Вы находитесь на странице: 1из 11

ВВЕДЕНИЕ

Признание наукой ХХ века музыки как части коммуникативной


семиотической системы значительно интенсифицировало процесс ее
изучения в контексте общих проблем речи и языка. Это касается и феномена
музыкального текста, в осмыслении которого, благодаря привлечению
методов исследований, воспринятых из наук семиотико-лингвистического
цикла, сложилась устойчивая традиция сравнения и аналогий между
музыкальными и вербальными текстами, позволившая обнаружить
универсальные закономерности их организации.
В общей системе культуры тексты выполняют, по меньшей мере, две
основные функции: хранения и трансляции разнообразной информации
(включая и опыт «человеческой чувственной деятельности»), что
обусловливает их многоуровневость и многослойность. Это позволило М.
Бахтину рассматривать текст как всеобщую форму общения людей и их
взаимопонимания, определяя его также как «первичную данность
(реальность)» и «исходную точку всякой гуманитарной дисциплины» [31, с.
306].
Названные свойства, будучи присущими и музыкальным текстам,
выполняющим также и музыкально-знаковую функцию, способствуют
реализации звуковой предметно-творческой деятельности. Сочетание этих
свойств обусловливает широкое использование музыкальных текстов в
различных областях музыкального искусства, в том числе, в музыкальной
педагогике.
Сказанное определяет важность осмысления с позиции феномена
музыкального текста такой его разновидности, как тексты нотных
6
учебников. В диссертации предлагается осмысление музыкально-нотных
учебников как «комплексных текстов». Комплексные тексты нотных
учебников позиционируются как особые многоуровневые текстовые
образования, в которых интегрированы самостоятельные музыкальные
тексты и дополнительные текстовые структурные компоненты.
Содержащиеся же в нотных учебниках музыкальные тексты,
функционирующие в пространстве языка и культуры, не утрачивающие
своей художественной ценности и выполняющие функцию носителей
содержания образования, трактуются в диссертации как «учебные тексты».
Осмысление комплексных текстов нотных учебников с обозначенных
позиций позволяет выявить в их структуре процессы моделирования
предметной (учебно-исполнительской) деятельности. Это позиционирует
нотные учебники в качестве одного из важнейших материальных средств
обучения музыканта-исполнителя, являющегося одновременно источником
опыта эмоционально-ценностных отношений, знаний и моделью
организации учебного процесса.
Восприятие музыкальных текстов нотных учебников как «текстов
культуры» обусловливает осмысление их роли в музыкально-
образовательном процессе, прежде всего, в свете смысловых и
художественно-выразительных особенностей музыкального языка.
Соответственно, это означает, что для воплощения композиторского замысла,
заложенного в музыкальном тексте (даже на уровне исполнительских
возможностей юных музыкантов), требуется выход за пределы текстовых
данных (нотной записи) и их комплексное осмысление.
Такое понимание музыкальных текстов в значительной мере опирается
на интонационную концепцию музыки, выдвинутую академиком Б.
Асафьевым. Рассматривая музыку как «искусство интонируемого смысла»,
он указывал, что «бытующие интонации», широко используемые в
музыкальных текстах, являются не просто структурными микрофрагментами
текста, но и семантическими единицами, обладающими неким зарядом
выразительности, то есть способностью актуализировать уже существующие

