Вы находитесь на странице: 1из 7

Япония – одна из самых развитых стран в мире, третья крупнейшая экономика

после Китая и США. После проигрыша в войне она достигла невероятного


успеха в экономике. Однако не стоит забывать о том, что Соединенные Штаты
сыграли значительную роль в послевоенном восстановлении Японии. Это
было бы невозможным без помощи Соединенных Штатов и руководства
генерала Дугласа Макартура в течение семи лет оккупации после Второй
Мировой Войны.

Японские и американские историки приписывают Макартуру:

 создание стабильного демократического правительства в Японии,


 восстановление японской экономики,
 модернизацию японского общества,
 эмансипация женщин;
 установление тесных отношений между Японией и Соединенными
Штатами, которые продолжаются по сей день.

После того, как Япония капитулировала 15 августа 1945 года, страны-


союзники во главе с Соединенными Штатами Америки оккупировали Японию
в течение почти семи лет, до вступления в силу Сан-Францисского мирного
договора 28 апреля 1952 года. Сразу после капитуляции Японии американский
президент Гарри Трумэн назначил генерала Дугласа Макартура Верховным
главнокомандующим союзными оккупационными войсками. Макартур
руководил генеральным штабом в Токио и занимался осуществлением
оккупационной программы в Японии. Помимо главной цели «демобилизации»,
одной из крупнейших миссий Макартура было преобразование Японии,
традиционной империалистической страны, где император воспринимался как
«высшее Божество», в страну с демократическими принципами.
Нынешний статус Японии в современном мире является наследием успешной
демократизации Макартура, которая включает в себя:

 формирование основы быстрого экономического роста;


 модернизацию конституции.

Перед США стоял вопрос: «Что делать с императором?»

Страны-союзники выступали за наказание японского императора Хирохито


как военного преступника, они также ожидали отмены самой императорской
системы, утверждая, что она давно изжила себя, а Синтоизм (в рамках
которого император почитался как божество) рассматривался как одна из
основных причин японского милитаризма.

Тем не менее, Макартур сохранил систему, полагая, что поддержка


императора, по крайней мере, на начальных этапах оккупации, не потребует
много затрат и рисков для обеспечения жизненно важного для японцев
перехода к демократии. Это решение должно было стать ключом к успеху
Макартура в оккупации Японии. Макартур понимал, что японцам всегда был
необходим «духовный лидер», который бы направлял их. Иначе (в случае
снятия японского императора) в Японию пришли бы хаос и анархия, которые
привели бы страну к партизанской войне. Макартур хотел избежать этого,
поскольку для поддержания порядка потребовался бы больший контингент
оккупационных сил.

На самом деле, Хирохито принёс большую пользу оккупационным силам. Так


Макартур пришёл к мудрому выводу: «если император прикажет своим
подданным подчиниться оккупационным силам, то они это выполнят».
Макартур сохранил Императора и правительственный механизм, так как он и
его коллеги считали, что использование существующей власти будет самым
эффективным и простым способом - восстановить Японию, по крайней мере,
в течение первых нескольких лет. Таким образом, план оккупации был
основан на способности Императора поддерживать психологический
контроль над своим народом и любыми потенциально мятежными элементами.

Сохранение Императора и императорского института также имело огромное


значение для японского руководства. В частности, японское правительство
заявило, что оно готово принять условия, объявленные в Потсдаме, «при том
понимании, что эта декларация не содержит никаких требований, которые
ущемляют прерогативы Его Величества как суверенного правителя». А
некоторые представители даже предлагали альтернативу Потсдамской
декларации – «клятвенное обещание», провозглашенное императором
Муцухито в 1868 году и представлявшее собой изложение основных
принципов после государственного переворота. Оно состояло из пяти
пунктов:

1. Будет создано широкое собрание, и все государственные дела будут


решаться в соответствии с общественным мнением;
2. Все люди, как правители, так и управляемые, должны единодушно
посвятить себя преуспеванию нации;
3. Всем военным и гражданским чинам и всему простому народу будет
позволено осуществлять свои собственные стремления и развивать свою
деятельность;
4. Все плохие обычаи прошлого будут упразднены; будут соблюдаться
правосудие и беспристрастие, как они понимаются всеми;
5. Знания будут заимствоваться во всём мире, как они понимаются всеми.

Под претворением в жизнь этих принципов в новых условиях правительство


понимало «демократизацию» страны. Однако госсекретарь США Джеймс
Френсис Бирнс выразил им отказ. Он ответил, отметив, что капитуляция будет
безоговорочной и что и Император, и японское правительство будут
подчиняться Макартуру после капитуляции.

Демилитаризация Японии.

Предполагалось, что японский милитаризм будет подавлен благодаря


поражению Японии в войне в 1945 году, но даже «послевоенная Япония» не
смогла искоренить корни милитаризма полностью.

