Вы находитесь на странице: 1из 27

На правах рукописи

БАКИРОВА МАРЬЯМ РИФОВНА

ЯЗЫКОВАЯ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ
ПОЛОЖИТЕЛЬНОЙ ОЦЕНКИ ПАРЕМИОЛОГИЧЕСКОГО ФОНДА
АНГЛИЙСКОГО И ТАТАРСКОГО ЯЗЫКОВ

Специальность 10.02.20 – Сравнительно-историческое, типологическое и


сопоставительное языкознание

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени


кандидата филологических наук

Чебоксары 2010
Работа выполнена на кафедре «Перевод и переводоведение»
ЧОУ ВПО «Институт Экономики, Управления и Права» (г. Казань)

Научный руководитель - доктор филологических наук доцент


Санлыер Д.Ф.
Официальные оппоненты: доктор филологических наук профессор
Семенова Г.Н.
кандидат филологических наук профессор
Мухаметдинова Р.Г.
Ведущая организация - Институт языка, литературы, искусства
им. Г. Ибрагимова АН РТ

Защита состоится 10 февраля 2010 года в 13°° часов на заседании


диссертационного совета Д 212.301.03 при ФГОУ ВПО «Чувашский
государственный университет им. И.Н. Ульянова» по адресу: 428034, г.
Чебоксары, ул. Университетская, 38/1, ауд. 434.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГОУ ВПО


«Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова».

Автореферат разослан 9 января 2010 г.

Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат филологических наук,
доцент А.М. Иванова

2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В условиях современного развития национальных языков и все более

широкой интеграции и обогащения культур вопрос о необходимости оценки

языковых явлений на основе сравнительно-сопоставительного анализа

приобретает особое значение. Исследование отношений между отдельными

языками и группами языков помогает выявить их более или менее близкое

родство, определить степень их удаленности друг от друга и установить

относительную хронологию возникновения явлений, общих для этих языков.

Особый интерес представляют исследования в области паремиологии, так как

именно в паремиологических единицах (ПЕ) ярко проявляется своеобразие

быта и культуры народа. Знание паремиологического состава языка позволяет

глубже понять психологию и менталитет нации изучаемого языка.

В последнее время внимание лингвистов все больше привлекает

субъективный момент в языке, к которому относится и оценочное отношение

человека к явлениям действительности, так как в процессе познания и в

процессе общения человек выражает и свое отношение к миру.

В языке представлена объективная действительность, состоящая из


предметов, свойств, действий, включая человека с его мыслями, чувствами,
поступками, а также их языковые и культурные соотношения. Эту сторону
языковых выражений можно рассматривать как дескриптивную. В языке

3
отражается также взаимодействие действительности и человека в самых разных
аспектах, одним из которых является оценочный. Оценка - один из важнейших
моментов в структуре отражательной деятельности сознания человека.
Значительная часть культуры любого народа реализуется через его язык.
Правомерной, таким образом, представляется попытка использования
паремиологического фонда английского и татарского языков для построения
ценностной концептуальной картины мира отдельно взятого национального
сообщества. Функциональная значимость такого рода системы обусловлена
потребностями сообщества: представление о системе ценностей носителя языка
в немалой степени способствует выработке межкультурной «сензитивности» и
достижению взаимопонимания в процессе межличностного общения.
Лингвистическая аксиология ориентируется на изучение системы ценностей
этноса и способов их репрезентации в языке и духовной культуре. Целью
лингвистических аксиологических исследований является «реконструкция
системы ценностей как одной из составляющих этнических и культурных
традиций» (Ма, 2001:12).
Актуальность исследования обусловлена тем, что изучение
паремиологии в аксиологическом аспекте в зеркале базовой системы ценностей
открывает доступ к ценностно-нормативной системе социума, позволяет
охарактеризовать культуры и отдельные индивидуумы по системе ценностных
приоритетов, дает ключ к объяснению основ мировоззрения, а также глубинных
мотивов поведения как отдельного человека, так и нации в целом. Актуальным
представляется и комплексный подход к изучению подобных ПЕ,
представленных в разносистемных языках, с позиций лингвистических и
экстралингвистических смыслов, поскольку исследуемые паремии содержат
информацию, наполненную дополнительными ассоциативно-эмоциональными
элементами, и открывают доступ к изучению способа мировидения
представителей разных национальностей.

4
Цель диссертационной работы заключается в описании и сопоставлении
положительной оценки фонда паремиологических единиц английского и
татарского языков в концептологическом и аксиологическом аспектах.
В соответствии с поставленной целью в работе формулируются и
решаются следующие задачи:
- проанализировать и обобщить наиболее существенные концепции и
взгляды на проблемы паремиологических единиц в современном общем,
германском и тюркском языкознании;
- изучить методологические основы исследования оценки в
разносистемных языках;
- из паремиологического фонда английского и татарского языков выявить
корпус ПЕ, содержащих положительную оценку;
- выявить типичные комбинации положительных оценочных значений
пословиц в английском и татарском языках, являющихся культурно-
маркированными знаками;
- обозначить механизм вербализации концептов в лексико-
фразеологической системе языка;
- определить уровни проявления положительной оценки анализируемых
ПЕ в сопоставляемых языках.
Объектом исследования являются ПЕ с положительной оценкой в
английском и татарском языках.
Предметом исследования является семантика и структура паремий в
аксиологическом аспекте в английском и татарском языках.
Научная новизна исследования состоит в том, что впервые в работе
представлен сравнительно-сопоставительный анализ паремиологических
единиц с положительной оценкой в английском и татарском языках; определены
их структурно-семантические характеристики (лексические, грамматические,
квантитативные, комбинированные, квантитативно-лексические); выявлены и
обоснованы специфические черты антропоцентрических паремий

