Вы находитесь на странице: 1из 8

Бондарко А.В.

Основы функциональной грамматики


Часть3

Семантические основания функциональной грамматики, которые я


рассмотрел, включают идею стратификации семантики. Эта идея разделяется
рядом ученых, наших и зарубежных. Из зарубежных я назову имена Эрвина
Кошмидера, он родился в 1895 году и в 70-е годы умер, очень интересный
специалист по грамматике, в других областях. Он использует понятие
«мыслимое», содержащееся в мысли, с одной стороны, и обозначаемое
языковыми знаками с другой. Очень интересный исследователь. Худжен Касерио,
ныне живущий еще очень крупный специалист, теоретик, жил в разных странах,
последние годы в Германии. И ряд других. Но я изложил свою интерпретацию
этой проблематики.
Теперь скажу несколько слов о том, что и к сфере смысла можно выделить
различные аспекты. Для нас существенны следующие: с одной стороны,
системно-категориальный аспект смысла - это семантические категории. Те, о
которых я упоминал, легли в основу нашей модели функциональной грамматики.
Другой аспект - речевой. С ним связано понятие речевой смысл. Это тот смысл,
который передается говорящим в речи и воспринимается слушающим. Речевой
смысл опирается не только на вербально выраженные фрагменты высказывания,
но и на ситуативную информацию, на энциклопедическую информацию, на
фоновые знания говорящего и адресата. Не всегда ситуативная информация,
энциклопедическая информация и фоновые знания источника высказывания,
говорящего, пишущего и воспринимающего, слушающего, читателя совпадают.
Здесь известная проблема различий. И еще Гумбольт писал о том, что всякое
понимание есть непонимание.
Приведу некоторые примеры. Еще Мюллер - известный психолог, автор
замечательной концепции функции и книги о теории языка, где раскрываются
репрезентативные функции языка и языковых элементов в сочетании с
экспрессивной функцией и аппелятивной функцией, приводит такой пример:
немецкое «Es Regen geht» («идет дождь»). С одной стороны, высказывание,
выраженной конкретными формами, передает некоторую ситуацию, но смысл не
сводится просто к отражению этой ситуации идущего дождя. Скажем, провожает
жена мужа пожилого и говорит ему: «Es Regen geht». И смысл включает то, что
она хотела бы сказать, выражая заботу о муже и имея в виду, что следовало бы
ему, может быть, надеть плащ или взять с собой зонтик, что-то подразумевается.
И это воспринимает муж и каким-то образом уже учитывает то, что ему сказано.
Речевой смысл всегда индивидуален, речевых смыслов бесконечное множество.
А языковые значения ограничены системой данного языка.
Теперь я остановлюсь на некоторых семантических категориях в их
языковом выражении, то есть на функционально-семантических полях как
предмете анализа нашей модели функциональной грамматики. Рассмотрим поле
временной локализованности.
Понятие временной локализованности было введено Эрвином Кошмидером
еще в его книге 1929 года «...». Он использовал термин «...» (нем.), а в книге 1934
года, написанной на польском языке «...», он использует термин «...» (польск.). Я
перевел часть этой книги на русский язык и перевел этот термин так: временная
локализованность.
Что значит, временная локализованность и временная нелокализованность.
Временная локализованность - это прикрепленность действия и ситуации в целом
к определенному моменту или периоду времени. А временная
нелокализованность - это отсутствие такой прикрепленности, это обычность,
обобщенность, например, в пословицах. Различие между временной
локализованностью и нелокализованностью четко выявляется в тех случаях,
когда в тексте это противопоставляется одно другому. «Как же все это
случилось?» - ситуация временной локализованности. «Обычно, как все
случается» (Константин Симонов). Вот это ситуация временной
нелокализованности.
Средства, которые используются для выражения локализованности и
нелокализованности многообразны. В первом случае участвует совершенный вид,
который не всегда, но чаще всего выражает именно локализованное во времени
действие. А во втором случае, во-первых, обстоятельство «обычно» передает эту
узуальность, а во-вторых, форма несовершенного вида настоящего времени.
Несовершенный вид одинаково свободно употребляется при выражении
конкретных, прикрепленных к какому-то периоду действий и действий
повторяющихся, обычных. Вот это здесь и используется. Да и настоящее время
открывает возможности для развития идеи временной нелокализованности.
