Вы находитесь на странице: 1из 242

Всероссийский научно-исследовательский институт

документоведения и архивного дела (ВНИИДАД)

На правах рукописи

Лукашевич Александр Анатольевич

РАЗВИТИЕ ГУБЕРНСКОЙ ДЕЛОПРОИЗВОДСТВЕННОЙ


ДОКУМЕНТАЦИИ 70 – 90-Х ГГ. XVIII В.

05.25.02 – Документалистика, документоведение и архивоведение

ДИССЕРТАЦИЯ
на соискание ученой степени
кандидата исторических наук

Научный руководитель
Банасюкевич В.Д.
кандидат исторических наук

Москва – 1995
СОДЕРЖАНИЕ

Введение.................................................................................................................3
Глава 1. Очерк истории документации губернских учреждений
России (I четв. - 70-х гг. ХVIII в.)................................................................................54
1.1. О видовом составе русского документа первой четверти ХVIII в.
(На материале Генерального регламента).................................................54
1.2. Модернизация формуляра документа государственного
делопроизводства законодательством первой четверти ХVIII в.............71
1.3. Губернская делопроизводственная документация до реформы 1775 г.
(Историографический аспект)....................................................................89
Глава 2. Ордера как вид губернской организационно-распорядительной
документации последней четв. ХVIII в.....................................................................111
2.1. Ордер в свете законодательства о военном и гражданском
делопроизводствах ХVIII в.......................................................................112
2.2 Ордера в переписке генерал-губернатора Екатеринославского
наместничества Г.А. Потемкина с правителями Таврической области
(1784-1791 гг.)...............................................................................................129
Глава 3. Делопроизводственная документация губернского правления
и нижнего земского суда середины80-х гг. ХVIII в. (По материалам подготовки
преобразования губернского делопроизводства предпринятого в 1784 г.)............158
Заключение........................................................................................................216
Список литература и источников.....................................................................220
Приложение.......................................................................................................235
ВВЕДЕНИЕ

Актуальность проблемы. Проблема эволюции делопроизводственной


документации государственных учреждений России относится к числу
актуальных теоретических и прикладных проблем документоведения. Реализация
методологического принципа историзма открывает возможность исследовать
объект в его конкретном изменении. Это способствует пониманию
функционирования документных систем, документа, как закономерных явлений,
а значит, и разработке оптимальных методов рационализации работы с
документами, прогнозированию тенденции их развития. Поскольку сам объект
внимания – документ, по своей природе историчен, то недооценка или незнание
его истории, а также систем документации, как отмечает А.Н. Сокова1, вызывает
трудности при создании унифицированных и стандартизированных документных
систем.
Немаловажное значение исследований делопроизводства и документных
систем имеет и в архивоведении при фондировании, описании и создании научно-
справочного аппарата.
Содержание и направление эволюции делопроизводственной документации
определяются "внешними" по отношению к ней факторами и "внутренними",
различными для каждого периода. К первым относятся социально-экономические
изменения в обществе, уровень материальной и духовной культуры, средств
коммуникации. Особенно значительны последствия преобразований
государственного аппарата. Тип государственности, созданный Петром I,
сохранил свое значение на всем протяжении существования абсолютизма.
Поэтому делопроизводство – органичная часть деятельности государственных
учреждений, имело объективную основу для эволюционного пути развития. Не
касаясь вопроса о механизме воздействия на историю документа социальных
факторов, отметим, что они не исключают "внутренних", определяющих логику
1
Сокова А.Н. Развитие советского документоведения в условиях научно-
технической революции /1960-1980 гг./: Автореф. дис... д-ра истор.наук. - М.,
1986. - С. 28.
4
саморазвития делопроизводства. В основе данного процесса, на наш взгляд, лежит
преемственность делопроизводственных процедур, документации. Само
делопроизводство предлагается рассматривать как "учетно-регистрационную
работу"1, необходимую функцию государственного управления, не связанную
жестко с его политической формой. С этим обстоятельством связана возможность
и необходимость исследования проблемы с помощью историко-сравнительного
метода, в его синхронном и диахронном аспектах.
Конкретизируя мысль о "саморазвитии" делопроизводства, Б.Г. Литвак
пишет, что оно, как любая система, обладает способностью к саморегуляции,
поскольку не только "обслуживает'', но и "самообслуживается" 2. Им же выделены
некоторые черты "саморазвития" делопроизводственной документации ХVIII-ХIХ
вв..3 Хотя схема ориентирована на запросы источниковедения, но может быть
использована в тесно связанном с ним историческом документоведении.
Ориентирами эволюции делопроизводственной документации приняты те
же рубежи, что и для периодизации истории делопроизводства: Генеральный
регламент 1720 г., образование министерств, эпоха реформ 60-х годов XIX в.. В
этих рамках делопроизводство развивалось в сторону углубления иерархического
разделения труда, ярко проявившееся в министерский период. Причем
выделяются сравнительно независимые пути эволюции: работа над документом,
претерпевшая значительные изменения, и организация работы с документами,
функционировавшая без существенных перемен.
Они проявляют себя на трех уровнях саморазвития делопроизводства:
документ, "дело", система делопроизводства. Каждый из них подвергается
стихийной и сознательной рационализации. Это в свою очередь стимулировало
выработку единообразной структуры документа, его формуляра,
однопредметности содержания. Объективной основой специализации документов

1
Сокова А.Н. Указ. соч. - С. 34.
2
Литвак Б.Г. О закономерностях эволюции делопроизводственной документации
в ХVIII-ХIХ вв. (К постановке вопроса) //Проблемы источниковедения истории
СССР и специальных исторических дисциплин. - М.: Наука, 1984.-С.49-50.
3
Там же. -С.48-55.
5
является объединение их в "дело". Создаются условия для возникновения систем
делопроизводства. Здесь, видимо, следует искать одно из объяснений унификации
как эволюционной тенденции в документных системах, а так же противоположное
ей направление к разнообразию, отмеченное А.Н. Соковой1. Названные процессы
ускорились в результате целенаправленного законодательного вмешательства,
повсеместно вытеснявшее канцелярскую традицию.
Схема эволюции делопроизводственной документации ХVIII-ХIХ вв.,
намеченная Б.Г. Литваком выполняет здесь функции теоретического контекста
определяющего перспективу нашей темы. Следующим этапом должна стать
последовательная реализация ее на конкретном уровне для насыщения
фактическим материалом, специального изучения каждого периода эволюции и в
целом апробации концепции. Эти соображения заставили нас обратить внимание
на делопроизводственную документацию ХVIII в.. Интерес к ней объясняется
также ее сравнительной неизученностью и тем важным обстоятельством, что
введение коллежского делопроизводства означало переход от традиционного,
стихийно развивающегося, по-преимуществу, делопроизводства к сознательно
устроенному, регулируемого законом. Поэтому его изучение следует
рассматривать как необходимое условие для понимания министерского и
современного делопроизводств, независимо от того, как расценивается их
взаимосвязь2.
Если значимость проблемы эволюции делопроизводственной документации
коллежского периода не вызывает сомнений, то выбор адекватного метода
1
Сокова А.Н. Принцип историзма в документ о ведении //Советские архивы
(далее – СА).-1981. - № 4.-С.28.
2
С точки зрения К.Г. Митяева нормы Генерального регламента с некоторыми
изменениями сохранили свое значение до октября 1917г. Б.Г. Литвак согласен с
ним только в отношении процедуры "бумагопрохождения". Л.Е. Шепелев
полагает, что коллежское делопроизводство не исчезает, а модифицируется,
сосуществуя с министерским в учреждениях действовавших на основе
единоначалия. - См.: Митяев К.Г. История и организация делопроизводства в
СССР. - М.: МГИАИ, 1959.-С.43; Литвак Б.Г. Указ. соч. - С.50.; Шепелев Л.Е.
Проблемы источниковедческого изучения делопроизводственных документов
государственных учреждении ХІХ-ХХ вв. //Источниковедение отечественной
истории (далее – ИОИ) 1975. - М.: Наука, 1976. - С. 248.
6
исследования представляет собой непростую задачу. Сложность в том, что
закономерности проявляются в масштабных явлениях, у них существует свой
"порог появления" (выражение Д.С. Лихачева). Чтобы его заметить, необходим
достаточно высокий уровень обобщения, основанный на анализе документации
высших, центральных и местных государственных учреждений, взятых в широких
хронологических рамках. Следовательно, прежде нужно выделить и изучить все
этапы модернизации коллежского делопроизводства. Но именно это еще
предстоит сделать. Первое намерение преодолеть препятствия, исходя из истории
изменений в государственном аппарате ХVIII в. будет понятно, но не снимает всех
вопросов. Во-первых, потому что административные преобразования хотя и
производились, но аналогичных коллежской реформе не было вплоть до нач. XIX в..
Совершенствование звеньев управления осуществлялось не одновременно, с
различной решительностью и успехом. Новое в делопроизводстве накапливалось
постепенно, что осложняет их фиксирование. Во-вторых, в основу периодизации
саморазвития документации должны быть положены и ее собственные критерии.
С последним обстоятельством тесно связан вопрос об определении объектов
наблюдения, поскольку заранее неизвестно, какие черты эволюции окажутся
существенными. Но главное здесь заключается в том, чтобы попытаться
ограничить "рассеянность" исследования и придать ему более целенаправленный
характер. Наконец в- третьих, проблема эволюции означает изучение объекта в его
историческом развитии. Значит, чтобы избежать преувеличения изменчивости,
следует отмечать в процессе устойчивое, повторяющееся. Оглядываясь на
отмеченные трудности, можно заметить, что они выглядели бы менее
неприступными, обладай мы информацией об итогах развития изучаемых
явлений, в данном случае о состоянии коллежского делопроизводства в конце
XVIII - начале XIX вв.. Именно в этот переходный период актуализировались его
сильные и слабые стороны. Изучение их помогло бы отделить главные черты
эволюции от второстепенных и тем самым решить вопрос об объекте наблюдения,
способствовало бы выделению этапов развития, элементов статичного в них. Не
исключены и другие, пока еще скрытые возможности. По сути, речь идет о
7
ретроспективном подходе как об одном из вариантов организации познавательной
деятельности1. Его характеризует движение исследования от настоящего к
прошлому, от следствия к причине. Необходимым условием применения
ретроспективного метода является знание будущего изучаемого явления прошлого.
Причем его конечное состояние служит ключом к пониманию более ранних форм.
Когда момент прошлого предстает перед исследователем в своей перспективе,
возникает возможность изучать разновременные, находящиеся на различных стадиях
развития, объекты во всем богатстве их взаимосвязей. Вот почему считается важным
использование метода для изучения динамических процессов, для выработки
прогностических моделей. Напомним, определение перспектив развития
письменных документов - одно из актуальных направлений документоведения2. При
переходе от анализа зрелого предмета к предшествующему, возникает опасность
модернизации истории, путем истолкования прошлого исходя из его позднего
состояния. Во избежание ошибок следует давать оценки с позиций историзма,
проводить обратное движение от причин к следствию, попытаться понять
имманентные закономерности изучаемых явлений.
Конечно, каждое конкретное исследование придает ретроспективному
методу отличительные черты. Поэтому важно изучение опыта всех тех
исследователей, которые прибегали к нему, известно, например, что его
реализовал в "Капитале" К. Маркс, широко использовал этот метод М. Блок.
Движение от изучения зрелой формы к ее предпосылкам, истокам позволяло им
выявить главные линии исследования, точнее поставить проблемы и прежде всего
генезиса исторических явлений. Не имея перспективы целого, "механически
двигаясь от дальнего к ближнему, мы всегда рискуем потерять время на изучение
начал или причин таких явлений, которые, возможно, окажутся на поверку

1
О ретроспективном методе См.: Ковальченко И.Д. Методы исторического
исследования.- М.: Наука, 1987. С. 101-105; Иванов В.В. Методологические
основы исторического познания. - Казанский университет, 1991.-С.71-72; Блок М.
Характерные черты французской аграрной истории. - М.: Иностр. литер. 1957. - С.
29-39.
2
Сокова А.Н. Развитие советского документоведения в условиях научно-
технической революции (1960-1980гг.) - С.14-23.
8
воображаемыми"3.
Логично теперь спросить, каково источниковое обеспечение изучения
эволюции делопроизводственной документации ХVIII в. ретроспективным
методом? На формирование источниковой базы проблемы и направлено наше
исследование. Предметом внимания стали материалы, присланные из всех
губерний России после указа Екатерины ІІ, объявившая в 1784 г. о своем
намерении ввести новый канцелярский порядок в губернских учреждениях.
Задуманное предприятие явилось следствием последней масштабной
административной реформы ХVIII в. - областной, 1775 г.. Его можно
рассматривать как один из этапов модернизации коллежского делопроизводства
накануне введения министерского управления. Важно подчеркнуть сам факт
специального выделения канцелярских дел как объекта реформирования.
Губернская документация является вариантом коллежской. В основе обеих
лежали нормы Генерального регламента и других законодательных актов. Отсюда
следует, что губернское делопроизводство имеет как свои особенности, так и
общие черты, присущие всем учреждениям России последней четверти ХVIII в..
Поэтому наши выводы не следует ограничивать только губернским уровнем.
Несмотря на информативность привлеченного комплекса источников, мы не
были полностью им удовлетворены. В нем отсутствовали сведения о
делопроизводстве канцелярий генерал-губернаторов, не предусмотренных
"Учреждениями о губерниях" 1775 г.. Проблему устройства исполнительного
вспомогательного учреждения каждый наместник вынужден был решать
самостоятельно, используя самые различные средства. Отсюда сложности в
реконструкции статуса, функций, документации канцелярий. Мы попытались
провести подобную работу относительно военно-походной канцелярии генерал-
губернатора Екатеринославского наместничества Г.А. Потемкина. Выбор был
обусловлен, прежде всего, наличием источников, а также высоким уровнем
организации потемкинской канцелярии.
Если наиболее характерным, центральным, документом губернского

3
Блок М. Апология истории. -М.-.Наука,-1986.-С.28.
9
правления был журнал, то для военно-походной канцелярии - ордер.
Распространение данного вида, документации есть своеобразное отражение в
делопроизводстве таких объективных фактов, как усиление единоначалия в
государственном управлении с целью преодоления заметно обнаружившихся во ІІ
пол. ХVIII в. недостатков коллежской системы, и милитаристского отпечатка на
всем абсолютистском государстве. Вот почему оказалось необходимым рассказать
об ордерах как виде документации. Следовало также выяснить место ордера среди
документов губернских учреждений, достроив тем самым, их "верхний этаж".
Совершенствование делопроизводства официальным путем неминуемо вело
к пересмотру положенных в его основание законодательных норм. С другой
стороны, чтобы оценить степень решительности стихийной рационализации
необходимо знать, какие законодательные акты не только изданы, но и стали
действительно актуальными для чиновников губернских мест. В обоих случаях
важно восстановить корпус законодательных актов реально определявших
деятельность губернских канцелярий, прошедших "экспертизу времени" до конца
ХVIII в.. Приступая к этой задаче мы должны будем идти от Генерального
регламента - главной точки отсчета. Без учета характера воздействия его на ход
законодательного оформления делопроизводства трудно будет понять проблемы
последнего. Отметим, законодательство - важный фактор воздействия на
эволюцию документации, проявляющийся в сознательной деятельности. Наконец,
с регламента, по сути, начинают свою историю основные виды коллежской
документации.
Поскольку исследование осуществлено, прежде всего, в интересах
документоведения, то во всех главах было проявлено внимание к формуляру
документа в его историческом развитии.
Решение поставленных вопросов осуществляется на основе принципа
историзма, позволяющий нам использовать традиционные источниковедческие
методы исследования.
Резюмируя сказанное, сформулируем предмет и задачи исследования.
Задачами изучения, губернской делопроизводственной документации
10
70 - 90-х гг. ХVIII в. являются:
– выявление степени изученности темы в отечественной
документоведческой, историко-делопроизводственной, источниковедческой,
историко-учрежденческой литературе;
– ввести в научный оборот новые архивные источники и в интересах
источниковедения документоведения проанализировать уже известные;
– показать информационные возможности источниковой базы в освещении
вопросов развития документации губернских и уездных учреждений России 70-
90-х гг. ХVIII в.
Тема, в конечном счете, нацелена на то, чтобы способствовать разработке
проблемы эволюции делопроизводственной документации ХVIII в., от чего
зависит постижение ее самой. Но изучение масштабных процессов возможно
лишь на основе обобщенных результатов индивидуальных исследований. Одним
из условий информационной интеграции является известное взаимопонимание
среди исследователей в трактовке сущности, условий применения, эффективности
использованных методов изучения источников, явлений.
В связи с этим предлагается:
– опыт исследования истории вида делопроизводственной документация
ХVIII в.;
– определение возможных путей формирования структуры источниковой
базы, позволяющей приступить к изучению эволюции делопроизводственной
документации ХVIII в. путем применения ретроспективного метода исследования.
Полагаем, не менее чем постановка проблемы важна разработка методов ее
изучения, поскольку известно, не только результат, но и путь к нему, должны быть
истинными. Значение расширения методического "репертуара", документоведения
тем более актуально, что оно сравнительно недавно выделилось в самостоятель-
ную дисциплину.
Хронологическими рамками работы являются 70-90-е гг. ХVIII в., время
подготовки и проведения местной реформы 1775 г. и в связи с этим, актуализации
проблем рационализации губернского делопроизводства. Поскольку причины и
11
направление модернизации канцелярских порядков обуславливались всей
предшествующей историей коллежского делопроизводства, оказалось
необходимым изучить ее историографически, а также использовать источники
начала и середины XVIII в..
Историография проблемы. Теоретические и конкретно-тематические
вопросы истории документа, систем документации, особенно досоветского
периода, нельзя отнести к разряду активно разрабатываемых в документоведении.
Сложившаяся историографическая ситуация имеет свое объяснение. Но каким бы
оно ни было, очевидно, что сам междисциплинарный характер нашего
исследования предполагает использование не только документоведческой
литературы, но и данных исторических, филологических дисциплин.
Неизученность многих вопросов, с которыми мы столкнулись, отчасти
связана с историей становления документоведения как науки. Возникнув, оно
стало развиваться главным образом путем изучения практических задач
возникавших в сфере делопроизводства, что придавало ему прикладное значение1.
Не случайно вопрос о специфике реализации принципа историзма, в
документоведении впервые был рассмотрен только в статье А.Н. Соковой 1981 г.2.
Понятно, что она не могла обладать значительным конкретным материалом для
обобщений. Поэтому, ограничиваясь только постановкой вопроса, автор делает
ряд интересных выводов относительно тенденций эволюции документных систем
(см. выше), а также о целесообразности сохранения исторически сложившихся
наименований документов.
Теоретические положения, высказанные в статье об историческом подходе,
обусловливающей проблему закономерностей эволюции документации,
А.Н. Сокова развила в докторской диссертации1. Анализ проведен в контексте
современных нужд документирования управленческого аппарата. Собственно
1
Магидов В.М., Сокова А.Н. Рец.: Вспомогательные исторические дисциплины:
историография и теория. /Под ред. Ю. Кондуфора. - Киев: Наукова думка, 1988 //
СА - 1989. - №6. - С.86.
2
Сокова А.Н. Принцип историзма в документоведении. - С.26-31.
1
Сокова А.Н. Развитие советского документоведения в условиях научно-
технической революции (1960 - 1980 гг.) - 48 С.
12
историческую тематику предлагается отнести к "историческому
документоведению", близкому по объекту и методам к источниковедению2.
Поиск точек соприкосновения документоведения с исторической
дисциплиной симптоматичен. В нем объяснение того, почему в
документоведческой литературе (отдавая должное при этом А.Н. Соковой) не
разработаны ни теоретические, ни конкретно-исторические вопросы эволюции
делопроизводственной документации (в частности, ХVIII в.), применения
принципа историзма в документоведении. На этапе самоопределения науки
компенсировать дефицит фактов, идей, можно за счет наработок сопредельных
дисциплин, в данном случае, источниковедения3.
Воспользоваться информацией прагматически выполненных
источниковедческих работ сложно. Больше возможностей открылось в конце 70-х
гг., когда в исторической литературе были поставлены вопросы об изучении видов
исторических источников и их эволюционном развитии, о целесообразности с
точки зрения методики, специального исследования внешних особенностей
источников, в том числе формуляров документов4.
Позже появилась монография Б.Г. Литвака посвященная анализу
распространенных видов массовой документации (включая государственного
происхождения) XIX в.1. В ней уделено внимание складыванию формуляров

2
Там же. - С. 32.
3
Еще в 1979 г. О.М. Медушевская обратила внимание на то, что
документоведение складывается вне связей с источниковедением. - Медушевская
О.М. Источниковедение на современном этапе // СА - 1979. - № 2. С. 10.
4
Курносов А.А. К вопросу о природе видов источников //ИОИ. 1976.-М.:
Наука,1977. - С.25. Некоторые итоги изучения вопроса об эволюции исторических
источников, главным образом теоретико-методологические, подвела
С.В. Воронкова: Воронкова С.В. Проблемы источниковедения истории России
периода капитализма. - МГУ, 1985. - С. 12-19. В целом, мы разделяем мнение
А.Г. Тартаковского о том, что пути развития русских источников нового периода
истории изучены хуже чем средневековья. - См.: Тартаковский А.Т. Русская
мемуаристика, ХVIII - первой пол. XIX в. - М.: Наука, 1991. - С.7. Шепелев Л.Е.
Выступление. - Материалы симпозиума по актуальным проблемам
источниковедения /Таллин, 2-6 октября 1972/ //ИОИ, 1976. - М.: Наука, 1977.- с.
237.
1
Литвак Б.Г. Очерки источниковедения массовой документации ХІХ - начала ХХ
13
документов, в частности, челобитных ХVIII в.. Следует заметить, этот вид
документации сравнительно часто подвергался государственному
регламентированию и в определенной мере судьба его формуляра показательна.
Автор прослеживает изменения происшедшие в нем в течение ХVIII в., а именно
изложение содержания по "пунктам", приобретение нового наименования
-"жалобница"2. Действенность юридических норм определена по крестьянским
прошениям. Выяснилось, усвоение новых требований шло медленно, в некоторых
случаях так и не став правилом.
Несмотря на всю очевидную необходимость проверки практического
воплощения законодательных актов, подобная процедура еще не часто
встречается в исследованиях по истории документа. Но, на наш взгляд,
заслуживают большего внимания сами законы. Например, наблюдение за языком
Генерального регламента, позволило бы дать ответ, почему фигурировавшее в
нем название "прошения челобитчиковы" долгое время не приживалось или как
объяснить, что в указах Петра І применяется термин "прошение", хотя форма его
не отличалась от челобитной3. Краткость экскурса в законодательство,
продиктованная задачами исследования, не позволила автору показать общее и
особенное в формировании формуляра просительных документов. При более
широком подходе можно обнаружить, что изложение "пунктами" было присуще
не только челобитным, но и другим видам документов. Поскольку все они
функционально связаны между собой, то так или иначе способствовали
практическому освоению данного требования.
Первая известная нам работа, рассматривающая делопроизводство,
документ, в их историческом развитии, принадлежит Н. Бондаренко1. Сам он

в. - М.: Наука, 1979. - С.293.


2
Там же. - С. 269.
3
Литвак Б.Г. Очерки источниковедения массовой документации ХІХ - начала XX
в. - С. 268. О языке регламента см. в гл.1 диссертации.
1
Бондаренко Н. История делопроизводства в России //Система и организация.-
1924. - №2 (10).- С. 17-19; №3.-С.14-16; №6.-15-17. С точки зрения развития
делового языка периодизация русского делопроизводства была осуществлена в
книге М. Магницкого, опубликованной в 1835 г. См.: Литвак Б.Г. Указ. соч. - С.
207-210.
14
оценивал серию очерков только как приступ к неизученной теме. Отсюда,
вероятно, краткость и схематизм в изложении материала. Из трех статей две
посвящены приказному делопроизводству, одна - коллежскому.
Влияние исследования Н. Бондаренко на позднейшую историографию
формально не прослеживается. Между тем, его способы решения вопросов,
выводы, схожи с теми, что встречаются в учебной литературе по истории
делопроизводства. Прежде всего, это проявляется в попытке реконструировать
коллежский канцелярский порядок с помощью Генерального регламента и
ограниченного числа других законодательных актов, почти не прибегая к
архивным данным или используя их в качестве иллюстраций. Причем, нормы
регламента воспринимаются, как не изменявшиеся в течение века, без сносок на
применение их в учреждениях различных рангов и ведомств.
Стремление рассмотреть историю делопроизводства, как поэтапное
развитие, содержит в себе идею эволюции. Хотя автор не сформулировал ее,
однако на некоторых поворотах своих рассуждений довольно близко подходит к
ней. Так, очерк приказного делопроизводства завершается, а о коллежском
начинается с констатации отличительных черт первого: отсутствие законом
утвержденного порядка, общих "форм" бумаг и отчетов, постоянных сроков
производства дел. Таким образом, создавался контраст для восприятия очередного
канцелярского порядка. К этой характеристике преемственности следует добавить
следующее: Н. Бондаренко, с одной стороны, отмечает устойчивость приказных
традиций (столбцы, например, были отменены только спустя четверть века после
указа 1700 г.), с другой стороны - неудачу Петра I провести "здоровые начала
государственного устройства", так как многое осталось на бумаге 1. Отсюда сле-
дуют вопросы, когда реально вступило в силу коллежское делопроизводство?
Полностью ли было вытеснено приказное, если нет, то где и как долго оно
сохраняло свое значение? Все они еще ждут ответа.
Позже история делопроизводства стала рассматриваться преимущественно в
учебной литературе. Так, в руководстве по архивному делу Г.А. Князев дал очень

1
Бондаренко Н. Указ. соч. - № 6. - С.17.
15
сжатую характеристику делопроизводства, не выделяя этапов, ХVIII-ХІХ вв.2. Как
он объясняет, в дореволюционных учреждениях России не было единой системы
делопроизводства. Чтобы изучить существовавшие, следует обращаться к ар-
хивным материалам (пожалуй, самое важное замечание Г.А. Князева по данному
вопросу). Поэтому он ограничивается констатацией значения Генерального
регламента, однозначной оценкой общего делопроизводства как излишне
централизованного, бюрократического, порождавшего массу бумаг дублирующих
друг друга. Перечисляя наиболее распространенные виды документации внешней
переписки, юридических актов, иногда указывает наименования документов ХVIII
в., некоторые словосочетания из реквизитов адресования, удостоверения
документа. И, все-таки, после статей Н. Бондаренко, фрагмент из учебника
Г.А. Князева для сер. 30-х гг. выглядит несовременно.
Идея периодизации истории делопроизводства нашла свое продолжение в
книге К.Г. Митяева3. Определяющим фактором развития, и соответственно
критерием периодизации, назван социальный - изменения в организации
государственного аппарата. Отсюда известные наименования выделенных этапов -
приказный, коллежский, министерский. С этим положением можно согласиться,
хотя вряд ли оно все объясняет. Во всяком случае, причины отпочкования
специального делопроизводства от общего не выяснены, только фиксируется
"развитие" этого процесса в конце XIX в.4. Тем не менее, наличие в учебнике
раздела "Общее документоведение", свидетельствующее о зарождении новой
дисциплины, обращенной к документу и, разумеется, его содержание, подводило в
перспективе к вопросу об уровнях саморазвития документации. Здесь же
предложена обзорно-описательная характеристика каждого периода истории
делопроизводства. В частности, коллежское восстановлено по Генеральному
регламенту. Случайны упоминания некоторых законодательных актов I четв. ХVIII
в., что создает впечатление о статичности законодательства по данному вопросу
вплоть до конца ХVIII в.. По упомянутым источникам К.Г. Митяев устанавливает
2
Князев Г.А. Теория и техника архивного дела. - Л.: ЛОЦИА, 1935. – С.22 – 26.
3
Митяев К.Г. Теория и практика архивного дела. - М.: МГИАИ, 1946.-245 с.
4
Там же. - С.26.
16
появление новых разновидностей документации и переименование старых.
Особое внимание уделяет регистрационной документации как наиболее
тщательно разработанной в регламенте, вообще ставшей одной из отличительных
черт коллежского периода.
Характеризуя делопроизводство губернских учреждений ХVIII в., автор
видимо не ограничивался юридическими источниками. Хотя других он не
называет, но иначе трудно объяснить подробное описание каждой стадии
прохождения дел. Во всяком случае, в привлеченном "Учреждениях о губерниях"
1775 г, главное внимание уделено внешней переписке мест. Утверждение, что
этим законодательным актом был установлен канцелярский порядок
присутственных мест1 представляется не обоснованным. Работа над проектом
началась лишь в нач. 80-х гг. ХVIII в. и не была доведена до конца. Следует
заметить, новый закон не отменял старых, в частности, сенатский указ 1767 г. о
переписке губернатора с подчиненными должностными лицами и учреждениями.
Несмотря на доступность (опубликованы в ПСЗ-І), К.Г. Митяев ими не
воспользовался. Как следствие, выпала из поля зрения вся история законодательного
оформления губернского делопроизводства нач. ХVIII - 1775 г.. Без этого
предисловия следующий период с 1775 г. по 1796 г. (время проведения реформы
1775 г.) уже не мог быть изучен в полной мере. Сказанное относится и к истории
документа ХVIII в., которая дается в основном по законодательным актам. Кроме
них, для характеристики таких реквизитов, как автор, адресат документа,
К. Митяевым учитывались изменения в системе гражданских чинов и титулов.

1
Митяев К.Г. Указ. соч. - С.34.
17
Им, так же, предложено деление документов на общие и специальные. В
первой группе выделяет внешнюю и внутреннюю переписки (служебного
происхождения) и просительные документы, акты (личного происхождения).
Классификация распространяется на документацию начиная с ХVIII в..
Указываются некоторые ее виды и главное отличие от приказной - составление
каждого документа определялось законом, порой с приложением образца.
Отметив сложность коллежского делопроизводства, К.Г. Митяев пишет, что
в такой же мере это относится и к военному, на которое распространялись нормы
Генерального регламента1. Тем самым, он близко подошел к проблеме
взаимовлияния общей и специальной документации. Как видно, несмотря на свою
учебную цель, книга К.Г. Митяева инициировала важные вопросы истории
делопроизводства и документоведения, в том числе касающиеся эволюции
документации. Чуть ли не первая в своем жанре, она, разумеется, не лишена
недостатков. Но, пожалуй, наиболее существенный из них, сохранившийся и в
последующей делопроизводственной литературе, является ограниченное
использование работ по истории государственных учреждений, источнико-
ведению, изданных к тому времени. Это позволило бы сделать изложение
материала более конкретным и динамичным, приблизиться к пониманию
реального положения дел в государственном делопроизводстве.
По мнению Н.В. Устюгова, убедительно "заземлить" свои обобщения
К.Г. Митяеву не всегда удавалось из-за отсутствия монографических
исследований по архивоведению2. Характеристика делопроизводственной
документации ХVIII - ХIХ вв. неудовлетворительна, т.к. дана только на основании
законодательных актов. Рецензент, по сути, поставил вопрос о необходимости
преодоления юридического подхода путем обращения к архивным материалам.
Среди перспективных направлений исследования назвал историю отдельных
разновидностей документов.

1
Митяев К.Г. Указ. соч. - С.53.
2
Устюгов Н.В. Рец.: К.Г. Митяев. Теория и практика архивного дела //Советская
книга. -1947. - июнь, № 6. - с.62-64.
18
Другое учебное пособие К. Митяева новизной идей относительно истории
делопроизводства не отличалось, полагаем, из-за его ориентации на нужды
современного делопроизводства1. Кроме того, не появилась за истекшее время с
момента издания первой книги серия монографий по истории документов разных
эпох, о возможной публикации которой писал Н.В. Устюгов2.
В условиях, когда теоретическое осмысление оставалось отдаленной
перспективой, первостепенное значение имело качество закладки фундамента
научных фактов. Учебное пособие не могло служить этой цели из-за иного
функционального предназначения. Тем не менее, игнорировать подобную
литературу нельзя, поскольку она оказывала влияние на выработку ориентиров
исследований и закрепляла их результаты, порой превращая в стереотипы. Что
касается К.Г. Митяева, то он не только осваивал накопленный материал, но и
высказал ряд интересных мыслей. Относительно некоторых из них, важных для
дальнейшего изложения, хотелось бы высказать свои замечания.
В "Истории..." последующее за приказным делопроизводство берет свое
начало с издания Генерального регламента. Конечно, К.Г. Митяев знал указ 12
июня 1700 г. об отмене столбцов и введении тетрадной формы делопроизводства,
но наш взгляд, не дал ему должной оценки3. Между тем, предусмотренные в нем
изменения состоялись, чего нельзя сказать о многих указах Петра I.
Реформа создала современную форму документа и "дело", что, в конечном
счете, стимулировало саморазвитие документации. Все это позволяет поставить
вопрос о необходимости выделения особого этапа в истории документирования
деятельности учреждений ХVIII в., приходящегося на время до учреждения

1
Митяев К.Г. История и организация делопроизводства в СССР. - М.: МГИАИ,
1959.-352 с.
2
Устюгов Н.В. Указ соч. - С.64.
3
Напротив, такие авторы как Ф.А. Ниневе, В.Н. Автократов специально отметили
ее практическое влияние на развитие коллежского делопроизводства. - Ниневе
Ф.А, Критический отзыв. По поводу реферата А.И. Лебедева "Делопроизводство в
учреждениях как базис архивной работы". - М. 1914.-С.39; Автократов В.Н. К
истории замены столбцовой формы делопроизводства - тетрадной в начале ХVIII
в.. //Проблемы источниковедения. - М.: АН СССР, 1959.-Т. VII. - с.274-286.
19
коллегий1.
В восприятии К.Г. Митяева Генеральный регламент - всесторонне
разработанный законодательный памятник, с безупречной терминологией.
Видимо поэтому он не видит необходимости в обращении к регламенту
Адмиралтейской коллегии, содержавшего формы учетно-статистических
документов, обязательных для всех коллегий. Сказанного достаточно чтобы
понять, во внешне благополучном вопросе о законодательном регулировании
делопроизводства ХVIII в. многое еще предстоит изучить. И дело заключается не
только в необходимости полного выявления опубликованных законов, практике их
применения, но и в адекватном прочтении, уяснении объективно сложившейся
логики законодательства. Без этого вряд ли возможно определить степень
радикальности и эффективности реформ в области делопроизводства.
Критика доброжелательно встретила книгу К.Г. Митяева, отметив, что у
автора практически не было предшественников, а имеющиеся публикации носят
практический характер, или посвящены вопросам министерского
делопроизводства1. Был сделан оптимистический вывод, что ему удалось
1
Сама идея выделения этапов в коллежском периоде истории делопроизводства
если не формулировалась прямо, то, так или иначе, присутствовала в
источниковедческой литературе. Так, А.А. Введенский, рассматривая акты как
часть документов нормативного содержания, полагает, что приказный период
завершается в 1711 г. в связи с созданием коллегий. Наступивший после него
коллежский длится до 30-40-х гг. XIX вв.. В нач. ХVІІІ в. Петр I проводит
"актовую реформу, которая получает свое развитие при Анне Иоанновне как
"документально-актовая. Причем появляются тогда новые разновидности "актов"
как "мемория", "промемория", "рапорт", "доношения", "экстракт". - Введенский
А.А. Лекции по документальному источниковедению истории СССР
(дипломатика) - Киев, у-т., 1963. - С.214-215; Он же. Вспомогательные
исторические науки в работе архивистов //Вопросы архивоведения. - 1962. - № 2.
-с.30. В данном случае нам важно показать более дифференцированную
периодизацию, не обсуждая обоснованность ее хронологических рамок и
содержания (например, управленческую документацию вряд ли стоит
отождествлять с актами, а ее перечисленные виды появились уже в I четв. ХVIII
в.). На неизученность предыстории модернизации коллежского делопроизводства
до "Учреждения министерств"1811 г. обратил внимание Б.Г. Литвак. – Литвак Б.Г.
О закономерностях эволюции делопроизводственной документации в ХVIII-ХIХ
вв. - С.53.
1
Додонов И.К., Мерзон А.Ц., Топорков Г.С. Книга по истории и организации
20
раскрыть целостную картину развития делопроизводства 2. С этим трудно
согласиться, достаточно назвать собственные замечания рецензентов. Так, ничего
не говорится о делопроизводстве учреждений "других народов России". Мы бы
сказали, в административных учреждениях приграничных областей, либо
сохранивших черты автономии. Вне поля зрения К.Г. Митяева остались
документы верховной власти, есть пробелы в описании специальной
документации. Лаконичен анализ разновидностей документов, причин их
происхождения, функций, порядка составления, в результате тема оказалась не
раскрытой. Не был решен вопрос о том, какие отклонения от законодательных
норм допускались на практике3. Указанные недостатки справедливо были
отнесены ,прежде всего на счет состояния специальной литературы того времени.
И все-таки, вновь не были привлечены труды историков, активно использовавших
архивный материал правительственных учреждений (напр. М.М. Богословского,
Ю.Б. Готье и др.).
Учебник под редакцией Я.З. Лившица, В.А. Цикулина не снял поставленных
проблем, во многом повторив положения К.Г. Митяева по интересующим нас
вопросам4.
Конечно, в рамках учебного пособия трудно дать развернутую
характеристику каждой системе документации, переход одной в другую, их
внутреннюю эволюцию. Но нуждается в оценке давно высказанная точка зрения
Б.О. Ключевского, полагавшего, что приказное делопроизводство достигло такого
уровня развития, что чиновники ХVIII в. его "не подвинули ни на шаг вперед" 5.
Это мнение отчасти объясняется тем, что по-Ключевскому, приказный
порядок ведения дел близок коллежскому. М.Н. Тихомиров также не считает
"петровское делопроизводство" и "последующие" ХVIII в. (именно так) более

делопроизводства //Исторический архив. - 1960.- № 2. - С.223-228.


2
Там же. - С. 225.
3
Там же. - С.225.
4
История делопроизводства в СССР /Под ред. Я.3. Лившица, В.А. Цикулина. - М.:
МГИАИ, 1974. - 167 С.
5
Ключевский В.О. Терминология русской истории //Ключевский В.О. Сочинения.
- М.: Изд-во социально-экономич. литературы. 1959. -Т.VI. - с.232.
21
четким, чем в ХVII в.. Многое из того, что сделано по иностранному образцу, по
мнению М.Н. Тихомирова, было необязательным1. Тезис не развернут, отмечена
только смена наименований видов документации, что наряду с другими
новшествами придало делопроизводству "ученую видимость". Но очевидно,
необходимо более определенно установить уровень развития приказной системы
документирования. В этом контексте обратимся к другому положению авторов
учебника, а именно о регулировании приказной канцелярской деятельности
обычным правом, а не законодательством. Соглашаясь с ним в принципе, нельзя
не обратить внимания на несколько иную точку зрения. Ее сторонники полагают,
что документирование приказного периода основывалось не только на обычае, но
и указаниях закона2. Впрочем, она еще нуждается в обосновании3. Таким образом,
влияние делопроизводства ХVII в. на направление развития коллежского,
трансформация его норм, порядков в новых условиях, еще предстоит изучить.
Потребность в историческом подходе в изучении документа проявилась не
только в учебной литературе, но и в практике унификации документных систем. В
ее интересах А.Н. Сокова предложила свою трактовку проблемы становления и
развития формы документа ХVIII-ХIХ вв.4. Известные законодательные
источники были прочитаны с точки зрения документоведения. В результате автор
пришел к выводу, что исходные положения построения документных систем
отражают обслуживаемую систему управления, данной зависимостью
объясняется совпадение периодов активной унификации документации с
административными реформами. При этом наибольшим изменениям подвергается

1
Тихомиров М.Н. Приказное делопроизводство в ХVII в. //Тихомиров М.Н.
Российское государство в ХV - ХVII вв. - М.: Наука, 1973. -с. 362-363.
2
Лебедев А.И. Делопроизводство как базис архивной работы. - М.,1913. - С.16;
Шмидт С.О., Князьков С.Е. Документы делопроизводства правительственных
учреждений России XVI - XVII вв. - М.: МГИАИ, 1986. - С.13, 27.
3
Ранее об этом писали: Севастьянова А.А., Козляков В.Н., Рец.: Шмидт С.О.,
Князьков С.Е. Документы делопроизводства правительственных учреждений
России XVI-XVIІ вв. - М.: МГИАИ, 1985. //СА - 1987.- №1. - С.102.
4
Сокова А.Н. О создании русской традиционной формы документа в
делопроизводстве госучреждений ХVIII - нач. ХIX веков. //Труды ВНИИДАД.-М.,
1974. -Т.V, Ч. 1 - С. 206-236.
22
социальная (содержательная) часть документа, а более стабильна материальная
(формальная), изменяющаяся под воздействием усовершенствования технических
средств фиксации и передачи информации. Зарождение современной формы
документа А.Н. Сокова относит к моменту введения в употребление листовой
бумаги (1702 г.), а становление документной системы связывает с публикацией
Генерального регламента. Отмечается, однако, что в нем порядок внешней
переписки устанавливается в общих чертах, вообще не все "формы" документов
получили законодательное оформление. Они закреплялись канцелярским
обычаем. К сожалению, оценить выводы А.Н. Соковой сложно, не только из-за
историографической ситуации (наличие неизученных вопросов приказного
периода), но и потому, что она не определяет термин "форма" документа. В
некоторых случаях, как мы поняли, речь идет о внешнем виде документа (лист,
тетрадь), в других о его формуляре. Тем не менее, ясно, что периодизация истории
документа совпадает с делопроизводственной. Если говорить об основных вехах,
коллежский и министерской реформах, то с этим можно согласиться. Но как,
например, отразилось в ней такое явление как массовая документация,
характерным признаком которой являлся разработанный формуляр?1 Общий
характер периодизации создания русской традиционной формы документа можно
объяснить узостью круга изучении источников и литературы. Сказалась новизна
темы. Так, стремясь показать "канцелярский консерватизм" как фактор
стандартизации порядка составления документа, А.Н. Сокова ссылается на
В.О. Ключевского. Но в указанном фрагменте историк писал об актах ХV-ХVII вв.
формулы которых обладали устойчивостью благодаря своему юридическому
содержанию1. Что же касается делопроизводственной документации, то в ней

1
Напомним, в источниковедческой литературе понятие получило свое
определение в сер.60-х гг. XX в., т.е. раньше публикации рецензируемой
статьи. -См.: Литвак Б.Г. Очерки источниковедения массовой документации
ХІХ - нач. ХХ вв.- С.6. Полагаем, что данный род документации, получивший
свое развитие в XIX в., стал объективной основой появления систематического
законодательства о порядке составления документа.
1
Ключевский В.О. Курс лекций по источниковедению. /Ключевский В.О. Соч. -
М: Изд-во социально-эконом. л-ры., 1959 г. – Т.6. - С.12.
23
встречались отклонения от правил: документы одной разновидности могли иметь
различные формуляры2.
В рамках сформулированной темы А.Н. Сокова исследовала главным
образом законодательные акты. Вне поля зрения осталась делопроизводственная
литература, которая хотя и не предписывала, но давала образцы и рекомендации
по составлению документов. В известной степени пробел не случаен, поскольку
только в 1989 г. появилась статья В.Ф. Янковой посвященная данному роду
литературы3.
Статья А.Н. Соковой интересна как одна из редких попыток исследовать
документ в его историческом развитии. Но исторические экскурсы чаще
встречались в учебной литературе. Возвращаясь к ней, отметим появление в 1977
г. учебника "Документоведение" свидетельство становления новой дисциплины 4.
Документоведческая литература к концу 70-х гг. была невелика и авторы
учебника не могли опираться на монографические работы. Поэтому при освещении
истории формуляра, русского документа, его реквизитов, использовались
опубликованные (главным образом в ПСЗ-І) законодательные акты. Они, на наш
взгляд, не дают оснований для вывода, о том, что к нач. ХVIII в. каждый реквизит
приобретал самостоятельное значение в формуляре и его оформление

2
Шмидт С.О., Князьков С.Е. Указ.соч.-С.30.
3
Янковая В.Ф. Русское делопроизводство в сборниках образцов документов кон.
ХVIII - нач. ХХ в. //СА-1989. - № 4. - С.23-31; Автор открывает малоизученную
тему, поэтому приоритет отдается таким вопросам, как наименование сборников
образцов документов, их составу, структуре. Нижняя временная грань
исследуемого материала - конец ХVIII в.. Удовлетворить свой интерес к
письмовникам этого периода мы не смогли, так как систематизация сборников
производилась по различным признакам, исключая исторический. Поэтому не
ясно, какие характеристики присущи собственно письмовникам конца ХVIII в., и
как они появились в отечественном делопроизводстве. См. также: Рождественский
Ю.Б. Введение в общую филологию. - М.: ВШ, 1979.-С.111; Сметанин В.Э.
Эпистолография. - Свердловск, 1970. - 181 с.; Горнфельд А. Эпистолярная
литература /Энциклопедический словарь. - Т.XI /Изд-во Ф.А. Брокгауз, И.А.
Ефрон. - СПБ., 1904. - С.921-925.
4
Илюшенко М.П., Кузнецова Т.В., Лившиц Я.З. Документоведение. - М.:
МГИАИ,1977. - 83 с.
24
определялось нормативными актами1. Вообще эволюция формуляра внутри
периода или на переходном этапе не исследованы. Динамика развития
демонстрируется путем последовательного описания черт каждого реквизита в
приказный период, затем коллежский и министерский. Одно из важных
заключений авторского коллектива состоит в том, что уже в ХVIII в. встречаются
документы с трафаретными текстами2. По мнению авторов, это означало
зарождение процесса унификации документов. В целом, в интересовавшем нас
разделе преобладает нарративность. Складывание отдельных документов в
систему документации и выделение из последней специальных систем, в
учебнике объясняется только процессами специализации и дифференциации в
государственном управлении. Другие причины, связанные с изменениями внутри
документации, не называются.
Возникновение и развитие систем документирования в дореволюционный
период рассмотрены в другом учебном пособии, изданном в том же, 1977 г. 3. При
всем интересе к поставленным в нем вопросам, мы бы обратили внимание на
кочующий из книги в книгу тезис о том, что для всех центральных и местных
учреждений была установлена единообразная система документирования4. Понять
это можно так, что нормы Генерального регламента были актуальны как для
коллегий, так и для губернских учреждений, возникает вопрос, каким образом
произошла эта унификация, как успешно законодательный акт, предназначенный
для центральных учреждений, был приспособлен для местных, ведь прямого
указания правительства по этому предмету нет. На наш взгляд, заслуживает
большего внимания та практика, когда закон, изданный по частному случаю,
постепенно становится общим правилом. Это следует учитывать, реконструируя
комплекс законодательных актов, регламентировавших деятельность изучаемых
учреждений и порядок документирования их деятельности.

1
Там же.-С.34.
2
Там же.-С.61.
3
Илюшенко М.П., Кузнецова Т.В., Лившиц Я.З., Цикулин В.А. Системы
документирования. - М.: МГИАИ, 1977.- 87 С.
4
Там же. - С.44.
25
Последний в ряду изученных учебных пособий "Формуляр документа"
М.П. Илюшенко, Т.В. Кузнецовой1. Следует заметить, литература данного жанра
имеет свои особенности. Она носит обобщающий характер. В ней не всегда
ссылаются на использованные источники, исследования. Все подчинено главной
цели - обучению. Отсюда необходимость иного оценочного подхода, чем к другим
видам научного творчества. В чем его содержание еще четко не определено.
Авторы учебника поставили перед собой цель показать эволюцию
формуляра документа с ХVI в. по настоящее время. Она мотивировалась
необходимостью рационализации организации управленческих документов. Для
этого важно установить и закрепить тенденцию в развитии структуры документа
каждого вида для всех периодов, что послужит предпосылкой совершенствования
его формуляра2. Здесь мы вправе констатировать, проблема эволюции
документации, представляющая собой реализацию принципа историзма, к сер. 80-х
гг. утвердилась в отечественной документоведческой литературе. В перспективе ее
разработка на теоретическом и конкретно-предметном уровнях.
Развитие формуляра документа дореволюционного периода в учебнике
делится на три этапа: ХVI-ХVII вв., ХVIII в., ХІХ - нач. ХХ вв.. Переходные,
периоды не выделены и потому не рассматривались. Не определены стадии
становления, развития, кризиса каждой системы документирования, что создает
впечатление об их статичности. Об изменениях в реквизитах документов можно
судить сравнивая описания образцов различных периодов. Иногда они отмечаются
М.П. Илюшенко и Т.В. Кузнецовой. Однако демонстрация отличий еще не
объясняет причин их происхождения и тем более не подводит к пониманию
закономерностей эволюции документации. Избранный прием изложения оправдан
предназначением учебника. Но в предложенных читателю отдельных сюжетах,
выводах, должна найти, на наш взгляд, отражение доминирующая тенденция, а
названные единоличные факты репрезентативно представлять ее. Условие
очевидное, но не всегда, к сожалению, соблюдаемое. Так, утверждается, что к

1
Илюшенко М.П., Кузнецова Т.В. Формуляр документа. - М.: МГИАИ, 1986. - 85 С.
2
Илюшенко М.П., Кузнецова Т.В. Указ. соч. - С. 3, 7.
26
нач. ХVIII в. нормативными актами определялось оформление и расположение
каждого реквизита документа1. Между тем, отсутствуют указания на законы
регламентирующие оформление наименования вида документа, его автора.
Упомянутая "Форма о титулах..." 1741 г. касается только формулы царского
титула в разных видах документов2. Аналогичные указы появлялись всякий раз,
когда на троне оказывался новый монарх или в связи с другими
обстоятельствами3. Неверно интерпретируются изменения в адресовании
документа. Ссылаясь на указы начала 1700 г., 1762 г., 1765 г., авторы сделали
вывод, что документы должны были адресоваться в конкретное учреждение, а на
имя царя только по важным государственным вопросам 4. На самом деле, известие
в литературе законодательные акты, запрещают подавать челобитные государю
минуя присутственные места, но не вносят поправок в формуляр. Порядок
оставался прежний, приказный: челобитные направленные в государственные
учреждения подавались на имя царя. В этом можно убедиться обратившись к
указу 1702 г., узаконившего новый формуляр челобитной 5. После ее
переименования в "жалобницу" или "прошение" форма адресования не
изменилась6. В практической действенности упомянутых законов сомневаться не
приходиться, достаточно, заглянуть в использованный авторами учебника сборник
документов ХVIII в.7. Запрет подавать челобитные "скопом и заговором" для II
пол. ХVIII в. не новость, он встречался в распоряжениях нач. ХVIII в. 1. Наконец,
изложение жалоб по "пунктам", вообще подобное членение текста, стало

1
Илюшенко М.П., Кузнецова Т.В. Указ соч.- С.27.
2
Там же. - С. 2.
3
Причем аналогичные указы известны ранее 1741 г., неясно, почему выбор пал
именно на него. См. напр.: Именной указ об императорском титуле 11 ноября 1721
г. - ПСЗ-І, Т.VI, № 3850. - С.453-454.
4
Илюшенко М.П., Кузнецова Т.В. Указ соч. - С.29.
5
Именной указ I марта 1702 г. - ПСЗ-І, т.IV, № 1839.-С. 189, Изменения касались
прежде всего формы царского титула. Сам указ известен авторам учебника (С.26),
как и приказный порядок адресования (С.15).
6
Сенатский указ. 19 февраля 1786 г. – ПСЗ-І, т. ХХІІ № 16329. -С.534.
7
Памятники московской деловой письменности ХVIII в. - М.: Наука, 1981.-С. 164-
199.
1
Илюшенко М.П., Кузнецова Т.В. Указ. соч. - С.31.- Об этом См.: гл.1.
27
практиковаться с нач. ХVIII в., а не с I пол. XIX в.2.
Главными ориентирами, среди использованных в учебнике законов ХVIII в.,
выступают Генеральный регламент и "Учреждения о губерниях" 1775 г.. В их
прочтении мы не обнаружили качественно нового. Генеральный регламент взят вне
связи с Адмиралтейским. В "Учреждениях", как пишут М.П. Илюшенко,
Т.В. Кузнецова, изложены "подробные правила составления по каждому поступившему
документу (делу) докладной записки, правила написания актов, давали форму журнала
заседания, правила ведения реестров"3. Отсюда следует, реформирование местных
учреждений, их делопроизводства - единовременные процессы, что противоречит
упоминавшемуся выше факту - попытки разработать новый порядок губернского
делопроизводства начиная с 1784 г.. В раде статей законодательного акта действительно
определяются некоторые вопросы порядка движения отчетной документации,
содержание приходно-расходных книг, реестров. Без этих указаний государственным
учреждениям трудно было бы осуществлять свои административные функции, в том
числе контроль над подчиненными местами и лицами, представления перед вы-
шестоящими органами управления, решать дела и принимать меры к их исполнению.
Однако документирование деятельности каждого губернского и уездного учреждения,
функции канцелярий, их штаты, в "Учреждениях" не установлены.
Рассматривая процесс становления документоведения как научной дисциплины,
А.Н. Сокова в своей статье подчеркнула значение изучения проблем в историческом
аспекте с целью выяснения закономерностей развития документального массива4.

