Вы находитесь на странице: 1из 9

Видається з 1995 року

architecture
construction

ЧУВСТВЕННЫЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ Учредитель и издатель


ООО ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ
УТВЕРЖДАЮТ НАИБОЛЕЕ АСС-МЕДИА
ЦЕЛЬНУЮ МОДЕЛЬ СЛАБОЙ Президент

Фото: Richard Ingland Courtesy


КОНСТРУКЦИИ ПРАВДИВОСТИ Александр ПРИМА

И РЕАЛЬНОСТИ, И ТАКИМ Директор


Роман КРИВЕНКО
ОБРАЗОМ ЗАНИМАЮТ
Выпускающий редактор
ПРИВИЛЕГИРОВАННУЮ Анна ВЯЗОВСКАЯ
vyazovskayanna@mail.ru
ПОЗИЦИЮ В МИРОВОЗЗРЕНИИ тел.: (067) 280 5531
И ЦЕННОСТЯХ СОВРЕМЕННОЙ Редактор
Марианна ДАВИДЕНКО
КУЛЬТУРЫ.
Литературный редактор
Светлана КОРНИЕНКО

Дизайнер
Сергей ШИШКИН

Над номером работали:


ТРЕНД: МЕДИАТЕКТУРА Владимир НИКИТИН
Вадим ВАДИМОВ
6 Сети/ Поверхности/ Интерактивная среда Марьяна МДЗЕЛУРИ
Марина ЛОЗОВАЯ
АРХПАНОРАМА Руководитель отдела рекламы
12 Brick Award 2012 / Австрия Татьяна ПОТАПЕНКО
potapenko@dsnews.ua
14 Триеннале INTERARCH’ 2012 / Болгария тел.: (044) 502 0220
16 Венецианская биеннале 2012 / Италия (097) 266 7870
18 The RIBA Golden Medal / Великобритания Адрес редакции и издателя
20 Державна премія України 01135, Киев, ул. Павловская, 29
22 DAS FEST 2012 тел.: (044) 502 0224,
(068) 595 3307
24 "Обстоятельства" / Drozdov&Partners
25 Інформаційний простір архітектури Полиграфия
"SVM Company"
26 Календарь событий 2013 04073, Киев, просп. Московский 9-в, оф.113
тел: (044) 455 96 09
МУНИЦИПАЛЬНОЕ ДЕЛО Подписка и управление тиражами
28 Город как форма мысли / Владимир НИКИТИН Всеукраинское
32 Городская среда в тематическом пространстве культуры / Вадим ВАДИМОВ Подписное Агенство
Директор
34 Качество городской среды / Марианна ДАВИДЕНКО Александра БУЛГАКОВА
42 Лучшие городские общественные пространства Европы 2012 тел./факс: (044) 502 0222
48 LONGLIFE: программа энергоэффективного жилья АСС-МЕДИА входит в состав
52 Multi: Европейский торговый девелопмент в Украине Издательской Группы КАРТЕЛЬ

20х20х20: УКРАИНА/ АРХИТЕКТУРА/ ИТОГИ/


20 объектов/ Киев/ Донецк/ Львов/ Днепропетровск/ Черкасы/
Издание зарегистрировано
64 Архитекторы говорят 1/ Р. Жук/ В. Васягин/ О. Слепцов в Министерстве юстиции Украины
72 Архитекторы говорят 2/ А. Колесников/ В. Приймак Свидетельство КВ № 14063-3034ПР от
05.06.08
80 Архитекторы говорят 3/ А. Попов/ Д. Васильев/ Т. Григорова/ В. Голдаковский
ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ
АРХИТЕКТУРА И ЧУВСТВА Для перепечатки материалов необходимо
письменное разрешение издателя.
88 Архитектура и чувства/ Анна ВЯЗОВСКАЯ Материалы не рецензируются и не
94 Слабая архитектура/ Игнасио де СОЛА-МОРАЛЕС возвращаются. Материалы, отмеченные
знаком , публикуются на правах рекламы.
97 Размышления об архитектуре/ Петер ЦУМТОР Рекламодатель несет ответственность за
достоверность предоставленных материалов
и соблюдение авторских прав третьих лиц.
МАСТЕРА ОБ АРХИТЕКТУРЕ
104 Даниэль Либескинд: "Архитектура – это язык" / США Подписной индекс в каталогах ДП ПРЕССА и
114 Роландас Палекас: литовский авангард / Литва ВПА 40703
Подписано в печать: 27.12.2012
120 Франсиско Серрано: современная аутентичность / Мексика Тираж: 5500
124 Гонсалу Бирн: Архитектура и время / Португалия Цена договорная
© АСС, 2012
128 Питерская неоклассика Михаила Мамошина / Россия Фото номера, рисунки и 3D-визуализации:
130 Средовой дизайн Ричарда Ингленда / Мальта Артем ЧЕРНЕЦКИЙ, комитет по
государственным премиям Украины, компания
REYNAERS, агентство SHUTTERSTOCK,
134 ДЕТАЛИ архитекторы, рекламодатели номера.
АРХИТЕКТУРА
И ЧУВСТВА
Sensory Architecture