7
в памяти пласты музыкального смысла. Семантическое содержание
музыкального текста играет исключительно важную роль в его осмыслении,
вводя образ в коммуникативный контекст различных смыслов, где он
начинает выполнять интегрирующую функцию понимания.
В то же время, современные представления об организации
музыкально-образовательного процесса позволяют утверждать, что, являясь
важной содержательной единицей обучения, комплексные тексты нотных
учебников являются не просто источником готовых знаний, подлежащих
запоминанию, а источником учебно-познавательных задач,
рассматриваемых, прежде всего, с позиции художественно-эстетического
восприятия.
Обращаясь к современной скрипичной педагогической практике,
следует признать, что она находится лишь в начале пути решения названных
проблем. Традиционная скрипичная педагогика более трехсот лет опирается
на классическую образовательную парадигму (в основе которой лежит
научный способ познания мира), обусловливающую функционирование, в
том числе и системы музыкального образования, посредством реализации
мировоззренческих и методологических принципов рационализма,
детерминизма, механицизма и редукционизма. На этой основе в сфере
скрипичной педагогики закрепились формы передачи и освоения
музыкально-исполнительских знаний, опирающиеся на объяснительно-
иллюстративный и репродуктивный1 методы обучения, механистический
подход к формированию исполнительских навыков, авторитарный стиль
отношений участников учебного процесса и т.д.
Такие формы передачи музыкально-исполнительских знаний
зафиксированы и в комплексных текстах широко использующихся сегодня

1
Репродуктивный метод обучения (от франц. reproduction – воспроизведение)
основывается на воспроизведении (включая многократное повторение) учащимися
способов деятельности по указаниям педагога. Предполагая преобладание организующей
и побуждающей деятельности педагога, этот метод не обеспечивает в полной мере
развития мышления и творческого потенциала обучаемых.
8
скрипичных учебников2. Они нацеливают учебный процесс
преимущественно на решение задач формирования и развития операционно-
технологических навыков обучаемых.
Происходящие в последние десятилетия в отечественном музыкальном
образовании изменения, определяемые как изменением социокультурной и
экономической ситуации развития общества, так и развитием педагогической
науки и практики, обусловили смещение акцента в содержании
образовательной парадигмы со «знаниевой» составляющей на развивающую.
Это привело к внедрению в практику инновационных моделей обучения,
нацеленных на развитие индивидуальности обучающегося посредством
реализации и самореализации его личностного потенциала. В истории
музыкальной педагогики яркие примеры личностно-ориентированного
подхода к обучению нередко встречаются в деятельности целого ряда
выдающихся педагогов-музыкантов прошлого. В то же время, современная
массовая педагогика скрипичного исполнительства, для которой вековые
традиции использования принципов, методов и средств обучения имеют
исключительное значение, находится еще только в начале этого пути.
Об этом убедительно свидетельствует и проблема текстов учебников,
предназначенных для начального этапа обучения музыкальному
исполнительству. Суть ее состоит во все более увеличивающемся
несоответствии репродуктивной модели обучения, которую транслируют
широко распространенные в практике скрипичные учебники, уровню
современного музыкознания, требованиям современной музыкальной
педагогики и запросам общества. Сегодня становится актуальной задача
создания комплексных текстов современных скрипичных учебников на

2
Под обобщенным наименованием «скрипичный учебник» здесь подразумеваются
различные виды нотных учебных пособий, способствующие овладению учебным
предметом «музыкальный инструмент», но отличающиеся структурой (отражающей
целевые установки различных моделей обучения) и степенью воплощения в учебном
материале информационной, образовательной и познавательно-преобразовательной
функций. Поскольку скрипичный учебник является разновидностью нотного (об этом см.:
1.4.1.), в диссертации данные понятия применяются как взаимозаменяемые.
9
основе «открытой» (С. Шевелёва) синергетической3 модели обучения,
органично сочетающей опыт традиционной педагогики с идеями
современной гуманистической, личностно-ориентированной, диалогической
педагогики.
Лежащие в основе открытой модели обучения принципы синергетики
предполагают углубленное осмысление роли текста музыкального учебника
с позиции обмена энергией между сознаниями учителя и ученика. В русле
обозначенного подхода открывается возможность более полного
осмысления феномена комплексного текста нотного учебника как особого
текстового образования, в котором на основе синергетического обмена с
культурной средой возникает преобразование предметной (учебно-
исполнительской) деятельности в многоплановую внутреннюю структуру
учебника. В этом случае музыкальные тексты нотного учебника предстают,
прежде всего, источником учебно-познавательных и творческих задач,
выступая в роли важного компонента учебно-творческого дискурса.
Предлагаемый подход может оказать значительное влияние на
совершенствование методики обучения начинающего музыканта,
построения инновационных моделей обучения и реализации их в нотных
учебниках.
Исходя из сказанного, актуальность представляемого
диссертационного исследования объясняется практической потребностью
современного музыкознания и педагогики музыкального исполнительства.
Данная ситуация побуждает к постановке ряда взаимосвязанных и не
решенных до сих пор проблем.
Первая проблема: определение роли музыкального текста в
формировании музыкально-исполнительского мышления и базовых
компонентов скрипичного исполнительства. Решение этой проблемы тесно
связано с уяснением понятий музыкального и нотного текста, осмыслением