2
Там же.- С.36. Об этом см.: гл.1.
3
Там же.-С.25.
4
Сокова А.Н. Документоведение как научная дисциплина: объект, предмет,
основные задачи //В сб.: Документирование управленческой деятельности.-М.,
1986. - С.5-30. В том же сборнике опубликована статья В.Ф. Янковой, которая
использовала исторический подход в изучении вопроса об оптимизации текстов
документов. - Янковая В.Ф. Оптимизация текстов управленческих документов в
историческом аспекте - Там же. - С.30-45.
28
Отечественная историография дооктябрьского периода уделяла большое
внимание истории государства, видя в нем активное начало исторического
процесса. Среди работ того времени наш интерес вызвали те, в которых
затрагиваются вопросы реформы 1775 г., делопроизводства государственных
учреждений II половины ХVIII в. Одна из первых среди них, посвященных
юридическому статусу ключевой фигуры областного управления - губернатору,
принадлежит историку права И. Андреевскому1. Он полагал, что ответственность
за управление губернией лежала исключительно на губернаторе,
сосредоточившем в своих руках все нити управления, включая военное, а генерал-
губернатор ограничивался надзором за администрацией. По этой причине в
"Учреждениях" предметы ведомства двух должностей четко не разграничены.
Практическое применение норм законодательных актов, взятых из ПСЗ-І,
осталось вне поля зрения И. Андреевского. На это обратил внимание в своей
рецензии Н. Калачев2. Он же сделал первый шаг в преодолении узости историко-
юридического подхода, опубликовав в качестве приложения ряд источников по
подготовке реформы 1775 г., а также "Введение к наместническому учреждению"
1816 г. М.М. Сперанского3. Последний высказался об "Учреждениях" как законе в
"свое время недовершенном", претерпевшем изменения за время своего
существования. Эти положения не были обсуждены в последующей исторической
и юридической литературе.
Несколько страниц своей работы посвятил "Учреждениям" А. Лохвицкий4.
Анализ завершился выводами о личном характере власти генерал-губернатора,
неопределенности взаимоотношения его с губернаторами. Описание
административного устройства губернии дано только по "Учреждениям".
В 1869 г. появилась работа А.Д. Градовского - одно из первых значительных

1
Андреевский И. О наместниках, воеводах и губернаторах. - Спб. 1864. – 156 С.
2
Калачев Н. Разбор сочинения г. Андреевского "О наместниках, воеводах и
губернаторах". - Спб., 1867. -С. 7.
3
Сперанский М.М. Введение к наместническому учреждению. - Калачев Н. Указ.
соч. - С. 105-122.
4
Лохвицкий А. Губерния, ее земские и правительственные учреждения. Спб.,
1864.- 221 С.
29
исследований о генерал-губернаторах1. Он воспринял должность генерал-
губернатора как орган надзора, необходимость которого диктовалась наличием
разнообразных, дифференцированных и относительно самостоятельных губернских
учреждений, нуждавшихся в координаторе своих действий, внешнем контроле.
Автор отметил расхождения между нормами "Учреждений" и развивавшими их
поздними указами, приведших к тому, что генерал-губернатор не стал частью
губернской администрации. Возникла промежуточная инстанция между высшей и
областными властями, хотя именно в целях ее ликвидации были упразднены ряд
коллегий. Это было более глубокое понимание роли наместника в системе
губернского управления, показывающее, что при характеристике делопроизводства
местных учреждений нельзя ограничиваться интерпретацией "Учреждений".
Историко-юридическая характеристика должности губернатора дана в
исследованиях В.М. Гессена, И. Блинова2. Их выводы построены на основе материалов
ПСЗ-І. В значительно меньшей мере привлекались материалы губернских учреждений.
Кроме работ специально посвященных должностям генерал-губернатора и
губернатора, нами были изучены учебные пособия по истории права, с целью
изучения юридических основ реформы 1775 г., а также вообще областных
учреждений ХVIII в. Правда, тему: законодательное регламентирование
делопроизводства государственных учреждений юристы считали второстепенной
и даже не имеющую научного интереса3. Больше внимания уделялось формам и

1
Градовский А.Д. Исторический очерк учреждения генерал-губернаторств в
России //Градрвский А.Д. Собрание сочинений. - Спб., 1899. Т.І. - С.299-338. В
сокращенном варианте очерк вошел в "Начала русского государственного права",
1883. - Градовский А.Д. Собрание сочинений.-Спб., 1904,- Т.9 – 406 С.
2
Гессен В.М. Губернатор, как орган надзора. /Гессен В.М. Вопросы местного
управления. Спб., 1904. - С.27.-66; Блинов И. Губернаторы. Историко-
юридический очерк. - Спб., 1905.- 353 С.
3
Именно за внимание к министерскому делопроизводству упрекнул
А.С. Алексеев А.Д. Градовского. - Алексеев А.С. Русское государственное право.-
М.: 1897.-С.192. Были использованы учебники: Латкин В.Н. Учебник истории
русского права периода империи (XVIII и XIX вв.) -Спб., 1899.-532 С.; Берендтс
Э. Опыт системы административного права. - Ярославль, 1898. –Т.I. - Вып.I - 246
С.: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. - Спб., 1909 - 699
С. А также А. Филиппова, Н.И. Лазаревского.
30
видам законодательных актов.
В интересах проблемы диссертации была изучена историко-учрежденческая
литература. В результате мы пришли к заключению, что тема областной реформы
1775 г. всесторонне еще не изучена. Только в 1910 г. появилось специальное
исследование вопроса В.А. Григорьева1. Проанализировав "Учреждения" 1775 г.
он пришел к выводу: текст законодательного акта "вышел с повторениями,
пробелами, с излишними отступлениями, полный всевозможных недостатков 2. А
последующая правотворческая деятельность носила спорадический характер,
отвечая на практические нужды.
Именному указу 27 сентября 1784 г. о составлении общего положения о
губернском делопроизводстве В.А. Григорьев не уделил особого внимания,
возможно потому, что проект реформы не был составлен и реализован. Тем не
менее в научной литературе с этого времени появились сведения о материалах
генерал-прокурора А.А. Вяземского, хранившихся в архиве министерства
Юстиции, без которых трудно представить исследование диссертационной темы3.
Из источников можно узнать, что именно генерал-прокурор предпринял сбор
информации о состоянии делопроизводства в губернских и уездных учреждениях.
С этой инициативой В.А. Григорьев связывает появление указа 1784 г.. Из всех
донесений наместников им выделен принадлежащий главе Архангельской и
Олонецкой губерний Т. Тутолмину, представлявший собой "кодекс статей".
Текстуально он не изучался, только отмечено, что в Сенате дело не получило
развития и общие правила, делопроизводства при Екатерине ІІ не издавались.
Таким образом, по-Григорьеву, подготовка к преобразованию губернского
делопроизводства есть этап законотворчества, инициированный и направленный
"Учреждениями о губерниях". Как видно В. Григорьев не обошел вниманием
неосуществленные екатерининские проекты. Но чтобы дать им оценку с точки
зрения содержания, выяснить причины их нереализованности, следовало изучить

1
Григорьев В.А. Реформы местного управления при Екатерине ІІ /Учреждения о
губерниях 7 ноября 1775г./ - Спб., 1910 - 387 С.
2
Там же. - С.307.
3
Григорьев В.А. Указ соч.-С.362-363.
31
период правления Екатерины ІІ с 1775-1796 гг., а это уже иная тема до сих пор не
ставшая предметом монографического исследования. В этой связи имеет значение
"Очерк внутренней политики императрицы Екатерины ІІ" А.С. Лаппо-
Данилевского1. В нем показано, что одна из отличительных черт внутренней
политики Екатерины ІІ в последние десятилетия ее правления была попытка
пересмотреть отношения между всеми звеньями государственного управления,
нарушенные реформой 1775 г.. Другая особенность периода - вызревание органов
власти министерского характера (А.С.Лаппо-Данилевский имел в виду прежде
всего должность генерал –прокурора).
Вопросам внутренней политики Екатерины ІІ после 1785 г. посвящена
рукопись доклада Я.Л. Барскова2. С его точки зрения в 80-90-х гг. ХVIII в. перед
правительством встала задача, согласовать деятельность вновь созданных за
десятилетие губернских учреждений с центральными. Для этого предполагалось
разработать "основные" законы государства. Сохранился проект свода
административных правил "Обряд порядочного производства, дел" 1795 г.
Екатерины ІІ, содержащей правила, работы Сената и губернских учреждений. Для
губернского правления прилагались образцы "дневной записки", каталога
вводимым законам, указам, а также ведомостям. Образец книги заседаний
губернских палат имел рубрики: "основание" (формулировка распоряжения),
"обряд", "отправление, исполнение, действие" (способ и сроки исполнения)3.
Для палат предусматривалась должность обрядного надзирателя,
контролирующего оперативность и законность решения дел. Возможно, полагает
Я.Л. Барсков, именно из-за этой работы императрицы была "заморожена"
законотворческая деятельность Сената по реформированию губернского

1
Лаппо-Данилевским А.С. Очерк внутренней политики императрицы Екатерины
ІІ - Спб.,1898.- 62 С.
2
Барсков Я.Л. Очерки по истории законодательной деятельности Екатерины ІІ.-
Отдел рукописей Российской Государственной библиотеки. Ф.16. Картон № 12,
ед.хр. № 12 -100 л. Поскольку в докладе автор обращается к А.С. Лаппо-
Данилевскому и ссылается на работу В.А. Григорьева, мы датируем рукопись
приблизительно: 1910-1919 гг..
3
Тем же. - Л.58.
32
делопроизводства, на основе полученных доношений от наместников. Не ясно,
воспользовалась ли ими сама Екатерина ІІ. Такова версия автора, идущая в целом
в русле предположений В.А. Григорьева.
Для выяснения некоторых сторон истории реформы следует обратиться к
статье О.А. Омельченко1. Она посвящена законопроектной деятельности
Екатерины ІІ 80-х гг. ХVIII в.. Автор констатирует, что правовые и политические
проекты 1780-х-на.ч. 90-х гг. практически не изучены. Кроме того, в сер. XIX в.
произошла произвольная тематическая архивная разборка бумаг императрицы,
отсюда сложности установления взаимосвязей дел, уничтожено единство фонда,
что затрудняет его исследование. В правоте этих слов мы убедились на личном
опыте.
Исследование О.А. Омельченко позволяет взглянуть на изучаемый нами
вопрос с точки зрения истории права. Автор пишет, в конце 80-нач.90-х гг. ХVIII
в. Екатерина II решила преобразовать законодательство на основе
основополагающих законов или "фундаментальных", принципы которых
конкретизировались бы в законодательстве по всем отраслям государственного
управления. Сама идея "основных законов" утвердилась с 50-х гг. ХVIII в. в
кодификационных проектах. С того времени стремление реализовать в
законодательстве "Основные законы" стало фактором правовой политики
абсолютизма, получил развитие в проектах Екатерины ІІ, в частности в "Обряде
порядочного производства дел" (после 70-х гг. ХVIII в.)2.
К октябрю 1786 г. относится новый всплеск законотворческой активности
императрицы. Как предполагает автор, она намеревалась совместить
кодификацию законодательства с разработкой общих юридических начал. В
последние годы своего царствования соединила положения проекта "О
узаконениях вообще" (начат в 1785 г., посвящен вопросам структуры

1
Омельченко О.А. Идеи конституционного закона и "всеобщей законности" в
правовой политике "просвещенного абсолютизма" в России: неизвестный проект
Екатерины II "О узаконениях вообще". //Проблемы правовой и политической
идеологии. - М.: ВЮЗИ., 1989. - С.71-168.
2
О.А. Омельченко источник более точно не датирует. - Указ. соч.- С.73.
33
государственных органов управления и их полномочиям, в особенности местных
учреждений) с разделами "Обряда порядочного производства дел". Однако планы
не были осуществлены как по политическим мотивам (войны со Швецией,
Турцией, Французская революция, разделы Польши), так из-за обострения
отношений с сыном1.
Сравнивая представления В.А. Григорьева, Я.Л. Барскова о проекте
делопроизводственной реформы, с выводами О.А. Омельченко, можно заметить,
что они дополняют друг друга, расширяют масштаб исследования губернского
делопроизводства 80-90-х гг. ХVIII в..
В коллективных трудах, статьях, более позднего времени, реформа 1775 г.
изучалась с точки зрения классовой борьбы, приведшей, как утверждалось, к
смене коллегиального принципа управления единоличным2. Иногда встречаются
неточности, трудно объяснимые после детального юридического анализа
проделанного в предшествующей литературе, например, такие как приписывание
губернатору функции военачальника3.
Реформа, 1775 г., как верно отмечает М.П. Павлова-Сильванская, привела к
децентрализации местного управления, которую Екатерина ІІ стремилась
преодолеть путем предоставления неограниченных полномочий наместникам.
Автор статьи поставил перед собой цель выяснить социальное содержание
областной реформы и, видимо поэтому делопроизводственная тематика не
вызвала у него особого интереса4.

1
В ряду причин называются также усталость Екатерины ІІ, отсутствие у нее
помощников уровня прежних сподвижников. В связи с этим, именно в последние
годы правления рельефно появились его негативные стороны. - Клочков М.В.
Очерки правительственной деятельности времени Павла I. -Петроград, 1916. -С. 103.
2
См. напр.: Очерки истории СССР. Период "феодализма. Россия во второй
половине ХVIII в .- М.: АН СССР,1956. -С. 285.
3
Окунь С.Б. Очерки истории СССР. - ЛГУ, 1956. - С.48. О подготовке реформы
см.: Белявский М.Т. Требования дворян и перестройка органов управления и суда
на местах в 1775 г. // Научные доклады высшей школы. Исторические науки. -
1960. - № 4 - С. 125-143.
4
Павлова-Сильванская М.П. Социальная сущность областной реформы
Екатерины II. //Абсолютизм в России ( ХVII - ХVIII вв). -М.: Наука, 1964. - С.460-
491.
34
Формированию чиновничьей бюрократии как касты посвящена статья
Н.Ф. Демидовой1. В ней прослеживается связь канцелярских должностей ХVIII в.
с приказными, что важно для изучения эволюционных процессов в
делопроизводстве. Было установлено, численность канцелярских служащих
госучреждений законодательно не была определена.
На основе ранее изданных работ, Н.П. Ерошкин дал краткую
характеристику развития государственного аппарата России до октября 1917 г.2.
Относительно областной реформы 1775 г. трудно выделить качественно новые
идеи, возможно потому, что еще не изучена практическая деятельность областных
учреждений 1775-1796 гг..
В следующей своей работе Н.Н. Ерошкин вернулся к истории местного
управления после 1775 г.3. Автор пришел к выводу о том, что в России всегда
имела большое значение проблема полноты полномочий местных учреждений,
вызванная борьбой децентрализаторских и централизаторских тенденций, причем
последняя неизменно побеждала. Важное для нашего исследования положение о
том, что в ХVIII в. канцелярии существовали только при генерал-губернаторах, а
губернаторы их не имели, в учебнике не подкреплено ссылкой на источники4.
Итоги специальных исследований нашли свое отражение в статье
Н.Б. Голиковой, Л.Г. Кислягиной5. В целом, переход от коллегиальной к
министерской форме управления, еще раз резче обозначившийся после реформы
1775 г., рассматривается авторами как объективный процесс совершенствования
абсолютистского государственного аппарата. Предложенная ими краткая история
системы коллежского делопроизводства построена в основном на опубликованных
в ПСЗ-І законодательных актах и потому, в общем, содержит уже известную
1
Демидова Н.Ф. Бюрократизация государственного аппарата в ХVII - ХVIII вв.. -
Там же. - С.206-242.
2
Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России.
- М.: ВШ, 1983. - 352 С.
3
Он же. Местные государственные учреждения дореформенной России (1800-
1870 гг.) - М.: МГИАИ,1985. - С.6-11.
4
Там же. - С.23.
5
Голикова Н.Б., Кислягина Л.Г. Система, государственного управления /Очерки
русской культуры ХVIII в. - М.: МГУ, 1987. - Ч.2. - С.44-108.
35
информацию. Она состоит из отдельных фактов недостаточных для демонстрации
каких-либо тенденций в развитии делопроизводства. Разумеется, это не
недостаток, а отражение степени изученности вопросов делопроизводства ХVIII
в..
Изучение истории канцелярии генерал-губернатора, о которой ничего не
сказано в "Учреждениях" 1775 г., в учебной литературе по документоведению,
истории делопроизводства, нуждается в выяснении природы и сущности явления
фаворитизма. Тема далеко не изучена1. Фаворитизм вначале воспринимался как
следствие "повреждения нравов" (М.М. Щербатов). Затем стал связываться с
потребностью верховной власти в лично доверенных и ответственных органах
управления. Среди причин называлась также недостаточная оперативность
учреждений построенных по коллегиальному принципу. Относительно фаворитов
Екатерины ІІ подчеркивалось, что она не отдавала им бразды правления. О
Г.А. Потемкине утвердилось мнение, что и после своего "случая" ему удалось
сохранить свой политический авторитет.
Литература о Г.А. Потемкине обширна. В дореволюционных публикациях
он был либо объектом критики, так и явной апологетики 2. Следует заметить,
последняя точка зрения не лишена оснований. Особенно в работах
А.А. Скальковского, Ф.Ф. Лашкова, использовавших материалы губернских архивов

1
Филиппов А. Новые данные о кабинете министров императрицы Анны
Иоанновны //Русская мысль, 1901. - Январь, кн. I -С.7; Покровский М.Н. Русская
история с древнейших времен. /В кн.: Покровский М.Н. Избранные произведения. -
М.: Мысль, 1965.-Т.2.-С. 150-154; Брикнер А.Г. История Екатерины Второй. -Спб.,
1885.-Ч. IV-V. -С.742-750; Черепнин Л.В. К вопросу о складывании абсолютной
монархии в России (ХVI-XVIII вв.) //Черепнин Л.В. Вопросы методологии
исторического исследования. - М.: Наука, 1981.-С.174-205; Каменский А.Б.
Екатерина ІІ //Вопросы истории (далее ВИ) - 1989.- №3. - С.67 и другие.
2
Щербатов М.М. О повреждении нравов в России //О повреждении нравов в
России князя М. Щербатова и путешествие А. Радищева. - М. : Наука, 1983.- С.
83,86.; Скальковский А. А. Хронологическое обозрение истории Новороссийского
края 1730-1823. - Одесса. - 1836. -Ч. 1. - 288 С.; Надеждин Н. Князь Потемкин-
Таврический, обозреватель Новороссийского края //Одесский альманах на 1859-
96 С.; Лашков Ф.Ф. Князь Г.А. Потемкин-Таврический как деятель Крыма.
-Симферополь. -1890. - 16 С. Брикнер А.Г. Потемкин. - Спб., 1891. -97 С.;
Огарков В.В. Г.А. Потемкин.- Спб.,1892. - 80 С. и др.
36
Южной Украины для характеристики активной административной деятельности
Г.А. Потемкина, в том числе и в связи с проведением реформы 1775 гг..
Литература, публикации данного периода, судя по содержанию, отдельным
замечаниям, легли в основу зарубежных книг1.
Непосредственно административному управлению Новороссией
Г.А. Потемкиным посвятил свою статью Е.А. Загоровский2. Он привлек
опубликованные законодательные акты и потемкинские ордера. Была предпринята
попытка восстановить штаты, функции военно-походной канцелярии князя. Но
без архивных документов цель нельзя считать достигнутой. В целом, ситуация
сложившаяся в Сев. Причерноморье в конце ХVIII в. на значительном материале
изучена Е.И. Дружининой3.
И все-таки, как это не покажется парадоксальным, мы не имеем
исследования, в котором бы Г.А. Потемкин предстал как типичный представитель
высшей администрации последней четв. ХVIII в., как явление
свидетельствовавшее о вызревании министерского начала в государственном
управлении, а фаворитизм как фактор внутриполитической жизни.
Значительно беднее литература о правителе Таврической области
В.В. Каховском, секретаре Г.А. Потемкина В.С. Попове4. По сути, это краткие
биографические очерки. О генерал-губернаторе Т.И. Тутолмине, предложившего
образцы губернской документации, можно узнать из работ о Г.Р. Державине,

1
Memoirs of the life of prince Potemkin. Translated from German. London, 1812.
Milner (F). The Crimea: its ancient and modern. history: the khans, the sultans and the
Czars. London, 1855.
Soloveytchik G. Potemkin. Soldier, Statesman, Lover and Consort of Catherine of
Russia. London, 1938.
2
Загоровский Е.А. Организация управления Новороссии при Потемкине в 1774-
1791 годах //Записки Одесского общества истории и древностей (далее – ЗООИД)
- Одесса, 1913.-Т. XXXI. - С. 52-82.
3
Дружинина Е.И. Северное Причерноморье. 1775–1800 гг. – М.: АН СССР, 1959.-
264 С.
4
Алексеевский Б., Попов В.С. //Русский биографический словарь. - Спб. 1905.-Т.
ХIV. - С. 535-539; Бильбасов В.А. Екатерина ІІ и В.В. Каховский// Бильбасов В.А.
Исторические монографии. - Спб. 1901.-Т.3. -С. 421-492.
37
критически оценившего его усилия1. Авторам исследований не удалось
обнаружить проект "канцелярского обряда", потому высказаться о нем по
существу они не могли.
История развития деловой письменности, эпистолярной традиции важна для
понимания процессов выработки формуляров документов. Понимая, что это
особая тема, а также убедившись, что число работ написанных на стыке
лингвистики и источниковедения делопроизводственной документации ХVIII в.
невелико, мы ознакомились с теми, которые дают общее представление о
тенденциях развития русского языка в ХVII-ХVIII вв.2.
Интересны филологические исследования документального текста
Г.И. Багрянцевой3. Ею рассмотрены вопросы влияния законодательства на
формуляр, функции документа на основе опубликованных законодательных
источников ХVIII в.. Адаптировать ее выводы к историческим дисциплинам
сложно, поскольку автор не применяет источниковедческих методов
исследования, т.е. относится к источнику несколько потребительски.
Используемые Г.И. Багрянцевой термины ("формуляр", "структура" документа,
"формула") не соотнесены с документоведческими, источниковедческими.
Проблемы заимствования иностранных административных, военных

1
Грот Я.К. Биография поэта //Сочинения Державина. - Спб., 1888.-Т.VIII. - 1043
С.; Эпштейн Е. Г.Р. Державин в Карелии //Север. -1985. - № 8. - С. 106-112;
Левенштейн О.Г. Г.Р.Державин - губернатор Олонецкого наместничества (1784-
1785) //Вестник МГУ, серия 8. - 1987. - № 2. - С. 76-83 и др.
2
Хабургаев Г.А. Русский язык //Очерки русской культуры XVІІв. /Под ред.: А.В.
Арциховского.- МГУ, 1972. - С.77-91; Горшков А.И. Русский язык //Очерки
русской культуры ХVIII в. /Под ред. Б.А. Рыбакова. - МГУ, 1988. - С.268-301;
Рождественский Ю.В. Введение в общую филологию. - М.: ВШ, 1979.- 224 С.;
Тарабасова Н.И. О некоторых особенностях языка деловой письменности
//Источниковедение и история русского языка. - М.: Наука, 1964. - С. 157-172; Она
же. Явление вариативности в языке московской деловой письменности. -М.:
Наука, 1986.- 160 С. и др.
3
Багрянцева Г.И. Нормализация русского документа в ХVIII в.. - МГУ. -1985.- 37
С. - Деп. в ИНИОН АН СССР 13.05.85.-№ 20691;
Она же. Филологический анализ документального текста /на материале
служебной переписки периода коллегиального делопроизводства //Автореф.дис.
канд. филолог. наук. - М., 1986. – 24 С.
38
терминов в I четв. ХVIII в., без изучения которых нельзя верно прочитать
"Генеральный регламент" и другие законодательные акты, изучались по общим и
специальным работам1,включая статью Ю.К. Воробьева2.
Поскольку одна из глав диссертации посвящена ордерам как виду
делопроизводственной документации, нам необходимо было выяснить
происхождение и содержание термина "ордер". Для этого использовались
иностранные и отечественные этимологические и толковые словари3.

1
Смирнов Н.А. Западное влияние на русский язык в петровскую эпоху //Сборник
отделения русского языка и словесности императорской академии наук /далее -
Сб. ОРЯС/ - Спб., 1910.- Т LXXXVIII, № 2. - С.3-386; Виноградов В.В. Очерки по
истории русского литературного языка ХVII-ХIХ вв.. - М.: ВШ 1982.- 529.;
Тузова М.Ф. Русская военная лексика 2-й пол. ХVII - І пол. ХVIII в.: Автореф.
дис...канд. филолог. наук. - М. 1955- 18 С.; Сидоров Г.М. Военная лексика
заимствованная из немецкого языка в петровскую эпоху: Автореф.
дис...канд.филолог.наук.-Куйбышев, 1969.-22С.;Сиверина Е.Г. Административная
лексика, заимствованная из немецкого языка в петровскую эпоху:
Автореф.дис...канд.фил. наук. - Куйбышев, 1974,- 19 С. Полторацкая М.А. О языке
законодательных актов Петра І (Филологические заслуги Петра I) //Записки
русской академ. группы в США-New York, 1969, Vol. III -С. 39-44.
2
Воробьев Ю.К. Материалы для словаря старофранцузских документов. - М.,
1986.-С. 21.-Деп. в ИНИОН АН СССР 04.12.86, №27570.
3
Тучков М.С. Военный словарь заключающий наименования или термины, в
российском сухопутном войске употребляемые, с показанием рода науки, к
которому принадлежат, из какого языка взяты, как могут быть переведены на
российский, какое о них употребление и к чему служат. - М., 1818.-Ч.2.-251 С.;
Михельсон А.Д. Объяснительный словарь иностранных слов, вошедших в
употребление в русский язык. - М. 1866.-752 С.; Дубровский Н. Полный толковый
словарь всех общеупотребительных иностранных слов, вошедших в русский язык
с указанием их корней, - М.,1907.-768 С.; Даль В. Толковый словарь живого
великорусского языка. - М.: Гос. изд-во иностр. и национальных словарей, 1955.
-Т.ІІ. - 779 С.; Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. - М.:
Прогресс, 1971.-Т.ІІІ.-823 С. и др.
Ordre Militaires. – Encyclopedie ou dictionneire raisonne des sciences, des arts et des
metiers, par une societe de dens de letters. Mis en ordre et public par M. – Tome
onzieme. N=PARI. – In.: A Neufchastel, chez Samuel Faulche S CompagnieLibraires S
Imprimeurs MDCCLXV, p. 602-605.
Ordre IV. Art militare. – La grande encyclopedie inventaire raisonne des scinces, des
lettres et des arrs par une societe de savants et de gens de lettres. Paris. Societe anonyme
de la grande, 1861. T.VINGT-CINQUIEME, NORD-PART, p. 504.
Ordre. – Petit Larousse illustre nouveo dictionnaire encyclopedigue. Public sous la
direction de Claude Auge. Paris, Librairie Larousse,1908, p. 691.
39
В состав источниковой базы диссертации включены опубликованные
законодательные акты. Многие из них помещены в "Полном собрании законов
Российской империи" (I Собрание). Принципы публикации изложены в
предисловии, а также в "Обозрении исторических сведений о своде законов 1. Они
подчинены задаче осуществить полное, проверенное издание законодательных
актов, необходимых для верного истолкования действующих законов, вошедших в
"Свод законов", составления новых и рассмотрения дел ведущихся по старому
законодательству2. Таким образом, пишет П.М. Майков, ПСЗ-І явилось не только
фундаментом для "Свода законов", но и выполняло самостоятельные функции3.
Заметные недостатки ПСЗ-І не изменили в целом его положительной оценки
А.Н. Филипповым4. Одно из достоинств издания он видел в том, что
опубликованный материал "обнимает непрерывно движение нашего
законодательства за 176 лет его развития" 5. Вопрос же о соотношении публикаций
ПСЗ-І с первоисточниками в то время не мог быть решен из-за ограниченного
доступа к архивам. В связи с этим, предупреждает автор, можно быть уверенным
в точности передачи содержания законодательных актов, но не их формы6.
Кроме названных работ, освещающих ряд общих вопросов истории
создания ПСЗ-І, его состава, полноты, следует назвать появившиеся после 1917 г..
В их ряду заслуживает внимания статья Б.М. Кочакова, близко подошедшего к
проблеме эволюции источников, заметив: "Документ сам по себе, в его истории, в

1
Обозрение исторических сведений о Своде законов. Составлено из актов,
хранящихся во ІІ Отделении собственной е.и.в. канцелярии.2-е изд.-Спб.,1837.-
194 С. Авторство не указано, позже оно связывалось с М.М. Сперанским.
-Рыбаков Ю.Я. Своды законов Российской империи первой половины ХІХ в.
//Проблемы источниковедения истории СССР и специальных исторических
дисциплин. - М.: Наука,1984.-С.261
2
См. также: Корево Н.Н. Об изданиях законов Российской империи. 1830-1899.-
Спб., 1900.- С. 1-59.
3
Майков П.М. О своде законов Российской империи. - Спб., 1906. - С.12.
4
Филиппов А.Н. К вопросу о составе Первого Полного собрания Законов
Российской империи. - М., 1916. - 136 С.
5
Там же. - С.1.
6
Там же.-С.7.
40
его сложном подчас составе, не стал еще предметом специальных изучений" 1.
Развивая мысль, он писал, что изучение закономерностей развития
делопроизводства позволит преодолеть потребительский подход к официальным
источникам, избежать неудач в архивных розысках, ошибок на этапе
исторического построения. Важное место он отводил исследованию
законодательных актов стержня делопроизводственной документации. Довольно
критически Б.М. Кочаков оценивал археографический уровень ПСЗ-І2. В
частности, отметил ряд неточностей в передаче формуляров законодательных
актов.
Соотношению ПСЗ-І, "Свода законов" их функциональной взаимосвязи
посвятил свою статью А.Н. Колесников3. Она интересна тем, что показывает
единство законодательства ХVIII-ХIХ вв., а ПСЗ-І - как этап в совершенствовании
права. Поскольку ПСЗ-І служило более полному объяснению законодательных
актов помещенных в "Своде законов", то можно заключить, что его практическая
значимость должна предостеречь нас от чрезмерного критического отношения к
нему.
В рамках проблемы истории систематизации законодательства XIX в. А.Ф.
Шебанов, Н.П. Ерошкин, рассмотрели вопросы истории создания ПСЗ-І 4.
Характеризуя состав, полноту ПСЗ-І, они опирались на труды упомянутых выше
авторов.

1
Кочаков Б.М. Русский законодательный документ ХІХ-ХХ вв..
//Вспомогательные исторические дисциплины. (далее – ВИД) - М.-Л. 1937.-С.319.
2
Кочаков Б.М. Законодательные материалы как исторический источник
//Архивное дело.-1939.- № 3 (55)-С.17-31.
3
Колесников А.Н. Систематизация законодательства в России в начале XIX века
М.М. Сперанским //Учете записки. Всесоюзный научно-исследовательский
институт советского законодательства. - М. , 1966. -С. 189-214.
4
Шебанов А.Ф. Полное собрание законов Российской империи //Из истории
систематизации законодательства в России . //Всесоюзный юридический заочный
институт. Труды.- М.,1970. -Т. ХIV. - С.277-304. Ерошкин Н.П. Крепостническое
самодержавие и его политические институты. - М.: Мысль, 1981.-С. 142-158.
41
Э.С. Виленская показала возможности ПСЗ-І как источника доступных и
важных сведений фактического порядка, содержащихся главным образом в
преамбуле законов, где излагались причины его принятия1.
Итак, одна из крупнейших сводок законов Российской империи ПСЗ-І до
сих пор не изучена, хотя пользуются ею с момента издания и до сего дня.
Несмотря на многочисленные археографические недостатки, никто из
исследователей не выступил против использования ПСЗ-І в исторических
исследованиях по причинам существенного искажения содержания
опубликованных законов. Наконец, его рассматривали как путеводитель,
необходимый для поиска оригиналов в архивах, как справочник к "Своду
законов".
Другой массив опубликованных источников - ордера екатеринославского
наместника Г.А. Потемкина. Они изучались по публикациям в "Записках
Одесского общества истории и древностей" (далее – ЗООИД), "Известиях
Таврической ученой архивной комиссии" (далее – ИТУАК). Об историческом
обществе в Одессе написано немного. Полагаем, археографические вопросы
следует решать в связи с конкретной публикацией, поскольку зависят от
профессиональной подготовки ее автора2.
Обобщающих монографий об истории создания, статусе, деятельности
архивных комиссий нет. Отдельные статьи посвящены Таврической архивной
комиссии, правда, специально ее археографическая деятельность не

1
Виленская Э.С. "Полное Собрание законов Российской империи" как
исторический источник по акционерному учредительству в дореформенной
России //ИОИ, 1984.- М.: Наука, 1986. - С.73-97.
2
Юргевич В.Н. Исторический очерк пятидесятилетия императорского Одесского
общества истории и древностей. 1839-1889 гг. - Одесса, 1889. - 216 С. Автор
отмечает, что на протяжении ІІ пол. XIX в. в обществе археографические вопросы
оставались темой дискуссий. - Там же. - С.206; Очерки истории исторической
науки в СССР /Под ред. М.В. Нечкиной. - М.: АН СССР, 1960. - Т.2. - С. 557-608;
Марченко М.І. Українська історіографія (з давніх часів до сер. XIX ст.) - КДУ,
1959. - С. 175-182; и др.
42
рассматривалась1.
Неизученность проблемы эволюции делопроизводственной документации
ХVIII в. заставила нас обратиться к широкому кругу исследований различных
отраслей знания. Ознакомление с ним убедило автора в том, что формирование
источниковой базы проблемы - первоочередная задача, стоящая перед
исследователем.

Источники исследования

Ввиду источниковедческого характера работы, наш обзор будет краток. В


основу исследования положены опубликованные и архивные источники. К первым
относятся законодательные акты нач. ХVIII - нач. ХIХ вв., помещенные в ПСЗ-І.
Недостатки этого издания известны, однако сложнее расширить возможности
применения его в научных исследованиях. Полагаем, этому будет способствовать
сопоставление полученных архивных данных о составе законодательных актов в
губернских учреждениях посвященных регламентации делопроизводства с тем,
что опубликовано в ПСЗ-І.
В основе публикации Н.А. Воскресенского лежат архивные материалы,
позволяющие проследить процесс создания законодательных актов, в том числе

1
Андреевский И.Е. Ученые архивные комиссии в 1886 г. //Русская старина (далее
– РС), 1887.-Кн.XI.-С.537-545: 1888. - Кн.ХІІ.-С.731-752; 1889. - Кн. ХІІІ.-С. 805-
815; 1890.-Кн. ХІ - С.551-574; Лашков Ф. К вопросу о губернских исторических
архивах //Труды VIII Археологического съезда в Москве, 1890.-М., 1895.-Т.2.-
С.209-212; Иконников В.С. Губернские ученые архивные комиссии 1884-1890.-
Киев, 1892.- 36 С.; Филоненко В. Наукова діяльність Таврійської наукової архівної
комісії і Таврійського товариства історії археології та етнографії. (1887-1929
рр.) //Архіви України-1967, № 1.-С.31-34; Філімонов С.Б. Археографічна
діяльність Таврійської ученої архівної комісії та Таврійського товариства історії,
археології і етнографії //Республіканська друга наукова конференція з історичного
краєзнавстза: Тез. доп. - Київ, 1982.-С.63; Лукашевич А.А. К истории публикации
ордеров Г.А. Потемкина и П.А. Зубова //Археографический ежегодник 1988.-М.:
Наука,1989.-С.41-45; Макарихин В.П. Губернские ученые архивные комиссии и их
роль в развитии общественно-исторической мысли в России в конце ХІХ - нач.
ХХ вв. //История СССР-1989.- № 1. - С.37-45. Маркевич А.И. Памяти Ф.Ф.
Лашкова - 1918.- № 55 - С.203-207.
43
"Генерального регламента"1.
"Учреждения для управления губерний" 1775 г. изучались не только по ПСЗ-
І, но и по изданию "Российское законодательство X - XX вв. 2. В нем закон
опубликован по первому официальному изданию, комментарий принадлежит
О.И. Чистякову.
Указ 1706 г. о порядке подачи жалоб военнослужащими, записанный в
офицерской книге, известен нам только по сборнику военных уставов Петра І,
изданному в 1946 г.. Представляют интерес другие законы3.
Регулятивную функцию выполняли и письмовники. Мы остановили свой
выбор на издании нач. XIX в., полагая, что в нем отразилась эпистолярная
практика предшествующих десятилетий4.
Вторая глава посвящена характеристике ордеров как вида
делопроизводственной документации ХVIII в.. Семантика термина "ордер"
изучалась по словарям русского языка ХVIII в.5.
Ордера в гражданской и военной переписках изучались по публикациям
ХІХ - нач. XX вв.. Одну из самых ранних и значительных осуществила
Таврическая архивная комиссия. Ею были опубликованы ордера Г. Потемкина и
П. Зубова к правителям Таврической области. В.В. Каховскому (во главе области с

1
Воскресенский Н.А. Законодательные акты Петра I.-М.-Л., 1945.-Т.I.-602 С.
Н.А. Воскресенский довольно критически оценивал ПСЗ-І, поставив под
сомнение точность, воспроизведения в нем текстов источников. Возражая ему,
Б.И. Сыромятников заметил, что провел сверку ряда указов о Сенате и
Генеральном регламенте, в результате не обнаружил значительных искажении в
передаче содержания источников. - Там же.- С.ХХХIХ.
2
Российское законодательство Х-ХХ веков. - М.: Юрид. лит., 1987.-Т.5.-С. 170-321.
3
Военные уставы Петра Великого //Под ред. Н.Л. Рубинштейна. - М., Изд-во Гос.
б-ки СССР им. В.И. Ленина, 1946.- 79 С.
4
Новый всеобщий секретарь или полный письмовик.- М.,1801. Ч.1.-344 С.; Ч.ІІ-360
С.
5
Лексикон вокабулам новым по алфавиту //Сб.ОРЯС - Спб., 1910.-Т.LXXXVIII,
№ 2-С.363-384; Татищев В.Н. Лексикон российской исторической, географической
и гражданской //Татищев В.Н. Избранные произведения. - Л.: Наука,1979.-С.153-
361; Словарь российского языка, сочиняемый Вольным российским собранием
при императорском Московском университете //Археографический ежегодник за
1978.-М.: Наука, 1979.-С.311-326.
44
1784 по 1788 гг.), С.С. Жегулину (1788-1797 гг.). Подлинники их не сохранились.
27 сентября 1925 г., на очередном заседании Таврического общества истории,
археологии и этнографии, образовавшегося в 1923 г. на основе упраздненной
архивной комиссии, его председатель А.И. Маркевич сообщил: "Окончательно
выяснилось, что в Центральном архиве1 погибли подлинные ордера Потемкина и
Зубова"2. Стремясь проверить этот вывод, нами были предприняты поиски в
РГВИА, Крымском республиканском, Херсонском областном архивах, но
оригиналы не были обнаружены. Таким образом, публикация приобретает
значение первоисточника. Видимо, это можно сказать и о других публикациях
ордеров Потемкина. Е.И. Дружинина пришла к заключению, что некоторые его
ордера отложились в местных архивах, но большинство утрачено3.
Свои "Известия" архивная комиссия начала выпускать с 1887 г., а первая
часть публикации появилась в третьем номере 4. Так как к тому времени некоторые
ордера Потемкина были изданы в ряде исторических журналов и о них
утвердилось мнение как о важных источниках периода серьезных политических
успехов дворянской монархии, а стать собственностью комиссии они не могли 5,
было решено познакомить с ними читателей "Известий". Подготовкой издания
занялся член комиссии, архивариус Таврического губернского правления
Г.К. Киреенко (05.04.1896), полагавший, что текст источников следует передавать
без изменений, "в виде точных копий"6. В его распоряжении находилось 11 книг
1
Имеется в виду Крымский центрархив, созданный в 1919 г..
2
Протокол 25-го заседания Таврического общества истории, археологии и
этнографии (далее – ТОИАЭ) от 27/ІХ-25. - Архив Крымского краеведческого
музея, ф. ТОИАЭ, кн - 24584, д.9516.-Л.29.
3
Дружинина Е.И. Указ. соч.-С. 15.
4
Киреенко Г.К. Ордера князя Г.А. Потемкина правителю Таврической области
//ИТУАК, 1888, - №3.-С.2-45; №4. – С.1-41; №6. – С.1-35: 1889. №7.-С.1-24; №8.-
С.1-11; №10.-С.1-8; №11.-С.57-75; №12.-С. 63-81; №13.-С. 1-32. Он же. Ордера
графа П.А. Зубова правителю Таврической области. - Там же.-1892.-№15.-С.49-69;
№16.-С.50-74; №17.-С.103-119; 1893.-№18.-С.53-72; №19.-С.1-22; 1894.-№24-С.1-
30; №25.-С.1-19; 1897.-№26.-С. 1-10.
5
"О годичном заседании Таврической ученой архивной комиссии 18 декабря .-
Крымский вестник. 22 декабря 1888 г..
6
Киреенко Г.К. Об ордерах князя Потемкина и графа Зубова, хранящихся в
архиве Таврического губернского правления (1784-1796) //ИТУАК.-1897.-№3.-С.2.
45
ордеров Потемкина за 1784-1791 гг. и Зубова, 1793-1796 гг., хранившихся в
архиве Таврического губернского правления1. В 1887 г. комиссии стала известна
книга ордеров генерал-губернаторов об отводе земель из государственного фонда
в частную собственность2. Публикация в журнале началась с ордеров
датированных 1786 г., поскольку за 1784-1785гг. были помещены в ХV томе
"ЗООИД". В связи с принятым решением, она уже изначально не могла стать
полной. Кроме того, в нее не вошли документы 1790-1791 гг.. Объяснения этому
Киреенко не дает. В связи с этим, нами была проделана специальная работа по
выяснению вопроса, сколько ордеров генерал-губернаторов хранилось в архиве
Таврического губернского правления и сколько из них архивная комиссия
издавала. Установлено, что из имевшихся 11 книг ордеров не сохранилась одна за
1790 г., другая за 1791 г., а также книга ордеров об отводе земель. Большая часть
опубликована: 290 ордеров Потемкина за 1786-1789 гг. и 300 - Зубова за 1793-1796
гг.3. Следует отметить, публикация имеет ряд особенностей. По типу она
сплошная, не выборочная. В нее вошло значительное число однородных
источников, почти за десятилетие, взятых из одного архива, принадлежащих
переписке генерал-губернаторов только с правителями области. Расположены они
в хронологической последовательности. Все это позволяет довольно подробно
характеризовать функции ордеров в системе губернской документации.
Публикация достаточно полно отражает первоначальный массив источников.
Напомним, издания документов местных государственных учреждений
феодального периода крайне редки. По этим причинам материал "Известий" лег в
основу источниковой базы диссертации. Из этого же журнала мы почерпнули
такие источники, как протоколы заседаний архивной комиссии, годовые обзоры ее
деятельности и некоторые другие. С их помощью изучались деятельность
архивной комиссии, Г. Киреенко, Ф. Лашкова, история хранения и поиска ордеров.

1
Там же.-С.1.
2
Отчет о деятельности Таврической архивной комиссии за 1887-1888 гг. - Там
же.-1889.-С. 116.
3
С 1791 по 1793 гг. Таврической областью временно управляла Екатерина ІІ,
генерал-губернатор не был назначен.
46
К сожалению, Таврическая архивная комиссия, издавшая значительное количество
источников, не стала предметом специального изучения. Положение осложняется
тем, что архив ее не сохранился. Пришлось заниматься вопросами учреждения,
статуса, архивной комиссии, ее археографической работой.
В "ЗООИД" опубликовано 487 ордеров Потемкина за период с 1781-1791 гг. 1.
Ордера были обнаружены в следующих архивах; опубликованные во ІІ томе - в
архиве Черноморского ведомства; VII т. - Николаевского Черноморского
управления, в ХII т, - в архиве князя М.С. Воронцова, т. ХV - Таврического
губернского управления, XIX, XX тт. - в Кубанском войсковом архиве. Где
находились другие ордера неизвестно. Наиболее крупные публикации
принадлежат Н. Мурзакевичу (опубликовал 148 ордеров в т. XI, 70 - в т. ХІІ) и Ф.
Лашкову (140 ордеров - т. ХV). Это обстоятельство, а также отсутствие
материалов о других авторах, позволяет нам остановиться на публикациях только
этих исследователей.
Н. Мурзакевич издавал "черновые отпуски" в соответствии с орфографией
ХVIII в.. Указывал исходящие номера, даты создания документов, место их
1
Н.М. Собственноручные распоряжения князя Потемкина-Таврического во время
второй Турецкой войны в царствование императрицы Екатерины ІІ //ЗООИД.-
1850,-Т. ІІ.-С.667-674. Н.М. - Ник. Никиф. Мурзакевич. - Словарь псевдонимов
русских писателей, ученых и общественных деятелей /Подготовил к печати
Ю.И. Масанов.- М.: Изд-во всесоюзной книжной палаты. 1957.-Т. 2.-С. 224.
Ордера кн. Потемкина-Таврического. Распоряжения по устройству флота и города
Николаева. П. По Новороссийскому краю //ЗООИД. – 1860. – Т.IV.-С. 363-377;
Н.М. Материалы для местной истории. - Там же. -1867. -Т. VI. -С. 601-605. Н.М.
Собственноручные ордера светлейшего кн. Потемкина-Таврического контр-
адмиралу графу Войновичу.-Там же. -1867.-Т.VІІ.-С.211-218; Письма светлейшего
князя Г.А. Потемкина-Таврического разным лицам. Б.А. -Там же,- 1872.-Т. VІІІ.-
С.200; Мурзавевич Н.Н. Материалы для истории губернского города Херсона.
Ордера светлейшего князя Г.А. Потемкина-Таврического, Новороссийского
генерал-губернатора. - Там же. - 1873. - Т. ХII.-С.324-377; Мурзакевич Н.Н.
Распоряжения светлейшего князя Г.А. Потемкина-Таврического касательно
устроения Таврической области с 1781 по 1786 гг. – Там же 1881. Т.ХII.-С.249-329;
Лашков Ф.Ф. Распоряжения (ордера) светлейшего кн. Потемкина-Таврического
правителю Таврической области В.Б. Каховскому за 1784 и 1785 гг. - Там же.
-1889. -Т. ХV. -С. 594-677; Фелицин Е.Д. Акты 1787-1791 гг., изведенные из дел
Кубанского войскового архива. -Там же. - Т.ХIХ. -С. 105-120; 1897. -Т. XX. -С. 50-
59.
47
хранения. Но нет сведений откуда и в какое место они посланы. Цель своей
работы видел "в устранении неверных слухов, некогда разнесенных о непомерной
беспечности Г.А. Потемкина"1. Таковы его краткие (характерные вообще для всех
публикаций ордеров в "ЗООИД") археографические данные.
Научная деятельность Ф. Лашкова (1858-1917 гг.) не изучена, хотя он десять
лет был редактором "ИТУАК", написал несколько краеведческих работ, издал
значительное число источников по истории Крыма (среди его учеников в
Симферопольской мужской гимназии был А.С. Лаппо-Данилевский)2.
Изданные им оригиналы ордеров опубликовывались впервые, "приводятся
дословно в том виде, в каком они заключаются в книгах архива орфографии" 3.
Комментарии к тексту источников, какие-либо указатели, отсутствуют. В
предисловии Ф. Лашков классифицирует ордера по содержанию, особо выделяя
из них посвященные хозяйственным проблемам Крыма.
Представитель официального направления в историографии Н.Ф. Дубровин
имел свободный доступ к архивам, что помогло ему использовать многие
документы в своих работах. В его "Сборник военно-исторических материалов..."
включены различные виды документов военного делопроизводства,
принадлежащих Г. Потемкину. Они относятся во времени борьбы России с
Турцией в 1774-1791 годах4. Из 1102 ордеров более 50 за 1775-1790 гг. связаны с
историей Крыма. Ни в ЗООИД, ни в "ИТУАК" таких нет. Значительное

1
ЗООИД.-1881.-Т.ХІІ.-С.249.
2
О Ф.Ф. Лашкове: Маркевич А.И. Памяти Ф.Ф. Лашкова //ИТУАК,-1918.-№55.-
С.203-207; Он же. Архивно-археологическая деятельность академика А.С. Лаппо-
Данилевского.-Там же.-1919.-№56.-С.160-166; Крымский респ. госархив, ф. 104.
Симферопольская мужская гимназия. Оп. І. Д.337. Л.7. Л.18-19 и др. Деятельность
Ф. Лашкова изучалась также по материалам "ЗООИД", "ИТУАК".
3
ЗООИД. – 1889. – Т.ХV.-С. 595.
4
Сборник военно-исторических материалов. Бумаги князя Г.А. Потемкина-
Таврического. /Под ред. Н.Ф. Дубровина. - Спб.: Военно-ученый комитет главного
штаба.-1893.-Вып.VI (1774-1788 гг.) -362 С.; 1894.-Вып. VII (1788-1789 гг.) - 312
С.; 1895.-Вып.VIII (1790-1791 гг.) - 172 С.; Присоединение Крыма к России. Рес-
крипты, письма, реляции, доношения. /Под ред. Н.Ф. Дубровина.-Cпб.-1885.-Т.1
(1775-1777)- 872 С.; 1885. -Т.II (1778)-824 С.; 1887.-Т.III (1779-1780) - 739 С.;
1889.-Т.IV (1781-1782)-1003 С.
48
количество однородных распоряжений позволяет расширить наблюдение за
структурой, видами, функциями ордеров. Введение к публикации отсутствует.
Мы не знаем, где были обнаружены источники, в каком состоянии они
находились. Пояснения к тексту очень редки. Многообразие видов документов
одного автора дает возможность начать определение места ордеров в военной
документации.
От этих публикаций выгодно отличается издание ордеров Потемкина
А.Г. Богумилом1. В предисловии к нему автор указал место хранения документов -
архив Екатеринославского губернского правления. Выявлены они с целью
показать Потемкина как генерал-губернатора, распоряжения которого имели
"общественное значение"2. Всего ордеров 676, из них за 1775-1776 гг. - 240, за
1790-1791 гг. - 436. Посвящены вопросам управления Новороссийской губернии и
Екатеринославского наместничества. Расположены в хронологическом порядке.
От попытки группировать источники по содержанию А. Богумил отказался, т.к.
сюжеты в них переплетаются. Текст передан согласно орфографии XIX в.. Автор
отметил инициативный характер ордеров: "Большая часть дел канцелярии
наместничества начиналась после ордера"3.
Об ордерах Потемкина есть сообщения в журнале "Русский архив".
Издатели журнала одни из первых обратили внимание на архив Поповых
(Решетиловский). Копии с некоторых его документов снял и поместил в журнале
профессор Киевского университета А.И. Ставровский. Среди них была копия с
ордера Потемкина генерал-майору Леванидову о его новом назначении 4.
Публиковались ордера и из других архивов: распоряжения Потемкина Суворову,
управляющему его имением в Польше извлечены Г. Александровым из

1
Богумил А.Г. К истории управления Новороссии князем Г.А. Потемкиным.
-Екатеринослав. -1905. - Вып. I. Ордера 1790-1791 гг.-125 С. Вып. II.-Ордера 1775
и 1776 г.г.- 113 С.
2
Там же. -Вып. I Ордера 1790-1791 гг..-С.1.
3
Богумил А.Г. К истории управления Новороссии князем Г.А. Потемкиным.
Екатеринослав, 1905, Вып. I. Ордера 1790-1791 гг.-С.3.
4
Выписки и извлечения из рукописей Решетиловского архива. - Русский архив
(далее –РА)-1865,-№5.-С.521-546.
49
Московского архива Главного штаба1. П.Б. Акутин подлинный ордер Г. Потемкина
к полковнику Симонову о пленении Е.И. Пугачева обнаружил в Военном архиве г.
Новочеркасска2.
Итак, к концу XIX в. было издано более 2600 ордеров Потемкина и Зубова
за 1774-1796 гг.. Все они позволили нам изучать функции, статус этого вида
губернской и военной делопроизводственной документации ХVIII в..
В советский период таких крупных изданий не было. Ордера входили в
состав различных документов и специально не выделялись3.
В своей работе мы не ограничивались только ордерами Потемкина, Зубова.
Нам было важно выяснить их место среди других видов документации XVIІІ в.
Решить этот вопрос, хотя бы в общих чертах, мы намеревались путем изучения
опубликованных документов военного и гражданского делопроизводства и
законодательных актов.
Сборники военных документов, которыми мы воспользовались, в
большинстве своем, они содержат приказы и донесения генералитета,
фельдмаршалов. Материалы низших тактических звеньев отсутствуют. В этом
проявилась установка смотреть на исторические события "сверху", через
деятельность полководцев, монархов. Археографические введения кратки и не
дают полного представления об опубликованных документах 4. Поскольку в

1
Потемкин и Суворов под Измаилом в 1790 гг. Подлинные бумаги с
предисловием Г.Н. Александрова. - Там же.-1877.-№10.-С.195-199; Александров Г.
Заметка. - Там же.-1869.-№5.-С.920-921.
2
Ордер Потемкина - полковнику Симонову. 7 октября 1774 г. - Там же-1886.-№3.-
С.306.
3
Напр.: Яворницкий Д.И. До історії Степової України. - Дніпропетровськ.-1929.-
485 С.; Генералиссимус Суворов. Сборник документов и материалов. - М.: ОГИЗ,
1947.-362 С.; Документы ставки Е.И. Пугачева, повстанческих властей и
учреждении, 1773-1774.-М.: Наука, 1975.- 522 С.
4
Атака Гданска фельдмаршалом графом Минихом. 1734. Сборник реляций графа
Миниха /Под ред. Д.Ф. Масловского. - М., 1888.-286 С.; Ставучанский поход.
Документы 1739 г. /Под ред. Д.Ф. Масловского. - Сборник военно-исторических
материалов. - Спб. 1892. - Вып. II. - 2126. Материалы к истории военного
искусства в России. /Под ред . Д.Ф. Масловского . - Спб., 1890 . Вып. I. - 23.; Вып.
ІІ.-294 С. Материалы для истории морского дела при Петре Великом, в 1717-1720
годах. - М. 1859. -С. 36, 41, 159.
50
сборниках ордеров не много, мы изучали те документы, в которых они
упоминаются. Таким образом, получали "комментарий" от людей того времени.
Для уточнения времени появления ордеров в военной переписке мы
обратились к журналу исходящих бумаг Преображенского полка1.
В основу реконструкции военно-походной канцелярии Г.А. Потемкина, ее
структуры, деятельности положены материалы, хранящиеся в РГВИА2. Отдельные
замечания о ней были обнаружены в опубликованных источниках3.
Ордера Г.А. Потемкина к правителям Таврической области за 1784-1791 гг.
изучались по журналам исходящих бумаг его канцелярии4. Копии потемкинских
ордеров об отводе земли в Таврической области обнаружены в Крымской
республиканском государственном архиве5.
Предлагаемая ниже таблица позволит сравнить материал журналов
исходящих бумаг с публикациями ордеров в ЗООИД (т. ХІІ, ХV), ИТУАК.
В скобках указано количество ордеров отсутствующих в
противопоставляемом источнике. (Напр.: из 41 ордера записанных в журнал 9 не
опубликованы в ЗООИД. Содержание оставшихся 32 совпадает с теми, что
опубликованы. Таким образом, общая сумма ордеров за год не 79, а 88 ордеров).

1
Исходящий журнал указов и ордеров, посланных из полковой канцелярии. 1719
г. - РГВИА.Ф. 2583. Лейб-гвардии Преображенского полка. Оп.І. Д. 57-64 Л.
2
РГВИА.Ф. 52. Г.А. Потемкин. Оп.І. Д. 72, Д220, Ч.І, 2; Д. 231, Ч.2, 4; Д.278, Ч.2;
Д.339, 4.1, 5; Д356; Д.357, 359; 431, 461 Ч.І; 529, Ч.3; Д. 551 и др.
3
Суворов А.В. Письма. - М.: Наука, 1987. - С. 117, 113, 170 и др.; Памятные
записки А.В. Храповицкого. - М.: В/О Союзтеатр, 1990.-С.78, 260, 51 и др. Бумаги
императрицы Екатерины ІІ, хранящиеся в государственном архиве министерства
иностранных дел /Под ред. Я.К. Грота. //Сборник императорского исторического
общества. - Спб. 1880-Т.27. -С.357, 380; Спб., 1885.-Т.42.-С. 385, 414.
4
Журналы исходящих бумаг, именных высочайших повелений, реляций,
донесении, канцелярии Г.А. Потемкина. - РГВИА.Ф. 52, Оп.І, Д.338.Ч.1-2; Д. 361,
Ч. 1-2; Д.399. Ч.1-3, 5; Д. 461, Ч. 1-3; Д.505, Ч.1-2; Д.551, Ч.2-3; Д.586.Ч.1-3; Д.586,
Ч. 4,5.
5
Крымский республиканский госархив. Ф.799 Таврическое областное правление.
Оп.1., Д.12, 13, 14, 101, 111, 113-116; 118-122; 126; 175; 254; Оп. 3, Д.5, 45, 135,
194, 283, 285, 299, 303, 311, 324, 326, 327, 329. В архиве хранится часть
документов секретаря Г.А. Потемкина В.С.Попова. - Ф.535. Попов В.С. Оп.1, Д.
16; 1039, 1046 и др.
51
Таблица 1
Количество Количество Количество Общее коли-
Год ордеров, за- ордеров, опуб- ордеров, опуб- чество ордеров,
писанных в ликованных в ликованных в установленных
написания журнал исхо- ЗООИД (т. ХІІ, ИТУАК по трем источ-
дящих бумаг ХV) Г.К. Кириенко никам
1784 41 (9) 79 - 88
1785 33 (8) 53 - 61
1786 119 - 105 (11) 130
1787 222 - 106 (4) 226
1788 109 - 97 (20) 129
1789 35 - 34 35
1790 63 - - 63
1791 23 - - 23
ВСЕГО: 645 132 342 755

Как можно объяснить пробелы в журналах? Прежде всего, нам неизвестно,


сколько и каких видов журналы были созданы в канцелярии Г. Потемкина за 1784-
1791 гг.1. Наличие пагинации в журналах позволяет устанавливать случаи потери
листов, правда, они единичны. Судя по писарским заметкам, ордера могли быть
написаны и отправлены, минуя канцелярию. Иногда в журнал вставлялся лист с
записью ордеров, порой без исходящего номера, адресата, с указанием в каком
месте они были написаны2. Очень редки ордера об отводе земель, не исключено,
отпуски записывались в специальные журналы. Наконец известны случаи, когда
вместо записи ордера в журнале только отмечается: "подвязан" (видимо отпуск)1.
1
Некоторые ордера записывались в секретный журнал, либо иностранный". Тогда
в "обычном" делалась пометка: "Повеления под сими номерами записаны в
секретном журнале" - Журнал исходящим делам его светлости. 1790 г.- РГВИА.
Ф.52,Оп.І, Д. 586, Ч.2.- Л.46 об.. Но и в "обычных" журналах встречаются
"секретные" ордера, о чем свидетельствуют подписи над ними.
2
Напр.: "Ордера данные в Карасубазаре области Таврической правителю и
кавалеру Каховскому - РГВИА. Ф.52. Оп.І, Д.461, Ч.1 - Л. 43-45. Как можно
понять из переписки, некоторые распоряжения Г. Потемкин отдавал в устной
форме. Когда это было недостаточно по каким-либо причинам, подтверждал
письменно. - Ордер Г. Потемкина - надворному советнику Гибалю. 1 июня 1787 г.
- Там же.-Л. 54. В журналах встречаются записи ордеров оригиналы которых были
либо уничтожены, либо переписаны заново. - Там же.- Ч.2. -Л. 518.
1
Журнал исходящим делам его светлости. 1789 г. - РГВИА. Ф.52, Оп.1, Д. 551, Ч.2
- 247 об. Или: "Особо подвязан: взят к его превосходительству В.С. (Попову -
Л.А.) - Там же. - Л. 184 об. Запись документов велась в хронологической
52
Как отмечалось, ордера, записанные в журналах и опубликованные в
ЗООИД, ИТУАК, текстуально совпадают. Правда, в журнале не указываются
место создания и адрес его отправления. Автор документа не обозначался.
Формула адресования неполная (чаще фамилия и чин, либо титул). Указывался
исходящий номер. Удостоверение документа отсутствует.
Третья глава посвящена мерам правительства по реорганизации
делопроизводства в реформированных губернских учреждениях. В этих целях
использовались материалы самой Екатерины ІІ, инициатора многих начинаний2. В
этом же фонде хранится анонимный проект судебных и административных
преобразований, с предложениями по усовершенствованию судопроизводства 3. В
целом, порядок в фонде, как уже отмечалось, нарушен и потому сложно
устанавливать связи между делами, время их создания4.
Предложения, поступившие из наместничеств о преобразовании
делопроизводства сконцентрированы в фонде канцелярии генерал-прокурора 1.
Наиболее объемные донесения из Архангельской и Олонецкой губерний, с
замечаниями на проект наместника Т.И. Тутолмина хранятся в фонде "Внутреннее

последовательности, согласно исходящим номерам. Если в руках писаря не


оказывалось очередного документа, то напротив его регистрационного номера
делалась запись: "Не существует". - Там же. - Л. 495.
2
Записки (частично Екатерины ІІ) об узаконениях, касающиеся губернских,
уездных и городских учреждений. Без даты. - РГАДА. Ф.10. Кабинет Екатерины ІІ.
Оп.2, Д.332; Документы касающиеся комиссии о сочинении Нового Уложения. -
Там же, Д.307; О введении общей формы в канцелярских бумагах и проект
порядка при производстве дел. Без даты. - Нам же. - Оп.3, Д.394; Черновики
(автографы им. Екатерины ІІ относящиеся к законодательству о Сенате,
разделение его на департаменты, функциях их, о делопроизводстве в Сенате. Без
даты. - Там же. - Оп.2, Д.320. Удалось обнаружить некоторые сведения о составе
канцелярии Г. Потемкина. - Внутренние коллежские дела. - Там же. Оп.3, Д.340.
3
Проект судебных, торговых и административных преобразований,
предложенных неустановленным лицом. 1793-1796.-Там же. - Оп.3., Д.610.
4
О Кабинете Екатерины ІІ см.: Автократова М.И., Буганов В.И. Сокровища
документов прошлого - М.: Сов. Россия., 1986. - С.49-59; Кислягина Л.Г.
Канцелярия статс-секретарей при Екатерине ІІ //Государственные учреждения
России ХVI-XVIII вв. - МГУ., 1991. - С.168-188.
1
РГАДА. Ф.248 Сенат, Д.6570. Канцелярия генерал-прокурора. О производстве
дел 1784 г.; Кн. 1., Д. 6571; Кн.2., Д.6572; Кн. 3., Д.6573.; Кн.4.
53
управление" РГАДА2.
Некоторые факты работы Т.И. Тутолмина находятся в сочинениях и письмах
Г.Р. Державина, служившего губернатором Олонецкой губернии 1784-1786 гг.3.
Определенный интерес представляет анонимная, недатированная записка об
истории порядка переписки между государственными учреждениями4. В этом же
фонде были обнаружены документы переписки Екатерины ІІ с Г. Потемкиным
касающиеся управления Екатеринославским наместничеством 5.
Для выявления законодательных актов о государственном делопроизводстве
не потерявших своего значения до конца ХVIII в. использовались дела канцелярии
военного министерства, в которых отразилась подготовка реформы военного
делопроизводства в нач. XIX в.6.
В целом источниковая база представляется достаточно информативной для
решения поставленных задач.

2
РГАДА. Ф.16 Внутреннее управление. Д. 804., 4.1.
3
Сочинения Державина. Переписка. /Под ред. Я.К. Грота. - Спб. 1869. - Т.5.-921
С.; Державин Г.Р. Записки //Г.Р.Державин. Сочинения. - Л.: Худ. литер., 1987.-С.
275-402.
4
О сношениях между старинными присутственными местами, о присягах для
разных чинов и бывших прежде присутственных местах времен Екатерины. –
РГАДА. Ф 16. Д. 170.
5
Там же. - Д.798, 697, 691, 372.
6
Об учрежденном 10 июня 1808 г. при военной коллегии комитете об изыскании
способов кратчайшему делопроизводству и о закрытии оного. 16 мая 1811 г.-
РГВИА. Ф.1. Канцелярия военного министерства, Оп. I, Т.I., Д.2346, Ч. 1-2.
54
ГЛАВА 1
ОЧЕРК ИСТОРИИ ДОКУМЕНТАЦИИ ГУБЕРНСКИХ УЧРЕЖДЕНИЙ
РОССИИ (I ЧЕТВ. - 70-Х ГГ. ХVIII В.)

Делопроизводство губернских учреждений России 70-90-х гг. ХVIII в.


основывалось на канцелярских традициях и законах выработанных со времени
петровских административных реформ. Вот почему общая характеристика
развития губернской документации I четв. -70-х гг. ХVIII в. является необходимым
предисловием вопросов рассмотренных в следующих главах.

