Вы находитесь на странице: 1из 5

О непрухе.

Надоело все.
Поездки эти в никуда и в незачем.
Постоянно грязная машина с оцарапанными боками.
Её багажник, со звоном всякого шмурдяка о лопату и вечно грязным прибором.
Загонки эти постоянные с картами и спутниками.
Бессонные ночи за рулем и дневные блуждания по умершим деревням, среди трупов жилищ в
разнообразнейшей стадии разложения.
С красными, от недосыпа и пыли глазами, под раздражающий писк прибора и гул всяческой
кровососущей нечисти.

Надоели вечно-постоянные пыль и грязь.


Они везде.
Траурной каймой под ногтями, в сбившихся колтуном волосах, в черных соплях, в потрескавшихся руках.
Мягким рыжим ковром в машине - на полу, на панели приборов, на креслах. Толстым, жидко-жирным
слоем в колесных арках, на самих колесах и в кляксах на кузове и стеклах. На берцах и внутри них.
Надоело.

Надоели дороги.
Надоели асфальтовые - узкие как кровать старой девы и раздолбаные как ботинки-говнодавы бомжа.
Надоели грунтово-действующие, с глубокими колеями, старательно выдавленными тяжелой техникой по
размокшей податливой земле. В которые так приятно попадать в распутицу и по которым так приятно
скрежетать защитой и днищем в жаркие сухие дни.
А рыжий столб пыли, что вечно гонится на грунтовке за твоим пепелацем?
Тот, который догнав беспечно остановившийся автомобиль, с милой непосредственностью пьяного
гопника лезет в салон?
Надоели дороги грунтово-недействующие. Заросшие разнообразнейшей флоропорослью всех видов и
сортов, заканчивающиеся обычно, каким нибудь непроходимым препятствием-тупиком.

Надоела дорожная растительность.


Прячущая своим зеленым, ботаническим телом, ямы и рытвины на пути, с громким шуршанием, до
блеска полирующая днище машины, долбящаяся гулким громким звуком в защиту авто, подобно лбу
зазевавшегося суриката.
А растущая жизнь по обочинам дороги, оснащенная,по моему твердому убеждению, клинками и
лезвиями из легированной стали? Коими эта растителность, оглушительно скрежежча, бороздит
царапины и сдирает краску с авто!

Надоели местные.
С их паталогической жаждой общения с новым, пришлым человеком. В их спокойном, деревенском
укладе очень мало новых событий и происшествий. Все тихо и ровно. И тут появляется какой то придурок
с лопатой, с которым можно всласть покалякать и которому можно причесать за спрятаный дедом
пулемет в огороде или кувшин с золотом.
Или егеря, носящиеся по полям и лесам в поисках браконьеров. Че вы протесь то ко мне? Ружье от мд-
шника не отличаете?
Люди! Я старый больной мизантроп, отвалите, а?

Надоели...
Бог мой, а как надоели эти знакомые незнакомцы, что встречаются на твоем пути, когда ты - усталый, по
уши в грязи и впечатлениях, бренча в кармане сиротский кучкой хабара, возвращаешься из своих
странствий в болотную унылость родного двора? Эти снисходительные лыбы и это вечно бесящее,
обескураживающее и раздражающее :

- Привет, ну чо нашел? Покажи! А сколько это стоит? Когда клад найдешь?"

Ага, щщаз! Разбежался я показывать хабар вам, ага...


И не потому, что я жадный. И не потому, что скрытный. Я был бы рад показать находки. Это ж интересно,
история все таки.
И показывал раньше с удовольстием.

Но увы, увидев в моих грязных и растрескавшихся от земли руках, такие же грязные и облезлые медяки,
вы морщили лицо и разочарованно тянули:

- Да нууу...фигня какая то! Сколько стоит то? А золото попадается?

