Вы находитесь на странице: 1из 87

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Государственное образовательное учреждение


высшего профессионального образования

КЫРГЫЗСКО–РОССИЙСКИЙ СЛАВЯНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ


Гуманитарный факультет

Кафедра психологии

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА НА ТЕМУ:

"Специфика копинг–стратегий у людей


периода средней взрослости"

Выполнил студент группы П 5.5–1–10


Мусаева Асылгул Ормонбековна
(фамилия, имя, отчество) (подпись)

Руководитель
Иванова Валентина Петровна
(фамилия, имя, отчество) (подпись)

Работа к защите
допущена
заведующей
кафедрой
Агеевой Ириной Александровной
(фамилия, имя, отчество) (подпись)

Рецензент
Адилова Гульпери Идерисовна
(фамилия, имя, отчество) (подпись)

Бишкек 2015
ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ................................................................................................................. 3

ГЛАВА 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ КОПИНГ–


СТРАТЕГИЙ .............................................................................................................. 7

1.1 КОПИНГ–СТРАТЕГИИ: ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ..................................................................................... 7


1.2 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИССЛЕДОВАНИЮ КОПИНГ–СТРАТЕГИЙ ........................................... 14
1.3 КОПИНГ–СТРАТЕГИИ В ВОЗРАСТНОМ АСПЕКТЕ .................................................................................. 21

РЕЗЮМЕ К ГЛАВЕ 1 ............................................................................................. 27

ГЛАВА 2 МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ СПЕЦИФИКИ КОПИНГ–


СТРАТЕГИЙ ............................................................................................................ 28

2.1 МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ ........................................................................................................ 28


2.2 МЕТОДЫ И МЕТОДИКИ ............................................................................................................................ 31
2.3 ОБОСНОВАНИЕ ВЫБОРКИ ....................................................................................................................... 34
2.4 ЭТАПЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ......................................................................................................................... 36

ГЛАВА 3 АНАЛИЗ И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ


ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ................................................. 37

3.1 АНАЛИЗ ДАННЫХ ПО МЕТОДИКЕ «СМЫСЛОЖИЗНЕННЫЕ ОРИЕНТАЦИИ» В АДАПТАЦИИ


Д.А.ЛЕОНТЬЕВА ............................................................................................................................................. 37
3.2 АНАЛИЗ МЕТОДИКИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ КОПИНГ–СТРАТЕГИЙ Э.ХАЙМА ............................................... 41
3.3 АНАЛИЗ МЕТОДИКИ «СТРАТЕГИИ ПРЕОДОЛЕНИЯ СТРЕССОВЫХ СИТУАЦИЙ» С.ХОБФОЛЛА ....... 53
3.4 АНАЛИЗ МЕТОДИКИ «ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ВОЗРАСТ» Е.И.ГОЛОВАХА, А.А.КРОНИКА ................. 57
3.6 ДАННЫЕ КОРРЕЛЯЦИОННОГО АНАЛИЗА ............................................................................................... 61

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ....................................................................................................... 66

ВЫВОДЫ .................................................................................................................. 68

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ ..................................................................................... 70


ВВЕДЕНИЕ

С середины 20 века особое внимание стало уделяться особенностям


совладающего, адаптивного поведения человека. Проблема формирования
психологической адаптации в свете развития современного общества с каждым
днем приобретает особую актуальность. Повсеместная распространенность,
порою критичных, стрессогенных ситуаций в связи с ухудшением социально–
экономического положения, растущим количеством военных, этнических
конфликтов, ускоренного технологического прогресса не может не отразиться
на существовании каждого человека. Проблема совладающего поведения
продолжает изучаться с разных сторон и ракурсов как за рубежом, так и на
территории постсоветского пространства.
Исследования совладающего поведения представлены зарубежными
авторами (Р.Лазарус, 1966, 1980; С. Фолькман, 1984; Г.Гартман, 1937; Н.Хаан,
1977; Л.Мёрфи, 1962; М.Петроски, 1991; К.Скулер, 1978; С.Хобфолл, 1996;
А.Ревенсон, 1984; К.Карвер 1994; С.Коэн, 1985; Р.Мууз, 1986; Р.Уайт, 1974), и
российскими (Р.М. Грановская, 2001–2007; И.М.Никольская 2001–2007;
Т.Л.Крюкова, 2013; Е.В.Куфтяк, 2012; Е.Г.Суркова, 2012; С.К.Нартова–
Бочавер,1997; А.В.Либина, 2006; Т.Ю.Иванова 2013, Е.В.Битюцкая, 2007;
Л.И.Анцыферова, 1994) и многими другими.
Актуальность данной работы заключается в малой изученности, на
сегодняшний день, адаптивного поведения взрослого современного индивида,
продолжающего жить согласно общим закономерностям развития всего
человечества в действительности, условия которой меняются по ускоренному
темпу. Большинство современных исследований копинг–стратегий изучают
взрослого человека в конкретных условиях стрессогенной ситуации,
рассматривается влияние внешних факторов на поведение человека, либо
актуализация его адаптивных ресурсов под их воздействием. К сожалению,
очень скудно изучена возрастная динамика формирования совладающего
поведения взрослого человека. Связь возрастных изменений человека,
3
перешагнувшего рубеж начала зрелости, с выбором конкретных копинг–
стратегий по большей части игнорируется.
Объект исследования: сфера сознания личности.
Предмет исследования: специфика копинг–стратегий у людей средней
взрослости.
Цель настоящего исследования: выявление специфики копинг–
стратегий у людей периода средней взрослости.
Задачи исследования:
1. Раскрыть специфику понятия «копинг–стратегий».
2. Рассмотреть теоретические подходы к исследованию особенностей
копинг–стратегий.
3. Провести экспериментальное исследование особенностей копинг–
поведения у людей средней взрослости.
4. Провести сравнительный анализ копинг–стратегий людей в возрасте от
26 – 35 лет и от 36–46 лет.
Общая гипотеза: существует различия в характере выбора копинг–
стратегий у людей различных возрастных групп периода средней взрослости.
Частные гипотезы:
 Качества, характерные для периода «середины жизни» (по К.Г.Юнгу)
оказывают существенное влияние на специфику выбора копинг–стратегий и на
реагирование в стрессовых ситуациях.
 Уровень осмысленности жизни у людей возраста «середины жизни»
выше, нежели у более молодых людей.
 Психологический возраст, существенно превышающий
хронологический, характерен для людей периода «середины жизни».
Методическую и теоретическую основу исследования составляют
принципы детерминизма (С.Л.Рубинштейн, 1957), принцип развития, принцип
иерархичности, системный подход (Б.Ф.Ломов, 1984), а также
общепсихологические концепции и следующие отдельные положения: о
новообразованиях периода средней взрослости Б.Г.Ананьева, Э.Эриксона; о
4
кризисе середины жизни К.Г.Юнга, о механизмах копинг–стратегий
Р.Лазаруса, С.Фолькман, Э.Хайма; о копинг–стратегиях в возрастном аспекте
И.М.Никольской, Р.М.Грановской.
Решение поставленных задач и проверка гипотез осуществлялась с
помощью комплекса методов:
 теоретического анализа литературы;
 психодиагностического метода.
И следующих методик:
 методика определения копинг–стратегий Э.Хайма (1988);
 методика определения «Смысложизненных ориентаций»
Д.А.Леонтьева (2000);
 личностный опросник «Стратегии преодоления стрессовых
ситуаций» в адаптации Н.Е.Водопьяновой (2009);
 методика определения психологического возраста Е.И.Головаха,
А.А.Кроника (1984).
Эмпирическая база исследования составила 80 человек в возрасте от 26
до 46 лет. Сбор материала осуществлялся на территории НПО «CAMP Ala–
Too» и Государственного Агентства по Минеральным Ресурсам и Геологии.
Надежность и достоверность результатов обеспечивалась
репрезентативностью выборки исследования, комплексом
стандартизированных методик и теоретически обоснованным подходом к
анализу данных.
Научная новизна исследования. В работе рассматривается возрастная
динамика выбора копинг–стратегий людей периода зрелости. Представлен
сравнительный анализ механизмов совладания людей периода средней
взрослости на основании периодизации Б.Г.Ананьева. Проведен анализ
зависимости особенностей выбора копинг–стратегий взрослых людей от уровня
осмысленности жизни.
Практическая значимость. Данные, полученные в результате
исследования, помогут глубже понять природу совладающего поведения
5
взрослых людей. Выявленные особенности помогут людям лучше понимать
особенности адаптации, преодолевать кризисы, сохраняя при этом психическое
здоровье, активизировать скрытые ресурсы, на которые можно положиться в
трудные периоды.
Положения, выносимые на защиту:
1. Существуют значимые различия между возрастными группами периода
средней взрослости в использовании когнитивных, эмоциональных,
поведенческих копинг–стратегий.
2. Люди, возраста «середины жизни», в стрессовых ситуациях склонны
чаще использовать конструктивные стратегии, предполагающие
сотрудничество с окружающими людьми. Более молодым свойственно
реагировать более импульсивно или агрессивно.
3. Кризис середины жизни характеризуется существенной разницей
между показателями психологического и хронологического возраста.
4. С возрастом усиливается более положительное отношение к своему
прошлому и будущему, что делает жизнь более осмысленной.
5. Уровень субъективного контроля или «локус контроля – Я», у людей
«середины жизни» выше по сравнению с более молодыми респондентами.
6. Вера в возможность сознательного контроля с возрастом имеет
тенденцию снижаться.
Структура и объем работы. Дипломная работа включает введение, три
главы, заключение, выводы. В работе представлено 12 таблиц, 10 рисунков.
Список литературы составляет 45 российских и 9 зарубежных наименований.

6
ГЛАВА 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
КОПИНГ–СТРАТЕГИЙ

1.1 Копинг–стратегии: понятие и сущность

Совладающее поведение или копинг поведение, от английского глагола


“cope” – справляться, совладать, преодолевать, то есть буквально это умение
справляться, преодолевать жизненные трудности.
По утверждению А.В. Либиной [20], впервые термин «копинг» появился в
трудах Ганса Гартмана (Heinz Hartmann), австрийского ученого, одного из
основателей «эго–психологии». В 1937 году Г.Гартман представил Венскому
Психоаналитическому обществу рукопись «Эго и проблемы адаптации» (в
оригинале «Я»/ Me), где он разрабатывает теорию механизмов Эго,
независимых от психодинамических сил, но являющимися врожденными. Он
утверждает, что каждый человек с момента рождения наделен еще не
дифференцированными силами, но способными помочь младенцу
адаптироваться к окружающей среде. Эти силы Г.Гартманн определяет как
функции или способности Эго, которые в отличие от механизмов защиты,
всегда находятся «вне конфликта»/ “conflict free capacities, Г.Гартман их также
именует как «первичные автономные эго функции»/ “primary autonomous ego
functions”. В отличие от З.Фрейда, Г.Гартманн верил, что в задачу Эго входит
не только защита психики человека от посягательств бессознательного и
сверсознательного, но и максимально эффективная адаптация человека к
окружающей действительности. По утверждению Г.Гартмана, если бы
младенец оказывался в среде, чутко реагирующей на его потребности, то
первичные функции могли бы беспрепятственно развиваться. В первичные
функции эго, согласно Г.Гартману, входят и когнитивные функции. Основная
же задача первичных функций – это интеграция и синтез опыта с целью
эффективной адаптации к действительности. Г.Гартман описывает два
механизма адаптации человека: аллопластическая адаптация (alloplastic

7
change), когда человек изменяет условия окружающей среды, подстраивает их
под себя, чтобы справиться с трудностями; аутопластическая адаптация
(autoplastic change), когда человек пытается изменить себя, подстроиться под
обстоятельства, с целью преодолеть возникшие сложности. [51, pp.49–60].
Другой представитель эго–психологии – Норма Хаан, рассматривает
совладание в качестве модальности. Согласно Н.Хаан, структура Эго вообще
предстает в виде трех модальностей: совладание, защита и фрагментация.
Последнее является уровнем тяжелых психических заболеваний. Копинг или
совладающие процессы Н. Хаан определяет как механизмы, отражающие
адаптивные реакции на стресс. В своей схеме, исследовательница указывает,
что копинг включает такие механизмы как интеллектуализация, сублимация и
эмпатия в противовес защитным механизмам, таким как отрицание,
рационализация и замещение. Кроме того, Н.Хаан, проведя лонгитюдное
исследование, выявила, что характер доминирующей модальности сильно
отличается у подростков и взрослых людей. [46, pp.181 – 185].
Совсем иной точки зрения придерживается Л.Мёрфи, эго–психолог и
последователь психоанализа. Исследовательница не выделяет совладание как
независимую подструктуру, а определяет его как один из видов защиты. Эту
точку зрения Л.Мёрфи изложила в результатах лонгитюдного исследования,
задачей которого было выяснить, как обычные дети преодолевают стрессовые
ситуации в период возрастных кризисов [20].
Используя разработанные теории психодинамического направления о
механизмах защиты и совладающего поведения, Рихард Лазарус вводит
понятие «копинг» в свою концепцию преодоления [49], где основную роль
играет восприятие и соответствующая оценка ситуации. Преодоление
Р.Лазарус определяет как «форму решения проблемы, целью которой является
благополучие человека, в то время как человеку не совсем ясно, что нужно
делать» [16,152]. В 1976 году, Р.Лазарус описал 2 вида процесса преодоления:
1) непосредственная двигательная реакция, подразумевающая изменение
отношения человека со стрессором, окружающей средой. Содержит такие
8
формы поведения, как: подготовка к защите, агрессия, избегание, пассивность
(как результат безнадежности);
2) временное облегчение, которого можно добиться следующими
способами: симптоматическими и интрапсихическими. Симптоматический
способ представлен в виде методов, направленных на улучшение физического
состояния человека. Например: физические упражнения, употребление
алкоголя, медицинских препаратов, транквилизаторов и т.д. [1], [16].
Интрапсихический способ – это механизмы психологической защиты (7
видов), смысл которых согласно Р.Лазарусу, заключался в особенном
восприятии, посредством которого угроза опасности уменьшалась, но не
исчезала [16].
Термин «копинг» Р.Лазарус определил, как «непрерывно меняющиеся
попытки в когнитивной и поведенческой областях справиться со
специфическими внешними или внутренними требованиями, которые
оцениваются как чрезмерные или превышающие ресурсы человека» [48, p.118].
При этом, Р.Лазарус противопостовляет копинг «автоматизированному
адаптивному поведению» [49, p.130], то есть действиям которые в результате
повторяющегося опыта перешли в разряд автоматических. Описывая копинг
как процесс, Р.Лазарус подчеркивает его основные три характеристики:
1.Наблюдения и оценка осуществляются на уровне фактического
поведения человека, то есть, что думает и делает человек по факту. А не на
уровне того, что человек сделал бы, должен сделать или привык делать на
автомате.
2. То, что человек фактически делает или думает, рассматривается в
контексте ситуации.
3. Копинг–процесс подразумевает изменения в мыслях и действиях, то
есть это процесс динамический, одной из задач которого является приобретение
нового опыта. [49, p.148].
Исследованием копинг–стратегий в рамках психодинамического
направления занимаются российские психологи: И.М. Никольская и Р.М.
9
Грановская [30]. Согласно авторам, под совладанием «понимают активные,
преимущественно сознательные усилия личности, предпринимаемые в
ситуации психологической угрозы и направленные на овладение трудной
ситуацией» [30, с. 137]. Совладающее или копинг–поведение состоит из
«адаптивных, целенаправленных и потенциально осознанных действий» [30,
c.35]. Окружающая обстановка и изменение ситуации воспринимаются
адекватно, о чем свидетельствуют эмоции, и последующие мысли о событии
формируют копинг реакции. Для их формирования необходимы следующие
условия:
1. Адекватно осознавать возникшие трудности.
2. Знать способы эффективного совладания именно с конкретной
ситуацией.
3. Уметь своевременно применить их на практике [30, с.35].
Согласно И.М.Никольской и Р.М.Грановской, а также многим другим
зарубежным и отечественным исследованиям, при формировании
совладающего поведения важны личностные качества, характер социального
окружения, предшествующего опыта, а также гендерные характеристики и
возраст. На сегодняшний день, благодаря исследованиям выявлена корреляция
предпочитаемых видов стратегий со следующими параметрами: уровень
тревожности, локус контроля, уровень самооценки, Я–концепция [14.].
И.М.Никольская и Р.М.Грановская рассматривают копинг–стратегии в
тесной взаимосвязи с механизмами психологической защиты. Однако, стоит
отметить, что это различные феномены. Коротко остановимся на их различиях.
Первым таким отличием является – осознанность.
Механизмы психологической защиты – это инструмент структуры «Я»,
которое пытается сохранить «гармоничные отношения между Оно, Сверх–Я и
силами внешнего мира» [40, с.32]. Психологические защиты действуют в
обход сознания. Процесс работы защитных механизмов происходит «в
неведении человека». Какие механизмы станут ведущими, то есть наиболее
часто используемыми структурой Я, зависит от того, насколько эффективно
10
они снижают чувство тревоги. Однажды ликвидировав страх, появившийся в
результате угрозы элементов бессознательного или конфликта инстинктов и
требований социального окружения, которые порою воспринимаются
личностью как травмирующие, механизм переходит в статус устойчивого
автоматизма, активизирующегося по сигналу тревоги, превышающей
«допустимый» порог [30]. Психологические защиты действуют в обход
сознания, но врожденными не являются. Лонгитюдные исследования И.М.
Никольской и Р.М.Грановской, посвященные вопросам образования
механизмов защит, показали, что основной причиной их формирования в
раннем младенчестве являются неудовлетворенные потребности в
безопасности, комфорте и ограничения при спонтанном выражении чувств.
Особенно подчеркивается роль возрастного аспекта. Существуют
определенные закономерности формирования механизмов защит, зависящие от
этапов развития ребенка. Возвращаясь к вопросу о ведущих механизмах
взрослого человека: помимо критерия эффективности, играет роль и возраст, в
котором человек пережил определенную травму, на совладение с которой были
брошены инструменты структуры Я [40].
Второе существенное различие механизмов психологической защиты от
копинг–стратегий, согласно С.А.Баскаковой, заключается в специфике их
функционирования [5]. Так, работа механизмов защиты обеспечивается за счет
искажения информации, воспринимаемой как угрозу устоявшимся структурам.
Тем самым сохраняется баланс и предотвращается конфликт. Тогда как,
осознанное использование копинг–стратегий предполагает адекватное
восприятие и оценку поступающей информации, таким образом, организуется
попытка решить возникшую проблему, адаптировать личность, сохранив при
этом баланс психических сил и предотвратив возможный конфликт между
ними. Люди, злоупотребляющие механизмами защиты, страдают неадекватной
самооценкой, у них искаженное представление о самих себе, а не только об
окружающей действительности, исходя из этого, они склонны делать

