Вы находитесь на странице: 1из 136

( A l b e r t Р о і s s о п.

- „Théories et S y m -
boles des alchimistes").
ВЕЛИКОЕ Д Ь Л А Ш Е .
i
Перев. подъ р е д а к . А. В. Т р о я н о в с к а г о

Со многими рисунками.

П Е Т Р О Г Р А Д Ъ.
Изданіе журнала
„ИЗИДА-.
ѵч V >Л \
ь з з

4S9
Альбертъ Пуассонъ. / . .

D,
( A l b e r t P o i s s o n . - „Théories et S y m -
boles des alchimistes").
ВЕЛИКОЕ ДЫІАНЕЕ.
Перев. подъ редан. А. В. Т р о я н о в с к а г о .

Со многими рисунками.

POST 1. Л Р.0 К.Е 1М~~"?Г"('І ИЧ т > л А

» П Е Т Р О Г Р А Д Ъ.
Изданіе журнала
„ИЗ И Д А " .
ГК»Ч«И|Н'
БИБЛИОТЕКА
СССР
а«. В. К Л е і т
MGS

2015147951

Типографія т-ва «Общѳственпая Польза», Б. ІІодъял. 39.


X К Иf А ИМЕЕТ é
iq,
• MET
aqn
В В Е Д E H I Е

I.

Алхимія—наука самая туманная изо-всѣхт., оставлен-


ныхъ намъ въ наследство Средними Веками. Схола-
стика—со своей тонкой аргументаціей, Теологія — съ
двусмысленной фразеологіей, Астрологіи—столь об-
ширная и сложная—
суть детскія игрушки
въ сравнеиіи съ Алхгі-
мгей.
Откройте одинъ
изъ важнейшихъ гер-
метическихъ тракта-
товъ X V или X V I
вѣка и попробуйте его feW .V ~> " г \ v'Sfçr
читать. Если вы >;не - jÄV-
спеціалистъ въ этомъ - І?/гѴ \ •;/• V- PN
предмете, не посвя-. / ^р-ѵаіАГ
щены въ алхимиче- чмд і/
СКуЮ ТерМИНОЛОГІЮ И /Wà/l^-Ж
увасъ нетъ некотора- rfr/Mр\
го познанія въ неорга- .... \ /'ЛД. ''Ѵ^
нической химіи, вы \ \ß-f-\
скоро закроете книгу. ^ É ^ É ^ ^ s ^ ^ ^ '
Некоторые ска- -
жутъ, что эти аллего- -
ш'и безсмысленны, что -*-•—- ' :
таинственные символы Д в а в а ч а л а , ЧѲтыро элемента п
придуманы для раз- семь созидающихъ принциповъ.
влеченія... На это можно отвѣтить, что не мудрено
отрицать то, чего не понимаешь, и мало людей, кото-
рыхъ препятствія только побуждаютъ вести борьбу.
Эти послѣдніе —избранники науки-—имѣютъ настойчи-
вость, основную добродѣтель ученаго. Когда имъ пред-
ставляется проблема, они начинаютъ трудиться безъ
устали, чтобы найти ея рѣшеніе. Знаменитый алхимикъ
Дюма, начавъ сь одного факта, употребилъ десять лѣтъ
на разработку закона металепсіи, т. е. замѣн , элемен-
те въ.
Герметическіе трактаты действительно темны, не
подъ этой темнотой скрывается свѣтъ. Разъ алхими-
ческая теорія открыта, и извѣстенъ ключъ главпыхъ
символовъ, вы можете смѣло предпринять чтеніе лю-
бого алхимическаго сочиненія. Что вамъ казалось
безсмысленнымъ, окажется логичнымъ, символы, кото-
рые васъ удивляли, будутъ ясны, и вы будете находить
удовольствие въ ихъ дешифрированіи.

II.

Родина Алхиміи, какъ и многихъ другихъ наукъ,


Египетъ, гдѣ знанія находились въ рукахъ жрецовъ
и посвяіценныхъ, производившихъ опыты въ величай-
шей тайнѣ, въ тишинѣ святилиша. Когда Римляне
завоевали Египетъ, тайны Изиды перешли къ неопла-
тоникамъ и гностикамъ. Эту эпоху (II и III вѣка
христіанства) можно считать временемъ зарождеіія
Алхиміи. Тогда-то и были написаны первые трактаты,
часть которыхъ дошла до насъ подъ именами Останеса,
ГІелага, ГІсевдо Демокрита, Синезіуса, Зосимы, Гермеса,
Клеопатры и др. Эти сочиненія объ искусствѣ дѣ-
лать золото, идущія о бокъ сь металлургическими и
экономическими рецептами, были отысканы М. Бер^З
тело, указавшимъ на нихъ въ своемъ «Введеніи къ
изученію Химіи» и въ особенности въ «Собраніи тру-•
довъ греческихъ алхимиковъ». Можно констатиро-
вать, что с ь т ѣ х ъ поръ Алхимія оставалась неизменной
во-всей полнотѣ своей теоріи, до времени великаго
Лавуазье.
Когда варвары наводнили Европу, пауки и искус-
ства замерли, a цивилизація оказалась въ рукахъ ара-
бовъ. Ихъ химики были
терпеливые наблюдатели
и искусные техники; они
увеличили объемъ науки
и избавили ее отъ по-
стороннихъ элементовъ:
Магіи, Каббалы и Мисти-
ки. Самый знаменитый
между ними, Геберъ, пер-
вый упоминаетъ объ
азотной кислоте и цар-
ской водке. Рядомъ съ
нимъ необходимо назвать
имена Авицены, Разера,
Алфидіуса, Колида, Мо-
ріена, Авензоора.
Арабы поставили Ал-
химію, такъ сказать, на
ноги. Съ этихъ поръ она
идетъ большими шагами
къ своему апогею. Кре-
стовые походы дали За- Гермссъ Ті-исмешсті, то есть
паду славу и науку. трнжды-величайшій. Далъ имя
Крестоносцы принесли трудамъ египетской академіи,
драгоценный творенія протоколы которой составля-
лись мпого сотенъ, а можетъ
Аристотеля и трактаты быть и тысять лЬтъ, иодъ
арабскихъ алхимиковъ. этимъ исевдошшомъ.
Философія распустила
крылья, у Алхиміи появились великіе учителя: Аланъ
де - Лилль, Альбертъ Великій, Роджеръ Бэконъ, Ѳома
Аквинскій, Раймондт. Луллій; въ X I V и X V в . —
Георгъ Риплей, Нортонъ, Бартоломей, Бернардъ Т р е -
визанскій, Николай Фламмель, Тритемъ, Василій Ва-
лентинъ, Исаакъ Голландец! и др.

III.

Ст. Васил.іемъ Валентином!. Алхимія вступила въ


новую эру и склоняется къ мистицизму; она снова
соединяется, какъ при
своемъ зарожденіи, с ь
Каббалой и Магіей; въ
то-же время появляется
Химія и, мало-по-малу,
отделяется отъ своей ма-
тери.

Самымъ знаменитымъ
гіредставителемъ Алхиміи
въ X V I в ѣ к ѣ былъ Па
рацельсъ. Никогда ре-
форматоръ не былъ
более жестокъ, и ни-
когда человѣкъ не им'Ьлъ
болѣе восторженныхъ
приверженцевъ и озлоб-
л е н н ы х ! враговъ. Цѣ-
лаго тома не хватило-бы
Геберъ. для перечисленія сочи-
Царь Ипдіи, великій магъ, ко- неній его учениковъ и
торому прпипсываютъ трак- памфлетовъ его клевет-
т а т ! о соотпошепіяхъ между
семыо планетами и семью н и к о в ! . Болѣе извест-
именами Bora, и др. непзиѣст- ные изъ его последова-
ныя сочнненія. телей были: Турнейсеръ,
Кролліусъ, Дорнъ, Рохъ
Бельи, Бернардъ Пено Керцелянусъ и въ особенно-
сти Либавіусъ. Другіе алхимики этой эпохи, не при-
надлежащее ни къ какой школѣ, суть: известный Де-
нисъ Захеръ, Блезъ де-Вигенеръ, Варнольдъ, Грос-
парми, Виколь, Гастонъ Клавесъ, Дюлко, Келлей,
Сентивогіусъ или Космополитъ. Можно поставить ря-
домъ съ ними Іоганна Баптиста Порту, извѣстнаго
автора «Royal Chimie» (Естественная Магія) и трактата
о человеческой физіогномике (Physionomie humainer).
Въ XYlI в ѣ к ѣ Алхимія находится въ полпомъ
своемъ блескѣ; адепты, разсыпанпые по Европе, дока-
зывали истину науки Гермеса удивительными трансму-
таціями. ГІастоящіе апостолы науки, они, живя бѣдно,
шли въ болыніе города и обращались только къ
ученымъ; ихъ единственное желаніе—это доказать ис-
тину Алхиміи фактами. Благодаря этому, Ваиъ-Гель-
монтъ, Бернардъ де-Пизе, Кроссе де-ла-Гомсри, Гель-
вецій—были обращены въ алхимиковъ. Результатъ былъ
достигнуть;жажда золота охватила весь міръ, всЬ мона-
стыри имели лабораторіи, князья и короли держали
алхимиковъ на жалованьи и совершали Великое Дела-
ніе; медики, въ особенности аптекаря, отдались герме-
тизму. Въ то-же время появилось знаменитое общество
Розенкрейцеровъ, о которомъ до сихъ лоръ не знаютъ
ничего вернаго.
Трактаты Алхиміи, которые появились въ X V I I в е к е ,
безчисленны, но въ числе последователей уже не встре-
чается именъ, которыя следовало-бы назвать, кроме
Филалета, президента Йспаніи, Мишеля Мейера и
Планискампи.

IV.

В ъ XVIII в е к е Алхимія клонится къ упадку, а


Химія, наоборотъ, прогрессируетъ и обособляется въ
науку. Открытія следуютъ одно за другимъ, факты
накопляются. Алхимія им-Ьегь еще сторонников!-, по
они уже скрываютъ свои занятія, на нихъ смотрятъ,
какъ па безумцевъ. Нѣтъ более адептовъ; последова-
тели довольствуются перепечаткой древнихъ тракта-
товъ или же составленіемъ компиляцій, не имеющихъ
никакой ценности. Имена отсутствующ»: Пернети,
Лангль Дюфренуа, авторъ исторіи герметической фило-
софии, Либуа, затѣмъ Сенъ Жерменъ, Калліостро и
Эттейла— деятельность которыхъ сомнительна.

Въ наши дни Алхиміи не сушествуетъ, и остался


только интерссъ къ ея исторіи. Алхимиковъ, связан-
» ныхъ съ древнимъ ученіемъ, осталось только д в а —
(Жиліани и Камбрісль. Что-же касается Тифсро и
Луи Люкаса, то они опираются на современную Хи-
мію, чтобы прійти къ тёмъ-же злключеніямъ, какъ
и алхимики, ибо, любопытная вещь, последнія от-
крытія науки стараются доказать единство матеріи и,
следовательно, возможность трансмутаціи. Правда, уже
Пиѳагоръ зналъ, что земля обращается вокрупь солнца,
но только спустя д в е тысячи л е т ъ , Коперникъ воз-
становилъ эту старую истину.

V.
Скажемъ теперь несколько словъ о предлагае-
мой книге. Мною приложены в с е усилія, чтобы с д е -
лать ее по-возможности ясной, но, въ виду слож-
ности предмета, ее читать необходимо со-вниманіемъ
и методично. Имеющіяся картины были воспроизве-
дены фототипіей. Имеющееся перечни, необходимые
для подтвержденія, приведены дословно.
В ъ конце книги имеется словарь значенія герме-
тическихъ символовъ, списокъ авторовъ, цитирован-
ныхъ въ этомъ сочиненіи, эскизъ современной ал-
химической библіотеки и, наконецъ, подробная анали-
тическая таблица.
Это сочиненіе представляетъ продолженіе пяти
моихъ этюдовъ по Алхиміи. Впоследствіи я предпо-
лагаю выпустить Исторію Алхиміи отъ древнихъ вре-
менъ до нашихъ дней, затемъ—описаніе алхимиче-
скихъ лабораторій, инструментовъ и опытовъ герме-
тическихъ философовъ '").

программу.
ГЛАВА I.

Опредѣленіе Алхміи.—Алхимія н а у ч н а я и Г е р м е т и ч е с к а я
Ф и л о с о ф і я . — С у ф л е р ы и А д е п т ы , — Ц ѣ л и Алхиміи: Великое
Д ѣ л а н і е , Гомункулы, А л к а г е с т ъ , Палингенезія, Міровой
Д у х ъ , К в и н т ъ - Э с с е н ц і я , Ж и д к о е Золото.

Что такое Алхимін? Для насъ это только есте-


ственная наука, мать Химіи. Но средневековые алхи-
мики вотъ какъ опредѣляютъ свою науку: Алхимія,
говорить Парацельсъ, есть наука превращенія однихъ
с\металловъ въ другіе..[Это небо философовъ)І Подобное-
же опредѣленіе дается и большинствомъ алхимиковъ.
'Гакъ, Денисъ Захеръ, въ своемъ сочиненіи, озаглав-
ленномъ „Естественная философія металловъ", 'гово-
рить: „Алхимія, это часть естественной философіи,
показывающая способъ усовершенствованія металловъ,
подражая, по возможности, природѣ".
Роджеръ Бэконъ, строгій мыслитель, даетъ болѣе
точное опредѣленіе: «Алхимія есть наука приготов-
ленія нѣкотораго состава или эликсира, который,
будучи прибавленъ къ неблагороднымъ металламъ,
прекращаетъ ихъ въ металлы совершенные». («.Зеркало
Алхиміиъ). Подобно тому: Аргиропея есть преврашеніе
серебра въ золото, а Хризопея —превращение въ золото
земли. (См. G. Claves—„Apologia Clirysopeiae et
Argyropaeiae")- Въ XVIII вѣкѣ, когда химія сіяла во-
всемъ своемъ блескѣ, надо было раздѣлить обѣ эти
науки, и вотъ какъ объ этомъ говорить Пернети:
«Обыденная химія есть искусство разрушать составы,
которые сформировала природа, тогда какъ герметиче-
екая химія помогает! природе ихъ совершенствовать
(см. Греческія и египетскія легенды).
Но всѣ эти огіредѣленія имели въ виду только
высшую Алхимію, на поприще изысканія которой ра-
ботало только два сорта лицъ: алхимики-суфлёры,
не имевшіе понятія о теоріи и работавшіе случайно.

Рисупокъиаъ соч. Бурхузена (В urchii se а—«Liber SingulariS»).


Алхпмшсъ предъ началом! Великаго Дѣлапія молится въ
своей лабораторіп. (См. Ч. II, гл. 1).

Они, правда, искали философскій камень, но только


попутно, при производстве продуктов! промышленой
химіи, каковы: мыла, искусственные драгоценные
камни, кислоты, краски и пр.; это были родоначаль-
ники Химіи; они-то и продавали за деньги тайну
изготовленія золота; шарлатаны и мошенники, они
дѣлали фальшивыя монеты. Многіе изъ нихъ были по-
вешены на вызолоченныхъ виселицахь.
Напротив!., герметическге философы, гнушаясь по-
добными работами, предавались изысканію философскаго
камня не изъ жадности, но изъ любви къ наукё. Они
имели спеціальныя теоріи, которыя не позволяли имъ
удаляться за известные пределы.
Такъ, въ приготовленіи философскаго камня они
работали обыкновенно только надъ благородными
металлами, между темъ какъ суфлёры имели дело съ
различными произведеніями царствъ растительна го,
животнаго и минеральнаго. Философы придерживались
доктринъ, сохраняющихся въ неприкосновенности це-
лые века, тогда какъ суфлёры, мало-по-малу, оставили
дорого стоящія изысканія, къ тому-же крайне мед-
ленныя, и занялись производствомъ продуктовъ повсе-
дневнаго обихода, приносящихъ хорошій доходъ; та-
кимъ гіутемъ, Химія превратилась постепенно въ особую
науку и отделилась отъ Алхиміи.
Лучше всего осветитъ вогіросъ отрывокъ Веккера
(„Phyaica subterranea", de Beccher). «Ложные алхи-
мики ищутъ только способъ делать золото, а истинные
философы жаждутъ науки. Первые делаютъ краски,
поддельные камни, а вторые—пріобретаютъ знаніе
вещей».
Теперь мы просмотримъ проблемы Алхиміи. Главная
состояла въ приготовленіи эликсира, магистеріума,
философскаго камня, имЬющаго способность превра-
щать обыкновенные металлы въ золото или серебро.
Различали два эликсира: одинъ—бѣлый, превращавшій
металлы въ серебро; другой—красный, гіревращавшій
ихъ въ золото. Греческіе алхимики знали это различіе
двухъ эликсировъ; первый белилъ металлы, второй—
ихъ желтилъ. (См. Bcrthclot «Origines de Г Alchimie»).
Вначале, за философскимъ камнемъ признавалось
только свойство превращенія металловъ, но позднее
герметическіе философы признали у него массу других!
своиствъ, как!-то: производить брилліанты и другіе
драгоценные камни, исцелять в с е болезни, продлять
человеческую жизнь долее обыкновенных! границ!,
давать тому, кто имъ обладает!, знанія наук!, силу
вліянія и могущества н а д ! небесными духами и т. д.
Э т о т ! пункт! разработан! во второй части настоящаго
труда.
Первые алхимики имели целью только нревращеніе
металлов!, но позднее они себе поставили многія
другія задачи и даже созданіе одушевленных! су-
ществ!. Легенда гласит!, что Альберт! Великій сдё-/
лал! деревяннаго автоматическая) человека—андрои-
да, в ! который могущественными заклинаиіями вдо-і
х н у л ! жизнь. Парацельс! пошел! дальше и предпо-
лагал! сотворить гомункула—живое существо и з !
мяса и костей. Вь его трактате «Do natura rerurn»
(Paracelsi opera omnia médico-chimico-chirurgica. tome
II.) имеется способъ и х ! созданія. Вь одном! сосуде
заключают! различные животные продукты, коихъ мы
не назовем!; благопріятныя вліянія планет! и легкая
теплота необходимы для удачи операціи. В ! сосуде
образуется легкій пар! и постепенно принимает! че-
ловеческія формы; маленькое созданіе шевелится, гово- .
рит!—родится гомункул!. Парацельс! весьма серьёзно
описывает! способ! его кормленія.
Алхимики искали также алкагестъ или всеобіцій
растворитель. Эта жидкость должна была разлагать
на составныя части все погруженный в ! нее тела.
Одни думали ее найти вр е д к о м ! кали, другіе—въ
царской водке, Глаубер! - в ! своей соли (сернокис-
лом! натре). Они не сообразили только того, что
если-бы алкагест! действительно все растворял!, то
уничтожил!-бы и содержаний его сосуд!. Но как!-
бы ошибочна не была гипотеза, она помогает! откры-
I — 14 —

тію истины; отыскивая алкагестъ, алихмики открыли


много простыхъ тѣлъ.
По существу, палингешзія приближается къ идеѣ
гомункула, т. к. это слово означаетъ воскрешеніе; и
действительно, съ помощію этой операціи воспроиз-
водили растеніе или цветокъ изъ его пепла, какъ
указалъ Афанасій Кирхеръ въ своемъ «Mundus subter-
raneus», т. е. Подземный міръ.
Алхимики пробовали также извлекать Spiritus Mundi
(Міровой духъ). Эта субстанція, разлитая въ воздухе,
насыщенная планетнымъ вліяніемъ, по ихъ мненію,
обладаетъ массой удивительныхъ свойствъ, въ осо-
бенности—растворять золото. Они ее искали въ рог/ѣ,
въ «Flos coeli»—небесномъ цветке или «noslocn—
тайнобрачномъ, появляющемся после болыиихъ дож-
дей. «Дождь во-время равноденствія служить мне,
чтобы заставить выйти изъ земли «flos coeli» или
универсальную манну, которую я собираю, гною и
выделяю изъ нея, чудеснымъ образомъ, воду—истин-
ный источникъ молодости, радикально растворяющій
золото. (De Bespour— «Rares expériences sur l'esprit
minerai»).
Проблема Квиитъ-эссенціи была раціональнее. Надо
было извлечь изъ каждаго тела самыя деятельныя
части, непосредственнымъ результатомъ чего являлось
совершенствованіе очистительныхъ процессовъ.
Наконецъ, алхимики искали «or potabile»—жидкое
золото. По ихъ словамъ, золото, будучи теломъ со-
вершенныадъ, должно быть лекарствомъ энергичнымъ,
сообщающим!» организму силу противодействовать
всемъ болезнямъ. Одни употребляли растворъ хло-
ристаго золота, какъ это можно видеть въ следую-
щемъ тексте: «Если налить воды въ этотъ растворъ,
положить туда олова, свинца, железа и висмута, то
золото, брошенное туда, обыкновенно, пристаетъ къ
металлу и, какъ только вы помешаете воду, оно, бу-
дучи подобно грязи, смешивается и собирается въ
воде. ( G l a u b e r — « L a médecine universelle»).
Но обыкновенно, шарлатаны продавали очень дорого,
подъ именемъ раствореннаго золота, жидкость, имею-
щую желтый цветъ, и, въ особенности, растворъ
хлорной перекиси железа.
Такимъ образомъ, у алхимиковъ не было недостатка
въ предметахъ для испытанія терпенія; но большин-
ство оставляло безъ вниманія второстепенныя задачи^У
для Великаго Дѣланія. Большая чаеть герметическихъ
сочиненій говоритъ только о философскомъ камне,
поэтому и мы займемся разсмотреніемъ только этого
вопроса, не затрагивая другихъ, появившихся уже
позднее въ исторіи Алхиміи и разбивающихся на
массу различныхъ видоизмененій.

ГЛАВА II.
Алхимическія т е о р і и . - Е д и н с т в о м а т е р і и — Т р и принципа:
„ с ѣ р а " , „ р т у т ь " , „соль" или „ м ы ш ь я к ъ " . — Т е о р і я Арте-
фіуса.—Четыре элемента.

Часто приходится слышать мненіе, будто алхимики


брели ощупью, какъ слепые. Это большое заблужде-
ніе; они имели весьма определенный теоріи, основан-
ный греческими философами второго века нашей
эры и продержавшіяся почти безъ измененія до
ХѴПІ века.
Въ основаніи герметической теоріи лежитъ великій
законъ единства матеріи. Матерія одна, но принимаетъ
различныя формы, комбинируясь сама-собой и произ-
водя безконечное количество новыхъ телъ. Эта пер-
вичная матерія еще называлась «причиной», «хаосомъ»,
«мгровой субстанцгею-). Не входя въ подробности,
Василій Валентинъ признаетъ въ принципе единство
матеріи. «Всѣ вещи происходят! огъ одной причины,
всѣ о н е были в ! начале рождены одной и той-же
матерью». («Char de Triomphe de l'antimoine»). Сен-
дивогіусъ, более известный п о д ! именем! Космопо-

Рисупокъ пзъ соч. Васіиія Валентина—«Azoth dos philoso-


phes», Первыя буквы составляют! слово « Vitriol», т. е. Купо-
рось по современной термипологіи, — результат! алхпмиче-
скаго процесса; дѣятельное начало природы. Кромѣ того,
символы семи металлов!; орелъ—представляет! летучее па-
чало, а лее?,—устойчивое. (Ч. 1Г, гл. 1).

лита, еще определеннее выражается въ своих!


