Вы находитесь на странице: 1из 8

ПРОБЛЕМНЫЕ СТАТЬИ И ОБЗОРЫ м

Современные проблемы
лучевой диагностики
шейного остеохондроза
Михайлов А.Н.,
академик НАН Беларуси, доктор мед. наук,
профессор, зав. кафедрой лучевой диагностики
Белорусской медицинской академии последипломного образования

Абельская И.С., доктор мед. наук, профессор


главный врач Республиканского клинического медицинского центра
Управления делами Президента Республики Беларусь

Лукьяненко Т.Н.,
зав. рентгеновским отделением
Гомельской областной клинической больницы

Mikhailov A.N.1, Abelskaya I.S.2, Lukyanenka Т.N.3


Belarusian Medical Academy of Post-Graduate Education, Minsk
1

2
Republican Сlinical Сenter of Administration of President, Minsk, Belarus
3
Gomel Regional Clinical Hospital, Belarus
Modern problems of radiology imaging
of the cervical osteochondrosis
Резюме. Освещены современные проблемы лучевой диагностики у пациентов с шейным остеохондрозом.
Представлен сравнительный анализ возможностей методов лучевой визуализации; наиболее ранние из-
менения в костной ткани определяются методом количественной компьютерной томографии. Разработка
объективных критериев оценки изменения макро- и микроархитектоники элементов позвоночного сегмента
позволит достоверно судить о состоянии костной ткани при шейном остеохондрозе.
Ключевые слова: лучевая диагностика, остеохондроз, шейный отдел позвоночника.
Медицинские новости. – 2015. – №7. – С 4–11.
Summary. The article describes the modern problems of radiology imaging in patients with cervical osteochondrosis.
A comparative analysis of the possibilities of methods of radiology imaging early changes in bone determined
by quantitative computed tomography. The development of objective criteria for assessing changes macro- and
microarchitectonics elements of the spinу will allow significantly to judge the state of bone tissue in the cervical
osteochondrosis.
Keywords: radiology imaging, osteochondrosis, cervical spine.
Meditsinskie novosti. – 2015. – N7. – P. 4–11. 

О
стеохондроз позвоночника – одно технологий для удовлетворения растущих этом первое место по распространенности
из самых распространенных хро- потребностей населения нашей страны в и количеству дней нетрудоспособности.
нических заболеваний человека. качественном оказании медицинской по- Доля заболеваний ПНС в амбулаторно-
Своевременная и качественная диа- мощи в условиях ограниченных ресурсов поликлинических учреждениях составляет
гностика остеохондроза шейного отдела [2–4, 32, 37, 38, 43, 51]. 76% всех случаев и 71,9% дней временной
позвоночника (ОШОП) зависит от алго- Вертеброневрологические пораже- нетрудоспособности, а в неврологических
ритма обследования, выбора наиболее ния  – самые распространенные забо- стационарах – 55,5 и 48,1% соответствен-
информативной методики визуализации, а левания человека, имеющие не только но [5–9, 17, 30].
также квалифицированной оценки диагно- медицинскую, но и социальную значи- На долю остеохондроза приходится до
стических изображений позвоночно-двига- мость. По данным И.П.  Антонова, среди 40% неврологической и ортопедической
тельных сегментов (ПДС) специалистом. хронических заболеваний на поражение патологии [25, 70].
Объективизация диагностических изо- периферической нервной системы (ПНС) Дегенеративно-дистрофические по-
бражений, надлежащая подготовка кадров приходится 5–10% общей заболеваемости ражения позвоночника (ДДПП) в широком
остаются насущной потребностью лучевой населения, а клинические формы осте- плане в рамках общей проблемы поражения
диагностики. Научные исследования в охондроза позвоночника наблюдаются у хрящевой ткани опорно-двигательного ап-
области лучевой диагностики шейного 17–25% работающих [5–8]. парата являются главной причиной утраты
остеохондроза помогут разработать со- В структуре неврологической заболе- трудоспособности населения планеты [3, 4].
временные критерии визуализации, обе- ваемости взрослого населения болезни Данные о временной нетрудоспособ-
спечить доступность новых медицинских ПНС составляют 48–50%, занимая при ности больных свидетельствуют о медико-

