Вы находитесь на странице: 1из 719

^тенсп^ш^иХ&асии dtrvtam

ПЕРВЫЙ
ВСЕСОЮЗНЫЙ
С Ъ ЕЗД
СОВЕТСКИХ
ПИСАТЕЛЕЙ
1934
Заседание первое
17 августа 1934 г., вечерпев
(Появление А . М. Горького на трибуне встречается овацией)
ГОРЫСИЙ. Уважаемые товарищи, преж­ Вот, что надобно крепко помнить нам в
де, чем открыть первый за всю многовеко­ нашей работе и во всех выступлениях на­
вую историю литературы съезд литераторов ших перед миром. С гордостью и радостью
советских социалистических республик, я— открываю первый в истории мира съезд
по праву председателя оргкомитета союза литераторов Союза советских социалисти­
писателей — разрешаю себе сказать не­ ческих республик, обнимающих в своих
сколько слов о смысле и значении нашего границах 170 миллионов человек ( бурные,
съезда. Значение это — в том, что прежде продолоюительные аплодисменты)<
распыленная литература всех наших народ­ Передаю председательствование т. Ми-
ностей выступает как единое целое перед китенко (аплодисменты).
лицом революционного пролетариата всех М ИКИТЕНКО. Товарищи, для веде­
стран и перед лицом дружественных нам ния нашего съезда нам нужно избрать ру­
революционных литераторов. ководящие органы — президиум и другие
Мы выступаем, демонстрируя разумеется руководящие органы съезда.
не только географическое наше единение, Д ля предложения по этому вопросу слово
но демонстрируя единство нашей цели, ко­ предоставляется председателю ленинград­
торая конечно не стесняет разнообразия ского отделения оргкомитета союза совет­
наших творческих приемов и стремлений. ских писателей, Николаю Семеновичу Тихо­
Мы выступаем в эпоху всеобщего одича­ нову ( аплодисменты).
ния, озверения и отчаяния буржуазии, ТИХОНОВ. От имени московской, ле­
отчаяния в своем освещении ее идеологи­ нинградской, украинской, белорусской и
ческого бессилия, ее социального банкрот­ трех закавказских делегаций предлагает­
ства, в эпоху провала всех кровавых попы­ ся почетный президиум съезда: Сталин,
ток возвратиться путем фашизма к эпохе Молотов, Каганович, Ворошилов, Кали­
феодального средневековья. нин, Орджоникидзе, Куйбышев, Киров,
Мы выступаем как судьи мира, обречен­ Андреев, Коссиор, Тельман, Димитров, Ма­
ного на гибель, и как люди, утверждающие ксим Горький (упоминание этих имен вы­
подлинный гуманизм, гуманизм револю­ зывает бурные аплодисменты; все встают).
ционного пролетариата, гуманизм силы, П Р Е Д С Е Д А Т Е Л Ь . Разрешите, товари­
призванной историей освободить весь мир щи, ваши горячие аплодисменты считать
трудящихся от зависти, подкупа, от всех одобрением почетного президиума съезда
уродств, которые на протяжении веков ис­ ( аплодисменты).
кажали людей труда. ТИ ХО Н О В. Председателем съезда пред­
Мы — враги собственности, страшной и лагается Максим Горький ( аплодисменты
подлой богини буржуазного мира, враги В президиум съезда предлагается 62 чело­
зоологического индивидуализма, утвержда­ века.
емого религией этой богини. П Р Е Д С Е Д А Т Е Л Ь . Нет возражений по
Мы выступаем в стране, где пролетариат поводу количества 52 человек в президиум
и крестьянство, руководимые партией Ле­ езда? Возражений нет.
нина, завоевали право на развитие своих ТИХОНОВ. Предлагается следующий со­
способностей и своих дарований и где рабо­ став президиума: Айни, Безыменский, Буб­
чие и колхозники ежедневно, разнообраз­ нов, Бедный, Гайрати, Гладков, Горький,
но показывают свое умение пользоваться Жданов, Джавахишвили, Джабарлы, Вс.
этим правом. Иванов, Иллеш, Караваева, Кирпотин, Ко­
Мы выступаем в стране, освещенной ге­ сарев, Киршон, Кулик, Климкович, Коль­
нием Владимира Ильича Ленина, в стране, цов, Купала, Лахути, Леонов, Мехлис, Ма-
где неутомимо и чудодейственно работает лыщкин, Микитенко, Новиков-Прибой,
железная воля Иосифа Сталина ( бурные, Павленко, Панч, Панферов, Пастернак, По­
продолжительные аплодисменты). годин, Стецкий, Серафимович, Сейфуллина,
2 ЗАСЕДАНИЕ ПЕРВОЕ

Ставский, Симонян, Сулейман (из Ашага- • ТИ ХОНО В. В редакционную комиссию*


Стали), А. Толстой, Тагиров, Тычина, Таш- предлагаются 8 человек.
Назаров, Тихонов, Торошелидзе, Фефер, П Р Е Д С Е Д А ТЕ Л Ь. Есть ли возражения
Федин, Фадеев, Хвыля, Шолохов, Шагинян, по поводу количества? Нет.
Ширван-Заде, Эренбург, Юдин. ТИХОНОВ. Предлагаются следующие то­
П Р Е Д С Е Д А Т Е Л Ь . Какие замечания бу­ варищи: Субоцкий, Ермилов, Лидин, Бо­
дут по поводу оглашенного списка членов лотников, Розенталь, Щупак, В. Инбер,
президиума нашего съезда? (Голоса с Алекберли.
мест: принять). П Р Е Д С Е Д А Т Е Л Ь . Есть ли какие-ни-
Возражений нет? Разрешите голосовать* будь замечания? Нет. Будем голосовать.
Делегатов съезда прошу поднять мандаты. Кто эа оглашенрый список — прошу под­
Кто эа этот список членов президиума? нять мандаты. Прошу опустить. Кто про­
Прошу опустить. Кто против? Нет. Кто тив? Нет. Кто воздержался? Нет. Принято
воздержался? Нет. Президиум съезда из­ единогласно. Прошу членов президиума
бран единогласно (аплодисменты). эанять места.
ТИ ХОНО В. Предлагается секретариат в (В президиуме'появляются тт. Бубнов гг,
составе 15 человек. Жданов, встречаемые овацией.)
П Р Е Д С Е Д А Т Е Л Ь . Возражений нет по Товарищи, порядок работы съезда ука­
поводу количества? Нет. Будем считать зан в мандатах. Есть ли какие-либо заме­
принятым. чания по поводу порядка работы съезда?
ТИХОНОВ. Предлагаются следующие Есть ли какие-нибудь изменения намечен­
товарищи: Кириленко, Асеев, Александ­ ного порядка? Нет таких замечаний? Нет.
рович, Альтман, Билль-Белоцерковский, Разрешите оглашенный здесь порядок —
Ильенков, Первомайский, Ромашов., Мар­ доклад А. М. Горького, содоклады, огла­
киш, Маршак, Слонимский, Герасимова, шенные здесь, дальнейшие доклады — по­
Чумандрин, Наджми, Джансугуров. ставить на голосование. Кто за этот поря­
П Р Е Д С Е Д А Т Е Л Ь . Будут ли какие- док работы съезда — прошу поднять ман- .
нибудь замечания по поводу состава сек­ даты. Прошу опустить. Кто против? Тако­
ретариата? (Голоса с мест: принять). вых нет. Кто воздержался? Нет. Таким
Кто эа оглашенный список, прошу под­ образом порядок работы съезда утвер­
нять мандаты? Кто против? Нет* Кто воз­ жден.
держался? Нет. Будем считать принятым. По поводу регламента, напечатанного &
ТИХОНО В. В мандатную комиссию пред­ мандатах, есть ли какие-либо замечания^
лагается 7 человек. Замечаний нет. Разрешите поставить на
П Р Е Д С Е Д А Т Е Л Ь . Возражений по по­ голосование регламент. Кто эа этот регла­
воду количества нет? Нет. мент — прошу поднять мандаты. Про­
ТИ ХОНО В. Предлагаются следующие то­ шу опустить. Кто против? Нет. Кто воз­
варищи: Вишневский, Алазан, Колас, Мад- держался? Таковых нет.
жиди, Копыленко, Харик, Эули. Порядок работы съезда и регламент ут­
П Р Е Д С Е Д А Т Е Л Ь . Есть ли какие-ни­ верждены.
будь замечания? Нет. Будем голосовать< От Центрального комитета Всесоюзной
Кто эа оглашенный список — прошу под­ коммунистической партии (большевиков) и
нять мандаты. Прошу опустить. Кто про­ от Совета народных комиссаров СССР
тив? Нет. Кто воздержался? Нет. Принято слово имеет т. Жданов (бурные аплоди­
единогласно. сменты).

РЕЧЬ СЕКРЕТАРЯ ЦК ВКП(б) А. А. ЖДАНОВА


Ж ДАН О В< Товарищи, от имени Цент­ и окончательно победил в нащей стране
рального комитета Всесоюзной коммунис­ социалистический уклад. Последователь­
тической партии большевиков и Совета но идя от этапа к этапу, от победы к побе­
народных комиссаров Союза советских со­ де, иа огня гражданской войны к восста­
циалистических республик позвольте пе­ новительному периоду и от восстановитель­
редать первому съезду советских писателей ного периода к социалистической рекон­
и в его лице всем писателям нашего Совет­ струкции всего народного хозяйства, наша
ского союза во главе с величайшим проле­ партия привела страну к победе над капи­
тарским писателем Алексеем Максимовиче* талистическими элементами, вытеснив их
Горьки# пламенный большевистский при­ из всех сфер народного хозяйства.
вет (бурные аплодисменты). СССР стал передовой индустриальной
Товарищи, ваш съезд собирается в об­ страной, страной самого крупного в мире
становке, когда основные трудности, стояв­ социалистического земледелия. СССР стал
шие перед нами на пути социалистическрго страной передовой социалистической куль­
строительства, уже цреодолены, когда наша туры, страной, в которой пышным цветом
страна завершила построение фундамента развивается и растет наша советская культ
социалистической экономики, что связано
с победой политики индустриализации ц результату победы социалистического
строительства совхозов и колхозов. уклада осуществлены в нашей стране лик­
Ваш съезд собирается в период, когда видация паразитических классов, ликви­
под руководством коммунистической пар­ дация безработицы, ликвидация паупериз­
тии, под гениальным водительством нашего ма в деревне, ликвидация городских тру­
великого вождя и учителя товарища Столи­ щоб. Изменился весь облик советской стра­
ца (бурные аплодисменты) бесповоротно ны. Коренным образом изменилось созна­
РЕЧЬ А. А. ЖДАНОВА 3

ние людей. «Знатными людьми» у нас стали лены успехами социалистического строи­
строители социализма, рабочие и колхоз­ тельства. Рост ее есть выражение успехов
ники. и достижений нашего социалистического
В теснейшей связи с победами социализ­ строя. Наша литература является самой
ма в нашей стране идет укрепление внеш­ молодой из всех литератур всех народов и
него и внутреннего положения Советского стран. Вместе с тем она является самой
союза, растет его международный вес и идейной, самой передовой и самой рево­
авторитет, растет его значение как удар­ люционной литературой. Нет и никогда
ной бригады мирового пролетариата, как не было литературы, кроме литературы
могучего оплота грядущей мировой про­ советской, которая организовывала бы тру­
летарской революции. дящихся и угнетенных на борьбу за окон­
Товарищ Сталин на X V II съезде партии чательное уничтожение всей и всяческой
дал непревзойденный, гениальный анализ эксплоатации и ига наемного рабства. Нет
наших побед и их условий, нашего поло­ и не было никогда литературы, которая
жения в настоящее время и программу кладет в основу тематики своих произве­
дальнейшей работы по завершению по­ дений жизнь рабочего класса и крестьян­
строения бесклассового социалистического ства и их борьбу за социализм. Нет нигде,
общества. Товарищ Сталин дал исчерпы­ ни в одной стране в мире, литературы, ко­
вающий анализ отсталых участков в нашей торая бы защищала и отстаивала равно­
работе и трудностей, над преодолением правие трудящихся всех наций, отстаивала
которых неустанно, изо дня в день борется бы равноправие женщин. Нет и не может
наша партия и под ее руководством миллион­ быть в буржуазной стране литературы,
ные массы рабочего класса и колхозного которая бы последовательно разбивала вся­
крестьянства. кое мракобесие, всякую мистику, всякую
Нам нужно преодолеть, во что бы то ни поповщину и чертовщину, как это делает
стало, отставание таких важнейших отрас­ наша литература.
лей народного хозяйства, как железнодо­ Такой передовой, идейной, революционной
рожный и водный транспорт, товарообо­ литературой могла стать и стала в дей­
рот, цветная металлургия. Нам нужно ствительности только советская литера­
развернуть работу по развитию животно­ тура — плоть от плоти и кость от кости
водства, этой одной из важнейших отрас­ нашего социалистического строительства
лей нашего социалистического сельского ( аплодисменты).
хозяйства. Советские литераторы создали уже не­
Товарищ Сталин до конца вскрыл корни мало талантливых произведений, правиль­
наших трудностей и недостатков. Они вы­ но и правдиво рисующих жизнь нашей
текают из отставания организационно-прак­ советской страны. Есть уже ряд имен, ко­
тической работы от требований политиче­ торыми мы в праве и можем гордиться.
ской линии партии и запросов, выдвигае­ Под руководством партии, при чутком и
мых осуществлением второй пятилетки. повседневном руководстве ЦК и неустан­
Вот почему XVII съездом нашей партии во ной поддержке и помощи товарища Сталина
весь рост поставлена задача поднятия на­ сплотилась вокруг советской власти и пар­
шей организационной работы на уровень тии вся масса советских литераторов. И вот
тех величайших политических задач, кото­ в свете успехов нашей советской литературы
рые стоят перед нами. Партия под води­ еще больше и резче выявляется вся про­
тельством товарища Сталина организует тивоположность между нашим строем —
массы на борьбу за окончательную ликви­ строем победившего социализма — и строем
дацию капиталистических элементов, за умирающего, загнивающего капитализма.
преодоление пережитков капитализма в О чем писать, о чем мечтать, о каком
экономике и сознании людей, за заверше­ пафосе может думать буржуазный писа­
ние технической реконструкции народного тель, откуда заимствовать ему этот пафос,
хозяйства. Преодоление пережитков ка­ если рабочий в капиталистических стра­
питализма в сознании людей означает нах не уверен в завтрашнем дне, если он
борьбу со всякими остатками буржуазных не знает, будет ли он завтра работать, ес­
влияний на пролетариат, с расхлябанностью, ли крестьянин не знает, будет ли он завтра
с ротозейством, с лодырничеством, с мел­ работать на своем клочке земли или будет
кобуржуазной распущенностью и инди­ выЩиблен из колеи капиталистическим кри­
видуализмом, с рваческим и недобросовест­ зисом/ если трудовой интеллигент не имеет
ным отношением к общественной собст­ работы* сегодня и не знает, получит ли он
венности. ее эавтра.
Мы имеем в руках верное оружие Для О чем писать, о каком пафосе может
преодоления всех трудностей, которые стоят идти речь для буржуазного писателя, если
на нашем пути. Этим оружием является мир не сегодня — завтра будет ввергнут
воплощаемое в жизнь нашей партией и со­ вновь в пучину новой империалистической
ветами великое и непобедимое учение Марк­ войны.
са — Энгельса — Ленина — Сталина. Современное состояние буржуазной ли­
Великое знамя Маркса — Энгельса — Ле­ тературы таково, что она уже не может
нина — Сталина .победило. Именно побе­ создать великих произведений. Упадок и
де этого знамени мы обязаны тем, что разлооюение буржуазной литературы, вы­
здесь собрался первый съезд советских пи­ текающие из упадка и загнивания капита­
сателей. Не было бы этой победы, не было листического строя, представляют собой
бы и вашего съезда. Такой съезд, как этот, характерную черту, характерную особен­
не собрать никому, кроме нас — больше*- ность состояния буржуазной культуры и
виков ( аплодисменты). буроюуазной литературы в настоящее вре­
Успехи советской литературы обуслов­ мя. Уитли безвозвратно времена, когда
4 ЗАСЕДАНИЕ ПЕРВОЕ

