Вы находитесь на странице: 1из 8

100 А. А.

Курганский

3. Молчанов Р.В. Государственный переворот Ю. Пилсудского


1926 года и позиция Великобритании // Вестник РГУ им. И. Канта. 2007.
Вып. 12. С. 57—61.
4. Польша в XX в. Очерки политической истории. М., 2012.
5. Чернышев Е.Ю. Польский вопрос во внешней политике Велико-
британии накануне и в начале Второй мировой войны // Вестник РГУ
им. И. Канта. 2007. Вып. 12. С. 61—64.
6. Черчилль У. Мировой кризис: 1918—1925. М., 2007.
7. Hansard 1803—2005. URL: http://hansard.millbanksystems.com (дата
обращения: 12.02.2014).
8. Nowak-Kiełbikowa M. Polska — Wielka Brytania w latach 1918—1923.
Warszawa, 1975.
9. Piszczkowski T. Anglia a Polska (1914—1939). L., 1975.

Об авторе
Анатолий Анатольевич Курганский — студент кафедры истории
Института гуманитарных наук Балтийского федерального университета
им. И. Канта (Калининград), anatkurg@yandex.ru

Н. В. Корнов

Вопросы европейской интеграции


во внешнеполитической концепции
Шарля де Голля
На основе анализа официальных и дипломатических документов, ме-
муаров и другой литературы рассматривается понимание европейской
интеграции во внешнеполитической концепции Шарля де Голля. Выде-
лены основные аспекты концепции европейского строительства Ш. де
Голля. Раскрыто содержание формулировок «европейская Европа», «Ев-
ропа отечеств», «Европа от Атлантики до Урала».

В истории ХХ в. наряду с двумя мировыми и холодной вой-


ной, ускорением глобализации, осуществлением научно-
технической революции огромное значение приобрел процесс ев-
ропейской интеграции. Идея европейского единства имеет много-
вековую историю, но лишь после окончания Второй мировой
войны она начала воплощаться в реальность. Шарль де Голль стал
президентом Пятой республики в конце 1950-х гг., когда Франция
Вопросы европейской интеграции в концепции Ш. де Голля 101

уже активно участвовала в процессе евроинтеграции. Придя к


власти, генерал де Голль внес серьезные коррективы во внешнюю
политику Франции в целом и в ее европейскую политику в част-
ности.
В отечественной литературе концепция европейского стро-
ительства Ш. де Голля редко становилась темой специального
исследования, исключение составляют статьи Д.А. Биды и
О.В. Богословской [3; 4]. Отдельные аспекты этой темы обсужда-
ются в работах отечественных историков в рамках рассмотрения
европейского направления внешней политики Пятой республики
[2; 5; 9—11; 14; 15; 17].
В концепции европейского строительства Ш. де Голля
можно условно выделить несколько аспектов: целевой (создание
«единой Европы»), организационный (формы осуществления ев-
ропейской интеграции, их основное содержание) и географиче-
ский (предполагаемые географические рамки союза европейских
государств). Говоря о целевом аспекте, стоит отметить, что созда-
ние союза стран Европы в доктрине Ш. де Голля было подчинено
основной цели внешней политики президента — достижению
«величия» (“grandeur”) Франции, подразумевавшего прежде всего
возвращение статуса мировой державы, утраченного страной к
середине XX в., и повышение влияния в мире в условиях бипо-
лярной системы международных отношений. Конечно, методы и
средства достижения «величия» отличались изменчивостью, но
среди них можно смело выделить константу — создание союза
европейских государств как мультипликатора влияния Франции в
мире. «Вшестером мы будем обладать таким же весом, как каждая
из сверхдержав… Европа — это средство для Франции стать тем,
чем она перестала быть после Ватерлоо: первой в мире» [13,
c. 145]. Эти слова Ш. де Голля как нельзя лучше отражают его
глобальный замысел в области европейской интеграции. В пред-
ставлении президента объединенная Европа при главенствующей
в ней роли Франции должна была стать арбитром между двумя
сверхдержавами, равным им по силе [13, c. 144]. В предполагае-
мом союзе шести государств Европы, включавшем Францию,
Италию, ФРГ, страны Бенилюкса, первой отводилась ведущая
роль, так как лишь она одна среди этих европейских государств на
момент президентства де Голля обладала регалиями великой дер-
жавы: собственным ядерным оружием, местом постоянного члена
102 Н. В. Корнов

