Вы находитесь на странице: 1из 14

Как в Молдове зарабатывают на беженцах

свидетельства очевидцев

Организация Объединенных Наций — организация стран, объединенных для


сохранения мира, безопасности и сотрудничества. Дата основания — 24 октября
1945 года. Поводом для ее создания послужила Вторая мировая война, после
которой руководители стран-участниц собравшись решили создать некий
универсальный механизм урегулирования и предотвращения мировых проблем и
конфликтов. Кстати, название придумал тогдашний президент США Франклин Д.
Рузвельт.
На сегодняшний день ООН можно смело назвать самой влиятельной и мощной
международной организацией. Основной деятельностью ООН является: обеспечение
соблюдения прав человека, борьба с нищетой, наркоманией, болезнями,
терроризмом, ухудшением экологии, помощь беженцам и пострадавшим в ходе войн
и тд.
Бюджет ООН, который к примеру в 2019-ом году составил 3.3 млрд долларов,
формируется в основном из взносов государств-членов.
Миротворческие миссии и операции в конфликтных зонах, гуманитарные программы
и программы по развитию демократии, на все это ООН выделяет из своего бюджета
огромные суммы. Например, только на Миротворческую миссию в Судане (2005-
2011гг.) ООН потратила более 1 миллиарда долларов. Однако, как говорил Кофи
Аннан:
«Самые дорогостоящие миротворческие операции, все равно обходятся
миру значительно дешевле, чем самые дешевые войны».

Кофи Аннан 7-й Генеральный секретарь Организации объединённых наций

Одной из самых острых проблем в современном мире, которой занимается ООН, без
сомнения являются беженцы и вынужденные переселенцы. В 1950 году было
создано отдельное Управление Верховного Комиссара ООН по Делам Беженцев
(УВКБ ООН).
Управление было уполномочено возглавлять и координировать международные
действия по защите беженцев и решению проблем связанных с ними во всем мире.
Права беженцев ООН закрепила специальной 51-ой конвенцией. На сегодняшний
день к конвенции присоединились 145 государств, в их числе и Молдова (с
2002года).

Однако за последние годы Молдова все чаще нарушает основные принципы 51-ой
конвенции, запрещающей какую-либо дискриминацию в отношении беженцев, и их
возвращение в государство, из которого они бежали, опасаясь преследования.

Самым вопиющим случаем, подобного нарушения, пожалуй, стала высылка


попросивших в Молдове убежища семерых турецких учителей.
Напомним, что в 2018-ом году преподавателей сети молдавско-турецких лицеев
Orizont, сотрудники СИБ , без решения суда задержали и специальным чартерным
рейсом отправили прямиком в Турцию, где их сразу же распределили по тюрьмам, а
впоследствии они получили тюремные сроки — от 5 до 12 лет.

К сожалению, печальная история турецких профессоров, которых Молдова сдала,


самым что ни на есть подлым образом, отнюдь не единственная. Нарушение прав
беженцев и просителей убежища в Молдове стало своеобразной закономерностью.
Те, кто ищут спасение в РМ, не имеют ни правовой, ни гуманитарной защиты. И это
не взирая, на миллионы долларов выделяемые из бюджета ООН Молдове, именно
для обеспечения нужд этой, более чем уязвимой частицы общества.
График выделенных ООН Молдовы средств с 2013 по 2017 гг.

А когда Молдавские СМИ время от времени, все же пытаются выяснить судьбу


выделяемых ООН средств, то почти всегда нарываются на откровенно циничные
ответы со стороны чиновников, которым было доверено их распределение.
Например, бывший начальник управления по вопросам беженцев Бюро Миграции
Молдовы, а ныне сотрудник благотворительной организации с весьма трогательным
названием «Центр Милосердия для беженцев» Екатерина Сильвестру, в ответ на
вопрос журналистов издания Newsmaker, почему беженцам в Молдове не выдают
проездные документы, не взирая на предоставленные для этой цели ООН свыше 500
тыс. долларов, ответила, что средства эти были потрачены на «другие нужды».
Какие именно это были нужды, госпожа Сильвестру не разъяснила, добавив лишь:
«не суйте нос в нашу кухню».