буржуазная литература, отражая победы роикой. Она оптимистична, причем опти­


буржуазного строя над феодализмом, мог­ мистична не по какому-либо зоологиче­
ла создавать великие произведения периода скому «нутряному» ощущению. Она опти­
расцвета капитализма. Теперь идет всеоб­ мистична по существу, так как она являет­
щее измельчание и тем и талантов, и ав­ ся литературой восходящего класса, проле­
торов и героев. тариата, единственно прогрессивного и пе­
В смертельном страхе перед пролетарской редового класса. Наша советская литера­
революцией фашизм расправляется с ци­ тура сильна тем, что служит новому делу —
вилизацией, возвращая людей к самым делу социалистического строительства.
жутким и диким периодам человеческой Товарищ Сталин назвал наших писателей
истории, сжигая на кострах и варварски инженерами человеческих душ. Что это
уничтожая произведения лучших людей значит? Какие обязанности накладывает
человечества. на вас это звание?
Д ля упадка и загнивания буржуазной Это значит, во-первых, знать жизнь, что­
культуры характерны разгул мистицизма, бы уметь ее правдиво изобразить в худо­
поповщины, увлечение порнографией. «Знат­ жественных произведениях, изобразить не
ными людьми» буржуазной литературы, схоластически, не мертво, не просто как
той буржуазной литературы, которая про­ «объективную реальность», а изобразить
дала свое перо капиталу, являются сейчас действительность в ее революционном раз­
воры, сыщики, проститутки, хулиганы. витии.
Все это характерно для той части лите­ При этом правдивость и историческая
ратуры, которая пытается скрыть загни­ конкретность художественного изображе­
вание буржуазного строя, пытается тщетно ния должны сочетаться с задачей идейной
доказать, что ничего не случилось, что все переделки и воспитания трудящихся людей
благополучно в «царстве датском» и ничто в духе социализма. Такой метод художест­
еще не гниет в строе капитализма. Более венной литературы и литературной крити­
остро чувствующие положение вещей пред­ ки есть то, что мы называем методом социа­
ставители буржуазной литературы объяты листического реализма.
пессимизмом, неуверенностью в завтраш­ Наша советская литература не боится
нем дне, восхвалением черной ночи, вос­ обвинений в тенденциозности. Да, совет­
певанием пессимизма как теории и прак­ ская литература тенденциозна, ибо нет и
тики искусства. И только небольшая часть— не может быть в эпоху классовой борьбы
наиболее честные и дальновидные писате­ литературы не классовой, не тенденциоз­
ли —пытаются найти выход на иных путях, ной, якобы аполитичной (аплодисменты).
в иных направлениях, связать свою судьбу И я думаю, что каждый из советских
с, пролетариатом и его революционной борь­ литераторов может сказать любому тупоум­
бой. ному буржуа, любому филистеру, любому
Пролетариат капиталистических стран буржуазному писателю, который будет го­
уже кует армию своих литераторов, своих ворить о тенденциозности нашей литерату­
художников — революционных писателей, ры: «Да, наша советская литература тен­
представителей которых мы сегодня рады денциозна, и мы гордимся ее тенденциоз­
приветствовать на первом съезде совет­ ностью, потому что наша тенденция зак­
ских писателей. Отряд революционных пи­ лючается в том, чтобы освободить трудя­
сателей в капиталистических странах еще щихся — все человечество от ига капита­
не велик, но он расширяется и будет рас­ листического рабства (аплодисменты).
ширяться с каждым днем обострения клас­ Быть инженером человеческих душ —
совой борьбы, с нарастанием сил мировой это значит обеими ногами стоять на почве
пролетарской революции. реальной жизни. А это в свою очередь
Мы твердо верим в то, что те несколь­ означает разрыв с романтизмом старого
ко десятков иностранных товарищей, ко­ типа, с романтизмом, который изображал
торые присутствуют здесь, являются ядром несуществующую жизнь и несуществую­
и зачатком могучей армии пролетарских щих героев, уводя читателя от противоре­
писателей, которую создаст мировая про­ чий и гнета жизни в мир несбыточного,
летарская революция в зарубежных стра­ в мир утопий. Д ля нашей литературы, ко­
нах (аплодисменты). торая обеими ногами стоит на твердой ма­
Так обстоит дело в капиталистических териалистической основе, не может быть
странах. Не то у нас. Наш советский писа­ чужда романтика, но* романтика нового
тель черпает материал для своих, худо­ типа, романтика революционная. Мы гово­
жественных произведений, тематику, об­ рим, что социалистический реализм яв­
разы, художественное слово и речь из ляется основным методом советской худо­
жизни и опыта людей Днепростроя, Магни- жественной литературы и литературной
тостроя. Наш писатель черпает свой мате­ критики, а это предполагает, что револю­
риал из героической эпохи челюскинцев, ционный романтизм должен входить в
из опыта наших колхозов, из творческой литературное творчество как составная
деятельности, кипящей во всех уголках часть, ибо вся жизнь нашей партии, вся
нашей страны. жизнь рабочего класса и его борьба зак­
В нашей стране главные герои литера­ лючаются в сочетании самой суровой, самой
турного произведения— это активные строи­ трезвой практической работы с величай­
тели новой жизни: рабочие и работницы, шей героикой и грандиозными перспекти­
колхозники и колхозницы, партийцы, хо­ вами. Наша партия всегда была сильна
зяйственники, инженеры, комсомольцы, тем, что она соединяла и соединяет сугубую
пионеры. Вот — основные типы и основные деловитость и практичность с широкой
герои нашей советской литературы. Наша перспективой, с постоянным устремлением
литература насыщена энтузиазмом и ге­ вперед, с борьбой за построение коммуни­
ДОКЛАД А . М. ГОРЬКОГО S

стического общества. Советская литература Горького, которую он оказывает партии и


должна уметь показать наших героев, пролетариату в борьбе за качество лите­
долоюна уметь заглянуть в нагие завтра. ратуры, за культурный язык (аплодис­
Это не будет утопией, ибо паше завтра менты).
подготовляется планомерной сознательной Итак, советские писатели имеют все ус­
работой уже сегодня. ловия для того, чтобы дать произведения,
Нельзя быть инженером человеческих как говорят, созвучные эпохе, дать про­
цуш, не зная техники литературного дела, изведения, на которых бы учились совре­
причем необходимо заметить, что техника менники и которые были бы гордостью бу­
писательского дела имеет ряд специфиче­ дущих поколений.
ских особенностей. Д ля советской литературы созданы все
Родов оружия у вас много. Советская условия для того, чтобы она могла создать
литература имеет все возможности приме­ произведения, отвечающие требованиям
ш ь эти роды оружия (жанры, стили, фор- культурно выросших масс. Ведь только
1£Ы и приемы литературного творчества) в наша литература имеет возможность быть
IX разнообразии и полноте, отбирая все так тесно связанной с читателями, со всей
тучшее, что создано в этой области всеми жизнью трудящихся, как это имеет место
1редшествующими эпохами. С этой точки в Союзе советских социалистических рес­
прения овладение техникой дела, критиче- публик. Настоящий съезд является осо­
>кое усвоение литературного наследства всех бенно показательным. Съезд готовили не
шох представляет собою задачу, без ре­ только литераторы, съезд готовила вместе
пения которой вы не станете инженерами с ними вся страна. В этой подготовке ярко
шловеческих душ. сказалась та любовь и внимание, которыми
Товарищи, пролетариат, как и в других окружают советских писателей партия, ра­
)бластях материальной и духовной куль- бочие и колхозное крестьянство, та чут­
■уры, является единственным наследником кость й вместе с тем требовательность, ко­
юего лучшего, что есть в сокровищнице торые проявляют рабочий класс и колхоз­
шровой литературы. Буржуазия размотала ники к советским литераторам. Только в
[итературное наследство, мы обязаны его нашей стране литература и писатель под­
щательно собрать, изучать и, критически няты на такую высоту.
ювоив, двигаться вперед. Организуйте же работу вашего съезда
Быть инженерами человеческих душ — и работу союза советских писателей в даль­
то значит активно бороться за культуру нейшем гак, чтобы творчество писателей
1зыка, за качество произведений. Наша отвечало достигнутым победам социализма.
[итература еще не отвечает требованиям Создайте творения высокого мастерства,
[ашей эпохи. Слабости нашей литературы высокого идейного и художественного со­
•тражают отставание сознания от эконо- держания!
[ики, от чего, разумеется, не свободны и Будьте активнейшими организаторами
[аши литераторы. Вот почему неустанная переделки сознания людей в духе социализма!
>абота над собой и над своим идейным воору- Будьте на передовых позициях борцов
кением в духе социализма является тем за бесклассовое социалистическое общество!
[епременным условием, без которого совет- (Бурные аплодисменты).
кие литераторы не могут переделывать соз- П Р Е Д С Е Д А Т Е Л Ь . Товарищи, разреши­
[ания своих читатателей и тем самым быть те предоставить слово для доклада о со­
[нженерами человеческих душ. ветской литературе Алексею Максимовичу
Нам нужно высокое мастерство художест- Горькому (бурные аплодисменты. Все
енных произведений, и в этом отношении встают. Долго несмолкаемые аплодисмен­
[еоценима помощь Алексея Максимовича ты).

ДОКЛАД А. М. ГОРЬКОГО О СОВЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ


Роль трудовых процессов, которые прев­ который жил в конце XVI, начале X VII
ратили вертикальное животное в человека века и между делом занимался философией,
создали основные начала культуры, — весьма любезной буржуазным мистикам;
иногда не была исследована так всесто- Бем учид, что «человек должен размышлять
онне и глубоко, как она того заслуживает, о небе, о звездах и стихиях, и о тварях,
т о — естественно, ибо такое исследова- которые произошли из них, также о свя­
ие — не в интересах эксплоататоров тру- тых ангелах, о дьяволе, о иебе и аде». .
а, которые, превращая энергию масс — Вы знаете, что материалом для истории
ак некое сырье — в деньги, в данном первобытной культуры служили данные
пучае, конечно, не могли повышать цен- археологии и отражения древних рели­
ость сырья. Начиная с глубокой древ- гиозных культов, а пережитки эти осве­
ости, от времени деления людей на рабо- щались и рассматривались под влиянием
ладельцев и рабов, живой силой трудо- христианско-философской догматики, ко­
ых масс пользовались — и пользуются — торая не чужда была и атеистам-историкам.
ък же, как мы теперь пользуемся механи- Это влияние совершенно ясно в теории над-
зской силой течения рек. Первобытные органического развития Спенсера, и не
юди изображались историками культуры только у него, оно не чуждо и Фрезеру и
ак философствующие идеалисты и мисти- всем другим. Но никто из историков перво­
и, творцы богоц, искатели «смысла жиз- бытной и древней культуры не пользовал­
и». Первобытному человеку -приписыва- ся данными фольклора, устным творчеством
ось настроение Якова Бема, сапожника, народа, показаниями мифологии, которая
в ЗАСЕДАНИЯ ПЕРВОЕ

в общем является отражением явлений наний» повлиять на стихийные, враждеб­


природы, борьбы с природой и отражением ные людям явления природы. Последнее
социальной жизни в широких художествен­ особенно важно, ибо знаменует, как глу­
ных обобщениях. боко люди верили в силу своего слова, а
Крайне трудно представить двуногое жи­ вера эта объясняется явной и вполне ре­
вотное, которое тратило бы все свои силы альной пользой речи, организующей со­
на борьбу за жизнь, мыслящим отвлеченно циальные взаимоотношения и трудовые
от процессов труда, am вопросов рода и процессы людей. «Заклинаниями» пыта­
племени. Трудно представить Иммануила лись действовать даже на богов. Это —
Канта в звериной шкуре и босого, раз­ вполне естественно, ибо все боги древно­
мышляющим о «вещи в себе». Отвлеченно сти жили на земле, являлись человекопо­
мыслил человек позднейшего времени, тот добными и вели себя так же, как люди:
одинокий человек, о котором Аристотель доброжелательно в отношении к покор­
в «Политике» сказал: «Человек вне обще­ ным, враждебно — к непослушным, были—
ства— или бог или зверь». Будучи зверем, как люди — завистливы, мстительны, че­
он иногда заставлял признавать себя бо­ столюбивы. Факт человекоподобия богов—
гом, но как зверь послужил материалом одно из доказательств в пользу того мне­
для создания многочисленных мифов о ния, что религиозное мышление возникло
звероподобных людях, так же, как первые не из созерцания явлений природы, а на
люди, освоившие лошадь для верховой почве социальной борьбы. Вполне допус­
езды, дали основание мифу о кентаврах. тимо думать, что сырьем для фабрикации
Историками первобытной культуры со­ богов служили «знатные» люди древности—
вершенно замалчивались вполне ясные при­ Геркулес, «герой труда», «мастер на все
знаки материалистического мышления, ко­ руки» был в конце концов возведен на
торое неизбежно возбуждалось процесса­ Олимп, в среду богов. Бог в представлении
ми труда и всею суммой явлений социаль­ первобытных людей не был отвлеченным
ной жизни древних людей. Признаки эти понятием, фантастическим существом, но
дошли до нас в форме сказок и мифов, в вполне реальной фигурой, вооруженной
которых мы слышим отзвуки работы над тем или иным орудием труда, бог был ма­
приручением животных, над открытием стер того или иного ремесла, учитель и
целебных трав, изобретением орудий труда. сотрудник людей. Бог являлся художест­
Уже в глубокой древности люди мечтали о венным обобщением успехов труда, и «ре­
возможности летать по воздуху, — об этом лигиозное» мышление трудовой массы нуж­
говорят нам легенды о Фаэтоне, Дедале и но взять в кавычки, ибо это было чисто
сыне его Икаре, а также сказка о «ковре- художественное творчество. Идеализируя
самолете». Мечтали об ускорении движе­ способности людей и как бы предчувствуя
ния по земле — сказка о «сапогах-скоро- их мощное развитие, мифотворчество, в ос­
ходах», освоили лошадь; желание пла­ новах своих, было реалистично. Под каж­
вать по реке быстрее ее течения привело к дым взлетом древней фантазии легко от­
изобретению весла и паруса; стремление крыть ее возбудителя, а этот возбудитель
убивать врага й зверя издали послужило всегда — стремление людей облегчить свой
мотивом изобретения пращи, лука, стрел.. труд. Совершенно ясно, что это стремление
Мыслили о возможности прясть и ткать в было внесено в жизнь людьми физичео-
одну ночь огромное количество материи, кого труда. И совершенно ясно, что бог
о возможности построить в одну ночь хо­ не явился бы и не существовал бы так
рошее жилище, даже «дворец», т. е. жили­ долго в житейском обиходе людей труда,
ще, укрепленное против врага, создали если бы он не был сугубо полезен влады­
прялку, одно из древнейших орудий труда, кам земным, эксплоататорам труда. В на­
примитивный, ручной станок для тканья шей стране бог так быстро и легко выходит
и создали сказку о Василисе Премудрой. из употребления именно потому, что ис­
Можно привести еще десятки доказательств чезла причина его бытия — необходимость
целесообразности древних сказок и ми­ оправдания власти человека над человеком,
фов, десятки доказательств дальнозорко­ ибо человек человеку должен быть только
сти образного, гипотетического, но уже сотрудником, другом, соратником, учите­
технологического мышления первобытных лем, а не владыкой разума и воли его.
людей, возвышавшегося до таких уже сов­ Но чем более мощным и властным ста­
ременных нам гипотез, как например ути­ новился рабовладелец, — тем выше в не­
лизация силы вращения земли вокруг своей беса поднимались боги, а в массе явилось
оси или уничтожения полярных льдов. богоборчество, воплощенное в образе Про­
Все мифы и сказки древности как бы завер­ метея, эстонского Калеви и других героев,
шаются мифом о Тантале; Тантал стоит по которые видели в боге враждебного им
горло в воде, его мучает жажда, но он не владыку владык.
может утолить ее, — это древний человек Дохристианский, языческий фольклор не
среди явлений внешнего мира, не познан­ сохранил каких-либо ясно выраженных
ных им. признаков наличия мышления о «сущно­
Не сомневаюсь в том, что древние сказ­ стях», о «первопричине всех явлений», о
ки, мифы, легенды известны вам, но очень «вещи в себе» и вообще признаков мышле­
хотелось бы, чтобы основной их смысл ния, которое было организовано как систе­
был понят более глубоко. Смысл этот сво­ ма в IV в. до нашей эры «пророком Аттики»
дится к стремлению древних рабочих лю­ Платоном, основоположником миропонима­
дей облегчить свой труд, усилить его про­ н и я , отвлеченного от процессов труда,
дуктивность, вооружиться против четве­ от условий и явлений быта. Известно,
роногих и двуногих врагов, а также си­ что церковь признала Платона предвоз­
лою слова, приемов «заговоров», ^закли­ вестником христианства. Известно, что
ДОКЛАД А. М . ГОРЬКОГО 1