1.1 О видовом составе русского документа первой четверти ХVIII в. (На


материале Генерального регламента)

Важнейшей отличительной чертой саморазвития системы документации


государственных учреждений России ХVIII в., в сравнении с приказным
периодом, является регламентирующее воздействие на него законодательства. В
связи с этим, заслуживают внимания те законодательные акты, которые
упорядочивали назначение существовавших видов документации и вводили
новые, определяли построение формуляра. Разумеется, особое место среди них
принадлежит Генеральному регламенту. Однако, несмотря на давнее введение его
в научный оборот, разрешены еще не все вопросы, связанные с ним. Так,
Н.А. Воскресенский в предисловии к своей публикации Генерального регламента
пишет, что ему удалось установить двенадцать редакций закона 1. Некоторые
исследователи называют другое число - тринадцать2. Видимо, к этому мнению
склонялся С.М. Троицкий, полагавший, что 30 апреля 1719 г. Петр I разослал в
коллегии для поправок двенадцатую редакцию регламента3. Между тем,

1
Законодательные акты Петра І.-С.411.
2
История делопроизводства в СССР /Под ред. Я.З. Лившица, В.А. Цикулина.-
С.28; Литвак Б.Г. О закономерностях эволюции делопроизводственной
документации в ХVIII-ХІХ вв. (К постановке вопроса) - С.52.
3
Троицкий С.М. Русский абсолютизм и дворянство в ХVIII в. М.: Наука, 1974.-
С. 67.
55
Воскресенский датирует последний вариант 10 февраля 1720 г. 1. Данное
противоречие нуждается в уточнении, если анализируется сам закон.
Как нам представляется, более изучено влияние регламента на
нормализацию документооборота, чем на процессы видообразования документа.
Мы рассмотрим ряд вопросов последней темы, имея целью осветить некоторые
черты развития законодательства, касающегося составления и оформления
документов государственного делопроизводства ХVIII в..
Стало общепринятым положение, согласно которому с изданием
Генерального регламента была учреждена система коллежского делопроизводства
Но не отрицается и тот факт, что в нем не проводится разграничения функций
между государственными учреждениями. Объясняется это как незавершенностью
административной реформы к моменту создания данного законодательного акта,
так и его своеобразием. "Регламент регламентов", не имеющий аналогов,
определял, прежде всего, общую структуру и принципы деятельности коллегий.
Попытки определить взаимоотношения с другими органами управления
предпринимались только в регламентах отдельных коллегий, поэтому в
Генеральном регламенте порядок внешней переписки не мог быть всесторонне
разработан. Этого достаточно, чтоб поставить под сомнение корректность
прямого обращения к его делопроизводственной терминологии, с которой
начинается изучение документов. Следовательно, целесообразно рассмотреть те
термины, которые обозначают разновидности коллежской документации, не
описанные так подробно, как, например, "протокол".
Предметом нашего внимания стали опубликованные Н.А. Воскресенским
редакции Генерального регламента,а также приложенный к нему словарь
иностранных слов2. Учитывая связь французской и русской культур в
рассматриваемый период, считаем небезынтересным провести сопоставление
названий документов, насколько это позволяет материал старофранцузского

1
Законодательные акты Петра І.-С.411.
2
Законодательные акты Петра I. -С.411-513; Толкование иностранных речей,
которые в сем Регламенте.-ПСЗ-1.-Т.VI.-№3534. -С.160.
56
словаря, составленного С.К. Воробьевым. Создание условий для
применения сравнительного метода исследования в истории делопроизводства
представляется перспективным. Без него трудно будет установить, с чем мы стал-
киваемся: с заимствованием, случайным совпадением, либо с независимо
развивавшимися, но сходными по своей сути явлениями. Здесь мы только
отметим возможные параллели.
Первая редакция Генерального регламента, принадлежащая голштинскому
камералисту на русской службе Г. Фику, датируется декабрем 1718 г., двенадцатая,
последняя, исправленная и дополненная Петром I - 10 февраля 1720 г.;
напечатанный текст был подписан им 28 февраля 1720 г. 1. После того, как
регламент получил силу закона, 31 января 1724 г. появилась новая редакция главы
(L) о награждении и наказании чиновников 2. Поскольку в литературе нам не
удалось найти пояснения относительно количества редакций, остается
предположить, что данный факт мог послужить основанием для утверждения о
наличии тринадцатого варианта и расширения хронологических рамок работы над
законодательным актом до 1724 г.3. Однако, чтобы быть последовательным,
необходимо учесть все частные законы ХVIII-ХІХ вв., изменявшие или
дополнявшие нормы, установленные Генеральным регламентом. Но тогда
пришлось бы признать, что конечная граница его редактирования с трудом
поддается фиксированию. Полагаем, стоит отграничивать те двенадцать редакций,
которые предшествовали официальному принятию законодательного акта в целом,
после подписания его Петром I, от последующих, направленных на модерни-
зацию коллежского делопроизводства. В публикации Н. Воскресенского
полностью приводятся тексты первой и последней редакций промежуточные
данные только в тех фрагментах, где делались какие-либо поправки в стиле или
содержании.
Среди авторов регламента, кроме Фика, были обер-секретарь Сената

1
Законодательные акты Петра I.-С.411-412.
2
Там же.-С.512-513.
3
Как полагает Е. Анисимов, время создания Генерального регламента - 1719-
1724 гг. См.: Анисимов Е.В. Время петровских реформ. Л.: Наука, 1989.-С.244.
57
(видимо А. Щукин), секретарь Поздняков, кабинет-секретарь А.В. Макаров,
секретарь "чужестранной экспедиции на иностранных языках" коллегии
Иностранных дел И. Веселовский. Начиная с пятой редакции, доклад о которой
сделан 8 января 1719 г., появляются резолюции и исправления Петра I. Особенно
тщательно редактировались им три последних (январь-февраль 1720 г.)1.
Прикладное назначение словаря к Генеральному регламенту проявляется
внешне как в его названии ("Толкование иностранных речей, которые в сем
Регламенте"), так и в последовательности пояснения слов: не по алфавиту, а в
порядке встречаемости в регламенте. Параллельно иностранным терминам даны
русские эквиваленты. Примечательно отсутствие описательных переводов,
обычно используемых тогда, когда речь идет о неизвестных читателям реалиях.
Тем не менее, вопрос о степени их приблизительности не снимается, так как нет
указаний на различия в значениях сопоставляемых терминов. Русские синонимы
взяты изолированно, без подчиненных слов и без определения взаимодействия с
обозначаемыми ими предметами. Поэтому их толкование предполагает
возвращение к тем фрагментам, в которых они употреблены.
Заимствованные термины поясняются также в самом тексте закона. Это
эпизодически встречается уже в первой редакции и нормой становится, начиная с
третьей, выполненной И. Веселовским и обер-секретарем Сената, к 21 декабря
1718 г.2.
Слова, переведенные в тексте, как правило, в словаре не повторяются.
Однако, есть исключения, например: "квитанция", "документ", "формуляр",
причем, их трактовка остается неизменной. Только "рапорт" в регламенте
толкуется как "доношение"3, а в словаре - "ведомость"4. Дополнение Генерального
регламента словником иностранных слов, имевшее место на завершающем этапе
работы над регламентом, свидетельствует о стремлении авторов придать законода-
тельному акту современную западноевропейскую форму, не теряя при этом

1
Законодательные акты Петра I.-С.411-412.
2
Законодательные акты Петра 1.-С.411.
3
Там же.-С.507.
4
Толкование иностранных речей, которые в сем Регламенте – С. 160.
58
ясности изложения. Такая цель ориентировала на поиск наиболее понятных
синонимов, а не на формирование строгих дефиниций. Последнее стоит
подчеркнуть, поскольку именно такое восприятие делопроизводственного
лексикона регламента характерно для некоторых учебных пособий1.
Прием двойственного словоупотребления, использованный в Генеральном
регламенте, широко применялся в изданиях самых различных жанров I четверти
ХVIII в. вплоть до 40-х гг. ХVIII в. 2. Тому были причины не только
лингвистического, но и экстралингвистического порядка, прежде всего -
привлечение иностранцев на военную и гражданскую службы, особенно во время
подготовки и проведения коллежской реформы. В состав коллегий должны были
входить несколько иностранцев, причем, из их числа назначались вице-
президенты.
Кратко охарактеризуем редакторскую работу над делопроизводственной
терминологией Генерального регламента.
Слово "реляция", понимаемое как "доношение", зафиксировано
М. Фасмером, "начиная с Петра I"3. Конкретнее Воробьев: "relation" - уведомление
из нижестоящего учреждения в вышестоящее о выполнении письменного
приказа"4. В первой редакции регламента "реляция" переводится как
"доношение"5. Поскольку какой-либо комментарий отсутствует, надо полагать, что
к ХVIII в. он был вполне освоен. Ограниченность "толкования" сказывается также
в том, что само "доношение" используется как самостоятельное понятие для
обозначения разновидности отчетной делопроизводственной документации,
причем, иногда в одном ряду с "реляцией"; ср.: "ведомости, реляции, мемориалы,
доношения и протчая..."1. В приведенном примере перечисление не завершено.
1
Митяев К.Г. История и организация делопроизводства СССР.-С.48; История
делопроизводства в СССР /Под ред. Я.З. Лившица, В.А. Цикулина.-С.27.
2
Виноградов В.В. Очерки по истории русского литературного языка ХVII-ХІХ
веков. М.: Наука 1982.-С.69.
3
Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М.: Прогресс, 1987.-Т.3.-
С.-467.
4
Воробьев Ю.К. Указ. соч. - С.18.
5
Законодательные акты Петра І.-С.417.
1
Там же.-С.424.
59
Тем самым полностью не определена номенклатура исходящих бумаг, что
осложняет задачу соотношения их между собой для выявления специфики
каждого вида.
Во второй редакции (декабрь 1718 г., исправления по предыдущему тексту
обер-секретаря Сената и Веселовского) слово "реляция" вытесняет "ведение" 2.
Поправки носят стилистический характер, устраняются архаизмы, содержание
остается без изменений. Последние уточнения произведены в печатном варианте
Генерального регламента. В нем "реляция" освобождается от своей "тени" -
"доношения" и приравнивается к "отписке" 3. Чтобы понять это превращение,
следует учесть многозначность самого дефиниенса - "доношения", отмеченное
выше. Преодолеть свой "недуг" ему так и не удалось: в регламенте оно выступает
как обобщающее понятие отчетной документации, одной из ее разновидностей, в
значении челобитной ("доношение от челобитчиков"), наконец, в словаре синоним
"мемориала"4. В результате отказа от "доношения" произошло сужение объема
содержания иноязычного слова, что позволило ему стать конкурентом русского.
Н.А. Смирнов пришел к выводу, что уже тогда "реляция" приобрела военную
окраску - "донесение о военных событиях" 5. Но в опубликованном им же
"Лексиконе вокабулам новым по алфавиту", содержащего поправки, сделанные
рукой Петра I, она поясняется как "ведомость", "доношение" 6. Значит, вряд ли
стоит приписывать слову "реляция" к какому-то одному ведомству, рассуждая о
времени Петра I. Генеральный регламент заложил общие основания
делопроизводства всех отраслей управления, что открывало возможность
обращения различных видов делопроизводственной документации, как в
гражданской, так и военно-административной переписке. Социальной основой
этого явления был военно-бюрократический характер формирования русского
абсолютизма.
2
Там же.-С.445. В приводимой Воскресенским первой редакции это слово
пишется через "ять" и означает "уведомление".
3
Там же. - С.497.
4
Толкование иностранных речей, которые в сем Регламенте. - С. 160.
5
Смирнов Н.А. Западное влияние на русский язык в Петровскую эпоху.-С.260.
6
Лексикон вокабулам новым по алфавиту.-С.377.
60
Согласно регламенту, "реляция" могла быть направлена в Сенат, государю от
отдельных лиц и учреждений, в частности, от коллежской Камер-конторы. В ней
сообщалось о выполнении приказа.
Слово "мемориал" фиксируется в русских текстах с самого начала ХVIII в.1.
В старофранцузском лексиконе "memoire" - документ, направленный в
вышестоящую инстанцию конкретному лицу, выполняя функцию докладной
записки. По своему второму значению он, как полагает Ю.К. Воробьев, близок к
"памяти": "memoire" мог направляться в нижестоящую инстанцию, конкретному
лицу, как инструкция2.
В первой редакции слово "мемориал" имеет значение понятия,
обозначающего всю совокупность отчетной документации и одной из ее
разновидностей3, которая предназначалась для переписки подчиненных мест с
коллегией и последней с Сенатом. Во второй редакции "мемориал" в ряде случаев
заменяет "доношение". Какой-либо иной цели, кроме как европеизировать
лексику, выявить не удается. В достижении этой цели большую решительность
проявили русские редакторы, а не иностранец Фик. Видимо, им было легче
провести черту, за которой язык закона переставал быть понятным. В словаре к
регламенту "мемориал" переводится как "доношение"4, а Смирнов дополняет:
"прошение", "дневник"5. Характер употребления термина в тексте позволяет
заключить, что "мемориал" - документальная форма проявления инициативы
подчиненного, его реакция на нестандартную задачу, для решения которой у него
нет инструкций. Проиллюстрируем это предписанием камериру коллегии: "когда
что по должности чина их приключится представить или припамятовать, то
надлежит им явственными и основательными мемориалами то чинить"1. В
функции "мемориала" своеобразно отразилась попытка Петра I соединить
противоположные принципы: "хотел, чтобы раб, оставаясь рабом, действовал
1
Фасмер М. Указ. соч.-1986.-Т.2.-С.597.
2
Воробьев Ю.К. Указ. соч.-С.14.
3
Законодательные акты Петра І.-С.419, 424.
4
Толкование иностранных речей, которые в сем Регламенте. - С. 160.
5
Смирнов Н.А. Указ. соч. -С.193.
1
Законодательные акты Петра І.-С.503.
61
сознательно и свободно"2.
В источниках І четверти ХVIII в. встречаются формы "рапорт" и "репорт" 3.
В первых двух редакциях пояснения к этому слову отсутствуют. Третья,
осуществленная обер-секретарем Сената и Веселовским, все-таки уточняет:
"рапорт (или доношение)"4. В последующих вариантах поправок не было, за
исключением перевода слова "рапорт" как "ведомость" 5, что связано, возможно, с
толкованием термина "мемориал" в смысле "доношение". Трактовка термина не
отличается последовательностью. К тому же, в главе "О чине регистраторском"
допущена ошибка (описка?). В ней предписывается вести книгу (в тексте под
литерой "С") входящих документов "во весь год от Ц[арского] В[eличества] или
от Сената указы в коллегиум полученные, репорты..." 6. Но для записей входящей
документации от подчиненных или равных мест предусматривалась другая книга
("D"). Обращение к подготовительным материалам подтверждает наше
наблюдение. В первой редакции в указанном фрагменте встречаем "отписки",
которые во второй редакции заменяются соответствующим содержанию
"рескриптом", переведенным в третьей редакции как "указ"7.
Как и в случае с "реляцией", редактирование шло от универсального
термина "доношение" к более специальному - "ведомость". Сужение объема
содержания "толкуемых" понятий создавало предпосылки для постановки
вопроса, о своеобразии тех видов документов, которые они обозначали. В
качестве точки отсчета мог служить старофранцузский "rapport" - направлявшийся
"снизу" в вышестоящие инстанции с информацией о выполнении судебного
распоряжения, либо экспертной оценкой качественного состояния объекта, оценка

2
Ключевский В.О. Курс русской истории.-Т.4.-С.221.
3
Фасмер М. Указ.соч.-1987.-Т.3.-С.443.
4
Законодательные акты Петра І.-С.451.
5
Толкование иностранных речей, которые в сем Регламенте. - С. 160. В целом же
в ХVIII в. это слово означало "весть, известия, сообщение", а в канцелярской
практике - список, сводку каких-либо сведений, обычно по установленному
образцу". См.: Словарь русского языка ХVIII века Л.: Наука, 1985.-Вып.2.-С.243.
6
Законодательные акты Петра І.-С.500.
7
Там же.-С.440.
62
событий вообще1.
К разряду отчетной документации некоторые исследователи относят
"экзекуцию", объясняя ее как донесение царю об исполнении указа, приравнивая к
"реляции"2. В словаре регламента о ней сказано: "исполнение по указу" 3. Сходна
формулировка Фасмера: "приведение в исполнение приказа" 4. Полагаем, ближе к
общему смыслу Генерального регламента восприятие "экзекуции" как действия по
исполнению указа, а не как вида документации.
Генеральный регламент не дает конкретных указаний по составлению и
оформлению документов, идущих "наверх", ограничиваясь общими установками.
Так, коллегии полагалось в своих "реляциях", "ведомостях", "доношениях" царю,
Сенату "все основании и обстоятельства написать и мнение свое о том деле
напоследи приложить", без "чего в Сенат секретарю не принимать, ни коллегии
докладывать не дерзать"5. "Мнение" могло содержать предложение о порученном
деле, либо указание на его несоответствие действующему законодательству6.
Насколько новым было это требование, судить трудно. Однако несомненно, что
возведению его в норму способствовал сам Петр I, признававшийся, что не
успевает разобраться во всех поступавших к нему делах, отчего без помощи
советом ему "одному определить трудно"7. Здесь отразился процесс централизации,
вообще бюрократизации государственного управления, вызвавший поток
документации в центр обостривший проблему освоения информации.

1
Воробьев Ю.К. Указ. соч.-С. 17.
2
Митяев К.Г. Указ. соч. .-С.48; История делопоризводства в СССР /Под ред.
Я.З. Лившица и В.А. Цикулина.-С.27.
3
Толкование иностранных речей...-С. 160.
4
Фасмер М. Указ. соч. 1987.-Т.4.-С.515.
5
Законодательные акты Петра І.-С.491.
6
Там же.-С.486.
7
Именной, данный Сенату, указ 11 мая 1722 г.-ПСЗ-І.Т.VI, №4003.-С.676. А также
именной указ 22 декабря 1718 г.- Там же.-Т.V.-№ 3261.-С.603.
63
Совокупность исходящих отчетных видов документов в канцелярии
классифицировались следующим образом: "а) ежели письмо просительное о указе
или о каком решении..., б) ежели же письмо ответное только на какой указ...."1.
Форма письменных сношений равных по рангу государственных
учреждений Генеральным регламентом не установлена, что объяснимо исходя из
предыдущих замечаний о нем. Тем не менее, свидетельства о проявленном
внимании к ней, сохранились. В первом варианте главы "О калегейных
корреспонденциях" в "репертуаре" коллегии назывались "подданнейшие справные
памяти"2. Начиная с четвертой, исправленной обер-секретарем Сената Щукиным
и секретарем Поздняковым (до января 1719 г.), упоминания о них отсутствуют.
Пробел устранен именным указом 11 ноября 1721 г., обязавшим коллегии вместо
"памятей" переписываться "промемориями". В нем же дано краткое описание
формуляра документа. Наименование его вида выносилось над текстом, то есть
оформилось в отдельный реквизит. Далее следовало писать: "Из коллегии такой, в
коллегию такую, потом дело, а во окончании и такая та коллегия да благоволит
учинить то и то"3. Сравнивая с "памятью", можно отметить, что промемория
адресуется учреждению (в данном случае), а не конкретному должностному лицу,
что соответствовало принципу коллегиальности, заложенному в регламенте.
Использование ее для сношений с подчиненными инстанциями не
предусматривалось. Дата вначале текста не писалась. В самом указе рубрика,
посвященная промемории, озаглавлена так: "Из коллегии в коллегии в памятях
писать"4, что создает впечатление о простом переименовании документа. На
самом же деле, несмотря на несовершенство предложенного образца, заметно
изменился и его формуляр.
Распорядительная документация в регламенте представлена несколькими

1
"Определение о содержании дел в кабинете его величества" от 1 января 1721
г. //Законодательные акты Петра І.-С.171.
2
"Определение о содержании дел в кабинете его величества" от 1 января 1721
г. //Законодательные акты Петра І.-С. 171.
3
Именной указ от 11 ноября 1721 г.-ПСЗ-1.-Т.VI. №3850.-С.454.
4
Там же.-С.454.
64
видами. "Рескрипт" появляется во второй редакции, вытеснив "грамоту" 1, а
в третьей поясняется как "указ"2. Имеет значение "распоряжение государя". Такая
же интерпретация у М. Фасмера: "высочайшее послание, государственная
грамота"3. В последней редакции, вопреки тенденции "европеизации" лексикона
регламента, происходит отказ от "рескрипта" в пользу "указа" с термином-
синонимом "грамота"4. Поясняющее понятие само используется нестрого:
сенатские, коллежские распоряжения иногда именуются "грамотами"5.
Выступив вначале в качестве синонима, "указ", казалось, не нуждался в
комментариях. Но в двенадцатой редакции слово "указ" было переведено как
"грамота"6, тем самим подчеркивалась его относительная новизна. Что касается
"рескрипта", то замена его выглядит нелогичной, учитывая направление
редакторского поиска. Видимо, в начале века данное понятие начинает
"специализироваться", ассоциироваться с определенным видом документов, что
ограничивало возможности его употребления (прежде всего в тех случаях, когда
ставилась цель показать характер служебных связей коллегии с различными
учреждениями). В этом смысле неполный перечень исходящих документов, в
примере с отчетной документацией, либо указание на собирательное понятие
распорядительной - "указ", редакторские приемы одного порядка.
Когда в подготовительных материалах или в опубликованном тексте
название документа приказного делопроизводства встречается в роли Дублера
иноязычного слова, напрашивается решение причислить его и обозначаемый им
вид к разряду устаревающих, выходящих из употребления к концу I четверти
ХVIII в. Насколько это верно в отношении "указа" и "грамоты"?
Регламент знает сенатские и коллежские указы. Конечно, это новые
разновидности для того времени, появившиеся в период административных

1
Законодательные акты Петра I.-С.437.
2
Там же.-С.445.
3
Фасмер М. Указ. соч.-1987.-Т.3. С.473.
4
Законодательные акты Петра I. - С.504, 498.
5
Там же.-С.439.
6
Там же. - С.498, 504.
65
реформ. Упоминается "именной указ", известный со ІІ половины ХVII в.1.
Как полагал М.М. Богословский, на рубеже 1699-1700 гг. именные указы
превосходят законодательные акты Боярской думы численно и содержательно 2.
Убедительным свидетельством развития документного жанра является его
дифференциация. Появляются именные указы, "объявленные" из Сената,
коллегий, различных канцелярий доверенными лицами государя 3. Ранее указы
могли "объявлять" руководители делопроизводства - думные дьяки 4. Сам Петр I
делил свои указы на две группы. К первой относил временные или "указы на дела,
конец имеющие", "партикулярные"5. Ко второй - "генеральные", "которые в
постановление какого дела", подлежавшие публикации в качестве приложения к
регламентам, уставам, артикулам6.
Как самостоятельный, а не только как синоним, используется в регламенте
термин "грамоты". В главе "О печати" этим словом называется документ,
предназначенный для сношений с зарубежными государствами и с украинским
гетманом и заверенный печатью Коллегии иностранных дел 7. Грамоты,
посылавшиеся во внутрь государства, заверялись печатью Сената 8. В коллежской
канцелярии секретарь, готовясь к докладу, "сбирает все указы, грамоты..., что в

1
Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. - С.
59.
2
Богословский М.М. Петр I.: Материалы для биографии 1699-1701 гг. Изд-во
соц.-полит. л-ры, 1948.-Т.4.-С.245-246.
3
См., напр.: именной, состоявшийся в Ближней канцелярии 22 января 1714 г. ПСЗ-І.-
Т.5, № 2763.-С.78-80; Именной, объявленный из Сената, 30 августа 1714 г. //Там же, №
2842.- С.124. Именной, объявленный из Юстиц-коллегии, 13 января 1719 г. (Там же,
№3279.-С. 611-612); именной, объявленный генерал-майором Дмитриевым-
Мамоновым 15 января 1723 г. //Там же.-Т.7., №4142.-С.9. Именной, состоявшийся в
канцелярии Вышнего суда, 9 декабря 1723 г. //Там же, № 4389.-С. 185.
4
Демидова Н.Ф. Служилая бюрократия в России ХVII в. и ее роль в
формировании абсолютизма. М., 1987.-С.165.
5
Именной указ 29 апреля 1720 г. //ПСЗ-1 Т.6. №3574.-С.186. Именной указ 11
апреля 1722 г. /Там же. №3957.-С.648. Сенатский указ 12 ноября 1723 г. //Там же.-
Т.7., №4359.-С. 159.
6
Именной указ 29 апреля 1720 г. //Там же.-Т.6, №3574.-С. 186.
7
Законодательные акты Петра І.-С.490.
8
Там же.
66
его коллегии приключится"1. Разграничение в использовании грамот
(дипломатическая переписка) и указов (внутренние дела), о котором пишется в
ряде работ2, не прослеживается и в более поздних законодательных актах. Так,
согласно наказу от 20 апреля 1720 г., земскому дьяку полагалось иметь шкаф для
хранения "его величества грамот и указаний"3. Что касается изменений в
формуляре, то в упомянутом выше именном указе от 11 ноября 1721г.
императорский титул в грамотах иностранным государствам предписывается
писать полностью, без сокращений.
Какие-либо поправки, с учетом политического статуса государства, как это
делалось в приказном делопроизводстве 4, не оговорены. "Богословие" было
исключено из него еще именным указом в Посольский приказ 22 декабря 1697 г. 5.
В грамотах "внутрь государства", "царства" и "земли" не упоминались6.
Поскольку, с одной стороны, грамота в I четверти ХVIII в. сохранила
значение действующего документа, а с другой - именные, сенатские, коллежские
указы по сравнению с ней суть новые формы переписки, знак равенства между
ними ставить нельзя. Не задаваясь целью выяснить степень различия двух
терминов, обратим внимание на то, как оно понималось лексикографом того
времени. В своем "Лексиконе...", первые упоминания о котором относятся к 1733
г., В.Н. Татищев указывает несколько значений слова "грамоты", в том числе:
"лист от государя к государю, а также от "государя к подвластному, которое от
указа тем разнится, что она от лица государства и сначала титул государев, потом
чин, имя к кому надлежит, ставится..."7. Коллегиям предписывалось принимать

1
Законодательные акты Петра І.-С.497.
2
См. напр. Митяев К.Г. Указ. соч.-С.48; История делопроизводства в СССР /Под
ред. Я.3. Лившица и В.А. Цикулина/. - С.27 и др.
3
Наказ земским дьякам или секретарям об исправлении их должностей 20 апреля
1720 г. //ПСЗ-1;т.6, №3571.-С. 186.
4
См.: Котошихин Г.О. России в царствование Алексея Михайловича. Спб., 1884.-
С. 39-44.
5
Именной, данный Посольскому приказу 22 декабря 1697г. //ПСЗ-І, Т.3, №1611.-С. 413.
6
Именной указ от 11 ноября 1721гг.-Там же, Т.6, №3850.-С.453-454.
7
Татищев В.Н. Лексикон Российской исторической, географической, полити-
ческой и гражданскии.-С.246.
67
указы царя и Сената только в письменной форме, с авторской подписью1, со
"скрепой" по листам и в конце текста сенатского обер-секретаря, если эти указы
составлялись в его канцелярии2.
"Инструкция" в Генеральном регламенте - усвоенное терминологическое
определение: с первой по последнюю редакции дано без разночтений. По
масштабу регламентирования служебных функций должностных лиц,
учреждений, различались "генеральная" и "особая" или "партикулярная"
инструкции3. В тексте и в словаре к регламенту они приравниваются к "наказу" 4.
М. Фасмер ограничивается замечанием о том, что понятие появляется, начиная с
Петра I (1703)5. В других словарях сказано очень кратко: "Инструкция, устроение 6,
"распоряжение"7. Французская "instruction" (документ, содержащий предписание
действовать и описание образа этого действия)8 совпадает по значению со словом
"инструкция". В тексте она упоминается в одном ряду с уставом, регламентом,
которые могли быть рукописными или печатными, "за правило приняты быть
имеют"9.
Подведем итоги наблюдений за лексикой регламента. Введение
западноевропейской номенклатуры документации государственных учреждений -
один из случаев изменения знаковой системы русской культуры, происшедших
под воздействием петровских реформ, наряду с этикетом, гражданским шрифтом
и т.д. Это привело к образованию равнозначных синонимов. Слова-дублеты не
могли сосуществовать долго. Усваивались, в основном, имевшие тенденцию стать

1
Законодательные акты Петра І.-С.485.
2
Именной указ от 10 ноября 1719г. - Там же.-С.69.
3
Законодательные акты Петра I.-С.484, 488.
4
Там же.-С.483; Толкование иностранных речей, которые в сем Регламенте. -С.
160.
5
Фасмер М. Указ. соч.-1986.-Т.2.-С.135. Однако, слово "инструкция" появилось в
русском языке гораздо раньше в смысле наставления, наказа, руководства к чему-
либо (1654г., 1684 г.). Словарь русского языка ХІ-ХVII вв. М.: Русский язык 1979.-
Вып.6 –С. 246.
6
Лексикон вокабулам новым по алфавиту. - С.370.
7
Смирнов Н.А. Указ. соч.-С.С.121.
8
Воробьев Ю.К.Указ.соч.-С.9-10.
9
Законодательные акты Петра І.-С.504.
68
интернационализмами1. С изданием Генерального регламента и других
законодательных актов они стали закрепляться законодательным путем. Тем не
менее, процессу освоения заимствований требовалось время, ведь вплоть до 1720
г. всем коллегиям предписывалось "управлять те дела по старому манеру, а с того
вышеупомянутого года по новому"2. Еще в сенатском указе 1722 г. сообщения из
коллегий, губерний в Сенат назывались "отписками и доношениями"3. Хотя до
последнего пятилетия правления Петра I такие случаи довольно редки. Этот
момент становления нового отразился в том, что правки текста регламента в
интересовавших нас эпизодах носили стилистический, а не содержательный
характер. Они решали прежде всего коммуникативную задачу, не учреждая
дефиниций видов коллежской документации. Рекомендации по их составлению
общи, лишь в отдельных случаях касались конкретных реквизитов. И все-таки
модернизация документной формы получила еще один импульс.
Самоназвание документа, присущее развитому делопроизводству,
свидетельствует об определенном этапе формирования документных жанров, их
нормализации. Оно указывает цель создания и главное в содержании документа,
способствуя его специализации, диктует выбор стилистических средств,
построение формуляра. Известно также, что в ХVIII в. уже все документы имеют
названия, причем наименование вида закрепляется в качестве отдельного
реквизита. Вот почему появление новых делопроизводственных терминов
относится к проявлениям эволюции документации и не стоит сводить его только к
смене "мундиров" или, по выражению М.Н. Тихомирова, приобретению
"известной ученой видимости". В своих лекциях он приводит следующий довод:
вместо "памяти" стали писать "промемории", а "репорт" вытеснил "отписку"4. Но
мы видели, что наименование - "промемория" превратилось в один из реквизитов
формуляра, причем, последний приобрел новую форму, утвержденную силой

1
Тузова М.Ф. Русская военная лексика 2-й половины ХVII - I-й половины ХVIII
в.- С. 16.
2
Именной, объявленный из Сената от 15 января 1719г.- ПСЗ-І.-Т.V.-№3282.-С.614.
3
Сенатский указ 18 сентября 1722.-Там же. Т.VI. №4092.-С.773.
4
Тихомиров М.Н. Приказное делопроизводство в ХVII в.- С.363.
69
закона, а не традиции. Что касается "отписки", то ее функции распределились
между такими разновидностями, как "рапорт", "реляция", "мемория", у каждой из
которых стали развиваться свои отличительные признаки.
Полисемичность делопроизводственных терминов допускалась в
Генеральном регламенте, видимо, потому, что они еще не связывались прочно с
обозначаемыми ими объектами. К тому же это не было актуально для
законодательного акта, главным содержанием которого является установление
принципов деятельности коллегий. Следующий этап в развитии законодательства
состоял в разработке регламентов каждой коллегии, инструкций должностным
лицам1. Избегая детализации, авторы Генерального регламента иногда, только
обозначали тему, оставляя ее неразработанной. Так, ничего не постановляет глава
"О акциденциях или доходах за труды", она лишь обещает: "о том его царское
величество по всемилостивейшему своему благоизобретению впредь особливый
регламент выдать изволит"2.
Стоит заметить, что картина законотворческих проектов будет неполной,
если ограничиться изучением последнего варианта регламента. В
предшествовавших редакторских правках мы находим свидетельства о намерении
включить в него фрагмент о "Должности Сената", подготовить инструкцию
коллежским секретарям3. С самого начала работы над законом он не задумывался
как неизменный4: "понеже содержание дел без возобновления в одной мере всегда
быти не может..."5. Поэтому коллегиям предоставлялось право представлять царю,
Сенату свои предложения об устройстве подведомственных им дел. Таким
образом, отсутствие какой-либо темы в регламенте еще не показатель ее малой
значимости. Открытый нововведениям, Генеральный регламент обусловил
появление указов, развивавших и дополнявших заложенные в нем нормы.
Являясь каркасом всей этой совокупности, он в известной мере предопределил

1
Генеральный, регламент или Устав 28 апреля 1720г.-ПСЗ-І.-Т. VI.-№3534.– С.155.
2
Там же.
3
Законодательные акты Петра I.-С.454, 461.
4
Законодательные акты Петра І.-С.452.
5
Генеральный регламент или Устав 28 апреля 1720 г.-С.160.
70
направление ее развития. Но это уже особый период в истории законодательной
регламентации коллежского делопроизводства, предшествующий учреждению
министерств. Для его понимания необходимо установить, каким представляется
полный фронт реформ в делопроизводстве государственных учреждений I
четверти ХVIII в. Не претендуя на исчерпывающий ответ, остановимся на
фрагменте регламента, обойденного вниманием исследователей.
В шестой редакции главы "О коллежских корреспонденциях",
осуществленной в январе 1719 г. обер-секретарем Сената и Петром I, в пятой
статье сказано: "чинитца подобает (принадлежащий порядок, что касается до
чисел, до штилю канцелярского или титулярника, о том особливый регламент
вскоре публикован быть имеет содержат)". На что Петр I наложил резолюцию:
"Не быт[ь]"1. Не ясно, относится ли резолюция вообще к пятой статье, как
содержащей еще одно обещание потому необязательной в тексте закона, либо к
предполагаемому регламенту. В последующих редакциях статья отсутствует.
"Особливый регламент" в подготовленном Е.П. Федосеевой обзоре материалов, не
опубликованных Н.А. Воскресенским, не упоминается2. Нет его и в ПСЗ-І, в
проектах реформ государственного делопроизводства конца ХVIII - начала XIX
вв.. исходивших из предшествовавшего правотворческого опыта.
Поскольку у редакторов, специалистов канцелярского дела, Фика, обер-
секретаря Сената, секретаря Веселовского не было намерения вычеркнуть статью,
можно предположить наличие двух мнений о целесообразности создания
"особливого" регламента о порядке составления документа. Но независимо от
причин, из-за которых проект не состоялся, само его появление симптоматично.
Обнаружилась потребность в распространении законодательного регулирования
не только на организацию документооборота, что осуществлено в Генеральном
регламенте, но и на само документообразование, на процесс подготовки

1
Законодательные акты Петра I.-С.461. Решение было принято не сразу. В пятой
редакции от 8 января 1719 г. Петр I оставил статью без изменений. - Там же.
2
Федосеева Е.П. Документальные материалы Н.А. Воскресенского в хранилищах
Ленинграда, Москвы //Археографический ежегодник за 1976 год. М., 1977-С.221-
229.
71
документов.
Итак, в интересах изучения истории русского документа І четверти ХVIII в.
были рассмотрены предварительные редакции и окончательный текст
Генерального регламента. Наблюдения за делопроизводственной терминологией
и "особливым" регламентом позволяют сделать вывод о том, что хотя документ
(например, протокол) и не был обойден вниманием, тем не менее, порядок его
составления, оформления, фикции не стали объектом всесторонней
нормализации. Это важное обстоятельство необходимо учитывать в ходе
исследования влияния законодательства на последующую эволюцию
делопроизводственной документации ХVIII в.

1.2 Модернизация формуляра документа государственного


делопроизводства законодательством первой четверти ХVIII в.

Несмотря на то, что "особливый" регламент не был разработан, все ли


нельзя отрицать, что существовала необходимость нормализации формуляра
документа государственного происхождения. Во-первых, это было бы
последовательным шагом после законодательного упорядочения
документооборота. Во-вторых, она отвечала логике формообразования документа.
Далее мы попытаемся усилить аргументацию в пользу высказанных положений.
О содержании несостоявшегося регламента можно судить по кратко
сформулированным в источнике темам. Было бы неверно утверждать, что они
совсем не затронуты в Генеральном регламенте. В различных главах встречаются
указания на необходимость датирования документов внутренней и внешней
переписок, т.е. относительно "что касается до чисел".
"Штиль канцелярский" предлагалось осваивать, списывая дела, по
старинке1. Такая установка, сохраняла прежнюю практику составления
документов, основанную на традициях данной канцелярии, зависевших от уровня
подготовки ее чиновников, местных особенностей. В 1721 г. Петр I распорядился

1
Генеральный регламент или Устав 28 февраля 1720 г.-ПСЗ-І.-Т.VI.-№3534.-С.154.
72
учредить школу для обучения подьячих "письмоводству". В программу обучения
входило: "как книги держать и арифметику", "формы книгам, табели, штиль
письма и прочее"1. Для ее реализации уже нельзя было обойтись только
копированием деловых бумаг. Понадобилась бы учебная делопроизводственная
литература, что в свою очередь, актуализировало проблему составления единых
форм документов для государственных учреждений всех рангов. Наконец, тема о
титулярнике. Она тесно связана с историей создания "Табели о рангах". Лишь к
началу 20-х гг. ХVIII в. в русской армии и флоте сложилась иерархическая система
чинов2. Не раз возникал, вопрос о чинах и рангах чиновников в ходе работы над
Генеральным регламентом3. В пятой редакции главы "О ранге служителей в
коллегиях" Петр I заметил: "Ранги учинить общей во всем государстве" 4. Начатая
в сентябре 1719 г. работа над "Табелью..." завершилась 24 января 1722 г. Была
учреждена система должностей и чинов гражданского, военного и придворного
ведомств. Укрепилась и расширилась практика обязательного титулования в
официальных документах5. Но все это произошло после издания Генерального
регламента. Иначе и быть не могло, поскольку титул чиновника зависел от
занимаемой им должности, установленной законом.
Другое обстоятельство, осложнявшее составление титулярника, связано с
неопределенностью главы "О разности всех провинций". В ней внимание
коллегий обращалось на наличие особенностей в управлении окраинами. В связи
с этим, регламент предписывал установить, в чем именно они заключались 6.
Конечно, специфика юридического статуса местных учреждений не могла не отра-
зиться на оформлении документов, предназначенных для переписки с ними.

1
Именной указ 10 ноября 1721 г. - Там же.-№3845.-С.451-452.
2
Троицкий С.М. Русский абсолютизм и дворянство в ХVIII в.-С.45.
3
Там же.-С.93.
4
Законодательные акты Петра І.-С.458.
5
Троицкий С.М. Указ. соч.-С. 108.
6
Законодательные акты Петра I.-С.496-497.
73
Не все проблемы были решены с дипломатической документацией,
поскольку в реестре бумаг коллегии Иностранных дел от 29 октября 1723 г.
помечено: "Титулярник о всех иностранных областях потребно сделать..."1.
Теперь следует показать те черты модернизации документа
государственного делопроизводства I четв. ХVIII в., в контексте которых
возможно судить о закономерности появления в редакциях регламента
перечисленных сюжетов.
Отличительной чертой приказного делопроизводства является его
неудержимое возрастание в объеме и сложности. На первом этапе
административных реформ Петра I, характеризующегося попытками преодолеть
недостатки приказного управления, предпринимается переход от столбцовой
формы делопроизводства к тетрадной 2, охватившей как гражданские, так и
военные учреждения3.
Правительство мотивировало свое решение потребностью сократить расход
бумаги, улучшить условия хранения и поиска документов.4 Повышение спроса на
информацию, поиск путей ее мобилизации, в конечном счете, были обусловлены
глубокими историческими преобразованиями, которые начались в России в I четв.
ХVIII в.
Своеобразие реформы состоит в том, что она проходила в рамках старой
приказной системы и не была связана со строительством новых государственных
структур. Ее цели совпадали с тенденцией удешевления и ускорения техники
приказного делопроизводства5. Известно, некоторые разновидности документов,
особенно в ХVII в. оформлялись в виде "книг". Само наименование "книга"
применялось как к документам, имеющим вид сброшюрованных в один переплет

1
Реестр дел коллегии Иностранных дел, с распределением их по повытьям между
личным составом коллегии, от 29 октября 1723г. Там же.-С.541.
2
Подробнее см.: Автократов В.Н. Указ.соч.-С.274-286.
3
Именной указ 11 марта 1702 гг. Законодательные акты Петра І.-С.195.
4
Именной, данный Сибирскому приказу, 11 декабря 1700 г.-ПСЗ-І.-Т.IV.-№1817.-
С.86-87.
5
Шмидт С.О., Князьков С.Е. Указ соч.-С. 14.
74
тетрадей, так и столбцовой формы1. Постепенно преимущества книжной
формы становились очевидной и в именном указе 11 декабря 1700 г. о них уже
заявлено вполне определенно2.
Введение тетрадной формы делопроизводства, было призвано сократить
переписку, создавало объективные предпосылки рационализации процесса
составления документа3. Произошли изменения и в его внешней форме. Согласно
указу 11 декабря 1700 г. всю документацию следовало вести в тетрадях и на
листовой бумаге. Поскольку новшество вначале было опробовано только в
Сибирском приказе, в указе не упоминается "память". О ней "вспомнил" именной
указ 1702 г., предписавший всем равным учреждениям обмениваться памятями на
листовой бумаге4.
В целях экономии, требовалось заполнять обе стороны листа. Текст грамот,
отписок, прежде следовало написать вчерне, а для поправок предлагалось
приклеивать чистые листы или оставлять широкие поля, причем отведенные слева
позволяли подшить бумаги в тетрадь. Скреплялись грамоты, выписки, отписки по
листам, на полях, а на последнем - внизу, в конце нижней строки. Как объяснялось
в указе, личные подписи воевод, дьяков в отписках необходимы "для всякого
спору, потому, что для дальнего расстояния справливаться трудно" 5. Не
исключено, данное правило есть результат потери одного из преимуществ
столбцов - дьяческой подписи на сставах. Для Сибирского приказа оно не было
новостью, поскольку указом 30 декабря 1695 г., подтвержденного в 1697 г., книги,
которые велись в приказных избах, для удостоверения подлинности должен был
закреплять сам воевода6. В 1700 г. к их числу причислили еще "расходные",
"допросные", "приводных дел", ежегодно отправляемых в Московский судный

1
Демидова Н.Ф. Рецензия: Соборное Уложение 1649. Тексты и комментарии. - Л.:
Наука, 1987.-448 С. //История СССР-1990-№2.-С.191.
2
Именной, данный Сибирскому приказу, указ 11 декабря 1700г.-С.86.
3
Литвак Б.Г. Очерки источниковедения массовой документации XIX начала XX
вв.-С. 130.
4
Именной указ 11 марта 1702 г..-С.195.
5
Именной, данный Сибирскому приказу, указ 11 декабря 1700 г.-С.86.
6
При пересылке печати могли не сохраниться. – Автократов В.Н. Указ.соч.-С.280.
75
приказ1.
Рост значения авторской подписи отразился в именном указе 30 декабря
1701 г. Напомним, к осени 1702 г. тетрадная форма полностью вытеснила столбцы
в делопроизводстве центрального аппарата2. Обращенный ко "всяким чинам", указ
запрещал с 1 января 1702 г, в челобитных, отписках, "приказных и домовных во
всяких письмах", подписываться "полуименами", а только полным именем и
фамилией3. 14 января издается другой, обязывающий воевод присылать в
Поместный приказ свои отписки, обыски, допросы, отказ и раздельные книги на
гербовой листовой бумаге "за воеводскими рукам и за дьячими и подьяческими
приписьми"4. Гербовая бумага, снабженная вместо печати должностных лиц
государственной, также подчеркивала значение личной подписи. С введением ее в
употребление в 1699 г. хронологически совпадает установление правительством
порядка исследования подписей на документах, подлинность которых вызывала
сомнения5.
Продолжая тему истории подписи, мы должны пояснить, что она интересует
нас прежде всего потому, что дает возможность показать ряд факторов,
повлиявших на один из самых динамично изменявшихся реквизитов русского
документа I четверти ХVIII в., а также служит пониманию содержания его
формуляра.
М.М. Богословский, исследуя первые годы правления Петра I, заметил, что
ряд именных указов 1699 г. закреплены не одним, как раньше, несколькими
думными дьяками. По его мнению, это был переходный момент в развитии
внешней формы законодательных актов на пути к авторской подписи 6. В том же
году Петр I стал лично подписывать дипломатические акты, отказавшись от

1
Именной, с Боярским приговором, 24 мая 1700 г. - ПСЗ-І,-Т.IV.-№1783.-С.24.
2
Автократов В.Н. Указ. соч.-С.285.
3
Именной указ, данный Разряду, 30 декабря 1701 г.-ПСЗ-І.-Т.IV.-№1884.-С.181.
4
Именной указ 14 января 1702 г. - Там же. - № 1891.-С.184.
5
Каштанов С.М. Русская дипломатика. - М.: ВШ., 1988,-С.29.
6
Богословский М.М. Петр I. Материалы для биографии. - М. :Изд-во соц.-полит.
л-ры, 1946.-Т.ІІІ.-С. 250-251.
76
восточного этикета1 в пользу западноевропейского. Свой выбор он
приравнял к событиям культурного порядка, таким как публикация переводных
книг, открытие "навигацких" школ и др.2.
Итак, на рубеже ХVII-ХVIII вв. фиксируется актуализация авторской
подписи, а наличие печати уже не является достаточным условием для
удостоверения документа. Бюрократизации государственного аппарата
способствовал именной указ 12 августа 1706 г., с которым Л.А. Стешенко и
К.А. Софроненко связывают начало отделения обязанностей присутствия и
канцелярии3. Он обязывал судей в приказах, воевод в городах все дела
подписывать самим, лишив этого права дьяков, подьячих 4. Тем самым была
развита норма указа 14 января 1702 г. После учреждения губерний, Сената, она
получила новое подтверждение. Генерал-губернаторам, губернаторам следовало
отправлять "всякие ответственности" в Сенат только за своей, а не дьяческой или
комиссарской, подписью5. В 1716 г. требование распространяется на
губернаторские доношения о получении сенатских указов 6. Так выделяется статус
главы местной администрации, чье положение отличалось от прежнего воеводы.
Соответственно проявлявшимся элементом коллегиальности вводились
новые виды документации, в частности, протокол. Так как в нем фиксировались
мнения членов совета, то в указе 1707 г. в Ближнюю канцелярию Петр I
распорядился всем министрам закреплять "своею рукою" дела, "ибо сим всякого

1
Карский Е.Ф. Славянская кирилловская палеография. - М.: Наука, 1979.-С. 125.
2
Наброски сведений о первых культурных реформах Петра І, сделанные им для
составляемого в Кабинете е.в. истории его царствования, без даты.
-Законодательные акты Петра І. -С.116. По мнению М.М. Богословского, Петр I
нарушил традицию потому, что лично вел тайные переговоры с союзниками. В
связи с этим договоры с двух сторон были подписаны государями. - Богословский
М.М. Указ.соч.-1948,-Т.IV.-С. 163.
3
Стешенко Л.А., Софроненко К.А. Государственный строй России в І-й четв.
XVIII в. - М.: МГУ, 1973.-С.72.
4
Именной, объявленный из Разрядного приказа 12 августа 1706г.-ПСЗ-І.-Т.IV.
№2116.-С.354.
5
Именной указ, объявленный из Сената 28 февраля 1714 г.-ПСЗ-І.-Т.V.-№2780.-
С.87.
6
Сенатский указ 19 марта 1716.- Там же. -№ 3002.-С.202.
77
дурость явлена будет"1.
В 1717 г. впервые были изданы штаты коллегий 2. На должности вице-
президентов назначались иностранные специалисты на русской службе. Их
подпись в протоколе свидетельствовала о верности завершенной процедуры.
Наивной попыткой пресечь злоупотребления по службе является требование
Сената ко всем чиновникам подписываться под именным указом 1714 г. о
"лихоимстве"3.
Интересна мотивация изменений в челобитных. Они могли исходить как от
частных лиц, так и корпораций. Похоже, власти с подозрением относились к
принципу "подписывать обще". Обнаруженный в рукописной книге поручика
И. Кожевникова указ 19 июня 1706 г. разрешал подписывать челобитные только
"своим именем, в своей обиде, а не от своего полку". Преследуемая цель не
скрывалась: чтобы солдаты "между собой тайно и явно в круги и никаких сходов
соединительным советом и за одного обиду чтоб многим бить челом не чинили и
челобитных не составляли и бить челом за одного многие не приходили и не
кричали, прилично то бунту" 4. Указ был направлен против обычая стрелецких и
казацких войск - "кругов", своеобразной формы проявления вольности, на
которых составлялись коллективные решения. Правительство, вновь
столкнувшись с ними в период Астраханского восстания 1705-1706 гг. решило
энергичнее вводить порядки регулярной армии5.

1
Указ Петра I Ближней канцелярии, 7 октября 1707 г. - Законодательные акты
Петра І.-С.196.
2
Именной указ 11 декабря 1717 г.-ПСЗ-І.-Т.V.-№ 3129.-С.525; Именной указ 15
декабря 1717 г. - Там же.-С.527-528.
3
Сенатский указ 24 августа 1722 г. - Там же. - Т.VI.-№ 4077.-С. 761.
4
Указ о порядке принесения жалоб военнослужащими и запрещении
коллективных челобитий. 19 июня 1706. - Военные уставы Петра Великого. -
С.64-65.
5
Указ Павла I 1796 г. повторяет требования, правда, не ограничивая его военной
сферой. Видимо коллективные челобитные подавались и после 1706 г. - Именной,
объявленный Сенату генерал-прокурором князем Куракиным, указ. 12 декабря
1796 Г.-ПСЗ-І.-Т.ХХIV-№17.363.-С. 232.
78
Связь запрета подавать коллективные челобитные с русскими реалиями
очевидна. Тем интереснее параллель с шведским законодательством. В плакате
лифляндского генерал-губернатора Э. Дальберга 12 декабря 1696 г.
прибалтийским крестьянам разрешалось подавать жалобы только "каждый сам за
себя, а не от имени или за подписями многих (крестьян)" 1. Не исключено, что
совпадение - результат заимствования, происшедшего за время военных действий
в Лифляндии2. С другой стороны, законодательство стран, имевших сходные
черты развития, могло одинаково отреагировать на идентичные события в
обществе.
Краткая констатация обстоятельств повлиявших на изменения в порядке
удостоверения документа показывает, что только закономерностями развития
делопроизводственной службы их не объяснить.
Необходим более широкий подход, учитывающий конкретно-исторические
условия, в которых функционирует документ. Но проблема в том, каков механизм
этой зависимости.
Вернемся к указу 11 декабря 1700 г. Первый лист тетради следовало
заполнять с оборотной стороны. Лицевая оставалась на грамотах для подписи "в
кой год и к кому та грамота надлежит", а в отписке - адресат (по приказным
правилам, имя и титул царя). В связи с реформой календаря, документы стали
датировать по летоисчислению от "рождества Христова" 3. В формуляре
челобитных дата ставилась после подписи4. Согласно указу 1717 г., во всех
канцелярских бумагах, делах, необходимо было обозначать год, месяц, число.
Если входящий документ не имел даты, то получивший его дьяк писал на нем
время поступления в канцелярию1. Так усиливался контроль за
1
"Плакат" (распоряжение) лифляндского генерал-губернатора Э. Дальберга. 12
октября 1696г.-Хрестоматия по истории СССР ХVI-XVII вв. /Под ред.
А.А. Зимина. - М.: Изд-во соц.-эконом. л-ры, 1962.-669.
2
Командующий расположенных там русских войск фельдмаршал Б.П.
Шереметьев занимался разработкой воинских артикулов. - Бобровский П. Переход
России к регулярной армии. - Спб., 1885.-С.8.
3
Именной указ 19 декабря 1699 г.-ПСЗ-І.-Т.ІІІ.-№ 1735.-С.680-681.
4
Именной указ 1 марта 1702 г. - Там же. -Т. IV. -№ 1899. -С. 189.
1
Указ 15 февраля 1717 г. - Там же. - Т.V.-№ 3068.-С.489.
79
документооборотом.
Текст располагался на листе форматом "в десть" 2. Позже появились
уточнения. Если оставалась незаполненная часть листа, то членам коллегий
следовало подписываться "у последней речи написанной в указе", "дабы
невозможно потом приписать"3. Приказы по хозяйственным операциям писались в
половину листа "дабы было место для подписывания, что отдано и принято", а
также потому, что так продиктовала форма книги: "чтобы удобнее собирать и
переплетать"4. После таких приписок распорядительный документ приобретал
черты документации материальной отчетности.
Новый импульс получила скоропись: "писать грамоты и отписки не
крупным и не редко с полный средними"5. Последовательный поиск технических
приемов экономии бумаги мог привести к вопросу об упорядочивании содержания
документов. И он был поставлен, хотя, разумеется, главной причиной тому был
переход к новой структуре государственного управления и в связи с этим, рост
потребности в информации и рационализации средств ее обработки.
Итак, переход к тетрадному делопроизводству продиктовал новый порядок
составления и оформления документа. Однако своими корнями он связан с
особенностями приказного документирования. Нововведения были закреплены в
ряде законодательных актов, среди которых своей детальностью изложения
выделяется указ 11 декабря 1700 г. В этом отношении он не имеет аналогов в
законодательстве начала ХVIII в. Сообщенный импульс вызвал другие:
распоряжения верховной власти, но в последующий период, до издания
Генерального регламента, они носили частный характер и не отличались
систематичностью. Их направленность уже в большей степени определялась
реформой государственного аппарата, изменявшей систему документирования.

2
25 строк на странице тетради. - Сенатский указ Вотчинной коллегии 21 января
1726.-ПСЗ-І.-Т.VII.-№ 4823.-С.562-563.
3
Регламент о управлении Адмиралтейства и верфи 5 апреля 19 1722 г. - Там же.
-Т.VI.-№ 3937.-С.533.
4
Там же.
5
Именной данный Сибирскому приказу. 11 декабря 1700 г. - Там же. - Т.IV.-
№1817.-С.87.
80
Каким образом законодательство пыталось организовать текст документов,
сделать форму изложения краткой и понятной?
Нарративкость содержания преодолевалась путем выделения в нем
логически самостоятельных частей - "пунктов". Прежде всего, было характерно
для доношений, а также челобитных - множественной разновидности
документации, распространенной в различных социальных группах населения,
полифункциональной по своему назначению. Одно из первых упоминаний о
"пунктах" в именном указе 22 февраля 1714 г. В нем губернаторам
предписывается выслать в Сенат ведомости, состоящих из 22 пунктов о
произведенных сборах налогов и казенных расходах за 1701-1714 гг. 1. Поскольку
указ формулирует темы "пунктов", то и сам он приобрел форму, сообщаемую
ведомости. В нем еще не учреждается схема изложения как таковая:
предписывается дать ответы на поставленные в определенной последовательности
вопросы.
Частный случай был возведен в правило законом "О форме суда" 5 ноября
1723 г., кстати, построенного по этой же форме: "Как челобитные, так и
доношения писать пунктами, так чисто, дабы что писано в одном пункте, в другом
бы того не было"2. Характерна мотивация законодательного акта: "ибо... много
ненадобного пишут, что весьма, запрещается..." 3. Ранее, в 1718 г. был ограничен
круг тем жалоб: обращаться разрешалось только по своим делам4.
В суде составлялись тетради с записями пунктов челобитных и ответами на
них тяжущихся сторон. Вопрос считался исчерпанным, если под каждым из них
расписывались истец и ответчик. Так же требовалось делать выписки из судебных
бумаг и оформлять приговор. Пункты челобитной, таким образом, накладывали
отпечаток на документацию, связанную с ее рассмотрением.
Параллельно упорядочиванию текста, пересматривалось его содержанке,

1
Именной, объявленный из Сената, указ 22 февраля 1714 г. - ПСЗ-І, -Т.V.-№2774.-
С.82-84.
2
Именной указ "О форме суда" 5 ноября 1723 г.-ПСЗ-І.-Т.VII.-С.147.
3
Там же.
4
Именной указ 19 января 1718 г. - Законодательные акты Петра I.-С.367.
81
чтобы "лишнего ничего не писать". В челобитной отсекалось то, что не
относилось непосредственно к проблемам ее автора1. Строго определялось, по
каким вопросам следует обращаться с прошениями в ту или иную инстанцию.
Вообще в законодательстве 20-х гг. ХVIII в. заметно актуализируется
корректировка системы соподчинения, компетенции государственных учреждений
и в связи с этим, порядка переписки между ними, вызванное проведением
коллежской реформы. Одним из ее инициаторов выступает Сенат. Как высший
орган надзора и управления, он обрек поступавшие к нему многочисленные до
ношения из коллегий, губерний, канцелярий на "многоголосье" тем. Затрудняясь
изучать их, Сенат принимает меры по упорядочению движения информации. В
1724 г. издает указ, запрещающий в рапортах о получении распоряжений и ходе их
выполнения, сообщать или запрашивать о других делах, к ним не относящихся,
поскольку "чинится помешательство", "упущения" 2. Писать, "не примешивая" о
других делах означало стремление сделать отчетную документацию
однопредметной. А если учесть, что предложения подчиненных должны были
оформляться в мемориях, то, по сути, указ настаивал на "чистоте" жанра.
Объективным условием реализации поставленной цели был процесс уточнения и
дифференциации функций государственных учреждений.
Тематические ограничения обедняли содержание отдельного документа,
стимулировали перераспределение информации внутри видов документации
одного типа. Создавались предпосылки для их специализации, появления новых
разновидностей, кристаллизации формуляра. Тому же служила форма изложения
по "пунктам", амортизирующая недостатки многопланового документа.
К числу факторов, влиявших на упрощение и формализацию документа,
выделению в нем содержательных частей, Б.Г. Литвак относит практику
составления "выписок", представляющих собой краткие редакции входящих и
исходящих документов, вносившихся в протокол1.

