Вы находитесь на странице: 1из 359

Глава первая

Красный Бык посылает своего сына


Красного Тигра в логово Чёрной Вороны
-Сядь, сын мой возлюбленный! – Властный и громкий голос
седоволосого, но ещё довольно крепкого и могучего Красного Быка,
прозвучал сейчас печально и излишне взволнованно. Его синие глаза
загорелись боевым огнём. – Мне надо сообщить тебе свою волю и
услышать твой ясный ответ. Поверь, иного выхода у нас нет. И если бы был,
то разве в моих правах отменять волю наших богов 1 ? Я надеюсь, – он
быстро поправился в произнесённом слове, – хочу надеяться, что ты
поймешь меня, Красный Тигр…
-Слушаю, отец, говори! – Твёрдо отозвался сын. Он почувствовал, что
теперь, в эти роковые и торжественные минуты, решается судьба, его
судьба, тот благословенный миг, ради которого он пришёл на землю,
родившись в теле воина. – Я готов, готов покориться твоей воле
беспрекословно!
Отец с нежностью взглянул на своего сына. Любовь в нём бурлила
безудержно. Волнению не было границ. Не он решает судьбу сейчас, он сам,
сам покоряется судьбе, властительнице и госпоже. Жизнь, как кратки твои
мгновения!
Красный Тигр, так звали этого смелого и благородного юношу,
получил от природы всё; она щедро его одарила и не поскупилась даже в
сáмом малом объёме. Он был крепко сложен, имел недюжинную силу,
непобедимую волю, неистовую страсть, если потребуется и божественную
красоту.
Длинные чёрные кудри струились ровными прядями по могучим
плечам. Мужественно-загорелое лицо с правильными чертами озарялось
дивным сиянием синих глаз. Ум, доброта, ласка и необъятная нежность
постоянно жили в сердце этого смелого воина.
Пурпурный плащ, скреплённый на левом плече дорогой брошью,
покрывал его фигуру целиком. Высокие сапоги из мягкой кожи и кожаные
брюки обтягивали мускулистые ноги, а алая рубашка с серебряными
пуговицами величественно облегала высокую и статную грудь. Его вид
казался каким-то таинственным и необычным.
Кроме царя, только он мог носить алый цвет на своем теле, хотя
человек с благородной душой мечтал о новых законах для своего народа и
желал иной правды. И если того потребуют небеса, готов рискнуть и своей
драгоценной жизнью. Родился воином, следовательно, воином и умрёшь.

1
Богов – Ангелов
2
Красный Тигр сел напротив отца на ярко-расписной ковёр, который
постелили на полу специально для него. И приготовился принять царскую
волю из уст своего родителя. Он был в полном внимании, и старался не
пропустить ни одно наречие.
Отец в золотистом плаще восседал на троне посреди огромнейшего
зала, по полу которого разбросаны самотканые ковры с маленькими
подушечками, а на них возлежали старцы и телохранители царя Красного
Быка.
Высоко, под самым потолком, струился радужный свет, он падал вниз
яркими лучами разноцветья, невольно касаясь чела каждого
присутствующего на тайном совете. Откуда изливался этот дивный свет
понять невозможно, но тайное дыхание его незаметно наполняло сердца
всех, кто сейчас здесь находился.
-Красный Тигр! – Величественно и торжественно воскликнул
Красный Бык, и его мужественное лицо с отличительным шрамом на
правой щеке заискрилось потаённой гордостью, хотя он никогда не знал
тщеславия; глаза при этом стали по-особенному печальными и грустными,
в них застыла скорбь потерь, скорбь прожитых мгновений. – Тебе 26 лет!
Из них – 11 ты провёл в боях! и завоевал себе славу не одним подвигом.
Мы знаем тебя, как честного и доблестного воина, смелого и отважного,
наше доверие ты заслужил своею кровью. И я говорю это потому, что ты
никогда не щадил живота своего и не прятался за спины своих
товарищей…
По залу прокатился гул одобрения. То, что говорил царь, было
правдой, заслуженной и не приукрашенной. Отец познавал сына глазами,
пытаясь внять его настроению и чувству, кои теперь рождались в его
чистом и боевом сердце.
-Долгая и жестокая война идёт вот уже на протяжении многих
столетий между нашими государствами. Мы все знаем нрав и жестокость
царя Чёрного Вóрона. Сколько доблестных сыновей и дочерей наших
погибло на полях бесконечных сражений… Не одно поколение сменилось
за эти длинные века. Много крови пролито на дорогах битв, и если бы всю
эту кровь собрать в единое место, то на земле разлилось бы целое море! Но
мы должны стремиться к великой и славной победе над варварами! Нам
оставлено завещание отцов, чтобы соединить наши земли, поделённые
морем, в единое и непобедимое государство мира! Это будет Великая
Держава Света, и за неё мы отдаём самое дорогое – жизни наших любимых
сыновей! У Чёрного Ворона есть дочь Дикая Роза, но никто и никогда её не
видел. Ты, мой сын, отправишься в стан Царства Тьмы… – Красный Бык
немного затих в мысли, но через пару секунд продолжил. – Может тебе
придётся пробыть там долго…слишком долго… Это зависит от ряда
обстоятельств…
3
Красный Бык сделал короткую паузу, а Красный Тигр ею тут же
воспользовался и возбуждённо воскликнул, тряхнув красивой головой,
разбивая воздух величия, так резво и бодряще закружившийся в дворцовых
стенах:
-К чему все эти длинные слова, отец мой?! Я ничего не боюсь! И ради
всеобщего блага нашего народа готов отдать жизнь! Что за ветер сомнений
пролетел над тобой?! Хвала всем богам! Они никогда не благодетельствуют
напрасно! Но сегодня они с нами! И я принимаю, принимаю всё, что
посылает мне наш Великий и Непобедимый Бог! Бог войны никогда не
убивает то, чем символизируется Его правда!
-Не спеши умирать! Жизнь у тебя, как у всякого смертного, одна и она
тебе ещё пригодится! Нельзя относиться небрежно к тем дарам, что
ниспосланы нам Небом! Иначе и Оно может прогневаться и излить из себя
проклятие, которого ты не осилишь понести на себе… А ветер сомнений
повсюду сеет раздоры! Пусть истина и мудрость всегда сопутствуют на
твоём благословенном пути. Хвала богам! Но помни, сын! И над ними
стоит Великий Бог, ради Которого мы идём к вечному и неизменному миру!
Помни и никогда не забывай этого!
Он произнёс эти итоги так, что Красный Тигр понял: сейчас отец
скажет главное, ради чего они здесь все собрались, ради чего знаменуется
торжество такого непростого момента. Не стал пробуждаться словами, но
многие мысли пронесли в его голове.
Красный Бык вновь и вновь пытал единственного сына суровым,
печальным взглядом: двух сыновей он потерял в последнем бою и жертва,
на которую он теперь шёл, была не по силам любви, но именно ради этой
любви и назначена такая высокая цена.
Красный Бык помолчал малость, как бы желая удлинить этот краткий
миг, а потом продолжил свою пламенную речь, которая касалась не только
одного его сына, но и всех, всех, кто ныне покоился в лоне утомительной
войны:
-Десять тысяч наших лучших воинов, не считая женщин и детей,
теперь в плену у Чёрного Вóрона. Многие из них казнены ужасными
пытками, но многие ещё живы и мучаются там… – Он перевёл горячее
дыхание внутрь своего беспокойного сердца. – Ты, мой сын, моя опора и
моя надежда, будешь жить среди варваров столько, чтобы царь демонского
полчища стал твоим покровителем, а Дикая Роза полюбила бы тебя, и тогда
ты сделаешь то, ради чего и покинешь родной дом! – Красный Бык опять
тяжело вздохнул, и его вопль полетел прямо в душу Красного Тигра,
который в отличии отца давно желал нанести сокрушительный удар врагам.
– Там ты успокоишь своё смущение, утихомиришь жажду и будешь
исполнять волю единую… С Дикой Розой вернёшься назад! Чёрный Ворон
любит свою дочь и будет сломлен на время, а мы заставим его подписать
4
договор о мире. Я долго думал, кому поручить это опасное дело и решил,
что ты и есть избранный для сего… Я покоряюсь воле Неба, оно открыло
мне на тайной молитве, что только ты достоин такой чести… И я делаю это
потому, что полностью доверяю тебе, сын, и уверен, ни у кого не возникнет
сомнений на сей счёт.
Гул одобрения прокатился по всему залу. Действительно, никто не
возразил, ведь царь отдаёт самое заветное в удел победы и кто в силах
укрепить право выбора в доле храброго юноши, коим был Красный Тигр?!
Никто!
Сын Красного Быка мгновенно оживился. Он уже очень давно жаждал
крови и мести. Прыжком на ноги взвился, как птица в поднебесье, издав
боевой клич. Тело ожидало боевых действий! Душа воспаряла к небесам.
Воскликнул торжественно:
-Я готов, отец! Я принимаю вызов, подаренный мне судьбой!
-Сядь! Я ещё не всё сказал! – Красный Бык поднял руку, и на его
могучей груди засверкал золотой медальон с изображением герба:
обнажённая женщина с младенцем на руках, над их головой солнце, а под
ногами – доспехи воина: короткий меч и шлем.
Красный Тигр понемногу успокаивал свой рвущийся дух. Кровь в нём
взволновалась, само же волнение потихоньку отступало в сторону, хотя не
покидало окончательно. Он, вопреки воле отца, приблизился к трону,
преклонил колено и произнёс твёрдым голосом:
-Я исполню свою миссию и вернусь, отец! Вернусь живым и с
победой! Ведь именно ради этого мы и творим волю благого дыхания!
Нельзя, нельзя прощать предательств, если за него проливается
человеческая кровь!
-Ты прав… Этого и буду просить у богов для тебя и для всех нас!
Удачи и везения! – Царь не возмутился поступком нетерпения своего
возлюбленного сына. – Ты должен сдерживать излишнюю горячность,
Красный Тигр. И не ради меня, потому как я боюсь потерять самое дорогое,
а ради всеобщего блага! Только умеренность, неоспоримое везение,
смирение и полная последовательность событий обеспечивает нам полноту
успеха. Ты не должен этого забывать никогда, ни на одну минуту, ни на
одну секунду, хотя бы тебе и довелось пожертвовать многим. Ты царский
наследник! И на тебя возложена печать возмездия, сия печать есть для тебя
и почёт и слава… Ты не можешь нас подвести или осрамить. Боги не
простят тебя… – Красный Бык говорил, но знал, что сын предпочтёт смерть,
нежели предаст душу свою позору или поражению.
-Отец, всё будет хорошо, поверь… Не печаль моё время, оно по праву
долга принадлежит мне одному. Не станем разветвлять историю темнотою,
устремимся эту тьму объять светом для нашего народа. Жертва не велика в
сравнении с тысячами убитых. Что значит одно дыхание против
5
миллионов?! Но и умирать бесцельно я не предпочту! – Говорил горячо,
вдохновенно, кровь разгорячила и нервы и сущность воина, но она не
отравляла это святое движение в нём, потому что и сама колыхалась в
божественном пульсе прозрения.
Красный Бык подумал: «Жертва безмерна, ты – моя плоть и
кровь…Ты у меня единственный… Остальные уже носят итоги нового
века… », однако, ничего не промолвил вслух, встал, подошёл поближе и
прижал юношу к себе с отцовской любовью, возложив упование на Бога,
Которому и посвящал сына и на Которого всегда надеялся в своих
начинаниях и успехах.
-Отец…
Но он не позволил ему ничего произнести, сам прорёк. – Как мудро,
что ваша мать…мир её благословенному праху! не дожила до горьких
потерь, и ей не довелось оплакивать своих сыновей, как это пришлось
делать мне…
В зале царила тишина, все чувствовали, что царь лобызает горькие
воспоминания своего утомлённого сердца, никто не осмелился даже
утешить его скорбь. А он и не примет ни единое утешение, ибо чем, чем
возможно затмить сознание страхов на воле потерь?!
-Теперь они встретились на небесах и наверно счастливы, что обрели
покой на груди Всевышнего… Впрочем, ты не одинок, отец, с тобой
остаётся моя сестра Нежная Незабудка, и она согреет тебя в неразделённой
грусти, – отозвался поспешно Красный Тигр, – она не даст твоей боли
войти в мир теней, пока не засияет свет в душе. А когда наше знамя
поднимется победно под синим небом, тогда и Сам Бог осияет твой
пылающий разум! Тебе не придётся больше страдать. Поля блаженных
обласкают всех воинов своими свободами и удостоят их чести на вечную
жизнь.
-Порою мне кажется, что ваша мать жива, что она зовёт меня, зовёт к
себе, хотя минуло уже 15 тяжких лет после того страшного события… Она
была красива…очень красива, молода и величественна, как и подобает
царице, а демон…этот варвар… – Красный Бык смахнул вскипевшую слезу,
которая мгновенно сползла с чувственных руин памяти, омрачив всё
сознание безутешным воспоминанием. Помолчал с минуту и молвил с
тяжким вздохом. – Чёрный Ворон похитил её, когда Прекрасная Лань
носила под сердцем вашего брата… Во сне она зовёт меня, а лицо моего
сына покрыто чёрной кровью… Я не могу постигнуть волю этого
пророческого сна, знаю одно, страдания были огромны и не измерены
весом… Бог послал мне испытание, я не ропщу в постоянстве, но вот
теперь ожила боль, ожила… Ожила. – Он повторил последнее слово
трижды. Мыслями был сейчас не здесь, а где-то ещё, там, где сопребывала
его любимая супруга.
6
-Отец, я обещаю тебе! Поверь, он восплачет и взвоет всеми слезами
убитых! Ему не уйти от возмездия, оно рядом с ним и оно следует по пятам
этого разрушителя! Оно покроет его голову незаметно, и даже смерть не
примет на покое этого человека никогда…
-Варвар был с нею жесток… У меня кровь закипает в жилах, когда я
вспоминаю изуродованное тело, которое выбросило море… Только по
одежде мы опознали, что это была наша царица… – Царь умолк, ещё одна
слеза скатилась по щеке на памятном сюжете, да он не дал себе волю
расслабиться или изменить своё решение.
-Я отомщу, отец! Обещаю! Пусть все сегодня станут моими
свидетелями, и Сам Всевышний поведёт меня к истоку великой и
последней битвы! – Лицо юноши пылало ненавистью и болью. Он
заметался, как в огне, нетерпеливо, жадно, ему хотелось размять мышцы,
которые давно ожидали грядущих перемен.
-Оставьте нас! – Приказал царь всем присутствующим. Лик покрыт
торжеством печали, печаль не оскверняет этот образ, а делает его каким-то
мужественным и правильным. – И приведите Хитрого Лиса! Пусть он
подойдёт сюда со своими новостями! Я давно ожидаю его.
Красный Тигр казался немного обеспокоенным, излишне
взволнованным. Несмотря на то жестокое, нещадное время, в котором он
рос, юноша имел очень доброе сердце, но рука никогда не дрожала в
битвах.
Постоянный дух войны воспитал в нём храбрость, терпение, доблесть
и величайшее мужество в боях. И когда он убивал врага, всегда испытывал
к нему жалость, ведь человеческая жизнь – это дар, за который надо
бороться и не просто бороться, а и честно утвердиться на итоге судьбы,
чтобы унаследовать почётный рай.
Красный Тигр в тайне ото всех мечтал о всеобщем мире и покое, как к
целому народу, так и к каждому человеку в отдельности, но никогда,
никогда не говорил об этом своему отцу. Он глубоко в сердце хранил эти
мысли. Видимо, и сами мысли ожидали своего особого часа, дабы
прорваться на волю.
-У меня к тебе просьба, Красный Тигр! – Обратился царь к наследнику,
едва они остались одни на проникновенной тишине, с неё ниспускалась
какая-то чувственная и благородная страсть. Его светоносный лик
погрузился в скорбь, которая отворила врата ада, но голос не дрогнул. Он,
как всегда был твёрд и уверен в своём решении. – Если тебе придётся
умереть, а я думаю, что боги этого не допустят, то не обрекай на мучения
своё сильное тело. Я хочу дать тебе вот это… – С последними словами он
снял с шеи золотую цепь, на которой висел кулон в виде многогранника и
одел на сына. – Мгновенный яд… ты понимаешь меня... Чёрный Ворон
будет рвать тебя по кускам, если узнает, кто ты…
7
-Этого, отец, не случится, не случится! Я буду весьма осторожен во
всём! – Уверенно, но мягко прервал Красный Тигр своего родителя. – И
обязательно вернусь живым! Обещаю тебе, что не закрою свои глаза, пока
твоя воля не благословит меня!
-Надеюсь на милость! Бог тебя сохранит! Не устану возносить Ему
свои молитвенные и пламенные речи. И всё-таки нам не дано знать Его
разумение, поэтому хочу тебя обезопасить, хотя думаю, что сие не
пригодится тебе… Это на крайний случай, о котором я буду молить
Владыку, чтобы миновал тебя. – Царь повернулся лицом к востоку и стал
молиться. – Великий Миродержец! Ныне же я отдаю в Твои руки своего
последнего сына и прошу Тебя сохранить ему жизнь… Не забирай моего
последнего… Хотя всё в Твоей власти… Цена назначена, и отступать я не
намерен… Предаюсь всецело Твоей воле…
Красный Тигр так же на коленях у престола Всевышнего обнимал
образ молитвенности, в котором пребывал его мудрый отец, изливая из
себя сильные речи жертвенных слов, ведь теперь его жизнь на завете, в
который он и сам ступил на пороге двадцати шести лет. И ему придётся
испить оцет и желчь.
Минуты скакали не быстро, но всё-таки они укорачивали итоги
славных лет, предлагая порог явной разлуки. А это не легко, это очень
трудно. Всегда тяжело расставаться с близкими людьми, особенно, если
неизвестна их судьба. Разлука обещает не радость, а новые слёзы, пусть и
ради всеобщего блага.
Вошёл Хитрый Лис. Увидел царя и наследника, но чтобы не мешать
молитве, в которой предстояли отец с сыном, осмысливал предстоящие
перемены. Он служил Чёрному Вóрону, но служил правому делу и был
другом Красному Быку.
Человек невысокого роста, физически хорошо сложен. На могучую
шею посажена умная голова белых кудрей с маленьким вздёрнутым
носиком, хитрыми глазками и очень густой, но не длинной бородой. На
широких плечах бархатная синяя куртка в явной гармонии с глазами.
Большой крест из чистейшего золота на толстой цепи согревал надеждою
волосатую грудь.
Через несколько минут царь повернулся к нему. Его лицо тотчас же
оживилось, невольная радость сошла с невиданных берегов и
приостановилась в предвкушении чего-то важного на этот момент. С ясным
взором лучистых глаз он взглянул на Хитрого Лиса и добродушно,
негромко воззвал:
-Рад видеть тебя! Добрые ли вести нам принёс ветер на крыльях удачи?
Говори, говори поскорее, Хитрый Лис! – Они имели за плечами
одинаковые лета. Их связывала долгая история войны. – Я уже давно жду
твоих откровений.
8
-О! Царь! Удача нам сопутствует! – Ответил неспешно он, поглаживая
свою бороду. Боги везения открыли верный и надёжный путь, это весьма
добрый знак. И я надеюсь на полную победу! Что мы задумали, то и
свершится…
-Я слушаю тебя! Говори!
-Да, мой повелитель!
Когда Хитрый Лис говорил, его зелёно-голубые глаза лукаво смотрели
по сторонам, но он никогда не лукавил на деле. Вера в успех казалась
незыблемой от его дивного голоса, наделённого особенным звучанием и
чутьём. И когда он излагал свои длинные речи, то слушатели всегда
томились тревогою рассыпающихся слов. Но произносил звуки наречий
протяжно, неторопливо, словно размышлял при разговоре собственным
пробуждением.
-Ласкается благость о берега моей плоти, о, как ласкается, наполняя её
своими щедротами. – Молвил он. Промолчал минуту, другую, о чём-то
помыслил и прорёк. – Завтра в полдень в гавань пришвартуются торговые
суда. Они бороздят моря, океаны, развозят разные товары по всему свету.
На одном из кораблей я и надеюсь отправиться в плавание с твоим
благородным сыном, мой повелитель. На Чёрном эмире капитан Зелёный
Паук согласился взять нас за золото.
Хитрый Лис умолк, чувствуя, что увлёк слушателей в мир ожидаемых
слов, но Красный Бык не торопил исход, ведь это его сын подвергается
надвигавшемуся испытанию. И потому он должен внять всякому слову,
даже и такому незначительному на первый взгляд.
-Ближе к делу, о медлительный и осторожный Лис! И я слышал, что
сей человек очень алчен, его сердце непременно обливается кровью,
воспаляющей мозги до полного безобразия! Я наслышан о его
виртуозности… Можно ли доверять ему, когда дело идёт о размерах
золота?!
-Не спеши, владыка! Не торопи исход. – Отозвался тот, приглаживая
широкими ладонями кудри, спадавшие на могучие плечи. – В нашем деле
спешка – плохой советчик! Мы идём в адово сплетение, и прежде должны
познать истоки всех наветов, что повстречаются на нашем опасном и
трудном пути. А капитан, если обещал, не подведёт, за блеск золота
продаст душу дьяволу! Он доверяет только своему носу, который за версту
чует золото…
-О! Тысяча бестий! – Несдержанно воскликнул царь, его сердце
трепетало от разлуки, но он пытался двигать чувствами умеренно, хотя они
жгли ему все внутренности. Всё тело и весь мозг были в плену

9
подневольной страсти. – Уж не продался ли мой верный друг этому
Аваддону2?!
-Ты знаешь, мой господин, что это не так! Я верен тебе и предан. Я
человек чести! – Хитрый Лис был излишне спокоен. Он очень хорошо
понимал боль царя и знал, как тяжело потерять близких и дорогих людей,
ведь и сам похоронил свою семью двадцать лет назад, жена и четверо детей
погибли от рук варваров.
-Да, друг мой, я знаю, поэтому и доверяю тебе самое бесценное
сокровище, что у меня осталось по плоти и крови – жизнь моего
возлюбленного сына! И прошу тебя, защити его, защити! И приведи ко мне
снова…
-Я сохраню его жизнь, мой повелитель, даже ценою собственной
жизни, можешь даже и не сомневаться! Он и для меня словно сын родной,
ты и сам про сие ведаешь… – Старый воин сказал это уже на тайном
вдохновении.
-Ладно, Хитрый Лис, ладно! Я верю тебе. Но моё сердце кипит от
волнения! Далее, ближе к сути! Выкладывай свои соображения. И поведай,
поведай моему нетерпению свою благость, на которой будет и укрепляться
ваше нелёгкое путешествие.
Красный Тигр всё это время молчал, он оценивал их речи на свой лад,
не проронил ни единого звука, погрузив ум в сокровенные мысли,
принадлежавшие только ему одному и больше никому либо. Но он был
встревожен.
-Зелёный Паук, капитан Чёрного эмира, запросил огромную,
огромную плату, чтобы вывезти нас на берега Царства Тьмы… И я, я
пообещал ему, что он получит всё, если доставит нас целыми и
невредимыми к берегам далёкой страны. Но согласишься ли ты,
покровитель, отмерить ему столько золота, сколько возжелала его алчная
душа, и если твои уши услышат меру, запрошенную им, не откажешься ли
от дела нашего?
-Я дам, дам ему золота столько, сколько он сможет погрузить на свой
корабль! Только пусть он доставит вас туда целыми и невредимыми! И
позаботится о вашей безопасности. Остальное же пусть будет в руках
Всевышнего! – Заверил Красный Бык, не собираясь ни на миг торговаться
по поводу жизни своего возлюбленного чада.
-Тогда я могу пойти к нему и сказать, что он получит свою долю и
пусть, пусть готовится принять нас в свою команду… Кстати, его
головорезы отчаянные парни, но они целиком во власти этого капитана. На
сей счёт можешь, не тревожиться, царь…

2
Аваддон – имя ангела бездны
10
-Я заплачý им всем, лишь бы ваше плавание не стало замедлять наши
планы… Но теперь о другом хочу молвить… – Красный Бык был чем-то
обеспокоен и озабочен, эта тревога и забота уже касалась непосредственно
того, как Красный Тигр предстанет перед Чёрным Вóроном, и в течении
последующего часа они обговаривали детали предстоящего пути…
Красный Тигр стремился на вершину того величия, что предстало
перед ним так неожиданно и свято. Нет, он не испытывал сокрушительного
страха, хотя чувство какой-то невидимой опасности витало поблизости
постоянно и весьма ярко, но при всём этом, десница Всевышнего вела его к
заветной цели и к великой победе на торжественном дыхании рая и вела
уверенно.
Умереть в бою – это долг каждого воина. А он и родился им, и потому,
если потребует платы Сам Бог, то он не задумываясь сложит свою голову к
Его стопам. Ведь и мать, и братья уже возле этих святых стоп предстоят.
Незаметно подкралась ночь. Бледная луна тускло освещала
примолкшую землю. Серебристые волны великого моря замирали от
безмолвия, ударяясь о высокие скалы. Лишь аромат фруктовых садов
отвевал непревзойдённую сладость.
Звёздные хороводы далёких и чужих планет мигали разноцветными
огнями. С них струился и незабвенный свет чужого мигания. Но так
хотелось потрогать их своими руками и вызнать благую жажду творческого
дуновения.
Время позднее, тепло уснувшего дня, однако, осталось на всю ночь. И
теперь оно как-то жарко ластилось к душе на звуках рождающейся любви.
Любовь стучалась обо всё, что ныне так тревожно предлагала усыпальница
века.
Белая Лилия стояла, освещённая небесным светом, около огромного
камня неподалёку от засыпающего моря. Стройна, изящна, у неё дивная
кожа, а чёрные локоны вьющихся волос закрывают всю спину и высокую
грудь.
Чёрные прозорливые глаза сверкают точно алмазы. Она вся горит
пламенем непревзойдённой любви, что зажглась в её душе уже очень давно.
Алые губы вздрагивают от безудержной страсти, которая всё время дышит
предчувствием желания и жажды, живущей в её безумно красивом теле.
На ней короткая тёмно-зелёная юбка и чёрный бархатный плащ до пят.
Вокруг головы бархатная лента с изумрудными бусинами. Девушке 21 год.
Она похожа на богиню. Страстно любила Красного Тигра, а ответного
чувства не получала.
Для него Белая Лилия оставалась только доброй подругой, мудрым
советчиком, но именно это обстоятельство и тяготило её с тою
горячностью, темпераментном, что укрепились внутри пробуждением
ревности. И ревность не давала покоя. Она считала себя оскорблённой, ведь
11
столько мужчин добивалось её любви, они готовы были ради одного
взгляда или поцелуя свернуть горы, но сердце непокорной девушки
принадлежало сыну царя.
К Красному Тигру чувство любви запоздало, его душа упрямо
молчала, только Белая Лилия не теряла надежды, не сомневалась ни на
минуту, что если он и полюбит кого-нибудь, то непременно её одну, не
допускала даже мысли о другой.
В столь поздний час она ждала Красного Тигра, которому назначила
свидание. Ждала на покое молчаливой ночи, что так вдохновенно и
печально раскрыла для неё свои мрачные объятия. В этих объятиях была
вся жажда и томление.
И вот он предстал, наконец, перед нею такой достойный, смелый,
мужественный, красивый и до безумия желанный и дорогой сердцу.
Молвил не громко, но некая жертвенность ссыпалась на лоно её
чувственного дыхания:
-Я приветствую тебя, Белая Лилия, посреди этого ночного таинства,
что подарили нам боги! И пусть эта ночь благословит наши желания и
наши пути. Зачем позвала меня на тропу встречи, когда эти дивные огни
неба раскрывают нам покой сна?
-О, Красный Тигр! – Ласковый шёпот ожёг его лицо трепетно и пылко.
– Ты пришёл! Я ждала тебя, мой господин! Эта ночная тишь открыла мне
истину любви! Я завтра не увижу тебя… Ты покидаешь нас, и мне хотелось
попрощаться с тобою под покровом Всевышнего! Эта разлука разрывает
мне грудь! Моё сердце сжалось в комок от нестерпимой боли, потому что я
люблю тебя, мой Тигр! Мы расстаёмся, а я так и не открыла тебе свою
жажду и стремление! – Она была в величии гремучего звона, а огонь
стремительно разливался внутри тела. С этого огня безудержного
проливалась подневольная страсть и на юношу.
Обвила его шею своими нежными руками и прижалась к нему всей
стонущей плотью. Дух примялся невнятно, но и он сегодня силился понять
волю женского очарования. Закипела вся округа, даже как-то невнятно
задрожала.
-Ты мой! мой повелитель! Я люблю только тебя и хочу быть твоею. Я
наречена тебе богами и принадлежу одному тебе, Красный Тигр! Мы
созданы друг для друга! – Её жаркий рот приближался к его губам. – Я
хочу стать твоей, – повторила она очень уверенно, твёрдо, по-видимому,
решение объявилось не сегодня, – и я согласна на всё. Бери меня вот так,
без всяких законов, и я подарю тебе сына, наследника… Не этого ли хочет
душа твоя?
Её смелые губы покрывали его дрогнувшее лицо жадными поцелуями,
и мужчина, наречённый Красным Тигром, расслабился на мгновение. Его
крепкие руки обхватили тонкий стан. И он отозвался на поцелуй, а потом
12
вдруг очнулся, вспомнив завет своего отца, что позор тому мужу, кто
поддастся силе страсти, той страсти, которая ведёт в мир огненных потоков
подземного царства, где встречают лобзания ада всякого смертного,
потерявшего достоинство, которое прежде было утеряно и ангелами,
совокупившимися с позором. Отстранился немного от неё и воскликнул в
волнении. – О, нет! Белая Лилия! Нет! нельзя таким непроизвольным
накалом стирать грани достоинства! Меня проклянут потомки! И Сам
Благодетель покарает мою душу! А я призван творить дела покоя…
-Я люблю тебя, Красный Тигр! – Тотчас же отозвалась строптивая
девушка, она вовсе не собиралась утеривать то, что уже давно считала
своим. – И это право моей любви открывает желание моей воли! Я
принадлежу только тебе до последнего вздоха! Что? Что мешает нам?!
Ответь!
-Я не могу! – Отозвался он и отпрянул назад, однако, испытывая
непреодолимую силу искушения, в коей пребывал. – Ночная прелюдия
уводит мир моих желаний в твои объятия, но я не могу воспользоваться
случаем… Этому противится небо, оно нас проклянёт!
-Почему? Почему ты так говоришь? – Спросила жёстко и обречённо.
Душа загорелась тайным огнём, и он испепелял её изнутри. – У тебя
другая?! И ты поклялся ей в вечной любви?! Кто она, отнявшая у меня моё
дыхание и мою жизнь?! Кто? – Этот вопль повис во мраке ночи, как
приговор.
-Если я возьму тебя без любви, только по страсти, которая бьёт моё
слабое тело, то и моё имя будет проклято потомками. Я люблю тебя, как
друга и ухожу в неизвестность… Многое может произойти… Не имею
права оставить тебя после всего, ведь тогда позор покроет и твою голову, и
ты, ты возненавидишь меня… Я не могу поступить с тобой так, иначе
счастье сделает нас вечными изгоями.
-Ты меня не любишь?! – Горько воскликнула она, взгляд её замер от
гóря и внезапного унижения. Её ещё никто прежде не отвергал. Она
испытывала полный стыд. Не могла противостоять своему впечатлению,
оно изламывало её настроения. – У тебя другая…
-Белая Лилия, – мягко молвил юноша, – ты очень красивая девушка и
знаешь это. У тебя много достоинств, много того, что нравится
мужчинам… Поверь мне, многие из достойных воинов готовы отдать за
тебя свою жизнь…
Она резко оборвала его на полуслове:
-Что мне до других?! Что мне до них?! Мне нужен ты! Только ты один!
Ответь… ответь, только не лукавь, небо станет сегодня нашим
свидетелем… Твоё благородное сердце пленила другая женщина?! И её
любовь стала для тебя рассветом?

13
-Нет, моё сердце всё ещё свободно, – ответил он честно. – Я никого не
люблю. Чувство запоздало ко мне. Я не знаю любви… Видимо боги не
дают мне такого блаженства, потому что мне суждено умереть на
чужбине…
-Нет! никогда не повторяй такого страшного слова! – Вдруг зарыдала
она. – Нет! ты вернёшься живым! И станешь моим! Я предназначена тебе
временем. Ты просто не успел разглядеть свою любовь… Но я не стану
торопить события, пусть сами боги поторопят его для нас.
-Не ведаю и не знаю я волю богов, стоящих над нами, но я одинок на
поле твоего стремления и твоего безудержного желания. У меня нет ни
вкуса, ни восторга, хотя твоя близость изменяет мои идеи, но я не люблю
никого…
-У меня есть надежда, – тихо произнесла она, – и когда ты вернёшься
с победой, ты станешь моим! – О! Как смело взглянула ему в глаза и
приблизила лицо настолько, что губы коснулись губ. – Обещай мне, когда
ты вернёшься, мы ещё раз поговорим о нас!
-Обещаю…
-Я дождусь… Терпение моё велико, но неиссякаемо… Поцелуй меня
на прощание, мой господин! Я останусь на покое, и буду томиться с твоим
уходом. Но мы вечностью обласканы… Воля богов не позадержится, она
снизойдёт к нам, как дар…
Красный Тигр с нежностью, но без лихой страсти, поцеловал Белую
Лилию в губы, и ему, ему не чуждо это земное дыхание, но только он не
увлёкся игрою чувств, поцеловал быстро и застыл в преддверии будущего,
которое звало его вперёд.
Она обеспокоено посмотрела в задумчивые и притягательные глаза,
но ни на один миг не принадлежавшие ей так, как желалось, она пыталась
отыскать, хотя бы в них своё отражение, хотя бы некое увлечение, но
тщетно. Потом твёрдо произнесла:
-Прощай, мой царь и мой бог! Я знаю, что ты будешь моим! Да
сопутствует тебе удача! Пусть боги охраняют твой путь, я благословляю
его своею искренней любовью и обещаю, что ты не погибнешь от руки
врага! Но помни обо мне! Помни, что только моя любовь тебя защитит от
любой опасности!
Красный Тигр остался наедине с набегавшими на молчаливый берег
серебристыми волнами, с кроткой луной, смотревшей так холодно и
печально с мрачной высоты, с мерцавшими светилами, разлившимися в
океане великого неба и с яркими мыслями о завтрашнем дне, что поведёт
его на вершину подвига.
Белая Лилия шла твёрдой поступью, уверенная в своей победе. Она
знала, что божественная красота правит миром, и красота её не позволит
Красному Тигру увлечься другой. Он непременно будет принадлежать ей
14
всецело. Коварства и злобы в этом прекрасном цветке было премного, и
смиряться с потерею любимого мужчины она не собиралась. Всё в жизни
складывалось удачно, по согласию души, она всегда добивалась
намеченной цели. Добьётся и на сей раз.
-Красный Тигр! Ты будешь моим! Ты навсегда будешь моим и ничьим
больше! Никто, никто не посмеет увлечься тобою, мой любимый… Я
красива и умна, и моё тело – моё оружие! Делить тебя я ни с кем не стану,
только мой или ничей! Слово Белой Лилии!
По истине у многих коварных женщин в сердце разливается яд, и если
этот яд не поизольётся изнутри, то обладающий им сожжёт себя самого.
Они считают себя героинями, потому что родились быть лидерами, и
такими их сотворила Премудрость, а с Нею не поспоришь.
Под покровом тьмы, которая всё более и более сгущалась, девушка
мечтала о большой любви. И её непоколебимая поступь шагов казалась
одержимой, бодрой. Ни на миг не сомневалась она в том, что сын царя
полюбит её также сильно, как и она полюбила его, и станет царицею,
единственной женой и подругой Красного Тигра.
А сам Тигр вглядывался в безбрежную даль, где небо и море
соединялись в бесконечном просторе, и завтра он вольётся в этот великий
простор бесконечности, вольётся и будет наполнять его своими мечтами и
победами.
Что ждёт его впереди? Чем оформится этот великий день? И есть ли
мудрость на предложенном пути, ради которого он родился и живёт? Кто,
кто правит этим миром истлевающих тел? И зачем человек приходит в мир,
в чём его закономерность, предназначение? Есть ли смысл борьбы за эту
жизнь?
Такие наветы бороздили в голове Красного Тигра, все мысли набегали
друг на друга, а он пытался отыскать в них истину по праву хозяина своей
судьбы. Много тайных чувств и желаний пробуждалось в нём, но более
всего он жажда мира!
И только когда ночное небо заволокло серыми тучами, сокрывшими
звёздное кипение огней, юноша всколыхнулся каким-то странным
волнением. Оно потопило сердце болью от предстоящей разлуки с домом,
где вырос, с отцом, которого любил по настоящему и с сестрой, к которой
был очень привязан.
Она напоминала ему мать, и от этого чувство было более сильным и
печальным. Нежная Незабудка теперь останется одна с их отцом Красным
Быком, а если ещё он, Красный Тигр, не вернётся, то и единственным
чадом.
Юноша прогонял прочь тоскливую боль ума, в коем пробуждался зов
войны. Он верил в правое дело, и полностью доверял руководству отца и
промыслу Всевышнего. Смерть его не пугала никогда, ведь цена этой
15
жизни – подвиг, который открывает врата рая, а именно ради этого человек
рождается в теле, борется, ищет истину, находит её и умирает для вечного
покоя, где нет ни страхов, ни мук, ни томлений, где нет ничего такого, что
собрано земными пороками.
Красный Тигр возвысил свой бесстрастный взор на восток, пытаясь
узреть незримый свет Того, Кто подарил ему благословенный образ,
наделённый множеством добротных и смелых чувств, и воскликнул
торжественно:
-Защити наш народ, Великий и Справедливый Бог! Сохрани моему
отцу жизнь и убереги его от новой боли и скорби! Помоги мне в моём
стремлении – найти правду! и укрепи меня во всех начинаниях! Веди туда,
где я встречусь с Тобой…
Молитва горячила кровь, пробуждала многие тайные восторги,
которыми омывалась душа доблестно воина. Красный Тигр летел к Нему на
крыльях мыслей, соединяясь пределом земным с Запредельностью
недоступной, незримой. Эта незримая, недоступная запредельность зорко
вглядывалась в юношу своими безмятежными очами, отвечая ему и
беззвучными речами, наполняя, однако, его весьма ощутимой силой и
мощью.
Его слова были кратки, они касались Неприкосновенного Творца
силою нерушимости, любви, и эта могущественная Любовь Безначального
Бога разлилась внутри воина, который готовился принести в жертву свою
жизнь, жизнь ради самóй любви для каждого человека и для целого народа
на неразрывности.
-Мой Бог и мой Покровитель! Я в Твоих объятиях предстою и
отдаюсь Тебе беспрекословно во всём, что ожидает меня! И я готов
принять всё, что Ты пошлёшь мне… Укажи мне свет, свет неразделённый,
благословивший мой путь… – И там, на тёмном небосклоне, загорелась
звезда, знаменуя благодать на молитвенный призыв. Она открыла ему свои
непременные условия и благополучия. – О, я вижу, вижу знак Твоей
Сущности! – Воскликнул юноша, вдохновляемый видением. – И я
благодарю Тебя за всё! пошли утешение моему отцу, пусть он обретёт
себя…
Свежий ветер пробежал скоро и смыл тоску на шаловливой волне, что
так резво омыла берег с моря. А завтра, завтра это море примет новое
желание с чувственных слов. Но это уже будет и новый рассвет и новый
день. И что он там уготовит ему, будет знать лишь один Бог, Которому он
молится горячо и исступлённо. Сейчас в нём пробуждается рай, ради него
он бороздит дороги этой земли.
И молвил Красный Тигр:
-Дай мне силы и мужества перенести Твои страдания, Твои боли и
Твои мýки… И если мне суждено умереть на чужой стороне, то не
16
покрывай меня стыдом страха! Дай мне принять участие в этой последней
войне и умереть достойно с ранами и кровью… А потом, потом я увижу
свою мать и своих братьев… И своего не рождённого брата… Сохрани нас
всех для райского дыхания, Великий Миродержец…
Глава вторая
Сокровища необитаемого острова
Утро отверзлось благословенной тишиною, величественной синью,
торжественной светлостью, уютным теплом попутного ветра и радостным
пением птиц. Вся природа сегодня как бы торжествовала важность
предстоящего события.
Сестра Красного Тигра – Нежная Незабудка – имела за плечами
неполные 19 лет, которые подарил ей Господь. В ней было столько
очарования и нежности, что хватило бы сразу на несколько человек. Такой
нелицемерной добротой, любовью, лаской и благостью наградил её
Создатель, чтобы могла она сиять светом могущественным посреди
глубокой тьмы.
Белые, восхитительные волосы спадали вниз невероятно ровной
волною до самой талии. Хрупкая, маленькая, изящная, как дивный цветок
мая в волшебном саду искрилась она удивительным, животрепещущим
солнцем, разлитым повсюду, где бы ни ступала её ножка в золотой
туфельке.
Дивные серо-ангельские глаза всегда полны удивления и
нелицемерной любви ко всему живому, но и в них застыла печаль
неразделённого гóря по своей матери и братьям. Она много времени
проводила на молитве и размышлении.
Маленькие губки – лепестки роз – имели такую очаровательную
улыбку, что невозможно было не улыбнуться тому, кто невольно
прикасался к ней глазами. Она очаровательна, по-царски грациозна и
благонравна.
Нежная Незабудка очень воспитанная принцесса, честная,
бескорыстная, открытая, умная. В сей час, она казалась спокойной, весёлой,
хотя предстоящая разлука с возлюбленным братом разрывала девичью
грудь нестерпимой болью. Открыта, проста в общении.
-Я так люблю тебя, Красный Тигр! Мне не хочется расставаться с
тобой! Я знаю, что мы пришли в этот мир войны для борьбы! Это наш
удел… Но… Прошу тебя, брат мой… Прошу, возвращайся живым… Отец
наш не может потерять ещё и тебя, ты ведь единственный наследник,
могущий встать на престол после него. Помни всегда об этом, Красный
Тигр! Помни и не забывай! Хватит и тех жертв, что уже предстали на
нашем пороге…

17
-Эти жертвы не напрасны, Нежная Незабудка! Наша жизнь
принадлежит Всевышнему! Жизнь – это вечная борьба! – Прервал он её
мягко. – Я люблю тебя, но ведь любовь и даёт право побеждать. – О!
сколько прозвучало твёрдости в голосе, наполненном верою в
Справедливость. Брат обнял сестру.
-Мне страшно… – Сказала она тихонько, и её милые глазки
засеребрились вдохновенной слезою, которая пролилась в блеске
восходящего солнца, что так нежно дарило тепло на раскрывшемся для них
утре.
-Обещаю тебе, я обязательно вернусь! Я не стану умирать без его
покровительства. Пусть рука отца, если мне суждено погибнуть и возлечь
на одр смерти, сама закроет мои веки! Но и ты обещай мне… – Красный
Тигр сделал паузу на краткий миг, и тут же продолжил слово своей
потаённой мысли, – обещай мне, что ты позаботишься об отце, о нашем
отце! Помоги ему…утешь его печаль, ему, как никогда, необходима твоя
поддержка… И если со мной случится непоправимое, напомни, что это
была воля небес, воля Всевышнего… И потому он не должен спорить с
этой волей, а покориться ей обязан на праве мудрой мысли, которая так
сильно тревожит его неизменный покой!
-Что зависит от меня, я сделаю! – Голос девушки не сломлен, в нём
огромная сила. – Ты мог бы и не просить меня о том! – Горячо воскликнула
принцесса. – Но послушай, брат мой возлюбленный, возьми меня с собой!
Возьми, я тебя стану оберегать от опасностей…
Он улыбнулся печально:
-Сестра…
Она не дослушала, перебила и произнесла на присущем достоинстве, с
которого не капала страсть или болезнь, потому что принцесса была
мудрой, рассудительной, хотя и носила на плечах малые летá, но именно
это её уравнивало с теми, с кем жила она на благословенной земле, которая
покрыта именами славных потомков:
-Поверь, моё предчувствие меня никогда не обманывает! Я пригожусь
тебе в тот момент, когда ты шагнёшь во тьму, когда её тени облобызают
твой покров… И тогда только я смогу предостеречь тебя от неминуемой
погибели… Я видела вещий сон, оттого я и волнуюсь и прошу тебя внять
моему внутреннему воплю…
-Если мне нужно испить это лобзание мрачного стона, то никто не в
силах отвратить оного, не ты и никто… Спорить с провидением
бессмысленно… Дорогая и любимая сестра! Ты останешься с отцом, иначе
он умрёт от гóря… Ты заменишь ему всех нас, в тебе его кровь, а проливать
её бессмысленно – это уже кощунство!
-Я не могу сидеть и ждать, когда ты шагнёшь в мир теней… Тебя
постигнет великое испытание, и ты познаешь тайну страшного зла… Это
18
зло скрутит тебя не одною любовью, но и с её истоков тебе придётся
хлебнуть отравы… Я не могу разлучиться с тобой навсегда… Ты будущий
правитель! – Девушка волновалась, по её нежному личику текли целые
ручьи слёз.
Тигр шепнул ей:
-Я обязательно вернусь! Обязательно! Поверь моему слову! Пока мы
не достигнем той славной минуты, ради которой вершится сей миг, я не
погибну! Я верю в это… И я не боюсь Чёрного Вóрона! Он заплатит за все
наши слёзы! Отмщение идёт по пятам! И оно не замедлит покрыть голову
зверя…
-Но тебе надо бояться вовсе не Чёрного Вóрона, – пророчески
проговорила Нежная Незабудка. – Тебе угрожает опасность иная, поэтому я
хочу быть рядом… Женщина всегда сумеет опередить возможность
разливающегося зла…
-Дикая Роза?! Разве от неё мне ждать погибели? Я смогу
противостоять ей, поверь мне… Мне не суждено погибнуть от руки слабой
женщины! – Вскричал бодро брат, но никто ничего не успел досказать,
вошёл Красный Бык.
Он был очень взволнован и чем-то сильно обеспокоен. Душа ползала
во мраке на полных сомнениях, а правильно ли он поступил с
единственным сыном? Только вот выбора-то нет у него! Война – это удел
мужей! И теперь дело решает свои права на подступах кровавых усилий!
Иначе и быть не может!
-Сын мой! – Воззвал отец, и его сильные руки крепко сжали Красного
Тигра в объятиях, какое-то чёрное зло повисло в воздухе с этим воплем, что
вырвался из груди первого. Весь воздух был пропитан нахлынувшим
страданием.
-Отец…
Настало время тягостного расставания; они расцеловались по-мужски,
троекратно. Мучительное предчувствие наполнило комнату гарью и дымом.
Путь войны разлучал их навсегда. Или есть маленькая возможность
наследовать жизнь любви? Наверно надежда умереть не в силах. И потому
она живёт вечно.
-Прощай, Красный Тигр!
-Прощай, Красный Бык!
-Я буду молиться всем богам и Всевышнему, чтобы они сохранили
тебя ото всех опасностей и позволили мне вновь с тобой встретиться! Рано
мне терять тебя, рано, сын мой… – Слеза покатилась печально и упала на
пол со звоном и предостережением.
-Я не приму смерть без твоего покрова, отец…
-Понимаю…

19
Разлука утомляла, приносила новые опасения, но другого выхода нет,
исход явно вычерчен. Жизнь зовёт вперёд. И отец снова и снова просит
своего наследника не рисковать напрасно, не принимать поспешных
решений, и если придётся принять судьбу на иных возможностях, то пусть
он не струсит.
-Мне тяжело говорить тебе об этом, но я скажу…
-Я слушаю, отец…
-Если воля небес удостоит тебя вкусить однажды ад, что я дал тебе, то
не дрогни, сын мой, прими его собой, этого греха на тебе не будет, твой
грех я взял на себя, а потом, потом рай облобызает твою душу. А Элисий 3
примет тебя на достоинстве…
-Не надо говорить ничего… Твоё имя, отец, никогда не покроется
позором и стыдом! Я обещаю тебе! – Вскричал громко и весьма
вдохновенно Красный Тигр. А потом повторил более уверенно,
победительно даже. – Я не могу поклясться, потому что клятва ломает
любые уста, но я обещаю тебе… – Это было последнее слово его, и
наступила разлука.
Шумно и вольготно плещутся пеною огромные волны великого моря
о корпус скользящего корабля, который, огибая острова и рифы, летит во
мраке навстречу ночному шторму. У корабля только две мачты и широкие
чёрные паруса с белою полосою раздуваются ветром приближающейся
бури. Его корма стоит высоко над водой и похожа на орла, нос выкрашен в
ярко-красный цвет.
На палубе корабля бесстрашно стоит капитан. Этот человек
невысокого роста, но сложен очень внушительно, широк в плечах и силён,
как буйвол. У него зеленые глаза, которые всегда светятся по дикому, со
злобной усмешкой.
Короткие чёрные волосы едва закрывают полголовы, а седая бородка
делает его квадратное лицо угрюмо-зелёным. Одет он в чёрно-зелёный
плащ и кожаные сапоги. Сейчас он излишне задумчив, и в его мысли
никому не проникнуть.
Капитан прослыл большим мошенником и убийцей, безжалостным и
хладнокровным. Больше всего на свете любил золото. Матросы трепетали
от одного его взгляда, которым он мог пригвоздить в мертвецкий страх за
неповиновение.
А сейчас Зелёный Паук следил – не покажется ли в темноте огонь
маяка, не мелькнёт ли дымок вдалеке, но тишина ожидания окутывала
предвестием нарастающей беды, которая вот-вот грядет, уже слышалось
дыхание смерти.

Элứсий – поля блаженных


3

20
Лицо капитана вдруг в мгновение ока омрачилось, и он насторожил
слух. Всё небо затянуло тучами, а грозное море под шквал ветра
заволновалось, свирепый ветер налетел внезапно и загудел стихийно,
обречённо.
Хотя не однажды капитан испытывал судьбу, но вдруг в эту
решающую минуту понял, что за ним явилась хранительница покоя из
мёртвого царства. И что она хотела от него? Зачем явилась именно в такой
неподходящий момент?
Нет, он не испугался приближающейся опасности, был не таков, он,
напротив, бросил ей вызов с надменной холодностью своего явного
безрассудства. Жизнь, в сущности, была для него чем-то потусторонним,
явлением случайностей и удач.
И когда на море разыгралась настоящая буря, капитан даже не
вострепетал, на лице не дрогнул ни один мускул. Ни душой, ни телом не
воспринял страх. Согласился вздохнуть запах смертельного прибоя
безропотно и предстать на суд.
Гордый лик этого странного человека придавал большую уверенность
команде. Они чётко исполняли его последние приказы. Корабль, как
игрушку, кидало из стороны в сторону, мачты трещали, ветер дробил их
безжалостно, а чёрные волны обрушились на палубу и уносили в море
мертвецки напуганных моряков, которые утеряли последнюю бдительность
и уже не могли противостоять шторму.
Лишь один капитан Зелёный Паук самоуверенно стоял в горделивом
величии посреди всех криков и стонущего моря. И ничего не трогало его
грубое сердце, ни вопли утопающих, ни сама омертвелая жажда отупевших
чувств, застывшая на гребне адовой волны, он даже не молился и не
проклинал судьбу, молчаливо лицезрел гибель корабля и гибель своей
команды.
Но были ещё на корабле два человека, которые не испугались
господству той бездны, что предстала перед ними так откровенно и
страшно, ими оказались Красный Тигр и Хитрый Лис. Они готовы
встретить первую опасность.
-Мы не погибнем в этой адовой пучине зла! – Говорил сын вождя
Хитрому Лису. – Небо посылает нам первое испытание, и мы должны
принять его на правом свидетельстве своего верного дела, а впереди нас
ожидает… – Слова потонули в беснующемся воздухе.
-Может ты и прав! – Крикнул громко и поспешно в ответ Лис. – А
может это вовсе и не испыта…а прокля…е… Но я дума…боги нас не
покараю…в начал…пути… Мы непреме…выберемся из этого адового
сплетения…
-Ты прав, мы не погибне…тут посреди этог…ужаса…
-Посмотри вокруг…одна смерть…она идёт за на…
21
Корабль разламывало по частям, а хищные языки волн всё ещё
ненасытно гудели и дыбились. О! как они веселились на потоке
человеческого безумия, а ведь по ним когда-то на заре пламенеющих
откровений Сам Господь прошёл, утихомирив их непокорное буйство! А
теперь эти враждебные воды возливают силу испытаний на каждую душу
человеческую. Но, чтобы не случилось, впадать в безумие весьма опасно и
пагубно. Крики, шум, вой всё переплелось, смешалось на потоке
разыгравшегося события.
По воле судьбы Красный Тигр и Хитрый Лис заметили одинокую
лодку, которую ещё держала гудевшая волна и которой никто не
воспользовался почему-то, и в несколько минут созрело решение, как
спастись. Царственный преемник велел другу прыгать вниз и сам уже
собирался последовать за ним, но тут взгляд коснулся капитана, лишённого
всякого ощущения на происходящее.
Со словами: «не медли, я быстро!» он метнулся назад.
Хитрый Лис крикнул в след исступлённо:
-Вернись, Кр… Тигр… Это безумии…е…
Но гул морской битвы поглотил исступлённый возглас, а корабль
быстро погружался в пенистые гребни могучих волн. Ветер хлыстал
безжалостно и радовался паническому хаосу, изрывающему последние
силы моряков.
-Капитан… – Позвал Красный Тигр человека, застывшего, как
изваяние. – Очнись же… – Но тот молчал. Зелёные глаза остекленели, нет,
не от ужаса свалившегося, а от лобзания, которое подарила ему
величественная бездна. – Приди в себя…
-Оставь меня… Спасайся… – Тихо, надломлено озвучил он мотив
господствующей смерти. – Я должен умере…мой час наста… Я готов
приня…его на славном дыхании, оно в этот миг доступно, а потому и не
мешай мне…
-О! как велико искушение, коль ты без борьбы вручаешь своё тело
ангелам тьмы! Но я не позв…тебе принять…смер… – С этим словом
юноша, у которого горело доблестное сердце в груди, обхватил капитана
руками, перекинул на своё сильное плечо и понёс к лодке, где их
нетерпеливо ожидал Хитрый Лис.
Вода уже покрывала колени и ласкалась дерзко и озорно, но Красный
Тигр торопился к победе, ради неё он покинул родину и теперь желал
обручиться с чужбиной. Умирать вот так бесславно посреди хаоса он вовсе
не собирался.
-Скорее…скорее… Поторопитесь… – Кричал Лис, убеждаясь ещё и
ещё раз в том, что Красный Тигр, по истине, получил от Бога величайший
дар любви к ближнему. Про себя он молил Бога о прощении и спасении, не
за себя молил, а за царского наследника.
22
Минуты скачут как-то слишком быстро, время малость покривилось,
словно не желало оберегать путников своим благородным терпением. И вот
все трое в шлюпке. Мечом юноша обрубил верёвку, а корабль в считанные
секунды был пожран голодною волною.
-Мы спасены! – Вскричал Хитрый Лис.
Зелёный Паук встрепенулся как-то устало.
-Слава богам! – Снова воскликнул Лис.
-Тысяча чертей! – Капитан был неумолим.
-Хвала Всевышнему! – Шепнул Тигр, воззрев в небесную даль…
Покров Непобедимого и Незримого Бога укреплял веру постоянно и
свято. В доблестном сердце кипела кровь, внутренний огонь вытеснил всё,
что могло помешать молитве, которую юноша вознёс даже и в такой
затруднённой ситуации. Но именно Бог и повел его дальше, туда, где
Красный Тигр увенчает свою голову непоколебимой славой. Бог Своих чад
не посрамляет. Он посылает испытания, и Он же Сам помогает их
преодолеть.
А капитан возопил на звуковой возможности только так:
-О, Немезида4! Ты отсрочила мою погибель!
К утру их вынесло на берег небольшого островка, где росли плодовые
деревья, кричали дикие птицы и, возможно, обитали и дикие звери или
даже дикари. Уставшие и обессиленные, сошли они на землю, рухнув,
прямо на сырой песок…
Горячее солнце стояло в зените, и его яркие лучи снопом падали вниз.
Плескались о берег синие волны. Мир ожил и задышал дивным светом
воскресшей надежды. Бог подарил смыслу новый день. И день этот должен
был произвести надежду на лучшее.
Первым открыл глаза Красный Тигр. Встал на крепкие ноги. Несмотря
на порванную одежду, всклокоченные волосы и грязное лицо, он был очень
красив и смел! Осмотрелся по сторонам без опасения и сожаления. Скинув
с себя всё и оставшись нагишом, юноша нырнул в тёплый рай моря. Через
несколько минут он уже стоял на берегу. Его тело сияло в солнечных лучах,
как у Аполлона5.
Когда Хитрый Лис и капитан Зелёный Паук увидели Тигра, то им
показалось, что перед ними предстал сам бог. Нет, не зависть восстала на
моменте, а непроизвольное восхищение. Одевшись в лохмотья, его осанка
не изменила его царственный вид.
-Ты спас меня! Спас от возмездия и смерти, поспорив с самим
Посейдоном 6 !– Сказал торжественно капитан. – Я этого не забуду.
Попомни меня, я отплачу тебе однажды, не поскуплюсь! Капитан Зелёный

4
Немезида – богиня возмездия.
5
Аполлон – бог-целитель, прорицатель, покровитель искусств.
6
Посейдон – бог морей.
23
Паук слов на ветер не бросает! Отныне я назову тебя Смелый Волк. – Его
глаза при этом светились не лукаво, а свято.
Хитрый Лис улыбнулся: новое имя ему понравилось, и оно теперь
прославит Красного Тигра. Это обстоятельство немного вселяло
уверенность. Имя само сошло для использования. Видимо, Бог послал им
этого капитана не зря. Всё идёт своим чередом, торопить события ни к
чему, просто надо принимать всё постепенно, верно и с достоинством,
тогда и убытка не изопьёшь.
-Что ж, слава всем богам, что над нашими головами разливают свои
покровы и милости! Мы остались живы и невредимы! Воспоём же гимн
Спасшему нас! Пусть Он и дальше управляет нашими путями и устилает их
умеренными событиями. – Ответил Волк.
-Слава Всевышнему! – Молвил и Лис.
Паук промолчал, а первые поостереглись молиться открыто Тому,
Кого считали своим Спасителем, достаточно и тех побуждений, что
происходили внутри сердца и души. Явная вера во Христа могла их выдать,
а рисковать судьбой целого народа они не посмели.
-Я пойду и обследую этот остров! – Высказал свою мысль царский
наследник. – Может быть, сумею найти что-то для нас добротное и весьма
полезное, чтобы продолжить путь снова… Нам сейчас, в нашем положении,
необходима еда и оружие…
-Я голоден, как никогда! Мои мозги скачут не здесь! Пусть Прометей7
восстанет посреди нас и изольёт на нас своё дыхание. И он поможет
раздобыть огонь и еду. – Отозвался капитан. – А когда я голоден, то плохо
соображаю. Я пойду с тобой, Смелый Волк!
Хитрый Лис, будучи весьма подозрителен и осторожен абсолютно во
всём, не поддержал идею мужей, высказав своё слово на пробуждающейся
опасности, которая постоянно витала при нём и крест него и даже там, где
её не могло быть:
-Нам надо выбираться отсюда, и поскорее! У меня нехорошее
предчувствие, а оно меня ещё ни разу не подвело. Я слышу, как плещется
впереди нас кровавая буря, и несётся, несётся вечный мрак ночи, так
торопится, я ощущаю его поблизости… И даже хвалёные боги сегодня
молчат и не пророчат радости, везения и удачи…
Но они его не захотели слушать.
Зелёный Паук вскричал очень взволнованно, слишком громко,
возвышенность его голоса мгновенно растеклась по всему острову,
который вдруг слегка вздрогнул, словно прокашлял волю своего
возбуждения, а с высоты синего приволья осыпался могучий ветер и стянул
лицо невольным жаром:

7
Защитник людей.
24
-Нет! Нет! Нет! На этом острове мы найдём всё то, что нам
необходимо и даже более того! Я не намерен потерять! И пусть тысячи
бестий соблазняют глаз Хитрого Лиса, я не остановлюсь ни перед какой
опасностью! Мы найдём здесь! И я возьму!
-Что найдём? И что ты возьмёшь с собой, капитан? Есть ли здесь то, к
чему мы можем прикоснуться без воли богов?– Переспросил удивлённо
Лис. Он верил своему предчувствию, оно в нём было достоверно. Беда
всегда подаёт знаки ему.
Но капитан так ничего и не пояснил, да и не собирался вовсе подавать
какие-либо объяснения, его потаенные мысли витали не здесь вовсе, где-то
ещё, очень далеко. И, по-видимому, мысленные набеги резвились на пороге
какого-то неясного испытания.
-Этот остров навещают корабли… Я знаю…знаю… – Опять как-то
таинственно освежил капитан своё потаённое чувство, и новая страсть
выскочила слишком бурно и резво, закружилась и убежала туда, откуда её
не достать и не выловить.. – Жаль, что у нас нет боевого оружия… Оно бы
нам пригодилось…
-Два кинжала есть, – проронил как бы, между прочим, Смелый Волк,
приостановив свой смелый взор на этом человеке, – я думаю, нам пока
достаточно. Кроме того, имеются и крепкие кулаки, и мужественные
сердца, пропитанные жертвенной кровью. А это не мало на сегодняшний
день!
Оба взглянули – и Хитрый Лис, и Зелёный Паук – на Красного Тигра с
нескрываемым уважением. Один кинжал он дал капитану, второй оставил
себе. Хитрый Лис сейчас про себя промыслил многие думы, в его голове
тоже зрел план, но план по спасению царского наследника.
-Да ведёт тебя, Смелый Волк, Арéс 8 ! Ты храбр, решителен и
величественен, как сам Эрóт 9 ! – Вскричал восторженно капитан. – Так
пусть же Арес подарит тебе ещё бóльшую смекалку, а Эрот на тебя выльет
чашу любви, с которой ты напьёшься изобилия и страсти! И в этой
многогранной любви ты приобретёшь для себя великие щедроты!
Хитрый Лис и Красный Тигр мгновенно переглянулись, но оба не
проронили ни одного звука в речь. В их душах горел боевой огонь, он звал
вперёд. Что было впереди – никто из них не прозревал на внешний вид, а на
глубине потаённого сознания каждый верил в победу.
Победа достаётся всегда с тягостью и болью, с жертвою и смертью. И
чего больше будет тяготы или боли, жертвы или смерти – это уже покажет
судьба. Сама же судьба любит и принимает только достойных, терпеливых
и славных.

8
Арес – бог войны.
9
Эрот – бог любви.
25
Дикие птицы надрывно кричали в лучезарном небосклоне, и
непонятная тревога закралась, как тать, в души. Два часа бесплодных
поисков произвели на мужей гнетущее впечатление. Они ничего не нашли,
зато плоды деревьев были приятны на вкус, а ещё можно ведь и поймать
рыбу.
Неожиданно Хитрый Лис заметил невдалеке пещеру. Зная, чем это
обстоятельство может обернуться для них, он моментально решил
изменить маршрут, пытаясь отвлечь капитана, и быстро повернул в сторону,
но зоркий глаз Зелёного Паука не скрыл того, чего хотел Лис.
-Вот! Вот! Оно! – Как-то обнадёживающе воспел капитан. – Это
именно то, чем я утешу свою грусть и свою печаль, так странно
разрывающих мою грудь! Пусть же Мéнта10 меня ныне просветит и утешит
на светлом восторге радужного сияния. И я буду благосклонно относиться
к ней, и возложу ей дары на алтарь её храма!
Все трое вошли внутрь, но надо ещё спуститься вниз по каменным
ступеням: их сорок. Передвигались очень медленно, идти быстро в темноте
не так-то просто, а у них нет даже и лучинки, чтобы осветить свой
стремительный путь.
Совсем внезапно впереди блеснул долгожданный свет: откуда он
лился – непонятно, но стало вдруг светло, можно разглядеть даже свод: он
весь из красного кирпича, всюду несметные сокровища. Их столько много
здесь, что взора не достанет охватить.
-Фортуна улыбнулась нам! Вот оно – золото! – Вскричал дико капитан,
и тупая радость пролилась в его теле снизу доверху. Неожиданно его лицо
стало белым, как мел, и он, волнуясь, вопросил. – Как же мы всё это
вывезем!? У меня больше нет корабля! – Он даже вздрогнул от
нахлынувшего на него ужаса и отчаяния.
-Нам не придётся этого делать, потому что, где сверкает золото
Чёрного Потомка, там пролегает смерть! – Отозвался Хитрый Лис. Не
обмануло его предчувствие. – Что нам, действительно, необходимо на сей
момент, так это убираться поскорее с проклятого места! Иначе мы
обернёмся в покрывало смерти.
При упоминании имени Чёрного Потомка оба мужа – Хитрый Лис, и
Красный Тигр, обеспокоено взглянули сперва на золото, а потом друг на
друга. Пересекаться с этим варваром у них не было никакого желания, и
это могло перепортить все их планы.
-О, Мегера11, Ты хочешь погубить меня! Ну, уж, нет! – Капитан был
непреклонен. – Я столько раз смотрел в глаза смерти и теперь, теперь пусть
она поглядит на меня, а я посмеюсь ей в лицо! Эй, Аид 12, великан смерти!