«Пьер покраснел так же, как он краснел всегда при этом». В обоих случаях
прошедшее время, но в рамках прошлого в одном случае действие локализовано -
«Пьер покраснел...»; «...так же, как он краснел всегда» - здесь уже обычность в
рамках прошедшего времени. «Знаешь, он скоропостижно умер». «Ежедневно
скоропостижно умирают сотни тысяч людей» (Юрий Нагибин). Обратите
внимание, что играет роль и конкретность или обобщенность субъекта. «Он» -
конкретный субъект и конкретное, ограниченное пределом действие,
локализованное во времени, «умер». А «ежедневно» (обозначается
обстоятельством) - это обычность; «умирают сотни тысяч людей» - это уже
обобщенный субъект.
А вот интересный пример: «В 34-м году, когда в отставке был, он книгу
написал вот эту. Генералы, когда они в отставке, любят книги писать». Видите,
целый комплекс языковых средств участвуют в выражении временной
локализованности и нелокализованности. «В 34-м году» - это обстоятельство уже
фиксирует локализованность действия во времени, ситуации в целом, ее
локализованность во времени. «Когда в отставке был» - продолжается эта
характеристика; «он» – конкретный субъект; «книгу» - конкретный объект; далее
уточняется - «вот эту»; «написал» - конкретное действие, в выражении этой
конкретности и временной локализованности участвует форма совершенного вида
прошедшего времени. «Генералы» - обобщенный субъект, уже тип субъектов;
«когда они в отставке» - это обобщенная ситуация, обстоятельство обобщенное;
«любят книги писать» - вот эта часть предиката «любят» уже содержит в себе
узуальность, действие обычное; «книги» - обобщенный объект.
Существуют различные типы временной нелокализованности. Основные
типы. Обычность. Это из пьесы Островского: «Да хоть бы и лимонад. Пьешь его -
сладко, а выпил - пустота какая-то». Обратите внимание, что совершенный вид
чаще обозначает действие, локализованное во времени, но, если ситуация в
целом узуальна, то и совершенный вид может выступать наглядно-напримерном
значении и в такой ситуации. «А выпил (каждый раз в этой ситуации) - пустота
какая-то». «Мне хорошо работается в утренние часы» - тоже узуальность.
Другой тип, более сильная выраженная нелокализованность во времени -
это временная обобщенность, вневременность, всевременность. «Рука руку
моет», «волка ноги кормят» и так далее. Надо сказать, что термин
«вневременность» или «всевременность» условен. Нельзя сказать, что в таких
случаях налицо полное отвлечение от времени. Выражается максимально
обобщенное настоящее, и участвуют в этом опять-таки глагольные формы: «рука
руку моет».
Интересно, что между узуальностью, обычностью и обобщенностью,
гномичностью есть различия с точки зрения конкретности-обобщенности субъекта.
При узуальности возможен и конкретный, и обобщенный субъект. «Маша обычно
принимает каждый день лекарства» - конкретный субъект «Маша». «Наши
знакомые обычно каждый день принимают лекарства» - обобщенный субъект». А
если перед нами максимальный тип временной нелокализованности, то здесь
обязательно обобщенный субъект: «люди», «человек» вообще. «Рука» - не
конкретная рука, а рука в обобщенном смысле.
При временной нелокализованности все-таки сохраняются оттенки,
носимые каждой из форм. Например: «Поспешишь, людей насмешишь», вот эта
обобщенность, гномичность, используются формы простого будущего времени, и
здесь есть модальный оттенок неизбежности, обязательности реализации такого
действия. «Что имеем, не храним, потерявши, плачем» - здесь не случайно
употреблена форма первого лица. Говорящий включает себя в этот опыт людей,
обобщенный опыт людей. Не очень хорошо оперировать какими-то изменениями,
трансформациями пословиц, но представьте себе такую трансформацию: «Что
имеют, не хранят, потерявши, плачут». Если бы были формы третьего лица, то
была бы некоторая отстраненность от говорящего. Сравните: «В чужой монастырь
со своим уставом не ходят» и «В чужой монастырь со своим уставом не ходи».
«Не ходи» - форма повелительного наклонения, свою интерпретацию вносит, «не
ходят» - изъявительное наклонение, третье лицо множественного числа.
Это противопоставление локализованности-нелокализованности во
времени свойственно подавляющему большинству высказываний. Можно
сказать, что локализованность-нелокализованность входит в число
актуализационных категорий, входящих в обязательно выражаемое содержание
высказывания. То есть, то или иное отношение к признаку локализованности-
нелокализованности во времени, так или иначе, выражается. Таким образом, если
я снова обращусь к концепции Виктора Владимировича Виногардова, концепции
предикативности, которую я упоминал в начале лекции, то можно сказать, что не
только время как настоящее, прошедшее и будущее, но и время как временная
локализованность-нелокализованность является одним из компонентов
предикативности.