1
Именной указ 19 января 1718 г. - Там же.-С.367.
2
Сенатский указ 27 мая 1724 г.-ПСЗ-І.-Т.VII.-№ 4514.-С.289.
1
Литвак Б.Г. О закономерностях эволюции делопроизводственной документации
в ХVIII-ХІХ вв.-С.52.
82
Если "выписка" заверялась, она превращалась в документ - "экстракт" или
"докладную выписку", прилагавшуюся к докладу 2. В нем конспективно
излагалось содержание документов, образующих "дело". Под каждым "пунктом"
требовалось указать соответствующий предмету дела закон или отметить его
отсутствие, а также принятую резолюцию. Удостоверялась такая тематическая
единица секретарской подписью. Так, в самом документе сюжеты приобретают
некоторое самостоятельное значение, начинают "отпочковываться" друг от друга3.
Краткая редакция документов присутствовала в формах документального
контроля. Это росписи дел "вершенных" и "действом неисполненных", которые
держал на своем столе президент. Реестры к книгам отдельных разновидностей
документов, главным образом, законодательных актов4, а также протоколов.
Наконец, журнал рассмотренных дел. Вел его регистратор, обязанный "вкратце
выписать содержание каждого дела..."5. О порядке записи, поскольку Генеральши
регламент об этом не сообщает, можно судить по аналогичным книгам Сената:
"для скорейшого или удобного ради оных делах исправления и светлого о том
ведения, вносить, записывая по статьям, токмо, дабы было вкратце..."6.
Видимо не без шведского влияния предписывается государственным
учреждениям принимать указы только в письменной форме 1. Это, в свою очередь,
2
Ср.: "Extrait " - выдержка из документа. Будучи подписанной и заверенной
печатью является документом "extrait signe" - Воробьев Ю.К.-Указ.соч.-С.9.
3
И закрепя в Сенате секретарю выписку или доношение под каждым пунктом
(чтоб впредь сомнения не было)..."- Сенатский указ 2 октября 1724 г.-ПСЗ-І.-
Т.VII.-№ 4577.-С.355.
4
Петр I так объяснил необходимость в них: "Чтоб указы в книгах всегда лежали и
оным реестр короткой, о чем которой, для прииску нам". - Заметки Петра I
законодательного характера. 13 ноября 1723 г.-Законодательные акты Петра І.-
С.134.
5
Генеральный регламент или Устав.28 февраля 1720 г.- ПСЗ-І.-Т.VI.-№3534.-
С.153.
6
Сенатский указ 27 марта 1711 г. - Там же.-Т.IV.-№2342.-С.652.
1
В докладной записке для Петра I, Г. Фик писал: "Все королевские указы
порядочно и на письме даются и никогда в регирунсе (правительстве) и
гражданских делах словесной приказ не принимается, понеже из того многие
непорядки и всуе употреблении произойти могут".-Докладная записка Г. Фика о
королевской шведской Государственной канцелярии и коллегии-канцелярии в
Стокгольме. 25 апреля 1720 г. - Там же. - С. 485-486.
83
стимулировало рост объема переписки. Как ответом на возникшую проблему
служила глава Генерального регламента "О исполнении указов". В ней
разрешается давать устные указы о "сочинении действа" (поиске способа
исполнения приказа). Самая же формула распоряжения, решение как "в действо
производить", должны оформляться письменно2. Так отсекая "рассудительную"
часть от "постановляющей", выделялось главное смысловое звено указа, его цель.
Отмеченные черты коллежской документации, наряду с установленными
при анализе Генерального регламента (введение новых наименований документов,
проявление дифференциации внутри группы отчетной и организационно-
распорядительной документации) сыграли свою роль в эволюции формуляров
документов государственных учреждений ХVIII в. Они стимулировали
преодоление в них нарративности, формализацию содержания.
Улучшению коммуникативности служебной переписки служили не только
меры по организации структуры, содержания документов, но и по
совершенствованию канцелярского стиля письма. Установка писать понятно,
лаконично, относилась как к коллежской3; так и провинциальной документации4.
Неясность указа рассматривалась допустимое основание для его невыполнения 5.
С вопросом о деловой письменности связан, на наш взгляд, такой феномен
культуры I четв. ХVIII в., как книжное дело. В его развитии видят одну из причин
перехода к тетрадной форме делопроизводства6. Но печатная речь связана с
рукописной, между ними существует взаимосвязь1. Раньше, по всей видимости,
она проявилась в законодательных актах, предназначенных для обнародования и
потому нуждавшихся в печатном тиражировании. Первое известное нам
упоминание в законодательстве I четв. ХVIII в. о подобной практике относится к

2
Генеральный регламент или У став. 28 февраля 1720 г. - Там же.-С.485-486.
3
Там же.-С.491-492.
4
Инструкция или наказ воеводам. 31 января 1719 г.-ПСЗ-І.-Т.V.-№3294.-С. 631.
5
Именной указ 17 апреля 1722 г. – Там же.-Т.VI.-№ 3970.-С.657.
6
Самошенко В.Н. История архивного дела в дореволюционной России. - М.: ВШ.
1989.-С.53.
1
Рождественский Ю.В. Указ. соч. - С. 129-132.
84
1714 г.2. Среди публикаций следует выделить именные указы Петра I. Если
наиболее ранние из них, говоря словами Ключевского, напоминали лаконическую
шараду3, которую предстояло угадать подчиненным, то впоследствии в них стала
заметно выделяться мотивировочная часть. Ее появление можно объяснить верой
автора в силу закона, а также регламентарным характером законодательства того
времени4. Понятно, что каждое слово в указе должно было тщательно взвешено,
поскольку обращен к "неиндивидуализированному получателю", к широкой и
разнообразной аудитории. Опубликованный текст получал новые возможности
членения речи - шрифтами, абзацами, пробелами. Как отметил
Ю.В. Рождественский, он рождает новую эстетику речи1.
Книжная речь изменяет разговорную базу письменного литературного
языка. Поэтому ее влияния не могли избежать не только законодательные акты, но
и делопроизводственная документация. К первым по времени формам
проникновения в нее печатного слова можно отнести цитирование изданных

2
Именной, объявленный из Сената, 16 марта 1714 г.-ПСЗ-І.-Т.V-№2785.-С.88-89.
Специальный указ о публикации распоряжений верховной власти о сборах
податей, во избежание завышения их размеров на местах, издан 10 февраля 1720 г.
Их предписывалось читать в церквах по праздникам. Именной, объявленный из
Сената 10 февраля 1720 г. - Там же. - Т.XI.- №3515.-С.128-129. Публиковались
именные указы, сенатские приговоры, плакаты. Характерно, что последний
впервые упоминается при Петре I в 1704 г.: "Placard" - "афиша, плакат",
французское заимствование. - Фасмер М. Указ. соч.-Т.III.-С.272. Плакат
представлял собой установленные и объявленные правительством размеры
повинностей, нормы оплаты и др.- /Материалы по истории СССР //Под ред.
А.Д. Горского. - М.: ВШ., 1989.-С.343. /Отсюда производное - "плакатная цена",
т.е. установленная указом.
3
Ключевский В.О.Курс русской истории. //Ключевский В.О. Сочинения. - М.:
Изд-во соц.-политич. л-ры.,1958.-Т.IV.-С.164.
4
Подробнее см.: Павленко Н.И. Петр I: к изучению социально-политических
взглядов //Россия в период реформ Петра І.-М.: Наука,1987.-С.88. Не исключено
иностранное влияние. В упоминавшейся записке Г. Фика сказано: "Такожде
никогда, что королю донесено, или королевская резолюция отправлена, не бывает
чем бы все резоны в притчины, яко фундаменты дела, явственно и обстоятельно
представлены не были, дабы подданные из того усмотреть могли, что все
резолюции и указы на добрых резонах основаны...".-Докладная записка Г. Фика,
25 апреля 1718 г. - Законодательные акты Петра І.-С.543.
1
Рождественский Ю.В. Указ.соч.-С.132.
85
законов, а также использование рекомендаций письмовников, содержавших
образцы документов личной и официальной переписок. Источником их был
делопроизводственный, эпистолярный материал, отечественного и зарубежного
происхождения, из которого отбирались наиболее типичные редакции.
Письмовники имели немалое значение в формировании стилевых
стереотипов деловой письменности. Они, наряду с законодательством,
способствовали интернационализации документации. Первые, содержавшие
южнославянские образцы, появились еще до XVIII в.2. Смена норм
общественного быта, в связи с его европеизацией, изменили светский
эпистолярный этикет. С начала ХVIII в. распространяется обращение на "Вы",
"милостивый государь", "господин мой", подписи "остаюсь ко услужению
готовый", "ваш покорный слуга"3. "Восточный", с его гиперболическим
восхвалением адресата, самоуничижением, уступает место западноевропейскому,
находившемуся под сильным влиянием французского письма. У него
заимствованы были формулы адресата, обращения, подписи 4. Написание письма
превратилось в особый обряд, вызвавший потребность в руководствах. В 1708 г.
по велению Петра I издается письмовник - одна из первых книг, напечатанная
гражданским шрифтом, переведенная с немецкого языка секретарем Посольского
приказа М. Шафировым. В нем представлены главным образом образны частных
писем. Из деловых - "челобитная или просительное письмо" об отставке, паспорт,
служебная рекомендация1. Даны не только полные тексты писем, но и возможные
варианты их частей, с учетом сословной принадлежности корреспондентов.
Эпистолярная концепция отсутствует. Как полагает В.Ф. Янковая, с конца ХVIII
в. печатные сборники образцов документов становятся массовой литературой, что
усилило их воздействие на процессы документирования 2. Данный тезис, на наш

2
Каштанов С.М. Указ. соч. - С.34-35.
3
Горшков А.А. Русский язык //Очерки русской культуры XVIII /Под ред.
Б.А. Рыбакова - М.: МГУ,1988.-Ч.3.-С.276.
4
Горнфельд А. Указ. соч.-С.922-923.
1
Приклады, как о пишутся комплименты разные на немецком языке. - М., 1708.-
Письмовник был переиздан в 1712, 1725 гг..
2
Янковая В.Ф. Русское делопроизводство в сборниках образцов документов конца
86
взгляд, нуждается в уточнении. Канцелярское дело усложняясь, повысило спрос
на делопроизводственную литературу, но и поставило границу ее использованию,
поскольку все более детально регламентировалось законом. Между тем,
письмовники, хотя и отражали нормативные, законодательные установки,
опирались также и на традицию. Следует также учесть факторы историко-
культурного характера: рост мобильности населения, ускорение "темпа жизни".
Они стимулировали потребность в переписке, развитие средств сообщения.
Усиливалось влияние западноевропейской культуры. Письма же были
общедоступным и модным способом общения. Актуальность письмовников
определялась степенью распространения "партикулярного" элемента в служебной
переписке. В известной мере его наличие размывало границу между документом
государственного происхождения и личным письмом. В наибольшей степени эта
черта была присуща для приказного делопроизводства, которое хотя и
основывалось не только на традиции, но и законе, однако последний еще не имел
решающего значения. Кроме того, некоторые документы, исходившие от частных
лиц, составлялись в учреждениях. Там же должны были подтверждаться многие
частные акты3. В ситуации, когда законодательное регламентирование еще не
проникло во все поры документирования деятельности государственного
аппарата, проникновение эпистолярных штампов могло способствовать выработке
формуляра официального документа. Однако дальнейший прогресс этого явления
состоял в противоположной тенденции разграничения государственной и частной
переписок1. В этой связи представляют интерес наблюдения В.О. Ключевского.
Выделяя два этапа во внутриполитической деятельности Петра I, до и после
Полтавской битвы, он пишет, что переписка царя носила обширный характер,
"...письма заменяли собою законы: лица, которым они посылались, превращались
в государственные учреждения". Но если до Полтавы Петр I отвечал на все

ХVIII - начала XX в.-С.24.


3
Шмидт С.О., Князьков С.Е. Указ. соч.-С.28.
1
Но еще первому министру внутренних дел В.П. Кочубею пришлось выступать с
требованием, не употреблять "слог партикулярных писем" в
делопроизводственных бумагах. – Литвак Б.Г. Очерки источниковедения массовой
документации. - С.131.
87
важные вопросы "спешным письмом или указом", то позже появились наиболее
разработанные законодательные акты2. Близка к этой характеристике оценка
Е.П. Подъяпольской: только к близким лицам письма, носят интимный характер, а
большинство - указы в эпистолярной форме. Иногда к деловым письмам делались
приписки личного содержания или в пакет вкладывались "цидулки" - записки.
Корреспонденты царя присылали в ответ свои доношения в пунктах или
вопросах, написанные на одной половине листа, на другой оставалось место для
приказов3.
В именном указе 13 января 1724 г. замечается перемена отношения к
"партикулярным письмам", "грамоткам". В них запрещается сообщать о тайных
государственных делах - только в реляциях4. Новое правило предписывалось
ввести во все инструкции для всех чинов 5. Тем не менее на протяжении всего
ХVIII в. сохранилась известная языковая однородность морфологических и
синтаксических явлений ведомственной и личной переписок6.
Итак, в истории становления и развития формуляра русского документа
важное место занимает переходный период от приказной системы
документирования к коллежской. Именно тогда происходит такое накопление
новшеств в работе над документом, которое вызвало потребность в регламентации
этих операций. Однако, несмотря на активное законодательное вмешательство в
регулирование делопроизводством, не имеющее более ранних аналогов, заду-
манный "особливый" регламент не был осуществлен. В какой-то мере его
отсутствие заполнили частные указы, изданные на протяжении ХVIII в. В этом
ряду особое место принадлежит сенатскому указу 26 ноября 1722 г., который
можно рассматривать как еще один важный аргумент в пользу предположения о
существовавшей необходимости "особливого" регламента. В нем сказано: "В
коллегиях с 1723 года приходные и расходные книги содержать и денежную казну
2
Ключевский В.О. Курс русской истории. - С. 60,62.
3
Поъяпольская Е.П. Об истории и научном значении издания "Письма и бумаги
императора Петра Великого" //АЕ за 1972.-М.: Наука, 1974.-С.64-65.
4
Именной указ 13 января 1724 г.-Законодательные акты Петра І.-С.260.
5
См.напр.: Именной указ 26 июня 1724г.-ПСЗ-І.-Т.VII.-№4535.-С.327.
6
Памятники московской деловой письменности ХVIII в.-С.6-9.
88
и всякие припасы и материалы в приход и в расход записывать, и в счетных делах
поступать конечно так, как в Адмиралтейском регламенте и приложенных при том
регламенте формах, положено"1.
Таким образом, был устранен один из пробелов в Генеральном регламенте.
Так как Адмиралтейский регламент появился позже последнего, в нем были
учтены недостатки выявившиеся в коллежской практике. По этому многими его
нормами должны были руководствоваться другие коллегии" 2. Возможно по всем
этим причинам к "особливому" регламенту больше не возвращались. Проявленная
в законотворчестве непоследовательность обусловила с одной стороны, движение
регламента Адмиралтейской коллегии в качестве одного из "стержневых" законов
и делопроизводстве государственных учреждений России XVIII в., с другой, она
инициировала появление более поздних, сепаратных, законодательных, актов,
касавшихся формуляров различных видов документов. В связи с этим, в
юридическом оформлении порядка работы над документом уже трудно было
достичь систематичности, последовательности. "Наследие" законодательства І
четв. XVIII в. обнаружило себя в именном указе 1764 г.. В нем объявлялось о
намерении правительства начать подготовку к реформе губернского
делопроизводства, одна из задач которой заключалась в том, чтобы ввести единые
формы бумаг для всех губернских мест1. Поскольку реформа не состоялась, то
возможно заключить, до конца XVIII в. последствия отказа от создания
"особливого" регламента на губернском уровне преодолеть не удалось.
Другое следствие состоит в том, что Генеральным регламентом
руководствовалась Военная коллегия, не имея при этом своего специального
регламента. В докладе Александру І она так обосновала необходимость
преобразования военного делопроизводства: "не имея дел ей во особенности
свойственному и которой по многим отношениям не может быть ей с прочими
1
Сенатский указ 26 ноября 1722г. - ПСЗ-І.-Т.VI.-№4.125-С.792. Аналогичное
требование содержится в инструкции Ревизон-конторе. - Инструкция, данная
Ревизон-конторе. 4 декабря 1722 г. - Там же.-№4.127. - С.794.
2
Именной указ 11 мая 1722 г.-ПСЗ-І .Т.V1-№4008.-С.678.
1
Именной указ 27 сентября 1764 г.-Т.ХХ.-№16.074.-С.221-222. Сенатский,
вследствие именных указов. 19 февраля 1786 г.- Там же. - Т.ХХІІ.-№16.329-534.
89
присутственными местами во всем общий"2. Следовательно, несмотря на
дифференциацию военной системы документирования и общей, обе они
объединялись сходными чертами развития и те противоречия, которые
обнаружились в законодательном оформлении гражданского делопроизводства
распространялись и на военное. Поэтому исследуя закономерности саморазвития
делопроизводственной документации ХVIII в., методически правильнее будет
учитывать данные двух ведомств, а также их взаимовлияние.

1.3 Губернская делопроизводственная документация до реформы 1775 г.


(Историографический аспект)

Очерк истории документа мы продолжим, обратившись к изучению


губернского пласта государственной документации на основе историко-
учрежденческой литературы. Историографический подход к вопросу объясняется
его вспомогательным значением для темы диссертации. Здесь важно будет
представить развитие губернского делопроизводства до начала реформы 1775 г..
Так конкретно-очевидно станет, ясна необходимость применения
ретроспективного метода исследования неизученного периода истории делопроиз-
водственной документации. Для нас особенно интересен в нем этап 60-70-х гг.
ХVIII в., когда начали вызревать предпосылки губернской реформы. Отметив это
обстоятельство, мы вправе заключить следующее. Все причины предпринятого в
1784 г. преобразования губернского делопроизводства можно разделить на две
группы. Рассмотренные в первых двух параграфах возникли во время перехода от
приказного делопроизводства к коллежскому и становления последнего. Они
оставались актуальными до конца столетия. Непосредственно с реформой
местного управления 1775 г. не связаны. Другие причины напротив, обнаружили
себя либо накануне преобразований, либо были ими порождены. В дальнейшем
именно им будет оказываться внимание, а специально в третьей главе.

2
Доклад военной коллегии Александру І от 3 июня 1808 г.- РГВИА. Канцелярия
военного министерства. Оп. І.-Т. І.-Д. 2346.-Ч.1.—Л. 10.
90
Историк-юрист А.В. Романович-Славатинский, анализируя главным образом
законодательные источники опубликованные в ПСЗ-І, пришел к выводу, что
развитие областного управления с ХVII в. по 1775 г. шло в направлении от
военно-фискального по своим целям управления, к бюрократическому.
Параллельно эволюции государственных учреждений "не вполне определившийся
порядок делопроизводстве, заменяется сложною канцелярскою процедурою"1.
Увеличивается количество исходящих бумаг, устанавливаются новые формы
протоколов, журналов. Это вызвало потребность расширить штаты
канцеляристов, в губернских канцеляриях создаются департаменты, экспедиции.
Лишь постепенно в губернских канцеляриях устанавливается определенный
порядок делопроизводства. Наблюдения историка не всегда сопровождаются
ссылками на источники. Однако это не означает, что они ошибочны.
Подтверждающие их законодательные акты опубликованы в ПСЗ-І (об этом в ІІІ-
ей главе). Сказанное относится и к замечанию А.В. Романовича-Славатинского о
"проглядывающем" перед реформой 1775 г. стремлении правительства несколько
упростить делопроизводство путем упразднения 221 вида ведомостей и отчетов
отсылаемых из губернских канцелярий в центральные учреждения2.
После петровских преобразований губернская канцелярия отделяется от
присутствия. Она становится высшим областным центром управления. В связи с
этим увеличивается объем самых разнообразных дел проходящих через нее.
Между столами производится более четкое разделение дел, чем в повытьях
съезжей избы. Тем не менее, рассмотрение административных и судебных
вопросов из-за их концентрации в одном месте шло медленно. Видимо это одна из
причин (сам автор их не называет) того, что с начала и до конца ХVIII в.
челобитчики пытались направить свои просьбы лично государю. Весь век
издавались указы, запрещавшие такие челобитные. Наказом дьякам 1720 г.
определялись правила хранения документов. Впервые в штатах должность

1
Романович-Славатинский А.В. Исторический очерк губернского управления от
первых преобразований Петра Великого до учреждения губернии в 1775 г. - Киев,
1859.-155 С.
2
Романович-Славатинский А.В. Указ. соч. -С.9.
91
архивариуса появилась в 1763 г. В целом, по мнению автора, из всех отраслей
управления наиболее разработанным (включая вопросы документирования)
оказалось финансовое. Наказ губернаторам 1728 г. дал описание целому ряду виду
документов, таких как окладные книги, ведомости, рапорты 1. Главным законом
для канцелярий был Генеральный регламент 2. Однако, как верно заметил автор,
Петр I вводя коллегиальное управление, не делал различия между властью
судебной, которой более соответствовало коллегиальное начало и
исполнительной, эффективной при бюрократической организации3, что замедляло
решение дел. Данное противоречие, добавим, не было до конца преодолено на
протяжении всего ХVIII в. и стало одной из причин продиктовавшей
необходимость реформирования губернского делопроизводства.
Должность губернатора охарактеризована на основе инструкции воеводам
1719 г., наказа губернаторам 1728 г., наставления губернаторам 1764 г.,
сохранивших свое значение до конца века. В -первых двух законодательных актах
губернатор сравним с президентом коллегии. В последнем, третьем, сказано, что
губернская канцелярия находится в "точной губернаторской дирекции 4. Секретная
корреспонденция адресовалась на имя губернатора, он же и отвечал на нее. В
целях сокращения переписки, центральные учреждения не посылали местным
властям дубликатных указов, а обращались к губернатору за содействием. В связи
с этим, в 1764 г. губернатор получил право иметь личного секретаря, и тем самым,
было положено начало собственной губернаторской канцелярии. Порядок
переписки губернатора с подчиненными местами был определен указом 1767 г.
Таково представление А.В. Романовича-Славатинского о губернском
делопроизводстве нач. ХVIII - сер. 60-х гг. ХVIII вв.. Необходимо учесть, у
историка не было предшественников в исследовании поставленных вопросов, а
также сложности доступа к архивным материалам в то время. Видимо поэтому

1
Романович-Славатинский А.В. Указ. соч.-С. 137.
2
Хотя допускались отличия в устройстве столичных канцелярий и учреждений
окраинных территорий государства. - Там же. С.76, 87.
3
Там же.-С.65-66.
4
Там же.-С.87.
92
автор не выделил этапы развития местного государственного аппарата и
соответственно, истории делопроизводства. Отправными вехами стали отдельные
законодательные акты.
Конкретную повседневную деятельность канцелярий на основе
делопроизводственной документации показал П.Н. Мрочек-Дроздовский,
изучавший губернскую реформу Петра I по архивным материалам Министерства
юстиции, в том числе доношения из различных губерний в Сенат, дела московской
губернской канцелярии и др., за 1708-1719 гг. 1. О степени репрезентативности
источниковой базы автор не сообщает. Как можно понять, он считает
документирование деятельности учреждений Московской губернии типичным и
поэтому не стремился также подробно рассматривать дела остальных губерний.
Свой выбор он мотивирует также неудовлетворительным состоянием архивов
других областных мест и тем, что губернская канцелярия возглавляла иерархию
местного управления, а должность губернатора отличалась от комендантской
лишь в "количественном" отношении. Оба выступали как судьи и администраторы
одновременно1. По этой части и решено было восстановить целое.
Губернские и уездные канцелярии 1708 г. не вызывали у П.М. Мрочек-
Дроздовского большого интереса, поскольку по его мнению, в них сохранился
прежний порядок съезжих изб, приказных палат, копировавших практику
московских приказов. Различие между ними и новыми учреждениями
заключалось только в числе рассматриваемых дел и наличии иностранных
терминов2. Иное дело делопроизводство губернских канцелярий 1710-1719 гг.
Автор исследовал административные и судебные дела. Первые решались по воле
губернатора. Коллегиальность к тому времени фактически не была установлена.
Отсюда простота порядка решения дел, сам процесс их рассмотрения трудно
уловим для исследователя. Ему приходится довольствоваться главным образом
1
Мрочек-Дроздовский П.Н. Областное управление России ХVIII в. до
Учреждения о губерниях 7 ноября 1775 г. //Описание документов и бумаг
хранящихся в Московском архиве министерства юстиции. - М.: 1876.-Кн.3.-С.1-
220. Автор не объясняя, ограничился изучением периода петровских реформ.
1
Мрочек-Дроздовский П.Н. Указ. соч.-С. 108.
2
Там же. - С. 104.
93
входящей и исходящей документацией. Напротив, судопроизводство отличается
большой юридической разработанностью и, следовательно, сложными
канцелярскими процедурами. Оно прослеживается не только по внешней, но и по
самым разнообразным формам внутренней документации. Поэтому деятельность
канцелярии восстанавливалась именно по судопроизводственной документации.
Кроме административных и судебных, в состав губернских дел входили
документы по военному ведомству3.
Входящие бумаги приходили из государственных учреждений и от частных
лиц. В форме указа от государя выражался закон (тогда он подлежал оглашению)
или административное распоряжение, однако формуляры их были одинаковыми.
Распорядительное значение имели сенатские указы. Подлинники оставались в
сенатском архиве, а на места отправлялись копии, иногда в форме "грамот".
По данным П.Н. Мрочек-Дроздовского, после 1710 г. в сношениях
правительства с губерниями "грамоты" не встречаются 4. Объясняется это тем, что
"грамота" в ХVII в. означала проявление благосклонности высшей власти к лицу
имевшего право и назначенному на должность воеводы. В нач. ХVIII в. на
государственной службе происходит постепенная смена принципа родовитости
принципом служебной годности, что привело к замене почетной формы указа
общеупотребительной. Редкие случаи использования архаичного наименования
автор рассматривает как уступку правительства, которое выделяло представителей
аристократических родов служивших вместе с незнатными. Указы и "грамоты"
могли иметь одинаковое содержание. Разница в формулярах незначительная.
Адресование "грамоты" состоит из полного титула, имени, отчества и фамилии
губернатора, затем излагалось дело. В конце: "и как к тебе ся наша великого
государя, грамота придет и ты б имрек чинил по сему нашему, великого государя,
указу". В указе несколько иначе: "и тебе, имярек, чинить по сему его, великого
государя, указу". Указы, согласно установленному порядку в ХVII в.,
объединялись в указные книги1. "Ведениями" правительство сносилось с
3
Там же. -С. 142.
4
Мрочек-Дроздовский П.Н. Указ. соч.-С. 108.
1
Там же. - С.108-111. Как признается автор, ни одной книги от нач. ХVIII в. он не
94
губернаторами в случаях, когда распоряжение касалось не его лично, а
требовалось от него содействие, либо для передачи информации которую
следовало принимать во внимание при выполнении своих обязанностей. Иногда в
форме "ведений" посылались указы. Здесь мы вновь констатируем: наименование
документа еще не определяет его содержания. Такая неопределенность
свидетельствует о том, что статус "ведения" как нового вида документов в первое
десятилетие ХVIII в. еще не определился. У него не было установленного
формуляра, разнообразны функции (кроме названных, он как "память",
предназначался для переписки равных мест)2.
От частных лиц в канцелярии поступали челобитные. Автор попытался
сравнить их с более ранними, ХVI- ХVII вв.. Изменения в реквизитах он
связывает с развитием правосознания. При Петре I частноправовое представление
о государстве как вотчине московских князей вытесняется идеей власти на
государственной основе. На смену отношениям господин - холоп приходят новые:
верховная власть (с идеей "величества") - подданный. Уничижительные формы
обращения устаревают. Указом 1 марта 1702 г. предписывалось челобитчикам
подписываться именем и фамилией. Правило было общим для представителей
различных сословий1.
Закон не обошел вниманием и порядок адресования челобитных. Фикция
"вездеприсутствия" субъекта высшей власти закрепляется в названном указе 1702
г., согласно которому челобитные должны были начинаться с обращения к царю,
которое содержится также и в просительной части. Записывались они в реестры
или записные книги, предназначенные для каждого вида челобитных2.
В состав исходящей документации областных учреждений нач. ХVIII в.

обнаружил. Но дела решались, как он пишет, по законам, о чем свидетельствуют


выписки из них.
2
Мрочек-Дроздовский П.Н. Указ. соч.-С. 111.
1
Там же.-С. 114.
2
Автор обнаружил только явочные книги. Велись они по полугодиям, в свою
очередь, делившиеся на месяцы, дни. Каждый день подводился итог записанным
челобитным. Месячная запись включала сумму пошлинных платежей, расписку
"расходчика". Появление записных книг относится к ХVII в. Мрочек-Дроздовский
П.Н. Указ. соч.-С.117-118.
95
входили традиционные и новые виды документов. К первым отнесены памяти,
отписки, указы, ко вторым - доношения. Всех их характеризует неопределенность
в предназначении, порядке составления, что сближает делопроизводства нач.
ХVIII в и ХVII в. В сношениях губернской канцелярии с уездными и
провинциальными, использовались, как правило, отписки, что, по мнению
П.Н. Мрочек-Дроздовского, обнаруживает преемственность старых и новых
учреждений3. Иногда отписки направлялись в Сенат или в равное канцеляриям
учреждения. В последнем случае они по своему значению совпадали с памятью.
Отписками могли называться официальные письма. Если говорить о формуляре,
то он остался таким, как в ХVII в.. Доношение тоже использовалось в переписке с
вышестоящими должностными лицами и учреждениями, но главным образом с
Сенатом, как с новым органом власти. В заголовке доношений писали, кому и от
кого оно отправлено. Далее излагалось дело, затем - подпись.
Указами - "грамотами", сносились высшие областные учреждения с
низшими. Сохранение прежнего наименования документа П.Н. Мрочек-
Дроздовский связывает с предшествующей практикой. Однако после его
рассуждений о грамотах губернаторам, комментарий представляется
недостаточным, поскольку выясняется, что почетная форма широко употреблялась
на более низких уровнях административной иерархии.
Из всех реквизитов наибольшим изменениям подверглось удостоверение
документа. На это обратил внимание и П.Н. Мрочек-Дроздовский, отметивший,
что реформа (областных учреждений) "коснулась и вопроса о подписях" 1. До нее
документы съезжих изб подписывались дьяками, так как не все воеводы были
грамотными. В новых учреждениях вводился сложный порядок, требовалось
усилить контроль над исполнительской дисциплиной. В связи с этим, а также для
упрощения надзора, по указу 28 февраля 1714 г. губернатор должен был подавать
доношения в Сенат за своей подписью, а во время отсутствия в губернии -
заместителей, а не дьяков. По указу 4 апреля 1714 г. дьякам и секретарям

3
Мрочек-Дроздовский П.Н. Указ. соч.-С. 119.
1
Там же.-С. 122.
96
разрешалось подписывать текущие документы, которые не подлежали
обсуждению (выписки, памяти). В тех же, в которых содержалась итоговая
формула коллегиального решения вопроса, должны были быть подписи членов
присутствия.
Исключение составляют грамоты, отправленные из высших областных мест,
в низшие. Как традиционная форма, они подписывались не губернатором, а
дьяком. Тенденция была такова, что по мере модернизации местного управления,
новые документные формы постепенно вытесняют старые2.
Интересны наблюдения за терминологией. В деловом языке нач. ХVІII в.
подписи имели различные наименования. Принадлежавшие главе администрации
- "приписи", начальникам канцелярий - дьякам - "скрепы", подьячим - "справы".
Первые два термина, по мнению автора, в рассматриваемый период времени четко
не определились. "Справа" - удостоверение подьячего о том, что текст документа
сверен с выписками из дела, которым он непосредственно занимался. Как
правило, все подобного рода бумаги имеют "справы" и потому значение термина
не вызывает разночтений1. Если губернатор отправлял доношение в Сенат по
собственной инициативе, а не в ответ на его требование, или документ не
требовал предварительного рассмотрения вопроса, подбора необходимых
выписок, в таких случаях удостоверение состояло из одной губернаторской
подписи. В доношениях подготовленных канцелярией имелась подпись
губернатора и справа подьячего. Дьяк скреплял все дело. Иногда подписывал
некоторые распорядительные и исполнительные бумаги2.
Кроме подписи менялась и формула царского титула. Автор изучал
изменения в широких хронологических рамках (сер. ХVІI в., т.е. после
присоединения Украины к России, до учреждения в 1721 г. императорского
титула). Видимо поэтому, некоторые этапы пропущены (напр., связанные с

2
Мрочек-Дроздовский П.Н. Указ. соч.-С. 121-122.
1
Там же. - С. 122. Так же объяснил значение "справы" секретарей, обер-
секретарей Сената С.А. Петровский. - Петровский С.А. О Сенате в царствование
Петра Великого. - Там же.-С.330.
2
Мрочек-Дроздовский П.Н. Указ.соч.-С.123.
97
падением правительства царевны Софьи), а сам титул рассматривался как общий
по форме для всех видов документов3.
Административное делопроизводство описано кратко. Как отмечалось,
процесс рассмотрения и принятия решений по делам ускользает из-под
наблюдения историка. Тому причиной и "экспертиза времени" и отсутствие
подлинной коллегиальности в губернских учреждениях 4. Поэтому начальные
этапы прохождения дел он описывает по административной документации, а
последующие по специальной, судопроизводственной.
Дела, начатые по сенатским указам, были, по существу, исполнительскими.
Большая самостоятельность губернатора проявилась в тех, что инициированы
доношениями с мест или им лично. Однако, все дела велись от имени
губернатора1. Судопроизводство шло в русле постановлений Соборного Уложения
1649 г., к тому времени не потерявшее своего значения. В отношении оформления
документов, например, исковых челобитных, это означало, что их содержание
ограничивалось изложением только существа дела и суммы иска. Когда они
поступали в канцелярию, на них делались пометы об использовании и таким
образом становились первым листом в делах2.
Работа П.Н. Мрочек-Дроздовского представляет значительный интерес для
изучения губернского делопроизводства нач. ХVIII в.. Очень важно, что
характеризуя возникновение нового канцелярского порядка (приблизительно с
1708 г.), он стремился провести параллель со старыми правилами, придавая
исследуемому предмету динамику.
Вместе с рассмотренной работой опубликовала принадлежащая перу
С.А. Петровского, написанная на материалах того же архива Министерства
3
Там же. - С. 109. Титул менялся в зависимости от ранга документа. В этом
можно убедиться изучая указы вносивших поправки в титулование государя. - См.
напр.: Именной указ 11 ноября 1721 г.-ПСЗ-І,-Т.VI,-№3850.-С.453-454.
4
Хотя П.Н. Мрочек-Дроздовскии называет виды внутренней документации
(протоколы, постановления, резолюции по делам), тем не менее вынужден был
признаться, что протоколов заседаний присутствий, учрежденных указом 4 апреля
1714 г.обнаружить не смог. - Мрочек-Дроздовский П.Н. Указ. соч.-С. 140-141.
1
Мрочек-Дроздовский П.Н. Указ.соч.-С.125.
2
Там же. - С. 127.
98
юстиции3. Автор, признавая, что в результате административных реформ I четв.
ХVIII в. значительно осложнились и замедлились делопроизводственные
процедуры, тем не менее полагал, что в канцелярском деле был сделан шаг вперед
в сравнении со старым приказным порядком. Прогресс выражался в большей
упорядоченности прохождения дел. Кроме того, введенные формы документов
(протокол, "журналы" исходящей, входящей документации) должны были помочь
усилить контроль за деятельностью чиновников повысить их персональную
ответственность4. Особое значение имел указ 4 апреля 1714 г. "кладущий грань
между старым приказным делопроизводством и новым коллежским" 5. Он
предписывал во всех гражданских, военных учреждениях вести протоколы
заседаний присутствия, определил порядок его составления. Дьякам разрешалось
подписывать только документы не требующие предварительного рассмотрения,
ничего не постановляющие. Указы, распоряжения, подписывались всеми членами
присутствия и последним "крепил" дьяк. Таким образом, канцелярия была
отделена от присутствия, секретарь стал именно главой канцелярии, а не одним из
"принципалов", как это было раньше. В этом указе, по мнению автора, уже
проступала коллежская система, воплощенная в "Генеральном регламенте".
Интересно, что даже после его издания, в сенатских приговорах даются ссылки на
указ 1714 г., видимо, как на старейший и действующий наравне с регламентом 1. Сам
он может быть связан с указом Петра I в Ближнюю канцелярию от 7 октября 1707 г.,
требовавший от министров письменного ведения дел и подписывать "дела, о
которых советуют"2. С.А. Петровский так и не решил, что же требуется: подписывать
приговоры или высказанные в ходе заседаний предложения. Неясная формулировка
позволила, только предположить, что в акте "носилась идея" введения протоколов3.
Более очевидным было намерение Петра I установить персональную

3
Петровский С.А. Указ. соч. - С. 1-349.
4
Там же.- С. 329-330, 342.
5
Петровский С.А. Указ. соч.-С.340.
1
Там же.-С.337.
2
Указ Петра I Ближней канцелярии 7 октября 1707 г. - Законодательные акты
Петра І.-С.196.
3
Петровский С.А. Указ.соч.-С.339.
99
ответственность чиновников, перенести центр тяжести деятельности учреждений из
канцелярий в присутствие. Особо выделим попытку С.А. Петровского показать
этапы юридического оформления порядка составления протокола.
Дополнительную информацию по истории документа I четв. XVIII в. можно
почерпнуть из монографии М.М. Богословского "Областная реформа Петра
Великого. Провинция 1719-27 гг."4. Историк, преодолевая ограниченность
юридического подхода, привлек не только законодательные акты, но и архивные
материалы центральных и местных учреждений. Степень полноты последних
различна. М.М. Богословский не видел в этом непреодолимого недостатка
полагая, что с одной стороны, он обладает синтезирующими источниками
центральных органов власти, а с другой, деятельность областных учреждений
единообразна. Отсюда вытекает возможность и необходимость ограничения
исследования лучше сохранившимися архивами отдельных губерний, без ущерба
репрезентативности1. Так утверждался выборочный метод изучения архивных
материалов областных учреждений.
Поставленные вопросы М.М. Богословский изучал по сохранившимся
"делам". Ему удалось также обнаружить книги протоколов заседаний губернских
присутствий, регистры входящих и исходящих бумаг - важных свидетельств
освоения коллежской формы делопроизводства. Автор пришел к выводу, форма
публично-правовых актов отличается консерватизмом в силу своей юридической
значимости, что иногда приводило к несоответствию ее с регламентируемыми
законом реалиями. Напротив, форма делопроизводственных документов, не
имевшая подобной правовой нагрузки, подвергалась изменениям, менее
стабильна2. Вывод в общем, не вызывает возражений. Но не будем забывать, он
относится к документам нетипичного, реформационного периода русского
делопроизводства.
М.М. Богословский среди многочисленных законов выделил

4
Богословский М.М. Областная реформа Петра Великого. Провинция 1719-27 гг.-
М.1902.-551 С.
1
Там же. - С.V.
2
Там же. - С.VIII.
100
Адмиралтейский регламент, сделавшийся нормативным документом для всех
канцелярий, установивший формы приходно-расходных книг которые должен был
вести провинциальный рентмейстер3. Это историографическое подтверждение
нашего вывода о том, что анализ коллежского канцелярского порядка должен быть
произведен не только на основе Генерального регламента, но и Адмиралтейского.
В монографии можно найти много других интересных замечаний.
Например, увеличение объема "бумажного производства" связывается с такой
социальной причиной, как падение участия общества в государственном
управлении, недоверием к нему правительства, которое в связи с этим, требует
мелочной отчетности. В тоже время, рассчитывая на сознательное, а не холопское
выполнение законов, власть стремится дать рациональную мотивировку своим
распоряжением. Отсюда частое использование союза "понеже" в текстах указов,

3
Богословский М.М. Указ. соч.-С. 33, 62, 139.
101
запрет уничижительных подписей. В характеристике местного управления
не трудно заметить, что преобладание военно-финансовых функций
стимулировало развитие специальной документации1. Остается сожалеть, что в
работе не рассмотрен вопрос о воздействии принципов петровской губернской
реформы на разработку "Учреждений о губерниях" 1775 г.2.
И.И. Васильев, в интересах историко-краеведческой тематики, дал
характеристику дел Псковской провинциальной канцелярии за 1719-1777 г. 3. По
его наблюдению, к 40-х гг. ХVIII в. воеводская канцелярия из исполнительного
органа превратилась в учреждение, в состав которой входили не только
канцеляристы, но и воевода "с товарищами". В связи с этим, входящие бумаги
адресуются канцелярии, а не лично воеводе, а исходящие (промемории, приказы)
в различные учреждения отправлялись от ее имени. "Высочайшие указы" и другие
распоряжения, давались на имя воеводы 4. Провинциальная канцелярия, находясь в
подчинении губернской, получала от нее указы, а сама сносилась с нею
промемориями. Административно-хозяйственные отчеты, через воеводу, подавала
Сенату, коллегиям. От них же могла, получать указы 5. Автор установил, что
журналы, протоколы, исходящие бумаги, не всегда подписывались всем
присутствием, а чаще двумя лицами, хотя именно воевода нес ответственность за
деятельность канцелярии. Проследив хронологию рассмотрения дел,
И.И. Васильев констатировал, что уголовные - решались провинциальной
канцелярией довольно быстро, так как ее определения, как правило, не подлежали
обжалованию. Без замедлений производились секретные дела 1. Таким образом,
1
Там же.-С.22, 62, 63, 88.
2
Филиппов А.Н. Рец.: Богословский М.М. Областная реформа Петра Великого.
Провинция 1719-27. - М. 1902. - Спб. 1906. - С.18. Другое замечание рецензента
относится к авторской убежденности в высокой степени достоверности
делопроизводственной документации из-за ее непреднамеренности. На что
последовало возражение: данный вид источников в силу жгучего практического
интереса также может содержать недостоверную информацию, как и другие
источники. Там же.-С.6.
3
Васильев И.И. Дела псковской провинциальной канцелярии. - Псков, 1884.-188 С.
4
Васильев И.И. Указ. соч.-С.111.
5
Там же.- С. IX.
1
Там же.-С. IX, 3.
102
общая оценка коллежского делопроизводства как медленного нуждается в
уточнении, если рассматривать документирование управленческих процедур
отдельных ведомств.
Специально истории областного управления нач. ХVIII в. до 1775 г.
посвятил свой труд Ю.В. Готье2. Для нас он важен не только сведениями по
истории делопроизводства, но и как предыстория реформы 1775 г.. Ю.В. Готъе,
столкнувшись с многочисленной и разнообразной документацией центральных,
местных учреждений из фондов архива Министерства юстиции, вынужден был
искать пути овладения источниковым массивом. Объектом внимания стали
делопроизводственные документы нескольких российских областных учреждений
с наиболее сохранившимися архивами. На их основе была создана познавательная
модель - "учреждение-тип" (выражение Ю.Б. Готье - А.Л.). Его характеристика
дополнялась данными других губернских архивов, позволявших проследить
вариативные проявления изучаемых процессов. Учреждения присоединенных тер-
риторий находились вне поля зрения историка, поскольку имели свои
региональные особенности. В основе отказа от сплошного исследования
источников в пользу выборочного положено, как это можно понять из контекста,
убеждение в том, что правила ведения делопроизводства в центральных губерниях
России ХVIII в. были идентичными.
Оценивая степень сохранности архивов областных учреждений, автор
отметил, что, как правило, отсутствуют документы, характеризующие "самую
деятельность данного учреждения": журналы заседаний, протоколы. Лучше
сохранились судопроизводственные материалы, долгое время не терявшие своей
актуальности из-за длительности судебных следствий, возможности их
возобновления по апелляциям3. Учитывая наблюдения всех названных
исследователей, полагаем, небезосновательно следующее заключение. Неполнота
материалов внутренней административной переписки областных учреждений
ХVIII в. есть в конечном счете, следствие неразвитости принципа
2
Готье Ю.В. История областного управления от Петра I до Екатерины ІІ.-М.-Л.:
АН СССР-1913-1941.-Т. 1-2.
3
Готье Ю.В. Указ. соч.-Т.I.-С.7.
103
коллегиальности в данной отрасли управления. Разработанность, лучшая
сохранность судопроизводственной документации обусловлена спецификой
судебных процедур. Однако, мы не стали бы утверждать, что Ю.В. Готье
противопоставляет эти виды документации. Напротив, он пишет об отсутствии
различий между судебными и административными делами, поскольку суд не был
отделен от административного управления1. Судебные дела рассматривались в
промежутку с административными и финансово-хозяйственными, составлявших
программу дня. Только при сдаче дел в архив происходило их разделение.
По материалам губернских, провинциальных, воеводских канцелярий 1777-
1779 гг., Ю.В. Готье попытался "уловить общий порядок занятий в областных
учреждениях"2. Вначале заседания присутствия докладчик-секретарь сообщал о
полученных от высших органов власти указах. Затем рассматривались донесения
и промемории из равных и подчиненных мест, челобитные и экстракты из
судебных дел. Заседание завершалось подписанием протоколов, содержавших
мотивированные решения по важнейшим из рассмотренных дел и журналов
предыдущих заседаний3. Распоряжения исходили только от председателя и членов
присутствия.
Дела с резолюциями возвращались для исполнения в канцелярию. Запись:
"выписав доложить" означала, что следует внести в присутствие переработанный
доклад. Прежде всего, это касалось сложных дел. По ним окончательные
постановления с мотивировкой записывались в особые протоколы. Резолюции по
менее важным делам вносились в журнал заседаний, в перечень рассмотренных
дел за прошедший день4.
Пожалуй, Ю.В. Готье один из первых зафиксировал и попытался объяснить
намерение правительства упорядочить отчетную документацию. Сочиненные в
столичных канцеляриях формы финансовой отчетности для провинциальных
канцеляристов представляли большую сложность и при их составлении отнимали

1
Готье Ю.В. Указ. соч.-М.1913. - Т.І. - С.387.
2
Там же.- С. 180.
3
Там же.- С. 178.
4
Там же.-С.443.
104
много времени. Без упрощений и фактических погрешностей, пишет автор, нельзя
было обойтись1. К 1775 г. воеводские канцелярии только в центральные
учреждения, не считая вышестоящих областных, посылали около 1700 ведомостей
годовых, полугодовых, месячных, "третных"2. Таким образом, верховная власть
стремилась контролировать деятельность губернатора и подчиненных ему мест.
Соглашаясь с этим соображением, добавим: уже в первой губернской реформе
фискальная цель, вообще мобилизация людских, материальных ресурсов, играли
важную роль, что являлось социальной основой развития данного рода
документации. К тому же, не все было ясно в порядке сношений между местными
учреждениями, а также между ними и центром. Практика показала, многие виды
ведомостей оказались не нужны. В связи с этим, сенатским указом 5 июня 1775 г.
была произведена "реформа" (определение Ю.В. Готье - А.Л.). Отменялись не
нужные ведомости, а оставшихся насчитывалось 43 вида, причем новые
вводились только с санкции Сената. Было выражено намерение сократить и
отчетную документацию, не выходившую из губернии, однако губернская
реформа 1775 г. сняла проблему3.
Представление Ю.В. Готье о видах делопроизводственной документации
после петровского времени восстановить сложно. Он ограничивается краткой
характеристикой и замечаниями в главах посвященным различным отраслям
управления, не желая повторять то, что уже написано его предшественниками и в
первую очередь Н.П. Мрочек-Дроздовским, особенно по периоду ХVII - І четв.
ХVIII вв.. Историк исходит из того положения, что уже в "Московскую эпоху"
были выработаны вполне определенные формы делопроизводства (память,
отписка, грамота, челобитная), сохранившиеся и в первые годы ХVIII в.4.
Они же не потеряли своего значения и в "послепетровскую: эпоху". С ними
не произошло существенных перемен, исключая смены русских наименований

1
Готье Ю.В. Указ.соч. - М. 1913.-Т.1.-С.443.
2
Годичные счетные рапорты представляли собой "объемистые произведения
бухгалтерского искусства".-Там же. - С.443-444.
3
Готье Ю.В. Там же. - С. 192-193, 203.
4
Там же.-С.302.
105
иностранными. И все-таки, появление термина означает, "что наступил
решающий период осознания" предмета1. Традиционные виды документов
дополняли новые, ранее неизвестные, западноевропейского происхождения. Их
Ю.В. Готье, делил на два вида: к первому относились те, с помощью которых
контролировалась деятельность учреждений, чиновников (протоколы, журналы),
ко второму - записные книги, различные реестры, регистрирующие движение дел.
Все они детально описаны в Генеральном регламенте. А поскольку он имел
значение не только для коллегий, но и для всех учреждений вообще, то эти виды
документации получили распространение в канцеляриях всех рангов.
Другая отличительная черта делопроизводства I четв. ХVIII в.
-усовершенствование форм отчетности как центральных, так и местных
учреждений. Последние руководствовались наказами воеводе, земскому
комиссару, камериру, рентмейстерам 1719 г., содержавших описания отчетных
документов (книги сметные, окладные, приходные, расходные и т.д.). Ю.В. Готье
затрудняется установить степень их новизны, но не вызывает сомнений, были
учреждены сложные и единые для всех областных канцелярий формы 2. Также
тенденция наблюдается и в судопроизводственной документации и в ХVII в. не
отличавшейся простотой3. Петровские нововведения в делопроизводстве, делает
вывод автор, сохранились и в последующее время. Приказные виды
документации, с иностранными наименованиями, были соединены со шведскими,
немецкими. Их длительное существование обусловливалось значимостью
Генерального регламента в течение ХVIII в.. Кроме того, последовавшие
преобразования в местном управлении не затронули канцелярский порядок,
отвечавший их направлению еще большей регламентации деятельности местных
властей. Из сказанного можно также заключить, что если порядок

1
Блок М. Апология история. - С.95.
2
Готье Ю.В. Указ.соч.-Т.І.-С.303.
3
Там же.
106
делопроизводства был общий для центральных и местных учреждений, то
изучая документацию последних мы создаем предпосылки для понимания
организации делопроизводства всех других органов власти. Другой вывод состоит
в том, что губернское и провинциальное делопроизводство 1725-1775 гг. в своих
основных чертах было создано в I четв. ХVIII в. В заключение отметим, что
Ю.В. Готье обнаружил в архиве Министерства юстиции "записку о сношениях
присутственных мест", по его мнению, написанную в конце ХVIII а, но оставил ее
без источниковедческого анализа1.
Отдельную главу историк посвятил законоположениям регламентировавших
деятельность областных учреждений в рассматриваемый период времени. По его
мнению, Генеральный регламент был изначально предназначен не только для
коллегий, но являлся общим уставом канцелярской службы2. Если он прав, тогда
снимается вопрос о механизме распространения норм регламента на всех уровнях
государственного аппарата. Однако специального закона, санкционировавшего
такой порядок, нет. Прямых указаний в регламенте относительно его
применимости в местных учреждениях мы не обнаружили. Думается, ссылки на
регламент в более поздних законодательных актах по вопросам организации
управления способствовали юридическому оформлению изменений в
канцелярской практике3.
В период с 1764-1775 гг., особое значение имело "Наставление
губернаторам" 1764 г. Законодательный акт, по определению Ю.В. Готье,
знаменовал собой "малую административную реформу" местных учреждений,
созданных после 1727 г.4. Правда, почему-то ограничивает его действие временем
преобразования каждой губернии согласно "Учреждениям" 1775 г. Но он не был

1
Готье Ю.В. Указ.соч.-Т.I.-С.303. О "Записке" см. в ІІІ главе.
2
Там же.-С.64.
3
Там же. Готье Ю.В. привел примеры из законодательства Елизаветы Петровны и
Екатерины и в качестве доказательства своей мысли о том, что Генеральный
регламент рассматривался именно как общий устав канцелярской службы для всей
империи. Возможно, такое представление сформировалось во ІІ пол. ХVIII в. -
Там же.-С.65.
4
Готье Ю.В. Указ. соч. - Т.І.-С.66.
107
отменен до конца века, как и последовавший за ним указ Сената 1767 г.,
определивший порядок переписки губернатора с подчиненными местами, который
в книге не упомянут. Между тем, он важен для характеристики истории
документации периода подготовки к губернской реформе (1764-1775 гг.). По
оценке автора, в "Наставлении" заметна смена отношения правительства к главе
местной администрации. Оно видело в нем не только своего агента, но и
имеющего большие полномочия "хозяина" губернии1. Однако, губернатор,
полновластный глава губернии по "Наставлению", не всегда мог воспользоваться
своими правами из-за действенности более ранних неотмененных законов, не
согласованных с новыми. Противоречивая ситуация вынуждала губернатора
обращаться к вышестоящим органам власти с просьбами об изменениях в
управлении, в том числе в канцелярском деле (об ускорении судопроизводства
путем отказа от составления протоколов по каждому делу, ограничиваясь краткой
записью в журнал, устройстве личных канцелярий и т.д.). Просьбы, замечания
администраторов всех рангов относительно областного управления начали
раздаваться со 2-ой четверти ХVIII в. Позже подобные материалы стали поступать
в комиссии по составлению новых законов. Так, Уложенная комиссия 1754 г. стала
получать материалы собранные самими областными учреждениями под
наблюдением Сената - "технический" прием, который был использован при
подготовке к преобразованиям губернского делопроизводства в 1784 г.2. Они
свидетельствовали о том, что канцеляриям недоставало штатных должностных
лиц, очень сложными для них были отчетные документы и т.д. В конечном счете,
Екатерина ІІ в 1763 г. утвердила новые губернские штаты.
Итак, в период 1725-1775 гг. наиболее важными законодательными актами
для областных учреждений были наказ воеводам 1728 г., "Наставление
губернаторам" 1764 г., организовывавших гражданскую службу на
бюрократических принципах. Наряду с ними действовал Генеральный регламент,

1
Там же.-С.68. См. также: Готье Ю.В. Отзывы губернаторов шестидесятых годов
ХVIII в.об областном управлении. Б.г. и Б.д. - С. 19-25.
2
Готье Ю.В. Указ. соч. - М., 1941.-Т.2.-С. 149.
108
но отношение к нему несколько изменилось. В сенатском наказе Уложенной
комиссии 1767 г. говорилось, что регламент "во многих случаях отменился,
почему надлежит оный, сообразно с изданными после законами и с нынешним
состоянием государственным, исправить"1.
Нельзя не согласиться с Ю.В. Готье: жизнь учреждений определяется не
только законами, но прежде всего самими людьми, их уровнем культуры 2. Личный
состав был носителем канцелярских традиций, соединявших старые учреждения с
новыми преемственными связями. Их воздействие нельзя недооценивать,
поскольку в ХVIII в. администраторы не получали специальной подготовки. Она
заменялась служебным опытом, полученным в канцелярии, армии, при дворе.
Обращение к литературе вопроса позволило получить важную, но фрагментарную
информацию скорее о видах делопроизводственной документации, чем о системе
документов. Такие процессы, как влияние приказного делопроизводства на
коллежское, становление и утверждение последнего в губернских учреждениях не
стали предметом изучения. Тем не менее, в результате историографического
исследования, подкрепленного данными источников, мы пришли к следующим
выводам.
Изменения в формуле, видовом составе губернской документации, тесно
связаны с эволюцией законодательства о документе. Сейчас ее можно представить
только схематично. В I четв. ХVIII в. существовала необходимость в
систематической нормализации порядка работы над документом. Она
вписывалась в общее направление развития русского права ХVIII в.,
ориентированного на детальную регламентацию всех сторон государственного
управления. Однако достигнуть этого в отношении документа не удалось, хотя
авторы Генерального регламента намеривались разработать "особливый
регламент" с целью упорядочить работу с ним. По этой и другим причинам
(сложность коллежского делопроизводства, усиление бюрократизма и др.) было
издано значительное число сепаратных указов, посвященных составлению и

1
Там же. - С.211.
2
Там же. - С.280.
109
оформлению документов. В результате в данной отрасли права сложилась
ситуация характерная для всего законодательства ХVIII в., нуждавшегося в
кодификации. Как известно, до десятка кодификационных комиссий за весь век
так и не смогли решить эту задачу, поскольку прежде чем приступить к
составлению Уложения, требовалось прежде выявить все ранее изданные законы.
В этой связи становится понятным указ Екатерины ІІ от 27 сентября 1784 г.,
предписывающий генерал-губернаторам прислать полученные ранее
законодательные акты и отданные ими приказы по устройству канцелярий
губернских мест1. Запрошенные материалы предполагалось использовать в работе
над "единообразным положением" о губернском делопроизводстве, что в свою
очередь, могло способствовать унификации документации, возведению новых
разработанных в местных учреждениях форм документов на правовой уровень.
Своеобразие задуманного закона заключается в том, что если процесс
делопроизводства в Генеральном регламенте нормализуется вместе с
управленческой деятельностью учреждения, то "положение" посвящалось
специально устройству и работе канцелярии.
Обратимся к губернским документам. Поскольку принципы построения
документных систем отражают принципы систем управления, то важно отметить,
губернское управление эволюционировало от выполнения преимущественно
военно-фискальных функций к собственно гражданских. Предпринятые в I четв.
ХVIII в. попытки ввести коллегиальное начало в областное управление в полной
мере не удалось. Единоличная власть губернатора постепенно возрастала.
Существовала также "лучевая система управления" (выражение Н.П. Ерошкина),
когда каждое губернское учреждение было связано с несколькими центральными
и высшими. По всем указанным причинам появилось большое количество
разнообразной отчетной документации, а с другой стороны, исследователи
отмечают пробелы в составе внутренней документации, объяснимые не только
превратностями их архивной "судьбы" но и нарушением принципа
коллегиальности, что затрудняет изучение такого рода документацию.

1
Именной указ 1784 г., 27 сентября. - ПСЗ-І.-Т.ХХ - №16074 - С.221-222.
110
В изученных работах историков государства коллежское делопроизводство
признается более организованным, чем приказное. Не ясно, однако, как приказное
делопроизводство подготовило почву для восприятия коллежского, какое
направление развития ему сообщило. Хотя сам факт преемственности
свидетельствует о высоком уровне развития приказного делопроизводства.
Фрагментарны наблюдения за развитием видов документов. Отмечается
неустойчивость формуляра I четв. ХVIII в., неодновременность изменений в его
реквизитах. В целом, этапы становления, степень "зрелости" коллежского
канцелярского порядка накануне реформы 1775 г. не определены, правда
отмечены попытки его упрощения. Не трудно убедиться, многие важные вопросы
истории документа, документных систем, не разработаны вообще, либо только
частично. Все эти проблемы осложняют объяснение процессов, происходивших в
делопроизводственной документации I четв.-70-х г.г. ХVIII в. и актуализируют
необходимость применения ретроспективного метода исследования.
К числу методических находок наших предшественников следует отнести
выборочный анализ организации и деятельности губернских учреждений,
основывающийся на единообразии структур, функций, губернских и уездных мест
губерний центральной части России. Объектом исследования стало "учреждение-
тип". Это в свою очередь подводит к постановке вопроса о "делопроизводстве-
типе", модели источниковой базы их исследования.
Наконец, историографический обзор показал, что период подготовки
модернизации губернского делопроизводства (сер. 80-сер, 90-х гг. ХVIII в.)
необходимо объяснить не только причинами вызванными реформой 1775 г., но и
теми, что возникли на протяжении существования коллежского делопроизводства
с нач. ХVIII в. до приступа к преобразованию местного управления.
111
ГЛАВА 2
ОРДЕРА КАК ВИД ГУБЕРНСКОЙ ОРГАНИЗАЦИОННО-
РАСПОРЯДИТЕЛЬНОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕТВ. ХVIII В.

Документ - первый уровень саморазвития документации, поэтому ее


исследование нуждается в историко-видовом анализе. Система документов,
существуя как целое, расчленена на отдельные виды, имеющие собственные
Функции и потому необходимо зависящие друг от друга. Следовательно,
выявление общих свойств системы определяется пониманием составляющих ее
видов документов, их истории появления, развития особенностей нормы,
содержания. Стоит подчеркнуть, история вида не сводима к истории системы
документации. В основе ее "автономности" тот очевидный факт, что документ
возник раньше делопроизводства.
Вопрос об изучении истории видов делопроизводственной документации
был поставлен Н.В. Устюговым еще в 1947 г.1 Позже к нему извращались другие
исследователи2, тем не менее, мы и сейчас не располагаем методикой подобного
исследования и как результат, характеристиками основных видов коллежской
документации.
Другая причина, продиктовавшая содержание главы, состоит в том, что
источниковая база изучения делопроизводственной документации должна
включать в свой состав документы ключевых губернских органов власти, в том
числе их верхнего "этажа" - генерал-губернатора. Так как его распоряжения, в
основном, облекались в форме ордеров, то поэтому они стали предметом нашего
внимания. Выбор обусловлен также широкой распространенностью ордеров на
протяжении всего XVIII в., причем не только в гражданской, но и в военной
переписках. В истории становления и развития вида, как в миниатюре, отразились
такие черты русской государственности, как военизированный характер
управления, противостояние в нем принципов коллегиальности и единоначалия,

1
Устюгов Н.В. Указ. соч. - С. 64.
2
Додонов И.К., Мерзон А.Ц., Топорков Г.С. Указ. соч. - С. 225; Введенский А А.
Вспомогательные исторические науки в работе архивистов. - С.30.
112
следование западноевропейским образцам. Введенные в научный оборот еще в І
четв. XIX в. ордера, до сих пор не были предметом специального изучения1.
Исходя из всего сказанного, мы должны рассмотреть ордера в двух аспектах:
документ в его историческом развитии, в гражданском и военной переписках ХVIII в.
("вертикальный" срез) и его "бытование" в системе губернской документации, в составе
документов 70-90-х гг. ХVIII в. личной военно-походной канцелярии генерал-
губернатора Г.А. Потемкина ("горизонтальный" срез). Потемкинская канцелярия
привлекла наше внимание высоким уровнем организации, переплетением служебных
биографий Потемкина и автора проекта "канцелярского порядка" Т.И. Тутолмина.
Такой подход к изучению ордеров позволит нам выявить вопросы их создания,
движения в документном потоке, рассмотрения и хранения, уточнить занимаемое ими
место относительно других видов документов, особенности формуляра.