5
аксиологической направленности в английском и татарском языках. Научная
новизна работы заключается также и в том, что для рассмотрения паремиологии
положительной оценки привлекаются дополнительные данные из философской
и художественной литературы с целью реконструкции аксиологического
контекста интерпретации значения исследуемых ПЕ.
Теоретическая значимость проведенного исследования заключается в
том, что работа углубляет проблематику оценочных характеристик единиц
языка и речи и вносит определенный вклад в существующее направление
изучения оценочности как компонента когнитивно-коммуникативной сети.
Результаты работы могут способствовать теории и практике дальнейшего
изучения ПЕ в конструктивно-семантическом, коммуникативно-когнитивном
русле.
Практическая значимость исследования определяется возможностью
использования его результатов в лексикографической практике, при
составлении словарей антропоцентрической паремиологии. Материалы
исследования также могут быть использованы в вузовских лекционных курсах
по сопоставительной фразеологии, в спецкурсах, касающихся основных
проблем контрастивного и сопоставительного изучения аксиологической
паремиологии в разносистемных языках.
Для достижения поставленной цели были использованы следующие
методы: метод контекстуального анализа словарных дефиниций, структурно-
семантический, сравнительно-сопоставительный методы, метод выявления
внутрипословичных аксиологических стратегий, метод концептуального
анализа, описательный, метод социолингвистического мониторинга,
позволяющего на практико-социологическом материале проследить
положительные особенности антропоцентрических ПЕ, отражающих
своеобразие представлений различных групп общества о ценностях,
существующих в том или ином обществе и национальном сознании его

6
носителей. В качестве вспомогательного метода для выявления семантических
особенностей исследуемых ПЕ был использован метод опроса информантов.
Эмпирической базой исследования послужили данные словарей
английского, татарского и русского языков (толковых, пословичных,
синонимических, фразеологических, этимологических и др.), а также выборки
из текстов художественной литературы.
Теоретической и методологической базой исследования послужили
фундаментальные труды отечественных и зарубежных исследователей: Ю.Д.
Апресяна, Ш. Ароры, Е.Ф. Арсентьевой, Н.Д. Арутюновой, Л.К. Байрамовой,
А.Н. Баранова, К. Берка, А. Вежбицкой, Е.М. Вольф, З.З. Гатиатуллиной, Т.
Гоббса, С.А. Гэллахера, Д.О. Добровольского, В.И. Карасика, Ф.И.
Карташковой, Л.В. Кунина, Дж. Локка, Г.Л. Люиса, В.А. Масловой, У. Мидера,
М. Мокиенко, Т.В. Писановой, З.Д. Поповой, Л.Д. Райхштейна, М.С. Ретунской,
Ю.П. Солодуба, И.А. Стернина, Ч. Стивенсона, Н. Телия, А. Тэйлора, В.Дж.
Уайтинга, О.Ф. Штейна, Д. Юма, Р.А. Юсупова.
Пословицы и поговорки антропоцентрической направленности,
представляющие основу паремиологического фонда любого языка, привлекли
внимание таких ученых, как Н.Ф. Алефиренко, Г.А. Багаутдиновой, Е.В.
Ивановой, В.М. Мокиенко, В.Н. Телия и др. Исследования по сопоставительной
и когнитивной лингвистике в работах В.А Масловой, Г.З. Дарзамановой, О.В.
Егоровой, Ф.Ф. Фархутдиновой представляют интерес при сопоставлении и
анализе лингвоспецифических явлений двух или более языков.
Материалом исследования послужили 2511 пословиц и поговорок
татарского языка и 1690 пословиц и поговорок английского языка, отобранные
методом сплошной выборки из ряда одно - и двуязычных английских и
татарских фразеологических, пословичных и толковых словарей. Подстрочный
перевод примеров на русский язык выполнен диссертантом.
В качестве вспомогательных и дополнительных источников
фразеологического материала послужили словари различных типов, в числе

7
которых этимологические, синонимические. Обращение к ним связано с тем,
что параллельно подбирались и русские соответствия исследуемых
паремиологических единиц, поскольку русский язык выступает в работе в
качестве языка - посредника научного описания содержания исследования.
Результаты проведенного исследования позволяют вынести на защиту
следующие положения:
- паремиологические единицы в английском и татарском языках обладают
рядом интернациональных признаков, имеют общий понятийный базис, однако
способ концептуализации действительности специфичен в каждом языке;
- паремиология английского и татарского языков исследуется в аспекте
аксиологизма и антропоцентризма при анализе внутренней формы ПЕ двух
языков. Это дает возможность установить парадигму универсальных
положительных образов исследуемых паремий;
- образы паремиологических единиц английского и татарского языков
являются отражением способа положительного мировидения и могут быть
определены в рамках следующих культурных кодов: а) антропоморфного
культурного кода, репрезентирующего человека и его отношения к труду, браку,
семейным ценностям, дружбе; б) биоморфного культурного кода,
репрезентирующего образы животных, птиц, насекомых, растений.
Лингвокультурные коды образов английских и татарских антропоцентрических
паремий универсальны, тем не менее, их внутренняя форма (образы,
лингвокультуремы), раскрывая самобытность духовной культуры народа,
специфику языка, отражает и уникальность образов;
- концепт положительной оценки объективируется в языке значительным
количеством паремиологических единиц, в семантике которых находят свое
отражение релевантные для англоязычных и татароязычных культур
характеристики данного концепта;