церковь изначала своего упорно боролась силе буржуазной экономической политики


против «пережитков . язычества»* а эти каждая соседняя нация, организованная
пережитки — отражения трудового, мате­ как государство, являлась враждебной; а
риалистического миропонимания. Известно, племена, слабо организованные и особенно
что как только феодалы начали чувствовать цветные, служили буржуазии как рабы,
силу буржуазии, явилась идеалистическая еще более бесправные, чем ее собственные,
философия епископа Беркли, реакцион­ белокожие рабы.
ное значение которой освещено В. И. Ле­ У крестьян и рабочих было отнято право
ниным в его боевой книге против идеализма. на образование, — на развитие разума и
Известно, что накануне французской рево­ воли к познанию жизни, к изменению ее
люции в конце X V III в. буржуазия вос­ условий, к облегчению трудовой обстанов­
пользовалась материалистической мыслью ки. В школах воспитывались и воспиты­
для борьбы с феодализмом и вдохновителем ваются только покорные слуги капитализ­
его — религией, но — победив классового ма, верующие в его незыблемость и закон­
врага своего и в страхе перед новым вра­ ность. О «воспитании народа» говорили,
гом — пролетариатом, немедленно верну­ писали, даже хвастались успехаА ми грамот­
лась к мировоззрению идеализма и под за­ ности, но на самом деле раздробляли тру­
щиту церкви. Более или менее тревожно довой народ, внушая ему идеи неприми­
чувствуя беззаконие и шаткость власти своей римого различия рас, нации, религии. Этой
над массами трудового народа, буржуазия проповедью оправдывается бесчеловечная
на протяжении X IX в. пыталась оправдать колониальная политика, дающая все более
свое бытие философией критицизма, пози­ широкий простор бессмысленной страсти
тивизма, рационализма, прагматизма и к наживе, идиотской жадности лавочников.
другими попытками искажения чисто мате­ Этой проповеди служила буржуазная нау­
риалистической мысли, исходящей из про­ ка,, не брезгуя опускаться до утверждения,
цессов труда. Попытки эти, одна за дру­ что отрицательное отношение людей арий­
гой, обнаруживали свое бессилие «объяс­ ской расы ко всем другим «органически
нить» мир, и в XX в. снова было признано, выросло из метафизической деятельности
что вождем философствующей мысли яв­ целого народа», хотя совершенно очевидно,
ляется идеалист Бергсон, чье учение, кста­ что если «целый народ» заражался постыд­
ти, «благоприятно для католической рели­ ной, животной враждою к цветным расам
гии». Если к такому определенному приз­ или к семитам, — зараза эта прививалась
ванию необходимости движения назад до­ вполне реальной, физической и подлейшей
бавить современные вопли буржуазии о деятельностью буржуазии «огнем и ме­
гибельном значении неудержимого роста чом». Если вспомнить, что эту деятельность
техники, создавшей фантастические богат­ христианская церковь сделала символом
ства капиталистов, — мы получаем вполне страдания любвеобильного сына божия, —
ясное представление о степени интеллек­ зловещий юмор этого обнажается с нагляд­
туального обнищания буржуазии и о необ­ ностью отвратительной. Кстати: Христос,
ходимости уничтожения ее как историче­ «сын божий», — единственный «положи­
ского пережитка, который, разлагаясь, от­ тельный» тип, созданный церковной лите­
равляет мир трупным ядом своего гниения. ратурой, и на этом типе неудачного при­
Причиной интеллектуального обнищания мирителя всех противоречий жизни осо­
всегда служит уклонение от познания ос­ бенно ярко показано творческое слабосилие
новного смысла явлений действительно­ церковной литературы.
сти, — бегство от жизни вследствие страха История технических и научных откры­
перед нею или вследствие эгоистического тий богата фактами сопротивления бур­
стремления к покою, — вследствие соци­ жуазии даже росту технической культуры.
ального равнодушия, вызванного пошлей­ Факты такого сопротивления общеизвест­
шим и отвратительным анархизмом капи­ ны, так же как известна и причина его:
талистического государства. дешевизна живой рабочей силы. Скажут:
а все-таки техника росла и достигла зна­
Имеется полное основание надеяться, что чительной высоты. Это неоспоримо. Но это
когда история культуры будет написана объясняется тем, что техника сама как бы
марксистами, — мы убедимся, что роль предсказывает и внушает человеку воз­
буржуазии в процессе культурного твор­ можности и необходимости дальнейшего ее
чества сильно преувеличена у а в области роста.
литературы — особенно сильно, и еще бо­ Разумеется, я не стану отрицать, что в
лее— в области живописи, где буржуазия свое время, например по отношению к фео­
всегда была работодателем и тем самым дализму, буржуазия являлась силой рево­
являлась законодателем. Буржуазия не люционной и способствовала росту мате­
имела в самой себе и не имеет тяготения к риальной культуры, неизбежно принося
творчеству культуры, — если, это творчество в жертву этого роста интересы жизни и
понимать шире, чем только непрерывное силы рабочих масс. Но случай Фультона
развитие внешних материальных, бытовых показывает нам, что буржуазия Франции
удобств и развитие роскоши. Культура даже после своей победы. не сразу оце­
капитализма — не что иное, как система нила значение паровых судов для развития
приемов физического и морального расши­ торговли и самозащиты. А это не один
рения и укрепления власти буржуазии случай, свидетельствующий о консерва­
над миром, над людьмц, сокровищами тизме мещанства. Нам важно усвоить, что
земли, энергией природы. Смысл процесса этот консерватизм, скрывая в себе заботу
развития культуры никогда не понимал­ об укреплении и защите буржуазией своей
ся буржуазией как необходимость роста власти над миром, всячески ограничивал
всей массы человечесщва. Известно, что по возможности интеллектуального роста тру­
8 ЗАСЕДАНИЕ ПЕРВОЕ

дового народа, но в конечном счете все же всем этом коллективу как бы свойствен­
привел к тому, что в мире явилась новая но сознание его бессмертия и уверенность
сила — пролетариат и что пролетариатом в его победе над всеми враждебными ему
уже создано государство, в коем интеллек­ силами. Герой фольклора «дурак», прези­
туальный рост масс не ограничивается. раемый даже отцом и братьями, всегда ока­
Есть только одна область, где все техни­ зывается умнее их, всегда победитель всех
ческие новшества принимались буржуазией житейских невзгод, так же как преодоле­
без возражений и немедленно, — это — вает их и Василиса Премудрая.
область производства оружия для истреб­ Если же иногда в фольклоре звучат ноты
ления людей. Кажется, никто еще не от­ безнадежности и сомнения в смысле зем­
метил влияния производства оружия само­ ного бытия — эти ноты явно внушены
защиты буржуазии на общий ход развития двухтысячелетней проповедью пессимизма
техники в промышленности, обрабатываю­ христианской церкви и скептицизмом не­
щей металлы. вежества паразитивной мелкой буржуазии,
бытующим между молотом капитала и нако­
Процесс социально-культурного роста вальней трудового народа. Значение фоль­
людей развивается нормально только тогда, клора особенно ярко освещается сравнением
когда руки учат голову, затем поумневшая его фантастики, основанной на успехах тру­
голова учит руки, а умные руки снова и да, с тяжелой, бездарной фантастикой цер­
уже сильнее способствуют развитию мозга. ковной, «житийной» литературы и жалкой
Этот нормальный процесс культурного раз­ фантастикой рыцарских романов.
вития людей труда был в древности прер­ Эпос и рыцарский роман — творчество
ван силою известных вам причин. Голова феодального дворянства, его герой — за­
оторвалась от рук, мысль от земли. В массе воеватель. Хорошо известно, что влияние
деятелей явились созерцатели, объясняю­ феодальной литературы никогда не было
щие мир и рост мысли отвлеченно, вне за­ особенно значительным.
висимости от процессов труда, которые Буржуазная литература начинается еще
изменяют мир сообразно интересам и целям в древности, египетской «сказкой о воре»,
людей. Вероятно вначале они служили ее продолжают греки, римляне, она явля­
организаторами трудового опыта и были ется в эпоху разложения рыцарства, на
такими же «знатными людьми», героями смену рыцарского романа. Это — подлин­
труда, каких мы видим в наши дни, в нашей но буржуазная литература, и ее основной
стране. А затем в их среде зарождается герой — плут, вор, затем — сыщик и снова
источник всех социальных несчастий — вор, но уже «вор-джентльмен».
соблазн власти одного над многими, стрем­ Начиная с фигуры «Тиля Уленшпигеля»,
ление к лёгкой жизни за счет чужой рабо­ созданного в конце XV столетия, с фигуры
чей силы и уродливо возвышенное представ­ «Симплициссимуса» X V II в., «Лазарильо
ление о своей индивидуальной силе, — из Тормес», «Жильблаза», героев Смоллетаи
представление, которое вначале питалось Фильдинга— до «Милого друга» Мопассана,
признанием исключительных способностей до Арсена Люпена, до героев «детективной»
данной единицы, хотя эти способности литературы Европы наших дней — мы на­
были только концентрацией, отражением считаем тысячи книг, героями которых яв­
трудовых достижений рабочего коллекти­ ляются плуты, воры, убийцы и агенты
ва — рода, племени. Разрыв труда и мыш­ уголовной полиции. Это и есть настоящая
ления приписывается историками культуры буржуазная литература, особенно ярко
всей массе первобытных людей, и воспита­ отражающая подлинные вкусы, интересы
ние ими индивидуалистов ставится даже и практическую «мораль» ее потребите­
в заслугу им как явление положительного лей. «Нет худа без добра»: на почве этой
характера. История развития индивидуа­ литературы, щедро унавоженной всяческой
лизма дана с прекрасной полнотой и яс­ пошлостью и, в том числе, пошлостью ме­
ностью историей литературы. Я снова об­ щанского «здравого смысла», — на этой
ращаю ваше внимание, товарищи, на тот почве выросли такие замечательные худо­
факт, что наиболее глубокие и яркие, ху­ жественные обобщения, как например фи­
дожественно совершенные типы героев соз­ гура «Санчо Панса», как «Тиль Уленшпи­
даны фольклором, устным творчеством гель» де Костера и немало других, равно­
трудового народа. Совершенство таких об­ ценных этим двум. Одним из наиболее вес­
разов, как Геркулес, Прометей, Микула ких доказательств глубокого классового
Селянинович, Святогор, далее доктор Фа­ интереса буржуазии к описанию преступ­
уст, Василиса Премудрая, иронический лений является известный случай Понсон
удачник Иван-дурак и наконец — Петруш­ дю Террайля; когда этот автор кончил свой
ка, побеждающий доктора, попа, полицей­ многотомный роман о Рокамболе смертью
ского, чорта и даже смерть, — все это об­ героя — читатели организовали перед
разы, в создании которых гармонически квартирой Террайля демонстрацию, тре­
сочетались рацио и интуицио, мысль и чув­ буя продолжения романа, — успех, не ис­
ство. Такое сочетание возможно лишь ггри пытанный ни одним из крупнейших литера­
непосредственном участии создателя в торов Европы. Читатели получили еще
творчестве действительности, в борьбе ва несколько томов «Рокамболя», воскресшего
обновление жизни. не только физически, но и морально. Это —
Очень важно отметить, что фольклору грубый, но широко распространенный и
совершенно чужд пессимизм, невзирая на обычный для всэй буржуазной литературы
тот факт, что творцы фольклора жили тя­ пример превращения душегуба и грабителя
жело, и мучительно-рабский труд их был в доброго буржуа. Ловкостью воров, хит­
обессмыслен эксплоататорами, а личная ростью убийц буржуазия любовалась с та­
жизнь — бесправна и беззащитна. Но при ким же наслаждением, как и проницатель­
ДОКЛАД A. Af. ГОРЬКОГО 9

ностью сыщиков. Детективный роман до Людовика X I или Ивана Грозного. В ма­


сего дня служит любимейшей духовной леньких республиках Южной Америки дей­
пищей сытых людей Европы, а проникая в ствуют люди не менее яркие, чем кондотье­
среду полуголодного рабочего, этот роман ры Италии X IV —XV вв. Форд—не единст­
служил и служит одной из причин Медлен­ венная карикатура на Роберта Оуэна.
ности роста классового сознания, возбуж­ Кошмарная фигура Пирпонта Моргана не
дая симпатию к ловким ворам, волю к во­ имеет равной себе в прошлом, если забыть
ровству — партизанской войне единиц про­ об одном древнем царе, которому валили
тив буржуазной собственности и, утвер­ глотку расплавленным золотом.
ждая ничтожную оценку буржуазией жиз­ Перечисленные типы конечно не исчер­
ни рабочего класса, способствует росту пывают разнообразия «великих» людей,
убийств и других преступлений против созданных т а к т и к о й буржуазии в X IX —
личности. Горячая любовь европейского XX веках. Всем этим людям нельзя отка­
мещанства к романам преступлений утвер­ зать в силе характеров, в гениальном уме­
ждается обилием авторов этих романов и нии считать деньги, грабить мир, затевать
цифрами тиража книг. международные бойни для их личного
Весьма интересен тот факт, что в X IX в., обогащения, нельзя отказать в изумитель­
когда мелкое плутовство приняло герои­ ном бесстыдстве и бесчеловечии их дья­
ческие и внушительные объемы на биржах, вольски мерзкой работы. Критика реали­
в парламентах, в прессе, плут как герой ро­ стическая, высоко-художественная литера­
мана уступил место сыщику, который в тура Европы прошла и проходит мимо этих
мире совершенно явных преступлений про­ людей, не заметив, как бы не замечая их.
тив рабочего народа замечательно ловко Ни в драме, ни в романе мы не найдем
разгадывал преступления таинственные, типов банкира, промышленника, политика,
но — выдуманные. Разумеется, вовсе не изображенных с той силою искусства, с
случайно, что знаменитый Шерлок Холмс какой литература дала тип «лишнего чело­
явился в Англии, и еще менёе случайно, века». Она не отметила также трагические
что рядом с гениальным сыщиком возник и весьма обычные судьбы мастеров и созда­
«вор-джентльмен», который оставляет пре­ телей буржуазной культуры — деятелей
мудрых сыщиков в дураках. Те, кто пой­ науки, искусства, изобретателей в области
мут эту смену героев как «игру воображе­ техники, не отметила героев, которые бо­
ния», — ошибутся. ’Воображение создает ролись за свободу наций из-под гнета ино­
то, что ему подсказывает действительность, земцев, не отметила и мечтателей о брат­
а в ней играет не беспочвенная, оторван­ стве всех людей, таких, как Томас Мор,
ная от жизни фантазия, а те вполне реаль­ Кампанелла, Фурье, Сен-Симон и другие.
ные причины, которые понуждают нап­ Все это говорится не в качестве упрека.
ример «правых» и «левых» французских Прошлое — не безупречно, но упрекать его
политиков играть в футбол трупом «вора- бессмысленно, а вот изучать необходимо.
джентльмена» Стависского, стремясь кон­ Что привело литературу Европы к твор­
чить эту игру «в ничью». ческому бессилию, обнаруженному ею в
Из всех форм художественного словес­ XX веке? Яростно и многословно защища­
ного творчества наиболее сильной по влия­ лась свобода искусства, своеволие твор­
нию на людей признаются драма и коме­ ческой мысли, всячески утверждалась воз­
дия, обнажающие эмоции и мысли героев можность внеклассового бытия и развития
в живом действии на сцене театра. Если литературы, независимость ее от социаль­
начать ход развития европейской драмы ной политики. Это утверждение было пло­
от Шекспира, — она снизится до Коцебу, хой политикой, именно оно незаметно при­
Нестора Кукольника, Сарду и еще ниже, а вело многих литераторов к необходимости
комедия Мольера упадет до Скриба, Полье- сузить круг наблюдений действительности,
рана, а у нас после Грибоедова и Гоголя отказаться от широкого, всестороннего
почти совсем исчезнет. Так как искусство изучения ее, замкнуться «в одиночестве
изображает людей, то казалось бы можно своей души», остановиться на бесплодном
заключить, что падение драматического «познании самого себя» путем самоуглуб­
искусства говорит нам о йырождении силь­ ления и своеволия мысли, оторванной от
ных, резко очерченных характеров, о том, жизни. Оказалось, что человек непознаваем
что «великие люди» исчезли. вне действительности, которая вся и нас­
Однако до сего дня живы, здравствуют и квозь пропитана политикой. Оказалось,
действуют такие типы, как например: през­ что человек, как бы затейливо он ни выду­
ренный Терсит в буржуазной журналисти­ мывал себя, все-таки остается социальной
ке, мизантроп Тимон Афинский — в ли­ единицей, а не космической, подобно пла­
тературе, ростовщик Ш ейлок— в поли­ нетам. А затем оказалось, что индивидуа­
тике, а также Иуда, предатель рабочего лизм, превращаясь в эгоцентризм, создает
класса, и многие прочие фигуры, прекрас­ «лишних людей». Неоднократно говори­
но изображенные в прошлом. От X V II в. лось, что лучшим, наиболее искусно и убе­
до наших дней они выросли количественно дительно разработанным героем европей­
и стали ещё более отвратительны по каче­ ской литературы X IX столетия является
ству. Авантюрист Джон Лоу — мальчишка тип «лишнего человека». Именно на этом
и щенок по сравнению с авантюристами типе остановилась литература в своем раз­
типа Устрика, Стависского, Ивара Кригер витии от героя труда — человека техничес­
и подобных им величайших жуликов XX ки безоружного, но предугадавшего победо­
века. Сесиль Родс и другие деятели в об­ носную его силу; от феодального завоева­
ласти колониальных грабежей не хуже теля — от человека, который понял, что
Кортеса и Пизарро. Короли нефти, стали отнять легче, чем сделать; от излюблен­
и прочие на много страшнее и преступней ного буржуазией плута, ее «учителя жиз­
го ЗАСЕДАНИЕ ПЕРВОЕ

