм в районе правого легкого. Он успел забежать за
угол, но только для того, чтобы упасть на пол и начать задыхаться от
декомпрессии легкого. Панацелина у него уже не было, а системы
герметизации костюма были повреждены при приземлении. У кварианца
вся жизнь пронеслась перед глазами. Не так он хотел закончить свою
жизнь. Он вообще не хотел умирать. Однако теперь все кончено. Даже если
остановить кровотечение и заделать костюм, он уже заражен, а это
приговор. Вдруг откуда-то из коридора выбежал Чужой. Варлин решил не
медлить и пристрелил тварь прямо в грудь. Чужие были обвешаны броней
из каких-то древних материалов, но это не помогало даже против легкого
оружия. А уж про подобие "Паладина" и говорить нечего.
Чужой замертво упал, а вот его собратья забежали за угол.
Послышался характерный звук выдернутой чеки и в тот же момент под
ноги Варлина прилетела граната. Не решив больше цепляться за эту жизнь,
кварианец просто закрыл глаза.
В небе.
— Говорит Зиккурат. Нам сообщили, что из корабля пришельцев
вылетел еще один корабль. Скорее всего, бомбардировщик. Все свободные
перехватчики — сбить этот корабль. Не дайте ему покинуть атмосферу. Он
может привести подкрепление.
— Вас понял, Зиккурат. Стая-один, два и три — летим за кораблем
пришельцев.
Каким образов небольшой корабль смог уцелеть при падении — так и
осталось загадкой. Однако теперь у истребителей, которые летали вокруг
места падения, полетели за небольшим, по меркам сбитого корабля,
летательным аппаратом.
— Гони! ГОНИ, СУКА! ВЗЛЕТАЙ!!! — орал над ухом пилота-
саларианца батарианец. Он и еще несколько парней и азари, включая
дрелла и волуса, смогли запустить чудом уцелевший фрегат, в котором даже
пробоин не было. Вылететь они тоже смогли, через дыру в корпусе, но вот
улететь с планеты они почему-то не спешили.
— Не могу. Недостаточно мощности ядра. Нужно время, —
протараторил пилот, ем вызвал обильное сквернословие у батарианца.
— ТВОЮ КРОГАНСКУЮ МАМАШУ ХАНАРСКИМИ
ЩУПАЛЬЦАМИ И ТУРИАНСКИМИ ПЬЯНЫМИ ОФИЦЕРАМИ!!!
БЫСТРЕЕ!!!
— НЕ ОРИ, ТВАРЬ! Я... — саларианец уже сам хотел облить на
неадекватного из-за оторванной руки и панацелина четырехглазого, как
вдруг фрегат хорошенько тряхнуло. — Черт! Нас подбили. Третий
двигатель вышел из строя, но у нас еще есть возможность уйти.
— ГОНИ, ЧТО ЕСТЬ МОЧИ, СУКА!!! — орал батар. Все же шок, да
еще и передозировка панацелином давали о себе знать с не лучшей
стороны.
Саларианец же продолжил лететь дальше. Сейчас скорость фрегата
была не сильно выше скорости реактивных истребителей Чужих. Хотя те
все же представляли опасность ракетами. ПОИСКи пилот не мог
использовать, чтобы вся энергия шла на ядро.
Вдруг радар показал, что по ним запустили три ракеты. Саларинец
уклонился от первой, потом от второй, но вот третья все же взорвалась об
бок.
— Пробоина в ангаре. Некритическая, все еще можем лететь, —
однако к вящему разочарованию пилота, радар заметил еще один
неопознанный объект прямо перед ними. И скорее всего это был не
самолет, а боевой беспилотник, так как он слишком отличался от
остальных.
Проанализировав это за секунду салар решил уйти влево, все равно
вокруг одна пустыня, но не успел он даже притронуться к голограмме, как
беспилотник дал очередь из пулемета. Пули из шестиствольного
пятидесятого калибра, начиненные обедненным ураном, вначале просто
попадали по иллюминатору, так как щиты были неисправны, оставляя
следы из маленьких трещин, но потом, после нескольких десятком
попаданий практически в одно место, пробили иллюминатор. Одна пуля
попала по пилоту, убив наповал, от чего фрегат так и продолжил ровно
лететь. А в следующий миг беспилотник врезался на полной скорости в
дыру в иллюминаторе, после чего взорвался уже в нем, уничтожив мостик.
Таких повреждений фрегат уже не выдержал и начал снижаться, а затем и
вовсе падать с высоты полтора километра. Через несколько секунд он
столкнулся с соленной поверхностью пустыни, пропахал небольшой овраг
и остановился, больше не в состоянии взлететь.
Через неделю.
— Итак, давайте кратко и обо всем. Что у нас есть в итоге? — спросил
президент, когда пришла пора узнать об итогах произошедшей неделю
назад операции.
— Что же, — начала ученый. — В следствии операции, мы получили
настоящий кладезь.
— Охрененный такой кладезь! За этот кладезь, к вашему сведению,
полегло восемьдесят процентов тех, кто участвовал в штурме. И это нам
еще повезло, что у половины тех пришельцев просто не было брони с
собой. Как я понял, они ее одеть не успели, когда мы прилетели. И это,
мать вашу, один корабль! — не выдержал оборонник. Уж слишком много
парней полегло при штурме корабля.
Вообще, он уже понял, что им хорошо так повезло. Половина экипажа
корабля погибла при посадке, вторая поголовно была покалечена, и в итоге
только четверть могла нормально держать оружие и сражаться против сил
рэлой. Да и те просто не успели надеть броню, которую не каждое оружие
пробьет и не сразу. Легкую еще можно было бронебойными патронами, но
вот с той, что потяжелее приходилось тяжко. Однако рэлой повезло —
арсенал с этой броней был разрушен при посадке, а ангары, в котором тоже
обнаружили броню, были захвачены спецназом одним из первых. Потому
многим пришельцам пришлось сражаться в "гражданской" одежде с
оружием, которое хранилось при них, но и те сражались достойно. А еще
эти колдуны с синей магией... По другому генерал не мог назвать странное
свечение, которое создавали некоторые пришельцы и которое было
способно разорвать несколько солдат за раз. И итоге из 300 отборных
бойцов вернулось 35. И теперь генерал очень надеялся, что это того стоило.
— Но технологии... — начала взволнованно ученая, так как не
ожидала, что генерал будет так зол.
— Да, да, да. Превышают наши на десятки, а то и сотни лет. Знаю я.
Просто цена за это уж слишком велика.
— Я понимаю. Но поверьте, это того стоило. Энергетика, вооружения,
космические полеты, медицина, информатика, и даже манипуляция
гравитацией как с помощью особых приспособлений, так и отдельными
личностями. Это все теперь у нас и мы сможем этим воспользоваться.
Также мы уже занимаемся способами сверхсветовых перелетов. В общем, у
нас очень, очень и очень много работы. Боюсь сегодняшнего
финансирования нам не хватит...
— Ну начинается... — закатил глаза глава казначейства. Ему ученый
уже не первый год мозги съедает по поводу бюджета на науку.
— Финансирования вы получите. Возможно, даже неограниченное. У
меня только несколько вопросов. Вы сможете понять, как там все работает
и повторить это? — строго спросил президент.
— Да, господин президент. Мы смогли заполучить несколько десятков
пленных. Они сами смогли создать языковую матрицу и теперь помогают
нам.
— С чего бы это? — удивился оборонник.
— Мы пообещали отпустить их, когда они объяснят нам все свои
технологии. Однако спешу заверить, что ничего такого мы делать не будем.
Как оказалось, они — пираты и контрабандисты. Космические, разумеется.
Их никто не будет искать, так что мы просто убьем их, когда от них не
будет проку.
— Понятно. Спасибо, — поблагодарил президент, разрешив ученому
сесть. — Что же, господа. Дела приняли неожиданный поворот. Мы теперь
знаем, что не одни в галактике. У нас есть живые представители
нескольких инопланетных рас. Мы имеем огромный кладезь технологий,
который толкнет нас на сотни лет вперед. Вряд ли мы все этого ожидали,
когда вступали на посты после выборов. Но теперь не время отступать.
— Будем сообщать народу об этом случае? — спросил глава
информации.
— Да. Скрыть это мы не сможем. А вот если начнем использовать
технологии на благо общества, выйдем в космос, начнем колонизировать
другие планеты, а в придачу еще и создадим образ угрозы из космоса, то на
переизбрании мы будем более чем спокойны. Народу будет не до выборов,
если загрузить их работай и показать, что эта работа приносит плоды, —
после этого президент и все главы начали обсуждать детали, которые не
терпели отлагательств. Начиналась новая эра для расы рэлой.
Глава 13.
Через четыре года после "вымирания" батарианцев на Омеге. 2170
год. Цитадель. Зал Совета.
— То есть вы все же решили продлить торговый договор? — спросил
Варлеон у Шалии. А спрашивать было о чем.
После того, как она стала членом Совета, отношения с Империей
стали резко улучшаться. Если Дрисса просто ненавидела Империю и
двигала всё к войне, отказываясь от любого сотрудничества с ларконами и
драконидами, то вот Шалиа просто светилась пацифизмом и добром. Уже
через месяц стали подписываться торговые договоры. Только вот ожидания
всяких там далатресс и матриархов не оправдались. Они надеялись, что
Империя поделится технологиями искусственной гравитации и СС-
перелетов без НЭ, но ничего не вышло. И тут дело было не в Варлеоне или
Джиргисе. Все дело было в законах Империи. Технология искусственной
гравитации и СС-двигателей, как и еще куча технологий были "Военными
Технологиями", а их продажа строжайше запрещалась имперскими
указами, против которых Варлеон был бессилен. Но все нашлось, чем
можно торговать. Империя стала поставлять Азари, Иерархии и
Саларианскому Союзу компьютерные технологии и программное
обеспечение, особые и доселе никому неизвестные сплавы в малых
количествах, некоторые виды медикаментов, удобрения и продукты своего
сельского хозяйства. Также Империя начала на заказ производить
некоторые компоненты машин и гражданских космолетов. На этом
сотрудничество с Советом заканчивалось. А вот с Альянсом Империя
дружила. Огромные имперские вливания в колонии Альянса, такие как
Иден Прайм, Ферос, Терра Нова и еще несколько десятков колоний
помогло этим планетам расти прямо на глазах. В обмен Империя получала
заправочные станции для разведчиков с Терминуса, долю с добычи
ресурсов, а также некоторые газовые гиганты для добычи гелия-3. В итоге,
Альянс получал огромные инвестиции в колонии, а Империя — сырье. С
другими расами Империя так не дружила, потому что те все еще не
доверяли ей. А вот Альянс был только рад заиметь себе такого партнера.
Но все когда-нибудь заканчивается. Как и закончился срок пробного
договора.
— Да, — ответила азари. — Торговля между нашими расами принесла
большую выгоду всем нам. Однако на этот раз нам бы хотелось включить в
договор еще одну расу.
— Вот как? — удивился Джиргис.
— Да. Пригласите посла Паршоха, — попросила азари и тут же из
дверей в зал Совета вошел посол Батарианского Протектората. Варлеон
едва ли сдержался, чтобы не высказать все, что он думает. Удина также не
решил что-либо говорить. Не хватало еще прослыть "дипломатическим
нытиком". А вот Шалиу и Паршоха уже радовало, что и имперцы, и
альянсовец молчали. Это означало, что за пять лет, после войны Империи с
Гегемонией, первая все же успокоилась.
— Добрый день, советники, — отвесив легкий поклон, сказал
батарианец, после чего посмотрел на имперцев.
— Можно я задам вопрос? — спросил Джиргис, обращаясь к Совету.
— Конечно, посол Джиргис, — ответил Квентиус, вместо Шалии.
— Что ОН делает здесь?
— Ч-что? — не понял Паршох. Совет так вообще потерял дар речи.