8
- анализ аксиологической паремиологии английского и татарского языков
свидетельствует о том, что культуры и их отдельные представители могут быть
охарактеризованы по системе ценностных приоритетов;
- язык и коммуникативная деятельность выступают важной формой
репрезентации ценностей и открывают доступ к ценностно-нормативной
системе социума.
Апробация работы. Основные результаты, полученные в ходе
исследования, докладывались и обсуждались на международных научно-
практических конференциях: «III Международные Бодуэновские чтения: И.А.
Бодуэн де Куртенэ и современные проблемы теоретического и прикладного
языкознания» (Казань, 2006), «Сопоставительная филология и межкультурная
коммуникация на современном этапе» (Казань, 2008), «Технические
университеты: Интеграция с Европейскими и мировыми системами
образования» (Ижевск, 2008), «Этнодидактика народов России: обучение и
воспитание в состязательной среде» (Нижнекамск, 2008), «Актуальные
проблемы лингвистики и переводоведения» (Самара, 2009); всероссийских
научно-практических конференциях: «Инновации в образовании. Реалии.
Проблемы. Перспективы» (Наб.Челны, 2007), «Человек, культура, образование»
(Ульяновск, 2008); региональных конференциях: «Проблемы формирования
профессиональных компетенций будущего специалиста в системе
многоуровневого профессионального образования» (Казань, 2006), «Научно-
образовательный потенциал молодежи в системе профессионального
образования как основной ресурс нации» (Казань, 2007), «Научно-
образовательный потенциал молодежи в системе профессионального
образования как основной ресурс нации» (Казань, 2008), «Язык и общество:
коммуникация и интеграция» (Казань, 2009), а также на итоговых научно-
практических конференциях профессорско-преподавательского состава
ИНЭКА, ИЭУП, НГПУ (2005-2009) и ежегодных на научно-практических
конференциях молодых ученых и специалистов ТГГПУ, ИНЭКА (2005-2009).

9
Структура диссертации. Структура работы определяется целью
исследования и подчинена логике поэтапного решения поставленных задач.
Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка
использованной литературы, списка источников и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность диссертации, его научная


новизна, методологические и теоретические основы исследования,
формулируются цель и задачи, определяются теоретическая и практическая
значимость, формулируются теоретические положения, выносимые на защиту,
уточняется терминологический аппарат.
Первая глава «Основные лингвистические характеристики
паремиологического фонда английского и татарского языков» состоящая из
пяти разделов посвящена рассмотрению основных теоретических предпосылок
в исследовании паремиологического фонда сопоставляемых языков и имеет
стратегическую направленность на последующую главу, в которой исследуется
оценочный компонент отобранных автором паремиологических единиц. Нами
рассмотрены существующие подходы в определении статуса пословиц и
поговорок во фразеологии, основные направления в изучении и предложен
критерий разграничения данных языковых единиц; выявлены основные
подходы в определении пословичных паремий и их параметры.
Паремиологический фонд языка представляет интерес для теории языка в
целом, и лингвокультурологии в частности, так как он позволяет
реконструировать наиболее важные стереотипы массового национального
сознания. Паремии отражают особенности взаимоотношений между людьми,
социально-исторический контекст, особенности быта, обычаи и традиции.
Изучение паремий позволяет выявить: 1) культурно-обусловленный компонент

10
языковых значений; 2) рассмотреть когнитивные механизмы формирования
важнейших культурных стереотипов. Функционируя как средство хранения и
передачи народного опыта, являясь своего рода кристаллизацией этнического
мировоззрения, паремии обнаруживают органическую связь с концептами как
культурно-специфическими вариантами понятий, которые составляют
когнитивный базис национальной языковой картины мира.

В рамках лингвокультурологических исследований пословица


определяется как лингвокультурологический текст, который в
концентрированном виде выражает сведения о культуре того или иного народа,
содержит «смысложизненные» оценки, характеризует важные моменты
истории, традиции, нравы и обычаи, людей, говорящих на соответствующем
языке (И.Р. Гальперин, А.В. Кунин, В.И. Сергеев, Ю.А. Сорокин, А.Е. Супрун).

Пословицы и поговорки имеют свои четко выраженные структурно-


семантические особенности. По мнению А.В. Кунина, для английских
коммуникативных фразеологических единиц (пословицы и поговорки)
характерны два типа зависимости компонентов: константная и константно-
вариативная. ПЕ с константной зависимостью компонентов являются более
распространенными. Например, англ.: if you run after two hares, you will catch
neither; в тат.: ике куян артыннан куу - за двумя зайцами погонишься, ни одного
не поймаешь.
Среди паремий с константно-вариантной зависимостью компонентов,
выявляются следующие варианты:
- лексические - наиболее распространенные, напрмер, в англ.: еvery cloud
has a (или its) silver lining - в каждом облаке имеется серебряная нить; в тат.:
иелгән башны кылыч кисми - повинную голову меч не сечет;
- грамматические, например в англ.: small rain lays (или will lay) great
dust - букв. маленький дождь делает много грязи; в тат.: чыпчык чыбыгым, ди,
карга каеным, ди - букв. воробей говорит моя ветка, ворона - мой куст; аю

11
әйтә, аппагым, ди, керпе әйтә, йомшагым, ди - букв. медведь хвалит белизну, а
еж хвалит мягкость; всяк кулик свое болото хвалит;
- квантитативные, например в англ.: there is no smoke without fire (=no
smoke without fire - нет дыма без огня; в тат.: телеңне тыйсаң, тыныч булырсың
- букв. сдержишь язык, спокойнее будешь;
- комбинированные которые, в свою очередь, включают в себя лексико-
грамматическую форму, так, в англ.: do in Rome as the Romans do = when at
Rome do as the Romans do - живи по законам гостеприимства; в тат.: агач
җимеше белән, адәм эше белән - дерево плодами, а человек делами и лексико-
позиционную форму, например в англ.: he must (или should) have (или he needs)
a long spoon that sups with the devil = he that sups with the devil needs (must have
или should have) a long spoon - кто хочет сразиться с дьяволом, должен иметь
серебряную ложку; в тат.: тырышлык бәхет китерер, ялкаулык ачтан үтерер -
букв. старание счастье принесет, а лень голодом заморит;
- квантитативно-лексическую, так в англ.: there are spots (even) in (или on)
the sun - и на солнце есть пятна; в тат.: тырышу бушка китмәс - букв. старание
не бывает напрасным.
Среди повествовательных предложений большое число паремий
относится к простым утвердительным предложениям. Многие ПЕ являются
побудительными предложениями, например в англ.: сut your coat according to
your cloth - одежку по себе примеряй; в тат.: әүвәл уйла, аннан сөйлә - сначала
подумай, потом говори. Это объясняется тем, что пословицы являются, прежде
всего, дидактическими высказываниями. Число вопросительных предложений
крайне невелико в обоих исследуемых лингвистических культурах, например в
англ.: what does the moon care if the dog barks at her? - букв. О чем беспокоиться
луне, если на неё лает собака? В тат.: акыл булмаса, алтын ни эшкә? - букв.
Если нет ума, зачем золото? Эти предложения, вопросительные по форме, по
значению являются повествовательными.

