Вы находитесь на странице: 1из 5

Поучение о том, что учение Господа нашего Иисуса Христа

неизменно для всех времен и для всех людей.


Выслушав эти слова, возможно ли, мыслимо ли сомневаться, и в мнимом
неведении спрашивать: кто такой Учитель нашей веры и Законодатель нашей
жизни?
Сам Предвечный Бог в ясных, точных и для всякого вразумительных словах
устраняет всякое в этом сомнение и недоразумение. Он именует Основателя
нашей веры и Законодателя нашей жизни Своим возлюбленным Сыном. Он
как бы рукой указывает на Него при Крещении Его и Преображении и
говорит: сей есть Сын Мой возлюбленный, о Нем же благоволих (Мф. 3:17),
присовокупив при Преображении Его: Того послушайте!
Его должны мы слушаться. Он наш Учитель, Законодатель и Господь.
Возвещенное Им Евангелие есть наш закон, правило наших внетренних и
внешних действий.
Евангелие Царствия Божия (Мк. 1:14) было законом для тех, которые лично
удостоились слушать проповедь Спасителя. Оно неизменно остается таким
же законом для нас и для всех тех, кто будет после нас. Ибо не изменяется
учение Господа Иисуса Христа и никогда не изменится, оставаясь всегда
одинаковым для всех времен и для всех людей.
Не будем, однако, замалчивать того печального явления, что если сравнить
жизнь нынешних христиан с жизнью первых исповедников христианской
веры, то окажется такое различие, что, пожалуй, можно усомниться, один и
тот же ли Законодатель и Учитель у ранних христиан и христиан нашего
времени. Кто не знает, с какой любовью, с какой верностью и точностью
христиане первых веков исполняли заповеди Евангелия! А их равнодушия ко
всему преходящему, ко всему, что ищет и что любит мир – к земным благам
и удовольствиям, славе и почестям. Их усердие к молитве и к богослужению;
их нравственная чистота и строгость к себе; их воздержание и покаянные
подвиги; их искренняя и истинная любовь к ближним; их строгая честность и
неподкупная совестливость, их постоянная мысль о небесном; их борьба и
страдание за правду, короче – их истинно святая жизнь, была, по выражению
одного древнего учителя Церкви, как бы «живым Евангелием». В их жизни,
как по книге, можно было читать, чего христианская вера требует от своих
последователей.
Но кто же не видит, какое громадное различие представляет жизнь их в
сравнении с шаткой, податливой и готовой на всякое нарушение
евангельского закона, жизнью нынешних христиан! И что же? Вместо того,
чтобы ужасаться и стыдиться этого поразительного различия, у нас тотчас же
являются разные извиняющие обстоятельства. У нас думают и говорят: «Со
временем все меняется. Нынешнее время изменило древние нравы, обычаи и
условия жизни, и если бы от нас требовалось жить так, как жили в первые
христианские времена, то очень немногие могли бы утешать себя надеждой
на спасение».
Конечно, справедливо, что времена меняются и что, действительно, многое в
мире изменилось. Но я спрошу: изменилось ли со временем и Евангелие
Господа Иисуса Христа? – Кто дерзнет ответить на этот вопрос
утвердительно? Учение веры, правила жизни, нравственные требования,
данные Христом Его апостолам и первым последователям, хранимые в
святой Церкви, остаются неизменными и для нашего времени, и будут
оставаться такими же до скончания мира. Этому учит нас сам Иисус
Христос. В первой Своей общественной проповеди Он известил
окружившему Его народу, что Он требует от своих учеников и
последователей быть нищим духом, кроткими сердцем, быть миролюбивыми,
терпеливыми в бедствиях, любвеобильными к своим оскорбителям, строгими
к самим себе, бодрственными по отношению к своим чувственным
влечениям.
Но разве таких возвышенных добродетелей и столь высокой святости
Господь требовал только от слушавших Его учение и первых христиан?
