Вы находитесь на странице: 1из 407

<?xml version="1.0" encoding="UTF-8"?

>
<FictionBook xmlns="http://www.gribuser.ru/xml/fictionbook/2.0"
xmlns:xlink="http://www.w3.org/1999/xlink">
<description>
<title-info>
<genre>antique</genre>
<author><first-name>Anna</first-name><last-name>Belyaeva</last-
name></author>
<book-title>Unknown</book-title>
<coverpage><image xlink:href="#_0.jpg" /></coverpage>
<lang>ru</lang>

</title-info>
<document-info>
<author><first-name>Anna</first-name><last-name>Belyaeva</last-
name></author>
<program-used>calibre 3.41.3</program-used>
<date>4.12.2019</date>
<id>b1021860-43fa-4b0d-ad9f-943ab352fabe</id>
<version>1.0</version>
</document-info>
<publish-info>

</publish-info>
</description>
<body>
<section>
<p>Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим вас
удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.</p>

<p><strong>«С любовью, Луков» Мариана Запата</strong></p>

<p><strong></strong></p>

<p><strong></strong></p><empty-line /><p><strong></strong>Автор: Мариана


Запата</p><empty-line /><p>Название: С любовью, Луков</p><empty-line
/><p>Количество глав: 24 главы + эпилог</p><empty-line /><p>Переводчик:
BellA</p><empty-line /><p>Редактор: YuYu</p>

<p>Вычитка: BellA</p><empty-line /><p>Обложка: Дарья Сергеевна</p>

<p>Переведено для группы: https://vk.com/stagedive</p><empty-line


/><p><strong>Аннотация</strong></p>

<p>Если кто-нибудь попросит Жасмин Сантос описать последние пару лет ее жизни одним
словом, это, определенно, будет слово из четырёх букв.</p><empty-line /><p>После
семнадцати лет бесчисленного количества сломанных костей и разбитых надежд, она
знает, что ее шансы соревноваться в фигурном катании равны нулю.</p><empty-line
/><p>Но когда жизненно важное предложение поступает от самовлюблённого идиота,
которого последний десяток лет она мечтала толкнуть под движущийся автобус, Жасмин
решает обдумать все как следует. Включая и свое мнение об Иване Лукове.</p><empty-
line /><p><emphasis>+18 </emphasis></p><empty-line /><p><emphasis>(в книге
присутствует нецензурная лексика и сцены сексуального
характера)</emphasis></p><empty-line /><p><emphasis>Любое копирование без
ссылки</emphasis></p>
<p><emphasis>на переводчика и группу ЗАПРЕЩЕНО!</emphasis></p>

<p><emphasis>Пожалуйста, уважайте чужой труд!</emphasis></p><empty-line


/><p><strong>Глава 1</strong></p>

<p><strong>Зима/Весна</strong></p>

<p><strong>2016</strong></p><empty-line /><p>Шлёпнувшись на задницу пятый раз


подряд, я поняла, что с этим пора заканчивать.</p>

<p>По крайней мере на сегодня.</p>

<p>Завтра мои ягодицы смогут выдержать еще пару часов падений. И им придется
потерпеть, так как я ни черта не могла понять, что же делала неправильно. Уже
второй день мне никак не удавалось выполнить этот проклятый прыжок.</p>

<p>Перекатившись на ягодицу, которая пострадала меньше всего, я разочарованно


выдохнула, сумев сдержать ругательство, которое крутилось у меня на языке. Откинув
голову назад, я перевела взгляд на лица под потолком и почти сразу же поняла, что
не стоило этого делать. Потому как мне было прекрасно известно, что висело под
куполом. На самом деле, там висело все то же, что и последние тринадцать лет.</p>

<p>Баннеры.</p>

<p>Баннеры, свисающие со стропил.</p>

<p>И на каждом из этих баннеров было имя этого идиота.</p>

<p>ИВАН ЛУКОВ. ИВАН ЛУКОВ. ИВАН ЛУКОВ.</p>

<p>И еще раз, ИВАН ЛУКОВ.</p>

<p>Рядом с его именем были и другие. Несчастные души, с которыми он сотрудничал на


протяжении многих лет, но именно его имя так выделялось. И не потому, что его
фамилия была такой же, как у одного из моих самых любимых на свете людей, а потому,
что одно его имя напоминало мне о Дьяволе. Я была уверена, что родители Ивана
забрали его прямиком из преисподней.</p>

<p>И в данный момент ничто, кроме этих баннеров, не имело значения.</p>

<p>Пять различных синих полотен, обозначающих каждый из национальных чемпионатов,


которые он выиграл. Два красных флага за каждый чемпионат мира. Два желтых флага за
каждую золотую медаль. Один серый баннер в память о единственной серебряной медали,
полученной на чемпионате мира, висел в трофейном шкафу у входа на объект.</p>

<p><emphasis>Мда</emphasis>. Великолепно. Придурок.</p>

<p>И спасибо, Господи, что не висели баннеры за каждое выигранное им соревнование,


иначе ими был бы увешан весь потолок, и мне пришлось бы блевать ежедневно.</p>

<p>Столько флагов... и ни на одном из них не было моего имени. Ни разу. И неважно,


насколько сильно я старалась, или насколько усердно тренировалась. Ничего. Потому
что никто не помнит второе место, если только ты не Иван Луков. А я точно им не
была.</p>

<p>Меня пронзала зависть, на которую у меня не было никакого права, но и


игнорировать ее я тоже не могла. Как же мне это не нравилось. <emphasis>Просто
ужасно не нравилось</emphasis>. Переживания о заслугах других людей были пустой
тратой времени и сил; я поняла это еще в детстве, когда у других девочек были новые
коньки и наряды лучше, чем у меня. Зависть и горечь испытывали люди, которым нечем
было заняться. Я знала это. Никто не смог бы достичь чего-то в жизни, постоянно
сравнивая себя с другими людьми. И об этом я тоже знала.</p>

<p>Мне никогда не хотелось быть таким человеком. Тем более из-за этого идиота. Да я
бы лучше умерла от зависти, чем рассказала кому-нибудь, что эти баннеры творили со
мной.</p>

<p>Это напомнило мне о том, что пора уже встать с колен и перестать пялиться на
дурацкие куски ткани.</p>

<p>Хлопнув руками по льду, я с кряхтением попыталась подняться на ноги —


балансирование на лезвиях коньков было моей второй натурой — и, наконец, встала.
<emphasis>Снова</emphasis>. В пятый гребаный раз, меньше чем за пятнадцать минут. У
меня болели левые ягодица и бедро, а завтра боль станет еще сильнее.</p>

<p>— Блядь, — пробормотала я себе под нос, чтобы не услышал никто из подростков,
катающихся рядом со мной. Последнее, что мне было нужно, это то, чтобы один из них
настучал обо мне руководству. В очередной раз. Вот же мелкие ябеды. Как будто они
ни разу не слышали мата по телевизору, на улице или по дороге в школу.</p>

<p>Стряхнув с себя ледяную стружку после последнего падения, я восстановила дыхание


и содрогнулась от разочарования, нахлынувшего со всех сторон: из-за себя, своего
тела, текущей ситуации, своей жизни, и других девушек, которых я не могла винить в
своих проблемах в этот «чудесный» день. А также от разочарования из-за позднего
подъема, неспособности правильно приземлиться в прыжке на утренней тренировке,
<emphasis>дважды</emphasis> пролитого на себя кофе на работе, двери моей машины,
открывая которую, я чуть не сломала себе коленную чашечку, а затем второй отстойной
тренировки...</p>

<p>Было довольно легко не думать о своей неспособности выполнить прыжок, который


запросто давался мне на протяжении десяти лет, словно данный факт ничего не значит.
Просто неудачный день. <emphasis>Очередной</emphasis> неудачный день. В этом не
было ничего удивительного. Всегда могло случиться что-нибудь и похуже. Казалось,
довольно легко принимать все как должное, особенно когда ты считал, что у тебя все
это уже есть.</p>

<p>Но как только ты начинал принимать элементарные вещи как само собой
разумеющиеся, жизнь неожиданно решала напомнить тебе, что ты <emphasis>—
</emphasis>неблагодарный идиот.</p>

<p>И сегодня тем, что я принимала как должное, стал тройной прыжок
Сальхов<sup>1</sup> — тот самый, который удавался мне годами. Это был не самый
простой прыжок в фигурном катании. Он состоял из трех вращений, которые начинались
с толчка назад на внутреннем ребре лезвия конька одной ноги и взлета, а затем
требовали приземления на внешнее ребро лезвия конька другой. Но, в любом случае,
этот прыжок, определенно, не считался самым сложным. Обычно я делала его, не
задумываясь.</p>

<p>Но не сегодня и не вчера.</p>

<p>Потерев веки тыльными сторонами ладоней, сделав глубокий вдох и выдох, я


опустила плечи и повторила себе, что нужно успокоиться и просто пойти домой. Всегда
существовал завтрашний день.</p>

<p><emphasis>«Не то, чтобы ты планировала выступать на соревнованиях в ближайшее


время», — </emphasis> напомнила мне практичная, но сволочная часть моего
разума.</p>
<p>Желудок скрутило от гнева точно так же, как и каждый раз, когда я вспоминала об
этом... и меня окутало чувство, ужасно близкое к отчаянию.</p>

<p>Каждый раз, когда такое происходило, я заталкивала и гнев, и отчаяние


<emphasis>глубоко-глубоко</emphasis>. Так глубоко, чтобы не вспоминать о них, не
осязать и не чувствовать. <emphasis>Эти эмоции не имели смысла</emphasis>. Я точно
знала об этом.</p>

<p> Но сдаваться было не в моих правилах.</p>

<p>Вздохнув в очередной раз, я потерла ягодицу, которая адски болела, и в последний


раз обвела каток взглядом. Рассматривая девушек, которые были намного моложе меня,
и у которых, на данный момент, шла тренировка, я сдержала попытку поморщиться.
Среди них трое были примерно моего возраста, остальные же являлись подростками.
Возможно, у девушек получалось не так хорошо, как у меня в их возрасте, однако
<emphasis>у них еще вся жизнь впереди</emphasis>. Вот только в фигурном катании,
как, наверное, и в гимнастике, в двадцать шесть лет уже можно было считать себя
стариком.</p>

<p><emphasis>Да</emphasis>, мне, определенно, стоило вернуться домой и лечь на


диван перед телевизором, чтобы пережить этот дерьмовый день. Ничего хорошего не
вышло из того, что я притащила свою задницу на «вечеринку жалости». Ничего.</p>

<p>Мне потребовалось не больше пары секунд на то, чтобы обогнуть людей на льду,
оглядываясь по сторонам, чтобы не врезаться в кого-нибудь, прежде чем я добралась
до бортика, ограждающего каток. Подъехав к тому месту, где всегда оставляла свои
вещи, я взяла пластиковые чехлы и надела их на лезвия, прикрепленные к белоснежным
ботинкам, перед тем, как ступить на твердую поверхность.</p>

<p>И сразу же попыталась отвлечься от тяжелого чувства, душившего меня. Скорее


всего, это ощущение было разочарованием из-за большого количества падений в
последние дни, хотя, возможно, и нет.</p>

<p>Я не верила, что у меня есть хоть какие-то шансы попасть на соревнования, пока
убивала время в Ледово-спортивном Комплексе имени Лукова, тренируясь по два раза в
день, но идея сдаться сводила на нет последние шестнадцать лет моей жизни. Как
будто я не отказалась от своего детства. Как будто не пожертвовала отношениями и
обычным житейским опытом ради мечты, которая когда-то была настолько желанной, что
никто не мог бы отнять ее у меня.</p>

<p>Как будто моя мечта выиграть чемпионат мира... да что уж там, хотя бы
национальный, не разбилась на крошечные кусочки размером с конфетти, за которые я
все еще цеплялась, хотя какая-то часть меня все же понимала, что это скорее
причиняло вред, чем помогало мне.</p>

<p>Нет.</p>

<p>Мне не выпало ни единой возможности стать призером, и из-за этого мой желудок
болел почти ежедневно. Я чувствовала тошноту каждый раз, когда думала о своих
неудачах.</p>

<p>Мне нужно было как-то расслабиться. Возможно, помастурбировать. Что-то ведь


точно могло помочь.</p>

<p>Стряхнув отвратительное чувство безысходности, я обошла каток и направилась по


коридору, который вел к раздевалкам, переполненным людьми. На катке уже находились
родители с детьми, которые готовились к вечерним занятиям — таким же, с которых я
начинала в девятилетнем возрасте, перед тем, как перешла в небольшие группы, а
затем и вообще стала ходить на частные уроки к Галине. Старые добрые времена.</p>

<p>Я опустила голову, избегая любого зрительного контакта, и продолжила обходить


людей, которые, в свою очередь, также старались не встречаться со мной взглядом.
Это не прекращалось, пока я не подошла к раздевалке и не заметила группу из четырех
девочек-подростков, которые стояли неподалёку, <emphasis>делая вид</emphasis>, что
растягиваются. Именно так, потому что невозможно бы нормально растянуться, пока ты
занят перемыванием костей другим.</p>

<p>По крайней мере, меня так учили.</p>

<p>— Привет, Жасмин! — поприветствовала меня одна из них. Милая девчушка,


которая, насколько мне помнилось, всегда старалась быть дружелюбной со мной.</p>

<p>— Привет, Жасмин, — сказала девушка, стоящая рядом с ней.</p>

<p>Я не могла не кивнуть им, хотя в этот момент была занята подсчетом времени,
которое требовалось мне, чтобы дойти до дома, приготовить что-нибудь поесть, или же
разогреть мамину стряпню, а потом, вероятно, упасть на задницу перед телевизором.
Может, если бы тренировка прошла удачнее, мне бы захотелось заняться чем-нибудь
другим, например, совершить пробежку или даже зайти в гости к сестре, но... этого
не случилось.</p>

<p>— Хорошей тренировки, — пробормотала я девчонкам, бросив взгляд на двух других,


стоящих рядом, молча. Они показались мне знакомыми. В ближайшее время открывался
класс для фигуристов среднего уровня, так что стало понятно, откуда я их знала. У
меня не было причин обращать на них внимание.</p>

<p>— Спасибо, и тебе! — выкрикнула девушка, которая первой заговорила со мной,


прежде чем замолчать. Ее кожа приобрела оттенок красного, который я видела только
у одного человека в прошлом — моей сестры.</p>

<p>Улыбка, которая появилась на моем лице, была искренней и неожиданной, потому что
девушка напомнила мне Егозу<sup>2</sup>, и я толкнула плечом дверь раздевалки. Но
едва успела сделать шаг, все еще удерживая дверь открытой, как услышала:</p>

<p>— Не знаю, почему ты так радуешься, когда видишь Жасмин. Она, может, и считалась
хорошей фигуристкой, но всегда проигрывала, а о ее парной карьере вообще можно не
говорить.</p>

<p>И... я остановилась. Прямо там. На полпути. И сделала то, что считала плохой
идеей: решила подслушать разговор.</p>

<p>Подслушивание редко кому удавалось, но я все равно это сделала.</p>

<p>— Мэри Макдональд лучше катается в паре...</p>

<p>Они пошли по скользкой дорожке.</p>

<p><emphasis>Дыши, Жасмин. Дыши… Закрой рот и дыши спокойно. Подумай над тем, что
ты ответишь им. Подумай о том, сколько потратила сил. Подумай о…</emphasis></p>

<p>— Иначе Пол не объединился бы с ней в прошлом сезоне, — закончила девушка.</p>

<p>Нападение на людей считалось противозаконным. Но насколько именно, если ударить,


к примеру, подростка?</p>

<p><emphasis>Дыши. Включи мозги. Будь выше этого.</emphasis></p>


<p>Я была достаточно взрослой, чтобы понимать эту ситуацию и не обижаться на слова
какой-то девчонки, которая, вероятно, еще даже не достигла полового созревания, но
все же...</p>

<p>Моя карьера в паре являлась для меня больной темой. И под «больной темой» я
подразумевала огромный кровоточащий волдырь, который никогда не заживал.</p>

<p>Ублюдок Пол, которого мне хотелось бы сжечь заживо, катается с Мэри


Макдональд.</p>

<p>Вчера ночью я пересмотрела всю «Семейку Брэди»<sup>3</sup> из-за того, что не


могла уснуть, наблюдая скандал между Маршией и Ян после того, как первая слопала
ужин второй<emphasis>.</emphasis> В этой ситуации я бы тоже ее ненавидела. Так же,
как терпеть не могла Мэри Макдональд.</p>

<p>— Вы видели видео с ней в интернете? Моя мама говорит, что у Жасмин плохая
репутация, и поэтому она никогда не выигрывала: судьи просто не любят ее, —
зашептала другая девушка, но это оказалось дохлым номером, потому что у меня был
отличный слух.</p>

<p>Мне не стоило так реагировать. Они ведь еще дети, говорила себе я. И не в курсе
того, как все обстояло на самом деле. Даже отчасти. Большинство людей ничего обо
мне не знали и никогда меня не поймут. Я давно с этим смирилась.</p>

<p>Кто-то из девочек продолжил сплетничать, и стало ясно, что у меня не получится


смолчать и позволить им болтать обо мне все, что вздумается. Я могла бы
проигнорировать этих сплетниц, если бы мой день прошел хотя бы на половину не так
плохо. Но сегодня точно был не тот день.</p>

<p>— Моя мама говорит, что единственная причина, по которой она все еще тренируется
здесь — ее дружба с Кариной Луковой, но, опять же она не ладит с Иваном…</p>

<p>Я <emphasis>почти</emphasis> фыркнула. Мы с Иваном не ладим друг с другом? Так


вот как они это называли?<emphasis> Ну, ладушки.</emphasis></p>

<p>— Жасмин та еще стерва.</p>

<p>— Неудивительно, что она так и не нашла себе нового партнера после того, как Пол
бросил нее.</p>

<p><emphasis>И</emphasis>, вот оно произошло.</p>

<p>Может быть, если бы девушки повторно не озвучили имя Пола, я могла быть выше
этого, но, нахер! Во мне было сто шестьдесят сантиметров, и «выше» мне уже не
стать.</p>

<p>Прежде чем смогла себя остановить, я обернулась, отошла от двери и нашла


взглядом четырех девушек там же, где они и стояли минуту назад.</p>

<p>— Что вы только что сказали? — медленно спросила я, сдержавшись и не добавив


«бездарные сучки». А затем посмотрела именно на тех двоих, что не поздоровались со
мной, и на чьих лицах теперь был написан ужас.</p>

<p>— Я... Я... Я... — заикалась одна, а другая выглядела так, будто собиралась
обделаться. Неплохо. Я надеялась, что так и будет. И пусть у нее будет диарея,
чтобы в дерьме было все вокруг.</p>

<p>Я с минуту смотрела на каждую из них, наблюдая, как лица девушек становятся
ярко-красными, и, несомненно, получая от этого удовольствие... Жаль, оно не могло
избавить меня от злости на саму себя. Приподняв брови, я кивнула головой в сторону
коридора, ведущего на каток, с которого только что вернулась, и фальшиво
улыбнулась.</p>

<p> — Так и думала. Похоже, вам уже пора на тренировку, если не хотите
опоздать.</p>

<p>Удивительно, но мне удалось сдержаться и не добавить в конце «шлюхи». Серьезно,


таким, как я, полагалась медаль за терпимость к идиотам. И, если бы такой конкурс
существовал, я заняла бы в нем первое место.</p>

<p>Не думала, что когда-нибудь ещё увижу, чтобы кто-то двигался настолько быстро.
Конечно, если только не буду смотреть марафон на Олимпиаде.</p>

<p>Две другие дружелюбные девушки выглядели слегка испуганными, но быстро пришли в


себя и, улыбнувшись, последовали за остальными, что-то тихо обсуждая друг с
другом.</p>

<p>Именно благодаря таким стервам, как те две, я перестала пытаться подружиться с


другими фигуристами. Мелкие засранки. Я показала средний палец удаляющимся спинам,
но легче мне от этого не стало.</p>

<p>Нужно было встряхнуться. Срочно.</p>

<p>Я, наконец-то, оказалась в раздевалке и упала на одну из скамеек рядом с моим


шкафчиком; из-за ходьбы, бедро и задница начали болеть еще сильнее. Я и раньше
падала, и те падения считались гораздо более серьёзными, чем сегодня, но, как ни
крути, привыкнуть к боли было невозможно. Хотя, если такое случалось постоянно, у
меня получалось справляться с болью быстрее. И все же реальность была неумолима. Я
не могла тренироваться так, как раньше — не тогда, когда у меня не было ни партнера
для практики, ни тренера, исправляющего мои недочеты часами напролет. Мое тело
стало забывать, что такое тяжёлые нагрузки.</p>

<p>Это был еще один плохой знак, что время и жизнь не стояли на месте, даже если
вам этого хотелось.</p>

<p>Вытянув ноги перед собой, я проигнорировала толпу девочек, стоящих на


противоположной стороне комнаты, уже одетых и затягивающих шнурки на коньках, но
продолжающих болтать о всякой ерунде. Они не смотрели на меня, и я тоже не
удостаивала их взглядом. Разве что искоса. Развязав шнурки на правом коньке, на
секунду я подумала о том, чтобы принять душ здесь, но потом решила, что смогу
подождать двадцать минут до дома и принять душ у себя дома. Я сняла правый конек, а
затем осторожно стянула повязку телесного цвета, которая покрывала мою лодыжку и
пару дюймов над ней.</p>

<p>— <emphasis>О Боже мой!</emphasis> — взвизгнула одна из девчонок, прервав мои


мысли. — <emphasis>Ты не шутишь?</emphasis></p>

<p>— <emphasis>Нет!</emphasis> — ответил ей кто-то, пока я развязывала шнурки на


левом коньке, стараясь игнорировать их болтовню.</p>

<p>— <emphasis>Серьезно?</emphasis> — добавился еще один голос, или, может быть,


это был тот же самый. Не могу сказать точно. Да я и не вслушивалась.</p>

<p>— <emphasis>Серьезно!</emphasis></p>

<p>— <emphasis>Серьезно?</emphasis></p>

<p>— <emphasis>Серьезно!</emphasis></p>
<p>Я закатила глаза, все еще пытаясь не обращать внимание.</p>

<p>— <emphasis>Не может быть!</emphasis></p>

<p>— <emphasis>Может!</emphasis></p>

<p>— <emphasis>Нет! </emphasis></p>

<p>— <emphasis>Да!</emphasis></p>

<p><emphasis>Мда</emphasis>. Пытаться игнорировать их — все равно что, гвозди лбом


гнуть. Разве я когда-нибудь была такой же назойливой? Такой же занудной?</p>

<p>Точно нет.</p>

<p>— <emphasis>Где ты это услышала?</emphasis></p>

<p>Я уже вводила код к замку на своем шкафчике, когда раздался хор голосов,
заставивший меня повернуть голову и взглянуть на девочек. Одна из них выглядела
так, словно была на спидах<sup>4</sup><emphasis>. </emphasis>Девчонка открыла рот,
сжав зубы, а ее руки находились на уровне груди со сложенными вместе ладонями, как
будто она собиралась ими хлопать. Другая девочка стояла, приложив руку ко рту, и
тряслась.</p>

<p>Да что там у них происходит?</p>

<p>— <emphasis>Ты меня слышала? Я видела, как он шел с тренером Ли.</emphasis></p>

<p>Тьфу.</p>

<p>Ну, конечно. О ком еще, черт возьми, они могли говорить?</p>

<p>Не потрудившись даже театрально вздохнуть или закатить глаза, я повернулась к


шкафчику и вытащила свою спортивную сумку, расстегнув ее, как только поставила на
скамейку рядом со собой, чтобы откопать свой телефон, ключи, шлепанцы и маленькую
шоколадку Hershey’s, которая хранилась у меня для таких дней, как сегодня. Прежде
чем посмотреть в телефон, я сняла обертку и сунула шоколад в рот. На экране мигал
зеленый свет, давая понять, что у меня есть непрочитанные сообщения. Разблокировав
его, я оглянулась через плечо, малолетки все еще делали вид, будто они на грани
сердечного приступа из-за этого кретина. Игнорируя их, я занялась чтением сообщений
из группового чата, которые пропустила за время тренировки.</p>

<p><strong><emphasis>ДжоДжо</emphasis></strong><emphasis>: Собираюсь в кино сегодня


вечером. Кто со мной?</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Тали</emphasis></strong><emphasis>: Зависит от того какой


фильм.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Мама</emphasis></strong><emphasis>: Мы с Беном пойдем с тобой,


детка.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Себ</emphasis></strong><emphasis>: Не могу. У меня сегодня


свидание.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Себ</emphasis></strong><emphasis>: Джеймс не хочет идти с


тобой? Не могу его в этом винить.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>ДжоДжо</emphasis></strong><emphasis>: Новый фильм от


Marvel.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>ДжоДжо</emphasis></strong><emphasis>: Себ, надеюсь, сегодня


ночью ты подхватишь ЗППП.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Тали</emphasis></strong><emphasis>: Marvel? Нет,


спасибо.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Тали</emphasis></strong><emphasis>: Я тоже надеюсь, что ты


подхватишь ЗППП, Себ.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Мама</emphasis></strong><emphasis>: ВЫ МОЖЕТЕ НОРМАЛЬНО


ОБЩАТЬСЯ ДРУГ С ДРУГОМ?</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Себастьян</emphasis></strong><emphasis>: Идите все в жопу,


кроме мамы.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Руби</emphasis></strong><emphasis>: Я бы пошла с тобой, но


Аарон плохо себя чувствует.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>ДжоДжо</emphasis></strong><emphasis>: Я знаю, что ты пошла бы,


Егоза. Люблю тебя. Сходим в следующий раз.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>ДжоДжо</emphasis></strong><emphasis>: Мам, идем тогда. Сеанс


на 19:30.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>ДжоДжо</emphasis></strong><emphasis>: Себ [эмодзи среднего


пальца]</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>ДжоДжо</emphasis></strong><emphasis>: Жас, пойдешь с нами?


</emphasis></p>

<p>Я оторвала взгляд от телефона, когда девушки опять начали шуметь. Мне даже знать
не хотелось, какого черта там происходит. Боже, как будто Иван не тренировался
здесь пять дней в неделю последний миллион лет. Его появление в комплексе не было
столь значительным событием. Лично я бы предпочла смотреть, как сохнет краска.</p>

<p>Поджимая пальцы ног с ярко-розовым лаком на ногтях, я вполуха слушала их


разговор, намеренно игнорируя синяк, который появился рядом с мизинцем, и мозоль
рядом с большим пальцем ноги из-за шва от нового трико, которое надевала
накануне.</p>

<p>— <emphasis>Что он здесь делает?</emphasis> — продолжали трепаться подростки,


напоминая мне, что пора отсюда выбираться. Мое терпение сегодня и так было на
исходе.</p>

<p>Поглядывая в свой телефон, я пыталась решить, что мне делать. Поехать домой и
посмотреть фильм или же смириться и пойти в кино с братом, мамой и Беном или, как
мы его называли за спиной — номер четыре?</p>

<p>Я бы предпочла пойти домой, а не болтаться в переполненном кинотеатре в субботу,


но...</p>

<p>Прежде чем напечатать ответ, я на секунду сжала руку в кулак.</p>

<p><strong><emphasis>Жасмин: </emphasis></strong><emphasis>Пойду, но сначала мне


нужно поесть. Уже собираюсь домой.</emphasis></p>

<p>И улыбнувшись, добавила еще одно сообщение.</p>


<p><strong><emphasis>Жасмин: </emphasis></strong><emphasis>Себ, буду третьей насчет
ЗППП. Думаю, в этот раз будет гонорея.</emphasis></p>

<p>Положив телефон между ног, я вытащила из кармана сумки ключи от машины вместе со
шлепанцами, а затем аккуратно уложила свои коньки в защитный футляр, обшитый
искусственным мехом поверх тонкой пены с эффектом памяти<sup>5</sup>, который сто
лет назад мне подарили Джонатан и его муж. Застегнув сумку, я сунула ноги в
шлепанцы и встала со вздохом, от которого в груди все сжалось.</p>

<p>Сегодня был не самый лучший день, но все наладится, повторяла я себе.</p>

<p>Мне это было необходимо.</p>

<p>Хорошо, что завтра не нужно на работу. По воскресеньям я обычно отдыхала и от


тренировок. Моя мама, наверняка, испечет блинчики на завтрак, а потом мы с братом и
его дочкой сходим в зоопарк, так как по воскресеньям он забирал ее к себе на целый
день. Из-за фигурного катания мне пришлось пропустить достаточно много моментов в
их жизни. И теперь, когда у меня появилось больше свободного времени, я пыталась
наверстать упущенное. Мне было легче думать об этом в таком ключе, чем
зацикливаться на мысли, откуда у меня появилось столько свободного времени. Я
пыталась мыслить более позитивно. Просто пока у меня не получалось.</p>

<p>— <emphasis>Без понятия,</emphasis> — произнесла одна из девочек. — <emphasis>Но


обычно после окончания сезона, Иван не приходит сюда с месяц, а то и с два. Так
почему он здесь всего через неделю после чемпионата мира?</emphasis></p>

<p><emphasis>— А может Иван расстался с Минди?</emphasis></p>

<p><emphasis>— И зачем бы ему это делать?</emphasis></p>

<p><emphasis>— Ну, не знаю. А зачем он расставался с остальными до нее?


</emphasis></p>

<p>Как только они упомянули в разговоре Тренера Ли, я уже знала, о ком идет речь. В
Комплексе Имени Лукова, который большинство из нас сокращенно называло «КИЛ», был
только один человек, которого могли обсуждать эти девчонки. Это был тот самый
парень, о котором сплетничали все, кому не лень. По крайней мере, все, кроме меня.
Или тех, у кого была хоть капля здравого смысла. Иван Луков.</p>

<p>Или, как мне нравилось его называть, особенно, глядя ему в лицо — Исчадье
Ада.</p>

<p>— <emphasis>Я лишь сказала, что видела его. Откуда мне знать, что он здесь
делает? </emphasis>— сказал голос.</p>

<p><emphasis>— Иван никогда не появляется здесь без причины, Стейси. Ну, давай же.
Включи мозги.</emphasis></p>

<p>— <emphasis>Боже мой, неужели они с Минди расстались?</emphasis></p>

<p>— <emphasis>Если это так, интересно, с кем он будет кататься?</emphasis></p>

<p>— <emphasis>Да это может быть кто угодно.</emphasis></p>

<p>— <emphasis>Блин, я бы сделала что угодно, лишь бы стать его


партнершей</emphasis>, — произнесла одна из девчушек.</p>

<p>— <emphasis>Ты даже не знаешь, как кататься в паре, дурочка</emphasis>, — фыркая


ответила ей другая.</p>

<p>Я не подслушивала их разговор специально, но в мою голову продолжали поступать


обрывки комментариев девчонок, влетая в одно ухо и вылетая из другого.</p>

<p>— <emphasis>Ну и насколько, по-твоему, это сложно?</emphasis> — фыркнул другой


голос. — <emphasis>У него самая великолепная задница в стране, и он всех побеждает.
По мне, так легче легкого.</emphasis></p>

<p>Я закатила глаза, особенно услышав комментарий про его зад. Комплименты — это
последнее, что нужно было этому идиоту. Но она упустила пару важных моментов об
Иване: в «мире» фигурного катания он считался красавчиком-суперзвездой. Лицом,
которое печатали на каждом плакате Международного Союза конькобежцев. Черт, да на
любых плакатах, где были изображены коньки. Некоторые называли его королем
фигурного катания. А когда он был подростком, его уже считали вундеркиндом этого
вида спорта.</p>

<p>Луков был человеком, чья семья владела ледовым комплексом, в котором я


тренировалась больше десяти лет.</p>

<p>Он же являлся братом моей подруги.</p>

<p>А еще тем, кто за десять лет не сказал мне ни единого доброго слова. Вот каким я
знала его. Ублюдком, с которым мы виделись ежедневно из года в год, и который
пререкался со мной по любому поводу. Человеком, разговор с которым без обоюдных
оскорблений был просто невозможен.</p>

<p>Да, я тоже не понимала, почему Иван появился в комплексе всего через неделю
после того, как выиграл свой третий чемпионат мира, и через несколько дней после
окончания сезона. В то время, как должен был нежиться на каком-нибудь курорте. Во
всяком случае, сколько себя помню парень поступал так каждый год.</p>

<p>Волновалась ли я, что Луков торчал где-то поблизости? Неа. Если бы меня


действительно интересовало, что происходит, я бы просто спросила Карину. Но мне
было все равно.</p>

<p>Я не считала, что в скором времени мы с Иваном сможем соперничать друг с


другом... если это вообще когда-нибудь случится, после всех моих неудач.</p>

<p>И что-то подсказывало мне (даже если я никогда, никогда,


<emphasis>никогда</emphasis> не хотела в это верить, стоя в этой самой раздевалке,
в которой провела половину своей жизни), что так оно и было. После стольких
потраченных лет, стольких месяцев одиночества... моя мечта могла разбиться
вдребезги.</p>

<p>И вряд ли появился бы шанс, который смог бы исправить положение.</p>

<p><strong>Глава 2</strong></p><empty-line /><p><emphasis>— Слышала новости?


</emphasis></p>

<p>Я потуже затянула шнурки на коньках, плотно фиксируя голеностоп, прежде чем
завязать концы в надежный узел, чтобы он не развязался во время тренировки. Можно
было не оборачиваться, чтобы понять, что на скамейке рядом со своими шкафчиками
сидели две юные девушки. Они сидели там каждое утро, как обычно сплетничая обо
всех вокруг. У них было бы больше времени на тренировку, если бы девушки меньше
болтали. Однако, это не я оплачивала их занятия. Если бы мелких сплетниц
воспитывала моя мать, она бы быстро избавила их от привычки тратить деньги
впустую.</p>
<p><emphasis>— Моя мама рассказала мне об этом вчера вечером, </emphasis>— сказала
девушка повыше.</p>

<p>Я встала и устремила взгляд прямо перед собой, двигая плечом, хотя до этого
целый час провела разминаясь и растягиваясь. Пусть я и не каталась по шесть-семь
часов в день, как раньше (в те дни часовая растяжка была мне просто необходима), но
старые привычки умирали с трудом. В любом случае, недельная боль от растяжения
мышц уж точно не стоила того часа, который мне требовался на разминку.</p>

<p><emphasis>— Кто-то сказал ей, что он собирается завершить карьеру из-за проблем
с партнершами.</emphasis></p>

<p>Это привлекло мое внимание.</p>

<p>Он. Завершение карьеры. Проблемы.</p>

<p>Я, конечно, чудом закончила старшую школу, но все же была не настолько глупа,
чтобы не понимать, о ком они говорили. О ком же еще, как не об Иване? В КИЛ, кроме
нескольких парней и Пола, с которым я тренировалась три года, больше не
существовало никаких «он», о котором ходило бы столько слухов. Естественно, было
несколько талантливых парней, но никто из них Лукову и в подметки не годился. Если
кому-то интересно мое мнение. Им-то точно было плевать на него.</p>

<p>— <emphasis>Если Иван собирается уйти из спорта, то мог бы стать


тренером</emphasis>, — продолжила одна из девушек. — <emphasis>Я была бы не против,
даже если бы он орал на меня целый день.</emphasis></p>

<p>Я чуть не прыснула со смеху. Чтобы Луков ушел из спорта? Да ни за что. Не было
ни единого шанса, чтобы он бросил кататься в свои двадцать девять, особенно, пока
ему все еще удавалось побеждать на соревнованиях. Несколько месяцев назад Иван
выиграл чемпионат США. А за месяц до этого занял второе место в финале Major
Prix<sup>6</sup> <emphasis>. </emphasis>Какого черта я вообще стою и думаю об этом?
</p>

<p>Мне было плевать, что он там собирался делать. Его жизнь — его личное дело.
Когда-нибудь нам всем придется уйти из спорта. Так что, чем реже я буду видеть эту
раздражающую рожу, тем лучше.</p>

<p>Решив не терять время, которое было отведено на тренировку (уж точно не на


сплетни об Иване), я вышла из раздевалки, оставив девушек болтать о ерунде. С утра
на льду находилось всего шесть человек. Даже не знаю, зачем я все еще таскалась
сюда в такую рань. Это были те же люди, с которыми я тренировалась на протяжении
многих лет.</p>

<p>С некоторыми даже дольше, чем с другими.</p>

<p>Галина уже сидела на одной из трибун за пределами катка, держа в руках термос с
кофе, который, как я знала по опыту, был настолько густым, что выглядел, да и на
вкус ощущался, как смола. Вокруг шеи и ушей она намотала свой любимый красный шарф
и надела свитер, который, казалось, я видела миллион раз, а еще шаль. Готова
поклясться, что с каждым годом женщина надевала на себя все больше и больше одежды.
Когда Галина впервые, почти четырнадцать лет назад, вытащила меня на лед, на ней
были только брюки, рубашка с длинными рукавами и шаль. Сейчас же, она, вероятно,
замерзла бы до смерти.</p>

<p>Четырнадцать лет — это дольше, чем возраст некоторых девочек, что катались
тут.</p>

<p>— Доброе утро, — сказала я на ломанном русском. Мне пришлось выучить несколько
фраз за годы, проведённые с Галиной.</p>

<p>— Привет, <emphasis>yozhik</emphasis>, — поздоровалась она со мной, на мгновение


устремив свой взгляд на лед, а затем повернулась ко мне лицом, обветрившимся и
беспощадным, словно ее кожа была сделана из пуленепробиваемого материала, которое
ни чуть не изменилось с тех пор, как мне было двенадцать. — Хорошо провела
выходные?</p>

<p>Я кивнула и рассказала, как ходила в зоопарк с братом и племянницей, а потом


зашла к нему домой поесть пиццы.</p>

<p> Уже и не помню, когда в последний раз выбиралась куда-то.</p>

<p>— А как прошли твои? — спросила я женщину, которая столькому меня научила, что
мне никогда не отблагодарить её в полной мере.</p>

<p>На щеках Галины появились ямочки, когда она подарила мне столь редкую улыбку. Я
настолько хорошо запомнила черты ее лица, что могла бы с легкостью описать их
криминалисту, если бы мой бывший тренер вдруг пропала. Округлые тонкие брови,
миндалевидные глаза, узкие губы, шрам на подбородке от лезвия конька партнера,
оставшийся со времён её выступлений. И еще один шрам на виске от удара головой об
лед. Нет, нет, она никогда не исчезала. Поверьте, любой похититель отпустил бы
Галину уже через час.</p>

<p> — Я виделась со своим внуком.</p>

<p>Прежде чем ответить, я на секунду задумалась, какое же сегодня число.</p>

<p>— У него был день рождения?</p>

<p>Галина кивнула и снова посмотрела на свою ученицу, которая тренировалась у неё с


тех пор, как я оставила одиночный вид спорта, чтобы начать кататься в паре. Это
было четыре года назад. Мне не хотелось уходить от нее, но... это уже другая
история. Я больше не ревновала, думая о том, как быстро бывший тренер нашла мне
замену. И только изредка, особенно в последнее время, это задевало меня. Совсем
немного. Но даже этого было достаточно.</p>

<p>Не думаю, что когда-нибудь признаюсь ей в этом.</p>

<p>— Так ты купила ему коньки? — спросила я.</p>

<p> Галина пожала плечами, продолжая пристально следить своими серыми глазами за
действиями на льду, так же, как раньше следила за мной.</p>

<p>— Ага. Купила ему коньки для дела и видео-игру. Я ждала достаточно. Сейчас ему
почти столько же, сколько было тебе, когда ты пришла ко мне. Чуть постарше, но все
равно у него подходящий возраст.</p>

<p>Галина, наконец-то, сделала это. Я припоминала, что, как только её внук родился
— это случилось до того, как я ушла от нее — мы обсуждали его карьеру в фигурном
катании, как только паренёк подрастёт. Это был всего лишь вопрос времени, что мы
обе прекрасно понимали. Ее собственные дети не продвинулись дальше
юниоров<sup>7</sup>, но данный факт уже не имел значения.</p>

<p>Размышляя о ее внуке, я практически почувствовала тоску по детству, вспоминая,


какими веселыми были те времена. Ещё до травм, до критики в мой адрес и прочей
херни. До того, как мне пришлось узнать, каким было разочарование на вкус.</p>

<p> Благодаря фигурному катанию я всегда чувствовала себя непобедимой. Это было
потрясающее ощущение. Я не знала, каково это — ощущать, будто ты умеешь летать.
Быть настолько сильной, настолько красивой. Осознавать, в чем-то хороша. Особенно
в том, что волновало меня больше всего на свете. Никогда бы не подумала, что все
эти прыжки и скручивания в немыслимые формы, могут быть такими прекрасными. Я
чувствовала себя особенной, разгоняясь настолько быстро внутри катка, насколько
могла. Жаль только, не имела ни малейшего представления, что, годы спустя, моя
жизнь изменится не в лучшую сторону.</p>

<p>Смех Галины вырвал меня из раздумий. По крайней мере, на мгновение.</p>

<p>— Однажды ты станешь его тренером, — фыркнула женщина, словно на секунду


представив, что я буду обращаться с ним так же, как она обращалась со мной, и это
рассмешило ее.</p>

<p>Я улыбнулась, вспоминая, сколько раз получала от нее подзатыльник, пока она была
моим тренером. Не все подопечные могли справиться с таким проявлением её любви, но
в тайне я действительно любила Галину. С ней я смогла достичь многого. Моя мать
всегда говорила, что мне палец в рот не клади.</p>

<p>Но, поверьте, Галину Петрову тоже голой рукой не возьмешь.</p>

<p>Это был не первый раз, когда она упомянула о моей тренерской карьере. За
последние несколько месяцев ситуация стала... просто отчаянной. Моя надежда найти
другого партнера угасала с каждым днем, и Галина начала предлагать стать
наставником при любом удобном случае. Просто брала нахрапом.</p>

<p><emphasis>— Жасмин, ты — тренер, и все тут. Ясно</emphasis>?</p>

<p>Но я все еще не была готова к этому. Ты становился тренером, когда морально
сдавался, а... я не собиралась опускать руки. Пока что. <emphasis>Это еще не
конец.</emphasis></p>

<p><emphasis>«А, может, пришло твое время?» — </emphasis>прошептал в голове


плаксивый голос, заставляя мои внутренности сжаться.</p>

<p>Галина будто почувствовала, что происходит со мной, и издала еще один фыркающий
звук.</p>

<p>— Не могу отвлекаться. Тренируй прыжки. Ты слишком много думаешь, и именно


поэтому падаешь. Вспомни, что было тогда, семь лет назад, — сказала женщина, не
отрывая взгляд от катка. — Не анализируй. Просто делай.</p>

<p>Я удивилась тому, что она заметила мою внутреннюю борьбу, так как все ее
внимание было приковано к своей подопечной.</p>

<p>Проигрывая в голове слова моего бывшего тренера, я поняла, о каком периоде


говорила Галина. Она была права. Мне было девятнадцать лет. Это был худший сезон в
моей карьере в одиночном разряде. У меня тогда не было партнера, и я каталась сама
по себе; этот сезон стал катализатором для последующих трех сезонов, которые
привели меня к парному катанию. Я слишком много думала, пытаясь
<emphasis>все</emphasis> переосмыслить, но… Если решение уйти из одиночного катания
и оказалось ошибкой, то сожалеть об этом было уже слишком поздно.</p>

<p>Жизнь — это выбор, и я свой сделала.</p>

<p> Кивнув, мне удалось проглотить ком в горле, напоминающий о том ужасном
сезоне и стыде, который я все еще испытывала, когда оставалась наедине с собой. В
такие моменты я чувствовала себя еще более жалкой, чем обычно.</p>
<p>— Да, именно это меня и беспокоило. Я собираюсь поработать над ними. Увидимся
позже, Лина, — сказала я своему бывшему тренеру, поигрывая браслетом на запястье,
прежде чем опустить руки и слегка встряхнуть ими.</p>

<p>Взгляд Галины быстро переместился на мое лицо, прежде чем она кивнула и снова
обратила внимание на каток, крикнув своим глубоким голосом с акцентом что-то о
слишком замедленном прыжке.</p>

<p>Сняв защитные чехлы с коньков и оставив их в своем обычном месте, я вышла на лед
и сосредоточилась.</p>

<p>У меня все получится.</p>

<p>***</p>

<p>Уже через шестьдесят минут я устала и вспотела так, будто тренировалась не один
час, а три, как раньше. Серьезно, мое тело слабело. Я закончила тренировку серией
прыжков — так называемым каскадом, когда один прыжок следовал за другим без
промежуточных шагов, но не вкладывая в них душу. Приземляясь на лезвия коньков, я
шаталась и едва не падала, пытаясь изо всех сил сосредоточиться на отработке
прыжков, и выкинув из головы все лишнее.</p>

<p>Галина была права. Меня что-то отвлекало. Но я не могла понять, что именно. И
мне необходимо как можно скорее найти корень проблемы, или же заняться
<emphasis>чем-то еще</emphasis>, например, пойти на пробежку. В общем, чем угодно,
лишь бы очистить разум или хотя бы прогнать мерзкое ощущение, которое преследовало
меня, словно призрак.</p>

<p>Слегка расстроенная, я вернулась в раздевалку и нашла записку, торчащую из моего


шкафчика. Мне даже не пришлось задумываться, в чем дело. Месяц назад генеральный
менеджер КИЛ оставила аналогичную записку с просьбой зайти к ней в офис. Все, чего
она хотела — предложить мне работу тренера у новичков. <emphasis>Опять</emphasis>.
Понятия не имею, почему женщина решила, что я — лучший кандидат для обучения
юниоров, но я ответила, что меня это не интересует.</p>

<p>Поэтому, когда вытащила записку «<strong>Жасмин, перед уходом зайдите в главный


офис»</strong> из шкафчика и дважды прочла ее, убедившись, что поняла все верно,
мне захотелось побыстрее отвязаться от менеджера, так как нужно было бежать на
работу. Мои дни были расписаны поминутно. У меня, практически, везде валялись
списки с расписанием: в телефоне, на бумажных листах в машине, в моих сумках, в
моей комнате, на холодильнике, поэтому я ничего не забывала и не волновалась по
этому поводу. Для меня казалось важным быть организованной, подготовленной и
следить за временем, чтобы не опаздывать. Как бы то ни было, мне пришлось сократить
время на душ и перестать краситься, чтобы успевать добираться до работы вовремя,
если, конечно, я не предупреждала своего босса о том, что опоздаю.</p>

<p>Открыв шкафчик и, одновременно, достав телефон из сумки, я быстро напечатала


сообщение, мысленно поблагодарив программу за проверку орфографии, которая
существенно облегчала мне жизнь, и отправила его своей матери. Она всегда была на
связи.</p>

<p><strong><emphasis>Жасмин: </emphasis></strong><emphasis>Менеджер хочет


поговорить со мной. Можешь позвонить Мэтту и сказать ему, что я задержусь, но
постараюсь приехать как можно скорее?</emphasis></p>

<p>Она немедленно ответила.</p>

<p><strong><emphasis>Мама</emphasis></strong><emphasis>: Что ты опять натворила?


</emphasis></p>
<p>Я закатила глаза и напечатала ответ.</p>

<p><strong><emphasis>Жасмин: </emphasis></strong><emphasis>Ничего.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Мама</emphasis></strong><emphasis>: Тогда зачем тебя вызывают


в главный офис?</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Мама</emphasis></strong><emphasis>: Ты опять кого-то назвала


шлюхой?</emphasis></p>

<p>Ну, конечно, моя мать никогда не этого забудет. И не только она.</p>

<p>Я не рассказывала ей о тех трех случаях, когда главный менеджер просила меня
зайти в офис, чтобы поговорить со мной о тренерской работе.</p>

<p><strong><emphasis>Жасмин:</emphasis></strong><emphasis> Откуда мне знать? Может,


моя оплата на прошлой неделе не прошла.</emphasis></p>

<p>Я просто шутила. Уж кому, как ни моей матери знать ежемесячную стоимость моих
тренировок. Она платила за них больше десяти лет.</p>

<p><strong><emphasis>Жасмин</emphasis></strong><emphasis>: Нет. Я больше никого не


называла шлюхой. И та шлюха заслужила это.</emphasis></p>

<p>Зная, что мама ответит практически сразу, я положила свой телефон обратно в
шкафчик и решила, что отправлю ей сообщение позже. Быстренько приняв душ и покидав
вещи в сумку, я в два счета влезла в нижнее белье, джинсы, рубашку с воротником,
носки и самую удобную обувь, которую только могла себе позволить. Закончив
одеваться, я снова проверила свой телефон и обнаружила ответ от матери.</p>

<p><strong><emphasis>Мама</emphasis></strong><emphasis>: Тебе нужны деньги?


</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Мама</emphasis></strong><emphasis>: Она заслужила


это.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Мама</emphasis></strong><emphasis>: Ты опять кого-то толкнула?


</emphasis></p>

<p>Меня убивало то, что моя мать до сих пор спрашивала, нужны ли мне деньги. Будто
я не сидела годами на ее шее. Месяц за месяцем. Каждый провальный сезон.</p>

<p>Сейчас мне хотя бы не приходилось просить ее оплачивать мои счета.</p>

<p><strong><emphasis>Жасмин</emphasis></strong><emphasis>: У меня есть деньги.


Спасибо.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Жасмин</emphasis></strong><emphasis>: И никого я не
толкала.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Мама</emphasis></strong><emphasis>: Уверена?</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Жасмин</emphasis></strong><emphasis>: Абсолютно. Уж я бы точно


об этом знала.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Мама</emphasis></strong><emphasis>: Все хорошо?</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Жасмин</emphasis></strong><emphasis>: Да.</emphasis></p>
<p><strong><emphasis>Мама</emphasis></strong><emphasis>: Ничего страшного, даже
если ты это сделала. Некоторые заслуживают пинка.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Мама</emphasis></strong><emphasis>: Мне тоже иногда хочется


треснуть тебе. Всякое бывает.</emphasis></p>

<p>Я не смогла удержаться от смеха.</p>

<p><strong><emphasis>Жасмин</emphasis></strong><emphasis>: Ага, и
мне.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Мама</emphasis></strong><emphasis>: Ты хотела ударить меня?


</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Жасмин</emphasis></strong><emphasis>: Без
комментариев.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Мама</emphasis></strong><emphasis>: Ха-ха-ха.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Жасмин</emphasis></strong><emphasis>: Я никогда бы не ударила


тебя. ЯСНО?</emphasis></p>

<p>Застегнув свою сумку и схватившись за ручку, я сжала ключи и вылетела из


раздевалки, быстрым шагом обойдя оба зала, чтобы попасть в ту часть здания, где
находились офисы. По дороге на работу я собиралась съесть сэндвич с яйцом, который
остался в машине, в сумке для завтрака. Добравшись до двери офиса, я напечатала еще
одно сообщение, игнорируя ошибки, которые обычно не делала.</p>

<p><strong><emphasis>Жасмин</emphasis></strong><emphasis>: Срьзно, Ма. Можшь


позвонить и сказать ему?</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Мама</emphasis></strong><emphasis>: Да.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Жасмин</emphasis></strong><emphasis>: Спасибо.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Мама</emphasis></strong><emphasis>: Люблю тебя.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Мама</emphasis></strong><emphasis>: Скажи, если тебе будут


нужны деньги.</emphasis></p>

<p>На мгновение у меня появился ком в горле, и я ничего не ответила. Никогда бы не


сказала ей, даже если бы нуждалась. Ни за что. Так жить больше было нельзя, и
откровенно говоря, я бы лучше пошла в стриптизерши, чем стала просить у матери
деньги. Она и так уже достаточно для меня сделала.</p>

<p>Вздохнув, я постучала в дверь офиса генерального менеджера, мечтая о том, чтобы


будущий разговор длился максимум десять минут, и мне не пришлось опаздывать на
работу. Я не хотела пользоваться добротой близкого друга моей матери.</p>

<p>Так что дернула ручку, как только услышала голос:</p>

<p>— <emphasis>Входите!</emphasis></p>

<p><emphasis>«Покончим с этим поскорее»</emphasis>, — подумала я, открывая


дверь.</p>

<p>Дело в том, что мне не нравились сюрпризы. Вообще. Даже в детстве. Мне всегда
нужно было знать, во что я ввязываюсь. Излишне говорить, что никто и никогда не
устраивал сюрпризы на мой день рождения. Однажды, когда мой дед попытался
провернуть такое, мама предупредила меня заранее и заставила поклясться, что я
притворюсь, будто удивлена. Что и было сделано.</p>

<p>Я пришла встретиться с генеральным менеджером — женщиной по имени Джорджина, с


которой у меня всегда были тёплые отношения. Некоторые называли ее властной сукой,
но мне она казалась человеком с железной волей, который не сюсюкался с другими. Ей
это было не нужно.</p>

<p>И я впала в ступор, потому что первым, кого увидела в офисе, оказалась не
Джорджина, а знакомая пятидесятилетняя женщина, одетая в стильный черный свитер с
идеальным пучком на голове. Такие причёски делали разве что на соревнованиях.</p>

<p>Но еще больше меня поразил человек, сидящий по другую сторону стола.</p>

<p>И, наконец, сюрприз-сюрприз: Джорджины вообще не было в офисе.</p>

<p>Только… эти двое.</p>

<p>Иван Луков и женщина, которая являлась его тренером последние одиннадцать


лет.</p>

<p>Луков, с которым я не могла разговаривать, не поругавшись, и женщина, не


сказавшая мне и нескольких слов за все эти годы.</p>

<p><emphasis>Что, черт возьми, происходит?</emphasis></p>

<p>Пристально посмотрев на тренера Ивана, я пыталась понять, правильно ли прочитала


ту записку. Уверена, что правильно... или все же нет? Помню, что не торопилась и
прочла ее дважды. Обычно я была внимательна.</p>

<p>— А Джорджина не здесь? — спросила я, пытаясь игнорировать чувство досады из-за


того, что скорее всего неверно поняла слова в записке. Всегда ненавидела ошибаться.
<emphasis>Ненавидела</emphasis>. А лажать на глазах этих двоих было, черт возьми,
еще хуже. — Вы не знаете, где она? — выдавила я из себя, все еще размышляя по
поводу записки.</p>

<p>Женщина мило улыбнулась. Не было похоже на то, что я прервала какой-то важный
разговор или же просто беседу. Воспоминание о том, что она игнорировала мое
присутствие годами, быстро привело меня в чувства. Хмм… Раньше женщина никогда мне
не улыбалась. Да и вообще не помню, чтобы тренер Ли улыбалась кому-то.</p>

<p>— Заходи, — протянула она, продолжая приветливо улыбаться. — Это я оставила тебе
записку, а не Джорджина.</p>

<p>Я почувствовала облегчение от того, что все поняла верно, но сразу же задалась
вопросом, что, черт возьми, тут делаю, и зачем она оставила для меня эту записку...
А еще, какого хрена, Иван просто сидел и молчал.</p>

<p>Будто читая мои мысли, тренер улыбнулась мне ещё шире, словно пытаясь успокоить
меня, но у неё ничего не получилось.</p>

<p>— Присаживайся, Жасмин, — сказала женщина тоном, напомнившим мне, что именно она
тренировала идиота, сидящего слева от меня, для двух последних чемпионатов мира.
Проблема оказалась в том, что тренер Ли не являлась моим наставником. И мне не
нравилось, когда люди указывали мне, что делать, даже если у них было на это право.
Эта женщина никогда не была особенно благосклонна ко мне. Она, конечно, не грубила,
но и добротой не отличалась.</p>
<p>Нет, я все понимала. Но это не означало, что у меня плохая память.</p>

<p>Два года я участвовала в одних и тех же соревнованиях, что и Иван. Мы были


соперниками. Само собой, проще думать о победе над другой командой, если ты ни с
кем из них не общаешься. Однако это не объясняло предыдущие годы, когда я каталась
одна и не имела к Лукову никакого отношения. Тогда тренер Ли могла бы вести себя со
мной более приветливо... но нет. Конечно я не особо нуждалась в общении с ней,
однако…</p>

<p>Поэтому женщина не должна была удивляться, когда я посмотрела на нее, приподняв


бровь.</p>

<p>А она в ответ выгнула свою.</p>

<p>— Пожалуйста? — предложила тренер Ли мягко.</p>

<p>Вот только я не доверяла ни ей, ни ее тону.</p>

<p>Не сдержавшись, я взглянула в сторону офисных кресел напротив нее. Их было всего
два. На одном устроился Иван, с которым мы не пересекались с тех пор, как он уехал
в Бостон перед чемпионатом мира. Его длинные ноги, которые я чаще видела обутыми в
коньки, чем в обычную обувь, были вытянуты вперед, доставая до той части стола, где
сидела его тренер. Но привлекли мое внимание вовсе не его ленивая поза со
скрещенными на груди руками, демонстрирующая худощавый торс и грудные мышцы, и не
темно-синий свитер, оживляющий бледную кожу лица, из-за которого девушки сходили с
ума.</p>

<p>Меня привлек взгляд серо-голубых глаз Ивана, прикованный ко мне, и это вынудило
меня задуматься. Я никогда не забывала их насыщенный цвет, но его глаза всегда
заставали меня врасплох. Невозможно было забыть длинные ресницы, обрамляющие
их.</p>

<p>Обычно все крутилось вокруг этих глаз.</p>

<p>Фу.</p>

<p>Огромное количество девушек сходило с ума от его лица, волос, глаз, успехов в
фигурном катании, сильных рук и длинных ног, от того, как он дышал и какую зубную
пасту использовал... Это так раздражало. Даже мой брат называл его красавчиком.
Красавчиком он считал и мужа сестры, но не в этом дело. Если список достоинств
Ивана кому-то казался неполным, они поклонялись широким плечам, благодаря которым,
Луков мог держать партнершу на высоте во всю длину рук, балансируя на одной ноге. Я
слышала, как женщины восхищались его задницей, на которую даже не нужно было
смотреть, чтобы понимать, насколько шикарным был вид. Уверена, что, в значительной
степени, эти округлые ягодицы обязаны фигурному катанию.</p>

<p>И если бы у него имелась отличительная особенность, это, несомненно, были бы его
жуткие глаза.</p>

<p>Вот только этой особенности у Лукова не было. Ведь даже у дьявола не могло быть
столь проникновенного взгляда.</p>

<p>Я уставилась на него, а Иван в ответ уставился на меня. Он смотрел прямо мне в
лицо, не хмурясь и не улыбаясь.</p>

<p>И из-за этого меня чуть не разорвало от злости.</p>

<p>А парень... все смотрел и смотрел на меня, с плотно сжатыми губами и скрещенными
на груди руками.</p>
<p>Если бы на моем месте оказался кто-то другой, взгляд Ивана, наверняка бы
заставил того человека нервничать. Но я не была поклонницей Лукова. И знала его
достаточно хорошо, чтобы понимать, что он не только красивая оболочка. Парень много
трудился, чтобы стать успешным в своем деле. Однако он не был сказочным единорогом.
И уж точно не являлся Богом. В общем, меня Иван не впечатлял.</p>

<p>К тому же, я видела, как однажды мать Лукова шлепнула его за то, что тот
пререкался с ней. И это тоже добавило свой вклад.</p>

<p>— В чем дело? — медленно спросила я, глядя в лицо Ивана еще секунду, прежде чем,
наконец, перевести свой взгляд обратно на тренера Ли. Она сидела практически
сгорбившись за столом, если в такой позе вообще можно было сгорбиться, крепко
прижав локти к столешнице. Женщина была такой же красивой, как и раньше, когда
участвовала в соревнованиях. Я смотрела ее выступления в 80-х. Тогда она выиграла
национальный чемпионат.</p>

<p>— Ничего ужасного, обещаю, — осторожно ответила тренер Ли, словно продолжала
чувствовать мое беспокойство. Она показала на стул возле Ивана. — Ты не могла бы
присесть?</p>

<p>Когда кто-то просил меня присесть, это означало, что все ужасно. Особенно если
меня просили присесть рядом с Иваном. А такого отродясь не бывало.</p>

<p>— Я лучше постою, — сказала я. Мой голос был таким же странным, как и мои
ощущения.</p>

<p>Что происходит? Меня же не могли выгнать из комплекса? Я ничего плохого не


сделала.</p>

<p>Если только те засранки у раздевалки в субботу не донесли на меня. Вот черт.</p>

<p>— Жасмин, нам нужна всего пара минут, — медленно произнесла тренер Ли, продолжая
указывать на кресло.</p>

<p>Да, все становилось только хуже. Пара минут? Ничего хорошего за две минуты
произойти не могло. Я зубы и то чистила дольше.</p>

<p> Они точно донесли на меня. Вот сучки...</p>

<p>Тренер Ли вздохнула, словно подтверждая, что мне не скрыть своих мыслей. Я


заметила взгляд, которым она бегло наградила Ивана, прежде чем снова на меня
посмотреть. Одетая в темно-синий пиджак и накрахмаленную белую рубашку, она
походила больше на адвоката, чем на фигуриста, хотя уже давно являлась тренером.
Женщина поерзала в кресле, прежде чем, поджав губы, выпрямить спину и снова
заговорить.</p>

<p>— Перейду сразу к делу. Ты собираешься уйти из спорта?</p>

<p><emphasis>Собираюсь уйти</emphasis>? Так вот, что все обо мне думали. Что я
собралась покончить с фигурным катанием?!</p>

<p>За неимением партнера у меня не было других вариантов, кроме как пропустить
сезон, но... кому какая разница? <emphasis>Кого, вообще, это волнует?
</emphasis>Мое кровяное давление сделало сальто, но я решила не обращать на это
внимания, по крайней мере, на данный момент, сосредоточившись на словах, которые
только что вывалила на меня тренер Ивана.</p>

<p>— Почему вы спрашиваете? — уточнила я с оттенком беспокойства в голосе. Совсем


чуть-чуть.</p>

<p>Надо было позвонить Карине.</p>

<p>В любой другой момент я бы, определенно, оценила, что эта женщина не ходила
вокруг да около. Но никак не ожидала услышать ее следующее предложение. Серьезно,
это было последним, о чем я могла подумать. Черт, да это было последним, что,
вообще, можно было ожидать от <emphasis>кого угодно.</emphasis></p>

<p>— Мы хотим, чтобы ты стала новым партнером Ивана, — сказала тренер Ли. Вот. Так.
Просто.</p>

<p>Вот так просто.</p>

<p>У всех бывали такие моменты в жизни, когда вы задавались вопросом, не


употребляете ли случайно наркотики, не осознавая этого. Как будто кто-то подмешал
ЛСД в напиток без вашего ведома. Или, может, вы думали, что приняли обезболивающее,
а, на самом деле, это были психотропные.</p>

<p>Именно<emphasis> здесь</emphasis> — в офисе генерального менеджера КИЛ, у меня


возникло такое чувство. Все что я могла делать — просто моргать. Чаще обычного.</p>

<p><emphasis>Потому что, какого хрена?</emphasis></p>

<p>— Если, конечно, ты готова вернуться обратно в спорт, — продолжила Ли, как ни в
чем не бывало, будто я не стояла перед ней, задаваясь вопросом, какой ублюдок мог
подсыпать мне в воду галлюциноген. <emphasis>Потому что этого просто быть не
могло.</emphasis> Нереально, чтобы тренер Ли, действительно, произнесла эти
слова.</p>

<p><emphasis>Нереально.</emphasis></p>

<p>Я, должно быть, не расслышала ее или пропустила какую-то часть разговора, потому
что...</p>

<p>Потому.</p>

<p>Я и Иван? Партнеры? О, нет. Тут точно без шансов…</p>

<p>Ведь так?</p>

<p><strong>Глава 3</strong></p><empty-line /><p>Мне всегда было ненавистно чувство


страха. Да и кому вообще могло нравиться это ощущение? Конечно за исключением
любителей обделаться под ужастик. А все потому, что в реальной жизни меня
практически ничего не пугало. Пауки, летающие тараканы, мыши, темнота, клоуны,
высота, углеводы, прибавка в весе, смерть... не производили на меня никакого
впечатления. С пауками, тараканами или мышами я могла разобраться в два счета.
Легко включала свет в темноте. Да и клоуну надрала бы задницу без проблем, если бы
он оказался в моей весовой категории. Я была достаточно сильной сама по себе, плюс
уже несколько лет ходила на уроки самообороны вместе со своей сестрой. Высота также
меня не пугала. Я обожала углеводы, а если набирала вес, то знала, что нужно
делать, чтобы его сбросить. По поводу смерти: ну, рано или поздно мы все умрем.</p>

<p> В общем, этот список ни капельки меня не волновал.</p>

<p>То, что не давало мне спать по ночам, не было материальным.</p>

<p>Разочарование и чувство неудовлетворенности — вот с чем тяжело было справиться.