ни» — от человека, который догадался, на-дурака», иронический тип человека, ко­


что обманывать и красть легче, чем рабо­ торый достигает богатства и даже стано­
тать, — остановилась, пройдя мимо ярких вится царем при помощи уродливого коня,
фигур основоположников капитализма и заменившего добрую волшебницу рыцар­
угнетателей человечества, гораздо более ских сказок. Богач покупал славу героя
бесчеловечных, чем феодальные дворяне, милостыней нищим рабам, чья слепая сила
епископы, короли, цари. помогала грабить его и завоевателю и бо­
В буржуазной литературе Запада тоже гачу.
необходимо различать две группы авторов: Церковь, стремясь примирить раба с его
одна восхваляла и забавляла свой класс— участью и укрепить свою власть над его
Троллоп, Вильки Коллинз, Бреддан, Мар- разумом, утешала его, создавая героев кро­
риэт, Джером, Поль де Кок, Поль Феваль, тости, терпения, мучеников «Христа ради»,
Октав Фейлье, Онэ, Георг Самаров, Юлиус создавала «отшельников», изгоняя беспо­
Штинде и — сотни подобных. Все это — лезных для нее людей в пустыни, леса, в мо­
типичные «добрые буржуа», малоталантли­ настыри.
вые, но ловкио и пошловатые, как их чита­ Чем более дробился командующий класс,
тели. Другая исчисляется немногими де­ тем более мелким становились герои. На­
сятками, и это крупнейшие творцы кри­ ступил момент, когда «дураки» фольклора,
тического реализма и революционного ро­ превратясь в Санчо Пансу, Симплицис-
мантизма. Все они — отщепенцы, «блуд­ симуса, Уленшпигеля, стали умнее феода­
ные дети» своего класса, дворяне, разорен­ лов, приобрели смелость высмеивать гос­
ные буржуазией, или дети мелкой бур­ под и несомненно способствовали росту
жуазии, вырвавшиеся из удушливой ат­ тех настроений, которые в первой полови­
мосферы своего класса. Книги э(гой груп­ не XVI в. выразились в идеях «табрри-
пы европейских литераторов имеют для тов» и в практике крестьянских войн про­
нас двойную и неоспоримую ценность: во- тив рыцарей.
первых как технически образцовые про­ Подлинную историю трудового народа
изведения литературы, во-вторых — как до­ нельзя знать, не зная устного народного
кументы, объясняющие процесс развития и творчества, которое непрерывно и опреде­
разложения буржуазии, документы, соз­ ленно влияло на создание таких крупней­
данные отщепенцами этого класса, но ос­ ших произведений книжной литературы,
вещающие его быт, традиции и деяния — как например «Фауст», «Приключения ба­
критически. рона Мюнхгаузена», и «Гаргантюа и Пан­
Подробный анализ роли критического ре­ тагрюэль», «Тиль Уленшпигель» де Костера,
ализма в европейской литературе X IX «Освобожденный Прометей» Шелли и мно­
века не вмещается в мой доклад. Основную гие другие. От глубокой древности фоль­
суть его можно свести к борьбе против кон­ клор неотступно и своеобразно сопутствует
серватизма феодалов, возрожденного круп­ истории. У него свое мнение о деятельно ­
ной буржуазией, к борьбе посредством ор­ сти Людовика X I, Ивана Грозного, и это
ганизации демократии, — т. е. мелкой мнение резко различно с оценками исто­
буржуазии — на почве либеральных и гу­ рии, написанной специалистами, которые
манитарных идей, причем организация де­ не очень интересовались вопросом о том,
мократии многими авторами и большинст­ что именно вносила в жизнь трудового на­
вом читателей понималась как необходи­ рода борьба монархов с феодалами. Грубо
мость защиты и против крупной буржуа­ насильственная «пропаганда» культуры
зии, и против все более сильного натиска картофеля создает ряд легенд и поверий
со стороны пролетариата. о происхождении его от совокупления
дьявола с распутной девкой, это уклон
Вам известен тот факт, что исключитель­ в сторону древнего варварства, освящен­
но, небывало мощное развитие русской ли­ ного глупостью церковных идей: «Хри­
тературы X IX столетия повторило — хотя стос и святые не ели картошки». Но тот же
и с некоторым опозданием — все настрое­ фольклор в наши дни возвел Владимира
ния и течения литературы Запада и в свою Ленина на высоту мифического героя древ­
очередь влияло на нее. Особенностью рус­ ности, равного Прометею.
ской буржуазной литературы можно приз­ Миф — это вымысел. Вымыслить — зна­
нать обилие типов «лишних людей», среди чит извлечь из суммы реально данного
которых весьма своеобразны незнакомые основной его смысл и воплотить в образ —
Европе типы «озорников», в фольклоре так мы получили реализм. Но если к смыслу
это — Василий Буслаев, в истории—Федор извлечений из реально данного добавить—
Толстой, Михаил Бакунин и подобные, а домыслить, по логике гипотезы — желае­
затем тип «кающегося дворянина» в ли­ мое, возможное и этим еще дополнить об­
тературе, чудака и «самодура» в быту. раз, — получим тот романтизм, который
Как и на Западе, наша литература раз­ лежит в основе мифа и высоко полезен тем,
вивалась по двум линиям — линия крити­ что способствует возбуждению революцион­
ческого реализма: Фон-Визин, Грибоедов, ного отношения к действительности, отно­
Гоголь и т. д. до Чехова, Бунина, и ли­ шения, практически изменяющего мир.
ния чисто мещанской литературы: Булга­ Буржуазное общество, как мы видим, со­
рин, Массальский, Зотов, Голицынский, вершенно утратило способность вымысла
Вонлярлярский, Всеволод Крестовский, в искусстве. Логика гипотезы осталась и
Всеволод Соловьев — до Лейкина и Авер­ возбудительно действует только в-области
ченко и подобных. наук, основанных на эксперименте. Бур­
Когда рядом с завоевателем-феодалом жуазный романтизм индивидуализма с его
встал удачливый, разбогатевший плут, — склонностью к фантартике и мистике,
наш фольклор в спутники богачу дал «Ива­ не возбуждает воображения, не изощряет
ДОКЛАД А. М. ГОРЬКОГО 11

мысль. Оторванный, отвлеченный от дей­ чтобы чай пить», — такие идеи капитализм
ствительности, он строится не на убеди­ и внушал и всецело оправдывал.
тельности образа, а почти исключительно Достоевскому приписывается роль ис­
на «магии слова», как это мы видим у Мар­ кателя истины. Если он искал — он нашел
селя Пруста и его последователей. Роман­ ее в зверином, животном начале человека
тики буржуазии, начиная от Нова лиса, и нашел не для того, чтобы опровергнуть,
это — люди типа Петра Шлемиля, «чело­ а чтобы оправдать. Д а, животное начало
века, потерявшего свою тень», а Шлемиля в человеке неугасимо до поры, пока в бур­
создал Шамиссо, французский эмигрант, жуазном обществе существует огромное
писавший в Германии по-немецки. Лите­ количество влияний, разжигающих зверя
ратор современного. Запада тоже потерял в человеке. Домашняя кошка играет пой­
свою тень, эмигрируя из действительно­ манной мышью, потому что этого требуют
сти в нигилизм отчаяния, как это явствует мускулы эверя, охотника за мелкими, бы­
из книги Луи Селина «Путешествие на край стрыми зверьми, эта игра — тренировка
ночи»; Бардамю, герой этой книги, потерял тела. Фашист, сбивающий ударом ноги в
родину, презирает людей, мать свою зовет подбородок рабочего голову его с позвон­
«сукой», любовниц — «стервами», , равно­ ков, — это уже не зверь, а что-то несрав­
душен ко всем преступлениям и, не имея нимо хуже зверя, это— безумное животное,
никаких данных «примкнуть» к революцион­ подлежащее уничтожению, такое же гнус­
ному пролетариату, вполне созрел для ное животное, как белый офицер, вырезы­
приятия фашизма вающий ремни и звезды из кожи красноар­
Установлено влияние Тургенева на ли­ мейца.
тераторов Скандинавского полуострова, Трудно понять, что именно искал Досто­
признано влияние Льва Толстого на графа евский, но в конце своей жизни он нашел,
Полен, Рене Базена, Эстонье, Т. Гарди, что талантливый и честнейший русский
в его романе «Тесс», и на ряд других пи­ человек Виссарион Белинский — «самое
сателей Европы. И особенно сильно было смрадное, тупое и позорное явление рус­
и есть влияние Достоевского, признанное ской жизни», что необходимо «отнять у ту­
Ницше, идеи коего легли в основание изу­ рок Стамбул, что крепостное право способ­
верской проповеди и практики фашизма. ствует «идеально нравственным отношени­
Достоевскому принадлежит слава человека, ям помещиков и крестьян», и наконец
который в лице героя «Записок из подполья» признал своим «вероучителем» Констан­
с исключительно ярким совершенством жи­ тина Победоносцева, одну из наиболее
вописи словом дал тип. эгоцентриста, тип мрачных фигур русской жизни X IX века.
социального дегенерата. С торжеством не­ Гениальность Достоевского неоспорима, по
насытного мстителя за свои личные не­ силе изобразительности его талант равен
взгоды и страдания, за увлечения своей может быть только Шекспиру. Но как лич­
юности Достоевский фигурой своего героя ность, как «судью мира й людей», его очень
показал, до какого подлого визга может легко представить в роли средневекового
дожить индивидуалист из среды оторвав­ инквизитора.
шихся от жизни молодых людей X IX — Я потому отвел так много места Достоев­
XX столетий. Этот его человек вмещает в скому, что без влияния его идей почти не­
себе характернейшие черты Фридриха Ниц­ возможно понять крутого поворота русской
ше и Маркиза Дез Эссент, — героя рома­ литературы и большей части интеллиген­
на Гюисманса «Наоборот», «Ученика» Бур­ ции после 1905—1906 годов от радикализма
же и Бориса Савинкова, автора и героя его и демократизма в сторону охраны и защиты
сочинения, Оскара Уайльда и «Санина» буржуазного «порядка».
Арцыбашева и еще многих социальных вы­ Увлечение идеями Достоевского нача­
рожденцев, созданных анархическим вли­ лось тотчас после его речи о Пушкине, пос­
янием бесчеловечных условий капитали­ ле разгрома партии народовольцев, пытав­
стического государства. шихся опрокинуть самодержавие. Еще до
По рассказу Веры Н. Фигнер, Савинков того как в 1905 году пролетариат, поняв
рассуждал совершенно так, как декаденты: простую и великую правду Ленина, по­
казал миру свое суровое лицо, — предус­
«Морали — нет, есть только красота, мотрительный Петр Струве начал убеж­
свободное развитие личности, беспре­ дать интеллигенцию, точно девицу, слу­
пятственное развертывание всего, что чайно потерявшую невинность, вступить
заложено в ее душе». в законный брак с пожилым капиталистом.
Нам хорошо известно, какой гнилью Сват по профессии, книжный червь, со­
нагружена душа буржуазной личности! вершенно лишенный своеобразия мысли,
В государстве, основанном на бессмыс­ он в 1901 г. звал «назад, к Фихте» — к
ленных унизительных страданиях огром­ идее подчинения воле нации, олицетворяе­
ного большинства людей, должна была мой лавочниками и помещиками, а в 1907 г.
иметь и действительно имела руководящее под его редакцией и с его участием вышел
и оправдывающее значение проповедь безот­ сборник «Вехи», в котором было заявлено
ветственного своеволия слова и дела лич­ буквально следующее.
ности. Такие идеи, как идея, что «человек «Мы должны быть благодарны власти
деспот по природе своей», что он «любит за то, что она штыками охраняет нас от
быть мучителем», «до страсти любит стра­ ярости народной».
дание» и что смысл жизни, счастье свое он Эти подлые слова были произнесены де­
видит именно в своеволии, в неограничен­ мократической интеллигенцией в те дни,
ной свободе действий, что только в этом когда приказчик помещиков, министр Сто­
своеволии «самая выгодная выгода» для лыпин ежедневно вешал десятки рабочих
него и что «пусть весь мир погибнет, а мне и крестьян. А основной смысл сборника
«Вехи» повторял сказанную в 70-х годах лись такие кошмарные типы землевла­
изуверскую мысль матерого консерватора дельцев, каковы, примерно, знаменитая
Конст. Леонтьева: «Россию надо подморо­ Салтычиха, генерал Измайлов и десятки,
зить», т. е. затоптать в ней все искры ог­ сотни подобных. Карикатуры и шаржи Го­
ня социальной революции. «Вехи» — этот голя в книге «Мертвые души» — это не
акт ренегатства «конституционалистов-де- так уж характерно для поместной, фео­
мократов»—старый ренегат Лев Тихомиров дальной России, — Коробочки, Манило­
весьма одобрил, назвав его «отрезвлением вы, Петухи и Собакевичи с Ноздревыми
русской души и воскресением совести». влияли на политику самодержавия только
пассивным фактом их бытия и — как кро­
Время от 1907 до 1917 года было време­ вопийцы крестьянства — не очень харак­
нем полного своеволия безответственной терны. Были другие мастера и художники
мысли, полной «свободы творчества» лите­ кровопийства, люди страшного мораль­
раторов русских. Свобода эта выразилась ного облика, сладострастники и эстеты мучи­
в пропаганде всех консервативных идей тельства. Злодеяния их не отмечены ху­
западной буржуазии, идей, которые были дожниками слова, даже такими, как ве-
пущены в обращение после французской личайщие из них и влюбленные в мужика.
революции конца X V III в. и регулярно Черты отличия нашей крупной буржуа­
вспыхивали после 48-го и 71-го годов. Было зии от западной весьма резки, обильны и
заявлено, что «философия Бергсона зна­ объясняются тем, что наш исторически-
менует громадный прогресс в истории че­ молодой буржуа, по преимуществу выхо­
ловеческой мысли», что Бергсон «наполнил дец из крестьянства, богател быстрее и
и углубил теорию Беркли», что «системы легче, чем исторически весьма пожилой
Канта, Лейбница, Декарта, Гегеля — мерт­ буржуа Запада. Наш промышленник, не
вые системы и над ними как солнце сияют тренированный жестокой конкуренцией За­
вечной красотой произведения Платона»,— пада, сохранял в себе почти до XX в. черту
основоположника наиболее пагубного заб­ чудачества, озорства, должно быть вызы­
луждения из всех заблуждений мысли, от­ вавшегося его изумлением пред дурацкой
влеченной от реальной действительности, легкостью, с которой он наживал миллио­
всесторонне и непрерывно развивающейся ны. Об одном из них, Петре Губонине, рас­
в процессах труда, творчества. сказывает известный тибетский врач П. А.
Дм. Мережковский, писатель влиятель­ Бадмаев в своей брошюрке «Мудрость в рус­
ный в ту пору, кричал; ском народе», изданной в 1917 г. Эта забав­
Будь, что будет,— все равно! ная брошюрка, уговаривая молодежь «от­
Все наскучило давно речься от бесовских грамот, соблазняющих
Трем богиням, вечным пряхам, ее «пустыми словами: свобода, равенство,
Было прахом — будет прахом 1 братство», сообщает о сыне каменщика и
каменщике, строителе железных дорог:
Сологуб, следуя за Шопенгауэром, в «В высокой степени почтенные старые
явной зависимости от Бодлера и «прокля­ чиновники времени освобождения Рос­
тых», с замечательной отчетливостью изоб­ сии, до сих пор не забывшие времена Губо-
разил «космическое бессмыслие бытия лич­ нина, рассказывают следующее: Губонин,
ности» и хотя в стихах и жалобно стонал являясь в министерства в больших смаз­
по этому поводу, но жил благополучным ных сапогах, в кафтане, с мешком сереб­
мещанином и в 1914 г. угрожал немцам ра, здоровался в швейцарской со швей­
разрушить Берлин, как только «снег сой­ царами и курьерами, вынимал из мешка
дет с долин». Проповедывали «эрос в поли­ серебро и щедро всех наделял, низко
тике», «мистический анархизм»; хитрей­ кланяясь, чтоб они не забывали своего
ший Василий Розанов проповедывал эро­ Петра Ионовича. Затем входил в раз­
тику, Леонид Андреев писал кошмарные ные департаменты и отделения, где
рассказы и пьесы, Арцыбашев избрал ге­ оставлял каждому чиновнику запечатан­
роем романа сластолюбивого и вертикаль­ ный конверт — каждому по достоин­
ного козла в брюках и — в общем деся­ ству, — называя всех по имени и также^
тилетие 1907— 1917 вполне заслуживает кланяясь. С превосходительными осо­
имени самого позорного и бесстыдного деся­ бами здоровался и целовался, называл
тилетия истории русской интеллигенции. их благодетелями русского народа и был
Так как наша демократическая интел­ быстро допускаем к самому высокопре­
лигенция была тренирована историей менее, восходительству. После ухода Петра
чем западная, — процесс ее «морального» Ионовича из министерства все ликовали.
разложения, интеллектуального обнища­ Это был настоящий праздник, могущий
ния протекал у нас быстрее. Но это — сравниться только с рождественским или
процесс общий для мелкой буржуазии всех пасхальным днем. Каждый пересчиты­
стран и неизбежный для всякого интелли­ вал полученное, улыбался, имел бодрый,
гента, который не найдет в себе силы ре­ веселый вид и думал, как провести оста­
шительно включиться в массу пролетариата, ток дня и ночь до следующего утра. В
призванного историей изменить мир к об­ швейцарской гордились Петром Ионо­
щему благу всех людей честного труда. вичем, вышедшим из их среды, называли
Следует добавить, что русская литера­ умным и добрым, расспрашивали друг
тура, так же, как и западная, прошла мимо друга, сколько кто получил, но каждый
помещиков, организаторов промышленно­ это скрывал, не желая компрометировать
сти и финансистов в дореволюционной своего благодетеля. Мелкие чиновники
эпохе, а у нас эти люди были гораздо более тихо перешептывались между собой с-
своеобразны и колоритны, чем на Западе. умилением, что их не забыл добрейший
Вне внимания русской литературы оста­ Петр Ионович, как он умен, мил и честен.
ДОКЛАД Л. М. ГОРЬКОГО 13