4 МЕДИЦИНСКИЕ НОВОСТИ № 7 · 2015


м Проблемные статьи и обзоры
н

социальной значимости остеохондроза хотя бы один эпизод [74]. W. Dillin и соавт. ставляют собой динамический процесс
позвоночника, так как 65% пациентов указывают, что 51% взрослого населения и проявляются у больных вариабельно,
– это лица в возрасте от 30 до 49 лет и будет испытывать боль в шее и руке в ка- ассоциированы с различными клиниче-
15%  – в возрасте до 30 лет [14, 23, 63]. кой-либо момент их жизни [76]. Эти цифры скими признаками [3, 4, 12, 19, 21, 27, 74,
Отмечается и высокий уровень (28,7%) свидетельствуют о сопоставимости данных 76, 82, 84, 92].
инвалидизации от вертебральных и экс- в мировой литературе, а их различие мо- H. Hayashi и соавт. указывают, что
травертебральных осложнений [6, 8, 70, 71]. жет быть лишь свидетельством различия в в 30,7% случаев задние остеофиты тел
По данным М.М. Хомич и соавт. [68], среди формулировке вопроса о боли в спине [95]. позвонков являются основополагающим
неврологических заболеваний, приводящих Низкие показатели качества жизни па- факторами, влияющими на развитие дина-
к инвалидности, ДДПП занимают второе циентов с остеохондрозом подтверждают мического стеноза спинно-мозгового ка-
место, определяя 3,2–29% всей первичной актуальность проблемы [20, 71]. нала на шейном уровне, преимущественно
инвалидности и 17,5% неврологической Во всем мире наблюдается рост на уровне С5-С6, С6-С7 ПДС, ретролистез
инвалидности. Поэтому сокращение тру- ожидаемой продолжительности жизни был обнаружен в 36,4% случаев преиму-
допотерь при ДДПП представляет важную пожилых людей. По прогнозам, к 2020 г. щественно на уровне С3-С4, С4-С5 ПДС,
задачу медико-социальной неврологиче- впервые в истории численность людей в а сочетание задних остеофитов и ретро-
ской службы. возрасте 60 лет и старше превысит числен- листеза наблюдалось в 19,3% случаев [81].
По данным И.С. Абельской и соавт., ность детей младше 5 лет. К 2050 г. два J.H. Bland (1989) указывает, что любые
при анализе показателей инвалидности миллиарда людей в мире достигнут воз- радикулопатии являются следствием по-
вследствие неврологических проявлений раста 60 лет и старше. Очевидно, что здо- вреждения дугоотростчатых суставов, а
остеохондроза шейного отдела позво- ровое старение должно быть глобальным не повреждения дисков и крючковидных
ночника за период 2002–2006  гг. в Ре- приоритетом, залогом успешной политики отростков. Кроме того, после 40–45 лет
спублике Беларусь инвалидами признано общественного здравоохранения и соци- все корешки фиброзируются и выходят на
1499 человек. Среднегодовое количество ально-экономического развития. В связи первый план как причинный агент шейной
лиц, впервые признанных инвалидами с общим постарением людей количество радикулопатии [74].
вследствие неврологических проявлениий больных неуклонно возрастает, увеличива- Важное значение имеет состояние кро-
остеохондроза шейного отдела позво- ются расходы на лечение, что делает эту вотока в вертебро-базилярном бассейне.
ночника, за указанный период составило проблему не только медицинской, но и Анатомическая особенность позвоночных
302 человека. В 2004 г. зарегистрирован социальной [1–3, 17, 27, 37, 38, 58]. артерий – их прохождение в сегментарно-
максимальный выход на инвалидность Однако не только естественные про- подвижном костном канале поперечных
(320  чел.), в 2006  г.  – минимальный цессы старения организма и нарушение отростков шейных позвонков предрас-
(287  чел.). Отмечалось также различие обмена веществ являются «пусковыми» в полагает к возможности позиционных
этих показателей в различных областях развитии дегенеративно-дистрофических изменений кровотока в этих артериях у
нашей республики: в целом по республике поражений позвоночника. Несмотря на больных ОШОП. Изменения гемодинами-
за период 2002–2006 гг. средний уровень общепризнанность мультифакторной ческих показателей со стороны кровотока
выхода на инвалидность составил 3,57±0,55 гипотезы, отдельные ее аспекты требуют в вертебро-базилярном бассейне косвенно
на 100 тыс. населения, а показатели по об- дальнейшего изучения. Наиболее разра- могут свидетельствовать о нарушении тро-
ластям колебались от 2,13±0,38 в городе ботаны травматическая, инволюционная, фики позвонков и локальных перегрузках
Минске до 4,98±0,72 в Могилевской обла- аутоиммунная, сосудистая, обменно-эн- в ПДС, а также о корреляционных связях
сти. Удельный вес мужчин среди инвалидов докринная, аномалийная, наследственная между минеральной плотностью костной
вследствие неврологических проявлений гипотезы. ткани и кровоснабжением позвоночных
остеохондроза шейного отдела позвоноч- Предрасполагающими факторами сегментов [3, 19, 32–44, 46, 50, 82, 83, 88].
ника больше, чем удельный вес женщин. в развитии проблем ПДС считаются ги- Актуальность и многогранность про-
Максимальный уровень инвалидности, подинамия; вредные привычки; нервное блемы остеохондроза требует оптимиза-
независимо от полового признака, при- перенапряжение, стрессы; избыточный ции диагностики с помощью современных
ходится на социально активное население вес, неправильное питание; наследствен- методов лучевой визуализации. Для
трудоспособного возраста, что еще раз ная предрасположенность; интоксикации; рационального планирования профилак-
подтверждает социальный характер про- травмы позвоночника (макро- и микротрав- тических и лечебных мероприятий, а также
блемы шейного остеохондроза [3]. мы); физические нагрузки (статические прогнозирования осложнений существует
Боли в спине посвящены многочис- и динамические перегрузки; работа с необходимость в изучении рентгеноден-
ленные международные обзоры. Ее рас- тяжелым оборудованием, которая может ситометрических характеристик костных
пространенность на момент обследования быть связана с вибрационным фактором; структур позвоночных сегментов при
J. Kraemer оценивает в 15–30%, за месяц – подъем тяжелых грузов; частые изменения шейном остеохондрозе, что позволит
в 19–43%, на протяжении жизни – около положения тела; тяжелая атлетика; дай- судить об архитектонике и состоянии тра-
60–80% [88]. По данным Т. Kohlmann и винг; вождение); длительное нахождение бекулярной и кортикальной костной ткани
соавт. [87], жалобы на боли в спине в мо- в неудобном положении, в том числе у с учетом объективного количественного
мент обследования пациента составляют офисных работников; а также выполнение критерия [31, 40, 42, 45, 47, 48, 51].
35%, а распространенность за год может каких-либо других работ, при которых С целью улучшения эффективности
достигать 70%. J.H. Bland отмечает, что по увеличивается нагрузка на позвоночник лучевой диагностики ОШОП и объекти-
крайней мере 10% популяции вспоминает в целом и на отдельные его отделы и визации полученных данных необходимо
о боли в шее хотя бы 3  раза в течение элементы ПДС [34, 73, 74, 79, 82, 83, 89]. решить следующие задачи: изучение
прошлого года и по крайней мере 35% Дегенеративно-дистрофические изме- денситометрических характеристик кост-
взрослого населения может вспомнить нения шейного отдела позвоночника пред- ных структур позвоночных сегментов

№ 7 · 2015 МЕДИЦИНСКИЕ НОВОСТИ 5


Проблемные статьи и обзоры м
н

Рисунок 1 Нормальная анатомия шейного отдела позвоночника ности дегенеративно-дистрофического


(сагиттальная плоскость) [94] процесса [45–51].
Решение этих задач может быть
ценным для неврологов, травматологов,
вертебрологов, нейрохирургов, особенно
при планировании лечебных (в том числе
хирургических) и медицинских реаби-
литационных мероприятий. Внедрение
современных методов визуализации даст
возможность повысить эффективность
лучевой диагностики шейного остеохон-
дроза, что улучшит качество диагностики
и уменьшит социально-экономические по-
тери от временной и стойкой нетрудоспо-
собности, включая затраты на проведение
лечебных и медицинских реабилитацион-
ных мероприятий [12, 19, 45, 51, 69, 77].
Анатомо-физиологические особен-
ности ПДС. Шейный отдел позвоночника
представляет собой один из сложнейших
отделов опорно-двигательного аппарата
человека с точки зрения биомеханики
(рис. 1, 2).
Шейный отдел позвоночника – единый
анатомо-биомеханический комплекс с
высокой функциональной подвижностью,
Рисунок 2 Нормальная анатомия шейного отдела позвоночника что и определяет его следующие функции:
(фронтальная плоскость) [94] повороты головы, обеспечение стабильно-
сти при различных положениях тела, рас-
пределение гравитационных сил по всей
площади межпозвонковых дисков, а также
включение защитных механизмов при
многофакторном внешнем воздействии.
Сложная геометрия шейного отдела по-
звоночника обеспечивает полиморфность
движений, в результате чего многократные
точки воздействия нагрузки могут быть
направлены как к каждому позвонку, так
и на шейный отдел позвоночника в целом.
В норме движения в шейном отделе
позвоночника отличаются большим раз-
нообразием: от простых до комплексных,
суммирующих простые движения вокруг
трех взаимно-перпендикулярных осей  –
вертикальной, сагиттальной и фронталь-
ной [2–4, 19, 21, 29, 31, 37, 41, 43, 51, 73, 74].
Для того чтобы понять биомеханику
при ОШОП, необходимо понимать, как в
норме функционирует ПДС, образованный
двумя смежными полупозвонками, со-
единяющим их межпозвонковым диском
(МПД), межпозвонковыми суставами
(МПС), межпозвонковыми связочными и
мышечными образованиями. Таким об-
разом, каждый позвонок принадлежит
при шейном остеохондрозе; проведение диагностике шейного остеохондроза. одновременно к двум ПДС и является
сравнительного анализа значимости Также важны разработка и внедрение в верхним для нижнего сегмента и нижним
методов лучевой диагностики при характе- практику объективных рентгенологиче- для верхнего сегмента [3, 4, 19, 32, 43,
ристике ПДС при шейном остеохондрозе; ских критериев архитектоники костных 51, 69].
определение роли и эффективности структур и деформационных изменений На межпозвонковые диски приходится
количественной компьютерной томо- элементов позвоночного сегмента и примерно 22% всей длины шейного отдела
графии (ККТ) в комплексной лучевой определение их роли в развитии стадий- позвоночника. Межпозвонковые диски

6 МЕДИЦИНСКИЕ НОВОСТИ № 7 · 2015


м Проблемные статьи и обзоры
н

Рисунок 3 Схема распределения нарушения в точках приложения на звоночно-двигательные сегменты шейного