ДЛЯ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ИСКУССТВА –


СКУЛЬПТУРНОГО ИЛИ
АРХИТЕКТОНИЧЕСКОГО – ПРИНЯТИЕ
ОПРЕДЕЛЕННОЙ СЛАБОСТИ, И ТАКИМ
ОБРАЗОМ, ОТСТУПЛЕНИЕ НА ВТОРОЙ
ПЛАН, ВПОЛНЕ МОЖЕТ СТАТЬ УСЛОВИЕМ
ВЫДАЮЩЕЙСЯ ЭЛЕГАНТНОСТИ И В
КОНЕЧНОМ СЧЕТЕ – ВЕЛИЧАЙШЕЙ
ЗНАЧИМОСТИ И ВАЖНОСТИ.

ИГНАСИО ДЕ СОЛА-МОРАЛЕС
Фото: http://www.kolumba.de/

Художественный музей «Коломба» / Кельн, Германия


Архитектор: Петер Цумтор

Архитектура и чувства 87
Музей Castelvecchio / Верона, Италия
Архитектор: Карло Скрапа

АРХИТЕКТУРА
И ЧУВСТВА
Текст: Анна ВЯЗОВСКАЯ

К
огда архитектура не была искусством специалистов, она формиро- многогранность чувственного восприятия отличает историческую среду
валась в результате стихийной, длительной деятельности людей, древних городов и народную архитектуру. Если вспомнить мастеров, шедших
в соответствии с превратностями климата, топографическими по пути создания эмоциональной и органической архитектуры, возникают,
условиями и мудростью человеческого тела. Красота "безымянных" прежде всего, имена деятелей ХХ века: Френк Ллойд Райт, Алвар Аалто, Рейма
построек долго считалась случайной и не привлекала внимания Пиетиля, из современников – Юхани Палласмаа, Стивен Холл, Кенго Кума и
архитектурной истории, отдавшей предпочтение зданиям "с некоторые другие. Если раньше архитектура "по умолчанию" создавалась в
родословной". Тем не менее, традиционная архитектура, призванная решать гармонии с природой и человеческим телом, то ХХ век стал временем отор-
в первую очередь практические проблемы, чуждая визуальному и концеп- ванности архитектурных пространств от природного контекста и социума.
туальному доминированию, обладает неподражаемой индивидуальностью, Бывшие правила создания архитектурной и городской среды превратились в
тонкой выразительностью и исключительной человечностью. "исключения из правил", стали чем-то единичным и маргинальным.
"Эмоциональный подход" воплощен в ряде сооружений, ему посвящены
ЭМОЦИОНАЛЬНОСТЬ разрозненные теоретические труды, но он никогда не был сформулиро-
"На протяжении истории архитектуры существуют две разные тенден- ван как единое направление в архитектуре. Многие авторы давали ему
ции, – пишет Зигфрид Гидеон в каноническом труде "Пространство. Время. различные имена. Творчество Райта, например, получило название "органи-
Архитектура". – Одна, развивающаяся в сторону рационального, другая – в ческой архитектуры", так же называют и работы Аалто. Финский архитектор
сторону эмоционального и органического восприятия окружающей среды. Рейма Пиетиля для обозначения линии развития архитектуры, вытекающей
Таковы два различных пути к решению пространства". Насыщенность и из местных условий, климата, из истории, культуры и социальных моделей