«Письмах!». «Христіане, г о в о р и т ! о н ! , хотягь, чтобы
Б о г ъ сначала сотворил! известную первичную мате-
рію... и чтобы и з ! этой матеріи, способом! отделеній,
были выделены простыя тела, которыя, впоследствіи,
будучи смѣшанными одни съ другими, иосредствомъ
соединенія, послужили-бы къ созданію видимаго
нами... Въ твореніи была соблюдена последователь-
ность: простыя тела служили для образованія более
сложныхъ». Наконецъ, онъ такъ резюмируетъ все
сказанное: «і-ое образованіе первой матеріи, которой
ничто не предшествовало; 2-ое—разделепіе этой ма-
теріи на элементы и, наконецъ, ^-ье—посредствомъ
этихъ элементовъ, составленіерСіѵгЬсе^'». (Письмо XI).
Подъ именемъ смеси онъ понимаетъ всякое составное
тело.
Деспань дополняетъ идею Сендивогіуса, устанавли-
вая постоянство матеріи, и говорить, что она можетъ
только изменять свои формы...» Достигнувъ разъ со-
стоянія субстапціи или существа, матерія не можетъ,
по законамъ природы, лишиться индивидуальности и
перейти къ небытію. Вотъ почему Трисмегистъ го-
ворить въ «Пимандре», что на с в е т е ничто не уми-
рдетъ и все только видоизменяется ( « E n c h i r i d i o n
physicae-restitutae»), при чемъ онъ допускаетъ суще-
ствованіе первичной матеріи. «Философы думаютъ,
говорить онъ, что сушествуетъ первичная матерія,
предсуществующая элементамъ ».
Эта гипотеза, прибавляетъ онъ, уже находится въ
сочиненіяхъ Аристотеля. Затемъ, онъ разсматриваетъ
качества, которыя метафизики приписывали матеріи.
Барле разъясняетъ этотъ пунктъ такимъ образомъ:
«Всемірная субстанція заключаетъ все существующее,
безъ различія рода и пола, все грубое, плодородное,
съ отпечаткомъ чувственнаго». ( B a r l e t — « L a tliéote-
сішіѳ ergocosmique»).
Такимъ образомъ, первичная матерія не есть какое-
либо тело, но представляетъ все ихъ свойства.
Обыкновенно допускали, что первичная матерія—
жидкость, вода, представлявшая въ начале міра хаосъ.
«Это была первичная матерія, заключавшая все формы
І І у а с с о н ъ . — Т о о р і п и Спыполы. 2
въ возможности проявлепія. ..Это безформенное тізло
было водянисто, и греки называли его öfo] (хилусъ),
обозначая однимъ словомъ воду и матерію». («Lettre
philosophique»). Дал-Ье онъ говорить, что это былъ
огонь, исполнявшій активную роль, по отношенію къ
матеріи—женскому началу; такимъ образомъ получили
начало всѣ тѣла, составляющая вселенную.
Следовательно, гипотеза первичной матеріи имела
одинаковыя основы съ Алхиміей; исходя изъ этого
положеиія, было раціонально допустить трансмутацію,
т. е. превращеніе металловъ.
Въ начале, матерію разделяли на «бѣру» и «.мер-
курійл и полагали, что эти два начала, соединяясь въ
различныхъ пропорціяхъ, образуютъ все тела. «Все
составляется изъ серной и ртурной матерій», говоритъ
греческій анонимный алхимикъ.
Позднее, прибавили третье начало: «соль» или
«мышьякъъ, но не придавая ему такого значенія, какъ
«сере» и «меркурію». Эти названія ни въ какомъ
случае нельзя смёшивать съ общеупотребительными,
т. к. они представляютъ лишь известным качества
матеріи: такъ, «сѣра» въ металлахъ обозначаетъ ц в і т ъ ,
г о р ю ч е с т ь , твердость, способность соединяться съ
другими металлами: тогда какъ «меркурій» значитъ
б л е е к ъ, л е т у ч е с т ь , п л а в к о с т ь , к о в к о с т ь .
Что же касается «соли», то этимъ именемъ означали
принципъ, соединяющій «серу» съ «меркуріемъ», по-
добно жизненному началу, связывающему духъ съ те-
ломъ.
«Соль» была введена, какъ третье начало тернера,
въ особенности Василіемъ Валентиномъ, Кунратомъ и
Парацельсомъ, однимъ словомъ—алхимиками - мисти-
ками. Раньше, Роджеръ Бэконъ говорилъ о ней, но
неуверенно, не приписывая ей спсціальныхъ качествъ
и не отводя ей много места. Напротивъ, Парацельсъ
сердился на предшественниковъ, не знавшихъ «соли».
«Они думали, что «меркурій» и «сѣра» были родо-
начальниками всѣхъ металлов!, и они даже во снѣ не
видѣли третьяго начала («Le trésor des trésors»). Но
«соль» и не представляла большого значенія, и после
Парацельса многіе алхимики прошли ее молчаніем!.
« С е р а » , „ М е р к у р і й " и „ С о л ь " представляют!,
следовательно, только отвлеченный понятія, удобныя
для обозначекія группы свойств!. Т а к ! , если металл!
был! желтый или красный, трудно плавился, то гово-
рили, ЧТО В ! нем! С Л И Ш К О М ! много «серы». Однако,
не надо забывать, что «сера», «ртуть» и «соль» про-
изошли и з ! первичной матеріи: «О чудо, «сера»,
«ртуть» и «соль» д а ю т ! мне возможность видеть три
субстанціи в ! одной матеріи—„свегъ, самопроизвольно
исходяшій и з ! тьмы". («Lumière sortjyrf par s o i - т ѳ т ѳ
des Ténèbres»—Marc Antonio).
Чтобы уничтожить въ т е л е шЬкоторыя свойства,
надо отделить «серу» или «ртуть»; например!, сделать
металл! туго-плавким!, обратить его в ! известь, или
окислить.
Другой примерь, обыкновенная ртуть содержит!
посторонніе металлы, остающіеся в ! реторте, при ея
очистке. Эта отделенная часть считается алхимиками
«серой» обыкновенной ртути; перерабатывая эту ртуть,
или живое серебро, в ! двухлористый раетвор!, полу-
чали летучее тело и думали, что этой операціей они
из!яли «Меркурій начало», и з ! Меркурія-металла.
ß ! заключеніе вопроса о т р е х ! началах!, надо упо-
мянуть теорію Артефіуса, алхимика XI столЬтія, для
котораго «сера» представляла в ! металлах! видимыя
свойства, «меркурій»—свойства сокровепныя и тайныя.
По его мненію, в ь каждом! т е л е надо различать
свойства видимыя: ц в е т ! , блеск!, протяженіе, это—
«сера»; затем!, свойства сокровенный, проявляющіяся
и о д ! вліяніем! внешней силы, каковы: плавкость, тя-
гучесть, ковкость, летучесть, это—«меркурій». Такое
объясненіе мало отличается отъ приведеннаго выше.
Рядомъ съ «сѣрой», «меркуріемъ» и «солью», алхи-
мики признаютъ четыре элемента: «Землю», «Воду»,
«Воздухъ» и «Огонь»; эти слова им-Ъють совершенно
иное значеніе, чѣмъ обыкновенно. Въ теоріи Алхиміи
четыре элемента, какъ и три начала, представляютъ не
стихіи, а состояния матеріи, качества или свойства.
«Вода» есть синонимъ ж и д к о с т и , «земля»—это
т в е р д о е состояніе, «воздухъ»—состояніе г а з о о б -
р а з н о е . «Огонь»—состояніе газа, наиболѣе тонкое",
какъ-бы расширенное теплотой. Четыре элемента, слѣ-
довательно, представляютъ состоянія, подъ .которыми
представляется намъ матерія. Такимъ образомъ, на
основаніи вышесказаннаго, логически—элементы со-
ставляютъ всю вселенную. Для алхимика всякая жид-
кость есть «вода», все твердое «земля», по послѣднему
анализу, всякій газъ—«воздухъ». Вотъ почему въ древ-
нихъ трактатахъ по физикѣ говорится, что обыкно-
венная вода, при кипяченіи, превращается въ воздухъ.
Это не значить, что вода превращается въ смѣсь,
составляющую атмосферу; но что вода, сначала жид-
кость, изменяется въ воздушный флюидъ, и въ газъ,
какъ это стали говорить позднѣе.
Элементы означали не только физическое состояніе,
но растяжимостью, распространеніемъ представляли
качества матеріи.
«Все, что обладало качествомъ теплоты, называлось
въ древности огнемъ; что было сухо и твердо—землей;
сырое и жидкое—водою; холодное и воздушное—
воздухомъ». («Epitre d'Alexandre»),
Въ виду того, что вода превращается въ паръ,
подобно всѣмъ жйдкостямъ, когда ихъ кипятятъ; съ
другой стороны, твердыя тѣла большею частью го-
рючи—герметическіе философы уменьшили число эле-
ментовъ до двухъ видимыхъ—«земли» и «воды»,
заключающих! в ! себе элементы невидимые —«огонь»
и «воздух!». «Земля» содержит! «огонь», а «вода» —
«воздух!», В ! невидимом! состояніи. Если П О В Л І я е Т !
какая-нибудь внешняя причина, «огонь» и «воздух!»
проявятся. Сближая это положение С ! теоріей Арте-
фіуса, «земля» будет! соответствовать «сере», «вода»—
«Меркурію» и т. д<-
Вь сущности, четыре элемента съ «серой» и «мер-
куріем!» представляют! почти те-же видоизмененія
первичной матеріи, назначенной представить остаток!
т е л ! . Только «сера» и «меркурій», обладая металли-
ческими качествами, применяются к ! металлам! и
минералам!, между т е м ! к а к ! четыре элемента при-
лагаются къ растительному и животному царствам!.
Когда алхимик! работает! н а д ! обработкой дерева и
получает! в ! результате эссенцію или масло, и суб-
станцію воспламеняющуюся, о н ! говорит!, что дерево
состоит! изь «земли», «воды» и «огня». Позднее
К ! четырем! элементам! прибавили пятый—«Квинтъ-
эссенцію». «Можно назвать твердыя части—«землей»,
жидкія—«водой», самыя разреженныя—«воздухом!»,
природный ж а р ! — « о г н е м ! » , а качества сокровенный
называются небесными и астральными свойствами, или
«квинтъ - эссенціей». (D'esparjnct—«Enchiridion phy-
sicae rostitutao»). Эта квинтъ эссенція соответствует!
«соли». Отсюда видно, на сколько теоріи алхимиков!
были стройны. Суфлёр! терялся в ! этой путанице:
три начала, четыре элемента, всемірпая матерія: а фи-
л о с о ф ! легко согласовал! эти кажущіяся несоответ-
ствія. Зная это, б у д у т ! ясны слова монаха Геліаса:
«Четырьмя элементами было сотворено все, что нахо-
дится в ! этом! м іре, всемогуществом! Бога». ( H c l i a s —
«Miroir d'Aichi mie»).
Эти теоріи существовали съ начала суіцествованія
Алхиміи. Греческій алхимик! Синезіусъ, в ! своем!
Комментарии на сочиненіе Демокрита, нам! указывает!
на то, что въ алхимической операціи не создаютъ
ничего новаго, a измѣняютъ лишь форму матеріи.
Греческій анонимный писатель, о которомъ мы упоми-
нали, принадлежит!, къ этой-же эпохе. Что-же ка-
сается до четырехъ элементовъ, они были известны
гораздо ранее. Зосима даетъ ихъ совокупности на-
званіе «Тетрасомата», т. е. четыре тела. Вотъ таблица,
резюмирующая алхимическую теорію.

»3 с м л я" (ви-
димое)— состоите
твердое.
„Сѣр а"— „Ого и ь" (со-
начало по- кровенное) — со-
_ стоянное. стояпіо лучистое.
Первичная „К в и н т ъ-
матерія.еди- J „Соль". э с с е и ц і я"— со-
ная, нераз- стояніѳ эѳирноѳ.
рушимая. ) „Мерку „ В о д а " (види-
р і й " — на- мое) — состояніе
чало лету- жидкое.
чее. „В о з д у х ъ "
(сокровенпое)— со-
стоите газообраз-
ное.

ГЛАВА III.

Семь м е т а л л о в ъ . — И х ъ с о с т а в ы . - И х ъ бытіе.—Централь-
ный огонь. — Циклъ формаціи. — Планетное вліяніе.

Алхимики работали, главнымъ образомъ, на метал-


лахъ, поэтому понятно, что они много писали о
К н и г е Бытія и составе металловъ.
Они дали имъ имена и знаки семи планетъ: Золото
или Солнце—О, Серебро или Л у н а — Ч , Ртуть или
М е р к у р і й — С в и н е ц ъ или Сатурнъ—Ъ, Олово или
Юпитеръ—2у, Ж е л е з о или Марсъ—сГ, М е д ь или
Венера—9. Они ихъ разделяли на металлы совер-
шенные, неизменяемые, каковы золото и серебро, и
металлы несовершенные, изменяющіеся въ «известь»
(окись). «Элементъ «Огня» изменяетъ металлы несо-
вершенные и ихъ уничтожаетъ. Этихъ металловъ
пять—5 \ 2f с? 9 . Металлы совершенные отъ огня не
изменяются» ( l ' a r a c e l s c — « L e Ciel des philosophes»).
Посмотримъ, каково примененіе герметической те-
оріи къ металламъ. Прежде всего, все металлы должны
происходить отъ одного и того-же родоначальника—
Первичной Матеріи. Герметическіе философы сходятся
во - мненіяхъ относительно этого пункта. «Металлы
сходны въ «эссенціи». Они различаются только своей
формой». (Albert le Grand—«De Alchimia»). «Есть
только одна первичная матерія металловъ; она прини-
маетъ различныя формы, смотря по степени ихъ варки
или жженія и мощности вліянія агента природы».
(Arnuald de Villeneve—«Le chemin du chemin»), T e o -
рія эта вполне применима къ минераламъ. „Есть
только одна матерія для всѣхъ металловъ и минера
ловъ" (Basile Valentin)', и ндконецъ—,.Природа камней
одна и та же, какъ и природа другихъ вещей" (Cosmo-
polite).
Изреченіе Альберта Великаго указываетъ на то, что
матерія одна во-всёхъ вещахъ, что все существующее
разделяется лишь по форме, что атомы одинаковы
между собою и, группируясь, составляютъ различныя
геометрическія формы; отсюда происходитъ различіе
между телами. Въ химіи, аллотропія оправдываетъ
прекрасно этотъ способъ сужденія.
Изъ этого следуегь, что „сера" и „меркурій" суть
начала второстепенныя и, въ противоположность пер-
вичной матеріи, представляютъ собою только собраніе
качествъ. „Такимъ образомъ, ты можешь ясно видеть,
что сера не есть вещь отдельная отъ субстапцін
меркурія, и что это не простая обыкновенная сера,
потому что, въ такомъ случае, матерія металловъ не
была бы однородной, что противоречило бы поло-
женію философовъ". ( B e r n a r d le Trévisan—«Livre
de la Philosophie naturelle de métaux»). Въ томъ же
сочиненіи Бернардъ Тревизанскій возвращается къ
этому предмету: «Сера не есть вещь, которую можно
было бы отделить отъ меркурія, но есть только та
теплота и сухость, которая господствуетъ надъ
холодомъ и сыростью меркурія. Эта cfcpa, после пере-
работки, преобладает!» надъ двумя другими качест-
вами, то есть, надъ холодомъ и сыростью, и имъ запе-
чатл-Ьваетъ свои добродетели. Эти различныя степени
варки составляютъ различіе металловъ». (Idem). Сера
горючей природы и деятельна, меркурій природы
холодной—пассивенъ. «Я сказалъ, есть два свойства:
одно—активное, другое—пассивное. Мой учитель меня
спросилъ, каковы эти два свойства? И я ответилъ:
одно свойство горячее, другое холодное. —Какое свой-
ство горячаго? Горячее активно, а холодное пассивно».
(Artéphius—«Clavis majoris, sapientiae»).
Сера или меркурій могутъ господствовать въ со-
ставе металловъ; однимъ словомъ, некоторыя каче-
ства могутъ быть сильнее другихъ. Что же касается
«соли», мы уже объясняли, что начало ея, неизвестное
первымъ алхимикамъ, даже впоследствіи имело не-
определенное значеніе, не смотря на разъясненія Пара-
цельса. «Соль» или «мышьякъ» была только связью,
которая соединяла два другихъ начала: «Сера, меркурій
и соль суть начала, образующія металлы. Сера есть
начало активное, меркурій пассивное, мышьякъ-
связь, ихъ соединяете ». (Roger Bacon—«Вгѳѵѳ breviarum
de dono deb). Бэконъ такъ мало нридавалъ значенія
«соли», что въ другихъ своихъ сочиненіяхъ о ней
упоминаете, какъ о составномъ начале.
«Зам-Ьтьте, говорите онъ, что основа металловъ
суть меркурій и сёра. Эти два начала дали проис-
хожденіе вс-ѣмъ металлам! и всѣмъ минераламъ, кото-
рыхъ, между прочимъ, существуетъ большое число
различных! пород!». («Miroir d'Alchimie»). Следова-
тельно, можно сказать, что все металлы состоят! и з !
«серы» и «меркурія», превратимых! въ первичную ѵ
матерію. «Ибо в с е металлы составлены изъ серы и
имеютъ въ себе меркурій, это семя металлов!».
(Nicolas FlameI — «Sommaire»). «Сера» есть отецъ
(начало активное) металлов!, говорит! Алхимія, а
«меркурій» (начало пассивное)—ихъ мать. «Меркурій
есть ртуть, которая управляет! семью металлами, ибо
она ихъ мать». (Jegan de la Fontaine—«Fontaine
des amoureux de science»).
Мы займемся теперь только «серой» и «меркуріемъ»,
и ихъ ролью въ бытіи металлов!. Эти два начала
разделены въ нѣдрахъ земли.
«Сера—подъ видом! твердаго тела, неподвижнаго
и маслянистаго; меркурій—въ форме пара. «Сера есть
жиръ Земли, сгущенный въ рудниках! умеренной
варкой, до т е х ъ поръ, пока не затвердеет!». (Albert
le Grand.—«De Alchiinia»). Притягиваемыя постоянно
одно к ! другому, два начала комбинируются въ раз-
личных! пропорціяхъ, чтобы составить металлы и ми-
нералы. Но есть еще другія случайности, изменяющія
свойства этихъ началъ: степень варенія, чистота, раз-
личный случайности. Алхимики допускаютъ действи-
тельное существование огня въ недрахъ земли, смѣ-
шеніе «серы и меркурія», более или менее сваренныхъ
и изменяющих! вследствіи этого свои свойства. «За-
метили, что свойства металлов!, которые мы знаемъ,
произошли о т ! серы и меркурія. Только различная
степень варки производит! разницу въ металлической
породе». (Albert le Grand—«Le Composé des composés»),
О чистоте металлов! говорят! следующія строки:
«Судя по чистоте составных! началъ, серы и мер-
курія, получаются металлы совершенные или несовер-
шенные». ( R o g e r Bacon—«Miroir d'Alchimie»). Это
заставляетъ насъ сказать, что металлы несовершенные
рождаются первыми: такъ, ж е л е з о преобразуется въ
медь; эта последняя, совершенствуясь, обращается въ

Рпсуиокъ ІІЗЪ соч. „Museum hermeticum" Символически


изображаете іерофонта и посвящаемаго; дерево—маторія,
заключающая семь металловъ; король н левт,—земля, дра-
конъ—огонь; море—вода; орелъ—воздухъ. Семь фаза. Вели-
каго Дѣланія: Вороиъ ва черопѣ—черный цвѣтъ, умерщвлс-
ніе; два ворона--дистилляція; трп ворона— возгонка; двѣ
птицы, держащія вѣнецъ—бѣлыП цвѣтъ: копецъ малаго ма-
гистеріума. Двѣ птицы па деревѣ—вліяніе Марса, цвѣтъ
радуги; Единорогъ п розы—красный цвѣтъ; накопецъ, воз-
рождающійся младенѳцъ означаетъ конецъ дѣланія п спм-
волпзируетъ чистый камепь. (См. ч. П, гл. 2, С и 7).

свинецъ, который, въ свою очередь, становится оло-


вомъ, ртутыо, затемъ серебромъ и, наконецъ, золо-
томъ. Металлы, следовательно, проходятъ известный
циклъ. «Мы ясно указали въ «Traité des minéraux»,
что происхожденіе металловъ идетъ циклическимъ
цутемъ, они переходятъ одинъ въ другой кругообразно.
Сосѣдніе металлы имѣютъ сходныя свойства, поэтому
серебро легко превращается въ золото». (.Albert le
Grand—«Le Composé des composes»). Глауберъ пошелъ
дальше; онъ пустилъ въ обращеніе странную теорію,
будто металлы, разъ дошедшіе до состоянія золота,
проходятъ циклъ въ обратномъ порядке и, делаясь
все болѣе несовершенными, доходятъ до желѣза, для
того, чтобы вновь подняться до благородныхъ метал-
ловъ; и такъ—до безконечности. «Свойствами и силой
«Элементовъ» каждый день нарождаются новые ме-
таллы, а старые, напротивъ, изменяются въ то же
время». (Glauver--«YOexivre minéral»). Слово элементъ
имеетъ здесь значеніе «минеральной силы».
Золото есть совершенство и постоянная цель твор-
чества природы; кроме недостаточнлго градуса варенія,
или нечистоты серы и меркурія, различныя случай-
ности могутъ затруднять его действіе. «Я полагаю,
что природа имеетъ целью и старается непрестанно
достигнуть совершенства, т. е. золота. Но вследствіи
случайностей, затрудняющихъ ея действія, получается
разнообразіе металловъ». (Roger Bacon — «Miroir
d'Alchimie»). Одна изъ такихъ случайностей та, что
рудникъ, где развиваются металлы, бываетъ открытъ.
«Напримеръ, когда начинаютъ разрабатывать рудникъ
и въ немъ находятъ металлы, еще не окончившіе
своего развитія, а такъ какъ открытіе рудника преры-
ваетъ действіе природы, эти металлы остаются несо-
вершенными и никогда не достигаютъ совершенства
а все металлическое семя, содержащееся въ этомъ
руднике, теряетъ свою силу и добрыя качества».
(«Texte d'Alchimie»).
Мы не можемъ окончить этой главы, не сказавъ о
вліяніи планетъ на зарожденіе металловъ. Въ средніе
века допускалась абсолютная связь между всемъ,
находящимся на земле, и планетами.
«Земля не производитъ ничего, что не было бы
посеяно въ небе. Постоянный сношенія между ними
могутъ быть изображены пирамидой, вершина которой
находится на солнце, a основаніе—на земле ( B l a i s e
el Vigenére—«Traité du feu et du sel»). Также, «Знай-
же, о сынъ мой, и самый любимый изъ дТтей, что
солнце, луна и звезды постоянно вліяютъ на центръ
земли». ( Valois — «Oeuvres manuscrites»). Мы уже
видели выше, что алхимики объединили символы
семи металлов! и семи планетъ, которыя ихъ по-
родили.
Эти теоріи восходятъ К ! самому корню Алхиміи.
Проклъ, философъ нео-платоникъ Ѵ-го въка нашей
эры, въ своемъ «Commentaire sur le Timée de Platon»
говорит!, что натуральное золото, серебро и каждый
изъ металлов!, какъ и все другіе минералы, заро-
дились въ земле, п о д ! вліяніемъ божественных! силъ
неба. Солнце производит! золото, Луна—серебро,
Сатурнъ—свинецъ, а Марсъ—железо. (См. Berthelot.—
«Introduction à l'étude de la chimie»). Можно указать
и более древніе источники. У персовъ металлы также
были посвящены планетамъ, но они не соответствовали
т Т м ! же светиламь, какъ въ средніе века; такъ,
олово было посвящено Венерѣ, а железо—Меркурію.
Алхимики единогласно признавали вліяніе планетъ
на металлы. Парацельсъ идетъ дальше и спеціализи-
руетъ это действіе. По его словам!, каждый металл!
обязан! своим! рожденіемъ планете, имя которой онъ
носитъ; шесть остальных! планетъ, соединенныя каж-
дая съ двумя знаками зодіака, даютъ ему различныя
качества. Такъ, «Луна обязана у, © И СГ своей твер-
достью и своей пріятной звучностью. Она обязана
? , .U. и éh своей тугоплавкостью и плохой ковкостью.
Наконец! 5> ^ и & даютъ ей ея плотность и одно-
родное тТло, и т. д.» (Paracelse—«Le Ciel des philo-
sophes»).
Въ результате, металлы и минералы, сформиро-
ванные на основе первичной матеріи, составлены изъ
серы и меркурія. Степень варенія, переменная чистота
составовъ, различныя случайности и планетныя вліянія
производятъ различіе металловъ.

ГЛАВА IV.
М и с т и ч е с к а я Алхимія.—Тсоріи м е ч т а т е л е й . — А л х и м и ч е с к а я
Каббала,—Тройное примѣненіе г е р м е т и ч е с к о й теоріи. —
Святилище.

У Грековъ Алхимія была, по причине своего про-


исхождения, смешана съ Магіей и съТеургіей. Позднее,
благодаря арабскимъ философамъ, эта наука обособи-
лась, и только въ X V и Х Ѵ і столетіяхъ она снова
соединилась съ другими оккультными науками.
Съ этого времени большая часть алхимиковъ искала
въ Каббале, Магіи, Астрологіи ключа Великаго Д е -
ланія. Парацельсъ допускалъ учениками, какъ самъ
сообщаете, только людей, знающихъ Астрологію. «Мне
надо возвращаться къ моему предмету, чтобы удовлет-
ворить моихъ учениковъ, которымъ я охотно помогаю,
когда они обладаютъ сведеніяыи о природе, знаютъ
Астрологію и, въ особенности, когда они сильны въ
философіи, научающей насъ познавать основу суще-
ствующаго». ( P a r a c e l s e . — « L e Trésor des trésors»).
Тогда какъ его предшественники и современники—
Калидъ (Calid), Валуа (Valois) и Блэзъ де-Виженеръ
(Biaise de Vigenére), допускали просто вліяиіе светилъ
при зарожденіи металловъ, Паранельсъ шелъ дальше
и определялъ, когда и какъ планеты вліяготъ на ме-
таллы. Следуя этому учснію, некоторые алхимики
тесно связызали Астрологію съ герметизмомъ и ни-
когда не начинали операцій, не осведомившись, бла-
гопріятно-ли вліяніе гіланетъ.
Парацельсъ ввелъ въ Алхимію каббалистическія
данныя. ОнЪ И З Л О Ж И Л ! , свои оккультный доктрины В Ъ
своемъ «Traité de Pliilosopliie occulte» и «Arcliidoxes
magiques».
Это заставляет!, насъ сказать несколько словъ о
Каббале. Эта наука учитъ перестановке и разложе-
нію словъ, определенію численнаго ихъ достоинства
и установленію выводовь, сообразуясь со спеціалыіыми
правилами. 'Гакимъ образомъ, число золота, по еврей-
ски, будетъ—209; это—украшеніе минеральнаго цар-
ства и с о о т в е т с т в у е м значенію Іеговы въ міре
Луховъ.
Х ё ф ф е р ъ въ своей «Исторін Химіи» посвятилъ не-
сколько страницъ применепію Каббалы къ свойствам!»
металловъ. Алхимія—- наука наблюдательная и потому
не можетъ ничемъ воспользоваться отъ Каббалы,
науки чисто-спекулятивной.
Введеніе постороннихъ элементовъ должно было
сделать ее еще темнее, и Парацельсъ въ этомъ отно-
шеніи ошибался.
Еще раньше его Василій Валентинъ сдЕладъ н е -
сколько опытовъ въ згсмъ отношеніи; онъ разлагаетъ
слово азотъ следуюшимъ образомъ: «Азотъ заклю-
ч а е м въ себе все, потому что онъ есть А и £2—
начало и конецъ всего. Философы составили слово
AZOT такъ: итальянцы ввели А и Z, греки—а и ш
(альфу и омегу), евреи (алефъ и тау); изъ соединенія
первой и последнихъ буквъ и получилось это слово».
(«L'Azoth des philosophes»).
После Парацельса только два автора трактовали
объ алхимической Каббале. Это Пантей (Panthée),
венеціанскій священникъ, и англичанинъ Джонъ Ди
(Jean Deo), алхимикъ и математикъ. Пантей написалъ
два трактата: «Ars et Theoria transmutationis metalli
cae» и «Voarchadumia». Изъ нихъ видно, что числ<
творенія есть—544, число гніепія— 772, что меркурій
золото и серебро соответствуютъ еврейскимъ буквамъ
фе, тау, бетъ, и тому подобный бредни. Джонъ Ди въ
своемъ трактате. - «La Monade hiéroglyphique» пробо-
вали, создаіь особую Каббалу, съ помощью алхимк-
ческихъ символов!. Т а к ъ например!, символ! мерку-
рін $ онь составил! изъ символа луны 5 , солнца О
и четырех! элементов! -}-. Далее, знакъ солнце

Риоупокъ изъ книги Васидія Валентина „Douze clefs de


Sagesse". Дракопъ символизирует! первичную маіерію,
одпнъ изъ круговъ отдѣляетъ крылі,я —летучее, другой—
твердое; три змѣи и треугольник! представляют! три па-
чала. Все э го заключено въ философское яйцо (см. Ч. II, гл. 2).