3
Понятие синергии, лежащее в основе синергетической парадигмы, означает обмен
энергией, веществом и информацией между открытыми системами.
10
музыкального текста как сложного семантико-смыслового явления, в том
числе – как методической категории, и специфики использования его в этой
роли в нотных учебниках.
Вторая проблема: выявление особенностей формирования
комплексных текстов скрипичных учебников XVII – начала ХХI века в свете
эстетических и образовательных концепций разных эпох. Рассмотрение этой
проблемы имеет принципиальное значение для создания целостного
представления о ретроспективе и перспективе конструирования текстов
нотных учебников. Основанием для решения данной проблемы может быть
последовательно выстроенная картина истории предмета.
Третья проблема: осмысление путей воплощения в комплексных
текстах скрипичных учебников основных элементов «открытой» модели
обучения. Решение этой проблемы тесно связано с уяснением статуса нотного
учебника, его содержательных и конструктивных особенностей, что
предполагает привлечение современных исследовательских подходов. В
качестве таковых представляется актуальным рассмотрение скрипичного
учебника с позиций музыкального текста как открытой вариативной системы,
способствующей комплексному освоению основ скрипичного
исполнительства, и осмысление возможностей применения в скрипичной
педагогике принципов синергетической парадигмы.
Рассмотрение указанных проблем обусловливает избрание темы
диссертационного исследования, которая связана с проблематикой музыкального
текста и его роли в формировании основ скрипичного исполнительства. Исходя
из этого в качестве объекта исследования определяются комплексные
тексты скрипичных учебников.
Предметом исследования является музыкальный текст нотного
учебника как сложное семантико-смысловое явление, играющее
исключительно важную роль в формировании музыкально-исполнительского
мышления и основ скрипичного исполнительства.

11
Цель исследования – осмысление путей формирования текста нотного
учебника в свете принципов синергетической парадигмы как открытой
вариативной системы, способствующей целостному освоению основ
скрипичного исполнительства.
Для достижения поставленной цели исследования необходимо решить
следующие задачи:
- осмыслить феномен музыкального текста как сложное семантико-
смыслового явление, способствующее реализации музыкально-знаковой и
звуковой предметно-творческой деятельности, а также методической
функции;
- уяснить роль интонационной лексики, определяющей смысловое
содержание музыкальных текстов в формировании основ инструментального
исполнительства;
- определить статус нотного учебника, его функции и конструктивные
особенности;
- рассмотреть особенности формирования комплексных текстов
скрипичных учебников XVII – начала ХХI веков в свете эстетических и
образовательных концепций разных эпох;
- рассмотреть возможности применения в музыкальном образовании
идей синергетической парадигмы;
- выявить возможности конструирования текста скрипичного учебника
как открытой вариативной системы, способствующей целостному
формированию музыкально-исполнительского мышления и основ
скрипичного исполнительства в соответствии с идеями открытой модели
обучения.
Методологическую основу исследования составил комплекс
музыковедческих, искусствоведческих, музыкально-педагогических
подходов, дополненный некоторыми элементами междисциплинарного
синергетического дискурса.