Во-первых, согласно схеме «холодной войны», оккупационная политика США


со своего молчаливого согласия допустила возрождение
антикоммунистических реакционеров, которые по-прежнему поддерживали
довоенный японский милитаризм. И этот повод для демонтажа реакционных
сил военного времени продлевал жизнь японского милитаризма. Во-вторых,
сама Япония имеет тысячелетнюю военную традицию, поэтому и испытывала
трудности в укреплении демократических вооруженных сил, основанных на
чуждом принципе гражданского контроля.

Демилитаризация Японии проходила в период с 1945 по 1949 гг., и её


разоружение было продиктовано проигрышем Японии в войне, а также
первоначальной оккупационной политикой США – «добросовестно
выполнять положения Потсдамской декларации», которая гласит:

«6. Навсегда должны быть устранены власть и влияние тех, которые обманули
и ввели в заблуждение народ Японии, заставив его идти по пути всемирных
завоеваний, ибо мы твердо считаем, что новый порядок мира, безопасности и
справедливости будет невозможен до тех пор, пока безответственный
милитаризм не будет изгнан из мира.
7. До тех пор, пока такой новый порядок не будет установлен, и до тех пор,
пока не будет существовать убедительное доказательство, что способность
Японии вести войну уничтожена, - пункты на японской территории, которые
будут указаны союзниками, будут оккупированы для того, чтобы обеспечить
осуществление основных целей, которые мы здесь излагаем.

11. Японии будет разрешено иметь такую промышленность, которая позволит


поддержать ее хозяйство и взыскать справедливые репарации натурой, но не
те отрасли промышленности, которые позволят ей снова вооружиться для
ведения войны. В этих целях будет разрешен доступ к сырьевым ресурсам, в
отличие от контроля над ними. В конечном счете Японии будет разрешено
принять участие в мировых торговых отношениях.»

Разоружение и ликвидация японской армии в целом проходили быстро и без


серьезных инцидентов, что объясняется подавляющим военным
преимуществом Союзных Держав и полной бесперспективностью оказания
какого-либо сопротивления. Со стороны высших военных кругов
предпринимались отдельные попытки вывести из-под удара, сохранить связи
с наиболее важными офицерскими кадрами.

Так, в период после принятия капитуляции и до высадки в Японии


оккупационных войск были уничтожены или спрятаны многие
мобилизационные документы и списки офицерского состава уволены в запас
и переведены на периферию многие военные начальники. В соответствии с
закрытым постановлением кабинета К. Судзуки от 14 августа были
уничтожены архивы и документы, свидетельствующие о военных
преступлениях Японии и ответственности за войну высших государственных
лидеров страны. Использовалось и то, что демобилизация осуществлялась под
контролем американских военнослужащих до 1 декабря 1945 года военным и
военно-морским министерствами японского правительства, затем 1-м (армия)
и 2-м (флот) демобилизационными управлениями, а с июня 1946 года -
демобилизационной палатой, которая существовала при правительстве на
правах самостоятельного министерства и возглавлялась государственным
министром. Во всех этих органах широко использовались бывшие офицеры
военного и военно-морского министерств армейского и морского генеральных
штабов. Японская пресса, а также иностранные корреспонденты неоднократно
сообщали о создании офицерских организаций, замаскированных под группы
по совместной обработке земли, использовании бывших офицеров на
государственной службе, в полиции и т. п. Это были опасные рецидивы
политики военщины и правящих кругов военного времени и на их ликвидации
особенно настаивал Советский Союз и демократические силы страны.

Гораздо более трудную и важную задачу, нежели ликвидация японской армии,


представляла собой проблема «духовной демилитаризации» бывшей
императорской армии, и в первую очередь ее офицерского состава. Поражение
в войне те бедствия и страдания, которые принесла война народным массам` в
значительной степени дискредитировали в их глазах военных руководителей.
Положительную роль в деле ликвидации господствующего влияния на
политическую жизнь страны милитаристской идеологии сыграли
преобразования первого этапа оккупации, а также подъем демократического и
антивоенного движения. Однако ни оккупационные власти, ни тем более
японские правящие круги не проводили постоянной целенаправленной
антимилитаристской пропаганды. Не случайно поэтому, когда в 1950 году
было объявлено о создании «резервного полицейского корпуса», желающих
вступить в его ряды было в пять раз больше, чем требовалось.

Демобилизация, наказание военных преступников и запрет на политическую


деятельность военных привели к отстранению традиционно господствующего
влияния военной группировки-клики (гумбацу) на политическую жизнь
страны, способствовали дискредитации политики военных авантюр. И
своеобразным итогом демилитаризационного процесса стала 9-я статья
конституции, которая запрещает Японии и по сей день иметь собственную
армию.