11
неправильный выбор, принимать неверные решения, страдают чрезмерным
чувством вины и стыда [30].
Третьим существенным отличием является обучаемость. Копинг–
стратегиям можно научиться, посредством чего можно расширить репертуар
используемых способов, следовательно, и повысить способность
адаптироваться. Психологические защиты лишены такой способности
вследствие их неосозноваемости [40], [14], [15].
В.А.Ташлыков приводит следующие отличия:
• Копинг–стратегии – пластичны, меняются в соответствии с
заданной ситуацией. Механизмы защиты являются ригидными.
• Наиболее характерной чертой механизмов защит является быстрое
снятие неприятного эмоционального состояния. При использовании копинг–
стратегий, человек может сознательно доставить себе дискомфорт ради
поставленной цели или отсроченного результата.
• Копинг–стратегии рассчитаны на перспективу, на «долгоиграющий
эффект», механизмы защиты действуют по принципу «здесь и сейчас» [38].
Формируясь в глубоком детстве, механизмы защиты охраняют психику
человека от полного распада перед лицом травмирующих ситуаций. Они – есть
порождение страха, точнее инструмент, направленный совладать с ним. Трудно
представить существование человека лишенного чувства страха. В той или
иной форме, он всегда сопровождает человека. И наконец, по утверждению
современных психоаналитиков: совокупность психологических защит – есть
характер человека [26].
Формирование копинг–стратегий возможно и при осознании
используемых механизмов защиты. То есть известные на сегодняшний день
механизмы психологической защиты (разные авторы указывают разное
количество видов) могут быть и копинг–стратегиями при условии их вывода на
уровень сознания и соответствующего сознательного использования. С.К.
Нартова Бочавер полагает, что, в этом и заключается путаница между этими
понятиями в нынешнее время [29]. Многие современные исследователи,
12
описывая механизм защиты, именуют его копинг–стратегией. Например,
«избегание» [48]. Если человек пользуется этим механизмом на
неосознаваемом уровне, то это «механизм защиты», однако начав осознавать, у
человека появится выбор: использовать ли дальше только этот механизм, а
может использовать сочетание нескольких механизмов или вообще
попробовать новый, несвойственный вариант поведения. Постепенно, переходя
на уровень сознания, механизмы защиты переходят в статус копинг–стратегий.
Механизмы защиты, как и копинг стратегии – явления динамичные,
развивающиеся по мере созревания сознания. Копинг–стратегии, в составе
которых, как уже было отмечено выше, присутствуют различные
интрапсихические механизмы, не раз доказавшие свою эффективность на
практике, могут в дальнейшем применяться уже на неосознаваемом уровне. То
есть человек, начавший использовать стратегию «поговорить с друзьями» на
уровне сознания, в дальнейшем, может прибегать к данному способу, не
отдавая себе в этом отчета.
РЕЗЮМЕ. Исходя из вышеописанного, рабочее определение копинг–
стратегий в рамках данной работы следующее: копинг–стратегии – это
сознательные способы или механизмы, задача которых помочь личности
адекватно адаптироваться к меняющимся жизненным обстоятельствам или
изменить неблагоприятные условия окружающей среды в свою пользу, и
успешно разрешать трудности, используя личностные и социальные ресурсы.

13
1.2 Теоретические подходы к исследованию копинг–стратегий

Копинг–стратегии, являющиеся производными механизмов защит, также


приурочены к этапам развития сознания [10, c.28.]. По мнению
Р.М.Грановской, психологическая защита – будучи целостной системой,
состоит из следующих подсистем: коллективное бессознательное,
подсознательная защита, осознаваемые стереотипы. Последние являются
основой для формирования копинг–стратегий. Коллективное бессознательное
направлено на сохранение целостности общества или всего человеческого рода.
Подсознательные защиты направлены на защиту индивида. Задачей копинг–
стратегий, согласно Р.М.Грановской, является успешное существование
человека в обществе, то есть гармоничное объединение единичного с целым.
Она отмечает начало формирования четвертого типа защиты: социально–
психологической, задачей которой является сознательная защита личности в
социальных масштабах [10].
Развитие копинг–стратегий предполагает наличие зрелого, развитого
сознания или, как отмечает Р.М.Грановская, «зрелой Модели Мира» [10, c.29].
В отличие от многих других авторов, Р.М.Грановская указывает на негативный
момент развития копинг–стратегий: «… КОПИНГ–стратегии помогают
человеку вписаться в общественные отношения и тем снизить свою
напряженность, но только при уменьшении уровня своей уникальности и
творческой активности» [10, c.29].
Собственную концепцию под названием «совладающий интеллект»
разработала А.В.Либина в рамках дифференциального подхода [20]. Автор
указывает, что данный термин «совладающий интеллект» содержит в себе
такие значения понятий, как «копинг», «психологическая защита» и
«интеллект». Задачей совладающего интеллекта является эффективное
разрешение повседневных трудностей. Концепция «совладающего интеллекта»
является продолжением системного подхода «взаимодействия интегральной
индивидуальности с внешней и внутренней действительностью» [20, c.54].
14
А.В.Либина особенно подчеркивает, что модель совладающего интеллекта,
направленная на разрешение жизненных тягот, предполагает раскрытие
личностного, индивидуального потенциала и эффективное использование
имеющихся у человека ресурсов. Сама автор так определяет значение термина
«совладающий интеллект»: «…психологическая компетентность в разрешении
жизненных трудностей с целью успешного достижения значимых целей,
создания благоприятных взаимоотношений с окружающими и повышения
психологического благополучия» [20, c.54]. При описании стратегий
совладания, автор делает особый упор на ситуативный подход, отмечая
важность субъективного восприятия ситуации человеком. То есть ситуация не
рассматривается как объективное событие. Кроме того подчеркивается
конструктивная роль эмоций.
Изучая копинг–стратегии, Р.Лазарус и С.Фолкман выделили два стиля
совладающего поведения: проблемно–ориентированное и эмоционально–
ориентированное [48]. Первое направлено на изменение объективной ситуации,
второе на снижение эмоционального напряжения. Иначе говоря, в первом
случае в центре внимания проблема и ее характеристики, исходя из которых
человек пытается решить проблему. Во втором случае, человек
концентрируется на своем эмоциональном состоянии. С.К.Нартова–Бочавер
указывает на существование многочисленных эмпирических данных,
подтверждающих прямую связь проблемно–ориентированных копинг–
стратегий с высоким уровнем самооценки и внутренним локусом контроля [29].
Предпочтение эмоционально–направленных копинг стратегий говорили о
высоком уровне тревожности. В неконтролируемых ситуациях хороши оба вида
преодоления с точки зрения эффективности снижения уровня тревожности.
Исследования показали, что в таких случаях и те и другие способы оказывают
«успокаивающий» эффект [47]
Современные представители стресс–ориентированного подхода
выделяют внутреннюю и внешнюю адаптацию. Внутренняя адаптация или
копинг, согласно данному подходу, заключается во «внутреннем
15
приспособлении». Здесь человеку достаточно чувствовать внутреннюю
гармонию с субъективными нормами, вне зависимости от объективной
ситуации. Внешняя адаптация предполагает «соответствие оценок». Речь идет о
соотношении трех составляющих: субъективное восприятие и оценка,
объективные характеристики ситуации и адаптивный копинг ответ. Функцией
адаптивного ответа–копинга является «облегчение субъективного дискомфорта
и восстановление гомеостаза» [1, c.38.]. В рамках этого подхода выделяют
следующие виды копинг–ответов:
1. Ситуационно–ориентированные реакции, предполагающие активное
воздействие на ситуацию, пассивность, уклонение, уход. То есть, можно
сказать, что реакция зависит от обстоятельств ситуации;
2. Репрезентативно–ориентированные реакции, предполагающие такое
биполярное поведение как либо поиск информации, либо ее подавление;
3. Оценочно–ориентированные реакции включают изменение намерений,
целей, переоценку ситуации [1, с.38].
Полагаясь на основные характеристики различных классификаций,
С.К.Нартова–Бочавер предлагает следующие объединяющие признаки копинг–
стратегий:
1. ориентированность или локус на проблему или на себя;
2. область действия копинг–стратегии (внешняя деятельность,
представления, чувства);
3. эффективность;
4. временная протяженность выбранной стратегии (решается ли
ситуация раз и навсегда, либо требует периодического возврата к ней);
5. кризисные или повседневные ситуации, требующие обращения к
копинг стратегиям [29].
Основной характеристикой периода второй половины 20 века, изучения
проблемы копинг–поведения в США согласно C.Schooler, L.I.Pearlin является
то, что большинство проводимых исследований фокусировалось в основном на
социальных, внешних аспектах и связывалось только со стрессом. Суть копинг–
16
стратегий если и изучалась, то только в рамках клинической психологии в
связи с необычными ситуациями, такими как тяжелые неизлечимые
заболевания [54].
Исследователи, С.Schooler и L.I.Pearlin, изучая структуру совладающего
поведения в рамках социальной психологии, определили копинг – как ответ
(coping reponse) на внешние жизненные тяготы с целью защитить, обойти
эмоциональный дистресс, или взять его под контроль. Проведя исследования на
2300 семьях–респондентах урбанизированной части Чикаго, они пришли к
выводу, что использование адаптивных копинг–стратегий, основанных на таких
личностных качествах как уверенность в себе и в своих силах, оказывает
существенное влияние на эмоциональное благосостояние и поддерживает
психологическое здоровье. Они также выявили корреляцию между
предпочитаемыми копинг–стратегиями, полоролевыми функциями и
социальным статусом.
Позднее, рядом американских исследователей в рамках клинической
психологии была выявлена связь копинг–стратегий и психологических
дисфункций, включая психопатологии [47]. Также в рамках клинических
исследований изучались такие виды копинг–стратегий, как: избегание
(avoidance), эмоциональная разрядка (emotional discharge), поиск
инструментальной или эмоциональной социальной поддержки (instrumental or
emotional social support), принятие желаемого за действительное (wishful
thinking). Было установлено, что индивиды с высоким уровнем тревожности
склонны к таким копингам, как поиск информации или чрезмерное
размышление о своих проблемах [50].
Согласно методике Э.Хайма, выделяются три группы стратегий:
эмоциональные, когнитивные, поведенческие [28, c. 23–29]. В группу
поведенческих входят: сотрудничество, обращение, альтруизм, активное
избегание, отступление. В группу когнитивных входят: проблемный анализ,
установка собственной ценности, сохранение самообладания, смирение,
растерянность, игнорирование. Эмоциональная группа включает такие
17
стратегии, как: протест, оптимизм, подавление эмоций, покорность,
самообвинение, агрессивность [28, с.18].
Большинство современных исследователей (Т.Б.Мельницкая, Т.В. Белых,
Т.Ю.Иванова, Е.Г.Суркова, M.J.Petrosky, J.C.Birkimer) часто ссылаются на
«теорию сохранения ресурсов», в рамках которой обширно изучается копинг–
поведение. Основоположником данной теории считается Стивен Хобфолл, ему
принадлежит немало исследований в ситуациях военного конфликта [12].
Центральным понятием в данном подходе являются «ресурсы», которыми
обладает каждый человек, а также микро и макросоциальные системы. Ресурсы
являются неотъемлемой частью человеческого развития, они также являются
основой для способов совладания с различными стрессорами. В рамках данной
теории, разработан новый взгляд на природу стресса. Человек относится к
событию как к стрессовому, если оно угрожает сохранности его ресурсов.
«…состояние стресса наступает в том случае, когда индивид переживает
потерю ресурсов или подвергается угрозе потери, а также, если он не получает
ожидаемых приобретений в результате сделанных ранее инвестиций. Потеря
ресурсов является основной причиной для развития посттравматического
стрессового расстройства» [цит.по: 6, с.3]. Желание сохранить ресурсы
запускает механизм работы копинг–стратегий. Хобфолл разрабатывает
классификацию ресурсов, а позже и классификацию копинг–стратегий, на
основании которой он создал метод диагностики преобладающих стратегий, и
разделил по следующим группам (опросник SACS):
1. Активная стратегия. Реализуемая модель: ассертивные действия;
2. Просоциальная. Реализуемая модель поведения: вступление
в социальный контакт;
3. Пассивная. Реализумая модель поведения: осторожные действия,
избегание;
4. Прямая. Реализуемая модель: импульсивные действия;
5. Непрямая. Реализуемая модель поведения: манипулятивные действия;

18
6. Асоциальная. Реализуемая модель поведения: асоциальные,
агрессивные действия. [12, c.123].
И.М.Никольская и Р.М.Грановская классифицируют виды копинг–
стратегий аналогично классификации механизмов психологических защит.
Выделяя поведенческие, эмоциональные и познавательные [30]. Поведенческие
стратегии подразумевают смену вида деятельности или ее формы. Авторы
приводят в пример следующие формы:
1. Активное сотрудничество и участие в разрешении ситуации;
2. Поиск поддержки;
3. Переключение на деятельность, приносящую личное удовлетворение;
4. Выход из стрессовой ситуации [30, c.99].
Эмоциональные стратегии включают проработку подавленного,
обеспечивают эмоциональную разрядку, снятие напряжения. Например,
поговорить с кем–нибудь, рассказать о случившемся, о переживаемых чувствах
Познавательные стратегии подразумевают «изменение субъективной оценки
ситуации и соответствующее изменение уровня ее контроля»:
1. Переключение мыслей от неприятной ситуации
2. Обесценивание или игнорирование ситуации;
3. Поиск дополнительной информации;
4. Анализ ситуации и ее последствий;
5. Сравнение с другими людьми, чье состояние хуже;
6. Придание нового смысла неприятной ситуации, и таким образом
смена личного к ней отношения (восприятие трудностей, как испытаний
на прочность). [30, с.38]
А.В.Либина представляет классификационную схему, согласно которой,
стратегии различаются по:
1. модальностям,
2. вектору направленности усилий,
3. интенсивности усилий,
4. характеру их организации.
19
Модальность отражает специфику прикладываемых человеком усилий.
Модальность бывает когнитивной, поведенческой и эмоциональной. Вектор
направленности – это направленность усилий: на себя, на других, на предмет.
Интенсивность усилий бывает активной или пассивной. Характер организации
усилий – совладающий или защитный. Таким образом, в трудной жизненной
ситуации человек может воспользоваться «когнитивной активной совладающей
стратегией направленной на предмет» или «эмоциональной пассивной
защитной стратегией направленной на других» –А.В Либина приводит 18
вариантов стратегий [20].
РЕЗЮМЕ. Основываясь на изученном материале, можно сделать вывод,
что копинг–стратегии – это многомерный конструкт, являющийся
неотъемлемой частью всех сфер психической деятельности человека.
Конструкт гибкий, зависящий от субъективной оценки трудности внешних
обстоятельств, личностных и индивидуальных качеств, имеющегося опыта,
гендерных и возрастных особенностей. Тем не менее, современные зарубежные
исследования копинг–стратегий сконцентрированы больше в рамках
ситуативного подхода, где подчеркивается роль внешних обстоятельств,
актуализирующих копинг–поведение. И российские и зарубежные
исследователи выделяют важность субъективной, эмоциональной оценки
трудной ситуации. Но в отличие от современных зарубежных исследователей,
российские ученые рассматривают копинг–стратегии в совокупности с
механизмами психологической защиты и системы межличностных отношений.

