Вы находитесь на странице: 1из 183

#SSA

Алупкинский Государственный
Alupka D e v le t M uzej-Sarajb Дворец-Музей
F o l 'k l o r Çbjbntbqb Kt 1
Фольклорный сборник М2 1

QRbM TATAB СКАЗКИ


MASALLARb и
ЛЕГЕН Д Ы
ТАТАР КРЫМА
T ek s tle m i Ja. P. Blrzgalnı>n
jo İB a şcb lb q b altbnda A lupka
m u zejin in f o l ’ k lo r erigadasb ja z d b

T ekstni Basmaoja hazbrlaqan


v e kiriş m aqaleni jazojan
S. D. K o t s y e i n s k i J

ГО С И ЗД АТ КРЫ М . АССР

Q R bM ASSR DEVLET NEŞRIJATb 1 9 3 6


1 9 3 6
Ответственный редактор Я. П. Б и р а г а д
Технический редактор К. М. М у р а т о в .
Ответственный корректор В. М. Т е р а б и д л о .

К оне „та н т но художественному оформлен,™


академик Н. С. С а м о к и ш.
Общее руководство по техническому оформлению
А. М. Б о н д а р е н к о .
Супер-обложка, обложка, форзац, фронтиспис,
титульные листы, заставки, концовки, заглавные
буквы К. М. М у р а т о в а .

Рисунки н портреты сказителей:


художников А. В. В а рф ол ом еева
и П. М. Т у м а н с к о г о .
Заставки, заглавные буквы и концовки
в сказках Л № 4 и б Б. Д ж е и п а р о в а.
яр щъгmr& «rsp
J . ' ■/

ПРЕДИСЛОВИЕ

ЗЛИШНЕ, пожалуй, говорить о том,


какую огромную роль играет устное
поэтическое творчество широких на­
родных масс (фольклор) в разверты­
вании культурной революции и в деле
социалистического-строительства нашей страны.
Собиранию и изучению фольклора в наших советских
республиках отведенб весьма ш^етное место.
Много внимания этому вопросу было уделено в ра­
ботах Первого всесоюзного съезда советских писа­
телей. В своем докладе на съезде А. М. Г о р ь к и й
со всМ силой подчеркнул необходимость собирания
и изучения фольклора.
Не желая пройти мимо этого важнейшего куль­
турного дел^ Алупкннский музей с 1934 года в план
своей научно-исследовательской деятельности включил
работу' по собиранию и изучению фольклора крым­
ских татар и выявлению кадров сказителей.
В течение года фольклорная бригада музея успели
записать свыше сотни сказок и легенд, а также
изрядное количество анекдотов о Насреддине-одже и
Ахмет-Ахае, пословиц и поговорок.
Выпускаемый сборник сказок и легенд является
первым результатом этой работы.
Большую помощь при выявлении сказителей о к а ­
зала нам местная Алупкинская татарская н еп ол н а я
средняя школа в лице учащихся старших к л а с с о в .
Бол^е сорока учеников приняли горячее у ч а сти е в О СКАЗКАХ КРЫМСКИХ ТАТАР
означенной работе и сыграли, таким образом, р о л ь
I
того актива по предварительной разведке ф о л ь к л о р ­
ных ценностей, на который предположено р а сс ч и т ы ­ ОБЩЕЙ сокровищнице ''поэзии на­
вать и в дальнейшем. Учащиеся комсомольцы и п и о ­ родов Советского союза крымскому
неры означенной школы М е м е т Ю н у с , М е р и е м фольклору предстоит занять одно из
И с м а и л , Э д е м И с м а и л проявили величайш ий самых почетных н прочных мест.
энтузиазм в этом деле. Небольшой по размерам, но исклю­
Алупкинский музей выражает глубокую б л а г о д а р ­ чительно многообразный но национальному составу,
ность профессору Н. Л. Э р н с т у, которым с о с т а в ­ Крымский полуостров может дать и, конечно, даст со­
лены примечания и пояснения к сказкам, а та к ж е ветской литературе значительное количество перво­
подготовлены к печати три легенды, помещенные в классных произведений устной народной поэзии. Крым­
настоящем сборнике. ский фольклор необычайно богат, но богат он не
только количественно. Это также и качественное бо­
Директор А лупки некого государственного гатство. Ведь ни одна область, ни одна республика на­
историко-бы тового музея Я. П. Б и р I г a J. шей страны не испытала £акой изменчивой истории,
15 сентября 1933 г. Алупка. какая выпала на долю этого маленького полуострова.
В крымской народной поэзии — в сказках, песнях,
пословицах, загадках и поверьях— можно различить о т ­ значимость и актуальность крымского фольклора.
ражения тех великих исторических сдвигов, которые в Пусть буржуазная фольклористика говорит о довле­
течение трех тысячелетий потрясали этот клочок земли, ющей ценности «странствующего» сюжета, пусть
оставляя на нем глубокие и неизгладимые сл ед ы .^ л - утверждает приоритет поэтической традиции. Марксо-
линская колонизация и римские завоевания, господства ленинская методология, отнюдь не отрицая наличия
Византии и нашествие средневековых народов, набеги в фольклоре заимствований и поэтической традиции,
варяжских дружин и экспансия итальянского тор го­ опрокидывает теории о их самоценности.
вого капитала, кочевнические волны Золотой орды Фольклор—прежде всего литература, и к фоль­
и феодальное ярмо крымского ханства, турецкий клорным ценностям мы должны подходить с тем же
гнет и кабала русских помещиков и царя, все много­ критерием, с которым мы подходим к ценностям лите­
образие хозяйственных, политических и национальных ратурным. Фольклор— часть литературы и, стало быть,
форм запечатлелось на горах и берегах Крыма сотнями он подчиняется тем же законам, которым следует раз­
памятников материальной культуры. Херсонес и Пан- витие литературы. Так же, как и произведения литера­
гикапей, Харакс и Эскн-Кермен, Чуфуг-Кале и башни туры, фольклор вырастает из определенной социальной
генуэзцев, крепости и могильники, курганы и гор о­ среды и отражает ее собою, отражает собою изме­
дища превращают Крым в сплошной исторический муг- нения, в ней происходящие. Именно поэтому «под­
зей и заслуженно пользуются международной славой. линную историю трудового народа нельзя знать, не
Но дыхание веков осело не только в этих мертвых знаДустного народного творчества» (А. М. Горький).
развалинах и остывших письменах. История Крыма— Если обширные торговые связи и занесли и Крым
не только в дольменах и исарах. Фрагменты этой некие приемлемые и быстро, поэтому, привившиеся
истории, сглаженные, трансформированные, подчас сюжеты, если поэтический арсенал и испытывает
не вполне уяснимые, звучат еще в устах народа, еще давление чужеземных художественных законов,
унаследовавшего в труде и борьбе эту многострадаль­ то сама ткань сказки, ее couleur local и couleur
ную землю. Послушайте татарские сказки. На ред­ historique (местная и историческая окраска), харак­
кость разнообразные по тематике, сверкающие стили­ теры действующих лиц и отдельные ситуации, в ко­
стическими узорами, они, как старинные клинки, торые вступают персонажи,— в большинстве случаев
хранят еще на себе прежнюю чеканку многих столе­ порождены, или окрашены местными к р ы м с к и м и
тий и мастеров. социально-экономическими условиями и, в первую
Однако же не в этой чеканке главный смысл, очередь, борьбой классов в крымских условиях.
В сказках о Хаджи I ильки и правоверных пили­ За отсутствием в прошлом массовой письменной
гримах главный персонаж напоминает нам Рейнеке- татарской литературы именно в фольклоре как нельзя
Лиса романских фабльо. Допустим, что этот персо­ сильнее и как нигде четче проявились чаяния и упо­
наж мог быть занесен в Крым генуэзскими купцами. вания закабаленного и угнетенного феодалами татар­
Но прочтите сказку, и вы увидите, что Лис приобрел ского народа. И если— по словам любимого ученика
местные черты, и сказка сделалась памфлетом на К. Маркса Н о л я Л а ф а р г а — устное народное твор­
специфически мусульманский институт хаджи, имев­ чество «кипит всеми страстями, наполнено живой
ший широкое распространение в К р ы м у . кровью переживаний своего времени», то это как
В сказке о трех талисманах фабула построена поприн- нельзя более применимо к фольклорному наследству
ципам арабской сказочной техники. Возможность пере­ крымских татар. Достаточно присмотреться к этому
дачи этой техники в Крым очевидна.Но прочтите сказку, наследству, чтобы увидеть, как за традиционной ска­
и вы увидите, что эта техника использована для офор­ зочной оболочкой встает подлинная душа трудового
мления темы, специфической для к р ы м с к и х классо­ народа, кипящего гневом против падишахов и султа­
вых столкновений и, притом, в обстановке Бахчисарая. нов, против мулл, торгашей и мурзаков. Достаточно
В сказке об Усеине, сыне Асана, элементы фабулы прочесть сказку о Кульбасты-батраке или сказку о
явственно аналогичны фабульным элементам русских блудном кадии, чтобы увидеть, как этот гнев, выры­
сказок о Кащее Бессмертном. Такие элементы могли ваясь из самых народных глубин, облекается то в
быть занесены в Крым русскими и украинскими плен­ протестующе оппозиционные, то в сатирически обли­
никами, приведенными из ханских набегов. Но про­ чающие формы. Где же, как не в сказке о наказанных
чтите сказку, и вы увидите, что эти элементы привле­ беях, муллах и ханах можно было проявиться этому
чены для разворачивания сюжета, саркастически рису­ протесту закабаленного народа? Где же, как не в фоль­
ющего обстановку к р ы м с к о г о ханского дворца. клоре, можно было вылиться ненависти к русскому
В крымских сказках звучат отголоски богатой фан­ колонизатору, выселяющему из Крыма татар десятками
тазии Шехеразады и сочного юмора Декамероновской тысяч для «очистки» земель под свои усадьбы. Сказки
Италии. Могло ли быть иначе на старом стыке мор­ приняли на себя роль выразителей интересов тру­
ских дорог с караванными путями? Но это отнюдь дящихся масс татарской деревни, недаром злым и
не мешает крымскому фольклору быть самостоятель­ глупым героем их почти всегда выступает кадий,
ным- местным социальным и художественным памят­ исправник, хан и мурза, а героем, который после
ником. долгих приключений торжествует над падишахом и
мурзаком, выступает, как правило, батрак и бедняк, Не менее активно в татарском фольклоре вли]
чабан, прачечник, дровосек, подмастерье. мурзачества и купечества. Ряд сказок становился i #
В татарской сказке живым потоком льется сила и только апологией богатства и знатности, не толькц _
остроумие интеллектуально-здорового народа, остро­ воспевал торговое благополучие и земледельчейко^ tr
умие, жизнерадостность и стойкость которых не счастье, по и призывал к покорности господствую* г
смогли вытравить века султанского, ханского и щим классам, к примирению с существующими Гоб*
царского гнета. щественными отношениями. ^
Но было бы наивностью не заметить того, что Но народная сказка вырабатывала себе и протг во-^. Ш
правило это имеет важные исключения. Есть и иной ядие в этой борьбе. Трудовой татарский народ cı аз-*) I
элемент в татарском фольклоре. Татарская земель­
ная аристократия и, еще более, мусульманское ду­
кой же и сопротивлялся против этого идеологи le-” *
ского наступления. Возникали новые темы, более {ль------_
I
ховенство никогда не упускали возможности исполь­ ственно отталкивающиеся от религиозных формул,
зовать, народную сказку в своих целях. Зная, сколь появлялись новые герои и персонажи. В сказку при­
велико воздействие ее на сознание масс, крымские ходил обличитель и насмешник Некрн-Мустафа, при­
сульманские церковники широко покровительство­ ходил и издевался над султаном; вытесняя привыч­
вали сказке-проповеди. Мотивы рока, мотивы обре­ ных падишаховых сыновей, врывался в эпос батрак
ченности, мотивы божественного воздействия, выхо­ Кульбасты, гневный каратель беев и мурз; занимал
дившие из мечетей и медрессе, устремлялись в сказку все большее место и становился любимым ге^юеч
и нередко делали ее носителем выгодных для мусуль­ младший сын бедняка, мститель за гибель братьев.
манского духовенства идей. Мы знаем целый ряд Кипела классовая борьба в крымских городах и
текстов с сюжетами, обслуживающими идею пред­ деревнях, кипела она и в крымском фольклоре.
определения, одну из кардинальных идей корана. Сказки
II
о бедствиях неудачливых Шах-Заде, сказки о похи­
щенных падишахских дочках вертятся, как на оси Соблазнительной задачей было бы дать поэтику
вокруг этой идеи. Мало того,— мусульманская идеоло­ крымской татарской сказки. Анализ поэтических при­
гия просачивалась в виде тех или иных элементов емов мог бы показать большое количество конкретных
даже в сказки с более или менее оппозиционными примеров в подтверждение сказанного. Э'гот анализ по­
к корану сюжетами. И, просачиваясь, засоряла их, мог бы разобраться в сложных '*г-*аужу-
парализуя силу и ослабляя удар. щих развитие этого жанра ЬЪго !ольк лЬ^а^/Х^

I £-ка им.
О д н а к о т о к о л и ч е с т в о т е к с т о в , к о т о р ы м мы р а с п о ­ дочь падишаха, в демократических— представитель
ла гаем , н е дает е щ е в о з м о ж н о с т и д ел а ть с к о л ь к о - н и ­ крестьянских, ремесленных слоев, борющийся за свое
будь к а т е г о р и ч е с к и е в ы в о д ы . З десь м ы м о ж е м т о л ь к о счастье. Сразу же намечается мотивировка разверты­
отм ети ть некоторы е о со б е н н о ст и тем ати ки и архи­ вания сюжета: похищение героя, поиски талисмана,
т е к т о н и к и -о с о б е н н о ст и , к о т о р ы е , на наш в згл я д , поиски счастья (№ № 12, 14, 16, 18, 20, 22). Зача­
п ом огут н ащ уп а ть кри тери и для предвари тел ьной стую сказка строится по способу нанизывания
к л а с с и ф и к а ц и и к р ы м ск и х ска зок. эпизодов (так же, как в авантюрном романе); такова,
Значительное количество сказок можно (очень ус­ например, сказка о Чамаширджи. Она представляет
ловно) определить, как сказки романтического типа. собой, собственно, четыре сказки, наннзанные на
Т е к с т та к о й с к а з к и н а ч и н а ется об ы ч н о кан он и зи ­ основу похождений постиралы. Сам герой почти ней­
рованны м зачином : « Bir zam anda ваг e k e n , Bİr трален— приключения набегают на него, он не по­
z a m a n d a j o q e k e n » ... (« Б ы л о ли т о в с а м о м дел е и л и винен в их возникновении. Нанизывание эпизодов
не б ы л о »). может вестись до бесконечности. Поэтому концовка
На сцену выступает персонаж, заранее установлен­ не органически связана с сюжетом, есть опасность
ный поэтической традицией1. В сказках с аристокра- механического прекращения сказки. Выход найден
тической окраской— это IIIax-Заде или похищенная в сентенции, подводящей итог и дающей формаль­

1 «Худож ественны й инвентарь фольклора сказителей за­


ный конец.
готовлен поэтической традицией. Традиция, т. е. тв ор ч ество
Не менее обычным способом построения таких
мастеров п р ед ш еств у ю щ и поколений, выработала отн о си ­ сказок является кольцевой сп особ— когда одна сказка
тельно устойчивую тематику, сюж етны е схемы, худ ож ест­ включает в себя другую, гак называемую вставную.
венные образы, поэтические обороты , даже поэтические Этот способ применен частично в той же сказке о
формулы, устойчивы е эпитеты , сравнения, метафоры , р и т­
Чамаширджи (история дервиша), но там он играет
мы, типовы е звуковые повторы и другие элементы поэтики,
причем особы е для каждого жанра. Анализ фольклорной лишь подсобную роль, помогая выбрать заключаю­
поэтики показы вает, как выработанные традицией стилисти­ щую сентенцию. Полностью этот прием использован
ческие и композиционные приемы, с одной сторон ы , содей­ в двух сказках: «Три благочестивца» и «Три сына
ств у ю т запоминанию худож ественны х текстов, а, с другой хана” и мудрый ашуг». 15 обоих этих случаях вставные
стороны , облегчают переработку их и создание новых 'тек­
эпизоды играют композиционную роль, вся сказка
стов в импровизации». (К). Соколов. «Природа фольклора и
проблема фольклористики», см. жури. «Л итературны й кри­ строится именно на них. Эти вставные эпизоды яв­
тик» 1934 г. JVS 12). 1 ляются той самой формой развернутого иносказа­
тельного изречения, из которого вырастает басня. №JVe 5, 12, 14, то Hte в № 18). В этой же сказке о
Любопытно отметить, что мотивировка введения эпи­ Чамаширджи без спасительницы-птицы была бы не­
зодов однородна в обеих сказках. И в том и в дру­ мыслима быстрота смены не связанных между собою
гом случае мораль направлена против верховных эпизодов.
повелителей. В первой сказке мудрец рассказывает Довольно значительную роль играют в этом типе
царевичам притчу (вставная новелла), чтобы обличить сказок мифические персонажи— Аждага, Ифрит,
одного из слушателей в воровстве. Эта вставная Иблис, дивы и джины; в настоящем сборнике чита­
сказка есть, по сути дела, разросшаяся загадка, раз­ тель найдет целый ряд текстов с участием этих чу­
гадку которой дает новелла обрамляющая. довищ. Впрочем, нужно отметить, что демонология над
Во второй сказке мотивировка вставки интересна темой крымской сказки властвует не так уж сильно.
своей социальной значимостью. Алчные царевичи Большее место занимают животные— пчелы, муравьи,
угнетают правоверных. Чтобы облегчить участь на­ коршуны (№ 14), кошки, собаки, рыбы (№ 16), пе­
рода, мудрый ашуг принуждает царевичей сократить по­ тухи, индюки (№ 11) и лисы (№ № 11, 22). Нам ка­
дати. Добивается этого он путем рассказывания сказки. жется, что введение этих подсобных персонажей,
В данном случае аллегорическая, эзоповская форма являясь свойством сказки вообще, в крымском фоль­
рассказа ашуга вызвана определенной ситуацией— клоре выражено сильнее, чем, скажем, в фольклоре
требованием обличения властвующих. В плане соци­ арабском. Интересна сказка, антропоморфизированная
альном и историческом сказка эта, несмотря на не­ в целом— аХаджи-Тильки и правоверные пилигримы л.
которую идеалистичность, очень любопытна. Интересна, повторяем, тем, что использование тра­
В сказках рассматриваемого типа поэтической тра­ диционных персонажей не мешает превращению этой
дицией диктуется введение одного, довольно часто сказки в сильную антиклерикальную сатиру.
встречающегося, элемента композиции. Речь идет Сказкам романтического типа свойственна еще
об извне появляющейся силе, которая помогает разви­ одна черта, общая, кстати сказать, фольклорам всех
тию сюжета. Подобную функцию в крымской сказке народов. Эта черта— наличие сакраментальных чисел.
чаще всего несет чудо-птица, то же, что птица Рух В татарских сказках такими числами являются—3, 7
арабского эпоса. Эта птица символизирует счастье и и особенно, 40. Если все эти числа являются эле­
появляется в тот момент, когда возникает необходи­ ментами стилистики (троекратность вопросов, семь
мость разрешения сложной коллизии ( d e u s e x m a - дней и семь ночей, сорок детей, сорокадневный пир
c h in a ) или перевода действия в новый план (см. сказки и т. д.), то число т р и проникает в самое построение
%
фабулы и становится ощутимым элементом компози- обстановке разворачивается картина борьбы между
ции. Троекратные повторения, определяющие ткань баем и сыном старого чабана, работающим у этого
текста, мы имеем в № № 4, 12, 14, 16, 18, 20, 22. богача. Сказка имеет большую познавательную цен­
Сказке о трех благочестивых они придают особен­ ность. Она показывает хозяйство типичного крым­
ную гармонию. В сказках же о трех талисманах трое­ ского кулака и характеризует формы эксплоатации.
кратное развертывание темы прямо использовано для Понятно, что характеристики не выходят из преде­
усиления социально очень весомого конца. лов сказочной техники, но, переведенные на язык
I оворя о сказках, носящих на себе печать поэти­ образов, они приобретают особую свежесть и убеди­
ческих реминисценций, мы должны еще раз подчер­ тельность.
кнуть следующее. Фольклор—это отзвук прошлого, Сказитель наделяет главного героя осознанной не­
но в то же время и голос настоящего. Раздвигая навистью к Косе-баю; Кульбасты мстит Косе не
ветшающие рамки традиции и частично используя только за себя и за своих братьев, он мстит
ее, это настоящее делает сказку со старым сюжетом также за всех загубленных Косе-баем батраков. Это
сказкой новой и актуальной. сказка широкого социального дыхания. Сам сказитель
Другой тип сказок, который можно выделить в услышал эту сказку в детстве, но, очевидно, придал
особую группу,— это сказки бытовые. Влияние поэ­ ей новые, дотоле слабо ощутимые черты гневного
тических канонов в таких сказках сведено на-нет. пафоса.
Отсутствуют обычные зачин и концовка, случайны В бытовых сказках разнообразие композиционных
фоеьратные повторы, упрощен синтаксис, облегчена способов не позволяет давать каких-нибудь схема!и-
лексика. Эти сказки куда более реалистические. Они ческих обобщений. Если в романтической сказке,
богаче индивидуальными характерами, в них большая как в шахматной игре, важна не развязка, а подве­
гамма нетрадиционных ситуаций. Они с большей дение к развязке (как только все препятствия пре­
силой передают социальные столкновения и являются, одолены, сказка заканчивается), то в сказках второго
таким образом, более прогрессивными. типа развязка может иметь решающее значение. Не­
Для этой группы особенно показательна сказка о трудно заметить, что в сказке о Кульбасты начало
Кульбасты-батраке и Косе-богаче. Весь материал развязки совпадает с первым активным действием
сказки целиком взят из дореволюционной крымской батрака— убийством собаки и волов. С этого момента
действительности. Судя по обстановке, действие проте­ и начинается развязка, составляющая главное содер­
кает в одной из деревень степной полосы. В этой жание сказки.
индивидуализирующих черт. Влияние традиционной по­
С композиционной стороны интересна целиком ре­
этики сказывается в значительной степени. Это сказ­
алистическая сказка о сорока плешивцах. (Эта сказ­
ка фантастическая par exellence. Она часто вырастает
ка выросла из одного очень популярного в Крыму
из легенды и поднимается иногда до героической
анекдота насреддиновского цикла. Сюжетный мотив
этой сказки встречается в эпосах многих народов. эпопеи.
С к а з к и р е а л и с т и ч е с к и е . Фантастика почти
Подобные проделки ловкача над глуповатыми одно­
сведена на-нет, отсутствует демонология, персонажи
сельчанами имеют место в русском цикле о поше­
индивидуализированы, сказитель передает сюжет, почти
хонцах, в фландрском цикле об Уленшпигеле и т. д.
не используя старых канонизированных приемов. В та­
Композиционная целостность сказки достигается тем,
кой сказке четче обрисованы классовые ситуации, она
что в каждом предшествующем (вполне самостоятель­
больше идет от жизни, она захватывает слушателя па­
ном) эпизоде дается обоснование для эпизода после­
тетикой реальных столкновений и действий. Она в
дующего. Так эпизод с ошпаренным визирем мотиви­
большой мере— порождение местной крымской среды и
рует обогащение Косого, обогащение его, в свою
местных крымских условий. Это сказка бытовая пре­
очередь мотивирует следующий эпизод и т. д.
имущественно, она вырастает отчасти из анекдота
К этой же группе относится сказка о блудливом
и во многих случаях поднимается до сатиры.
кадии, также генетически близкая к анекдоту— сказка
Классификация, однако, условна. Резкой границы
о Джигерджи-деде, построенная на образной аргу­
искать не приходится. Одна из удачнейших сказок
ментации морали о вреде скупости, и другие сказки.
настоящего сборника— «Кичкенэ»)— обладая свойст­
Высказанные положения позволяют предложить
вами обоих типов, стоит на границе между ними.
первичную классификацию крымской татарской сказ­
Отмеченные нами особенности поэтики татарской
ки. Понятно, что единого критерия для этой к л а с-
сказки позволяют сделать один немаловажный вывод.
е и ф и к а ц и и в н у т р и ж а н р а выдвигать не при­
Как известно, сказочный жанр, по сравнению с
ходится. Подытожим черты выделенных нами двух
типов. песней, менее быстро поддается влиянию новой те­
матики. В пределах этого жанра более восприимчив
С к а з к и р о м а н т и ч е с к и е . Для них характерна
к обогащению ею реалистический тип сказок. У ка­
фантастика. Доминирует авантюрное построение сю ­
занные выше свойства его делают этот тип, если
жета. Часта гиперболизация, выдвинут на арену миф,
можно так выразиться, более предрасположенным к
авантюра развивается, преимущественно, на пеобыч-
ной географической почве. Персонажи почти лишены тематическому омоложению.

24
Однако сказочная форма романтического типа, не
Сказка оставалась разве лишь объектом внимания
обладая подобной свободой в выборе материала, мо­
беллетристов, отнюдь не ставивших себе целей си­
жет, опираясь на выработанную технику, также на­
стематического собирания и пользовавшихся, сообраз­
сыщаться свежими сюжетами.
но своим задачам, случайно подхваченными мотивами.
Таким образом в пределах как первого, так и вто­
Начиная с Пушкина, татарские сказки и легенды
рого типа — вполне реально возникновение новых
неоднократно появлялись в русской литературе, то
текстов на современные нам темы.
вкомпанованные в поэмы и повести, то включенные
V
в крымские очерки и «впечатления». Услышанные
111 во время непродолжительных пребываний в Крыму,
шедшие не всегда из уст татар, обработки эти не
Систематическому собиранию крымских татарских могут оказать значительной помощи современному
сказок до сих пор уделялось самое незначительное исследователю, так как в подавляющем числе случаев
внимание. Кроме сборника акад. В. В. Радлова 1 мы слишком далеки от первоисточников.
не имеем в этой области ни одной капитальной ра­ Впрочем нельзя не отметить деятельность двух со-
боты, которая удовлетворяла бы требованиям научной бирателей-любигелей, пробовавших свои силы на
фольклористики. Сравнительно больше публикаций этом поприще и разделенных между собою почти це­
было посвящено крымской песне2. Было сделано лым полустолетием.
начало собирания даже малых форм фольклора. Сказ­ Первым, кто попытался подойти к более или ме­
ка же,— один из наиболее интересных и полноценных нее систематическому собиранию сказочных текстов,
жанров народной поэзии,— оставалась несобранной. был A. X. К о н д а р а к и, автор известного «Универ­
сального описания Крыма».
1 ‘ Образцы народной литературы тюркских племен^ под
ред. акад. В. В. Радлова, т. VIII.
2 А. О л е с н и ц к и й—Песнп крымских турок. М. 1910 (под Акад. А. С а м о ii л о в и ч— Песня крымских татар про в т о ­
крымскими турками автор разумеет татар). рую отечественную войну, про П орт-А р тур, про крымские
А. К о н ч е в с к п й — Песни крымских татар. Москва собы тия—ряд публикаций в журналах.
1925 г. Кроме того ряд тек стов песен дан А. X. Кондаракп (са­
Я г ь я III е р ф е д д и н о^в—Песни и танцы крымских та­ мая первая публикация 1870 г. в упоминаемой ниже книге),
тар. Симферополь, 1931 г. отдельные записи см. такя!е в № № Изв. Тавр, о-ва И. А. Э-

ч
выразительнице «народной души», почти начисто
В 1875 г. вышло тринадцать томов этого солид­
снимала проблему классовости фольклорных явлений.
ного ио размерам труда— факт, сыгравший свою
Какпе же критерии стояли перед Кондараки, опу­
определенную роль в развитии крымоведения. В три»
бликовывающем первые плоды своих собираний? Был
надцатом заключительном томе, посвященном этн о­
ли какой-нибудь тезис, для подтверждения которого
графическому описанию полуострова, среди образцов
орнаментировал свою книгу Кондараки? Для выяснения
других фольклорных жанров было включено один­
Этого стоит напомнить установку всего труда этого
надцать текстов сказок. Ни источников, ни фамилий
автора.
сказителей этих текстом приведено не было. Подбор
Грек по национальности, христианин по убеждению,
текстов был самый случайный и никакой классифика­
Кондараки, как он сам неоднократно намекает на
ции не поддавался. Восемь лет спустя, в сборнике
это, ставил себе задачу описанием крымских древно­
«Память столетия Крыма», Кондараки привел еще
стей подтвердить указание завоевательницы Тавриды
несколько текстов, также без указания фамилий рас-
Екатерины 11 о том, что татары— чужеродный элемент
сказчиков. Зто и был первый вклад в так и нераз-
в завоеванном крае, что только православные греки
вившееся крымское сказковедение.
являются истинным, коренным и правомочным насе­
Что же представляли собой эти первые записан­
лением Крымского полуострова. Сводя на-нет матери­
ные сказки, и как преподнес их читателю собира­
альные памятники татарской национальной культуры,
тель?
видя везде византийский провозвестнический дух, этот
Мы знаем, что не было и не могло быть объектив­
исследователь явился одним из тех апологетов мессиан­
ного подхода к культурным ценностям в прежнем
ского назначения христианнейшей идеологии, которые
буржуазном обществе. Самые добросовестные фоль­
были так кстати русским колонизаторам Крыма. Кон­
клористы всегда являлись, волей-неволей, агентами
дараки прямо заявлял о необходимости «очистки» Юж­
своего класса, и уверения в объективности никогда
ного берега от татар для дальнейшего развития дворян­
не мешали им делать из сказки то оружие, которое
ского землевладения. Вот что он пишет, папример,
было выгоднее всего на данном этапе развития иде­
по поводу татарской деревпи Мисхор и расположен­
ологии. Гак дворянская фольклористика славянофи­
ных возле нее помещичьих гнезд вел. князя Михаила
лов сороковых годов оперировала русскими сказками
Николаевича и графа Панина:
для аргументации реакционной идеи народничества,
«Нигде так не безобразится татарскими ха­
так народническая фольклористика восьмидесятых го­
тами местность, как в промежутке этих дач. По
дов своими учениями о «народной словесности», как
28
вашему мнению, красота их до rev пор будет не­ препарированный и обинтеллигенченный до неузна­
заметна, пока не будут сняты отсюда эти «грязные ваемости. Возник, чтобы в изысканных импрессиони­
сараи, заваленные телегами и разными нечисто­ стических формах возбуждать любопытство к «Рос­
тами и скрывающими вид с дороги, в особенности сийской Ницце».
иа хорошенький дворец графа Панина» (часть I Автором этих легепд был Н. Маркс, генерал и
стр. 163). отузский помещик, не лишенный, однако, стилизатор­
Тот же критерий несостоятельности татарской ского таланта. Вскоре он собрал свои легенды во­
культуры кладет Кондараки и в основу собирания едино и издал в трех сборниках, иллюстрированных
сказок. Кондараки демонстрирует перед публикой модными декадентскими рисунками. Вместе с томи­
татарские сказки в порядке достопримечательностей ками Ницше и стихами Северянина эти сборники
«туземного быта». Как образчик занимательных для украсили собой книжные шкафы южнобережских
европейцев сказок «инородцев» и приводит Конда­ княжеских вилл и буржуазных особняков.
раки свои тексты. Совершенно понятно, что тщетно Вот несколько характерных концовок из легенд
стали бы мы искать в этих записях подлинное твор­ Н. Маркса:
чество татарского народа. «Есть слух, что должен вернуться юноша с
После этого первого опыта должно было пройти еще кольцами черных волос.
тридцать пять лет, чтобы пояпилась потребность в Он придет к могиле, в ночь под великий
татарской сказке. Б годы 1912— 1913, в годы осо­ праздник, поднимет тяжелую могильную плиту,
чтобы мятущаяся тень могла слиться с теныо
бенно интенсивного развития буржуазного курорта
на Южном берегу, в годы, когда для повышения братьев.
Как никогда, сами собой зазвучат в ту ночь
ренты на дачные участки понадобилась особенно усилен­
ная реклама Южного берега, во множестве журналов колокола старого храма.
И разнесут по земле мелодию мира и любви».
и газет самых разнообразных толков и направлений
стали появляться изящные новеллы, носившие назва­ или:
«Не верьте, если вам скажут: нет шайтана.
ния «Легенды Крыма». Эти новеллы печатались в
«Лтре России», «Одесском листке», «Одесских ново­ Есть Аллах— есть шайтан.
стях», «Южных ведомостях», «Вокруг света» и мно­ Когда уходит свет, приходит тень».
гих других изданиях. Вот еще:
«Кончена сказка. Спит девушка... Спи спокойно,
Крымский фольклор возник на страницах печати
милая, не бойся страхов. Только отчего так В строительстве национальных культур огромная
неспокоен твой сон, так высоко вздымается роль принадлежит устному творчеству. И это по­
грудь и вздрагивает юный девичий стан? нятно. Ибо, если для русской литературы, имеющей
Иль причудился во сне кто, или птичка, что многовековую давность, народная поэзия является
поймали твои глаза, уже,успела опуститься на неиссякаемым источником, то во сколько же раз
твои уста и трепещет теперь в твоем сердце?» больше ее значение для молодой литературы респу­
или: блик Союза, республик, многие из которых и письмен­
*— Мама,— замечал я в детстве,— да ведь это ность-то получили после Октября. Для целого ряда
просто подводная скала. народов СССР устная поэзия была единственным куль­
— Конечно так, мой мальчик. Подводная скала турно-художественным наследством. Поэтому-то так и
для чужих, а для нас здешних, это— народный велика роль его освоения.
памятник христианке первых веков». Критически осваивая фольклорное наследство и
Это называлось крымской народной сказкой! всячески содействуя возникновению нового фольклора,
Каково же должно быть наше отношение к па­ мы должны итти по пути, указанному нам товарищем
мятникам народного творчества? Какие критерии Сталиным в его докладе па XVI съезде ВКП(б).
должны ставить мы в работе над сказками Крыма? «Надо дать национальным культурам развиться
Прежде, чем ответить на эти вопросы, необходимо и развернуться, ч выявив все свои потенции,
напомнить, что в последние годы в советской фоль­ чтобы создать условия для слияния их в одну
клористике произошел большой перелом. Вопросы общую культуру с одним общим языком. Рас­
изучения народной поэзии перестали быть достоя­ цвет национальных по форме и социалисти­
нием узкого круга ученых-фольклористов. Псе больше ческих по содержанию культур в условии дик­
и больше увеличивается тяга самых широких масс татуры пролетариата в одной стране для сли­
к освоению памятников устного творчества. В вы­ яния их в одну общую социалистическую (и по
ступлении дагестанского певца-ашуга Сулеймана форме и по содержанию) культуру, с одним
Стальского на Всесоюзном съезде писателей как бы общим языком, когда пролетариат победит во
получила общественную санкцию мысль о том, что всем мире, и социализм войдет в быт,— в этом
фольклор есть одна из неотъемлемых частей литера­ именно и состоит диалектичность ленинской
турного движения. Причины интереса к фольклору постановки вопросов о национальной культуре».
были сформулированы делегатами на том же съезде. Всем известно, что главным инициатором призыва

2 Сказки и легенды
к изучению фольклора является А. М. Г о р ь к и й , «Поскольку устное поэтическое творчество
великий пролетарский писатель, который больше, есть одна из областей словесного искусства,
чем кто бы то ни было, использовал лучшее, что актуальные задачи современного рабочего и
есть в памятниках народного творчества. Этому твор­ колхозного пролетарского фольклора те же,
честву Горький особенно много внимания уделил в что и актуальные задачи пролетарской литера­
речах на Всесоюзном съезде писателей. Вот что г о ­ туры. Осуществляя классовое планомерное руко­
ворил он в заключительном своем слове, обращаясь водство литературой, было бы непоследовательно
к представителям национальных литератур: оставлять устное творчество на произвол стихии,
«Берегите людей, способных создавать такие необходимо, чтобы и в устном творчестве про­
жемчужины поэзии, какие создает Сулейман. летарское сознание подчинило себе стихийный
Повторяю: начало искусства слова в фольклоре. процесс.
Собирайте ваш фольклор, учитесь на нем, о б ­ Такое организованное, планомерное руковод­
рабатывайте его. Он много дает материала и ство фольклором, как в отношении идеологи­
вам, и нам, поэтам и прозаикам Союза. Чем ческом, так и художественном, диктуется самой
лучше мы будем знать прошлое, тем более глу­ жизнью. Выпадая из поля внимания советской
боко и радостно поймем великое значение тво­ и партийной общественности, фольклор зача­
римого нами настоящего». стую становится острым орудием в руках клас­
Таким образом изучение фольклора, освоение его сово-враждебных сил»1.
есть важнейшая и неотложнейшая задача в каягдой Таким образом, именно отталкиваясь от чуждых
республике и области. нам методов Кондараки и II. Маркса, мы должны не
Но с какими же критериями должны подходить мы пассивно открывать шлюзы фольклорным потокам,
к изучению фольклорных произведений? Можем ли давая тем самым возможность пробиться классово­
мы, отталкиваясь от чуждых приемов буржуазной враждебным струям, но так организовать этот поток,
фольклористики (в данном случае от методов Кон- чтобы он нес нам на своих гребнях силу, помога­
дараки и Н. Маркса), полностью отказаться от ак­ ющую общему нашему строительству.
тивного вмешательства в жизнь фольклора? Задача советской фольклористики должна заклю­
Вот что говорит по этому поводу крупнейший чаться не только в собирании и изучении текстов,
представитель советской фольклористики, цитирован­ 1 Ю. Соколов. Природа фольклора и проблемы фольклори-
ный уже нами, проф. 10. М. Соколов: стпкп. «Литературный критик» 1934 г. № 15.
по и в активном воздействии на живой фольклорный тот факт, что партийна» организация Крыма уделяет
репертуар, т. е. во внедрении в песенный арсенал исключительное внимание этой работе. Выступление
масс идейно и художественно доброкачественных секретаря ОК ВКП(б) т. Семенова по вопросам Все-
текстов, в вытеснении текстов, враждебных делу ре­ крымской языковой конференции подчеркивает важ­
волюции. ность и ответственность этой работы. Языковая
Задача советской фольклористики, и в частности экспедиция, работающая на всей территории полу­
задача ее в Крыму, должна заключаться в том, чтобы острова,— лучшее доказательство того, что большое
дать широкому читателю ряд сборников и хрестоматий дело, наконец, начато и начато правильным путем.
крымских сказок и песен. Задача ее должна состоять Крымский научно-исследовательский институт так­
также в том, чтобы с помощью эстрады, со сцен те­ же поставил в центре своей работы вопросы собирания
атров, в репродукторах радио еще сильнее зазвучала и изучения памятников татарской поэзии.
и вошла в быт татарская песня и сказка. Задача ее, Не лишенный недостатков сборник фольклорной
наконец, заключается в том, чтобы собрать макси­ бригады Алупкинского музея является, на наш взгляд,
мальное количество текстов и подвергнуть их соответ­ также небольшим вкладом в это общее дело.
ствующему научному анализу.
Ясно, что эта работа не по силам отдельным лю- IV
бителям-собирателям Ч Ясно, что грандиозность и Результатом работы Алупкинского музея по соби­
ответственность этой работы исключает всякую воз­ ранию крымских сказок явились но только записан­
можность кустарных методов. Только силами прове­ ные тексты. Не менее ценным результатом явилось
ренных коллективов и, в первую очередь, силами на­ обнаружение целого ряда подлинных мастеров слова
учно-исследовательских учреждений, такая работа и памяти. Дотоле совершенно неизвестные крымской
может быть проведена с надлежащим успехом. общественности южнобережские сказители, приняв­
Поэтому-то и приобретает особую значительность шие участие в работе, —вот та ценнейшая находка,
которая не должна отныне остаться в тени неве­
1 Э то подтверж дается хотя бы примером А . К ончевского. дения. За полгода собирания сказок фольклорной
При всей ценности труда этого собирателя-энтузиаста сказ­
бригаде музея удалось выявить в семи южнобереж-
ки, записанные им («Сказки, легенды и предания крымских
татар». Изд. «Ф изкультура и туризм», 1929 г.), все же им е­ ских деревнях одиннадцать человек сказочников и
ют лишь характер «занимательного чтения для любознатель­ певцов. Не являясь профессионалами, не всегда даже
ных туристов». ощущая свой талант, они, тем не менее, могут быть
признаны подлинными носителями национальной 1 аким образом, мы видим, что изучение фольклор­
культуры. Унаследовав богатые поэтические тради­ ных ценностей совершенно немыслимо без учета био­
ции прошлого, эти сказители являются теми кадрами, графического и творческого облика их хранителей
без которых немыслимо изучение крымского фоль­ и передатчиков. Не переоценивая, конечно, значения
клора. биографического момента, мы должны учитывать
Фольклорной наукой неопровержимо доказано, что разнообразие индивидуальных обликов, свойственных
исполнитель устно-поэтических произведений является творцам фольклора не в меньшей степени, чем и ав­
в то же время и творцом-автором этих произведений. тором письменной художественной литературы. Мы
Наличие богатой памяти отнюдь еще не является никогда не сможем уяснить полностью классовую
единственным условием для того, чтобы простой пе­ природу фольклорного произведения, если не учтем
редатчик слышанного стал сказителем. Так же как и классовую принадлежность его оформителя и автора.
в художественной литературе, в фольклоре требуется Лучше всего это видно на опыте прежних публика­
не механическая память, но память творческая, прежде ций фольклорных текстов.
всего личное мастерство, позволяющее оперировать Возвращаясь снова к упомянутому Н. Марксу, мы
приемами искусства. должны отметить, что было бы неверно относить
Какою бы исключительной памятью ни обладал идеологическую устремленность его сборников цели­
сказитель, он никогда не передаст сказку в той же ком на его счет. Если И. Марксу и принадлежит ос­
именно форме, в которой он ее услышал. При всяком новная роль в деле придания этой целеустремлен­
новом исполнении имеется элемент творческой пере­ ности, то не последнюю роль сыграл и подбор «скази­
работки текста— дополнение, сокращение, изменение телей». Если выбор сюжетов и их идеалистическая
текста, сообразно настроению сказителя, составу его обработка остается результатом работы Н. Маркса,
аудитории, нового этапа в формировании его миро­ то сами сюжеты, если до них добраться сквозь де­
воззрения. Сказка о Бекри-Мустафе, записанная спу­ бри импрессионистической стилистики, все же пере­
стя месяц после первой ее регистрации от того же даны были кем то, кто любовно хранил их в памяти.
Мустафы Топала, приобрела новый оттенок и обо­ Какими же кадрами сказителей располагал Н. Маркс
стрилась в смысле социального устремления. Сказка о при составлении свои^ сборников?
мудром ишаке чабана, затк анная со слов одной ска­ На этот вопрос ответ дает сам составитель, пре­
зительницы, имела большую законченность, чем та дупредительно перечислив в своих примечаниях тех
же сказка в устах другого исполнителя. лиц, от которых он услышал свои сказки.
И х отя те р м и н о л о г и я к о р а н а , и г р а в ш а я т а к у ю р ол ь в
Прежде всего, из трйдцати шести текстов шесть
закр еп ощ ен и и т р у д о в о г о к р е с т ь я н с т в а К р ы м а, и п р о ­
сделаны с помощью контаминации элементов из раз­
н икает п од ч а с в и х с к а з к и , тем не м енее больш ин ­
ных литературных источников и, стало быть, отпа­
ство из них с о з н а т е л ь н о кул ьти ви рую т а и ти м у су л ь -
дают, так как фольклорными произведениями квали­
м а н ск и е и а н т и к л е р и к а л ь н ы е с ю ж е т ы .
фицированы быть не могут. Остальные тридцать ле­
К л ассовое созн а н и е вы раж ено не у в сех д оста­
генд слышаны, как указывает Н. Маркс, из устных
точ н о четко, но б езу сл о в ен ф акт и н туи ти вн ого в ы ­
передач. Эти тридцать легенд записаны от 2 1 скази­
б о р а та к и х т е к с т о в , к о т о р ы е н е м о г у т я в л я ть ся ч } ж -
теля. Вот эти «сказители»:
дыми и д е о л о ги и трудового народа. Б ы л о бы ничем
Мулл— 2, священников— 1, церковных старост— 1,
не обосн ован н ы м в у л ь га р и за то р ств о м утверж дать, ч г
дачевладельцев— 2 , помещиков (русских и греков)— б,
ч у ж ды е т е к с т ы н е проникаю т совер ш ен н о в репер­
городских голов— 1 , исправников— İ, торговцев— 2 ,
ту а р э т и х ск а зи т е л е й . Но в т о м - т о и д ел о, ч т о э т и
приказчиков— 1 .
ч у ж ды е, ид ущ и е по и н е р ц и и из п р о ш л о г о т е к с т ы
Оригинальную задачу взял бы на себя гот, кто
п о д в е р г а ю т с я в у с т а х Т о п а л а , Д ем и рд ж и , И браим ова
вздумал бы по сборникам Н. Маркса судить об j стной
И д р у ги х и д е о л о г и ч е с к о м у к о р р е к т и р о в а н и ю . Здесь
поэзии татарского трудового крестьянства!
и необходим о учиты вать творческую и н дивидуаль­
Каких сказителей противопоставляем мы муллам и
капитанам-исправникам генерала Н. Маркса? Каким н о с т ь ск а зи те л е й .
С оверш ен но, к он еч н о, я сн о, ч т о м а с т е р е гв |
человеческим материалом располагаем мы в своей ра­
, „ел ей н ы * с к а зи т е л е й д а л ек о пе равноценно. Е сть
боте над публикацией сказок?
с р е д » н и х п од л и н н ы е т а л а н т ы , е с т ь о л е е ил
Из одиннадцати сказителей, давших свои тексты
скром н ы е п ер е д а т ч и к и и подраж ател и . Н екоторы е
для настоящего сборника, почти все являются не­
з н а ю т и ц ен я т с в о е у м е н ь е , с е р ь е з н о о т н о с я с ь к ска_
посредственными участниками жизни колхозной де­
зы вавию , н екоторы е счи таю т с о » сказк» п ростой
ревни. Кузнец Демирджи, дровосек Топал, колхоз­
забавой. Н ек оторы е, н ак он ец , зн аю т сотп и тек стов ,
ники— Мемет Муртазаев, Фатьма Хайбулла, Эмир Усеин
д р у ги е ж е п о м н я , л и ш ь с л у ч а й н ы е ск а зк и . Ч етаеро
Ибраимов,— все они прошли трудную жизнь в борьбе
за кусок крестьянского хлеба, почти все батрачили
„3 „ п х : Т оп а л , Д ем ирдж и, С о ф у , И б р а и м о ., н е с о м н е н н о ,
войдут в и стори ю татарской л и т е р а т у р ы , для и н ы х
у помещиков и кулаков, некоторые так и остались
неграмотными. Всем им в большей или меньшей сте­ т а к о й удел ещ е п р о б л е м а . , „ 0„ пя_
Н е м ен ьш ая р а зн и ц а л еж и т и в м а н ер е ск
пени ч у ж д ы интересы мусульманской идеологии,
ййя, в самом акте общения с аудиторией. На осно­ К этой же манере эпически-спокойного повество­
вании изучения процесса изложения мы устанавли­ вания близки Хатидже Умер, Мемет Муртазаев и
ваем две манеры оказывания. Образцом первой из Ахтотай Хурбедин.
них можно считать Мустафу Топала, лучшего из ска­ Вторую манеру, манеру энергичной инсценировки,
зочников побережья. представляет своими оказываниями Ислям Демирджи.
Слушая Топала, вы присутствуете при акте боль­ У Демирджи не найти спокойствия и размеренности.
шой целостности и законченности. Солидный, почтен­ Внутренний темперамент поэта и актера не оставляет
ный старик, он нанизывает фразу на фразу, образ и минуты покоя Исляму в момент его рассказа. Его
на образ, точно взвешивая и регулируя поток речи. манере свойственно прежде всего необычайное разно­
образие мимики. Когда Ислям рассказывает сказку,
Вам иногда кажется, что вы присутствуете при не­
он непрерывно перевоплощается и целой гаммой те­
коем важном обряде. Мерный ритм голоса, устойчи­
лодвижений иллюстрирует движение сюжета. В про­
вое положение тела, почти полное отсутствие тело­
цессе сказки он находится перед слушателем, как
движений. Его рассказ— это эпическое повествование.
актер на арене. Ему необходима мизянсцена он дви­
И в то же время постоянное пользование оживляю­
гается, имитирует движения животных, оснащает
щими речь вставками, малыми формами фольклора—
речь звукоподражаниями, пополняет лексический по­
пословицей, прибауткой, поверьем. Формами, которые
ток целым рядом чисто драматических приемов. Если
внутренно нарушают эпичность сказа, облегчая его
в сказке герой отрубает Аждаге голову, Демирджи
архитектонику. Топал— немножко моралист, и потому
обязательно продемонстрирует это на ближайшем из
он большой мастер бытовой сказки. Ему импонирует
слушателей. Сказки Исляма нужно не только слу­
роль изобличителя человеческих пороков. Он осуж­
шать, но и смотреть. Его рассказ это инсцениров­
дает скупость Джигерджи-деде и жадность муллы,
ка: аудитория непрерывно имеет перед глазами то
посмеивается пад святостью трех благочестивцев. Но
дервиша, то богатыря, то страшного Аждагу, то
1 опал не педант, ему не чуждо восхищение лов­
девушку, похожую на луну в четырнадцатый день
костью двух пройдох («О воре Амете и карманщике
Мемете»), в сказке о Чамаширджи-оглане он опреде­ ее света.
Предлагаем читателю представить себе сказку о
ленно солидаризируется с настроениями постиралы.
Кичкенэ в изложении Исляма Демирджи.
Авторское самосознание, присущее Мустафе Топалу,
Синкретизм передачи соответствует у Исляма и те­
З а ста в л я ет его к о л л е к ц и о н и р о в а т ь (в памяти) т е к с т ы
матическому подбору. Его сказка это прежде всего
Ашук-^мера и сведения об ашугах Востока.
киносказка. Высокое напряжение действия, изобилие
трюковых коллизий— непременные условия, предъяв­ чтобы сказители создали эти тексты. Ибо сказка
ляемые Демирджп к сказке. живет, она подчиняется всем законам развития обще­
Вот почему Исляму чужды морализирующие кон­ ства и она отражает эти законы. И если она отстает
цовки. Вот почему он прежде всего мастер фантасти­ в своем развитии, то дело нас всех это развитие сти­
ческой и приключенческой сказки. Таким он и встает мулировать. Фольклор является не только отражением,
в двух приведенных текстах. но и орудием борьбы. Фольклор является не только
К манере Исляма Демирджи приближаются, в зна­ фактом культуры, но и фактом строительства куль­
чительно смягченном виде, Абибула Софу и Эмир туры. II хороший фольклор— не последний рычаг в
Усеин Ибраимов. этом строительстве.
Мы не имеем места подробно останавливаться на О том, как успешно импровизация (в широком смы­
особенностях других сказителей. Частичные упоми­ сле) преодолевает традицию, о том, как велики возмож­
нания о них читатель найдет в соответствующих био­ ности фольклора к созданию новых полноценных про­
графиях. Нам важно лишь отметить сдедующее: ска­ изведений, о том, с какой силой может он откликнуть­
зители-авторы Ю жного берега Крыма заслуженно ся на наш призыв, лучше всего говорит сам фольклор.
пользуются популярностью в своих деревнях. Задача Вот что поется в одной крымской татарской песне:
крымской фольклористики— вовлечь сказителей в даль­ «Мое богатство, мой капитал, моя казна— это
нейшую творческую работу. песня. Долго-долго не могли мы с тобой ви­
Эта работа должна на наш взгляд заключаться в деться и лишь теперь решился я подойти.
следующем. О песн я, ч т о зн а ч и т он а. И з н е е , есл и захо­
теть, мож но с ш и т ь вам п л а щ—с т о и т
Крымский фольклор почти еще не отразил новой
только меня подзадори ть на это».
жизни. Особенно относится это к сказке. Задача
крымской общественности—создать все условия для Выражаясь словами этой песни, мы можем и дол­
того, чтобы сказочники дали новые тексты на жны подзадорить крымских носителей фольклора
нужные нам темы. Мы должны иметь сказки о на то, чтобы они сшили для нашей республики пре­
революции, о граи^анской войне, о колхозном стро­ красный плащ советской народной поэзии.
ительстве, о курортах, о роли вождей, о героизме Мы должны и мы будем иметь в Крыму прекрас­
ударников. Наша задача (и это со всей силой под­ ные новые советские песни, прекрасные, новые со ­
тверждается фольклорной политикой)— сделать все, ветские сказки.
С. Д. Коцюбинский.
%
М У С Т А Ф А ТОПАЛ
д. Гаспра

