Вы находитесь на странице: 1из 5

Вопрос. Вы говорили о самураях, как изначально о конных воинах, вооруженных луком.

Объясните, пожалуйста, как этот факт ассоциируется с двухметровым ассиметричным


луком, и вообще, как самураи спешились, ведь все буси-до для пешей единицы!

Я неспроста задал вопрос о том, насколько хорошо Вы знаете историю Японии и по каким
источникам, так как Япония – действительно страна своеобразная и сложная для понимания. И
знание истории Японии в этом процессе значит очень много.
Невежды в сети и на сайте ВО часто изрекают глупости по этому поводу, но невежеству
свойственен апломб и безапелляционность.
Поэтому рекомендую Вам для общего развития почитать что-то легкое. Например «История
Японии» в двух томах. Покупать не надо, книга есть в сети. Выпущена Институтом
Востоковедения РАН при поддержке Японского фонда. Уровень книги на недосягаемой
нынешними «новоделами» высоте, так как к 1998 г. традиции еще не растеряли, тем более, что
главред А.Е. Жуков, историк-японист, сын Е.М. Жукова, корифея советской школы японоведов.
Книга легко читается.
А теперь о конных самураях.
В настоящее время мы обычно называем самураем любого представителя военно-феодального
сословия Японии, не углубляясь в историческую периодизацию.
Но так было не всегда.
Краткий экскурс в историю. Коренными жителями Японии были айны. Появились на Японских
островах примерно 13 тыс. лет назад. Откуда пришли и от кого произошли – вопрос отдельный.
Единственное, что хочу сказать, что островной характер нынешней Японии — явление
историческое, т. е. имеющее свои временные границы. В эпоху плейстоцена Япония была связана
с материком сухопутными переходами. Это позволяло проникать на архипелаг переселенцам из
различных частей Азии — как с юга (через о-в Кюсю), так и с севера (через о-в Хоккайдо).
Вот лет эдак примерно через 6000 появились «мигранты» из Юго-Восточной Азии и Южного
Китая. Потом из Центральной Азии. Сейчас не будем говорить о том, какой путь длительной
эволюции через ряд культур, эпох, этнических и генетических изменений и заимствований
прошли японцы, прежде чем стать собственно нынешними японцами.
Важно то, что между айнами и формирующимся государством «мигрантов» Ямато началась
война. И длилась она долго – почти полторы тысячи лет. И народу Ямато приходилось туго, айны в
военном отношении превосходили их.
Вот в этих войнах и начали формироваться военные кланы и военное сословие Японии.
Первоначально воинов называли цувамоно и мононофу. А в 723 в японской хронике «Нихонги»
появляется понятие «БУСИ».
Буси же – гораздо более древнее, к тому же китайское слово, имеющее колоссальную смысловую
нагрузку. Оно пишется двумя иероглифами, каждый из которых указывает на некую добродетель.
Бу – умение останавливать, подчинять себе оружие с помощью культуры и письменности. Как
считали китайцы, «бу умиротворяет страну и приводит народ к гармонии». Си (или ши) сначала
означало человека, обладающего некими умениями и знаниями в конкретной области, но
впоследствии стало означать представителя высшего сословия, «благородного мужа». Таким
образом, буси – это человек, поддерживающий мир и гармонию военными или иными
способами.
А теперь о ДО – пути БУСИ.
До – это японская форма китайского дао, а сущность истинного дао, как известно, никому еще не
удавалось выразить словами. До – это нечто большее, чем род занятий, некая профессия, умение,
мастерство (для всего этого существует японский термин дзюцу). До гораздо более
всеобъемлюще, оно означает, что человек посвящает всего себя, свою жизнь некоему Пути. До
предполагает и существование некой системы ценностей, норм и ограничений, и каждодневную
практику тела, духа и разума. До – это в чем-то и судьба, и сословная принадлежность, и выбор в
пользу самосовершенствования. Путь – динамичен, по нему «идут», а не просто принимают или
отвергают, на нем можно «опередить других» или «отстать», и даже смерть не является его
концом, ибо в следующем перерождении есть шанс снова переродиться в буси.