Я ощущала их постоянно. Можно сказать, круглосуточно. Возможно и существовал какой-
то способ избавиться от тревоги, но мне он был неизвестен.</p>

<p>Наверное, я могла бы пересчитать по пальцам одной руки, сколько раз за всю свою
жизнь испытывала страх. По странной случайности все эти страхи касались фигурного
катания. Когда я в третий раз получила сотрясение мозга, врач посоветовал моей
матери подумать над тем, как заставить меня бросить спорт. И мне казалось, она вот-
вот попросит об этом. Я припоминала еще два сотрясения после того случая, когда
всерьез волновалась, что мама встанет в позу и скажет, что у меня больше нет права
рисковать своим здоровьем, чтобы потом бороться с последствиями, к которым может
привести черепно-мозговая травма. Но она молчала.</p>

<p>В моменты панических атак, когда во рту у меня пересыхало, а внутри все
сжималось и переворачивалось... я старалась отвлекаться или держать себя в
руках.</p>

<p>Вроде бы, на этом все. Мой отец смеялся, утверждая, что мое настроение
выражалось всего двумя эмоциями: равнодушием и злостью. Его заявление было
ошибочным, но он не достаточно хорошо меня знал, чтобы понять это.</p>

<p>И пока я размышляла о том, приснилось ли мне предложение о партнёрстве или это
действие наркотиков, или все происходит на самом деле, хотя сама идея об этом
казалась смехотворной, мне определенно было не по себе. Не хотелось уточнять у них,
правда это или нет...</p>

<p>А что если нет? Что если это какая-то дурацкая шутка?</p>

<p>Я не любила чувство неуверенности. И ненавидела себя за то, что готова была
продать душу, лишь бы услышать желаемый ответ.</p>

<p>«Страх силу отнимает» — однажды сказала моя мать. Тогда я не понимала значения
этой фразы, теперь же все стало ясно.</p>

<p>Именно благодаря её словам, я заставила себя задать вопрос, на который, по-


честному, не желала знать ответ, так как боялась услышать не то, что хотела.</p>

<p> — Партнер для чего? — спросила я медленно, ломая голову над тем, в каком дурном
сне могла стать его партнером, и почему этот сон казался таким реальным. Что за
гребаный фарс?</p>

<p>Человек, выросший на моих глазах, пусть и на расстоянии, а порой оно было


слишком близким, закатил свои холодные голубые глаза. Каждый раз, когда он делал
это, я сужала свои в ответ.</p>

<p>— Для парного катания, — ответил Иван в стиле «Капитана Очевидности», который,
очевидно, мечтал получить по роже. — А ты о чем подумала? Об уличных танцах?</p>

<p>Я моргнула.</p>

<p>— Ваня! — зашипела тренер Ли и, как мне показалось, ударила себя ладонью по
лбу.</p>

<p>Но я не была в этом уверена, так как усиленно рассматривала сидящего передо мной
умника, уговаривая себя успокоиться.</p>

<p><emphasis>Не делай этого, Жасмин. Будь выше. Закрой чертов рот…</emphasis></p>

<p>А потом прекрасно знакомый мне тихий голосок прошептал: «По крайней мере, пока
не выяснишь, чего они на самом деле хотят от тебя». Потому что этого не могло быть.
Это нереально.</p>
<p>— Что? — уточнил Луков, все еще пристально глядя на меня. Единственным
изменением на его бледном лице был намек на ухмылку.</p>

<p>— Мы уже все обсудили, — ответила его тренер, качая головой. Если бы я
повернулась к ней, то заметила бы, что мы обе пялились на этого придурка. Но в
данный момент я была слишком занята, призывая себя к контролю.</p>

<p>И все же эта фраза вывела меня из ступора. Я, наконец-то, обратила свое внимание
на женщину и теперь разглядывала её.</p>

<p>— Что вы обсуждали? — переспросила я, и была готова выслушать и принять все, что
скажет тренер Ли. Хорошее или плохое. Мне пришлось напомнить себе, что я уже
пережила и отпустила все плохое, что мне говорили. И пока мой желудок не сжимался
от воспоминаний об этом, я чувствовала себя намного лучше.</p>

<p>Она скользнула по мне взглядом, прежде чем разочарованно посмотреть на идиота,


сидящего в офисном кресле.</p>

<p>— Он должен был молчать, пока я сама не поговорю с тобой.</p>

<p>Я смогла произнести только одно слово.</p>

<p>— Почему?</p>

<p>Тренер Ли раздраженно вздохнула — мне был прекрасно знаком этот звук — и, не


отрывая глаз от Ивана, ответила:</p>

<p> — Потому что мы хотим, чтобы ты присоединилась к нашей команде без напоминаний
о том, почему тебе не стоит этого делать.</p>

<p>Я моргнула. Снова.</p>

<p>И не сдержавшись, покачала головой, ухмыляясь засранцу. Он ухмыльнулся в ответ,


копируя выражение моего лица, чтобы взбесить меня ещё сильнее.</p>

<p>— <emphasis>Тупица</emphasis>, — вырвалось у меня прежде, чем я смогла


остановить себя и вспомнить, что пыталась вести себя дружелюбно.</p>

<p>— <emphasis>Пончик</emphasis>, — прошептал мне Луков.</p>

<p>Это быстро стерло ухмылку с моего лица, как и всегда, когда он так меня
называл.</p>

<p>— <emphasis>Так, ладно</emphasis>, — сказала тренер Ли с коротким фырканьем,


хотя ничего смешного не произошло. Я продолжала стоять и пялиться на дьявола в
кресле, разозлившись из-за того, что позволила ему задеть себя за живое. — Давайте
вернемся к беседе. Жасмин, пожалуйста, игнорируй сама-знаешь-кого. Иван не должен
был открывать рот и портить разговор, <emphasis>который, как он знал, очень важен
для нас.</emphasis></p>

<p>Мне потребовались огромные усилия, чтобы повернуться к женщине, вместо того,


чтобы продолжать сверлить взглядом болвана слева от меня.</p>

<p>Тренер Ли улыбнулась вымученной улыбкой, и стало ясно, что в отчаянии здесь


находилась не только я.</p>

<p>— Мы с Иваном хотели бы, чтобы ты стала его новым партнером, — она приподняла
брови, продолжая улыбаться странной улыбкой, которой я совсем не доверяла. — Если
тебе это интересно.</p>

<p><emphasis>Мы с Иваном хотели бы, чтобы ты стала его новым


партнером.</emphasis></p>

<p><emphasis>Если тебе это интересно.</emphasis></p>

<p>Эти двое а-ля «тренер Ли и Иван» хотели, чтобы <emphasis>я</emphasis> каталась


вместе с ним?</p>

<p>Я.</p>

<p>Это такая шутка, что ли?</p>

<p>На долю секунды мне показалось, что Карина могла быть в этом замешана, но потом
решила, навряд ли. Прошло больше месяца с нашего последнего разговора. Она знала
меня слишком хорошо, чтобы провернуть нечто подобное. Ну, уж точно не с её
братом.</p>

<p>Но ведь это шутка… Правда? Я и Иван? Иван и я? Всего месяц назад он спросил
меня, повзрослею ли я когда-нибудь. На что я ответила, что конечно же повзрослею.
Как только его яйца отвалятся.</p>

<p>А все потому, что мы столкнулись, пытаясь одновременно выйти на лед. Тренер Ли
тоже там была, кстати. И она точно слышала нас.</p>

<p>Так и знала.</p>

<p>— Ничего не понимаю, — смущенно, немного раздраженно и с растущей неуверенностью


протянула я им обоим, так как не знала, на кого, блин, должна смотреть, и что
должна делать, потому что во всем этом не было никакого смысла. Вообще.</p>

<p>И не упустила момент, когда эти двое обменялись странным взглядом. Лицо тренера
Ли вытянулось, прежде чем она уточнила:</p>

<p>— Что именно ты не понимаешь?</p>

<p>Того, что есть тысяча других людей, к которым они могли бы обратиться. И
большинство из них моложе меня, а возраст в этом виде спорта являлся определяющим.
Если рассуждать логически, то это бессмысленно — просить меня кататься с Луковым...
если конечно мы не обсуждаем мой опыт. Я была подготовлена лучше, чем любая из
этих девушек. По крайней мере технически, и под словом «технически» подразумевались
прыжки и вращения — то, что у меня получалось лучше всего. Но иногда этого было
недостаточно. Не менее важными для общей оценки являлись компоненты программы:
навыки катания на коньках, переходы, исполнение — хореография и подача.</p>

<p>И вот с артистизмом у меня было не очень. Люди обвиняли в этом моего хореографа.
А моего тренера за выбор неподходящей музыки. Меня за то, что не имею души и
недостаточно драматична, и вообще «бесчувственное бревно». Нас с моим бывшим
партнером за дисгармонию. И опять же меня за недоверие к нему. Возможно, все это
повлияло на то, почему я не преуспела в фигурном катании.</p>

<p>Это и мои панические атаки.</p>

<p>Как-то так.</p>

<p>С усилием сдержав горькие слова, я медленно взглянула на людей, которых знала и
не знала одновременно.</p>
<p>— Так, значит, вы хотите, чтобы я попробовала быть его… — я указала большим
пальцем руки в сторону Ивана, чтобы убедиться, что мы говорим об одном и том же. —
Партнером? — я снова моргнула и вдохнула через нос, чтобы успокоиться. — Серьезно?
Меня?</p>

<p>Тренер Ли кивнула головой. Без колебаний и переглядываний со своим протеже.


Просто уверенный кивок.</p>

<p>— Почему?! — это больше походило на обвинение, чем на вопрос, но у меня не было
выбора. Я не могла вести себя так, будто ничего не происходит.</p>

<p>Иван приподнялся, фыркнул и уселся обратно в кресло, вытянув свои длинные ноги
настолько, что их стало видно из-под стола, и начал покачивать коленом из стороны в
сторону.</p>

<p>— Тебе все еще нужны объяснения?</p>

<p><emphasis>Не надо. Не спрашивай его ни о чем. Не делай этого,


Жасмин.</emphasis></p>

<p>Но я не могла молчать. И никогда не смогла бы.</p>

<p><emphasis>Не делай этого.</emphasis></p>

<p>— Да, — сухо ответила я ему, но гораздо мягче, чем он того заслуживал и
непременно услышал бы, не охвати меня приступ паники. Иногда все было слишком
хорошо, чтобы оказаться правдой. Мне никогда не стоило забывать об этом.
Никогда.</p>

<p> — Почему? — спросила я еще раз, давая понять, что не отстану, пока мы не
разберемся с этим вопросом.</p>

<p>Никто из них не сказал ни слова. Возможно, я была слишком нетерпеливой, потому


что продолжила говорить дальше.</p>

<p>— Мы все знаем, что есть фигуристки моложе меня, к которым вы можете обратиться,
— добавила я. Если бы мои предположения подтвердились, ситуация могла бы перерасти
в… «полную жопу». Превратившись в гадкую шутку. Мой ночной кошмар. Один из самых
ужасных моментов, что мог со мной произойти... Если бы все это оказалось ложью.</p>

<p>И, вообще, что происходит с моим давлением? Мне вдруг стало плохо. Потеребив
браслет, я сглотнула и посмотрела на обоих «незнакомцев», стараясь говорить
спокойно и удерживая эмоции под контролем.</p>

<p>— Хочу знать, почему вы обращаетесь с этим вопросом ко мне. Помимо того, что
есть девушки на пять лет младше, есть также фигуристки с большим опытом катания в
парах. Вы оба знаете, по какой причине я не смогла найти другого партнера, — я
выплюнула эти слова, прежде чем смогла остановить себя, оставив «почему», витающим
в воздухе, словно тикающая бомба с замедленным механизмом, созданная специально для
меня.</p>

<p>Ответное молчание сказало мне, что они в курсе. Да и как они могли не этого
знать? Много лет назад я заработала себе плохую репутацию и, как ни пыталась, не
смогла от нее избавиться. Не моя вина, что люди слышали только то, что хотели, не
пытаясь узнать всю историю до конца.</p>

<p>Пол говорил всем, что со мной очень тяжело сработаться, если, конечно, кому-то
не плевать на парное катание.</p>
<p>Может, все было бы по-другому, попытайся я объяснить свои поступки. Но я не
стала этого делать. И не жалела ни капельки. Мне всегда было плевать, что другие
думают обо мне.</p>

<p>Конечно же, пока кто-то не выводил меня из себя.</p>

<p>Хотя теперь уже было поздно думать об этом. Прошлого не вернёшь. Поэтому лучше
просто забыть.</p>

<p>Однажды я толкнула одного фигуриста за то, что он схватил меня за задницу,


однако, обвинили во всем меня.</p>

<p>Потом назвала мать моего бывшего партнера шлюхой, после того, как та ляпнула о
том, что, моя мать, видимо, хорошо сосет, раз муж моложе ее на двадцать лет. И
опять же сукой оказалась я.</p>

<p>Со мной было трудно, потому что я не позволяла другим сесть себе на голову. Да и
почему, собственно, должна была? Фигурное катание было единственным, что меня
волновало, и ради чего я просыпалась каждый день.</p>

<p>Все это копилось во мне постепенно. До момента, пока мой сарказм — да и вообще
все, что вырывалось из моего рта — не превращался в грубость. Мама всегда
предупреждала меня, что некоторые люди верят только в плохое. И эти слова напрямую
отражали ту самую печальную и неприглядную правду.</p>

<p>Но все же я знала, кем была и что делала. Поэтому старалась ни о чем не
сожалеть. По крайней мере, большую часть времени. Возможно, жизнь стала бы намного
проще, обладай я добротой сестры или характером моей матери. Но, к сожалению, у
меня не было ни того, ни другого. Потому что я — это я.</p>

<p>Ты тот, кто ты есть. И ты либо живешь, пытаясь изменить себя, ради счастья
других, либо... забиваешь на это.</p>

<p>А я была абсолютно уверена, что у меня есть дела поважнее.</p>

<p>Мне просто нужно было убедиться, что я все расслышала верно и поняла, во что
ввязываюсь. Никогда не стала бы мечтать и ожидать большего. Тем более, когда в этом
участвовал человек, который после каждого соревнования, во времена, когда я еще
каталась одна, записывал все ошибки, которые были сделаны мною в программах, чтобы
донести до меня, почему же, черт возьми, я проиграла. Ну не урод ли?</p>

<p>— Неужели ты настолько отчаялся? — спросила я напрямую, бесстрашно встречаясь с


серо-голубыми глазами Лукова. Мои слова прозвучали жестко, но мне было все равно. Я
желала знать правду. — Никто не хочет быть твоей парой?</p>

<p>Холодные глаза Ивана удержали мой взгляд. Его мускулистое длинное тело даже не
дрогнуло. И он не закатил глаза, как обычно, когда я открывала свой рот, начиная с
ним спорить.</p>

<p>И, как человек, уверенный в себе, в своих талантах, в своем месте в этом мире и
в том, что он был соперником номер один, Луков просто смотрел на меня, оценивая. А
затем появился мудак, которого мы все хорошо знали.</p>

<p>— Ну ты-то ведь знаешь, каково это, правда?</p>

<p>Вот же муд…</p>

<p>— Ваня! — крикнула тренер Ли, качая головой, словно мать, отчитывающая малыша,
сказавшего лишь то, что у него на уме. — Жасмин, мне очень жаль.</p>
<p>В обычной ситуации, я бы уже пригрозила, что отметелю его по полной, но сейчас
это был не вариант. Определенно. Так что мне оставалось просто смотреть в лицо с
идеальными чертами и представлять себе, как обхватываю руками его шею и
<emphasis>душу, душу, душу</emphasis>. Я даже рассказать никому не могла, какую
сдержанность проявляла. Мне бы просто не поверили.</p>

<p>Наверное, я все-таки повзрослела.</p>

<p>Но потом, взглянув на Ивана еще раз, решила, что при первом удобном случае плюну
ему в лицо. А посему мое взросление откладывалось.</p>

<p>К счастью, все, что мне удалось произнести, было:</p>

<p> — Знаю, козел.</p>

<p>Тренер Ли что-то пробормотала, но я не расслышала что именно. И, так как она


пропустила мимо ушей оскорбление, адресованное Лукову, я продолжила.</p>

<p>— Вообще-то, Исчадье, — я заметила, как его ноздри раздулись. — Все, что мне
нужно знать — по какой причине вы обратились именно ко мне. Неужели никто больше не
хочет кататься с тобой? Это ведь полная чушь. Даже не думай, что я дура и поверю в
это. Или, может, тут что-то другое? — например, самая гадкая первоапрельская шутка
в истории. И если это так, то я собственноручно убью его.</p>

<p>Тренер Ли издала еще один вздох, который привлек мой взгляд. Она снова покачала
головой и, честно говоря, выглядела при этом так, будто хотела вырвать на себе все
волосы. Выражение её лица заставляло меня нервничать. Скорее всего, женщина
прекрасно понимала, что мы с Иваном были как масло и вода. А значит, совершенно не
сочетались. Даже когда мы не оскорбляли друг друга, все равно продолжали
обмениваться яростными взглядами или показывать друг другу средний палец.
Большинство ужинов в доме его родителей проходили именно так.</p>

<p>Через мгновение, из-за которого во мне все перевернулось, плечи тренера Ли


дрогнули. Взглянув на потолок, она кивнула, больше для себя, чем для меня, и начала
говорить:</p>

<p>— Надеюсь, данная информация не выйдет за пределы этой комнаты.</p>

<p>Женщина проигнорировала возглас Ивана, на который я даже внимания не обратила,


пытаясь понять, почему же она промолчала по поводу «Исчадья» и «козла».</p>

<p>Мне пришлось прервать свои размышления и сосредоточиться на разговоре.</p>

<p>— Я никому не скажу, — ответила я, что было чистейшей правдой. Я умела хранить
секреты. И у меня это действительно хорошо получалось.</p>

<p>Тренер Ли кивнула и, прежде чем продолжить, пристально посмотрела на меня.</p>

<p>— Мы…</p>

<p>Идиот в кресле издал еще один звук, прежде чем сесть прямо и перебить ее.</p>

<p>— Мы не нашли никого, потому что...</p>

<p>Я моргнула.</p>

<p>А он договорил.</p>
<p>— Это только на один год.</p>

<p>Погодите-ка.</p>

<p>На один год?</p>

<p>Сукин сын! Я так и знала, что все слишком хорошо, чтобы быть правдой. Я знала
это.</p>

<p>— Минди решила взять... перерыв на весь сезон, — немного раздраженным тоном
объяснил Луков, упомянув имя партнерши, с которой тренировался последние три года.
— И мне нужен партнер на это время.</p>

<p>Конечно же. Конечно. Я подняла глаза и посмотрела на потолок, а затем покачала


головой, ощущая, как разочарование ударило меня прямо под дых, словно напоминая,
что оно всегда рядом. Идеальный момент для того, чтобы осознать, что чувство
неудовлетворенности никогда никуда не исчезало.</p>

<p>И не исчезнет.</p>

<p>Я даже не могла вспомнить, когда чувствовала что-то, кроме досады. В основном, к
собственной персоне.</p>

<p>Проклятье! Я должна была догадаться. Зачем бы еще он пришел ко мне? Чтобы


предложить мне стать его постоянным партнером? Да куда там.</p>

<p>Боже, какой же я была дурой. Только такая идиотка, как я, могла хоть на секунду
задуматься о такой возможности. Все то же, что и всегда. Со мной отродясь ничего
хорошего не происходило. Никогда.</p>

<p>— Жасмин, — голос тренера Ли был спокойным, но я не повернулась к ней. — Для


тебя это была бы отличная возможность...</p>

<p>Стоило просто развернуться и уйти. Бессмысленно торчать здесь, теряя время,


которое я могла бы потратить на работу.</p>

<p><emphasis>Дура, дура, дура.</emphasis></p>

<p>— Ты станешь опытнее. Будешь кататься в паре с действующим чемпионом, —


продолжала женщина, разбрасываясь словами, которые я игнорировала.</p>

<p>Наверное, пришло время повесить коньки на гвоздь. Какие еще знаки судьбы мне
нужны? Господи, я была круглой идиоткой.</p>

<p>Блядь.</p>

<p><emphasis>Блядь, блядь, блядь.</emphasis></p>

<p>— Жасмин, — милейшим голосом произнесла тренер Ли. — Ты могла бы выиграть


чемпионат или хотя бы Кубок...</p>

<p>Это заставило меня опустить подбородок вниз и посмотреть на нее.</p>

<p>Она приподняла бровь, как будто знала, что это привлечет мое внимание, и не
зря.</p>

<p>— После сезона ты легко сможешь найти себе нового партнера. Я помогу. Иван
поможет.</p>
<p>Я пропустила ту часть, про Ивана с его «помощью», потому что очень сомневалась,
что такое когда-нибудь случится, но — <emphasis>но</emphasis> — пренебречь
остальным просто не могла.</p>

<p>Чемпионат… Хрен с ним, пусть будет Кубок. Любой.</p>

<p>Я ничего не выигрывала с тех пор, как перешла из юношеского разряда во взрослый,
где и находилась по сей день.</p>

<p>И еще: тренер Ли поможет мне найти нового партнера.</p>

<p>Но главное: гребаный чемпионат. Или хотя бы шанс, реальная возможность.


Надежда.</p>

<p>Ситуация была похожа на ту, где незнакомец предлагает ребенку конфетку, если тот
сядет к нему в машину. И я была тем самым глупым ребенком. Только вместо конфет
передо мной размахивали призовым местом и новым партнером, а этого я хотела больше
всего на свете. Такого заманчивого предложения оказалось достаточно, чтобы
заставить меня начать размышлять и держать рот на замке.</p>

<p>— Со стороны может показаться, что это невозможно, но если мы будем много и
упорно тренироваться, думаю, все получится, — продолжила женщина, глядя мне в
глаза. — Если честно, я не вижу никаких проблем. Да и у Ивана за десять лет не было
ни одного провала.</p>

<p>Погодите-ка.</p>

<p>Вернувшись в реальность, я начала анализировать полученную информацию, включая


предположения тренера Ли.</p>

<p>Мы должны были подготовиться к чемпионату меньше, чем за год?</p>

<p>Если забыть ее слова о том, что у Ивана не было провалов целую вечность, в то
время, как для меня отстойным считался практически каждый сезон, казалось, что в
моих неудачах был виноват именно он.</p>

<p>Она сказала, что мы должны выиграть чемпионат, с подготовкой к нему меньше года?
</p>

<p>Бред какой-то. Большинство новых пар брали перерыв, чтобы понять, кто как
катается, поработать над техническими элементами, начиная с прыжков и заканчивая
поддержками или выбросами, пока они не будут отточены до мелочей... И даже тогда,
через двенадцать месяцев, их выступления могли выглядеть неидеально. В парном
катании всегда были задействованы единство, доверие, синхронность, трата огромного
количества личного времени и понимание. Речь шла о двух людях, практически ставших
единым целым, но все же сохранивших свою индивидуальность.</p>

<p>И все, что они могли сказать — то, что у нас есть только несколько месяцев,
чтобы отработать до совершенства хореографию, которую нужно было сначала поставить,
а затем довести до совершенства. За несколько месяцев добиться того, на что
требуются годы.</p>

<p>Это было невозможно. И это то, чего они желали.</p>

<p>— Ты ведь хочешь выиграть чемпионат? — спросил Иван, и мне показалось, будто в
мою грудь всадили острый нож.</p>

<p>Я взглянула на мужчину, сидящего в брюках и толстом свитере. Его волосы, длинные
сверху и короткие по бокам, лежали безупречно. Благодаря прекрасным генам Луков
выглядел так, будто являлся наследником трастового фонда.</p>

<p>В моем горле застрял ком размером с грейпфрут и напичканный гвоздями.</p>

<p>Хотела ли я того, ради чего пожертвовала большей частью своей жизни? Хотела ли
иметь возможность продолжать? Иметь будущее? Чтобы моя семья, наконец-то, гордилась
мной?</p>

<p>Конечно хотела. Настолько сильно, что мои ладони вспотели, и мне пришлось
спрятать их за спиной, чтобы никто из них не увидел, как я вытираю руки о штаны. Им
не нужно было знать, насколько остро я нуждалась в их предложении.</p>

<p>Черт.</p>

<p>Один год ради моей мечты. Ради чемпионата. Ради моей матери, которая чуть не
обанкротилась, и ради моей семьи, которая также ждала моей победы. Того, чем я
бредила, и в чем всегда терпела неудачу.</p>

<p>И теперь на один год я могла бы объединиться с этим мудаком, благодаря которому
у меня бы появился реальный шанс. Особенно после того, как я почти поверила, что
все потеряно безвозвратно.</p>

<p>Но…</p>

<p>Вернемся к реальности и фактам.</p>

<p>У меня не было уверенности в том, что мы победим. А также никаких гарантий, что
если выиграем хоть в каком-то соревновании, я смогу найти нового партнёра. Никто не
ручался, что все получится.</p>

<p> Мне повезло: за мою спортивную карьеру у меня не было серьезных травм, но в
конце сезона могло случиться всякое. Кроме того, пока я могла только представлять,
сколько нужно тренироваться, чтобы подготовиться к соревнованиям. Это были планы,
идущие вразрез моим собственным, которые нельзя просто перечеркнуть, потому что я
дала обещания. А я очень серьезно к ним относилась.</p>

<p>— Мы хотим, чтобы смена партнера произошла как можно легче. Это просто бизнес.
Минди нравится держать свою личную жизнь в секрете. Ивану тоже, — сказала тренер
Ли, как будто я этого не знала. У Карины даже не было аккаунта в Инстаграм, а
страница на Фэйсбуке была под вымышленным именем.</p>

<p>— Наше внимание будет сосредоточено исключительно на спорте, — объясняла


женщина, внимательно наблюдая за моей реакцией, пока я стояла, пытаясь обдумать
полученную информацию. Безрезультатно, кстати. — Жасмин, ты бы подошла лучше всех,
так как годами тренировалась на одном объекте с Иваном. Кроме того, ты — друг
семьи, известное лицо в фигурном катании и очень талантлива. У тебя есть опыт за
плечами, чтобы тренироваться на должном уровне без необходимости начинать все с
нуля, а с таким ограничением во времени мы не можем себе этого позволить. Зато
сможем поработать с тем, что ты привнесешь в это партнерство, — она остановилась,
взглянула на Лукова и сказала еще одну вещь. — Ваша небольшая разница в возрасте
также является преимуществом. Я твердо уверена, что ты будешь прекрасным партнером
для Ивана.</p>

<p>Ага, как же.</p>

<p>Насчет разницы в возрасте. Мне было двадцать шесть, а Лукову почти тридцать.
Тренер привела доводы, о которых я даже не подумала. Было бы странно, если бы
взрослый мужчина катался в паре с подростком. Вероятно, это пошло бы ему больше во
вред, нежели на пользу.</p>
<p>А еще было что-то о том, что они смогут «поработать» с моим вкладом в наше
партнерство. Подумаю об этом позже. Намного позже. Когда не буду находиться в
центре внимания, ощущая, будто земля ушла из-под ног, хотя казалось, что в моей
жизни снова появился смысл.</p>

<p>Придется очень много работать. И никаких гарантий.</p>

<p> У меня была своя жизнь за пределами комплекса, которая постепенно налаживалась.
Может я и хотела кататься, но игнорировать жизнь вне катка тоже не могла.</p>

<p>Это были факты.</p>

<p>Но…</p>

<p>Мне стоило подумать.</p>

<p>Сначала подумай, потом скажи, или как-то так, да? Уж я-то прекрасно знала, какие
могут возникнуть проблемы, открой я свой рот, не подумав.</p>

<p>Сделав глубокий вдох через нос, я спросила первое, что пришло на ум.</p>

<p>— А ваши спонсоры не будут против? — потому что они могли сколько угодно
уговаривать меня присоединиться к их команде, но если спонсоры скажут «нет», то все
окажется бессмысленным. За свою спортивную карьеру у меня было очень мало
спонсоров, особенно если исключить из списка мою сестру, которая по сути являлась
моим главным инвестором, так как бесплатно шила мне костюмы для выступлений. Коньки
мне тоже доставались бесплатно. В общем, я осознавала, насколько финансовые
вливания были важны для призеров — любимцев публики. Не похоже, что Иван нуждался в
финансовой помощи, но его спонсоры так или иначе играли существенную роль.</p>

<p>Спонсоры и АФК — Американская Федерация Конькобежцев, могли ненавидеть нас как


пару, но я не собиралась позволять им лишить меня такой возможности.</p>

<p>Тренер Ли практически сразу пожала плечами.</p>

<p>— Не думаю, что это будет проблемой. Люди возвращались и после худшего,
Жасмин.</p>

<p>И почему после этого комментария я почувствовала себя наркоманкой?</p>

<p>Она продолжила, не дав мне обдумать её слова.</p>

<p>— Ты можешь поправить свою репутацию. Это не проблема. Если предпринять


правильные шаги, все будет хорошо. Мы только хотели бы… внести некоторые
изменения.</p>

<p> Услышав последние слова я напряглась. Тренер Ли давала понять, что со мной что-
то не так, и я готова была это признать. Тем не менее, одно дело признать, что у
меня были проблемы, и совсем другое дело услышать, что именно она подразумевала
под ними.</p>

<p>— Какие точно изменения? — спросила я неторопливо, разглядывая мужчину и


женщину в поисках подсказки. Потому что, если бы они сказали, что мне нужно
изменить внешность, или что придется целовать детей... или стать королевой на
льду... этого не случится. Ни за что. Однажды я уже пыталась играть роль снежной
королевы, когда была моложе и думала, что так будет лучше. Вся такая чопорная,
правильная, ангельская и милая. Стоит ли упоминать, что мое представление смогло
продлиться максимум тридцать минут?</p>
<p> А сейчас я была уже слишком стара, чтобы притворяться мисс Вселенной, которая
не выражалась и какала радугой, лишь бы понравиться людям.</p>

<p>Тренер Ли склонила голову в сторону.</p>

<p> — Ничего серьезного. Мы можем обсудить это позже.</p>

<p>Позже? Ну, уж нет.</p>

<p>— Давайте поговорим об этом сейчас, — я не собиралась ничего обдумывать, пока не


пойму во что ввязываюсь.</p>

<p>Женщина сморщила свой нос и сказала:</p>

<p>— Ну… Я просто предположила...</p>

<p>— Что?</p>

<p>Она на секунду отвела глаза в сторону, а затем посмотрела прямо на меня.</p>

<p>— Ладно, — тренер Ли смущенно пожала плечами. — Возможно, ты могла бы чаще


улыбаться.</p>

<p>Мне показалось, что Иван фыркнул. Но я не могла сказать наверняка, так как мой
взгляд был прикован к женщине.</p>

<p>— Мы могли бы сделать несколько фотографий с вами двумя. Возможно, тебе пришлось
бы стать более активной в социальных сетях. Если бы ты, время от времени,
публиковала посты о своей жизни на льду, это было бы чудесно.</p>

<p>Тренер Ли хотела, чтобы мы сделали все это, хотя будем кататься в паре всего
лишь год? Она издевается?</p>

<p>А потом я кое-что вспомнила.</p>

<p>Моя шея начала жутко чесаться, когда мне, наконец, удалось обдумать ее
предложение. Раньше у меня были аккаунты во многих социальных сетях, но пришлось
все удалить после того, как начались проблемы со сном. Стоило сказать ей, что, по
моему мнению, из этой затеи с фотографиями не выйдет ничего хорошего.</p>

<p>Вероятно, нужно было признаться, что мне понадобится... некоторая помощь. Но я


не смогла этого сделать. Не тогда, когда существовала возможность все потерять.</p>

<p>Единственный шанс. И наверняка последний.</p>

<p>Я могла бы обезопасить себя. Уверена в этом. Просто пришлось бы проверять свои
публикации тщательнее. Я смогла бы стать осторожнее. Умнее, если бы все
повторилось. Особенно, если предложение стать партнером Ивана оказалось
действительно реальным.</p>

<p>Могла бы снимать на видео наши тренировки, чтобы потом практиковаться


самостоятельно. Тем более я уже делала так раньше. Моя мама и сестры помогут, если
попрошу. Можно было бы сосредоточиться и заставить Ивана показывать движения
первым, как только мы начнем разучивать хореографию. Мне удалось бы в этом
разобраться. Я смогла бы сделать так, что они ничего бы не поняли.</p>

<p>Все возможно...</p>
<p> Я была сильной, умной и не боялась тяжелой работы. И все равно облажалась. Так
что решила держать рот на замке.</p>

<p>— Мы не будем просить каких-то важных изменений, Жасмин. Клянусь, такого не


произойдет. Мне просто нужно знать, что ты готова сделать все необходимое для
имиджа команды. Это огромная работа, но все очень реально.</p>

<p>Я сделала бы все ради победы. Даже если бы понадобилось создать новую учетную
запись в социальных сетях. Я бы лгала, жульничала или даже могла стать воровкой...
в определенной степени, конечно.</p>

<p>Я не имею ввиду, что смогла бы ударить соперника, начать принимать стероиды или
отсосать Ивану ради партнерства. Но в остальном я была готова на все, лишь бы не
упустить реальный шанс. А судя по выражению лица тренера Ли и почти болезненной
гримасе Ивана... все это походило на правду.</p>

<p>Луков был самым успешным фигуристом за последние двадцать лет. В прошлом сезоне
я даже не смогла выйти в финал Major Prix, и национальный чемпионат тоже прошел
мимо. Мы с моим бывшим партнером получили пятое и шестое места в этих
соревнованиях.</p>

<p>Так что предложение от Лукова было лучшей возможностью из всех, особенно после
того, как я осталась без партнера.</p>

<p>— Ну так что? Ты заинтересована в нашем предложении? — уточнила тренер Ли. Ее


выражение лица и тон были холодными, словно она сомневалась в моих желаниях.</p>

<p>Был ли я заинтересована? Да.</p>

<p>Их предложение было как раз тем, что я не могла проигнорировать.</p>

<p>Любой фигурист в парном катании знал, что необходимо полностью доверять своему
партнеру. Жизнь женщины, особенно женщины, в той или иной степени, была в руках ее
компаньона. Тенер Ли с Иваном знали об этом не понаслышке. Доверие было основой для
каждого партнерства. А значит, пришлось бы довериться своему заклятому врагу,
который тоже хотел выиграть и не стал бы рисковать шансом на победу.</p>

<p>Это было тем же самым, что довериться людям, которые вроде бы его заслуживают, и
надеяться, что твое решение не обернется против тебя.</p>

<p>Мне хотелось победить. Это была моя мечта. Я истекала кровью, плакала, получала
травмы, имела растяжения, практически, каждой мышцы в своем теле, никогда не
заводила друзей, никогда не ходила ни в одну обычную школу, никогда никого не
любила, забивала на свою семью. Все ради этого. Ради признания, которое было
важнее всего. Ради спорта, который дарил мне уверенность в том, что я могу
подняться на ноги после любого падения.</p>

<p>Год назад... шесть месяцев назад... Это предложение было бы ответом на мои
молитвы.</p>

<p>Мой взгляд метался между Луковым и его тренером. Я находилась в полном восторге
от выпавшего шанса, хоть мне и пришлось бы иметь дело с реинкарнацией Люцифера. И
все же, как бы сильно я этого не хотела, это не отменяло правды.</p>

<p>Когда мы были детьми и не хотели есть то, что было приготовлено на ужин, наша
мать говорила нам, что нищие не могут выбирать. Меня все еще не оставляло сомнение
в том, что эти двое просто играли со мной. Конечно это было бы ужасно. Но, как
известно, некоторым людям в этом мире было все равно, кому и каким образом
причинять боль, лишь бы получить желаемое.</p>
<p> Я не смогла бы вынести того, что меня используют. Только не это.</p>

<p>Никогда не произнесла бы эти слова вслух, но я была готова отдать им все, что у
меня есть, только бы они дали мне шанс. Все.</p>

<p>И все же…</p>

<p>Я взяла на себя обязательства. Обещания, которые должна была выполнить. Как бы
мне ни хотелось сказать «Да! Да! Да!», сначала стоило обдумать предложение. Не все
крутилось вокруг меня, и мне требовалось много, очень много времени, чтоб
примириться с этим фактом.</p>

<p>И, знаете, я пыталась.</p>

<p>— Если это какой-то трюк, и вы собираетесь использовать меня, чтобы заполучить
другого фигуриста, в котором вы заинтересованы на самом деле... — я пыталась
оставаться спокойной. У меня не было уверенности, что эта парочка не морочила мне
голову, независимо от того, что они сказали до этого... — Даже не думайте об
этом.</p>

<p> Иван должен был понимать, что я убью его. Черт, да его сестра сама убьет его,
если он поступит так со мной.</p>

<p>В разговоре возникла пауза, и я не знала, что она означает. Вину? Или признание,
что это была та самая хрень, которой я так боялась?</p>

<p>— Нет, — сказала тренер Ли через мгновение после того, как гнетущее чувство
покинуло комнату. Ощущение, которое я не могла объяснить. — Все совсем не так. Нет
никакого подвоха. Мы хотим, чтобы ты это сделала, Жасмин.</p>

<p>Если бы мое сердце могло подсказать мне, чего они на самом деле от меня хотели,
я бы не стала заморачиваться.</p>

<p>Внимательно посмотрев на мужчину, сидящего за столом… я подумала о том, что


именно заставило Минди взять перерыв. Возможно, она собиралась замуж. Или у неё
кто-то заболел. Или девушка не могла больше выносить этого осла, и ей потребовался
перерыв. Хотела бы я знать ее номер телефона, чтобы написать ей и уточнить. Она
всегда вела себя мило со мной.</p>

<p>— Может, уже сделаешь фотку, раз глаз отвести не можешь, — сухо спросил Иван,
откинувшись на спинку кресла.</p>

<p>Я закатила глаза и взглянула на тренера Ли, надеясь, что она удержит меня от
очередного оскорбления в сторону этого козла, прежде чем я упущу свой новый шанс.
Мне стоило повременить с выражениями.</p>

<p>К счастью, тренер Ли тоже закатила глаза, как будто совсем не удивилась
дурацкому комментарию Лукова, и сосредоточилась на мне. Ее напряжённое лицо
демонстрировало, что она пытается сохранить профессионализм.</p>

<p>— Тебе не обязательно отвечать прямо сейчас. У тебя будет достаточно времени,
чтобы поразмыслить над нашим предложением, но чем раньше ты примешь решение, тем
лучше. Время уходит, и если вы оба собираетесь выступить на соревнованиях в
следующем сезоне, то на счету каждая минута.</p><empty-line /><p>***</p><empty-line
/><p>— Как дела? — спросил мой брат Джонатан через пять минут после того, как я
уселась рядом, с тарелкой курицы и пармезана в руках. Еще год назад я не могла
позволить себе так питаться, если только не наступал день читмила<sup>8</sup>.
Теперь же объедалась почти каждый день. Все мои штаны и бюстгальтеры, и трусики, и
рубашки демонстрировали суровую реальность. Грудь выросла до размера полной чашки,
хотя это не сильно меня напрягало. Моя мать проклинала свои гены: у всех женщин
нашей семьи грудь напоминала комариные укусы, а вот огромная задница считалась
семейной особенностью. Именно грудь и большая попа являлись моей мотивацией
продолжать заниматься фигурным катанием. Переход от шестичасовых тренировок на
двухчасовые сильно повлиял на мой вес.</p>

<p>И теперь... Возможно, мне снова придётся вернуться к усиленным тренировкам.</p>

<p>Возможно.</p>

<p>Прошло почти двенадцать часов после встречи в офисе, а я так и не


определилась.</p>

<p>Если бы, и это было огромное <emphasis>ЕСЛИ</emphasis>, я согласилась стать


партнером Ивана, то пришлось бы распрощаться с M&amp;Ms, которые поглощались мною
три раза в неделю. И не считались самой ужасной жертвой, которую я готова была
принести. Если бы только приняла предложение.</p>

<p>Но не будем забегать вперед. Стоило обдумать вопрос партнёрства, как я и обещала
тренеру Ли, и решить, хочу ли рискнуть всем только ради возможности. Необходимо
было рассмотреть и взвесить каждый шаг. Снова и снова я прокручивала эту мысль в
своей голове. Во время работы, во время второй тренировки, даже во время занятий
пилатесом, который посещала еженедельно.</p>

<p>Подъехав к своему дому, я обнаружила знакомую машину, припаркованную на улице.


Что было неудивительно. Мои родственники приезжали, когда хотели; их визиты не
ограничивались только выходными или праздниками. С такой большой семьей, как у
меня, кто-то всегда торчал в нашем доме. Братья и сестры являлись на ужин в
случайном порядке, хотя все они съехали отсюда много лет назад, оставив меня с
соседями по квартире: моей матерью и ее мужем.</p>

<p>Когда я вошла, мама, Джонатан и его муж Джеймс уже собрались в гостиной.</p>

<p>И мне тут же было громко объявлено:</p>

<p>— В душ!</p>

<p>Сдержав поток ругательств и показав своему брату средний палец — этот засранец
громче всех кричал про душ — я направилась в свою комнату, вверх по лестнице. Мне
не потребовалось много времени, чтобы снять одежду, помыться и переодеться, при
этом продолжая думать о разговоре, состоявшимся прямо перед работой, на которой я
совершенно не смогла сосредоточиться. Как и в прошлый раз, когда узнала, что мой
партнер меня бросил.</p>

<p>Спустившись вниз, я нашла своих родственников на кухне, наполняющих тарелки


едой, приготовленной мамой на ужин. Прежде чем положить себе поесть, я поцеловала
каждого из них в щеку, взамен получив противный влажный чмок от брата, клевок от
его мужа и шлепок по заднице от матери.</p>

<p>Стараясь изо всех сил не вспоминать о дьяволе и его тренере, я наполнила тарелку
порцией лапши и курицы с пармезаном, а затем устроилась возле кухонного островка,
за которым ужинала моя семья. Столовую мы использовали только по праздникам.</p>

<p>Не дав мне съесть и пары кусочков, мой брат задал вопрос, который можно было
предугадать. Видимо, сегодня я казалась молчаливой, что случалось крайне редко.</p>

<p>Пока я решала, что же ответить, моя мать подошла к столу с тарелкой в одной руке
и с бокалом вина в другой. Бокал был настолько огромным, что туда легко могла
поместиться половина бутылки.</p>

<p>— Боже, мама. Пила бы уже сразу из бутылки, вместо того, чтобы пачкать посуду, —
на моем лице появилась усмешка, так как бокал она поставила бережнее, чем
укладывала меня младенцем в колыбель.</p>

<p>Женщина закатила глаза и пристроила тарелку рядом с бокалом.</p>

<p>— Не лезь не в свое дело. У меня был тяжелый день, и немного вина не
повредит.</p>

<p>Я фыркнула и приподняла брови, когда рассмотрела ее одежду: узкие джинсы, почти
уверена, принадлежавшие мне, и ярко-красная блузка, которая, насколько помню, была
из гардероба моей сестры перед тем, как она съехала.</p>

<p>— Кстати, Ворчун<sup>9</sup>. Что там у тебя случилось? Опять неприятности в


КИЛ? — спросила мама, игнорируя взгляд, которым я одарила ее, за то, что стащила
мои штаны.</p>

<p>В середине дня она прислала сообщение, спрашивая, как прошла встреча. Но я
ничего не ответила. И даже не стала задумываться о том, хочу ли вообще рассказывать
своей родне что-нибудь о предложенном партнёрстве. Не то, чтобы я постоянно что-то
скрывала. Это было не так. Но… что, если ничего не получится? Что, если семья будет
волноваться напрасно? Я и так уже достаточно подводила их.</p>

<p>Этот факт, определенно, был той еще костью в горле.</p>

<p>Оторвав взгляд от женщины, с которой за неделю флиртовали чаще, чем со мной за


всю мою жизнь, я снова сосредоточилась на еде в тарелке, накручивая лапшу на
вилку.</p>

<p>— Ничего, — резко ответила я и сразу осознала, что облажалась, ляпнув это таким
тоном.</p>

<p>За столом раздалось три смешка. Можно было даже не поднимать глаза. Было и так
ясно, что мои дорогие родственники обменивались взглядами друг с другом, как будто
точно знали, что я та еще «лгунья» (а по сути так и было). Но именно мой брат,
фыркнув, озвучил данный факт.</p>

<p> — Боже, Жас. Могла бы соврать и получше.</p>

<p>Я скривилась, а затем посмотрела на Джонатана и поднесла средний палец к лицу,


притворившись, будто тру им свой лоб.</p>

<p>Единственный член моей семьи, похожий на меня темным цветом кожи, черными
волосами и карими глазами, в ответ показал мне язык. Ему тридцать два, а он
показывал мне язык. Детский сад.</p>

<p>— Мы бы поверили тебе, если бы ты ответила что-то другое. А теперь все понимают,
что ты врешь, — поддержала мама. — Не собираешься рассказать, что тебя беспокоит? —
и, хмыкнув, сосредоточила внимание на курице, которую разрезала на кусочки. — С
каких это пор ты начала нам врать?</p>

<p>Вот что происходило, когда твоими лучшими друзьями становились твои родные.
Кроме Карины, с которой я общалась все меньше и меньше, и пары других друзей, семья
была для меня всем. Моя мать сказала, что у меня серьезные проблемы с доверием, но,
честно говоря, чем ближе я узнавала некоторых людей, тем меньше мне вообще хотелось
с кем-либо общаться.</p>
<p>— Ты в порядке, Жас? — обеспокоенным тоном спросил Джеймс — пожалуй, самая
лучшая «половинка» моего брата за последние десять лет.</p>

<p>Накручивая лапшу на вилку, я взглянула на одного из самых красивых мужчин в мире


и кивнула. С темными волосами, ясными карими глазами и медово-коричневым оттенком
кожи, по которому невозможно было определить его корни, Джеймс мог бы встречаться с
кем угодно. С любым. Серьезно. Я видела, как натуралы подкатывали к нему
бесчисленное количество раз. Если бы этот мужчина захотел стать моделью, то карьера
остальных мгновенно пошла бы ко дну. Даже моя сестра, которая была помешана на
женщинах двадцать четыре часа в сутки и триста шестьдесят пять дней в году,
заявила, что вышла бы за него замуж, если бы он попросил. А меня ему и спрашивать
бы не пришлось. При этом Джеймс оставался самым милым человеком на свете.
Симпатичным, успешным и абсолютно не высокомерным. Мы все его очень любили.</p>

<p>А он любил нас, но, конечно же, не так, как любил моего брата, ДжоДжо.</p>

<p>Люди всегда говорили, что любовь слепа, но чтобы она была настолько слепой?? Я
давно перестала пытаться разгадать отношения Джонатана и Джеймса. Каким образом он
запал на главного идиота нашей семьи, я не понимала. У брата были гигантские уши и
щель между двумя передними зубами, которая, как утверждала моя мать, была
«очаровательной». Поэтому Джонатан даже не стал париться насчет брекетов. У меня
тоже имелся неправильный прикус, однако скобки на зубах я носила целых три
года.</p>

<p>И не особо заморачивалась над этим.</p>

<p>— Все нормально. Не слушай их, — неуверенным голосом ответила я Джеймсу, сразу
осознав, что снова неудачно отмазалась. Поэтому попыталась сменить тему, выбрав
самую очевидную: мужа моей матери, который должен был ужинать с нами... но
отсутствовал.</p>

<p> — А где Бен, мам?</p>

<p>— Он со своими друзьями, — быстро объяснила рыжеволосая женщина, подарившая мне


жизнь, прежде чем поднять взгляд и указать вилкой в мою сторону. — Не меняй тему.
Что с тобой?</p>

<p>Ну, конечно же, попытка не сработала.</p>

<p>Я едва сдержала стон, так что пришлось быстро сунуть кусок курицы в рот и
медленно прожевать перед тем, как ответить.</p>

<p>— У меня все нормально. Просто... думаю кое о чем, и это портит мне
настроение.</p>

<p>Мой брат хмыкнул рядом со мной.</p>

<p> — Ты и в плохом настроении? Да ладно!</p>

<p>До того, как ДжоДжо понял, что происходит, я протянула руку и ущипнула его за
дряблую штуку, которую он называл бицепсом.</p>

<p>— Ай! — вскрикнул Джонатан, вскинув руку и прижав ее к груди.</p>

<p>Я попыталась ущипнуть его снова, но он принялся размахивать локтями.</p>

<p>— Мама! Ты это видела?! — скулил Джо, указывая на меня, как будто кто-то еще,
сидящий за столом, мог бы сделать это. — Джеймс, помоги мне!</p>
<p>— Стукач, — прошептала я, пытаясь ущипнуть его ещё раз. — В жопе мяч.</p>

<p>Джеймс рассмеялся, не пытаясь занять чью-либо сторону. Неудивительно, что он мне


так нравился.</p>

<p>— Хватит делать брату больно, — приказала мама уже наверное в тысячный раз за
всю мою жизнь.</p>

<p>Когда Джонатан дернул руками, чтобы заблокировать мои локти в районе талии, мне
удалось отвесить ему подзатыльник, пока он пытался меня укусить.</p>

<p>— Маменькин сынок, — прошептала я, убирая руку.</p>

<p>ДжоДжо с ухмылкой покачал головой, насмехаясь надо мной, как всегда, когда мать
вступалась за него. А она постоянно так делала. Сынок-подлиза был ее любимчиком,
пусть она открыто и не признавала этого, но остальные-то дети знали правду. Я
любила обоих братьев, и прекрасно понимала, почему мама любила Джонатана больше
всех. Даже если кто-то не замечал сходства между ним и Плут<sup>10</sup>, брат
всегда вызывал улыбку на лицах людей. Именно из-за своих дурацких ушей.</p>

<p>— Малышка, даже я понимаю, что с тобой что-то не так. Что случилось? — спросил
муж моего брата, склонившись над столом с выражением беспокойства на лице, и
чувство вины по поводу своего молчания накрыло меня еще сильнее, чем после
расспросов мамы и ДжоДжо.</p>

<p>Мне хотелось обо всем им рассказать.</p>

<p>Но…</p>

<p>Наверное, никогда не смогу забыть, как украдкой плакал Джонатан, когда стало
известно, что я осталась без партнера. Или насколько была опустошена моя мать, хотя
она никогда не призналась бы в этом. Однако я знала маму слишком хорошо, чтобы
понять её чувства. Такие же признаки крушения надежд появлялись у неё после каждого
провального брака. В момент, когда женщина осознавала, что ее жизнь изменилась
навсегда, и больше ничего не будет, как прежде.</p>

<p>Я замкнулась в себе сразу после того, как бросила тренироваться. Потому что не
могла одна разучивать элементы для пары, и ясно понимала, насколько призрачны мои
шансы в одиночном катании. Скорее всего у меня была депрессия, но мне не хотелось
об этом думать. Это случилось не в первый раз; меня частенько преследовали
неудачи.</p>

<p>Ни для кого не являлось секретом, какая боль раздирала меня от того, что моя
мечта ускользала... Я была озлобленной и убитой горем. Эти чувства жили во мне и по
сей день. Честно говоря, отчасти я переживала, что никогда не смогу избавиться от
них. Внутри меня продолжали кипеть обида и горечь. Но, как ни странно, при этом моя
семья из года в год поддерживала меня. И в жизни, и в соревнованиях. Снова и
снова.</p>

<p>И, что самое главное, все они были рядом и, как могли, подбадривали меня, пока я
медленно пыталась продолжать жить новой жизнью вне льда. Мои родственники вынуждали
меня ужинать в семейном кругу, в то время, как мне хотелось отсидеться в своей
комнате в одиночестве. Они угрозами убеждали меня выйти к ним, заставляя тем самым
испытывать вину, за то, что раньше у меня не было на это времени. Моя семья
уговаривала меня раз за разом, пока это не стало обычным делом. Все то, чего я не
делала ранее, хотя свободного времени было достаточно, особенно после того, как
сообщила своей матери, что ей больше не придется платить астрономические счета,
которые легли на наши плечи с появлением личного тренера, потому что это больше
было не нужно. Тренер тоже бросил меня.</p>
<p>На мои страдания мне было плевать, но не хотелось, чтобы мои близкие испытывали
то же самое. Ни за что. Тем более, если была возможность уберечь их от этого.</p>

<p>К тому же я все еще не была уверена в том, что буду делать дальше.</p>

<p>Эгоистка во мне определенно мечтала о новом партнере.</p>

<p>Но другая крошечная часть, которая не хотела быть бездушной сволочью, не желала
подводить семью. Ведь я опять стала бы прежним человеком. Той, кого никогда не было
рядом. Той, кого все считали безразличной ко всем и к каждому... возможно, потому,
что мне и в правду было наплевать.</p>

<p>Отчасти я вообще не была уверена в том, что справлюсь... не уверена настолько,


что ощущала себя тряпкой.</p>

<p>Но тут все ещё усугублялось тем, что «это-же-Иван».</p>

<p>Иван. Буэ. Я так сильно хотела выступать на соревнованиях, что даже не сразу
отказалась от возможности проводить с ним большую часть своих дней. Вот до чего
докатилась. Желать тренироваться с этим высокомерным засранцем.</p>

<p>Черт, я совершенно не знала, как поступить.</p>

<p>Поэтому... пришлось продолжить лгать.</p>

<p>— Наверное, просто мой период месяца.</p>

<p>— Ааа, ну ясно, — ответил Джонатан, потому что месячные для него не были чем-то
удивительным. Все же он почти восемнадцать лет делил одну ванную с тремя
сестрами.</p>

<p>Моя мама прищурилась, наблюдая за мной. И это длилось достаточно долго. Я уж


подумала, что меня опять разоблачили, но она лишь пожала плечами, а затем сбросила
на нас еще одну «бомбу».</p>

<p>— Представляете, Луков расстался со своей партнершей.</p>

<p>Я моргнула. Даже не понимаю, почему была так удивлена.</p>

<p> Каким-то образом эта женщина всегда знала все обо всех.</p>

<p>Первым вздохнул Джеймс. Он так долго был с Джонатаном, что прекрасно знал, о ком
идет речь. Помню время, когда муж ДжоДжо еще не интересовался фигурным катанием. Но
теперь, будучи членом нашей семьи, он был осведомлен об этом виде спорта даже
больше, чем требовалось.</p>

<p>— Иван расстался со своей партнершей? — оживился Джонатан, засунув дужки очков
себе в нос, словно это были лучшие сплетни, которые он слышал за последнее
время.</p>

<p>Мама приподняла брови и кивнула.</p>

<p>— Несколько дней назад, как мне сказали.</p>

<p>Я положила в рот большой кусок курицы только для того, чтобы по выражению моего
лица нельзя было понять, что, на самом деле, мне известно об этом гораздо
больше.</p>
<p>К счастью, мой любопытный брат ахнул, и все внимание переключилось на него.</p>

<p>— Они вроде уже давно катались в паре, да? — спросил он у мамы, так как знал,
что она — кладезь информации.</p>

<p>— Угу. До нее была другая партнерша, но она дважды упала в финале Major Prix.
Они тогда получили бронзу, но именно с последней девушкой Иван выиграл два главных
чемпионата.</p>

<p>Финал Major Prix, Чемпионат мира, Национальный чемпионат — одни из самых


престижных соревнований в мире фигурного катания, где позволить себе облажаться мог
только Иван и при этом все равно получить какую-то медаль. Это должно было
успокоить меня и убедить в том, что я сделала бы хороший выбор, если бы приняла его
предложение. Но вместо этого, на меня опять накатило разочарование, потому что в
моих проигрышах была виновата я одна.</p>

<p>— А Карина говорила что-нибудь об этом? — мама снова обратилась ко мне.</p>

<p>Я покачала головой и ответила с полным ртом:</p>

<p> — Она все еще в Мексике.</p>

<p> Моя семья знала, что Карина училась там в колледже.</p>

<p>— Напиши ей и спроси, — настаивала мать.</p>

<p>Я нахмурилась.</p>

<p>— Вот сама возьми и напиши.</p>

<p>Женщина фыркнула, словно приняв вызов.</p>

<p>— Да легко.</p>

<p>— Постоянно забываю, что Карина — его сестра, — заметил Джеймс, наклоняясь через
стол. — А вблизи Иван выглядит так же хорошо?</p>

<p>Я ухмыльнулась.</p>

<p>— Неа.</p>

<p>ДжоДжо пробурчал «ага», но его тон привел меня в замешательство и мне пришлось
обратить на него внимание. Брат сидел, прислонившись к плечу Джеймса,
притворившись, будто что-то шепчет мужу на ухо. А потом этот идиот, Джонатан,
взглянул на меня и добавил:</p>

<p> — Жасмин постоянно заигрывала с ним. Это надо было видеть, Джеймс.</p>

<p>Я чуть не подавилась куском курицы, который не успела проглотить, зайдясь в


приступе кашля.</p>

<p>— Ты что несешь-то, а?</p>

<p>Его «Ха!» заставило меня показать ему средний палец.</p>

<p> — А что не так? Раньше ты всегда приходила домой и рассказывала про него, —
произнес мужчина ростом метр семьдесят, который являлся одновременно и заботливым
старшим братом, и занозой в заднице. — У тебя были чувства к нему. Мы все об этом
знали, — он посмотрел на Джеймса и поиграл бровями. — <emphasis>Мы
знали.</emphasis></p>

<p>Он, что, издевался? Прикалывался надо мной? Я флиртовала с Иваном? С Иваном?!