88 Архитектура и чувства
использует термин "культурная экология". "Корни архитектуры лежат так воссозданное пространство представляло собой отдельный микрокосм, мир,
глубоко в прошлом, – пишет Пиетиля, – что в ее эстетике нет ничего дей- герметически замкнутый в себе и отторгнутый от природы. Пространство
ствительно нового, чего бы предшествующие поколения уже не нашли и не в японской архитектуре, напротив – природа сама по себе, пространство,
использовали бы. Архитекторы любят археологию потому, что чувствуют, что дарованное природой. Даже если это пространство ограничено, оно не
вся культура, создающая гармонию, выражает вечные человеческие отно- образует независимый мир, отделенный от природы, оно рассматривается в
шения, существующие с давних времен". Философ и теоретик архитектуры теснейшей связи со своим окружением и неизменно стремится к единению с
Игнаси де Сола Моралес вводит понятие "слабой архитектуры1", которая природой. В японском воплощении пространства есть явный анимистичес-
отрицает агрессию и доминирование и преднамеренно занимает второсте- кий оттенок. Человек не захватывал, а всего лишь одалживал пространство
пенную, периферийную позицию. Слабой называет свою архитектуру также у природы. Японская архитектура в этом отношении – архитектура сквозных
японский архитектор Кенго Кума. Архитектурные формы, по Куме, должны видов, непрерывности перспективы. В ней есть постоянное движение
быть "тихими", поскольку яркая символическая форма часто "убивает" среду. пространства, тонкие переходы от места к месту. Но как бы внимательно
Один из ярчайших теоретиков архитектуры сегодня, финн Юхани Паллас- вы не следили за движением, представление о пластическом целом не
маа, предлагает название "хрупкая архитектура". "Хрупкие формы, – пишет складывается. Напряжение и неподвижность, необходимые, чтобы создать
мастер в эссе Fragile Architecture, – обладают эстетической толерантностью, пластическое единство, отсутствуют. Все меняется вместе с вашим движени-
предоставляют возможность для изменений. Критерий толерантности также ем3". Именно японский дом стал прототипом дома Френка Ллойда Райта в том,
относится к психологической сфере: современные дизайнеры часто настоль- как "yстpaнять нe тoлькo нeнyжнoe, нo в eщe бoльшeй степени как исключать
ко заключены в своей эксклюзивной эстетике, что создают чувство изоляции нeсyщeствeннoe". Райт строил свои дома в складках рельефа так, что казалось,
и аутизма, тогда как хрупкая структура создает гостеприимную открытость они составляют единое целое с окружающей природой. Этим стремлением к
и чувство эстетической расслабленности". Очевидно, что характеристики органическому решению можно объяснить предпочтение, отдаваемое Райтом
данной архитектуры – эмоциональность, чувственность, контекстуальность, естественным необработанным материалам: шероховатым каменным блокам,
эстетическая хрупкость. Закономерно акцентировать в названии эту отличи- неотшлифованным гранитным полам, тяжелым, грубо отесанным бревнам.
тельную чувственную составляющую и использовать термин "сенсорная архи- Райт был одним из первых, кто отошел от прямоугольной формы жилого
тектура" (от английского слова sense – "ощущения", "чувства". Таким образом, помещения. В последние десять лет своей жизни он приблизился к формам
"сенсорный" означает "относящийся к ощущениям", "связанный с работой первобытных времен. Контуры домов архитектора скруглены так же, как и
органов чувств"). Кроме того, определение "сенсорности городской среды" жилые помещения. Здесь ощущаются ассоциации с закругленными домами
широко употребляет Кевин Линч в хрестоматийном труде "Образ города". минойского периода на о. Крит (1500 лет до н. э.) и с месопотамским жилищем
Название подчеркивает, что человек воспринимает архитектуру и город не IV или III тысячелетия до н. э.4
только глазом, но и "ухом, носом, кожей, языком, скелетом и мышцами2", и что После Райта органическое направление развивалось в других стра-
архитектура, не в меньшей степени, чем музыка, театр, кинематограф, может нах и другими путями. Финляндия, например, дала миру сразу нескольких
дать человеку богатые эмоциональные переживания и впечатления. известных архитекторов, детально работавших с местом, материалами, чело-
Архитекторы, работающие с сенсорно-эмоциональными категориями, веческим масштабом. Основоположник современной финской архитектуры
всегда обращались к японским архитектурным и ландшафтным традициям. Алвар Аалто отказался от всеобщего идеала модернизма в пользу регио-
Японский метод предполагает скорее ограничение и очерчивание простран- нального, органичного, исторического и романтичного. Система внутренних
ства архитектурой, с акцентом, оставленным именно на этих пространствах, пространств здания и связь с окружением, будь то нетронутая природа или
а не на возведении цельных масс объектов. "Воплотить пространство в городской ландшафт, для него, как и для Райта, – главное в архитектуре. В то
ощутимой форме на Западе, – пишет Кензо Танге, – значит вырвать его из же время пластические качества архитектуры для Аалто имеют и самостоя-
природы, нагромождая над ним своды и купола, пока в готических соборах тельное значение – как своеобразный язык, диктующий человеку форму его
эти элементы не сольются воедино, как части симфонии. Таким образом, поведения. Пластика и колорит построек архитектора неразрывно связаны

1
  С отрывками из программного текста «Слабая архитектура» (1987) можно ознакомиться на 3
  Танге К. Архитектура Японии. Традиция и современность. Под ред. А. Иконникова. – М.:
стр. 94 «Прогресс», 1976. – 235с.
2
  Pallasmaa J. The Eyes of the Skin. Architecture and the Senses. = Great Britain, Wiley=Academy, 4
  Гидион З. Пространство, Время, Архитектура/сокр. пер. с нем. М.В. Леонене, И.Л. Черня. – 3-е
2005. изд. – М.: Стройиздат, 1984. – 455 с.