Высшие чины до высокопревосходитель­ собою только посредством метафизического


ства громко говорили, какой у него яс­ объяснения явлений и сопротивлений сти­
ный государственный ум, и он великую хийных сил природы целям и энергии лю­
пользу приносит народу и государству, дей труда. Этот преступный процесс ис­
надо его отличить. Необходимо его при­ ключения, устранения миллионов людей
глашать на совещания при разработке из работы миропонимания, начатый в древ­
железнодорожных вопросов, так как он ности и продолжающийся до наших дней,
единственно умный человек по этим де­ привел к тому, что сотни миллионов лю­
лам. И действительно, его приглашали дей, разъединенных идеями расы, нации,
на самые важные совещания, где при­ религии, остались в состоянии глубочай­
сутствовали только превосходительные шего невежества, ужасающей умственной
особы и инженеры; и в этих совещаниях слепоты, во тьме всяческих суеверий, пред­
решающим голосом был голос Губонина». рассудков, предубеждений. Партия ком­
Рассказ похож на иронию, — но это ис­ мунистов - ленинцев, рабоче - крестьянская
креннейшее восхваление порядка, при ко­ власть Союза социалистических советов,
тором громкий лозунг буржуазии «свобода, уничтожив капитализм на всем простран­
равенство и братство» оказался пустыми стве царской России, передав политичес­
словами. кую власть в руки рабочих и крестьян, ор­
Все сказанное о творческом бессилии ганизуя свободное бесклассовое общество,
буржуазии, отраженном в ее литературе, поставили целью своей смелой, мудрой,
может показаться излишне мрачным и выз­ неутомимой работы освобождение трудо­
вать по моему адресу упрек в тенденциоз­ вой массы из-под многовекового гнета ста­
ном преувеличении. Но факты есть факты, рой, изжившей себя истории, капиталисти­
и я вижу их таковыми, каковы они есть. ческого развития культуры, которая ныне
Глупо и даже преступно недооценивать явно обнаружила все свои пороки и Свое
силы врага. Мы все прекрасно знаем, как творческое бессилие. С высоты этой вели­
сильна «го промышленная техника и осо­ кой цели мы, честные литераторы Союза
бенно ■— военная, которая рано или позд­ советов, и должны рассмотреть, оценить,
но будет направлена против нас, но неиз­ организовать свою деятельность.
бежно вызовет всемирную социальную Мы должны усвоить, что именно труд
революцию и уничтожит капитализм. Воен­ масс является основным организатором
ные авторитеты Запада громогласно пре­ культуры и создателем всех идей, — как
дупреждают, что война вовлечет в себя тех, которые на протяжении веков пони­
весь тыл, все народонаселение воюющих жали решающее значение труда — источ­
стран. Допустимо предполагать, что много­ ника наших знаний, так и тех идей Марк­
численное мелкое мещанство Европы, еще са — Ленина — Сталина, которые в наше
не совсем забывшее об ужасах бойни 1914— время воспитывают ‘революционное право­
1918 гг. и напуганное грозной неизбежно­ сознание пролетариев всех стран и в на­
стью новой еще более ужасной бойни, — шей стране возводят труд на высоту силы,
догадается наконец о том, кому именно коя служит основой творчества науки, ис­
выгодна грядущая социальная катастрофа, кусства. Д ля успеха нашей работы нам
кто преступник, периодически и ради гнус­ необходимо понять, прочувствовать тот
ных своих выгод истребляющий миллионы факт, что в нашей родине социалистически
народа, — догадается и поможет пролета­ организуемый труд полуграмотных рабо­
риям сломить голову капитализму. Пред­ чих и примитивного крестьянства создал
полагать это можно, но надеяться, что это в краткий срок, десятки лет, грандиозные
будет, — нельзя, ибо еще жив иезуит и ценности и отлично вооружился для за­
трус, вождь мещанства, социал-демократ. щиты от нападения врага. Правильная
Крепко надеяться следует на рост револю­ оценка этого факта покажет нам культурно­
ционного правосознания пролетариата, но революционную силу учения, объединяю-'
еще лучше для нас быть уверенными в своей щего весь пролетариат мира.
силе и непрерывно развивать ее. Развитие Мы все — литераторы, рабочие фабрик,
революционного самосознания пролетариа­ колхозники — все еще плохо работаем и
та, его любви к родине, создаваемой им, и даже не можем вполне освоить, все то, что
защита родины — одна из существенных создано нами и для нас. Наша трудовая
обязанностей литературы. масса все еще плохо понимает, что она
трудится только на себя, для себя. Это
Когда-то, в древности, устное художе­ сознание всюду тлеет, однако еще не вспых­
ственное творчество трудящихся служило нуло мощным и радостным огнем. Но ничто
единственным организатором их опыта, не может вспыхнуть раньше, чем достиг­
воплощением идей в образах и возбудите­ нет определенной температуры, и никто
лем трудовой энергии коллектива. Нам сле­ никогда не умел так великолепно повы­
дует понять эго. В нашей стране постав­ шать температуру трудовой энергии, как
лено целью равномерное культурное вос­ это умеет делать партия, организованная
питание всех единиц, равномерное для гением Владимира Ленина, и современный
членов его ознакомление с успехами и до­ нам вождь этой партии.
стижениями труда, стремясь превратить Основным героем наших книг мы дол­
труд людей в искусство управления сила­ жны избрать труд, т. е. человека, органи­
ми природы. Нам более или менее известен зуемого процессами труда, который у нас
процесс экономического и, — тем самым,— вооружен всей мощью современной тех­
политического расслоения людей, процесс ники, человека, в свою очередь делаю­
узурпации права людей труда на свободу щего труд более легким, продуктивным,
роста их разума. Когда миропознание стало возводя его на степень искусства. Мы дол­
делом жрецов, они могли закрепить его за жны научиться понимать труд как твор­
чество. Творчество — понятие, которым мы, чит* что мы должны' выработать систему
литераторы, пользуемся слишком часто * социалистической морали, регулятора на­
едва, ли имея право на это. Творчество — шей работы, наших взаимоотношений.
это та степень напряжения работы памяти, Рассказывая о фактах, которые знаме­
когда быстрота ее работы извлекает из за­ нуют интеллектуальный рост рабочего фаб­
паса знаний, впечатлений наиболее выпук­ рик и превращение векового Собственника
лые и характерные факты, картины, детали в коллективиста-колхозниКа, мы, литера­
и включает их в наиболее точные, яркие торы, именно только рассказываем, очень
общепонятные слова. Молодая наша лите­ плохо изображая *эмоциональный процесс
ратура не может похвастаться этим каче­ этих превращений.
ством. Запас впечатлений, количество зна­ Мы все еще плохо видим действитель­
ний наших литераторов не велик, и особен­ ность. Даже пейзаж страны резко изме­
ной заботы о расширении, углублении его нился, исчезла его нищенская пестрота,
не чувствуется. голубоватая полоска овса, рядом с нею —
Основная тема европейской русской черный клочок вспаханной земли, золо­
литературы X IX столетия — личность в тистая лента ржи, зеленоватая — пшеницы,
ее противопоставлении обществу, государ­ полосы земли, заросшей сорными травами,
ству, природе. Главной причиной, которая а в общем — разноцветная печаль всеоб^
побуждала личность ставить себя против щего раздробления, разорванности. В наши
буржуазного общества, — своеобразная, дни огромные пространства земли окра­
противоречащая классовым идеям и тра­ шены могуче, одноцветно, над селом и
дициям быта организация обилия отри­ уездным городом возвышается не церковь,
цательных впечатлений. Личность хорошо а огромные здания общественного назначе­
чувствовала, что эти впечатления подав­ ния, гигантские фабрики сверкают оби­
ляют ее, задерживают процесс ее роста, лием стекла и маленькие языческие раз­
но слабо понимала свою ответственность за нообразные, как бы игрушечные, древние
пошлость, подлость, за преступность основ церкви убедительно говорят нам о талант­
буржуазного общества. Джонатан Свифт— ливости нашего народа, выраженной в цер­
один на всю Европу, но буржуазия Европы ковном зодчестве. В литературе нет нового
считала, что его сатира бьет только Англию. пейзажа, резко изменившего лицо нашей
А вообще бунтующая личность, критикуя земли.
жизнь своего общества, редко и очень плохо Мы живем в эпоху коренной ломки ста­
сознавала свою ответственность за постыд­ рого быта, в эпоху пробуждения в человеке
ную практику общества. И еще более редко его чувства собственного достоинства, в
основным мотивом ее критики существую­ эпоху сознания им самого себя как силы,
щего порядка действовало глубокое и действительно изменяющей мир. Многим
правильное понимание значения социально- смешно читать, что люди изменяют фами­
экономических причин, чаще же всего кри­ лии Свинухин, Собакин, Кутейников, По­
тика вызывалась или ощущением безна­ пов, Свищев и т. д. на фамилии Ленский,
дежности своего бытия в тесной железной Новый, Партизанов, Дедов, Столяров и
клетке капитализма, или же стремлением т. д. Это не смешно, ибо это говорит именно
отомстить за неудачи жизни своей, за уни­ о росте человеческого достоинства, об отказе
зительность ее. И можно сказать, что когда человека носить фамилию или прозвище,
личность обращалась к рабочей массе, она которое унижает его, напоминая о тяже­
делала это не ради интересов массы, а в лом, рабском прошлом дедов и отцов.
надежде, что рабочий класс, разрушив бур­ Наша литература не так внимательно от­
жуазное общество, обеспечит ей свободу носится к мелким внешним, но внутренно
мысли, своеволие действий. Повторяю: ос­ весьма ценным показателям изменения
новной и главной темою литературы доре­ самооценки людей, к процессам развития
волюционной служит драма человека, ко­ нового, советского гражданина. Возможно,
торому жизнь кажется тесной, который что Свинухин взял фамилию Ленского не у
чувствует себя лишним в обществе, ищет Пушкина, а по связи с массовым убийством
в нем для себя удобного места, не находит рабочих на Ленских приисках в 1912 г.,
его и — страдает, погибает или примиряясь а Кутейников действительно был партиза­
с обществом, враждебным ему, или же ном, а Собакин, дед которого, крепостной
опускаясь до пьянства, до самоубийства. раб, быть может был выменен на собаку, —
У нас, в Союзе социалистических советов, действительно чувствует себя «новым». До
не должно, не может быть лишних людей. революции для того, чтобы изменить фа­
Каждому гражданину предоставлена ши­ милию, нужно было Подать об этом про­
рокая свобода развития его способностей, шение «на высочайшее имя» «царя, и когда
дарований, талантов. От личности требуется некто Певцов попросил изменить его фа­
только одно: будь честной в своем отноше­ милию по именам матери и бабушки —
нии к героической работе создания босклас- Авдотьин, на прошении была «начертана»
сового общества. резолюция: «душевнобольной».
В Союзе социалистических советов рабоче- А недавно мне сообщили такой факт:
крестьянской властью призвана к строи­ матрос германского флота, человек с
тельству новой культуры вся масса на­ исторической фамилией, потомок декабри­
родонаселения — отсюда следует, что от­ ста, Волконский стал фашистом.
ветственность за ошибки, неполадки, за «Почему?» — спросили его.
брак работы, за все проявления мещан­ «Потому, что офицерам запретили бить
ской пошлости, подлости, двоедушия, бес­ нас», ответил он. Вот яркий пример утраты
принципности возлагается на всех нас и чувства собственного достоинства наслед­
каждого. И значит, наша критика должна ственным аристократом, человеком «голу­
быть действительно самокритикой, и зна­ бой крови».
ДОКЛАД А. М. ГОРЬКОГО 15

Рост нового человека особенно ярко за- не способны дать величайших мастеров ли-
метен на детях, а они совершенно вне круга тературы, музыки, живописи, зодчества,
внимания литературы; наши сочинители Не следует забывать, что на всем проетран-
как будто считают ниже своего достоинства стве Союза социалистических республик
писать о детях и для детей. быстро развивается процесс возрождения
Мне кажется, что я не ошибаюсь, заме- всей массы трудового народа «к жизни че-
чая, что отцы начинают все более заботливо стной — человеческой», к свободному твор-
и нежно относиться к детям и, на мой честву новой истории, к творчеству социа-
взгляд, это вполне естественно, ибо впервые лисгической культуры. Мы уже видим, что
за всю жизнь человечества дети являются чем дальше вперед, тем более мощно этот
наследниками не денег, домов и мебели ро- процесс выявляет скрытые в 170-миллион^
дителей, а наследниками действительной и ной массе способности и таланты,
могущественной ценности — социалистиче- Я нахожу нужным сообщить вам, това-
ского государства, созданного трудом отцов рищи, письмо, полученное мною от одного
и матерей. Никогда еще дети не входили татарского литератора,
в жизнь такими сознательными и строгими «Великая Октябрьская революция дала
судьями прошлого, и я вполне верю в факт, нам, писателям из угнетенных и отсталых
рассказанный мне: одиннадцатилетняя ту- народов, неограниченные возможности,
беркулезная девочка сказала доктору в при- в том числе и возможность выступить в
сутствии своею отца и указывая пальцем русской литературе со своими, правда
на него: «Это вот он виноват, что я боль- еще далеко не совершенными, произве-
ная, до сорока лет тратился здоровьем на дениями. Нас, писателей-националов, пе-
всяких дряней, а потом женился на маме, чатающихся на русском языке, как вам
ей еще только двадцать семь, она здоро­ известно, уже десятки и даже сотни.
вая, а он, видите, какой несчастный, вот я Это с одной стороны. С другой — совет­
и вышла в него». скую литературу на русском языке чи­
Есть все причины ожидать, что такие тают теперь не только русские массы, но
суждения детей не будут редкостью. и трудящиеся всех народов наше! о Совет­
Действительность дает нам все больше ского союза; на ней воспитываются мил­
«сырого материала» для художественных лионы подрастающего поколения всех
обобщений. Но ни драма, ни роман еще не национальностей. Таким образом совет­
дали достаточно яркого образа советской ско-пролетарская художественная лите­
женщины, свободно и отлично действую­ ратура на русском языке уже перестает
щей во всех областях строительства социа­ быть литературой исключительно людей,
листической жизни. Заметно даже, что говорящих на русском и имеющих рус­
драматурги стараются писать как можно ское происхождение, а постепенно при­
меньше женских ролей. Трудно и объяс­ обретает интернациональный характер и
нить — почему это? А между тем, хотя у по своей форме. Этот важный историче­
нас женщина социально равноправна с ский процесс выдвигает на первый план
мужчиной и хотя она успешно доказывает совершенно неожиданные новые задачи
разнообразие своих дарований и широту и новые требования.
своей трудоспособности, — равноправие К величайшему сожалению это пони­
это весьма часто и во многом является внеш­ мают не все писатели, критики и редак­
ним, формальным. Мужчина все еще не за­ тора. Поэтому так называемая апроби­
был, или уже преждевременно забыл, что в рованная литературная общественность
течение десятков веков женщина воспиты­ в центре продолжает смотреть на нас как
валась для чувственных забав и как домаш­ на «энтографический экспонат». - Не вое
нее животное, способное играть роль «хо- издательства принимают нас к изданию
эяйки». Этот старый и гнусный должок с охотой. Некоторые частенько дают по­
истории половине народонаселения земли нять при приеме рукописи, что му явля­
следовало бы оплатить мужчинам нашей емся для них «накладным расходом» или
страны в первую очередь и в пример всем «принудительным ассортиментом», что
прочим мужчинам. И здесь литературе они «сознательно делают скидку нацио­
следует попытаться изобразить работу и нальной политике партии». Эти «мины
психику женщины так, чтоб отношение к благородства» вполне справедливо оскор­
ней приподнялось над общепринятым, ме­ бляют в нас чувство интернационального
щанским отношением, заимствованным у единства и сознание полноценного чело­
петухов. века. Критика же по выходе произведения
Далее, я считаю необходимым указать, из печати, в лучшем случае, обмолвится
что советская литература не является толь­ парой «тепленьких словечек» по адресу
ко литературой — русского языка, это —■ автора и книги, опять-таки не столько
всесоюзная литература. Так как литера­ по заслугам, сколько «из уважения» к ле­
туры братских нам республик, отличаясь от нинско-сталинской национальной поли­
нас только языком, живут и работают при тике. Это также не воспитывает нас, а на­
свете и под благо 1 ворным влиянием той же оборот — на некоторых мало искушен­
идеи, объединяющей весь раздробленный ных товарищей действует демобилизую-
капитализмом мир трудящихся, — ясно, ще и разлагающе. Затем, после однократ­
что мы не имеем права игнорировать лите­ ного и обычно пятитысячного тиража,
ратурное творчество нацменьшинств только который целиком раскупается любите­
потому, что нас больше. Ценность искус­ лями экзотики и редкостей в больших го­
ства измеряется не количеством, а качеств родах, нас сдают в архив .Такая практика,
вом. Если у нас в прошлом — гигант Пуш­ помимо того, что оказывает на нас и
кин, отсюда еще не значит, что армяне, гру­ морально и материально плохое дей­
зины, татары, украинцы и прочие племена ствие, — преграждает нам путь к массо-
2 Стоногр. отчет I Всесоюлн. съезда сов. писателей
16 ЗАСЕДАНИЕ ПЕРВОЕ