20
1.3 Копинг–стратегии в возрастном аспекте

«Процесс развития от состояния ребенка до состояния взрослого


включает в себя возрастание адаптации к внешнему миру» [42, с.5]. В
российской психологии термин «копинг–стратегии» рассматривался И.М.
Никольской и Р.М. Грановской в рамках масштабного исследования
психологических защит у детей младшего школьного возраста. Подразумевая
под термином «копинг» – сознательные усилия человека, направленные на
преодоление трудностей, исследователи использовали адаптированный
«опросник копинг–стратегий детей школьного возраста» (Н.А.Сирота,
В.М.Ялтонский, 1995). Таким образом, у детей были выявлены половые и
возрастные различия в выборе совладающих стратегий. Дети 7–9 лет чаще
используют стратегии отвлечения: «гуляют, бегают, катаются на велосипеде»;
«смотрят телевизор, слушают музыку». Дети постарше, от 10–11 лет, начинают
осмысливать ситуацию, чаще используют стратегию «думаю об этом» [30, с
122].
Возрастную динамику в выборе копинг–стратегий выявила Т.Л.Крюкова
[14]. Подростки 14 лет предпочитали использовать социальные стратегии
«друзья», «принадлежность»; продуктивные стратегии «духовность»;
непродуктивные стратегии «игнорирование», «активный отдых». Подростки
17–18 лет выбирали стратегии: продуктивные «решение проблем»,
«духовность»; социальные «профпомощь»; непродуктивные «несовладание»,
«самообвинение», «разрядка». Согласно проведенным исследованиям, диапазон
используемых видов копинг–стратегий с возрастом становится шире и
многообразней. На основании проведенных лонгитюдных исследований
разными психологами и соответствующего анализа, Е.В. Куфтяк заключает, что
формирование совладающего поведения начинается в период младшего
школьного возраста и это определяет в будущем адаптивность или
неадаптивность личности [15].

21
Е.Г.Суркова и Е.В.Гурова при исследовании студентов младших курсов и
студентов заочного обучения, возраст последних старше, выявили
преобладание конструктивного поведения у студентов заочного обучения и
корреляционную связь возраста с выбором копинг–стратегий. Согласно
данному исследованию, студентам младших курсов в возрасте от 18–20 лет,
свойственно более импульсивное поведение и выбор в пользу асоциальных
копинг–стратегий [37]. Исследователи основывались на сведениях, полученных
ранее зарубежными психологами M.J. Petrosky и J.C Birkimer, изучавшими
взаимосвязь локус контроля и копинг стилями, также указывавших на
несомненную связь предпочитаемых способов совладания с хронологическим
возрастом [54]. Так, они делают вывод, что люди старшего возраста склонны
брать ответственность за события в своей жизни на себя (интернальный локус
контроля), и их копинг–стили отличаются социальной направленностью и
низким уровнем агрессивности.
Согласно К.Г.Юнгу период средней взрослости или вторая половина
жизни ставит перед человеком вопрос о смысле своего бытия. Человек
оглядывает свою жизнь в целом и пытается найти смысл и оправдание своему
существованию. Он начинает оценивать результаты пройденного пути,
начинается процесс перехода «количества» в «качество». К.Г.Юнг говорит о
возрасте 40 лет. Кризис середины жизни может пройти незаметно, а может и
внести серьезные изменения, вызвав эмоциональный дисбаланс.
Современные учебники по психологии указывают различные периоды
возрастных кризисов. Так, Осипова А.А. отмечает кризис 33–х лет. В это время,
человек может кардинальным образом сменить род деятельности, он будет
рассматривать новые начинания с глубинной, качественной точки зрения.
Взрослый человек осознает свои возможности и ограничения, оценивает их
положительно или отрицательно. Если, согласно Э.Эриксону, предыдущие
этапы развития были пройдены успешно, то человек к середине жизни
чувствует, что нашел правильные идеалы и живет в согласии с собой. Если же
нет, то наступает кризис. По мнению К.Г.Юнга, причиной данного кризиса
22
является «встреча с бессознательным» в результате перехода от «экстенсивной»
к «интенсивной» позиции [23, c.374]. Кризис середины жизни может стать
причиной невроза. По К.Г. Юнгу, невроз рассматривается, как «неудачная
попытка адаптации» [42, с.5]. Духовный рост личности, развитие его
целостности происходит за счет преодоления конфликтов, препятствий.
Преодоление этих конфликтов обеспечивается энергией, «либидо». Когда
человек сталкивается с проблемой, происходит естественное накопление
энергии, тем самым позволяя человеку сосредоточить свои усилия на решении
возникшей трудности. Но иногда проблема может оказаться слишком сложной
и человек может отказаться преодолевать ее. В таком случае энергия
регрессирует, уходит в прошлое, и формируется более ранняя форма адаптации
– регрессия. В случае возрастного кризиса, регрессия может проявляться в
инфантильных фантазиях, «регрессивном оживлении воспоминаний далекого
прошлого». «Внезапно становятся важными события раннего детства, которые
раньше не имели никакого значения» [42, с.41]. Одним из этапов решения
данной проблемы является осознание регрессивных проявлений, или как
утверждает К.Г.Юнг, «установление связи между сознанием и
бессознательным». Установление этой связи означает положительное
преодоление проблемы, обеспечивающее дальнейший рост – «прогрессия»,
которая обеспечивается за счет установок, точнее пары противоборствующих
установок, сознательной и бессознательной, действующих в
«скоординированном потоке психического динамизма» [11, с.75]. То есть
уравновешенное действие обеих установок обеспечивает дальнейший рост.
Таким образом, согласно В.В.Зеленскому адаптация представляет собой два
этапа: 1) получение установки; 2) завершение адаптации средствами установки
[11]. Если же одной из установок удается взять верх, то мы снова можем
наблюдать явление регрессии. При регрессии, активизируются психические
процессы никоим образом не связанные с конструктивной адаптацией,
бессознательное начинает оказывать существенное влияние на сознание,
вследствие чего могут наблюдаться нарушения в поведении.
23
Э.Эриксон определяет возраст середины жизни, как период такого
новообразования как «генеративность». Под этим термином подразумеваются
надличностные интересы, отказ человека от удовлетворения эгоистичных
потребностей и забота об окружающих, близких, активное участие человека в
общественной жизни, нацеленное на обеспечение благ для последующего
поколения. Это период, когда человек, чувствуя единение и гармонию с себе
подобными, начинает жить и работать во благо всего человечества. Если же
подобные порывы не отмечаются, человек входит в состояние «застоя» или
стагнации [43].
Роджер Пек расширил описание периодов развития Эриксона. Во вторую
половину жизни, описываемую Эриксоном как «генеративность против
стагнации», Пек добавил следующие новообразования:
1. ценность мудрости против ценности физических сил. Приоритет
отдается умственной активности на фоне ослабляющегося здоровья;
2. социализация в противовес сексуализации. Построение
долговременных отношений на основании социального чувства, а «не
сексуальной близости или конкуренции»;
3. эмоциональная гибкость против эмоционального обеднения. Умение
оставаться эмоционально открытым в различных ситуациях посредством
корректировок привычных неэффективных реакций;
4. гибкость мышления против ригидного. Умение оставаться
5. открытым новому, воспринимать новые идеи;
6. дифференциация эго против поглощенности ролями. Умение
7. оставаться собой, не идентифицируясь с выполняемыми ролями;
8. трансцендентность тела против поглощенности телом. Умение
9. отделять свое «Я» от тела, не идентифицируясь с ним, что
предполагает адекватную заботу о теле, умение не предаваться мыслям о
смерти [17].
Приобретение положительного полюса перечисленных новообразований
требуют осознания неконструктивности старых установок и выработки новых,
24
умения адаптироваться к меняющимся условиям в целях сохранения
психического здоровья, здоровой социальной функциональности. Если же,
согласно К.Г.Юнгу, человек среднего возраста обладает характеристиками
негативного полюса, это может привести к депрессивным состояниям, потере
идентичности.
Характерной чертой среднего возраста является – зрелость, то есть
уровень развития сознания взрослых людей предполагает формирование такого
качества [17], [13], [32]. По мнению Е.П. Ильина, это способность принимать
ответственность за свою жизнь, умение воплощать в жизнь идеи, высокий
уровень самореализации, самодостаточность, умение видеть вещи в их
истинном свете, но не все взрослые обладают этим качеством. Е.П.Ильин
приводит концепцию Г.С.Сухобской о недостаточной зрелости, когда
хронологически взрослый человек не обладает достаточно эффективными
навыками саморегуляции поведения, не умеет адекватно оценивать свои
возможности и избегает брать на себя ответственность. Ф.Перлз полагает, что
причиной недостаточной зрелости являются механизмы защиты: слияние,
ретрофлексия, интроекция, проекция. Ильин называет их «дефектами
самосознания» [13, c.38]. Подобные дефекты самосознания, незрелость могут
стать серьезным барьером на пути успешной адаптации взрослого человека.
РЕЗЮМЕ. Таким образом, можно сделать вывод, что копинг –
стратегии, формируясь еще в раннем детстве, являются важной составляющей
на протяжении всей жизни человека. По мере развития индивида, расширяется
и его сценарий используемых видов копинг – стратегий. Согласно
современным исследованиям (Т.Л.Крюкова, 2013; Е.И.Рассказова, 2011;
Е.Г.Гурова, 2012; P.Cramer, 1998; M.E.Cummings, 1991) наблюдается
определенная динамика развития копинг – поведения в возрастном аспекте.
Так, люди зрелого возраста отличаются не только разнообразным сценарием
применяемых стратегий, но и характером более конструктивного выбора.
Личностное развитие взрослого человека не останавливается. Взрослый
проходит через ряд переломных моментов, кризисов, результатом которых
25
являются различные новообразования, согласно К.Г.Юнгу, Э.Эриксону, Р.Пеку.
Качественные изменения личности, как результат развития, характеризуются
соответствующими переменами в поведении, эмоциональной и когнитивной
сферах человека, а значит меняется и специфика применяемых копинг –
стратегий.

26
РЕЗЮМЕ К ГЛАВЕ 1

Теоретический анализ литературы позволил нам сделать следующие


выводы:
1. Копинг–стратегии – это усилия человека, используемые сознательно.
Это механизмы гибкие, поддающиеся изменениям и обучению. Их основной
задачей является – успешная адаптация к меняющимся обстоятельствам
окружающей действительности, тем самым сохраняя психическое здоровье
человека. Выбор копинг–стратегий зависит от многих факторов, таких как:
гендерная принадлежность, возраст, личностные и индивидуальные качества,
кросс–культурные различия, социальное окружение. Особенно следует
отметить субъективную эмоциональную оценку человеком степени трудности
ситуации или адекватность способности «тестировать реальность» и
предшествующий опыт.
2. На сегодняшний день копинг–стратегии исследуются в рамках
различных психологических направлений. Нет единой классификации.
Напротив, в рамках различных психологических направлений классификации
разрабатываются достаточно произвольно, на основании собственного
понимания механизмов проявления копинг–стратегий.
3. Возрастная динамика копинг–стратегий взрослых людей мало изучена.
Большинство современных исследований определяют динамику изменений и
характерность проявлений копингов в детском и подростковом возрасте.
Исследования совладающего поведения взрослых людей всегда
сконцентрированы вокруг определенных ситуаций, рассматривается
особенность влияния внешних обстоятельств на совладающее поведение. Мало
изучена специфика влияния возрастных кризисов на выбор копинг–стратегий.

27
ГЛАВА 2 МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ СПЕЦИФИКИ
КОПИНГ–СТРАТЕГИЙ

2.1 Методологические принципы

Исследование подчиняется определенным требованиям научной


деятельности, которые выступают в форме правил и норм организации
познавательной деятельности. Задачей методологии является выявление этих
правил и норм. Методология это способы и пути исследования проблемы.
Методологический подход – это ориентация исследования, понятие или
принцип руководящий исследованием. Юдин Э.Г. указывает несколько уровней
методологии:
1. философский – наивысший уровень, определяет общий принцип
познания и категориальный строй науки.
2. второй – это уровень общенаучных принципов и форм исследования,
сюда входят концепции, теории и разработки, согласно которым
осуществляется методологическая работа различных, если не всех научных
дисциплин.
3. третий уровень – это конкретно–научная методология, сюда входят
принципы, процедуры и методы определенной научной дисциплины.
4. четвертый уровень – методика и техника исследования, здесь речь идет
о конкретных процедурах проведения конкретного исследования, в целях
получения знаний о предмете [44].
Указание на уровневый характер методологии дает возможность
исследователю использовать в работе несколько принципов.
Основным принципом, послужившим основанием для данного
исследования, является принцип детерминизма. Это философский принцип,
адаптированный к психологии С.Л.Рубинштейном. Согласно В.В.Никандрову,
суть детерминизма заключается в том, что любое событие имеет свою причину,
все психические явления подчинены причинно–следственным отношениям
28
[31]. В психологическом детерминизме важную роль играет среда,
рассматриваемая в форме культурно–исторического опыта. Согласно
диалектическому материализму, человек, изменяя окружающую его среду
посредством своей деятельности, меняется сам [22]. В данной дипломной
работе, принцип детерминизма реализовывается в изучении причинно–
следственных связей копинг–стратегий и возраста.
Принцип иерархичности – это организационный аспект реализации
концепции детерминизма. Он указывает, где искать причину на мета или на
субиндивидуальном уровне. Принцип иерархичности предполагает «отношения
включения», то есть человек является частью надиндивидального, например,
всего человеческого рода, что предполагает, что его индивидуальная
активность должна быть согласована с общечеловеческой. В данной работе,
исследование различных классификаций копинг–стратегий и применение
определенных из них продиктовано принципом иерархичности,
подразумевающим согласованность проявления совладающего поведения
отдельного человека с общепринятым, общечеловеческим.
Следующий принцип, на котором основана данная работа – это принцип
развития, отражающий изменения психологических явлений. Принцип
развития всегда рассматривается в совокупности с принципом детерминизма,
так как он подразумевает связь изменений психологических явлений
непосредственно с их причиной. Согласно данному принципу существуют две
формы развития психики: филогенетическая и онтогенетическая. Так, развитие
конкретного человека подчинено закономерностям общего развития. Это
значит, что люди одной возрастной категории будут иметь общие
характеристики, обладать определенными качествами, которые их объединяют
в конкретную группу. В данном исследовании, принцип развития отражается в
выборе объекта исследования – люди периода средней взрослости. В
соответствии с принципом развития, предполагается, что респонденты выборки
обладают схожими чертами в психическом, биологическом и социальном
аспектах, характерными для развития людей периода средней взрослости.
29
Согласно Б.Ф.Ломову, принцип развития предполагает, что
рассматриваемые психологией явления являются динамичными по своей сути,
они формируются, развиваются и изменяются внутри системы. Согласно
данному принципу в данной работе новообразования указанного возраста
(например, зрелость), рассматриваются как факторы, оказывающие огромное
влияние на характер выбора копинг–стратегий. По мнению Ломова Б.Ф.,
психические явления многомерны и многокачественны и для их изучения он
предлагает способ полисистемного анализа, подразумевающего наличие
нескольких разных систем. То есть, рассматривая определенный предмет в
качестве компонента системы, изучается не только данная система, а
несколько, во взаимодействии с которыми раскрывается природа предмета [22].
Системный подход, на основании которого выстраивается данное
исследование, гласит, что единство психики как системы выражается в ее
общей функции: являясь субъективным отражением объективной реальности,
психика осуществляет регуляцию поведения и любое явление может
рассматриваться только в рамках определенной системы явлений. Что мы и
делаем, рассматривая копинг–стратегии человека в системе взаимовлияющих
факторов, таких как возраст, индивидуально–личностные качества и средовые
факторы. Методологические процедуры здесь изучают законы образования
целого, строения, функционирования и развития целого, отношений систем, а
также их отношений с внешним миром. Полисистемный подход и принцип
системности, предполагающий многоуровневость и иерархичность любого
явления, позволяет нам рассматривать копинг–стратегии, как компонент
поведенческой деятельности, имеющий свою структуру зрелых и незрелых
способов совладания, конструктивных и неконстуктивных стратегий, а также в
составе различных психологических систем, как восприятие, память и возраст
(психологический в противовес хронологическому возрасту).