Спаситель дает нам ответ на это в своей первой общественной проповеди,
сказанной Им на горе: истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля,
ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится
все (Мф. 5:18); и в другом месте: небо и земля прейдут, но слова Мои не
прейдут (Мк. 13:31). Этим Спаситель как бы так говорит: «Мое учение и
законы не перестают быть обязательными, они останутся такими на все
времена. Чего Я требую теперь, того буду требовать и всегда».
Вошедшие в жизнь привычки, всеобщие примеры, господствующие обычаи
ничего не изменяют в Евангелии. – И кто хочет войти в Царствие Небесное,
должен идти тем путем, который указал Спаситель в Своих заповедях, и
которым шли первые христиане и все святые позднейших времен.
Времена изменились во многих отношениях, – с этим нельзя не согласиться.
Но неужели с изменившимся временем изменился и путь к небу? Люди стали
равнодушнее к требованиям духа и веры. Неужели от этого и заповеди
Евангелия стали легче и благоприятнее для человеческого равнодушия?
Неужели с течением времени путь к небу стал удобнее, чем был вначале?
Иисус Христос предсказал, что времена изменятся, и придут дни, когда вера
едва обрящется на земле, когда едва будут знать имя Иисуса Христа, когда
будет попираемо Его учение и заповеди, когда даже благочестивые будут в
опасности увлечься потоком пагубных примеров и заразиться язвой
маловерия и нечестия.
Но спрашивается: присовокупил ли Христос к этому то, что когда наступят
предвещаемые печальные времена, Он смягчит что-то в строгости Своего
учения и заповедей и последователям своей веры в позднейшие времена
поставит иные требования, чем первым христианам? Присовокупил ли Он,
что Царствие Небесное, которое вначале приобреталось усиленным
исканием, покаянием и строгостью, впоследствии может быть приобретаемо
жизнью ленивой, равнодушной, безучастном к душевным потребностям?
Нигде этого не говорил Спаситель. Напротив, Он прямо и ясно сказал, что
когда наступят помянутые несчастные времена, мы должны больше, чем
когда-либо молиться, поститься, бодрствовать и быть настороже, чтобы не
подвергнуться всеобщей погибели. Вот Его слова: бодрствуйте на всякое
время и молитесь, да сподобитесь избежать всех сих будущих бедствий и
предстать пред Сына человеческаго (Лк. 21:36).
Поэтому, если говорят теперь, что простительно жить в свое удовольствие, в
приятном препровождении времени; если говорят, что укрощение страстей,
борьба с чувственными похотями – не обязательна для всех; если говорят,
что поститься в указанное Церковью время, каяться, совершать подвиги
самоотречения – дело монахов; если говорят, что думать о небе, о душе,
искать вечных благ, читать и исследовать Писаниене не приличествует
нашим нашим просвещенным людям, то это ложь в устах говорящих так. А
христианам нужно знать и не забывать, что Христос говорит соверенное
противное сему, именно, что возвещенное Им учение и заповеди, указанные
Им правила веры и нравственности неизменны и одинаково обязательны для
всех времен.
Мы никогда также не должны забывать, что учение Христово равно
обязательно для всех людей. Господь Иисус Христос есть Законодатель для
всех людей. Он в Своих требованиях не допускает никакого исключения.
Спаситель приходил в мир, чтобы основать Царство благодати, в котором все
люди – мужчины и женщины, взрослые и дети, господа и слуги, богатые и
бедные, образованные и необразованные, должны подчиняться одной и той
же выраженной в Законе воле Божией. Совершая искупления людей, Господь
Иисус Христос не делал ни для кого исключения. За всех людей Он потерпел
страдания и смерть. За всех людей Он пролил на Кресте Свою драгоценную
кровь. Всему человечеству принадлежат плоды Его страданий и смерти. Рго,
к правило для веры и нравственности, без исключения одинаково
обязательны для всех людей.
