Вы находитесь на странице: 1из 32

E-ISSN: 1857-3533

№1. 2018

ОБЩЕСТВА
И СИМВОЛЫ
ПЕРВОБЫТНОСТИ
Homo naledi: портрет незнакомца
На подступах к палеосоциологии
Корни древа мирового
Меж волком и собакой
Зубчатые наконечники Байкальской Сибири

Ответственный редактор — Леонид Б. Вишняцкий,


Зам. отв. редактора — Сергей И. Коваленко

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ КИШИНЕВ ОДЕССА БУХАРЕСТ 2018


E-ISSN: 1857-3533

Stratum plus. Nr. 1.


Archaeology and Cultural Anthropology

Societies and Symbols


of Prehistory
Homo naledi: portrait of a stranger
On the approaches to paleosociology
The roots of World Tree
Intra canem et lupum
Barbed points of Baikal Siberia

Editor-in-Charge — Leonid B. Vishnyatsky,


Associate Editor — Serghei I. Covalenco

Saint Petersburg. Kishinev. Odessa. Bucharest.


2018

Stratum plus. Nr. 1.


Arheologie şi antropologie culturală

Societăţile şi simbolurile
preistoriei
Homo naledi: portretul necunoscutului
În împrejurimile paleosociologiei
Rădăcinile arborelui lumii
Între lup şi câine
Vârfurile denticulate ale Siberiei Baikalului

Redactor responsabil — Leonid B. Vishnyatsky,


Redactor adjunct — Serghei I. Covalenco

Sankt Petersburg. Chişinău. Odesa. Bucureşti.


2018
Stratum plus 9
№1. 2018

С ОД Е РЖ А Н И Е

AD MEMORIAM
С. И. Коваленко (Кишинёв, Молдова). И. А. Борзияк: хроника полевых исследований
многослойной стоянки верхнего палеолита Косэуць (Молдова) в 1978—1999 гг. . .17

АНТРОПОГЕНЕЗ
С. В. Васильев, Е. В. Веселовская, С. Б. Боруцкая (Москва, Россия).
Антропологическая реконструкция Homo naledi . . . . . . . . . . . . . . . . . 29

ОБЩЕСТВА ОХОТНИКОВ-СОБИРАТЕЛЕЙ В ДРЕВНОСТИ


И В СОВРЕМЕННОСТИ
В. Н. Степанчук (Киев, Украина). Особенности социальной структуры
неандертальского общества (по материалам среднего палеолита Крыма) . . 43
Т. В. Корниенко (Воронеж, Россия). К вопросу об особенностях функционирования
властных структур и принципов социального взаимодействия в коллективах
охотников-собирателей Северной Месопотамии на пороге перехода к неолиту . . 59
О. Ю. Артемова (Москва, Россия). Настоящий охотник — бедный охотник?
(«Моральная экономика» и некоторые проблемы социальной эволюции) . . 77

ПЛАНИГРАФИЯ, РЕМОНТАЖ
И СОЦИАЛЬНЫЕ РЕКОНСТРУКЦИИ
О. Н. Кононенко (Киев, Украина). Пространственное распределение каменных
артефактов стоянки Радомышль I и ревизия ее места в реконструкциях
верхнепалеолитического общества . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 105
Н. Е. Белоусова, А. Ю. Федорченко, В. С. Славинский (Новосибирск, Россия).
Анализ сырьевых единиц как способ изучения структуры культурных
отложений и реконструкции систем мобильности и жизнеобеспечения . . . 125

АРХЕОЛОГИЯ СИМВОЛОВ
М. Н. Желтова, М. Н. Желтов (Санкт-Петербург, Россия). О возможных истоках
формирования образа Мирового Древа в искусстве верхнего палеолита . . 147
А. И. Лебединцев (Магадан, Россия). «Фигурные предметы» со стоянок
каменного века северо-востока Сибири: критический обзор . . . . . . . . . 155
Е. М. Колпаков (Санкт-Петербург, Россия). Лосиноголовые жезлы (топоры)
Северной Европы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 163
Л. В. Зоткина, Г. Д. Павленок (Новосибирск, Россия), В. И. Ташак (Улан-Удэ, Россия).
Технология производства бусин из скорлупы яиц страуса в финальном
палеолите Западного Забайкалья . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 181
Л. В. Лбова, Н. А. Кулик, П. В. Волков, А. В. Барков (Новосибирск, Россия),
М. Ванхарен (Бордо, Франция), Д. В. Марченко, В. С. Ковалев (Новосибирск,
Россия). Технология обработки «экзотических» минеральных ресурсов
в позднем палеолите Южной Сибири (по материалам местонахождения
Малая Сыя) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 199
10 Stratum plus
№1. 2018

МЕЖ ВОЛКОМ И СОБАКОЙ


В. Я. Сергин (Москва, Россия). О месте и времени одомашнения волка:
современное состояние проблемы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 215
П. А. Никольский, М. В. Сотникова, А. А. Никольский (Москва, Россия),
В. В. Питулько (Санкт-Петербург, Россия). Взаимоотношения волка
и человека в арктической Сибири 30 000 лет назад по материалам
Янской палеолитической стоянки: ранняя стадия одомашнивания . . . . . 231

ПАЛЕОЛИТ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ


Ю. Э. Демиденко (Киев, Украина). Граветт Большого Северного Причерноморья
в контексте верхнего палеолита Восточной Европы . . . . . . . . . . . . . . 265
П. М. Васильев (Киев, Украина). Погон: возможности реконструкции и
перспективы исследований . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 285
И. В. Федюнин (Воронеж, Россия). Поздневалдайские индустрии Костенковско-
Борщевского района и проблемы изучения финального палеолита
лесостепного Подонья . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 305

ПАЛЕОЛИТ ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ И ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ


В. И. Ташак (Улан-Удэ, Россия). Техника леваллуа в палеолите Забайкалья . . . . 327
С. А. Гладышев, А. В. Табарев (Новосибирск, Россия). Микропластинчатое
расщепление в раннем верхнем палеолите Монголии . . . . . . . . . . . . . 339
Е. В. Акимова, В. М. Харевич, И. В. Стасюк (Красноярск, Россия). Каменные
индустрии позднекаргинских-раннесартанских местонахождений
Дербинского залива (Красноярское водохранилище) . . . . . . . . . . . . . . 353
А. М. Кузнецов, Е. О. Роговской (Иркутск, Россия). Древнейшие зубчатые
наконечники Байкальской Сибири . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 369
А. В. Поляков (Санкт-Петербург, Россия), П. Б. Амзараков (Абакан, Россия),
С. А. Васильев (Санкт-Петербург, Россия), Ю. В. Рыжов (Иркутск, Россия),
Т. В. Корнева, Т. В. Сапелко, Г. Ф. Барышников, Н. Д. Бурова, Е. Ю. Гиря
(Санкт-Петербург, Россия), Г. Ю. Ямских (Красноярск, Россия).
Стоянка финального палеолита Ирба 2 в предгорьях Саян
(предварительные итоги исследований) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 383

РЕЦЕНЗИИ
С. П. Щавелёв (Курск, Россия). Задача подготовки учебного пособия по истории
русской археологии остается нерешенной (Рец.: Скрипкин А. С. История
отечественной археологии: учебное пособие для бакалавриата и магистратуры.
Серия «Университеты России». Москва: Юрайт, 2017. 171 с.) . . . . . . . . . . 405

Список сокращений. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 411


Авторам Stratum plus . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 413
Stratum plus 11
№1. 2018

CONTENTS

AD MEMORIAM
S. I. Covalenco (Kishinev, Moldova). I. A. Borziac: A chronicle of fieldworks at
the multilayered Upper Palaeolithic site of Cosăuţi (Moldova) in 1978—1999. . . . 17

ANTHROPOGENESIS
S. V. Vasilyev, E. V. Veselovskaya, S. B. Borutskaya (Moscow, Russian Federation).
Anthropological Reconstruction of Homo naledi . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 29

HUNTING-GATHERING SOCIETIES IN PREHISTORIC


AND MODERN TIMES
V. N. Stepanchuk (Kiev, Ukraine). On the Social Structure of the Neanderthal Society
(with special reference to the Middle Palaeolithic of the Crimea) . . . . . . . . . . 43
T. V. Kornienko (Voronezh, Russian Federation). On the Peculiarities of Power Structures
and Principles of Social Interaction in the Hunter-Gatherer Communities of
Northern Mesopotamia at the Threshold of the Neolithic . . . . . . . . . . . . . . 59
O. Yu. Artemova (Moscow, Russian Federation). The Pure Hunter is the Poor Hunter?
(“Moral economy” and some problems of social evolution) . . . . . . . . . . . . . 77

PLANIGRAPHY, REFITTING
AND SOCIAL RECONSTRUCTIONS
O. N. Kononenko (Kiev, Ukraine). Spatial Distribution of Stone Artefacts on
the Radomyshl I Site and the Revision of Its Place in Paleosocial Reconstructions. . 105
N. E. Belousova, A. Yu. Fedorchenko, V. S. Slavinskiy (Novosibirsk, Russian Federation).
Raw Material Unit Analysis as a Method of Studying the Structure of Cultural
Deposits and Reconstruction of Mobility and Life Support Systems . . . . . . . 125

ARCHAEOLOGY OF SYMBOLS
M. N. Zheltova, M. N. Zheltov (Saint Petersburg, Russian Federation). On the Possible
Upper Palaeolithic Sources of the World Tree Image . . . . . . . . . . . . . . . . 147
A. I. Lebedintsev (Magadan, Russian Federation). “Figured objects” from the Stone Age
Sites of North-Eastern Siberia: a critical review . . . . . . . . . . . . . . . . . . 155
E. M. Kolpakov (Saint Petersburg, Russian Federation). Elk-head Rods (Axes)
of Northern Europe . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 163
L. V. Zotkina, G. D. Pavlenok (Novosibirsk, Russian Federation), V. I. Tashak (Ulan-Ude,
Russian Federation). Technology of Ostrich Eggshell Bead Production in the Final
Palaeolithic of Western Transbaikalia. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 181
L. V. Lbova, N. A. Kulik, P. V. Volkov, A. V. Barkov (Novosibirsk, Russian Federation),
M. Vanhaeren (Bordeaux, France), D. V. Marchenko, V. S. Kovalev (Novosibirsk,
Russian Federation). Technology of Working with “Exotic” Mineral Resources in
the Upper Palaeolithic of South Siberia (based on the materials of Malaya Syia) . . 199
12 Stratum plus
№1. 2018

BETWEEN THE WOLF AND THE DOG


V. Ya. Sergin (Moscow, Russian Federation). On the Place and Time of Wolf Domestication:
current state of the problem . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 215
P. A. Nikolskiy, M. V. Sotnikova, A. A. Nikol’skii (Moscow, Russian Federation),
V. V. Pitulko (Saint Petersburg, Russian Federation). Predomestication and
Wolf-Human Relationships in the Arctic Siberia of 30,000 Years Ago: Evidence from
the Yana Palaeolithic Site. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 231

PALAEOLITHIC OF EASTERN EUROPE


Yu. E. Demidenko (Kiev, Ukraine). Gravettian in the Great North Black Sea Region in
the Context of East European Upper Palaeolithic. . . . . . . . . . . . . . . . . . 265
P. M. Vasyl’yev (Kiev, Ukraine). Pogon: the Possibilities of Reconstruction and
the Prospects for Future Research . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 285
I. V. Fedyunin (Voronezh, Russian Federation). Late Valdai Industries of the Kostenki-
Borshchevo Area and the Final Palaeolithic of the Forest-Steppe Part of the Don
Basin . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 305

PALAEOLITHIC OF EASTERN SIBERIA AND CENTRAL ASIA


V. I. Tashak (Ulan-Ude, Russian Federation). Levallois Technique in the Palaeolithic of
Transbaikalia. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 327
S. A. Gladyshev, A. V. Tabarev (Novosibirsk, Russian Federation). Microlithic Technology
in the Early Upper Palaeolithic of Mongolia. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 339
E. V. Akimova, V. M. Kharevich, I. V. Stasyuk (Krasnoyarsk, Russian Federation).
Late Karginian-Early Sartanian Stone Industries in Derbina Bay
(Krasnoyarsk Reservoir) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 353
A. M. Kuznetsov, E. O. Rogovskoy (Irkutsk, Russian Federation). The Earliest Barbed
Points of Baikal Siberia . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 369
A. V. Polyakov (Saint Petersburg, Russian Federation), P. B. Amzarakov (Abakan, Russian
Federation), S. A. Vasil’ev (Saint Petersburg, Russian Federation), Yu. V. Ryzhov
(Irkutsk, Russian Federation), T. V. Korneva, T. V. Sapelko, G. F. Baryshnikov,
N. D. Burova, E. Yu. Girya (Saint Petersburg, Russian Federation), G. Yu. Yamskikh
(Krasnoyarsk, Russian Federation). The Final Palaeolithic Site of Irba 2 in
the Piedmonts of Sayan Mountains (preliminary results of investigations) . . . . . 383

REVIEWS
S. P. Shchavelev (Kursk, Russian Federation). The task of preparing a textbook on the
history of Russian archaeology remains pending (Review: Skripkin A.S. History
of national archaeology: a textbook for undergraduate and graduate students.
Series “Universities of Russia”. Moscow: Urait, 2017, 171 p. (in Russian)) . . . . 405

List of Abbreviations . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 411


Submissions . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 413
Stratum plus 77
№1. 2018

О. Ю. Артемова

Настоящий охотник — бедный охотник?


(«Моральная экономика» и некоторые проблемы
социальной эволюции)

Keywords: Aborigines of Australia, hunters and gatherers, Wik-Munkan, moral economy, sharing, demand sharing,
personality, community, individual behavior, family, group, cultural traditions, ethos, postindustrial urban culture
Cuvinte cheie: aborigenii Australiei, vânători şi culegători, Wik-Mmunkan, economie morală, personalitate, grup social,
individ, familie, grup, tradiţii culturale, etos, cultură urbană postindustrială
Ключевые слова: аборигены Австралии, охотники и собиратели, вик-мункан, моральная экономика, личность, со-
общество, индивид, семья, группа, культурные традиции, этос, городская постиндустриальная культура

O. Yu. Artemova
The Pure Hunter is the Poor Hunter? (“Moral economy” and some problems of social evolution)
In economic terms in pre-colonial time, most Aboriginal groups conformed to Woodburn’s model of immediate-return
systems. There was no institutionalized inequality in material wealth among them, and all of them followed the norms of
‘minimization of effort’ (Peterson’s term) or ‘satisficing principle’ whereby, as S. Svizzero and C. Tisdell put it, “he/she does not
try to maximize his/her utility, but he/she tries to reach a pre-determined level of satisfaction. Once this threshold is reached,
any additional work becomes useless”. These behavioral patterns tend to be quite persistent, and the author observed them
while doing some field studies in modern Aboriginal settlements, where people do not try to obtain more food, personal
belongings or money than they need at the given moment. Those features of their behavior are deeply connected with the
persistence of the system, which the author calls ‘totalitarian sharing’ (in addition to Peterson’s ‘demand sharing’ construct).
Despite having almost abandoned hunting and gathering, and also despite having lost many ritual and sociopolitical
traditions, the contemporary indigenous Australians still retain the ideology and practice of sharing, according to which
people have to share most of the things for which they have no immediate need. The field data discussed in the main part
of the paper is framed by several theoretical underpinnings outlined in the first paragraph, as well as by some assumptions
(with evolutionary connotation) provided in the last paragraph.

O. Yu. Artemova
Vânătorul veritabil — vânător sărac? („Economia morală” şi unele probleme de evoluţie socială)
În epoca precolonială, economia aborigenilor Australiei corespundea modelului de „restituire imediată” a lui G. Woodburn.
Ei nu cunoşteau inegalitatea de avere şi urmau principiul „minimalizării eforturilor” (termenul lui N. Peterson), sau chiar
„principiul de satisfacere”, potrivit căruia, după S. Svizzero şi C. Tisdell, ei nu tind a maximiza câştigul său, ci doar a atinge
un anumit nivel de satisfacţie, iar după atingerea lui orice lucru suplimentar îl consideră inutil. Astfel de stereotipuri de
comportament sau dovedit a fi destul de stabile, şi autorul articolului le-a urmărit în procesul activităţii de teren în actualele
aşezări ale băştinaşilor australieni, unde oamenii nu tind a dobândi mai multă hrană, obiecte sau bani, decât le este necesar
la un anumit moment, lucru strâns legat de păstrarea normelor sociale, pe care autorul propune a le numi prin termenul din
engleză „totalitarian sharing” (ca o completare la termenul introdus de N. Peterson „demand sharing”). Abandonând în mare
parte vânătoarea şi culesul, pierzând multe din tradiţiile religioase de cult şi sociale, aborigenii încă mai sunt ataşaţi vechilor
norme, care îl obligă pe om să dea altora ceea ce ei cer de la el, permiţându-le să conteze pe faptul că oricând pot cere de la
alţii ceea ce au nevoie. Observaţiile din teren, analizate în compartimentul de bază al lucrării, sunt încadrate în paragrafele
de introducere şi încheiere, care conţin unele consideraţii şi presupuneri, legate de teoria generală a evoluţiei sociale.

О. Ю. Артемова
Настоящий охотник — бедный охотник? («Моральная экономика» и некоторые проблемы социальной
эволюции)
В доколониальное время экономика аборигенов Австралии соответствовала предложенной Дж. Вудберном моде-
ли «немедленного возврата». Они не знали имущественного неравенства и следовали принципу «минимизации усилий»
(термин Н. Петерсона), или же «сатисфикционному принципу», в соответствии с которым, как это формулируют С. Свид-
зеро и К. Тисделл, «он (она) не стремится максимизировать свою выгоду, но он (она) стремится достичь предопреде-
ленного уровня удовлетворенности, как только этого порога достигнут, любая дополнительная работа становится бес-
полезной». Такие поведенческие стереотипы оказались весьма устойчивыми, и автор статьи наблюдала их во время
полевой работы в современных поселениях коренных австралийцев, где люди не стремятся добыть больше еды, вещей
или денег, чем это им требуется в данный момент, что тесно сопряжено с сохранением социальных норм, которые

© Stratum plus. Археология и культурная антропология.


© О. Ю. Артемова, 2018.
78 О. Ю. Артемова Stratum plus
№1. 2018

автор предлагает именовать английским термином ‘totalitarian sharing’ (в дополнение к введенному Н. Петерсоном
термину ‘demand sharing’). В значительной мере забросив охоту и собирательство, утратив множество религиозно-
обрядовых и социополитических традиций, аборигены все еще привержены древним нормам, обязывающим человека
отдавать другим то, что у него просят, и позволяющим рассчитывать на то, что всегда можно попросить у других то, что
нужно. Полевые наблюдения, анализируемые в основной части работы, обрамлены вступительным и заключительным
параграфами, которые содержат некоторые соображения и предположения, связанные с общей теорией социальной
эволюции.