30
2.2 Методы и методики

Методы исследования – это способы, приемы и процедуры научного


познания, позволяющие получить достоверные знания об изучаемом предмете.
Данная работа производилась с использованием следующих методов:
1. Метод теоретического анализа научно–методической,
психологической литературы, благодаря которому был систематизирован
материал по исследуемой теме.
2. Психодиагностический метод позволил собрать данные согласно
поставленным задачам.
В экспериментальной части применялись следующие методики:
1. Методика определения копинг–стратегий Э.Хайма (1988),
адаптирована Л.И. Вассерманом на базе Психоневрологического института
имени В.М.Бехтерева. Методика предназначена для исследования
ситуационно–специфических вариантов копинга согласно трем основным
сферам психической деятельности: когнитивной, эмоциональной,
поведенческой. Благодаря методике стало возможным выявление
предпочитаемых респондентами стратегий согласно трем видам психической
деятельности: когнитивной, эмоциональной, поведенческой [28, с.17–25].
Методика в данном исследовании использовалась, чтобы отразить
специфику выбора стратегий по следующей классификации: адаптивные,
относительно адаптивные и неадаптивные стратегии. На основании чего мы
смогли выполнить одну из поставленных задач, а именно: мы смогли
определить возрастную динамику копинг – поведения респондентов по трем
основных сферам психической деятельности.
2. Личностный опросник SACS/«Стратегии преодоления стрессовых
ситуаций» был разработан С.Хобфоллом в 1994 году для диагностики
стратегий совладания в стрессовых ситуациях. Адаптирован Н.Е. Водопьяновой
в 2009 году [7].. Методика основана на убеждениях, что многие стрессовые
ситуации в жизни человека несут «межличностный компонент»; усилия,
31
прикладываемые человеком для преодоления трудной ситуации, могут иметь
последствия в его социальном окружении; совладающее поведение включает
взаимодействие с другими людьми (S.Hobfoll, 1998).
В данном исследовании методика использовалась, чтобы выявить
совладающие модели поведения (действия) и реакции респондентов в
стрессовых ситуаций. Задачей применения данного опросника было определить
различия в использовании копинг – стилей разных возрастных групп, тем
самым установить влияние возраста на специфику выбора совладающего
поведения в межличностных отношениях.
3. Тест смысложизненных ориентаций Д.А.Леонтьева (1988),
адаптированная версия теста «Цель в жизни» Джеймса Крамбо и Леонарда
Махолика. Методика была разработана на теории Виктора Франкла о
стремлении к смыслу. Целью методики является определение уровня
онтологической значимости жизни. Благодаря данной методике стало
возможным выявление корреляции между уровнем удовлетворенности
смыслом жизни и характером выбора копинг–стратегий.
В данном исследовании методика использовалась с целью определения
уровня осмысленности жизни. Согласно теориям, на которых построено данное
исследование, основной задачей людей периода «середины жизни» является –
оценка «наполненности» смыслом их жизни. Задачей было определить
зависимость специфики выбора копинг – стратегий от уровня
удовлетворенности смыслом жизни [18].
4. Психологический возраст личности Е.И.Головаха, А.А.Кроника,
разработанная в рамках исследования психологического времени личности в
1984 году. Методика позволяет выявить соотношение хронологического
возраста с психологическим и тем самым определить уровень зрелости
личности, адекватность опыта человека и его жизненных планов. Благодаря
данной методике стало возможным выявить корреляцию психологического
возраста с характером выбора копинг–стратегий и уровнем удовлетворенности
смыслом жизни.
32
Методика включает процедуру оценивания насыщенности интервалов
жизни длительностью в 5 лет по десятибалльной шкале и степень
реализованности психологического времени [8].
5. Математическая обработка SPSS. Анализ полученных данных
проводился при помощи компьютерной программы SPSS, версия 21. В ходе
анализа использовались следующие статистические критерии:
 U–критерий Манна–Уитни. Выбор данного критерия обоснован
спецификой данных и выборки. Статистические данные представляют собой
непараметрические переменные, а размер выборки слишком мал. Критерий
Манна–Уитни предназначен для выявления корреляции между независимыми
переменными небольших выборок.
 Тест Колмогорова–Смирнова использовался в целях определения
характера распределения при ограниченном количестве категорий для
тестируемых переменных. В данном исследовании, распределение оказалось
ненормальным, что определило последующий выбор критерия Манна–Уитни
для выявления корреляций.
 Критерий Хи–квадрат. Данный тест использовался для определения
значимости различий переменных по номинальной шкале. В данном
исследовании номинальная шкала была представлена по тесту Хайма
(когнитивные, эмоциональные и поведенческие копинг–стратегии).
 Метод парных корреляций Спирмена. Данный тест использовался
для выявления корреляций между субшкалами используемых тестов.

33
2.3 Обоснование выборки

В исследовании приняли участие 80 человек в возрасте от 26 до 46 лет –


период средней взрослости. Данный выбор возрастного интервала
основывается на периодизации Б.Г.Ананьева, представленной в книге Ильина
Е.П. «Психология взрослости». «Б. Г. Ананьев раздвигает период взрослости. К
нему он относит промежуток жизни человека от 18 до 60 лет. Он делит его на
три периода: раннюю взрослость (18–25 лет), среднюю взрослость (26–46 лет)
и позднюю взрослость (47–60 лет)» [13, c.6]. Б.Г.Ананьев связывает данный
период с психофизиологическими изменениями. По генетической теории в
изложении Б.Г.Ананьева, к моменту вступления человека в период взрослости,
процессы развития достигают своего завершения, начинают реализовываться
сформированные в детстве свойства и механизмы поведения.
Психофизиологические процессы достигают так называемого «стационарного
состояния», стабилизации [35]. Основными новообразованиями в этом
возрасте, согласно Б.Г.Ананьеву, – являются трудовая и умственная зрелость.
Согласно многим современным исследованиям, зрелость является одним из
важных гарантов конструктивного совладающего поведения. Люди в старшем
возрасте имеют тенденцию использовать конструктивные виды стратегий, в то
время как подростки и люди ранней зрелости, склонны вести себя более
импульсивно [52].
Взрослость, являясь наиболее длительным и многомерным периодом
развития, рассматривается не только как онтогенетический этап развития
человека, но и включает такую составляющую, как психологический возраст,
под которым, согласно А.А.Кронику и Е.И.Головаха, подразумевается мера
реализованности психологического времени, то есть человеческого потенциала.
Согласно Е.П.Белинской, сильные расхождения между психологическим и
хронологическим возрастом свидетельствуют об уровне зрелости личности.
Зрелость личности, согласно Е.П.Белинской, характеризуется низким уровнем
конфликта между образами «Я прошлого», «Я настоящего», «Я будущего».

34
Рассогласование данных конструктов свидетельствует о наличии возрастного
кризиса [6], [37].
В данном исследовании респонденты периода средней взрослости были
разделены на две группы. Первая группа – от 26–35 лет, вторая – от 36–46 лет.
Сделано это было с целью сравнительного анализа групп по характеру выбора
копинг–стратегий. Респонденты, вошедшие в первую группу от 26–35 лет,
составили 44 человека, во вторую группу, от 36–46 лет, 36 человек. Из них, 33
мужчины и 47 женщин. Все респонденты вовлечены в трудовую деятельность и
28 не состоят в браке. Все респонденты, состоящие в браке, это 52 человека,
имеют детей. Из 28 не состоящих в браке – 11 человек, только женщины,
воспитывают детей в одиночку. Все респонденты имеют образование выше
среднего.
База исследования. Сбор данных проводился в НПО “CAMP Ala Too”,
организации, занимающейся развитием горных сообществ, и Государственном
Агентстве по Геологии и минеральным ресурсам.

35
2.4 Этапы исследования

Данное исследование представляет собой несколько этапов. Задача


первого этапа заключалась в ознакомлении и анализе литературы по
рассматриваемой теме. Был проведен обзор зарубежных и отечественных
исследований, посвященных проблеме совладающего поведения. Изучены
наиболее известные концепции и классификации копинг–стратегий
разработанные различными авторами. В итоге, выделено рабочее определение
копинг–стратегий, направление и предмет данного исследования.
Второй этап заключался в подборе подходящих психодиагностических
методик и проведении экспериментальной части исследования. Общая выборка
составила 80 человек. Выборка была разбита на две группы: 44 человека от 26
до 35 лет, и 36 человек в возрасте от 36 до 46 лет. Анкетирование проводилось
в индивидуальной форме и по предварительной договоренности, в ходе которой
объяснялась цель исследования, общий характер вопросов и инструкция.
Большинство респондентов заполнили анкеты удаленно, в режиме онлайн, что
снизило уровень тревожности и позволило респондентам не прерывать работу в
течение будних дней [2].
На третьем этапе проводился анализ и интерпретация полученных
результатов. Данные были обработаны с помощью программы SPSS 21. Были
изучены показатели всех субшкал используемых тестов с учетом выделенных
возрастных групп. Далее, был проведен корреляционный анализ для выявления
взаимосвязи между показателями субшкал примененных тестов.

36
ГЛАВА 3 АНАЛИЗ И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ
ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Результаты психодиагностического исследования были обработаны при


помощи методов математической статистики (SPSS V.21). Предварительно,
выборка была поделена на 2 группы: от 26–35 лет, и от 36–46 лет.
Данные эмпирического исследования были проверены на нормальность
распределения посредством метода Колмогорова–Смирнова. Результат показал
ненормальное распределение, в связи с чем, использовался U–критерий Манна–
Уитни и хи–квадрат.

3.1 Анализ данных по методике «Смысложизненные ориентации» в


адаптации Д.А.Леонтьева

Результаты теста «СЖО» выявили статистическую значимость двух


групп с субшкалой «Цели» p = 0.01 (U = 538; p≤0.05). Статистическая
значимость с остальными субшкалами не выявлена.
Согласно данным таблицы 3.1, вторая группа имеет повышенные
показатели (47,56) по шкале «Цели в жизни» (U = 538; p≤0.05) по сравнению с
первой группой (34,73). Это значит, что респондентам от 36–46 лет свойственно
наличие жизненных целей, устремленность в будущее. По шкале «Процесс
жизни или интерес» (U = 757; p>0.05), первая группа продемонстрировала
результаты выше (41,30), чем у второй группы (39,53). Из чего следует, что
респонденты от 36–46 лет менее удовлетворены своим настоящим, нежели
респонденты от 26–35 лет. Значения по шкале «Результативность жизни или
удовлетворенность самореализацией» (U = 711; p>0.05) указывают на то, что
респонденты от 36–46 лет все же больше удовлетворены результатами
прожитого периода (42,75), по сравнению с более молодыми респондентами
(38,66). По шкале «Локус контроля – Я» (U = 767; p>0.05) вторая группа
продемонстрировала более высокую способность брать ответственность за
37
события в своей жизни (41,15), нежели первая (39,97). А вот по шкале «Локус
контроля – Жизнь» (U = 634,5; p>0.05), первая группа набрала больше баллов
(44,08), нежели вторая (36,13).
Таблица 3.1.Результаты статистической обработки теста СЖО (Д.А.Леонтьева)
Группы Группы
I II
Субшкалы U P
(n=44) (n=36)
Средние ранги
Цели* 34,73 47,56 538 0,013
Процесс 41,30 39,53 757 0,734
Результат 38,66 42,75 711 0,430
Локус контроля «Я» 39,97 41,15 768,5 0,819

Локус контроля «жизнь» 44,08 36,13 634,5 0,126

Первые три шкалы: «Цели», «Процесс», «Результат», – в совокупности


показывают общий уровень осмысленности жизни. Исходя из разнородности
баллов по данным трем шкалам, можно сказать, что ни первая, ни вторая
группа не обладают достаточным уровнем удовлетворенности смыслом жизни.
Так, первая группа, респонденты от 26–35 лет, являются скорее гедонистами,
их устраивает текущий процесс, они удовлетворены им гораздо больше, нежели
результатами самореализации прожитого периода. Показатели будущего ниже
по сравнению с показателями настоящего, что возможно указывает на то, что
они не особо задумываются о будущем, не строят особенных планов и не
имеют конкретных целей. Кроме того, они считают, что жизнь в целом
подчиняется сознательному контролю, что они могут повлиять на ее ход, и они
могут подчинить ее события своей воле. Однако, сниженные баллы по шкале
«Локус контроля – Я» свидетельствуют о том, что вместе с верой в
подчиненность жизни человеческой воле, они не стремятся брать
ответственность за собственную жизнь, не несут ответственности за события в
своей, индивидуальной жизни, возможно, склонны перекладывать ее на других.
Вторая группа, респонденты от 36–46 лет, продемонстрировали больше
повышенных и однородных показателей по шкалам. Так, повышенные значения
38
получены по шкалам «Цели» и «Результат». Это значит, что респонденты
второй группы, удовлетворены уровнем самореализации, итогами прожитого
периода. Сниженные показатели по шкале «Процесс» и высокие по шкале
«Цели» отражают то, что респонденты от 36–46 лет не достаточно довольны
своим настоящим, но наличие целей и планов на будущее говорит о готовности,
намерении изменить условия своего существования. Сочетание высоких
значений по шкале «Локус контроля – Я» и сниженных по шкале «Локус
контроля – Жизнь», отражает способность взрослых людей брать
ответственность за себя, за свою жизнь, а также понимание того, что жизнь в
целом не подчиняется воле одного человека, она протекает по своим
закономерностям и они нам не подвластны (например, смерть близких людей).
Можно сказать, что отношение к жизни респондентов от 36–46 лет более
адекватно по сравнению с первой группой.
В ниже представленной диаграмме результаты теста «СЖО»
представлены более наглядно.

Группа I, n-44 Группа II, n=36

47.56

41.3 42.75
39.53 44.08
34.73 38.66 39.97 41.15
36.13

Цели
Процесс
Результат
Локус
Контроля - Я Локус
Контроля -
Жизнь

Рис. 3.1 Наглядное распределение показателей теста «СЖО» по группам I и II

39
РЕЗЮМЕ. Согласно полученным результатам по тесту СЖО, можно
сделать вывод, что жизнь респондентов в возрасте от 36–46 лет, больше
наполнена смыслом, нежели у респондентов первой группы. Согласно
Э.Эриксону, возраст обеих групп согласуется с VII стадией психосоциального
развития, основное новообразование которой «генеративность», способность
человека жить и работать на благо общества, максимально используя свой
творческий потенциал, следующей, восьмой является стадия – «эго–
интеграция», когда человек полностью принимает себя, образы «Я–прошлого»,
«Я–настоящего», «Я–будущего» объединяются в гармоничное целое
[Белинская Е.П.Временные аспекты Я концепции идентичности/Е.П.Белинская
// Мир Психологии. М.: 1999. №3, с. 40–46.]. Согласно результатам СЖО,
можно сказать, что вторая группа, от 36–46 лет пребывает на стадии
подготовки к «эго–интеграции». Максимально используя свой творческий
потенциал, они, тем самым, работают на благо общества, достигают
результатов, что обеспечивает удовлетворение своим прошлым, строят планы
на будущее исходя из недостатков настоящего. Однако пониженные значения
показатели по шкалам «Процесс» и «Локус контроля – Жизнь» указывают на
наличие некоторого пессимизма, неудовлетворенность настоящим.

40
3.2 Анализ методики определения копинг–стратегий Э.Хайма

Методика определения копинг–стратегий Э.Хайма включает 26


утверждений или вариантов копинг–стратегий. Из них респондентами было
выбрано всего 23 вида. Далее, в таблицах будут представлены только
выбранные стратегии. Проигнорированы были стратегии: растерянность – «Я
не знаю, что делать и мне временами кажется, что мне не выпутаться из этих
трудностей»; протест – «Я всегда глубоко возмущен несправедливостью
судьбы ко мне и протестую»; Покорность – «Я впадаю в состояние
безнадежности».
Статистическая значимость была выявлена со всеми видами стратегий
теста, кроме одной – «оптимизм». Возможно, это объясняется тем, что уровень
оптимизма мало связан с возрастом.
Респонденты первой группы, в возрасте от 26–35 лет, в когнитивной
сфере больше всего предпочитают использовать «относительно адаптивные»
виды стратегий: «относительность» («Я говорю себе: по сравнению с
проблемами других людей мои – это пустяк») – 27, 2% (χ = 0,091; p ≤0.01);
«религиозность» («Если что–то случилось, то так угодно Богу») – 4,5% (χ =
36,364; p ≤0.001); «придача смысла» («Я придаю своим трудностям особый
смысл, преодолевая их, я совершенствуюсь сам») – 20,4% (χ = 15,354; p ≤0.001).
На втором месте, по частоте выборов, «адаптивные» стратегии: «сохранение
самообладания» («Я не теряю самообладания и контроля над собой в тяжелые
минуты и стараюсь никому не показывать своего состояния») – 18% (χ = 17,818;
p ≤0.001); «проблемный анализ» («Я стараюсь проанализировать, все взвесить и
объяснить себе, что же случилось») – 6,8% (χ = 32,818; p ≤0.001); «установка
собственной ценности» («В данное время я полностью не могу≤ справиться с
этими трудностями, но со временем смогу справиться и с ними, и с более
сложными») – 20,4% (χ = 15,364; p ≤0.001). Среди «неадаптивных» стратегий,
была выбрана «диссимуляция», сознательное скрытие определенных признаков

41
(«Это несущественные трудности, не все так плохо, в основном все хорошо») –
2,2% (χ = 40,091; p ≤0.001).
Таблица 3.2 Результаты диагностики когнитивных копинг–стратегий в группе I
(26–35 лет), n=44, (Э. Хайма)
Адап–е Относительно Неадаптив–е Χ P
стратегии адаптивные стратегии
I I I I I
n=44 n=44 n=44 n=44 n=44
Игнорирование 0 0 0 0 0
Диссимуляция 2,2% 40,091 0,000
Сохранение
18% 17,818 0,000
самообладания
Проблемный анализ 6,8% 32,818 0,000
Относительность 27,2% 9,091 0,004
Религиозность 4,5% 36,364 0,000
Придача смысла 20,4% 15,364 0,000
Установка
собственной 20,4% 15,364 0,000
цености
Итого 45,2% 52,1% 2,2%
Вторая группа в возрасте от 36–46 лет, в отличие от первой группы,
больше всего предпочитает применять «адаптивные стратегии», такие как:
«сохранение самообладания» – 25% (χ = 9; p ≤0.0).
«Относительно адаптивные» стратегии: «относительность» – 22, 2% (χ =
11,111; p ≤0.001), меньше, чем у первой. Далее по значимости:
«религиозность» – 8,3% (χ = 25; p ≤0.001); «придача смысла» – 22,2% (χ =
11,111; p ≤0.001). Среди «адаптивных» копинг–стратегий в равной степени
выделяются: «проблемный анализ» – 5,5% (χ = 28,444; p ≤0.001); «установка
собственной ценности» – 5,5% (χ = 28,444; p ≤0.001).
Среди неадаптивных видов, в отличие от первой, вторая группа выбрала
два вида: «игнорирование» («Говорю себе: в данный момент есть что–то
важнее, чем трудности») – 2,7% (χ = 32,111; p ≤0.001); «диссимуляция»
(сознательное сокрытие) – 8,3% (χ = 25; p ≤0.001).