</p>

<p>— Не было такого, — ответила я спокойно только потому, что, если бы проявила
агрессию, они бы выдали еще какое-нибудь ерунду. Уж кому, как не мне было знать об
их реакции. — Я с ним не флиртовала, — и просто, чтобы Джеймс был в этом уверен,
подчеркнула. — Вообще. Никогда.</p>

<p>И тут мама протянула:</p>

<p>— Ну...</p>

<p>Взглянув на неё, я покачала головой.</p>

<p> — Нет. Нет, все было не так. Согласна, он симпатичный, — произнесла я лишь бы
не оправдываться тем, что он не мой тип, так как родственники сразу бы
предположили, что я пытаюсь что-то скрыть, а это была полная чушь. — Но ничего
такого не было. И близко. Он же придурок. Я просто дружу с его сестрой. Вот и
все.</p>

<p>— Иван никогда не вел себя, как придурок, — вмешалась моя мать. — Всегда был
очень вежлив и прекрасно ладил со своими фанатами. Он казался мне хорошим парнем, —
мама скользнула по мне взглядом. — И тебе он, действительно, нравился.</p>

<p>Хорошим парнем? Они все с ума посходили что ли?</p>

<p>Да, люди любили Лукова, думая, что мир в его руках. Красивый и талантливый
фигурист успел покорить публику, когда был еще милым проказливым и дерзким
мальчишкой. Он точно знал, как играть в эту игру. И я готова была отдать ему
должное. Но мне он никогда не нравился. Никогда.</p>

<p> — Не было ничего подобного, — возразила я, недоверчиво качая головой, будучи в


шоке от того, что мои родственники посмели утверждать иное. Они это серьезно? — Не
выдумывайте. Мы общались, наверное, раз в месяц, и это даже разговором назвать
нельзя было. Сплошной сарказм.</p>

<p>— Некоторые люди посчитали бы это прелюдией… — начал было говорить мой брат,
прежде чем я перебила его.</p>

<p>И снова возразила, продолжая качать головой.</p>

<p>— Да нет же!</p>

<p>Джонатан расхохотался.</p>

<p> — Тогда почему ты так покраснела, Жас? — спросил он, опустив ладонь мне на
голову и взлохматив волосы до того, как я успела сбросить с себя его руку.</p>

<p>— Закрой уже свой рот, — сказала я брату, отметая дюжину разных ответов на его
заявление, так как не могла их использовать, чтобы не показалось, будто это
отговорки. Или, что еще хуже, я бы не удержалась и выболтала им о предложении,
которое получила этим утром. — Иван никогда мне не нравился. Не знаю, с чего вы
взяли.</p>

<p>Мама хихикнула.</p>

<p>— Нет ничего страшного в том, чтобы признаться, что ты была неравнодушна к нему.
Иваном много кто интересовался. Даже я, по-своему, была немного влюблена в
него...</p>

<p>Забыв, что находились по разные стороны баррикад, мы с ДжоДжо разинули рты.</p>

<p>Мама застонала.</p>

<p>— Ой, все! Я совершенно не это имела в виду!</p>

<p>Конечно, женщина, которая находилась замужем за мужчиной, младше её на двадцать


лет, была просто обязана пояснить свои слова. Моя дорогая мамочка являлась не
просто хищницей, а Хищницей с большой буквы. Все остальные хищницы преклонялись
перед ней.</p>

<p>— Притворюсь, что ты этого не говорила, чтобы я смог уснуть этой ночью, Ма, —
пробормотал ДжоДжо с полным боли взглядом. Затем он ударил меня локтем. — Раньше ты
часто говорила о нем, Жас.</p>

<p>Я моргнула.</p>

<p>— Да, но мне было семнадцать, а Луков был засранцем.</p>

<p>Мама открыла было рот, однако я продолжила тираду.</p>

<p>— Да! И еще каким. Клянусь. Вы никогда не ловили его на таком, потому что он
умело это скрывал. Зато Карина прекрасно все видела.</p>

<p>— Что он тебе сделал? — спросил Джеймс, единственный, кто, казалось, все еще был
на моей стороне. По крайней мере потому, что он не отрицал мои претензии и желал
услышать факты.</p>

<p>И я собиралась их озвучить, так как больше всего хотела, чтобы мама и Джонатан
перестали сплетничать обо мне. Особенно в связи с тем, что, возможно, случится.
Возможно.</p>

<p> Скорее всего.</p>

<p>В общем, я рассказала им.</p>

<p>* * *</p>

<p>Все началось в тот день, когда Иван Луков надел самый уродливый костюм в
мире.</p>

<p>Мне тогда было шестнадцать, а Ивану только-только исполнилось двадцать. Я


помнила его возраст, так как всегда удивлялась тому, что он старше меня всего на
четыре года, а уже добился таких успехов в спортивной карьере. На тот момент в
копилке Ивана с его давней партнершей было несколько побед в чемпионатах среди
юниоров, прежде чем в семнадцать лет он перешёл во взрослый разряд. А когда Лукову
исполнилось двадцать, а люди начали сходить по нему с ума. Но я абсолютно не
предполагала, что в следующее десятилетие ничего не изменится.</p>

<p> К тому времени мы с его сестрой дружили уже несколько лет. Я даже ночевала в ее
доме. А Карина приходила в гости ко мне. Иван же был единственным членом семьи,
которого я видела лишь на ее днях рождения или случайно в их доме, когда парень
заходил к родителям. До того дня мы даже толком не общались. Луков крайне редко
обращал на меня внимание и то, только потому, что его семья требовала проявления
уважения к гостям.</p>
<p>В тот день, много лет назад, Иван катался на льду, а я растягивалась, даже не
пытаясь скрыть отвращение на своём лице. Костюм, в который он был одет, напоминал
тот, что носила Кармен Миранда в тридцатых годах<sup>11</sup>. Желтые, красные и
зеленые оборки... с цветами, и вдобавок эти ужасные желтые штаны, в которых его
ноги были похожи на настоящие бананы.</p>

<p>Его костюм был кошмарным. Самым уродливым из всех, что я видела в своей жизни.
На мне тоже было непонятное трико, которое на пробу сшила моя сестра. Мне пришлось
надеть его, чтобы не ранить ее чувства.</p>

<p>Но то, в чем была я, не шло ни в какое сравнение с тем, во что был одет
Иван.</p>

<p>Парень катался со своей партнершей, с которой он несколько лет находился в паре


— дольше, чем с кем-либо еще. Бетани как-то там. То, что было на ней, выглядело не
так безобразно, как на нем, но все равно плохо. Я смотрела их программу кусками, а
также слышала музыкальное сопровождение к ней. Но до этого момента не видела их
костюмы. Представьте, что танцуете брейк-данс под Моцарта — вот как это выглядело.
Как полная хрень. И, на мой взгляд, «катастрофа», которую он и его партнерша на
себя нацепили, абсолютно не сочеталась с их программой.</p>

<p>Именно по этой причине я открыла свой рот в тот день. Мне казалось, что это
может навредить его карьере. Казалось, что я делаю ему одолжение, указав на
ошибку.</p>

<p>И точно могу сказать, что плохо обдумала свои слова, когда направилась прямиком
к Ивану, выходящему с катка и надевающему защитные чехлы на лезвия черных коньков.
Подойдя к парню, который обычно использовал в разговоре со мной по слову в год, я
ляпнула:</p>

<p>— Ты просто обязан поменять свой костюм.</p>

<p>Он повернул свою голову и посмотрел на меня, а затем, обратившись ко мне,


выдавил одно единственное слово:</p>

<p>— Извини?</p>

<p> Наверное, мне стоило винить в этом свою семью. В том, что они не научили меня
вежливости и не объяснили, в какие моменты нужно заткнуться и держать свое мнение
при себе. И вместо того, чтобы смягчить грубые слова, я выпалила:</p>

<p>— Он отвратительный, — вот, что я сказала.</p>

<p> «Оборки мешают разглядеть технику прыжка» или «костюм слишком яркий»…</p>

<p>Я была той ещё сволочью и даже не попыталась быть более тактичной.</p>

<p>А затем, чтобы Луков точно понял, насколько у него ужасное одеяние, я
добавила:</p>

<p>— Выглядит так, как будто на тебя стошнило единорога.</p>

<p>И после этого все изменилось.</p>

<p>Иван посмотрел на меня так, словно впервые увидел, а затем отвернулся и выплюнул
своим низким голосом:</p>

<p>— Ты бы лучше о своей одежде беспокоилась.</p>


<p>И моей первой мыслью было: «Вот урод».</p>

<p>Но прежде, чем я успела ответить, он повернулся и презрительно оглядел меня,


приподняв свои темные брови, которые разительно отличались от светло-коричневых
бровей его сестры. Выражение пренебрежения на лице Лукова напомнило мне о том, как
на меня смотрели другие... Будто я была ниже уровня их достоинства, так как не
носила дорогую одежду или новые коньки, как они. Моя мать не могла себе этого
позволить, и до последнего избегала просить денег у моего отца... Но мне всегда
казалось, что она беспокоилась не о том, что бывший муж не даст денег на занятия
фигурным катанием, а о том, что он просто жадный. Я же была готова кататься и в
нижнем белье, лишь бы у меня была такая возможность. А после разговора с мамой о
том, что мы не можем позволить себе купить дорогие вещи, отсутствие модной одежды и
вовсе перестало меня волновать.</p>

<p>Дело в том, что я никогда не чувствовала себя ущербной из-за того, что не ношу
дизайнерскую одежду. В лицо мне об этом никто не говорил. Но за спиной меня
обсуждали все кому не лень. И я это знала, потому что люди не могли скрыть
выражения лиц или движения глаз, а я — выключить слух, чтобы не слышать, о чем они
шептались. Я не нравилась девушкам в КИЛ, потому что была их соперницей, которая к
тому же не отличалась примерным поведением, особенно когда что-то шло наперекор
моим желаниям.</p>

<p>Выпрямив спину с мыслями о своей сестре, которая мучилась, создавая костюм для
меня — простое, но довольно милое светло-голубое платье со стразами вдоль шеи и
рукавов — я разозлилась. И сказала единственное, что пришло в голову.</p>

<p>— Это правда. Твой костюм выглядит глупо.</p>

<p>Цвет щек парня стал темнее, чем обычно. И, судя по бледной коже, это был
румянец. Иван Луков наклонился ко мне и прошипел слова, которые потом преследовали
меня долгие годы.</p>

<p> — За собой следи, коротышка, — сказал он, прежде чем направиться в


раздевалку.</p>

<p>Две недели спустя, в наряде «мамбо», Иван выиграл свой первый взрослый
Национальный Чемпионат США в парном катании. Люди говорили гадости о его костюме,
но несмотря на то, что он был безвкусным и нелепым, одежда не смогла скрыть талант
парня. Луков заслужил победу мастерством. Даже если от одного взгляда на его
одеяние из глаз лилась кровь.</p>

<p>Через неделю после этого, в свой первый день в КИЛ, я все еще ощущала груз вины
за свои слова. Пытаясь придумать, как исправить ситуацию, я попросила помощи у
Карины, но та ничем не помогла мне, так как считала, что это очень весело. Иван же
изо всех сил старался заговорить со мной. И говоря «заговорить», я имела в виду
«бормотать мимоходом»:</p>

<p>— Тебе пора завязывать с фигурным катанием. Потому что ты уже старая.</p>

<p>Его эскапада настолько шокировала меня, что я даже никак не отреагировала,


прежде чем он отъехал от меня.</p>

<p> Я обдумывала его слова целый день, потому что та искренность, с которой он их
произнес, задела мои чувства. Тогда было трудно не сравнивать себя с девочками,
которые катались на коньках с трех лет и были более продвинутыми, чем я. Даже если
бы Галина смогла убедить меня в том, что я обладаю природным талантом и, усердно
тренируясь, в один прекрасный день смогла бы стать лучше всех.</p>

<p>В общем, я решила не рассказывать никому о словах парня, потому что наверняка,
всем было бы наплевать.</p>

<p>И молчала до тех пор, пока месяц спустя, этот мудак не перекрыл мне дорогу,
чтобы внезапно спросить:</p>

<p>— А этот костюм должен быть таким тесным или...?</p>

<p>Я успела выкрикнуть «урод», до того, как он исчез.</p>

<p>А остальное... уже история.</p>

<p>* * *</p>

<p>К тому времени, как я закончила свой рассказ, мой брат откинул голову и
фыркнул.</p>

<p>— Ты настоящая королева драмы.</p>

<p>Если бы у меня на тарелке осталось что-нибудь из еды, я бы опрокинула ее на


него.</p>

<p>— Что?!</p>

<p> — Та еще истеричка, — заявил Джонатан, который после матери и старшей сестры
был третьей по счету королевой драмы в семье. — Ты сказала, что он превратил твою
жизнь в ад, но ничего ужасного я не услышал. Иван просто дразнил тебя, — объяснил
он, качая головой. — Мы общаемся с тобой гораздо жёстче.</p>

<p>Я моргнула, потому что Джо оказался прав. Но все было по-другому, так как мы
являлись родственниками. В нашей семье было абсолютно нормально оскорблять друг
друга.</p>

<p>Но брат моей подруги, коллега, который выводил меня из себя... не был даже в
числе близких знакомых.</p>

<p>— Он прав, Ворчун. Все прозвучало не так уж плохо, — вмешалась моя мать.</p>

<p>Вот ведь предатели.</p>

<p>— Однажды засранец сказал, что я должна похудеть, иначе провалюсь под лед.</p>

<p>И что же сделали эти трое, сидящие вокруг кухонного стола? Дружно заржали,
надрывая животы от смеха.</p>

<p>— Ты тогда была в теле, — сквозь хохот прокричал мой брат, даже его лицо
раскраснелось.</p>

<p>Я снова потянулась к нему, чтобы ущипнуть, но ДжоДжо отскочил, практически задев
колени Джеймса.</p>

<p>— Почему я не догадался указать тебе на это? — Джонатан продолжал пятиться,


почти рыдая от смеха, когда наткнулся на своего мужа, лишь бы отойти подальше от
меня. Я знала его достаточно, чтобы распознать знаки.</p>

<p>— Я просто в шоке от вас. Ушам своим не верю, — возмущалась я, не понимая, каким
образом им все еще удавалось удивить меня. — Однажды перед соревнованием он сказал
мне «сломай ногу»<sup>12</sup>. Буквально!</p>

<p>Даже рассказав о другом оскорблении, я ничего не смогла сделать, чтобы убедить


мою семью в том, что Иван являлся придурком; они только рассмеялись еще громче.
Даже милый Джеймс проиграл эту битву.</p>

<p>Я просто не могла в это поверить... а стоило бы.</p>

<p>— Он постоянно называл меня Пончиком, — продолжила я, чувствуя, как дергается


мой глаз из-за дурацкого прозвища, которое сводило меня с ума, независимо от того,
сколько раз я говорила себе не обращать на это внимания. Да, палки и камни могли
сломать мои руки и ноги, но слова… Я старалась не позволять оскорблениям чужих
людей ранить меня.</p>

<p>Обычно.</p>

<p>А моя семейка все еще задыхалась от хохота. Все трое.</p>

<p>— Жасмин, дорогая, — прохрипел Джеймс, закрывая глаза ладонью, как будто у него
был нервный срыв. — Просто скажи мне, что ты ему ответила на это?</p>

<p>Я подумала о том, чтобы промолчать и ничего не рассказывать, но если кто-то и


знал меня достаточно хорошо, то это мои родственники. Боже, и как мне могло прийти
в голову согласиться быть партнером Иваном после десяти лет такого отношения? Его
собственный тренер просила Лукова заткнуться, лишь бы у него не было соблазна
ляпнуть что-то, из-за чего я могла передумать кататься с ним.</p>

<p>А мне нужно было о многом поразмыслить.</p>

<p>— Хреновина, — это все, что я озвучила, стараясь не вспоминать о том, что
сказала Ивану на самом деле.</p>

<p>— Какая еще хреновина? — уточнил Джеймс. Его загорелое лицо покраснело, когда он
ущипнул кончик своего носа.</p>

<p>Я посмотрела на него краем глаза и улыбнулась, повторив.</p>

<p>— Ну, знаешь. «Хреновина»<sup>13</sup>.</p>

<p>Джеймс рассмеялся так сильно, что едва смог произнести:</p>

<p>— Все ясно. Лучше бы я не спрашивал. Так вы больше не разговариваете друг с


другом?</p>

<p>Я моргнула.</p>

<p>— Разговариваем. Все еще. Например, сегодня я назвала его Исчадьем.</p>

<p>— Жасмин! — зашипела моя мать, с хохотом упав на пустой стул, стоящий рядом с
ней.</p>

<p>А я улыбнулась так широко, что у меня заболели щеки... и продолжала улыбаться до
тех пор, пока не вспомнила, что скрывала от них.</p>

<p>Была ли я готова просыпаться еще до восхода солнца, чтобы тренироваться по семь


часов в день, ожидая выиграть чемпионат в команде с человеком, который как-то
спросил меня, не пробовалась ли я случайно на главную роль в «Дурнушке
Бэтти»<sup>14</sup>.</p>

<p> Ммм, даже не знаю.</p>

<p><strong>Глава 4</strong></p><empty-line /><p>Неудивительно, что ночью я почти не


спала.</p>

<p>Стоило бы обвинить в этом кофе, который был выпит в обед. Обычно я не


употребляла кофеин после полудня, иначе чувствовала себя разбитой, а мне
требовалась энергия, чтобы прожить оставшуюся часть дня. Но в этот раз он оказался
совершенно не при чем.</p>

<p> Виновником бессонницы являлась моя мать. И тренер Ли. Но, в основном,
мамочка.</p>

<p>Вот что случалось, когда она решала поговорить со мной по душам. Не помешало бы
это предвидеть, но я как обычно не обратила внимания. И если раньше у меня не
получалось ничего от нее утаить, то почему я решила, что выйдет на этот раз?</p>

<p>Все произошло после того, как ДжоДжо с Джеймсом покинули наш дом. Мама присела
рядом, положив руку на мое плечо, чтобы я осознала, что мне ничего не удалось от
нее скрыть. В нашей семье мы частенько проявляли друг к другу нежность... если так
можно назвать потасовки, трусы, натянутые до лопаток, и другие розыгрыши... Но мои
родственники были не из тех, кто постоянно обнимался и целовался, кроме случаев,
когда кто-то из нас действительно в этом нуждался. Не так давно я случайно обняла
старшего брата, и он спросил, не собираюсь ли я умереть или сесть в тюрьму в
ближайшее время.</p>

<p> Так что, когда в тот вечер, сидя на диване, моя мать обняла меня и сжала мое
колено, я признала, что совершила ту же ошибку в общении с ней, что и большинство
людей: недооценила ее. Мои братья и сестры знали меня очень хорошо, как впрочем и
остальные. Я не была слишком сложным человеком, но никто не «читал» меня так, как
родная мать. Руби тоже иногда удалось, но не всегда так же успешно, как маме.
Сомневаюсь, что на свете существовал еще один такой человек.</p>

<p>— Ворчун, скажи мне, что случилось, — она звала меня так с четырех лет. —
Сегодня ты была слишком молчаливой.</p>

<p> — Ма, да я половину вечера не закрывала рот, — ответила я, не отводя взгляд от


экрана телевизора, по которому шел повтор программы «Неразгаданные Тайны», и
покачала головой, приказывая себе не смотреть ей в глаза и держать рот на
замке.</p>

<p>Мама прислонила голову к моему плечу после того, как поставила бокал красного
вина <emphasis>обычного размера</emphasis> на кофейный столик, и немного навалилась
на меня, словно ожидая, что я поддержу её.</p>

<p> — Да, со своим братом и Джеймсом. А со мной не обмолвилась и парой слов; даже
про свою встречу в офисе не рассказала. Думаешь, я не чувствую, когда с тобой что-
то не так? — обвинила меня мать оскорбленным голосом.</p>

<p> Вот тут-то я и попала в ее сети.</p>

<p>Женщина снова сжала мое плечо.</p>

<p> — То, что я промолчала перед ДжоДжо и Джеймсом, не значит, что я ничего не
заметила, — она стиснула мое плечо сильнее, прежде чем прошептать безумным голосом.
— Я знаю все-е-е.</p>

<p>Шепот матери вынудил меня взглянуть на нее искоса и фыркнуть. Клянусь, за


последние пятнадцать лет она не постарела ни на день. Для мамы время как будто
остановилось. Законсервировало ее. Или же она давным-давно спелась с каким-нибудь
джином и решила стать бессмертной.</p>
<p> Я вытянула ноги, положив их на журнальный столик, сморщила нос, все еще не
обращая на мать внимание, и пробормотала.</p>

<p>— Ну ладно, 1-800-Экстрасенс.</p>

<p> Мать прижалась ко мне ближе, так же, как делала всегда, когда хотела добиться
своего, и я немного отодвинулась, чтобы позлить ее.</p>

<p>— <emphasis>Скажи мне, что с тобой,</emphasis> — настаивала она, нашептывая


прямо мне в ухо. Ее голос был обманчиво мягким и насквозь фальшивым, а винное
дыхание доносилось до моего носа. — Я отдам тебе целую коробку вишни в шоколаде из
моей заначки со Дня Святого Валентина.</p>

<p>Но даже вишня в шоколаде не заставила бы меня открыть рот. Я отклонилась от нее
еще дальше, но мама просто потянулась за мной, как сталкер сотого уровня, и
закинула свою ногу на мою.</p>

<p> — Боже, женщина! Может пора уже подключить к твоей руке капельницу с вином?
Уверена, что любой гурман определит по твоему дыханию, вино какого года и урожая ты
пила.</p>

<p> Мать сжала меня еще сильнее, полностью проигнорировав мои слова.</p>

<p>— Чем раньше ты расскажешь мне, что с тобой, тем скорее я оставлю тебя в покое,
— она вновь попыталась подкупить меня.</p>

<p> Я снова невольно фыркнула. Будто с ней все было так просто.</p>

<p>— Ты сама себе не веришь, когда произносишь это, понимаешь?</p>

<p> Моя фраза заставила женщину усмехнуться и отодвинуться на дюйм.</p>

<p>— Хватит меня упрекать и давай рассказывай уже. Мы обе знаем, что рано или
поздно, ты все равно проболтаешься, — это была чистая правда.</p>

<p> Но…</p>

<p>Я несла на своих плечах груз неудач, и большую часть этого времени казалось, что
мой максимум был достигнут еще год назад.</p>

<p>Мне хотелось защитить свою мать. Потому что, пока я росла, она в одиночку
платила за все, что касалось фигурного катания. Мой отец считал, что это пустая
трата денег.</p>

<p> — <emphasis>Разве Жасмин не может заняться чем-то другим? </emphasis>—


спрашивал он, не зная, что мама всегда говорила с ним по громкой связи, а
любопытная обезьянка, в моем лице, всегда подслушивала. К тому времени, как отец
изменил свое мнение, мать решила, что мы не нуждаемся в его деньгах... даже если
это означало, что счета годами будут выплачиваться с задержкой. Оглядываясь назад,
я до сих пор не могла понять, каким образом ей удалось удержать все под контролем:
сохранять крышу над нашими головами, оплачивать счета и кормить нас.</p>

<p>Не думаю, что смогла бы провернуть такое. Но ради меня мама справилась со всеми
трудностями. И единственным способом вернуть ей долг стал бы выигрыш парочки
серебряных медалей.</p>

<p>У меня никак не получалось стать призером после того, как я перешла во взрослый
разряд. И никто кроме меня не знал почему.</p>
<p> Моя мать заслуживала лучшего, и ради неё я была готова на все.</p>

<p> — Жаааасмиииин, — мама игриво завыла возле моего уха, прижавшись ко мне еще
сильнее и как обычно игнорируя мой писк. — Просто скажи мне. Знаю, что ты хочешь
выговориться. Я никому не проболтаюсь. Обещаю.</p>

<p> — Ага, сейчас, — усмехнулась я. По моему лицу было видно, что я безбожно врала,
и она это прекрасно знала. — Ты такая лгунья, мама.</p>

<p> — Это я-то лгунья? — у матери хватило наглости уточнить, как будто она,
действительно, верила в то, что сама сможет держать язык за зубами. Я была тем еще
треплом, и точно знала кого за это стоит благодарить.</p>

<p> — Секрет не только мой, — настаивала я, искоса глядя на мать и пытаясь выкроить
себе немного времени, чтобы решить, что сказать, прежде чем окажусь в еще более
глубокой яме.</p>

<p>Может, все же стоило с ней поделиться? Ведь она уже поняла, что у меня есть, что
скрывать.</p>

<p> Я знала мамочку, как свои пять пальцев. И она была наглой бессовестной
лгуньей.</p>

<p>— Ну, хорошо. Я расскажу... только одному человеку. Согласна?</p>

<p> — Кому?</p>

<p> Мама сделала паузу. И по её молчанию сразу стало ясно, со скольким количеством
людей она обычно сплетничала. Да уж… Ей предстоял нелегкий выбор.</p>

<p>— Бену.</p>

<p> Ее мужу «номер четыре». Пристально глядя на рыжие волосы матери, я чётко
осознавала, что она так просто не отстанет. Мамуля не собиралась сдаваться.
Особенно сейчас, когда я намекнула, что знаю, какая она врушка.</p>

<p>Я вздохнула. Сейчас или никогда.</p>

<p>— Не хочу, чтобы ты волновалась.</p>

<p>— О Боже, — проронила она, и стало понятно, что просьба не волноваться прошла
мимо ее ушей.</p>

<p> Я закатила глаза и отодвинулась всем телом, чтобы посмотреть на неё.</p>

<p> — Да нет, мам. Нет. Не переживай. Все не так, как ты думаешь...</p>

<p>— Рассказывай, — прошептала женщина сдавленным голосом, который прозвучал, как у


одержимого из фильма ужасов.</p>

<p> Я моргнула.</p>

<p>— Только если пообещаешь, что больше никогда не заговоришь этим жутким
голосом.</p>

<p> Моя мама застонала и вернулась к тактике «обезьяна с паучьими лапами», начав
душить меня руками.</p>

<p> — Ладно. Обещаю. Да говори, наконец!</p>


<p> — Я… — мне пришлось замолчать и скользнуть по ней взглядом, пытаясь найти
слова, чтобы спокойно объяснить, что же на самом деле происходит. — Хорошо. Только
не надо так волноваться.</p>

<p> — Я уже сказала, что не буду, — ответила мама неубедительным голосом.</p>

<p> — У меня была встреча...</p>

<p> — Знаю. Ты говорила мне. По поводу?</p>

<p> Вздохнув, я окинула мать взглядом, но так, чтобы она ничего не заметила. Потому
что если бы заметила, то точно отвесила бы мне подзатыльник. Даже не знаю, с чего я
решила, что смогу держать все в секрете. У меня в самом деле было не так много
тайн, о которых не догадывалась моя мать.</p>

<p> — Помнишь тренера Ли?</p>

<p>Мама сразу расслабилась.</p>

<p>— Да, конечно.</p>

<p> — Она предложила мне стать партнером Ивана на следующий сезон.</p>

<p> И… тишина.</p>

<p> Моя мать хранила молчание. Ни единого слова. Казалось, впервые на моей памяти
она на что-то отреагировала подобным образом.</p>

<p> Я пошевелила плечом, на котором лежала ее голова, немного напрягшись, потому


что мама продолжала сидеть молча.</p>

<p> — Мне казалось, пройдет еще несколько лет, прежде чем ты состаришься и начнешь
засыпать на ходу.</p>

<p> — Надо было оставить тебя в роддоме, — огрызнулась маман в ответ, не обращая
внимание на тряску и не убирая голову с моего плеча.</p>

<p> А затем опять затихла.</p>

<p> Что за ерунда?</p>

<p> — Почему ты ничего не говоришь? — пришлось склонить голову на бок, чтобы


увидеть ее макушку. Ростом я была всего сто шестьдесят сантиметров, а моя мать и
того меньше, но сейчас именно она раздувала из мухи слона.</p>

<p>— Я думаю, — ответила мама рассеянно.</p>

<p> Боже, помоги мне.</p>

<p>— И о чем же ты думаешь?</p>

<p> Она все еще не шевелилась.</p>

<p>— О том, что ты только что сказала, Ворчун. Ты вывалила на меня такую
информацию, как будто я была к ней готова, а это не так. Я-то думала, ты, наконец-
то, расскажешь о том, что тебе предложили тренерскую работу в КИЛ.</p>

<p> Я скривилась, хотя мама и не могла видеть мое лицо. Как она об этом узнала? И
почему в таком случае не прижала меня к стенке раньше?</p>

<p> Словно чувствуя мое замешательство, женщина выпрямилась и повернулась ко мне


лицом. Мы являлись полной противоположностью друг другу, за исключением похожих
лиц, роста и веснушек. С длинными рыжими волосами, в которых оказалось достаточно
оранжевого пигмента, чтобы цвет выглядел естественно, с бледной кожей и стройной
фигурой моя мать была красивой, властной, умной и сексуальной... но мне из этих
черт не досталось ничего. Конечно я не была уродиной, но семейные сходства обошли
меня стороной. А в остальном…</p>

<p>Ну… разве что иногда могла покомандовать.</p>

<p> Дело в том, что, по какой-то причине, моя мать не была взволнована или
обрадована предложенной мне возможностью. Еще полчаса назад я бы поставила на кон
свою жизнь, что она обсуждала бы мой новый шанс всю ночь напролёт.</p>

<p> Но ситуация развивалась по иному сюжету. И мне было интересно почему.</p>

<p> — Ну? — громко уточнила я.</p>

<p> Мама сузила свои темно-синие глаза, напоминавшие мне цвет сапфира в «Титанике»,
а губы сжала в жесткую линию.</p>

<p> Я скопировала выражение ее лица.</p>

<p>— Что? Нечего сказать?</p>

<p> Она снова прищурила один глаз.</p>

<p> — Я думала, ты будешь в восторге. А это что за реакция? — мой вопрос прозвучал
прежде, чем меня неожиданно осенила мысль, от которой перехватило дыхание. Так
значит, она…</p>

<p> Я не могла даже произнести такое вслух. Не могла подумать об этом. Нет.</p>

<p> И все же пришлось.</p>

<p>Игнорируя тянущее чувство внутри, я моргнула еще раз, пытаясь собраться и


принять любой ее ответ — уверена, что справилась бы с этим — а затем спросила
настолько спокойным голосом, что могла бы гордиться собой, пусть мои руки и были
липкими от пота.</p>

<p> — Думаешь, у меня ничего не выйдет?</p>

<p>Иногда я жалела о том, насколько мы с мамой были честны друг перед другом. Она
могла смягчить свои слова для моей старшей сестры, Руби, и время от времени
пыталась сказать что-то приятное остальным, но со мной мама так не поступала. По
крайней мере, насколько я помню.</p>

<p> Если бы она сказала «да»…</p>

<p> Мать резко подняла голову, и ее взгляд облегчил боль, которая появилась в моей
груди от мысли, что она больше не уверена в моих силах.</p>

<p>— Хоооспади. Не набивай себе цену. Тебе это не идёт, — женщина закатила глаза. —
Конечно, ты все сможешь. Нет никого лучше тебя, и не делай вид, будто ты этого не
знаешь.</p>

<p> Я задержала дыхание, даже не осознавая этого.</p>


<p>— Я <emphasis>считаю</emphasis>, — подчеркнула она, все еще глядя на меня
искоса. — Что это не очень хорошая идея.</p>

<p>Хм...</p>

<p> Теперь настала моя очередь пристально смотреть на нее.</p>

<p>— Почему?</p>

<p> Мама уставилась на меня во все глаза.</p>

<p>— Ты сказала, что они попросили тебя стать его партнером в следующем сезоне...
Что это значит?</p>

<p> — Это значит на один год.</p>

<p> На ее нестареющем лице появилась растерянность.</p>

<p>— А почему только на год?</p>

<p> Я пожала плечами.</p>

<p>— Без понятия. Мне объяснили, что Минди собралась взять отпуск, — кстати, она
всегда хорошо ко мне относилась. Надеюсь, у девушки все в порядке.</p>

<p> Выражение лица моей матери не изменилось.</p>

<p>— А что произойдет, когда она вернётся?</p>

<p> Естественно, мама спросила бы об этом. Я едва сдержала вздох и решила огласить
самую многообещающую часть того, что достанется мне от партнерства с Иваном.</p>

<p>— Тренер Ли сказала, что они помогут найти мне другого партнера.</p>

<p> Молчание матери было настолько тяжелым и нехарактерным, что я не смогла отвести
свой взгляд от неё, пытаясь понять, о чем же конкретно она думает.</p>

<p>К счастью, женщина не заставила долго ждать.</p>

<p>— Ты уже обсуждала это предложение с Кариной?</p>

<p> — Нет. Мы не общались уже больше месяца.</p>

<p>Мне не хотелось звонить подруге ради того, чтобы поболтать о ее брате. С моей
стороны это было бы похоже на свинство. Ведь об Иване мы никогда не говорили. Да и
вообще, созванивались в последнее время намного реже, чем раньше — до того, как она
поступила в колледж и занялась учебой. Мы все еще любили и заботились друг о друге,
но... иногда жизнь разводила по разные стороны. Это не означало, что мы забыли о
нашей дружбе. Просто так вышло. И Карина была не виновата в том, что сейчас у меня
появилось много свободного времени. Ведь до этого момента я не особо замечала, что
мы стали общаться реже.</p>

<p> Моя мама бубнила что-то себе под нос, чуть приподняв уголок рта, будто все еще
находилась в глубоких раздумьях.</p>

<p> Я наблюдала за ней очень внимательно, игнорируя странное чувство внутри.</p>

<p>— Значит ты думаешь, что мне не стоит соглашаться?</p>


<p>Она взглянула на меня и откинула волосы в сторону, на мгновение
засомневавшись.</p>

<p>— Дело не в том, должна ты соглашаться или нет. Я просто хочу убедиться, что они
не используют тебя.</p>

<p>Что?</p>

<p> — Ворчун, в прошлом году меня чуть не арестовали. Поэтому не думаю, что смогу
держать руки при себе, если кто-то еще попытается обидеть тебя, — объяснила мама,
как будто это было самой естественной реакцией в мире.</p>

<p> Я моргнула.</p>

<p>— Всего два часа назад ты защищала Лукова.</p>

<p> Женщина закатила глаза.</p>

<p>— Это было до того, как я узнала, что он может стать твоим партнером.</p>

<p> Ну и какой в этом смысл?</p>

<p> Затем настала ее очередь моргать.</p>

<p> — Все, что я хочу знать: почему ты сразу не согласилась на предложение?</p>

<p> Мне в голову пришел единственный ответ.</p>

<p>— Потому что.</p>

<p> — Потому <emphasis>что</emphasis>?</p>

<p>Я пожала плечами. Мне не хотелось рассказывать ей о своем беспокойстве по поводу


мыслей о проигрыше и о том, что из всего этого выйдет, поэтому я хранила
молчание.</p>

<p>— У меня сейчас больше часов на работе, мам. А также договоренность с ДжоДжо
ходить дважды в неделю в спортзал, хотя на каждой тренировке он ведет себя, как
придурок. Еще есть планы с Себастьяном. Я хотела заняться скалолазанием с Тали раз
в пару недели. Мне не хочется просто отказываться от своих родных. Не желаю, чтобы
они думали, будто ничего для меня не значат, — особенно, когда братья и сестры и
так уже считали, что мне на всех плевать, хотя это была полная чушь.</p>

<p>Мама нахмурила лоб и насторожилась.</p>

<p>— И это все?</p>

<p> Я снова пожала плечами, решая, сказать ли правду или солгать.</p>

<p> По лицу матери было видно, что она не поверила мне, однако не стала
комментировать.</p>

<p>— Значит, ты переживаешь о временном аспекте?</p>

<p>Я сглотнула.</p>

<p>— В этот раз мне не хочется отступать от своих обещаний. Это и так случалось
слишком часто.</p>
<p>Раньше я не понимала, как мне не хватало братьев и сестер, и сейчас очень
скучала по ним. Было довольно легко не думать о том, чего ты лишен, пока все твои
мысли были заняты чем-то другим на протяжении долгих лет.</p>

<p>На губах матери появилась печальная улыбка, но она понимала, что со мной лучше
не сюсюкать. Однако следующие слова, которые произнесла женщина, полностью
противоречили выражению ее лица.</p>

<p> — По мне так это чушь какая-то, Ворчун. Ну да ладно. Давай-ка пока
сосредоточимся на чем-то одном.</p>

<p> Я прищурилась.</p>

<p> — Поговори с Мэттом насчет рабочего графика. Раньше ты работала меньше времени,
и он как-то выжил. Обсуди встречи со своими братьями и сестрой. Даже если опять
начнешь больше тренироваться, все равно сможешь проводить с ними время, Жасмин. Все
они хотят встречаться с тобой чаще, и неважно, чем вы займётесь, главное, что
будете вместе.</p>

<p> Мой желудок сжался от разочарования. Хотя, вероятнее, это было чувство вины из-
за слов матери.</p>

<p>— Тебе не нужно тратить на них по шесть часов в неделю. Даже трёх часов будет
достаточно. Возможно хватит и часа, и то не каждую неделю.</p>

<p>Я стиснула зубы, чтобы не поморщиться, но не была уверена, что это поможет.</p>

<p> Мама знала, о чем я думаю и что чувствую, но ей было плевать, так что она
продолжила.</p>

<p>— У тебя может быть личная жизнь вне катка. Можешь делать все, что хочешь, и ты
это знаешь. Тебе просто нужно продумать каждый шаг, и все получится.</p>

<p> Сколько раз она говорила мне те же самые слова в прошлом? Сотню? Тысячу?</p>

<p> Я сглотнула, но не отвела свой взгляд.</p>

<p>— Что ты пытаешься этим сказать?</p>

<p> Мать окинула меня еще одним взглядом.</p>

<p>— Ты прекрасно знаешь, что я пытаюсь сказать. Можешь делать в этой жизни все,
что пожелаешь, Жасмин. Но мне хочется, чтобы моя дочь была счастлива. Чтобы тебя
ценили.</p>

<p> Я была близка к тому, чтобы заплакать, но не могла просто взять и отвлечься от
предостережения, прозвучавшего в голосе матери.</p>

<p>— Так ты думаешь, что мне не стоит соглашаться?</p>

<p>Женщина, поддерживающая меня на каждом соревновании, которое она только могла


себе позволить, следившая за тем, чтобы я посещала каждую тренировку,
подбадривавшая меня, даже когда я лажала, склонила голову в сторону и приподняла
плечо.</p>

<p>— Я думаю, что тебе нужно согласиться, но не стоит «продавать» себя дешево. Иван
не сможет найти никого лучше тебя. Даже если это всего лишь на год. Это не он
делает тебе одолжение, предлагая партнёрство. Это ты делаешь ему одолжение,
соглашаясь. И если Луков настолько глуп, чтобы каким-то образом все испортить, —
улыбнулась она. — Я предоставлю тебе алиби, если вдруг что-то случится с его
шикарной машиной. Мы это уже проходили.</p>

<p> Я не хотела улыбаться словам мамы, но ничего не могла с собой поделать.</p>

<p> Лицо матери смягчилось, и она коснулась моей щеки кончиками пальцев.</p>

<p>— Я знаю, что ты скучаешь по тем временам.</p>

<p> Скучаю? Всплеск эмоций заставил мое горло сжаться до такой степени, что
захотелось зарыдать. Мне. И зарыдать. Прошло уже лет сто с тех пор, как я ревела в
последний раз.</p>

<p>Я не просто скучала по соревнованиям. Фигурное катание было моей жизнью. За


последний год я чувствовала себя так, будто кто-то взял и украл у меня нечто
дорогое. И с тех пор каждую ночь я только и делала, что ждала, когда же эта
драгоценность вернется ко мне. Но этого не случилось.</p>

<p>Мои глаза, должно быть, согласились с моими чувствами, потому что начали гореть
от непролитых слез, пока я сидела рядом с мамой. Возможно, мой голос и надломился,
когда я произнесла слова, которые не должна была слышать моя мать, но мы с ней не
обратили на это внимания.</p>

<p>— Ужасно скучаю, мама.</p>

<p> Ее красивое лицо погрустнело, и она вновь провела кончиками пальцев по моей
щеке.</p>

<p>— Я хочу, чтобы ко мне вернулся мой счастливый Ворчун, — осторожно добавила моя
мать. — Так что, если этот сукин сын попытается провернуть подобное...</p>

<p> Большим пальцем руки она провела воображаемую линию по своей шее, с улыбкой,
такой же слабой, как и кофе, который обычно по утрам пил ее муж, Бен.</p>

<p>Я улыбнулась ей. В правом глазу навернулась крошечная слеза, но, к счастью,
влага не пролилась и не опозорила меня. Мой голос звучал плаксиво, хотя я
практически хрипела.</p>

<p>— Ты пересмотрела «Крестного отца» что ли?</p>

<p> Мама приподняла рыжеватые брови и улыбнулась своей жутковатой улыбкой, которую
она использовала только когда обсуждала своих бывших.</p>

<p>— Что я тебе всегда говорила?</p>

<p>— Если у тебя есть задница, не надо ее прятать?</p>

<p> Она закатила глаза.</p>

<p>— Помимо этого. В нашей семье мы всегда делаем то, что должны. А ты была
старательнее, чем твои братья и сестры вместе взятые. Даже если я о чем-то
предупреждала, тебя это никогда не останавливало. К примеру, просить тебя не
прыгать на кровати было бессмысленно. Иначе вместо этого ты бы обернула простыню
вокруг шеи и сиганула с крыши. Может, иногда у тебя и получалось принимать ужасные
решения...</p>

<p> Я фыркнула.</p>
<p>— А вот это было грубо.</p>

<p>Моя мать обняла меня и продолжила.</p>

<p> — Но упав, ты всегда вставала. Невозможно знать все наперед. Не всегда


получается так, как мы хотим, но сей факт никогда не останавливал моих дочерей.
Особенно тебя, — сказала она мне. — Что бы ни случилось, знай, что жизнь не
заканчивается на фигурном катании. Понимаешь?</p>

<p> И что я должна была ответить на её монолог? Ничего. Мы просидели так еще
полчаса, прежде чем мама сказала, что ей давно уже пора в постель, и оставила меня
размышлять над всем тем, о чем мы говорили и о чем умолчали...</p>

<p> Но одно можно было сказать наверняка: моя мать не воспитывала меня тряпкой.</p>

<p> Стоило взять себя в руки и принять серьезное решение.</p>

<p> Поэтому вместо того, чтобы спать, я попыталась обдумать все плюсы и минусы
предложения тренера Ли, пока лежала в постели.</p>

<p>Как спортсмен, я размышляла так: у меня снова появится возможность выступать на


соревнованиях. Это очевидно. Моим партнером мог бы стать человек, который не просто
имел реальные шансы на победу, но и, вероятно, хотел этого так же сильно, как и я.
Даже если бы я не смогла продолжить кататься в паре по окончании года, это был бы
лучший шанс, который появлялся в моей жизни. Но если бы мне удалось найти нового
партнера после того, как все закончится...</p>

<p>По моей спине пробежала дрожь при мысли о такой возможности.</p>

<p> Когда я решила обдумать все минусы этой затеи, то не смогла придумать ничего,
кроме удара по моей гордости, если бы мы проиграли. И того, что мне не станут
искать нового партнера, и я останусь ни с чем.</p>

<p> Но чем мне гордиться сейчас? Проигрышем? Вторым местом? Тем, что все помнили
лишь о том, как меня бросил предыдущий партнер?</p>

<p> Больше ничего меня не беспокоило. Я не волновалась по поводу работы, которую


мне пришлось бы проделать, чтобы понять, как Иван двигался и как держался на льду,
скорость и длину каждого скольжения его лезвий. У меня не было переживаний насчет
падений, которые, вероятно, мне предстоят, пока мы не отработаем до совершенства
поддержки и выбросы — что звучало так же трудно, как и было на самом деле, когда
мужчина подбрасывал вверх свою партнершу, ожидая, что та выполнит необходимое
вращение и приземлится самостоятельно. Я была готова с радостью пересмотреть свою
диету. Конечно, мне нравились сыр и шоколад, и совершенно не хотелось видеть
синяки по всему телу или с трудом передвигаться изо дня в день, но было кое-что,
ради чего я забыла бы обо всем, что любила. Что-то гораздо более важное.</p>

<p> К тому же, если бы в этот раз все получилось, я смогла бы найти баланс между
своей не слишком богатой на события личной жизнью и тяжелейшей работой, которая
предстояла впереди. Все в жизни требовало жертв. Возможность чаще видеться с
племянницей означала, что вместо того, чтобы идти домой и при любом удобном случае
изображать выброшенного на берег кита, я могла бы потратить час и навестить её.</p>

<p> У меня все получится.</p>

<p> Если ты чего-то очень сильно хочешь, то сделаешь все, чтобы добиться
желаемого.</p>

<p>Проснувшись до восхода солнца, я оделась, умылась и почистила зубы. Интересно,


планировали ли Иван с тренером Ли присутствовать на катке так рано? Если да... то,
наверное, мне стоило переговорить с ними. Я подумала о том, чтобы написать Карине
по электронной почте, но решила ее не беспокоить. Она бы не стала отговаривать меня
от сотрудничества со своим братом.</p>

<p> Позавтракав, я приготовила себе сэндвич на второй завтрак и ланч, пробежалась


глазами по списку, чтобы убедиться, что сделала все, что нужно, и собрав свои вещи,
уложила их в машину.</p>

<p>Подъехав в комплексу, я включила аудио плеер на телефоне, и нашла один из


плейлистов, собираясь расслабиться под музыку по дороге на каток. На стоянке
находились всего восемь автомобилей, включая блестящую черную «Теслу», которая явно
принадлежала Ивану, потому что никто другой, кроме него, не мог позволить себе
ездить на такой машине, а также золотой «Мерседес» тренера Ли.</p>

<p>Когда я зашла в офис генерального директора, он оказался пуст. Поэтому я решила


заняться привычными делами, отыскав маленькое тихое местечко рядом с катком
подальше от раздевалок. Сорок минут хорошей растяжки, а затем двадцать минут
отработки прыжков на полу. Глядя на практически нетронутый лед, я ощутила, как
чувство тревоги исчезло. Каток всегда оказывал на меня такой эффект.</p>

<p>Ладно, найду Ивана и тренера Ли после утренней тренировки.</p><empty-line


/><p>***</p><empty-line /><p>Я каталась уже на протяжении сорока пяти минут, когда
заметила две стильно одетые фигуры, которые сидели на трибунах и наблюдали.</p>

<p> Исключительно за мной.</p>

<p>Следили за тем, как я прокатываю раз за разом единственную короткую программу,


которую смогла вспомнить. Я исполняла её ещё тогда, когда каталась одна, вероятно,
потому что эти две минуты и пятьдесят секунд хореографии оставались самыми
любимыми. Для меня разучивание программы — одной из двух, которые вы
совершенствовали, а потом выступали с ними на протяжении целого сезона — было
достаточно сложным. Приходилось больше полагаться на мышечную память, чем постоянно
держать в голове, что делать дальше, а значит, необходимо было повторять каждое
последовательное движение снова и снова, так как мой мозг мог позабыть порядок
элементов, а вот мышцы никогда. Не после такого количества повторений.</p>

<p> Мой бывший тренер, Галина, говорила, что данная программа в моем исполнении
являлась каскадом прыжков. Это была последовательность тяжелейших элементов; я не
хотела выбирать простую программу. Конечно, мне никогда не удавалось исполнить ее
идеально, но если бы это случилось, то получилось бы волшебно. Я была слишком
упрямой, чтобы послушать Лину, когда она упоминала, что рутина довольно сложна, а
мне не хватало упорства, чтобы заниматься ею.</p>

<p> Но, как моя мать любила заметить, обычно качая головой или закатывая глаза:
«моя дочь родилась не для того, чтобы выбирать простые пути». А все потому, что при
родах я решила выйти ногами вперед. И с тех самых пор мне никогда не было
легко.</p>

<p> Хотя, на самом деле, мне это нравилось. Проблемы оказывались неразрешимыми,
только если ты пытался с ними справиться, не ожидая добиться успеха.</p>

<p> Поэтому, когда я заметила Ивана, благодаря серому свитеру и волосам оттенка
чистейшего черного, на укладку которых он, наверное, тратил по пятнадцать минут
ежедневно, пока каждая прядь не легла бы идеально, и гораздо более низкую, но такую
же темноволосую женщину рядом с ним, то решила продолжить свою тренировку.
Развернувшись, я скользнула назад для перехода в тройной Лутц<sup>15</sup> — один
из самых сложных прыжков, который, к слову, хорошо у меня получался, главным
образом потому, что вращаться приходилось против часовой стрелки, а потом
приземляться на правую ногу на ход назад. Это был мой любимый прыжок, хотя я
понимала, что именно он повинен в болях в спине на протяжении многих лет. Мой
корпус не хотел поворачиваться в нужную сторону, в отличие от остальных частей
тела. Это было неудобно и тяжело, особенно когда приходилось делать заход на прыжок
на скорости.</p>

<p>Мне не удавалось нормально приземлиться последние несколько дней, но, Алле-


Гребаная-Луя, в этот раз я приземлилась так же хорошо, как и в свои лучшие годы. В
этом была изюминка фигурного катания: все заключалось в мышечной памяти, и
единственным способом заставить свое тело запомнить какое-либо движение — являлся
повтор элемента тысячу раз. Не сотню. Тысячу. А после того, как все получалось,
приходилось отрабатывать движение так, чтобы оно смотрелось легко и непринужденно,
хотя все было совсем наоборот. Над тройным лутцем я трудилась вдвое больше, чем над
любым другим прыжком, потому что решила, что именно он должен стать моим фирменным
знаком. В хороший день у меня получался вполне приличный тройной аксель, хотя когда
я только начинала тренировать его, то всегда приземлялась на четвереньки. Но «Три
Эль», так мы назвали тройной Лутц между собой, был именно тем прыжком, на котором я
сосредоточила всю свою энергию во времена одиночного катания. И этот прыжок являлся
одним из достижений, которое никто не мог у меня отнять. Или исполнить настолько же
хорошо.</p>

<p> Не стоило сокращать время тренировки, особенно учитывая то, что она уже была
оплачена, но я собиралась обсудить соглашение с тренером Ли и решить все как можно
скорее. Не хотелось потом засиживаться на работе допоздна.</p>

<p> Работа. Блядь.</p>

<p>Нужно было срочно переговорить с давним другом матери насчет моего рабочего
графика. Не то, чтобы это считалось проблемой, но все же мне не хотелось вот так
бросать его, после того, как я взяла на себя обязательства работать больше. Он бы
понял и даже обрадовался, но все равно я бы чувствовала себя ничтожеством. К тому
же мне нужны были деньги. Поэтому стоило найти решение, как осуществить и то и
другое. Больше денег и меньше часов. Мне придется нелегко.</p>

<p> Пульс все еще зашкаливал после серии прыжков, с «Три Эль» в самом конце,
которые были включены в мою повседневную тренировку, пока я скользила к выходу с
катка, проезжая мимо других фигуристов на льду, и, как обычно, не обращая ни на
кого внимания. Я подняла глаза, только когда добралась до ограждения с воротами,
увидев Галину, склонившуюся над бортиком. Ее взгляд был устремлен на меня.</p>

<p> Я кивнула ей.</p>

<p> Через мгновение она ответила мне тем же, и на ее лице появилось странное
выражение, которого прежде я никогда не видела. Женщина выглядела очень задумчивой.
И даже какой-то грустной.</p>

<p> Хмм.</p>

<p>Надев чехлы на лезвия коньков и схватив бутылку воды, я спросила себя ещё раз,
точно ли уверена, что соглашение с Иваном было именно тем, чего я желала. Хотелось
ли мне вернуться в мир фигурного катания с партнером, который, скорее всего,
ненавидел ошибки даже больше, чем я. С напарником, который не мог поговорить со
мной ни минуты, не поругавшись. В мир, где люди обсуждали любую мелочь, касающуюся
меня. В мир, где не было никаких гарантий, и где мне пришлось бы тренироваться еще
больше, ради того, чтобы выиграть. Была ли я готова к этому?</p>

<p> Еще как!</p>

<p> Моя мать оказалась права. Хуже сожаления не было ничего. И я определенно
пожалела бы, что не воспользовалась представленным шансом, даже если это означало,
взвалить на свои плечи слишком большой груз — больше, чем могла выдержать.</p>

<p>К тому же раньше я не вела себя как тряпка. Десять лет назад, чтобы ухватиться
за такую возможность, меня и просить бы не пришлось, даже если бы в взамен не было
никакой отдачи. Но теперь... я точно знала, что ожоги могут оставить шрамы.</p>

<p> С адреналином, пульсирующим в моих венах, и все еще немного запыхавшаяся, я


пробралась к той части трибун, где продолжали сидеть Иван и тренер Ли. Они даже не
пытались притвориться, что не следили за мной. Последний шанс убедиться, что они
знают, на что идут? Видимо так.</p>

<p> Мои руки не дрожали, а колени не чувствовали слабости, пока я приближалась к


Лукову и Ли. Только мое дыхание было прерывистым и неспокойным, а внутри ощущалась
непривычная тревога. Но я уж точно никогда и никому не призналась бы в этом.</p>

<p> — Надеюсь, ты не возражаешь, что мы пришли взглянуть на тебя, — начала разговор


тренер Ли, когда я подошла к ним, чем подтвердила мои подозрения.</p>

<p>Я покачала головой, взглядом ненадолго скользнув в сторону Ивана и осмотрев его
спокойное, но все же самодовольное лицо, прежде чем так же быстро обратить все
внимание на женщину. Я не могла все испортить, открыв рот и поссорившись с ним. До
поры до времени по крайней мере.</p>