2.1 Ордер в свете законодательства о военном и гражданском


делопроизводствах ХVIII в.

Термин "ордер" появился в русской лексике с I четв. ХVIII в., путем


заимствования из французского языка, прямого или при посредничестве
немецкого, возможно, голландского, в которых он фиксируется с ХVII в.
Французский "ORDRE" - "порядок, приказ", восходит к латинскому "ordo=inis"2.

1
Ордера только упоминаются, причем как вид военной документации, в работах
К.Г. Митяева, Л.Г. Бескровного и совсем отсутствуют в учебниках по
источниковедению. - См.: Митяев К.Г. История и организация делопроизводства в
СССР. - С. 63; Бескровный Л.Г. Очерки по источниковедению военной истории
России. - М.: АИ СССР, 1957.-С. 160.
2
Фасмер М. Указ. соч.-1971. -Т. ІІІ.-С. 150. Вопрос о времени проникновения
термина в русский язык, видимо, нельзя считать решенным. Дело в том, что
М. Фасмер в качестве источника использовал словарь Иностранных слов,
составленный Н.А. Смирновым. Но как показал А.И. Соболевский, в него вошли
иностранные слова, заимствованные не только в период петровских преобразований,
но и в ХVII и даже ХVI вв. - См.: Соболевский А.И. Рецензия: Смирнов Н.А.
Западное влияние на русский язык в Петровскую эпоху. Определение путей,
которыми в Петровскую эпоху шли заимствования из западно-европейских языков.
Словарь иностранных слов, вошедших в русский язык в эпоху Петра Великого
Н.А. Смирнова, 1903 //ОРЯС- Спб., 1904.-Т. LХХVIII. - №3. - С. 14.
113
Имевшиеся в нашем распоряжении французские словари пояснили не
многое. В статье "Ordre", помещенной в энциклопедии Д. Дидро, подробно
рассматривается термин "ordre de bataille" получивший распространение в русской
военной лексике: "ордер де батали" - боевой порядок. Однако значение "ordre"
как письменного распоряжения не указывается. В "Большой энциклопедии"
"ордер" объясняется как устный или письменный приказ, исходящий от офицера к
солдатам1. Не располагая другими иностранными источниками, мы тем не менее
можем предположить, что данная характеристика далеко не полная. Так,
Е. Громчевская в статье об архивных материалах Бастилии 1659-1789 гг.
упоминает королевские ордера на арест2. Ордера от государя знали шведские 3,
английские, прусские, польские4 канцелярии ХVIII в. - они упоминаются в
русских источниках. Отвечая на возможное возражение, что в них называются
документы не своим оригинальным именем, а русским эквивалентом, заметив, что
"ордер" еще сам сравнительно недавнее заимствование в русском языке ХVIII в.,
чтобы служить поясняющим термином. К тому же, им никогда не обозначались

1
Иностранные словари:
Ordre Militaires. – Encyclopedie ou dictionnaire raisonne des sciences, des arts et des
metiers, par une societe de gens de lettres. Mis en ordre et public par V. – Tome
onzieme. N = PARI. – In.: A Neufchastel, chez Samuel Faulche S Compagnie Libraires
S Imprimeurs MDCCLXV, p.602-605.
Ordre VI. Art militaire. – La grande encyclopedie inventaire raisonne des sciences, des
lettres et des art par une societe de savants et de gens de lettres. Paris. Societe anonyme
de la grande, 1861. T. VINGT CINQUIEME, NORD-PART, p. 504.
Ordre. – Petit Larousse illustre nouveo dictionnaire encyclopedique. Public sous la
direction de Claude Auge. Paris, Librairie Larousse, 1908, p.694.
2
Громчевская Е. Последний узник Бастилии //Известия. - 1986. - 27 июня.
3
Коган М.А. Режим Струензе ил правительство России //Исторические связи
Скандинавии и России. - Ленинград: Наука, 1970. -С. 134.
4
Реляции Миниха - Анне Ивановне, 8 апреля 1734 г. //Сборник реляций графа
Миниха /Под ред. Д. Масловского.- С.56; Перевод с доношения фельдмаршала
Миниха из главной квартиры Ора, 27 (7 апреля) марта 1734 г. - Анне Ивановне //
Там же.-С. 38. Доношение П. Голицина - Петру І //Материалы для истории
морского дела при Петре Великом, 1717-1720 гг. - М., 1859. - С.136.
114
распоряжения русских царей1, исключая Петра I. Напомним, он никогда
формально не занимал высших постов в армии и на флоте. Своим примером
стремился воздействовать на окружающих, показать, как следует служить
государству, соблюдать служебную дисциплину, субординацию. Поэтому нам
представляется, исходившие от него ордера означали, что в переписке Петр I
выступает как офицер военно-морских или сухопутных сил и приравнивать их по
форме, а не по значению к именным указам, рескриптам, не следует2.
Какова трактовка термина "ордер" в русских словарях?
В "Словаре иностранных слов, вошедших в русский язык в эпоху Петра
Великого", составленном Н.А. Смирновым в нач. XX в., дается два значения
"ордера" - "предписание" и "указ", т.е. письменное или устное распоряжение3. В
качестве источников он использовал "Морской устав" 1720 г. и "Лексикон
вокабулам новым по алфавиту" І четв. ХVIII в. В последнем "ордер" определен
довольно кратко - "указ, чин"4, с чем можно убедиться, сравнивая с определением
"патента" - "указы, письма"5, и более поздние словари не отличались
подробностью характеристик, хотя их материал достаточен, чтобы убедиться в

1
В "Докладной записке Петру I о полезности учреждения семи государственных
коллегий в России" (без даты и обозначения автора) говорится о шведской
"канцелярской коллегии", в которой составлялись королевские "высокие ордеры".
Примечательно, такое наименование распоряжений верховной власти не было
заимствовано // Законодательные акты Петра I. - С. 272, 274.
2
Известные нам упоминания об ордерах Петра І редки: Доношение Петру І
генерал-майора Р.В. Брюса. 18 октября 1715 г. //Законодательные акты Петра І. –
С. 45; Соловьев С.М. История России с древнейших времен. – М.: Мысль, 1965. –
Кн. XVIII /Т.25-26/.-С.143; Заозерский А.И. Фельдмаршал Б.П. Шереметьев. – М.:
Наука, 1989. – С.125.
3
Смирнов Н.А. Словарь иностранных слов, вошедших в русский язык в эпоху
Петра Великого.-С.212. Из контекста "Морского устава" не следует, что "ордер"
обозначал только письменное распоряжение. - Морской устав, 1720, 13 января -
ПСЗ-І. - Т.VI. –№3485. – С. 9, 36.
4
Н.А. Смирнов отмечает, что на рукописи сделаны пометки помощника
библиотекаря Академии наук Богданова, сообщающие о том, что "Лексикон"
правил Петр І. – Смирнов Н.А. Западное влияние на русский язык в Петровскую
эпоху. - С.373.
5
Лексикон вокабулам новым по алфавиту. - С. 375.
115
неизменности значения термина на протяжении XVIII в1.
Попытаемся определить своеобразие "ордера" в ряду его синониме в "указ",
приказ", "предписание". В "Лексиконе..." военный термии "ордер де батали"
(боевой порядок - А.Л.) дан в окружении слов "ордер", "ордирую". Последнее
поясняется - "поправляю, устрояю полк в чин его" 2. В словаре М. С. Тучкова
"ордер де баталье" характеризуется как тактический термин и связывается с
"ордером"3. Общее значение группы родственных слов позволяет предположить,
что в военном лексиконе "ордер" имел не только значение письменного или
устного приказа вообще, но и распоряжения, касающегося специально
организации боевого ("ordre de bataille") или походного ("ordre de marche")
порядка воинского подразделения, т.е. операционного приказа.

1
Нового вояжирова лексикона на французском, немецком, латинском и
российском языках. - Спб., 1764.-Ч.2.-С.529; Российский с немецким и
французским переводами словарь сочиненный надворным советником
И. Нордстетом. - Спб. 1762. -Ч.2. - С.479; Новый лексикон... - М., 1787, Ч.2. -
С.253; Военный словарь заключающий наименования или термины, в российском
сухопутном войске употребляемые... Сочинения М.С. Тучкова. - М., 1818. - Ч.2. -
С. 10. В предисловии М.С. Тучков заметил, что в словарь включил как
современные ему, так и "прежде существовавшие" термины – (Там же.-С.VII).
Примечательно, что в одном из словарей последней четв. ХVIII в., его авторы,
раскрывая значение слова "адъютант" писали: "Офицер при генерале для
рассылки ордеров", причем, не поясняя эту разновидность документации. По всей
видимости, к тому времени в этом уже не было нужды. – Словарь российского
языка, сочиняемый вольным российским собранием при императорском
Московском университете" (относится к 1776 г.) //АЕ за 1978 г. - М.: Наука, 1979.
- С. 317. Во II пол. XIX в., как полагает В. Даль, "ордер" употреблялся "разве
только о нарядах или приказах отпуска припасов вахтерам". - Даль В. Толковый
словарь живого великорусского языка. - М.: Гос. изд-во иностранных и
национальных словарей. 1955. - Т.ІІІ. - С. 367.
2
Лексикон вокабулам новым по алфавиту. - С. 375. Как отмечалось выше, "чин" -
порядок, одно из определений "ордера". В "Новом лексиконе" 1787 г. дано
словосочетание: "mettre en ordre" –приводить в порядок: Новый лексикон. - С.
253.
3
Военный словарь... - С. 10. Известно, в результате военных реформ І четв. ХVIII
в. в русской армии был введен французский боевой порядок, укрепившийся к
тому времени в Западной Европе. - Бобровский П.О. Переход России к регулярной
армии. – Спб. 1885.-С.162. Как полагает Н.А. Смирнов, в I четв. ХVIII в. ордер
использовался и в гражданской переписке. - Смирнов Н.А. Западное влияние на
русский язык в петровскую эпоху. - С. 5.
116
Несмотря на неоднократные упоминания об ордерах в "Уставе воинском"
1716 г., не всегда можно быть уверенным в том, что речь идет именно о
письменном, а не устном приказе. Сравнительно определенно сказано в главе о
генерал-адъютанте, служившего при генерал-фельдмаршале: "оные имеют ордера
и указы в принадлежащие места прилежно развозить"1, не вызывает разночтений
цитата из главы о генерале от инфантерии: "И были бы такие ордера, которые к
генералу приходят и отходят, у него генерального канцелярного секретаря благо
соблюдены..."2. Из приведенных примеров видно, что ордера-распоряжения,
исходившие от генерал-фельдмаршалов, генералов различных родов сухопутных
войск. Понятно, что круг их адресатов, принимая во внимание высокий ранг
адресантов, был широким, соответственно и тематика самая разнообразная.
Ордера исходили от отдельных должностных лиц. Тем не менее, заключенные в
них решения могли отражать не только авторскую, но и коллективную точку
зрения, поскольку устав требовал важнейшие вопросы решать коллегиально3.
Частота отправления ордеров определялась не только ситуативными
потребностями, но и той периодичностью, с которой генерал-фельдмаршалу
необходимо было докладывать государю о состоянии армии - "по все недели, а по
нужде дважды в месяц"4. Для сравнения отметим, приказы давались ежедневно5.
Среди общих требований к отдаваемым по армии распоряжениям, можно
отнести такие как письменное оформление только наиболее важных из них 6,
"дабы кто что противно учинит, яснее обличен, а исполнитель указа оправдан
быть мог"7, понятнее изложение существа дела8. Позже все они были повторены в
Генеральном регламенте.

1
Устав воинский. 30 марта 1716 г.-ПСЗ-І.-Т.V.-№ 3006. - С. 236.
2
Там же. - С. 224.
3
На "консилии" генералов. - Устав воинский. 30 марта 1716. -ПСЗ-І. -Т.V. - №
3006. - С. 216.
4
Там же.
5
Там же. - С. 227.
6
Там же. - С. 214.
7
Морской устав. 13 января 1720 г. -Там же.-Т.V.- № 3485. - С.5.
8
Устав воинский. 30 марта 1716 г. - С. 227.
117
Одна из функций ордеров, о которой не говорится в "Уставе воинском"
выясняется с помощью "Списка с регуламентов кригс-комиссариату" 1711 г.
Согласно "регуламентам", кригс-комиссариату предписывалось принимать ордера
генерал-фельдмаршала, генерал-аншефа, с производстве офицеров в чин, с целью
определения им жалования.
Если речь шла об иностранце, в документе следовало указать, на каких
условиях принят он на службу1. Таким образом, ордера входили в состав
документации, обслуживающей хозяйственно-финансовые учреждения армии. В
документе того же времени - "Артикулах фискальских" (точная дата не
установлена), упоминается "позитив-ордер". Генералам и офицерам запрещалось
использовать подчиненных для личных услуг, за исключением тех случаев, когда
"высокий интерес царского величества требовать будет или позитив-ордер от
вышнего командующего выдается"2. По-видимому, позитив-ордер - не особая
разновидность, а приказ, санкционирующий предложение, изложенное в рапорте.
С помощью "Устава воинского" была определена верхняя граница
использования ордеров - на уровне генерал-фельдмаршала, а нижнюю установить
нельзя, так как в нем не рассматриваются вопросы регламентации деятельности
средних и низших тактических звеньев - полка, батальона, роты. Но, обратившись
к журналу исходящих бумаг лейб-гвардии Преображенского полка 1719 г., мы
обнаружили, что полковничьи ордера отражают все стороны управления полка,
роты3. Это заключение подтверждается более поздним источником, озаглавленный
в ПСЗ-І как "Высочайше утвержденные формы о полковых книгах, рапортах,
годовых ведомостях и счетах" 1732 г. В образцах книг, в качестве примера,
записаны ордера полковников по финансовым и хозяйственным вопросам. Дана

1
Список с регуламентов кригс-комиссариату. 1711 г. //Сборник военно-
исторических материалов. Петр Великий. Военные законы и инструкций
(изданные до 1715 г.). /Под ред. А.З. Мышлаевсксго, Спб., 1894. - Вып. IX.-С. 87.
2
Артикулы фискальские //Сборник военно-исторических материалов. Петр
Великий. Военные законы и инструкции (изданные до 1715 г.)-С. 96.
3
Исходящий журнал указов и ордеров, посланных из полковой канцелярии. 1719
г. - РГВИА. Ф.2583. Лейб-гвардии Преображенского полка. Оп.І. Д.57. - Л.2, 9, 14
обор. и др.
118
также форма ежегодного ротного журнала входящих бумаг, запись которых велась
"по месяцам и числам". В нем, в одном ряду с ежедневными приказами, по-
лучаемых после развода вместе с паролем и "лозунгом" (отзывом), упомянуты
"ордера"1.
В документах 30-х гг. ХVIII в. "ордер" также означал как устные, так и
письменные приказы. Иногда в текстах уточняется, о каких именно идет речь.
Выясняется, на фельдмаршальский ордер подчиненные отвечали рапортом о его
получении. Сам адресант контролировал выполнение своего распоряжения с
помощью отпуска2.
К этому времени относятся первые известные нам упоминания о такой
разновидности ордеров, как секретные, наименование их указывает на то, что они
были строго персональными и содержали неординарную, не подлежавшую
разглашению, информацию3. По своему назначению им противоположны
открытые ордера. Содержание их должно было стать известным нескольким
лицам или даже воинским подразделениям, несмотря на то, что они могли быть
адресованы отдельным должностным лицам4. Это, прежде всего, касается таких
ордеров, которые конкретизировали, либо передавали общий смысл именных
указов, предназначенных для широкого ознакомления. Фельдмаршалы сносились
с государем реляциями. Они могли отсылаться вместе с сопроводительными
документами, подтверждавших их сведения. В их числе были и копии ордеров

1
Высочайше утвержденные формы о полковых книгах, рапортах, годовых
ведомостях и счетах. 22 марта. 1732 г. - ПСЗ.-1. - Т.VIII.-№6003.-С. 735.
2
Реляция Миниха - Анне Ивановне, 2 апреля 1734 //Атака Гданьска
фельдмаршалом графом Минихом. 1734. Сборник реляций графа Миниха /Под
ред. Д.Ф.Масловского. - С. 45. Реляция Миниха - Анне Ивановне, 6 марта 1734 г. -
Там же. - С. 10.
3
Приказ Миниха, 4 августа 1739 г. //Сборник военно-исторических материалов.
Ставучанский поход. Документы 1739 г. /Под ред. Д.Ф. Масловского. - Спб. 1890. -
Вып. ІІ.-С.84.
4
Журнал при главной армии в кампанию 1736 г. 10-28 апреля // Материалы к
истории военного искусства в России /Под. ред. Д.Ф. Масловского. - Спб. 1890. -
Вып. ІІ. - С.31.
119
превращавшихся из распорядительной документации в отчетную1.
В 50-60-х гг. ХVIII в. значительных изменений в истории ордеров не
произошло. По-прежнему ими пользовались генералы 2, некоторые новшества
появились на уровне полка, роты. Они связаны с изданием "Инструкции
пехотного полка полковнику" 1764 г., одной из задач которой было показать
полковнику как вести "письменные в полку своем дела"3. Так, обер- и штаб-
офицерам разрешалось выдавать деньги на служебные расходы только по ордерам
подписанными ими лично4.
Инструкция установила номенклатуру полковой документации. Вводились
новые журналы. Один из них для записи "Отправляемых от полку ордерам,
рапортам и всем исходящим письмам другой для паролей, лозунгов, приказов, по
всей видимости, связанных с несением караульной службы5.
Дифференцированный контроль за документами внешней переписки заслуживает
внимания. Расчленение единого документального потока способствовало

1
При пароле приказ гр. Миниха. 28 мая 1739 г. //Сборник военно- исторических
материалов. Ставучанский поход. Документы 1739г.-С.1; Реляция гр. Миниха -
Анне Ивановне (после 10 апреля) 1734г. - Атака Гданьска фельдмаршалом гр.
Минихом. - С.56.
2
Ордер генерал-аншефа П.С. Салтыкова - гр. Тотлебену, 31 июля 1760 г.
//Материалы к истории военного искусства в России /Под ред. Д.Ф. Масловского.
– Спб. 1890. - Вып. I. - С. 13; Высочайше утвержденный доклад сенаторов
действительного тайного советника Никиты Ивановича и Петра Ивановича
Паниных. 22 марта 1764 г.,-ПСЗ-І. - Т.ХVI. - №12.099. - С. 663.
3
Инструкция пехотного полка полковнику с приложением форм штатов и
табелей. 8 декабря 1704 г. - ПСЗ-І. - Т.ХVI. - №12.289. -С.672-999. После указа
1732 г. это вторая значительная мера по упорядочиванию, унификации, полкового
делопроизводства. Показательно, самому полковнику предписывается
контролировать деятельность канцелярии. Перед генералами, судя по "Уставу
воинскому" такая задача не ставилась. Вся работа с бумагами велась под
наблюдением "генерального канцелярного секретаря". – Устав воинский. 30 марта
1716 г. - С. 224.
4
Инструкция пехотного полка полковнику...-С.986. В 1780 г. последовало
уточнение в составлении ордеров: "число выдач в расход казенных денег, вещей и
провианта в даваемых ордерах и приказах означать складом, руками
подписывающих оные,..."-Именной указ из Военной коллегии. 25 августа 1780 г.-
ПСЗ-І. – Т.ХХ.- №15.048. - С.972.
5
Инструкция пехотного полка полковнику... 8 декабря 1764 г.-С.987.
120
уточнению функций каждой разновидности, а значит, ее оформлению.
В отношении рот инструкция предписывала "журналов приказам и тому
подобных письменных дел не иметь"1, тем самым, упразднялся и ротный архив.
Отсюда те трудности, с которыми приходиться сталкиваться, изучая
документацию низших военно-тактических звеньев армии.
Ордера не потеряли своего значения и в последней четв. ХVIII в.
Свидетельством их широкого распространения, устойчивости является тот факт,
что руководители повстанческой армии Е.И. Пугачева, копировавшие
организацию регулярных войск, оформляли свои распоряжения в форме ордеров.
Известны также "именованные ордера" "Петра ІІІ" (Е.И. Пугачева)2. Конечно,
они наполнялись иным, антифеодальные, содержанием, причем вопросы
военного управления переплетались с проблемами установления новой власти на
местах. Начинались, как правило, наименованием документа: "Ордер", "Послан
сей ордер". Иногда одновременно назывались "распоряжениями" и "ордерами"3.
Ответы на каждый рапорт в ордере оформлялись в форме абзаца,
содержащего краткое изложение дела и принятую резолюцию. Затем следовали
авторская подпись, дата (число, месяц, год). Далее - скрепа секретаря (писаря):
"руку свою приложил...", подпись. Видимо из-за нечеткости субординации,
документ удостоверялся несколькими подписями: полковника, старшины, сотника.
В тех из них, которые написаны на татарском языке, прилагалась "тамга" - личный

1
Мера была вынужденной: "ибо сие только излишний расход бумаги и
умножение письма делает".-Инструкция пехотного полка полковнику... 8 декабря
1764 г.-С.987. В целом же, внимание к делам полка не случайно. Оно вызвано
постепенным отказом от линейной тактики русской армии и применением
рассыпного строя. Все это выдвинуло новые требования к организации
деятельности полка.
2
См. напр.: Объявление полковника Бахтияра Канкаева командирам
повстанческих отрядов в Кунгурском уезде. 4 мая 1774 г. // Воззвания и переписка
вожаков пугачевского движения в Поволжье и Приуралье /Под ред.
М.А. Усманова. - Казанский университет. -1988.-С.121.
3
Указ И.Н. Зарубина-Чики полковнику старшине Бахтияру Канкаеву. 24 декабря
1773 г. - Там же. - С. 54-55. Авторы публикации назвали документ "указом",
видимо, потому, что" с одной стороны, он себя называет "распоряжение", а с
другой, к нему сделана при писка: "Вручить сей ордер". - Там же. - С. 55.
121
удостоверительный знак. Ордера использовались для передачи приказов (обычных
и секретных), могли выполнять функции билета (пропуска). Когда главным
содержанием ордеров были указы Е.И. Пугачева, предназначенные для широкого
распространения, с них снимали необходимое число копий для рассылки в другие
места. Адресовались они персонально должностным лицам, или нескольким, а
также в учреждения (напр., земские избы). В целом, повстанческие ордера сле-
довали форме документов принятой в государственных учреждениях с различной
степенью точности в каждом конкретном случае1.
Документация военно-морского флота также относится к разряду военной.
Поэтому кратко отметим следующее. "Морской устав" 1720 г. уделяет мало
внимания вопросам делопроизводства. В одном из его фрагментов капитанам
предписывается перед боем выстраивать корабли "в своих местах добрым
порядком, по данному им ордеру, как надлежит быть в бою без конфузии"2. Ордер
командующего, направленный на построение флота в "ordre de bataille" (боевой
порядок), операционный по своему назначению. По уставу распоряжения
капитану должны были стать известными всему экипажу корабля3.
От Адмиралтейской коллегии в нижние места исходили указы. Однако в
переписке ее служащих чинов использовались и ордера. Так, например,
цейгместер (ответственный за флотскую артиллерию) принимал участие в походе
только при условии, что на это будет дан ордер от президента коллегии4.
Как можно теперь заключить, на всем протяжении ХVIII в. формуляр ордера
не был утвержден в военных законодательных актах. Они больше внимания
уделяют разработке форм документов учетного характера (кадрового состава,

1
См. напр., ордера, опубликованные в сборниках документов: Воззвания и
переписка вожаков Пугачевского движения в Поволжье и Приуралье.-С. 54, 115-
116, 120 и др.; Документы ставки Е.И. Пугачева, повстанческих властей и
учреждений 1773-1775 гг.- М.: Наука, 1975. - С. 80, 104, 106 и др. Всего же
опубликовано не более 30 ордеров, что явно недостаточно для более подробной
характеристики.
2
Морской устав. 1720 г. - ПСЗ-І. - Т.VI. - №3485. - С. 9.
3
Это понятно, поскольку ордер должен был дать установку "о готовности к бою,
как содержать себя на море и в каком ордере биться. - Там же. - С.28.
4
Морской устав. 1720 г. - ПСЗ-І. - Т.VI. - № 3465. - С.12.
122
финансовых и материальных средств), отчетным и контролирующим
документооборот. Заменяла ли данная разновидность какую-либо ей
предшествующую, архаичную, судить трудно. Скорее она расширяла спектр
распорядительной документации, изменившейся под воздействием военных
реформ.
Изначально и до конца века ордер представлял собой документ текущей
переписки, с помощью которого передавался приказ единовременного характера,
посылаемый персонально нижестоящему должностному лицу для обязательного
исполнения. Возможно были варианты: секретные, открытые, "провиантские",
"позитив» -ордера. Отложившиеся в архиве канцелярий, они могли получить
вторичные функции, например, служить в качестве инструкций для вновь
заступающего на службу. Прежде всего, это касается тех из них, в которых
цитируются указы высших и центральных органов власти. Автор ордеров,
отсылая снятые с них копии вышестоящим учреждениям, использовал их для
своего отчета.
Содержание ордеров определялось рангом адресата и адресанта. В качестве
последнего могли выступать начальствующие лица, начиная от генерал-
фельдмаршала и кончая обер-офицерами. Тематическое разнообразие
(организация воинских подразделений, административно-хозяйственное
управление), видимо, стало одной из причин, помешавшей в выработке
ордерного формуляра. В связи с этим возможно предположить, поскольку
генералитет, офицерский корпус, формировались, в основном, выходцами из
дворянства, то на стиль, структуру ордеров, повлияли эпистолярные традиции
господствующего сословия, отраженные в письмовниках. Учитывались и те
законодательные акты, издававшиеся в течение столетия, определявшие общие
требования к отдельным реквизитам (напр., оформление состава удостоверения
документа, дата, титулование и др.). Все это не могло исключить вариантность в
составлении ордеров в каждом конкретном случае.
Итак, широкое распространение данного вида документации продиктовано
утверждением одного из принципов регулярной армии - единоначалия,
123
складыванием строго регламентированной системы субординации военных
чинов1.
Прежде чем перейти к характеристике ордеров в делопроизводстве
гражданских учреждений, необходимо сделать существенное отступление.
Петр I, приступая к административной реформе, поставил перед собой цель
привести гражданское управление "в такой же добрый порядок ... как и воинское
дело"2. Несмотря на разграничение гражданских и воинских ведомств,
проводимое в ходе преобразований, государственный аппарат России I четв. ХVIII
в. приобрел военно-бюрократический характер. Это проявилось в широко
распространенной практике участия военных чинов в государственном
управлении (совместительство было привилегией гвардейских офицеров,
генералов), привлечении воинских команд для выполнения решений
административных органов, функций сыска, контроля, взаимное перемещение
служащих госаппарата в армию и военных в госаппарат3.

1
Как объяснял неизвестный автор II пол. ХVIII в.: "Все воинские команды,
старшей к младшему насылает ордера, а младшие подают репорты. Сие по праву
воинскому: командир повелевает, а подчиненный слушает и повеленное
исполняет". - Записка о сношениях присутственных мест в прежние времена (без
автора и даты). - РГАДА, ф. 16. Внутреннее управление. Д.170-Л.6 об. В
"Записке", обнаруженной в делах статс-секретаря А.А. Безбородко, даны ссылки
на законодательные акты, учреждавших формы переписки. Самые поздние из них
1766 г. В рубрике "О сношениях с воинскими командами" законы не указаны.
2
Именной указ 22 декабря 1718 г. -ПСЗ-І. - Т.V. - № 3261. - С.603.
3
Подробнее см.: Ключевский В.О. Курс русской истории //Ключевский В.О.
Сочинения. - М., 1958. - Т.IV. - С. 81, 95; Градовский А.А. Высшая администрация
России ХVIII в. и генерал-прокуроры //Градовский А.А. Собрание сочинений. -
Спб., 1899. - Т.І.- С.131. Медушевский А.Н. Развитие аппарата управления России
в первой четверти ХVIII в. //История СССР.-1983.-№6.-С.143 и др.
Военизированный характер государственного аппарата сохранился на протяжении
всего ХVIII в. Перемещения лиц из военной службы в гражданскую стали
настолько обыденным делом, что потребовалось Екатерине ІІ издать указ (в
подтверждение более раннего - 1731 г.), запрещавший статским именовать себя в
переписке воинскими чинами. С таким же требованием обратился Павел I к
ученым Санкт-Петербургской Академии. - Именной указ, объявленный Сенату
генерал-прокурором. 3 ноября 1793 г. - ПСЗ-І. -Т.ХХІІІ. - №17.159. - С.469;
Именной, объявленный генерал-адъютантом Нелидовым. 12 июня 1798 г. -Там
же. - Т.ХХV. -№18.548.-С.275-276.
124
Военное законодательство стало образцом для гражданского. Оно либо
распространялось на гражданское управление, либо законам, определявшим
работу учреждений, придавалось значение воинских уставов1. В указе 1716 г. о
рассылке книг "Устава воинского" по губерниям поясняется: "и понеже оной хотя
основанием воинских людей, однако ж касается и до всех правителей земских..." 2.
Примечателен также именной указ 11 мая 1722 г., обращенный ко всем коллегиям.
От них требовалось разработать регламенты по образцу Адмиралтейской
коллегии3. На необходимость заимствования из его делопроизводственной
практики специально было подчеркнуто в сенатском указе 26 ноября 1722 г.4
Требование было повторено в частных распоряжениях 5. Таким образом, в
регламентации деятельности коллегии играли важную роль Генеральный
регламент и более поздний регламент Адмиралтейской коллегии, с помощью
которого была сделана попытка ликвидировать пробелы первого законодательного
акта, в том числе в области организации делопроизводства 6. Стоит также
отметить, что тенденция унификации форм гражданских и военных документов
проявилась уже в именном указе 1714 г. о правилах составления протокола, общих
для учреждений всех ведомств7. Отсутствие непроходимой грани между военным
и гражданским отраслями управления ставит задачу и служит предпосылкой для
изучения взаимосвязи систем документирования, их развития как единого целого.
Таким же принципом, видимо, следует руководствоваться, исследуя отдельные

1
Анисимов Е.В. Время петровских реформ. - Л.: Лениздат, 1969. -С.244.
2
Именной, данный Сенату, указ, 10 апреля 1716 г. -ПСЗ-І.-Т.V.-№3010. - С.457.
3
Именной указ 11 мая 1722 г. - ПСЗ-І.-Т.VI. №4008. - С.678.
4
Сенатский указ 26 ноября 1722 г. - Там же. - № 4125. - С.792.
5
Инструкция, данная Ревизион-конторе. 4 декабря 1722 г. - Там же.-№1412. -
С.794; Синодский указ. 12 февраля 1723 г. - Там же. -Т.VII. - №4165. - С.22-23.
6
О соотношении Генерального регламента и регламента Адмиралтейской
коллегии см.: Павленко Н.И. У истоков российской бюрократии //Вопросы
истории. - 1989. - №12. - С.6-10.
7
Именной указ 4 апреля 1714 г. - ПСЗ-І. - Т.V. - №2791.-С.94-95. Видимо, можно
говорить о практике заимствования и распространения удачных примеров ведения
дел оттуда, где они были созданы. Так, Сенату было предписано организовать
хранение секретных дел по примеру Коллегии иностранных дел. - Именной, дан-
ный Сенату, 16 января 1724 г. - Там же. Т.VII. - №4418. - С.204.
125
разновидности делопроизводственной документации.
В указах, появившихся спустя несколько лет после административной
реформ 1708-1710 гг. не удалось обнаружить упоминаний об ордерах. Но, судя по
содержанию сенатского указа 1715 г. в переписке между губернаторами они не
использовались1.
Местное управление до 60-х гг. ХVIII в. неоднократно подвергаюсь
перестройке с целью его упорядочения. Укрепление этого звена государственного
аппарата шло путем усиления централизации, уточнения иерархии мест.
Значительно усилилась власть губернаторов, которым "Наставление" 1764 г.
предоставило широкие права2. Среди вопросов, рассмотренных в нем, выделим
организацию внешней переписки. "Наставление", подчеркивая характер
взаимоотношений, субординацию учреждений, обозначило типы документов, с
помощью которых губернатор должен был сноситься с государем, Сенатом,
коллегиями, командующим расположенных в губернии войск, а также с местами
ранее ему не подчинявшихся (таможни, магистраты и др.). В связи с этим в тексте
использовались собирательные наименования документов - "указ", "доношение",
"сообщение"3. Порядок составления, употребления каждого в отдельности вида
документации не был определен. Вскоре выяснилось, что в "Наставлении" не
уделено внимание переписке губернатора с подчиненными ему губернскими и
провинциальными должностными лицами, учреждениями. Сославшись на это
обстоятельство, Сенат издал в 1767 г. указ "О форме бумаг, коими губернаторы
должны сноситься с губернскими и провинциальными канцеляриями".

1
Губернаторы должны были переписываться между собой "письмами",
"отписками" или "прежде всего писывали из приказу в приказ памятьми". -
Сенатский указ 9 декабря 1715 г. – ПСЗ-І.-Т.V.-№ 2961.-С.184. Отсюда видно, что
западноевропейская номенклатура документов к концу первого 20-я ХVIII в. еще
не вытеснила приказную в губернском делопроизводстве.
2
Наставление губернаторам. 21 апреля 1764 г. - ПСЗ-І. - Т.ХVI. -№12.137. -
С.710-720.
3
Аналогичный прием был использован в "Генеральном регламенте",
"Учреждениях для управления губерний" 1775 г.
126
Аналогичный, но более ранний, подробнее излагающий состав губернской
документации внешней переписки, видимо, не существовал. Наше предположение
согласуется с тем, что заявлено в обосновании указа: из-за "неустановленного
обряда переписки между губернаторами и губернскими канцеляриями, также и
прочими им подчиненными местами", происходили "затруднения". В
определенной мере они были связаны с усилением власти губернатора: "а сверх
того и напред сего не токмо узаконения, но и обыкновения никогда не было, чтоб
одной губернской персоны куда, а наименше в подобное губернской канцелярии
судебное место посылать указы..."1. Поэтому на случай отсутствия губернатора в
"общем заседании", губернская канцелярия должна была доносить обо всем
"мемориалами". Сам "хозяин" губернии посылает ей "предложения". Они же
предназначались для сношений с провинциальными и воеводскими канцеляриями.
Собственно "на персоны воеводские и прочих" - ордера, на которые следовало
отвечать рапортами2.
Это решение, по сути было подготовлено "Наставлением", в одной из статей
которого сказано: "Все секретные как из Сената повеления, так и из первых трех
коллегий сообщения посылаются для исполнения точно к губернатору, на одно его
имя, а не в губернские канцелярии, и он в те места о получении и исполнении
доносит и сообщает, от себя ж одного" 3. Губернатор от своего имени ведет
переписку с командующими расположенных в губернии войск (оба используют
"сообщения"), вместе с ним сообщает высшим органам власти о чрезвычайных
происшествиях (в случае, если командующий выше чином губернатора), лично
докладывает государю, в Сенат. В губернской администрации он не первый среди

1
Сенатский указ 22 января 1767 г.-ПСЗ-І. - Т.ХVIII.-№12.824.-С.29. Автор
упомянутой "Записки" полагает, что основной формой переписки губернатора с
губернскими учреждениями были "предложения" об ордерах не пишет ничего.
По-видимому, до 1767 г., т.к. сенатский указ он не упоминает. - Записка о
сношениях присутственных мест в прежние времена. - Л.5. Интересно, с изданием
этих законодательных актов по времени совпадает с появлением инструкции
полковнику. Всех их объединяет внимание к вопросам делопроизводства.
2
Сенатский указ 22 января 1767 г. - С.29.
3
Наставление губернаторам. 21 апреля 1764 г. - ПСЗ-І. - Т.ХVI. -№12137.-С.718.
127
разных, а именно ее глава, стоящая лад губернской канцелярией, другими
присутственными местами.
Поскольку в сенатском указе ничего не сказано о том, какими должны быть
по форме и содержанию губернаторские распоряжения, то возможно
предположить следующее. Ту информацию, которую "верхи" ожидали от
губернаторов, последние должны были запросить из подчиненных мест. Поэтому
требования к губернаторским доношениям в определенной степени приложены и
к их распоряжениям. А они таковы: собирать сведения "о всех до губернии его
касающихся делах и обстоятельствах", и на их основе представлять проекты
("разные пользы") в интересах государства. Кроме того, сообщать о пробелах в
законодательстве, выявившихся в ходе практической деятельности. Во всех своих
доношениях "предлагать мнении свои ясно и основательно..."1.
Узаконение ордеров в качестве вида распорядительной губернской
документации есть отражение развития принципа единоначалия в местном
управлении, который, однако, еще не вытеснил коллегиальный. Отсюда
двойственный состав приказов губернатора, наличие в нем "предложений",
адресуемых не персонально, а в присутствие. В том же "Наставлении" губернатор
сравнивается одновременно с "хозяином" губернии и с "президентом коллегии",
который обязан руководствоваться Генеральным регламентом 2. Однако нормы
последнего не охватывали новой реальности, к тому же, изначально он
предназначался для нейтральных учреждений, а не для местных.
Ордера, сопутствующие личному началу в управлении, получили
распространение в системе прокурорского надзора. Их рассылал генерал-
прокурор (должность которого со временем все более приобретала черты
министерской) обер-прокурорам, а те - в местную прокуратуру. Такой порядок
выработался стихийно, поскольку "как ордеры посылать на сие закона нет",
сообщает автор "Записок"3. Не далось его обнаружить и в законодательстве ІІ пол.

1
Наставление губернаторам. 21 апреля 1764 г. - ПСЗ-І.-Т.ХVI.-№12137. - С.718.
2
Там же. - С. 717.
3
Записка о сношениях присутственных мест в прежние времена.-Л.5 об.
128
ХVIII в. Сложился порядок, схожий с губернаторским: "Все прокуроры, по
своим присутственным местам подают предложения, а к подчиненным им прокур-
орам посылают ордеры"1.
Как форма письменных распоряжений ордера встречаются в документах
полицейских учреждений2, Академии Наук3.
Изучение законодательных источников показало широкое использование
ордеров в гражданской и военной переписках ХVIII в. Такие
масштабы распространения обусловлены прежде всего причинами социального
порядка. Это военно-бюрократический характер государства, сложившаяся строго
регламентированная система субординации военных и гражданских чинов,
тенденция к укреплению нейтрализма. Ордера находили применение там и тогда,
где и когда в государственном аппарате начинал преобладать принцип
единоначалия. Ведомственные границы не были препятствием. Напомним, что по
"Наставлению" 1764 г. губернатору подчинялись, как и прежде, гарнизоны
губернских городов, а во время народных выступлений он "берет... главную
команду над всеми служащими и неслужащими в его губернии находящимися
людьми". Закон установил место ордеров среди губернских документов внешней
переписки. Однако многие стороны их "бытования" не были определены. Отсюда
вытекает необходимость обращения к делопроизводственному материалу, чтобы

1
Записка о сношениях присутственных мест в прежние времена. -Л.5 об. См.
напр.: Сенатский указ 28 марта 1784 г. - ПСЗ-І.-Т.ХХІІ. - №15.970. - С.86-87;
Сенатский указ 25 августа 1799 г.-Т.ХХV.-№19096.-С.770-771; Именной,
объявленный генерал-прокурором А.А. Беклешевым в ордере к обер-прокурору
Козодавлеву. 29 апреля 1799 г. - Там же. - №18.948. - С.625.
2
Именной, объявленный генерал-полицмейстеорм Салтыковым. 17 декабря 1737
г. - Там же. -Т.Х. - № 7460.- С.368.
3
О том, какую роль играли ордера президента Академии Наук можно выяснить из
материалов собрания сочинений М.В. Ломоносова. В письмах, рапортах ученого,
журналах канцелярии Академии, на них ссылаются, отвечают, руководствуются
при решении административных, хозяйственных дел. - См. напр.: Ломоносов
М.В. Полное собрание сочинений. - М.-Л.: АН СССР, 1957. - Т. 10. - С.30, 206,
384 и др.; Регламенты и штаты Академии Наук и художеств 1747. 24 июля. - В
кн.: История Академии наук СССР. - М.-Л.: АН СССР, 1958. - Т.I. - С.440.
129
конкретно представить форму, содержание, функции данного вида
документации, так как- то, что не имело законодательного обеспечения, решалось
по правилам канцелярской практики1.

2.2 Ордера в переписке генерал-губернатора Екатеринославского


наместничества Г.А. Потемкина с правителями Таврической области (1784-1791 гг.)

Выяснив в общих чертах историю появления и распространения ордеров в


документации государственных учреждений России, рассмотрим теперь их место
и функции в губернской переписке. Но прежде сделаем необходимые пояснения.
В "Учреждениях о губерниях" понятие "наместничество" синоним "губернии".
Однако в ходе проведения реформы в наместничества были объединены две и более
губерний. Средним звеном между губернией и уездом, согласно закону, должна
была стать область (или провинция). Тем не менее, на практике возобладала
двухзвенная система местных органов управления. Таврическая область,
образованная в 1784 г. (до 1791 г. она подчинялась генерал-губернатору Екате-
ринославского наместничества Г.А. Потемкину2), создавалась как губерния.
Светлейший князь Г.А. Потемкин - одна из самых влиятельных фигур на
политической сцене последней четв. ХVIII в. начиная с 1764г., в чине генерал-
фельдмаршала, он возглавлял Военную коллегию, управлял Екатеринославским
наместничеством. В годы русско-турецкой войны (1787-1791 гг.) командовал
Екатеринославской армией, Черноморским флотом, иррегулярными войсками.
Реальная власть Потемкина была гораздо значительней, поскольку долгое время
он находился в фаворе у Екатерины ІІ. Фаворитизм, как известно, неизбежный
результат самодержавного режима, в котором существуют два кабинета -
официальный и "теневой", состоящий из "вельмож в случае". Князь был членом

1
Ордер - интернациональный документ и для полноты его исследования
необходим сравнительно-исторический анализ, но это уже самостоятельная тема.
2
После смерти Г.А. Потемкина (5 октября 1791 г.) его обязанности временно
исполнял Екатеринославский губернатор генерал-майор Б.В. Каховский. С 1793
по 1796 г. эту должность занимал П.А. Зубов. В 1796 г. Павел I упразднил
Таврическую область.
130
обоих. Правда, нельзя не согласиться с А.Б. Каменским в том, что императрица,
предоставляя большие полномочия своим фаворитам, бразды управления
сохраняла в своих руках1.
Порядок, деятельность местных учреждений России последней четв. ХVIII
в. регулировался "Учреждениями для управления губерниями" 1775 г. Здесь нет
надобности подробно характеризовать их. Остановимся только на положениях,
касающихся должности генерал-губернатора.
Согласно "Учреждениям", во главе губернии находился генерал-губернатор
(наместник), назначенный императором и ответственный только перед ним. Он
председательствовал в губернском правлении, состоявшем из самого генерал-
губернатора, губернатора и двух советников. Находясь в столице, мог принять
участие в заседании Сената. Ему подчинялась местная администрация и
расположенные на территории наместничества войска. Представление больших
полномочий генерал-губернатору, расширение компетенции местных учреждений,
подорвали значение центральных учреждений, из которых были сохранены только
Адмиралтейская, Военная, Иностранная и Коммерц-коллегии. Таким образом,
генерал-губернаторские ордера, в известной мере, заменили коллежские указы в
масштабах наместничества. Соответственно, возросла их доля в массе
распорядительных документов, поступавших в губернское правление.
Попыткой преодолеть негативные последствия децентрализации управления
стало дальнейшее усиление личной власти генерал-губернатора в ходе реализации
местной реформы. Произошел отход от некоторых положений "Учреждений",
касающихся его статуса2, не всегда учитываемый в литературе по истории
делопроизводства. Начало ему положила сама Екатерина ІІ, издав 13 июня 1781 г.
"Расписание губерний Всероссийской империи...", разделившее страну на намест-
ничества, состоящих, за редким исключением, из двух губерний, управляемых
генерал-губернатором1. Одним из самых крупных стало Екатеринославское, в

1
Каменский А.Б. Екатерина II // Вопросы истории (далее – ВИ).-1989.-№ 3.-С. 67.
2
Градовский А.Д. Исторический очерк учреждения генерал-губернаторов в
России. - С. 305-315; Блинов И. Указ. соч. - С.154-156.
1
Расписание губерний Всероссийской империи с назначением, кто в них генерал-
131
которое вошли Саратовская, Астраханская, Азовская и Новороссийская губернии.
В 1787 г. под управление Г.А. Потемкина перешло Харьковское наместничество 2.
Как верно заметил А.Д. Градовский, этим решением была ослаблена связь между
наместником и учреждениями губерний. По "Учреждениям" каждый генерал-
губернатор должен был возглавлять управление только одной губернией. Отход от
этого порядка придавал больше свободы действия губернатору, но с другой
стороны, ставил в особое положение генерал-губернатора. Появилась инстанция
между высшей властью и местной, которая являлась представителем воли
государя. Каждое наместничество превратилось, по словам историка, в отдельную
"сатрапию".3
Другая проблема состояла в том, что не были четко определены функции
генерал-губернатора и губернатора, не установлено соотношение этих двух
должностей. К тому же, с изданием "Учреждений" не потеряли своего значения те
законодательные акты, которыми ранее руководствовались губернаторы:
инструкция 1728 г., "Наставление" 1764 г. Между тем, последнее предписывало
губернатору отчитываться только перед царем и Сенатом, а о подчинении генерал-
губернатору, разумеется, ничего не говорит. Отмеченные недостатки выявились
вскоре после издания "Учреждений". Тем не менее, Екатерина II

губернаторы, или ту должность отправляют. 13 июня 1781 г. - РГВИА, ф.52.


Г.А. Потемкин. Оп.1, Д.220, 4.2. - Л.44-44об.
2
Именной указ Г.А. Потемкину. 10 июня 1787 г. - РГАДА. Ф.16. Внутреннее
управление. Д.796. -Л.184.
3
Градовский А.Д. Указ. соч. -С. 309-311. Так, сенатским указом 22 января 1779 г.
всем коллегиям, канцеляриям предписывалось по делам наместничества
сноситься только с губернским правлением. - Сенатский указ 22 января 1779 г. -
ПСЗ-І. - Т.XX. -№14.633. - С. 763-765.
132
отказалась вносить в них какие-либо изменения1.
Концентрация власти в руках генерал-губернатора, фактически единолично
управлявшего наместничеством, с одной стороны и оторванность его от
губернского правления с другой, неизбежно вели к образованию при нем
вспомогательного органа управления, в виде канцелярии или штаба 2. Его зачатки
или юридические истоки можно усмотреть в "Наставлении" 1764 г. Оно позволяло
губернатору на время отправления личной секретной переписки с Сенатом,
коллегиями, других дел иметь при себе одного секретаря и нескольких канцеляр-
ских служителей из штата губернской канцелярии 3. Но если применимо к
губернатору подобные ситуации рассматривались как эпизодические, то для
генерал-губернатора они стали постоянными. А значит, таковыми же стали и
письменные формы их распоряжений ("предложения", "ордера"),
предназначавшиеся первоначально для губернаторов, когда они "в общем
заседании быть не могут"4.
К образованию вспомогательных учреждений подталкивала практика
реорганизации местных учреждений. Когда в губернских канцеляриях
обнаружилось значительное количество нерешенных дел, то для "скорейшего
окончания" и ускорения проведения реформы, правительство распорядилось

1
Высочайшая резолюция на доклад Сената. 10 ноября 1775 г. - ПСЗ-I. - Т.XX. -
№14.394. - С. 306-307; Именной указ из Сената - генерал-губернатору
Г.А. Потемкину. 2 сентября 1782 г. - РГВИА. Ф.52. Оп.І. Д.220, Ч.2. -Л.89-91 об.;
Записки (частично Екатерины ІІ) об узаконениях, касающихся губернских,
уездных и городских учреждений. Без даты. - РГАДА. Ф.10. Кабинет Екатерины II.
Оп.2, Д.332. - Л.4-6 об. На практике ситуация разрешалась безболезненно,
поскольку генерал-губернатор не мог находится одновременно во всех губерниях.
Как объясняла Екатерина ІІ: "Когда генерал-губернатора нету, тогда губернатор
заступает его место и поступает по губернаторским наказам, в небытии
губернатора, вице-губернатор заступает его место". - Там же. - Л.4. об.
2
И даже имея собственную канцелярию, Г.А. Потемкин жаловался одному из
своих доверенных корреспондентов: "Вы не дивитесь, что я ворчу: богу известно,
что сил не достает; везде самому быть нельзя. А все, до малейших способов, у
меня требуют". - Ордер Г.А. Потемкина - М.Л. Фалееву, 3 декабря 1788 г. //
ЗООИД - 1850. Т.ІІ. - С. 671.
3
Наставления губернаторам. 1764 г. 21 апреля. - С. 718.
4
Сенатский указ 22 января 1767 г. -С. 29.
133
создать при некоторых из них "департаменты"1. Самим современникам было
ясно, что если генерал-губернатор не сможет присутствовать в одной из палат, "то
к сведению его о производимых делах потребны будут журналы, ведомости,
рапорты и будут от него требовать в сумнительных делах резолюции. Посему ему
вознадобиться секретарь и приказные особым штатом..." 2. Что же касается
"Учреждений", то в них ничего не было сказано о канцелярии генерал-
губернатора, поскольку в его обязанности входило председательство в губернском
правлении.
После издания "Учреждений" были утверждены штаты Екатеринославского
наместничества, определившие при генерал-губернаторе двух адъютантов и
одного секретаря3. Также для решения пограничных дел ему разрешалось иметь
одного советника, двух секретарей и переводчиков 4. В целом, комплектование
штатов канцелярских служителей во всех губерниях испытывало трудности из-за
недостатка подготовленных чиновников. Их стали рекрутировать из детей
церковнослужителей, семинаристов, купечества, вольноотпущенников, учащихся

1
Сенатский указ 15 января 1776 г. - ПСЗ-І - Т. XX. - № 14.419.-С.336-337;
Именной, объявленный из Сената, 7 сентября 1776 г.-Там же. - № 14.504. - С.414;
Сенатский, вследствие именного указа, 4 января 1778 г. - Там же. - № 14.687. - С.
564. "Департаменты губернских канцелярий" были созданы в Новгородской,
Московской, Санкт-Петербургской губерниях.
2
Записки (частично Екатерины ІІ) об узаконениях, касающихся губернских,
уездных и городских учреждений. Без даты. - л. 19. Записки составлены в форме
пунктов, содержащих вопросы и ответы на них. Цитируемый фрагмент не
принадлежит перу Екатерины ІІ, как и ответ на поставленный вопрос. В нем
сказано, во время отсутствия наместника делами управляет губернатор, что
позволит сократить переписку, поскольку к наместнику придется обращаться
лишь по "сумнительным" делам или для получения конкретных распоряжений по
исполнению сенатских, коллежских указов.
3
Штат Екатеринославского наместничества, состоящего из двенадцати уездов. 30
марта 1783 г. - РГАДА. Ф.16. Д.798. - Л. 51.
4
Примерный штат чинам полагаемым при Екатеринославском генерал-
губернаторе для отправления пограничных дел. 30 марта 1783 г. - Там же. - Л. 58.
Возможно, здесь мы столкнулись с практикой расширения личной канцелярии
генерал-губернатора в связи с особенностями местного управления. Так, генерал-
губернатор Новгородской и Тверской губерний Брюс для дел по "водяным
коммуникациям" имел при себе одного секретаря, канцеляриста и др. - Именной,
данный сенату, указ 9 января 1783 г. - ПСЗ-І. - Т. XXI. -№15. 628. - С. 790-791.
134
Академии художеств, Московского университета1.
Поскольку генерал-губернатор ведал гражданскими и военными делами, а в
нашем случае - Г.А. Потемкин совмещал эту должность с командованием в армии,
необходимо проследить "военизированный" путь создания его личной
канцелярии.
Деятельность генерал-фельдмаршала, его штаба документировалась военно-
походной канцелярией. По штатам полевой армии 1720 г. она состояла из двух
секретарей (один из них иностранец), нотариуса, регистратора, канцеляриста,
двух писарей2. Практически без с изменений представлена в штатах генералитета
1763 г.3 Насколько оптимален был численный состав канцелярий судить трудно.
Из указа военной коллегии 1775 г. выясняется, что для службы в них высшие
чины привлекали из полков обер, унтер-офицеров и рядовых, сверх положенного
им по штату. Запретив подобную практику, указ, однако, разрешил командирам
обращаться в коллегию, к главнокомандующим с просьбой о канцеляристах, если
у них возникала какая-либо "комиссия"4. У Г.А. Потемкина различных поручений
было много, поэтому предложенный выход из затруднений не мог его
удовлетворить. Он искал свои пути формирования канцелярии, стараясь
оставаться в рамках закона. Одна из первых таких попыток относится к 1775 году.
Став во главе Новороссийской губернии, Г.А. Потемкин, тогда генерал-аншеф,
обратился к Екатерине II с представлением об уравнении численного состава
штаба малороссийского генерал-губернатора П.А. Румянцева со своим, ссылаясь
на сходный, военизированный, характер управления вверенной ему территории:
"по причине управления дел... в Новороссийской губернии с поселенными в ней

1
Сенатский вследствие именного указа. 9 января 1779 г. – Там же. Т. ХХ.-
№14.831.-С.781-783.
2
Генералитет или табель о полевой армии. 9 февраля ПСЗ-І. - Т. LХIII, Ч.1. - №
3511. – С.15.
3
Копия с высочайше конфирмованного 1763 г. января в 14 день штата всему
генералитету с их штабом и канцеляриями... - РГВИА. ф.1. Канцелярия военного
министерства. Оп. I. - Т.1. - Д. 648. - Л.5. В 1796 г. штабы и канцелярии при
генералах были отменены. Именной, объявленный Военной коллегии президентом
ее, графом Салтыковым. 20 ноября 1796 г. - ПСЗ-І. - Т.ХХIV. - № 17.570. -С. 11.
4
Указ Военной коллегии. 7 мая 1775 г. - ПСЗ-І.-Т.XX.- №14.319.-С. 136-137.
135
гусарскими и пикинерными полками..." Именным указом 1775 г. был установлен
новый штат потемкинского штаба как "главному командиру оных полков и
генерал-губернатору". Он соответствовал чину "полного генерала" (генерал-
аншефа)1, т.е. должен был состоять из одного секретаря, переводчика,
канцеляриста, двух писарей2. Так в местном государственном аппарате начал
формироваться орган управления военно-административного происхождения.
Позже последовали просьбы Потемкина о включении в состав штаба
известных ему лиц, в том числе В.С. Попова, официально возглавившего военно-
походную канцелярию с 1786 г.3
Сохранился список чинов канцелярии Г. Потемкина, представленных к
награждению, составленный ее правителем генерал-майором В.С. Поповым после
6 октября 1791 г.4 Неизвестно, какая часть сотрудников в ней названа, хотя и она
показательна. Для сравнения представим численность канцелярии на 1762 г. по
данным Военной коллегии1.
1
Именной указ Г.А. Потемкину. 16 января 1775 г. - РГАДА. Ф.16, Д.798. - Л.2.
Полагаем, именно об этом указе идет речь в одной из записок Екатерины II к
Потемкину: "...Собственной мой изготов (так в тексте - А.Л.) лист о
фельдмаршальской канцелярии". - Письма Екатерины ІІ Г.А. Потемкину /Под ред.
Н.Я.Эйдельмана // ВИ.-1969. - №8. - С. 111. Документ написан в период 1774-
1776 гг., к тому времени П.А. Румянцев получил чин генерал-фельдмаршала.
2
Копия с высочайше конфирмованного 1763 г. января в 14 день штата всему
генералитету с их штабом и канцеляриями. - Л.5 об.
3
Письмо Екатерины ІІ - князю Г.А. Потемкину (1774-1778) - Бумаги императрицы
Екатерины ІІ, хранящиеся в государственном архиве иностранных дел /Под ред.
Я.К. Грота. - Сборник императорского русского исторического общества. - Спб.
1885. - Т. 42. -С.385; Именной указ князю Г.А. Потемкину, 24 сентября 1786 г. -
Там же. - 1880. - Т. 27. - С.360. Характерна мотивация императрицы: "в
рассуждении многих возложенных на вас дел по разным званиям и по особливой
нашей к вам доверенности". - Там же. До перехода на службу к Потемкину Попов
состоял при Екатерине II , принимал челобитные.
4
Список чинов, трудившихся В канцелярии его светлости покойного князя
Г.А. Потемкина-Таврического. Без даты. - РГАДА. ф.10. Кабинет Екатерины ІІ.,
Оп. 3, Д. 340, Л. 6-8. В своих "Записках" А.В. Храповицкий сделал запись о том,
что в декабре 1791 г. Б.С. Попов прислал Екатерине ІІ список "счислявшимся при
князе Потемкине" 240 чел. - Памятные записки А.В. Храповицкого. - С.25. Этот
"реестр" о находившихся в "штате" и "канцелярии" лицах был передан статс-
секретарю А.А. Безбородко 6 июля 1792 г. - Там же.-С.270.
1
Список обер-офицерам, которые о себе показали, что они находятся при
136
Таблица 2.1
Численный состав военно-походной канцелярии Г.А. Потемкина
1782 г. Канцелярия 1791 г. Канцелярия генерал-фельдмаршала и
генерал-аншефа генерал-губернатора
Военные чины
Полковник - 1 Генерал-майор – 1
Подполковник - 1 генерал-гевальдигер - 1
секунд-майор - 1 премьер-майор - 1
капитанов - 7 секунд-майоров - 2
поручиков – 8 капитанов - 10
подпоручиков - 3 поручиков - 8
прапорщиков - 4 подпоручиков - 3
Всего: 25 чел. прапорщиков - 6
аудиторов - 2
вахмистров - 2
Всего: 36 чел.
Гражданские чины
коллежских асессоров - 3
коллежский секретарь – 1
секретарь - 1
коллежский бухгалтер - 1
канцеляристов - 3
писарей - 9
Всего: 18 чел.
Итого: 54 чел.