42
Таблица 3.3 Результаты диагностики когнитивных копинг–стратегий в группе II
(36–46 лет), n=36, (Э. Хайма)
Адап–е Относительно Неадаптивн
стратегии адаптивные ые стратегии
χ P
II II II II II
n=36 n=36 n=36 n=36 n=36
Игнорирование 2,7% 32,111 0,000
Диссимуляция 8,3% 25 0,000
Сохранение
25% 9 0,003
самообладания
Проблемный анализ 5,5% 28,444 0,000
Относительность 22,2% 11,111 0,001
Религиозность 8,3% 25 0,000
Придача смысла 22,2% 11,111 0,001
Установка
собственной 5,5% 28,444 0,000
ценности
Итого 36% 52,7% 11%
Ниже представлена диаграмма различий в распределении показателей по
когнитивным копинг–стратегиям.
Как видно на диаграмме, первая группа особенно предпочитает вид
стратегии «относительность» – 27,2% («Я говорю себе: по сравнению с
проблемами других людей мои – это пустяк»), в то время как вторая группа
предпочитает «сохранение самообладания» – 25% («Я не теряю самообладания
и контроля над собой в тяжелые минуты и стараюсь никому не показывать
своего состояния»). Кроме того, вторая группа в возрасте от 36–46 лет,
выбрала два вида неадаптивных стратегий: «игнорирование» –2,7% и
«диссимуляция» – 8,3%, что на 6,5% больше чем у первой. Первая группа
выбрала только «диссимуляцию» – 2,2%. «Проблемный анализ» больше
свойственен первой группе (6,8%), у второй группы меньше (5,5%).
«Религиозность» больше свойственна второй группе (8,3%), нежели
первой (4,5%). «Придача смысла» также больше свойственна второй группе
(22,2%), у первой группы – 20,4%. «Установка собственной ценности» очень
сильно преобладает у первой группы (20,4%), у второй группы всего – 5,5%.

43
Группа II Группа I

5.50%
Установка собств.ценности 20.40%
22.20%
Придача смысла

Религиозность 8.30% 20.40%


4.50%
Относительность 22.20%

Проблемный анализ 5.50% 27.20%


6.80%
Сохранение самообладания
25%
Диссимуляция 8.30% 18%
2.20%
Игнорирование 2.70%
0

Рис. 3.2 Наглядное распределение показателей когнитивных копинг–стратегий


теста Э.Хайма по группам I и II
Согласно данным диаграммы, сильные различия между группами
наблюдаются в выборе адаптивных когнитивных стратегий, и неадаптивных.
Как уже говорилось выше, респонденты от 36–46 лет выбрали два вида
неадаптивных стратегий: «игнорирование» и «диссимуляция», тогда как первая,
от 26–35 лет выбрала только «диссимуляцию». Среди адаптивных копинг–
стратегий, первая группа предпочла больше «установку собственной
ценности», а вторая «сохранение самообладания».

44
60.00%

50.00%

40.00%

30.00%
Группа I
20.00%
Группа II
10.00%

0.00%

Адаптивные
когнитивные Относительно
адаптивные Неадаптивные

Рис. 3.3 Наглядное распределение показателей «адаптивных», «относительно


адаптивных» и «неадаптивных» когнитивных копинг–стратегий теста Э.Хайма по
группам I и II
Следующий класс стратегий по Э.Хайма, – это копинг–стратегии,
применяемые в эмоциональной сфере.
Первая группа, от 26–35 лет выбрала «оптимизм» – 50%. Но именно этот,
единственный, вид стратегии не выявил статистической значимости. Из чего
следует, что такое качество, как оптимизм, не зависит от возраста, не является
возрастным новообразованием. Далее, по частоте использования в первой
группе респондентов были выбраны «неадаптивные эмоциональные
стратегии»: «самообвинение» («Я считаю себя виноватым и получаю по
заслугам») – 22,7% (χ = 13,091; p ≤0.001); «агрессивность» («Я впадаю в
бешенство, становлюсь агрессивным») – 15,9% (χ = 20,455; p ≤0.001);
«подавление эмоций» («Я подавляю эмоции в себе») – 6,8% (χ = 32,818;
p ≤0.001).

45
Таблица 3.4 Результаты диагностики эмоциональных копинг–стратегий в группе
I (26–35 лет), n=44, (Э. Хайма)
Адап–е Относительно Неадап–е Χ P
стратегии адаптивные стратегии
I I I I I
n=44 n=44 n=44 n=44 n=44
Эмоциональная
0 0 0 0 0
разрядка
Подавление
6,8% 32,818 0,000
эмоций
Оптимизм 50% 000 1,000
Пассивная
4,5% 36,364 0,000
кооперация
Самообвинение 22,7% 13,091 0,000
Агрессивность 15,9% 20,455 0,000
Итого 50% 4,5% 45,4%
Вторая группа респондентов в возрасте от 36–46 лет выбрала «оптимизм»
– 38,8% (χ = 1,778; p>0.05), что на 11.2% меньше чем у первой; неадаптивные
стратегии: «подавление эмоций» – 8,3% (χ = 25; p≤0.001), что чуть выше чем у
первой группы; «самообвинение» – 19,4% (χ = 13,444; p≤0.001), гораздо ниже,
чем у первой группы; «агрессивность» – 11,1% (χ = 21,778; p≤0.001), что на
4,8% меньше, чем у респондентов от 26–35 лет.
Ниже представлены результаты диагностики «эмоциональных» видов
стратегий в группе II
Таблица 3.5 Результаты диагностики эмоциональных копинг–стратегий в группе
II (36–46 лет), n=36, (Э. Хайма)
Адап–е Относительно Неадап–е Χ P
стратегии адаптивные стратегии
II II II II II
n=36 n=36 n=36 n=36 n=36
Эмоциональная 11,1% 21,778 0,000
разрядка
Подавление эмоций 8,3% 25 0,000
Оптимизм 38,8% 1,778 0,182
Пассивная 11,1% 21,778 0,000
кооперация
Самообвинение 19,4% 13,444 0,000
Агрессивность 11,1% 21,778 0,000
Итого 38,8% 22,2% 38,8%
На диаграмме ниже видно, что более молодым респондентам свойственно
быть более оптимистичными, более агрессивными в трудных ситуациях, а
также у них сильнее выражена склонность винить себя. Как и в случае с
когнитивными стратегиями, здесь респондентам от 36– 46 лет свойственно
46
более разнообразное применение стратегий. В отличие от первой группы, они
также используют относительно адаптивную стратегию «эмоциональная
разрядка».

Агрессивность

Самообвинение

Пассивная кооперация
Группа II
Оптимизм Группа I

Подавление эмоций

Эмоциональная разрядка

0
0.1
0.2
0.3
0.4
0.5

Рис. 3.4 Наглядное распределение показателей эмоциональных копинг–стратегий


теста Э.Хайма по группам I и II
Сравнивая диаграмму распределения адаптивных, относительно
адаптивных и неадаптивных стратегий, очевидно, что первой группе более
свойственно использовать «адаптивные и неадаптивные эмоциональные»
стратегии. Вторая группа респондентов в одинаковой степени использует и те и
другие, но в меньшей степени, (что возможно объясняется меньшей выборкой),
однако при этом, респонденты от 36–46 лет также чаще используют и
«относительно адаптивные» стратегии – 22,2%, частота использования которых
в первой группе сильно снижена до 4,5%.

47
Неадаптивные эмоциональные

Относительно адаптивные
эмоциональные Группа II
Группа I

Адаптивные эмоциональные

0% 10% 20% 30% 40% 50%

Рис. 3.5 Наглядное распределение показателей «адаптивных», «относительно


адаптивных» и «неадаптивных» эмоциональных копинг–стратегий теста Э.Хайма по
группам I и II
Респонденты от 26–35 лет больше всего предпочитают неадаптивные
поведенческие стратегии: «отступление» («Я изолируюсь, стараюсь остаться
наедине с собой») – 34% (χ = 4,455; p≤0.05); «избегание» («Стараюсь не думать,
всячески избегаю сосредотачиваться на своих неприятностях») – 6,8% (χ =
32,818; p≤0.001). Далее, по частоте выбора, выделяются «относительно»
адаптивные поведенческие стратегии: «отвлечение» («Я погружаюсь в любимое
дело, стараясь забыть о трудностях») – 25% (χ = 11; p≤0.001); «компенсация»
(«Стараюсь отвлечься и расслабиться (с помощью алкоголя, успокоительных
средств, вкусной еды и т. п.») – 4,5% (χ = 36,364; p≤0.001); «конструктивная
активность» («Чтобы пережить трудности, я берусь за осуществ­ление давней
мечты (еду путешествовать, поступаю на курсы иностранного языка и т. п.») –
4,5% (χ = 36,364; p≤0.001). Адаптивные поведенческие стратегии представлены
следующими видами: «сотрудничество» («Я использую сотрудничество со
значимыми мне людьми для преодоления трудностей») – 9% (χ = 29,455;
p≤0.001); «обращение» («Я обычно ищу людей, способных помочь мне
советом») –15,9% (χ = 20,455; p≤0.001).

48
Ниже представлена таблица показателей поведенческих копинг–
стратегий по тесту Э.Хайма.
Таблица 3.6 Результаты диагностики поведенческих копинг–стратегий в группе I
(26–35 лет), n=44, (Э. Хайма)
Адап–е Относительно Неадап–е Χ P
стратегии адаптивные стратегии
I I I I I
n=44 n=44 n=44 n=44 n=44
Отвлечение 25% 11 0.001
Альтруизм 0 0 0 0 0
Избегание 6,8% 32,818 0.000
Компенсация 4,5% 36,364 0.000
Конструктивная 4,5% 36,364 0.000
активность
Отступление 34% 4,455 0.035
Сотрудничество 9% 29,455 0.000
Обращение 15,9% 20,455 0.000
Итого 24.9% 34% 40,8%
Более половины, 72,1% респондентов второй группы используют
адаптивные поведенческие стратегии: «обращение» – 58,3% (χ = 4; p≤0.05);
«сотрудничество» – 11,1% (χ = 21,778; p≤0.001); «альтруизм» («Я стараюсь
помочь людям и в заботах о них забываю о своих горестях») – 2,7% (χ = 32,111;
p≤0.001). Среди «относительно» адаптивных поведенческих стратегий было
выбрано только «отвлечение» – 2,7% (χ = 32,111; p≤0.001). Неадаптивные
поведенческие стратегии следующие: «избегание» – 2,7% (χ = 32,111; p≤0.001);
«отступление» – 22,2% (χ = 11,111; p≤0.001).
Таблица 3.7 Результаты диагностики поведенческих копинг–стратегий в группе
II (36–46 лет), n=36, (Э. Хайма)
Адап–е Относительно Неадап–е Χ P
стратегии адаптивные стратегии
II II II II II
n=36 n=36 n=36 n=36 n=36
Отвлечение 2,7% 32,111 0.000
Альтруизм 2.7% 32,111 0.000
Избегание 2.7% 32,111 0.000
Компенсация 0 0 0 0 0
Конструктивная 0 0 0 0 0
активность
Отступление 22,2% 11,111 0.001
Сотрудничество 11,1% 21,778 0.000
Обращение 58,3% 4,000 0,052
Итого 72,1% 2,7% 24,9%
49
Согласно диаграмме, вторая группа респондентов в возрасте от 36–46 лет
гораздо активнее пользуется адаптивными поведенческими стратегиями –
72,1%. Так, 58,3% в трудных ситуациях используют «обращение»,
представленное в тесте утверждением: «Я обычно ищу людей, способных
помочь мне советом». Респонденты от 26 –35 лет чаще используют стратегию
«отступление», в тесте она представлена утверждением: «Я изолируюсь,
стараюсь остаться наедине с собой».
Следует отметить, что адаптивную стратегию «альтруизм» выбрали
только респонденты второй группы, респонденты от 26–35 лет
проигнорировали ее. Кроме того, ни один респондент в возрасте от 36–46 лет не
выбрал такие «относительно» адаптивные стратегии, как «компенсация» и
«конструктивная активность», в то время как в первой группе эти стратегии
имеют место.
Ниже представлена диаграмма распределений показателей поведенческих
стратегий по обеим группам.

Обращение

Сотрудничество

Отступление

Конструктивная активность
Группа II
Компенсация
Группа I
Избегание

Альтруизм

Отвлечение

0% 10% 20% 30% 40% 50% 60%

Рис. 3.6 Наглядное распределение показателей поведенческих видов копинг–


стратегий теста Э.Хайма по группам I и II

50
Ниже представлена диаграмма распределений «адаптивных»,
«относительно адаптивных» и «неадаптивных» поведенческих копинг–
стратегий по обеим группам. Здесь наглядно отображено различие в выборе
копинг–стратегий. Первая группа, от 26–35 лет склонна использовать
неадаптивные поведенческие стратегии: «отступление» («Я изолируюсь,
стараюсь остаться наедине с собой») и «избегание» («Стараюсь не думать,
всячески избегаю сосредотачиваться на своих неприятностях»). В то время, как
респонденты от 36–46 лет используют адаптивные поведенческие стратегии:
«обращение» («Я обычно ищу людей, способных помочь мне советом») и
«сотрудничество» («Я использую сотрудничество со значимыми мне людьми
для преодоления трудностей»). Относительно адаптивные поведенческие
стратегии больше используют респонденты от 26–35 лет: «отвлечение» («Я
погружаюсь в любимое дело, стараясь забыть о трудностях»). Лишь один
человек во второй группе предпочел данную стратегию.

Неадаптивные поведенческие

Относительно адаптивные
поведенческие Группа II
Группа I

Адаптивные поведенческие

0.00%
20.00%
40.00%
60.00%
80.00%

Рис. 3.7 Наглядное распределение показателей «адаптивных», «относительно


адаптивных» и «неадаптивных» поведенческих копинг–стратегий теста Э.Хайма по
группам I и II

51
Исходя из полученных результатов, можно сделать следующий вывод.
Разительные отличия между группами наблюдаются в сфере поведенческих
стратегий. Респонденты от 36–46 лет демонстрируют более адаптивное
поведение при столкновении с жизненными трудностями. Они предпочитают
решать проблемы в сотрудничестве с квалифицированными, авторитетными
людьми, веря, что командой проблему решить намного проще.
РЕЗЮМЕ. Во второй группе респондентов, адаптивные когнитивные
стратегии выбрали 36%: «сохранение самообладания» – 25%, что на 7% выше,
чем у первой; «религиозность» (8.3%), «придача смысла» (22,2%).
Неадаптивные когнитивные стратегии больше свойственны второй группе. Так,
первая группа выбрала только одну стратегию – «диссимуляция» (2,2%). Тогда
как вторая группа выбрала «игнорирование» (2,7%), «диссимуляцию» (8,7%).
Среди «эмоциональных» видов стратегий, первой группе в большей
степени свойственны: «оптимизм» (50%), «самообвинение» (22,7%),
«агрессивность» (15,9%). Второй группе свойственны: «эмоциональная
разрядка» (11,1%), данный вид стратегии первой группой вообще не был
выбран. «Пассивная кооперация» (11.1%), «подавление эмоций».
В поведенческой сфере сильные различия по шкале «обращение». Первая
группа – 15,9%, вторая группа – 58,3%. Первой группе в большей степени
свойственны неадаптивные стратегии, как «отступление» (34%) и «отвлечение»
(25%).

52
3.3 Анализ методики «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций»
С.Хобфолла

Статистический анализ выявил значимость с возрастом лишь по шкале


«ассертивные действия» (активная стратегия). В таблице 3.9 представлены
показатели анализа согласно критерию Манна–Уитни.
Визуальное сравнение средних показателей обеих групп обнаруживает
общую тенденцию использования сочетания различных стратегий. Несмотря на
это, по некоторым шкалам наблюдается существенные различия в средних
показателях. Первой группе от 26–35 лет больше свойственны «ассертивные
действия» – 47,22 (U = 496,500; p≤0.05). Это значит, что они увереннее
отстаивают свою точку зрения и в меньшей степени зависят от внешних
обстоятельств. У второй группы показатели ниже – 32,29. «Вступление в
социальный контакт» больше свойственно респондентам второй группы, от 36–
46 лет, – 42,18 (U = 731,500; p>0.05). У первой группы показатели ниже –
39,13. «Поиск социальной поддержки» в равной степени характерен для обеих
групп. Вторая группа чаще прибегает к «осторожным действиям» – 41,22 (U =
766; p>0.05), первая группа набрала 39,91. «Импульсивные действия» больше
характеры для первой группы – 41,55 (U = 746; p>0.05), результаты второй
группы равны 39,22. «Избегание» чаще выбирают респонденты второй группы
– 41,61 (U = 752; p>0.05), показатели первой группы – 39,59. «Манипулятивные
действия» у обеих групп различаются ненамного, тем не менее респонденты
второй группы набрали чуть больше баллов – 41, 03. Вторая группа – 40,07 (U =
773; p>0.05). К «асоциальным действиям» чаще обращаются респонденты
первой группы – 42,67, вторая группа набрала – 37,85 (U = 696,500; p>0.05).
Наконец, «агрессивные действия» чаще используются респондентами первой
группы – 42,76. Вторая группа набрала – 37,74 (U = 692,500; p>0.05).