представляет! монаду, изображенную точкой, вокругъ


которой кругъ, символизирую іцій міръ Ѳ . Эти любо-
пытный указанія находятся во второмъ томе его
« T h e a t r u m chimicum».
• Эти алхимики и некоторые другіе, какъ Кунратъ
.(Khunrath), Майеръ (Mayer) и Блэзъ де-Виженеръ
(Blaise de Vigenère) ввели въ науку новое толковапіе
алхимической теоріи. Тогда какъ науки точный и
естественныя применяютъ индукцію и дедукцію, науки
оккультныя дѣлаютъ выводы, основываясь на аналогіи,
поэтому они приложили тотъ же методъ и къ Алхи-
міи. Оккультизмъ говорите—существу юте три міра:
матеріалыіый, человеческій и божественный. Въ мірѣ
матеріальномъ мы имѣемъ сѣру, меркурій и соль, начала
всѣхъ вещей, и одну матерію; въ мірѣ человѣче-
СКОМ'Ь или микрокосме—тѣло, духъ и душу, объеди-
ненныя въ человеке; въ міре божественномъ—три
лица Св. Троицы въ Единомъ Боге. „Такимъ обра-
зомъ, троица заключается въ единице, и единица—
въ троице, ибо здесь—тело, лухъ и душа, а тамъ—
сера, меркурій и мышьякъ". ( B e r n a r d le Trévisan—
«La Parole délaissée»).
Великое .Деланіе имеете тройную цель. Въ мірѣ
матеріальномъ: преобразованіе металловъ, доводя ихъ
до золота, до совершенства; въ микрокосме—мораль-
ное совершенствованіе человека; въ міре божествен-
номъ—созерцаніе Божества, въ Его Славе. Во-второмъ
изъ этихъ значемій, человекъ есть философскій ата-
норъ, въ которомъ совершается выработка доброде-
телей; въ этомъ смысле, по словамъ мистиковъ, надо
понимать слова: «Великое Де,...піе РСТЬ у васъ и съ
вами, такъ что, находя его въ себе, где оно нахо-
дится постоянно, вы его имеете всегда, где-бы вы
ни были, на земле или на море». (Hermes—„Les Sept
chapitres").
* Алхимики-мистики понимали подъ именами Серы,
! Меркурія и Соли—Матерію, Движеніе и Силу. Мер-
курій—начало пассивное, женское, матерія; Сѣра —
начало активное, мужское—сила, формирующая ма-
терю и дающая ей видъ посредствомъ движенія,
которое есть Соль.
Соль представляете начало промежуточное, резуль-
татъ приложенш силы къ матерш; символически, это
есть новое существо, рождающееся отъ соединенія
мужского съ женскимъ Это основное положеніе не
находится въ противорѣчіи съ современной наукой.
Современная Химія не пренебрегаетъ гипотезой един-
ства матеріи, принятой уже съ давнихъ иоръ мета-
физикой, какъ необходимой для объясненія проблемы
міра. Англійскій ученый Круксъ называетъ эту мате-
рію протиломъ; по его теоріи, наши простыя тѣла
суть только полимеры (многосоставные) протила. Съ
другой стороны, весьма справедливо положеніе, что
матерія сама по себе инертна и имѣетъ особенны«
свойства только тогда, когда находится въ движеніи,
а всякое движеніе развиваетъ теплоту; следовательно,
при 2 7 3 0 ниже ноля (при абсолютном!, калорическомъ
ноле химическихъ свойствъ не существуютъ) серная
кислота не можетъ действовать на гюташъ; наконецъ,
единство силы также необходимо для объясненія ф и -
зическихъ явленій- Ни одинъ ученый въ настоящее
время не находитъ разницы между причиной магне-
тизма, теплоты, электричества, свѣта и звука; флюиды
уже не существуютъ, они замѣнены силами, д е й -
ствующими о д н е на другія. Силы различаются чи-
сломъ колебаній матеріи, которое они производить;
при чемъ, какое - Ж б о тело, в о - в р е м я движенія или
вибрируя, что одно и то - же, производить сначала
звукъ, затемъ нагревается и, наконецъ, излучаетъ
с в ё т ъ . Г д е кончается звукъ, г д е начинается тепло и
с в е т ъ ? Г д е переходный ступени? Natura non facit
saltns (природа не делаетъ скачковъ).
Надо прибавить, что алхимики среднихъ в е к о в ъ
только предвидели эту высшую теорію; состояніе дру-
гихъ наукъ не позволяло имъ этого. Для нихъ, какъ
мы показали, матерія была единою; они называли ее
«первичной матеріей» или хилусомъ; они признавали
также единую силу вселенной. Бодуенъ называетъ ее
Пуассовъ. -Teopiu и Символы. 3
всемірьымъ магнетизмомъ, магнетической серой; для
мистиковъ сила есть сѣра Бога, первое начало жизни
и движенія. Парацельсъ называем ее археемъ. Архей
есть сила, непрестанно действующая, которая, вліяя
на матерію, заставляет!, ее двигаться и д а е м ей фор-
му. Термины «аресъ» и «клиссусъ» имеютъ у него
почти т о м - ж е смыслъ.
Что касается движенія, они его приравнивали къ
огню, который представляем, действительно, образъ
матеріи, приведенной въ действіе силой.
Такова была высшая алхимическая теорія, которой
обладало небольшое число адептовъ. Какъ не уди-
вляться этому прекрасному синтезу, достаточному алхи-
микамъ, какъ онъ некогда удовлетворялъ Пиѳагора,
Демокрита и Платона, возвышая ихъ до пониманія
высшихъ истинъ.
Алхимики представляли эту теорію въ в и д е тре-
угольника, символа абсолютнаго равновесія; въ пер-
вомъ углу они ставили знакъ серы, символа силы;
в о - в т о р о м ъ — з н а к ъ меркурія, символъ матеріи; въ
третьемъ—знакъ соли, символъ движенія.
Въ заключеніе приведемъ таблицу апалогій тройного
примеяенія алхимической теоріи.

Самецъ,
Сѣра. кужскоѳ начало. Сила. Причина.
Самка,
Меркурій. Матерія. Предметъ.
женское начало
Дгтепышъ, Двнженіе. Результат'!,.
Соль.
среднее начало.

Такимъ образомъ, м а т е р і я, единая по существу,


различается сама по себе ф о р м о й , какъ следствіемъ
д в и ж е н і я , которое ему придаем с и л а .
ЧАСТЬ ВТОРАЯ.
С и м в о л ы .
ГЛАВА I.
Причины н е я с н о с т и т р а к т а т о в ъ А л х и м і и . — С р е д с т в а , у п о т р е -
бленный алхимиками, ч т о б ы с к р ы т ь способъ Великаго Д ѣ я а -
нія—Знаки,—Символы.—Миѳологическія имена.—Иностран-
ный слова.—Анаграммы. — Басни. — З а г а д к и . — А л л е г о р ш . —
Криптографія.

Герметическіе трактаты темны для читателя: во-пер-


выхъ потому, что читатели обыкновенно не знакомы съ
алхимическими теоріями; затФмъ, и въ особенности,
потому, что философы преднамеренно ихъ затемняли.
Они смотрели на Алхимію, какъ на самую высокую
науку. «Алхимія есть искусство изъ искусствъ, это—
истинная наука», вскричалъ восторженно Калидъ въ
«Книге трехъ словъ» (Livre des trois paroles). Подоб-
ная наука должна быть известна, по ихъ мненію,
только небольшому числу адептовъ. Можно-ли ихъ
порицать за это. Теперь намъ кажется такой взгляд і.
преувеличеннымъ, но въ древности мштеріи служили
для передачи некоторыхъ законовъ природы и пра-
вилъ философіи. Въ средніе века, корпорапіи реме-
сленниковъ имели практическіе секреты, которые ни
одииъ членъ корпораціи не отважилсядбы^разоблачить.
Приготовленіе некоторыхъ красокъ составляло драго -
ценное наследіе, которое великіе художники передавали
своимъ наибол%е любимымъ ученикамъ. Между тёпгЬ
какъ ученые, не колеблясь, продавали р-Ьшенія запу-
танных! проблемъ, герметическіе философы скрывали
свою науку и никому ее не продавали. Когда попа-
дался неоѳитъ, достойный посвященія, они указывали
ему дорогу, не открывая однако всего сразу. Они
требовали, чтобы онъ добивался самъ, и только наво-
дили его и поправляли: одинъ указывал! состав! мате-
pin Великаго Дѣланія, другой—градусы тепла, поря-
д о к ! окраски, принимаемой составом!, устройство хи-
мической печи—атанора; но не было ни одного под-
наго описанія всего Великаго Дѣланія, такъ какъ они
вѣрили, что могутъ за это навлечь на себя небесную
к а р у — моментальную
смерть. «Я не представ-
ляю себѣ, гово£итъ Фла-
ьТелГьДЕъ'разборё Авраама
ЕвфТяфвозможности на-
ПИСаТЬ ЭТО ПОНЯТНЫМ!
латинскимъЯЗЫКОМ!,такъ
какъ Богътотчасъ пока-
ралъ-бы~~мёня. (Ехрііса-
tiôrTïïës Figures de Nico-
las Flamel).
Что-же касается до
обвиненія алхимиковъ въ
затемненіи смысла и сим-
воличности, которыя мо-
гли бы возвести на нихъ
слишком! усердные тео-
логи, то мнѣ кажется, что символы и странныя фигуры,
наполняющіе ихъ сочиненія, могли-бы больше всего слу-
жить к ! обвиненію въ Магіи. Роджеръ Бэконъ, Альбертъ
Великій, Арнольдъ де-Вилланевъ—не избѣжали обви-
ненія въ Магіи и безбожіи. А , между тѣмъ, алхи-
мики были весьма набожны: въ ихъ писаніяхъ по-
стоянно попадаются возванія къ Богу. Они дѣлили
свое время между изученіемъ, работой и молитвой.
Некоторые думали лаже, что тайну изготовленія фило-
софскаго камня люди получили отъ самого Бога
Ранее, чемъ объяснить символы, относящіеся къ
Великому Деланію, мы укажемъ, какія средства упо-
треблялись алхимиками, чтобы скрыть отъ профановъ
^ науку священнаго камня.
Прежде всего установлены знаки. Они появились
вместе съ Алхиміей. Греки ввели ихъ первыми, полу-
чивъ свою науку отъ египтянъ, где она изобража-
лась помощью іероглифовъ. Знакъ воды одинаковъ
съ іероглифомъ воды, подобно другимъ, напримеръ
золота и серебра. (См. Hoeffer.—«Hist. de la Chimie",
томъ I и Berthelot.— «Origines de l'Alchimie"). Алхи-
мическіе знаки весьма многочисленны въ некоторыхъ
трактатахъ, напр. у Кунрата (Khunrath—«Confessio do
chao physico chimicorum"), где онъ заменяете ими
названія химическихъ телъ и стадіи операціи.
Символы имели такое-же большое примененіе; так ь
напримеръ, взлетающія птицы означали отделеніе пара,
а птицы опускающіяся, на оборотъ, — поспешность,
стремительность, опрометчивость. Фениксъ былъ сим-
воломъ камня совершеннаго, способнаго обращать ме-
таллы въ золото и серебро. Воронъ символизиро-
валъ черный цвете, который принимаете матерія в ь
начале процесса Великаго Деланія, когда ее нагре-
ваютъ. Странная герметическая книга: «Liber Mutus»
или «Livre sans paroles», въ сущности, содержите
только одну строчку текста. Она состоите изъ сим-
волическихъ рисунковъ, иллюстрирующихъ процессъ
Великаго Деланія.
Миѳологическія имена были въ большомъ ходу.
Марсъ обозначалъ железо, Венера—медь, Аполлонъ—
золото, Діана, Геката или Луна—серебро, Сатурнъ—
свинецъ; золотое руно обозначало философскій ка-
мень, а Бахусъ—матерію земли. Это греко-египетскій
символизмъ; въ средніе вѣка, миѳологическими име-
нами пользовались для означенія металловъ, но въ
конце XVI вѣка они такъ усложнились, что бенедик-
тинецъ донъ Іозефъ Пернети долженъ былъ написать
два толстыхъ тома („Fables grecques et égyptiennes
dévoilées"), чтобы объяснить ихъ смыслъ и проис-
хожденіе.
Къ миѳологическимъ именамъ присоединилось
большое количество иностранныхъ словъ: еврейскихъ,
греческихъ и арабскихъ. ІІо происхожденію Алхиміи,
въ ней должны встречаться греческія слова, каковы:
hylé-—первичная матерія, hypoclaptiquc—сосудъ для
отдѣленія летучихъ маслъ, hydrooleum—эмульсія масла
и воды и т. д.
Арабскія слова тамъ еще болѣе многочисленны,
какъ то: эликсиръ, алкоголь, алкали, оораксъ, кроме не
дошедшихъ до насъ, забытыхъ, но находящихся въ гер-
метическихъ трактатахъ, каковы: alcani, étain, alafar,
matras и т. д. Что касается еврейскихъ названій, то
ихъ можно встрѣтить только въ алхимически-кабба-
листическихъ трактатахъ. Для изученія всехъ этихъ
названій, мы попросимъ читателя обратиться къ
.Dictionnaire mytbo-liermétique" Пернети и „Lexicon
chiraicum" Жонсона.
Очевидно, что эта спеціальная терминологія должна
быть достаточна, для устраненія профановъ, но алхи-
мики пользовались еще и другими средствами. Они
часто употребляли анаграммы. Въ конце «Songe verd»
находится несколько, и вотъ ибъясненіе двухъ изъ
нихъ: «Seganissegéde» означаем генія мудрости, а
«Tripsarecopsem»—духъ, тело, душа.
Они пускали въ ходъ притчи. Вотъ одна, легко
объяснимая. «Весь міръ знаетъ камень, а я клянусь Бо-
гомъ живымъ, что все могутъ иметь матерію, которую
я ясно назвалъ въ книге: «vitrium», для невеждъ, но
надо къ нему прибавить L и О; вопросъ въ томъ, куда
надо поставить эти буквы». (Relias—«Miroir d'Alchi-
mie»). Искомое слово есть «vitriol» (купоросъ).
Любопытная загадка, хорошо извёстная алхими-
камъ, находится на стр. 744 третьяго тома « T h e a t r u m
ehimiçum», сопровождаемая комментарінми Николая
Барнольда (Nicolas Barnauld). Вотъ она: «Aelia Laelia
Crispis» есть мое имя. Я ни мужчина, ни женщина,
ни гермофродитъ, ни дёва, ни юноша, ни старуха. Я
ни развратница, ни дѣвственница, но все это взятое
вмѣстѣ. Я не умирала ни отъ голода, ни отъ желёза,
ни отъ яда, но отъ всѣхъ этихъ вещей сразу. Я не
покоюсь ни на небё, ни на землё, ни въ водё, но
повсюду. «Lucius Agatlio Priscius», который не былъ
ни моимъ мужемъ, ни моимъ любовникомъ, ни моимъ
рабомъ, безъ горечи, безъ радости, безъ слезъ, велёлъ
меня похитить, зная и не вёдая, для кого этотъ мону-
ментъ, представляющій ни пирамиду, ни мавзолей, но
оба вмёстё. Вотъ могила, не вмёщающая въ себё
трупа, и трупъ, не заключенный въ могилу. Трупъ и
могила составляютъ одно». Барнольдъ устанавливаетъ
въ своемъ комментаріи, что эта выдержка касается
философскаго камня. Другой ребусъ, не менѣе зна-
менитый, заимствованъ изъ греческихъ авторовъ. «Во
мнё девять буквъ и четыре слога; помни обо-мнё.—
Первые три имёютъ каждая по д в ё буквы.—Другіе
Имёютъ остальныя пять согласныхъ. —Узнай меня, и ты
будешь обладать мудростью». Разгадка повидимому
бу детъ—« Arse nicon ».
Имёется еще способъ затемненія смысла; это —
акростихъ. Въ немъ начальный буквы словъ какой-либо
фразы или надписи составляли слово, скрываемое герме-
тическими философами. Мы дали два такихъ акро-
стиха въ прилагаемыхъ рисункахъ.
Вотъ средства сокрытія словъ. Укажем ь теперь,
какъ алхимики скрывали идеи.
На первомъ мёстё стоятъ легенды, заимствованный
изъ греческой, латинской и египетской миѳологіи. Ихъ
находятъ у позднейшихъ алхимиковъ въ эпоху воз-
рождения. Миѳами пользовались не только для сокры-
тія Великаго Дѣланія, но обратно, старались дока-
зать, что Гомеръ, Виргилій, Гезіодъ, Овидій — были адеп-
тами и учили практик'Ь камня. Наиболее странное
мненіе приписывало Адаму знаніе камня. ГІернети въ
своемъ словаре, не колеблясь, даетъ герметическое объ-
ясненіе Иліаде и Одиссее. Ни одинъ миѳъ не усколь-
заете отъ его объясненія. Его работа очень любо-
пытна, но утомительна. Пернети былъ последовате-
лемъ Либоа; написавшаго „Энциклопедію боговъ и ге-
роевъ". ( L i b o i s — « E n c y c l o p é d i e des dieux et des héros,
sortis des quatre éléments, et de leur quintessence,
suivant la science hormetique». 2 vol).

Фигура, заимствованная изъ «Viatorium spagyricum» Jama-


sthaler'a. Спмволъ 4-хъ злеыѳнтовъ; для обхяспѳнія, падо
обратиться ко II картинѣ, которая укажете зпачѳиіо треуголь-
пиковъ и знаковъ элемептовъ. (Смотр, главу II).
Аллегорическія исторіи применялись алхимиками
также в о - в с е времена. Грекъ Зосима делаетъ объ
этомъ довольно типическій докладъ, сообщаемый Х с ф -
феромъ въ «Histoire de la Chimie». Въ одной, болёе
современной, указаны цвета, принимаемые матеріей во-
время Великаго Дѣланія: черный, серый, белый, жел-
тый, красный. «Такъ, когда я намеревался путеше-
ствовать, то встретился между двумя горами съ важ-

Фигура, заимствованная изъ И-го тома соч. Магпети, cBiblio


theca chimica» de la Mangeti. Въ средний между семыо
металлами находится „ребисъ" — химпческій гермафродитъ,
одновремеипо мужчина и жепщпиа, устойчивость п летучесть,
„сѣра" и „мѳркурій". Летучій шаръ, символъ матеріи, прп-
пужденпой дѣйствовать жизненной силой, „археемъДра-
КОІІЪ—символъ единства матеріи, треугольникъ—три начала;
квадратъ п крестъ—четыре элемента. (См. гл. II, III и IV).
нымъ господиномъ и скромнымъ и серьезнымъ кре-
стьяниномъ, одётымъ въ сёрый плащъ и черную шля-
пу; на шеё его былъ повязанъ бёлый шарфъ, a талія
стянута желтымъ поясомъ; на ногахъ его были крас-
ные сапоги. («Cassette du petit paysan» par Pli... Vr...).
Аллегорія продолжается на нёсколькихъ страницахъ.
Много любопытныхъ аллегорій можно встрётить въ
этой литературё, каковы: аллегоріи Мерлина и Х ё ф -
фера; или въ историческомъ очеркё Фигье—«Алхи-
мія и алхимики». Эти авторы даютъ имъ весьма забав-
ный толкованія; такъ, Хёфферъ видитъ въ аллегоріи
Мерлина указаніе химическаго анализа, произведен-
наго, какъ сухимъ, такъ и сырымъ путемъ.
Теперь остается сказать о криптографіи, то есть
объ искусствё секретнаго письма, при помощи спеці-
альныхъ буквъ и знаковъ, или иносказательной пере-
дачё истиннаго значенія. Алхимики употребляли спе-
ціальныя азбуки,составленныя изъ герметическихъ зна-
ковъ, иногда съ примёсыо цифръ. Іоганнъ Третгеймъ
въ своей «Полиграфіи» (Polygraphia) приводитъ нё-
сколько азбукъ, составленныхъ изъ особенныхъ зна-
ковъ.
Иногда алхимики писали слова наоборотъ, или при-
бавляли ненужныя буквы; тогда какъ другіе выпу-
скали буквы. Парапельсъ тоже искажалъ слова, такъ:
« Aroma philosophorumrt у него написано «Aroph. В" Abe
mont)-)-, въ «Tombeau de la pauvreté», онъ даже замё-
няетъ цёлыя фразы. Къ счастью, въ концё книги
находится ключъ или переводъ этихъ странныхъ тер-
миновъ.
Раймондъ Луллій предпочитаетъ особый способъ
криптографіи, обозначая главные періоды опыта, про-
изведенія и препараты буквами азбуки. Такъ, въ его
«Процессё видоизмёченія души» (Compendium апітаѳ
transnutationis) написано: «посмотри, сынъ мой, если
ты возьмешь F и поставишь его въ С, то получишь
H, то есть первую фигуру F. С. Н. и т. д.» F—означает!
металлы, С—кислоты, растворяюшія металлы, а Б —
огонь первой степени.
Каждый алхимик! употреблял! особые способы
криптографіи; эта пространная наука безполезна и
увлекла бы насъ слишком! далеко. Достаточно того,
что мы уже сказали о самых! распространенных! прі-
емах!.

ГЛАВА II.
Символы Алхиміи.—Матерія, т р и начала, ч е т ы р е элемента,
семь м е т а л л о в ! и и х ъ символы.
Пантаклями называются символическія фигуры, со-
ставленный изъ самыхъ разнообразных! элементов!,
которые резюмируют! собою цѣлую теорію. Пантакль
помогает! понять и запомнить какую-нибудь систему.
Это—краткая формула, которую можно развивать по
Желанію. Пантакли не рѣдки въ трактатах! Алхиміи.
Въ сочиненіях! В. Валентина--«Двенадцать ключей
мудрости» и Г. Купрата—«Зр-ѣлище вѣчной мудро-
сти» содержится и х ! большое количество. Въ сочи-
Неніи Бархузена—«Химическіе элементы»(«Без Elements
chimiques» de Barcliusen) содержится трактат! о фило-
софском! камнѣ, гдѣ ходъ операціи изображен! въ
78 пантакляхъ. Четыре болыпія фигуры Іонитора
Панзофуза (Ianitor Pansophus) резюмируютъ всю герме-
тическую философію. Мы будемъ имФть случай дать
краткое объясненіе многихъ изъ этихъ фигуръ.
Въ этой глав-fc мы разсмотримъ символы или пан-
такли, которыми алхимики резюмировали свои теоріи.

Фигура, заимствованная ІІЗЪ пѣмецкаго издапія „Crede Mihi


do Nor thon". Ребисъ, химическій гермафродите, „сѣра" и
„меркурій", лѳжатъ въ саду, окруженпомъ стѣпой, симво-
лизирующей тройной сосудъ: атаноръ, солнѳчпую ваипу, фило-
софское яйцо. „Меркурій" имѣетъто-же значопіе; поставлен-
ный рядомъ съ ребисомъ, оиъ показываете, что гермафро-
дите есть „меркурій философовъ" или матерія Великаго
ДЬланія (См. главу III, IV).