12
В основу исследования положены фундаментальные труды по теории
музыкального текста и музыкального языка (М. Арановский, Б. Асафьев, М.
Бонфельд, Л. Мазель, Е. Назайкинский, В. Холопова, В. Цуккерман),
музыкальной поэтики (Л. Казанцева, Л. Шаймухаметова), теории
музыкальных значений (И. Алексеева, Р. Байкиева, П. Кириченко, Л.
Шаймухаметова), методологии семантического анализа (Л. Шаймухаметова).
Другим важным источником стали труды, рассматривающие проблемы
теории культуры и интеграции наук, особый импульс развитию которых придало
синергетическое видение мира, позволившее дать научное объяснение
процесса самоорганизации материи на всех уровнях (В. Аршинов, В. Буданов,
В. Войцеховский, Г. Голицын, Е. Князева, С. Курдюмов, В. Рыжов, Г. Хакен, С.
Шапоринский, Г. Шефер и другие), а также исследования по теории музыкального
образования (Э. Абдуллин, Ю. Алиев, О. Апраксина, Л. Арчажникова, С. Кривых, Л.
Лобова, Н. Коляденко, И. Немыкина, Н. Терентьева, Г. Цыпин), позволяющие
осуществить изучение проблем музыкальной педагогики во взаимосвязи с другими
явлениями педагогической науки и музыкознания посредством методологического
анализа, раскрывающие общие принципы музыкально-педагогических
исследований. В частности, основой для экстраполяции синергетических
принципов в область создания комплексного текста скрипичного учебника
послужили работы Н. Коляденко, в которых эти принципы впервые адаптированы в
применении к музыкальной педагогике.
В этом же ряду стоят исследования по педагогике, способствующие
развитию представлений об активизации процесса обучения (В. Давыдов, М.
Данилин, А. Вербицкий, Б. Есипов, В. Загвязинский, Л. Занков, Е. Князева, Т.
Кудрявцев, И. Лернер, А. Матюшкин, М. Махмутов, Н. Никандров, М.
Скаткин, И. Огородников, Н. Талызина, С. Шаповаленко, Д. Эльконин, И.
Якиманская и другие), а также исследования по теории учебника (В. Бейлисон,
В. Беспалько, И. Бим, Л. Занков, Д. Зуев, Н. Талызина и другие),
принципиальные положения которых могут быть применены и в системе
музыкального образования.
13
Еще одним важным источником стали работы выдающихся мастеров
скрипичного искусства, обобщивших свой личный исполнительский и
педагогический опыт в скрипичных учебниках (Ш. Берио, Ф. Джеминиани, И.
Иоахим, Б. Кампаньоли, Л. Моцарт, Л. Шпор и многие другие) и труды,
посвященные проблемам теории и практики воспитания музыканта-
исполнителя (А. Алексеев, Л. Баренбойм, М. Берлянчик, А. Гвоздев, Л.
Гинзбург, Б. Гутников, Б. Струве, В. Григорьев, Д. Кирнарская, М. Либерман,
С. Мильтонян, К. Мострас, Г. Нейгауз, Л. Раабен, С. Савшинский, М. Смирнов,
Г. Турчанинова, Г. Фельдгун, Г. Цыпин, О. Шульпяков, А. Юрьев, Ю.
Янкелевич и другие). При опоре на упомянутые источники в представленной
диссертации выдвигаются проблемы, прежде не становившиеся предметом
исследования.
Научная новизна исследования состоит в том, что в диссертации
впервые подлежит научному рассмотрению ряд следующих проблем:
– осуществлен анализ феномена музыкального текста как семантико-
смыслового явления, актуализируемого в скрипичной педагогике;
– выявлена роль музыкального текста как носителя содержательных
элементов (смыслового, музыкально-интонационного и моторно-
двигательного), составляющих основу современного процесса обучения
скрипичному исполнительству;
– вводится в научный обиход понятие «комплексный текст нотного
(скрипичного) учебника» – как особое текстовое образование, в котором на
основе синергетического обмена с культурной средой происходит
преобразование предметной (учебно-исполнительской) деятельности в
многоплановую внутреннюю структуру учебника;
– создано целостное представление о формировании содержания