Магазин Olivetti / Венеция, италия Индивидуальный жилой дом / Мехико, Мексика


Архитектор: Карло Скрапа Архитектор: Луис Барраган

Архитектура и чувства 89
Индивидуальный жилой дом Музей и исследовательский центр GC Prostho / Касугаи, Япония
Архитектор: Кенго Кума Архитектор: Кенго Кума

с суровой природой Финляндии, полной сильных контрастов. Настоящая ОБРАЗНОСТЬ


архитектура у Аалто – та, "для которой человек в центре внимания. С его Способность произведения архитектуры или городского места вызывать
трагедией и комедией – вместе". у зрителя воспоминания, ассоциации, пробуждать его воображение и остав-
Принципам органической архитектуры следовал также финский лять впоследствии многомерное, насыщенное послевкусие может стать од-
архитектор Рейма Пиетиля. Мастер уделял большое внимание интеграции ним из основополагающих критериев оценки качества архитектуры и среды.
архитектуры и природы, которая, по его словам, могла достигаться двумя Архитектор, таким образом, проектирует не только физический объем, но
способами: в одном случае – через выражение единства и определенного и чувства. Среди них чувства приятности, сопричастности, покоя, уникаль-
тождества с природой; другой путь интеграции основан на "незаметности" ности, сакральности места, укрытости, безопасности и др. Петер Цумтор так
архитектуры. Отмечая пробудившийся в последнее время интерес к старой, говорит о своем проекте термальных бань в швейцарском Вальсе: "Моя архи-
более примитивной архитектуре, и материальной культуре с ее своеобрази- тектура не подразумевает никакого натиска, агрессии. Она скорее о том, как
ем и выразительной чистотой, Пиетиля был убежден: добравшись до самих вызвать у людей приятное ощущение во время пребывания в ней. Вот, напри-
истоков архитектуры и познав природу строительного искусства, архитектура мер, эти термы – в них вы обязательно увидите несколько пар. Вы чувствуете,
получит новый импульс развития5. что здесь постоянно присутствует что-то такое – немного эротическое...
В контексте теории "критического регионализма"6 Кеннет Фремптон кон- Возможно, именно так все здания должны действовать на людей – создавать у
статирует: "Вслед за Аалто португальский архитектор Альваро Сиза увязывает них приятное ощущение". Иногда архитектор сознательно обостряет сложные
свои здания со спецификой топографии и с фактурой местной городской ощущения, такие как потерянность, одиночество, страх. Главная идея му-
ткани, поэтому его работы хорошо вписываются в городские, природные и зея Холокоста в Берлине архитектора Питера Айзенмана – идея тишины:
морские ландшафты района Порту. Другими не менее важными факторами "Я не верю в ностальгию. Я не верю в вину. Я не верю в искупление грехов.
являются его уважение к местному материалу, ремесленным произведениям Я верю в тишину. Когда вы окружены полем каменных плит, вы чувствуете
и особенностям местного освещения – уважение, которое поддерживает- себя дезориентированными, потерянными в пространстве и одинокими.
ся без сентиментального отказа от рациональной формы и современной Возникают чувства, аналогичные тем, которые царили в концентрационных
техники. Как и ратуша Сяйнатсало Аалто, все работы Сиза деликатно вписаны лагерях. Если вы это почувствуете, мой проект можно считать удачным"7.
в топографию участков. Его подход скорее осязателен и тектоничен, нежели
визуален и графичен. МАТЕРИАЛЬНОСТЬ
Такое же "осязательное" отношение отличает творчество ветерана Рельефность и пластичность фасадов и элементов дают место контраст-
мексиканской архитектуры Луиса Баррагана, лучшие дома которого (многие ному светотеневому взаимодействию, что наделяет здания и пространства
из них были возведены в пригороде Мехико Педрегаль) принимают форму, особой глубиной и драматичностью. Традиционно эффект от игры света и
обусловленную участком. Будучи в равной степени и ландшафтным архитек- тени применялся в колоннадах, галереях, портиках, со световой градацией
тором и архитектором-объемщиком, Барраган всегда тяготел к чувственной, от ослепительной яркости через серию теней разной степени затенен-
связанной с землей архитектуре, обогащенной ограждениями, стелами, фон- ности в полнейшую темноту в самых глубоких частях здания. "Глубокие
танами и водными путями, архитектуре, размещенной среди вулканических тени и темнота размывают остроту зрения, делают глубину и расстояние
скал и пышной растительности, архитектуре, которая опосредованно связана неопределенными и приглашают бессознательное периферийное зрение и
с мексиканской усадьбой". тактильную фантазию"8. Многие современные постройки слишком прозрачны
и зеркальны. Возникает момент, когда перестает существовать луч света, по-
скольку для его проявления необходима определенная степень затененности
5
  Гозак А.П. «Культурная экология» Реймы Пиетили. – В кн.: Архитектура Запада.3. Противоречия
и поиски 60-70х годов. М. Стройиздат, 1983, с. 104-115. 7
  Белоголовский В. Питер Айзенман: Пришлите нам русских! // http://www.projectclassica.ru/
6
  Фремптон К. Современная архитектура: Критический взгляд на историю развития/ Пер. с англ. est_news/10_2004/10_2004_wn01a.htm
Е. А. Дубченко; Под ред. В. Л. Хайта.— М.: Стройиздат, 1990.— 535 с. 8
  Pallasmaa J.The eyes of the skin // Wiley-Academy, Great Britain, 2005