канцелярии его светлости; Список штаб- и обер-офицерам, находящимся при


канцелярии его светлости князя Григория Александровича Потемкина. - РГВИА.
Ф.52. - Оп. I. - Д. 529. - Ч.ІІІ. - Л.3-5. Составленные в октябре 1782 г. списки
были отправлены из Военной коллегии в военно-походную канцелярию для
уточнения. Следов такой работы мы не обнаружили. Поэтому данные источников
носят вероятностный характер. Гражданские чины в них отсутствуют.
137
Кроме того, целая группа лиц выполняла отдельные поручения (курьеры,
переводчики, инженеры и др.)1. Принимая во внимание количество служащих
канцелярии, можно полагать, было создано целое учреждение, через которое
проходил поток бумаг. Для его обработки был необходим отлаженный
канцелярский механизм. В связи с этим следует попытаться установить структуру
военно-походной канцелярии Потемкина.
Выше отмечалось, правителем военно-походной канцелярии был
В.С. Попов. Каждой отраслью управления занималась экспедиция, возглавляемая
доверенным лицом князя. Их перечень дает Н. Мурзакевич: военная,
артиллерийская, морская, секретная, счетная, аудиторская иррегулярных войск,
чертежная, а также домовая контора, домашняя чертежная (по личным делам
князя). Упомянуты должности: кригскомиссара, архивариуса, переводчика
классических и новых языков, агронома, ответственного за ведение журнала
исходящих бумаг (регистратора). Автору известно 20 фамилий служащих, в том
числе: правителя канцелярии, 8 - по-видимому, руководителей экспедиций,
остальные - рядовые служащие2.

1
Список чинов, находившихся при его светлости покойном князе Г.А. Потемкине-
Таврическом при исправлении разных особых препоручений и в курьерских
посылках. - РГАДА Ф.10. - Оп.3, Д.340.-Л.9-13; Список чинов, находившихся при
дежурстве его светлости покойного князя Г.А. Потемкина-Таврического. - Там
же.-Л.13-14. Список чинов, кои считались при его светлости покойном князе Г.А.
Потемкине-Таврическом и употребляемы были по встречающимся надобностям. -
Там же.-Л.15-22. Списки составлены так же после октября 1791 г., В них учтено
109 служащих.
2
Мурзакевич Н. Письма светлейшего князя Г.А. Потемкина-Таврического разным
лицам //ЗООИД.-1871.-Т.VII.-С.191 Автор не называет источники, из которых
почерпнул эти данные, время, когда канцелярия работала в таком составе. За
наименованием экспедиции следует одна фамилия. Сравнивая со "Списком чинов,
находившихся в канцелярии,..." (в нем указаны должности
некоторых служащих) удалось установить, что две из них принадлежат
руководителям экспедиций. Поэтому у нас нет уверенности в том, что
Н. Мурзакевич сообщает весь состав канцелярии. В том же "Списке" упомянуты
счетная экспедиция, морская, артиллерийская, секретная. - См.: Список чинов,
трудившихся в канцелярии его светлости... - Л.6-8. В "Списке чинов, кои
считались при его светлости..." названы имена служащих чертежной экспедиции. -
Л.21 об. - 22.
138
В "Предисловии" к описи фонда Потемкина, хранящегося в РГВИА,
структура канцелярии представлена несколько иначе: армейская экспедиция,
экспедиция поселенных гусарских и пикинерных полков, Новороссийская (или
наместническая, губернская) часть обер-аудиторская, часть по делам войска
Донского и другим иррегулярным войскам. Допускается возможность
существования секретной экспедиции, но отмечается, что документы с пометкой
"по секретной экспедиции" встречаются в составе разных дел. Видимо, была часть
по приему прошений на имя Потемкина, Екатерины ІІ1. Реконструкция
канцелярии произведена по делопроизводственным заголовкам дел и
делопроизводственным пометкам на документах. Выбор приема исследования
продиктован, как нам представляется, сложным составом фонда. Некоторые дела
не сохранились. Другие представляют собой комплексы документов, не связанных
делопроизводственной последовательностью. Не всегда последовательна в
содержательном и хронологическом отношении систематизация дел. Все это
затрудняет выяснение структуры канцелярии, особенности ее делопроизводства.
Идя по пути, предложенному архивистами РГВИА, нам удалось обнаружить
свидетельства о следующих экспедициях: армейской2, поселенной3, домовой

1
РГВИА. Ф.52. - Оп.-1. Ч.1. Предисловие. - М., 1984. - С.136-137. См. также:
Рабочая инструкция по усовершенствованию описи I фонда 52. 16 марта 1983 г. - 8 с.
2
Рапорты, ведомости о состоянии личного состава по армейской экспедиции.
1782 г. - РГВИА, ф.52. -Оп.I. - Д.256. - Ч.1. -Л. 1-11 обор. В деле имеется "Реестр
по армейской экспедиции входящим делам 1782 г.", в нем перечислены рапорты из
губерний о сборе рекрутов, из воинских частей по кадровым вопросам, прошения.
3
Реестр вступившим в экспедицию гусарским поселенных и пикинерных полков
представлениям первой половины 1783 г. - Там же. - Д.231. - Ч.4. - Л.2. В деле
имеются формулярные списки; прошения, рапорты из полков. Решения по
рассмотренным вопросам оформлялись в форме ордеров, сообщались рапортами в
Военную коллегию.
139
конторе, счетной1, морской2, наместнической3 (губернской), секретной4,
иностранной5. В составе последних двух могли быть шифровальщики. Нам
известны шифры для военной, дипломатической переписок, разработанные в 1788
г.6 Время образования экспедиций неизвестно, хотя, очевидно, оно зависело от
последовательности расширения полномочий Г. Потемкина. В этом проявился
личный характер военно-походной канцелярии. В том виде, который она

1
Упоминается в "Приходно-расходной книге военно-походной канцелярии
Г.А. Потемкина" 1782. -Там же. - Д.276.-4.2. - Л.15. В книге велся учет
финансовых расходов по служебным и личным делам князя.
2
Журнал исходящих документов по морскому ведомству, 1786 г. - Там же. - Д.399.
- Ч.5. - Л.І. В него вошла переписка о военно-морском флоте, независимо от
ведомственной принадлежности адресата (гражданских чинов, военных, военно-
морских).
3
Указы правительствующего Сената, Синода и государственной Военной
коллегии по наместнической экспедиции. 1780 г. - Там же, ф.52. - Оп.I. - Д.220. -
Ч.1 - Л.1. Там же упоминается секретная экспедиция. - Там же. - Л.12. Реестр
указов и сообщений по наместнической экспедиции. 1781. - Там же. - Ч.2.-Л.1-7. В
делах зафиксированы документы внешней переписки по управлению
Астраханской, Саратовской, Азовской, Новороссийской губерний. Среди них
копии секретных сенатских указов; Журнал исходящим делам по губернской
экспедиции. 1786 г. -Там же., Д.399. -Ч.1. - Л.I.
4
Журнал исходящим секретным делам его светлости князя Г. Потемкина. 1786. -
РГВИА, ф.52. - Оп.1 - Д.399. - Ч.II - Л.1. В одном из писем В. Попову Суворов
писал: "чтобы донесениями светлейшего князя не беспокоить, то о важном я буду
подписывать по секретной экспедиции". - А.В. Суворов - В.С. Попову. 6 сентября
1787 г. - А.В. Суворов. Письма. - М.: Наука, 1987.-С. 113. Любопытно другое его
замечание: "Я прошу вашего высокородия, чтоб сие было между нами тайно. У
вас канцелярия велика". - Письмо А.В. Суворова - В.С. Попову. 27 мая 1788 г. -Там
же. - С.145.
5
Переводя из штата Таврической области чиновника, Потемкин писал
В. Каховскому: "На место определенного мною в состоящую при мне
иностранных дел экспедицию..." - Ордер Потемкина - правителю Таврической
области В. Каховскому. 5 февраля 1788 г. // ИТУАК - 1890. - № 10. - С.7. В 1783 г.
Потемкину было поручено давать наставления русскому послу в
Константинополе, а в 1786 г. - послу в Персии С.Л. Лашкареву, которого он
оставил советником "на время" при своей канцелярии для особых поручений "по
дипломатической части" - Ордер Потемкина - В. Каховскому. 8 июля 1785 г. -
РГВИА, ф. 52. Оп.1.-Д.361. - Ч.I - Л.106; Кессельбреннер Г.Л. Хроника одной
дипломатической карьеры. - М.: Наука, 1988.-С.112; Потемкин Г.А. //Русский
биографический словарь. - Спб., 1905. - Т. ХIV. -С.655.
6
Шифры князя Потемкина для переписки с двором главнокомандующими и
140
приобрела, могла существовать только до тех пор, пока служил сам князь.
Потемкин лично отбирал нужных людей для канцелярии из подчиненных
ему воинских подразделений и государственных учреждений. Он отдавал
распоряжения либо о переводе в канцелярию, или предлагал считать служащего в
длительной командировке, а иногда просто задерживал при себе 1. Служба в
потемкинской канцелярии сулила чины, ордена, земельные владения на вновь
присоединенных к России территориях2.
В общих чертах военно-походная канцелярия Потемкина представляется
учреждением, построенным по принципу единоначалия. Вряд ли коллегиальные
порядки находили применение в ней. Возглавлял ее правитель. Ему подчинялись
экспедиции, созданные главным образом по отраслевому признаку, а также по
характеру делопроизводства (секретная, чертежная). Таким образом, канцелярия
объединяла в себе "мозговой трест" и "конвейер" по изготовлению бумаг.
Главной и наиболее массовой ее "продукцией" были ордера. К сожалению,
материалы, по которым можно было бы восстановить процесс работы над ними,
обнаружить не удалось. Среди исходящих документов встречаются распоряжения
от имени Попова, канцелярии.

министрами при иностранных дворах. 1788. - РГАДА. Ф.11. Переписка разных


лиц. - Д.944. - Л.1-23.
1
Так, например, случилось с профессорами-агрономами В. Прокоповичем, М.
Ливановым, направленными в Екатеринославское наместничество в помощь
директору экономии и оставленные "на время" при Потемкине. - Ордер
Потемкина - правителю Екатеринославского наместничества Синельникову. 16
сентября 1785 г. - РГВИА. ф. 52.-Оп.І. - Д.361.-Ч.1 - Л. 280-280 об. Все те, кто
находился "в отлучке", были взяты "на время", или кого велено "впредь до
повеления" считать при походной канцелярии, получали жалование по прежнему
месту службы. Так, за счет казны содержалась внештатная часть канцелярии. -
См.: напр.: Ордер Потемкина правителю Таврической области Каховскому. 25
марта 1786 г. - РГВИА. Ф.52. - Оп.I - Д.399. - Ч.1 - Л.111-111 об.
2
Так, начав свою карьеру фактически с 1783 г. у Потемкина в чине
подполковника, В. Попов в 1789 г. был генерал-майором. Получил земли в
Таврической области. - Камеральное описание дачам Крыма. 1802 г. // ИТУАК -
1896 - № 15 - С. 145-158.
141
Число их невелико1. Отпуски и копии документов внешней переписки
записывались в ежегодные журналы. Они создавались по предметному принципу
(напр.: "Журнал исходящих бумаг по губернской экспедиции"), номинальному
(реляции Екатерине ІІ). В особые журналы записывались секретные документы и
написанные на иностранных языках2. В связи с значительным объемом фонда
Потемкина, его недостаточной систематичностью, восстановить делопроизводство
канцелярии сложно. Поэтому ограничимся замечанием, что дела в ней
группировались, по всей видимости, по отраслям управления, о предмете которых
говорят наименования экспедиций. Они состояли из книг, ведомостей о личном
составе различных воинских подразделений, гражданских учреждений, о расходах
материальных и финансовых средств. Каких-либо документов, регулировавших
порядок делопроизводства в военно-походной канцелярии, обнаружить не удалось.
Вероятно, он определялся уровнем индивидуальной подготовки канцеляристов,
полученной в государственных и военных учреждениях. Определенное влияние на
форму составления отдельных видов документов оказывали распоряжения
Потемкина. Они прежде всего касались отчетной документации из губерний и
воинских подразделений. Внимание к ней понятно: для руководства войсками,
наместничеством необходима была полная и достоверная информация с мест3.
Кроме того, двухнедельные рапорты правителя Екатеринославского
наместничества Потемкин сам представлял Екатерине ІІ4.

1
См., напр.: Из канцелярии его светлости в состоящую в Бендерах обер-кригс
комиссарскую комиссию. 7 сентября 1790 г. - РГВИА. Ф.52. Оп. 1. - Д.586. - Ч.3 -
Л.170 об. Приказ В.С. Попова поручику Загорскому. 21 октября 1786 г. - Там же. -
Д.399. - Ч.3.-Л. 244 об.
2
О его существовании свидетельствует канцелярская запись в одном из журналов
исходящих бумаг 1790 г.: "Записан (паспорт - Л.А.) в французском или
иностранном журнале" - Там же. - Д.586. - Ч.2. - л.206.
3
Располагая различными видами ведомостей, рапортов, Потемкин получал
возможность сравнивать и проверять информацию. - См., напр.: Сообщение
Потемкина - генералу Репнину. 20 июня 1789 г. РГВИА. Ф.52. - Оп.1. - Д.551. - Ч.2
- Л.199 об. - 200: Ордер Потемкина - полковнику Исаеву. 17 августа. 1789 г. - Там
же.-Л. 388-388 об.
4
Реляция Потемкина - Екатерине ІІ. 16 декабря 1784 г. - РГВИА. Ф.52. - Оп.І. -
Д.72. – Л.23.
142
Такого рода приказы генерал-губернатора можно разделить на две группы. К
первой относятся те из них, в которых сообщаются требования к составлению
документов, продиктованные вышестоящим учреждением. Так, в ордере правителю
Таврической области В. Каховскому 1786 г. Потемкин передает содержание именного
указа о форме судебных дел, экстрактов, подаваемых в Сенат на рассмотрение 1. Ко
второй - указания лично Потемкина. Необходимость в них возникала тогда, когда
подчиненный выполнял какую-либо "комиссию", поручение. Нестандартная ситуация
отражалась в ведомостях. Темы из рубрик устанавливались сами Потемкиным2.
Нередко приказы следовали после получения доношений, т.е. были вызваны
неудовлетворенностью полученной информацией, ее неполнотой, что заставляло
вносить отдельные изменения в отчетную документацию3, или предлагать формы
ведомостей4, рапортов5. В этом отношении интересен циркулярный ордер генерал-
аншефу М. Каховскому от 9 ноября 1787 г. В нем предписывается не начинать
доношения "прописанием в заглавии их (рапортов - Л.А.) всех чинов и
должностей всевысочайше на меня возложенных", а "чтоб... посылаемые ко мне
от команд донесения не имели иных заглавий как только рапорт". На пакетах же
требовалось писать: "Главнокомандующему Екатеринославскою армиею генерал-
фельдмаршалу князю и проч..." 6. Такой же приказ был отдан еще трем генерал-

1
Ордер Потемкина - В.Каховскому. 19 июня 1786 г. № 264. - Там же. -Д.399. -
Ч.1. - Л. 151-151 об.
2
Ордер Потемкина - В. Каховскому. 19 июня 1786 г. № 286. Содержит приказ
составить ведомость о закупленной в казну меди, с указанием ее количества,
места хранения. - Там же. - Л.153-об.
3
Одно из замечаний такого рода: "В поданной мне ведомости не о всех судах
показано каких размеров на них пушки, а сказано только одно число, то я и
ожидаю подробной ведомости..."-Ордер Потемкина - контр-адмиралу Войновичу.
6 июня 1789 г // ЗООИД - 1868 - Т.VII. - С.212.
4
Формы ведомостей о числе рекрут, сопровождавших их офицерах, приложены к
ордеру генерал-поручику Репнинскому, от 26 апреля 1790 г. - РГВИА. Ф.52. - Оп.
I. - Д.586. - Ч.1. -Л. 182-187.
5
К ордеру генерал-аншефу М. Каховскому от 12 мая 1788 г., Потемкин прилагает
формы ежемесячных полковых рапортов. В журнал исходящих бумаг они не
записаны. - Там же. - Д.505. - Ч.1.-Л. 828-828 об.
6
Циркулярный ордер Потемкина - генерал-аншефу М. Каховскому. 9 ноября 1787
г. № 2964. - РГВИА, ф.52. - Оп.І. - Д.461. - Ч.3 -Л. 384 об. - С.385.
143
аншефам. На пакетах от Черноморского адмиралтейства и контр-адмирала
Мордвинова следовало писать: "Главнокомандующему флотом Черноморским
генералу-фельдмаршалу князю и проч.". Формула реквизита предлагалась не
только высшим военным и военно-морским чинам, но и всем инстанциям,
должностным лицам, обязанных докладывать Потемкину. В ордере причины
принятого решения не объяснены. Возможно, четкое выделение названия
документа, в условиях, когда приходилось ежедневно получать значительную
массу разнообразных бумаг, помогало оперативно определять его назначение. При
этом, произошло отделение адресования (включая указание на должность, чин,
титул) от текста документа. Размещалось оно на лицевой площади пакета. Там же
могла быть памятка - "секретно", если документ этого заслуживал1.
"Бумаготворчество" Потемкина, как и его усилия по совершенствованию
военно-походной канцелярии, свидетельствуют о том, что в деятельности генерал-
фельдмаршала и генерал-губернатора вопросы организации делопроизводства
играли не последнюю роль. Он активно пытался приспособить его к своим нуждам.
Целый аппарат работал над поступавшей к нему информацией, что помогало
принимать оперативные решения. Тому же способствовал поиск оптимальной фор-
мы доношений, рапортов. Что касается распорядительной документации, то здесь
следы "саморегуляции" проследить сложнее. Сам Потемкин об этом ничего не
пишет, законодательство формуляров не устанавливало. Подчиненные, конечно, не
могли открыто выступить с их критикой. Необходимо непосредственное обращение
к ордерам. Но прежде кратко охарактеризуем одного из выбранных нами адресатов
Потемкина - правителя Таврической области. Нам будет важно проследить
последовательность реализации в Крыму "Учреждений" 1775 г., чтобы представить
степень типичности черт документации, с помощью которой поддерживалась связь
с Таврической областью.

1
Пометка "секретно" должна быть как на пакете, так и на документе. - См.:
Сенатский указ 30 апреля 1765 г. -ПСЗ-І.-Т.ХVII.-№12.390. - С. 128-129. Указ был
повторен в 1768 г. - Сенатский указ 7 января 1768 г. - Там же. - Т.ХVIII. - № 13.042.-
С.415-416. Требование это для ІІ пол. ХVIII в. не было новым, о нем было заявлено
еще в 1724 г. - Сенатский указ 5 марта 1724 г. -Там же. - Т.VII. - № 4461. - С. 267.
144
Крымский управленческий механизм сформировался и набрал силу не сразу.
После присоединения полуострова к России (апрель 1783 г.) власть перешла в
руки генералов расположенной там русской дивизии, вначале генерал-поручикам
А. Дебальмену, а с 18 августа по 12 июня 1784 г - О. Игельстрому. Они
контролировали созданное из местной феодальной верхушки "Крымское земское
правительство" (г.Карасу-Базар), во главе с "Крым-валессином" (наместником)
Мехметши-беем Ширинским и двумя его советниками1. Оно служило буфером
между русскими властями и крымским населением, помогало собирать сведения о
социально-экономическом положении в Крыму. Управление на местах осталось
почти без изменений. Во главе кадылыка (уезда) находился кадий - уездный
начальник. Контроль за ним осуществляли двое "стряпчих" 2. У Потемкина не
было иллюзий в отношении Земского правительства, но оно, по его мнению, "при
всей беспечности членов своих, требует уважения по доказанной
благонамеренности своей"3. Что же касалось вопросов "отрешения и определения"
государственных служащих на должности, то они были изъяты из компетенции
крымского "правительства"4. В лице русских генералов, таким образом, были
сосредоточены военная и гражданская отрасли управления. 11 июня 1784 г.
открылось Таврическое областное правление во главе с действительным статским
советником В. Каховским. Все дела "до наместнического правления и до палат
касающихся" в первое время должны были отправляться в нем. Правлению также
поручалось приступить к организации государственных учреждений "образ

1
Лашков Ф.Ф. О камеральном описании Крыма 1784 г. //ИТУАК-1887-№2. – С.20-
21; Он же. Статистические сведения о Крыме, сообщенные каймаканами в 1783
г. //ЗООИД – 1886 – Т. XIV – С.91-156.
2
Некоторые изменения состояли в следующем: каймаканы, враждебно
настроенные к России, снимались с должности, без предварительных консультаций
с Земским правительством. Лица, назначенные на их место, получали от Потемкина
открытый лист, жалованье. Ордер Потемкина – Игельстрому, 15 сентября 1783 г.
//ЗООИД-1881-Т.ХІІ.-С. 284. Ордер Потемкина - Игельстрому, 16 августа 1783 г. –
Там же.-С. 281. Дружинина Е.И. Указ. соч.-С. 96.
3
Ордер Потемкина - Игельстрому, №15 сентября 1783 г. //ЗООИД, 1881. - Т.ХІІ. -
С.283.
4
Ордер Потемкина - Игельстрому, 9 октября 1783 г. //ЗООИД-1881-Т.ХІІ - С.291.
145
правления в России введенный"1. Но только 29 января 1787 г. официально была
учреждена Таврическая область со всеми присущими губернии учреждениями (к
тому времени открылись уголовная, гражданская, казенная палаты)2. В начале
русско-турецкой войны (1787 г.) Крым обороняла 2-я дивизия Екатеринославской
армии генерал-аншефа М. Каховского. Тогда военные вновь приняли участие в
крымских делах. В 1796 г. область прекратила свое существование. Из семи ее
уездов были образованы два, вошедших в состав новороссийской губернии.
Изначально предполагалось, что с увеличением населения, открытием всех
губернских учреждений, область будет преобразована в губернию. Поэтому она и
строилась в соответствии с общероссийским законодательством3, представляя
собой особую административную единицу, находившуюся под непосредственным
управлением генерал-губернатора Екатеринославского наместничества.
Особенностью ее управления являлось привлечение на службу в областные
учреждения представителей крымской татарской знати, получившей в 1704г. права
российских дворян, а также наличие в штате переводчиков4.
Большая часть чиновников рекрутировалась из Харьковского, Воронежского
и других наместничеств, а также из армии5.

Делопроизводство областных учреждений также организовывалось согласно

1
Ордер Потемкина - В. Каховскому, июнь 1784г. - РГВИА, ф.52. - Оп.І.- Д.338. -
Ч.1 - Л.416 об. - С.418.
2
Загоровский Е.А. Указ. соч. - С.20.
3
Именной, данный Сенату, указ. 2 февраля 1784 г. -ПСЗ-1. -Т.ХХІІ.-№15.920 -
С.17-10; Именной указ Сенату. 8 февраля 1784 г. -Там же. - №15.924. - С.20;
Именной указ Екатеринославскому и Таврическому генерал-губернатору
Потемкину. 8 февраля 1784 г. - Там же. - №15.925.-С.21. Во всех указах
подчеркивается необходимость следования "Учреждениям" 1775 г. при
строительстве области.
4
Штат Таврической области. Апрель, 1784 г. - РГВИА. Ф.52. - Оп.І, Д.72 - Л.5-6
об.; Представляя на утверждение штаты области, Потемкин писал Екатерине ІІ:
"Оный располагал я таким образом, чтоб сия область в управлении своем ни
малой пред другими губерниями не имела отмен". - Реляция Потемкина –
Екатерине ІІ. 12 апреля 1784 г.- Там же. - Л.9 об.-11.
5
См. напр.: Ордер Потемкина - В. Каховскому, 13 декабря 1784 г.- Там же. - Д.338.
- Ч. 2. - Л.568.
146

действовавшему законодательству1. В первое время не все удавалось. Ощущался


недостаток знающих канцеляристов. В. Каховский вынужден был обратиться к
В. Попову с просьбой: "если отыщется у вас там какой-нибудь письмоводитель для
соблюдения хотя обряда заведенного в канцеляриях, ибо на первый случай трудно
везде метаться самим,..."2. Еще в 1787 г. магистраты не имели полного штата
секретарей, канцеляристов3. Если характеризовать отношение Потемкина к этой
категории чиновников, то его можно представить, по аналогии, с помощью ордера к
губернатору Азовской губернии. В нем предписывалось "канцелярских служителей"
держать "безвыпускно в канцеляриях" пока не будут завершены все дела, объявить
им, что за "порок нерадения" будут наказаны не только штрафами, "но сверх того и
от мест яко нерадивые и непекущиеся о порученном им отрешены будут"4.
Генерал-губернатор сносился с правителем Таврической области ордерами,
а с областным правлением - предложениями. Общее число потемкинских ордеров
исчисляется несколькими тысячами. Из них только опубликованных, по нашим
подсчетам, более 2600 (за 1774-1791 гг.). Иногда В. Каховскому приходилось
получать 3-5 ордеров в день5. Понятно, для написания всех их Потемкину нужен

1
В 1784 г. Сенат должен был выслать в областное правление опубликованные
указы по губернскому устройству, "исключая состоявшиеся с 1730 г. по вторую
половину 1762 г., яко не изданные в печать, кои получить можно из губернских
канцелярий новороссийской и азовской..." - Ордер Потемкина - В. Каховскому, 25
февраля 1784 г. - РГВИА, Ф.52.-Оп. І, Д.330, Ч.1.-Л.165 об.-167. Фрагмент
интересен тем, что ставит вопрос о том, какие из законов по губернскому
делопроизводству были не только опубликованы, но и действовали.
2
Письмо В. Каховского - В. Попову. 12 июня 1784 // ЗООИД-1877 -Т.Х - С.235.
3
Доношение Потемкина - Екатерине ІІ. 1 июля 1787 – РГВИА. Ф.52.-Оп. I.-Д.72.-
Л.331 об. - 332 об.
4
Ордер Потемкина - генерал-майору Черткову. 19 июня 1775 г. - Богумил А. К
истории управления Новороссии князем Г. Потемкиным. Ордера 1775 и 1776 г. -
Екатеринослав, 1905. - Вып. II. - С.3-4.
5
Напр.: 13 января 1786 г. Потемкин направил 3 ордера В. Каховскому, а 19 января
- 5 //ИТУАК.-1897.-№ 3 - С.1-6. Следует учесть, что определенный "ритм"
переписки задавался именным указом 1782 г. От генерал-губернаторов
требовались доношения о положении в наместничествах дважды в месяц. В связи
с этим, Потемкин распорядился, чтоб ему из Таврической области присылали
"двухнедельные донесения" (1 и 15 числа). Но тогда примерно с такой же
частотой должны были исходить ответы на них. - Именной указ генерал-
губернаторам. 24 августа 1782 г.-ПСЗ-І. - 24 октября 1784 г. // ЗООИД -1889 - Т.
ХV. - С. 629. Далее будут показаны другие причины "умножения" числа ордеров.
147

был помощник, каким и стал Б. Попов. Те ордера, которые писал он, князь
только редактировал1. Однако "писаны им (Поповым - А.Л.) от фельдмаршала
бумаги состояли в кратких генералам ордерах касательно военных операций... Все
же важные бумаги по военной и политической части сам князь собственноручно
писал" - вспоминал А. Грибовский2.
Перед отправлением ордера записывались под порядковым номером в
журнал исходящих бумаг, принадлежащий одной из экспедиций. Такой порядок
позволял контролировать исполнение приказов и если необходимо, посылать
дубликаты. Правитель области, получив ордер, должен был сообщить об этом в
своем рапорте, а в последующих о ходе и результатах его выполнения. Документ
записывался в журнал входящих бумаг, протокол заседаний областного правления.
Согласно Генеральному регламенту, входящие документы от вышестоящих
инстанций в канцелярии подбирали в хронологическом порядке, к ним
составлялся реестр, листы нумеровались, сшивались и так они приобретали
форму книг. В Таврическом областном правлении имелись такие, которые
состояли только из ордеров генерал-губернаторов, подшитых в хронологической
последовательности. Каждая из них содержала документы за один год.
Но тематическому признаку была создана только одна книга с ордерами
Потемкина и преемника его на посту генерал-губернатора П.А. Зубова об отводе
земель из государственного фонда в частную собственность. По полученному
ордеру заводилось "дело", которое открывалось его копией, т.е. он был
инициативным документом.
Ордера создавались как ответы на рапорты или были проявлением
активности собственно генерал-губернатора, некоторые служили для передачи
1
Негри А. и др. Записка о содержании старых письменных актов
Новороссийского края // ЗООИД-1850 - Т.ІІ - С. 743; А. Богумил, публиковавший
оригиналы ордеров, отметил, что некоторые ордера Потемкин написал полностью,
другие дописывал или вставлял слова //Богумил А.Г. Указ. соч. - Вып. I. Ордера
1790-1791 гг. - Екатеринослав, 1905. - С.3.
2
Грибовский А.М. Указ. соч.-82. Мемуарист не точен. В. Попов писал ордера и
по губернским делам. Содержание их соответствовало характеру текущей
переписки. - См., напр.: Ордер Потемкина - правителю Таврической области
Жегулину 2 января 1789 г. //ИТУАК - 1891 - № 13 - С.16. Г.К. Киреенко отметил:
"Этот ордер писан рукою В.С. Попова". - Там же.
148
основного содержания именных, сенатских, коллежских указов, путем краткого
изложения или цитирования. Могли также комментировать их, конкретизировать
применимо к обстоятельствам области, поэтому высылались вместе с указами" 1.
Это была одна из причин образования книг ордеров, обращение к которым
помогало чиновникам быстрее найти справку законодательного характера. Сами
по себе потемкинские ордера, как заметила Е.И. Дружинина, носили характер
правительственных распоряжений2. В этой связи следует отметить другую их
функцию. Потемкин, назначая коменданта Перекопской крепости, писал ему: "В
ордерах бывшим в Перекопе комендантам данных найдете вы предписания о
хранении строгих предосторожностей от заразительной болезни, я оные чрез сие
строжайше подтверждаю"3, тем самым, придав им значение инструкции.
Не случайным было выделение ордеров об отводе земель. Таким образом,
областная администрация вела учет розданным "дачам". Документы служили
также свидетельством о владельческих правах на них. Особенно эта функция
проявилась во время поземельных споров в Крыму в конце ХVIII - нач. XIX в.,
разгоревшихся между российскими помещиками и татарскими землевладельцами.
Когда выяснялось, что у обеих сторон одинаковые владельческие права как по
документам, полученным в период Крымского ханства, так и от русских властей,
спор выигрывал обладатель ордера. Владение сохранялось за ним, даже если оно
было неверно отмежевано4. По этим причинам книга ордеров долгое время не
теряла своего значения. Она, как и другие книги ордеров, погибла в период 1917-

1
Копия указа и ордер отправлялись в одном пакете. - Циркулярный ордер
Потемкина - генерал-майору Черткову 13 сентября 1775 г. - Богумил А.Г. Указ.
соч. - Вып. ІІ. Ордера 1775 и 1776 г. - С. 112. Интересно, в "Журнале высочайшим
именным ее императорского величества повелениям", который велся в военно-
походной канцелярии наряду с указами записывались ордера, содержавших
правительственные распоряжения о должностных назначениях, пожалованиях
чинов и т.д. - См., напр.: Ордер Потемкина - В. Каховскому. 26 апреля 1785 г. -
Журнал 1785 г. высочайшим именным ее императорского величества повелениям.
- РГВИА. Ф.52. - Оп.І. - Д.72. - Л.186 об.
2
Дружинина Е.И. Указ. соч. - С.15.
3
Ордер Потемкина - полковнику Фоку. 20 июня 1783 г. //ЗООИД-1881-Т.ХІІ-С. 275-276.
4
Лашков Ф.Ф. Исторический очерк крымско-татарского землевладения //ИТУАК -
1896 - № 25 - С.43-78.
149
1925 гг.
Потемкинские ордера использовались в качестве отчетной документации,
что, впрочем, не было новостью для ХVIII в. Копии с них прилагались к реляциям
Екатерине ІІ1. С ними она могла познакомиться по записям сделанных в
ежегодных "журналах армии соединенной"2. Подчиненные генерал-губернатора
прибегали к ним для оправдания своих решений. По этим причинам документы
единовременного характера длительное время не теряли своего служебного
значения и обе стороны (адресат, адресант) заботились об их сохранении3.
Функции ордеров определили их разновидности. По своему назначению они
были: секретные, циркулярные, возможно, "провиантские". Отличны ордера,
основным содержанием которых были не приказы, а сообщения, необходимые
нижестоящим чинам для выполнения своих обязанностей (назовем их
информационными)4. "Подтвердительные" или "дубликатные" ордера помогали
выяснить, дошло ли до адресата ранее посланное распоряжение, понуждая к

1
Реляция Потемкина - Екатерине ІІ. 3 мая 1790 г - РГВИА. Ф.52.-Оп.І. - Д.551. -
Ч.1. - Л.231 об.
2
Журнал армии соединенной, месяц август, 1789 г. - РГВИА. Ф.52.-Оп.І. Ч.1. -
Л. 115 об. Ордера излагаются в краткой форме.
3
Подчиненные высылали либо копию с него, или только делали ссылку на ордер,
указывая его дату написания, исходящий номер. - Письмо В. Исакова – В. Попову.
19 июня 1788 г.; Рапорт Ч.2. - л.39-40. В одном из своих ордеров 1790 г. Потемкин
подтверждает распоряжение другого, не раскрывая полностью содержания
отосланного еще в 1788 г. тому же адресату. - Ордер Потемкина - правителю
Таврической области С. Жегулину 27 мая 1790 г. - Там же. - Д.586. – Ч.І. - Л.283
об. - 284.
4
Так, сообщая генерал-аншефу М. Каховскому о победе Суворова под
Кинбурном, Потемкин писал: "вашему превосходительству даю я о сем знать ради
принятия нужных мер в случае, если оный пустился на каковое покушение к
берегам Таврическим" - Ордер Потемкина - М. Каховскому, в октября 1787 г. -
РГВИА. Ф.52. Оп.1. Д.461 - Ч.3 - Л.200-201 об. В журнале исходящих бумаг
напротив таких ордеров писали: "для ведома". С информационной целью
посылались какому-либо лицу копии ордеров, предназначенные другому адресату:
"Здесь прилагаю копию с данного от меня секунд-майору Сидору Белому ордера
ради надлежащего сведения и в потребном случае соображения и исполнения" -
Ордер Потемкина – В. Каховскому, 1 июля 1784 г. - Там же. - Д.338. - Ч.2. -Л. 96-
96 об. Часто такие ордера передавали содержание указов высших органов власти.
150
скорейшему его выполнению1. Большинство же содержали распоряжения по
одному или нескольким вопросам, т.е. были одно- и многоаспектными и не имели
признаков вышеуказанных.
Подробнее о каждой разновидности. "Секретные" или "по секрету"
требовали приказание "содержать сие в вящей тайне"2. Поэтому адресовались
персонально. Иногда - оговаривался круг лиц, которому тоже дозволялось с ними
ознакомиться. Записывались в журнал секретных исходящих бумаг3, хотя
встречаются и в "обычных". Книг с выделенными из общей массы секретными
ордерами в Таврическом областном правлении не было.
"Открытый" ордер, как правило, сам объявлял о характере сообщаемой им
информации. "Получа сей ордер, - писал Потемкин полковнику Селевину, -
извольте собрать весь полк и объявить вслух каждому следующее..." и далее
следовала формула приказа4, это указывалось в адресовании "Открытый ордер
Бахмутского и Донецкого уездов земским исправникам..."5.
Как видно, независимо от адресования (личные, реже группе лиц)
содержание "открытого" ордера должно было стать известным широкому кругу

1
"Дубликатный" ордер мог запросить нижестоящее должностное лицо, если,
например, обнаруживал, что оригинал до него не дошел. Тогда он обращался к
правителю военно-походной канцелярии, который и восстанавливал документ по
журналу исходящих бумаг. - Письмо В. Каховского - В. Попову. 3 марта 1788 г. –
Письма правителя Таврической области В.В. Каховского правителю канцелярии
В.С. Попову для доклада его светлости князю Г.А. Потемкину /Под ред. Н.
Мурзакевича. // ЗООИД - 1877 - Т.Х - С.304.
2
Ордер Потемкина - генерал-майору Черткову. 1 июля 1775 г. – Богумил А.Г.
Указ. соч. - Вып. ІІ. Ордера 1775 по 1776 г. -С.4.
3
См.: Журнал исходящих бумаг. Секретный 1790 г - РГВИА. Ф.52. Оп.1. - Д.586.-
Ч.1 - Л.1. В нем записывались распоряжения военным и гражданским чинам.
4
Ордер Потемкина - Селевину. 10 июня 1789 г.-РГВИА.Ф.52- Д.551.- Ч.2.-Л. 177.
5
Ордер Потемкина - земским исправникам Бахмутского и Донецкого уездов. 30
марта 1790 г. Им должен был воспользоваться профессор Ливанов, которого
Потемкин отправил на поиски каменного угля, для получения необходимой ему
помощи на местах. Об этом он сообщил в ордере Ливанову. Два документа были
отправлены в одном пакете. Ордер Потемкина - Ливанову. 30 марта 1790 г.-
РГВИА, Ф.52, Оп. I - Д.586. - Ч.2 - Л.278-279.
151
служащих. Он выполнял функции билета, пропуска, подорожней 1,
"требования", по предъявлению которого его обладатель имел право получить
содействие в решении своих дел. С помощью данной разновидности Потемкин
обращался к рядовому составу воинских подразделений, сельским поселениям 2.
От открытых ордеров упомянутые документы отличаются более устойчивым
формуляром, позволяющих изготовлять их в массовом количестве типографским
способом. Так, пропуск начинался с титулования его автора, изложения дела,
удостоверялся личной подписью, печатью. Печатью иногда скреплялись и
открытые ордера, что специально оговаривалось в тексте.
Но о полном тождестве каждой названной разновидности с "открытыми"
ордерами говорить не приходится, поскольку для последних характерны признаки
всех их, в большей или меньшей степени.
"Циркулярные" ордера, с одинаковым содержанием, отправлялись ряду
должностных лиц. В некоторых случаях в тексте документа считались
"циркулярными" только несколько "пунктов". В журналах исходящих бумаг
встречаются записи: "В сем ордере писаны два пункта циркулярные3, т.е. общего
значения и потому повторенных в других распоряжениях.
Можно только предположить предназначение "провиантских" ордеров, по-
видимому, по нему отпускался провиант для воинских подразделений4.
Ордера использовались главным образом в военной и губернской

1
Открытый ордер Потемкина - генерал-майору Бароцию. 15 декабря 1789 г. -
РГИВА. Ф.52. Оп.1. - Д.551. - Ч.3 - Л.754 об.
2
Ордер Потемкина - в Воронежский и др. легкоконные полки. 25 марта 1787 г. -
Там же. - Д.461. - Ч.1 - Л.345 об.; Открытый ордер Потемкина лежащим от
Елисаветграда до слободы Привольной селения. 26 ноября 1787 г. - Там же. -
Д.461. - Ч.3 - Л.456. Такие ордера могли иметь агитационное значение, напр.
призывать выполнить воинский долг в войне с Турцией. - Ордер Потемкина -
контр-адмиралу Войновичу. 8 июня 1789 г. //ЗООИД -1868-Т.VII - С.213.
3
Ордер Потемкина - генерал-аншефу М. Каховскому 23 мая 1785 г. Некоторые
"пункты" из этого ордера повторены в другом, к генерал-поручику Волконскому.
23 мая 1785 г. - РГВИА. Ф.52. -Оп.І. - Д.361. - Ч.2 - Л.393 об. - 394; Л. 396-396 об.
4
Упоминание о "провиантском" ордере удалось обнаружить только в письме
екатеринославского губернатора И. Синельникова к В. Попову, 31 июля 1784 //
ЗООИД -1875 - Т.IX - С.261.
152
переписках, однако отправленные, например, резиденту при дворе крымского хана
С.Л. Лашкареву, допустимо причислить к дипломатической1.
Здесь следует отметить, что Потемкин позволял себе переходить границу,
разделявшую официальную переписку от частной. Так, в одном из своих ордеров
управляющему польским имением Брзожовскому, он предписывает в купленном у
князя К. Любомирского имении сломать виселицы, а крестьянам объявить, чтобы
они исполняли "приказания господские из должного повиновения, а не из страха
казни"2. Вообще следы "партикулярности" проявлялись как в тематике, так и
стиле ордеров. Прежде всего, в тех, которые были направлены доверенным
корреспондентам. В них Потемкин более откровенен, эмоционален, проявляются
черты его индивидуальности. Например, приказав отбирать у пленных турок
оружие, пишет генерал-майору де Рибасу: "но более ничего не отбирать и хотя бы
сие принадлежало законно нашим, но гнусно лазить по карманам..."3.
Не потеряли своего значения служебные письма. Они использовались,
наряду с "сообщениями", для сношений с равными по рангу корреспондентами.
Такие характеризуются устойчивыми формой обращения (напр. "Сиятельный
граф! Милостивый государь!" в изложении дела: "прошу... приказать..."),
заключительной формулой ("С истинным высокопочитанием и беспредельною
преданностью всегда пребуду")4. Письма подчиненным могли отправляться вместе
с ордерами. Первые комментировали содержание вторых в более эмоциональной
форме. Но существенного перераспределения информации не было, скорее
адресант стремился расставить акценты5. Начинаются они словами "Милостивый
государь мой...", в заключении "Пребываю с отличным почтением". В письмах, а

1
Ордер Потемкина - Лашкареву, 26 февраля 1783 г. - Там же. -1881 - Т.ХІІ - С.260.
2
Ордер. Потемкина - Брзожовскому. 28 января 1787 г. - РГВИА. Ф.52, Оп. І. -
Д.461. - Ч.1 - Л. 58.
3
Ордер Потемкина - генерал-майору де Рибасу. 7 сентября 1790 г.- РГИВА. Ф.52.
Оп. I. - Д.586. - Ч.1 - Л.511.
4
Письмо Потемкина - графу П.А. Румянцеву-Задунайскому. 16 января 1787 г. -
РГВИА. Ф.52. Оп. I. - Д.505. - Ч.1. - Л.95.
5
Секретный ордер Потемкина - контр-адмиралу Ушакову. 24 июня 1790 г.;
Письмо Потемкина - Ф.Ф. Ушакову. 24 июня 1790 г. -Там же. - Д.586. – Ч.І - Л.
355.
153
также в ордерах встречается такой эпистолярный прием, как послесловие,
обозначаемое латинскими литерами "Р.S.". Как и другие документы,
фиксировались в журналах исходящих бумаг.
Разновидностью эпистолярного жанра, употреблявшегося в служебной
переписке были цидулы ("цедулка") - записки. Так, Потемкин требовал от Суворова:
"О всяких движениях и предприятиях ваших и известиях о неприятеле получаемых
вашему высокопревосходительству предписываю присылать ко мне прямо цидулы
ежедневно или по крайней мере через день1. Когда же князь, по каким-либо причинам,
не мог сам направить распоряжение, то со ссылкой на него из военно-походной
канцелярии исходила записка-приказ: "Его светлость... изволил приказать..."2.
Продолжая сравнение ордеров с другими видами исходящей документации,
отметим следующее. Ордера, как и предусматривалось законом, адресовались
персонально, и в отличие от "предложений" в учреждения не направлялись.
Однако случались отклонения от правила, хотя и редко3. Даже имея одинаковое

1
Ордер Потемкина - А. Суворову. 8 сентября 1789 г. - РГВИА. Ф.52. Оп.1. -
Д.551. -Ч.11. - Л.445 об.; Цидула Потемкина - А. Суворову 6 января 1790 г. - Там
же. - Д.586. – Ч.І – Л.19об.
2
Записка из военно-походной канцелярии подполковнику Ускову. 30 мая 1789 г. -
РГВИА, Ф. 52, Оп. I - Д.551. - Ч.ІІІ. - Л.232-232 об. Как и письма, цидулы
содержали пояснения к ордеру и потому отправлялись вместе: Ордер Потемкина –
А. Суворову. 31 июля 1790 г. - Там же. – Д. 586.-Ч.1 - Л.431-431 об. Такое
сопровождение придавало переписке более откровенный, дружественный характер,
не находивший места в официальных документах. Только в цидулах возможна была
подпись: "ваш друг". Письма направлялись и "с низу". Как правило, правителю
канцелярии. Они поясняют рапорты генерал-губернатору, либо посвящены частным
вопросам, просьбам. - Письма правителю канцелярии В.С. Попову, 1788 г.-
РГВИА, Ф.52. Оп.І. - Д.402.-Ч.2.-Л.1-40; Ч.3. - Л.1-21. Часть писем правителей
Таврической области В.В. Каховского, С.С. Жегулина В. Попову хранится в
Крымском республиканском архиве - КРГА Ф.535. Архив Попова В.С. Д.466-474 и
др. Некоторые опубликованы: Мурзакевич Н. Письма правителя Таврической
области В. Каховского правителю канцелярии Б.С. Попову, для доклада кн. По-
темкину Г.А. - Таврическому //ЗООИД-1877 - Т.Х. -С.235-361.
3
Ордер Потемкина - Таврической соляной экспедиции 8 июля 1785г.-РГВИА.
Ф.52. Оп.І. - Д.361. – Ч.І – Л. 100-100 об. Ордер Потемкина - комиссии обер-штер-
кригс-комиссарской. 16 июня 1787 г. - Там же. - Д.461. - Ч.2. - Л.78 об. - 79.
154
содержание, документы принимали форму ордера, либо предложения, в
зависимости от того, какой у них был адрес.
Сложнее отличить ордер от приказа. Приказ также предназначался для
передачи распоряжений, но, прежде всего полковым чинам, а не гражданским. В
них встречаются местоимения второго лица единственного числа "ты", в
обращении к нижестоящим по рангу. Приказы, предназначенные для широкого
ознакомления, размножались типографским способом1.
Какой была структура ордера? Документ называет себя - "ордер".
Наименование вида оформлялось в отдельный реквизит, выносилось над текстом
документа. В виде заголовка над текстом указывался адресат-обращение. В него
входили должность, чин, фамилия, например: "Правителю области Таврической
господину действительному статскому советнику и кавалеру Каховскому".
Обращение к вице-губернатору имеет варианты: "Господину вице-губернатору
Габлицу", или "Господину коллежскому советнику правящему в области
Таврической вице-губернаторскую должность и кавалеру Габлицу" и др. Далее -
"приступ", т.е. изложение причин написания, затем обоснование и формулировка
приказа и требование его выполнения. Обоснование отсутствовало, если весь ордер
был посвящен ответу на рапорты. Автор ограничивался вводной фразой: "На полу-
ченные мною от вас рапорты преподаю мою резолюцию"2. Резолюции оформлялись
в "пункты", в которых указывались краткое содержание, дата и исходящий номер
рапорта. Форму "пунктов" получали также тексты многоаспектных ордеров, в
которых отдаются распоряжения, не связанные непосредственно с информацией
полученной "с низу" (пояснения к именным, сенатским указам и т.д.)3. Если ордер
развивая содержание указа высшего органа власти, то ссылка на него (пересказ,

1
Приказ Потемкина (печатный) май, 1790 г. - РГВИА. Ф.52. 0п.І.- Д.586. - Ч.1. -
Л.213-213 об.
2
Ордер Потемкина - правителю Таврической области С. Жегулину. 20 августа
1789 г. - Там же. - Д.551. - Ч.ІІІ. - Л.512 об.
3
Выделение "пунктов" облегчало работу канцеляристов. В журналах исходящих
бумаг вместо полной записи ордера встречаются заметки: "Писаны три пункта
(видимо, циркулярных - А.Л.), что в ордере генералу Каховскому под № 262, 4
июня 1790 г. - РГВИА. Ф.52. Оп. I.-Д. 586. – Ч.2. – Л. 532.
155
цитирование частичное или полное) заменяли авторскую аргументацию.
В конце документа, справа - авторская подпись, слева - исходящий номер,
дата (день, месяц, год), место написания. В верхнем правом углу пометки
"секретный", "циркулярный", порядковый входящий номер, время поступления в
канцелярию. Таков усредненный ордерный формуляр. Поскольку законодательно
он не был утвержден, то, конечно, возможны варианты, зависевшие от многих
обстоятельств, в том числе от индивидуальности автора. Стиль Потемкина, по
признанию современника, был "прост, но силен..." и из всех "тогдашних вельмож
он один чисто и правильно" писал по-русски1. Единственный упрек, уже со
стороны издателя "Русского архива" П.И. Бартенева состоял в том, что князь "не
хотел знать только и не употреблял никаких знаков препинания". Писал же "на
больших листах грубой по нынешнему бумаги, но с золотым обрезом и с остатками
золотого песку, как в рукописях Екатерины: это было тогда великою роскошью"2.
Композиция потемкинских ордеров не противоречит рекомендациям
письмовников конца ХVIII в. по написанию писем "повелительных", которые
состояли в следующем. Текст должен был иметь три части: вступление,
"рассуждение", заключение. Считалось необязательным в "рассуждении"
обосновывать приказ: "важность пишущей особы занимает место причин. Но
если когда почтем за необходимо, можно представить удобность и справедливость
своего приказания...". Письмовник рекомендовал писать просто 3. Сам Потемкин

1
Грибовский А.М. Указ. соч. - С. 83.
2
Бартенев П. Собственноручные бумаги кн. Потемкина-Таврического //Русский
архив - 1865 - № 4 - С.394. Характерно, сам Потемкин рекомендовал своим
корреспондентам писать по-русски: "Будучи оба мы россияне, не имели вы ни
нужды, ни надобности употреблять язык иностранный к изъяснению вашему" -
Письмо Потемкина полковнику Лезанкевичу. 20 апреля 1788 г. - РГВИА. Ф.52. Оп.
I. - Д.505. - Ч.1 - Л. 688.
3
Новый всеобщий секретарь или полный письмовник. - М., 1801.-Ч.1 - С.21.
Письмовник предлагал "вступление" писать кратко. Его цель - "снискать
благосклонность" адресата и сообщать о чем намеревается писать автор. Но так
следовало поступать в письмах о важных делах. В других прямо приступать к
изложению. "Рассуждение" - прежде всего ответ на вопросы, заданные ранее
автору. "Заключение" - выражение уважения, надежды, что подчиненный
выполнит приказ в срок.
156
об этом думал так: "наставления чем короче и проще, тем лучше всякой в памяти
их удержит"1. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что между
содержанием документа и его видом не было жесткой зависимости. По журналу
исходящих бумаг легко обнаружить, что в письмах, сообщениях, ордерах, тексты
иногда совпадают, т.е. прежде всего, учитывалась форма переписки,
определявшаяся соподчиненностью должностных лиц. В таких случаях
регистратор напротив одного адресата давал полный текст документа, а далее,
называя остальных, ограничивался замечанием: "в таком же силе" и указывал вид
документа и фамилию того, к кому он отправлен2.
Поскольку некоторые итоги нашего изучения истории ордеров уже
изложены были выше, то здесь остановимся только на нескольких положениях.
Чтобы проследить за изменениями в статусе, формуляре ордеров, мы
рассмотрели их в широких хронологических и пространственных рамках.
Выяснилось, ордера - один из важнейших, часто употреблявшихся видов
распорядительных документов гражданской и военной систем документирования,
появившиеся в начале ХVIII в. Они исходили от должностных лиц,
действовавших на основе единоначалия, к нижестоящим чинам. Значительная
концентрация власти в одних руках, характерная для военизированного
государственного аппарата, обусловила тематическую "полифоничность" ордеров,
разнообразие их функций. Каждый из них в отдельности мог быть посвящен
одному или нескольким вопросам. Эти черты "бытования" ордеров, а также
наличие в них следов "эпистолярности", затрудняли деиндивидуализацию
содержания, а значит, кристаллизацию формуляра. Этим мы объясняем тот факт,
что на протяжении века порядок составления ордеров так и не был законодательно

1
Сообщение Потемкина - Н.В. Репнину. 1 декабря 1788 г. - КРГА.-Ф.535.
В.С. Попова. Оп. I. Д.1046 - Л.16. Не случайно издатели ордеров отмечали
близость некоторых из них по своему стилю к письмам. См.: Ордер Г. Потемкина -
М. Фалееву. 14 августа 1790 г. //ЗООИД - 1860 – Т.IV-С.371; Ордер Г.Потемкина -
В. Каховскому. 27 июля 1791 г. // Богумил А.Г. Указ. соч. - Вып. I - С.121 и др.
2
Сообщение Потемкина – князю Репнинскому. 29 февраля 1788 г. – РГВИА. Ф.
52. Оп. І.-Д. 505.-Ч.І – Л.338 об. Регистратор пометил: "Таковые же ордера
господам аншефам Меллеру, Суворову..." - Там же.
157
установлен. Только во ІІ пол. ХVIII в. закон определил сферу их употребления в
губернской переписке, тем самым выделив из ряда распорядительной доку-
ментации. Поэтому, как нам представляется, на работу над этим видом
документации влияли следующие факторы. Первый, модальный, типичный
формуляр документа ХVIII в., в основе которого лежали частные законодательные
акты, регламентировавшие составление отдельных реквизитов: состав
удостоверения, дата, титулатура гражданских и военных чинов, наименование
вида, а также изложение содержания по ''пунктам", регистрационные пометки и
т.д. Вероятно, существовали общие представления о написании распорядительных
документов, но их разработанные и закрепленные законодательно формуляры нам
не удалось обнаружить. Второй, рекомендательного характера, связан с
нарративной частью документа, которая испытывала влияние эпистолярных
образцов, зависела от личных способностей его автора. Наконец, канцелярская
практика, созданные ею традиции работы над документом. В целом,
законодательство отдавало предпочтение разработке отчетной документации,
исходя из государственных фискальных интересов.
158
ГЛАВА 3
ДЕЛОПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ДОКУМЕНТАЦИЯ ГУБЕРНСКОГО
ПРАВЛЕНИЯ И НИЖНЕГО ЗЕМСКОГО СУДА СЕРЕДИНЫ 80-Х ГГ. ХVIII В.
(ПО МАТЕРИАЛАМ ПОДГОТОВКИ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ГУБЕРНСКОГО
ДЕЛОПРОИЗВОДСТВА ПРЕДПРИНЯТОГО В 1784 Г.)

Охарактеризовав ордера как вид организационно-распорядительной


документации, их место в переписке генерал-губернатора, обратимся к
документам более низкого, губернского, уровня. Для изучения этого пласта
документации использовались материалы, отложившиеся в результате
деятельности комиссии по подготовке реформы губернского делопроизводства,
необходимость которой была продиктована областными преобразованиями 1775 г.
В виду сложности губернской структуры управления, мы ограничились
исследованием документации ее основного административно-полицейского
учреждения - губернского правления и подведомственного ему нижнего земского
суда.
Находясь в начале изучения данного комплекса источников, мы должны в
первую очередь выяснить обстоятельства его происхождения, достоверность
содержащейся в нем информации, ее аутентичность, репрезентативность.
Разумеется, наши выводы не могут считаться окончательными, поскольку
источники впервые подвергаются анализу с точки зрения источниковедения
документоведения. Главная наша цель - способствовать введению их в научный
оборот.
В первой части "Учреждений" 1775 г. установлены структура, функции
губернских и уездных учреждений. Определены виды специальной документации
(отчетные, судебные, статистического характера), за составление которой несли
ответственность члены присутствия. Перечень документов не мог быть полным,
поскольку работа над законодательным актом не была доведена до конца. Нет
159
указаний как составлять документы, отсутствуют образцы формуляров1. В
целом, делопроизводство реформированных учреждений оставалось без
изменений и потому нуждалось в модернизации.
Началом решения канцелярских проблем можно считать издание сенатского
указа 25 ноября 1775 г.2 Им предписывалось архивные документы прежних
губернских, провинциальных канцелярий систематизировать по хронологическому
и ведомственному принципам, а затем передать вместе с текущими делами в новые
учреждения, распределяя в зависимости от рода их занятий. В дальнейшем Сенат
стремился упорядочить и сократить число ведомостей присылаемых с мест3.
Шагом в этом направлении стал указ 24 августа 1776 г., причем он был ответом на
рапорт Тверского наместнического правления, занятого переустройством местного
управления. Оно сопроводило его двумя списками ведомостей, рекомендованных
одни к сохранению, другие к отмене: первый - перечень отсылаемых в Сенат,
центральные учреждения, второй - присылаемых в правление из подчиненных ему
мест. Сенат уточнил состав первого списка, предоставил правлению возможность
самому решить, какие сохранить из второго4. Спустя три года губернские
канцелярии, казенная палата получили форму отчета о доходах и расходах для
Экспедиции о государственных доходах5.