текстов скрипичных учебников XVII – начала ХХI веков в свете эстетических
и образовательных концепций разных эпох;
– определен статус нотных учебников, устанавливаются их функции и
конструктивные особенности;
14
– рассмотрена возможность трактовки музыкальных текстов нотных
учебников как посредствующего звена в синергетическом диалоге между
педагогом и учащимся;
– выявлены возможности применения идей открытой модели
образования в процессе формирования основ инструментального
исполнительства;
– рассмотрены пути создания комплексного текста нотного учебника
как открытой вариативной системы, предназначенной для формирования у
обучаемого основ скрипичного исполнительства с привлечением для этого
принципов синергетики. В частности, в сферу скрипичной педагогики
вводятся такие синергетические понятия, как обмен энергией и информацией
в процессе обучения, нелинейный путь познания, малое резонансное
воздействие педагога, «раскачка системы», обеспечивающие креативное
воздействие на сознание ученика.
Полученные теоретические результаты будут способствовать
дальнейшему осмыслению проблематики музыкального текста,
совершенствованию современного музыкально-образовательного процесса,
определению статуса скрипичного учебника, включению в педагогический
процесс современных синергетических понятий, и, выходя за рамки
скрипичного исполнительства, могут быть использованы в других областях
музыкального исполнительства и музыкальной педагогики.
Теоретическая значимость и научная новизна исследования определяют его
практическую ценность, которая состоит в выявлении роли музыкального
текста и, в частности, его семантической составляющей, в формировании
основ скрипичного исполнительства; определении статуса, функций и
конструктивных особенностей современного нотного учебника; осмыслении
возможностей воплощения в тексте скрипичного учебника принципов
открытой модели образования. Основные положения и материалы
диссертации могут также использоваться для разработки лекционных курсов
по методике обучения игре на скрипке и истории смычкового
15
исполнительства, в музыковедческих трудах, при создании нотных учебников
по музыкально-исполнительским специальностям, а также в педагогической
практике.
Апробация и внедрение результатов исследования. Ход и результаты
исследования на различных этапах обсуждались и были одобрены на
международных и всероссийских научно-практических конференциях в
Красноярске (2000, 2007, 2009, 2010), Оренбурге (2001), Москве (2006),
Магнитогорске (2006), Новосибирске (2006), С-Петербурге (2006, 2007, 2008),
Твери (2007), Волгограде (2008); в процессе обсуждения материалов диссертации
на методических семинарах, заседаниях кафедры струнных инструментов
Тольяттинского института искусств (2004), кафедры теории и истории музыки
Красноярской государственной академии музыки и театра (2005, 2007). Материалы
исследования нашли отражение в публикациях автора (программы, методические
рекомендации, монографии, статьи, тезисы докладов); используются при чтении
лекций и в практических занятиях со студентами Красноярской государственной
академии музыки и театра. Нотные учебники, обеспечивающие практическую базу
проведенного исследования («Скрипичная азбука», 2006; «Скрипичный букварь»,
2007; 2011) получили высокую оценку педагогов Красноярска, Новосибирска,
Москвы, Перми, Архангельска, Апатитов, Твери, Магнитогорска, Казани, Уфы и
других городов.
Диссертация изложена на 394 страницах и состоит из Введения, четырех глав,
Заключения, Библиографического списка, включающего 450 наименований (из них 70
на иностранных языках), Нотного приложения 1 и Нотного приложения 2 (учебное
пособие автора диссертации «Скрипичный букварь», 2011).

16

Оценить