Вы находитесь на странице: 1из 1

Мика против Швеции

[Mika v. Sweden] (№ 31243/06)

Решение от 27 января 2009 г. [вынесено III Секцией]

В 2004 г. заявитель трудился в том же фабричном здании, что и K. Однажды


вечером K., работавшая допоздна, заявила охраннику, что ее изнасило-
вал неизвестный. Два дня спустя она подала заявление в полицию о том,
что какой-то человек подошел к ней сзади и принудил ее к близости.
Потерпевшая заявила, что видела этого мужчину несколькими днями рань-
ше на фабрике, описала его внешность и утверждала, что совершенно уве-
рена в том, что опознала его на фотографии, которая не принадлежала
заявителю. Через четыре дня K. покончила с собой. Почти год спустя заяви-
теля задержали, и ему предъявили обвинение в изнасиловании K. Анализ
ДНК, взятый у него, совпал с образцом спермы, полученным на теле K. и ее
белье после изнасилования. Он отрицал все обвинения. Во время разбира-
тельства окружной суд допросил нескольких свидетелей и учел заявление,
которое K. сделала в полиции до самоубийства. Окружной суд приговорил
заявителя к двум с половиной годам лишения свободы, и этот приговор был
оставлен без изменения.

Решение Жалоба признана неприемлемой. Заявитель жаловался на отсутствие


справедливого разбирательства дела, которое выразилось, в частности, в
том, что он не имел возможности допросить K. Однако Европейский Суд
пришел к выводу о том, что поскольку потерпевшая скончалась всего
через несколько дней после изнасилования и до того, как ему предъяви-
ли обвинение, на власти не может быть возложена ответственность за
необеспечение ее присутствия на суде или за невозможность ее допроса
заявителем. Решение судов страны о принятии заявления K. в качестве
доказательства само по себе не противоречит статье 6 Конвенции.
Однако необходимо определить, представляло ли оно исключительную
или главную основу осуждения заявителя, так что его право на справед-
ливое разбирательство дела оказалось нарушено. В этой связи
Европейский Суд отмечает, что национальные суды допросили несколь-
ких свидетелей и исследовали другие письменные доказательства, так
что заявление К. не являлось единственным доказательством. Кроме
того, заявитель имел возможность его оспорить и изложить собствен-
ную версию событий, которую позднее признали невероятной и проти-
воречащей имеющимся доказательствам. Заявитель, по-видимому, не
просил о вызове в качестве свидетеля полицейского, допрашивавшего
K., с целью получения его показаний относительно составленного им
протокола и изложения им мнения о К. и о том, что она ему сообщила.
Вместо этого он просил апелляционный суд о вызове другого свидетеля,
и это ходатайство было удовлетворено. С учетом изложенного
Европейский Суд заключил, что национальные суды провели подроб-
ный анализ собранных по делу доказательств, заявление K. подкрепля-
лось другими доказательствами и поэтому не являлось решающим осно-
ванием для осуждения заявителя. Жалоба признана явно необосно-
ванной.

Оценить