Сравните такой фрагмент разговора: «Очень болит голова сейчас
(локализованность во времени, сейчас, в данный момент)? Нет, но какое-то
ощущение нереальности. По-моему, такое у меня бывало и раньше, до ранения
(бывало – здесь еще не дифференцируется, неоднократно бывало, скорее,
конечно, а, может быть, и как то раз). Она болит так, что тебе страшно? Да, иногда
(уточняется, что речь идет о чем-то повторяющемся)».
Временная локализованность-нелокализованность привлекает внимание
многих исследователей, термины используются различные, например,
эпизодичность, и интерпретация различная. Это одна из актуальных проблем.
Наше истолкование временной локализованности-нелокализованности
соответствующих ситуаций представлена в первом томе «Теории
функциональной грамматики» 1987 года и, как я уже говорил, в переиздании
нынешнего 2001 года в Москве.
Перед нами пример такого функционально-семантического поля, которое
реализуется в речи в ситуациях. Я это называю категориальная ситуация, то есть
категориальная характеристики высказывания с точки зрения определенного
обобщенного семантического признака, в ситуации временной локализованности-
нелокализованности. «Как же все это случилось?» - это ситуация временной
локализованности. «Обычно, как все случается» - ситуация временной
нелокализованности.
В нашей теории функциональной грамматики два основных понятия, на
которых и держится вся эта концепция. Понятие функционально-семантического
поля, то есть группировка разнородных языковых средств данного языка,
объединяемых общностью представляемых этими средствами семантических
категорий. А категориальная ситуация - это репрезентация данного поля в речи,
представление элементов данного поля в речи, в высказывании. Поэтому можно
было бы сказать, что наша функциональная грамматика - это грамматика
функционально-семантических полей и категориальных ситуаций.
На примере временной локализованности-нелокализованности можно
показать, каким образом функциональная грамматика дополняет грамматику
традиционную. Я стремился показать, что в выражении локализованности-
нелокализованности во времени, конкретности-неконкретности участвует и вид
глагола, и время глагола. Настоящее время в наибольшей степени открывает
возможности для ситуации временной нелокализованности. Прошедшее время
ограничивает как-то эту нелокализованность, но тоже возможно и то, и другое, и
конкретность, и узуальность в прошедшем времени, но различия какие-то есть. Не
даром большинство пословиц выражены формами настоящего времени, хотя
возможно и прошедшее: «Что с возу упало, то пропало»; и форма будущего
времени возможна: «Подальше положишь, поближе возьмешь». Участвует и
субъект, выражение субъекта, обобщенного или конкретного субъекта,
обобщенность-конкретность объекта. Участвует обстоятельство, как я показывал.
Разумеется, не только время, но и вид глагола очень важен. Но посмотрите,
сколько здесь разных средств. Совершенный вид чаще связан с
локализованностью, несовершенный свободно сочетается и с локализованностью,
и с нелокализованностью.
В традиционной грамматике, разумеется, упоминается о том, что форма
несовершенного вида могут передавать конкретное действие и могут выражать
действие повторяющееся, обычное. Это в разделе о виде. В разделе о временах
речь идет о том, что в одних случаях настоящее время обозначает конкретное
действие, а в других обычное. «Сейчас я читаю». «Я читаю обычно по утрам».
Где-то пойдет речь при разговоре, при описании выражения субъекта. Что-то
будет сказано в разделе синтаксиса, посвященном обстоятельствам. Но все это
разбито по отдельным частям грамматики. А вот собрать воедино все, что
относится к семантике временной локализованности-нелокализованности, можно
в том случае, если перед нами грамматика исходно семантическая, грамматика,
которая исходит от какой-то семантической категории. Вот так Эрвин Кошмидер
объединил в категорию временной локализованности различные средства
выражения этого различия. И даже те случаи, когда внешних средств,
отличающих одно от другого, нет, но говорящий в одном случае имеет в виду
ситуацию конкретную, например «Коровы едят траву» в ситуации, когда можно
сидеть у окна и видеть, как коровы едят траву, а с другой стороны, коровы едят
траву, коровам свойственно есть траву. «Березовые дрова горят хорошо» - скажут
люди, сидя у камина. И высказывание «Березовые дрова горят хорошо», которое
имеет в виду свойство березовых дров хорошо гореть. Вот одно из
функционально-семантических полей.