10
Мента – богиня, олицетворяющая человеческий разум.
11
Мегера – олицетворение гнева и мстительности.
12
Аид – владыка царства мёртвых.
26
Не приближай ко мне своё мерило! Мы возьмём всё золото, не будь я
капитан Зелёный Паук!
-Я не советую тебе…это не просто опасно… Тем самым мы
подписываем себе приговор мучений и вечных неудач. Все тяготы станут
преследовать нас постоянно. Разве нам это необходимо? Тем более, что
вывезти это золото над не на чем. И боги не станут нам пособствовать. Мы
навлечём на себя гнев изувера и гнев всех богов! – Лис пытался вразумить
не вразумляемого Паука, но понимал, что одних убеждений тут явно
маловато.
-А ведь он прав, Хитрый Лис, совершенно прав, это весьма выгодное
для нас дело, если позадуматься, нам бы это помогло, – поддержал
неожиданно Красный Тигр капитана, чем абсолютно озадачил своего
учителя и хранителя.
-Я сказал своё слово! И не говорите потом, что я не предупреждал!
Хитрый Лис знает, что за это золото Чёрного Потомка прольётся кровь,
наша кровь. Я не смею изменить предначертанное! Я покоряюсь воле богов!
-Аминь! – Молвил Смелый Волк. – Я потом тебе изолью свои доводы,
и ты, думаю, будешь со мной на полном согласии! – И чтобы не вызывать у
Зелёного Паука никаких подозрений, добавил ярко и вдохновенно. – Пусть
наш путь охраняют Нереиды13, и сам Посейдон устилает плавание нашего
дыхания тихими и благодатными волнами!
-Где же мы возьмём корабль, на который погрузим всё это золото? У
нас нет, нет… Но отказываться от своей фортуны я не намерен и не буду!
Возьму всё с собой! – Проговорил озадаченно капитан, почёсывая затылок,
надумывая непростую думу.
-Если мы протянем руку на это золото, то в скором времени и корабль
нам может не потребоваться… Чёрный Потомок сам явится сюда, и тогда
придётся лишь приготовиться к атаке внезапного появления его дикарей,
которые и постараются стереть нас с лица земли… – Отозвался Лис не на
болезненном возгласе, но на потаённой грусти и печали. Ему не хотелось
ввязываться в эту борьбу бесполезную и излишнюю.
-Но прежде! прежде мы прольём кровь! – Метнул ясный взор капитан.
Он весь горел предвкушением. Любил золото и обожал драки. В этом вся
его сущность состояла. – Я не прочь, не прочь усилить свои возможности!
Кулаки уже соскучились по дракам!
-Что ж, чему быть, того не миновать, а двум смертям не бывать! – Рёк
Красный Тигр. – Примем дар судьбы, ведь она обласкала нас сегодня
дважды… Так стоит ли отказываться от того, чем предложено
покровительство неба?
-Решать вам…

13
Нереиды – нимфы моря.
27
Зелёный Паук с благосклонностью своего стремительного желания
кинулся к сокровищам, его в данный миг никто не интересовал, а Лис
шепнул не громко, а как-то угрюмо и тоскливо брызнуло его наречие на
моменте открывшегося чувства:
-Это золото нас погубит, мой мальчик! Поверь уж мне… Я слышу зов
наших предков, они стонут, и рыдает земля, рыдает безутешно,
безудержно… Нельзя было вторгаться в чужие владения, а мы утопли на
его соучастии слишком резво… Нет нам спасения, и надежда удалилась в
покои Всевышнего…
-Оно спасёт нас! И подаст ореол славы! Это начало нашего
победоносного шага! С такими дарами мы ступим в царство Чёрного
Вóрона! И этому блеску он поверит гораздо больше, чем пустому слову!
Поразмысли, друг…
Хитрый Лис о чём-то призадумался, а потом рёк:
-О, обмануть будет не просто…
-Кого? – Не понял Красный Тигр, мысли тоже искали на полёте
нужную остановку, хотя видимые сокровища его совершенно не прельщали.
Он был не сребролюбив. Зато духовных богатств было преизобилие
неизочтённое.
-Чёрного Потомка! – Сказал Хитрый Лис как-то неохотно. Ему было
весьма неспокойно, неуютно. Внутренняя жажда переполнена через край
обретёнными эмоциями. – Он обязательно найдёт нас, и если мы не убьём
его, то это сделает он! Поверь мне, сынок…
-Быть посему! Такова воля небес! – Произнёс юноша. – Кстати, этого
пса пора давно отправить к праотцам! По жестокости, которая восславила
его, как демона, он превзошёл даже Чёрного Вóрона… И нет ему равных на
этой земле…
-Это истинная правда! – Тяжко вздохнул Лис. Тяжёлые думы окутали
его чело.– Его боится даже сам Чёрный Ворон! Но надо готовиться к
худшему. Этот варвар непредсказуем и неуловим! Надо бы поторопиться и
скрыться до его появления.
-Прежде нам необходимо спрятать лодку! Чёрного Потомка не так
просто провести. Он всё почует издалека.– Вдруг заметил Зелёный Паук.
Он весь во власти своего непредсказуемого вожделения, оно в нём
господствует и властвует. – И поискать оружие! Я думаю захватить
корабль, на котором этот демон явится после ночи… Осталось не так уж и
много времени… Цель близка…так близка…
Они без труда нашли клинки, мечи, дротики. Для боя, который
ожидали, взяли по мечу, и на неопределённое время покинули золотую
пещеру. Хотя Зелёный Паук и не хотел уходить отсюда, но тоже понимал,
что прежде надо выиграть бой.

28
День склонялся к закату. Первые звёзды засеребрились вместе с луной
в небесном просторе, что так вдохновенно открыт для движения одному
Создателю бытия. Нырять в эту красочную благость может каждый
живущий, а вот проницать её глубины дано лишь тому, кто умеет любить и
ощущать Бога. А когда ощутишь Его в себе и окрест себя, тогда познаешь
эту дивную глубину, которая подарит тебе любовь.
О! как суетлив и неразборчив на пажитях злого удушья смертный
человек! Но чтобы унаследовать вечность – дано пройти путь борьбы и
беспорядков. Всё в этом мире завоёвывается величайшим усилием и
трудом.
-Спать будем по два часа, – сказал Хитрый Лис. – В эту ночь море
приведёт чёрную смерть! И само покровительство богов нас не спасёт от
искушения. Ведь мы ступили на него своими жаждами! И отвечать
придётся каждому за себя!
Море же казалось безмятежным, уснувшим, словно омертвело, но
ощущение явной тревоги витало рядом. Чувствовалось движение некого
страха, он сползал с темноты бездонного покоя на грязном проблеске
уснувшего ада.
-Скажи мне Хитрый Лис, ты видел Чёрного Потомка? – Спросил
Красный Тигр, устремляя свой взор в небесную сеть незнакомых огней, что
рассыпались над головой и пробуждали в нём многие непонятные мысли о
Боге. – Каков он?
-Его никто и никогда не видел, но там, где ступает нога Чёрного
Потомка, земля обагряется кровью. Говорят, что он безобразен и уродлив;
Говорят, что оно красив, как бог! Но он – сын сатаны! Путь наш отныне
станет трудным и опасным, но если мы выживем, то проклятие падёт на нас
незамедлительно, а судьба изменит своё направление… Поверь моему
слову. Я опасаюсь не напрасно. – Хитрый Лис умолк и не собирался
больше говорить, устремив зоркое око в густеющий мрак объявившейся
ночи.
Небо усеяно миллиардами звёзд, но разве возможно, хотя бы одну
потрогать руками?! Только мыслью дано прикоснуться на каждую, да и
этого вполне достаточно, чтобы посеять свою тайну посреди них и оставить
на ней свой задумчивый след.
Вроде бы ничего страшного не виделось за горизонтом, но Лис
чувствовал, что беда очень скоро отворит ворота. Долго и молчаливо сидел
он под этим чёрным сводом светил, пока его место не занял капитан,
который обладал твёрдым решением – жить и убивать, грабить и
наслаждаться.
Он неизменно утверждал, что золото имеет свой неповторимый запах
и вкус: вкус ожидания и запах крови – это и есть жизнь настоящего

29
странника во времени ярких перемен, если сего нет, то и жить
бессмысленно.
Золото и драки любил больше всего на свете, и в теперешнем
предвкушении нетерпеливо потирал вспотевшие ладони, а само тело
упоительно вздрагивало и томилось ожиданием недалёкого боя, картина
которого так чётко вырисовывалась в его далеко неглупой голове. Он был и
сметлив, и умён, помимо алчности и хитрости.
-И всё-таки нам не следовало прикасаться к золоту Чёрного Потомка,
нет, надо было отойти от него, как от проказы, от проклятия и чумы, от
наказания, – как-то слишком сильно и трагически произнёс свою фразу
Хитрый Лис.
-Мы сделали то, что принадлежит нам по праву битвы и разбоя!
Клянусь Аресом! Я не дрогну ни на миг! Пусть Гелиос14 ослепит Чёрного
Потомка, и сам демон примет его в объятия свои! – Зелёный Паук настроен
весьма оптимистически и совсем не согласен делить открывшееся ему
богатство с кем бы ни было. – Тем более, я потерял своё детище и свою
команду, а без этого… – Он бросил беглый взгляд в сторону пещеры, – мне
никогда не купить новый корабль и не сколотить новую команду
отъявленных пиратов и негодяев!
-Ты же хорошо знаешь, капитан, что Чёрный Потомок не оставит
никого в живых… Он будет идти за нами след в след… А чтобы забрать
своё золото… нужен корабль, а у нас его нет, а на лодке ты много не
увезёшь…
Но уверенный в несомненной победе, Зелёный Паук жёстко, страстно
перебил речь Хитрого Лиса, но весьма достойно, без обид и упрёков, давая
понять, что отступать не собирается от своего решения, таков он и его
сущность:
-Корабль будет! Слово капитана! И всё золото – моё! Я не намерен
упускать свой шанс, который мне дала судьба ещё раз! Моя жизнь будет
пустой и бессмысленной, если я стану искать покоя! Покой и
умиротворение не в моей натуре.
-Прежде мы должны завоевать этот миг везения!
-Мой миг настал! Коли я остался жить, когда мне открылись просторы
мёртвой долины… – Капитан углубился на несколько минут в пережитое.
Что-то, как волна, набежало на него, но, стряхнув с себя задумчивый навет,
досказал мысль так. – Я видел уже свой порог, видел и место, что
уготовано мне ангелами тьмы, но теперь я – живу! А раз живу, то возьму
всё, что могу взять! И никто не остановит меня, никто! Ни один бог, и даже
сам сатана не посмеет меня задержать! Поживу на всю… – Он не договорил

14
Гелиос – бог солнца, исцелитель слепых и карающий слепотою.
30
и умолк. Душа возжелала испить яду! И изопьёт, непременно изопьёт до
дна!
Хитрый Лис понял, что бесполезно менять ситуацию, самого капитана,
его настрой, надо покориться судьбе, раз уж она себя так щедро крутит на
моменте такого ярого события. В мире ничего не проистекает просто так.
-Спи, Хитрый Лис, спи! Поспи чуток и утешься милостью
Всевышнего. Силы тебе ещё пригодятся! Впереди нас ждёт успех или
позор… Спаси, Владыка, от стыда, а если доведётся хлебнуть оный, то
ниспошли нам достойную смерть! – Сказал он сам себе и лёг на землю
возле Красного Тигра.
Тигр встрепенулся:
-Что? Пора?
-Нет, мой мальчик! Отдыхай! Лобзай покой, пока не предстала чёрная
гроза и грязное удушье! Отдыхай на райском терпении, и пусть тебя
охраняют Ангелы самые достойные и самые пытливые, ты заслужил сон
покоя!
А капитан мечтал о грядущем, наслаждался видениями. Нет, ему не
виделись красотки, он лицезрел кровь. Битва влекла его буйное сердце к
самомý истоку сражения, которое ещё намечалось, но которого он ждал с
исступлением, нетерпением тянувшейся ночи.
-О! тысяча бестий! – Воскликнул он. – Смерть, смерть, смерть
Чёрному Потомку! Не будь я капитан Зелёный Паук! Аид! Прими, прими
его в лоно своё! И дай ему мучениями возвеличить твоё царство! Не
отдаляй его от своих владений!
-Не зови Аида! – Воспылал чувством Хитрый Лис. – Аид всегда на
пороге ожидает своих путников. Они не торопятся к нему. Пусть не будет
быстрым, слишком быстрым шаг… Кто войдёт в это царство мёртвых
первым, а кто последним – знает лишь один Великий…
Зелёный Паук пропустил мимо ушей эту негромкую, но яркую речь
Лиса. Ему не жаждалось вовсе сейчас напитывать себя словами, с которых
слетало возмущение и тревога. Он был в предвкушении. Он взлетал высоко.
Он парил над небом.
-Я знаю, что будет завтра утром! Знаю! – Капитан взволнован.
-Знаю и я. – Как бы про себя отозвался друг Красного Быка.
Разветвлять слова и мысли сейчас было бессмысленно. Каждый
предавался лишь своим личным, тайным думам. И у каждого из
присутствующих много чего слагалось на потоке чувственной ориентации,
которая увлекала каждого на свой лад.
Однако, не взирая на предоставленные обстоятельства, Хитрый Лис не
мог уснуть крепко, и во сне его душа металась от беспокойства, излишнего
волнения и не напрасной тревоги. Опасность подстерегала на каждом
уголке. И сон приснился вещий, безрадостный.
31
Красный Тигр, вопреки всему случившемуся, чувствовал полное
умиротворение. В его душе не было ложного волнения. Он верил своему
Спасителю, он верил Ему безгранично. И знал твёрдо, что это лишь начало
пути, а не конец его.
Но все они, каждый в отдельности друг от друга, готовились принять
на утреннем привете решительный бой! Море, кажется, дышало тихим и
свежим рассветом. Ветер трепал могучие дерева и траву на острове. Птицы
не гудели, они чуяли кровавое предостережение. Даже рыба в волнах не
показывалась, а ушла на глубину. Все на тоскливом смятении приближали
новый день. Что принесёт он путникам? Чем отметит своё великолепие? И
есть ли надежда на победу? Будет ли Всевышний с ними на этом трудном
часе?
Глава третья
Бой на рассвете
Наступившее утро принесло совсем нерадостные известия. На
горизонте показался летящий корабль. Он стремительно скользил по тихим
волнам, приближаясь к острову. На палубе никого не видать. Словно
призрак приближается к берегу.
Три пары глаз с томлением, бесстрашием, стремительной волею и
нетерпением глядят в даль. Незримо-чёрная печать смерти пролегла на
каждое сердце. Что сейчас на душе у них – ведомо лишь тому, Кто и
поставил их на сей путь для испытания.
Бесшумно несётся корабль на крыльях чёрных парусов по
вздыхающему морю: оно уже взволновано, оно трясёт нерв свой и ждёт бой.
С корабля бросили якорь, и за борт спущена большая лодка. Минуты текли
ровно, утомительно… Команда из шести человек высадилась на
пустынный берег. Все они, как один, крепкого телосложения,
высокорослые и могучие, как львы.
-Но где же сам Чёрный Потомок?
-Он сын сатаны и появится тогда, когда этого совершенно никто не
ожидает… Сам Ангел тьмы прислуживает ему и даже у него на посылках
предстоит… – Прошептал Хитрый Лис, однако, он не боялся смерти, а вот
проклятий опасался.
Прошло пять минут, и густой туман покрыл вдруг весь берег: друг
друга едва узришь. Теплота стала скользкой, резкий ветер скакал, точно
взбесившийся конь. Наступала как бы непроглядная тьма тьмущая,
подозрительная.
Так тихо, как в склепе…
-Надо приготовиться к худшему, – изрёк предупреждающе Лис. Он
верил в проклятия и теперь уже боялся за Красного Тигра по настоящему.
Своей жизнью не очень-то дорожил, и где-то даже на задворках
32
метавшейся души мечтал поскорее воссоединиться со своей драгоценной
семьёй. Давно, давно желал быть с ними, но жизнь от него уходить не
торопилась.
И вдруг туман рассеялся, как по мановению чьей-то
облагодетельствованной руки. Облака гари и мрака проплыли перед
изумлёнными путешественниками. Зелёный Паук воскликнул в
недоумении:
-Смотрите! Он! Вот он! Тысяча бестий! Видите ли вы тоже, что вижу
я?! Как он тут оказался? О, Арес всемогущий! Опьяни ему волю и сожги
разум! Пусть все боги нынче покровительствуют нам! И даже море воспоёт
гимн единственному победителю! А мы должны, должны выиграть
сражение, чтобы, если и придётся хлебнуть накипь вскипающего ада, то с
достоинством принять оный и потащить на плечах, не иначе, не иначе… Я
не могу допустить, дабы имя капитана сошло в тартар на позорном
дыхании! Смерть, смерть всем! И демону, и его приспешникам! О,
Дионис15, опьяни им головы!
Хитрый Лис промолчал: думал о своём, и дума его была весьма
печальной, печаль свесилась вместе с опасностью, нависшей над головой
сына Красного Быка. Нет, он, Хитрый Лис, не допустит, чтобы юноша
погиб. До последнего вздоха будет защищать его ценой собственной жизни!
Чётный Потомок отличался от своих людей громадным ростом и
недюжинной силой, которая видна с первого взгляда. Не красив, почти
безобразен. Лицо довольно смуглое, мрачное, всё в шрамах, выражение
какое-то угрюмо-звериное, малопривлекательное, скорее отталкивающее,
но неведомо чем – завораживающее, гипнотизирующее.
Что-то нечеловеческое светилось в его чёрных глазах, некая
потусторонняя тьма чужеродной злобы. Весь дикий вид довершала густая
грива рыжих волос, рыжих усов и рыже-огненной бороды. И хотя, обладая
такою внешностью, отталкивающей и безобразной, он (это чувствовалось
сразу) был очень хитёр, зорок и ловок, знал всё интересующее его.
Одежда Чёрного Потомка состояла из одного пояса, прикрывающего
наготу, как и у его псов. Этим самым они показывали свое явное
превосходство в силе и пренебрежении к противнику. Тела сияли цветом
злата, а в руках – острые клинки.
Вожак вдруг резко остановился и устремил резкий взгляд в ту сторону,
где прятались – Хитрый Лис, Красный Тигр и Зелёный Паук. О, что-то в
поведении Потомка было неестественное. Он почувствовал присутствие
чужих на своем острове.
Долго стоял, застыв в движении, испытывая терпение тех, кто боялся
малейшим вздохом выдать наличность свою. Наконец, Чёрный Потомок

15
Дионис – бог виноделия
33
сказал слово, и двое направились к тому месту, где Хитрый Лис спрятал
лодку, при этом немало потрудившись на выдумку.
Неожиданно раздался страшный крик и воззвание к бою:
-Смерть! Смерть! Смерть!
-Смерть…
Лодка обнаружена и тут же разбита мечами на щепки.
-Приготовьте свои мускулы, парни… Сейчас прольётся человеческая
кровь, – предупредил Лис. – Держите себя на высоте, иначе погибнем ни за
что… Вот, вот приближается наша, либо погибель, либо высвобождение!
Сейчас доведётся пролить кровь! Всё в руках Божьих! Ад приближается
настойчивой и уверенной поступью. И через некоторое мгновение каждый
из нас вкусит его щедроты…
-Я готов! Это уже дело чести! – Быстро отозвался капитан. Его глаза
метали молнии. – Умирать не страшно! Я не раз умирал, у меня нет
никакого уже страха. Только сегодня, сегодня я готов выстоять до
победного конца!
-Так и будет! – Задумчиво проговорил Красный Тигр. – Да поможет
нам небо! – Однако он ни о чём не пожалел, этот внезапный исход лишь
укрепил в нём силу духа, силу испытания. Однажды он уже вверил свою
жизнь Единому Победителю, и теперь у него нет ни капли сомнений на сей
счёт.
-Поглядим, на чьей стороне нынче удача прокладывает свой столь
заманчивый путь. Если они нас не убьют, то обязательно продадут в
рабство,– слово сказал Хитрый Лис. Больше он не собирался разветвлять
свои речи.
-Тогда лучше умереть! Лучше принять её сразу! – Возбуждённо
вскричал возбуждённо капитан. В эти мгновения его глаза засверкали
потаённой страстью, которая сидела в нём глубоко-глубоко. – Потому что
свобода – это то, чего нельзя купить даже за всё золото мира!
-Браво, браво, капитан! Разум победил блеск, сверкавший кровавым
соблазном! – Красный Тигр был уверен в победе, как никогда. – Теперь мы
не умрём! Никто из нас не умрёт от руки Чёрного Потомка! – И сорвал с
себя лохмотья, оставшись в набедренной повязке.
Хитрый Лис пролил на него свою невысказанную грусть и торжество,
но сердце его тоже не обмануло: он видел то, что знал наперёд. И верил в
удачу. В эту минуту он возносил свои святые молитвы Творцу, о Котором
никогда не забывал.
Зелёный Паук так же скинул с себя всё лишнее и застыл
утомительным ожиданием. Все они, Лис, Тигр и капитан, готовились к
первому броску, который на несколько секунд поможет расстроить ряд
наступавших.

34
Первое столкновение было ужасным: не прошло и пяти минут, а земля
уже обагрилась кровью. Зелёный Паук дрался смело и дерзко, нанося удары
направо и налево с молниеносной быстротой. Описать то напряжение,
которое царило вокруг, невозможно.
Хитрый Лис уже ранен, но это маленькое обстоятельство вовсе не
мешало отбивать ему мощные удары наступавшего противника. Дрались
молча, только горячее дыхание стряхивало капли кровавые вниз на
раскалённый песок.
Чёрный Потомок почему-то в бой не влезал, а лишь наблюдал за его
ходом с хладнокровным равнодушием. В его глазах замерла неистовая,
непревзойдённая страсть, и она каким-то образом укрепляла момент
судьбы. А судьба измучивала любой итог. Итог уже явно вычерчен чьим-то
руководством.
Но храбро дерущаяся тройка: царственный Тигр, обеспокоенный Лис
и упорный Паук, оказалась замкнутой в кольцо. Ад навис угрожающим
натиском, и с его руин доносились песни проклятий. Эти песни прорезали
слух резкой неприятностью.
Смелый Волк, как нарёк его капитан, пронзил мечом одного из
нападавших и тот, сражённый, как бык, рухнул лицом вниз, не проронив ни
единого вопля, словно кто-то стоял над ним и погасил отзвуки вопля,
который мог бы сейчас осквернить знойный воздух.
-Браво! – Закричал восторженно капитан, его лицо покрылось
испариной. – Браво! Мы ещё постоим! Нам надо держаться друг друга! И
не оглядываться назад! – И тысячи грубых реплик слетело с запёкшихся
губ.
-Защищайте мне спину! – Красный Тигр с быстротой ветра
размахивал мечом, отражая одновременно удары со всех сторон. – Скоро
мы победим! Я чувствую… – Голос прерывался то и дело, грудь порывисто
вздымалась кверху, а по разгорячённому лицу катились крупные капли
пота. Ясные глаза сверкали жаждою борьбы, гневом, и каким бы яростным
желанием не горело его доблестное сердце, он понимал, что силы не равны,
ой, как не равны, и потому поддерживал боевой дух Хитрому Лису и
капитану. Его уверенности можно только позавидовать. Слова рвались
наперебой! И все они отражали лишь благое предвестие, которое так
необходимо каждому из них.
«Мы не можем умереть! У нас благая цель! Бог с нами! Мы не
погибнем! Это лишь небольшое испытание, ниспосланное свыше… Помоги
нам, Божественный Иисус…» – Так думал и молился юноша в эти роковые
мгновения, что облобызали путь на потоке жажды.
Вскоре, заливая песок кровью, на страшных бранях, упал ещё один,
раненый сразу двумя мечами – мечом Зелёного Паука и мечом Хитрого

35
Лиса. Вслед за ним рухнул ещё один, не успев послать даже проклятие
Смелому Волку.
Нет, противник был очень силён, только удача сегодня на стороне
того дела, ради которого Красный Тигр покинул свою родину. Помогал Бог,
помогал всегда! Молитва коснулась Его горячего чувства и зажгла пламя
победы! Иногда даже огромные полчища варваров проигрывали сражение
малочисленным воинам, потому что дух Великого Миродержца укреплял
неравенство Своею Силою!
Хитрый Лис поразил ещё одного в сонную артерию, но сам при этом
получил второе ранение, и, невзирая на жгучую боль, он продолжал
отбивать атаки, хотя через несколько минут, теряя равновесие, упал ничком
без сознания на прогорклую землю. Душа в его теле замерла, но не
отлетела на небо. Лишь время приостановило свой торопливый бег. И эти
минуты стали весьма важными.
Зелёный Паук дико завопил, хотя продолжал драться, как лев, в его
голове мысли помешались: он видел кровь, но влекло то золото, что
поджидало там, и именно оно и придавало ему силы и уверенности для
атаки. Даже глаза озолотились от волнения, что он может потерять, что
нашёл.
Одновременно взметнулись клинки вверх капитана и Красного Тигра,
но первый был уже ранен в живот, хотя ещё сдерживал и свою слабость и
своё нетерпение, падая и бледнея, шепнул тускло, с надеждою, которая
никогда не умирала, а теперь вдруг поблёкла на моменте:
-Теперь… ты остался один, отомсти… добей всех… И его…
В каких-то десять минут молодой воин лишился и Хитрого Лиса, и
Зелёного Паука. Но благодаря непостижимой ловкости, удивительному
умению фехтования, твёрдому, непоколебимому разуму, неистовой страсти
и великому намерению – выжить любой ценой, а также везению и
небесному покровительству Ангелов и желанию Всевышнего, Смелый
Волк получил всего несколько незначительных ран, и они не мешали
продолжить бой.
Теперь он один против двух! И сейчас в бой вступил Чёрный Потомок,
который не хотел смерти оставшихся в живых, хотя он никогда не жалел
убитых, но теперь у него было только одно желание – уничтожить
Красного Тигра. И эта тройка всё ещё оставалась грозной силой для
Смелого Волка. Он вдруг почувствовал приближение тьмы, хотя смерти,
как таковой, не боялся.
-Смерть! – Молвил Чёрный Потомок.
-Смерть! – Повторили за ним остальные. – Смерть…
Глаза Смелого Волка горели пламенем неистовой борьбы, а в голове
блеснула спасительная мысль, мысль, посланная Богом, Коему Красный
Тигр и вручил свою жизнь. Он бросился бежать, пока его не окружили.
36
Чёрный Потомок и двое воинов тотчас же погнались следом, торжествуя
исход боя.
Но, пробежав шагов десять-пятнадцать, Красный Тигр внезапно
остановился, повернулся назад и с яростью дикого волка, чьё имя он теперь
получил в наследие, обрушил на преследовавших его смертельные удары,
убив сразу обоих за считанные доли секунд.
Теперь остался лишь Чёрный Потомок, который не проявил признаков
большого огорчения или надменной радости, но презрение было во всём
виде и чувстве. Он ловко отбивал атаки и у него ещё много сил. И тут
Случилось неожиданное: Красный Тигр, споткнувшись, упал на колено и
этим выпадом вперёд он тяжело ранил варвара. Тот покачнулся, но
уверенно держался, слишком стойко и трезво. Эта неожиданность стоила
ему жизни. Опьяненный запахом крови, он мощно, без расслабления,
отбивал атаки уставшего Тигра, в коем теле пребывал Бог.
Сегодня Создатель был с этим великолепным бойцом и помогал
сегодня ему во всём! Ведь и в мыслях юноша сладил имя Христа. Повезло
ещё раз! И он вторично нанёс удар Чёрному Потомку, который глухо
зарычал, как дикий зверь, но не от боли, что пронзила крепкое тело, а от
бессилия! Новая рана повалила его на песок мгновенно, но он не умер, а
лишь потерял сознание.
Красный Тигр опрометью побежал обратно, собирая в крепкую волю
весь свой характер, он теперь волновался лишь о Хитром Лисе и Зелёном
Пауке. К великой его радости – оба были живы! С души, точно камень
свалился.
-Слава Великому Создателю! – Воспел он громко бодрым голосом, и
устремил чистый взор с величайшей благодарностью в небо. – Мы
победили! Не оставляй нас и далее! Охраняй путь, на который мы ступили!
Путь мира и счастья!
Первым очнулся Хитрый Лис.
-О! как я рад твоему возвращению! Как боялся, что уже не увижу
тебя… – Возбуждённо воскликнул он, бегло осматривая окраины
молчаливого берега! – Ты жив! жив! Хвала Сотворившему тебя! Ты не
погиб!
-Ты прав, Смелый Волк! – Его бледное лицо осветилось
нелицемерною надеждой. Пролилась внутренняя радость, она его не
удовлетворила, хотя давала определённый смысл. – А что с капитаном? Где
же он? Жив ли?
Услыхав, что речь о нём, Зелёный Паук слабо застонал, тихо отворил
покрасневшие глаза, немного помолчал на тайном движении своего
измученного тела, видимо, продумывал итог, и, запёкшимися от крови
губами, сказал:

37
-Провидение совершилось! Чёрный Потомок мёртв! Да вселит Арес
уверенность и победу в наши кипучие сердца! Он получил по заслугам!
Давно, давно заждались его на долине усопших… А ты, ты, Смелый Волк,
обрёл славу непобедимого!
-Не торопись, капитан! – Отозвался Красный Тигр, быстро
оглянувшись назад. – Думаю, что Чёрный Потомок скоро очнётся от
забытья, поэтому поспешим на корабль! Удача в наших руках! Только
перевяжу ваши раны…
-Корабль свободен!? – Почти крикнул капитан. – Мы вновь полетим
под парусами сквозь тенисто-густые волны! – Он безудержной страстью
пленён простором морей и приключений, пусть при этом его непутёвая
жизнь очень часто глядит в окно смерти. – Я не оставлю здесь ни свою
жизнь, ни своё золото! Всё, всё по праву судьбы теперь принадлежит мне!
Я утерял золото, которое дал мне ты, Хитрый Лис, но теперь у меня снова
появился шанс…
-Нам надо поспешить, капитан, пока воля своенравного борца-демона
не расплескалась на наши сердца иными достоинствами и достижениями,
потому что, когда явится благость могучего дня, будет уже весьма поздно
предприня…
Но Зелёный Паук, приподнявшись на локтях, обозрел округу своим
пламенно-кипучим взором и сломал его речь предметно, откровенно, не
позволяя совершенно настроить себя на смысловое впечатление, с которого
ссыпалась свойственная ему страсть:
-Спешить не станем! Это и оспаривать нельзя! Не зря я рисковал
жизнью и остался жить! Я не покойник, у меня ещё полно движений,
могущих подать мне недюжинную силу! Без золота я отсюда не двинусь с
места.
Хитрый Лис и Красный Тигр в недоумении переглянулись: теперь ли
думать о том?! Но разве человек, посвятивший себя целиком и полностью
разбоям, грабежам, убийствам, приключениям и случайностям, способен
жить по-другому?! Увы, нет! Это его сущность, его натура, характер,
обретённые качества души и плоти однажды и на век!
-Опомнись, Зелёный Паук! Не шути со смертью! Ты дважды за
кратчайший срок стоял у её порога, захлёбываясь и её ужасом, да и теперь
она ещё лобзает твою тень. – А вот приостановить свои нелепые порывы
можно попытаться. – Лис возразил, хотя понимал, что слово вряд ли
переменит нрав алчности, ведь в этом весь образ капитана.
-Никто! Никто меня не остановит! Ни небо, ни земля! Ни вы! Клянусь
Аидом! Мне рано трепетать царственным покоем на полях мёртвых! Да и
блаженство не по мне! Я остаюсь, а вы, вы можете уходить… – Но он вдруг
опять ослаб, тело нуждалось в отдыхе.

38
-А ведь он прав, Хитрый Лис! Прав!– Вдруг согласился сын Красного
Быка с мыслью капитана. – Золото… Золото, оно выведет нас на вершину
везения и успеха! Я помогу ему! Я сделаю то, что нам предлагает судьба!
Мы не будем отказываться от везения…
-Вы оба сошли с ума! Оба… Только переубедить мне вряд ли вас
удастся. Видимо ангелы тьмы напитали ваши сердца ядом, который
разлился по всей плоти. Да и сам демон Чёрный Потомок ослепил вас
своим присутствием. Не зря говорят, кто столкнётся с ним, тот будет
порочен и погублен… – Доказывать свою правоту Хитрый Лис не осиливал,
тело тоже нуждалось в отдыхе и лечении.
-Браво, Смелый Волк! Сперва ты спас мне жизнь, а теперь позволил
дышать. Вспомни меня, придёт тот час, когда я отплачу тебе за всё.
Капитан Зелёный Паук слов на ветер не бросает, помнит зло, но и не
забывает добра! Небо станет нашим невольным свидетелем! – Лицо было
бледным, белым, как снег, но где-то внутри глаз теплился рассвет жажды,
взывающей к долгу жизни.
-Мы не имели права касаться крови, чужой и прóклятой крови,
которой обмазали руки свои, – снова изрёк Лис, он постепенно набирался
сил, хотя раны тревожили тело, но дух уже наполнялся энергией
божественной молитвы, которая жила внутри него постоянно,– но я сделаю
то, что хочет случай… Я пойду с вами…
-Нет, вы оба останетесь здесь, – уверенно заявил Смелый Волк, не
смея подвергать их новой опасности, – я один пойду, а вам надо беречь
силы и сохранить боевой дух, всё это нам ещё пригодится в дальнейшем
плавании. – Он был обеспокоен за Хитрого Лиса и за капитана по-
настоящему.
-Один ты не справишься! – Отозвался спокойно Лис. Он хорошо знал
себя и знал, на что способен в такой ситуации. – Нам же лучше поспешить,
время коротко, быстротечно… Боги могут оставить нас, а нам, как никогда,
нужно их покровительство!
-Он прав! Мы идём все вместе! – Заявил Зелёный Паук и решительно
встал на ноги. Раны думать не мешали. – Арес! Арес! – Призывал на
помощь своих богов, стараясь себя тем обезопасить. – Зевс! О, всемогущий
Зевс! Охраняй нас… Я принесу в твой храм лучшие жертвы, слово
капитана…
Спорить с ними – бесполезно!
Много ли, мало ли потрачено времени, но золото погрузили на
корабль, но не всё, как хотел отчаянный моряк. Во-первых, часы
ограничены; во-вторых, сам капитан Зелёный Паук, истекая кровью,
уходил в мир теней. Он держался до последнего момента, сознание гасло
медленно, надламывая дух.

39
-О! небо услышало меня и сжалилось над нами! И утихомирило
буйство этого ненасытного человека! Пора в путь, Смелый Волк, пора!
Вперёд, мой мальчик! Поспеши к своей славе! Подальше от этих безумств,
пока капитан не пришёл в себя!
-Да, Хитрый Лис! – Согласился Красный Тигр, отирая вспотевшее
лицо. Ему тоже необходимо утихомирить свои раны и дать телу особый
отдых после трудного боя. – Пора на исходную позицию! Мы потрудились
совсем не зря! Пусть Всевышний ведёт нас туда, где мы найдём радость и
покой… Ведь именно для сего и поставлены мы на путь…
-Надо перевязать тебе раны, мой мальчик. – Взволнованно прорёк Лис,
его бледное лицо казалось излишне суровым и уставшим. От всех текущих
событий он весьма ослаб. – О, Милосердный Владыка, сохрани жизнь
царскому наследнику!
-Не печаль написано свой смелый дух! – Отозвался доблестный
юноша. – Раны мои не столь уж и опасны, как ваши. И тебе, и капитану
потребуется больше усилий, нежели мне. Хвала Всевышнему! Мы все
живы и вышли с берегов в море…
Когда корабль лёг на курс, определяющий дальнейшее плавание, то
Хитрый Лис весьма взволнованно спросил, и при том его мужественное
лицо как-то несвойственно излучило новый всплеск родившейся печали,
что так охотно присела на крепкие плечи:
-Посмотри, погляди на пустынный берег, Смелый Волк! Взгляни,
воззри поскорее туда, где мы оставили свои труды нашего благостного
дыхания… Видишь ли ты, мой мальчик, там то, что вижу я своими
недостойными очами?!
Красный Тигр бросил внимательный и глубокий взгляд вдаль
уходящего берега: там стоял Чёрный Потомок в молчании, вздымая свой
стальной клинок к небесам. Красный туман востекал на плескавшиеся
волны, которые ластились к кораблю, и некая печать омертвелого зла осела
на живые души, что горели внутри тел, находившихся на этом
уплывающем корабле.
-Не одна беда посетит нас в пути! – Провозгласил Хитрый Лис
обречённо. – Готовься к великим переменам, сынок! И хорошо, если в
конце пути мы обретём желанный покой! Но что-то мне подсказывает
совсем иные возможности… Чёрный Потомок никогда не носил свет в
сердце, пропитанном чернотой ада… Это для нас – смерть… И хорошо,
если ты сумеешь преодолеть все трудности, а по конце тебя встретит Сам
Иисус!
-Ты веришь в пророчество? – Красный Тигр не казался слишком
обеспокоенным, хотя чувственный пыл его всё-таки посетил. Таинственно
сжалась кровушка и потекла в благородный ум, и горячая волна прибилась

40
как-то слишком обречённо и залила всё тело. Жар прихлынул явственно и
вскружил голову.
-Я знаю одно, что порог смерти неотступно будет преследовать нас,
но назад дороги нет! уже нет… Это проклятое золото, с каким ты ступишь
в царство тьмы, принесёт тебе великую славу, но цена этой славы – твоя
жизнь, сынок!
-Рано или поздно, мы все умрём! – Он в сильном возбуждении
предстоял, какая-то непознанная страсть зажглась в его мятущемся,
клокочущем сердце, и эта страсть вела на порог забвения. – На земле нет
того, кто бы остался жить, и не увидел ада! Только два величайших
пророка16 восхищены живыми к Богу, но ведь и им предстоит вернуться на
чужбину однажды и умереть! Поэтому не будем преогорчать свои думы,
пусть наши мысли всегда будут светлы и торжественны! Мы умираем,
чтобы войти в вечное поселение… И это царство нам уготовано свыше, мы
лишь принимаем должное…
-Послушай меня старика, сынок! – Обратился Хитрый Лис к Смелому
Волку, употребив трижды, слово сынок. Такое обращение обязывало к
чему-то отрезвляющему и к чему-то очень, очень серьёзному. – Ты должен
вернуться домой и успокоить отца! Довольно ему оплакивать своих
сыновей! Довольно ему утешаться скорбью смертей! Ты рождён победить
врага, и обязан исполнить свой долг, возложенный на тебя свыше! Ты не
можешь сгинуть на чужбине…
-Я вернусь! Я сделаю всё, и мой мудрый отец снова обнимет меня и
прижмёт к своей груди!– Твёрдо молвил он, но ощутил отчего-то внутри
себя осиротелость души. Она убого стянулась на звуках произносимых
слов. И тогда юноша воскликнул горячо. – Бог пусть будет моим –
спасителем, и палачом! С Его любви я приму любое величие, минуя
страх… Я боюсь только одного… – Он слегка помедлил речь, а потом
твёрдо и уверенно закончил её. – Боюсь одного, чтобы не уподобиться
трусости!
-О, Смелый Волк! Ты никогда не носил сей титул! Ты уже обрёл право
подлинного торжества! И в боях проявил себя достойно и мужественно! Я
знаю, что ты и умрёшь с честью воина, как герой… Да помогут нам боги!
Хвала сотворившему всё! Пусть Он охраняет тебя везде, согревая Своим
бессмертным дыханием! А иного нам и не надо знать. Мы под Его
опекой…
Тут очнулся капитан. Очень бледный и совсем отрешённый всякой
суеты. Лишь два зелёных глаза серебрились под палящими лучами
великого солнца и говорили о том, что человек сей жив, и вовсе не

16
Енох и Илия – два ветхозаветных пророка, жившие до Рождества Христова, были взяты Богом на небо, и не видели
смерти. Но им обещано, что они придут на землю перед пришествием антихриста, примут мученическую смерть и
воскреснут снова подобно Иисусу Христу.
41
собирается умирать на печальном одре несметных богатств, которые
подарил случай.
-Смелый Волк, – слабо позвал Зелёный Паук, – красный…туман
застилает мой свет… Что это? Я никак не разберу видéния… Открой мне
мои подозрения в ином уровне предположений, чтобы я не ослабел ещё
больше… Да просветят тебя боги Олимпа! И будь со мной на полноте
откровений…
-Проклятие Чёрного Потомка понеслось за нами следом! – Хитрый
Лис чувствовал незримую опасность. – А благостный ветер стал нашим
попутчиком. Не увлекай своё воображение, капитан… Спасение подарено
нам свыше…
-Мы в море?! Сколько милей оставлено позади? – Гневно, даже как-то
злобно и истошно вскричал капитан, лицо его в эту минуту побагровело,
исказилось от неумолимой злобы. Он ощутил в себе несвойственный
прилив крови, она взвилась в сердце и угорячи́ла все нервы. – О, Афина,17
да не пролей свой ужас на нас! Неужели мы покинули этот остров так и не
забрав всё золото?
-Да, Зелёный Паук, имей же терпение и благосклонность к своему
теперешнему положению, – отозвался Смелый Волк, ловко удерживая
корабль на плаву. Он стоял у штурвала и устремлялся на вершину своей
славы, не желая того. – Море ласкается о борта нашего корабля, хотя
честно скажу, веет от него чёрной бедой. Эти паруса несут нам…
-Но золото, золото, золото… – Капитан резко перебил Волка. – Ведь
моё золото…оно…оно осталось там… – Вспылил сребролюбец, воевать
речью не хватило сил, уж слишком неуёмная воля злого рока колыхалась на
нём и сдавливала сознание.
-Зачем тебе столько золота? – Спросил, улыбнувшись, Красный Тигр.
Ему совсем не понятна страсть наживы и не потому, что сам он был
преемником царя. Он мог жить в любых условиях и бедность не презирал
никогда.
-Как зачем?! Как зачем?! О, можешь ли ты постигнуть моё
стремительное сердце! Немного дам своей старухе, а остальное пущу по
ветру… – Он на один лишь миг задумался, мысль заметалась, как огонь в
печи. Бледное лицо схватилось огнём ещё крепче, вот-вот жила лопнет на
лбу, однако, жизнь возвращалась к нему тихо и уверенно.
-О какой старухе речь? – Поинтересовался Лис в смятении,
расслаблении, которые претерпевала светлая душа в отношении всего
происходящего, и хотя его раны тоже давали о себе знать, но это почти не
волновало сердце старого воина, потому что он уже давно привык к такому
обороту событий. – Или у тебя есть…

17
Афина – богиня неба, повелительница туч и молний.
42
-Мамаша моя… Вот такой я сын! – Что пытался он этим изречь, никто
не понял. Какая-то незримая боль запуталась в капитане не случайно, но
жестокость и чувственная страсть наполняла всё его неутомимое нутро не
убого, а по иному, понять не просто. – Нет… нет, ещё дам отцу Монаху,
чтобы он помолился за меня, может грехи и отпустятся… А когда потрачу
всё, то построю новый корабль и полечу навстречу новым приключениям!
Это моя судьба! – Глаза блестели не зря, их свет не омрачился кровью и
смертью.
-Потратить всё это возможно ли?! Да, тебе надо жить дважды или
даже трижды! – Удивился Хитрый Лис, пролистывая в памяти итоги
последних дней. – Этого достаточно, чтобы купить дворец и жить, ни в чём
себе не отказывая на многие летá, на многие! Надо быть в огромной
жадности до жизни, чтобы потратить, не сгинув…
-Плохо ты знаешь капитана Зелёного Паука… Через мои руки прошло
столько несметных богатств, что тебе и во сне не приснится. – Отозвался на
раздумьях капитан, встряхнув своей головой как-то по-особому – гордо и
торжественно. – О, моя душа насытится только тогда, когда отлетит на
поля Аида!
-Зачем теряешь и не хранишь?!
-Моя натура – это опасности, драки, грабежи… Иное я не приемлю,
нет в том смысла для меня и моих жажд… Жить тихо? Нет! Я повелитель
морей и битв! Только так – жить на едином дыхании и миге! Я и умру
также – легко и мгновенно! – Заверил он, и ни один мускул не дрогнул на
его пасмурном лице.
Спорить с ним никто не пожелал. У каждого в этом мире своя цель,
свои притязания и достоинства, и каждый идёт туда, где чувства
разливаются вечностью. Пусть сама вечность вынесет итогам приговор,
награды и должные возвышения.
Через три дня плавания они заметили пустынный берег, далеко за
которым возвышался чужой город. Здесь капитан попросил его высадить
вместе с золотом. Хитрый Лис и Красный Тигр распрощались с ним, и
далее они продолжили свой путь вдвоём.
-Что ж, Красный Тигр! Смелый Волк! Скоро и наше с тобой
путешествие закончится, завершит историю первого испытания, и мы
сможем послать первую весточку твоему отцу… Готов ли ты принять
вызов, который бросила тебе судьба?
-Готов, Хитрый Лис! Готов ко всем испытаниям, что уготовил мне
Всевышний! – Глаза смелого юноши сверкали подобно солнцу, в них
блистала жажда немеркнущего света. Он готов объять жертвенный дух в
себе.
-А готов ли ты, Красный Тигр, к тем испытаниям, что приготовили
тебе ангелы тьмы? – Хитрый Лис испытующе взглянул на своего
43
наречённого сына и понял, что Красный Тигр не дрогнет волею, но вдруг
на один единственный миг ему почудилось, как чёрное крыло смерти
коснулось чела этого доблестного воина, и душа старого Лиса внезапно
забилась на новом чувстве израненного тела.
-Надеюсь выстоять до победного конца! И отдам свою жизнь, если
того потребует Небо! – Воскликнул уверенно Красный Тигр. – Пусть
свершится знамение! И пусть Благословенный Иисус разольёт для нас Свои
пробуждения, чтобы мы могли удостовериться в той неизменности
божественного рая!
Синее небо осветилось яркой вспышкой молниеносно, быстро, с
божественной радостью и восторженностью. Три орла пролетели в
вышине… И, пролетая, издали три победоносных крика, с которых
ссыпалась свежесть чудесного мига!
-Да будет благословенна воля Всевышнего!
-Видал, Хитрый Лис?! Видал и слыхал?! Сам Бог осиял наш земной
век Своими крылами! – Торжественно воспел Красный Тигр. Его душа
понеслась навстречу своей удаче. – И теперь остаётся лишь двигаться по
намеченной цели, не отступая назад ни на шаг! Только вперёд, к полной
победе!
-Ты прав! Бог ныне милостив к нам! Но ты должен помнить, что по
пятам неотступно шествует и твоя тень возмездия. Ангелы смерти не
упустят шанс, чтобы тебя не придавить страстью. – Старый воин говорил
так не из простого опасения, он просто знал, чем может обернуться для них
любая оплошность.
-Я готов ко всем испытаниям, что уготовила мне судьба! Трястись и
бояться – это не по мне! – Вдохновение было непритворное, а искреннее и
величественное, как и подобает иметь его царственному наследнику. – Я
выстою, и я не собираюсь прятаться, коли на карту поставлена жизнь
целого народа…
-Это так, мой мальчик. Мы все призваны продлить момент бытия на
кровавых условиях. – Хитрый Лис немного примолк, притих чуток, его
раздумья всегда были молитвенными и добротными, но кроме него никто
про это не ведал. Потом докончил мысль. – Надо быть очень осторожными,
иначе и нас могут боги не помиловать…
-Да… Поэтому давай поскорее испросим у них благословения и
защиты… – Красный Тигр смело вскинул свои синие глаза на даль
могучего простора… Оттуда доносилась песня ангельского восторга, она
касалась так вдохновенно и мудро его бессмертной души, что воля
человеческого разума тут же пробудилась на кипении крови. – Ты
слышишь, Хитрый Лис?
-Слышу… Эти напевы дают нам в лишний раз познать нашего Христа,
которому мы отдали свои трепетные сердца… Никогда не отступай,
44
мальчик мой, от этих свидетельств… И помни, что все откровения даются
не ради любопытства… И не ради какого-то усердия, с которого никогда не
отворится рай словесного блага…
-Я это знаю…
-А там, куда мы направляемся с тобой теперь, особенно нужна
бдительность… Но и там, там, сынок, никогда не забывай Бога, потому что
только Он один и есть наша помощь, наша единственная защита, опора и
любовь! Обещай мне…
-Обещаю…
-Что ж самое время для святых молитв… Здесь никто не помешает
нам излить их в само Небо, что так чувственно раскинуто над нашими
головами… Преклоним колени и воспоём гимн Победителю и Он позволит
и нашей победе восторжествовать и случиться…
-Так поспешим же…
Оба преклонили колена, и горячие слова молитв полились к Тому, Кто
позволил им встать на путь войны… После этого Красный Тигр спокойно и
ровно дышал на благой рассвет великого чувства, а Хитрый Лис думал о
том, что ждёт их в царстве Чёрного Вóрона, смогут ли они обмануть
демона и получить награду, цена которой равнялась жизни.
Четвертая глава
Царство тьмы
С пасмурным рассветом наступившего утра, третьего дня плавания
после расставания с капитаном, корабль сел на мель, бросив якорь. Богиня
утренней зари Аврора осветила миг нового чувства, хотя, в сущности,
божественные единицы могут дышать при совокупности Творца на
творческом росте, не отделяясь от Него.
-Мы в царстве Чёрного Вóрона! Теперь всё зависит от твоей выдержки
и мужества, Смелый Волк! – Сказал Хитрый Лис. – Тебе надо готовиться к
любым неожиданностям! И забудь своё прежнее имя, жизнь, мысли,
радости и горести. Приложи сердце и душу к новому рассвету, который
пусть никогда не станет для тебя закатом! – Воспылал речью добрый
Хитрый Лис.
Весь берег занял боевую позицию, ведь корабль Чёрного Потомка
наводит ужас на всех без исключения! Но и что-то конкретное осилить на
такой возможности не могли и на земле. Просто панический ужас объял на
пороге дышащего ветра, кружившегося так тревожно на воле морского
движения.
-Они нас потопят! Надо что-то предпринять! Почему не стреляют?
-Выжидают…
-Что делать будем? Чёрный Потомок непредсказуем…

45
-Сорвём паруса, Хитрый Лис, и флаг! Это покажет, что мы не
собираемся воевать! Надо было раньше подумать об этом… А мы так и
бороздили просторы моря с меткой смерти… – Его идея неожиданна и
кстати.
Вдруг от берега отделилась лодка и поплыла навстречу… Пока
Красный Тигр и Хитрый Лис срывали флаг и паруса, лодка была уже почти
рядом. Лёгкая волна не мешала ей приблизиться к правому борту
страшного корабля.
-Эй, Жёлтая Выдра! – Крикнул радостно Лис, размахивая своими
крепкими руками. – Скажи царю Чёрному Вóрону, что мы, я Хитрый Лис и
Смелый Волк, приветствуем его. Спеши! Спеши скорее! Мы прибыли с
добрыми вестями…
Но Жёлтая Выдра вовсе не торопился исполнять приказ, его что-то
беспокоило, настораживало, смущало. Во-первых, в таком виде, в каком
увидел Лиса, поначалу он не признал слугу царя, и рассматривал его с
подозрительной медлительностью единственным глазом своего угрюмого
лица. На вид имел 50 лет, голова продолговатая, сам некрасив, щёки и шея
изрыты оспой. Волосы серо-седые свисали жидкими прядями на сутулую
спину. По натуре своей и по природе очень, очень подозрителен ко всему
случающемуся.
-Что же ты медлишь? Али не признал? Вези нас к владыке и сообщи
ему добрую весть. – Снова проговорил Лис сдержанно, однако, его
беспокойство немного усилилось. – Ну? О чём надумывает твоя голова,
покрытая подвигами не одного сражения? Чего ты выглядываешь, будто
узрел здесь нечто необъяснимое?! Или всё ещё не узнал меня?
-Да покарает меня Гефест18, если это не ты! Царь давно ожидает тебя,
Хитрый Лис. Почему ты осмелился ступить на корабль смерти и где его
капитан? – Подозрительно выспрашивал недоверчиво человек по имени
Жёлтая Выдра.
-Нам пришлось биться за этот корабль, но золото, добытое в бою, мы
привезли в дар повелителю. Торопись поведать ему о нашем прибытии.
Нам есть, что сказать государю… – Хитрый Лис вдруг ощутил
несвойственное волнение, оно его как-то вымучивало подневольным
подозрением.
-Хорошо-хорошо… Я отвезу вас к нашему царю… Вижу, вижу… – Он
всё ещё о чём-то усиленно думал и никак не мог решиться на поступок,
который бы определил нужные и правильные действия. Разгневать Чёрного
Вóрона – это верная смерть.
-Ну? Медлишь, не торопишься… – Хитрый Лис уже нетерпеливо
заметался по палубе, проникаясь таинственными думами, но пока ничего не

18
Гефест – бог огня
46
мог решить, что же там, действительно, произошло?! – Чего же ты? Узнал?
Нет?
-Да… Теперь узнал! – Кажется, Жёлтая Выдра вздохнул с
облегчением и велел прыгать им в лодку… Плыли в молчании, и внезапно
сказал. – Это знак богов! Да прославится Арес! Ещё никому не удавалось
победить Чёрного Потомка и завладеть его детищем! Он мёртв?!
-Нет! Его невозможно убить никому и никогда! Сам сатана служит и
покровительствует ему в его омерзительных и пагубных делах, однако, он
ранен и раны его тяжелы, – отозвался убеждённо Хитрый Лис. – Мы
сразились с его псами, и как видишь, остались живы… И теперь, завладев
его золотом, поспешили к царю, который возрадуется столь богатой
добыче…омерзительных и пагубных
-Что ж, с ним мы разберёмся тоже, настанет и сей час возмездия!
Немезида не замедлит натянуть свою стрелу! И этот пёс будет отправлен к
своим потомкам. Но только прежде этого надобно победить главного
противника – Красного Быка! – И кинул беглый взор на Красного Тигра,
словно подозревал его в чём-то.
При последнем слове Смелый Волк слегка побледнел лицом, в сердце
приступила невольная боль, замутила пожар, но старый друг шепнул
тихонько в ухо, чтобы одноглазый воин не расслышал его
предупредительную речь:
-Теперь же для тебя, мой мальчик, начинается самое главное и
опасное испытание, самое высокое и возвышенное, выстоишь в нём, тогда
и победишь, нет – погибнешь тотчас… Всё в твоих руках, терпи и беги
вперёд…
Человек с одним глазом поспешил к царю с докладом, но тот уже сам
шёл торопливым шагом навстречу к ним с большою свитою вооружённых
до зубов воинов и рабов. Чёрный Ворон в золотом плаще и золотой короне
выглядел довольно ярко, ослепительно даже. Рядом с ним шагал
смуглолицый мальчуган лет 14 – 15.
-Приветствую тебя, царь! – Сказал с достоинством, которое присуще
только одному Хитрому Лису, сказал просто и чуть-чуть поклонился,
выражая своё почтение. – Наконец, мы достигли своих берегов и принесли
тебе в дар…
-Добрые ли вести ты привёз нам? – Перебил он говорившего,
хрипловатый голос Чёрного Вóрона неприятно поколебал не только слух,
но и воздух, что взрыхлялся витиевато кверху, казалось, сама природа
омрачалась его присутствием, но ведь кто-то должен понести и это бремя
ужасов.
Что-то отталкивающее было во всём облике царственной персоны, и
эта невидимая сила неприязни витала возле него постоянно и оскверняла
всякие намерения во всех и во всём. Рыжие волосы и рыжая бородка делали
47
лицо зловредным, а длинный орлиный нос совершенно не гармонировал ни
с одним членом худощавого тела. Огромные рыжие глаза смотрели
пытливо, недоверчиво, проницая насквозь не только сердце, а и душу, и
даже то, что вне души, то, что напитывает её основу.
-Очень добрые, повелитель… Позволь мне высказать историю этого
путешествия, которым облеклись наши души… Вняв её позывные, ты
примешь на себя весьма радостные и добрые чувства. – Хитрый Лис
говорил с царём, но слушали его все.
Смелый Волк почему-то не обратил никакого внимания на царя, его
заинтересовал статный мальчуган, который с невероятно великим
презрением, ехидной улыбкой взирал на Хитрого Лиса и на Красного Тигра.
Когда этот дерзкий взгляд пал на сына Красного Быка, то юноше
почудилось, что ранее он видел эти бесподобно-синие глаза, сверкавшие
так болезненно в этом светящемся утре проснувшегося дня, но тут же
отогнал прочь от себя мысль раздумий.
Нечто притягивало мужа к мальчику с золотой россыпью волос,
струившихся по крепким плечам. Одет он – в голубую рубаху и атласные
тёмно-синие штаны, заправленные в сафьяновые сапожки. За широким
поясом – дорогой кинжал, с которым никогда не расставался, а на
безымянном пальце левой руки перстень с большим бриллиантом.
Смелый Волк сразу же почувствовал, что в этом спесивом, надменном,
заносчивом парнишке он обрёл недоброжелателя, может быть даже и врага,
только никак не понимал – почему? Почему такое непреодолимое
злонравие кружилось в воздухе.
Хитрый Лис говорил увлечённо, пытаясь повлиять на ход событий.
Говорил с богатством своего явного красноречия, надеясь зажечь пламя
истинного вдохновения. Но совсем не хвалил себя, а только одного
Смелого Волка.
-И да будет тебе известно, о, всемогущий владыка, что ему,
отважному воину, предстоящему ныне здесь, у твоих ног, я обязан жизнью.
Доблестное сердце так неустрашимо, что он вступил в бой с самим Чёрным
Потомком, и захватил его корабль и его золото…
-Как твоё имя? – Вдруг совсем неожиданно спросил Ворон, дав знак
Лису, чтобы тот умолк. Невольные подозрения охватили внутренности
этого странного человека, носившего на своих плечах многие недостатки,
но ума в нём было предостаточно, чтобы уличить, кого бы-то ни было во
лжи.
-Под этим величественным и царственным небом меня однажды
нарекли Смелым Волком! И я по праву этого могу олицетворять свои
пробуждения таковым именем. – Отозвался юноша без надменности,
уверенно и весьма достойно.