вому читателю и ведет нас к неминуемой конечно невозможны. Но у нас в качестве


национальной ограниченности. Нам же наследия мещанства еще остались кое-какие
весьма естественно хотелось бы услышать прыщи, не способные* понять существенное
о своих достижениях, если таковые име­ различие между «воэвдизмом» и руковод­
ются, о недочетах и ошибках (которых у ством. хотя различие совершенно ясно: ру­
нас больше, чем у других), чтобы их из­ ководство, высоко оценивая энергию лю­
жить в дальнейшем, хотелось бы стать дей, указывает пути к достижению наилуч­
доступными массовому читателю». ших практических результатов при наи­
Вероятно под этим письмом готовы под­ меньшей затрате сил, а «вождизм» — инди­
писаться представители литературы всех видуалистическое стремление мещанина
союзных республик и автономных обла­ встать выше на-голову товарища, что и
стей. Историки и критики нашей литерату­ удается весьма легко при наличии механи­
ры должны обратить внимание на это пись­ ческой ловкости, пустой головы и пустого
мо и начать работу, которая внушила бы сердца.
людям нашей страны, что хотя они разно- Критика уступает слишком много места
племенны, разноязычны, но все и каждый полуграмотным рецензентам, которые вызы­
из них — граждане первого в мире социа­ вают только недоумение и обиды авторов,
листического отечества. Упрек, адресован­ но не способны чему-либо научить. Не за­
ный нашей критике, мы должны признать мечают попыток воскресить и ввести в
справедливым упреком. Критика, особен­ жизнь некоторые идеи народнической ли­
но газетная, наиболее читаемая писателя­ тературы, и наконец — что очень важно—
ми, — критика наша не талантлива, схо­ не интересуются ростом литературы об­
ластична и малограмотна по отношению к ластной, не говоря о союзной. Следует еще
текущей действительности. Ничтожество сказать, что критика не касается публич­
книжно-газетного знания особенно ярко ных сообщений литераторов о том, «как они
обнажается в наши дни быстрого изменения пишут», а эти сообщения очень требуют
действительности, обилия разнообразных де­ внимания критики.
яний. Не имея, не выработав единой руково­ Самокритика необходима, товарищи. Мы
дящей критико-философской идеи, пользу­ работаем пред лицом пролетариата, кото­
ясь все одними и теми же цитатами из Марк­ рый, становясь все более грамотным, не­
са, Энгельса, Ленина, — критика почти ни­ прерывно повышает свои требования к на­
когда не исходит в оценке тем, характеров шему искусству, да вместе с этим и к наше­
и взаимоотношений людей из фактов, кото­ му социальному поведению.
рые дает непосредственное наблюдение над Коммунизм идей не совпадает с характе­
бурным ходом жизни. В нашей стране и ром наших действий и взаимоотношений в
работе есть много такого, чего конечно нашей среде, — взаимоотношений, в коих
не могли предусмотреть Маркс и Энгельс. весьма серьезную роль играет мещанство,
Критика говорит автору: «Это сделано не выраженное в зависти, в жадности, в пош­
верно, потому что наши учителя говорят лых сплетнях и взаимной хуле друг на
по этому поводу так-то». Но она не может друга.
сказать: «это — неверно, потому что фак­ О мещанстве мы писали и пишем много,
ты действительности противоречат пока­ но воплощения мещанства в одном лице, в
заниям автора». Из всех чужих мыслей, одном образэ — не дано. А его необходимо
которыми пользуются критики, они види­ изобразить именно в одном ‘лице и так
мо совершенно забыли ценнейшую мысль крупно, как сделаны мировые типы Фау­
Энгельса: «Наше учение — не догма, а ру­ ста, Гамлета и др.
ководство к действию». Критика недоста­ Напомню, что мещанство — многочис­
точно действенна, гибка, жива, и наконец ленный класс паразитов, которые, ничего
критик не может научить автора писать не производя, стремятся потреблять-погло-
просто, ярко, экономно, ибо сам он пишет щать как можно больше — и поглощают.
многословно, тускло и — что еще хуже— Паразитируя на крестьянстве и рабочем
или равнодушно, или же слишком горячо,— классе, тяготея всегда в лапы крупной
последнее в том случае, если он связан с буржуазии, а иногда, по силе требования
автором личными симпатиями, а также ин­ извне, переходя на сторону пролетариата
тересами группки людей, заболевших «вож­ и внося в его среду анархизм, эгоцентризм
дизмом», прилипчивой болезнью мещан­ и всю исторически присущую мещанину
ства. пошлость, пошлость мысли, питающейся
«Вождизм» — это болезнь эпохи, она выз­ исключительно фактами быта, а не вну­
вана пониженной жизнеспособностью мел­ шениями труда, — мещанство — насколько
кого мещанства, ощущением его неизбеж­ оно мыслимо и мыслит — всегда пропаган­
ной гибели в борьбе капиталиста с проле­ дировало и укрепляло философию инди­
тарием и страхом пред гибелью, — стра­ видуального роста по линии наименьшего
хом, который гонит мещанина на ту сто­ сопротивления, искало более или менее
рону, которую он издавна привык считать устойчивого равновесия между двумя си­
наиболее физически сильной, — в сторо­ лами. Отношение мещанства к пролетариату
ну работодателя-эксплоататора чужого тру­ особенно ярко характеризуется тем фактом,
да, грабителя мира. Внутренно «вождизм»— что даже полунищий крестьянин, собст­
результат изжитости, бессилия и нищеты венник ничтожнейшего клочка земли, пре­
индивидуализма, внешне он выражается в зирал рабочего фабрики, лишенного вся­
формах таких гнойных нарывов, каковы кой собственности, кроме рук. Что у про­
например Эберт, Носке, Гитлер и подоб­ летария есть еще и голова, мещанин заме­
ные герои капиталистической действитель­ чал лишь тогда, когда руки пролетария
ности. У нас, где создается действитель­ начинали действовать революционно вне
ность социалистическая, такие нарывы фабрики.
ДОКЛАД А . AT. ГОРЬКОГО 17

Не все сорные травы вредны или беспо­ к утверждению того, что ею же отрица­
лезны, ибо из многих сорных трав добы­ лось.
ваются целительные яды. Мещанство выра­ Социалистическая индивидуальность, как
батывает только яд разрушающий. Если б мы видим на примере наших героев труда,
мещанин не чувствовал себя ничтожной которые являются цветением рабочей мас­
деталью в машине капитализма, — он сы, — социалистическая индивидуальность
не стремился бы так упорно и так бесплод­ может развиваться только в условиях кол­
но доказывать свою значительность и сво­ лективного труда, поставившего перед со­
боду своей мысли, воли, свое право на бою высочайшую и мудрую цель освобо­
бытие и не создал бы. на протяжении ждения трудящихся всего мира из-под
X IX — XX вв. такое количество «лишних искажающей людей власти капитализма.
людей», «кающихся дворян», «героев безвре­ Социалистический реализм утверждает
менья», людей типа «ни павы, ни вороны». бытие как деяние, как творчество, цель
В Союзе советов мещанство сдвинуто с которого — непрерывное развитие ценней­
места, выгнано из его гнезд, из сотен уезд­ ших индивидуальных способностей чело­
ных городов, развеялось всюду и, как мы века, ради победы его над силами природы,
знаем, просачивается даже в партию Лени­ ради его здоровья и долголетия, ради вели­
на, откуда его вышибают при каждой партий­ кого счастья жить на земле, которую он
ной чистке. Все-таки оно остается и дейст­ сообразно непрерывному росту его потреб­
вует как микроб, вызывающий постыдные ностей хочет обработать всю, как прекрас­
заболевания. ное жилище человечества, объединенного
Партийное руководство литературой дол­ в одну семью.
жно быть строго очищено от всяких влияний
мещанства. Партийцы в литературе обя­ Сказав так много о недостатках литера­
заны явиться не только учителями идео­ туры нашей, я обязан отметить ее достоин­
логии, организующей энергию пролетари­ ства и завоевания. Здесь у меня нет места
ата всех стран на последний бой за его и времени указать на резкое различие нашей
свободу, — партийное руководство дол­ и западной литературы, — это кропотли­
жно явить всем своим поведением мораль­ вая и длительная работа, частично ее осве­
но авторитетную силу. Эта сила должна тит в своем остром докладе товарищ Радек.
внести в среду литераторов прежде всего Скажу только, что для всякого беспри­
сознание ими коллективной их ответствен­ страстного ценителя совершенно ясно: наша
ности за все явления в их среде. Советская литература обогнала западную новизною
литература, при всем разнообразии ее та­ тем, и напомню, что многие из наших ли­
лантов и непрерывно растущем количестве тераторов оценены на Западе еще более
новых, даровитых писателей, должна быть высоко, чем у себя на родине. О завоева­
организована как единое коллективное це­ ниях нашей литературы я уже говорил
лое, как мощное орудие социалистической полным голосом и с великой радостью
культуры. в 1930 году, в статье, напечатанной в книге
Союз писателей создается не для того, «О литературе», стр. 52—54, и во многих
чтоб только физически объединить худож­ других статьях этой книги. С той поры
ников слова, но чтобы профессиональное прошло четыре года напряженной работы.
объединение позволило им понять свою Дает ли эта работа мне право повысить
коллективную силу, определить с возмож­ оценку достижений нашей литературы? Пра­
ной ясностью разнообразие направлений, во это мне дает высокая оценка многих
ее творчества, ее целевые установки и гар ­ книг основным нашим читателем —
монически соединить все цели в том един­ рабочим и колхозником. Вам известны эти
стве, которое руководит всею трудотвор­ книги, а потому я не буду называть их,
ческой энергией страны. скажу только, что у нас уже есть солидная
Речь идет конечно не о том, чтоб огра­ группа живописцев словом, — группа, ко­
ничить индивидуальное творчество, но что­ торую мы можем пригнать «ведущей» в
бы предоставить для него широчайшие воз­ процессе развития художественной лите­
можности дальнейшего мошного развития. ратуры.
Надо усвоить, что критический реализм Эта группа объединяет наиболее талант­
возник как индивидуальное творчество ливых партийцев-литераторов с беспартий­
«лишних людей», которые, будучи не спо­ ными, и последние становятся «советскими»
собны к борьбе за жизнь, не находя себе ни на словах, а на деле, усваивая все более
места в ней и более или менее отчетливо глубоко общий и общечеловеческий смысл
сознавая бесцельность личного бытия, по­ героической работы партии и рабоче-кре-
нимали эту бесцельность только как бес­ стьянской, советской власти. Не надо забы­
смыслие всех явлений социальной жизни вать, что русской буржуазной литературе
и всего исторического процесса. потребовалось — считая с конца X V III ве­
Отнюдь не отрицая широкой огромной ка — почти сто лет для того, чтоб властно
работы критического реализма, высоко оце­ войти в жизнь и оказать на нее известное
нивая его формальные достижения в искус­ влияние. Советская, революционная лите­
стве живописи словом, мы должны понять, ратура достигла этого влияния за пятнад­
что этот реализм необходим нам только цать лет.
для освещения пережитков прошлого, для Высота требований, которые предъявля­
борьбы с ними, вытравливания их. ются к художественной литературе, быстро
Но эта форма реализма не послужила обновляемой действительностью и куль­
и не может служить воспитанию социали­ турно-революционной работой партии Ле­
стической индивидуальности, ибо — все нина, —*высота этих требований объясня­
критикуя, она ничего не утверждала, или ется высотою оценки значения, которое
же — в худших случаях — возвращалась придается партией искусству живописи ело­
2 Стевогр. отчет I воееоюэн. съезда оов. пноатежей
вом. He было и нет в мире государства, Зачем организован съезд литераторов
в котором наука и литература пользова­ и какие цели ставил перед собой будущий
лись бы такой товарищеской помощью, та­ союз? Если только цели профессионального
кими заботами о повышении профессиональ­ благоустройства работников литературы,
ной квалификации работников искусства тогда едва ли следовало городить столь
и науки. Об этой помощи, об этой работе го- грандиозный огород. Мне кажется, что союз
ворот нам не только организации ВИЭМ должен поставить целью своей не только
и Литву3- профессиональные интересы литераторов,
Государство пролетариев должно воспи­ но интересы литературы в ее целом. Союз
тать тысячи отличных «мастеров культуры», должен в какой-то мере взять на себя руко­
«инженеров душ». Это необходимо для водство армией начинающих писателей,
того, чтобы возвратить всей массе рабочего должен организовать ее, распределить ее
народа отнятое у нее всюду в мире право силы по различным работам и учить рабо­
на развитие разума, талантов, способно­ тать с материалом прошлого и насто­
стей. Это намерение, практически осущест­ ящего.
вимое, возлагает на нас, литераторов, необ­ В стране «ашей идет работа над «Исто­
ходимость строгой ответственности за нашу рией фабрик и заводов». Оказалось, что при­
работу и за наше социальное поведение. Это влечь к этой работе высококвалифицирован­
ставит нас не только в традиционную для ных литераторов весьма трудно. Покамест
реалистической литературы позицию «су­ из них отлично работают только поэтесса
дей мира и людей», «критиков жизни», Шкапская и Мария Левберг1, другие же
но предоставляет нам право непосредствен­ не только не касаются сырого материала,
ного участия в строительстве новой жизни, но не находят времени для редактирования
в процессе «изменения мира». Обладание обработанного.
правом и должно внушить каждому лите­ Мы не знаем истории нашего прошлого.
ратору сознание его обязанности и ответ­ Предполагается и частью уже начата ра­
ственности за всю литературу, за все явле­ бота над историей удельно-княжеских и по­
ния, которых в ней не должно быть. рубежных городов от времени их основа­
Союз советских литераторов объединяет ния до наших дней. Эта работа должна
1500 человек, в расчете на массу мы полу­ осветить нам в очерках и рассказах жизнь
чаем: одного литератора на 100 тысяч чи­ феодальной России, колониальную поли­
тателей. Это — немного, ибо жители Скан­ тику московских князей и царей, развитие
динавского полуострова в начале этого торговли и промышленности, — картину
столетия имели одного литератора на 230 эксплоатации крестьянства кнйзем, воево­
читателей. Население Союза социалистиче­ дой, купцом, мелким мещанином, церковью
ских республик непрерывно и почти ежед­ и заключить все это организацией колхо­
невно демонстрирует свою талантливость, зов, — актом подлинного и полного осво­
однако не следует думать, что мы скоро бу­ бождения крестьянства от «власти земли»,
дем иметь 1500 гениальных писателей. Б у­ из-под гнета собственности.
дем мечтать о 50. А чтобы не обманываться— Нам нужно знать историю прошлого
наметим 5 гениальных и 45 очень талантли­ союзных республик. К этим и многим дру­
вых. Я думаю, для начала хватит и этого гим коллективным работам можно при­
количества. В остатке мы получим людей, влечь сотни начинающих писателей, и эта
которые все еще недостаточно внимательно работа предоставит им широчайшую воз­
относятся к действительности, плохо орга­ можность самообразования, повышения ква­
низуют свой материал и небрежно обраба­ лификации путем коллективной работы над
тывают его. К этому остатку нужно присое­ сырым материалом и взаимной самокри­
динить многие сотни кандидатов в союз тики.
и затем — сотни «начинающих» писателей Нам необходимо знать все, что было в
во всех республиках и областях. Сотни прошлом, но не так, как об этом уже рас­
из них пишут, десятки уже печатаются. сказано, а так, как все это освещается уче­
За 1933 — 1934 годы в различных городах нием Маркса — Ленина — Сталина и как
от Хабаровска и Комсомольска — до Ро­ это реализуется трудом на фабриках и на
стова и Сталинграда, Ташкента, Воронежа, полях, — трудом, который организует,
Кабардино-Балкарии, Тифлиса и т. д. вы­ которым руководит новая сила истории —
шло около тридцати сборников и альма­ воля и разум пролетариата Союза социа­
нахов, наполненных /произведениями ме­ листических республик.
стных начинающих литераторов. Вот какова, на мой вгляд, задача союза
Оценивать эту работу — обязанность литераторов. Наш съезд должен быть не
критики, которая все еще не замечает ее, только отчетом пред читателями, не только
хотя пора заметить. Эта работа, какова парадом наших дарований, но он должен
бы она ни была, говорит все-таки о глуби­ взять на себя организацию литературы,
не культурного процесса в массе народа. воспитание молодых литераторов на рабо­
Читая эти книжки, чувствуешь, что авто­ те, имеющей всесоюзное значение всесто­
ры стихов, рассказов, пьес — рабкоры, роннего познания прошлого и настояще­
селькоры. Я думаю, что мы имеем добрый го нашей родины (бурные аплодисменты;
десяток тысяч молодежи, которая стремит­ весь зал стол приветствует продолжитель­
ся работать в литературе. Разумеется, ной, овацией М. Горького).
будущий Литвуз не в состоянии поглотить
и десятую часть этой армии.
Теперь я спрошу: 1 Скончалась в октябре 1934 г. Ред.
ПРИВЕТСТВИЕ И . В. СТАЛИНУ 19

П Р Е Д С Е Д А Т Е Л Ь . Слово предостав­ таланты и знания квалифицированные ма­


ляется лучшему ударнику Советского сою­ стера искусства должны вложить не толь­
за, т. Изотову (овация). ко в свои книги, но и в воспитание, обу­
ИЗОТОВ. Я обращаюсь к вам с этим чение молодых кадров.
призывом от имени 140 тысяч донецких Да здравствует великая семья совет­
шахтеров. Нашего Донбасса не узнать. ских писателей, да здравствует величайший
Там, где капиталисты выжимали из рабочих художник пролетариата Максим Горький,
все соки, пресекая в корне всякие культур­ да здравствует наша замечательная партия
ные запросы, расцветает сейчас новая свет­ и ее гениальный вождь, т. Сталин! (Бурные
лая социалистическая жизнь. Мы строим аплодисменты).
свои парки, свои стадионы, свои дворцы.
Мы перестраиваем весь наш уклад, весь П Р Е Д С Е Д А Т Е Л Ь . Слово для предло­
наш быт, мы жадно стремимся к знаниям, жения от имени всех делегаций имеет
к культуре, к социалистической книге. т. Луговской.
Эту книгу, увлекательную, насыщенную ЛУГОВ СКОЙ. От имени всех делега­
духом великой стройки, понятную для ций первого всесоюзного съезда совет­
каждого рабочего, советские писатели долж­ ских писателей предлагается послать сле­
ны дать. Но всю свою энергию, все свои дующее приветствие т. Сталину:

П Р И В Е Т С Т В И Е И . В. С Т А Л И Н У
Дорогой’Иосиф Виссарионович! Вам, лучшему ученику Лейина, верному
и стойкому продолжателю его дела, мы хо­
Мы, представители литератур Советского тели бы сказать все самые душевные слова,
союза, собрались сегодня на свой первый которые только существуют на языках
всесоюзный съезд. Союза. Имя ваше стало символом величия,
Наше оружие — слово. Это оружие мы простоты, силы и постоянства, объединен­
включаем в арсенал борьбы рабочего класса. ных в то единое и цельное, что характери­
Мы хотим создавать искусство, которое вос­ зует тип и характер большевика.
питывало бы строителей социализма, вселяло Дорогой и родной Иосиф Виссарионо­
бодрость и уверенность в сердца миллионов, вич, примите наш привет, полный любви
служило им радостью и превращало их и уважения к вам как -большевику и че­
в подлинных наследников всей мировой ловеку, который с гениальной прозорли­
культуры. востью ведет коммунистическую партию и
Мы будем бороться за то, чтобы наше пролетариат СССР и всего мира к по­
искусство стало верным и метким оружи­ следней и окончательной победе.
ем в руках рабочего класса и у нас и Да здравствует класс, вас родивший, и
за рубежом. Мы будем стоять на страже партия, воспитавшая вас для счастья тру­
дела революционной литературы всего дящихся всего мира!
мира. (Все делегаты встают, раздаются воз­
Этот исторический день наш мы начи­ гласы: «Да здравствует товарищ Сталины
наем с приветствия вам, дорогой Иосиф «Ура» мощно подхватывается делегатами
Виссарионорич, нашему учителю и другу. съезда).
Заседание второе
19 августа 1934 г., утреннее