12
Нами исследовано значительное число паремий компаративного
характера, что связано со склонностью человека к сравнению и сопоставлению.
Их можно разделить на две группы:
1. Антонимичные сопоставления, т.е. сопоставления лексем, являющихся

антонимами и вне данной пословицы: англ.: small rain lays great dust -
маленький дождь оставляет много грязи. В данной пословице прилагательному
small - маленький противопоставляется прилагательное great - великий; в тат.:
дөядәй буең булганчы, тәй өймәдәй уең булсын - метафорическое
прилагательное дөядәй - букв. ростом с верблюда противопоставляется
метафоре төймәдәй - букв. размером с пуговицу.
2. Сопоставление сочетаний лексем, не являющихся антонимами вне
данных пословиц: англ.: а bird in the hand is worth two in the bush - лучше
синица в руках, чем журавль в небесах. Здесь сопоставляются сочетание
лексем in the hand - in the bush; в тат.: алты кабып ат туйсын, җиде кабып ир
туйсын - букв. шесть раз откусив, пусть лошадь будет сыта, а семь раз откусив,
пусть будет сыт мужчина. В татарской пословице сопоставляются лексемы ат -
лошадь, ир - мужчина.
В работе рассматриваются теоретические предпосылки исследования
понятий «оценка», «ценность», «добро/зло», изложенные в трудах зарубежных
и отечественных исследователей в области философии, логики и лингвистики
(Д.Ю. Апресян, И.В. Арнольд, Ш. Aрора, Н.Д. Арутюнова, О.С. Ахманова, K.
Бёрк, А. Вежбицкая, Е.М. Вольф, Т. Гоббс, А.А. Ивин, С.А. Гэллахера, Н.А.
Лукьянова, Дж. Локк, Г.Л. Люис, У. Mидер, Н.Н. Миронова, М.С. Ретунская,
В.Н. Телия, З.И. Фомина, Р.М. Хаэр, В.И. Шаховский и др.).
Оценка - один из важнейших моментов в структуре отражательной
деятельности сознания. Способность к оценке определяет меру вписанности
организма в среду обитания. Оценка неразрывно связана с языком, во многих
аспектах которого отражается специфика ценностного восприятия мира.
Структура оценки имеет качественно-количественную характеристику.

13
Качественная характеристика определяется положительностью /
нейтральностью / отрицательностью признака оценки (Френкель, 1982: 5).
Количественная характеристика определяется разной интенсивностью
положительности / отрицательности признака оценки. Обладая одинаковыми
качествами оценочности, языковые единицы отличаются степенью
выраженности этого качества.
Исследователь Н.Д. Арутюнова, основываясь на уже выделенных в
аксиологии типах оценок, делает шаг в сторону расширения и логически
выстроенного моделирования системы (Арутюнова, 1988: 75). В предлагаемой
автором классификации выделяются группы частнооценочных значений,
которые различаются по тому, какие виды объектов они способны
квалифицировать. Они разделены на три основные группы:
индивидуализированные или индивидуальные, гуманизированные,
рационалистические. Все три категории частных оценок связывают физический
и психический мир, с которым соприкасается человек, с его духовным миром.
Анализ эксплицитно-выраженных внутрипословичных стратегий
оценивания, свойственных русским пословицам, проводился А.Н. Барановым.
Мы в своем исследовании ПЕ татарского языка также придерживались этой
стратегии. Полученная им аксиологическая процедура, состоит в прохождении
всех уровней оценивания: количественная оценка - прототипическая оценка -
гомеостатическая оценка - общая оценка.
Количественная оценка представлена в пословицах, содержащих
информацию о некотором имеющемся количестве чего-либо. Наиболее четкое
эксплицитное выражение этот тип оценки получает через числительные,
присутствующие в пословицах. К маркерам количественной оценки относятся:
а) маркеры интенсивности (усиления - ослабления) - great, weak, slight, light,
soft - в англ.; в тат.: бөек, иркен, йомшак, җиңел; б) параметрические
прилагательные, обозначающие количественно-пространственные параметры
предметов, такие как вес: в англ.: heavy - light; в тат.: авыр - җиңел; общее