Греки изображали первичную матерію змѣемъ,


кусаюшимъ свой хвостъ. Э т о — У р о б о р о е ъ гностиковъ.
В ъ срединѣ круга, составлениаго такимъ образомъ,
они писали формулу h xö ттаѵ (единое—все). Эта
фигура находится въ Хризопе-fc Клеопатры («Chrysopée»
Cléopâtre), см. Berthelot— «Origines de l'Alchimie». Да-
лее, единство матеріи изображалось просто крестомъ.
Три начала имеютъ свои спеціальные знаки: знакъ
« Мерку рія мудрыхъ» изображается кругом!, сверху
котораго помещается луна, а внизу—крестъ т а к ! же
представляют! обыкновенную ртуть. «Сера филосо-
фов!» изображается треугольником!, имеющим!
внизу три стрелы или крестъ. «Соль» изображалась
перечеркнутым! посредине кругом!. Три начала симво-
лизированы тремя лицами: Отцом!, Сыном! и Духомъ
Святымъ. Эти принципы представлены также тремя
змеями, или одним! змеем! съ тремя головами, чтобы
показать, что они имеютъ только о д и н ! корень —
матерію, подобно Пресвятой Троице, совмещающей три
лица въ одномъ. Мы уже видели, что три начала сво-
дились к ! двумъ: «Сере» и « Мерку рію»; ихъ изобра-
жали тогда двумя змеями, составлявшими кругъ.
О д и н ! — С ! крыльями, представлял! «Меркурія», жен-
ское, летучее; другой— безъ крыльевъ, изображал!
«Серу», мужское и устойчивое.
Четыре элемента имеютъ следующіе знаки: «воз-
духъ» изображается треугольником!, поставленным!
вершиной кверху и перечеркнутым! линіей, параллель-
ной основанію; «вода» — треугольником! вершиной
книзу; «огонь» — треугольником! вершиной кверху;
«земля»—треугольником!, поставленным! вершиной
книзу и перечеркнутым! линіей, параллельной основа-
нію. Шестиконечная звезда и четыреугольникъ симво-
лизируют! четыре элемента. Элементы эти были
символизированы еще следующим! образомъ: «воздухъ»
изображался птицей; «вода»—кораблемъ, рыбой или
сосудомъ, наполненным! водою; «огонь»—саламандрой,
дракономъ, изрыгающимъ пламя, зажженным! факе-
ломъ; «земля»—горой, львомъ—царемъ зверей, или
человеком!. Такимъ образомъ они изображены въ
главе «Gloria mundi», сочиненія «Museum hermeticum».
Въ знакё «меркурія» видёли изображеніе кадуцея—
жезла греческаго бога, или египетскаго бога съ го-
ловой ибиса, надъ которой находится дискъ солнца
и рога, символизирующіе плодородіе. Алхимики изобра-
жаютъ часто металлы подъ видомъ олимпійскихъ бо-

Фигура, заимствовапиая изъ соч. „Viatorium spagyricum"'


Тутъ мы опять находпмъ ребпсъ. Вороиъ, символъ чѳриаго
цвѣта, озиачаотъ, что фплософскііі бракъ, соедпвовіѳ „Сѣры"
и „Меркурія1, мужского п женскяго, бываѳтъ въ пѳріодъ, когда
матѳрія принимаѳтъ черный цвѣтъ. Три змѣп — символъ
трехъ пачалъ. Ростъ лупнаго дерева означаоіъ, что здѣсь
дѣло ндетъ о бѣломъ камиѣ малаго магнстеріума или по-
рошка. (См. главу II, III, IV).

говъ: Сатурнъ вооруженный косой, представляетъ сви-


нецъ, Марсъ, въ каскё и съ мечомъ—желёзо;1і/ер-
курій, съ кадуцеемъ и крыльями на ногахъ и головё—•
ртуть и т. д. Это представлено на картинё, находя-
щейся въ соч. «Viatorium spagyricum». На гравюрё
въ сочиненіи «Pretiosa margarita» металлы изображены
въ видѣ шести юношей, стоящихъ на колѣняхъ передъ
королемъ, сидящимъ на тронѣ и представляющимъ
седьмой металлъ, самый совершенный—золото. Текстъ
гласить, что каждый проситъ у короля царства. После
ряда видоизмѣненій, символизирующихъ Великое Дѣ-
ланіе, король исполняетъ ихъ просьбу, и последняя
фигура изображаем ихъ коронованными, то-есть пре-
вращенными въ золото; но это скорее относится къ
Великому Деланію, о которомъ мы будемъ говорить въ
следующихъ главахъ.

ГЛАВА III.
Теорія В е л н к а г о Дѣланія.—ІѴІатерія Великаго Д ѣ л а н і я . —
С ѣ р а и Меркурій.—Ихъ символы. - Драконы Фламѳля.—
Списокъ г е р м е т и ч е с к и х ъ с и м в о л о в ъ С ѣ р ы и Меркурія.

Великое Деланіе или приготовленіе философскаго


камня было, какъ мы сказали, главной целью алхими-
ковъ. Ихъ трактаты обыкновенно вращаются только
около этого предмета. Поэтому, въ последующихъ гла-
вахъ мы будемъ говорить исключительно о Великомъ
Дѣланіи.
Но прежде, чѣмъ дать ключъ герметическихъ
символовъ, мы въ немногихъ словахъ представимъ
путь, которымъ слѣдовали алхимики для приготовленія
философскаго камня. Затѣмъ, мы разберемъ каждую
часть въ отдельности.
Матерія Великаго Дѣланія состояла изъ золота и
серебра, соединенныхъ съ ртутью и обработанныхъ
особымъ образомъ. Золото брали, какъ матеріалъ,
богатый «сѣрой», серебро—въ виду содержанія чистаго
огня, «меркурія»; что же касается ртути, то она изоб-
ражала «соль»—средство ихъ соединенія. Эти три
тѣла, подвергнутая известной обработке, были заклю-
чены въ колбу съ длиннымъ горломъ, философское
яйцо, тщательно закрытое. Смесь эта кипятится въ
химической печи, называемой атаноръ. Какъ только
огонь разведешь, Великое Деланіе, собственно говоря,
началось и заключалось въ различныхъ фазахъ: кри-
сталлизаціи, выпариваніи, сгущеніи и т. д. Это составляло
стадіи операціи, въ теченіе которыхъ матерія принимала
различные цвета, которые назывались «Цветами Вели-
каго Деланія». Последній красный цве-гь возвещалъ
консцъ Деланія. Трансмутаціей, при помощи броженія,
матеріи сообщали большее могущество, после чего
получался философскій камень. Разсмотримъ теперь
теоретическій составъ матеріи Великаго Деланія. По
алхимической теоріи было раціонально, чтобы матерія
философскаго камня была составлена изъ абсолютно-
чистыхъ «серы», «меркурія» и «соли». Соединенный
и сваренныя по известнымъ правиламъ, они должны
были составить новое тело, которое, не будучи, само
по себе, металломъ, давало металлическое совершен-
ство ртути, серебру, свинцу и олову.
Алхимики, говоря о матеріи камня, считали ее то
единой и неизменяемой, то тройственной, то четвер-
ной, заменяя ея составъ элементами. Такимъ образомъ,
«магистеріумъ произошелъ изъ одного и становится
Однимъ, или составляется изъ четырех!, а три заклю-
чены въ одномъ». ( A r n a u l d de Villeneuve—«Le Che-
min du chemin»). Одинъ - это матерія камня, разсма-
триваемая въ своемъ составе, это также единая всемір-
ная матерія. Число четыре—четыре элемента; три —
«сера», «меркурій» и «соль». Четыре элемента пре-
вращаются въ три начала, что видно изъ другого
текста того же сочиненія Вилланова: «Существует!
камень, составленный изъ четырехъ началъ: огня, воз-
духа, воды и земли; «Меркурій»—это мокрый эле-
мент! камня; другой элемент!—«Магнезія», въ при-
роде обыкновенно не встречается». (Lettre du roi do
Naples). «Меркурій», холодный и жидкій, изображает!
воздухъ и воду, «Магнезія» или «Сера» представляет!
огонь и землю, жаръ и сухость. Это объясняет!,
почему философы иносказательно говорили, что мате-
рия камня имеетъ: три угла, три начала—въ своей
субстанціи; четыре угла, элементы—въ своей добро-
детели; два угла, устойчивость и летучесть—въ своей
матеріи; одинъ уголъ, всемірная матерія—въ своемъ
корне. Каббалистически, число матеріи будетъ— ю ,
ибо, соединяя эти числа, мы получимъ: і —)—2—}—3—4= іо.
Они говорят! также, что матерія бываетъ расти-
тельная, животная и минеральная: растительная по-
тому, что она имеетъ духъ; минеральная—потому, что
она имеетъ тело; и животная—потому, что она имеетъ
душу; мы здесь опять находимъ троицу: «сера», «мер-
курій» и «соль». Это т е «соль», «сера» и «меркурій»,
которые составляют! тело, духъ и душу; они все три
исходят! изъ хаоса, или скорее изъ «моря филосо-
ф о в ! » , где были между собою смешаны. (Psautier
d'Hermophile). Это море философов! или хаосъ ука-
зывает! на единство матеріи. Этотъ символическій
языкъ раззорилъ М Н О Г И Х ! суфлеровъ. Вместо того,
чтобы работать надъ металлами, они—принимая слова
философов! въ буквальном! значеніи- проводили свою
ІІуассоаъ.—Teopiu н Символы. 4
жизнь, дестиллируя растенія, мочу, волосы, молоко,
въ надежде извлечь матерію камня мудрецовъ.
Треугольникъ или четыреуголышкъ символизируюгь
матерію камня, смотря по тому, будутъ ли ее раз-
сматривать какъ сформированную изъ началъ, или изъ
элементовъ. Иногда треугольникъ заключенъ въ квад-
ратъ; такой символъ былъ взятъ изъ трактата подъ
заглавіемъ: «Lo grand-Oeuvre dévoilé on faveur des en-
fants de lumière». Свѣтъ представляем, следовательно,
т о м же составъ, какъ и металлы: «Тщательно изсле-
дуй составъ металловъ. По истине, въ этомъ заклю-
чается все Деланіе мудрецовъ». (Texte d'Alchimie).
Но какъ мы уже упоминали, большая часть фило-
софовъ прошла молчаніемъ «соль», какъ третье начало
металловъ, и занималось только «серой» и «мерку-
ріемъ». Они давали смеси «серы» и «меркурія», при-
готовленной для Деланія, яазваніе «рсбисъл. Филиппъ
Рульякъ даетъ этому слову следующее происхожденіе:
«Вотъ причина, почему философы назвали словомъ
ѵебисъ матерію благословеннаго камня: оно составлено
изъ латинскаго слова lies и Bis\ ото равносильно тому,
что назвать одну вещь два раза; желая найти д в е ве-
щи, гірсдставляющія одно целое, они назвали такимъ
образомъ «серу» и меркурій». («Abrégé du Grand-
.Oeuvre» par Ph. Rouillac, cordelier).
«Сера» и «меркурій», составляющіе начала актив-
ное и пассивное, были символизированы мужчиной и
женщиной, обыкновенно королемъ и королевой. Та-
кимъ образомъ, они изображены во Іі-мъ томе соч.
«l'Artis Auriferae». ІІодъ символомъ короля и коро-
левы они представлены въ «Двенадцати Ключахъ»
Василін Валентина.
Соединеніе короля и королевы составляло фило-
софскій бракъ. «Знай, сынъ мой, что наше деланіе есть
философскій бракъ, где должны участвовать начала
мужское и женское». (Ph. Rouillac—«Abrégé du Grand
Oeuvre»), Собственно говоря, послё этого брака или
союза, матерія принимаетъ названіе ребисъ, символи-
зирующее двуполое тёло. Этотъ химическій герма-
фродитъ весьма часто встрёчается въ герметическихъ
трактлтахъ: въ началё «De Alchimia opuscula complura»,
въ «Viatorium spagyricum», въ нёмецкомъ переводё
соч. «Crede Mihi de Northen» и т. д.
Въ рукописныхъ герметическихъ трактатахъ ко-
роль о д ё т ъ въ красное, а королева въ бёлое, такъ
какъ «сёра»—красная, a «меркурій»—бёлый. «Это
нашъ двойной «меркурій», эта матерія снаружи бёла,
а внутри красна». (Texte d'Alchimie).
«Сёру» и «меркурій» изображали также знаками
золота и серебра; это обозначало, что «сёра» должна
быть извлечена изъ золота, a «меркурій»—изъ серебра.
Знаки золота и серебра соотвётствуютъ въ пантакляхъ
сочиненія Barrhusen'a «Liber singularis de Alchimia» —
«cëpë» и «меркурію». Этотъ пунктъ будетъ развить
въ слёдующей главё.
Такъ какъ «сёра» устойчива, a «меркурій» летучъ,
то алхимики изображали первую льномъ, царемъ звё-
рей, a «меркурія»—орломъ, царемъ птицъ. «Меркурій»
философовъ есть летучая часть матеріи; левъ—часть
устойчивая, орелъ—часть летучая. Философы говорятъ
только о борьбё этихъ двухъ животныхъ". (Pcrnety—
«Fables égyptiennes»). Слёдовательно, орелъ, пожираю-
іцій льва, будетъ означать улетучнваніе твердыхъ ча-
стей; наоборотъ, лсвъ, пригвозжающій орла, будетъ
означать осажденіе летучаго («меркѵрія») помощью
«сёры». Скажемъ мимоходомъ, что слово орелъ, въ
соч. Филалета, имёетъ иное значеніе: для него это
символъ совершенства въ спераніи. Такимъ образомъ,
семь орловъ означаютъ семь совершенствъ. (См. «Ent-
rée ouverte au palais fermé du roi»).
Въ томъ же символическомъ смыслё употребляли
изображеніе двухъ змёй, изъ коихъ одна крылатая, а
другая безъ крыльевъ. Крылатая змѣя—начало летучее,
«меркурій»—начало устойчивое, «сера» изображалось
змеей безъ крыльевъ.
Тайна жизни изображена кругомь, составленнымъ
изъ двухъ змей, одной крылатой, а другой безъ

Фигура заимствована изъ „Viatorium spagyricum". Семь


металловъ символизированы богами Олимпа: Аноллономъ,
Діаиой, Юпитеромъ, Сатурномъ, Мѳркуріемъ, Марсомъ, Вене-
рой. іСм. гл. П-ую).

крыльевъ, что изображаете д в е природы тТль—устой-


чивую и летучую, соединенный вмёсте». ( L e b r e t o n —
«Clefs de la philosophie spagyrique»). Д в е змеи то
соединены, какъ въ кадуцее Меркурія, то разделены.
Въ сочиненіи Авраама Еврея 1 ) находится изображе-
J) Такт, какъ намъ придется пѣсколысо разъ говорить
объ этпхъ фпгурахъ въ разныхъ мѣстахъ, и такт, кань ихъ
нельзя раздѣлить, мы номѣспіли ихъ въ началѣ книги съ
фигурами Фламеля
ніе змѣя, пригвозженнаго къ кресту; алхимически, это
означает!, что летучее должно быть сделано устойчи-
вым!.
Драконы имѣют! одинаковое значеніе съ змеями.
Драконъ безъ крыльевъ, изображеніе котораго мы
находим! въ книгах! Авраама Еврея и Николая Фла-
меля, это — «сера», мужское и устойчивое; крылатый
драконъ, это—'«меркурій, летучее и женское. Эти два
дракона суть истинныя начала философіи мудрых!.
«Находящееся внизу б е з ! крыльев!, представляет!
устойчивое или мужское, тогда какъ вверху—летучее"-,
или женское, черное и темное, которое возьметъ верхъ
въ продолженіи нЬсколькихъ месяцев!. Первое назы ;
вается «серой» или холодомъ и сухостью, а второе—
«меркуріемъ» или сыростью и теплотой. Это солнце
и луна, извлеченные изъ меркуріальнаго и сѣрнаго
источника». (Nicolas Flamel).
Одинъ драконъ можетъ также изображать три
начала, но тогда у него бывает! три головы: «Золо-
тое руно сторожитъ драконъ о трехъ головахъ; одна
есть вода, вторая —земля, третья—воздухъ. Эти три
головы должны соединиться въ одну, которая бу-
д е т ! достаточно сильна и достаточно могущественна,
чтобы пожрать всѣхъ другихъ драконовъ. ( „ D ' E s p a g -
net—„Arcanes de la philosophie d'Hermès"); .».
Три змѣи въ чашѣ означают! три тѣла, составляю-
щія матерію камня, помещенную въ философское
яйцо,—символ!, обыкновенно сопровождающій химиче-
ский гермафродитизмъ.
Фламель намъ говорить, почему алхимики изобра-
жали «Дзру» и «меркурій» драконами: «Причина, что
я тебѣ нарисовалъ эти две спермы подъ формой дра-
коновъ, та, что ихъ зловоніе такь-же велико, какъ и
зловоніе драконовъ». ( L e livre de Flamel).
Мы говорили о главных! символах! «серы» и «мер-
курія». Существует! бсзконечнос множество другихъ
символовъ, что весьма понятно, если вспомнить изре-
ч е т е : «Сера», будучи мужскимъ и устойчивымъ, а
«меркурій»—летучимъ и женскимъ, представляются

Фигура заимствованная изъ соч. „Margarita preticm". Ко-


роль изображаем золото; дѣти, стоящія передъ нимъ па
колѣвяхъ, нзображаютъ шесть другнхъ металловъ. Ови
умоляютъ золото, чтобы опо передало пмъ свое совершен-
ство. (См. гл. ІІ-ую).

веществами противоположными (устойчивость, лету-


честь), или животными различных!» половъ (самцомъ
и самкой). Въ фигурахъ de Lambsprinck'a они изобра-
жены въ в и д е двухъ рыбъ, льва и львицы, оленя и
лани, и, наконецъ, двумя орлами. Наиболее употре-
бительный, это символъ двухъ собакъ. «Сера» назы-
вается кобелемъ, a «меркурій»—-сукой. «Сынъ мой,
возьми черныхъ собакъ, соедини ихъ, и они родить.
(Calid—«Secrets d'Alchimie»).
«Сера» и «меркурій» имели громадное количество
символическихъ именъ, изъ которыхъ необходимо
знать главный.
Синонимы «серы»: резина, масло, солнце, точность,
или устойчивость, красный камень, кислое молоко, шаф-
ранг, макъ, желтая мёдь или латунь, сухое, краска,
огонь, спиртъ, агенгь, кровь, духъ, красный человёкъ,
земля, царь, супругъ, безкрылый драконъ, змёй, левъ,
кобель, бронза, философское золото и т. д.
Синонимы «меркурія»: женское начало, бѣлое, луна,
бёлое золото, сырое золото, недовареное, азогь, вода,
молоко, бёлое покрывало, бёлая манна, бёлая моча,
холодъ, сырость, летучесть, бёлая женщина, тернёніе,
бёлый свинецъ, стекло, бёлый цвётокъ. «Соли»: кора,
покрывало, ядъ, купорось, воздуха, и т. д

ГЛАВА IV.

Матерія Великаго Д ѣ л а н і я . — Д в а пути. Золото и Се-


ребро. Ихъ очищеніе. — И с т о ч н и к ъ ф и л о с о ф о в ъ . — Баня
короля и к о р о л е в ы . — Р а с т в о р е н і е з о л о т а и серебра. - М а л ы й
М а г и с т е р і у м ъ и Великое Д ѣ л а н і е .

Въ предшествующей главѣ мы видёли, что алхи-


мики брали извлеченные изъ металловъ «сёру», «мер-
курій» и «соль», какъ матерію для полученія камня.
Для этого они могли употреблять много методовт,,
ведущихч, къ той-же цёли. 'Гакимя, образомъ, нёкоторые
алхимики предполагали извлечь матерію изъ олова,
свинца или купороса, о чемъ будете сказано далѣе.
Что-же касается до обыкновеннаго хода Великаго
Дѣланія, то самые знаменитые учителя Герметизма
признавали только одинъ методъ: «Существуете только
одинъ камень, одна матерія для опыта, одинъ огонь,
одинъ способъ варки, для достиженія бѣлаго и краснаго
цвѣтовъ, и все дѣлается въ одномъ сосуде». (Аѵі-
ссппе—«Declaratio 1а| idis physici»). И, не смотря на
это утвержденіе, алхимики съ X V I I вѣка различали
два пути: сырой и сухой. Они называютъ сырымъ
путемъ слѣдующую операцію: «сера и меркурій фило-
софовъ» варятся на умеренномъ огне въ закрытомъ
сосуде до т е х ъ поръ, пока матерія сделается черной,
затёмъ прибавляютъ огня, и она становится белой;
наконецъ, огонь делаютъ еще более сильнымъ, и
тогда содержимое получаете красную окраску; сухой
путь состоите въ томъ, что «соль небесную», то есть
«меркѵрій философовъ», смешиваютъ съ металличес-
кимъ земнымь теломъ и ставятъ въ реторте на легкій
огонь, и дело оканчивается въ четыре дня. Такимъ
образомъ оперировалъ артисте, о которомъ вспоми-
наете Гельвецій въ своемъ: «Veau d'or». ( B a r c h u s e n —
«Liber singularis de Alchimia»).
Однако, этотъ сухой путь былъ мало принятъ, и
мы не знаемъ ни одного спсціалыіаго трактата объ
этомъ предмете; поэтому мы займемся только путемъ
скрытнымъ или мокрымъ, всемірно признаннымъ адеп-
тами всехъ странъ и всЬхъ вековъ.
Сера, меркурій и соль составляюсь матерію камня,
но всё тела содержатъ въ себе эти начала; изъ
котораго-же лучше ихъ извлечь? Это было камнемъ
преткновенія для суфлеровъ. Принимая слова фило-
софовъ въ буквальномъ смысле, они не умели разо-
браться въ символике. Серу назвали краснымъ цвет-
комъ, матерію камня—растительнымъ или металличе-
скимъ деревомъ. Суфлеры спѣшили толочь травы,
собирать соки, дистиллировать цвѣты. Въ других!
мѣстахъ камень называли кровью, волосами, собакой,
орлом! и т. д.; говорили также, что матерія вещь не
чистая, и что ее находятъ повсюду.
Все герметическіе философы единогласно утвер-
ждают!, что матерію надо добывать изъ металлов!,
ибо цель Великаго Деланія есть производство зо-
лота. «Природа забавляется с ! природой, природа со-
держит! природу и природа у м е е т ! побеждать при-
роду». (Texte d'Alchymie). Эта знаменитая аксіома,
которая поставила Бернарда Тревизандскаго на истин-
ный путь, находится въ соч. «Physiques et mystiques
cle Démocrite le mystagogue, alchimiste grec». «Природа
побѣждаетъ природу». Адепты не переставали повто-
рять эту формулу подъ всеми формами; то же самое
говорит! Арнольдъ Вилланева въ своем! «Flos florum».
«Человек! воспроизводит! только человека, лошадь
производит! только лошадей; то же самое и съ ме-
таллами: они могутъ быть произведены только ихь
собственным! сѣменем!.
Следовательно, матерія должна быть извлечена изъ
металлов!, но вопрос!—изъ какихъ'. неблагородных!
или изъ совершенных!, изъ Золота и Серебра, т. е.
изъ Солнца и Луны?
«Солнце есть отецъ, Луна есть мать». (Изумрудная
скрижаль). «Матерія, изъ которой выработано высшее
лекарство философов!, есть тоже золото, только очень
чистое, и паша ртуть». ( B e r n a r d de Trevisan—«La parole
délaissée»). «Золото, Серебро и Меркурій составляют!
матерію камня, после того как ь они были подготовлены,
согласно указаній Искусства». ( L i h a v i u s — «Рага-
phrasis Arnoldi»).
Тексты, указывающіе на Золото, Серебро и Мерку-
рій, какъ источники извлеченія матеріи, безчисленны;
предыдущіе достаточно ясны, по въ особенности
тексты Либавіуса, изъ которыхъ наиболёе интере-
сенъ: «Говорю тебё, работай съ помощью меркурія и
подобныхъ ему, но только не прибавляй къ нимь
ничего носторонняго, и знай, что Золото и Серебро
не чужды меркурію». (Saint Thomas dl Aquin — «Sec-
rets a' Alchimie»). Это значитъ: работай съ помощью
Меркурія, Золота и Серебра.
Но эти три металла представляютъ довольно
отличную отъ камня матерію; наиболёе близкая матерія
есть сёра, меркурій и соль, изъятые изъ нея. Изъ
золота добываютъ сёру, изъ серебра—меркурій, а изъ
ртути—обыкновенную соль. Но словамъ теоретиковъ
Алхиміи (Roger Bacon, въ особенности, въ его «Miroir
d'Alchimie»), золото содержитъ сёру—начало весьма
чистое, устойчивое, красное, несгораемое, а серебро —
меркурій, начало чистое, болёе или менёе летучее,
блестящее, бёлое. Что касается соли, то она заклю-
чает!, ртуть. Матерія камня состоитъ, слёдователыю,
изъ тёла, полученнаго изъ золота и серебра. «Есть
другіе философы, предполагающіе, что камень добы-
вается изъ меркурія, получаемаго, съ помощью искус-
ства, изъ металловъ совершенныхъ, какъ Солнце и
Луна». (Albert le Grand — «Concordance dos philo-
sophes sur le Grand-Oeuvre»).
Здёсь замёчается легкое противорёчіе, съ тёмъ, что
мы говорили выше, но это не такъ: философы часто
обозначали подъ именемъ «меркурія философовъ»
матерію камня, разематриваемую въ своемъ составё;
такимъ образомъ, слово «меркурій» имёетъ четыре
различныхъ значенія; оно можетъ указывать: во і - х ь
металлъ, во 2-хъ—начало, въ 3-хъ—серебро, приго-
товленное для Дёланія, въ 4-хъ—матерію камня. Въ
этомъ послёднемъ смыслё надо понимать слёдующее
мёсто:
«Это есть меркурій изъ мсркуріевъ;
«И многіе люди прилагают!, свои старанія,
«Чтобы найти его для своего дѣла,
«Ибо это не есть меркурій обыкновенный. (Jean de la
Fontaine—«La fontaine des amoureux de science»).
На оборотъ, в'г, смысле серебра, приготовленнаго
для Дѣланія, о меркуріи — начале, изъятомъ изъ се-
ребра, говорится въ слѣдующей цитате:
«Мечтаешь-ли ты сделать устойчивой ртуть,
«Если она улетучивающаяся и обыкновенная,
«А не та, изъ которой я делаю металлъ?
«Бедный человекъ, ты самъ себя очень обманы-
ваешь!
»Этимъ путемъ ты ничего не сделаешь,
«Если не пойдешь по другимъ путямъ! (Jan de.
Mcung — «La complainte de natur à l'alchimiste er-
rant»).
Мы уже сказали, что о соли, какъ о третьемъ
начале, едва упоминается у древнихъ алхимиковъ; они
гопорятъ часто только о с е р е и меркурік, золоте и
серебре, солнце и луне.
Чтобы затемнить действительность, имъ доставляло
удовольствіе употреблять эти термины одни взаменъ
другихъ. «Солнце—отецъ вевхъ металловъ, Луна ихъ
мать, хотя Луна, получаетъ свой светъ отъ Солнца».
Отъ этихъ двухъ планетъ злвиситъ составъ магисте-
ріума. (R. •Lulle — «La Clavicule»), Въ первой фразе
солнце и луна суть синонимы серы и меркурія, всс-
мірныхъ началъ. Въ другой фразе, они озпачаютъ
серу и меркурій, какъ матерію Деланія. Эти четыре
термина могли быть взяты дважды по два, какъ абсо-
лютные синонимы.
Одинъ рисунокъ Бархузена изображает!» знакъ
серы, соответствующей солнцу, золоту, а знакъ мер-
курія, какъ соответствующие луне, серебру. Символы
серы и меркурія, какъ началъ, могутъ применяться:
къ с е р е и меркурію, взятыхъ въ смысле матерін
камня, а равно и къ золоту и серебру. (Объ этихъ
символахъ смотри главы 11 и III этой второй части).
Золото и серебро, приготовленные для леланія,
назывались золотомъ и серебромъ философовъ. Они
были сначала очищены, вотъ почему Разесъ говорите:
«Начало нашего дѣланія есть очищеніе». («Livre des