<p> — Вовсе нет, — ответила я ей. Мне было понятно, почему они это сделали. Я бы
поступила точно так же. — Доброе утро.</p>

<p> Тренер Ли улыбнулась.</p>

<p>— Доброе утро.</p>

<p> Иван же не сказал ни хрена.</p>

<p> Ладушки. Может, он делал то же самое, что и я: держал рот на замке, чтобы мы
могли пройти этап с сотрудничеством как можно более безболезненно. Это успокоило
меня больше, чем хотелось бы, потому что, если Луков не вступал со мной в
перебранки, то, наверное, все-таки хотел быть моим партнером.</p>

<p> Ладно, «хотел» являлось неверным словом. «Нуждался» гораздо больше подходило к
этой ситуации.</p>

<p>Да пофиг.</p>

<p> Я не понимала в чем дело, и, честно говоря, мне было плевать. Меня волновал
только новый шанс. И я не собиралась упускать его.</p>

<p>Встав на ноги, тренер Ли, которая оказалась на дюйм ниже меня, скрестила руки на
груди и сказала то, чего я совершенно не ожидала.</p>

<p>— Тройной Лутц в твоем исполнении был просто великолепен. Благодаря твоему
росту, скорости и технике... Я и забыла, что этот прыжок являлся твоим фирменным
знаком, пока не увидела его сейчас. Серьезно, Жасмин, он идеален. Ты должна
гордиться им, — ее улыбка превратилась в ухмылку. — Этот прыжок напомнил мне об
Иване.</p>

<p> Я проигнорировала часть про Ивана и сосредоточилась на всем остальном. Да, меня
переполняла гордость. Но я молчала об этом. Пришлось разучивать этот прыжок
частями, чтобы он получился совершенным. Я следила за лучшими фигуристами,
выполняющими Лутц, чтобы понять, как повторить его так же виртуозно. А дома часами
просматривала видео со съёмками своего исполнения, чтобы выяснить, как ещё улучшить
прыжок. Моя мать готова была убить меня, после того, как я заставила ее записывать
одно и то же, снова и снова, в течение нескольких дней. Но как только у меня
получился идеальный прыжок, мамуля попыталась присвоить всю славу себе.</p>

<p>— Когда ты исполняла последнюю комбинацию? Я не помню эту программу ни на одном


соревновании, — задумчиво протянула тренер Ли. — Никогда не думала, что у Пола так
хорошо получался «Три Эль»...</p>

<p> А он у него и не получался. Так что она была права. И я объяснила ей


почему.</p>

<p>— Это из старой короткой программы, когда я ещё каталась одна, — ответила я.</p>

<p>Тренер Ли в неверии приподняла свои брови.</p>

<p>— Какая досада, — ответила она. — Надеюсь, однажды ты расскажешь мне о том,
почему решила оставить одиночное катание и перейти в парное. Меня всегда съедало
любопытство по этому поводу.</p>

<p> Ее комментарий заставил меня пожать плечами и ответить:</p>

<p>— Эта история не настолько интересна, но однажды я расскажу вам о ней.</p>

<p>На слове «однажды» женщина округлила свои глаза.</p>

<p>— Ты уверена?</p>

<p> Уверена ли я? Действительно уверена?</p>

<p> Я посмотрела на нее, и только на нее, и чётко проговорила:</p>

<p>— У меня есть несколько вопросов и условий.</p>

<p>— Условий? — уточнил Иван, сидящий на скамье в ленивой позе. Его голос звучал
несколько надменно, будто я находилась не в том положении, чтобы торговаться.</p>

<p> Ошибочка.</p>

<p> Я посмотрела на секунду в его глаза, а затем перевела взгляд на тренера, чтобы
не ляпнуть какую-нибудь глупость.</p>

<p>— Ничего серьезного, — я использовала те же слова, которые она произнесла


накануне, в основном обратив внимание на то, что мне не стоило упрямиться,
соглашаясь на изменения.</p>

<p> Тренер Ли обменялась взглядом с Луковым, который я не смогла распознать, прежде


чем дать свое согласие.</p>

<p>— Хочешь обсудить все здесь, Жасмин, или мне сходить проверить, открыт ли офис?
</p>

<p>Не нужно было оглядываться, чтобы понять, что мы одни.</p>

<p>— Можем решить все здесь и сэкономить время.</p>

<p>Женщина приподняла брови и кивнула.</p>

<p> Для моральной поддержки я неосознанно теребила рукой браслет на правом


запястье. Я смогу это сделать. У меня все получится.</p>

<p> В любом случае, попытаться стоит.</p>

<p>Иван, может, и был потрясающим фигуристом, однако я тренировалась не менее


усердно, чем он. Возможно, не так долго, потому что я не начала кататься на коньках
с трёх лет, но во всех остальных составляющих, которые имели значение в фигурном
катании, я сделала почти все, что могла. Луков не делал мне одолжение. Наше
партнерство должно было стать равноправным. И я не собиралась соглашаться на
меньшее.</p>

<p> — Что у тебя на уме? — наконец произнесла тренер Ли.</p>

<p> Я снова покрутила браслет на руке. «Мне под силу выполнить все, что угодно»,
напомнила я себе. А затем ответила.</p>

<p>— Хочу удостовериться, что вы не станете просить меня предстать перед публикой в
новом образе и не заставите целовать детей, если я соглашусь быть партнером
Ивана.</p>

<p> Вот так.</p>

<p> Я была убеждена, что щека женщины дернулась, но выражение ее лица оставалось
настолько нейтральным, что мне могло показаться.</p>

<p>— Никаких поцелуев с детьми и преображений. Без проблем. Еще что-нибудь?</p>

<p>Мне нравилась эта женщина за свою прямолинейность. Поэтому я продолжила.</p>

<p>— И вы не избавитесь от меня до конца сезона.</p>

<p> Искоса я заметила, как Иван вздрогнул на скамье, но не стала к нему


поворачиваться. Вместо этого мой взгляд был обращен на тренера Ли — нашего
посредника, с которой я договаривалась. Она спокойно отнеслась к моему заявлению,
вот только странно выгнула бровь и не успела стереть это выражение с лица
достаточно быстро.</p>

<p> — С чего ты решила, что мы расторгнем соглашение до конца года? — спросила


женщина медленно.</p>

<p> Тогда я взглянула на Ивана. Намеренно. Затем указала на него пальцем, чтобы
наверняка избежать путаницы.</p>

<p>— Потому что у меня нет уверенности, что мы с ним поладим.</p>

<p>Парень усмехнулся и открыл рот, словно собирался начать спор, но я ему не


позволила.</p>

<p> — Просто пытаюсь прикрыть свои тылы. Мне известно, какая я и какой он, — я
назвала Лукова «он». Может, я и смотрела на него, но по факту разговаривала с
Ли.</p>

<p>— Если я совершу какую-то ошибку, то сделаю все возможное, чтобы исправить ее.
Обещаю. Но если это будет его вина...</p>

<p> Луков изменил свою расслабленную позу и наклонился вперед, разведя колени в
стороны и положив локти на них. Взгляд его бледно-голубых глаз был настолько
острым, что казалось, будто он пытался прожечь во мне дыру. Кончиком языка Иван
ткнул щеку изнутри. В прошлом он часто смотрел на меня с таким выражением лица. Так
что я была знакома с его гримасой.</p>

<p>Тот самый убийственный взгляд.</p>

<p> Чудненько.</p>

<p> На самом деле, было бы странно, если бы он притворялся, что все в порядке.</p>

<p>— Если виноват будет Иван... — я остановила свои глаза на лице мужчины. — Да,
ты, — подчеркнула я, потому что ему нужно было знать, что он неидеален, и что они с
тренером Ли не смогут винить меня во всех грехах. — Могу поверить, что ты сделаешь
все возможное, чтобы не повторять эту ошибку. Так что, если что-то пойдет не так,
мы оба должны будем придумать, как все исправить. И оба должны быть согласны
сделать ради этого все.</p>

<p> Поскольку я все еще смотрела в его сторону, то видела, как парень двигал
челюстью из стороны в сторону на протяжении всего моего «выступления», и
чувствовала, как его аргументы зависли в воздухе.</p>

<p> — Все, чего я хочу — убедиться, что ответственность разделена между нами
поровну. Либо мы команда, либо нет. Не собираюсь быть козлом отпущения. Так что
давайте обойдёмся без театра одного актера.</p>

<p> — Театра одного актера? — повторил Иван, все еще пронзая меня своим
убийственным взглядом.</p>

<p>Пожав плечами и чувствуя, как начинаю морщить нос в усмешке, я едва


сдерживалась, чтобы не рассмеяться в полную силу. И с трудом смогла перевести
взгляд опять на тренера Ли.</p>

<p>— И когда год закончится, хочу, чтобы вы оба пообещали, что поможете мне найти
другого партнера. Не просто окажете помощь в поиске, а действительно найдете, — я
сглотнула и продолжила. — Это все, что мне нужно. Я сделаю то, о чем вы попросите,
но у меня два перечисленных условия, и мне хочется точно знать, что они будут
выполнены.</p>

<p> Наступило гробовое молчание.</p>

<p> Необязательно было вглядываться, чтобы понять, что они оба смотрят на меня, а
не друг на друга.</p>

<p> Иииииии? Какого черта, эта парочка так долго думала? Я ведь не просила чего-то
заоблачного.</p>

<p> Так?</p>

<p> Стоя на трибунах и глядя на них обоих, я решилась озвучить вопросы, которые
были у меня в приоритете, потому что хотела покончить с разговорами. Либо мы
сотрудничали, либо нет. Я никогда не считалась терпеливым человеком, и в этот раз
тоже не собиралась ждать.</p>

<p>— Так мы договорились или как?</p>

<p> Последовала еще одна пауза, и тренер Ли, наконец, удостоила Ивана взглядом, по
крайней мере, на полминуты, после чего забавно выдохнула. Она пожевала губу, а
затем просто моргнула.</p>

<p> И я решила, что сделка не состоится.</p>


<p> Мой желудок начал болеть.</p>

<p>Впервые в жизни мне показалось, что меня сейчас стошнит, и я готова была
отвесить себе пощечину.</p>

<p> — Ладно, — неожиданно ответил Иван с кислым лицом, продолжая внимательно


наблюдать за мной. Глядя на него, было не похоже, что принимается важное решение,
но для меня это было не так.</p>

<p> И я не собиралась позволить его гримасам отвлечь меня от того, что, черт
возьми, только что произошло.</p>

<p> Он согласился.</p>

<p> <emphasis>Он согласился!</emphasis></p>

<p> Твою мать!</p>

<p> Я снова буду участвовать в соревнованиях!</p>

<p>Помню, как однажды, когда была моложе, и мы с семьей находились на отдыхе, я


пошла со своим братом на пляж, и мы решили спрыгнуть со скалы в воду. Помню, как
прыгнула с такой высоты, что моя мать убила бы меня, если бы узнала об этом. Даже
мой брат струсил в последнюю минуту. Но не я.</p>

<p>Не ожидала, что уйду настолько глубоко под воду, когда прыгну. Мне пришлось
задержать дыхание, пока я всплывала, снова и снова двигая ногами, пытаясь достичь
поверхности. В какой-то момент мне показалось, что у меня не получится выплыть.
Возможно, на полсекунды я даже решила, что утону. Но достигнув кромки воды навсегда
запомнила, каково это — сделать первый глоток воздуха. Ощутить первый вздох и
подумать, что у меня получилось.</p>

<p> Ведь было так легко принять нечто столь значимое для своего существования, как
должное.</p>

<p> Я поняла это, стоя на трибуне, переводя взгляд между тренером Ли и Иваном, и
ощущая... Ощущая то, что должна была чувствовать. Как будто я снова ожила. Как
будто встала на правильный путь.</p>

<p> Но…</p>

<p> Существовало еще кое-что, о чем я не подумала, пока беспокоилась обо всем
остальном. О том, что являлось не менее важным. А, возможно, и самым главным.</p>

<p>И это обстоятельство могло уничтожить наше соглашение на корню. Обстоятельство,


которое моя уязвленная гордость не хотела даже принимать в расчет, а стоило бы.
Ведь я пыталась быть взрослой.</p>

<p>— И еще кое-что, — я сглотнула, пытаясь побороть желание промолчать. — Во


сколько мне обойдутся обучение и хореография?</p>

<p> Я не собиралась просить маму оплачивать мое увлечение, как раньше. Но имела
лишь смутное представление о том, сколько Иван платил своим хореографам. Как-то
позвонив одному из них, я просто обалдела от цены, которую тот озвучил.</p>

<p> Поэтому терзалась этим вопросом, ожидая худшего. Тренер Ли тоже навряд ли
обходилась бюджетно. Два моих последних тренера были не самыми дорогими, но и не
самыми дешевыми, потому что тренировали других фигуристов разных уровней подготовки
одновременно.</p>
<p> Поэтому, когда Иван просто моргнул, а тренер Ли ничего не ответила, мои мысли
превратились в хаос.</p>

<p>Я уже собиралась умолять их разрешить отложить оплату моих счётов до конца
сезона, чтобы у меня появилась возможность продать почку. К черту, я даже была
готова надеть парик и раздеться. У меня не было родинок, так что меня бы точно
взяли в стриптиз.</p>

<p> — Иван покроет все расходы на обучение и хореографию, а ты будешь отвечать за


поездки и свой гардероб, — сказала тренер Ли через мгновение.</p>

<p> Мои плечи напряглись, а взгляд устремился к Ивану, и я задала ему вопрос:</p>

<p>— Ты возьмешь на себя все расходы?</p>

<p>Мужчина лениво моргнул своими серо-голубыми глазами, прежде чем ответил.</p>

<p>— Можешь оплатить половину стоимости, если хочешь.</p>

<p> Я была не настолько гордой.</p>

<p> Так что моргнула в ответ.</p>

<p>— Не особо.</p>

<p> Иван сел ровнее. Его лицо, которое когда-то показывали в рекламе бальзама для
губ, оставалось совершенно бесстрастным.</p>

<p>— Уверена? — спросил он раздражающим тоном.</p>

<p>— Да.</p>

<p>— Точно?</p>

<p>Вот же ублюдок. Я прищурила свои глаза.</p>

<p>— Абсолютно.</p>

<p>— Я не против поделить счета, — продолжал Иван, приподнимая уголки губ и


улыбаясь той самой детской ухмылкой, которая давно была мне знакома.</p>

<p> Пришлось сжать зубы.</p>

<p> «Стоп» повторила я себе.</p>

<p>— Мы ведь партне…</p>

<p>— Так, — вмешалась тренер Ли, качая головой. — Думаю, мне стоит повысить свой
гонорар, если я собираюсь работать с вами двумя.</p>

<p> Мы оба мгновенно повернулись к ней.</p>

<p> — Причём тут я? Это все он, — сказала я одновременно со словами Ивана «это ее
вина».</p>

<p> Женщина покачала головой, давая нам понять, что ей уже поднадоели наши обмены
«любезностями».</p>
<p>— Вы оба профессионалы и, по большей части, взрослые...</p>

<p> По большей части?</p>

<p> Только потому, что мое знакомство с тренером Ли считалось поверхностным, я


решила сдержать ухмылку.</p>

<p>— У нас будет много работы, и вы оба об этом знаете. Так что приберегите свои
разборки до вечера, когда мы закончим тренировку, если к тому времени не забудете о
своих склоках. У нас нет на это времени, — продолжила она, прибегнув к тону,
который использовала моя мать, когда ей надоедали наши семейные перепалки.</p>

<p> Я решила промолчать.</p>

<p> Иван нет.</p>

<p> — Я — профессионал, — пробормотал он.</p>

<p> Женщина глянула на него.</p>

<p>— Мы уже обсуждали это.</p>

<p> Луков пристально посмотрел на нее, и она ответила ему тем же.</p>

<p> Я почти улыбнулась... пока не поняла, что между ними происходит безмолвный
разговор... О чем, черт возьми, велась их беседа? О том, что между нами постоянно
разгорались споры, и стоило завязывать с этим, раз мы собирались сотрудничать?
Потому что это реально имело смысл. Я переживала из-за наших стычек больше всего,
но была уверена, что смогла бы сдержаться.</p>

<p> По крайней мере большую часть времени.</p>

<p> Женщина повернула голову, чтобы взглянуть на меня.</p>

<p>— Жасмин, это будет проблемой?</p>

<p>Я не доверяла своим эмоциям, так что не стала смотреть на Ивана, а вместо этого
не отрывала взгляда от тренера Ли. Боже, странно было даже рассуждать об этом.</p>

<p>— Оставим споры на потом. Я справлюсь, — сдерживаться и не ссориться скорее


всего будет сложнее, чем тренироваться, но я могла бы постараться.</p>

<p> — Иван?</p>

<p> Не знаю, изучал он меня или нет, но все, что услышала в ответ, так это его
ворчание.</p>

<p>— Да.</p>

<p>— Конструктивная критика тоже приветствуется, — продолжала женщина, утверждая, а


не спрашивая.</p>

<p> Без дураков, мы могли бы справиться с конструктивной критикой...</p>

<p> — Имеется в виду обоюдная критика, — закончила тренер Ли.</p>

<p> Я взглянула на Ивана. Он уже смотрел прямо на меня, сузив глаза, как будто
обдумывал то же самое, что и я. Мы едва могли разговаривать друг с другом. И еле
сдерживались, но только потому, что оба понимали, что произойдет, если один из нас
откроет рот.</p>

<p> Однако…</p>

<p>Я пыталась стать лучше, и у меня все получится. Не хотелось терять что-то
настолько важное. Стоило отбросить гордость. Ведь я сказала им, что пойду на все
ради партнёрства, и сдержу свое слово.</p>

<p> Даже если придется иметь дело с этим придурком.</p>

<p> Я кивнула головой. А что мне еще оставалось делать? Разрушить перспективу,
которая могла исполнить все мои мечты? Отказаться от сотрудничества, благодаря
которому появилась бы возможность пережить что-то невероятное? Я не была настолько
глупой.</p>

<p> — Хорошо, — откликнулся единственный мужчина поблизости.</p>

<p> — Прекрасно, я рада, что мы смогли все уладить, прежде чем начать
тренироваться.</p>

<p> Я снова взглянула на Ивана, но, как оказалось, он уже пристально изучал
меня....</p>

<p> И мне это не понравилось.</p>

<p>— Перестань на меня пялиться, — прошептала я тихо.</p>

<p>— Неа, — беззвучно произнес парень в ответ.</p>

<p> Тренер Ли вздохнула.</p>

<p>— Отлично. Можете ругаться друг с другом, пока я не слышу этого.</p>

<p>Клянусь, Иван хлопнул себя по губам.</p>

<p> И мне захотелось влепить ему пощечину.</p>

<p> Затем парень открыл рот, чтобы сказать:</p>

<p>— Тебе нужно будет пройти медосмотр, прежде чем мы начнем тренировки.</p>

<p> Что? Он это серьезно? Да я была здоровее их всех вместе взятых…</p>

<p> <emphasis>Заткнись, Жасмин.</emphasis> Какая разница? Пусть я была и не в самом


расцвете сил, но ни одна из моих прошлых травм не всплыла бы на медосмотре.</p>

<p> Я заткнулась и опустила свой подбородок вниз, типа да-да, конечно-конечно. Мне
ничего не стоило пройти маленькое обследование, когда на кону была такая
возможность. Ничего, абсолютно.</p>

<p>— Мы должны убедиться, что у тебя нет никаких проблем, о которых ты не сказала
нам, но которые могут всплыть позже, — медленно продолжал Луков, скривив лицо,
словно этот разговор, да и вся ситуация в целом, дорого ему обходились.</p>

<p>Саркастичный ответ появился в моей голове из ниоткуда, особенно после того, как
Иван прошелся рукой по подбородку, и средним пальцем почесал кончик носа. Вот же
козел.</p>

<p>— Так вот оно что. А я-то думала, ты хотел узнать мой вес и уровень холестерина,
— пробормотала я, остановившись, прежде чем ляпнуть что-то более агрессивное.</p>

<p> И тут настала его очередь умничать.</p>

<p>— По поводу твоего веса...</p>

<p>Умник, говорите? <emphasis>Ага, как же. </emphasis></p>

<p>Как только я начала поднимать руку, чтобы показать ему… свой средний палец,
тренер Ли прочистила горло</p>

<p>— Так, ладно, — сказала она жестко. — Давайте сосредоточимся. Мы ведь только что
это обсуждали. Составим соглашение, которое ты должна будешь подписать, Жасмин.
Тренировки будут шесть дней в неделю, по два раза в день. Надеюсь, этот момент не
станет проблемой?</p>

<p>Мне потребовалась каждая унция самоконтроля, чтобы оторвать взгляд от идиота,


который собирался что-то ляпнуть о моем весе. Я чувствовала, как расширяются мои
ноздри, но все же, сглотнув, сосредоточилась на словах тренера Ли.</p>

<p>— Никаких проблем.</p>

<p>Ей не обязательно было говорить, сколько тренировок нам требовалось, ведь до


начала следующего сезона оставалось меньше шести месяцев.</p>

<p>— В какое время? — уточнила я, покручивая рукой браслет.</p>

<p> На этот вопрос ответил Иван, пока вертелся на скамейке.</p>

<p>— В КИЛ четыре часа, начиная с четырех утра, и три часа после обеда.</p>

<p> Бл*дь.</p>

<p> У меня оставалось только четыре часа на работу, и я оттягивала разговор с


боссом до последнего. Но бросить работу не могла. И не собиралась. Возможно удастся
набрать смен то там, то тут, или даже в выходной. У меня бы все получилось.
Наверное.</p>

<p> Я кивнула, а потом вспомнила его слова.</p>

<p>— Ты сказал занятия в КИЛ. Значит, тренировки планируются где-то еще?</p>

<p>Тренер Ли даже не пыталась скрыть взгляд, который она бросила на Ивана. Тот, что
снова поставил меня в тупик. Я ненавидела все эти секреты и тайные переглядывания.
И уже хотела спросить, в чем дело, но решила подождать. Терпение. Мне нужно было
набраться терпения. Или хотя бы постараться.</p>

<p> К счастью, женщина не заставила долго ждать.</p>

<p>— Ты ведь понимаешь, что мы обсудили все твои сильные и слабые стороны, прежде
чем просить присоединиться к команде?</p>

<p>— Конечно, — нравилось ли мне, что они обсуждали меня за моей спиной? Ни
капельки. Но их нельзя было в этом винить. Я бы сделала то же самое, если бы
выбирать пришлось мне.</p>

<p>— Ты сильная спортсменка, Жасмин, — начала она неторопливо, и мне пришлось


нацепить свою «броню», чтобы справиться с тем, что в итоге Ли одарит меня не только
похвалой. Все тренеры являлись такими. Они вытаскивали на свет все «грязное белье»,
а затем помогали исправить ситуацию. По крайней мере, такова была цель. — Я всегда
знала, что у тебя потрясающий потенциал...</p>

<p>«Но» практически сорвалось с ее губ. И я это чувствовала. Всегда находилось


какое-то «но», когда кто-то делал тебе комплимент.</p>

<p>Конечно, существовала возможность, что только я так реагировала.</p>

<p>Мое лицо выглядело невозмутимым, и сохранять его таким оказалось немного


сложнее, чем хотелось бы.</p>

<p>— Но есть моменты, над которыми ты должна поработать, чтобы вывести свое
мастерство на новый уровень, в частности в ваших программах. Я разговаривала с
Галиной, и она подтвердила, что у тебя было мало занятий балетом. Думаю,
дополнительная хореография пойдет тебе на пользу.</p>

<p> Когда, черт возьми, она успела поговорить с Галиной?</p>

<p>— Мы хотим, чтобы ты прошла обучение у инструктора, с которым раньше занимался


Иван, чтобы искоренить у тебя несколько дурных привычек…</p>

<p> Дурных привычек?</p>

<p> — …И поработала над улучшением своего мастерства. Кроме того, ты также будешь
брать уроки у Ивана. Всегда есть элементы, которые можно усовершенствовать.
Уверена, тебе это знакомо.</p>

<p>Тренер Ли решила, что я почувствую себя лучше, когда сказала, что у меня нет той
грации, которая приобреталась путем серьёзных занятий балетом? Не то чтобы я не
знала, как двигался Иван. Карина брала уроки фигурного катания только до
четырнадцати лет (так мы и познакомились), но ходила на занятия танцами и после.
Согласна, в движениях Ивана было что-то действительно элегантное и изящное, что
могло появиться только после обучения у хореографа с сердцем сержанта. А еще у
Лукова хватало на это денег. Так что ему предоставлялась безграничная возможность
научиться чему угодно.</p>

<p> Моя мать могла позволить себе оплачивать только два групповых урока в неделю,
по часу каждый, так что особого выбора у меня не было. И я не собиралась
извиняться за это. Особенно, когда сказала, что сделаю все необходимое, лишь бы
сделка состоялась. Поэтому моим ответом стало:</p>

<p>— Хорошо.</p>

<p>Тренер Ли на мгновение сжала зубы, прежде чем выражение её лица вернулось к


нормальному.</p>

<p>— Отлично. Я позвоню тебе завтра и уточню расписание, чтобы ты могла выбрать
удобное для себя время. Иван посещает занятия по понедельникам и субботам с девяти
до одиннадцати утра. Будет ли такой график проблемой?</p>

<p> Так и было, поэтому стоило обдумать варианты, чтобы успевать везде. Я точно
закончу тем, что уйду с работы и начну танцевать стриптиз. Господи, ты, Боже
мой.</p>

<p>— Нет, никаких проблем, — мой живот заныл на мгновение, но я затолкала эту боль
поглубже и сосредоточилась на том, что считала важным.</p>

<p>— Я хожу на пилатес раз в неделю, чтобы поработать над гибкостью. И планирую
продолжать им заниматься.</p>
<p> — Хорошо, продолжай, — медленно кивнула женщина.</p>

<p> Мне срочно нужно было привести свои мысли в порядок.</p>

<p>— Каким вы видите следующий сезон? — спросила я.</p>

<p> Мне ответил Иван.</p>

<p>— Мы будем участвовать в серии Discovery, Major Prix, Национальном чемпионате и


Чемпионате мира, — он моргнул. — Остальное можем пропустить.</p>

<p>Я посчитала в своей голове и проглотила комок при осознании того, что мы будем
участвовать в семи различных состязаниях. По крайней мере. Два или три соревнования
в серии Discovery. Три в Major, если мы дойдем до финала. Затем Национальный и
Мировой чемпионаты.</p>

<p> Деньги. Деньги. Деньги. И еще больше денег.</p>

<p> Количество мероприятий меня не особо волновало. Ведь увеличивались шансы на


победу.</p>

<p> <emphasis>Или на провал</emphasis>, прошептал в голове мерзкий голосок, пока я


не заткнула его. Нужно было перестать думать в негативном ключе. Это никогда не
приносило никакой пользы. Не стоило так рано закатывать внутреннюю истерику.</p>

<p>— Хорошо, — я снова кивнула, чувствуя напряжение в груди, которое мне не


понравилось.</p>

<p> Тренер Ли опустила свой подбородок вниз.</p>

<p>— Теперь, когда мы все обсудили, ты готова начать тренироваться с завтрашнего


дня?</p>

<p> С завтрашнего дня? Блядь.</p>

<p> Я слишком беспокоилась о том, что не смогу скрыть волнение в своём голосе,
поэтому решила просто кивнуть. Придется поговорить с моим боссом сегодня же.
Блин.</p>

<p>— Значит это все? Вы даже не станете проводить пробную тренировку со мной? —
уточнила я, просто чтобы убедиться.</p>

<p> — Нет, это все, — подтвердила Тренер Ли. Выражение ее лица радостным не было,
однако она казалась... довольной. Женщина протянула мне руку, и я пожала ее.</p>

<p>— Хорошо. Приступаем к тренировкам с завтрашнего дня. Я запланирую на сегодня


твой медосмотр и напишу, во сколько и куда тебе подъехать.</p>

<p> — Ладно, — ответила я на выдохе, чувствуя, как беспокойство зашевелилось в моей


груди, прежде чем охватить меня всю. Ощущая тяжесть, я повернулась к тому месту,
где все это время сидел Иван. Он даже не шелохнулся. Его локти все еще находились
на коленях, руки свободно свисали между ног, а все внимание парня было
сосредоточено на мне. Подбородок Лукова казался напряженным, и это было как раз то
самое выражение лица, которое я наблюдала постоянно.</p>

<p>У меня сложилось впечатление, что эта его гримаса будет преследовать меня весь
следующий год.</p>
<p>Целый год. Мда.</p>

<p>Я сказала тренеру Ли, что смогу оставить все обиды в прошлом, или, по крайней
мере, держать себя в руках, так что не собиралась отступать или забирать свои слова
назад. Не хотелось опять все испортить. Я могла бы вести себя непринужденно... и
думать обо всем более позитивно. С улыбкой на лице.</p>

<p>На мгновенье испытав нерешительность, я протянула Ивану руку.</p>

<p> И моя ладонь зависла в воздухе. На секунду. На две. На три.</p>

<p> Еще три секунды и я готова была отвесить ему пощечину.</p>

<p> Иван наблюдал за мной в ответ, затем встал, вытянувшись в полный рост, который
сделал его примерно на тридцать сантиметров выше меня... и впервые обхватил мою
руку своей.</p>

<p> Его глаза встретились с моими, и я точно знала, о чем он подумал, потому что
думала о том же.</p>

<p>Как-то раз, много лет назад, я жёстко упала после прыжка. В тот момент Луков
тоже находился на катке. Я лежала на льду и глядела в потолок, пытаясь перевести
дыхание, потому что у меня болело все после такого сильного удара. По какой-то
причине всем известный мудак подъехал ко мне и протянул руку, глядя на меня с
ухмылкой на лице.</p>

<p> Я опешила. И все, что видела — руку, протянутую мне. Поэтому попыталась за нее
ухватиться. Как идиотка.</p>

<p> Мои пальцы вероятно находились в миллиметрах от Ивана, когда он отдернул свою
ладонь, ухмыльнувшись еще шире, и бросил меня там. На льду. Одну.</p>

<p> Ублюдок.</p>

<p>Так что ему оставалось винить только себя, раз мне потребовалась минута на то,
чтобы протянуть ему руку, ведь я вновь ожидала подвоха. Но, как ни странно, ничего
такого не произошло. Его рука оказалась на ощупь холодной и широкой, а пальцы
длиннее, чем ожидалось. С момента нашего знакомства мы никогда не соприкасались
друг с другом, кроме единственного дня Благодарения, который я провела в доме его
семьи. Иван сидел рядом со мной за столом и держал меня за руку во время молитвы.
Мы провели целых три минуты, сильно сжимая ладони друг друга, пока Карина не
ударила брата под столом, скорее всего заметив, как побелели мои пальцы.</p>

<p> Если Луков ожидал, что я произнесу что-нибудь, то ему бы пришлось ждать вечно,
так как мне нечего было сказать. Ладно, возможно, я просто не доверяла себе,
пытаясь не ляпнуть какую-нибудь гадость, прежде чем мы окончательно увязнем в этой
ситуации. Очевидно Иван тоже не находил для меня слов. И меня это полностью
устраивало.</p>

<p> Вот почему я любила фигурное катание. В данном виде спорта не нужно было
говорить. Только двигаться.</p>

<p> Иван крепко сжал мои пальцы.</p>

<p> И мне пришлось не менее сильно стиснуть его ладонь в ответ.</p>

<p><strong>Глава 5</strong></p><empty-line /><p>Я и забыла, насколько было больно


падать с высоты.</p>
<p> — С тобой все в порядке? — откуда-то сбоку донесся голос тренера Ли.</p>

<p> Лёжа на полу, я закрыла глаза и мысленно поблагодарила какого-то доброго


человека, который изобрёл мягкие маты. Потому что, если бы не они, пускай и
толщиной всего в три сантиметра, вероятно, травмы у меня случались бы гораздо
чаще.</p>

<p> Но как же все-таки было больно.</p>

<p> <emphasis>Блядь.</emphasis></p>

<p>Я попыталась перевести дыхание, но мои легкие все еще пребывали в шоке от удара
о поверхность, и от того, что Иван уронил меня. В результате чего я грохнулась с
высоты почти три метра<emphasis>,</emphasis> приземлившись прямо на свою
многострадальную спину.</p>

<p> <emphasis>Блядь.</emphasis></p>

<p>— Все нормально, — прохрипела я, пытаясь сделать еще один вдох, но дышать
получалось лишь поверхностно, а это и близко не походило на нормальное дыхание.</p>

<p> Сглотнув, я опять попыталась восстановить дыхание, но успела сделать лишь


короткий вдох, ощутив, как заныла спина, напомнив мне кто здесь главный. Скинув
ноги с мата, я опустила их на пол и попыталась сделать очередной вдох. В этот раз у
меня получилось. Повезло, что мои ребра не были сломаны. К счастью, Иван уронил
меня не на лёд, потому что он походил на цемент, когда вы оказывались на нем.</p>

<p> Я снова сглотнула, сделала еще один вдох, и когда дыхание восстановилось,
напомнила себе: это не означает, что все в порядке. Вообще-то, все было совсем не в
порядке.</p>

<p>Открыв глаза, я сразу же заметила большую ладонь, протянутую в мою сторону, и


благодаря которой свалилась с такой высоты.</p>

<p> На секунду мне захотелось схватиться за руку, предлагающую мне помощь, но затем
вспомнился случай, когда Луков бросил меня на льду. Так что, покачав головой, я
самостоятельно перекатилась на задницу.</p>

<p>— Все нормально, — мое лицо скривилось от боли.</p>

<p>— Тебе нужна минутка? — уточнила тренер Ли, когда я встала на колени, а затем
медленно поднялась на ноги, сделав еще пару вдохов, из-за которых моя спина вновь
дала о себе знать. Завтра меня ожидают адские мучения.</p>

<p>— Все нормально. Давайте повторим еще раз, — отмахнулась я от нее и, глубоко
вдохнув, откинула голову назад. Когда мое дыхание восстановилось, и можно было
продолжать тренировку, я повернулась к своему <emphasis>«абсолютно новенькому и
сияющему»</emphasis> партнеру, который появился у меня всего четыре часа назад.</p>

<p> Четыре часа назад.</p>

<p> Мы провели все утро, занимаясь базовыми элементами, и под базой я имела в виду
самое простое. Мне плохо спалось прошлой ночью, в основном, из-за ожиданий
последующей тренировки, но когда я проснулась, то была полностью к ней готова.</p>

<p> К тому времени, как мы встретились возле катка в четыре утра, я уже
самостоятельно разогрелась. И даже нанесла на запястья буквы с указанием сторон,
используя для этого водостойкие маркеры красного и черного цветов. Иван, по-
видимому, тоже успел сделать разминку. Тренер Ли заставила нас кататься бок о бок
несколько часов для того, чтобы поймать общий ритм. Ноги Ивана были значительно
длиннее моих, но все прошло замечательно, потому что мы молча слушали исправления
тренера. Не думаю, что за время тренировки мы хотя бы раз взглянули друг на друга,
так как оба были сосредоточены исключительно на ногах... И только дважды мне
пришлось посмотреть на свои руки.</p>

<p>Когда женщина велела нам взяться за руки и повторять движения снова и снова, мы
сделали и это. Просто хватались за руки раз за разом, а потом снова отпускали друг
друга. Может, такие шаги в подготовке и казались маленькими, но их важность была
очевидна. Вот для чего требовался пробный прогон.</p>

<p> Поэтому, когда мы встретились на послеобеденной тренировке — перед ней пришлось


съездить на работу и поговорить с боссом, объяснив, что теперь у меня не будет
возможности брать много часов — и тренер Ли сказала, что мы начинаем работать над
поддержками на матах, я была очень обрадована нашему, пусть и медленному,
продвижению.</p>

<p> По крайней мере, пока парень не поднял меня над своей головой. Потому что в тот
момент поддержка Лукова показалась мне странной. Он расположил руки чуть ниже моего
живота, но чуть выше паха. Я зависла над его двухметровым телом с вытянутыми
ногами, изогнутой спиной и головой, поднятой вверх. В самой позиции не было ничего
необычного, и мы с моим бывшим партнером проделывали это тысячу раз.</p>

<p>Однако, помимо боли от падений, стершейся из моей памяти, я также позабыла, что
каждый фигурист выполнял поддержку по-своему, как привык он. Во всяком случае, мне
так говорили. К сожалению, у меня был только один партнер за всю мою короткую и
отстойную карьеру, так что выводы, основанные на собственном опыте, я сделать не
могла.</p>

<p> Возможно, мой вес оказался больше, чем у последней партнерши Ивана, и повлиял
на это.</p>

<p>— Покажи мне, куда ты кладешь руки, Иван, — крикнула тренер Ли. — Поднимай
Жасмин очень медленно, чтобы я смогла увидеть, как она двигается.</p>

<p> Кивнув, я подняла глаза на Лукова после того, как заняла позицию прямо перед
ним. В своих обтягивающих серых спортивных штанах и белоснежной футболке, которая
казалась совершенно новой, с расчёсанными и уложенными волосами мужчина больше
походил на модель, готовившуюся к съемке спортивной одежды, чем на фигуриста,
отрабатывающего элемент поддержки.</p>

<p> Опустив подбородок, он посмотрел на меня ясными серо-голубыми глазами и кивнул,


словно говоря <emphasis>«давай сделаем это»</emphasis>.</p>

<p> До этого момента мы не обмолвились ни словом. Даже шёпотом не поругались.</p>

<p> Пока что.</p>

<p>Я кивнула ему в ответ.</p>

<p> И мы продолжили. Его руки оказались в таком месте, что если бы это был другой
парень, он уже давно бы получил от меня по лицу.</p>

<p> Иван начал меня поднимать.</p>

<p> Но в ту же секунду, как оказалась на уровне его головы, я почувствовала, что


что-то шло не так, и нужно было выяснить в чем дело.</p>

<p>— Что случилось? — спросила тренер Ли, словно прочитав мои мысли.</p>
<p>— Его ладони какие-то странные, — тут же ответила я, пытаясь не слишком сильно
извиваться, чтобы снова не шлепнуться на пол.</p>

<p>— С моими руками все в порядке, — произнес подо мной Иван, как и предполагалось,
оскорбленным тоном.</p>

<p> Я закатила глаза. Мы оба пообещали, что не будем задевать друг друга на
тренировках, но это не означало, что мне было запрещено закатывать глаза, особенно,
когда он этого не видел.</p>

<p>— Не знаю, в чем проблема. Думаю, что его руки больше... — начала объяснять я
тренеру Ли, прежде чем человек, над которым я висела, хмыкнул, чем вынудил меня
снова закатить глаза. — Странное ощущение.</p>

<p>Луков поднял руки настолько высоко, насколько это было возможно, и я оказалась в
том же положении, в котором была, когда он уронил меня. Втянув живот, я стиснула
зубы и напрягла бицепсы, когда попыталась немного переместить вес на ладонях и
пальцах. Мне нужно было это сделать.</p>

<p>— Я знаю, что делаю, — произнёс идиот, державший меня над своей головой.</p>

<p>— Думаю, скоро привыкну, — сказала я тренеру Ли, делая вид, что не услышала
реплику Ивана.</p>

<p>— Опусти ее и подними снова, — приказала женщина.</p>

<p> Иван опустил меня на землю намного быстрее и не столь осторожно, как мог бы.
Ублюдок. Я посмотрела на него, но он был слишком занят, обмениваясь взглядами с
тренером Ли.</p>

<p>Мы повторили подъем.</p>

<p> Снова и снова, и снова.</p>

<p>И повторяли поддержку в течение следующих трех часов. Подъем и поддержка, раз за
разом, пока не прошло то странное ощущение... а мои руки, как и руки Ивана, не
стали дрожать от усталости. Плечи адски болели, и я даже представить не могла,
каково было ему. Однако, никто из нас не жаловался и не просил перерыв.</p>

<p> К тому времени, как истекли четыре часа практики, мышцы пресса, о которых я
давно не вспоминала, ужасно болели, и на девяносто процентов мне казалось, что
завтра на моем животе образуется гигантский синяк.</p>

<p>— Еще разок, и закончим, — сказала тренер, скрестив ноги на мате в нескольких
футах от места, где стояли мы с Иваном. Наша отработка даже не дошла до того
момента, когда парень должен был пройтись, удерживая меня над головой; мы так и
продолжали повторять одну и ту же поддержку.</p>

<p>Не поднимая глаз, я отошла и наклонилась вперед, перед тем, как Иван схватил
меня руками. Он поднял меня чуть легче, быстрее и более уверенно, чем в прошлые
разы, хотя я знала, каким уставшим он был. Это продлилось всего двадцать секунд,
прежде чем я снова оказалась на ногах, морщась от боли в мышцах пресса. В моих
планах было обмазаться мазью с анестетиком, лежавшей в моей сумке, сразу же после
душа, чтобы завтра не умереть в муках.</p>

<p>— Приложи лед к животу, Жасмин. Мне не нужно, чтобы ты страдала, — крикнула
тренер Ли почти сразу, как только я приземлилась на обе ноги. Мы обменялись
взглядами и я кивнула головой. — Молодцы. Хорошо поработали.</p>
<p> Но правда ли это? Казалось, тренировка должна проходить гораздо проще и легче,
хотя сравнивать особо было не с чем. В любом случае, не стоило перегружать свой
организм. По одному шагу за раз. Я прекрасно знала порядок действий. Постепенно,
шаг за шагом, пока не поднимемся на вершину.</p>

<p>— Отдыхайте, и приложите лед там, где необходимо. Увидимся завтра, —


скомандовала женщина. Я знала по опыту, что как только сезон Ивана заканчивался,
она тренировала других фигуристов. Мой взгляд прошелся по спине тренера Ли, когда
она повернулась, а затем исчезла.</p>

<p> Ну, ладно.</p>

<p>Я тоже не собиралась оставаться здесь и болтать с Иваном.</p>

<p> Вскинув брови, я направилась к лавке и сбросила туфли. Тишина в огромной


комнате была неестественной; это помещение было одним из нескольких мест для
практики, созданных в КИЛ. Любой фигурист мог свободно использовать его для
тренировок. Согнувшись в талии, я схватила оба носка и стащила их, заметив, что на
большом пальце ноги облупился кусочек розового лака. Возможно, сегодня я смогла бы
заново накрасить ногти на ногах, если конечно удастся наклониться, не зарыдав при
этом от боли. Лак редко держался на моих ногтях дольше двух дней, а сейчас и
подавно. С таким-то графиком. Мне нравилось делать педикюр. А красить ногти другим
людям — даже больше, чем себе, но на мое увлечение больше не было времени.</p>

<p> Уж точно не в этом году.</p>

<p> Выпрямившись, мне почти удалось засунуть ноги в кроссовки, когда сзади
послышался глубокий вздох.</p>

<p> Я притворилась, что ничего не заметила.</p>

<p>Но не смогла проигнорировать слова Ивана, которые он произнес своим низким


голосом:</p>

<p>— Нам нужно поработать над твоим доверием ко мне, если хочешь, чтобы я помог
тебе найти другого партнера, когда закончится сезон.</p>

<p> И... я застыла со шнурками в руках, оглянувшись через плечо, чтобы посмотреть
на парня, находившегося на том же месте, где я оставила его. Луков стоял босиком на
матах, в центре комнаты. Его руки лежали на бедрах, а внимание было полностью
сосредоточено на мне.</p>

<p>— Что? — переспросила я, нахмурившись.</p>

<p> Мышца на челюсти Ивана дернулась.</p>

<p>— Мы. Должны. Поработать. Над. Твоим. Доверием. Если. Хочешь. Чтобы. Я. Помог.
Тебе. Найти. Партнера, — повторил умник.</p>

<p>Я моргнула, и если вдруг мой глаз начал дергаться, то это точно было
непреднамеренно. Тренер Ли уже ушла. А мы с ней договаривались, что будем следить
за языком только во время занятий. Верно?</p>

<p>— Я. Услышала. Тебя. С. Первого. Раза, — отчеканила я каждое слово так же, как и
он. — И. Хочу. Знать. Что. Ты. Имел. В виду.</p>

<p>— Я. Имел. В виду. Что. Ты. Должна. Научиться. Доверять. Мне. Или. У. Нас.
Ничего. Не. Получится.</p>
<p> Вот ведь сукин сын.</p>

<p><emphasis>«Успокойся, Жасмин. Разговаривай с ним нормально. Будь хорошей


девочкой».</emphasis></p>

<p> Но я не смогла этого сделать.</p>

<p>— Это ты мне сейчас угрожаешь, что ли?</p>

<p> Теперь настала очередь Лукова моргать, вскидывать брови и пожимать плечами.</p>

<p>— Прошел всего лишь один день, а ты уже угрожаешь, что не станешь помогать мне?
— уточнила я неторопливо.</p>

<p>— Я говорю только о том, что ничего не получится, если ты не будешь мне
доверять. И тебе об этом известно, — ответил он.</p>

<p> У меня снова начался нервный тик, и, клянусь Богом, пальцы покалывало от
необходимости дернуть кое-кого за волосы.</p>

<p>— Ты меня уронил.</p>

<p>— Только один раз. Ты знала, что будешь иногда падать, — оправдывался Иван.</p>

<p> Я моргнула.</p>

<p>Да, я это понимала и не ожидала ничего другого.</p>

<p>Но…</p>

<p> Он все же позволил мне упасть.</p>

<p> Иван моргнул.</p>

<p>— Я сделал это не нарочно, — недоверие плескалось в моих глазах, и он, должно
быть, заметил это, потому что качнул головой, а ноздри на идеально ровном носу
раздулись, перед тем, как парень повторил. — Это было не специально.</p>

<p> Я предпочла промолчать.</p>

<p>— Зачем мне рисковать, причиняя тебе боль? — попытался объяснить Иван, прежде
чем его щека дернулась. — Я бы не стал этого делать. Ты ведь мой партнер.</p>

<p>— Ну… Твои слова определённо обнадеживают.</p>

<p> Иван поморщился.</p>

<p>— Я доверяю тебе, — пробормотала я, хотя в голове раздавалось: <emphasis>лгунья,


лгунья, лгунья</emphasis>. — Просто еще не привыкла к твоим рукам, вот и все, —
было сложновато доверять тому, кого я много лет называла ублюдком, но...</p>

<p> Кончиком языка Луков ткнул щеку изнутри, прищурив свои ледяные голубые глаза.
Неужели все в нем должно быть настолько безупречным?</p>

<p>— Ты хреновая лгунья, — произнес он.</p>

<p>— Кто бы говорил, — парировала я, не успев остановить себя.</p>


<p> Иван покачал головой, и я обратила внимание на то, что из его прически не
выбился ни один волосок.</p>

<p>— Сама ведь говорила, что сделаешь все необходимое, чтобы мы смогли выиграть,
разве нет?</p>

<p> Я медленно кивнула.</p>

<p> Он приподнял одну бровь.</p>

<p>— Вот я и объясняю в чем твоя проблема, и что тебе нужно исправить.</p>

<p> О Боже.</p>

<p>— Это был наш первый тренировочный день, и я объяснила, что не так. Положение
рук было странным.</p>

<p>— <emphasis>Не было оно странным.</emphasis></p>

<p>— Было, — повторила я скорее себе.</p>

<p> Луков моргнул.</p>

<p>— Никто никогда не жаловался.</p>

<p> Я закатила глаза в ответ.</p>

<p>— А может просто ни у кого не хватало духа высказаться, — сказала я ему. — Я


привыкну к этому. Уверена, что ты все делаешь правильно…</p>

<p>— Определенно. Можешь убедиться в этом, заглянув в шкаф с моими кубками, когда
будешь выходить, — ответил засранец.</p>

<p> Я вздохнула и встряхнула запястьем... потому что оно немного побаливало, а не


потому что мне хотелось придушить Ивана.</p>

<p>Нет.</p>

<p>— Ты, наверное, возбуждаешься, когда проходишь мимо своих призов, да?
Облизываешь их? Полируешь каждое воскресенье?</p>

<p> Он открыл рот, затем закрыл.</p>

<p> На моем лице появилась улыбка.</p>

<p>— Я привыкну к тебе.</p>

<p> Иван снова моргнул.</p>

<p>— Проблема не в привыкании. Ты не доверяешь мне. И я это чувствую.</p>

<p>— Я могу поверить в то, что специально ты меня ронять не будешь, — медленно
ответила я. Мне не нравилось, к чему вёл этот разговор. — Уверена, ты бы хотел
решить все проблемы между нами побыстрее. Тебе ведь не хочется терять время
впустую.</p>

<p>— Как ты догадалась? — прошипел парень.</p>

<p>— Послушай, Исчадье, с чего ты решил, что я стану доверять тебе, если мы всего
шесть часов как партнеры? — сорвалась я прежде, чем смогла остановиться.</p>

<p> И тут у Лукова на лице появилась странная ухмылка, которую я всегда наблюдала,
когда мы спорили.</p>

<p>— Я так и знал.</p>

<p>— Да, неужели?! Может, ты не стал бы вредить мне нарочно, но что дальше? Мы не
нравимся друг другу. Я постоянно ожидаю от тебя какого-нибудь подвоха, что бы там
не говорила себе.</p>

<p> Он вскинул бровь, но по поводу нашей антипатии друг к другу спорить не стал.
Урод.</p>

<p>— Научись доверять мне. Ли считает, что мы успеем притереться друг к другу за
год. Уж я-то точно смогу…</p>

<p> Я закатила глаза, потому что знала — парень считал себя вундеркиндом, который
сможет освоить все быстро за это время.</p>

<p> Ладно, возможно, о себе я была такого же мнения, но считала, что у меня все по-
другому. Я не вела себя, как сволочь без причины и только в отношении одного
человека.</p>

<p> — …Так что нам нужно сработаться, и сделать это как можно скорее. Ты
колеблешься, потому что не доверяешь мне из-за того идиота, с которым каталась до
меня. Как нам это исправить? Чего ты хочешь от меня? Что я, по-твоему, должен
делать, чтобы у нас все получилось?</p>

<p> На этот раз настала моя очередь моргать. Да кем, черт возьми, он себя возомнил?
«Чего ты хочешь от меня»? Какого хрена? И почему он упомянул Пола?</p>

<p>Должно быть, Иван понял, что застал меня врасплох, потому что тяжело
вздохнул.</p>

<p>— У меня нет на это времени.</p>

<p> Боже.</p>

<p>— У меня тоже, — я не стала произносить «мудло», хотя подумала об этом. —


Слушай, я не знаю. Говорила тебе уже, что умом понимаю: ты не уронишь меня нарочно,
но все равно не могу тебе доверять. Еще неделю назад я бы не доверила тебе и свой
мизинец. Так что не знаю, как это исправить.</p>

<p> Парень моргнул.</p>

<p>— Ты не первый новый партнер в моей карьере, и это всего на год, поэтому давай
уже разберемся с этой ерундой. Хочешь, чтобы я дал тебе свое слово?</p>

<p>— Заметь, ты не сказал, что поймал бы меня, если бы я доверилась тебе.</p>

<p>— А я и не поймал бы.</p>

<p> Видите? <emphasis>Кто бы сомневался!</emphasis></p>

<p>— В любом случае, что было, то прошло, Пончик. Даю слово, что не позволю тебе
намеренно пострадать.</p>

<p> Я чуть не засмеялась.</p>


<p>— Твое слово? А может вспомним все остальные слова, которые ты говорил мне за
эти годы?</p>

<p> Луков сжал зубы, отчего его идеально вылепленные черты напряглись, и
притих.</p>

<p>— Вот и я о том же.</p>

<p>— Что ты хочешь, чтобы я сделал? Ли спросит, что я предпринял, чтобы решить
проблему, и мне хочется ответить ей, что мы поладили. Вот и скажи, что мне сделать?
</p>

<p> Сказать ему?</p>

<p> Я скользнула взглядом в сторону, прежде чем вновь посмотреть на Ивана.</p>

<p>— Попробуй сказать мне что-нибудь гадкое, как ты это умеешь.</p>

<p> Парень даже не колебался.</p>

<p>— Нет.</p>

<p> И я бы рассмеялась, если бы на его месте оказался кто-то другой.</p>

<p>— Вот видишь. У кого теперь проблемы с доверием, придурок? — я покачала головой.
— Не переживай. Я смогу справиться. Все будет в порядке. Мне это нужно больше, чем
тебе. Я разберусь, и все будет хорошо.</p>

<p> Это было необходимо.</p>

<p>— Ладно.</p>

<p> Я снова посмотрела вниз и, наконец-то, закончила завязывать шнурки перед тем,
как встать на ноги. Боже, мне действительно стоило приложить лёд к животу. Может
даже принять ледяную ванну. Опять. Блядь.</p>

<p>Расправив плечи, я взглянула на Ивана, который к этому времени уже сошёл с мата
и обувал нечто, похожее на домашние тапочки.</p>

<p> Ой, без разницы. Мне уже не терпелось вернуться домой.</p>

<p> Я сделала шаг к двери и остановилась. Теперь мы стали партнерами. Пусть и на


год. Так что можно было попробовать вести себя дружелюбно. Мне даже хотелось этого
в какой-то степени. Поэтому оглянувшись через плечо, я крикнула:</p>

<p>— Увидимся.</p>

<p> Но не добавила в конце его имя, чтобы он не думал, будто все так легко.</p>

<p> Я подождала пару секунд, и не получив ответа, направилась к двери, подумав про
себя, что мне плевать на его хамство. А на что я надеялась? Что Луков вдруг станет
добрее? Все было и так понятно.</p>

<p> Он уже подтвердил это. Один год. Время, которое мы проведем вместе.</p>

<p>Но все же Иван хотел поговорить со мной о том, что случилось, чтобы мы могли
вместе все исправить.</p>
<p> По крайней мере, парень тоже был заинтересован в нашем соглашении.</p>

<p>Доверяла ли я ему? Черт, нет. Во всяком случае, недостаточно. Но разве это имело
значение?</p>

<p> Подтянув трико, которое сползло во время тренировки, я размяла плечи и втянула
живот, чтобы понять, насколько сильной была боль. Стоило по пути зайти в магазин и
купить два мешка льда. Ледяные ванны оказались той еще пыткой, и я их ненавидела,
но... ощущать боль я все же ненавидела гораздо больше. Мне просто нужно было
пересилить себя и справиться с этим.</p>

<p> Хотя при одной мысли о ванне со льдом мое тело начинало ныть.</p>

<p>Дрожь пробежала по моей спине, и я почувствовала себя тряпкой, минуя коридор


настолько быстро, насколько могла. Чем скорее окажусь дома, тем лучше. Я все еще
успевала на вечерний просмотр фильма с мамой и Беном.</p>

<p>Этим утром, пока мы с Иваном катались, на нас никто не обращал внимания, но,
думаю, только потому, что по утрам все обычно были слишком сосредоточены на себе,
вместо того, чтобы смотреть по сторонам. А вот на тренировке после обеда собиралась
уже совсем другая публика. Как раз-таки они и являлись любителями
посплетничать.</p>

<p> И если бы я уже не рассказала маме о партнёрстве, она бы точно узнала об этом
от кого-то из них.</p>

<p> Мне не хотелось заранее сообщать о соглашении своим братьям или сестрам,
главным образом потому, что мне нравились их истерики. Это так меня забавляло. Я
была просто счастлива, что им не все равно.</p>

<p>Продолжая разминать плечи, я повернулась к другому залу и остановилась. Потому


что дальше по коридору у дверей находились две фигуры: одну из них я знала слишком
хорошо, а с другой была просто знакома. Там стояли Галина и девушка, на которую она
меня заменила, и по языку тела моего бывшего тренера я могла точно сказать, что
Лина была раздражена. За прошедшие годы я много раз выводила ее из себя, так что
точно знала, как она при этом выглядела.</p>

<p>По тому, как её ученица терла свои щеки, я поняла, что та плакала.</p>

<p> Галина никогда не доводила меня до слез, но я видела, как она делает это с
другими подопечными, которые не выполняли её требования.</p>

<p> Продолжая идти по коридору, я жалела, что не взяла с собой свою сумку, чтобы
надеть наушники и притвориться, будто ничего не слышу. Мне пришлось наблюдать и
слушать, как Галина разговаривает со своей ученицей тихим голосом, но я уловила
лишь обрывки ее речи с русским акцентом. Что-то об ожиданиях, целях и
стремлениях.</p>

<p> Я, вероятно, прошла половину пути, когда они обе обернулись, чтобы посмотреть
на меня.</p>

<p>— <emphasis>Yozhik</emphasis>, — кивнув, поприветствовала меня мой бывший


тренер.</p>

<p>— Галина, — ответила я ей, прежде чем перевести взгляд на девушку и кивнуть ей в
точности, как и тренеру. — Латаша.</p>

<p>— Привет, — поздоровалась со мной девушка, склонив голову и глядя в сторону.


Возможно для того, чтобы скрыть от меня глаза, дабы я не догадалась, как она
расстроена тем, что ее отчитывают за ошибки.</p>

<p> Латаша не могла знать, что мне было все равно, а я не собиралась объяснять ей
это.</p>

<p>— Поздравляю с новым партнером, — сказала Галина. — Счастлива за тебя. Я была


уверена, что это всего лишь вопрос времени.</p>

<p> Я чуть не споткнулась.</p>

<p> Она была счастлива и уверена? В чем уверена?</p>

<p>— Ваш с Иваном тройной Лутц будет отлично смотреться на льду, — продолжала
женщина, и, взглянув на неё, я поняла, что возможно совсем не знала Лину.</p>

<p> Откуда, черт возьми, все эти комплименты и зачем они?</p>

<p>— Сколько раз ты его отработала? — задала Галина бессмысленный вопрос, потому
как она-то прекрасно знала, сколько времени я трудилась над этим прыжком. Лина при
этом присутствовала. А еще знала обо всех видео, которые снимала моя мать, чтобы я
могла разобраться со своими ошибками.</p>

<p> Можно было и не уточнять, зачем бывший тренер спрашивала меня о таком. Мы
тренировались вместе слишком долго, чтобы я чётко понимала, как работает ее мозг и
какова ее цель. Это представление разыгрывалось специально для Латаши.</p>

<p>— Пять тысяч раз? — я пожала плечами, потому что могла только предполагать.
Цифры никогда не были моей сильной стороной, и я потеряла счет этим попыткам через
какое-то время.</p>

<p>— Ты плакала, разучивая его?</p>

<p> Галина прекрасно знала, что я никогда не плакала, но я не собиралась лгать в


попытке смягчить ответ для и так уже расстроенной девушки. Поэтому лишь
отрицательно покачала головой, потому что слова могли ранить. И попыталась сменить
тему до того, как Галина начала расспрашивать меня о том, что еще сильнее огорчило
бы Латашу. — Лина, мы можем поболтать наедине?</p>

<p>Пожилая женщина склонила голову набок, как будто обдумывала мой вопрос, а затем
решительно кивнула мне.</p>

<p> Я прошла немного дальше по коридору. Тренер последовала за мной и остановилась


в тот же момент, что и я. И я не стала ходить вокруг да около.</p>

<p>— Что Нэнси Ли спрашивала обо мне?</p>

<p> Выражение лица женщины не изменилось, как будто она не удивилась этому вопросу.
Я не поразила её. Галина знала, что у меня никогда не было проблем со
стеснительностью.</p>

<p>— Считала ли я, что ты закончила спортивную карьеру. Вот, что Ли спрашивала.</p>

<p> Я моргнула.</p>

<p>— Слушала ли ты тренера. Усердно ли тренировалась. Планировала ли я снова


тренировать тебя, — продолжала женщина. Ее жесткое как сталь лицо было
сосредоточено на мне. — Я ответила утвердительно на все ее вопросы. Сказала ей, что
тебе необходим партнер. Что ты имела все качества для продолжения спортивной
карьеры. И что это было моим решением — не следовать за тобой в парное катание. Я
объяснила ей, что ты лучшая из всех моих учеников…</p>

<p> Я снова округлила глаза.</p>

<p>— Ты слишком много времени тратишь на размышления, <emphasis>Yozhik</emphasis>.