90 Архитектура и чувства
Бамбуковый дом
Архитектор: Кенго Кума

и сплошные, материальные поверхности. С исчезновением контрастов исче- прославиться. Архитектура, по его мнению, – это художественное оформле-
зает интимность городских пространств. Луис Барраган в середине ХХ века ние пространства, а работу архитектора должно быть видно меньше всего.
писал: "С каждым днем жизнь становится все более публичной. Архитекторы Португалец Эдуардо Соута де Моура создает лаконичные, монументальные
забывают о потребности человеческого существа в полусвете – том особом произведения, используя в равной степени материалы и цвет. Несмотря
сорте света, который навевает покой в жилых комнатах и спальнях. Около на очевидно сильный образ, работы архитектора являются субтильными,
половины того количества стекла, которое используется во многих здани- созерцательными, контекстуальными и, как сам называет их автор, –
ях, – как жилых, так и конторских, следовало бы убрать, чтобы обеспечить то бесшумными. Мастер тщательно анализирует фактуры и материалы, в зави-
качество освещения, которое позволяет нам жить и работать более сосредо- симости от главной идеи, природы, контекста и главной задачей считает не
точенно". Барраган считал большие окна не только нецелесообразными, но допустить диссонанса при их сочетании, избежать инородного и неуместного.
также "наглостью в отношении человеческой потребности в приватности и Эти мастера подчеркивают само присутствие зданий, в то время как япо-
интимности". В поздних работах мастера главным, "манифестным" элементом, нец Кенго Кума стремится, следуя древним японским традициям, "стирать" и
становится сплошная стена с грубой фактурой, выкрашенная в сочные, живые разбирать на части свою архитектуру. "В традиционной японской архитекту-
цвета. ре, – объясняет Кенго Кума свой творческий метод, – элементы здания очень
Использование выразительных свойств различных фактур и материалов малы. Они изготовлены из дерева, рисовой бумаги и иногда из камня. Обычно
углубляет сенсорное восприятие и питает ассоциативное мышление. Так, в промежутках между этими элементами остается некоторое пространство
фактура дерева дает ощущение тепла, а камня, напротив, холода. Металл для естественной циркуляции воздуха или сквозняков. Мне кажется, что
и неоштукатуренный бетон ассоциируются с чем-то технологичным и если материалы, из которых построено здание, выглядят массивными, то
производственным. Французский философ Гастон Башляр разделяет "фор- в них трудно ощутить их природные качества. Если же попытаться разбить
мальную образность" и "материальную образность". Он считает, что образы, материалы на части, они становятся более живыми и мимолетными, как
происходящие из материалов, создают более глубокий и проникновенный радуга. Иногда они выглядят как объекты, но при малейшем изменении осве-
опыт, чем образы формы. В кинематографе это мастерски продемонстри- щения рассеиваются, словно тучи и растворяются, как легкий туман. Попытка
ровал Андрей Тарковский. По его мнению, правда – в фактуре, чтобы было изменить восприятие целостности объекта и есть акт стирания архитектуры".
видно, что все подлинное – камень, песок, пот, трещины в стене и т.п. Не
должно быть грима, штукатурки, скрывающей живую фактуру кожи. Костюмы
должны быть неглаженные, нестиранные9. Проявление высшей степени ВРЕМЕННОСТЬ
выразительности материалов характерно для таких архитекторов, как Карло Многие материалы имеют свойство красиво стареть, приобретать
Скраппа, Эдуардо Соуто де Моура, Петер Цумтор. Их работам свойственен не определенную патину, налет времени. Алвар Аалто считал, что настоящую
столько внешний лоск, сколько некая внутренняя напряженность. Итальянец ценность здания лучше всего оценивать через 50 лет после строительства.
Карло Скраппа, работавший в основном с реконструкцией и трансформацией Расценивание времени как осознанного и позитивного элемента дизайна
старых зданий Венеции, мастер рукотворной, ремесленной деталировки позволяет создавать объекты, которые в будущем будут демонстрировать
и насыщенно-выразительных материалов, создавал архитектуру одно- зрелость и авторитет. "Особое "ослабление" архитектурного образа, – пишет
временно современную и отвечающую контексту прошлого; удивительно Юхани Палласмаа в книге Hapticity and Time, – приходит в процессе увяда-
гармонично вписывал тонко продуманные, современные по духу, детали из ния и разрушения. Эрозия вымывает слои пользы, рациональной логики,
стекла, дерева и металла в средневековые постройки. Скраппа считал, что четкость деталей и ввергает структуру в область бесполезности, ностальгии
архитектура – не искусство пропаганды, а задача архитектора не в том, чтобы и меланхолии. Язык материалов берет верх над визуальным и формальным
эффектом. Высокомерие совершенства заменяется очеловеченной уязви-
мостью. Поэтому творческие деятели, фотографы, режиссеры и театральные
  Тарковский. А. Ностальгия [Архивы и документы; воспоминания и статьи] / Сост. Волкова П.
9
постановщики любят использовать образы разрушенной и покинутой
Д.. — М.: АСТ; Хранитель; 2008. — 528 с.