53
Таблица 3.8 Сравнительный анализ результатов теста «Стратегии преодоления
стрессовых ситуаций» С.Хобфолла

I II
Модель n=44 n=36
Стратегии
поведения U P
преодоления
(действия)
Средние ранги
Ассертивные
Активная 47,22 32,29 496,500 0,004
действия
Вступление в
Просоциальная 39,13 42,18 731,500 0,554
соц–й контакт
Поиск соц–й
Просоциальная 40,59 40,39 788 0,969
поддержки
Осторожные
Пассивная 39,91 41,22 766 0,800
действия
Импульсивные
Прямая 41,55 39,22 746 0,654
действия
Пассивная Избегание 39,59 41,61 752 0,696
Манипулятивные
Непрямая 40,07 41,03 773 0,853
действия
Асоциальные
Асоциальная 42,67 37,85 696,500 0,352
действия
Агрессивные
Асоциальная 42,76 37,74 692,500 0,333
действия
Наглядно, различия в выборе моделей поведения представлены в
диаграмме ниже, рисунок 3.7. Здесь отображено, что первой группе в
достаточно сильной мере свойственны ассертивные действия, а также в
большей степени свойственны асоциальные и агрессивные действия по
сравнению со второй группой. Четыре модели поведения: «Вступление в
социальный контакт», «Поиск социальной поддержки», «Асоциальные» и
«Агрессивные действия» создают ось шкалы «Просоциальное–Асоциальное».
Показатели этой оси отражают то, насколько человек придерживается правил
социального взаимодействия в процессе решения проблем, или, согласно
Водопьяновой Н.Е., в процессе достижения поставленных целей.

54
Агрессивные действия

Асоциальные действия

Манипулятивные действия

Избегание

Импульсивные действия
Группа II
Осторожные действия Группа I
Поиск социальной поддержки
Вступление в соц-й контакт
Ассертивные действия

0 10 20 30 40
50

Рис.3.8 Наглядное распределение показателей обеих групп по субшкалам теста


«СПСС» С.Хобфолла
Таким образом, сравнительный анализ сочетания повышенных баллов по
шкалам «поиск социальной поддержки» (40, 59), «асоциальные» (42,67) и
«агрессивные» действия (42,76), и пониженных по шкале «вступление в
социальный контакт» (39,13) говорят о том, что молодые люди в возрасте от
26–35 лет в трудных ситуациях или в ситуациях преодоления барьеров на пути
к поставленной цели, ищут помощи со стороны и проявляют асоциальные и
агрессивные методами.
Вторая группа, в возрасте от 36–46 лет, наоборот имеет повышенные
ранговые показатели по шкалам «вступление в социальный контакт» – 42,18 и
«поиск социальной поддержки» – 40, 39. И пониженные показатели по шкалам
«агрессивные» (37,85) и «асоциальные» действия (37,74). Иначе говоря,
респонденты второй группы в трудных ситуациях склонны применять
конструктивные стратегии взаимодействия с окружающими людьми.
Следующая ось – «активная–пассивная», отражает насколько активно
проявляет себя человек при столкновении с трудностями, какие усилия он
прикладывает. Данная ось включает шкалы: «ассертивные действия»,
«осторожные действия», «избегание».

55
Респонденты первой группы, в возрасте от 26–35 лет, показали себя
гораздо активнее и увереннее второй группы. Так, «ассертивные действия» –
47, 22; «осторожные действия» – 39,91; «избегание» – 39,59. Респонденты
второй группы, в возрасте от 36 –46 лет ведут себя в трудных ситуациях менее
уверенно – 32,29; они более осторожны – 41,22; и им больше свойственно
«избегание» – 41,61.
Третья ось – «прямые–непрямые» стратегии, включает следующие
шкалы: «импульсивные» и «манипулятивные» действия. Здесь, первой группе,
в возрасте от 26–35 лет, по сравнению со второй, больше свойственно
использовать «импульсивные действия» – 41,55, тогда как респонденты от 36–
46 лет набрали – 39,22 рангов. И первой и второй группе, с разницей в 0,96
баллов, характерны манипулятивные действия.
РЕЗЮМЕ. Таким образом, основные выявленные различия указывают на
то, что люди от 36–46 лет менее склонны использовать импульсивные,
асоциальные и агрессивные действия, легче вступают в социальный контакт и
сотрудничество. Они менее уверены, более осторожны, стараются чаще
избегать трудных ситуаций, и не против использования манипулятивных
действий.
Результаты первой группы, от 26-35 лет, говорят о том, что молодые
люди в стресовых ситуациях ведут себя агрессивно или импульсивно. Тем не
менее, им также свойственны «ассертивные» действия, что говорит о некоторой
доле конструктивности. Значит, в трудных ситуациях они стараются вести себя
активно, инициируют поиск на возникшие вопросы.

56
3.4 Анализ методики «Психологический возраст» Е.И.Головаха,
А.А.Кроника

На основании данной методики вычислялась разница между


психологическим и хронологическим возрастом человека. Психологический
возраст понимается как мера психологического прошлого человека,
субъективная оценка человеком своей реализованности по отношению к
будущему. В ходе обработки подсчитывались два показателя: реализованность
психологического времени (Рвр) и психологический возраст (ПВ).
Реализованность психологического времени отражает субъективную оценку
человека насыщенности своего прошлого. Психологический возраст
высчитывался как отношение реализованности к предполагаемой
насыщенности всей жизни и ожидаемой продолжительности всей жизни.
Полученные результаты психологического возраста сопоставлялись с
хронологическим возрастом респондентов. Согласно авторам методики,
разница между фактическим и психологическим возрастом в 2–4 года является
нормой. Если разница оказывается слишком большой, то это показатель того,
что человек переживает либо: а) внутренний конфликт, возможно переживает
возрастной кризис; б) если значение разницы с положительным знаком (то есть
психологический возраст меньше хронологического), то это – признак
чрезмерного оптимизма, человек в большей степени живет будущим, имеет
большие планы и ожидания на длительный хронологический период, которые
не соответствуют действительности; в) если значение разницы с
отрицательным знаком (то есть психологический возраст больше
хронологического), то наоборот, человек склонен жить прошлым,
пессимистично оценивает свое будущее. Как утверждают авторы методики, чем
старше человек, тем более естественней для него занижать свой
психологический возраст, как бы брать взаймы у своего прошлого, тем самым
увеличивая свой ожидаемый период жизни.

57
U–критерий Манна–Уитни выявил статистическую значимость
возрастных групп с их психологическим возрастом (p≤0.001; U = 284).
Визуальное сравнение средних значений по двум группам выглядит
следующим образом:
Таблица 3.9 Сравнительный анализ средних значений разницы в фактическом и
психологическом возрастах
Группа I (26 –35 лет) Группа II (36–46 лет)
n=44 n=36
Средний ранг Средний ранг
Психологический 54,61
28,95
возраст
В целом, психологический возраст обеих групп находится в пределах
нормы, согласно данным частотного анализа. У большинства респондентов
возрастные расхождения не превышают ±2 лет. Согласно значениям средних
показателей, выявлено, что вторая группа имеет тенденцию к завышению
психологического возраста по сравнению с хронологическим. То есть,
респонденты от 36–46 лет чувствуют себя старше своих паспортных данных
(54,61). Первая группа от 26–35 лет чувствует себя моложе своего
фактического возраста в среднем на два года (28,95).
Результаты частотного анализа по группам в виде круговых диаграмм
представлен ниже, рисунок 3.8 и 3.9.

58
Рис.3.9 Разница в годах между психологическим и фактическим возрастами в
группе I, 26–35 лет, n=44

Рис.3.10 Разница в годах между психологическим и фактическим возрастами в


группе II, 26–35 лет, n=36
59
Небольшое количество респондентов в двух группах демонстрируют
достаточно существенную разницу. Так, в первой группе в возрасте от 26–35
лет , n=44, всего 25% респондентов чувствуют себя старше на 10 – 25 лет. Во
второй группе, от 36 – 46 лет, n=36, целых 42% респондентов чувствуют себя
старше на 10 – 26 лет.
РЕЗЮМЕ. Согласно авторам методики [8, с.109], подобные расхождения
в возрасте могут быть признаком переживания возрастного кризиса, что
согласуется с теорией К.Г. Юнга о кризисе «середины жизни». Переоценка
психологического возраста относительно хронологического отражает
несколько депрессивное отношение к жизни [37]. Данный факт,
свидетельствует о переживании возрастного кризиса 42%–ми респондентов.
По данным современных исследований «восприятия временной перспективы»,
подобные расхождения указывают на своебразное «ощущение собственного
бессилия перед организацией своей жизни», подчиненность судьбе, фатализм
[6].

60
3.6 Данные корреляционного анализа

Корреляционный анализ выявил взаимосвязь между различными


субшкалами использованных здесь тестов. Ввиду очень большого объема
данных, в данной главе будут представлены результаты только статистически
значимых результатов. Корреляционный анализ проводился посредством
парных корреляций Спирмена.
Значимые статистические показатели были обнаружены между
субшкалами «СЖО» и методики определения копинг–стратегий Э.Хайма.
Статистически значимые данные коэффициентов корреляции представлены в
таблице 10.
Таблица 3.10 Коэффициенты парной корреляции между субшкалами теста
«СЖО» и методики определения копинг–стратегий Э.Хайма


контроля – Я
Результат
Процесс

контроля
Локус

Локус
Цели

Жизнь
S p S P S p S p S P
А.К. –0,189 0,093 –0,197 0,080 –0,184 0,103 –0,124 0,274 –0,104 0,359
0,261 0,020 0,258 0,021 0,278 0,012 0,269 0,016 0,098 0,385
О.А.К
Н.К. –0,159 0,160 –0,105 0,355 –0,188 0,095 –0,319 0,004 0,045 0,693
А.Э. 0.254 0,023 0.347 0,002 0,194 0,085 0,158 0,162 0.379 0,001
О.А.Э 0,130 0,250 0,118 0,299 0,129 0,255 0,152 0,178 0,134 0,237
Н.Э. –0,343 0,002 0,428 0,000 –0,281 0,012 –0,261 0,019 –0,471 0,000
А.П. 0,095 0,400 0,180 0,111 0,109 0,337 –0,044 0,701 0,039 0,730
О.А.П 0,078 0,491 0,183 0,104 0,060 0,596 0,065 0,568 0,395 0,000
Н.П. –0,165 0,143 –0,341 0,002 –0,164 0,145 –0,007 0,948 –0,368 0,001
Значения, представленные в таблице 10, указывают на то, что
респонденты, имеющие положительные, повышенные результаты по
субшкалам теста «СЖО», а именно «Цели» (r=0,254; p≤0.05), и «Процесс»
(r=0,347; p≤0.01), и «Локус контроля – Жизнь» (r=0,379; p≤0.001), склонны
использовать «адаптивные эмоциональные» (А.Э).
«Относительно адаптивные когнитивные» (О.А.К.) характерны для тех,
кто активно планирует свое будущее(r=0,251; p≤0.020), удовлетворен своим
настоящим (r=0,258; p≤0,021), доволен достигнутыми результатами в прошлом

61
(r=0,278; p=0,012) и обладает сильным субъективным локусом контроля
(r=0,269; p≤0,016).
«Неадаптивные когнитивные» стратегии показали обратную корреляцию
с «локусом контроля – Я» (r=–0,319; p≤0,004). Это значит, что люди с крайне
низким субъективным локусом контроля склонны пользоваться неадаптивными
когнитивными стратегиями.
«Относительно адаптивные поведенческие» стратегии коррелируют с
субшкалами «Цели» (r=0,254; p≤0.05), «Процесс» (r=0,347; p≤0.01), «Локус
контроля – жизнь» (r=0,379; p≤0.001). Это значит, что люди удовлетворенные
пройденным этапом своей жизни и имеющие планы и цели на будущее,
верящие, что жизнь поддается сознательному контролю, используют
адаптивные эмоциональные стратегии. Сравнивая данные корреляционного
анализа с результатами теста «СЖО» нашей выборки, можно сказать, что выбор
респондентами второй группы адаптивных эмоциональных копинг–стратегий
связан с их осмысленностью будущего, а первой группы с высокими баллами
по шкале «Процесс» и «Локусом контроля – Жизнь».
Отрицательные корреляционные показатели выявлены со всеми шкалами
неадаптивных стратегий. Это значит, что респонденты с низкими баллами по
субшкалам «Цели» (r=–0,343; p≤0.05), «Результат» (r=–0,281; p≤0.01), «Локус
контроля – Я» (r=–0,261; p≤0.01), «Локус контроля – Жизнь» (r=–0,471; p≤0.001)
– выбирают неадапативные эмоциональные виды стратегий. Низкие баллы по
шкале «Локус контроля – Я» (r=–0,368; p≤0.001) влияют на выбор
неадаптивных когнитивных стратегий. На выбор неадаптивных поведенческих
стратегий повлияли низкие баллы по шкале «Процесс» (r=–0,341; p≤0.01) и
«Локус контроля – Жизнь» (r=–0,368; p≤0.001).
В целом, можно сказать, что уровень осмысленности жизни,
неудовлетворенность смыслом жизни влияет на выбор копинг–стратегий.
Статистически значимые показатели корреляции также выявлены между
субшкалами теста «СЖО» и опросника «Стратегии преодоления стрессовых

62
ситуаций». В таблице 3.13 представлены соответствующие корреляционные
показатели.
Отрицательных, статистически значимых, значений не выявлено.
Положительные корреляции между субшкалами также указывают на то, что
выбор определенных видов стратегий связан с уровнем осмысленности жизни.
Так, респонденты испытывающие удовлетворение своим настоящим (r=0,243;
p≤0.05) и обладают сильным локусом контроля (r=0,325; p≤0.01) используют
активные стратегии («ассертивные действия»). Респонденты, с оптимистичным
взглядом на свое будущее («Цели» r=0,360; p≤0.01), наслаждающиеся своим
настоящим («Процесс» r=0,452; p≤0.01), и верящие, что качество жизни зависит
от собственного выбора («Локус контроля – Жизнь» r=0,445; p≤0.01), в трудных
ситуациях ищут социального контакта.
Стратегия «Поиск социальной поддержки» свойственна респондентам с
общим повышенным уровнем осмысленности жизни, здесь наблюдается
корреляция со всеми субшкалами теста «СЖО». «Осторожные действия»
выбрали респонденты с сильным локусом контроля – Я (r=0,229; p≤0.05),
удовлетворенные своим настоящим, и имеющие планы на будущее.
«Избегание» коррелирует с субшкалами «Процесс» (r=0,426; p≤0.001) и
«Результат» (r=0,253; p≤0.05). Это значит, что люди, избирающие стратегию
«избегание», набрали повышенные баллы лишь по этим шкалам. Выбор
«Непрямых действий» (манипулятивные) коррелируют с «локусом контроля –
Я» (r=0,350; p≤0.001), «Процессом» (r=0,239; p≤0.05) и «Результатом» (r=0,329;
p≤0.01). Иначе говоря, люди, прибегающие к манипулятивным действиям в
трудных ситуациях, сконцентрированы на настоящем, живут прошлым и
обладают сильным локусом контроля. «Асоциальные действия» свойственны
людям, живущим лишь настоящим (r=0,225; p≤0.05).
Не выявлено корреляции между шкалами «СЖО» и субшкалами
«Импульсивные действия» и «Агрессивные действия». Данный факт указывает
на то, что уровень осмысленности жизни влияет на выбор конструктивных
стратегий.
63
Таблица 3.11 Коэффициенты парной корреляции между субшкалами теста
«СЖО» и опросника «СПСС»

контроля –

контроля –
Результат
Процесс

Жизнь
Локус

Локус
Цели

Я
S p S p S p S p S p
Ассертивные 0,074 0,514 0,243 0,030 0,159 0,160 0,329 0,003 0,171 0,129
действия
Вступление в соц– 0,360 0,001 0,452 0,000 0,189 0,93 0,207 0,065 0,445 0,000
й контакт
Поиск соц–й 0,350 0,001 0,573 0,000 0,421 0,000 0,377 0,001 0,470 0,000
поддержки
Осторожные 0,240 0,032 0,224 0,46 0,059 0,601 0,229 0,041 0,128 0,256
действия
Импульсивные – 0,365 0,005 0,964 0,073 0,520 –0,45 0,691 – 0,151
действия 0,103 0,162
Избегание 0,194 0,085 0,426 0,000 0,253 0,023 0,179 0,113 0,038 0,738
Непрямые 0,171 0,130 0,239 0,033 0,329 0,003 0,350 0,001 – 0,424
действия 0,091
Асоциальные 0,050 0,657 0,225 0,045 0,058 0,612 0,172 0,127 – 0,805
действия 0,028
Агрессивные 0,054 0,633 0,024 0,834 – 0,106 0,027 0,813 – 0,292
действия 0,182 0,119

Анализ полученных эмпирических данных позволил сделать


следующие выводы:
1. В целом, всей выборке, респондентам периода средней взрослости,
свойственно использование «конструктивных» стратегий, «адаптивных
поведенческих» и «относительно адаптивных эмоциональных» стратегий.
2. Разница выявленная между группами, указывает, что респонденты
первой группы, от 26–35 лет в трудных жизненных ситуациях используют
неадаптивные поведенческие и эмоциональные и адаптивные когнитивные
виды стратегий.
3. Первая группа использует в основном «ассертивные», «прямые»
(манипулятивные) и «асоциальные» стратегии. Вторая группа, от 36–46 лет,
склонна использовать больше «адаптивных поведенческих» и «просоциальных»

64
стратегий. Данный факт указывает, что с возрастом повышается уровень
адаптации, способность конструктивно решать жизненные трудности.
4. Наличие существенных различий между показателями
психологического и хронологического возрастов указывает на переживание
респондентами кризиса, что подтверждается неоднородными результатами
теста СЖО, согласно характеристикам возрастного кризиса К.Г.Юнгом.
5. Корреляционный анализ выявил связь уровня удовлетворенности
смыслом жизни с некоторыми видами копинг–стратегий, используемыми в
трудных жизненных ситуациях.