Несколько предварительных шире, чем требуется для обозначения осо-


замечаний бой нормативной системы, регламентирую-
щей циркуляцию ценностей и услуг в неко-
Заглавие предлагаемой статьи является торых обществах, основанных на присваи-
аллюзией на известное высказывание Оуэ- вающей экономике. Еще хуже обстоит дело
на Лэттимора: «именно бедный кочевник есть с введенным в оборот Н. Петерсоном терми-
настоящий кочевник» (“it is the poor nomad ном «demand sharing» (Peterson 1993). «Дележ
who is the pure nomad” — Lattimore 1940: 522). по требованию»? Ну нет. Кстати, в русском
Более пространная фраза того же автора еще переводе теряется и острота вынесенной в за-
полнее соответствует замыслу статьи: «бед- главие фразы, которая в оригинале достигает-
ный кочевник — это и есть настоящий ко- ся игрой слов «pure» и «poor» 1.
чевник, наилучшим образом приспособленный Не желая отягощать русский язык еще од-
к выживанию в тяжелейших условиях ста- ним неуклюжим нововведением («шеаринг»),
рой жизни и в то же время наилучшим об- попытаемся обсудить интересующие нас яв-
разом умеющий встроить себя в новый образ ления, обходясь без русскоязычного обозна-
жизни» (“The poor nomad is the pure nomad, чения или (в самых крайних случаях) пользу-
best able to survive under the strictest conditions ясь англоязычным термином в написании ла-
of the old life, and at the same time best able to тиницей.
evolve into new ways of life” — Lattimore 1938: Об этих явлениях, представляющих собой
15). особые, закрепленные нормативно и жестко
В англоязычной литературе по социальной санкционированные формы взаимопомощи,
антропологии в целом и в литературе, иссле- написаны горы книг и статей. Им посвящались
дующей теоретические аспекты социально- и посвящаются симпозиумы и конференции.
экономической жизни охотников и собира- Одна из таких конференций состоялась срав-
телей в частности, имеется целый ряд очень нительно недавно, в сентябре 2016 г., в Кем-
важных понятий, которые обозначаются тер- бриджском университете 2. Она собрала око-
минами, плохо поддающимися или вообще ло 70 антропологов и археологов, в том числе
не поддающимися переводу на русский язык. весьма маститых, и состояла из пяти секций
Таковы, например, термины «personhood», и четырех пленарных заседаний, выявивших
«indigenousity», «identity», «foragers» и др. далеко зашедшую специализацию и диффе-
К этому же ряду относятся абсолютно ключе- ренциацию интересов ученых, развивающих
вые не только для охотничье-собирательских названную сферу антропологического и ар-
штудий, но и для общей теории социаль- хеологического знания — от изучения спосо-
ной эволюции термины «sharing» и «demand бов разделения пространства при исполнении
sharing». Казалось бы, здесь все просто. Ан- религиозных обрядов у пигмеев Камеруна
глийский глагол «to share» соответствует рус- до попыток реконструировать формы раздела
ским глаголам «делить» (что-то с кем-то) добычи, существовавшие у обитателей верх-
и «делиться» (чем-то с кем-то). Но подобрать непалеолитических стоянок Южной Европы,
в русском языке существительное, образован- от описания системы распределения продук-
ное от этого глагола и соответствующее ан-
глийскому «sharing», никак не получается. 1
Близкий аналог предлагаемой статьи подготовлен
Оставив в стороне явно неподходящие «деле- к публикации на английском языке под названием «The
ние» и «раздел», обратимся к слову «дележ». pure hunter is the poor hunter?» — для коллективной
Мало того, что это слово неизбежно рожда- монографии «Sharing. The archaeology and anthropology
ет сомнительные ассоциации с распределени- of Hunter-Gatherers», ее выход в свет предполагается
ем награбленного, оно еще и ни в коей мере в Кембридже в 2018 г.
не охватывает того обширного комплекса яв- 2
Sharing. The archaeology and anthropology of
лений, который имеют в виду англоязычные Hunter-Gatherers. McDonald institute for Archeological
Research. University of Cambridge. 20th—21th September
антропологи, употребляя слово «sharing». На- 2016. К сожалению, автор предлагаемой статьи была
верное, ближе было бы хорошее русское сло- единственным российским участником этой конферен-
во «взаимопомощь». Но его смысл, напротив, ции.
Stratum plus Настоящий охотник — бедный охотник? 79
№1. 2018

тов собирательства у батек Малайзии до по- или с товарищем, собирательницы шли в лес
пыток выявления средств передачи информа- или в саванну вдвоем-втроем, либо небольши-
ции от поколения к поколению, отраженных ми группами, но каждая трудилась самостоя-
в петроглифах Чукотки. тельно), а потреблялись или использовались
На заключительном пленарном заседа- весьма широким кругом сородичей.
нии выступил один из старейших и видней- 1. Делиться приходилось почти всегда
ших специалистов по социальной антрополо- и почти всем (а не только мясом), что не ис-
гии охотников и собирателей — Джеймс Вуд- пользовалось добытчиком или добытчицей
берн. Он в очередной раз попытался выделить для его или ее собственных или семейных
ведущие векторы в громкой и дробной разно- нужд немедленно, т. е. прямо здесь и сейчас.
голосице коллег. Опираясь на конспект этого Если что-то у кого-то имелось в избытке, он
выступления, а также на очень важную, поле- или она почти наверняка вынуждены были
мическую, до сих пор не устаревшую и, к со- поделиться с другими, если только хорошень-
жалению, незаслуженно мало цитировавшую- ко не прятали это и не делали вид, что это-
ся статью, опубликованную этим ученым поч- го у них нет. Последнее, разумеется, порица-
ти двадцать лет назад — «Sharing is not a form лось, но нередко практиковалось. Люди от-
of exchange: an analysis of property-sharing нюдь не из имманентной щедрости делились
in immediate return hunter-gatherer societies» с окружающими и отнюдь не радостно рас-
(Woodburn 1998) 3 — попробуем далее сумми- ставались с тем, что попадало к ним в руки.
ровать характерные черты интересующих нас По словам Дж. Вудберна, «щедрость не тре-
форм взаимопомощи. буется» («generosity is not stressed»), «глав-
ное — обязанность давать и право получать»
Тоталитарная система (Woodburn 1998: 48; здесь и далее курсив в ци-
циркуляции еды, вещей и услуг татах мой — О. А.).
2. Люди не ждали, что их родственники
То, что изучавшиеся этнографически об- (а неродственников в таких обществах не бы-
щества с присваивающей экономикой — та- вало), обладавшие едой или какими-то веща-
кие как общества хадза или бушменов Аф- ми, будут угощать или предлагать свое до-
рики, общества многих южноазиатских охот- стояние, они обычно просили или требовали
ников и охотников Юго-Восточной Азии («demand sharing» — термин Н. Петерсона,
(палияр, батек, пунан и др.), а также обще- как уже указывалось). «Дающего не благода-
ства коренных австралийцев — могли суще- рят», «дающий делает не более того, что
ствовать и сохраниться почти до нашего вре- он должен делать» (Woodburn 1998: 48). От-
мени только потому, что люди в них делились каз же чреват ослаблением или нарушением
друг с другом своей добычей, что в первую социальных связей, без которых и физически
очередь мужчины-охотники делились мясом трудно было выжить, и морально трудно было
убитой на охоте дичи со своими родственни- «сохранить себя», свою личностную идентич-
ками и что, как правило, нормы регламенти- ность, как это принято теперь называть.
ровали, кому из родственников и какую часть 3. Сказанное распространялось и на все-
охотничьей добычи должен был отдавать возможные услуги: помочь перенести тяже-
мужчина — все это давно уже стало общим сти, изготовить лодку или какую-то иную тру-
местом. Но есть не менее важные обстоятель- доемкую вещь, прийти на помощь в деле ме-
ства, которые куда реже акцентируются. Ни- сти за личную обиду, выполнить магический
жеследующие обобщения основаны на мно- обряд, преследующий чьи-либо личные цели
жестве полевых наблюдений, сделанных раз- и т. п.
личными антропологами в названных выше 4. При этом получатель вещей, еды, услуг
обществах охотников и собирателей. Важ- не становился должником именно того, кто
но подчеркнуть, что в большинстве случаев ему что-то дал или оказал какую-то помощь.
в этих обществах средства к существованию «Обязанность отдавать и право получать
и все нужные вещи добывались индивидуаль- были оторваны друг от друга» (“donation is
ными усилиями (охотник шел на охоту один obligatory and is disconnected from the right to
receive”). Получатель не предпринимал спе-
циальных усилий, чтобы добыть больше еды
3
Приблизительный перевод мог бы быть таким: или каких-то иных ценностей для возмеще-
«Обычай делиться своим достоянием c окружающи- ния полученного, а также он не считал сво-
ми — это не форма экономического обмена: анализ
имущественных отношений в обществах охотников им долгом оказать услуги, аналогичные по-
и собирателей, имеющих системы немедленного воз- лученным, именно тому, от кого их получил.
врата». Каждый человек отдавал то, что у него ока-
80 О. Ю. Артемова Stratum plus
№1. 2018

зывалось в большем количестве, чем мог по- жет найти у других, когда не сумеет обеспе-
требить он сам или его семья — здесь и сей- чить себе сам. Но в то же время, не являясь ни-
час — тому, кто просил или требовал. Но пер- чьим должником конкретно и не ощущая себя
вый не ждал, что второй будет стремиться таковым, не будучи вынужденным специаль-
завтра или послезавтра отплатить тем же, но трудиться, чтобы возместить полученное
а в случае нужды (а порой даже и без особой от других, человек в таком обществе обладал
нужды) первый сам получал то, в чем у него реальной личной свободой. Он зависел от мно-
была потребность (а порой просто то, чем он жества людей и множество людей зависело
захотел воспользоваться), от кого-то третьего от него, но обременительные 5, а тем более ка-
или четвертого, пятого, десятого, либо прибе- бальные, взаимодействия между конкретны-
гал к их помощи. По наблюдениям Дж. Вуд- ми личностями или группами отсутствова-
берна, среди хадза, например, в отношени- ли. В этом аспекте человек-охотник пребывал
ях между тем, кто давал, и тем, кто получал, в состоянии духовного комфорта.
могла весьма длительно сохраняться очевид- Не случайно такую систему жизнеобеспе-
ная асимметрия (Woodburn 1998: 48—50). чения и социальных отношений называют
5. В этих условиях отдать что-либо кому- моральной экономикой (Peterson 2002; 2005;
либо не значило обеспечить себе более бла- Peterson, Taylor 2003, и др.).
гоприятные шансы на какие-либо блага в бу- Особо следует отметить, что право просить
дущем, чем это было бы если никому ничего (или требовать) и брать, равно как и обязан-
не было бы отдано. Успешный охотник, отда- ность давать, являли собой сердцевину «соци-
вая много по обязанности, отнюдь не приоб- альности» в характеризуемых обществах, по-
ретал для себя тем самым права и получать этому зачастую люди просили/давали и тогда,
много. «Индивид в таком обществе почти когда в этом не было утилитарной составля-
не обладает контролем над результатами ющей, такие трансакции служили символиче-
своей работы, что удерживает его от нара- ским подтверждением прочности отношений.
щивания трудовых усилий. Обязанность де- Как подчеркивал тот же Дж. Вудберн, по-
литься — производная системы ценностей, добная система создает устойчивые механиз-
политической идеологии, обеспечиваемой осо- мы, препятствующие «аккумуляции имуще-
быми санкциями — позитивными и негатив- ства» («accumulation of material wealth» —
ными. Равенство — вот что имеет решаю- Woodburn 1982: 442 et passim) отдельными
щее значение, а угроза неравенства вызывает индивидами или группами. Но если имуще-
больше тревог, чем угроза голода» (Woodburn ство нельзя аккумулировать, сохранять для
1998: 50). себя и самых близких, преумножать для себя
6. В результате ценности и услуги непре- и самых близких, если, отдав столько-то
рывно циркулировали в относительно широ- не самым близким, ты не можешь рассчиты-
ком кругу людей, связанных родством 4. А те, вать на то, что потом столько же (уж не гово-
кто не были связаны родством, просто не су- ря о большем) получишь от не самых близких,
ществовали друг для друга. то нет смысла добывать материальные ценно-
7. Такая система создавала прочные отно- сти в количествах бóльших, чем это необхо-
шения между людьми в пределах сравнитель- димо для удовлетворения минимальных нужд
но разветвленных социальных сетей и обеспе- (ср.: Sahlins 1972: гл. 1). Все, что сверх того,
чивала отдельным индивидам или отдельным все равно от тебя уйдет. Отсюда особенности
семьям надежную защиту от превратностей экономического поведения, которые получили
случая или судьбы. Человеку не повезло наименования «минимизации потребностей»,
на охоте или даже человек просто неумелый «минимизации риска», «минимизации уси-
охотник — ни он, ни его семья не будут голо- лий» и «сатисфикционного (satisficing) прин-
дать. Нужное для поддержания жизни он по- ципа» (Peterson 1993; 2002; Svizzero, Tisdell
лучит от того, у кого это есть хоть в некотором 2015: 18) — «он (она) не стремится максими-
избытке, а если наступит засуха или какая- зировать свою выгоду, но он (она) стремится
либо другая беда, то и бедствовать он будет достичь предопределенного уровня удовлет-
наряду с другими. И все иное, что ему нужно воренности, как только этот порог достигнут,
для удовлетворения разнообразных потреб-
ностей — духовных и телесных — он смо-
5
Например, Т. Видлок, много работавший в поле
среди бушменов Южной Африки, пишет, что люди там
4
Нечто сходное имел в виду М. Мосс, а позднее взаимодействуют друг с другом таким образом, чтобы
М. Салинз, пользуясь терминами «всеобщая постав- свести на нет любые поползновения дающего получить
ка» и «генерализованная реципрокность» (Мосс 1996: какие-либо преимущества над получающим — как эко-
83—169; Салинз 1999: 102—140). номические, так и моральные (Widlok 2013: 21).
Stratum plus Настоящий охотник — бедный охотник? 81
№1. 2018

любая дополнительная работа становится бес- Все вышесказанное, разумеется, рису-


полезной» (Svizzero, Tisdell 2015: 18) 6 ет весьма схематичную картину. На самом
Моральная экономика и все поведенче- деле даже общества охотников и собирателей
ские стереотипы, с ней сопряженные, гаран- с неспециализированным хозяйством (хадза,
тируют людям высокий уровень уверенно- палияр, ченчу, батек, аэта, кубу и т. п.) весь-
сти в будущем, ощущение стабильности раз ма существенно отличались друг от друга
и навсегда заведенного порядка жизни. По- по культуре в целом и по конкретным прояв-
настоящему страшны для таких сообществ лениям рассматриваемых аспектов социально-
лишь природные катаклизмы, а также эко- экономической жизни в частности. Некоторые
номически более сильные и превосходящие из них, к тому же, столетиями экономически
их демографически враги. Но противосто- взаимодействовали с соседями — земледель-
ять и тому и другому, опять-таки, — до неко- цами и скотоводами (пигмеи, бушмены, охот-
торых пределов и до определенной поры — ники Индии). Жившие в изоляции охотники
помогает моральная экономика. В то же вре- и собиратели Австралии тоже создали — в раз-
мя, она является несомненным препятствием ных областях огромного континента — нема-
для сколько-нибудь мощного технологическо- лое разнообразие хозяйственных стратегий
го прорыва — не только для перехода к произ- и нормативов социальной жизни.
водящему хозяйству, но и для так называемой Известны этнографии и общества охот-
интенсификации 7 присваивающего хозяйства ников с неинтенсифицированной экономи-
и развития так называемой культурной слож- кой, к которым представленная выше схема
ности (complexity) 8. Примеры специализации не вполне применима или вообще неприме-
и интенсификации экономики присваивающе- нима. Таковы, по-видимому, были нганасаны,
го типа, а также движения в сторону «куль- эвенки, эвены, нивхи и другие народы Сиби-
турной сложности», дают другие охотничье- ри, сохранявшие до сравнительно недавнего
собирательские общества, такие как — клас- времени присваивающее хозяйство (см. напр.:
сический пример — индейские общества Бахрушин 1925: 90; Попов 1984: гл. 1; Линде-
северо-западного побережья Северной Аме- нау 1983: 68, 72; Туголуков 1970: 230—231;
рики. У них, конечно, экономика была «амо- Штернберг 1905: 116, 119, 122 и др.). Источ-
ральной», и поэтому они сильно приблизились ники свидетельствуют об имущественной
к «культурной сложности», а может, и к циви- дифференциации у них, а также об отраже-
лизации. Аналоги известны и по археологиче- нии ее в языках, в частности, о наличии таких
ским данным. понятий и обозначающих их слов, как «богат-
ство» и «богатый». Теоретически это должно
быть косвенным признаком и представлений
о бедности и бедных. Вспомним М. Салинза,
6
«He/she does not try to maximize his/her utility but
he/she tries to reach a pre-determined level of satisfaction.
который писал: «Бедность не есть малое коли-
Once this threshold is reached, any additional work becomes чество предметов потребления... она, прежде
useless» (Svizzero, Tisdell 2015: 18). Употребляя термин всего, выражает отношения между людьми.
«satisficing principle», авторы цитируемой работы ссы- Бедность — это социальный статус» (Sahlins
лаются на (Simon 1947). 1972: 51).
7
Есть, правда, некоторые археологические данные, Каковы бы ни были различия между куль-
которые позволяют ряду исследователей допускать, турами австралийских, африканских, южно-
что в отдельных районах Юго-Восточной Австралии
процессы так называемой интенсификации экономи-
азиатских и юго-восточноазиатских охотни-
ческой деятельности в определенные периоды проис- ков, в них не было и не могло быть ни бедных,
ходили (см., напр.: Lourandos 1997). Как писал М. Смит ни богатых в силу фундаментального прин-
(Smith 1999: 327), возможно австралийские охотничье- ципа социально-экономического взаимодей-
собирательские общества двигались к иному социаль- ствия людей, который в работе, написанной
ному и экономическому способу жизнеобеспечения
в некоторых частях континента в послеледниковое вре-
по-английски автором этих строк, было пред-
мя, но это движение не было унилинейным процессом, ложено — за неимением лучшего — назвать
не было оно также и непрерывным или одинаковым «totalitarian sharing». Слово «totalitarian», ко-
в разных районах страны. Ни о чем подобном, насколь- нечно, имеет негативные коннотации, но, мо-
ко известно автору этой статьи, не свидетельствуют эт- жет быть, нам пора уже отрешиться от них
нографические данные постколониального времени.
и употреблять это слово в прямом его значе-
8
Понятие «культурной сложности» (complexity) нии — аксиологически нейтрально — под-
вызывает множество дискуссий среди социальных ан-
тропологов и археологов (см., напр.: Sassaman 2004:
разумевая лишь стереотипы поведения и мо-
231—236; Boehm, Flack 2010; Hayden 2014). Ho эти ральные установки, абсолютно обязательные
дискуссии не касаются непосредственно темы нашей для всякого, кто включен в определенную со-
статьи. циальную сеть.
82 О. Ю. Артемова Stratum plus
№1. 2018