Вы хорошо себе представляете, что понятие функционально-
семантического поля и понятие категориальной ситуации, то есть репрезентации
поля в высказывании, представляют собой основание для сопоставительных и
типологических исследований. Временная локализованность-нелокализованность
в русском и немецком языке, в русском и английском, каждый раз
рассматриваются те или иные языковые средства, различия языков, общее и
различия. Понятие функционально-семантического поля дает основание для того,
чтобы иметь исходную базу для сравнения. И вместе с тем, поскольку
функционально-семантическое поле объединяет средства именно данного языка,
здесь возможно учесть различия языков с точки зрения средств и характера,
способа выражения данной семантики.
Еще пример анализа одного из функционально-семантических полей. Это
таксис, поле таксиса. Самый термин таксиса был введен Романом Осиповичем
Якобсоном. Он использовал своего рода греческий прообраз предложенного
Глумфельдом термина «порядок» («order»). Сравните: синтаксис, сюнтаксис,
паратаксис, хупотаксис, таксис, гипотаксис. Таксис - порядок. Что имел в виду
Якобсон? Таксис характеризует сообщаемый факт по отношению к другому
сообщаемому факту и безотносительно к факту сообщения. То есть в отличие от
времени, время относится к числу категорий-шифтеров (по терминологии
Якобсона), то есть сообщаемый факт характеризуется с точки зрения его
отношения к факту сообщения. Время действия - это сообщаемый факт, а по
отношению к моменту речи как факту сообщения. А таксис - это отношение
одновременности между несколькими сообщаемыми фактами, действиями или
последовательности. Нередко учитываются и выражаемые отношения
обусловленности, модальные оттенки. Якобсон выделяет зависимый таксис,
ссылается при этом на факты русского языка, таксис, выражаемый
деепричастными конструкциями, и независимый таксис. Зависимый таксис, когда
время данного действия не имеет самостоятельной ориентации, а ориентируется
по отношению к другому действию. Независимый таксис, когда каждое из
действий имеет и самостоятельную временную ориентацию. Якобсон ссылается и
на факты других языков.
Рассмотрим таксис как функционально-семантическое поле и
соответствующие таксисные ситуации. Эти ситуации включают и аспектуальную
характеристику, то есть характер протекания действия во времени, связанный с
видом, прежде всего. Поэтому можно говорить и об аспектуально-таксисных
ситуациях. В центре зависимого таксиса деепричастные конструкции. «Взглянув
на нее, он сразу все понял». Семантика таксиса - это выражения временной
соотнесенности между действиями-компонентами полипредикативного комплекса
в рамках единого временного плана. «Взгляну» предшествует действию «понял».
Таксисное отношение предшествования. «Открыв папку стола, он вынул папку» -
то же самое. «Слушая его, я думал о другом» - здесь таксисное отношение
одновременности.
Специфика языковой интерпретации семантики таксиса заключается в том,
что далеко не всегда подчеркнуто выражается хронологическое отношение,
выраженное хронологическое отношение одновременности или
последовательности. В ряде случаев и не редко передается просто временная
соотнесенность без четкой дифференциации чисто хронологических отношений.
Например: «Рассматривая эти вопросы, мы замечаем» - здесь ведь не важно
подчеркнуть, что именно в то самое время, когда мы рассматриваем, мы
замечаем, здесь важна сопряженность в рамках единого поле-предикативного
комплекса. Это подчеркивается деепричастной конструкцией. «Осознав это, он
изменил свое решение» - в этом случае отношение предшествования сочетается
со значением причины. «Осознав это, он все же не изменил свое решение» -
здесь отношение предшествования-следования сочетается с семантикой
уступительности. «Он нес дежурство, охраняя приемную» - здесь в одном случае
«нес дежурство» - более общее указание на тип действия, а «охраняя приемную»
- конкретизация этой деятельности.
Зависимый таксис может быть представлен конструкциями с причастиями:
«Видны были люди, слушавшие чтеца». Конструкциями с сочетаниями предлог +
отглагольное существительное: «Муж был убит при выходе из окружения».
«Жестокость врага особенно проявлялась при столкновении с нашими
кораблями». «При переходе (сравните «переходя») через рельсы убедитесь, что
путь свободен». Из всех этих средств выражения зависимого таксиса наиболее
регулярным и наиболее специализированным является выражение зависимого
таксиса деепричастными конструкциями.
Независимый таксис выражается в различных типах сложноподчиненных
предложений, а также в простых предложениях, иногда их называют
осложненными предложениями, с несколькими сказуемыми, полипредикативные
конструкции. Сложные предложения с придаточным времени: «Пока мы
усаживались, он перебирал бумаги», «Как только закончу разговор с вами,
доложу». В первом случае выражается одновременность, во втором -
последовательность.

Оценить