— Что слышал, четырехглазый. Как я понимаю, это его вы решили
вписать в договор? Ну тогда ответ нет, — сказал, как отрезал, драконид.
— Поддерживаю. Мы не ведем дела с террористами.
— Мы не террористы! — тут же закричал посол, а Совет просто молча
смотрел. Всем послам было не до них.
— Вообще-то, для имперского законодательства, вы, посол Паршах,
как и весь Батарианских Протекторат, являетесь террористами. То, что вы
находитесь под патронажем Азарийских Республик, лишь дискредитирует
их самих и мешает Империи избавится от вас. Так что все по закону, —
процитировал Варлеон статью из соглашений с Гегемонией.
— Послушайте, посол Варлеон, — начала азари. — Хватит уже
считать всех батарианцев террористами и пиратами.
— А кем нам их еще считать? — удивился ларкон. — Может быть
"мирными торговцами"?
— Почему вы все еще считаете, что батарианцы все пираты,
контрабандисты и работорговцы? — не понимал посол Протектората.
— Да потому что так оно и есть, — взял слово драконид, —
Множество ваших кораблей вдруг начали появляться в Терминусе и на
Омеге. И не надо мне говорить, что они к вам не имеют никакого
отношения. Это лапша уже прогнила насквозь. В основном те
контрабандисты занимаются перевозкой нулевого элемента, оружия,
красного песка, редкоземельных металлов, био-усилителей.
— Для чего... Для чего вы это рассказываете... Мы сейчас не об этом
говорим... — посол Протектората уже понял, что это конец. Да,
Протекторат начал заниматься контрабандой. Это надо было Республикам,
так как деньги были немалые. Да и волусы подключились к этому бизнесу.
А теперь Империя уже знает об этом и говорит в открытую перед Советом.
— А для того, чтобы Совет понял, почему у нас к вам такое
отношение. Вы просто легализированное на политическом уровне сборище
контрабандистов и наркоторговцев, и ни я, ни Варлеон, ни Императоры не
видим смысла сотрудничать с вами. Вам это понятно?
— Д-да... П-предельно... — промямлил батарианец.
— Вот и славно. — холодно ответил Варлеон, — Итак, советники.
Кажется, мы отвлеклись. Вы хотели продлить договор?
— Да, однако, как мы понимаем, Батарианский Протекторат включать
в договор вы не намерены, — подытожила Шалиа.
— Совершенно верно, советница, — ответил Варлеон и всем
пришлось признать этот факт.
* * *
Скопление: Омега. Система: Сарабарик. Орбита планеты Урдак.
Дредноут Империи "Следопыт".
Вообще, "Следопыт" не был дредноутом как таковым. Он был
километр в длину, однако не нес какого-либо вооружения. Его главной
задачей было слежение и шпионаж. И для этого он был укомплектован по
последнему слово техники.
Почти все пространство занимали сервера и спец аппаратура. Экипаж
состоял из 500 разумных, при чем 450 были симбионтами. Также корабль
был увешен всевозможными антеннами и сенсорами для улавливания даже
очень слабых сигналов. И в довершение, у него была новейшая стелс-
система — сенсорная и визуальная невидимость.
И вот сейчас "Следопыт" следил за самой большой кучей дерьма в
известной галактике — Омегой. Контрабандисты, наркоторговцы, пираты,
наемники, подпольные банки, продажные чиновники и политики,
мегакорпорации — все эти личности были связаны между собой и всей
остальной галактикой одной важной вещью — связь. Экстранет, "телефон"
и тому подобные вещи. Таким людям нужна была связь даже больше, чем
деньги, потому что без связи денег не заработаешь. Именно с помощью
связи продажные чиновники сообщали контрабандистам, как можно
провезти товар, минуя таможню, политики и мегакорпорации нанимали
наемников и убийц, пираты договаривались о сбыте товара, наркоторговцы
получали крышу от каких-нибудь политиков в обмен на долю и
договаривались с ними же о территориях продажи, подпольные банки
совершали самые немыслимые махинации, отмывали коррупционные и
грязные деньги, хранили деньги "на черный день" и для "личного
пользования" тысяч очень важных личностей, совершали махинации на
биржах, хранили краденное, включая благородные металлы и драгоценные
камни. Все это кружилось в нескончаемом водовороте жизни. Грязной,
пропахшей смертью и дерьмом, отвратительной для цивилизованного
общества жизни. И вот сейчас симбионты, подключенные к антеннам и
сенсорам, и имеющие огромные вычислительные мощности,
перехватывали каждое сообщение с помощью несколько десятков дронов,
которые были спрятаны вокруг и в Омеге, каждый канал связи, каждую
переписку и каждый денежный перевод, которые проходили не только на
всей Омеге, но и во всей системе Сарабарик. После этого симбионты за
доли секунды проверяли собеседников, откуда идет звонок, записывали
разговор и собирали на всех них досье. Результаты были колоссальные в
первые же часы, не то что за сутки. Благо, сервера были достаточно
объемные, чтобы вместить ТАКИЕ объемы информации, однако за две
недели их объем подходил к концу.
Перехват сообщения.
От: Шарль "Депутат" де Ломенсен.
Кому: Алиха Т`Сини. Капитан таможенной полиции Нос-Астры.
1 тонн красного песка. 5 тонн кокаина.
От: Алиха Т`Сини. Капитан таможенной полиции Нос-Астры.
Кому: Шарль "Депутат" де Ломенсен.
Нос-Астра. Док F14. Через семь суток. 23:15. 100 000.
От: Шарль "Депутат" де Ломенсен.
Кому: Алиха Т`Сини. Капитан таможенной полиции Нос-Астры.
Согласен.
Перехват звонка.
Опознание голосов.
Матриарх республики Наризия Алиша Т`Ризини (азари)/
контрабандистка Улина Т`Редиса (азари).
— Алиша, рад тебя слышать. Мы тут решили провезти кое-что на
Тессию. Поможешь?
— Улина. Для тебя, крошка, все что угодно. Что там за груз?
— Ты слышала про героин?
— Героин? Да, человеческий наркотик. Ты решила его провезти?
— Да. Но сама знаешь, что с налогами на человеческие наркотики. Не
сильно я хочу платить сорок процентов, сама понимаешь.
— Жадность тебя погубит, крошка.
— Ну-ну, дорогая. Уже пятьдесят лет так работаю и все еще жива.
— Понятно. Сколько там?
— Пять тонн. Люди открыли лабораторию кое-где. Ну так когда
подвозить?
— Давай через две недели. Ровно в три часа в времени Наризии. Думаю
все остальное ты знаешь, крошка.
— Да. Сколько тебе?
— Двадцать процентов.
— Мммм... Давай пятнадцать. А еще пять я... Отработаю... У тебя
дома... У тебя ведь ремонт уже закончили?
— Да, крошка... Хм, что же, если так, то... Только наденешь то
фиолетовое платье... Оно тебе очень идет...
— Для все что угодно, моя прелесть.
Банковские переводы.
Бирлон Ворг (волус)/ Казначей (личность: не установлена; раса: не
установлена) — 10 000 000.
Арша Т`Раклин (азари)/ Казначей (личность: не установлена; раса: не
установлена) — 15 000 000.
Ариса Т`Раклин (азари)/ Счетовод (личность: не установлена; раса:
не установлена) — 10 000 000.
Нассана Дантиус (азари)/ Пинге Лон (волус) — 30 000 000.
Ария Т`Лоак (азари)/ Финансист (личность: не установлена; раса: не
установлена) — 45 000 000.
Лизель Т`Лоак (азари)/Пинге Лон (волус) — 70 000 000.
Лиркеса Морлуен (саларианец)/Казначей (личность: не установлена;
раса: не установлена) — 15 000 000.
Джордж Хлескис (человек)/Пант Рон (волус) — 5 000 000.
Вирнар Гиртис (турианец)/Пант Рон (волус) — 5 000 000.
Пар`хаш Гархон (батарианец)/Казначей (личность: не установлена;
раса: не установлена) — 5 000 000.
Перехват чата.
Ария Т`Лоак/Лизель Т`Лоак.
[21:00]А: Привет.
[21:05]Л: Привет. Как ты там?
[21:06]А: Как обычно. Я хотела поговорить.
[21:07]Л: О чем?
[21:07]А: Кто такой Тлейн?
[21:10]Л: Как ты узнала!?
[21:11]А: У меня свои источники, ты же знаешь.
[21:12]Л: Он просто друг.
[21:12]А: Правда?
[21:13]Л: Да!
[21:14]А: Что-то мне не верится, что дрелл может быть просто
другом. Твой папа точно им не был.
[21:15]Л: О, Богиня. Хватит! Тлейн — просто друг.
[21:16]А: Я не верю. Сколько раз у вас уже было?
[21:16]Л: МАМА!!!
[21:17]А: Сколько.
[21:20]Л: 3 раза. В неделю.
[21:20]А: Ну ладно, терпимо.
[21:21]Л: То есть ты не против?
[21:21]А: Нет. Он ведь тебе стихи пишет.
[21:21]Л: ТЫ ЧИТАЕШЬ МОИ ПЕРЕПИСКИ о_О!?
[21:22]А: Да. Ты ничего против не говорила.
[21:23]Л: Ну, мама...
[21:23]А: А что, это ради твоей же безопасности.
[21:24]Л: Безопасности!? Ты следишь за моей личной жизнью!
[21:25]А: А ты против?
[21:25]Л: ДА!
[21:26]А: Ну ладно. Камеры в твоей квартире не буду ставить.
[21:27]Л: О, Богиня...
[21:28]А: Ты моя единственная дочь.
[21:30]Л: Я знаю. И я знаю, что ты за меня волнуешься. Но
пожалуйста, дай мне пожить своей жизнью. И скажи своим парням,
чтобы они прекратили за мной следить. Тлейна это нервирует.
[21:30]А: А он заметил слежку?
[21:31]Л: То есть она все же есть!?
[21:35]А: То есть ты меня только что провела, да? Моя девочка.
[21:36]Л: Сколько можно уже? Ты уже переходишь всякие рамки!
[21:37]А: Не закипай.
[21:39]Л: Что значит не закипай!? Сколько можно меня
контролировать!? Если ты Королева Омеги, это не значит, что ты
королева во всем. И уж тем более ты не королева на Иллиуме. Думаешь, я
туда просто так улетела?
[21:40]А: Ты там поступила в университет.
[21:42]Л: Я его уже закончила. И вообще-то, я уже нашла работу!
[21:43]А: Я знаю.
[21:44]Л: Понятное дело, ты знаешь! Ты следишь за мной!
[21:45]А: Ну все, все. Хватит. Потом поговорим. Я как раз на Иллиум
собиралась.
[21:45]Л: Ты летишь сюда?
[21:46]А: Да. Надо ведь познакомится с Тлейном.
[21:47]Л: О, Богиня...
[21:48]А: И еще, я вот решила спросить. Что это за знак такой?
[21:49]Л: Какой знак?
[21:52]А: о_0?
[21:53]Л: А, этот.
[21:54]А: Что это такое?
[21:55]Л: Это знак.
[21:56]А: Что за знак? Оскорбление какое-то?
[21:56]Л: Нет. Это удивление.
[21:57]А: Где там удивление?
[21:57]Л: Ну, я даже не знаю, как объяснить.
[21:58]А: Ты что, наркотики принимаешь? Где там удивление?
[21:59]Л: Все. Я в душ.
[22:00]А: Лизель?
Реальное пространство.
— Добрый день, адмирал Агоз. — поприветствовала драконида
голограмма ларкона, который был просто аватаром одного из симбионтов.
Агоз сейчас приехал с инспекцией, а также забрать данные с серверов и
установить новые.
— Добрый день, — поприветствовал адмирал голографическую
проекцию. — Давайте вкратце, что вы тут интересного нашли.