М устаф а Топал, житель деревин Гаспры, является одипм


из лучших сказителей Ю ж ного берега Крыма.
Обладая неисчерпаемым запасом сказок, песен, пословпц,
прпбауток, загадок, поверий, анекдотов п легенд, он яв­
ляется жппым носителем больш ой фольклорной культуры.
Талант сказптеля окрашен у Топала превосходным юмором,
которы й выделяет его из ряда других сказочников. Сказки
<0 М емете и А м е те », «О портном и о жадном муллё» и,
особенно, «О Б екрп -М устаф е», рассказанные Топалом, заме­
чательны тем, ч то в них он использует э то т природный
юмор для передачи социально-остры х сюисетов. Этп сказки
по праву займут свое м есто в любой хрестоматии крымско-
татарской поэзии.
Свое мастерство сказочника и певца М устаф а Топал уна­
следовал от отца Вели Тонала, слывшего в свое время лучшим
рассказчиком округи. П еть М устаф у учил Халиль Ча- нова и Бекирова. У читься ем у было некогда и не на что.
Сын старика является сейчас бригадиром и членом правле­
вуш , известный певец того же района. О т Чавуш а услы­
шал Топал легенды об Алиме, о Кер-оглу, о герое-борце ния Гаспринского колхоза, Н есм отря на преклонный воз­
раст, Топал сохраняет еще энергию и бодрость и, работая
Т осун-А м ете, о легендарных менестрелях Востока Ашук-
Кериме и А ш ук-Ум ере. дровосеком в леспромхозе, х оди т почти ежедневно в орп-
С детства уж е воспринял Топал стары е приемы народных андский лес за восемь километров от своей деревни.
певцов и поглотил своею богатой памятью целое националь­ С М устаф ы Топала и н ачато было М узеем планомерное
ное поэтическое наследие. Н о Топал не механически пере­ собирание юж нобереж ского фольклора. Из многочисленных
дает его в своих сказаниях. Он далеко не только пересказ­ текстов, записанных у него, м ы приводим в этом 1-м сбор-
чик услышанного. Он и сам— творец фольклорных ценно­ нике ш есть сказок.
стей. И бо он облекает стары е сю ж еты в новые, более
близкие ему формы, а подчас обтесы вает старым поэтиче­
ским инструм ентом новые сказочные сю ж еты .
Н еобходимо отм ети ть ещ е одну черту в творческом об­
лике М устаф ы Топала. Эта ч ер та —необыкновенно глубокое
понимание сущ н ости и значения словесного искусства. Для
Топала сказки отнюдь не только забава. Он ум еет уважать
сказку и он тр ебу ет того же от слушателей. Когда работ­
ники Алупкинского музея пришли в первы й раз записы­
вать его оказывания, 'Гопал, никогда езде не бывш ий объек­
том такого необычайного внимания, нисколько не удивил­
ся этом у , и интуитивно поняв свою роль, со всей серьез­
ностью и ответствен н остью предоставил в распоряжение
посетителей запасы своей памяти. Позднее, когда между
музеем и Топалом установился контакт в работе, не бы ло бо­
лее внимательного и понимающего сказителя, чем э т о т старик.
Если ко всему сказанному добавить, что Топал обладает
тонким поэтическим чутьем и большим худож ественны м
тактом, то станет совершенно понятно, почему до сих пор
в долгие осенние вечера вокруг старика собирается молодежь
деревни и слушает то с замиранием сердца, то с громким
смехом песни и сказки своего любимца.
Сейчас М устаф е Топалу семьдесят лет. Родился он в
1366 году в деревне Дерекой, в семье крестьянина бедняка.
Всю жизнь батрачествовал у помещиков—графа Мордви­
СКАЗКА
О БЕКРИ М У С ТА ФЕ

ДНАЖДЫ вовремя селямлика1 султан


Сулейман2 в сопровождении многочи­
сленной свиты ехал по площади своей
столицы. Вдруг от толпы отделился ка­
кой-то пьяный оборванец,схватил ло­
шадь султана за уздечку и остановил ее. Телохранители
тотчас же бросились к дерзкому нечестивцу, чтобы
схватить его, но султан,удивленный необычным поступ­
ком подданного, движением руки остановил стражников.
— Ч его ты хочешь?— спросил он у еле стоявшего
на ногах оборванца.
— О, султаным3, продай мне эту лошадь,—отве­
тил тот.
Присмотревшись к оборванцу, султан узнал в нем
известного по всей стране знаменитого чудака и
пьяницу Бекри Мустафу. Выходка Бекри так понра­ падишахом!—закричал в гневе султан .-Н е ты ли
вилась султану, что он весело рассмеялся и сказал: сторговал у меня на прошлом селямлике моего
Хорошо, Бекри, я продам тебе своего скакуна жеребца, обещая уплатить за него пятьсот червон­
но прошу тебя, позволь мне, пожалуйста, поездить цев? Я сейчас же велю посадить тебя на кол,
на нем еще дня три. дерзкий обманщик, если ты не отдашь мне немедленно
— Ладно, разрешаю, аллах с тобой, катайся по­ д ен ьги .
следние три дня, но скажи сразу, сколько ты хочешь Б ек р и , отд ав ш и й с у л т а н у в в и де за да тк а с в о й ед и н ­
за эту клячу? Да смотри только, Сулейман, если ты ствен н ы й и последн и й п и а стр , увидел, что поп ал в
хочешь содрать с меня лишнее, то плохо тебе будет. т а к о е п о л о ж е н и е , о т к о т о р о г о у ж е д е й ст в и т е л ь н о н е ­
— Не бойся, сторгуемся,— сказал султан, еле удер­ далек о до т о г о , чтобы в о с с е с т ь на к ол . П о ч у я в , ч т о
живаясь от смеха— Жеребец этот обошелся мне в в р ем ен и т е р я т ь н е л ь зя и н у ж н о в ы п у т ы в а т ь с я и з б ед ы ,
пятьсот золотых, столько же я и с тебя возьму. о н п ри л ож и л р у к у к с е р д ц у и ска зал :
— По рукам! закричал Мустафа,— бери задаток. — О , в л а ст и т е л ь над т р е з в ы м и и п ья н ы м и . П ри ­
1 ут он вынул из кармана болтавшийся там пиастр * чем ж е ’ т у т б е д н ы й Б е к р и ? В ед ь твоего ск а к у н а , да
и протянул его султану. Потом выпустил из рук п р од л и т аллах е г о дни, покуп ал вовсе не я, а та
уздечку и, под восхищенные возгласы толпы, тор­ ч у д од ей ств ен н а я в од а , которую ш а р и а т 5 вел и т на­
жественно отправился домой.
з ы в а т ь вином .
Пройдя шагов пять, он обернулся и крикнул еще раз: Т акой н еслы ханной д е р з о ст и сул тан уж е не мог
— Смотри же, Сулейман, не надуй Мустафу! в ы т е р п е т ь . О н в ы зв а л с т р а ж у , ч т о б ы р а сп р а в и т ь ся с
Прошло три дня. Помня о приключении, султан д ерзки м н е ч е с т и в ц е м . Н о н е у н ы в а ю щ и й М у ста ф а о с ­
через своего посыльного призвал Мустафу к себе во т а н о в и л сул тан а и в о с к л и к н у л :
дворец. — П озв ол ь же м н е д о к а з а т ь н а деле т о , ч т о я г о в о р ю
— Ну, Бекри, раскошеливайся. Покупка ждет тебя. т е б е на сл ов а х . П р и к а ж и э т и м в ои н а м , к о т о р ы х ты
Мустафа, из памяти которого уже вылетел его т а к к с т а т и п озв а л , п р и в е с т и сю да трех сам ы х см и ­
поступок, сделанный в пьяном виде, вытаращил гла­ рен н ы х и горем ы чны х из т в о и х п од да н н ы х, к о т о р ы х
за и смотрел на властителя, ничего не понимая. они в ст р е т я т на улице. П усть один и з них будет
— О чем т ы сп р а ш и в а е ш ь , п о в е л и т е л ь ? - у д Иви лся б е з н о г и й , д ругой с л е п о й , а т р е т и й н и щ и й -г о л о ш т а н ­
он . О к а к ой п о к у п к е и д ет речь? н и к . И п у сть п од а д у т к с т о л у к уш ан ья и п оставят
— Как ты смеешь насмехаться над великим побол ьш е хорош его в и н а , и т ы уви д и ш ь, о , су л га н ы м ,
что будет вытворять 3 t o t могущественный напиток, тана, голоштанник принялся размахивать бутылкой
превращающий бедного дервишав в великолепного и во все горло закричал слепому:
падишаха и падишаха— в глупого ишака 7. — Бей его, кероглан 8, чего смотришь! Бей его,
Султан Сулейман захотел проверить, правду ли го­ толстозадого. Выпустим из его курдюка султанский
ворит Мустафа, и сделал все так, как тот ему посо­ жир. Не жалко мне семьдесят кисе золота уплатить
ветовал. Не прошло и часа, как во дворец были при­ за его вонючую душ у9.
ведены с улицы т^)и жалких и забитых человека. После этих слов Бекри Мустафа подошел к сул­
Один из них был слепой, другой г&лоштанник, а тану и сказал:
третьего внесли на руках, так как у него не было — О, могущественный властелин. Убедился ли ты
обеих ног. Бекри усадил всех троих за богато убран­ теперь, что тогда на селямлике лошадь твою поку­
ный стол и принялся угощать их таким вином, пал вовсе но я, а вот это вино, которое превратило
какое им и во сне никогда не снилось. А султан в в отъявленных храбрецов этих обездоленных людей
это время стоял за решетчатой перегородкой и с лю­ и дало им то, чего у них нет.
бопытством наблюдал за пирующими. Вскоре у всех Но султан Сулейман ничего не ответил Бекри. Он
троих гостей кровь в жилах стала переливаться сидел ни жив, ни мертв за своей перегородкой и
быстрее и языки развязались. Первым заговорил без­ слушал, какие страшные угрозы посылают ему самые
ногий. Подняв бутылку и встряхнув ею перед со­ презираемые из его подданных. Когда же он вспом­
беседниками, он воскликнул: нил, что таких подданных в его государстве больше,
— Эх, окаянное зелье! Какое ты спокойное, когда чем тысяча тысяч и еще одна тысяча, холодный пот
сидишь тут, в бутылке! А стоит тебе влезть в нутро прошиб его; забыв о расправе, он отпустил с миром
человеческое, так становишься огнем. Попадись мне и Бекри и всех трех гостей. Решив, что всякое не­
тот, кто тебя выдумал, так я его, будь то хоть сам довольство и возмущение среди подданных происхо­
Сулейман, растоптал бы обеими ногами! дят от употребления ими вина, он поднял глаза
— Чего ты там разорался?—закричал безногому к небу и прошептал:
слепой.— Вижу, вижу, что ты там затеваешь. Пей, — Ля иллах иль алла! 10 Велик пророк, запретив­
дурак, да молчи. Не то я тебя так стукну, что, ший правоверным пить эту проклятую жидкость.
будь ты хоть сам Сулейман, у тебя оба глаза
вытекут.
Думая, что собутыльники призывают избить сул­
ДА Иол-курдюка Сала й выпроводила на большуй
дорогу.
Спустя немного времени, явился второй муж,
которого звали Меметом и которого судьба научила
быть обирателем карманов. И этот муж тоже попро­
сил спрятать его, потому что и он попался на одном
деле и скрывается от преследования. Дала женщина
и этому своему мужу пол-каравая и оставшуюся по­
ловину курдюка и выпроводила также на большую
дорогу. И пошел он по ней за первым мужем,
Аметом.
СКАЗКА А тот, между тем, остановился за городом у источ­
О ВОРЕ АМЕТЕ И КАРМАНЩИКЕ МЕМЕТЕ ника, вынул из мешка хлеб и сало и стал угощаться.
В это время подошел к источнику второй муж, Ме-
ИЛА некогда в Египте одна блудница. мет, сел поблизости и тоже достал свои припасы,
Эта женщина имела одновременно чтобы утолить голод. Увидя, незнакомца, расположи­
двух мужей и так жила с ними, что вшегося на отдых в нескольких шагах от него, Амет
ни один из них ничего не знал о своем последовал обычаю правоверных стран Востока и при­
сопернике. И занимался один из этих гласил его присоединиться к нему, чтобы совершать
мужей воровством, а у другого была профессия трапезу совместио. Когда Мемет принял приглашение
карманщика, и оба они были лишь учениками этой и подсел к Амету, тот с удивлением увидел, что хлеб
блудницы.
этого прохожего— половина того же каравая, что и
Вот однажды первый муж, которого звали Аметом, его хлеб и что сало отрезано от того же курдюка,
попался на продаже краденой одежды и пришлось что и кусок, лежащий перед ним самим. Заинтересо­
ему спасаться от преследования. Вбежал он в дом
вался этим Амет и спросил карманщика, кто он такой
своей жены, чтобы спрятаться у нее, и рассказал ей и откуда дерягит путь. Мемет рассказал подробно,
о своей неудаче. И посоветовала ему жена, раз уж откуда он, указал улицу, на которой живет, и назвал
уличен он в преступлении, покинуть на некоторое имя своей жены.
время этот город. Дала она ему пол-каравая хлеба
— Позволь!— воскликнул Амет,— так ведь это же
,58
я живу й этом доме, а эта женщина, которую ıw об этом, буду я женой только того из вас, кто по­
называешь своей женой,— моя жена. Ах ты, дерзкий кажет себя более искусным в своем деле.
обманщик, ты ответишь мне за эти слова! Выслушали эти слова оба мужа и так как все рав­
Подивился этим словам Мемет и не поверил своим но не придумали бы они ничего лучшего, то согласи­
ушам. Взял он оба куска хлеба и примерил их друг лись они на эти условия и решили испытать свою
к другу,— оказались они половинами одного кара­ ловкость. Мемет вызвался первым начать испытание
вая. Взял сало и тоже слоясшг куски вместе— и тоже и направился в сопровождении Амета на городской
составили они вместе один курдюк. И пришел тут базар. Там он высмотрел одного богатого чужестранца,
Мемет в ярость и закричал на собеседника: который, расплачиваясь с торговцем, положил в свой
— Как! Чтобы она была твоей женой? Да я десять кошелек золотые и спрятал его себе за пазуху.
лет яшву с ней и не будь я хороший карманщик, — Ну смотри, что я буду делать!— сказал Мемет
если отдам ее тебе! Амету.
Амет тоже поднялся на ноги и тоже начал кри ­ С этими словами он подошел к чужестранцу и так
чать на соперника. Так ругались и спорили они до ловко вытащил у него из-за пазухи кисет, что тот
тех пор, пока Мемет, который был более рассуди­ ничего и не заметил. Зайдя в переулочек, Мемет вы­
тельным, сказал, обращаясь к вору: сыпал золото к себе на колени и пересчитал его. В
— Вот что, друг, драка все равно бесполезна, ибо кисете оказалось ровно тысяча золотых. Карманщик
не разрешит она наш его.cnopd'. Не лучше ли будет, отсчитал от этой тысячи девять золотых и положил
если мы сейчас оба вернемся к нашей жене и сп ро­ их в карман. А остальные девятьсот девяносто один
сим у нее самой, кто же по-настоящему является ее червонец высыпал обратно в кошелек. Потом снял
мужем? И тогда станет нам все это ясно, как дес­ с пальца серебряное кольцо со своею печатью и тоже
ница пророка. положил его в кисет.
Согласился с такими словами Амет и направились — Ну вот,— сказал он Амету,— теперь посмотри,
они оба домой. Увидев их вместе, жена двух мужей что будет дальше!
тотчас же догадалась в чем дело, предложила им сесть, Сказав так, он вернулся к чужестранцу (который
села сама напротив и сказал^ так: так и не хватился еще своих денег), сунул ему снова
— Именем аллаха и его пророка заявляю чисто­ за пазуху кисет и опять отошел в сторону. Потом
сердечно, что до сегодняшнего дня принадлежала я он в третий раз подошел к этому человеку и вдруг
вам обоим. Но с сего дня, раз уже узнали вы оба С^ватцл его ра шиворот.
— Ровно тысяча,— воскликнул чужеземец.— И р
Ах ты, проклятый вор!!— закричал он на чуже­
откажусь от этих денег, если там будет хоть на один
странца. Как ты смел ограбить меня, честного, уважа­
емого купца?! Да я сейчас же предам тебя в руки право­ пиастр меньше!
- Н у а ты,— спросил кадий у Мемета,— сколько
судия, если ты не вернешь мне немедленно мой кисет.
ты считаешь в этом кисете червонцев?
Гужестранец так был ошеломлен этим нападе­
— Клянусь бородой пророка!— воскликнул карман­
нием, что, ничего не понимая, вытаращил глаза на
щик,— если вор этот не успел еще что-нибудь вы­
карманщика и воскликнул:
тащить из кошелька, то в нем должно находиться
Вот тебе и на! Да ты что, очумел, что ли? Кто
девятьсот девяносто один червонец и кольцо с моей
ты такой, что хочешь отнять у меня мои собствен­
печатью!
ные деньги? Оставь меня в покое и уходи, ради
— Высыпай червонцы!— сказал кадий чужестранцу.
аллаха, по добру, по здорову!
Чужестранец вынул из-за пазухи кисет и высы­
Но не так-то легко было отвязаться от Мемета.
пал его содержимое на стол. Каково же было его
Он крепко держал чужеземца и орал на пего все
изумление, когда, пересчитав золото, он нашел там
громче:
девятьсот девяносто один червонец и серебряное
— А, так ты хочешь узнать меня поближе! Ну так
кольцо с именем Мемета.
следуй же, окаянный ворюга, за мной к кадию!
Кадий согласно закону тотчас же передал червонцы
Видя, что ему все равно не отвязаться от дерзкого
и кольцо Мемету, а дерзкому чужестранцу приказал
пройдохи, чужестранец решил, что нет ничего лучше,
всыпать пятьдесят палочных ударов.
как предстать перед судьею, а потому без сопротив­
Выполнив так искусно свою задачу, Мемет, в со­
ления последовал за Меметом. А Амет шел возле и
провождении Амета, вернулся домой и рассказал же­
с любопытством смотрел, что будет дальше. Так при­
не обо всем, что с ним случилось.
шли они к кадию, и Мемет, ругаясь н призывая в
— Вот доказательство моего искусства!— сказал он,
свидетели аллаха, заявил, что он обокраден и тре­
передавая ей заработанные червонцы.
бует обратно свой кисет. А чужестранец, в свою
Женщина похвалила Мемета и сказала, что ни
очередь кричал, что кисет принадлежит ему и что
один карманщик в мире не превзошел его искусной
он может доказать это чем угодно.
и чистой работой.
Ну, если ты уверяешь, что кисет твой, то ска­
— Теперь твоя очередь,— обратилась она к вору.
жи же, сколько червонцев находится в нем?— сказал
Иди и ловкой проделкой покажи свое уменье!
кадий, обращаясь к чужестранцу.
Амет дождался ночи, взял веревку и, захватив с я навеки откажусь от нее, только, заклинаю тебя,
собой Мемета, направился с ним прямо ко дворцу уйдем отсюда!
падишаха. — Знаем мы вас!— засмеялся вор.— Сейчас отказы­
Как только они подошли к высокой стене дворца, ваешься, а стоит только вернуться домой, как у тебя
Амет закинул веревку на стену и в мгновение ока из памяти вышибет эти слова. Нет уж лучше я спрошу
забрался внутрь двора. Затем он втащил туда же у самого падишаха, кто из нас двоих более достоин
Мемета и пошел искать помещение, где хранилась наслаждаться этой женщиной!
казна. И с этими словами Амет нырнул в окно и без
С ужасом смотрел Мемет на действия смелого вора. шума проник в ханскую спальню. Там он увидел па­
А тот, достав отмычки, немедленно открыл тяжелую дишаха, который лежал на тахте под балдахином и
дверь и набрал из казны столько драгоценностей, дремал, а подле него сидел молодой евнух и чесал
сколько поместилось у него в широких карманах ему пятки. Этот евнух, как видно, тоже хотел спать,
шаровар. Выйдя с драгоценной ношей из сокровищ ­ потому что то и дело клевал носом и, чтобы не заснуть
ницы и снова закрыв за собой дверь, Амет поймал совсем, жевал ароматную мастику. Амет подкрался
в птичнице гуся и придушил его так, что тот не из­ к евнуху и тихонько всунул ему в рот конский волос,
дал ни звука. После этого он разложил перед самым который тот сейчас же вжевал в мастику. Как только
окном ханских покоев костер и приказал дрожав­ голова евнуха снова опустилась на грудь, вор ловким
шему от страха Мемету зажарить жирную птицу. движением руки вытащил за волос эту мастику у
— Ради аллаха!— взмолился вне себя от ужаса него изо рта. Потом поднес к его носу пузырек
Мемет,— не губи ты мою душу, Амет-эффенди! Уй­ с сонным снадобьем и усыпил его.
дем отсюда, пока не приказал падишах предать нас Евнух окончательно повалился на бок и захрапел,
смерти! как поросенок. Амет поднял его, положил в стоявшую
— Переверни на другой бок, а то пережаришь,— рядом корзину и пЬвесил на крюк, торчавший в по­
ответил вор. толке. А сам уселся на его месте и принялся почесы­
Сказав так, ои подошел к окну ханской спальни и вать падишаховы пятки.
вскочил на подоконник. Мемет, жаривший под окном своего гусака, чуть
— Богоц тебя прошу,— зашептал чуть живой от не умер от страха, когда увидел все э т о ^ г о то бро­
ужаса карманщик.— Отпусти меня, ради пророка, до­ сало в жар, то обливало холодным потом.
мой! Бери, пожалуйста, эту женщину себе в жены, — Государь мой,— зкрадчиво обратился Амет к
54 3 Сказки и легенды t 65

İ
дремавшему падишаху,— проснись на минутку, я рас­
скажу тебе сказку.
Шах приоткрыл глаза и, не различив перемену,
сказал в полусне:
— Говори, я слушаю!
И Амет начал повествование о своих и Меметовых
приключениях, начиная с того момента, когда они
впервые встретились. Так он рассказал, как они усло­
вились, что выиграет женщину тот, кто отличится
наибольшей ловкостью и самой искусной проделкой.
В это время карманщик, окончательно уже терявший
от страха разум, начал громко возносить моления
аллаху.
— Ты лучше переверни гуся, а то он пережарится!—
крикнул ему из спальни Амет и снова продолжал
рассказ.
Он поведал шаху о том, как ловко околпачил Ме­
мет на базаре чужеземца, как они пошли потом вместе,
Амет и Мемет, ко дворцу и как перелезли они через
высокий забор. Рассказал о том, как обокрал он казну
и как пролез к шаху в спальню и усыпил евнуха.
— «Вот и сидит этот вор Амет и почесывает па­
дишаху пятки и услаждает его слух занимательными
сказками. Спи-спи, государь, висит твой евнух в кор­
зине и видит хорошие сны». Переверни-ка гуся, чтобы
не пережарился!
Ни жив£ ни мертв сидел Мемет в продолжение
этого рассказа над своим гусаком и видел себя в
мыслях уже на колу.
А Амет наклонился .над падишахом и спросил его: Падишах, все было тщетно, ответа не последовало.
— Скажи же, о мудрый царь, кто из этих двух лов­ Вне себя от гнева намеревался уже было падишах
качей заслуживает объятий той неверной женщины? ударить в ладоши и созвать людей, как вдруг увидел,
И падишах в полусне ответил: что евнух преспокойно спит в подвешенной к
— Конечно же вор! Он с честью победил в этом потолку корзине. Встал тогда падишах, вытащил
состязании, показал больше искусства в своем деле и его оттуда и привел в чувство.
заслужил поэтому право быть мужем этой красавицы. — Как попал ты в эту корзину?— спросил он его
— Ты слышал решение царя?— обратился Амет к сурово.
карманщику. Евнух вытаращил глаза и забормотал, что он ни­
— Слышал, слышал,— зашептал, стуча зубами, Ме­ чего не знает и не помнит.
мет.— Бери ее, ради аллаха, она твоя, только отпусти Тогда только и понял падишах, что это не при­
ты меня отсюда, пока я жив! Уйдем, прошу тебя, из снилось ему, тогда только догадался, кто ему чесал
этого места, пока не поздно. Не только жену, все мое пятки и рассказывал сказки. Тотчас же он созвал
наворованное добро возьми себе, только давай, пожа­ Большой Диван2, всех своих визирей, эмпров и беев.
луйста, скорее бежать отсюда! Рассказав им о невероятном событии, и выслушав их
Убедившись, что соперник действительно не будет мнения, шах приказал немедленно послать по всей
больше претендовать на его жену, Амет вылез из цтране телялов8, чтобы нашли они этого вора во
ханской спальни, подкрепился спокойно гусятиной и что бы то ни стало и чтобы привели перед его иа-
вернулся с Меметом домой. Там он рассказал^ жене дишаховм очи. И в ту же минуту тысяча телялов
обо всем происшедшем, и когда Мемет подтвердил побежала по улицам и площадям столицы объявлять
его слова, жена настолько была восхищена деяниями народу о розыске ловкого пройдохи. Под звуки там­
Амета, что приняла его, как мужа, и заявила, что буров клялись они и призывали в свидетели про­
впредь только с ним одним будет разделять свое рока, что ни один волос не упадет с головы этого
ложе. человека и что падишах отдаст ему все, что унес тот
С тех пор так и осталась поговорка: «переверни из его казны, да еще и одарит его своими милостями.
гуся, чтобы не пережарился» Ч Слушал, слушал Амет эти призывы, выступил впе­
Когда падишах утром просимся и посмотрел во­ ред да и объявил, что он и есть этот самый сказоч­
круг себя, он с удивлением заметил, что верного его ник. Глашатаи сейчас же взяли его и повели впереди
евнуха нет возле кровати. Сколько ни окликал его себя во дворец падишаха.
— Селям^алеЙкум4, Амет-ага!— поздоровался с ним
падишах, как только Амет вошел к нему.— Поведай мне,
искуснейший из грабителей моей страны, что при­
нудило тебя совершить такой смелый подвиг! Говори
смело и не бойся моего гнева!
Амет снова повторил свой рассказ и объяснил, что
суждение о своем искусстве хотел он услышать от
самого падишаха, потому и пролез он в его спальню.
Когда он окончил повествование, шах обнял его
и сказал:
— Не дело такому ловкому артисту пропадать на СКАЗКА
мелком воровстве и жульничестве. Ты достоин, сын
О ПОРТНОМ И О ЖАДНОМ МУЛЛЕ
мой, занять место главного моего визиря® и приме-
а. нить свое искусство в деле управления всей страной.
ИЛ был некогда в^Египетском царстве
Иди же в Диван и займи место среди тебе подобных.
один юноша, который занимался порт­
И, одарив Амета драгоценностями, падишах сделал
его главным своим визирем. няжным ремеслом. Был этот юноша
беден и не знал другой пищи, кроме
той, которую употребляли все ремес­
ленники. И как ни был он искусен в своем деле, а
приходилось ему все же испытывать нужду и голод.
Вот решил однажды этот портной отправиться в
Мекку, чтобы вымолить у аллаха лучшую судьбу.
Взял он котомку, вышел из города и побрел в священ­
ный город вместе с другими паломниками. Долго ли
коротко ли шел он так по разным странам и вот
наступил, наконец, день, когда достиг он цели своего
путешествия. Возблагодарил он аллаха, вошел в
город и направился к священному камню1.
В это самое время паломники, собравшиеся тыся­
чами тысяч со всех мусульманских стран, совершали
вокруг камня свой обычный таваф2. Посмотрел на
это зрелище портной и присоединился к пилигримам,
которые обходили толпою святыню. И вот случилось,
что, передвигаясь вместе с другими, в тесноте и давке,
споткнулся он вдруг о какой-то твердый предмет, валяв­
шийся под его ногами. Нагнулся портной, поднял эту
вещь и увидел с удивлением, что это не что иное, как
битком набитый кемер 3. Сунул он этот кемер, не рас­
сматривая, в карман своих шаровар и пошел дальше.
Не прошло и десяти минут, как раздался в толпе
оглушительный крик, и юноша увидел, как какой-то
толстый мулла с воплями и стенаниями бил себя
кулаком в грудь и рвал с отчаянием волосы на голове.
— Да будет проклят день моего рождения!— орал
он во все горло.— О, зловредная моя судьба, поте­
шающаяся надо мной! Выручите, о правоверные,
если вам дороги законы корана и имя пророка. Ведь
в этом кемере, который я потерял, было все, что за­
работал я длительным восхвалением аллаха. Во имя
священной Каабы возвратите мне, о, благочестивые
паломники, плоды моей богоугодной жизни, Я награжу
вас так, как мать награждала меня из сосцов своих.
Я сейчас же отдам половину кемера тому, кто вернет
мне его. Ой, злосчастная моя судьба! Ой, окаянный
день моего рождения!
Послушал, послушал портной вопли этого крикуна
и так порешил в уме своем:
— Если не дал мне аллах богатства от труда мо­ ему и во сне никогда Не снилось. Десятки алмазов,
его, то может быть даст его в награду за мое благо­ бриллиантов, яхонтов и сапфиров засверкали на столе,
честие из рук этого святого хаджи4. как звезды, рассыпанные по небу.
Рассудив так, подошел он к беснующемуся мулле Хитрый мулла разложил сокровища на две равные
и, показав ему тяжелый кемер, сказал: кучки и, обратившись к юноше, сказал:
— Ну, благоверный хаджи, возблагодари аллаха, — О, сын мой, знай, что пророк не позволит со­
я нашел твой кемер. Вот он в целости и сохранности. вершиться ни одному деянию, если оно не будет ос­
Такая радость охватила муллу при виде кемера, вящено угодным аллаху благословением. Скажи же
что, хлопнув себя по ляшкам, принялся он, как козел мне теперь, взял ли бы ты одну из этих половин,
прыгать вокруг мошны. если бы не было на то моего святого благословения?
— Ну так как же ты отблагодаришь меня?— спросил — Нет, хаджи,—ответил благочестивый портной,—
портной, не выпуская из рук кемера. без твоего благословения не хочу я этой половины.
— Ля иллях иль алла!5— воскликнул мулла.— Пой­ Мулла снова разделил одну из кучек на две части
дем, дорогой человек, ко мне, будь моим гостем и я и опять спросил:
отблагодарю тебя по всем правилам шариата. — А эту часть взял бы ты без моего благословения?
И хитрый мулла, уцепившись за рукав юноши и И опять ответил юноша, что не взял бы без него
не переставая поглядывать на вожделенный мешок, и этой части.
повлек его в свои» палатку, чтобы выгадать по дороге — Ну, а если бы и на эту часть не дал я благо­
время и придумать, какой бы хитростью выманить словения,—сказал мулла и еще раз разделил кучку
безвозмездно свой кемер. надвое.—Неужели бы взял ты ее, о правоверный
Когда они вошли в шатер и уселись за стол, порт­ сын пророка?
ной снова обратился к мулле' и сказал: И в третий раз ответил юноша, что не хочет он
— Ну чего же нам медлить, святой отец, Давай брать без благословения муллы даже одного карата
обещанную половину, и да будет на тебе благодать драгоценностей.
пророка. — Ну вот видишь! — воскликнул мулла вне себя
С этими словами он протянул старику свою на­ от радости, — неправда ли будет лучше, если ты
ходку и стал ждать награды. Муллц тотчас же от­ откажешься от бренных сокровищ и получишь в на­
крыл кемер и высыпал его содержимое на стол. граду за гвою находку мое богоугодное благослове­
Глазам портного представилось такое богатство, какое ние под сенью святыни великой Каабы.
И разгадал тут портной Нитрую алчность служи­ разглядывая произведение чужеземного подмастерья.
теля корана. Слава об искусном юноше распространилась по всему
— Будь по-твоему, — воскликнул он,— пользуйся Багдаду, и в мастерскую, где он работал, посыпались
своим добром, щедрый даритель, но попомнятся тебе богатые заказы.
когда-нибудь твои щедроты. Случилось однажды, что старый мулла поссорился
И, не дожидаясь драгоценного благословения, мо­ со своей женой (а жена у него была молодая и очень
лодой ремесленник покинул благочестивца и напра­ красивая). Вот кричал он и ругался до того, что в
вился по улице Мекщ! к базару. гневе вдруг- выскочило из уст его слово «талах» 6.
Однако, пройдя несколько кварталов, вспомнил он, Спохватился мулла, да было ужо поздно, нельзя было
что итти-то ему некуда, а работу искать нужно. Поэтому взягь обратно вылетевшего слова. С этой минуты,
повернул он обратно и, снова войдя в шатер муллы, согласно закону шариата, не мог он больше соеди­
спросил, не возьмет ли тот его к себе в работники. няться с женой своей, как бы того ни хотелось ему.
1 ак как мулла собирался уже возвращаться на р о­ А молодой ягенщине того только и нуяшо было, ибо
дину в Багдад и ему нужен был погонщик, то, не не любила она этого старого слюнтяя и не знала,
раздумывая долго и обрадовавшись в душе даровому как от него избавиться.
покладистому работнику, немедленно принял он пред­ На горе муллы услышали это необдуманное слово
ложение юноши. На другой день двинулись они в соседи, и нельзя уже было утаить сказанного. Немедля
Ьагдад и прибыли туда по истечении необходимого ни минуты, побежал огорченный мулла к кадию, ибо
для этого времени. только этот толкователь законов мог разобраться во
Но алчному старику недолго пришлось радоваться всех фетвах 7 и найти какую-нибудь уловку, которая
помогла бы старику удержать при себе молодую
бесплатному слуге. Вскоре разгадал портной все плутни
муллы и открылись у него глаза на служителей ко­ женщину.
рана. Понял он, как обманывают глупых молельщи­ Как только рассказал мулла о своем несчастьн
ков слуги пророка, и отшатнулся от их деяний. И кадию, тот сразу сообразил, что па этом деле можно
ушел он из дома муллы, поступил в мастерскую од­ хорошо нажиться.
— Увы,— сказал он мулле,— плохо обстоит твое дело,
ного швеца и взялся опять за свое ремесло. Первая
добрый собрат. Почти невозможно найти в шариате
же его работа оказалась такой искусной и так уди­
подходящую фетву для такого случая. Но аллах ве­
вила старого мастера, что тот созвал всех багдадских
портных, чтобы ею любоваться. Те долго восхищались, лик, и ты сам хорошо знаешь, что нет под луной
ничего невозможного для того, кто имеет толстую мош­ и получишь ты тогда право вторично жениться на
ну. Я -то ведь должен подкармливаться на божьем деле, своей красавице.
а у тебя от этих благостей скопилось не мало, придется Как ни злился мулла на кадия, а все же обрадо­
тебе разделить со мной плоды твоего благочестия. вался такому легкому и скорому выходу и побежал
— Смилосердись, ага,— испугался скряга,—откуда домо*й, обдумывая по дороге, кого бы позвать ему
у бедного муллы деньги, у меня за душой и пиастра для выполнения этого обряда. Рассказал он жене
ломаного нет. обо всем, потому что должен был он предупредить
— Знаем мы вас,— засмеялся кадий,— это ты своей ее, и попросил, не может ли она указать такого
пастве говори, а меня не проведешь. Хочешь удержать подходящего человека. Хитрая женщина тотчас же
свою ханум 8 — гонн деньги. придумала, что ей сделать. Давно уже приглянулся
Нечего было делать мулле, пришлось раскошели­ ей молодой красавец-портной, которого привез «3
ваться. Так дорожил он ласками своей молодой ягены, Мекки ее муж. Давно уже возжелала она любви
что согласился, скрепя сердце, на такую жертву и отсы ­ этого юноши, и потому особенно противны были ей
пал после долгой торговли пять кисе золота. Жалко объятия дряхлого муллы.
было скупцу этих денег, но утешался старый сла­ — Кого же и пригласить нам, как не портного,
столюбец тем, что сейчас же получит он снова право привезенного тобой из Мекки,—сказала она, почти­
наслаждаться в объятиях красавицы. тельно поклонившись старику.— Так как он однажды
— Есть единственное средство, чтобы выпутаться ужо сделал тебе добро, то неужели откажется он
тебе из неприятного положения,— сказал кадий, спря­ сделать его и в другой раз.
тав бережно деньги.— И это средство—хиле-шер". Мулла нашелслова жены разумными, ибо сейчас
Для того чтобы жена, получившая развод по твоей же решил, что сможет незаплатить за эту услугу
глупости, опять могла стать твоей по праву, ты дол­ покладистому портному и хоть на этом сэкономить.
жен пуститься на такую уловку. Дай ты несколько Немедленно призвал он юношу и рассказал ему, в чем
грошей какому-нибудь надежному человеку и пусть дело. А тому только этого и нужно было, потому
он запрется с твоей женой в отдельной комнате. что и он yate давно полюбил красавицу и хотел с
А ты позови соседей, и пусть опи засвидетельствуют, нею встречаться. Когда были приглашены свидетели,
что этот человек с твоей разведенной женой соеди­ мулла впустил юношу в темную комнату, где сидела
нился браком. И пусть потом этот подставной муж я е н щ и т а сам стал за дверью, угобы выпустить
объявит, что он разводится с этой своей женой. Вот его через минуту.
С волнением ожидала молодая женщина портного,
и сильно забилось у нее сердце, когда вошел он в
комнату. А юноша приблизился к ней и заключил
ее в объятья. Пылавшая страстью красавица позво­
лила юноше делать все, что тот захочет, и влюблен­
ные познали все сладости любви.
Мулла, стоявший за дверью, должен был выслу­
шивать все, что происходило в комнате. В бешенство
приходил он от ревности, увещания сменял угрозами.
Но ничего нельзя было поделать против шариата.
— Дети мои!— восклицал он, стуча в дверь и под­
прыгивая от нетерпения, —дети мои, чтобы шайтан
подстелил хвост свой на ваше ложе! Дети мои, не ка­
жется ли вам, что срок испытания уже закончился.
Выметайся, окаянный портняжка, из моего дома,
пока я не напустил на тебя псов! Открывайте,
наконец, двери, порождения иблиса!10
Свидетели, которые слушали это, никак не могли
удержаться и покатывались от смеха. А влюбленные,
утолив многократно жажду наслаждений, встали с
ложа и принялись совещаться, как бы перехитрить
муллу и остаться супругами навсегда. Наконец они
открыли дверь и предстали пред очи благочестивого
хозяина.
— Имеяем пророка,—воскликнул мулла,— прошу
тебя, богом посланный странник, разведись при сви­
детелях с этой женщиной, произнеси трижды слово
«талах».
— О благочестивый мулла,— ответил портной,—