48
-Хорошо, Смелый Волк! Я принимаю твой дар! За всё получишь моё
покровительство, ведь не всякий воин решит вступить в бой с сыном
сатаны! Можешь остаться в моём дворце, у тебя будут слуги, женщины,
свобода, а потом…потом увидим! – Он, по-видимому, что-то задумал, в его
голове созрел некий план. – Мои боги мне скажут, что делать, как
поступить с тобой. – И обращаясь к мальчику, рёк. – Дерзкий Коршун,
подойди ко мне!
-Что тебе нужно, отец?! – Воззвал он и устремил взгляд лютой,
недетской, ненависти в сторону Волка, взмахнув рукою, как бы разрубая
пополам невидимого врага. – О! Дерзкий Коршун готов принять вызов
ничтожного Чёрного Потомка! Я убью его! И убью любого, кто помешает
мне преуспеть в этом!
Когда он произносил эти слова, то никто не посмел даже на миг
улыбнуться, потому что все знали, как жестоко и хладнокровно убивает
рука Коршуна любого, кто позволит себе пошутить над ним. Он выглядел
намного старше своих лет, но имел силу и волю борца и совершенно не был
похож на своего отца.
Смелый Волк, присматриваясь к происходящему, приметил в юном,
мужественном лице полыхающую ненависть ко всем присутствующим,
несвойственную его возрасту. Кто был его матерью, не знал даже Хитрый
Лис.
-Ты очень храбр! – Молвил Красный Тигр. Он хотел, не ведая и не
прозревая причины, приблизиться к парнишке, поговорить с ним немного,
что-то уж до боли знакомое было на явности и откровенности
происходящего. – Это видно по твоей выправке! Мать должна гордиться
тобой!
-У меня нет матери! – Жёстко, даже излишне жёстко молвил Дерзкий
Коршун, тряхнув своей красивой головой. – Я вскормлен волчицей, а не
женщиной! Но отец у меня есть! – О, какой же дерзкий бросил он вызов
Тигру.
Чёрный Ворон самодовольно улыбнулся, ничего не произнёс.
-Я бы хотел с тобой подружиться! – Добавил Красный Тигр, не
понимая, что именно так притягивало к Коршуну с первой минуты, едва
увидел его. Какая-то внутренняя и потаённая сила влекла к нему, хотя ни о
какой дружбе не могло быть и речи. Здесь нет друзей. Здесь одни враги, в
каждом – враг!
-Я сам выбираю себе друзей! А ты – чужестранец, и я совершенно не
доверяю тебе в отличие от своего отца. И вместо дарованной свободы ты
заслужил оковы! Я бы отрубил тебе голову сию минуту! Но воля богов
сегодня проявилась иначе! – Уверенно отозвался мальчуган.
По-видимому, он не боялся ничего и никого в этом мире, даже возглас
о богах произносился с явным презрением и явным пренебрежением. Да,
49
это так и было! Он ненавидел всё, что давала ему жизнь, и этою лютою
ненавистью его напитывал царь Чёрный Ворон, прививая все чувства на
духе крови, мести и смерти.
-Но я смею надеяться, хотя бы на твоё немногое для меня
снисхождение? – Смелый Волк осознал чутьём мудрости, жившей внутри
него, что Дерзкий Коршун не может стать ему другом никогда и ни при
каких обстоятельствах.
-Я оставляю свой выбор за собой! – Мальчишка был не просто дерзок,
но и хитёр, подозрителен и упрям. Что-то в нём не сочеталось с его
упрямством и ненавистью. – Я не держу при себе друзей, потому что они
однажды предают.
«Если у демона такой сын, то какова же дочь?» – Так подумал Тигр
о своей миссии и о своём отце Красном Быке. Настроение не изменилось:
он твёрдо знал – зачем прибыл в царство тьмы. И он, несомненно, исполнит
свой долг до победного конца.
-Так! – Прохрипел надменно царь. Походка торопливая, но он уже
шёл обратно во дворец. – Хитрый Лис, ты можешь отдыхать, ты мне пока
не нужен. – Потом бросил очень внимательный взгляд в сторону и добавил
странно. – Смелый Волк тоже. – На этом акценте смысл этого дня замутил
историю дальнейших событий. Горячее солнце освещало покои земного
дыхания и раздавало благости века каждому человеку.
Минуло ровно три дня после всех текущих событий. Смелый Волк всё
это время почивал во дворце. Ему прислуживали, как дорогому гостю, но
главное ещё ожидало впереди. Он чувствовал, что скоро настанет час
проверки.
Однажды к нему пришёл раб и позвал за собой:
-Мой господин ждёт тебя…
Чёрный Ворон сидел на троне в горделивом одиночестве, без рабов и
наложниц. Даже воины не охраняли его. Юноша сразу же понял, что
разговор станет началом откровений и определит всю дальнейшую его
судьбу.
-Сядь со мной, Смелый Волк. – Пригласил царь, не разветвляя
чувственные наплывы, но, давая понять, что именно сейчас высветится миг
тайных предвестий. – Поведай мне свою историю! Убеди меня в своём
намерении служить мне! Кто ты? И кто твои родители? Для какой цели
посетил мир моего царства? Чем согреешь мой слух? Попробуй отвергнуть
мои подозрения и тогда я приму тебя, как верного друга; если попробуешь
обмануть, или витать в мыслях убого, то будешь умирать долго и
мучительно. Золото – оно ослепляет глупцов, а мне нужна правда! Я жду
твоего верного слова! – – Говори, говори. А я послушаю тебя…
Глаза проницали насквозь Красного Тигра, но он был слишком
спокоен. Игра началась! Теперь надо убедить царя в своей верности, ведь
50
от этого зависела судьба целого народа и судьба самогó Красного Тигра и
Хитрого Лиса.
-Ты прав, Чёрный Ворон! Время, в которое нам пришлось жить,
трудное и жестокое, поэтому подозрения и предательства всегда
преследуют нас. Мы должны познавать волю богов непременно, доверять
никому нельзя, только сердцу. Дело, ради которого наши пути скрестились,
стóит того! Война объединяет и намерения, и усилия, и жажду, и всякие
впечатления! Борьба! Вот то, ради чего мы живём! Рождаемся и умираем!
Страдаем и устремляемся вперёд! Битва! Она, только она нас связывает со
временем, где мы учимся дышать и идти навстречу вечному покою, туда,
где вечный мир… – Красный Тигр говорил не громко, взвешивая каждое
слово на весах судьбы, говорил уверенно, твёрдо и решительно, но когда
изрёк, что дрался в рядах Красного Быка, то гнев пал на лицо Чёрного
Вáрона.
-Ты слу-ужишь Красному Быку?! – Он немного опешил. Такой
откровенности даже и не ожидал, не предполагал. – И ты посмел мне это
сказать?! Мне – царю, который… – Но у него не хватило дыхания
высказать всю идею своей ненависти в отношении того, чем опалялся
демонский нрав. Всё лицо покрылось ненужной испариной, и потёк, потёк
едкий, злобный пот по бледным щекам, который затеривался в рыжей
бороде.
-Ты же сам просил правды или нужно врать, чтобы замутить страсть
судьбы? – Это был вызов, который бросил Тигр Вóрону и вызов, который
Ворон принял. – Ты жаждешь от меня иной истории? Хочешь, чтобы я
предпочёл изменить судьбу?
-Хорошо, я подумаю о тебе! – Вдруг изрёк царь внезапно осипшим
голосом. – Словá твои мне больше не нужны, делом докажешь, и завтра ты
отправишься со мной на охоту. Время рассудит нас. Теперь же ступай,
ступай…иди, иди, оставь меня одного…
Едва Красный Тигр переступил порог своей опочивальни, чтобы
промыслить несостоявшуюся беседу, как сразу же узрел Хитрого Лиса,
который его поджидал в нетерпении и излишнем волнении, и тут же с
трепетом спросил. – Что так скоро возвернулся, мой мальчик? Случилось
непредвиденное? Он тебе не поверил, и мы на грани провала, сынок?
Ответь же скорее!
-Думаю, он не поверил ни одному моему слову и завтра будет меня
испытывать. Надо готовиться к худшему… – Отозвался в ответ Красный
Тигр. Всё-таки немного нервничал, но, в общем, состояние духа было в
норме.
-О чём речь? Поведай, поведай свои подозрения и печали… Может
быть, я чем-то утешу твои опасения. Нам надо готовиться к любым

51
неожиданностям… Чёрный Ворон не так прост, как может показаться на
первый взгляд…
-Мы едем охотиться…
-О! это его козырь! Охота – дело явного подвоха… Надо востро
держать ухо… А для тебя, если и не погибель, то затмение. Это самое
худшее из всего, что могло случиться… Небо прогневалось на нас и
теперь…
Красный Тигр перебил его мягко:
-Я знал, на что шёл! Но победа – это единственный успех нашего дела!
Нельзя отступать и сдаваться… Мы не потерпим поражение в начале
нашего пути… Боги с теми, кто их признаёт и кто хранит их волю внутри
своих чувств!
-Сынок, мне всё это не нравится, но я всегда с тобой, чтобы ни
случилось, – заверил верный друг. – Бог нам поможет! Ангелы подле нас и
они защитят тебя от опасности! А моя жизнь всегда будет твоим покровом!
Я готов сложить голову, чтобы ты…
-Нет, Хитрый Лис! Твоя жизнь послужит только тебе! Чтобы со мной
ни произошло, ты обязан сохранить нашу тайну ради всеобщего блага! А
если мне доведётся оступиться, то и продолжить его без меня… Ты будешь
для моего отца верным другом до самого конца. Не выдавай себя ни при
каком деле… – Они обнялись, оставляя чувства преддверию того, что будет
завтра.
Дверь совершенно внезапно отворилась и на её пороге выросла
фигура Дерзкого Коршуна. Он свысока оглядел Тигра и Ли́са и ничего не
сказал им, но яркое такое подозрение свалилось прямо на виски и сдавило
сильно, сжало все напряжённые нервы.
-Что хочешь? – Молвил юноша.
-Ничего… Царь требует Хитрого Ли́са к себе…немедленно!
Они опять молча переглянулись и последний ушёл горделивой
походкою, которая выражала полноту ярого презрения к присутствующим,
оставил Смелого Волка на подсознательных раздумьях. Ему есть о чём
разлить мысленные способности вертящегося наречия. А оно, ой, как
вертелось и горячило кровь.
Утро наступило совсем неожиданно и обрадовало своим добрым и
обнадёживающим теплом. Ветра нет. Тихо-претихо. Солнечные лучи
проницали светлые облака какой-то особенной радостью, и день сей
подарил особенную надежду.
Чёрный Ворон любил охоту, но охотился он только на людей. Смелый
Волк этого не знал, а Хитрый Лис ничего не успел даже объяснить,
помешали некоторые обстоятельства, коими стал Дерзкий Коршун. Словно
сами обстоятельства складывались непомерной тяготой, коя должна была
сына Красного Быка поставить в ряд нового испытания.
52
Свита из двадцати человек во главе с царём выехала в лес, за ней
бежали рабы и вели за собой разъярённых псов. Лица рабов были тёмными,
обездоленными, эта тяжкая работа не могла подать им узаконенный рассвет.
Чёрный Ворон обратился к Смелому Волку надменно и с некою усмешкой:
-Пусть этот день будет весьма успешным для тебя, чужеземец, и пусть
он подарит тебе исток настоящей свободы. Призови на помощь всех богов
рая и ада, дабы они умерили твой пыл и открыли тебе свои покорнейшие
объятия. А уж в какие из них ты нырнёшь, какими будешь обласкан, какою
лёгкостью или тяжестью облечёшься, покажут нам эти небеса, что так
весело разлились над нашими головами… Но сегодня, сегодня, чужеземец,
ты порадуешь меня своим мастерством, упорством и ловкостью. А я
посмотрю – можно ли тебе доверять?! А там и всё остальное выплывет
наружу…
Юноша промолчал, в его голове замелькали, забурлили тысячи слов,
которые стройными рядами были облагодетельствованы молитвенным
призывом. Он на мгновение, всего лишь на одно мгновение почувствовал,
ощутил невольно призрак смертельной опасности, что притаился совсем
близко и готов, готов нанести нещадный удар в самое заветное. Госпожа
судьба, по-видимому, уготовила ему непростое испытание, однако он
обязан любое из них пройти с достоинством и умением. И он пройдёт. Он
не один. С ним Бог Иисус Христос.
Солнце словно играло в вышине, веселилось странным образом.
Послышался гонг трубы, и сразу же два всадника выскочили невесть
откуда и понеслись галопом прямо в глубь леса. Чёрный Ворон оживлённо
крикнул:
-Вперёд!
И его красиво-огненный жеребец рванулся с места тотчас же, не смея
более сдерживать порывы животной страсти, и метнулся вперёд на
царственной осанке, хотя сам-то царь не соответствовал этому величию. А
конь чертовски красив! Льётся с него могущественная сила и трясётся нерв
земли под его копытами!
Тела мужей, отлитых бронзой, не имели одежды, кроме маленьких
набедренных повязок. Они знали, что нынешней день станет для них
последним днём их жизни. Но в душе был жертвенный огонь, и сей огонь
возводил их в чертоги Всесильного Владыки.
По приказу царя рабы спустили собак с цепей и те, с визгом и воем, на
непревзойдённом бешенстве и буйстве понеслись навстречу добыче. Лес
был надёжным убежищем, только едва ли он защитит бедняг от
преследователей.
Пятнадцать минут лошади с седоками скакали остервенело. Собачий
лай затерялся посреди густых елей, и Чёрный Ворон остановил своего

53
разгоряченного скакуна на несколько секунд. Он осматривал окрестности
своими пытливыми глазами.
Но вдруг свирепый лай псов стал приближаться и царь, оживившись,
снова рванулся вперёд. Смелый Волк не отставал. Его конь был чёрным и с
роскошной гривой волос. Он летел быстрее ветра. Юноша пока так и не
понял: на кого охота?!
Чёрный Ворон ничего не замечал, у него сейчас кипела кровь в жилах:
он пребывал на чувственном экстазе погони. И стремительно летел на
порывах вольного ветра, что так резво пробегал по дороге. Все, кто был
сзади, уже чуть поотстали и теперь их только двое: Чёрный Ворон и
Смелый Волк.
-Вот они! – Снова закричал царь, пришпорив своего коня.
В просвете между густыми и мрачными деревьями показались две
уставшие лошади с седоками. Красный Тигр лишь мельком взглянул на
царя и узрел в его глазах открывшийся ад и внезапно понял, что это охота
не на зверя.
Два всадника, предчувствуя исход этого не щадящего загона,
неожиданно разъединились друг от друга по разные стороны, надеясь, что
хоть одному удастся спастись. Пока есть хотя бы махонькая надежда, то и
есть шанс.
-Мир и свобода! – Сказал один.
-Месть и кровь! – Ответил другой.
«Что я слышу? – Мелькнула мысль в голове Красного Тигра. Он даже
онемел от происходящего. – Это же наш тайный пароль! Получается, что
царь хочет… » – Но времени нет, дабы выявить открывшуюся истину и
этой истиной умастить свой путь.
-Смелый Волк! Скачи за ним! – Вдруг грозно, зловеще приказал
Чёрный Ворон и, вздыбил под собой землю, погнался за первым всадником.
Даже сама природа завопила от безысходности, предвкушая смертное
торжество. – Это твой шанс! Твой единственный шанс!
Красный Тигр осознал, что сейчас решится и его судьба! Он
удерживал коня, не зная, как ему поступить: ведь нельзя загубить дело,
ради которого он здесь, но убивать ради забавы и безоружного… Это подло,
это низко. Воин должен умереть с мечом в руках.
Он увидел, что лошадь одного всадника, за которой помчался
ненасытный и жестокий Ворон, споткнулась о камень и сбросила седока на
землю… Если сейчас Смелый Волк себя выдаст, то погибнет… И тогда он
рванулся вперёд за вторым всадником. Скакать пришлось по узкому
ущелью, внизу текла бурная река, где, по-видимому, убегающий надеялся
спастись.
Минуты трезво нависли над ним, как смертный приговор. Но
изменить в сложившейся ситуации Смелый Волк что-либо был бессилен.
54
Лишь гнался за всадником без всяких идей и мыслей. Кровь на бурном
кипении только и свидетельствовала о моменте, сгустившем чёрные тучи
над его головой.
Что предпринять – Красный Тигр ещё не решил, но резко натянул
поводья и приостановил коня. Человек, чья судьба уже явно
предопределена, также остановился, потому что дальше опасно продолжать
заезд.
В эту секунду даже ветер поутих, словно предвкушал момент
наступающий. Они одновременно повернули головы друг к другу, и глаза
замерли от испуга счастливого мига, что подарил им свою обновлённую
историю такой случайности или закономерности.
-Красный Тигр?! – Воскликнул один.
-О! мой возлюбленный брат, Красный Леопард?! – У второго
перехватило горячее дыхание в груди, а сердце заломило, как от удара ножа.
Оба раскрыли объятия и по-мужски, орошая лица счастливыми слезами,
обнялись крепко. – Ты жив, брат мой! Господь мой и Бог мой! Ты подарил
мне счастье! – Радостно воспел Красный Тигр великую славу Творцу. – Я
не смею поверить в удачу… Ты живой, живой…
-Оставь, оставь это! Что ты делаешь тут?! Брат… Разве это не опасно
для тебя? И здесь ли наш благословенный отец? Ты собрал войска и
готовишься к решительной битве? Брат мой… Разлука длилась на повороте
не зря, мы снова встретились…
Далее произошло непредвиденное. Конь Смелого Волка вдруг
рванулся в сторону, чего-то, испугавшись, поводья запутались в ногах
Тигра, конь, сорвавшись, полетел вниз, увлекая за собой братьев. Всё это
случилось в считанные минуты, но именно они и спасли жизнь доблестным
воинам.
В такой досточтимый момент собаки и четверо всадников из свиты
царя нагнали Красного Тигра и увидели, как оба брата вместе с лошадью
сорвались со скалы. Думая, что это исход борьбы, они повернули назад и
поскакали к реке вылавливать мёртвые тела.
Красный Тигр и его старший брат Красный Леопард отличались
недюжинной силой, выносливостью, неоспоримым терпением,
непревзойдённым мужеством и рядом других добродетелей, поэтому
смогли противостоять бурной воде и добраться до берега, где их уже с
нетерпением поджидал Хитрый Лис.
-Ты жив! Жив, мальчик мой! О, слава небесам! Слава нашему
Создателю, что сохранил тебе жизнь… – Обеспокоено проговорил он,
обнимая юношу. – Я так переживал за тебя… Ведь даже не успел
предупредить, что это за охота…

55
-Я нашёл брата!! – Возбуждённо отозвался Волк. – Понимаешь?!
Нашёл своего любимого брата! Он не погиб… Отец снова, снова будет
счастлив… А судьба дарит нам покров свой и везение…
Тут только Хитрый Лис перевёл взволнованный взгляд на стоящего
рядом, и его лицо осветилось дивным восторгом, он не смог сдержать
нахлынувшего волнения, с которого пролилась чувственная страсть
вдохновения:
-Красный Леопард?! Красный Леопард! Как я счастлив! Отец считал,
что ты погиб… Но ты жив! Слава Всевышнему! Как ты сумел
противостоять этому изуверу… – Слов не нашлось. Душа онемела. По
щекам потекли слёзы.
-Об этом после… Сейчас другие обстоятельства, и они не должны
погубить Красного Тигра… – Устало молвил человек с осунувшимся лицом
и бледно-серыми глазами. – Что делать ему?! Если нас увидят вместе, то
всех убьют…
-Хитрый Лис, ты спасёшь моего брата! – Его мужественный вид
говорил о явном бесстрашии. Он не сдвинется с места, если не осилит
момент, и если это погубит его старшего брата. – Ты просто обязан сделать
невозможное! Мы не можем потерять его ещё раз! И опять оплакивать
живого… Бог смиловался над нами и подарил нам Своё прощение…
-Да, но тогда никто тебе не поверит… Цена успеха и жизни – это
жизнь одного из вас… Разве можно выбрать?! – Глухо отозвался Хитрый
Лис, по его щекам текли горькие слёзы отчаяния. Он предвидел плохие
события наперёд.
-Если моя жизнь нужна для победы, то я готов, готов умереть! Бог не
зря свёл меня с вами. – Твёрдо, не колеблясь духом, изрёк Красный
Леопард. – Медлить нельзя! Здесь всё решают секунды… Поторопись,
Хитрый Лис… Пусть решится это дело…
-Нет, брат! Я этого не позволю! Не позволю ни за что! Бог нас
соединил на веки! Ты необходим отцу! Ты его старший сын и ты его
неоспоримый наследник! Ты нужен Сестре! И мне! Я отказываюсь
принимать такую жертву, да и совесть моя обличает внутри…
-Твоя жизнь дороже…
Но младший брат не позволил ему говорить; ведь его горячее сердце
уже затрепетало теплотою Божественной любви, нет, он не допустит, чтобы
старший брат погиб. Жизнь – дорогое удовольствие, а смерть строит
многие лабиринты.
-Я знаю, что мне делать, а вам надо спешить…
И, действительно, вдалеке послышался лай собак и топот коней.
Медлить было уже нельзя. Надо что-то достойное предпринять в
сложившихся обстоятельствах, и при том, чтобы никто от сего не
пострадал.
56
-Хитрый Лис, спаси, умоляю, спаси моего брата! Мы ещё встретимся!
Обязательно встретимся-я-я… – Крикнул он и быстро прыгнул в реку,
которая подхватила его сильное тело и понесла навстречу удачи или
погибели.
-Что?! Что он делает?! Это верная смерть! – Красный Леопард
разволновался не на шутку. Неожиданная встреча подарила ему итог
несомненной надежды, которая вдруг на этом чутье взяла да и погасла,
точно и не бывало её вовсе.
-Он не погибнет, он знает, что делать и как ему поступить дальше, а
нам с тобой, действительно, пора убираться отсюда… – Хитрый Лис
поспешил в лес. – Идём, идём, Красный Леопард! Ангелы с ним! Они его
не оставят…
Смелый Волк отчаянно боролся с сильным течением воды, которая
прямо-таки хотела его поглотить своею прожорливою волною. Она несла
на острые камни могучее тело воина, где уже лежала и его израненная
лошадь, её глаза остекленели от пережитого ужаса.
Смелый Волк заметил возле берега сразу несколько человек, среди
которых гордо восседал на своём скакуне Чёрный Ворон, рядом с ним
находился Жёлтая Выдра и в одной руке он держал верёвку, а другой как-
то странно махал из стороны в сторону.
Юноша изрядно потратил сил, и уже не мог так решительно
противостоять стихии. Его несло на камни. И он вдруг понял, что через
несколько минут соприкоснётся ада. И там его встретит ужасная и
отвратительная смерть. Ясная мысль озарила мозг:
-Господь мой и Бог, спаси меня! Обещаю служить Тебе до последнего
вздоха! Помоги миновать позора, не дай моему отцу испить новые
унижения… Я не могу сгинуть здесь безвестно, не пройдя весь свой путь
до самого конца…
И тут он узрел конец верёвки, которую ему кинул одноглазый царский
слуга. Поймав его одной рукой, Красный Тигр почувствовал, как тело
вступило в схватку с ненасытной водой, но через считанные минуты
сильные мужские руки вытащили Волка на берег.
-Благодарю тебя! – Молвил он спасителю, сделав небольшой кивок
своей красивой головой. – В долгу не останусь! Позови, если потребуется
моя помощь. – И взглянул на Чёрного Вóрона, глаза которого горели дико и
возбуждённо.
Но Жёлтая Выдра не успел изречь звук, потому что заговорил царь:
-Я всё видел! Ты храбр! Ты сделал то, чего бы не сделал ни один из
моих воинов! Я люблю смелость, люблю отчаянных и славных мужей. Ты
себя сегодня показал на высоте! Арес спас тебя! И ты должен принести в
его храм свою жертву за чудесное спасение!
-Я покорился велению сердца!
57
Чёрный Ворон обратился к своим телохранителям:
-Нашли тело?
-Нет, наш повелитель!
-Но мы обязательно найдём; в такой реке тело отыскать не просто!
-Дайте Смелому Волку нового коня! – Приказал он рабам. – А теперь
мы поедем на пир! Прежде зайдём в храм, где главенствует доблестный
Арес! Немедленно выезжаем отсюда, остальное же оставим рукам
правосудия!
Обратный путь был недолгим. Вот они вошли под сень холодного
дворца. Стены были из чистого золота. Сама фигура Ареса сложена
искусным мастером тоже из золота. Царь преклонил свои колена и, по-
видимому, совершал какие-то языческие молитвы. У него глаза прикрыты.
А рот исступлённо шепчет слова.
Охранники тоже встали на колени. Рабы понуро опустили головы и
знали, что сегодня кто-то из них ляжет на алтарь безбожия и безверия. Но
царь крикнул громко, и голос его прозяблый и пронзительный скверно
пролился на звучании:
-Приведите её сюда!
-Приведите сюда! – Повторил приказ Дерзкий Коршун.
Смелый Волк вздрогнул, когда в окружении жриц, одетых в
маленькие туники, вошла молодая девушка. На вид ей не более пятнадцати
лет. С её юного лица свалилась торжественная печаль, но она готова,
готова стать жертвой своего бога! Ведь этому её готовили с самого
рождения.
С девушки сняли тунику. Она осталась нагой. Красивое и юное тело
было восхитительно! Оно блистало необыкновенно своими выточенными
формами. Длинные волосы служили покрывалом и касались почти до
самой тонкой талии. Она молчала. И покорно двигалась. Ей поднесли к
губам кубок вина. Она отпила немного. Забили в барабаны! А жрицы стали
танцевать, когда это молодое создание положили на каменный алтарь.
Смотреть, как начнётся не благостное жертвоприношение, Красный
Тигр не хотел. Но мог ли он хоть как-то изменить итог, который бы его не
выдал? Надо попытаться отменить эту безвольную, бесполезную казнь! И
он произнёс:
-Царь, позволь мне слово молвить! Призываю в свидетели всех богов
неба! А не лучше ли повременить с этим событием? Я устал, и мне
необходим отдых… Неужели мало пролито крови? И эта девочка будет ли
достойной жертвой для Ареса?
-Он – бог войны! И он дышит кровью! И я не намерен изменять своим
законам! Или ты служишь иным богам? – Вдруг резкий тон Чёрного
Вóрона заставил Тигра внезапно вздрогнуть, но не испугаться. Умереть за

58
Иисуса – он готов всегда! Только сегодня умирать – бессмысленно! Дело
ещё не окончено, а только начато!
Отозвался так:
-Я служу Владыке Неба и земли! И я принимаю всех ангелов на лоно
своего сердца! И пусть же свершится правосудие ныне! Боги никогда нас
не забывают! А жертвы для них самые достойные – это наши души и
служение долгу!
-Приступайте! – Взвизгнул царь нетерпеливо, истошно как-то. Такие
зрелища ему доставляли подлинное удовольствие! – Хватит медлить! А о
богах мы ещё не раз прольём нашу беседу! А теперь совершайте жертву
для Ареса!
Дерзкий Коршун стоял неподалёку. Его тоже, тоже услаждали
ужасные сборища. Он просто наслаждался видениями мук и страданий.
Таким мальчишку вырастил злой демон, называвшийся его отцом. И не
было у него ни капли сожаления, ни жалости, ни к одному живому
существу на этой земле.
Танец жриц уже окончен. Они все разгорячённые ждут завершения
приговора. Однажды кто-то из них тоже взойдёт на позорный алтарь
отвратительной смерти, но это уже будет другая история и с другим
сюжетом.
А сегодня…
-А-а… – Громкий крик потонул под вопли тех, кто так спокойно и
безжалостно распоряжался жизнью человеческой! Удовлетворены все,
кроме Красного Тигра. Но только от его желания абсолютно ничего не
зависит.
Царь поднялся во весь рост и молвил вдохновенно:
-Арес! Арес! Прими кровь девичью! И сохрани нас от всех напастей и
бед! Мы все в твоей воле предстоим и ждём твоего покровительства! Веди
моих воинов на великую битву с Красным Быком! И принеси нам славную
победу…
Все заголосили:
-Арес…
-Арес…
Ещё целых двадцать минут длилась эта кутерьма и пустозвоние.
-А теперь, Смелый Волк, идём на мою трапезу! Я жажду испить с
тобой лучшие вина моего королевства. – Наконец молвил царь. Его
удовольствие казалось непритворным. Он был весьма, весьма удовлетворён
событием. – Я жду тебя! Поспешим же!
Смелому Волку было совсем неуютно посреди такого
отвратительнейшего празднества, когда руки врагов обагрились невинной
кровью. Он с нетерпением ожидал Хитрого Лиса, чтобы узнать добрую
весть о брате. И его мысли купались на разных приливах кипучего
59
сознания. Находясь в обществе Чёрного Ворона, юноша ощущал великое
волнение и неудобство.
-Ты чем-то озабочен, Смелый Волк, чем-то обеспокоен, излишне
обеспокоен?– Вопрос прозвучал внезапно и слишком подозрительно из уст
царя, он что-то почуял, не подал вида. Но своими маленькими хитрыми
глазками проницал насквозь. Взгляд был неприятный, ледяной, как будто
из царства Аида.
-Нет, я просто устал, – ответил юноша. Ему пришлось пересилить
свои мятущиеся чувства, чтобы не выдать истинность сокрытого волнения,
что разрывало его храброе сердце. Он поддался вульгарному веселью, не
будучи вульгарен в себе, – у меня был нелёгкий день…
-Ты прав! – Отозвался царь. – Скоро отдохнёшь! Очень скоро! – И
заметил, между прочим. – Смелый Волк, а ты совсем не пьёшь вина! Оно
тебе не нравится? Дионис благодетельствует нам, вино его царственно,
просто божественно!
-Нет, царь! Твоё вино великолепно, но не пью, чтобы не утерять
бдительность! Я не презираю его, просто не люблю пьянства! Прости меня,
если мой поступок оскорбителен! – Отозвался Смелый Волк спокойно и
благородно.
-Ты мудр не по годам! – Глаза самодержца засверкали каким-то
особым чувством подозрения и тревоги, что-то ему подсказывало, что
Смелый Волк не тот, за кого себя выдаёт, но первое испытание он
преодолел. – Если бы мои бойцы поступали также трезво и решительно, то
мы давно б победили Красного Быка, и его царство покорилось бы моей
воле! Но я жажду и его смерти! И изопью его кровушки с превеликим
удовольствием! – При последних словах он резко поднял бокал с вином,
точно кинжал и крикнул слишком яростно, разъярённо разбрызгивая
потаённую страсть, ненависть и многие иные чувственные недомогания на
доблестного юношу. Столько в нём злобы и коварства светилось, и всё это
было неподдельным, но настоящим. – Выпьем же за нашу победу!
Если бы хоть один мускул дрогнул на прекрасном лице Красного
Тигра, он подписал бы себе немедленно смертные муки, но он сдерживал
внутренние порывы и тоже заметил, что царь не пьёт, голову тот держал
весьма уверенно на своих худеньких плечах.
-За победу! – Поднял свой бокал гость и отпил лишь несколько
глотков, которые, как накипь, обволокли его ум. Он был твёрд, уверен, ни
единой вольности не проскальзывало на уставшем лице. Глаза светились
свято. В этом отблеске предстоял Сам Иисус.
Тут и появился Хитрый Лис. Он бодр и даже немного весел. С его
мужественного лица лилась волевая страсть, она его не портила, а напротив,
она его возводила на пьедестал славы. Он мог творить свои добрые дела в
стане врага! Это подвиг!
60
-Рассказывай, рассказывай, старая бестия! Где ты всё время пропадал!
Чем был занят мой Хитрый Лис, что его так увлекло и затянуло? Тебя не
было даже в храме божественного Ареса! – Воскликнул с нервной дрожью
Чёрный Ворон.
-Я искал тело убитого…
-И?!
-И я нашёл тело…
-Что ж, это приятные новости…
-Ты прав, повелитель…
Красному Тигру очень хотелось остаться с Хитрым Лисом наедине, но
вечер ещё продолжался, а слово, произнесённое им, вселяло не ложную
надежду. Он пытался понять по одному лишь взгляду, что всё улажено,
дело сделано верно, и его брат Красный Леопард находится в безопасном
месте.
-Хорошо, Хитрый Лис! Садись с нами и выпей немного вина! Выпей с
нами! – Пригласил Чёрный Ворон. – А после…после ты поведаешь свою
забаву… Сегодня мы восхваляем Диониса! И Орфея!19 Сегодня я доволен и
счастлив…
Хитрый Лис сел рядом и ничем не выдал своего поведения. Был тих и
молчалив. Выпил вина, но тут позвали царя с пиршества и он, ничего не
объясняя, ушёл торопливым шагом к себе, проронив при этом, как бы,
между прочим:
-Пусть наши земные нимфы20 вас развлекают, а я удаляюсь…
И тут же в зал, словно красивые птички, влетели молоденькие рабыни
в своих изумительных туниках. Они очаровательны, восхитительны, только
Красный Тигр не потеряет своей головы от них! Девушки стали танцевать,
петь, кружиться возле него, точно ветер ласкового мая. Они нежно
касались до тела, что невольно проливалась жаркая истома, обвивали
нежными руками могучую шею, но трезвость не позволила Тигру пасть
низко. Он лишь улыбался, да и улыбка его была слишком твёрдой и
уверенной.
-Наш, молодой господин… – Щебетали они своими звонкими
голосами. – Наш, молодой господин… Чего он хочет? Мы всё, всё
исполним… Приказывай, проси всё, что пожелаешь… Этот день
полностью принадлежит твоей воле…
-Я устал сегодня, а вы свободны от своей заботы. Мне необходим
отдых. – Сказал он им. Внутри него горела иная жажда, она его сейчас
увлекала и звала, жажда по найденному и обретённому брату. – И встал с
ложа, на котором полулежал. – Спасибо вам, мне ничего сейчас не нужно.
Я хочу немногого успокоения… – И ушёл.
19
Орфей – певец, изобрёл музыку и стихосложение
20
Нимфы – многочисленные божества, олицетворяющие явления природы
61
Но Хитрый Лис не мог последовать за ним немедленно, а иначе они
могли навлечь на себя ненужные подозрения. А рисковать – ни к чему. Он
придёт позднее, когда во дворце все утихомирятся. Придёт глубокой ночью.
Промчались часы, как стрелы, но до глубокой ночи ещё далеко. По
небу мерцающим светом, то тут, то там, вспыхивали таинственные звёзды.
Они, изо дня в день, всегда покоились на ночном дыхании бездны, которая
растворяла им свой величественный простор.
И где-то там, за их глубиной, во мраке неприкосновенного света,
неизречённого и бессмертного, покоился Создатель сущего и несущего. Он
ожидает благодатный рассвет человеческой души, которая идёт к Нему
различными путями.
Красный Тигр с нетерпением глядел в это окно беспредельности,
пытаясь отыскать в нём и свой путь, своё соучастие, назначение в жизни на
праве закона, приведшего его в чужой мир. Он ждал Хитрого Лиса. И тот,
наконец-то, предстал перед ним! Спешно повернулся к нему и слишком
взволнованно молвил:
-Всё ли в порядке, ответь скорее! Я истомился от ожидания! Со мной
произошло такое нежданное, но приятное?! Но не теперь мне себя
увлажнять горючими слезами, потому что я хочу услыхать твоё слово,
интересующее меня! Есть ли оно ко мне?
-Да, есть…
-Говори, говори же скорее…
Хитрый Лис выглянул в коридор.
Там тихо. Никого нет.
-Что же ты медлишь?
-Можешь утихомирить свой неуёмный пыл! Нам ни к чему
поспешности, они лишь губят поступки ума! – Отозвался человек в зелёной
куртке. Глаза глядели очень просто, но некая усталость и печаль пролегла,
как печать зла, тяготевшего над ним столько лет! – Всё лучше, чем я думал.
Боги и впрямь к нам благосклонны!
-Не томи…
-Успокой волнение в своей груди! Всё хорошо!
-Что? Что с ним?! Жив ли он? Не ранен ли? И о каком теле шла речь?
Не томи… Я весь горю непониманием и жажду вызнать все подробности
твоих поисков! Поведай, поведай мне их, доблестный герой! Я более не
могу ждать…
-Твой мужественный брат также горит сомнением – жив ли ты? и цел
ли?! Не погиб в водах?!– Хитрый Лис улыбнулся какому-то своему чувству,
он был здесь и ещё где-то одновременно. – Но вам не надо торопить
события этой ночи…
-Я хочу повидаться с ним! Мне просто необходимо встретиться с
Красным Леопардом, чтобы убедиться в истине твоего слова. И не потому,
62
что я не доверяю тебе или сомневаюсь, а потому, что я не могу поверить в
везение… Мой дорогой брат жив… – Слеза всё-таки скатилась, но не была
уже такой горькой.
-Это очень опасно… – Покачал головой Хитрый Лис. – Очень… Но ты
ведь не утешишься одними словами… Тебе нужны доказательства, не так
ли? Ты непременно желаешь воссоединиться с ним и словом и взглядом?
Верно? И не отступишь от сего?
-Сделай для меня…
-Я знал, что ты не успокоишься…
-Могу надеяться? Могу прижать его к своей груди? Могу услышать
его речи? – Красный Тигр волновался пуще прежнего. Душа колыхалась на
задворках мрака, но и посреди этого мрака уже блестел свет святой
надежды.
-Ровно в полночь я приду за тобой и отведу тебя к нему. Держи себя в
полной готовности, и, несмотря на свою временную свободу, которую ты
получил от царя, будь всё-таки поосторожней в поступках, в словах, в
мыслях, враг не дремлет! Не выдай себя… Умоляю, мальчик мой, не выдай
себя никоим образом!
-Я знаю, о чём ты, Хитрый Лис! Но разве я всесилен?! Вся власть и
единая, она на небесах, а я лишь несу на себе иго. И если нужно, то воля
небес свершит правосудие! Я лишь исполняю свой долг и своё право,
прочее уже не от меня зависит…
-Я знаю…
-А потому приму удел любой!
-Да, это так! Но осторожность – в твоей руке! Лишний риск всегда
опасен и лишь приведёт на иное пробуждение и ненужное волнение, с
которого может ссыпаться новая боль… Мы должны ходить по лезвию
ножа весьма осторожно…
-А тело? Что с телом? – Напомнил Красный Тигр.
-Боги нам помогают! Мы боремся за правое дело! Я нашёл
изуродованное тело и бросил его в реку, оно теперь там, где и твоя
лошадь… Даже рост и фигура похожи. Лишь бы поверили, это наш шанс!
Слава Всевышнему!
-Хитрый Лис, я обязан тебе всем, что у меня есть! – Молвил с
достоинством юноша. – Я тоже прошу тебя, будь осторожнее, ведь ты
единственный в стране чужой для нас – покровитель… Я бы не хотел,
чтобы и с тобой что-то произошло…
-Помни, Смелый Волк, впереди тебя ожидает ещё более трудное
испытание! Этим убедить демона невозможно! Он расставит другие
ловушки. Не угоди в них от отчаяния или от чего иного… Демон
непредсказуем! Я знаю, что говорю… Он готов на разные испытания тебя

63
поставить… Слишком просто, чтобы он поверил одному случаю… – Лис
вздохнул как-то тяжело. – Смотри в оба…
-Надо отправить весть моему отцу… – Красный Тигр претерпевал
волнение и радость, которая дала ему брата. Он считал это хорошим знаком.
– Отправь ему весточку, что мы добрались живыми и главное, что его
наследник жив, Красный Леопард жив!
-Тс-с… Больше ни о чём не станем говорить, мальчик мой! Забудем
про всё, что позади, только пусть останется то, что впереди… И у стен есть
уши! Берегись каждого, кто встанет на твоём пути! Но обратной дороги
нет… Мы шагаем вперёд!
-Я знаю!
-Поэтому только так!
-Не иначе…
-Хорошо… Я приду за тобой…
-Спасибо…
-Благодари Бога…
-Но послушай меня, – нетерпение Красного Тигра было очень велико,
волнение било ключом, ему так желалось увидеть своего брата, обнять,
прижав к груди, расспросить о многом, – скажи мне, добрый советчик и
верный друг…
-Не теперь, сынок, не теперь…
-Одно лишь слово…
-Порой и одно слово может стать верной погибелью…
-Что ты хочешь этим сказать?
-Не я, провидение…
-Хорошо, оставим всё до лучшего мгновения, их ещё будет немало у
нас, – согласился Смелый Волк, – не последние дни здесь проживаем, в
начале пути предстоим. Будем уповать на Всевышнего, и пусть Он
помогает нам в любом деле.
-Так и будет, сынок…
Хитрый Лис поспешно вышел. В коридоре было темно и пусто. И
вдруг, откуда ни возьмись, появился перед изумлённым взором Дерзкий
Коршун. Он как-то скептически окинул фигуру старого воина и бросил
реплику:
-Я не верю твоему гостю!
-Почему же? Что с твоим сердцем, молодой господин? Ты слишком
мал, чтобы судить о том… Разве битва с Чёрным Потомком не
перечёркивает все доводы – за и против? – Отозвался воин, поглаживая
свою бороду.
-О! с этим варваром я тоже сражусь, если предстанет случай! Неужели
ты думаешь, что я струшу или дрогнет моя рука?! Дерзкий Коршун никого
не боится! И если чужестранец его не прикончил, то я, я непременно
64
доведу это дело до победного конца! – И повторил твёрдо, уверенно,
гневно. – Я никого не боюсь!
-И даже небесного правосудия?
-Никого! И нет для меня богов! Я сам себе бог и царь! Всё
пространство и на небе, и на земле в моей деснице. Моя воля господствует
на любом отрезке времени! Запомни это! Я решаю, кому жить, а кому
умереть. – Воскликнул уверенно царский преемник, и грациозной
поступью пошёл от Хитрого Лиса прочь.
Ни один мускула, ни один нерв не дрогнул на его безумно красивом и
отточенном лице, когда он произносил такие страшные и едкие слова, от
которых даже воздух сотрясся и попритих в ожидании. Глаза горели, как у
дикого зверя.
Но он не видел в себе никакого света, любви, веры и надежды. Он был
выше этого. Свет, любовь, надежда, вера – все эти качества принадлежат
глупцам по его мнению. Сам же Дерзкий Коршун призван овладеть
царством, а вся прочая, бесполезная и ненужная, ерунда никогда не
интересовала. Таким его воспитал Чёрный Коршун – коварным, жестоким,
ненавистным ко всем и ко всему.
-Как будет труден и опасен твой путь, юноша. – Промолвил как бы
про себя Лис. – Столько ненависти и злобы скопилось в этом молодом и
крепком сердце. Молю, Тебя Владыка Всемилостивый, растопи лёд на
душе Дерзкого Коршуна, и пусть она вновь озарится пламенем Твоей
любви. Не дай ему сгинуть и пропасть. Вразуми его и укрепи в нём Свои
истоки. Молитва была настоящей, святой и горячей. Он, поистине,
переживал за судьбу этого сорванца.
Глава пятая
Ночное свидание и тайный заговор
До полуночи оставалось около двух часов. Заснуть Красный Тигр мог
ли?! Он встретился с братом, и волнение не принесло ему утешения,
которое полностью овладело умом. Строил в мечтах встречу, планы,
успехи.
Стоял у окна и глядел в глаза ночи! Они были удивительны,
прекрасны и, конечно же, загадочны! О, эти глаза ночи! Они не
исследованы до конца человеческими мерами, потому что рождали
небесные огни неведомых тайн, тайн, где твоё маленькое я трепещет
восторгом и упоением утомительного ожидания каких-то грядущих
перемен, где предложено опять же Кем-то войти в ощущение вечного
движения и любви. Предложено войти сегодня, чтобы завтрашний рассвет
открылся для тебя приятным изумлением воскресающего рая!
Дворец, где теперь жил сын вождя Красного Быка, расположен
полукругом и та часть, что предстала взору юноши, освещена светом
65
грустной луны, покоящейся на небе так естественно и умиротворённо на
лаврах одиночества.
Ночь выдалась на редкость тихой, сухой и невероятно тёплой. И вот
посреди этого величия совсем внезапно Красный Тигр увидел две тёмные
фигуры в плащах. Из окна второго этажа сброшена вниз верёвочная
лестница, и два человека один за другим – стали медленно спускаться на
землю.
Красный Тигр тихонько открыл своё оконце и вслушался, стараясь,
хотя бы немного разобрать речь говоривших и проникнуть в невольное
видение, свидетелем которого стала роковая случайность, определившая на
его жизни образ, именуемый погибель.
По шёпоту догадался, что это женщины, и тем более усилилось его
любопытство и подозрение, когда они торопливо, оглядываясь по сторонам,
направились к реке. Он последовал за ними: а вдруг уже прознали о
Красном Леопарде! Этого ни в коей мере нельзя допустить! Потерять
дважды возлюбленного брата – это слишком!
«Я должен, должен его предупредить и если надо, то и защитить!
Мне просто необходимо выведать глубину этой ночи, и почему они
торопливо и тайно вышли из дворца?» – Так рвалась мысль в мозгу, так
думал Тигр, ступая бесшумно за женщинами, как и подобает опытному
бойцу.
Возле реки ночные странницы остановились. Они как-то торопливо и
обеспокоено осматривались по сторонам, словно кого-то выискивали.
Смелый Волк тоже остановился, притаившись за высокой травой, что росла
у реки. Его подозрения усилились.
Минутой позже он услыхал прекрасный голосок одной из женщин.
Почувствовал какое-то сердечное возбуждение, но как ни силился, не мог
разобрать слов, только мелодичное звучание, уподобленное дуновению
лёгкого ветерка, приятно ласкающего слух.
У второй голос был более грубым, более жёстким, даже
мужеподобным, но вовсе не отталкивающим или каким-то противным и
резким, отравляющим дыхание глубокой ночи. А сама ночь глядела
пронзительно и предостерегающе
-О! моя госпожа! – Отчётливо расслышал юноша со святой душой,
какой наградил его Господь. – Это очень, очень опасно! Нам не подобало
этого делать… Если узнает отец, вам не поздоровится, а меня изобьют до
смерти!
-Не бойся, ничего не случится с нами… Я всегда смогу тебя защитить,
поверь моему слову… Просто будь мирной и внимательной, и с нами
ничего плохого не приключится… Ты же знаешь, я никогда тебя не
оставлю одну…

66
-Я за себя-то и не боюсь, моя госпожа… – Отозвалась та слишком
быстро и как-то чувственно оглянулась по сторонам. – Я опасаюсь за вас,
госпожа… А моя воля в руках Всевышнего… Мне уже нечего опасаться и
тревожиться…
-Очень хорошо… А за меня не беспокойся… Посмотри, нет ли тут
кого?! Лучше проследи окрестности своими зоркими очами, а остальное
уже в моих руках… Боги всегда охраняют путь верных и праведных, нам
нечего остерегаться…
-Да, моя госпожа…
Красный Тигр понял одно, что эти незнакомки не представляют
опасности его брату, но любопытство заставило подойти поближе. Ему
хотелось посмотреть на одну из них, чей голосок звучал так дивно и нежно,
разливая вокруг себя благостную сладость чистого звучания, которую
шаловливый ветер подхватывал с виртуозной лёгкостью и уносил в далёкие
страны.
Девушка неожиданно ощутила некое беспокойство. Что-то в ней
проснулось от звёздного величия. Мысли склонили её волю на
непроизвольное волнение, а оно не было напрасным или лишним. Резко
повернула голову назад: глаза испуга встретились с глазами явного
удивления.
Оба замерли, позабыв об осторожности. Красный Тигр увидел
огромные серые глаза с длинными ресницами, которые смотрели доверчиво,
просто, но в самой их глубине сидел неподдельный страх: впервые узрела
мужчину так близко. Он не успел ничего более разглядеть, она, не закричав,
не проронив ни единого вопля, исчезла посреди ночной тишины, словно
призрак, необычайно и неестественно.
-Что это было? Колдунья или ангел?
Никого. Ничего. Только звёздная страсть закружилась в прозрачном
воздухе сильным возбуждением. Кровь вдруг взметнулась в высь и
облобызала тьму беспокойством. Кто-то окрикнул не громко. Это Хитрый
Лис.
-Ты тут давно? А где же женщины? – Изумился Смелый Волк,
выискивая по пространству видение. Никак не мог прийти в себя от
случившегося с ним на вдохновенном чутье полыхающего и
непредсказуемого мрака, который торжествовал и ликовал. – Ты видел,
дрýже? Видел их своими жаждами?
-Здесь никого нет, – отозвался Хитрый Лис шёпотом. Его зоркий глаз
был наблюдателен. Но, однако, и он ничего не заприметил подозрительного.
– А ты кого-нибудь встретил? – Осторожно спросил он, опасливо озираясь
по сторонам.
-Так, показалось наверно… А где же мой возлюбленный брат? – И тут
он почувствовал, как чьи-то крепкие руки обняли его. По щекам
67
благородных мужей текли слёзы. – Брат мой! Брат любимый! Ты жив! Отец
в глубокой печали! Но теперь, теперь удача на нашей стороне! – Красный
Тигр не мог больше говорить, его переполняли родственные чувства, что
рвались наружу с таким жаром.
-Я уже и не чаял увидеть тебя! Но воля богов свершилась! Мы снова
вместе! Промысел тяготеет над всякой тварью, надо лишь научиться
терпению, оно ведёт в рай! – Сказал торжественно Красный Леопард, не
возвысив тона. В его душе ласкалась боль и любовь. В пылу страсти
бурлила радость встречи.
-А где же наш брат Красный Буйвол? – Снова спросил Тигр, отирая
ладонями святые слёзы со своих горячих щёк. Как хорошо было бы сейчас
объединиться со всеми вместе. – Ты видел его? Жив ли он? Говори,
говори…
-В царстве мёртвых… В царстве покоя, и надеюсь, что обрёл то, к
чему стремилась его смелая и честная душа… – Горько зарыдал Красный
Леопард, вспоминая, в каких мучениях умирал брат. Но, уйдя от этих
воспоминаний, вновь возвратился в настоящий момент. – Что ты делаешь в
этих краях?! Какие возможности привели тебя под лоно чёрного ужаса, с
которого течёт болезнь наших матерей и жён?
-Я поклялся отцу… Небо – свидетель, что отмщение неусыпно! Я
отомщу за всех воинов, за кровь, пролитую на земле этого жестокого
демона, за все слёзы матерей и за слёзы убитых! – Красный Тигр прорёк
тихо, но уверенно и решительно. – Отец послал меня за Дикой Розой,
чтобы я… – Но вдруг он спохватился, что не о том сейчас мыслит, совсем
не о том. – Хитрый Лис! Можешь ли ты помочь моему брату вернуться
домой?
Тот, к кому был задан вопрос, молчал и ничего не произнёс, некая
тяжесть пролегла на сердце, и он обдумывал своё слово, которого так ждал
храбрый воин. Прошуршало несколько напряжённых минут. Ответ был
готов, но как изречь суть?!
-Почему же ты медлишь, Хитрый Лис? Или я спросил не о том? В
силах ли ты предложить спасение Красному Леопарду? Может он
вернуться к отцу или нет? Я иного не прошу, только спасения, только
спасения…
-Конечно же, я могу помочь… – Заговорил неторопливо Лис,
подбирая нужное наречие. – Только вот что хочу предложить я вам, если
только… – Он опять стих. Его задумчивое и смелое лицо было покрыто
тайною печали.
-В чём же дело?! – Почти вскричал Красный Тигр, подминая ногами
траву. Его нетерпимость вдруг выскочила ярко и неосторожно. Он весь в
напряжении. У него душа сейчас выскочит и убежит вон за тот чёрный
простор.
68
-Но тогда погибнешь ты, а боги ждут не этого… Они ждут от нас
иного, понимаешь, иного… – Хитрый Лис говорил негромко, медленно,
каждая его мысль была за гранью божественной любви, именно оттуда он и
доставал свои добротные слова.
-Спасать жизнь ценой другой жизни?! Я не согласен! – Отозвался
Красный Леопард. – Я не сделаю этого… И пусть Небо станет нашим
заступничеством, надо избрать иное решение! – Возглас был не громким,
но сильным и тревожным, хотя и с его возможностей неслось дыхание
могучего Бога.
-Пусть же Хитрый Лис объявит свои мысленные водовороты, а я
послушаю… – Смелый Волк не согласен, нужно найти правое решение,
достойное всех, кто ныне покоится на лоне войны, а смерть пусть
потолчётся ещё, её удел – ожидание.
-Красного Леопарда здесь весьма хорошо знают… Он ведь сын
Красного Быка! А тело уже опознали наверно… Тебе никто не поверит,
никто, ни царь, ни его приспешники, а может и… – Он смолк, не смея
произнести концовку мысли.
-Предателей везде полно, они всегда населяли землю, в этом особая
задумка нашего Спасителя… Мы живём риском, а я найду, как мне
поступить. Ему лучше вернуться к отцу… Надо только найти корабль,
который и скроет его от всяких преследований…
-Я не уверен, что нужно поступить именно так! – Какие-то странные
идеи беспокоили голову Хитрого Лиса. Его образ светился на тайне
ночного дыхания, рассыпающегося с полей блаженства. Он знал многое, но
почему-то упрямо молчал на объяснениях, какие от него ждал Красный
Тигр.
-Он абсолютно прав, братишка! – Радостно и упоенно воспел Красный
Леопард! – Я остаюсь помогать тебе! и нéзачем мне толкаться суетой
призраков. Я остаюсь на святое дело! – Его смелые глаза изобразили
полное вдохновение, и какое-то благое торжество смылось на бегущем
ветре. – Мы призваны сложить свои души у порога рая! Так зачем мне
отдалять сие?! Умру на поле битвы, а не в тумане тоскливых слёз! Боги с
нами и они нас охраняют непрестанно! Моя жизнь подарена мне не просто
так…
-Остаться – это ещё опаснее! Я не могу, не могу согласиться с этими
идеями. – Внутри шла борьба всех чувств. Как поступить, что
предпринять?! Где, где искать выход? Прежде, чем внять советам, нужно
себя обезопасить со всех сторон.
-Предоставь это мне! У меня есть надёжные друзья! – Сказал
уверенно старина Лис. – А теперь нам пора! Какое-то нехорошее
предчувствие восстало с руин адовых! Прощайтесь! Время тяготеет над
нами! Мы не в праве с ним спорить! Ошибки дóрого стóят!
69
-Хорошо, я соглашусь с вами! Но, обещай, обещай мне, добрый друг
нашего отца, ты позаботишься о Красном Леопарде так, что и вóлос не
упадёт с его головы! Я не прощу себе, если что-то случится… – Смелый
Волк непреклонен.
-Не тревожься обо мне и береги себя! Это намного труднее, нежели то,
о чём беспокоится твоя душа… Помни – дело, ради которого ты здесь, оно
дороже одной жизни, за твоей спиной – судьба целого народа! – Самое
ужасное, что Леопард был прав, прав тысячу раз! И этого не отменить! Это
уже судьба, исторический факт.
-Вот и сговорились, пусть каждый творит свою личную историю, так
будет самое верное дело. Нам пора! – Напомнил Лис об опасности, которая
могла объявиться в любой миг. Время тревожное, но это их время и оно
объединило и их пути однажды.
-Хорошо, пусть Небо нас рассудит и пусть будет так, как
предначертано свыше! Я покоряюсь провидению! И надеюсь, мы выиграем
в любом случае, потому что все боги на нашей стороне! Прощай, Красный
Леопард!
-Прощай, Красный Тигр!
-Мир и свобода!
-Месть и кровь!
-Хитрый Лис, – обратил свой пылающий и тревожный взор Смелый
Волк на него, – среди великих свершений и неожиданностей, представших
на пути нашем, будь же готов к тому, чтобы при первой опасности
отправить Красного Леопарда домой! Обещай мне…
-Свет и свобода!
-Месть и кровь!
Братья крепко пожали друг другу руки, облобызались трижды
Христовым целованием и расстались… Впереди у каждого своя, особенная
дорога. И шагать они непременно будут вместе, не порознь, хотя судьба
измеряется на разных возможностях.
После всех этих событий минуло четыре дня, которые легли на чашу
весов вечности. И каждую ночь Красный Тигр стоял возле окна, надеясь
снова встретить свою незнакомку, которая никак не покидала его
воображение.
Съедаемый любопытною тоскою, он чувствовал объёмную пустоту,
которую нечем было заполнить: не мог объяснить себе – почему душа
волнуется от одной мысли по серым глазам. Но глаза эти складывали
внутренний восторг и трепет для какой-то цели. Тонуть в них нельзя, а
волны памятным истязанием породили ненужную боль. Бог послал ещё
одно испытание ему. Выдержит ли он его?
Нет, о любви толковать пока рано, для неё необходимо условие или
какое-то обстоятельство, более глубокое и более сильное. Некое,
70
непознанное удивление породило внутри, независимо текущих
обстоятельств, желанное наваждение, которое сводило с ума тайными
всплесками волнующий сюжет.
Порою казалось, а действительно ли он видел эту прекрасную
незнакомку возле реки?! Хотел снова и снова обласкать взором жаждущих
и стремительных чувств эти дивно-серые глаза, где застыла его
неспокойная душа.
В эту ночь спалось плохо. Кошмары о брате терзали беспокойный дух,
и, проснувшись по утру, Красный Тигр ощутил себя разбитым,
расслабленным и уязвлённым. За царской трапезой сидел скучным,
равнодушным, безучастным к происходящему, излишняя бледность
покрывала его щёки. А весь образ дышал слишком чутко.
Чёрный Ворон это заметил. Бросил свой пронзительный взгляд в
глубину сердца. И пролилась жгучая боль какого-то ужаса, что так прочно
напитывала волю этого отвратительного человека. Но и этому
отвратительному человеку написана своя особенная история. И прожить он
её должен по своему закону. Таков план Всевышнего. Каждому – своя мера
и определённое количество.
-Тебя тревожит некоторое событие, Смелый Волк? Я вижу твоё
беспокойство и смятение. Ты вымотан… Или есть нечто, отягощающее
твоё впечатление на иных идеях? – Он словно прозревал волю доблестного
юноши.
Красный Тигр невольно вздрогнул, внутренняя страсть полыхнула и
погасла. Приподнял красивую голову и наткнулся на ехидную улыбку
Дерзкого Коршуна, смотревшего на него с полной ненавистью своего
подозрения. Отозвался, однако, спокойно:
-Я плохо спал…
-Что ж, дневное развлечение на свежем воздухе вернёт тебе
утерянную бодрость, или я не ведаю чего-то? Может, тебе нужна особая
помощь? Ты излишне взволнован… – Чёрный Ворон тоже подозрительно
взглянул в лицо воина, пытаясь отыскать то, что неподвластно душе.
Глазами словно рылся и рылся так противно.
-Моё сердце вещает беду… Я вижу наперёд… Там большие
неприятности ожидают нас… Видно сгущаются тучи над головами. Боги
несут мрак… Сможем ли мы одолеть его? – Отозвался юноша как-то
трагически.
-Но тебе-то нечего опасаться? – Странно, неестественно странно
вопросил царь. И снова с его пытливого взора спáла какая-то неприятная
страсть и, коснувшись Тигра, неопределённо, но чутко обволокла сознание
своими тисками.
-Каждому воину, живущему в такое время великих войн, всегда есть
чего опасаться, кругом предателей полно, – молвил юноша. – Мы
71
рождаемся, чтобы укрепить могущество вечного блаженства. А для сего
надо идти на смерть…
-Выпей немного вина, это взбодрит тебя. – Смелый Волк нравился ему,
только он всё ещё не мог доверять юноше и не доверял. – Пусть же
Селена21 осияет тебя своим светом, и ты отогреешься под его жертвенным
вдохновением! Испей вина! Дионис нам благодетельствует! И напиток
подаст тебе силу и укрепит разум!
-Пожалуй, выпью… Может, и правда взбодрюсь немного. Да и сил
поприбавится. – Согласился Волк и отпил несколько глотков красного вина,
оно потекло по жилам, стало горячо. Кровь прихлынула на лицо, и даже
преобразило его.
Дерзкий Коршун усмехнулся.
Царь же хотел, чтобы этот муж обмяк, расслабился и заговорил
откровенно, да Тигр был вне всего, вино не сотворило обмана, лишь
заиграло новою тревогою на сердце, пусть при этом и подарило малую
слабость.
Время тянулось невероятно долго. Хитрого Лиса найти невозможно, а
Красному Тигру надо поговорить о своих ощущениях, но в этот день Лис
не объявился; оставалось ждать следующего утра. Ждать и надеяться, что
тот придёт всё-таки.
В эту ночь погода переменилась, и вместо звёздных огней и одинокой
луны по небу ползли серые и тоскливые тучи. Они плыли строем и плыли
на восток, намерение их было – затмить мир, потопить оный на подступах
новой грозы. И, конечно же, они не преминут и совлекут страхом любого
путника.
Спать совсем не хотелось, и Смелый Волк направился к шумной реке
в надежде повстречать таинственную незнакомку и ещё раз прикоснуться к
её серым глазам. Чуда не случилось! Зато он заметил мужей: они
разговаривали вполголоса.
-Скоро принцессе исполнится восемнадцать лет и состоится
грандиозное торжество по сему случаю… Клянусь Аидом! – Произнёс
хрипловатым голосом незнакомец.- Пусть же свершится возмездие! Мы
воспользуемся этим шансом, другой возможности может не быть…
-Чёрный Потомок должен знать… Надо обязательно его предупредить!
Пусть Немезида восстанет посреди нас и сотворит своё наказание! –
Отозвались в ответ под покровом такой тягучей и чужой ночи, с коей
притекала болезнь. – Возмездие свершится!
-Ты сам ему об этом скажешь…
-Мне нужна награда…
-Ты её получишь… Когда…

21
Селена – богиня луны
72
-Через семь дней…
И тут сверкнула величественная молния, и гром раскатистым эхом
влетел в мир ночных удовольствий. Небеса разомкнулись, и полил сильный
дождь. Красный Тигр вжался телом в траву, стараясь сквозь нарастающий
шум дослушать заговор против Чёрного Вóрона. Дикую Розу нельзя
потерять, от этого залог успеха, это шанс, предоставленный судьбой, чтобы
завоевать доверие царя и принцессы.
-Всё получится, как договори… ошибок не должно бы… Тебе понятно?
Не промахнись… – Слова терялись, но смысл оставался непоколебимым. –
На этот раз никто не долже…встать на наш…пути. Ошибок бы… не
должно…
-Что делать с …Волком? Может его уби… а то он слишком ретив…
-Нет! Чёрный Потом…сказал не трогать…он сам убьёт…сам…
Когда молния яростно и как-то зловеще осветила окрестности снова,
то юноша сразу же увидел два лица: один совершенно незнакомый, вовсе
не из свиты Чёрного Вóрона, он видел его впервые, а другой – Жёлтая
Выдра.
То, что довелось услышать, по намеренной случайности, или по
святой закономерности, Смелый Волк спрятал в тайнике своей души до
поры – до времени. Это была его вторая удача после золота Чёрного
Потомка. Он не сказал об этом даже Хитрому Лису, ждал лишь момента,
чтобы проявить мужество, ловкость и тем самым войти в полное доверие
царя, ведь тут весь план и расчёт.
Ещё пару дней Тигр приходил к реке в надежде повстречать ту, глаза
которой снились ночами. Но тщетно! Уже отчаявшись, он собрался уходить
и тут, в последний миг, когда решил больше не искушать себя пустыми
мечтами, узрел её…
-Госпожа! – Снова грубоватый голос одной женщины потревожил
ночную прохладу, которая так вдохновенно взбодрилась на чувственно
свежести. – Не надо нам приходить сюда… Вы ведь помните, что
произошло тогда… Это очень опасно…
-Я устала жить, как рабыня, Осторожная Белка! Очень устала… Я
задыхаюсь в этой тьме! Мне хочется полной свободы! Я же живой
человек… И не могу больше томиться в стенах душного замка… Мне уже
тяжело…
Женщина отошла от своей госпожи на несколько шагов в сторону, и
оглядывала окрестности своими зоркими глазами несколько минут, надеясь,
что здесь никого не было и нет. Красный Тигр совсем перестал дышать. Он
не смел отвести чарующего взгляда от красавицы.
Она разделась, оставшись в одной рубашке…
Юноша не посмел созерцать девственную красоту, на которую не
имел права, и опустил голову, слушая, как вода плескалась от её дивного
73
тела… И тогда только вышел к ней, когда она оделась снова, да только от
волнения не произнёс ни одного слова.
-Кто ты, чужой человек? Что ты делаешь здесь снова? – Испуганно
спросила она. – И почему постоянно следишь за мной? Что нужно тебе от
меня? Или ты послан отцом, чтобы… – От страха даже не успела
разозлиться.
-Не бойся меня. Я не трону тебя, не причиню вреда, можешь поверить
мне, – наконец, промолвил Волк. – И я не знаю твоего отца, никого не
знаю… Как имя твоё? И как имя твоего отца? – Он честен с ней и
прямолинеен.
-Ты…ты подсматривал за мной?! – Она смутилась от привалившего
ужаса и нахлынувшего стыда. Было видно, что девушка очень сердита, а
страх ещё больший пролился, как существенное зло, так сильно стянув на
возможности новый приступ вопящего отчаяния. Противостоять мужчине
она не могла.
-Нет, я не подсматривал за тобой… Разве я посмел бы?! Я просто
хотел увидеть тебя ещё раз, – честно признался ей. – Прости меня, коль я
напугал тебя… Поверь моему слово, менее всего я желаю напугать… Как
твоё имя? – Повторил он.
-Дикая Орхидея, – не очень уверенно произнесла девушка и протянула
свою изящную и белую руку. Горячие губы обожгли ладонь страстью. Он
выдал своё непрошеное волнение и восторг. Но она не произнесла ни
одного слова.
-Это имя не очень тебя характеризует, не совсем соответствует твоему
нраву и твоей нежности, чувствительности, но оно весьма прекрасно и оно
мне нравится… Дикая Орхидея… – Юноша глядел просто и откровенно.
Душу наполнял подневольный восторг.
Она взглянула с явным любопытством в его синие глаза, ничего опять
не проговорила. Этот статный муж поразил её девичье воображение, ведь
впервые пришлось общаться с ним наедине. В своей жизни, кроме отца,
брата и служанки, ей никогда не доводилось встретиться с кем-либо ещё, а
тут – такой красивый мужчина, и она даже говорит с ним и чувствует его
настроение.
-Ты обиделась на меня?
-Нет, но мне пора уходить…
-Завтра… завтра мы вновь увидимся?
-Не знаю…
-Дай мне надежду! Под этими ночными огнями мы встретились
однажды, так пусть же эта тайна ночного света объединит наши сердца и
наши мысли! – Пылко воскликнул Красный Тигр. – Дикая Орхидея, ответь,
ответь мне! Скажи своё слово!