На сайтах организаций ответственных за распределение средств УВКБ (Бюро


Миграции ,Центр Милосердия для Беженцев, Ассоциация Ave Copii) на первый
взгляд все выглядит нормально, есть и отчеты и даже аудиты. Однако одно дело
электронные цифры и совсем другое, когда выясняется, что по факту средства так и
не доходят до своих адресатов. Кроме этого, правозащитные организации, которые
также получают весьма внушительные средства от ООН для обеспечения
юридической помощи мигрантам, тоже как оказывается, зачастую не выполняют свои
функции.
Чтобы разобраться в истинном положении дел, мы решили встретиться и
поговорить с людьми, которые непосредственно являются, или являлись
просителями убежища в РМ.
История первая : Баха Мамаджанов
Баха Мамаджанов гражданин Узбекистана
Мамаджанов приехал в Молдову по приглашению родственника на заработки. Имел
законную регистрацию, работал на стройке бригадиром. В 2016-ом году опасаясь,
что будет арестован по прибытию на родину, (В Узбекистане действует закон,
предусматривающий в определенных случаях уголовное наказание для граждан,
отсутствовавших из страны более трех лет), обратился в Бюро Миграции за
предоставлением ему статуса беженца в РМ.
По его словам с первых же дней подачи данного заявления, Екатерина Сильвестру,
которая на тот момент являлась начальником управления по вопросам беженцев,
начала через своих подчиненных вымогать у него взятку в обмен на статус. Речь, по
словам Мамаджанова шла о сумме в 3500 тысячи евро. Когда же он дал понять, что
подобной суммой не владеет, на него началось давление. В центре временного
содержания для просителей убежища, его избивали и подвергали всяческим
унижениям.
«Там были 2 человека из Туркменистана, у которых на родине остались
богатые родственники. Им прислали деньги и они дали по 5000 евро
Сильвестру, после чего она им предоставила документы, с помощью
которых они уехали в Германию. »
А его же, и еще нескольких мигрантов, которые были не в состоянии «заплатить»
начал эксплуатировать преемник Сильвестру в Бюро Миграции, Юлиан Попов.
«У нас отобрали паспорта, и заставляли работать на даче у Попова, а
после еще и на даче его друзей в Синджере. Зарплаты не было, мы работали
только за еду. Я пытался сообщить об этом и в УВКБ, и их партнерским
организациям, но все мои обращения оставались безответными. Мы
фактический были рабами»
Мигрант также говорит, что за все это время не получал никакой гуманитарной или
материальной помощи. По его словам, председатель Благотворительного центра
для беженцев Джавид Пакнехад, и директор центра временного содержания Валерий
Стратилла периодический давали ему на подпись какие-то бланки на румынском, на
которых были указаны определенные суммы в леях.
Екатерина Сильвестру, Джавид Пакнехад и Валерий Стратилла

«В январе 2019-го года, я сказал директору центра Стратилле, что больше


так продолжатся не может, и потребовал нормального отношения ко мне. В
ответ на это, он в тот же день распорядился, чтобы меня выгнали из
центра. Меня зимой, со всеми моими вещами, попросту взяли и выкинули на
улицу. Некоторое время я жил как бомж, ночевал на вокзале, потом вновь
нашел работу, сейчас вот работаю разнорабочим в одном арабском
ресторане и снимаю комнату в общежитии. Я все равно хочу уехать из
Молдовы, неважно куда, но не могу этого сделать. Мой национальный
паспорт уже недействителен и я сейчас как заложник в этой стране.»