Слишком сильно беспокоишься. И тебе это известно. Я рассказала ей о твоих проблемах
с концентрацией. «Никто не заслуживает такого шанса больше, чем Жасмин», ответила я
Нэнси, — взгляд бывшего тренера был устремлен на меня, когда она закончила речь. —
Я также напомнила ей, что вы с Иваном убьете друг друга, если будете слишком много
говорить.</p>

<p> Она...</p>

<p>— Не благодари. Надеюсь, ты меня не подведешь.</p>

<p> Она…</p>

<p> Я сглотнула. Но прежде чем успела промолвить хоть слово, Галина дала мне
подзатыльник, как и тысячу раз в прошлом, и пробормотала:</p>

<p>— Мне некогда. Поговорим позже.</p>

<p><strong>Глава 6</strong></p><empty-line /><p>Мы с Иваном тренировались вместе


уже на протяжении трёх дней, когда во время разминки перед дневной тренировкой на
мой телефон посыпались сообщения. Я приехала в КИЛ позже, чем обычно, и направилась
прямиком в тренировочный зал, благодаря Бога за то, что успела переодеться перед
тем, как покинуть закусочную. Потому что вспомнила о том, что трафик в обеденное
время крайне загруженный, только обратив внимание на часы. Я почти закончила с
растяжкой тазобедренного сустава, когда мой телефон звякнул из кармана сумки. Я
вытащила мобильный и сразу же рассмеялась, не собираясь отвечать на сообщение.</p>

<p><strong><emphasis>ДжоДжо:</emphasis></strong><emphasis> КАКОГО ХРЕНА, ЖАСМИН??!


</emphasis></p>

<p> Достаточно легко было догадаться, отчего так зол мой брат. Это был лишь вопрос
времени, когда ему стало бы все известно. Среди моих родных затруднительно было
хранить тайны, и единственная причина, по которой мама и Бен — кроме нее только он
знал о моих тренировках — держали язык за зубами, так как оба согласились, что
будет очень забавно подразнить моих братьев и сестер, не сказав им ни слова. Пусть
выяснят сами, через что я прошла, чтобы вновь участвовать в соревнованиях.</p>

<p> Жизнь состояла из мелочей.</p>

<p>Так что я положила телефон обратно в сумку и продолжила растягиваться, не


удосужившись ответить, потому что игнорировать Джонатана — это словно махать
красной тряпкой перед быком. От этого он становился еще более раздражённым.</p>

<p> Двадцать минут спустя я вытащила свой телефон и не удивилась ещё большему
количеству полученных сообщений.</p>

<p> <strong><emphasis>ДжоДжо:</emphasis></strong><emphasis> ПОЧЕМУ ТЫ НЕ СКАЗАЛА


МНЕ?</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>ДжоДжо:</emphasis></strong><emphasis> КАК ТЫ МОГЛА ТАК СО МНОЙ


ПОСТУПИТЬ?</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>ДжоДжо:</emphasis></strong><emphasis> ВСЕ ЗНАЛИ И МОЛЧАЛИ??!


</emphasis></p>
<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>Тали:</emphasis></strong><emphasis> Что
случилось? О чем она тебе не сказала?</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>Тали:</emphasis></strong><emphasis> Боже


мой, Жасмин, ты что, залетела?</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>Тали:</emphasis></strong><emphasis>
Клянусь Богом, если ты залетела, я надаю тебе по заднице! У нас с тобой ведь сто
лет назад был разговор о контрацепции.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Себ:</emphasis></strong><emphasis> Жасмин беременна?


</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>Руби:</emphasis></strong><emphasis> Она


не беременна.</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>Руби:</emphasis></strong><emphasis> Что


случилось, ДжоДжо?</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>ДжоДжо:</emphasis></strong><emphasis>
МАМА, ТЫ ЗНАЛА ОБ ЭТОМ?</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>Тали:</emphasis></strong><emphasis>
Можешь уже сказать в чем дело?</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>ДжоДжо:</emphasis></strong><emphasis> У
ЖАСМИН НОВЫЙ ПАРТНЕР. ИВАН ЛУКОВ.</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>ДжоДжо:</emphasis></strong><emphasis> И
узнал я об этом из Инстаграма. Кто-то из КИЛ выложил их фотку в одном из
тренировочных залов. Они выполняли поддержку.</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>ДжоДжо:</emphasis></strong><emphasis>
Жасмин, клянусь Богом, тебе лучше объяснить все прямо сейчас.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Тали:</emphasis></strong><emphasis> СЕРЬЕЗНО? ЭТО ПРАВДА?


</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Тали:</emphasis></strong><emphasis> ЖАСМИН</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Тали:</emphasis></strong><emphasis> ЖАСМИН</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Тали:</emphasis></strong><emphasis> ЖАСМИН</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>ДжоДжо:</emphasis></strong><emphasis> Сейчас залезу на сайт


Лукова, чтобы точно убедиться.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Руби:</emphasis></strong><emphasis> Я только что набрала маме,


но она не берет трубку.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Тали:</emphasis></strong><emphasis> Да она знала обо всем.


Вопрос, КТО ЕЩЕ ЗНАЛ?</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Себ:</emphasis></strong><emphasis> Уж точно не я. И хватит уже


строчить «ЖАСМИН» по сто раз. Бесит. Она нашла партнера. Умница, Жас. Рад за
тебя.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>ДжоДжо:</emphasis></strong><emphasis> ^^ вот ты
кайфоломщик.</emphasis></p>
<p><strong><emphasis>Себ:</emphasis></strong><emphasis> Нет, я просто не закатываю
истерику только из-за того, что у нее новый партнер.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>ДжоДжо:</emphasis></strong><emphasis> ОНА НЕ СКАЗАЛА НАМ!


Какой смысл быть семьёй, если мы узнаем новости позже всех остальных?
</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>ДжоДжо:</emphasis></strong><emphasis> Я УЗНАЛ ИЗ
ИНСТАГРАМА.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Себ:</emphasis></strong><emphasis> Ты ее бесишь. На ее месте,


я бы тоже ни хрена тебе не сказал.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Тали:</emphasis></strong><emphasis> Я погуглила, но ничего не


нашла.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>ДжоДжо:</emphasis></strong><emphasis> ЖАСМИН</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Тали:</emphasis></strong><emphasis> ЖАСМИН</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>ДжоДжо:</emphasis></strong><emphasis> ЖАСМИН</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Тали:</emphasis></strong><emphasis> ЖАСМИН</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Тали:</emphasis></strong><emphasis> Давай рассказывай, или я


сегодня же приеду к маме.</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>Себ:</emphasis></strong><emphasis>
Бесите оба. Отключаю звук до конца рабочего дня.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>ДжоДжо:</emphasis></strong><emphasis> Зануда.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Тали:</emphasis></strong><emphasis> Зануда.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>ДжоДжо:</emphasis></strong><emphasis> Чтоб у тебя член отсох!


</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Тали:</emphasis></strong><emphasis> Во-во.</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Себ:</emphasis></strong><emphasis>
Отвалите.</emphasis></p><empty-line /><p>Улыбнувшись, я медленно перечитала
сообщения, поочередно растирая запястья ладонями. Можно было не переживать насчет
букв с указанием сторон, которые я наносила каждый день водостойкими маркерами. Они
точно оставались на своих местах. Все же я не настолько сильно терла руки. В любом
случае, пройдут месяцы, прежде чем их можно будет отмыть полностью. Я уже хотела
попробовать ориентироваться по пальцам рук, чтобы не задумываться, где какая
сторона, но это могло занять больше времени, так что цветные буквы останутся на
моей коже... какое-то время.</p>

<p> Мне пришлось напечатать ответ, так как, зная своих родственников, если этого не
сделать, в ближайшее время в чате меня ожидала бы бесконечная череда
<emphasis>«ЖАСМИН»</emphasis>, пока братья и сестры не добились бы от меня хотя бы
слова.</p>

<p> Но это не означало, что в моем сообщении должны были содержаться объяснения и
оправдания.</p>

<p> <strong><emphasis>Жасмин:</emphasis></strong><emphasis> Иван Луков? Это вообще


кто?</emphasis></p>

<p>— Чему это ты там так улыбаешься, Пончик?</p>

<p> На секунду у меня напряглись плечи, прежде чем я напомнила себе, что этот идиот
не стоит моих испорченных нервов. По крайней мере, не стоит показывать ему свою
реакцию. Он этого не заслуживал. Положив телефон рядом с коленом, я оглянулась и
поняла, что тренера Ли нет в комнате. Ха. Я наклонилась вперед с прямой спиной,
согнув в коленях ноги, а стопы, прижав друг к другу. И даже не смотрела в сторону
Ивана, когда парень по какой-то непонятной причине опустился рядом.</p>

<p>— Просто рассматривала фотки, где ты голый, — я согнулась еще больше, продвигая
ладони вперед, пока мое лицо не зависло всего в нескольких сантиметрах от пола. —
Хотела посмеяться и поднять себе настроение.</p>

<p> Его «Хмм» заставило меня улыбнуться, и, к счастью, он этого не увидел.</p>

<p>— А знаешь, на что я смотрю, когда хочу поднять себе настроение?</p>

<p>Ухмылка на моем лице сразу же исчезла. Но я не удостоила ответом его идиотский


комментарий.</p>

<p> — На то видео, где ты выступаешь вместе со своим партнером «кислая мина», —


ответил Луков на свой же вопрос. Козел.</p>

<p>Я немного повернула голову в сторону, чтобы понять, где он конкретно


находится.</p>

<p>— А у меня есть видео, на котором видно, как ты шлепнулся, исполняя


Тодес<sup>16</sup> на Кубке России в прошлом году.</p>

<p>Луков попытался скрыть раздражение, но я его сразу распознала. И не смогла не


усмехнуться. Вновь наклонившись вперед, я поделилась своей улыбкой с ковриком для
йоги. Но было очевидно, что после моего выпада Иван не даст мне спуску.</p>

<p>— Небось сидела дома и смотрела в прямом эфире?</p>

<p> Я повернула голову, чтобы взглянуть на него. Он сидел в нескольких футах от


меня с вытянутыми вперёд ногами. А его голова была повернута ко мне. Конечно, как
всегда. Он всегда, блядь, смотрел на меня, пытаясь увидеть мою реакцию.</p>

<p>— Угадал. Они подарили тебе что-нибудь за то, что ты занял четвёртое место в тот
день или...?</p>

<p> Иван не пропускал ни одного «удара».</p>

<p>— А у них ничего не оказалось в наличии. Организаторы сказали что-то о том, что
у них закончились ленточки, после того, как ты перешла в парное катание.</p>

<p> Я моргнула.</p>

<p> Иван моргнул в ответ.</p>

<p> <emphasis>Успокойся. Успокойся. Успокойся.</emphasis></p>

<p> — Вечно вторая, — пробормотал парень.</p>

<p>— Этот сезон коротким не будет, — прошептала я скорее себе, но чтобы он тоже
услышал. А почему бы и нет?</p>
<p>Луков самодовольно ухмыльнулся, от этого у меня сразу зачесались руки.</p>

<p>— Буду считать дни, Пончик. Поверь мне. Один год, и, вероятно, мне придется
заплатить кому-нибудь, чтобы он стал твоим партнёром, лишь бы избавиться от
тебя.</p>

<p> На секунду в моей груди защемило от боли, прежде чем я подавила это чувство.
Один год. Я это знала. И он это знал. У нас был уговор. Так что для меня это не
должно стать неожиданностью.</p>

<p>— Что ж… Через год я вытащу куклу Вуду обратно из коробки и продолжу втыкать
иглы в твое черное сердце.</p>

<p> Иван прикрыл глаза.</p>

<p>— А я свою и не убирал.</p>

<p>— Надеюсь, у тебя выпадут все волосы.</p>

<p> Он моргнул.</p>

<p>— А я надеюсь...</p>

<p>— Да что не так с вами обоими?! — зашипела тренер Ли позади нас.</p>

<p> Я склонила голову в сторону чуть сильнее, чтобы увидеть, как она с шокированным
лицом покачивала головой, стоя между нами и наблюдая за нашей перепалкой.</p>

<p>— Я опоздала всего на несколько минут, а вы... — женщина прикрыла глаза и вновь
покачала головой, прежде чем посмотреть на нас. — Знаете, что? Не обращайте на меня
внимание. Я говорила вам не ругаться друг с другом во время занятий, но можете
делать все, что хотите, пока мы не тренируемся.</p>

<p> Ни один из нас с Иваном не сказал ни слова, но мы встретились глазами.</p>

<p> Я произнесла еле слышно:</p>

<p>— <emphasis>Ты отстой.</emphasis></p>

<p> И он прошептал в ответ своими бледно-розовыми губами:</p>

<p>— <emphasis>А ты еще больший отстой.</emphasis></p>

<p> Раздался еще один смиренный вздох.</p>

<p>— Я все вижу. И могу читать по вашим губам.</p>

<p> Мне не хотелось игнорировать просьбы тренера Ли, но я пообещала ей лишь то, что
не буду ругаться вслух. Так что даже не переживала, когда снова беззвучно ответила
Ивану.</p>

<p>— <emphasis>Иди на хер.</emphasis></p>

<p> Парень ткнул языком внутреннюю сторону щеки, а затем открыл свой рот.</p>

<p>— <emphasis>Когда пошел, тебя там нашел.</emphasis></p>

<p>— Мы должны сделать все, чтобы партнёрство сработало, помните? — подчеркнула


тренер Ли, очевидно, все еще наблюдая за нами.</p>

<p>Мы с Иваном посмотрели друг на друга и пробормотали:</p>

<p>— Ага.</p><empty-line /><p>***</p><empty-line /><p>Как бы мы ни старались, наши


движения сопровождались одними и теми же выкриками.</p>

<p> Я не собиралась принимать их близко к сердцу, но…</p>

<p> Проклятье.</p>

<p> Мое терпение было на исходе.</p>

<p> — Еще раз!</p>

<p> — Еще раз!</p>

<p> — Еще раз!</p>

<p> — Нет! Еще раз!</p>

<p> Если бы я больше никогда в жизни не услышала словосочетание «еще раз» — это
было бы прекрасно. Просто охренеть как прекрасно. Потому что начинать все с нуля
внезапно оказалось той еще занозой в заднице.</p>

<p> В основном из-за того, что рядом находился Иван, который, как мне показалось,
тоже становился раздражённым.</p>

<p>Когда тренер Ли откинула голову назад и вздохнула в потолок, то, наконец,


сменила пластинку.</p>

<p>— Хорошо, на сегодня все. Ваша скорость перестала расти полчаса назад и быстрее
вы двигаться не сможете. Мы тратим время впустую. Лучше уже не станет, — она
окинула нас обвиняющим взглядом, будто не понимала, почему у нас закончились
силы.</p>

<p> Я отвыкла от жестких нагрузок. Мне не приходилось столько тренироваться с тех


пор, как я впервые встала в пару с кретином Полом четыре года назад.</p>

<p> Твою ж мать!</p>

<p> Несмотря на ледяные ванны, которые я принимала каждый вечер последней недели,
все равно болела каждая частичка тела. Ребра. Весь живот. Плечи. Запястья. Ноги.
Спина.</p>

<p>Единственное, что не болело, так это моя задница, но только потому, что ягодицы
привыкли к падениям. По крайней мере, одна сторона, на которую я приземлялась
регулярно. Могу сказать почти со стопроцентной уверенностью, что «убила» эту самую
половинку, когда в прошлом отрабатывала «Три Эль».</p>

<p> Мне приходилось прикладывать лед к пояснице по несколько раз в день, наносить
ледяной спрей на колени и бедра... да на все тело, если быть честной. Понятно, что
это был лишь вопрос времени, пока мое тело снова не привыкнет к нагрузкам. Ну, во
всяком случае я надеялась на это. Невыносимые нагрузки являлись той самой причиной,
по которой молодые девушки бросали фигурное катание еще до того, как успевали
перейти во взрослый разряд. Способность вашего тела быстро восстанавливаться
уменьшалась с каждым годом, а тот факт, что за двадцать шесть лет я нанесла своему
организму больше вреда, чем большинство обычных людей, абсолютно не
обнадеживал.</p>
<p> Кончиками пальцев Нэнси Ли потерла переносицу, и, вздохнув, сказала тихим
голосом:</p>

<p>— Давайте до обеда обсудим несколько моментов, пока у нас есть на это время.</p>

<p> Она была в плохом настроении или..?</p>

<p>— Встретимся в офисе через пятнадцать минут, — крикнула тренер и, раздраженно


вздохнув, ушла.</p>

<p>Да, похоже, мне не показалось.</p>

<p> Нет, нет, я не думала, что наша тренировка была настолько плоха. Конечно, она
прошла не идеально, однако и совсем уж отвратительной её тоже назвать было нельзя.
С каждым днем у нас с Иваном получалось все лучше.</p>

<p> Поведение Лукова не изменилось, впрочем как и мое. Мы общались друг с другом,
если только обсуждали что-то с тренером. И даже уже не спорили, когда Ли давала нам
инструктаж, или когда один из нас указывал другому на ошибки...</p>

<p> Мне требовалось огромное количество усилий, чтобы смолчать. Как и ему. В этом я
была уверена.</p>

<p> В общем, мы перестали ругаться. По большей части потому, что нам пришлось это
сделать.</p>

<p> Да и тренер больше не оставляла нас одних.</p>

<p>— Ну, ладно, — пробормотала я самой себе, потирая бедро ладонью, чтобы облегчить
боль после Либелы<sup>17</sup>, которую тренировала все утро — то самое вращение,
где тело находилось в горизонтальном положении, стоя на одной ноге и с изогнутой
назад спиной, а лезвие другой, свободной ноги было притянуто руками к затылку. В
шестнадцать лет Либела давалась мне гораздо легче. Сейчас же... она шла очень
тяжело, и мне казалось, что это полнейшая лажа.</p>

<p> Не дожидаясь Ивана и даже не обернувшись, чтобы посмотреть на то, чем он


занимался, я покатилась к выходу с катка, надела защитные чехлы на лезвия, а затем
отправилась к раздевалкам, чтобы успеть переодеться и зайти в офис. Оставался
реальный шанс, что мне удастся выбраться отсюда пораньше и втиснуть рабочие часы в
свое расписание. Дойдя до шкафчика, я проигнорировала оповещение, мигающее на моем
телефоне, и протерла себя детской салфеткой. Теперь мне приходилось делать это
каждый день, так как на душ времени не оставалось. Я оделась и наложила макияж,
чтобы выглядеть хоть немного приличнее после тяжелой тренировки. К счастью, сборы
заняли всего десять минут.</p>

<p>О чем хотела поговорить тренер, я понятия не имела, но волноваться не


собиралась. О чем бы ни пошел разговор, уверена, что смогла бы со всем
разобраться.</p>

<p>Передвигаясь по трем разным коридорам, которые нужно было пересечь, чтобы


добраться до правой стороны здания, я подошла к главному офису. А затем постучала в
дверь, подождав, пока не услышала знакомый голос тренера Ли:</p>

<p>— Входите!</p>

<p> Войдя внутрь, я обнаружила, что внутри находилась только Нэнси, которая
разговаривала по телефона. Она подняла указательный палец, и я опустилась в
ближайшее к стене кресло.</p>
<p>— Это не то, о чем мы договаривались, — тихо сказала женщина в телефон, ее рука
прикрывала лицо, а голос скорее напоминал шепот.</p>

<p> Черт, не сложно было догадаться, что кому-то требовалось уединение. Покопавшись
в сумке, я достала мобильный и посмотрела на экран. У меня появились новые
сообщения. А точнее, сообщения из «чата номер два»: от папы, ДжоДжо и Руби. Кроме
семейного, был ещё один чат, в котором я находилась. Здесь общались редко, так как
вместо мамы в переписке участвовал отец. Я даже задумалась о том, чтобы
игнорировать сообщения подольше, но голос тренера Ли стал еще тише, поэтому я все
же открыла переписку.</p>

<p> Первое сообщение было от отца.</p>

<p><strong><emphasis>Папа:</emphasis></strong><emphasis> Я купил билеты на


сентябрь.</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>Руби:</emphasis></strong><emphasis> Ух
ты!</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>ДжоДжо:</emphasis></strong><emphasis> На
какие числа?</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>Руби:</emphasis></strong><emphasis>
Можешь остановиться у нас.</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>Папа:</emphasis></strong><emphasis>
Хорошо.</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>Папа:</emphasis></strong><emphasis> С
пятнадцатого по двадцать второе.</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>Руби:</emphasis></strong><emphasis>
Надеюсь, Жасмин будет здесь.</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>Папа:</emphasis></strong><emphasis> Она


куда-то собирается?</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>ДжоДжо:</emphasis></strong><emphasis> У
нее появился новый партнер.</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>Папа:</emphasis></strong><emphasis> А
она разве не ушла из спорта?</emphasis></p>

<p><emphasis> </emphasis><strong><emphasis>ДжоДжо:</emphasis></strong><emphasis>
Нет…</emphasis></p>

<p><strong><emphasis>Руби:</emphasis></strong><emphasis> Жасмин и не собиралась


уходить, папа. Ты ведь знаешь об этом. В сентябре у нее могут быть соревнования. Я
все выясню и скажу тебе.</emphasis></p><empty-line /><p> Отец считал, что моя
спортивная карьера закончилась.</p>

<p> Я покачала головой и выдохнула, прежде чем бросить телефон обратно в сумку.</p>

<p>Он серьёзно думал, что я покончила с фигурным катанием. Ну, еще бы. Папа был бы
только рад. Три месяца назад, когда мы с ним общались в последний раз, я
специально упомянула, что все еще тренируюсь... на что он ответил: «Зачем? У тебя
же больше нет партнера».</p>
<p>— С тобой все в порядке? — спросила тренер Ли, отвлекая меня от мыслей.</p>

<p>Подавив в себе разочарование и горечь, я приподняла голову и кивнула ей.</p>

<p>— Все нормально, — потому что так оно и было.</p>

<p> Женщина вскинула брови. Она выглядела усталой. Гораздо более усталой, чем за
все годы, когда я мимоходом обращала на нее внимание.</p>

<p>— Ну, хорошо, — сказала Ли с очередным вздохом, показавшим мне, что все совсем
наоборот.</p>

<p> И пусть мне не хотелось допытываться, я не могла не уточнить несколько


растерянным голосом:</p>

<p>— А у вас все хорошо?</p>

<p> Глаза женщины от удивления округлились, и она на мгновение отвела взгляд в


сторону. Затем посмотрела на меня и кивнула.</p>

<p>— Да, — солгала она.</p>

<p> Я моргнула.</p>

<p>Нэнси Ли неожиданно вздохнула, прежде чем отрицательно помотать головой.</p>

<p>— Проблемы в личной жизни. Не переживай.</p>

<p> Мда. Уж я-то точно знала, что обычно означает фраза «Не переживай».</p>

<p> Мне не хотелось об этом беспокоиться и поднимать тему проблем в ее личной


жизни, но все же я не была бесчувственной сволочью.</p>

<p>— Мы можем поговорить об этом, — потеребив браслет вокруг запястья, я уставилась


на нее, втайне надеясь, что женщина скажет мне «нет». Уж кто-кто, а я точно была
последним человеком в мире, который мог бы что-то посоветовать, или знать, что
сказать в непростых ситуациях. — Если хотите.</p>

<p> Фырканье тренера и её улыбка застали меня врасплох.</p>

<p>— Ой, Жасмин, ты такая милая, но, честно, все в порядке. У меня все хорошо.</p>

<p> Я? Милая?</p>

<p> Женщина фыркнула снова, улыбнувшись еще шире.</p>

<p>— Не смотри на меня так, будто я тебя оскорбляю. Спасибо, что спросила. Я просто
не ожидала, вот и все, — осторожно объяснила она, потирая лоб ладонью. Затем Ли
приподняла брови. — Давай-ка лучше поговорим о тебе.</p>

<p> Вот черт.</p>

<p>— Ничего серьезного, — добавила она, как будто пыталась сказать, что не хотела
ничего обсуждать, но это оказалась вынужденная мера.</p>

<p> Я кивнула ей.</p>

<p> Ли перестала улыбаться и придвинулась к столу, положив локоть на


столешницу.</p>
<p>— Ну, во-первых, ты уже создала новые учетные записи в социальных сетях?</p>

<p> Чтоб меня.</p>

<p>Конечно же, она должна была начать с этого.</p>

<p>— Нет, — честно ответила я ей, и странное, почти тошнотворное ощущение на


мгновение заполнило мои внутренности, прежде чем у меня получилось взять эмоции под
контроль. Со мной все будет хорошо. Все будет в порядке. — У меня пока не было на
это времени. Создам аккаунты в эти выходные.</p>

<p> Пожилая женщина кивнула, но выражение ее лица казалось странным.</p>

<p>— Могу я спросить тебя кое о чем?</p>

<p> Мне не нравилось, когда люди расспрашивали меня, но ей я отказать не могла.</p>

<p>— Почему ты удалила свои учетные записи в соцсетях? Я была подписана на твой
аккаунт в Инстаграм. У тебя было довольно много подписчиков. Твоя страница на
Фейсбуке тоже являлась довольно популярной, но ты одновременно удалила оба
аккаунта, — продолжала тренер Ли, внимательно наблюдая за мной.</p>

<p> Проклятье.</p>

<p>— Что произошло два года назад? Все произошло так внезапно. Хотя на тот момент
вы с Полом еще катались вместе, — добавила она, как будто я не знала этого. Как
будто это не я просто взяла и удалила свои страницы одним махом. У меня не было
помощника или команды людей, работающих за кулисами моей жизни. Страницы всегда
вела только я. И иногда моя сестра.</p>

<p> Руби помогала мне до тех пор, пока я не сказала ей, что больше не нуждаюсь в ее
помощи. Мне было страшно, что она выяснит в чем дело. Сестра очень переживала,
когда я впервые получила жуткое сообщение. И если бы она увидела остальные, все
стало бы гораздо хуже. Возможно, моя семья никогда не оберегала меня сверх меры, но
они могли бы, если бы появилась такая необходимость. В любом случае, я не стала бы
пользоваться вниманием семьи. У них имелись дела поважнее.</p>

<p> Мне не хотелось говорить об этом тренеру Ли, но...</p>

<p>Нельзя ведь было начинать наше сотрудничество с бессовестной лжи, правильно?</p>

<p> Черт. Я уже знала ответ на вопрос. Просто мне это было не по душе.</p>

<p>— У меня возникла ситуация с… э-м-м... поклонником, — сказала я женщине, морщась


при использовании слова на букву «п», потому что здесь больше подходило выражение
«жуткий преследователь». — Мне было некомфортно, и в итоге я удалила все аккаунты,
так как они отвлекали меня.</p>

<p> Чем больше я говорила, тем сильнее морщила лоб Ли.</p>

<p> Блядь.</p>

<p>— Ты обращалась в полицию? — наконец спросила она, продолжая хмуриться.</p>

<p>— Не было никаких реальных угроз, поэтому полиция ничего не смогла бы сделать, —
честно ответила я, чувствуя себя при этом идиоткой. — Все угрозы присылали только в
сети, — а вот тут я немного солгала. Мои слова считались правдой, когда я впервые
пришла в полицию, но потом ситуация изменилась.</p>
<p>Выражение лица Нэнси не поменялось, но в ее глазах было что-то, из-за чего она
выглядела более задумчивой, чем раньше.</p>

<p>— Скажешь мне, если возникнут проблемы?</p>

<p> Я пожала плечами и заставила себя улыбнуться максимально естественно.</p>

<p> Морщины на лбу Ли немного разгладились, а уголки губ слегка дернулись.</p>

<p>— Я ценю, что ты не лжешь. По крайней мере, держи меня в курсе, если что-то
пойдет не так. Я бы предпочла, чтобы ты чувствовала себя в комфорте и безопасности,
вместо того, чтобы подвергаться преследованиям, понимаешь?</p>

<p> Я собиралась согласиться с ней, поскольку Нэнси дала понять, что не хотела бы
видеть у меня учетные записи, как та, на которую мне прислали видео. На нем было
видно, как кто-то мастурбирует на опубликованные мною фотографии.</p>

<p> Так что я кивнула тренеру Ли, отвлекаясь от воспоминаний.</p>

<p>Не похоже было, что она мне поверила, но дальше обсуждать этот вопрос Нэнси Ли
не стала.</p>

<p>— Дай мне подумать об этом еще немного, а пока опубликуй что-нибудь связанное с
КИЛ. Раз в день будет достаточно. Убедись только, что фотографии качественные.
Через пару недель начнешь постепенно выкладывать другие фото. Мы тут с Иваном
разговаривали…</p>

<p> Когда, черт возьми, они успевали поговорить? По телефону что ли? Я никогда не
замечала, чтобы они шептались друг с другом.</p>

<p>— …и после того, что ты только что рассказала, думаю, было бы неплохо создать
аккаунт, посвященный вам двоим.</p>

<p> Я моргнула на слове «двоим».</p>

<p>— Для че...? — мы ведь собирались сотрудничать только в этом году. Я снова
моргнула. — Зачем?</p>

<p> Выражение лица тренера почти заставило меня почувствовать себя идиоткой.</p>

<p>— Чем больше у тебя будет фанатов, тем легче будет получить пожертвования,
которые, надеюсь, покроют остальные твои расходы, Жасмин. Если тебе нужна
помощь...</p>

<p> Я скривилась.</p>

<p>— ...Или не нужна, — продолжила женщина, вероятно, увидев гримасу на моем лице,
— тебе стоит подумать о том, чтобы начать вести одну из страниц по сбору средств в
интернете, чтобы покрыть другие расходы.</p>

<p> Хмм. Как будто все сразу стало бы хорошо. Я могла поимённо назвать людей,
которые сделали бы пожертвования, и все они оказались бы моими кровными
родственниками. Я привыкла к этому, но последнее, что мне было нужно, так это
насмешки людей, из-за того, что я никому больше неинтересна.</p>

<p> Нет, блядь, спасибо. Уж лучше стриптиз или продажа органов на черном рынке.</p>

<p> Когда я ничего не ответила, тренер Ли продолжила.</p>


<p>— Также будет неплохо, если вы оба дадите несколько интервью в ближайшем
будущем. Вместе. Я подумала, что нам стоит пригласить парочку журналистов в
комплекс и отснять материал о том, как вы вдвоём тренируетесь. Мы сможем красиво
раскрутить вашу историю. Двое коллег по льду катаются вместе. Будет отлично
выглядеть.</p>

<p> Мы с Иваном даем интервью вместе? Эмм...</p>

<p>— Единым фронтом, так сказать, — продолжала тренер. — Ну что-то наподобие «они
были знакомы давно, а затем начали тренироваться вместе…»</p>

<p> Я чуть не подавилась воздухом.</p>

<p>«Единым фронтом»? «Были знакомы давно»? Вспомнилось одно видео с нами двумя пару
лет назад, которое изначально должно было стать записью практики другого фигуриста.
Но вместо этого на нем оказалась записана я, предлагающая Ивану пойти пососать чей-
нибудь член после того, как он сказал мне, что единственный способ, который помог
бы мне улучшить навыки, лежа на спине (я как раз отрабатывала элемент на ней) — это
родиться заново. Но на видео его реплика не попала. Только то, что сказала я,
потому что моя «удача» всегда была со мной…</p>

<p> Конечно, я не являлась самым умным человеком на земле, но и откровенно глупой


тоже себя не считала. Так что отлично понимала: в голосе и манере говорить тренера
Ли крылось нечто странное. То, что меня настораживало. И в этом моя уверенность
являлась стопроцентной.</p>

<p> Я внимательно посмотрела на нее.</p>

<p>— Вы пытаетесь выставить все так, будто мы встречаемся?</p>

<p> Нэнси на мгновение поджала губы.</p>

<p>— Нет. Не так, будто вы встречаетесь...</p>

<p> Э...</p>

<p>— Скорее... как будто вы очень дружны друг с другом. Как будто уважаете и любите
друг друга...</p>

<p>Боже.</p>

<p>— Чем больше гармонии в отношениях, тем лучше...</p>

<p> Что?</p>

<p>— Это легко скормить фанатам, — закончила она, ее лицо было спокойным и
невозмутимым.</p>

<p> Пустой взгляд, который я послала женщине, видимо, дал ей понять, о чем я
думала, и когда она вскинула брови, никакой реакции от меня не последовало.</p>

<p>— Нам не нужно, чтобы все выглядело так, будто вы едва терпите друг друга. Ты же
понимаешь меня?</p>

<p> Я не сдвинулась с места, но осторожно произнесла:</p>

<p>— Так вы хотите, чтобы мы вели себя, как лучшие друзья?</p>


<p> Нэнси вздохнула точно так же, как это делала Галина, но я не стала заострять на
этом внимание.</p>

<p>— Нет, это не то, о чем я говорила. Уважение и восхищение…</p>

<p>— Но я не восхищаюсь им.</p>

<p> Женщина на мгновение прикрыла глаза, и я была готова поспорить, что в этот
момент она молила о терпении.</p>

<p>— Ты могла бы постараться это сделать.</p>

<p>— Но ведь Иван тоже мной не восхищается.</p>

<p>— Он мог бы подыграть тебе. Это важно, и Иван это понимает. Ведь по факту вы
даже смотреть друг на друга спокойно не можете. Послушай, на льду у тебя особенная
харизма, и я уверена, что она хорошо отразится на хореографии через пару месяцев. С
этим проблем нет. Мы найдем правильные музыкальные композиции, чтобы подпитать вашу
химию. Вы оба отлично справляетесь на тренировках, и я очень горжусь вами…</p>

<p> За что? За то, что не поубивали друг друга? Господи Боже. Так вот до чего
докатилась моя жизнь? Мною гордятся, потому что я держу свой рот закрытым, когда
это необходимо?</p>

<p>— Но вам обоим нужно сдерживаться и за пределами катка, по крайней мере, там,
где другие люди могут увидеть вас... и прочитать по вашим губам, — тренер Ли
скользнула по мне взглядом.</p>

<p> Все, что я могла делать, это сидеть и моргать. В действительности я понимала,
что Ли не просила ничего сверхъестественного. Она просто не хотела, чтобы мы
перегрызли друг другу глотки. Вот и все.</p>

<p>Но оставалась какая-то недосказанность.</p>

<p> Такое чувство, что она просила меня притвориться, будто мы с Иваном влюблены
друг в друга или вроде того. Могу сказать, что я многое испытывала к Ивану, но
слово «любовь» точно не стояло в топе тысячи слов, которые я бы использовала по
отношению к нему.</p>

<p>Уже не раз доказав, что умеет читать язык моего тела и лица, тренер Ли вздохнула
и подарила мне еще одну слабую улыбку.</p>

<p>— Жасмин, я атеист. И не верю в чудеса. Поэтому не прошу вас ни о чем, на что вы
оба не были бы способны.</p>

<p> Мое молчание затягивалось. Я была дурой, раз не подумала об этом заранее.
Серьезно. Стоило себе в этом признаться. Почему, черт возьми, я не вспомнила о том,
что нам придется надевать «штанишки хорошего поведения» на публике? Даже не
знаю.</p>

<p> Из меня всегда получалась плохая актриса. Потому что я ненавидела ложь.</p>

<p>А еще больше ненавидела тот факт, что вообще пришлось начать этот разговор.</p>

<p> Сильно надавив на висок указательным и средним пальцами, я испустила медленный


вдох, который был совсем мне не свойственен. Вопрос повис в воздухе, и пусть я не
хотела знать ответ, его все же пришлось задать.</p>

<p>— Неужели моя репутация настолько плоха, что мы должны это делать?</p>
<p>— Никто не отрицает, что ты спортсмен мирового класса, Жасмин…</p>

<p> Начинается.</p>

<p>— …Но есть кое-что в прошлом, что нам хотелось бы исправить, и что пошло бы нам
на пользу. Ты ведь понимаешь?</p>

<p> Именно эта часть разговора оказалась самой отвратительной. И я все понимала.
Прекрасно понимала.</p>

<p> Моя репутация была настолько плоха, что люди полагали, будто единственный
способ спасти ее — сделать эту «куклу» из мира фигурного катания моим другом. Раз я
нравилась Ивану, то и всем остальным тоже должна. Потому что если этого не
произойдет, то со мной явно что-то не так.</p>

<p>Со мной все было в порядке. Я могла сама за себя постоять. Я даже вступалась за
других людей. Не обращала внимания на чужие сплетни. Что не так-то? Даже мой брат
Джонатан однажды сказал мне, что если бы я родилась мужчиной, никто бы не думал
дважды. Люди бы сразу решили, что я какой-то там герой-мудак с золотым сердцем.</p>

<p>— Тебе не придется делать что-то из ряда вон выходящее, — выражение лица тренера
словно говорило, что если я справлюсь, то в накладе никто не останется. Так что я
все поняла. — Просто будьте более дружелюбны друг с другом. Станьте командой.
Ругайтесь только тогда, когда вас никто не видит и не слышит.</p>

<p> Скрип двери не позволил мне ответить. Сначала из щели в дверном проеме
выглянула темная голова, а затем показалось лицо, с которым я виделась все чаще и
чаще.</p>

<p>— Мне пришлось подписать несколько автографов, — извинился Иван, прежде чем
войти внутрь и закрыть за собой дверь, а затем остановился и посмотрел на нас так,
будто не знал, что и думать.</p>

<p>Конечно, где ж еще ему раздавать автографы, как не в здании, в котором он


постоянно тренируется.</p>

<p>И только потому, что тренер Ли находилась с нами в комнате, я не стала открывать
рот и с сарказмом рассуждать о том, что Луков наверняка платит людям, чтобы те
просили его автограф.</p>

<p> Мне удалось выбросить это из головы и сосредоточиться на словах Ли.</p>

<p>— Ты знал об этом? — спросила я Ивана. Мой голос прозвучал странно и даже
показался мне самой немного хриплым.</p>

<p> Напряженный взгляд голубых глаз прошелся по тренеру Ли, а затем перескочил на
меня, чтобы потом вновь вернуться к ней. А после Иван ответил мне, хмурясь по
какой-то причине.</p>

<p>— О чем именно?</p>

<p>— Что мы должны вести себя так, будто встречаемся, — огрызнулась я, глядя на
тренера Ли, которая смотрела на меня укоризненно, словно я перегнула палку.</p>

<p>— Я не говорила о том, чтобы вы вели себя так, будто встреча... — начала она
объяснять, прежде чем Иван перебил ее.</p>

<p>— Мы должны вести себя как пара? — Иван продолжал стоять, его взгляд скакал
между мной и Нэнси настолько быстро, что мне стало ясно: он ничего не знал. Его
хмурое лицо так же подтверждало это.</p>

<p>— Ну, ладно, скорее как лучшие друзья, — где-то в глубине души я понимала, что
раздуваю из мухи слона, изображая королеву драмы... но в то же время меня это не
сильно заботило.</p>

<p>— Нет. Даже не как лучшие друзья, а хотя бы просто как друзья, — попыталась
уточнить женщина.</p>

<p>— Которые уважают и восхищаются друг другом, — пробормотала я.</p>

<p> Иван молчал.</p>

<p>— Вам не придется... целоваться... или что-то в этом роде. Просто... будьте
дружелюбнее, улыбайтесь друг другу, не ведите себя так... словно ... думаете, что у
кого-то из вас есть вши, — предложила она, словно это звучало намного лучше. Я
собиралась игнорировать тот факт, что Ли использовала слово «вши», чтобы описать
наше с Иваном общение. Я считала, что Луков — Дьявол или, по крайней мере,
ближайший его родственник… Но мне ни разу в голову не пришло сравнение с
паразитами.</p>

<p>Я смотрела на тренера с приоткрытым ртом, не обращая внимания на Ивана. Мне


хотелось думать, что парень стоял с таким же охреневшим видом. Хотя, по большому
счету, мне было наплевать.</p>

<p> Ли посмотрела на Ивана своим особенным взглядом, и я не знала, как это


понимать. Ее взгляд казался... разочарованным? Злым?</p>

<p>— Вы считаете, что это невозможно?</p>

<p> Иван моргнул.</p>

<p> И я тоже моргнула.</p>

<p>— Это будет полезно для вас обоих, вы же знаете.</p>

<p> А вот это был спорный вопрос.</p>

<p>У меня закружилась голова. Интересно, Луков и с остальными партнершами раньше


вёл себя по-приятельски? Я не припоминала. Мы с Полом нормально общались друг с
другом, но не настолько близко, как другие пары. Однако, я не смотрела на него так,
будто хотела убить. А Иван и его предыдущие партнерши? Я, конечно, не была уверена,
но все же не думала, что они дружили. Хотя опять же, я не уделяла девушкам
достаточно внимания, потому что всегда была сосредоточена только на его
раздражающей персоне.</p>

<p> Искоса я видела, как Иван поднял руку и обхватил ею затылок, но занималась тем,
что следила за выражением лица тренера Ли, которая старалась поймать его
взгляд.</p>

<p> Ее лицо становилось все краснее и краснее... Она, что, пыталась привлечь его
внимание?</p>

<p>— Иван, — медленно и осторожно сказала женщина, и это прозвучало, как еще одно
завуалированное послание.</p>

<p> Парень моргнул. Длинные черные ресницы опустились вниз, и я заметила, как
тяжело вздымалась его грудь.</p>
<p>Что-то подсказывало мне: тут все не так просто. То, как они смотрели друг на
друга... это точно что-то значило, но...</p>

<p>— Почему бы и нет? — неожиданно фыркнул Иван, бросив на меня странный взгляд,
который я чуть не пропустила. Казалось, будто я заставляю его делать то, чего он не
хочет.</p>

<p>— «Почему бы и нет»? — прохрипела я.</p>

<p>Парень кивнул, выглядя взбешенным.</p>

<p>— Да, именно так. Почему бы и нет? Я справлюсь.</p>

<p>— Какого хрена… — я закрыла рот и поджала губы. Думай. Включи мозги, Жасмин. Ты
ведь дала им свое слово.</p>

<p>— Идея, конечно, не лучшая, но мы должны это сделать, — пробормотал он, а затем
посмотрел в мою сторону и поморщился. — Слава Богу, наше соглашение всего лишь на
год, а потом я от тебя избавлюсь.</p>

<p> Козел.</p>

<p> Тренер Ли застонала, но я едва услышала это, так как была сосредоточена на том,
чтобы не произнести «урод» вслух.</p>

<p> Иван вздохнул и задрал голову к потолку.</p>

<p>— Я смогу изобразить улыбку, — продолжал он, когда я сгорбилась в кресле и


положила локти на подлокотники. — Мне ведь не нужно жениться и заводить с ней
ребенка? Или я что-то пропустил, Ли?</p>

<p> Его фраза заставила меня откинуться назад на сиденье и сесть ровно — так, чтобы
я могла его видеть.</p>

<p>— У нас не было бы совместных детей, даже если бы ты заплатил мне миллион
долларов.</p>

<p>У парня дёрнулась щека, прежде чем черты его лица полностью разгладились.</p>

<p>— А я тебя и не попросил бы. Это ведь совсем не сложно — притвориться. Я смогу
это сделать, — Иван приподнял свои темные брови по крайней мере на полдюйма. — А
ты? Неужели у тебя не получится такая простая вещь? — произнес он. Клянусь, ублюдок
целенаправленно подталкивал меня к дружбе.</p>

<p> И уж если этого было недостаточно, чтобы успокоить меня и привести мои мысли в
порядок, даже и не знаю, что помогло бы. Не было ничего, с чем я не смогла бы
справиться лучше, чем он. Кроме прыжков в четыре оборота, но давайте опустим этот
вопрос. Я не собиралась позволять засранцу думать, что он превосходит меня в чем-
то. Так что постаралась говорить ровно, когда попыталась объяснить.</p>

<p>— Я могу это сделать, но у меня не очень хорошо получается притворяться.</p>

<p> Никто из них не промолвил ни слова.</p>

<p>— Серьезно, — повторила я.</p>

<p> Они просили меня быть милой. Ладно, может, не милой, но... по крайней мере, не
вести себя так, будто я его терпеть не могу. Да, примерно так.</p>
<p>Конечно, я могла с этим справиться. Просто не была уверена, что хочу этого. У
меня никогда не получалось быть хорошей актрисой. Я не видела смысла притворяться,
будто чувствую то, чего на самом деле нет. У меня в жизни и так хватало
проблем.</p>

<p> — Ты не совсем в моем вкусе, если это поможет, — вмешался Иван, вынудив меня
медленно повернуть к нему свою голову. — Однако, я могу смотреть на тебя без
ненависти.</p>

<p> Я моргнула.</p>

<p>— Как мило. Представь, ты тоже не мой идеал.</p>

<p> Он моргнул.</p>

<p> Я моргнула снова.</p>

<p> А затем тренер Ли издала смешок.</p>

<p>— Я рада, что вы не симпатичны друг другу. Итак, мы можем договориться, что вы
будете вести себя дружелюбно на людях? У меня назначено интервью для вас обоих на
следующей неделе.</p>

<p> Иван пожал плечами, когда я уставилась на него, но при этом продолжал сверлить
меня взглядом.</p>

<p>— Я-то справлюсь. Все зависит от того, сможет ли она.</p>

<p> Я уже представила, как год спустя оглядываюсь назад и понимаю, что они провели
меня.</p>

<p>После стольких лет знакомства Иван прекрасно меня изучил. Именно поэтому я и
попала ногой в это дерьмо. Все случилось из-за моей гордости!</p>

<p>— Разумеется я смогу.</p>

<p> И хлопком в ладоши Нэнси дала понять, что все было решено.</p>

<p>— Отлично. Давайте перейдем к следующему моменту. Журнал «Sports Documentated»


предлагает вам украсить собой их обложку, — сказала тренер Ли. Красные полосы от
ногтей на шее выдавали ее нервозность.</p>

<p> А она никогда ни о чем не переживала.</p>

<p> Взглянув на Ивана, я увидела, что тот сидит со скрещенными на груди руками и
смотрит на Ли совершенно невозмутимо... Пока не обратила внимание на его нервное
покачивание ногой.</p>

<p>— Ладно, — медленно ответила я, продолжая наблюдать за парнем, в то время, как


он делал вид, что сосредоточен на разговоре и абсолютно спокоен.</p>

<p> Уж я-то отлично знала этого идиота. Спокойствием здесь и не пахло.</p>

<p>Неловкая улыбка появилась на лице тренера Ли, и это меня напрягло.</p>

<p>— Вдвоем.</p>

<p>Ну уж нет, никаких «вдвоем». Хотя все логично. С чего бы им желать съемки только
со мной, когда рядом ошивается господин «Известные Трусы»? И все же тут было что-то
ещё.</p>

<p> По какой-то причине Ли не торопилась поведать мне остальное.</p>

<p> Поэтому я решила подождать. И ничего не стала говорить, пока смотрела на нее,
ожидая услышать продолжение.</p>

<p> Когда тренер Ли скользнула глазами в направлении Ивана, мои догадки


подтвердились. Ее голос стал выше, чем обычно, когда она произнесла:</p>

<p>— Это специальный выпуск...</p>

<p> Придурок в кресле зашёлся в кашле.</p>

<p>— Самый продаваемый выпуск в году…</p>

<p> Ой.</p>

<p> Ёй.</p>

<p> Я поняла, о чем она.</p>

<p>Но не подавала виду, что знаю, потому что было весело наблюдать, как Нэнси
нервничала и даже немного смущалась, пытаясь уговорить меня на съемку в обнаженном
виде. Женщина не догадывалась, что мне нечего стесняться. Я бы обнажилась где
угодно, если бы пришлось. С самого детства мне приходилось переодеваться перед
разными людьми, когда я находилась на соревнованиях.</p>

<p>— Это была бы отличная реклама для вас обоих…</p>

<p> Я продолжала наблюдать за Ли, напустив на лицо все то же бесстрастное


выражение.</p>

<p>— Это займет всего лишь утро или полдня…</p>

<p> Я медленно кивнула.</p>

<p>— Ну максимум день, — она закончила предложение с улыбкой.</p>

<p> Я моргнула, посмотрев на нее со всей невинностью, на которую была способна.</p>

<p>— Так в чем проблема? — прозвучал мой вопрос непринужденно.</p>

<p> Лицо тренера Ли покраснело, и пристальный взгляд быстро переместился на


Ивана.</p>

<p>— Пончик, ты ведь прекрасно знаешь, о каком выпуске идет речь. Не становись
занозой в заднице, — хмыкнул Иван, покачивая головой.</p>

<p> Опять этот чертов Пончик!</p>

<p> <emphasis>Успокойся. Не обращай внимания.</emphasis></p>

<p>Я бросила на него мягкий взгляд и пожала плечами.</p>

<p>— Извините, — сказала я, сожалея лишь отчасти.</p>

<p> Лицо Нэнси немедленно нахмурилось.</p>


<p>— Так ты поняла, о чем я хотела сказать?</p>

<p>— Я поняла по тому, насколько издалека вы подошли к этому вопросу.</p>

<p>Радостной тренер не стала, но и не разозлилась. Скорее... она была удивлена.</p>

<p>— Значит ты нормально к этому относишься?</p>

<p> Я вновь пожала плечами.</p>

<p>— Они хотят всего лишь сфотографировать меня в коньках, все верно?</p>

<p> Тренер Ли моргнула.</p>

<p>— Да, все правильно.</p>

<p>— Мои интимные места будут скрыты?</p>

<p> Она медленно кивнула, выражение ее лица оставалось тревожным.</p>

<p>— Там будет находиться только обслуживающий персонал?</p>

<p> Женщина снова кивнула.</p>

<p>— Тогда все в порядке, — легко ответила я ей. — Понимаю, что это было бы хорошей
рекламой, — а еще я всегда втайне надеялась, что когда-нибудь меня пригласят на эту
съемку. Это была большая честь для спортсменов — оказаться на обложке такого
журнала.</p>

<p> Тренер Ли подозрительно сузила глаза, и неторопливо произнесла:</p>

<p>— Не пойми меня не правильно, но мне сложно принять то, как легко ты на это
согласилась.</p>

<p>— Я каждый день переодеваюсь в раздевалке на глазах у незнакомых людей, —


сказала я. — Фотографы, сотрудники журнала и служебный персонал лицезрели тела и
похуже, чем у меня. У нас у всех есть гениталии. На мой взгляд, это не проблема. И
не похоже, что кто-нибудь увидит мои соски или что-то еще, — затем я моргнула. —
Вас ведь там не будет?</p>

<p> Иван снова кашлянул, а лицо тренера Ли стало пунцовым. Ее шипение, вероятно,
слышал весь мир, когда она ответила:</p>

<p>— Жасмин... это съемка для двоих. Они хотят, чтобы вы с Иваном снимались
вместе.</p>

<p> Мы с Иваном.</p>

<p> Голые.</p>

<p>— Было бы здорово, если бы вы это сделали, — добавила тренер Ли, пытаясь придать
некоторый энтузиазм своему голосу, как будто это убедило бы меня. — Просто
несколько снимков. Зная вас обоих, вы захотите, чтобы все закончилось
побыстрее.</p>

<p>— Мне придется раздеться перед ним? — большим пальцем руки, я указала на идиота,
который ухмылялся со своего кресла. Даже не стоило смотреть на его лицо, чтобы это
понять. Все и так было ясно.</p>
<p> Женщина кивнула.</p>

<p> Я даже не стала обдумывать предложение.</p>

<p>— Нет.</p>

<p> Смех Ивана, который действовал мне на нервы каждый раз, как я слышала его,
заполнил комнату.</p>

<p>— Всего секунду назад ты сказала, что легко можешь раздеться перед совершенно
незнакомыми людьми.</p>

<p> Я перевела взгляд на придурка во флисовом свитере и темно-синих спортивных


штанах.</p>

<p>— Да, перед незнакомцами. А не перед людьми, которых я вижу каждый день, —
усмехнулась я. — Не перед тобой.</p>

<p>Парень сморщил нос, явно наслаждаясь моей реакцией.</p>

<p>— Ты меня знаешь. А еще знаешь, что можешь доверять мне...</p>

<p> Я рассмеялась.</p>

<p>— Уж точно нет.</p>

<p>— А что ты думаешь, я сделаю? Сфотографирую тебя обнаженной и выложу в интернет?


Серьезно? — Иван закатил глаза.</p>

<p> Да, он был прав, но все же...</p>

<p>— Нет.</p>

<p>— Уверен, что ты тоже не станешь выкладывать фотки, где я голый, — произнес
Луков так, как будто это спасло бы ситуацию.</p>

<p> Я еще раз посмотрела на него.</p>

<p>— Зачем бы мне это делать? Вряд ли твои снимки будут кому-то интересны.</p>

<p> Парень снова закатил глаза и прочистил горло, как обычно, когда не знал, что
ответить. А это означало, что я выиграла.</p>

<p>— Не понимаю, в чем проблема, — сменил Иван тему разговора. — Ли боялась, что ты
скажешь нам «нет», хотя я был уверен, что ты точно ответишь «да». Это же самый
продаваемый выпуск.</p>

<p> Чтоб меня.</p>

<p> Он наклонил голову в сторону и снова окинул меня самодовольным взглядом.</p>

<p>— Мы заключили соглашение.</p>

<p>Проклятье.</p>

<p>— Я знаю, что мы заключили соглашение, — прошипела я, внезапно почувствовав себя


не в своей тарелке.</p>
<p>— Мы должны попасть на обложку.</p>

<p> Мне хотелось поднять руку, чтобы прикрыть глаза, но я не сделала этого. Я бы не
стала. Но, черт. Я перевела взгляд на потолок и выдохнула.</p>

<p>— Ты должна понимать, что я уже видел голых женщин раньше! — весело уточнил
Иван.</p>

<p> Я покачала головой и снова посмотрела вверх. Каким образом, черт возьми, я в
это ввязалась? И как теперь из этого выбраться?</p>

<p> Одно дело, когда кучка девчонок или незнакомцы видели меня в костюме Евы.</p>

<p> Но совсем другое, когда такой меня видел человек, который годами говорил
гадости о моей фигуре.</p>

<p> А затем мне пришлось бы смотреть ему в глаза весь следующий сезон. И
выслушивать всю эту хрень.</p>

<p>Иван был последним человеком на Земле, перед которым я хотела бы показать свою
уязвимость. Это могло стать его главным оружием в противостоянии со мной. И, не дай
Бог, он прокомментировал бы размер моей задницы, когда на мне не будет нижнего
белья. Я, наверняка, попыталась бы оторвать его член.</p>

<p> Но опять же…</p>

<p> Я дала им свое слово. И готова была сделать все, что нужно, чтобы
воспользоваться тем временем, которое у нас будет. И если это означало, что
придется выслушивать гадости о моей маленькой груди, форме пупка или половых губ...
то скажу сразу — его член тоже не останется без внимания.</p>

<p> Сукин сын.</p>

<p>— Так... ты согласна? — спросила тренер Ли с надеждой.</p>

<p> Я все еще разглядывала потолок, потому что реальность причиняла мне боль.</p>

<p>— У меня нет выбора.</p>

<p>— Не смотри так расстроенно. Мы сделаем все по-быстрому. Лицезреть тебя


полностью одетой и так не фонтан, а тут еще голой придется видеть.</p>

<p> Я, не колеблясь, повернулась к Ивану, оторвав глаза от потолка. И, опустив


взгляд, подарила парню зловещую улыбку.</p>

<p>— Я тоже не жажду рассматривать твое барахло.</p>

<p> Придурок подмигнул мне.</p>

<p>— А это не барахло, Пончик. Это достойный рабочий материал.</p>

<p> И я заткнулась.</p>

<p><strong>Глава 7</strong></p>

<p><strong>Весна/Лето</strong></p>

<p><strong>2016</strong></p><empty-line /><p>— Не могла бы ты перестать? — зашипел


на меня Иван, одновременно пихнув под столом мою ногу своим коленом.</p>
<p>— Отстань. Это моя половина, так что держи свои ноги при себе, — я ударила его
коленом в ответ, хотя изначально <emphasis>решила</emphasis>, что буду вести себя
хорошо и переживу следующий час, как чемпион.</p>

<p>Потому что могла.</p>

<p> И хотела.</p>

<p> И наверняка у меня бы получилось. Если бы рядом не сидел этот придурок.</p>

<p>Я не собиралась портить интервью, которое организовала для нас тренер Ли. Уж
если кто и намеревался все испоганить, так это Иван.</p>

<p> Наши тренировки стали проходить с более позитивным настроем, особенно после
того, как Ли попросила нас попытаться стать дружелюбнее друг к другу и придержать
злобные взгляды и речи, пока мы не останемся наедине... или, по крайней мере, вне
пределов слышимости других людей. Она больше не оставляла нас одних, что тоже было
неплохо.</p>

<p> Сегодняшний день оказался тем самым днем, когда мы должны были вести себя
образцово. Я не думала, что это будет проблемой. Мне приходилось сталкиваться с
гораздо худшими моментами в своей жизни.</p>

<p> Но когда Иван решил присесть рядом со мной, мои благие намерения полетели к
чертям. Я уже устроилась на скамейке в комнате отдыха КИЛ, когда появился он. Мы
должны были дождаться журналиста или блоггера, или кого-то там еще, чтобы ответить
на ее вопросы, словно это интервью считалось репетицией перед
<emphasis>официальным</emphasis> объявлением о том, что мы с Иваном теперь катаемся
в паре.</p>

<p> Однако в беседе нам не стоило упоминать, что соглашение о партнёрстве


действовало только один сезон. Об этом меня вчера проинформировала Ли.</p>

<p> <emphasis>Единственные люди, которые должны были знать о сделке — мы


сами.</emphasis></p>

<p> Супер.</p>

<p>Поджав ноги так, чтобы они не касались Исчадья, мне лишь оставалось надеяться,
что журналист не войдет в эту секунду и не застанет перепалку между нами. Оглядев
пустую кухню, я попыталась не обращать внимания на тепло, исходящее от тела Ивана,
которое чувствовалось даже на расстоянии.</p>

<p> А затем нижней частью бедра ублюдок врезался в мое колено.