74
-Я не знаю… – Её голос дрогнул, она растерялась и добавила в
непритворном волнении. – Не обещаю… Мне не позволено ходить сюда. И
если отец прознает, то может пролиться не только слеза… Но и твоя голова
полетит…
Но он не дал ей договорить и взял за плечи, с нежностью, с некою
потаённой болью взглянул на дивное создание и добавил уверенно,
порывисто, обдавая её лицо жаром своего благородного дыхания, оно, это
дыхание, не могло осквернить милое создание. – Никто, никто и никогда не
узнает… Это будет только наша тайна – моя и твоя… Ты придёшь завтра?
Обещаешь мне?
Не посмела Дикая Орхидея сопротивляться внезапно нахлынувшему
чувству, оно застало врасплох, было совершенно некстати. Сей юноша
поколебал стойкость, в душе созрели новые определения, которые
невозможно постигнуть вот так, наскоком.
Она поняла, что родилось новое впечатление, которое хотелось
повторить и прожить ещё раз. И хотя она не отозвалась, но Красный Тигр
знал, что они обязательно встретятся снова. Эта ночь зажгла в их сердцах
пламя любви!
Днём в следующее утро, после ночного знакомства, которое оставило
в душе юноши сильное волнение и приятное воспоминание, Чёрный Ворон
велел позвать Смелого Волка к себе. Юноша не замедлил явиться. И готов
встретить любую опасность лицом к лицу.
-Ты желал меня видеть, царь?
-Да. Садись. Нам надо обсудить итог.
По интонации голоса понял, что разговор будет серьёзным.
-Я хочу сообщить тебе, Смелый Волк, своё решение. Сядь. Выслушай
меня. – Сказал и умолк, стараясь проникнуть огненно-рыжими глазами в
самые сокровенные мысли человека, что теперь стоял перед ним.
Огромный зал с высокими потолками имел бледно-зелёный окрас;
светло – красные портьеры скрывали уличный свет, пробивавшийся сквозь
громадные окна, а массивные, железные двери делали надёжным это
убежище.
По всему потолку разливался бирюзовый свет, он падал вниз на
узорчатый паркет; чуть поодаль от окна возвышалась царская кровать,
накрытая золотым покрывалом, поверх которого была чёрная вышивка
вороны: она в царском венце, вместо крыльев у неё руки, а в них
державный скипетр. У изголовья – двухметровый Ворон – статуя из
чистого золота. Смелый Волк сел на мягкое кресло возле царя и ждал
главного слова.
-Я хотел бы доверять тебе, юноша! Очень хотел бы… – Вдруг молвил
тот своим писклявым голосом, что так неприятно давил на мозги звуками

75
пренеприятнейшими. – Могу ли я рассчитывать на это? Или и ты, ты тоже
запишешься в предатели?
-Ты можешь мне доверять, – отозвался Тигр. Его сине-бездонные
глаза влетели в огненное море рыжих бликов. Он уже догадывался, о чём
пойдёт речь. И на таком уровне мог вполне с точностью пообещать царю
свою помощь, не торгуясь жизнью! И не ошибся.
-У меня к тебе весьма личный разговор. – Сделал небольшую паузу.
Выждал миг и тотчас же добавил быстро. – У меня есть дочь, моя
единственная дочь Дикая Роза. – Чёрный Ворон сделал вторую, но более
длинную паузу. Молчал несколько минут, его мысли были недоступны
даже демону сейчас. Потом как-то таинственно взглянул на собеседника и
молвил. – Ты наверно наслышан? И многими тайнами овладел твой разум и
твоя душа…
-Нет, мой царь. Я знаю лишь про твоего сына Дерзкого Коршуна. Он
всегда на виду, а твоя дочь… Я её никогда не видел… И даже не знал о её
существовании. – Отозвался Красный Тигр, пытаясь скрыть непрошеное
волнение, которое отчего-то так сильно прихлынуло и сдавило виски,
потревожив ум.
Чёрный Ворон как-то самодовольно ухмыльнуться, что-то там в себе
пробормотал, одному богу известно что, попытал глазами сидевшего перед
ним смелого и решительного юношу и продолжил мысль, ютившуюся в
голове:
-Буду весьма откровенен с тобой. Ты щедр дарами, которыми
наделили тебя все боги. А мне, мне очень, очень нужен. Человек способный
и мужественный, прозорливый, дальновидный. Этими качествами ты
обладаешь. А посему и жажду от тебя помощи. Скоро моей дочери
исполнится 18 лет, и она предстанет этому миру полноправной
наследницей всего моего царства! Ты понимаешь, о чём я толкую?!
Уразумел ведь?
Сердце Смелого Волка снова сжалось странным образом, кровь
застыла от предвкушения: ведь именно ради неё он здесь! Вот-вот и
начинается подвиг ради подвига! Теперь вся мощь и вся удача, везение
пришли к нему в руки.
-Ублажи моё любопытство, царь! – Воскликнул страстно, рассекая
воздух тяжким, утомительным, но желанным вздохом каждого
произнесённого им слова. – Отчего же ты столько лет её никому не
показывал?!
-Она… – Чёрный Ворон немного замедлил с ответом, но потом,
испустив чувственный пар из груди, закончил так. – Она
незаконнорождённая. У неё мать простолюдинка, и только это
обстоятельство не давало ей права сидеть возле меня все эти долгие годы.
Кроме Дикой Розы я никого не могу любить, она мой желанный цветок и
76
рассвет, единственная моя наследница. Скоро Дикая Роза станет королевой,
а потом…потом… – Глаза засверкали, как рубины. Он вдруг позабыл о
дочери, в его мозгу отворилась тьма. – Потом мы уничтожим Красного
Быка, всех сделаем рабами, и весь мир будет у моих ног!
-Позволь же мне испытать твоё терпение ещё один раз, царь! О, пусть
да не прогневается на меня Афина, богиня мудрости, но я спрошу, а ты
ответь мне… – Красный Тигр держался мужественно, и ни один мускул не
дрогнул на белом лице.
-Спрашивай, Смелый Волк!
-У тебя есть настоящий наследник! Дерзкий Коршун! Он может стать
однажды царём! Разве мужчина не в праве носить сей царственный титул
твоего продолжения?! Женщина слаба, она не может управлять целой
страной…
-Ты хитёр, однако, и сообразителен, чужестранец! Я не ошибся в тебе!
Не ошибся! – Отозвался Чёрный Ворон, не отвечая на поставленный вопрос.
– Мне нужны смельчаки вроде тебя, хотя ты ещё должен доказать свою
надёжность, чтобы я мог полностью доверять тебе. А пока ты сеешь
сомнения во мне.
-Скоро ты убедишься в том! Убедишься, что я предан своему делу
крепко! – Красный Тигр сказал это с такой уверенностью, что царь
почувствовал измену. Однако он остался скрытен, чтобы себя показать на
ином уровне.
-Время нас рассудит. Ты смел и молод, и потому я прошу защиты для
своей дочери в день её коронации. Телохранителей будет полно, и сам Арес
будет покровительствовать нам, но мне необходима тайная подстраховка,
ты понимаешь, о чём я, Смелый Волк?
-Да… Время теперь тяжёлое. Доверять опасно даже самым близким.
Повсюду кроются предатели и тайные заговоры. Но ты, как царь, не
должен доверять никому, кроме своего подсознания…
-Тогда, как мне ответишь?
-Можешь во всём рассчитывать на меня! Постараюсь оправдать
возложенную на меня честь! Я сделаю всё, что потребуется! Жизнь дороже
жизни! – Отозвался Красный Тигр. – Судьба свела нас не зря. Ты после это
поймёшь.
-Что ж, я так и думал! Надеюсь, и ты также проявишь свою
непоколебимую волю и смелость, когда мы поднимем победное знамя в
главной битве против воинов Красного Быка! Ты встанешь в первые ряды,
и не дрогнет твоя воля! – Глаза Чёрного Вóрона пронзали сердце к
отмщению.
-О! как же я томлюсь ожиданием боя! Это будет великое сражение! Я
не сомневаюсь! И никто, никто из нас не струсит! Ради таких мгновений

77
мы и живём, и дышим, и умираем! – Воскликнул возбуждённо Красный
Тигр.
-А почему, почему хочешь драться в моих войсках? – Неожиданный
вопрос не застал врасплох и не сбил мысли в голове. – Кто тебе Красный
Бык? – Его рыжие глаза заметали огонь явного подозрения. Огонь, что
разливался в чёрной душе, был ужасным, но разве свет чистой любви
юноши в силах затмиться этою позорной и уязвимой страстью, языки
которой пытались прожечь, сгубить мужественный дух, покоящийся на
бессмертной пажити Возлюбленного Христа, что поселился в сердце
доблестного воина.
-У меня свои причины… Позволь мне умолчать о них до
определённой поры… Это слишком личное, а я не готов посвятить в него
даже тебя, владыка… Настанет тот час, когда ты всё узнаешь, я открою
тебе свою тайну. Поверь мне. – Прежде у него было другое свидетельство,
но сейчас он сам не понял почему бросил такое слово на порога ума
царского.
-Что ж, твоё дерзновение мне нравится, я даже больше прежнего
уважаю и ценю твоё неподдельное мужество… Каждому своё… – По тому,
как произнёс своё слово царь, Красный Тигр понял, что тот лишь
предполагает, но ничего не знает, хотя крутилась назойливо существенная
страсть обличения. – А теперь иди, Смелый Волк, иди! Оставь меня одного!
-Да, я ухожу! И благодарю тебя за оказанное доверие… Ты не
пожалеешь о том, царь… Я обещаю тебе, всё будет на высшем уровне.
Ведь на кону и моя честь, а это не мало! – Красный Тигр встал с кресла и
направился к двери, но голос царя его остановил.
-Ты прав! Прав! Эта битва решит весь исход долгой и утомительной
войны! Мы – победим! Победим! Победим! Сам Арес ведёт моих воинов
вперёд к несокрушимой победе! – Вскричал дико Чёрный Ворон. – Хвала
ему из уст моих!
-Не сомневаюсь в милости богов. Да будет так! Мир однажды
приведёт нас всех под крыло вечности, где элисий, и он 22обласкает каждого
воина своим теплом и покоем, усладит запёкшиеся от крови и боли уста
эликсиром блаженным…
-Ступай – ступай! – Царь почему-то нервничал, но юноша не спешил
уходить. Он явно не желал слушать его речи, которые странно давили на
нервы и будоражили сознание. – Что же ты медлишь, Смелый Волк?! Или
вдруг переменил своё решение?
Красный Тигр ничего не произнёс, лишь молча поклонился ему,
пытаясь понять, что так беспокоит Чёрного Вóрона, и на последнем
мгновении он вдруг осознал: царь боится за Дикую Розу! «Это нам и

22
Поля блаженных.
78
нужно! Отец был прав! Теперь будет проще подобраться к заветной цели!
Милость богов не имеет границ, а Всевышний слишком щедр и добр к
нам… Пусть же мой Иисус Назорей укажет мне истинный путь и
направит меня по нему и приведёт к полной победе над врагом… Я приму
любые испытания с честью и радостью…если и доведётся пострадать,
то не дрогну… » – Мелькнула мысль, мелькнула и засеребрилась рассветом
нелицемерной любви. Любовь никогда не предаёт, но всегда направляет
вперёд. …
-Смелый Волк… – Царь нервничал, испытывая сильнейшее
беспокойство, тяготеющее над его головой, как проклятие, с которого текла
кровавая пена страха. И этим страхом он упивался независимо своих чувств,
гнездившихся на начале его пути. Страх переполнял и нутро и все
жизненные позиции.
-Что ты хочешь от меня сегодня? – Юноша приостановил свои
движения. Глянул победоносно, не скомкав сожаление. Он был горд,
величественен и превосходил самого Вóрона во всех своих возможностях.
В нём ощущалась царская осанка и божественная мудрость. Таким его
сделал Господин Жизни, Которого он всегда святил внутри своего дыхания.
– Спрашивай меня… Я готов ответить тебе на все вопросы, кроме одного…
-Я не стану утомлять тебя многими вопросами, только одним тебя
обременю… Ты ненавидишь Красного Быка? Скажи мне как на духý, не
покрывая своего томления изнутри… – Он глядел слишком взволнованно и
немного изрывал факт судьбы. – Только на этот вопрос дай мне простой
ответ и уходи.
Смелый Волк понял, надо ответить сейчас на святом слове, чтобы не
потревожить напрасными подозрениями этого упыря, и чтобы ни в коей
мере не ослабить достоинство своего благородного отца, чьё имя он носит в
себе.
-Чего же ты медлишь?
-Я хочу привнести в наш диалог наречие, не могущее погубить
ценность того, ради чего мы измеряем права жизненного шага. Ненависть!
О, эта ненависть! Да, она кипит, бушует в моём неутомимом сердце точно
так, же как и в твоём! Я не стану скрывать сего намерения. Они у нас
совершенно одинаковые! И страсть, и жажда, и томление, всё это связано
одним жгутом нервов, который обвивает со всех сторон и порождает
болезнь… Болезнь изламывает все ценности. А цель у нас тоже едина и
неизменна – победа и слава! Побеждать, чтобы жить! И жить, чтобы
побеждать! Не так ли, царь?
Царь промолчал. У него шла внутренняя борьба. Любви нет, надежды
нет, покоя тоже нет, веры никогда не было. Все чувства сместились в одну
сторону, будоражили волю. Ничего нет, кроме явного озлобления, да
ненависти. А эта госпожа весьма пренеприятнейшая особа, ежели овладеет
79
человеком, то уже и не высвободишься от неё без явного утруждения.
Порой и смерть не помогает в сём намерении. Зло губительно.
-Мне ты не веришь, царь?
Чёрный Ворон помедлил с ответом, но, взглянув на ясный и чистый
взор доблестного юноша, вдруг снова и снова ощутил внутри себя приступ
ярой лихорадки, но она не была беспочвенной, однако и выбора у него
тоже не было, ему просто необходим верный человек. И так желалось,
чтобы им оказался этот смелый юноша. Крикнул заливисто, словно пёс
гавкнул:
-Не верю никому!
-О, так! Ты прав.
-Да, я прав всегда!
Воздух, пропитанный ядом коварства и ненависти, презрения и
многой иной неразберихи не сулил ничего хорошего. В этих апартаментах
вообще не сыскать даже намёка на честное и порядочное равновесие. Но
жизнь надобно прожить без позора и страха.
-Тогда чем жаждешь меня напитать?
Чёрный Ворон ненавидел рабов Христовых, ненавидел и веру таковую,
потому все люди его врага Красного Быка были христианами. Вот и теперь
он как-то странно хмыкнул, потряхивая рыжей бородой, и вдруг резко
спросил:
-А ты случаем не из назореев? Какому богу ты служишь?
Красный Тигр не испугался этого коварного вопроса. Ответил:
-Я служу правде и истине!
Чёрный Ворон промолчал с минуту, оценивая весь его внутренний
прилив чувственного торжества, а именно оно, это чувственное торжество
снизошло сюда, а потом резко проговорил, с неприязнью, сущность его
колыхала порог ада:
-Хорошо. Время рассудит. Ступай пока!
Глава шестая
Похищение
С нетерпеливой чувственной страстью, свойственной только одним
мужчинам, Красный Тигр ожидал Дикую Орхидею под сенью молчаливой
повелительницы ночи. Вечер был слишком тёплым и таинственным,
загадочным.
Река высвечивала под лунный свет в своём мирке млечный путь.
Существует легенда, что это следы Вечного Бога, Который ходит по небу в
образе Любимого Христа и посылает на землю искры любви и добра,
поэтому во мраке моргающих светил всегда зарождается надежда, и
пробуждается заветное чувство.

80
Эта самая искра пронзила сердце свободолюбивого Тигра и зажгла в
нём свет неподдельной надежды. Глядит он в непримиримую даль
небесного покрова и мечтает о победе, о том, как похитит Дикую Розу, как,
наконец-то, зажжётся звезда Мира, и все люди обретут вечный,
долгожданный покой. Но мечты оборвались на полёте. Дикая Орхидея в
сопровождении своей верной служанки потревожила его незабвенные
грёзы, в которых он так сладко купался.
-О, благодарю тебя, прекрасная и дивная незнакомка, божественная
Венера23! – Воскликнул он с нежным восторгом. – Ты пришла! О! как я
ждал этой благодатной минуты, чтобы насладиться дивным взором твоих
очей!
Дикая Орхидея вспыхнула на приливе смущения, её девичье сердечко
запылало непревзойдённым волнением и тоской, она отослала от себя
Осторожную Белку. И та ей отозвалась с тревогою, обеспокоено и как-то
спешно, всматриваясь в прибрежный мрак:
-Да, моя госпожа… Я сейчас же отойду, но я буду непременно
поодаль, чтобы охранять вас… Прошу…будьте очень, очень осторожны.
Если отец узнает, не сносить мне головы, да и вам придётся пожертвовать
своими…
-Иди! Иди! – Перебила девушка, но голосок не был груб или надменен.
Она опасалась не только за себя, за Смелого Волка, но и за свою добрую
служанку, она была ей, как мать родная, постоянно при ней. Они не
разлучались с самого рождения. – И если что-нибудь увидишь или
услышишь, сообщи нам поскорее… Не переживай за меня, ничего не
случится плохого под сенью Всевышнего… Он нас укроет и не допустит
худшего…
Женщина ушла со словами:
-Аминь.
Юноша с девушкой остались под покровом Всевышнего.
-Зачем, зачем ты позвал меня, чужестранец? – Орхидея взволнованно
подняла личико и ждала ответа, объяснений от того, кто сейчас стоял так
близко с ней. Как он был красив и желанен! Так близок и так далёк! Новые
чувства в ней зародились, и надо было их в себе поутихомирить.
-Позволь мне открыть тебе тайну моей души! – Пылко взвил он
быстробегущую мысль, не осквернившись ею ни на один миг. – Пусть же
Афродита24станет заступницей и покровительницей сегодня для нас с тобой!
И это Небо засвидетельствует покой.
Словно молния блеснула в её глазах, рассыпая свои лучи яркого
вдохновения по всему изумлённому лицу, ей почудилось, что нечто такое

23
Венера - красавица
24
Афродита – богиня любви
81
знакомое и близкое восстало в чертах этого мужественного воина. Девушка,
возвысив голос, смутилась:
-Я слушаю тебя, Смелый Волк, говори! Дай же мудрое свидетельство
ушам моим, которое не позволит мне оскверниться. Я не вынесу твоих
пожеланий, если они несут в себе унижение… Но если твоё слово всё же
оскорбит меня…
Он не позволил ей договорить, потому что хотел высказать то, что ,
действительно, почувствовал первый раз в своей жизни, то, что ещё
никогда не испытывал и не ощущал так откровенно. Когда Бог любви
напитывает человеческое сердце благодатью великого чувства, тогда
рождается свет, который пробуждает смысл целой жизни, то есть, ради чего
человек ниспустился на землю.
Смелый Волк осторожно нашёл в темноте её руку и сжал легонько
своей рукою. Внутренний мир пошатнулся. Какое-то неизведанное, но
приятное волнение прорвалось наружу, и он уверенно молвил фразу,
которая сама облеклась в сладостный и приятный звук:
-Я полюбил тебя, дивный цветок… Ты воскресила моё забвение, и я
познал силу величайшего восторга, пробудившего внутри моего
истомлённого сердца могучее наслаждение… Полюбил тебя… О, роза
моего сердца! От неожиданности она вздрогнула и отняла руку. Отпрянула
назад. На лице застыл неподдельный страх. И юноша не понимал, чем же
милое существо так напугано. Надеялся на откровение и ждал ответа.
Спросил лишь – Ты обиделась, душа моя? Или моё слово оскорбило тебя
невольной страстью, что так пролилась возле твоих ног? Я не хотел этого,
прости поспешность моих мечтаний…
-Нет, я не в обиде… Просто мне никто и никогда не говорил таких
сладких слов, истязающих слух горячностью непривычного для меня
дыхания. Словно разбилось что-то на внутреннем впечатлении… – Она
потерялась при этом сильном и мужественном герое. Он заставил о многом
задуматься, о том, чего ещё никогда не было и в её жизни. Что ему ответить?
-Тебе никогда не говорили, как ты прекрасна?! Неужели ни один
мужчина не проявлял подлинного торжества на покрове такой красоты, что
подарили тебе боги?! – Искренне удивился он. И капнула могущественная
блажь не вульгарно, а упоительно и слегка вскружила не одну голову, а и
само сознание, хотя его движения не брыкались чутьём отвратительного
соблазна.
-Нет…
-А любила… Любила ли ты кого-нибудь прежде? – Не одно
любопытство беспокоило славного мужа. Он силился определить свою
сущность так, чтобы она не упала в ров беды. – Нравился ли тебе какой-
нибудь мужчина?
-Нет…
82
Красный Тигр заволновался и высказал новое слово:
-Могла бы полюбить…меня?
И приблизился к ней так близко, что почувствовал борьбу всей плоти,
и в нём усилилось искушение. О! бездна страсти! Слабость. Погибель.
Кровь кипит на мечтательном тупике, тело дышит огнём, но таково
свойство земного тела.
-Да… – Тихо и откровенно шепнули девичьи губы. Он тоже влетел в
мир её внутренних сопереживаний своею внезапностью и остался там
навсегда, чтобы жить и умереть вместе с нею на едином дыхании
блаженных чувств.
Красный Тигр обнял Дикую Орхидею и ощутил ранимое тепло,
ласкающее его тело. Понял вдруг, что власть женского очарования увлекла
и захлопнула капкан. Не имел права в царстве тьмы облекать себя такими
итогами, ведь любовь делает мужчину уязвлённым, а такая любовь могла
погубить его, но потому она и любовь, приходит, когда захочет, приходит
нежданно и растёт. А, придя, измучивает до помрачения, а порою и
приносит гибель. Хотел поцеловать смущённую девушку, да она
остановила этот невольный порыв по достоинству своей чистой и невинной
души.
-О, нет! – Испуганно воскликнул юноша, увидев в её руке блестевший
кинжал. – Нет! Прости мой бездумный порыв! Я не смог устоять! Не делай
себе зла! Боги проклянут тебя, а меня покроют позором! И все потомки
моего славного рода будут прокляты ради минутной слабости! Прости меня!
-Я прощаю тебя! А теперь же уходи! Уходи прочь! – Она настроена
сурово, возмущённо, хотя в самóй глубине нежного и чуткого сердца
брезжил рассвет народившейся любви, любви, не позволяющей пасть в ров
соблазна и порока. – И больше никогда, слышишь, никогда не ищи встреч
со мной! Ты слаб, воин! А я не стану напитывать себя твоей слабостью и
твоим желанием!
-Прости мою поспешность, достойнейшая из девушек! Этого больше
не повторится, обещаю! Я совсем не хотел тебя оскорбить… Я и прежде
никого не любил… – Признался вдруг. – У меня не было подруги… Извини
меня… Только не прогоняй… Позволь испить с тобой ещё несколько
сладчайших мгновений! И дай искупить свою страсть…
-Возможно, ты искренен и честолюбив, но ты посягнул на мою честь,
и я уже не могу доверять тебе и не желаю продлевать беседы,
одурманивающие мой разум… Уходи, уходи… – Дикая Орхидея уже не
боялась его, но всё ещё сердита, хотя разлука была нежеланной. – Я не хочу
тебя видеть…
-Но ты оставляешь мне надежду? Небо – свидетель! Я не хотел тебя
обижать! Пусть боги покарают меня, если я носил помыслы
оскорбительные и лукавые! Дозволь испросить себе прощения… Не гони
83
от себя… – Красный Тигр пытался затянуть расставание и очень переживал
за свой необдуманный поступок.
-Время нас рассудит! – Отозвалась Орхидея.
-Но…
-А теперь прощай! И уходи, уходи отсюда…
Что-то едва знакомое прошелестело в словах, Тигр не готов был
размышлять или предугадывать своё будущее. На своём расслаблении и
жажде невольной он немного растерялся и теперь пытался стереть факт
своего безумия.
-Обещай мне… Я могу надеяться на прощение?
Девушка не ответила на поставленный вопрос. Взглянула на
подозрении, хотя и не осудила. Ветер пробежал и смыл грусть. Она уже
была превыше всего. Не могла позволить себе и дальнейшего разговора.
Спросила только:
-Как твоё имя?
-Меня зовут Смелый Волк!
-Смелый Волк. – Как-то таинственно отозвалась она, повторив за ним,
и поглядела на него своими ясными, лучистыми глазами. – Тебя зовут
иначе, – промолвила загадочно девушка и пошла прочь быстрым,
уверенным шагом вместе со своей служанкой.
«Что она прозрела? Что она имела в виду? Или ей известно, кто я
есть на самом деле?» – Мысль пробудила сильное волнение, оно тут же
растаяло посреди ночной тишины. – Каждый день я буду ждать тебя на
этом месте, моя любовь! – Крикнул он в след.
-Прощай, Смелый Волк! И не смей меня искать…
«Я узнаю, кто она! Непременно узнаю… – Думал сын Красного Быка,
предстоя в этой тихой и молчаливой ночи. – Мне открылась история, и я
её проживу, как хочет Бог. Слава Всевышнему! Отвори врата счастья
мне…»
Брат Красного Леопарда жил в постоянной тревоге, мысли мучили
благородный дух: он ожидал тот день, когда Чёрный Ворон свою дочь
представит обществу. И ему, славному воину, помимо сего, надобно
завоевать ещё расположение Дикой Розы, а иначе, как он сможет исполнить
свой долг?!
Ночами снились какие-то тени: Тигр видел мать, она предупреждала
его об опасности, просила вернуться к отцу… Он не сделает этого, потому
что пришёл за миром, которого ждал народ, пусть даже для этого
потребуется его жизнь.
Счастье, которое вдруг обрёл здесь, придавало ему внутренние силы,
но человек, наделённый чувствами ответственности и долга, понимал, что
терять голову из-за женщины нельзя, об этом ему всегда говорил Красный
Бык.
84
В эту тёмную ночь он не мог заснуть. Сон бежал не на восток, а на
запад. Сильный и могущественный ветер носился за стенами дворца как-то
слишком резво и озорно. Собиралась гроза; некое предчувствие побудило
Смелого Волка встать с постели и пойти к реке.
Там он увидел её!
Не стерпел и вскричал вдохновенно:
-Дикая Орхидея! Ты пришла!
-Смелый Волк?!
-Ты пришла! – Они находились в нескольких шагах друг от друга. Ему
хотелось обнять чужую красавицу, но обещание, которое он дал раньше, не
позволило повторить ошибку. – Как хорошо, что мы встретились с тобой
этой ночью! – Сказал восторженно, ощущая мгновенное движение своей
мужской плоти.
Она ничего не ответила. Плоть девичья заволновалась не простым
похмельем земной любви. Что-то таинственное светилось в её милых
глазах. Чужое беспокойство и миг страсти были рядом, совсем рядом.
Страха нет, но юноша заметил в лице возлюбленной привкус сокрытого
отчаяния и непознанной боли.
Он не понимал, что же происходит, изо всех сил хотел познать итог
своего горячего желания, которое полностью зависело от девушки,
стоявшей перед ним. Нет, она не казалась забитой, беспомощной, в ней
пробуждался рассвет мироздания, Смелый Волк хотел в нём найти своё
место.
-О чём ты думаешь, чужестранец? – Наконец произнесла негромко она
своё первое слово. В голосе слышались отпечатки невысказанной тоски,
которая угнетала и жила уже несколько лет в этом милом и нежном
создании. Что-то незнакомое пробудилось во всём поведении. Попробуй-ка
распознать чувственное определение иной души, души, не
принадлежавшей тебе!
-Позволь мне прикоснуться к твоим губам, – внезапно сказал Красный
Тигр. И сам остолбенел от своей нахлынувшей смелости, даже более того,
дерзости, которая не вскружила голову, а как-то сдавила её мощью
взыгравшейся любви.
-Или ты слишком безбоязненный, или же не знаешь законов наших
предков,– отозвалась она, однако, смутилась душой, вид внутреннего
содрогания слетел в ад, оставшись на пороге гордого и неприступного
чувства.
Он улыбнулся открыто и просто. Это не была усмешка или презрение,
это был вызов воскресающей любви. Разве просил многого?! Разве для сего
необходимо какое-то особенное соучастие момента?! И добрая воля
раскрыла свои объятия:
-Закон запрещает поцеловать любимую?
85
-Ты меня не понял, Смелый Волк! – Произнесла Дикая Орхидея
серьёзно. Она как бы ощутила некое недомогание и немногое
разочарование. Весь облик казался не просто торжественным, а каким-то
потаённо-печальным!
И эта потаённая печаль отображала незнакомое исследование. Внять
не просто, а осознать и вовсе нельзя! Но она так очаровательна и красива!
Голова захмелела. Ветер сгущал тучи, замешивал их, словно тесто, а дождь
всё ещё не начинался, хотя раскаты грома свидетельствовали о
приближении грозы, предвестницы беды.
-Что ты хочешь мне поведать своею речью, Дикая Орхидея? Или боги
смутили покой твоего благородного сердца? Не надо бояться меня… Я тебе
не враг… Любовь не позволяет мне глумиться над тобой, а тем более над
собой…
-Что ж, я верю тебе. – Как-то медленно прозвенел голосок нежного
дыхания. – Верю… Пусть же Гера25 и Зевс тебя покарают за ложь, если ты
ищешь иных совладений… Это останется на твоей совести… Я не берусь
судить твои желания… Ответь лучше мне на один вопрос… – Её голосок
снова дрогнул и затих, какое-то сильное волнение прихлынуло на всё
естество.
-Я слушаю… Что? спрашивай меня, королева моего сердца… – Он
вдруг почувствовал перемену настроения и понял, сегодня решается его
судьба, сегодня случится что-то страшное и непредвиденное. – Ты
помолвлена?! – Догадка едва не сломила дух воина!
-Сильно ли ты любишь меня? – Девушка при свете блеснувшей
молнии стала похожа на дивный цветок. Свет её необычайных глаз
засеребрился болью. Боль эта в самом отдалённом уголке бьющегося
сердца спрятана надёжно. Никто не видит и не чувствует её так ,как она
этого желает.
-С первой минуты и до последнего дыхания моя жизнь будет
покоиться у твоего желания и у твоей воли! – Твёрдо заверил он, и она ему
поверила. От него исходила заветная сила правды, которую Орхидея
ценила больше всего на свете.
-Если однажды ты узнаешь обо мне такое, что заставит тебя изменить
решение быть со мной, я пойму… Это судьба, её мерность… Но не
перестанешь ли ты и после всего этого любить меня? Не откажешься ли в
тот час? Не покроется ли твоя доблесть смертельною тоской?
Он впервые узрел в её серых глазах притаившийся страх. И сей страх
крутился назойливо, словно с его низов можно хлебнуть отравы и не
умереть. – Что же это?! Ты жена достойнейшего мужа? – Красный Тигр

25
Гера – жена Зевса, повелительница туч, бурей и грома
86
предвкушал потерю, итог разочарования. – Или ты носишь клеймо рабыни,
не позволяющей жить тебе свободно?
-Ни то и ни другое…
-Любишь кого?
-Нет…
-Тогда и нет препятствий на нашем пути, и я могу любить тебя, не
опасаясь ничего… Боги соединили наши пути не ради забавы… – Он
вздохнул облегчённо, а сама уверенность присела куда-то на край нового
подозрения.
-Ты уверен в своём решении? – Она пытала его не напрасно.
-Ну, если нет ничего того, о чём я спросил, то уверен, ничто нас не
отдалит друг от друга. – Смелый Волк хотел уже её поцеловать, хотел
коснуться её тела, но не посмел! – Не Дикая же Роза ты… Только это
свидетельство могло бы нас развести по разные стороны… – Сказал он и
рассмеялся под звон проснувшегося дождя.
-Кап-кап, кап-кап, – пел музыкант, – я капли разбрасываю
повсюду…кап-кап… Отпей чуток с моих полей обширных благостного
великолепия… Я омою тебя, путник, своими золотыми каплями, чтобы ты
стал счастливым…кап-кап…
Дикая Орхидея внимательно посмотрела в мужественное лицо и
промолчала. Ей нечего добавить. Смелый Волк был откровенен. И он,
действительно, полюбил её. А любовь уравнивает все права и ломает стены
нерушимого тартара.
А песнь бежала вдаль…
Кап-кап… Я дождик многозвучный…кап-кап-кап… Я люблю летящие
тучи…кап-кап… Где светлая лира? Кап-кап-кап… Я омываю дух целого
мира… Кап-кап… Кто со мной, того я люблю… Кап-кап…Умойся моей
свежестью…кап…
Дух Красного Тигра взлетал высоко-высоко, под самое небо. И там он
силился отыскать заветное и благое удовлетворение событию. Весёлый
дождь не испортил настроение. Уронил слово, но не обречённо:
-Свет любви зажёг в моём сердце алтарь. И я сохраню на вечные веки
этот благословенный свет. Я буду любить тебя даже тогда, когда ты
перестанешь меня любить. Клянусь небом! Я сказал правду! А врать я не
обучен… Ты однажды это поймёшь!
-Не надо… Не клянись! Клятвенное слово может погубить твою
душу… Я верю тебе… – Ответила испуганно девушка, она не признавала
клятвы и не любила таковые итоги. Её светлое личико изобразило не одно
удивление.
Он тоже мечтал выспросить об интересующем его факте непрошенной
гостьи, именуемой любовью, что так чудесно воскресла между ними, ему

87
также необходима уверенность и искренность. И потому рёк своё новое
слово:
-А теперь ты мне ответь, Дикая Орхидея, ответь честно… Если тебе
придётся прознать и моё сокровенное, то твоя любовь не умрёт ли в
одночасье? Не ослабеет ли граница чувств, раскрытых мне сегодня, когда
некоторая страсть вдруг внезапно обнажит тиски ада?
-Она умрёт вместе со мною…
Тайны их вдруг встретились так торжественно и вдохновенно, что
мгновенно соединились под покровом гудевшего Неба, слились как бы в
единое целое! И это право стало их вечным союзом любви. Их руки тоже
встретились в преддверии чего-то важного и пока ещё не доступного.
-Прощай, Смелый Волк!
-Подожди, не уходи…
Появилась служанка и сообщила:
-Нам пора…
Дикая Орхидея молвила:
-Помни о своём обещании, Смелый Волк!
-Помни и ты о своём обещании, Дикая Орхидея…
Гроза шумела приливом настойчиво и виртуозно. Дождь лил теплом,
сильно, словно хотел обмыть землю от крови и позора. Да не обмывалась
оная… «Кап, кап… Моя песнь велика и торжественна! Кап, кап… Я несу
потоки всемирного добра! Кап, кап… Рождается боль… Кап, кап… Я с
тобой…
Дикая Орхидея и Осторожная Белка ушли, а Красный Тигр остался
один. Его мысли мгновенно вознеслись в царственный покой рая. Он мог
снискать таинственное благоволение прямо в эти открывшиеся для него
минуты. Его могучий голос был внутри сознания, и великое слово было
послано Богу богов на этой чужой земле!
Молитва сладила чувственную речь тихо и свято. Она немного
сжигала боль и давала всесильную уверенность. Покровитель слышал
вопли и вздохи этого воина. Благородные слёзы стекали наземь вместе с
дождём.
Сегодняшний день – особенный, торжественный, день коронации
Дикой Розы, которая получит полную власть от своего отца. Зал залит
солнечным светом, но людей здесь не столь много. Только самые близкие и
охранники.
Дикая Роза сидит возле Чёрного Вóрона на царственном троне, как и
её отец. Красный Тигр не без любопытства взглянул на девушку. И сразу
же пленился её красотою: она стройна, изящна. Белая кожа оттеняла её
огненно-рыжие волосы, спадавшие волнистыми прядями на спину и плечи.
Нос прямой, губы идеально подчёркнуты.

88
Лицо благородно и светло, свет этот несёт какое-то особенное тепло и
чистоту; серые глаза имели неприкосновенность и загадочность. Она
совершенно не похожа на своего отца, если только волосы получила в
наследие. С первого взгляда видна её непоколебимость, открытость,
мягкость, доброта.
Платье из золотой парчи. Принцесса сверкала в лучах восходящего
солнца и до страсти чувств была хороша… Красный Тигр не смел отвести
изумлённых глаз и в первый миг ему почудилось, будто нечто знакомое
мелькнуло, то, что он уже видел когда-то… «Этого не может быть…нет,
но до боли знаком взгляд…» – Дума прожгла волю, а Тигр погнал прочь
шаловливую мысль.
Церемония проходила по законам этого царства, да только Смелый
Волк ничего не замечал. Его ум восхищен видением. Он держался
спокойно и ровно, хотя плоть испивала непростое волнение. И волнение
сие было не утомительно, а желанно.
Наконец, Черный Ворон со своей дочерью вышли на дворцовую
площадь, где собрался народ. Царь подозвал Смелого Волка. Дерзкий
Коршун стоял на ступенях и с великим презрением смотрел на всех, а
особенно на Красного Тигра. Он с превеликою радостью отрубил бы ему
голову!
Царю и принцессе привели красивых жеребцов, но тут случилось
совсем непредвиденное обстоятельство. Тридцать вооружённых всадников
в чёрных плащах и масках выросли точно из-под земли. Свесился туман,
посеял панику. Крики, брань, вопли…
Дикую Розу схватил один из всадников, быстро перекинул на лошадь
и помчался прочь. Всё произошло так мгновенно, что никто не успел
ничего предпринять. Всадники, как появились внезапно, так же и
растворились, словно тени выросли из преисподней и тут же рассеялись в
прах.
Только один Красный Тигр не растерялся, не расслабился, потому что
был готов к этому нападению. Наконец-то его воля укрепится и уверит
царя в своих намерениях. Он вскочил на царского скакуна и вздыбил свою
удаль.
-Убить! Всех убить! – Чёрный Ворон рубил мечом каждого, кто
попадался под руку. Море крови было пролито за какие-то считанные
минуты. Было ужасно и невыносимо тяжко. – Предательство! Измена! Всех,
всех казнить, пытать…
-Владыка, одного поймали!
-Где, где он?!
Человек, которого привели телохранители царя, оказался весьма
огромного роста, по его злобно-пылающему лицу сразу можно определить,

89
что он ничего не скажет. Умрёт, нежели отворит уста. Взгляд заклеймён
адом.
-Кто, кто послал тебя, ничтожество?! О, пусть все боги ныне изорвут
твоё тело на куски! Арес, вдохнови меня на искушения! – Дикая ярость
вылетела изо рта вместе со слюной. – Красный Бык?! Я разрежу тебя на
части, скотина! Отвечай или…
Незнакомец не собирался вовсе изрекать слова, которые так
любопытны царю, как вдруг свалился замертво на землю, которая не
ласково, а страстно обняла его на покрове этого чёрного дня. Рухнул, не
издав ни одного звука!
-Кто?! Кто посмел убить?! – Глаза метали искры неземного бешенства,
лицо, а вернее, царская морда стала красной и отвратительной до безумия.
Он поворачивался из стороны в сторону, размахивая окровавленным
клинком, чтобы найти убийцу и так же умертвить его без лишнего
сожаления.
-Дозволь слово молвить, повелитель! – Осмелился сказать Хитрый
Лис. Его зелёные глаза были тихими и спокойными, а внутри них сквозило
настоящее волнение за Красного Тигра. Он предчувствовал беду, что так
вольготно закружилась посреди разбушевавшегося хаоса.
-Говори! Не сумеешь успокоить мой дух, я убью и тебя! Никто, никто
не заслужил моей милости сегодня! – Отрезал слово с неприязнью,
срывающимся воплем. Невзирая на своё уродство души, он, Чёрный Ворон,
по настоящему любил свою дочь Дикую Розу. Нет, она, эта отцовская
любовь к дочери, не делала его добрее или лучше, он просто не мог
представить жизнь вне того, что подарила ему судьба. – Я не помилую
никого, никого. Много голов полетит с плеч за измену! И если ты не
сможешь отыскать для меня нужные слова, я покончу и с тобой! Здесь все
предатели! Все!
Дерзкий Коршун усмехнулся. Он был доволен разгулявшейся яростью,
нынче тоже проявил себя во всей красе, уподобившись ангелам тьмы.
Злобная страсть проливалась горячо из его молодого тела и обжигала
всякого, кто осмеливался прикасаться к нему своим испуганным взглядом.
Душа горела огнём адским. Ему так же хотелось мести и крови! О, как
пылала его чувственная воля!
-Ты можешь рвать моё тело на куски и бросать его собакам, но я
скажу то, о чём должен сказать. Ты теперь в величайшей ярости, царь,
только поверь слову старого Ли́са… С твоей дочерью ничего не случится.
Пусть разум поведёт тебя в страну покоя. И пусть ангелы принесут в твою
душу мир!
-Что хочешь мне поведать?! – Лицо царя стало каким-то тусклым и
настороженным. – Или я не вижу твоих намёков?! Говори, слагай усилия,

90
чтобы я не проткнул твоё сердце кинжалом! Сегодня я горю мщением,
возмездием!
Дерзкий Коршун, казалось, один только был рад случаю, который
делал его полновластным хозяином положения и всего последующего
торжества. Наследником должен стать только мужчина, не женщина! Так
он считал. И с одной стороны он прав!
-Воины Чёрного Потомка в плен не сдаются! Остуди гнев, владыка!
Посмотри на это… – С этим вздохом старина Лис повернул на спину
мёртвого, и все присутствовавшие увидели распоротый живот. – Они
лишают себя жизни таким способом…
Но Чёрный Ворон перебил говорившего:
-Что предлагаешь мне? Чем уравняешь мою меру? Или ты тоже, как и
другие, предал меня? – Царь стал ещё суровее и злее. Огонь мщения
изливался необузданно и даже презренно. – О, Зевс и Гера прогневались на
меня! И наказание идёт по пятам…
-Нет! Никогда бы я не посмел обречь твою невинную дочь на ужасные
страдания! Она чиста и нежна, чтобы ей испивать тягчайшие скорби! Будь
спокоен, царь, она вернётся невредимой! – Твёрдо ответил человек в синей
куртке. Его мысли витали не здесь.
-Всех повешу, всех! Всех, кто причастен к этому заговору! Не
помилую никого! Никто не заслуживает прощения! Призову всех богов ада,
чтобы они пролили свой гнев на предателей! – Кричал исступлённо царь.
Он метался, как загнанный зверь в клетке, не находя себе покоя.
-Не спеши, владыка! Гнев не творит правды! Лучше поразмысли на
досуге нового дня… Ярость никогда не становилась советчиком в таком
кропотливом деле… Из любой ситуации всегда найдётся один хотя бы, но
достойный выход…
-Предатели! Ничтожества… – Его меч со страшной силой описывал
дуги. А кровь умиравших разбрызгивалась по всей площади на утреннем
солнце. Стоны, вопли, проклятия не умолкали, а возрастали и покрывали
округу порождающейся болезнью.
-Повелитель! Утихомирь безумие своё! Поостынь малость. Приди в
сознание и закрепи за собой мысль добрую! Почём губить невиновных?!
Определи же, зачем Чёрный Потомок похитил Дикую Розу? – Хитрый Лис
был умён и хитёр, как всегда.
Царь быстро метнул глаза на Ли́са.
-Он потребует выкуп! Большой…
-Золото? – Как бы в раздумье отозвался исступлённо Чёрный Ворон,
осматривая долину смерти. – Золото?! Не-ет, золото он от меня не получит!
Я не дам ему! – И тут же спохватился, словно прозрел таинственно. – Но
постой! Ведь Смелый Волк умчался следом!

91
-Да, это так! – Подтвердил Хитрый Лис, смекая, в чём дело. Даже в
такой не щадящий момент царь торговал жизнью дочери, невзирая на
любовь к ней. Алчность и жадность превосходили все его чувственные
недомогания. – Смелый Волк…
-Что ж, в таком случае, я уверен, уверен, что он спасёт мою дочь
Дикую Розу. – Он не позволил Хитрому Лису докончить мысль, перебил
возбуждённо и яростно. – И вернётся с победой! Но золота Чёрный
Потомок не получит! Клянусь Аресом!
-Время рассудит…
-Я хочу спросить верного моего слугу… – На одно мгновение Чёрный
Ворон замолк, чтобы все почувствовали неумолимый страх перед ним,
могущим от одного его только желания стереть всех в порошок,– кто, кто
был тем вторым седоком, последовавшим за Смелым Волком? – Огненный
взор полыхал подозрением и коварством. – Измена, измена…
Хитрый Лис, конечно же, узнал этого мужественного воина Красного
Леопарда; ведь именно он и поскакал на лошади за братом, рискуя
собственной жизнью. Старший брат всегда оставался старшим и не мог
допустить гибели младшего. Раз уж боги даровали ему спасение, то теперь
он умрёт только в сражении!
-Прости меня, мой повелитель, но я не видел никого, кроме Смелого
Волка! – Так ответил Хитрый Лис, желая изменить разговор и направить
его в иное русло. – Пусть справедливость восторжествует, а истина победит!
Небо призываю на помощь и прошу везения и удачи!
-Если этот юноша докажет свою доблесть, отвагу и смелость, то его
ожидает царственная милость и награда… Слово царя! Я сполна и щедро
отсыплю в лоно Смелого Волка дары, которые он заслужит. Но если и он
заделался предателем, не помилую…
Дерзкий Коршун горделиво вскинул вверх свою красивую голову. Его
чёрные кудри рассыпаны по статным плечам ровными прядями. Грациозен,
величественен и жесток до безобразия! Насмешливо изрёк, так же жёстко и
грубо перебив своего отца:
-Смелый Волк заслуживает только одной награды – смерти!
Чёрный Ворон весьма престранно улыбнулся. Воззрел на юношу
каким-то презрительным, напыщенным и высокомерным взором. Чуть
помедлив, позвал сына к себе, не испытывая особой привязанности в
отношении него:
-Подойди ко мне!
-Мне некогда слушать твои наставления! – Дерзко отозвался
синеглазый мальчуган, давая понять всем видом, что презирает не только
присутствующих здесь, но и самогó царя. – У меня есть более важные дела!
А ты, отец, решай свои проблемы – сам!

92
Хитрый Лис с ужасом подумал: «Какого демона воспитал этот царь
тьмы! Но почему, почему же Чёрный Ворон никогда не наказывает сына
за дерзость, за вольность неподобающую, а лишь ухмыляется и всё
списывает в никуда?!»
Коршун повернулся спиной к отцу, небрежно с явным раздражением и
неудовлетворённостью пнул мёртвого, плюнул на землю и быстрым шагом
пошёл прочь, кстати, никто и никогда не знал и не ведал, где он проводил
свой досуг.
Чёрный Ворон чему-то улыбался и совершенно не расстраивался по
поводу того, что сын не покоряется его царской воле, напротив, он был
весьма доволен таким поведением, и сия непокорность его даже не
удручала, не расстраивала нисколько. Этого никто не понимал, почему
царь, ненавидевший и малых возмущений против своей воли, никогда не
порицал за неповиновение своего сына.
Хитрый Лис молчал, в его голове созревали многие думы, он что-то
постигал в себе и окрест себя, но не было всё же той радости, на которую
мог опереться ум. Тайные мысли определяли исход всей его непростой
жизни. Он теперь же всецело принадлежал божественному торжеству. Оно
в нём усиливало итоги благих построений. Но сюда, в эти достойные и
святые воды никто не мог войти.
Чёрный Ворон собрал совет. Ему сейчас, как никогда надобно
обсудить всё случившееся, наметить план, а после всего принести жертвы
богу Аресу. Кровь безумствовала, мысли склонились на сторону ада, и ад
усиливал в нём позывные ужаса и новых приступов отчаяния.
А небесная тишь разливала по всей округе свет любви! Всё вместе это
было не согласованно, но жизнь есть жизнь, не стои́т на месте. Дни
постарели, убегая в даль веков, откуда их невозможно было вызволить, а
ночью оживала мерцавшая бездна, она-то и дарила миру свои неустройства.
Житейская болезнь двигалась равномерно. С её далей постоянно
разливалась странная горечь, но она была какой-то насладительной и даже
желанной, хотя давала вечные тревоги и постоянные страхи. Бог ссыпáл
волю любви на Своих условиях неизменно, а земля умывалась ужасом войн.
Награды ожидали всех путников. Только они сложены не здесь, где
брыкается ужас полного хладнокровия, а там, где воскресает благость
полного совершенства и счастья. Туда и мечтали взойти все борцы за
свободу. И однажды эта Сила покроет весь человеческий род.
Глава седьмая
Братья
Всадники неслись с такой молниеносной быстротой, что просто таяли
на глазах изумлённого Красного Тигра, который преследовал их, не
отставая, только лошадь почему-то перестала слушать команды и сбавила
93
темп, и вскоре он совсем потерял их из вида и остался один посреди
шумевшего леса.
Неожиданно Смелый Волк услыхал позади себя конское ржание и
поспешил спрятаться за огромное лиственное дерево, но опасения
оказались совершенно напрасными. Этим всадником был Красный Леопард.
-Брат, что ты делаешь здесь? – Удивлённо вопросил Красный Тигр,
стряхивая со своего плаща пыль и спрыгивая на землю с уставшей лошади,
которая потеряла всякую надежду на долгожданный покой. – Небо может
не помиловать нас. Твой риск не обдуман.
-Я не мог оставить тебя одного и ожидать, как ты ввергнешься в пасть
ада! Не за тем Бог даровал мне жизнь, чтобы прятаться за спину моего
любимого брата. Мы должны быть вместе! – Сказал Леопард, его лошадь
рухнула, как подкошенная, едва не подмяв седока. Он мгновенно отскочил
в сторону.
-О, этот необдуманный поступок может стоить тебе жизни, дорогой
мой брат! Нельзя, нельзя рисковать напрасно! Это повлечёт за собой
многие последствия непредсказуемости… – В эту минуту он отпустил
своего коня от себя.
-Успокойся, брат! Бог даст, меня тут никто не узнает, а если ты
погибнешь, что в этом проку? Хватит пререканий, мы боремся за единое
дело, за которое стоит умереть! Небо стало нашим свидетелем, и оно будет
ходатайствовать за нас!
-Ты не понимаешь, меня?! Я должен спасти Дикую Розу! Иначе мы
все погибнем! И весь наш план, план отца будет провален. Я не могу
допустить и мысли… – Отчаяние проскользнуло поблизости и
потревожило мысль души.
-Мы обязательно спасём её! Ты даже не переживай и не сей свои
сомнения напрасно! Ведь это дело нашей чести! – Воскликнул Красный
Леопард вдохновенно! – Бог с нами, и Его Ангелы приведут нас к
несокрушимой победе! Мы непременно победим – и здесь, и там! Чёрный
Ворон заплатит за все страдания нашего народа! Ты вернёшься к нему с
гордо поднятой головой! И Дикая Роза будет с тобой! – Уверенность, с
какой он это говорил, возбудила дух юноши и, поверив в удачу, тот с
благодарностью обнял старшего брата. Столько не выраженных эмоций, но
надо держаться твёрдо на ногах.
-Ты прав! Прости меня за моё нетерпение. – Отозвался уже более
спокойно Красный Тигр. Но только наши кони вряд ли смогут осилить
дальнейший путь… Они послужили нам уже довольно… Надо теперь
побеспокоиться о другом…
-Мы-то с тобой полны ещё сил, Красный Тигр, брат мой
возлюбленный! Боги всегда с нами! И отчаиваться – это не в наших

94
возможностях! – Молвил муж. Его благородное лицо дышало святостью
молитв.
-Тогда поспешим, Красный Леопард!
-Поспешим, Красный Тигр! Да сопутствует нам благодать везения!
-Хвала Всевышнему! Но ответь же мне на один вопрос…
-Спрашивай…
-Дикая Роза очень красива и притягательна! Уж не потерял ли покой
из-за неё мой младший брат, пленившись девственной прелестью её
нежного личика? – Красный Леопард видел то, чего Красный Тигр видеть
ещё не мог.
-Нет! Моё сердце пока принадлежит моему разуму! Но после, после я
должен буду признаться тебе в одной тайне… – Он не хотел теперь
говорить о том, что его тревожило, да и время было не подходящее для
этого откровения.
-Хорошо! Очень хорошо! Трезвая голова должна быть у воина! – Тут
же молвил Леопард, взволновав золотые кудри, что рассыпались по его
могучим плечам. Пытливые глаза цвета моря светились загадочно. Взгляд
решительный, волевой, смелый, но где-то в самóй глубине застыла боль,
которую ему пришлось пережить не один раз за свои 30 лет. Он чуть ниже
брата, но силы хватит на дюжину подобных ему. Одет в чёрный плащ,
чёрные брюки и чёрную рубашку. Сапоги из чёрной кожи и за поясом два
кинжала. – Нам сейчас, как никогда необходим разум, а любовь стирает все
границы возможного и невозможного. Любить будем тогда, когда на земле
наступит мир и согласие, а сегодня мы родились для борьбы! Крепкая воля
духа – залог победы, а женщины этого успеха подать не могут. – Леопард
уже любил безответно женщину, да она его предала, и теперь он не верил в
любовь.
Красный Тигр промолчал, его душа пребывала на волнении, хотя
полностью солидарен с братом, но любовь к Дикой Орхидее в сердце
зародилась однажды, и искоренить её не так-то просто, да и не хотел он
этого делать.
Они шли молча по лесу, у каждого были свои личные думы и
мысленные обороты, которые слагать в речи пока было неуместно. Тихо,
как в загробном мире, и поэтому тишина казалась особенно
подозрительной и опасной. Птицы и то притаились в ожидании чего-то
неоткрытого, словно чуяли беду.
Остановились только тогда, когда их взору открылась большая
равнина, посреди которой стоял пребольшой дом за высоким железным
забором. Чтобы подойти к дому незаметно надо превратиться в невидимку
или стать ангелом. Ни того, ни иного у братьев случиться не могло.
-Место, поистине, достойно приманки. – Рассудил Красный Леопард,
осматривая окрестности. – Подойти нельзя ни с одной стороны, если
95
только идти вперёд и поиграть со смертью. – Его лицо было хмурым и
задумчивым.
-Это не плохая идея… – Тигр давно желал бросить вызов судьбе.
-Нет, брат! Нет. Играть со смертью? Это уж слишком! Пустая затея,
бесполезная. Умереть мы всегда успеем, а вот Дикой Розе вряд ли поможем!
Тут надо действовать очень осторожно, чтобы угодить Богу, иначе Он
отвернётся от нас! А проклятия нас уже не спасут.
-Остаётся ждать темноты и молить Всевышнего о непроглядной мгле
в эту решающую ночь. Боги всегда с нами, и должны осветить наш путь
прозрением! Я не могу вернуться назад без Розы… Это моя свобода,
могущая подарить мне большие полномочия…
-О, так! И нам придётся потрудиться не мало… Дозор Чёрного
Потомка, а я в этом нисколько не сомневаюсь, надёжно удерживает
вверенные ему позиции. Тут надо действовать иначе! Пусть боги нас
вразумят! Мы должны будем сразиться с ним и победить, от сего зависит
успех! – Красный Леопард сказал это уверенно и твёрдо, сверкая синевой,
блуждающих в пространстве, глаз.
-Жаль, что я не послушал дельный совет капитана Зелёного Паука и
не убил Чёрного Потомка в своё время! Сейчас бы у нас не было такой
проблемы! – Впервые Красный Тигр пожалел, что оставил в живых
человека.
-Ты ещё сделаешь это! Теперь же надо подумать о другом!
-О чём же, брат?
-О желудке, который постоянно ведёт борьбу за существование. Нам
не мешало бы подкрепиться и утвердить в себе завет человеческой силы. А
иначе ослабеем… А слабость разрушает многие итоги, которые желалось
бы миновать на деле…
-Это верно, но придётся лишь довольствоваться словами о еде и
надеяться на лучшее… Главное, что нам так необходимо находится не
здесь, а там… – Тигр бросил сильный взгляд на одинокий дом. Он
представлял собой настоящую крепость.
-О, сие произойдёт позднее, гораздо позднее, когда ночные светила
осветят нашу долину раздумий, теперь же мы лишь предадимся терпению и
ожиданию, а пока держи вот это… – Красный Леопард достал из-за пазухи
свёрток, где были хлеб и сыр. – Ешь, брат, и укрепляй свой бессмертный
дух.
Удивлённый и радостный возглас Красного Тигра привёл старшего
брата в состояние сердечности, но никто из них не проронил ни единого
слова. Часы тянулись медленно, тёплый день располагал ко сну. Даже ветер
не тревожил прохладой истомившиеся тела. Леопард дал Тигру кожаные
меха, которые висели у первого на поясе.

96
-Выпей немного вина, мой дорогой брат, это поможет стряхнуть не
одну усталость… Нам надо готовиться к главному событию и себя
укрепить насколько возможно… Время уже приближается к главному
истоку…
-Ты всё предусмотрел… – Благодарно молвил младший сын Красного
Быка. Его душа наполнялась непревзойдённой радостью, настоящей,
неподдельной. – И я бесконечно рад, что мы снова соединились на таком
опасном перепутье…
-Этому меня научила жизнь… И я тоже счастлив, что могу рядом с
тобой размять мускулы своего тела… Долго, уже очень долго истомился
мой дух… И теперь я готов, готов принять вызов, брошенный мне
судьбой…
День всё-таки начинал клониться к закату, и небосвод, наконец,
замигал звёздными огнями. Манящий к себе свет рождал чувства восторга,
того восторга, который пленяет ум, да остановившаяся тьма стужала26 все
мысли неведомым страхом, тем страхом, что пришёл из бездны великого
зла.
По мере того, как приближалось явственное дыхание ночного мрака,
того мрака, что несёт с собой смерть, в мужественные сердца
закрадывалось лёгкое беспокойство, и крылья незримой опасности
затрепетали над томящимися от ожидания братьями, которые желали
поразмяться искусством борьбы…
-Вот и ночь покрыла этот мир тишиной, – молвил Красный Тигр,
вздыхая,– пора нам идти вперёд за удачей! Идти на испытание и пролить
чью-то кровь… Будем принимать, посланные испытания с уверенностью, и
не посрамим имя нашего доблестно отца!
-Да, время настало. И с отцовским благословением мы ступим на
порог удача! Но у нас только два кинжала, – напомнил Красный Леопард,
устремив свой печальный взор в чёрную высь. Он молился о помощи
ангелам и просил сохранить жизнь его брату.
-Всё будет хорошо. Я в это верю! – Красный Тигр тоже странно
печалил образ. – Мы справимся, мы победим! Бог помогает сильным, и Он
всегда там, где справедливость! Нам нелегко в этой жизни, брат, но мы
родились в то время, когда должны сеять смерть, хотим ли того или нет!
Мы – воины и наш долг убивать во имя покоя… А кровь стирает любые
грехи… Убивать всегда больно… – Он замолчал, его мысли унеслись
далеко-далеко. Оторвавшись от этих дум, он вернулся к реальности. И
докончил свою мысль так. – Мы на верном пути! Мы вершим доброе дело!
Пусть Бог поможет нам в нашем пути! И пусть Сладчайший Иисус
раскроет для нас объятия верного шага…

26
Докучала.
97
-Да, смерть – приговор грешников, но ради спасения тысячи, стоит ли
убиваться о десятке?! Война – это удел настоящих мужчин и побеждает
сильнейший. За всё будем отвечать! Так лучше идти вперёд и не жалеть о
прожитом! Бог всегда на стороне правды и чести!
-Много крови на наших руках, брат, очень много, сумеем ли держать
ответ перед Всевышним? – Горько вздохнул Красный Тигр. – Сумеем ли
ответить за всё, что сделали? Вместо райских садов нас поджидает вечный
тартар.
Они оба твёрдо верили в жизнь после смерти и были воспитаны в духе
вероисповедания. И больше всего Красный Тигр переживал о том, что
здесь, в царстве Чёрного Вóрона, он не мог носить нательный крест и
молиться Богу, потому что царь ненавидел христиан и жестоко их
наказывал ,мучил, убивал. И Хитрый Лис свой любимый крест прятал ото
всех.
-Кровь врага смоет наши грехи и омоет нас, ведь эта кровь смешана со
слезами наших жён и матерей! Бог зажжёт в наших сердцах огонь чистой
истины и воссияет над нами Солнце Бессмертия! – Красный Леопард о чём-
то размышлял, в эти думы он никого не хотел впускать, даже младшего
брата.
-Знаешь… Я против любых убийств, мне совсем не по душе проливать
чью-то кровь. Бог подарил человеку миг жизни… Имеем ли мы право этот
миг обрывать? Моё сердце трепещет от этого вторжения… Но приходится
стирать волю любви росчерком кинжала…
-Не думай о том, что нам не подвластно! Бог нашими руками вершит
Свой суд! Если зло не уничтожать, то оно, как сеть, найдёт по всему лицу
земли и истребит всех, тьма затмит свет! Ты этого хочешь? Этого ли
жаждет твой бессмертный дух? – Глаза Леопарда сверкали подобно
алмазам, в них сиял огонь великих битв и сражений. – И пока я жив, я
всегда встану на тот путь, где живёт справедливость, и мои тропы на всём
пути обозначат борьбу за вечный мир! Господь с нами! И мы не посмеем
пойти против воли Бога!
-Да! Пусть так и будет! Правосудие и наказание – и есть смысл
существования. Человек рождён для борьбы! После… – Только на краткий
миг славный муж задержал благословенное дыхание и снова вымолвил
право свободолюбивого слова, – после мы обретём торжество явного
бессмертия, к коему стремились, и тогда борьба закончится, наконец-то, и
явится вечный покой! Весь труд тяжкий, изнурительный останется позади
всего. Зло истает, и настанет эра полного блаженства. Каждый человек
заслуживает право на свободу и на любовь. Бог обласкает Своих путников,
и бессмертие не предстанет таким страшным и коварным… – Произнёс
мечтательно Красный Тигр, его захватывало от того чувства, в котором он
теперь пребывал.
98
-Что ж, помолимся, брат мой возлюбленный, Господу нашему Иисусу
Христу! И попросим Его благодати и покровительства в нашем
сегодняшнем непростом деле! Ведь так мы себя оградим от ненужных
волнений.
Оба – и Красный Леопард, и Красный Тигр – сели лицом на восток,
преклонив колени, и стали горячо молиться Создателю в это звёздное
покрывало, что распростёрло над их головами тихий свет молчаливой
ночи…
Там сияла величественная Андромеда. С её покоев стекала на
прозрачном вдохновении тайна могучего дыхания любви. По искусству
изобретательного наречия существует легенда: Кассиопея – мать
Андромеды. Её дочь была так красива, так умна и не имела себе равных. И
мать заявила, что она прекраснее любой из Нереид (нимфы моря).
Оскорблённые Нереиды пожаловались Посейдону, который послал в
страну эфиопов ужасное чудовище, пожиравшего людей. И избавиться от
него можно было только, если отдать Андромеду этому чудищу. Но Персей
спас красавицу, убил чудовище и женился на ней. После смерти Андромеда
превращена в созвездие за свою дивную красоту, и теперь сияет посреди
могучего небосклона при ночном движении таинственного мрака и
разливает свой свет на души живых.
Луна озорно и дерзновенно пряталась за крошечными облаками, что
так резво уплывали за даль веков, а шаловливый ветер пробегал лёгкими
шагами от леса к дому. Звёздная красота не утомляла, но и не вдохновляла,
просто давала потаённые силы.
Уверенные и сильные братья ползли вперёд по сыпучему песку
навстречу только своей доле. Охраны возле дома нет и это ещё более
странно и подозрительно. Да долго размышлять на сей счёт – тратить
попусту драгоценное время.
В несколько минут они преодолели этот железный забор, и очутились
возле высокого крыльца, в первый момент дверь не заметили. Просто
гладкая стена и всё. Но дверь тоже была железной и массивной, даже нет
проёма, с которого можно опознать её существенный образ или подобие.
Нет и ручки…
Сам дом был двухэтажным и куполообразным, и удивительно то, что
окно тоже только одно, хотя из него всё-таки пробивался слабый свет
маленькой надежды. И она придавала уверенность и силу, успех казался
незыблемым. А удача, по-видимому, ещё впереди, за этими толстыми
стенами.
-Не дом, а крепость! – Заметил младший брат, оглядываясь по
сторонам, пытаясь при этом рассмотреть наступивший мрак, с которого,
может быть, и явится случайная радость. – Всё как-то неестественно и
очень уж тихо!
99
-О, этот свет, летящий из окна, свет нашей надежды и нашей славы!
Там, там Дикая Роза! Я не сомневаюсь! Я чувствую это… Она там! И скоро
мы её увидим. – Горячо прошептал старший брат. Его уверенность была
непоколебимой.
-Мы спасаем её ради новых мук! – Не смог удержаться в слове
Красный Тигр. – Спасём и обречём на более ужасное… Хотя не станем
мучить это милое и юное создание… Но нам придётся воспользоваться
этим…
-Такова воля богов! И едина воля Бога! Пусть свершится то, что
задумано! Не нам отменять приговор судьбы! Мы призваны завершить его
историю! – Тихонько отозвался Леопард. – Будь крепок мыслью и чувством!
-Да будет так, как изрекли уста твои! Лишь вера в справедливость
оправдывает нашу борьбу! Пусть при этом нам и приходится порою идти
на жертвы… Но мы преодолеем любые трудности, назад пути не
существует! Свет и свобода!
-Мир и кровь!
Братья на удачу толкнули тяжёлую железную дверь, которая
открылась бесшумно, дразня лёгкостью победы и какой-то необычной
беспрепятственностью. Они сразу осознали, что случившееся не простое
везение, а возмездие, но это их не напугало и не остановило, напротив,
решимость возросла, а кулаки готовились к сражению.
Шли тёмным коридором минуты две, но и эти две минуты показались,
если и не вечностью, то долгими и утомительными, некое давление
тяготило плоть, и в эти роковые минуты их внезапно схватили и бросили в
подвал, где пахло сыростью и плесенью. Всё произошло в считанные
мгновения.
-О, бесславная и позорная смерть, брат мой, сгнить в этом подвале
вместе с крысами! – Воскликнул и опечалено и поспешно Красный Тигр,
приглядываясь к темноте. – Неужели наш путь здесь и завершил свою
недолговечную историю?
-Я вовсе так не думаю! Мы не умрём, по крайней мере, в ближайшие
часы! Нам ещё суждено увидеть Чёрного Потомка! – Красный Леопард
казался каким-то спокойным и рассудительным, словно знал все события
наперёд. – Хотя он и варвар непревзойдённый, сын демона, но он не
позволит своему противнику сгинуть в этом подвале. Непременно,
непременно вызволит нас на волю, чтобы помериться силами… Так и
случится!
-Это так! Только теперь мы предстоим на иной возможности и с
иными определяющимися фактами. Сумеем ли выбраться из тисков смерти?
Но всё же я хочу умереть с оружием в руках! Это честь для воина, а у нас
теперь и кинжалов-то нет! – С грустью промолвил младший сын Красного
Быка.
100
-Не спеши умирать! Мы ещё поживём! А вот на счёт чести не
сомневайся! Каким бы ни был Чёрный Потомок, он даст нам умереть в бою!
В этом он превосходит демона Чёрного Вóрона, который убивал наших
бойцов страшными пытками, лишая их возможности постоять за себя с
оружием в руках… – Уверенность Красного Леопарда давала надежду, хотя
выбраться из подвала – не было ни единой возможности и всё, что
оставалось – это ждать терпеливо и молить Бога о всеусиленном
милосердии.
Вдруг заскрипел засов, и дверь отворилась, полоса небольшого света
осветила стоявшего в проёме человека: небольшого роста молодой воин в
синем костюме из бархата, так отлично сидящий на статной фигуре. Скорее
эта стройность вычерчивала элегантность и утончённость. Лицо скрыто под
капюшоном, но руки изящные, белые.
И Тигр, и Леопард как-то спешно переглянулись между собой,
подумали об одном и том же, мысль проскочила не вяло, а ретиво и
слишком трезво опоясала мозги: « у сына сатаны нет таких хрупких
бойцов!»
Юноша между тем неторопливо спустился по ступеням вниз, а двое
других стражников остались позади него. Он держал в одной руке горящую
свечу, в другой – корзину с едой. Голос оказался мягким и тихим,
располагающим, даже каким-то успокаивающим, подающим возможность
насладиться странной речью мелодичного звучания:
-Подкрепитесь, воины! Здесь вино, хлеб и сыр!
-Кто ты, добрый незнакомец? – Со святой благодарностью,
свойственной только ему одному, взволнованно произнёс Красный Тигр,
ощущая некое сопротивление всего тела, и постарался узреть эти
спрятанные глаза.
-Я ваш друг, – отозвались из-под колпака.
-Кто может здесь назваться нашим другом в этом душном аду,
пропитанном гарью и кровью, ненавистью и златом? – Снова
поинтересовался Смелый Волк. Смутные догадки яви не проясняли ни
единой светлости.
Но человек, назвавшийся другом, вдруг шепнул в ухо, обжигая
чувственной страстью всего мужественного Тигра, у которого пошла
кругом голова. – Верь мне, я спасу тебя! За тем я здесь… Ничего не бойся,
только жди… Ты не пропадёшь в этом подвале… – Сказал и тут же быстро
пошёл к двери.
Когда братья остались одни, то лёгкое удивление посетило их души и
сердца. Свеча всё ещё горела, её пламя разливалось по серым стенам
предостережением. Некий дух опасности всё ещё витал в этом странном
месте.