SO
согласился ли бы ты взять обратно эту женщину, если
бы не было на то моего благословения?
— Ах ты, нечестивец!—закричал мулла,— да ты
что, смеяться вздумал надо мной!
— Что ты, что ты, как можно!— воскликнул юно­
ша.— Я только следую твоим наставлениям, которые
в своих щедротах дал ты мне у священной Каабы,
оставляя себе драгоценности. Не сердись, служитель
бога, но ты ^ е сам говорил, что пророк не позволит
совершиться ни одному деянию, если оно не будет
освящено угодным аллаху благословением. Не правда СКАЗКА
ли, бугдет лучше, если ты откажешься от этой жен­ ТРЕХ БЛ АГОЧЕСТИ ВЦАX
щины и получишь в награду за это мое богоугод­
ное благословение. ИЛ некогда в Крыму великий хан и
И, весело смеясь, находчивый портной поцеловал было у этого хана три сына.
свою возлюбленную в губы и, невзирая на вопли Призвал он однажды своих сыно­
старого крикуна, повел ее в свою саклю. вей и говорит им;
— Дорогие мои дети, сиет
души, я чувствую, что могуществен­
ный аллах зовет меня к себе. Мне предстоит надолго
разлучиться с вами. Но пусть печаль ваша умерится
сознанием того, что отец ваш в последние свои минуты
заботится о вашей судьбе. В угловой комнате дворца,
в тайнике, спрятал я для вас ларец с драгоценностями.
Возьмите его и поделите между собой поровну все,
что там есть. Этого хватит вам на всю жизнь.
Сказав так, хан сделал последний вздох и испил
чашу смерти.
Как только тело хана было предано земле, а душа
унесена Азраилом 1 в рай, сыновья его пришли к ука­
занному месту, чтобы взять завещанное сокровище.
Каково же было их удивление и ужас, когда они уви­
дели, что тайник был пуст,— кто-то похитил драго­
ценности. Братья стали ссориться и спорить, обвиняя
друг друга в воровстве. Так они спорили и бранились
до тех пор, пока старший из них не сказал:
— Нет сомнения, дорогие братья, что драгоцен­
ности похитил один из нас, ибо только мы знали
о их существовании. Вряд ли кадий сможет рассудить
нас. Но есть здесь в одной деревне старик, который
прославился своею мудростью. Давайте перестанем
ссориться и обратимся к этому мудрецу из народа,
чтобы разрешил он наш спор.
Поразмыслив, что так будет и вправду лучше, цареви­
чи согласились с предложением старшего брата и немед­
ленно направились к старику. Мудрый старец принял
их, выслушал, как следует, и наконец сказал:
— Прежде чем объявить вам свое решение, прошу
вас выслушать сказку о трех благочестивцах.
Братья приготовились слушать, и старик рассказал
им следующее:
— «В очень давние времена в одной счастливой
стране жили юноша и девушка, которые сильно лю­
били друг друга. Но девушка, помимо ее воли, была
наречена невестой другого человека. Когда прибли­
зился день свадьбы и молодым людям нужно было
разлучиться, юноша горячо обнял свою возлюбленную
и сказал ей:
О, свет моих очей, властительница моих мыс­ всем, что с ней случилось, и тот долго удивлялся
лей! Теперь мы еще вместе, и я наслаждаюсь твоим благочестию разбойника и юноши. А, девушка, чувст­
присутствием, но что будет со мной, когда ты поки­ вуя себя освобожденной от клятвы, взошла на ложе
нешь меня и уйдешь к мужу! своего супруга и разделила с ним все радости брач­
Не огорчайся, господин моего сердца, —ответила ной жизни».
девушка.— Я не стану женой этого человека до тех Окончив этот рассказ, мудрец обратился к трем
пор, пока не разделю твоего ложа. Ты первый отво­ братьям, которые со вниманием его слушали, и
ришь врата моей любви! спросил:
II она дала своему возлюбленному клятву верности, __ Скажите, дети мои, кто из этих тре* мужчин
призвав в свидетели аллаха. оказался самым благочестивым?
В д е н ь с в а д ь б ы , к огд а н а р еч ен н ы е вош л и в с п а л ь н ю ,
Первым выступил вперед старший сын хана и
д е в у ш к а , перед тем как л еч ь на л ож е, о т к р ы л а с ь с в о ­ сказал:
е м у ж е н и х у и р а сск а за л а о т о й к л я тве, к о т о р у ю он а
__ Самое большое благочестие я вижу в поступке
дала. О б л и в а я с ь сл еза м и , он а упала к ногам м уж а и
мужа этой чистой, как алмаз, девушки. Он имел право
ум оляла отп у сти ть ее к в озл ю б л ен н ом у , ч т о б ы вы ­
не выслушивать просьб своей невесты и исполнить
пол н и ть свой обет. закон шариата. Но он благородно отпустил ее вы­
Выслушав признание своей невесты, жених, как полнять данный ею обет. Муж— вот наиболее благо­
истинный благочестивец, сказал: честивый из всех троих!
— О, верный хранитель мудрости и справедливо­
— О, жена моя, ниспосланная небом! Верность ал­
лаху должна быть сильнее, чем верность мужу. Раз сти!— сказал, выступая, второй сын хана. —Позволь мне
уж ты поклялась этому юноше, то встань и иди вы­ сказать, что самым благочестивым я считаю возлюб­
полнить свое обещание. ленного этой женщины. Увидев перед собой мечту
своих мыслей, пришедшую выполнить обещапие, он
Обрадованная девушка поблагодарила мужа и, выйдя
из его дома, отправилась к своему возлюбленному. не захотел злоупотреблять ее честностью и, сняв с нее
тти было далеко, а ночь стояла темная. Случилось обет, отпустил ее в дом мужа. Не может быть боль­
же, что когда она вышла за город, ей встретился на шего благочестия, чем поступок этого благородней­
дороге разбойник. Увидев беззащитную девушку, укра­ шего юноши.
шенную драгоценностями, разбойник преградил ей С этими словами он сел на свое место. Тогда встал
путь, чтобы ограбить ее. Но это желание заменилось младший брат и, поклонившись старику, сказал:
86
- Как же назвать, скажите мне, поступок разбой­
ника, который встретил ночью вдалеке от города пре­
красную девушку и не захотел воспользоваться ею!
О, благоверный мудрец, нет и не может быть боль­
ш его благочестия, чем благочестие этого благочести­
вейш его воина, достойнейшего из правоверных.
Внимательно выслушав всех троих, старик обра­
тился к младшему сыну хана и сказал:
— Ну-ка, царевич, доставай ларец, да побыстрее!
Нет сомнения, что драгоценности у тебя. Ибо честный
заступается всегда за честного, влюбленный всегда
защищает влюбленного, а вор вора видит издалека и СКАЗКА
горой становится на его защиту! О ЧАМАШИРДЖИ-ОГЛАНЕ
Л слышав такое неожиданное решение, младший
сын хана был так ошеломлен, что немедленно при­ АВНЫМ-ДАВНО, так что никто не
нес спрятанный им ларец с сокровищами и отдал его скажет, было ли то в самом деле или не
старику. А тот пересчитал все драгоценности и, раз­ было1, жид в Крыму один парень. Зара­
делив их на три части, передал в руки трех братьев. батывал себе хлеб он тем, что стирал
грязные тряпки своих соседей и по­
лучил он поэтому прозвище «Чамаширджи-оглан»2
Не дала судьба Чамаширджи-оглану богатства, но
одарила зато красотой и силой, доблестным серд­
цем и смелыми помыслами. И начертала судьба
для него в звездных скрижалях жизнь, полную при­
ключений.
Хоть и приходилось постирале частенько подтяги­
вать живот от голода, но не унывал он от этого, а был
всегда весел и беззаботен. И распевал свои песни,
бродя по городу с бельевой корзинкой за плечами.
Однажды стирал Чамаширджи грязное белье под
старой чинарой, около своей сакли. Вдруг, откуда ни
возьмись, прилетела большая птица невиданной кра­
соты . и села над его головой на ветке. Поглядев
пристально на Чамаширджи, она расправила крылья,
взмахнула ими и, поднявшись на воздух, исчезла
в небе.
На следующий день снова появилась она в тот же
самый час и снова, поглядев на Чамаширджи, скры­
лась из виду. И стала с тех пор каждый день при­
летать в одно и то же время.
И так понравилась ему эта невиданная посетитель­
ница, что решил он во что бы то ни стало поймать
ее. Вот однажды, когда уселась она опять на чинаре,
подкрался Чамаширджи к ней, улучил мгновение
и схватил крепко за ноги. Каково же было его уди­
вление, когда чудесная птица не только не уступила
его силе, но, раскрыв крылья, поднялась со своим
похитителем на воздух. Чамаширджи хотел было
заставить ее опуститься на землю, но потом решил,
что это путешествие довольно приятно, и позволил
нести себя, куда ей хочется.
А птица уносила его все-выше и выше.
Долго ли, коротко ли летели путники, семь дней и
семь ночей пролетели они, а на восьмой день опустились
в густом лесу у ворот мраморного дворца ослепи­
тельной красоты. Коснувшись земли, чудесная птица
издала оглушительный крик, и в ту же минуту ворота
дворца открылись и из них вышла такая красавица,
властителя подземного Таберистана, повелителя вол-
с очарованием которой могла бы поспорить разве
шебниц-пери4. Все, что видишь ты здесь, принадле­
лишь луна на четырнадцатый день своего света. Сорок
жит моему отцу, обладателю несметных сокровищ.
молодых телохранителей сопровождали ее, оберегая
Знай, что давно уже внимаю я звукам твоего г о ­
каждое ее движение. Ласково встретив Чамаширджи-
лоса, когда поешь ты свои дивные песни, знай, что
оглаца, красавица с приветливой улыбкой взяла его
давно уже пленилась я твоей красотой и силой. Я
за руку и повела с почестями и уважением во
дворец. должна выбрать себе жениха, и сама судьба принесла
ко мне тебя, юношу из человеческого рода. По исте­
Удивлению молодого Чамаширджи не было предела.
чении трех дней стану я твоей женой, а пока будем
Такое богатство было повсюду в этом дворце, что
ждать, пока вернется мой царственный отец.
Чамаширджи и во сне того никогда не видал. Сап­
Очарованный красотой царевны, Чамаширджи при
фиры, яхонты и смарагды, изумруды и агаты, сер­
этих словах так сильно возжелал ее, что бросился
долики и порфиры сверкали во всех углах комнат,
к ней, схватил в свои объятия и принялся умолять:
а главная зала сделана была целиком из чистейшей
— Зачем же ждать, о, джаным! Я не в силах вы­
воды алмазов. Еще более удивился Чамаширджи, когда
терпеть эти три дня, будь моей женой сейчас же.
с гена залы раздвинулась, и он увидел новую комнату,
Не понравилось это прекрасной дочери падишаха,
в ьоторой стоял стол, накрытый всякими яствами
отстранила она Чамаширджи и сказала.
и сладостями. Красавица усадила гостя на почетном
— Нет, оглан, но бывать этому! Я обязана подо­
месте под балдахином и сама села с ним рядом. На­
ждать, пока вернется отец, ибо только он можег
чался пир, равного которому никогда еще никто не
благословить нас на это.
видел. И опять многому пришлось удивляться Чама-
Но Чамаширджи, совершенно обезумевший от жела­
ширджи-оглану.
ния, с еще большей настойчивостью стал добиваться
Когда пир кончился, Чамаширджи обратился к
девушке и спросил: ласк красавицы.
— Если ты не согласишься сейчас же разделить
Поведай мне, джаным 3, кто же владелец всего
со мной ложе,— воскликнул он,— то я сам преступлю
этого богатства? По чьей воле удалось мне попасть
в эти великолепные палаты, в гости к тебе, такой твою волк>1
красавице? И, прижав царевну к груди, он начал покрывать
ее лицо горячими своими поцелуями.
О, Чамаширджи-оглан,— ответила девушка.— Пе­
Такая настойчивость избранника совсем вывела из
ред тобой единственная дочь великого падишаха,
себя красавицу. Она рассердилась вконец и крикнула
своих телохранителей.
— Немедленно изгнать дерзкого!— гневно при­
казала она.
В ту же минуту, откуда ни возьмись, появилась
огромная птица, схватила когтями Чамаширджи за
шиворот и через окно взвилась с ним в небо. Дворец
прекрасной пери навсегда исчез из глаз нетерпели­
вого постиралы.
Долго ли, коротко летел Чамаширджи в цепких
объятиях чудо-птицы, семь дней и семь ночей про­
летел он, а на восьмой день очутился в огром­
ной безводной пустыне. Птица опустила юношу на
Землю и тотчас же исчезла из виду, а Чамаширджи
упал в песок и заснул крепким сном. Долго лежал
он неподвижно, забыв об опасностях, подстерегаю­
щих в пустыне.
На его счастье случилось, что мимо этого места
проходил караван и остановился на отдых как раз
неподалеку от неудачника. Один из погонщиков уви­
дел лежащего в песке человека, подошел к нему и
разбудил его.
— Откуда ты родом и как очутился в таком без­
людном месте?— спросил он юношу.
Чамаширджи огляделся вокруг и ответил:
— Родом я из Крыма, а сейчас иду из Таберпстана.
— Сын мой,— сказал старый погонщик,— не бредишь
ли ты? Ведь от Таберистана до Малого Самарканда,
вблизи которого мы находимся, более тридцати трех
лег пути. А тебе, как я вижу, не больше двадцати — Согласен, согласен!—воскликнул Чамаширджи,
лет. Встань же, сын мой, и следуй за нами. Я по­ который вовсе не хотел сделаться евнухом.
стараюсь пристроить тебя в Самарканде на какую- — В таком случае отведите его к наибу!— прика­
нибудь работу, и ты быстро восстановишь ясность зал кадий аскерам 7.
своего рассудка. Когда Чамаширджи предстал перед наибом, тот по­
Обрадовался Чамаширджи и воспользовался участием ставил перед нпм ларец и предложил тянуть жребий.
доброго старика. Поднялся он со своего места и по­ Чамаширджи вынул из ларца камень с высеченным
плелся вслед за верблюдами. на нем именем и протянул его наибу. Прочитав над­
Как только прибыли они в Малый Самарканд, на пись, наиб призвал каваса 8 и повелел ему отвести
другой же день, по обычаю той страны, повели Ча­ юношу в дом женщины, которой судьба назначила
маширджи к кадию5. стать его женой. Явился воин и повел Чамаширджи
Кадий обратился к постирале и спросил его, долго к дому невесты. Там он стукнул трижды в ворота, и
ли намеревается он оставаться в Малом Самарканде к ним вышла прекраснейшая из женщин Малого
и имеет ли он жену? Самарканда.
— О, благоверный кадий-эффенди6,—ответил на это — О, прекрасная Саибэ,— обратился к ней кавас,—
Чамаширджи,— не по своей воле попал я в этот край этого молодого странника прислал к тебе благочести­
и, видно, сама судьба велит мне остаться здесь жить. вейший наиб, а к нему он попал от кадия. Жребий
Что же касается второго твоего вопроса, то позволь судьбы пал на тебя, о, роза Шираза, юноша этот
мне ответить, что но удостоила еще меня судьба должен стать твоим мужем, и да пошлет вам ал!ах
сделаться мужем какой-нибудь женщины. счастье на земле и на небе!
Тогда кадий сказал: Прекрасная Саибэ поднесла руки к сердцу и при­
— В нашем городе есть обычай, освященный про­ гласила своего нареченного в комнату. Не 6 Л1Л0
роком. Каждый, кто вознамерится прожить у нас конца изумлению Чамаширджи, когда увидел он всю
более трех дней, должен найти себе ремесло и обяза­ роскошь и изобилие убранства в доме своей жепм.
тельно связать себя браком с какой-нибудь из наших Еще больше пришлось ему удивиться, когда па дру­
женщин. Тот, кто не захочет подчиниться этим за­ гой день повела его Санбэ-ханум осматривать все
конам, немедленно подвергается оскопленпю и с по­ дома и лавки, которыми она владела.
зором изгоняется за пределы страны. Скажи же те­ — С сегодняшнего дня ты вступаешь в управлепне
перь, согласен ли ты подчиниться нащич законам? воем этим имуществом,— сказала она.— Но знай, что
обычай у нас таков: весь товар отпускается из ла­ Придя домой, он рассказал об этом своей жене и
вок по той же цене, по которой он куплен. При воскликнул:
Этом ты должен отпускать в долг всякому, кто того — Как много странных дел творится в этом уди­
пожелает.
вительном городе!
Чамаширджи с удовольствием осмотрел выпавшее Услышала жепа это восклицание и побежала к
на его долю состояние и хоть удивлен был этими наибу, потому что не позволял закон удивляться чему-
странными обычаями, но повиновался и стал выпол­ нибудь в Малом Самарканде.
нять их так, как принято в этой стране. Вскоре — О, благочестивый наиб,— сказала она,— мой муж,
он привязался к своей жене, быстро научился вести которого ты прислал мне вот уже год тому назад,
торговые дела. Так прошел год жизни. нарушил наши священные обычаи. Он позволил себе
Когда до конца года осталось всего два дня, Ча­ громко выразить удивление тому, что видел, и вме­
маширджи услышал на базаре глашатая, который шался в дела аллаха. Отныне по воле наших законов
кричал:
я отказываюсь от этого нечестивца и считаю себя
— О, правоверные обитатели Малого Самарканда, свободной!
города, благословенного аллахом и его пророком! По Разгневался наиб на Чамаширджи и приказал при­
повелению благочестивого нашего кадия знайте, о, звать его к себе. Сурово объяснил ему, какой вели­
жители, что послезавтра паступает конец этого года! кий грех совершил он, и повелел бросить нарушителя
Спешите завтра же уплатить свои долги каждый, кто Законов в темницу.
кому-нибудь должен! И да пошлет аллах проклятие Как ни оправдывался Чамаширджи, закон был не­
тому, кто осмелится не выполнить закон государства! умолим. Бедного постиралу повели под стражей в
На следующий день Чамаширджи увидел, как в его подземелье на верную и неумолимую смерть.
сокровищницу потекли деньги за все те товары, Но случилось так, что пока его вели, откуда ни
которые в течение целого года отпускал он всем в возьмись, появилась опять чудесная птица, схватила
долг. А когда в первый день другого года подсчитал прачечника в свои могучие лапы и взвилась с ним
он свой годовой оборот, то увидел нечто еще более в небо. И полетел Чамаширджи опять в неведомые
удивительное. Несмотря на то, что он покупал за страны.
пять и продавал за пять, у него оказалась все же Долго ли, коротко летели они, семь дней и семь
большая прибыль. Тут уже не мог больше удержаться ночей пролетели, а на восьмой день опустились в
Чамаширджи, чтобы не высказать своего удивления. глубоком и темном ущелье. Птица тотчас же скрылась,
а Чамаширджи самому пришлось выбираться из он так один по дороге, а на восьмой день увидел
Этого проклятого места. Долго мучился он, караб­ вдалеке стены большого города. Так как солнце уже
каясь по отвесным скалам, пока не добрался, наконец, садилось и итти дальше не имело смысла, то оста­
до проезжей дороги. Сел он около нее, чтобы пере­ новился Чамаширджи на ночевку на старом кладбище,
дохнуть, и заснул крепким сном. встретившемся ему на дороге.
В это время, на его счастье, проходил по той до­ Там он выбрал себе место в развалинах старого
роге один путник. Поравнялся этот путник с Чама­ дюрбэ9, лег на землю, подложил под голову камень
ширджи, разбудил его и спросил, как очутился он и уснул тотчас же, как только закрыл глаза.
в таком пустынном месте? Чамаширджи ответил, что Долго ли коротко ли спал Чамаширджи, только
он из Малого Самарканда. Странник улыбнулся и вдруг среди ночи услышал он над собой сильный шум
сказал: и пронзительный свист, от которого заледенела у
Сын мой, не бредишь ли ты? Разве можно итти него кровь в жилах. Открыл он глаза и с ужасом
пешком из Малого Самарканда, который, по словам увидел огромного ифрита10, который неподалеку от
нашего ученого кадия, отстоит от Большого Самар­ него вытаскивал с корнем из земли высокий кипарис.
канда на расстоянии тридцати трех лет пути? Я Выдернув дерево, чудовище положило его в сторону
вижу, что ты собираешься итти в Большой Самарканд, и подняло из могилы ослепительной красоты деву­
не так ли? шку. Очнувшаяся красавица, увидев перед собой чу­
ответил Чамаширджи, которому ничего довище, сделала попытку вырваться из его лап, но
больше не осталось сделать, как согласиться с этим.— страшный ифрнт вонзил в тело девушки свои черные
Объясни, прошу тебя, добрый человек, как найти мне когти и так дико захохотал, что мертвецы начали
путь В Э Т О Т город? переворачиваться с боку на бок в своих могилах.
Следуй за мной!— сказал прохожий. — Ха, ха, ха!— гремел он.— Не думаешь ли ты уйти
И путники двинулись к городу. от меня, дорогая джаным, не думаешь ли ты, что я
Так шли они три дня и три ночи, а на четвертый отпущу тебя, не выведав талисмана, охраняющего
день подошли к одному месту, где дорога расходи­ твою невинность? Последний раз говорю тебе— не со ­
лась на две стороны. Путешественник указал Чама­ противляйся моему желанию и уничтожь чары сего
ширджи путь в Самарканд и, попрощавшись с ним, талисмана! Вот уж тридцать восемь дней мучаюсь я
пошел своей дорогой. А Чамаширджи двинулся по ука­ с тобой. Знай же, дочь султана, что осталось тебе
занному направлению. Семь дней и семь ночей шел жить только два дня. Если не уступишь ты мне и не
исполнишь того, чего я хочу,— умрешь ты мучитель­
Чамаширджи, услышав эти призывы, решил, что
ной смертью в моих руках!
случая упускать нельзя. Он подошел к глашатаю и
— Нет,— раздался в ответ чуть слышный голос
расспросил у него все, что тот знал о похищении
девушки.— Лучше я погибну в твоих когтях, прокля­
падишаховой дочери.
тый злодей, чем отдамся тебе! Не воспользоваться
— Проведи меня к шаху,— сказал он глашатаю.
тебе никогда моим талисманом!
Явившись к царю, Чамаширджи поведал ему о
Услышав это, ифрит издал оглушительный вой,
зрелище, виденном им прошлою ночыо на кладбище.
сбросил красавицу обратно в могилу, навалил на яму
— О, повелитель большого Самарканда,— сказал
кипарис и умчался с такой быстротой, что земля за­
он падишаху, когда тот его выслушал,— я спасу твою
дрожала под его ногами.
дочь! Дай мне сорок самых сильных твоих воинов,
Чамаширджи не мог сомкнуть глаз в течение ос­
и пусть они следуют за мной. И если у них доста­
татка ночи; дождавшись рассвета, бросился он по до­
нет храбрости, чтобы победить этого проклятого
роге в город и уже к вечеру достиг его стен.
ифрита, твоя дочь, а моя будущая невеста, будет
Еще до закрытия городских ворот постирала вошел
спасена!
в Самарканд и направился к главной площади. Про­
Так был обрадован падишах этим известием, что
ходя через базар, увидел он толпу, которая собра­
немедленно повелел своему сераскиру 11 приготовить
лась вокруг глашатая и внимала его призывам. Ча­
отборных джигитов и отдал их в распоряжение Ча­
маширджи тоже присоединился к толпе и услышал,
маширджи. К вечеру другого дня Чамаширджи привел
что глашатай кричал следующее:
этих воинов на кладбище и разместил их в засаде
— О, правоверные,— возглашал он,— услышьте го­
у кипариса, приказав напасть на ифрита в тот самый
лос нашего непобедимого падишаха, могущественного
момент, когда он откроет могилу и вынет оттуда
царя царей! Вот уже тридцать восемь дней, как я
падишахову дочку. Все ждали со страхом появления
призываю пророка в свидетели страшного преступ­
страшного чудовища.
ления. Да услышит мои моления всемогущий аллах,
Наконец в самую полночь раздался сильпый шум,
повелитель всех царей земных и подземных! Знайте,
и страшный ифрит подлетел к дереву. Он вытащил,
что кто найдет единственную дочь нашего повели­
как перышко, огромный кипарис и поднял из могилы
теля, или хотя бы покажет то место, где она нахо­
лежавшую без чувств красавицу. В эту самую минуту
дится, тот получит ее руку или, если захочет, столько
Чамаширджи дал знак, джигиты быстро окружили
золота, сколько весит она вся!
ифрита и набросились на него с кинжалами.
похорошела, что дая«е красота четырнадцатидневной
Началась'битва. Йфрит с корнем вырывал целые де­
луны поблекла бы в сравнении с ее очарованием. По
ревья и бил ими направо и налево, как простыми истечении сорока дней глашатай объявил на всех
тростинками. Так велика была ярость чудовища, что площадях и базарах города, что царь царей, падишах
от одного только рева его разрывались сердца от­ Большого Самарканда выдает свою царственную дочь
важных воинов. Один за другим падали аскеры, но за пехлевана12, который вернул ей жизнь. Глашатай
и ифриту доставалось немало от метких и сильных объявил также, что падишах приглашает своих под­
ударов. Раны покрыли его скользкое тело, кровь по­ данных на пир и милует всех, кто когда-нибудь чем-
токами текла по сппне и груди чудовища. Наконец нибудь провинился.
после того, как ифрит уложил тридцать пятого во­ Пир был такой, какого никогда еще не видали, и
ина, Чамаширджи изловчился и так глубоко вонзил длился о н ’ сорок дней и ночей. И бедняк Чамаширджи
свой кинжал в его туловище, что чудовище рухнуло стал зятем и первым визирем могущественного
на землю бездыханным. Тут все пятеро воинов, кото­ падишаха.
рые еще остались в живых, бросились на чудовище Осыпанный милостями стал жить Чамаширджи, не
н разорвали его труп на части. зная никаких забот; поднимаясь утром, брал он из
Когда красавица очнулась и открыла глаза, она не казны сто золотых червонцев и растрачивал их за
поверила своему спасению. Велика была ее радость день на подарки и милостыню.
при виде храброго юноши, освободившего ее от на­ Вскоре зависть обуяла визирей шаха, взирающих
сильника, но так сильна была ее слабость, что не на почет, оказываемый нищему пришельцу. И вот,
могла она даже подняться на ноги. И победители, хотя желая погубить соперника, злобные царедворцы
и истекали сами кровью, понесли ее на руках во распустили слух, будто зять падишаха замыслил за­
дворец падишаха. хватить у властителя трон и будто подослан он на­
С великими почестями встретил повелитель Самар­ родом, чтобы погубить падишаха. А другие визири
канда свою воскресшую дочь и ее избавителя Чама­ говорили так:
ширджи. Вся дорога от городских ворот до дворца — Это сам он в образе ифрита мучил дочь вла­
устлана была богатыми коврами и тканями. А когда стелина, чтобы потом притвориться ее спасителем и
Чамаширджи с красавицей взошел на ступени дворца, пробраться к трону.
падишах перед всем народом объявил их женихом И все визири соглашались с наветами клевет­
и невестой. Дочь падишаха, хотя и измучилась в пле- ников.
НУ У ифрита, но так быстро поправилась и так
Наконец и у самого падишаха, который слышал Увидел он на базаре слепого дервиша, который вы­
все, что говорилось, закралось в сердце сомнение в маливал у промжих милостыню. И как только пода­
верности своего зятя. А ненавистники уже и самую вал кто-нибудь ему монету, дервиш хватал тотчас же
царевну сумели восстановить против ее спасителя дарителя за рукав его одежды и не отпускал до тех
Чамаширджи. Настолько успели злые визири в рвоих пор, пока тот не ударит его дважды по лицу. Вокруг
кознях, что падишахская дочь уговорила наконец слепого стояла толпа праздношатающихся и наблю­
отца посадить Чамаширджи в темницу. И повелел дала за этим диковинным зрелищем.
падишах воинам своим бросить Чамаширджи в подзе­ Разобрало Чамаширджи любопытство, и он подошел
мелье и по истечении трех дней казнить его смертью к дервишу.
перед всем народом. — Скажи мне, о возлюбленный пророком, за какие
Повели беднягу по улицам на неминуемую гибель. грехи возложил ты на себя такое наказание?
Но случилось, что когда шел он так под охраной Нищий не пожелал ответить, но Чамаширджи дал
сорока воинов и в сопровождении джеляда (палача), ему монету, повел в кофейню, и тогда дервиш поведал
откуда ни возьмись появилась его избавительница следующее:
птица, схватила его в лапы и в одно мгновение взле­ — Да будет проклят шайтан и злые его пособники!
тела с ним в небо. Знай, о, юноша, что в молодости служил я у одного
И понесла снова в неведомые края на новые ра­ богатого купца в Исфагани13. Этот купец цепил меня
дости и страдания. за мою изворотливость и ловкость в торговом деле,
Долго ли коротко летели они так, семь дней и получал я от него за слуясбу хорошую плату.
и семь ночей пролетели, а на восьмой день опу­ Вот однажды собрался хозяин в далекое путешест­
стила птица Чамаширджи в пустыне около источ­ вие из Исфагани в Самаркандское царство. Если бы
ника. видел тй все сокровища, которые он взял с собой!
Когда Чамаширджи очнулся, напился он из колод­ Одними драгоценными камнями нагрузил он сорок
ца и пошел в путь дорогу, ибо ничего не оставалось верблюдов. В погонщики же каравана старик взял
ему делать больше. меня, любимого своего приказчика.
Так шел он по дороге целый день и к вечеру до­ Когда я увидел все несметные богатства купца,
стиг ворот незнакомого ему города. Вошел он в го­ Злой дух вселился в мое сердце и направил мои по­
род и двинулся по улицам к базару. И довелось ему мыслы на то, чтобы завладеть этими сокровищами.
стать свидетелем странного и непонятного зрелища. Он не давал мне покоя и шептал все время:
— Если ты хочешь стать богатый и жить припе­
ваючи, воспользуйся случаем, убей старика и ты легко
завладеешь его драгоценностями!
Когда мы достигли пустыни, где на сотни верст
не было ни одной живой души, я решил привести в
исполнение свой замысел. И вот, когда караван оста­
новился на отдых, я как одержимый бросился на хо­
зяина, творившего в это время намаз, и занес над
ним копье.
Увидев это, хозяин упал мне в ноги и стал умо­
лять о пощаде.
Я остановил удар.
Но злой дух, сидевший во мне, с новой силой стал
принуждать меня:
— Глупец, чего же ты зеваешь? Разве не хочешь
ты стать богатым? Пользуйся случаем и убей его
немедля!
Снова поднял я копье, и еще сильнее стал умолять
меня старик:
— Сын мой,— кричал он,— не убивай меня! Если
уж хочешь ты стать богатым, то ты им будешь! По­
щади меня, и я отдам тебе самое ценное, что у меня
есть— чудесный талисман, который приносит мне бо­
гатство. У меня при себе есть такая мазь, что стоит
только помазать ею левый глаз, станет он таким
зорким, что увидит все города и деревни на тысячу
верст. Никто кроме меня не знает о действии этого
талисмана, я отдам его тебе, и ты сможешь тогда
всегда следить за тем, где что стоит дорого и где
дешево. И ты будешь искусно перевозить твои товары и
больше убедился в том, что самое большое лише­
получать такой барыш, о котором никто не слыхивал.
ние— это недостаток ума. Первую глупость ты
Мне тотчас же захотелось испытать силу талис­
сделал— это возжелал богатства. Ты думаешь, что
мана, и я потребовал, чтобы купец помазал мне глаз
если стал богачом, так это уже и счастье. Да ведь
Этой мазью.
кто же и причиняет столько несчастий, как не богачи?
И как только сделал он это, увидел я окрест себя
Но эта твоя глупость ничто по сравнению со вто­
сотни городов и деревень так ясно, что можно было
рой глупостью. Вот постигло тебя несчастье (так тебе
разглядеть, кто чем торгует на базарах.
видно и следует), так ты уже и руки опустил, уже
— Но помни,— сказал старик,— эта мазь действует и по лицу даешь бить себя. Дурак! Если судьба хлоп­
столь чудесно только на левый глаз. Если же смазать нула тебя по одной щеке, никогда не подставляй
ею и правый, то зрение твое погаснет совсем, и не ей другую. Ты бы послушал о моих приключениях.
увидишь ты больше солнечного света. Двадцать раз выносила меня судьба наверх и сорок
Я подумал, что старик хочет утаить от меня всю раз вниз сбрасывала. А я и не унываю! Записана
силу талисмана и, разъярясь, ударил его копьем или но записана жизнь человека в книгах судеб, а
и убил его. Потом я выхватил из его мертвых рук рассчитывать на милость аллаха нечего. И если бьет
мазь и смазал ею мой правый глаз. тебя судьба, то старайся дать ей сдачи. Путь к ра­
Но как только талисман коснулся моего правого дости лежит через пески пустынь и мрачные ущелья.
глаза, в тот же момент зрение мое погасло, н меня И правильно говорит пословица: «Пусть молодец бу­
окутала черная темнота.
дет молодцом, пусть постель его будет под кустом»16.
Долго я кричал, стонал, проклинал и опять при­
зывал аллаха, но ничего не помогло. Солнечный свет
был для меня потерян.
Так был я наказан за свою жадность. Этого убий­
ства я себе не простил и дал обет поступить в текие14,
чтобы служить голосу истины. И вот теперь, как ты
видишь, я подставляю свою голову под удары в на­
зидание всем правоверным!
— Да и наделила же тебя судьба глупостью,— ска­
зал Чамаширджи, выслушав дервиша.— Теперь я еще
над скрягой и указал на соседнюю деревню, где можно
выгадать на печенке целую копейку.
Джигерджи-деде, недолго думая, поплелся по до­
роге в указанном направлении. Деревня оказалась не
очень близко, и итти ему пришлось долго. Когда он
добрался туда и выторговал, наконец, копейку, то
утомился так, что возвращаться домой уже был не
в силах. Пришлось ему заночевать в первой попав­
шейся по дороге кофейне. К счастью кофейщик ока­
зался таким добрым, что разрешил старику перено­
чевать бесплатно.
СКАЗКА Войдя в кофейню, Джигердяси-деде был удивлен бо­
О Д Ж И Г Е Р Д Ж И-Д ЕДЕ гатым убранством, коврами и дорогой посудой, кото­
рая стояла повсюду на полках. Среди этого богат­
ИЛ когда-то один богатый старик,
ства ходила молодая красивая женщина, разодетая в
который прославился своей скупостью.
ше.’ к и парчу. Все это так не соответствовало скром­
До того велика была его жадность к
ному положению хозяина, что старик, обдумывая все
деньгам, что, боясь потратиться на
увиденное, решил, что здесь что-то неспроста.
мясо, покупал он к обеду одну только
Ночью всякие подозрения стали мучить его, и он,
печеику. И получил он за это прозвище—Джигерджи,
решив не спагь, поставил перед собой печенку и при­
что значит печенка. Вот додумался однажды Джигер­
нялся караулить ее.
джи, что на скотобойне за городом печенка стоит
Около полуночи в доме раздался шорох, и две тени
на копейку дешевле, чем на базаре, и решил пойти
проскользнули из сеней во двор. Джигерджи-деде под­
за ней туда, чтобы не переплачивать такие большие
нялся с кровати, взял печенку и последовал за ними.
деньги. Каково же было его разочарование, когда,
На дворе он увидел странное зрелище. Кофейщик и
придя на бойню, узнал он, что на его несчастье мяс­
молодая женщина стояли по сторонам могилы, находив­
ник продает печенку только на полкопейки дешевле.
шейся в углу двора, и изо всей силы колотили по ней
Начал тогда расспрашивать Джигерджи у мяспика,
палками.
где продается печенка еще дешевле. Мясник посмеялся
— Вот тебе, вот тебе!— приговаривали они разом
после каждого удара,— так тебе и нужно, жадный
скряга, не сумел пользоваться своим добром, получай-
ка по заслугам! Гнила душа твоя при жизни, сгнивай
весь после смерти. Скряге гнить! Скряге гнить!
Так наколачивали они по могиле до тех пор, пока
палки их не поднялись и не опустились по сто раз.
Закончив этот странный обряд, они спокойно верну­
лись в комнату и легли спать. А Джигерджи, изум­
ленный всем виденным, не мог сомкнуть глаз до са­
мого рассвета.
Рано утром он уже был на ногах и ждал с нетерпе­
нием появления хозяина, чтобы расспросить его как
следует обо всем. Как только он увидел кофейщика,
то сейчас же обратился к нему и спросил:
— Скажи мне, чорбаджи чем объяснить то непо­
нятное зрелище, свидетелем которого я был этой
ночью?
И Джигерджи подробно изложил хозяину, что он
видел. Кофейщик сначала смутился и не хотел отве­
чать на расспросы, но видя что от назойливого ста­
рика не уйги, поведал ему следующее:
— Слушай же, эффенди-деде. Все, что ты здесь ви­
дишь,— и дома, и чаиры, и кофейня, куда ты пришел
искать ночлега,— все это принадлежало раньше одному
очень богатому хаджи, который был таким скрягой,
что не только не помогал бедным, но и сам почти
ничего не ел. Он так трясся над деньгами, что питался
только кусочком хлеба и печенкой. Еще в более чер­
ном теле держал он свою красавицу-жену,— он не
только морил ее голодом, но и заставлял ходить в Проклятой могиле И пе возвращайтесь в дом свой до
старых постолах 2 и в заплатанных платьях. Я слу­ тех пор, пока не опустите на нее сто палочных ударов,
жил у него в то время кофейщиком и тоже испытал приговаривая заклятие: «Скряге гнить». И не б ^ е т
на себе всю тягость его скупости. Когда наступил тогда беспокоить вас этот окаянный злодей.
его час, и должен был скряга покинуть этот мир, Вот ты и был свидетелем того, как нужно посту­
его обуяла еще большая жадность и стал его мучить пать со скупыми богачами,— закончил свой рассказ
страх, что не сможет он ничего захватить из своего кофейщик.
добра. И повелел он похоронить себя в этом дворе Ни жив, ни мертв слушал Джигерджи рассказ ка-
среди всего своего имущества. Воля его была испол­ феджи3, ибо увидел он себя в образе этого скряги.
нена ты видел его могилу. Но судьба вознаградила И открылись у него глаза на собственную скупость
по заслугам старого скрягу— молодая жена его не­ и испугался он своего будущего. Поблагодарил он
долго оплакивала своего старого мужа; одная«ды она хозяина за рассказ и покинул гостеприимпый приют.
позвала меня к себе и, признавшись в своей страсти, Как только вышел он на улицу, тотчас же подозвал
предложила мне жениться на ней. Так как я тоясе любил первую попавшуюся собаку и бросил ей печенку, на
ее, то и согласился с радостью на это предложение. которой с таким трудом сэкономил копейку. А войдя
1 ак я стал ее мужем и владельцем всего, что осталось в свой город, стал ходить по лавкам и накупать вся­
от старика. И стали мы жить в радости и довольстве. кой еды и сладостей. Так он купил целый мешок
Одно только отравляло нам наше благополучие. Еже­ риса, пуд масла, ведро халвы, целого барашка и по­
дневно в полночь тень старика поднималась из мо- слал носильщика отнести все это в свой дом.
I илы, садилась на ней' и ела печенку, оглядывая Когда жена Джигерджи открыла дверь и увидела
свои владения. Никакие наши мольбы аллаху не по­ все это, она подумала, что носильщик попал к ним
могали, тень не исчезала, продолжала нарушать наш по ошибке, и никак не хотела принять покупок.
покой и совсем нас измучила. Бедная женщина никогда не видела в своем доме да­
И вот однажды зашел в нашу кофейню один стран­ же горсточки риса или кусочка масла. Несмотря на
ник и сказал нам, что покойник превратился в шай­ настойчивость носильщика, она приказала ему поста­
тана и из могилы хочет погубить наше счастье. вить покупки у ворот сакли, пока не вернется сам
Если не хотите вы попасть в беду,— сказал нам Джигерджи. Пока она ожидала мужа, хаммал4 посте­
странник, то должны вы каждую ночь наказывать пенно нанес целую гору всяких продуктов.
Этого шайтана. Ровно в полночь выходите к это^ Наконец к вечеру вернулся Джигерджи-деде.
Жена показала старику продукты и сказала, что их
принес какой-то носильщик, вероятно, по ошибке.
— Нет, благочестивая жена моя, — сказал ста-
рик, тут нет никакой ошибки. Все это действительно
купил я. Аллах открыл мои глаза. Я никак не хочу,
чтобы ты кричала над моей могилой «Скряге гнить.
Скряге гнить».
Х А Т И Д Ж Е УМЕР
д. Алупка
Родилась в 1900 году в семье крестьянина-середпяка в де­
ревне Алупке. Н есмотря на то, ч то у отца ее был неболь­
шой виноградник, Х атидж е приш лось еще девочкой зара­
баты вать иоденщпной хлеб для прокормления многочислен­
ной семьи. Впрочем ей удалось п оп а сть в школу и с трудом
обучиться грамоте. О тец пошел против запугивания муллы
и отдал Хатидже в народную м ек тебе. Татарская девочка в
школе— это было почти небывалой дело в дореволюционной
Алупке. Н о Хатидже не пришлось закончить мектебе^-на-
сгигла нужда и заставила птти в батрачки к богатому кулаку.
В настоящ ее время Харидже У мер работает технической
работницей в одном из алупкпнскпх домов отдыха.
Запас сказок т. Умер приобрела от своей бабкн. Обладая
богатой памятью, Хатидж е ш ироко, однако, пользуется им­
провизацией и из каждой сказки ум еет сделать законченное
оригональное произведение. Так же, как и М устафа Топал, она
является пионером передачи тек стов Алупкинскому музею.
угостить ее таким рахат-лукумом, какого не найдешь
ни в одной бахчисарайской лавке, и такой халвой,
какой не едал и сам константинопольский падишах.
И сулил ей такие наряды и украшения, какие не
снились ни одной женщине во всем ханстве.
Но напрасны были сладкие речи кадия: верная
Зминэ с негодованием отвергала его соблазны. Она
рассказывала обо всем своему мужу и умоляла его
защитить ее от благочестивого служителя аллаха.
Наконец, когда от назойливости старика бедной жен­
щине совсем стало невмоготу, разгневанный муж
СКАЗКА
придумал средство избавиться от соблазнителя.
О БЛУДЛИВОМ КАДИИ
— Вот что, дорогая 3 МИНЭ,— сказал он,— когда этот
пакостник снова начнет искушать тебя, ты не отвер­
О ВРЕМЕНА Мепгли-Гирей-хана1 жил
гай его предложений, но ответь улыбкой и пообещай
в Бахчисарае один кадий. Был кадий-
быть более ласковой. А когда я уеду, пригласи его
эффенди уже стар и дрябл, сморщен­
к себе и позволь заигрывать с тобой до тех пор,
ным было его тело и тряслись руки,
пока дело не дойдет до греха. В эту минуту я постучу
но не давал он проходу бахчисарай­
в дверь, а ты, как будто испугавшись моего неожи­
ским красавицам своими ухаживаниями. А у соседа
данного возвращения, поспеши спрятать искусителя
его, как на зло, была молодая жена. Вот и прель­
в сундук. Я войду, и уж мы придумаем, как получше
стился кадий своей соседкой, прекрасной Эминэ. Ка­
осрамить нечестивца.
ждый день, возвращаясь из мечети, проходил ои мимо
На этом и сговорились.
ворот Эминэ и не упускал случая, сделать ей какое-
На следующий же день, проходя мимо сакли пре­
нибудь соблазняющее предложение.
красной Эминэ, хранитель корана начал, как обычно,
— О, джаным,— говорил он ей, и голос его звучал
свои восхваления. Как°во же было его торжество,
слаще шербета,— твои глаза подобны двум звездам и
когда он увидел, что красавица не только не
взгляд твой обжигает мое тело. Отчего ты не позо­
возмущается, но, напротив, отвечает ему кокетливой
вешь меня к себе, когда муж твой уезжает из дому?
улыбкой. В это время муж Эми,13> подслушивавший
И говоря так, старый сластолюбец обещал Эиннэ
из-за сарая, крикнул жене, чтобы она пригото­
вила ему лепешек, так как он уезжает в степь и вер­
нется никак не раньше, чем через пять дней.
— Сегодня вечером,—шепнула 'ЬГСшэ кадию и по­
бежала, как будто бы снаряжать мужа.
Обнадеженный кадий, собственными ушами слы­
шавший о приглашении и об отъезде мужа, не мог от
нетерпения дождаться вечера. Как только окончился
вечерний намаз, он тотчас же под покровом темноты
направился к соседке. Эмпнэ встретила его у калитки
и с ободряющей улыбкой повела в саклю. Едва во­
шли они в комнату, как сластолюбец бросился на
молодую женщину и стал ее обнимать. Лукавая
Эминэ кокетливо сопротивлялась. Это еще более
разожгло страсть благочестивого эффенди, и он стал
еще более настойчивым.
В эту самую минуту, как было условлено, раздался
громкий стук в дверь.
Кадий обомлел от-ужаса. Стук возобновился с н о­
вой силой. Эминэ схватилась за голову и заметалась
по комнате.
— О, милосердный Аллах! Это он! Какой позор!
Какой стыд! Он застанет чужого мужчину в своем
доме! Он убьет нас обоих! Мы погибли!
От этих слов кадий перепугался еще больше,
из него как поленом вышибло последние остатки
страсти. Он принялся бегать за своей возлюбленной,
прося дрожащим голосом спрятать его куда-нибудь
подальше. Этого только и нужно было хитрой
женщине. Она тотчас же распахнула сундук, втолкнула Как только услышал кадий эти слова, с ним сде­
туда трясущегося эффендп и, захлопнув крышку, за­ лался такой приступ страха, что лужа под сундуком
перла его на замок. Потом впустила мужа и с веселой немедленно увеличилась. До эффенди доносились
улыбкой подмигнула ему. громкие голоса спорящих, и он трепетал от злых
Вдоволь посмеявшись между собой, довольные су­ предчувствий. Когда звенел голосок Эминэ, он успо­
пруги постелили на сундуке постель и легли спать, каивался, ибо хитрая женщина нарочно громко упра­
предоставив кадию слушать, что над нпм происходит. шивала мужа не продавать ее сундука. Когда же раз­
Три дня и три ночи сидел бедный эффенди в своем давался голос хозяина, эффенди мертвел от ужаса,
убежище без пищи и воды, пачкая под себя и зады­ ибо тот настаивал на продаже. Наконец хозяин за­
хаясь от зловония. Но считая, что хозяин ничего не явил, что завтра же он отправит сундук на базар.
подозревает, он терпел и не издавал ни одного звука, Очень плохие сны снились кадию в эту несчаст­
хотя и мучился от голода и неудобства. ливую для него ночь. Ему казалось, что иблис2
На третий день хозяин заметил под сундуком стран­ хватает его за брюхо своими страшными когтями, а
ную сырость и, как будто не понимая, в чем дело, джины тешатся над ним, кусая его за пятки.
спросил у жены: На другое утро хозяин погрззил сундук с запер­
— Что это там у нас в сундуке, дорогая ЭминЭ? тым в нем кадием на арбу и повез на базар.
— О, возлюбленный муж мой,— ответила Эминэ, так В этот день как раз был курбан-байрам, и на базаре
чтобы услышал кадий,— это напачкали, вероятно, толпился весь Бахчисарай. Ходили по базару и три
крысы, которых у нас так много развелось за по­ сына кадия, которые тщетно разыскивали своего про­
следнее время. Никак не соберусь достать кота, павшего отца. Увидев толпу, собравшуюся вокруг сун­
чтобы вывести их, окаянных! дука, они протолкались поближе и полюбопытствовали:
Кадий, слушавший разговор с замиранием сердца, — Эй, кероглан 3, что эт о за сокровище ты про­
при этих словах успокоился и мысленно возблаго­ даешь?
дарил Аллаха за мудрость и верность своей возлюб­ — Покупайте, покупайте!— ответил хозяин,— по де­
ленной. Однако хозяин, немного помолчав, сказал: шевке продаю: три тысячи золотых всего-навсего. Не
— Знаешь что, Эмпнэ, я боюсь, как бы эти про­ сундук дорог, а то, что в сундуке. Тот, кто купит эту
клятые крысы не испортили моего сундука совсем. вещь, навсегда избавится от лихорадки, от трясучки, от
Отнесу-ка я его завтра на базар, да продам, пока он поноса, от запора и от сладостного глаза женщины,
еще цел. как бы ни был он обворожителен!
Трудно рассказать, что почувствовал бедный кадий,
когда услышал над собой голоса своих сыновей, тор­
гующихся над проклятым сундуком. А достойные де­
ти уже развязали кисеты и отсчитывали продавцу
наличные, радуясь приобретению чудодейственного
талисмана. С благоговением подошли они к сундуку
и, восхваляя Аллаха, принялись действовать ключом.
Почти весь базар сбежался посмотреть, какой талис­
ман купили сыновья кадия. Подошла к сундуку л
лукавая Эминэ-
Только что начали подымать крышку, как из сун- СКАЗКА
дука#послышалось страшное рычание и ударила вонь. О ТРЕХ СЫНОВЬЯХ ПАДИШАХА
Все собравшиеся в великом ужасе бросились бежать, И МУДРОМ АШ УГЕ
сыновья кадия впереди всех. За ними послышался из
сундука пронзительный голос их отца. ИЛ некогда один турецкий султан и
— Эй, сыновья мои, не бойтесь, вернитесь, талисман было у него три сына. Почувствовал
Этого сундука в моих руках! однажды султан приближение смерт­
С опаской и с предосторожностями сыновья снова ного часа, призвал к себе сыновей и
приблизились к сундуку, а за ними придвинулся и так им сказал:
весь народ. С ужасом увидели сыновья кадия пред­ — О, возлюбленные дети мои, я чувствую, что все­
ставившееся им зрелище. могущий аллах зовет меня к себе. Мне предстоит
В сундуке сидел, дико озираясь на толпу, сам ка- горестная разлука с вами и всем этим суетным ми­
днй-эффенди, скрученный в три погибели, без следа ром. Вам в наследство оставляю я мои несчетные
былого кругленького животика, весь в лохмотьях, сокровища, но все они тленны и преходящи. Поэтому
грязный, мокрый, вонючий. Сыновья были в край­ даю я вам,светочи очей моих, нечто более ценное—
нем смущении. А народ кругом разразился оглуши­ три завета, которые доставят вам удовольствий боль­
тельным смехом, прокатившимся, как буря, по всему ше, нежели все сокровища.
Бахчисараю. — Мы слушаем тебя, царственный наш родитель,—
Громче всех смеялась Э^инэ. сказали сыновья.
— Ты, мой старший сын,— начал султан,— в каж­
дом городе и в каждом селении нашей страны по­
строй по одному сералю. Много радостей получишь
ты, празднуя со своими визирями в каждом из них.
А ты,— обратился он к среднему,— каждую ночь соеди­
няйся с девственницей. Нет большего наслаждения,
чем соединение с невинной девушкой. Что же ка­
сается тебя, о младший мой сын, то тебе я завещаю—
при каждой трапезе употребляй в пищу только мед
да масло. И познаешь ты, сколь приятно можно
прожить на свете.
Сказав так, падишах испустил последнее дыхание
и отправился к аллаху. А сыновья его, немало поди­
вившись заветам родителя, с великим удовольствием
принялись исполнять его волю.
Вскоре города и деревни государства покрылись
дворцами, в которых пировали царевичи и их визи­
ри, иссякли в стране мед и масло, пожираемые при­
ближенными, не осталось в стране ни одной девст­
венницы, не обесчещенной сластолюбцами. Дани и
подати задавили правоверных, и повсюду стали слы­
шаться плач и стенания, ибо много закромов и мно­
го человеческих вздохов затрачивалось на выполне­
ние заветов хитрого и жестокого покойника. Так ве­
лики были невзгоды страны, что один мудрый ашуг 1
решил помочь соплеменникам и облегчить их участь.
Предстал он перед очи царевичей и сказал нм так:
— О, мудрые правители. Чьими благословенными
устами научил вас пророк творить такие великие дела?
Покойный наш родитель, могущественный Па­ очи грозного повелителя, предложили ему собрать
дишах, дад нам перед своей кончиной эти благо­ всех его улемов3, чтобы состязаться с ними в хи­
честивые заветы,— ответили сыновья султана. трости. Шах так и сделал. Созвал он мудрейших из
О, верные хранители драгоценных обетов,— воз­ улемов и так сказал им:
разил ашуг,— знайте же, что справедливейший из па­ __ О, мудрейшие из моих 'Приближенных. Великий

дишахов, покойный ваш отец, да вкусит он все сла­ аллах одарил вас частицей своей премудрости, вы­
дости рая, оставляя вам свою последнюю волю, вовсе ступите же состязаться в хитрости с этими людьми,
не хотел научить вас тому, что делаете вы сейчас. и да одолеет мудрость правоверных затхлые познания
Прежде чем бросить меня в темницу, выслушайте, сих неверных пришельцев.
достойные отпрыски благородной крови, притчу, ко­ Напутствовав так улемов, падишах принял старей­
торую я хочу вам рассказать, чтобы поняли вы, как шего из пришедших мудрецов и сказал ему:
нужно истолковывать слова и отгадывать загадки. — Ну, дерзкий нечестивец, открой уста и задавай
Ибо то, что сказал вам в свои последние минуты свои вопросы. Мои верные улемы встретят их отто­
отец, есть не что иное, как мудрая и воистину благо­ ченными остриями кинжалов своей мудрости.
честивая загадка. Тогда старейший из мудрецов раскрыл пять паль­
Кратья изъявили согласие выслушать историю, цев своей правой руки и, показав глазами на ладонь,
и ашуг рассказал им следующее: опустил пальцы вниз.
«Жил был в давние времена в отдаленной от нас — Ответьте-ка, улемы, что означает моя загадка.
стране сильный и властный падишах. Много харад- Улемы углубились в раздумье. Долго прочитывали
жа (дани) брал он с подчиненных ему племен и они в памяти все айет и хадисы (изречения) пророки,
нестерпимо было их существование. И сказали раз но не смогли найти там никакого ответа.
племена: «Довольно кормить нам султана и его визирей, Случилось же, что в это время стоял поблизости
придумайте нам, о, мудрейшие, такую хитрость, чтобы рехбан— богомолец, который странствовал, призывая
не смог падишах разгадать ее и чтобы вынужден правоверных к повиновению корану. Видя замеша­
был оп з » это освободить нас от ненавистного ха- тельство улемов, служитель корана выступил вперед
раджа», Три дня и три ночи думали мудрецы и, нако­ и испросил у падишаха позволения ответить на за­
нец, взялись выполнить поручение. Собрали племена гадку мудреца. Потом обратился к мудрецу и сказал:
в последний раз дань и отправили ее с этими мудре­ __ Ну-ка, хранитель законов шайтана, повтори
цами в столицу шаха. А мудрецы, представ перед свой ребус, я готов дать тебе ответ. Как видно,
135