Этот фундаментальный принцип обуслав- работанной и четко употребляемой термино-


ливал (для максимальной ясности повторим логии — это то, без чего человек не может об-
еще раз концентрированно): рести индивидуальной социальной позиции,
— перманентную циркуляцию матери- построить отношения с другими и осмыслить
альных и духовных ценностей, а также все- их. Связанные с родством регламенты поведе-
возможных услуг, в пределах весьма широ- ния, запреты и предписания, — многочислен-
ких социальных сетей, в которых связи между ные, подчас весьма мелочные — соблюдаются
людьми осмыслялись исключительно как род- свято, неукоснительно. Крепость отношений
ственные; родства, глубокая зависимость от родствен-
— лишение индивидов и семей контроля ников, нуждаемость в родственниках, причем
над продуктами их труда и имуществом, если в широком их круге, сочетается с выраженным
эти продукты труда не потреблялись немед- индивидуализмом, стремлением личности
ленно, а вещи не использовались «здесь и те- поддерживать свою автономию и признанием
перь»; этой автономии со стороны сообщества. Лич-
— перманентное выравнивание экономи- ная свобода в распоряжении временем, в пе-
ческих статусов всех членов сообществ 9; редвижениях в пространстве, в организации
— защиту получателей ценностей и услуг труда и определении его объемов буквально
от превращения в должников дающих; бросается в глаза всякому стороннему наблю-
— снижение или даже сведение на нет мо- дателю, резко контрастируя с тем, к чему при-
тивации к аккумуляции имущества у индиви- выкли «белые» люди в своей среде. Лидеры,
дов, семей или групп; которые командуют окружающими, распоря-
— снижение — в социально-психологи- жаются их действиями и указывают, что и как
ческом плане — ценности любых материаль- делать, невозможны в этой среде. Возмож-
ных объектов, вещей; по сути — их «мораль- ны лишь лидеры, за которыми добровольно
ное обесценивание» (“easy come, easy go”). идут, к которым сознательно прислушиваются
А все это, в свою очередь, обуславливало и присматриваются, которым доверяют и же-
формирование особого типа личности и осо- лают подражать. Жизнеобеспечение дости-
бого, можно отважиться сказать, типа этоса гается индивидуальными, редко семейными
(ethos) 10. Нет, как известно, более неблагодар- усилиями. «Каждый сам за себя». Не делиться
ной и безнадежной задачи, чем задача опреде- с другими нельзя, но и добывать что-либо для
лить обобщенно тип личности, характерный того, чтобы поделиться (за пределами семьи)
для той или иной социальной среды, и, тем бо- не требуется. Трудолюбие не ценится, ценят-
лее, некий социально-психологический облик ся смекалка, находчивость, умение ловко вы-
или «дух» этой среды. Но даже близко не по- ходить из затруднительных ситуаций и дости-
мышляя о такой задаче, можно попытаться гать желаемого минимальными усилиями. Ли-
выделить некоторые ведущие личностные шения, в том числе и достаточно длительное
свойства и социально-психологические осо- отсутствие пищи или воды, а также физиче-
бенности культуры общения, многократно от- ский дискомфорт (жара, холод, сырость, ве-
меченные этнографами, работавшими в поле. тер, комары, зловредные мухи и т. п.) перено-
Родство, категоризированное в подробно раз- сятся стоически. Еда, а тем более предметы
обихода, вещи, нужны только для непосред-
ственного удовлетворения текущих потребно-
9
Сознательное использование так называемых стей, коль скоро эти потребности удовлетво-
стратегий выравнивания в таких обществах описа-
но и проанализировано во множестве публикаций, их рены, о еде забывают, а с вещами легко расста-
можно отметить лишь выборочно (Biesele 1999: 208; ются, отдавая родственникам или даже просто
Boehm 1993; 1999; 2012; Сashdan 1980; Gardner 1966; выбрасывая. Духовные, религиозные, художе-
2006; Endicott 1981; 1988; Endicott, Endicott 2012: ственные занятия, родственные чувства и лич-
59—168; Lee 1979: 245—248; Marshall 1976: 194—195; ная свобода — вот истинные ценности, а ми-
Silberbauer 1982; Tanaka, Sugawara 1999: 198; Turnbull
1965; Wiessner 1996; Woodburn 1979; 1980; 1982). нимум материального приложится как бы сам
собой — по мере необходимости.
10
В отечественной этнологической литературе
принято избегать этого термина в силу его «обскурант- Эти и многие иные типичные для охот-
ности». В западных публикациях, включая исследо- ников и собирателей личностные свойства,
вания по охотникам и собирателям, его часто исполь- установки и стереотипы поведения оказались
зуют, притом без всяких оговорок (напр.: Bird-David на удивление устойчивыми даже в услови-
1992: 38—41; Martin 2011: 203, 206). Возможно, по- ях драматического наступления европейской
нятие «охотничье-собирательский этос» может быть
воспринято как аналог предложенному А. Барнардом колонизации и/или (в Индии, в Индонезии)
понятию «охотничье-собирательский образ мысли» принудительной государственной модерниза-
(“hunter-gatherer mode of thought” — Barnard 2000). ции. Во множестве случаев под натиском этих
Stratum plus Настоящий охотник — бедный охотник? 83
№1. 2018

мощных сил быстро рушилась присваиваю- 2009 и 2015 гг. В 2010 г. удалось побывать
щая экономика, охотники и собиратели пе- на острове Милингимби (самый крупный
реставали охотиться и собирать, теряли свои из Крокодиловых островов в Арафурском
религиозно-обрядовые традиции, утрачива- море к северу от полуострова Арнемленд, эт-
ли потестарные структуры, равно как и мно- нолингвистическая группа йолнгу). Поми-
гое другое, но в то же время, надолго сохра- мо Аурукуна и Милингимби, довелось посе-
няли (а некоторые из них сохраняют и по сию тить еще несколько поселений — Пормпурау,
пору) стереотипы поведения и мировоззрен- Манигриду, Напаранум, Ярабу и ряд других
ческие установки, обусловленные присваива- (рис. 1). Но больше всего времени было про-
ющим хозяйством и моральной экономикой. ведено в Аурукуне. В 2008 г. автор уже прие-
Более того, при переходе к иным источни- хала туда не одна, а с помощником — моло-
кам жизнеобеспечения у целого ряда бывших дым специалистом А. А. Закурдаевым, в 2009
охотников и собирателей традиционные фор- и 2015 гг. — с коллегами В. Л. Кляусом
мы поведения и взаимодействия, в том числе и Ю. А. Артемовой. С 2008 г. арендовались
и totalitarian sharing, быстро перестраивались, внедорожники, незаменимые при полевой ра-
адаптировались к внедрению денег и всего боте в глухих глубинных районах Австралии.
остального, что приносит с собой «цивили- Селение Аурукун, насчитывающее сегод-
зация», и не только адаптировались, но и па- ня около 1150 коренных австралийцев и око-
радоксальным образом приобретали гипер- ло 100 пришлых, преимущественно англо-
трофированный — по сравнению с тради- австралийцев (служащие администрации и по-
ционным — облик. В частности — делиться лиции, школьные учителя и др.), расположено
и требовать некоторые из бывших охотников у слияния трех больших рек — Арчер, Уард
стали значительно интенсивнее, изобретатель- и Уотсон — недалеко от побережья залива
нее и разнообразнее, чем в доколониальной Карпентария, во влажных и жарких тропиках
ситуации (см., напр.: Peterson 2013). (примерно 13˚ южной широты). Ближайший
С различными, порой весьма причудли- крупный поселок шахтеров (Випа) находит-
выми и даже, казалось бы, нелепыми приме- ся в 200 км, а ближайший город (Кэрнс) —
рами сказанного автору этих строк довелось в 600 км.
столкнуться самой во время полевой работы Аурукун был основан как пресвитериан-
в Австралии. В значительной своей части эти ская миссия в 1904 г. До 1950-х часть вик-
примеры уже получили отражение в другой мункан и многие люди из родственных групп
публикации (Артемова 2016). Она легко до- продолжали жить в лесу, оставались охотни-
ступна в Интернете, и автор отсылает читателя ками и собирателями и лишь время от вре-
к ней. Там же можно посмотреть оригиналь- мени приходили в Аурукун. В настоящее вре-
ные цветные фотографии. Ниже релевант- мя все аборигены Аурукуна живут оседло
ные наблюдения лишь суммируются и при- в стандартных домах, конструкция которых
водятся некоторые дополнительные данные. типична для австралийских тропиков. Почти
Только в отдельных случаях автор позво- все вик-мункан умеют говорить по-английски,
лит себе прямые повторения: самые драго- но сохраняют свой родной язык в качестве
ценные и впечатляющие сведения приходят главного.
к нам нечасто. Поселок находится под управлением вы-
борного Совета коренных жителей, но пре-
Коротко об экспедициях имущественным влиянием обладают англо-
в Австралию и поселении австралийцы, выполняющие бюрократиче-
аборигенов скую работу при Совете. Основной источник
средств жизнеобеспечения для большин-
После 30 с лишним лет изучения этногра- ства аборигенов — пособия по безработице,
фии аборигенов Австралии в читальных залах а также различные иные социальные выпла-
российских библиотек автору статьи выпала ты из государственных фондов. Характерны
удача поехать туда, где живут потомки опи- также нерегулярные заработки. Рабочих мест
санных в книгах людей. Осенью 2005 г. состо- не хватает, да и аборигены, в значительной
ялась поездка в селение Аурукун (Северный своей части, не проявляют заинтересованно-
Квинсленд, полуостров Кейп Йорк, жители сти в постоянной работе.
поселка принадлежат к этнолингвистической Охота, и в особенности рыболовство,
группе вик-мункан и некоторым другим род- все еще остаются для аурукунцев любимы-
ственным вик-говорящим группам), где автор ми занятиями. Однако рыбачить и охотить-
провела около двух месяцев. Потом были по- ся вблизи поселка не слишком продуктивно,
ездки туда же на разные сроки в 2007, 2008, а автомобили-внедорожники и моторные лод-
84 О. Ю. Артемова Stratum plus
№1. 2018

Рис. 1. Карта Северной и Северо-Восточной Австралии с обозначением упомянутых в тексте поселков. 1 —


Милингимби; 2 — Манингрида; 3 — Випа и Напаранум; 4 — Аурукун; 5 — Пормпурау; 6 — Ярраба.

Fig. 1. The map of Northern and North-Eastern Australia showing the localities mentioned in the text. 1 — Milingimbi; 2 —
Maningrida; 3 — Weipa and Naparanum; 4 — Aurukun; 5 — Pormpuraw; 6 — Yarrabah.

ки, позволяющие отъехать подальше в лес чувств и переживаний были угнетающая ску-
или уплыть по течению рек, имеются лишь ка, уныние, тоска, ощущения безнадежности
у немногих, да и у тех постоянно нет денег и неприкаянности. Наверное, они передава-
на бензин. Собирательство почти утратило лись автору от обитателей поселка.
свое значение. Овощи и фрукты, продающи-
еся в магазинах, гораздо привлекательнее лес- Без родства ты не существуешь
ных.
Аурукун слывет одним из самых неблаго- Когда автор впервые появилась в Ауруку-
получных поселений коренных австралий- не, местные жители ее игнорировали. Было
цев. Плохое здоровье, хроническое недоеда- так, будто между ними и автором стеклянная
ние, нищета, алкоголизм (до 2007 г. алкоголь стена. Они видят новую женщину на улицах
продавался в так называемой Таверне по буд- поселка, она видит их, но она для них не су-
ням после трех часов дня и до семи вечера, по- ществует. Лишь некоторые встречные говорят
том был введен сухой закон, теперь спиртное ей: «Что ты здесь ходишь? Собаки тебя по-
доставляется подпольно) и наркомания, под- кусают. Вообще порвут. Иди туда, где ты жи-
ростковая преступность, семейное насилие, вешь. Иди в дом». При этом можно было дога-
уличные потасовки, угоны автомобилей и кра- даться, что они всего лишь не хотят оказаться
жи со взломом, изнасилования несовершен- в полицейском участке из-за своих полуди-
нолетних, нападения на белых учителей или ких собак и странной незнакомки. Дни ухо-
работников магазинов — лишь часть из того, дят, и никакой полевой работы. Но вот в по-
что постоянно обсуждается в различных пу- селок приезжает известный австралийский
бликациях, посвященных этому поселку. Ав- археолог — теперь уже, к сожалению, покой-
тору статьи, однако, ни разу не пришлось по- ный — Роджер Криб. Он, будучи давно вклю-
чувствовать себя там в опасности. Самыми пе- ченным в широкую родственную сеть абори-
чальными сообщениями, которые приходили генов Кейп Йорка, представляет автора неко-
от аурукунцев, были сообщения о нередких торым из жителей поселка как свою сестру,
самоубийствах среди молодых людей. А ведь и они тут же признают ее родственницей,
в традиционных условиях, исходя из данных а вслед за ними — и другие. Ведь все абори-
Р. и. К. Берндтов («Мир первых австралий- гены не только в этом поселке, но и в осталь-
цев», глава 11 «Смерть и после смерти» — ных, раскиданных по полуострову на огром-
Берндт, Берндт 1981: 364), суицид был неиз- ных пространствах, считаются родственника-
вестен! Самыми же тяжелыми из испытанных ми друг другу. У автора появилось множество
Stratum plus Настоящий охотник — бедный охотник? 85
№1. 2018

«сестер» и «братьев», «дочерей» и «сыновей», го нашли сложный способ оповестить автора


«внуков» и «внучек». С некоторыми из них об этой смерти (печальная новость была пере-
сложились теплые и доверительные отноше- дана в Москву устно — аборигены редко пи-
ния. шут письма — через нескольких аборигенов
Классифицирующие номенклатуры род- и русскую эмигрантку из Кэрнса). Член семьи
ства являют собой удивительные порождения должен знать и иметь возможность приехать
интеллектуальной изобретательности, вызван- на похороны. Иногда похороны откладывают-
ной к жизни сложными и многообразными об- ся на несколько недель 12, чтобы вся родня мог-
стоятельствами и людскими потребностями. ла съехаться.
Все они обладают хитроумными инструмен- Итак, представленная как родственница, ав-
тами расширения круга родственников и фор- тор сразу же стала элементом «дающего» или
мализованного включения новых людей в уже «дарующего» окружающего мира (Bird-David
имеющиеся социальные сети. Такова и но- 1990), однако и ей самой, и ее русским дру-
менклатура родства вик-мункан. Один из воз- зьям не раз довелось испытать бескорыстные
можных инструментов ее расширения — помощь и заботу аборигенов. Но главное —
«сродняющий» посредник. Он вполне может для нее начался увлекательный процесс «узна-
не быть реальным родственником этногра- вания» проявлений древней австралийской
фу, и люди, принимающие этнографа как род- охотничье-собирательской культуры в поведе-
ственника, прекрасно знают об этом, однако нии и суждениях людей, поневоле помещен-
это их не смущает. Происходит как бы «ме- ных в обстоятельства, которые определяются
ханический» перенос отношения к посред- стандартами современной постиндустриаль-
нику на нового человека. Метафоры «меха- ной культуры европейского происхождения.
нический» и «механизм» в данном контексте «Как все правильно описали этнографы в сво-
служат хорошую службу. Быстрая, нерефлек- их книгах, как прав был Р. Криб, когда назы-
сируемая (нерационализируемая) интеллекту- вал аурукунцев “людьми племенной культу-
альная и эмоциональная процедура. Термины ры” (‘absolutely tribal people’)!» — с упоени-
родства — «как ты к такому-то обращаешь- ем снова и снова мысленно повторяла автор.
ся? А, значит, меня ты будешь звать так-то» —
«приводные ремни» этого механизма. Притом Этнографическая триада
устанавливаются отношения, которые этно-
граф никак не может счесть просто средством Одежда. Мы все привыкли «встре-
для успешности работы, это реальная обоюд- чать по одежке». Коренные жители в Ауру-
ная эмоциональная вовлеченность и взаим- куне и других поселках носят джинсы, шор-
ные обязательства. ты, майки, рубашки, платья или юбки. В боль-
Процедура «включения» или «адопции» шинстве своем они выглядят опрятно и любят
так проста и быстра, что значимость ее лег- мыться в душе, порой — по нескольку раз
ко недооценить. Но в добрую минуту один в день, ведь там очень жарко. Одежду часто
из братьев перечислил автору тех белых 11, кто меняют, многие пользуются стиральными ма-
были «адоптированы» на его памяти. Их, по- шинами, но не утюгом. С первого взгляда вид-
мимо автора, было названо шестеро, и собе- но, что одеждой эти люди не интересуют-
седник подчеркнул, что это редкие случаи. ся. С миссионерского времени они приучены
Благодаря посредничеству Р. Криба, автора прикрывать тело так, как им извне предлагает-
этих строк еще и мистически — с помощью ся это делать. Раньше им раздавали самые про-
особого ритуала, проведенного в удаленном стые вещи бесплатно, теперь они покупают
от поселка месте — «представили земле» самые простые вещи в магазинах. Любят уни-
одного из наиболее многочисленных семейств форму, которую получают, если работают в го-
Аурукуна — Путчеманка. Впечатляющим стинице, детском саду, школе, магазинах и др.
примером серьезности, с которой относятся Никто не стремится наряжаться, но и людей
аборигены к установленным таким образом опустившегося вида встретишь нечасто. Нет
связям, может служить следующий случай. интереса к украшениям или затейливым при-
Когда несколько лет спустя умер один из пред- ческам. Такой минимализм сильно отличает
ставителей названного семейства, человек австралийских аборигенов, особенно женщин
мало знакомый автору, родственники умерше- и девушек, даже от африканских или индий-
ских охотников-собирателей и их потомков,
которые обильно украшают себя металличе-
11
Позднее автор узнала, что аборигены не считают
ее белой, и причина была не столько в смуглой коже
и темных глазах, сколько в особенностях поведения.
Автора приравняли к выходцам из Полинезии. 12
В поселке есть морг с холодильной камерой.
86 О. Ю. Артемова Stratum plus
№1. 2018

скими кольцами и браслетами, всевозможны- валось, сразу же потреблялось. И наоборот,