И смотрели с чувством сострадательного превосходства. Как на идиотика. Ради чего, мол, человек этой
херней страдает?
Так что лучше не показывать ничего, не понтоваться и не метать бисер. Все равно, кроме самых близких
тебе людей, никто больше не оценит и не порадуется за тебя.
Поэтому :
- Привет, да ничего не нашел...нечего показывать... И не стоит это ничего...да какой там клад, какое
золото,что ты?"
Надоело.

Все надоело.
Мотаешься вот по краю родному, роешь, роешь. Вся квартира в хабаре.
Тут, в банке трехлитровой, советы желтеют. Там в коробке из под обуви - имперская медь тяжеловесно
пылится. Вот в этой коробочке - имперские и советские билоны вперемешку лежат, придавленные сверху
бело-серыми старшими братьями - тускло поблескивающими полтинниками и рублями. Вон тазик с
мыльно-монетным раствором, вон баночка с кислотно-серебряным...
А тут, на холодильнике - сопутка всякая кучкой лежит, скоро через край на пол сыпаться будет. А вооон
там на полочке - тарелочка с крестьянскими кольцами, перстнями и крестиками, тусклой медной
патиной играет.

Надоело.
Куча ненужного, босяцкого хлама , за который ломаного гроша не дадут!
Клад хочу и золото с серебром и платиной!
Хочу найти такой рарик, чтоб потом за мной полмира гонялось!
Чтоб продать его потом и больше никогда не работать. Ни мне, ни семье моей до пятого колена и
дальше!
Чтоб, вместо каждодневно-рутинного зарабатывания денег на жисть и пропитание для семьи , в душном
и унылом офысе - был ежедневный праздник и фестиваль для домочадцев, а мне - фартовые карты и
дорогущщий прибор! И чтоб все урочища - у моих ног!

Так нет же. Или вообще не найдешь нифига, или пару затёрто-убитых, ничего не стоящих невнятных
какаликов.
Или водочные пробки...
Пробки - вот истинный жупел зла! Самая зубоскрежетательная и больная тема!
Граждане бухающие водку на природе! Пробкометчики, млять!
Официально заявляю - как же я вас, сука, ненавижу! Всеми фибрами своей черной и черствой души!

Надоело...

Ну все, хорош фигней страдать! Ясно же, что не мой сегодня день!
Вон, у напарника, неподалеку, Прошка то и дело заливается монетным сигналом. Ему на радость, моей
грудной жабе на прокорм!
А моя Терка молчит как матерый партизан на допросе, только изредка матерится хриплым чернинным
сигналом. Сука...Сука...Сука...

Ну вот зачем я, простой карпятник-любитель, полез тогда в интернет за этой сратой бундесовской
камуфлей?
Когда ж это было то? Ага, шесть лет назад. Время то как летит!
Искал крепкую и практичную экипировку для увлекательного времяпровождения на платных прудах
нашей страны.
Нашел, млять!
Вон, на мне она щас. Бундесверовские куртка гортекс, рубашка, штаны - все по феншую, классической
немецкой армейской расцветки флектарн. Удобная и привычная уже за эти годы.
Только вот где, млять, те платные водоемы то? Где увлекательные времяпровождения?
Нету!

Где, млять, те закидушки и приблуды для ловли карпа, что так любит плескаться туманным и холодным
утром, в парящей парком воде платника? Что так уморительно чмокает в воде травой и хрюкает, когда
держишь его, только что пойманного, в руках?
Сгинуло все, как морок!
И сгнили те закидушки и приблуды в гараже, так и не дождавшись больше прикосновений рук хозяина.
Потому что хозяин тот, найдя в сети ту форму, нашел себе, попутно, еще и новое увлечение. Коп.
Нашел и пропал!
Да...
Шесть лет коту под хвост!

Нет, сегодня точно не попрет! Задумчиво держу в руках прибор и лопату, борясь с желанием закинуть их
- вооон туда, в пыльно-хрусткие заросли колючего, высохшего репейника.

Надоело.

Блин, как я устал от этого.