чувствительности и парестезий элементы ПДС приводят к отдела позвоночника на три группы (или
при поражении С4–С8 корешков [78] изменениям в типе и ве- три условных уровня): верхний шейный
личине нагрузки как на уровень – это два двигательных сегмента:
различные анатомические окципито-атлантный и атланто-аксиальный
области в пределах каждо- (C1–С2); средний шейный уровень пред-
го позвонка, так и с учетом ставлен двумя позвоночными сегмента-
физиологического лордоза ми (С2–СЗ и СЗ–С4), составляющими
шейного отдела позвоноч- вершину шейного лордоза, для которых
ника. Вероятно, что эта характерна наибольшая подвижность во
нагрузка будет отличаться и фронтальной плоскости – сгибание шеи
на разных уровнях шейного налево и направо (наклоны) и сагитталь-
отдела позвоночника. Соот- ной плоскости – сгибание и разгибание);
ветственно, архитектоника нижний шейный уровень объединяет три
костных структур позво- позвоночных сегмента: С4–С5, C5–С6 и
ночных сегментов будет С6–С7, которые наиболее подвержены
изменяться как в пределах остеохондрозу [61].
отдельного позвонка, так в А.М. Орел придерживается структу-
зависимости от анатомиче- ральной остеопатической концепции: в
ских особенностей уровня результате ортоградного положения че-
позвоночника [31, 39, 42, ловека в пространстве и полиморфности
47, 50]. его движений воздействие гравитационных
В позвоночном канале и антигравитационных сил ведет к выде-
располагается спинной лению следующих функциональных дуг
мозг, его корешки разде- в позвоночнике: верхняя дуга (шейная,
ляются на двигательные C1–С4), средняя дуга (грудная, C6–
и чувствительные. Крово- Th8) с двумя осевыми (шарнирными)
снабжение спинного мозга позвонками (C5 и Th9) между дугами и
зависит от перфузионного нижняя дуга (поясничная, Th10–L4), со-
давления, вязкости крови, единяющаяся с крестцом через осевой
скорости кровотока, со- позвонок основания LV с наличием ста-
судистого сопротивления. тических позвонков C2, Th4 и L3. Позво-
обеспечивают движение тел позвонков С учетом микроанатомии капиллярного нок C2 обеспечивает пространственную
между собой во всех плоскостях. Дефор- кровоснабжения спинного мозга первич- ориентацию головы относительно Земли.
мация МПД ведет к нарушению перерас- ное поражение двигательных проводников Шарнирные позвонки C1, C5, Th9 и L5
пределения силы над всей площадью является одним из начальных симптомов регулируют движения позвоночника,
замыкательных пластинок тел позвонков. вертеброгенной компрессии на шейном амортизируя колебания в фасеточных
Желеобразность пульпозного ядра дей- уровне. При проекции сегментов спинного суставах при ходьбе [53, 54].
ствует как амортизатор, обеспечивающий мозга на позвонки следует учитывать несо- Суммарный объем движений в шейном
преобразование вертикальной осевой ответствие длины спинного мозга и позво- отделе позвоночника обусловлен макси-
нагрузки в горизонтальные силы, которые ночника. В шейном отделе позвоночника мальными углами сгибания и разгибания
могут быть амортизированы фиброзным сегменты расположены на один позвонок головы, боковых наклонов и поворотов
кольцом [75, 89]. выше, чем соответствующий им по счету головы вправо и влево. Для здоровых лиц
А.И. Осна выделяет несколько этапов позвонок [3, 12, 19, 69, 83]. моложе 65 лет общий объем движений в
в течении дегенеративно-дистрофических Характеристика дегенеративно-дис- шейном отделе составляет: углы сгибания
заболеваний. Первый этап связан с деги- трофического процесса. Боли в шее у и разгибания  – 70°, угол бокового на-
дратацией пульпозного ядра и развитием молодых пациентов, как правило, об- клона  – 50°, угол поворота  – 80°. У  лиц
лучистых повреждений фиброзного кольца условлены грыжами межпозвонковых старше 65 лет данные показатели ниже:
МПД. Второй этап связан с разрывом воло- дисков. Средний возраст пациентов при угол разгибания  – 40°, сгибания  – 35°,
кон фиброзного кольца и формированием развитии грыжи диска составлял 37 лет наклона – 20°, поворота – 45° [15].
протрузий, пролапсов диска. Третий этап как для мужчин, так и для женщин. Наи- Методы лучевой визуализации ДДП
характеризуется полисегментарностью и более поражаемые диски и нервные шейного отдела позвоночника
глубиной распространения дегенеративно- корешки в порядке убывания частоты рас- Рентгенологическое исследование
дистрофического процесса [55]. положены следующим образом (рис. 3): является ведущим в оценке характера и
Шейный отдел позвоночника человека 1-е место  – С6–С5  МПД, С6  корешок; протяженности дегенеративно-дистрофи-
представляет собой сложную систему 2-е место  – С6–С7 МПД, С7  корешок; ческого процесса. В общеклинической
с 37  отдельными суставами (включая 3-е место  – С4–С5 МПД, С5  корешок; практике рентгенодиагностика остеохон-
6 межпозвонковых дисков); в нормальном 4-е место  – С3–С4 МПД, C4  корешок; дроза основывается на изучении рентгено-
состоянии шейный отдел позвоночника 5-е  место  – С7–Th1 МПД, С8  корешок грамм (РГМ), выполненных в двух взаимно
движется 600 раз в час, независимо от [69, 77, 84, 86, 89, 99]. перпендикулярных проекциях, а также в
того, бодрствует человек или спит [74]. По анатомо-функциональным характе- двух косых (под углом 45°) проекциях,
Кроме того, многократные воздействия ристикам А.Я. Попелянский разделил по- используется метод функциональной

№ 7 · 2015 МЕДИЦИНСКИЕ НОВОСТИ 7


Проблемные статьи и обзоры м
н

Таблица Сравнительная характеристика классификаций ОШОП по Saker (1952) и И.С. Абельской и соавт. (2003)

Стадии по Saker Стадии по И.С. Абельской и соавт.


I. Выпрямление шейного лордоза I. Выпрямление физиологического лордоза
II. Выпрямление лордоза и легкое уплощение межпозвонкового диска II. Нестабильность в ПДС с развитием в нем подвывиха и торсии
(МПД) позвонков, снижение высоты МПД I степени
III. Выпрямление лордоза, легкое уплощение МПД, сужение межпо- III. Склероз замыкательных пластинок и субхондральный склероз,
звонковых отверстий (МПО) краевые костные разрастания, спондилоартроз, сужение МПО и
позвоночного канала, снижение высоты МПД II степени
IV. Выпрямление лордоза, уплощение МПД, значительное сужение IV. Склероз замыкательных пластинок и субхондральный склероз,
МПО и позвоночного канала массивные задние остеофиты, спондилоартроз, деформирующий
ункоартроз, значительное сужение МПО и позвоночного канала,
снижение высоты МПД III степени
П р и м е ч а н и е : Высота МПД измеряется на боковых рентгенограммах. В норме высота МПД увеличивается сверху вниз. Раз-
личают три степени снижения высоты МПД: I – высота пораженного МПД равна высоте расположенного выше диска; II – высота
пораженного МПД на 1/4 меньше расположенного выше диска; III – высота пораженного МПД в 2 раза меньше расположенного
выше диска.