Бусидо – не единственный Путь, который был известен средневековому японцу. Были и Пути
монаха, ремесленника, крестьянина, придворного аристократа, гейши-дзёро и пр. Но именно буси
рассматривались уже со времен раннего средневековья в качестве элиты – носителей некоего
идеально сбалансированного комплекса ценностей, которые впоследствии, по мере
формирования современной японской нации, были провозглашены основой «ямато дамасии» –
«духа японской нации», став своеобразной «национальной идеей».
А теперь о луке.
Во первых, на Японских островах первыми лучниками были коренные жители айны. Они
применяли лук на охоте и в сражениях с будущими хозяевами Ниппона — японцами. В их войска
входили лучники "итэ". Луки изготавливали из дерева "оурума", напоминающего тис, носили в
колчане "ика", сделанном из ивы и отделанном корой вишни.
Во вторых, лук хорошо был известен в Азии, откуда пришли «мигранты».
Поэтому в появлении лука в Японии нет ничего удивительного.
А вот дальше идет японская специфика.
Резкий взлёт интереса к луку у древних японцев наблюдается во второй половине периода Ямато
(300-710гг.), что было вызвано появлением лошадей, завезённых с континента в конце IV-начале V
в. Это вызвало революцию в тактике и вооружении. На смену пехоте, вооружённой топорами,
копьями и короткими мечами, приходят всадники с луком и длинным мечом. Однако лучник итэ-э
также называемый держателем лука юми-тори или конным лучником ума-юми, в Древней
Японии был обязательно знатным воином. Военная аристократия буси и придворная знать кугэ с
детства обучалась обращению с луком. Размеры армии в Древней Японии также измеряли по
количеству луков, то есть количеству знатных хорошо вооружённых всадников. В средневековой
Европе армию исчисляли по количеству копий, то есть количеству рыцарей, основным оружием
которых было копьё.
И в это же время близкие контакты с Китаем оказывают очень сильное влияние практически на
все стороны жизни Японии, в том числе и на стрельбу из лука, но не в техническом, а в духовном
плане.
Именно конфункцианская вера в то, что стельбой из лука определяется истинный характер
человека определила то, что в течение сотен лет стрельба из лука испытывала на себе влияние
религии Синто и Дзен буддизма и прессинга практических требований к воинам.
В эпохи Хэйан (794-1185) и Камакура (1185-1333) лук и стрелы были основным оружием буси. За
это их именовали «держащими лук», а стиль их жизни называли «кюба-но мити» - «путь лука и
коня» или «юмия-но мити» - «путь лука и стрелы».
Именно эти «пути» станут постепенно «путем воина» - БУСИДО.
В X в. появилась первая школа исскуства стрельбы из лука - кю-дзюцу. Её основателем был
Масацугу Дзенсе. А в начале эпохи Муромати (1333-1568) традиция стрельбы из лука с коня семьи
Огасавара, представители которой были наставниками сёгунов Асикага, распространила свое
влияние на всю страну, что способствовало выработке эталонных способов стрельбы, с
небольшими отличиями принятыми всеми самурайскими домами Японии. Большое развитие
получили приемы стрельбы из лука из положения стоя.
В XVII в. мастер Морикава Кодзан начал преобразовывать кю-дзюцу в кю-до. Стрельба
превратилась не просто в технику поражения цели, а в путь к просветлению, в образ жизни и
мыслей. Для достижения сатори необходимо было, чтобы обе руки стрелка оказались прямым
продолжением плеч. Такая поза обеспечивает расслабление грудной мускулатуры, а разведённые
плечи облегчают дыхание. В процессе стрельбы сливаются воедино тело, лук, стрела и цель.
С XVIII в. практика кю-до стала вытеснять практику кю-дзюцу. Понятие «путь лука и стрелы» стало
тождественным выражению «путь самурая». Самураи придавали большое значение стрельбе из
лука, так как её роль в феодальных войнах была не менее значима, чем роль кендо.
В XIV в., в эпоху Эдо, кюдзюцу постепенно утрачивало свой прикладной боевой характер и под
влиянием Дзэн-буддизма превращалось в средство достижения особых состояний сознания.