Совета безопасности ООН, лаврами победителя во Второй миро-


вой войне (пусть и с оговорками).
Организационный аспект выражался в формулах «европей-
ская Европа» и «Европа отечеств». Первая подразумевала, что
государства Западной Европы образуют со временем торгово-
экономический и военно-политический блок, который должен
располагать собственной военной организацией и быть свобод-
ным от экономического и военно-политического подчинения
США, но связанным тесным союзом с ними и с блоком НАТО.
Такое прочтение формулировки Ш. де Голля характерно для оте-
чественной историографии [2, c. 225; 10, c. 177; 12, c. 68; 18,
c. 81].
Есть, конечно, определенные нюансы в раскрытии содер-
жания формулы «европейская Европа». Например, В.С. Шилов
обращал внимание на двусмысленность в терминологии де Голля,
возникавшую в результате несоответствия между употреблявши-
мися им географическими и политическими понятиями. Так, по
мнению В.С. Шилова, Европа географического плана «от Атлан-
тики до Урала» включала совокупность всех народов, живущих на
этой территории и объединенных христианской цивилизацией.
Другая же концепция Европы — «европейская Европа» — гео-
графически отличалась от первой и ограничивалась пределами
«свободного мира» на западе континента [18, c. 80]. Все же пред-
ставляется верным, что формула «европейская Европа» подразу-
мевала в первую очередь организацию единой Европы, независи-
мой в своей политике от влияния сверхдержав (прежде всего
США), и не являлась понятием «географическим». Независимость
от Соединенных Штатов была основным содержанием формулы
«европейская Европа» и одной из ключевых составляющих «ре-
цепта» объединенной Европы Ш. де Голля, что он неоднократно
подчеркивал в беседах с различными политическими деятелями
[22, p. 344; 24, p. 353; 25, p. 383; 27, p. 27]. При этом он ясно по-
нимал, что уменьшение влияния США в европейской зоне созда-
вало вакуум политической власти, который мог быть заполнен
влиянием Франции. Первое место в союзе европейских государств
она имела бы шансы занять лишь при условии невмешательства
США в дела Старого Света.
«Европа отечеств» предполагала осуществление европей-
ской интеграции на основе постепенной координации внешнепо-
Вопросы европейской интеграции в концепции Ш. де Голля 103

литической деятельности, обороны и экономики стран Западной


Европы, в первую очередь создание «Общего рынка», при усло-
вии сохранения национального суверенитета каждого государства
с возможностью образования в дальнейшем конфедерации евро-
пейских государств [13, c. 115]. «Европа отечеств» — это альтер-
натива концепции наднациональных институтов власти в союзе
европейских государств. Ш. де Голль неоднократно упоминал о
том, что является противником наднациональности в Европе и
сторонником кооперации независимых государств [13, c. 110; 22,
p. 244].
Формула «Европа отечеств» нашла свое выражение в
«плане Фуше», названном по имени его автора — Кристиана Фу-
ше, посла Франции в Дании. Содержание плана во всех его редак-
циях соответствовало концепции «Европы отечеств» генерала де
Голля. Он предполагал координацию действий членов будущего
союза (Франции, Италии, ФРГ, Бельгии, Люксембурга и Нидер-
ландов) в области внешней политики, экономики, культуры и
обороны. Предлагалось создание межгосударственных органов
власти (Совет, комитеты министров, Политическая комиссия, Ев-
ропейский парламент), которым не была бы присуща наднацио-
нальность. Решения принимались бы представителями государств
сообща, причем страны, воздержавшиеся от голосования или за-
явившие протест, освобождались от исполнения принятых реше-
ний [29]. Наднациональной федерации Ш. де Голль противопо-
ставлял отношения консультативного характера с возможностью
придания им постоянной институциональной основы [7, c. 176;
13, c. 130]. Французский президент, признавая «техническую»
ценность «наднациональных организмов» (таких, как Евратом и
ЕОУС) [7, c. 179], отмечал вместе с тем их политическую неэф-
фективность.
Почему Ш. де Голль так противился идее и политической
практике наднациональности? Потому что она давала возмож-
ность навязывать волю сильнейшего государства союза осталь-
ным его членам [13, c. 115]. Причем «сильнейший» мог непосред-
ственно и не являться членом союза, проводя выгодную ему поли-
тическую линию руками своих сателлитов. Учитывая влияние
США в Европе после Второй мировой войны, ориентацию на их
политику многих европейских государств (особенно стран Бени-
люкса), Ш. де Голль резонно полагал, что бразды правления
104 Н. В. Корнов