— Достаточно много адмирал. Собраны досье на пятнадцать
матриархов азарийских республик. Нами доказано, что они пришли на свои
посты обманным путем, многих финансировали очень влиятельные
пираты, а также Ария Т`Лоак, — сразу же начал объяснять симбионт, пока
его проекция и сам адмирал начали медленное идти по коридорам. Старая
привычка адмирала слушать на ходу была известна всем. — Они все
закрывают глаза на контрабанду наркотиков и оружия, и в какой-то степени
сами организовывают каналы нелегальных поставок. Также нами собрано
досье на семьсот тридцать три средних и высших офицеров таможенной
службы нескольких портов Иллиума. Там вообще мрак, думаю надо будет
поставить "Следопыта" и там. Еще мы смогли найти дочь Шалии
Т`Ригаши. Она работает в "Загробной Жизни" стриптизершей и
проституткой, имеет наркотическую зависимость от кокаина и часто
работает за дозу. Нам стало известно о том, что семь саларианских
далатресс берут большие взятки, отмывают и хранят деньги в нескольких
крупных банках Омеги. Батарианский Протекторат начал занимать прочные
нелегальные позиции на биржах Иллиума и Цитадели. Они используют
взятки и ВИ-программы для больших заработков. А еще мы узнали, что
адъютант Арии, Игорь, агент "Цербера". Притом он им был с самого
начала, еще до того, как прибыл на Омегу.
— Вау, — только и смог выдавить из себя драконид. Он конечно много
чего видел и слышал за свою жизнь, но чтобы столько... Теперь он точно
знал, что проект "Следопыт" не только не закроют (все же он был
экспериментом), да еще и приумножат.
— Понимаю ваше удивление, адмирал. Мы сами сильно удивились,
когда начали получать столько данных. Так что вы можете спокойно
доложить императорам, что проект удался.
— С удовольствием сообщу. Лично сообщу.
* * *
Рогнос. Дворец Императоров.
— Таким образом, Ваши Величества, можно считать проект
"Следопыт" полностью оправданным и удавшимся, — докладывал адмирал
Азог со своего корабля. Весь совет министров вместе с Императорами
слушали его голограмму. — Также настоятельно советую отправить
"Следопыта" на Иллиум, для слежки за тамошним сбродом.
— Хорошо, адмирал. Данные, полученные со Следопыта, мы изучим,
— ответил Найт. — Благодарю, адмирал. Удачного дня.
— Спасибо, — коротко ответил адмирал и голограмма исчезла.
— Ну а теперь, господа, — взял слово Джагор. — Что у нас по проекту
"Вихрь"?
Проект "Вихрь" был одним из приоритетных у ученых Империи.
Смысл его заключался в манипулировании гравитацией отдельными
личностями на подобии биотики, но без самой биотики и нулевого
элемента. Просто создание и манипулирование гравитационными
аномалиями. Тут же пришли к идеи использовать специальные
экзоскелеты. И тут же поняли, что его смогут использовать только
дракониды. После этого стали решать проблемы, думать, разрабатывать,
чертить, собирать и наконец пришло время испытаний.
— Проект на стадии испытаний, — ответил министр Григ. — Три года
напряженных работ и результат того стоил. Думаю через год испытания
закончиться окончательно и мы сможем начать серийное производство.
— Все проходит нормально? — поинтересовался император ларкон.
— Ну... У нас не обошлось без... эксцессов...
— Так, господа. Испытание "Вихря" номер один-дробь-три.
Начинайте! — произнес ученый дракониду, который был за прочным
стеклом и уже был готов к начинать.
Приняв стойку, драконид отвел правую руку назад, готовя назад, а
затем резко дернул ее вперед, чтобы послать "заряд" грави-удара. Однако,
когда рука остановилась, произошла гравитационная дестабилизация,
которая оторвала руку дракониду по локоть, а сам испытуемый подлетел
и несколько раз крутанулся вокруг своей оси, и только потом упал на пол.
Сами же ученые просто охренели от большого такого пятна крови
драконида на стекле. Благо, медики были за дверью и уже спешили к
бедняге.
— Итак. Испытание "Вихря" номер три-дробь-семь. Начинайте! —
сказал ученый уже заученную фразу и новый драконид, встав в стойку,
поднял с помощью своих манипуляций металлический ящик весом в тонну.
Но как только драконид решил его отбросить, чтобы он отправился в
свободный полет, ящик полетел к дракониду. Испытуемый даже не успел
среагировать, как ящик врезался в него и впечатал беднягу в стекло, от
чего то покрылось трещинами. Однако драконид был еще жив, потому
врачи уже спешили на помощь.
— Таааааак... Спокойно... — глубоко вздохнув, ученый все же решил
начать. — Испытание "Вихря" номер пять-дробь-одиннадцать.
Начинайте! — драконид за углом сразу же сделал несколько движений и
начал собирать между двух рук гравитационную бомбу. Это было подобие
сингулярности у биотиков, но только без самой червоточины. Главное
смысл — это запульнуть ее в противника, где она дестабилизируется и
взорвется гравитационным пузырем — стеной, которая будет
расширяться несколько секунд во все стороны, отталкивая и разрушая все
на своем пути. И все как бы началось хорошо, аномалия вылетела, но вдруг
остановилась и полетела в испытуемого. Он не медлил и успел взлететь, а
"бомба" попала в стекло, за которым прятались ученые, и разбило его на
мелкие кусочки. Как и часть стен вокруг этого стекла.
— Мда... Но, главное никто не погиб. Так что с "Вихрем" мы работаем,
— заверил всех ученый.
— Хорошо. Теперь о другом, — начал драконид-император. — Что там
с нашими биотиками?
— С этим намного лучше. Первая партия из пятисот ларконов
находятся на улучшении. В них уже внедрен нулевой элемент, теперь их
организмы приживаются к нему. Через неделю их уже можно выводить из
комы. Также мы уже разработали программу генных улучшений, с
помощью которых биотика станет наследственной. Однако пока что
внедрять это я бы предостерег.
— Конечно, — поддержал Найт, — Нам еще надо понять, получилось
ли у нас, а также разработать био-усилители и методики тренировок. В
общем дел много. Что же, с этим тоже разобрались. А теперь вопрос по
Декруну. Как обстоят дела с колонистами и... общегалактическим мнением?
— Первая партия колонистов из пяти тысяч драконидов и пяти тысяч
ларконов проходят генные и анатомические улучшения для адаптации к
жизни в высокой гравитации. А вот с общегалактическим мнением...
Мистер Джирд? — посмотрел ученый на главного дипломата.
— Спасибо. В общем, по поводу Декруна азари бушуют, как могут.
Хотя, если быть точным, они над нами ржут во всю глотку.
— Вот как? — удивился Джагор. — С чего бы это?
— Лучше мы все на это посмотрим, — как только Джирд сказал это,
он немного поколдовал с клавишами возле своего места. В кабинете погас
свет и зажегся экран, на который тут же устремились все взгляды.
[Заставка вместе с эпичной музыкой]
— С вами шоу "Галактическая Политика" и с вами снова я, Шания
Т`Рониси. Мы говорим в открытую о том, о чем остальные говорить
боятся, — вещала азари, и одновременно одна из самых
высокооплачиваемых ведущих ток-шоу с политическим уклоном. — И
сегодня одна из наших главных тем — передача Империи планеты под
название Декрун. Что же мы знаем об этой планете? Морлис, вам слово,
— камера переключилась на саларианца, который тут отвечал за науку.
— [Морлис Салиус, эксперт] Декрун был открыт совместной
экспедицией элкоров и азари около ста тридцати лет назад. Эта планета
с азотно-кислородной средой, считается планетой-садом. Однако самое
уникальное в ней — это ее гравитация. Она практически равна гравитации
Декууны, родного мира элкоров.
— То есть элкоры могут спокойно там жить? — спросила Шания.
— Совершенно верно. Колонизация другими расами выйдет в очень
круглую сумму. Особенно — на генераторы эффекта массы для
колоссальных площадей.
— Чем еще примечательна планета?
— На самой планете большое количество руд и минералов. Также она
находится в системе, которая имеет два пояса астероидов. В основном
там астероиды с большим содержанием вольфрамовых, железных,
литиевых и платиновых руд.
— И теперь все это принадлежит Империи, так?
— Да. Элкоры продали систему в обмен на десять процентов
ресурсов, которые будут добыты в системе.
— Что же, это мы выяснили. Однако самое большое удивление у нас
вызвало заявление о том, что Империя уже собирает партию колонистов
для отправки их на Декрун. [возмущенные возгласы из толпы сидящих]
— Как я понимаю, ни ларконы, ни дракониды не могут нормально
жить при таких условиях?
— Совершенно верно. Они даже ходить не смогут нормально...
— На четвереньках будут ползать! — выкрикнул кто-то из зала
[бурный ржачь в зале].
— Что же, получается, что для колонизации планета не подходит.
Добыча полезных ископаемых выйдет непомерно дорого, а добыча ресурсов
из астероидов выйдет еще дороже, — подытожила Шания.
— Выходит только одно, — взял голос турианец [Варликес Гракник,
политолог]. — Империя заставила элкоров отдать им систему, чтобы
показать нам всем свое влияние. Декрун находится возле саларианской
границы, и я могу точно сказать, что получение Декруна — это акт
устрашение Саларианского Союза.
— Однако они намерены основать колонию на Декруне, — возразила
ведущая.
— Великие Духи, какую колонию!? Вы себя слышите!? Если ларконы и
дракониды будут там ползать на четвереньках, как только что верно
подметили, то да, я верю, что у них что-то получится! Но вот как-то по
другому это сделать — в жизни не поверю! Я быстрее тут голышом
просижу весь эфир, нежели они построят там колонию!
— И что это за говнюки? — спросил Джагор, когда видео все же
закончили.
— Это их "Ыкспэрды", — с сарказмом и откровенным кривляньем
сказал Джирд. — И это только то, что я все же решил показать. Если
послушать остальных экспертов в их экстранете, то всех у нас глаза
вывалятся, а барабанные перепонки — разорвутся. Над нами ржут. Хотя
почему-то мне совсем не обидно.
— Потому что смеется тот, кто смеется последним, — вписался в
разговор Найт. — А последними будем смеяться мы, когда колония станет
одной из самых преуспевающих. Уж об этом мы позаботимся.
* * *
Цитадель. Кабинет Совета.
— Что же... ГОР на этот раз... Удивила меня, — сказала Шалиа,
просматривая данные с нескольких космических дронов, принадлежащие
ГОР. Данные были более чем интересные.
— Мы сами сильно удивились.
Именно это и стало причиной сегодняшнего совещания. Дроны ГОР
умудрились войти в систему и обнаружить, что она полностью заселена.
Зеленая планета с гигантскими городами. Три газовых гиганта с десятками
станций по сбору гелия-3. Но что самое необычное — пояс астероидов,
который был превращен в, по сути, огромный защитный комплекс. Почти
на каждом метеорите средних и тем более больших размеров были
испещрены орудиями. Одни, судя по калибрам, были орудиями ПВО, а
другие были способны уничтожить дредноут. Видимо, в правительстве
расы были параноики, раз так тратились на оборону всего одной системы.
Однако это не отменяло того факта, что эта раса разумна, пользуется
эффектом массы, судя по показаниям сканеров, которые смогли уловить
кинетические щиты и большое количество нулевого элемента в технике, а
также наличие ретранслятора делало эту расу потенциальной для первого
контакта. К сожалению, как либо расшифровать их переговоры, для
создания языковой матрицы, не получилось, как и заметить их тяжелые
корабли или представителя расы. Однако это не мешало вступить с ними в
контакт.
— Да, однако меня не покидает чувство... Даже не знаю... — начал
неуверенно Квентиус.
— Что такое? — спокойно поинтересовалась Шалиа.
— Их система обороны, — ответил турианец. — Она просто
феноменальна. Гипертрофирована. Такое чувство, что у них там паранойя
по поводу своей безопасности.
— Наши специалисты тоже об этом думали. Мы пришли к выводу, что
эта раса либо была в состоянии войны с другой расой, либо воюет прямо
сейчас, — сказал Валлерн.