Архитектура и чувства 91
Музей искусства Нельсон-Эткинс / Канзас-Сити, США Индивидуальный жилой дом / Мехико, Мексика
Архитектор: Стивен Холл Архитектор: Луис Барраган

архитектуры для пробуждения тонкой эмоциональной атмосферы"10. В част- в "Манифесте против рационализма в архитектуре" призывал "расчистить
ности, взывающий к размышлениям пример человеческой потребности чув- джунгли прямых линий", все более и более окружающих человека. Архитектор
ствования и чтения времени – традиция спроектированных и построенных противопоставляет функциональное и немасштабное человеку городское
руин, мода, ставшая манией в Англии и Германии XVIII века. Во время строи- окружение беднейшим городским районам, так называемым трущобам. Если
тельства собственного дома в Линкольн Инн Филдс, Джон Соан представил в трущобах притесняется только тело человека, то в функциональной архи-
конструкцию в виде руины, описав ее как воображаемый труд антиквара тектуре сковывается душа. Хундертвассер для усовершенствования "функци-
будущего. "Есть некая горечь в мимолетности, в исчезновении старого. ональной" городской среды предлагает принять принцип устройства трущоб,
Старые игрушки, сделанные для короткого употребления и связанные с пре- где среда является слабой и масштабной человеку. Возрождение исторически
ходящим периодом жизни, становятся более мощными эмоциональными сформированных размерностей городских кварталов, улиц и площадей
символами, чем серьезные неподвижные монументы. В Японии существу- отнюдь не художественный каприз, а реальная необходимость, обуслов-
ет очевидное эстетическое предпочтение тому, что гибнет и проходит. ленная человеческой психикой. Традиционная улица, по словам Вячеслава
Руины, словно возвращающиеся обратно в землю, ценятся повсеместно за Глазычева, – это когда с противоположной стороны можно увидеть глаза
эмоциональные оттенки, порождаемые их видом. Накопленные ассоциации человека12. Считается, что с ощущением интимности ассоциируется простран-
придают переживанию глубину, сами названия мест становятся острием, на ство, основные параметры которого находятся в пределах 25–30 м, когда
которое нанизываются слои комментариев, как в китайской культуре. Но в сохраняется возможность личного узнавания – лица, фигуры, походки чело-
самой основе эмоционального удовлетворения лежит обостренное чувство века, возможность рассмотрения деталей, фактуры, нюансов. Как известно,
течения времени. Ученая реставрация снимает основное чувство нестойкости 130–150 м – максимальное расстояние, с которого можно различить действия
останков прошлого. Чтобы руинированное окружение доставляло удоволь- людей, узнавать знакомые фигуры. В свою очередь пространство, линеарные
ствие, необходима некая бездеятельность, размягченная примиренность со размеры которого превышают 130–150 м, обычно кажется несоразмерным,
временем, эстетическая способность находить драматические преимущества гипертрофированным13. Именно пространственные отношения между здани-
в разрушенном. Покрываясь все новыми шрамами прошлого, ландшафт на- ями дают нам первый намек на то, что существуют не одни лишь постройки,