У
мудрость пророка сможет зазвучать только устами в о з­
любившего коран. Да поможет аллах принять на себя Понял султан сокровенный смысл вопросов мудрбцн
сей подвиг. и изгнал его вместе с темн, кто пришел с ним. И
Мудрец вторично раскрыл ладонь и вытянул ее пошлп мудрецы, побежденные и печальные, ни с чем
вперед. Странник тотчас же сжал свою руку в кулак к своим племенам. А султан призвал странника и
и протянул ее вверх. Тогда мудрец опустил пальцы спросил его:
к земле. Странник тотчас же разжал кулак и поднял — Скажи же теперь^гы, помогший мне получить
пальцы к небу. харадж, как понял ты вопросы старика?
— Правильно,— сказал мудрец,— ты победил меня, о, Служитель корана поднял глаза вверх, рассмеялся
рехбан, ответы твои верны. Забирайте харадж, слуги п воскликнул:
падишаха. — О, благословенный наместник пророка на земле,
благочестивейший шах-нн-шах! Как бы пн понял я
И, признав мудрость рехбана, мудрец передал сул­
тану привезенные подати. Эти дьявольские загадки, но, как в и д и ш ь , ответил
к твоему благополучию. Когда старик раскрыл пальцы
Падишах ничего не понял в загадочных ребусах
п указал на-ладонь, мне показалось, что он хочет
и, мучимый любопытством, приказал оставить его
наградить меня доброй оплеухой за то, что я взялся
наедине с побежденным мудрецом.
помогать твоим улемам. Я же в ответ показал ему.
% — Поведай же мне теперь, о, считавший себя му­
кулак, чтобы он понял, какую добрую сдачу дам я,
дрым, что хотел ты сказать своими хитроумными
загадками. если он попытается выполнить свое намерение. Тогда
этот старый шайтан опустил пальцы вниз, и я поду­
• — О, умеющий карать и обременять,— ответил пе­
мал, что за мое упорство он, чего доброго, хочег
чально мудрец,— смысл моих вопросов был таков:
еще свалить меня на землю. Но я, хоть и испугался,
когда я поднял пять пальцев вверх, я спрашивал, с
однако успел поднять пальцы вверх, чтобь! он знал,
благословения ли аллаха свершаются в твоем дворце
что и я уловчусь сцапать ого снизу за горло.
пятикратные намазы. И рехбан, сжав кулак, ответил
Восхищенный султан возблагодарил рехбана-бого-
мне утвердительно. Тогда, опустив пальцы вниз, я
мольца за удачное толкование ребуса и, не переста­
спросил его, почему же в таком случае аллах посылает
вая смеяться и радоваться счастливому исходу, сделал
кары, которые опустошают закрома народа. Подч
его своим визирем. А новый визирь, став у власти,
нятием ладони вверх рехбан ответил, что так
принялся во всем угождать своему повелителю. И
предопределено в священных книгах пророка.
еще большие хараджи легли на плечи подданных».
— Понятно ли вам тейерь,— закончил ашуг,— йай
не нужно доверяться загадочным словам и темным
по смыслу заветам. Уразумели ли вы, о изумруды
мудрости, как от ложных толкований гибнут право­
верные?
— Любопытно все сказанное тобой, — возразили
сыновья хана, но скажи нам, что же тогда означали
слова нашего отца, поучавшего нас со своего смерт­
ного одра?
~ Ну, так знайте,— сказал ашуг,— что, завещая
старшему из вас строить серали, отец ваш хотел СКАЗКА
сказать, что в каждом городе и в каждом селении О ГРОЗНОМ ХАНЕ И ЛУХМАН-ХЕКИМЕ
нужно добрыми делами и милосердием приобрести
себе верных и достойных друзей. Завещая среднему ДАВНИЕ времена жил был на свете
жить с девственницами, этот справедливейший из по­ могущественный хан. И жил в стра­
велителей давал понять, что только воздержание и не этого хана великий мудрец и це­
уничтожение разврата поможет от собственной жены литель Лухман-Хеким >. Был Лухман-
получать такое наслаждение, как если бы она всякую Хеким прямодушен и добр к народу
ночь была девственницей. Что же касается завета и смело обличал все козни гордого хана.
младшему сыну, то как не смогли вы понять, о рас­ Не взлюбил его за это хан и повелел однажды за­
поряжающиеся жизнью подданных, что только уме­ ключить в темницу. Бросили Лухмана в глубокий ко­
ренность при дворе и сокращение податей сделает лодезь и прикрыли сверху тысячепудовым камнем.
простую пищу слаще меда и масла. Думал хан избавиться так от мудреца, но разве
Ханские сыновья так были поражены толкованием может гордыня бороться с мудростью. Была у Лух-
ашуга, что со следующего же дня стали следовать мана-Хекима склянка с чудесным бальзамом, который
его указаниям. А мудрый ашуг, доброй хитростью составил он из разных трав. Каждый день отпивал
облегчивший тягости народа, стал воспеваться по он по несколько капель из этого сосуда, и пролетала
базарам и кофейням бродячими певцами в сказоч­ мимо него голод и жажда, как ветер мимо старой
никами. чинары. Долгие годы провел так Лухман.Хеким в
темнице без солнца и чистого воздуха. Умер уже хан, а мудрого человека, чем этот Лухман-Хеким, ибо изве­
мудрец продолжал оставаться живым в своем зато­ дал он тайны мироздания и познал ключи от чело­
чении. А думали все, что давно уже истлели в тем­ веческого здравья. Но был он целителем бедных и
нице даже кости Лухмана-Хекима. осуждал властелинов, гнетущих народ непосильными
Вот стал у власти новый хан. Еще более грозен и тягостями. II приказал твой отец казнить его за это
несправедлив был он. Текли потоки крови от непра­ тяжкой и незаслуженной смертью. Бросил он Лухмапа
ведных его-деяний и велики были несчастия народа. в колодезь и навалил над входом тысячепудовый ка­
Но тут случилось, что сама судьба наказала нового мень. Двести новолуний прошло с тех пор и не оста­
хана за грехи его. Наслала она на хана тяжкую не­ лось, вероятно, и праха от величайшего из мудрецов.
излечимую болезнь. Овладело телом хана оцепенение, — Откройте колодезь,— приказал хан слугам,— и
и не мог он двинуть ни одним членом. Сколько ни покажите мне это место.
пытались придворные лекари излечить своего пове­ Воля хана была исполнена.
лителя, все было напрасно, не было средств облег­ Тотчас же направились слуги к этому проклятому
чить недуг, и увеличивался он с каждым днем все колодцу. Много пришлось нм приложить усилий, пока
более и более. отвалили они тысячепудовый камень в сторону.
Приходил хан в ярость и повелевал отсекать без­ Каково же было их удивление, когда увидели они
жалостно головы у неповинных врачевателей. на дне колодца Лухмана-Хекима живым и невреди­
И явился однажды к хану некий старик и сказал мым. Только побелели волосы мудреца, как вершина
ему: Чатырдага от выпавшего снега, да избороздили его
— О, достойный наследник своего отца, всемогу­ чело глубокие овраги морщин.
щий царь царей. Если бы жив был Лухман-Хеким, Вышел Лухман из колодца спокойный и печальный
то нашел бы он средство облегчить твой недуг. Только и спросил, чего захотели от него живущие под' сол­
он смог бы исцелить тебя и отогнать шайтана от нечным светом. V
твоего ложа. И поведали ему слуги о болезни хана и о том, что
— Расскажи мне об этом Лухмане,— приказал хан. возжелал он увидеть кости великого целителя.
Покачал старик головой и долго ничего не отве­ — Пойдем, о, мудрейший из ученых, хан наградит
чал. Потом посмотрел на хана и промолвил: тебя за твое искусство, если сумеешь ты излечить
— Слушай же, государь, по не гневись и не при­ его недуг.
казывай предать меня смерти. Не было никогда более — Нет,— ответил Лухман-Хеким.— Не буду я воз-?
вращать жизнь тем, кто не жалеет жизней своих под­
данных. Оставьте меня здесь и возвращайтесь обратно.
Цо слуги бросились к ногам старика и начали упра­
шивать его следовать за ними.
— Он убьет нас, если узнает, что ты жив и не
соглашаешься пойти с нами. Смилуйся над нами, о,
мудрец, не подвергай нас опасности.
Смягчилось сердце старого Лухмана п уступил он
просьбам этих людей.
— Но прежде чем явиться к хану,— сказал он,—
должен я провести сорок дней в уединении, вдали от
городского шума.
И удалился Лухман-Хеким в хижину одного бед­
няка и провел там сорок дней в размышлении. Когда
же наступил сорок первый день, пришли от хана
посланцы и повели мудреца во дворец.
С нетерпением ждал хан целителя и обрадовался
его появлению. А Лухман-Хеким посмотрел на хана
и увидел болезнь его, как у себя на ладони. И уви­
дел Лухман, что излечить эту болезнь можно, только
сильно подействовав на душу одержимого ею.
— Есть ли у тебя сын, о, считающий себя непо­
бедимым?— спросил он властелина.
— Да,— ответил хан,— но почему ты меня об этом
спрашиваешь?
— Знай,— ответил Лухман,—что для того, чтобы
избегнуть смерти, ты должен принести его в жертву.
Только тогда отлетит твой недуг, когда омоешь ты
лицо свое кровью сына.
— О, мудрец!— воскликнул в ужасе хан.— Что за Вперил хан свои глаза в сына, а Лухман взялся за
лекарство предлагаешь ты мне. Я не хочу убивать острый нож. Высоко взмахнул Лухман ножом н глу­
своего наследника. боко вонзил его будто бы в горло ханского наслед­
— Делай, как хочешь,— отвечал Лухман,— но ника. Проткнула сталь тугой пузырь и полилась из
помни, что это единственное средство. него кровь, обливая тело.
И повернувшись, мудрец удалился медленно и сп о­ Пять лет не двигался с места хап, а тут вскочил с
койно. носилок, как ужаленный, и бросился к сыну. Усмехнул­
Несколько дней прошло, и еще больше усилился ся Лухман-Хеким и протянул хану пробитый пузырь.
страшный недуг властелнна. Снова призвал он Лух- Сильно обрадовался властитель, когда увидел сына
мана и снова начал упрашивать излечить его. невредимым, но не было пределов его изумлению,
— О, Хекпм, требуй у меня, чего хочешь, я одарю когда почувствовал он себя совершено исцеленным,
тебя многими сокровищами, только отгони от меня А Лухмаи-Хским, мудрый врачеватель, обратился
болезнь. Нет у меня больше сил выносить мучения. к хану и сказал:
— Есть только одно средство, и я говорил о нем,— — Видишь, как сильно действует на человека ду­
сказал Лухман опять.—Зачем ate ты утомляешь меня шевное потрясение. По еще скажу тебе, о, распоря­
своими стонами? жающийся человеческими жизнями. Ты теперь видишь
Иссякло уже терпение у хана, а думал он всегда сам, как велики страдания человеческие. Ты убедился
только о самом себе. в том, сколько горя приносит смерть близких. 3»ай
— Хорош о!— воскликнул он.— Если так, то зарежьте же, гордый тиран, что тысячи людей подвергаешь
сына, но так, чтобы не видел я этого. “Nrbi ежедневно таким страданиям. Тысячи матерей
— Не принесет это пользы,—возразил мудрец.— оплакивают своих детей, убитых тобою, тысячи бра­
Мне известно, что только тогда эго средство достиг­ тьев оплакивают погубленных тобою . сестер.
нет цели, когда совершится оно на глазах больного. Ничего пе ответил на это хан, и сошли благопо­
— Ну делай, как хочешь!— закричал хан. лучно для мудреца смелые его слова.
Привели ханского сына и связали его руки крепкими В тот же день объявил хан пир и созвал на него
веревками. И привязал незаметно Лухман-Хекнм к шее весь народ. Сорок дней и сорок ночей продолжалось
жертвы пузырь, наполненный овечьей кровыо. пиршество и передавалась на пиру из уст в уста
— Ну, гляди же сюда, не закрывая глаз,— прика­ молва о той, что на привыкшего к крови хана могла
зал Лухмаи хану. подействовать только кровь собственного сына.
— Ну,— сказал падишах,— отвечай мне прямо, как
осмелился ты, мелкий червяк, унижать моих визирей
такими кощунственными уподоблениями?
Чабан, нисколько не смутившись, посмотрел сул­
тану в глаза и сказал:
— О, мудрейший из мудрых, властелин над власте­
линами, шах-ин-шах. Я ведь не попусту говорю, что
мой осел, да будет благословен час его рождения,
умней, чем твои любимцы визири. Поверь мне, что
моими устами говорит так чуть ли не сам аллах*
Однажды я ехал на этом осле через мост, на кото­
СКАЗКА • ром было не мало дыр и щелей. Как ни был осто­
О МУДРОМ И Ш А К Е рожен мой Осел, а все-таки попал он одной ногой
в дыру и повредил себе колено. И с тех пор, сколько
ОЧЕНЬ давние времена у одного пре­ ни приходилось мне проезжать через тот мост, мой
старелого чабана 1 был старый и умуд­ мудрый осел, да будет над ним благословение пророка,
ренный опытом иш ак3. Чабаи очень ни за что не хотел переходить по этому месту, где
любил своего ишака и никогда не была дыра. Он всегда благоразумно обходил ее, помня
упускал случая похвалиться им: о том, что с ним случилось. Скажи же теперь, о
— Мой осел, да продлит аллах его дни, гораздо царь царей, так ли благоразумно поступают твои
умнее визирей 3 нашего падишаха,— говорил он во визири?! Я давно живу на свете и видел своими гла­
всех кофейнях. зами, сколько их перевешал ты за слишком уж яв­
Однажды слова чабана достигли царственных ушей. ное воровство, вероломство и взяточничество. И ни
— Как смеет голый чабан сравнивать своего плеши­ один из них никогда пе хотел учесть опыта своих
вого ишака с моими любимыми визирями?!— закричал предшественников и сделать так, чтобы злоупотреб­
в гневе падншах.— Немедленно привести ко мне дерз­ ления не бросались в глаза. Сколь ни широк мост
кого нечестивца! узаконенных тобой злодеяний, а все-таки не могут
Стража тотчас же разыскала старика и доставила твои визири ловко обходить встречающиеся на нем
его перед грозные очи~властителя, узкие щели выпущенных для вида законов. Как
можешь ты, спрошу теперь я, сравнивать после этого
моего мудрого осла с этими дураками?!
Ничего не оставалось сделать падишаху, как с о ­
гласиться с доводами чабана и, наградив его попоной
для ишака, отпустить невредимым из дворца.
ИСЛЯМ Х А Л И Л Ь ДЕМИРДЖИ
д. Кекенеи?

В один из июльских дней в Алупкинский дворец-музей


вошел ч ел о в е к -ста р ы й , седой и почем с виду непримеча­
тельный. Вошел, поздоровался и сразу покорил всех.
Он начал рассказывать.
Рассказывал он о муравьях, собиравшихся полчищами, о
коршунах, к оторы е помогали дровосеку добывать чудесные
камни, о маленьком Кпчкенэ и огромном чудовище Аждаге-
аге. Он показывал, как обмакивает крыса свой хвост в бочку
с оливковым маслом, как чи хает толсты й торговец, как во­
рочает глазами страшный И фрпт, как извивается под уда­
рами кровожадного быка прекрасная змея-дива.
Ислям Халпль Демпрджп —э т о был он, любпмейшвй ска­
зочник К учук-койского округа,— пришел в Музей, прослышав
• сборах фольклорной бригады. Ислам Халпль принес
6 собой то, что и м ел - десятки фаптастнческих сказок, iftf
которы х каждая длится по полтора и по два часа.
— Х очеш ь, пять раз буду говорить одну сказку— и не
изменю ни одного слова?—сказал Нелям.
Старый волшебник не даром похвастался своею памятью.
Там в извилинах его мозга хранятся целые хрестоматии фоль­
клора. Н о немного преувеличил Нелям —не может он п овто­
рять одно и то же. И не потому не может, ч то не помнит.
Не мож ет потом у, что увлекается, когда рассказывает, и
уже не удержит его тогда привычная струк тур а текста.
Разламываются тогда узкие рамки сказки, разрываются нуты
традиционной оболочки и выливается неудержимый тем п е­
рамент старика в новые причудливые образы и образования.
Напряженность и энергичность речи, активность пнеце-
ппровкп —вот что прежде всего характеризует рассказ И с­ СКАЗКА О КИЧКЕНЭ1
лама, Он р ом а н ти к -ста р ы й Иелям Демпрджп, он любовно
оберегает своего героя, но уж если завернет вокруг него ИЛ на свете бедный лудильщик. Был
опасности, то страш но становится за пехленана.
он женат уже пять лет, но не посы­
Рассказы Исляма Халиля давно уже перестали бы ть достоя­
лала ему судьба сына. Сколько ни об­
нием только одного Кекенеиза. Об интересном старике знают
далеко за пределами его деревни. И там, где потребуется ращался он к знахарям и прорицате­
добрая кузцечная работа, там наверняка скучать не будут. лям, ничего не помогало,— как видно,
Ислам Халпль—колхозный кузнец. Член колхоза с 1929 года. не суждено иыло ему стать отцом.
Работает в кузнице вместе с сыном, тоже колхозником. Ро­ И горевал поэтому лудильщик и считал себя не­
дился в 1873 году в Бпюк Узеибаше в семье бедняка дрогаля.
удачником.
К сказкам пристрастился с детства, много слышал их от
матери св оей —Саидэ, также бывш ей очень популярной ска­ Вот однажды, когда возвращался он из своей ма­
зочн ицей. стерской домой, встретилась ему у самого порога его
Ниже напечатаны две сказки Демпрджп. Опиумного т е ­ хижины цыганка, просящая милостыню. Вокруг цы­
ряют в письменной передаче Они теряют прежде всего те ж и­ ганки сидело пять голых и оборванных ребятишек,
вые иллюстрации, которы м и так ум еет снабжать их Целям
Демпрджп.
вал мала-меныпе.
В запасе фольклорной бригады е сть сказка Демирджи. ко­ — Вот каковы дела аллаха,— подумал лудильщик.—
торую он рассказывал три с половиною часа. Кто ищет, тому не дает, а кто избегает, тому на-
плет целый ворох.
сестра Моя, какие невзгоды омрачают дорогу вашей
— Как же ты кормишь такую ораву?— спросил ой
жизни? Может быть я смогу как-нибудь облегчить
у нищенки.
вашу участь.
— Ох, добрый человек, не я кормлю, аллах кор­
— О, счастливая мать стольких детей!— ответила
мит, а как кормит— сам видишь. Все голы, босы и
жена лудильщика.— Пять лет уже, как мы с мужем
- голодны, как собачата. Даже пристанища на ночь не
женаты, но аллах не удосужился наградить нас тем,
имеем.
чём так щедро оделил тебя. Мой муж готов отдать
Лудильщик хоть и был беден состоянием, но зато
все, что возможно, за одного только ребенка!
был богат сердцем. Разжалобился он несчастьем цы­
— Не горюй, сестра,— ответила цыганка,— в этой
ганки и решил поделиться с ней, чем можно. Забрал
беде я смогу вам помочь. Выпроси у соседки куриное
он нищенку вместе с ее выводком и повел к себе в
яйцо и дай мне сделать над ним заклинания. А когда
саклю.
муж твой вернется домой, брось это яйцо правее
— О, алмаз моей души,— обратился он к жене,—
его в стенку. И ты увидишь, что желание его будет
мы плакались, что у нас нет ни одного, а теперь и ! '
исполнено.
у нас целых пятеро.
Хозяйка так и сделала. Едва только муж пересту­
Хоть и испугалась жена этой оравы, но была и пил порог, Она бросила в стенку заколдованное яйцо
она с добрым сердцем и оставила семью цыганки в и, о, чудо, из яйца, как из решета высыпались один
своем доме.
за другим сорок маленьких, как зерна человечков.
Каждый вечер добрый ремесленник, возвращаясь с С криками «папа, папа» они окружили оторопевшего
работы, делился с детьми цыганки тем, что он за­ лудильщика, стали хватать его за руки и ноги, взби­
рабатывал за день. А жена его присматривала за ре­
раться на плечи и на голову.
бятишками, пока мать их ходила просить милостыню. — Что случилось!— закричал в испуге лудильщик.—
Совсем другая жизнь пошла у цыганки. И решила
Откуда такое войско!
она отблагодарить этих добрых людей, чем можно. Хозяйка объяснила мужу, в чем дело, и тогда тот,
Вот однажды, когда лудильщика не было дома, обра­ схватившись за голову, закричал:
тилась она к его жене и сказала; — Да какая же это радость. Это горе, а не радость.
— О, благочестивая дочь Евы! Мои родные мать Я хотел одного, а тут их целых сорок!
и отец не сделали бы для меня того, что сделала ты И обратившись к цыганке, лудильщик стал ее умо­
•с мужем. Аллах свидетель, что я готова отплатить лять:
вам за добро всем, чем только я в силах. Скажи мне,
— Избавь меня, дочь пустыни, от этих назойли­ В уме ли ты, сыночек!— удивилась мать.— Да
вых мух, ради аллаха избавь! разве может саган птти сам!
Нечего были делать, начала цыганка собирать маль­ Но Кичкенэ настоял на своем, и матери пришлось
цов в свою торбу. подчиниться. Не было конца ее удивлению, когда она
Собрала она тридцать девять, а сороковой тем вре­ увидела, как саган с чебуреками и с Кичкенэ-огла-
менем залез в сапог своего отца и спрятался там. пом двинулся себе потихоньку по дороге.
Собрался на другое утро лудильщик в город, стал Долго ли, коротко шел саган, только попалась ему
натягивать сапоги, смотрит вылезает из сапога ма­ на дороге яма; скатился он в яму, а обратно, сколько
ленький человечек. ни толкал его Кпчкенэ, вылезти не может.
— Как ты попал сюда?— удивился лудильщик. А тем временем мимо той ямы проходили два охот­
— Отец мой,— ответил Кпчкенэ, — я самый на­ ника. Увидев завернутую в платок миску, они спу­
ходчивый и ловкий из всех моих братьев. И, как ви­ стились к ней и начали разглядывать.
дишь, один из всех сумел спастись. — Слава аллаху,— сказал один из них,— сама судь­
Посмотрел— посмотрел на него лудильщик и решил, ба послала нам ужин после охоты. Ты чуешь, какой
что, значит, так и нужно, чтобы этот паренек стал соблазнительный запах исходит из эт о го узелка?
его сыном. Но не успел он дотронуться до миски, как оттуда
— Ну раз так,— сказал он сыну,— то будешь ты раздался тоненыснй, но сердитый голос:
помогать мне в моей работе. Пока я буду в городе, — Эй, не тронь сагана!
мать напечет мне чебуреков, а ты принесешь их ко Охотник, испугавшись, отскочил от узла.
мне в мастерскую. — Какой же ты трус,— сказал другой.— Мне самому
Дав такое поручение, лудильщик натянул сапоги и почудился чей-то голос, да стоит ли на это обращать
отправился на работу. А Кичкенэ тем временем по­ внимание? Пока хозяин придет, мы уже успеем пола­
ручил своей новой матери приготовить чебуреков и комиться этими чебуреками. Открывай!
испечь одну круглую хатламу (блин). Когда все было Но едва только успел его товарищ прикоснуться
готово, он сказал: к узлу, как оттуда снова послышался гневный крик:
— Теперь положи чебуреки в саган (миску), по­ — Я вот тебе открою!
верх них положи меня, а сверху накрой меня хатла- И снова охотник выпустил из рук находку.
мой. Саган же как следует завяжи платком и пусти — Ну тогда я сам открою, простофиля ты этакий! —
в город. Дорогу я найду сам. сказал товарищ,
И, схватив узел, он стал его развязывать.
— Ах ты делибаш 2, шайтаново отродье! Ты вот
попляшешь у меня!— закричал изо всей силы Кич-
кенэ-оглан.
Тут уж охотники не могли выдержать. Бросив са­
ган, они выскочили из ямы и во все лопатки кинулись
бежать. А Кичкенэ, посмеявшись над трусостью этих
верзил, тронулся в дальнейший путь. Споро он до­
брался до мастерской отца, вошел туда и влез вместе
с саганом, в котором он сидел, на стол.
Окончив работу, лудильщик подошел к столу и,
открыв саган, приготовился к трапезе. Когда же он
поднял блин, из-под него, как ни в чем не бывало,
вылез улыбающийся Кичкеиэ.
— Сын мой,— удивился лудильщик,— да как же ты
смог принести этот саган, если сам сидел внутри его?
— Я же говорил тебе, что в некоторых делах я
кое-что смыслю,--ответил Кичкенэ-оглан.
— А ведь правда, ты ловкач, сынок. Ты бы по­
пробовал помочь мне и в моем ремесле. Постарайся
вылудить, пока я буду есть, вот этот кувшин. А то их
так много, что мне одному с ними и не справиться!
—- Нет ничего легче,— ответил Кичкенэ и при­
нялся за работу.
Когда отец кончил есть, он взглянул на сына и
ахнул от удивления. Кичкенэ сделал столько работы,
сколько бы он сам не сделал и за три дня.
— Вот это да!— всплеснул руками лудильщик и по­
смотрел снова на пятивершковый рост Кичкенэ-
оглава. Славно сделано. А может быть ты, сынок, и
отнял, как ты знаешь, у дяди его быков. Так вот мы
землю умеешь пахать?
и не знаем, что нам теперь делать 1
И землю пахать умею,— ответил Кичкенэ.
— Не бойся, отец,— ответил Кичкенэ.— Я выручу
— Тогда помоги моему брату. Он, в ел , тебе при­
деревню из этой беды. Только пусть дядя даст мне
ходится дядей. Окаянный Сары-бей3 измучил его, за­
и на этот день своего ишака.
ставляя работать на своей земле, отнял у н е г о б ы -
Когда Кичкенэ получил осла, он подождал, когда
ков, и теперь он лежит больной и ничего не может
наступит вечер и, оседлав животное, погнал его к
сделать на своем чаире.
водопою.
Кичкенэ с удовольствием согласился помочь бед­
— Селям алейкум, Аждага-ага закричал он изо
няку. Он тотчас отправился к дяде, взял у него, един­
всей силы, как только подошел к берегу.— Иди, по­
ственного ишака, которого не успел еще забрать жад­
жалуйста, получать арендную плату.
ный Сары-бей, нагрузил на этого ишака плуг и бо­
Аждага приподнял одну из своих сорока голов над
рону и двинулся в поле. Там он запряг ишака в плуг,
водой, увидел мальца с ишаком и захохотал во всю
а сам влез R нему в ухо и принялся щекотать его.
глотку.
Ишак пачал работать с таким усердием, что за три
— Ха, ха, ха, ха! Ай да великан! Ха, ха, ха, ха!
часа вспахал земли 'столько, сколько ее не вспахали
Однако же ты не трус, если вместо жирного быка
бы два быка за три дпя.
привел ко мне эту паршивую костомаху!
Тебя нам послала, как видно, сама судьба, ска­
__ А ты разве не знаешь, что этот толстый шай­
зал после этого лудильщик.—Хоть ты и мал, но уме­
тан Сары-бей забрал себе за долги почти всех быков
нья твоего хватит на десятерых. Но придется тебе,
деревни? Что же я могу еще сделать, как не при­
сынок, еще раз выручить нас всох. Знай, что в реке
вести этого ишака? Да ты попробуй, может быть он
у самого водопоя живет страшный Аждага «, сорока­
вкусный.
головое чудовище, которое только в том случае
Аждага снова посмотрел на малютку и снова пока­
позволяет всей деревне брать воду, если мы ему даем
тился со смеха. Видя, что Аждага не такой уж страш­
ежегодно в пищу одного быка. В этом году очередь
ный, Кичкенэ влез ему в ухо и принялся щекотать
дошла до твоего дяди, и сегодня вечером срок jn -
там. А чудовище заливалось смехом изо всех своих
латы. Если мы к вечеру не дадим Аждаге быка, то
сорока глоток. Ему так понравился этот паренек,
вся деревня останется без воды. А окаянный Сары-
что он уже считал его своим другом.
бей, да натешится шайтан над его жирным телом,
— Ну ладно, сорокаголовая дубина,— сказал нако-

р Сказки и л еге н дц ^
нец Кичкенэ,— вола своего ты получишь. Но лучше Снова пошли сыновья Сары-бея в хлев и снова
тебе полакомиться Сары-беевой скотиной. А у него вернулись ни с чем. А из хлева продолжали нестись
среди собственных быков есть два особенно жирных__ крики маленького пехлевана.
один черный, другой желтый. Какого тебе привести? — Придется, видно, самому итти,— закричал богач
— Приведи желтого,— ответил Аждага,— я давно и кинулся в хлев.
уже точу на него зубы. Но смотри, смех смехом, а — Кто там орет?— закричал он, войдя туда.
чтобы к вечеру бычок был здесь. А не то я проглочу — Сары-бей, Сары-бей! Черного или желтого быка
и твоего никудышного ишака и тебя самого! взять?
Кичкенэ напоил осла и вернулся домой. Вся дере­ — Бери желтого и убирайся к шайтану!— закричал
вня высыпала встречать ловкого паренька, когда уви­ в ярости и страхе бей, подумав, что над ним подшу­
дела его целым и невредимым. чивает джин.— Ля иллях иль алла, спаси, пророк, от
Когда стемнело, Кичкенэ направился к Сары-бею. наваждения!
Э тот Сары-бей был самый богатый из богачей и от Получив разрешение хозяина, Кичкенэ отвязал быка
жадности его не было житья всей деревне. Подойдя к и, не переставая щекотать в его ухе, погнал к Аждаге.
его дому, Кичкенэ пролез под воротами во двор и че­ — Получай своего желтого любимца,— сказал он
рез замочную скважину проник в хлев. Там он забрался чудовищу.— Только ставлю тебе одно условие: эчек
в ухо желтого быка и закричал громким голосом: (прямую кишку) со всем содержимым оставь мне.
— Сары-бей, Сары-бей! Черного или желтого? Аждага спова захохотал так, что в деревне поду­
— Кто там кричит?— спросил Сары-бей. мали, не гром ли гремит. Потом чудовище с удоволь­
— Сары-бей, Сары-бей! Черного или желтого? ствием исполнило волю Кичкенэ-оглана. Оно сожрало
— Ну-ка ступайте, посмотрите на крикуна,— при­ быка, а эчек положило у ног маленького богатыря.
казал богач своим сыновьям. — Теперь бери эту кишку, два ведра и дудку и
Те тотчас же отправились в хлев, но никого там двигайся, куда я тебе укажу,— приказал Кгчкенэ чу­
не обнаружили. довищу, влезши к нему в ухо.— Да передвигайся бы­
А Кичкенэ-оглан опять закричал из воловьего уха: стрее, нас ждет веселое дело. За работу получишь
— Сары-бей, Сары-бей! Черного или желтого? черного быка!
— Вы слепы и глухи, как колоды,— рассвирепел Почуяв, что можно еще поживиться, Аждага по­
на сыновей богач.— Сейчас же приведите того, кто слушно исполнил приказание хитреца и через мгно­
там орет. вение ока был уже вместе с ним во дворе Сары-бея.
Там они пробрались на чердак беева дома, и Кичкенэ Сама напакостила, как короба, а На меня сбаливаешь!
отдал такое распоряжение:
Мне пятьдесят лет и я, слава аллаху, ни разу в жи­
— Ты подожди меня здесь, а я спущусь в комнату. зни еще не загадил постель!
Потом ты спустишь мае то, что мы притащили с с о ­ И рассердившись окончательно, Сары-бей крепко
бой и будешь наблюдать за представлением. изругал свою жену.
Так и сделали. Маленький пехлеванв, как горошина, — Но, господин моих мыслей,— не унималась та,—
скатился через трубу вниз и очутился у самой по­ посмотри, ведь это же под тобой куча!
стели Сары-бея.
— Как подо мной!— рассвирепел окончательно бей.—
Богач спал крепким сном под своим пуховым оде­ Ты разве ослепла, дочь шайтана, что не отличишь
ялом. Спиной к его спине спала под тем же одеялом моего зада от своего!
его толстая жена. И началась драка. Оплеухи посыпались так, что
Кичкенэ-оглан кивнул Аждаге и тот спустил ему брызги нечистот разлетались по всей комнате. Нако­
Эчек. Ловкий паренек приподнял одеяло и вывалил нец проснулся старший сын. Услышав крики и не по­
все вонючее содержимое кишки на постель, под спины нимая, в чем дело, он бросился зажигать огонь. В это
спящих как раз там, где ему и полагалось быть. По­ время ведро опрокинулось и облило его с ног до голо­
сле этого он вставил дудку в эчек самого крепко вы. Смертельно испуганный, он закричал благим матом
спавшего Сары-бея и снова накрыл его одеялом. А и разбудил второго брата. Тот вскочил ошарашенный
ведра, спущенные с чердака Аждагой, он налил водой и так кинулся к постели огца, что второе ведро, пе­
и привязал к спинам спящих сарыбеевых сыновей. релетело через его голову, грохнулось на Сары-бея
Закончив дело, он спрятался за сундук и принялся и окатило супружескую чету целым ливнем воды.
пищать тонким-претонким голоском. — Тьфу ты, проклятый шайтан,— завопил бей.—
Первой проснулась жена Сары-бея. Протянув руку Он опять орудует в моем доме. Мало еще ему быка.
вниз, чтобы почесаться, она погрузила ее в нечистоты Совсем хочет опутать меня.
и вскрикнула: И вскочив с кровати, Сары-бей кинулся к очагу,
— Ах ты старый поскудник, что же это ты наде­ чтобы раздуть огопь. Но только начал он дуть на
лал! Ты же загадил всю постель! угли, как дудка от напряжения заиграла и начала
И, разбудив мужа, она укоризненно показала ему исполнять разные мелодии.
на огромную кучу. —■ Ля иллях, иль алла!— заорал бей, чуть не поте­
— Да ты с ума сошла, что ли?-г-обиделся муж,—, ряв о * ужаса рассудка.— Джемаат, джемаат, спасите!
И стуча зубами, мокрый, как Курица, он начал о т ­
плясывать такой дикий танец, от которого пришло
в ужас все его семейство.
А в это время из-за сундука раздался тоненький,
но пронзительный смех:
— Хи, хи, хи,— надрывался Кичкенэ.
— Ха, ха, ха, ха,— ревело басом с чердака, где си­
дел Аждага.
А дудка играла всякие напевы, которые походили на
духовные стихи и еще больше увеличивали суматоху.
На этот шум сбежались сначала соседи, а потом
и вся деревня. Это было такое интересное представ­ СКАЗ КА
ление, что все наблюдали, боясь проронить слово. О БЕДНОМ ДРОВОСЕКЕ И ЧУДЕСНОМ
Стараясь спастись от позора, бей спрягался в убор ­ ТАЛИСМАНЕ
ной, но музыка дудки доносилась и оттуда. Ребятишки,
АВНЫМ-ДАВНО, было ли то в самом
сбежавшиеся на зрелище, услышав эту музыку, ре­
деле или не было, *жила бедная ста­
шили, что в доме Сары-бея свадьба, и во все горло
стали кричать: рушка. И был у этой старушки един­
ственный сын, которого звали Асаном.
— Свадьба! свадьба! У Сары-бея свадьба! Сюда,
сюда, на свадьбу! Занимался Асан тем, что рубил в лесу
дрова длявсей деревни и тем добывал пропитание
Тем временем Кичкенэ-оглан отворил хлев, вывел
всю скотину богача на двор и погнал ее на общ ест­ себе исвоей матери. И жили так в бедности мать
венное пастбище. и сын, и не было у них другого имущества, кроме
Аждага так надрывался от смеха, что лопнул и из­ старенькой сакли на опушке леса.
дох, а Сары-бей, вместе со всем своим семейством, в ту Вот однажды возвращался Асан из лесу домой и
же ночь покинул деревню, чтобы скрыться от позора. пришлось ему забраться в такую чащу, в которой
1ак маленький пехлеван, сын бедного лудильщика, он никогда еще не был.
спас деревню сразу от двух врагов: от кровожадного Долго ли, коротко ли карабкался он по косогорам
чудовища—Аждаги и от ненасытного богача Сары-бея. и оврагам, как вдруг услышал неподалеку от себя^
в зарослях какой-то свист й тяжелое топанье. По­ Ьорьёу с этим злодеем, и многие погибли под ei'ö
любопытствовал он узнать, что там происходит, и под­ смертоносными кольцами. Три дня и три ночи еди­
крался незаметно к тому месту. ноборствовала я с чудовищем и иссякали уже у меня
Каково же было его удивление, когда он увидел силы. Если бы не вызволил ты меня из беды, по­
такое странное зрелище! гибла бы я страшной смертью. О, добрый юноша! Не
Огромное чудовище в образе страшного быка, из­ отпущу я тебя без награды за твою милость ко мне.
рыгая дым и пламя и ударяя хвостом по деревьям, Знай, что я единственная дочь царя дивов2, и не
боролось со змеей необыкновенного вида. Тело змеи пожалеет отец за мое спасение никаких сокровищ.
блистало на солнце^ как ятаган Азраила1, переливаясь Проси, что хочешь, и не получишь ты ни в чем
всеми цветами радуги, а голова была украшена бе­ моего отказа!
лоснежной чалмой с большим бриллиантом посредине. Удивился дровосек этим словам и ответил змее-
Повидимому, змея потерпела поражение в этой схватке, царевне:
потому что бык прижал ее рогами к земле и норовил — Ничего не хочу я брать у тебя, дочь царя
раздавить копытом ее извивающееся тело. Вся трава дивов, отпусти меня с миром, ибо спешу я к своей
вокруг была сожжена огнем, выходившим из ноздрей старушке-матери!
чудовища. — Нет, не оставлю я тебя так,— возразила змея,—
«Не уйти змее живой из-под копыт этого шай­ следуй за мной, спаситель мой, я поведу тебя в сераль
тана»,— подумал Дсаи и захотелось ему помочь попав­ моего повелителя-отца.
шей в беду твари. Выхватив из-за пояса свой то­ Заинтересовался Асан словами змеи и, подчинив­
пор и выскочив из засады, он со всего размаха нанес шись ее желаниям, последовал за ной. Так двинулись
удар между рогов быка-чудовища. Велика была сила они неведомыми тропами, по оврагам и пещерам
дровосека, и повалился бык на землю, как срубленное в подземное царство дивов.
дерево. — Слушай же мой совет,— сказала по дороге чудес­
Вытер Асан топор о шкуру быка и готовился уже ная змея.— Пусть не страшит тебя, доблестного пе-
двинуться в дальнейший путь, но тут подползла к хлевана 8, грозный вид моего родителя. Чтобы попасть
нему спасенная змея и заговорила человеческим г о ­ в его царство, нам придется сначала пройти чрез
лосом. утробу моей матери, а затем чрез брюхо моего отца.
— О, сын адамова племени! Как благодарить мне Страшный мрак окутает нас по этой дороге и невы­
тебя за свое избавление! Сорок лет ведет наш род носим будет этот путь для слабого сердца. Но это

/
бдйнсТвённыЙ путь в наше царство, й должен ты на­ II взглянул на Асана страшный змей с ласкою и
браться смелости. Зато встретит тебя царь-змей с по­ благодарностью:
четом и милостями и наградит тебя за доблестный — Проси, чего хочешь,— прошипел он,— ни в чем
подвиг. Будет он одаривать тебя драгоценностями— не будет тебе отказа. Видишь ты эти алмазы— бери,
откажись от них, будет давать чудесное зеркало—от­ сколько хочешь, видишь сапфиры и топазы— насыпай
вергни его; захочет вознаградить волшебным мечом— их в карманы, сколько поместится!
отвернись от меча. Но попроси ты себе в награду Не нужны мне алмазы и сапфиры,— сказал Асан,—
чудодейственный камень, который лежит у него под дай мне талисман, который ты держишь у себя под
языком. И принесет тебе этот талисман счастье и языком!
все блага мира, каких только ты пожелаешь в О, доблестный сын Адама!— воскликнул змей,—
своей жизни. ты достоин великих наград, но зачем ты просишь
— А не убьет ли меня твой родитель, когда уви­ у меня невозможного? Слушай, добрый мой гость,
дит мою дерзость?— усумнился Асан. есть у меня чудесное зеркало, возьми его, оно охра­
— Делай так, как я сказала тебе!— повторила змея. нит тебя от многих невзгод!
Так добрались путники до огромного провала в — Не хочу,— сказал Асан.
горе. У самой пещеры, закрывая в нее вход, лежало — Но ведь подъязычный камейь дороже мне всего
два чудовищных тела, переливаясь на солнце твердой, на свете,— взмолился змей.
как алмаз, чешуей. И вошли путники в пасть первого — Отец мой,— вмешалась Дива,— если не отдашь
тела, и содрогнулось от ужаса сердце дровосека. И ты этого талисмана моему избавителю, то уйду я с
вошли потом они в утробу второго тела, и остано­ ним от тебя навеки!
вилась, заледенев, кровь Асана. Но не выдал он сво­ Тяжело было расставаться гордому змею со своим
его испуга и уверенно шел за своим проводником. камнем, но разлука с дочерью была еще страшнее.
Вышел Асан из утробы змея-царя и предстал пред И отдал он дровосеку чудесный талисман, который
его страшные очи вместе с своей спутницей. J жасен держал он у себя под языком.
был вид царя дивов и блистали, как две луны, два его Поблагодарил Асан царя дивов и вышел через его
глаза, налившиеся кровью. Но рассказала спутница чрево из его царства. А Дива-змея, проводив юношу
Асана о своем спасении и указала на дровосека: до дороги, сказала ему на прощанье такие слова:
— Вот пред тобой, царственный мой родитель, О, добродетельный мой спаситель! Когда настиг­
доблестный пехлеван, спасший меня от гибели! нет тебя рок своими карами, положи под язык свой
Э тот камень. И явятся к тебе в тот же миг сорок
джигитов-богатырей и помогут выбраться с честью
из затруднения. Но береги талисман, как зеницу
ока, и храни его, как хранишь свое сердце!
Поблагодарил Асан Диву, простился с ней и пошел
своей дорогой к_сакле старушки-матери.
Долго ли, коротко ли шел он так, только прого­
лодался к вечеру и пояселал проверить силу талис­
мана. Положил он его под язык, и в ту яге минуту
предстали перед ним сорок чудо-богатырей.
— Мы ждем твоих приказаний, о повелитель,— про­
говорили они.
— Я хочу есть,— сказал дровосек,— подайте мне
пообедать.
— Слушаем, эффенди,—сказали богатыри.
И не успел Асан мигнуть глазом, как появилась
перед ним скатерть, а на ска!ерти сорок блюд с
разными яствами. Слаще меда, ароматнее мускуса
были эти кушанья. С жадностью набросился дровосек
на еду, а слуги-богатыри стояли возле, скрестив на
груди руки и ожидая дальнейших приказаний своего
повелителя.
— Благословенна судьба, я уже сыт,— сказал об­
ладатель талисмана, наевшись.
Тотчас же после этих слов скатерть с пустыми
блюдами исчезла, а с ней исчезли и сорок джигитов.
— Значит Дива сказала правду,— воскликну Асан,
не переставая удивляться,— однако, пора продолжать
путь.
И еще раз возблагодарив судьбу, дровосек двинулся падишах чуть не лишил меня этой седой головы. Стра­
по дороге. Вскоре он добрался домой и радостный шен был гнев его, и еле-еле унесла я свои пятки от
вошел в саклю. В сакле он нашел свою мать сидя­ его ярости.
щей у окна и горько плачущей. — Не ворю я твоим словам,— возразил Асан,— Я
— Не плачь, родительница,—воскликнул Асан.— видел, что ты не дошла до дворца падишаха. Иди же
Твой сын никогда еще не попадал впросак, а теперь и принеси мне его ответ!
и подавно не попадет. О мать, вскормившая меня из Тщетно умоляла старушка пощадить их жизни,
сосцов своих, слушай, что скажу я тебе. Иди сегодня непреклонен был Асан. Пришлось ей исполнить его
во дворец нашего падишаха и сосватай мне падишах­ волю.
скую дочь. У самого дворца встретила старушку дворцовая
— Сын мой,— воскликнула в ужасе • старуха.— стража и преградила ей путь своими ятаганами4.
Опомнись! Проклятый шайтан помутил твой разум! — Именем аллаха, пропустите меня к падишаху,—
Заклинаю тебя, не повторяй больше этих безумных взмолилась женщина.— Я несу повелителю очень
слов ни разу! Ты только подумай, как расправился важное известие.
бы с нами падишах, если бы услышал он о твоих Поверила стража этой хитрости и привела старушку
помыслах. Молчи же, мой сын, и возноси молитву пред очи властителя.
аллаху. II да хранит он тебя от наваждений окаян­ — О царь царей!— сказала старушка, представ
ного иблиса! перед падишахом.— Да не обрушится гнев твой на
— Нет, дорогая матушка,—возразил Асан,—аллах мои седины, никак не могла образумить я сына.
не отнял разума у твоего сына. II я не попусту г о ­ Вздумалось парню сделаться твоим зятем. Смилуйся
ворю тебе. Иди же и проси для меия руку дочери надо мной, шах-ин-шах, но возжелал он взять в жены
падишаха. царственную твою дочку!
Снова принялась старуха увещевать сына, и еще Рассвирепел падишах, глядя на такую невиданную
больше настаивал Асан. Нечего было делать, собра­ дерзость, и захотелось ому поиздеваться над дерзким
лась бедная женщина и, обливаясь слезами, напра­ дровосеком.
вилась к падишаху сватать для сына его дочь. Но — Ладно,— сказал он усмехаясь,— ладно, седовласая
так велик был ее страх за судьбу свою и сыновью, сваха, так и быть, пусть берет твой сын мою дочь,
что не дошла она до дворца и вернулась обратно. я согласен стать его тестем. Но обязан он выполнить
— О, месяц моей жизни,— сказала она Асану,— мое условие: пусть выстроит он из камня зюберджета 5
дворец, который был бы вдвое больше моего дворца.
И пусть соединит он оба эти дворца мостом из чи­
стого золота. И войдет по тому мосту, не ступая на
землю, дочь моя в покои твоего сына. И станет он
ее мужем и моим зятем. Даю я сроку на это дело
ровно сорок дней и сорок ночей. Но передай жениху,
что если не будет к сорок первому дню готово то,
о чем говорю я, не миновать тогда его голове с е ­
киры моего джеляда 6.
В отчаяньи возвращалась несчастная женщина в
свою саклю. «Придется нам погибнуть обоим,— ду­
мала она.— Придется нам подставить наши неразумные
головы под топор палача». Рассказала она сыну об
условии надишаха и залилась еще больше горькими
слезами. А Асан, хитро улыбнувшись, воскликнул:
— Вот когда повернет к нам судьба свое милости­
вое лицо!
Быстро пролетали дни за днями, как стан журав­
лей по чистому небу, но не торопился Асан присту­
пать к работе и спокойно ожидал окончания срока.
В ужас приходила мать, и спал безмятежно по ночам
отважный дровосек.
Наступила тридцать девятая ночь и наступило со­
роковое утро. И прошел весь сороковой день. К ве­
черу вышел Асан из сакли и положил под язык свой
чудодейственный талисман.
В тот же миг предстало перед ним сорок чудо-
богатырей.
— Буюрун эффендим! (чего изволите!)—промолвили
они, склонив головы.— Мы ждем твоих приказаний, дворцом другой дворец и несравнима ни с чем его
повелитель. ослепительная красота.
— Пока я закрою глаза и вновь открою их,— ск а­ Соскочил падпшах с подушек, подбежал к окну и
зал Асан,— выстройте мне, о джигиты, дворец из з ю - увидел волшебное зрелище. Прямо перед глазами
берджета. И пусть окна этого дворца будут из порфира, стоял величественный дворец из зюберджета и пе­
а двери из изумруда. И пусть этот дворец будет вдвое реливались его украшення драгоценными камнями.
больше, чем дворец падишаха. Дворец же падишаха Вдвое больше был этот дворец царственных хором
поверните лицом к востоку, придвиньте на утро к падишаха и в тысячу раз превосходил их пышностью
нему мой дворец и соедините их оба мостом из чистого и красотою. И соединялись оба дворца мостом, сде­
золота! ланным из чистого золота.
— Слушаем, —проговорили аскеры и исчезли из — Кто создатель сего чуда?— воскликнул изумлен­
глаз Асана. ный падишах.— Кто смог за ночь выстроить этот
Закрыл Асан глаза и когда открыл их через ми­ Замок!
нуту, его взорам предстал необычайной красоты дво­ И вспомнил падишах, что сегодня настал день,
рец, переливавшийся огнями драгоценных камней во когда должен был джеляд казнить дерзкого дровосека.
всем своем ослепительном блеске. И сказал падишах царедворцам:
На утро проснулся падишах, и защемило у него — Немедленно приведите ко мне этого чародея и
в глазах от яркого света. Удивился падишах, ударил его хитроумную старуху!
в ладоши и спросил появившихся слуг: Царедворцы бросились выполнять волю повелителя,
— Неужели же солнце взошло с запада и слепит и через некоторое время Асан со своей матерью
меня своими лучами через окна моих покоев? предстал пред очн падишаха.
— Нет, шах-ин-шах7,— ответили слуги,— солнце Падишах усадил их около трона и сказал Асэ ну:
сегодня взошло там, где всегда, и обычный свой путь — Ты достоин руки моей старшей дочери, добле­
совершает по небосклону. Но встань, повелитель, и стный пехлеван! Хвала твоему искусству. Отныне ты
посмотри в окно. И ты увидишь чудо из чудес, ни­ будешь моим великим визирем. Сегодня же справим
когда еще не виданное ни одним человеком. За ночь с в ад ьб у и попируем на радостях!

повернулся твой дворец лицом в ту сторону, где рож­ Тотчас же начался пир. Сорок дней и сорок ночей
дается солнце. И еще большее чудо увидишь ты, когда длился он, и много съедено было барашков бесчислен­
посмотришь в окно: вырос за ночь перед твоим ными гостями. А па сорок первый день сделался
Асан мужем красавицы и первым визирем м огущ ест­ как кровь газели, камешек, который он всегда носит
венного падишаха. И стал он жить со своей матерью при себе. Раз уже так сильно желаешь ты получить
в роскоши и довольстве. эти ожерелья, то отдай мне за них этот красный ка­
Но недолго продолжались эти радости. Вскоре на­ мень». И как только получишь ты из рук ее этот
чала визирей и царедворцев мучить зависть, и досадно чудесный талисман, немедленно песи его мне!
им стало, что бедный дровосек, никогда не видевший Не согласился торгаш выполнить такое поручение
ничего, кроме кукурузных лепешек, питается со стола за один кисет золота, и дал ему хранитель печати
падишаха и носит драгоценные одежды. Особенно бес-*, (так велика была злоба его на дровосека) десять
новался визирь—хранитель печати и начал он строить кисетов с червонцами.
свои козни и подговаривать остальных против удач­ Получив свою мзду, торгаш забрал побрякушки,
ливого дровосека. И решили злые визири и ковар­ нарядился индийским купцом и пропик под окна опо­
ные царедворцы погубить Асапа и лишить его всех чивальни царевны. Увидела царевна браслеты и кольца,
благостей и всего почета. Подкупили они невольницу ожерелья и запястья, и возгорелось у нее желание
царевны и выведали у нее о чудеспом талисмане приобрести все это.
Асана. Позвал тогда к себе хранитель печати одного — Сколько просишь ты за эти вещи?— спросила
пройдоху-торговца и сказал ему: она у торговца.
— Вот тебе, ага, кисет золота, выполни мне одно Хитрый торгаш покачал головой, и, вздохнув,ответил:
поручение. Возьми вот эти украшения и побрякушки, — О, царевна, прекраснейшая из земных существ!
на которые падка дочь падишаха, и проникни под Как жаль мне, что не могу я обрадовать тебя и про­
ее окно, зазови царевну выглянуть вниз и покажи ей дать эти украшения. Как бы пристали к твоим бело­
лицом весь товар. А когда пожелает она купить эти снежным рукам эти браслеты, и как бы красива была
вещи^ты ответь ей, что получил украшения в дар от твоя лебединая шея с этими ожерельями. Но видит
соседнего шаха и что аллах не велит продавать да­ аллах, не могу их продать я ни за какие деньги!
реное. Но она будет все же просить тебя, чтобы усту­ — Почему же не можешь?— поинтересовалась дочь
пил ты ей и продал товар. II скажи ты ей тогда так: падишаха.
«Если уж понравились тебе, царевна, эти драгоцен­ — Увы, звезда моей ночи, эти прекрасные вещи
ные украшения, то согласен я обменить их на другую получил я в дар от индийского шаха за услугу, ко­
драгоценность, любимую тобою. Слышал, я, что у торую оказал я ему однажды. А ты знаешь, что про­
твоего мужа, доблестного пехлевана, есть красный, рок не велит продавать подаренное.
— Не обменяешь ли ты тогда, о, чужеземец, эт и усилия, нё MOt^ri они определить болезнь, не уМели
вещи на такую же подаренную вещь. Уступи моим найти средств от недуга.
просьбам, добрый купец, и да простит тебе пророк — Видела я во сне,— сказала царевна мужу,—что
все твои прегрешения, которые ты когда-нибудь есть только одно средство, которое может умерить
сделал! мои страдания. Приснилось мне, будто хранишь
Хитрый торгаш вздохнул, покачал головой и ск а­ ты у себя красный камешек. Он-то и сможет ото­
зал: гнать от меня болезнь. Дай мне этот камешек и
— Ну, видно, сам аллах велит мне отдать тебе эти ты увидишь, как отлетят от меня бессонница и
вещи, прекрасная царевна. Я готов усладить твое немощь!
сердце радостью. Да минует старость того, кто будет Не выдержало тут сердце доброго Асана, вынул
носить эти браслеты. Пусть вечно будет молодо и он из сокровенного потайника свой талисман и про­
упруго тело, украшенное этими ожерельями. тянул его своей супруге. А та вскочила с кровати
Радостно потянулась царевна к украшениям. Но и захлопала от радости в ладоши.
остановил ее руку коварный купец. Еле-еле дождалась изменница вечера. Вышла сна
— Только должна ты дать мне в обмен одну вещь, к окну и подозвала ожидавшего там торговца. Про­
дочь падишаха. У твоего супруга хранится в п о­ тянула она ему камешек и получила, наконец, вож­
тайном месте красный камешек. Если подаришь ты деленные драгоценности.
его мне, возьми тогда все эти запястья и ожерелья. А купец спрятал на груди полученный талисман и
И согласилась царевна на это условие. Так прель­ вне себя от радости побежал домой. Хитрый торгаш,
стилась она красивыми побрякушками, что ночи не зная о свойствах волшебного камня, и не думал отда­
спала, обдумывая, какою бы хитростью выманить у вать его хранителю печати. В ту же ночь он пожелал
мужа чудодейственный камень. проверить силу талисмана и положил его под язык.
Тщетно пыталась она найги в тайниках и ларьцах И появилось перед ним сорок послушных джигитов.
мужа этот камень— скрыт был камень от взоров — Что прикажет эффенди?— поклонились купцу
царевны. И придумала лукавая дочь падишаха такую джигиты.
хитрость. Пр итворилась она больной, отказалась от — Пока я закрою глаза,— приказал тот.— перенесите
сна и пищи. Призваны были лучшие лекари и про­ дворец визиря-дровосека вместе с его женой и со
славленные целители. Долгие часы проводили они у мной за тридевять земель, а самого визиря водворите
постели коварной женщины, но напрасны были их обратно в его саклю!
И НС успел торгаш разомкнуть очей, как ef О eö* как пригожусь я тебе, когда придется тебе попасть
ленье было исполнено. в беду!
Когда на утро проснулся Асан и открыл глаза, т о Смилостивился Асан и пощадил крысу. И последо­
увидел себя в сакле своей матери в прежнем с о с т о ­ вало за ним и это спасенное животное. Пришли они
янии. На месте сказочного дворца гулял ветер, и д р о­ трое: Асан, кот и крыса, в саклю и обратились там
восека снова окружала нищета и убожество. звери к своему спасителю с такою речью:
Вспомнил Асан о том, что отдал он камень, и впал — Милосердный ага! Ты подарил нам жизнь, н мы
в отчаянье. Волосы рвал он на себе и проклинал готовы отплатить тебе всем, чего ты ни пожелаешь.
за доверие к дочери падишаха. ^ Мы знаем о несчастьи, постигшем тебя, и готовы вы­
Долго горевал он так и долго печалился над своим ручить из этого бедственного положения. Знай же, эф-
жребием. Но твердым сердцем наделила судьба Асана, фенди, что жена твоя, падишахская дочь, продала твой
и принялся он снова за свою преиснюю работу. талисман одному купцу за горсть украшений, кото­
Случилось однажды,что, идя по лесу, увидел Асан, что рыми тот соблазнил ее. И живет она теперь с этим
перебегает ему дорогу дикий кот. Замахнулся дрово­ купцом, и получает он от нее все радости. Но не го­
сек свопм топором и хотел убить этого зверя. Но не рюй, юноша, мы найдем купца и вернем тебе камень
успел он пустить топор, как кот очутился у самых в целости и сохранности. Прикажи своей верной со­
ого пог и заговорил вдруг человеческим голосом: баке служить нам в качество лошади, пусть возьмет
— Добрый дровосек, не губи меня, пощади мою она нас на спину и переплывет с нами через море
жизнь, прошу тебя. Чем угодно вознагражу я тебя за тридевять стран, куда мы укажем. И достигнем
за это. Возьми меня с собой и увидишь ты, как буду мы дворца твоего, которым обладает теперь коварный
я тебе полезен! торгаш, и выманим у него чудодейственный камень.
Подумал-подумал Асан и пощадил кота. И после­ Обрадовался Асан и сделал все так, как сказали
довало по его пятам благодарное животное. ему добрые звери. Когда наступило утро, взобрались
Прошло немного времени, встретилась Асану в звери на спину верной собаки и отправились в даль­
лесу огромная крыса. Взмахнул дровосек топором нее странствие.
и вознамерился убить крысу. Но взмолилась тут крыса Долго ли, коротко ли плыли странники, сорок дней
голосом человека: и сорок ночей плыли они. А на сорок первый день
— Добрый юноша, будь милосерден ко мне, не добрались они до дворца торговца.
губи мою жизнь. Возьми меня с собой и ты увидишь И сказали собаке кот и крыса:
— Подожди нас, äfa, у берега и будь наготове, Прошла ночь, наступило утро. Вышла аа базар
чтобы снова принять нас на свою спину. крыса и подобралась сначала к продавцу масла. Об­
Отправились кот и крыса в пышный дворец. И макнула она хвост в чан с оливковым маслом и по­
сказала крыса своему приятелю коту. бежала дальше к продавцу табака. Опустила там
— Слышала я, что любит дочь надишаха пушистых хвост в ящик с бурнотом, и налип порошок на олив­
и ласковых кошек. Потормоши лапкой дверь и п о ­ ковое масло. Вернулась крыса ко дворцу и стала
мяукай погромче. И впустит тебя царевна в свои терпеливо ожидать ночи.
покои, а я уже сама прогрызу себе норку и проникну Вечером вернулся торгаш, лег в постель к царевне
туда вслед за тобой. и положил под язык вынутый из кармана талисман.
Замяукал кот и постучал лапкой в двери опочи­ Выждала мудрая крыса, когда уснет купец, и всунула
вальни. Услышала это царевна, впустила кота в ему в нос свой хвост с крепким бурнотом.
комнату, взяла его к себе в постель и положила Ап-чхи!— чихнул изо всей силы торгаш,— Ап-
между собой и торговцем. А крыса прогрызла норку чхи! Ап-чхи!
и тоже проникла в спальню. Подобралась она к по­ И когда чихнул он так третий раз, выскочил из-
душкам и шепнула на ухо коту: иод его языка красный камешек и упал на ковер.
— Проследи-ка, приятель, куда прячет купец свой Кот, который только того и ждал, подхватил камень
талисман! и, выскочив в окно, стремглав бросился к морю. За
И высмотрел кот, как, ложась спать, вынул тор­ ним побежала и крыса.
гаш из кармана камешек и положил его в рот под Верный пес честно ждал своих всадников на бе­
самый язык. регу. Привял он их на широкую спину и поплыл
— Теперь нужно придумать средство, чтобы вы­ через море в обратный путь.
красть из-под языка этот камень,— сказала крыса. И, Долго ли, коротко ли плыли странники, только об­
немного подумав, добавила: ратилась на полпути крыса к коту и сказала:
— Вот что, дружище! Завтра утром пройду я по — Ну-ка, оглан, мы проплыли половину пути, дай-ка
базару и постараюсь достать щепотку бурнота8. Вдуну теперь мне охранять талисман!
я ему в нос этого бурнота, чихнет он, и выско'мт — Нет не дам!— воскликнул кот.— Раз я первый
у него изо рта волшебный талисман. А ты в это схватил его, значит, я и вручу его нашему благодетелю!
время схватишь его и через окно выскочишь я морю, — Но ведь я же придумала главное средство, что­
где ждет нас верная наша собака. бы выкрасть камень,— возразила крыса.
— А я, думаешь, даром мучился с этим толстым
пройдохой?
И начали спорить между собою кот п крыса. С по­
рили они и ругались все больше и больше и, сколько
ни успокаивал их верный пес, дошло, наконец, дело
до драки. Вцепились звери друг в друга, и в это са­
мое время выскочил камешек изо рта кота и неза­
метно булькнул прямо в море.
Заплакали тут все три путешественника и загоре­
вали. Стали упрекать себя кот и крыса за позорную
потерю талисмана.
Грустные вышли на берег и не весело им было
смотреть в глаза встретившего их дровосека. Призна­
лись они ему во всем и рассказали о своем несчастьи.
— Ну ничего,— ответил Асан.— Слезами горю все
равно не поможешь. Как быстро судьба одаряет че­
ловека, так же быстро и отнимает у него свои ми­
лости!
Махнул дровосек рукой и принялся за обычную
свою работу.
На следующий день пришлось ему пойти к морю,
чтобы поймать к обеду рыбы и прокормить себя и
свою старушку. Много раз забрасывал он невод, но
только не попадалось ему даже и самой малой ры­
бешки. К вечеру вытащил он опять пустой невод и
решил итти домой ни с чем. Глядь,— запуталась в
складках сети золотая рыбка.
— Хватит хоть на похлебку,— подумал Асан и взял
Эту рыбу в руки.
Но заговорила рыба человеческим голосом и при­ появился снова роскошный замок во всем своем осле­
нялась умолять дровосека: пительном величии.
— Не губи меня, добрый человек. Даруй мне жизнь Проснулся утром падишах и увидел снова чудо:
и отплачу я за это самым драгоценным, что есть на попрежнему стоял дивный дворец перед окнами его
дне моря. Я дочь падишаха всех морских рыб, и мне покоев, попрежнему соединял оба дворца мост из чи­
известно, что твой чудесный камень упал к нам в стого золота.
подводное царство. Если ты обещаешь отпустить И явился к падишаху Асан и сказал ему:
меня, я тотчас же прикажу, чтобы разыскали мне — Ну-ка, царь, погляди в окно этого дворца.
Этот талисман. Посмотрел падишах в окно и увидел в спальне
— Хорош о,— сказал Асан,— я жду твоей награды! , старшую свою дочь, лежащую в объятиях торговца.
И не успел дровосек сомкнуть и разомкнуть глаз, Пришел падишах в ярость и велел привести к себе
как по велению чудесной рыбы явился посланец ерш обоих нечестивцев.
и выплюнул к ногам Юноши красный камешек. И признался ему торговец в своем коварстве и
Не было пределов радости Асана, когда увидел он поведала дочь о своем предательстве.
возвращенное сокровище. Схватил он талисман, о т ­ Призвал падишах джеляда и приказал ему отрубить
пустил рыбу и побежал домой к старушке матери. нечестивцам головы. И приказал падишах бросить
Показал он матери камень и сказал: в темницу завистливых визирей. А Асана произвел
— Вот дар, полученный мною от многих животных, опять в главные визири и отдал ему в жены младшую
к которым был я милосерден и благостен. Спас я свою дочь.
змею— и подарила она мне этот талисман. Пощадил Сорок дней и сорок ночей продоля£ался свадебный
кота и крысу— и отняли они его от дерзкого похити­ пир, и неисчислимы были яства, подаваемые к рос­
теля. Отпустил я живую золотую рыбку— и достала кошному столу.
она камень со дна моря.
Сказал это Асан и положил камень под язык. И,
повинуясь его желанию, предстало опять перед ним
сорок чудо-богатырей.
— Верните мой дворец на прежнее место!—сказал
Асан.
И не успел он закрыть и открыть глаза, как
190
А Х Т О Т А Й КУРТБЕДДИН
д. Симеиз