14
указание на величину: в англ.: large - small;, в тат.: зур - кечкенә; величину в
конкретных измерениях: длина, в англ.: long - short; в тат.: озын - кыска;
глубина: в тат.: тирән - сай, в англ.: deep-shallow; ширина: в англ.: - wide, broad
- narrow; в тат.: киң - тар, кысан, кысык; высота: в англ.: high - low; в тат.: биек
- тәбәнәк.
Прототипическая оценка близка количественной оценке, но в отличие от
количественной оценки идея количества представлена в ней в более
обобщенном виде. Вместо конкретного указания количества или
количественно-пространственных параметров в пословицах, содержащих этот
тип оценки, используются признаки, соотносящиеся с понятиями «много» или
«мало». Экспликацию прототипическая оценка получает через слова в англ.:
many, much - little, a little; в тат. соответственно - күп - аз.
Гомеостатическая оценка, с одной стороны, связана с идеей
«достаточности - недостаточности» и поэтому представлена в лексических
единицах этого семантического поля (enough - достаточно, suffice -достаточный,
nothing - ничего, content - довольный, discontent - недовольный, җитәрлек -
достаточный, берни түгел - ничего, ярыйсы - никакой, недостаточный и др.).
Частнооценочные значения и общая оценка представляют собой два
основных типа аксиологических значений, существующих в языке.
Общеоценочное значение выражает аксиологический итог, холистическую
оценку. Частнооценочные значения дают оценку одному из аспектов объекта с
определенной точки зрения. Для лингвокогнитивной теории частных оценок
важное значение имеет человеческий опыт, который определяется как
основанное на практике чувственно-эмпирическое познание объективной
действительности, накапливаемое через эмоционально-чувственное
восприятие. В исследуемых языках прослеживается единая стабильная линия
определения оценочного значения ПЕ сквозь призму человеческого поведения,
человеческих ценностей. Аксиологические нормы вырабатываются людьми и
зависят от их постоянно меняющихся требований. Обусловленность оценочных

15
значений изменениями нормативов поставила оценку в зависимость от
категории времени, что само по себе указывает на нестабильность критериев
оценки.

Положительная оценка может быть выражена как эксплицитно, так и


имплицитно, как через элементы, составляющие пословицу, так, и через весь
текст пословицы. Имплицитно оценка в татарском языке, как и в английском,
может быть выражена в эпитетах, в лексическом значении слов и в
метафорических образах, составляющих пословицу, так как их толкование
предполагает оценку на основе стереотипных представлений.
Национально-культурная специфика ПЕ, создаваемая различными
факторами и, прежде всего, специфической для данного народа лексикой,
делает паремии одним из важнейших фрагментов языковой картины мира и
ценным объектом сопоставительных лингвокультурологических исследований.
В лингвистике культурный концепт является основной единицей,
интегрирующей в себе язык и культуру в их взаимопроникновении. Концепт
характеризуется комплексом значений, которые приобретает языковой знак,
эксплицируя национально-значимый смысл. Выделяются два основных
подхода, связанных с взаимоотношением культуры и языка:
лингвострановедческий и концептологический. Лингвострановедческий подход
к языку представляет собой развернутый комментарий лакун, аллюзий,
прецедентных текстов различного рода коннотаций, понятных только тем, кто
говорит на родном языке. К становлению концептологического подхода привела
необходимость проведения лингвокультурологического анализа по принципу от
единицы языка к единице культуры и от единицы культуры к единице языка.

Представляется целесообразным изучить оценочность с точки зрения


семантики и структуры средств ее выражения. Актуализация оценки
приобретает особую значимость, так как при ее изучении весьма недостаточно
учитывать основное значение паремиологической единицы в словаре,

16
необходимо изучить и параметры как лингвистического (контекстуального), так
и экстралингвистического характера (культурологического, исторического).
Рассмотрение корпуса исследованных пословиц показало, что 95%
данных единиц относится к разным сферам жизни человека. Глубинный
(интертекстуальный) уровень таких фразеологизмов антропоцентричен, то есть
данные пословицы и поговорки обращены к человеку, его природе и
деятельности.
Рассмотрение предметно-логической соотнесенности английских и
татарских ПЕ с той или иной областью внеязыковой действительности дает
возможность выявить их тематическую и концептологическую
принадлежность.
Во второй главе «Семантические особенности положительной оценки
английских и татарских паремиологических единиц с базовыми
концептами лингвокультурологии», состоящей из пяти разделов,
рассматриваются и конкретизируются понятия «концепт», «базовые концепты в
паремиологии» в системе лингвокультурологических наук, сопоставляются
английские и татарские ПЕ с базовыми концептами для выявления
национально-культурной специфики положительных качеств человека
посредством сравнения его с предметом, имеющим
отрицательные / положительные свойства.

В работе представлена реконструкция значения концепта положительной


оценки с привлечением философских и лингвистических источников, в которых
дается дефиниция понятия как результат философской интерпретации и
реконструкции смысла положительной оценки в лингвистике.

Концепт рассматривается в рамках различных научных направлений. Как


правило, различные исследователи кладут в основу дефиниции концепта его
определенные стороны, то, что представляется важным с их точки зрения. Так,
представители когнитивной лингвистики (А.П. Бабушкин, З.Д. Попова, И.А.
Стернин) делают акцент на ментальной сущности концепта, на его

17
принадлежности сфере сознания индивида. Факт этнокультурной
обусловленности является основным при определении концепта учеными,
работающими в рамках лингвокультурологии (С.Г. Воркачев, В.И. Карасик, Г.Г.
Слышкин, Ю.С. Степанов).

Решая проблему соотношения концептуальной языковой картины мира


лингвисты пытаются установить как происходит формирование тех или иных
концептов. Они выделяют целый ряд категорий базисных когнитивных
концептов, которые являются универсальными ибо, отражают для всех
когнитивный процесс. К таким универсальным концептам относится: «семья»,
«ум», «память», «совесть», «дружба», «труд», «правда», «истина», «любовь»,
«закон», «мораль», «язык».
На основании всего изложенного формулируется определение концепта,
используемое в настоящей работе: концепт - многомерное ментальное
образование, сформировавшееся в сознании языкового коллектива,
отражающее осмысление этносом предметов, явлений реального или
идеального мира, закрепленное в словесной форме. Анализ концепта в
исследуемых нами языках осуществляется в рамках лингвокультурологического
направления.