рентгеноспондилографии (ФРСГ) [3, 4, 19, показателей, зависящих от квалифика- ка из-за неравномерности содержания
21, 29, 33, 35–37, 40, 43]. ции, опыта, добросовестности, вообра- жира в тканях различных участков тела
Для объективной оценки результатов жения и т.п. врача [34, 37, 38, 48, 49, 51]. пациента и костей; вторая группа ошибок
ФРСГ применяются рентгенопланиметрия На рентгенограммах изменение плот- связана с техническими особенностями
и диагностические коэффициенты/индек- ности костной ткани можно определить остеоденситометров в плане алгоритма
сы (Михайлов А.Н. и соавт.) с обязательной лишь в случае изменения количества определения границ костей на исследу-
комплексной оценкой [1–4, 32, 36, 37]. костной массы на 30–40%, что является емом участке и с увеличением толщины
Изменение амплитуды движений в недостатком в определении ранних исследуемого объекта; третья группа
динамическом состоянии при максималь- микроструктурных изменений костной ошибок  – влияние склерозов, кифозов,
ном сгибании (флексии) и максимальном ткани [11, 19, 56, 57, 59, 65, 72, 80, 85, сколиозов, компрессионных изменений,
разгибании (экстензии) примерно у 90% 96, 97]. кальцификации аорты, остеофитов,
пациентов определяет характер двига- Метод двухэнергетической рентге- особенностей развития остистого от-
тельных нарушений [22, 60]. новской абсорбциометрии (ДРА) – совре- ростка; четвертая группа ошибок связана
Критерии комплексной оценки выяв- менный метод диагностики минеральной с изменениями контрольно-технических
ленных рентгенографических симптомов: плотности кости (МПК); заключается в характеристик в течение рабочего дня
нарушения двигательной функции и фик- раздельном измерении энергии при про- (могут составить 2,2% сдвига показателей
сации позвоночного сегмента; нарушения хождении через объект исследования, ДРА). Ошибки могут быть и из-за неопыт-
амортизационной функции МПД и кри- спектр рентгеновского пучка имеет два ности и субъективизма оператора как при
терий, отражающий степень компрессии пиковых значения в разных энергетиче- выборе положения пациента во время ис-
интрадурального пространства [1–4, 36, ских диапазонах. Кость и мягкие ткани следования, так и в оценке толщины кости,
37, 43]. с разной интенсивностью поглощают корректном выборе границ зон оценки, по
У пациентов с ОШОП, в соответствии с ионизирующее излучение, различие в ос- которым будут выполняться расчеты МПК.
классификацией И.С. Абельской и соавт. лаблении двух энергий костной тканью и Отмечено, что вмешательство оператора
(2003), выделяют основные и отличитель- мягкими тканями позволяет оценить МПК для коррекции и расстановки границ
ные признаки в стадиях остеохондроза и мягкие ткани в зоне исследования путем сканирования необходимо в 47% случаев
шейного отдела позвоночника, которые математического анализа. ДРА признана проведения этой диагностической про-
характеризуют его патологическую био- «золотым стандартом» при диагностике цедуры [67]. Кроме того, использование
механику (таблица) [3, 4]. остеопороза, так как обладает хорошей ДРА не позволяет дифференцировать
При проведении спондилографическо- чувствительностью и специфичностью, структурные особенности костной ткани
го исследования имеется определенная небольшой ошибкой воспроизводимости, позвонков [65, 72, 96, 97].
сложность оценки рентгенологических относительной дешевизной, быстротой Магнитно-резонансная томография
симптомов, которые характеризуют изме- исследования, небольшой дозой облу- (МРТ) – современный метод диагностики
нения костной структуры в рентгеновском чения [66]. ДДПП.
изображении при шейном остеохондрозе, Однако необходимо учитывать ряд Достоинства МРТ: неинвазивность,
что может быть обусловлено как недоста- возможных ошибок, которые могут быть отсутствие лучевой нагрузки, широкое
точностью достоверных критериев оценки допущены при интерпретации результатов поле изображения, возможность полу-
состояния костной ткани при шейном осте- исследования. Так, завышение или зани- чения томограмм в любой плоскости
охондрозе, так и наличием субъективности жение показателей МПК может привести (сагиттальная, коронарная, аксиальная),
восприятия получаемых изображений и ка- к ошибке объема реальной костной ткани визуализация содержимого дурального
чеством выполнения рентгенологического на 20–30%. Д.М. Смолев исследовал мешка, корешковых каналов, параверте-
исследования. Основной недостаток при факторы, которые завышают и занижают бральных областей, высокий межтканевой
оценке обнаруживаемых изменений – ис- данные ДРА и выделил четыре группы контраст, высокая чувствительность к
пользование субъективных качественных ошибок: первая группа – системная ошиб- патологическим изменениям в структуре