СОДОКЛАД С. Я. МАРШАКА О ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ


Председательствует Янка Купала. не, где все трудятся, и это — лучшая га­
П Р Е Д С Е Д А Т Е Л Ь . Второе заседание на­ рантия того, что наша литература не будет
шего -съезда объявляю открытым. Слово пустоцветом, как во времена декаданса.
для содоклада о детской литературе предо­ Ее сделают люди, сочетающие крепкую
ставляется т. Маршаку (аплодисменты). практичность с большим размахом мысли
М АРШ АК . Мой доклад о детской лите­ и воображения. Во времена упадка прежде
ратуре, розданный делегатам перед съез­ всего теряется чувство реальности, а вместе
дом, напечатан по черновой рукописи. В с ним и настоящее воображение. Тогда
том, что я буду говорить, много дополне­ падает вес художественного слова.
ний, изменений и сокращений. В нашей стране замечательная детская
Доклад — не обзор. Сказать в нем все литература может возникнуть еще и по­
о детской литературе, включающей не толь­ тому, что у нас превосходный читатель.
ко беллетристику, но и науку и технику Доказывать это не нужно.
и детский театр, невозможно. Я был недавно среди маленьких ребят,
Книг для детей у йас мало. Мы только которых отправляли на дачу. Собралось
и слышим жалобы на то, что детям нечего несколько десятков дошкольников. Для
читать. Поэтому вопрос о детской лите­ них был устроен вечер, или, вернее, утро,
ратуре и поставлен в ряду первых и важ­ самодеятельности. Кое-кто из ребят читал
нейших вопросов на первом всесоюзном стихи, пел песни, а другие с серьезным ви­
съезде писателей. дом выходили вперед и молча запускали
У нас в Союзе есть все необходимое для бумажный парашют или просто показы­
создания замечательной, небывалой в мире вали публике пароходик из спичечной
детской литературы, для создания такой коробки. Это тоже считалось номером про­
сказки, такого фантастического романа, граммы утра самодеятельности. И даже ап­
такой героической эпопеи, каких еще не лодисменты были номером программы.
видел мир. Мы не должны рыться в библио­ Ведь маленькие ребята хлопают не так,
теках, чтобы найти сюжет для эпопеи. как вы, в знак одобрения, а просто потому,
Каждый день жизнь исправно и аккуратно что громко хлопать в ладоши очень прият­
сама поставляет нам на нашу литературную но. Родители не узнают своих детей, когда
фабрику «героические сюжеты. Их можно видят их на даче или в детском саду.
найти и над землей, и под землей, и в шах­ «Вот они у нас какие?!» — говорят ро­
те, и в школе, и в поле, и в настоящем, дители.
и в прошлом, и в будущем, потому что буду­ Алексей Максимович писал недавно о
щее н ам 1открывается с каждым днем, а множестве детей, которые проявили свое
на прошлое <’мы смотрим новыми глазами. дарование на детском конкурсе Ленин­
Как ни высока героическая весть, которая градского совета. Не знаю, выйдут ли из
дошла дош ас сегодня, — завтра нас дого­ этих ребят поэты, но в их стихах есть воля,
няет другая весть, еще выше. Сегодня — есть действие, есть большая тема. Самым
это прыжок сквозь облака, завтра — пое­ крупным произведением на этом конкурсе
динок подсудимых с фашистскими судьями! была героическая и драматическая поэма
Героический эпос любит молодых героев. двенадцатилетнего мальчика, которая назы­
Вспомните подвиги юного Роланда. А разве валась «Человек все победит». Действую­
у нас мало героев, юношей и мальчиков, щие лица этой поэмы: лев, слон, тигр, че­
спасающих от крушения поезда, указываю­ ловек, его жена и т. д. В поэме есть хоры,
щих самолетам место для посадки, охра­ монологи, есть ii простая бытовая речь.
няющих урожаи? Лев произносит торжественные тирады,
Но дело не только в сюжете. Для созда­ лиса говорит рассудительно и просто, как
ния большой и богатой детской литературы, в басне.
для ^накопления нового эпоса у нас есть Поляна, окруженная лесом. Из пещеры
еще одно важное условие: мы живем в стра­ видна голова лежащего там льва.
СОДОКЛАД С. Я. МАРШАКА 21

Л е в . Хоть царь зверей я, но скрываюсь, о Постышеве, который бродит переодетый


Хоть род мой знатен, но бегу, крестьянином и проверяет, как относятся
От человека я спасаюсь, к колхозникам люди, сидящие за письмен­
Вести войну с ним не могу. ными столами в учреждениях.
Пусть я красив, громаден, мощен, Мы еще не знаем своего фольклора ни
Пусть я свиреп, могуч, силен, старого, ни нового, создающегося на на­
Пусть человек так слаб, немощен, ших глазах.
Но ум зато имеет он. Я думаю, что на съезде будет положена
И потому он побеждает прочная основа дружбе поэтов и прозаиков
Зверей и все, что на пути, множества народов нашего Союза. И сбли­
И потому он сокрушает зит искусство различных народов СССР не
Все, что не даст ему пройти. только съезд, но даже и самая дорога на
съезд и обратно, открывающая перед на­
Автору двенадцать лет. шими глазами Страну советов. Как видите,
А вот стихи совсем маленького автора, писатель Бакунц и в поезде времени не
записанные писательницей Барто и появив­ терял даром. Глаза поэта смотрели, уши
шиеся в печати: поэта слушали.
Челюскинцы-цорогинцы, Я очень жалею, что так поздно начал
Как боялся я весны, знакомиться с поэтами народов Союза.
Как боялся я весны... Мой доклад говорит только о русской лите­
Зря боялся я весны. ратуре для детей, и то очень бегло, касаясь
Челюскинцы-дорогинцы, отдельных произведений лишь в качестве
Все равно вы спасены! примера.
Но я думаю, что путь, пройденный на­
Недавно в одной из дискуссий о языке шими детскими писателями, путь борьбы
и литературе приводились высказывания за социалистическое мировоззрение и пол­
какого-то из английских критиков или ли­ новесную художественность формы, не так
тературоведов относительно полезности эко­ уж сильно отличается от пути, пройденного
номии в глаголах. У наших детей в стихах писателями других народов СССР.
почти сплошь глаголы — так любят они
действие и движение. Такой съезд, как наш, был бы немыслим
В прозе у ребят почти всегда есть сюжет. в дореволюционной России, невозможен он
Бессюжетность когда-то была одной из и на Западе.
наших литературных болезней. Но оче­ Серьезный разговор о детской литературе
видно она исчезает вместе с исчезновением на съезде писателей — еще более беспри­
пассивности, бездейственности страны. мерное явление.
Растет сильное и одаренное поколение. Детскую литературу привыкли считать
И писать детские книжки — великая честь делом компиляторов, маломощных пере­
для наших литераторов. водчиков и пересказчиков.
Я хотел бы сказать еще об одном условии, В молодости я знал дюжего человека с
обещающем рост нашей литературы для Волги, надорвавшего в Питере свое здо­
детей. Это — сотрудничество всех народов ровье беспробудным пьянством и болезнен­
и краев нашего Союза. ным самолюбием. Этот человек носил рыжую
Детская сказка, пионерский гимн, по­ шляпу, рыжие сапоги, редко брился и со­
весть, колыбельная песня и первые стихи хранял на лице горькую мизантропическую
для маленьких создаются сразу, одновре­ улыбку неудачника. Про него говорили,
менно в десятках центров нашей страны, что он пишет детские книжки, но сам он
на разных языках, в разных ритмах. их никому не показывал. Помню, только
Почитайте чудесные поморские рассказы однажды, в поисках завалявшейся тре­
Бориса Шергина, одного из лучших зна­ шки, он ^вытащил как-то нечаянно из кар­
токов северного фольклора! мана несколько измятых книжек в цвет­
А недавно я был в Харькове и там я по­ ных обложках с картинками. Это был
чувствовал, что украинские и еврейские ремесленник, проклинавший свое бездоход­
поэты — Павло Тычина, который пишет ное и бесславное ремесло.
наряду со стихами для взрослых прекрас­ Помню и другого пьяницу, талантливого
ные детские песенки, Лев Квитко, На­ и самобытного математика, который ночи
талья Забила, Панч и др. — создадут но­ напролет пил крепкий чай, задыхался в та­
вую советскую сказку, пожалуй, раньше бачном чаду и писал для детей книги,
нас. Я слышал об интересных белорусских которые назывались «В царстве смекалки».
школьных повестях, о талантливых гру­ А еще были дамы. Дамы к сожалению
зинских книжках для детей. Здесь, в Мо­ не пьянствовали, а очень серьезно, акку­
скве, перед съездом, писатель Бакунц рас­ ратно и систематично писали повесть за
сказал мне о богатствах армянского народ­ повестью из институтского и деревенского
ного фольклора, который может создать быта или кроили из иностранного мате­
новую, богатейшую советскую поэзию. риала биографии знаменитых людей и
Он рассказал мне такую присказку. книги о путешествиях.
Спрашивается, как велико расстояние от Таковы были в своем большинстве писа­
лжи до правды? Ответ: всего одна пятерня, тели для детей.
т. е. расстояние от уха до глаза, от слуха Настоящие литераторы редко занимались
до факта, в котором мы можем убедиться. этим промыслом или занимались между
Бакунц рассказал мне не только свои делом. У кого из поэтов или беллетристов
кавказские сказки. По пути в Москву он хватало терпения и охоты говорить с детьми
слышал на украинских станциях и полу­ по складам, с паузой после каждого слова?
станках новые, только что созданные сказки Правда, Лев Толстой подбирал и сочи­
22 ЗАСЕДАНИЕ ВТОРОЕ

нял детские сказки и рассказы. Но Толстой нок — Гусиные песенки, Бабушка-забавуш-


был не только писатель, но и педагог- ка и т. д.
доброволец. Пожалуй первым или во всяком случае
От времени до времени и другие крупные одним из первых предреволюционных писа­
литераторы сочиняли рассказы для детей, телей, сочетавших в своих стихах для ма­
но то, что писало большинство беллетри­ леньких обе эти борющиеся линии, лите­
стов, было, по выражению Чехова, не дет­ ратурную и детскую, был Корней Чуков­
ской, а «собачьей» литературой (дескать ский. Стихи его,, основанные на словесной
только о собаках и писали). культуре и в то же время проникнутые за­
Поэты Брюсов и Блок, сотрудничая в мо­ дором школьной «дразнилки» или скоро­
дернизированных детских журналах пред­ говорки, появились вслед за яростными
революционных лет, давали детям изыскан­ критическими атаками, которые он вел
ные примитивы. на слащавую и ядогитую романтику Цар­
Но и сказки Толстого, и сказки Мамина- ской и ей подобных.
Сибиряка, и стихи поэтов, и все то лучшее, Убить Чарскую, несмотря на ее жен­
что шло в детскую литературу из мировой ственность и мнимую воздушность, было
классики и фольклора, заглушалось вся­ не так легко. Ведь она и до сих пор продол­
ческой сорной травой, скверным детским жает, как это показала в своей статье писа­
чтивом. Если бы в те времена мог состояться тельница Е. Я. Данько, жить в детской
всероссийский съезд писателей и если бы — среде, хотя и на подпольном положении.
что уже совершенно невероятно — на нем Но революция нанесла ей сокрушитель­
был поставлен вопрос о детской литера­ ный удар. Одновременно с институтскими
туре, доклад об этой литературе должен повестями исчезли с поверхности нашей
был бы читать счастливый автор «Княжны земли и святочные рассказы, и стихи к
Джавахи» и «Записок институтки» — Лидия «светлому» празднику. Правда, были не­
Чарская или же те безымянные перевод­ однократные попытки сохранить в совет­
чики и пересказчики, которые печатали ской литературе ангелочков под видом
под грубо размалеванными обложками та­ октябрят. Не раз пытались у нас декори­
кие стихи: ровать уютный семейный уголок доброго
Мальчик маленький, калека, старого времени под стиль красного уголка.
Искаженье человека!.. Но лучшая часть нашей литературы для
Или: детей рассчитана на советских, нормальных
Любит японочка рыбки поесть, и веселых детей, растущих не в теплице,
Любит и удить она. а на вольном воздухе.
Стоит ей только у речки присзсгь, Эти ребята живут, а не только готовятся
Вазочка мигом полна. жить. Поэтому их нельзя кормить сухой
дидактикой, нравоучительной литературой,
Стихи Блока в «Тропинке», стихи Ал- которой питались в детстве их бабушки
легро-Соловьевой и Саши Черного тонули и дедушки, твердившие в виде утешения
в массе пестрой макулатуры, неустанно старинную схоластическую пословицу: «Ко­
фабриковавшейся предприимчивыми изда­ рень учения горек, а плод его сладок».
телями. Д ля дедушек и бабушек мировая история
Часто на детских книжках не было даже начиналась с Адама. А историческая бел­
имени автора и художника, но зато неиз­ летристика занималась предками и не шла
менно красовалось название фирмы. дальше отечественной войны или Мала­
Радикально настроенные просветители и хова кургана.
педагоги тоже печатали книги, но они не Дети жили как бы за несколько столетий,
могли конкурировать с коммерсантами из­ в лучшем случае за пятьдесят лет до своих
дательского дела. Коммерсанты знали, на родителей.
какого червяка клюет читатель-ребенок. Мы же хотя и показываем нашим ребя­
Самый маленький читатель, или вернее там далекое прошлое, начиная с пещер­
его мамаша, клюет на розовые картинки, ного человека, но вместе с тем показываем
изображающие ангелочков-детей и кудря­ им жизнь и с другого конца, — с нынеш­
вых собачек. Девочка постарше клюет на него и даже завтрашнего дня.
Чарскую, а ее брат-гимназист на Пинкер­ Но чтобы действительно показать им
тона. самую жизнь и в настоящем и в прошлом,
Но не в одной издательской демагогии а не только бездушную схему жизни, мы
было дело. Литературные стихи для детей привлекаем к работе над детской книжкой
не могли выдержать конкуренции с ход­ подлинных художников.
кими стишками. Не только повести о людях должны де­
Брюсов писал для детей: латься мастерами художественного слова,
Любо василечки но и книги о зверях, о странах, о народах,
Видеть вдоль межи, даже книги по истории техники. Это не
Синенькие точки значит, что все авторы детских книг, и
В поле желтой ржи. беллетристических и научных, должны быть
поэтами и беллетристами. Но для того,
А ребятам нужно было действие, нужен чтобы довести книгу до воображения ре­
был песенный и плясовой ритм, нужен бенка, а не только до его сознания, человек,
был юмор. пишущий книгу, должен овладеть образ­
Все это они находили в переводном ным словом. Иначе самая лучшая тема рас­
«Степке-растрепке», в книжках веселого и плывается в абстракцию. Примеров такого
самодовольного Вильгельма Буша, в ку­ овладения художественным словом у нас
старных переводах и отдаленных переска­ много. Возьмите хотя бы путешественника
зах гениальных английских детских песе­ Арсеньева, никогда не принадлежавшего
СОДОКЛАД С. Я. МАРШАКА 23

к цеху профессиональных писателей, но Фурманова и перечитываю Жюль Верна.