Много работы прошло за восемьдесят семь лет жизни че­


рез морщ инистые руки старой А х тота й . М ного невзгод
видели за восем ьдесят семь лет эти, уж е теряющ ие зоркость
глаза. Но не выветрили годы из памяти А х тотай тех при­
чудливых легких сказок, к отор ы е еще рассказывала ей мать
в самом раннем д етстве.
Тихим старческим голосом, ч у ть -ч у ть покачиваясь в его
так т, умеет А х т о т а й так рассказать сказку, что долго еще
потом думаешь об ее герое. В старой деревне Симеиз нет
лучш ей сказочницы, чем А х то та й Куртбеддин, оттого так
лю бит послуш ать ее симеизская колхозная молодежь.
Родилась т. К уртбеддин в 1848 году в топ же деревне, в ко­
тор ой и прожила все 87 лет до нынешнего дня. Неграмотна.
Чдед колхоза имени Калинина.
СКАЗКА О ХАДЖИ ТИЛЬКИ И ПРАВОВЕРНЫХ
ПИЛИГРИМАХ

ДНАЖДЫ петух, курица, индюк, гусь


и утка порешили пойти в Мекку на
поклонение святым местам. Вот дви­
нулись они в путь, а дорога была не
близкая. Шли они, шли—сорок дней
и сорок ночей шли, а на сорок первый день встре­
тился им на дороге в лесу Тильки (лис), который
так же, как и они, был облечен в одежду хаджи1.
Тильки ласково поклонился паломникам и привет­
ствовал их:
— Селям алейкум, хаджи агалар!2 В какие края на­
правил аллах ваши благоверные стопы?
— Алейкум селям, ага,— ответили пилигримы.— Дер­
жим мы путь, коли на то будет воля аллаха, в Мекку
на поклонение бороде пророка, По твоему облачению
видим мы, что и ты тоже решил замаливать свой грехй ^акое добродетельное предложение,— добавил йнДюй,
у священного камня Каабы. утомившийся больше всех.— Да будет благословен
— Совершенно верно, дорогие друзья,— ответил час, когда мы встретили тебя!
хитрый лис,— вы угадали мое намерение. Я так же, А утка подняла глаза к небу и воздала про себя
как и вы, направляюсь в Мекку и принял бы за ве­ восхваление аллаху.
ликую честь, если бы вы сочли меня достойным себе Bçh процессйя тотчас же направилась в сераль ла­
спутником и позволили присоединиться к вашему скового хозяина. Но петух, который всегда во всем
благочестивому обществу. сомневался, почуял в приглашении что-то неладное,
— Отчего же,— сказал гусь,— мы с радостью при­ остановился у самой воры и заявил:
мем тебя в свою компанию, кого же и принимать нам — О, святой хаДжи! Нет предела твоей добродетели
в товарищи, если не тебя— святого хаджи, богоугод­ и благочестию! Пусть имя твое будет восхваляться
ного пилигрима? каждым правоверным и дела твои, записанные в книгу
Обрадованный лис тотчас же присоединился к пу­ пророка, станут примером для всех ищущих святой
тешественникам и начал обдумывать, какою бы хит­ жизни. Но позволь мне, прежде чем осчастливить
ростью заманить их в свою нору. Вскоре богомольцы себя посещением твоей благословенной обители, не­
поравнялись с ого жилищем, и Тильки обратился к много побыть здесь на воздухе, чтобы подготовить
ним с почтительной речью: себя к столь высокой чести.
— О, друзья мои, благословенные Мухаммедом. С этими словами петух поднялся на самую высо­
Идете вы из далеких стран и, как я вижу, сильно кую ветку соседнего дерева и стал следить за тем, что
утомились. Не откажите, прошу вас, принять мое будет дальше. А лукавый хаджи Тильки, впустив пили­
гостеприимство, да наградит вас за это великий ал­ гримов в комнату, закрыл за ними двери и незаметно
лах. Войдите в мой сераль и отдохните, как следует. запер их на замок. Потом он обратился к гостям и
А завтра подкрепимся, помолимся всем джемаатом3 сказал:
богу и с новыми силами двинемся в дальнейший путь. — А ну-ка, дорогие гости, предъявите документы,
— Велик аллах, пославший нам тебя в счастливый подтверждающие ваше происхождение и род занятия.
час, добрый хаджи!— воскликнула курица.— С радостью Удивленные паломники в один голос заявили, что
примем мы приглашение и воспользуемся твоим госте­ документов они с собой не взяли, так как считали,
приимством. что чалма на голове является самым лучшим дока­
— Как видно, сам пророк посоветовал тебе сделать зательством их благочестввых намерений.
— Так, значит, вы не знаете’ законов султана!— — О, святой хаджп,— ответил На это петух.— Мне
воскликнул лис.— Ведь мы находимся в его владениях, кажется, что спутники мои уже покинули твой сераль.
а всякий, вступающий в эту страну, обязан предъ­ А ты разве не знаешь, что согласно воле пророка из
явить доказательство своей благонадежности. Так как двух человек составить джемаат нельзя. Аллах все
документов у вас нет и вас все равно повесят, то не равно не примет такой молитвы. Впрочем утешься.
лучше ли будет, о, правоверные, если я вас, да про­ Вон там, я вижу, приближается к нам охотник с двумя
длит аллах ваши дни, съем и, тем самым, спасу от собаками. Сейчас они будут здесь, впятером мы со­
неугодной богу смерти. ставим законный джемаат и сообща воздадим утрен­
Так как двери были заперты и гостям все равно нюю хвалу пророку.
деваться было некуда, то пришлось согласиться с — Хорош о,— сказал лис, — только подожди меня ми­
убедительными доводами хозяина. И добрый Тильки, нутку. Я вспомнил сейчас, что еще не подготовил
вняв желаниям пилигримов, отправил их души на­ абдест (омовение). Я в одно мгновение сбегаю, чтобы
встречу святому фернште4. сделать необходимые приготовления и немедленно же
Когда же и от ипдюка остался только хвост да ко­ вернусь сюда.
сточки, наступил рассвет и подошел час утренней И, не дожидаясь ответа петуха, добродетельный
молитвы. хаджи с такой быстротой устремился в чащу леса,
Петух, который сидел всю ночь на дереве, захло­ что только его там и видели. А находчивый «мулла»,
пал крыльями и стал призывать правоверных к вос­ видя, что нельзя терять пн одиой минуты, спрыгнул
хвалению пророка. со своего минарета н пустился бежать в другую сто­
— Ля иллях иль алла, кукареку!!— закричал он во рону, воздавая аллаху единолично хвалу за свое спа­
все горло.— Нет бога, кроме бога и Магомет пророк сение.
его. Кукареку, о, правоверные!!
Тильки услышал священный призыв и вышел из
сераля, чтобы приготовиться к молитве. Увидев, что
Это взывает петух, он поклонился ему и сказал:
— О, благоверный мулла, спускайтесь с минарета
и пойдемте совершим намаз вместе в моей сакле. Я
хочу, чтобы вы присоединились ко всему благочести­
вому джемаат v!
Подбежал он к этой птице, чтобы поймать и добить,
но как только схватил ее за крыло, заговорила,
вдруг диковинная птица человеческим голосом:
— Не убивай меня, добрый охотник, прошу тебя.
Я смогу еще пригодиться тебе, если ты пожалеешь
меня. Знаю я семьдесят два языка, и сможешь ты за­
работать много золота, если продашь меня падишаху.
Удивился Усеин таким словам и пощадил свою
жертву. Взял он ее в руки и отнес во дворец к са­
мому повелителю. Увидев чудесную птицу и узнав о
ее способностях, падишах немедленно заплатил охот­
СКАЗКА нику ровно столько золота, сколько весил этот ди­
ОБ УСЕИНЕ— СЫНЕ АСАНА ковинный товар. А самого Усеина, который сильно
понравился ему, оставил у себя во дворце главным
АВНЫМ-ДАВНО, так что нельзя и ска­
своим телохранителем.
зать, было ли то в самом деле пли не
Много ли или мало прошло времени после этого,
было, жил в некотором государстве
только возненавидели визири удачливого охотника и *
один человек по имени Асан, и был
порешили между собою восстановить против него
у Асана сын, которого звали Усеи-
падишаха. Вот однажды они улучили минуту и шеп­
ном. Добывал себе пищу этот Усеин только тем, что
нули падишаху такие слова:
убивал в лесу диких зверей, и был он поэтому хо­
— О, великий хан. Раз уж отвалил ты столько зо­
рошим и смелым охотником.
лота за эту птицу— потребуй, чтобы построила она
Вот взял однажды Усеин свой лук и пошел в лес'
тебе дворец из слоновой кости.
на охоту. Долго ходил он по лесу, и не встретилось
Послушал падишах визирей, и заманчивым показался
ему за целый день никакой, даже самой мелкой, дичи.
ему этот совет. И приказал он Усеину, чтобы вы­
Приуныл Усеин и хотел уже было вернуться домой,
полнила птица эту задачу.
как вдруг увидел на одном дереве какую-то невидан­
Опечалился Усеин, услышав такое невыполнимое
ную доселе им птицу. Натянул он лук и спустил
повеление, но нечего было делать, пошел он и пере­
стрелу, но не убил дичину, а только подстрелил ее.
дал своему крылатому другу слова падишаха.
— Не горюй, добрый мой повелитель,— ответила
птица.— Эт° не такая трудная задача. Знаю я
в лесу большое озеро, из которого пьет воду стадо
слонов. Потребуй у падишаха пятьсот бочек вина,
выпусти из озера воду и влей в озеро вино. Выпьют
слоны вино, опьянеют как следует, п отломим мы
тогда у них столько клыков, сколько нужно, чтобы
построить дворец.
Послушался Усеин слов птицы и сделал все так,
как она сказала. Взял он у хана пятьсот бочек впна,
отыскал в лесу озеро и заменил в нем воду сладким
и крепким напнтком. А сам притаился в зарослях и
стал ждать, когда придет стадо.
Недолго пришлось ждатьохогнпку, появились вскоре
слоны, напились они, ничего не подозревая, прият»
ной влаги и, не будучи в состоянии передвинуть
ногами, попадали опьяненпые на берегу. Вышел тут
Усеин из засады и отпилил несметное количество
драгоценных клыков. Выстроил он из этих клыков
дворец и вышел дворец этот таким прекрасным, что
съезжались полюбоваться им падишахи изо всех со ­
седних государств.
Еще более полюбил после этого падишах Усеина,
и еще больше возненавидели его визири. И сказали
они однажды падишаху:
— О, владыкя земли и морей. Ты ведь достоин взять
в жены прекраснейшую из женщин, единственную
дочь самого царя джинов >. Прикажи же твоей чу­
десной птице, чтобы достала она тебе эту красавицу.
И опять соблазнился хан советом визирей и опять
В это время подошел к сакле человек, который я
повелел Усеину выполнить это поручение. Больше оказался этим самым объедалой. Усеин поздоровался
прежнего опечалился Усеин, ибо решил он, что не­ с ним, похлопал его по плечу и сказал:
выполнима эта задача. Но нечего было делать, пошел
— Ну и молодец же ты, батыр-ага8.
он и передал своему крылатому другу слова падишаха.
— Я -то еще не молодец,— ответил объедала,— а вот
— Не горюй, добрый мой спаситель, — ответила кто настоящий молодец, так это Асан-оглу-Усеин.
птица.— Это хоть и потруднее задача, но и ее все-таки — Я н есть этот Усеин, —ответил охотник,— а иду
моишо выполнить. Потребуй у падишаха пятьсот кан­ я искать для падишаха прекрасную царевну, дочь
таров2 мяса, пятьсот кантаров пшена и пятьсот кан- царя джинов.
таров меду. По дороге к царю джинов встретится тебе - — Возьми меня с собой,— попросил объедало,—
стая коршунов,— накорми их этим мясом. Встретишь ты авось я пригожусь тебе.
дальше тысячу тысяч муравьев,— угости их этим пше­ И, получив согласие, объедало проглотил весь
ном, а когда попадется тебе рой пчел,— дай им этого испеченный хлеб и присоединился к У сеину. И по­
меду. И помогут они тебе все в трудном твоем деле. шли они по дороге дальше. Шли они, шли и встре­
Пошел Усеин к падишаху и потребовал у него тился им на пути человек, который разбивал кула­
всего, о чем говорила птица. И дал падишах пятьсот ком целую скалу, так что на целых десять верст
кантаров мяса, пятьсот кантаров пшена и пятьсот
летели осколки.
кантаров меду. Взял это все Усенн, нагрузил хамма- ' — Ну и молодец же ты, батыр-ага!— воскликнул,
лов и пошел в путь искать царство джинов.
обращаясь к нему, Усеин.
Вот шел он так по дороге в лесу и попалась ему — Я-то еще что,— ответил скалолом,— увидел бы
на поляне небольшая сакля. Заглянул туда Усеин н ты Асан-оглу-Усеина,— вот тот молодец, так молодец!
увидел пекаря, который вытаскивал из печи многое — Я и есть этот Усеин,— ответил охотник,— а идем
множество калачей. мы за дочерью царя джипов, которая понадобилась
— Кому это печешь ты так много хлеба?— спро­
падишаху.
сил он у пекаря.
— И я пойду с вами,— сказал скалолом и присое­
— Тут живет человек,— ответил пекарь,— который динился к путешественникам.
за один присест съедает столько, сколько хватило бы
И пошли они втроем путем-дорогою.
нам с тобой на целый месяц. Вот я и готовлю ему
Шли они, шли и встретилась им на пути стая кор­
эту гору хлеба.
шунов. Взял и накормил Усеин этих коршунов мясом,
я съели опи мясо без остатка. Подлетел после эт ого Долго ли, коротко ли шли они так, и вот, наконец,
к Усеину старший коршун, сел ему на плечо и ска­ пришли к самому повелителю джинов. Поклонился
зал так: 3 сенн царю и обратился к нему с такой речью:
— Дам я тебе в благодарность, добрый человек, — О, великий правитель царства джипов. При­
вот это коршунье перо, и если понадобится тебе моя шли мы к тебе от повелителя правоверных, чтобы
помощь, потри ты им себе брови. II где бы пи при­ у тебя взять твою красавнцу-дочь ему в жены.
шлось мне летать в это время,— тотчас же появлюсь — Хорошо,— сказал царь джинов,— я отдам ему
я со всей моей стаей перед твоими глазами. в жены мою дочь, но выполните сначала, о, послан­
Взял Усеин это перо, поблагодарил коршуна п п о­ ники, пять задач, которые я вам задам. Если выпол­
шел со своими спутниками дальше. II встретилось им ните вы ıft,—забирайте дочь, если же не выполните,—
на дороге огромное полчище муравьев. Покормил их пеняйте на себя, прикажу я посадить вас на кол, и
своим просом Усенн и предстал перед ним муравьи­ умрете вы страшной смертью. Вот вам первая моя
ный начальник. задача: видите вы эту миску катыку— съешьте его
— Возьми ты, добрый человек, это муравышое весь сразу, не переводя дух.
крыло,— сказал он,— и когда попадешь ты в тяжелое II царь указал путешественникам на сорокаведер­
положение, потри этим крылом свои брови. II л вмиг ную бочку, доверху наполненную овечьей просто­
появлюсь перед тобой, где бы ни находился я до этого, квашей.
со своими полчищами. — Что же тут такого особенного?—удивился объе­
Взял Усеин это крыло и пошли опп дальше. Долго дала.— Да я и один съем это за один присест.
ли они так прошли, н встретился им по дороге рой И не успел царь джипов вымолвить слово, как от
пчел. Бросил Усеин этим пчелам весь мед, который катыка не осталось ни одной капли.
у него был, и подлетела к нему сама пчелиная царица. — ну, и здоров же ты,— воскликнул царь.— Так пе
— Спасибо тебе, добрый человек, за то, что напитал напасешься на тебя пропитания. Слушайте же тогда
ты нас. Возьми ты себе в награду вот это пчелиное вторую мою задачу. Вон там вндиге вы эту скалу,
крыло и потри нм свои брони, когда понадобится тебе уберите-ка ее оттуда, чтобы не осталось от нее и
мол помощь, и я прилечу к тебе в ту же минуту, где следа. А землю после нее сравняйте н засейте пше­
бы ни летала я до этого, со всем своим войском. ницей.
Взял Усенн н это крыло, поблагодарил шах-лччлу — Вот так задача!— воскликнул скалолом.— Да что
а двинулся со своими спутниками дальше. же тут такого трудного?
С этими словами он подошел к скале и так трах­
нул ее кулаком, что она разбилась на мелкие кусочки,
которые отлетели на десять верст по сторонам. По­
том он разравнял ногами всю площадь, где была скала
и засеял этот чаир 4 пшеницей.
— Да и силен же ты!— удивился падщпах.— Этак
ты все мои горы разнесешь вдребезги. Выполнили вы
легко первые мои две задачи. Но так ли легко вы­
полните третью. Мой любимый жеребец околел вчера,
принесите-ка мне к вечеру из Мекки зем-зем-сувы 6
и воскресите моего скакуна.
Призадумались посланцы, ибо трудной показалась
им эта задача. Но вспомнил Усеин о своих друзьях
коршунах, достал он коршунье перо и потер им свою
бровь. В ту же минуту потемнело солнце и, откуда
ни возьмись, налетела огромная стая коршунов. Рас­
сказал Усеин их предводителю о своем затруднении
и вызвался тот немедленно выручить парня. Унеслись
коршуны тотчас же в Мекку и к вечеру вернулись,
неся в клювах по капле чудесной воды. Усеин со ­
брал эту водт, спрыснул ею околевшего жеребца, и
поднялся скакун на глазах изумленного царя живым
и невредимым. Подивился царь джинов чародейству
пришельцев и задал им следующую задачу:
— Вот вам десять мешков пшена,— сказал он У се­
ину,— сосчитайте мне к вечеру число зерен и не оши­
битесь при этом ни на одну крупинку.
Трудной показалась богатырям эта задача, и долго
думал Усеип, как бы ее выполнить. Наконец вспомнил
он о своих друзьях муравьях, достал муравьиное выполнить трудную задачу. И запечалился Усеин в
перо п потер им свои брови. В ту же минуту появи­ ожидании смерти, а с ним затосковали и его верные
лось несметное полчище муравьев, н предстал перед друзья.
глазами Усеина их предводитель. Вдруг вспомпил Усеин о пчелином крыле, достал
— Чем могу я помочь тебе?— спросил он охотника. его и потер им свои бровн. И в ту же минуту, от­
— О, повелитель муравьиных народов, выручи меня куда ни возьмись, налетел огромный рой пчел и
пз беды,— сказал Усеин.— Царь джиноч приказал мне опустился на дерево перед Усепном. И подлетела
сосчитать все зерна в этих десяти мешках и чтобы к Усенну пчелиная царица.
выполнил я эту работу до утра, не ошибившись пи — Выручи, пчелушка, из беды,— обратился к пей
на одно зерно. Усеин.— Задал мне царь джинов задачу, н не знаю я,
— Нет ничего легче!— воскликнул муравьиный шах. как ее выполнить.
И повелел тотчас же каждому из своих подчинен­ Рассказал Усеин обо всем шах-пчеле, и сказала та
ных взять из мешка по одному зерну. Всем муравьям ему в ответ:
досталось по одной крупнике и предводитель их, зная — Я рада помочь тебе, о, благодетель-батыр, только
количество своих войск, сразу же назвал точное ко­ пе знаю я, видел ли кто-нибудь из моих подданных
личество зерен. хоть раз эту царевну.
И опять уднвплся царь джинов быстрому и точ­ Обратилась царица к своему рою и спросила пчел,
ному выполнению задачи. И задал тогда путникам Знают ли они дочь царя джинов.
пятую, самую трудную задачу- — Нет, мы ни разу не видели ее,—загудели пчелы,—
— Если вы завтра из девятисот девяносто девяти и не смогли бы узнать ее даже среди пяти девушек.
девушек, которых я вам покажу, узнаете мою дочь, — Что же нам д» лать?— опечалилась царица.
то возьмите тогда ее и везите к своему падишаху. — Есть еще у нас в улье старая пчела,— прожуж­
Если же не узнаете вы ее, то напрасно трудились жала вдруг одна пчелка.— Много видела она на своем
вы над выполнением предыдущих задач, не миновать веку, может быть знает она царевну джинов.
вам все равно страшной казни. Даю вам сроку одну — Вмиг принесиıe ее ко мне,— приказала шах-
ночь для того, чтобы придумали вы, как разрешить
пчела.
эту задачу. Пчелы сейчас же отправились к улью, а Усеин и
Долго думал Асан оглу-Усеин, и долго думали его его товарищи прииялпсь с нетерпением ждать их
товарищи, но ничего не могли придумать, чтобы возвращения.
Через полчаса вернулись крылатые слуги, неся на
своих крыльях старую-престарую пчелу.
— Знаешь ли ты, бабушка, царскую дочь, дочь по*
велителя джинов?— спросила ее шах-пчела*.
— Как не знать— прошамкала старуха.— Когда я
летала еще по цветкам, собирала мед, эта красавица
гуляла чачто по лугу и рвала себе цветы.
—-,З автРа выведет царь девятьсст девяносто девять
девушек, похожих друг на друга, как родные сестры.
Узнаешь ли ты между ними царевну и покажешь ли
Этому батырю?
— Конечно узнаю и покружусь у нее над головой,— *
ответила старая пчела.
Открылись па утро ворота дворца и предстали перед
глазами батырей девятьсот девяносто девять девушек
необычайной красоты. И были эти девушки похожи
друг на друга, как девятьсот девяносто девять капель
воды. Ни за что не смог бы отгадать Усеин,— кото­
рая из них царская дочь. Но вылетела старая пчела
и стала кружиться над одной из девушек. Асан оглу-
Усеин подошел к этой девушке и положил свой пла­
ток ей на плечо.
— Вот' твоя дочь, повелитель!— воскликнул он.
Удивился тут царь и запечалился, но отступить от
сказанных слов уже было нельзя. Победили люди-ба­
тыри царя джинов, и нужно было отдавать обещанное.
Выстроил царь золотой корабль и отпустил на нем
свою дочь с храбрыми победителями. Поплыли батыри
с девушкой к падишаху. И приплыли они на родину
я остановились у берега. Вышел из дворца падишах
со своими визирями, и пошли они посмотреть на чу­
десный корабль. Но как только приблизились они
к этому заколдованному кораблю на десят). шагов,
в ту же минуту превратились визири в собак и стали
лаять и прыгать вокруг корабля. Подошел падишах
еще на пять шагов и превратился в огромную тол­
стую свинью. И начал хрюкать и кататься но 6ı*peıy
с боку на бок. А Асан-оглу-3 сеин, отогнав собак и
жирного кабана, повел красавицу и верных друзей
во дворец и приказал слугам приготовить богатый
пир. В тот же день была сыграна свадьба 5 сенна СКАЗКА
с прекрасной деву шкой, ибо полюбили опи снльио О ТРЕХ ТАЛИСМАНАХ
друг друга.
Сорок дней и сорок ночей длился пир п неисчис­ АВНЫМ-ДАВНО,так что нельзя сказать,
лимы были яства, подаваемые к столу. было ли это в самом деле и л и не было,
жил в одной деревне бедный-пребедный
крестьянин. Было у него три сына и
убогая сакля. Бедность его была так
велика, что часто нечем было ему накормить своих
сыновей.
Однажды, когда нужда стала совсем невыносима,
решил он хоть охотой достать себе пропитание. Вы­
просил он у соседа ружье и пошел в лес в надежде
добыть хоть какую-нибудь дичь.
Долго ли коротко ходил он так, только дове­
лось ему подойти в лесной чаще к какому-то дереву
со странными, невиданными листьями. На ветке де-*
рева сидела птица, тоже небывалой породы. Недолго
думая, прицелился крестьянин, выстрелил и ранил Крестьянина. Явился хан со свитой в гости к обла­
птицу. дателю талисмана. «
Но не успел он взять ее в руки, как птица загово­ Не успел хан усесться на подушке в почетном углу
рила человеческим голосом: комнаты, как уже внесли сыновья хозяина столик,
— Не убивай меня, добрый охотник, я помогу тебе уставленный всевозможными кушаньями. Даже сам
в твоей нужде! хан редко едал такие вкусные блюда. И заподозрел
С этими словами она достала из-под крыла топкий хан, что неспроста у бедного крестьянина вмиг по­
свернутый платочек и, подавая его охотнику, сказала: являются такие богатые яства, и решил в сердце
— Если ты проголодаешься и тебе нечем будет своем как-нибудь раскрыть эту тайну.
утолить свой голод, то взмахни этим платочком и в Через некоторое время получил как-то хан извеще­
один миг стол твой покроется всякими богатыми и ние, что приближается к его столице великое посоль­
вкусными яствами. ство из Стамбула от самого падишаха правоверных.
Обрадовался бедный крестьянин такой находке, взял Послал хан гонцов в деревню за бедным крестьяни­
платок и отпустил птицу на свободу. ном с приказанием ему явиться во дворец, чтобы до­
Вернувшись домой, показал он платочек своим сы­ стойно угостить султанских послов.
новьям и испытал его волшебную силу. Взмахнул он С шумом и угрозами ворвались ханские гонцы в
платочком, и вмиг украсился стол богатыми блюдами. бедную саклю крестьянина и стали тащить его к
И зажил он со своей семьей сытой и спокойной хану.
жизнью. Как только нужно было им насытиться, взма- Испугался крестьянин и увидел, что, хочешь не хо­
* хивал он над столиком чудесным платком, и всякий чешь, а придется ему угощать ханских гостей. По­
раз таинственным образом являлись на нем всякие звал он своего старшего сына Османа, вручил ему
обильные блюда. чудесный платок, наказал крепко беречь его и велел
Много ли прошло с того времени, только попал в ехать к ханскому двору.
эту деревню сам хан со своей свитой, возвращаясь Предстал Осман перед очи хана и объявил, что готов
с охоты в горах. Сильно проголодался хан и послал он исполнить его волю. Но поставил он одно ус­
своих охотников найти в деревне дом, в котором ловие, чтобы дано ему было во дворце отдельное
можно было бы покушать. Стали расспрашивать хан­ помещение, где мог бы он готовить, не боясь быть
ские охотники по деревне, кто из крестьян лучше всего увиденным. Хан согласился на это условие и предо­
может угостить хана, и все указали на бедного ставил Осману большую комнату.
Когда осталось до прихода посольства всего-на­ о чудесном талисмане и выманить его из рук ис­
всего полчаса, пошел хан посмотреть, готов ли обед. кусного повара.
Каково же было его удивление, когда увидел он Вечером, как только молодых ввели в спальню,
пустые столы и Османа, спокойно возлежащего на невеста, как будто ничего не зная, обратилась к сво­
подушках. ему жениху с ласковым вопросом:
— Где же твои приготовления, безумец?— воскли­ — Скажи мне, о, муж, ниспосланный мне небом,
кнул хан, пораженный его беспечностью.— Да за та­ какими чарами достиг ты такой силы и власти при
кую дерзость я прикажу немедленно сбросить тебя дворе?
с башни, чтобы неповадно было другим обманывать — Вот этим платочком,— ответил, ничего не по­
повелителя! дозревая, Осман.
— Пусть не беспокоится доброе сердце хана, все С этими словами он вынул из-за пазухи свой та­
будет готово к приходу достойных гостей,— отвечал лисман и показал его невесте. Как только ханская
спокойно повар.— Введите меня в зал, где будет про­ дочь увидала платочек, она выхватила его из рук
исходить пиршество и оставьте одного. простака и ударила в ладоши.
И, войдя в пустой зал, Осман помахал платочком — Бросьте его в темннцу,— приказала она вбежав­
над каждым из расставленных здесь столов, и в шим телохранителям.
ту же минуту все онн покрылись неисчислимыми Те тотчас же схватили бедного Османа и заклю­
яствами. чили его в зиндан1. А царевна вручила волшебный
Поразился хан уменью Османа, когда вошел туда, платок своему огцу.
н понял, что владеет тот каким-то чудодейственным И остался бедный крестьянин и без платочка и без
талисманом. И решил хан во что бы то ни стало за­ старшего сына. И снова пришла к нему такая нужда,
владеть этим талисманом. что нечем было ему кормить своих двух сыновей.
В тот же день он приблизил к себе Османа, осы ­ Выпросил он однажды опять у соседа ружье и по­
пал его милостями и объявил ему: шел в лес в надежде подстрелить там какую-нибудь
— Такой великий чародей и витязь достоин быть дичь. И привелось ему на том же самом дереве уви­
супругом моей единственной дочери! деть опять птнцу, сидевшую на ветке. Выстрелил в
На другой день была отпразднована свадьба, и дочь эту птицу бедный крестьянин и р£нил ее. Упала
падишаха стала женой Османа, сына бедняка. А веро­ птица к ногам, бедняка и заговорила человеческим
ломный властитель научил свою дочь, как проведать голосом;
' Не добивай меня, добрый человек, я помогу тебе Мустафу. Вручил он ему чудодейственный кисет и
в твоей нужде. Возьми этот кисет, встряхни им, ко­ наказал беречь его крепко-накрепко.
гда тебе понадобятся деньги, и посыплется из него Привезли Мустафу к хану, и потребовал повели­
столько червонцев, сколько ты пожелаешь. тель, чтобы он приступил к постройке. Когда Му­
Обрадовался бедняк этому подарку, взял кисет и стафа спросил о деньгах на постройку, хан сердито
понес его домой. Показал он его своим сыновьям и ответил:
испытали они вместе чудесное его свойство. Взмах­ — Твой отец бедняк, а построил себе саклю без
нул кисетом отец и посыпались из него на стол денег. Построй и мне дворец без денег. А не по­
золотые монеты, строишь, сброшу я тебя с высокой башни в речку.
— Вот и будем мы теперь жить сытыми и одеты­ На завтра же достань тысячу червонцев для начала.
ми!—сказал старик сыновьям. Пришлось Мустафе согласиться строить ханский
Вскоре построил себе старик новую саклю, такую дворец на деньги из своего кисета. Но потребовал
саклю, какой не было у самых богатых ни в этой он себе отдельную комнату.
деревне, ни во всех окрестных деревнях, ни даже в На следующий день пришел к нему хан и увидел на
самом Бахчисарае. И стал жить припеваючи. столе тысячу золотых червонцев. С жадностью лю­
Много ли прошло с того времени, только проез­ бовался хан блеском денег и решил в мыслях своих,
жал однажды хан, возвращаясь с охоты снова через что есть у Мустафы какой-то таинственный талис­
Эту деревню. Очень ему понравилась новая сакля ман и что нужно им завладеть во что бы то ни
старика и снова заподозрел он здесь чародейство. стало.
Через некоторое время задумал хан строить себе И начал .Мустафа строить дворец для хана и за
новый роскошный дворец. Нехватало у него денег все немедленно .расплачивался звонким золотом. А
на э гу затею и вспомнил он о старике и о его новой хан всячески возвеличивал Мустафу, приблизил его
сакле. Послал он в деревню своих гонцов за стари­ к себе, осыпал милостями, но никак не мог разга­
ком, чтобы явился тот к нему строить новый дворец. дать, в чем заключается его талисман.
С шумом и угрозами ворвались ханские гонцы в Когда новый дворец был готов, хан объявил Му­
новую саклю крестьянина и стали тащить его к хану. стафе:
Испугался старик и увидел, что, хочешь не хочешь, — Такой великий чародей и витязь достоин стать
а придется ему строить ханский дворец. Не смог по супругом моей единственной дочери. Я дарю тебе
старости поехать сам, послал своего второго сына новый дворец и делаю тебя своим наследником.
В тот же день была отпразднована свадьба ханскоВ
дочери с крестьянским сыном Мустафой.
К ночи, когда молодых ввели в спальню, дочь хана,
уже наученная свопм отцом, обратилась к своему
жениху с ласковым хитрым вопросом:
— О, посланник неба, возлюбленный муж мой! Ка-
кие неведомые чары сделали тебя столь богатым и
знатным? Ты, вероятно, владеешь каким-нибудь сча­
стливым талисманом, о, господин моей жизни. Открой
причину счастья нашего мне, твоей рабыне!
— Вот— этот талисман,— ответил ничего не подо­
зревавший Мустафа и вынул из-за пазухи свой кисет.
Как только хитрая царевна увидела кисет, она вы­
хватила его из рук простака и ударила в ладоши.
— Бросьте его в темницу!— приказала она вбежа­
вшим телохранителям.
И попал Мустафа в мрачный зиндан под семью
замками, где сидел уже его брат Осман.
Вручила хитрая царевна чудесный кисет своему
жадному отцу, хану. А бедный старик крестьянин
остался и без платочка, и без кисета и без двух сы ­
новей. И снова вернулась к нему и к его последнему
сыну Таз-оглану бедность и нищета. И снова нечем
было им прокормиться. Так велика была нужда, что
пришлось старику снова итти на охоту. Выпросил он
опять у соседа ружье и пошел вместе с сыном Таз-
огланом в лес в надежде подстрелить какую-нибудь
дичь.
Долго ходили бедняки по темному лесу, спускались

324
в пропасти, подымались на горы, и все же не п о­
войной на своих врагов, неверных. Собрал он боль­
сылала им судьба никакой дичи. Решили уже он и
шое войско и вспомнил о старике-крестьянине. По­
вернуться домой ни с чем, как вдруг попали к тому
слал за ним гонцов в его деревню.
самому дереву, на котором старик дважды находил
С шумом и угрозами ворвались ханские гонцы в
свое счастье. Велико было их удивление и радость,
саклю крестьянина и стали тащить его к хану, чтобы
когда увидели они на дереве птицу.
итти на войну.
Недолго думая, выстрелил в нее старик, упала
— Где же мне, старику, на войну итти!— взмолился
она раненная к его ногам и стала просить по-чело­
крестьянин.—Лучше уж пусть повелитель возьмет
вечески: ^
моего сына Таз-оглана.
— Не убивай меня, добрый охотник, я тебе п о­
И пришлось Таз-оглану волей-неволей итти на войну.
могу выйти из нужды!
Принял его хан в свое войско и пошли все вместе
Отпустил ее старик, и дала она ему позолочен*
в поход.
ный лук. *
Перед первой же битвой, чтобы лучше наблюдать
— Стоит тебе только выстрелить из этого луйа,—
за Таз-огланом и его золоченым луком, поставил его
сказала птица,— и попадет твоя смертельная стрела
хан позади всех, поблизости от себя. Таз-оглан оби­
в того, кого ты задумал, где бы он ни был.
делся на такое невнимание и с укором сказал хану:
Не очень обрадовался старик такому подарку, но
— О, славный из славных царей! О, всемогущий
взял лук и пошел с сыном домой. Мпого попадалось
падишах! Я пришел помочь тебе осилить твоих не­
им по дороге всякой дичи, и настреляли они столько, другов, да будет голова моя принесена в жертву на
что еле могли донести. Хорошо наелись дома и стали
преуспеяние твоего рода. А ты ставишь меня позади
после этого часто ходить на охоту.
всех, где я и врага не могу увидеть.
Однажды приехал опять хан в эту местность на
Пришлось согласиться хану и поставил он Таз-ег-
охоту. Велел он согиауъ^всех крестьян этой деревни
лана в первых рядах. Началась битва, и стрелы Таз-
на облаву. Пришлось и старику итти со своим луком*
оглана без промаха поражали враРов, так что хан­
Заметил хан на охоте, что старик из своего лука
ское войско одержало полную победу.
попадает во всякую дичь, какую наметит, и где бы
Перед следующей битвой Таз-оглан стал просить
она ни была. Заподозрел он и здесь какое-то чаро­
предводителя войска:
действо и решил как-нибудь при случае проверить.
— Разреши сразиться с вражеским войском мне
Через некоторое время нужно было хану иттц
одному!
Предводитель привял его за безумца, но доложил
о просьбе хану. И хан попелел Таз-оглану выступить
одному на поединок с огромным войском непри­
ятелей.
Вышел Таз-оглан впереди своих воинов и стал вы­
зывать врагов на бой. Смеялись над ним и с той и
с этой стороны. Рассердился Таз-оглап и стал пускать
в врагов свои стрелы. От каждой стрелы падала ты­
сяча человек, и скоро большая часть вражеского войска
полегла на поле битвы, а остальная в страхе разбе­
жалась и была взята в плен воинами хана.
После битвы поехал предводитель к ханскому ша­
тру для доклада. Удивился хан быстрому возвраще­
нию войска и спросил своего полководца:
— Не бежали ли вы от врага, не ломались ли ваши
стрелы о храбрость его воинов?
— Нет,— ответил предводитель,— совершилось чудо,
о, великий наш властелин. Враг наш уничтожен, и
мы вернулись с поля битвы, не потеряв ни одного
воина.
И рассказал предводитель хану, как один Таз-ог­
лан разбил целую рать.
— Он волшебник и чародей!— воскликнул пади­
шах,— ведите его^ко мне.
Решил про себя хан, что нужно каким бы то ни
было способом завладеть чудодейственным луком Таз-
оглаиа.
— Ты великий богатырь и волшебник, ты достоин
быть моим счастливым зятем, мужем моей любимой