101
-Кто, кто сей юноша? И почему хочет помочь нам? Есть ли смысл в
его словах? Или новая уловка сатаны пробуждается явью? – Удивился
Красный Тигр. Он старался припомнить голос воина, который ему
внезапно показался немного знакомым.
-Видимо Бог послал нам избавление, и мы спасёмся во имя Иисуса
Назорея. – Молвил Красный Леопард, не теряя, однако, бдительности ни на
одну секунду. – Испытание лишь подаст нам силы и проверку. Можем ли
мы идти дальше?! Способны ли увековечить благо святого свидетельства,
за которое страдаем?!
Разговор прекратился внезапно, и свеча догорела, время потянулось
длинным счётом изнурительного ожидания. Им было о чём подумать на
досуге тайного искушения. Ведь введены они в оное для особого
впечатления. И теперь надо достойно прожить его долю своими жаждами.
Вот и проживают.
Однажды дверь снова отворилась с шумом и в проёме выросла
огромная фигура толстяка, который имел рост более двух метров; сложен
атлетически, лицо круглое, как шар, посреди которого маленькие бусинки
чёрных глаз, курносый нос и едва заметный рот.
Голова лысая, имеет два огромных ослиных уха, точно локаторы – они
слышали даже то, чего слышать невозможно. Одет в широкие атласные
панталоны, которые стянуты кожаным поясом с изумрудами; за поясом
кинжал. Рубахи нет, на могучей шее висела золотая цепь. Чем-то ужасным
повеяло от него, когда он приказал:
-Идите за мной!
Братья вскочили на ноги моментально, старясь собраться с силами и
духом, чтобы принять мужественно и с достоинством ниспосланное Небом,
и последовали за великаном. Он, не оборачиваясь, сказал жёстко и
громогласно:
-Не пытайтесь бежать. Убью – это приказ!
-Птице легче вырваться из клетки… – Спокойно заметил Красный
Тигр и поморщился. Его глаза никак не могли привыкнуть к свету, что так
ярко предстал на пороге. Все внутренности почему-то заполыхали огнём
возмездия.
-Вас всё равно ожидает смерть! Дело лишь во времени! А его у вас так
мало. – Проговорил впереди идущий с полным равнодушием упавшего
слова, он словно говорил сам с собой на тяготе раздумий. Казалось, что его
вообще ничего и никто не волновал на текущем моменте. – Смерть уже
близко, совсем близко! У меня руки чувствуют её прибой! И Прометей не
спасёт вас! Даже не надейтесь! Эрида 27 ! Эрида! Эрида! Сегодня она
воскресла мощью моего желания! Я завершу затянувшийся итог! – Он

27
Эрứда – богиня раздора
102
кряхтел и морщился как-то излишне тяжело, хотя своего тела не тяготился
никогда. Его тело было непревзойдённой и его мощью.
Но случилось совсем непредвиденное событие. Видимо и сам толстяк
не ожидал такого внезапного поворота. Из-за угла выскочила фигура
человека в тёмном плаще, в руке которого блеснул кинжал. Удар нанесён
уверенно, прямо в сердце и тот, который шёл первым, рухнул на пол с
грохотом, не издав при этом ни единого звука.
Такой удар мог нанести только искусный воин. Братья не ожидали
такой перемены в судьбе и удивлённо посмотрели на незнакомца,
прятавшего своё лицо. Событие сулило удачу. Все боги на стороне этих
братьев. Смерть отошла в сторонку и могла лишь наблюдать построение
весьма отлаженного дела.
-Быстрее, уходим отсюда! – Поторопил он. – Дорогá каждая минута.
Скорее, скорее идите за мной и ни о чём не спрашивайте! Если помедлим,
то здесь тот час же и сложим свои головы… Потом, всё потом… Идите за
мной!
Красный Леопард и Красный Тигр молча последовали за спасителем,
однако, не совсем доверяя увиденному и случившемуся. Может этот выпад
был очередной уловкой Чёрного Потомка. Но он, действительно, вывел их
на улицу.
Солнце стояло высоко, и его тёплые лучи разливались повсюду,
золотясь в синеве неба. Было так тихо и свято, словно нет никакой
опасности. Нет ничего, что только отягощает свет земного блаженства. Рай,
да и только!
-Вот ваши кони! Быстро уходите отсюда, иначе все погибнем!
Медлить нельзя! Это смерть, верная гибель! – Говорил юноша, склонив
голову к земле, так и не раскрыв своего лица и своего имени и своего
интереса.
-Кто ты, добрый человек, и почему помогаешь нам? – Красный
Леопард был чем-то озабочен. Он предчувствовал, если и не подвох, то уж
что-то весьма, весьма тайное тут соприсутствует, а тайны выводят на иные
рубежи, которым доверять так же опасно. Сердце заломило от
предчувствия. Оно его ещё никогда не подводило. Но выбирать из худшего
лучшее – на это тоже надобно особое усилие.
-Ни о чём меня не спрашивай, время торопит, оно так мгновенно тает,
гаснет… Но настанет тот благостный час и вы всё узнаете… А пока скачите
прочь, потому что за нами кровавая смерть тащится, а она не подаст
покоя… Смерть завершает любой итог, даже и не сбывшийся. Торопитесь,
торопитесь…
-Но мы не можем уйти без Дикой Розы! – Добавил вдруг Красный
Тигр. В этом весь расчёт, в этом и состоял его план. – Ради неё мы здесь!

103
Ради неё рискуем жизнью! Это долг и честь нашего дела… Нельзя оставить
её одну…
Даже чужеродному и незаинтересованному лицу сразу бы бросилось в
глаза то, как этот молодой и статный юноша, прикрывающийся плащом,
как-то слишком поспешно вскричал от нахлынувшего гнева, точно от удара
плетью:
-О! эта женщина пленила сердце стойкого и доблестного воина?! – В
голосе звучало невероятное возмущение, яркая обида и безудержная
ревность. – И я, рискуя собственной жизнью, напрасно предоставил вам
путь свободы?!
-О! смелый незнакомец! Мы благодарим тебя за твою смелость и
преклоняемся пред твоею честностью и мужеством. – Отозвался Красный
Тигр. – Но что руководит твоим поступком – не понимаю. Кто ты? Твои
слова потревожили покой моей души. Я не пленён Дикой Розой и если ты
влюблён в неё, то спешу успокоить тебя, что путь этот свободен. Я не
люблю её! Не надо волноваться зря… Покой твоей любви принадлежит
только твоему чувству… Но мы должны спасти принцессу, она
принадлежит целому народу, имя которого – жизнь!
Видно, что затянувшаяся речь быстро успокоила горячего ревнивца,
он моментально утихомирился духом, гнев отошёл вон за ту синь
безоблачную, потому что он радостно воскликнул, имея в резерве ещё
некоторые достоинства:
-О! прости меня, смелый и отважный воин, что я неправильно оценил
силу твоего слова! Видимо моя поспешность была излишней и
обременительной. Позволь в знак нашего благоразумия обменяться
объятиями!
Красный Тигр незамедлительно обнял незнакомца и ощутил странное
беспокойство внутри всего своего ослабленного тела. Дух взвился высоко в
небеса и полетел к престолу подлинной славы. Терять драгоценные минуты
сейчас было совсем некстати.
-Хорошо, а теперь уезжайте быстрее… Я всё сделаю ради любви, и
Бог меня вознаградит. Скачите к скале синего озера, этот недолгий путь вы
отыщите легко, лошади сами вынесут вас к озеру, и ждите меня там вместе
с принцессой! – Сказал он торопливо и указал рукой, куда нужно направить
свои стопы. – Меня не тронут, я имею полное доверие у Чёрного
Потомка…
-О, спасибо, друг…
-Не надо лишних оваций…
-По-видимому, ты прав…
Сзади слышался шум и приглушённые голоса.
-Скорее убирайтесь отсюда! Скорее, иначе все погибнем! И никому
уже не будет спасения! – Отчаяние мгновенно вырвалось из благородной
104
груди и кипучею волною брызнуло в сердцá братьев. – Умоляю вас,
поспешите!
Оба брата молниеносно вскочили в сёдла, и лишь песок взметнулся
кверху. Нет, они вовсе не собирались бросать достойнейшего воина на
произвол судьбы. Там, у синего озера, они готовы вступить в бой с Чёрным
Потомком и его людьми.
Юноша, в котором билась жажда неутолимой страсти, увидел, как
несколько всадников последовали за братьями… Оставшись в полной
безопасности, он сбросил с себя чёрный плащ, и чёрные волосы, получив
простор, заструились по изящным плечам, спадая на стройный девичий
стан.
Чёрные глаза горели огнём любви, алые губы вздрагивали от
беспредельной тоски, но она знала, что сумеет обворожить Красного Тигра,
ради которого пошла на немыслимый поступок. Этим благородным воином
оказалась Белая Лилия.
-Он будет только моим, только моим и ничьим больше! Вся моя
любовь принадлежит ему! Но если он не достанется мне, то и с другой я его
делить не стану! Клянусь всеми богами рая и ада, что не отдам тебя никому,
мой любимый Тигр! Если нам суждено умереть, мы умрём вместе! Я не
останусь в одиночестве… Нет, любимый… Ты принадлежишь только мне
одной…
Эти кипучие слова были произнесены с огромной горячностью,
пылким и сильным чувством, которое потревожило покой в душе Белой
Лилии. Она безумна, но она любит. А любовь прощает всё, всё, кроме
измены!
Именно она, отчаянная и влюблённая, последовала следом за Красным
Тигром, ради которого совершала безумные поступки, сие творила любовь,
что жила в ней и росла с каждым днём. Вот и теперь она должна с Дикой
Розой уйти от Чёрного Потомка, от его преследований. И это был самый
подходящий момент, потому что они остались совершенно одни в большом
доме.
-Принцесса, собирайся поскорее! Нам пора выезжать! – Приказала она
решительно. Её голос звенел от той радости, которая возвещала о встрече с
возлюбленным. Она находилась на грани неведомого восторга и
великолепия. Скоро её любимый Красный Тигр будет с нею, и она подарит
ему свою бесконечную любовь, такую великую и безмерную. – Мы
покидаем это место! Нас ждёт простор земного счастья! И там мы,
наконец-то, откроем свои возможности, чтобы наследовать мир
упоительного дыхания… – Мечта присела очень осторожно, не осквернила,
а как-то крепко сдавила виски.
Дикая Роза с явным удивлением и недоумением смотрела на человека,
одетого в мужское платье. Ничего не произнесла. Она привыкла жить на
105
ином достатке, но сегодня её основа души потревожена странными
событиями.
-Только поторопимся, иначе тебе уже никогда не увидеть своей
свободы! – Сказала вдохновенно Белая Лилия. Она предвкушала миг
блаженства, он её испепелял нетерпением. – Ты не должна мне
противостоять, если ищешь покой… Делай, как я прикажу, если ждёшь
избавления… Я не приму никаких возражений, потому что на карту судьбы
поставлена воля целого народа! И не смей мне возражать, доказывать, либо
капризничать!
-Чем один плен отличается от другого? И что может измениться для
меня в моём нынешнем положении? Всё одинаково… – Отозвалась Роза
тихо, не повернув головы. Она сегодня видела вещий сон. И он сильно
ранил девичье сердце. Пусть же душа не томится напрасными бранями. А
томится, томится ведь. Только она не станет спорить, кричать, доказывать,
дерзить. Испытания уготованы для всех. Никто не минует. И лучше
принять с любовью, чтобы потом получить награду. Она не станет
упорствовать.
-Ты просто не ведаешь того, что нас ожидает! Или хочешь остаться в
этих страшных стенах? Хочешь напиться новых страхов Чёрного Потомка?!
Он не будет к тебе милосерден и снисходителен, он напоит тебя ядом
своего сердца! И тебе придётся испить страдания и унижения! – Белая
Лилия начинала нервничать. Её сердце как-то было излишне взволновано и
тяготилось присутствием принцессы.
-Моя судьба решена однажды! Мне незачем себя оберегать от того,
что даётся могуществом небес… – Как-то странно отозвалась принцесса. Её
дух взвился высоко-высоко, и там искал надёжного пристанища. А найдёт
ли? Если найдёт, то и отыщет своё успокоение достойное. – Но я готова
последовать в испытание!
-Наконец-то я слышу добрые слова…
Дикая Роза не собиралась откровенничать с этой подозрительной
женщиной. Но своим внутренним чутьём она ощутила невольную
опасность. Что-то в ней было слишком дерзкое и страшное. Она не могла
себе этого объяснить.
И ещё эта красота! Такая вызывающая и божественная. Именно с этих
высот ниспускался ужас и страх. Невозможно объяснить, что так напугало
принцессу. В глазах горело пламя любви. И это пламя чужой женщины
обдавало ужасом и болью.
-Что же ты медлишь? – Подозрительно спросила Лилия.
-Я готова… Меня здесь ничего не удерживает.
-Тогда уходим…
Во дворе стояли две лошади.

106
Пылало солнце в вышине. И посреди него стекала красная воля
смерти на притихшую землю. О, как не хочется прикасаться к ней своими
руками. Но миг военного искусства не спрашивает тебя ни о чём. Приходит
и пей. И пьёт человек. Пьёт, но не упивается. Жажда непомерная. Пьёт ещё
и пресыщается.
-Принцесса умеет ездить верхом? – Надменно и презренно спросила
Белая Лилия, бросив в её сторону свой смелый и дерзкий взгляд. – Или тебе
надо помогать? – Глаза сверкали страстью соблазнительной, но они
сверкали для Красного Тигра.
-Да…
-Отлично… Поспешим же, Дикая Роза! Нас ждут великие подвиги!
Сегодня мы вступим в сражение с сыном сатаны! – Вскричала исступлённо
Лилия, победоносно помахивая своим коротким мечом. – У синего озера
уже я слышу топот коней… Они мнут песок кровавым предвестием!
Вперёд! Там нужна наша подмога… – И её лошадь рванулась с места
первой. – Победа! Нас ждёт полная победа! Все боги с нами… И они
охраняют наш путь…
Принцесса ничего не ответила на её воинственный призыв, про себя
сложила многие думы про случившееся. Но на душе образовалась некая
тьма. Она усиливала свои незатейливые позиции. Однако, не досуг вверять
себя таковым мыслям в этой непростой ситуации. Молча последовала за
ней…
-Не отставай, Роза! Укрепи дух своего слабого сердца! О, женщина,
ты рождаешь ад… – Кричала Белая Лилия, оборачиваясь назад. – Торопись
же, время не ждёт и не медлит… Опоздать нельзя… Каждый миг закреплён
смертью!
Эй, небо!
Но и небо сегодня дышит тревожно.
Эй, солнце!
И солнце не ласковое, а какое стремительное, не щадящее.
Эй, воздух!
И воздух тяжкий…
Так пронзительно больно и удушливо сегодня. Что-то уж невероятно
адское кипит и наполняет округу. Видимо, весь мир предстал тяжким
испытанием для каждого, кто теперь прокладывает свой путь к вечному
блаженству.
Ветер летел за ними, испивая восторг человеческого страдания и
ужаса! Он хотел догнать все страхи и усилить новые, более существенные
и трагичные. Но Лилия ничего не боялась на этом свете. Только одного – не
потерять любовь своего Тигра, а всё остальное – это мелочи! И пусть сама
смерть вздрогнет от дыхания огненного чувства!

107
Глава восьмая
Бой у синего озера
Голубая небесная гладь была покрыта глазастыми тучами, которые
пригнал северный ветер и пригнал так скорёхонько. Стало темнеть быстро
и как-то весьма неправдоподобно. На дороге кружился взбесившийся песок.
Скала, где спрятались мужчины, стояла гордо возле синего озера, что
теперь излишне волновалось. Его тёмные волны поднимались кверху и
плескались о берег шумно и предостерегающе. Ожидалась буря. Но тут нет
ни одного дерева и даже куста, какая-то угнетающая пустота
безжизненного света.
Красный Леопард задумчиво промолвил, осматриваясь по сторонам в
нетерпении и непрошеной грусти, при этом его смелое и уставшее лицо
было излишне печально и немного взволнованно, но эти чувственные
ориентиры не портили его жизненный настрой:
-Смертельный прибой, но как он чарует взор… И сеется благость
неуютного хаоса, что так скверно режет душу пополам. О, дивное начало
света?! Ты величественно и необъятно! И нельзя, невозможно тебя понять
и выведать…
-И ты прав! Туманится взор сознания от запаха грозного прибоя, но
взор не содрогается от сего… Рыдает волна, но она не затрагивает
будущего торжества… Изменить наследие никому нельзя… Скоро и эта
земля покроется кровью!
-Таков удел борьбы и нам остаётся лишь принять то, что есть! Пусть и
рвётся страсть на тупике своего безобразия… А воля приносит славный
миг везения… Мы несёмся навстречу блаженному покою, который всегда
завоёвывается в битвах…
-Пройдут векá, и человек станет жить в мире! – Мечтательно молвил
Красный Тигр. Его глаза серебрились светом затаившейся мглы, и эта мгла
была святой. – Как ты думаешь, брат? Придёт ли жизнь покоя будущему
поколению?
-Наше будущее мне кажется мрачным, а далеко видят только боги! Не
стоит думать о том, что там… Мы здесь, и сегодня от нас зависит очень
многое. Но наша лепта покроет тысячи расстояний ценой борьбы за этот
мир земного счастья! И мы не свернём с намечено пути! – Уверенно
отозвался Леопард.
-Небеса гремят! Чем мы их прогневали? Огненная колесница срывает
мечту с души, и кровь обжигает сердце! Я чувствую дыхание ада! Он
клокочет поблизости… С его низов веет холодом… Будет ли наша удачей
ныне победительницей? – Сомнения. Сомнения. Одни сомнения, а они
несут разлад в сердце

108
-Это нам в помощь! Подумай об ином! – Как-то взволнованно просеял
слово Красный Леопард. Его душа порхала высоко, она словно что-то
прочуяла и хотела лишь воссоединиться с тем небесным раем,
недоступным, но живым. Он вдруг прослышал предупредительный набат
из-под земли. – Вникни на то, чем ты сегодня отметил свою свободу на
утре этого дыхания…
Красный Тигр не вспылил, хотя чуткая пылкость пронзила мозг
сильно, мощно, но не было в сём ни капельки торжества. Даже немногая
боль приползла откуда-то торопливо и как-то с неприязнью сдавила
нервную сущность. Молвил лишь:
-О чём? ты подумал наверно о том же…
-Кто тот незнакомец, что помог нам? И какова плата за услугу?
-Красный Леопард, ты разве не веришь в людскую добродетель?
Доброе начало возложено на алтарь однажды… – Отозвался сын Красного
Быка, а у самогó внутренняя воля сжалась от дурного предвестия. – Что за
раздор посетил голову моего возлюбленного брата на пороге открывшегося
соблазна?
-Нет, Красный Тигр! Я, конечно, верю в добродетель, верю во все
добрые начинания, иначе и жить бессмысленно, но здесь что-то иное, оно
меня весьма, весьма смущает. Я чувствую опасность, она всегда рядом,
всегда идёт по пятам.
-Ты думаешь, тот смелый юноша, что влюблён в принцессу, обманет
нас? И своим обманом выведет к позору и смерти? – Глаза доброго мужа
заполыхали дивным светом любви, и его мужественное лицо преобразилось.
-Думаю, что не обманет. Он ведь рисковал и своею жизнью. И скоро
Дикая Роза предстанет пред нами. – Как-то печально отозвался старший
брат. Чувства его никогда не обманывали, только тут есть нечто
необъяснимое.
-Тогда не тревожься о пустом. Будем верить в радушие и благие
намерения… Нас теперь ожидает бой, и вот к этому мы должны
приготовить себя. Пусть свершиться правосудие! А все прочие условия и
домыслы – после всего…
Ветер свирепствовал и терзал волны так сильно о берег, что они
рассыпали свои брызги на братьев, но небеса не плакали, не рыдали, только
темнота потустороннего мира стягивала петлю, и свет удалялся напрочь.
Все силы ада восстали, казалось, на данном этапе жития.
-Слышишь…
-Да, это они…
-Что ж, самое время размять затёкшие мышцы…
-Береги себя…
Братья обнялись.

109
Топот всадников уже слишком близко. Но этим всадником оказался
тот молодой человек, что помог им бежать. Он спешился и громко крикнул,
стараясь перекричать вой ветра. – Сейчас Чёрный Потомок будет здесь и
всё зависит от нас: умереть с честью или победить со славой! Вот ваше
оружие! – Сказал и бросил на многострадальную землю два меча. – Он
запоздал не потому, что не знает пути, а потому что боги на стороне, на
нашей стороне…. – Какое-то непонятное вдохновение проливалось с этого
воина на Красного Тигра.
На самом деле Чёрный Потомок не спешил вступать в бой. Он
выслеживал предателя, того, кто сдал его прежде, и теперь он хотел
увидеть лицо того воина, чтобы обрушить на него свою мощь и всю свою
ненависть.
-Что ж, умереть мы всегда успеем, не будем притягивать на себя
лишние хлопоты, а вот и то, чего я так долго ждал! – Радостно,
исступлённо воскликнул Леопард. Ему уже давно хотелось битвы,
отомстить за кровь убитых. – Наконец-то я смогу сделать это! Души
мёртвых обретут долгожданный покой, когда острый клинок прольёт кровь
убийцы!
Дикая Роза спрыгнула с лошади, и таинственный блеск её смелых глаз
пролил рассвет на чувство Красного Тигра. Ему опять показался знакомым
взгляд этой красавицы. Но сейчас не досуг впечатлять самогó себя мерою
непознанной.
-А что же нам делать с принцессой? – Озабоченно промыслил
Леопард, его доблестное сердце не питало ненависти к ней, хотя её отец
должен заплатить за всё содеянное зло: он должен заплатить жизнью. И
заплатит однажды.
-Не беспокойтесь обо мне, – сказала скромно и даже застенчиво Дикая
Роза, – я сама о себе позабочусь. – Её огненно-рыжие волосы были стянуты
алой лентой. – Побеспокойтесь лучше о себе, воины. И пусть ваши боги
сегодня будут с вами. – Закончила она как-то странно свою
немногословную речь.
Десять всадников вздыбили примолкшую землю. Впереди, как стрела,
летел Чёрный Потомок. По мере их приближения стали слышны проклятия,
которые они посылали прятавшимся за скалой. Они принесли с собой
смерть. Битва у синего озера навечно положит печать победы или
поражения.
Кони резко остановились, из их ноздрей валил какой-то особенный
пар. Море шумело всё сильнее и сильнее. Небеса глядели грозно,
воинственно, видимо, ждали беды. И беда не замедлила, явилась, не
запылилась. Главарь дерзко призывал Смелого Волка начать бой, крови
которого он жаждал напиться в эту трагическую минуту, нависшую, как
проклятие над ними:
110
-Эй, трусливый щенок! Подлый ягнёнок! Что прячешься или ждёшь
пощады?! Выйди и встань лицом к смерти и сразись со мной! О, как я долго
ждал этой меры! Сегодня все бестии будут пить кровь подлого и гнусного
Волка! Что медлишь? Или трясётся твоя воля под натиском тщеславного
Ареса?! О, Дионис, отчего ж ты не вскружил голову вином этому
ничтожному и жалкому рабу?! Так я сам опою тебя кровью всех богов ада и
рая!
Стоять и слушать дальнейшие оскорбления Красный Тигр был не в
состоянии, как и его брат Красный Леопард. С возгласом: «Да защитит
нас Бог!» они оба вышли на встречу вою и проклятиям, что посылал им
Потомок.
Бой завязался в считанные секунды. Клинки скрестились. Округа
взвыла от предвкушения. Чёрный Потомок ловко наносил удары мечом и
тяжело дыша, порывистым голосом кричал без всякой устали и
провоцировал дух мужа:
-Я хочу испить твоей крови, презренный раб…
Но Тигр умело отбивался и, перейдя в нападение, ранил в плечо
разбушевавшегося демона, который с нечеловеческим воплем бросился на
смелого воина. Напряжение достигло апогея. Чёрный Потомок, не обращая
внимания на рану, крикнул кому-то в сторону, указав на Белую Лилию:
-Убейте предателя!
Красный Леопард дрался мастерски; его недюжинная сила и
ненависть не знала предела. Он так долго томился ожиданием выплеснуть
из себя всю неистовость и страсть и жаждал этого с превеликим
нетерпением!
Наносил удары с неимоверной мощью и выдержкой… Перед его
глазами стояли убитые, и именно это обстоятельство и придавало ему
большую уверенность. Он уже ранил двоих и те на, обагрённом от крови,
песке умирали в мучительной агонии, посылая вопли в само небо:
-Да поглотит тебя тартар…
В ответ слышали иное:
-Пусть он примет ваши души!
Белая Лилия, которая искусно обладала даром воинственной
женщины, уже успела к этому времени ранить троих. Три стрелы,
пущенные ею, достигли своей цели. Она не боялась в этой жизни
совершенно ничего, была отчаянной, смелой. Только одного опасалась,
чтобы её возлюбленный не пленился другой.
Красный Леопард оказался окружённым сразу пятью бойцами
Чёрного Потомка. Видя, что наступает последний его час, он напряг всю
свою волю, храбрость, достоинство, чтоб дать последнее и достойное
сопротивление.
Чёрный Потомок крикнул громко:
111
-Убейте его!
Красный Тигр не мог помочь брату, потому что схватка с главарём
никак не могла решить исход боя. Оба дрались жёстко, уверенно и никто не
отступал даже на полшага. Кружились на одном месте и, если первому
помогали боги и вера в справедливость, то последнего оберегал сам сатана,
и покровительствовали твари подземного мира. Безликая жажда в его
мускулистом и громадном теле давала ему особые преимущества.
Дикая Роза в ужасе следит за всеми событиями, но помочь ничем не
может. У неё нет оружия, и она никогда не дралась прежде. Ведь отец
оберегал от всяких опасностей. А тут… Тут она могла только надеяться на
спасение. На чьё? Это была уже тайна.
Красный Леопард падает на колено, получив ранение и, хотя его меч
взлетал вверх с бешеной скоростью, он не смог отбивать атаки пяти мечей
сразу. Меч неприятеля уже над его головой… Теряя на одно мгновение
сознание, Леопард никак не понимает, что произошло, почему тот, который
непременно должен был его убить, с размозжённым лицом падает ниц,
успев послать тысячу проклятий всем богам.
Только этого вполне хватает, чтобы быстро встать на ноги и нанести
ответный удар четверым. И тут он чувствует позади себя спину Белой
Лилии, и с огромной благодарностью посылает внутренний блеск души в её
сторону. Так спина к спине, они отбивают удары и сами нападают, не давая
возможности расслабиться никому…
Красный Тигр бросил беглый взгляд на брата, и сразу оценил
обстановку. Он понимал, что Леопард скоро упадёт от потери крови,
поэтому собрав всю мощь своей правой руки, призывая Бога в помощь,
чтобы Он от Своей Силы влил силу в плоть его, он с такой яростью нанёс
Чёрному Потомку удар по голове, что несчастный покачнулся и прямо
рухнул на песок под вой ветра в полном молчании.
Красный Тигр произнёс резко и победоносно:
-Прощай…ад встретит тебя объятиями… Он давно тебя заждался. И
пусть же теперь ликует! – И как-то надломлено вздохнул. Внутренние силы
ещё не иссякли, да вот тёмные, тягучие мысли проползли совсем рядышком.
Он занёс свой меч над упавшим и хотел уже пронзить сердце, как
совершенно неожиданно получил удар в спину, так и не понял, кто это
сделал, потому что Чёрный Потомок лежал тихо в луже собственной крови,
но он не был мёртвым, и выжидал лишь момент, и момент видно ещё не
настал.
Красный Тигр оставил в покое раненого, не довершив своей задумки,
не осилил осуществить намерение, потому что Красному Леопарду
требовалась немедленная помощь. Он быстро повернул голову и крикнул
ему:
-О, мой брат! Я иду к тебе!
112
И тут же, после сих произнесённых слов Чёрный Потомок приподнял
окровавленный меч и нанёс такой сокрушительный удар в спину, тотчас же
потемнело в глазах. Заструился вспотевший хаос и слился наземь… И душа
замерла.
-Берегись, Смелый Волк! – Пронзительный вопль Белой Лилии спас
всё-таки жизнь ему. Иначе б не миновать беды. Жизнь так хрупка на досуге,
так беззащитна. Порой лишь одно мгновение и наступает конец всему.
Он успел немного отклониться в сторону, потерял равновесие, но,
падая, успел всё-таки выбить меч из рук напавшего, получив при этом
ранение в спину. Ярость ослепила сознание, а кровь опьянила смысл. Глаза
горели боевым огнём, и них застыл порог смерти. Душа рыдала на
задворках нового испытания.
-Умри же теперь! Твоя сила больше не воскресит миг твоего забвения
никогда! Ты получил свою награду… – Жёстко изрёк Тигр и вонзил меч в
живот Чёрному Потомку, который послал проклятие всем присутствующим.
-Всё! – Ответное слово прозвучало страшно. Но только боги знают
цену этому слову, и сбудется ли оно. – Ты подписал себе приговор! Будь
проклят ты и всё твоё потомство. Умрёшь от руки бестии! – Сказал и
сомкнул уста, а глаза глядели пронзительно, тяжело, словно сам сатана
взирал на победившего.
Рана Смелого Волка кровоточила, но была не очень глубокой, поэтому
он в несколько прыжков очутился возле Красного Леопарда, помогая
своими настойчивыми ударами отбить атаки тех, кто пока жил и сеял
дотошный ад.
-О, брат мой….
-Мы не одиноки…
Их осталось трое, один из которых серьёзно ранен, но всё ещё дрался,
не бросая меч. Леопард, истекая кровью, терял помутившееся сознание.
Лицо его сильно побледнело и казалось совсем безжизненным. Он
чувствовал себя счастливым, что умрёт не рабом, как собака, а свободным в
бою. Падая от усталости и слабости, прошептал бодро, как и подобает
искусному воину:
-Мы победили, Смелый Волк… Теперь заверши историю, как
положено… Я люблю тебя… И скажи отцу, чтобы не страдал… Поля
блаженных примут нас всех, ведь мы боремся за правое дело… Оставляю
тебе удачу и веру…
Красный Тигр, пронзённый жалостью и дикою злобой, разбрасывал
точные и мощные удары по обе стороны. Не мог, пока не мог склониться
над телом возлюбленного брата и узнать требуется ли ему его помощь.
И вот одного поразил короткий меч Белой Лилии, которая ко
всеобщему удивлению не получила ни одного ранения, хотя билась наравне

113
с мужчинами. Её поддерживала безудержная любовь, она не давала силы
сгинуть зазря.
Красный Тигр изрядно выбился из сил и опять получил ранение в
плечо, кровь брызнула фонтаном, но руки воина – они до последнего
вздоха не прекращают борьбы. Он всё ещё отбивал атаки, только скоро
падёт и от усталости, и от слабости.
Дикая Роза, наблюдавшая сцену разыгравшегося сражения, быстрым
движение рук подняла один из валявшихся на песке мечей, и так как на неё
никто не обращал должного внимания, нанесла удар по спине противника с
такой силой, что меч, вышел из груди умирающего. Тот даже не успел
рявкнуть, упал, как подкошенный.
Белая Лилия с ревностным взглядом оценила смелый поступок
принцессы и поняла, что бой окончен; последний уже истекал от крови и
тоже потерял сознание, получив завершающий удар от руки Красного
Тигра.
Место, где только что решился исход боя, выглядело весьма
удручающе. Красный песок запечатлел радугу смерти, а изуродованные
тела теперь расставались со своими душами, которые готовились к
сретению28 с Богом.
Белая Лилия, не снимая с себя плаща, склонилась над своим
возлюбленным в полной тревоге и смятении. Она печалила образ без
всякого смущения и притворства, потому что любовь спрятать, скрыть
невозможно.
-О! Ты жив, жив, любимый! – Нежно и страстно прошептала она,
сбрасывая, наконец, с себя плащ и целуя его в запёкшиеся губы. – Ты жив!
жив! и мой! только мой!– Она покрывала его лицо своими горячими
поцелуями, и по её щекам текли радостные слёзы. – Боги сегодня были на
нашей стороне! И я благодарна им за наше спасение! А от ран ты не
умрёшь, я обещаю тебе, мой царь…
Когда Дикая Роза узрела перед собою очаровательную красавицу,
которая ласкала Красного Тигра, её дивные глаза заполыхали гневным
огнём, а сердце затрепетало от возникшего страха и подозрения. Она
замерла в чувствах от новой беды, что явилась в этом проникновенном
видении.
-Я спасу, спасу тебя… Ты не погибнешь от ран… Ты достоин испить
моей любви и насытиться ею… Я не позволю тебе погибнуть на чужбине,
потому что ныне все боги оберегают нас. – Голос Лилии был уверен и
ласков. Она знала, что однажды завоюет его любовь. Сомнений не может
быть. И не будет! Такова она и её мощь!

28
Сретение - встреча
114
Красный Леопард бредил, но и в бреду повторял лишь имя своего
брата. Внявшая его потаённым мольбам, Дикая Роза очнулась от
предчувствий и тихо подошла к мужчине, которому нужна помощь, её
помощь.
Он лежал на спине с распростёртыми руками, истекая кровью, его
лицо было белее снега, глаза плотно сжаты. Принцесса умело перевязала
ему раны, оторвав несколько полосок от своей нижней рубашки из мягкого
шёлка. Красный Леопард очнулся и вернулся в мир реальных ощущений, и
щёки мёртвою бледностью слегка зарозовели.
-О! где я? В раю? Что за ангел предстал предо мною? И где мой
младший брат возлюбленный, жив ли он? Красный Тигр… В порядке ли?
Не ранен? – Позвал тихонько. – Где же ты? Всемилостивый Владыка,
сжалься над нами…
При упоминании этого имени девушка невольно вздрогнула и замерла
в нахлынувшем чувстве, но так как смелый муж продолжал звать и звать
его, она опомнилась и произнесла спокойно, не выдавая своего явного
волнения:
-Твой брат жив! Боги подарили ему жизнь… Будь мирен в себе… И
это не рай, это земля! До царства путь труден и тернист, но мы все имеем
полное право, пройти этот нелёгкий путь достойно на благородном
дыхании своей чести…
Непонимающим, тоскующим взглядом посмотрел Леопард по всем
четырём сторонам, стараясь увековечить воскресающий момент нынешнего
дня, и вдруг свет озарил его сознание, а память возвратила в нынешнее
положение событий:
-О! эта битва! Где, где же мой младший брат?
-Он рядом! Он в надёжных руках! С ним не случилась поражающая
беда… – Печально брызнула потаённой слезой она в лицо этого честного и
доблестного мужчины. – Не беспокойся о нём… Он будет жить, он не
погиб…
Красный Леопард немного приподнял голову и увидел Красного
Тигра, возле которого сидела красавица с чёрными кудрями. Ему стало
чуть спокойнее, но непритворное волнение витало повсюду. Он
почувствовал опасность.
-Смелый Волк жив?! – Он, кажется, припоминал события, что
предстали в ясности его смущённого сознания. Надеялся, однако, на
чувственное понимание девушки, сидевшей возле него. И ему показалось,
что он увидел Белую Лилию. Будто бы она сидела у изголовья его
младшего брата. Смахнув рутину с себя, повторил взволнованно
неуверенным голосом. – Смелый Волк жив?
-Да…
-О слава Всевышнему! – Прошептали губы.
115
Красный Тигр в сознание ещё не приходил. Тело покрыто
многочисленными ранами, они могут принести неприятные факты, если не
предпринять особые меры для сего. И тогда Белая Лилия позвала к себе
принцессу:
-Дикая Роза! Мне надо поговорить с тобой!
Девушка тотчас же приподнялась и встала. Её рыжие волосы сверкали
во мгле наступившего дня. Ветер уже примирился с добычей крови, что
пролилась у берегов синего озера. Он собирался теперь в другие страны и
подгонял нетерпеливо тучные покровы, которые всё небо сделали серым и
грозным.
Глаза принцессы излучали боль души, только она не стала ни о чём
расспрашивать и в горделивой осанке подошла к Лилии, не презирая и не
принижая судьбу. И хотя эта видимая гордость свойственна лишь
положению, внутри её не было, там жила простота нрава, искренность и
честность.
Белая Лилия видела всё это и на мгновение ревность заполыхала в
надменном сердце, но Дикая Роза была слишком спокойна к предмету её
страсти, и тогда Белая Лилия почувствовала полную власть над Красным
Тигром, ради которого оказалась здесь и ради которого готова принести в
жертву свою жизнь.
-Я знаю, тут недалеко есть одна пещера, там можно укрыться от
лишних глаз… Но до неё надо добираться минут тридцать… Мы должны
спрятать там этих воинов… Им нужно исцеление. А убитых надо предать
земле. Ты поможешь мне, принцесса? – Она посмотрела с явной мольбой, в
лице не было надменности, величие в ней дышало всегда, потому что в
этом чувстве заключалась её крепкая воля. – Или ты не привыкла к грубой
работе? Твои белые ручки наверно слишком нежны, чтобы…
Дикая Роза согласилась сразу же, не дав Белой Лилии высказать новые
колкости в свой адрес. Она понимала, что та переживает за Красного Тигра
и Красного Леопарда, ведь, в сущности, и она сама желала для них лучшей
возможности. И проговорила так:
-Можешь во всём на меня рассчитывать… И хотя я в царстве своего
отца не была прежде подвержена грубой работе, я готова послужить этому
делу сегодня с особой радостью… Не этого ли требует от нас долг
человечности? Боги следят за нами и требуют от нас нелицемерной любви
к ближнему… Я с огромной охотою исполню долг свой на этой
многострадальной земле… – Больше сказать не посмела, чтобы не выдать
тайну своей веры, которая горела в сильном сердце.
-Хорошо… Останься с ними, а я пойду за повозкой, только будь
осторожной… И помолись своим богам за нашу удачу… – Белая Лилия
быстро встала с земли и в один прыжок оседлала скакуна и умчалась в
неизвестном направлении.
116
Принцесса присела возле Смелого Волка. Душу наполняли разные
мысли, которые не могли принести покоя и мира. многие мысли притекли в
голову, но она думала об ином… Минут через пятнадцать Белая Лилия
вернулась обратно. Теперь надо каким-то образом затащить братьев в
повозку. Обе девушки смогли это сделать!
Белая Лилия произнесла:
-Не думала, что принцесса способна творить добро!
-Ты судишь обо мне по отцу, но ведь я имею своё сердце, свою душу и
у меня свои представления о смысле жизни… Смерть уравнивает всех , а
право на награду получает только тот, кто стремится творить благо ради
любви… – Отозвалась Роза.
Белая Лилия ничего на это не сказала. Странные мысли колыхались у
берегов девичьего ума. Она была и смела и величественна. И сия
возможность принадлежала тоже вдохновению любви. Любовь едина, хотя
направлений у ней – множество. И всё-таки одна суть всегда принадлежит
главному основанию, которое неизменно соединяет душу смертного с
Душой Бессмертного!
-А теперь в путь! Нас ждут великие дела! И нам надобно будет сюда
ещё вернуться… – Белая Лилия прыгнула на спину лошади, а принцесса
села в повозку, и они поехали вперёд за новым рассветом и новой надеждой.
Тучи к этому времени уже освободили всё небо. Оно теперь ясное,
голубое и светлое. И свет этот даёт какую-то проникновенную благодать
рая, осыпая горячей свежестью, не дурманя и не охлаждая головы, не
выжигая бури страхов, а лишь чуть-чуть напитывая дух вечностью своего
неусыпного дыхания. Такая тишь ласкается и льётся любовь, смывая мрак
и тяготу раскалённого сознания.
И пока всё это происходило на грешной земле, там, на её взгорье, с
высоты необъятной мысли, за всем происходящим Сам Бог следил за
суетою человеческою. Он мыслил великим разумом, Он сеял великую
мудрость, Он дарил Своему потомству и великую силу любви.
-Принцесса, – вдруг обратилась к ней Белая Лилия, – а какому богу ты
поклоняешься? Ты рассуждаешь иначе… И я хотела бы узнать твои
намерения… В вашем царстве боги носят знамя крови! Ты и твой отец
служат разным богам?
Застигнутая врасплох, Дикая Роза всё же не растерялась, но её тайная
богобоязненность всё-таки не позволила ответить честно; ведь в отличие от
своего отца, она являлась христианкой, а за это можно поплатиться жизнью.
Даже и ей, единственной возлюбленной дочери он бы не простил такой
измены! А это он поистине считал бы изменой! Потому она никого и
никогда не впускала в свою жизнь, в своё сердце и в свою душу. Там жил
Христос.

117
-Я поклоняюсь Богу Вечному! Мой Бог – это моя душа! А душа всегда
покоится на лоне святой любви… И такая сила никогда не предаёт дух
тревогам… – Отозвалась она как-то чувственно. Звуковая страсть не
опалила виски, но немного их сжала. – А кто твой Бог?
-Мой Бог – Иисус Назорей! – С горячностью воскликнула красавица.
О, её возглас был очень смел, она не боялась Дикой Розы. В истине она
боялась Бога и только того, чтобы не потерять своего любимого. А больше
ей некого бояться!
Такой ответ очень удивил принцессу, но она промолчала и на этот раз.
А зачем в лишний раз себя выставлять?! Перед ней чужая воля и чужая
судьба… Пусть разбирается обстоятельство, тяготеющее над ними, а оно,
ой, как тяготело.
Душа жаждала разговора о том, что так тревожило сердце. А
благоразумие не попускало говорить, и лучше оставить всё, как есть.
Святость ласкалась осторожно, она сегодня внутри неё, и такая любовь
никогда не подведёт. Молиться можно и наедине Богу, Он ведь внутри ума
и внутри сердца. Он всегда при любом определении и при любой ситуации,
никуда не девается и никуда не исчезает.
-Что ж, они теперь в безопасности, а нам… – Белая Лилия взглянула
на Дикую Розу с сомнением и закончила своё слово так. – Нам пора
предать земле убитых, или принцесса не в состоянии делать грязную
работу?
-Идём, – только и промолвила.
День начинал потихоньку гаснуть, а девушки рыли яму поодаль озера
мечами, рыли молча с небольшими перерывами. Подул западный ветер,
стало холодно, и душа наполнилась тягучим мраком. Ветер пригнал
большую тучу, из которой посыпался дождь.
Одежда промокла, только хóлода они не чувствовали. Им было даже
жарко, и дух захватывало от усталости. После долгого и утомительного
труда, когда небосвод прояснился, дождь рассеялся, и моргнула первая
звезда, яма была готова, оставалось лишь стащить в неё тела и засыпать их
землёй, но сил на это уже не хватало.
Тогда Белая Лилия изрекла:
-Отдохнём немного, никуда не денутся, потом закончим. Теперь же
надобно вернуться в пещеру и проверить доблестных мужей, всё ли с ними
в порядке. Малость вздохнём, а после завершим свой труд… Поторопимся,
Дика Роза…
Кони только того и ждали, едва почувствовали седоков, тотчас же
рванулись вперёд. Им хотелось тепла и отдыха в сухой пещере… Ни
Красный Леопард, ни Красный Тигр в сознание не приходили. Казалось,
что оба покрылись безжизненным покрывалом.
-Надо поменять им повязки…
118
Прошло ещё полчаса. Время словно остановилось, никак не хотело
продлевать радостные восторги. Беда кружилась слишком откровенно.
Судьба могла узаконить смерть. Надо предпринять нечто заслуженное,
дабы победить чёрный рок.
-Что же делать? Нужен врач, – растеряно промолвила принцесса,
обеспокоенная состоянием братьев. Её душа пребывала в смятении. Однако
сердце никогда не обманывало и не предавало. – Если промедлить, то
можно потерять… – Она не договорила.
-Об этом подумаем после. Они не умрут. Бог охраняет этих
мужественных воинов. Это не конец. – Уверенно сказала Белая Лилия, хотя
и её волнение разливалось по лицу слишком ярко. – Нас ждут мёртвые, ты
не забыла? Пойдём…
-Хорошо… Идём…
Мёртвых тел насчитали десять, обе испуганно обыскивали берег,
стараясь найти одиннадцатое, но тщетно, тело Чёрного Потомка
провалилось в бездну. Куда оно могло подеваться посреди бездарной и
чопорной ночи?!
-Это конец! – Прошептала исступлённо Белая Лилия. Даже и она
сейчас была излишне взволнована и обеспокоена. – Если он жив, то
вернётся сюда непременно! И обязательно завершит миг возмездия! Что же
нам делать?
-Ведь ты изрекла, что в той пещере они в полной безопасности! Разве
не так? – Напомнила принцесса, заплетая, рассыпавшиеся по плечам,
волосы. Усталость валила с ног. И всё-таки на внутреннем резерве силы
всегда принадлежали Иисусу Назорею! И теперь пора, пора помолиться об
искуплении.
-Это так! Но Чёрный Потомок жив, а кто теперь гарантирует нашу
безопасность?! Мы не можем сидеть и ждать час проклятий! Видимо, чем-
то прогневались на нас боги, что сохранили жизнь этому демону… Надо
поспешить…
-Тогда поищем его ещё, он ведь изранен и вряд ли сумел далеко
уползти, – предположила Дикая Роза, только и сама не верила своим
словам. – Может он возле озера… Вода даёт исцеление… Он наверняка
испивает его благое врачевание…
Белая Лилия поняла, что это необходимо сделать и согласилась. Силу
воды она не раз испытывала на своей плоти. Наверно Чёрный Потомок
хватает волю богов с недр подводного мира, и его могущество вливается в
раны, исцеляя их.
-Хорошо, поищем снова… И пусть Христос осветит путь нашего
усердия! Мы обязаны отыскать этого варвара! Иначе мы пропали. Надеюсь
на милость всемогущего Неба, которым покрыто наше время! Пусть удача
сопутствует нашему делу!
119
Через пятнадцать минут опять сошлись на этом же месте. Обыскали
скалу, берег, дороги, но его нет нигде! Он словно переместился в иное
вещание тьмы. Сгинул в неизвестности! И теперь эта неизвестность прячет
его ото всех и ото всего.
-Что предпримем? – Принцесса посмотрела на красавицу, по плечам
которой струились красивые пряди растрёпанных волос. – Будем ли искать
ещё или всецело предадимся волею этому чёрному небу, что так тщательно
скрывает от нашего взора…
-Нет, медлить нельзя! – Прервала она принцессу.
-Но мы не довершили свою прежнюю работу. – Снова напомнила
Дикая Роза. – Нам надо предать мёртвых земле и прочитать молитвенные
призывы за их бессмертные души! Ты же сама хотела этого. Мы не можем
оставить всё это здесь…
-Хорошо. Давай побыстрей сбросим тела в яму. – Согласилась Белая
Лилия. Её душа была не на месте. Мысли постоянно пребывали с
возлюбленным. Она боялась за него, но и оставить тела мёртвых не могла,
за это могут покарать небеса.
В молчании обе девушки совершили свой непосильный труд. Небо
приглядывало за ними, оно видело и усердие, и старание, и заботу, и
порядочность, и многое иное. Но личные мысли и чувства у них были
совершенно различные.
-Нам нельзя оставаться здесь ещё дольше! – Взволнованно произнесла
уставшая Лилия. – Надо уходить и быстро! Видно сам сатана покрывает его
пороги, чтобы устелить путь шипами… Поторопимся… И поскорее надо
покинуть это проклятое место…
-Иисус Назорей! Спаси нас от карающего меча! Спаси от проклятия!
Мы служим Тебе до последнего вздоха! Так дай же нам спасение и дай нам
Свою помощь! Огради от позора и смерти! – Страстно воскликнула Лилия,
устремив свой пламенный вопль в звёздные небеса.
Принцесса невольно вздрогнула, и тоже стала молиться про себя. Дух
взлетал проникновенно в запредельную сущность Могучего Великана,
пославшего им это непростое испытание веры и теперь бы не упасть и не
расслабиться.
Через определённый час обе вернулись в пещеру. Братья в сознание не
приходили, а у Красного Леопарда открылось кровотечение. Где-то
впереди забрезжил рассвет. Повеяло утренней прохладой и свежестью.
Небо взирало прозрачным предвестием доброго света.
Нужна помощь братьям, нужна еда. Слава Богу, что вода питьевая в
пещере имелась. И лошади тоже нуждались в особом покровительстве и
уходе. Их осталось две, а остальные убежали в направлении открывшейся
для них свободы. Как продлить мгновение везения? И есть ли в сём смысл
и достойный покров?
120
-Я покину тебя на время, – сказала уверенно Белая Лилия, привезу
лекаря Свободного Орла и продуктов. А ты…присмотри за ними. – Бросила
сильный взгляд на мужей. И спросила. – Я могу тебе доверять? – И сама же
ответила. – Я надеюсь, ты сумеешь противостоять своему внутреннему
страху!
При упоминании имени Свободного Орла сердце Дикой Розы
моментально потеплело, и она радостно встрепенулась от привкуса
надежды, которая сошла, как божий дар. Сей лекарь известен каждому в
этих краях.
Слава его величия распространена далеко и за пределами этого
огромного царства. Он, поистине, творил чудеса и приносил непростой
покой в души страждущих, вселял уверенность отчаявшемуся, и мог зажечь
живой огонёк в болезненном сердце.
-Вот! Человек достоин высоты совершенства! Только он один
приносит нам радостные вести… – Дикая Роза лишь воскликнула суть
своего впечатления, проникаясь восторгом в отношении этого необычного
человека, но Белая Лилия её прервала своими доводами, не дав сомнению и
тревогам поселиться на глубине сознания, дабы в очередной раз хлебнуть
горькой страсти.
-На! – Заметила она с запалом. – Здесь вино, а где оружие, ты
знаешь… – Бросила фляжку прямо на руки. – Я постараюсь вернуться
быстро… – Молвила она. – Пить не давай, только смачивай губы… И
никуда не отлучайся из пещеры… Я постараюсь вернуться… Надеюсь, всё
обойдётся… Здесь вы в безопасности. Просто сиди на месте и никуда не
высовывайся. – Сказала твёрдо она и склонилась к Красному Тигру. Он
лежал безмолвно, но был жив. Душа заволновалась на тайне любовного
ожидания. Поцеловала в уста и тихо шепнула. – Ты не умрёшь! Я люблю
тебя! Мы умрём в один час – ты и я… Это наша судьба и уйти от неё
нельзя… Мы рождены друг для друга…
Дикая Роза осталась одна с ранеными. Можно заметить возникшее
смущение у принцессы, её явно потревожило поведение Белой Лилии. Но
надумывать более глубокую думу не досуг. Красный Леопард опять бредил
и звал младшего брата:
-Красный Тигр…
-Успокойся, доблестный воин… Он не погиб в том сражении, рядом,
рядом с тобой… – Принцесса смочила вином тряпку и приложила к губам,
протёрла виски… От него шёл внутренний жар. Благое свидетельство
слегка стянуло нервы. Было весьма неудобно и больно. Страдания
открывали возможность новых страхов. – Пусть Всемогущий подаст вам
терпения и покровительство… И пусть же Он оберегает всех нас от
непосильных случайностей… Что ещё ожидает всех нас на этом земном
поприще?
121
-Брат, брат мой… Жив ли ты? – Красный Леопард даже в бреду не мог
чувствовать успокоение, но извечная тревога бороздила по его крепкому
телу, будоража кровь. И само сердце так же невольно кипело от волнения и
печали. Он ощущал непозволительное прикосновение опасности, которая
даже и в таком состоянии не оставляла на покое.
Принцесса встала с коленей и подошла к Смелому Волку. Невольное
волнение нахлынуло мощною волной и едва не потопило. Он белый, точно
неживой. Его лицо покрыто госпожой смертью, которая жаждет напитаться
и погосподствовать.
Прикоснулась ко лбу. Весь в пылу. Дыхание слетает тихими, еле
заметными вздохами. Умирать он пока не собирается. Хочет жить, жить
ради любви, ради победы. И он обязательно победит все искусы ада и
выполнит свой долг.
-Ты не умрёшь… Наш Бог спасёт тебя от руки безжалостного
демона… Я буду молиться за тебя и за твоего брата… Мне открылась твоя
тайна, но я никому не открою твой секрет… Я обещаю здесь перед оком
Всевидящего, что сохраню всё в себе до определённого срока… Но когда
ты поправишься, Красный Тигр, а ты обязательно поправишься, то
ответишь мне на многие вопросы… А сейчас я принадлежу нашему Иисусу
Назорею…
Красный Тигр совсем не проявлял никаких признаков жизни, только
тихонько и упрямо стучало сердце в груди богатыря. Ему, по-видимому, не
снились райские сады, потому что он находился на пороге иных владений.
И с этих полей доносилась воля мрака, который всё туже и туже стягивал
петлю на шее.
Девушка стала молиться, потому что страх овладел её чистой и
непорочной душой. Она впервые видела начатки смерти так откровенно и
так явственно. Прежде отец ограждал её ото всех истоков страданий и
болезней, а сегодня мучения и ужасы отворили врата тартара слишком ярко
и злостно. Находиться на сём пороге весьма безрадостно, но от судьбы не
убежать, не скрыться, везде найдёт и заставит пройти по всем своим
дорогам.
-О! Великий и Всемогущий Царь неба и земли! Молю Тебя, Боже,
услышь мою молитву и призри на смиренную рабу Твою Своим
Всевидящим оком! Смилуйся над смелыми братьями, не дай им погибнуть
в этой пещере… Доведи их до Своего торжества, чтобы они восславили
Тебя… И ещё, прощу ещё немногой милости и снисхождения к моему
отцу…
Красный Леопард и Красный Тигр имели в лице мёртвую бледность, а
крепкие сердца маленькими ударами возвещали о том, что хозяева их пока
живы, и умирать совершенно не собираются, потому что не испили полной
чаши определённого им дела.
122
Принцесса осторожно вышла на простор и вгляделась в убегающую
даль, где надеялась узреть Белую Лилию, Свободного Орла, но никого из
них не видать, только молчаливая небесная синь скрашивала это уединение.
-Где же вы? – Шепнула она небу.
Небо промолчало. А тёплый ветер нежно потрепал по девичьим
плечам. Звёздная пыль медленно осыпалась на землю, успей ухватиться за
неё, успев, и тайны заветной соприкоснёшься. Лунные глаза не моргали
сегодня приветливо и ласково, а лишь как-то загадочно стирали волю всей
чувственной основы, навевая внутрь новый страх новой боли. Что-то
зловещее высветилось и погасло.
-Скорее, скорее приезжай! Молю вас… – Воскликнула негромко
девушка, от пустого бессилия её стискивали боль, ужас и порог
ненавистной смерти, которая присела рядышком и ворошила душу
неприятным холодком. – Спаси! спаси нас, Великий Бог! Укрой под сенью
Своей благословенной любви… Не могу ожидать более… Томление и
чёрная тоска одолевают мои мысли, и они смущают мой ум. Помоги же нам!
Не отступай от нашего стремления, даже если мы Тебя порою огорчаем и
оскорбляем… Приведи всех нас на благость Твоего бессмертного
царствия…
Тишина была слишком подозрительной. Ночная воля гуляла как-то
резво и привлекала все силы ада на могущество земного дола. Девушка
ждала спасения, она искала утешения там, где жила мудрость Творца.
Искала Его поддержки. Но пока лишь пустота и мрачность кружили голову,
запутывая все мысли.
-Прошу тебя, пусть они вернутся до рассвета…
Какая-то подневольная тяжба свалилась под самое сердце. Вздрогнула
адом Дикая Роза. Ад закружился предвестием. Стало так жутко, что и
словом не выписать. Страх сей наполнял все внутренности постепенно,
настойчиво, эта его извечная уверенность сдавливала весь прежний смысл,
а сознание даже слегка замутилось.
Откуда, откуда он снизошёл?
И зачем спустился таковым предвестием?
Принцесса вздрогнула и поняла, что новая беда не за горами. И для
неё сегодня её возлюбленный Христос приготовил испытание. Только вот
сможет ли она преодолеть его своими чувствами и своею плотью? Стала
исступлённо молиться:
-Иисус… О, Благословенный Иисус… Прими, прими, прими мою
любовь, мою искренность… Я люблю Тебя, я молюсь Тебе… Я
испрашиваю покоя и радости… Мне страшно… Укрой нас Собой… Но я
готова, готова, готова принять от Тебя любое испытание, чтобы Ты поверил
в мою преданность…

123
Глава девятая
Неожиданное спасение
Девушка снова вернулась в пещеру. Вглядываясь в черты Красного
Тигра, Дикая Роза о чём-то задумалась. Поначалу ей это и в голову не
приходило, но теперь, оставшись на возникшем перепутье событий, она
будто бы очнулась от забытья.
«Красный Тигр – он сын Прекрасной Лани и Красного Быка! Это
непреодолимое препятствие, а если отец узнает, то подумать страшно,
во что всё выльется! Он его будет пытать! Будет мучить всеми
пытками… Я полюбила злейшего врага отца! Он никогда не станет моим!
Ни-ког-да! И я не смогу ничего изменить… Ко всему прочему, его любит
другая… Но свободно ли сердце Красного Тигра? Или он злой и подлый
обманщик?! И кто, кто эта красивая девушка? Её невозможно не
полюбить! Она очень смелая, решительная… Она рискует своей жизнью
ради него… И она достойна быть рядом с ним…» – Так размышляла
принцесса, и внезапно услыхала шум снаружи.
-Это они! Наконец-то! – Волнение охватило её целиком, и она
выпорхнула наружу, как птица. – О, славное спасение! Мы дождались,
дождались… Радость ниспослана нам… – И тут её серые глаза изобразили
подлинный ужас! Страх и полное безволие охватили её с отчаянием, когда
она так явно узрела фигуру Чёрного Потомка. – Нет… Нет… Этого не
может быть… – Принцесса метнулась было назад, но проворные ноги этого
зверя в один миг, прыжком настигли дó смерти перепуганную девушку,
которая замерла и окаменела.
Грубым движением своих сильных и громадных рук он мгновенно
прижал её хрупкое тело к стене и дыхнул на неё огнём какой-то
нечеловеческой злобы. Всё в его облике было звериное – взгляд, поведение,
мысли и слова.
Принцесса вдруг осознала, что наступил последний час, и никто не в
силах спасти её от приближающегося позора. Она лишь беззвучно молила
Бога о том, чтобы демон не надругался над ней, но убил бы сразу; честь
дороже самóй жизни.
Чёрный Потомок, имея дикое, злобное лицо с рыжей бородой и
такими же волосами, которые спутаны от засохшей крови, устремил,
горящий ненавистью, прямо-таки сатанинский взгляд в сердце этой дивной
красавицы. Дико, исступлённо заревел, и мощно рассыпался на дыхании
ночи его грубый и могучий голос, сотрясший всю основу девичьего
сознания:
-Где он?!
-Кто?
-Где он? – Повторил с ещё более мощным вызовом.
124
Она, конечно, поняла, о ком спрашивает этот человек, но ничего не
ответила ему. Как-то умудрилась и сумела-таки выскользнуть из-под его
могучих рук и быстро-быстро побежала прочь отсюда к синему озеру, где
желала избавиться от мук.
Смех, который вырвался из его груди, стал для неё настоящей пыткой.
Дикая Роза резко остановилась, повернулась к нему и затихла.
Приближаясь своим дрожащим телом к побледневшей принцессе, сказал
как-то угрюмо и твёрдо:
-Ты…ты умрёшь первая! Раз я не могу пока вернуть то, что по праву
принадлежит только мне, я возьму то, что принадлежит другому – твою
жизнь! И не будет к тебе ни снисхождения, ни сожаления, ни какие мольбы
не отодвинут мою волю. Только твоя жизнь!
-Хорошо, возьми мою жизнь и испей чашу гнева Божия! Я умру
верной своему Христу! – Отозвалась она обрадовано, хотя умирать наверно
всё-таки страшно, но опозоренной остаться ещё хуже! Главное – это
сохранить свою честь.
-Тебя не пасёт ни один Бог! – Усмехнулся он и вдруг изменил своё
решение. – Нет! Твоя жизнь мне не нужна! Я возьму иное, то, что может
принадлежать только принцессе! – Видя, как изменилось её настроение, он
ещё больше упивался страданиями беззащитной девушки, по лицу которой
проползла чёрная тень боли.
Она вскинула на него серые глаза, наполненные чувственным страхом.
И ждала, ждала приговора. Изменить свою долю не в силах. А раз Иисус
требует такой жертвы от неё, она готова послужить Ему всегда. В этом
смысл веры и любви.
-Я возьму то, что не купишь за всё золото мира, твою… – Нарочно
задержал паузу, чтобы помучить и заставить содрогаться от ужаса, потом
сплюнул кровью на землю и закончил жёстким голосом, – возьму твою
честь!
Девушка вздрогнула, душа похолодела от мрака, что вывалился из
бездны и готов уже пожрать, наслаждаясь всеми страданиями невинной
жертвы. Невольно попятилась назад, да руки демона держали уверенно и
крепко.
-И хотя у меня не было ни одной женщины до настоящего момента, но
именно ты, принцесса, станешь предметом моей мести и ненависти,
которую я питаю к твоему отцу и твоему жениху. Я поклялся, что ни одна
из живущих женщин на этой земле не будет мною убита, но случилось то,
что предрекли боги тьмы, и возмездия не избежать!
-О каком женихе идёт речь? – Спросила озадаченная Дикая Роза,
выдержав, однако, взгляд ярого безумца. Смелости ей придавала любовь
Христа. Она верила Ему безгранично и потому могла потерпеть всё ради
Него.
125
-О Смелом Волке! – О! как разлилась безудержная ненависть на его
красных глазах! Что-то невероятно отвратительное, даже сатанинское
глядело и завораживало невольно. – Этот безумец однажды переступил мне
дорогу… И я сотру его с лица земли! Не пожалею… Ни тебя, ни его, ни
твоего отца! – Закончил он своё слово криком, сотрясшим воздух этой
чёртовой ночи.
-Смелый Волк мне не жених! Ты ошибся!
И словно, не слыша, что она сказала, молвил:
-Смелый Волк – достойный соперник, и я его уважаю за дерзость, он
искусный воин, но клянусь этим могущественным небом, всеми богами ада
и рая, что я убью его, и моя рука не дрогнет! Убью, и он не умрёт от руки
возмездия! А ты…
Но девушка прервала его речь порывисто, взволнованно:
-Прежде, чем ты коснёшься меня своими варварскими руками, дай
мне время, совсем немного, немного… Я хочу помолиться Владыке, чтобы
Он принял мою жертву и принял с честью… Ведь ты можешь мне это
позволить?
-Молись, несколько минут у тебя есть, да только твой Бог тебя не
спасёт сегодня! Ты – христианка?! – Он как-то взволновался слегка. И его
основа немного вздрогнула от притока нахлынувшей страсти. – Хорош
удар для твоего отца! Христианка, лишённая чести!
-Могу я ещё попросить?
-Отвезти дочь к отцу? – Чёрный Потомок начинал нервничать. Он был
слишком раздражён событиями, которые выбивали почву из-под его ног.
Раны давали о себе знать, невзирая ни на что, он был всё-таки человеком
плоти, а не демоном бесплотным.
-Нет! после того, как ты сделаешь это…прошу, убей меня! Я прошу,
убей незамедлительно… – Слова принцессы его удивили, он зрел перед
собою ту, которая победила свой страх. – А теперь отпусти меня, я не
убегу… Мне необходимо всего лишь несколько минут…
Чёрный Потомок дал ей ощутить привкус далёкой и желанной
свободы. Принцесса повернулась лицом на восток, встала на колени,
собралась со всеми силами и горячо зашептала слова молитвенного
призыва:
-Господь мой и Бог неба и всей земли! Ничто не сокрыто от глаз
Твоих. Если можешь, если есть на то Твоя Воля, и если хочешь, то спаси
Свою рабу от позорной смерти! Настал мой решительный и последний час,
и я знаю, что Ты, послал мне это испытание за мою веру! И я принимаю его
и не ропщу! Одного молю, спаси мою честь, и представь меня девою пред
моим Господом! Защити от бесчестия моё тело и мою душу! Но если так
нужно, то прими…прими мою жертву в знак полного предания в Твою
святую Волю – волю мою… Дай мне силы, чтобы выдержать это
126
испытание! Укрепи меня, Бог мой, ибо уныл во мне дух мой и ослабла воля
моя… Я сейчас умру, но я соединяюсь с Тобой, мой возлюбленный
Христос… Прости меня, прости все мои ошибки и покрой Своим
благословенным светом меня… Я ныне и вечно служу Тебе одному…
Чёрный Потомок слушал эти странные слова, которые не затрагивали
ум, но как-то чуднó и странно проницали во внутренности. Его сущность
переживала иные обстоятельства. Он мог обрести своё успокоение, но он
ещё жаждал мести… И только это непростое обстоятельство усиливало в
нём гнев.
Дикая Роза медленно встала с колен и ждала приговора. Да, страх от
тела губил рассвет духовных мыслей, он принижал немного всю волю, но
не отдалял надежду и не утеснял веру. Она сказала решительно, собрав
последнее мужество:
-Я готова, готова принять то испытание, что мне посылает мой
Господь, хотя мне нелегко! Я принимаю сие с радостью, потому что так
хочет Иисус Назорей, Которому я полностью доверяю себя и свою жизнь!
А Он обещал мне покой и славу… И Он не обманет меня… Он не оставит
меня на позоре одну… Мне страшно, я не скрываю, но я не спорю с Волей
святой… Возмездие совершается Его рукой под твоим началом… И пусть
будет так, как то и предписано законами…
Чёрный Потомок немного растерялся, ему никогда ещё не
приходилось видеть такую силу женского обаяния, преодолевая мысли
внутреннего содрогания, взмахом одной руки разорвал в клочья остатки
платья, бросил принцессу на песок и замер…
Он знал такое, чего даже не могла предположить девушка… И не
только сие обстоятельство разделяло их пороги, а нечто ещё навалилось из
ничего, наверно из той вон небесной тьмы пригнуло, и осиротело уж очень
вздыхало на возможностях ритмичного сознания и не просто вздыхало, а и
как-то весьма сильно стягивало нервы в один тугой узел…
В нём, в этом огромном и чужом человеке, боролось два чувства: и ни
одно из них ещё не победило окончательным итогом. Плоть ощущала
незнакомое желание похоти, словно какое-то небесное просветление ума
возлило на сердце теплоту, которую ему раньше не доводилось чувствовать.
Эта таинственная теплота покрыла все внутренности, и огонь
Высшего света возродил внутри болезненную печаль, которая вырвалась
наружу так естественно и неожиданно, и пролилась на лицо Дикой Розе
слишком откровенно.
Она взглянула на Чёрного Потомка и поняла, что свет Христа посетил
этого великана и изменил его: глаза стали лучистыми, и удивительное
очарование вдруг до неузнаваемости преобразило это некрасивое, волевое
лицо.