наднациональными органами власти сразу попали бы в руки Ва-


шингтона [13, c. 176]. Ни о какой гегемонии Франции в союзе ев-
ропейских государств тогда не могло бы идти и речи, можно было
бы забыть о единой Европе как мультипликаторе влияния Фран-
ции в мире.
В рамках обсуждаемой темы следует упомянуть такой ас-
пект внешнеполитической концепции Ш. де Голля, как перспек-
тивы франко-западногерманского союза. Он должен был стать, по
мнению де Голля, одним из главных средств создания «Европы
отечеств» [13, c. 109]. На союз с бывшим противником Франции
Ш. де Голль решился пойти по нескольким причинам. Он пре-
красно понимал, что без Германии, занимавшей, как и Франция,
центральное положение в Европе, просто невозможно было со-
здать объединенную Европу в географическом смысле [7, с. 159].
ФРГ также являлась самой мощной державой в Европе в эконо-
мическом плане, и в рамках союза европейских государств она
стала бы своеобразным локомотивом европейской экономики.
Идея союза с ФРГ не оставляла де Голля на всем протяжении его
президентства, даже несмотря на его разочарование в связи с фак-
тическим провалом франко-немецкого сотрудничества в 1963 г.
Посол Франции в СССР Ф. Бодэ в беседе с А.А. Громыко в апреле
1964 г. отметил, что «Франция солидаризируется с Западной Гер-
манией, так как она хочет создать сбалансированное с культур-
ной, экономической и военной точек зрения ядро, которое служи-
ло бы элементом европейского равновесия между двумя великими
державами — США и СССР. Такова главная ось французской по-
литики» [1, л. 42]. Подобное замечание верно характеризовало
западногерманскую политику Ш. де Голля и вряд ли могло быть
сделано без согласования с Парижем.
Географический аспект концепции европейского строитель-
ства Ш. де Голля выражался в формуле «Европа от Атлантики до
Урала». Возникает некоторая неясность с пониманием сути этой
формулировки, требующей уточнения. Исследователи внешнепо-
литической доктрины генерала де Голля в большинстве случаев
не дают четкого определения данному понятию и освещают лишь
некоторые стороны его содержания. В целом в литературе делает-
ся акцент на единстве европейских наций (в число которых вхо-
дил и СССР) как сути и основном ее содержании [11, c. 136; 16,
c. 14; 17, c. 178; 19, p. 306; 20, p. 215; 21, p. 346].
Вопросы европейской интеграции в концепции Ш. де Голля 105

Безусловно, генерал де Голль, говоря о «Европе от Атлан-


тики до Урала», имел в виду объединение всех европейских госу-
дарств (к которым он причислял и СССР) в прочный политиче-
ский союз. Об этом он писал и в конце 1950-х гг. в «Военных ме-
муарах» [6, c. 56—57], и в конце 1960-х гг. в «Мемуарах надежд»
[7, c. 159—160]. Хотя формулировка «Европа от Атлантики до
Урала» как таковая де Голлем в «Мемуарах» не используется, он
пишет, например, о «безопасности всех народов от Атлантическо-
го океана до Урала» [7, c. 159] и о строительстве «новой Европы в
виде организованного сообщества всех его народов от Исландии
до Стамбула, от Гибралтара до Урала» [6, c. 57]. Мысль об объ-
единении западной и восточной частей Европы неоднократно вы-
сказывалась Ш. де Голлем на встречах с различными политиче-
скими деятелями — как европейскими, так и советскими [8, c. 97;
25, p. 383; 28, p. 491].
Таким образом, формулировка «Европа от Атлантики до
Урала» подразумевала создание союза европейских государств в
географических границах Европы. Ограничение территории объ-
единенной Европы Уральскими горами было обусловлено жела-
нием Ш. де Голля придать «европейское звучание» понятию «Ев-
ропа от Атлантики до Урала», ведь именно Уралом на востоке
определяются географические рамки Европы как части света. Это
не подразумевало расчленения Советского Союза на западную
(европейскую) и восточную (азиатскую) части. Восточноевропей-
ские страны, выступавшие сателлитами СССР, должны были, по
проекту де Голля, выйти из-под политического влияния Москвы
[13, c. 381; 26, p. 438], самому же Советскому Союзу ко времени
предполагаемого вступления в объединенную «Европу от Атлан-
тики до Урала» следовало избавиться и от коммунистической
идеологии, и от «имперских» притязаний [23, p. 106]. Эта форму-
ла логично вписывалась во внешнеполитическую концепцию пер-
вого президента Пятой республики и вместе с понятиями «евро-
пейская Европа» и «Европа отечеств» составляла основу его евро-
пейской политики.
Предложенная генералом де Голлем концепция объедине-
ния европейских государств являлась альтернативой наднацио-
нальной концепции. Конечно, выдвигая свою концепцию евро-
пейской интеграции, он руководствовался прежде всего интереса-
ми Франции и теми внешнеполитическими реалиями, в которых
106 Н. В. Корнов

его стране приходилось развиваться в настоящем и предстояло


существовать в будущем. Концепция европейской интеграции де
Голля отличалась целостностью, она взаимосвязана с его пред-
ставлениями относительно содержания и направления действий
по осевым линиям внешней политики Франции, таким, как отно-
шения с США и НАТО, с СССР и другими социалистическими, а
также с развивающимися странами.

