Вы находитесь на странице: 1из 2

Моя тема на сегодня – это международные законы и нормы.

К сожалению в настоящее
время не существует всеобъемлющей международно-правовой базы в отношении
кибербезопасности. Международные усилия концентрируются на узкой сфере вопросов, в
первую очередь касающихся конфиденциальности данных и прав человека, вместо
реализации более широких мер, направленных на установление и дифференциацию
различных уровней киберагрессии и кодификацию международных подходов к решению
этой проблемы.
В довершение всего, не существует международных органов, уполномоченных
расследовать и преследовать в судебном порядке случаи киберагрессии, которые при
выработке ответа на хакерские атаки были бы не ограничены принципом территориальной
юрисдикции, принятым в правовой системе страны нападения. Противодействию
киберагрессии мешает тот факт, что международное право не признает обязанность
оказывать помощь другим государствам в расследовании случаев подобного рода при
отсутствии соответствующей договоренности между сторонами.
Конвенция Совета Европы по киберпреступлениям, принятая в 2001 г. в Будапеште,
является единственным многосторонним, юридически обязательным договором,
касающимся преступной деятельности в сфере информационных технологий. Конвенция о
киберпреступности имеет пять основных целей:
1. гармонизация материального уголовного законодательства по борьбе с
киберпреступностью;
2. гармонизация уголовно-процессуального законодательства;
3. содействие взаимной правовой помощи;
4. кодификацию международного права, с акцентом на юрисдикционные нормы на
основе территориальности;
5. обеспечение правовой базы для содействия развития и пониманию вопросов,
связанных с киберпреступностью.
Конвенция направлена на защиту общества от киберпреступности и фокусируется на
таких видах преступной деятельности, как нарушение авторских прав; мошенничествах,
связанных с использованием компьютеров; детской порнографии; преступлениях,
связанных с нарушениями безопасности сети. Несмотря на то, что Конвенция содержит
перечень конкретных преступлений, определение элементов преступлений оставляется на
собственное усмотрение каждой из сторон, а лучший способ реализации ее положений
принимается в соответствии с внутренним законодательством.
My topic for today is international laws and norms. Unfortunately, there is currently
no comprehensive international legal framework for cybersecurity. International
efforts focus on a narrow sphere of issues, primarily related to data privacy and
human rights, instead of implementing broader measures aimed at establishing and
differentiating different levels of cyber-regression and codifying international
approaches to solving this problem.
To top it all, there are no international law enforcement units empowered to
investigate and prosecute cases of cyber regression that, when developing a response
to hacker attacks, would not be limited by the principle of territorial jurisdiction
adopted in the legal system of the country of attack. Counteraction to cyber-
regression is hindered by the fact that international law does not recognize the
obligation to assist other states in investigating cases of this kind in the absence of
an appropriate agreement between the parties.
The Council of Europe Convention on Cybercrime, adopted in 2001 in Budapest, is
the only multilateral, legally binding treaty relating to criminal activities in the field
of information technology. The Convention on Cybercrime has five main objectives:
1. harmonization of substantive criminal law to combat cybercrime;
2. harmonization of criminal procedure legislation;
3. promoting mutual legal assistance;
4. codification of international law, with emphasis on jurisdictional norms based
on territoriality;
5. Providing a legal framework to promote the development and understanding
of issues related to cybercrime.
The Convention seeks to protect society from cybercrime and focuses on criminal
activities such as copyright infringement; computer fraud; child pornography;
network security offenses. Despite the fact that the Convention contains a list of
specific crimes, the definition of the elements of crime is left to the discretion of
each of the parties, and the best way to implement its provisions is adopted in
accordance with domestic law.