Ноги гудят, спина ноет. В правой руке, от постоянного мотания прибором, кажется скоро накроются все
суставы. Вона как скрипят!
Левая рука волочиться где-то позади, вместе с фискарем...

Все, хватит! Втыкаю Фискарь в неподатливую и скупую осеннюю землю, вешаю на него прибор и валюсь
в пожухлую траву, на спину.
Привет клещам! Да и пофигу.
Лежу, глядя в пронзительное, насыщенное синью, осеннее небо.
Хорошо то как! Вон белые барашки облаков плывут. Пока маленькие и белые. Пока.
Через пару недель отожрутся и превратятся в огромных черных и серых баранов. На все небо.
Отожрутся и зальют весь поднебесный мир осенней слякотью.
Бррр...
И придет октябрь...

А копать я брошу нахрен. Надоело. Че я в самом деле? Бросить и вся недолга!

Вскакиваю и , отряхиваясь и волоча за собой аммуницию, бреду к машине...

- ПИИИИИП!!! ПИП! ПИП! - вдруг оживает прибор.


- Что за....
- Ха! Коняшка!

- ПИИИИП!!! ПИП! ПИП! - снова поет Терка, вбахивая в кровь хозяина тонну адреналина.
- Ха! Еще одна!
- А машину я завтра на мойку загоню, а царапины отполировать можно!

- ПИИИИИП!!! ПИП! ПИП!


- А что дороги хреновые? Да и пусть - у меня ж внедорожник, так то пофиг!

- ПИИИИИП!!! ПИП! ПИП!


- Ботаника местная не нравиться? Все эти чепыжно-репейные дела? Да пущай растет себе - не жалко!

- ПИИИИИП!!! ПИП! ПИП!


- Местные раздражают? И чего это я ? Милейшие же люди! И потрепаться с ними всегда можно!

- ПИИИИИП!!! ПИП! ПИП!


- Домой сегодня приеду, братва опять донимать будет с находками...
Смешные они, как дети! Ну ниче - подсяду, пивка с ними попью. Посидим, потрепемся. Какую нибудь
байку им про найденный клад расскажу.

- ПИИИИИП!!! ПИП! ПИП!


- А клад? А что - клад. Клад я обязательно найду. Когда нибудь и мне повезет!

- ПИИИИИП!!! ПИП! ПИП!


- ПИИИИИП!!! ПИП! ПИП!
- ПИИИИИП!!! ПИП! ПИП!

И уже вечером, возвращаясь домой по дороге, забитой стаями перелетных дачников, вдруг приходит в
голову мысль :
- А что это со мной было, как вообще я мог подумать бросить все это, как все это может надоесть?

Концовка альтернативная, реалистичная.

Вскакиваю. Отряхиваясь и волоча за собой аммуницию, бреду к машине.


Брошу! Точно брошу!
Вот прям сегодня! Домой вернусь и брошу!
Шесть лет! Шесть потерянных лет.
Все забросил - работу, дом , семью! Одни монеты только на уме, безумие какое то. Ну, ничего! Теперь то
я прозрел. Теперь все пойдет по другому!
Никаких больше приборов, лопат, карт и книжек. Все выкину!
Камуфлю с берцами сожгу, машину на комфортабельный седанчик или минивен поменяю. Что б только
по городу, по шоссе. Никаких грунтовок и говен, никаких бродов и болот! Бездорожье теперь только в
кошмарных снах буду видеть. Никаких больше ночных вылазок и странных типов вокруг!
С напарником теперь будем иногда за кружкой пива собираться - дела минувших дней вспоминать. Да
нынешними успехами хвалится. Он то же вон с этим копом никак дом строить не начнет!
Эх, заживу теперь!

И уже вечером, подъезжая к дому по дороге, забитой стаями перелетных дачников, вдруг приходит в
голову мысль :
- На следующие выходные в ульяновскую область поедем! Уж там то точно с хабаром повезет! Там
урочища богатые!

МЛЯЯЯЯТЬ..