т
дочери,— так объявил хан, когдй ввели к нему Таз- Охраны и бежал в дикие горы и дремучие леса. Даже
оглана. к себе в деревню не решался он показаться.
С великой победой возвратился хан со своим вой­ Бедный старик-отец, лишившийся и волшебного
ском и с Таз огланом в свою столицу. Вместе с празд­ платка, и кисета, и лука, и всех трех своих сыно^.
нованием победы праздновалась и свадьба Таз-оглана вей, не^неренес постигших его невзгод и умер в бед­
с ханской дочерью. Но ни на минуту не расставался ности и горе. Очень горевал Таз-оглан, когда узнал
Таз-оглан со своим луком. Когда жениха и невесту об этом.
ввели вечером в их спальню, обратилась дочь хана, Много лишений и невзгод пришлось вынести Таз-
наученная отцом, к жениху с ласковыми словами: оглану в горах и лесах зимою. Наконец решил он
— Скажи, храбрый воин, каким волшебством ты испытать свое счастье там, где оно доставалось отцу.
уничтожил вражескою рать, какой талисман направ­ Разыскал он в лесу то самое место, где отец трижды
ляет твой лук, о, мой повелитель. находил на дереве птицу. Нашел и увидел, что де­
— Никакого талисмана у меня нет,— ответил сын рево стоит, несмотря на зимнее время, все зеленое,
бедняка,— просто стреляю из лука. и листья на нем какие-то страпные, и висят на вет­
— О, посланный мне небом муж-властитель, раз­ ках какие-то плоды, не то инжир, не то пе инжир,
реши своей рабыне осмотреть твой победоносный и все спелые. Влез Таз-оглан на дерево, сорвал один
лук,— настаивала царевна. плод, другой плод и поел их. Вдруг, о, ужас, почув­
— Это не женское дело,— отвечал Таз-оглан и лег ствовал он, что у пего на голове вырастают рога,
в постель, засунув лук под подушку. два больших рога, как у козла. Очень испугался
Но дала ханская дочь ему питья, в которое коварно Таз-оглан, стал мотать головой, чтобы стряхнуть
подмешала сонного зелья, и поднесла понюхать пла­ рога, коснулся при этом одним рогом листа на де­
точек с одуряющим запахом. Таз-оглап тотчас же за­ реве, и рог отвалился. Сорвал он тогда лист, потер
снул. Тогда церевна быстро вытащила из-под подушки им второй рог, и тот отвалился. Догадался тут Таз-
волшебный золоченый лук и побежала отнести его оглан, какое волшебство досталось ему в руки. Со­
к отцу-хану. брал он этого чудесного инжира целую большую
Проснулся Таз-оглан и заметил, что нет ни жены, корзину, нарвал также листьев и решил воспользо­
ни лука. Понял он тогда, что попал в ловушку и ваться этими подарками.
подвергается смертельной опасности. Достал себе Таз-оглан нищенскую стариковскую
Встал он с постели, проскользнул мимо дворцовой одежду, прилепил усы и бороду, надел мохнатую
шапку, взял корзпну с инжиром и пошел в город к
воротам дворца. Там он стал кричать:
— Продаю свежий инжир, продаю свежий инжир!
Услышала царевна, что продают свежий инжир, и
стала просить хана, отца своего, чтобы купил он ей
вкусных ягод.
— Разве может быть, чтобы в зимнее время был
свежий инжир?— удивился хан.
Но взглянул в окно и увидел, что это правда.
И купил хан всю корзину. А Таз-оглан немедленно
скрылся.
Царевна угостила хана, всех придворных и сама
съела четыре ягоды. Все съели по четыре инжира, и
вдруг выросло у всех на головах по четыре рога.
Был великий плач и стон при дворе хана. Все хо­
дили с рогами. Нельзя было никуда показаться, и
никого принимать. Призывал многих лекарей хан,
но не нашлось никого, кто бы избавил от ужасных
подарков. Объявил хан по всей стране, что тот, кто
исцелит его, царевну и придворных от их недуга,
унаследует трон падишаха и удостоится руки ца­
ревны.
Услышал этот зов Таз-оглан и явился ко двору.
Потер он листком один из рогов хана и отвалился
он тотчас же на землю. В изумление пришел хан, а
Таз-оглан ответил:
— Царь царей, я могу вас всех исцелить от этих
рогов. Но не желаю я из твоих рук твоего трона.
Выполни одно мое единственное желание.
— Каковы бы ни были твои желания, пусть все
они будут исполнены,— обещал хан.
— Отдай мне мой золоченый лук,— потребовал Таз-
оглан.
Узнал тут хан, кто стоит перед пим, и хоть при­
шел в ярость, но пришлось повиноваться. Принесли
лук и вручили его Таз-оглану.
— А теперь,— сказал Таз-оглан,— немедленно да­
вайте мне кисет и платок моих братьев. Да поторап­
ливайтесь, ибо пе миновать вам иначе послушных
стрел моего верного лука.
И направил Таз-оглан свое смертоносное оружие СКАЗКА
в хана и его царедворцев. В ужасе пали все к ногам О СОРОКА ПЛЕШИВЫХ И ОДНОМ КОСОМ
витязя, а ханская дочь побежала за талисманами.
Взял талисманы Таз-оглан и направился к тюрьме, АВНЫМ-ДАВНО, так что и сказать нель­
где сидели его братья. Натянул он тетиву, спустил зя, было ли то в самом деле или не
стрелу и упали с двери все семь замков, как спелые было, жили в одном царстве сорок
яблоки под ударом ветра. Распахпул витязь двери плешивых и один косой. И обделила
темницы и вывел из нее всех, кто томился там по судьба этих плешивых разумом, но
воле хана. Потом взял за руки братьев своих и вы­ одарила зато косого хитростью и сноровкой.
вел их на свет солнечный. И было в хозяйстве у каждого из друзей по одной
— Вот вам, братья, талисманы ваши,— сказал он.— корове. Каждый день выгоняли они своих коров на
Войдите во дворец и будьте первыми моими визирями. пастбище и оставались там па целый день. Так про­
А сам взошел на трон и стал править делами го­ должалось до тех пор, пока косой не сказал однажды
сударства. А хан, его дочь и все приближенные оста­ своим товарищам:
лись бегать при дворе, помахивая рогами и блея по- — Вот что, дорогие друзья. Каждый день выго­
бараньи. няем мы сорок одну корову и сами отправляемся
вслед за ними па пастбище. Не лучше ли будет, если
каждый из нас поочереди будет пасти все стадо?
Обдумали хорошенько плешивцы совет косого и
решили, что так и вправду будет лучше. И стали чтобы продать там ее на базаре. До города было
со следующего дня заниматься этим делом по оди­ далеко, и дошел туда косой уже к вечеру. Так как
ночке. Так прошло еще сорок дней. было поздно, направился он на поиски ночлега и
Когда наступил сорок первый день, и очередь п о­ увидел на одной улице открытые ворота. Вошел он
дошла к советчику, он заявил всем остальным: во двор, постучал в дверь сакли и попросил хозяйку,
— За то, что научил я вас уму-разуму, должны вы которая ему открыла, приютить его у себя до утра.
освободить меня от этой обязанности и выполнять — Как же быть?— ответила женщина,— мужа-то
ее вместо меня сами. Не даром же придумал я для вас моего нет дома, а неприлично женщине впускать на
такое облегчение. ночлег мужчину. Ну да на одну ночь принять можно.
Заподозрели тут плешивцы косого в лукавстве, об­ Зходи, добрый человек, будь божьим гостем, вижу я,
ругали его и исключили его корову из общего стада. *то ты парень непромах.
Ничего не оставалось тому делать, как взять свою И, мигнув косому, женщина пригласила его в саклю.
скотину и уйти от товарищей. Выбрал он себе хо­ Косой не заставил себя долго ждать, и не прошло
роший чаир, построил на нем саклю и стал ходить много времени, как он сидел уже рядом с хозяйкой,
за своей коровой самостоятельно. предвкушая все сладости рая. Но случилось так, что
Спустя немного времени плешивцы, пересчитывая только приступил он к самому главному, как раз­
как-то свое стадо, обнаружили в нем не сорок, а с о ­ дался стук в дверь. Хозяйка, стараясь скрыть посе­
рок одну корову. Проверили внимательно стадо еще тителя, сунула косого за полог на гахту и пошла
раз и видят, что сорок первая корова— та, которая отворять.
принадлежит косому. Косой увидел, как в саклю вошел еще один гость.
Рассердились плешивцы еще больше, да и прире­ Хозяйка приняла его с большим почетом, приготовила
зали эту корову. ему кофе и подала к столу чебуреки и разные сла­
Когда косой обнаружил пропажу, пустился он на дости. И увидел косой, что этот гость был не кто
поиски и к вечеру нашел свою корову в лесу заре- иной, как великий визирь самого самаркандского па­
занпой. Нечего было делать, распотрошил он тушу, дишаха.
забрал мясо, а шкуру очистил от шерсти и высу­ В самый разгар пиршества снова раздался стук
шил на солнце. в дверь. Хозяйка кинулась было к двери, но визирь
Через три дня взял он эту шкуру и понес в город, остановил ее и шепнул:
— Спрячь меня, джаным, пока что в потайнике.
Хозяйка повиновалась и впустила почетного гостя
в домашний хамам1.
После этого она направилась посмотреть, кто там
стучит.
Как только вышла она из комнаты, косой под­
нялся с своей тахты, снял с плиты сковородку с
кипящим салом и, проникнув в хамам, вылил эт о
сало на голову спрятавшегося там визиря. Бедный
визирь, не издав ни одного звука, в ту же минуту
испустил дух. А косой вернулся на свое место и как
ни в чем не бывало снова лег на тахту.
Когда хозяйка вернулась и окликнула визиря, о т ­
вета из хамама не последовало. Хозяйка еще и еще
раз позвала гостя, но так же безрезультатно. Тогда
она открыла xavıaw и с ужасом увидела, что гость
лежал там с обгорелой головой, без малейших при­
знаков жизни. Так велик был испуг бедной женщи­
ны, что повалилась она рядом с трупом великого
визиря.
Когда она пришла в себя, то увидела стоящ его
над собой косого.
— Кто убил визиря?— спросила она слабым голо­
сом.
— Это я спрыснул его сальцем со сковородки,—
ответил косой.
— Ради аллаха, убери скорей этот труп,— взмоли­
лась хозяйка.
— Ладно,— сказал косой,— я уберу его, только ты
должна уплатить мне за эту работу два кисета золота.
Хозяйка, немедля 'достала^деньги и отсыпала щихся. Увидев неизвестно откуда свалившегося мерт­
сому, сколько тот просил. Получив плату, косой в ы ­ веца и узнав в нем великого визиря, богомольцы при­
волок труп на улицу и поставил его стоймя у самых шли в ужас и прошептали один другому:
ворот, прислонив спиной к забору. — Если падишах узнает, что любимца его нашли
На рассвете вернулся муж хозяйки. Увидев издали среди нас мертвым, ой, не сдобровать тогда нам всем.
етоящего у ворот человека, он принял его за вора Да поможет нам пророк найти такого человека, ко­
и несколько раз окликнул. Так как ответа не после­ торый бы взялся убрать усопшего.
довало, хозяин бросился на него с кинжалом и рас­ — Дадите за работу два кисета золота, и я уберу
порол мертвому брюхо. Каково же было его уди­ этот труп,— предложил появившийся косой.
вление и ужас, когда, присмотревшись к убитому, Богомольцы с радостью согласились и, собрав
увидел он, что перед ним лежит великий визирь па­ депьги, вручили их ловкачу. А тот снова взвалил на
дишаха. Вбежав с саклю, хозяин бросился к жене и, плечи мертвеца и, отправившись с ним к морю, сбро­
Задыхаясь от волнения, сознался, что только-что за­ сил его, наконец, со скалы в воду. После этого, по­
колол главного приближенного самого властелина. брякивая червонцами направился он довольный во­
В ужасе умолял он жену помочь избавиться от страш­ свояси.
ного мертвеца. Дома он разложил червонцы на столе и пригласил
— У нас остановился на ночлег один божий стран- полюбоваться ими всех своих прежних товарищей—
ник.— ответила женщина.—Если мы его хорошенько сорок плешивцев. Плешивцы были поражены таким
попросим, то, может быть, он согласится убрать богатством косого и стали расспрашивать, каким об­
убитого. разом смог он его раздобыть.
Хозяин с радостью ухватился за предложение жены — Эх вы>— засмеялся хитрец,— закололи мою ско­
и вместе с ней кинулся будить гостя. тину и думаете, что сделали мне хуже. Да ведь на
— Дадите за работу два кисета золота, тогда я этом-то я и разбогател. Я порезал коровью шкуру
уберу его,— ответил проснувшись косой. на ремни, и так как ремни сейчас в большой цене,
И немедленно, получив деньги, ловкач взвалил ви­ то я продал их в городе, и вон сколько золота утор-
зиря на плечи и понес его на площадь. Дойдя до говал. Жаль только, что не сделал я ремни потонь­
места, он втащил его на минарет и с криком ааллах ше, а то и еще больше бы червонцев загреб.
экбер, аллах экбер»2 бросил его вниз. Услышали это завистливые плешивцы и так
В это самое время у минарета столла толпа моля­
satofPvioöb им тоже нажиться по случаю, что йе CMofЛй отправлением в воду, выбьете из меня грехи ударами
они утерпеть и, не допив кофе, бросились к своему этих палок.
стаду. В тот же час порезали они,всех коров, с о ­ Сорок глупцов нашли совет косого столь благора­
драли с них шкуры и наделали тонких-претонких зумным, что тотчас же отправились в лес за дубин­
ремешков. Потом нанялн хаммалов, ‘нагрузили пх ками, оставив хитреца лежать в его мешке.
Этим добром и двинулись в город на базар. В это время проходил по берегу один богатый тор­
Косе тасмасы, косе тасмасы!— кричали они во говец со своим стадом барашков, которых он по скупо­
все горло. Эй, правоверные, вот ремни продаем, сти, чтобы не нанимать человека, гнал па базар сам.
вот ремни. Покупайте, пока еще не поздно. Увидев чем-то набитый мешок и решив, что здесь
Но никто даже и не подходил к неудачливым тор­ можно хорошо поживиться, жаднюга бросился к нему.
говцам. Так протолкались они без толку на базаре А косой, услышав из мешка шаги кого-то посторон­
целый день и вернулись домой ни с чем. И решили него, принялся кричать во все горло:
рассвирепевшие плешивцы так проучить надувшего — Не хочу, не хочу! Нет, правоверные, хоть убей­
их хитреца, чтобы отправился он беспрепятственно те, не согласен!
в лоно шайтана. Подкрались они к его сакле, схва­ — Кто там орет? —обратился к мешку удивленный
тили беднягу, посадили в мешок и поволокли к морю, купец.
чтобы утопить его. __ Да вот хотят меня сделать падишахом, закри­
Когда дотащили они его до самого берега и сели чал косой, а я вовсе не хочу им быть. Вот они и за­
отдочнугь, косой, воспользовавшись этим, чтобы вязали меня в мешок и оставили т>т до тех пор,
выш рать время, обратился к ним из своего мешка пока я не соглашусь иа нх просьбы. Не хочу я, не
с такой речью: хочу, хоть голову снимите, не хочу быть падишахом.
Друзья мои! Настал час покаяться мне во всем. — Ну, и дурак же ты!— удивился купец.— Его хо­
Я очень рад, что понесу, наконец, кару за мои пре­ тят сделать властелином и богачом, а он еще арта­
грешения. Но мне жаль, что мала эта кара и не ис­ чится. Да, давай, я вместо тебя влезу в мешок. А ты
купит она всех моих злодеяний. Выслушайте же, о, останься со стадом. Только смотри, верни его мне,
Зм^дренные аллахом, последний мой вам совет. Лес когда я стану падишахом.
отсюда недалеко, сбегайте же т}да и срубите каж­ __ Ну, тог а развяжи скорей мешок и лезь в него,
дый по одной доброй палке. Вы только подумайте, пока не вернулся джемаат.
как достойно расправитесь вы со мной, если перед Косой выбрался из мешка, переоделся в одежды
243
жадного торговца, а его самого всунул на свое ме­
сто и крепко-накрепко завязал мешок веревкой. П о­
том посчитал приобретенных барашков и спокойно
погнал их к себе домой.
Через полчаса вернулись из лесу со своими пал­
ками плешивцы. Услышав из мешка завывания
купца и не подозревая о совершившейся перемене,
они спросили, чего он там еще хочет.
— Я согласен стать падишахом,— заорал пуще
прежнего купец.— 3 й» джемаат, я передумал, я со ­
гласен стать падишахом.
— Ну, на же тебе падишаха,— закричали плешив­
цы и принялись колотить палками по мешку.
Натешившись вдоволь, они подволокли его к о б ­
рыву и столкнулн вниз прямо в море.
Свершив это дело, паправились плешивцы впере­
гонку к сакле косого, чтобы поделить между собой
его червонцы. Каково же было их удивление, когда,
войдя в комнату, увидели они его снова живым и
невредимым.
— Как же ты выбрался из пучины?— спросили они,
вытаращив глаза на усмехающегося лукавца.— И от­
куда у тебя вдруг это стадо?
— Аллах велик,— ответил косой,— велики и его
благодеяния. Если бы не спешил я притти сюда
раньше вас, так я и еще больше барашков пригнал
бы домой.
— А где же ты их достал?— спросили плешивцы,
удивляясь все более и более.
— Да ведь видели же вы на море белые волны, И хитрый косой, идя навстречу желаниям плешив-
которые называются барашками. Ну так знайте же, цев, отправил их легко и безболезненно к их достой­
что морской царь не только спасает жизнь тем, к ого ным собратьям.
насильно сбрасывают в море с этой волшебной ска­ Потом выждал, когда стихли последние бульканья,
лы, но в щедро награждает их этими барашками, и вернулся домой к своему хозяйству.
превращая их в настоящих. Вот и наградил он меня
этим стадом. Когда, нырнув в воду, делал я «буль-
буль-буль»— это я пересчитывал барашков и выбирал
из них самых жирных. Видите, каких выбрал, один
лучше другого.
— Не согласишься ли ты и нас сбросить с этой
волшебной скалы,— начали упрашивать хитреца жад­
ные глупцы.—Мы тоже хотим попытать счастья у
морского царя.
— Ну, аллах с вами, так и быть,— согласился ко­
сой,—я пойду вам навстречу.
И, сказав так, он повел умирающих от нетерпе­
ния глупцов к морю. Там он выстроил их шеренгой
над самым обрывом и стал по одному сталкивать
вниз. Когда отправил он таким образом тридцать
человек, остальные десять спросили у него:
— Почему же так долго ие возвращаются они со
своими стадами?
— Потому что морской царь послал им барашков
так миого, что разбежались у них глаза и не могут
они с ними справиться. Идите-ка и вы к ним на
подмогу.
— Ну, скорей, скорей посылай и нас туда, а то нам
ничего не останется,— закричалг? плешивые мудрецы.
СКАЗКА
О МУДРОЙ ДЕВУШКЕ

АВНЫМ-ДАВНО, гак что и сказать нель­


зя, было ли то в самом деле, или не
было, жила на свете одна девушка.
Были бедны ее родители, ничего не
имели, кроме старой сакли, но зато
украшала их жизнь красота и ум их дочери. Со­
седи и соседи соседей приходили в трудную минуту
к этой девушке, чтобы найги у нее мудрый совет и
ласковое слово. II разглаживались морщины на лицах
бедняков при виде такого чудесного цветка, вырос­
шего в их маленькой деревне.
И вот дошли слухи о мудрости девушки до самого
падишаха той страны. И задумал падишах для своей
забавы испытать ее мудрость. Жадны и завистливы
были очи властелина и хоть много визирей окружало
İ» Ф V #!
его, чтобы давать советы, но стало ему завидно, ЧТÖ
какая-то дочь бедняка превзошла своим умом са м ы х
мудрых из его улемов. Вскипала в его сердце ж ел чь,
когда думал он что слава о ней затмевает славу с а ­
мого падишаха. И решил он уличить ее и о б е с ­
славить.
Призвал падишах главного своего визиря, п ер е­
оделся с ним в одежды странников и направился в
ту деревню, где жила девушка.
А была она в этот час дома одна. Даже не п о ­
стучали в дверь падишах и визирь—думали, что н е­
ожиданным появлением смутят девушку и заставят ее
сделать какую-нибудь глупость. Вошли они, оглядели
ее с лукавством и попросили, именем аллаха, воды,
чтобы утолить жажду. Но с достоинством встретила
их девушка, не смутилась ничуть и подала им, чего
они просили. Тогда они спросили, где ее мать и отец,
— Мать пошла небытие превращать в бытие,— о т ­
вечала девушка,— а отец пошел бытие превращать в
небытие.
Ни у падишаха, ни у его визиря нехватило сме­
калки, чтобы понять загадочный ответ, и не нашлись
они ничего возразить на это. Поблагодарили они за
воду и сочли за лучшее, чтобы не показаться смеш- \
ными, уйти подобру поздорову.
Прошло некоторое время, призвал падишах девушку
к себе во дворец.
— Узнаешь ли ты меня?— спросил он ее.
Но и в пышном дворце среди гордых визирей и
царедворцев не смутилась девушка и ответила п р ост о! понравился ему такой успех девушки. Й решил он,
— Отчего же не узнать, о, повелитель. Я хорош о, во что бы то ни стало, унизить девушку перед при­
помню, как вошли вы двое в безухий дом и спросили, ближенными.
где мои родители. И я ответила вам тогда, что мать — О, д(\рь моя,— сказал он,— ты воистину вопло­
моя отправилась небытие превращать в бытие, а щение красоты и мудрости. Слова в устах твоих по­
отец— бытие в небытие. добны жемчугам и изумрудам. Вот даю я тебе сорок
— А что значат эти твои слова?— спросил падишах. баранов, по истечении года возврати мне их с сорока
— Безухий дом— это значит дом без сторожа. В ягнятами, которых они родят. Если не сумеешь раз­
тот час, когда ты проник с визирем твоим в нашу решить ты эту задачу, то повелю я бросить тебя в
саклю, собаки при ней не было. Когда же я ответила, темницу, чтобы не смущала ты сердца людей ложной
что мать пошла небытие превращать в бытие, я х о ­ своей мудростью.
тела сказать этим, что она повивальная бабка и п о­ — Да исполнится твоя воля,— ответила девушка.
шла принимать младенца. А отец,— неужели же не И, поклонившись падишаху, она приняла сорок ба­
постиг ты этого своим высоким умом,— дровосек п ранов и погнала их к себе в деревню.
отправился в лес рубить деревья, живые существа В ужас пришел ее отец, когда рассказала она о
превращать в безжизненные дрова. задаче падишаха.
И удивились все присутствующие мудрости и см е­ — Но ведь бараны не могут родить ягнят!— восклик­
лости девушки. Юноши посылали ей пламенные нул он.— Разве не знаешь ты этого, дочь моя? Зачем
взгляды, а мудрецы завидовали той легкости, с какой же обрекаешь ты себя на верную гибель? Горе тебе и
говорила она смелые слова самому падишаху. Ибо всему нашему дому, ибо бросит падишах тебя в темни­
тащилась их собственная мудрость по дороге жизни, цу, и разграбят тогда наше имущество хищные кадии.
как осел, со всех сторон обвешанный мешками с тя­ — Не беспокойся, отец мой,— ответила смеясь де­
желым грузом,— то был страх перед гневом падишаха, вушка.— Зарежь' ка лучше к обеду одного^ из баранов»
жадность к золоту, ради которого зерна истины ме­ давно мы но ели плова. Да позови к обеду бедных
няли они на горы лжи и наущений. И даже старые соседей наших, пусть отведают падишахской бара­
пузатые придворные, которые дремали всегда на Ди­ нины. А ответ перед падишахом, когда придет время,
ване 1,—протирали свои заплывшие жиром глазки, буду держать я сама.
чтобы посмотреть на отважную красавицу. Так постепенно съели тридцать девять бараной
Пуще прежнего вскипела в падишахе злоба, ибо не девушка, отец ее и добрые соседи.
Прошел год. U вот однажды донесся слух ДО де­
ревни, что заболел падишах тяжкой болезнью. Тогда
сказала девушка матери, чтобы приготовила та че­
буреков из мяса последнего барана. Нажарила Mafb
чебуреков наложила полный саган 2 и дала их дочери.
Взяла их девушка и понесла в подарок падишаху.
— Привет тебе, о, всесильный шах,— сказала она,
представ пред его очн.—Слышала я, что родил ты
царственного себе наследника и лежишь после р о­
дов в недуге. Вот и пришла я поздравить тебя и под­
нести тебе в подарок этих чебуреков.
Как ужаленный вскочил падишах со своего ложа. СКАЗКА
Дерзкая девчонка! Ты с ума сошла, что ли, что О ЛИСЕ И БЕШ- САЛ КЫМ-БЕЕ
насмехаешься надо мной! Разве могут мужчины ро­
ИЛ некогда в одной стране молодой
жать детей! Из чьих дурацких уст слышала ты об
и очень бедный чабан. Ничего у него
этом? •
не было кроме сакли, да и та была
Да будет благодать аллаха над тобой, о, падишах,
ветхая и уже совсем развалилась. Ре­
но слышала я это из твоих собственных уст. Ты
шил чабан хоть немного украсить свою
разве не помнишь, что говорил о баранах? А если
сиклю н посадил у двери куст вьющегося винограда.
бараны могут рожать ягнят, то почему же падишаху
‘ Когда прошло три года, выросла на кусте большая
не родить наследника.
гроздь и стала наливаться сладким соком. Обрадовался
Побледнел от злости Грозный царь, но стыдно
чабан тому, что будет он есть свой собственный вино­
было ему признаться в том, что победила его моло­
град, изо дня в день любовался крупной гроздью и
дая девушка. Откинулся он на свои подушки и при­
ожидал с нетерпением, когда она поспеет. Каково же
творился будто не слышал ее слов. А слуги, посмеи­
было его горе, когда в одно утро вышел он к свое­
ваясь в смоляные курчавые бороды, вывели девушку
му винограду и увидел, что от долгожданных ягод не
из дворца невредимой и воздали хвалу ее смелой
осталось и следа. Кто-то успел уже насладиться ими.
мудрости.
На следующий год выросло на кусте уже две грозди,
й опять кто-то похитил ИХ, как только'; начали~онй — Хорош о, дорогой сват, я согласен отдать дочь
вызревать. Так каждый год прибавлялось на вино­ свою зй этого вельможу, но я хочу, чтобы был он
градной лозе по одной грозди и каждый год к т о-т о достоин имени храброго джигита. Скажи бею, что как
чужой лакомился ими. только он доставит мне все семь голов прожорливого
На пятый год. когда народилось на кусте пять гроз­ Аждаги, который так измучил мою страну, в тот же
дей и стали они наливаться сладостью, решил чабан день дочь моя станет его женой.
__ Воля падишаха священна,— сказал лис.— Дай нам
подстеречь вора и отвадить его так, чтобы уже не за­
хотелось ему вкусных ягод. Каждую ночь ложился он сроку три дня и ты увидишь все семь голов Аждаги
в траве за саклей и зорко караулил свое сокровище. у своих царственных ног!
Однажды лежал он так спрятавшись и увидел, что Сказав так, Тильки-ахай почтительно попрощался
к кусту тихонько подкрадывается лиса. Как только с падишахом и направился домой.
хитрый зверь встал на задние лапы и потянулся к На пути домой пришлось мудрому лису бежать по
винограду, чабан выскочил 113 засады, схватил лису лесу н напали на него охотники с собаками. Спа­
за хвост и стал ее колотить по чем попало. саясь от погони, попал Тпльки в страшную чащу и
Каково же было его удивление, когда лис загово­ увидел там в камнях пещеру. Чтобы найти себе убе­
рил человеческим голосом и стал умолять о пощаде. жище Тильки тотчас жо нырнул туда и пробрался в
— Не убивай меня, добрый чабан-ахай! 1 Пощади огромное подземелье. Но не успел он пошевельнуть
меня, прошу тебя! Я тебе отплачу за это таким до­ хвостом, как душа у него ушла в самые пятки— в
бром, о каком тебе и не снилось никогда. Проси у пещере лежало огромное чудовище ужасного вида с
меня, чего хочешь. семью головами, в пастях которых могло поместиться
Чабан перестал бить лису и сказал: по сорок барашков. Это был Аждага— страшный вла­
Ладно, Тильки-ахай2, я дарую тебе жизнь, но стелин подземного мира, гроза земных царей. Еще
только с одним условием: сосватай мне дочь нашего больше перепугался Тильки, когда увидел, что Аж­
падишаха. Не выполнишь этого— тогда не попадайся дага смотрит на него с жадностью всеми своими сви­
мне в руки: из твоей шкуры сделаю я себе куртку, репыми глазами, сверкающими огнем на семи его г о ­
а череп твой выставлю здесь у винограда, чтобы было ловах.
неповадно впредь таким ворам, как ты! — Вот и на сегодня судьба мне послала чем уто­
Немного же ты просишь у меня,— сказал лис.— лить голод,— прорычало и просвистало из семи пастей
Сделаю я то, что ты хочешь, но обещай и ты, что чудовища.
С этими словами Аждага обвил бедного лиса своим Убедившись наверняка, что чудовище издохло, Тиль­
хвостом и притянул к себе. Тильки-ахай призвал на ки-ахай тотчас же пустился в путь, чтобы рассказать
помощь всю свою хитрость и, еле переводя дух, о б ­ обо всем чабану. По дороге останавливал он кара­
ратился к чудовищу: ваны и приказывал купцам распространять молву о не­
О, грозный падишах подземелий, непобедимый исчислимых богатствах Беш-Салкым-бея. Напутство­
властитель недр! Знаешь ли ты, в какой опасности вав так многое множество купцов и прохожих, Тильки
находится сейчас твоя жизнь!? Ослабь на минуту свои предстал, наконец, перед чабаном и оповестил его:
объятия, и я расскажу тебе все. Я прибежал сюда, __ Милостивый мой благодетель! Поручение свое я
чтобы спасти тебя! выполнил. Падишах отдает свою дочь тебе в жены,
Аждага разжал свои кольца, и Тильки продолжал: но прежде ты должен принести в подарок семь го­
Твой дворец окружен сейчас несметным войском лов и шкуру подземного Аждаги!
хана, который хочет водрузить твои благочестивые __ Но ведь я не в состоянии сделать этот невероят­
юловы на шесты перед своей резиденцией, а из шкуры ный подвиг!— воскликнул чабан.
твоей собирается сделать себе палатку. Спасайся, — Не смущайся,— возразил лис,— я и для этого
Аждага, чтобы не погибнуть бесславной смертью. принял все меры. Я помогу тебе победить Аждагу,
Услышав такие слова, чудовище так испугалось, но только в том случае, если ты дашь клятву^чТо
что задрожало всем своим скользким телом и приня­ после моей смерти ты не выбросишь мое тело на
лось умолять лиса спрятать его от опасности. ТиАьки съедение шакалам.
быстро оглядел пещеру, увидел огромную печь, в ко­ __ Клянусь тебе, Тильки, бородой Мухаммеда, что
торой Аждага поджаривал свои жертвы, и шепнул когда наступит твой смертный час, я положу твое
чудовищу: тело в золотую колыбель и подвешу ее в своем се­
Скорей, скорей полезай в печку, никто не су­ рале в знак нашей дружбы и великих твоих заслуг!
меет найти тебя там! __ Ну хорошо,— сказал лис,— Hä тебе эти червонцы
Чудовище поспешило последовать совету лиса. А и найми скорей сорок верблюдов, потом захвати с
хитрый лис, как только увидел, что Аждага свернулся собой топор и пойдем в подземное царство!
кольцами в печи, быстро собрал с пола пещеры со ­ Чабан тотчас же снарядил караван, взял все необ­
лому и хворост и поджег их у самой печки. Дым по­ ходимое и последовал за Тильки в пещеру чудовища.
валил внутрь густыми клубами, п Аждага задохнулся, В обширных подземельях Аждаги нашли они огром­
не успев выползти наружу. ные сокровища. Сорок верблюдов пришлось нагрузить
драгоценностями, а взяли чабан и лис ;голько ма­
ленькую горсточку из несметных богатств.
— А не погубит ли нас проклятый Аждага?— спро­
сил чабан у Тильки.
В ответ на это лис подвел спутника к отверстию
печи, и тот увидел огромную тушу отвратительного
чудовища со страшными полуобгоревшими головами.
— Полезай, Беш-Салкым, в печку, не бойся, прокля­
тая его душа уже покинула это мерзкое тело. Руби ему
головы и снимай шкуру, да торопись, потому что
твой тесть уже 5кдет тебя. Скажешь падишаху, чго ты
и есть Беш-Салкым-бей и что это ты избавил его от
окаяп;юго чудовища.
Чабан сделал все так, как научил его хитроумный
Тильки. Иодвпг Беш-Салкым-бея так понравился па­
дишаху, что он принял его с великими почестями и
наградами. Семь голов Аждаги тотчас же были во
дружены на шесты, а из шкуры чудовища была сде­
лана палатка. Потом падишах созвал весь свой народ
и, указав на смелого джигита, объявил его своим зя­
тем и наследником. Сорок дней и сорок ночей длился
пир, и неисчислимы были милости падишаха. А бед­
ный, ннкому неизвестный чабан стал приближенным
могущественного повелителя, начальником над всеми
визирями, знаменитым беем Беш-Салкьшом.
Прошел год. Ставши знатным вельможей, забыл
Беш-Салкым обо всем том добре, которое сделал ему
Тильки-ахай, мудрый лис. И Тильки решил испытать—
выполнит ли клятву зять падишаха. Вот пробрался
он однажды в столицу, лег у самого дворца Беш- иости? Такова-то цена твоей благодарности, жирный
Салкыи-бея и притворился мертвым. Увидев издох­ вельможа! Так возвратись же, неблагодарный, к сво­
шую лису перед окнами дворца, слуги тотчас же ему прежнему состоянию!
донесли о том своему повелителю. И не успел Беш-Салкым-бей опомниться, как Тильки
— Возьмите эту гадость и выбросьте ее на свалку!— исчез, а роскошный дворец на глазах изумленного
сказал Беш-Салкым бей.
чабана превратился в ветхую саклю с полузасохшей
Прислуга так и сделала. Но хитрый лис па следу­ виноградной лозой над дверью.
ющее утро снова лег у ворот бея.
— Немедленно уберите прочь!—закричал в гневе
Беш-Салкым,— Выбросьте эту падаль шакалам, чтобы
не пачкала землю перед моими воротами.
Снова лис был выброшен в яму и снова на утро
появилйя перед дворцом, притворившись мертвым.
На этот раз Бёш-Салкым бей разгневанный выбе­
жал из дворца и сильным толчком ноги отбросил
Тильки в сторону.
— Сейчас же закопайте эту дрянь в яму!—закри­
чал он на перепуганных слуг.—Чтобы не слышал я
больше ее мерзкой вони. Иначе я вас самих велю
зарыть в землю живьем.
Но каково было удивление Беш-Салкыма, когда
после этих слов лис ожил и, поднявшись на задние
лапы, заговорил:
— Разве не узнал ты, чабан-ахай, меня, твоего
благодетеля? Разве забыл ты клятву, которую дал тому,
кто возвел тебя на такую недосягаемую высоту? Пом­
нишь ли, как обещал ты мне, Беш-Салкыч-бей, по­
ложить мепя после смерти в золотую колыбель и под­
весить ее в своем дворце в знак вечной благодар-
работает в ней по сие время заместителем председателя а
заведующим производством.
Весельчак и остряк, Соф у—страстны й и беззаветный лю­
битель сказок. Э т о —живая агитация за советский фольклор.
Служба н и ч у ть не мешает ему бы ть популярнейшим рас­
сказчиком на территории целых двух районов—Ялтинского и
К уйбы ш евского. Когда фольклорная бригада Дворца-музея
выезжала по этим районам, каждый житель любой деревни
указывал на Софу, с восторгом вспоминая его рассказы.
Любимый жанр С о ф у - э т о анекдоты о Насре'ддине я A s -
мет-акае. Здесь он — в своей стихии и мож ет буквально до
утра, ни разу не повторяясь, заставлять своих слушателей
покаты ваться о т смеха. Импровизированные выступления
Софу, благодаря ж ивости его характера и мастерскому о с ­
троум ию , собираю т вокруг него огромную толпу ч заменяют
подчас в Узенбаш е спектакли.
Оставляя анекдоты Софу для сборника о Насреддпне, мы
ограничиваемся здесь помещением одной из его сказок.
АБ11БУЛА СОФУ
дер. Бпюк-Узеибаш

Абпбула Софу родился в 1883 году в деревне Бпюк-Узен-


баш в семье плотника. После смерти отца остался ш естп -
летнпм cnpoToii. До 16 лет был чабаном—нас кулацких овец
да нянчил кулацких детей. Ш естнадцати лет мать отдала
его в У зенбаш скую медрессс. Работал днем, учился по ве­
черам. .
Демобилизовавшись после империалистической войны, стал
работать в своем хозяйстве. Б 1919 году, во второй п е­
риод советской власти в Крыму, по организации в Узенбаше
ревкома вошел в него и руководил в нем отделом народного
образования. С ноября 1920 по 1921 год—председатель ревкома.
1922— 1925 годы на различных советских должностях.
1925— 1928 гг. — председатель Узенбаш ского сельсовета
В 1929 году организовал в Узенбаше артель инвалидов и
6 уйа не одну де»уй 1 ку в столице хана. Ёще сильнёё
забилось сердце молодой ханской дочери, и она стра­
стно влюбилась в чабана. Не смыкала она глаз
ночами, дожидаясь рассвета, чтобы услышать песню
любимого и взглянуть на него.
И так прошло много дней, и не скрылась любовь
девушки от зорких глаз хитрого и злого евнуха. И
доложил евнух об этом хану:
— О, царь земли, тень аллаха на земле,— обратился
евнух, целуя полы одежды грозного властелина.—
Недостойно ведет себя твоя дочь. Она воспылала лю­
СКАЗКА бовью к простому чабану, что пасет стадо против
О ЧАБАНЕ И ХАНЕ твоего дворца и играет на свирели под окнами прин­
цессы. И каждое утро, обливаясь слезами, слушает
АВНЫМ-ДАВНО, так что и сказать твоя дочь пение и игру чабана.
нельзя, было ли то в самом деле или В ярость пришел гордый хан, услышав это. И ве­
. не было, жил в Крыму один молодой лел он схватить чабана и отрезать ему язык. Под­
чабан. Пас этот чабан свое стадо около стерегла стража на утро юношу, скрутила ему руки
самого ханского дворца и играл каж­ и отдала на страшное клеймение иалачу-джеляяду.
дое утро на своем хавале прекрасные мелодии, кото­ Но знал джеляяд о невинности чабана и не захо­
рые слагал он сам во время работы. телось ему губить парня совсем— отрезал он у него
А у хана была молодая дочь, прекрасная как луна только самый кончик языка.
на четырнадцатый депь ее света. И долетела однажды Не было пределов горю и гневу юноши, когда от*
до ее слуха песня певца-чабана. Подошла она к окну пустили его с испорченным языком, ибо не чувство­
и принялась слушать нежные мелодии хавала К Жарко вал он за собой никакой вины.
забилось сердце принцессы, полными нежности гла­ Из среды обиженных ханом отобрал он сорок джи­
зами искала она обладателя свирели. гитов и ушел с ними в горы, к дорогам, по которым
Кончилась песня и из-за куста вышел молодой ходили к .раваны хана и его царедворцев.
красавец- чабан, черные глаза и брови которого сводили Много убытков причинил чабан со с в о и м и друзьями
*ану и его купцам, забирал он дорогие товары п р о ­
Это до ушей самого чабана. Посмеялся над этим о т ­
ходящих караванов и раздавал их бедным крестья­
важный юноша и решил с еще большей ловкостью отом­
нам. Напрасно высылал хан своих воинов, чтобы унич­
стить хану.
тожить грозный отряд чабана, тщетны были все
В один прекрасный день переоделся он в стран-
меры— возвращались обратно ханские воины, разби­ ника-купца и пришел с товарами на спине ко двору
тые на голову.
хана. Случилось, что не было дома властелина и о
И дошла наконец смелость юноши до того, что на­
приходе купца сообщили его дочери. Та пригласила
чал он нападать со своим отрядом на поместья хана
купца к себе, и когда они остались вдвоем, юноша
и посылать хану поклоны вместе с отрезанными ушами сорвал с себя приклеенную бороду и предстал перед
е ю царедворцев. Собрал тогда хан большое войско
девушкой молодым красавцем джигитом, в котором
и двинулся сам войной на чабана.
она сразу узнала своего возлюбленного.
Но много было друзей-бедняков у чабана и быстро — О, бесценная звезда моей ночи!— воскликнул
они сообщили ему о грозящей опасности. Не стал юноша.— Не время нам сейчас изливаться в любви.
чабан дожидаться ханских войск и ушел со своим о т ­
Отец твой сейчас охотиться за мной, как за диким
рядом в неприступные горные ущелья. II присоеди­ зверем. Когда он вернется, скажи ему, что Алим-ба-
нялось к нему по пути все больше и больше оби­ тыр берется изловить и доставить емучабана и про­
женных и недовольных. Вырос мятежный отряд еще
сит обещанной* руки принцессы и сто кисетов зо­
больше и стал наводить страх на злых богачей и на
лота.
хищных чиновников хана.
Сказал и удалился из покоев возлюбленной.
Как ураган перелетал отважный герой-чабан со Гневный, еще больше озлобленный неудачами, вер­
своим отрядом из конца в конец и был неуловим для
нулся хан во дворец. Навстречу ему вышла дочь и
ханских войск.
сказала:
И охватил наконец хана страх и перестал он спать О, тень аллаха на земле, мой возлюбленпый
но ночам, ожидая появления грозного мстителя. отец. Твоя дочь хочет обрадовать тебя благой вестью.
II вот объявил он, что если найдется джигит, ко­ Сегодня приходил во дворец Алим-батыр и просил
торый сумеет поймать чабана-предводптеля, то отдаст передать великому хану, что он готов поймать ча-
он ему в награду собственную дочь и сделает его на­ бана-айдамаха2 и просил выполнить твое обещание.
следником своего престола.
Хан недоверчиво покачал головой, но все же по­
Глашатаи разнесли эту весть всему ханству и дошло слал царедворца за Алимом-батырем.
Тот не заставил себя долго ждать.
— Зачем ты пришел ко мне, о, джигит? -спросил
его хан.
— О, повелитель Крыма и Кавказа,— ответил ча­
бан.— Твои глашатаи объявили, что кто изловит ча-
бана-айдамаха, тому падишах обещает в жены свою
дочь и сделает его наследником престола. Подтвер­
дишь ли ты это обещание, о, повелитель земли и
моря?
Ханы крымские пе бросали своих слов на ве­
тер,— гордо ответил хан.
Огляделся по сторонам чабан и, увидев, что они
одни, спросил насмешливо:
— Не могу ли я обещанное получить сейчас же, о,
повелитель?
— Как ты смеешь смеяться над великим падиша­
хом!— закричал в ярости хан.
Но едва только поднял он руки, чтобы хлопнуть
в ладоши, как длинный кннжал чабана-мстителя навис
над его грудью.
— Не будем, о, царь царей, призывать в свидетели
никого, кроме аллаха. Видишь ли, хаканым *, как бы­
стро исполнил я твой приказ привести к тебе нена­
вистного чабапа, которого ты два года тому назад,
помнишь ли, о, падишах, за любовь твоей дочери ве­
лел искалечить. Вот он и стоит перед тобой, твой
враг и ненавистник.
И юноша, открыв рот, показал хапу свой язык.
В ужасе увидел хан, что перед ним стоит сам гроз-
ный, бесстрашный чабан-айдамах. Затряслись у н его менное распоряжение хазнедару о выдаче обещан­
поджилки, согнулась спина, опустилась низко голова,
ного.
бессвязно шевелились побледневшие губы. Ничего не И когда вернулась принцесса с кисетами золота,
оставалось от гордости и величия повелителя чело­ джигит-чабан учтиво поклонился хану и сказал:
веческих жизней. Единственным желанием его в эту — А теперь прощай, о, тень аллаха на земле, да
минуту было спасти свою жизнь. А джигит-чабан, смотри, не забывай Алима-батыря, не обижай безза­
насмешливо улыбаясь, продолжал:
щитных правомерных, иначе ты не так легко отде­
Итак я выполнил свое обещание, привел пред
лаешься от меня.
твои светлейшие очи, о, счастливый хан, живого ча- И,сказав эго, он быстро схватил красавицу на руки,
бана-айдамаха. Почему же не вижу радости на твоем и не vcne.ı хан притти в себя, как они уже мчались
лице? Дошла очередь до тебя, о, тень аллаха, выпол­ на быстром, как ветер, коне далеко за пределами
нить обещание.
дворца. Захлопал хан в ладоши, затопал в ярости
При 31 их словах он вынул готовый написанный
ногами, закричал, что было силы.
фирман 4 и положил его перед ханом.
Сбежалась стража.
— О, повелитель правоверных, я все обдумал за — За айдамахом!—зарычал хан.
тебя, тебе придется только приложить тамгу5, п о­ Вскочили его воины на коней, помчались вдогонку.
звать твою дочь и приказать хазнедару выдать мне в Но где им догнать лихого джигита на быстром как
течение десяти минут сто кисетов золотых червонцев.
ветер коне.
Ничего не оставалось хану, как выполнить точно
приказание смелого джигита.
Дрожащей рукой подписал он фирман и поставил
печать, а красавица сама вышла из соседней ком­
наты, потому что уже поджидала этих слов своего
возлюбленного.
— О, моя возлюбленная,— обратился к ней чабан,__
твой родитель, великий хан Крыма, отдает мне тебя
в жены и дарит сто кисетов золота в награду за че­
стно выполненную мною работу. Но счастье лишило
его возчожностн говорить и двигаться, вот его пись­
В ужас пришла несчастная женщина, с трепетом
стала ожидать она рокового дня.
Но не помогли угрозы падишаха, наступил день
и вышла из чрева матери девочка. Так красива
была эта девочка, что затмила она всех своих
девять сестер. Но не в радость это было бедной
матери, с минуты на минуту ожидала она гибели.
Вся в слезах обратилась она к бабке и поведала ей
свое горе.
— О, разрешившаяся от бремени,— сказала стару­
ха,— стоит ли горевать, когда аллах послал меня
СКАЗКА помочь твоей беде.
О ПЛАЧУЩЕМ ГРАНАТЕ И СМЕЮЩЕЙСЯ АЙВЕ С этими словами бабка достала воск и вылепила из
него то, что отличает мальчика от девочки. Так
АВНЫМ-ДАВНО, таи что и 'сказать искусно сделала бабка, что не отличить стало девочку
нельзя, было ли то на самом деле, или от мальчика.
не было, жил в одпой стране могущ ест­ Сильно обрадовалась бедная мать, а хитрая старуха
венный падишах. Тщетно молил он дала знать падишаху о рождении сына и встретила
аллаха даровать ему сына, тщетно раз­ его поздравлениями:
давал он зекнт 1 дервишам— не посылал ему аллах на­ — О, царь царей. Мужделер олсун. Мужделер ол-
следника. Девять раз беременела жена, и девять раз сун2. Да будут твои очи радостны. Великий аллах нис­
рождались девочки.
послал тебе долгожданного наследника.
Наконец приблизился день, когда жена должна была И, слегка приоткрыв ребенка, старуха показала его
разрешиться от бремени в десятый раз. Грозен был падишаху. Тог сейчас же пожелал взять его на руки,
падишах и сказал жене:
но бабка отстранила его:
— Внемли, о, дерзновенная. Нет у меня никого, — Аллах не велит царям брать на руки детей,
кто бы унаследовал трон мой. Если на этот раз ро­ чтобы не сглазить их.
дишь ты девочку, то пйедам я и тебя и ее позор­ В тот же день падишах устроил пир, и сорок дней
ной смерти. н сорок ночей длилось богатое угощение.
Прошли годы. Настало время сюннета *. С каждым
— О, драгоценная дочь моя. Разве забыла ты, что
днем увеличивалось волнение матери, ибо должеп был
ты не мальчик и что мы погибпем с тобой, как только
наступить час, когда узнает падишах об обмане. Вот
падишах узнает об этом.
однажды сидела она, закрыв лицо руками, и горько
Спова пошла девочка к грозному родителю и вы­
оплакивала свою участь. В это время дочь ее, к ото­
просила у него па год отсрочки.
рую назвала она Нариман, подошла к матери и спро­
сила ее о причине слез. Прошел и этот год. Застала однажды Нариман мать
свою опять плачущей. Не стала она ни о чем спра­
— О, сердце мое,— ответила мать,— как же мпе пе
шивать ее, ибо знала причину отчаянья. Обняла она
плакать. Завтра предстоит твой сюннет, и грозный
мать и стала плакать с ней вместе. И сказала ей
падишах узнает, что ты девочка. Он тотчас же ве­
лит отдать нас обеих в руки джеляяда. мать:
— О, свет очей моих, о, единственная радость мо­
— Не плачь, о, родившая меня,— ответила Нари­
его существования. Два года удавалось оттянуть нам
ман,— я завтра же пойду к повелителю и упрошу его
страшный час. Быстро протекли эти два года и не
отсрочить мой сюипст до следующего года. И ты
будешь спасена на все это время. удастся нам больше отсрочить роковой сюннет. За­
втра узнает падишах о нашем обмане и предаст нас
Когда настало утро, девочка подошла к падишаху
и, поцеловав его руку, принялась плакать. позорной казни.
— Выслушай меня, о, бесценная моя мать,— отве­
— О, радость моего престола, чем ты обижеп?—
спросил падишах. тила Нариман.— Я спасу и тебя и себя. Завтра же в
час сюннета возьму я самую быструю лошадь из па-
— Завтра предстоит мое обрезаппе,— ответила хи­
дншаховой конюшни и убегу, куда глаза глядят. И
трая девочка.— Но я ведь еще слишком мал для этого.
и Подожди, о, повелитель, еще одни год. никто не узнает о нашей хитрости.
Еще сильнее заплакала мать, но ничего ей не оста­
— Да утешит тебя аллах,— ответил падишах,— иди
валось, как согласиться с решением дочери. Поцело­
и будь спокоен до следующего года.
вала она ее крепко и дала свое благословение.
Весело побежала Нариман обрадовать свою мать.
На утро велел падишах раскинуть богатые шатры,
Снова прошел год, снова приблизился день сюппета.
шитые золотом и серебром, созвал народ и объявил
Снова, закрыв лицо, плакала мать, предаваясь от­
чаянию. великое празднество сюппета. Когда гее приготовле­
ния были кончены, подозвал он к себе Нариман и
— О чем ты плачешь?— спросила Нариман,
сказал ей:
— О, наследник моего престола, ты вступаешь в
пятнадцатый год своей жизни. Шариат Магомета п о ­
велевает произвести над тобой обряд сюннета. С его­
дня ты уже не сможешь отказаться от этого.
— Слушаю, о, повелитель,— ответила девушка.—За­
кон повелевает ясертвовать за тебя даже жизнью. Н о
позволь мне в последний раз перед тем, как я стану
мужчиной, воспользоваться еще моими детскими п о ­
техами и прокатиться на одном из твоих коней по
Этой площади.
Не подозревая ничего плохого, падишах повелел
конюху вывести лучшего жеребца из своей конюшни.
Взяла его под узцы Нариман, упала на шею и за­
плакала горючими слезами.
И заговорил конь человеческим голосом.
— О чем ты плачешь, Нариман?— спросил он де­
вушку.
Удивилась Нариман этому чуду и рассказала коню
о своем горе.
— Не плачь, джапым,— сказал коиь.— Я спасу тебя.
Садись на меня верхом и покрепче держись за уздеч­
ку. А я, как стрела, выпущенная из лука, помчусь
из этой проклятой страны, где и мне достается не­
мало горестей.
Обрадовалась девушка, села на лошадь и проехала,
гарцуя перед гостями. Диву дивились воины, глядя
на смелость юноши. А всадница проехала по площади
и шепнула лошади на ухо слово. Взвился на дыбы
жеребец и как ветер бросился через войско.\ Не
JM
284
успел падишах моргнуть глазом, как от Нариман и — Э й, кто там!— закричал он.— Прпзпавайся, кто
след простыл. убил днва. Десять тысяч червопцев даю джигиту,
Разъяренный падишах тотчас же приказал послать избавившему меня от его когтей.
погоню, но разве можно было догнать чудо-жеребца. Приблизились визпрн к спальне и затрепетали от
Он за один день перенес Нариман в такие земли, страха при виде мертвого чудовища. Но падишах снова
каких и за шесть месяцев не достиг бы самый бы* спросил о смельчаке, и жадные придворные напере­
строногий конь. бой кинулись к повелителю.
На следующее утро остановился он в лесу на по­ — Это я> это я, это я,— кричали они, хватаясь за
ляне и сказал сидящей на нем девушке: полы падпшахова платья и отталкивая друг друга.
— Ты вне опасности. Теперь я должен покинуть — Хвалю вас, верные мои друзья, за вашу до­
тебя. На прощанье дам я тебе три волоса из моей блесть,- -сказал падишах.—Вот вам червонцы, поделите
гривы, возьми их, и когда придется тебе попасть в их поровну между собою .
беду, потри их друг о друга и я явлюсь перед тобой, И падишах бросил алчным визирям песколько меш­
где бы я ни был дотоле. ков золота. Те в драке начали расхватывать его. А
Взяла Нариман эти трп волоса, поблагодарила сво­ падишах, довольный и радостный, крикнул, чтобы н
его избавителя и пошла по поляне в сторону сол­ все остальные слуги пришли получить из рук пове­
нечного восхода. А чудный конь взвился на дыбы и лителя по два червонца в знак чудесного избавления.
умчался в другую сторону. Все слуги пришли получить награду, пришли и ка­
Долго ли коротко шла Нариман, только увидела она шевары, пришел и уста-баши. Не пришел только^тот,
вскоре перед собою невиданной красоты дворец. Был кто в самом деле убнл дива, храбрая девушка Нариман.
он весь из чистого серебра, а крыша блестела на — Не из-за спасения падишаха подвергала я себя опа­
солнце золотом. Подле дворца стояла в стороне па­ сности,— решила она,— не нужны мне его два червонца.
дишахская кухня. Нариыан направилась к этой кухне Вернулись кашевары, звеня деньгами, удивились они
и, постучав, вошла в нее. Там она увидела кашеваров, скромности своего помощника.
готовящих разные кушанья. Подошла она к старшему — Ты чего же, оглан, пе идешь к падишаху?—спросил
из них и сказала: девушку уста-баши.— Разве не охота тебе облегчить
— О, уста-баши, возьми меня к себе помощником, я падишахский кисет на пару золотых?
буду работать за двоих и готовить самые вкусные блюда. — Боюсь, что прогонит меня падишах,— сказала
Кашевар посмотрел на девушку н сказал: девушка.
А потом решила: — Берегись, повелитель,— сверкнув глазами, сказала
— Ладно ж, пойду и я, но скажу падишаху правду. Нариман.— Берегись не сдержать слова! Меч мой ра­
И предстала пред очи влачтителя. зит не только дивов.
— О, повелитель правоверных,— сказала она,— пред Вспомнил падишах о смерти дива и испугался зло­
тобой тот, кто избавил тебя от смерти. Что дашь ты вещий* словам стоящ его перед ним джигита. Понял
мне в награду? он, что не избежать ему кары этого юноши, если
— Дерзкий мальчишка!— заорал в гневе падишах.— попробует он отказаться от своих слов.
Смеяться ты, что ли, вздумал над своим господином? — Ладно,— сказал он.— Я отдам тебе в жены мою
Прочь отсюда, пока не отдал тебя джеляяду! дочь, но должен ты сперва спросить ее согласия. Эй,
Нариман вынула из кармана ухо дива и протянула слуги! Позвать мне дочь!
его свирепому падишаху. В пышной красной одежде предстала красавица пе­
— Вот доказательство правдивости моих слов,— ред очи падишаха и смелой Нариман.
сказала она. — Этот витязь должен стать твоим мужем,— ска­
Схватил падишах ухо дива, приложил его к телу в зал шах.— Что скажешь ты, звезда моей ночи?
том месте, где ему надлежало быть, подошло ухо как- — О, повелитель мой,— ответила девушка.— Не мне
раз в пору. прекословить твоим велениям. Но дай мне для реше­
Не было пределов изумлению падишаха. Еще больше ния сроку одну ночь. Я погадаю о судьбе моей и
удивился он, когда рассмотрел, что перед ним стоит скажу тогда свое слово.
мальчик всего на всего лет пятнадцати от роду. Видела хитрая дочь падишаха, как моргнул ей отец,
— Требуй от меня, чего хочешь, слово мое да бу­ и не захотела сама согласиться на обручение с про­
дет камнем,— воскликнул, не успев опомниться, пади­ стым кашеваром. И удалилась к себе в покои.
шах. Наступил вечер и наступила ночь. В полночь под­
— Хорош о,— ответил витязь,— раз обещаешь ты мне кралась Нариман к двери своей невесты и принялась
все, чего я ни иоагелаю, то отдай мне в жены твою смотреть в щелку, что делает ее суженая. И увидела
дочь, что одета в красные одежды. такое необычайное зрелище. Дочь падишаха поставила
— Много же ты хочешь!— рассердился иадишах.— на пол золотой таз и доверху налила его водой из
Сколько доблестных шах-заде сваталось за мою дочь, кувшина. В ту же минуту окно раскрылось и через
всем я отказывал, а теперь отдам тебе, грязному ка­ него влетел в спальню белый голубь. С легким вор­
шевару! кованьем окунулся он в воду и... вышел из таза пле­
чистым юношей. Подошел он к падпшаховой дочке, И как только девушка исполнила это, чудо-конь
обнял ее п стал тешпть нежными ласками. взвился, на дыбы и быстрее ветра помчался в царство
— О, мой милый,— сказала падишахская дочка.— дивов.
Судьба повелевает мне стать женой дерзновенного До^ро лп коротко он летел, только остановился в
кашевара. Если не соглашусь я па это, погубит он дремучем л ссу у самого ущелья.
п меия и моего родителя. Научи, как избавиться от — Ну, джаным, я пронес тебя через самую труд­
этого пехлевана. ную дорогу, теперь ты сама спустись в ущелье и ра­
— О, султапым,— ответил юпоша,— предложи этому зыщи в нем пещеру дива. Войдешь ты туда и уви­
парню сделать что-нибудь невозмоясное. И погуби дишь все семейство чудовищ. Присмотрись внима­
его страшной смертью. Знаю я, что в подземном цар­ тельно: если глаза у них закрыты—значит не спят,
стве, в логове у царя дивов спрятано волшебное зер­ бодрствуют дивы, если открыты— значит спят. А если
кало, чудесно показывающее человеческую судьбу. спят, то подходи спокойно и бери зеркало, опо висит
Ни одному еще человеку не удавалось увидеть того над самой головой их царя. Но заклинаю тебя, вы­
зеркала. Всяк погибал, кто пытался ого похитить у ходи скорей, но оборачиваясь назад.
дивов. Обещай этому дерзкому стать женой его тогда, Выслушала Нариман сонет лошади и спустилась в
когда подарит он тебе это зеркало. ущелье. Там нашла она черную пещеру п проникла
К утру превратился юноша снова в голубя и улетел в нее беспрепятственно. И увидела в ней страшных
в окно. А падишахская дочь пышла к отцу и к Нари­ чудовищ отвратительного вида. Были открыты веки
ман, уже ояшдавшей ее, и объявила: дивов и зловеще блестели зрачки их зеленых глаз.
— Я согласна, о, царь царей, но преягде пусть по­ Над голо^Ьй самого огромного из дивов висело зер­
дарит мне жених мой зеркало из царства дивов. кало,— чудесный талисман, открывающий судьбу че­
— Хорош о,— ответила Нариман,—я достану тебе то, ловека. Быстро выхватила Нариман зеркало н броси­
чего ты просишь. лась из пещеры но оглядываясь. Когда проснулись
Вышла девушка-пехлеван пз дворца, достала завет­ дивы, неслась она ужо на своем коне обратно ко
ные волосы н потерла их друг о друга. В ту же ми­ дворцу падишаха. Там попрощалась она со своим вер­
нуту появился перед ней конь-избавитель. ным другом и предстала пред очи властелина.
— О, мой верный хранитель,— сказала ему Нари­ Позеленел от злости падишах, когда увидел в ру­
ман,—помоги мне достать зеркало царя дивов. ках Нариман волшебное зеркало, побледнела краса-
— Садись на меня верхом,— ответил конь, рица-дочь, поглядев на храброго витязя.
На дыбй и помчался быстрее ветра в царство ифри­
— О, повелитель мой,— сказала она отцу,— я вижу, тов. Принес он ее в дремучий лес и остановился пе­
что жених мой достоин моей руки, но позволь мне
ред горной расселиной.
еще одну ночь поразмыслить над своим жребием. — Иди в эту щель,— сказал он,— и увидишь в ней
И удалилась хитрая царевна в свои покои, щ дверь*из целой скалы. Семь раз взмахни левой рукой
Снова наступила ночь и снова подглядела Нариман, от востока к западу. Повернется скала и пропустит
как влетел в спальню к невесте белый голубь и пре­ тебя в пещеру. Там найдешь ты пфрита, от одного
вратился в широкоплечего юношу. Опять ласкал ов вида которого меркнет свет в очах человеческих.
падишахскую дочь и выслушивал ее жалобы. Семь глаз сверкают в его безобразной гол ов е,-есл и
— Пусть достанет тебе твой жених чудодействен­ увидишь, что средний глаз его открыт, а остальные
ный камень из царства ифритов,— посоветовал ю но­ закрыты, значит не спит чудовище. Семь раз взмахни
ша.— Если достал он зеркало, то навряд ли удастся ему тогда правой рукой от запада на восток и откроются
выйти живым из мест, где хранится этот камень. Ни два крайных глаза, но закроется средний. И заснет
одно еще человеческое дыхание не овеивало сего тали­ тогда ифрит крепким сном. Ты открой золотой сун­
смана. В страшном логове хранит его царь ифритов. дук что стоит у его изголовья, и возьми оттуда чудо­
Вышла утром дочь падишаха и объявила Нариман действенный камень. Но не оглядывайся назад, когда
свое желание. будешь уносить его, сколько б проклятий не посы­
— Есть у царя ифритов волшебный камень, до­
лало тебе чудовище.
стань его, и стану я твоей женой. Смело вошла Нариман в пещеру ифрита и в^ точ­
— Воля твоя будет исполнена,— сказала Нариман ности исполнила все наставления своего друга. И как
и вышла из дворца. только достала она из сундука талисман-страш ные
Вынула она из кармана волосы и потерла ими друг ругательства посыпались за ее спиной.
о друга. И появился перед девушкой конь-избавитель. — Будь ты проклят вовеки-веков,— кричал иф­
— Что угодно моей хозяйке?— спросил он челове­ рит.— Если ты мужчина, то превратись в женщину,
ческим голосом.
если же женщина, то стань мужчиной.
— О, мой добрый друг и спаситель! Помоги мне еще Твердо помнила Нариман наставления лошади и не
в одном деле. Есть в царстве ифритов камень чудо­ вышла из расщелины.
обернувш ись
действенной силы. Помоги мне достать его и не бу­ — Проклинал ли тебя ифрит?— спросил конь, под­
дет пределов моей благодарности.
жидавший у дерева.
Взял чудо-конь Нариман на свою спину, взвился
Да, ответила Нариман,— он предавал меня за­ шением. Знай, что в дальнем саду пери растут два
клятьям и кричал, что если я женщина, то стану деревца, которых никогда еще не удавалось увидеть
мужчиной. глазам человеческим. Растет в этом саду плачущий
Поздравляю тебя с превращением,—сказал конь__ гранат и смеющаяся айва. Кто бы ни подошел к тем
Отныне желание твое исполнено, и ты болы§е не двум Деревцам, тотчас же начинает плакать гранат,
женщина, но настоящий витязь. и громко смеется над его слезами веселая айва. Как
Не поверила Нариман словам коня. Но взялась за только принесешь ты эти два деревца, тогда и спра­
место, где лучше всего видно различие, и обнаружила, вим мы свадьбу.
что проклятие исполнилось. Знал падишах, чем погубить Нариман. Знал, что
Закричала Нариман от радости и бросилась обни­ охраняет эти деревья несметное войско злых джи­
мать св о е ю верного друга. Исполнилась ее заветная нов и не подпустит оно ни на шаг ни одного при­
мечта, и стала она мужчиной.
шлеца.
Вернулся Нариман в падишахов сераль и предстал _ Воля властителя будет исполнена, сказал а-
пред очи повелителя. риман.— Завтра же будут пред тобой плачущий гра­
- Желание дочери твоей исполнено,— сказал о н ,- нат и смеющаяся айва.
еот камень, который она просила. Вышел витязь во двор и потер друг о друга кон­
И протянул Нариман талисман, и засверкала зала ские волосы. Зашумел ветер и предстал перед юно­
дворца от чудного его сияния. Увидела падишахская шей конь-избавитель.
Дочь, что стоит в этом сиянии дивный юноша— витязь __ Ч то угодно моему повелителю?
Нариман. И воспламенилось сердце ее страстью 'к __ О, мой друг и спаситель,— ответил Нариман.
Этому джигиту. Нужны мне два деревца из сада пери. Есть в нем
Я с о 1 ласна, сказала она,— стать женой этого гранат, плачущий человеческими слезами, и айна,
витязя. * смеющаяся человеческим голосом. Помоги мне достать
Велее снега стало от злости лицо падишаха. Уви­ эти дна чуда, и будет это последнее мое поручение.
дел он, что изменила ему любимая дочь его. ^ к и ­ __ Трудноватую задачу даешь ты мне,— вздохнул
пела о с ю сердце черная злоба против кашевара и лонь.— Тяжелы были задачи, когда был ты девушкой,
сказал он, скрипя зубами: но всемеро тяжелее стала задача, когда стал ты юно­
— Ну, зятек, значит, справим свадьбу. Но нужно шей. Но ради тебя готов поплатиться я своим дыха­
нам к свадьбе украсить дворец самым лучшим укра­ нием. Садись же на мою спину.
Вскочил джигит на спину лошади, и лошадь как добрались они, наконец, до сада пери. И сказал конь
птица взвилась на воздух.
Нариману:
Долго мчались конь и джигит, много государств — Надевай ты эту шапку-невидимку, садись на
оставили они позади. Семь дней и семь ночей не сле­ шкуру и погоняй ее кнутом. Вознесет тебя шкура
зал Нариман со своего верного друга, а на восьмой овечья на воздух " проникнешь ты в сад беспрепят­
день остановился конь в горах Кафдага. ственно. Там натяни лук и пусти стрелу как-раз
Высокие горы поднимались к самому небу, а внизу между деревцами. Выйдут сами деревца из земли и
в ущельях ревели грозные потоки. II остановился отдадутся тебе послушно в руки.
копь на горной поляпе у самого обрыва. Над обры­ Так и сделал Нариман-джигит. Сел он на шкуру,
вом барахталось трое мальчиков, отбивая друг у Друга на *ел шапку и, взмахнув кнутом, взвился на воздух.
какие-то вещи. r’ Опустился он на землю между деревцами, и заплакал
Видишь ли ты, из-за чего дерутся мальчики?__ горько гранат и засмеялась весело айва. Услышало
спросил конь Нарнмана.-Умер у них отец и оставил это войско пери и бросилось к волшебным деревьям.
в наследство три талисмана— овечью ,шкуру, па­ А Нариман натянул тетиву и пустил стрелу между
паху и лук со стрелами. Вот они и не могут поде­ деревцами. Тотчас же выскочили они из земли и под­
лить между собою эти талисманы. Знай, что без этих нялись вместе с джигитом на воздух. И полетел а-
вещей не достать тебе чудесных деревцев. риман, держа в руках волшебные растения. А пери
Слез Нариман с копя и подошел к ребятишкам, бесновались внизу, но не могли ничего сделать, ибо
— Давайте, я помогу вам поделить наследство — скрыт был от взоров их витязь ш а п к о й - н е в и д и м к о й .
сказал он. Радостно встретила Наримана падишахская дочка, и ю
Взял он лук, натянул тетиву и пустил стрелу. Велика любила она уже его страстной любовью. А падишах,
была сила у витязя и полетела стрела высоко в горы. как только увидел ю н о ш у , так затрясся от злости, что
Гог, кто первый найдет эту стрелу, получит все, схватила его лихорадка и умер он, не сходя с места.
что здесь останется, и поровну поделит между братьями.’ Взял Нариман невесту под руку и вошел с ней во
Дети тотчас же устремились за стрелой, а Нариман дворец.
взял все три талисмана, положил на их место три На другой день обвенчали новобрачных, и началось
кучки золота и, вскочив на коня, пустился в даль­ ПИрОВсШИб»
нейший путь. Сорок дней и сорок ночей длился пир и неисчис­
Долго ли, коротко мчались конь и всадник, только лимы были блюда, подаваемые к столу.
300
I т4-г — ,