ми яркими изделиями из бисера, старательно когда возникала потребность в чем-либо, тог-
распрямляют свои курчавые волосы или пле- да и предпринимались усилия, чтобы ее удо-
тут многочисленные косички и т. п. Коренные влетворить. Это, в первую очередь, относится
австралийцы не красуются друг перед другом к пище. В настоящее время источники пита-
и не любуются собой. Забегая вперед, автор ния изменились, а привычки в основном оста-
скажет, что зеркал в их обиходе не припоми- лись прежними. Люди не думают заранее, что
нает. будут есть на завтрак, обед или ужин, но до-
Приехав в Аурукун во второй раз в 2007 г., бывают еду, когда чувствуют голод. Покупа-
автор привезла в подарки (из Москвы) самым ют в магазине или в примитивном местном
близким «сестрам», «братьям» и их домочад- кафе, если есть деньги. Если их нет, то пы-
цам кое-что из одежды и незатейливые укра- таются у кого-то попросить еду или деньги.
шения. Все это принималось со словами бла- Те, у кого это есть, не могут отказать, и обыч-
годарности и видимым равнодушием. Скоро но люди знают, что, у кого и где имеется в на-
стало ясно, что надо было вместо этих вещей личии. Либо люди пытаются как-то немно-
везти свежие мясо и фрукты 13 из ближайшего го заработать по случаю. Купленная еда по-
шахтерского городка. требляется сразу, часто на ходу и в одиночку.
На улицах Аурукуна редко встретишь чер- О полезности или вредности пищи никто
ного человека с какой-либо ношей. Люди, как не думает, хотя все слышат много разумных
правило, ходят в буквальном смысле с пу- увещеваний извне — в школе, по радио, по те-
стыми руками: идут себе неспешным шагом левиденью и др. То, как плохо и неправильно
и слегка размахивают руками, в которых ни- питаются современные аборигены — отдель-
чего нет. Обычно ходят босыми, сандалии ная тема, очень подробно освещаемая и в на-
или пластмассовые шлепанцы надевают, если учной, и в популярной литературе. Ей здесь
нужно идти по раскаленному асфальту, по- не место. Важно лишь подчеркнуть, что перед
сетить Совет, лететь в город (как правило — нами типичное поведение охотников и соби-
в Кэрнс) или пойти на службу в церковь. рателей, стремящихся к минимизации усилий
С пустыми руками отправляются и риска. Перехватить какую-то готовую еду
и в Кэрнс — на самолете — в гости к родствен- так, как позволят обстоятельства — проще,
никам или по делам. На нем джинсы и фут- быстрее и безопаснее, чем ловить рыбу в реке,
болка, на ней юбка и легкая кофта. Никаких изобилующей эстуарными — огромными —
чемоданов, рюкзаков или котомок. Все необ- крокодилами или охотиться в лесу, где пол-
ходимое он (она) найдет у родни, если, конеч- но змей и вредных насекомых. А что есть —
но, у нее это будет. В противном случае все это не так уж и важно, важно не быть голод-
они перетерпят, пока чего-нибудь не добудут ным, хотя и голод и жажду принято терпеть
или не подоспеет пособие. Настоящий охот- подолгу. Не раз и не два автору приходилось
ник должен быть мобильным и ничем не отя- под вечер слышать от своих братьев: «я ниче-
гощенным. го не ел со вчерашнего дня», причем в обсто-
Как-то одна белая австралийка показала ятельствах, когда нельзя было заподозрить,
автору цветастые штапельные юбки, которые что у автора просят еду или деньги.
она шила для черных женщин. У них только При чтении этнографической литерату-
один карман. На вопрос: «Почему один»? От- ры автор этой статьи не сталкивалась с опи-
вет был: «Пачка сигарет и памперс для ребен- саниями совместных трапез аборигенов, даже
ка, а больше ничего не нужно, она счастли- и семейных. Характерно, как представляет-
ва!». ся, было, чтобы каждый взрослый, даже и по-
Пища. В традиционных условиях корен- лучив еду у других или поделившись добы-
ные австралийцы были обществом с «систе- чей с другими, потреблял свою долю один,
мой немедленного возврата» 14. Все что добы- как и когда ему заблагорассудится. А «боль-
шой пир» у них был всего-навсего публич-
ной раздачей огромного количества отдель-
13
Мясо в аурукунских магазинах продается только ных порций еды, с которой каждый волен
мороженое («каменное»), фрукты — часто недозрелые уйти, куда хочет. Это можно сказать и о со-
и вялые. Владельцы магазинов ссылаются на трудности временных аурукунцах, и с этим была связана
с доставкой. В расположенной в 200 км Випе с преиму-
щественным англо-австралийским населением можно одна из сложностей полевой работы. Абориге-
купить все самое лучшее, что бывает в Австралии. ны никогда не приглашали автора в свои дома
14
«Immediate return systems» — конструкт Дж. Вуд- или даже во дворы и никогда ничем не угоща-
берна (Woodburn 1980; 1982), получивший широкое при- ли (да у них и не бывает запасов еды для уго-
знание среди зарубежных социальных антропологов. щений). Между тем, каждый этнограф знает,
Stratum plus Настоящий охотник — бедный охотник? 87
№1. 2018

что именно гостеприимство тех, чью культу- черепахами в лодке. Их встречали многочис-
ру он приехал изучать, и совместные трапе- ленные дети и несколько женщин. Одна из них
зы в их жилищах — наилучшие обстоятель- была главной распорядительницей. Пользу-
ства для сбора информации. Автор попыта- ясь ее дружественным настроем, автор обра-
лась организовывать коллективные трапезы тилась к ней с довольно глупой просьбой раз-
в своем временном жилище (местном гости- решить сопровождать их всех с этой добычей
ном доме) и с разочарованием обнаружила, к дому и посмотреть, как будут готовить чере-
что приглашенные люди не знали, что такое пах. Женщина со смехом ответила, что черепах
застолье с разговорами. Они быстро и мол- никуда не понесут, а приготовят прямо на бе-
ча съедали то, что подавалось, а потом рас- регу, автору же она посоветовала идти «к себе
ходились. Только постепенно они полюбили домой и есть свой ланч». Не оставалось ни-
совместные чаепития с небольшим угощени- чего другого. А через час на берегу уже нико-
ем и длинными беседами, стали засиживать- го не было, видны были кострище и несколько
ся за столом подолгу. При этом они были бла- обугленных осколков панцирей. Несомненно,
годарны за любую еду, не проявляя и намека в этом месте побывали все, кому нельзя было
на гурманство или разборчивость, быстро на- отказать в куске мяса. Лишних едоков в лице
сыщались скромными порциями, отказыва- русской пришелицы не требовалось. На Ми-
ясь от добавок. К еде, как и к вещам, эти люди лингимби автор не была включена в родствен-
не испытывают особого интереса и вдохно- ную сеть.
венных разговоров о еде и ее вкусовых свой- В Аурукуне автор и ее коллеги стремились
ствах не ведут. Лишь в редких случаях автору при каждом удобном случае организовать со-
по ее просьбе рассказывали о том, как, напри- вместную с аборигенами рыбалку в удален-
мер, вкусна была рыба, пойманная в реке в на- ных от поселка местах, используя арендован-
чале сезона дождей. ный внедорожник или покупая бензин для мо-
Как-то раз в Аурукуне, в 2008 г., родствен- торных лодок аборигенов. Ловля рыбы всякий
ники позвали автора и ее коллегу — А. А. За- раз была индивидуальным занятием, и люди
курдаева — собирать раковины, моллюски не стремились наловить побольше, а удовлет-
которых — одно из традиционных кушаний. ворялись тем, что считали достаточным для
Было раннее утро, компания брела среди забо- себя лично и своих детей, а дети почти всег-
лоченных мангровых зарослей близ реки. Ра- да были тут же рядом. Пойманную рыбу, как
ковины надо было нащупывать в иле босыми правило, сразу пекли в золе и съедали прямо
ногами, вода была холодная, и было страш- на берегу. Если брали домой, то лишь немно-
но, что вместо раковины наткнешься на змею. го. Никто никого не угощал, подразумевалось,
Острые корни мангровых царапали ступни. что у каждого равные шансы на улов, но если
Все, однако, не унывали и перебрасывались не везло, то надо было просто попросить
шутками, каждый собрал понемногу раковин у тех, кто был более удачлив. Обязательно да-
в полиэтиленовый пакетик или маленькую са- вали. О невезении — а случалось так, что ча-
модельную веревочную сеточку, и очень скоро сами ни у кого не было клева и приходилось
решено было устроить костер и печь ракови- ехать обратно в поселок голодными — никто
ны в золе. Выбрались на сухое место, развели не сокрушался, просто начинали рассуждать,
костер и расселись вокруг, а когда огонь про- что и как добыть в Аурукуне.
горел, зарыли раковины в золу и стали ждать В 2015 г. В. Л. Кляус и автор этой статьи
их готовности. О готовности сигнализирова- осуществили давний замысел побывать в уда-
ли особые звуки — треск и что-то похожее ленном от поселка месте, запечатленном в ми-
на писк. Каждый следил именно за своими ра- фологических рассказах вик-мункан. Для
ковинами, люди говорили друг другу: «вот это этого наняли моторную лодку и двух сопро-
твоя запищала» или: «а теперь твоя!», и каж- вождающих — молодых неженатых мужчин-
дый расщеплял только свои раковины и толь- аборигенов. Было запасено немало мясного
ко из них высасывал или выковыривал содер- угощения и «спрайта», весьма любимого або-
жимое. Как они их различали, для автора оста- ригенами напитка. Однако молодые помощ-
лось загадкой. Но, видимо, ошибок не было. ники быстро насытились весьма умеренны-
Быстро насытившись, компания разошлась ми порциями в самом начале пути и больше
по своим делам, кто куда, с собой унесли со- о еде не вспоминали. В том месте, где все вы-
всем немного раковин. Видно было, что уго- садились на берег, был ручей, в нем обнару-
щением домочадцев никто не озабочен. жилось несметное количество раковин. Лодка
Как-то раз на Милингимби в 2010 г. автору была большая, можно было набрать раковин
довелось наблюдать, как двое мужчин верну- на множество едоков. Однако один из пар-
лись с морской охоты с четырьмя громадными ней взял штук десять — ровно столько, сколь-
88 О. Ю. Артемова Stratum plus
№1. 2018

ко поместилось в завязанную узлом на живо- (она) не ел (не ела) сегодня ничего». Или же
те футболку. Другой же молодой мужчина ра- уносили недоеденную еду со своей тарел-
ковинами не интересовался, но на обратном ки. Когда автор впервые летела в Аурукун,
пути поймал (закинув из лодки леску с крюч- с ней в самолете была женщина, которая —
ком) одну рыбину. Поймать больше не пы- одна-единственная среди летевших абориге-
тался. «Лови еще, ведь в лодке много места, нов — не стала есть выданный пилотом «су-
а в реке много рыбы» — говорили ему нераз- хой паек», а спрятала его в карман. На взлет-
умные русские этнографы. «Мне на ужин хва- ной полосе эту женщину встречала взрослая
тит одной» — лаконично отвечал он. Каж- дочь, явно душевнобольная. Попутчица авто-
дый сам за себя. Но знает, что если у него ни- ра сразу же нежно вручила дочери припасен-
чего не будет, кто-нибудь накормит. Вечером ные бутерброд и печенье.
этнографы встретили этого парня в посел- А хуже всех в поселках аборигенов со-
ке, он уже поужинал рыбой и, зажав в кула- бакам. В традиционных условиях их никог-
ке сто долларов, полученные за помощь в по- да специально не кормили, они кормились
ездке, с радостной улыбкой бежал в местную сами — отбросами, которые в изобилии ва-
лавочку, чтобы купить себе сладкой газиров- лялись вокруг стоянок, или собственной до-
ки (софт дринк). Времени на разговоры у него бычей. В современном поселке им нечем по-
не было, он боялся опоздать, дело было к за- живиться, кроме оберток от гамбургеров. По-
крытию заведения. этому они еле живые лежат на солнцепеке
В целом, у автора сложилось впечатление, или, сбиваясь в устрашающие стаи, рыска-
подкрепленное некоторыми высказываниями ют вокруг поселка. С такими стаями лучше
белых людей, встреченных в Аурукуне (в том не встречаться. В Пормпурау автору приве-
числе социального работника, занимающего- лось увидеть, как собаки ловят рыбу во время
ся проблемами подростков), что никто там, отлива на мелководье, а в Арукуне не раз слы-
за исключением родителей малолетних де- шать, что чью-то собаку утащил крокодил. Со-
тей, дедов и, в особенности, бабок малолет- баки приходят на берег в надежде чем-то по-
них внуков, не озабочен тем, чтобы добыть живиться в реке.
больше еды, чем это нужно ему или ей здесь Жилище. Сегодняшние аурукунцы ведут
и сейчас — будь то из реки, из леса или из ма- оседлый образ жизни, но сохраняют привыч-
газина. Малых детей кормят взрослые, но как ки кочевников. В дома к себе они, как уже го-
только он или она становится подростком, ему ворилось, автора не звали и порой с види-
предоставляется самому заботиться о сво- мым неудовольствием воспринимали даже ее
ем пропитании. Предполагается, что у кого- приближение к забору-«рабице», которым ого-
то из многочисленной родни он чем-то пожи- рожены их дворы. Все сведения о внутреннем
вится, сам что-то поймает в реке или в лесу, устройстве домов получены автором «из тре-
перехватит денег у товарища и что-то купит тьих рук», лишь однажды ей удалось пожить
в магазине. Однако эта стратегия, сформиро- в доме одной из аурукунских семей. Склады-
вавшая в условиях «первоначального изоби- вается впечатление, что типичный дом або-
лия» 15, сплошь и рядом оказывается пагуб- ригенов почти пуст. В нем на голом полу ле-
ной в современном поселке городского типа. жит несколько видавших виды матрацев или
Когда подросток слоняется по стоянке, распо- матов, иногда имеется нечто вроде двухуров-
ложенной в лесу, все семейные костры у него невых топчанов или нар, на которые броше-
на виду. Да и собственная семья под боком. ны те же матрацы. А кроме этого, в доме мо-
Где едят — там и он. Кроме того, он умеет ло- гут быть телевизор и музыкальная аппара-
вить рыбу, птиц, ящериц. Другое дело, когда тура, несколько пластмассовых стульев или
он днями напролет бродит среди домов, раз- кресел. Это все или почти все. Ни запасов еды,
бросанных на нескольких квадратных кило- ни кухонной утвари. На стенах часто наклее-
метрах. ны красочные картинки из журналов или по-
Беспомощным старикам и больным лю- вешены яркие коврики. Убирать, мыть полы
дям, как можно судить по отдельным наблю- или стены не принято, как и не принято прово-
дениям, все же стараются раздобыть и припа- дить в доме много времени. Вся жизнь прохо-
сти еду. Так, некоторые из гостей автора, сидя дит во дворах или на улицах. В домах только
за столом, говорили, глядя в чью-нибудь та- спят или смотрят телевизор. Неслучайно або-
релку: «Ты ведь больше не хочешь есть, мож- ригены обычно говорят «Я сплю в таком-то
но я возьму эти остатки деду (бабке)? Он доме», а не «Я живу в таком-то доме». Дома,
в которых люди спят, постоянно меняются,
иными словами, люди часто перемещаются
15
Выражение М. Салинза (Sahlins 1972: Chapter 1). из дома в дом в зависимости от сложного со-
Stratum plus Настоящий охотник — бедный охотник? 89
№1. 2018

четания обстоятельств, в которых трудно ра- «дать», т. е. сообщить, другому. Те двое сгова-
зобраться. риваются и снимают все деньги. Это не анек-
Судя по тому, что удалось увидеть авто- дот и не глупость фигуранта. Это повседнев-
ру в одном из домов, а также по рассказам бе- ная жизнь. Значит, обстоятельства не позволя-
лых австралийцев, аборигены нередко испы- ют отказывать.
тывают нечто вроде ненависти, отвращения Антрополог Д. Мартин как-то упомянул
или агрессии по отношению к своим четырех- в разговоре с автором, что одна из ее сестер
стенным обиталищам и порой пачкают, пор- получила сравнительно недавно от государ-
тят стены или ломают вещи, которыми изна- ства 10 тыс. долларов в компенсацию за тя-
чально снабжены предоставляемые им госу- желое детство в миссионерское время. День-
дарством жилища — электрические плиты, ги «разошлись» в кратчайшие сроки, непости-
унитазы, ванны и др. жимые для белого человека.
Близ поселка до сих пор можно приме- Одно из самых популярных занятий ау-
тить остатки старинных альтернатив: четыре рукунцев — игра в карты на деньги. Здесь
высоких шеста и плоская крыша, сплетенная и там в поселке под кронами огромных ман-
из пандануса. Там продувает ветерок, и во- говых деревьев, высаженных в «миссионер-
круг все видно на многие метры. ское время», можно видеть десятки распо-
А оптимальное жилье автор видела ложившихся на земле игроков. Многие про-
в 2009 г. у семьи, поселившейся на краю по- водят в «карточных кругах» дни напролет.
селка, почти на опушке леса. Там было четы- «Ловят» деньги или «охотятся на деньги»
ре внутренних стены, создававших четыре от- (“fishing for money” or “hunting for money”),
сека. А внешних стен не было. Как будто бы и было бы непрофессионально видеть в кар-
их специально отломали от стандартного че- точных играх аборигенов просто азартное
тырехкомнатного дома. Были цементный пол развлечение. Нет, они смотрят на игру как
и крыша, водопровод, электрическая провод- на дело, которое приходится делать среди
ка, лампочки и розетки, электроплита, сти- многих прочих дел, направленных на добы-
ральная машина и несколько кроватей с ма- чу денег «здесь и сейчас». Вот слова одно-
трацами. Молодой парень, сидя на полу, элек- го из братьев, ныне уже, к великому сожале-
трическим шлифовальным прибором доводил нию, покойного: «Завтра мы с тобой не уви-
до совершенства какую-то деревянную скуль- димся. Завтра будут выплаты пособий, надо
птуру (по-видимому, ритуального назначе- идти играть». И последовало нечто вроде пе-
ния). Рядом (забора-«рабицы» не было) нахо- чального вздоха, мол «что поделаешь!».
дились проржавевшие «тойота» (так абори- Люди «ставят на кон» небольшие суммы,
гены зовут любой внедорожник) и моторная но выигрыши порой доходят до десятков ты-
лодка с продырявленным дном. И то и дру- сяч долларов. Удачливые игроки покупают
гое, однако, было вполне «на ходу», в чем (в местном магазине или заказывают по ин-
В. Л. Кляус и автор имели случай убедиться, тернету) холодильники, стиральные машины,
арендовав эту лодку для своих нужд. В лод- велосипеды, компьютеры, телевизоры, музы-
ке, если регулярно вычерпывать воду и раз- кальную аппаратуру. Изредка — даже авто-
вить хорошую скорость, можно было плыть мобили и моторные лодки. Но ничто из этих
по большой реке. А когда она все же вышла приобретений обычно не удерживается
из строя, застряла в прибрежных мангровых во владении «счастливчиков» надолго. День-
зарослях и почти затонула, хозяева пришли ги моментально истрачиваются, вещи перехо-
на помощь и успешно вытащили ее на берег дят из рук в руки, ломаются и выбрасывают-
с помощью тойоты. ся. Валяются во дворах около домов, свозят-
ся на свалки. Около Аурукуна в лесу можно
Деньги и вещи видеть впечатляющие кладбища разбитых ав-
томобилей. А проигравшие свои пособия хо-
С деньгами и вещами современные або- дят неделями голодные и «перехватывают»
ригены обращаются примерно так же, как у других по мелочам.
с едой. Денег у большинства из них почти ни- Примечательно, что мелкие деньги (сере-
когда нет. А когда они появляются, их быстро бро или пятидолларовые купюры) порой но-
растрачивают и раздают родственникам. сят просто в руке, в кулаке, как бы наготове —
Знаменательно устное свидетельство быстро истратить или кому-то отдать. А если
Р. Криба. Аборигены получают пособия без- по дороге что-то отвлекло от цели и понадо-
налично — на банковские карточки. Человек бились свободные руки для какого-либо дей-
может в качестве «demand sharing» дать свою ствия, то просят ближнего: «Подержи. А то по-
карточку одному родственнику, а пин-код теряю!».
90 О. Ю. Артемова Stratum plus
№1. 2018