lumières»). Совершенствовать значите очищать. Гре*


веръ говорить: «золото обыкновенное не чисто, оно
загрязнено присутствіемъ посторонних!, металловъ,
окислено, нездорово, и потому даже безилодно; то же
самое можно сказать и объ обыкновенном! серебрѣ.
Напротив!, солнце и луна философов! совершенно
чисты, они не осквернены никакими посторонними
примѣсями, здоровы, сильны, в ! н и х ! изобилует! пло-
дородное сЬмя». (Grever— «Secretum nobilissimuin»).
Очищая эти металлы, прибавляли им! совершенства
и давали имъ, -таким! образом!, способность совер-
шенствоваться во время Великаго ДФланія. Обыкновен-
ное золото совершенно только по своей природѣ и
на столько, чтобы делиться имъ съ металлами несо-
вершенными; изъ этого можно заключить, что зо-
лото простое, обыкновенное можетъ усовершенство-
вать форму металлов! несовершенных!. Дабы ихъ
превратить, необходимо, чтобы это обыкновенное зо-
лото было усовершенствовано («Collcson—«Idée pa-
rfaite de la philosophie hermétique»). Избыток! своего
совершенства золото и серебро передают! металлам!
во-время трансмутаціи.
Золото очищали цементованіемъ, т. е. сплавляли
съ сурьмой, а серебро —купеляціей со свинцомъ.
Все это относится къ золоту и серебру монетному
или въ издѣліяхъ, которыя всегда смѣшаны съ другими
металлами. Ископаемое золото можно употреблять
прямо, потому что оно достаточно чисто, само-по-
себѣ: «Въ нѣдрахъ земли находятъ золото совершен-
ное, и иногда находятъ маленькіе кусочки самородка.
Если ты можешь достать- его—оно достаточно чисто;
если-же нѣтъ, то тебѣ придется его очищать сурьмой».
{Philalèthc—«Entrée ouverte au palais fermé du roi»).
Мы сказали, что было два способа очистки золота:
«Прогони золото черезъ царскій цементъ или черезъ
сурьму». (Ph. Rouillac—«Abrégé du Grand-Oeuvre»).
Цементъ или царскій цементъ состоял!, по словам!
Маккера («Dictionnaire do chimie»), изъ четырнадцати
частей толченаго кирпича, части зеленаго кольцини-
рованнаго, т. е. прокаленаго или краснаго купороса,
(это были, следовательно, купоросные остатки или
изверженія) и одной части обыкновенной соли. Изъ
всего этого приготовляли тесто, съ помощью воды
или мочи, и заключали въ плавильный тигель, пере-
кладывая слоями золота и цемента, по очередно.

Рпсупокъ, заимствованный изъ соч. «Liber de


Barchuzen». Оиъ указываем, что «сѣра» и «мер-
курійфилософовъ»выдѣлены изъ золота п серебра.

Чтобы указать эти операціи, алхимики употребляли


массу символовъ. Золото и серебро обыкновенно изо-
бражались королемъ, одетымъ въ красное, и коро-
левой, одетой въ белое. «Мужское символизируется
краснымъ, женское —белымъ». (Isaak le Hollandair—
«Opera mineralia»). Золото и серебро изображали
также въ в и д е большихъ четокъ. Ихъ одежды означали
постороннія примеси, нечистоты, которыя ихъ загряз-
пяютъ. Алхимики говорили еще, что король и ко-
ролева очистились въ бане. «Но раньше, чѣмь вѣнчать
Чистоту ихъ любви и допустить ихъ до брачной по-
стели, надо ихъ тщательно омыть отъ всЬхъ грѣховъ,
Какъ врожденныхъ, такъ и усвоенныхъ... Приготовьте,
следовательно, для нихъ теплую ванну, въ которой
вы ихъ вымоете каждаго отдёльно, ибо женщина,

Рисунокъ, заимствоваипый пзъ перваго иаитакля


Василія Валентина. Очищѳніе золота-царя, че-
резъ сурьму-волка въ гориѣ, п соребра-царпцьг
свпнцомъ-сатурномъ въ куполи-ретортѣ

менее сильная, не могла-бы перенести едкости муж-


ской ванны. Она была бы неизбежно разрушена или
Уничтожена. Мужская ванна приготовляется изъ сурьмы.
Что-же касается до женской ванны, то сатурнъ вамъ
чокажетъ, какова она должна быть». ( H u g i n u s а
- В а т « . — « L e règne de Saturne changé en siècle d'or»).
Мы здесь находимъ, указанное аллегорически, очи-
Шеніе золота сурьмой ( s t u b u i n , по латине) и се-
ребра—свинцомъ (сатурнъ). Очищеніе было символи
зировдно источником!., въ который король и королева,
солнце и луна, шли купаться. Этотъ символъ находится
въ рисункахъ Авраама Еврея и у Розера.
Сурьма символизирована волкомъ, а свииецъ —
Сатурномъ, вооруженнымъ косой. Такимъ образомъ,
въ первомъ изъ рисунковъ соч. Василія Валентина
«I.es 12 clefs de Sagesse», которая говорить объ очи-
іценіи, сурьма символизирована волкомъ, помёіценнымъ
рядомъ съ царемъ, символомъ солнца или золота.
Операція совершается въ тигелё: свинецъ, символизи-
рованный сатурномъ, помёщенъ рядомъ съ' королевой,
луной или серебромъ, съ той-же стороны помёщена
купель. Что-же касается трехъ цвѣтковъ, которые
держитъ королева, то они означаютъ, что очиіценіе
должно быть повторено три раза.
Первая картина Авраама Еврея, изображающая
Меркурія, преслёдуемаго Сатурномъ, относится къ очи-
щепію серебра свинцомъ. И дѣйствительно, серебро
послё купелированія становится легче, по той причинё,
что содержитъ посторонніе металлы, окиси которыхъ
поглощаются стёнками тигеля. Алхимики, видя, что
въ этой операціи серебро потеряло свой первоначаль-
ный вёсъ, допускали, что улетучивающіяся части
испарились. Сатурнъ или свинецъ преслёдуетъ Мер-
курия, или серебро, и отрубаетъ ему ноги, т. е-
дёлаетъ его неполвижньшъ, устойчивымъ, однимъ
словомъ — неизмёняемымъ. Это настоящее сгущеніе
меркурія, на которомъ обманывалось столько суфле-
ровъ.
Очищенные золото и серебро составляютъ матерію,
удаленную отъ камня.
Сёра, изъятая изъ золота, меркурій, извлечений
изъ серебра, были матеріей будущей. Всё философы
согласны въ этомъ послёднемъ пунктё. «Золото есть
наисовершеннёйшій изъ всёхъ металловъ; это есть
отецъ нашего камня, а между тёмъ, это есть только
матерія: сматерія камня есть сёмя, содержащееся въ
золотё». ( l ' I i l a l è t c . — «Fontaine de la philosophie
chimique»). Еще: «Вотъ почему я вамъ совётую, о
Друзья мои, оперировать надъ солнцемъ и луною,
только послё обращенія ихъ въ ихъ матерію которая
есть сёра и меркурій философовъ». (Ii. Lulle.—
«J.a Clavicule»). Гигинусъ говорить положительно:
«Сёра золота есть настоящая сёра философовъ».
Слёдующій пропессъ былъ употребляемъ алхимиками
для извлеченія сёры или меркурія изъ золота или се-
ребра: они растворяли сначала эти два металла,
слёдуя древней аксіомё: Corpora non ayant nisi
soluta. Затёмъ, они давали этой жидкости остыть,
т. е. ее кристаллизировали, послё чего разлагали соли,
полученшля такимъ способомъ; вновь растворяли по-
лученное золото и се'себро, обращали ихъ въ поро-
шокъ и, послё разныхъ разложеній, которым варьи-
руются у различныхъ философовъ, наконецъ, полу-
чались сёра и меркурій, годные для до'ыванія камня.
Что-же касается «гол«», это, обыкновенно, была
летучая меркуріальная соль. Передъ трансформадіей
въ соль, меркурій очищался кристаллизаціей.
Мы видёли, что философы употребляли кислоты
для растворенія золота и серебра. «Въ нашемъ кампё
скрыть весь секреть порошка магистеріума, который
есть солнце, луна и крёпкая водка». (В. Lulle.—
«Eclaircissement du testament.»). Кртп-тя водка обоз-
пачаетъ жидкости кислотъ. «Во-первыхъ надо, чтобы
тёло было растворено, и чтобы поры были открыты,
Для того, чтобы природа могла дёйствовать». (Le
Cosmopolite). Эту часть Великаго Дёланія алхимики
Держали особенно въ тайнё. По ихъ мнёнію, эту
операцію произвести труднёе всего.
«Самая трудная работа заключается въ томъ, чтобы
хорошо приготовить матерію». (Augitrcl. —En Oryso-
pée»),
ІІуассопъ. -Тооріи и Символы. 5
Большая часть адептовъ прошла молчаніемъ эту
часть дФланія и начинала описаніе Великаго Дѣланія,
предполагая, что приготовленіе матеріи известно. Это,
впрочемъ, намъ подтверждает! Коллезонь: «Они гово-
р я т ! весьма мало и весьма темно о первой операціи
герметическаго магистеріума, б е з ! которой, между
прочим!, ничего нельзя сдТлать въ этой наукѣ трансму-
таціи». («Idée parfaito de la philosophie hermétique»).
Между гѣмъ, намъ удалось найти н-ѣсколько
строкъ, освѣіцающих! Э Т О Т ! вопросъ. Изъ Н И Х ! ясно,
что золото было растворяемо въ царской водкѣ, а
серебро—въ крѣпкой водкѣ или азотной кислотф
а иногда въ купоросномъ масл-b (сѣрной кислотѣ).
Артсфіусъ распространяется болФе в с і х ъ другихъ о
водкѣ или кислотѣ, употребляемой для растворепія
золота; о н ! называет! ее: псрвгічнымъ меркургемъ,
уксусомъ горъ. «Эта водка, говорит! онъ, растворяет!
все, что можетъ быть растворено и обращено въ жид-
кость. Эта водка весомая или тяжелая, липкая, клейкая...
Она растворяет! всТ тѣла въ ихъ первичную матерію,
т. е. въ сѣру и въ ртуть. Если ты положишь въ эту
водку какойбы то ни было металлъ, въ опилкахъ, и
оставишь на пѣкоторое время въ умѣренномъ жару,
металлъ весь растворится и превратится въ липкую
водку... Она прибавится въ в ѣ с ѣ и примет! ивѣта
совершеннаго тЬла». ( A r t é p h i u s «Traité secret de la
pierre des philosophes!).
Послѣдній параграф! совершенно вѣренъ: хло-
ристый растворъ золота, полученный дѣйствіемь
царской водки, имѣетъ желто блестяшій цвѣть и тя-
желее употребленнаго металла.
Авторъ анонимнаго труда «О бѣломъ и красномъ»,
который говорит! открыто о Великом! Дѣланіи,
оперируетъ надъ солями, полученными оть предвари-
тельнаго раствора золота и серебра. Вотъ его рецепт!
водки для золота, т- е. царской водки- «Возьми совер-
шенно сухого венгерскаго синяго купороса и селитры,
болЬе фунта нашатырной соли. Сдѣлай изъ этого
крѣпкую водку въ стеклянномъ, хорошо замазанномъ
сосудѣ, снабженномъ стеклянной крышкой или кол-
гіакомъ». («Traité du Blanc et du Rouge».). Рипле вхо-
дитъ въ подробности опыта. «Тѣло, уже приготов-
ленное, влей сверхъ составленной водки, чтобы она
была покрыта толщиною въ 1 / 2 дюйма. Водка начнетъ
сейчасъ-же кипѣть на извести, безъ малѣйшаго внѣш-
няго огня, растворится и приметъ форму льда, высу-
піивъ все. (Riplée.— «Moëlle d'Alchimie»). Принять
форму льда, значить кристаллизоваться. Эта послѣдняя
операнія называлась также сгущеніемъ. «Ты узнаешь,
что всякій магистеріумъ состоитъ только изъ одного
растворенія и одного сгущенія» (Albert le Grand.—«Le
livre dos huit chapitres»).
Соли, лолученныя такимъ образомъ, служили для
Дѣланія. «Соли не имТютъ никакого трансмутаціон-
паго качества. ОнТ служатъ только ключемъ къ при-
готовленію камня». ( B a s i l e Valentin — *Char de triomphe
de l'Antimoine»). FIo онѣ претерпѣваютъ различный
видоизмѣненія, послѣ которыхъ. превращаются въ кис-
лоты или новыя соли.
Кислоты символизировались львами, пожирающими
солнце или луну. Каждый рисунокъ, изображающій
солнце или луну, Аполлона или Діапу, побежденными
и пожранными животнымъ сильнымъ и храбрымъ, ка-
ковы: левъ, орелъ, тигръ и т. д,. символизируютъ рас-
твореніе драгоцѣнныхъ металловъ. Филалетъ гово-
ритъ: «Прежде, чѣмъ начать последыій пронессъ
Деланья, надо найти жидкость, въ которой золото
растворяется, какъ ледъ въ водѣ». Эта жидкость
есть кислота, называемая желудкомъ страуса; подобпо
тому, какъ страусъ перевариваетъ все, такъ и эта
жидкость растворяетъ всѣ металлы.
Въ картинахъ, которыя Фламель велѣлъ вылепить
на кладищѣ Ипносансь (невинныхъ), раствореніе пред-
ставлено дракономъ, пожирающнмъ человѣка, прижа-
та го имъ къ землѣ. Готовую уже матерію изображали
жидкостью, заключенной въ сосудѣ. Наконецъ, ее
представляли химическимъ гермафродитомъ, и она
даетъ приросте всѣмъ вещамъ, смѣшиваясь, безраз-
лично, со-всѣми ими, потому что содержите сѣмена
всѣхъ эфировъ. ( Fences las Lavinius.—«Traité du ciel
terrestro»). Гермафродите изображенъ однимъ тѣломъ
съ двумя головами. Онъ называется ребисъ и симво-
лизируете сѣру и меркурія, приготовленныхъ для Ве-
ликаго Дѣланія. Англичанинъ Ричардъ говорите: «пер-
вая матсрія нашего камня называется ребисъ», т. е.
вещь получившая отъ природы двойное тайное свой-
ство, которое даете ей имя гермафродита» («І.е
triomphe hermétique»).
Мы не сдѣлаемъ ошибки, повторивъ, что меркѵрій
философовъ, когда онъ представленъ, какъ единая
матерія Дёланія, обозначаете собраніе тѣлъ, входя-
щих!. въ составъ матеріи. Взятый въ этомъ смыслѣ,
онъ представляет!» собою не спеціальное т-Ьло, а сино-
чимъ матеріи Дѣланія. Это ясно изъ слѣдующихъ
строкъ Риплея. «Теперь, сынъ мой, чтобы сказать
что-нибудь о меркуріѣ философовъ, узнайте, что,
когда вы емѣшаете вашу водку съ краснымъ муж-
чиной (пашей магнезіей) и съ б'Ьлой женщиной,
которую называютъ альбифической, и когда они всѣ
будутъ соединены, составляя одно ' тѣло, тогда то
только вы, дѣйствителыю, будете имѣть меркурія
философовъ». (Riplée—«Traité du mercure»).
Мы окончимъ эту главу несколькими словами о
порошкѣ, называемомъ маленькимъ магистеріумомъ
Великаго Д-Ьланія, или Великаго Магистеріума.
Маленькое дѣланіе или маленькій магистерій пред-
ставлял!» операдію съ меркуріемъ (солыо серебра), но
философскій камень, полученный такимъ способом!.,
Эта картина заимствована ияъ соч. «Museum hermeticum» и
представляотъ атаноръ и символических! животных! герме-
тизма. Атаноръ нмѣетъ нѣсколько фантастическую форму, но
содержнтъ всЬ главпѣйшія части. Башня, оканчивающаяся
куполомъ—ваина съ пескомъ и философское яйцо. Змѣй, за-
ключенный въ яйцо, изображает!, матѳрію камня. Левъ—есть
симводъ устойчивости «сѣры». Орем—спмволъ летучаго «мер- '
курія». Змѣй п драконъ -символы матѳріи. Воронь—изображаетъ
черный цвѣтъ, лебедь —бѣлый ц«Ьть,павлннъ—цвѣтъ радуги и,
наконецъ, фениксь— символизирует!, красный цвѣтъ. (См. гл.
II, V и VI).
былъ бѣлілй и не обращялъ металлы въ серебро. Великое
Дѣланіе производилось смѣсью солей золота и серебра
съ серой и меркуріемъ, и тогда получался настоящій
филос.офскій красный камень, превращавшій металлы
въ золото.
Два камня и два магистеріума изображались де-
ревомъ; одно—лунное дерево, имеетъ на себе луны въ
видѣ плодовъ, это малое деланіе; другое •солнечное
дерево, имеетъ на себѣ солнца, это - символъ Вели-
каго Дѣланія. Это различіе между двумя деланіями
весьма древнее; его знали в с е алхимики. «Философы
угверждаютъ, что золото сначала прошло черезъ
состояніе серебра. Следовательно, если бы кто-нибудь
захотѣлъ совершить Деланіе съ одпимъ только се-
ребромъ, онъ не могъ бы двинуться дальше белаго,
и могъ бы превратить несовершенные металлы только
въ серебро, но никогда не превратилъ-бы ихъ въ
золото». (Vogel.—«De lapidis pliysici conditionibus»).
Геберъ признавалъ два философскихъ камня или эле-
ксира, такъ какъ онъ говорить: «Луна, укрепленная
для бЬлаго эликсира, приготовляется растворомъ луны
въ ѣдкой водкѣ». (Geber.—«Livre des fourneaux»),
Ходъ обоихъ дѣданій одинаковъ, кромѣ того, что
ходъ работъ въ маленькомъ магистеріуме останавли-
вался при появленіи белаго цвета, между темъ какъ
великій магистеріумъ продолжался до появленія краснаго
цвѣта. Трактатъ «Du blanc et du rouge» различаетъ
также два деланія. Разъяснивъ пространно Великое
Дѣланіеили деланіе красное, онъ довольствуется ука-
заніемъ, что для малаго дѣланія достаточно повторить
т е же операціи, работая только съ серебромъ, растворен-
иомъ въ спеніальной водкѣ. Философы питали только
о Великомъ Деланіи, поэтому и мы оставимъ въ сто-
роне малый магистеріумъ. Между прочимъ, известно,
что тигель, сосудъ, огонь, операціи, цвета — сходны
въ обоихъ случаяхъ, но Великое Дѣланіе продолжи-
тельпёе, ибо послё бёлаго цвёта, конца малаго дё-
ланія, другіе цвѣта—появляются въ Великомъ Дёланіи.
Въ сущности, говоря объ одномъ, мы будемъ говорить
одновременно и о другомъ.

ГЛАВА V.

Ф и л о с о ф с к о е яйцо и его символы. — П е ч а т ь Г е р м е с а . —


А т а н о р ъ — О г о н ь ф и л о с о ф о в ъ . — С т е п е н и или г р а д у с ы .

Уже готовой матеріи камня надо было медленной


варкой придать способность превращать металлы. Для
этого ее заключали въ маленькую шарообразную колбу
съ длиннымъ горломъ, названную философскимъ яйцолщ
затёмъ, помёщали ее въ чашу, наполненную золой и
пескомъ, и подогрёвали, соображаясь съ нёкоторыми
правилами, въ горнё или атанорё.
Алхимики обыкновенно довольно охотно распро-
страняются объ этихъ частяхъ Дёллнія. Философское
яйцо изготовлялось изъ довольно толстаго стекла,
Иногда изъ обожженной глины или изъ металла—
мёди или желёза. «Сосудъ искусства есть яйцо фи-
лософовъ, сдёланное изъ самаго чистаго стекла, имёю-
идій шейку умёренной длины. Надо, чтобы верхняя
часть шейки могла быть герметически запечатана, и
чтобы матерія, которую туда помёіпаютъ, наполняла
бы только четвертую часть». ( H u g i n i u s a Burma—«Le
Regne de Saturne»). Роджеръ Бэконъ употреблялъ
безразлично сосудъ стеклянный или глинянный. «Со-
судъ долженъ быть круглый, съ узкимъ горломъ.
Онъ можетъ быть сдёланъ изъ стекла или изъ такой
Же твердой, какъ стекло, глины; отверстіе его закры-
ваютъ герметически крышкой и заливаютъ смолой».
(Ttoycr Bacon - «Miroir d'Alchimie»). Филалетъ в'Ь
особенности настаиваетъ на свойстве и закупорке.
«Имѣй сосудъ стеклянный, овальный и достаточно
великій для того, чтобы содержать унцію дестиллиро-
ванной воды». Его надо плотно запечатать, иначе вся
твоя работа пропадетъ». ('PhilalHe —- «Entrée ouverte
au palais fermé du roi»),
Этстъ сосудъ называли яйцомъ, сначала по причине
его формы, затемъ потому, что изъ него, какъ изъ
яйца, после высиживанія въ атаноре, долженъ былъ
выйти философскій камень. «Дитя, увенчанное доб-
родетелью и царскимъ пурпуромъ», какъ говорили
алхимики. Почти въ томъ же смысле Роіаль даетъ
этимологію этого слова: «Яйцо имеетъ все необхо-
димое для рожденія цыпленка; туда нельзя ничего
прибавлять и ничего нельзя отнять, точно также
надо заключить въ наше яйцо все, что необходимо
для рожденія камня». (НоиШас—«Abrégé du Grand—
( louvre)».
Изъ текстовъ, упомянутыхъ выше, видно, что
философы сильно настаивали на полной закупорке
яйца; одни, какъ напримеръ Бэконъ, употребляли
крышку, которую прикрепляли смолой, по большая
часть философовъ прибегала къ печати Гермеса.
«Нить Аріадны» (Le Eilet Ariade)—анонимный трактатъ,
даетъ намъ весьма интересныя подробности объ этой
операціи. Онъ предлагаетъ три способа герметической
закупорки шара: і) накаливали горло его на сильномъ
огне и отрЬзали ножницами, при чемъ края спаивались,
такъ же, какъ отрезаютъ резиновую трубку; 2)
размягчали горло такимъ же способомъ, затемъ сжимали
горло, по немногу стягивая надъ пламенемъ его конецъ
такъ, чтобы на немъ образовался шарикъ; 3) согревали
отверстіе шара и закупоривали его стеклянной проб-
кой, а затемъ заливали жидкимъ стекломъ. Некоторые
алхимики предпочитали простой стеклянный шаръ,
составленный изъ двухъ реторте, при чемъ горло
одного должно было входить въ горло другого. «Есть
два сосуда одинаковой формы, величины и вмести-
мости, у которых!» носъ одного входитъ въ пузо
другого, для того, чтобы дЬйствіемъ жара то, что
находится въ одной части, поднималось въ голову
сосуда, и затемъ, дейстзіемъ холода, опускалось бы
въ пузо». (Raymond Lulle — «Eclaircissement du
testament»). Также: «Одни пользуются сосудами
стеклянными--овальными или круглыми. Другіе пред-
почитаютъ форму горшка. Они берутт» сосудъ,
короткое горло котораго проходитъ въ пузо другого
сосуда, который служить крышкой, и ихъ замазы-
ваютъ». (Libavivx— «De lapide philosopliorum»).
Ихъ запечатывали или крЬпкой замазкой, или
размягчали горло перваго шара на горле второго. Эта
форма представляла следуюіція преимущества: испа-
ренія сгущались легче отъ соприкосновенія съ холод-
ными стЬнками верхняго шара, при чемъ, при рас-
ширении, аппаратъ менее рискуете лопнуть.
Алхимики давали различныя названіч философ-
скому яйцу. По словамъ Фламеля, они его называли:
сферою, земнымъ львомъ, темницей, грсбомъ; пере-
гоннымъ кубомь онъ было названъ по причине его
формы; выраженіе «домъ цыпленка» есть только пери-
фраза; брачная комната, тюрьма, гробъ суть образы
весьма понятные, если вспомнить, что сера и меркурій,
матсрія камня, были названы краснымъ мужчиной и
белой женщиной; яйцо было тюрьмой потому, что
разъ философскіе супруги (царь и царица, красный
мужчина и бёлая женщина, Gabricius et Beïa) туда
входили, они тамъ содержались до конца Деланія.
Гробомъ—потому, что супруги тамъ умирали, после
своего соединенія; а после ихъ смерти рождался ихъ
сынъ (философскій камень), ибо каждое рожденіе про-
исходите отъ гніенія: смерть рождаетъ жизнь, согласно
теоріц, бывшей въ почетѣ въ средніе вѣка. (Смотри
главу VII). Симводъ гроба довольно часто употреблялся
философами для обозначенія философскаго яйца:
«Блюди, чтобы союзъ мужа и жены случился только
посл'Ь того, какъ они снимутъ свои одежды и укра-
шенія, какъ съ лица, такъ и со-всего остального тѣла,
чтобы войти въ гробъ такими же чистыми, какими

Рисунокъ изъ соч. „Edition Allemande du Credo Mihi"


представляет! двойное философское яйцо, гдѣ двѣ птицы
указывают!, что улетучивающаяся матерія совершенствова-
лась въ верхпемъ шарѣ.