Но здесь нас встречает странное заблуждение. – Нередко можно услышать
мнение, будто евангельские требования не в равной мере обязательны для
лиц, занимающих высокие служебные должности, ведущих многосложные
дела по службе, торговле и т.д., вообще, для людей деловых, и для людей
простых. Что у первых гораздо больше препятствий к соблюдению
евангельских заповедей, и что в силу этого и нарушение ими христианских
правил не столь преступно для них, как для простых людей. – Но на чем же
основывается это безумное мнение? Решительно ни на чем. Оно тотчас
показывает свою неосновательность, если вспомнить о тех торжественных
обетах, которые все мы делали при святом Крещении.
Все одинаково отрицались сатаны и его дел, всего его служения и всей его
гордыни; все мы одинаково сочетавались Христу. Все одинаково
исповедовали одну и ту же веру, изложенную в Символе веры. И всем
одинаковое подавала Церковь святое Крещение – и царским детям, и детям
поденщика – в знак того, что все без исключения обязаны соблюдать одно и
то же Евангелие, одни и те же заповеди.
Обратим дальше внимание на то, как Сам Законодатель наш Иисус Христос
учил во время Своего общественного служения на земле. Когда Он
проповедовал Свое Евангелие и возвещал свои заповеди, то разве Он иначе
говорил, мягче и снисходительнее к знатным и богатым, чем к простому
народу? Разве Христос дал два Евангелия: одно для богатых, а другое для
бедных? Одно для знатных, а другое для простых? Одно для образованных, а
другое для необразованных? – Конечно нет. Христос проповедовал Крест,
самоотречение и самоотвержение как в Иерусалиме, где были палаты и
дворцы царей и вельмож, так и в Назарете, презираемом городке Галилеи. Он
одинаково говорил и вельможам палестинским, и народу на берегу моря. Что
Он говорил сыновьям Зеведея, все имущество которых состояло в их
рыбачьих сетях, то же самое сказал и богатому юноше: оставь все и следуй за
Мною!
Он проповедовал покаяние как Марии Магдалине, происходившей из
знатного рода, так и простой женщине – самарянке. Поэтому-то даже
фарисеи, заклятые враги Спасителя, должны были в похвалу Ему сознаться,
что Он без различия всем людям возвещал одинаковое учение: «Мы знаем, –
сознавались они – что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не
заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице»
(Мф. 22:16).
Таким образом, Евангелие Господа Иисуса Христа с его правилами веры и
нравственности одинаково для всех людей, к какому званию и состоянию ни
принадлежали бы они. Впрочем, если уже делать различие, то оно состоит в
том, что люди, занимающие высшее начальственное положение в общетсве,
люди, получившие образование, люди ученые, руководители обязаны
заботиться о более полном и точном исполнении заповедей Евангелия хотя
бы для того, чтобы не подавать соблазна простым и часто зависящим от них
людям...
В заключение повторю: все мы одинаково должны соблюдать заповеди
нашей святой веры, согласовывать свою жизнь с правилами Евангелия.
Настанет время, когда Иисус Христос, Которому Небесный Отец дал весь
суд, произнесет приговор над нами на основании Своего евангельского
закона.
На будущем суде Он не спросит нас: в каком звании и состоянии, и в какое
время каждый из нас жил, а скажет: как ты исполнял закон евангельский? –
Тогда нельзя будет оправдаться отговоркой: в мое время и в моей среде все
прислушивались к тому, как учили наши великие «современные учители». А
явное нарушение евангельских требований никто из нас, интеллигентов, не
считал за грех. Подобно мне сотни других так думали, говорили и
поступали…
Но Христос возьмет в руки Свое Евангелие и скажет: вот что требовал Мой
закон и нет других правил для Моих учеников… И если тогда наша жизнь не
окажется согласной с Евангелием, то Христос не признает нас ни
последователями Своего учения, ни наследниками Своего Царствия. Аминь.