Это почему изначально конный воин и с луком.
А где же самураи? А самураев пока нет. Мы их упомянули авансом.
«Самурай» появляется почти через двести лет после «буси». И в образе отнюдь не воина.
По-видимому, первый случай применения слова «самурай» – абсолютно мирное по смыслу танка
из антологии «Кокин-сю» (905 г.), в котором слугу призывают попросить у господина зонтик, ибо
роса под деревьями крупнее капель дождя (конечно, в свете готовности самурая исчезнуть,
подобно росе на траве, это стихотворение можно понимать и по-другому, но вряд ли автор,
живший в относительно мирное время, вкладывал именно этот смысл).
«Самурай» переводится просто как «слуга, сопровождающий знатного человека», от глагола
сабурау – «служить». Именно так называли вооруженных слуг влиятельного господина на заре
самурайства, которое возникло в X–XI веках на севере Хонсю в ходе колонизации острова и войн с
айнами, а также междоусобиц.
А откуда взялись слуги?
В VII- VIII вв в Японии были предприняты попытки создать центральные органы управления и
заимствована государственная система танского Китая (реформы Тайка).
Одно из восьми учрежденных ведомств называлось Хёбусё, «Ведомство военных дел». По
китайскому же образцу были сформированы и многочисленные местные военные
подразделения. Однако, в отличие от Китая, в Японии, значительно меньшей по площади и
располагающейся на островах, существовало лишь несколько военных соединений,
представлявших потенциальную угрозу центральным властям. В то же время, на каждого,
призванного на службу, налагалось тяжелое бремя. Воин не имел права заниматься во время
службы какой-либо иной деятельностью. Набор военного снаряжения, утвержденный законом,
перечень которого представлял собой огромный список, каждый должен был приобретать и
содержать на свои средства. «Один человек взят, один дом разорен», — говорили в те времена.
Со временем количество военных постов и занимавших их воинов сократилось, и свободным от
службы людям разрешили вернуться к сельскому хозяйству. На их место были набраны люди из
достаточно состоятельных семей, умевшие и править лошадью, и стрелять из лука. Власти выдали
каждому провизию и по два пехотинца в сопровождение. Как и можно было ожидать, внутри
каждой группы развивались тесные взаимоотношения «господин—слуга» или «буси – самурай».
От них требовалось лишь неустанно совершенствовать свое мастерство. Хотя впоследствии
происходили и другие изменения, именно эти воины считаются непосредственными
предшественниками самураев.
Ну а на вершину социальной пирамиды самураи поднялись в 1333 г., когда был установлен
первый сегунат - правление самурайского сословия с верховным военачальником (сёгуном) во
главе. Можно считать, что с этого времени понятия «буси» и «самурай» стали тождественными.
И про лук.
Практика наращивания мощи за счет увеличения размеров рано или поздно наталкивается на
барьер невозможной эффективной эксплуатации огромного устройства. Так было и с простым
луком. По свидетельствам историков, английские лучники ,стреляющие из знаменитых больших
луков «лонгбоу», имели большие проблемы с нарушением костей плечевого сустава. В таких
ситуациях, когда развитие доходит до своей критической точки происходит либо отказ от
применения приспособления, либо находится революционное решение, резко улучшающее
характеристики старого устройства.
Очевидно, что в цивилизации Древнего Востока такой переломный момент для лука наступил
значительно раньше, чем в Европе. Два революционных решения было применено в азиатском
луке:
 композитная структура – деревянная или бамбуковая основа, усиливалась со стороны
«живота» роговыми пластинами, устойчивыми на сжатие, и оклеивалась эластичными и
выдерживающими растяжение сухожилиями со стороны «спинки» лука. Все вместе
оклеивалось и окручивалось сухожилиями и защищалось покрытием лака или другим
материалом.
 рекурсивная форма – изогнутый лук выпрямляется и сгибается в обратную сторону, что
значительно увеличивает силу разгибания, и, как следствие, силу выстрела.

Улучшения обеспечили модернизированному луку увеличение его мощности в полтора раза.


Необходимость в солидных размерах отпала, потому что один человек уже не смог бы справиться
с натягиванием тетивы большого лука.
