Вы находитесь на странице: 1из 7

2

Понятие научной рациональности


Прежде чем рассматривать понятие «научная рациональность»,
необходимо определить, что такое рациональность в целом. Рациональность
связана с логикой. Человеческий разум обладает способностью понимать
законы формальной логики, которые являются законами его собственного
мышления [2]. Соответственно, рационально, что оно соответствует законам
формальной логики; иррационально, что нарушает эти законы. Например, вы
знаете, что «если произойдет событие A, то произойдет событие Б».
Поведение будет рациональным, если вы, зная, что событие A произошло,
ожидаете возникновения события Б. Если, приняв первоначальную связь
событий A и Б, вы тем не менее отрицаете Б, если есть A, тогда ваше
поведение иррационально.
Законы формальной логики так же просты, как и универсальны. Они не
меняются со временем, и любой умственно взрослый человек способен их
понять.
Логичность является необходимым компонентом рациональности, но
ни в коем случае не достаточным. Рациональность - это не только логика, но
и целесообразность. Легко представить техническое устройство или даже
человека, который ведет себя внутренне согласованно, логически, действует,
так сказать, «в соответствии с программой», но его действия не имеют
особого смысла. Например, вы можете представить человека, который
выбирает оптимальный способ перехода из одного района города в другой.
Если этот маршрут новый, то есть нет начальной информации, по-видимому,
будет разумно использовать карту для определения кратчайшего пути к цели.
Фактически может оказаться, что самый короткий маршрут на земле может
быть не самым быстрым. Например, потому что это используется слишком
интенсивно другими, которые рассуждают так же. Таким образом,
изначально рациональный план может привести к логическим, но
неэффективным, неуместным действиям. Понятно, что ошибка произошла
из-за недостатка информации и в будущем ее можно устранить.
3

Данный пример служит иллюстрацией довольно частой ситуации,


когда человек вынужден выбирать между различными видами поведения, но
у него нет четкого критерия для этого выбора. Столкнувшись с такими
условиями, люди часто обращаются к собственной интуиции, просят совета у
других, пытаются вспомнить некоторые аналогии, наконец, они просто
действуют «наугад». Несмотря на несоответствие такого поведения, оно
может привести к желаемой цели.
Очевидно, что простое следование законам логики не делает поведение
рациональным, и успешное поведение также может быть нелогичным.
По-видимому, следует признать, что законы логики не применимы ко
всем сферам человеческого опыта. Искусство, литература, повседневная
человеческая жизнь и даже ее цели и смысл часто выходят за пределы
компетенции ума. В любом случае компетенция в этих областях существенно
ограничена. Простым доказательством этого является то, что мы не можем
существенно раскрыть природу эстетического и этического. Но если
невозможно определить категории, то дальнейший расчет невозможен.
Таким образом, следует признать, что эти области в значительной степени в
области иррационального.
Понятие рациональности, как правило, гораздо шире, чем понятие
научной рациональности. Рациональные законы логики и математики могут
быть представлены как формальные правила построения и эксплуатации
любых мыслимых объектов. Например, утверждение 7 + 5 = 12 будет
рациональным. Такой вывод будет формально рациональным: «Быть
совершенным - значит обладать всеми возможными качествами. Бог
совершенен». Так оно и есть. Первый пример относится к области
арифметики, второй - к богословию. Однако богословие, с точки зрения
современных концепций, не является наукой.
Это связано с тем, что научная рациональность предполагает не только
логическую последовательность, но и основана на идее экспериментальной
проверки знаний. Например, закон всемирного тяготения гласит, что между
4

любыми двумя телами существует сила притяжения, пропорциональная


произведению их масс и обратно пропорциональная квадрату расстояния
между ними. Если сравнить приведенное богословское заключение о
совершенстве и формулировку закона всемирного тяготения, то очевидно,
что оба эти примеры не содержат логических ошибок. Однако, только
последнее может быть проверено (хотя и не совсем). В самом деле,
попробуйте найти тела во Вселенной, для которых закон гравитации не
выполняется. Но как соотнести с реальностью логически правильное
определение «быть совершенным - значит обладать всеми возможными
качествами» не совсем понятно [1].
Одной из важнейших целей любой научной деятельности является
установление повторяющихся причинно-следственных связей между
явлениями. Они называются законами. Конечно, ученый, который обнаружил
какой-то новый эффект, какую-то новую связь между явлениями, может не
знать причину этой связи. Однако в будущем он будет стремиться установить
его, формулируя соответствующий закон той или иной степени общности.
Каким бы ни было содержание этого закона, но с формальной точки зрения
этот закон обязательно будет соответствовать общим нормам и законам
логики. И наоборот, любое утверждение, которое игнорирует законы логики,
будет считаться ненаучным.
Однако одной логики недостаточно, чтобы признать знание научным.
Для возникновения научной рациональности логика должна быть
обязательно дополнена таким методологическим требованием, как
эмпирическая тестируемость, то есть проверяемая опытом или
экспериментом. В то же время опыт и эксперимент далеко не любой, а только
массовый. Другими словами, любой исследователь, имеющий
соответствующее оборудование и необходимые знания, должен иметь
возможность наблюдать или проводить эксперимент, подтверждающий
соответствующую теорию, которая претендует на научность. Если это
5