<emphasis>Снова</emphasis>.</p>

<p>— Почему ты меня пихаешь? — прошептала я, едва шевеля губами и продолжая следить
за входом, при этом стараясь не смотреть на парня, потому что не доверяла самой
себе.</p>

<p>— Это ты касаешься меня, — ответил умник, хотя единственным, кто двигался в этой
комнате, был он.</p>

<p> Я все ещё изучала дверь.</p>

<p>— Почему ты уселся рядом со мной?</p>

<p>— Потому что могу.</p>


<p>— Ты слишком близко.</p>

<p>— Раньше ты не жаловалась.</p>

<p> Я искоса посмотрела на него.</p>

<p>— Потому что мы тренировались. Пойди и сядь вон туда. От меня подальше.</p>

<p> Иван взглянул на меня своими жуткими голубыми глазами и ответил:</p>

<p>— Нет.</p>

<p>Я моргнула, а он моргнул в ответ.</p>

<p> Засранец.</p>

<p>— Тогда подвинься, чтобы я могла устроиться за столом.</p>

<p>— Неа.</p>

<p> Я повернула голову, чтобы полностью окинуть Ивана взглядом. Его волосы были
аккуратно зачесаны назад, не выбивалось ни единой пряди. Сегодня парень надел
свитер серого цвета — настолько светлого, что тот казался почти белым. Цвет его
глаз резко выделялся на этом фоне...</p>

<p>Сказала бы я, если бы обращала на это внимание, но все было совсем наоборот.</p>

<p>— Подвинься, — попросила я.</p>

<p> Иван опять ответил отказом.</p>

<p>— Подвинься, или я заставлю тебя.</p>

<p> Он отрицательно покачал головой.</p>

<p>— Почему?</p>

<p>— Потому что для нас же лучше, если мы будем сидеть рядом.</p>

<p> Я собиралась открыть рот, чтобы обозвать его тупым, но… не стала.</p>

<p> Луков слегка приподнял уголки губ вверх.</p>

<p>Я сжала пальцами переносицу и заставила себя оглянуться на дверь. Прошла минута.
Может, две.</p>

<p> Где шлялась эта женщина? Ради интервью мы сократили нашу тренировку, хотя,
наконец-то, начали продвигаться. Сегодня мы как раз отрабатывали синхронные прыжки,
и... все шло замечательно. У нас получалось двигаться с одинаковой скоростью.
Особенно слаженность была заметна в воздухе, так что Ли не сделала практически
никаких исправлений. Я могла бы даже сказать, что она осталась нами довольна. И я
тоже.</p>

<p> Внезапно Иван снова ударил своим коленом по моей ноге, и я обернулась к
нему.</p>

<p>Парень сидел ко мне лицом.</p>


<p>— Ну хватит уже. Из-за тебя вся скамейка трясется.</p>

<p> В смыс…</p>

<p> Ой. Я даже не заметила, что неосознанно трясла коленкой. Поэтому остановилась и
положила руки под бедра.</p>

<p> А затем начала постукивать каблуком туфель. Где, черт возьми, носило эту
дамочку? Она определенно опаздывала.</p>

<p>Мужская рука опустилась на мое колено.</p>

<p>— Прекрати, — пробормотал Иван спокойным глубоким, но таким раздражающим


голосом. — Не думал, что ты умеешь нервничать.</p>

<p> Я перестала стучать каблуком и искоса взглянула на парня, пройдясь по его


безупречному лицу. Не припоминаю, чтобы видела на нем хоть один прыщ, угри или
другой изъян. Никогда.</p>

<p> Черт.</p>

<p>— Я не нервничаю.</p>

<p> Иван фыркнул так громко, что я интуитивно развернулась к нему всем телом. Он
улыбался. На его худощавое лицо с почти незаметными порами, высокими скулами и
угловатой челюстью падал свет.</p>

<p>Он <emphasis>улыбался</emphasis>. Что было крайне странно, так как в данный


момент Луков не стоял на пьедестале с кубком в руках и не находился в кругу своей
семьи.</p>

<p> Прежде он никогда мне не улыбался.</p>

<p> Кем, черт возьми, был этот человек? Его бедро опять ударилось о мое, когда
парень уточнил:</p>

<p>— Поэтому ты не перестаешь трясти ногой?</p>

<p>— Я качаю ногой, потому что, вместо того, чтобы сидеть и ждать, мы могли бы
сейчас тренироваться, — ответила я, только отчасти поверив в свои собственные
слова. — В любом случае, какое тебе до этого дело? И с чего это ты такой
разговорчивый?</p>

<p> Если честно, я не могла успокоиться и перестать трястись с самого утра,


осознавая, что на сегодня назначено интервью. У меня не было сложностей с
разговорами, но существовала проблема с ответами на вопросы, так как их запишут и
сохранят навсегда. Слова станут частью истории, по которой люди смогут судить обо
мне. А тут еще Луков, сидящий рядом. И который уже начал действовать мне на нервы,
хотя журналист еще даже не пришла.</p>

<p> Да уж. Никакого давления.</p>

<p>— Ну ты и лгунья, — пробормотал Иван в ответ, придвигаясь ко мне настолько


близко, что его бедро прижалось к моему.</p>

<p> Я окинула взглядом дверь и ответила:</p>

<p>— По мне, так лжец здесь ты.</p>


<p> Иван прочистил горло.</p>

<p> Прошла еще минута.</p>

<p>Может быть, даже две или три. А женщина все не появилась.</p>

<p> Я решила, что встану и уйду, как только выйдет время. Потому что не собиралась
сидеть и ждать.</p>

<p>— Я могу взять на себя основную часть беседы, если боишься, что скажешь что-то
не то, — почти шепотом произнес Иван, словно не хотел, чтобы нас подслушали.</p>

<p> На секунду я была готова ухватиться за его предложение, но затем


усмехнулась.</p>

<p>— Меня это не беспокоит.</p>

<p>— Ага, ври больше, — пробормотал он тут же.</p>

<p> Я не смогла придумать ни одного остроумного ответа. Поэтому остановилась на


«заткнись».</p>

<p> Смех Ивана застал меня врасплох, и из-за всей этой ситуации злость еще больше
разгорелась во мне.</p>

<p>— Ну и что тут смешного?! — сорвалась я на него.</p>

<p> Но парень рассмеялся ещё громче.</p>

<p>— Ты. Боже. Никогда не видел тебя такой напряженной. Даже не представлял, что ты
на это способна.</p>

<p> Вытащив руки из-под бедер, я положила их на стол и начала постукивать кончиками
пальцев по столешнице.</p>

<p>— <emphasis>Расслабься</emphasis>, Пончик, — продолжал говорить Иван с весельем


в голосе.</p>

<p> Я решила, что не буду заводиться из-за «Пончика», хотя уже чувствовала, как
меня начало потряхивать.</p>

<p>— Я расслаблена, — вновь солгала я.</p>

<p>— Тебе когда-нибудь говорили, что ты не умеешь врать? Ты даже не стараешься, —


хмыкнул Иван.</p>

<p> Закатив глаза, я вновь посмотрела на дверь и сунула ладони под бёдра. Затем
поймала себя на покачивании ногой и поняла, что опять начинаю нервничать. Сидеть
спокойно на месте оказалось сложнее, чем предполагалось.</p>

<p>— Разве она не должна была явиться сюда в десять?</p>

<p>— Да. И сейчас всего лишь шесть минут одиннадцатого. Дай ей поблажку, —
пробормотал мой новый партнер.</p>

<p>— У меня еще есть дела, — объяснила я, солгав лишь отчасти. — И почему тренер Ли
не пошла с нами?</p>

<p>— Может потому, что она здесь абсолютно не нужна? — ответил парень своим
насмешливым тоном, выставляя меня какой-то дурой.</p>

<p> Пфф.</p>

<p>— И что же у тебя там за дела такие? Кража одеял у малышей ради забавы? — боже,
самому себе он наверняка казался остроумным.</p>

<p>Тупица.</p>

<p>— Нет, Исчадье. Я больше этим не промышляю, — сухо ответила я ему.</p>

<p>— Тогда может сбиваешь на машине пожилых людей с ходунками?</p>

<p>— Ха-ха-ха, — фальшиво рассмеялась я, взглянув на дверь в десятый раз.</p>

<p>— Ну и? Что ты собиралась делать после интервью?</p>

<p> Я взглянула на Ивана.</p>

<p>— Какая тебе разница?</p>

<p>— Мне никакой, — невозмутимо ответил парень. В моей груди что-то сжалось, но я
затолкала это ощущение поглубже.</p>

<p>— Вот и хорошо.</p>

<p>— Но все равно хочется знать.</p>

<p>Я снова взглянула на Лукова, пряча усмешку, которая была готова сорваться с моих
губ.</p>

<p>— Мне нужно на работу, любопытная Варвара. Доволен?</p>

<p>Его ошеломленное выражение смутило меня.</p>

<p>— У тебя есть работа?</p>

<p>— Да.</p>

<p>— Но зачем?</p>

<p>Я моргнула.</p>

<p>— Может потому, что все в этом мире стоит денег, а зеленые бумажки на деревьях
не растут? — предположила я.</p>

<p>— Очень смешно, — сухо ответил Иван, скрестив руки на груди и окинув меня еще
одним из тех ленивых взглядов, которые сводили меня с ума.</p>

<p>— И где же ты работаешь?</p>

<p> Так. Теперь наш<emphasis> разговор</emphasis> действительно становился


забавным.</p>

<p>— Не думаю, что тебе стоит знать.</p>

<p> Намек на улыбку или ухмылку появился в его чертах.</p>

<p>— Не хочешь рассказывать?</p>


<p>— А зачем? Чтобы ты заявился ко мне на работу и продолжил доставать меня там? —
уточнила я.</p>

<p> Луков даже не пытался отрицать этого. Просто уставился на меня. Но я готова
была поклясться, что некоторые мышцы на его лице дернулись.</p>

<p> Я вскинула брови, словно говоря <emphasis>«вот видишь»</emphasis>? Очевидно же,


что парень именно так и собирался поступить. Он ведь даже не стал отпираться.
Вместо этого Луков ненадолго задумался, затем взглянул на стол и снова на меня.</p>

<p>— Да что с тобой не так? — спросил он, придвигаясь настолько близко, что вся его
сторона: бедро, рука и плечо прижались ко мне. — Это всего лишь интервью.</p>

<p><emphasis>Это всего лишь интервью</emphasis>, как и сказал Иван.</p>

<p> Но я все равно чувствовала себя <emphasis>ужасно</emphasis>.</p>

<p>— Обещаю, что не буду сильно смеяться, если расскажешь, почему оно тебя так
пугает, — предложил Иван, словно это было какое-то утешение. Он собирался
поглумиться над моими страхами, но слегка.</p>

<p> Ох, тогда ладно.</p>

<p>— Ну так что? — подталкивал меня мой напарник.</p>

<p> Я посмотрела прямо в эти, высасывающие душу, глаза и промолчала. Иван моргнул,
а я моргнула в ответ. Его глупая полуулыбка-полуухмылка никуда не исчезла, и я
отодвинулась в сторону, выставив локоть в предупреждающем жесте.</p>

<p> Парень не дрогнул и не пошевелился, а вместо этого намеренно прижался ко мне,


следя за моей реакцией.</p>

<p>— Будет сложнее удерживать тебя над головой, если у меня будет синяк на ноге, —
пригрозил мне Луков.</p>

<p>— Действительно, это же так сложно, — закатила я глаза. — Отвали. Ты прекрасно


сможешь сделать это и с синяками на обеих ногах.</p>

<p>Иван рассмеялся, и его смех вновь застал меня врасплох.</p>

<p>— Скажи мне в чем дело, пока она не приехала.</p>

<p>— Нет никакого дела.</p>

<p>— У тебя какая-то проблема.</p>

<p>— Нет у меня никаких проблем. У меня все хорошо.</p>

<p>— Я никогда раньше не видел тебя настолько взвинченной. Даже не знаю,


раздражаешь ли ты этим или наоборот становишься милой.</p>

<p> Я вытаращилась на Ивана, прокручивая в голове слово на букву «м». Однако его
лицо никоим образом не выдавало, что минуту назад он произнес нечто подобное.</p>

<p> Никогда бы не подумала, что парень использует такое слово в разговоре со мной.
«Манда» еще <emphasis>ладно</emphasis>. Но уж точно не «милая».</p>

<p>— Ну хорошо, тогда сделаем по-другому, — продолжил он, оставив слово на «м»
витать в воздухе. — Буду спрашивать до тех пор, пока ты не ответишь мне.</p>

<p> Боже. Да что не так со всеми этими людьми, которые не могли и не хотели принять
«нет» в качестве ответа? Это была такая же игра, в которую играла моя мать, когда
хотела чего-то добиться. На самом деле, точно так же действовали все мои
родственники, когда пытались у меня что-то выпытать.</p>

<p>— Пончик.</p>

<p>— Ты хоть понимаешь, как раздражаешь меня? — мой взгляд снова метнулся к двери.
— И не называй меня Пончиком перед журналистом. Я не хочу, чтобы ко мне приклеилось
это тупое прозвище.</p>

<p>— Не буду, если скажешь, что с тобой не так.</p>

<p>— Придурок.</p>

<p> Луков испустил легкий вздох.</p>

<p>— Говорю же, не буду. Объясни мне.</p>

<p> Я вздохнула и закатила глаза, понимая, что если откажусь, то буду слушать его
нытье весь остаток дня. Или дней.</p>

<p>— Мне не нравится пресса. Вот и все. Мне не нравится большинство журналистов.
Они всегда выворачивают слова наизнанку. А люди этому верят. Потому что им нужны
скандальные подробности. Люди хотят знать только плохое.</p>

<p>— Ну и что?</p>

<p>Ублюдок только что произнес «ну и что», как будто это была ерунда?</p>

<p>— Однажды я высказалась, что считаю систему судейства все еще далекой от идеала,
а в СМИ мои слова перевернули так, чтобы казалось, будто я полагала, что человек,
выигравший соревнования, не заслужил первое место. После этого мне месяцами
приходили письма с угрозами. В другой раз я сказала, что кто-то из фигуристов
исполнил красивый Флажок<sup>18</sup>, а потом прочла в газете, что, с моих слов,
он не был хорош ни в чем, кроме этого, — объяснила я Ивану, вспоминая эти два
случая, потому что они беспокоили меня долгое время. И это оказалась лишь малая
часть информации, которая была искажена и перевернута с ног на голову. Я ненавидела
журналистов за это. Клянусь богом. — И не заставляй меня вспоминать о том
видео.</p>

<p> Иван довольно долго молчал, поэтому мне пришлось повернуться к нему. Его бедро
все еще прижималось ко мне, но при этом он хмурился. Я уже подумывала о том, чтобы
подвинуться, но нет. Это он нарушал мои границы. Так что я не собиралась уступать
первой.</p>

<p>Его следующий вопрос оказался настолько неожиданным, что удивил меня.</p>

<p>— Так значит это были не твои слова, что результаты судейства Кубка
WHK<sup>19</sup> сфальсифицированы?</p>

<p> Блядь.</p>

<p>Отклонив голову в сторону, я взглянула на него и пожала плечами.</p>

<p>— Нет, я сказала именно это.</p>


<p> Парень посмотрел на меня и скорчил гримасу.</p>

<p>— С тех пор, как изменили систему подсчета баллов, никаких подтасовок не
было.</p>

<p> Все об этом знали. Систему подсчета очков изменили еще в моем детстве, как раз
после случая обнаружения сфальсифицированных результатов. То, что когда-то
считалось субъективной балльной системой, основанной на «идеальном» балле 6.0,
реформировали в более строгий порядок подсчёта очков, в котором каждый элемент
стоил определенное количество баллов; если элемент не выполнялся хорошо, то баллы
отнимались. Система не считалась безупречной, но она была лучше предыдущей.</p>

<p> <emphasis>Однако</emphasis> в тот момент я очень злилась на Кубок WHK. Да и


кто, черт возьми, способен нести ответственность за свои слова, когда говорит в
порыве гнева?</p>

<p>— Твоя партнерша приземлилась на обе ноги, а ты чуть не уронил ее, делая тройную
подкрутку<sup>20</sup>. Все было подстроено, — мое второе предложение являлось
ложью, но все остальное — чистая правда. Я прекрасно помнила тот случай.</p>

<p>Иван фыркнул, резко развернувшись ко мне.</p>

<p>— Ничего подстроено не было. Наша базовая оценка оказалась намного выше, чем у
вас, и мой партнер докрутила все свои вращения.</p>

<p> Я <emphasis>знала это</emphasis>, но будь я прокляла, если бы признала, что в


программе Лукова присутствовали гораздо более сложные элементы, которые оценивались
более высоким баллом, чем те, что исполняли мы с моим бывшим партнером. К тому
же... мы не выступили идеально. Почти, но все же не идеально. Я, наверное, помнила
каждую ошибку, которую делала в своих программах. Иногда по ночам я садилась и
пересматривала все видео, включая программы из прошлого, когда ещё была подростком.
Если бы не моя самоуверенность… Если бы те прыжки получились лучше... Насколько
другой могла бы стать моя жизнь, если бы я просто использовала свои возможности,
вместо того, чтобы все испортить?</p>

<p>— Как скажешь, — согласилась я только потому, что была бы дурой, если продолжила
настаивать на своём. Каким-то чудом мне удалось сдержать улыбку. — Один из твоих
людей просто заплатил судьям. Как бы ты это не называл, мне плевать.</p>

<p> Иван моргнул, а я моргнула в ответ.</p>

<p> Кончиком языка парень коснулся внутренней стороны щеки, но лицо осталось
невозмутимым, когда он произнёс:</p>

<p>— Я выиграл честно и справедливо.</p>

<p>— А я заняла третье место той ночью, потому что приземлилась, как нужно.</p>

<p> Луков снова моргнул.</p>

<p>— Ты приземлилась правильно, но ваша хореография была ужасной, и вы решили не


исполнять каскад прыжков после того, как «Кислая мина» налажал, не докрутив «Три
Эс»<sup>21</sup> в предыдущем этапе. А еще ты действовала как робот, а твой партнер
выглядел так, словно его все время тошнило.</p>

<p> Он был прав, но....</p>

<p> Иван пожал плечами так небрежно, что мне захотелось ему врезать.</p>
<p>— И вообще, ваше музыкальное сопровождение было полным отстоем.</p>

<p> Единственный «отстой» в данный момент сидел рядом и действовал мне на


нервы.</p>

<p>— Извини, конечно. Но с каких это пор ты стал музыкальным гением? — сорвалась я
снова.</p>

<p>Парень пожал плечом.</p>

<p>—У меня есть слух, а у тебя нет. Не обижайся. Ты либо рождаешься с этим, либо
нет.</p>

<p>Я бы разинула рот, но не хотела, чтобы Иван увидел мою реакцию на его слова.</p>

<p> Затем он продолжил.</p>

<p>— Ты выжила из ума, если считаешь, что я позволю тебе выбирать музыку для любой
из наших программ.</p>

<p> Теперь уже я развернулась на скамейке всем телом, чтобы окинуть Лукова
особенным <emphasis>«что ты там, блядь, сказал?»</emphasis> взглядом. Мое колено
оказалось практически на его бедре, когда я наклонилась к нему. Не то, чтобы мы не
трогали друг друга по триста раз за день в течение всей этой недели. Бьюсь об
заклад, я бы даже узнала его в толпе по запаху.</p>

<p>— Что?</p>

<p> Его светло-розовые губы вновь расплылись в улыбке.</p>

<p>— Ты меня слышала. Музыку выбираем я, Нэнси и хореографы. Все будет отлично, —
затем он улыбнулся шире. — Доверься мне.</p>

<p> Мне пришлось запрокинуть голову и рассмеяться.</p>

<p>— Ха!</p>

<p>— Серьезно, не переживай, Жасмин. Я всегда выбирал. Это, наверное, даже


поважнее, чем хореография. Ты ведь хочешь выиграть?</p>

<p> Конечно же я хотела, и, честно говоря, у Ивана был отличный вкус в музыке. Его
выбор всегда удивлял меня. Парень оказался хорош, но я не собиралась этого
признавать.</p>

<p>— В команде нет никакого «я», разве ты об этом не знаешь?</p>

<p> Сукин сын имел наглость подмигнуть мне.</p>

<p>— Но для победы есть я, и если хочешь выиграть, то ты должна слушать меня.</p>

<p> Я усмехнулась. А затем громко рассмеялась, потому что не смогла удержаться.</p>

<p>— В твоих словах нет никакого смысла, придурок. И перестань делать такие глаза.
Меня это бесит.</p>

<p> Иван не стал извиняться, лишь немного сгорбил плечи, из-за чего слегка
натянулся материал его чудесного свитера, к которому даже не нужно было
прикасаться, чтобы понимать, что на ощупь ткань, скорее всего, оказалась бы мягкой,
как зефир.</p>
<p>— А для меня смысл есть.</p>

<p>— Потому что ты тупица. И мне не начальник. Мы с тобой партнеры. А в партнерстве


тоже нет никакого «я».</p>

<p> Парень снова подмигнул.</p>

<p>— Мы можем поспорить о костюмах и хореографии, но музыку выбираю я.</p>

<p> Вот ведь зараза.</p>

<p> Я бы согласилась, но как теперь это сделать? Просто сказать «ладно»? На самом
деле, музыкальное сопровождение меня не волновало. Я бы каталась под что угодно. Но
сейчас дошла очередь до костюмов...</p>

<p>— А помнишь свой кошмарный костюм Мамбо? Я, нахрен, уверена, что не позволю тебе
утвердить костюмы, не увидев их первой. И у меня уже есть человек, который сошьет
мой.</p>

<p> Мышца на его щеке дернулась, но он проигнорировал мой комментарий о


костюмах.</p>

<p>— Давай-ка вспомним, кто тут чемпион страны, мира и олимпиады? — Ивану хватило
наглости задать мне этот вопрос.</p>

<p> Я отшатнулась. И не смогла выдавить ни единого гребаного слова. Кроме одного,


что засело у меня в голове. Начиналось оно на «м», заканчивалось на «к» и было
созвучно со словом «чудак».</p>

<p>До тех пор, пока медленная улыбка не коснулась губ парня.</p>

<p> И вот тогда меня прорвало.</p>

<p>— Какая же ты надоедливая <emphasis>зараза</emphasis>. Боже, иногда я просто


хочу съездить тебе кулаком по лицу. <emphasis>Кто тут чемпион?</emphasis> Да
заткнись ты уже, блядь!</p>

<p> И как же он на это отреагировал? Просто заржал. Иван Луков умирал со смеху.</p>

<p>— Уверена, ты заплатил судьям деньгами русской мафии, — продолжила я и услышала


еще один взрыв смеха, настолько громкий, что мне захотелось улыбнуться в ответ.
Однажды, когда мы с Кариной были намного моложе, я спросила у неё, каким образом ее
родители зарабатывали столько денег, что могли позволить себе жить в гигантском
особняке, и подруга ответила, что они, наверняка, мафиози. Конечно, это была шутка,
но я все еще смеялась каждый раз, как вспоминала наш разговор.</p>

<p>— Ты больная на всю голову, — Иван вышел из себя за секунду. — Мне казалось, что
это я странный, но ты меня переплюнула.</p>

<p>— Ой, я тебя умоляю, — не я была той, кто избавлялся от своих партнеров каждый
раз, как один из них терпел неудачу.</p>

<p> Но вслух я этого не произнесла.</p>

<p>— Небось сидишь в своей «Тесле» и рыдаешь каждый раз, как помнешь свой
свитер.</p>

<p> Иван издал еще один смешок.</p>


<p>— Над чем ты смеешься? Я не шутила, — проговорила я, наблюдая, как впервые за
время нашего знакомства Иван перестал вести себя безразлично. Самое большее, что я
когда-либо видела на его лице, это улыбка, которую он дарил семье. В особенности
Карине.</p>

<p> И все.</p>

<p> Я даже не предполагала, что он умеет настолько заразительно смеяться... В то


время, когда не занимался какой-нибудь хренью типа высасывания душ у людей.</p>

<p>— Ой, это так мило, — раздался незнакомый голос, почти потерявшийся в
раздражающем смехе Ивана.</p>

<p> Он остановился, и его смех сменился оглушающей тишиной.</p>

<p>Мы оба одновременно посмотрели на дверь. Конечно же там стояла женщина с


портфелем в одной руке и сумочкой в другой.</p>

<p>— Вам не обязательно останавливаться из-за меня, — сказала она, улыбаясь.</p>

<p> Я ничего не ответила, и Иван тоже.</p>

<p> Женщина продолжала улыбаться.</p>

<p>— Простите, что опоздала — извинилась она, без каких-либо объяснений своей
задержки.</p>

<p> Если эта дамочка ожидала услышать от меня «ничего страшного», то не на ту


напала. Я терпеть не могла людей, которые опаздывали. Очевидно, Иван тоже не был их
фанатом, потому что искоса я заметила, как он покачивает головой.</p>

<p>— Начнем сразу, как вы будете готовы. У нас обоих есть планы, и мы не можем
задерживаться.</p>

<p> Ивану тоже было чем заняться? С каких пор? Он ведь не работал. Раньше мне
казалось, что не будь у меня работы, я торчала бы дома с утра до вечера, но потом
стало ясно, что это оказалось бы кошмаром. Я едва могла спокойно усидеть на месте в
течение десяти минут.</p>

<p> Вопрос... что за дела были у Лукова?</p>

<p>Журналист кивнула и прошла в комнату отдыха, сжимая в каждой руке свои


сумки.</p>

<p>— Понимаю. Мне нужна всего минутка, — сказала она, бросив сумку на стол между
скамейкой, на которой сидели мы с Иваном, и стульями на противоположной стороне.
По-видимому, ей было немного за тридцать, или чуть больше. Я никогда не могла
угадать возраст людей, потому что ни один из моих родителей не выглядел на свои
годы.</p>

<p>— Аманда Мур, — представилась женщина, протягивая руку в мою сторону.</p>

<p>— Жасмин, — ответила я, пожав ее ладонь.</p>

<p> Она проделала то же самое с Иваном, который ответил:</p>

<p>— Иван. Приятно познакомиться.</p>


<p> <emphasis>Приятно познакомиться?</emphasis></p>

<p>Вот же подлиза. Я решила сосредоточиться на женщине, потому что, как бы мне не


хотелось стрельнуть в него глазами, вряд ли удалось бы скрыть выражение
<emphasis>«ну ты и трепло»</emphasis> на своём лице.</p>

<p>Журналист натянуто улыбнулась нам обоим, прежде чем начать копаться в своей
сумке. Она вытащила ноутбук, маленькое черное устройство, которое, по-видимому,
являлось диктофоном, и небольшой желтый блокнот с ручкой.</p>

<p>— Одну минуту, — сказала женщина, открывая ноутбук.</p>

<p> Нога Ивана коснулась моей под столом, но я не стала поворачиваться к нему.</p>

<p>После того, как все вещи были разложены на столе, журналист сдержанно
улыбнулась.</p>

<p>— Хорошо, начнём.</p>

<p> Идиот, сидящий рядом, снова коснулся моей ноги. На этот раз я ударила коленом
нижнюю часть его бедра, одновременно опуская руки и засовывая их между бедер,
подальше от взглядов. Я не собиралась быть той, кто все испортит. Ни за что. Ли
точно мне этого не простит.</p>

<p>— Я уже поблагодарила госпожу Ли за обращение к «Ice News» и за возможность


взять интервью, но также я бы хотела сказать спасибо и вам. Когда поползли слухи,
что вы с Минди больше не будете кататься вместе, нам всем стало интересно, кто же
ее заменит, — начала Аманда, а ее взгляд переместился в сторону Ивана, когда она
заговорила о его бывшей партнерше.</p>

<p> Ладно. Я понятия не имела, что ей было известно о ситуации Ивана, но знала, что
мне необходимо сохранить детали в тайне. Журналист могла все разузнать, и Ли с
Луковым пришлось бы разбираться с этим. А все, чего хотела я — участвовать в
соревнованиях.</p>

<p>— Итак, — продолжила женщина, глядя в свой блокнот. — Я бы хотела записать этот
разговор, если вы оба не против.</p>

<p> Я кивнула, а Иван в тот же самый момент ответил «Да».</p>

<p> Аманда расплылась в улыбке.</p>

<p>— У меня здесь написано, что вы, Жасмин, тренируетесь в комплексе имени Лукова
последние четырнадцать лет, все верно? — задала она мне вопрос.</p>

<p>— Да, — мы с Иваном ответили одновременно. Он, что, пытался говорить за меня?
</p>

<p>Женщина качнула головой в знак согласия.</p>

<p>— Иван, а ты начал тренироваться здесь с момента постройки комплекса, двадцать


один год назад?</p>

<p>— Так и есть. До этого я жил и тренировался в Калифорнии, — произнес парень, как
будто отвечал на этот вопрос бесчисленное количество раз в прошлом. Наверное, так
оно и было.</p>

<p> Репортер переключила свое внимание на меня.</p>


<p>— Вы знакомы с тех пор, как начали тренироваться здесь?</p>

<p> У меня все получится.</p>

<p>— Нет, — произнесла я, пытаясь не думать о том, какие глупые у нее вопросы.
Разве не все знали о том, что Иван катался дольше, чем я? — Он был более
продвинутым, нежели я. Мы познакомились год или два спустя, — ей не обязательно
знать, что наше знакомство состоялось у него дома, а не в КИЛ.</p>

<p> Женщина слегка мне улыбнулась.</p>

<p>— Вы являетесь близким другом семьи, если я не ошибаюсь?</p>

<p> Я моргнула. Откуда, черт возьми, люди об этом знают?</p>

<p>— Да, это так.</p>

<p>— Вы учились в одном классе с… — она остановилась и посмотрела в блокнот. —


Кариной Луковой, сестрой Ивана. Все верно?</p>

<p>Я кивнула головой. В отличие от Ивана, их родители не отдавали Карину в фигурное


катание, пока та не подросла. Вместо этого девочка брала уроки танцев. Единственная
причина, по которой Карина стала заниматься фигурным катанием, это то, что Иван
выиграл золото в младших классах, и она тоже захотела попробовать. Ну, знаете, к
тому времени ее семья уже владела комплексом и все такое. Так почему бы и нет? Я
кивала головой, соглашаясь, когда подруга впервые рассказала мне эту историю.</p>

<p>— Как долго? — уточнила Аманда.</p>

<p> К счастью, на этот вопрос решил ответить Иван. И я была только за. Не хотелось,
чтобы Карина фигурировала в нашем разговоре. Ей не нравилось излишнее внимание, а я
уважала ее желание.</p>

<p>— Моя сестра решила оставить фигурное катание в четырнадцать лет и заняться
другими делами.</p>

<p> Его голос звучал странно, или у меня разыгралось воображение? Вероятно, ему
тоже не нравилось упоминать о Карине в интервью.</p>

<p>— Вы двое до сих пор дружите? — спросила меня женщина.</p>

<p>Я снова кивнула головой, не упустив забавный взгляд репортера. Возможно ей


хотелось бы услышать более развернутые ответы, а не односложные реплики и кивки, но
это все, что ей могло перепасть, так как пока я не могла рассказать ничего
существенного.</p>

<p>— Значит ты согласилась стать партнером Ивана спустя десять лет?</p>

<p> Я застыла.</p>

<p><emphasis>Не смотри на Ивана. Не смотри на Ивана. Не…</emphasis></p>

<p> Он вновь толкнул мое колено своей ногой. Я достаточно хорошо выучила интонации
Ивана — в основном парень всегда разговаривал со мной снисходительным тоном, хотя
какая сейчас разница — но отметила про себя, что в данную секунду парень ответил
глухо, почти с придыханием, и это казалось... странным.</p>

<p>— Ты можешь ответить, — медленно произнес он.</p>


<p> Слушайте, я не собиралась смеяться. И уж тем более не собиралась смеяться над
этим идиотом. Поэтому только кивнула головой, соглашаясь. Медленно. Очень
медленно.</p>

<p>Глаза Аманды Мур скользнули в мою сторону, наблюдая, как я киваю головой, и она
неуверенно улыбнулась.</p>

<p>— Наверное все помнят то видео, на котором ты, — указала она на меня, — сказала
Ивану <emphasis>кое-что</emphasis>. После этого в сети было много комментариев от
поклонников Ивана, которые не лестно о тебе отзывались.</p>

<p> Ну, конечно, любой журналист обязательно коснулся бы этой темы. Просто супер.
Теперь даже те, кто еще не знал об этом злосчастном видео, несомненно найдут его в
интернете.</p>

<p> Блядь.</p>

<p>— Значит, на той записи вы просто дразнили друг друга? — продолжала она
расспросы.</p>

<p>Я застыла в напряжении. Наверняка, мои глаза почти вылезли из орбит, и то, как я
поджала губы, явно не добавило моему лицу радости.</p>

<p> <emphasis>Молчи, Жасмин. Ни слова. Просто заткнись.</emphasis></p>

<p> Пришлось кивнуть головой. Так же медленно. Складывалось впечатление, что я была
готова лопнуть от собственной лжи.</p>

<p> Сидящий рядом засранец снова толкнул меня ногой, и сказал тем же странным, не
похожим на его собственный, голосом.</p>

<p>— Да. Мы постоянно дразним друг друга.</p>

<p> Боже. <emphasis>Боже</emphasis>.</p>

<p>Мне нельзя было смеяться. И отпираться тоже. Это бы все испортило.</p>

<p> Я пообещала Ли, что справлюсь и смогу притвориться, будто мы с Иваном


друзья.</p>

<p>— Жасмин — прекрасный человек, — произнёс Иван, едва не задохнувшись и каким-то


немыслимым образом не вспыхнув огнем. — А еще у неё отличное чувство юмора.</p>

<p> Мне пришлось сжать свою руку в кулак, да так, что ногти впились в ладонь, лишь
бы не реагировать. Какой же он хреновый лжец.</p>

<p>О Боже.</p>

<p> А еще выносил мне мозг по поводу того, что у меня с этим проблемы.</p>

<p> Я прочистила горло и нацепила улыбку, похожую на расплавленную резину.</p>

<p>— Иван великолепен, — я почти выплюнула «ха» в конце фразы, когда вспомнила наш
недавний разговор о куклах Вуду.</p>

<p> Под столом меня вновь ударили ногой по коленке, и потребовалось все мое
самообладание, чтобы сдержать поток ругательств, потому что, видимо, парень думал о
том же.</p>
<p><emphasis>Не смейся. Не подавись. Держи себя в руках. Ты же профессионал.
</emphasis></p>

<p>Единство, все дела.</p>

<p>Но ложь, должно быть, легко читалась по моему лицу, потому что журналист почти
сразу же нахмурилась и взглянула на Ивана. Я понятия не имела, каким было выражение
лица моего партнёра, потому что точно сдала бы нас с потрохами, если бы посмотрела
на него. Женщина перевела взгляд на меня.</p>

<p>— Что смешного?</p>

<p> Искоса я заметила, как Иван покачал головой и ответил.</p>

<p>— Ничего. Мы уважаем и восхищаемся друг другом.</p>

<p> О Боже.</p>

<p> Мои плечи тряслись в течение двух секунд, которые потребовались, чтобы взять
себя в руки.</p>

<p> <emphasis>Уважаем и восхищаемся</emphasis>.</p>

<p>Из всего разнообразия фраз, он выбрал именно эту. И теперь я ударила его коленом
под столом.</p>

<p>Что-то — предположительно тыльная сторона его ладони — шлепнуло меня по


предплечью под столом.</p>

<p>— Да, очень, — сказала я и, едва сдерживаясь, кивнула.</p>

<p>— Я всегда был большим поклонником Жасмин, — продолжил придурок.</p>

<p>— И я, — пробормотала я, пытаясь снова улыбнуться, но, скорее всего, походя при
этом на серийного убийцу. — Иван очень симпатичный парень.</p>

<p>На мгновенье Аманда послала нам обоим настороженный взгляд, прежде чем,
вероятно, решила поверить нам и не обращать внимания. На самом деле, мне было все
равно.</p>

<p>— Какие сильные стороны в Жасмин ты выделяешь? — спросила женщина.</p>

<p>— Ой, вы знаете...</p>

<p> Я даже не стала пихать парня коленом в этот раз, а просто пнула. Прямо в
голень. Не сильно, но достаточно ощутимо.</p>

<p>— Она потрясающий спортсмен, — наконец выдавил Иван, снова шлёпнув меня по
предплечью.</p>

<p>— А ты, Жасмин? Что заставило тебя стать партнером Ивана? Кроме того, что он
является действующим чемпионом мира, — спросила журналист.</p>

<p>— Из-за чего еще, как не из-за этого, — пожав плечами, выкрутилась я, несмотря
на то, что ее комментарий меня задел.</p>

<p>— Я знаю, что, как партнеры, вы тренируетесь недолго, но если бы вы могли


указать своему партнеру на что-то в качестве критики — что бы это было?</p>
<p>Я тотчас же ответила на вопрос, потому как не доверяла Ивану.</p>

<p>— Критиковать этого парня? — произнесла я, слегка постукивая пяткой по обуви


Лукова, в качестве предупреждения и напоминания. — Ну что вы. Такое просто
невозможно. Все, что он делает... идеально.</p>

<p> Я чуть было не подавилась, когда выплевывала эти слова.</p>

<p> Улыбка, которая появилась на лице репортера, была лучезарной.</p>

<p>— Это очень мило.</p>

<p> Иван ударил меня ногой.</p>

<p>— А ты, Иван? Что насчет Жасмин?</p>

<p> Он снова пнул меня.</p>

<p>— Критика? Какая критика? Жасмин ведь... слишком милая.</p>

<p> Женщина моргнула в тот же миг, что и я.</p>

<p>— Слишком милая? — спросила она, и я даже не возмутилась, потому что смотрела на
Ивана с выражением <emphasis>«ты это сейчас серьезно?»</emphasis>.</p>

<p> Так вот значит как он решил себя вести.</p>

<p> Он кивнул.</p>

<p>— Слишком.</p>

<p> Аманда, вероятно, даже не ожидала, что у нее случайно вырвется «ха», потому что
все произошло неожиданно. Я посмотрела на нее и снова моргнула. Она тоже
моргнула... как будто не могла поверить в то, что случилось.</p>

<p> Сука.</p>

<p>Может, я и не являлась самым приятным человеком на свете, но все же могла вести


себя дружелюбно.</p>

<p> Или, как говорила моя мать — «когда хотела». Но ведь это была моя мама. Она
заслуживала моей любви. И могла говорить мне что угодно.</p>

<p>— Какие у тебя мысли насчет того, что твой бывший партнер и Мэри Макдональд
объявили о своем участии в соревнованиях этого сезона? — спросила журналистка
неожиданно.</p>

<p> Простое упоминание о моем «бывшем партнере», а следом о сучке Мэри Макдональд,
с легкостью разрушило тщательно возведенные стены. Все мое тело напряглось.</p>

<p> А затем Иван пнул меня. Буквально.</p>

<p> Пинок привел меня в чувство, и мне потребовалась всего секунда, чтобы собраться
с мыслями и ответить:</p>

<p>— У меня нет на этот счет никаких соображений, — возможно, стоило пожелать им
удачи или чего-то еще, но я не была настолько щедрой.</p>

<p>— Это правда, что вы не разговаривали с ним с прошлого сезона?</p>


<p>Я не собиралась учитывать ту ночь, когда расстроенная и пьяная вдрызг позвонила
Полу сразу после того, как узнала, что он бросил меня. Парень не взял трубку, но я
воспользовалась этим и наговорила на автоответчик. Уверена, что назвала его
слабаком и тряпкой, но... точно не помню. И совершенно об этом не сожалела. Что бы
там ни прозвучало, Пол это заслужил.</p>

<p>— Да, верно.</p>

<p>— А правда, что он отправил тебе сообщение, в котором написал, что уходит от
тебя? — репортёр имела наглость спросить о сплетнях, которые возникли неизвестно
откуда. Я никогда не рассказывала об этом никому, кроме своей семьи, так что точно
знала, что информация просочилась не от меня.</p>

<p> К тому же, правда заключалась в том, что бывший партнёр ничего мне не говорил.
И точка. Я узнала обо всем, только когда он объявил в интервью, что они с Мэри
собираются тренироваться вместе в следующем сезоне. Вот откуда. Из статьи. Через
два дня после начала нашего запланированного месячного отпуска.</p>

<p> Бесхребетный ублюдок.</p>

<p>— Вы не могли бы задавать вопросы, которые касаются только меня и Жасмин? Мне
казалось, что тренер Ли упомянула о том, что мы не хотим обсуждать наших бывших
партнеров, — внезапно вмешался Иван, сказав это тоном, который я обычно
ненавидела.</p>

<p>… До этого момента.</p>

<p> Лицо репотёра порозовело, и она быстро кивнула.</p>

<p>— Да, конечно.</p>

<p> Однако женщина не извинилась за то, что подняла запрещенную тему. Пусть я и
понятия не имела, что Иван с тренером Ли обговорили данный вопрос, однако оценила
это. Намного больше, чем считала.</p>

<p>— Каковы ваши ожидания от сезона? — невозмутимо продолжила женщина.</p>

<p>— У нас все будет отлично, — почти сразу же ответил Иван. — И даже лучше.</p>

<p>— Что ты хочешь этим сказать?</p>

<p> Я чувствовала тепло его тела, так как ногой он полностью прижимался ко мне, и
все же не двигалась.</p>

<p>— Это означает, что мои ожидания в этом сезоне не будут отличаться от любого
другого.</p>

<p>Глаза женщины расширились.</p>

<p>— Ты так думаешь?</p>

<p> Я наблюдала за Иваном, когда он медленно кивнул.</p>

<p>— Я знаю это.</p>

<p>— То есть ты не будешь брать перерыв на сезон?</p>

<p> Маловероятно, чтобы репортёр оказалась в курсе того, что наше соглашение
действительно только на этот год. А у меня не было времени сожалеть.</p>

<p>— Нет.</p>

<p>— Точно? — уточнила она с ухмылкой на лице, как будто ей понравилась его
уверенность.</p>

<p> Фу.</p>

<p>— Да, — тут же ответил Иван.</p>

<p> Аманда наклонила голову в сторону и посмотрела на меня.</p>

<p>— А что ты думаешь по поводу нового сезона? Такое возможно?</p>

<p> Обычно мне бы удалось свести ее слова к шутке, но эта женщина уже оскорбила
меня больше, чем я заслуживала. Поэтому я не стала.</p>

<p>— Я считаю Ивана одним из лучших спортсменов в этом виде спорта. Думаю, что уже
многому научилась у него, и буду продолжать учиться дальше.</p>

<p> Черт, это прозвучало отлично. Я даже сама поверила в то, что сказала.</p>

<p>— Думаешь, это реально — пропустить период обучения?</p>

<p>— Да, — по крайней мере, я хотела надеяться на это. Так или иначе, люди не
верили тем, кто отвечал нерешительно.</p>

<p> Аманда сузила глаза.</p>

<p>— Как считаешь, ты сможешь преодолеть стресс, который преследовал тебя в


прошлом?</p>

<p> Она, что, опять вернулась к своей снисходительной ерунде?</p>

<p>Боже.</p>

<p> <emphasis>Будь выше этого. Ты сможешь.</emphasis></p>

<p> И я могла это сделать. Просто не хотела.</p>

<p>— Думаю, что сейчас у меня есть партнер, на которого я могу положиться, поэтому
никакого стресса у меня не будет, — ответила я медленно, глядя женщине прямо в
глаза, чтобы она поняла, что я не собираюсь притворяться, будто та ведет себя
вежливо, хотя это совсем не так.</p>

<p>— Так ты думаешь, что твои проблемы в прошлом из-за…</p>

<p> Иван рукой прошёлся по волосам.</p>

<p>— Вы могли бы сосредоточиться на нас с Жасмин? — моргнул он. — Пожалуйста.</p>

<p>— Я не...</p>

<p>— Это моя вина, — быстро перебила я. — Не стоило так отвечать. Не знаю, смогу ли
справиться со своим стрессом, но сейчас я чувствую себя более уверенно, и мне
кажется, что на это так же повлияли заслуги Ивана. Надеюсь, он поддержит меня, —
так тебе, получи, сука.</p>
<p> Журналист сделала вид, будто не поверила мне... но все же опустила взгляд на
вопросы, записанные в её блокноте.</p>

<p>— Хорошо. Давайте сменим тему и перейдём к чему-то другому? Как насчет игры в
двадцать вопросов? — она стрельнула глазами в сторону Ивана. — Если это приемлемо,
конечно.</p>

<p> Я моргнула, а Иван нерешительно ответил:</p>

<p>— Ладно.</p>

<p>— Будет весело, — добавила Аманда, как будто пытаясь убедить нас, что этот
опросник не окажется пыткой.</p>

<p> У меня имелось другое мнение о том, что она считала забавным, ну да ладно. До
тех пор, пока вопросы не касались Пола и его партнерши-суки или того, где и когда я
облажалась, я могла с этим справиться. Так что кивнула головой в знак согласия.</p>

<p>Женщина улыбнулась.</p>

<p>— Пусть вы стали партнерами совсем недавно, но все же знакомы давно. Так что
должно быть интересно.</p>

<p> Иван пнул меня.</p>

<p> Я пнула его в ответ.</p>

<p> Потому что одно дело притворяться, будто мы можем мириться друг с другом, и
совсем другое — знать на самом деле.</p>

<p>— Хорошо, — продолжила журналист, изучая записи в своем ноутбуке.</p>

<p> Я тайком взглянула на Ивана, сразу выяснив, что он уже смотрел на меня в
упор.</p>

<p>— <emphasis>Что за херня?</emphasis> — прошептала я беззвучно.</p>

<p> Мужчина, которого я никогда не видела взволнованным, пожал плечами.</p>

<p>— <emphasis>Догадайся</emphasis>, — неслышно произнес парень в ответ.</p>

<p>— Вот, у меня есть хороший вопрос, — объявила Аманда, продолжая что-то печатать
и совершенно не обращая внимания на нас, ломающих голову, как, черт возьми, мы
пройдем через все это.</p>

<p>— Какой у Ивана любимый цвет?</p>

<p>Я взглянула на него и поморщилась.</p>

<p>— Черный, — ответила я, добавив беззвучно. —<emphasis> Как твое


сердце</emphasis>.</p>

<p> Он закатил глаза.</p>

<p>— Это правда? — спросила журналист, переведя взгляд с экрана ноутбука обратно на
нас.</p>

<p>— У меня нет любимого цвета, — пробормотал Иван.</p>


<p>— А какой, по-твоему, любимый цвет Жасмин? — спросила она.</p>

<p> Он взглянул на меня, как только женщина отвернулась, а затем произнес:</p>

<p>— Красный, — и неслышно добавил. — <emphasis>Как кровь детей, которых ты


ешь.</emphasis></p>

<p> Я не собиралась смеяться.</p>

<p> <emphasis>Я не собиралась смеяться.</emphasis></p>

<p> Особенно сейчас, когда он выглядел настолько довольным собой.</p>

<p>Идиот.</p>

<p>Придурок.</p>

<p> А затем у него хватило наглости подмигнуть, и мне пришлось оглянуться на


репортера, потому что уже через секунду я отвесила Лукову пинок.</p>

<p>— Он угадал? — уточнила женщина, глядя на меня.</p>

<p>Я покачала головой.</p>

<p>— Нет. Это розовый.</p>

<p>— Розовый? — прохрипел парень рядом со мной.</p>

<p> Я взглянула на него искоса.</p>

<p>— Да. А что такое?</p>

<p>— Ну просто... — моргнул Иван. — Не припомню, чтобы хоть раз видел тебя в
розовом.</p>

<p> Какого черта он обращал внимание на то, что на мне было надето? Интересно.</p>

<p>— Я и не носила его, но это все равно мой любимый цвет.</p>

<p> Парень нахмурился, однако единственное, что он произнес, было:</p>

<p>— Ммм.</p>

<p> И это обидело меня.</p>

<p>— Он, вроде как, яркий, — объяснила я чуть резче, чем следовало.</p>

<p> Все, что ответил Луков, опять было «ммм».</p>

<p>— Любимый прыжок Ивана? — репортер продолжала дальше.</p>

<p> Это было легко.</p>

<p>— Тройной Лутц.</p>

<p>— Верно, — согласился мужчина рядом.</p>

<p>— А у Жасмин какой любимый?</p>


<p> Иван не колебался.</p>

<p>— Тот же. «Три Эль».</p>

<p>— Увидим ли мы ваш совместный тройной Лутц в будущем? — спросила Аманда.</p>

<p>Мы посмотрели друг на друга и ответили:</p>

<p>— Да.</p>

<p> Она кивнула, взглянув на экран.</p>

<p>— Любимая еда Ивана?</p>

<p> Я беззвучно прошептала «<emphasis>анус</emphasis>», но по факту произнесла


«улитки». Просто потому что слово звучало забавно.</p>

<p> Луков закашлялся, а потом ударил меня по ноге.</p>

<p>— Нет.</p>

<p>— Нет?</p>

<p>— Нет, — настаивал он. — С чего ты взяла? Нет, это не так.</p>

<p> Я поджала губы и пожала плечами.</p>

<p>— На самом деле моя любимая еда — это пицца.</p>

<p> Я осмотрела его тело. Свитер Ивана казался достаточно плотным, но не настолько,
чтобы скрыть толстые бока и живот. Которых у него не имелось. Парень был рельефным,
мускулистым и длинноногим. Это тело точно не знало, что такое пицца.</p>

<p>— Не смотри на меня так, — сказал он, используя тон голоса, который, вероятно,
использовала и я, когда Иван не поверил, что мне нравится розовый.</p>

<p>— Какая именно пицца? — спросила я, ожидая, что он назовет какую-нибудь


обезжиренную хрень.</p>

<p>Иван моргнул, глядя на меня, и на секунду я была готова поклясться, что он


прочел мои мысли.</p>

<p>— Старая добрая пепперони.</p>

<p> Теперь была моя очередь мычать.</p>

<p> И Луков знал, что это значит, потому что вскинул брови.</p>

<p>— А что, по-твоему, больше всего любит Жасмин?</p>

<p> Придурок не задумался даже на секунду.</p>

<p>— Шоколадный торт.</p>

<p> Откуда, черт возьми, он знал об этом?</p>

<p>— Это правда? — уточнила журналист.</p>

<p> Я старалась не смотреть на Ивана словно на сумасшедшего, который знал о моей


любимой еде. Каким-то образом мне все же удалось кивнуть. Он, наверное, догадался,
потому что Карина тоже любила шоколадный торт.</p>

<p>— Если бы Иван не был фигуристом, какая бы еще деятельность ему подошла?</p>

<p>Мне пришлось взять паузу и подумать. Если бы Иван не был фигуристом? Я не могла
представить такое возможным даже в альтернативной вселенной. Исходя из того, что
рассказывала мне Карина в детстве, Иван занимался фигурным катанием с трех лет.
Дедушка взял его с собой на каток, и у ребенка случилась любовь с первого взгляда.
Коньки стали всей его жизнью. Однажды моя подруга поведала мне, что у ее брата
никогда не было постоянной девушки. Конечно он встречался с несколькими в разное
время, но ничего серьезного. Еще бы… Его настоящей любовью являлось фигурное
катание.</p>

<p> И я понимала Ивана. В самом деле.</p>

<p> Нет-нет, я не считала, что у нас много общего, но все же отлично понимала его.
У меня случилось несколько коротких романов, но постоянного бойфренда тоже никогда
не было, к тому же мои последние отношения закончились много лет назад. В
девятнадцать лет моим первым парнем стал тот, кого я выбрала, лишь бы, наконец-то,
лишиться девственности, пусть и на заднем сиденье его внедорожника. Другой бойфренд
был бейсболистом со схожими интересами: все свободное время парень уделял своей
карьере. Со всеми остальными парнями у меня состоялось лишь по одному свиданию.</p>

<p>Потому что ничто и никто никогда не встанет между мной и моей мечтой.</p>

<p>И вообразив на секунду, что Иван не стал бы королем льда, мне не удалось
представить себе такую картину. Все потому, что парень был таким же, как и я. За
исключением того, что он — засранец. Точнее, <emphasis>раздражающий</emphasis>
засранец.</p>

<p>— Не могу представить, чтобы Иван занимался чем-то еще, помимо фигурного
катания, — к сожалению, мне пришлось заставить себя ответить честно.</p>

<p> Сидя рядом, парень пожал плечами, как будто и сам не имел понятия, чем бы еще
стал заниматься в жизни.</p>

<p> Аманда, должно быть, поняла это, так как спросила:</p>

<p>— А Жасмин?</p>

<p> Иван ответил без колебаний.</p>

<p>— То же самое.</p>

<p>— Так и есть, — подтвердила я, думая о том, что никакого плана «Б» не было и в
помине. Я и так уже достаточно настрадалась, когда Пол меня бросил. Не стоило
травить себе душу еще больше. Взглянув на Ивана, я увидела, что он смотрит на меня
все с тем же самодовольным выражением на своем глупом идеальном лице.</p>

<p> А затем Иван беззвучно произнес:</p>

<p>— <emphasis>Ну или Смерть с косой</emphasis>.</p>

<p> Я даже глаза закатывать не стала.</p>

<p>— Если бы у Ивана была возможность встретиться с кем-то знаменитым живым или уже
умершим, кто бы это мог быть? — продолжила интервью журналист.</p>
<p> Я хотела ответить «Джеффри Дамер»<sup>22</sup><emphasis>,</emphasis> но Аманда
смотрела прямо на меня, так что пришлось сказать:</p>

<p>— Иисус.</p>

<p>Наступила пауза, а затем раздался ответ Ивана:</p>

<p>— Все верно.</p>

<p> Я сдержала ухмылку. Боже, ну он и лжец.</p>

<p>— А что насчет Жасмин?</p>

<p> Я взглянула на него, наблюдая, как Иван задумался, прежде чем сказать.</p>

<p>— Стивен Кинг.</p>

<p> Я не стала ждать, пока женщина спросит меня, правда ли это, вместо этого я
нахмурилась и уточнила:</p>

<p>— Почему?</p>

<p>— Он написал твою любимую книгу.</p>

<p> Я моргнула.</p>

<p>— «Мизери».<sup>23</sup></p>

<p>Он не мог знать, что, в действительности я ее не читала. Обычно мне приходилось


брать аудиокниги в библиотеке, что казалось тем еще безумием.</p>

<p>В любом случае поправлять его я не стала, так что просто кивнула и
произнесла:</p>

<p>— Ага.</p>

<p>Позже я бы могла посмотреть фильм по книге или спросила бы Бена. Он довольно


много читал.</p>

<p>У Аманды на лице появилось странное выражение, но она продолжила.</p>

<p>— Что Ивану нравится больше книги или журналы?</p>

<p>— Журналы.</p>

<p>— Что насчет Жасмин?</p>

<p> Иван хмыкнул.</p>

<p>— Книги с картинками.</p>

<p> Я моргнула, чувствуя, как мой живот скрутило в узел.</p>

<p>— Почему это книги с картинками? — спросила я его, готовясь к худшему.</p>

<p> Луков усмехнулся.</p>

<p>— Не думаю, что когда-нибудь видел тебя с книгой. Даже моя сестра в ресторане
обычно читает тебе меню вслух.</p>
<p> Наверное я залилась румянцем. Потому что именно так себя и чувствовала. Будто
от комментария Ивана моя кожа покраснела с головы до ног. Карина всегда читала меню
вслух, мне даже не приходилось просить ее об этом. Никакого стыда не было и в
помине, потому что она делала это не из жалости, а потому, что так просто
быстрее.</p>

<p>И я никогда не замечала, чтобы кто-то обращал на это внимание, осуждал меня или
делал какие-то свои предположения.</p>

<p>Наверное, Иван был не первым человеком, кто обратил внимание на мои трудности с
чтением, но все же…</p>

<p> Мне это не понравилось. Нисколько.</p>

<p> Я сглотнула и вновь посмотрела на Аманду с напряженным лицом, а затем пожала


плечами.</p>

<p>— Мне больше нравятся аудиокниги, — поправила я.</p>

<p>— И мне, — быстро согласилась она.</p>

<p> «Мне не за что стыдиться», повторила я себе в миллионный раз. Я проделала


огромную работу. Не было ничего зазорного в плохой способности к обучению. Совсем
ничего. Мне потребовалось огромное количество времени, чтобы научиться читать... но
все равно я читала достаточно медленно; это был единственный момент, который меня
разочаровывал. Из-за своей медлительности я и не любила чтение. Считать мне тоже не
нравилось. Так что пришлось учиться на слух. Однако глупой я не была.</p>

<p> И чувствовала себя плохо от того, что из всех людей именно Иван пошутил об
этом.</p>

<p>Мне это настолько не понравилось, что я больше не смотрела на него. И следующие


двадцать минут едва открывала рот. Я позволила Ивану вести беседу и отвечать почти
на все вопросы. Журналист с легкостью воздержалась от других комментариев о моем
бывшем партнере.</p>

<p> В какой-то момент Иван дважды пнул меня ногой, но я не стала бить его в ответ.
Мне не хотелось этого делать.</p>

<p> Когда время подошло к концу, и мой телефон просигналил, напоминая, что час,
отведенный для интервью, закончился, Иван встал, пихнув меня локтем, чтобы я
сделала то же самое. И я встала, не поднимая на него взгляда. Потому что его толчок
локтем мне тоже не понравился.</p>

<p>— Приятно было познакомиться, — сказал Иван, пожимая Аманде руку.</p>

<p> Я кивнула и тоже взяла ее за руку.</p>

<p>— Спасибо, — пробормотала я безразлично. Мне было все равно, что она подумает
обо мне.</p>

<p>Я не ожидала, что Карина проболтается кому-нибудь о моих проблемах с... Однажды
моя мать даже предложила рассказать всем, что у меня существовали трудности с
обучением, но я отказалась. Мне не хотелось, чтобы меня жалели. Меня и так
постоянно жалели в детстве. Все знали, почему мне так сложно было изучать алфавит,
а затем читать и писать. Я никогда не позволяла своей семье излишне опекать меня.
Моя мать говорила, что я лучше не буду спать всю ночь, чем попрошу кого-нибудь о
помощи.</p>
<p> Иван отошел от скамейки, и я последовала за ним следом, но когда он остановился
у стола, я обошла его, направилась к двери и вышла. А затем сразу же вцепилась
рукой в браслет на запястье.</p>

<p> <emphasis>Не нужно злиться. Иван не называл тебя глупой. Он не говорил, что ты
не умеешь читать.</emphasis></p>

<p><emphasis> Парень просто дразнил тебя. Так же, как и ты его, однако он не
жаловался и не рыдал по этому поводу. Не будь глупой. Все не так плохо. Ты слышала
слова и похуже.</emphasis></p>

<p> Так и было.</p>

<p>Но почему же тогда мне было... больно?</p>

<p>— Пон… Жасмин, — откуда-то сзади прозвучал голос Ивана.</p>

<p> Я не остановилась, потому что спешила, а не потому что сбегала от него.</p>

<p>— Опаздываю на работу, — ответила я, не останавливаясь.</p>

<p>— Подожди секундочку.</p>

<p> Подняв правую руку и заметив на запястье большую красную «П», я поморщилась, но
все равно махнула ею Лукову.</p>

<p> — Увидимся днем, — сказала я, прежде чем свернуть в коридор, ведущий в


раздевалку. И сразу бросилась внутрь, потому что мне действительно нужно было на
работу, а не из-за того, что хотелось спрятаться от Ивана.</p>

<p> Боже, какой же я была тряпкой.</p>

<p> Почему не смогла просто остановиться и поговорить с ним?</p>

<p>К счастью, в раздевалке находилась только одна девушка. Мы с ней просто


взглянули друг на друга, а затем отвернулись. Открыв шкафчик, я схватила сумку и
вытащила одежду для работы, дезодорант, косметику и детские салфетки. Но
остановилась, заметив мигающий зеленый свет на экране моего мобильного. Я схватила
телефон и, разблокировав его, увидела, что меня ожидали два сообщения.</p>

<p> Одно было от моего отца.</p>

<p> <strong><emphasis>Папа: </emphasis></strong><emphasis>Отправил тебе сообщение


на прошлой неделе. Приезжаю в сентябре. Надеюсь, сможем увидеться.</emphasis></p>

<p> У меня внутри опять все скрутило. Я напечатала «OK» и нажала «Отправить»,
ощущая вину, что не добавила смайлик. Но потом прокрутила список, заметив, что в
последний раз он написал мне четыре месяца назад, и чувство вины исчезло.</p>

<p> Затем я открыла следующее сообщение, которое прислала мама.</p>

<p><strong><emphasis>Мама: </emphasis></strong><emphasis>Удачи на интервью. Не


ерзай, не корчи лицо и не закатывай глаза, если будут снимать на видео. И не
ругайся.</emphasis></p>

<p> На моем лице появилась робкая улыбка, благодаря которой боль немного отступила,
и я напечатала матери ответ.</p>
<p><strong><emphasis>Жасмин: </emphasis></strong><emphasis>Поздно...</emphasis></p>

<p>Тридцать секунд спустя, когда я выуживала из сумки носки и рабочую обувь, мой
телефон завибрировал.</p>

<p><strong> </strong><strong><emphasis>Мама:</emphasis></strong><strong>
</strong><emphasis>Я тебя совсем не узнаю.</emphasis></p><empty-line
/><p><emphasis> </emphasis></p>

<p><strong>Глава 8</strong></p><empty-line /><p><strong>— </strong>Мне, конечно,


плевать, но ты, что, злишься на меня?</p>

<p> Я как раз закончила исполнять Петлю<sup>24</sup>, пытаясь размяться после


часовой растяжки в зале, когда ко мне подъехал Иван и задал свой дурацкий
вопрос.</p>

<p> Я ответила, даже не потрудившись взглянуть на него.</p>

<p>— Нет.</p>

<p>— Нет, ты не сердишься? — уточнил он.</p>

<p>Искоса я увидела очертания белого пуловера на молнии, который надел парень, и


синие спортивные штаны, заправленные в черные коньки. Почему Луков всегда одевался
так, будто ему было насрать на свой внешний вид?</p>

<p> Фу.</p>

<p>Моя одежда состояла из старых легинсов и выцветшего лонгслива с парой дырок на


нем. Я легко могла носить вещи десятилетиями, так как за эти годы не особо
поменялась в комплекции или росте.</p>

<p>— Нет, — прозвучал мой ответ в очередной раз.</p>

<p> Где-то с минуту Иван молчал, синхронно двигаясь вместе со мной, пока мы
выполняли еще одну Петлю, набирая скорость. До этого я исполнила её в ленивом
темпе.</p>

<p>— Больше нет?</p>

<p> Какого черта он ко мне прицепился? Мы не виделись со вчерашнего дня, но не


думаю, что вела себя так, словно у нас были какие-то проблемы.</p>

<p> Разве нет?</p>

<p> Затем я вспомнила его комментарий «мне плевать» и закатила глаза.</p>

<p>— Нет, я вообще на тебя не злилась.</p>

<p>— Я ничего не сделал, чтобы расстроить тебя.</p>

<p>— Окей, — коротко ответила я.</p>

<p> Наступила пауза.</p>

<p>— Так ты не злилась?</p>

<p>Злилась ли я? Нет. Отпустил ли он шутку, на которую я остро отреагировала? Да.