65
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Теоретический анализ позволил определить сущность и характеристику


копинг – стратегий, их отличие от механизмов психологической защиты.
Благодаря обзору современных исследований совладающего поведения удалось
определить уровень изученности данной проблемы, специфику проявления
копинг – стратегий человека в различных стрессовых ситуациях, зависимость
выбора стратегий от определенных личностных качеств.
В данном исследовании были применены психодиагностические методы
согласно поставленным задачам. Характер выбранных методик позволяет
сделать вывод о том, что цель и задачи работы достигнуты. Общая гипотеза
исследования состояла в том, что существует различия в характере выбора
копинг–стратегий у людей периода средней взрослости. Проведенные
экспериментальные мероприятия действительно выявили существенные
различия. Специфика выбора копинг–стратегий у респондентов первой и
второй группы отличается. Гипотеза подтвердилась.
Кроме того, частично подтвердились и частные гипотезы. Так, показатели
субшкал теста «СЖО», описания которых согласуются с характеристикой
К.Г.Юнга возраста «кризиса середины жизни», отражаются на выборе копинг–
стратегий. Это подтверждает проведенный корреляционный анализ. Результаты
того же теста указывают на повышенный уровень осмысленности жизни у
респондентов второй группы. Проще говоря, корреляционный анализ показал,
что выбор копинг-стратегий связан с уровнем осмысленности жизни, но не
всех. Также, соответствие с теорией К.Г. Юнга подтвердилось полученными
значениями по тесту «психологический возраст». Обнаружилось, что
респонденты второй группы чувствуют себя гораздо старше паспортного
возраста.
Особенности совладающего поведения у взрослых людей требует
дальнейшего, более глубокого изучения. Необходимо выяснить влияние
возрастных новообразований и личностных качеств на уровень

66
конструктивности совладающего поведения взрослых людей, какие конкретно
виды копинг–стратегий сопутствуют возрастным кризисам, связаны ли они с
физиологическими и социальными изменениями зрелого человека.

67
ВЫВОДЫ

1. Копинг–стратегии – это способы и механизмы, которые человек


применяет на сознательном уровне в трудных ситуациях с целью не просто
решить возникшую проблему, но и сохранить или восстановить
психологический комфорт.
2. Проведенный теоретический анализ выявил, многогранность и
разносторонность копинг–поведения. Существующие исследования на данную
тему подтверждают важную роль совладающего поведения в жизни
современного человека. Прояснился масштаб проявлений копинг–поведения,
но пока не совсем ясен механизм и закономерности формирования стратегий.
На данный момент нет единой классификации. Более точно изучены
особенности копинг поведения младшего школьного и подросткового
возрастов. Особенности совладающего поведения зрелых людей изучаются по
большей части лишь в контексте стрессовых ситуаций, где исследуется
зависимость и влияние конкретных внешних условий.
3. Экспериментальное исследование особенностей копинг–поведения
людей периода средней взрослости выявило, что существуют различия между
возрастными группами в характере выбора стратегий. Так, первая группа
респондентов, в возрасте от 26–35 лет, проявляет тенденцию реагировать в
стрессовых ситуациях агрессивно и импульсивно. Большее предпочтение
отдает когнитивным видам стратегий. Наряду с этим респонденты первой
группы уступают второй группе в уровне осмысленности жизни. Молодые
люди проявили себя гедонистами, не работающими над реализацией планов на
будущее, наслаждающиеся настоящим, и не очень довольными результатами
своего прошлого.
В отличие от первой группы, респонденты второй, в возрасте от 36–46 лет
показали более однородные результаты по тесту на осмысленность жизни. Они
удовлетворены результатами прожитого периода, имеют планы и цели на
будущее и, судя по неудовлетворенности своим настоящим, работают над

68
претворением своих планов в жизнь. Кроме того, у них более высокий уровень
субъективного контроля и сниженный, в сравнении с первой группой, «локус
контроля – жизнь». Данный факт, согласно К.Г.Юнгу, является хорошим
сочетанием. Так как осознание того, что многие вещи в жизни не подвластны
человеческому контролю, а человек может контролировать лишь свои поступки
и действия, говорит о готовности субъекта принять жизнь такой, какая она есть,
тем самым сохранив психологическое здоровье.
Данные результаты согласуются с показателями теста «психологический
возраст». Большая часть второй группы респондентов чувствует себя гораздо
старше своего хронологического возраста. Существенные различия между
этими возрастами, авторами методики интерпретируются как «переживание
кризиса» или «внутреннего конфликта». Скорее всего, респонденты второй
группы находятся в процессе переосмысления жизни и переоценки ценностей.
Наряду с вышеперечисленными данными, респонденты второй группы
продемонстрировали выбор более конструктивных копинг–стратегий. Так, в
отличие от первой группы, им свойственны адаптивные поведенческие
стратегии и их сценарий используемых стратегий гораздо шире. В отличие от
первой группы, они в гораздо меньшей степени используют неадаптивные виды
стратегий. Данный факт указывает на то, что с возрастом человек склонен
решать проблемы исходя из внешних обстоятельств. Иначе говоря, способность
адекватно оценивать ситуацию становится эффективнее, улучшается
способность контролировать эмоциональное состояние и поведение. Помимо
этого, респонденты второй группы больше, чем респонденты первой группы,
предпочитают использовать «просоциальные» стратегии, подразумевающие
сотрудничество с окружающими людьми. Им в меньшей степени свойственно
реагировать агрессивно или асоциально, они больше предпочитают
«осторожничать», стараются обойти ситуации с неоправданным риском.

69
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абабков В.А. Адаптация к стрессу. Основы теории, диагностики и


терапии / В.А.Абабков, М. Перре. СПб: Речь, 2004. 165 c.
2. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания / Б.Г. Ананьев. СПб:
Питер, 2001. 288с.
3. Анастази А. Психологическое тестирование / А.Анастази / СПб.:
Питер, 2007. с.688
4. Анцыферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях:
переосмысливание, преобразование ситуаций и психологическая защита / Л.И.
Анцыферова // Психологический журнал. 1994. Т. 15, № 1. с. 3–18.
5. Баскакова С.А. Современные представляения о способах совладания /
С.А.Баскакова // Обзоры. М.:ФГУ, Московский НИИ психиатрии Росздрава,
2010. с. 88–96.
6. Белинская Е.П.Временные аспекты Я концепции идентичности
/Е.П.Белинская // Мир Психологии. М.: 1999. №3, с. 40–46.
7. Водопьянова Н.Е. Психодиагностика стресса / Н.Е.Водопьянова.
СПб.: Питер, 2009. 225 с.
8. Головаха Е.И.Психологическое время личности / Е.И.Головаха,
А.А.Кроник. Киев: Наукова Думка, 1984. 130 с.
9. Гордеева Т.О. Диагностика копинг-стратегий: адаптация опросника
COPE / Т.О. Гордеева, Е.Н.Осин, Е.А.Рассказова, О.А.Сычев, В.Ю.Шевяхова //
Психология стресса и совладающего поведения в современном российском
обществе. Материалы II междунар. науч.-практ. конф., 23–25 сентября 2010 г.
Кострома: Изд-во КГУ им. Н.А.Некрасова, 2010. Т. 2. с. 195–197.
10. Грановская Р.М. Система психологической защиты и копинг–
стратегии / Р.М. Грановская // Международная научно–практическая
конференция – Психология стресса и совладающего поведения: Материалы
Международной научно–практической конференции. Кострома: КГУ
им.Некрасова, 2007. 426 с. с. 28.
70
11. Зеленский В.В. Базовый курс аналитической психологии, или
Юнгианский бревиарий / В.В. Зеленский. М.: Когито–Центр, 2004. 256 с.
12. Иванова Т.Ю.Теория сохранения ресурсов как объяснительная модель
/ Т.Ю.Иванова // Психология. Журнал Высшей школы экономики. М.: ВШЭ,
2013. т. III, №3, с. 119–135.
13. Ильин Е.П. Психология взрослости / Е.П.Ильин. СПб: Питер, 2012.
469 с.
14. Крюкова Т.Л.Психология совладающего поведения в разные периоды
жизни: автореф.дис…на соискание учен.степ.докт.псих.наук:19.00.13 /
Т.Л.Крюкова. Костромской Государственный университет им.Некрасова. М.:
КГУ им.Некрасова, 2013. 50 с.
15. Куфтяк Е.В.Факторы становления совладающего поведения в детском
и подростковом возрасте / Е.В.Куфтяк // Психологические исследования. М.:
Солитон, 2012. № 2(22). с. 4.
16. Кокс.Т. Стресс / Т.Кокс. М.: Медицина, 1981. с.216.
17. Крайг Г.Психология развития / Г.Крайг, Д.Бокум. СПб: Питер, 2005.
940 с.
18. Леонтьев Д.А. Тест смысложизненных ориентаций / Д.А.Леонтьев.
М.: Смысл, 2000. 18 с.
19. Львова Е.Н. Личностные предикторы совладающего поведения в
ситуации неопределенности / Е.Н.Львова, О.В.Митина, Е.И.Шлягина //
Психологические исследования. 2015. Т. 8, № 40. с. 4.
20. Либина А.В.Совладающий интеллект. Человек в сложной жизненной
ситуации / А.В.Либина. М.: Эксмо, 2006. 192 с.
21. Либин А.В. Дифференциальная психология. На пересечении
европейских, российских и американских традиций / А.В.Либина. М.: Смысл,
1999. 533 с.
22. Ломов Б.Ф.Методологические и теоретические проблемы психологии
/ Б.Ф.Ломов. М.: Наука, 1984. 439 с.

71
23. Малкина–Пых И.Г.Возрастные кризисы: Справочник практического
психолога / И.Г.Малкина–Пых. М.: Эксмо, 2005. 896 с.
24. Марцинковская Т.Д. «Образ Я» в современном мире: константы и
трансформации / Т.Д. Марцинковская // Мир психологии, 2009. No. 4, 142–149.
25. III Международная научно–практическая конференция: Психология
стресса и совладающего поведения / Материалы III Международной научно–
практической конференции. Кострома: КГУ им.Некрасова, 2013. 284 с.
26. Мак–Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика: Понимание
структуры личности в клиническом процессе / Н.Мак–Вильямс. М.: Класс,
2006. 480 с.
27. Муздыбаев К. Стратегия совладания с жизненными трудностями /
Муздыбаев К // Журнал социологии и социальной антропологии. 1998. Т. 1,
вып. 2. с. 37–47.
28. Набиуллина Р.Р. Механизмы психологической защиты и совладания
со стрессом: учебное пособие / Р.Р.Набиуллина, И.В.Тухтарова. Казань: КГМА,
2003. 83 с.
29. Нартова–Бочавер С.К. “COPING BEHAVIOR" в системе понятий
психологии личности / С.К.Нартова–Бочавер // Психологический журнал.
Том18 №5 сентябрь–октябрь 1997. с. 20–30.
30. Никольская И.М.Психологическая защита у детей / И.М.Никольская,
Р.М.Грановская. СПб: Речь, 2006. 342 с.
31. Никандров В.В. Методологические основы психологии
/В.В.Никандров. Спб.: Речь, 2008. 235 с.
32. Палагина Н.Н. Психология развития и возрастная психология /
Н.Н.Палагина. Бишкек: КРСУ, 2003. 147 с.
33. Перлз Ф. Подход и Свидетель Терапии / Ф.Перлз. М.: Либрис, 1996.
240 с.
34. Рассказова Е.И. Копинг-стратегии в психологии стресса: подходы,
методы и перспективы / Е.И.Рассказова, Т.О.Гордеева // Психологические
исследования. 2011. № 3(17).
72
35. Романова Е.В. Проективные графические тесты: Методические
рекомендации / Е.В.Романова, Т.И.Сытько. СПб.: 1992. 79 с.
36. Семенюк Л.М. Хрестоматия по возрастной психологии: учебное
пособие для студентов/Л.М.Семенюк. М.: Институт практической психологии,
1996. 304 с.
37. Суркова Е. Г. Глубина внутриличностного конфликта и зрелость
совладающего поведения/ Е. Г. Суркова, Е. В. Гурова // Проблемы педагогики и
психологии. М.: МГУ, 2012. №3, с. 251–256.
38. Ташлыков В. Психология лечебного процесса / В.Ташлыков. СПб:
Медицина, 1984. с.192
39. Терехина Н.С.Соотношение субъектных и личностных характеристик
при построении временной перспективы у людей разных профессий /
Н.С.Терехина // Психологические исследования. М.: 2014. Т. 7, № 35. с. 7
40. Фрейд А.Психология Я и защитные механизмы / А.Фрейд. М.:
Педагогика, 1993. 144 с.
41. Фрейд З. Психопатология обыденной жизни / З.Фрейд. Спб.: Питер,
2007. 400с.
42. Шарп Д. Кризис среднего возраста / Д.Шарп. Москва: Класс, 2006.
176 с.
43. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис / Э.Эриксон. М.:
Прогресс, 1996. 344 с.
44. Юдин Э.Г.Методология науки. Системность. Деятельность /
Э.Г.Юдин. М.: Эдиториал УРСС, 1997. 440 с.
45. Cramer P. Coping and defensive mechanisms: What's the difference? /
P.Cramer // Journal of Personality. 1998. Vol. 66. p. 919–946.
46. Cummings Mark E. Life–span Developmental Psychology: Perspectives on
Stress and Coping / E.Mark Cummings, A.L.Greene, K.H.Karraker. NY.: Psychology
Press, 1991. p.337
47. Deisinger J.A. Relationships between Coping Style and PAI Profiles /

73
Julie A Deisinger, Jeffrey E. Cassisi // Journal of Clinical Psychology. Vol.59, № 12,
pp. 1315–1323.
48. Lasarus R. Emotions and interpersonal relationships: toward a person-
centered conceptualization of emotions and coping / R. Lasarus // Journal of
Personality. 2006. Vol. 74, №1. p. 9–43.
49. Lazarus R. S. Stress, Appraisal, and Coping / R.S.Lazarus, S.Folkman.
N.Y.: Springer Publishing, 1984. p.444
50. Losoya S. Developmental issues in the study of coping / S. Losoya,
N.Eisenberg, R.Fabes // International Journal of Behavioral Development. 1998.
Vol. 22, N 2. p. 287–313.
51. Revenson A.T. Coping With Chronic Illness: A Study of Illness
Controllability and the Influence of Coping Strategies / Tracey A.Revenson
//Journal of Consulting and Clinical Psychology. 1984.V. 52, № 3, pp. 343–353
52. Palombo J. Guide to Psychoanalytic Developmental Theories / J.Palombo,
H.K.Bendicsen, B.J.Koch. NY.: Springer–Verlag, 2009. p.416, pp.49–60
53. Petrosky, M. J., Birkimer, J. C. (1991) The Relationship among Locus of
Control, Coping Stylesand Psychological Symptom Reporting // Journal of Clinical
Psychology. Vol. 47. № 3. p. 336–345.
54. Schooler C. The Structure of Coping / С.Schooler, L.I. Pearlin // Journal of
Health and Social Behaviour. 1978. Vol.19, № 2:21.

74
ПРИЛОЖЕНИЕ 1

I . Тест смысложизненных ориентаций/Бланк ответов


Инструкция: Вам будут предложены пары противоположных утверждений. Ваша
задача - выбрать одно из двух утверждений, которое, по Вашему мнению, больше
соответствует действительности, и отметить одну из цифр 1, 2, 3, в
зависимости от того насколько Вы уверены в выборе (или 0, если оба
утверждения на Ваш взгляд одинаково верны).