История вторая: Николай Федай


Николай Федай гражданин РФ

Николай, юрист по образованию. На родине, в России он вел блог, в котором


критиковал власти, за что собственно попал в опалу и был вынужден уехать.
Он приехал в Молдову в конце 2017-го года и обратился в Бюро Миграции за
предоставлением убежища.
«Директор центра временного содержания Валерий Стратилла вместе с
начальником управления по вопросам беженцев Юлианом Поповым, узнав о
том, что у меня имеются определенные накопления, начали в открытой
форме вымогать у меня деньги. Сначала они требовали 7000 евро, потом
дошло до 10000. В противном случаи они угрожали депортацией и говорили,
что предоставят ФСБ РФ всю информацию о моей деятельности, которую
я рассказал им в ходе собеседования когда подавал на убежище».
Николай отказался платить им, и в начале марта 2018-го года написал письмо
в представительство УВКБ ООН Молдовы, в котором подробно изложил факты
вымогательства.
«Спустя всего несколько дней после обращения в ООН мне позвонили и
пригласили в Бюро Миграции. Мне сказали, что меня ждет директор Бюро
Ольга Поалелунжь. Когда я зашел в ее кабинет, то увидел что там также
присутствовал Юлиан Попов и еще один человек в гражданском, который
представился как сотрудник прокуратуры. Когда я вошел, Попов встал и
закрыл кабинет на ключ, а Поалелунжь достала из ящика стола ту самую
жалобу, которую я отправил в ООН. Представитель прокуратуры тогда
сказал мне, «Зачем вы это сделали? Этим вы ничего не добьетесь, лишь
только навредите самому себе»».
После этого, по словам Николая, Поалелунжь в свою очередь также его
предупредила, что если он и впредь будет жаловаться в ООН, то за этим
последует немедленная депортация.

слева на право: Начальник отдела интеграции БМ - Татьяна Чумаш, начальник управления по


вопросам беженцев – Юлиан Попов, Представитель УВКБ ООН (UNHCR) в Молдове - Траян
Цуркану и экс директор Бюро Миграции - Ольга Поалелунжь.

«Я сам юрист по образованию и старался помочь другим просителям убежища


в правовых вопросах. Бесплатный адвокат, который был при центре, зачастую,
вводил их в заблуждение и старался во всем потакать Бюро Миграции. А ведь
90% тех, кто там находился попросту не знали свои права и подписывали под
любой бумагой, которую им подсовывал Стратилла или Джавид Пакнехад. В
дальнейшем мне удалось выяснить, что они подписывались за получение
средств, которые, по всей видимости, присваивались Стратиллой и
Пакнехадом. Мне также удалось выяснить, что и львиная часть гуманитарной
помощи тоже до нас не доходила, например, оказалось что ООН выделяло
средства на трехразовое питание, которого в центре и в помине не было,
разные спонсоры через Пакнехада закупали для беженцев новую фирменную
одежду, однако господин Пакнехад эту одежду попросту реализовывал через
стоковые магазины Кишинева. Таких примеров было очень много, они
старались зарабатывать абсолютно на всем, это был бизнес, а мы все были
для них всего лишь средством для наживы».
Когда в апреля 2018 года Николай в очередной раз в письменной форме обратился
в Представительство УВКБ в Молдове, и вновь в подробностях описал все то
очевидцем чего он стал, то его, вопреки 51-ой конвенции ООН депортировали
прямиком в РФ, в страну, откуда он сбежал в надежде найти убежище в Молдове.
«Это было днем, в сопровождении сотрудников БМ в центр пришли трое
полицейских. Они вошли в мою комнату и сказали, что я должен пройти с ними.
Один из них отобрал мой телефон, а двое других силой вытащили меня из
здания и посадили в машину. У них не было ни повестки, ни какого-либо
постановления или решения суда. Они прямо так и заявили: «мы не обязаны
ничего вам разъяснять, вы должны сегодня же покинуть Молдову». Меня
повезли в аэропорт, и посадили в самолет до Москвы, предварительно
поставив запрет на дальнейший въезд в Молдову »
История Третья : Юлдаш Маруфов
Юлдаш Маруфов гражданин Узбекистана