Если бы Иван узнал мой секрет, из-за которого мне хотелось повеситься, то наверняка
стал бы донимать меня еще больше.</p>

<p> А все потому, что мы постоянно дразнили друг друга, и единственный человек,
которого мне стоило винить в произошедшем — себя саму. И Ивана. Мы сами построили
фундамент, на котором основывались наши... эмм… рабочие отношения. Если их можно
было так назвать.</p>

<p>— Нет, — повторила я, все еще сосредоточенно глядя вперед, а затем задала парню
вопрос. — С чего ты вообще взял, что я сержусь?</p>

<p> Он посмотрел на меня через плечо, ничего не ответив. Каждый из нас закончил
исполнять еще одну полную Петлю. Вчера во второй половине дня мы встретились на
дневной тренировке. Разве я игнорировала его больше обычного? Нет. Просто отнеслась
ко всему так, как выгодно мне: будто у нас оставалось мало времени, и мне нужно
было выполнить все элементы наилучшим образом с первого раза.</p>

<p>— Это только на год, — вдруг напомнил мне Луков, как будто я хоть на минуту
могла об этом забыть.</p>

<p> Мне даже не пришло на ум закатить глаза.</p>

<p>— Я поняла это еще в первый раз, придурок.</p>

<p>— Просто хочу убедиться, что ты помнишь, — добавил Иван своим противным
тоном.</p>

<p>— Как можно забыть, если ты твердишь об этом через день?! — сорвалась я прежде,
чем смогла остановить себя. Мне нужно было успокоиться. Знала же, во что
ввязываюсь.</p>

<p> Мой всплеск эмоций вынудил парня пристально посмотреть на меня.</p>

<p>— Кто-то слишком нервный сегодня.</p>

<p> Я закатила глаза.</p>

<p>— Ты достаешь меня, повторяя одно и то же изо дня в день. И я не нервная.</p>

<p>— Ты бесишься.</p>

<p>— Нет, это <emphasis>ты</emphasis> бесишься.</p>

<p>— Просто хочу убедиться, что в будущем ты не станешь расстраиваться, — сказал


Иван странным и даже немного грубым тоном. Мне пришлось замедлиться, чтобы окинуть
его внимательным взглядом.</p>

<p>— Ты сейчас вообще о чем? — нахмурилась я, наблюдая, как парень остановился


через мгновение после меня и повернулся ко мне лицом. Хотелось бы мне быть одного с
ним роста. Меня раздражало, что парню буквально приходилось наклонять подбородок,
чтобы посмотреть на меня.</p>

<p>— Ты слышала, — сказал он тоном, от которого у меня зачесалась ладонь.</p>

<p>— И с чего бы мне переживать? — скорее всего мои глаза полезли на лоб. Потому
что я была в полном недоумении.</p>

<p> Придурок моргнул.</p>

<p>— Из-за того, что ты не будешь кататься со мной и дальше.</p>


<p> Я пристальным взглядом изучала Ивана, думая, что он шутит, но вспомнив о
размерах его эго, предположила, что парень искренне говорил о том, что созрело в
его больном воображении.</p>

<p>— Со мной все будет хорошо, Люцифер. Не беспокойся за меня. Я не


<emphasis>собираюсь</emphasis> привыкать к тебе. Твоя индивидуальность не настолько
привлекательна.</p>

<p> И даже не удивилась, когда Луков оскорбился.</p>

<p>— Ты представляешь, сколько людей были бы рады такой возможности?</p>

<p>— Ага, а еще есть люди, которые оценили бы этот шанс, но понимают, что ты не
можешь все время нести «золотые яйца», приятель.</p>

<p> Парень прищурил свои льдистые голубые глаза.</p>

<p>— Нести «золотые яйца»?</p>

<p>— Ты, что, никогда не слышал сказку про «Матушку-Гусыню»?</p>

<p> Луков, казалось, впал в ступор.</p>

<p>— Очередная книжка с картинками?</p>

<p> Выражение моего лица было непроницаемым, по крайней мере, пока я не сузила
глаза.</p>

<p>— И что в этом такого, если я, блядь, люблю книжки с картинками, а твоя сестра
читает мне меню?! — выпалила я до того, как успела напомнить себе не реагировать на
его провокации.</p>

<p> Иван, казалось, на мгновение опешил, прежде чем придумать ответ. Затем покачал
головой.</p>

<p>— Так и знал, что ты злишься. Я <emphasis>знал</emphasis> это.</p>

<p> Проклятье.</p>

<p>— Да не злюсь я, кретин.</p>

<p> Он вновь покачал темноволосой головой.</p>

<p>— Ты же наорала на меня только что.</p>

<p> Я моргнула, неосознанно сжав свою руку в кулак.</p>

<p>— Потому что ты действуешь мне на нервы.</p>

<p>— Я всего лишь сказал, что ты любишь книжки с картинками. Ты слышала от меня
вещи и похуже, но никогда не реагировала так, как в этот раз…</p>

<p> Был ли Иван прав? Конечно. Собиралась ли я это признать? Да ни за что.</p>

<p>— Я не злюсь, — повторила я, пытаясь успокоиться. Нельзя было позволять ему


брать надо мною верх, потому что оно того не стоило. Вот именно.</p>

<p>— Нет, ты злишься, — продолжал настаивать Луков.</p>


<p> Я скользнула по нему взглядом.</p>

<p>— Это не так.</p>

<p>— Нет, так, — продолжал он напирать, не понимая, что своими словами раздражает
меня еще больше... или, может, идиот как раз-таки знал. Это же Иван. От него можно
было ожидать чего угодно. — Ты не первая женщина, которая лжет мне в лицо,
повторяя, что не сердится, хотя на самом деле все наоборот.</p>

<p>Нет, я точно однажды ему врежу, потому что он этого заслуживал.</p>

<p> Не на публике конечно. Нельзя было забывать о нашем с Ли уговоре.</p>

<p>— Не сравнивай меня со своими бывшими, — ухмыльнулась я.</p>

<p>Что-то странное промелькнуло во взгляде у Лукова, однако быстро исчезло. Сначала


я даже решила, что мне показалось. Но это было не так.</p>

<p> Прежде, чем парень попытался бы скормить мне еще какую-нибудь хрень или завести
разговор о своих бывших девушках, партнершах или еще о ком-то, кого он имел в виду,
я продолжила:</p>

<p>— Мне все равно, что ты обо мне думаешь, Иван. Если бы твои слова задевали меня,
то тогда была бы другая история, а это не так. Ты не можешь сказать мне ничего
такого, что могло бы ранить мои чувства.</p>

<p> В этот раз парень моргал по-другому. Ну, знаете, как в замедленной съемке.
Однако, это продолжалось всего три секунды перед тем, как его лицо снова стало
непроницаемым, и он пробормотал:</p>

<p>— Я знаю тебя достаточно хорошо.</p>

<p>— Ни хрена ты меня не знаешь, — отрезала я.</p>

<p> Было похоже на то, что этот мужчина никогда раньше не отступал, и я
сомневалась, что он вообще когда-нибудь согласился бы сдаться. Иван посмотрел на
меня с минуту, глубоко вздохнул, а затем произнес:</p>

<p>— Я знаю тебя лучше, чем ты думаешь.</p>

<p>Теперь была моя очередь тяжело дышать.</p>

<p><emphasis>«Не важно, что он там думал»</emphasis>, говорила я себе. Это не имело


значения. Мне было все равно. Я знала, ради чего пошла на сделку. Ради возможности
победить. Ради того, чтобы через год получить постоянного партнера.</p>

<p>— Нет, не знаешь, — заявила я, убедившись, что мой выдох оказался нормальным, а
не рваным. Последнее, чего мне хотелось, чтобы Иван догадался, будто каким-то
образом может влиять на меня.</p>

<p>— Я оставила вас одних всего на четыре минуты, а вы уже спорите, — разнесся
громкий знакомый голос тренера Ли, когда она присоединилась к нам на катке. — Вы
вообще когда-нибудь сможете поладить?</p>

<p> Иван ответил: «Да», а я одновременно с ним сказала: «Нет», при этом бросив на
него стервозный взгляд.</p>

<p> Тренер Ли вздохнула, не поднимая головы.</p>


<p>— Забудьте. Давайте приступим к тренировке.</p><empty-line /><p>***</p><empty-
line /><p><emphasis>«Стоило догадаться, что это случится именно сегодня»
</emphasis>—<emphasis> </emphasis>подумала я про себя, когда повернула ключ в
зажигании и ничего не услышала. Ни урчания заведенного двигателя. Ничего. Лишь
щелчок.</p>

<p>— Вот же хрень, — прошипела я, опустив голову на руль и выругавшись. — Сука, да


какого хрена, блядь! Твою ж мать!!</p>

<p> Почему? Ну почему это случилось именно сейчас? Если у меня и покатились слезы
из глаз, то реакцию можно было считать абсолютно оправданной.</p>

<p> Во мне накопилась усталость. У меня болели колени, лодыжка и запястье, потому
что Иван уронил меня на льду, когда мы работали над «подкрутками». Парень должен
был подбросить меня в воздух, а я — совершить по крайней мере три оборота. Затем он
поймал бы меня. За все время, по вине Лукова, я упала лишь три раза, однако, мне
казалось, будто падений было не меньше дюжины. Только на матах он ронял меня
дважды.</p>

<p>Все, чего я желала — просто вернуться домой. Это был субботний день. Достаточно
ранний час, чтобы никто из вечерних групп еще не появился в КИЛ. Я освободила вечер
от пилатеса и пробежек, которые обычно совершала несколько раз в неделю на пару с
ДжоДжо. Он едва простил меня за то, что я не рассказала ему об Иване. Сегодня у
меня намечался спокойный семейный ужин, а затем ванна со льдом и здоровый сон. Да,
что-то вроде того.</p>

<p> Все, чего мне хотелось — это лазанья и шоколадный торт, который собиралась
испечь моя мать. Последние два дня я только и мечтала о чесночных хлебных палочках,
приготовленных ее мужем. Мама сказала, что в субботу будет ужин, включающий в себя
красное мясо и сыр, так что я запланировала свой читмил именно на этот день.</p>

<p>А теперь застряла здесь.</p>

<p> Мне просто необходимо было попасть в затруднительное положение. Как и


всегда.</p>

<p>Вытаскивая телефон из сумки, я пыталась придумать, кому бы позвонить. И сразу


отказалась от звонка в страховую компанию, потому что это обошлось бы мне в
кругленькую сумму. Можно было бы набрать Себастьяна и попросить его приехать за
мной, но он написал в семейном чате, что этим утром укатил из города со своей
девушкой. Джонатан бы посоветовал мне залезть на YouTube и глянуть, что предпринять
в таких случаях. Муж моей матери вообще ничего не смыслил в машинах. А вот мама
точно предложила бы позвонить моему дяде, у которого имелся свой автосалон и
эвакуатор.</p>

<p> Так…</p>

<p> Я просмотрела контакты, чтобы найти нужный номер, а затем сделала звонок. Три
гудка спустя, на другом конце провода прозвучал низкий голос дяди.</p>

<p>— Как дела, малышка?</p>

<p> Я не смогла сдержать улыбку. Они с дедушкой были единственными, кто называл
меня так.</p>

<p>— Привет, дядя Джефф. Я жива, а ты как?</p>

<p>— Пока жив-здоров, милая.</p>


<p>— Прости, что беспокою...</p>

<p> Мужчина издал приглушенный смешок.</p>

<p>— Сколько раз я говорил тебе, что ты никогда меня не беспокоишь? В чем дело?</p>

<p>— Моя машина не заводится, — ответила я ему. — Двигатель не работает; слышен


только звук щелчка. Я не оставляла фары или свет в машине включенными.</p>

<p> Дядя издал мычащий звук.</p>

<p>— А сколько лет аккумулятору?</p>

<p> Черт.</p>

<p>— Понятия не имею.</p>

<p> Он засмеялся.</p>

<p>— Скорее всего сел аккумулятор, но мне нужно взглянуть. Возможно, клеммы разъело
ржавчиной, и я просто очищу их, но пока не посмотрю, точно сказать не смогу.
Проблема в том, что сегодня и завтра я буду находиться в Остине. Где ты?</p>

<p>— На стоянке Луков-комплекса, — протянула я.</p>

<p>— Ты могла бы бросить машину там до завтрашнего вечера?</p>

<p> Завтрашний вечер...</p>

<p>Все, что у меня было запланировано на завтра это: сходить на пробежку, сделать
растяжку и купить продуктов на неделю. Я могла бы воспользоваться машиной мамы.</p>

<p>— Да, оставлю ее здесь.</p>

<p>— Отлично. Встретимся завтра вечером. Я взгляну и скажу, что не так. Окей?</p>

<p>Выбора не было. Стоило либо согласиться с предложением дяди Джеффа, либо


заплатить водителю эвакуатора сотни долларов, необходимые на другие цели, чтобы тот
отбуксировал мою машину домой или в автосалон дяди, который, в любом случае,
оказался бы закрыт.</p>

<p>— Да. Спасибо. Прости, что подкинула проблем.</p>

<p>— Девочка, что я тебе говорил? Не доставляешь ты никаких проблем. Увидимся


завтра, милая. Я подъеду вечером, так что освободи свой график на это время. В
любом случае, давно пора заскочить к твоей маме. И напомнить ей, что она была
похожа на ведьму, пока не повзрослела, — рассмеялся он.</p>

<p> Я улыбнулась.</p>

<p>— Ты единственный, кто может сказать ей такое. Мамочка чуть не набросилась на


меня с кулаками, когда я сказала ей, что, кажется, вижу морщинку на ее лице.</p>

<p> Мужчина рассмеялся еще громче.</p>

<p>— Ладно, завтра поболтаем. Еще раз извини, что не могу помочь в данный
момент.</p>
<p>— Все в порядке. Пока, дядя Джефф.</p>

<p>— Прощай, малышка, Жасмин, — сказал он, прежде чем отключиться.</p>

<p>Повесив трубку, я почувствовала себя лучше.</p>

<p> Но затем вспомнила, что нужно было еще каким-то образом попасть домой.</p>

<p> Пропади оно все пропадом.</p>

<p> Толкнув дверь, я вышла из машины, обогнула ее и направилась к пассажирской


двери, попутно размышляя, кто из моих родственников окажется меньшим из зол, если
позвоню с просьбой забрать меня. Я открыла дверь, чтобы вытащить свою сумку, все
еще гадая, кто стал бы лучшим вариантом: Руби или Тали, когда услышала сигнал
автомобиля. Однако не стала поворачиваться на звук, а вместо этого схватила свою
сумку и вытащила ее, захлопнув пассажирскую дверь бедром. Повторный звук гудка
вынудил меня оглянуться через плечо... и пожалеть об этом.</p>

<p> Потому что в черной машине с плавными линиями и с опущенным стеклом со стороны
водителя виднелось знакомое лицо.</p>

<p>— Девочка, хочешь конфетку? — спросил придурок, высунув локоть из окна и


приподнимая свои черные очки на лоб.</p>

<p>Я моргнула и сделала шаг назад, уперевшись задницей в пассажирскую дверь своего
«Субару» горчичного цвета.</p>

<p>— Точно не от тебя, — ответила я, наблюдая за парнем, с которым на протяжении


всего дня изо всех сил старалась не разговаривать.</p>

<p> Луков не вздрогнул и не поморщился, а лишь вскинул брови.</p>

<p>— Тебя подвезти?</p>

<p> Как, черт возьми, он узнал, что меня нужно подвезти?</p>

<p>— Видел, как ты села в машину и начала биться головой об руль, — продолжил Иван,
словно понимая, что мне не терпится узнать, как он догадался. — К сожалению, меня
нет «крокодилов»<sup>25</sup> в машине.</p>

<p>Конечно, откуда бы им там быть. Машине Лукова не было и года. Его предыдущему
автомобилю — темно-синему BMW едва ли стукнуло больше трех лет.</p>

<p>— Залезай, — предложил парень.</p>

<p>— Я...</p>

<p>— Подброшу тебя до дома. Хватит ломаться. Тебе даже не придется платить мне.</p>

<p> Боже. Я ненавидела его. А еще больше ненавидела, когда он улыбался так, будто
считал себя самым умным на свете.</p>

<p>Стоило позвонить ДжоДжо, Тали, Бену, Джеймсу или Руби. Любой из них мог приехать
и забрать меня. Я была в этом уверена. И неважно, если они уже находились в доме
нашей матери.</p>

<p>— Ты серьезно собралась ждать, пока кто-нибудь не приедет за тобой? — спросил


Иван, снова приподнимая брови.</p>
<p> В его словах была доля правды.</p>

<p> Но все же мне не хотелось садиться в его автомобиль, так что...</p>

<p>— Да забирайся ты уже в машину, неудачница.</p>

<p> У меня округлились глаза.</p>

<p>— Ты только что назвал меня...</p>

<p>— Я не могу стоять здесь целый день. Поехали. Ты ведь не любишь ждать. Как и я,
— закончил парень, прежде чем кивком головы указать на пассажирское сиденье.</p>

<p> Черт.</p>

<p> Две машины припарковались на стоянке, пока мы спорили. Хотелось ли мне стоять
здесь и препираться с Иваном, пока люди смотрят? Возможно. Но я пообещала, что
перестану ругаться с ним на публике, а значит...</p>

<p>— Ну, ладно, — пробормотала я, полностью осознавая, что вела себя, как
неблагодарная свинья, и слегка ощущая вину по этому поводу. Затем шагнула к
«Тесле», но тут же остановилась, сузив глаза.</p>

<p>— Пообещай, что не увезешь меня куда-нибудь и не убьешь.</p>

<p> Иван усмехнулся.</p>

<p>— Клянусь, что если сделаю это, ты ничего не почувствуешь.</p>

<p> Что ж, я сама на это подписалась.</p>

<p>— Придется сфотографировать твои номера. Если вдруг пропаду, полиция проверит
твою машину на наличие моей ДНК.</p>

<p>— У меня есть отбеливатель, — тут же ответил остряк.</p>

<p> Почему Иван вел себя сейчас так... нет не мило, конечно, но все же... не как
полный мудак?</p>

<p> Посмотрев на него, я нахмурилась. Затем обошла заднюю часть машины, чтобы
сфотографировать номерной знак, потому что хоть и понимала, что Иван не собирался
меня убивать, кто-то все равно был должен знать, где я находилась. По крайней мере,
такой совет я дала бы своим сестрам, если бы они оказались на моем месте. Никому не
стоило доверять.</p>

<p>Обойдя вокруг машины, после того, как отправила своей матери фотографию номеров
«Теслы» Ивана — уж кто-кто, а она бы точно устроила ад на земле, лишь бы вернуть
меня — я села в машину, поставив свою сумку на пол, а затем пристегнула ремень
безопасности.</p>

<p> Съёжившись на сиденье, мне пришлось повернуться, чтобы взглянуть на Ивана, и


заставить себя улыбнуться, медленно пробормотав:</p>

<p>— Спасибо.</p>

<p>Благодарность словно вырвали из моего рта плоскогубцами.</p>

<p>— Не стоит благодарности, — ответил он, а затем ухмыльнулся. — Так под каким
мостом ты живешь, девица, и как нам туда попасть?</p>
<p>— Боже, как же ты бесишь.</p>

<p> Иван хмыкнул и уронил солнечные очки на переносицу, развернувшись лицом к


дороге.</p>

<p>— Куда ехать-то?</p>

<p>Сморщив нос, я все же объяснила ему маршрут, наблюдая, как парень поворачивает
руль то в одну сторону, то в другую, прежде чем выехать на своем бесшумном и
красивом автомобиле на автостраду. Я поочередно смотрела в окно и на огромный
экран, встроенный в приборную панель, периодически оглядываясь на Ивана, когда
думала, что он этого не видит. Последнее, чего мне хотелось, чтобы парень поймал
меня за изучением его идеального носа, пока я размышляла о том, насколько хорошо он
вписывается в остальную часть его костной структуры. Массивная нижняя челюсть
Лукова являлась точно такой же, какой ее описывали старшие девочки-подростки. Скулы
и лоб были пропорциональны остальной части его лица. Мужественные черты Ивана
напоминали мне профиль какого-то принца.</p>

<p> Королевское лицо.</p>

<p> Но я никогда не призналась бы в этом.</p>

<p> Это не имело значения, так как под милым лицом с идеальной кожей скрывалось
воплощение зла.</p>

<p>— Сделай фотку, чтобы уж точно не забыть, — вдруг съязвил Иван.</p>

<p> Я моргнула и уже подумывала о том, чтобы отвернуться, но решила, что


отступлением сделаю только хуже.</p>

<p>— Обязательно. Думаю, большая энциклопедия нуждается в статье о мудаках, и твое


фото в качестве примера подойдет как нельзя лучше.</p>

<p>Правой рукой Иван отпустил руль и схватился за сердце.</p>

<p>— Ай, как больно!</p>

<p> Я фыркнула.</p>

<p>— Ой, я тебя умоляю.</p>

<p> Он взглянул на меня в своих сумасшедших темных очках.</p>

<p>— Что? Считаешь, будто не ранила меня в самое сердце?</p>

<p>— Для начала оно должно у тебя быть.</p>

<p> Его рука все еще покоилась у него на груди.</p>

<p>— Жасмин. Серьезно. У меня есть сердце.</p>

<p>— Не считается, если оно сделано из красного шелка и набито


опилками<sup>26</sup>.</p>

<p>Парень чуть приподнял уголок рта.</p>

<p>— Клянусь, что вылепил его из глины, Пончик.</p>


<p> Не стоило показывать, что мне смешно. Однако я все же хихикнула, быстро
отвернувшись, дабы он не увидел выражения моего лица, и можно было посчитать, что
никакой реакции на его шутку от меня не последовало.</p>

<p>— Знаешь, мы могли бы поладить, если бы попытались, — произнес Иван через


мгновение после того, как я отвернулась.</p>

<p>Мне хотелось посмотреть ему в глаза... Потому что не каждый человек мог скрыть
эмоции на лице. Особенно на лице, которое было прекрасно мне знакомо... Однако я
старательно удерживала свой взгляд в окне. Мы с Иваном и вдруг друзья? Почему он
вообще поднял эту тему? У меня не было уверенности в его мотивах.</p>

<p>— Даже не знаю, — честно ответила я ему.</p>

<p>Наступила пауза.</p>

<p>— Ты ведь дружишь с моей сестрой.</p>

<p>— Да, но ты — не твоя сестра. Вы абсолютно разные, — так и было. Обычно Карина
вела себя мило, но иногда проявляла характер, и я уважала эту ее черту. Она
относилась ко всему спокойно, если только это действительно не задевало ее. Между
нами существовал баланс. Девушка была очаровательной и уравновешенной. А вот я...
нет.</p>

<p> Иван проворчал:</p>

<p>— Не думал, что у тебя есть столько оправданий в запасе.</p>

<p> Фраза парня вынудила меня взглянуть на него.</p>

<p>— Я не оправдываюсь.</p>

<p> Он перевел взгляд на дорогу и ответил:</p>

<p>— А мне показалось именно так.</p>

<p>— Но я не…</p>

<p> Разве я оправдывалась?</p>

<p>Вот черт.</p>

<p>— Ты сама всегда говорила, что можешь все...</p>

<p>— Потому что могу, — затем я нахмурилась. — Ли попросила нас быть добрее друг к
другу. И мы вроде... справляемся с этим.</p>

<p> Луков не сказал ни слова, просто пожал плечами, тем самым подбивая меня
согласиться на его предложение. Но зачем ему это?</p>

<p>— Было бы легче, если бы ты перестала меня ненавидеть, — добавил он.</p>

<p> Я нахмурилась, глядя в лобовое стекло.</p>

<p>— Я не испытываю к тебе ненависти.</p>

<p> Иван посмотрел на меня, на его лице явно читалось недоверие.</p>

<p>— Серьезно, — добавила я, переводя взгляд на парня, хотя к тому времени он уже
отвернулся. — С чего ты вообще это взял?</p>

<p>— Сама ведь сказала, что ненавидишь меня.</p>

<p> Я моргнула.</p>

<p>— Да, но это не значит, что я и в правду тебя ненавижу. Не думала, что ты такой
чувствительный. Ты мне просто не нравишься. Вот и все.</p>

<p> Его насмешка раздражала.</p>

<p>— А мне <emphasis>плевать</emphasis>, даже если ты меня ненавидишь.</p>

<p>Я опять закатила глаза.</p>

<p>— «Давай будем друзьями, <emphasis>хотя мне все равно, друзья мы или
нет</emphasis>, согласна?» — передразнила я парня, качая головой, потому что его
слова вообще не имели никакого смысла.</p>

<p>— Ну?</p>

<p> Видимо, он никак не мог успокоиться</p>

<p>— Что «ну»?</p>

<p>— Просто ответь, да или нет?</p>

<p> Да или нет? Иван хотел, чтобы мы стали друзьями, хотя я не понимала, зачем ему
это. Тем более, когда парень делал вид, будто ему все равно, станем мы дружить или
нет. Что за бред? Серьезно? Вот так люди становятся друзьями в реальной жизни?</p>

<p>Да уж.</p>

<p> И что в таком случае мне делать? Если бы я вела себя дружелюбно со всеми, кого
встречала, возможно, у меня было бы больше друзей.</p>

<p> Но Иван?</p>

<p>— Знаешь...</p>

<p>— Если тебе кажется, что ничего не получится... — умолк он, пожав плечами, к
которым я прикасалась тысячи раз за последние два месяца.</p>

<p> Если бы не думала, что смогу это сделать…</p>

<p> Черт.</p>

<p>Мои наблюдения за выражением лица Ивана ни к чему не привели — он все еще


продолжал смотреть на дорогу. И я почувствовала себя... странно.</p>

<p>— Каким образом нам подружиться? Придется для этого что-то делать или?..</p>

<p>— Да откуда мне знать? — таким оказался его блестящий и неожиданный ответ. Но
как Иван мог не знать? Я сотни раз видела его, окруженным людьми. Как он улыбался,
обнимался и делал вид, что ему это нравилось. Словно парень был рожден для того,
чтобы находиться в центре внимания каждую минуту своей жизни.</p>

<p> Но замечала ли я раньше, чтобы Иван говорил с кем-то дольше, чем несколько
минут?</p>
<p> Хмм.</p>

<p> Вроде нет.</p>

<p>— Дай подумать, — сорвалось с моих губ.</p>

<p> Слова вынудили парня перевести на меня свой взгляд. Может его голос и казался
более хриплым, чем обычно, однако я этого не заметила.</p>

<p>— Хорошо, — ответил он.</p>

<p>Какого черта все это означало? Каких действий Иван от меня ожидал? Я не любила
обниматься без причины, и у меня не было времени на тусовки или что там обычно
делали «друзья». Я никогда не лгала и действительно не испытывала ненависти к
Лукову. У меня была острая неприязнь к бывшему партнеру и еще паре человек, а Иван
всего лишь не нравился мне. Он постоянно спорил, отличался высокомерием и
тупостью...</p>

<p> На секунду мне показалось, что я только что описала саму себя.</p>

<p>Вот черт.</p>

<p> Нет. У нас точно ничего не получится из-за моего образа жизни. Именно поэтому у
меня практически не было друзей...</p>

<p> А затем я вспомнила, что Иван тоже являлся фигуристом. И его расписание ничем
не отличалось от моего. У парня также не имелось свободного времени. Или все же
имелось? Я не знала, чем он занимался, когда не тренировался со мной.</p>

<p> Могли ли мы... стать друзьями? Или хотя бы попытаться поменьше спорить друг с
другом?</p>

<p> На самом деле, мне хотелось знать, почему Иван вообще настаивает на дружбе.</p>

<p>— Не забывай, что наше соглашение действует только один год, — сказала я,
напоминая ему о том, что Луков и так прекрасно знал. Это были те же слова, которые
он использовал против меня каждый раз, когда ему хотелось досадить мне. Слова,
которые прозвучали даже сегодня утром, перед тренировкой и балетом.</p>

<p>— Я знаю, — пробормотал парень.</p>

<p>— Тогда какой в этом смысл?</p>

<p>— Ладно, забудь, — пробурчал Иван, поворачивая на улицу, ведущую к моему


району.</p>

<p>— Ты сам поднял эту тему — произнесла я в ответ.</p>

<p>— Ну, а теперь передумал.</p>

<p>— Не похоже, что у тебя была возможность передумать после сказанного.</p>

<p>— Представь себе.</p>

<p> Я моргнула и внезапно почувствовала себя оскорбленной — теперь, когда он


«передумал». Мне не хотелось быть его другом. Это стало бы последним, о чем я
мечтала или чего ожидала, но сейчас ...</p>
<p> Мне не нравилось, когда Иван указывал мне, что делать. Во всяком случае, я так
считала. Уж точно не ему было решать, как мне поступать со своей жизнью и личным
временем.</p>

<p>— Ну что ж, тогда это хреново, придурок. Потому что мы могли бы попробовать, —
вероятно, меня бросило в жар от своих же собственных слов.</p>

<p> Луков вздохнул, повернув руль.</p>

<p>— Ты так считаешь?</p>

<p>— Ну, да. Наверное.</p>

<p> Поморщившись, парень ответил:</p>

<p>— Дай мне подумать.</p>

<p> Я усмехнулась, пытаясь не отводить взгляда от дороги.</p>

<p>— Ах, значит, подумаешь... — запнулась я, увидев двухэтажный дом справа. Три
машины, припаркованные на подъездной дорожке, были очень знакомыми.</p>

<p> Да чтоб меня.</p>

<p>— Приехали, — сказала я, указывая на здание.</p>

<p> Иван припарковал машину на свободном месте перед домом, и в ту же секунду, как
он это сделал, я быстро произнесла:</p>

<p>— Ладно, спасибо, что подвез, — и попыталась одной рукой открыть дверь, а другой
— схватить сумку.</p>

<p> Но затем внезапно осознала, что парень заглушил машину.</p>

<p> Какого черта?</p>

<p> Иван вскинул брови, повернувшись ко мне.</p>

<p>— Могу я воспользоваться туалетом?</p>

<p><strong>Глава 9</strong></p><empty-line /><p>Я замерла.</p>

<p> И не нашлась что ответить. Потому что в этот момент, сидя на кожаном сидении и
положив руку на дверную ручку автомобиля, который стоил больше, чем дома
большинства людей, я не знала, что, черт возьми, сказать. Даже не была уверена, что
правильно расслышала Ивана.</p>

<p>— Что? — прохрипела я, так как впервые в жизни услышала такое от кого-то.</p>

<p> Мужчина, находившийся за рулем, не счёл нужным ответить на мой вопрос. Он


просто потянулся... и распахнул дверь. И только после этого повторил:</p>

<p>— Могу я воспользоваться туалетом?</p>

<p> Что?..</p>

<p>Иван хотел, чтобы я пригласила его войти? Он ведь об этом меня спрашивал? Разве
его вопрос не являлся тонким намеком на то, что парень хотел попасть в мой дом?
Туда, где жила моя семья. Чтобы отлить?</p>
<p> Я снова моргнула, и слово «нет» уже практически сорвалось с моих губ, однако
мне пришлось проглотить его, и оно «камнем» упало в желудок. Было ясно, как божий
день, что это несусветная глупость, и что скорее всего мне придётся об этом
пожалеть, однако я все же произнесла следующие слова. Потому что должна была вести
себя дружелюбнее.</p>

<p>— Ну… Если... Хочешь.</p>

<p>Иван предложил мне выйти из машины и захлопнуть дверь, но я не двигалась,


размышляя о том, что, черт возьми, только что произошло. Затем, как только Иван
вылез из авто, я сделала то же самое и, прихватив сумку, как можно мягче закрыла
дверь. Парень уже ждал меня на асфальтированной дорожке, ведущей к парадной двери
моего дома, засунув свои руки в карманы спортивных брюк. Черный флисовый свитер
идеально подходил к его черным теннисным туфлям. Мы оба не стали принимать душ
после тренировки. И меня жутко раздражало, что при этом я выглядела, как
измочаленная мышь, срочно нуждающаяся в душе, а он… нет.</p>

<p>— Кто дома? — спросил любопытный ублюдок.</p>

<p> Обойдя Лукова по траве, я скользнула по нему косым взглядом и направилась к


входной двери, при этом шаря рукой в сумке в поисках ключей. Мне были прекрасно
знакомы машины, припаркованные на подъездной дорожке. «Кадиллак» принадлежал мужу
моего брата, Джеймсу. На «Тойоте 4Runner» ездила Тали, а муж Егозы, Аарон, водил
«Юкон».</p>

<p>— Мама, ее муж Бен, мой брат со своим мужем, обе мои сестры, муж сестры, Аарон,
и их дети.</p>

<p>— Которой из сестер? — задал вопрос Иван.</p>

<p> Я вновь метнула взгляд в его сторону, вставляя ключ в замок и пытаясь
определить по шкале от одного до десяти, насколько хреновой была эта идея. С моей
удачей, наверное, все тридцать. Потому что сегодня настал тот день, когда Луков,
прикрываясь посещением туалета, сам себя пригласил в мой дом.</p>

<p> Боже, помоги мне.</p>

<p>— Рыжей или той, что милая и спокойная? — уточнил он, будто я не различала своих
сестер.</p>

<p>— Аарон — муж Руби, которая спокойная, — последовал мой ответ. Слова прозвучали
рвано и неестественно, потому что я понятия не имела, когда, черт побери, Иван
успел выяснить, как выглядели мои сестры. Прошли годы с тех пор, как Руби, которая
была младше Тали, ходила со мной на каток. Сестра не появлялась в комплексе с
момента, как забеременела первым ребенком. Иногда Тали тоже посещала каток, чтобы
покритиковать меня, но уже не так часто, как раньше. Однако я не могла вспомнить,
чтобы хоть одна из них приезжала в дом Луковых, когда я проводила время с Кариной,
чтобы забрать меня оттуда.</p>

<p>— У тебя же вроде есть еще один брат? — снова спросил Иван, как только я
вытащила ключ из замка и повернула дверную ручку.</p>

<p>Откуда он знал, что у меня есть еще один брат? Наверное, Карина упоминала об
этом раньше. Она утверждала, что была влюблена в Себа.</p>

<p>— Да, Себастьян — самый старший из нас.</p>

<p> Иван опустил подбородок вниз и сделал шаг вперед, приблизившись ко мне, когда я
толкнула дверь. В этот момент из кухни раздался тихий смех.</p>

<p> <emphasis>Я пожалею об этом.</emphasis> Пожалею о том, что впустила Ивана. Но


если бы я запретила ему заходить, то выглядела бы тряпкой или словно что-то
скрываю. К тому же отказ показал бы мое плохое воспитание.</p>

<p> Стоя у двери, я махнула Ивану рукой, предлагая войти, и закрыла за ним
дверь.</p>

<p>— Давай покажу, где ванная, — предложила я.</p>

<p> Он скорчил лицо, а его внимание переключилось на смех из кухни.</p>

<p>— Разве не нужно сначала поздороваться?</p>

<p> Может и нужно, вот только хочу ли? Определенно нет.</p>

<p>— Мне стоит поздороваться с твоей матерью.</p>

<p> Боже.</p>

<p>По некоторым причинам я никогда не приводила парней в свой дом, чтобы


познакомить с семьей. А сейчас... собиралась представить близким одного из самых
важных людей, которых когда-либо встречала в своей жизни, да к тому же своего
партнёра, чтобы тот познакомился с этими психами, пусть мы и заскочим всего на
секунду, чтобы поприветствовать мою мать.</p>

<p> Вспоминая все ужасные откровения, которые от меня годами выслушивали парни и
девушки моих родственников, становилось ясно, что, скорее всего, сейчас мне
отомстят.</p>

<p> Я была не настолько глупа, чтобы надеяться на пристойное поведение своих


близких только потому, что к нам заскочил поздороваться золотой медалист.</p>

<p> По крайней мере, во мне теплилась надежда, что это был единственный план
Лукова. Принюхавшись, мне стало ясно, что ужин почти готов. Пахло очень вкусно.</p>

<p>Пожав плечами, я кивнула головой, чтобы парень следовал за мной. Проходя мимо
гостиной, я обнаружила в ней только Бена, который стоял возле бара, наполняя три
разных бокала чем-то, похожим на джин с тоником.</p>

<p>— Привет, Бен, — сказала я, остановившись возле дивана, чтобы поприветствовать


его.</p>

<p> Муж матери не повернулся ко мне до тех пор, пока не завинтил крышки от
бутылок.</p>

<p>— Привет, Жас, — прошептал Бен, оглянувшись через плечо, прежде чем нашел меня
взглядом и… замолчал. У него округлились глаза, и я поняла, что он догадался, кто
стоит рядом со мной.</p>

<p>— Почему ты говоришь шепотом? — спросила я.</p>

<p> Бен указал наверх.</p>

<p>— Дети спят в нашей комнате.</p>

<p> Ох. Решив заглянуть в мамину комнату чуть позже, я обратила все свое внимание
на человека, стоящего около меня.</p>
<p>— Бен, это мой партнер, Иван. Иван, это муж моей мамы, Бен, — я познакомила их
обоих, не зная, как реагировать на заминку Ивана, прежде чем, парень, наконец,
сделал шаг вперед и произнес: «Приятно познакомиться», как обычный вежливый
человек.</p>

<p> Мда.</p>

<p>Бен скользнул в мою сторону взглядом <emphasis>«Какого хрена,


Жасмин?»</emphasis>, перед тем, как пожать протянутую руку Ивана.</p>

<p>— И мне, — он сделал паузу. — Выпьешь?</p>

<p>— Я за рулем, но спасибо, — с легкостью ответил Луков.</p>

<p>— Дай знать, если передумаешь, — произнёс Бен, еще раз окинув меня взглядом.</p>

<p> Иван кивнул, и я махнула ему, чтобы он следовал за мной на кухню. Послышался
знакомый смех моей сестры, после чего ДжоДжо пробурчал:</p>

<p>— <emphasis>Заткнись.</emphasis></p>

<p>Войдя в широкий дверной проем кухни, я застала своих братьев, сестер и их пары,
сидящих вокруг кухонного островка и очень на чем-то сосредоточенных. Моя мать
стояла возле одного из духовых шкафов и что-то тыкала внутри. Взглянув на Ивана, я
вскинула брови и вошла в кухню, ожидая, что парень тут же последует за мной.
Джонатан поднял руки в воздух за секунду до того, как звук падающих на пол
деревянных брусков заполнил комнату.</p>

<p>— О, нет! — прошипел брат одновременно с ворчащей Тали.</p>

<p>— Как ты мог все испортить?</p>

<p>— Ты же знаешь, что он не умеет играть в «Дженгу», — сказала я, подойдя ко


второй своей сестре. Она обернулась, едва мои пальцы коснулись ее макушки.</p>

<p>— Жасмин, — завизжала Руби и протянула ко мне руки, прежде чем остановиться на
полпути, словно сомневаясь. Сестра всегда любила обниматься.</p>

<p> Я даже не стала театрально вздыхать; просто обняла ее, заметив, что девушке
потребовалась всего секунда, прежде чем вернуть мне объятие.</p>

<p>— Я прихожу гораздо чаще, но ты никогда меня не обнимаешь, — пробурчал ДжоДжо на


другом конце островка.</p>

<p>Все еще стоя в обнимку с Руби, я перевела свой взгляд на него и ответила:</p>

<p>— Потому что она никогда не заходила в ванную, пока я принимала душ, и не
обливала меня ледяной водой из кувшина.</p>

<p>— Все еще злишься? — уточнил мой брат, поставив локти на стол и ухмыляясь
настолько широко, что сразу стала заметна щель между его зубами.</p>

<p>— Это было на прошлой неделе, — напомнила я ему. — И за две недели до этого.</p>

<p>— Я всего лишь пытался помочь… — начал было оправдываться Джонатан перед тем,
как Джеймс, сидящий рядом с ним, достаточно сильно ударил его локтем, стараясь
привлечь внимание мужа. — В чем дело?</p>
<p> Джеймс взглянул на мужчину позади меня и снова толкнул свою половинку.</p>

<p> Сейчас или никогда, верно?</p>

<p>— Иван подвез меня до дома, так как моя машина не завелась, — объяснила я,
наблюдая, как все мои близкие, включая мать, которая до сих пор торчала возле
духовки, повернулись, чтобы взглянуть на человека за моей спиной.</p>

<p>— Семья, это Иван. Иван, это моя семья.</p>

<p>Джонатан взвизгнул, и Джеймс снова ударил его локтем. Тали просто моргнула. Руби
дернула рукой, лежащей на моей пояснице. Моя мать же осталась безучастной, как и
красавчик-блондин, муж Руби, который сидел на стуле справа от меня.</p>

<p>— Привет, — произнес Иван, успевший по-видимому надеть «штанишки


вежливости».</p>

<p>— Здравствуй, Иван, — произнесла мама, обойдя островок и вытирая руки о фартук,
который был надет поверх её одежды. — Приятно увидеть тебя вновь.</p>

<p>Я не расслышала, что Луков ответил ей, так как Руби коснулась моей спины и,
наклонившись, прошептала на ухо:</p>

<p> — Вблизи он очень высокий и красивый.</p>

<p> Я скосила глаза на Аарона, который, в данный момент, сидел лицом к островку и
собирал деревянные бруски, разбросанные по всей столешнице.</p>

<p>— Придется сказать твоему симпатяге-мужу, что ты пялишься на другого


мужчину.</p>

<p> Руби нахмурилась и отстранилась.</p>

<p>— Какая же ты зараза, Жасмин.</p>

<p>Улыбнувшись, я снова коснулась макушки ее головы. Из всех моих братьев и сестер


она последней съехала от мамы, и хотя с тех пор прошло уже шесть лет, я все еще
скучала по ней, как будто это случилось только вчера. Несмотря на то, что с
Джонатаном мы общались довольно тесно, Руби была мне ближе всех. Моя мать говорила
— это потому, что мы с сестрой являлись антиподами и всегда уравновешивали друг
друга. Как и с Кариной. А мне казалось, что Руби просто относилась ко мне более
терпеливо. Именно поэтому я всегда защищала ее, хотя сестра была старше меня на
пять лет.</p>

<p> Тыльной стороной ладони я потянулась вправо и похлопала ее мужа по плечу,


обратив внимание на «видеоняню», стоявшую перед ним на столе. Это было одно из тех
новомодных устройств.</p>

<p> Он посмотрел на меня, продолжая собирать «Дженгу», и ухмыльнулся.</p>

<p>— Жасмин.</p>

<p> Я подарила мужчине робкую улыбку. Было трудно этого не сделать.</p>

<p>— Аарон.</p>

<p>— Я обрадовался, когда Руби сказала, что у тебя появился новый партнер, —
произнес он с милым луизианским акцентом. — Это был лишь вопрос времени.</p>
<p> Моя улыбка стала немного шире, и я кивнула ему, похлопав еще раз по плечу,
чтобы поблагодарить. В свою очередь, Аарон, лицо которого, как, шутя, утверждал мой
брат, точно красовалось на обложке одной из книг, улыбнулся мне в ответ. Этому
мужчине понадобилось всего пять минут, чтобы убедить меня, что он серьезно настроен
в отношении моей сестры. А я-то уже вознамерилась его возненавидеть. Но когда Руби
привела его в дом, чтобы познакомить со всеми нами — за шесть месяцев до того, как
они тайно поженились, и за шесть с половиной месяцев до того, как мы узнали об этом
— Аарон первым делом попросил ее показать ему все косплейные наряды, которые сестра
смастерила за эти годы, и мне стало ясно, что Руби нашла надежного и порядочного
человека.</p>

<p> Если бы мужчина не был таким, мы с мамой уже давно бы наподдали ему одной
темной дождливой ночью, когда он не смог бы нас опознать.</p>

<p>— Как жизнь, мужик? — спросил Джонатан.</p>

<p> Оглянувшись через плечо, я обнаружила, что брат поднялся со своего места и
возвышался над мамой, пожимая руку Ивану.</p>

<p>— Пойдет, — ответил парень. — Я Иван.</p>

<p> Как будто ДжоДжо не знал, кто он такой.</p>

<p>— Джонатан, — представился мой брат. Это прозвучало очень круто, и совсем не
так, как раньше, когда он восторженным голосом обсуждал Лукова. — А это мой
муженек, Джеймс, — продолжил ДжоДжо, указывая большим пальцем руки за спину на
островок. Джеймс помахал Ивану рукой.</p>

<p>— Ты — мой четвертый любимый фигурист, — сказал Джеймс, подмигнув мне.</p>

<p> Четвертый?</p>

<p> Даже ДжоДжо задался тем же вопросом.</p>

<p>— А кто тогда первый, второй и третий?</p>

<p>— Жасмин.</p>

<p>— А второй и третий?</p>

<p>— Жасмин.</p>

<p>Мое черствое сердце вспыхнуло от эмоций, и если бы я являлась человеком, который


любил целоваться, то обязательно бы чмокнула Джеймса.</p>

<p>— Я оттолкнула бы тебя с дороги, если бы кто-то попытался тебя сбить, — сказала
я ему. И это была правда.</p>

<p> Муж моего брата улыбнулся и снова подмигнул мне.</p>

<p>— Знаю, Жас.</p>

<p> Улыбнувшись ему в ответ, я перевела свой взгляд на Ивана и поняла, что тот
наблюдает за мной. И уже было собиралась спросить его, на что он так пялится,
однако вовремя остановилась, вспомнив, что согласилась подружиться с ним.</p>

<p>О чем мы вообще думали?</p>

<p>— А если бы меня собирался сбить автомобиль, ты бы тоже спасла меня? — спросил
ДжоДжо.</p>

<p>— Нет. Но купила бы самые красивые цветы на твои похороны.</p>

<p> Брат нахмурился и показал мне язык. Я показала свой в ответ. Средним пальцем он
коснулся своего лица и почесал им кончик носа. Я тоже подняла свой и провела им по
брови.</p>

<p>— Жасмин, умоляю, — застонала моя мать. — Только не при гостях.</p>

<p>— Но он... — начала я, указывая на Джонатана, прежде чем остановилась и покачала


головой.</p>

<p>«Ха-ха» моего брата прозвучало достаточно тихо, но я все равно услышала.</p>

<p>— Ужин почти готов. Ты собираешься принять душ, Жасмин? — спросила мама в тот
момент, когда к Ивану подошла Тали, чтобы представиться. По крайней мере, мне так
показалось, потому что она обняла его.</p>

<p> Наблюдая за ними, я кивнула и ответила маме:</p>

<p>— Ага.</p>

<p> Иван подарил моей сестре улыбку, которую я раньше никогда не замечала... И из-
за которой почувствовала себя странно. Тали являлась младшей копией моей мамы.
Красивая, стройная, с рыжими волосами, бледной кожей и настолько правильными
чертами лица, что ни один хирург в мире не смог бы повторить их. Если мы вдруг
выбирались куда-то вместе, я не припоминала ни единого случая, чтобы при этом никто
не пялился на нее или не начинал приставать. Тали привыкла к постоянному вниманию и
даже не замечала этого. Так что меня давным-давно перестала волновать красота
сестры.</p>

<p>Некоторые люди просто выглядели лучше, чем другие. Может, я и не была такой же
привлекательной, как моя сестра, однако легко могла отлупить ее, и это меня немного
успокаивало. Но, что бы между нами ни происходило, Тали всегда была готова прийти
мне на помощь… даже если бы нам потребовалось избавиться от тела.</p>

<p>— Тогда иди в душ, — потребовала мама. — Не хочу, чтобы лазанья сгорела.</p>

<p> Я кивнула и посмотрела на Ивана, который все еще разговаривал с моей


сестрой.</p>

<p>— Иван, пойдем, я покажу тебе, где туалет...</p>

<p>— Как насчет следующей партии в «Дженгу»? — перебил меня Джонатан, спрашивая
Лукова.</p>

<p> Я моргнула.</p>

<p> И в этот миг Иван ответил:</p>

<p>— Конечно.</p>

<p> Что???</p>

<p>— Иди в душ, вонючка, чтобы мы могли поесть, — продолжил ДжоДжо.</p>

<p> Иван оглянулся и, должно быть, увидел на моем лице выражение <emphasis>«Ты,
что, обалдел?»</emphasis>, потому что на его губах нежнейшего розового цвета
появился намёк на ухмылку.</p>

<p>— Да, вонючка. Иди в душ, — отозвался эхом парень, как осел.</p>

<p>— Он тоже не принимал душ вообще-то, — озвучила я.</p>

<p>— Но от меня не пахнет, — сказал Иван.</p>

<p>— От меня тоже.</p>

<p>— А вот это спорный вопрос, — сказала Тали, прочистив горло.</p>

<p> Я прищурилась и проигнорировала ее, потому что знала, что произойдет, если не
возьму ситуацию под контроль.</p>

<p>— Иван, ты не обязан оставаться, если не хочешь. Уверена, у тебя есть дела
поважнее. Могу показать тебе, где ванная.</p>

<p>— Я хотел бы сыграть в «Дженгу», — ответил Луков.</p>

<p> Ну и что мне оставалось делать? Сказать ему «нет»? Ох, блин, я точно пожалею об
этом.</p>

<p>— Давай я сам покажу тебе, где ванная, — предложил ДжоДжо.</p>

<p> Блядь.</p>

<p>— Ну, ладно, — пробормотала я, прежде чем прислониться к Руби и прошептать. —


Пожалуйста, убедись, что ничего плохого не случится.</p>

<p>Руби рассмеялась, и я ощутила, как она кивнула в знак согласия. Снова коснувшись
ее макушки и в последний раз оглядев кухню, мой взгляд остановился на Иване,
который усаживался рядом с Джеймсом.</p>

<p>А затем я пулей вылетела оттуда, чуть не сбив с ног Бена, словно моя задница
была в огне. Мне пришлось принять самый быстрый душ в своей жизни, при этом
воображая всю ту невообразимую чушь обо мне, которую мои близкие, вероятно, уже
рассказывали Ивану. И это было заслуженно. Я оделась, пытаясь выглядеть прилично
хотя бы один вечер в неделю, раз уж у меня появилась такая возможность. Именно
субботние ужины были теми вечерами, когда я ничего не делала и ела, что хотела.</p>

<p> После того, как втерла лосьон алоэ вера в свои бедные усталые ноги, я
спустилась вниз по лестнице, напрягая слух, чтобы услышать, о чем они там болтали.
Проблема состояла в том, что на этот раз казалось, будто все они шептались между
собой. Либо не разговаривали вовсе, потому что я ничего не уловила.</p>

<p> По крайней мере, пока не добралась до двери. А затем различила тихий смех.</p>

<p>— Не понимаю, почему все смеются? — еле слышно спросил Аарон, муж Руби.</p>

<p> Ему ответил ДжоДжо.</p>

<p>— Ты видел ее фотографии до того, как она подросла?</p>

<p>Этого было достаточно, чтобы понять, о ком они сплетничали. Кучка придурков. Но
я все равно не двигалась.</p>

<p>— Нет, — ответил Аарон.</p>


<p> Кто-то фыркнул, и по звуку я поняла, что это Тали.</p>

<p>— Жас поздно достигла полового созревания. Сколько ей было? Около шестнадцати?
</p>

<p>Да, шестнадцать, но подтверждать это я не собиралась.</p>

<p>А вот моя мать дважды не думала.</p>

<p>— Некоторые подростки какое-то время выглядят, как пухлые дети. Ну вы знаете, —
продолжила рассказывать Тали очень тихо. — Жас как раз была такой все шестнадцать
лет, пока не переросла это, — хихикнула она.</p>

<p>— Не может быть, — попытался отрицать Аарон, благослови его Господь.</p>

<p>— Может, — подтвердила моя сестрица. — Она была немного толстовата.</p>

<p> ДжоДжо фыркнул.</p>

<p>— Немного?</p>

<p>— Ой, какие вы злые, — отрезала Руби. — Жасмин была очень миленькой.</p>

<p>— Она была обладательницей большой задницы и ненавидела носить трико, потому что
оно всегда впивалось ей в кожу, — решила вставить свои пять копеек моя мать. — Чем
больше мы намекали, чтобы она надела более свободную одежду, тем чаще дочь
нацепляла это проклятое трико и комбинезоны, хотя ей явно было некомфортно.</p>

<p> Раздался смешок, принадлежавший Ивану.</p>

<p>— Очень на нее похоже.</p>

<p>— Ты даже не представляешь. Эта девочка всегда все делала наоборот. Она
поступала так из принципа. Постоянно. Единственный раз, когда ее остановило слово
«нет», это когда она смотрела фильм... Как он назывался? Ну тот, про хоккей,
которым Жасмин была одержима…</p>

<p>— «Могучие Утята»? — предположила Руби.</p>

<p>— Да, точно. «Могучие Утята». Она умоляла меня отдать ее заниматься хоккеем, но
не было ни одного кружка по хоккею, которые позволяли бы брать в команду девочек. Я
чуть не разругалась с одним из тренеров, чтобы ей хотя бы дали шанс, когда она
находилась в Галерее<sup>27</sup>, на вечеринке в честь дня рождения подруги. У
меня получилось убедить ее пойти туда, только когда я сказала, что многие хоккеисты
занимаются фигурным катанием, чтобы развить свои навыки.</p>