они пришли въ міръ». ( B a s i l e Valentin.—Les douzes


clefs de sagesse»). Подъ формой гроба онъ символи-
зирован! на рисункахъ Розеза въ «L'Artis auriferac
quam chemiam vocant». Въ соч. «Viatorium spagyricum»
яйцо съ матеріей представлено стеклянным! гробомъ,
въ котором! покоятся король и королева.
Яйцо названо брачной комнатой, брачнымъ ложемъ,
Потому что въ немъ совершается союзъ сёры и мер-
Пурія, союзъ царя и царицы. Въ «Зеленомъ Снё»
г оворится объ одномъ запертомъ зеленомъ домё; туда

Пводятъ супруговъ и запираютъ дверь тёмъ же матеріа-


Домъ, изъ котораго построенъ домъ.
Яйцо было еще названо маткой, по аналогіи, т. к.

Рисунокъ изъ соч. «Viatorium spagyricum», гдѣ царь н


Царица, сѣра п мѳркурій, заключены вт, философскомъ гробу.
Скелегь указывает!, на моментъ операціи, пазывасмоіі умерщ-
ълепісмъ, а хромой или вулканъ, символъ огня, озпачаетъ,
что должно нагрѣвать философское яйцо.

«матка женщины, послё зачатія, остается закрытой,


Даже для доступа воздуха. Т о ч н о также и камень
Долженъ оставаться постоянно закрытымъ въ своемъ
сосудё» (Hemardde Trevisan—„La Parole d'elaissée»),
Д также и потому, что въ него заключаютъ сёмена
металловъ сёры и меркурія, изъ которыхъ долженъ
родиться камень философовъ.
Наконец!, яйцо было названо чревом! матери,
ступкой, ситом!. Ситом! —потому, что паръ, сгущаясь,
падает! капля по кашгЬ, какъ жидкость, проходящая
через! сито.
Яйцо, наполненное и закупоренное, ставили вь
чашу, содержащую золу или тонкій мелкій песокъ.
Геліасъ въ своемъ «Miroir d'Alchimie» рекомендует!
ставить яйцо въ купель, содержащую въ себѣ золу,
собранную въ кучу такимъ образомъ, чтобы только дв'Ь
верхнія части шара выходили наружу. -
Некоторые философы, вмѣсто песочной ванны,
употребляли ванну изъ грязи, которую они называли
сырымъ огнемъ.
Чаша яйца ставилась въ спеціальный горнъ, иазывав-
шійся атаноромъ, отъ греческаго слова аОаѵзто;—без-
смертный, потому что огонь, разъ разведенный, должен!
былъ горѣть до конца Дѣланія. Некоторые алхимики
рисовали въ своихъ сочиненіяхъ различные модели
атаноровъ. Одинъ изъ самыхъ любопытныхъ находится
въ соч. Планисъ Кампи—«Bouquet chymique». Онъ
состоитъ изъ двухъ соединенныхъ горновъ; въ одномъ
изъ нихъ разводятъ огонь, и газы, происходящие отъ
горѣнія, проходя черезъ отводящее ихъ отверстіе, на*
грѣваютъ другой горнъ.
Атаноръ Де-Бархузена—это обыкновенный горнъ.
Но настояіцій атаноръ тотъ, который былъ извѣс*
тенъ первымъ западнымъ алхимикамъ: Альберту Вели-
кому, Роджеру Бэкону, Арнольду Вилланева и др.,
есть нѣчто въ родФ; горна съ отражателсмъ, могущимъ
разбираться на три части. Въ наружной части горѣлъ
огонь; она была пробуравлена дырками, чтобы дать
притокъ воздуху, и представляла изъ себя дверь. Сред-
няя часть, также цилиндрическая, представляла три
выпуклыхъ треугольника; на нихь покоилась чаша,
содержащая яйцо, которое имѣло по діаметру четыре
противоположный отверстія, закрытия хрустальными
Дисками, что позволяло наблюдать за происходящимъ
въ яйцѣ. Наконецъ, верхняя часть, полая, сферическая,
составляла куполъ или рефлекторъ, отражающій жаръ.
Гаковъ былъ атаноръ, употреблявшійся обыкновенно.
Главный части были пеизмѣнны, а частныя уклоненія
ве имѣли никакого значенія. Такимъ образомъ, въ
«Le Liber mutus» находится фигура атанора, довольно
Элегантная, напоминающая по форме зубчатую башню.
Символъ горна есть дубъ, пустой въ серединѣ;
его находятъ такнмъ образомъ изображеннымъ въ
фигурахъ Авраама Еврея.
Давали собранію —горна, чаши и философскагс яйца
вазваніе тройною сосуда. «Этотъ сосудъ изъ глины
вазывается философами тройнымъ сосудомъ, ибо въ
его серединѣ есть чаша, полная теплой золы, въ кото-
рую положено философское яйцо». («Le livre (le
Nicolas Flamel»).
Алхимики, ревниво оберегая все, что касалось Вели-
каго ДЬлапія, не быт ясны, говоря объ onrfe или
степени жара, необходимаго для Деланія. Знаніе сте-
пени жара считалось ими однимъ изъ самыхъ важныхъ
Ключей Великаго Деланія. «Многіе изъ алхимиковъ
заблуждаются, потому что они не знаютъ располо-
>Кеніе огня, который есть ключъ Деланія, ибо онъ
растворяетъ и сгущлетъ въ одно и тоже время, что
они не могутъ схватить, будучи ослеплены своимъ
певежествомъ». ( R a y m o n d Lulle.—«Yade mecum sen
de tincturis compendium»). И действительно, разъ
приготовленная матерія только при помощи варки
Могла измениться въ философскій камень. «Я вамъ
рекемендую только варить: варите въ начале, варите
Въ средине, варите въ конце и не делайте ничего
Другого». («La Tourbe des philosophes»).
Алхимики различали несколько способовъ огня:
огонь сырой, это ванна изъ грязи, двставляюшей ровную
'Шмпературу; огонь сверхъестественный или искус-
ственный означал* кислоты. Это происходит* от*
того, что алхимики замётили, что кислоты производят"!1
повышеніе температуры во время различных* реакцій,
vi что они имёютъ на тёла дёйствіе, одинаковое с*
огнемъ: онё ихъ растворяютъ, уничтожаютъ быстро
ихъ первоначальный видъ. Наконецъ, огонь естественный,
обыкновенный.
Вообще, алхимики не употребляли ни угля, ни
дерева для согрёванія философскаго яйца. Было-би
въ такомъ случаё необходимо постоянное наблюдепіо
и было-бы почти невозможно достигнуть ровной тем-
пературы. Маркъ Антоній сердится на невёжественных*
суфлеровъ, употреблявшихъ уголь: «Къ чему служит*
сильное пламя, разъ мудрецы никогда не пользуются
горящими угольями, ни горяіцимъ деревомъ, для
производства герметическаго дёланія». (La lumière
sortant par soi mémo des ténèbres»), Герметическіе фи-
лософы употребляли масляную лампу съ льняным*
фитилѳмъ, содержаніе которой легко и которая доста-
вляете почти такой-же жаръ. Это именно и был*
тотъ огонь, который они прятали и о котором*
только нёкоторые говорятъ открыто.
Они допускали нёсколько степеней жара въ своем*
огнё, соображаясь съ моментами дёланія; они достигали
урегулированія огня, прибавляя нитки въ фитиль-
«Сначала сдёлай огонь слабый, какъ будто-бы У
тебя было только 4 нитки, до т ё х ъ поръ, пока матерія
не почернёстъ; тогда прибавь, положи 14 ниток*,
когда матерія моется, она дёлается сёрой; наконец*,
положи 24 нитки, и ты будешь имёть совершенную
бёлизпу». (Happdius — «Apliorismi basiliani»).
Первая степень огня при началё Дёланія равнялась
приблизительно 6о—70 градусам* стоградуснаго тер-
мометра. «Сдёлайте вашъ огонь въ пропорціи, чтобы
оиъ имёлъ жаръ мёсяцевъ Тюня и Іюля». (Dialogue de
Marie et d'Aros»). Не надо забывать, что это говорит*
египтянинъ. Впрочемъ, первый градусъ и назывался
огмем ь Египта именно потому, что онъ почти равняется
лѣтней температурѣ Египта. Некоторые алхимики, за-
бывая этотъ пунктъ, назначали для перваго градуса
температуру слишкомъ слабую, какъ Ф . Рольякъ. «На-
блюдайте, въ особенности, огонь и его градусы, чтобы
первая степень тепла была февральская, т. е. равная
температуре солнца въ Феврале месяце». [I'll. Rouillac—

Рисупокъ, заимствованный изъ соч. „Margarita pretiosa",


гдѣ золото, матерія Камня, покоится въ гробу, или фило-
софскомъ яйцѣ, и во-время своего затворничества родитъ
сына, т. е. образуем, новое тѣло. Алхнмнвъ ногребаѳтъ отца
п сыпа.

«Abrégé du Grand—Oeuvre»). По первой степени удосто-


верялись, что достигли желаемой температуры: до-
трагиваясь до яйца, не должны были обжигаться. « Гы
никогда не допускай сосудъ слишкомъ нагреваться
такъ, чтобы ты всегда могъ его тронуть, не обжигаясь.
Это будетъ продоіжаться все время растворенія».
(Riplée—«Traité des douze portes»). Другіе градусы
легко находятъ, удваивая и утраивая и т. д.. темпера-
туру перваго градуса. Было всего 4 степени нагрѣванія.
Вторая степень колеблется между температурой кипѣнія
воды и плавкой обыкновенной сФры, третья степень
ниже плавки олова, а четвертая—плавки свинца.
Символы огня суть: ножницы, шпага, мечъ, коса,
молотокъ, О Д Н И М ! словомъ всФ инструменты, могущіе
произвести рану. «Вскрой-же ему внутренности сталь-

Ряоуяокъ изъ „Liber siiignlaris do Bacchusen", гдѣ два


фіілософскія яйца запечатаны п содержать матерію камня:
золото H серебро. Вь одномъ замѣтпо с.оверщенствоваше,
что показывает! поднимающаяся птица. Въ другомъ, ма-
терія уже усовершенствована и сгущена, что показывает!
спускающаяся птица. (См. гл. VI).

пымъ клипкомь», говорить «Texte d'Alchymio», говоря


о минералФ, изъ котораго добывается купоросное масло.
В ь рисункахъ Авраама Еврея, Сатурпъ, вооруженный
косой, указываетъ, что надо очищать серебро евин-
цомъ, съ помощью согрфванія. На картинкФ Василія
Валентина мы видимъ всадника, сражающагося шпагой
съ двумя львами —самцомъ и самкой; это означаетъ,
что посредствомъ огня надо сдѣлать летучее устой-
Чивымь. Наконецъ, мы опять находимъ шпагу, какъ
символъ огня, въ баредьефахъ Фламеля на кладбище
Невинныхъ.
Въ заключеніе приведемъ слова Бернарда Тревизан-
скаго о качествахъ, которыми долженъ обладать фило •
софскій огонь: «Сдѣлайте огонь, дающій паръ, пере-
вариваюіцій, постоянный, не слишкомъ сильный, окру-
женный, воздушный, замкнутый, переменяемый».
[Bernard le Trévisan— «Le livre de la philosophie
naturelle des métaux»).

ГЛАВА VI.

Процессы производства.—Причины разногласія между алхи-


миками по поводу Дѣланія. Гніеніе.—Правила Филалета.
Броженіе.—Подсыпаніе и подливаніѳ.—Символы Дѣланія.
Когда матерія заключена въ философское яйцо и
огонь разведенъ, то химическія тѣла тотчасъ-же начи-
наютъ действовать одно на другое. Происходятъ раз-
личные химическіс процессы: осажденіе, очищеніе, отде-
леніе газовъ или паровъ, кристаллизація и т. д. Въ
это время матерія несколько разъ переменяете ц в е т е .
Въ этой главе мы займемся химическими феноменами,
которые названы алхимиками «Деланіемъ» или «Про-
Дессомъ», а въ следующей главе мы будемъ говорить
объ окраске или цветахъ.
Алхимики, въ своихъ описаніяхъ, особенни раз-
личались въ означеніяхъ количества и наименованія про,
Иессовъ. Это и понятно; возьмемъ для примера періодъ-
Когда матерія выделяете пары и становится черной,
затемъ пары сгущаются и осаждаются въ в и д е ж и д -
кости. Одинъ алхимикъ, разсматривая общій процессъ,
Даете ему названіе дистилляціи, потому что, действи-
тельно, въ немъ мы видимъ два процесса: испареніе и
сгущеніе. Другой, различая фазы процесса, найдете
Иуссонъ —Теорія и символы злхимиковъ. 6
сублимацію, испареніе, осажденіе и сгущеніе; третій,
взявъ въ соображеніе черный цв^тъ, прибавитъ третью
фазу — гніеніе. А между тѣмъ, все это составляетъ
только одинъ періодъ Дёланія.
Т о же самое можно сказать и о всякомъ другомъ
процессе.
Такимъ образомъ, является какъ-бы разница между
описаніями одного философа и другого. Въ то время,
какъ Пернети устанавливаетъ двенадцать процессовъ:
пережиганіе или кальцинацію, затверденіе или накипь,
сгущеніе, раствореніе, перевариваніе, дистилляцію, суб-
лимацию, выделеніе, разложеніе, броженіе, размпоже-
ніе, подсыханіе,—Бернардъ Тревизанскій допускаетъ
только одинъ:
«Хотя философы и делятъ магистерій, принимая
во-вниманіе разнообразіе процессовъ, на несколько ча-
стей, но въ действительности суіцествуетъ только
одинъ—образованіе яйца». (Bernard de Trevisan,—
«І)ѳ la nature de l'oeuf»). Но это толкованіе не ясно,
и другіе алхимики делаютъ иныя деленія. Хеліасъ
считаетъ семь процессовъ: сублимацію, кальцинацію,
раствореніе, омовеніе, насыщеніе, сгущеніе, затверденіе.
Альбертъ Великій признаетъ четыре: очищеніе, омо-
веніе, раствореніе и затверденіе.
Не мало способствуетъ затемненію вопроса то
обстоятельство, что одни считаютъ процессы, начиная
съ приготовленія матеріи, между темъ, какъ другіе—
съ момента заключенія ея въ яйцо. Но, въ сущности,
Великое Дѣланіе можно разделить на четыре фазы:
і-ая—Приготовленіе матеріи; 2-ая—Вареніе еявъфило-
софскомъ яйце и достиженіе известныхъ цветовъ въ
желаемомъ порядке; 3-ья—Процессы, имеющіе целью
дать философскому камню большую силу: это фик-
сація и броженіе. И наконецъ, 4-ая—Трансмутація, съ
помощью камня, неблагородныхъ металловъ въ золото
и серебро: это—подсыпанге.
Всё процессы, которые совершались во-время Вели-
каго Дёланія, могутъ быть приведены къ одному—къ
варкё, ибо все дёдается съ помощью огня. Аланъ де-
Лилль, говорит* такъ: «Названія—переварка, соеди-
нение, смёшеніе, сублимація, сгуіценіе, сушеніе, накали-
ваніе и другія видоизмёненія, которыя можно наблю-
дать въ этом* процессё, представляют* только фазы,
которыя называют* просто растираніемъ и перевари-
ваніемъ.—Василій Валентин* признает* только два про-

Этотъ рисунок* заимствован* изъ соч. „ Viatorium spagy-


ricum" и представляет* конец* фазы гніенія, символизпро-
паннаго скелетами и воронами. Отдѣляются испарепія, ко-
торыя сгущаются; матерія сильно волнуется, что обозна-
чают* вороны, летающіе во всѣхъ паправлевіяхъ.

цесса: раствореніе и сгущеніе, т. е. послёдовательные


переходы отъ инертнаго состоянія матеріи к ъ состоянію
дёятельному». ( « Д у х ъ . — Т е б ё помогают* огонь и азотъ.
Альберт*.—О, небесное слово, какъ я долженъ совер-
#

\
шить это? Духъ.—Раздражай и сгущай, растворяй и
соединяй». Colloque de l'Esprit de Mercure avec frère
Albert).
Не смотря на это различіе мнѣній, мы попробуем^
осветить этотъ хаосъ. Первый продессъ (приготовле-
ніе матеріи) есть соединеніе. Это — союзт. серы и мер
курія, мужского и женскаго началъ. Послѣ нагр-Ьванія'
появляется черный цвѣтъ: это происходить гніеніе
Дальше мы увидимъ, почему названіе гніенге дано фе-

Этотъ рнсунокъ заимствоваиъ изъ соч. „Viatorium spagy-


ricum" и нредставляетъ фазу гпіенія, символизированнаго
скелетомъ, чѳрпой сферой и ворономъ.
номенамъ, которые происходятъ въ то время, когда
матерія чернѣетъ. Вотъ ея главные моменты: смерть,
разрушеніе, погибель, пережиганіе, обнаженіе, отде-
ление, размельченіе, расширеніе, извлеченіе, разжиже-
ніе, дистилляція, порча, разделеніе, насыщеніе.
Вследствіе гніенія происходить обмываніе. Этотъ
пронессъ состоитъ въ томъ, что черный ц в е т ъ какъ-
бы смываютъ, и камень окрашивается въ белый пвѣтъ.
Философы символизировали это омовеніе подъ видомъ
саламандры, очищающейся въ огнѣ; азбеста или гор-
наго льна, который пламя белите, не уничтожая. «Омо-
веніе—это ничто иное, какъ уничтоженіе черноты,
пятенъ, загрязненія, и представляете продолженіе вто-
рой степени «огня Египта». (Rouillac—«Abrégé du
Grand-Oeuvre»). Омовеніе называется также бѣленіемъ,
удаленіемъ, воскрешеніемъ.
Наконецъ, наступаете рубификація, характеризуе-
мая появленіемъ краснаго цвѣтл, указывающаго, что
дѣланіе совершено. Къ этой классификаціи, основан-
ной на последовательности цветовъ или окраски, можно
привести все процессы, поименованные алхимиками.
Самъ Филалетъ связываете процессы съ цветами
или окраской; онъ не даете имъ особыхъ наименова-
ній, но довольствуется указаніемъ металловъ, служив-
шихъ символами окраске или цветамь. (См. Гл. VII).
Вотъ, что онъ говорите объ этомъ въ «Entrée
(uverte au Palais fermé du roi».
«i-oe.—Воздѣйствге Меркурія.—Матсрія проходите
черезъ различные цвГта; процессъ немного замедляется
на зсленомъ цвете и, наконецъ, субстанція чернеете.
Это продолжается пятьдесятъ дней. Окрашенные пары
сгущаются и осаждаются снова назадъ на твердую ма-
терію. 2-ое.—Вліяніе Сатурна—обнаруживается чер
нымъ цветомъ. Черная и растворенная матерія кипите,
иногда твердеете. Это продолжается сорокъ дней.
3-ье.—Воздѣйствіе Юпитера—продолжается отъ чер-
наго до начала белаго цвета. Испареніе и сгущеніе.
Въ это время появляются всевозможные цвета, кото-
рые трудно себе вообразить. Дожди пойдутъ все
обилыгЬе съ каждымъ днемъ и, наконецъ, произойдутъ
вещи, весьма пріятныя на взглядъ: на стенкахъ сосуда
появятся маленькія белыя волокна или волоски. Это
вліяніе продолжается 20 или 21 день. q-oe.—Воздѣй-
ствіе Луны,—выразится въ совершенной бѣлизнѣ и
продолжится въ теченіи трехъ недѣль. Матерія твер-
дѣетъ и растопляется, поочередно, несколько разъ
въ день. Наконецъ, она получаетъ форму маленькихъ
бѣлыхъ зернышекъ. 5-ое.—Вліяніе Венеры—субстанція
принимаетъ взамѣнъ бѣлаго, зеленый цвѣтъ, затѣмъ
свѣтло-голубой и темно-красный. Она распускается и
пучится. Это продолжается 40 дней. 6-ое.—Воздіъй-

Алхимичѳскіѳ приборы для Вѳлпкаго Дѣлапія.


ствге Марса —матерія сохнетъ, последовательно дѣ-
лается оранжевой и темно желтой, затѣмъ принимаетъ
окраску цвѣтовъ ириса. Это продолжается 45 дней.
7-ое.—Вліяніе Солнца -характеризуется переходом!
изъ оранжеваго цвѣта въ красный; она испускаетъ
красные пары, загѣмъ опускается, дФлается мокрой,
сохнетъ, течетъ и крёпнетъ, по нёсколько раз* въ
день. Наконецъ, она распадается на маденькіе красные
зерна».
Филалетъ не говорит* здѣсь ни о броженіи, ни о
подсыпаніи. О н ъ говорит* объ этих* двухъ процес-
с а х * отдёльно. Описаніе представляет* только про-
цессы, происходящіе въ философском* яйцё.