8 МЕДИЦИНСКИЕ НОВОСТИ № 7 · 2015


м Проблемные статьи и обзоры
н

тканей, возможность точной структур- лучения тканями организма и являются 20–25%, в кортикальной ткани – 1–3%)
ной характеристики ткани посредством сопоставляемым показателем, так и при и зачастую раньше, чем кортикальная
использования различных пульсовых выполнении количественной компьютер- кость, подвержена изменениям. ККТ по-
последовательностей, возможность ной томографии (ККТ) в единицах объ- звоночника обладает преимуществом по
визуализации сосудистого русла всех емной плотности – мг/см3) [3, 4, 24, 32, 47, сравнению с другими методами оценки
калибров и др. 51, 52, 64, 69, 72, 85, 91, 96, 97]. плотности костной ткани, позволяя обна-
Недостатки МРТ: наличие противопока- Рентгеновская количественная ком- ружить более ранние изменения [19, 45,
заний к выполнению МРТ (клаустрофобия, пьютерная томография используется 51, 72, 93, 96–98].
наличие ферромагнитных изделий в орга- для количественного анализа МПК. Ремоделирование костной ткани. Био-
низме человека и др.), большая длитель- Данный метод позволяет анализировать механика шейного отдела позвоночника
ность исследования (пациент длительно губчатую и кортикальную костную ткань. весьма сложная, от нее зависит микро- и
находится в замкнутом пространстве), Оценка параметров кости, включая ко- макроархитектоника костной ткани, стро-
малая пропускная способность, высокая личественную оценку макроструктурных ение губчатого и компактного вещества.
стоимость метода, нет достоверной оцен- (геометрия кости) и микроструктурных Губчатое вещество имеет в 10 раз большую
ки изменений костей и кальцинатов, нет (объем, количество костных трабекул) поверхность по сравнению с компактным.
точных изученных данных о воздействии параметров, дает более четкое и объек- В губчатом веществе костные пластин-
магнитного поля на организм человека. тивное представление об архитектонике ки объединены в костные трабекулы,
Получаемый сигнал отражается в от- костных структур [31, 45, 47, 51, 72, 96, 97]. имеющие форму дуг или арок. Костные
носительных единицах серой шкалы. По Методика количественной компьютерной трабекулы образуют трехмерную анасто-
сравнению с рентгеновской плотностью томографии (Quantitative Computed Tomog- мозирующую сеть. Между трабекулами
(единицы Хаунсфилда), которая отражает raphy – QCT) разработана американскими имеются костные ячейки, что и придает
степень абсорбции рентгеновского излу- специалистами C. Cann, H. Genant (1980) костному веществу губчатый вид. Костные
чения тканями организма и является со- на базе рентгеновских компьютерных трабекулы перестраиваются соответствен-
поставляемым показателем, интенсив- томографов общего назначения [65, 72, но траекториям воздействия нагрузки, что
ность МР-сигнала является величиной 96, 97, 98]. ведет к перестройке костной ткани с на-
непостоянной и относительной. Ввиду Рентгеновская ККТ дает возможность личием как участков остеопороза, так
этого не  рекомендуется сравнивать избежать ошибок, которые могут быть и остеосклероза, что свидетельствует о
абсолютные величины интенсивности допущены при использовании метода «ремоделирующей силе кости». Среди
МР-сигнала, даже если исследование ДРА для оценки минеральной плотности факторов, влияющих на перестройку
одного пациента выполнено на одном осевого и периферического скелета (при костной ткани, важную роль играет
аппарате, в одно и то же время суток, интерпретации результатов исследования) пьезоэлектрический эффект: за счет
при одной и той же температуре и т.д. в связи с имеющимися значимыми разли- разности потенциалов в костной пла-
Использование МРТ для определения со- чиями в частоте снижения МПК в разных стинке на отрицательно заряженной
стояния минеральной плотности костной его отделах и в случаях повышения и поверхности всегда отмечается акти-
ткани сопровождается риском получения занижения показателей МПК, что может вация остеобластов и, соответственно,
недостоверных данных, в том числе и из-за привести к ошибочной оценке истинного процесс созидания костной ткани, тогда
субъективности исследователя [3, 4, 18, 29, объема костной ткани [10, 11, 59, 65, 67, как на положительно заряженной по-
34, 69, 78, 88]. 72, 96–98]. верхности, напротив, наблюдается ее
Т.Е. Рамешвили и соавт. отмечают, J.E. Adams и соавт. отмечали, что резорбция за счет активации остеокла-
что при интерпретации данных МРТ могут использование метода ККТ в качестве стов. Создание нулевого потенциала,
возникать определенные трудности в диф- «золотого стандарта» сделало бы измере- отсутствие физической нагрузки (иммо-
ференцируемости остеофитов с грыжами ние минеральной плотности костной ткани билизация, ограничение движений) на
диска, а информативность рентгеновской достоверным и точным [96]. костную ткань активируют остеокласты,
компьютерной томографии (РКТ) в вы- ККТ шейного отдела позвоночника с что также приводит к реконструкции
явлении остеофитов гораздо выше по целью анализа рентгеноденситометри- костной ткани [11, 16, 26, 28, 51, 56,
сравнению с МРТ [19]. ческих характеристик костных структур 65, 72, 80].
Рентгеновская компьютерная томо- позвоночных сегментов и оценки МПК Постоянное воздействие разнообраз-
графия – высокоинформативный метод включает в себя выполнение топограммы ных статических нагрузок на элементы
диагностики остеохондроза позвоночника. шейного отдела позвоночника, планирова- ПДС ведет к изменению показателей ми-
РКТ позволяет визуализировать структур- ние аксиальных сканов через центры тел неральной плотности кости, объема и ко-
ные изменения позвонков, грыжи меж- позвонков С2–С7. При этом угол наклона личества костных трабекул, соотношения
позвонковых дисков, «вакуум-феномен», Гентри устанавливается параллельно за- кортикальной и губчатой ткани. Адаптация
определить стеноз позвоночного канала, мыкательным пластинкам тел позвонков, элементов ПДС к функциональным нагруз-
изменения в атланто-осевом сочленении, также обязательно использование эталон- кам определяет уровень ремоделирования
артроз полулунных и суставных отрост- ного стандарта (специального калибровоч- костной ткани. То есть изменения перво-
ков, изменения связочного аппарата, а ного фантома), который во время исследо- начальной формы элементов ПДС под
также оценить архитектонику и состояние вания располагается на столе томографа действием продолжительных нагрузок,
костной ткани как качественно, так и под зоной интереса и сканируется вместе согласно математическим законам, ведет
количественно (оценка рентгеноденсито- с пациентом. Трабекулярная костная ткань к изменению микро- и макроархитекто-
метрических показателей как по шкале имеет более высокую метаболическую ники кости и к деформации позвонков.
Хаунсфилда, единицы которой отражают деятельность (скорость минерального Возможно, разница в патологической
степень абсорбции рентгеновского из- метаболизма в губчатой ткани составляет деформации, сопровождающей развитие