<p>— Я не знал этого, — сказал Джеймс.</p>

<p>— О Боже, сестра смотрела этот фильм миллион раз. Я стабильно раз в неделю
пыталась выбросить кассету в мусорное ведро, но мама всегда доставала ее обратно, —
простонала Тали.</p>

<p>— Жасмин же вроде однажды заметила, как ты сделала это, и вы даже подрались, да?
— спросила Руби.</p>

<p> Ее слова вынудили меня улыбнуться, потому что я отлично помнила тот день. Мы
поругались. Мне было десять, а Тали вроде бы уже исполнилось восемнадцать. На мое
счастье она была очень маленького роста, и оказалось не так сложно избить ее за
попытку выбросить мой фильм.</p>
<p>— Да. Она ударила меня прямо в нос, — ответила моя сестра.</p>

<p> Мама разразилась смехом.</p>

<p>— У тебя кровь лилась рекой.</p>

<p>— Как ты можешь смеяться, когда твоей дочери причинили боль? — сделала резкий
вдох Тали, напомнив мне, кто являлся второй по величине королевой драмы в нашей
семье.</p>

<p>— Твоя десятилетняя сестра ударила тебя по лицу. Знаешь, как тяжело мне было не
смеяться, когда это случилось? Ты сама напросилась. Мы с Жасмин предупреждали тебя,
но ты все равно это сделала, — мама рассмеялась вновь, и было похоже, что она
гордилась мной.</p>

<p> Я опять улыбнулась.</p>

<p>— Это чушь собачья, мам.</p>

<p>— Эй, успокойся. Иван, тебя ведь не волнует, что маленькая девочка избила свою
старшую сестру? — спросила мама.</p>

<p> Наступила пауза, а затем раздался голос:</p>

<p>— Уверен, ты была не первой, кого ударила Жасмин. И уж точно не последней.</p>

<p> Последовала еще одна пауза, а потом Тали добавила.</p>

<p>— Нет. Определенно нет, — затем раздался шум, подозрительно похожий на фырканье.
— Жас всегда была маленькой злюкой. Ей ведь исполнилось три, когда она ударила
ребенка в детском саду?</p>

<p>— Вроде в три она врезала тому мальчишке, который пытался заглянуть ей под юбку,
разве нет? — уточнил ДжоДжо.</p>

<p> — И то, и другое... — начала говорить мама, пока Иван не заржал.</p>

<p>— Что?</p>

<p>— Свое первое предупреждение дочь получила, ударив мальчика, который толкнул ее.
Затем ее вообще отстранили от детского сада за то, что она стукнула того же пацана,
когда тот попытался заглянуть ей под юбку. Честно говоря, я почти уверена, что все
это ей подсказал Себастьян. Потом она ещё дважды была наказана в детском саду. Одна
девочка дернула ее за волосы, и Жасмин в отместку вытащила ее за косы прямо на
улицу…</p>

<p> Я узнала смех Джеймса.</p>

<p>— В школе какая-то девочка отобрала у нее печенье, и дочь сказала, что плюнет ей
в лицо, а проходящий мимо учитель услышал ее угрозы, — продолжала мама. — В первом
классе ее отстранили за то, что она натянула мальчугану трусы до лопаток, торчавшие
из штанов. Жасмин утверждала, что сделала это потому, что тот обижал какого-то
малыша. Во втором классе ей дважды делали выговор. Она вылила молоко на...</p>

<p> Все, достаточно. Я вела себя отвратительно. Это никого не должно было
удивлять.</p>

<p>— Ну, хватит. Ивану, Аарону и Джеймсу не нужно знать обо всех моих выходках, —
сказала я, зайдя на кухню.</p>

<p>Моя мама сидела между Иваном и Руби и широко мне улыбалась.</p>

<p>— Мы как раз дошли до хороших историй.</p>

<p>— Я не прочь послушать все, — подмигнул мне Джеймс.</p>

<p> Я вздохнула и остановилась позади сестры.</p>

<p>— Она может рассказывать о моих проделках в возрасте от пяти до десяти до


следующей субботы.</p>

<p> Мать отодвинула свой стул назад.</p>

<p>— Давайте поедим, детки, — затем она взглянула на Ивана. — Поужинаешь с нами? На
вкус моя стряпня, не как не золотая медаль, но... — она пожала плечами, — тоже
неплоха.</p>

<p> Я должна была догадаться, что мама пригласит Лукова остаться на ужин.</p>

<p> Черт.</p>

<p> Иван, казалось, задумался на мгновение, пока я стояла на пороге и молилась,


чтобы он отказался, прежде чем бросить взгляд в мою сторону и уточнить:</p>

<p>— А ты будешь?</p>

<p> Блядь.</p>

<p>— Да. Сегодня у меня читмил, — не знаю, зачем я оправдывалась.</p>

<p>Ледяные глаза задержались на моем лице на секунду.</p>

<p>— Хорошо.</p>

<p>Затем он повернулся к моей матери.</p>

<p>— Если у вас хватит еды для еще одного человека, то я останусь. Если нет, я
пойму.</p>

<p> Мама хихикнула.</p>

<p>— Еды у нас достаточно. Можешь об этом даже не переживать, — затем настала ее
очередь замереть. — Мы привыкли есть на кухне.</p>

<p> Иван моргнул.</p>

<p>— Отлично.</p>

<p>— Ну что ж, это было неловко, — пробормотала Тали, прежде чем отодвинуть стул и
встать. — Давайте ужинать.</p>

<p> По заведённому более двадцати лет назад порядку, мы схватили тарелки и


выстроились в очередь, чтобы наполнить их едой из кастрюль, расставленных на
столешнице. Я дождалась Ивана, пока тот обходил островок, и пропустила его
вперед.</p>

<p>— Не удивлен, что ты устраивала чистилище, начиная с детского сада, — прошептал


парень первым делом.</p>

<p> Я закатила глаза.</p>

<p>— С тех пор я набралась достаточно опыта.</p>

<p> Он вскинул брови.</p>

<p>— Буду иметь в виду в следующий раз, когда кто-нибудь побеспокоит меня.</p>

<p> Ха.</p>

<p>Это так мы пытались стать друзьями? Что-то не похоже.</p>

<p>— Окей, — затем я ударила его ногой по голени. Мягко. Ну, почти. — Давай
двигайся. Умираю с голоду.</p>

<p> Он сделал шаг назад, оглянувшись через плечо, чтобы увидеть Джеймса, который
стоял впереди, прежде чем посмотрел на меня и прошептал:</p>

<p>— Тебе ведь все равно, что я задержался здесь?</p>

<p> О, нет. Мне было не все равно. Я не знала, что с этим делать. С ним. С Иваном
Луковым, который по какой-то причине меньше часа назад сказал, что мы должны
попытаться поладить.</p>

<p> После всех наших споров и действий в отношении друг друга, мужчина, которого я
знала почти всю жизнь, хотел, чтобы мы постарались подружиться.</p>

<p> Было странно — не понимать, что с этим делать и как реагировать.</p>

<p> Но я не стала объясняться перед ним, в основном потому, что моя любопытная
семья находилась рядом, и понятное дело, как минимум двое из них подслушивали.
Вместо этого мне пришлось солгать и ответить:</p>

<p>— Меня это не беспокоит.</p>

<p> Иван прищурил глаза.</p>

<p>— Уверена?</p>

<p>Я действительно не умела лгать. Так что вскинула брови и не стала


отпираться.</p>

<p>— А это имеет значение?</p>

<p> Парень криво улыбнулся... немного пугая меня.</p>

<p>— Нет.</p>

<p> Именно об этом я и подумала.</p>

<p>— Твоя семья забавная, — продолжил он.</p>

<p>— Да, они такие.</p>

<p>— Ты уже знакома с моей, так что это справедливо.</p>

<p>— Справедливо для чего?</p>


<p>— Для нас. Мы ведь друзья.</p>

<p> Я даже не осознавала, что рукой теребила браслет, потирая застежку между
звеньями, пока металл не вонзился в подушечку моего большого пальца. Так сильно я
сжала ее. Оглянувшись вокруг и убедившись, что никто из моих родных не обращал на
нас внимания, я прошептала:</p>

<p>— Не уверена в том, что знаю, как это — быть друзьями.</p>

<p> Луков моргнул.</p>

<p>— Что ты имеешь в виду?</p>

<p> Мне не нужно было смотреть на него, когда я произнесла:</p>

<p>— То, что сказала. Мне непонятно, чего ты от меня ожидаешь.</p>

<p>— Того, что обычно делают друзья.</p>

<p> Настала моя очередь моргать. И поскольку никто на нас не глядел, я решила
продолжить говорить Ивану правду, так как никакого секрета в моих словах не было.
Или чего-то постыдного. Мне казалось это честно.</p>

<p>— Понимаю. Но, знаешь, твоя сестра — единственная настоящая подруга, с которой я
не была связана родством, и с которой мне удавалось поддерживать отношения все эти
годы.</p>

<p> Я очень гордилась нашей дружбой. У меня не было желания и времени мириться с
глупостью других людей. И я считала, что это одно из моих достоинств.</p>

<p> Иван только и делал, что глазел на меня.</p>

<p> Я пошевелила плечом.</p>

<p> Затем парень спросил:</p>

<p>— Ты разговаривала с ней в последнее время?</p>

<p> Я отрицательно покачала головой.</p>

<p>— А ты?</p>

<p>— Нет, — Иван повернулся и сделал шаг вперед, наконец добравшись до стойки.
Через плечо он спросил. — Разве ты не сообщила ей, что мы теперь партнеры?</p>

<p> Блядь.</p>

<p>— Нет, — мне пришлось остановиться. У меня были предположения на этот счёт. — Ты
ей тоже ничего не сказал?</p>

<p>— Нет.</p>

<p>— А родителям?</p>

<p>— Они сейчас в России. Я не звонил им со дня окончания чемпионата. Мать прислала
мне несколько фотографий. И на этом все.</p>

<p> Дважды блядь.</p>


<p>— Я думала, ты рассказал им.</p>

<p>— А я думал, что ты рассказала Карине.</p>

<p>— Мы общаемся не так часто, как раньше. Она занята учебой, пытаясь стать
врачом.</p>

<p> Мне удалось разглядеть лишь затылок Ивана, когда парень медленно и задумчиво
кивнул, словно раздумывая о том же, о чем и я. Его следующие слова подтвердили мои
догадки.</p>

<p>— Она нас точно убьет.</p>

<p> Карина именно так бы и поступила. Однозначно.</p>

<p>— Позвони ей и признайся, — попыталась я скинуть проблему на Ивана.</p>

<p>— Сама позвони, — усмехнулся он, не глядя на меня.</p>

<p> Я ткнула Лукова в спину.</p>

<p>— Карина — твоя сестра.</p>

<p>— Ага. А еще твоя единственная подруга.</p>

<p>— Мудак, — пробормотала я. — Давай подбросим монетку. Кто проиграет, тому и


звонить.</p>

<p>Иван оглянулся на меня.</p>

<p>— Неа.</p>

<p> Вот же засранец.</p>

<p>— Я не собираюсь сообщать ей.</p>

<p>— Я тоже.</p>

<p>— Не будь тряпкой и сделай это, — прошипела я, стараясь говорить потише.</p>

<p> Смешок парня заставил меня нахмуриться.</p>

<p>— Похоже, я здесь не единственная тряпка, — ответил он.</p>

<p> У меня приоткрылся рот. Иван меня подловил. Да, блядь, так и есть.</p>

<p>— У меня вопрос: вы когда-нибудь соглашаетесь друг с другом? — спросил Джонатан,


стоя в нескольких футах от Ивана, с тарелкой, заваленной едой.</p>

<p> О чем я вам говорила? ДжоДжо — «Любопытная Варвара».</p>

<p> — Нет, — ответила я в тот же миг, как Иван сказал «да».</p>

<p>Хитрая улыбка на лице моего брата показала мне, что он слышал весь наш разговор.
Или, по крайней мере, почти весь.</p>

<p>— Я не собирался подслушивать, но ничего не смог с собой поделать. Если вы так


боитесь звонить Карине по одиночке, почему бы просто не набрать её, пока вы оба
здесь, чтобы она не разозлилась, а если и расстроится, то на вас двоих
одновременно. А? А? — предложил он, словно для него этот вопрос казался простейшим.
Еще бы, сложившаяся ситуация не имела никакого отношения к его жизни.</p>

<p> На самом деле все было совсем не просто. Я и не ожидала ничего другого от своих
родственников. Не думаю, что мой отец страдал таким же любопытством, как и
остальная семейка, однако… наверняка я сказать не могла, и, честно говоря, это не
имело особого значения. Потому что его все равно никогда не было рядом.</p>

<p> Я решила , что ДжоДжо все же был прав. Иван, должно быть, подумал то же самое,
потому что взглянул на меня и вскинул брови. Беспокоилась ли я о том, что Карина
разозлится, потому что никто из нас не сообщил ей о таком важном решении? Нет.</p>

<p> Но все же…</p>

<p>— Это отличная идея, если вы спросите меня, — пробормотал ДжоДжо, прежде чем
пройти мимо нас, чтобы добраться до своего места за столом.</p>

<p> Иван двинулся вперед в очереди и сразу же принялся накладывать еду в тарелку. А
затем сказал достаточно тихо, чтобы услышала только я.</p>

<p>— Неплохая идея.</p>

<p>— Да, это так, но не говори ему об этом. Потому что если он узнает, то поставит
себе в дневник галочку и следующие пять лет будет постоянно об этом напоминать.</p>

<p> Высокий мужчина и по совместительству мой партнер протянул мне нож для лазаньи.
Я отрезала кусок, который показался мне аппетитным и насытил бы меня, но не
настолько огромный, чтобы у меня на боках отложилось десять фунтов, особенно после
пересмотра диеты в связи с тренировками. Затем добавила два ломтика чесночного
хлеба и небольшую порцию салата, потому что, несмотря на читмил, в моем рационе
требовались овощи.</p>

<p>Наполнив свою тарелку и оглянувшись в поисках свободного места, я заметила, что


не занятыми остались только рядом стоящие стулья. Иван присел на один, а мне лишь
оставалось занять другой, при этом я оказалась зажатой между моим партнером и Руби.
Мой взгляд остановился на Иване, когда тот потянулся за рулоном бумажных полотенец,
который кто-то оставил в центре стола. Парень оторвал одно, затем на мгновенье его
рука зависла в воздухе, и он оторвал еще одно. Как только я начала резать лазанью
на кусочки, что-то белое упало мне на колени.</p>

<p> Это оказалось то самое бумажное полотенце.</p>

<p>— Не был уверен, что ты сможешь дотянуться до салфеток, — прошептал Иван, вновь
считая себя остроумным ослом.</p>

<p> Я искоса посмотрела на него, мои руки все еще были заняты нарезкой еды в
тарелке.</p>

<p>— Ну, знаешь… Потому что ты коротышка.</p>

<p> Кусая себя за щеку, чтобы не реагировать, я пробормотала:</p>

<p>— Я поняла, что ты имел в виду.</p>

<p>Все мое внимание было приковано к салфетке, а голова — забита мыслями о том, что
Луков сделал для меня что-то хорошее. Просто так. Он даже не плюнул в нее. Я бы
заметила. Поэтому совершенно не понимала, что делать с этим добрым жестом, кроме
как поблагодарить парня, что само по себе почти причиняло душевную боль. Почти.</p>
<p> Иван, должно быть, знал об этом, потому что краем глаза я увидела, как он
повернулся и приподнял брови от удивления, будто не мог поверить, что я только что
произнесла слово на букву «с».</p>

<p>Мне тоже не верилось, что мои губы секунду назад произнесли слово «спасибо».
Сегодня я уже использовала слова благодарности в его адрес. И мне не хотелось
превышать свою норму.</p>

<p>— Как у вас проходят тренировки, Иван? — спросила моя мать, пока я пыталась
выяснить, что происходит, и как реагировать на всю эту нелепость под названием
«дружеский» план Ивана. — Жасмин рассказывает мне только то, что у вас все
хорошо.</p>

<p> Засунув в рот большой кусок лазаньи, я бросила взгляд на маму. Вот ведь плакса.
Она хотела услышать подробный отчет, но мне нечего было рассказать. Так что, само
собой, она мне не поверила. Эта женщина знала, что я не смогу долго молчать.</p>

<p>— Все в порядке. Мы пока не начали разучивать хореографию; все еще пытаемся
разобраться с некоторыми элементами. Скорее всего, займемся хореографией в начале
июня, — легко ответил мужчина, сидящий рядом со мной и расположивший руки с
приборами по обеим сторонам от тарелки.</p>

<p>Мои близкие покивали в согласии, поэтому я откусила чесночный хлеб и стала


наблюдать за членами своей семьи, чтобы понять, кто из них продолжит допрос Ивана.
Так как это точно должно было произойти. И это то, чего я пыталась избежать.
Неважно, что он не являлся моим парнем, а просто был важной фигурой в моей жизни,
если не больше. На самом деле, он был более значимым, чем любой из моих бывших
бойфрендов и партнеров.</p>

<p>— Приятно слышать, — ответила моя мать, когда я почти дожевала свой хлеб. Затем
она улыбнулась. Ее лицо выглядело устрашающе спокойным и милым, и стало ясно, что
следующие ее слова окажутся бомбой. Я была готова поклясться, что даже Бен, сидящий
рядом с ней, почувствовал это, потому что пробормотал «о, нет» себе под нос.</p>

<p>— Так почему ты взял Жасмин в пару всего на год? — спросила мамуля со спокойной
улыбкой.</p>

<p> Я фыркнула, отчего наполовину пережеванный кусок хлеба застрял у меня в горле,
заставив задыхаться в тот самый момент, когда Руби прошипела:</p>

<p>— Мама!</p>

<p>Я продолжала мучиться удушьем, потому что мокрый кусок намертво засел в моей
трахее, и стало ясно, что просто так от него не избавиться. Что-то тяжелое и
большое сильно ударило меня по спине, расшатывая хлеб. Схватив бумажное полотенце,
которое дал мне Иван, я выплюнула в него кусочек еды, прохрипела, а затем начала
кашлять. Мои глаза слезились. Кто-то сунул стакан воды в мою руку, и я взяла его
почти вслепую, выпив всю воду, а затем продолжила кашлять в руку, пока все не
прошло.</p>

<p> И снова Иван ударил меня по спине своей огромной ладонью, так же сильно, как и
в первый раз.</p>

<p>— Я в порядке, — опять зашлась я в кашле.</p>

<p> Меня не удивило, когда он снова шлепнул меня по спине.</p>

<p>— Ты как? Все нормально? — спросила у меня Руби.</p>


<p> Сделав еще один глоток воды, я кивнула, пытаясь сморгнуть слезы, которые
появились, когда у меня случилось удушье.</p>

<p>— Ну так что? — продолжала давить моя мать.</p>

<p>— Ну... — начал было Иван, прежде чем я подняла руку и покачала головой.</p>

<p> Хотелось ли мне услышать его ответ? Какой бы трусихой меня это не делало, но
нет. Я не была готова узнать правду. По крайней мере, не на глазах у своей
семьи.</p>

<p>— Не надо, ты не обязан отвечать на этот вопрос, — я взглянула на маму и пожала


плечами. — Хватит, женщина. Это его личное дело.</p>

<p> На мамином лице оставалось все то же выражение, что и всегда, когда она
считала, что я струсила. Повернувшись к Ивану, моя мать решила зайти с другой
стороны.</p>

<p>— А как твои родители? Я не видела их уже несколько месяцев. Последний раз мы
пересекались на рождественской вечеринке.</p>

<p>— Они гостят у родственников в Москве, но у них все хорошо, — ответил


парень.</p>

<p>— Дедушке уже лучше? Твоя мама упоминала, что прошлой осенью у него случился
сердечный приступ.</p>

<p>Иван пожал широкими плечами.</p>

<p>— Да, лучше, но упрямый старик все еще отказывается признать, что ему за
восемьдесят, и что есть люди, которые могут управлять компаниями вместо него. Ему
нужен покой, но… — на лице Ивана расцвела самая теплая улыбка, и я не понимала, как
реагировать на это, — он никого не слушает.</p>

<p> Через стол я услышала, как ДжоДжо пробормотал:</p>

<p>— У нас в семье тоже есть такой упрямец.</p>

<p> Джеймс повернулся к мужу и покачал головой, давая понять, что тому следует
заткнуться.</p>

<p> А я просто решила не отвечать на выпад Джонатана. Наша семья славилась большим
количеством упрямцев, и ДжоДжо прекрасно знал об этом. Начиная с женщины,
продолжающей задавать неудобные вопросы.</p>

<p>— Некоторые люди не знают, как уйти на пенсию и оставить работу. Меня это
нисколько не удивляет, — ответила мама.</p>

<p> Иван кивнул.</p>

<p>— Родители сказали мне, что твой дед хочет, чтобы ты переехал в Россию, —
продолжила она.</p>

<p> Я бросила нарезать лазанью, пытаясь переварить ее слова.</p>

<p>Иван собирался переехать в Россию? Мама никогда об этом не упоминала.</p>

<p> С другой стороны, зачем бы ей это делать? До сегодняшнего дня у нас не было
причин обсуждать Ивана. Она знала, что я не являлась его поклонницей. А также
знала, что и Луков от меня тоже не в восторге.</p>

<p> Но…</p>

<p> Серьезно, Иван решил переехать в Россию?</p>

<p> Хотя родился и вырос в Соединенных Штатах. Карина однажды рассказала мне, что
их родители иммигрировали из-за угроз в адрес семьи из-за бизнеса деда. Они только
недавно поженились и хотели, чтобы их дети росли в безопасности, поэтому решили
начать все с нуля вдали от одного из самых богатых людей России.</p>

<p>Только один раз Карина упомянула, насколько разочарован был их дедушка, что его
внук, завоевавший золотую медаль, выступал не за страну, в которой прожил всю свою
жизнь его предок. Она поведала мне, как он пытался подкупить Ивана, чтобы тот
переехал в Россию, но ничего не получилось. Затем Карина рассмеялась и сказала, что
возьмет деньги и уйдет, если дедушка предложит их ей... но старик этого не сделал.
Потому его внучка не стала талантливым спортсменом, которым могла бы гордиться
страна. Она была умницей с большим сердцем и мечтала стать врачом. Ничего
страшного.</p>

<p>— Раз в два года он стабильно просит меня переехать, — сказал Иван неизменно
вежливым тоном.</p>

<p> Но я поняла, как это прозвучало.</p>

<p> Может парень и был последним человеком в мире, о котором стоило заботиться или
защищать, но если кто и знал, каково это — вынужденно рассказывать о том, о чем
предпочел бы молчать, так это я. И эти допрашивающие его люди являлись моей семьей.
Поэтому я решила попытаться переключить их внимание на себя, хотя позже мне точно
предстояло об этом пожалеть.</p>

<p>— У нас через пару дней фотосессия, — пробормотала я неразборчиво, уже сожалея о
том, что попыталась стать спасительницей.</p>

<p>— Для веб-сайта или журнала? — уточнил Джеймс.</p>

<p> Засунув в рот еще один кусок лазаньи и сделав паузу, пока не прожевала основную
часть, я ответила:</p>

<p>— Для журнала.</p>

<p>— Какого? — продолжал расспрашивать он. — Я заставлю всех, кого знаю, купить
его.</p>

<p> Всех, кого он знал? Ой, да плевать. Чего мне было стыдиться? Ничего. Вот
именно.</p>

<p>— TSN, — ответила я, ссылаясь на журнал «The Sport Network».</p>

<p> К разговору подключился муж моей сестры, Аарон.</p>

<p>— О, Руби как раз подарила мне подписку на Рождество.</p>

<p> Я закрыла глаза, напомнив себе о самом важном доводе, который заставил меня
согласиться на съемку в первую очередь: у каждого человека на земле имелась
задница. И съемочная группа не собиралась заставлять меня наклониться и раздвинуть
ее пошире.</p>
<p> Однако…</p>

<p>— Ну, возможно, ты решишь пропустить страницу, на которой будем мы, — сказала я
своему шурину. Мне было все равно, увидит ли Джеймс мой зад или нет, потому что он,
очевидно, не придавал большого значения внешности, так как был женат на «Дамбо». Но
Аарон мог отреагировать иначе. Может, потому что он был натуралом. Да к тому же
очень и очень красивым. Мне оставалось только догадываться, что Руби почувствует по
этому поводу.</p>

<p> И тут послышался подозрительный голос моей матери.</p>

<p>— С чего бы это?</p>

<p> Я запихнула в рот еще немного лазаньи перед тем, как сказать им правду.</p>

<p>— Потому что мы с Иваном будем сверкать голым задом на станицах журнала.</p>

<p> Заметив, каким Иван окинул меня взглядом, мне показалось, что на его лице
мелькнуло что-то, похожее на улыбку.</p>

<p>— Так съемка для того спец-выпуска? — спросил Аарон, по-видимому, точно понимая,
что именно там будет напечатано<sup>28</sup>. Я кивнула ему, прежде чем откусить
еще один кусочек чесночного хлеба.</p>

<p>— Это же потрясающе, Жас! — через секунду воскликнул Джеймс. — Я бы хотел купить
его, если тебя это не беспокоит.</p>

<p> Рядом с ним фыркнул мой брат.</p>

<p>— Ой, да ладно. Этой извращенке все равно.</p>

<p>Приехали.</p>

<p>— Если я не застенчива — это не значит, что я извращенка, — затем все мое
внимание переключилось на Джеймса. — И, нет. Не беспокоит. Худшее, что они могут
показать — это мой зад, — добавила я. По крайней мере, мне так казалось. Они не
станут публиковать мои соски в журнале. Правда ведь? Вроде тренер Ли подтвердила,
что они не должны, но я не могла вспомнить дословно. Поэтому повернулась к Ивану и
уточнила. — Да?</p>

<p>— Видишь? Она разочарована, потому что они собираются опубликовать в журнале
только ее пятую точку, — пробормотал ДжоДжо, глядя на Джеймса и скорчив рожу.</p>

<p> Я не стала обращать на него внимания. Все знали, что мой брат, не смотря на
свои остроты, был очень застенчивым. У него имелись шрамы от ранений со времён
службы в морской пехоте. Насколько мне известно, Джонатан всегда был ханжой, но не
стану утверждать наверняка. Нам с мамой казалось забавным, что он настолько
консервативный, но, черт возьми, я никогда бы не стала тешить его самолюбие,
озвучивая это вслух.</p>

<p>Иван скорчил физиономию, и мне подумалось, что он хотел было пошутить, но решил
оставить свое высказывание при себе.</p>

<p>— А ты хотела, чтобы они показали больше? — вместо шуток спросил этот идиот.</p>

<p> Я моргнула.</p>

<p> — Кстати, в рейтинге «не рекомендовано детям до тринадцати»<sup>29</sup>, это


лучшее, что я видел, — сказал он. — Никто, кроме фотографа и технического
персонала, не увидит... остального.</p>

<p> Ну и кроме него, ага.</p>

<p> Я никогда не стыдилась своего тела. Может быть, у меня и был лишний вес, даже
при подготовке к соревнованиям, однако я всегда старалась следить за своим рационом
с момента, как решился вопрос с сотрудничеством. Мне не было стыдно за гены,
которыми одарила меня природа. И да, у меня имелось самомнение, но моего тела это
не касалось.</p>

<p> Однако все ещё оставались сомнения по поводу того, чтобы предстать перед этим
придурком голой, независимо от разговора, который состоялся несколько недель назад
с тренером Ли, когда та озвучила мне идею съемки.</p>

<p>— Мам, разве ты не собираешься запретить ей сниматься голой? — спросил мой


брат.</p>

<p>— С чего бы мне это делать? — мама приподняла бровь и сделала глоток из
огромного бокала с вином, который вытащила из ниоткуда, словно волшебник.</p>

<p>— Потому что... — ДжоДжо пожал плечами, — твоя дочь предстанет обнаженной на
обложке журнала, и миллионы людей увидят ее в чем мать родила.</p>

<p>— И что? — прозвучал ответ, который меня совершенно не удивил. Несмотря на


растяжки и кожу шестидесятилетней женщины, мама продолжала носить бикини. — В чем
проблема?</p>

<p> ДжоДжо скользнул темно-карими глазами из стороны в сторону, прежде чем


ответить:</p>

<p>— Ну, она же будет голой.</p>

<p> Мама прищурилась, а я задумалась о том, насколько прав мой брат.</p>

<p>— А ты, что, никогда не раздеваешься?</p>

<p> Джонатан застонал, откинувшись спиной на стул.</p>

<p>— Раздеваюсь, но не для того, чтобы миллионы людей дрочили на мои фото!</p>

<p> Слова брата заставили меня замереть.</p>

<p> И я представила, что бы случилось, если бы «миллионы людей» увидели меня


голой.</p>

<p> Твою мать!</p>

<p> Блядь, блядь, блядь.</p>

<p>— Хочешь сказать, что с телом твоей сестры что-то не так?</p>

<p>— Нет, это не то, что я пытаюсь объяснить.</p>

<p>— Если бы Себастьян участвовал в фотосессии, ты бы тоже стал такое утверждать? —


спросила моя мать, сделав еще один глоток вина. Или пять. Я перестала считать,
потому что все еще обдумывала слова Джонатана, рассуждая о том, насколько сильно
мне не хотелось, чтобы «некоторые люди» лицезрели мое обнаженное тело.</p>

<p> <emphasis>«Ты уже согласилась»</emphasis>, напомнила я себе. И раз уж


согласилась, то что оставалось делать? Перестать жить своей жизнью из-за каких-то
мудаков?</p>

<p> Нет. Пусть мне и хотелось пойти на попятную.</p>

<p>Я все же не могла так поступить. Поэтому решила оставить свои размышления на
потом. Мне не нужно было, чтобы кто-то из членов семьи заметил по выражению моего
лица, что меня что-то гнетет. Не стоило выдавать свои секреты.</p>

<p> ДжоДжо вздохнул, затем пробормотал:</p>

<p>— Нет.</p>

<p> На что мама подмигнула.</p>

<p>— Тогда не будь лицемером или сексистом. Человеческое тело — это естественно.
Там же не будет сексуального подтекста… да, Иван?</p>

<p>Луков ударил своим коленом по моей ноге и выкрутился.</p>

<p>— Нет, мэм. Это для искусства.</p>

<p>— Видишь, Джонатан? Это для искусства. Вспомни, например, скульптуру Давида. Или
Венеры Милосской — она ведь тоже практически голая. В молодости у меня был парень-
художник. Я позировала ему пару раз. Голой, ДжоДжо, — улыбнулась она. — Ты
считаешь, твоя сестра не так хороша, как Иван? Думаешь, она не заслуживает…</p>

<p>— Боже. Прости, — торопливо перебил Джонатан, качая головой, как будто, наконец,
вспомнил, с кем, черт возьми, он разговаривал. — Я не должен был ничего
говорить.</p>

<p>— Жасмин — красивая сильная женщина, которая сделала то, чего не могут миллионы
других людей. Ее тело отточено, благодаря многочасовым практикам. Ей нечего
стыдиться. У нас у всех есть грудь. Я кормила тебя ею, и ты не жаловался.</p>

<p> Уже на половине маминой тирады ДжоДжо начал быстро мотать головой, как бы
пытаясь сказать «о, нет, пожалуйста, только не это». Но он сам нарвался.</p>

<p>— Прости за мои слова. Мне жаль. Давай притворимся, что я ничего не говорил, —
пробормотал он.</p>

<p>— Здесь нечего стыдиться…</p>

<p>— Мам, ну я же уже извинился.</p>

<p> Иван ногой снова задел меня, но я была слишком занята, пытаясь не рассмеяться
над выражением лица ДжоДжо.</p>

<p> Наша мать продолжала гнуть свою линию.</p>

<p>— Женская грудь — это естественно…</p>

<p>— Знаю, мам, знаю. Я уважаю женщин. И ничего не имею против женской груди. Мне
просто не хочется, чтобы она мелькала перед моим носом.</p>

<p>— Она олицетворяет женственность, красоту…</p>

<p> Мне показалось, что Джонатан начал задыхаться.</p>


<p>— Мама, пожалуйста…</p>

<p>— Только недалекие идиоты считают, что раз у женщин есть вагина и грудь, то они
— слабый пол...</p>

<p>— Ты точно не слабая. Ни одна из вас, клянусь.</p>

<p>— Знаешь, каково это…</p>

<p>Иван в очередной раз ткнул своей ногой мою, и я не смогла удержаться от того,
чтобы не повернуться к нему лицом, сжимая губы, лишь бы не рассмеяться. Ледяные
серо-голубые глаза встретились с моими, и было очевидно, что парень также пытался
сдержать смех. Особенно после того, как моя мать продолжила отчитывать брата.</p>

<p>— Женщины сплотились и долго боролись за независимость, чтобы твоя мать и сестры
не считались собственностью своих мужей, — в конце концов, мама вернулась к
предыдущему разговору. — Если твоя сестра решила показать данное Богом тело, то это
ее право. И я не собираюсь ее останавливать. Ни я, ни ты, и никто другой.</p>

<p> Затем она указала на ДжоДжо вилкой и покачала головой.</p>

<p>— Я тебя такому не учила, Джонатан Арвин.</p>

<p> Я чуть не упустила момент, когда она произнесла его второе имя.</p>

<p> Брат, замерев, продолжал сидеть с опущенной головой, когда простонал:</p>

<p>— Ты права. Мне очень жаль. Прости меня.</p>

<p>Мама ухмыльнулась и подмигнула мне. И я рассмеялась.</p>

<p>— Знаете, о чем я подумала? Если что, мы скупим весь тираж, и тогда точно не
останется непроданных журналов. Я оформлю его в рамку и поставлю на каминную
полку.</p>

<p> Вряд ли мы бы это потянули, но я решила промолчать.</p>

<p> Аарон усмехнулся.</p>

<p>— Скорее всего трудностей с продажами не будет. Обычно их раскупают за короткий


срок.</p>

<p>— Вот видишь? Все ценят наготу. В этом нет ничего плохого. Ты наверняка
посматривал порно, когда думал, что я об этом не знаю.</p>

<p> Фраза матери заставила всех нас застонать.</p>

<p>— Никогда больше не произноси вслух слово «порно», — сказала я ей, пытаясь
стереть этот момент из своей памяти.</p>

<p>— Тебе лучше помолчать, Жасмин Имельда, — произнесла моя мать.</p>

<p>И я заткнулась, пока она не решила повернуться ко мне и не заговорить о том, что
я сделала или сболтнула в прошлом. На этой ноте мне захотелось сменить тему, чтобы
мама зацепилась за нее и начала разглагольствовать о том о сем. Если честно, мне
нравились напыщенные речи матери, но также хотелось избавить от них тех, кто к ним
не привык.</p>

<p>— Хочешь позвонить Карине и рассказать ей? — внезапно задала я вопрос Ивану.</p>
<p> Джонатан резко вздохнул и заерзал на своем стуле, словно воскрес из
мертвых.</p>

<p> У Лукова появилось странное выражение на лице. Будто он не понимал, почему я


так резко сменила тему. Возможно парень просто не доверял мне или же понял, что я
попыталась сделать. Но это выражение я видела не впервые.</p>

<p>— Конечно?</p>

<p> Это его «конечно?» было больше похоже на «я не уверен».</p>

<p> С сожалением глядя на то, что осталось от еды, я решила не давиться холодной
лазаньей и чесночным хлебом. Вытащив телефон из кармана, я положила его на стол и
начала листать адресную книгу в поисках имени «Карина». Затем нажала кнопку
вызова.</p>

<p>— Что ты делаешь? — спросила мама.</p>

<p>— Никто не сказал Карине, что Жас и Иван теперь партнеры, — ответил брат, придя
в себя и пристроив вилку с ножом на тарелку. Затем он, как обычно, сложил ладони
под подбородком, а локтями уперся в стол.</p>

<p> Я поставила телефон на громкую связь, как только пошло соединение. Скорее всего
Карина не возьмет трубку. Но шансы на то, что она ответит, все же оставались. Мне
больше не было известно её расписание. В последний раз, когда мы разговаривали, она
сама позвонила мне.</p>

<p>— Позвони Карине! Давай звони Карине! — стал тихо напевать ДжоДжо, а затем и моя
мать присоединилась к нему.</p>

<p>— Ну давай же, звони ей! — открыла свой рот любопытная Тали.</p>

<p>— Звоню, — прошептала я, наблюдая за экраном, который показывал, что все еще
продолжалось соединение.</p>

<p>Иван молча смотрел на меня.</p>

<p>Пошла последняя попытка набора номера, и за секунду до того, как должен был
раздаться звуковой сигнал, отправляющий меня на голосовую почту…</p>

<p>— Алло? — произнёс задыхающийся голос.</p>

<p>Мы с Иваном переглянулись. Какого черта она так дышала?</p>

<p>— Жасмин, ты меня слышишь? — голос Карины зазвучал более спокойно.</p>

<p>— Да. Я не вовремя?</p>

<p>— Я занималась на беговой дорожке и подбежала к телефону так быстро, как только
смогла, — объяснила она, все еще тяжело дыша. — Извини, дай мне секундочку.</p>

<p> Мы с Иваном встретились глазами, и я подумала о том, какое облегчение, что она
не занималась чем-то этаким, о чем не должны были знать ее брат и мои
родственники.</p>

<p>— Окей, я вернулась. Извини. Отходила попить воды. В чем дело? Ты, наконец-то,
вспомнила, что у тебя есть лучшая подруга? — поддразнила меня Карина, все еще
тяжело вздыхая.</p>
<p>— У тебя вообще-то тоже есть мой номер.</p>

<p>Она цокнула.</p>

<p>— Я была занята...</p>

<p>— Да неважно. Слушай, я тут ужинаю со своей семьей.</p>

<p>— Ааа, так я на громкой связи?</p>

<p> Мне пришлось сделать паузу.</p>

<p>— Да.</p>

<p> Теперь уже Карина ненадолго замолчала.</p>

<p>— Ты, что, беременна?</p>

<p> Тали фыркнула, и я бросила на нее раздраженный взгляд.</p>

<p>— С чего ты взяла?</p>

<p>— А зачем бы еще ты разговаривала со мной по громкой связи? — произнесла моя


подруга, прежде чем добавить. — Привет, моя вторая семья. Я так по вам скучала.</p>

<p>— Привет, Карина! — одновременно крикнули Тали, моя мать и ДжоДжо, а Руби
присоединилась к ним чуть позже.</p>

<p>— Привет! — со слезами в голосе произнесла Карина, прежде чем ее голос стал
нормальным. — Жас, без шуток, ты беременна?</p>

<p>— Нет, — огрызнулась я. — Конечно, нет.</p>

<p>— О, слава тебе, Господи. Я уж подумала, твоя жизнь пошла под откос. Фух.</p>

<p>— А ничего, что у меня пятеро детей? — вмешалась моя мать.</p>

<p>— У вас все хорошо, Мама, — ответила Карина, назвав по-привычке мою мать
«мамой». — А вот жизнь вашей дочери висела бы на волоске. Так зачем ты звонишь мне,
Жасмин, если не собиралась поздороваться со своей подругой, которая, как оказалось,
все еще жива?</p>

<p>Я закатила глаза и неслышно прошептала Ивану: «Твоя сестра».</p>

<p>— Мне было некогда, и я забыла тебе кое-что сказать, — начала я.</p>

<p>— Говори, — ответила Карина после непродолжительной паузы.</p>

<p> — Как и Иван.</p>

<p> Снова пауза.</p>

<p>— Иван? Мой брат, Иван?</p>

<p>— Единственный и неповторимый, — произнесла я. — В марте он попросил меня стать


его новым партнером.</p>

<p> Моя подруга молчала. Десять секунд, двадцать, тридцать. Возможно, её молчание
затянулось на минуту или больше, и мы с Иваном уже начали переглядываться, когда
громкий смех Карины послышался из динамика.</p>

<p>— О Боже! — кричала она в трубку.</p>

<p>— Почему она смеется? — спросил Аарон у Руби.</p>

<p> Моя сестра пожала плечами.</p>

<p>—Аааа! — продолжала завывать от смеха Карина.</p>

<p>— Ну хватит уже ржать! — рявкнула я на неё, прекрасно зная, что та впала в
истерику и не услышит мои слова.</p>

<p>— Ты и Иван? — взвизгнула моя подруга.</p>

<p>— Он сидит рядом, если что, — дала я знать.</p>

<p>— Привет, Рина, — поздоровался Луков.</p>

<p> Моя подруга начала смеяться. Снова.</p>

<p>— Я не могу в это поверить! — причитала она.</p>

<p>— Что вы с ней сделали, что она стала так реагировать? — спросила я Ивана, даже
не осознавая этого.</p>

<p>— Она такой родилась, — ответил он, его взгляд был приклеен к темному
экрану.</p>

<p>— Все лучше, чем я ожидал, — пробормотал Джеймс.</p>

<p> ДжоДжо вздохнул.</p>

<p>— А я вот очень разочарован. Мне казалось, Карина разозлится, раз вы забыли
рассказать ей.</p>

<p>— Два самых упрямых человека в моей жизни, теперь катаются в паре? — завизжала
Карина. — ХАХАХА!</p>

<p>— Ну, я тебе позже устрою, — ответила я.</p>

<p>— Умоляю! Скажите мне, что кто-нибудь записывал ваши совместные тренировки. О!
Лучше скажите мне, что вы ведёте он-лайн трансляции. Я бы изучила каждую минуту.
Дайте мне знать заранее даты ваших соревнований. Это же будут «Голодные Игры» на
льду. Я куплю всем членам семьи места в первом ряду, — орала она, продолжая
заливаться смехом.</p>

<p> Я закатила глаза и покачала головой.</p>

<p>— Мы теперь... — Что? Друзья? Было рановато говорить об этом. — У нас все в
порядке.</p>

<p>— Похоже, мечта, которую я лелеяла четырнадцать лет, наконец-то, сбылась, —


возникла пауза, а затем опять послышался громкий смех. — Ты и Иван! АХАХА!</p>

<p> Не знаю, почему её реакция так меня удивила... Конечно, Карина решила бы, что
это смешно.</p>
<p> Два года назад я бы отреагировала так же.</p>

<p> Мы с Иваном. Ужинали. В моем доме. С моей семьей. И пытались стать друзьями.
Что бы это ни значило.</p>

<p> Однако являлось правдой.</p>

<p>И судя по всему, Карина наслаждалась ситуацией.</p><empty-line


/><p><strong>Глава 10</strong></p><empty-line /><p>— Не думаю, что все еще хочу
сниматься для журнала, — объявила я тренеру Ли неделю спустя.</p>

<p>Долгую неделю безостановочных размышлений о причинах — включая последующие


противные шуточки Ивана — по которым не стоило соглашаться на фотосъёмку.</p>

<p>С того момента, как мы с моим партнером решили стать друзьями, прошло целых семь
дней, и пока все протекало... неплохо. За это время мы ни разу не нагрубили друг
другу. Однажды Иван даже улыбнулся мне, когда я встала на его сторону в споре с
тренером Ли по поводу правильности исполнения элемента.</p>

<p> У нас все было в порядке. Абсолютно.</p>

<p>Возможно, именно эта причина и повлияла на мой отказ. Мне не хотелось, чтобы
Иван снова начал надо мной насмехаться. По крайней мере, в тот момент, когда я
осталась бы без одежды. И плевать, что подумали бы фотограф и его помощники...
Потому что только Луков мог разозлить меня по-настоящему.</p>

<p>А я и так была не в духе, особенно после бессонной ночи из-за стресса по поводу
фотосъемки. Галина назвала бы мое состояние взвинченным, но оно больше смахивало
на… нервозность. Из-за последствий. Долгосрочных и краткосрочных. С Иваном и без
него.</p>

<p>Я находилась в нервом напряжении из-за того, что собиралась сделать. Все мои
внутренности скручивало, словно демонстрируя насколько плохой окажется эта затея. И
тому была причина. Каждый раз, когда я игнорировала внутреннее беспокойство, за ним
позднее следовала расплата.</p>

<p>Так что...</p>

<p>Тренер Ли пристально посмотрела мне в глаза. Мы стояли на катке недалеко от


выхода. В этот ранний час в комплексе практически никого не было. Лицо Нэнси
мгновенно стало непроницаемым, а рот скривился. Но выдало ее недовольство именно
подергивание пальцев рук. И еще натянутая улыбка, которую женщина нацепила, когда
прохрипела:</p>

<p>— Есть что-то, о чем мне стоит знать?</p>

<p> Что-то, о чем ей стоит знать?</p>

<p>О моей нервозности. О том тревожном состоянии, из-за которого внутри все болело,
и которое полностью влияло на мое самочувствие. Но все, что я смогла ответить, это
пожать плечами.</p>

<p>— Не уверена, что хочу участвовать в совместной съемке с Иваном, — сказала я. —


Когда мы выполняем поддержки полностью одетыми, это одно дело, но чем больше я
размышляю о том, чтобы исполнить элементы голышом... даже не знаю, — мне пришлось
солгать отчасти.</p>

<p> Потому что на самом деле я все прекрасно знала. Знала ту самую причину, по
которой хотела отказаться. У меня вновь появились сомнения.</p>
<p>Три дня назад мне опять пришлось начать удалять комментарии и сообщения от
случайных парней на своей странице в Instagram. Там было всего два комментария, но
даже их хватило за глаза. Люди упомянули, что «они разрушат мою карьеру» и «порвут
(мою) задницу». Затем посыпались личные сообщения, в одном из которых мне прислали
две фотографии члена, а в другом кто-то просил меня опубликовать видео моих босых
ног. И из-за этого я опять начала размышлять о словах, сказанных Джонатаном за
ужином несколько дней назад. О незнакомцах, которые будут мастурбировать на мои
фото.</p>

<p>Я не была ханжой, но выложив в соцсеть фотографии одного из наших с Иваном


балетных уроков, которые прислала тренер Ли (именно для этого), мне не доставляло
удовольствия разбираться с такого рода комментариями и сообщениями. Конечно, мне и
раньше доводилось видеть мужские члены. Но все же хотелось, чтобы у меня был свой
собственный выбор. Я определенно не приходила в восторг от воспоминаний о
присланных мне отвратительных фото и видео, из-за которых у меня возникло чувство
беспомощности, и началась бессонница. Настолько эти сообщения были мерзкими.</p>

<p> Я измучилась и перестала нормально спать. Все меньше и меньше.</p>

<p> До тех пор, пока у меня практически не случился нервный срыв из-за переживаний
по поводу всей этой дряни. Мне не хотелось видеть такую гадость.</p>

<p>Все, о чем я мечтала — это фигурное катание. Остальное меня не волновало.</p>

<p> Но, к сожалению, в наши дни так действовать не получается.</p>

<p> На лице тренера Ли появилось забавное выражение, а затем она произнесла:</p>

<p>— Иван что-то сказал тебе?</p>

<p> Черт. Разве я недостаточно хорошо продумала свою речь? В голове возник лишь
размытый ответ на её вопрос.</p>

<p>— Он всегда что-то говорит, но в данном случае это не его вина.</p>

<p> Женщина прищурила глаза.</p>

<p>— Ты знаешь, о чем я. Он ляпнул что-то о съемках с тобой? Потому что, если
честно, раньше мысли об этом тебя не беспокоили.</p>

<p>Все было так очевидно? Поскольку Ли, действительно, была права; комментарии
Ивана обычно меня не трогали. Да, они меня раздражали. Порой мне даже хотелось
убить его. Но разве меня это как-то тревожило? Нет, нисколько. Однако стоять голой
перед кем-то вроде Ивана, который почти всегда смотрел на меня с явным осуждением,
это как биться с титаном, прекрасно осознавая, что тот уничтожит тебя. Луков узнал
бы обо мне то, чего не знали другие. И после съёмки наверняка стал доставать бы еще
больше.</p>

<p>— Не уверена, что хочу стоять перед ним голой. Вот и все. Если бы меня снимали
одну, не было бы никаких проблем. И плевать на незнакомцев, разглядывающих меня. Но
стоять нагишом перед Иваном, с которым мне придется общаться в дальнейшем… Ну, не
знаю.</p>

<p> Ли в раздражении подняла руку к переносице и ущипнула себя, прежде чем,


наконец, медленно кивнуть.</p>

<p>— Окей. Ничего страшного. Давай я поговорю с Иваном, а затем пообщаюсь с


фотографом, и посмотрим, что тут можно сделать.</p>
<p> На мгновение мне даже захотелось извиниться за то, что передумала, но плевать.
Я не желала раздеваться перед своим партнером. Держу пари, никто из присутствующих
не желал такого «счастья». Так что это был мой собственный выбор. Мое решение. И
мое тело.</p>

<p> Я не собиралась просить прощения за доставленные неудобства, потому что не


сделала ничего плохого.</p>

<p>Однако все же чувствовала себя немного некомфортно, когда тренер Ли, потирая
шею, повернулась на каблуках и направилась туда, где стояли Иван с фотографом и ее
помощником, что-то обсуждая. Они пришли пораньше, чтобы сделать несколько
фотографий на льду, сначала на сером, а затем на белом фоне в окружении софитов.
Такой была задумка.</p>

<p> Я заставила себя смотреть на то, как Нэнси шевелила губами, и как у Ивана
дернулся подбородок, когда парень скользнул взглядом в моем направлении, а затем
вновь сосредоточился на словах Ли, чтобы дослушать остальное.</p>

<p> Неудивительно, что через пару минут Иван покачал головой, явно игнорируя речь
тренера, и направился в мою сторону. При движении узел на его халате не позволял
разглядеть ничего, кроме нижней части бедер, икр и верхней половины груди.</p>

<p>— Я не буду фотографироваться вдвоем, — вырвалось у меня, прежде чем Луков успел
вставить хоть слово. — Если хочешь, можешь сделать это один. Я поступлю точно так
же. Но вместе с тобой не стану.</p>

<p> Иван напряг плечи в ту же секунду, как я произнесла последнюю фразу. Но именно
по его лицу со сжатыми губами и нахмуренными бровями стало ясно, что парень
настроен серьезно.</p>

<p>— Мне не хочется фотографироваться с тобой, Иван, и не вини меня, ладно? Я


понимаю, что создала проблемы, но у меня нет желания сниматься вдвоём.</p>

<p> Он не отрывал от меня взгляда своих серо-голубых глаз, пока не остановился у


бортика рядом с выходом, уставившись на меня так, будто не осознавал, кто я такая.
Иван тщательно следил за моей реакцией, при этом медленно выговаривая каждый
слог:</p>

<p>— По-че-му?</p>

<p> Мой ответ был мгновенным.</p>

<p>— Потому что не хочу светить своими гениталиями перед твоим лицом.</p>

<p> Ну, вот.</p>

<p> Сделано.</p>

<p>Дыхание парня стало рваным, судя по тому, как вздымалась его грудная клетка.</p>

<p>— Пару дней назад ты хвасталась, что ничего не стесняешься, а теперь отступаешь?
— уточнил он, не отрывая от меня пристального взгляда. — Решила фотографироваться
одна без меня?</p>

<p> Когда он произнёс это таким тоном…</p>

<p>— Да, — кивнув, согласилась я.</p>


<p>— Из-за меня?</p>

<p>— Ага, именно благодаря тебе.</p>

<p> Друзья должны были быть честны друг с другом. Так что Иван не мог винить меня
за правду. Возможно, я не всегда говорила искренне, но по крайней мере
старалась.</p>

<p> Луков моргнул, продолжая пялиться на меня.</p>

<p>— Они хотят, чтобы мы сделали это вместе, а не по отдельности.</p>

<p> Я, абсолютно несогласная, пожала плечами.</p>

<p>— Есть такая штука под названием Photoshop. И они, вероятно, могли бы наложить
наши фото друг на друга, чтобы было похоже, будто мы снялись вместе, — предположила
я.</p>

<p> Иван снова моргнул, подвигав челюстью из стороны в сторону.</p>

<p> Я продолжала просто смотреть на него.</p>

<p> Парень прищурился, и я прищурилась в ответ.</p>

<p>Мой партнер скользнул по шее рукой, которой без труда мог удерживать мою сорока
пяти с лишним килограммовую тушку над своей головой, и вновь дернул челюстью. Его
дыхание замедлилось. Кадык подпрыгнул.</p>

<p>— Что я такого сделал, раз ты передумала сниматься со мной? — медленно уточнил
он. — Опять начинаешь? Мне казалось, мы решили стать друзьями, — парень скользнул
взглядом по моему накрашенному лицу. На нанесение макияжа у визажиста ушел
практически час. — Мы же ужинали вместе, — напомнил мне Иван, будто я позабыла, как
он провел три часа на кухне в доме моей матери, играя в «Дженгу» с моей семьей,
наслаждаясь лазаньей, и даже съев маленький кусочек шоколадного торта, в то время,
как я слопала кусок в три раза больше, просто потому что могла. Парень даже оторвал
для меня бумажное полотенце. Может, потому, что искренне думал о моей неспособности
дотянуться до середины стола, а может, и нет. Он подвёз меня до дома и попросил
стать его другом, хотя чем больше я об этом думала, тем сильнее осознавала, что
Иван не так хорошо понимал значение слова «дружба».</p>

<p> <emphasis>Давай-ка повежливее, девочка. Ты же хотела стать


лучше.</emphasis></p>

<p>И я решила попробовать.</p>

<p>— Иван, мне и так приходится видеть тебя ежедневно. Разве этого недостаточно,
чтобы не гореть желанием стоять перед тобой нагишом? — спросила я, стараясь, чтобы
мой голос звучал как можно менее агрессивным. И все потому, что я пыталась вести
себя, как взрослый человек.</p>

<p> Он не колебался ни секунды.</p>

<p>— Мне все равно, увидишь ты меня голым или нет.</p>

<p> Черт. Ну, ладно. Придется быть более откровенной.</p>

<p>— Мне плевать, даже если весь мир увидит меня без трусов, но ты — другое дело,
ясно? Можешь уважать мое решение?</p>
<p> — Но почему? — уточнил Луков, искренне удивившись.</p>

<p> Раздражение или даже разочарование ощутимо ударило по мне. Со всей силы. Меньше
всего я ожидала, что Иван потребует объяснений.</p>

<p>— Потому что. Я тебе уже говорила.</p>

<p>— Нет, не говорила.</p>

<p> Я тяжело вздохнула.</p>

<p>— Говорила.</p>

<p>— Нет. Не. Говорила.</p>

<p>— Еще. Как. Говорила.</p>

<p>— Нет. И хочу услышать это сейчас. Что я такого сделал за последнюю неделю, раз
ты решила передумать?</p>

<p> Он явно не собирался сдаваться.</p>

<p>Мне не хотелось быть сукой. Но парень требовал объяснений, а значит он их


получит.</p>

<p>— Иван, думаешь, я хочу, чтобы ты дразнил меня после того, как увидишь мою
грудь? Точно нет. Ни капельки, ясно? Ты это хотел знать? Чтобы ты смотрел на меня и
осуждал, особенно когда нам постоянно приходится находиться рядом? Мне нравится мое
тело. И я не желаю слушать твои насмешки из-за того, что я не в силах изменить. У
меня маленькая грудь. Окей. Нам обоим это известно. А после съёмки ты можешь
решить, что с моими сосками какие-то проблемы, или станешь смеяться над растяжками,
или укажешь мне, где отложился весь мой жир. На бедрах, например!</p>

<p> — Что?!</p>

<p>Я вновь пожала плечами, а в желудке все перевернулось из-за моего решения
открыть Ивану правду.</p>

<p>— Мне нравится мое тело, понятно? И из-за твоих издевок я не собираюсь думать
иначе. Без тебя знаю, что не... — я покачала головой, не закончив предложение. — Я
такая, какая есть, и знаю, как выгляжу. В любом случае, к началу сезона вернусь в
форму.</p>

<p> Возможно, мне показалось, так как все произошло довольно быстро: Иван
побледнел, а в следующее мгновение сошел со льда, обогнул бортик и встал в двух
шагах от меня, абсолютно ошеломленный, словно я ударила его.</p>

<p>— Жасмин, — произнес он мое имя медленно и почти шепотом. Тот редкий случай,
когда он не назвал меня Пончиком. — Ну, перестань.</p>

<p> Я продолжала пялиться на него.</p>

<p>— Давай-ка без этого, Иван. Меня и так бесит, что твое мнение влияет на меня,
ясно? Не нужно обсуждать это. Я вроде как пытаюсь... подружиться с тобой, —
постаралась пошутить я, но, видимо не получилось, так как выражение его лица не
изменилось.</p>

<p> Иван оставался удивленным.</p>


<p>— Жасмин, — повторил он мое имя, его голос был низким и отчасти хриплым.</p>

<p>— Я не стану этого делать, — повторила я в свою очередь. — Мне жаль. Ты можешь
говорить, что угодно, но я не передумаю. Так что иди и сделай все, что должен, а
затем я выполню то, что требуется от меня. Уверена, все получится, а если нет, то
мне жаль... А может, и не жаль совсем, — если бы у меня хватило смелости рассказать
Лукову правду, уверена, что он бы понял меня.</p>

<p> Но я промолчала.</p>

<p> Иван, однако, все еще не оправился от потрясения. Он не двигался и не отводил


взгляда. Просто смотрел на меня, размеренно дыша. Его гладкая кожа между грудными
мышцами была отчетливо видна в V-образном вырезе халата, одетом на нем. Своими
голубыми глазами парень пристально изучал мое лицо, и меня это раздражало. Я
ненавидела себя за то, что призналась в неспособности раздеться перед ним из-за
нежелания слышать насмешки по поводу своей внешности: груди второго размера (с
натяжкой), размера моей задницы или миллионов других недостатков, которые он мог
придумать. Потому что их оказалось бы великое множество. Я не была идеальной. И не
походила на мать, Тали или Руби.</p>

<p>— Пончик, — произнес Иван медленно, оставаясь неподвижным, и с трудом сглотнул.


Словно пытался вести борьбу со своими мыслями, судя по странному выражению на его
лице. — Я ведь просто дразню тебя, — заявил он, наблюдая за мной. — Разве ты не
понимаешь этого?</p>

<p> Я отвела взгляд и кивнула, едва сдерживая желание закатить глаза.</p>

<p>— Да, я знаю, что ты шутишь. И могу с этим справиться. Иногда… — боже, как же
мне было сложно признаваться, но хрен с ним. — Иногда, ты даже заставляешь меня
смеяться. Но мне не хочется стоять перед тобой голой. Все стало слишком личным. Мы
слишком... близки.</p>

<p> Я скорее услышала, чем увидела, как он выдохнул. И