— Хм, может тогда повременим с контактом? — предложил
турианский советник.
— Нельзя ждать. Нам надо укрепить свои позиции. Если у этой расы
есть такие мощности, чтобы создать такую оборону, то они очень
пригодятся в Пространстве Цитадели, — не унимался саларианец.
— Хорошо. Думаю, вы правы, — согласился Квентиус.
— Тогда давайте подумаем, кто вступит в контактную группу, —
предложила Шалиа и все трое стали обсуждать кандидатуры для первого
контакта с новой расой.
Глава 14.
Скопление: неизвестно. Система: неизвестно.
"Путь Предназначения" вышел из сверхсвета на краю системы, в
которой и была обнаружена неизвестная раса, но дредноут не стал
продвигаться дальше. Вместо этого корабль остановился, отключил щиты и
стал посылать мощные сигналы на азарийском языке. Там были
простейшие разношерстные фразы, по которым можно было составить
языковую матрицу.
— А теперь только ждать, — сказала Ориса Т`Шила, которую вместе с
Неорусом Григом и Варлитом Горнигом избрали для первого контакта.
— И как долго? — спросил саларианец.
— Не знаю, — не стала врать азари. — Но раса достаточно развита,
потому это только вопрос времени.
— Да, раса развитая, — начал турианец. — Но вы точно уверены, что
это не их родная система?
— В смысле? — не поняла Ориса. — Вы думаете, что здесь их
столица?
— Да, и это не лишено оснований, — продолжил Неорус. — Такая
параноидальная оборонительная система — это не просто так. Да они даже
метеоритное кольцо превратили в оборонительный рубеж.
— Вы им завидуете? — подколол турианца Варлит.
— В какой-то мере. Оборона очень грамотно поставлена, так что
атаковать их будет очень... проблематично.
— Неорус! — воскликнула азари. — Как вы можете думать о войне с
расой, с которой вы даже не вступили в контакт?
— А вы что, думаете они добрые и пушистые? — парировал турианец,
— Они военизированная раса, это видно и это факт.
— Это не факт, а теория, Неорус, — все не унималась азари.
— Вообще-то, я бы так не сказал, — вмешался саларианец. — Недавно
ГОР получила еще одни данные, которые мне переслали только час назад.
— Что ГОР узнала? — перешел к делу Неорус.
— Если вкратце, то на краю этой системы есть карликовая планета.
Диаметр — две тысячи триста двадцать километров. Однако нас привлекло
тот факт, что планета... Имеет масс-ядро.
— Ч... Ч-ч-что!? — кое-как выдавил из себя турианец. Ориса так
вообще дар речи потеряла.
— Да. Огромный сгусток нулевого элемента в ее центре наши
эксперты характеризовали именно так. Так же на планете есть несколько
сотен двигателей, на одной из сторон, которые и двигают ее. И еще на ней
есть вооружение. Очень много вооружения. Мы не знаем их
классификацию, но вот присланные ГОР фото поверхности, — саларианец,
видя замешательство своих коллег, переправил им фотографии через уники.
Около пяти минут оба прибывали в прострации, просматривая фото
поверхности, которая была просто испещрена орудиями самых разных
калибров. Также были ракетные установки и бронированные створки,
которые наверняка были защитой для ангаров МЛА.
— Да уж... Это... Неожиданно... — кое-как выдавила из себя Ориса. —
Однако... Мы все же должны проявить себя миролюбивыми расами. Хотя
бы ради того, чтобы не начать войну.
— Ну, уничтожать колонии кинетическими бомбами мы не станем, —
шутканул турианец, и это немного возымело эффект.
— Хорошо, давайте подождем. Терпение вознаграждается, —
предложила Ориса и ей никто не стал противится.
— Зафиксирована активность ретранслятора. Очень мощная
активность! — крикнула диспетчер, хотя все трое послов были как раз на
мостике.
— Что-то не так. Это возможно их флот. Приготовьтесь валить отсюда,
— приказал турианец, что все же возмутило Орису.
— Не вы тут отдаете приказы, Неорус.
— Только не говорите мне, что я не прав. "Путь Предназначения", не
смотря на всю свою пафосность, не непобедим и его вполне могут вскрыть,
как консервную банку. Особенно, если он без прикрытия, — объяснил
турианец свою позицию.
— Если мы сюда приволочем флот, то мы можем спровоцировать эту
расу, — парировала Ориса.
— Вот поэтому и приготовьтесь валить. Уж лучше так, нежели
попытаться отстреливаться и погибнут. Вот такое как раз может их
спровоцировать на войну, — турианец победно улыбнулся, решив, что уже
победил. И он победил. Аргументов против не было.
— Зафиксирован выход из ретранслятора.
Огромная, немыслимая армада начала появляться из ретранслятора. В
ней были всевозможные корабли. Дредноуты, крейсеры, фрегаты,
космоносцы, корветы. Этой армаде не было конца и она точно не имела
благих намерений. Уж слишком боевыми и правильными были построения
полторы тысячи кораблей, 60 из которых были дредноутами. Но один
корабль все же выделялся среди армады. Корабль длинной в три километра
был действительно исполином, однако он был единственным в своем роде.
Остальные корабли армады были 300, 500 и 700 метров в длину. И все это
направлялось к единственной заселенной планете.
Однако те, кто населял эту систему, не собирались просто так
сдаваться. С заселенной планеты тут же начал подниматься москитный
флот. Десятки тысяч МЛА взлетали единым роем, стремясь перехватить
идущую на них армаду. Всего с зеленой планеты вылетело немыслимое для
рас Цитадели количество МЛА — 170 000 и несколько тысяч фрегатов. И
это был еще не конец. На всех трех газовых гигантах были станции
носители. С них также стали вылетать москитный флот, и теперь еще 60
000 МЛА присоединились к этой еще не начавшейся битве. И еще 20 000
вылетели со спутника планеты. И теперь 250 000 МЛА, огромный рой
готовился вступить в бой с 1500 кораблей, большинство из которых были
крейсерами и дредноутами. Однако право первого оказалось не за ними.
Планета-батарея, как бы странно это не звучало, открыла огонь по
армаде, оказавшись за ними. Чистая биотика начала вылетать из десятка
орудий, калибром 10 метров и направляться к кораблям. Еще секунда и они
столкнулись с корпусами крейсеров и дредноутов, которые сразу же начали
раскалываться от таких ударов. Щиты были бесполезны против такого,
потому армада, застигнутая врасплох таким неожиданным ударом, начала
бомбить поверхность из масс-ускорителей. Однако болванки стали
разбиваться об кинетический щит планеты.
Однако у такой огромной мощности был свой недостаток —
скорострельность. Точнее, ее огромная медлительность. Уже как минуту
орудия молчали, наверняка просто охлаждаясь или накапливая энергию. И
это играло на руку атакующим. Они уже оставили 12 крейсеров и 3
дредноута, которые стали палить как из главных калибров, так и из
бортовых орудий. Но у батареи были и другие козыри. После еще одной
минуты непрерывных и бесплодных попыток пробить щит, на планете
открылись несколько шахт, из которых стали вылетать непонятные
объекты.
Фактически, это были ракеты. Цилиндр с закругленной головкой, пять
метров в диаметре и пятьдесят в длину, эта ракета оставляла за собой яркий
шлейф плазмы. Всего с планеты вылетело пятнадцать таких торпед,
которые направились к кораблям. Против такого корабли, отколовшиеся от
армады, решили отправить свои МЛА. Точнее, это были не МЛА, а дроны.
Именно такие ассоциации вызывали красноглазые МЛА, в которых вряд ли
можно было комфортно разместить пилота.
Этих дронов вылетело несколько сотен и те сразу же полетели
перехватывать "торпеды". Но как только они начали стрелять, сразу же
стало ясно, что торпеды просто так не сдадутся. Они имели собственные
щиты, а выстрелы дронов, хоть и были красного цвета, все же не были
лазерами, потому как щиты реагировали на них и отбивали. Сами же
торпеды продолжили лететь, не обращая особого внимания на дронов. При
том скорость у торпед была такой, что дронам надо было постараться,
чтобы догнать их.
Через три минуты полета и минус две торпеды, корабли, которые так и
не смогли пробить щит планеты-батарее, начали использовать бортовые
батареи против торпед. Это помогло уничтожить еще три торпеды, но
дальше было поздно.
Торпеда, наверняка увеличив свою массу, просто пробила корпус
крейсера и оказалась внутри него, продолжая пролетать стены и двери. И
только остановившись, торпеда перегрузила свой плазменный реактор и
весь крейсер был залит раскаленным ионизированным газом, выжигая все
вся, что там находилось. Тоже самое произошло и с остальными кораблями,
в которые попали торпеды. Шансов у них не было.
И вот к тому моменту перезарядились орудия планеты. Оставались
еще два дредноута и три крейсера, торпеды для которых были уничтожены
на подлете. Выстрелы биотикой огромной величины разорвали их на части
и теперь батарее ничего не угрожало. Однако теперь возникала другая
проблема — вся остальная армада осталась вне досягаемости орудий
батареи. Потому, к всеобщему удивлению тех, кто впервые видел это
чудовище, на планете активировались двигатели, на полную мощность
заработало масс-ядро и планета карлик медленно, но верно направилась к
армаде, которая уже подходила к поясу астероидов.
Против этой линии обороны вся армада выпустила все свои МЛА. Их
оказалось порядка 10 000 дронов, которые начали пытаться подавить
оборонные системы. Но не тут-то было. Множество батарей имели свои
купольные щиты, а также развитую систему ПВО. Орда москитного флота
"коренного" населения системы уже собрались в четыре волны по 65 000
МЛА, но в бой не вмешивались. Они ждали. Ждали, пока армада прорвется
через линию обороны. Которая уже начала обстреливать биотикой крупные
корабли. Они раскалывались от нескольких попаданий или сгорали в ярких
вспышках перегрузки ядра. Однако корабли не стреляли в ответ. Скорее
всего, просто не подошли на расстояние атаки. А вот их враг решил
открыть еще один козырь в рукаве. Несколько десятков метеоритов,
облегчив свою массу, активировали двигатели и довольно быстро
направились к армаде. Те такого точно не ожидали. Некоторые стали
разрушать строй, пытаясь спастись, но большинство стали стрелять из
главных орудий. Но стрелять по горной породе в открытом космосе было
не самым лучшим и перспективным занятием. Но не бесполезным. Три из
семнадцати метеоритов раскололись и более не представляли опасности, но
этого было недостаточно. Камни достигли своей цели. В один корабль
камень попал прямо в лоб, полностью снеся переднею треть. Второй
корабль попытался увернуться, облетев по верху, но видимо "жители
системы" это предвидели и потому корабль сразу же получил под низ
вторым камнем, летевшим за первым, от чего сразу же раскололся надвое.
И уже через несколько минут в армаде начался хаос. Метеориты
продолжали продвигаться вперед, тараня и пугая все новые и новые
корабли. Многие корабли даже стали сталкиваться друг с другом,
некоторые — бежали на сверхсвете. Однако армада продвигалась вперед.
Начав стрелять из орудий главного калибра, корабли армады смогли
уничтожить несколько крупных метеоритов, на которых располагались
самые мощные орудия. Затем остатки дронов стали просто таранить щиты
орудий на метеоритах, разряжая их. Все равно МЛА армады осталось более
17%, так как все остальные уже добиты ПВО с астероидов. Это помогло
армаде пройти линию обороны. Следующей целью была зеленая планета.
Но вот ее жители уже были готовы. Несколько секунд ожидания и
первая волна единой стеной ринулась на армаду, от которой осталось две
трети сил. На кораблях начали готовить ПВО. Сотни орудий на каждом
корабле стали готовится отбивать огромную волну москитного флота.