МЕМЕТ МУРТАЗАЕВ ч
& л. К учук-Кой
СКАЗКА
РО Д П Л С Я в 19 )7

Одного года лиш или о т и в м т в ™ * BfUaKJaB™ oro района


О КУЛЬБАСТЫ БАТРАКЕ И КОСЕ-БОГАЧЕ
Т ш Г УШПЫ 6атРачки. ЛСЯ СПР° Т0И на РУках HaJ ИЛ однажды на св&те старый чабан
коице '090 годаР б6ь и а прп“ ванЙвМК В КУР° РТв КастР°поль. В и было у этого чабана три сына. В
в ней до конца IQüi rojil с (^ Ную аРм™ п прос такой бедности жил старик, что не­
Оползневом управлении рабочим 1 11 "° 431 ^ « б о т а / в чем ему было кормить своих детей. И
колхоз .Красный партизан*. ^ I' №J° 193 * Г0Ла вступил решил он отдать старшего своего сына
в оатраки к оогатому мурзаку Косе-баю. Повел он
Рассказывает вдуичпвГГсцокойн! ДЯДИ~~0смана Сеферше
сына к Косо и попросил, чтобы принял он его на
ш
ижестикул— ^о.ен:ах : : а ; : г гаякп°-‘ работу.
— Хорош о,— согласился Косе-бай,— я возьму этого
парня к себе в батраки, только должен оп выпол­
нить мое условие: дам я ему пару волов, и пусть
вспашет он за день столько земли, сколько сможет
обеисагь ее моя собака. Выполнит условие,— пусть
остается работать, а не выполнит, тогда нагружу я
на него мешок с семью батманами1 соли и пусть
г.. Косе-бай принялся бить парня с
и роз. и, к ^ в ^ СШ ЯЬ1 „ „ „
под его тяжестью заканчивает начатое. Если же и с
грузом не вспашет он землю, тогда сдеру я с его такой силой, чт у 1Х мучений сын
спины семь полос кожи и прогоню домой. Согласен
ли ты на такие условия, пли нет? Х Г .р;-”р,м{о« евш его
Страшны были условия богача, но еще страшнее
была нужда. Ничего не оставалось делать бедному
чабану, как согласиться на эти условия. Поцеловал спросить О нем. посм0Треть на своего сына,—
- Я пришел, чтобы посмотре ^
старик сына, попрощался с ним и вернулся печаль­ Г й„гпчт — Как живется ему J
сказал часая богач;, к отца?
ный домой. А парень остался у своего нового хозяина.
На следующий день дал ему Косе-бай пару быков, Г » » » ™ условий,— ответил К о с е ,- .,
пустил по степи собаку и приказал начать вспашку.
Бился-бился сын чабана целый день, но успел вспа­ поэтому от1, \ С' 7 с” Г « , “ с‘ ышав о смерти своего
хать только четвертую часть всей земли, которую
»т»о ° : : : : : : е Л о u i ч — »
обошла собака. Скуп был Косе-богач и не дал бат­
СЫ__’ Возьми второго моего сына, сказал о
раку своему даже крошки хлеба. Обессилел пахарь
от голода и трудной работы и упал на землю чуть
живой. - Да' “ ' ме их— нагружу его сем ью ,
На следующее утро Косе-бай пошел проверять ра­ условия то » . «• с ег0 кожп!
батманами соли и семь | вторым своим
боту. Увидел он, что не вспахана вся земля, подпял
Тяжело было расставаться оставил он свое
батрака палкой на ноги и, навалив на его спину
сыном, но велика ы м ег ^ ^ выгнал и ЭХОго
семь батманов соли, приказал кончать дело. Так тя ­
жел был груз и так велико было поле, что п этот детище этому Оогате заставил вспахать

день не смог бедный батрак закончить работу.


К вечеру снова пришел Косе и спросил у работника: ;поскупился
: - : —он дать
^ Шираку
о ^ г оцбака‘иойять
и так ^ „ y .
— Ну как, вспахал пашню?
— Нет,— прошептал умирающий от голода и уста­
лости батрак. -— пдесятой
— Ну тогда придется мне выполнить свое обе­ части заданного. ЧЯкоичал злобно
V ты не выполнил условия.. .* Р
щание! “ ■ л’ 305
Косе, появившись в поле.— Работай же теперь с гру­ — Отпусти, отец,— повторил он,— я сумею посто­
зом соли на плечах! ять за себя и за моих братьев!
И, взвалив на несчастного работника семь батма­ II пришлось старику согласиться на настойчивые
нов соли, Косе-бай ударами палки заставил его про­ требования своего детища. Отвел он его к богачу и
должать работу. сказал:
Еле передвигал ноги батрак под этой тяк«естью. — Возьми Ты последнего моего сына. Может быть
Куда уж было тут пахать, - сделал он несколько ша­ хоть ему удастся выполнить твои условия.
гов и упал на землю замертво. — Давай, давай! —обрадовался Косе-бай,— только
— Ну, получай же плату!— злорадно засмеялся пусть старается. Если не вспашет за день столько,
Косе-бай. сколько будет задано, взвалю на него семь батманов
И, подняв на мертвом рубаху, он начал бить его соли. А если и с грузом не докончит работу, пусть
розгами до тех пор, пока не содрал с его спины пеняет на себя,— семь полос кожи сниму я тогда с
семь ремней кожи. его спины!
Прошел еще год и опять явился старый чабан к Понял тут Кульбасты, отчего не вернулись домой
богачу, чтобы проведать сына. его братья. Догадался он, каким образом отдали они
— Заскучал за сыном, - сказал он Косе.— Как жи­ аллаху свои души.
вется ему у тебя, доволен ли ты его работой? — Хорош о же,— сказал он в уме своем,—выполню
— Он не выполнил моего условия, и аллах забрал я твои условия, проклятый шайтан, выполню так,
к себе его душу!— ответил кровопийца, подняв глаза что не к чему тебе будет придраться!
к небу. , — Возьми этих волов,— сказал Косе,—и вспаши
Заплакал бедный старик, но ничего не осмелился мне тот кусок земли, который обежит этот пес.
сказать богачу. Вернулся он домой и рассказал млад­ — Ладно,— ответил Кульбасты,— только гляди, хо­
шему своему сыну о гибели братьев. зяин, не забудь прислать мне на поле обед!
— Не горюй, отец,—ответил Кульбасты.—Отведи — Но беспокойся, пришлю,— усмехнулся бай.
меня к Косе-баю, авось моя работа ему понравится. Взял Кульбасты волов и пошел на пашню. Выбрал
Долго отговаривал старик сына, но тот и слушать он там хорошее дерево и вздернул на сук собаку.
ничего не хотел. Был Кульбасты хоть и не очень велик Потом запряг волов в плуг и принялся пахать.
ростом, но такая сила была в его теле, как будто гнев Так проработал он до тех пор, пока не настало
всех обездоленных напитал его кровь своим пламенем- время обедать. Но не удосужился жадный хозяин
послать батраку п корку хлеба. Не стал его ждать Вернулись домой хозяин и работник.
Кульбасты— повалил ои одного быка на землю и за­ — Присмотри за скотиной,— сказал батраку Косе-
резал его. Сварил он мясо в чугуне, пообедал, а шкуру бай на следующее утро.— Я поеду на свадьбу, а ты
высушил на солнце и надел на плечи. следи за коровами, чтобы не вышли они за ворота
И еще больше стало силы у батрака Кульбасты. сарая!
Запряг он оставшегося быка и запахал до вечера — Хорош о,— ответил Кульбасты,— иди спокойно,
втрое больше земли, чем могла бы ее обежать собака. ни одпа корова не обрадуется, если попытается на­
К утру не пришел хозяин проверить своего бат­ рушить твое приказание.
рака, Недолго думая, взял да и зарезал Кульбасты Ушел на свадьбу Косе, остался Кульбасты дома.
второго быка. Так полакомился он говядиной и утром Днем коровы захотели пить и стали одна за дру­
и в обед. гой выходить к колодцу. И батрак прикалывал их
К вечеру Косе-бай подумал, что пора посмотреть поочередно, лишь только переступали они порог са­
на работу батрака, и пришел на поле. рая. Так перерешал всех сорок коров хозяина, а го­
Каков же был его ужас, когда увидел он, что от ловы их отрубил и сложил у ворот.
его волов остались одни шкуры, а пес болтается по­ Вернулся Косе-бай со свадьбы,— видит лежат сорок
вешенный на дереве. коровьих голов у его дома, а туши валяются по всему
— На то воля аллаха,— не моргнув глазом, сказал двору. Пришел ои в уягас от такого зрелища.
Кульбасты.—Ты позабыл прислать нам корму, добрый — О, благоверный ага,— встретил его батрак.— К о-
хозяин, вот собака и повесилась с горя. Волы не роиы осмелились не повиноваться твоей воле и о т ­
пережили такого несчастья и тоже отдали свои дали за это свои души аллаху!
души аллаху. А шкуры свои перед смертью завещали Ничего не сказал Косе, ибо нельзя ему было при­
мне на память! драться к словам работника.
В страшную ярость пришел Косе-бай от этих на­ — Возьми эту отару барашков и присматривай за
смешек. Но взглянул он па батрака и задрожал от ними, чтобы не полезли в сад,— сказал Косе-бай ба­
страха. Ибо гневен был вид насмехающегося Куль­ траку.
басты и великая сила трепетала в его руках. — Хорош о,— подумал Кульбасты,— раз ты сам на­
— Ну, раз так— ничего не поделаешь, воле аллаха прашиваешься, то разорю я тебя дотла, кровожад­
нужно повиноваться,— проскрежетал зубами Косе-бай. ный пес.
Вижу я, что условие мое ты выполнил! И стал стеречь Кульбасты хозяйских барашков.
А барашки, одна за другой, начали перескакивать через Йзумился этому Косе-бай, загорелся от досады в
изгородь в сад. Много потрудился Кульбасты, пока злости и решил все равно доканать батрака.
перерезал их всех и свалил в кучу под дерево. Ни — Обварю я его живьем,— сказал он жене.— При­
одна овца яе вернулась к вечеру домой. готовь мне к ночи казан кипятку!
Увидел хозяин такое разорение и уже не мог удер­ — Да поможет тебе аллах в этом деле,— сказала
жаться. жена и начала разводить огонь.
— Что ты сделал?!— закричал он на батрака.— Ты S' слышал и этот разговор Кульбасты. Поймал он
разорил меня!! двух крыс, привязал их на своей постели, положил
— На то воля аллаха,— ответил смиренно Кульба­ колоду и накрыл одеялом. А сам спрятался и стал
сты.— Барашки переступили порог твоих велений и следить, что будет делать хозяин.
понесли достойную кару. Куда прикажешь убрать Выждал ночи Косе, взял казан с кипятком и, про­
туши? бравшись в чулан батрака, вылил кипяток на по­
Закипела кровь в жилах Косе-богача, потерял он стель Кульбасты. Зап,|щали ошпаренные крысы под
быков, потерял коров, потерял всех своих барашков. одеялом, обрадовался Косе.
И решил он страшно отомстить батраку за свое ра­ — Прими аллах душу сего злодея,— засмеялся он.
зорение. Угро настало, вышел Кульбасты живым и невреди­
— Убью я его,— сказал он жене.— Приготовь мне мым из своего чулана.
ружье, я отправлю его в лоно шайтана. В ужас пришел Косе, и не было предела его яро­
Услышал эти слова Кульбасты и решил хитростью сти. Но спросил он ядовито. I
избежать опасности. Положил он в свою постель пе­ — Сладко ли спал ты ночь, о, сын мой?
туха и дубовую колоду, накрыл их одеялом, а сам — О, добрый хозяин,— ответил усмехаясь батрак.—
спрятался и стал следить, что будет делать хозяии. Под твоим кровом стыдно грешить против аллаха.
Как только наступила ночь, Косе-бай взял ружье Спасибо на добром слове, сладко спал я ночь. Только
и вошел тихо в чулан, где спал Кульбасты. Услы­ казалось мне, что крысы мочились на мое одеяло!
шал он —ворочается Кульбасты (а это шевелился Заскрежетал зубами Косе-бай, но ничего не отве­
петух)— и выстрелил из ружья в колоду. тил работнику. Пошел к жене и сказал ей:
— Ну, слава аллаху, избавился я от этого опас­ — Ничто не берет нашего батрака. Видно, талис­
ного работничка,—засмеялся он. ман какой-то имеет он, что даже кипяток на него не
Утром вышел Кульбасты здоровым и невредимым. действу ет. Ну так подей/етвует яд. Приготовь к вечеру
чебуреки, да получше поджарь, чтобы вкуснее были.
Кульбасты любит поджаренные
Наступил вечер. Сели ужинать. Пригласил Косе
батрака разделить с ним трапезу. В знак внимания
подал чебуреки ему на отдельной тарелке. Угадал
Кульбасты желание хозяина и обменил незаметно
свою тарелку с тарелкой хозяйского сына. И начал
есть чебуреки прихваливая.
— На то тоже воля аллаха,— шипел Косе, прово­
жая сына на кладбище.
Налилось сердце Косе-бая местью, как инжир соком.
— Утоплю е го ,—сказал он жене.— Постели по­
стель на троих на крыше с той стороны, которая
находится над обрывом. Ляжем спать с ним, его
положим на краю. Ты ляжешь между нами и, к о­
гда толкну я тебя тихонько, ты как будто нечаянно
толкни его и сбрось вниз. Разобьется о камни,— из­
бавимся мы, наконец, от этого иблиса.
Постелила жена войлок на крыше, положила по­
душки, простыни и одеяла. Легли спать трое— хозяин,
хозяйка и батрак— над самым обрывом. Задремали хо­
зяева. Перелез незаметно Кульбасты и лег между ними.
— Дорого же решил ты заплатить за смерть моих
братьев, за нужду моего отца, за тягости моей ра­
боты ,— сказал себе Кульбасты.
Ночью проснулся Косе-богач и толкнул тихонько
Кульбасты, думая, что лежит жена. Изо всей силы
толкнул Кульбасты хозяйскую жену и полетела баба
с обрыва.
Наступило утро. отзывался богач из своего склепа, но охватила его
— Вставай, жена. Избавились мы от работничка! жадность. Подумал он, что попал уже оп на тот спет
сказал проснувшись Косе-бай. п один из быков его вышел встречать хозяина. Вы­
— Слава аллаху и его п р о р о к у !— услышал он в гнулся из склепа жадный бай и си м тихонько под­
ответ голос Кульбасты. зывать быка.
Так испугался кровожадный богач, что затрясся — Ке, ке, ке, мачик, ке мачик! *
всем телом. Набросился тут Кульбасты на злодея, скрутил ему
— Слишком силон его талисман,— подумал ои,— не руки п привязал веревкой к дереву.
победить мне Кульбасты-батрака! -• Настал час дать ответ за все твоп злодеяпия,—
Все погибло у Косе-бая. Решил он хоть свою шкуру сказал он богачу.— Ну-ка, поведай мне, кровопийца,
спасти. Взял он с собой драгоценности и убежал из как довел ты братьев моих до гибели, как вверг в
дома. Велел выкопать себе склеп на краю кладбища. нужду моего отца, как замучил ты десятки своих ба­
— Если кто сиросит обо мне,— скажите, что уехал траков?
я в Турцию! И рассказал подробно Косе обо всех своих злоде­
А сам влез в приготовленный для него склеп и яниях. '
спрятался там. — Получай же за дела свои!— гневно воскликнул
__ Не лйдешь от меня кровожадный змей!— сказал Кульбасты.— Кровь загубленных тобою идет на тебя,
себе Кульбасты.— Ты ответишь мне за кровь заму­ проклятый змей, и нет достаточного наказания, что­
ченных тобою! бы заплатить за нее! Принимай же мое возмездие!
Велик был гнев батрака и решил он настичь Косе- И, взяв розги, Кульбасты-батрак принялся хлестать
бая хоть в самых лапах шайтана. Косе-бая до тех пор, пока со спины его не сползло
__ Этого коня получит тот, кто укажет мне место, семь ремней его поганой кожи.
где спрягался старый злодей Косе,— объявил он на Поплатился богач за свои злодеяния,— подох со­
базаре, ведя под уздцы лучшего хозяйского коня. бачьей смертью, а грязная душа его отправилась в
— Я копал ему склеп,— ответил на призыв Куль­ пасть иблиса.
басты могильщик.—Пойдем и увидишь ты его логово!
Незаметно подкрался Кульбасты к склепу Косе-
бая. Взял он в руки веревку и стал родить около
могилы, мыча как вол, чтобы вызвать Косе. Долго не
ЮНУС КАЗАК СКАЗКА
дер. Кекенеиэ О ТРЕХ ИСКАТЕЛЯХ СЧАСТЬЯ
Ю нусу Казаку 48 лет. Родился он в деревне К екенепз в
бедняцкой крестьянской семье. До установления в К ры м у АВНЫМ-ДАВНО, так что и сказать
советской власти работал батраком у соседних помещиков. нельзя, было ли то в самом деле или не
Сейчас работает в леспромхозе старшим рабочим. было, жили в некоем государстве три
П о словам Ю нуса, большинство своих сказок он запомнил друга. Были бедны эти друзья и тер­
от отца еще с детства. Как рассказчик, Ю нус очень инте­
пели они такую нужДу, что стало им
ресен ,—язык его изобилует некоторой вычурностью, но поль­
зуется он этой вычурностью чрезвычайно умело. наконец совсем невмоготу. И отправились они стран­
Ниже помещена одна из любимых сказок Ю нуса Казака. ствовать но белу-свету в поисках счастья и удачи.
Долго ли* коротко бродили они по разным стра­
нам, только довелось им притти в один большой и
многолюдный город. Вошли странники в первую по­
павшуюся кофейню и стали подкреплять свои силы,
чем бог послал. И когда прошла их усталость от
долгого пути, размечтались они о счастьи и об удаче
— Эх, друзья,— сказал старший из них,— говорят,
что падишах этой страны неисчислимо богат. Взял
бы этот сын гиены да и пригласил бы меня к себе! сетителей, ибо желал выведать помыслы своих под­
И сказал бы мне так: «Ты. я знаю, очень нуждаешься, данных. Услышал он разговор трех друзей и решил
Али, прими от меня кисет золота и объезженную испытать их стойкость. Приказал он одному из ви­
лошадь». Получил бы я это и не стал дожидаться, зирей проследить за странниками и доставить их к
сунул бы деньги в карман, оседлал коня и помчался утру в свой дворец.
домой к родной семье! • II подослал визирь в кофейню шерифа ®, и объявил
Был второй парень холостяком и не было у него шериф, что призывает падишах сих пришельцев пред­
семьи, к которой бы он стремился. II сказал он так; стать пред его царские очп.
— Пусть бы и меня позвал этот ишак, делибаш, — Прослышал падишах,— объявил шериф,— о том,
позвал бы и сказал: «Эй, сын Османа, nä тебе из что прнбыли*в его государство трое знатных чуже­
моей казны торбу золота, да вывери на придачу из земцев и просит их не отказать ему в его смиренном
моего гарема любую по вкусу тебе наложницу». В гостеприимстве.
два счета заручился бы я красавицей, забрал бы ее, Хоть и трепетали от страха двое старших друзей,
забрал деньги и айда в свою деревню! но так велико в них было желанье богатства, что
Самый младший из друзей ничего не сказал. Был согласились они сразу следовать за шерифом. А млад­
он юноша непокорного нрава и не прельщали его ший отвернул лицо от призыва и отказался итти во
ни богатство, ни знатность. С гневом взирал он на дворец к повелителю. Долго уговаривали его спут­
м.'Рз1> разорявших крестьян, ненавистью вскипела ники, чтобы не покидал он их и шел с ними вместе.
его кровь при йиде козней падишахов. — Ладно, друзья,—согласился наконец он,— сколько
Как вам не стыдно, друзья мои!—сказал он на­ лун идем мы вместе, и не хочу я теперь оставлять вас в
конец.— Вы устремляете стрелы ваших помышлений иа этом деле. Но не ждите от меня восхвалений пади­
милости падишаха, а не помните того, *ito о н злей­ шаху и не надейтесь на мою почтительность!
ший грабитель правоверных. Да пошлет на него небо Вышли все трое из кофейни и двинулись за ше­
холеру и таун 2 и да разразит его пособников миро­ рифом во дворец властелина.
вая язва. Никогда бы не унизился я искать у него Принял их падишах и захотелось ему показать свое
подаяния! великодушие:
В это самое время падишах сей страны вместе с — Если дошел до вас слух о моих щедротах, то
двумя своими визирями, переодетый в ремесленника, чего возжелали вы получить от меня, о, пришедшие
сидел за соседним столиком и внимал беседам по Издалека?
И сказал старший из пришедших: сначала, как ты назвал меня, когда говорил обо мне
— О, повелитель правоверных, тень аллаха на в кофейне!
земле! Ты прозорлив и угадал наши желанья. Мы — Незлобивость твоя да превысит твои щедроты!—
бедные ремесленники и тягостно стало жить нам в взмолился проситель.— Осчастливь меня надеждой, о,
ежедневном труде за кусок хлеба. Вот и пришли мы падишах, что и меня, как моего собрата, минуют
в твою страну искать счастья и удачи. Остановились стрелы твоего гнева. Ишаком и делибашем назвал
мы в кофейне и стали мечтать о твоих милостях. я тебя в кофейне.
И возжелал я, чтобы наградил ты меня кисетом — Выдать ему, чего он просит,— приказал хан.
золота и добрым копем. Добрался бы я тогда к своему И поднесли слуги второму страннику полную торбу
дому богатым и счастливым! червонцев и вывели ему коня из падишаховых коню­
— А как ты назвал того, у кого хотел получить шен. А старший евнух привел ему из гарема лучшую
этот дар? —спросил падишах. из наложниц повелителя.
— Удел повелителей прощать провинившихся,— — Твой черед теперь просить у меня подарков,—
взмолился проситель, падал в моги шах».— Смилуйся сурово обратился падишах к младшему.— Вижу я, что
надо мной, назвал я тебя сыном гиены. придется мне и тебя наградить, как следует!
— Выдайте ему то, чего о * просит,— приказал па­ — Заблуждаешься падишах!— отвечал юпоша.— Ни
дишах. о чем твоем не мечтал я в кофейне. Я и сам сумею
И дали просителю кисет с червонцами и привели заработать себе на пропитание. Не желаю я милостей
ему из конюшни горячего арабского жеребца. от тебя н от тебе подобных!
— А ты чего просишь?— обратился падишах ко — Довольно!!— закричал в ярости падишах.— До­
второму пришельцу. вольно, дерзкий бродяга! Нет, ты мечтал о сотне ударов
— О, великий властитель,— сказал второй стран­ по подошвам своих нечестивых ног. стража! На-
ник,— не удосужился аллах наградить меня женой и градить сего парня сотнею добрых палок!
пет у меня семьи, к которой бы я стремился. Но Схватили смелого юношу падишаховы телохрани­
так же, как и друг мой, хотел бы я получить от тебя тели и повлекли его к воротам темницы. Там пова­
торбу золота и доброго коня. Да хотел бы я еще, лили его на землю, всунули ноги его в калафа 1 и
чтоб подарил ты мне лучшую из невольниц твоего сто раз опустили на его пятки безжалостные удары.
гарема! Вышли все трое из падишахова сераля. Ехал пер­
— Ты получишь »то,— ответил шах,— но повтори вый на подаренном жеребце, вез за пазухой кисет с
червонцами. Ехал п второй верхом, держал на руках кра~
савицу, звенело у пего золото в горбе. Еле передвигал
ноги третий, унося на своем теле щедрый подарок.
И двинулись друзья из города по дороге.
Жалко стало старшему страннику младшего своего
друга, слез оп с коня и посадил на него изранен-
пого юношу. А сам пошел подле пешком, поддержи­
вая лошадь под уздцы.
Отомстил падишах мятежному юноше за прямое
слово, но не утихла в сердце жестокого хана ярость
п злоба. Не позволили ему обычаи убить парня в
черте столицы. Призвал он сераскира и приказал ему
догнать странников. .
— Увидишь ты трех путешественников за город­
скими воротами: двое едут верхом, третий шагает
пеший. Настигни пешего и заруби его ятаганом!
Вскочил сераскир на коня и помчался вслед за
путниками.
Догнал он пх за городом и убил идущего подле
лошади. И потухло дыханье старшего друга, только
что получившего дар вероломного шаха.
— Вот обратная сторона монеты, которой награ­
ждают цари!— сказал младший, погребая друга.
Двинулись дальше верхами средний с женой и
юноша.
Рассказал сераскир падишаху о том, что исполнил
он его волю и убил старшего, который шел пешком.
И догадался падишах, что зарубил он не того,
кого иужно.
— Не велик грех,— засмеялся шах,— догони снова
души не обнаружил. Лег спать, и третий раз разда­
и убей того, кто едет один без наложницы.
И опять поскакал сераскир вслед за путниками. лось над yxosı:
— Выпусти, выпусти меня, добрый путник!
Ехали тем временем друзья, утомились под ними
— Выходи, если нужно, сам!— закричал юноша.
кони.
И только вымолвил он эти слова, как внутренность
— Возьми к себе в седло мою ханум,— сказал сред­
пещеры осветилась от тысячи золотых монет, пада­
ний.— Пусть хоть немного передохнет жеребец!
Взял юноша женщину, посадил ее впереди себя. ющих сверху.
Был в этой пещере великий клад, заколдованный
А средний едет рядом один в седле.
здесь в давние времена теми, кто отобрал золото у
Нагнал путников сераскир падишаха, налетел на
хищных падишахов. II расколдовал своими словами
едущего в одиночку и зарубил его ятаганом с одного
отважный парень клад, предназначенный для вели­
удара. II потухло дыхание у среднего друга.
кого возмущения.
— Вот милости шаха!—сказал юноша.—Да будут
К утру собрал он сокровища нагрузил ими караван
прокляты распоряжающиеся жизнями правоверных!
верблюдов, взятых из соседней деревни, и вооружил
Вырыл он могилу для друга и отдал ему последние
на это золото всех бедняков, угнетенных падишахом.
почести.
Привел он свое войско под стены столицы, осадил
И поехал с девушкой в дальнейший путь.
ев приступом и великою карою покарал тех, кто
Наступил вечер и нужно было искать убежища.
насытил страну несчастьями и нищетою.
Увидели страпники в стороне от дороги пещеру и
расположились в ней на ночевку. Постелили попоны,
положили под головы седла и уснули крепким сном
под сводами.
Ночью вдруг услышал юноша голос в пещере:
— Выпусти, выпусти меня, добрый путник!
Вскочил юноша и разбудил спутницу, осмотрелись
они вокруг себя. Но не было никого в пещере.
Только стали засыпать, снова раздался голос:
— Выпусти, выпусти, добрый путник!
Снова осмотрел юноша пещеру и снова ни одной

т
Ф АТЬМ А ХАЙ БУЛ Л А
дер. Алупка

Ударница Алупкпнского колхоза им. 25 Октября. В на­


стоящ ее время заведует детскими яслями. Родиласьв 1909 году.
СКАЗКА О ЩЕДРОМ ХАНЕ И МУСТАФЕ
Любимый фольклорный репертуар Ф атьм ы —это анекдоты
(об Одже) Одже Насреддпне. Знает она этих анекдотов ве­ МУЖДАБЕ
ликое множество и рассказывает их с порядочным мастер­
ством, с особым спокойствием, которое так подчеркивает ДВАЖДЫ Крым-Гирей хан 1 возвра­
юмористические приключения этого героя. щался с охоты. На дороге встре­
В сборнике, посвященном этом у циклу, будет уделено
тился ему Мустафа Муждаба, который
много места текстам Фатьмы Хайбуллы.
Здесь приводится близкая к этом у жанру сказка о щед­ ехал на черном ишаке. Мустафа оста­
ром ханЬ и М устафе Муждабе. новил хана и как видно, не узнав, с
кем он говорит, обратился к нему с такою речью:
— Не знаешь ли, добрый путник, как мне проехать
ко дворцу, чтобы увидеть самого Крым-Гирея?
Хан заинтересовался желанием этого человека и в
свою очередь спросил его— зачем это ему нужно?
— О, добрый путник,— ответил Мустафа,— видишь ,
ли, я задолжал одному купцу десять червонцев, и
этот жадный шайтан, да 6 ) дет он проклят аллахом,
грозит, что посадит меня в тюрьму, если я не воз­
вращу ему его окаянные деньги!
— А кто ты такой?— спросил хан.
— Эге,—ответил Мустафа,— кто я такой, знает Мустафа предстал пред ханом, он тотчас же узнал в
только моя мать, да и та давно уже гуляет в садах нем своего собеседника, с которым он разговаривал
Эдема. ч по пути. Но не моргнув глазом, он поклонился ему
—■, А зачем'тебе нужен хан?— спросил Крым-Гирей, и приветствовал по всем правилам.
удивленный таким ответом. — Кто ты, странник?— спросил хан.
— Так, по пустякам,— ответил Мустафа,— я хочу — О, повелитель Крыма и Московы *, о том, кто я,
попросить у него десять тысяч червонцев, может спроси, пожалуйста, мою мать, когда увидишь ее в
быть даст. раю Магомета.
— А если он не даст тебе этих десяти тысяч? — А чего ты хочешь от меня?
— Ну тогда пусть даст тысячу! — М ного слышал я о твоих богатствах,— сказал
— А если и тысячу не даст, что тогда? Мустафа,— вот и пришел попросить у тебя несколько
—- Ну тогда, так и быть, уступлю до ста! монет. Нужны мне десять тысяч червонцев, дай мне их.
— А если и ста червонцев не даст,— настаивал — Аллах версии (бог даст),— ответил хан.
хан,— что тогда ты будешь делать? — О, благочестивый хан, не оскверняй себя пе­
— Раз уж ты хочешь знать, дорогой эффенди, то ред аллахом, отказывая бедняку в помощи. Дай тогда
знай, что если такой богатый осел, как хан, пожа­ хоть тысячу.
леет для меня ста червонцев, то пусть тогда все — Аллах версии,— ответил хан.
четыре ноги вот этого моего черного ишака вой­ — И ста червонцев не дашь?—удивился Мустафа.
дут в чрево его любимой жены, а я сяду сверху и — Аллах версии,— опять произнес хан.
поеду домой на них обоих! — Ну, будь здоров и невредим, о, благочестивый
Хану так ствло любопытно все это, что он т о ­ правитель. Знай, чго черный ишак стоит привязан- '
потом приказал одному из своей свиты провести чу­ ный у ворот твоего гарема.
дака в свой дворец и сейчас же сам поскакал туда,
другой дорогой.
Проникнув в хансарай раньше Мустафы, хан влез на
трон и стал ожидать появления своего доброжелателя.
Через минуту доложили о приходе просителя, и
хан велел впустить его к своему трону. Как только
ЛЕГЕНДА ОБ АРЗЫ Х Ы З 1