бирает эмоциональную глубину"11. но целое Место.
Долговечность и мимолетность только выигрывают от соседства. По
словам Кевина Линча, зримое накопление знаков прошлых событий придает СЕНСОРНОСТЬ
очевидность глубине исторического времени. Умелое сочетание артефактов, "Назад, к самим вещам!" – с этой фразы Эдмунда Гуссерля берет начало
принадлежащих разному времени, сохранение их живыми и звучащими – новое направление философского знания – феноменология, акцентирующая
ключ к насыщенной, сенсорной городской среде, полной тайн и деталей, непосредственный опыт познания; это попытка прямого описания опыта та-
которую можно снова и снова открывать и никогда не постигнуть в полной ким, каков он есть, без обращения к психологии и причинным объяснениям.
мере. Сфера ожидаемого – то, что человек надеется увидеть за углом, за Философ Морис Мерло-Понти, автор труда "Феноменология восприятия",
стеной или за поверхностью, имеет не меньшее значение, чем живописные отмечает: "Мы существуем в мире посредством нашего тела и воспринимаем
перспективы. мир при помощи нашего тела. Обретая таким образом контакт с телом и с ми-
ром, мы обретем и самих себя, поскольку, если я воспринимаю при помощи
МАСШТАБНОСТЬ тела, тело – это естественное ”я” и, так сказать, субъект восприятия". Человек
Богатство периферийного восприятия дает мощную эмоциональную вов- постигает окружающий мир, чувствуя его. "Чувствование есть жизненное
леченность, что наиболее ярко демонстрирует историческое или природное сообщение с миром, которое делает для нас мир привычным местом нашей
окружение, и чего не хватает в слишком "прямолинейных", ориентированных жизни. Чувствование обогащает всякое качество жизненной ценностью.
на сфокусированное восприятие, пространствах. Сильные городские стра- Ощущение – как нам дает его опыт – отныне не безразличная материя и не
тегии современности, визуальные по своей природе, предполагают дис- абстрактный момент, но одна из тех поверхностей, которыми мы соприкаса-
танцированное восприятие, контроль над окружением. Слабые стратегии емся с бытием" 14. Предоставление "пищи" для сенсорного восприятия – одна
ориентированы на близость, интимность и причастность; периферийное во-
сприятие преобразует визуальные образы в пространственный и физический 12
  Номенклатуре городских пространств посвящена значительная часть книги «Урбанистика»
опыт, позволяя зрителю стать частью окружения. Фридрих Хундертавассер, Вячеслава Глазычева, где он рассматривает архетипы двора, улицы, площади, городского
партера в целом.
13
  Страуманис И.А. Информативно-эмоциональный потенциал архитектуры. М.,Стройиздат,
  Pallasmaa J. Hapticity and Time// http//:iris.nyit.edu
10
1978. 119с
14
  Мерло-Понти М. Феноменология восприятия / Перевод с французского. Под редакцией И. С.
  Линч К. Образ города / Пер. с англ. В.Л. Глазычева; Сост. А.В. Иконников; под ред. А.В.
11
Вдовиной, С. Л. Фокина.- Санкт-Петербург: "Ювента" "Наука", 1999. – 597с.
Иконникова. – М.:Стройиздат, 1982. – 328 с.

92 Архитектура и чувства
Индивидуальный жилой дом / Порту, Португалия Музей Паулы Рего / Кашкайш, Португалия
Архитектор: Алваро Сиза Архитектор: Эдуардо Соуто де Моура