127
Принцесса вся задрожала под его огромным телом, что поглотило
своим грубым безутешьем её, но уже знала, что этот человек не сможет
сделать того, что хотел. И дрожь не являлась приливом постыдного страха,
страх сей родил спасение, потому что страх спустился на них от Бога на
единстве любви.
Две пары глаз искали друг в друге то, чего никак не могли найти в
жизни – понимания, прозрения, сострадания… Так прошла минута, такая
затянувшаяся и бесконечная. И в этом затянувшемся мгновении можно
отчётливо было узреть страдание.
И тут Чёрный Потомок вдруг затрясся, как в лихорадке… Он
вздрогнул всем телом, и исступлённо вырвался изнутри пар горячего
дыхания… Заревел дико и потрясение скверно прополоскало мозги
незнакомой болью…
-О-о-о! – Это горестный набат, вопль, возглас прорвал гущу
застоявшегося мрака. И тьма внезапно рассыпалась на потоке представшего
испытания. – Уходи! – Он отпустил ошеломлённую Розу и сел,
схватившись за голову.
Озираясь беспомощно по сторонам, она пыталась дотянуться до
порванного платья, чтоб прикрыть свою наготу, только мужчина не глядел
в её сторону, словно потерял себя на итоге осквернившейся госпожи ночи,
которая так таинственно и так вдохновенно раздавала миру свои
оплошности.
Борьба творила в его теле святой объём молитвенным усилием Дикой
Розы, безгранично доверявшей своему Иисусу. И тот не знал, как ему
поступить. Нечто новое, незнакомое вошло в него. И эта девушка, у
которой в душе разлился свет возлюбленного ею Христа, поразила всё
существо в Чёрном Потомке…
Нет, он ничему в своём злобном мирке не верил… Жил только тем,
что неизменно убивал и постоянно грабил. Не зрел иной затвор, в нём жила
только преемственная страсть злодея, но сегодня эти серые блески глаз
христианки, её явное бесстрашие перед ним, её великая вера – изменили в
его душе залог чувственных форм.
Ему открылась заветная доля земного бытия, хотя никогда, никогда
прежде он не стремился отыскать в этой жизни смысл своему я: он жил
потому, что обрёл дыхание, а ненависть к Чёрному Вóрону давала ему
движение и силу.
О, как жаждал мести, но прикоснуться к его дочери не посмел, потому
что увидел то, чего раньше никогда и нигде не встречал: он увидел свет
потаённой надежды, которая впервые заставила его подумать про смысл
жизни.
И даже, когда воскликнул:
-Я должен это сделать! Должен! Это только моё право!
128
Дикая Роза уже знала, что Чёрный Потомок её не тронет, во всяком
случае, была твёрдо уверена, он не лишит её чести и это главное, а смерти
она не боялась, и готова принять то, что пошлёт ей её Спаситель Иисус
Христос.
-Уходи! Я не трону тебя! Ни сейчас, ни потом, никогда либо… Не
запятнаю руки кровью слабой женщины! Я поклялся в этом однажды и
пусть так будет всегда! Я не изменю своего решения… – Изрёк муж,
поднимаясь на ноги. – Но твоего отца не помилую… И Смелого Волка тоже.
Едва наши пути перекрестятся, и это станет развязкой навсегда! Оба! Оба
изопьют проклятий и ада! И ты напьёшься с него яду… Я обещаю тебе!
Его слегка знобило. По-видимому, раны давали о себе знать. Не
оглядываясь, пошёл прочь… Ему становилось всё хуже и хуже, но он уже
уносил с собой луч пробуждающегося блаженства, который зажёг в этой
тёмной душе заветный рассвет.
Едва фигура Чёрного Потомка скрылась из вида, как Дикая Роза
облегчённого вздохнула, быстро повернулась лицом к востоку и стала
горячо молиться Богу о своём спасении. Горячие слёзы стекали, как святая
роса, по щекам:
-О! Владыка и Создатель, сотворивший небо и землю! Я благодарю
Тебя за Твою любовь, которую Ты открыл Мне сегодня! Дивны чудеса
Твои, Господи, дивны и святы… Я верила в Тебя до последнего своего
вздоха, моя надежда не потерпела краха… Я знала, что Ты спасёшь меня от
этого невольного проклятия…
Её слова разбивали тупики чёрных сводов и взлетали к самому алтарю
Вседержителя. Она таинственно прикоснулась к райскому источнику
блаженной славы Великого Победителя, Который разрушил все замыслы
злодеяний.
-Слава Вечному Богу! Слава, Живущему вечно! Слава Иисусу
Назорею! Слава всем Ангелам твоим, Боже! – Этим возгласом Дикая Роза
завершила свою пылкую и упоительную молитву. И тут до плеча кто-то
коснулся.
-Ты вернулся? – Сказала она.
Вздрогнула. Оглянулась назад. Но это был не Чёрный Потомок, а
Свободный Орёл и Белая Лилия. Они снизошли на простор уснувшего
бытия, а с высоты неминуемого величия стекала лунная боль духотой
загробного покоя.
-Что случилось с тобой, принцесса? Ты в исступлении? – Спросил
тихонько лекарь. И поглядел на неё проницательным взором своих добрых
глаз. – Радуйся, принцесса! Мы все под покровом небесных сил! Твоя
страсть уйдёт однажды вместе со страхом… Ничто более не принесёт в
твоё сердце смятение, ты ныне победила все истоки болезней!

129
-Как хорошо, что вы здесь! Хвала Всевышнему! – Смело воспела
принцесса. Теперь, когда Бог ей явил Свою милость, она не боялась никого,
тем более присутствующих, которые также, как и она, воспевали Сущность
Творца!
-А почему ты в таком странном виде? Что с тобой произошло? И
почему оставила раненых одних? Я же говорила тебе, чтобы ты никуда не
уходила! – Укорила Белая Лилия, но ответ не стала слушать, мгновенно
спешилась с коня и опрометью побежала к пещере.
Свободный Орёл сбросил с себя чёрный плащ, набросил на плечи
принцессе. Его забота нелицемерная. Он умеет и утешить, и помочь, и
наставить на путь добрым словом, если того потребует сложившаяся
ситуация.
-Идём в пещеру, а пока ты успокойся, после мне всё расскажешь, коли
сочтёшь нужным проявить степень случая, – лечец29 не стал проникать в
глубину потаённых мыслей принцессы, он и так всё знал. Его святые стопы
направились вперёд, а Дикой Розе оставалось только пойти следом за ним.
Девушка думала о Чёрном Потомке.
«Великий Боже! как предивно… Ты сегодня спас меня от руки злодея,
так же предивно и умягчи его грубое сердце! Не дозволяй Чёрному
Потомку совершить задуманное… Спаси Смелого Волка! Помоги всем
найти Твою любовь…»
Свободный Орёл шёл быстрым и уверенным шагом, его ведь теперь
ждали два раненых воина, надо было поторопиться, за плечами висела
большая кожаная сумка. О чём тот мыслил – неизвестно, но думы были
разные.
Дикая Роза не могла поспеть за ним и вошла под низкий свод
пещерного мрака, когда внутри уже горели священные лампады, от
которых душа обрела истинный покой. Этот огонь подарил благую
надежду.
Лекарь, поистине, творил невероятнейшие чудеса. Ему на вид около
тридцати пяти лет и он хорошо знал своё дело, разбирался в магии, и,
несмотря на это, творил добро, не избирая достоинств и недостатков
людских. Любой человек для него был, как Христос. Верил в бессмертие
души и Суд. Роста не очень высокого, худой, с вытянутым лицом, глаза
небесного цвета, и в них светился таинственный образ его бессмертной
души.
Одет в длинное платье из чёрного сукна, на ногах мягкие кожаные
сандалии. Волосы пепельного цвета, перетянутые золотой нитью. На шее
висит талисман, сделанный из сплавов золота, серебра и меди, на котором

29
Лечец - лекарь
130
выгравирована пятиконечная звезда с ангелом, в виде крылатого гения с
мечом в правой руке.
Он что-то шептал на еврейском языке и намазывал какой-то пахучей
мазью тела воинов. Запах распространился по всей пещере так сильно, что
у Дикой Розы закружилась голова. Лечец не обращал никакого внимания на
девушек. Его руки всё время двигались в такт произносимых им слов.
Через тридцать минут лица братьев стали розовыми, и сознание к ним
потихоньку возвращалось.
Странный человек продолжал натирать тела мазями, потом серой
жидкостью полил на головы и накрыл чистой салфеткой, которую плотно
прижал к щекам одного, другого… После влил несколько капель в рот
Тигру, Леопарду и, наконец, впервые повернулся к принцессе.
-На, выпей немного… Это успокоит тебя…
Дикая Роза подчинилась и отпила три-четыре глотка какой-то мутной
жидкости из толстого пузырька. Во рту стало горько, но по мере
прохождения этой чуднóй жидкости внутрь, горечь исчезала, и спустя
десять секунд она вдруг почувствовала прилив энергии. Усталости, страха,
как не бывало!
-Белая Лилия успела вовремя! Совсем скоро они придут в себя, а через
три дня встанут сами, если вы будете ухаживать за ними и натирать их вот
этим маслом ,которое я оставлю вам. – Проговорил негромко Свободный
Орёл.
-Да! Благодарю тебя, достойный лечец! Мы всё сделаем по твоему
слову! И что зависит от нас, то не беспокойся, всё сделаем! – Повторила
девушка с чёрными волосами. – Я обещаю!– Сказала снова Белая Лилия,
смотря с нежной любовью на Красного Тигра.
-А теперь мне пора! Я не могу оставаться здесь ещё дольше. Больные
ждут моего пришествия! Я не принадлежу себе, я принадлежу Времени! Но
могу вас заверить, что никто из них не умрёт! И вы, вы будьте весьма
осторожны.
-Я благодарю тебя, Свободный Орёл! – Ответила Белая Лилия. Её
душа возносилась высоко-высоко, к престолу любви. И там, на этом
престоле любви она предстояла со своим возлюбленным. – И провожу тебя
немного!
-Пусть принцесса это сделает! – Молвил он негромко.
-Хорошо! – Лилия не стала настаивать, ей больше не хотелось
расставаться со своим возлюбленным. Она останется с ним, и будет ласкать
своего избранника. Она будет о нём заботиться, чтобы поскорее поставить
его на ноги.
Когда Орёл и Роза покинули пещеру, и ласковое солнце золотым
потоком прорвалось сквозь пелену серых туч, царство кипучего Аполлона
отразилось на истерзанном небе. Свободный Орёл посмотрел на девушку
131
тепло, сочувственно. Его душа витала на высоте недосягаемого света. Он
был вне себя, и воля двигалась как-то таинственно. Промолвил:
-Ты видела его?
Она вздрогнула от внезапного вопроса, глянула на собеседника как-то
восторженно, вдохновенно и увидела перед собою лучистые добрые глаза,
в которых жила мудрость и, не тревожа тёплый воздух, негромко, даже
излишне тихо отозвалась:
-Да, он был здесь, был… И на сердце у меня теперь пустота
образовалась непонятная. Что-то приглянулось мне в Чёрном Потомке, но
что именно я понять не могу. Только нет демона внутри него… Там
застыла невероятная печаль и боль… Мне непонятна сия суть этого
глубоко ранимого человека…
-Ты права! Верь мне! Он не рака 30 ! В нём живёт душа! Но мне
известно то, чего ты пока не знаешь, но придёт час сей, и тебе многое тогда
откроется! Пока же не имею права говорить, только знай, однажды ваши
пути ещё пересекутся для… – Он произнёс последнее слово про себя, что
принцесса не расслышала, а переспрашивать не стала.
-Этот человек сказал, что убьёт Смелого Волка и моего отца… Он не
успокоится… Он вне себя и он верен своему слову… – Снова промолвила
она свою речь. Волнение выдало Дикую Розу. Разве в силах скрыть она
любовь?!
-Ты покрыта силой века?
Молчание послужило ответом.
-О, эта внезапная любовь оставит неизгладимый след в твоей
непростой судьбе, и хотя её покроет крыло чёрного мрака, она встретит
свой рассвет там, где открывается вечность… Но и здесь ещё ты сможешь
прикоснуться к её изобилию…
Принцесса опять ничего не ответила, лишь слегка смутилась,
покрывшись невольным румянцем. Внутренняя страсть не оскверняла
итоги прожитых дней. И всё-таки принцесса почувствовала небольшое
напряжение в голосе.
-Любовь дана человеку, чтобы победить смерть и ад! Но за любовь
надо бороться, она связывает нас с истинным бессмертием. А что днесь?31
Юдоль плачевная,32 на изгнании уже! И суд предоставим небесам! И не нам
судить Чёрного Потомка! Он осуждён! И ненавидит твоего отца, а ты
возмездием лежишь промеж них! Вырви сердце у собаки, она не посмеет
укусить…. – Свободный Орёл продолжал говорить уверенно с немногою
грустью, которая незаметно проницала во все внутренности. Однако,
весьма странные и непонятные слова изрёк лечец, ниспуская из себя вздох

30
Рака – пустой человек
31
Днесь – сегодня, ныне
32
Юдоль плачевная – мир сей
132
горячего дыхания, да только девушка ничего не поняла, а размышлять
некогда и не досуг.
Дикая Роза слегка побледнела вдруг. На душе царила тьма, но не та,
которая вводит в свои чертоги заблудившегося путника, а та, что смывает
все сомнения. Предчувствие её ещё никогда не обманывало и не подводило,
но сегодня она не стала внимать таковым позывным. Покорилась ведь
судьбе уже. И теперь изопьёт и большее. С Богом ничего не страшно.
-Прощай, принцесса! – Молвил Орёл миролюбиво, хотя никакой
надежды в голосе не ощущалось. – Но помни, если тебе понадобится моя
помощь, позови… А теперь мне пора в путь. Иду к Чёрному Потомку, он
ослаб сильно… И ему нужна помощь…
-Если он встанет на ноги свои, то воскреснет смерть! О, смерть… Он
не позволит никому пребывать в спокойствии! – С ужасом промолвила Роза,
вообразив, что может произойти. И тут же добавила поспешно. – Но я знаю,
знаю, что каждый человек достоин сожаления и жалости, любви и
сострадания…
-Долг и клятва – не делают выбора, я обязан помочь любому, кто
нуждается в моём лечении. За наши жизни один Бог несёт ответственность.
В книге судеб уже всё предначертано и изменить вряд ли, что можно,
поэтому без колебаний, всецело доверимся Промыслу и проживём ту
судьбу, где написана только наша история. – Свободный Орёл осклабился,
и засверкали его белые зубы.
-Ты прав, прав… Прости моё нетерпение и мой страх, которые во мне
ещё живут и тревожат мой дух… Пусть так и будет, как изрекли твои уста!
Один Всевышний наш Судья и Палач, наш Покровитель… Он милует и
карает! Чаша гнева кипит в Его деснице… Я не стану роптать и приму всё,
как есть! – Отозвалась принцесса, не смея поглядеть в глаза, говорившие ей
истину.
-А я всего, чего желаю, сопребывая на земле – мира! К этому, а не к
иному, и направлены мои стопы! Это и есть моё предназначение, моя
судьба… – Свободный Орёл тихим взглядом пролил благую святость. – Я
живу не для своих утех…
-А возможно ли это? – Тайная жажда выпорхнула, как птица, из
сердца Орла, выпорхнула и присела на сердце девичье в волнении и
надежде. – Ужели мы можем, вдохновенный собеседник мой, обрести тот
заветный покой для всего народа, для целого мира, истомившегося такою
длинной дорогой, которая порождает болезнь и войны?
-Да, несомненно! Мы можем! И когда-нибудь во всём мире наступит
покой и любовь, но не скоро ещё человек познает истину божественной
любви. Знаю-знаю, чего жаждет твоя нежная душа! Ты, как и мы все, ждём
необъятного и заветного, того, чем стяжается мир между твоим отцом и

133
Красным Быком! А также ты жаждешь дружбы Смелого Волка и Чёрного
Потомка!
Румянец мгновенно залил пылающие щёки Дикой Розы. Она
встрепенулась невольно, её душа возносилась в иные чертоги, воспела
словарное наречие слишком восторженно, откровенно, не пряча, однако,
своего внутреннего беспокойства:
-О! более всего на свете мечтаю о всеобщем благе для всякого
человека! Только отец мой никогда не согласится на сей благословенный
мир! Он – завоеватель! И это мой крест! И ни перед чем не остановится
Чёрный Ворон, чтобы уничтожить Красного Быка! И спасибо тебе, Смелый
и Свободолюбивый Орёл, за твою доброту, понимание и любовь… Неси,
неси свой благой свет людям… И пусть они станут добрее немного, хотя
бы настолько, чтобы не проливалась напрасная кровь…
-Да, пути нас разводят. У каждого из нас своя дорога, свои испытания.
Прощай, принцесса, и помни о том, что я говорил тебе! – Снова произнёс
глухим голосом и посмотрел на неё пытливым взором своих сверкающих
глаз.
-Прощай, друг…
-Прощай, принцесса…
Он быстро шёл на встречу удаче. Его образ вселял потаённую
надежду какой-то тихой радости. А Дикая Роза осталась с чувством
неуверенности, которое посетило её на такой трогательной минуте,
закрутившейся, как веретено над головой… Вошла в пещеру и с радостным
удивлением заметила, Красный Леопард был в сознании.
-Где мы? В царстве мёртвых или не достигли ещё этих священных
границ? – Воспел своё слово сильно и смело. Он и сейчас даже не мог
отделить свою жизнь от жизни своего брата. С тоскою озирался назад, и
зрел темноту жилища. Лампадка горела тускло.
-В безопасности, – отозвалась Белая Лилия поспешно, как-то скомкала
речь, однако, была на высоте своего явного великолепия, с которого
стекала горячая лава безудержной, безумной любви, – это время
ограничено для всех, кто ныне влился на сей путь… Оно, время судьбы,
тяготеет над нами бременем смерти. Мы всё ещё предстоим на земле, до
полей блаженства надобно проделать немалый путь… – Она снова
скомкала свою речь и молвила в заключение. – Нам надо убираться
отсюда… Нас ждут великие подвиги…
-Жив ли Смелый Волк? – Снова спросил Красный Леопард,
взволнованно озираясь по сторонам, и надеясь узреть то, к чему стремилось
его кипучее сердце. – Не погиб ли он от тяжёлых ран? Я не могу отыскать
его посреди этой темноты…
-Жив… Воспой славу Великому Победителю! Сегодня Он был
милостив к нам! – Воскликнула на торжестве звуков Белая Лилия. Её
134
чёрные глаза сверкнули слишком смело. – Свободный Орёл вернул вам
дыхание и чувства. И вы снова в силах пробудиться в царстве земном…
-О! это дивный лечец! Как же я рад и удовлетворён теперь! Моя душа
теперь покойна… – Как-то глубоко выдохнул печаль изнутри Красный
Леопард. – Слава Небесам… Они ныне подарили мне новый свет… Я могу
дышать…
Красный Тигр начинал ощущать земное притяжение. Дух приходил в
благостное движение. Кровь ускорила бег. Моргнула радость и вновь
отворила долю дня. Его душа возвращалась в реальность события. Он
набирался сил.
-Хвала небесам! – Воскликнула Белая Лилия.
-Что с Дикой Розой? Она жива? – Это были первые слова, которые
слетели с его запёкшихся губ. Видно, что ничего, кроме этого, его не
интересовало. – Она жива? Есть ли надежда на святое свидетельство, с
которым я увижу рай? – А про себя он молился Иисусу Назорею за своего
старшего брата, которого так же искал глазами и не находил.
Неприятная тень возникшей досады проползла по лицу Белой Лилии
осторожным подозрением. Как-то слишком злостно присела боль
скользкой разлуки, но, сдерживая гнев и ревность, отозвалась на приливе
своего мгновенного чувства, принадлежавшего нераздельно тому, кто
сейчас лежал у её ног. – Всё в порядке! Все живы! Боги сегодня благоволи
к каждому из нас и подарили жизнь. Но нам надо поторопиться… У нас
много иных забот… О, Смелый Волк, ты достоин участи богов, и ты не
погибнешь от руки варвара! Ты – мой… – Последние слова своей
пламенной речи девушка произнесла очень тихо, произнесла для себя.
Одета Лилия опять в свой плащ, а на голове капюшон. Красивое лицо
спрятано от случайных взглядов. Нет, сейчас пока не время развивать
историю событий, пока весьма, весьма рано определять истоки своего
преуспеяния. Она подождёт, но в нужный час предстанет перед ним во всей
своей красе.
Красный Тигр слабо приподнялся на руках и с благословенной
радостью отметил, что это правда… Потом глаза с явным беспокойством и
сомнением поискали брата, когда увидел Леопарда, совершенно
успокоился и с величайшей благодарностью посмотрел на того, кто сидел
перед ним и произнёс слабым голосом для того, кому он обязан
обстоятельствам:
-Я не знаю твоего честного имени и имени твоих благородных
предков, но верю, что ты единственный наш друг… Рискуя своей жизнью,
спас нас от неминуемой гибели, и мы теперь в неоплатном долгу у тебя,
незнакомец.
-О, оставим этот разговор на другое время, Смелый Волк! Будет ещё
время рассчитаться! Теперь же главное – это ваше здоровье! А остальное не
135
имеет никакого смысла… Вам надобно, как можно скорее покинуть это
опасное место.
-Назови хотя бы имя своё, достойный незнакомец, чтобы я мог
вознести молитву за тебя богам, которые вели твои стопы по опасному
пути вместе с нами… Но если ты хочешь сохранить всё в тайне, то я не
смею требовать ничего… Ведь, если бы не ты…
-Не сейчас… – Уклончиво молвила Лилия, оборвав его чувственное
дыхание. – Надо что-нибудь поесть, мы с принцессой устали и ничего не
вкушали с той проклятой минуты… Надо укрепить не только дух, но и
желудок. – Белая Лилия в свои юные годы была сметлива и умна, вместе с
лекарем она привезла и провизии. Этот трудный день завершил историю
радостного события.
Красный Леопард и Красный Тигр мирно спали в наступившую ночь.
Лилия тоже сумела заснуть безмятежным сном. И только одна принцесса
не могла отыскать свой утерянный покой. Её терзали мысли-набеги,
которые тревожным разветвлением бороздили по уму.
Она думала про отца, про Чёрного Потомка, про Смелого Волка, про
Белую Лилию: «Как сложится мир моих последующих лет, когда я снова
ступлю на путь безбожия? Что сделает мой отец со всеми нами? И чем
возможно победить укоренившееся зло? О, судьба, как жесток твой
приговор… Но , как бы не испытывала нас эта судьба, и награды бывают
порой весьма щедрые… Веди, веди нас вперёд, Благословенный Иисус!
Только Ты один в силах подать нам Своё спасение… Мы все под Твоим
началом, и мы все в Твоей святой воле… Не покидай нас никогда, спасай и
веди к Своему вечному истоку…»
Она молилась на ночном откровении, молилась исступлённо, пытаясь
привлечь не только удачу, а и нагнать волю счастливой благородной
минуты. Иначе вся жизненная страсть окажется всего лишь чёрной болью.
Как пережить моменты истинной болезни?! Как выносить свою любовь на
тайне века?!
Надо устремляться на свет, а там, возможно, и отворится рай
восторженной мудрости, и обитель царственного порядка уравняет все
итоги страхов, смертей. Может быть так и будет в пакибытии… О, пусть,
пусть поскорее человек сбросит ярмо своей страсти, и только порядок
любви засияет посреди мрака.
А ныне – ужасы, кровь, война…
Ныне – страдания, болезни, терпение…
Всё сие надо не просто пережить, а и, перемолов собой и своими
чувственными жаждами, выстоять на последнем часе и со своими же
ценностями, которыми определяется вся сущность земного порядка и
земного смысла. Лишь бы Бог не покидал никогда, не оставлял человека
незащищённым и в полном одиночестве, потому что в таковом формате
136
жизнь сущий ад и сущая бессмыслица. Токмо одна Его Любовь защищает и
продлевает итог.
Глава десятая
Возвращение
Через три дня, как и обещал Свободный Орёл, братья встали на ноги в
полной решимости следовать далее за своей славой. Дикая Роза замечала,
что Белая Лилия постоянно прячет лицо под капюшоном, но не понимала,
зачем она так поступает, а расспрашивать – ни о чём не расспрашивала, да
и вообще они почти не разговаривали, если только по существенной
необходимости.
И вот теперь Белая Лилия под утро, которое осветило эту пещеру
надеждой, толкнула легонько принцессу в плечо и попросила выйти её на
улицу. Там они должны, по-видимому, завершить свою историю, которая
свела их на этом пути.
Когда они ушли, Красный Леопард спросил:
-Что теперь будем делать, брат мой? Самое время, когда можно
вернуться к отцу с Дикой Розой… Тебе остаться ещё, означает подписать
смертный приговор – либо от руки Чёрного Потомка, либо от Чёрного
Вóрона, а сейчас у нас есть шанс… Мы не можем рисковать ещё и ещё.
Прислушайся к моему совету…
Но Красный Тигр ответил так:
-Это не самый удачный вариант – бежать. Нет – ни корабля, ни золота,
ни друзей, у нас ничего нет, совершенно ничего… Придется возвращаться в
царство тьмы, самый лучший вариант… Разве открыться сейчас? По-моему
рановато сие…
-Кто помог – раз, поможет и ещё…
-Знаешь брат, у меня какое-то весьма нехорошее предчувствие. В
моей душе царит темнота, она какая-то предостерегающая,
предупреждающая даже, я не могу объяснить, что происходит, но ощущаю
явное беспокойство… Этот наш невольный спаситель… Отчего-то не
внушает мне доверия…
Красный Леопард призадумался, разные мысли бороздили в голове
этого славного мужа. Он мог, конечно, ничего не отвечать, а просто
согласиться, но и его тоже слегка взволновали последние события. Потом
изрёк:
-Хитрый Лис объявился бы поскорее… Я жду его… Он так нам
необходим… Но ты абсолютно прав, доверять никому нельзя, а особенно
на чужой стороне… Вряд ли без его помощи нам удастся спрятаться в
море…
-Ты про Хитрого Ли́са?
-Да, сможет ли он отыскать нас здесь?
137
-Одному Богу известно…
-Но что же нам делать? Как выбираться из этой паутины?
-Есть у меня один знакомый капитан Зелёный Паук… Он мог бы нам
помочь, думаю, что не отказал бы… Только как, как его отыскать здесь?!
Ведь он словно ветер в поле, гонись и не догонишь! А мне рано, рано
уходить, и сам понимаю… Я ещё не все секреты знаю, многое сокрыто от
меня, многое… Если вернусь к царю с Дикой Розой, то могу получить
бóльшие привилегии…
А там, на просторном уголке ночной тишины, где далёкие, мерцавшие
огни рождали искусство незримого света, с коего стекала таинственная
страсть на примолкшую землю, Белая Лилия сказала следующие слова
Дикой Розе. – На рассвете я покину вас… Оставлю три коня, оружие… Ты
вернёшься к своему отцу и поведаешь ему о славном подвиге Смелого
Волка. Расскажешь всем, как он спас тебя, какие трудности предстали на
пути его… Ничего не говори о том, кто сейчас находится внутри пещеры,
помимо него… И обо мне ничего не говори! Никому! Ясно? Смелый Волк
узнает в своё время… Ещё не настал тот заветный миг! И поведай о бое с
Чёрным Потомком! Это всё! Ты мне обещаешь? Я верю твоему
благоразумию. – Она сверкнула чёрными глазами властно, как
победительница.
Дикая Роза не смолчала от изумления, она, конечно же, не собиралась
открывать правду о братьях, но почему должна таиться Белая Лилия – не
понимала?! Разве любовь в этом случае терпит поражение? Молвила
осторожно:
-Отчего же ты не хочешь открыться теперь? Разве твоя смелость и
благородство не позволяют тебе предстать победительницей сегодня, когда
доблестные мужья готовы принять из уст твоих мир святой?! Ты ведь
стольким пожертвовала ради них! Пусть же они примут тебя в правоте
событий, ты…
Но девушка, у которой в груди билось слишком горячее сердце,
наполненное страстью, болью, ревностью, резко оборвала речь принцессы,
даже жёстко и немного резко, потому что душа волновалась по иным
пробуждениям. Вскричала нетерпеливо:
-Это моё, моё дело! И я прошу тебя в это дело не влезать! Ты
сделаешь так, как я прошу? Дай клятву при небесах, покровительствующих
нам неизменно! Иначе сам дьявол обнимет твою душу, если ты обманешь
меня!
Ничего не оставалось, как согласиться с её решением. Тем более что
Белая Лилия, действительно, многим пожертвовала ради спасения
Красного Тигра, Красного Леопарда и ради неё самóй, вступила в бой с
сыном сатаны, не всякий муж решиться на сей поступок. Так стóит ли

138
противиться воле открывшегося рая?! Нет, не стóит! Пусть будет то, что
уже давно предрешено судьбой. Сказала лишь кратко:
-Да…
Белая Лилия гордо возвышалась под бледным и холодным ликом
луны, ведь луна есть матерь всех светил, отец которых – солнце, и он есть
жизнь всему. Свет далёких и чужих звёзд в пространстве чёрной и
ликующей бездны, именуемой земным небом, отражал прекрасный образ
тленной земли с её щедротами и богатством красок в сиянии уснувшего
озера посреди мёртвых скал, где ещё теплилась жизнь человеческая, чья
судьба неясным проблеском вырисовывалась на карте жизни каждого
смертного по отдельности. И только одному Богу уже видна история этих
людей, которые любят, воюют и умирают, как и их предки на правах
вечного рая.
Ночь сдвинула время немного вперёд, и путь стал короче ещё на один
день. В наступившее утро братья и принцесса готовились покинуть пещеру,
где уже находиться дольше было небезопасно.
Красный Тигр постоянно кого-то выискивал своими смелыми глазами
на жажде непритворного волнения, которое в нём било ключом. Дикая Роза,
конечно же, знала, кого он ищет, и спросила на покое своего тоскующего
сердца:
-Смелый Волк расстроен? Он хочет узаконить сущность нового права?
Или его душа покрылась чем-то иссыхающим, когда боги вдруг положили
на чашу его весов меру предчувствия? Осилит ли сию дорогу уставший и
притомившийся путник?
Воин встрепенулся мгновенно, смахнул подозрение со своего ума,
оставшись, однако, на тревоге. Очень внимательно посмотрел в глаза
принцессе и неуверенно, как бы между прочим провозвестил вопрос
стремительного слова:
-А где, где же тот незнакомый юноша, которому мы обязаны жизнью?
Или он уже в пути на покровительстве зовущей судьбы? Отчего же нет его
посреди нас, чтобы я мог снова пролить речь для его ушей по спасению
нашему?
-Он недавно покинул нас… У него совершенно другие планы. Там на
вершине могучего океана звёздных огней его ожидает торжественная
страсть любви, ради которой он подверг себя таким невероятным
испытаниям…
-Что означает непримиримое слово твоё, принцесса? – Изумлённо
вымолвил Красный Леопард, вступивший на мощь состоявшегося
разговора. – Или ты ведаешь про то, чем мы себя не можем облечь на
пороге тягучего времени?
Чтобы не выдать тайну Белой Лилии, ведь она обещала сохранить её
до поры до времени, Дикая Роза изменила тему разговора. Коль пообещала
139
молчать, то и молчи, обещания надо исполнять. Это честь для любого
человека. А она, ко всему прочему, обладала уже многими тайнами. И они
в ней лишь усиливали меру.
-Благородный спаситель ушёл в иные страны… Он любит
путешествовать… И оттого дороги зовут всегда путешественников только
вперёд… Бог морей – Посейдон ожидает всех, кому нужна мера разных
приключений…. – Она не могла себя выдать и не выдала.
-Отчего же сей мужественный воин ушёл и даже не попрощался с
нами? Странно всё это как-то! Помогает нам и не требует никакой
расплаты… – Красный Тигр был чем-то озабочен, его чело посетили мысли
грустных раздумий.
-Истинные рыцари оплаты не требуют, – отозвался вдохновенно
Леопард. – Но в данный момент это, действительно, всё очень
подозрительно… А может он торопился… Время военное, а оно ко
многому обязывает всех нас… – Сделал предположение сын Красного
Быка.
-Возложим заботу на ангелов и поспешим к славе! – Сказала
принцесса. – Зачем изрывать чужие достоинства и выискивать слабости у
других, когда сами порою тонем в грехах своих. – Она вышла на улицу, где
в её бледное лицо влетел ветер беспокойства.
Когда братья остались одни, то младший с горечью воскликнул,
пронизываясь особою нежностью к родственной крови. – О, мой
возлюбленный брат! Настало время неминуемой разлуки! А так не хочется
лобзать волю ангелов тьмы! Только вера в победу не даёт расслабления и
вселяет надежду!
-Пора, ты прав! Мы всегда в одной упряжке! И томиться пустотой
страхов – это не в нашей возможности. Впереди нас ждёт подвиг! Ради него
мы топчем землю врага… Обнимемся же, брат мой! – Они, крепко, по-
мужски, обнялись и последовали за Дикой Розой…
Три всадника поскакали прочь отсюда навстречу новым мечтам и
надеждам, взвинчивая и кружа дорожную пыль… Синий ветер преграждал
им путь своим озорством, но ничто не мешало лететь навстречу
непоколебимой славе. Небесная сила любви покоилась на крылах не смерти,
а жизни. И пусть, пусть она однажды всех доведёт до царства Христа,
Которому и отдали свои благословенные сердца эти доблестные мужи.
Ворота главного города были открыты, вооружённая до зубов стража
стояла в почётном карауле день и ночь. Все с огромным нетерпением
ждали Смелого Волка и принцессу. И когда юноша вместе с Розой въехали
на площадь дворцовых построек, то сам царь вышел навстречу с радостным
видом, хотя некое неудовлетворение сидело внутри него. Он обнял свою
дочь со словами, несвойственными ему:

140
-О! возлюбленное чадо! Ты снова со мной! Ты цела, невредима?
Никто не посягнул на честь твою? Я всех, всех казню… Только ты будь
покойна… Никого не минует рука возмездия! Все будут преданы смерти!
-О, нет, отец, нет… Со мной всё хорошо…
Царь слегка утешился, хотя на внутреннем чутье его охватывала
несвойственная дрожь и ненависть, а потом вдруг, взглянув на её вид, в
коем пребывала наследница, нахмурился и, сдерживая подступивший гнев,
вопросил:
-Что с тобой было? Над тобой надругались?
-Нет, отец! Хвала богам, я вернулась такой, как и была… – Принцесса
не осмелилась воззвать к единому Богу, но внутри Он всегда жил с ней и
поддерживал смущения. Она могла бы поведать о чуде, происшедшем с
нею, но не посмела при всех разливать торжество тайного прикосновения
святости, что так чудесно облобызала её в тот раз.
-О! бездна зла! Она воскурила фимиам33 моим чувствам! Я покоен! И
сегодня мы принесём жертву в храме Афродиты. Она спасла от позора мою
единственную наследницу! И я не поскуплюсь, не поскуплюсь! Боги будут
довольны!
Через несколько минут Чёрный Ворон вновь обрёл уверенность и силу,
хотя последние слова опять, в который раз заставили Красного Тигра
претерпеть полнейшее изумление и непонимание. Ведь есть, есть же
законный наследник – Дерзкий Коршун!
-Я хочу услышать твою речь, Смелый Волк! Говори обо всех
подробностях вашего путешествия и проси себе любой награды! Ты
доказал свою верность, хотя в последний миг я начинал сомневаться в
тебе… Отныне в моём королевстве ты получаешь полновластие и свободу.
Чего желаешь? Проси… Я исполню незамедлительно… Ты мой гость и
друг.
-Ты уже наградил меня и мне большего не понести! – Отозвался
Красный Тигр спокойно, хотя сердце претерпевало боль душевную. – Дай
лишь теперь немногого отдыха и покоя. Всё остальное будет после… Но
слово своё я открою для ушей каждого!
-Вина и угощения Смелому Волку! Поскорее, дайте ему всего, чего он
пожелает! – Рабы исполняли приказ царя мгновенно. – Рассказывай!
Нечего не утаивай… – Повторил Ворон и приготовился слушать. – Я
жажду твоего откровения!
Смелый Волк ещё не окрепший после боя, после ранений, ощутил
лёгкое недомогание. У него кружилась голова, но кружка крепкого вина
придала ему сил, он ощутил уверенность, тело стало дышать по иному, и
стал говорить:

33
Благовонное вещество для курения.
141
-О, всемогущий царь! Ты явил мне большую милость, и я могу не
мечтать о чём-то ещё! Мне пришлось сразиться с Чёрным Потомком, и я
победил его, да только Свободный Орёл не позволил никому из нас
умереть! Он явился нежданно и спас каждому из нас жизнь! Ведь ты
знаешь, что этот великий лечец не может никого оставить на смертельном
пороге. – Глаза Красного Тигра полыхали, как зарево весны! Вино
растекалось по жилам и веселило сердце воина. Нет, он вовсе не
расслабился, он всегда в напряжении и всегда готов дать отпор, если того
потребует случай. Он лишь запасался святым терпением, оно у него
имелось.
От Чёрного Вóрона не ускользнуло и то маленькое обстоятельство, с
какою жаркою истомою смотрела на Красного Тигра его любимая дочь, но
юноша был равнодушен к ней, не обращал никакого внимания на девушку,
и это царя утешало: он ни с кем не собирался делить принцессу, а тем более
с каким-то безродным чужаком.
-Что ж, твои слова меня немного порадовали, и то, чего я ещё не
услышал из твоих уст, я услышу от принцессы! – Изрёк Чёрный Ворон. Его
дмение 34 превосходило его мысль. Он о чём-то размышлял, о чём-то
тайном.
Дикая Роза вспыхнула, как зарница и бесстрашно посмотрела на
своего отца, она его боялась, но эта боязнь была другого облика, прорекла
фразу тихим, но не сломленным голосом, а, как и полагается царской особе:
-Я хочу переодеться и отдохнуть.
-Оставьте, оставьте нас! – Громко воскликнул царь. Его возбуждение
достигло апогея. Он ощущал в себе адское недомогание, пребывая в
неведении. – Все уйдите! Ты тоже можешь идти, Смелый Волк! Мои рабы
позаботятся о тебе… Всё после, после…
Красный Тигр вышел вместе с Хитрым Лисом, оба направились в
покои первого. Они были молчаливы. И если первый испытывал полное
удовлетворение, то другой нервничал и томился расспросами, его воля
претерпевала неподдельное беспокойство.
Царь и его дочь уже сидели во дворце под покровом тишины и уюта.
Благое настроение дышало на подозрении слишком горячо, кипятились
мысли на пробуждении ада, который смело и дерзко господствовал в этом
дворце.
-Я очень, очень рад твоему возвращению, Дикая Роза. Но что ты мне
скажешь? – Царь пытливо повернул к ней лицо с огромным носом. Он
нервничал, и в его голове гнездилось злосоветие35. – Чем утешишь печаль
страдающего отца?

34
Дмение – гордость
35
Злосоветие – злой умысел
142
-Мне нечего сказать моему отцу, чтобы он рассердился! У меня всё
хорошо, поверь моему слову. Никто не посягнул на мою честь, хвала всем
богам. Со мной всё в порядке, отец, и я хочу пойти к себе… Ты позволишь
мне?
-Тебе нравится этот чужестранец? Он покорил сердце моей
несравненной Розы? – Его голос казался весьма раздражённым. Он готов
сорваться со своего ложа и пойти в покои Смелого Волка и пронзить его
грудь кинжалом.
Девушка очень хорошо знала нрав своего отца и знала, как надо ему
отвечать и ответила. – Если царь любит свою дочь по настоящему, он бы
пожелал блага ей. И моё сердце, отец, принадлежит мне одной! Не жги
сомнения своей души напрасными бранями… Лучше ответь мне о
другом…
-О чём же? – Снова спросил он резко, но его всегдашняя суровость
уже сменилась на милость. – Проси чего пожелаешь. Новых нарядов,
украшений… Я готов ублажать чадо своё… Лишь бы ты никогда меня не
огорчала и не шла против моей воли.
-Нет, у меня всего предостаточно, отец… И ты знаешь, что я никогда
не пойду супротив тебя… Но ответь, ответь мне, где же мой младший брат,
Дерзкий Коршун? Я хочу обнять его! Почему его не было на площади? Не
болен ли он? Или, может быть, случилось что-то? Почему он не встретил
нас?
Но царь, по-видимому, не расслышал её слово или сделал вид, что не
расслышал. Ему не хотелось говорить о том, что доставляло ему
неприятные моменты. И эти неприятные моменты будоражили его кровь
безумием. Проговорил лишь:
-Хорошо, иди к себе и отдохни, моя принцесса. Насладись обществом
своей верной служанки, она поведает тебе о прочем… А у меня дела… Я
потом объявлю волю насчёт вашего царствования. Ведь именно сего
жаждет твоя душа. Не так ли?
-Да… Я прошу тебя… Очень прошу, отец мой, объяви своего
единственного сына наследником царства! Ведь это правильно! Мужчина и
только мужчина должен управлять государством, а не женщина… Он
справится, он унаследовал и твой нрав и твоё стремление… – Чёрный
Ворон подозрительно занервничал. Что-то его сильно беспокоило, угнетало
и измучивало, только Дикая Роза не могла понять причину такого
странного беспокойства. И повторила опять. – Отец, я прошу тебя… Не
надо натравливать моего брата против меня… Я вовсе не хочу сидеть во
главе государства… Это не моё… Отдай, отдай ему престол… Подпиши
достойные бумаги, и я тоже готова подписать любые документы… Издай
приказ…

143
-Молчи! молчи, молчи дочь моя! Я ещё силён, и я не собираюсь
сдавать свою корону кому бы-то ни было. Только после моей смерти ты
примешь мой престол… Ступай, ступай…ступай к себе и облеки себя
благовониями… И сбрось с себя эти ужасные и отвратительные лохмотья!
Я не могу глядеть на убожество…
Хитрый Лис сказал Тигру, когда они закрылись в его опочивальни:
-Слава богам удачи! Они предотвратили великую беду! Я очень
переживал за вас, мой мальчик… Ты жив! Но тут не всё так замечательно,
как кажется, Смелый Волк! У нас большие перемены… И нам есть, чего
опасаться…
-Что же случилось в наше отсутствие? И я должен тебе поведать
историю, которую мы прожили… Но сперва ты открой свои речи, а уж
тогда поглядим… – Тигр казался совершенно спокойным и ровным. Дух не
витал в напрасных перепутьях. Он согрет любовью Иисуса и любовью
Дикой Орхидеи.
-Я с удовольствием и с добром выслушаю тебя, но не сегодня; не в
этот час, я слишком встревожен, слишком встревожен… – Хитрый Лис
казался очень обеспокоенным, но какими-то совершенно другими
событиями.
-Не томи, говори…
-Когда вы покинули дворец, Чёрный Ворон повесил триста узников, а
половина из них – дети, женщины и немощные старики. Только и это ещё
не всё и не конец, а начало! Его злоба не знает никаких границ… Этот
демон достоин ада….
Первый раз Красный Тигр видел, как плачет доблестный муж. Слёзы
стекали по бледному лицу, как печать проклятия. Они были из источников
горькой влаги и оттого приносили нестерпимую боль. И боль усиливала
многие болезни души.
-Демон собирается казнить всех узников своего подземелья! Это
вызов твоему отцу… Смерть присела слишком ретиво, она скалит пасть
ненасытного тартара… Он не остановится ни перед чем… Он готов к
проклятию, и проклятие поглотит его однажды…
-Сколько? – Юноша побагровел лицом от сильного возмущения и
ненависти, ему не хватало дыхания, чтобы воспроизвести речь. Ненависть
сдавила виски. У него уже ничего не осталось внутри, чем можно
утешиться или согреться.
-Их больше тысячи… Я не знаю точного числа, но там много
больных… Там много женщин, детей… Он не лучше сына сатаны… Оба,
оба вскормлены одним ужасом и одной страстью… И Чёрный Ворон, и
Чёрный Потомок…
-Ты никогда не говорил мне про узников, почему?

144
-Теперь настало время… Но и это ещё не всё… Не всё… – Хитрый
Лис не мог произнести главного, он задерживал паузы, потом сел на
кровать и замолчал. Слёзы кипели на его мужественном лице. Он не мог
завершить это важное слово. Не мог. Да и как, как он сможет высказать
такое? Это новое испытание судьбой, новое испытание, которое послали
все боги неба.
-Почему не хочешь объявить волю наших богов?! Этого миновать
нельзя, так? Живём раз, и умереть надо с честью, иначе жертву
Всемогущий не примет! Она будет напрасной… Поэтому не томи меня,
говори, как есть…
-Ты получил от царя полновластие, и это тяжёлое бремя власти тебе
придётся понести самому, если не сможешь понести, то мгновенно
погибнешь… А если понесёшь, погубишь узников… Я говорил тебе, что
проклятие на нас возложено вместе с тем золотом… Так или иначе, но
смерть идёт неотступно по пятам, желая насладиться своим величием
непосильной тяготы…
-Нет, Хитрый Лис! Бог послал мне новое испытание и смотрит, как я
поступлю! Смогу ли противостоять злу или испугаюсь, струшу! Я не боюсь
ничего на этой земле, таким меня воспитал мой славный отец! И я
бесконечно благодарен ему! Одного боюсь – навлечь гнев Всевышнего! Не
мучь меня, скажи, чего же хочет Бог?
-Великой жертвы! Огромной… – Хитрый Лис внимательно посмотрел
на воина, в глазах которого горел огонь борьбы и мужества. – Я горжусь
тобой! И отец бы гордился тобой, сынок! Казнь узников – в твоей руке!
Чёрный Ворон знает, как испить кровь своих рабов и усладиться ею на
потоке судьбы!
-Я ему – не раб! – Воскликнул горячо Красный Тигр и разрубил
воздух правой рукой, словно мечом. – И он захлебнётся от своей
собственной крови. Небо – свидетель! Поверь, расплата не за горами! Нам
надо организовать восстание! Да! восстание!
-А как же дело, ради которого ты здесь?
Красный Тигр призадумался на малый миг, только он его не
покарябал и не осквернил, а напротив, связал в достоинство благое, и
воскликнул уверенно, откровенно. – Дикую Розу поручи моему брату. Это
выход! Это будет правильно! Он переправит её туда, а после соберёт
войска для решающей битвы, пока мы…
-Это безумие! Полнейшее безумие! Мы не можем так рисковать, не в
наших силах… – Хитрый Лис тоже о чём-то размышлял, но в эти мысли не
хотел впускать никого, даже этого смелого юношу. – Полное безумие! И
провал!
-Отчего же?
-Невозможно…
145
-Почему?
-Нет, невозможно. Это весьма опасная задумка. Царь видел твоего
брата Красного Леопарда, когда тот последовал за тобой… И это
обстоятельство может принести нам немалые неприятности… Он сразу
догадается, что произошло на самом деле, его не проведёшь… Чёрный
Ворог хитёр и ловок…
Смелый Волк разволновался и нервно перебирал пальцы на руках,
такого события он никак не предвидел и даже не предполагал сего
намерения. – Царь узнал его? И исчислил пробуждения нового ада? О, как
же мы теперь поступим, мудрый Лис?
-Если бы узнал, вряд ли ты бы сидел здесь с почестями, да вот только
обмануть царя трудно, практически невозможно… Его дух связан
крепкими узами подозрения, он знает наперёд… Как мы поступим теперь?
Доверимся ли случаю?
-Но у нас-то получилось! Он не в силах влезть в Волю Божественную!
Христос вне его дум, он ведь поклоняется идолам, от них невозможно
унаследовать истину, они приведут его к верной погибели… – Надежда
повисла в воздухе, как топор палача.
-Он слишком хитёр, чтобы поверить в простую удачу, посланную всё
равно кем! – Муж постоянно пребывал где-то далеко мыслями, его
беспокоило ещё что-то, однако, не решился поведать тайну, которая мучила
последние дни.
-Тогда я решил так! – Воскликнул снова Тигр, устремляя свой
чудесный взор глаз в самое сердце верного друга. Возглас прозвучал
достойного царского наследника. – Ты столько раз помогал нам! Помоги и
теперь!
-Что просишь? – Лицо Хитрого Лиса было угрюмо, озабочено и
блестело от слёз, что всё ещё струились по щекам. Он тихонько, на тайных
раздумьях, поглаживал свою бороду. Многие мысли гнездились в его
умной голове.
-Помоги брату вернуться к отцу. Он соберёт большое войско, и мы
нанесём сокрушительный удар! Пока не замёрзло море, пока не наступила
зима, Красный Леопард сможет переправиться с войсками… И пусть, пусть
Дикая Роза вместе с ним отправится в путь! Она очень обезопасит наши
доводы…
-Принцессу трогать сейчас нельзя. Царь придёт в полное бешенство, а
нам надо тянуть время… Брату помогу… – Радость мелькнула в глубине
его синих глаз, а белая голова кудрей немного оживилась. – Это, пожалуй,
достойно…
-Да, ты, наверное, прав, как всегда! – Отозвался торопливо Смелый
Волк, измеряя шагами взад-вперёд свою опочивальню. – Мне нужно срочно

146
повидаться с ним, это возможно? И обсудить некоторые детали
предстоящего плавания…
-Думаю, что возможно! Теперь ты хозяин своего времени и у твоей
двери даже никто не стоит и не подслушивает, но главное испытание ещё
неизменно – впереди! Поэтому, мой мальчик, будь бдителен, вверяйся
успехам тайно и тайно же проси помощи у Иисуса Назорея. Всё в Его
воле…
-Ангел мой отверзет36 мне вдохновенную мысль разума, и я последую
по её пути! – Воспылал Красный Тигр ревностью молитвы. Он никогда не
забывал молиться, не взирая любых обстоятельств. В этом и был его
несомненный успех. – А теперь идём!
-Только не днём! Ночью, когда небо закроет свет земного притяжения,
когда тьма запылает отголоском приветливого заката, мы встретимся под
огнями таинственных звёзд, которые благостью разольют для нас движение
любви. Ты знаешь, где это… – Отозвался мудрый воин, поправляя свою
бархатную куртку руками.
-Согласен, а теперь нарисуй мне подробный план этого подземелья,
которое вверено моему дыханию! – Попросил отважный юноша. Он весь
горел возбуждением, страстью и борьбой. Нет, ему не хотелось проливать
напрасную кровь, но война – удел настоящего мужчины, родившегося в век
кровопролитий и безбожных настроений.
-О, сие вовсе не нужно делать! Ты сможешь всё увидеть
собственными глазами! – Отозвался Лис, видя, как Красный Тигр изъявил
нетерпение. Его могучее сердце задыхалось от бездействия. – Ведь отныне
твоя свобода не ограничивает твои права и не утесняет их… Ты смело
ступишь под любой покров, едва пожелаешь! Такую власть тебе подарили
наши боги!
-Когда? – Спросил Смелый Волк, удивляясь неожиданному повороту
судьбы. – Когда же я смогу узреть страдания обездоленных и униженных,
страдания тех, кому так необходима моя помощь?! Я сделаю для них всё!
всё, что в моей власти и воли! Спасу, по крайней мере, тех, кого могу
спасти!
-В любой момент, лишь пожелай, всё теперь в твоей власти, мой
мальчик, – старина Лис уже явно знал ответ, не ошибся и на сей раз. – От
судьбы уйти нельзя… Я вижу, как ты устремляешься на свою высоту, это
твоё право… Только не спеши, делай всё не торопясь… В этом весь залог
нашего дела.
-Тогда идём немедленно!
-Не торопись… Оставь возбуждение своё… Не теперь же, я приду
чуть позднее, когда ты умоешься, остынешь, переоденешься и немного

36
Отверзет - откроет
147
отдохнёшь от всего случившегося, иначе ты можешь выдать себя своим
ненужным рвением. Терпение – лучший советник и помощник. Помни об
этом …
-Ты, как всегда, мудрее меня, добрый и верный друг! Пусть продлятся
твои рассветы на этой земле, как можно дольше! – Ответил молодой воин,
чувствуя некую усталость в своём теле. – Царь Величественного Века
наградил тебя святой возможностью… Так используй её. И пусть Он всегда
охраняет твой доблестный путь…
Хитрый Лис ушёл, а на смену ему пришли три рабыни, одетые в
светлые туники до пят; лица прикрыты такими же шарфами. Они пришли
послужить молодому воину. Одна из них сказала тихим, приятным голосом:
-Идите с нами, господин! Владыка ожидает вас…
-Он меня ждёт? Что же ему нужно от меня в такой час? Хорошо,
идёмте.– Красный Тигр удивился, однако, спорить не стал, поднялся и
последовал за женщинами. Не успел – ни умыться, ни переодеться, ни
отдохнуть.
Его привели в большую комнату с огромным бассейном. Чёрный
Ворон сидел на маленьком диванчике, и молодые рабыни омывали ему
ноги. Персона достойна снисхождения, но и ему Бог подарил особую часть
от Своих творческих замыслов.
-Ты звал меня? – Лютая ненависть душила юношу, хотя старался
спрятать оную внутри своего сердца. Силы были на изнеможении, но он
осклабился37. Ему приходится подчиняться этикету и всему, что встаёт на
пути. Выдавать себя ни в коем случае нельзя.
-А-а, Смелый Волк! Жду, жду тебя уже… Иди ко мне… Подойди
поближе. Расслабься после долгой дороги… – Царь хлопнул в ладоши, и
вошли новые рабыни, они уже одеты в короткие туники, на головах
покрывала нет.
Бесшумно окружили Красного Тигра, усадили на другой диванчик,
стали омывать ноги. Он молчал, ощутил при том некое несвойственное
волнение, которое приплыло откуда-то странным наветом и теребило
настойчиво плоть.
Перед ним выросли слуги царя. Это были рослые парни, под два метра
роста, крепкие и мужественные ребята, руки и ноги закованы цепями. Их
глаза горели светом свободного неба, тоска застыла в незримой глубине и
боль по той доле, на которую обрекла их судьба. Кроме набедренных
повязок ничего на теле нет, ещё спины в рубцах и шрамах от частых побоев.
Но юноша заметил в них искру борьбы, о которой те мечтали ночами. Он
очень хорошо знал такие взгляды!