1. Обычно мне очень скучно. 3 2 1 0 1 2 3 Обычно я полон энергии

2. Жизнь кажется мне всегда волнующей Жизнь кажется мне совершенно


3 2 1 0 1 2 3
и захватывающей спокойной и рутинной

3. В жизни я не имею определенных В жизни я имею очень ясные целя и


3 2 1 0 1 2 3
целей и намерений намерения

4. Моя жизнь представляется мне Моя жизнь представляется мне вполне


3 2 1 0 1 2 3
крайне бессмысленной и бесцельной осмысленной н целеустремленной.

5. Каждый день кажется мне всегда Каждый день кажется мне совершенно
3 2 1 0 1 2 3
новым и непохожим на другие похожим на все другие.

6. Когда я уйду на пенсию, я займусь Когда я уйду на пенсию, я постараюсь


интересными вещами, которыми всегда 3 2 1 0 1 2 3 не обременять себя никакими
мечтал заняться заботами.

7. Моя жизнь сложилась именно так, как Моя жизнь сложилась совсем не так,
3 2 1 0 1 2 3
я мечтал как я мечтал.

8. Я не добился успехов в осуществлении Я осуществил многое из того, что было


3 2 1 0 1 2 3
своих жизненных планов. мною запланировано в жизни.

Моя жизнь наполнена интересными


9. Моя жизнь пуста и неинтересна. 3 2 1 0 1 2 3
делами

10. Если бы мне пришлось подводить 3 2 1 0 1 2 3 Если бы мне пришлось сегодня


сегодня итог моей жизни, то я бы сказал, подводить итог моей жизни, то я бы
что она была вполне осмысленной. сказал, что она не имела смысла.

11. Если бы я мог выбирать, то я бы


Если бы я мог выбирать, то я бы прожил
построил свою жизнь совершенно 3 2 1 0 1 2 3
жизнь еще раз так же, как живу сейчас.
иначе.

12. Когда я смотрю на окружающий Когда я смотрю на окружающий меня


меня мир, он часто приводит меня в 3 2 1 0 1 2 3 мир, он совсем не вызывает у меня
растерянность и беспокойство. беспокойства и растерянности.

13. Я человек очень обязательный. 3 2 1 0 1 2 3 Я человек совсем не обязательный.

Я полагаю, что человек лишен


14. Я полагаю, что человек имеет
возможности выбирать из-за влияния
возможность осуществить свой 3 2 1 0 1 2 3
природных способностей и
жизненный выбор по своему желанию.
обстоятельств.

15. Я определенно могу назвать себя Я не могу назвать себя


3 2 1 0 1 2 3
целеустремленным человеком. целеустремленным человеком.

16. В жизни а еще не нашел своего В жизни я нашел свое призвание и


3 2 1 0 1 2 3
призвания и ясных целей. целя.

17. Мои жизненные взгляды еще не Мои жизненные взгляды вполне


3 2 1 0 1 2 3
определились. определились.

18. Я считаю, что мне удалось найти Я едва ли способен найти призвание и
3 2 1 0 1 2 3
призвание и интересные цели в жизни. интересные цели в жизни.

19. Моя жизнь в моих руках, и я сам Моя жизнь не подвластна мне и она
3 2 1 0 1 2 3
управляю ею. управляется внешними событиями.

Мои повседневные дела приносят мне


20. Мои повседневные дела приносят
3 2 1 0 1 2 3 сплошные неприятности и
мне удовольствие и удовлетворение
переживания.
ПРИЛОЖЕНИЕ 2

II. Вам будет предложен ряд утверждений, касающихся особенностей Вашего


поведения. Постарайтесь вспомнить, каким образом Вы чаще всего разрешаете
трудные и стрессовые ситуации и ситуации высокого эмоционального
напряжения. Обведите кружком, пожалуйста, тот номер, который Вам
подходит. В каждом разделе утверждений необходимо выбрать только один
вариант, при помощи которого Вы разрешаете свои трудности.
Отвечайте, пожалуйста, в соответствии с тем, как Вы справляетесь с трудными
ситуациями на протяжении последнего времени. Не раздумывайте долго – важна Ваша
первая реакция. Будьте внимательны!

1. «Говорю себе: в данный момент есть что-то важнее, чем трудности»

2. «Говорю себе: это судьба, нужно с этим смириться»

3. «Это несущественные трудности, не все так плохо, в основном все хорошо»

4. «Я не теряю самообладания и контроля над собой в тяжелые минуты и

стараюсь никому не показывать своего состояния»

5. «Я стараюсь проанализировать, все взвесить и объяснить себе, что все не

решаемо»

6. «Я говорю себе: по сравнению с проблемами других людей мои – это пустяк»

7. «Если что-то случилось, то так угодно Богу»

8. «Я не знаю что делать и мне временами кажется, что мне не выпутаться из этих

трудностей»

9. «Я придаю своим трудностям особый смысл, преодолевая их, я со-

вершенствуюсь сам»

10. «В данное время я полностью не могу справиться с этими трудностями, но со

временем смогу справиться и с ними, и с более сложными».

1. «Я всегда глубоко возмущен несправедливостью судьбы ко мне и протестую»


2. «Я впадаю в отчаяние, я рыдаю и плачу»

3. «Я подавляю эмоции в себе»

4. «Я всегда уверен, что есть выход из трудной ситуации»

5. «Я доверяю преодоление своих трудностей другим людям, которые готовы

помочь мне»

6. «Я впадаю в состояние безнадежности»

7. «Я считаю себя виноватым и получаю по заслугам»

8. «Я впадаю в бешенство, становлюсь агрессивным»

1. «Я погружаюсь в любимое дело, стараясь забыть о трудностях»

2. «Я стараюсь помочь людям и в заботах о них забываю о своих горестях»

3. «Стараюсь не думать, всячески избегаю сосредотачиваться на своих

неприятностях»

4. «Стараюсь отвлечься и расслабиться (с помощью алкоголя, успокоительных

средств, вкусной еды и т. п.)»

5. «Чтобы пережить трудности, я берусь за осуществление давней мечты (еду

путешествовать, поступаю на курсы иностранного языка и т.п.)»

6. «Я изолируюсь, стараюсь остаться наедине с собой»

7. «Я использую сотрудничество со значимыми мне людьми для преодоления

трудностей»

8. «Я обычно ищу людей, способных помочь мне советом»


ПРИЛОЖЕНИЕ 3

III. Инструкция. Представьте себе мысленно всю свою жизнь – прошлое, настоящее,
потенциальное будущее. Как вы думаете, до какого возраста вы доживете (дайте более или
менее реальную оценку, постарайтесь правильно оценить все обстоятельства)?_______________

В таблице обведите кружком число, соответствующее указанному вами возрасту (с точностью


до 5 лет). А теперь попытайтесь оценить каждое пятилетие вашей жизни по степени
насыщенности важными для вас событиями: какими-либо изменениями в природе и обществе,
вашем внутреннем мире (мыслях, чувствах, переживаниях), состоянии вашего здоровья, в семье,
на работе, в учебе, в отношениях с друзьями и т. п. Сначала оцените насыщенность первого
пятилетия (до 5 лет), поставив знак плюс (+) в соответствующей клетке таблицы (10 баллов –
максимальная степень насыщенности, 1 балл – минимальная).

Аналогичным образом оцените насыщенность остальных пятилетий, как прошлых, так и


будущих, вплоть до отмеченного возраста.

Внимание! Каждое пятилетие обязательно должно иметь оценку насыщенности и только одну!

Таблица к тесту

Возрастной Степень насыщенности важными событиями, баллов


интервал,
лет 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
До 5 лет
6-10
11-15
16-20
21-25
26-30
31-35
36-40
41-45
46-50
51-55
56-60
61-65
66-70
71-75
76-80
81-85
86-90
91-95
ПРИЛОЖЕНИЕ 4

IV. Инструкция:
Вам предлагаются 54 утверждения, относительно поведения в напряженных (стрессовых)
ситуациях. Оцените, пожалуйста, как Вы обычно поступаете в данных случаях.
Если утверждение полностью описывает Ваши действия или переживания, то в таблице
приведенной ниже, обведите/отметьте подходящий ответ - 5 (да, совершенно верно). Если
утверждение совсем не подходит к Вам, тогда поставьте – 1 (ответ - нет, это совсем не
так).

1. В любых сложных ситуациях Вы не сдаетесь.


1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

2. Объединяетесь с другими людьми, чтобы вместе разрешить ситуацию.


1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

3. Советуетесь с друзьями или близкими о том, что бы они сделали, оказавшись в Вашем
положении.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

4. Вы всегда очень тщательно взвешиваете возможные варианты решений (лучше быть


осторожным, чем подвергать себя риску).
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

5. Вы полагаетесь на свою интуицию.


1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

6. Как правило, Вы откладываете решение возникшей проблемы в надежде, что она разрешится
сама.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

7. Стараетесь держать все под контролем, хотя и не показываете этого другим.


1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

8. Вы полагаете, что иногда необходимо действовать столь быстро и решительно, чтобы застать
других врасплох.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

9. Решая неприятные проблемы, выходите из себя и можете “наломать немало дров”.


1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

10. Когда кто-либо из близких поступает с Вами несправедливо, Вы пытаетесь вести себя так,
чтобы они не почувствовали, что Вы расстроены или обижены.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

11. Стараетесь помочь другим при решении ваших общих проблем.


1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

12. Не стесняетесь при необходимости обращаться к другим людям за помощью или


поддержкой.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

13. Без необходимости не “выкладываетесь” полностью, предпочитая экономить свои силы.


1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

14. Вы часто удивляетесь, что наиболее правильным является то решение, которое первым
пришло в голову.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

15. Иногда предпочитаете заняться чем угодно, лишь бы забыть о неприятном деле, которое
нужно делать.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

16. Для достижения своих целей Вам часто приходиться “подыгрывать” другим или
подстраиваться под других людей (несколько “кривить душой”).
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

17. В определенных ситуациях Вы ставите свои личные интересы превыше всего, даже если это
пойдет во вред другим.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

18. Как правило, препятствия для решения Ваших проблем или достижения желаемого сильно
выводят Вас из себя, можно сказать, что они просто “бесят “ Вас.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

19. Вы считаете, что в сложных ситуациях лучше действовать самому, чем ждать, когда ее будут
решать другие.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

20. Находясь в трудной ситуации, Вы раздумываете о том, как бы поступили бы в этом случае
другие люди.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

21. В трудные минуты для Вас очень важна эмоциональная поддержка близких людей.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

22. Считаете, что во всех случаях лучше “семь и более раз отмерить, прежде чем отрезать”.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

23. Вы часто проигрываете из-за того, что не полагаетесь на свои предчувствия.


1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно
24. Вы не тратите свою энергию на разрешение того, что возможно само по себе рассеется.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

25. Позволяете другим людям думать, что они могут повлиять на Вас, но на самом деле Вы -
”крепкий орешек”, и никому не позволяете манипулировать собой.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

26. Считаете, что полезно демонстрировать свою власть и превосходство для укрепления
собственного авторитета.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

27. Вас можно назвать вспыльчивым человеком.


1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

28. Вам бывает достаточно трудно ответить отказом на чьи-либо требования или просьбы.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

29. Вы полагаете, что в критических ситуациях лучше действовать сообща с другими.


1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

30. Вы считаете, что на душе может стать легче, если поделиться с другими своими
переживаниями.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

31. Ничего не принимаете на веру, так как полагаете, что в любой ситуации могут быть
“подводные камни”.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

32. Ваша интуиция Вас никогда не подводит.


1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

33. В конфликтной ситуации убеждаете себя и других, что проблема “не стоит и выеденного
яйца”.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

34. Иногда Вам приходиться немного манипулировать людьми (решать свои проблемы, не взирая
на интересы других).
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

35. Бывает очень выгодно поставить другого человека в неловкое и зависимое положение.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

36. Вы считаете, что лучше решительно и быстро дать отпор тем, кто не согласен с Вашим
мнением, чем “тянуть кота за хвост”.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

37. Вы легко и спокойно можете защитить себя от несправедливых действий со стороны других,
в случае необходимости сказать «нет» в ситуации эмоционального давления.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

38. Вы считаете, что общение с другими людьми обогатит Ваш жизненный опыт.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

39. Вы полагаете, что поддержка других людей очень помогает Вам в трудных ситуациях.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

40. В трудных ситуациях Вы долго готовитесь и предпочитаете сначала успокоиться, а потом


уже действовать.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

41. В сложных ситуациях лучше следовать первому импульсу, чем долго взвешивать возможные
варианты.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

42. По возможности избегаете решительных действий, требующих большой напряженности и


ответственности за последствия.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

43. Для достижения своих заветных целей - не грех и немного полукавить.


1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

44. Ищите «слабости» других людей и используете их со своей выгодой.


1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

45. Грубость и глупости других людей часто приводят Вас в ярость («выводят Вас из себя»).
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

46. Вы испытываете неловкость, когда Вас хвалят или говорят комплименты.


1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

47. Считаете, что совместные усилия с другими принесут больше пользы в любых ситуациях
(при решении любых задач).
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

48. Вы уверены, что в трудных ситуациях Вы всегда найдете понимание и сочувствие со стороны
близких людей.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно
49. Вы полагаете, что во всех случаях нужно следовать принципу “тише едешь, дальше будешь”.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

50. Действие под влиянием первого порыва всегда хуже, чем трезвый расчет.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

51. В конфликтных ситуациях предпочитаете найти какие-либо важные и неотложные дела,


позволяя другим заняться решением проблемы или надеясь, что время все расставит на свои
места.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

52. Вы полагаете, что хитростью можно добиться порою больше, чем действуя напрямую.
1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

53. Цель оправдывает средства.


1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно

54. В значимых и конфликтных ситуациях Вы бываете агрессивным.


1 – нет, это совсем не 2 – скорее нет, чем да 3 – затрудняюсь 4 – скорее да, чем нет 5 – да, совершенно
так ответить верно
Аннотация

Дипломдук иш орто курактагы адамдардын копинг-стратегиясынын


өзгөчөлүктөрүн изилдеп үйрөнүүгө арналган.
Бул эмгекте копинг-стратегияны изилдөөнүн теориялык иш-ыкмалары,
чет өлкөлүк жана орусиялык адабияттардын ар түрдүү психологиялык
ыкмаларына негизделген түркүмдөрүнүн өзгөчөлүктөрү кеңири баяндалат.
Жүргүзүлгөн социалдык-психологиялык изилдөө, орто курактагы
инсандардын копинг-стретегияны колдонуу өзгөчөлүктөрүн аныктоого
мүмкүнчүлүк берди.
Айрыкча, “орто жаштагы кризис” мезгилиндеги адамдардын турмуштук
оор кырдаалдарда “отуз жаштагыларга” салыштырмалуу бир кыйла
конструктивдүү жана тең салмактуу копинг-стратегия колдонуу тенденциясы
менен чечим кабыл алууга карата ой-жүгүртүү деңгээлинин байланышы
изилденген.
Изилдөөнүн жыйынтыгында алынган корутундулар, орто курактагы
адамдардын оор стресс кырдаалында өзүн башкаруу жөндөмүнүн көйгөйлөрүн
изилдөөгө алган изилдөөчүлөргө кызыгуу жаратат. Ал эми бул эмгектеги
маалыматтар жаш куракка жараша жүрүш-туруштун өзгөрүүсүн түшүнүүгө
жардам берет.
Аннотация

Дипломная работа посвящена изучению специфики копинг – стратегий у


людей периода средней взрослости.
В работе раскрыты теоретические подходы к изучению копинг –
стратегий, особенности классификаций, основанных на различных
психологических подходах в зарубежной и российской литературе.
Проведенное социально-психологическое исследование позволило
выявить особенности выбора копинг – стратегий в возрастном аспекте. В
частности, тенденцию людей периода «кризиса середины жизни» применять
более конструктивные, адаптивные копинг – стратегии в трудных жизненных
ситуациях по сравнению с людьми периода «тридцатилетия», и взаимосвязь
данного выбора с уровнем осмысленности жизни.
Полученные результаты исследования представляют интерес для
исследователей, занимающихся проблемой возрастной динамики совладающего
поведения у людей периода зрелости и проблемой адаптации в стрессовых
ситуациях. Данные помогают глубже понять изменения поведения в возрастном
аспекте.
Annotation

This diploma work is focused on the problem of the specific aspects of the
middle-aged people coping strategies.
The work contains the concepts of the theoretical approaches related to the
studies of the coping strategies, distinctive features of the classifications based on
various psychological studies in foreign and Russian literature.
As per the conducted social and psychological research, the special features of
the coping – strategies selection process within the age – dependent aspect were
found out. In particular, these are the tendency of the people in midlife period to
apply more affirmative, adaptive coping – strategies when facing life obstacles in
comparison with the people at thirties and the correlation of this choice with the level
of life satisfaction.
The results received are of interest of the researchers concerned by the problem
of the age-related coping behavior development among the people of midlife period
and problems of adaptation within the stressful situations. The data help to achieve a
deeper understanding of the age – related behavioral changes.