Но было бы опрометчиво говорить, что ли, что они ждут уже очень долго. Кляус потом
аборигены не умеют обращаться с деньга- говорит автору: «Наши деревенские женщины
ми (ниже автор постарается это аргументи- давно бы уже дошли домой пешком, ведь ки-
ровать), скорее, они просто не удостаивают лометра полтора до поселка, не больше». Да,
деньги особого внимания. Автору приходи- а для предков этих собирательниц некогда
лось иметь дело с работниками магазина и по- 30 миль в день были не расстоянием! Но ведь
чты, которые весело и небрежно, «навскидку», в современном долгом ожидании попутных
называли цены за товары или плату за услугу машин (это происходит постоянно) заключе-
(часто не в пользу заведения), с презрением но куда больше от этоса охотника/собиратель-
отмахиваясь от мелочных подсчетов. ницы, чем в многокилометровой ходьбе. Ми-
Одна из вещей, в которых аборигены по- нимизация усилий.
стоянно нуждаются — электрическая кар- Раньше мужчины поднимали копья с зем-
точка. Дома в Аурукуне снабжаются элек- ли, зажав их между пальцами ног — чтобы
тричеством, только если в особый счетчик не нагибаться. Теперь так поднимают с земли
вставлена карточка. Их продают в местном другие вещи, например, грабли.
магазине по 20 долларов за штуку. Карточки В большинстве своем аурукунцы не но-
хватает ненадолго. А без карточек дома с семи сят наручных часов и «часов не наблюдают».
часов вечера погружаются в беспросветную С ними не следует назначать свиданий, в на-
тьму и почти невыносимую в тропиках духо- меченное время они, как правило, не прихо-
ту. Не работают фены и кондиционеры. Нель- дят. Приходят в другое. Очень долго тянутся
зя даже вскипятить воду для чая на электро- порой сборы на рыбалку. Если нет еды, покуп-
плите. Как только автор появлялась в посел- ной воды, спичек и котелка, чтобы взять с со-
ке, на нее сыпались просьбы купить карточку. бой «для пикника», то можно обойтись так:
Выполнять их все было немыслимо, но близ- пресную воду найти где-то неподалеку от реки
ким сестрам порой эти карточки покупались, (в сухой сезон в реках там вода соленая из-за
а на следующий день та же сестра опять мог- близости моря, во влажный сезон — пресная
ла попросить купить ей карточку: нельзя было из-за обилия дождей) и вскипятить в пустой
не отдать предыдущую родственникам, у ко- консервной банке, которых повсюду валяет-
торых малые дети и которым без карточки еще ся множество, огонь добыть трением, рыбу
хуже, чем ей. поджарить в золе или на обломке термитни-
Все подарки, которые автор привозила се- ка. Но нельзя идти без снастей, а они сплошь
страм и братьям из Кэрнса или из Москвы, и рядом отсутствуют: «Ох, мою сеть, мою ле-
равно как и все вещи, которые отдавала или ску, мои крючки взяла такая-то или такой-то!».
покупала по их просьбам в Аурукуне — одея- Идут (или едут, если в распоряжении машина)
ло, юбки и футболки, музыкальные диски или туда, где она или он должны находиться. Там
диски с видео, специально для них изготов- ее или его не оказывается, идут куда-то еще,
ленные — все это быстро исчезало навсегда порой опять безуспешно. Однако, не найдя
в ходе непрекращающейся циркуляции в кру- нужного человека, в конце концов берут сна-
гу родственников. сти у кого-то другого. Не припоминается слу-
Люди вик утратили множество старин- чая, чтобы рано или поздно все не устраива-
ных навыков и обычаев, перестали изготов- лось — так или иначе.
лять традиционные орудия и утварь, забро- Поразительно, как свободны, как независи-
сили важнейшие обряды, но в полной мере мы там люди в своих передвижениях. Каждый
сохранили древние нормы, обязывающие да- идет, куда хочет и когда хочет. Никто не мо-
вать то, что просят, и позволяющие рассчи- жет ему помешать. Взрослый человек, даже
тывать на то, что всегда можно попросить то, супруг или супруга, даже сын или мать, не мо-
что нужно. В этом залог продолжения их со- жет сказать другому взрослому: «Не уходи, ты
циальной жизни, залог самого существования мне нужен», или: «Я не пущу тебя, там опас-
их сообществ и основа личностной сохранно- но». И сообщать другим, куда и зачем идешь
сти составляющих эти сообщества отдельных и где тебя можно найти, или когда вернешься,
людей. не требуется.
Удивительный был случай в 2015 г. Ста-
Пространство и время рая женщина, проводившая все время в инва-
лидной коляске, захотела плыть вместе с нами
Однажды В. Л. Кляус и автор отвезли в лес в лодке к местам своих предков. Мы на всякий
на своей машине двух аурукунских сестер — случай сообщили об этом ее близкому род-
собирать какие-то семена (на продажу). Вер- ственнику. Он только ухмыльнулся и сказал:
нувшись за ними через несколько часов, узна- «Ха, пусть плывет!». Она, правда, не поплы-
Stratum plus Настоящий охотник — бедный охотник? 91
№1. 2018

ла, в последний момент сославшись на страх что будет. Подходим к освещенному наруж-
перед крокодилами. ными огнями дому. Фонарики у входа горят
За последние полстолетия аборигены Ау- разноцветные. Большой двор, покрытый пе-
рукуна в значительной мере утратили зна- ском пополам с пылью, собаки, дети, взрос-
ния об окружающих поселок территориях, да- лые полукругом, кто на земле, кто на стульях,
леких поездок в глухие места многие из них кто на подстилках полиэтиленовых. Костер
боятся, причем на самом деле они боятся горит. Автору сразу стул уступили. Снача-
не крокодилов, змей или насекомых, они бо- ла девушки в длинных разноцветных — го-
ятся мистических влияний той земли, с кото- лубых, розовых, зеленых, желтых — юбках
рой прервана духовная связь. Они страшатся из каких-то блестящих бумажных полос га-
нарушить табу, ведомые только тем, кто дав- вайскую хулу танцуют. Очень красиво, музы-
но уже в мире ином. А вот бытовые навыки ка замечательная, музыкальный центр у них
выживания в дикой местности, где нет ника- на раскладном столике. По сравнению с по-
ких благ цивилизации, аборигены не потеря- линезийками они очень худые, бедрами рас-
ли. Одна из сестер автора, крепко поссорив- качивать умеют, а впечатление другое. Но все
шись с белой австралийкой, кричала в запале: равно прекрасно. В восторг приводит девчуш-
«Если ты заблудишься в лесу, то быстро по- ка лет четырех. На нее тоже юбочку надели,
гибнешь, а я долго смогу прожить там, даже сначала она стесняется в круг выходить, а по-
и одна, а потом обязательно найду дорогу том отваживается. Как чудесно у нее сразу же
в Аурукун!». Это был сокрушительный ответ- получается! Вспоминается, где-то написа-
ный удар, и это была правда. но: девочки-аборигенки рождаются умеющи-
ми танцевать! Автор сказала: «Вот маленькая
Гостеприимство по-аурукунски принцесса!» Всем понравилось. Стали повто-
рять. Сестра Д. мрачна, однако. Автор спра-
Автору понадобилось время, чтобы отре- шивает ее, не бросила ли она курить. Отвеча-
шиться от привычных стереотипов гостепри- ет, что не сможет бросить. И тогда автор поти-
имства и оценить исконные австралийские. хоньку дает ей пачку сигарет. По ее «спасибо,
Ее, а потом и двух ее коллег, «представили систе» ясно, как это кстати. И до чего ловко
земле», и после учили, как вести себя на этой она эту пачку прячет, а потом украдкой курит!
земле, чтобы не попасть в беду. Вот мы на ры- Этому нужно специально учиться в обстанов-
балке: «Не подходи совсем близко к реке, слы- ке totalitarian sharing. Оглядывая все общество,
шишь — это кроки воют на том берегу, да, это автор кожей чувствует, что им хорошо вместе,
они поют, есть хотят, зовут маму, чтобы по- что вот сейчас они живут, как хотят. При ко-
кормила!» Действительно издалека доносится стре, на песке, дети, женщины, мужчины, со-
полурык-полувой — низким басом. «Незамет- баки и музыка, пение, танцы! И шутки и толь-
но подплывет, внезапно бросится и утащит ко свой язык. И все кругом, за исключением ав-
под воду. Следи за своей дочерью, где она? тора, свои. Некого стыдиться, что в пыли, что
Надо чтобы все время была у нас на виду!» в соплях детишки, что кто-то пьяный, что все
В поселке: «Не ходи на тот конец, там ярост- чешутся... Даже собакам полумертвым в этот
ные собаки! Не ходи на ту улицу, там пло- час неплохо! Это по их позам, как они растя-
хие парни угнали грузовик, их теперь поли- гиваются на животе у ног людей, видно. Все
ция ищет». Во дворе гостевого дома, где автор вместе и хозяева рядом! Поют песни остро-
пыталась ухаживать за цветами: «Не копо- витян Торресова пролива. Поют свои, вик-
шись голыми руками в опавших листьях, мо- мунканские. Танцуют свой танец — дикар-
гут быть змеи!». ский, почти свирепый. Когда Д. объявляет, что
Вот автор узнает, что готовится важная це- пора уходить, автор подчиняется, хотя и хочет-
ремония, ночью будет репетиция. Автор про- ся слушать и смотреть еще и еще. Но и на том
сит двух сестер взять ее с собой. Соглашают- спасибо. Автор кричит всем: «Апоу» («до сви-
ся не сразу, как бы с сомнением. Идем втроем данья» по вик-мункански), ей радостно отве-
по поселку в кромешной тьме. Почти у каж- чают тем же. Незнакомые женщины говорят:
дого дома какие-то фигуры мечутся, и крик «Д.! Теперь береги ее»! — «Да, я буду!» — от-
на грани драки. Все недавно вернулись из пив- вечает Д. И автора трогательно доставляют
ной (2005 г., до сухого закона), в воздухе висит прямо к гостевому дому.
психологическое электричество высокого на- А вот, у этнографов (А. А. Закурдаева и ав-
пряжения. В глубинке этой жизни автор еще тора, 2008 г.) конфликт с англо-австралийской
не бывала. Одной отсюда не выбраться. Что администрацией, с них могут потребо-
у них на уме? Может, они проучить хотят, что- вать непомерные деньги за жилье, к ним при-
бы не совалась, куда не надо? Да ладно, будь ходит племянница автора и объявляет, что она
92 О. Ю. Артемова Stratum plus
№1. 2018

и вся родня не бросят в беде. Соберут эти день- в церкви после вечерней воскресной служ-
ги. «Я дам 200 долларов» — говорит она — бы, теплое и проникновенное. Просит высту-
«Н. даст 100, А. даст 150, другие тоже дадут». пить и автора. Автор что-то, запинаясь, про-
«Откуда же деньги?» — спрашивает автор. — износит сквозь слезы. Апоу! Утром некото-
«Ведь вчера ни у тебя, ни у Н. не было даже рые братья и сестры сопровождают автора
пяти долларов на еду». «Это наше дело» — к взлетной полосе. Становятся в круг и поют
в ответ. К счастью, все обходится, возможно, прощальную песню. Вот автор уже в самоле-
улаживают братья и сестры, употребив влия- те, разбег по взлетной полосе, машущие рука-
ние на родственников, входящих в Совет. ми люди так малы, так смутно видны издале-
В 2009 г. В. Л. Кляус, один из аурукун- ка, да и слезы мешают...
ских братьев и автор терпят «бедствие Июль 2008 г. А. А. Закурдаев и автор гото-
на реке». Неправильно рассчитав количество вятся уезжать. Последнее вечернее чаепитие,
бензина, они не только не могут достичь наме- близкие люди приходят с подарками. Крас-
ченной цели речного путешествия, но и едва ное платье с яркими цветами (оно до сих пор
умудряются высадиться на берег и добраться носится) и красная рубашка. Откуда деньги?!
обратно в поселок, да к тому же чуть не гу- Поют прощальные песни. Утром приходят
бят арендованную у аборигенов лодку (она, провожать. Этнографы грузятся во внедорож-
как уже упоминалось в другой связи, застря- ник. Братья и сестры плачут. Этнографы, ка-
ла в мангровых зарослях у берега). Сопровож- жется, вторят им, и лишь через час дорога, как
давший этнографов абориген, немного по- водится, рассеивает грусть.
блуждав в темном лесу, выбирает правиль- Как не вспомнить тут свидетельства ранних
ное направление и выводит их, после трех наблюдателей традиционной жизни австра-
часов ходьбы, на автомобильную дорогу, иду- лийцев: когда кто-нибудь отправлялся в дли-
щую к Аурукуну. До поселка далеко. Ждут тельное путешествие, на общей стоянке раз-
попутной машины. Она оказывается маши- давались плач и причитания, женщины даже
ной аборигенов, забитой до отказа. Они не мо- ранили себя в знак печали, как на похоронах,
гут никого взять, но поворачивают в обратном а позже исполняли магические обряды, что-
направлении и разыскивают патрульный ав- бы обеспечить благополучное возвращение
томобиль полиции. Полицейские доставля- ушедших (напр., Dahl 1926: 59).
ют этнографов и проводника в Аурукун. По-
следующие два дня проводник не покидает «Мы не можем быть такими, как они»
этнографов, безуспешно пытающихся спа-
сти лодку (всех их буквально заедают комары) Один из самых обаятельных, добрых, об-
и мечущихся между поселком и местом ава- разованных и в полном смысле этого слова
рии на арендованном внедорожнике. В какой- интеллигентных аборигенов (он, увы, тоже
то несчастный момент внедорожник тоже ло- ушел из жизни), говорил автору в 2007 году
мается. Снова нужно идти по лесу пешком. тихим и грустным голосом: «Белые люди хо-
А проводник нездоров, немолод (он умер тят, чтобы мы стали такими, как они, но мы
от рака в 2010) и, как этнографы узнают слу- не можем, просто не можем, и все!».
чайно, все время голоден. Он ведь с ними — По глубокому убеждению автора, абори-
значит, не может заниматься добычей еды. За- генам не удается, вопреки усилиям много-
пасов, как мы помним, аборигены не держат. численных государственных и общественных
А этнографы и вовсе позабыли о еде. Но слух структур, вырваться из того, что в Австра-
о «беде» (“I have heard you got into trouble?”) лии считается бедностью или даже нище-
быстро разносится по поселку. Хозяева лод- той, не только из-за «постоянного прессин-
ки едут на своей тойоте вытаскивать ее. Эт- га» demand sharing (cр. Peterson 2013: 171—
нографы тоже с ними — на уже отремонти- 175), но и из-за отсутствия сколько-нибудь
рованном автомобиле. Находится и несколько значительной личностной мотивации, необхо-
добровольных помощников. Когда лодку под- димой для достижения того, что понимается
нимают на воду, выясняется, что испорчен мо- в мире белых людей под материальным бла-
тор. У этнографов явно не хватило бы денег госостоянием. Более того, складывается впе-
на новый мотор, но никто даже не заикается чатление, что «объективная нехватка ресур-
о возмещении ущерба. сов (денег, топлива, оснащения и т. п. и т. д.»
Конец ноября 2005 г. Автор готовится по- (Martin, Martin 2016: 213), о которых так часто
кинуть Аурукун, и никто не знает, доведет- говорят и пишут белые австралийцы, сами-
ся ли ей снова приехать туда. Один из близ- ми аборигенами не воспринимается как бед-
ких братьев произносит прощальное слово ность. Автор ни разу не слышала, чтобы ее со-
Stratum plus Настоящий охотник — бедный охотник? 93
№1. 2018

беседники в Аурукуне, Пормпурау или Ми- в лес и усиленно охотиться, чтобы добыть
лингимби называли себя бедными или даже огромное количество мяса для поминального
просто жаловались на материальное небла- «пира», днями напролет трудиться над изго-
гополучие. Не проявлялось в их высказыва- товлением ритуальных предметов и т. п. В та-
ниях и зависти к материальному процвета- ких обстоятельствах не может быть и речи
нию англо-австралийцев. На ум опять при- о легкомысленной непредусмотрительно-
ходит метафора стеклянной стены или, быть сти или «пагубной» привычке «жить одним
может, стеклянного колпака, которым абори- днем».
гены незримо отгородили себя от мира бе- В традиционных условиях аборигены на-
лых людей, и смотрят они на этот мир сквозь всегда покидали стоянку, на которой кто-то
свою прозрачную ограду без особого уваже- умер. Современные дома не забрасывают-
ния и без вожделения. ся навсегда. Поэтому теперь проводят осо-
Вспоминается рассказ Н. Петерсона (во бые очистительные церемонии по проше-
время одного из академических собраний) ствии некоторого периода «пустования дома».
о пожилом аборигене варлпири из поселка Это главные и, увы, очень частые церемонии
Юндуму (Центральная Австралия). Ничего в Аурукуне. Их готовят месяцами. Заказывают
не имея, сидя на расстеленном на земле рва- в городе в огромных количествах новую одеж-
ном одеяле, он говорил о своем желании ду для участников — например, разноцвет-
«подкопить денег», чтобы послать их детям ные, яркие футболки с логотипами, отражаю-
Афганистана, потому что на днях он смотрел щими традиционную символику; изготовляют
телевизионную передачу о бедственном по- сами всевозможные украшения — бумажные
ложении в этой стране и был особенно впе- цветы, гирлянды, ленты — ритуальные ко-
чатлен тем фактом, что детям там не хвата- стюмы, ритуальные скульптуры, ритуальные
ет одеял. копья, барабаны и многое иное. На церемонии
присутствуют сотни людей. Порядок, который
Когда щедрость требуется 16, поддерживается при этом, и слаженность дей-
а усилия не минимизируются ствий участников поразительны. Прежде чем
«открыть» покинутый после смерти челове-
Приводившиеся выше эпизоды, а так- ка дом и войти в него, люди часами танцуют
же многие другие, свидетельствуют, что по- и поют во дворе, определенные родичи по-
рой именно щедрость и великодушие руко- койного (или покойной) выполняют опреде-
водят поступками аборигенов, причем даже ленные ритуальные роли. Каждая семья или
просить о помощи не приходится, и порой каждый клан имеет отличительные черты
именно щедрость предписывается норма- в одежде, в раскраске лица и тела. Большин-
ми их общежития. Иногда появляется у них ство исполняемых во время таких церемоний
и мощная мотивация копить деньги, аккуму- песен и танцев создано жителями Аурукуна,
лировать ценности, интенсифицировать труд. они так и называются по именам композито-
Все это коренные австралийцы умеют делать. ров: «песня анти Айрин» или «песня систе Кэ-
Но это, чаще всего, диктуется не стремлени- ройлайн». Мотивы многих песен и танцев за-
ем индивидов или семейных ячеек стать бо- имствованы у островитян Торресова пролива
гаче, но эмпатией к тем, кто в беде, или, на- и полинезийцев, но содержание — свое, отра-
против — острым желанием испытать поло- жающее события или переживания, значимые
жительные эмоции, получить эстетическое для создателя. Кульминация же церемонии —
наслаждение, принять участие в увлекатель- уже упомянутый выше воинственный и муже-
ном мероприятии и др.; словом — сильными ственный традиционный танец вик-мункан —
чувствами, не подчиненными утилитарным аплач. Сначала танцуют обнаженные по пояс
нуждам. мужчины и мальчики с копьями. Затем присо-
Наиболее сильные чувства, не обуслов- единяются женщины. Под конец церемонии
ленные утилитарными нуждами, современ- люди торжественно обходят дом вокруг. По-
ные коренные австралийцы испытывают том входят в дом, слышатся громкие рыда-
в связи со смертью родственников. Именно ния. Обычно в это время уже почти темно.
эти события мотивируют людей копить день- На лиловато-красном небе сияет серебряный
ги, искать дополнительные доходы, ехать месяц и рядом с ним яркая Венера. Плач пе-
ремежается пением, бой барабанов сопровож-
дается стрекотанием цикад. Завершается все
16
Напомним цитировавшееся выше утверждение традиционным «пиром» — массовой раздачей
Дж. Вудберна: «Щедрость не требуется». еды.
94 О. Ю. Артемова Stratum plus
№1. 2018