Список источников и литературы


1. Архив внешней политики Российской Федерации. Ф. 136 (Референ-
тура по Франции). Оп. 48. Д. 7.
2. Арзаканян М.Ц. Де Голль. М., 2007.
3. Бида Д.А. Концепция европейского строительства Ш. де Голля: по-
литико-правовой анализ // История государства и права. 2012. №16.
С. 10—13.
4. Богословская О.В. Шарль де Голль и Поль-Анри Спаак: две концеп-
ции «объединенной Европы» // Шарль де Голль / под ред. М.Ц. Арзака-
нян, А.О. Чубарьяна. М., 2000. С. 182—197.
5. Борисов Ю.В. СССР и Франция: 60 лет дипломатических отноше-
ний. М., 1984.
6. Голль Ш. де. Военные мемуары: Спасение. 1944—1946. М., 2004.
7. Голль Ш. де. Мемуары надежд. 1958—1962. М., 2000.
8. Дубинин Ю.В. Дипломатическая быль (Записки посла во Франции).
М., 1997.
9. Колосков И.А. Внешняя политика Пятой республики. Эволюция ос-
новных направлений и тенденций. 1958—1972. М., 1976.
10. Михеев В.С. США, Франция и европейская безопасность (1958—
1992 гг.). М., 1993.
11. Обичкина Е.О. Внешняя политика Франции от де Голля до Саркози
(1940—2012). М., 2012.
12. Обичкина Е.О. Голлистская традиция в современной французской
дипломатии // Новая и новейшая история. 2004. № 6. С. 66—78.
13. Пейрефит А. Таким был де Голль. М., 2002.
14. Рубинский Ю.И. Де Голль и европейское строительство // Шарль де
Голль. С. 167—181.
15. Челышев И.А. Советско-французские отношения и проблемы евро-
пейской безопасности. Середина 60-х — 80-е годы. М., 1990.
16. Шарль де Голль / под ред. М.Ц. Арзаканян, А.О. Чубарьяна. М.,
2000.
17. Шилов В.С. Политические партии и внешняя политика Франции
(1958—1969). М., 1977.
Вопросы европейской интеграции в концепции Ш. де Голля 107

18. Шилов В.С. Шарль де Голль и франко-советские отношения


(1958—1969) // Французский ежегодник 1988: Шарль де Голль.
К 100-летию со дня рождения. М., 1990. С. 75—95.
19. Berstein S. Histoire du Gaullisme. P., 2002.
20. De Gaulle et la Russie. P., 2006.
21. Dictionnaire de Gaulle. P., 2006.
22. Documents diplomatiques français. 1958. P., 1993. Т. 2.
23. Documents diplomatiques français. 1959. P., 1994. T. 1.
24. Documents diplomatiques français. 1959. P., 1995. T. 2.
25. Documents diplomatiques français. 1960. P., 1995. T. 1.
26. Documents diplomatiques français. 1963. P., 2000. T. 1.
27. Documents diplomatiques français. 1963. P., 2001. T. 2.
28. Documents diplomatiques français. 1965. P., 2003. T. 1.
29. Fouchet Plan II. URL: http://www.cvce.eu/obj/draft_treaty_fouchet_
plan_ii_18_january_1962-en-c9930f55-7d69-4edc-8961-4f12cf7d7a5b.html
(дата обращения: 16.04.2015).

Об авторе
Никита Владимирович Корнов — аспирант кафедры истории Ин-
ститута гуманитарных наук Балтийского федерального университета
им. И. Канта (Калининград).

В. В. Серенкова

Венгерский круглый стол 1989 года


как механизм общественно-политической
трансформации
Рассмотрен механизм круглого стола, используемый в переходных
условиях, а именно в период демократических преобразований 1989 г. в
странах Центральной и Юго-Восточной Европы. На примере Венгрии
показаны основы работы круглого стола и его влияние на дальнейшее
развитие страны.

Конец 1980-х гг. стал переломным для стран Центральной и


Юго-Восточной Европы, которые захлестнула волна революцион-
ных преобразований. В Венгрии, как и в каждой из стран региона,
этим изменениям предшествовал всеобъемлющий кризис админи-
стративно-командной модели социализма. Прежде всего он затро-

Оценить