37
Осклабился - улыбнулся
148
Чёрный Ворон поймал его задумчивый взгляд, оценил по-своему, как
властелин мира. И проговорил как-то слишком отвратительно и на
презрении. – Не опасайся их, Смелый Волк. Это верные псы, но они умрут
рабами! Взгляни на их лбы! Это клеймо навсегда отобьёт охоту для побега!
Или их убьют здесь, либо там! – Он чересчур злобно и откровенно
рассмеялся, и этот смех доставил ему истинное удовольствие. – Не
спрячутся от меня, не сумеют, я везде иду по пятам и преследую душу до
сáмого ада! – И опять рассмеялся так мерзко, что дух слегка опьянел от
свалившегося отвращения.
Рабы посадили царя на носилки, на вторые – Смелого Волка, хотя он
не хотел садиться, да царь приказал. Пришлось подчиниться, дабы не
выдать свою ненависть, что так резво крутила все эти тянущиеся события и
время.
Комната, в которую доставили Вóрона и Тигра, имела пять
замысловатых углов. Посередине два огромных бассейна, соединённые
между собою несколькими ступенями из мрамора; в одном – горячая вода,
в другом – холодная.
Пол тоже мраморный, белого цвета, как и сами стены. Рядом длинный
предлинный стол с фруктами и напитками, сладостями, а вина нет. Стены и
потолок освещаются светильниками. Их тут несколько десятков, все
диковинной работы искусного художника. Свет с них льётся как-то
проникновенно, приглушая волю нервов, притупляя мысленную
способность.
И так тепло, немного непривычно, но приятность разносит страсть
незаметно по всему телу. И разносит так, что кровь вдруг искрится тяготою
прожитого торжества. Смывается боль и наступает слабость… Появились
рабыни-красавицы и стали раздевать царя.
-Нет-нет, не все разом! Окажите честь моему гостю! – Сказал он
громко своим писклявым голосом. – Покажите свою нежность и заботу
Смелому Волку… Дайте ему полноту своего гостеприимства… Пусть же
тело почувствует лёгкость…
Юноша смутился, воспитание ему не позволяло таких вольностей. Да
и ныне вовсе не нужна такая мера убогой заботы. Он привык мерить
достаток трезвостью, а тут некая возбудимость опаляла смысл для какой-то
определённой цели.
-Дайте вина! Выпей, вина, Смелый Волк! Это поможет
расслабиться… Ты устал, тебе пора немного вдохнуть глоток чувственной
любви… Гляди, какие красавицы ласкают и ублажают тебя... – Видно царь
надеялся вызнать о доблестном воине некоторые подробности, поэтому и
позвал его сюда.
Сам же Чёрный Ворон пока пил соки, но и сын Красного Быка
отказался от вина, ему не хотелось дурманить свою голову, ведь у него есть
149
более важные дела и это не даёт ему право стать безумным, не отвечающим
за свои поступки.
Рабы стояли у самых дверей и почему-то волновались. Красный Тигр
это заметил, и подозрение вкралось в душу: он почувствовал – здесь что-то
затевается и лучше ничего не пить и не есть, а блюсти око и слух.
Царь расслабился и уже не обращал на своего гостя и пил, пил
дурманящее вино. Рабыни нежно ласкали своего отупевшего господина, а
он хватал то одну девушку, то другую и целовал их в губы, смеясь и
повизгивая от удовольствия.
«Почему он пьёт? В чём подвох? Это весьма странно и не
свойственно моменту сему… Явно что-то подсыпали… Наверно всё вино,
либо отравлено, либо… Не может быть… Мятеж?» – Мелькнула
подозрительная мысль в голове у Смелого Волка. Он как-то резко
встрепенулся, ожидая главного события, которое, по-видимому, вот-вот
произойдёт.
И, действительно, царь совершенно отупел и уже плохо соображал, да
отупел не от вина вовсе, а от дурмана, подмешанного в вино кем-то и для
какой-то особой цели. Попробуй-ка, разберись тут в сём усердии! А
разобраться надобно.
Смелый Волк ощутил приближение неминуемой опасности. Смерть
приоткрыла свои просторы широко и приветливо. Он понял по виду
мужественных рабов, что они хотят напасть на своего хозяина и на него
тоже. Отдельные фразы всё-таки невольно коснулись слуха, ибо они
думали, что и гость слегка одурманен.
-Пора…конец…месть и свобода…
Юноша мгновенно вздрогнул всем телом, когда эти слова
потревожили воздух таким величественным наречием: только воины
Красного Быка могли знать этот девиз. Рабыни быстро упорхнули, оставив
своего царя на растерзание.
«Значит нас здесь много… Видимо Бог и тут, тут даёт мне защиту
неизменного Своего покровительства… Я должен не упустить свой шанс,
предложенный мне богами… Ведь святость не разливается напрасными
вдохновениями…» – Подумал Волк и быстро вскочил на ноги и вышиб нож
из рук оторопевшего раба, готового уже пронзить сердце Чёрного Вóрона,
и прошептал:
-Не время, братья! Не сейчас!
Они все изумились и не знали, что предпринять. Их никто здесь
никогда не называл братьями. Сердца наполнились тревогою и
растерянностью. Они не знали, как им поступить в сложившейся
обстановке. Весь заговор раскрыт. Надо убрать предателя.
Но, видя замешательство присутствующих, юноша не преминул этим
воспользоваться, потому что время скоротечно в таких моментах, добавил
150
второе слово к первому. – Я не могу ничего объяснить вам, только ваши
головы мне дороже собственной…
Это их совершенно сбило с толку, но один из них вопросил:
-Ты будешь нас пытать?
-Нет…
-Смелый Волк! – Вдруг словно из подземелья раздался грозный, но
ослабленный голос Чёрного Вóрона, точно из какого-то потустороннего
мира. И голос был пропитан чем-то зловонным и очень неприятно резал
слух.
Этот внезапный и мощный окрик заставил юношу вздрогнуть, но не
потеряться или смутиться. Он лишь поднялся во весь рост и предстал перед
ним на полной готовности дать незамедлительный ответ с присущей ему
честью.
-Где ты, Смелый Волк? – Повторил царь.
-Я здесь, повелитель!
-Вижу…вижу!
Рабы приготовились принять позорную смерть, они не могли поверить
чужаку, который служил Чёрному Вóрону, но и Смелый Волк до конца не
имел права раскрывать свою истинную сущность. В любом деле нужна
великая осторожность.
-О чём это ты разговариваешь с псами? – Губы царя обмякли и еле
шевелились. Но он приходил в себя потихоньку. Дурья башка малость
протрезвела. Он позвал телохранителей. – Эй, где вы, жалкие рабы?! Сюда,
сюда, живо!
Мужи приготовились к участи, что преподнесла им госпожа судьба, да
ошиблись в своих предположениях и догадках. А охрана уже стояла возле
открытых дверей. Разыгрывалась невероятная страсть, она забирала всю
волю и решимость.
-Я попросил вина! – Быстро промолвил Смелый Волк.
-Ты правильно поступил… – Царь попытался встать, но силы его пока
ещё не приходили в прежнюю норму. Он ощущал непомерную слабость во
всём теле и в уме тоже. – Пей…отдыхай…дразни этот мир… – Тело
совершенно не слушалось, и Чёрный Ворон отключился и захрапел, успев
крикнуть. – Всех, всех повесить!
-Что нам делать, молодой господин? – Спросил один из рабов, у него
всё лицо отражало жертвенный вид. Он уже знал, что настал конец всему, и
не боялся смерти, хотя хотел умереть свободным. – Или предпринять иное?
Скажи, скажи…
-Позови тех, кто отнесёт царя в его спальню, а сами ничего не
предпринимайте, если хотите получить желанную свободу… До тех пор,
пока я вас не призову, служите, как и прежде… И ничем не выдавайте
своих желаний…
151
-Можно ли тебе доверять? – Шепнул он.
-Охрана свободна! – Воскликнул быстро Смелый Волк, а сам в себе
думал, что надо предпринять, чтобы никому не навредить. Он взглянул на
охранников, те были безучастны ко всему происходящему, словно кто-то
закрыл им и глаза и уши. – Не мешайте нам… Царь предаётся покою.
После, после вы послужите ему. А пока оставьте нас. – Когда те безропотно
и покорно ушли, то добавил вполголоса. – У вас нет выбора, как и у меня.
Вы доверяете мне, а я – вам! – Смелый Волк протянул руку тому, кто
смотрел на него, ожидая ответа, и крепко пожал её.
Все отозвались моментально! Каждому хотелось пожать руку
чужестранцу! Они сегодня доверили ему свои жизни. Но раскрыть в этот
час себя всё-таки Красный Тигр не посмел, не имел права рисковать делом,
ради которого он пришёл в Царство тьмы.
-Хорошо, время нас рассудит, господин! Смерти мы не боимся, она
даст нам желанную свободу! Мы устали жить в неволе! И лучше отыскать
утерянный покой, нежели мерить страсть грубыми приказами царя… Нам
уже ничего не остаётся, как принять тьму на покрове этого удела… Она
может подарить свободу…
-Вы её обретёте раньше, чем думаете! И никогда не называйте меня
господином! Мы все – братья на достоинстве единого Бога! – Воскликнул
сын своего вождя. – Этот мир принадлежит всем по велению богов, они
подарили нам благие достоинства, и не будем сегодня эти достоинства
богов принижать… Делайте своё дело, а я буду делать своё…
-Хорошо, мы верим твоему слову, теперь же проводим тебя, Смелый
Волк! Ты вселил в наши души уверенность и смысл! Но даже, если ты и
предашь нас пыткам, мы готовы взойти на престол своей чести… Садись на
носилки…
-Нет, я пойду один, а вы уберитесь здесь, чтобы никто не мог вас ни в
чём заподозрить… Очень скоро мне понадобится ваша помощь… – Сказал
и ушёл в свою комнату, оставив их на больших раздумьях. Там его ждал
уже Хитрый Лис.
-Ты чем-то встревожен, друг мой? – Вопросил юноша, едва ступил на
порог своей опочивальни. – Или ангелы перестали нам помогать? Я не
ожидал тебя так рано… Что, что ты принёс мне на нынешнем дыхании
таинственных огней, что пробудились велением ночи?
-Я видел женщину и чувствую беду, – отозвался с неохотою Хитрый
Лис, расстегивая бархатную куртку тёмно зелёного цвета. Свою прежнюю
он поистрепал изрядно, и теперь одел новую. – Нам надо готовиться к
грядущим переменам, сынок.
-Я видел многих женщин, только это не свело меня с ума, – улыбнулся
безрадостно Тигр. – Однако выслушаю твои доводы, может они прояснят

152
мой ум. Говори, чем встревожена твоя бессмертная душа? И чем она
встревожена?
-Ты не понимаешь меня, что я пытаюсь донести до тебя, мой мальчик!
Ту, что видел ныне я, удачи не принесёт, но погибель… Поверь, поверь же
моему опыту, я ведь больше тебя прошагал дорог на этой благословенной
земле…
-Кто же она? – Невольное беспокойство теперь посетило и молодого
воина, оно влетело тихонько и так незаметно опустилось на плечи, а потом
свалилось прямо в сердце. И сердце заныло. Он ждал откровенного слова,
но мыслями был не здесь, а где-то очень далеко.
-Это Белая Лилия…
-Трудно поверить… Но что, что она делает тут?! Как пересекла
большое море? – Красный Тигр заволновался, волнение прискакало из
тьмы, а не от света. Теперь он понимал, что этим дело не закончится и надо
ждать непредвиденных поворотов в судьбе, которая наверняка уготовила
много превратностей. – Разве эта женщина смогла одурманить головы тех,
кому служит?!
-Это мне неведомо. Я не знаю никаких подробностей, но теперь она
телохранитель Чёрного Вóрона. Она служит ему. – Глаза Хитрого Ли́са всё
время блуждали по комнате, не зная, где и на чём задержать свой
опечаленный взгляд.
-Мы можем оставаться в покое. Лилия – нам не враг! Если она здесь,
то ради нашей победы! – Сказал уверенным голосом юноша, но, чувствуя,
как невидимая нить крепко стянула шею. – Это ещё не конец! Она поможет
нам в нелёгком деле.
-Никто не может поручиться за влюблённую женщину, а её сердце
коварно и безжалостно… Я знаю, как любовь губит дух, изламывает
сознание и несётся в бездну… Любовь эта некстати, и надо бежать от неё,
как можно дальше…
-Как, как ты догадался?! Разве любовь открыта твоим впечатлениям и
твоей жажде?! Я никогда и никому не говорил о том… – Изумился юноша,
пытаясь обмануть этот восставший миг, восставший для чего-то. – О,
Лилия… Она на пике своей страсти гнёт время чужое… Но она не опасна,
она смела, решительна, рискованна…
-Женщина не пристало быть излишне рискованной и смелой. Хитрого
Ли́са провести не просто. Только ответь…ответь, любишь ли ты Белую
Лилию? – Глаза проницали насквозь, казалось, что этот человек знал всё,
что тревожило Смелого Волка.
-Нет, моё сердце свободно в полёте, оно дышит на иных
возможностях… – Он хотел скрыть ту искру зародившегося чувства к
Дикой Орхидее, потому что не желал, чтобы кто-то узнал о том, что
довелось ему испить запретный нектар в царстве тьмы.
153
-Белая Лилия очень красива! Она притягательна… И сила внутри
трепещет ярко и слишком горячо… И зовут её теперь Таинственный
Леопард. Это имя даёт ей право на всё! Коль смогла каким-то
непостижимым образом войти в доверие царя, в его личную охрану! Это
нелегко даже великому воину, а тут женщина… Скажи мне…только
честно… Эта обольстительница, она любит тебя безответно, Смелый Волк?
Не скрывай того, чего нельзя скрыть… – Лицо старого Ли́са отобразило
полное удивление, может даже некий страх, подозрительность излишнюю.
Где-то в глубине внутренних чувств он видел большее, чем мог ему
поведать сам юноша, который теперь стоял в задумчивости и немалом
возбуждении, скрыть которое практически невозможно, даже если
применить самое наискуснейшее оправдание. – Не утаивай от меня,
сынок… Скажи так, как есть…
-От тебя ничего невозможно скрыть. – Он отозвался не сразу. Память
разливала истоки разных разветвлений заплутавших мыслей, которые, то
сгущали краски, то высвечивали некоторые потаённые стороны мужской
души. – Перед самым отъездом я виделся с ней, и море слышало все те
слова, что сказала мне в тот раз Белая Лилия… И их сущность приплыла
сюда вместе с ней…
-Вот это-то и пугает меня! Над твоей красивой головой завис топор
палача и имя его – Таинственный Леопард. О, это пострашнее мужского
стремления… Женщина – коварна и надменна, она сильнее нас, поверь
старику…
-О чём ты, Хитрый Лис?
-Пока твоё сердце не пленилось образом слабой женщины, ты спасён,
но коль твоё благородное сердце пленит стрела любви коварной и
непримиримой особы, верь мне, ты – побеждён! Ты – погиб! Если она
отправилась за тобой следом, рискуя не одной жизнью, а и честью, то
берегись, берегись её, сынок! Один неверный шаг, и поля Эдема станут
твоим вечным пристанищем! – С какою-то тихою грустью отозвался Лис.
Его синий отблеск зеленоватых глаз серебрился волною затаившейся боли,
и эта боль не мерцала доброжелательно, в ней сверкала долина кровавого
зла.
-О! на этих полях мечтает жить каждый смертный! – Возбуждённо
воскликнул Красный Тигр, вдохновение могучего рая в миг всколыхнулось
возле сердечного чувства. Он тряхнул чёрной головой так уверенно, что все
волосы взлетели снопом кверху, ожидание было неутомимым. – Мы
рождены ради этого рая!
Давно, давно хотел повидаться со своей матерью. Она там, там, на
этих благословенных полях, потому что добротой и любовью Прекрасная
Лань заслужила покой! И теперь вместе со своим сыном она ласкается

154
тёплому ветру, и пьёт чудесное вино вместе с теми, кто ныне царствует на
Дыхании святого века.
-Нет! не спеши на эти поля, мальчик мой! Не торопи, не гони
события… Подумай об отце, о насущном и главном на сей день! Мы не
можем вычеркнуть с весов бремя войны! Настанет и твой час! Не минует,
не обойдёт стороной… Всему своё время. Так зачем, зачем же его
приближать собственными усилиями и злить Всемогущего Бога этим
нетерпением и поспешностью?! И не от руки жены тебе следует погибнуть,
а уж если и доведётся пролить кровь, так пролей её за мир, за счастье всего
народа! Мы призваны испить блаженство света… Так зачем же его
затмевать тьмой?! – Старый воин тяжело выдохнул воздух изнутри. Малая
боль вырвалась наружу вместе с печалью. – Изменить никто не в силах
покров тяготеющего зла. Он является по рождению. И человек проживает
миг, другой… Истязается, а после получает награду. И я…я тоже жажду
войти на эти поля… Но пока Бог не приведёт нас туда, мы не смеем даже и
мыслить об этом! Не наша заслуга, чтобы войти в Эдем! – Он жаждал
соединиться со своей семьёй. Они уже давно там, а он всё ещё здесь и
бороздит поля этой земли. Печаль постоянно жила в сердце, но в сердце так
же жил и Христос, Он и напитывал душу и наполнял смыслом день за днём.
-Оставь, оставь хмурые начала, Хитрый Лис! Мы рождены в век
величайших битв, и долг каждого воина – подвиг смерти! Я не боюсь
умереть! Но я и не собираюсь умирать напрасно! Уверен, всё будет хорошо
и славно! Потому что мы боремся за справедливость, а где Бог… – Он
стукнул кулаком по сердцу и докончил мысль так, – ничего не случится,
ничего не может случиться. Всё с Его воли и с Его слова! А мы лишь
изживаем факты… Пусть же несётся наша страсть туда, где рождается
свобода и равенство… Мы боремся за справедливое дело, за свободу, за
блаженство… И мы не потерпим поражения! Все боги будут с нами, и
будут помогать нам в наших делах. Сам Великий Миродержец будет
охранять наш путь!
-Да будет так! И всё же прошу тебя об излишней осторожности, мой
мальчик! Я предчувствую беду, которую мы привезли с золотом
проклятия… Ещё не раз, не раз ты соприкоснёшься руки Чёрного
Потомка… Помоги нам, Милосердный Бог! И дай прилепиться на
могущество любви, а не на её подобие… – Он перекрестился и умолк,
погружённый в свои потаённые мысли, которыми постоянно облекалась
его светлая голова.
-Так и будет. Так, а не иначе.
Хитрый Лис стих в раздумьях. Мысленные обороты приобретали
оттенок явного волнения, которое его посетило и не желало отпускать, но
про это волнение он не хотел больше разливать свои речи с молодым
юношей.
155
-Мы можем идти? Можем поторопиться? Я хочу поскорее найти
решение… – Вопросил Красный Тигр, думая о самом важном на текущий
момент для него. – Или ты опять, опять станешь излагать иные последствия?
-Да! Идём! Идём же! Отменять ничего не будем… Перед нами уже
стоит возможность нового дыхания, и дверь сия раскрыта для наших
стоп… Так войдём в сии объятия и сольёмся с ними на вечные веки… И
пусть свершится то, что должно свершиться! Мы не увернёмся от судьбы,
она уже сама вершит своё правосудие… Остаётся лишь завершить итог, и
завершим!
-Отлично… По дороге я тебе поведаю кой о чём, а ты помоги мне
встретиться с моим возлюбленным братом. У меня есть для него очень
важные новости… Нам надо о многом, о многом успеть позаботиться, пока
мы не разлучились…
-Что ж, поторопимся и мы, время не ждёт, оно скоротечно, но бежит
быстрее наших мыслей бежит туда… Нам предложена мера… На чашу
весов положена не одна жизнь, а тысячи, тысячи… Лучше успеть спасти
всех… А если и это не под силу, тогда спасти тех, кого ещё можно
спасти…
-Ты прав…
-Прав не я, а наш Защитник. – Отозвался Хитрый Лис. Его душа
сейчас царствовала на молитвенном досуге. Но молитва сия не была видна
даже Смелому Волку. Душевное состояние никогда не претерпевало
неудачу или крах. Напротив, невзирая на всякие доводы за и против, его
бессмертный дух был на высоте любви. Божественная мощь отражалась во
всём, но была видна она только Тому, Кто сию мощь поддерживал
всенепременно Собой.
-Вижу, что сегодня у Хитрого Ли́са много неразделённых чувств
сопребывает на тягучем моменте. Но мы и это обстоятельство должны
обойти стороной. Пусть же Всемилостивый подаст нам защиту и крепость
чувствам и поддержит наши устремления! – Промолвил юноша, в груди
которого билось смелое и доброе сердце.
-Бог будет нашим Помощником!
-Да будет так!
Оба вышли спешным шагом из царственных покоев. Красный Тигр и
Хитрый Лис были сильно обеспокоены предстоящими событиями: на их
плечи лёг непосильный груз – казнь заключённых. Надо найти достойный
выход и спасти узников и при том самим остаться в живых. Видимо, Бог
послал им новое испытание не просто так, а чтобы выявить их истинные
намерения и увериться в их подлинной любви к Нему.
С высоты ластился свежий и ночной мрак. Он сегодня приполз
осторожными шагами. Звёздная мудрость, однако, ссыпала несколько

156
своих благостей. Они упали на землю и слушали вопли угнетённых, тех,
кто так нуждался в защите Покровителя.
Душа парила на необъяснимом движении. Было немного печально,
грустно, и тусклый свет лунного блистания не в силах был подарить рай
путникам, спешившим на свой последний подвиг. А впереди ждала их
радость встречи!
Однажды – и мёртвые, и живые – все обнимутся в пакибытии великим
пробуждением божественным и святым. О, это будет поистине счастье
народов и поколений! И токмо ради этого весь мир лобзает порог ада,
чтобы однажды унаследовать рай.
Глава одиннадцатая:
Узники подземелья
Тёплые лучи ясного солнца согрели дух благородных мужей. Синее и
великое небо сияло ласковым светом какой-то пространственной тишины,
и чудилось, будто там, посреди этого величия Бездны ликует радостью свет
существенной благодати.
Да, там, в царственных чертогах незримого мира, пребывал вечный
миг блаженства. О, как хотелось проникнуть сквозь прозрачность небес и
слиться с его ликующим заветом. И чувства ликовали вместе с природой, а
тут, на земле шла совершенно другая жизнь, скорбные приливы не
позволяли долго мечтать, потому что жизнь эта стала наказанием за
содеянное зло.
И Тигр, и Лис, наконец-то добрались до чёрных стен страшной
тюрьмы. Свод здания небольшой, но ступени, ведущие под землю, не
могли определить меру сжатого пространства, которое имело ужасное
название – ад.
Да, ад! не иначе! О, как неприятно веяло от него, словно сам демон
тут предстоял и рождал все эти отвратительно-неприятные ощущения и
чувственные тóрги. А он и предстоял, и руководил и следил за всем и за
всеми своим зорким оком.
На массивной двери был лик чёрной вороны, изо рта которой торчал
острый клинок. Стражник раскрыл эту дверь при помощи небольшого
рычага. Она распахнула пасть, из неё пахнуло смрадом, сыростью и ещё
чем-то безобразным, бесчеловечным.
Стражник, имея невысокий рост, но весьма добротные мышцы на всём
теле, обладал удивительным хладнокровием, а его маленькие выцветшие
глазки блуждали неясным проблеском по всему длинному и тёмному
коридору.
Помимо него, на улице стояла целая сотня, вооружённых до зубов,
хранителей тюрьмы, но только они, словно заколдованные, молчаливо и

157
угрюмо, охраняли узников, даже не шевелясь и не расслабляясь на
минутные передышки.
Было что-то неестественное во всём этом и необъяснимое. Одеты, как
подобает воинам – доспехи, оружие… Только всё сие не вязалось с их
грозным обликом, но что именно настораживало и пугало, Смелый Волк
понять так и не смог.
Когда прошли на полном молчании метров сто, то тот, что шагал
впереди, чуть-чуть приостановил свой размашистый шаг и голосом
замогильного мира пробурчал как-то холодно и жгуче слова своего
пробуждения:
-Дальше не пойду, обойдётесь без меня…
-Однако ты не вежлив, Безбóй! – Молвил взволнованно Лис. Волнение
принадлежало иным достоинствам, а скрыть оное и невозможно. Это
состояние тяготы навалилось на него, и он уныл. – Разве ты не видишь, Кто
сегодня уравнивает права нашего смысла? – Говорить о Боге он не
собирался, да отчего-то выскочила мысль.
-На что мне вежливость! Я каждый день вытаскиваю отсюда
безобразные трупы! Им что ли нужна моя вежливость, мертвецам, которых
пожирают черви?! Или царю, которому и дела нет до этого! Мне наплевать
на всё! – Отозвался он слишком прямолинейно, без боязни и даже немного
грубо. – Такое знакомое мелькнуло в его взгляде, сверкнуло, как молния в
ночи, и тут же потухло.
О! этот мощный и вызывающий взгляд Смелый Волк очень, очень
хорошо знает! Так горят глаза тех, кто желает отыскать истину и
справедливость. И не просто отыскать, а и готов отдать всего себя на
заклание любви.
-Я никого не боюсь! – Продолжал говорить Безбой. – Ни царя, ни
смерти! Я давно живу на её притоках! И если вы меня убьёте, то это будет
самой лучшей наградой за мои теперешние мучения… Уже и ждать нечего
мне тут, где одни черви и язвы… Я давно и сам покойник посреди
покойников…
-Нет, Безбой! – Вдруг произнёс взволнованно Красный Тигр. – Твоя
жизнь не бессмысленна! Не спеши к праотцам, ты ещё не исполнил своего
долга! А смерть? Смерть пусть подождёт. Каждый боец у нас на особом
счету…
Безбой очень внимательно и как-то тоскливо посмотрел в глаза
говорившего. Потом осветил их лампой, что держал в левой руке. О чём-то
подумал про себя, и дума была безрадостная, ответил с большим вздохом и
явною неохотою:
-Эх, Смелый Волк! Я больше не хочу жить на земле посреди смертей.
Видно Небеса позабыли обо мне, раз я всё ещё дышу этой грязью… И не
просто живу, а хлебаю по полной… Лучше бы Гелиос поразил меня
158
слепотою, чем видеть страдания тех, кто ещё дышит гноем… Только все
боги отчего-то позабыли обо мне… Да у меня нет иного пути, это удел
раба… Я ухожу…дальше без меня… Делайте своё дело. – С этими словами
он повернулся к ним спиной, собираясь последовать назад.
-Нет времени теперь, дабы спорить с тобою, но наш разговор не
окончен ещё. Просто сейчас нам надо совершенно к иному приложить своё
сердце… – Сказал торопливо Смелый Волк. Его мысли были на ином
притязании. – Мы после завершим неоконченный диалог… Может быть я
смогу тебя убедить в ином… И, может быть, ты переменишь свои мысли и
свои чувства, и благая радость наполнит твои остывшие и оледенелые
внутренности, и ты успокоишься.
Слова юноши его взбодрили, даже наполнили немногим смыслом, но
он понял их по-своему, что его язык есть неизменный враг, и язык ведёт на
тропу облегчения: он давно хотел умереть. Жить в этом аду больше нет ни
сил, ни желания.
-Надеюсь на достойную концовку… Думаю, вскоре решится моя
судьба так, как я того заслуживаю… Боги всё видели, всё слышали и всё
знают… Я жду… – Промолвил Безбой и пошёл, не оглядываясь, на своё
поприще.
Дальше двигались вдвоём неспешно, осторожно. Света оказалось
недостаточно, чтобы видеть внутренний мир тюрьмы вполне основательно.
По сырому потолку изредка попадались лампы, которые подвешены на
длинные гвозди, они-то, хоть и тускло, но разливали свой блик по сырым
стенам. Уже явственно слышались тихие стоны умирающих и всхлипы ещё
живущих.
И вот появились первые узники: они лежали на каменном полу в
холодной и ослизлой воде, прикованные друг к другу с одной стороны и к
стенам – с другой; словно не живые, лишённые всякого милосердия и
сострадания.
-Убийца… – Шептали неслышно губы.
-Будь ты проклят… – Выражали глаза невинных жертв.
-Бог покарает тебя… –
Всё сущее зрительно ясно обличало волю покровителя сатаны,
которая так отвратительно тяготела над ними в приступах болезни и
отчаяния. Невыносимые страдания… Ужас… Страх… Боль… Тягостное и
мучительное ощущение овладело сердцем доблестного и отважного юноши,
который даже врагов не мог без сожаления убивать, лишать жизни, а тут,
тут…дети, женщины… Он почувствовал всю свою бесполезность и
беспомощность.
Вдруг его внимание привлёк некоторый шум впереди. Это кричала,
обезумевшая от гóря, женщина, на руках которой задыхался малыш. Она

159
вопила от горя и унижения, надеясь получить немного понимания со
стороны пришедших:
-Господин! Господин! Спасите моего бедного сыночка! Он умирает
без воздуха! Помогите ему, я умоляю, помогите моему мальчику! Сжалься
над ним, господин! Зачем тебе жизнь этого младенца! Спаси его и Бог
защитит тебя… Не отвращай своего лица от беды… Подойти, подойди ко
мне…
Красный Тигр поглядел на худенькое, безжизненное тело мальчугана;
его лицо серое, не проявляющее никакого жизненного огня. Он,
действительно, задыхался, жадно хватая сырой воздух подземелья;
тихонько хрипел, прижимаясь обнажённым тельцем к матери, и укор
недетских глаз проникал в самую глубь души.
Хитрый Лис уже знал, как поступит его крестник, но не смог
воспрепятствовать и не будет этого делать, ведь доброе и нежное сердце не
в силах стерпеть таких ужасных обстоятельств, которые сошли и сжали всё
сознание юноши, хотя шепнул:
-Ты не можешь сейчас ему помочь! Это не в твоей власти…
Да только Красный Тигр, позабыв про осторожность, подбежал к
рыдавшей матери и присел возле неё с содроганием. Все остальные
замерли в ожидании мучений и побоев. Мальчику на вид не больше семи
лет.
-Убей меня, господин, но избавь, избавь моего сына от невольных
страданий… – Она произнесла это так естественно и без страха. – Он не
заслужил… А меня, меня убей, убей, не дай видеть, как мучается мой
ребёнок…
И тут он опять услышал шёпот задыхавшегося малыша, который
сказал своё слово с такою проникновенной болью, что у Смелого Волка по
щекам пробежала невольная слеза. – Мама, а какое солнце? Я хочу увидеть
его…хочу прикоснуться к нему немного, хотя бы один разок…
Юноша быстро снял с плеч свой плащ, набросил на мальчика и очень
тихо-тихо, чтобы могла услыхать только мать, молвил взволнованно и
страстно. – Если хочешь спасти сына, доверься мне! Но запомни: цена
жизни твоего сына – молчание… Иначе погубишь себя, меня и ничем не
облегчишь страдания мальчику…
Она поначалу не поняла сказанного, а когда смысл коснулся
раскалённого ума, женщина испуганно вскинула блёклые глаза вверх и от
неожиданности застыла, Смелый Волк не дал ей опомниться и произнести
больше ни одного слова.
-Я сейчас уйду и позову надзирателя, а ты заверни сына в плащ и
объяви его умершим… Скажи во всеуслышание, что твой сын умер… Об
остальном не размышляй, будь спокойна, если сделаешь, как я сказал, он
будет жить…
160
Женщина не знала, как поступить и на что решиться, но она поверила
ему. Ей больше ничего не оставалось, как довериться провидению. Слёзы
стали безмолвными свидетелями благодарности, хотя остальные узники
подумали, что мать плачет об умершем сыне.
-Нам пора уходить… – Повторил негромко Хитрый Лис, – скоро
смена караула… Мы не можем задерживаться дольше, иначе подставим
себя, а это не лучшее свидетельство… И тогда ты не сможешь спасти этого
ребёнка…
-Я ещё не всё осмотрел…
-Мы вернёмся в другой раз. Поэтому лучше поскорее вернуться назад.
Так ты, хотя бы себя обезопасишь от лишних глаз и ненужных доводов.
Предателей везде полно, и стены наделены ушами. Помни об этом.
Красный Тигр подумал: «Каждый человек рождён для свободы! Я
помогу им, если даже для этого потребуется моя жизнь! Бог мой! будь со
мною во всех моих делах! Помоги мне! но я исполню Твою волю. И я спасу
всех узников этого подземелья!»
У сáмого выхода из ада их уже поджидал Безбой. Он тоже думал, что
сейчас ему отрубят голову, но не испытывал чувственного страха; страх
был иным – за прожитое время. А теперь он лишь готовился отойти к
своим праотцам.
-Тебе надо поскорее пойти туда… – Заговорил быстро Красный Тигр,
стараясь придать своему голосу полное спокойствие, да только о каком
спокойствии речь, когда на кону стоят жизни заключённых!? – Давай,
поторопись, пожалуйста…
-Что…новые мертвецы зовут? – Мужчина даже не удивился, как
Смелый Волк вымолвил слово – пожалуйста. Он не придал сему значения,
потому что был просто в ином соизмерении, и яркий смысл не долетел до
его ушей.
-Да…
-А что со мной?
-Я не отвечаю за твою волю и за твоё стремление… Боги хранят нас и
боги нас направляют ходить путями разными… Иди с миром и твори дело
своё… – Ответил Волк. – Нам предстоит ещё очень долгий путь, никто не в
праве принимать на себя вид карателя… Поторопись же…
Безбой промолчал. На него не произвела сильное впечатление речь
этого смелого юноши, ему было всё равно… Да и он ещё не до конца
осознал правильность поведения этого доблестного юноши. Там, внутри
подземелья он крикнул:
-Эй, кто тут помер?
Женщина с трепетом посмотрела на него, в ней шла нестерпимая
борьба: отдать сына в чужие руки или пусть он умрёт на её руках?! «А
может господин спасёт его? – Думала она. – Господи, защити мою
161
малютку!» Тихо прошептала и с надеждой. – Здесь… – И протянула сына
Безбою.
-Женщина, зачем это? Оставь этот плащ себе, ему он больше не
понадобится! А тебе ещё тащить долю свою… – Ответил охранник в
печальной скорби, что так ярко капала на холодный пол темницы. – Ему
уже ничего не надо, Элисий встречает твоего сына… И там, там его ангелы
понесут на руках…
-Нет-нет, не разворачивай… Неси скорей и уходи… Я умоляю тебя,
господин… – Она говорила быстро, проглатывая слова вместе с горькими
слезами, но где-то в сáмом отдалённом уголке души забрезжил рассвет
воскресающей надежды. – Позаботься о нём… Мне уже ничего не надо… Я
прошу тебя, иди, иди скорее…
И Безбой, приняв свёрток, поплёлся назад к, ожидавшей его, подводе,
куда он складывал мертвецов и увозил на место погребения. К его
немалому удивлению на улице он увидел Смелого Волка и Хитрого Ли́са:
они ждали этого человека.
Едва тело мальчика было брошено на телегу, Красный Тигр, вопреки
воле своего неизменного друга, который постоянно тревожился о нём,
поинтересовался, как бы между прочим, стараясь не выдать прихлынувшее
волнение:
-Где место захоронения?
-Я отведу туда молодого господина… – Отозвался с радостью Безбой,
предчувствуя, что настал смертный час. Решил так, как подсказывала ему
совесть: Смелый Волк убьёт там, где могила. И, наконец, закончатся его
мучения.
-Нет, ты останешься у врат ада, а Хитрый Лис покажет мне это
кладбище. Я хочу всё сам увидеть, своими глазами! – И чтобы не выдать
своего явного возбуждения, повернулся спиной к подводе и обратился уже
к своему наставнику. – Езжай, я догоню тебя…
Хитрому Ли́су оставалось только подчиниться. Он слегка стегнул
лошадь кнутом, и телега сдвинулась со скрипом. Погода сегодня крутилась
на возгласе тускло и неприветливо. Дождь ещё не начался, а тучи уже
собирались разливающимся мраком, хотя и не торопили события грядущей
грозы.
-Что хочет, господин, мне сказать? – Безбой пристально взглянул в
лицо Смелого Волка, не пытаясь, однако, разгадать мыслей. Какая-то
пустота наполняла сердце этого человека, угасающего на днях
безжалостного столетия.
-Сколько раз кормят узников? – Вопрос прозвучал жёстко, пожалуй,
слишком жёстко и немного сурово. Только юноша хотел для себя
определить итог случившегося так, чтобы узаконить форму своей свободы
на иных правах.
162
-Один раз вечером. Это приказ царя… – Он хотел добавить что-то ещё,
но не решился пока. Наречия вертелись при уме назойливо и идейно, а
доверия не было. Мысленные лавины просто осаждали эту голову своим
нетерпением.
-Как часто царь посещает темницу?
-Он здесь не бывает никогда…
-Никогда? – Переспросил Красный Тигр.
-Никогда. – Заверил стражник.
-Открой двери, пусть сырость выходит наружу, и пусть немногий
воздух забредёт в эти застенки… – Попросил Смелый Волк. – Темница
должна непременно облачаться свежестью… Там невозможно дышать, там
смерть… А она отвратительна…
-Этого я сделать не могу…
-Почему?
-Не могу. – Просто повторил и умолк, сражённый словно клинком.
-Не можешь? Царь?
Безбой промолчал. Он не желал проливать бесполезные слова в адрес
всё той же бесполезности. Упрямство и коварство царя не имело границ. А
потому и никто, никогда не смел ослушаться его воли. Хотя воля этого
тирана приравнивалась к аду.
-Ладно… – Красный Тигр понимал, тот ни в чём не виноват, всё
решает судьба, а судьба нынче на правах явного коварства и лицемерия, и
сими величинами невзрачными и омерзительными заведует демон этого
царства тьмы. Все приказы раздаёт Чёрный Ворон. А потому прорёк лишь
уставшим голосом. – Мы ещё обсудим и это… – А что именно обсудим, так
и не сказал, повернулся к нему спиной и спешным шагом последовал за
Хитрым Лисом.
Безбой остался у стен тюрьмы, но он даже и рассуждать не соизволил
о странном поведении Смелого Волка. Ничего не насторожило, не
обрадовало и не напугало. Его чувства были где-то спрятаны далеко-далеко
и уже не смели о чём-то размышлять. Жил, как мертвец, лишённый
свободы трезво мыслить. Мертвец в мире мертвецов. Это самое ужасное,
что можно иметь.
Место, где трупы сбрасывали в яму, было вблизи леса. Их просто
присыпали землёй и всё, яму капали заранее и каждый день. Смелый
юноша развернул плащ. Лицо мальчика имело вид белизны; оно было
совершенно безжизненным.
-Умер! – Сорвался стон из глубины мужского сердца. Такая
непритворная скорбь свалилась изнутри и как-то глубоко осквернила
сознание. Он задрожал всем телом от безысходности. – Я опоздал, ничего
не смог сделать… – И кипучие слёзы покатились по мужественному лицу
Тигра.
163
Хитрый Лис приложил ухо на грудь мальчика: сердце хоть тихонько,
но билось и не хотело молчать. Оно рвалось к тишине незримого покоя.
Оно хотело жить, пробуждалось не напрасно. Огонёк забытой надежды
пока не умирал, хоть и тускло, но высвечивал долину жизни. А будет ли у
него эта долина жизни? Или здесь и окончится путь маленького страдальца?
-Жив! – Воскликнул облегчённо старый воин.
-Точно жив? Ты не обманываешь меня, дабы успокоить и утешить
мою немощь? Боги сжалились надо мной… Тогда ему срочно необходима
помощь! Ему нужен Свободный Орёл! – Вскричал Смелый Волк. – Я
обязан помочь этому мальчишке… Если не смогу, то и боги мне не помогут
в деле моём…
-Хорошо, я сделаю всё, что от меня зависит, только ты сейчас же
утешишь свой пыл и уйдёшь с этого места, иначе ни ему не поможешь, ни
себе… – Отозвался добрый Лис, озираясь по сторонам на опасении. – Я
сделаю всё, что смогу, но ты уйдёшь отсюда немедленно! – Приказал он
сурово. Медлить было нельзя. Каждый шаг равен оплошности. А надо идти
вперёд уверенно, иначе грозит поражение. А нужна одна победа, а не
поражение
-Я не могу уйти, нет, не могу… Небо глядит на меня, оно спросит за
всё… Я останусь, Хитрый Лис, и прослежу за судьбой маленького
человечка… – Я не смею уйти… Ты ведь знаешь, что я не покину тебя и
тем более этого мальчугана… Надобно срочно отыскать лекаря, мальчика
можно спасти…
-Уходи, я его не оставлю. – Попросил взволнованно воин, у которого
застыла синяя печаль в глазах. Его белые кудри трепал вольный ветер. – Ты
веришь моему слову? Нельзя, нельзя себя расслаблять… Ты должен быть
сильнее этого... И сие послано Небом. Обещаю, что сделаю всё от меня
зависящее…
Тигр всё ещё колебался, хотя совсем не сомневался в том, он
обязательно исполнит своё обещание, да внутри что-то оборвалось после
того, как они посетили злосчастную тюрьму. Дух волновался не зря. Душа
горела.
-Веришь ли мне, Смелый Волк? – Повторил благосклонно Хитрый
Лис. Взгляд полыхал особенным теплом. Теплота сливалась тихими
волнами с него и проницала внутрь ранимой души. Молитвенная воля
всегда лобзала истинно и свято. Ведь именно этим свидетельством и
напитывалась воля доброго человека, несущего крест скорбей до гроба
своего. – Может быть, ты меня уже сбросил со счетов?
Некое упрямство овладело сердцем достойнейшего юноши. Он как-то
не понимал суть происходящего. Только факт вовсе не был упрям, а боль и
страсть сдавили не одни виски. Мутилась печаль на оголтелом повороте
судьбы, а смерть лизала нерв слишком, даже слишком горячо. Юноша
164
хотел помочь всем, хотел мира, а тут такая слабость просто сводила с ума
возможность героя.
-Я верю моему другу, но не могу уйти, не могу… Силы не дают мне
этого сделать… – Наконец, отозвался тот, находясь в большом смятении
всех проснувшихся чувств. – Разве можно с равнодушием лицезреть ад?!
Чёрный Ворон заслужил не только проклятие…
-Молчи, Смелый Волк, молчи! И у леса есть уши… Тебе надо быть
очень осторожным. Любая оплошность может стоить тебе головы. Подумай
на досуге… – Заметил Лис. – Береги себя… Ты ведь здесь ради великого
дела. Помни об этом всегда! И помни про своего доблестного отца
Красного Быка!
-Я знаю свой путь! И я никогда, ни на одни миг не забываю об отце, о
братьях, о матери! Но если я не смогу помочь одному человеку, то не спасу
и тысячи! – Отозвался как-то слишком опустошённо смелый и
мужественный воин, сын своего отца. – Какой толк в моей воле, если она
не справится даже с этим…
-Уходи со спокойной душой, Смелый Волк! И подумай о своём
неизменном долге! Небо свидетель и Оно не позволит из-за твоего
безрассудства совершить сейчас то, о чём ты после пожалеешь. За твоими
плечами судьба целого народа, а ты думаешь об этом мальчугане! – Голос
был достаточно твёрд и силён. – Иди во дворец, иди и твори свои дела, а
ему нужна помощь… И это уже предоставь мне и судьбе…
-Этот мальчуган, как ты его назвал, и есть мой народ! – Воскликнул
возбуждённо Тигр! – Ты прав в одном, не время спорить о нашем долге,
когда человеческая жизнь может закончиться вот так… Я ухожу, но буду
ждать тебя с огромным нетерпением! Я не буду спорить, тем более, что
жизнь мальчугана в наших руках…
-Ты прав, поторопись, мальчик мой…
-Встретимся ночью…
-Непременно…
И Смелый Волк быстрым размашистым шагом поспешил в
ненавистный дворец, оставив Хитрого Ли́са на полных раздумьях. Но и сам,
сам он шёл весьма с тяжёлыми думами, которые отягощали его могучее
сердце. Он верил в победу. Он верил своему Христу. И он верил в успех.
-Бог дал тебе очень доброе сердце! – В след молвил старый воин.
Слёзы отчаяния полились по его впалым щекам. Он тоже претерпевал
скорбь. – Но эта доброта погубит тебя… – Печаль свалилась на землю
вместе с теплом шаловливого ветра, который лихо трепал белую голову
этого человека. – Защити его, Царь всех царей, и защити всех живущих
ныне! Защити этого светлого мужа! И не дозволяй пролиться крови
невинной…

165
Звенела грусть на разливах блаженной воды, что так резво свалилась с
вышины рая. Мрак незаметно обступил мир этого государства. Тучи
покрыли весь свод своим движением. Пришло время для величественной
грозы.
О, гроза гроз! Сегодня ты можешь потопить миг блаженства на
началах своего неподдельного страха. Только никто не будет убиваться
напрасными бранями. Впереди – ещё битва за мир! И пусть, пусть гудит
предвестием твоё дыхание, но сегодня святая вода из источников
бессмертных смоет всю грязь и всю ýсталь этой плодородной земли. И
завтра на утреннем рассвете, когда солнце вновь осветит эту обновлённую
землю, Бог подарит человечеству новую надежду.
Глава двенадцатая
Дикая Орхидея
Красный Тигр ждал Хитрого Лиса до самого утра, но он почему-то
задерживался. Его всё ещё не было. «Что, что могло случиться?! – Думал
брат Красного Леопарда. – Почему нет никаких известий или всё пошло
прахом?!»
Пришёл лишь под поздний вечер, когда солнце ушло в свои чертоги
на покой, а безмолвное небо стало освещаться тусклыми бликами звёздных
огней. Он казался озабоченным и очень уставшим. Не проронил ни единого
слова.
Красный Тигр не понимал такой причины. Его душа полыхала огнём,
который захватил всю плоть. Предчувствие ожидало беду. Наконец,
первый вопрос поколебал тишину комнаты, потревожив воздух словарной
нуждой:
-Что, что произошло, мой покровитель и мой добрый помощник? Что
случилось там, где мы расстались с тобой? Мальчик умер?! Или тебя
вычислили на потоке разногласий?! Неужели дух ослабил позицию доброго
везения?!
-Нет, того нет, о чём промышляет твой мятущийся разум. Успокой
речи свои и не сей пустые сомнения и подозрения, которые оскверняют
наши умы. Ничего не случилось такого. Просто мальчик ещё слаб, очень
слаб…
-Где он? Я хочу его увидеть! Хочу прикоснуться к его дыханию и
порадовать мать, которая наверняка не находит себе места в этой адской и
лютой тесноте… Ты можешь меня проводить к нему? – Красный Тигр был
сильно возбуждён.
-В надёжном убежище дитя, только тебе не стóит этого делать,
Смелый Волк, хотя бы некоторое время… Обожди мгновения, и они сами
призовут тебя к себе в нужный час. – Ответил Хитрый Лис, но знал, что
переубедить Красного Тигра уже невозможно. И всё ж таки попытался
166
предотвратить очередную поспешность, сказав. – Нельзя рисковать
напрасно…
-Хорошо, я внемлю твоему совету и пережду пару дней, но пока не
увижусь с ним, не смогу утешить мятущийся дух… Подумай о женщине, о
матери, какова её доля, когда она трясётся от ужаса и огорчения… Она не
может утешиться, она в неведении…
-Я думаю, всё будет хорошо, оставим сие для иного времени, теперь
же о другом хочу молвить… – Лис приглушил речь свою, на миг задумался,
и опасался он вовсе не напрасно. Вокруг враги, берегись любой
оплошности. Оступился и сразу же смерть примет в свои объятия. – Брат
ждёт тебя…
-Когда я с ним могу поговорить? – Некая долгожданная радость
пробежала по мужественному лицу, пробежала и присела в сторонке, чтобы
поглядеть, а сколько продержится оная и сумеет ли выстоять на сём
моменте. – Ведь дело не требует промедления?!
-В полночь на том же месте… Только не торопись, сынок, складывать
свои способности на духоте своих злостных усилий. Пусть же они не
вскружат голову твою… Ты излишне безумствуешь и ненужным
волнением покрываешь себя.
-Спасибо, спасибо мой, верный и добрый друг, и прости, прости мою
необузданность и торопливость, но в такое время мы живём! И оно над
нами тяготеет тяжким бременем, даже и при лёгкости случая! Бог развивает
события на разных пажитях, а мы суёмся во все стороны, выискивая
единственный путь славы и чести… Лишь бы не оступиться и не опозорить
своих славных потомков! – Красный Тигр жаждал молитв, но сегодня и они
как-то не вдохновляли его страх, крутящийся на подмостках прожитого ада.
-Я не обижаюсь на тебя, совсем не обижаюсь, мой мальчик… Ты
молод, горяч и честолюбив… Просто очень переживаю за тебя и боюсь, что
ты нырнёшь в полымя и сгоришь на пустом… И чем, чем я тогда
оправдаюсь перед Богом и перед твоим достойным и почтенным родителем?
Я ведь…
Но Смелый Волк не стал слушать напутствия, и перебил его вопль
своею всегдашнею безудержностью, закончил сам уверенно и чётко,
разрывая путы старой сумятицы, которая как-то тускло и скверно стирала
печать зла:
-Со мной ничего случиться не может. Я верю в удачу! Путь правый
охраняют ангелы, а умирать придётся всем – и тебе, и мне, и им! Это не
значит, что я должен прятаться за чьи-то спины. Мы – воины своей страны
и умрём в бою!
-Да, мы – воины, мы родились, чтобы завоёвывать мир, чтобы стирать
злобный навет, а умирать всё-таки надо на родной земле. Там все твои

167
достойнейшие потомки… Я дал слово твоему отцу, что ты вернёшься
живым…
-Судьба полна превратностей! Ты сам это зрел! Брат был в списках
убитых, а – и он вернётся к отцу на неожиданности… Радость всегда
внезапна! – И тут же перевёл разговор на иную тему. – Скажи мне, кто
лечит мальчика?
-Свободный Орёл…
-О! тогда ему ничего не грозит! Он, поистине творит чудеса! Но я
прошу тебя проследить за дальнейшей судьбой этого малыша, и если что-то
потребуется от меня, то я готов немедленно исполнить… В этом мой долг,
ты ведь знаешь…
-Не беспокойся об этом… Только в дальнейшем ты должен быть более
осторожным, более внимательным, непреклонным даже к самому
близкому… Нельзя из-за одного случая подставлять себя… Бог взыщет с
тебя за поспешность…
-Нет, этого обещать не могу! Мы обязаны всем, всем помочь! Ты меня
понимаешь?! И ещё я должен увидеться с той женщиной и сообщить ей о
судьбе её сына. – Молвил Красный Тигр. Его лицо горело огнём, глаза
сверкали так ярко, что в них отражалась воля самогó Христа.– И я сделаю
это сам…
-Ты безумен, хотя безумство твоё от чрезмерной доброты. Этого
делать нельзя, по крайней мере, теперь… – Хитрый Лис казался излишне
обеспокоенным, но, по-видимому, Красный Тигр и сам понимал своё
нынешнее положение.
Спорить больше не о чем, пусть споры останутся на более добрые
времена. Он согласился с доводами за и против; надо переждать, а время
лечит всё – и раны, и события. А последующий этап подскажет, как
поступить!
Как вытерпел этот день – Красный Тигр и не помнил, но затянувшиеся
часы истомили его душу и его сознание. На дворе уже образовалась пагуба
ночи. Туча огромная и чёрная приползла с востока и покрыла тьмою
мерцающее небо и всё царство Чёрного Вóрона.
Это было предвестием новой грозы, которая вот уже несколько дней
подряд господствовала на потоке двигающихся суток. Гром разорвал
тишину дворца, осветив фруктовые дерева. Особо на этом фоне
вырисовывались четыре золотых колонны, что украшали крыльцо, но
возбуждённый юноша ничего этого не замечал.
Он даже не глядел в окно, хотя где-то в дальнем уголке его сердца
проплывали нежные воспоминания о Дикой Орхидее, которую он не видел
уже очень давно. Юноша понимал, что сейчас не подходящий момент для
любви, независимого того, что она вечна, но именно в минуты скорби
любовь начинает терзать душу…
168
Наконец, дверь тихонько отворилась, и вошёл Хитрый Лис. На нём
надет бархатный кафтан зелёного цвета и зелёные штаны, заправленные в
высокие ботинки. На поясе висел кинжал. Весь его лик светился
торжеством, а глаза сияли потаённой радостью.
Красный Тигр удивлённо приподнял брови, взглянул светло и
таинственно. Душа немного загрустила, совсем немного, хотя маленький
огонёк надежды не потопил мир тёплых чувств. Но не вытерпел
затянувшегося молчания и спросил первым. – Что же изменило твой
величественный образ? Уж не влюбился ли ты, добрый друг? Прости меня
за такую невольную дерзость, но, что всё это значит? Чем ты готов меня
изумить?
-О, нет! Смелый Волк! – Терпеливо выдержав взгляд улыбающегося
юноши, отозвался он. – В моём сердце нет места для плотской любви! Я
живу любовью к миру, когда мир должен стать доступным каждому
человеку.
-Ты великий воин! И прости мне дерзкие речи мои, если они
показались тебе какими-то вызывающими и оскорбительными! Я не хотел
обидеть своего любимого друга, которому обязан всем, что имею на этой
благословенной земле! – Серьёзно ответил Красный Тигр.
-Я не обижен. Для молодости не существует притязаний. Если в душу
просочился свет могущественной любви, то она мерещится отовсюду и
даже там, где её не может быть. – Печалью брызнуло тихое слово. – Но
гляди, чтобы любовь тебя не сгубила!
-Что ты хочешь этим сказать? – Подозрение проплыло возле сáмого
неизведанного чувства, оно потревожило его покой, но не оставила
тяжёлого следа. Чистый свет в глазах, что изливался наружу, успокоил
Ли́са.
-Я хочу сказать то, что сказал и добавить мне нечего. Не за тем я здесь,
дабы разливать меры любовных водопадов. У нас есть дела гораздо
возвышеннее этого. Красный Леопард ожидает нас! И нам лучше
поторопиться… Не будем заставлять ждать…
Это известие, которое так долго томило сердце молодого воина,
доставило ему радость долгожданной встречи. Сердце вот-вот вырвется из
груди и унесётся навстречу неизведанному счастью. Он так жаждал, чтобы
его старший брат поскорее облобызался с отцом.
С улицы слышны громовые раскаты, дождя нет… Тихо и неведомо.
Испробуй страх ночного дыхания и не захлебнись. Вот и пробует человек,
смущается, глотает, а всё-таки бежит вперёд, надеясь там и найти своё
счастье.
Они вышли спешно и незаметно, тем более что за Тигром никто не
следил. Даже Дерзкий Коршун как-то поубавил свою прыткость, будто бы

169
сами боги встали на защиту доблестного воина. Через пятнадцать минут
братья обнялись.
-Что ты хотел мне сказать? – Спросил Леопард, предчувствуя
серьёзный диалог. Судьба давала полные возможности – жить для победы,
жить для других. – И если твоё слово будет любезно моему слуху и моему
желанию, то я приму его с полнотой благословенной.
-Да. Так и будет. Ведь Бог сегодня на нашей стороне, все ангелы с
нами, и они ведут нас к победе! Ты должен вернуться к отцу! Это наш
единственный шанс… Нельзя медлить, нельзя оттягивать. Время
скоротечно… И зима может помешать тебе, Красный Леопард, вернуться
обратно…
-Поясни…
-Все планы изменились, брат мой возлюбленный! Теперь у нас новый
план, и нам нельзя сдаваться или отступить даже на один шаг назад. Будем
биться здесь и если угодно Великому Миродержцу, то и на этой земле
сложим свои головы. Иного выхода нет у нас! – Воскликнул юноша на
звучании рассыпающегося грома.
-О чём речь? – Леопард старался внять каждому слову, чтобы чётко и
унаследовать факт неоспоримого доказательства. Судьба снова подарила
ему свободу. И теперь он должен воспользоваться случаем, чтобы с
доблестью исполнить свой воинский долг. – Говори конкретнее. Я жду
твоего важного слова.
-Собери большое войско и возвращайся сюда на последнюю и
решающую битву! Времени у нас нет! Его уже не осталось почти совсем.
Ни думать, ни готовиться, только действовать. Иначе мы проиграем… А,
проиграв, подпишем смертный приговор всему, что имеем!
-Я не могу оставить тебя одного! Ты ещё так молод! А не лучше ли
тебе вернуться к отцу нашему? Это безопаснее, это лучше и больше пользы
будет для всех… – Брат разволновался всерьёз. – Я останусь и продолжу
свою борьбу здесь…
Хитрый Лис, в который раз отметил про себя, что неустрашимый сын
Красного Быка – Красный Тигр очень смел, весьма решителен и
неоспоримо умён. Такого оборота событий даже старому Ли́су не
предвиделось.
-Мне сейчас прятаться нельзя! Это лишь усугубит положение и без
того Чёрного Вóрона, который меня проверяет постоянно, испытывает во
всём при случае… Да и Дерзкий Коршун, он по-прежнему подозревает
меня и не доверяет… Впереди казнь осуждённых, мне надо остановить её
любыми путями, на меня возложено это тягостное бремя, значит, мне
предстоит и решать и действовать… Царь облёк меня многими
полномочиями… До того момента надобно продлить время, пока ты не
вернёшься с войсками… Боги с нами! Решайся, брат! Дело не терпит
170
никаких отлагательств! К тому же и здесь, на этой земле, у нас найдётся
немало сторонников… – Он серьёзен и расстроен предстоящими
событиями, но это судьба; отступать некуда; у них только один путь – к
победе. – Помоги мне…
-Всё понял! Я возвращаюсь! – Красный Леопард вдруг вник в идею
моментально. – Ты абсолютно прав, брат мой! Нам надо давно разгромить
этот ад! Победа, несомненно, в наших руках! Бог с нами! Посему же
предадимся в волю Спасителя! Пусть защищает и вершит наше дело!
Молния осветила мужественные лица. А ветреная пыль кружилась
торопливо и складывала шаги на дороге слишком противно. Земная воля
часов вертелась ярко, но сегодня и она работала на тех, кому доверена
жизнь целого народа.
-Пока вернусь обратно…минует много дней и ночей, ты можешь
погибнуть, брат мой! – Красный Леопард печалил образ своим
неоспоримым могуществом любви. – Но я постараюсь, как можно скорее
завершить свой путь…
-Бог этого не допустит! Я призываю в свидетели само небо! Господь
нас защитит! Мы ещё встретимся. И я не умру, пока рука моего отца и
нашего повелителя не благословит меня! – Воскликнул Тигр и воззвал к
Создателю свою пылкую молитву.
К ней присоединились оба присутствующих…
Дождь не спешил погубить простор мощными водами. Души
молитвенников складывали итоги наречий свято и проникновенно. И вот
вдруг молния сорвалась с высоты ночного дыхания и подкатилась к ногам
путников. Три огненных шара пронеслись с такой быстротой света, что
земля успела обуглиться. Страха нет, а вот чистота мыслей воспарила в
небесный рай на чувственном вдохновении открывшегося бытия.
-Вот оно! Божье благословение! Это был особенный знак для каждого
из нас! – Молвил уверенно и благодарно Смелый Волк. – Он единственная
наша путеводная звезда. Мы победим! Я знаю, что так и будет! Свет и
свобода!
-Месть и кровь!
Слова, мысли, чувства, желания сплотились воедино. Огонь зажёг
великий ореол надежды. А Бог, открывшийся внезапным проникновением,
укрепил Себя в сердцах воинов. Теперь можно было продлевать дни и ночи.
Удача вела путников по правильному пути. Только и испытания на этом
пути будут непременно.
-Хитрый Лис, послушай меня! – Обратился младший брат к человеку с
белой головой. – Помоги Красному Леопарду сесть на корабль. Я думаю,
что ты сегодня стал свидетелем ночного таинства! И судьба наша покоится
на лоне Христовом!