Совсем новое явление в Аурукуне — уста- ные лодки, которые содержатся в хорошем со-
новка на могилах 17 гранитных плит и памят- стоянии. Упомянем еще раз и дорогостоящие
ников с тотемической символикой. Это тоже памятники на кладбище. Само по себе это
требует от родственников умерших больших не говорит о перемене ценностной парадиг-
денежных вложений. мы — типичной для коренных австралийцев
на типичную для англо-австралийцев (бла-
Тревожные симптомы госостояние вместо бедности). Лодки и ав-
томобили нужны, чтобы обеспечить мобиль-
Высокая смертность в Аурукуне 18 пред- ность, которая всегда была важнейшей со-
ставляет собой наиболее убедительное сви- ставляющей культуры аборигенов. Это всего
детельство того, что принято в Австралии лишь адекватное современной жизни оснаще-
называть глубокой социальной дисфункци- ние, необходимое для охоты, рыбной ловли,
ей (напр.: Sutton 2009; Ford 2013). Возмож- поездок к родственником, живущим в других
но, достаточно будет отметить, что в 2005 г. местах, посещения древних религиозных цен-
у автора там было немало братьев (в возрас- тров. Гранитные надгробия — современный
те 50—55 лет), а теперь у нее остались только способ проявить глубокое почтение к умер-
сестры, и много более молодых людей ушли шим. Оно всегда было и до сих пор остается
из жизни за истекшие годы. одной из главных составляющих мироощуще-
В последнее время наметилась тенденция ния аборигенов. Самые ухоженные и краси-
отправлять детей учиться или работать в горо- вые могилы — это преимущественно могилы
да, подальше от поселка. Способность юных молодых людей, по которым отчаянно, душе-
людей, выращенных в Аурукуне, адаптиро- раздирающе скорбят их родители.
ваться к городской жизни Австралии пред- Однако чтобы накопить деньги для машин,
ставляется сомнительной. Гораздо более ве- лодок и могильных сооружений, нужно нахо-
роятно, что они будут страдать и в городе, дить и уметь сохранять хорошо оплачиваемую
в чуждом окружении, и стремиться вернуть- работу, а также необходимо ограничить свое
ся в поселок. Это уже происходит. Но нельзя участие в системе totalitarian sharing. Чтобы со-
и исключать отдаленную перспективу рассея- держать автомобили и лодки в рабочем состоя-
ния, растворения вик-мункан среди пришлых нии и приличном облике, нужно научиться от-
австралийцев. казывать хотя бы части из тех, кто непрестан-
В 2015 году у автора также возникло впе- но просит одолжить средства передвижения
чатление, что некоторые семьи, оставаясь на время или куда-то их свозить. Сужение же
в Аурукуне, пытаются вырваться из обста- круга родственников, в котором циркулиру-
новки бессмысленности иными способами. ют твои деньги и вещи, или хотя бы частич-
Так, в отдельных дворах появились дорогие ное дистанцирование от этого круга, чреваты
автомобили-внедорожники и большие мотор- потерей прочного места в сети многопоколен-
ных социальных связей. А у окружающих та-
кое поведение рождает чувство растерянности
17
Все аборигены в Аурукуне крещены, и все по-
хороны сопровождаются и церковной службой, и тра- и даже фрустрации. В. Л. Кляусу и автору до-
диционными обрядами, претерпевшими определенные велось однажды видеть, в какое неукротимое
модификации. Хоронят людей в гробах в сравнитель- бешенство впадает абориген, услышавший
но неглубоких могилах. На могилах ставятся деревян- отказы (несколько подряд) в ответ на прось-
ные кресты, иногда — памятники. К крестам крепятся бу «подбросить» (прицепив к внедорожнику)
таблички с указанием имени и дат жизни умершего,
иногда приводятся цитаты из Библии, из псалмов Дави- его лодку из поселка до причала. И отказыва-
да. На могилы кладутся (или втыкаются в землю) яркие ющие, и встречающие отказы получают пси-
бумажные цветы. хологическую травму, и для тех, и для других
18
Автор не сумела найти надежной статистики рушится привычный мир (ср. Peterson 2013;
смертности среди аборигенов Аурукуна. Важно под- Martin 2015: 13—17). Здесь таится потенци-
черкнуть, что высокая смертность не значит, что числен- альная угроза главному оплоту цивилизации 19
ность населения Аурукуна падает, рождаемость тоже аборигенов — моральной экономике, кото-
высока там: «В Аурукуне, среди аборигенов и остро-
витян Торресова пролива, средний возраст определялся рая цементирует их сообщества и на которой
в 27 лет. Из числа аборигенов и островитян Торресова зиждется внутренняя целостность личности.
пролива 32,2% были детьми в возрасте от 0 до 14 лет Эта уникальная культура может существовать
и 4,5% жителей — в возрасте 65 лет и старше» (“In только при сохранности родственных связей.
Aurukun (Indigenous Areas), the median age of Aboriginal
and/or Torres Strait Islander people was 27 years. Of the
Aboriginal and/or Torres Strait Islander people 31.2% were 19
Слово употреблено сознательно, существует
children aged 0 to 14 years and 4.5% were people aged 65 огромная литература, подтверждающая его адекват-
years and over” — 2016 Census QuickStats). ность (см., напр.: Gammage 2011).
Stratum plus Настоящий охотник — бедный охотник? 95
№1. 2018

Немало австралийских коллег, да пожа- ки перед употреблением в пищу, мало чем от-
луй, не только австралийских, упрекнут ав- личающимися от соответствующих приемов
тора в нереалистической, устарело романти- земледельческих народов. Более того, австра-
ческой и даже негуманной позиции. Чтобы лийские женщины и за плодоносящими рас-
выжить и жить «достойно», чтобы стать са- тениями ухаживать умели — как бы помога-
мообеспечивающимися, экономически неза- ли их росту и созреванию плодов. Это при-
висимыми членами гражданского общества, вело А. Н. Максимова к заключению, что
говорят они, аборигены должны «продавать у коренных австралийцев уже в рамках соби-
свою рабочую силу», «разорвать путы demand рательского хозяйства сложились такие усло-
sharing», «встраиваться в mainstream society» вия, при которых для перехода к земледелию
и т. п. (см., напр., дискуссии: Martin 2011; им не пришлось бы проделывать никакой «ре-
Martin, Trigger, Parmenter 2014; Peterson 2016). волюции» (Максимов 1997: 325). Они техно-
Но тогда от их традиционной культуры оста- логически были вполне готовы к земледельче-
нутся только публичные фестивали — псевдо- ской жизни.
корробори — и серийное изготовление псев- В 1986 г. В. Р. Кабо писал: «позднейшие ис-
дототемических изображений на кусках коры, следования показали, что аборигены Австра-
испещренных мириадами точечек, а самые лии подошли к земледелию даже ближе, чем
главные достижения, совершенные ими на их представлялось Максимову. Об этом свиде-
особом пути эволюции, будут потеряны. тельствуют, например, примитивные формы
Вспоминаются слова Дональда Томсона, ирригации, сооружение оросительных пло-
совершившего в начале 1930-х героические тин и искусственных водоемов, которые пре-
экспедиции в Северо-Восточный Арнемленд дотвращают губительные последствия засу-
с целью найти способ урегулирования дра- хи и способствуют произрастанию полезных
матического конфликта между неаккультури- растений, привлекают рыб, птиц и животных.
рованными еще тогда аборигенами и англо- Местами длина искусственных каналов, ко-
австралийскими властями. «Я думаю, что мы торые делались еще до колонизации, дости-
должны всегда помнить следующее: стре- гала нескольких сот метров. Это было со-
мясь сделать из этих людей черных белых, мы знательное, целенаправленное воздействие
приносим им самое большое из возможных на природу, еще более впечатляющее, чем
зол, так как с нашей жесткой приверженно- опыты с высаживанием ямса и других рас-
стью политике “белой Австралии” мы не го- тений, засвидетельствованные в Австралии»
товы приобщить их к подлинному социаль- (Кабо 1986: 233).
ному равенству, что было бы, очевидно, един- В 2011 году вышла книга Билла Гэммэджа
ственным оправданием таких устремлений» «Самая большая плантация в мире: как абори-
(Thomson 2003: 186). гены сотворили Австралию» 20, в которой этот
автор, опираясь на обширный фактический
А что в ретроспективе? материал и на выводы немалого числа совре-
менных археологов, историков и антрополо-
Все те явления, которым были посвящены гов, показал, что по всей Австралии абориге-
предыдущие параграфы работы, в особенно- ны в полном смысле этого слова возделывали
сти система «totalitarian sharing», могли суще- землю и что они, в частности, целенаправ-
ствовать и зачастую существовали без всяких ленно выращивали урожай целого ряда видов
парафеналий, доступных археологической плодоносящих растений. Аборигены, по сло-
фиксации. Между тем, эти явления, как кажет- вам этого автора, занимались «земледелием,
ся автору, имеют огромное значение для пони- но не стали земледельцами», т. е. не сделали
мания процессов социальной эволюции — об- земледелие основным своим делом и основ-
щих и частных. ным источником пропитания, не отдавали ему
В 1929 году А. Н. Максимов опублико- так много времени и труда, как это делают на-
вал работу «Накануне земледелия». В ней стоящие земледельцы, словом — не измени-
он, обобщив собранный по крупицам мате- ли ради земледелия свой образ жизни. Насто-
риал о традиционной собирательской дея- ящий земледельческий образ жизни — это
тельности аборигенов (ей тогда в австралове- оседлый образ жизни, аборигены же были аб-
дении уделялось мало внимания) и на десят- солютно привержены мобильности. В этом
ки лет предвосхитив подходы современных Гэммэдж видит причину их сознательного
зарубежных исследователей, доказывал, что
аборигены Австралии пользовались техниче-
скими приемами сбора урожая диких плодов, 20
«...превратив ее в настоящий рай» (Gammage
корней, клубней и злаков, а также их обработ- 2011: 5).
96 О. Ю. Артемова Stratum plus
№1. 2018

исторического выбора в пользу присваиваю- в экологические ниши, непривлекательные


щего хозяйства. для земледельцев, или уже ранее занимая та-
Представляется, что не меньшую, а ско- кие ниши.
рее всего и большую, чем мобильность, роль Коренным австралийцам посчастливилось
сыграли все те черты их культуры, которые жить на земле, в значительной своей части
рассматривались выше: totalitarian sharing весьма благоприятствующей культивации и —
в целом, и в частности — сатисфикцион- до поры — недоступной для земледельческой
ный принцип хозяйственной деятельности, колонизации извне. Поэтому у них был вы-
минимизация усилий и риска, социально- бор: стать земледельцами или остаться охот-
психологические установки, препятствовав- никами/собирателями. Ведь представляется
шие аккумуляции материальных ценностей абсолютно очевидным, что мыслящие, пред-
отдельными индивидами или семьями, равно усмотрительные и волевые индивиды, объе-
как и социально-экономические механизмы, диненные в группы, делали исторические вы-
которые постоянно снижали — в социально- боры, и делали их сознательно, из поколения
психологическом смысле — «стоимость» ма- в поколение; притом понимали, что они де-
териальных ценностей, или даже обесцени- лают, «осознанно экспериментируя с различ-
вали их. ными социальными стратегиями в различных
Однако сам по себе вопрос «Почему ав- контекстах», «будучи знакомы с разнообраз-
стралийские аборигены не стали земледель- ными вариантами социального взаимодей-
ческим народом?», столь часто задаваемый ствия», равно как и зная о возможных послед-
в научной и ненаучной литературе, представ- ствиях избранных «социальных стратегий»
ляется академически некорректным. Многие (Wengrow, Graeber 2015: 603), а также мани-
охотники и собиратели экспериментировали пулируя «природным окружением с полным
с культивацией растений, что хорошо засвиде- знанием, хотя, возможно, и не всегда полным,
тельствовано и этнографически, и археологи- об изменениях, которые может повлечь за со-
чески, но лишь немногие самостоятельно сде- бой их поведение» (Bar-Yosef 2017: 300).
лали земледелие основным способом жизнео- Аборигены Австралии хорошо умели обес-
беспечения. печивать свою жизнь в тех объемах, которые
Еще в начале нашего века считалось, что считали достаточными. Подавляющая часть
«очагов» независимого перехода от при- их деятельности, непосредственно не под-
сваивающего к производящему хозяйству чиненной утилитарным нуждам, была связа-
было не более четырех (Rowley-Conwy 2001: на с религиозными культами и другими заня-
62—64), к началу 2010-х археологи насчиты- тиями духовного свойства (см., напр.: Berndt,
вали уже 10 таких «очагов» (см., напр.: Price, Berndt 1977: 519). Именно в такие виды дея-
Bar-Yosef 2011; Bar-Yosef 2017). В масштабах тельности они инвестировали огромные объ-
Земного шара это, однако, все равно немного. емы труда и времени, равно как именно для
Произошли все эти независимые друг от дру- обеспечения коллективных церемониальных
га переходы к земледелию на весьма корот- и эстетических потребностей они добывали,
ком (по сравнению с периодом существова- собирали и хранили в больших количествах
ния Homo sapiens) временном отрезке между пищу, а также многие другие материальные
11 500 и 7000 тыс. лет назад, и в последующие ценности — охру, кварц, кремень, расти-
4000—5000 лет земледелие распространилось тельное волокно, шкуры, пух и перья птиц
на огромные пространства, по-видимому, ис- и многое другое (напр., Berndt, Berndt 1977:
ключительно в ходе колонизационных про- Chapter III, 256—258, 262—264; Keen 2004:
цессов (см., напр.: Bellwood 2011; Özdoğan 92). Пожалуй, мы можем предположить, что
2011; Rowley-Conwy 2011; Bar-Yosef 2017). коренные австралийцы не перешли к настоя-
Люди, ставшие земледельцами, буквально ри- щему земледелию, потому что им это не было
нулись осваивать новые земли и распростра- нужно, а не было нужно — в свою очередь —
нять свои хозяйственные системы во всех на- потому, что они в ходе десятков тысячелетий
правлениях. самостоятельного развития великолепно овла-
Победное шествие земледелия по нашей дели искусством быть умеренными в желани-
планете было детерминировано конкретны- ях. «Достаточно — это так же хорошо, как
ми эволюционными выборами, сделанны- и пир» — гласит английская поговорка. «Тот
ми конкретными обществами в конкретные вечно будет рабом, кто не знает, как обой-
периоды истории; большинство других об- тись немногим» — сказал Гораций.
ществ оказались втянутыми в орбиты этих Канадский антрополог Лайонел Тайгер,
выборов. Лишь немногие сумели избежать издавший в 1987 году блестящую и не менее
названного эволюционного пути, отступив провокационную, чем его знаменитые «Муж-
Stratum plus Настоящий охотник — бедный охотник? 97
№1. 2018