И когда уже ПВО готовились открыть огонь, все до единого
истребители, штурмовики и фрегаты выпустили по одной ракете. Вряд ли
они могли нанести какой-либо вред крейсерам, и уж тем более дредноутам,
однако этого и не надо было. Ракеты, летя строго прямо, начали взрываться,
когда находились уже внутри армады. И сразу же корабли, рядом с
которыми ракеты детонировали, начали отключаться. Однако это не был
ЭМИ, как могло показаться. Все, кто смотрел за битвой с "Пути
Предназначения", просто не могли охарактеризовать этот импульс, но вся
электроника армады буквально сгорала и корабли уходили в дрейф. Без
щитов и без ПВО, становясь идеальной мишенью. И вот только тогда
огромная волна маленьких одноместных корабликов стала нещадно и с
остервенением, достойной уважения, уничтожать своего врага. Десятки
тысяч ракет стали уничтожать мостики крейсеров и дредноутов, пробивать
их обшивку, а затем в полученные пробоины выстреливать ядерные заряды.
В атмосфере корабля мегатонный заряд оставлял кораблю с отключенным
аварийным закрытием шлюзов мизерные шансы. И даже, если корабль
оставался в строю, то вот экипаж просто испарялся от немыслимых
температур.
Однако и МЛА тоже погибали. У каждого было по одной ракете, от
которых вся электроника сгорала, потому часть кораблей армады начала
стрелять из аналогов ПОИСКа или же испускать ракеты. Зенитный огонь
был настолько сильным, что МЛА гибли десятками в секунду, несмотря на
свою колоссальную маневренность и скорость. Как-будто этими орудиями
управлял не какой-нибудь ВИ, а полноценный ИИ, изучавший каждого
пилота по отдельности.
Однако это не помогало армаде. Слишком огромным был перевес в
количестве, слишком малым была сила ПВО армады. И слишком большое
было рвение у защитников системы.
А затем в бой вступила именно та планета-карлик, что уже прошла
пояс астероидов. Ее орудия были готовы, однако вместо этого планета
выпустила сотни брандеров. Они сразу же устремились к целям. Лазерные
орудия ПВО кораблей армады, которая уже явно не могла называть себя
таким величественным словом, не могли с первого раза уничтожить
камикадзе — броня была как слишком прочной, так и слишком толстой.
Только три попадания в одно место могло сделать дыру в корпусе
плазменной торпеды, и еще нужен был последний, добивающий выстрел
именно в эту дыру. Но сами торпеды не собирались лететь строго прямо.
На этот раз они уворачивались. Потому из ста тридцати торпед всего
семнадцать не долетели.
Но теперь битва была закончена. Так бы сказал любой адмирал.
Корабли в тылу армады, которые, скорее всего, являлись десантными
баржами и кораблями снабжения десанта, были уничтожены. От всей
армады осталось меньше трети кораблей. Потому о поражении подумали
все капитаны кораблей, которые стали бежать с поля боя. Они
разворачивались и пытались скрыться, но для этого им надо было либо
пройти мимо планеты-батареи, чтобы уйти ретранслятором, либо пройти
пояс астероидов, который был готов к бою. Многие капитаны выбрали
второе. Тридцать кораблей развернулись и стали идти к линии обороны
системы, прямо в сторону азарийского дредноута. Но защитники системы
не спешили отпускать своего врага. Орудия на космических булыжниках
стали стрелять в полную мощность и отступающие гибли на глазах. И
лишь один корабль успел выйти с линии огня и теперь он был в
безопасности. От орудий. Один из фрегатов быстро обогнал дредноут, а
затем остановился и развернулся прямо у самого носа послов Цитадели.
Затем фрегат открыл люк под днищем и выпустил довольно массивную
торпеду. Один метр в диаметре и десять метров в длину, ракета быстро
стала лететь к врагу. И у того возникла банальная проблема — ракета была
в мертвой зоне ПВО.
И уже через минуту ракета исчезла. Она влетела в ствол главного
калибра, пролетела до самого конца и только тогда взорвалась, раскалывая
дредноут пополам. После этого фрегат улетел, присоединяясь к добиванию
врага. А добивать было кого.
Трехкилометровый флагман все еще был в строю. На него не
подействовал импульс, а биотические заряды орудий на орбите столичной
планеты и торпеды истребителей только повредили его. Но это того стоило.
Корабль был не управляем и двигался он прямо к планете на слишком
высокой скорости. Он вряд ли мог уже остановиться.
Вот он начинает покрываться огоньками — вхождение в атмосферу
вряд ли его испепелит, однако падение на густонаселенный мир могло стать
достойной кончиной корабля. Наверняка капитан флагмана так и думал. Но
вот жители планеты с ними не были согласны.
Потому вместо падения на поверхность, корабль с огромной силой
врезался в планетарный щит. От такого корабль сплющился, а затем
взорвался от перегрузки реактора. Однако, к всеобщему удивлению
экипажа дредноута Совета, планетарный щит выдержал такую огромную
нагрузку и остался. А осколки дредноута начали, вращаясь, разлетаться по
орбите, больше не представляя угрозы. Разрушение флагмана ознаменовала
конец битвы. Победа была за жителями системы.
Кто бы мог подумать, что мы прилетим в систему прямо пред
началом битвы. Битвы, которая удивила всех нас. Особенно Неониса.
Теперь мы поняли, что с этой расой будут проблемы. К ним не получится
подойти с позиции силы. Они сами имели силу и могли постоять за себя.
Однако битва также показала нам, что есть еще одна раса. Раса,
которая имела достаточно обширный флот, раз в эту систему смогла
прислать полторы тысячи кораблей.
Но что еще больше нас удивило — это технологии обеих рас. Они
были лучше наших. И вот тогда я и начала себя спрашивать. Почему
почти каждая раса, с которой мы сталкиваемся, развиты лучше нас.
Неужели война, то самое ремесло, что объединяло и Империю, и эти две
неизвестные расы — это двигатель прогресса? Странно, наверное,
слышать такое от азари, расы, которая всю свою историю до конца
пыталась решить все мирным путем. Однако именно к таким выводам я
пришла в тот день. И от этого мне становилось страшно. Страшно по
настоящему.
Из мемуаров посла Совета Цитадели Орисы Т`Шилы.
Глава 15.
Выпуск "Галактические новости".
— С вами снова Галактические новости и с вами я, Лимия Т`Лони. И
сегодня у нас настоящая сенсация! Совет Цитадели вступил в контакт сразу
же с двумя доселе неизвестными расами. И уже сегодня представители
обоих рас прибудут на Цитадель для первого контакта со всеми
известными расами. Однако, по словам посла от азари, Орисы Т`Шилы, эти
две расы находятся в состоянии войны друг с другом.
— Две расы, называющие себя "элоны" и "сайконы", с которыми мы
вступили в контакт, уже триста двадцать лет находятся в состоянии
войны. Однако обе расы, с нашей помощью, согласились на перемирие и
переговоры на территории Цитадели. Мы сделаем все возможное, чтобы
их война прекратилась и они начали мирное сосуществование с
Пространством Цитадели.
Зал Совета. Через пять дней, после контакта.
Зал Совета бушевал. Все ждали двух представителей, которые должны
были прибыть с минуту на минуту. Найта и Джагора тоже пригласили,
чтобы лишний раз улучшить отношение Совета с Империей. Шаила не
упускала возможности этого сделать.
Однако сейчас все были увлечены изучением данных по новым расам.
Точнее, изучали запись боя за одну из систем, которая принадлежала
сайконам. Особенно бой не нравился и одновременно заинтересовал
турианце и кварианцев, которые были параноиками в плане флота.
Однако еще волновались саларианцы. Они давно заметили, что масс-
технологии обоих рас превосходят технологии рас Цитадели. У элонов
орудия кораблей были мощнее в два-три раза при таких же размерных
характеристиках, а сайконы так вообще стреляли чистой биотикой и имели
где-то огромную житницу нулевого элемента. Ведь надо откуда-то брать
этот материал, чтобы сдвинуть планету с места.
Альянс волновался как всегда. Точнее, волновался Удина, так как на
эти переговоры прибыла Джессика Алоренис, президент Альянса Систем.
И теперь Удине надо было держать язык за зубами, чтобы не затмевать
собой эту дуру. Нет, Удина не был горделивым идиотом, но одно дело —
быть властолюбивым самонадеянным дегенератом, а другое — злиться на
то, что тебе мешают делать ту работу, которую ты умеешь делать лучше,
чем другие. И это не слова Донела, а слова как раз таки Джессики. Она
лично называла Удину "лучшим дипломатом человечества", а теперь сама
вставляет ему палки в колеса. Просто молодец.
Самыми натуральными пофигистами как раз были имперцы. Они
вообще не за что не волновались. Им было главное одно — чтобы их не
трогали. И благо Совет это понял и уже изменил свою позицию по
отношению к ним. Теперь же надо было убедится, что две новые расы не
станут качать права.
Вдруг двери в зал совета открылись одновременно с двух сторон. С
одной вошел сайкон, с противоположной — элон. Оба были с десятью
солдатами личной охраны, а вот с элоном был робот. Представители
обменялись самыми презрительными взглядами друг к другу, а затем
заняли места за круглым столом. После его продолжили сверлить себя
взглядами, полными ненависти и омерзения. В зале воцарилась тишина, но
нарушать ее никто не стремился. Все были заняты тем, что смотрели на
представителей двух рас.
Элоны были чем-то похожи на саларианцев. Тощее тело, кожа
бронзового цвета, глаза, похожие на глаза ящериц. Также на каждой их ноге
было по две коленке — одно сгибалось вперед, другое назад. На этом
сходство заканчивалось. Лоб был начисто отполирован, что чуть ли не
светился, между глаз было четыре ноздри, но были две и на месте носа у
обычных рас. По бокам же были расположены слуховые отверстия. Черты
лица были строгими, а мимика так и выражала серьезность и холодную
расчетливость.
Робот вместе с элоном почти копировал строение тела, только вот лицо
робота было полностью покрыто металлом, а роль "глаза" выполняла
красная линия в форме полумесяца.
А вот сайкон был немного интереснее в плане внешности. Все его тело
покрывал хитин желтого цвета с вкраплениями черных пятен. Глаза были
большие, а вот носа не было. Как и рта. Вместо него на лице гуманоида
были пара троек щупалец. Как показали первичные исследования, сайконы
чисто физически не могли воспроизводить речь большинства рас Цитадели.
Потому они сами создали языковую матрицу для всех языков рас, что
ускорило переговоры.
Однако игра в гляделки сильно надоело Шалии, потому она начала.
— Итак, господа. От имени всего Пространства Цитадели,
приветствую вас на этом знаменательном событии. Мы надеемся, что
сможем наладить отношения между нашими расами и дальнейшее
сотрудничество между ними, — как только Шалиа закончила, все вновь
уставились то на сайкона, то на элона. Но оба продолжали сверлить друг
друга, как будто хотели Силой задушить зрительного собеседника.
Получалось от слова никак.
— Я также надеюсь на сотрудничество. Хотя этот день уже испорчен.
Хотя бы потому, что Это прибыло сюда, а не разбилось где-нибудь во время
полета, — первая фраза элона была направлена на своего врага и все
поняли, что вражда между ними зашла намного дальше.
— Я тоже был разочарован, когда узнал, что на вашем куске
металлолома не произошла взрывная декомпрессия, — ответил сайкон.
Между прочим свои имена они так и не сказали, потому это еще
предстояло узнать.
— Вы заслуживаете только медленной смерти в кислоте.
— А вы заслуживаете сгореть заживо.
— Вас надобно бы в шлюз выкинуть. Голышом.
— А вас в черную дыру.
— Господа, господа, достаточно, — примирительно прервала обоих
пришельцев советница азари. — Мы здесь собрались, чтобы обсудить
мирное сосуществование между нашими видами, а не для того, чтобы
желать друг другу смерти.
— Другого им я не пожелаю даже будучи пьяным, — фыркнул сайкон,
но потом все же продолжил. — Однако вы правы. Давайте лучше начнем.