Одним из ключевых концептов мировидения является концепт «семья».


Единство семьи и ее локализация эксплицируется на языковом уровне вполне
отчетливо. Семейная форма жизни всегда высоко ценилась тюркскими
народами, а вступление в брак считалось не только естественной
необходимостью, но и делом богоугодным, священной обязанностью
мусульманина. ПЕ английского народа отражают прагматический взгляд на
брак, т.е. женщина воспринимается как абсолютно необходимый субъект
крестьянского хозяйства. Полагаем, что английский язык более
андроцентричен, так как в нем более представлена одна сторона брачного союза
(мужская). В английских и татарских ПЕ раскрывается женская перспектива,
социальный статус женщины признается выше, чем незамужней. Замужество

18
коннотируется преимущественно положительно, что объективировано в
следующих рассматриваемых стереотипах: быть замужем почетно, замужество
дает определенную защищенность, жизнь без мужа трудна.

Стереотипы, отраженные в паремиологии, часто выражают устаревшие


взгляды. В нашем исследовании диахронический срез культурного концепта
«семья, родственные отношения» дополняется синхроническим, что позволяет
проследить изменения ценностных приоритетов современного общества.
Шкалы предпочтений неодинаковы не только у представителей различных
этносов, но и членов одного языкового сообщества. Ярким примером тому
является наличие диаметрально противоположных суждений по одному и тому
же вопросу в корпусе прецедентных текстов одной лингвокультуры. Это можно
объяснить сложностью и противоречивостью социального бытия человека. С
другой стороны сами оценки трансформируются с течением времени или
отражают точки зрения разных социальных слоев, интересы которых не всегда
совпадают.

Сравниваемые языки имеют разветвленную систему терминов родства.


Лингвокогнитивный и лингвокультурологический подходы, применяемые в
работе, дают возможность определить общее и национально-специфическое в
паремиологическом фонде английского и татарского языков. Большинство ПЕ о
семье отражают исторический, этнографический, культурный контекст,
особенности менталитета народа.

В паремиологической картине мира выражено разное отношение этносов


к браку: в пословицах и поговорках татарского языка создание семьи
провозглашается как благо для человека, например: никах күктә укыла - браки
совершаются на небесах; никах - бәхет ачкычы - брак - это ключи от счастья. В
английской лингвокультуре, согласно народному стереотипу, брак признается
ошибкой: wedlock is a padlock. Меньшая ценность брака здесь очевидно
объясняется поздним возрастом его заключения и экономической составляющей

19
семьи. Они отражают прагматический взгляд на брак, т.е. женщина
воспринимается как абсолютно необходимый субъект крестьянского хозяйства.
Как показал анализ, в народном сознании, как в английской, так и в
татарской лингвокультурах концепт «семья», родственные отношения
ассоциируется с жизнью птиц и созданием гнезда, так в англ.: it takes two birds
to make a nest - чтобы свить гнездо нужны двое; в тат.: кошлар да куышы белән -
букв. и птицы всей стаей вьют гнезда. В основе этих пословиц лежит единый
образ, однако семантическая наполняемость различна. Мысль о том, что
«каждый должен найти свою половинку», выражена при помощи лексем two и
куш. Причем в английской пословице подчеркивается роль обоих супругов в
создании семейного гнезда.
Согласно моральным нормам, обоснованным канонами Христианства и
Ислама, святым признается только первый брак, отношение к разводам резко
негативное, например в англ.: to many once is a duty, twice is a folly, thrice is a
madness - букв. первый брак - это большая обязанность, второй- ошибка, третий
- глупость; в тат.: беренче хатын - тимер, икенчесе - чуен, өченчесе - пыяла,
каты тотсаң да уала - букв. первая жена - железо, вторая - глина, третья -
стекло.
Стереотипной во всех обществах является мысль, что выбирать супругу
надо внимательно, обращая внимание на семью, прислушиваться к мнению
окружающих о невесте. Однако в целом рекомендации по выбору брачного
партнера в разных картинах мира различны. Отношение к ранним бракам в
Англии негативное в связи с необходимостью заработать средства для создания
семейногo гнезда, например староанглийская ПЕ звучит: he that marries ere he
be wise, will die ere he thrives - букв. кто женился, тот поступил мудро, кто не
женился, трижды потеряет. Татары рекомендуют жениться рано, чтобы
обзавестись потомством - иртә өйләнгән улына-кызына кинәнгән - рано
женившийся сын удлиняет свою жизнь. В пословичном фонде татарского языка
содержится рекомендация брак заключать исключительно по любви, а не по

20
расчету - мәхәббәтсез гаилә - тамырсыз агач - брак без любви что дерево без
корней. В английском социуме бытует иное мнение: it’s unlucky to marry for love
- несчастье жениться по любви.

Среди концептов, относящихся к сфере интеллекта, безусловно, особая


роль принадлежит концепту «ум», «разум» - акыл в татарском языке; intellect,
mind, sense - в английском языке. Ум - способность мыслить, думать и
понимать, это ум, разум, рассудок, интеллект; обозначение умственной
культуры личности и общественного организма в целом. Лексема «ум»
символизирует обдуманность поступков, контроль человека над собой и своими
чувствами, самообладание, соотносясь с русским «благоразумие», например, в
татарском языке у народного поэта Г. Тукая встречаем: ак куллыннан тотыйм-
тотыйм; җибәр, диеп, шул вакытта акыл белән кул талаша (Тукай, 1990: 65).
- «Препираются разум и рука, держать или нет ее за белую ручку». Акыл белән
алтын табыла, алтын белән акыл табылмый - букв. с умом можно найти
золото, но с золотом нельзя найти ум. В английском языке: you should have more
sense than to do something - ты должен быть достаточно благоразумным, чтобы
не сделать чего-либо.