1
Сенатским указом 23 мая 1774 г. всем присутственным местам предписывалось
вести журналы заседаний и докладные реестры по формам установленным указом
от 11 декабря 1767 г., что позволяет предположить отсутствие к 1775 г.
подготовленных новшеств в оформлении документов. - Сенатский указ 23 мая
1774 г.-ПСЗ-І.-Т.XIX.-№14.150.-С.944.
2
Сенатский по именным указам. 25 ноября 1775 г.- Там же. - Т.ХХ. - №14.400.
3
Это намерение Сената заметно еще до реформы. Так, указом 5 июля 1775 г., число
вопросов на которые требовалось ответить ведомостями в центральные органы
власти было сокращено с 111 до 50. Существование значительного числа ведомостей
Сенат объяснял их "случайным учреждением", а также "прихотями" присутственных
мест, не желавших из имеющихся сводок составлять необходимые ведомости. -
Сенатский указ 5 июня 1775 г. - Там же.- Т. XX. - №14.332. - С.152-165.
4
Сенатский указ 24 августа 1776 г. -Там же. – Т. XX. - № 14.501.- С. 404-413.
5
Именной, данный Сенату, указ. 31 декабря 1779 г. - ПСЗ-І. -Т.XX. - №14.957. -
С. 892-906. Порядок подачи счетов из казенных палат в эту же экспедицию был
установлен позже. - Сенатский указ 6 февраля 1781 г. - Там же. - Т.XXI. -№ 15.118.
- С 24-30.
160
Другим объектом внимания стал порядок переписки губернских мест. В
этой связи интересен указ от 12 июля 1776 г. 1 Он определяет межевым конторам
сносится рапортами, доношениями с наместническим правлением и палатами.
Решение мотивировалось тем, что губернское правление и палаты, посредством
губернского прокурора, сносятся между собой сообщениями. Отсюда было
заключено, что они не подчинены коллегиями, т.е. косвенным путем, через
канцелярский вопрос, установлен ранг учреждений. Далее, ссылаясь на указ 28
июня 1723 г., согласно которому канцелярии равные коллегиям переписываются с
ними промемориями, а подчиненные посылают доношения и получают от них
указы, формулируется правовая норма. Таков своеобразный алгоритм для задач по
законодательству: недосказанность современного законодательства (здесь -
"Учреждений"), компенсировалась аналогами более раннего происхождения.
Однако не ясно, какими документами должны были пользоваться равные
учреждения: промемориями или сообщениями?
Другой указ Сената от 22 января 1779 г. способствовал процветанию
бумажной волокиты. В самом деле, приказывая коллегиям, канцеляриям, по делам
"до внутреннего в наместничествах распоряжения касающихся", вступать в
переписку с подведомственным учреждением посредством губернского
правления, он тем самым, увеличивал и без того значительный объем дел
последнего2.
С изданием в 1780 г. XXIX главы "Учреждений" "Как правление губернское,
палаты и судебные верхние и нижние места между собою поступать имеют",
можно связать переход законодательства от решения отдельных, возникших в
практической деятельности, канцелярских вопросов к их систематической
разработке. Глава посвящена порядку переписки между губернскими и уездными
местами, а также с центральными и высшими органами управления. Написана
простым, ясным языком, все наименования документов русские, исключение -
"рапорт". Вышестоящим учреждениям предписывалось посылать подчиненным

1
Сенатский указ 12 июля 1776 г. - Там же. - Т.XX. - №14.484.-С.398.
2
Сенатский указ. 22 января 1779 г. - ПСЗ-І. - Т. XX. -№14.833 - С. 783-785.
161
"указы", "повеления", обозначая в них адресата, а в равное "сообщает с
прописанием законных причин: да благоволит приказать, или послать, или
прислать, или как по которому случаю складно, прилично или нужно писать" 1.
Подчиненные места отвечали "рапортами" и "доношениями". Особой строгостью
положения закона не отличаются. Достаточно примера, когда губернскому
правлению и палатам предписывается направлять подчиненным местам "указы", а
в статьях о верхнем земском суде или губернском магистрате выясняется, что
последние принимают от них не только "указы", но и "повеления"2.
Формы переписки для всех учреждений общие. Не установлено отличие
"указа" от "повеления"3, "рапорта" от "доношения". Ничего не сказано о переписке
губернских мест с губернатором, генерал-губернатором. Даже если предположить,
что причиной тому сохранение значения указа от 22 января 1767 г. и то, что главы
администрации воспринимались как президенты коллегий, тем не менее новые
порядки нуждались в новом оформлении. Как было показано во второй главе,
пробелы в законодательстве восполнялись личной предприимчивостью
наместника4. Суммируя данные "Учреждений" и сенатского указа, в перечень
распорядительной документации можно включить: "ордер", "наставление",
"предложение", "указ", "повеление", "приговоры", "определения

1
Учреждения для управления губерний. 1775 г. Ч.2. 4 января 1780 г. - ПСЗ-І. -
Т.XX. - №14.392. - С.286.
2
Там же. - С.287-288.
3
Косвенно можно предположить, что в тексте ранг "указа" выше "повеления".
Так, в статье о приказе общественного призрения говорится, что он принимает
"указы" только от царя и Сената и исполняет "повеления" главнокомандующего. -
Учреждения для управления губерний. 1775 г. Ч.2. 4 января 1780 г. - ПСЗ-І.- Т.
ХХ. - №14.392.-С.293.
4
Следует заметить, соотношение между "Учреждениями" и указом 1767 г. не
было определено. Отсюда неясность, например, между статьей 425 "Учреждений",
согласно которой городничий получал от главнокомандующего, губернатора
"указы", "повеления", а отвечал "рапортами", "доношениями" и, с другой
стороны, сенатским указом, определивший губернатору переписываться с
подчиненными должностными лицами "ордерами", а получать от них "рапорты".
- Сенатский указ 22 января 1767 г. - ПСЗ-І.-Т.ХVIII.-№12.824.-С. 29.
162
решения дел", а отчетной: "рапорт", "доношения", "уведомление". В тексте
"Учреждений" встречается термин "жалоба"1. Напомним, переименование
"челобитной" в "жалобницу" или "прошение" было узаконено только в 1786 г. 2
Вытеснение иностранных наименований документов в "Учреждениях" очевидно,
тем не менее, прямого указания на отказ от их употребления нет.
Обращает на себя внимание то обстоятельство, что в XXIX главе ничего не
говорится о переписке должностных лиц, т.е. наличие в местном управлении
кроме коллегиального и личного начала здесь не проявилось. В целом, в главе
уточнена сложная иерархия областных мест путем определения порядка внешней
переписки и необходимых для этого типов и видов документов.
Поспешность в подготовке и издании "Учреждений" обусловили появление
дополнительных частных указов. Уже в 1781 г. было утверждено "наставление для
производства дел в казенных палатах" 3. В 1783 г. был издан указ, согласно
которому генерал-губернатор, или в его отсутствие губернатор, должен был
отправлять дважды в месяц (1 и 15-го числа) краткие донесения государю о
состоянии губерний. Необходимую информацию для них следовало получать от
городничих, нижних земских судов с той же периодичностью 4. Выяснилось также,
что не все статьи "Учреждений" поняты чиновниками местных учреждений.5
Переписка предводителя дворянства с местными органами власти

1
Учреждения для управления губерний. 1775 г. - Российское законодательство Х-
ХХ веков. – С.186.
2
Сенатский, вследствие именных указов. 19 февраля 1786 г. - ПСЗ-І. - Т. XXII. -
№16.329. - С.534.
3
В нем определен порядок прохождения дел, правила составления приходно-
расходных книг (прилагались формы). Срок действия ограничивался изданием
"Устава казенных палат". /Именной, данный генерал-прокурору, указ 24 марта
1761 г. - Там же. - Т.ХХІ.-№15.141.-С. 84-95.
4
Именной, данный генерал-губернатору, указ. 24 августа 1783г. - ПСЗ-І. - Т.XXI. -
№15.821.-С.1000. Содержание донесений четко не определено, подчиненным
предстояло самим решать, что заслуживает внимания высших властей.
5
Сенатским указом 1784 г. была разъяснена статья 414 о переписке губернского
правления и палат. - Сенатский указ 28 марта 1784 г. - Там же. - Т.XXII. - №
15.970. - С. 86-87.
163
была определена только в 1808 г.1
В 1784 г. Екатерина ІІ объявила о своем намерении реорганизовать
губернское делопроизводство для "сделания единообразного положения,
относительно порядка канцелярского, хранения дел, разделения экспедиций, где
оным быть следует, сокращения всего того, что излишним затруднением почеться
может и преподания средств к скорейшему дел производству..."2. Такова
программа преобразований, одновременно являющаяся правительственной
оценкой состояния делопроизводства к нач. 80-х гг. ХVIII в. Как добавление к ней
можно рассматривать преамбулу сенатского указа 1786 г., в котором высказано
намерение издать "полные формы" "на всякие канцелярские бумаги" 3. Основное
содержание указа касается формуляра просительных и других видов документов,
что дает определенное представление о предполагаемом характере изменений в
составлении документа. Архаичное наименование - "челобитная" отменялось в
пользу "жалобницы", "прошения". Соответственно прежняя клаузула обращения:
"бьет челом", после царского титула заменялась: "приносить жалобу" или "просит
имярек". Унизительная, особенно после опубликования жалованных грамот
дворянам, городам, подпись "всеподданнейший раб" в конце "писем", реляций,
донесений государю отменялась, следовало подписывать "просто":
"всеподданнейший" или "верный подданный". Слово "раб" исключалось вообще
из всех документов, вместо него - "подданный". Отметим, что Сенат обнародовал
указ, исходивший непосредственно от Екатерины ІІ.
Принимая во внимание характер изменений формуляра челобитной - одного из
самых массовых видов делопроизводственной документации, можно предположить:
в число задач намеченных преобразований должны были войти ликвидация
сохранившихся черт приказного делопроизводства, модернизация формуляров

1
Формы сношений гражданского губернатора с предводителем дворянства. 26
мая 1808 г. - Там же.- Т.XXX.- № 23.042.-С. 278.
2
Именной указ генерал-губернаторам. 27 сентября 1784 г. – Там же.- Т.XX. -
16.074. - С. 221.
3
Сенатский, вследствие именных указов 11 и 15 февраля, указ. 19 февраля 1786
г. – Там же. – Т.ХХІІ.-№16.329. – С.534. Цитируемый фрагмент – сенатский
пересказ указа Екатерины ІІ, отсутствующих в ПСЗ-І.
164
документов с учетом правосознания ІІ пол. ХVIII в., идей Просвещения.
Подготовка к реформе представлялась такой: генерал-губернаторы должны
были представить государю "какие именно во вверенной ему губернии по
губернскому правлению, палатам и другим местам учинены по означенным
частям распоряжении и даны формы". По этому материалу губернским
прокурорам и стряпчим предписывалось дать "заключение" (видимо о
соответствии распоряжений нормам действовавшего законодательства), а
присутственным местам сделать "примечания" об "удобностях или неудобностях
их и о способах к сокращению излишнего и к поспешнейшему дел отправлению".
Свое мнение должен был высказать и генерал-губернатор 1. Не совсем ясно, что
имел в виду автор указа говоря о "распоряжениях". По всей видимости, речь идет
о сборе всех законодательных актов, которыми руководствовались местные
учреждения. Собрав и систематизировав все законы по организации
делопроизводства, можно было приступить к разработке нового законодательства.
Но данное предположение не исключает и другого: указ требовал сообщить о
приказах самих глав администрации. Здесь Екатерина ІІ продемонстрировала
ранее опробованный ею в законотворчестве "индуктивный" метод, стремясь
исходить в своих проектах от конкретной информации с мест.
Именным указом 4 ноября 1784 г, под председательством статс-секретаря
П.В. Завадовского, была создана "особенная комиссия", целью которой являлась
разработка проекта о "сокращении канцелярского порядка"2. В нее из
наместничеств стекались доношения, а выписки из них представлялись

1
Именной, данный генерал-губернаторам. 27 сентября 1784 г. – С. 222.
2
Экстракт из дел генерал-прокурора. 7 марта 1785 г. - РГАДА. Ф. 248. - Д. 6750. -
кн.1. - Л.42 об. П.В. Завадовский служил статс-секретарем Екатерины II с 1775 по
1796 г. Принимал участие в подготовке "Учреждений". В 1781 г. ему поручили
ревизию присутственных мест. В результате обнаружилось, что в
делопроизводстве не было единообразия. Возглавил комиссию, итогом
деятельности которой стал "проект о сокращении канцелярского порядка" –
Завадовский П.В. (без автора) Русский биографический словарь. Жабокритский-
Зялов. – Петроград, 1916. – С.137-143. Источники сведений о проекте автор не
указал; Кислягина Л.Г. Канцелярия статс-секретарей при Екатерине II.
-Государственные учреждения России ХVI-ХVIII вв. - М.: МГУ, 1991. – С.168-191.
165
императрице. Однако работа не была доведена до конца1.
Насколько самостоятельным был замысел Екатерины II судить трудно. В
одной из книг документов генерал-прокурора А.А. Вяземского под общим
заглавием: "Дела бытности генерал-прокурора князя А.А. Вяземского о
производстве и отправлении дел по присутственным местам", сделана запись о
докладе императрице 28 сентября 1783 г. "о сочинением кратком изображении о
делах разных родов каким образом и производить велено и производятся и о
разных причинах наносящих в производстве их продолжение и затруднение"2.
Этой цитатой начинается дело, объединенное в четыре объемистые книги.
Информация, почерпнутая из источника, позволяет выяснить ряд вопросов
его составления и самой истории подготовки проекта реформы делопроизводства
губернских учреждений.
После сделанного доклада, А. Вяземский 1 января 1734 г. распорядился всем
вице-губернаторам сообщить ему о порядке производства дел в казенных палатах
И ее экспедициях, неясно заметив: "имея надобность" в этом 3. В "предложении"
Сенату от 16 сентября 1784 г. он более откровенен. Из бумаг, поступивших в
Экспедицию о государственных доходах из казенных палат, ему стало известно,
что в некоторых из них допускались отступления от норм "Наставления для
производства дел в казенных палатах" 1781 г.4 Чтобы выработать единое

1
Именной указ графу П.В. Завадовскому 25 августа 1801 г. - ПСЗ-І. - Т.ХХVI.
№19.989. - С.759-750.
2
Дела бытности генерал-прокурора князя А.А. Вяземского о производстве и
отправлении дел по присутственным местам. 1784 г. - РГАДА. Ф.248.- Д. 6570. -
Книга 1. - Л.2.
3
Письмо А. Вяземского - московскому вице-губернатору Т.И. Чонжину. 1 января
1784 г. - Там же. - Л. 3-7.
4
Предложение А. Вяземского Сенату 16 сентября 1784 г. - Там же.- Л. 10 об.
"Наставление" основано на "Учреждениях" и потому его можно рассматривать как
первую попытку разработать специализированный (с учетом функций казенной
палаты) порядок делопроизводства для реформированных учреждений. Причины
его невыполнения не указаны, возможно, из-за неодновременности перестройки
учреждений в различных губерниях и в связи с этим, недостаточным временем
для освоения новых правил. Так, в Таврическую область "Наставление" было
отправлено в июле 1784 г. - Ордер Г. Потемкина - В. Каховскому, 31 июля 1784 г. -
РГВИА. Ф.52. - Оп. I. - Д. 336. - Ч.2 - Л.142 -142 об.
166
представление об этом законодательном акте и для "точнейшего удостоверения",
следовало прежде выяснить, в чем собственно состояло расхождение между
практикой и нормой закона. Развивая свою инициативу, генерал-прокурор
разослал ордера губернским прокурорам с приказом в течение месяца донести "о
образе производства дел, как по наместническому правлению, так и по другим
оного присутственным местам, каким порядком вступающие в оные, а особливо в
наместническое правление разного рода дела имеют свое течение и
производством своим скорое ли получают исполнительное окончание" 1.
Мотивируя свое распоряжение, А. Вяземский сослался на §6 статьи 505
''Учреждений", согласно которому губернский прокурор должен был давать
разъяснения по спорным делам и о своих заключениях доносить генерал-
прокурору, с тем, чтобы последний мог следить за единообразием в трактовке
норм закона. Для этого требовалось знать повседневную практику губернских
мест. В упоминавшемся предложении Сенату А. Вяземский подробнее объясняет
свое решение. Им было "замечено", что в наместнических правлениях, в
уголовных, гражданских палатах, в подчиненных им верхних и нижних судах "не
одинаков порядок в отправлении дел...", а разнообразие в производстве дел
замедляло их решение2. По этим причинам были затребованы из названных
учреждений сведения о порядке производства дел с указанием, где "встречаются
затруднения". Таким образом, предприятие А. Вяземского продиктовано
обязанностями должности генерал-прокурора, приобретавшая тогда значение
министра внутренних дел. Ему приходилось заниматься вопросами юстиции,
государственного казначейства, контроля, финансов. К тому же, в его активе
имелся опыт разработки документации для казенных палат. Однако в
дальнейшем, работа должна была вестись в Сенате, о чем свидетельствует
"предложение" ему А. Вяземского от 16 сентября 1784 г.

1
Ордер А. Вяземского - тверскому губернскому прокурору Кудрявцеву. 1 сентября
1784 г. - РГАДА. Ф.248.- Д.6570. - Кн. 1 - Л. 8-8 об.
2
Предложение А. Вяземского Сенату. 16 сентября 1784 г. - Там же. Л. 11.
167
Документ очень важен и на нем стоит остановиться подробнее 1. В нем
сенаторам передано распоряжение Екатерины ІІ разработать проект "обряда
производства дел" для всех губернских учреждений, и для этого назначить
"нескольких человек" (т.е. создать комиссию – А.Л.). Одновременно генерал-
прокурор передан имевшиеся у него материалы. Среди них проект порядка
производства дел в губернском правлении, составленный, как он пишет, по его
"наставлениям", санктпетербургским губернским прокурором Коновым,
отосланный в Сенат по распоряжению Екатерины ІІ. Кроме проекта уже имелись
донесения о порядке решения дел в казенных палатах полученные от вице-
губернаторов и еще ожидались от губернских прокуроров2. Свои "предложения"
А. Вяземский решил дать и Сенату. Они представляют собой общую характе-
ристику проблем губернского делопроизводства и возможные направления их
преодоления. В "предложениях" отмечается, что до реформы 1775 г. во всех
губернских присутственных местах "канцелярский обряд" основывался на
всеобщем государственном законе - Генеральном регламенте, тогда как в
"Учреждениях" проведено разделение властей: административно-полицейской,
финансово-хозяйственной, судебной, причем "каждому особые должности",
запрещавшие вмешиваться в деятельность неподведомственных учреждений.
Следовательно, рассуждал автор, различного рода дела не могут успешно
решаться общим для всех порядком, установленным Генеральным регламентом.
Поэтому каждому учреждению "будучи различного с другим существа требует
особого и свойственного себе единому образа в производстве дел"3. Продолжая,
А. Вяземский оценивает "Наставление" 1781 г. казенным палатам именно как
"соответствующего прямой их должности"4. Рекомендовалось также начать с

1
Предложение А. Вяземского - Сенату, 16 сентября 1784 г. - РГАДА. – Ф.248. – Д.
6570. – Кн. 1. – Л. 9-12.
2
К началу марта 1785 г. они поступили в канцелярию генерал-губернатора. -
Доклад канцелярии генерал-прокурора А.А. Вяземскому. 7 марта 1785 г. - Там же.
- Л. 42-42 об.
3
Предложение А. Вяземского Сенату 16 сентября 1784 г. - РГАДА. Ф.248. -
Д.6570. – Кн.1 - Л.10.
4
Там же. - Л. 10 об.
168
изучения порядка делопроизводства до 1775 г., а затем соотнести его с
положениями "Учреждений". Таково представление генерал-прокурора о
канцелярских проблемах, являющееся важным дополнением и пояснением тому,
что сказано в указе 27 сентября 1784 г. Хотя о полном совпадении содержания
двух документов говорить, видимо, не стоит. Характерно, что в своем повторном
распоряжении прислать описание делопроизводства в наместничестве, как это
требовал указ, Г. Потемкин, не желая повторять его текст, кратко написал: "о
сокращении канцелярского порядка..."1. В его понимании указа главной оказалась
задача, волновавшая администраторов на протяжении всего столетия.
Последствия областной реформы еще не осознаны.
В учрежденную по именному указу 4 ноября 1784 г. особую комиссию
должны были передать материалы, отправленные ранее в Сенат генерал-
прокурором. Туда же адресовались донесения генерал-губернаторов,
затребованные указом 27 сентября 1784 г. и рапорты губернских прокуроров на
упомянутый ордер генерал-прокурора2. Губернские прокуроры, как подчиненные
генерал-прокурора, считали своей обязанностью снять копии с донесений
императрице и отправить их в его канцелярию3. Так образовались "Дела бытности
генерал-прокурора князя А.А. Вяземского о производстве и отправлении дел по
присутственным местам", - важнейший источник по истории подготовки
реформирования делопроизводства губернских учреждений в период введения в
действие "Учреждений".
В переписке тверского губернского прокурора с генерал-прокурором и
генерал-губернатором Тверской, Новгородской губерний находится анонимный
документ озаглавленный: "Вопросы по которым присутственные губернские и

1
Ордер Г. Потемкина - правителю Екатеринославского наместничества
Синельникову. 22 декабря 1784 г. - РГВИА. Ф.52. - Оп.1. -Д.338. - Ч.2. - Л.588 об.
2
Доклад канцелярии генерал-прокурора. - А. Вяземскому. 7 марта 1785 г. -
РГАДА. Ф.248. - Д.6570. – Кн. 1. - Л.42 об. 10 января 1785 г. А. Вяземский
обращался с просьбой об отставке, видимо, к тому времени он не мог активно
заниматься проектом. - Памятные записки А.В. Храповицкого. - С.5.
3
Рапорт тверского губернского прокурора Кудрявцева - А. Вяземскому. 18 ноября
1784 г. - РГАДА. Ф.248.-Д.6570.-Кн. 1.-Л.43.-С. 186.
169
прочие все уездные места имеют присылать ясные и подробные ответы" 1.
Возможно, он принадлежит генерал-губернатору Тверской и Новгородской
губерний Николаю Петровичу Архарову, назначенному на эту должность в 1784 г. 2
Во всяком случае, в его "предложении" тверскому наместническому правлению
выражено намерение самому дать оценку состояния делопроизводства 3. В доку-
ментах других губерний "Вопросы..." не упоминаются.
В документе 17 вопросов. Они адресованы присутствиям губернских и
уездных мест. От них требовалось дать ответы, а если необходимо, дополнить
вопросник новыми статьями. Интерес был проявлен к процедуре
бумагопрохождения. Спрашивалось также о количестве дел, поступавших в
каждое учреждение и каким вопросам они были посвящены. Нужно было назвать
дела, которые решались особенно долго. Все внимание направлено на выяснение
возможных путей ускорения прохождения и решения дел. Не забыт вопрос о
количестве рапортов, ведомостей, сроках их отправления, адресатах. Следовало
также сообщить, как ведутся приходно-расходные книги, о состоянии архивов,
достаточное ли число канцеляристов в учреждениях, как осуществляется
разделение функций между ними и членами присутствия. В целом, вопросы о
работе над документом отсутствуют, а другие носят общий характер и за ними не
угадывается знаток "бумаготворчества".
Губернские прокуроры присылали копии с материалов для комиссии по
разработке "канцелярского обряда" в канцелярию генерал-прокурора начиная с
октября 1764 г. по январь 1786 г. Донесения поступили из 39 губерний. К 1784 г.
насчитывалось 40 губерний, устроенных согласно "Учреждениям". В январе 1787
г. открылась 42-я (Таврическая область)4. Кавказская губерния открылась в январе

1
Там же. - Л.48-48 об.
2
Архаров Н.П. (Без автора). /Русский биографический словарь. - Алексинский-
Бестужев-Рюмин. - Спб. 1900. - Т.ІІ. - С.334-335.
3
Предложение Н. Архарова - тверскому наместническому правлению. 7 октября
1784 г. - РГАДА. Ф.248. - Д.6570. - Кн.1 - Л.46-46 об. Свое мнение о порядке
прохождения дел в губернском правлении он высказал в записке Екатерине ІІ в
1795 г. - Там же. Ф.16. Внутреннее управление. Оп.1. - Д.215. - 38 л.
4
Григорьев В. Указ. соч. - С.310-312.
170
1786 г., но от нее донесения не поступило. Не было и из Петербурга, что можно
объяснить тем, что ранее был отослан императрице проект губернского прокурора
Кононова. Затем в течение 6 лет все оставалось без изменений. Следовательно, в
источниках представлены местные учреждения всех регионов страны.
Большинство донесений (30) были присланы сравнительно быстро, за период
октябрь-декабрь 1784 г., хотя время начала введения в них "Учреждений" и
открытие уже преобразованных учреждений у каждой губернии различно 1. 7
донесений присланы в 1785 г., 2 - в 1786 г.
Для этих донесений четкая форма не устанавливалась. Тем не менее, схема
изложения везде одинакова, различия в степени конкретизации материала. В
известной степени единообразие было установлено требованиями именного указа
27 сентября 1784 г. Другая причина в том, что описывалось ставшее
традиционным делопроизводство, мало изменившееся, несмотря на
предшествующие областные реформы. Полагаем, местным чиновникам пришлось
принести тщательность анализа в жертву незамедлительности исполнения
приказа, ведь месячный срок, установленный генерал-прокурором, никто не
отменял. Никогда не отличавшиеся высоким профессионализмом, перегруженные
работой из-за неукомплектованности штатов, они оказались в роли рецензентов
действующего законодательства, в разработке которого принимала участие сама
Екатерина ІІ2. Понятно, что их оценки правовых норм регламентировавших
делопроизводство не трудно предугадать. На соответствующие статьи
законодательных актов чиновники ссылались, когда характеризовали законность
канцелярских порядков губернских и уездных мест. Правильность толкования
закона свидетельствовалась в заключениях губернских прокуроров и стряпчих. В
них же они могли высказать свои предложения относительно рационализации

1
Григорьев В. Указ. соч. - С.312.
2
Дефицит подготовленных чиновников ощущался еще до реформы. Потребность
в них возросла в связи с образованием новых областных учреждений. Оставались
вакантными выборные должности из-за недостатка в представителях от местного
дворянства. - Григорьев В. Указ. соч. - С. 323-324. См. например: Рапорт
колывановского губернского прокурора Строева. - генерал-прокурору
А. Вяземскому. - РГАДА. Ф.248. - Д.6572. - Книга 3. - Л. 386-386 об.
171
делопроизводства. Из законодательных актов чаще других назывались
Генеральный регламент, "Учреждения", "Наставление" казенным палатам 1781 г. 1
Это тоже способствовало стиранию различий в донесениях, поскольку
обнаружить свою практическую неподготовленность или какие-либо принятые
ранее "подзаконные" решения провинциальным чиновникам было бы просто
неосмотрительно. Следовательно, для выяснения достоверности донесений
необходимо сопоставить их информацию с положением дел в канцеляриях
местных учреждений, изучив делопроизводственную документацию. Взятые сами
по себе, донесения показывают как понимают губернские чины законодательство,
регламентировавшее делопроизводство. Из массы законодательных актов ими
выделены актуальные к концу ХVIII в. Хотя, как отмечалось, для выработки
суждений о наиболее поздних ("Учреждений" прежде всего) было отпущено мало
времени. Наконец, источники дают определенные сведения об отношениях
губернских чиновников к проблеме усовершенствования делопроизводственного
порядка.
Исходя из вышеизложенного, можно объяснить, например, почему
могилевский губернский прокурор ограничился замечанием, что дела в
канцеляриях устроены "хорошо" и "довольно скоро идут" 2. Некоторые донесения
представляют собой не более чем отписки. Так, саратовский губернский прокурор
сообщил, что канцелярский порядок "происходит в сходственность Генерального
регламента...", в соответствии с "управлении губерний Учреждению, то за всем
тем в делах по оному наместническому правлению не излишнего, ни
недостаточного производства вследственно и неудобности к сокращению чего-
либо не предвидится..."3. Ему вторит вятский губернский прокурор, утверждая,
что губернское правление неукоснительно следует нормам "Учреждений",

1
В ПСЗ-1 не опубликованы формы приходно-расходных книг. На практике они
рассылались вместе с "Наставлением" - Ордер Г. Потемкина - В. Каховскому. 31
июля 1784 г. № 1163. - РГВИА. Ф.52. Оп. I. - Д.338. - Ч.2. - Л.142-142 об.
2
Заключение могилевского губернского прокурора, октябрь 1784 г. - РГАДА.
Ф.248. - Д.6570. -Кн.1. - Л.450.
3
Заключение саратовскому наместническому правлению от губернского
прокурора и стряпчего. Декабрь 1785 г. - Там же. Ф.248.-Д. 6571. - Кн. 2. – Л.439.
172
благодаря чему "производством сами получают исполнительное окончание во свое
время"1. Ответив таким образом на первые два вопроса генерал-прокурорского
ордера (как быстро решаются дела и каков порядок их отправления) Мошков так-
же в общих чертах рапортовал по третьему (какие препятствия в отправлении дел,
в каких учреждениях они встречаются чаще): "неоспоримо, хотя больше всех и
встречалися замечания по наместническому правлению только в производстве
некоторых дел, а по уголовной палате в стечении разных обстоятельств в
рассуждении судимых во оной", но по его приказам своевременно решались и
"никаких препятствий к продолжению течения дел не происходило"2.
Следует отметить, треть содержания многих донесений составляли
"заключения" губернского прокурора. Они представляют собой общую
характеристику-оценку канцелярских дел. Что касается губернских учреждений,
то в их "мнениях" встречаются пробелы (напр., из Калужской, Ярославской
губерний).
Не во всех донесениях сообщается о принятых "формах" документов, а в
тех, где они даны, чаще всего их состав не полон. Приведены "формы": журнала
заседаний губернского правления, "крепостей", выданных в нижних расправах,
"расписания" ведомостей, отправляемых верхней расправой, "расписания"
ведомостей, исходящих из губернского магистрата и некоторых других, причем
состав представленных от каждой губернии "форм" невелик численно и различен
по наименованиям. Кроме того, в одном и том же донесении использование
отдельных видов документов и порядок их составления могли обосновываться

1
Рапорт вятского губернского прокурора Мошкова - генерал-прокурору
А.А. Вяземскому. 28 октября 1784 г. - Там же. - Л. 344-345.
2
Рапорт вятского губернского прокурора Мошкова - А. Вяземскому. 28 октября
1784 г. - РГАДА. Ф.248; - Д.6571. Кн. 2. - Л.345. Как видно, содержание рапорта
определено вопросами генерал-прокурорского ордера. Тем не менее "разговорить"
губернского прокурора не удалось. Видимо, вопросы задевали его интересы. Так,
находясь в двойном подчинении - губернским властям и генерал-прокурору, он
должен был докладывать им о замеченных недостатках, в том числе в
отправлении дел в учреждениях. Поэтому положительный ответ позволял
негативно оценить его служебную пригодность и бросал тень на губернское
правление, губернатора.
173
ссылкой на соответствующие законы, а в отношении других - нет. Тем не менее,
вывод об оригинальности "формы" в таких случаях был бы поспешным. Пожалуй,
к разряду неустановленных законом следует отнести "форму" реестра подписанных
протоколов1. Она имела рубрики: запись определений по рассмотренным вопросам,
адрес, по которому отправлено распоряжение, время его исполнения и получения
рапортов. Цель ее создания очевидна: усилить контроль за прохождением бумаг и
исполнением приказов. В известной степени данная "форма" есть развитие указа
1767 г. о порядке ведения журнала заседаний присутствия2. Его усвоению (хотя бы
теоретическому), помогала приложенная к указу "форма, каким порядком надлежит
вести журнал", о чем свидетельствуют донесения, в частности, из Саратовской
губернии3. Описание журнала заседания наместнического правления в основном
совпадает с законодательно установленным формуляром.
В журнал заносилась дата заседания, фамилии присутствовавших, время их
пребывания в учреждении. Лист делился на рубрики: "слушали", "когда
протоколы скреплены", "когда указы посланы". По ним прослеживается порядок
рассмотрения дел. Вначале следовало ознакомиться с указами от государя,
Сената. Затем наступал черед промеморий, доношений и других входящих
документов. Записывалось краткое содержание документа ("приписав из того
сенс"), а если необходимо, то более подробно и дата его написания. После слова
"приказали", подводившего черту под обсуждением вопроса, давалась
формулировка приказа. Следующая часть листа журнала имела заголовок:
"Докладывано по делам". Далее перечислялись дела, инициированные
доношениями, челобитными, кратко излагалась их суть. Решения или "приговоры"
записывались напротив каждого "пункта" дела.

1
Реестр подписанным протоколам №, года, месяца, числа. - Заключение новгород-
северскому наместническому правлению губернского прокурора Юзефовича. 4
ноября 1784 г. - РГАДА. Ф.248. - Д.6572.-Л.143 об.
2
Сенатский указ. 11 декабря 1767 г. - ПСЗ-1. - Т.ХVIII. - №13.032. - С.405.
3
Форма, каким образом в наместническом правлении ведутся журналы. - РГАДА.
Ф.248. - Д.6571. - Кн. 2. - Л. 433 об.-434.
174
В конце - подписи членов присутствия, перечень фамилий отсутствовавших,
время завершения заседания. На основе журнальных записей, если было
необходимо, по отдельным делам составлялся особый протокол. В журнале
отмечалось, когда он был подписан, а также посланы указы. Сравнив формуляр
журнала саратовского наместнического правления с тем, что был издан в качестве
приложения к сенатскому указу 1767 г., мы убедились в том, что они идентичны.
Следовательно, местным чиновникам он был хорошо знаком, хотя ссылки на него
отсутствуют. Объяснить такую осведомленность можно тем фактом, что
законодательная регламентация составления протоколов, журналов имела
длительную традицию. Протоколу посвящен именной указ 4 апреля 1714 г.,
уделено внимание в Генеральном регламенте. Формуляр журнала,
опубликованный в 1767 г. совпадает с тем, что был опубликован вместе с
сенатским указом 1753 г. и был подтвержден сенатским указом 1774 г. Из
упомянутых указов не следует, что именно для губернских чиновников формы
журналов, протоколов были сложны1. Во-первых потому, что отступления от
правил были замечены в канцеляриях центральных учреждений и по этому поводу
последовали распоряжения в губернии. Во-вторых, главное внимание в
предисловиях к публикациям формуляров в первых двух указах уделяется
составлению резолюций и приговоров с тем, чтобы в них отражалась точка зрения
членов присутствия, а не секретарей. В этом видится главная цель указов. Только

1
Сенатский указ 14 июля 1753 г. - ПСЗ-І. - Т.ХІІІ. - №10.119.-С. 862-864;
Сенатский указ 23 мая 1774 г. - Там же. - Т.XIX. - №14.150. - С.944. Можно назвать
и более ранние указы о порядке составления журналов: сенатские указы от 5
марта и 17 мая 1737 г., 29 января 1743 г. - Сенатский указ 5 марта 1737г. - Там же. -
Т.XX. - №7194. - С.69; сенатский указ 17 мая 1737 г. - Там же. - №7256. - С.150;
сенатский указ 29 января 1743 г. - Там же. - Т.XXI. - №8697. - С.754. Кроме тех,
что прямо посвящены оформлению журналов, имеются такие, которые косвенно
затрагивают их формуляр, либо характеризуют отдельные реквизиты. Напр., о
подписи в журналах, протоколах: сенатский указ 13 ноября 1769 г. - Там же. -
Т.ХVIII. №13.382. - С.1017-1018. Указ 1767 г. - следствие ревизий коллегий
А. Вяземским. Заметив, что журналы заседаний ведутся не по установленным
формам, он "предложил" Сенату обратить внимание на это нарушение. Более
ранними свидетельствами об интересе генерал-прокурора к вопросам
делопроизводства мы не располагаем.
175
в указе 1774 г., на основании обнаруженных неточностей в оформлении журналов
заседаний шестого департамента Сената предписано канцеляриям всех мест
придерживаться формуляра, установленного указом 1767 г. Авторы
законодательных актов рассуждали так, что если возникли проблемы в
центральных учреждениях, то тем более они будут присущи губернскому
делопроизводству.
Во многих донесениях представлена форма книг исходящих и входящих
документов, реестры "настольных дел", "докладного реестра", протокола,
реестров решенных дел, передаваемых в архив, и содержавшимся в нем делам.
Больших различий в их оформлении нет, что свидетельствует с том, что они стали
привычными и сложностей в работе с ними не возникало.
Своей разработанностью отличается документация казенных палат. Можно
говорить об активном освоении норм "Наставления" 1781 г. Не располагая
публикацией форм документов, приложенных к нему, мы не имеем возможности
ответить на вопросы: как точно канцеляристы воспроизводили их в своей
практике, каково их общее количество.
Из более ранних законов, как это можно заключить по упоминаниям в
донесениях, не потеряли своего значения "Наказ" губернаторам 1728 г. и указ
1736 г., регламентировавшие составление формы: "Настольный реестр на записку
прихода и расхода денежной казны разных государственных доходов"1.
Среди многочисленных донесений самое обстоятельное принадлежало
генерал-губернатору Тимофею Ивановичу Тутолмину (1740-1809гг.), состоявшего
во главе Олонецкой губернии (открыта и устроена согласно "Учреждениям" 17
декабря 1784 г.) и Архангельской (10 августа 1784 г.)1. До своего назначения, 30
1
К "Наказу" в ПСЗ-І формы не приложены. Правила их составления описаны в
статьях 21, 22, 32, посвященных приходно-расходным книгам. - Наказ
губернаторам и воеводам и их товарищам по которому они должны поступать. 12
сентября 1728 г. - ПСЗ-І. -Т. VIII. - №5333. - С.102-106. Месяц издания указа 1736
г. в донесениях отсутствует. Тематически близкий в ПСЗ-І от 8 января, согласно
которому губернаторам предписывалось сообщать в Сенат об ежегодном урожае
хлеба. О форме рапорта в указе ничего не сказано. - Сенатский указ 8 января 1736
г. - Там же. - Т.IX. - №6859. - С.712-713.
1
Григорьев В. Указ. соч. - С.312.
176
марта 1783 г., в чине генерал-майора из Тверского наместничества, где служил
правителем губернского правления, был переведен на ту же должность в
Екатеринославское наместничество, а уже 22 мая 1784 г., в чине генерал-
поручика, назначен на должность генерал-губернатора Олонецкой и
Архангельской губерний2. Его донесение, на 150 листах, имело заголовок: "Обряд
производства и содержания дел в присутственных местах Олонецкого и
Архангельского наместничества поставленный для точного соблюдения порядка
долга и обязанности, предписанных каждому месту и чину в высочайшем ее
императорского величества Учреждении о управлении губерний" 3. Донесения
(оригиналы) хранятся в РГАДА, фонде № 16 "Внутреннее управление"4.
"Примечания" присутственных мест, губернских прокуроров, стряпчих
Архангельской губернии были подготовлены к марту 1785 г., Олонецкой - к июлю
1787 г. К ним прилагались 73 формы документов. Легко заметить, большой объем
работы был проделан за сравнительно короткий срок. Как это можно объяснить?
Я. Грот, ссылаясь на одно из писем Тутолмина к Вяземскому, пишет, что подобный

2
Именной указ Сенату 30 марта 1783 г. - РГАДА. Ф.16. - Д.798. -Л.41; Именной
указ 22 мая 1784 г. - Бумаги императрицы Екатерины ІІ, хранящихся в
государственном архиве министерства иностранных дел. /Под. ред. Я.К. Грота. //
Сборник императорского исторического общества. - Спб. 1880. - Т.27. - С.336.
Биографические сведения о Т. Тутолмине в литературе неточны и противоречивы.
Поэтому кратко отметим, что по версии Н.Н. Бантыш-Каменского, Г. Потемкин,
желая присвоить результаты административной деятельности Тутолмина, устроил
перевод его на север. С 1793-1796 гг. занимал должность генерал-губернатора
Подольской и Волынской губерний. Попал в опалу при Павле I, а с 1806 по 1809 -
главнокомандующий Москвы. - Грот Я.К. Биография поэта //Сочинения
Державина. - Спб. 1880. - Т.8. - С. 365-367; Тутолмин Т.И. //Большая
энциклопедия. - Спб. 1904. – Т. 18. - С. 676 и др.
3
РГАДА. Ф.248. - Д.6573. - Кн. 4. 1784 г. - Л. 283-526.
4
Донесения губернатора Тимофея Ивановича Тутолмина о губерниях
Олонецкой и Архангельской. 1795. - Там же. Ф.16. - Д.804. - Л. 1-242 об. На деле
архивистская пометка: "Из дел Безбородко". А.А. Безбородко - статс-секретарь
при Екатерине ІІ с 1775 по 1796 г. К нач. 80-х гг. ХVIII в. в его канцелярии
сосредоточились дела восходившие на рассмотрение императрицей из всех
государственных учреждений. – Кислягина Л.Г. Канцелярия стас-секретарей при
Екатерине ІІ. //Государственные учреждения России XVI – XVIII вв. – МГУ, 1991.
– С. 183.
177
канцелярский "обряд", он ввел находясь на службе в Тверской губернии 1. Позже,
за время губернаторства в Екатеринославском наместничестве Тутолмин "поднес"
"Расписание дел по экспедициям и столам для удобнейшего оных производства и
для точного наблюдения порядка предписанного в высочайшем ее императорского
величества учреждении о разделении дел по существу материи"2. Неизвестно кому
адресовано "Расписание", полагаем, либо Екатерине ІІ, либо генерал-прокурору. В
обеих случаях это могла быть инициатива "снизу" с целью способствовать
решению вопроса об организации делопроизводства местных учреждений, либо
ответ на запрос "сверху". Не исключен другой вариант объяснения. Учитывая, что
указ о новом назначении Тутолмина последовал в мае 1784 г., а
Екатеринославское наместничество было открыто в июле того же года 3, то
возможно, "Расписание" было подано с целью его официального утверждения, а
тем самым, узаконения уже предпринятых практических мер накануне, открытия
наместничества. Последние допускались, на наш взгляд, именным указом
Г. Потемкину от 30 марта 1783 г. об учреждении Екатеринославского
наместничества и в связи с этим, представляемым ему "на месте рассмотреть и
нам представить о всем то, что положению его и состоянию обитателей
потребно"4.
Указ 1783 г. упомянут в образце формы книги указов, приложенной к
"Расписанию". Это свидетельство, а также данный образец формы книги
входящих дел на 1784 г., подтверждают его архивистскую датировку, хотя и
приблизительную5.

1
Грот Я.К. Биография поэта. - С.371.
2
Авторский заголовок дан на первой странице дела. Архивный несколько
отличается от него: "Расписание дел по экспедициям в Екатеринославском
наместничестве поднесенное от генерал-поручика Тутолмина. 1783-1784 гг." -
РГАДА. Ф.16. - Д.691. – 145 Л.
3
Григорьев В. Указ. соч. - С. 312.
4
Именной указ Г. Потемкину. 30 марта 1783 г. - РГАДА. Ф.16. -
Д. 798. - Л. 57.
5
Расписание дел. – Там же. Ф. 16. – Д.691. - Л.53, 129.
178
Из содержания заголовка к "Расписанию" следует, что его автор в своей
записке отталкивается от положений "Учреждений" 1775 г. и, прежде всего, о
разделении властей. Для рационализации ведения канцелярских дел предлагалось
распределить их между экспедициями и столами. Примером могли послужить
практика других губерний до и в период введения "Учреждений", "Наставление
для производства дел в казенных палатах" 1781 г. (в структуре этих учреждений
имелись экспедиции), военно-походная канцелярия Г. Потемкина. Не обладая
всеми сведениями по истории данного источника, постараемся только определить
направление поиска в нем решения канцелярских проблем.
В "Расписании" выделяются несколько тем. Первая - разделение канцелярий
всех губернских учреждений на экспедиции и столы, в зависимости от объема
выполняемой работы. Вторая - определение круга дел, которыми должно
заниматься каждое подразделение канцелярии с приложением форм документов,
главным образом регистрационного и учетно-статистического характера, всего -
35 форм.
Третья - кадровый состав канцелярий и экспедиций, описание обязанностей
секретарей, столоначальников, канцеляристов (протоколистов, регистраторов),
копиистов, архивариусов. Конкретизируем сказанное на примере губернского
правления. Его канцелярия делилась на 2 экспедиции, а те в свою очередь, на 3
стола каждая. Первую экспедицию предлагалось поручить первому по
старшинству советнику губернского правления. Ему подчинялся секретарь. Штат
каждого стола почти одинаков: столоначальник, канцелярист, два копииста.
Первому столу первой экспедиции отводились секретные дела, а также по указам
высших органов власти (прежде всего о должностных назначениях). Дан перечень
ведомостей, которые требовалось отсылать "на верх", (сведения о торговле,
промыслах, чрезвычайных происшествиях в губерниях и др.). Как объясняет
Тутолмин, число определяемых канцеляристов меньше обычного, поскольку
подлежащие обнародованию указы можно было тиражировать типографским
способом1. Так, с помощью технических средств предполагалось сократить

1
Расписание дел. –Л. 3.
179
переписку. Во втором столе сосредоточивались дела по жалобам на
присутственные места, прошениям государственных крестьян, разного рода
гражданским.
Третий стол занимался перепиской по уголовным делам, сыском беглых,
дворянской опекой.
Вторую экспедицию предлагалось возглавить второму по старшинству
советнику, а в помощники дать секретаря. Четвертый стол вел переписку с
казенной палатой. Здесь же указаны темы ведомостей, реестров по сбору
государственных доходов, которые должны составляться в столе. Пятый стол
рассматривал представления таможен, занимался делами о подрядах и откупах.
Сбор сведений о незаселенных в срок "дачах" (земельных участков из
государственного фонда) - обязанность, характерная для Екатеринославского
наместничества, где раздавались земли с целью заселения края.
Шестой стол составлял "генеральные" ведомости для Сената на основе
поступивших в правление отчетной документации "снизу". В состав губернского
правления включалась межевая экспедиция, разделенная на два стола. Наконец,
при губернаторе для переписки по пограничным, военным делам должны были
находиться столоначальники, переводчики, копиисты.
Специально оговорен состав документации присутствия губернского
правления. Приложены формуляры двенадцати видов документов: двух книг
указов (отдельно от государя и сенатские), реестры "о денежной казне", "о делах"
рассмотренных в присутствии, атлас губернии (в нем описание казенных земель,
селений с указанием численности населения), ведомость "о дворянских
фамилиях", живших в губерниях, планы городов (включая данные о населении),
ведомости о "фабриках и заводах" и некоторые другие, также статистического
характера. Деятельность присутствия губернского правления документировалась
протоколистом, регистратором, двумя копиистами. Архив делился на два
отделения: в первом - копии с планов розданных дач, во втором - решенные дела.
Для размножения документов, как отмечалось выше, предлагалось создать
типографию. Итак, заметно намерение провести более четкое разделение труда
180
внутри канцелярии, обозначить конкретно функции каждого ее подразделения,
упорядочить и унифицировать статистико-отчетную документацию.
Восполнению пробелов "Учреждений" относительно нормализации штата
канцелярий и функций каждого канцеляриста посвящены разделы о должности
советников губернского правления, секретарей экспедиций и столоначальников.
О должности советника губернского правления сказано и в "Учреждениях"
(гл. V ст. 103), но только как о помощнике губернатора. В "Расписании" советник
рассматривается как наблюдатель за порядком, контролирующий своевременное
исполнение дел в порученной ему экспедиции, побуждая к этому экспедиторов,
столоначальников. Подчеркнуто, что именно советник, а не секретарь, записывает
в докладной реестр резолюции губернского правления по решенным делам. Здесь
явно Тутолмин опирается на законодательство, согласно которому в журнал,
докладные реестры резолюции должен записывать член присутствия для того,
чтобы секретарю осталось только облечь ее в форму приговора и приписать
соответствующие законодательные акты при составлении протокола. Считалось,
что это ускоряет составление протоколов, а секретари или протоколисты в личных
интересах не смогут внести изменений в приговор. Законы были направлены
против той практики, когда приговоры писали секретари1. Советнику
предписывается следить за ведением реестров о делах экспедиции, распределять
дела между ее канцеляристами.
Секретарь должен был контролировать столоначальников и вести реестр
входящих дел, отмечая время их поступления, какие по ним приняты резолюции,
время их исполнения. В статье "О порядке производства дел" в экспедиции
описаны этапы подготовки дел к расширению на заседании присутствия, в общем
совпадающий с требованиями упомянутых выше указов 2. Тутолмин стремится
адаптировать действующее законодательство к условиям деятельности
экспедиций и их столов.

1
Сенатский указ. 11 декабря 1767 г. – ПСЗ-1. Т. XVIII. - №13.032. – С.404 – 405;
Сенатский, в подтверждение прежних указов. 13 ноября 1769 г. - Там же. -
№13.382. - С.1017-1016.
2
Расписание дел. - Л. 10.
181
От столоначальника требовалось, чтобы он содержал дела в таком порядке,
чтобы из них можно было незамедлительно сделать выписки, справки. Это
связано с тем, что ему предписывалось вести реестр входящим делам, готовить по
ним справки, подбирать соответствующие законы и все это записывать в
докладной реестр, т.е. готовить доклад секретаря в присутствии. После вынесения
резолюции занимается составлением журнальной записки или протокола, которые
затем проверяет секретарь.
В обязанности экзекутора входили: контроль за "приказными служителями",
содержание реестра ведомостей получаемых из подчищенных мест. Входящие
бумаги, отметив, должен был передать регистратору для записи во входящую
книгу, а затем отослать в экспедицию для исполнения. Он же делает запись в
книге исходящих дел и отправляет их. Экзекутор принимает ежедневные рапорты
из всех присутственных мест, а затем передает секретарю. Тот составляет на их
основе рапорт губернатору.
Решенные дела из всех столов спустя месяц следовало сдавать в архив по
описям и реестрам. Кроме этого, в архиве наместнического правления
содержались копии планов розданных дач, планы из межевой экспедиции.
В типографии предполагалось печатать: "циркулярные повеления", указы
подлежащие обнародованию, табели, ведомости и другие "формы"1.
В целом, прохождение дел описывалось так 2. Входящее в присутствие дело
записывается в настольный реестр. Экзекутор отмечает на нем время его
получения. Регистратор внеся в книгу входящих дел, отдает его в экспедицию, где
секретарь записав в свой реестр вручает дело столоначальнику. Тот записывает
уже в свой реестр, вносит необходимые справки в докладной реестр и передает
его секретарю, который приписывает соответствующие законы, докладывает по
делу в присутствии. После того, как член присутствия "наложит своею рукою"
резолюцию, секретарь передает дело столоначальнику для составления журнала
или протокола. После переписки их набело, передаются в присутствие для

1
Расписание дел. - Л.15-17 об.
2
Там же. - Л.14.
182
подписи. Затем протоколист передает дело секретарю, а тот отдает его в стол для
исполнения. Там пишутся документы внешней переписки, представляются
экзекутору, который отдает их советнику. Подписанные документы отдаются
регистратору, он записывает их, ставит печать и вручает экзекутору для
отправления по адресам.
Таким образом, перед нами своего рода проект регламента губернских
учреждений, с поправкой на особенности Екатеринославского наместничества.
Рационализация губернского делопроизводства автором проекта предлагается в
рамках действующего законодательства. Унификация формуляров отчетной
документации, усиление контроля за прохождением бумаг, организация работы по
сбору информации для доклада "на верх" - все это, на наш взгляд, выявляет одну
из главных причин написания проекта, а именно бюрократически понятой
необходимости совершенствования функции областных учреждений как
представителей фискальных интересов государства на местах. Отметим, что
помимо чисто делопроизводственного пути рационализации предлагается и
технический. В этой связи напомним, что еще в 1765 г. Сенат докладывал
Екатерине II о целесообразности изготовления паспортов губернскими
типографиями. Но решения по нему не последовало1.
Позже тема актуализируется в "примечаниях" к донесению Московского
губернского правления, отосланного в ответ на сентябрьский именной указ 1784 г.
Как выяснилось, за 1782-1784 гг. им было получено 52374 документа, причем в их
составе касающиеся "исключительно о получении указов и подаваемых
единственно во известие рапортов: требующие исполнения или скорого

1
Доклад Сената об учреждении в губерниях для печатания паспортов
типографий. 11 ноября 1765 г. - РГАДА. Ф.16. - Д.372. - Л. 1-4 об. Сенат, предлагая
организовать типографии в губерниях, подчеркивал, что должны печататься
только паспорта. В то время, как следует из источника, они изготовлялись в
Петербурге, Москве, в недостаточном количестве. За письменные экземпляры
приходилось дорого платить, хотя были они "весьма сумнительны и не вероятны",
"без сроков" использования, "писанные неизвестных писцов руками". Иногда в
один паспорт записывали до десяти фамилий людей, отправлявшихся в разные
места. Вероятно, Екатерина ІІ опасалась потерять контроль над издательской
деятельностью и потому отложила решение вопроса.
183
отправления и приказания..."1. Причем указы высших органов власти приходилось
копировать для 115 присутственных мест губернии. Значительной была переписка
с соседними губерниями о подрядах, откупах, сыске, беглых и т.д. Канцеляристам
приходилось заниматься не столько делами, сколько перепиской. Поэтому
предлагалось расширить штаты канцелярий и открыть губернскую типографию,
по примеру некоторых губерний (каких именно в источнике не указано). К такому
же заключению пришла сенатская ревизия 1785 г. после ознакомления с
присутственными местами Московской губернии2.
В этой связи интересно письмо тамбовского губернатора Г.Р. Державина
Н.Н. Трубецкому с просьбой помочь приобрести типографский станок. Источник
свидетельствует, что значительный объем переписки затруднял ведение
делопроизводства не только в московских канцеляриях. Заслуживает внимания
мотивация Г. Державина: "... и по множеству текущих дел весьма много таких
бумаг, которые бы чрез типографию скорее течение свое имели"; "дешевле один
стан, нежели, множество пустокормов подьячих содержать"3. Данный сюжет
важен не только как комментарий к "Расписанию" Тутолмина. Он обращает
внимание на вызревание одной из объективных предпосылок кристаллизации
формуляров, поскольку тиражирование документов техническим способом
предполагало устойчивость приемов работы с ними.
Из вышеизложенного можно понять, почему Т. Тутолмин сказался
единственным из генерал-губернаторов, сумевшим быстро ответить на
екатерининский указ и предложить свой проект. О нем он сообщил Екатерине II

1
Примечание Московского губернского правления. 28 октября 1784 г. –Там же.
Ф.248. - Д.6572. - Кн. 3. -Л. 324-325.
2
Выписки из рапортов г. сенаторов о нуждах, недостатках и неудобствах
примеченных. - Там же. - Ф.16. - Д.384. О недостатках замеченных сенаторами
графом А. Воронцовым и А. Нарышкиным при осмотре губерний. 1785 г. - Там
же. - Л. 7 об.
3
Письмо Г. Державина - Н.Н. Трубецкому. 24 августа 1786 г. - Державин Г.Р.
Сочинения. - С. 409-410. Ему удалось осуществить свое намерение и в "Записках"
он писал, что печатались "для поспешности дел публикации и указы, которые
нужны были к скорейшему по губернии сведению". - Державин Г.Р. Записки. - С.
344-345.
184
реляцией 28 сентября 1764 г.1 Поясняя его отметил, что в основе донесений из
учреждений подчиненного ему наместничества лежит проект порядка ведения
канцелярских дел ("обряд производства и содержания дел во всех присутственных
местах,... обще с формами при обряде приобщены")2. Следовательно,
присутственные места в своих "примечаниях", а губернские прокуроры в
"заключениях", должны были, по сути, дать оценку практической значимости
проекта. Сам генерал-губернатор свое отношение к нему высказал вначале
генерал- прокурору А. Вяземскому, а позже императрице. Остановимся на этих
документах, чтобы лучше понять представление Т. Тутолмина о путях
рационализации делопроизводства.
В сопроводительном письме к А. Вяземскому, к которому он обращается
как к лицу, усилиям которого, по его мнению, организована деятельность
казенных палат, он пишет, что в основе проекта лежит в частности и
"Наставление" 1781 г. казенным палатам3. Из него он выделил § 94, "(Отделение
XI "О должности экспедиторов вообще". Изготовление срочных дел)",
распространив его положения на все текущие дела. Содержанием параграфа
является требование к экспедиторам собирать справки, различные объяснения по
делам, ведомостям, самостоятельно, не докладывая казенной палате, т.е.
изымалось одно из звеньев бумагооборота с целью его ускорения4.
В реляции Екатерине ІІ Т. Тутолмин изложил свое мнение подробнее5.

1
Реляция Т. Тутолмина. - Екатерине ІІ, 28 сентября 1784 г. - Спб. - РГАДА. Ф.16. -
Д. 804. - Л. 291.
2
В губернских документах так назывался канцелярский порядок Т. Тутолмина. -
Выписка из журнала Олонецкого губернского правления 24 марта 1787 г. - Там же.
- Ф.248. - Д.6573. - Кн.4.- Л.281.
3
Письмо Т. Тутолмина - А. Вяземскому, 19 декабря 1784 г. - РГАДА. Ф.248. -
Д.6573. - Л.277-278 об. Тутолмин сообщил также, что свою статскую службу
начал с должности вице-губернатора, и потому ему известны проблемы
финансово-хозяйственного управления, которые решались "Наставлением".
4
Именной, данный генерал-прокурору. - Об утверждении наставления для
производства дел в казенных палатах. 24 марта 1781 г.-ПСЗ-І.-Т.XXI.-№15.141.-С.94.
5
Реляция Т. Тутолмина - Екатерине ІІ, 19 декабря 1784 г. - РГАДА. Ф.16. - Д.804. -
Л.300-301 об. Судя по записи на деле, "обряд" был передан П.В. Завадовскому 2
(вторая цифра неразборчива) декабря 1784 г.
185
Все дела по своему характеру делятся им на "исполнительные" и
"судебные". Порядок производства дел сопрягался "с предметом должности
каждого места и чина", установленного "Учреждениями", от норм которого
Т. Тутолмин не отступал, т.е. в основу "обряда" был положен принцип
специализации делопроизводства в зависимости от функций учреждений,
заложенный в самих "Учреждениях", содержавших идею разделения властей.
Отталкиваясь от этих положений, Т. Тутолмин, учитывая разнообразие
вступавших в губернское правление документов, предписал соответствующие
процедуры их решения. Если характер дела требовал быстрого отправления, то
его выполнение должно было осуществляться по наложенной резолюции, без
составления особой журнальной записки или протокола. По другим делам
резолюции записывались в журнал. Здесь автор ссылается на статью 103
"Учреждений", предписывающую советникам губернского правления записывать
свои соображения по делам, в случае, если они не согласны с мнением
губернатора.
Характеризуя производство дел в казенной палате Т. Тутолмин повторяет,
то, что ранее высказал генерал-прокурору о норме § 94: после того, как вице-
губернатор подпишет резолюцию, управляющий экспедицией может
самостоятельно руководить действиями по ее исполнению, уже не обращаясь в
палату, т.е. предлагалось избегать коллегиальных процедур там, где они не были
обязательны. Присутствие должно было заниматься только теми делами, которые
могли быть решены на заседании казенной палаты, как об этом сказано в § 21
"Наставления".
Течение уголовных и гражданских дел, описанное в "Учреждениях",
воспринято Т. Тутолминым как достаточно разработанное. Он счел нужным
выделить главы, лежавших в основе установленного им порядка: 6-8, 10, 14-16, 21-
24, 26, 30, 31. Единственное предложение по данному вопросу состоит в том, чтобы
тяжебные дела по незначительным искам (статьи 201, 286, 342, 483), которые
нельзя было переносить в губернские места, рассматривать не требуя пошлин за
исковые челобитные, поскольку не все просители способны к уплатить.
186
Итак, в этом и предшествующих источниках прослеживается мысль о
необходимости модернизации губернского делопроизводства путем построения
его на принципах унификации и дифференциации.
Перейдем к "канцелярскому обряду" Т. Тутолмина. Поскольку сочинение
значительно по объему, главное внимание, как и в других случаях, уделим
делопроизводству губернского правления - основного административного
учреждения губернии1.
Описание начинается со служебной документации справочного характера.
Формуляр каждого документа специально не поясняется, только указывается его
порядковый номер в приложении. В первой книге - законы и указы, подписанные
государем, во второй - сенатские указы по губернскому управлению. Атлас
губернии имел регистр селений, дач, причем отмечались имена владельцев,
численность населения. К нему прилагается очерк истории местного населения. К
картографической документации относятся также планы городов, включавшие
данные о количестве дворов, жителей, их сословном происхождении, планы
губернской границы, почтовых дорог, судоходных рек, протекавших через
губернию. Таким образом, изобразительная документация предлагалась не в
"чистом виде", а с элементами статистической. Историко-краеведческий очерк
дополнился "историей каждого города". Рекомендация составлять подобные
очерки свидетельствует о распространении общественного исторического
сознания. Обнаруживается также, что одним из источников появления
краеведения является управленческая деятельность местных учреждений.
К группе учетной документации можно отнести "генеральную табель"
губернии с данными о количестве посадов, государственных и
частновладельческих селах, их населении, ведомости о фабриках, заводах (в них
должны были быть сведения о виде и количестве производимой продукции),
торговле, промыслах горожан, об урожае и запасах хлеба, реестры недоимков по

1
Примечание олонецкого наместнического правления. - РГАДА. Ф.16.-Д.804. - Л.
1-17 об. "Примечание" не датировано. Другие присутственные места подготовили
свои замечания к концу июля 1787г.
187
губернии, денежных средствах губернии, чиновников всех учреждений,
рассматриваемых дел в присутствии.
Как обосновывалась целесообразность заведения указанных документов
местными чиновниками? Книги законов, по мнению архангельского
наместнического правления нужны, поскольку служат "начальнейшим в сего
порядка основанием"1. Содержание других документов также признавалось
нужным, поскольку правление будет иметь сведения "обо всем". Такая
неопределенность понятна, ведь приходилось отвечать на самые различные
запросы центральных и высших органов власти, потому обладание общей
статистикой губернии могло быть использовано для составления требуемых
ведомостей, рапортов.
Олонецкое наместническое правление комментирует только ежегодные
ведомости об урожае хлеба. Учет сбора и расхода хлеба был необходим в связи с
неблагоприятными природными условиями для земледелия в губернии. Этими же
соображениями продиктована необходимость в ведомостях о ценах на
продовольственные товары. С их помощью администрация надеялась
контролировать ситуацию на рынке, чтобы предупредить "народное отягощение" 2.
По тем же причинам составлялись ведомости о запасах соли. Таким образом,
документацию губернского правления можно разделить на общегосударственную
и специальную, вызванную особенностями экономики данной губернии. Так как
ее содержание следовало периодически обновлять, то понятно, нагрузка на
уездные канцелярии увеличилась.
Производство дел в присутствии поручалось секретарю, протоколисту,
регистратору, архивариусу, экзекутору.
Поскольку "не всех дел существо одинаково... "3, решено распределить их по
экспедициям и столам. Только секретные дела, списки губернских чиновников,
регистра "о денежной казне", "о делах" оставались в ведении губернского

1
Мнение постановленное архангельским наместническим правлением. - РГАДА.
Ф.16. - Д.804. - 4.1. - Л.153 а.
2
Примечание олонецкого наместнического правления. - Л. 3-3 об.
3
Мнение постановленное архангельским наместническим правлением.- Л. 154 об.
188
присутствия. Так как экспедиции возглавляли советники губернского правления,
то их могло быть только две. Они в свою очередь делились на столы, подчиненные
должностным лицам офицерского чина - столоначальникам, которому помогали
"приказные служители". Такое деление, предложенное генерал-губернатором,
архангельское наместническое правление нашло, разумеется, нужным и удобным1.
Первую экспедицию возглавлял первый советник губернского правления. В
его обязанности входило распределение дел между столами, контроль за их
исполнением. Для этого он должен был сверять реестр дел губернского
присутствия с теми, что имеются у столоначальников. В случае задержки должен
был лично содействовать производству дела, предварительно сообщив об этом
губернатору.
В первом столе занимались делами о назначениях чиновников, сборе
сведений о происшествиях в городах, уездах, исполнением решений совестного
суда, обнародованием сенатских указов, производстве по дворянским, городовым,
сельским выборам. На основании ведомостей, получаемых от городничих,
магистратов, нижних земских судов в конце года составлялись ведомости о
фабриках, заводах. Каждые три года следовало составлять генеральную табель,
включавшую сведения ведомостей городовых магистратов о торговле, промыслах,
ремеслах.
Второй стол занимался гражданскими делами, взысканиями по векселям,
перепиской по сыску беглых. Ведал вопросами содержания губернских дорог,
почты и другими, "собственно до наместнического правления касающиеся" 2. В
третьем столе занимались перепиской по тяжебным делам, палаты гражданского
суда, оформлялись крепости на недвижимое имущество, давались справки о
дворянстве, вели переписку по городским постройкам.
Во главе второй экспедиции находился второй советник губернского
правления, главной задачей которого также являлось наблюдение за
своевременным производством дел. В первом столе этой экспедиции занимались

1
Мнение постановленное архангельским наместническим правлением. -Л. 154 об.
2
Примечание олонецкого наместнического правления. - Л. 6 об.
189
главным образом перепиской по уголовным делам, а также следить за
своевременной присылкой справок необходимых для ведения следствия, держать
реестр нерешенных дел и понуждать уголовный суд к скорейшему их решению.
Как видно, и в экспедициях, и в столах предпринимаются попытки
административным путем ускорить производство дел.
Во втором столе рассматривались документы о недоимках с откупщиков,
экипировки губернской роты, казенного строительства, рекрутские дела и ряд
других по ведомству казенной палаты. В третьем столе - переписка с дворянским
банком о выдаче жалованья.
Итак, несмотря на внешний калейдоскоп вопросов, подлежащих решению
экспедиций и столов, заметна их дифференциация по отраслям управления.
Очевиден и другой критерий - по степени открытости дел, т.е. секретные
отделялись от ординарных. Введение специализации в канцеляриях губернского
правления диктовалось обилием поступавших дел, явившееся в свою очередь,
следствием реформы 1775 г., в результате которой общий фокус всех нитей
управления местных учреждений был перенесен из центра в губернские
правления. По свидетельству чиновников олонецкого губернского правления, в
течение года к ним поступало до двенадцати и более тысяч дел. Но трудность не
только во множестве бумаг, но и в их содержании, предполагавшее "различный
образ и производство оных соответственно материй"1. Члены присутствия
поясняли: статья 97 "Учреждений" предписывает губернскому правлению
заниматься "исполнительными" и "скорого отправления или приказания
требующими" делами, по которым не может быть нескольких мнений". Между
тем, решение их замедляется "продолжительным канцелярским обрядом"2.
С другой стороны, статья 103 предписывает советникам губернского
правления участвовать в обсуждениях дел, причем важных, как это поняли члены
олонецкого губернского правления. Поэтому они имели основания заключить, что
из-за многочисленности входящих бумаг, различных по содержанию и степени

1
Примечание олонецкого наместнического правления. - Л. 8 об.
2
Примечание олонецкого наместнического правления. - Л. 8 об.
190
важности, некоторой противоречивости норм "Учреждений", единообразный
порядок делопроизводства замедляет производство дел и следовательно его
необходимо организовать с учетом специфики обслуживаемых им дел. О степени
самостоятельности выводов губернских чиновников судить трудно, не исключено,
что они были подсказаны генерал-губернатором. Однако понимание
неэффективности распространения коллежского делопроизводства на все отрасли
управления ко второй пол. 80-х гг. ХVIII в. встречается не только в документах
генерал-прокурора, генерал-губернатора, но и губернского чиновничества.
Какой порядок прохождения дел Т. Тутолмин предписал губернским
правлениям? Входящие документы в губернском правлении протоколистом
нумеровались, на них отмечалось число, месяц получения и записывались в
присутствии всех членов правления в настольный реестр "о делах", под
полученным порядковым номером. Далее губернатор по делам требующим
скорого исполнения (согласно главам ХVII-ХIХ "Учреждений" о должностях
нижнего земского суда, земского исправника, городничего) и от его "резолюций...
зависящих", записывает в реестре резолюции по предписанию статей 425, 426,
4271. Затем для их исполнения направляет подчиненным ордера. По такого рода
делам протоколы не составлялись. По другим же советники правления, по приказу
губернатора, делали пометки в реестре о том, по какому докладу следует собрать
справки или о необходимости внести данные из поступивших ведомостей в общие
ведомости и табели, содержащиеся в присутствии. По этим резолюциям также не
составлялись протоколы, а непосредственно приступали к их исполнению. Таким
образом, поступали и в тех случаях, когда обнаруживались неточности в
полученных ведомостях, "способствуя скорому отправлению дел2.