— Для начала мы бы хотели узнать ваши имена, — попросил Валерн.
— Ланшос Фнаин, — сказал элон. — Если переводить на ваш
эквивалент мой титул, то тогда меня вполне можно называть Канцлером.
— Мое имя вы не сможете повторить, советница, а переводчик
воспроизведет его, как бессвязный набор букв, — ответил сайкон. — Мой
же титул можно перевести, как Верховный Король, но вам все же лучше
называть меня Генералом. Если никто не против, конечно, — объяснился
сайкон. С именами как раз таки возникали проблемы. Конечно, у них имена
были, но их нельзя было перевести из-за другого способа коммуникации у
расы. Потому Генерал было вполне сносно.
— Конечно, Генерал, — согласилась азари. Никто против не выступил,
потому собрание можно было объявлять открытым.
— Для начала, мы бы хотели узнать, кто этот робот вместе с вами,
канцлер? — решил начать Квентиус, чтобы начать хоть с чего-то. Нельзя
было сразу предлагать им все конвенции и членство в Пространстве
Цитадели. Надо было их пощупать.
— Я уполномоченный представитель корпорации "Гинкони", —
ответил робот, чем заставил всех пятерых кварианцев напрячься. Как и
Найта с Джагором.
— Если говорить проще — ИИ, — встрял Генерал. — Самый
настоящий ИИ, который используется как Корпорацией, так и Директорией
повсеместно, начиная роботами дворецкими, заканчивая военными
кораблями. Вот этот вот робот — самостоятельная личность, как вашему
сведению.
— Вы используете ИИ!? — не выдержала Даро`Зен, хотя сейчас у всех
был тот же вопрос.
— Да. И я не вижу в этом ничего плохого, — ответил Ланшос.
— Послушайте, мы очень осторожно относимся к ИИ-технологиям, —
начала Шалиа.
— А мы не понимаем вашей боязни к ИИ, — парировал канцлер. —
Потому мы не станем подписывать вашу конвенцию по ограничению
использования ИИ.
— А у вас она есть? — вдруг встрял Генерал. Видимо разведка элонов
работала оперативнее, чем у сайконов, потому Генерал был не мало
удивлен.
— Да, Генерал. Эта конвенция обязует стороны воздержатся от
неограниченных исследований ИИ, их использования, а также...
— Где подписать? — тут же согласился Генерал. Видимо его народ не
сильно любил ИИ, потому подписать такую конвенцию было вполне
нормой. Между прочим, ее подписала и Империя, немного позже, правда,
но все же подписала.
— К этому мы потом вернемся, Генерал, — заявила азари, а затем
решила продолжить. — Теперь же мы хотели поговорить насчет флота.
— А что с ним не так? — не понял сайкон.
— Все члены Пространства Цитадели выполняют условия
Фариксенских Соглашений. Они ограничивают количество дредноутов во
флоте до количества, не превышающее количество в турианском флоте... —
уже сказал Квентиус.
— А, ну тогда вам не о чем боятся. Мы не используем дредноуты. И
крейсеров у нас тоже нет. Весь наш флот состоит из МЛА и фрегатов.
Строить другие корабли мы считаем... Нецелесообразным.
— То есть у вас нет ни одного дредноута или крейсера? — все не
понимал Квентиус.
— Да. А зачем они нужны? Строить долго, трудно, требует кучу
топлива, экипажа, и все это может вмиг исчезнуть, стоит этому кораблю
взорваться. Так что мы от них отказались. В отличии от вот этих вот
любителей химического оружия, — Генерал многозначительно посмотрел
на Ланшоса, но тот не собирался сдаваться.
— Мы начали применять химическое оружие после того, как вы
сбросили на одну из наших планет ее же спутник!
— Кажется это было после того, как вы сбросили на нашу планету
астероид! — Генерал не сдавал позиции и у него тоже было, чем ответить.
— Сразу же после того, как вы сбросили нам на головы орбитальную
станцию!
— А это мы сделали после того, как вы сбросили на нас дредноут.
— Ага, как раз после того, как вы залили нашу планету раскаленной
плазмой! — все представители, кто смотрел за этим, уже тихо офигевали от
того, что рассказывали эти двое. Сбросить дредноут, станцию, астероид,
СПУТНИК — было немыслимым злодеянием для нынешних рас. Да,
дракониды несколько раз применяли астероиды для того, чтобы
уничтожить крепости дерлов или же таранили подбитыми дредноутами
густонаселенные планеты, но вот луной... Нет, эти парни явно психи. Но
психи продвинутые. И это еще более опасно.
— Хватит! — не выдержала Шалиа. Она просто крикнула на весь зал и
оба спорящих лидера сразу же так замолчали. Потом удивленно уставились
друг на друга. А потом, со взглядом "Что это сейчас было?" повернулись и
посмотрели на азари. Та от такого даже немного замялась, но потом все
возобладала с собой. — Мы здесь обсуждаем не ваши аморальные
наклонности, а пытаемся решить ваш конфликт мирно.
— Мирно? — удивленно сказал элон.
— Решить? — продолжил сайкон.
— Да, — ответил уже саларианец. — Мы бы хотели, чтобы ваш
конфликт закончился. Это необходимо с точки зрения взаимовыгодных
отношений.
— Возможно это и будет выгодно, — ответил первым Генерал. —
Однако это невозможно. Мы слишком сильно ненавидим друг друга.
Настолько сильно, что о мирном соглашении не может быть и речи.
— Мы не просим вас подписывать мир, — продолжил Квентиус. —
Однако вы можете прекратить этот конфликт, отступив из нескольких
прифронтовых систем. Которые, в свою очередь, займет миротворческий
флот Цитадели. Обоим вашим расам будет запрещено как-либо пересекать
эту зону. Это полностью отделит вас друг от друга и конфликт
прекратиться, хоть и без мирного соглашения.
— Вы предлагаете буферную зону? — подал голос "представитель"
корпорации.
— Именно так. Нашего флота хватит, чтобы занять территории. Также
мы проследим за дезактивацией ретрансляторов, — Квентиус уже понял,
что попал туда, куда надо. Потому давил на это место.
— Только для этого вам всем понадобится отступить из прифронтовых
систем, — высказался саларианец.
— А вот с этим будут проблемы, — сказал Генерал, при том сказал он
именно то, что советники не хотели услышать. — И не потому, что я не
согласен, а потому, что все наши системы уже ушли в глубокую оборону.
Эвакуировать их будет делом неимоверно затратным и долгим. А вот,
насколько мы знаем, у элонов прифронтовые системы не заселены от слова
совсем. Почему бы им не отдать свои системы, в которых будут
располагаться корабли флота Цитадели.
— Ни за что! — воскликнул элон. И почему-то никто этому не был
удивлен. — Если уж мы отступим из своих систем, то и вы тоже должны
отступить.
— Я не говорю, что мы просто так это сделаем. Точнее, не сделаем. В
обмен на то, что отступите только вы, мы обязуемся снабжать весь
миротворческий флот Цитадели гелием-3 и продовольствием. Насколько
мы смогли узнать, наша еда подходит всем расам без исключения. Можете
себе представить, какие это будут затраты для нас? — Генерал посмотрел
на канцлера, и тот задумался. Дрон так вообще просто смотрел на
Генерала, хотя это надо было еще подумать, куда он смотрит. И только
через несколько секунд элон ответил.
— Согласен. Так и сделаем. Однако хватит ли вам, советники, сил,
чтобы контролировать такие территории? Мы оставим семнадцать систем и
еще тридцать пять вообще никак не освоены и их тоже придется
патрулировать.
— Это уже наши заботы. Главное, вы согласны, — подытожила
Шалиа.
— Я конечно извиняюсь... Пшшш... Что вмешиваюсь, однако я не могу
не спросить... Пшшш... Этот вопрос адресуется и сайконам, и элонам...
Пшшш... Ваши расы используют нулевой элемент? — вдруг подал голос
посол волусов. У этой расы было чуть больше прав, чем у остальных, так
как с Советом, с турианцами так точно, они были на короткой ноге.
— Еще как, — голос канцлера так и излучал иронию и сарказм. — Мы
оба используем его. Только вот сайконы его искусственно синтезируют.
Немая сцена. Именно так можно было назвать то состояние, в котором
прибывали все "не в теме". Волус прекратил шыпеть. Ханар стал
медленнее левитировать. У кварианцев не прекращали светится фильтры,
означающие, что у носителей костюма открыт рот. Турианец молчал.
Саларианец широко открыл глаза и молчал. Азари глубоко дышала, считала
до десяти и молчала. Остальные же вообще ничего не делали. И только
через минуту такого молчания Шалии нашлось, что ответить.
— Вы... Генерал, вы... Ваша раса... Синтезирует нулевой элемент?
— Да, — как ни в чем ни бывало начал Генерал. — На самом деле мы
его синтезировали еще до выхода в космос. Так мы и смогли выйти за
пределы планеты. А уже потом мы обнаружили протеанские руины и
поняли, что нулевой элемент есть в природе. Это нас... Немало удивило
тогда. Однако не думаю, что это такая уж и большая особенность нашего
народа. Так о чем вы хотели поговорить с нами, посол?
— Я... Я хотел... Пшшш... Поговорить о вашей экономической
системе... Пшшш... Узнать о ней побольше, чтобы в будущем... Пшшш... не
возникло трудностей в сотрудничестве между... Пшшш... нашими расами.
— Я перешлю вам наши экономические кодексы.
— Мы также, — ответил за Генералом канцлер, однако это мало
помогало всем остальным как-либо справится с шоком от сказанного
сайконом.
— Что же, теперь перейдем к другим вопросам, — предложила Шалиа
и никто не стал возражать.
* * *
Всегалактическая Информационная Энциклопедия.
Элоны.
Элоны — раса двуполых гуманоидных существ с планеты Элнис. Эта
раса очень сильно напоминает саларианцев. Их ДНК сходна на 74%,
строение органов полностью идентично, но что самое главное — элоны
имеют точно такую же скорость мышления, как саларианцы. Единственное
отличие этих двух рас — долгожительство. Саларианцы живут не больше
40 лет, тогда как элоны доживают до 130 лет. Также они являются
живородящими существами. Срок беременности у них проходит 3 месяца.
История.
Издавна элоны были стайными существами, которые передвигались
большими группами, по 5-7 тысяч особей. Вскоре они стали основывать
свои государства, которые предпочитали войну дипломатии и торговле. Это
делает историю элонов схожей с историей волусов.
Великий Перелом.
Великим Переломом элоны назвали первую и единственную мировую
войну на своей планете. Она была начата одной из самых сильнейших
стран, в которой зародилась монархия. Остальные страны, видя угрозу
своей независимости, стали пытаться развалить ее, но это привело к войне.
Спустя тридцать лет и гибели 55% всего населения Элниса, война
завершилась победой монархии. Однако и ей пришлось пойти на уступки в
сторону демократии. Так была основана Директория.
Выход в космос.
Совершив перел в соседнею систему, элоны обнаружили на одной из
планет протеанские руины и ретранслятор. Так они узнали о нулевом
элементе, эффекте массы и СС-перемещениях. После этого началась
космическая экспансия Директорией и основание корпорации "Гинкони".
Корпорация "Гинкони"
Эта мегакорпорация контролирует 35% всех отраслей экономики
Директории, полностью монополизировала колонизацию других планет и
созданием ИИ. Также только она занимается сверхтяжелой
судостроительной, химической и топливной промышленностью. На них
приходится 40% всего бюджета Директории, а сама корпорация уже
изъявила желание сотрудничать с пространством Цитадели.
Война с сайконами.