№ 7 · 2015 МЕДИЦИНСКИЕ НОВОСТИ 9


Проблемные статьи и обзоры м
н

дегенеративно-дистрофических изме- «Новые горизонты». – СПб.: ЭЛБИ, 2007. – С.67–68. мика НАНБ А.Н.Михайлова и 55-летию кафедры лу-
3. Абельская, И.С. Остеохондроз шейного отде- чевой диагностики БелМАПО. – Минск: БелМАПО,
нений на шейном уровне, обусловлена ла позвоночника / И.С.Абельская, О.А.Михайлов; 2006. – С.104–107.
спецификой минерального обмена и из- под ред. А.Н.Михайлова – Минск: БелМАПО, 23. Иваничев, Г.А. Мануальная терапия.  – Казань,
менениями костной плотности [3, 16, 19, 2004. – 219 с. 1997. – 448 с.
4. Абельская, И.С. Шейный остеохондроз: 24. Календер, В.А. Компьютерная томография.
28, 72, 93, 96]. У взрослого человека за диагностика и медицинская реабилитация / Основы, техника, качество изображений и об-
год обновляется 8% массы костного ве- И.С.Абельская, О.А.Михайлов, В.Б.Смычек; ласти клинического использования: пер. с англ.  /
щества, однако этот показатель гораздо под ред. А.Н.Михайлова. – Минск: БелМАПО, В.Календер. – М.: Техносфера, 2006. – 344 c.
2007.– 347 с. 25. Клюшкин, И.В. Лучевая диагностика и лечебная
выше для губчатого вещества – 20%, а для 5. Антонов, И.П. Проблема «Заболевания перифе- тактика у больных с дистрофическими поражения-
компактного вещества составляет лишь рической нервной системы» и ее решение Научно- ми позвоночника: автореф. дис. … д-ра мед. наук. –
исследовательским институтом неврологии, нейро- Казань, 1996. – 34 с.
4% [16, 28, 72]. хирургии и физиотерапии Минздрава Беларуси  // 26. Котельников, Г.П. Остеопороз / Г.П.Котельников,
В Беларуси оснащение современной Здравоохранение. – 1997. – №12. – С.4–8. С.В.Булгакова. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. – 512 c.
медицинской техникой для лучевой диа- 6. Антонов, И.П. Современное состояние и пер- 27. Кузнецов, В.Ф. Вертеброневрология. Кли-
спективы изучения вертеброгенных заболеваний ника, диагностика, лечение заболеваний позво-
гностики улучшается с каждым годом, что периферической нервной системы  // Вестн. Рос. ночника  / В.Ф.Кузнецов.  – Минск: Книжный дом,
в свою очередь ведет к внедрению высоко- АМН. – 1992. – №5. – С.38–40. 2004. – 640 с.
информативных методов визуализации. 7. Антонов, И.П. Шейный остеохондроз: клиника, 28. Кузнецов, С. Л. Гистология, цитология и эмбрио-
лечение и профилактика  // Здравоохранение.  – логия: Учебник / С.Л.Кузнецов, Н.Н.Мушкамбаров. –
Высокотехнологичное оборудование 1996. – №4. – С.7–9. 2-е изд., испр. и доп. – М.: МИА, 2012. – 640 c.
имеется не только в городе Минске и 8. Антонов, И.П. Важнейшие результаты и перспек- 29. Линденбратен, Л.Д. Медицинская радио-
тивные направления научных исследований в обла- логия  / Л.Д.Линденбратен, И.П.Королюк.  – М.,
областных центрах, но и в медицинских сти клинической неврологии // Здравоохранение. – 2000. – 671 с.
учреждениях крупных районных центров 1996. – №4. – С.3–7. 30. Лукачер, Г.Я. Неврологические проявления
Республики Беларусь, что увеличивает 9. Антонов, И.П. Основные итоги 20-летнего изуче- остеохондроза позвоночника.  – М.: Медицина,
ния проблемы «Заболевания периферической нерв- 1985. – 240 с.
его доступность для населения страны и ной системы» коллективом НИИ неврологии, нейро- 31. Лукьяненко, Т.Н. Рентгеноденситометрическая
отвечает задачам и потребностям нашего хирургии и физиотерапии Минздрава Беларуси  // характеристика костных структур позвоночных сег-
здравоохранения. Актуальные проблемы неврологии и нейрохирургии: ментов при шейном остеохондрозе / Т.Н.Лукьяненко
Сб. науч. тр. Вып.  I  / под ред. А.Ф.Смеяновича, // М-лы Республ. науч.-практ. конф. молодых ученых
Таким образом, компьютерную томо- И.П.Антонова. – Минск: Бел. навука, 1999. – С.6–17. с междунар. участием «Минский консилиум-2014». –
графию, включая постпроцессинговую 10. Белосельский, Н.Н. Рентгенологическая диагно- Минск: БелМАПО, 2014. – С.148–150.
стика остеопенического синдрома  / Н.Н.Белосель- 32. Лучевая визуализация шейно-плечевого
обработку и анализ диагностических изо- ский, А.В.Смирнов. – М.: ИМА-пресс, 2010. – 120 c. синдрома у больных шейным остеохондрозом  /
бражений, измерение рентгеноденситоме- 11. Беневоленская, Л.И. Патогенез остеопоро- А.Н.Михайлов [и др.].  – Минск: БелМАПО, 2010.  –
трических показателей костных структур за  / Л.И.Беневоленская, Е.Л.Насонов; под ред. 203 с.
Л.И.Беневоленской.  – М.: БИНОМ, 2003.  – С.77– 33. Лучевая диагностика дегенеративных заболе-
позвоночных сегментов и минеральной 104. ваний позвоночника: Руководство / Г.Е.Труфанов
плотности кости, можно выполнить прак- 12. Бриггс, Т. Оперативная ортопедия. Стенморское [и др.]. – СПб.: ЭЛБИ, 2010. – 288 c.
тически на всех рентгеновских компью- руководство / Т. Бриггс, Дж. Майлз, У. Астон. – М., 34. Магнитно-резонансная томография. Руковод-
2014. – 307 c. ство для врачей  / С.С.Багненко [и др.]; под ред.:
терных томографах, установленных в 13. Бургенер, Ф.А. Лучевая диагностика забо- Г.Е.Труфанова, В.А.Фокина, 2007. – 688 с.
Республике Беларусь. леваний костей и суставов: руководство; атлас  / 35. Михайлов, А.Н. Фундаментальные и приклад-
Ф.А. Бургенер, М. Кормано, Т. Пудас. – М.: ГЭОТАР- ные аспекты рентгенологической диагностики
Проблема остеохондроза шейного Медиа, 2011. – 552 c. остеохондроза шейного отдела позвоночника  /
отдела позвоночника остается одной из 14. Веселовский, В.П. Практическая вертебронев- А.Н.Михайлов, И.С.Абельская // Весцi Нац. акадэмii
важнейших в современной клинической рология и мануальная терапия / В.П.Веселовский. – навук Беларусi. Серыя медыцынскiх навук.  –
Рига: Зинатне, 1991. – 344 с. 2006. – №4. – С.5–9.
медицине. Актуальность и медико- 15. Веселовский, В.П. Диагностика синдромов 36. Михайлов, А.Н. Диагностические критерии и
социальная значимость заболевания остеохондроза позвоночника  / В.П.Веселовский, технические параметры при рентгенографических
определили наш интерес к ней, а нере- М.К.Михайлов, О.Ш.Самитов. – Казань: изд-во Ка- исследованиях  / А.Н.Михайлов, И.С.Абельская  //
зан. ун-та, 1990. – 288 с. Мед. новости. – 2005. – №11. – С.11–15.
шенные и спорные вопросы свидетель- 16. Гистология, эмбриология, цитология: учебник  / 37. Михайлов, А.Н. Лучевая диагностика дегенера-
ствуют о необходимости поиска новых Ю.И.Афанасьев [и др.]; под ред. Ю.И.Афанасьева, тивно-дистрофических заболеваний шейного отде-
Н.А.Юриной. – 6-е изд., перераб. и доп. – М.: ГЭО- ла позвоночника  / А.Н.Михайлов, И.С.Абельская  //
и эффективных методов лучевой диа- ТАР-Медиа, 2013. – 800 с. Медицина. – 2005. – №3. – С.21–22.
гностики остеохондроза позвоночника. 17. Гиткина, Л.С. Врачебно-трудовая экспертиза 38. Михайлов, А.Н. Роль лучевой диагностики
Разработка новых объективных крите- больных шейным остеохондрозом с синдромом на этапах медицинской реабилитации больных
позвоночной артерии  / Л.С.Гиткина, Г.С.Северин  // остеохондрозом шейного отдела позвоночника  /
риев оценки макро- и микроструктурных Журн. невропатологии и психиатрии им. Корсако- А.Н.Михайлов, И.С.Абельская // М-лы Невского ра-
изменений элементов позвоночного ва. – 1982. – Т.82, №8. – С.29–34. диолог. форума «Новые горизонты». – СПб.: ЭЛБИ,
сегмента при шейном остеохондрозе 18. Грэй, М.Л. Патология при КТ и МРТ  / Майкл 2007. – С.86–87.
Л. Грэй, Джеган М. Эйлинэни. – М., 2013. – 450 c. 39. Михайлов, А.Н. Корреляционные связи между
определяет возможность объективного 19. Дегенеративно-дистрофические поражения плотностью костной ткани и кровоснабжени-
суждения об архитектонике костной позвоночника (лучевая диагностика, осложнения ем позвоночных сегментов при остеохондрозе
после дискэктомии): Руководство для врачей  / шейного отдела позвоночника  / А.Н.Михайлов,
ткани, о деформационных изменениях Т. Е. Рамешвили [и др.]. – СПб.: ЭЛБИ, 2011. – 218 с. Т.Н.Лукьяненко  // М-лы VI Невского радиологиче-
элементов ПДС и определения их роли 20. Епифанов, В.А., Восстановительная терапия ского форума. – СПб.: ЭЛБИ, 2013. – С. 141.
в развитии дегенеративно-дистрофиче- больных остеохондрозом шейного отдела позво- 40. Михайлов, А.Н. Лучевая визуализация изме-
ночника с явлениями гипермобильности средствами нений костной структуры ПДС при остео-хондрозе
ских изменений. лечебной физической культуры  / В.А.Епифанов, позвоночника  / А.Н.Михайлов, Т.Н.Лукьяненко  //
В.В.Шуляковский  // Вопр. курортологии, физиоте- Актуальные вопросы диагностики и терапии па-
ЛИТЕРАТУРА рапии и лечебной физической культуры. – 2000. – циентов старших возрастных групп: м-лы Респ.
№1. – С.8–11. науч.-практ. конф., посвящ. дню пожилых лю-
21. Жарков, П.Л. Остеохондроз и другие дистро- дей. – Минск: БелМАПО, 2013. – С.128–129.
1. Абельская, И.С. Актуальные аспекты рентгеноло- фические изменения позвоночника у взрослых и 41. Михайлов, А.Н. Лучевая диагностика измене-
гической диагностики остеохондроза шейного отде- детей / П.Л.Жарков. – М.: Видар-М, 2009. – 375с. ний костной структуры позвоночно-двигательных
ла позвоночника / И.С.Абельская, А.Н.Михайлов  // 22. Жарнова, В.В., Изучение амплитуды движения сегментов при остеохондрозе позвоночника  /
Вестн. рентгенологии. – Москва, 2006. – №6. – шейных позвонков у больных с неврологически- А.Н.Михайлов, Т.Н.Лукьяненко  // Актуальные про-
С.22–28. ми проявлениями остеохондроза шейного отде- блемы медицины Гомельской области: м-лы ежегод-
2. Абельская, И.С. Комплексная лучевая диагно- ла позвоночника  / В.В.Жарнова, А.Н.Михайлов, ной науч.-практ. конф. – Гомель, 2013. – С.91–92.
стика шейного остеохондроза / И.С.Абельская, И.С.Абельская // Актуальные вопросы лучевой визу- 42. Михайлов, А.Н. Минеральная плотность позво-
А.Н. Михайлов // М-лы Невского радиолог. форума ализации: сб. науч. работ, посвящ. 70-летию акаде- ночника при его остеохондрозе  / А.Н.Михайлов,