1
Примечание олонецкого наместнического правления. - Л.9. Статьи
предписывают городничему, уездному казначею, нижнему земскому суду и
земскому исправнику принимать "указы и повеления" от губернатора и
губернского правления. - Учреждения для управления губерний. 1775 г. - Часть 2.
- ПСЗ-І. - Т.XX. - №14.392.-С.292.
2
Примечание олонецкого наместнического правления. - Л. 9 об.
191
Таким образом, в журнал заседаний губернского правления записывались не
все дела, а только по полученным именным, сенатским и других органов власти
указам. Это правило распространялось и на документы подлежавших
рассмотрению на общем заседании присутствия (связанных с наложением ареста
на имения, взыскание по счетам, привлечение к суду за должностные
преступления и т.д.).
Нельзя было вносить в журнал исходящие бумаги (распоряжения), пока не
выяснится, что они исполнены, а также дела, по которым хотя и будет резолюция
составить протокол, или журнальную записку, но не подписанная членами
присутствия.
Все остальные дела отправляются по предложениям, ордерам, резолюциям
губернаторским, записанных в реестре и подписанных самим губернатором. В
журнал они не вносились. Исходящие бумаги из экспедиций губернского
правления подписывал советник1. Из всего изложенного следует, что полный
перечень входящей документации дан только в генеральном реестре губернского
присутствия. Особые реестры содержались в столах, но в них записывались дела
не только по их ведомству. Советники сверяли оба реестра, следя за
своевременностью решения дел. Проступки нерадивых чиновников, по приказу
губернатора, советник записывает в журнал, а затем по данной резолюции налагал
взыскание на провинившегося.
Разделение дел на подлежащие коллегиальному и единоличному решениям
должно было ускорить делопроизводство за счет отказа от написания ненужных
сложных протоколов. Однако за чертой внимания чиновников оказались критерии
определения характера дел, законности принятой меры.
Эффективность деятельности канцелярии стремились повысить также за
счет регламентации функций ее членов. Причем, советнику оставлялось право

1
Внешняя переписка губернского правления велась на основании XXIX главы
"Учреждений". Для переписки экспедиции прилагался образец "сношения",
отправляемого по резолюциям в настольном реестре. В документе отмечались его
наименование, адресат, далее - текст, подпись. - РГАДА. Ф.248. -Д.6573. -Кн.4.-
Л.404.
192
перераспределять дела в случаях, когда они накапливались в каком-либо столе.
Должность секретаря губернского правления состояла в том, чтобы
наблюдать за правильным составлением книг, реестров, протоколов, журналов (по
всем видам документов приложены формы), правильностью подсчетов в
ведомостях, табелях, для " вегдашнего в случае надобности соображения" 1. Под
ответственность секретаря отводились дела, требующие немедленного решения,
по резолюциям, ордерам губернатора. Он же проверял выписки, подготовленные в
столах, сверяет их с подлинными делами. Затем, проверив содержание, подбирает
необходимые выписки из законов и на основе полученного материала докладывал
в присутствии. После обсуждения документы возвращались в стол их
подготовивший для составления журнальных записок, протоколов. Они также
подлежали секретарской проверке. Только после этого составлялся беловик,
причем текст, требовалось писать "приличным слогом". После подписания
протокола членами присутствия, секретарь отмечал в генеральном реестре время
его удостоверения и отдавал в стол для исполнения.
Столоначальники контролировали деятельность подчиненных с помощью
реестра "о делах", отмечая в нем время поступления документа, сделанного по
нему доклада и принятого решения, завершения дела.
Записав документ в реестр, столоначальник в тот же день запрашивал
необходимее справки. Они, вместе с делом, возвращались секретарю. После
внесения резолюции на основе представленных материалов и подобранных
законов составлялся протокол. После того, как секретарь проверял и подписывал
его, принимались меры по исполнению дела. В случае необходимости стол мог
вступать в переписку с другими местами. Тогда запрошенные у них документы
столоначальник записывал в генеральный реестр и журнал (там же отмечалось
время подписания протокола и отправки документов секретарю). Таким образом,
подготовка и выполнение дела входящего в компетенцию стола оказывалось под

1
Примечание олонецкого наместнического правления. - Л. 11 об. Здесь можно
заметить, что данные документы отражали не только текущую информацию, но и
могли быть использованы для составления различных, не установленных ранее
отчетов центру.
193
контролем и ответственностью столоначальника. В свою очередь, это потребовало
заведения наряду с генеральным реестром "о делах", аналогичного документа для
стола. Персональная ответственность столоначальников, экспедиторов,
секретарей, должна была помочь преодолеть коллегиальную безликость,
безответственность, внести динамику в делопроизводство там, где требовалось
исполнение по приказу без предварительного обсуждения.
Спустя месяц решенные дела из столов передавались по реестрам на
хранение в архив губернского правления. Так каждое дело получало порядковый
номер, под которым записано в реестре. Все поступления в архив заносились в
"генеральную" опись, где указывалось время начала и завершения дела. С
помощью своих помощников, архивариус должен был по требованию
столоначальников подготавливать справки и записывать их "под запросом",
удостоверив личной подписью. Если дело оказывалось сложным, выписки готовил
сам столоначальник.
За выполнением служебных обязанностей "приказными" служителям
наблюдал экзекутор, способствуя таким образом, "успеху течения дел". Он же
должен был принимать просителей, помогая им решать свои вопросы. В
присутствии он по генеральному реестру контролировал присылку затребованных
документов из других мест. В случае задержки делал запись в журнале и
докладывал об этом присутствию. В его обязанности входила отправка исходящих
документов, а также составление ежедневных "генеральных" рапортов губер-
натору о положении дел в присутствиях губернского города, на основе
полученных от них рапортов.
Выяснив должностные обязанности членов канцелярии, не трудно
представить порядок прохождения дел и потому специально не будем на нем
останавливаться.
Губернскому правлению в уезде был подведомствен нижний земский суд.
Рассмотрим предложенный ему канцелярский порядок1. В нем также имелись

1
Примечание олонецкого нижнего земского суда. - РГАДА. Ф.16. –Д. 804. - Л.
119-120.
194
книги законов и указов государя и указов губернского правления, настольные
реестры или регистры с приложенными формулярами о "денежной казне", "о
делах", недоимках. Полагался особый реестр по делам, требующим "скорого
отправления" по резолюциям земского исправника, без составления протоколов
или журнальных записок. Он содержался в присутствии нижнего земского суда
для того, чтобы уездный стряпчий мог контролировать законность действий
земского исправника. Заведение реестра, а значит и принятого деления дел,
обосновывалось ссылкой на главу ХVIII "Учреждений" "О должности земского
исправника или капитана". Само выделение в законодательном акте должности
кажется достаточным аргументом, но там же подчеркивается, что земский
исправник только "первый заседатель" нижнего земского суда (статья 235) и
"самовластно не наказывает" - это право суда (ст. 245). По всей видимости,
Т. Тутолмин не видел в статьях запрета земскому исправнику принимать
единоличные решения по определенному кругу вопросов. Номенклатура других
видов документов адаптирована к губернской с тем, чтобы в последней
сформировалась обобщенная информация. Понятно, что для этого требовалось
унифицировать виды и формуляры уездных и губернских документов1.
Правила сдачи и хранения документов в архив нижнего земского суда
аналогичны предписанным архиву губернского правления.
Дела распределены между двумя столами. В первом все входившие в
компетенцию нижнего земского суда, во втором - относившихся к обязанностям
земского исправника. При в целом, положительной оценке предложенного
канцелярского "обряда", члены присутствия полагали, что без увеличения штата
канцеляристов (а в нижнем земском суде служили канцелярист, подканцелярист и
копиист), сократить объем дел не удастся. Канцеляристам приходилось
заниматься не только уездными делами, но и запросами вышестоящих

1
Некоторые виды документов механически были перенесены из
екатеринославских учреждений, в архангельские. Так, нижнему земскому суду
был предложен алфавитный реестр дворянских селений и дач, хотя в
архангельской "округе никаких дворян не состоит" и потому нет их земельных
владений. - Примечание архангельского нижнего земского суда. - Л.181.
195
учреждений, а также принимать участие в различных предприятиях земского
исправника1.
Поскольку канцелярский порядок всех губернских и уездных учреждений
требует большего внимания чем мы можем позволить себе здесь, ограничимся
констатацией отличительных черт проекта Т. Тутолмина. При этом, мы будем
обращаться к ''заключению" архангельских губернских прокурора и стряпчего по
проекту и "примечаниям" присутственных мест 2, что поможет более
систематически изложить материал и сравнить точки зрения губернских
присутственных мест и органов надзора.
Губернский прокурор и стряпчий нашли "канцелярский обряд" Т. Тутолмина
"навсегда быть полезно и необходимо надобно" 3. Конкретизируем этот вывод.
Одно из главных положений проекта - разделение дел по экспедициям, столам,
юридически ими не обосновано. Хотя, по "заключению" уездного стряпчего,
учреждение столов и при них архивов (он писал об учреждениях губернского
города) правомерно, отвечает нормам "губернаторского наказа с 4-ю статьею и
Генерального регламента с 44 главою" 4. Но регламент, в данном случае, лишь
принципиально важен, поскольку узаконивает архивы при канцеляриях и отдает
их под руководство архивариуса 5. Коллежский порядок не мог быть полностью
реализован в губернских учреждениях, вот почему Тутолмину пришлось
специально разработать архивный порядок. Например, по регламенту полагалось
сдавать решенные дела в архив через 3 года, а по проекту -

1
Примечание онегского нижнего земского суда. - РГАДА. Ф.16. - Д. 804. - Л. 222;
Примечание Кольского нижнего земского суда. - Там же. - Л. 229 об.
2
Архангельскому наместническому правлению архангельского наместничества от
губернского прокурора и стряпчего заключение. - РГАДА. Ф.16. - Д.804. - Л. 234-
242 об. Документ не датирован, но последние "примечания" за сентябрь 1785 г.
"Заключение" олонецкого губернского прокурора - краткий положительный отзыв
без оценочных суждений. - Там же.- Л. 152.
3
Там же. - Л.234 об.
4
Заключение учиненное архангельского наместничества города уездным
стряпчим прапорщиком Славинским. - Там же. - Л. 202.
5
Генеральный регламент или Устав. 28 февраля 1720 г. - Гл. ХLIV "О архивах" -
ПСЗ-І. - Т.VI. - №3534. - С.156.
196
спустя месяц, с тем, чтобы у столоначальника документы не накапливались,
а в случае необходимости их легче было отыскать в архиве, чем в столе1.
Другой упомянутый закон "Наставление губернаторам" 1764 г. Статья 4
предписывает главе администрации наблюдать за законностью действий
подчиненных. Поэтому полагаем, в тексте описка, так как, в ст. 2 говорится о
подчинении губернской канцелярии губернатору, который получал право
распределять дела между канцеляристами2. Правда, в учреждениях, прежде всего
судебных, где члены присутствия докладывали по жребию, заведение экспедиций
лишено оснований, дела распределялись только по столам3.
Кроме названных причин устроения экспедиций, столов, существовала еще
одна. Так, губернский прокурор на предложение губернского правления
расширить штат с 1 до 2 секретарей заметил, что столоначальники являются
сотрудниками секретаря, готовя дела к докладу, они тем самым дают ему
возможность ограничиться проверкой сделанных выписок и подборкой
необходимых законодательных актов, потому нет надобности во втором
секретаре4. Внутри экспедиций можно было перераспределять нагрузку между
канцеляристами в зависимости от их занятости, объема и срочности порученных
дел. Рекомендация рассматривать в присутствии дела разделяя их по дням недели
(напр.: понедельник - о недоимках, вторник - об окладных доходах и т.д.),
объединяя для совместной работы усилия всех экспедиций не была типичной5.
Интересны суждения о различных видах губернской документации.
Необходимость реестра входящих бумаг не вызвала сомнений. ''Замечания
касались места их заведения, прежде всего в казенной палате. Подчиненные ей
экспедиции вели переписку от ее имени. Полученные по их запросам документы

1
Примечание олонецкого верхнего земского суда. - РГАДА. Ф.16.-Д. 804. - Л.39.
2
Наставление губернаторам. 21 апреля 1764 г. - ПСЗ-І. - Т.ХVI.-№12.137. - С.717.
3
См. напр.: Примечание олонецкой нижней расправы. - РГАДА. Ф.16.-Д. 804. -
Л.87.
4
Архангельскому наместническому правлению архангельского наместничества от
губернских прокурора и стряпчего. - Л. 234 об.-235.
5
Заключение екатеринославского губернского прокурора В. Золотницкого. -
РГАДА. Ф.248. - Д. 6573. - Кн. 4. - Л.276 об.
197
вначале записывались в "генеральный палатный регистр", а затем в реестр
экспедиции. В связи с этим, казенная палата предлагала фиксировать подобные
поступающие дела только в экспедиционных реестрах, имея цель сократить
количество бумаг, ускорить документооборот.
Сложность здесь еще состояла в том, что не было каких-то правил записи
вступавших дел, которые бы позволили кратко и понятно передать их содержание.
Нарративность должна была ограничиваться рекомендацией общего характера:
"означая дело весьма кратко"1. Однако, можно привести противоположные
суждения, объясняющие многословие записей в регистрах. В судах алфавитный
реестр подсудимых рекомендовалось вести так, чтобы "одним взором... увидев
можно все то, о чем только выправиться надобно"2.
Считалось целесообразным в регистратуре иметь не один, а два реестра:
один для государственных дел, другой для частных. Каждый составлялся по
особому формуляру и подписывался судьей, удостоверялся печатью. Однако, с
точки зрения губернского прокурора, функция контроля была важнее. Как он
пояснил, "генеральный" регистр служил для проверки всех регистров экспедиций,
вот почему в него следовало записывать все без исключения входящие
документы3. Из других отзывов выясняется, входящие документы в реестре
записывались как на имя казенной палаты, так и экспедиции, куда они
отправлялись на исполнение4. Стоит отметить такую разновидность реестров
входящих бумаг, как "о делах требующих скорого отправления", имевшаяся в
составе документации канцелярии городничего, как сказано, на основании XIX
главы "О городничем" "Учреждений"5. Отсюда можно заключить, что правовым

1
Заключение екатеринославского губернского прокурора В. Золотницкого. -
РГАДА. Ф.246. - Д. 6573. - Кн. 4. - Л.276 об.
2
Примечание Олонецкого наместничества палаты гражданского суда. - Там же. -
Ф.16. - Д. 604. - Л.38.
3
Архангельскому наместническому правлению архангельского наместничества от
губернских прокурора и стряпчего. Заключение. - Л. 236.
4
Примечание на обряд канцелярского производства дел в олонецкой казенной
палате и в экспедициях ее текущих. - РГАДА. Ф. 16.-Д. 804. - Л. 26.
5
Примечание петрозаводского коменданта подполковника Гирша по обряду. - Там
же. Ф. 16. - Д. 804. - Л. 102.
198
источником заведения определенного документа становились правовые нормы,
посвященные штатным должностям, даже если в них сам документ не назван,
более того, не определен круг дел, относящихся к срочным. Встречаются, хотя и
редко, более конкретные указания на закон непосредственно о делопроизводстве:
главы IV "О исполнении указов", XXX "О должности нотариуса" Генерального
регламента1. Смысл ссылки не совсем ясен, поскольку в главах упомянуты
реестры "вершенных" и "не вершенных" дел и только вскользь замечено, что дела
по челобитным следует рассматривать по реестру. Видимо общее здесь
усматривалось в том, что упомянутые виды документов позволяют установить
порядок рассмотрения дел и осуществить контроль за их исполнением.
Поскольку в регламенте порядок составления реестра не определен, Т. Тутолмин
предложил свой образец формуляра "О делах в наместническое правление
вступаемых"2 за год. Он включал рубрики: порядковый номер вступившего в
канцелярию дела, даты его отправления и поступления в правление, "краткое
содержание", вписанная членом присутствия резолюция, время записи в журнал и
отправления указа. Как реестр "о делах" связан с другими документами? Палаты
гражданского, уголовного судов, казенная, рекомендовали записывать вступающие
документы, по которым не требовалось принимать решения из-за их чисто
информативного содержания, не в журнал, а в настольный реестр входящих дел.
На самих документах судья должен был сделать пометки об ознакомлении с ними
присутствия и канцелярии. Таким образом, сокращалась переписка, упрощалось
ведение сложного документа, каким был, по общему признанию, журнал. Но в
связи с тем, что реестр приобрел большее значение, становилась, на наш взгляд,
еще более проблематичным выполнение с одной стороны требований указа 1767 г.
записывать в них резолюции понятно, не допуская разночтений, а с другой,
рекомендации проекта - кратко передавать содержание документов, поскольку
нигде не сказано, как "свернуть" информацию не изменяя смысла документа 1.

1
Примечание Олонецкого наместничества палаты гражданского суда. - Л. 25.
2
РГАДА. Ф. 248. - Д. 6573. - Книга 4. - Л. 400.
1
Сенатский указ 11 декабря 1767 г. - ПСЗ-І. - Т. ХVIII. - №13.032.-С. 404-405. См.
на него ссылку, напр.: Примечание Олонецкого наместничества верхней расправы
199
Впрочем, губернский прокурор присоединился к мнению палат 2. Добавим, реестр
губернского правления позволял контролировать подачу ежемесячных ведомостей
"о успехе течения дел" в присутствиях подчиненных мест3. Современники так
понимали предназначение документа: он обращает на "число дел всегда глаза
присутствующих и делает память, чтоб дела в нем ознаменованные без
замедления брать к рассмотрению и решению которые по тому регистру старее" 4.
Екатеринославский губернский прокурор предлагал расширить его
функции. Протоколисту следовало переписывать резолюции с реестра на
подлинные дела, а судье подписывать их для "лучшей точности и верности". В
нем же назывались причины из-за которых резолюция не была принята в день
слушания дела5. Затем резолюция переносилась в журнал и на ее основе
составлялся особый протокол. Итак, с помощью докладного реестра определялся
порядок прохождения и рассмотрения дел, контроль за их исполнением, со-
кращалась переписка. Бюрократическим способом надеялись исключить
возможность злоупотреблений чиновников при составлении протоколов,
журналов, стремились добиться верного понимания содержания распоряжений
"сверху". Наконец, реестр получил свой формуляр. Если обратиться к нашей точке
отсчета - Генеральное регламенту, то можно отметить следующее. Термина
"докладной реестр" в нем нет. Исполнение дел фиксировалось в двух записках
решенных и не решенных дел. Последнюю можно было бы принять за докладной
реестр, однако напомним, в него записывались все входящие документы, которые
еще предстояло изучить присутствию. О них докладывал секретарь, согласно
порядковым номерам, датам, отмеченных на самих полученных делах.
Упоминание о реестре челобитных (гл. V) очень кратко, чтобы заключить о нем

I департамента. - РГАДА. Ф. 16.-Д. 804. - Л.50.


2
Архангельскому наместническому правлению архангельского наместничества от
губернских прокурора и стряпчего заключение. - Л. 236 об. - 238.
3
Формуляр ведомости включал рубрики: решенных и не выполненных дел с
указанием причин помешавших этому. - РГАДА. Ф.248. -Д. 6573. - Кн. 4. - Л. 394-395.
4
Примечание Олонецкого наместничества палаты гражданского суда. - Там же. Ф.
16. - Д. 804. - Л.22.
5
"Заключение..." екатеринославского губернского прокурора В. Золотницкого. -
РГАДА. Ф.248. - Д. 6573. - Кн. 4. - Л. 271 об.
200
что-либо определенно, вероятно, это список нерешенных дел. Следовательно, в
отношении названных документов докладной реестр "унаследовал" все
принадлежавшие им функции, исключая регистрацию времени практического
исполнения распоряжений. При составлении протоколов местные чиновники, судя
по их ссылкам, руководствовались, кроме Генерального регламента, указами 1714
г., 1724 г., 1737 г., 1762 г. 1 В работе над журналом актуален был указ 1767 г.,
хотя были известны и другие2. Сравнивая утвержденный им формуляр журнала с
тем, что дан в списке форм, приложенных к проекту, можно заметить, что они
одинаковы, т.е. хотя бы формально, законом определенный порядок составления
журнала на губернском уровне освоен 3. То же можно сказать о протоколе4. Об
этом свидетельствуют и предложения по усовершенствованию формуляров. В
частности, признавалось целесообразным в формулярах журнала прибавить графу
для обозначения времени принятия резолюции, а в особых протоколах писать "по
учиненной такого-то месяца и числа в общем собрании резолюций" 5. Смысл
данного предложения выясняется из другого - завести реестр, в котором бы
отмечались: время принятия резолюции, когда по ней составлены журнал,
протокол, отправлен указ1. Тем самым предполагалось ускорить подготовку
документов по резолюциям, так как появлялась возможность установить, как
долго чиновники медлили в исполнении своих обязанностей. Проблема была

1
Именной указ 4 апреля 1714 г. - ПСЗ-І. - Т.V. - № 2791. -С. 94-95; Именной указ
20 января 1724 г. - Там же. - Т.VII.-№ 4424. - С.206; Сенатский указ 17 мая 1737 г. -
Там же. - Т.X. - № 7256. - С. 150; Именной указ 30 июля 1762 г. – Там же. - Т. ХVI.
- №11.629. - С. 29-32.
2
Сенатский указ 14 июля 1753 г. - ПСЗ-І. - Т.ХІІІ. - №10.119.-С. 862-864;
Сенатский указ 10 февраля 1764 г. - Там же. - Т. ХVI. - №12.040.- С.532:
Сенатский указ 11 декабря 1767г. - Там же. - Т. ХVIII. - №13.032. - С.404-405:
Сенатский указ 13 ноября 1769 г. - Там же. - Т.ХVIII. - № 13.382. - С. 1017-1018;
См. напр.: РГАДА. Ф.16. - Д.804. - Л. 24, 26 об, 35, 50 и др.
3
Журнал такого-то присутственного места. 1785 г. - Там же. Ф.248. - Д. 6573. - Кн.
4. - Л.406.
4
Форма "Протокола" - Там же. - Л. 408-409.
5
"Заключение..." екатеринославского губернского прокурора В. Золотницкого, - Л.
271 об.
1
"Заключение..." екатеринославского губернского прокурора В. Золотницкого. -
Л.272.
201
очень важной, поскольку в присутственных местах приговоры по подписанным
протоколам составлять спустя два и более месяцев 2. Отметим внимание к
резолюциям. Запись их судьями в настольном реестре, затем журнале, протоколе
продиктована указом 1767 г.3 Мотивировалась это, как отмечалось выше, тем,
чтобы канцеляристы не смогли повлиять на ход дела. Такое же объяснение мы
находим в "примечаниях" присутствий4.
Для сокращения числа журналов, предлагалось отменить их составление по
делам не требующим принятия резолюций (напр., об открытии наместничеств,
образовании новых городов, повышении в чине). Таких дел в канцеляриях было
не меньше тех, по которым действительно требовалось предпринять какие-то
действия - жаловались чиновники. К тому же, записи резолюций об ознакомлении
с бумагами в журналах, снятие копий, отнимало много времени. 5 Не
рациональным считалось записывать вторичные, "подтвердительные", указы,
разъяснения по ранее посланным распоряжениям, если на них поступали
неудовлетворительные ответы. Предлагалось "требования" об их выполнении
писать на основании первой журнальной записи, тогда отпадала надобность в
составлении новых постановлений, снятии копий для экспедиций, мнение
обосновывалось не только практическими соображениями, но и ссылкой на указ
1714 г., предписывающий секретарю вести самостоятельно переписку не
требующих обсуждения в присутствии, скрепляя их только своей подписью1.
Как докладные реестры должны были помочь сократить число записей в

2
Сенатский в подтверждение прежних указов. 13 ноября 1769 г.-ПСЗ-І. - Т.ХVIII.
- №13.382.- С.1017. С этой же целью еще раньше требовалось нумеровать журнал
и под тем же номером протокол, в первом отмечать также время подписки
протокола и отправления по нему указа. - Сенатский указ 17 мая 1737 г. -С. 150.
Интересно, что в указе признается, что предписанные правила некоторые
присутственные места "уже ныне и делают", т.е. "подзаконная" практика не всегда
осуждалась, напротив, если признавалась рациональной, то закреплялась
законодательно.
3
Сенатский указ 11 декабря 1767 г. - С.404.
4
Примечание Олонецкой губернии палаты гражданского суда. - РГАДА. Ф.16. -
Д.804. – Л. 20 об.-21.
5
Примечание учиненное архангельскою гражданскою палатою. - Л.160 об.
1
Там же.
202
журналах, так и последние рассматривались как средство уменьшить число
составляемых протоколов. Достичь этого представлялось возможным путем
составления протоколов только по "обширным делам", напр., по апелляционным,
связанных с большой подготовительной работой. Все остальные, даже если они не
информационные, требуют принятия решений, записывая в журнал, подписывать
как протоколы, т.е. всеми членами присутствия2.
В общем, определить, какие дела, по мнению местных чиновников,
заслуживают записи в журнале, протоколе, не просто. Только екатеринославский
губернский прокурор специально отметил необходимость осуществления
подобного разделения, выделив в качестве примера дела, которые можно
исполнять имея только резолюции записанные в докладной реестр и отмеченных
на самих делах: сообщения "для ведома", по явочным челобитным, о даче
паспортов, публикации о поимке беглых, воров, требования о различных справках
из подчиненных мест3.
Но примеры плохой критерий для отбора дел заслуживающих
протокольного оформления. Кроме "обширных" дел, рассуждали те же судебные
места, следует составить протоколы и по кратким, но важным по содержанию, а
также по тем, которые обсуждались не полным составом присутствия1. Наконец,
чтобы не было "соблазнительно" канцеляристам, считалось важным
документировать каждый этап бумагооборота. Таким образом, боролись две
тенденции. С одной стороны, стремились ограничить поводы к составлению
"особых протоколов" за счет записей резолюций в докладных реестрах, журналах,
2
Предложения принадлежат казенной, уголовного, гражданского судов палатам. -
Архангельскому наместническому правлению Архангельского наместничества от
губернских прокурора и стряпчего. - Л.235, 236 об. Примечание учиненное
архангельскою гражданскою палатою. - Там же. - Л.160. Распоряжение о
составлении протокола отмечалось в самом журнале. - Примечание первого
департамента олонецкого верхнего земского суда. - Там же. - Л.40.
3
"Заключение..." екатеринославского губернского прокурора В. Золотницкого. -
Л.272. Для упрощения поиска предлагалось завести ежегодный реестр
составленных протоколов для каждого места. См.: Форма: "Реестр для вписывания
протоколов сочиненных". - РГАДА. Ф.248. - Д.6573, - Кн.4. - Л.410-411.
1
Примечание Олонецкого наместничества палаты гражданского суда.- Там же. -
Ф.16. - Д.804. - 20 об.
203
на самих делах, фиксируя конкретику рассмотренных вопросов в журналах, на
которые перемещался центр тяжести делопроизводства2. Кроме того, предлагалось
делать копии не со всего протокола, приговора, а только с формулы
распоряжения3. С другой стороны, нужно было протоколировать важные вопросы,
признавалось, что журналом, протоколом "укрепляется решение входящей"
бумаги, контролируется деятельность канцеляристов 4. Простым решением
данного противоречия было увеличение штатов канцеляристов5.
В заключение отметим, что некоторая непоследовательность судебных мест
в оценке протоколов объясняется спецификой их функциональных обязанностей.
Например, казенная палата, менее связанная коллегиальными формами
деятельности, решительнее ограничивала сферу применения протокола мешавший
ей осуществлять распорядительные функции.
Как в описании делопроизводства губернского правления, так я в оценках
журнала, протокола, в конечном счете, лежало противоречие между
коллегиальными и единоличными формами управления. Влияние последних
сказывалось в актуализации реестра "о делах" журнала, снижении значения
протокола. Напротив, если обратиться к Генеральному регламенту, то можно
убедиться, что центральным документом коллежского делопроизводства являлся
именно протокол. В предложениях губернских мест, проекте, он хотя и остался
одним из ключевых, однако отчетливо заметна тенденция "удаляться" от

2
Губернский прокурор полагал, что юридическая значимость резолюций
записанных в журнале равнозначна протокольным если подписана всеми членами
присутствия. - Архангельскому наместническому правлению Архангельского
наместничества от губернских прокурора и стряпчего. - Л.237 об.
3
Губернский прокурор не согласился с этим, поскольку в состав формулы
приказания должны были входить описание обстоятельств дела, ссылки на
законы, кроме того, это помогало сохранить материалы дела в случае утраты
оригинала. - Л. 237 об.
4
Примечание Олонецкого наместничества палаты гражданского суда. - РГАДА.
Ф.16. - Д.804. - Л. 20 об.
5
Большая переписка сопровождала даже незначительное количество дел, так как
выписки экстрактов, написание протоколов "по большей части и велики, притом
быть должны". /Мнение палаты уголовного суда Московской губернии. - Там же.
Ф.248. -Д. 6572. - Кн. 3. - Л. 327.
204
составления протоколов, ограничивая число поводов к их написанию, перенося
присущие им функции, процедуры оформления на предшествующие им в
очередности прохождения документы, а также на журнал. Среди причин
вызвавших ее, отметим еще одну, "подсказанную" нам архангельским губернским
прокурором. Она состоит в том, что одно из положений Генерального регламента
постановляет: "ежели дела сомнительные, какого изъяснения требуют, что не
скоро спешить вершением..."1. В таком случае "едва ли возможно будет некоторую
часть оных решить в часы общего присутствия. А достальные накопляясь из дня
в день нерешенными течение дел казенных совершенной подвергли бы
остановке"2. Поэтому и предлагалось учредить экспедиции где бы
сосредоточилась вся подготовительная работа3. Полагаем, необходимость
составления протоколов в условиях, до губернской реформы 1775 г., продиктована
еще и тем, что в губернскую канцелярию стекались дела по самым различным
отраслям управления. Возможным способом их систематизации для удобства
работы с ними являлось протоколирование каждого из них, тем самым, выделяя
для из журнального "многоголосья". Новые областные учреждения различались
по объекту управления. Установленная специализация позволяла в некоторых
случаях отказаться от составления протоколов за счет записей в журнале. В этой
связи заслуживают внимания рассуждения того же губернского прокурора о
целесообразности внесения резолюций по уголовным и гражданским делам в
журнал в целях контроля за их исполнением. Обосновывая возможность таких
записей, он отмечал, что они не должны вызывать затруднений, поскольку
"Учреждениями" 1775 г. "назначены для производства различного существа дел
особые суды вместо того, что при воспоследовании именного 1714 г. апреля 4

1
Генеральный регламент или Устав. 1720 г. - ПСЗ-І. - Т.VI. -№3534. - С.144.
2
Архангельскому наместническому правлению Архангельского наместничества
от губернских прокурора и стряпчего. - Л. 235.
3
Однако прокурор умолчал об указе 1769 г., содержащий ответ на это замечание в
виде комментария к регламенту: "но как все нужные по делам изъяснения
делаются еще прежде доклада" секретарем, согласно именному указу 4 апреля
1714 г., следовательно, нет необходимости откладывать обсуждение дела. -
Сенатский указ 13 ноября 1769 г. - С.1017.
205
указа одно и токе место занималось рассмотрением и вершением дел всякого
рода..."1. Таким образом, представлялось, нужное дело легче отыскать в журнале
специализированного учреждения, чем, например, в дореформенной губернской
канцелярии, решавшей самые разнообразные вопросы управления.
Генеральный регламент довольно кратко характеризует журнал. В нем
записывались решенные коллегией дела, краткое содержание которых заносилось
в приложенный алфавитный реестр. По сути, журнал служил путеводителем по
книгам регистратуры2. В поздних указах, перечисленных выше, журналу
уделяется больше внимания. Теснее устанавливается его связь с протоколом.
Показательна формулировка указа 1737 г.: для лучшего отправления
канцелярского порядка " и по журналам последовали б протоколы и отправление
указов без замедления", для этого приказано нумеровать журналы, и тем же
номером обозначать протокол3. Взаимосвязь документов закреплялась
требованиями отмечать в журнале дату подписания протокола и отправления
распорядительного указа, что имело целью заставить составлять протоколы сразу
же после решения дела и записи его в журнал. В 1753 г. статус последнего
повысился: Сенат вновь потребовал подписывать его именно членам присутствия,
а закреплять секретарям, а также оформлять согласно установленному
формуляру4.

1
Архангельскому наместническому правлению Архангельского наместничества
от губернских прокурора и стряпчего. - Л. 242. В указе подчеркивалось: "Всем
делам чинить протоколы". - Именной указ 4 апреля 1714 г. - С. 94.
2
Генеральный регламент или Устав. 1720 г. - С.153.
3
Сенатский указ 17 мая 1737 г. - С.150.
4
Сенатский указ 14 июля 1753 г. - С.862-864.
206
Все рассмотренные документы, их обсуждение, следовало записывать
кратко, ограничиваясь передачей смысла дела ("сенса"). Решение о необходимости
составления протокола по какому-либо делу нужно было записать в журнал. Это
правило в практике канцелярий коллегий привело к тому, что в журнале
отмечалось только распоряжение, а сама резолюция отсутствовала 1. Поэтому
секретари составляли приговоры не обращаясь к протоколисту за выписками ре-
золюций, что открывало возможности для злоупотреблений с их стороны. В связи
с этим, Сенат постановил резолюции записывать в журналах, докладных реестрах,
а "чтоб по тем журналам остановки для сочинения протоколов не было",
подписывать их должны были только те члены присутствия, которые слушали и
вынесли решение по делу, зато протоколы подписывать следовало всем, как
требовал указ 1714 г., и Генеральный регламент 2. Приложенный формуляр жур-
нала принципиально не отличается от образца 1753 г.: дан более кратко. Таким
образом, практические советы местных чинов не расходятся кардинально с
направлением развития законодательства по делопроизводству, которое все
больше значения придавало журналу. В составе документации областных
учреждений в проекте упомянуты книги входящих и исходящих бумаг. Законность
их использования мотивировалась ссылкой на 33-ю главу Генерального регла-
мента3. В ней дано описание ежегодной книги, в которую записывались указы
государя, Сената в хронологической последовательности. К ней прилагался реестр
полученных указов. Однако, в проекте специально выделена книга для записи
указов от государя.
Во вторую записывались сенатские указы (если она велась в губернском
правлении) и распоряжения вышестоящих губернских учреждений (во всех
остальных местах)4. Заведение первой обосновывалось статьей 405 (§1)
"Учреждений"1. Строго говоря, в ней речь идет о "книге законов, учреждений и
1
Сенатский указ 11 декабря 1767 г. - С.404.
2
Там же.
3
Примечание олонецкого совестного суда. - РГАДА. Ф.16. - Д.804. - Л.35-35 об.
4
Формы книг губернского правления. - Там же. Ф.248. - Д.6573. – Кн. 4. - Л. 353,
355.
1
Примечание олонецкого наместнического правления. - Там же. Ф.16. - Д.804. –
207
указов", а последние могли исходить и из Сената. В "примечаниях", как правило,
отмечалось только то, что ведение книг не противоречит нормам регламента (чаще
ссылались на него) и "Учреждениям". Вопрос о том, как они соотносятся между
собой, не ставился. Необходимость книги указов порой обосновывалось довольно
поэтично: являются "зеркалом к легчайшим выправкам о законе" 2. Ее выделение
продиктовано, на наш взгляд, прогрессирующей законотворческой деятельностью
правительства, что осложняло восприятие всех изданных законов, а также
установленный статьей 405 процедурой ознакомления членов присутствия с
новым законодательным актом, что и привело выделение их в отдельную книгу
для постоянного пользования.
Много времени у канцеляристов судебных мест отнимало составление
экстрактов по апелляционным делам. К тому же, они должны были быть
подписаны членами присутствия и тяжущимися сторонами, что затягивало
решение дел. Поэтому архангельская гражданская палата предложила составлять
их только в случаях, когда поступит об этом просьба со стороны апеллянта, либо
пропущен закон, какой-либо документ, без которых решить нельзя3.
Из хора одобрительных отзывов из учреждений Архангельской, Олонецкой
губерний о проекте генерал-губернатора, выпадает критическая оценка
Г.Р. Державина – олонецкого губернатора с сентября 1784 по ноябрь 1785 г. Его
главное замечание состоит в том, что Т. Тутолмин распорядился исполнять свой
проект ("книгу законов" - как выразился губернатор) не утвержденный законом4.
Подробнее свою точку зрения Г. Державин изложил в письме Екатерине ІІ, в
котором просил о переводе в другое место в связи с возникшими осложнениями в
отношениях с Т. Тутолминым из-за проекта, все-таки введенного в губернских

Л. 1а.
2
Примечание первого департамента олонецкого губернского магистрата. - Там же.
- Л. 45.
3
Губернский прокурор поддержал мнение палаты. - РГАДА. Ф.16.-Д.804.-Л.236 об.
4
Державин Г.Р. Записки. - С.337. К изложению своей биографии Г. Державин
обратился в 1805 г., видимо поэтому проект подробно не рассматривает,
ограничившись общей оценкой: "во многих местах с существующими коренными
законами и самою естественною связью дел не только не сообразны, но даже и
неудобоисполнительны были".- Там же.
208
канцеляриях1.
Прежде всего он выразил недоверие к опенкам проекта олонецкими
присутственными местами ("ни един не сказал не токмо своего мнения, но и
примечания не сделал"), полагая, что все они склонились перед "самовластием"
наместника. Аргумент веский и его следует учесть, однако содержание
"примечаний", которые составлялись до 1787 г., т.е. и после отъезда Г. Державина,
как мы уже видели, не лишено интересных замечаний. Чиновникам с разным
уровнем подготовки пришлось изучать проект разработанный в течении
нескольких лет, опробованный еще в Тверской губернии в 1775-1779 гг. и потому
понятно, полемизировать с Т. Тутолминым, который из всех дел этому уделял
большее внимание2, было трудно. Кстати Г. Державин, вспоминая службу в
экспедиции о государственных доходах в 1780 г., скромно писал о себе как о
"мало сведующего гражданские дела", а во время введения "канцелярского
обряда" Т. Тутолмина присутственные места не посещал с момента открытия
губернии, поскольку не знал, как соотносить положения проекта с действующим
законодательством3. Теперь о самих замечаниях. Постановку делопроизводства в
губернском правлении Г. Державин принял почти без замечаний, поскольку
формуляры протоколов, журналов соответствовали установленным законом
образцам. Отметил, что не упомянуты реестры о решенных делах, введенных
Генеральным регламентом, а также не во всех местах предусмотрено
использование докладных реестров, в которых судьи должны были записывать
резолюции по делам. Но нам уже известно, что резолюция фиксировалась и в
других документах. Относительно реестра о делах не решенных стоит обратиться
к регламенту. Там сказано, что в случае необходимости, следует требовать справки
по делам из губерний, причем устанавливались сроки их присылки, а также

1
Державин Г.Р. - Екатерине ІІ. Петрозаводск. 1785 г. С чернового подлинника. -
Сочинения Державина. С объяснительными примечаниями Я. Грота. - Спб.: Изд-
во Академии наук. 1869. -Т.5. - С.412-417.
2
Державин Г.Р. - Екатерине ІІ. Петрозаводск. 1785 г. - С.412.
3
Державин Г.Р. Указ. соч. - С.329; Державин Г.Р. - Екатерине ІІ. Петрозаводск.
1785 г. - С. 413. Впрочем, в его активе была "книга" (проект) о "должности
Экспедиции о государственных доходах".
209
следовало доносить о причинах невозможности исполнить распоряжение в срок 1.
С этими справками по своему функциональному предназначению близки вве-
денные Т. Тутолминым ежемесячные ведомости об "успехе течения дел", к ним
прилагались "именные реестры" нерешенных дел с объяснением причин
невыполнения их в срок2. Так осуществлялся контроль за исполнением дел.
Г. Державин держится закона, хотя ведомость исключает необходимость
составления реестра3. В казенной палате он обнаружил, что книги установленные
законом (какие именно не пишет) либо вовсе не ведутся, либо только формально,
а введенные наместником делопроизводство не облегчают, и приняты они были,
как признала палата (в присутствии губернатора - А.Л.), в угоду Т. Тутолмину.
Нарушение принципа коллегиальности Г. Державин заметил в палате уголовного
суда, где дела распределялись по жребию, т.е. решались одним из членов
присутствия. Характерна оговорка: может быть "оне есть и лучшее средство к
отправлению дел", но противоречит закону4. Тоже сказано о палате гражданского
суда. Наконец, Т. Тутолмин обвинен в "самовластии", во вмешательстве в дела
палат. По мнению Г. Державина, наместник, "на праве президента", должен
ограничиваться подписанием журналов, а не присылать "предложения", требуя
при этом записывать их в книгу сенатских указов, так, как будто у них одинаковый
юридический статус. Но если обратиться к "канцелярскому обряду", то можно
увидеть, что по "жребию" распределяются дела среди членов присутствия для
подготовки документов к рассмотрению на заседаниях палаты, таким образом,
принцип коллегиальности сохраняется1.

1
Генеральный регламент или Устав. 28 февраля 1720 г. - С.143.
2
Форма перечневой ведомости о успехе течения дел в таком-то присутственном
месте. - РГАДА. Ф.246. - Д.6573. - Кн.4. -Л.394-395.
3
У нас нет сведений об изучении Г. Державиным текста проекта. С результатами
его практической реализации спустя 4 месяца после введения, он специально
ознакомился во время ревизии губернских мест, предпринятой во время
отсутствия наместника в апреле 1785 г.
4
Державин Г.Р. - Екатерине ІІ. Петрозаводск. 1785 г. - С.416.
1
Примечание Олонецкого наместничества палаты уголовного суда. - РГАДА,
Ф.16. - Д.804. – Л. 18. В этом убеждает также описанный в статье 181 порядок
докладов в верхнем земском суде.
210
Запись генерал-губернаторских распоряжений в книге входящих документов
вместе с сенатскими указами, на наш взгляд, трудно назвать правонарушением.
Во-первых, из-за юридической неопределенности самой должности. Во-вторых,
по упоминавшемуся указу 1767 г., губернатор имел право направлять ордера и
предложения. Разумеется, они должны были фиксироваться в книгах входящих
документов, а если следовать регламенту, то вместе со всеми входящими
бумагами, включая именные указы. Во ІІ-ой главе упоминались книги состоявшие
только из ордеров Г. Потемкина и это было практичным решением, учитывая
реальную власть князя, его бурную административную деятельность. Вот все
замечания Г. Державина, высказанные в письме к Екатерине ІІ. Это не
систематическая критика проекта. Главное его обвинение - Т. Тутолмин превысил
свои полномочия, введя в действие "канцелярский порядок". В этом случае
достоинства нововведения для Г. Державина не имели значения2. Здесь мы
столкнулись с проблемой законной и "подзаконной" деятельности местной
администрации в деле организации делопроизводства, соотношения закона и его
практического воплощения, затронутый в предыдущей главе. Полагая, что тема
заслуживает особого исследования, ограничимся некоторыми замечаниями.
Отстаивая законность, Г. Державин вынужден был искать новое место службы, а
победителем оказался преступивший ее "экспериментатор"-наместник.
Оппоненты обращались за разъяснениями к генерал-прокурору. Ответ был таков:
поскольку "обряд" ранее был введен в Тверской губернии, то нет смысла
отказываться от него в Олонецкой. Такое решение позволило губернскому
прокурору, при поддержке наместника, настоять на том, чтобы "обряд" был

2
Я.К. Грот, не называя источников пишет, что Г. Державин отзывался
положительно о самом "обряде" и даже удивлялся, как быстро он был написан. -
Грот Я.К. Биография поэта. // Сочинения Державина. - Спб. 1880. - Т. 8. - С. 371.
211
принят целиком, без исключений1. Не заметила нарушений нормы закона в
олонецких губернских учреждениях сенатская ревизия в марте 1786 г. 2 Таким
образом, для проявления инициативы у генерал-губернаторов были возможности
не только благодаря противоречивости законодательства, но и неспособности
правительства своевременно решать вопросы местного управления. Поэтому оно
было вынуждено предоставлять некоторую свободу главам местной
администрации и этим можно объяснить его терпимое отношение к
нововведениям Т. Тутолмина. Во всяком случае, указа, санкционировавшего
применение проекта в наместнических учреждениях, мы не обнаружили. Такова

1
Грот Я.К. Указ. соч. - Т.8. - С.371. В первом письме к Т. Тутолмину А. Вяземский
разрешил следовать только тем пунктам "обряда", которые не противоречат
закону. Г. Державин в "Записках" конец спора не описывает.
2
Письмо Свистунова - Г. Державину. 30 марта 1786 г. - Сочинения Державина. -
Спб. 1869. - Т.5. - С.457-460. Советник губернского правления, желая поддержать
Г. Державина, сообщил ему в Тамбов, что в губернском правлении проверили
ведомости нерешенных дел, журналы, протоколы, настольные реестры, архив. В
целом, деятельность губернских учреждений оценена положительно. Но, заметим,
Т. Тутолмин тоже внес свой вклад в наведение порядка в канцеляриях. Что же
касается ревизий, то по известным нам материалам, каких-либо серьезных
нарушений, проблем, они не обнаружили и в других губерниях, что позволяет
поставить вопрос об объективности их выводов. См.: Донесение Екатерине ІІ
сенаторов графа А. Шувалова и С. Стрекалова о Екатеринославской губернии.
1787 г. - РГАДА. Ф.16. -Д.695. - Л.1-7; О недостатках замеченных сенаторами
графом А. Воронцовым и А. Нарышкиным при осмотре губерний Псковской,
Полоцкой, Смоленской, Могилевской, Киевской, Черниговской, Новгород-
Северской, Орловской и Московской. 1785 - Там же. - Д.384. - Л.1-8. В заголовке
не упомянуты Тульская, Калужская, Тверская, Новгородская губернии.
Благополучная картина представляется по ведомостям Т. Тутолмина Екатерине ІІ
о "успехе производства дел" в учреждениях Архангельской, Олонецкой губерний
1784-1792 гг. Напр.: в олонецких присутственных местах с 1784 г. по 1787 г. было
рассмотрено 33924 дела, из них 114 остались нерешенными. - Ведомость о успехе
производства дел в наместническом правлении, в палатах, в приказе об-
щественного призрения совестном суде, в верхнем земском суде и в прочих,
губернских, городовых и уездных присутственных местах в течении трехлетнего
времени с открытия в 1784 г. наместничества Олонецкого. -Там же. Ф.16. - Д.804. -
Ч.10. -Л.118. Ведомости за др. годы. "См.: Д.804. - Ч.ІІ. - Л.129-130; Ч.ІІІ. - Л. 118-
214; Л.374-375; Л. 429-432; Л.485-530. Окончательно вопрос об эффективности
"канцелярского обряда" можно решить, обратившись непосредственно к
губернской документации.
212
одна из причин сосуществования делопроизводственных порядков
установленных законом и "подзаконно".
После всего сказанного остается добавить, проект Т. Тутолмина в период
правления Екатерины ІІ так и не был реализован в масштабах страны.
Подведем итоги. Попытка модернизировать делопроизводство губернских
учреждений была вызвана, прежде всего, реформой 1775г., хотя отдельные
недостатки коллежского порядка были замечены еще раньше. Таким образом,
подтвердилось наблюдение А.Н. Соковой о совпадении периодов активной работы
по унификации документации с реформами госаппарата. Однако в данном случае,
законотворчество вплоть до конца столетия так и не сумело ответить на объек-
тивную потребность.
О планах коренной ломки коллежского делопроизводства в губернских
учреждениях говорить не приходится, поскольку петровская административная
система управления в своих главных чертах сохранилась до конца ХVIII в. Была
попытка его модернизации, навести соответствие между новыми органами
местного управления и обслуживающим их делопроизводством, оставшимся без
существенных изменений. Предпринятая реформа, которая должна была
завершиться разработкой и практической реализацией своего рода "Генерального
регламента" губернских и уездных учреждений, не имела более ранних аналогов
местного уровня. Поэтому отложившиеся в процессе ее подготовки источники
уникальны.
Полагаем, они особенно важны вначале исследования проблемы эволюции
делопроизводственной документации. В самом деле, намереваясь объяснить
явление прошлого, прежде следует понять его так, как оно воспринималось
авторами и персонажами источников.
Их представления сами по себе исторический факт, овладение которым
является важным условием объективной интерпретации исторических
источников, в котором проявляется принцип историзма. В связи с этим стоит
подчеркнуть, в нашем случае чиновник губернского учреждения выступает не
только как исполнитель предписанных свыше указов, но и как "рецензент"
213
действующего законодательства и канцелярского порядка, его мнение не
безразлично правительству. К тому же, "подзаконная" канцелярская деятельность,
как выяснилось, не всегда была стихийной, а порой включала в себя
рациональные моменты (напр., реализация проекта Т. Тутолмина в подчиненном
ему наместничестве, устроение военно-походной канцелярии Потемкиным).
Такому подходу изучения источников способствует то обстоятельство, что они
непосредственно отражают мнение губернского чиновничества и тесно связаны со
средой своего возникновения, которой посвящено их содержание.
Содержание источников отражает этап почина и разработки закона. Для него
был характерен сбор сведений о тех законодательных актах, которыми
руководствовались в местных учреждениях. Отсюда возникает возможность
очертить круг законодательных актов ХVIII в., не потерявших юридического
значения до конца столетия. Кроме того, можем выяснить, как понимались законы,
как поступали в случаях обнаружения в них "лакун", проверить полноту
публикаций законодательных источников о делопроизводстве в ПСЗ-І.
Каким представляется состояние губернской документации по данным
использованных источников? Разграничение функций учреждений и должностных
лиц, установленное реформой 1775 г., создало объективные предпосылки
ускорения специализации специальных систем документации, дальнейшего
отделения их от общего делопроизводства. Внешним фактором развития
объективных процессов могло стать законодательное, сознательное
вмешательство - введение закона о "канцелярском порядке", над которым работала
правительственная комиссия. Все это предопределило содержание и направление
поиска путей модернизации коллежского делопроизводства губернских
учреждений. В материалах присланных с мест рассматривались вопросы
ускорения документооборота и связанного с ним порядка работы с документом.
Обосновывалась необходимость ограничения действия "Генерального
регламента", нормы которого были распространены на все учреждения
независимо от рода их функций. По сути, осознавались, в понятиях своего
времени, потребность в унификации документации одноведомственных
214
учреждений, целесообразность разработки документации с учетом специфики
административной, судебной, финансово-хозяйственном отраслей управления,
создание для каждого вида документов формуляра. Однако, существовавшая 80-
90-х гг. ХVIII в. возможность модернизации делопроизводства не была
реализована1.
Наконец, анонимное дело, озаглавленное в архивной описи: "Без числа. О
введении общей формы в канцелярских бумагах и проект порядка при
1
Наше исследование имеет свои границы, поэтому вне поля зрения остались
более поздние материалы по истории подготовки реформы делопроизводства,
либо проекты прямо не связанные с указом 1784 г. Среди них: "Проект судебной,
торговой и административных преобразований, предложенных неустановленным
лицом" 1793-1796 гг. - РГАДА, Ф.10. - Оп. 3. - Д. 610. - Л.19. В нем
рассматриваются недостатки порядка подачи просьб в судебные места. В
специальном разделе "О докладных реестрах описывается предлагаемый
формуляр документа, по сути дублирующий журнал, т.к. в него занесены сведения
обо всех этапах рассмотрения дел, включая формулировку приговора. Отличие в
том, что в реестре должны были расписываться тяжущиеся стороны. В целом, они
должны были приобрести форму ежемесячных книг, с функциями реестра и
журнала. Сокращая количество составляемых бумаг, а главное возложив всю
подготовительную работу на просителей (сбор справок и т.д.) автор надеялся, что
это поможет сократить число канцеляристов. Но для осуществления данного
предложения необходимо было одно условие: знание основ делопроизводства в
широких кругах общества. Между тем, они признавались сложными самими
чиновниками. Проблема частично решалась за счет публикации письмовников.
Интересна "Записка" московского губернатора Н. Архарова 1795 г. - Записка
Н. Архарова касательно делопроизводства в присутственных местах". 1795 г. -
РГАДА. Ф. 16. - Оп.1. -Д.215. - 18 Л. Рекомендации рассчитаны на период до
введения "обряда", над которым работала Екатерина ІІ. Н. Архаров полагал, что
причины медленного исполнения дел в невыполнении норм "Учреждений". Свой
вариант рационализации делопроизводства демонстрирует на примере
губернского правления. Главный недостаток в его работе усматривал в
соблюдении "древнего" коллежского порядка. Предлагалось резолюции, справки
отмечать на самих прошениях, сообщениях, избегая записей в докладном реестре,
журнале, в книгах входящих и исходящих бумаг, ограничивая копирование
документов, замедляя накопление архивного материала. Такой порядок считался
удобным для всех мест, где требовалось заниматься "исполнительскими делами" и
потому коллежское делопроизводство им особенно не подходило (напр.: управе
благочиния). Замечания касаются, прежде всего, судебных дел и часто в них рас-
сматриваются не собственно делопроизводственные вопросы, а процедуры
судопроизводства. Общий знаменатель отдельных предложений: даже выполнение
коллежского порядка еще не означает, что указ будет исполнен точно и в срок,
поэтому " необходимо "от общих в канцелярском обряде правил отступить и
215
производстве дел". - РГАДА. Ф.10. - Оп.3. -Д. 394. - 148 Л. Хранится в фонде дел
кабинета Екатерины ІІ. В тексте упоминается форма ведомостей отмененная в
"нынешнем" 1795 г. (Л.66), что позволяет приблизительно датировать источник.
По всей видимости, это часть проекта. В ней описаны 81 формуляр документов
губернского делопроизводства. Последовательность демонстрации формуляров,
их состав близок к тому, что предложен в проекте Т. Тутолмина.
К этой группе материалов следует