Ни одна из рас так и не сказала, как началась война между этими
двумя расами. Единственное, что о ней известно — она длится уже 320 лет
и ведется с особой жестокостью. Пытки, медицинские и генетические
эксперименты над военнопленными, массовое использование ОМП всех
четырех категорий, массовые расстрелы гражданского населения и
концентрационные лагеря являются обыденностью для обеих рас, потому
подписания Конвенции Цитадели о запрете использовании ОМП стало
приоритетом для Совета Цитадели. К счастью, обе расы согласились на ее
подписание. В данный момент война между расами остановилась. Под
эгидой Совета Цитадели была создана буферная зона, которая занята
миротворческим флотом. Однако юридически, война продолжается.
Директория.
Директория имеет уникальную форму правления. Ее парламент имеет
500 мест. 450 мест наследуется от отца к старшему сыну, 10 мест заняты
искусственным интеллектом, и еще 40 — представителями корпорации
"Гинкони", которые сменяются и ставятся по желанию Совета Директоров
любым элоном, которого корпорация предложит. Главу парламента и
правительства, канцлера, избирает среди министров сам парламент прямым
большинством. Остальные граждане права голоса не имеют.
Религия.
Элоны имеют пять основных религий, кардинально отличающихся
друг от друга, и каждая из них имеет богатый пантеон богов. Около 33 лет
назад 10 мест в парламенте занимали представители всех религий, по два
места от каждой, однако после так называемого Теократического Бунта,
религиозные конфессии были лишены права занимать места в парламенте
и были существенно ущемлены в финансовой и юридической
самостоятельности. В данный момент все пять религий полностью лишены
политического влияния, а их место в парламенте заняли ИИ.
Сайконы.
Сайконы — раса двуполых гуманоидных существ с планеты Сайкин.
Эта раса кардинально изменила представление о физиологии и анатомии.
Причиной этого является внутреннее строение организма этой расы.
Кровеносная система сайконов не имеет артерий. Все их тело пронизано
десятками миллиардов мельчайших капилляров и тридцатью двумя
кровеносными сосудами, которые можно назвать венами. Также сайконы
имеют не одно сердце, а тридцать шесть. Однако сердцем в общепринятом
смысле это трудно назвать. Каждое "сердце" сайкон — это узел из
нескольких сотен капилляров и одной вены, которые покрыты особой
мышечной тканью. Сердца равномерно распределены по всему телу. Они
находятся даже в руках и ногах. Еще одной особенностью кровеносной
системы сайконов является высокая сворачиваемость крови.
Также у сайконов нет централизованной пищеварительной системы.
Она состоит из десяти желудков, которые являются пристанищем для
нескольких десятков видов бактерии, которые помогают сайлонам
усваивать даже хитин и целлюлозу. То, что не может усвоится даже у них,
проходит через выделительную систему из двадцати почек, переходит в
мочевой пузырь и выходит из организма.
Функцию печени у сайлонов выполняет костный мозг и 300 различных
желез.
Одной из особенностей сайконов стала их способность усваивать
пищю любой хиральности, потому они могут питаться пищей любой
кухни. К еще большему удивлению, их еду, которая произрастает на
Сайкине, могут употреблять любая раса.
Такое строение организма, а также прочный хитин, которые не
уступает прочности хитина кроганов, и покрывает все тело, делает
сайконов неимоверно живучими. Они не могут умереть от кровотечения,
потеря даже половины сердец не убьет их, а разнообразие симбиотических
бактерий, вирусов и грибков делает их практически невосприимчивыми ко
многим болезням. Это позволяет им жить 300-320 лет.
Еще одной особенностью сайконов является их речевая система. Из-за
нее они не могут воспроизводить ни один из языков известных рас, а
общаются посредством особых звуков, которые легко понимают. Однако,
из-за этой системы появились проблемы с регистрацией сайконов, так как
их имена нельзя воспроизвести вслух, а перевести тем более. Поэтому,
сайконам разрешено брать себе второе имя для регистрации и
коммуникации с расами Цитадели.
История.
Сайконы не отличались стайными повадками, потому в древности они
пытались жить поодиночке. Однако фауна их планеты также развивалась и
сайконы стали объединяться в общины, которые постоянно росли. Уже
через несколько тысяч лет, когда сайконы освоили земледелие и железо,
они начали воевать друг с другом за плодородные земли. Войны случались
постоянно, но они были скоротечны, так как племенам хватало потерять
вождя для того, чтобы началась грызня за власть или же народ сдался.
Вскоре на Сайкине осталось 43 государства, управляемые абсолютной
монархией. Войны прекратились, так как на планете возобладала новая
религия, проповедующая запрет войн и единство расы. Будучи
религиозным народом, сайконы послушались проповедников и прекратили
междоусобицы так называем "Мировым Пактом", который обязывал все
страны уничтожить любого, кто посмеет начать войну. А через несколько
лет началась промышленная революция.
За пятьдесят лет, после начала промышленной революции, сайконы
вышли в космос, а через год они смогли высадиться на свой спутник, на
обратной стороне которого были обнаружены протеанские руины, а на
краю системы — ретрансялтор. После этого сайконы поняли, что они не
одни в Галактике, потому необходимо объединится в единую державу. Так
был подписан "Королевский Пакт", основавший Королевство.
Война с элонами.
Как и элоны, сайконы мало что говорят про начало или хотя бы
причины войны с Директорией. Потому остается только гадать, что стало
причиной такой жестокой и кровавой войны между этими двумя расами.
Королевство.
Королевство сайконов является федеративным союзом областей, чьих
лидеров можно назвать ярлами. Каждый ярл заповедует одной системой, а
титул передается по наследству. Именно совет ярлов выбирает лидера
Королевства, Верховного Короля, который выбирается Святым
Большинством из желающих стать королем. Король является верховным
главнокомандующим, имеет права объявлять войну, вести переговоры и
заключать мир. Кроме этого, он имеет еще ряд полномочий. Король имеет
право снять ярла с должности, однако для этого созывается "Судейский
Совет" из всех остальных ярлов, которым король обязан предоставить
весомые доказательства и объяснить причины своих действий. Сама
система государственного устройства уравнивает в возможностях короля и
ярлов, что не позволяет ни тем, ни другим злоупотреблять ими.
Религия.
Религия является одним из атрибутов жизни и менталитета сайконов.
Именно религия запрещает проливать крови при выборе короля, запрещает
междоусобицы и кровавое пришествие к власти. Сайконы никогда не смеют
противится Священному Большинству, даже если они не согласны с его
решением. Кровавый переворот всегда заканчивался казнью того, кто
посмел нарушить Мировой Пакт, с последующим переизбранием короля.
Сами же сайконы веруют во Вселенную, считая ее творцом всего
сущего и высшей личностью, которая стоит за гранью мироздания и
понимания смертных. Никаких других подробностей своей религии
сайконы не предоставили.
Глава 16.
Неделю спустя. Сур`кеш. Дворец Далатрессы.
Далатрессе было плохо. И даже очень. Мало ей было Империи со
своей генетикой и пренебрежением к законам Цитадели, так теперь
появилась еще парочка рас. Одна другой краше. Элоны спокойно
использовали ИИ, а сайконы — синтезировали нулевой элемент. Как они
это делали — оставалось только гадать, однако это объясняло, как они
могли двигать целые карликовые планеты. Нет, конечно гипотетически это
смогли бы сделать и расы Совета, если у них бы нашлось столько нулевого
элемента, а главное — желание.
Но собрание никто не отменял, тем более оно уже собралось.
— Лайрол, — обратилась далатресса к новому ГОРовцу. Старый же
умер в возрасте 41 года. — Что там по их технологиям?
— Прошу прощения, Далатресса, но чьи именно технологии?
Сайконов или элонов? — переспросил саларианец немного дрожащим
голосом. Все же это было его первым совещанием у далатрессы, а она уже
неделю была не в духе.
— Давайте элонов, — коротко попросила далатресса и саларианец тут
же открыл нужный пакет данных.
— В общем, технологии элонов — это развитие технологий эффекта
массы. Все их оружие мощнее нашего, однако нам удалось узнать причину
этого. Дело в том, что они используют иную охладительную систему.
Сменные термоносители, называемые "термоклипсами". Они поглощают в
себя тепло, а после их перегрева — выкидываются и заменяются. Такая
система позволила им уменьшить вес охладительных установок в оружии
на семьдесят процентов, а на их место они установили дополнительные
энергетические установки, благодаря чему их мощность увеличилась в
несколько раз. Однако за это они поплатились ограниченным боезапасом.
Например, одной термоклипсы к штурмовой винтовке хватает на тридцать
выстрелов, к дробовику — от одного до пяти, в зависимости от мощности,
к снайперской винтовке — на один выстрел. Это делает армию Директории
уязвимой в плане снабжения, так как термоклипс им надо очень много, —
ГОРовец сделал очень сильное ударение на слово "очень", чтобы все его
поняли. — Также мы считаем, что термоклипсы элоны используют и во
флоте. Это объясняет огромную мощь их орудий при такой же их длине,
как у нас.
— Вы сможете повторить это? В смысле, начать производство
термоклипс? — задала вопрос далатресса, а ГОРовец слегка замялся.
— Понимаете, технология термоклипс была продана корпорацией
"Гинкони" Совету в обмен на то, что корпорация монополизирует их
производство и продажу на территории Пространства Цитадели.
— Уже? Так быстро? — удивилась саларианка. — Оперативно
работает эта корпорация. Получается, нам остается только покупать эти
термоклипсы?
— Можно еще купить лицензию на ее производство, но ее надо будет
перепокупать каждый месяц. А на продажу термоклипс понадобиться еще
одна лицензия.
— Это точно не волусы придумали? Потому что это очень на них
похоже.
— Нет, — ответил Лайрол. — Это предложила корпорация. Волусы
уже во всю начинают готовить планы по торговле с ней.
— Надеюсь с ней у них получится. Не хотелось бы, чтобы получилось
так, как с Империей, — саларианка говорила правду. Волусам так и не
удалось что-либо сделать с Империей. Показать им прелесть эффекта
массы не получилось, хотя Империя и согласилась покупать нулевой
элемент обменивая его на особые сплавы. Прямым бартером, между
прочим. Империя не видела смысла в сложной системе экономики
Цитадели, потому упростили ее до примитивности, — Хорошо, с этим
понятно. Что у них по ИИ?
— Их ИИ полностью отличается от гетов. На каждую платформу
загружается отдельная личность, полностью самостоятельная и имеющая
огромные вычислительные мощности. Также, элоны имеют продвинутые
технологии ВИ, которые они используют в оружейных технологиях.
Корпорация уже согласилась торговать ВИ. Вскоре они появятся в
свободном доступе для всех желающих.
— Просто великолепно, — съязвила далатресса. — Чего же они
добиваются? Ведь теперь любой наемник сможет купить эти ВИ и стать
сильнее и опаснее. Все мы помним Сар`ниш, — все присутствующие тут
же поникли головой. Все помнили эту резню, когда несколько сотен
кораблей без опознавательных знаков прилетели на колонию, высадили
десант и устроили геноцид на планете. Потом занялись грабежом и
мародерством. Вся планетарная оборона была отключена, а местных сил —
недостаточно. Сотни тысяч погибших и еще больше пропавших без вести.
Понятное дело, что их взяли в плен, но вот куда их отправили — так и
осталось загадкой. На удивление, ГОР не смогло узнать, как так
получилось. И варрену было ясно, что это были все три крупнейшие
группировки Омеги, а атаковали они по разрешению Арии, но вот прямых
улик не было. Вообще. Потому и предъявить было нечего. Это стало
провалом ГОР и все это понимали. Потому никто не хотел повторения
этого. — Значит так. Следите за элонами и сообщать мне обо всех их
действиях связанных с Терминусом, даже если они просто дыхнут в ту
сторону. Этому дается высший приоритет. Следующие. Начните
разрабатывать корпорацию. Следите за всеми ее действиями. Совет пока
что попытается продвинуть им предложение принимать на работу
сотрудников из других рас, но до этого только наружная слежка. Теперь
дальше. Вы смогли узнать про тот загадочный импульс, которые испускали
ракеты сайконов?