ОЧЕНЬ давние времена, когда весь


южный берег Крыма принадлежал еще
турецкому султану *, жил в деревне
Мисхор скромный труженик Абий ака. 3
Жил он в старой хижине под. дерев­
ней близ моря и неутомимо работал на своем малень­
ком винограднике. Не был старик Абий-ака богачом,
но слыл честным, мудрым и работящим и пользо­
вался поэтому большим почетом и уважением у всех
односельчан.
Бережно ухаживал Абий-ака за своими дынями на
баштане, за лозами на винограднике, за персиками и яб­
лонями в саду, оберегал их от весенних морозов и тума­
нов, от прожорливых гусениц и болезней, но всего за­
ботливее, всего нежнее, выращивал он свою един­
ственную дочку, свою черноглазую Арзы. Славился
Абий-ака своей трудовой честной жизнью и 'мудро­ часто и его корабельщики-матросы, тоже внимательно
стью, но еще больше славился он своею красавицей на нее глядевшие. Казалось, как будто они за нею
дочкой. Строен и гибок был стан Арзы, как лоза ви­ следили, высматривали, куда и когда она ходит, ка­
нограда, сорок тонких косичек сбегали по плечам ее кие у нее склонности и привычки.
до самых колен, блестящие огромные глаза были Время шло, и хорошела с каждым днем прекрасная
черны, как звездное небо над цветущей яблоней, яр­ девушка. Весело хлопотала она вокруг отцовской хи­
кие губки р!ели, как две спелые вишни, а нежные жины, помогая матери в работе, звенел ее серебри­
щеки румянились, как бархатные персики. стый смех в саду и на баштане, с бойкой песней
Ласково трепали Арзы по щекам добрые старушки- сп)скалась она к своему любимому фонтану. И долго
соседки, умильно поглядывали на нее почтенные дере­ просиживала там, глядя, как набегают волны на бе­
венские старики, пуская дым из трубок у ограды двора рег и шевелят разноцветными камешками.
Абий-акая, а юноши в ее присутствии старались выка­ Много мисхорских женихов присылали к Абий-акаю,
зать особое молодечество и втайне о ней вздыхали. но посмеивался старик и пряталась Арзы. Ибо но
Но внимательнее, всех присматривался к Арзы хит­ могла она забыть Эмир-Асана, ловкого джигита из
рый старик Али-баба, с тех пор как впервые увидел дальней деревни, встретившего ее однажды у при­
ее у фонтана у самого берега моря, набирающей брежного фонтана. Это 0 нем думала она подолгу,
воду в медный кувшин. Али-баба был владельцем глядя на волны и на чаек, носившиеся над морем.
фелюги с пестрыми парусами, приходившей часто И вот пришел день, когда красавец Эч'ф-Асан
из-за моря с турецкого берега в Мисхор для торговли. прислал сватов к прелестной Арзы, дочери Абий акая.
Не любили и боялись Али-бабая в Мисхоре, ибо Покачал головой старик, жаль ему было отдавать
ловко уме! он обмануть при продаже п покупке. И дочь в чужую деревню, поплакала мать, но пришлось
шла о старом турке темная молва, будто высматри­ согласиться. Отпраздновали обручение.
вает он девушек в деревнях Южного берега, похи­ Пришла весна. Пышно зацвели деревья в саду
щает их и увозит на своей фелюге в Стамбул для Абий-акая, но еще пышнее цвела дочь Абия, краса­
продажи в гаремы турецких пашей и баев. вица Арзы. Надвигался праздник курбан байрам *,
Всегда не по себе было красавице Арзы, когда она праз1ник, когда в деревне играют свадьбы.
чувствовала пристальный долгий взгляд Али-бабая. На четвертый день курбан байрама была назначена
Очень часто встречался он ей внизу у берега, когда свадьба Арзы. Печалила ее близкая разлука с привет­
она спускалась к фонтану за водой. Встречались ливым садом, со всей родной деревней, с подругами
\
и с милым фонтаном у берега моря. И тайно грызла боя и журчанию источника, погрузилась она в вос­
ее душу еще другая смутная тоска. Ночью навещали поминания о своем детстве Слезы брызнули из ее
ее тяжелые сны; казалось ей, будто смотрят на нее прекрасных глаз при мысли о близкой разлуке с
в упор чьи-то недобрые чужие глаза. Вскрикивала Этими любимыми м естам и и со своей девичьей жизнью
Арзы и просыпалась в испуге. в отеческом доме и родной деревне.
Праздповала деревня Мисхор сразу три праздника: Не подозревала она, что несколько пар пытливых глаз
курбап-байрам, праздник весны и свадьбу красавицы неустанно наблюдают за ней и следят за каждым ее
Арзы. Юноши и девушки затевали на плоских кры* шагом. Не подозревала она, что во мраке спускаю­
шах саклей шумные веселые аджийины» 6 и с крыши щейся ночи кусты над берегом были заняты под­
на крышу перебрасывались задорными «гманэ» в. кравшимися чужими людьми. Не подозревала, что
Многолюднее и шумнее всего была сакля Абий акая. фонтан окружен со всех сторон.
Вся деревня Мисхор старалась принять участие в Намечтавшись у берега над волной, Арзы подошла
праздновании свадьбы всеми любимой Арзы. И из к фонтану, нагнулась и подставила свой кувшин под
соседних деревень, где так же высоко ценили и чти­ желобок. Звонко веселой струей побежала вода в се­
ли старого Абий-акая, приходили гости на торжество. ребристый сосуд...
Много было шума и веселья, но Арзы была омра­ Вдруг... что-то чуть шевельнулось над самоЬ ее
чена печалью. головой, послышался легкий кошачий прыжок, и две
Вот спустились весенние сумерки на крымский бе­ цепких руки обхватили тонкий стан несчастной де­
рег, вот в синюю тень погрузились подножия Ай- вушки. Отчаянный крик о помощи вырвался из уст
Петри. У деревни послышался хавал 7 чабана, воз­ несчастной девушки, но две другие руки закрыли
вращающегося со стадом и посерела просторная ей рот, набросили ей плащ на голову и скрутили
гладь моря. Арзы поднялась со своей подушки, на­ его так туго, что она но в силах была издать больше
ряженная в пестрый <антер» * невесты и тихонько ни звука.
вышла из хижины. В последний раз захотела она Злые пираты подхватили драгоценную добычу и
увидеться и проститься с дорогим для нее фонтаном во главе со своим хозяином Али-бабаем бросились к
и морским берегом. поджидавшей их лодке.
Взяла она свой медный кувшин-гугум, набросила Али-баба торжествовал. Наконец-то ему удалось
на себя чадру и спустилась к фонтану. Там у самых осуществить мечту своего жадного, преступного серд­
морских волн, прислушиваясь к плеску легкого при­ ца, похитить такую женщину, которая, сделавшись
украшением дворца самого султана, принесет ему б о ­ взрослые, стали взрослыми дети. Замечали жители Мис-
гатство и почет. Оа уже совсем было терял надежду, хора появление русалки, сильно боялись ее и не зна­
глядя на свадьбу Арзы, а тут жертва сама далась ли, кто она такая.
ему в руки. Но однажды приехали купцы из Стамбула и расска­
Обезумевший от ужаса и горя прибежал отец Ар- зали о том ,к то была русалка.
зы на крик своей дочери, но было уже поздно— ф е­ Когда разбойник Али-баба привез несчастную Арзы
люга Али бабы уже покачивалась в волнах, уносясь в Стамбул, то удача его не оставляла. Не успел он
к далекому Стамбулу. вывести плачущую красавицу на невольничий рынок
Вся деревня огласилась воплями. Все оплакивали для продажи в гарей какому-нибудь паше, как яви­
свою любимую Арзы. лись на рынок евнухи самого великого падишаха*
Тосковали о бедной похищенной девушке пе толь­ Они заметили девушку, осмотрели хорошо и нашли
ко несчастные родители и подруги, не только одно­ ее достойной ложа повелителя смертных, блистатель­
сельчане и соседи. Любимый ее фонтан, у которого ного халифа, наместника пророка на земле. Девушка
совершилось злое дело, прежде весело журчавший и была приведена перед очи падишаха и з достоилась вни­
дававший обильною влагу, стал иссякать, уменьшать­ мания и ласки. Али-бабаю была дана великая плата:
ся и, наконец, закапал тяжелыми капельками, как столько султанских золотых, сколько нужно, чтобы
горькими слезами. сплошь выложить ими парадное ложе его падишах­
Но один раз в год, ровно в годовщину похищения ского величества. И зацвел новый цветок в счастли­
красавицы Арзы, в тот же вечерний весенний час, вом саду повелителя. Но тосковала, плакала Арзы,
начинал фонтан струиться сильнее. В этот час из не находила себе места в гареме, дичилась жен, ра­
тихих волн выходила жительница морских бездн— бынь и евпухов и таяла не по дням, а по часам. Дал
русалка с младенцем на руках. Она подходила к фон­ аллах красавице Арзы ребенка, но не осветил он ее
тану, жадно пила из него воду, любовно мочила в нем померкшей души. Ровно в годовщину того дня, когда
руки и волосы, ласково гладила камни, салилась на руки разбойников пиратов схватили ее на далеком
берегу, задумчиво вглядывалась в морской простор, крымском берегу у любимого фонтана, поднялась Арзы
в игру звезд на ряби моря, взглядывала на деревню, с ребенком на угловую башню султанского сераля
тихо вздыхала и, снова опустившись в волны мор­ и бросилась в золотые волны Босфора.
ские, исчезала до следующего года. II так много лет В тот же вечер печальная русалка с младенцем
прошло. Умер от горя старый Абнй, состарились подллыла впервые к фонтану у берега Мисхора.
fpn страны, жили неправоверные джины. Они пе
признавали заветов аллаха, не творили его молитв,
нарушали его веления и подчинялись врагу аллаха—
великому бесу Иблису, которого сделали своим богом
н учение которого выполняли.
Аллаховы джины, живя на побережье Крыма, са­
жали сады, разводили виноград, сеяли хлеб и просо
и пряли лен. Иблисовы же джины, живя в диких
горных лесах, пасли стада па редких лугах, охоти­
лись на козлов и оленей и выжигали уголь.
Каждая группа джинов имела своего властителя,
ЛЕГЕНДА своего хана. Не было согласия между джинами ал­
лаха и джинами Иблиса. Часто шли между ними
О ЗОЛОТОЙ КОЛЫБЕЛИ
войны и распри. Они отнимали друг у друга пашни,
леек и пастбища, угоняли скот, не давали произво­
ОЧЕНЬ давние времена, когда не
дить сельские работы. Из-за згнх стычек зарождались
создал еще аллах великого праро­
дителя всех людей, Адама, изгнанника кровавые военные походы, разорялись и сжигались
деревни, много джинов убивалось и уводилось в
джеинета1, па свете жили какие-то
древние не то люди, не то духи по на­ позорное рабство. Ненавидели аллаховы джины ибли-
совых, а иблисовы аллаховых. Ненавидели и их ханы
званию джинтайфасы.
друг друга и всегда были полны жаждой мести за
Были разные джипы. Одни были правоверными,
прошлые обиды.
другие— неправоверными, не признававшими единого
Но чаще побеждали иблисовы джипы, так как
аллаха, создателя всех миров.
они были более смелы, подвижны, жестоки, неустра­
По эту сторону крымских гор, вдоль всего побе­
шимы, выносливы, закаляясь на охоте и пастьбе
режья, жили аллаховы джины. Они были верны за­
скота, а джины-земледельцы были робки, боялись
ветам единого аллаха и его пророка, произносили
уходить от своих хижин и пастбищ, плохо владели
по правилам молитвы и пять раз в день восхваляли
оружием, не привыкли к военным хитростям и же­
его премудрость. По ту сторону крымских гор, вну-
стокостям.
У хана иблисовык джинов был сын-наследник, горящих как звезды, и о губах, манящих как черешня,
юноша редкой красоты, смелый, страстный и н астой ­ и о мягких пленительных волосах.
чивый. Не знал он еще любви, так как не было в Много рассказали невольники пылкому юноше, и так
стране иблпсовых джинов девушки, достойной та­ ясно представилась ему несравненная красота дочери -
кого витязя. И жадно прислушивался он к рассказам южнобережского хапа, что загорелось у него неукроти­
о чужих красавицах. мое желание хотя бы посмотреть на никогда не­
Был у ханского сына дядька воспитатель2, неволь­ виданную им красоту, хотя бы услышать из уст бла­
ник хана, который когда-то маленьким мальчиком гоухающее слово и сказать ей, что нет во всем Крыму
был украден иблисовыми джинами у аллаховых в девушки, подобной ей. Глубокая страсть разгорелась
лесу, когда собирал кизил. Он вырос в неволе, о т ­ в его мужественном сердце, все мысли его наполни­
личился умом и многими доблестями, в старости по­ лись думой о прекрасной, никогда невиданной им
лучил поручение воспитывать ханского сына, на­ соседке. Перестала радовать его п охота со сверст­
учил его разному искусству и стрельбе из лука, и никами на оленей и козлов на Яйле и в дремучих
метанию из пращи, и прыганью, и бегу. Очень по­ горных лесах, и состязания в меткости стрельбы из
любил старый раб своего воспитанника и рас­ лука в летящую птицу, и ск£чки на диких горных
сказывал ему, как живут другие джины, какие у конях, и военные игры с мечом, копьем и щитом,
них витязи и девушки. Часто виделся старик тайком и охота за пленниками с длинным арканом, и веселые
с другими невольниками своего племени и знал пирушки у отцовского очага, и рассказы его старых
через них обо всем, что происходило на его родине. воинов о давних походах, боях, победах, и сказкп старух
Рассказывал старый дядька воспитаннику своему, о славных царских сыновьях в далеких странах. Стал
чго у хапа аллаховых джинов на морском берегу сын хана мрачен и молчалив, погрузился в думы,
Крыма есть молодая дочь, такая красавица, что только отказывался от еды и питья, не находил покоя, молчал,
о ней и поют соловьи той страны и далеко за ее не смея проронить слова о своей преступной страсти к
пределы разносят сладостную славу о ее несравнен­ дочери врага, размышлял без сна по ночам и тоско­
ной прелести. Велел молодой сын хана привести к вал так, что пожелтел, иссох и стал похож разве на тень
себе тайно тех невольников, которые видели прин­ свою. Так далеко завела его скрытая от всех любовь.
цессу, и расспрашивал их обо всем, из чего слагается Глубоко печалился старый хан, глядя на скорбную
ее дивная красота,— и о коже лица, похожей на ле­ перемену в любимом сыне. Настойчиво допытывался
песток розы,п о тонкпх стрелках бровей,и о глазах. он от него о причине его тоски, но юноша молчал,
käK могила. Призывал tan искусных колдунов, чтобы запретил сыну даже и помышлять о проклятой ино­
его излечить, но те не находили никакой болезни, племеннице, осыпал ее имя страшной бранью, грозил
и тщетны были все их заклинания от дурного глаза. юноше заключением и отцовским проклятием и уста­
Старался хан разкеселить сына плясками невольниц, новил за ним строгий надзор. Одно упоминание об
шутками придворных насмешников, воинскими заба­ иноверном соседе-хане и его племени приводило ста­
вами, зурнами, и сантырами3. Но ничто не помогало, рика в свирепую ярость.
принц оставался мрачен и угрюм, и не мог отец раз­ Но не таково было твердое сердце юноши-принца,
гадать тайны его печали. чтобы можно было угрозами изгнать из него черты
Призвал тогда старый хан к себе верховного любимой. Видя неукротимость гнева своего отца, он
жреца Иблиса и поручил ему во что бы то ни стало про себя твердо решил тайком бежать из пределов
узнать причпну скорби сына. Тот стал следить за власти грозного отца и пробраться во что бы то ни
каждым его шагом, словом и вздохом, но ничего стало за горы в приморскую страну аллаховых дяси
не мог заметить. Наконец, когда в одну ночь юноша нов, ju мечте своего сердца, чтобы хоть единый раз
забылся краткой дремотой, верховный жрец подкрался взглянуть на свой кумир и исцелить душу свою единым
к нему, приник ухом к его шевелящимся устам и взглядом ее прекрасных глаз.
услышал явственное: «О, Зехра, Зехра!» и слова ве­ Долго, долго размышлял печальный юноша, как ему
ликой любви и печали. выполнить свое решение, как обмануть отца и по­
Долго гадали хан со своим жрецом, о ком шептали ставленный им надзор. Никто не мог ему помочь в
ночью уста юноши, но не могли никак догадаться. его планах, кроме его старого преданного слуги,
Долго спрашивали они повсюду, но не нашлось во дядьки, который вырастил его с малолетства и
всем ханстве ни одной девушки по имени Зехра. душу свою готов был положить, чтобы исполнить
Стали они тогда призывать гадателей и гадать на желание воспитанника. Старик достал тайком платье
имя «Зехра». И догадался один из колдунов и указал, чабана, в одну темную грозовую ночь положил свер­
что Зехра живет по ту сторону гор на берегу вели­ нутое из соломы чучело на ложе принца, а сам с
кого моря. Опросили они пленников из аллаховых переодетым юношей проскользнул мимо дворцовой
джинов и узнали всю правду. стражи, прокрался глухими мрачными переулками к
В старом хане тревога сменилась страшным гпевом. городской стене, отыскал ему одному известный под­
Измену увидел он в преступной страсти сына, нзмепу земный ход, ведший из старого разрушенного под­
отцу, племени и его древнему богу Иблису. Он вала под стеною наружу в ближайший лес в скры­
тую пещеру. Только здесь беглецы остановились н а рвали сторожевые собаки, высокие ограды и крепкие
минуту, чтобы вздохнуть, по тотчас же осторож но заборы преграждали ему путь.
скользнули дальше по глухим лесам по скалам, и
Решили, наконец, беглецы придумать хитрость,
пропастям, без дорог и тропинок, по дебрии, куда
чтобы во что бы то ни стало пробраться во дво­
не ступает нога путника и где только горные козлы
рец и выполнить горячее, непреклонное желание
прыгают со скалы на скалу, не боясь стрелы о х о т ­
юноши. Стал принц вместе со своим старым слу­
ника, да мрачный барсук копошится в расселинах,
гой разучивать неведомые им до сих пор свя­
щелкая орехи. щенные песпспения. Долго учили и выучили их
Так бежали они всю ночь все выше и выше в
большое число. Тогда они переоделись в платье
горы и к рассвету поднялись на самую Яйлу. П у­
странствующих нищих-дервишей и стали ежедневно
стынна была Яйла, служившая границей между о б о ­
подходить к воротам ханского дворца и распевать
ими ханствами, страшились показываться, сюда джины
священные гимны, восхваляя премудрость аллаха и
и той и другой стороны, но все же побоялись б е ­
его халифа 4 на земле, великого хана правоверных
глецы дневного света, спрятались в мрачной пещере джинов.
и дождались вечера. В темноте второй ночи они о с т о ­
Прекрасный певучий голос молодого дервиша,
рожно прокрались по опасным скалам и провалам
страстные настойчивые мольбы, выражавшиеся в зву­
Яйлы и скользнули в леса южного склона. Проби­ ках его песен, нашли, наконец, дорогу к уху красавицы-
раясь между сторожевыми постами аллаховых джи­
принцессы. Она стала в обычный час приближаться
нов, между стоянками охотников и котами чабанов,
к воротам и в открытом месте слушать прекрасные
остерегаясь их свирепых собак, спустились беглецы
гимны дервишей. Наконец красавица Зехра начала
к утру к прибрежным селениям. упрашивать старого хана, своего отца, разрешить
Трудно было бежать из отеческого дворца народ­ святым дервишам в священные дни приходить в ее
ного племени, трудно было пробраться незамечен­ дворцовую молельню и оглашать ее песнопениями.
ными через непроходимые горные леса в чужую вра­ Старого хана также глубоко растрогало прекрасное
жескую страну, но самое трудное было проникнуть пение дервишей и он допустил священных странни­
во дворец правоверного и увидеть его зорко обере­ ков во внутренние части дворца, уступая просьбам
гаемую красавицу-дочку. Долго искал случая и из­ красавицы-дочки.
мышлял ханский сын способы выполнить свою ме­ 1 уг-то в священной тишине храма аллаха впервые
нт^__ничего не помогло. Его прогоняла стража, увидел переодетый принц-дервиш ту, о ком столько
бессонных ночей мечтала его душа. Долго но м ог явился в настоящем виде витязя, но не открыл сво­
он притти в себя от трепета и изумления, пбо все его действительного происхождения.
мечтания его были лишь бледной тенью той красоты, Счастлив был безмерно и старый хан, когда его
которую он теперь видел перед собою на яву, и не дочь, прекрасная Зехрц, наградила его золотокудрым
было границ его восторгу. Но и сама принцесса Зе- внуком. Очарованный дед подарпл ей фамильную ко­
хра скоро заметила, слушая дивные гимны, что не лыбель, в которой по наследству с давиых веков
только звучным голосом обладает молодой дервиш, укачивались все наследные принцы ханского рода
но и прекрасным, мужественным, гордым лицом, св е­ правоверных джинов. Была колыбель сделана из
тящимся, смелыми, пылкими глазами и могучим, гиб­ чистого золота с слоновой костью, вся сверкала дра­
ком, стройным станом, проступающим из-под нищен­ гоценностями н мастерством работы, а при качании
ских дервишских одежд. сама собою издавала нежные колыбельные песни.
Прошло несколько времени, и все чаще пели дер­ Стала красавица Зехра укачивать своего прелестного
виши свои песнопения для красавицы-принцессы в младенца в золотой поющей песни колыбели.
молельне. И уже не только искусство пения показы­ Тем временем слух о браке ханской дочери с ка­
вал молодой дервиш во дворце, он участвовал и в ким-то пришлым витязем, принявшим ее веру, дошел
состязаниях в стрельбе из лука и в метании копья, до края иблисовых джинов по ту сторону Крымских
и в борьбе, и в верховой езде, и никто из правовер­ гор. Давно уясе их хан тщетно искал своего исчез­
ных юношей не мог сравниться с ним мужеством, нувшего сына и никак не мог найти его следов. Он
силой и меткостью. И заподозрела красавица Зехра пытал и казнил стражу, не уберегшую его, он при­
и ее отец, правоверный хан, что не нищий дервиш зывал гадателей, но ничего но мог узнать. Наконец
входит в их дворец, а какой-то пришлый витязь, по­ он решил, что беглый сын погиб в горах и лесах
кинувший свою землю. и что лучше ему, беглецу, умереть такою смертью,
Прошли месяц за месяцем и пришел день, когда чем попасть в сети своей возлюбленной, дочери
два любящих сердца открылись в преданности друг ненавистного хана приверженцев аллаха. И утешал
другу. Не было предела их блаженству, когда ста­ этим хан свою отцовскую скорбь.
рый отец красавицы не нашел слов отказа на их Когда же дошла молва о браке при дворе хана
мольбы и согласился сочетать их браком. Принц тор­ алляховых джинов и о рождении наследного мла­
жественно принял веру своей возлюбленной, веру денца, страшное подозрение закралось в душу ста­
единого аллаха, сбросил притворные одежды дервиша, рика. Он послал лазутчиков в ненавистную враже­
скую страну, чтобы они посмотрели на пришлого ви­ на селения прибрежных джинов свирепые пришельцы
тязя, мужа принцессы. Лазутчики принесли весть, из-за гор. Не трусами показали себя и аллаховы
что это действительно сын хана, бежавший из отцов­ джины. Они выставляли свое храброе войско и му­
ского дома и принявший ненавистную веру аллаха. жественно защищали свою землю и веру, свои хи­
Безмерна была ярость старого хана против бег­ жины, жен, детей и стариков. Сам старый правовер­
леца и изменника-сына, бросившего родной край, ный хан собирал отряды и направлял их навстречу
свое племя, отца и его ханский трон, предавшегося врагам. Его мужественный зять стоял во главе вой­
кровным врагам, сочетавшегося мерзким браком с ска, защищавшего его новую родину. Его видели в
дочерью злейшего недруга, породившего с нею змеи­ первых рядах, в самых опасных местах; как лев бро­
ное отродье и совершившего самое страшное дело: сался он вперед, увлекая за собою аллаховых воинов,
изменившего вере отцов, служению Иблису. Великим и стремительно поражал приверженные Иблису вой*
гневом и местью закипело сердце старика и решил ска своего отца, своих единоплеменников, бесстрашно
он уничтожить и отступника-сына и проклятое гне­ защищая от них свою любовь, свою красавицу и сво­
здо врага, совратившего его своим чародейством, и его сына. И его оружие сопровождала победа.
всю страну ненавистных правоверных джинов. Уни­ Но не везде и не всегда мог быть в первых рядах
чтожить так, чтобы навеки с ними покончить. храбрый, бесстрашный предводитель, не все его вои­
Созвал хан всех своих вельмож и жрецов на Диван ® ны были так же крепки сердцем, как он. Пока он
клялся перед ними именем великого Иблиса отомстить побеждал в одном месте,— в других слабели его вой­
врагу и потопить его в крови и просил всех помочь ска под напором разъяренных горцев и терпели по­
ему в этом священном деле. Жрецы и вельможи, ражения. Так случилось, что он отважно бросился с
почуяв добычу, еще больше разожгли его гнев отборным отрядом на врагов, врезался в их ряды,
и обещали дать всех своих воинов. Собралось в го­ сея вокруг себя ужас и смерть, проник далеко вглубь
рах огромное войско последозагелей Иблиса, и, под­ их войска, стараясь достигнуть отцовского сгана, и
стрекаемое его жрецами, припоминая древние обиды, не осмеливались враги приближаться под удары его
возбуждаемое гневным мстительным ханом, ринулось стремительного меча. В эго время в других мостах
через горы на вражескую землю. поколебались и были обращены в бегство его от­
Семь лет и семь зим длилась страшная война. Кровь ряды, сомкнулись за его спиной ряды врагов и он с не­
лилась рекой, земля дрожала под копытами лошадей, устрашимой горстью храбрецов оказался окруженным
воздух наполнялся свистом__стрел. Яростно нападали и отрезанным в опасной горной теснине. С беззавет­
ной храбростью защищался отряд, много врагов полегло Старый хан аллаховых джиннов долго защищался
у его ног, но прибывали все новые и новые толпы, с дочерью и внуком в своем дворце, где ныне нахо­
тучи стрел сыпались с соседних' скал, огромные дится Алупка. Долго не могли взять его враги и
камни скатывались в теснину и, наконец, метко пу­ придумали способ, чтобы уничтожить его совершен­
щенный чьей-то скрытой рукой камень из пращи п о ­ но. С самой вершпны горы Ай-Петри сталп они сва­
пал отважному предводителю прямо в висок и по­ ливать огромные обломки скал; те с страшным гро­
верг его мертвым на землю. То был камень из пращи хотом и неудержимой силой катились вниз и падали
его гневного и мстительпого отца-хана. Лишенный прямо на дворец, разбивая его в осколки и щепки.
любимого вождя недолго мог сопротивляться весь Столько этих страшных скал посбрасывали враги,
отряд и был уничтожен до одного человека. Рядом что и следа не осталось от ханского дворца, а на
с убитым витязем легло и изрубленное тело его вос­ месте его образовалась огромная груда горных о б ­
питателя, старого раба. ломков, нагроможденных друг на друга в мрачном
Страх и ужас напал на всю землю аллаховых джи­ хаосе.
нов. Уже никто не думал о сопротивлении, думали Старый хан, убитый горем и охваченный глубоким
лишь о бегстве и спасении. Оя£есточенные воины отчаянием, видя неминуемую гибель дворца, когда
приверженцев Иблиса хлынули безудержным потоком первыег камни ринулись с Лй-Петри, бросился спа­
в беззащитную страну, жгли, грабили, убивали все, саться через последнее убежище— через потайной
что попадалось на пути, камня на камне не остав­ подземный ход, который вел из дворца в Алупкс
ляли от былых деревень, городов и храмов, в мрач­ нверх в горы, в крепость Исар на горе, называемой
ную пустыню превратили цветущий Южный берег теперь Крестовой. Ои устремился по подземному ходу,
Крыма. Счастливым мог почитать себя тот, кто был увлекая за собою рыдавшую дочь, прекрасную Зехру
уведен в тнжкое рабство: он сохранял по крайней мере и маленького внука. Из всех своих былых богатств
жизнь свою. Остальные были до одного все перебиты и сокровищ они захватили с собой только одну, са­
Куда было спасаться? Не было аллаховых кораб­ мую дорогую драгоценность—золотую поющую ко­
лей на морском просторе, крепости на горных ска­ лыбель.
лах были уже разрушены врагами, а все пути и С великим трудом и мукой поднялись они по
тропы из их прибрежной страны вели через горы в мрачному длинному подземному ходу в крепость.
страну ненавистных врагов, иблисовых джинов. Не Там вверху был выход в скрытую таинственную пещеру
было никому спасения. в расселипе. Когда они подошли к нему, то с ужа-

352 19 С к а з к и и леген ды 35Я


сом я отчаянием увидели, что их грозная крепость тож е
уже взята и разрушена врагами, что и на нее свали­
лись могучие обломки скал с Ай-Петри, и что рассе­ руками или ногами. Очень крепко колыбель заколдо­
лина с пещерой завалены так, что нет совсем из них вана старым ханом. Никому не дается она в руки,
выхода. если не имеет тот нужного талисмана.
Не могли их здесь найти свирепые враги, не могли А талисман может открыться только тому, в ком
их ни убить, ни увести в позорное рабство. Но могли горит такая же могучая беззаветная любовь, какую
ли они здесь найти спасение? Кругом вих лежала опу­ яоаил в себе отважный сын хана иблисовых джинов,
стошенная разрушенная страна, наполненная трупами, павший от руки собственного отца.
среди которых рыскали озверелые враги. Никто не
мог их спасти, открыв выход из пещеры. Без всякой
помощи и поддержки несчастные, претерпев страшные
страдания, умерли с голоду в своей горной пещере,
у выхода из подземного хода.
Перед смертью старик-хан произнес над золотой
колыбелью грозное заклинание, от которого она стала
невидимой.
Предание говорит, что золотая колыбель эта еще
и ныне хранится в мрачной пещере горы Псар.
Только иногда, во время сильной бури, когда вихрь
п[гоникает в заколдованное таинственное подземелье
и раскачивает колыбель, она тихонько поет зауныв­
ную колыбельную песню.
Многие, очень многие с давних пор старались как-
нибудь достать золотую колыбель в пещере на Кре­
стовой горе, по всегда безуспешно. Многие платились
жизнью за свои дерзкие попытки, срываясь со скал,
другие, спасши спою жизнь, возкращались перепуган­
ные, полубезумные с искривленными навеки ртом,
Упорным дружным трудом расчищали джины дре­
мучие леса, выравнивали пашни, насаждали сады, от­
крывали источники, и все лучше, легче п богаче ста­
новилась их жизнь.
Но чем больше справлялись они с нуждой, чем больше
побеждали лесные дебри и скалы, чем легче делалась
их жизнь, тем яснее они видели, что сами они своим
трудом улучшают свою жизнь и что если не будешь
работать сам, то и аллах тебе не поможет. Все больше
проникал в сердце их дух недовольства строгими пред­
писаниями аллахова закона, мешавшими их труду, ра­
дости и веселью. Все меньше времени проводили они
ЛЕГЕНДА в храмах, все меньше били поклонов, все меньше
давали денег на аллаховы нужды.
ОБ АЮ -ДАГЕ 1
Давно ждал этого хитрый бес Иблис2, изгнанный
ОТ что передавали нам о горе Аю-Даг аллахом с небес за такое же непослушание, толь­
наши деды, а им их деды и прадеды— ко и ищущий, как бы подзадорить острым словом
греки, несколько сотен лет тому назад непокорных, тяготящихся строгостями аллаховых
жившие там, где мы сейчас живем с велений.
нашими детьми и внуками. И признали джины своим пророком хитрого,
Когда-то давным-давно, в стародавние времена по враждебного аллаху Иблиса, и поклонялись ему, сле­
всему крымскому побережью жили не люди, а некое дуя его премудрости, и радовалось его сердце такой
племя джинов. Тяжела и сурова была их жизнь в ди­ удаче. Учил он их не унынию, а радости, не покор­
кой горной стране, тяжел и мучителен был их непо­ ности, а смелости, не заботам о месте в раю после
сильный труд. И верны они были заветам и учению смерти, а о весельи на этой земле.
аллаха, возносили к нему молитвы и повиновались Пророк, посланный аллахом, напрасно являлся среди
указаниям пророка, которого аллах послал в эту стра­ отвернувшихся от аллаха джинов, поучал их угод­
ну, чтобы просветлять умы и сердца лжинов. На­ ными аллаху словами, призывал, отступиться от иб-
деялись они, что аллах и его пророк облегчат их дисовых радостей и возвратиться к покорности
тяжелую жизнь.
единому аллаху. Говорил он им мвого о гневе и суде, Отдал аллах об этом приказ своему свирепому мстп*
о наказаниях и муках в аду, о жертвах и постах. телю, Великому Медведю, который в дальней сумрач­
Пролетели мимо глухих ушей джинов его надо­ ной стране всегда лежит скованный крепкими цепями
евшие им слова. Не признавали джины его истин­ и огромными вечными льдами. Он снял с него вели­
ным пророком, смеялись над его страхами и при­ кие цепи и раздвннул крепкие льды и велел ему плыть
зывами, клеймили презрением, как самозванца, в страну забывших его заветы и отшатнувшихся от
и, наконец, увлекаемые веселым учением Иблиса, него джинов и тяжко их покарать.
стали изгонять его из своей страны, лишили пода­ Освобожденный от цепей и льдов, Великий Мед­
яния, питья и приюта, даже осыпали камнями, угро­ ведь, грозный мститель аллаха, быстро проплыл по
жая смертью. широким морям и приблизился к берегу Крыма, к
Пришлось аллахову пророку тайком и с великим стране племени джинов. В том месте, где близ мыса
трудом вырваться из вражеских рук Иблиса и спа­ Сарыч лежала первая деревня джинов Форос * и на­
стись бегством из селений джинов в глухие горные чиналась страна этих отступников от аллаха, там Ве­
леса. В глубоком упынии и отчаянии поднялся он па ликий Медведь подплыл к берегу, вышел из глубо­
высокую гору для жалобы аллаху. Молился он сорок ких вод морских и поднялся на сушу, обнаруживая
дней и сорок ночей, не вставая со своего молитвен­ все свое огромное тело. И был он так велик, тяжел
ного ковра и умоляя аллаха покарать отступившее и страшен, будто необъятная грозная гора, а густая
от его веры племя джипов, предавшееся Иблису и шерсть на нем была как дремучие леса, ребра взды­
изгнавшее его, своего праведного, свыше послан­ мались как могучие утесы, морская вода сбегала по
ного пророка. Он настойчиво просил аллаха наслать телу как шумные горние ручьи и водопады в лесу.
на изменников тысячу и одну беду, уничтожить их Могучие тяжкие лапы Великого Медведя ступили гру­
всех и тем показать грозный пример в назидание зно на крымскую землю, а мощная спина, в это время
другим племенам и народам, сохранившим пока вер­ поднявший, из воды морской, достигла самых облаков.
ность аллаху. И поднялись от выхода Медведя из воды такие не­
Сорок дней и сорок ночей не слышал аллах своего ликие волны у всего крымского побережья, что много
I верного пророка, занятый другими грешниками. На погибло джинов, бывших у берега и несколько при­
сорок иервый день он внял, наконец, его громкому брежных деревень было начисто смыто. Вышел на
голосу и настойчивым мольбам и Лал измышлять * сушу мститель аллаха Великий Медведь и двинулся
грозное наказание. по стране джинов вдоль берега. Своей великой груз­
ной тяжестью on все разрушил на своем пути, страш ­ детей, ни мольбы матерей не могли остановить разъ­
ные лапы его раздавливали все, что под них попадало,— яренного мстительного зверя. Опьяненный своей
живое и неживое, леса, стада и целые деревни. О ст­ неотразимой мощью он со все большей силой
рые могучие когти взрывали землю огромными б о р о з ­ продолжал свое разрушительное дело. На том ме­
дами, оставляя после себя ряды глубоких оврагов и сте, где ныне простирается долина города Ялты,
ущелий. Под великим грузом медвежьего тела п о ­ стояли в то время главные храмы джинов и слу­
ползла грозными оползнями земля со склонов крым­ жили Иблису самые высокие жрецы, его самые близ­
ских гор, бывших до этого мягкими и округлыми, кие сподвижники. Тут ярость Великого Медведя до­
и обнажались как кости из-под мяса твердые крутые шла до крайних пределов, постарался он совсем ис­
каменные недра. Но и камень не устоял под небы­ коренить богохульную местность, чтобы она всякое
валым грузом, и рушились с великим громом скалы сходство потеряла с прежним своим видом. Он на­
и целые горы, рассыпая далеко вокруг себя груды жимал могучими боками, ударял и напирал тяжкими
осколков, погребая под собой дома и селения не­ лапами, разъяренно рыл и ломал неумолимыми когтями.
счастных джинов. Дрожала и стонала прибрежная И отодвинулись высокие горы дальше от берега,
страна, рушились деревни, мгновенно изменялось лицо обнаружив скалистые недра и обступив большим кру­
гор, вырастали острые отвесные скалы, менялись гом провинившееся место; образовались глубокие до­
под тяжестью твердые земные слои, ложась в при­ лины и широкая котловина там, где прежде стояли
чудливые складки. И гибло племя джинов от мала высокие холмы и пологие скаты. И следов не оста­
до велика, и никто не оставался в живых. А в тех лось от былых капищ врага аллаха Иблиса и от
местах, где особенно велика была непокорность джи­ его жрецов.
нов аллаху, где особенно почитались враждебные ему Дошла здесь до пределов ярость аллахова мстите­
учения, там разъяренный мстительным гневом Ве­ ля— Великого Медведя. Тяжело было передвигать по
ликий Медведь пускал в ход всю могучую силу своих земле OI ромное грузное тело, привыкшее к воде и
когтей, грозными ударами рыл землю, ломал и кро­ тысячи лет скованное цепями и льдами. Велика была
шил скалы, низвергая целые горы, оставляя после сила грозного зверя, но велика и мощь тяжелых недр
себя грозные груды дико нагроможденных друг на земли и крепость глубоких каменных пород. Ослабел
друга камней. Их и сейчас увидишь в Алупке, Си­ гнев Медведя, уничтожив главное гнездо отступников
меизе, Орианде, Кучук-Кое. от аллаха.
Ни жалостные вопли гибнувших джинов, ни крики И все же, по воле своего повелителя, продолжал
он свой разрушительный путь вдоль побережья, уни­ ппть. Грозно бурлило море у его жаждущей пасти,
чтожая и ломая все по дороге. Но сила и ярость его вливая в нее неиссякаемые потоки. Высокие волны
была уже не та. Так добрался он до того места, где ходили по всему побережью от тяжкого дыхания ог­
глазам его открылась цветущая и приветливая Пар- ромного зверя. Жажда Медведя была так велика, что
тенитская долина, ласкающая взор миловидными хол­ он пил долго, очень долго.
мами, роскошными садами, благоуханием цветов, Не утоливший еще своего гнева, жаждавший еще
сочной зеленью лугов, тяжелыми гроздьями богатых крови и мести аллах стал призывать Великого Медве-
виноградников и миловидной нашей деревней Партенит. ведя выйти из моря и продолжать свой путь, разру­
Надвинулся Великий Медведь на ПартенитСкую до­ шить и Партенптскую долину, уничтожить деревню,
лину, поглядел на ее несравненную красоту и б о ­ пойти дальше по берегу. Не терпело его мститель­
гатство и увидел, что нет лучшей долины во всем ное сердце такого промедления. Но не слушал Мед­
Крыму и наверное на всем свете. Вышли из деревни ведь понуканий аллаха и все продолжал ненасытно
Партенит жившие там джины, трепещущие перед пить.
приближающейся ужасной гибелью, преклонили ко­ Великим гневом наполнилось сердце аллаха от та­
лени и громкими воплями оглашали долину. Матери кого промедления, открылись уста для проклятия:
протягивали в руках младенцев навстречу грозному — Был ты великим моим мстителем, будешь вели­
Зверю, моля о пощаде. Юноши обнимали дрожащих не­ ким ослушником. Оставайся навеки на этом месте в
вест, укрывая от неотвратимой гибели. назидание поколениям.
И дрогнуло тут свирепое сердце мстителя и вспом­ И стали от яллахова проклятия каменеть огромные
нил Великий Медведь, что далек уже пройденный члены Медведя, мощные бока превратились в страш­
им путь по крымскому побережью, что много уже по­ ные отвесные пропасти, высокая спина стала мощной
трудился он во славу аллаха над уничтожением не­ округлой вершиной горы, модвежья голова над мор­
верных джинов, что утомились его могучие лапы, ской пучиной сделалась острой скалой, густая шерсть
пересохла грозная пасть, неукротимо жаждущая обратилась в непроходимую дубовую чащу. Великий
прохладного питья. Повернулся Великий Медведь к Медведь стал Медведь-горой, Аю-Дагом, и замер навеки.
широкому морю, погрузился передними лапами в его Только великое Черное море продолжает грозно
холодную пучину, поклонился своему повелителю ал­ бурлить около пасти Медведя, как будто он продол­
лаху семь раз, преклонил оба колена, опустил страш­ жает поглощать морскую влагу, и очень боятся осто»
ную пасть в голубую влагу и стал долго и жадно рожные мореплаватели этих опасных водоворотов.
Прошло много веков, успокоился Южный бер ег
Крыма после страшного посещения Медведя. Выросли
леса, развелись животные, расселились люди. Вблизи
новой горы образовались деревни: и Гурзуф, и Кизил-
аш, и Дерменкой, и Куркулет, и старый Партеннт.
Но все онп держатся поодаль. Все-таки страш но__
идруг древний Медведь опять ослушается аллаха и
ПРИМЕЧАНИЯ
пошевелится. И остается гора Аю-Даг безлюдной,
1. СК АЗК А О БЕКРИ М УСТАФЕ
чикто пе решается поселиться на ней или завести хо- BEKIR MUSTAFA M ASALb
ияйство. Нашлись когда-то смельчаки, что построили 1. С е л я м л и к— S е 1' а ш 1 ь q— праздник в старой султан­
на его вершине крепость и монастырь, но видно им ской Турции, во время которого происходили торж ественны е
пришлось плохо: одни развалины4, иоросшие древним церемонии при султанском дворе с выездом султана по ули­
J-охом, свидетельствуют об их смелости. Никто пе цам Стамбула для принятия поздравлений от народа.
.’ хивет- на Аю-Даге. 2. И м еется, вероятно, в виду султан Сулейман II Вели­
колепный, 1520— 1566 гг.
Только недавно, лет десять тому назад, высадились 3. С у л т а н ы м—S u 11 а п ь ш —мой султан, ы м— татар
под Аю-Дагом мальчики и девочки с красными по­ ская притяжательная приставка первого лица, т. е. «мой>.
вязками на шее и устроили себе большой лагерь под 4. П и а с т р —Р i a s t г —турецкая монета, прпбл. 8 коп.
^аыым боком Великого Медведя. Это— всем нам из- 5. Ш а р и а т — Ş е г i a t — мусульманский свод законов
Здесь Бекрп издевается над шариатом, который в действи­
пестпый пионерский лагерь Артек.
тельности не велит называть вино вином, а велят ие
Как они не боятся...
пить его.
6. Д е р в п ш — D е г V i ş—бродячий мусульманский подвпж
ник (вроде христианских монахов), отрекшийся от всех
земны х благ и нищенствующий, ища в этом достижения
нравственного совершенства.
7. И ш а к— Е ş е к—по-татарски осел.
<S. K e v - г л а н — К о r-o q 1 а п—слепой парень.
9. Семьдесят кисе (кошельков) золота—наивысший штраф
по ш ариату за убийство. О строта всего этого эпизода
заключается в том, что под влиянием вина безногий гр о­
зит за топ та ть ногами, которы х у него нет, слепой бу д то бы
, пдят глазами и собирается «стук н уть», а голоштанник
муж, объявивший жене о разводе, считается уже тем самым
_ п „ р тзаплатить семьдесят кисетов золота. бесповоротно разведенным.
10 Начало мусульманского религиозного восклицания: «Н ет
7. Ф е т в в - F e t v a — узаконение. Кади пли кадий—судья.
6 „ °. “ р .Т . О .г , М „— д т . п р ор ок .—L'ailahe Ш а И Л .
Должность эта является религиозной, ибо судьи должны
были судить по религиозному кодексу (шариату).
9 Г К Х З К А О ВОРЕ АМ ЕТЕ И К А Р М А Н Щ И К Е М ЕЛ ЕТЕ
8. X а н у м—Х а п ь т —по-татарски—госпожа, барыня.
x b x l i А « Е Т VE ÇEP X b R S b Z b М Ш Е Г M ASALb
9 Х п л е - ш е р — H l l e - ş e г - о б х о д закона, хитрость,
1 Популярная татарская п о г о в о р к а -«С е v 1 г qaznb допускаемая шариатом для оправдания в чью-либо пользу
) . . “ . Т ь . . - у н . т р Л . . х « а ™ «ь , остановить какого-нибудь нарушителя закона.
10. И б л и с — 1 в I i S—дьявол. См. сказку 7-ю прим, 2-е.
Т Д я"® а н —Р I V а я —государственны й с .... н р ы .с в н .
*. С К А ЗК А О ТРЕХ БЛАГОЧЕСТИВЦАХ
Х83 ° Т е л я л__Т е 11 а 1— глашатай, объявлявши» па рынках п YC DINDAR MASALb
улицах о правительственных распоряжениях, а также
1. А з р а и л —А г г а 11—ангел смерти.
ПР4 'Т в “ « * а ,е й ку м S е 1’ а ш а 1 е ] К У m -о б ы ч н о е у 2. А ] п ь ц o n d e r t i n e в е ц z е г— Очень обы чное в
кры м ско-татарских сказках сравнение.
м у ' у л ь ^ Г а р Г о е приветствие.
3. Д ж а н —Ç а п --п о-та тар ск п душа. Джаным— моя душа,
«ага» к имени выражает почтительность .
моя дорогая.
Т ’в я ’Л р ь 1 Г -..Р .Ы » мпвпстр а с у л х .н с .о »
5. СК АЗК А О Ч АМ АШ И РД Ж И -ОГЛ АН Е
Турции.
CAM AŞbRÇb OQJLAN M ASALb
3. СК А ЗК А О ПОРТНОМ И Ж АДНОМ МУЛЛЕ
AC KOZ MOLLA VE PORTNOj MASALb 1. Традиционный зачин крымско-татарских сказок: В i г
zamanda ваг eken, в i г z a m a n d a j o q eken
1 Главная мусульманская святыня в Мекке Кааба, боль- буквально: «К огд а-то было, когда то не было».
шой черный камень, упавший по преданию с ueba- 2. Ч а м а ш и p —C a m a ş b r —белье, Чамаширджи— тот, к то
2 Т а в а ф - Т a v а f -рел игиозная церемония вокруг Каабы его стирает. О г л а н - О oj I а п —по-татарекп мальчик, парень.
3. См. сказку 4-ю, прим. 3-е.
■ “ к а « .р -К « т .г -н ..с , сл у*.щ вП . . . с т . с т .» .► 4. П е р п - Р е г i —фея в мусульманских сказках. Табе.
ристай—несущ ествую щ ая сказочная страна. Малый Самар­
“ “ « в - Н а ( ь -Р « л в г а .Я ы» титул У « е у л ь .,..
канд—несущ ествующ ий сказочный город.
присваиваемый лицам, побыиавшим в Мекке. 5. К а д и й—Q a d ь - с м . сказку 3-ю, прпм. 7-е.

1
6. Т а ш - Т а a q—законный развод. По законам шариата
6. Э ф ф е н д п —Е f е n d i —мусульманский титул, у п о т р е ­
блявшийся для иочти тельного обращения к ученому человеку.
7. Н а и б —N a f p — помощник калпя. А с к е р -с о л д а т . Ему подчинены многочисленные другие злые духи, напри­
8. К а в а с - Q а V a s —дворецкпН, швейцар. мер, джины, т. е. мелкие бесы.
9. Д ю р б е —D у г в е —надгробный мавзолей. 3. Т ел я л —Т е 11а I, глашатай, объявлявший на рынках и
10. И ф р о т —I f г i t —самое страшное многоголовое чудо- улицах о правительственных распоряжениях, а также а
вище в татарских сказках. продажах.
11. C e p a c K n p - S e r a s k e г—начальник войска. 4. Ь б р - о г л а н — К о г о q I а п -д о сл о в н о .слепой парень»
12. П е х л е в а н — Р е hi 1 v а п -б о г а т ы р ь . в переносном смысле—простак.
13. И с ф а г а н ь —I s f a h а п— город в Иране.
14. Т е к п е —T e kije—здание, где жили, молились и обу­ 8. СК АЗКА О ТРЕХ СЫНОВЬЯХ П А Д И Ш А Х А
чали своих учеников дервиши. И О МУДРОМ АШ УГЕ
15. Популярная, татарская пословица «J igit.jig it olsbn da
PADlŞANbN YC OOJLb VE AQ bLL b AŞbQ M ASALb
calb tiei jataojb o ls b n » -п р и в ед ен а между прочим а собрании
пословиц А. Боданинского, Мартино и М урасова под Л? 215, , 1 . А ш у г—A ş ь q —народный мудрец, п оэт и певец.
У л е м ы —U I е ш а —высш ее мусульманское духовен
(И туа к, 52, 1915.) ство.

6. СКАЗКА О ДЖИГЕРДЖИ-ДЕДЕ
9. С К А ЗК А О ГРОЗНОМ Х А Н Е И ЛУХМАН ХЕКПМ Е
ÇIGERÇI DEDE MASALb
PADIŞa VE LUQMAN НЕКШ MASALb
1. Ч о р б а д ж и —Ş o r e a ç ь —хозяин.
1. Л у х м а н - Х е к п м - л е г е н д а р н а я личность арабского
2. П о с т о л ы - P js t a lb крымская татарская бедняцкая
эпоса, мудрец и врач, зиающин целительные свойства трав
обувь, делаемая из одного куска бычачьей шкуры. а такж е волшебник
3. К а ф е д ж и —Q а v е ç 1-кофейник. хозяин кофейни.
4. Х а м м а л— Hammal—носильщик.
10. СКАЗКА О МУДРОМ И Ш А К Е
A Q bL L b EŞfcK MASALb
7. СК АЗКА О БЛУДЛИВОМ КАДИИ
ZAMPARA Q AD b M ASALb 1. Ч о б а п С о в а п —по-татарски пастух.
2. И ш а к 0 u ı e K ) - - E ş e k —по-татарскп осел.
1. Вероятно имеется в виду Менглч-Гирей I, известней­
3. См. сказку 1-ю, прим. 5.
ший из крымских ханов, царствовавший с 1475 по 151э г.
2. И б л и с - 1 в 1 i s —мусульманский дьявол, падший ангел,
11. СК АЗК А О КИЧКЕНЭ
изгнанный аллахом из рая Когда аллах создал человека
Адама, он заставил всех ангелов (ферпш те или мелекь) по­ 1. К и ч к е н э —K i с ке п е — по-татарскп маленький, малыш
клониться Адаму. Иблис возгорш лся п отказался. За это он 2. Д е л п-б а ш - D Ji e a ş —сумасшедший.
был проклят и изгнан аллахом. П оэтому при упоминании о 3. Б е й — B e j -к н я зь.
нем обычна фраза: «Да будет проклятие аллаха над ним». В 4. А ж д а г а—А г d а о| a (A z d e r h a )--обычное в татарских,
татарской демонологии Иблис—-главный злой дух, п с к у с т е л ь . сказках легендарное чудовище.
3. М о с к о в ы —М о с к в ы Крымские ханы, считая себя
5. Здравствуй, господин Аждага
наследниками Золотой Орды, всегда претендовали на подчине­
6. См. сказку 5-ю, прпм. 11-е.
ние им московского царства.
1 2 СК А ЗК А О БЕДНОМ ДРОВОСЕКЕ И ЧУДЕСНОМ
24. ЛЕГЕНДА ОБ АРЗЫ
ТАЛИСМ АНЕ
FUQARE ODUNÇb VE AÇAJIP TbLSbM M ASALb A R Zb Q b Z LEGENDASb

1. Аигел смерти. Легенда об Арзы записана со слов рассказчицы давно умер-


2. Д п в - D e v — сказочное сущ ество в кры м ско-татарском шей Ашре-Вартана крестьянки дер. Мисхор. Для увековече-
фольклоре. От него получила название скала Дива у Симеиза ния этой легенды князья Ю суповы, владельцы Корепза, где
3. См. сказку 5-ю прим 11-е происходит действие легенды, заказали известному париж­
4. Я т а г а н - J a t a q a п —согиутая вовнутрь сабля. скому скульптору Аронсону статуи, иллюстрирующие эту
5. З ю б е р д ж е т —Z у в е г ç е d—сказочный вил драгоцен­ легенду. Аронсон создал две группы: Арзы у фонтана и под­
ны х камней. стерегающ ий ее турок-пират и русалка с ребенком на руках,
6. Д ж е л я д —Ç е 11 a t —палач. вышедшая из морских воли. Обе группы поставлены Ю су­
7. Ш а х-и н-ш а х —Ş a h i n şah —царь царей. повыми на берегу моря под М псхором, где они находятся и
8. Б у р н о т — В u г п о t —крепкий нюхательный табак. в настоящ ее время, пользуясь большой популярностью среди
курортников
13. СК АЗК А О ХАДЖ И ТИЛЬКИ II ПРАВОВЕРНЫ Х 1. Южный берег К р ы м а принадлежал Турецкой империи в
ПИЛИГРИМАХ течение тр ех сот лет, с 1475 до 1774 г.
HAÇb T1LKI VE МЕККЕ JOLÇbLARb 2. Приставка а к а прибавляется как выражение уважения
при обращении к старш ему брату. Иногда она применяется
1. Х а д ж и - H a ç ь —титул мусульманина, побывавш его в
вм есто ахай, почтительной приставки, употребляемой при
М екке. Отправляясь в такое паломничество, мусульмане
обращении вообщ е к старш ему лицу.
надевали на голову белую чалму, которая и оставалась по 3. К у р б а н - Б а й р а м — Q а г в а п - в a j г а m -м у су л ьм а н ­
возвращении их знаком отличия.
ский религиозный праздник жертв; во время его в виде пе­
2. Здравствуйте, господа хаджи.
реж итка жертвоприношении закалывали барашков.
3. Д ж е м а а т — Ç е ш a a t—по-татарски общипа, мпр. 4. Д ж п й п н - Ç b j b n — сборище молодежи для хоровых
*. Ф е р и ш т е —F erişte—ангел. ,
коллективных песен и плясок.
5. М а н э — M a n e — импровизированные рифмованные
14. СКАЗКА ОБ УСЕИНЕ СЫНЕ АСАНА
остр оты .
A S A 4 OOlLb USEIN MASALb 6. См. сказку 19-ю прим. 1-е.
1. Д ж и н ы —Ç ь n I е r -д у х и . По татарском у народному 7. А в т е р — A n t e r —верхнее женское платье.
поверью они иногда мыслятся злыми, вредными, а иногда до­
бродушными п благодетельными для людей.

Ч
25. ЛЕГЕНДА О ЗОЛОТОЙ КОЛЫБЕЛИ
A L lb N BEŞIK LEOENDAjb
1. Д ж е н н е т — Ç e n n e t —paii. Д ж п н ы духи. Н б л п с
см. сказку 7-ю прпм. 2-е.
2. О бы чно в крымском ханстве к ханским сыновьям при­
ставляли таких дядек и назывались они ата.
Я. Старинные татарские музыкальные инструменты. Зуп-
на—вроде кларнета; сантыр вроде цптр&.
4. X а л п ф —X а 1 i f е -н а м естн и к . Х а л и ф е-н а м естн и к С О Д Е Р Ж А Н И Е
пророка. С/яр-
5. См. сказку 2*ю, прим. 2-е. . . . . 9
П р е д и с л о в и е ................................................................. ,.
6. На К рестовой горе над Алупкой находятся развалины С Д. К о ц ю б и н с к и й . О сказках крымских татар. И
большой средневековой крепости. Они послужили поводом к I. МУСТАФА ТОПАЛ
легенлы к этом у м есту. Heap по-татарски 52
1. Сказка о Бекри М стафе . . . • ■ ...............
2. Сказка о воре Амете и карманщике М емете . . . оо
3. Сказка о портном и о жадном м ул л е.........................
26. ЛЕГЕНДА ОБ А Ю -Д А ГЕ
4. Сказка о трех благочестпвцах .......................... ^
AJUV DAOJ LEGENDASb 5. Сказка о Ч а м а ш и р д ж и -ог л а н е .....................................
Легенда эта основана на сходстве г. Аю-Даг, расположен­ 6. Сказка о Джпгерджп-деде ....................... ..................
ной за Гурзуф ом, с медведем. А ю -п о -т а т а р с к и медведь. II. ХАТИ ДЖ Е УМЕР
Д а г —гора. . • 121
7 Сказка о блудливом кадпп ....................................
1 Иблис— см. сказку 7-ю, прпм. 2-е. 8. Сказка о трех сыновьях падишаха и о мудром ^
2. На м есте тепереш него санатория Ф орос была прежде,
в хапекпе времена, греческая деревня.
а ш у г е .............................................
9. Сказка о грозном хане и Лухман-Хекпме

. . .
14
^
Q

3. На верш ше А ю Дага действительно находятся разва­ 10. Сказка о мудром ишаке .............................................
лины древней крепости о греческой церкви. III ИСЛЯМ ХАЛИ ЛЬ ДЕМИРДЖИ ^
11. Сказка о Кичкенэ ..................................................... .... , - 7
12 Сказка о_бедном дровосеке и чудесном талисмане. 167
IV. АХТОТАЙ ХУРБЕДДИН
13; Сказка о Хаджи Тильки и правоверных пплпгрп- ^
м а х ................................. * 202
14. Сказка об Усеине сыне А с а н а .....................................
15. Сказка о трех тал и см ан а х .............................................
16 Сказка о сорока плешпвых п одном косом . . . .
>• »
СКАЗКИ ДРУГИХ СКАЗИТЕЛЕЙ

V ЭМИР УСЕИН ИБРАИМ ОВ


Т л Сказка о мудрой д е в у ш к е ..............................................253
Лу VI. АЙ Ш Е 4 ФУЗОВА
'18лСказка о лисе п Беш-Салкым Б е е ............................259
VII АБПБУЛА СОФУ
19. Сказка о чабане и х а н е ................ ..................... 2V2
20. Сказка о плачущем гранате исмеющейся айве . 280
VIII МЕМЕТ М УРТАЗАЕВ
21. Сказка о Кульбасты батраке и о К осе-богаче . . 303
IX. ЮНУС КАЗАК
22. Сказка о трех искателях счастья . . . . . . . . 317
X. ФАТЬМА хайбулла

23. Сказка о щедром хане и М устафе Мушдабе . . . 327

Л Е Г Е Н Д Ы
1. Легенда об Арзы х ы з ..................................................... 333
2. Легенда о золотой к о л ы б е л и ................ .... 340
3. Легенда об А ю -Д а г е ..................................... 357
П р и м е ч а н и я ..................................... ................................. 357

Сдано в производство 27/III-36 г. Подписано к печати 5'VII.36 г.


Формат 72X105,/W. II */* печ. аист. В печ. листе 50 тыс. печ. знаков. У пол.
Главлита Крым. АССР „ А “ ЛЬ 55. Крымгиа Ns 81 . Тираж 20150 экэемп.

1-я Гостидография Крымполиграфтргста. Симферополь, ул. Кирова, 23.


Закав № 830