171
-О, дивная дивных! Сам Иисус сегодня осветил наш век! Хвала
Всевышнему за Свою великую любовь! У меня есть отличный план.
Доверься мне, Красный Тигр, я знаю одного капитана, он не посмеет
отказать…
-Отлично… Пусть так и будет! Мы ныне облобызали завет святого
поручительства. И я теперь спокоен! Дело наше не потерпит поражение!
Впереди нас ждёт славная битва, и она принесёт нам всем успех
неизменный!
-Пора прощаться…
Братья обнялись, расставаясь…
-Успокой отца нашего… Скажи ему… Я люблю его, и боги защитят
меня. Успокой и сестру нашу… И береги себя. Бог с тобою, Красный
Леопард… Мы ещё увидимся, и сольёмся в последнем бою единой славой!
-Прощай, Красный Тигр…
Гром прогремел с надрывом и как-то тоскливо, но на душе не было
удушья или некого сожаления. Был свет надежды, и этот свет звал вперёд.
Братья расстались. Не было ужаса, не было тревоги, была лишь вера в
успех, и добрая воля уже билась о берега победы!
Красный Тигр возвращался во дворец один. Вдруг внутренний голос
позвал его на то самое место, где он впервые встретил свою любовь.
Заморосил тёплый дождь. Чёрные волны волос засеребрились ночным
чувством.
«Она! Дикая Орхидея… Она здесь… И она так нужна мне… Чтобы
укрепиться в чувстве, мне необходимо с ней поговорить…» – Мелькнула
мысль. Он на полном вдохновении своего стремления остановил порыв
души, когда узрел возлюбленную.
-Смелый Волк?! – Испуганно вскричала от неожиданности Дикая
Орхидея. Она совершенно не ожидала встретиться с ним на такой
возможности. А возможность дарила непростительное волнение. – Что ты
тут делаешь? Как ты посмел снова и снова преследовать меня?
-Я скучал по тебе… – Прошептали губы, которым страстно хотелось
прижаться к свежим щекам, что теперь предстали его синему и горячему
взору. – Я так сильно скучал по тебе, что моё сердце сейчас не в силах
сдерживать свои порывы…
Девушка отпрянула назад в смущении и очень внимательно
посмотрела в глаза любимого. Она пыталась отыскать в них правду,
искренность. И она видела, что он честен, не врёт, не юлит. Взгляд прямой,
открытый, но покрытый тайною.
-Осторожная Белка… – Обратилась негромко и как-то поспешно к
своей служанке Дикая Орхидея. – Посмотри, нет ли кого поблизости… Нам
надо поговорить со Смелым Волком… И проследи, чтобы никто не увидел
нас здесь…
172
-Слушаюсь, моя госпожа… Только, пожалуйста, прошу вас, не
тревожьте напрасно покой далёкого и чужого мрака, с которого стекает
страсть этого ужасного ада… Я не смогу тогда вам ничем помочь, если
отворятся врата ада…
Они остались наедине с небесным покровом, из которого сыпался
дождь Божьей памяти. Сия доля рвалась на землю не тихо, не вяло, а
упорно и страстно. Но нет холода, нет щемящего озноба, есть сильная воля
и накал любви.
-Скучала ли ты, царица моего сердца, по мне? Хотя бы однажды ты
желала увидеть меня? Душа моя испеклась от утомительного и долгого
ожидания… Помнишь ли ты ещё наши встречи? – Спросил он вдохновенно
и торжественно, прижавшись глазами на вздрагивающие губы.
Молчание послужило ответом.
-Я люблю тебя… – Его речь полна пылкости, влюблённости,
нетерпимости. – Я скучаю, боюсь тебя не увидеть, боюсь, что любовь
ускользнёт от нас, чувствую непреодолимое дыхание темноты,
разделяющей нас… Но любовь подарила благость… Можем ли мы
отказаться от сего?
-Так ли это? Истинны ли твои пылкие речи, Смелый волк? – Сомнение
и подозрение терзают её невинную душу, в которой полно всяких мыслей,
свойственным молодым. – Искренне ли твоё высказанное слово? Или,
может быть, оно легче пустоты?!
-Что за сомнения и соблазны опутали эту милую головку? Разве мог
бы я обманывать такое милое и божественное создание? – Отозвался тот
как-то слишком трезво. Дурман был смыт каплями бегущего дождя. – Ты
мне не доверяешь?
-Мне кажется, что Смелый Волк обманывает Дикую Орхидею. Между
нами встала другая женщина! И эта женщина принесёт беду! Могу ли я
верить твоим глазам и речам после этого? – Странные искры явной
ревности заполыхали в серых глазах.
-Нет никакой женщины на моём пути… Верь мне… Никого нет, я
люблю тебя одну. И до нашего знакомства не знал, что значит любить и
желать… – Честное признание пробудило новый порыв, но он удержался от
него.
-Это правда?
-Да…
-Сомнений полно во мне… И эти сомнения обвивают меня со всех
сторон, преследуют, идут по пятам… – Она хотела ещё что-то произнести,
пока не осмелилась, потерялась в словах, в думах. Испеклась девичья сила
на страсти его.
Красный Тигр хотел поцеловать любимую, да тоже не рискнул
повлиять на свободу и право. Ведь чистота юного создания могла быть
173
прижата вольностью. Лишь шепнул страстно. – Ответь и мне… Почему ты
так таинственна и мы не можем встретиться днём? Эта тайна возбуждает во
мне невольную страсть подозрения.
-О! Ни о чём меня не спрашивай, смелый воин! Настанет тот
сладостный час, когда ты всё будешь знать обо мне… Теперь же я этого не
могу сделать… Я не имею права говорить тебе… Ты слишком, слишком
горяч…
Молния осветило милое и нежное лицо девушки, и ему опять, опять
почудилось, что он прежде видел эти восхитительные глаза и даже глядел в
них однажды. Хотя, как такое может быть?! Отчего, отчего не может
сорвать с них цвет любви?! Любовь усиливает в нём силу, но не лишает
мужества и трезвости. Он верен самому себе и своему желанию. Чувство
ответственности опережает даже мысль.
-Смелый Волк тоже несёт бремя великой тайны, и я его ни о чём не
расспрашиваю, – вдруг произнесла Дикая Орхидея. И новая тайна встала,
как приговор. Она была так хороша, что юноша не смог удержаться,
приблизился к ней так близко, и теперь осталось лишь склонить голову к
губам. Но она твёрдо изрекла мысль:
-Нет, Смелый Волк! Ты не посмеешь!
-Не посмею пойти против твоего решения, хотя желание горит внутри
меня весьма мощно и истязает мою душу сомнениями, жаждами… Могу ли
я эту невольную блажь погасить пламенем моего поцелуя? – Красный Тигр
боролся сам с собой. О, как он желал поцеловать девушку, прикоснуться к
этим манящим губам, да какая-то сила останавливала его стремления,
порывы.
-Госпожа, госпожа, сюда кто-то идёт, – испуганно поведала
Осторожная Белка, прибежав сюда своими тяжёлыми шагами. И вся
затряслась от ужаса и страха, предчувствуя не только поражение, но нечто
ужасное и тягучее, – сюда кто-то приближается…
-Уходи, Смелый Волк, – быстро проговорила Дикая Орхидея,
оглядываясь назад и прислушиваясь к шуму дождя. Дождь нарастал и гудел
предвестием новой беды. – Нас не должны видеть вместе. Это очень
опасно… Прощай…
Он заметил, что она совершенно не испугалась сложившейся ситуации,
осталась весьма спокойной, подчас даже более равнодушной, хотя немного
и озабоченной. Это показалось ему весьма странным, он покорился судьбе
без вопросов.
-Прощай, любимая… Ты придёшь сюда опять?
-Уходи, уходи скорей…
Смелый Волк повернулся и пошёл прочь, не дожидаясь ответа, а
потом неожиданно остановился, потому что услыхал весьма знакомый

174
голос и не ошибся, это, действительно, был Дерзкий Коршун, брат Дикой
Розы.
«Что он тут делает?! Что нужно ему от неё? О, непредсказуемость
судьбы… – Подумал Волк. – Со своей спесивостью этот юный отрок
способен на всё. Посмотрю, что произойдёт далее… Может, Дикой
Орхидее понадобится моя помощь…»
Дождь усиливался, беспокойный ветер обещал разогнать зависшую
тучу, которая вовсе не хотела двигаться с этого места. Небеса клекотали
строго. Суровость неба и его грозное громыхание усиливало всю
сложившуюся обстановку.
Дерзкий Коршун встрепенулся и с гневом, возмущением,
исступлением вскричал, едва предстал перед девушкой, успев при том
осмотреть окрестности своими немеркнущими глазами наисильнейшей
злобы, господствующей в его мужественном, но молодом теле:
-Дикая Роза?! Ты тут одна в столь поздний час?! Разве отец твой не
запретил тебе вылазки из стен дворца?! Ты посмела ослушаться его
царской воли? Ты подвергла себя проклятию, позору. И наши боги не
смилуются над тобой!
-О, мой любимый брат! Не сердись на меня! Ты ведь знаешь, что отец
дал мне желанную свободу! Я теперь могу ходить повсюду! – Нежно
промолвила она. – Я так устала от одиночества. Мне хотелось влиться в
благословенный простор…
-Почему тайно убегаешь и ночью?! – Прервал он грубо и жёстко её
речь. – Я знаю, что ты не в первый раз это делаешь! Кто, кто тот смертный,
что пленил разум моей безрассудной сестры?! Я призываю Гелиоса, чтобы
он покарал слепотою того, кому ты открыла своё горячее сердце! – Крик
потонул под вой ветра.
Дикая Роза вздрогнула, страх настоящий посетил это благородное
создание. Она очень хорошо знала своего воинственного брата, и знала, на
что он способен. И теперь душа ожидала смертельного приговора, который
завис и над её головой.
-Почему молчишь, любимица отца? Или я не прав?! Докажи, докажи
мне свою ложь! Где, где он?! Я призываю Геру и Зевса, чтобы они
покарали того, кто покоится в недрах твоего слабого ума! Ты не имеешь
права искать вольность посреди рабов! Ты дочь царя! – О! каким был его
мальчишеский взгляд! Смелый, дикий, наполненный ненавистью всех
богов ада, именно такое воспитание он получил от деспота отца, от
Чёрного Вóрона.
-Ты ошибся, мой милый брат! Тут никого нет! И кто послал следить
тебя за мной? Отец? Или ты сам сеешь волнение и напрасное усилие для
своего чувства? – Принцесса слегка нервничала, хотя при том пыталась

175
сохранять покой и мир в душе. – Пусть Мéнта осветит твой разум, иначе ты,
Дерзкий Коршун, погибнешь от своего зла!
-Не лги мне, сестра! Клянусь всеми силами тартара! Я раскрою
тайный заговор и убью прелюбодея без всякого сожаления! Приди, приди
Эрида, излей ярость свою на всё, что предстанет твоему взору! И пусть этот
гнев пожирает глупцов!– Мальчишка имел не просто крутой нрав, но и
глубокое осквернение своего сознания, и уже в эти минуты был похож на
демона. Постоянно призывал на проклятие богов раздора и безобразия. И,
по-видимому, они его слушали, хотя на существенном моменте их
общность не могла соприсутствовать. А раз он призывал зло, оно и
вертелось при нём на разрушительном свойстве. И не только
присутствовало, но и, господствуя, разрушало его самогó. – О, пусть, пусть
стоны и страхи расползаются посреди мрака… Я помогу им выследить
этого смертного и уничтожу… О, Зевс и Гера! Придите сюда и разрушьте
покой!
Его золотые кудри рассыпались по широким, могучим плечам, а в
глазах горел огонь неисчерпаемого бессилия, который пожирал его
отвратительно и от которого он сам страдал постоянно. Но он не любил
сестру, он вообще никого не любил, не принимал идею самóй любви, она
просто не могла прижиться внутри него, но честь его жёсткого сердца
давала ему особое право защищать свою кровь.
Дождь струился и путался в кудрях этого очень красивого и
хладнокровного подростка, жившего одними днями потусторонней тьмы,
что так коварно оплетала ум воспалённого мозга сетями вечных
недовольств.
-Тебе надо учиться любить людей с любыми недостатками. Иначе ты
своею ненавистью навлечёшь на себя проклятие! А с таким богатством,
брат мой, вряд ли ты обретёшь вечное блаженство… Я буду призывать
Селéну, чтобы она осветила твою душу тихим раем нелицемерной любви.
Буду воспевать Афродиту и Эрóта, дабы они усладили тебя внезапною
любовью и чуткой нежностью. Твой дух мечется на нынешнем изгибе
покалеченной судьбы, а после он будет бороздить в темноте великого хаоса,
где огонь мук и ужасов станет испепелять тебя вечно. Я не могу допустить
этого… – Дикой Розе очень хотелось обнять своего страждущего брата,
приласкать на своём святом дыхании, поведать про Иисуса Христа, но он
никогда, никогда не дозволял делать этого никому, хотя именно нежности,
ласки и любви так не доставало мальчику в трудное и безбожное время.
Сказать про Бога, значит убить себя и подписать приговор веры, а сего
принцесса не могла сделать. Но не из-за страха, она не боялась страданий
за Христа, она уже однажды вверилась Ему, а потому, что ей надо на ином
уровне выказать факт святого свидетельства. Время ещё не пришло для
этого. Надо, видимо, подождать ещё немного, чтобы Дерзкий Коршун
176
созрел для принятия божественных чувств. И она не пожалеет своих сил,
будет молиться Иисусу Сладчайшему, чтобы Тот усладил и умягчил сердце
строптивое и надломленное.
-Ты стала пророком, сестра?! – Злобно усмехнулся он с нервной
дрожью в голосе. – Я не верю в твои бредни. Клянусь тебе своей жизнью и
честью Немезиды! Всякий, кто прикоснётся к тебе, обручится с моим
кинжалом! А теперь иди во дворец и подумай о моих словах! Пусть Гефест
смоет с тебя волю соблазна огнём своего величия! Ступай, ступай во
дворец! – Приказал он принцессе. – А ты, старая ведьма, – обратился
холодно и резко к перепуганной служанке, – если хочешь отправиться к
праотцам раньше времени, я тебе в этом охотно помогу! Аид давно
поджидает тебя. Или ты думаешь унаследовать Элисий? Эти блаженные
поля расстилаются только для великих воинов! И таким жалким
человечишкам там нет места!
-Послушай, Дикий Коршун! – Обратилась она к брату уже твёрдым
голосом, опасаясь за жизнь своей служанки, которой очень дорожила и
которую любила. – Оставь в покое Осторожную Белку! Она лишь
исполняла мои приказы. И ты не можешь поднять на неё остриё своего
кинжала, она служит мне… – Попыталась заступиться за женщину
принцесса. Она силилась повлиять на своего любимого брата, да только тот
оставался непреклонным, жестоким и напыщенным, независимо от
обстоятельств. Так не хотелось ей, чтобы он пропадал и погибал в пучине
адской.
-Однажды она так же лишится своей бестолковой головы! И вообще
не заслуживает моего внимания эта рабская служанка! А приказы пусть
исполняет царские, а не твои… Она лишь прислуживает тебе во дворце.
Вне дворца же у тебя есть дворцовая охрана! И только они могут быть при
тебе. Я всё сказал! – Отозвался с неохотою. Не любил, когда сестра ему
перечила.
-Ты расскажешь отцу обо всём? – Дикая Роза вызывающе взглянула
на своего младшего брата. Она вовсе не боялась, хотя испытывала некий
страх перед такой агрессивностью в отношении не только себя одной. Он
красив, грациозен, что-то в нём сильное и могущественное дышит, и такое
знакомое, будто бы уже где-то видела прежде сие. Однако память упрямо
молчала, да и не до этих вольностей сегодня. – Ты станешь его упрекать и
настраивать против меня снова и снова? Будешь опять искать для себя
новые и новые меры? Прошу, не зли отца нашего и не злись сам. Я так хочу,
чтобы вы понимали друг друга…
-Отец мне не указ! – Своим невольным вопросом она рассердила и без
того сердитого мальчугана, хотя для мальчугана он был излишне
мужественен и крепок. – Я сам себе господин и царь и бог! Уходи и больше
ничего мне не говори! Прочь с глаз моих! Не зли меня больше! Но всегда,
177
всегда помни моё слово! И будь впредь более осторожна, если не ищешь
себе проблем. Я могу уничтожить всякого… О, пусть мне никто не мешает
и не мешают моему восхождению на вершину славы, иначе…иначе каждый
пожалеет об этом!
Дикая Роза не стала спорить, молча пошла во дворец. Её душа горела
огнём предвестия, она не безумствовала, но сопребывала на подступах
какого-то яростного и немощного торжества, крутившего так безобразно
все перепутанные мысли.
А Дерзкий Коршун нарочито громко изрёк яростное слово, резко
повернув голову в сторону, где затаился Смелый Волк, словно прозревал
невидимое пространство, обласкавшее его чело страстью воспалённого
дыхания. – Клянусь жизнью своей, что я уничтожу тебя, презренный раб,
кто бы ты ни был! Гелиос поразит тебя слепотою! Немезида уничтожит
твой дух! Зевс и Гера поразят тебя молнией! – Проклятия возносились зло,
истошно, словно чья-то таинственная воля разливалась слишком мерзко на
этого юного паренька, чтобы окончательно стереть его мудрость, которая
пыжилась изо всех сил на прозрение, токмо воля бежала прочь, она летела
как угорелая туда, где бурлила тьма. – Я убью, убью тебя! Я могу убить и
отца своего, коль он встанет на пути моём! И когда-нибудь его корона
будет украшать и мою голову! Тысячи бестий! Я призываю вас в свидетели!
Дерзкий Коршун рождён для славы, чтобы управлять целым миром! И этот
презренный мир однажды будет покоиться у ног моих! Арес, Арес! Я
призываю тебя, приди и помоги мне завоевать корону и уничтожить
Красного Быка! И когда я убью этого презренного Красного Быка, тогда и
увенчаю свою голову короной! И возвеличу себя вечною славой!
Красный Тигр остолбенел ото всего услышанного и пережитого им за
каких-то двадцать-тридцать минут! Более всего его осквернили слова
Дерзкого Коршуна, когда тот опять молвил страшное откровение,
касающееся отца. Мощной лавиной притекли в него волны горячих мыслей,
которые он не осиливал трезво воспринять. Но душа окунулась в кипящее
озеро ада и, окунувшись, едва выкарабкалась на берег надежды и веры.
«Дикая Орхидея и Дикая Роза – это одно лицо! – Закричала потаённая
благость души, а сердечная песнь показалась какою-то мрачною, хотя и
приятною. – Это невероятно! Невозможно… Вот они светоносные глаза,
что так мягко меня стерегли на пороге сильного впечатления… Как же я
не распознал сие ранее? Видел ведь томление и величие… Неужели я
погибну?! Нет-нет, не могу погибнуть… Я полюбил дочь злейшего врага!
Дочь демона! Царица, наследница… А теперь надо ещё остерегаться
этого маленького бесёнка! Защити меня, Ангел мой! О, Христос моего
сердца, не надломи силу мою! Зри, не на опасном ли я пути? Приму любую
волю из Твоей десницы…»

178
Обратная дорога во дворец показалась ему целой вечностью, которая
так бездарно восстала на пути, однако, всему когда-то наступает конец.
Мысли брыкались весьма горячо, и кипятили итоги сознательных
удовольствий!
Да и сама сущность приобретённого настроения была весьма
неоригинальная. Дух возносился на высоту недосягаемого рая и
моментально падал на порог восставшего ада, где окончательно стиралась
грань святого порядка.
Но жизнь всё-таки на том не останавливалась, она упорно
продолжалась и двигалась на встречу чему-то весьма важному. Надо было
выбрести из руин и хаоса, и отыскать заветное и полезное. Теперь ему
предстоит немало раздумий. Самое главное – это завершить своё дело, ради
которого он и находится здесь.
Глава тринадцатая
Радостное известие
Вот ещё двадцать четыре часа отмерили срок из вечной копилки
определённого времени, но Смелый Волк не мог придумать, как спасти
узников подземелья, как отменить казнь невиновных страдальцев. Эта
единственная мысль лишала его сна, покоя, аппетита. Но этим он себя мог
спровоцировать на лишние подозрения. Да и спрятать столько людей
невозможно, как и невозможно отменить саму казнь.
-Что предпринять? Где найти выход достойный? Есть ли мудрость на
поприще коварного рока? Христос мой! принеси мне благость Свою на
дыхании Своём! И помоги найти выход из сложившейся ситуации. Не дай
погубить невиновных… И дай мне мужества, смелости удержать всё в
своих руках. – Так молился Красный Тигр. При появлении Хитрого Лиса
вопросил с малою надеждой, которая угасала с текущими часами и не
могла принести даже малого облегчения смущению. – Радостное ли
известие ты принёс моему слуху? Я устал от пустоты, безысходности, они
полностью стирают мои доводы. Не вижу никаких перемен… Ветер
раздора сеет сомнения, а мне необходим разум божественных дум. Покажи
мне свет посреди темноты! Есть ли доброе торжество в твоих стремлениях,
друг мой?
-Да, есть… – Вдруг сказал Хитрый Лис на благодушной возможности,
пролившейся немного неожиданно и вполне досточтимо из уст его при
покое любовного слога. Он казался спокойным, уравновешенным, пусть
притом внутренне волнение всегда и было при нём.
-Говори, не томи лишними минутами душу мою! Воля на тебе
Всевышнего! Воспой Ему мир вместе со мной! – Воспылал невольным
возбуждением Смелый Волк, предчувствуя радость особого торжества на
нестройном дуновении тихой мудрости, не вертевшейся назойливо, а
179
обволакивающей как-то таинственно и проникновенно сознательные лиры,
словно и с её покоев несётся рай великого усердия. А так оно наверное и
было. Радость всегда ниспускается, как солнце посреди чёрного мрака,
ниспускается и одаривает всех своим святым восторгом. – Скорее, скорее
утешь мои печали и боли! Мир Иисусу!
-Аминь! – не громко молвил Хитрый Лис. Но голос бы уверенным и
твёрдым.– Брат твой отправился в путь. Боги с ним поплывут навстречу
нашей удаче! Глаголь, глаголь в свете благозвучном свою песнь
благословения! И она ныне же тебя приведёт в гавань нелицемерной
любви… Наша удача идёт за нами по пятам… И я думаю, что свет
божественный не перестанет разливаться на наши труды и помыслы. Мы с
ним всегда можем удержаться на любых основах, потому что не предадим
любовь к Всевышнему.
-О! это действительно отличная новость! – Вымолвил радостно
юноша на достоинстве своего сильного голоса. Свет нежился довольно
явно внутри плоти и согревал объёмно. – Остаётся убыстрить дни и
укоротить ночи… Увы, нам такие проводы не под силу даже, если мы
призовём все силы Неба для сего дела! Остаётся ждать, надеяться и
молиться…
-Аминь. – Снова шепнули уста. Молиться во вражьем стане трудно, а
не молиться – это поражение. – Хитрый Лис был чем-то взволнован. Но это
волнение было не на внешнем образе. – Боги с нами, Смелый Волк. Победа
за нашими плечами…
-Да, с нами… И мы с ними… – Как-то на тяжких раздумьях отозвался
воин. Глаза сверкнули победным огнём и полетели в глубину кровавой
страстью. Это была не боязнь, это была ненависть. Но ненависть на всю
злобу поднебесную, потому что сам хозяин сего положения этой страсти
подвержен не был.
-Видел ли ты, сынок, Таинственного Леопарда? Пересекались ли ваши
тропы? – Хитрый Лис был слишком возбуждён и это следствия пережитых
им событий, которые довелось испытать в последние дни. Он потрудился
на славу.
-Нет, не видел… А разве есть опасения по поводу сему? Угрожает ли
нам что-то? – Он, по-видимому, не очень вникал в сущность речевых
намёков и оттого казался рассеянным и даже невнимательным, ибо все
звуковые принадлежности тела отзывались только на усиление
предстоящего боя.
-Берегись этой надменной женщины! Она может тебя спалить и
погубить! Любовь коварна, весьма коварна и жестока, не милосердна
совсем, мальчик мой, никому ещё не удавалось избежать сетей соблазна
при чарах женского обаяния…

180
-Этого не произойдёт никогда! – Быстро отозвался Красный Тигр, а
про себя помыслил: «Дикую Розу любить нельзя! Надо забыть, забыть её,
выбросить из сердца! И больше ничьей зависимости я не приобрету!
Сейчас только наше дело!»
-Что помешает этому? Или ты думаешь, что силён противостоять
своим позывным? О, плоть – не друг, она – предатель! И порою так сомнёт,
не отдышишься… Или я не ведаю того, что было помимо того? – Как-то
странно отобразился вопрос.
Красный Тигр внезапно встрепенулся. Впускать в своё метущееся
сердце он никого не собирался, пусть даже это и тот человек, которому
можно доверять безгранично. Да, любовь имеет преграды, порой она
весьма воинственна, но и нежна, желанна. Только теперь эту любовь надо
запрятать далеко-далеко и если возможно, то совершенно позабыть и
сохранить до других времён.
В дверь резко постучали. Оба вздрогнули от такой внезапности, ибо и
сам стук был каким-то зловещим. Пришёл Дерзкий Коршун. Странное
беспокойство Красный Тигр испытывал всякий раз, когда видел этого
могучего паренька.
Что-то до ужаса знакомое было во всём его образе, особенно в этих
сияющих глазах, которые постоянно сверкали ярко и восторженно и ни
капельки не отображали меру отцовского взгляда. Тянуло к мальчугану с
золотыми кудрями, а почему тянуло – не понимал!
-Отец приказал привести тебя! И без промедления! – Презренно,
высокомерно проговорил Дерзкий Коршун, чувствуя своё явное
превосходство, преимущество. – Иди за мной! И ни о чём не пытайся
расспрашивать!
-Хорошо, я иду за тобой…
Наследник очень пристально, с каким-то потаённым вниманием
поглядел на Красного Тигра и мелкий озноб прополз по всему телу. Он
тоже ощутил неведомое ему чувство, но Смелого Волка невзлюбил с
первого раза, как только тот сошёл с корабля на землю.
И теперь мечтал лишь нанести коварный, роковой удар в спину. Ждал
лишь оплошности, едва тот оступится, как острый клинок тут же пронзит
трепещущее сердце воина. И тогда взвоет отчаянная страсть размытого
ужаса, что так чувственно схватил душу наследника в эти восставшие
минуты.
Царь с нетерпением ждал Волка и был весьма в хорошем,
приподнятом настроении. Рыжее лицо, хотя и улыбалось, но имело привкус
и рыжей горечи, что истекала из недр похотливой души, которая
пропиталась ядом злобы.
Дерзкий Коршун сел на кресло возле своего отца, достал из ножен
любимый кинжал и делал вид, что рассматривает резную рукоять. На
181
самом деле он лишь ждал чего-то. Попробуй влезть в чужое дыхание и
сгинешь там, не уняв дрожь!
Рабы принесли вина, фруктов. Один из них имел за плечами седьмой
десяток. Замешкался немного возле стола, споткнулся и упал, разлив при
этом кубки с вином и разбив дорогую вазу. Звон осыпающегося хрусталя в
седой тишине забил, как набат, а приговор завершил и его жизнь.
-О! ничтожество! – Грозно вскричал сын Чёрного Вóрона и мгновенно
вскочил на ноги. Его клинок сверкнул с молниеносной быстротой и
пронзил насквозь мертвецки перепуганного раба, который тут же рухнул на
мраморный пол в полном изнеможении. – Умри, собака!
Смелый Волк не успел даже опомниться, о чём-либо помыслить, как
тело умершего раба уже унесли из царственных покоев для погребения. Его
просто бросят в сырую яму и покроют глиной сверху без всяких обрядов и
гроба.
-Мой сын слишком горяч, потому что молодая кровь кипит в
растущем теле беспокойно и необузданно! – Самодовольно, напыщенно
произнёс царь. Его рыжие глаза блестели красным жаром, рвавшимся
наружу сквозь осквернившееся дыхание разума.
-Зачем же убивать бессмысленно?! – С ужасом изрёк Красный Тигр,
потрясённый случившимся. – Ведь это же старик… Надо проявлять
понимание и, хотя бы малое сострадание… Разве он виноват, что немощь
обличает его тело слишком ярко?
-Вот ты сам и ответил на свой никчёмный вопрос. А может Смелый
Волк питает неподобающую жалость к этим мерзким и ничтожным рабам?!
Или ты считаешь, что им надо давать поблажки?! Разве они уравниваются с
нами?! – Вдруг Дерзкий Коршун бросил горячее слово в сторону своего
врага, коим он и считал Тигра, отирая кровь с ножа белым платком,
который взял со стола.
-Надо уметь не только убивать и карать, но и миловать. Жизнь
человеку дана на праве разумного служения, а если действовать
импульсивно, то можно повредить свой внутренний свет, который ведёт на
порог величия, коим и обретается человеческое достоинство! А во тьме
задохнёшься и погибнешь однажды! – Ответил Волк, не смея сдержать
порыв своего благородного сердца, которое неизменно билось ради любви
ко всем тварям, а человека он считал выше любой твари, ведь он уподоблен
Иисусу Христу!
-Как бы я хотел получить поскорее право на твою жизнь, только отец
почитает тебя и мне лишь остаётся выждать удачный момент твоего
промаха, когда ты вдруг споткнёшься, обличая своё ничтожество, и тогда я
с превеликим удовольствием проткну твою поганую грудь, изопью
кровушки твоего дыхания! – Досадливо поморщился парнишка, тряхнув
золотой головой гордо, надменно и уверенно. По-видимому, он презирал
182
весь мир! – Арес меня вдохновляет на подвиги! А Эрида покровительствует
мне!
-Откуда в тебе столько ненависти?! Ты ещё очень молод, и тебе надо
определить исход детского взросления иначе! Ты, Дерзкий Коршун,
шагаешь впереди своего времени! Пусть простит меня твой отец за слово,
которое я изрёк в отношении тебя! Но да просветит твоё юное сердце
Афродита любовью, а Селена осветит душу твою светом, и пусть твоя
злоба уменьшится…
-Мой бог Арес! Пусть он ведёт меня в чертоги незабываемой славы! А
Гефест изольёт на меня огонь победоносного блаженства! А Афродита
лишь покровительствует женщинам, они слабы, слабы и мечтательны! А я
сильный воин, я не мечтаю напрасно, я иду вперёд, иду к победе! Пусть
Гелиос наградит тебя, Смелый Волк, слепотою, коли ты так жалок и
немощен во времена жестоких битв! Жалость – это для трусов! А я не трус!
Я имею в себе все качества для того, что стать миродержцем! Прошли
времена вашего сожаления, и настало моё, моё время! – Дерзкий Коршун
не скупился на комплименты, он явно ненавидел Тигра и всячески
доказывал к нему свою яркую антипатию.
-Оставь нас, сын! – Молвил Чёрный Ворон, обращаясь к наследнику
жёстко и немного зловредно. Крутящаяся ненависть постоянно облекала
волю страстями. – У меня дело до нашего гостя. После, после ты
довершишь то, к чему стремишься…
Спесивый мальчишка и сам более не желал оставаться с пришельцем
на едином ритме колыхающегося дыхания. Он не нравился ему, злил его, а
почему и сам не понимал. После того, как Коршун ушёл, Смелый Волк
поинтересовался:
-Он меня презирает… Отчего же? У него чёрная душа… Ответь мне,
царь, чем движется его молодая воля, размывая при том кровавое безумие
по телу вдохновенному так трагично и безобразно? Как он может
удерживать внутри себя столь ужасные образы и силы?
-Он всех подозревает и никому не доверяет! Даже мне приходится
опасаться его порою! Вырос жестоким, хладнокровным, ты прав, иногда я
сам страшусь за Дерзкого Коршуна. Он ведь рос среди мужчин, рос на
потоке крови и брани, но именно в нём моё возмездие, моё будущее, моя
месть и моя победа… – Тут он как-то сбавил тембр воспалённого голоса,
точно уличал самого себя на тайном подозрении.
-А где же его мать? – Снова спросил Смелый Волк и с удивлением
заметил, как неожиданно изменился облик царя. Лицо стало серо-красным,
а глаза засверкали паническим ужасом, привалившимся прямо из недр
мрака, что так резво прополаскивал мозги кровью ярой ненависти. Он
занервничал и с большою неохотою и неприязнью, так показалось юноше,
стал говорить слово своё.
183
-Матери у него нет! Понимаешь, нет! и никогда не было! – Глаза
заиграли адовым истязанием, словно в них вселился сам сатана. Глядел
ужасно, отвратительно, но такова сущность дьявола. – И добавил как-то
неправдоподобно. – Умерла!
-Прости моё излишнее любопытство, повелитель! Да простят меня
боги твоего покровительства! Я не подумал об этом! Ведь у твоих детей
только отец! Хотя они совершенно непохожи с сестрой… Но перейдём к
делу. Зачем ты звал меня?
-Как ты уже знаешь, Смелый Волк, казнь узников определена уже
мною и состоится она через два дня. Эти мерзкие и убогие создания
доставляют мне множество хлопот, поэтому такое ответственное поручение
возложено на твои крепкие плечи. Я вверяю тебя всецело Аресу и его
покровительству. А помощником твоим станет мой сын! Чтобы тебе не
прикасаться к грязной работе…
-Ты собираешься всех казнить?! – Молвил на раздумьях Красный
Тигр, надеясь привести в должное расположение поток своих грустных
мыслей. – А почему бы тебе их не отпустить?! – Вдруг произнёс он фразу,
которая доставила ему несомненное облегчение, а царя привела в полное
недомогание и безумие.
-Теперь я вижу, Смелый Волк, что ты записался в предатели! Жалеть
рабов?! – Лицо стало багровым и отвратительным! Хотелось просто
плюнуть ему прямо в эти гнойные глаза, напитанные такою жестокою
мерою подлого разврата на рыжем свете.
-Я сделаю всё, что ты прикажешь! – Сказал снова юноша, у которого
дух взметнулся на высоту Христовой благодати. – Неужели ты ещё не
испытал меня?! Неужели я не доказал свою верность преданность?! И ты
по-прежнему сеешь сомнения?!
-Ты мягкотел, а мне нужны сильные и мужественные воины, у
которых твёрдая рука и решительный ум! Говори, я послушаю тебя,
приникну на речь твою. И если ты убедишь меня, то… – Царь приглушил
свой противный голос, и конец фразы Тигр не расслышал, оставалось лишь
догадываться, о чём промыслил Чёрный Ворон!
-Пусть богиня разума просветит твоё горячее сердце! – Воскликнул
вдохновенно сын Красного Быка! – Подумай о том, что сейчас услышишь!
И не гневайся понапрасну, а попробуй внять мудрому торжеству
струящегося звука…
-Говори, а я буду прозревать речь твою, чужестранец! – Свет в диком
лице стал тускнеть, а жар превращался в пепел. – Попробуй меня ввести в
русло дозволенного наречия и, может быть, я помилую тебя, и ты умрёшь
без мук…
Смелый юноша подбирал правильно слова, чтобы убедить деспота в
правильности своего решения. Надо тянуть время, пока Красный Леопард
184
вернётся с войсками, а для этого потребуется не одна неделя. Говорил
громко, уверенно, не испивая страхов, разливающихся с руин царства тьмы,
напротив, даже великая, святая сила вела юношу на вершину своего
тайного подвига, а сие обстоятельство его весьма поднимало не только на
покрове разлагающегося мрака, а и на всех направлениях:
-Вот, как я думаю… Если ты отменишь казнь узников, и отпустишь их
по домам своим, тем самым получишь репутацию щедрого правителя, а это
не мало на нынешней возможности, когда нам так необходимо собраться на
решительный штурм…
-Я не имею на то особое свидетельство! И мне не нравится твоя
заунывная песнь! – Резко оборвал его речь Чёрный Ворон. – Пусть все, все,
слышишь меня, все считают меня непобедимым и грозным! Иначе не
победить мне, если я прослыву слабым и добродушным! Я
могущественный! Со мной все силы Аида!
-Не спеши, повелитель! Выслушай далее… Пошли гонцов к Красному
Быку и сообщи о своём намерении – отпустить узников, ведь это народ его
царства. Он непременно даст тебе корабли, чтобы забрать пленников, а ты
сможешь удерживать мир…
-Мне не нужен мир! – Снова взвыл Ворон. Дикая, необузданная
страсть крутилась возле него и воспаляла всё сознание. – Мне нужна
победа! Только победа – одна и единственная! К чёрту мир! Пусть его
лобзает тартар! – Яростью брызнули глазные всплески кровавых слёз,
вырвавшись изнутри так неблагообразно, а гневно, да только Тигр не
обжёгся и не испепелился. – Я никого, никого не собираюсь щадить!
Никогда! Ни-ко-го! Всем – смерть! Вокруг предатели… А к ним у меня
жалости нет и никогда не будет! Запомни, Смелый Волк! Я – царь неба и
земли! И так будет всегда! – О, как по-звериному заполыхала ярость,
вырвавшаяся наружу так откровенно. Человек этот на правах безумия
считал себя богом, а за это мог однажды поплатиться не только жизнью
тела, а и бóльшим! Усёк размер?!
-Твоя победа – это вопрос времени! Но реши, реши, что лучше для
тебя! Когда Красный Бык вышлет свои корабли мира и доверия, ты
захватишь их! Ведь на них будет мало воинов, потому что они готовы
принять лишь узников… – Тут Красный Тигр сделал небольшую паузу, дал
возможность, чтобы деспот мог слово перемолоть и продолжил. – А ты
объявляешь себя милостивым государем, и Красный Бык начнёт тебе
доверять…
-О, твоя речь начинает мне нравиться, чужестранец! – Царь явно
оживился, но теперь у него иная чувственная возможность, и он хочет
остаться один, чтобы поразмыслить о многом. Ему больше не нужны новые
всплески чувств.

185
-Я могу поведать некоторые детали этого дела… Они будут
интересны тебе. – Проговорил Тигр. Он надеялся ещё и ещё говорить,
чтобы увлечь царя своею яркою речью. – Послушай меня ещё немного, и
ты познаешь, что я говорю достойно…
-Оставь, оставь меня ныне… Я должен принять мудрое решении в
отношении всего… Ступай, ступай, Смелый Волк, я же теперь хочу
предаться мыслям… После, после мы обсудим все наши притязания, дай
мне возможность проследить правильность того, чем ты только что облёк
мою волю… Уходи теперь!
-Хорошо. Я ухожу. – Отозвался Смелый Волк спокойным и ровным
голосом и тотчас же встал с кожаного кресла, на котором сидел ещё так
недавно и направился к двери. Его шаги складывали святость верную и
добротную. События обещали радостные возможности. Оставалось
молиться и ждать благого свидетельства. И если бога неба были сегодня
свидетелями, то они и будут охранять сей праведный путь.
-Когда я окончательно решу, что мне предпринять, чем узаконить
событие грядущее, то ты первым услышишь мою волю… Это я тебе
обещаю… А пока, пока молчи о своём расположении и дай мне самомý
наречь покров судьбы…
Доблестный воин шёл на воодушевлении по дворцовому коридору и
весьма изумился, когда в своих покоях увидел Дикую Розу. Рыжие волосы,
рыжее платье ослепили Красного Тигра. Он остолбенел, не успев – ни
возмутиться, ни обрадоваться сему видению.
-Я могу поговорить с тобой? – Голос прозвучал бесстрашно, смело,
как и подобает принцессе. Она была невозмутима, решительна, но доброта
никуда не поистратилась, так и осталась при ней неизменно. – Или ты не
готов принять мои стремления?
-Нам не о чем говорить! – Горько воскликнул он. Нестерпимая боль и
утрата чувств разрывала ему грудь. Эту любовь доблестный воин изо всех
сил желал вырвать из своего сердца. Желал, а не мог! Любовь душила,
мучила и жгла дух.
-Нет, есть! – Гордо воспела девушка, не кичась, однако, гордостью
царского великолепия. Она всегда верна себе во всех начинаниях. И потому
лишь спросила тихонько. – Скажи только одно слово, любишь ли ты меня
по-прежнему или нет?
Ответил, не задумываясь:
-Люблю, но всё теперь не имеет никакой цены! Никакой! Ты – дочь
Чёрного Вóрона! Ты – будущая царица! И между нами непреодолимые
препятствия и… – Не смог договорить, боясь выдать тайну своей страны.
Она не должна знать, что он сын царя Красного Быка. Это поставит под
удар не только его дело, но и её жизнь. Какой бы любовь запретной не была,
сила любви подаёт право защищать свою любимую.
186
-Нет ли на этом пути того, что нас разлучает помимо этого
обстоятельства, которого ты так боишься? – Спросила принцесса, и
проникновенный взор коснулся глубины сознания. Она глядела просто, и в
тоже время взгляд был мощным, пронизывающим всю плоть мужа.
-Есть…
-Женщина? – Ревность забила фонтаном, Дикая Роза была хороша!
Образ излучал незримый простор царственной любви, которая и делала её
красивой и желанной! Но сейчас вдруг она побледнела, внутренность точно
парализована. Ждала объяснений, которые не желала слушать. И в ней
любовь укреплялась божественным могуществом.
-Ты знаешь, что – нет! Никого нет, кроме тебя! Нет, и не будет уже
никогда! Ты одна в моём мире, в моей душе и моём сердце! Ты моя жизнь,
но с этой минуты моя жизнь уже не принадлежит мне, как и ты! – Не
соврал, не имело смысла. Любовь потопила все ориентации, и могла
погубить окончательно, если проявить слабость.
-Тогда ничто нас не разлучает?! И ничто не может нас разлучить!
Потому что любовь невозможно разорвать одним лишь нежеланием! Она
удерживается вечностью… Любовь бессмертна! – Благость не рассердилась,
а вот осторожность вдруг присела на плечи, готовясь расселиться повсюду.
– Я могу верить Смелому Волку?
-Так! Это так!
-Получается, что слаба твоя сила, коли ты испугался ночного
откровения… Смелый Волк боится трудностей или есть ещё что-то, чего он
не решается мне поведать в эти мгновения? – Она смотрела очень
внимательно в его глаза, пытаясь ворваться в глубину его отчаянных
мыслей, с которых текла лава кипучих чувств!
-Твой отец…брат…
-Поверь мне… Я знаю, что тревожит твой дух, но мы не выбираем
родителей, их выбирают небеса для нас… И ты наверное думаешь, что я
такая же, как мой отец и мой брат, жестокая, лицемерная и коварная… Ты в
праве так думать, но…
-Позволь, принцесса, мне не согласиться с твоим суждением! Я
призываю бога Солнца услыхать речь мою! И если солгу, то пусть, пусть
благородный Гелиос наведёт на меня слепоту! – Воскликнул юноша
вдохновенно и страстно. У него кипела кровь в жилах, он силился не
поддаться влиянию воскресающего соблазна.
-Не спеши клясться богам! Они могут услыхать твоё намерение и
ниспошлют на тебя своё проклятие! Эти боги не подают светлого величия,
потому что их сила весьма ничтожна… И тебе это тоже хорошо известно. И
ты знаешь, что я права. – Отозвалась принцесса спокойно. – Лучше проси
Селену просветить ум твой, если ты вверяешь им свои чувства! А
Прометей пусть защитит тебя от тебя самогó! О, боги-боги… – Как-то
187
странно прорекла девушка и молвила ещё. – Не призывай богов возмездия,
а лучше послушай меня…
-Могу поспорить…
-Молчи и слушай! – Приказала она, остановив и его порыв, и его
стремление. – Сейчас я подарю тебе благую радость! И поведаю такое, что
в истине и правде слова, сие свидетельство приведёт разум твой в иное
впечатление. И ты изменишь обо мне мнение своё и вызнаешь факт
истинной веры, которая ведёт нас вперёд к вечному торжеству… А так же
ты поймёшь, что моя любовь чиста, как и моё свидетельство того, чем я
жила и живу… – Она замедлила взгляд и речь, и юноша встрепенулся
забвением. Но то, что ему довелось услышать и познать из уст
возлюбленной, просто ошеломило его и сделало каким-то изваянием. – Ты
не веришь мне, моей преданности и моей любви, но я люблю тебя
чистотою своих светлых помыслов и желаний, хотя знаю, знаю, что эта
любовь стои́т на грани смертного порога.
Смелый Волк вдруг ощутил сильное волнение, он ещё не понимал
смысла этому невольному волнению, а уже почувствовал, как давит кровь в
висках. И ещё так сильно заломило сердце в груди. Да, он любил Дикую
Розу и подавлял всякое сопротивление этой любви. Приливы душили
горячо, а убежать не мог, любовь, как проклятие сошла и мнёт.
-Посмотри в мои глаза, Смелый Волк! Что ты видишь в них?
Презрение или преданность? Любовь или недоверие? Страсть или всё-таки
торжество? Видишь ли ты то, чем наполнена моя сущность? И зришь ли ты
там свет надежды, свет святой надежды?
Он увидел именно то, что хотел увидеть: любовь и преданность,
чистоту и свет. Слов при этом не нашёл для благословенной речи, чувства
были стремительные, они плескались через край вдохновением райского
чуда. Только вот вылиться им он окончательно не позволит из-за
благоразумия.
-Бог свидетель! Он нас пускай и рассудит! Я знаю, что ты
покланяешься Ему, как и я. Христос – твой Бог и мой! И это святое право
мне открывает путь нашего единства. Видишь, я произнесла то, за что меня
могут предать огню. И даже мой отец не помилует меня, если прознает. Но
вера нас с тобой объединяет, Смелый Волк, она даёт нам свой святой
покров! – Лицо Дикой Розы полыхало пламенем истинного величия,
божественный свет струился торжественно и мудро. Она не могла
лицемерить или строить подвохи, она чиста, как алмаз. Этот духовный мир
придавал ей силы и мужества.
Красный Тигр вдруг ощутил ту невидимую нить, которая связала их
вечностью Благословенного Бога навсегда. Несмотря на страшное
признание, он всё-таки опять не осмелился промолвить ни одного
достойного слова, хотя давно хотел припасть к ногам своей возлюбленной
188
и покрыть их своими горячими поцелуями. Так же он понял, что это
признание не главное!
-Я знаю и больше… Знаю… – Дикая Роза разволновалась, умолкла,
поглядывая на дверь с опасением, прислушиваясь к шагам и звукам,
доносившимся оттуда. Боялась своего брата Дерзкого Коршуна. Боялась и
ненависти, мести отца. Душа пребывала в пламени любви. Однако, именно
любовь не позволяла бояться ещё, напротив, давала мощь и питала своим
доверием безгранично.
-Говори, принцесса. – Наконец молил юноша. Его уже знобило от
предвкушения. Хотел постичь волю небес, ниспускавшуюся на него. Он не
ошибся. Ощущал внутри себя безудержное волнение, оно вертелось внутри
него как-то чудовищно.
-Ты вовсе не Смелый Волк… Я знаю, кто ты на самом деле! Ты сын
Красного Быка и твоё имя – Красный Тигр. – Теперь Роза сказала всё, что
могла сказать на сей момент. И умолкла, ожидая его чувственности.
Он мгновенно и почти на отчаянии вскинул на неё синие глаза, в них
застыл подлинный ужас, который завертел событие странно. Спустя
минуту, которая показалась ему целой вечностью, повторил рассеянно и
немного печально:
-Ты и это знаешь?!
-Да…
-Кто открыл тебе?
-Ты спас меня от рук Чёрного Потомка… В тот раз я и узнала всю
правду о тебе… Она приникла слишком неожиданно, я не думала… Но Бог
ведёт туда, где мы можем найти право своей любви… И у Бога всё
сопричтено на последовательность. Он дает, и Он оберегает, хотя при всём
этом Он и карает ещё…
-Почему ты молчала, молчала всё это время?! Скрыла от отца?!
Почему же? Ответь мне… – Юноша глядел тихо, свято, с души не капала
кровь разлуки, эта кровь уже бежала навстречу иной судьбе. Хотя на вопле
своего стремления он окончательно выдал тайну, даже позабыв про
существенную осторожность. – Ради чего ты сокрыла моё имя и не предала
меня мести?
-Любовь и только она послужит тебе ответом и доказательством моей
верности и искренности. Я люблю тебя и готова бросить вызов отцу, брату,
всем, кому хочешь! – Воскликнула она на торжественном упоении. Её глаза
сияли ярко, восхитительно. Она была, как богиня. И она предстояла в свете
божественного великолепия. – Или всё ещё сомневаешься в моих словах и
после сего?! Думаешь, что я ищу выгоду для себя или ты зришь в этом
тайный подвох?
-О, прости меня, принцесса! Прости моё безумие и моё недоверие!
Прости и мой невольный порыв! – Опомнившись, кинулся он к ней в ноги,
189
покрывая их нежными поцелуями. – Я не достоин твоей любви… Но я
люблю тебя…люблю, рискуя всем…
-Что ж, Смелый Волк! Ты испугался, узнав, кто я?! Как теперь
поступишь со мной? Отвергнешь мою любовь, меня и мою честь? Или
примешь её свободно и торжественно? – Её глаза горели в кипучем
соблазне, а внутри них билась слеза печали.
Он повторил лишь с достоинством. – Я люблю тебя… Ты – мой свет!
Но мы принадлежим своему долгу на разных условиях! Ты со мной в
сердце… Я не могу рисковать своей честью и моё право сегодня не в моих
руках… И всё-таки любовь превыше всего…
Они на кипучем вдохновении стояли под оком Всевидящего. Их воля
рвалась на безумии любви, а не на безумии крови. И всё же руки обняли её
нежный стан. Он хотел припасть и на уста, да не посмел. Душа купалась в
закате чувственного впечатления, а рассвет стекал в лоно кровавого
бессилия. Любовь могла подарить рай, а могла обречь на мучения ада.
-Да, теперь я верю Красному Тигру… И верю его порывам, его речам,
его дыханию. Теперь ты передо мною честен и ты открыт моему сознанию.
Я знаю, что никто и ничто не может разлучить нас друг с другом, пусть
даже мы не сможем слиться величием такого огромного счастья в этой
судьбе. Но вечность она сопричтена нами, вечность нас уже никогда не
разлучит и не разведёт по сторонам. – Дикая Роза была излишне
взволнована, однако, её сущность имела определённые границы и не
превосходила все нынешние запреты. Она верна и чувству, и слову и
времени и своему Богу. А честь превыше всего.
Он невольно вздрогнул от неожиданности и потянулся к девичьим
губам… Принцесса отстранила молодого человека от своего желания и от
его накала, пусть при том и сама жаждала благословенного величия на
любовном чуде.
-Нет! Мы не смеем поддаться минутной слабости. – Сказала твёрдо и
решительно она. – Эта безвольная страсть сводит с ума тех, кто
прикасается к её жарким и пылающим истокам. И как бы ни сильна была
моя любовь к тебе, я не посмею преступить волю Христа и погубить себя
сегодня на потоке бесславия. Ты – мужчина и у тебя свои особенные права,
а у меня – свои. Понимаешь ли ты меня, сын Красного Быка?!
-На твою честность и я отвечу честно. В моей жизни нет ни одной
женщины, и не было никогда… Я не знал ни одного поцелуя, ни одной
близости за свои годы. Ты единственная, кого я желаю и к кому стремлюсь,
и теперь я думаю, что Сам Бог определил и открыл мне твоё благоразумие
и поставил тебя на пути моём. Поэтому смею надеяться и просить первый
поцелуй с твоих уст, который станет залогом нашего счастья! Не Афродита
наградит наше торжество, а Иисус, на Которого мы уповаем в таких
трудных моментах! Аминь.
190
Эти горячие слова слегка поколебали чувства Дикой Розы. Он рёк
правду. Она потеряла свою бдительность на миг, расслабилась невольно,
незаметно. Но она не могла укрепиться на моменте таковым случаем,
открывшим дверь в долину сладкой любви и наслаждения.
Он принял сие за добрый знак. И поцеловал её. Поцелуй соединил их
души, а огненная сила потопила все сомнения, хотя поблизости и
заметалась горькая страсть, как приговор. Только ещё большего
продвижения юноша себе не позволит никогда, без родительского
благословения он не сделает и шага для скрепления союза. И будет ли оный
в этом злобном и коварном мире?
-Теперь ты не откажешься от меня? – Вопрос прозвучал не обречённо,
а сильно. Дух витал на высоте могучего неба, а с него неслось дыхание
святой радости. Принцесса горела от счастья, которое так невольно и
просто присело и давало свои полномочия. – Боги стали нашими
свидетелями…
-Нет. Нас связала не одна тайна. – Молвил восторженно юноша. Душа
полыхала заревом благословенной любви, которая не губила и не рушила
преграды, а умело обходила их стороной. Хорошо бы обойти стороной и
все прочие беды. – С этой минуты мы принадлежим друг другу. Никто не
займёт это место, и никто не разлучит нас… И мы умрём вместе, а любовь
воскресит наши чувства уже не здесь, а там…
-Отныне нам надо беречь свою любовь и быть предельно
осторожными, потому что над нашими головами завис топор палача. Это
так… – Обеспокоено промолвила Дикая Роза. Дыхание горячего нрава
разрывало ей грудь. – Береги себя ото всех, от моего отца, особенно от
моего горячего брата…
-Я понимаю, ведь и сам не стремлюсь вовсе подвергать тебя пустому
риску, приказывай мне… Я исполню любое условие, которым ты меня
привлечёшь в лоно своего благородного сердца! – Вопль был мгновенным,
сильным. Он мог сорвать новую страсть, да не нужна оная госпожа ныне
никому. – Юноша пытался остудить свою плоть, горевшую тайным
желанием.
-Ты не понял, Смелый Волк! Берегись моего младшего брата Дерзкого
Коршуна! Он не напрасно носит меч. – Волнение коснулось сáмого
главного, но и это свидетельство надо пережить на поприще устоявшегося
зла, тяготеющего не как награда. – Берегись этого малого, но
могущественного отрока…
-Что он может сделать мне? – Усмехнулся Тигр. Его сильное тело
пребывало на волне сладких грёз, не хотелось выплывать на берег, не
хотелось ни о чём раздумывать, волна могучего прилива захлестнула его
целиком!

191
-Он поклялся убить тебя! И он это сделает! Сделает непременно! И
отец не станет ему противостоять на этом праве, потому что готов, готов
ублажать любые меры своего необузданного сына! Оттого наверно и не
готов надеть на его голову царский венок, к коему тот себя толкает на
избытке чёрной жестокости… О, Дерзкий Коршун в своих поступках волен
до полного безобразия и мне порою непонятно, почему отец позволяет ему
так себя вести. И это мой любимый брат… – Отчаянный вздох
непритворного сожаления скатился в ночную прохладу темноты, которая
так резво крутилась за стенами дворца. Вздох упал в бездну, всколыхнулась
беда на пороге. – Нам надо временно прекратить наши встречи. Именно
сейчас мой брат нас подозревает, как никогда! И ищет причины, чтобы
нанести подлый и не щадящий удар. Мы не должны рисковать, ты
понимаешь меня?
-Ты права, принцесса! Мы будем осторожны. И не должны
действовать по воле сердца, уж слишком много поставлено на карту судьбы.
Но мы сохраним всё это в себе. – Согласился он с её опасениями.
-А чтобы ты поверил мне окончательно, Смелый Волк. – Её дивный
голосок перешёл в таинственный шёпот. – Я скажу тебе одну страшную
тайну, которая перевернёт всю твою жизнь! Если кто прознает, то и моя
голова покатится с плеч… И сам отец не удержит моего покоя, а любовь не
продышит минуты вдохновения…
Она быстро встала с кресла, на котором сидела, подошла к двери,
отворила, бросила беглый взгляд в коридор: там тихо, пусто. Успокоенная,
вернулась обратно.
Красный Тигр дивными глазами осыпал лик своей возлюбленной и
подумал, что сейчас она скажет ему о Белой Лилии, но он ошибся. И то, что
довелось услышать из сладких уст принцессы, совершенно отвергли все
последние сомнения на её счёт об измене и предательстве, о том, что она
ведёт с ним двойную игру по приказу своего коварного отца. Судьба
больше не играла с ним, она вела его на вершину последнего подвига и
славы.
-Собери всю свою мощь и силу воли, Смелый Волк! – Взгляд был
ласковым, нежным, но тревожным, хотя и благословенным. – О, Красный
Тигр, достойнейший воин! Я поведаю тебе это только потому, что ты сын
Прекрасной Лани и имеешь полное право знать всю правду о своей дорогой
матери.
Когда его слуха коснулись слова про заветное, о том, что не давало
ему покоя все эти прожитые годы, он вскричал слишком громко, позабыв
про осторожность, про всё происходившее сейчас между ними на пороге
непростого события:
-О моей погибшей матери?! Разве ты можешь пролить свет на мою
боль, Дикая Орхидея, на невысказанную боль, которая так горько и
192
безрадостно стянула все жилы внутри меня?! О, Дикая Роза, ты не можешь
унять моего болезненного дыхания, в котором повинен твой жестокий и
властолюбивый отец…
-Тихо, успокой свой горячий пыл, добродетельный борец, за
справедливость! Иначе я не посмею ничего тебе сказать, мои уста так и не
раскроются для твоего невнимания… Приникни лучше слухом на святость
и, может быть, оная тебя утешит! И ты окончательно уверишься во мне и в
моей преданности тебе. – Молвила будущая наследница. Её лик был
покрыт торжественной минутой, которая так неожиданно сошла откуда-то
с райских высот и пролилась благословенным светом на сердце
доблестного юноши.
Красный Тигр напрягся и с нетерпением ждал карательных речей,
внутри всё сжалось от гнева и боли. Он ждал откровений о пытках своей
матери, ждал определения меры, страданий и скорби… Знал лишь одно,
что не сможет удержать и гнев, и ненависть, потому что в этот миг сии
величины пробудили внутри него ад.
-Чёрный Ворон, мой отец, как ни трагично, но очень жесток и
деспотичен! Это так! И ты совершенно прав, что питаешь к нему такие
чувства… Много лет назад он беззаветно полюбил твою мать Прекрасную
Лань, полюбил так страстно, что готов был пожертвовать своим царством
за один только её благосклонный взгляд! Но Прекрасная Лань любила
Красного Быка, и мудро отвергала моего отца, его любовь, его страсть, что
и послужило его безумию нынешнему и полной жестокости ко всему
живому. Он живёт только одной местью… Он как одержимый… В то
страшное для нас время, Чёрный Ворон захватил в плен много воинов и
женщин и почти всех, всех казнил… Я была тогда ребёнком, но хорошо всё
запомнила. Ужасом наполнено моё детство…
Красный Тигр стал совсем серьёзным, немного жёстким даже. Духота
невольного страха и ярой ненависти заполонили мысленные набеги всех
его чувственных границ. И он, теряя самообладание, вдруг вымолвил со
страстью своё слово. – Зачем? зачем этими воспоминаниями ты бередишь
мою болезнь, мою утрату и гасишь мою надежду? – Страсть полыхнула
безудержной волной, пролилась на принцессу горячим потоком, бездна
строила ковы для души и могла полностью смыть добрые навыки, покрыв
их тьмой бездушия.
-Наберись терпения и более яркого мужества, Смелый Волк. Пусть
Бог наш не пленит ум доблестного воина, а просветит его Своим
благосклонным светом! Ты должен дослушать меня до конца, тогда и
сотрётся твоя страсть немного… Но тебе предстоит услышать весьма
страшное…
-Что? – Он оборвал её слово. – Что? что ты можешь пролить доброго
на этот чёрный день? Он итак уже стёр ветхие мысли, оставив только набат
193
проклятий… Я не могу, не могу принимать из твоих уст такое
отвратительное свидетельство моего негодования…
-Свет и надежду ты обретёшь на длани покоящегося мрака, коим и
утешится твоя забота гаснущего дня, Красный Тигр. – Она произнесла его
имя таким тоном, что юноша весь преобразился, но внутренняя страсть
никуда не исчезала, а так и осталась при нём. Чтобы успокоить его
метущееся сердце, девушка сказала. – Не торопи время, а лучше выслушай
мою речь…
-Чем возможно вернуть горькие и невозвратимые потери? Мать была
для меня раем, а ныне ад отвевает усилия страданий… – Он словно не
хотел ворошить прошлое. Да оно само поднималось из руин веков. Не
понимал, казалось, слов принцессы и не вникал в их идею. А идея была
огромной! Лишь приникни и познаешь суть! Не желал слушать ничего,
словно кто-то сидел в нём и изгонял свободолюбивые мысли. Отчего-то
сейчас он ощущал себя неуютно, душил смысл, зажглась новая рана. – Я не
могу…не могу…
-Я понимаю величину твоего гóря. Позволь мне всё-таки высказать
свою идею до победного конца. Остепени свою безудержность и жди
развязки! Или чужие идолы оплели ум Красного Тигра? Что мешает тебе
выслушать меня? – Снова повторила его имя. И поглядела нежно, с
теплотой своей нелицемерной любви.
Он внял этому порыву, какая-то сила влилась в сердце и, влившись,
смыла рутину со всех мрачных мыслей. Он вновь стал самим собой.
Любовь дарила ему не одну надежду, но нечто большее и могущественное.
И отозвался тихо:
-Я во внимании… Прости меня, принцесса… Не знаю, что случилось
со мной, чья-то тьма опутала моё дыхание, и я невольно поддался сему
порыву, тягота пустого безразличия опоясала мои мозги, они жарятся
ненавистью и увлекают меня в рутину зла… Но я готов выслушать тебя,
говори…
-Тело, которое тогда нашли вы в предместьях своего царства – это
тело совершенно другой женщины, не твоей матери… Всё было решено не
в вашу пользу… Так судьба устроила подвох и испытание всему вашему
роду. – Девушка разволновалась, её душа не могла найти пристанища и
билась о край какого-то странного берега, представшего перед ней так
невнятно и явственно.
-Чьё тело? – Ещё никак не мог понять сути дела, вопросил Волк,
пытаясь проникнуться величественностью момента, который метался и
скакал воспалённо посреди такого необъяснимого возбуждения, метался, а
покоя не находил.
-Твоя мать Прекрасная Лань не погибла в тот раз! Она жива!
Понимаешь, Смелый Волк, твоя мать жива! Но в подземном мире ада её
194
нынешнее существование отвратительно и ужасно… Правда мне иногда
удаётся передать для неё еды и тёплые вещи через верного раба Безбоя,
только разве этим утешишь печаль? Я ничего не могу сделать для неё, а ты,
ты можешь… Ты должен что-то сделать для царицы, и обязан вытащить её
из этого загробного мира…
-Что ты такое говоришь, любовь моя? Я слышу тоже, что и ты? Мой
слух не обманул меня? – Красный Тигр не мог осознать произнесённых ею
слов, и потому весь проникновенно силился внять открывшемуся
впечатлению. Не получалось. Душа вот-вот выскочит из тела, и прольётся
жертвенная кровь прямо у ног возлюбленной. – Ты сказала мне правду,
Дикая Роза?
-Да…
-Не могу поверить…
-А придётся… Приди же в себя, наконец! Смелый Волк, сотри со
своего ума ненужное дыхание восставшего ада, потому что ныне рай
приблизился к твоему смыслу, ради него ты несёшь временное бремя…
-Прекрасная Лань жива?! Она все эти годы томилась, ожидая… – Не
осилил сложить итоги своим рвущимся мыслям. Они скакали то вверх, то
вниз и попытайся их объять! Ох, воля трудного момента! Явилась и сжала
тисками загудевшего и заметавшегося тартара!
-Твоя мать жива, жива! Прекрасная Лань здесь, с тобой, и ждёт вас,
томится ожиданием встречи… И ты можешь встретиться с ней и подарить
ей благие часы рассвета, хотя и находится она посреди мрака злобной
темницы… – Уверенно повторила принцесса. Ведь и сама претерпевала
волнение, оно усиливало в ней болезненное движение, так желалось
вырваться из-за стен безволия и ворваться на просторы вечной свободы,
мира и покоя. Но время ещё требовало некоторых усилий, да и сами
условия пока не позволяли прикасаться к заветным высотам. – И более того,
она сейчас, как никогда нуждается в защите своего верного и любящего
сына, который должен облегчить её страдания. – Дочь Чёрного Вóрона
осознавала гнетущее состояние возлюбленного, только сейчас и она не
могла бы утешить его величественную страсть, которая так откровенно
рвалась наружу вместе с необъятной болью. – Успокойся, Смелый Волк,
утешь же свою и мою печаль… Тебе нужен разум, дабы утвердить себя на
потоке мудрости… Иначе ты не осилишь везение и погубишь достоинство
сильного сердца…
-Моя мать жива? царица жива? – Он метнулся к ней на диком
приступе возбуждения и схватил за плечи, боясь поверить откровению.
Взглянул в смелые глаза и воскликнул. – Ты сегодня подарила мне жизнь!
Но моя возлюбленная мне не врёт, не шутит со мной? Или, может быть, она
мстит мне за поспешность моего чувства?

195
-Нет! я честна с тобой! – Принцесса не обиделась, отлично понимала,
в каком состоянии находится Красный Тигр. И пыталась образумить стоны
и слёзы рвущиеся из груди. Только нельзя благое свидетельство стереть
сущностью такого непривычного слова! – Твоя мать не погибла! И более
того, дышит и ждёт искупления, свободы… А держат её в полном
одиночестве, поэтому ты и не мог узреть посреди остальных благородную
женщину… Отец совсем обезумел с годами. Он всё ещё надеется вернуть
себе любовь, не теряет надежду… Ждёт, когда Прекрасная Лань устанет от
тяготы, боли, отчаяния, когда она, наконец-то, позовёт его к своему раю.
Но я знаю, этого никогда не случится, потому что она всей душой и телом
предана твоему отцу Красному Быку… Теперь ты мне веришь? – Она
глядела чисто, светло, невинно, вид царственного величия довершал
несомненную истину тайного откровения. Принцесса никогда не врала.
Просто не умела врать. Такою её сотворил Бог. Это было правдой! – И
повторила спокойно. – Веришь ли ты теперь мне, Смелый Волк? Веришь ли
моему дыханию, которое с первого мгновения и до последнего вздоха
принадлежит тебе одному?
Юноша просто обнял девушку, не осилив речь. По его мужественному
лицу текли горячие потоки святых слёз радости, любви, надежды и
бесконечной веры. Не мог говорить, чувства проливались жарко,
вдохновенно. Отныне он на веки помолвлен с Дикой Розой, его душа
принадлежит только ей одной! И хотел бы сказать ей об этом, но слёзы не
давали вымолвить ни одного слова.
-Ты получил от моего отца большую власть, так воспользуйся ею
поскорее! Не медли… Помоги Царице и матери своей! Спаси её, пока не
поздно, пока она жива! Облегчи тяготы… Отправь к своему отцу… Безбой
станет тебе другом, верь ему, как веришь мне… – Промолвила Дикая Роза,
отирая струящиеся слёзы со своего бледного лица. У неё тоже пролилась
благословенная печаль.
-Да… – Больше не мог ничего изречь. Боль истекала из могучего и
благородного сердца, которое тоже принадлежало ей одной на веки вечные!
Он подумал о том, что ему поручено было похитить Дикую Розу, а она
служила Прекрасной Лани всё это время.
-Мне пора уходить! Пора… Я не могу находиться здесь дольше, это
будет весьма подозрительно… Но я сказала тебе всё, что желала. Наше
время порасходовано, но у нас ещё впереди много и других событий,
которые нас не разведут никогда… – Произнесла взволнованно и
вдохновенно. Голос излучал особую мягкость, божественную нежность,
священную грусть. – Не ищи со мной встреч! Я прошу тебя! Когда настанет
время, я сама позову тебя. Прощай, Красный Тигр! Пусть удача
сопутствует тебе на пути твоём. Я буду молиться за вас – за тебя и за твою
мать. А Бог осветит ваш путь. Я надеюсь на милосердие Великого и
196
Вечного Христа… Он смоет вашу кровь страданий и награды найдут своих
обладателей… Мне остаётся покориться воле свыше и умолять о
снисхождении к моему родителю, чтобы и он тоже притянул на себя
покровительство света… А так же не устану просить и о том, чтобы и брат
мой Дерзкий Коршун получил возможность унаследовать тот желанный
покой…
Юноша, наконец, собрался с духом, стряхнул с себя все тревоги и
промолвил горячо, и при том его дух пронзил само небо и коснулся
запредельного дыхания, с которого он мгновенно обрёл благость нового
чуда:
-Ты сегодня подарила мне смысл, дала простор и отворила врата
вечного рая! И я благодарен судьбе, что именно ты, а не кто-то другой,
стала моей возлюбленной, моей путеводной звездой в Царстве Тьмы! Я
люблю тебя с первой минуты нашего невольного знакомства, и буду
любить тебя всегда, любить вечно, любить, пока живу, пока дышу, и пока
смерть не разлучит нас… А когда и её крыло смоет заветы моего земного
продыхновения, я и там не оставлю эту любовь…
-Да, мы ныне обручены тайною, и эта тайна даёт нам право нашей
любви, право любить и жить друг для друга. Христианская душа
повстречала родственную душу, и теперь нас ничто не сможет разлучить на
этой земле! – Отозвалась девушка глубиной своего величия. – Мы будем
следовать воле Христа!
-Аминь.
-Да будет так!
Дикая Роза пылала, как свет зари. Её огненные волосы, как вечное
пламя блаженного дуновения, лобзали чувственное тело на великолепии
творческого пробуждения. Голова слегка повёрнута лицом на восток к
Тому, Кто подарил ей эту великую и могущественную любовь. Глаза
сверкали, как два бриллианта, в них теплилась заветная доля молитвенного
рассвета, которая раскрыла свои святые объятия для чистого дыхания. И
теперь бы прошагать путь свой до победного конца и отыскать звезду
своего торжества.
-Прощай, Смелый Волк! – Снова сказала Дикая Роза. – Мы расстаёмся
для того, чтобы потом соединить наши сердца с Богом любви! Эта
благословенная любовь предопределена свыше и этим мы обязаны, как ни
странно, времени войны! Боль и страдания народа открыли нам друг друга,
а Бог соприкоснулся наших душ! Будем помнить, чем и Кому мы
принадлежим с тобой на возможности этого неиссякаемого блаженства! Без
счастья и покоя нашего народа мы никогда не обретём счастье своё!
Поэтому будем идти вперёд, не оглядываясь назад… А если и упадём, то
поднимемся и пойдём дальше…

197
-Прощай, Дикая Орхидея! Прощай, моя любовь! Мы встретились не
случайно на этой земле! Я верю, что Промысел нашего Создателя
постоянно тяготеет над нами! Пусть же бремя, которое мы понесём до
гроба своего, не сломает нашу стойкость и не поколеблет веру в
справедливость! Хвала Всевышнему! И покров сей да снизойдёт в нас и
охранит наши дороги…
-И пусть же наш земной путь освещает путеводная звезда. И имя этой
звезде – Иисус Назорей! – Воскликнула Дикая Орхидея. Волнению не было
предела, оно уводило в тайные лабиринты, но эти лабиринты не заставляли
плутать, они раскрывали свои достоинства весьма широко. И путь уже был
предопределён, хотя шествовать по нему надобно, падая. Но, упав, можно и
подняться и снова идти к своему единственному и заветному берегу. И
название этого берега – Божественный Рай Любви.
-Всенепременно! Так и будет! – Отозвался он на порыве этой любви,
которая бурлила и звала вперёд. Дикая Роза ушла, а Красный Тигр остался
со своими мыслями, которые предложены ему на то, чтобы их обдумать,
чтобы трезво оценить ситуацию века, в котором ему довелось родиться и
жить!
Глава четырнадцатая