10 МЕДИЦИНСКИЕ НОВОСТИ № 7 · 2015


м Проблемные статьи и обзоры
н

Т.Н.Лукьяненко // М-лы VIII Всерос. нац. конгр. луче- некоторые проблемы диагностики и медицин- B.M.Obermayer-Pietsch [et al.] // J. Bone Miner. Res. –
вых диагностов и терапевтов «Радиология-2014». – ской реабилитации  / А.Н.Михайлов, Э.Е.Малевич, 2004. – Vol.19. – P.42–47.
М.: REJR, 2014. – С.20–21. И.С.Абельская, О.А.Михайлов  // Мед. новости.  – 81. Hayashi, H. Cervical spondylotic myelopathy in
43. Михайлов, А.Н. Рентгенодиагностика заболе- 2003. – №9. – С.14–18. the aged patient. A  radiographic evalution of the ag-
ваний костно-суставной системы / А.Н.Михайлов. – 59. Петак, С.М. Денситометрия: интерпретация ре- ing changes in the cervical spine and etiologic factors
Минск: БелМАПО, 2011. – 299 с. зультатов исследования: методические указания of muelopathy / H.Hayashi [et al.] // Spine. – 1988. –
44. Михайлов, А.Н. Способ установки корреляци- Международного общества клинической денсито- Vol.13, N6. – P.618–625.
онных связей между плотностью костных струк- метрии  / С.М.Петак  // Остеопороз и остеопатии.  – 82. Heller, J.G. The syndromes of degenerative cervi-
тур и стадиями остеохондроза  / А.Н.Михайлов, 2004. – №2. – С.11–13. cal disease  // Ortho Clin. North. Am.  – Vol.23, N3.  –
Т.Н.Лукьяненко  // М-лы VI Невского радиолог. фо- 60. Полойко, Ю.Ф. Рентгенофункциональная ха- 1992. – P.381–394.
рума. – СПб.: ЭЛБИ, 2013. – С.141. рактеристика позвоночника при остеохондрозе 83. Hoff, J. The role of ischemia in the pathogenesis of
45. Михайлов, А.Н. Минеральная плотность позвон- до и после мануальной терапии  // Актуальные cervical spondylotic myelopathy  – a review and new
ков у больных с шейным остеохондрозом по дан- проблемы теории, практики медицины, подго- microangiographic evidence / J.Hoff [et al.] // Spine. –
ным количественной компьютерной томографии  / товки научных и профессиональных кадров: сб. 1977. – Vol.2, N2. – P.100–108.
А.Н.Михайлов, Т.Н.Лукьяненко  // Международные науч. тр.; в 2 т. – Т.2. – Минск: БелМАПО, 2002. – 84. Imamura, Y. Cervical intradural disc herniation /
обзоры: клиническая практика и здоровье. – 2014. – С.94–97. Y.Imamura [et al.]  // Spine.  – 2001.  – Vol.26.  –
№6. – С.24–32. 61. Попелянский, А.Я. Три уровня шейной вер- P. 698–702.
46. Михайлов, А.Н. Корреляционная связь между теброгенной патологии нервной системы  / 85. In vitro and in vivo spiral CT to determine bone
рентгеноденситометрическими характеристи- А.Я.Попелянский // Синдромы позвоночного остео- mineral density: initial experience in patients at risk for
ками костных структур позвоночных сегментов хондроза. – Казань, 1978. – С.96–98. osteoporosis / T.M.Link [et al.] // Radiology. – 2004. –
и биомеханикой при шейном остеохондро- 62. Попелянский, Я.Ю. Ортопедическая неврология Vol.231, N3. – P.805– 811.
зе  / А.Н.Михайлов, Т.Н.Лукьяненко; под ред. (вертеброневрология): руководство для врачей  / 86. Ishida, Y. Predictors of neurologic recovery in acute
Е.А.Руцкой  // М-лы Республ. науч.-практ. конфе- Я.Ю.Попелянский. – М.: МЕДпресс-информ, 2008. – central cervical cord injury with only upper extremity
ренции «Современные диагностические техно- 672 с. impairment  / Y.Ishida, T.Tominaga  // Spine.  – 2002.  –
логии нейровизуализации».  – Минск: БелМАПО, 63. Попелянский, Я.Ю. Остеохондроз. Клинический Vol.27. – P.1652–1658.
2014. – С.55–58. аспект  / Я.Ю.Попелянский  // Вестн. рентгенол. и 87. Kohlmann, T. Rückenschmerzen in Deutsch-
47. Михайлов, А.Н. КТ-визуализация костных струк- радиол. – 1997. – №6. – С.58–63. land. Eine epidemiologische Bestandsaufnahme  /
тур позвоночных сегментов при шейном остеохон- 64. Прокоп, М. Спиральная и многослойная компью- T.Kohlmann, C.Schmidt  // Orthopädie und Rheuma.  –
дрозе  / А.Н.Михайлов, Т.Н.Лукьяненко  // М-лы Ре- терная томография: учеб. пособие: пер. с англ.: в 2005. – Vol.1. – P.38–41.
спубл. науч.-практ. конф. и 23-й итог. науч. сессии 2 т. Т.1 / М. Прокоп, М. Галански. – М.: Медпресс- 88. Kraemer, J. Intervertebral Disk Diseases  /
Гомельского гос. мед. ун-та «Актуальные проблемы информ, 2006. – 416 c. J.Kraemer.  – Stuttgart; New York: Georg Thieme,
медицины»; в 4  т.  – Гомель: ГомГМУ, 2014.  – Т.3.  – 65. Риггз Б.Л. Остеопороз. Этиология, диагностика, 2008. – 375 p.
С.78–79. лечение / Б.Л.Риггз, Л.Дж.Мелтон / пер. с англ. – М.; 89. Lestini, W.F. The pathogenesis of cervical spondy-
48. Михайлов, А.Н. Лучевая визуализация костных СПб., 2000. – 273 с. losis  / W.F.Lestini, S.W.Wiesel  // Clin. Orth. Rel. Res.  –
структур позвоночных сегментов при шейном остео- 66. Рубин, М.П. Преимущества и недостатки рентге- 1989. – Vol.239. – P.69–93.
хондрозе  / А.Н.Михайлов, Т.Н.Лукьяненко  // М-лы новской двухэнергетической остеоденситометрии 90. Mann, V. Meta-analysis of COL1A1 Sp1 polymor-
ежегод. науч.-практ. конф. «Актуальные вопросы в диагностике остеопороза / М.П.Рубин // Радиоло- phism in relation to bone mineral density and osteopo-
медицины Гомельской области».  – Гомель: ГомГМУ, гия – практика. – 2009. – №3. – С.12–17. rotic fracture / V.Mann, S.H.Ralston // Bone. – 2003. –
2014. – С. 61–62. 67. Смолев, Д.М. Особенности денситометри- Vol.32. – P.711–717.
49. Михайлов, А.Н. Современные аспекты лу- ческой диагностики остеопороза у пациентов 91. MDCT of acute subaxial cervical spine