Но что же случилось с луком страны Восходящего Солнца дайкю, который обычно просто
называют общим словом «юми» . И почему он так не похож на другие традиционные восточные
композитные луки.
В самый ранний период японский лук юми имел простое строение из цельного куска древесины.
Где-то в III веке н. э. он обрел длинную плоскую форму Маруки. С IX-X столетия лук юми начал
укрепляться впереди бамбуковыми пластинами (Фусэтакэ). В это время в Японию пришел и к XII
веку окончательно закрепился дзен-буддизм с его негативным отношением к убийству животных.
Поэтому хотя японский лук и приобретает характерные для восточного типа 3 слоя, передний
роговой слой, животного происхождения, не приживается. Вместо этого устанавливается своя
структура Санмаэути – деревянная сердцевина с бамбуковыми частями на «животе» и «спинке».
Дальнейшее развитие юми уже продолжалось в направлении все тех же комбинаций дерева и
бамбука. В Сиходакэ был деревянный сердечник и бамбук со всех сторон. Начиная с 1550 г. в юми
делают с передней и задней бамбуковой пластиной, твердой древесиной по бокам и пластинами
бамбука внутри – вначале 3 у Санбонхиго, потом 4 у Ёхонхиго, и от 5 до 7 у Гохонхиго. Последняя
форма считалась совершенной и с 1650 г. структура традиционного японского лука юми
закрепилась.
Размеры имеют простое логическое объяснение – мощность. Отсутствие у юми характерных для
восточных луков роговых пластин и сухожилий негативно сказывается на технических
характеристиках лука. Даже будучи Голиафом в мире луков, дальнобойность его – 100 м или
немного больше.
Захват юми (размещение рукояти юдзука) производится на одной трети длины лука. Таким
образом, нижнее плечо в два раза короче верхнего плеча, т. е. лук несимметричный. Существует
несколько версий-объяснений этому.
Лошадиная версия (основная, наиболее часто встречающаяся)
Считается, что одно из плеч (ката) было укорочено из соображений удобства для всадника
владением луком . Лук очень труден в обучении. Для совершенного владения им требуются годы
тренировок, поэтому лук не является оружием плохо обученных мобилизованных воинов.
Мастерами владения луком были профессиональные воины-самураи, который обучались своему
ремеслу, в т. ч. и владению луком, с самого детства. Обычно, они были богаты и имели во
владении лошадь, тем более, что это значительно повышало боеспособность воина (пеший
противник явно уступает верховому). Такая версия имеет право на существование, тем более, что
в других странах всадники действительно пользовались короткими версиями луков. В Японии
укорочено было только одно плечо лука, чтобы сохранить достаточную мощность, и без того не
слишком выдающихся характеристик, оружия.
Охотничья версия
Здесь все просто. Подстерегая добычу, охотник сидел или лежал в засаде. Длинный лук был бы
неудобен в эксплуатации.
Растительная версия
Интересную трактовку озвучивают сторонники этой версии. Они утверждают, что поскольку
растение, дерево или бамбук, имеют неоднородную, более плотную структуру ближе к
основанию (корню), то изготовителям луков приходилось компенсировать слабость верхней части
и силу нижней, перенося центр лука на нижнюю треть. Собственно, такая трактовка проявляет
неуважение к своим мастерам-изготовителям луков. Даже если допустить, что они не знали, как
подбирается материал по плотности и упругости, то перенять опыт других народов они могли бы.
Эргономическая версия
Существует еще одна версия, связанная с характерным для дзен стремлением к совершенству.
Симметричный лук удерживается вытянутой рукой с небольшим наклоном кисти. Давящая сила
приходится не строго перпендикулярно, а под углом, что снижает надежность удержание лука в
вытянутой руке.
В искусстве владения луком кюдозахват рукояти тенучи происходит по прямой оси рука-кисть,
которая образует с линией лука угол около 65°. Такой совершенный захват возможен только при
асимметричной форме лука.
Правда, трудно сказать, что здесь было первым – яйцо или курица.
Вроде все. Правда очень сжато и с прыжками через века. Но захотите больше – в сети есть.