из проектных задач феноменологически ориентированного архитектора. выразительная мощь которого подкреплена внезапностью раскрытия наибо-
Американский мастер Стивен Холл утверждает: смысл феноменологической лее выигрышного ракурса восприятия.
архитектуры – "учитывать движение человека в пространстве и погружать Особенности чувственного восприятия – любимая тема известного дат-
его в многослойный опыт, в котором пространство, свет, материалы, поверх- ского художника Олафура Элиассона. Его инсталляции атмосферные в пря-
ности, цвет, геометрия, запах, звук ветра или падающей воды перекрещивают- мом смысле: автор широко применяет "погодные" элементы, среди которых, в
ся. Архитектура – это искусство, которое можно постичь, только исследовав частности, пар, радуга и туман. Элиассон вовлекает зрителей в активное взаи-
ее феноменологическое измерение"15. Во многих объектах современной модействие со своим искусством. Например, на выставке "Твоє емоційне май-
архитектуры ставка делается на яркий, доминирующий, исключительно бутнє”, которая проходила в киевском Pinchuk Art Centrе в 2011 году, в инстал-
визуальный образ, в ущерб остальным способам чувственного восприятия. ляции "Чувства как факты” художник полностью переворачивает привычный
Архитекторы-феноменологи стремятся преодолеть сенсорную бедность способ восприятия окружающего пространства: в комнате, заполненной
городских мест, уделяя должное внимание обработке поверхностей и матери- радужным туманом, с видимостью не более метра, зрение становится практи-
алов, созданию ниш и пустот, игре света и тени. чески бесполезным, привычные критерии пространственной оценки не рабо-
Когда снижается интенсивность визуального восприятия, происходит тают. Человек "открывает" территорию, где единственные ориентиры – изме-
обострение остальных чувств. Именно поэтому многие хорошие рестораны нение цвета тумана, голоса невидимых посетителей и их внезапно возникаю-
избегают резкого света, давая возможность посетителям глубже и лучше щие фигуры. Недостаток света делает невозможным полное постижение этой
ощущать вкус и аромат. Особым успехом в последнее время пользуются за- небольшой комнаты и возникает своеобразная незаконченность ее образа.
ведения, где пища употребляется в полнейшей темноте, а посетитель даже не Создание "незавершенных" пространств, заставляющих человека генериро-
знает, из чего состоит блюдо. Таким образом, обычная трапеза превращается вать цельную картину в своем воображении, становится в итоге осознанным
в исследование, позволяет полностью сконцентрироваться на вкусовых ощу- и очень мощным архитектурным приемом. Такие пространства толерантны к
щениях. Хотя человек "живет глазами" (около 90% информации поступает в изменениям, в отличие от архитектурного идеала красоты Альберти, в кото-
мозг через зрение), для получения исчерпывающего представления о вещи ром "ничего нельзя добавить и ничего нельзя убрать".
этого недостаточно, необходимо также касаться, прикосновение дает такое Ключевая идея всех проявлений слабой философии – в архитектуре,
понимание, которого не дают глаза. искусстве, кинематографе, градостроительстве – это идея несовершенства.
Однажды к архитектору Чарльзу Муру пришел незрячий клиент. Он по- Джон Раскин говорил: "Несовершенство – это неотъемлемая часть всего, что
просил его спроектировать дом и сказал, что лестничные перила должны мы знаем о жизни. Это
быть такие же, как в одном немецком аэропорту. На вопрос архитектора "по- признак жизни в смерт-
чему?" он ответил: "потому что их приятно касаться". ном теле. Ничто из того,
При непосредственном соприкосновении человека с различными что живет, не есть и не
элементами городской среды, будь это поручень лестницы, скамейка в парке может быть абсолютно
или мостовая, возникают различные тактильные ощущения. При соприкос- совершенным, часть его
новении ног с неровной поверхностью булыжника человек замедляет шаг и разлагается, часть – рож-
таким образом лучше ощущает каждый пройденный метр улицы, а эхо шагов, дается. Всему живому
отражаясь от окружающих стен, измеряет пространство и делает его масштаб присуща неправильность,
понятным. Человек очерчивает границы пространства с помощью слуха. и это является не только
Звуки всегда вызывают определенные образы: звук транспорта заставляет признаком жизни, но и
представить что это может быть или с какой скоростью движется, а крики источником особенной
чаек в гавани пробуждают осознание огромности и безграничности океана. красоты". Алвар Аалто раз-
Общее эмоциональное впечатление значительно усиливают также кинесте- вивал идеи Раскина, кри-
зические ощущения. Преодоление рельефа вызывает понимание значимости тикуя поиск абсолютной
пространства. Этим знанием мастерски владели средневековые градостро- правды и совершенства
ители: чтобы попасть на Площадь чудес в Пизе, необходимо преодолеть кру- и говоря о "человеческой
той серпантинный подъем, в конце которого, на вершине холма, за мощной ошибке": архитектура всег-
крепостной стеной, скрывается великолепный архитектурный ансамбль, да содержит человеческую
ошибку, без которой не-
возможно выразить все
  Белоголовский В. Игра отражений и преломлений. Интервью со Стивеном Холлом // http://
15

archi.ru/events/news/news_present_press.html?nid=34468 богатство жизни.

Архитектура и чувства 93