Рассматривая проблему существования базовых человеческих эмоций,


отметим, что концептуализация мира эмоций каждой культурно-языковой
общностью осуществляется по-своему. Отсутствие единых базовых
когнитивных сценариев, описываемых единицами какого-то одного конкретного
языка, приводит к сложностям при передаче лексических единиц одного языка
на другой язык. Человек как субъект практической и теоретической
деятельности, который познает и изменяет мир, не является ни бесстрастным
созерцателем того, что происходит вокруг него, ни таким же бесстрастным
автоматом, производящим те или иные действия наподобие хорошо слаженной
машины. Действуя, он не только производит те или иные изменения в природе,
в предметном мире, но и воздействует на других людей и сам испытывает
воздействия, идущие от них и от своих собственных действий и поступков,

21
изменяющих его взаимоотношения с окружающими; он переживает то, что с
ним происходит и им совершается; он дает определенную оценку тому, что его
окружает. Переживание этого отношения человека любой лингвокультуры к
окружающему миру составляет сферу чувств или эмоций.
Эмоции и чувства человека формируют важную составляющую состояния
человека, а именно, психологическое и моральное состояние, другим
компонентом которого является физическое состояние. Соответственно, при
рассмотрении ПЕ, обозначающих состояние человека, можно выделить
следующие группы:
1) обозначающие физическое состояние человека (болезнь, усталость,
голод, холод, опьянение): бер тиенлек эчеп, биш тиенлек исергән - букв. выпил
на копейку, а пьяный на пять копеек - в татарском языке и look like a drowned cat
- букв. выглядеть как утонувшая кошка - в английском языке;
2) обозначающие психологическое и моральное состояние человека:
радость, печаль, любовь и др. авызы колагына җиткән - рот до ушей; җаным
үкчәгә төште куркудан - душа в пятки ушла; күзем маңгайга менде
(гаҗәпләнүдән) - глаза на лоб полезли (от удивления) - в татарском языке и
smiles from ear to ear - широко улыбаться - в английском языке.
Известно также, что одно и то же чувство может реализоваться в
различных эмоциях. Это обусловлено сложностью явлений, многогранностью и
множественностью их связей друг с другом, например, чувство любви
порождает спектр эмоций: радость, гнев, печаль, страх и т.д. В одном и то же
чувстве нередко сливаются, объединяются, переходят друг в друга разные по
знаку (положительные и отрицательные) эмоции. Этим объясняется такое
свойство чувства, как двойственность (амбивалентность).
По характеру оценочного значения в работе выделяются группы ПЕ -
обороты с положительной оценочной семантикой (радость, счастье,
удовольствие, удовлетворение удивление, любовь, влюбленность, удивление,
изумление). Самой многочисленной группой в английском и татарском языках

22
является подгруппа пословиц, выражающих положительную эмоцию, за ней
следуют в порядке убывания подгруппы радости, счастья, удовольствия,
удовлетворения, влюбленности, любви, удивления и изумления.
Для татарского языка характерно стремление не афишировать
испытываемые чувства, скромность и умеренность в выплескивании наружу
чувств и переживаний, самообладание, поэтому мы не встречаем пословиц,
подобных посыпать себе голову (глаза) пеплом, драть (рвать) на себе волосы,
головой об стенку биться для внешнего описания аффектов. Напротив,
характерны стремления прятать их, проглатывать. В связи с этим усиливается
роль концепта «терпение» в традиционной системе ценностей сравниваемых
лингвокультур.

Сабырлык (patience) - терпение, терпеливость, выдержка, сдержанность.


Это абстрактное существительное образовано от прилагательного сабыр
(patience) со значением терпеливый, выдержанный, смиренный, имеющий
спокойный нрав, несуетливый. Соответственно сабырсыз (impatient) -
нетерпеливый, несдержанный; сабыр итәргә - терпеть, иметь терпение;
сабырсызланырга - to lose one’s patience - проявлять нетерпение,
несдержанность, терять терпение.
Интерес для изучения представляет отражение положительной оценки в
паремиях концепта «дружба» в сопоставляемых языках. Исследования
показали, что и в английском и в татарском языках наблюдается одинаковое
отношение к дружбе, как взаимообогащающим межличностным отношениям.
На высоком уровне осмысления ПЕ с концептом «дружба» находятся
эстетические и морально-этические оценочные квалификации.
Было выявлено, что основным смыслом дружбы является общение с
человеком, основанное на взаимной схожести, знании качеств этого человека и
любви, которое приносит мир и покой; оно имеет начало, может быть прервано
и потом возобновиться. В английском и татарском языках в ПЕ друг
противопоставляется врагу, друг приносит спокойствие в жизнь. Люди

23
чувствуют себя неодинокими и защищенными. Способность выговориться
кому-то, возможность разделить с кем-то удовольствие от совместных действий
успокаивает. Не случайно, друг в сопоставляемых языковых культурах
называется лекарством, например в англ.: а faithful friend is the medicine of life -
искренний друг - лекарство для души; в тат.: дустың авырса - ыңгыраш - не
оставь друга в болезни.
Разумное начало в человеке связывается также с его моральным обликом,
поэтому в картине мира разум имеет четко выраженную практическую
направленность, приближаясь к «практическому разуму» в кантовском
понимании, т.е. морали. В сравниваемых лингвокультурах интеллектуальное и
нравственное начало, соблюдение традиционных правил этикета соединяются в
концепте «ум». Представления о совести, чести, стыде занимают чрезвычайно
большой удельный вес в исследуемых лингвокультурах, поскольку связываются
с объективацией в языке глубинных составляющих человеческой природы. При
этом обращают на себя внимание два взаимосвязанных момента. Во-первых,
оценка какого-либо поступка человека извне, со стороны социума, того
коллектива, к которому принадлежит человек и, оценка изнутри тем, кто
совершает оцениваемое действие.