— Нет. Элоны сами не знают, что это такое, оружие появилось
недавно. Единственное, что мы знаем — это то, что импульс не
электромагнитный, однако он полностью отключает все электричество и
выжигает все микросхемы и проводку. Потому средства защиты от ЭМИ
тут не помогут. Единственная защита от этого импульса — толщина брони.
Пятиметровый корпус корабля полностью защитит от импульса, но тогда
сайконам хватит просто увеличить мощность импульса. Никакие особые
материалы не помогут экранировать корабли от импульса. Элоны
испробовали все. Потому этот импульс представляет особую опасность для
всех флотов.
— Понятно, — сказала далатресса. — Что по технологиям сайконов?
— спросив это, далатресса посмотрела на ГОРовца, который тут же нашел
нужный пакет данных и начал доклад.
— Технологии сайконов очень... Своеобразны. Они тоже используют
эффект массы, но... В чистом его виде, если можно так высказаться. Если
конкретнее — все их оружие, начиная от пехотного и заканчивая
орбитальным, стреляет чистой биотикой. Со слов элонов, которые и
передали нам эти данные, их орбитальные орудия стреляют
гипертрофированной деформацией. Их гранатометы стреляют либо
деформацией, либо сингулярностью, которая действует, как бомба. Их
пехотное оружие стреляет биотическими ударами на гиперзвуковой
скорости, которые способны пробить любую броню, а потом вызвать
катастрофические ранения. Щиты против такого бесполезны. Во всем их
оружии огромное количество нулевого элемента. Мы можем повторить это,
элоны предоставили данные, но вот себестоимость такого оружия...
— Огромна.— закончила далатреса за саларианца.
— Непомерно огромна. Ни наша, ни чья либо еще экономика не
сможет выдержать производство такого оружия.
— Ясно. Что-то еще есть?
— Да, и это самое страшное. Первое — сайконы все поголовно
биотики, при том намного сильнее азари по среднему показателю. А
второе... Боюсь, сайконы имеют технологию телепортации.
* * *
Станция "Кронос"
— Дорганов, — обратил на себя внимание Призрак и Игнат тут же
проснулся. Все же он умудрился заснуть прямо на рабочем столе,
нарисовав какую-то хрень на доске. Хотя для него это, наверное, вполне
себе научная работа.
— А, я, что, когда, сколько? — тут же засыпал Игнат Призрака
вопросами, но уже через секунду пришел в себя. — А, Призрак. Рад вас
видеть. Какими судьбами?
— Да вот решил спросить, что у вас тут произошло. Я и Кортухин уже
привыкли — если вы начинаете заказывать мел, значит он уже закончился,
а значит вы работаете не покладая рук. Так что я уже понял, что вы опять
что-то делали. Ну, так поделитесь или как?
— Конечно. Все дело в сайконах. Я получил информацию от элонов.
Эти парни торгуют технологиями сайконов направо и налево, наверное,
чтобы насолить. Проблема лишь в том, что понять их технологии пока мало
кому удается, а уж воспользоваться и подавно. Вон, Трохимов за ночь
разобрался с их пехотным оружием, только вот стрелять из него может
только биотик-сайкон и никто другой.
— А вы в чем решили разобраться? — поинтересовался Призрак.
— Да, точно. В общем, я смог узнать, что сайконы умеют
телепортироваться на любые расстояния с помощью этих приспособлений.
— Дорганов кое-что нажал на своем столе и на нем появилась голограмма
какого-то приспособления.
Оно состояло из платформы, лежащая на земле и наверняка крепко
прикрепленная к ней. В центре было стекло, а под ней еще какой-то
металлолом. Однако самое главное в этом устройстве было три кольца
разных размеров. Каждое из них двигалось по своей оси, а в самом центре
оно светилось голубоватым ярким свечением, чем напоминало масс-
ретранслятор.
— Они что, ретранслятор себе построили? — спросил Призрак, но вот
Игнат не был с ним согласен.
— Нет. Я сам так вначале подумал, но это не так. В общем, объясню
вкратце. Это устройство создает пространственную дыру. Однако, дыра —
это в двухмерном пространстве. В нашем, трехмерном пространстве, это
сфера. Вот это устройство и создает эту сферу вокруг себя. И любое тело,
которое попадет в эту сферу, преобразуется в энергию, которую они
мгновенно телепортируют в другим таким же вратам, как их можно
назвать. Там эта энергия сразу же преобразуется обратно в материю и
именно в то, чем оно было на той стороне. Только вот в этом и проблема.
— Какая же?
— Понимаете, телепортировать отдельные атомы могли даже мы в
двадцать первом веке. А когда пытались телепортировать что-нибудь
побольше, получали кашу. Не могли стабилизировать положение каждой
молекулы. Сайконы смогли разобраться с этим, но в этом и их проблема.
Они могут телепортироваться только между парой этих врат, чтобы при
выходе их собрали в нормальное состояние. Телепортироваться куда
захочется они не могут.
— Что же, это... Обнадеживает, — подытожил глава Цербера. — Не
очень хочется, чтобы они вдруг появились прямо на Земле. Однако эта
технология... Действительно удивительна.
— Это точно! Если бы только понять, как сайконы это делают, а потом
повторить...
— Так-так-так, спокойно, Игнат, — остановил Призрак ученого, так
как тот уже собирался идти не в те дали. — Я понимаю, что технология
телепортации очень перспективна, однако давайте пока не будем торопится.
Пока что занимайтесь варп-двигателем. И не отвлекайтесь ни на что
другое. За двумя зайцами погонишь, ни одного не поймаешь.
— Да... Да, думаю... Вы правы, Призрак. Я немного увлекся. Столько
всего навалилось и все хочется изучить...
— Вот и направьте все свое желание в этот двигатель. Он сейчас нам
нужен как никогда.
— Хорошо, я понял вас, Призрак. Я не подведу. Я и Трохимов почти
закончили, через месяц будем проводить испытания.
— Вот и прекрасно, — Призрак пожелал удачи и ушел по своим делам.
* * *
Палавен. Дворец Примарха.
— Итак, господа, — начал примарх заседание. — Что у нас по этим
двум расам?
— В общем, — начал главный разведчик. — Мы смогли узнать
подробности их войны. Сайконы уже как сто лет сидят в глухой обороне.
Каждая их система и планета превращены в крепость, которую они
защищают всеми возможными средствами, включая партизанские
движения. Однако у сайконов полностью отсутствует тяжелый флот. Все,
что они имеют — это МЛА и фрегаты. Все, больше ничего.
— С чем это связано? — коротко спросил примарх.
— В начале войны у сайконов были верфи по строительству крейсеров
и дредноутов, а также одна система с голубым гигантом, в которой
производились антипротоны. Верфи были уничтожены со всем тяжелым
флотом, а система с голубым гигантом — захвачена. После этого сайконы
стали терять систему за системой, потому они решили изменить тактику.
Каждая планета должна была сама себя обеспечить защитой, ресурсы же
они перевозят между планетами посредством каналов искривления. Это их
устройства телепортации. В каждой системе, за неимением верфей и
антипротонов, стали строить десятки тысяч МЛА, оборонительные
сооружения и орбитальные станции где только можно. По подсчетам, у
сайконов может быть от миллиона до несколько миллионов МЛА. Точное
число нам неизвестно, как и элонам, но оно колоссальное.
— Значит война с ними может вылиться в проблемы, — подытожил
Примарх.
— Это выльется в мясорубку, примарх, — сказал разведчик. — Их
истребители превосходят наши по всем параметрам, их орбитальные
орудия могут с одного попадания уничтожить любой наш дредноут, а уж
что будет на поверхности их миров, я представить боюсь. Одно утешение,
они не способны на наступление. У них нет ни сил, ни опыта в десантных
операциях. Но вот в обороне им равных нет. Будьте уверены.
— С чего такой пессимизм, Грисус? — спросил министр обороны.
— Статистика. Армия Директории больше нашей в пятнадцать раз, а
флот такой же численности. И захват каждой системы они проводили
ценой миллионных потерь. У нас просто не хватит солдат на войну с
сайконами.
— Понятно, спасибо, — поблагодарил примарх. — Теперь по флоту.
Мы сможем что-то сделать с их МЛА?
— Боюсь, что нет, Примарх, — ответил главный ученый. — Для того,
чтобы наш флот справился с ТАКИМ количеством МЛА, необходимо
колоссальное количество ПОИСКов на один корабль. А это уже сулит
огромные проблемы. Наши ВИ системы слишком медлительны и
примитивны, чтобы справляться с таким количеством. Плюс это еще
огромные энергетические проблемы. И я уже не говорю про тот их
импульс, от которого не спастись обыкновенным экранированием от ЭМИ.
— То есть, пока сайконы не могут наступать, мы в безопасности? А
теперь мы дали им время построить свой флот, так?
— Да, — ответил оборонник на вопрос примарха.
— Отличная новость, варрена им под щупальца, — выматерился
турианец. — Тогда у нас нет особого выхода. Квестин, — обратился
примарх к научнику, — что там по проекту "ОКО"?
— Вы же не хотите... — тут же выкрикнул Квестин, но примарх
среагировал мгновенно.
— Хочу, Квестин. Другого выбора у нас нет.
— Но это же ИИ!
— Не орите, — шикнул примарх на турианца. — Да, я понимаю все
риски. Но вы видели его преимущества, а также примитивность ВИ в таких
делах. Боюсь придется внедрить ИИ на некоторые корабли для повышения
их обороноспособности. Но будьте осторожны, Квестин. Очень осторожны.
— Хорошо, Примарх. Будет сделано, — ответил научник подавленным
голосом.
— Теперь насчет флота. Надо разработать корабли специально для
противостояния МЛА. Без главного калибра, только с ПОИСКами.
— Я, конечно, извиняюсь, но это едва ли возможно, — встрепенулся
главный судостроитель. — У нас все верфи заняты заказами на десять лет
вперед. Шестьдесят процентов бюджета идет на армию, вместо тридцати,
что было пять лет назад. Из-за появления Империи мы стали наращивать
флот небывалыми темпами, наплевав на Соглашения. У нас только месяц
назад со стапелей сошли пять дредноутов нового поколения.
Дредноут "Квуну" был действительно великолепным дредноутом. Он
стал гордостью Иерархии, точно тем же, что и "Путь Предназначения"
для азари. Но Империя заставила пересмотреть технологии
судостроения. Потому уже через год был готов проект нового дредноута
и сразу же получен заказ на пять штук.
Дредноут класса "Норгус" был 3 км в длину и имел 6 главных калибров
длинной в 2700 метров. Корабль имел несколько масс-ядер. Первое для
управления массой корабля. Второе для щитов. Треть и четвертое — для
главных орудий. Также для каждого ядра был свой термоядерный реактор
и еще один — для систем ПОИСК, которые действовали в
ультрафиолетовом спектре. Однако за это дредноут поплатился полным
отсутствием МЛА на борту. По подсчетам, корабль может с первого
залпа перегрузит щиты "Путя Предназначения", а уже вторым залпом —
уничтожить сам дредноут. Надеюсь, что этого хватит, чтобы
уничтожить имперских гигантов.
Из мысленных воспоминаний примарха Федориана.
— Значит придется увеличить количество верфей. Знаю, что это не так
легко, да и ГОР скоро может все разнюхать. Но выбора у нас нет. Нам надо
увеличивать флот во чтобы то ни стало. Иначе нас могут смять. Никто еще
не отменял того, что Империя является для нас угрозой. Я уж не говорю
про то, что элоны могут стать такой же угрозой. Ладно, теперь перейдем к
другим вопросам.
* * *
Ируне. Дворец Феодалов.
— Прошу к порядку, господа, — крикнул волус, который был, по сути,
самым главным (и самым богатым) феодалом в Протекторате. — Итак,
прошу достопочтенного Мона доложить о состоянии экономики
Директории.
— Благодарю, — поблагодарил названный, после чего все взгляды
устремились к нему. — Что же, насколько мы смог