чины в группах» (Tiger 1969), книгу «Ману- к новому способу жизнеобеспечения, но поче-
фактура зла. Этика, эволюция и индустриаль- му некоторые древние охотники/собиратели
ная система» (Tiger 1987), объявил переход перешли к нему? Конечно, этот вопрос не раз
к земледелию и скотоводству в Старом Свете ставился археологами и социальными антро-
«началом всемирного грехопадения», но ре- пологами, предлагались различные гипоте-
альное «производство мирового зла» он свя- зы (напр.: Boehm, Flack 2010; Boehm 2012;
зал с индустриальной системой. Ключевое Falnnery, Marcus 2012; Hayden 2014, и др.),
свойство индустриальной системы состоит но надежного ответа до сих пор нет (аналити-
в том, писал он, что, когда она работает, она ческий обзор различных подходов к пробле-
ведет к таким последствиям, которых никто ме см., напр.: Price, Bar-Yosef 2011; Bar-Yosef
или почти никто не хочет, да и не может пред- 2017).
видеть. Огромная пропасть пролегла между Отвергаются такие тривиальные объясне-
теми «общественными обстоятельствами, ко- ния, как перенаселение и нехватка ресурсов
торые создал современный человек, и тем гре- в «очагах» первоначального земледелия, ведь
гарным (обусловленным биологически задан- они локализованы в местах, переживавших
ной социальностью — О. А.) мощным течени- с наступлением голоцена времена природного
ем, которое создало человека». изобилия, а население там стало усиленно ра-
По-видимому, индустриальную систему, сти именно с переходом к земледелию (Price,
коль скоро она запущена, невозможно остано- Bar-Yosef 2011; Bar-Yosef 2017). Парадоксаль-
вить. Но был ли неизбежен ее запуск? — спра- ным образом получается, что люди стали ис-
шивал Тайгер. И отвечал: конечно, нет. «Тща- кусственно производить пищу и иные цен-
тельные покровы близкой к безумию законно- ности не потому, что у них этого было мало,
сти скрывают почти невероятные финансовые но потому что было много, даже очень мно-
последствия дурацкой веры в неизбежность го, а они хотели еще больше, и, следовательно,
производительности». И было бы «до глупо- причины надо искать — среди прочего — в осо-
сти наивно» недооценивать ту роль, которую бенностях социальных отношений, норматив-
играет во всем этом «простая бездумная жад- ных систем и социально-психологического
ность или жадность сложная и обдуманная» климата тех обществ, которые впервые стали
(Tiger 1987: 75, 82, 103, 109). земледельческими. При присваивающем хо-
А был ли неизбежен переход к произво- зяйстве и даже раннем производящем хозяй-
дящему хозяйству? Безусловно, нет, счита- стве эти сферы жизни не поддаются или очень
ют некоторые археологи. «Археология не дает плохо поддаются археологическому изуче-
никаких свидетельств, — пишет П. Роулей- нию (см. напр.: Bender 1975; Belfer-Cohen,
Конуи, — того, чтобы охотники и собирате- Goring-Morris 2011; Hayden 2014; Bar-Yosef
ли проявляли имманентно присущую им тен- 2017), поэтому археологи в поисках основа-
денцию двигаться от более простой организа- ний для своих гипотез нередко обращаются
ции к более сложной» (Rowley-Conwy 2001: к этнографии. Но, возможно, она способна по-
53). В бесчисленном множестве раз, продол- мочь лишь косвенно. Она не дает моделей ис-
жает он, древние охотники отвечали на вы- чезнувших социальных систем и не позволяет
зовы окружающей среды интенсификаци- выстроить их в эволюционной последователь-
ей присваивающего хозяйства, усложнением ности (в противоположность тому, что дума-
социальной жизни, а затем вновь возвраща- ют некоторые исследователи, напр.: Boehm
лись к простым формам. Во многих случаях 1993; 1999; 2012; Flannery, Marcus 2012). Она
они тысячелетиями вели усложненное при- лишь помогает обнаружить в социальных си-
своение и не переходили к производству про- стемах и социально-психологических уста-
довольствия. У дзёмонцев древней Японии во- новках этнографически изучавшихся охотни-
семь тысяч лет «сложной» жизни не привели ков и собирателей, в том числе специализи-
к собственному земледелию. «В натуфийцах рованных (имевших интенсифицированное
не было ничего такого (курсив мой — О. А.), присваивающее хозяйство), некие черты, ко-
что бы делало земледелие неизбежным для торые обусловили их особые, их собствен-
них, там просто стеклось в одно время много ные эволюционные пути, тесно сопряжен-
способствовавших тому обстоятельств, а то бы ные с сохранением присваивающего хозяй-
они так и остались охотниками и собирателя- ства.
ми... В развитии охотничье-собирательских Так, мы видим в социальной организа-
обществ нет предопределенного направле- ции коренных австралийцев, равно как и ряда
ния» (Rowley-Conwy 2001: 62—64). иных охотничье-собирательских обществ,
Если это правда, то резоннее спрашивать определенные механизмы, которые никак
не почему коренные австралийцы не перешли не могли способствовать их переходу к зем-
98 О. Ю. Артемова Stratum plus
№1. 2018

ледельческому образу жизни. Если у древних особых сознательных усилий людей и осо-
охотников, чьи потомки создали земледель- бых направлений эволюции отдельных куль-
ческие системы, были аналогичные механиз- тур, и именно эти направления создали такие
мы, что должно было случиться с ними, что- общества, которые названы М. Салинзом (Са-
бы эти механизмы сломались? А может, это линз 1999: 19—52). «обществами первона-
изначально были по-другому устроенные об- чального изобилия», или «первоначальными
щества, и у них не было таких механизмов? обществами изобилия» (зависит от того, как
Потому-то на Земле и случилось то, что слу- переводить на русский язык словосочетание
чилось? “original affluent societies”) , то логично будет,
Мечта о равенстве, духовные устремле- вслед за П. Роулей-Конуи, объявить эти об-
ния к нему, представляются одной из главных щества отнюдь не первоначальными и спро-
и древнейших ценностей человечества в це- сить: а какими же тогда были первоначаль-
лом. Свидетельства о ней проникают в ранние ные? (Rowley-Conwy 2001: 48). Рассуждая та-
письменные памятники, созданные в разных ким образом, придется усомниться в том, что
частях света. Наверное, она сформировалась все настоящие охотники — бедные охотники,
задолго до развития и распространения пись- и допустить, в противоположность названно-
менностей. Немногим обществам удалось ее му автору, что было все-таки что-то такое
реализовать. Коренным австралийцам в зна- в натуфийцах, что стимулировало их потом-
чительной мере удалось, а некоторые дру- ков вступить в эру производящей экономики
гие охотники/собиратели были еще успешнее и что кардинально отличало их от австралий-
на этом поприще (см. подробнее: Artemova цев вик-мункан, которым посвящена наша ра-
2016). Коль скоро мы предположим, что под- бота, равно как и от ряда других уцелевших
линное экономическое равенство, эгалита- до недавнего времени охотников и собирате-
ризм, моральная экономика — есть результат лей.

Литература
Артемова О. Ю. 2016. Некапиталистический этос в орби- Bar-Yosef O. 2011. Climatic fluctuations and early farm-
те капиталистического. Новые российские гума- ing in West and East Asia. Current Anthropology 52
нитарные исследования 11. Электронный жур- (S4), S175—S193.
нал. URL: http://www.nrgumis.ru/articles/1994/. Bar-Yosef O. 2017. Multiple Origins of Agriculture in Eur-
Бахрушин С. В. 1925. Самоеды в XVII веке. Северная asia and Africa. In: Tibayrenc M., Ayala F. J. (eds.).
Азия 5—6. Москва, 85—94. On Human Nature. Biology, Psychology, Ethics,
Берндт Р. М., Берндт К. Х. 1981. Мир первых австралий- Politics, and Religion. Amsterdam: Academic Press;
цев. Москва: Наука, Главная редакция восточной Boston (Mass.): Elsevier, 297—331.
литературы. Belfer-Cohen A., Goring-Morris N. 2011. Becoming Fam-
Кабо В. Р. 1986. Первобытная доземледельческая общи- ers: The Inside Story. Current Anthropology 52 (S4),
на. Москва: Наука. S209—S220.
Линденау Я. И. 1983. Описание народов Сибири (пер- Bellwood P. 2011. Holocene Population History in the Pa-
вая половина XVIII века). Историко-этногра- cific Region as a Model for Worldwide Food Pro-
фические материалы о народах Сибири и Северо- ducer Dispersals. Current Anthropology 52 (S4),
Востока. Магадан: Книжное издательство. S363—S378.
Максимов А. Н. 1997 [1929]. Накануне земледелия. В: Bender B. 1975. Farming in prehistory. London: John Bak-
Максимов А. Н. Избранные труды. Москва: er.
Восточная литература, 312—329. Berndt R. M., Berndt C. H. 1977. The World of the First Aus-
Мосс М. 1996. Общества, обмен, личность. Москва: tralians. Sydney: Ure Smith.
Наука. Biesele M. 1999. The Ju/’hoansi of Botswana and Namibia.
Попов А. А. 1984. Нганасаны. Социальное устройство In Lee R. B., Daly R. (eds.). The Cambridge en-
и верования. Ленинград: Наука. cyclopedia of hunters and gatherers. Cambridge:
Салинз М. 1999. Экономика каменного века. Москва: Cambridge University Press, 205—209.
ОГИ. Bird-David N. 1990. The Giving Environment: Another
Туголуков В. А. 1970. Социальная организация эвенков Perspective on the Economic System of Gatherer-
и эвенов. В: Гурвич И. С., Долгих Б. О. (ред.). Hunters. Current Anthropology 31, 189—196.
Общественный строй у народов Сибири. VII — Bird-David N. 1992. Beyond ‘The hunting and gathering
начало XX вв. Москва: Наука, 214—247. mode of subsistence’: culture-sensitive observations
Штернберг Л. Я. 1905. Гиляки. Москва: Товарищество on the Nayaka and other modern hunter-gatherers.
скоропечатни А. А. Левенсон. Man 27, 19—44.
Artemova O.Yu. 2016. Monopolization of knowledge, so- Boehm C. 1993. Egalitarian behavior and reverse dominance
cial inequality and egalitarianism. An evolution- hierarchy. Current Anthropology 34, 227—254.
ary perspective. Hunter Gatherer Research 2 (1), Boehm C. 1999. Hierarchy in the forest. The evolution of
5—37. egalitarian behavior. Cambridge, MA: Harvard
Barnard A. 2000. The hunter-gatherer mode of thought. University Press.
Anales de La Academia Nacional de Ciencias de Boehm C. 2012. Moral Origins: The Evolution of Virtue, Al-
Buenos Aires (Sept.), 7—24. truism, and Shame. New York: Basic Books.
Stratum plus Настоящий охотник — бедный охотник? 99
№1. 2018

Boehm C., Flack J. 2010. The Emergence of Simple and son N., Myers F. (eds.). Experiments in Self-Deter-
Complex Power Structures through Social Niche mination: Histories of the Outstation Movement in
Construction. In: Guinote A. (ed.). The Social Psy- Australia. Canberra: Australian National University
chology of Power. London: Guilford, 46—87. Press, 210—228.
Cashdan E. 1980. Egalitarianism among hunters and gather- Martin D., Trigger D., Parmenter J. 2014. Mining in Ab-
ers. American Anthropologist 82, 116—120. original Australia: Economic Impacts, Sustainable
Dahl К. 1926. In Savage Australia: an account of a hunt- Livelihoods and Cultural Difference at Century
ing and collecting expedition to Arnhem Land and Mine, Northwest Queensland. In: Gilberthorpe E.,
Dampier Land. London: Philip Allan. Hilson G. (eds.). Natural Resource Extraction and
Endicott K. L. 1981. The conditions of egalitarian male–fe- Indigenous Livelihoods. Development Challenges in
male relationships in foraging societies. Canberra an Era of Globalization. Rarnham: Ashgate Publish-
Anthropology 14, 1—10. ing Company, 37—56.
Endicott K. L. 1988. Property, power and conflict among the Marshall L. 1976. The !Kung of Nyae-Nyae. Cambridge,
Batek of Malaysia. In: Ingold T., Riches D., Wood- Mass: Harvard University Press.
burn J. C. (eds.). Hunters and gatherers II. Property, McConnel U. H. 1958. Myths of the Muηkan. Melbourne:
power and ideology. Oxford: Berg, 110—127. University Press.
Endicott K. M., Endicott K. L. 2012. The Headman was a McRae-Williams E., Gerritsen R. 2010. Mutual Incom-
Woman. The Gender Egalitarian Batek of Malaysia. prehension: The Cross Cultural Domain of Work
Subang: Center for Orang Asli Concerns. in a Remote Australian Aboriginal Community.
Flannery K., Marcus J. 2012. The Creation of Inequality: The International Indigenous Policy Journal 1 (2).
How our Prehistoric Ancestors Set the Stage for URL: http://ir.lib.uwo.ca/iipj/vol1/iss2/2. DOI:
Monarchy, Slavery, and Empire. Cambridge, Mass.: 10.18584/iipj.2010.1.2.2 (accessed 10.08.2017).
Harvard University Press. Özdoğan M. 2011. Archaeological Evidence on the West-
Ford C. 2013. The Aurukun blues of Peter Sutton. An anthro- ward Expansion of Farming Communities from
pologist hits the skids in Cape York. The Monthly Eastern Anatolia to the Aegean and the Balkans.
Essays (May). URL: http//www.themonthly.com. Current Anthropology 52 (S4), S415— S430.
au/issue/2013 (accessed 15.11.2015). Peterson N. 1993. Demand Sharing: Reciprocity and Pres-
Gammage B. 2011. The Biggest Estate on Earth: How sure for Generosity among Foragers. American An-
Aborigines Made Australia. Sydney; Melbourne; thropologist 95, 860—874.
Auckland; London: Allen and Unwin. Peterson N. 2002. From Mode of Production to Moral Econ-
Gardner P. M. 1966. Symmetric Respect and Memorate omy: Sharing and Kinship in Fourth World Social
Knowledge: the Structure and Ecology of Individu- Orders. Paper presented at 9th International Con-
alistic Culture. Southwestern Journal of Anthropol- ference on Hunting and Gathering Societies. Edin-
ogy 22, 389—415. burgh, September 9—13.
Gardner P. M. 2006. Journeys to the Edge. In the Footsteps Peterson N. 2005. What can the pre-colonial and frontier
of an Anthropologist. Columbia: University of Mis- economies tell us about engagement with the real
souri Press. economy? Indigenous life projects and the condi-
Hayden B. 2014. The Power of Feasts — From Prehistory tions for development. In: Austin-Broos D., Mac-
to the Present. Cambridge: Cambridge University donald G. (eds.). Culture, Economy and Gover-
Press. nance in Aboriginal Australia. Sydney: Sydney
Keen I. 2004. Aboriginal Economy and Society. Oxford; University Press, 7—18.
New York: Oxford University Press. Peterson N. 2013. On the persistence of sharing: Personhood,
Lattimore O. 1938. The Geographic Factor in Mongol His- asymmetrical reciprocity, and demand sharing in
tory. The Geographic Journal XCI (1), 1—16. the Indigenous Australian domestic moral economy.
URL: http://www.jstor.org/stable/1787812 (accessed Australian Journal of Anthropology 24, 166—176.
01.08.2017). Peterson N. 2016. What is the policy significance of the hy-
Lattimore O. 1940. Inner Asian Frontiers of China. London: brid economy? In: Sanders W. (ed.). Engaging In-
Oxford University Press. digenous Economy: Debating diverse approaches.
Lee R. B. 1979. !Kung San: Men, Women and Work in a For- Canberra: Australian National University Press,
aging Society. Cambridge: Cambridge University 55—64.
Press. Peterson N., Taylor J. 2003. The modernizing of the Indig-
Lee R. B. 2003. The Dobe Ju/’hoansi. Belmont: Wadsworth enous domestic moral economy. The Asia Pacific
Thomson Learning. Journal of Anthropology (4), 105—22.
Lourandos H. 1997. Continent of Hunter-Gatherers. New Price D. T., Bar-Yosef O. 2011. The Origins of Agriculture:
Perspectives in Australian Prehistory. Cambridge: New Data, New Ideas: An Introduction to Supple-
Cambridge University Press. ment 4. Current Anthropology 52 (S4): S163—
Martin D. F. 2011. Policy Alchemy and the Magical Trans- S174.
formation of Aboriginal Society. In: Musharbash Y., Rowley-Conwy P. 2001. Time, Change and the Archaeology
Barber M. (eds.). Ethnography and the Production of Hunter-Gatherers: How Original the ‘Original
of Anthropological Knowledge. Essays in honour Affluent Society ’? In: Panter-Brick C., Layton R.,
of Nicolas Peterson. Canberra: Australian National Rowley-Conwy P. (eds.). Hunter-Gatherers. An In-
University Press, 201—216. terdisciplinary Perspective. Biosocial Society Sym-
Martin D. F. 2015. Does native title merely provide an en- posium Series. Cambridge: Cambridge University
titlement to be native? Indigenes, identities, and ap- Press, 39—72.
plied anthropological practice. Australian Journal of Rowley-Conwy P. 2011. Westward Ho!: The Spread of Agri-
Anthropology 26, 112—127. culture from Central Europe to the Atlantic. Current
Martin D. F., Martin B. F. 2016. Challenging simplistic no- Anthropology 52 (S4), S431—S451.
tions of outstations as manifestations of Aboriginal Sahlins M. 1972. Stone Age economics. Chicago; New York:
self-determination: Wik strategic engagement and Aldine Atekton Inc.
disengagement over the past four decades. In: Peter- Sassaman K. E. 2004. Complex Hunter-Gatherers in Evo-
100 О. Ю. Артемова Stratum plus
№1. 2018

lutional History: A North American Perspective. Wells A. E. 1963. Milingimbi: Ten Years in the Croco-
Journal of Archaeological Research 12, 227— dile Islands of Arnhem Land. Sydney: Angus and
280. Robertson.
Silberbauer G. B. 1982. Political process in G/wi bands. In: Wengrow D., Graeber D. 2015. Farewell to the ‘childhood of
Leacock E., Lee R. (eds.). Politics and History in man’: ritual, seasonality, and the origins of inequal-
Band Societies. Cambridge: Cambridge University ity. Journal of the Royal Anthropological Institute 3,
Press, 23—35. 597—619.
Silberbauer G. 2006. Neither are Your Ways My Ways. In: Widlok T. 2013. Allowing others to take what is valued. HAU:
Kent S. (ed.). Cultural Diversity Among Twentieth- Journal of Ethnographic Theory 3 (2), 11—31.
Century Foragers. An African Perspective. Cam- Widlok T. 2016. Anthropology and the Economy of Sharing.
bridge: Cambridge University Press, 21—64. London; New York: Routledge.
Simon H. 1947. Administrative Behavior: a Study of Deci- Wiessner P. 1996. Leveling the hunter: constraints on the
sion-Making Processes in Administrative Organiza- status quest in foraging societies. In: Wiessner P.,
tion. New York: Macmillan. Schiefenhovel W. (eds.). Food and the status
Smith M.A. 1999. Archaeology of Australian Hunters and quest: an interdisciplinary perspective. Providence:
Gatherers. In: Lee R. B., Daly R. (eds.). The Cam- Berghahn Books, 171—191.
bridge encyclopedia of hunters and gatherers. Cam- Woodburn J. C. 1979. Minimal politics: the political or-
bridge: Cambridge University Press, 324—327. ganization of the Hadza of North Tanzania. In:
Sutton P. 2009. The Politics of Suffering: Indigenous Austra- Shack W.A., Cohen P. S. (eds.). Politics in Leader-
lia and the End of the Liberal Consensus. Carlton, ship: A Comparative Perspective. Oxford: Claren-
Vic.: Melbourne University Press. don Press, 244—266.
Svizzero S., Tisdell C. 2015. The Persistence of Hunting and Woodburn J. C. 1980. Hunters and Gatherers Today and Re-
Gathering Economies. Social Evolution and History construction of the Past. In: Gellner E. (ed.). Soviet
14, 3—25. and Western Anthropology. London: Duckworth,
Tanaka J., Sugawara K. 1999. The /Gui and the G//ana of 95—117.
Botswana. In: Lee R. B., Daly R. (eds.). The Cam- Woodburn J. C. 1982. Egalitarian Societies. Man 17,
bridge encyclopedia of hunters and gatherers. Cam- 431—451.
bridge: Cambridge University Press, 195—199. Woodburn J. C. 1988a. African Hunter-Gatherer Social Or-
Testart A. 1988. Some Major Problems in the Social Anthro- ganization. Is it Best Understood as a Product of En-
pology of Hunter-Gatherers. Current Anthropology capsulation? In: Ingold T., Riches D., Woodburn J.
29, 1—13. (eds.). Hunters and Gatherers I. History, Evolution
Thomson D. 2003. Donald Thomson in Arnhem Land. Com- and Social Change. Oxford: Berg, 43—64.
piled and introduced by N. Peterson. Melbourne: Woodburn J. C.1988b. Some Connections Between Property,
Miegunyah Press; Museum Victoria. Power and Ideology. In: Ingold T., Riches D., Wood-
Tiger L. 1969. Men in groups. New York: Random House. burn J. (eds.). Hunters and Gatherers II. Property,
Tiger L. 1987. The Manufacture of Evil. Ethics, Evolution Power and Ideology. Oxford; Berg, 10—31.
and the Industrial System. New York: Harper and Woodburn J. C. 1998. Sharing is not a form of exchange:
Row. an analysis of property-sharing in immediate re-
Trigger B. G. 2003. Understanding Early Civilizations: A turn hunter-gatherer societies. In: Hann C. M. (ed.).
Comparative Study. Cambridge, UK: Cambridge Property Relations: Renewing the Anthropological
University Press. Tradition. Cambridge: Cambridge University Press,
Turnbull C. M. 1965. Wayward Servants: the Two Worlds of 48—63.
the African Pygmies. Garden City: Natural History 2016 Census QuickStats. Australian Bureau of Statistics.
Press. URL: http://www.censusdata.abs.gov.au/census_
Warner W. L. 1958. A Black Civilization: Social Study of an services/getproduct/census/2016/quickstat (accessed
Australian Tribe. New York: Harper. 10.08.2017).