Большинство анализируемых нами паремий в татарском языке не


являются абсолютными эквивалентами в английском языке. Меньшая же часть
ПЕ различается образными составляющими плана содержания близких по
значению примеров или абсолютно не совпадающих актуальных значений при
близости внутренних форм, что говорит в пользу национально-культурного
колорита исследуемых единиц. Наличие в корпусах привлекаемых языков
безэквивалентных паремий объясняется индивидуальностью исторического
опыта, самобытностью культуры, особенностью психического склада
английского и татарского народов. Образная мотивированность, присущая
паремиологическим единицам, напрямую связана с мировидением народа -
носителя языка.

24
В Заключении излагаются основные выводы по исследованному
материалу, позволившему выявить общие процессы формирования, реализации
и восприятия положительной оценки паремиологических единиц в английском
и татарском языках.
Приложение к диссертации содержит англо-русский и татарско-русский
список паремиологических единиц с положительной оценкой.
Основные положения диссертации отражены в следующих
публикациях автора:
Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:
1. Бакирова, Р.М. Понятие оценки в пословицах татарского и английского
языков./М.Р. Бакирова // Научный журнал МГОУ «Знание. Понимание.
Умение». - №1, Москва: Изд-во МГОУ, 2009. - С.221-225.
2. Бакирова, М.Р. Статус паремий английского и татарского языков в
языковой картине мира / М.Р. Бакирова // Вестник Чувашского Университета. -
№1, Чебоксары: Изд-во ЧГУ им. И.Н. Ульянова, 2009. - С.201-204.
3. Бакирова, М.Р. Формирование языковой компетенции студентов в
процессе сопоставительного изучения татарского и английского языков / М. Р.
Бакирова // Казанский педагогический журнал. - № 6, Казань: Изд-во Магариф,
2009. - С.21-26.
Перечень статей, опубликованных в других изданиях:
4. Бакирова, М.Р. Фразеологизмы в описании характера человека / М.Р.
Бакирова // Проблемы формирования профессиональных компетенций
будущего специалиста в системе многоуровневого профессионального
образования: Материалы региональной научно-практической конференции. -
Казань: Изд-во КГТУ, 2006. - С.43-47.
5. Бакирова, М.Р. Оценочность в пословицах с зоометафорами / М.Р.
Бакирова // III Международные Бодуэновские чтения: И.А. Бодуэн де Куртенэ и
современные проблемы теоретического и прикладного языкознания: труды и
материалы: в 2 т. - Казань: Изд-во КГУ, 2006. -Т.2. - С.87-89.
6. Бакирова, М.Р. Некоторые лингвокультурологические особенности
оценки паремиологических единиц (на примере английского и татарского

25
языков) / М.Р. Бакирова // Сопоставительная филология и межкультурная
коммуникация на современном этапе: Сборник научных трудов международной
научно-практической конференции. - Казань: Изд-во ТГГПУ, 2008. - С.154-156.
7. Бакирова, М.Р. Представители животного мира в ФЕ, применяемых при
раскрытии образа человека / М.Р. Бакирова // Инновации в образовании. Реалии.
Проблемы. Перспективы: Материалы Всероссийской научно-практической
конференции. - Набережные челны: Изд-во НЧГТТИ, 2007. - С.225-230.
8. Бакирова, М.Р. Оценочность ФЕ английского языка при раскрытии
образа человека / М.Р. Бакирова // Научно-образовательный потенциал
молодежи в системе профессионального образования как основной ресурс
нации: Материалы региональной научно-практической конференции. - Казань:
Изд-во КГТУ, 2007. - С.182-184.
9. Бакирова, М.Р. Оценочный аспект паремий в татарском и английском
языках / М.Р.Бакирова // Формирование социокультурной идентичности
личности в условиях полиэтнического региона: Сборник трудов участников III
Всероссийской научно-практической конференции «Человек, культура,
образование». - Ульяновск: Изд-во УГУ, 2008. - С.152-155.
10. Бакирова, М.Р., Кошенкова, А.А., Санлыер, Д.Ф. Сопоставительный
анализ источников ФЕ концепта материального мира человека в татарском,
турецком, и английском языках / М.Р. Бакирова, А.А. Кошенкова, Д.Ф.
Санлыер // Этнодидактика народов России: обучение и воспитание в
состязательной среде: Сборник научных трудов VI международной научно-
практической конференции. - Нижнекамск: Изд-во НМИ, 2008. - С.229-238.
11. Бакирова, М.Р. Значение оценки в пословицах и поговорках в
татарском и английском языках / М.Р. Бакирова // Технические университеты:
интеграция с европейскими и мировыми системами образования: Материалы III
Международной конференции. - Ижевск: Изд-во ИжГТУ, Т 1. 2008. - С.396-399.
12. Бакирова, Р.М., Кошенкова А.А. Национально-культурная специфика
сопоставляемых лингвокультур (на примере английского, немецкого и
татарского языков) / М.Р. Бакирова, А.А. Кошенкова // Вестник НГПИ. -
Набережные Челны: Изд-во НГПИ, 2008. - С.71-74.

26
13. Бакирова, М.Р. Концепт во взаимоотношениях языка и культуры / М.Р.
Бакирова // Преподавание языков в технических вузах: Проблемы и решения:
Сборник статей научно-практической конференции ИНЭКА. -Набережные
Челны: Изд-во ИНЭКА, 2009. - С.114-119.
14. Бакирова, М.Р. Кошенкова, А.А. Трудности перевода
паремиологических единиц (на примере английского и татарского языков) / М.Р.
Бакирова, А.А. Кошенкова // Актуальные проблемы лингвистики и
переводоведения. Сборник статей международной научно-практической
конференции. - Самара: Изд-во СГУ, 2009. - С.112-116.

27