Маруфов приехал в Молдову в 2013-ом году. У себя на родине, в Узбекистане


он подвергался преследованиям за связь с оппозицией. Так же как и
Мамаджанов и Федай он подал прошение в Бюро Миграции РМ о
предоставлении убежище.
«За все эти 7 лет, Бюро Миграции и их, так называемые партнерские
организации, превратили мою жизнь в сплошной кошмар. Начиная с первого
собеседования в 2013-ом году, в ходе которого сотрудник БМ намеренно
исказил факты моей биографии, и заканчивая сегодняшним днем все мое
время и силы уходят только лишь на борьбу с ними. Меня несколько раз
пытались депортировать, я оспаривал все это в суде, суды же в свою очередь
выносили решения, иногда и вовсе без моего участия. Меня даже не
уведомляли о том, что будет заседание, о принятых решениях я узнавал уже по
факту. Естественно все они были не в мою пользу.»
Маруфов также определенное время жил в центре для просителей убежища.
«Директор Центра - бывший полковник МВД Валерий Стратилла, превратил
этот центр в своеобразную зону. Иногда без каких-либо документов туда
поселяли всяческих криминальных элементов, которые никак не должны
были находится вместе с политическими преследуемыми. Думаю,
представляете, какая там царила атмосфера. Стратилла назначал так
называемых «смотрящих», которые открыто пугали нас тем, что если мы
подадим жалобы на кого-то из Бюро Миграции или их партнерских
организаций, то с нами произойдут всякие нехорошие вещи. Нередко случались
драки и всяческие потасовки. Жаловаться было бесполезно, все мои
обращения в УВКБ оставались безответными, а их сотрудники, такие как
Серджио Гаина, которые иногда приходили в центр, пропускали наши жалобы
мимо ушей. »
В 2018-ом году у Маруфова обнаружили онкологическое заболевание - рак
лимфоузлов агрессивной формы. Мигрант уверен, что болезнь появилась
исключительно в следствии постоянного стресса, которому он подвергался.
«Когда осенью 2018-го года мне стало очень плохо, врач из того же центра,
Октавиан, три раза отправлял меня в инфекционную больницу. Каждый раз
там ясно говорили, что моя болезнь – не их профиль. Наконец, спустя почти
месяц, и после того, как мое состояние с каждым днем становилось все хуже,
меня все же поместили в онкологический институт. В это же время,
апелляционный суд вновь провел заседание по моему делу и вынес решение
без моего участия. И это невзирая на то, что адвокат просил суд перенести
дело, объяснив, в каком я нахожусь состоянии.
Потом, в апреле 2019 года, меня, находящегося в стадии лечения, насильно
выселили из центра , где я жил в перерывах между химиотерапиями. Хорошо
хоть нашлись добрые люди, которые сжалились и предоставили мне на время
бесплатное жилье.»
Сегодня больной раком Маруфов, прошедший уже более 10 курсов
химиотерапии, вновь судится с Бюро Миграцией, которое, не взирая ни на что,
все еще хочет депортировать его в Узбекистан.
«На днях было судебное заседание, где судья Алексей Паниш вынес решение в
мою пользу и обязал Бюро Миграции вновь рассмотреть возможность
предоставления мне хотя бы статуса толерантности, которая дается на
полгода. Однако даже в случаи если Бюро Миграции даст мне этот статус, я не
знаю что со мной будет по истечению этих шести месяцев. Мой паспорт уже 2
года как недействителен и с ним я не могу выехать ни в одну страну, кроме как
Узбекистана, а там меня однозначно ждет тюрьма. Сегодня я прошу лишь
одного - выдать мне хоть какой-нибудь проездной документ, я хочу уехать из
этой страны и готов сделать это даже будучи в больном состоянии ».

Беседовал Ваан Мартиросян