Рисунок* этотъ заимствован* изъ соч. Бархузена—„Liber


singularis". Ребенок*, заключенный въ яйцѣ, символизи-
рует* красный цвѣтъ, который возвѣіцаетъ конец* Вели-
каго Дѣлапія. (См. гл. VII).
Умноженіе—процесс*, который слёдуетъ за дости-
Женіемъ краснаго цвёта. О н ъ имёетъ цёлью увеличить
могущество камня и позволяет* быстрёе производить
превращеніе металловъ. Обыкновенно, разбивали ф и -
лософское яйцо, собирали красную матерію, смёшивали
се съ распущеннымъ золотомъ и получали разсыпчатую
красную массу, которую охлаждали разными спосо-
бами, смотря по желанію философа. По мнѣнію алхи-
миковъ, камень такимъ образомъ увеличивается, не
только въ количестве, но и въ качестве; этотъ про-
цессъ можно продолжать до безконечности. Теперь
будетъ понятно восторженное восклицаніе Раймонда
Луллія: «Mare tingerera, si mercurius esset!» Большая
часть философовъ оперировала такъ, какъ мы только
что сказали. «Если ты захочешь воспользоваться физи-
ческой краской для трансмутаціи, то сначала поте-
ряешь по фунту на каждую тысячу раствореннаго зо-
лота. Только тогда лекарство будетъ готово и спо-
собно заставить изчезнуть язву металловъ». ( P a r a -
г,else—«Tinctura physioorutri»). Екъ де-Зульцбахъ ясно
описываете весь гіроцессъ. «Возьми д в е марки чистпго
золота, растопи его въ тигле и всыпь туда Ѵ4 фунта
вышеупомянутаго лекарства; оно будете моментально
поглащено золотомъ и составите съ нимъ одно целое;
тогда брось туда еще Ѵ 4 фунта лекарства, чтобы обра-
тить все золото; истолки, затемъ поставь на сильный
огонь, и тогда все превратится въ красный порошокъ,
похожій на киноварь иди сурикъ. Брось одну часть
его на сто частей чистой Лупы или серебра, и ты по-
лучишь великолЬпное золото». (Eck de-Sul'zbach—
«Clavis philosoplmrum»).
Некоторые алхимики следовали другому методу:
они брали красную матерію и, смешавъ ее съ субли-
мированнымъ меркуріемъ (bichlorure de mercure—или
двухлористый меркурій), переваривали въ реторте на
легкомь огне, и результате, полученный ими, былъ
тотъ же самый.
После броженія, матерія была уже способна пре-
вращать металлы. ІІроцессъ, которнмъ простые металлы
превращались въ золото и серебро, назывался подсы-
паніемъ. Для этого брали металлы: меркурій, свинець
и олово. Первый—сильно нагрѣвали, но такъ, чтобы
Не достигалъ точки кипѣнія; два же другихъ просто
расплавляли, соединяли всѣ три и затѣмъ въ тигель
бросали кусокъ философскаго камня, покрытаго во-
скомъ. Когда сплавъ остывалъ, находили слитокь зо-
лота, по вѣсу равный употребленному металлу, по
Мнѣнію же другихъ—меньшаго вѣса, что зависѣло
отъ качества употребленнаго сплава или философскаго
Камня. Восковая обертка была, какъ кажется, необхо-
дима, ибо, по Гельвецію, только потому не удалась
^го первая присыпка, что онъ пренебрегъ этой пред-
осторожностью, какъ онъ разсказываетъ въ СЕоей
«Veau d'Or». Вторая ему удалась только потому, что
онъ завернулъ камень въ воскъ.
Теперь мы будемъ разсматривать символы главныхъ
процессовъ. Первый гіроцессъ или «соединсніе*, былъ
символизированъ бракомъ царя и царицы, сѣры и мер-
Курія. Пантакль шестого ключа Василія Валентина изо-
бражаетъ царя, дающаго обручальное кольцо цариц-fc,
въ то время какъ епископъ ихъ благословляетъ, сим-
волизируя союзъ. Не надо забывать, что союзъ этотъ
былъ названъ также и философскимъ бракомъ. Въ
фигурахъ, сопровождающихъ «Grand Rosaire», напе-
чатанный въ «Artis Auriferae», союзъ этотъ изобра-
жаешь грубѣе—чувственнымъ союзомъ короля и коро-
левы.
«Гніеніе» символизировалось обыкновенно всѣмъ,
что могло напомнить идею смерти или черноты, трупа,
скелета, ворона и т. д. 'Гакимъ образомъ, въ «Viato-
Hum Spagyricum», гніеніе символизировано скелетомъ,
стоящимъ въ черномъ шарѣ и держащимъ въ правой
рукё корона. Пантакль четвертаго ключа Василія Ва-
лентина имѣетъ тотъ же смыслъ: оігь изображаете
скслетъ, стоящій на катафалкФ.
« Омовсніе»—процессъ, который слѣдуетъ за «гніе-
ніемъ», ассимилированъ съ воскресеніемъ, слѣдующимъ
за смертью, какъ бѣлый цвФтъ (символъ жизни) слФ*
дуетъ въ дѣланіи за чернымъ цвѣтомъ (символом!
смерти).
Восьмой пантакль Василія Валентина относится к !
этому процессу. Можно его комментировать таким!

Рпсунокъ представляѳтъ паптакль шестого ключа Василія


Валептина: соединевіе, союзъ пли бракъ царя и царицы,
сѣры и меркурія, золота и серебра. Солнце и Луна представ-
ляютъ царя и царицу. Аппараты дистилляціи и дождь, из»'
бражепвый внутри сосуда, указываіотъ, что во-время про-
цесса союза происходят! феномены выдѣленія паровъ "
пхъ сгушепія, что характеризуется бѣлымъ цвѣтомт., симво-
лом ъ котораго служитъ лебедь.
Священник!—есть средство союза, то есть соль.
образомъ, въ его двойномъ смыслФ, мистическомъ и
алхимическомъ. Всякая жизнь является черезъ про'
цессъ порчи и гніенія. Зерно, положенное въ землю,
тамъ гніетъ (по средневековой аллегоріи) и з а т ѣ м !
изъ него возрождается колосъ. Наше тѣло, опущенное
въ землю, въ ней разрушается, но въ день страшнаго
суда оно воскреснет*. Матерія, положенная въ яйцо,
Пііетъ, затѣмъ возрождается, теряет* свою черноту,
бѣлёетъ и воскресает*. Два человѣка цёлятъ въ ми-
шень; о д и н * достигает* цѣли, — онъ уяснил* себё
смысл* символов*; другой ея никогда не достигнет*;

Лабораторія средневѣковаго алхимика.


это—сумасшедшій и мудрец* Таро.
«Омовеніе» называлось также «бёленіемъ», потому,
что тогда происходит* въ яйцё внутренняя дистил-
ляція, вслѣдствіе которой матерія, омываемая постоян-
ной циркуляціей жидкости, б ё л ѣ е т ъ . Это изображено
въ «Viatorium spagyricum». Скелеты выходят* изъ
гробов*—они воскресают*; масса птиц* летает* н а д *
ними; о д н ё -поднимаясь, другія—опускаясь, что озна-
чает* дистилляцію.
^Дистилляція иногда разделялась на два процесса;
і-ый—выдѣленіе паровъ или сублимація, символизиро-
ванная птицей, поднимающейся съ поднятой кверху
головой; 2-ой—сгущеніе паровъ въ жидкость; осаЖ'
деніе или опусканіе символизировалось птицей, кото
рая опускается, съ головой, опущенной книзу. Въ
«Grand Rosaire», ребенокъ, прыгающій кверху, выйдя
изъ гроба, гдѣ заключенъ химическій гермафродите,
изображаете сублимацію.
« Фиксація»—конечный ироцессъ дѣланья, во-врсмЯ
котораго появляется красный цвѣте, представленъ в і
«Viatorium» новорожденнымъ ребенкомъ, а у Барху-
зена въ «Liber singularis de Alchimia» — молодымъ
царемъ съ короной на голове, заключеннымъ въ фило-
софское яйцо. Въ фигурахъ Ламбспика,—Отецъ, Сыігь
и Д у х ъ , царствующіе въ славе, имѣютъ то нее самое
значеніе.

ГЛАВА V I I .

Цвѣта Дѣланія.-Единогласіе философовъ. — Главные и


промежуточные цзѣта.—Черный цвѣтъ, гніеніе, „голова
ворона".—Бѣлизна.—Ирисъ.—Красный цвѣтъ.
Въ теченіе процесса Великаго Дѣланія, матерія пе-
ременяете несколько разъ свой ц в е т е . Эти цвета
появляются одинъ за другимъ, въ неизменномъ по-
рядке; правильная последовательность цветовъ указы-
ваете, что деланіе находится на правильномъ пути.
У ж е греческіе алхимики упомипали о цветахъ Ве-
ликаго Деланія. Они ихъ насчитывали четыре и асси-
милировали съ четырьмя странами света. 1. Сѣверъ —
чернота, черный; 2. Западъ—белизна, белый; 3 ІОгъ-—
лиловатость, фіолетовый; 4. Вошокъ—желтизна, крас-
ный. (См. Berthelot—«Origines do Alchimie»).
Начиная съ грековъ, в с е алхимики говорили о
Двѣтахъ, и въ этомъ пунктФ они сходились во мнФ-
иіяхъ. Ихъ кажущееся разногласіе происходитъ отъ
того, что нѣкоторые считаютъ важными и перечисляютъ
ЦвФта, о которыхъ другіе не упоминают!. Но эти
Мелкія различія относятся только к ! цвѣтам! второ-
степенным!.
Въ действительности можно раздФлить цвФта ДФ-
ланія на два класса: і ) Три главные цвФта, о коихъ
сообщают! всФ алхимики, это: черный, бФлый и крас-
ный; и г ) цвФта второстепенные и промежуточные,
служащіе переходом! отъ чернаго къ бФлому, и отъ
білаго къ красному. Такъ напримФръ, раньше чернаго
Появляется пестрая смФсь цвФтовъ: между чернымъ и
бФлымъ—сФрый, между бФлымъ и краснымъ—зеленый,
голубой, цвФта радуги или солнечнаго спектра, а за-
тФмъ—желтый, оранжевый и наконецъ красный.
Главные цвФта слФдуютъ такъ: черный, бФлый,
Красный. Вотъ почему философы говорятъ: «Нашъ
Камень имФетъ три цвФта: онъ черенъ въ началФ,
бѣлъ въ серединФ и красенъ въ концф». (Albert le
grand—„Le Compose des composés)". Также: «Этоть
Духъ, какъ фениксъ возрождающійся изъ своего пепла,
снова одФвается въ тФло черное, бФлое, красное».
(Précepte du pére Abraham à son fils). ІІФкоторне фи-
лософы причисляли къ главнымъ цвФтамъ — желтый
Или оранжевый, а иногда и цвФта радуги, называемые
Ими ирисъ или хвостъ павлина, такъ что число глав-
н.ыхъ цвФтовъ доходило до четырехъ. Но это число ни-
когда не было увеличено; промежуточные цвФта, ме-
жду бФлымъ и краснымъ, одни имФли значеніе; алхи-
мики мало говорятъ о тФхъ цвФтахъ, которые пред-
шествовали черному и переходу отъ чернаго къ 6Ф-
лому.
Символы цвФтовъ многочисленны, и весьма важно
и х ъ знать. Они относятся только къ тремъ или четы-

Рсмъ главнымъ цвФтамъ.


Ихъ часто представляюсь четырьмя птицами: во-
рономъ—изображающимъ черный цвѣтъ, лебедемъ—-
бФлый цвѣтъ, павлгіномъ—цвѣтъ ириса, и фсниксомъ—
красный цвѣтъ.
Такое изображеніе они имѣютъ въ пантаклФ де-
вятаго ключа Василія Валентина.
Иногда фениксъ зам-ѣщается царемъ, держащимъ
скипетръ, какъ въ пятой глав-Ь нѣмецкаго переводя
соч. «Crede mihi» Нортона. Цвѣта символизировались
четырьмя временами года: весной, лФтомъ, осенью и
зимой (см. восьмой ключъ Василія Валентина), а равно
и металлами, при чемъ Сатурнъ или свинецъ со-
отвѣтствовалъ черному, серебро или Луна—бѣлому,
м-Ьдь—красному, Марсъ или желѣзо—ирису. Теобальдъ
Гогляндъ въ своемъ трактатѣ «Des difficultés de
l'Alchimie» говоритъ объ аллегоріяхъ философовъ,
что въ началФ варенія, когда камень черенъ и почти
сырой, его называютъ свинцомт., когда-жс, потерявъ
черноту, онъ начинаетъ б-ѣлѣть, его называютъ оло-
вомъ, a затѣмъ—золотомъ, когда онъ принимаетъ крас-
ный цвѣтъ.
ВоздФйствія, о которыхъ мы уже говорили, съ
точки зр-Ьнія процессовъ, суть слѣдующія: 1-е вліяніе
Меркурія, тотчасъ послФ разведенія огня, впродолженіи
двадцати дней характеризуется пестрой окраской ма*
теріи; на тридцатый день начинаетъ преобладать зеле-
ный цвФтъ, и только на сороковой—появляется на-
стоящая чернота. 2-е воздФйствіе Сатурна обнаружи-
вается чернымъ цвѣтомъ. 3-е вліяніе Юпитера сказы-
вается въ окраскѣ промежуточными цвѣтами, между
чернымъ и бѣлымъ. 4-е воздѣйствіе Луны проявляется
въ бѣломъ цвѣсЬ. 5-е вліяніе Венеры производись
зеленый цв-Ьтъ, затѣмъ голубой, синеватый и темно-
красный. б-е воздѣйствіе Марса даетъ окраску жслто-
оранжевую, цвѣта ириса и хвостъ павлина. 7-е влія-
ніе Солнца производитъ красный цв-Ьтъ.
Яснёе выразиться нельзя, и читатель легко поймет*
слѣдующее мёсто Хеффера, приведенное нами ранёе.
«Выходит* черный Сатурн*,
«Котораго Юпитер*, появляясь изъ своего жилища,
«Отрёшаетъ отъ господства,
«О чем* вздыхает* Луна,
«То-же дёлаетъ и Венера,
«Представляющая олово. Болёе я ничего не прибавлю,
«Какъ только то, что Марсъ, войдя въ него,
«Создаст* убійственный желёзныи вёкъ,
«Послё котораго появится
«Солнце, когда оно возродится".
(Le Grand Olympe, poème philosophique).
Кромё того, цвёта символизировались плодами.
В* слёдующемъ мёстё дёло идет* о промежуточных*
Цвётахъ, между бёлымъ и красным*, и о самом*
красном* цвётё.
...Затёмъ, установив* третью степень огня, ты уви
лишь возростаніе всевозможных* прекрасных* плодов*,
Каковы: айва, лимоны и апельсины, которые вскорё
превратились въ красныя яблоки. («Cassette du petit
Paysan»).
Бернардъ Тревизанскій аллегорически говорит* о
Нвётахъ. «Объ этом* сказано, что вещь, хозяин*
Которой красен* и имёетъ бёлыя ноги и черные
г лаза, есть магистеріумъ». («La parole délaissée»). И
въ другом* мёстё: «Вообразите, я у него спросил*,
Какого цвёта был* король? И онъ мнё отвётилъ, что
онъ был* одётъ въ сукно золотистаго цвёта перваго
Гона и плащъ чернаго бархата, поверх* бёлоснёжной
Рубашки, под* которой онъ имёлъ красное, какъ
Кровь, тёло». ( B e r n a r d de Trevisan—«Le livre de la
Philosophie naturelle des métaux»).
Наконецъ, цвёта уподоблялись четырем* элементам*:
«Во время Дёланія появляются четыре цвёта. Черный
цвФтъ, какъ уголь; бФлый, какъ цвФтокъ лиліи; жел-
тый, какъ ноги птицы, называемой копчикомъ; крас-
ный, какъ рубинъ. Они называютъ чернотой — воз-
духъ, бФлизной—землю, желтизной—воду и красно-
той—огонь». ( D a v i d Lagncau — * Harra on ia chimica»).
Надо прибавить, что алхимики варьировали въ при-
мФненіи названій элементовъ цвФтамъ: одинъ называл!
чернотой воздухъ, а другой—землю. СлФдующая вы-
держка значительно отличается въ этомъ отношеніи
отъ предыдущаго. «Во время періода перваго вліянія
камень черенъ, его называютъ Сатурномъ, землей я
именами всФхъ черныхъ вещей. ЗатФмъ, когда о н !
бФлФетъ, его именуютъ водой и названіями всего
влажнаго, соленаго, или бФлой землей.
Когда онъ желтФетъ и выпаривается, то получает!
наименоваиіе воздуха, желтаго масла и имена всФх!
летучихъ вещей. Наконец!, онъ краснФетъ, и его на-
зываютъ: небомъ, красной сФрой, золотомъ, карбун-
куломъ и именами всФхъ красныхъ драгоцФшшхъ ве-
щей, какъ минеральныхъ, такъ животныхъ и расти*
тельныхъ. („Clangor buccinae").
Мы теперь будемъ сцеціально изучать три основ-
ныхъ цвФта: черный, бФлый и красный. Первымъ по-
является черный. Алхимики распространялись объ
этомъ цвФтФ потому, что онъ указываетъ на то, что
дФланіе находится на правильномъ пути: «Матерія, при-
веденная въ лвиженіе соотвФтствующимъ жаром!»
начинает! дФлаться черной. Этотъ цвФтъ является
ключемъ и началомъ ДФланія. Въ немъ заключаются
всФ другіе цвФта: бФлый, желтый и красный». ( Н и д і -
nus a Burma—„Le regno de Saturne").
Герметическіе философы давали разный имена чер-
ному цвФту. «Эта чернота —знакъ гніешя; философы
называютъ ее западомъ, темнотой, затменіемъ, головой
ворона, смертью». («Filât d'Ariadne»).
Но его главный симколъ былъ воронъ. «Знайіе
также, что воронъ, летающій безъ крыльевъ въ ночной
Чернотѣ и солнечномъ свѣтѣ, есть глава или начало
искусства». (Hermès—„Les^sept chapitres») Его также,
называли головой ворона. «Указаніе на это плодородіе
Даете тотъ алефъ или темное начало, которое древніе

Настоящій рисунокъ заимствована» изъ соч.


„Edition allemande du Credo Mihi". Царь п ца-
рица—золото и серебро. Змѣй о трехъ головахъ,—
тройственная матерія, единая по составу, по
тройная по формѣ: сѣра, соль и меркурій. Бо-
ропъ—символа» чернаго цвѣта, лебедь—'бѣлаго,
павлпиъ—цвѣтовъ радуги. Король, одѣтый въ
пурпуръ, символизируете красный цвѣтъ. (См.
гл. II, IV, и VII).

называли годовой ворона». ( H u g i n u s а Вагта—«Le


regne de Saturne»). По словамъ Рульяра („Abrégé du
Grand-Oéuvre»), черный цвѣтъ символизировали во-
рономъ потому, говоритъ онъ, что воронята родятся
б-Ьлыми, и ихъ родители бросаютъ ихъ до т ѣ х ъ поръ,
ІІуассонъ.—1Теоріи и с и м в о л ы алхимиковъ. 7
пока у них* не появятся черныя перья. Точно так*
же, алхимик* должен* покинуть Дёланіе, если чер*
нота не появится. Это признак*, что Дёланіе не уда*
лось, и что его начать надо снова.
Думали, что мухи родятся изъ гніющей грязи, 11
Ванъ Гедьмонтъ увёрялъ, что видёлъ, какъ изъ ста'
раго сгнившаго бёлья родились мыши. Эта теор1'
примёнялась къ трем* царствам* природы; начало Дё"
ланія должно, следовательно, быть порчей, гніеніем*)
послё чего оживленная матерія совершенствуется Д°
краснаго цвёта. Кромё того, гніеніе есть символ1,
смерти, изъ которой проявится жизнь. Смерть — это
ночь, черный цвётъ; жизнь есть свётъ, бёлый цвёт*'
Вотъ почему алхимики назвали черный цвётъ гнЫ'
ніемъ.
«Таким* образом*, первому процессу Дёланія дал11
названіе гніенія, ибо въ это время наш* камень че-
рен*». ( B o g e r Bacon—„Miroir d'Alchimie»).
Черный цвётъ появляется около сорокового дня
послё того, какъ начали согрёвать философское яйцо:
«Грёйте умёренно философскій раствор* въ сосудё>
запечатанном* герметически, въ теченіе сорока дней,
до т ё х ъ поръ, пока на поверхности не образуется
черная матерія, которая есть „голова ворона" филО'
софовъ». ( A l a i n de Lille—„Dicta Alani de lapide phi'
losophico").
Во-врем^ черноты, согласно Филалета и ФламелЯ,
появляется сильный запах*, который обнаруживается)
если во-время этой части Дёланія сосудъ лопнет*.
Прежде изготовленія, матерія бывает* весьма зло-
вонна, но потом* запах* дёлается пріятнымъ, вслёД'
ствіи чего мудрец* сказал*; «Эта вода берет* запах*
у мертваго и неподвижнаго тёла». (Morien—«De tran-
smuta tione metallorum»). Вода, о которой здёсь го-
ворится, есть жидкость, образующаяся отъ сгущеніЯ
паров* въ философском* яйцё. И дёйствительнО)
ßo-время чернаго цвѣта, отделяются пары желтые,
Красные и зеленые, которые наполняюсь яйцо. Этотъ
г азъ, смешанный съ парами воды, сгущается и снова
падаетъ на матерію. Наконецъ, газъ более не выде-
ляется, появляется полная чернота, все успокаивается.
Алхимики гораздо менее распространялись о бѣ-
ломъ цвѣтѣ. После чернаго цвѣта, вскорѣ появляется
серый цвѣтъ. «Цвѣтъ сѣрый является после чернаго».
(Note manuscrite en marge de la Bibliothèque des
philosophes chimiques»). После этого постепенно по-
является белый цвѣтъ.
«Признакъ совершенной белизны есть маленькій
очень тонкій кружокъ, появляющейся въ верху сосуда
къ то время, когда цв-Ьтъ матеріи п е р е х о д т ъ въ оран-
жевый». (L'Echelle des philosophes»). Затѣмъ, этотъ
Кругъ увеличивается и испускаетъ бѣлые лучи, тонкіе
Какъ волосы (откуда иногда появляется названіе: воло-
сяная бѣлизна); сходясь въ центре, эти нити, размно-
жаясь, окрашиваютъ въ конце концовъ всю массу въ
бѣлый цвѣтъ.
Фламсль говоритъ въ свой книге, что бѣлизна
Ость символъ жизни, а чернота—смерти, и вслѣдствіи
этого онъ представилъ въ своихъ іероглифахъ—«клад-
бища невинныхъ» тѣло, духъ и душу, или матерію
Камня, какъ мужчинъ и женіцинъ, одФтыхъ въ белое,
Или воскресающихъ изъ гробовъ, чтобы означить жи-
вительную белизну, являющуюся после смерти, чер-
ноты, гніенія.
Философы дали много названій бФлизнѣ. Что ка-
сается аллегорій и символовъ белизны, то Пернети ихъ
великолепно разрѣшаетъ въ своемъ «Dictionaire mitho-
hermétique». «Философы говорятъ, что, когда по-
является белизна на матеріи Великаго Дфланія, зна-
Читъ жизнь победила смерть, что ихъ «Царь» во-
скресъ, что земля и вода сделались воздухомъ, что
это—воздействіе Луны, что ихъ «дитя» родилось, что
небо и земля бракосочетались, потому что бёлизна укЗ'
зываетъ на союзъ или бракъ устойчивости и летучест",
женскаго и мужского».
Что-же касается краснаго цвёта, то алхимики го*
ворятъ о немъ мало. Онъ означает* счастливый коней*
Дёланія. Матерія высыхает* совершенно и трансфор'
мируется въ порошок* яркаго краснаго цвёта. Нагр^'
ваютъ сильнёе, чём* это дёлали до сихъ поръ, ря3'
биваютъ яйцо и получают* философскій камень. «КогД3
камень, достигшій краснаго цвёта, начинает* разр"'
ваться, или давать трещины и надуваться, его ставят*
пережигать на отражающую печь, г д ё онъ оконча-
тельно затвердёваетъ». ( A r n a u l d de Villeneuve—„No-
vum lumen").
Символъ оконченнаго Дёланія, это—треуіольник*і
обращенный вершиною внизъ, съ крестом*, находя-
щимся над* его основаніемъ. Онъ изображен* &
г 2-мъ ключё Таро.
Теперь, когда Великое Дёданіе нам* извёстно ^
практикё и символах*, мы можем* понять слёдуюш"1
слова, которыя раньше нам* показались-бы лишенным"
смысла, если не смёшными. Ексимиданусъ говорит*-
«мочите, сушите, черните, бёлите, обращайте въ по-
рошок* и доведите сто до краснаго цвёта, и вы будете
обладать всём* секретом* искусства, заключающемся
въ этихъ немногих* словах*. Первое—черно, второе^
бёло, а третье—красно; 8о, і2о, 280—два ихъ дёлает*"
и они сдёлались 120. Резина, молоко, мраморъ, л у н а =
Олово, желёзо, шафранъ, к р о в ь = і 2 0 . Персикъ, грум13'
орёхъ=г8о.
„Если вы меня понимаете, вы весьма счастливы; есД"
нётъ—больше ничего не ищите, ибо все заключается
въ моих* словах*». ( n L a Tourbe des Philosophes"/
Мочите и сушите, это-—раствореніе и кристалл"'
зація при приготовленіи матеріи. (См. гл. IV). Чер-
нить, бёлить, дёлать красным*—есть указаніе на тр"
Равные цвета. Превращайте въ порошокъ, производя'
"осредствамъ огня весь процессъ; всякій инструмеитъ,
^огущій ранить, будетъ символомъ огня (См. гл. V ) .
°се остальное относится къ цветамъ. Первый будетъ
'1ерный и т. д., это значитъ, что первый процессъ ха-

Настояіцій рисунокъ прѳдставляетъ пантакль


девятаго ключа Васплія Валептина. ЧѳрныП
мужчина и бѣдая женщина—устойчивость и
летучесть; сѣра и меркурій. Три змѣя озна-
чают!, трп начала. Воронъ—это черный цвѣтъ.
Лебедь-бѣлый цвѣтъ. Павлинъ—цвѣта радуга.
Фепиксъ—красный цвѣтъ. (См. гл. II, IV и VII).

Рактеризуется чернымъ цветомъ, второй процессъ—


белымъ, третій—краснымъ. Резина, молоко, мраморъ,
луна—символы белаго цвета. Олово, шафранъ, ж е -
лезо, кровь—символы краснаго цвета. Персикъ, груша,
°ре,хъ—символы чернаго и сераго цвета. Числа 8о,
12о, 280 изображаютъ эти три цвета; а два, ихъ
образующіе, суть сѣра и меркурій. Они достаточны
для того, чтобы произвести все Дѣланіе, переходя
постепенно черезъ три цвФта.
Хорошо еще, что алхимическіе трактаты не всФ
такъ темны, какъ „La Tourbe des philosophes". И и х !
можно понять и отличить истинное отъ ложнаго, при
небольшом! навыкѣ. ТФмъ, кто хотФлъ бы проник-
нуть глубже въ изученіе Герметизма, мы рекомендуем!
обратить вниманіе на трактаты Альберта Великаго,
Роджера Бэкона, Бернарда Тревизанскаго, ДеспаньЯ-
Фламеля, Гигинуса изъ Бармы, Кунрата, Раймонда
Луллія, Парацельса, Филалета, Рипле, Сендивогіуса,
Василія Валентина, Арнольда Вилланова и Дениса
Закхера; а изъ анонимных! сочиненій: „Texte d'Al-
ebymie" и „La Tourbe des philosophes".

ГЛАВА Viri.