References
Artemova, O. Yu. 2016. In Novye rossiiskie gumanitarnye issledo- Mauss, M. 1996. Obshchestva, obmen, lichnost’(Societies, Exchange,
vaniia (Recent Russian Humanitarian Studies) 11. Elec- Personality). Moscow: “Nauka” Publ. (in Russian).
tronic journal. URL: http://www.nrgumis.ru/articles/1994/ Popov, A.A. 1984. Nganasany. Sotsial’noe ustroistvo i verovaniia
(in Russian). (Nganasans: Social Structure and Beliefs). Leningrad:
Bakhrushin, S. V. 1925. In Severnaia Aziia (Northern Asia) 5—6. “Nauka” Publ. (in Russian).
Moscow, 85—94 (in Russian). Sahlins, M. 1999. Ekonomika kamennogo veka (Stone Age Econom-
Berndt, R. M., Berndt, C. H. 1981. Mir pervykh avstraliitsev (The ics). Moscow: “OGI” Publ. (in Russian).
World of the Earliest Australians). Moscow: “Nauka” Tugolukov, V.A. 1970. In Gurvich, I. S., Dolgikh, B. O. (eds.). Ob-
Publ.; “Glavnaia redaktsiia vostochnoi literatury” Publ. (in shchestvennyi stroi u narodov Sibiri. VII — nachalo XX vv.
Russian). (Social Structure with the Peoples of Siberia: 7th — Early
Kabo, V. R. 1986. Pervobytnaia dozemledel’cheskaia obshchina 20th Century). Moscow: “Nauka” Publ., 214—247 (in Rus-
(Prehistoric Pre-Agricultural Society). Moscow: “Nauka” sian).
Publ. (in Russian). Sternberg, L. Ya. 1905. Giliaki (Nivkh People). Moscow: “Tovarish-
Lindenau, Ya. I. 1983. Opisanie narodov Sibiri (pervaia polov- chestvo skoropechatni A.A. Levenson” Publ. (in Russian).
ina XVIII veka). Istoriko-etnograficheskie materialy o Artemova, O. Yu. 2016. Monopolization of knowledge, social in-
narodakh Sibiri i Severo-Vostoka (Description of Siberian equality and egalitarianism. An evolutionary perspective.
Peoples (First Half of 18th Century): Historical and Ethno- Hunter Gatherer Research 2 (1), 5—37..
graphical Materials on Peoples of Suberia and the Russian Barnard, A. 2000. The hunter-gatherer mode of thought. Anales
North-East). Magadan: “Knizhnoe izdatel’stvo” Publ. (in de La Academia Nacional de Ciencias de Buenos Aires
Russian). (Sept.), 7—24.
Maksimov, A. N. 1997 [1929]. In Maksimov, A. N. Izbrannye trudy Bar-Yosef, O. 2011. Climatic fluctuations and early farming in West
(Selected Works). Moscow: “Vostochnaia Literatura” Publ., and East Asia. Current Anthropology 52 (S4), S175—
312—329 (in Russian). S193.
Stratum plus Настоящий охотник — бедный охотник? 101
№1. 2018

Bar-Yosef, O. 2017. Multiple Origins of Agriculture in Eurasia and Lourandos, H. 1997. Continent of Hunter-Gatherers. New Perspec-
Africa. In Tibayrenc, M., Ayala, F. J. (eds.). On Human Na- tives in Australian Prehistory. Cambridge: Cambridge
ture. Biology, Psychology, Ethics, Politics, and Religion. University Press.
Amsterdam: Academic Press; Boston (Mass.): Elsevier, Martin, D. F. 2011. Policy Alchemy and the Magical Transforma-
297—331. tion of Aboriginal Society. In Musharbash, Y., Barber, M.
Belfer-Cohen, A., Goring-Morris, N. 2011. Becoming Famers: (eds.). Ethnography and the Production of Anthropological
The Inside Story. Current Anthropology 52 (S4), S209— Knowledge. Essays in honour of Nicolas Peterson. Canber-
S220. ra: Australian National University Press, 201—216.
Bellwood, P. 2011. Holocene Population History in the Pacific Re- Martin, D. F. 2015. Does native title merely provide an entitlement
gion as a Model for Worldwide Food Producer Dispersals. to be native? Indigenes, identities, and applied anthropo-
Current Anthropology 52 (S4), S363— S378.. logical practice. Australian Journal of Anthropology 26,
Bender, B. 1975. Farming in prehistory. London: John Baker. 112—127.
Berndt, R. M., Berndt, C. H. 1977. The World of the First Austra- Martin, D. F., Martin, B. F. 2016. Challenging simplistic notions of
lians. Sydney: Ure Smith. outstations as manifestations of Aboriginal self-determina-
Biesele, M. 1999. The Ju/’hoansi of Botswana and Namibia. In Lee, tion: Wik strategic engagement and disengagement over
R. B., Daly, R. (eds.). The Cambridge encyclopedia of the past four decades. In Peterson, N., Myers, F. (eds.). Ex-
hunters and gatherers. Cambridge: Cambridge University periments in Self-Determination: Histories of the Outsta-
Press, 205—209. tion Movement in Australia. Canberra: Australian National
Bird-David, N. 1990. The Giving Environment: Another Perspec- University Press, 210—228.
tive on the Economic System of Gatherer-Hunters. Current Martin, D., Trigger, D., Parmenter, J. 2014. Mining in Aboriginal
Anthropology 31, 189—196. Australia: Economic Impacts, Sustainable Livelihoods and
Bird-David, N. 1992. Beyond ‘The hunting and gathering mode of Cultural Difference at Century Mine, Northwest Queen-
subsistence’: culture-sensitive observations on the Nayaka sland. In Gilberthorpe, E., Hilson, G. (eds.). Natural Re-
and other modern hunter-gatherers. Man 27, 19—44. source Extraction and Indigenous Livelihoods. Develop-
Boehm, C. 1993. Egalitarian behavior and reverse dominance hier- ment Challenges in an Era of Globalization. Rarnham:
archy. Current Anthropology 34, 227—254. Ashgate Publishing Company, 37—56.
Boehm, C. 1999. Hierarchy in the forest. The evolution of egalitar- Marshall, L. 1976. The! Kung of Nyae-Nyae. Cambridge, Mass:
ian behavior. Cambridge, MA: Harvard University Press. Harvard University Press.
Boehm, C. 2012. Moral Origins: The Evolution of Virtue, Altruism, McConnel, U. H. 1958. Myths of the Muηkan. Melbourne: Univer-
and Shame. New York: Basic Books. sity Press.
Boehm, C., Flack, J. 2010. The Emergence of Simple and Complex McRae-Williams, E., Gerritsen, R. 2010. Mutual Incomprehension:
Power Structures through Social Niche Construction. In The Cross Cultural Domain of Work in a Remote Australian
Guinote, A. (ed.). The Social Psychology of Power. Lon- Aboriginal Community. The International Indigenous Pol-
don: Guilford, 46—87. icy Journal 1 (2). URL: http://ir.lib.uwo.ca/iipj/vol1/iss2/2.
Cashdan, E. 1980. Egalitarianism among hunters and gatherers. DOI: 10.18584/iipj.2010.1.2.2 (accessed 10.08.2017).
American Anthropologist 82, 116—120. Özdoğan, M. 2011. Archaeological Evidence on the Westward Ex-
Dahl, K. 1926. In Savage Australia: an account of a hunting and pansion of Farming Communities from Eastern Anatolia
collecting expedition to Arnhem Land and Dampier Land. to the Aegean and the Balkans. Current Anthropology 52
London: Philip Allan. (S4), S415— S430.
Endicott, K. L. 1981. The conditions of egalitarian male–female re- Peterson, N. 1993. Demand Sharing: Reciprocity and Pressure for
lationships in foraging societies. Canberra Anthropology Generosity among Foragers. American Anthropologist 95,
14, 1—10. 860—874.
Endicott, K. L. 1988. Property, power and conflict among the Batek Peterson, N. 2002. From Mode of Production to Moral Economy:
of Malaysia. In Ingold, T., Riches, D., Woodburn, J. C. Sharing and Kinship in Fourth World Social Orders. Paper
(eds.). Hunters and gatherers II. Property, power and ide- presented at 9th International Conference on Hunting and
ology. Oxford: Berg, 110—127. Gathering Societies. Edinburgh, September 9—13.
Endicott, K. M., Endicott, K. L. 2012. The Headman was a Woman. Peterson, N. 2005. What can the pre-colonial and frontier economies
The Gender Egalitarian Batek of Malaysia. Subang: Cen- tell us about engagement with the real economy? Indig-
ter for Orang Asli Concerns. enous life projects and the conditions for development. In
Flannery, K., Marcus, J. 2012. The Creation of Inequality: How our Austin-Broos, D., Macdonald, G. (eds.). Culture, Economy
Prehistoric Ancestors Set the Stage for Monarchy, Slavery, and Governance in Aboriginal Australia. Sydney: Sydney
and Empire. Cambridge, Mass.: Harvard University Press. University Press, 7—18.
Ford, C. 2013. The Aurukun blues of Peter Sutton. An anthropolo- Peterson, N. 2013. On the persistence of sharing: Personhood, asym-
gist hits the skids in Cape York. The Monthly Essays (May). metrical reciprocity, and demand sharing in the Indigenous
URL: http//www.themonthly.com.au/issue/2013 (accessed Australian domestic moral economy. Australian Journal of
15.11.2015). Anthropology 24, 166—176.
Gammage, B. 2011. The Biggest Estate on Earth: How Aborigines Peterson, N. 2016. What is the policy significance of the hybrid
Made Australia. Sydney; Melbourne; Auckland; London: economy? In Sanders, W. (ed.). Engaging Indigenous
Allen and Unwin. Economy: Debating diverse approaches. Canberra: Aus-
Gardner, P. M. 1966. Symmetric Respect and Memorate Knowl- tralian National University Press, 55—64.
edge: the Structure and Ecology of Individualistic Culture. Peterson, N., Taylor, J. 2003. The modernizing of the Indigenous
Southwestern Journal of Anthropology 22, 389—415. domestic moral economy. The Asia Pacific Journal of An-
Gardner, P. M. 2006. Journeys to the Edge. In the Footsteps of an thropology (4), 105—22.
Anthropologist. Columbia: University of Missouri Press. Price, D. T., Bar-Yosef, O. 2011. The Origins of Agriculture: New
Hayden, B. 2014. The Power of Feasts — From Prehistory to the Data, New Ideas: An Introduction to Supplement 4. Cur-
Present. Cambridge: Cambridge University Press. rent Anthropology 52 (S4): S163— S174.
Keen, I. 2004. Aboriginal Economy and Society. Oxford; New York: Rowley-Conwy, P. 2001. Time, Change and the Archaeology of
Oxford University Press. Hunter-Gatherers: How Original the ‘Original Affluent So-
Lattimore, O. 1938. The Geographic Factor in Mongol History. The ciety ’? In: Panter-Brick, C., Layton, R., Rowley-Conwy, P.
Geographic Journal XCI (1), 1—16. URL: http://www.js- (eds.). Hunter-Gatherers. An Interdisciplinary Perspective.
tor.org/stable/1787812 (accessed 01.08.2017). Biosocial Society Symposium Series. Cambridge: Cam-
Lattimore, O. 1940. Inner Asian Frontiers of China. London: Oxford bridge University Press, 39—72.
University Press. Rowley-Conwy, P. 2011. Westward Ho!: The Spread of Agriculture
Lee, R. B. 1979.! Kung San: Men, Women and Work in a Foraging from Central Europe to the Atlantic. Current Anthropology
Society. Cambridge: Cambridge University Press. 52 (S4), S431— S451.
Lee, R. B. 2003. The Dobe Ju/’hoansi. Belmont: Wadsworth Thom- Sahlins, M. 1972. Stone Age economics. Chicago; New York: Aldine
son Learning. Atekton Inc.
102 О. Ю. Артемова Stratum plus
№1. 2018
Sassaman, K. E. 2004. Complex Hunter-Gatherers in Evolutional lian Tribe. New York: Harper.
History: A North American Perspective. Journal of Ar- Wells, A. E. 1963. Milingimbi: Ten Years in the Crocodile Islands of
chaeological Research 12, 227—280. Arnhem Land. Sydney: Angus and Robertson.
Silberbauer, G. B. 1982. Political process in G/wi bands. In Leacock, Wengrow, D., Graeber, D. 2015. Farewell to the ‘childhood of man’:
E., Lee, R. (eds.). Politics and History in Band Societies. ritual, seasonality, and the origins of inequality. Journal of
Cambridge: Cambridge University Press, 23—35. the Royal Anthropological Institute 3, 597—619.
Silberbauer, G. 2006. Neither are Your Ways My Ways. In Kent, S. Widlok, T. 2013. Allowing others to take what is valued. HAU: Jour-
(ed.). Cultural Diversity Among Twentieth-Century Forag- nal of Ethnographic Theory 3 (2), 11—31.
ers. An African Perspective. Cambridge: Cambridge Uni- Widlok, T. 2016. Anthropology and the Economy of Sharing. Lon-
versity Press, 21—64. don; New York: Routledge.
Simon, H. 1947. Administrative Behavior: a Study of Decision-Mak- Wiessner, P. 1996. Leveling the hunter: constraints on the status
ing Processes in Administrative Organization. New York: quest in foraging societies. In Wiessner, P., Schiefenhovel,
Macmillan. W. (eds.). Food and the status quest: an interdisciplinary
Smith, M.A. 1999. Archaeology of Australian Hunters and Gather- perspective. Providence: Berghahn Books, 171—191.
ers. In Lee, R. B., Daly R. (eds.). The Cambridge encyclo- Woodburn, J. C. 1979. Minimal politics: the political organization of
pedia of hunters and gatherers. Cambridge: Cambridge the Hadza of North Tanzania. In Shack, W.A., Cohen, P. S.
University Press, 324—327. (eds.). Politics in Leadership: A Comparative Perspective.
Sutton, P. 2009. The Politics of Suffering: Indigenous Australia and Oxford: Clarendon Press, 244—266.
the End of the Liberal Consensus. Carlton, Vic.: Melbourne Woodburn, J. C. 1980. Hunters and Gatherers Today and Recon-
University Press. struction of the Past. In Gellner, E. (ed.). Soviet and West-
Svizzero, S., Tisdell, C. 2015. The Persistence of Hunting and Gath- ern Anthropology. London: Duckworth, 95—117.
ering Economies. Social Evolution and History 14, 3—25. Woodburn, J. C. 1982. Egalitarian Societies. Man 17, 431—451.
Tanaka, J., Sugawara, K. 1999. The/Gui and the G//ana of Botswana. Woodburn, J. C. 1988. African Hunter-Gatherer Social Organization.
In Lee, R. B., Daly, R. (eds.). The Cambridge encyclopedia Is it Best Understood as a Product of Encapsulation? In:
of hunters and gatherers. Cambridge: Cambridge Univer- Ingold, T., Riches, D., Woodburn, J. (eds.). Hunters and
sity Press, 195—199. Gatherers I. History, Evolution and Social Change. Ox-
Testart, A. 1988. Some Major Problems in the Social Anthropology ford: Berg, 43—64.
of Hunter-Gatherers. Current Anthropology 29, 1—13. Woodburn, J. C.1988. Some Connections Between Property, Power
Thomson D. 2003. Donald Thomson in Arnhem Land. Compiled and Ideology. In Ingold, T., Riches, D., Woodburn, J. (eds.).
and introduced by N. Peterson. Melbourne: Miegunyah Hunters and Gatherers II. Property, Power and Ideology.
Press; Museum Victoria. Oxford; Berg, 10—31.
Tiger, L. 1969. Men in groups. New York: Random House. Woodburn, J. C. 1998. Sharing is not a form of exchange: an analy-
Tiger, L. 1987. The Manufacture of Evil. Ethics, Evolution and sis of property-sharing in immediate return hunter-gatherer
the Industrial System. New York: Harper and Row. societies. In Hann, C. M. (ed.). Property Relations: Renew-
Trigger, B. G. 2003. Understanding Early Civilizations: A Compara- ing the Anthropological Tradition. Cambridge: Cambridge
tive Study. Cambridge, UK: Cambridge University Press. University Press, 48—63.
Turnbull, C. M. 1965. Wayward Servants: the Two Worlds of the Af- 2016 Census QuickStats. Australian Bureau of Statistics. URL:
rican Pygmies. Garden City: Natural History Press. http://www.censusdata.abs.gov.au/census_services/get-
Warner, W. L. 1958. A Black Civilization: Social Study of an Austra- product/census/2016/quickstat (accessed 10.08.2017).

Статья поступила в номер 24 ноября 2017 г.

Olga Artemova (Moscow, Russian Federation). Doctor of Historical Sciences, Professor. N. N. Miklukho-Maklai Institute of
Ethnology and Anthropology of the Russian Academy of Sciences 1; Center of Social Anthropology at the Russian State University
for Humanities 2.
Olga Artemova (Moscova, Rusia). Doctor în ştiinţe istorice, profesor universitar. Institutul de etnologie şi antropologie
„N. N. Mikluho-Maklai” al Academiei de Ştiinţe a Rusiei; Centrul de antropologie socială al Universitatăţii umanitare de Stat din
Rusia.
Артемова Ольга Юрьевна (Москва, Россия). Доктор исторических наук, профессор. Институт этнологии
и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая Российской Академии наук; Учебно-научный центр социальной антропологии
Российского государственного гуманитарного университета.
E-mail: artemova.olga@list.ru

Address: 1 Leninsky Ave., 32A, Moscow, 119334, Russian Federation; 2 Miusskaya Sq., 6, Moscow, 125047, Russian Federation