чевой диагностики остеохондроза позвоночни- пожилого возраста: дис. … канд. мед. наук.  – trauma: a mechanism-based approach / Sameer
ка  / А.Н.Михайлов, И.А. Рыбин, О.А. Михайлов, 2005. –117с. B.  Raniga [et al.]  // Insights Imaging. – 2014.  –
В.П.Марчук  // Дегенеративные поражения по- 68. Хомич, М.М. Состояние трудопотерь при де- N5. – Р.321–338.
звоночника и суставов: м-лы конф.  / под ред. генеративно-дистрофических поражениях позво- 92. Mechanism of destructive pathologic changes
А.Н.Михайлова, В.Д.Пилипенко.  – Минск, 2001.  – ночника  / М.М.Хомич, О.А.Петрова  // М-лы конф. in the spinal cord under chronic mechanical
С.68–74. «Дегенеративные поражения позвоночника и су- compression / I.Yamamura [ et al.] // Spine. – 2002. –
50. Михайлов, А.Н. Способ установки корреляцион- ставов». – Минск, 2001. – С.92–93. Vol.27. – P.21–26.
ных связей между рентгеноденситометрическими 69. Шевелев, И.Н. Дегенеративно-дистрофиче- 93. Molecular genetic studies of gene identification
характеристиками костных структур позвоночных ские заболевания шейного отдела позвоночни- for osteoporosis: the 2009 update  / X.H.Xu [et al.]  //
сегментов и биомеханикой при шейном остео- ка  / И.Н.Шевелев, А.О.Гуща.  – М.: АБВ-пресс, Endocr. Rev. – 2010. – Vol.31. – P.447–505.
хондрозе  / А.Н.Михайлов, Т.Н.Лукьяненко  // М-лы 2008. – 176 c. 94. Möller, T.B. Tashenatlas der Schnittbildanatomie.
ежегод. науч.-практ. конф. «Актуальные вопросы 70. Юмашев, Г.С. Остеохондрозы позвоночника  / Computertomographie und Kernspintomographie  /
медицины Гомельской области».  – Гомель: ГомГМУ, Г.С.Юмашев, М.Е.Фурман  / 2-е изд., перераб. и T.B.Möller, E.Reif. – Bd III. – Stuttgart; New York: Georg
2014. – С.62–64. доп. – М.: Медицина, 1984. – 382 с. Thieme Verlag KG, 2007. – 333 p.
51. Михайлов, А.Н. Рентгеноденситометрическая 71. Яковлев, Н.А. Шейный остехондроз.  – М., 95. Nachemson, A. Epidemiology and the
характеристика костных структур позвоночных сег- 1997. – 115 с. economics of low back pain. In: The lumbar spine /
ментов при шейном остеохондрозе / А.Н.Михайлов, 72. Bartl, R. Osteoporose. Prevention. Diagnostik. Thera- Herkowitz  H., Dvoˇrák  J., Bell  G., Nordin  M.,
Т.Н.Лукьяненко  // Мед. новости.  – 2014.  – №10.  – pie  / R.Bartl, Ch.Bartl.  – Stuttgart; New York: Georg Grob  D. eds.  – 3  ed.  – Philadelphia: Lippincott,
С.47–50. Thieme Verlag KG, 2011. – 385 p. 2004. – P.3–10.
52. Мультиспиральная компьютерная томография в 73. Biomechanical testing of an artificial cervical Joint 96. Quantitative Computed Tomography (QCT): The
клиниках медицинского университета / В.И.Амосов and anterior cervical plate / D.J.Di Angelo [et al.] // J. Forgotten Gold Standard?  / J.E.Adams [et al.]  // J.
[и др.]. – СПб.: ЭЛБИ, 2009. – 228 c. Spin. Disord. Tech. – 2003. – Vol.16, N4. – P.314–323. Bone Mineral Research. – 2000. – Vol.15. – P.169.
53. Орел, А.М. Рентгенодиагностика позвоночника 74. Bland, J.H., The cervical spine: From anatomy to 97. Quantitative computed tomography  /
для мануальных терапевтов. Т.I.: Системный ана- clinical care  // Med. Times.  – 1989.  – Vol.117, N9.  – J.E.Adams // Eur. J. Radiol. – 2009. – Vol.71, N3. –
лиз рентгенограмм позвоночника.  – М.: Видар-М, 1989. – P.15–33. P.415–424.
2006. – 312 с. 75. Connell, M.D., Wiesel, S.W. Natural history and 98. User’s guide QCT-5000 CT bone mineral density
54. Орел, А.М. Результаты системного анализа pathogenesis of cervical disc disease  // Ortho Clin. (BMD). QCT-bone mineral™ analysis is a trademark of
рентгенограмм позвоночника, подтверждающие North. Am. – 1992. – Vol.23, N3. – P.369–380. image analysis // Gen. Electr. Med. Systems. – 2004. –
структуральную остеопатическую концепцию  / 76. Dillin, W. Cervical radiculopathy. A review / W.Dillin 88 p.
А.М.Орел // Мануальная терапия. – 2008. – №30. – [et al.] // Spine. – 1986. – Vol.11, N10. – P.988–991. 99. Viikari-Juntura, E. Validity of clinical tests in the
С.17–24. 77. Evans, R.W. Prognosis of Neurological Disorders / diagnosis of root compression in cervical disc disease /
55. Осна, А.И. Патогенетические основы клини- R.W.Evans, D.S.Baskin, F.M.Yatsu. – 2 ed. – New York: E.Viikari-Juntura [et al.] // Spine. – 1989. – Vol.14, N3. –
ческих проявлений остеохондроза позвоночника  / Oxford University Press, 2000. – 786 p. P.253–257.
А.И.  Осна  // Остеохондроз позвоночника.  – Ч.1.  – 78. Fisher, W. Illustrated Notes on Musculosceletal
Новокузнецк, 1973. – С.7–15. MRI / W.Fisher, A.J.Grainger, K.Bohndorf. – 2 ed. – MR; Поступила 25.03.2015 г.
56. Остеопороз / А.И. Воложин [и др.]. – М.: Меди- Notes.com, 2010. – 154 p.
цина, 2005. – 238 с. 79. Fukui, K. Pathomechanism, pathogenesis, and re- Электронная версия статьи
57. Остеопороз. Диагностика, профилактика и sults of treatment in cervical spondylotic myelopathy
лечение  / Рос. ассоц. по остеопорозу; под ред. caused by dynamic canal stenosis  / K.Fukui [et al.]  // доступна на сайте www.mednovosti.by
О.М.Лесняк, Л.И.Беневоленской.  – 2-е изд., пере- Spine. – Vol.15, N11. – 1990. – P.1148–1152. в журнале «Международные обзоры:
раб. и доп. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. – 270 c. 80. Genetic predisposition for adult lactose intolerance
58. Остеохондроз шейного отдела позвоночника: and relation to diet, bone density, and bone fractures / клиническая практика и здоровье» №4 2015 г.

№ 7 · 2015 МЕДИЦИНСКИЕ НОВОСТИ 11