Философсній камень.—Проба камня — Е г о с в о й с т в а . — Т р а н -


с м у т а ц і я или превращение м е т а л л о в ! . — Э л и к с и р ъ долгой
ж и з н и . — Е г о д ѣ й с т в і я на д у ш у .

Когда ДФланіе достигло краснаго цвѣта, изъ заклю-


ченной матеріи получается философскій камень, крас-
ный эликсиръ, или великій магистерій. Мы знаемъ, что
матерію, сделавшуюся бФлой—бФлый эликсиръ - назы-
вали малымъ магистеріемъ, но этотъ малый магистерій
превращает! металлы только въ серебро, тогда какъ
великій магистерій превращает! металлы в ь золото и»
кромѣ того, обладает! другими свойствами; но мы бу-
д е м ! говорить только объ этомъ качествѣ.
Философскій камень представляется подъ видом!
порошка ярко-краснаго цвёта и довольно тяжелаго.
Между тФмъ, эти физическія свойства не давали до-
статочных! гарантій для алхимиковъ. Чтобы удостовѣ"
Рйться въ его качествѣ, они сыпали его на металличес-
кую пластинку, разогрѣтую до красна. При этомъ
камень долженъ расплавиться, не распространяя дыма:

'Возьми чистую оловянную пластину, три ее и отпо-


лируй, положи на нее немного твоей матеріи и по-
ставь на раскаленные угли. Если матерія расплавится
и расплывется по горячей пластинѣ, твое лекарство

совершенно; тогда возблагодари Господа («Isaac le


Hollandais — «Opera mineralia»). Греверъ говорите
почти то-же самое: «Возьми зерно твоей матеріи,
положи его на желѣзную или мѣдную пластину и
иагрѣй ее сильно, пока она не побѣлѣетъ. Если тогда
не поднимется никакого дыма, и взятая съ огня мате-
рія ничего не потеряетъ ни въ вѣсѣ, ни въ величинѣ,
то значитъ она хорошаго качества», («Secretum nobil-
lissimum»). Калидъ прибавляетъ некоторый подроб-
ности: «Когда камень законченъ, кладутъ частичку его
на раскаленную до красна железную, оловянную или
серебряную пластину. Если онъ расплавится и поте-
четъ, какъ воскъ, безъ дыма, сильно прилепляясь къ
металлу—онъ великолепенъ». («Livre des trois pa-
roles»).
Счастливый алхимикъ, обладающій философскимъ
камнемъ, принималъ имя адепта; онъ могъ съ этого
времени употреблять въ свою пользу чудесныя свойства
камня. Денисъ Закхеръ, въ своемъ «Opuscule de la
Philosophie naturelle des méteaux», и Филалетъ въ
«d'Entrée ouverte au palais fermé du roi», признаюгь
y него три свойства: 1-е. Превращать металлы въ зо-
- лото и въ серебро, 2-е. Производить драгоценные
камни, 3-е. Сохранять здоровье.
Греческіе алхимики признавали въ красномъ эли-
ксире только одно свойство превращать металлы; это
только позднее ему стали приписывать некоторый д р у
гія свойства.
Алхимики не согласуются въ вопросе о результате
трансмутаціи съ помощью камня. ГІо мненію однихъ,
получается только маленькій слитокъ. Только часть
металла обращается въ золото съ темъ-же весомъ.
«Изъ одной унціи этого порошка, белаго или крас-
наго, ты сделаешь Солнце въ безконечномъ множестве,
и ты обратишь въ Луну всякій сортъ металловъ, взя-
тыхъ изъ рудника», и далее: «Ты посыплешь этой ма-
теріи на тысячу частей обыкновеннаго меркурія, и онъ
будетъ обращенъ въ настоящее золото. («Ä*. Lulle—
«La clavicule»). Роджеръ Бэконъ утверждаетъ то-же
самое въ конце своего «Miroir d'Alchimie». Дело вь
томъ, что камень обладаетъ большимъ или меньшимъ
достоинством*, судя по тому, сколько раз* его застав-
ляли бродить: «Такъ что, послё одного процесса,
часть эликсира превращает* сто частей все равно ка-

Ланіакль Василія Валентина.

кого металла; послё двухъ процессов*—тысячу частей,


послё трех*—десять тысяч*, послё четырех* — сто
тысяч*, послё пяти—милліонъ и такъ далёе, до без-
конечности. (Albert le Grand—*.le Composé des com-
posés»).
Нѣкоторые алхимики превзошли, однако, Альберта
Великаго. Одинъ изъ нихъ вообразилъ, что такимъ
образомъ добытое золото можетъ, въ свою очередь,
превращать металлы въ золото.
Камень, по мнѣнію алхимиковъ, улучшаетъ не
только металлы, но, по аналогіи, излечиваетъ человѣка
отъ всякихъ болѣзней и увѣчій: онъ можетъ, такимъ
образомъ, продлить жизнь. Его растворъ въ алкоголѣ
представляет! жизненный эликсиръ.
Артефіусъ думалъ при его употреблении прожить
іооо лѣтъ. Ж а н ъ де Ласніоро увФряетъ даже, что
онъ воскрешает! мертвыхъ: „Я вамъ говорю правду,
ссли-бы полумертвый человФкъ могъ любоваться кра-
сотой и достоинствами нашего камня, то всякій родъ
увѣчья удалился-бы отъ него; если-бы даже онъ былъ
въ агоніи, и тогда онъ-бы воскресъ ( Jean de Las-
nioro—«Tractatus aureus de lapide philosophico»). Не-
которые философы давали подробности о лечебномъ
дФйствіи философскаго камня. Согласно указаній
Арнольда Вилланова: «Онъ сохраняет! здоровье, уве-
личивает! мужество; старика дѣлаетъ молодымъ чело-
в е к о м ! . Онъ изгоняет! всякую ѣдкость, онъ устра-
няетъ ядъ изъ сердца, онъ смачиваетъ артеріи, укре-
пляет! легкія, очищастъ кровь и исцѣляетъ раны.
Если болѣзнь началась мФсяцъ назадъ, онъ исцѣляетъ
отъ нея въ одинъ день; если болѣзнь тянется годъ, онъ
исцѣляетъ отъ нея въ 12 дней. Если больной боленъ
уже нѣсколько лѣтъ—то излечиваетъ въ теченіе одного
мѣсяца. («Le Rosaire»). Анонимный авторъ «De 1'Aurora
consurgens» приписывает! ему свойства еще болѣе не-
обычайный.
«Онъ исправляет! испорченный, кислыя вина, уни-
чтожает! ненужную растительность, морщины и вес-
нушки; онъ даетъ женщинамъ молодое лицо, облег-
чает! роды, а, въ видѣ пластыря, дФлаетъ выкидышъ;
онъ гонитъ мочу, возбуждаете и даете половую силу;
уничтожаете опьянѣніе; возвращаете память»...
Кунратъ допускаете его вліяніе не только на тѣло,
но на духъ и душу. «Если дать камень больному, то
онъ выгоните изъ него всѣ болѣзни, какъ душевныя,
такъ и тѣлесныя. Онъ изгоняете проказу, водянку,
эпилепсію, апоплексію, глухоту, слѣпоту, сумасшествіе,
гордость и невъжество. (H. Khunrath—«Confessio de
chao-physico-chimicorum»). Также—«съ помощью Все-
могущаго Бога, этотъ камень васъ освободитъ и со-
храните отъ всЬхъ болезней, какъ бы велики онФ ни
были; онъ предохраните васъ отъ тоски и огорченій.
и отъ всего, что могло бы повредить вашему тѣлу и
духу». (Hermès - « J »es sept chapitres»).
Онъ не только исцеляете испорченную нравствен-
ность, но увеличиваете способность пониманія и даете
могущество управлять природой и видѣть Бога въ Его
славе.
«Онъ мнѣ сказалъ, что если въ теченіе 9 дней,
последовательно, я буду употреблять по 9-ти зеренъ
камня, я буду одарень ангельской интеллигенціей, п
мнѣ будете казаться, что я въ раю». («Cassette du
petit paysan»). Сперберъ идете дал-fce: «Наконецъ, оіп.
очишаетъ и иллюминуете такъ тѣло и душу, что
тотъ, кто его имѣетъ, видите, какъ въ зеркале, всѣ
движенія небесныхъ созвѣздій и вліянія св-ѣтилъ, даже
не глядя на небесный сподъ, съ закрытыми окнами
своей комнаты». (Sperber—«Isagoge de materia lapi-
dis»). Однимъ словомъ, адептъ можетъ наблюдать не-
видимое небо, закрытое для другихъ людей.
Ранее приводилось мненіе, что философскій ка-
мень производите драгоценные камни, соединяете, не-
сколько маленькихъ жемчужинъ въ одну; наконецъ.
«Clangor Buccinae» намъ повествуете, что онъ чудес-
нымъ образомъ расплавляете стекло.
Этимъ мы закончим* наш* труд* и позволим* себё
утверждать, что лица, внимательно его прочитавшія и
удержавшія въ памяти главныя его черты, будут* въ
состояніи понять какой-угодно трактат* по Алхиміи,
на сколько-бы онъ ни был* аллегоричен*.
Приводим* въ заключеніе пантакль Василія Вален-
тина и предоставляем* читателю найти его значеніе.
JUkomopwe симболическіе значки

уілхиміи и Тсрмешизма.

— обычные квасцы, вѣчность, движеніе, мужской


принципъ, воздухъ.
/7\ — золото и Солнце, соль,—сильнѣйшая послѣ селитры и
купороса, Богъ и вселенная, въ масонствѣ—знакъ
ордена.
ѳ — соль или Саль—кпючъ алхимическаго искусства.
— селитра,— царь ЕСѢХЪ солей и мельница, которая все
перемалываетъ.

ф — купоросъ, соль, ближайшая къ сепитрѣ.

ф — мѣдная зелень и ярь-мѣдянка, стихіи въ космосѣ.

ф — поваренная соль (2-й знакъ).

ф — мертвая голова.

^ ^(^) — сурьма и киноварь.

^ сурьмяной цвѣтъ, планета Земля.

Q — порошокъ.

g — реальгаръ.

^ — каменная соль.

Q — созвѣздіе Тельца, застываніе, амміачная соль.


серебро и планета Луна,

мѣдь и планета Венера,

бронза.

Меркурій планета и металлъ, „азотъ" алхимиковъ.

взогнанный Меркурій (sublimatum).

осажденный Меркурій (précipitation),

щелочь,

I желѣзный или красный купоросъ.

мѣдный купоросъ.

стеклянный стаканъ.

желѣзныя опилки,

желѣзо. Планета Марсъ.

реторта.

квинтъ-эссенція.

дистиллирование,

поваренная соль,

марказитъ (сѣрнистое желѣзо).


воскъ.
о

о золото и Солнце,

ф „туція", окись цинка,

спиртъ, духъ.
о
кипяченіе.
Q
годичный срокъ Дѣланія.

О-Ои^ мышьякъ.

# о = о аурипигментъ.

сГо магнитъ.

возгонка, тонкое.
с П з
очищеніе.
О Р

сГЪ
реальгаръ.

6
созвѣздіе Рака, соль амміака, раство-
реніе.
ŒU 6 9
дневной срокъ.
Ь
ночной срокъ.
99
Жо
камедь, растительный клей.

масло.
оо
водка.
V
хххэ-О камфора, stratum super statum.
— 112 —

[J — твердая соль.

\у вода (стихія дре внихъ).

-)_ ѵ — огонь (стихіи древнихъ).

• , ^^ il — земля (стихія древнихъ).

О I / \ 11 — воздухъ (стихія древнихъ).

— углубленіе.
А -, А — сѣра духъ Юпитера. Перевернутый кре-
ТГ TT стомъ на верхъ—знакъ Великаго Дѣланія.

Л — сѣра философовъ (идеальная).


/ і*
V — азотная кислота.

V? — царская водка.

— поваренная соль.

• — моча.

— мѣсячный срокъ.

/ J J — созвѣздіе Близнецовъ, реальгаръ, затвердѣ-


ваніе.

ö — квасцы обыкновенные.

I I — винный камень.

<0> — сурьма.

О — мыло.

О — — каменная соль.

Ь 4 — щелочь.
ѵАг7 — окончаніе „Великаго Дѣла", пантакль Со-
AjA ломона -инвалюція и эволюція.
-j-j^j- — амальгама (1).

jâx^ — амальгама (2).

— амальгама (3), алембинъ.

— марказитъ.(сѣрнистое желѣзо).

— цинковый купоросъ.

+ — уксусъ и четыре элемента древнихъ.

— дистиллированный уксусъ.

— спиртъ, духъ, газъ.

— созвѣздіе Вѣсовъ, возгонка, римскій


купоросъ.

— осажденіе.

— созвѣздіе Водолея, селитра, умноженіе.


камня.

— вода.

— свинцовыя бѣлила.

— сода.
и:
f — созвѣздіе Стрѣльца, квасцы, смѣшеніе.

^ ^ — нашатырь, щелочная соль.

у — созвѣздіе Овна, антимоній, кальцинація.

j — замазываніе.

I y — пережженыя винныя дрожжи.

Y — фитиль.

Ч^ — негашеная известь.

н
П у а о с о а ъ . — Т е о р і и и Сиишоди А л х а и і в .
- сдѣлать огнепостояннымъ.
¥
- созвѣздіе Рыбъ, ртуть, прибавленіе.

ж
К
- винный камень.
э с
- винный камень.

СмG - известь.

CG - прокаливать.

- кристаллъ.
С

z - замазываніе.

- киноварь.
33 - фильтрація.

- отожженая, мѣдь.
3 - олово и планета Юпитеръ.

- масло.

•S- - созвѣздіе Козерога, перистые квасцы,


броженіе.

л - созвѣздіе Льва, золото, перевариваніе.

- глетъ, окись свинца.

- магнезія.

v. u\ - свинецъ и планета Сатурнъ.

- порошокъ.
f

ïï[ - созвѣздіе Скорпіона, сѣра, раздѣленіе.

np « m - созвѣздіе Дѣвы, красный аури-пигментъ,


дистилляція.
CUtCL — амальгама,

В — ванна.

С — кристаллъ.

С ис — известь.

сс — corne du cerf (растеніе).

Е — квинтъ-эссенція, сгущеніе,

£ — зола.

H — сгущеніе.

К — свинецъ,

Л — магнезія.

Ivß - водяная баня.

N — замазываніе.

0 — соль.

? — порошокъ.

£ — духъ, газъ, спиртъ.

SP — spiritus, духъ, газъ, спиртъ,

sss — слой на слоѣ.

S£S — слой на слоѣ.


»
Ov — бура.

V вино.
— винный спиртъ.

— паровая ванна.

— амальгама.

ЗС — талькъ.

— уксусъ.

— дистиллированный уксусъ.

ЗС — винный камень.

2 — замазываніе.

, 3 3 — киноварь.

фильтрованіе.

J p — перистые квасцы.

С D — серебро или Луна.

УУ — углубленіе.

W///A — толченый кирпичъ.

I ... »Л — кирпичный порошокъ.

— марказитъ (сѣрнистое желѣзо).

ité- — песокъ.
»t«
Практическая J / і а г і я — П а п ю с а u .
Въ переводѣ А. В. Трояновскаго.
Цѣна: I Ч . - 2 p., II ч . - 2 р. 5 0 к., III ч , — 3 р.
ПРОГРАММА СОЧИНЕНШ СЛЕДУЮЩАЯ:
Часть Т. Опредѣлепіе Магіи. Челов. и ого сгросіііе: анатомич., фпзіолог.
"сихол. Челов. импульспвп. и человѣкъ воли. Природа и ея строепіе.
'?3Дѣйств. челов. на Природу: физнч., физіолог. или астрал, и ясихнч. или
"Рт> духовъ. Воздѣііств. ІІрир. на чолов. Развит, воли и псих. силъ. Таблицы.
. Часть П. Міръ духовъ, его зпачеиіе въ Природѣ и его вліяпіе на чело-
.'"а: Элеиенталы и Элемѳнтерн (изъ „ІІракт. Магіи" Жуля Лсрмипа).
^ожденіѳ имепъ высшихъ духовъ для вызывавія (IV книга „Оккультя.
"лос." Аѵриппы), Церемониальная Магія: освященіе нрппадлежностей
"°рацій; молитвы, вызывапія, заклипанія и размѣщеніо нхъ въ требпшсѣ
1-й части „Ключшсовъ Соломона")', Поридокъ церемоиіп (по „Собра-
'1і0 Сочшіепііі" Аіриппы). Подготовленіѳ мага (по Папюсу). ІІзготовленіе
Чисмаоовъ (по 11-й части „Ключиковъ Соломона" и др. источппкамъ).
Часть Л[. Алфавитъ маговъ и духовъ. Имена, подписи и числа.
Чеиты Черной и Бѣлой Магіи: Наведепіе и сиятіо порчи; любовпые элик-
"Ры, фильтры, пріемы отысканія сокровивгь, прсступпиковъ и т. п.; шабашъ,
'"аходъ астральиаго тѣла; чериая мѳсса; магическій словарь.

е Т H И К ъ =
Въ настоящее время, когда вышла пзъ печатп „Практическая
Цігія" Папюса, съ донолвеніямп А. В. Трояповскаго, своевремевно
ѴДетъ предложить лнцамъ, предполагающим! заняться ІІрактп-
°скимъ Оккультизмомъ, а равно и интересующимся Астроло-
Іе й,—планетникъ для момептальпаго составленія „гороскопа опе-

™цш" или „гороскопа даппаго чпсла".


Опъ состоит! изъ круга, раздѣлениаго на 300° и пмѣющаго
'°Драздѣлѳпія 12 знаковъ зодіака, съ обозначеніемъ домовъ,
^зальтацій, падеиій п пзгпаній планетъ, тригоповъ, декадъ,
^рмовъ п пмепъ управляющих! ими духовъ.
, Въ центрѣ этого круга укрѣпляется мѳхапизмъ планетника, то
с ть стержевь съ надѣтымп па пего часовыми стрѣлками, имѣто-

Ійми крулски со значками планетъ.


Стрѣліш планетника ставятся по указанно Эфемеридъ на из-
устный градусъ и, такимъ образомъ, получается тема гороскопа
Предѣленнаго времени, каковая можетъ служить для магпчоских ь
У е Рацій, при леченіп болѣзней, опредѣлепія судьбы новорожден-
но п цѣдей.
! Стоимость планетника опредѣляется въ четыре рубля. Упаковка
„ Пересылка въ Европ. Россіи—75 к., въ Сибирь—1ф., за границу
" почтовому тарифу. Наложен, платежом! не в ы с ы л а е т с я . Съ
і.гебовашяыи иросятъ обращаться вч, „Складъ сочиненій по Оккуль-
иэму", А. в . Т р о я н о в с к а г о — П е т р о г р а д ъ , 9 Р о т а , 17.
Щ
Ц герметическихъ или
ЖУРНП
ж оккультныхъ (тайныхъ) наукъ х
S _ І,і) «
I T f 0 ) f f 1 № А \ ( I

w е е » œ ®
г
(Седьмой годъ изданія).

Періодическое изданіе посвященное всесто-


роннему теоретическому и, въ особенности,
практическому изучепію тайныхъ наукъ, како-
в ы : Астрологія, Алхимія, Герметическая Философія,
Герметическая Медицина, Каббала, Магія, Психургія W
((Гипнотизмъ,
Гипнптитмт, Магнетизмъ,
МЯГНРТИТМТ Спиритизмъ,
Ппипитиямт, ТТе-
Р- \Ѵ
лепатія, Факиризмъ и пр.) и Теургія.
Подписная цѣна журнала съ 1 Октября,
съ перес. и дост.: на годъ—5 руб., на1/:* года—
2 руб. 50 к., на 3 мѣс. — 1 р. 50 коп., за
границу на годъ — 6 р . Отдѣльн. номера
по 50 к. съ перес. Пробные номера - в ы -
сылаются за двѣ 10 коп. почтовыя марки.
Комплекты журнала „Изида" за прежніе года
і продаются въ редакціи по цѣнѣ, съ пере-
сылкой: за 1911 г.—5 р. 50 к., а за 1912,
Ж 1913 1914 и 1915 г.—по 4 р. 50 к.
Ä Подписка принимается въ редакціи:
фЛ Петроградъ, 9-ая Рота, д. N2 17, во-всѣхъ
Ж почтово-телеграфныхъ отдѣленіяхъ Имперіи
и въ лучшихъ книжныхъ магазинахъ.
Редакторъ-Лздатель А. В. Трояновской.
Бибдіотека „ЦЗЦДЬГ
А г р и п п а —Магія Арбатѳля. (Тоургія). ( Д е р е в . А. В. Т р о я-
п о в с к а г о). Ц. 26 к.
' А в т о ш ѳ в с к і й , И. К . — Ордѳнъ Мартинистовъ. Е г о пропсхо-
ждеціе, цѣли, з н а ч е в і о п ираткій очѳркъ е г о псторіп. Ц. 25 к.
А с т р о л о г п ч е с к і іі с л о в а р ь . Пособіе для составленія и толко-
в а н ы гороскопа. ( С о с т а в и л ъ А. В. Т р о я в о в с к і й). Ц. 2 р.
Г> а р л е, 111. — О к к у л ь т и з м ъ: Опрѳдѣлѳніе. — Методы. — Клас-
сификации—Примѣновіо. (По р е в. подъ рѳдакд. А. В. Т р о я -
н о в с к а г о). Ц. 1 р.
В и л ь я р ъ д е - М о н т ф о к о н ъ (аббатъ) — 'Графъ Г а б а л н с ъ илп
посвящовіо в ъ Т а й н у ю I I а у к у. (II е р е в. А. В. Т р о я н о в-
с к а г о). Ц. 50 к.
. В в л ь я р ъ д ѳ-М о в т ф о к о в ъ (аббатъ)—Гопія помощники и Ноітрп-
мпримый гномъ. Продолжение соч. „Графъ Г а б а л н с ъ " . ( П о р о в .
А. В. Т р о я н о в с к а г о). Ц. 50 к.
Д о к р о с и ъ, М. (ГІроф.)—Околдованіѳ возможно. (Съ з а к л ю ч п-
тельной статьей А.- В. Т р о я п о в о к а г о). Ц. 25 к.
К а р а б а и о в и ч ъ, Д . I . - Грйфологія. Ц. 25 к.
/ К р а т а Р о п о а или посвящоніо в ъ дропноѳ тайное общество ѳгипѳт-
скпхъ жрецовъ. (Точное носнронзвѳдѳніѳ Новпконскаго пзд.
1779 г.). Д. 25 к.
Л о н о н ъ—Каббалистическая Наука или способъ у з н а в а т ь имена
добрыхъ духовч,, съ описаніемъ и х ъ тайныхъ подписей и та-
лисманов'!,, и истпннаго способа и х ъ начѳртапія. (II ѳ р о в.
А. В. Т р о я н о в с к а г о). Ц. 1 р.
Л о р м и и а, Ж ю л ь—Вампирь. (Разсказъ). Ц. 25 к.
Л и д б и т о р ъ — Б ѣ л а я и Черная Магія. Ц. 5 0 - к .
Л и X а н о в ъ—Скрижали мага или руководство къ развитію пспхичо-
с к н х ъ способностей ч е л о в ѣ к а Д. 2 р.
II а п іос ъ—Чоловѣкт- и Вселенная или „Эзотернческін бесѣды". К у р с ъ ,
читанный имъ в ъ „Высшей ПІкояѣ Герметичоскпхъ ІТаукъ" въ
ІІарижѣ. (П о р е в. A . B . Т р о я н о в с к а г о). В ы п у с к ъ 2-й. Д. 75 к.
П а п ю с ъ — В о з м о ж в о - л п околдованіе? Историческое, критическое я
анекдотическое нзслѣдованіѳ, с ъ приложеніомъ статьи, извле-
ченной изъ книги полковника Д о - Р о ш а — „ І І о с л ѣ д о в а т ѳ л ь н ы я
пѳреживанія". (ГІ е р е в. А В . Т р о л н о в с к а г о). Ц. 25 к.
• П а р а ц е л ь с ъ — Химическая Псалтирь или фйлоеофскія правила о
ІІамнѣ М ѵ д р ы х ъ . (Точная копія Л о и у х и н с к а г о нзданія 1784 г.),
П. 25 к.
П у а с с о н ъ—Теоріи и символы алхимиковъ. Волпкоо Дѣланіо. Ц. 1 р-
С о д и р ъ — Оккультная Медицина. ( П о р о н о д ъ и п р е д и с л о в и е
А. В. Т р о я п о в с к а г о). Ц 50 к.
С Ѳ н т ъ - И в ъ д'А л ь в ѳ іі д р ъ- К л ю ч и В о е т о к а: Тайны рождо-
нія.—Полъ и Любовь.—Тайны смерти. Ц. 25 к.
С л о в а р ь п р а к т и ч е с к о й д и в и н а ц і и. Способы г а д а н ь я , прп-
мѣнявшіеся в ъ дровпостп и средніо в-Ька, и употребляемые в ъ
настоящее время. ( С о с т а в и л ъ А. В. Т р о я н о в с к і и), Д. 1 р«
' Т о л о с к о и ъ 3 о р о а с т р а или ключъ В е л и к о й Каббалы. Гадатель-
ная к н и г а м а г о в ъ Перев. с ъ франц. подлнника, нздап. братьями
Креста ф Р о з ы в ъ 17У0 г. Ц 2 р.

Гипографія т-ва „Общественная Польза". Петроградъ, Б. Подъя1 п~ѵчя, 39.