невозможно в принципе, то знания, передаваемые этой теорией, не являются


научными.
Логичность и экспериментальная проверяемость являются двумя
универсальными критериями для любого научного знания.
В настоящее время в философии науки принято говорить о «типах»
научной рациональности. Однако следует четко понимать, что эти типы
представляют собой только отдельные разновидности единой научной
рациональности. Дело в том, что в процессе развития науки все больше
предметных областей постепенно включаются в сферу ее интересов. Новые
объекты исследований часто требуют новых методов. Однако какими бы ни
были эти новые методы, в действительности они являются лишь
дополнением или дополнением к двум названным общенаучным методам:
логике и эмпирической проверяемости [4].
Следует также отметить, что появление новых типов рациональности
не означает, что ранее существующие типы становятся ложными. Многие из
явлений, которые ранее были успешно описаны на основе «старых» теорий,
могут быть дополнительно описаны на их основе. Другое дело, что старые
теории могут не подходить для описания некоторых новых фактов.
Например, скорость движения объектов может быть рассчитана как на
основе преобразований Г. Галилея, так и на основе расчетов X. Лоренца.
Конечно, если мы говорим об объекте, движущемся со скоростью, близкой к
свету, нам нужно использовать только преобразования Лоренца.
Преобразования Галилея дадут ошибочный результат. Без сомнения,
классическая школьная проблема общей скорости движения поездов,
движущихся навстречу друг другу, может быть решена с помощью формул
Лоренца. Хотя наиболее справедливо предпочитают формулу Галилея, так
как они намного проще.
Научная рациональность - рациональность в области науки -
деятельность, направленная на получение новых научных знаний, поиск
6

истины. Научная рациональность отличается более точными, строгими


методами доказательства.
Понятия рациональности и научной рациональности имеют различные
значения. Многие виды знаний: обычные, философские, религиозные,
правовые - рациональны, но не научны. Основные свойства: объективность
объекта (эмпирическая или теоретическая), уникальность, доказательство,
проверяемость, способность к совершенствованию.
Типизация научной рациональности (Степин) [3]:
 классический тип научной рациональности (17 - 1 половина 19
века), фокусирующий внимание на объекте, стремится удалить все, что
связано с предметом, средствами и операциями его деятельности с
теоретическим объяснением. Такое устранение рассматривается как
необходимое условие для получения объективно правдивых знаний о мире.
Цели и ценности науки, которые определяют исследовательские стратегии и
способы фрагментации мира, на данном этапе, как и на всех других,
определяются мировоззрением и ценностными ориентациями, которые
доминируют в культуре. Объекты в классической науке рассматривались в
основном как небольшие (простые) системы;
 неклассический тип рациональности (конец 19 - середина 20)
учитывает взаимосвязь между знанием об объекте и природой средств и
операций деятельности, рассматривая объект как переплетенный с
деятельностью человека;
 постнеклассический тип научной рациональности. Он учитывает
корреляцию приобретенных знаний об объекте не только с особенностями
средств и операций деятельности, но и с ценностно-целевыми структурами.
Объектами современных междисциплинарных исследований все чаще
становятся уникальные системы, характеризующиеся открытостью и
саморазвитием. Новый тип рациональности только ограничивает область
действия предыдущего, определяя его применимость только к определенным
типам проблем и задач.
7

Список использованной литературы

1. Гайденко П.П. Научная рациональность и философский разум. -


М.: Прогресс-Традиция, 2003. - 528 с.
2. Гайденко П.П., Давывов Ю.Н. История и рациональность:
Социология М.Вебера и веберовский ренесанс.-М.: Политиздат, 1991.- 367 с.
3. Степин В.С. История и философии науки: Учебник для
аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук. М.:
Академический проект; Трикста, 2011. 423 с. (ФН – Гл. 4-8).
4. Философия науки / под ред. С.А. Лебедева: Учебное пособие для
вузов. М.: Академический Проект; Трикста, 2004. 736 с.