оставившего и детям и взрослым книгу, А попробуйте задать такой же вопрос со­
которая является образцом художественно­ седу по квартире или даже своему собрату-
документальной прозы. Мы уверены, что писателю?! Не знаю, как сосед, а собрат-
среди наших ученых, изобретателей, инже­ писатель по большей части перечитывает
неров, красноармейцев, моряков, машини­ самого себя, а читает своих ближайших
стов, охотников, летчиков найдется не мало зей или соперников,
людей, одаренных наблюдательностью, худо­ оветский школьник, и городской и де­
жественной памятью, и воображением. Эти ревенский, это не просто читатель, это —
люди сумеют передать детям огромный страстный охотник за *книгами.
опыт, накопленный старшими поколениями, В последнее время мне пришлось занять­
опыт, часто неведомый профессиональным ся изучением множества детских писем,
литераторам. полученных М. Горьким со всех концов
Чем старше ребенок, тем меньше нужна нашего Союза. Часть этого материала была
ему специфически детская книжка. Ведь опубликована мною в «Правде» и в альма­
вся наша советская литература, в тен­ нахе «Год семнадцатый». Более подробные
денции своей демократическая, простая по сведения о требованиях ребят к писателям
языку и стилю, воодушевленная большими и книге сообщу, если это будет нужно,
идеями, должна быть вполне доступна в одной из секций съезда или на специаль­
школьнику. Недаром старшие ребята зачи­ ной конференции по детской литературе.
тываются «Детством» Горького, читают Фур­ Здесь же мне хотелось бы только устано­
манова, Серафимовича, Шолохова, Толсто­ вить сущность этих требований — тот на­
го, Тихонова, Фадеева, Зощенко, Нови- каз, который дают писателям советские ре­
кова-Прибоя, читают наших поэтов. бята.
Но рядом с классиками, рядом с «Дет­ Отвечая М. Горькому на его вопрос, ка­
ством» Горького им нужен «Том Сойер» кая книга им нужна, ребята со свойственной
Марка Твэна, Жюль Верн, «Дерсу-Узала» им точностью ждут, что через два-три ме­
Арсеньева, «Пакет» Пантелеева, «Швамбра- сяца, самое позднее через полгода придет
ния» Кассиля, «Школа» Гайдара, сказочно­ к ним по почте интересная толстая книга
реалистическая детская пьеса Евгения в толстом переплете, в двух частях, со мно­
Шварца и Шестакова, острая политическая гими рисунками.
книжка Н. Олейникова. Любопытную прось­ «Я очень люблю читать, но хожу-хожу,
бу высказывают ребята в письмах к Горь­ прошу-прошу везде, и только очень редко
кому: они просят написать продолжение удается мне достать интересную книжку.
повести покойного Смирнова «Джек Вось- Почему в библиотеке все дают тоненькие,
меркин». рваные, грязные книжки, плохо напеча­
Ребятам нужна художественно-научная, танные, с безобразными рисунками? Я
географическая, историческая, биологичес­ люблю толстые, красивые книжки. Когда
кая, техническая книжка, дающая не раз­ возьмешь такую, так спокойно и приятно
розненные сведения, а художественный ком­ становится, что надолго читать хватит и не
плекс фактов. надо опять просить. И знаешь, что инте­
Такая художественно-научная литерату­ ресно будет, а не наспех писатель писал.
ра для детей у нас уже создается. О ней Еще мне очень хотелось бы, чтобы каждый
больше всего писали и пишут на Западе, ученый нашей страны описал попроще
Ее переводят и в Америке, и во Франции, то, над чем он работает, чтобы нам понятно
и в Японии, и даже в маленькой Исландии. было. Это нам очень интересно и очень
Детской книжке — книжкам Ильина, нужно. Если мы это будем знать, то когда
Паустовского и других — выпала на долю мы кончим школу, мы будем активными
почетная задача рассказать за рубежом о строителями социализма. Интересно нам
пятилетке и нашем социалистическом строи­ было бы узнать о методе лечения Сперан­
тельстве. Написанные для детей, эти книги ского, так как мы знаем об этом довольно
оказались книгами и для взрослых. смутно».
В этом одна из типичных» черт нашей, Лозунг «Дайте толстую книгу» проходит
книги для школьников: ее читают и дети, через множество писем. Но дело тут не
и взрослые. в одной толщине. Вы подумайте, какой
пыткой может быть для читателя толстая,
В нашей стране к детям относятся хо­ но скучная книга?! А маленькие, те даже
рошо. пишут: «Мы любим тонкие книжки с боль­
Дети для нас не предмет утомительных шими буквами, потому что толстую чи­
забот и невинных семейных радостей. Это — таешь, читаешь й соскучишься».
люди, которым предстоит много сделать и Говоря о толстой или подробной книге,
которых надо хорошо подготовить. старшие ребята хотят видимо одного: чтобы
Что можем сделать для подготовки чело­ в книге была законченная эпопея, целая
века мы — не педагоги, не инструкторы человеческая жизнь со всеми событиями,
физкультуры, а литераторы, прозаики и поражениями и победами.
поэты? Казалось бы, ответ простой: дать Шесть пионеров из Ярославля пишут:
побольше хороших книг. Ведь ребята — «Мы читаем много. Когда меняем в библио­
это самые усердные, самые постоянные теке книги, то спрашиваем и выбираем
читатели. Они читают не на сон грядущий, все потолще, так как тоненькую нам не
не в амбулатории в ожидании зубного вра­ хочется читать, потому что иногда жаль
ча, не в выходные дни, а ежедневно, так же, бывает расставаться с героем, которого мы
как обедают и ходят в школу. Вы можете уже успели полюбить. Мы сердимся на
смело спросить любого школьника, что' он писателя и думаем: «Что заставило его так
сейчас читает. Он ответит вам: дочитываю скоро расстаться с показанным им героем?»
24 за с е д а н и е в то ро е

Наш наказ писателям: откровенностью о книгах, которые прочли


1) Пишите большие книги, чтобы вы­ и пережили.
веденные вами герои жили долго-долго. Наши ребята любят героику, особенно
2) Пишите о том, как дружба и хорошие героику революции, и понимают ее по
примеры меняют человека. существу, а не ходульно. Бытовая юмори­
3) Напишите о жизни революционеров и стическая черта не принижает в их глазах
изобретателей побольше книг». героя, а делает его еще трогательнее и
А вот наказ гораздо короче — от дере­ ближе.
венского мальчика со станции Дебессы: Рецензенты наших детских книжек еще
«Алексей Максимович, статейку вашу я не дошли до этого уменья понимать худо­
прочитал и думаю, какие книги интересные. жественный образ целиком. Они взвеши­
И придумал: 1) про всяких зверей, 2) про вают на отдельных весах, они расклады­
диких всяких птиц 3) и про всякие деревья. вают по отдельным полкам героику и юмор.
И все по одной книге». А между тем дети умеют смеяться и пре­
Отсюда совершенно ясно, что ребята красно энают, какая сила и какая помощь
заботятся не только о «длине» и «толщине» смех.
книги, но и о ее законченности и полноте. Вот письмо одного из школьников Горь­
Читатель со ст. Дебессы не хочет, чтобы кому: «Прошу больше выпускать юмори­
звери были перемешаны с птицами и де­ стических и смешных рассказов, так как
ревьями. Он боится, что книга от того толще в детстве и даже юности ребенку наносится
не станет, а зато на долю птиц или на долю много обид и маленьких невзгод. В таких
деревьев, чего доброго, придется меньше случаях я всегда хватал Чехова, забирался
страниц, меньше рассказов, меньше све­ в шалаш, читал и под конец чтения разра­
дений. жался хохотом, словно в шалаш мне на­
Наш читатель хочет обеспечить себя пустили газа, вызывающего смех. А в на­
книгой по крайней мере на неделю. Он чи­ стоящее время, когда мне пятнадцатый год,
тает непрерывно и поэтому любит большие мне нужны книги, показывающие, как иэ
книги и серии книг. Но его увлекает не подростка может выйти жизнерадостный г
самый процесс чтения, он ничуть не похож эдоровый, смелый человек, путь этого че­
на гоголевского Петрушку, который «не ловека, который перестраивает город, де­
затруднялся» содержанием книги, а только ревню, свою жизнь».
радовался, что «вот-де из букв вечно выхо­ Как великолепно сочетаются в этом пись­
дит какое-нибудь слово, которое иной раз ме серьезность, идейная направленность,
чорт знает что и значит». свойственные нашим ребятам, с простотой,
Наши ребята читают внимательно, по­ наивностью и детскостью!
жалуй внимательнее нас, взрослых. К со­ Дореволюционный гимназист из обыва­
держанию книги они предъявляют самые тельской семьи тоже не прочь был похохо­
высокие требования и умеют черпать иэ тать над смешными рассказами Аверченко,
книг новый для себя опыт. но от него вы не услышали бы ни рассу­
Послушайте, что дала им одна книга, ждений о «человеке, который перестраивает
известная книга Арсеньева: «Дерсу-Узала». город, деревню и свою жизнь», ни глубокой
«Мы познакомились, — пишут пионе­ оценки значения юмора в жизни ребенка.
ры, — с жизнью Уссурийского края, узна­ По стилю письма и по житейскому опыту,
ли повадки многих животных, птиц, внеш­ который ощущается в каждом слове, можно
ний вид их, окраску, узнали много новых с уверенностью заключить, что школьник
слов. Многие места в книге заставляли не похож на прежнего гимназиста, это —
нас волноваться и тревожиться за жизнь ребенок из какой-то другой общественной
путешественников». среды, новый демократический читатель.
Вот чего ждут дети от книги — и новых Значительная часть писем к Горькому
точных сведений, и новых переживаний, пришла именно от этого нового читателя,
и новых слов. К этому читателю нельзя который впервые заговорил о своих вкусах,
итти с одними формальными выкрутасами, интересах, отношениях.
с литературным жеманством или с бездуш­ Он еще не очень силен в правописании,
ными готовыми темами. Нельзя по двум и в этом нет конечно ничего хорошего. Он
причинам. Читательский авангард, который обращается к Горькому то на «ты», то на
умеет так хорошо и отчетливо формулиро­ «вы». Но зато у него есть настоящее любо­
вать свои мысли и чувства, просто не по­ пытство, настоящие желания, которые он
верит автору и, может быть, навсегда сохра­ умеет выражать полно и сильно.
нит недоверие к писателям и литературе. Он просит написать ему такие книги:
Те же, кто слабее, пассивнее и доверчивее, «О хищном и дерзком звере тигре», «Зага­
сами научатся подменять настоящий оцыт дочная история небесных светил», «Тайна
литературной или газетной фразеологией. полярных стран и полюсов», «Про сухую
Перебирая письма ребят, можно выде­ и безводную пустыню Кара-Кум», «О борьбе
лить целую группу неразличимо похожих и страданиях заграничных пионеров», «О
одно на другое. Словесный трафарет засло­ беспризорниках и их горькой жизни».
нил в этих письмах содержание. Но, по Каждое из этих требований дает не только
счастью, большинство писем свободно от тему в узком смысле слова, но и некий му­
общих фраз. В этом особая удача переписки. зыкальный ключ, который должен помочь
То ли потому, что ребята пишут Горькому, писателю найти правильный тон для дет­
о детстве которого хорошо знают из его же ской книги, если только писатель умеет
книги, то ли потому, что это пишет настоя­ слышать.
щий читательский авангард, как у нас Мальчик из села Дуденово, ученик
говорят — «бибактив», но ребята на этот шестого класса, пишет, обращаясь к лите­
раз раскошелились, заговорили с щедрой раторам: «Товарищи, научитесь писать
СОДОКЛАД С. Я. МАРШАКА 25

покороче, пояснее, попонятнее, послож­ часто доверяя больше словам, впервые


нее». услышанным в школе и в отряде, чем всему
Нелегко найти писателя, которому такая тяжеловесному укладу, в котором выросли
мерка пришлась бы впору. Еще труднее их отцы и деды.
найти критика, который сума л бы так Нелегко воевать с прошлым, если тебе
коротко, так ясно и так понятно сформу­ всего 10—12 лет. От своей литературы дети
лировать свою мысль. ждут помощи, ободрения, научных и жи­
Но школьник из села Дуденово вовсе не тейских фактов, утверждающих в них но­
критик. Он никого не оценивает и никого вое, еще складывающееся мировоззрение.
не поучает. Он просто читатель. Ему, как
и другим его тринадцатилетним сверстни­ Правда, к услугам детской литературы
кам, до крайности нужна новая интересная всегда целая армия людей, готовых изла­
книжка. Вот о чем он хлопочет. Но при гать своими словами любые факты и све­
всем том он нисколько не забывает о своем дения, готовых писать картинки из жизни
возрасте. Он достаточно скромен и, очень животных по Брэму, очерки о путеше­
трезво взвешивая свои силы, учитывает, ствиях по Скотту и Нансену.
что будет для него доступно и что недо­ Но эта холодная стряпня не дает ребенку
ступно, с чем он справится и чего не сде­ ни мысли, ни чувства. Ведь ребята хотят
лает. таких героев, с которыми «жаль расста­
«Мы хотим книг о гражданской войне ваться». Им нужен юмор, от которого не
и на детском языке», — пишут ребята. улыбаются в платочек, а громко хохочут.
Детский язык — это не упрощение и Они требуют научной книжки, которую
не сюсюканье. можно переживать как роман. Этого не
Не всякая понятная книжка любима достигнешь никакими приправами, никаки­
детьми. Очевидно дело не в доступности, ми занимательными приемами. Детская ли­
а в каком-то подлинном соответствии книги тература должна быть делом большого
с ритмом и мироощущением ребенка. искусства-
Если в книге есть четкая и законченная Многие из нас еще не понимают этой
фабула, если автор не равнодушный реги­ простой истины. Но удивляться тут нечему.
стратор событий, а сторонник одних своих Когда люди говорят о детской литературе,
героев и враг других, если в книге есть они обычно вспоминают книжки, которые
ритмическое .движение, а не сухая рассу­ видели когда-то в детстве. А ведь те акку­
дочная последовательность, если вывод из ратные томики в желтых, голубых и крас­
книги не бесплатное приложение, а есте­ ных переплетах, с пестрыми картинками,
ственное следствие всего хода фактов, да литературой не назывались, так — детское
еще если ко всему этому книгу можно ра­ чтение! Они и не заслуживали названия
зыграть как пьесу или превратить в беско­ литературы. Это были отходы беллетри­
нечную эпопею, придумывая для нее все стики для взрослых, слабый раствор науч­
новые и новые продолжения, то это значит, ных сведений, выжимки из классической ли­
что книга написана на настоящем детском тературы, обесцвеченные остатки фольклора,
языке. Поиски этого языка — трудный путь ' У меня нет возможности подробно оста­
для писателя. Ни собирание отдельных навливаться здесь на дореволюционной дет­
детских словечек и выражений, ни кропот­ ской литературе, но об отдельных ее участ­
ливая запись особенностей поведения ре­ ках поговорить все-таки необходимо.
бят, ни коллекционирование анекдотов из Возьмем хотя бы сказку. У многих на­
жизни очага и школы еще не могут научить ших обывателей есть представление, буд­
писателя говорить на «детском языке». то бы сказку убила революция.
Во всяком случае это будет не тот язык, Я думаю, что это ложное представление.
который имеют в виду ребята, когда просят: Правда, наши левацки настроенные мето­
«дайте нам книгу про гражданскую войну дисты детского чтения и литературные кри­
или про звезды — на детском языке». тики изгнали на некоторое время из биб­
Мы не должны подлаживаться к детям, лиотек старого Андерсена и отвадили на­
да они и сами терпеть не могут, когда мы ших детских писателей от сказочных обра­
к ним подлаживаемся, корчим гримасы и зов. Но сказку убила не революция. Сказка
щелкаем перед ними пальцами, как доктор, была убита до революции.
который собирается смазать им горло иодом. Где сейчас в Западной Европе Гофман,
Задача наша не в том, чтобы потрафить Гауф, Андерсен, Топелиус? Где их наслед­
всем разнообразным интересам и вкусам ники, новые сказочники той же смелости
читателя. Мы должны знать эти интересы и того же таланта? Вы не найдете ни одного
и вкусы, но знать для того, чтобы напра­ имени, достойного хотя бы в малой степени
влять и развивать их. числиться в этой плеяде.
Мы обязаны внимательно изучать каждое А кто у нас до революции, в последние
из детских писем, каждый отзыв ребенка дни старой России, писал сказки для де­
на книгу, но мы не собираемся строить всю тей? Сказок печаталось много. Сказки и дет­
программу детского чтения только на осно­ ская книжка были почти равно значащими
вании читательских требований. Задачи понятиями. В святочных номерах даже
детской литературы гораздо шире и глубже взрослых газет и еженедельных журналов
того, что могут предложить сами дети. обязательно печатались сказки. Но что это
Но счастливая особенность наших отно­ были за сказкр? Из всего сказочного бо­
шений с детьми в том, что основные идеи, гатства в них уцелел только прокатный
руководящие всей нашей жизнью, находят ассортимент фей, русалок, эльфов, гномов,
среди ребят быстрый и верный отклик. троллей, леших, ангелов, принцесс и гово­
Ведь даже в самых темных и глухих углах рящих лягушек.
Союза дети ожесточенно воюют за эти идеи, А кто из вас, если говорить по совестя,
26 ЗАСЕДАНИЕ ВТОРОЕ

знает хотя бы основное различие между зиться с мыльным чудовищем, король тре­
эльфом, гномом и кобольдом? бует залога в тысячу гиней, как требуют
Вы смешиваете их потому, что они мало с подрядчиков на торгах.
чем отличались друг от друга в нашей Полное издевательство над сказочными
дореволюционной сказке. персонажами! Чистейшая пародия на сказ­
У эльфов, ангелов, русалок были оди­ ку! Дети, которые будут воспитаны на таких
наковые золотые волосы и бирюзовые глаза. сказках, вряд ли разовьют в себе творческое
У леших, гномов и троллей — одинаковые воображение, способность «талантливо меч­
ватные бороды. А ведь в старой народной тать». Но зато они вырастут вполне свет­
сказке у каждого гнома, кобольда и эльфа скими людьми, готовыми прикрыть любой
была своя родина, свой характер и даже компромисс элегантным скептицизмом.
своя профессия. Одни жили в Исполинских Сейчас на Западе среди взрослых в боль­
горах Силезии и занимались рудокопным шом ходу анекдоты с вывернутой наизнанку
делом; другие ковали щиты и мечи в под­ моралью. Основная схема этих анекдотов
земных пещерах Шварцвальда; третьи пасли такова: «У меня ужасная неприятность:
стада на лесных полянах Англии и Фран­ я остался к завтраку без поджаренного
ции. Недаром кобальт получил свое назва­ хлеба. — Как же это случилось? — Очень
ние от маленького легендарного рудокопа— просто: моя бабушка, поджаривая хлеб,
кобольда в острой шапочке. упала в камин и сгорела до ботинок».
Но в дореволюционной детской сказке Такова приблизительно мораль множе­
от всей характеристики гнома и кобольда ства современных сказок и стихов для де­
только и уцелела острая шапочка. Сказоч­ тей.
ные существа сделались безработными, без­ Есть в современной французской лите­
душными и безличными, превратились в бле­ ратуре для детей сборник сказок, который
стящие дешевые вороха елочных украшений. называется «Зеленая шапочка». Это откро­
В их пеструю и беспринципную компанию венная пародия на «Красную шапочку»,
попали заодно и ангелы, которых лавоч­ «Спящую красавицу» и другие скаэки.
ники наделили своими чертами — самодо­ В старинной «Спящей красавице» принц
вольством и румянцем. будит от долгого сна свою невесту и женится
От близкого соседства все персонажи на ней.
сказок перепутались. Хитрые и злые ру­ В новой сказке принц тоже будит спящую
салки стали похожи на кротких ангелов; красавицу и тоже женится на ней.* Но кра­
у ангелов выросли стрекозиные крылья, савица, проспавшая сто лет, так старомодно
как у эльфов; тролли и гномы начали одевается, так странно ведет себя в обще­
разносить по домам подарки для добрых стве, что принц вынужден обратиться к фее
детей, как это обычно делал рождествен­ с просьбой опять усыпить спящую краса­
ский дед. вицу.
Теряя подлинность, сказка вместе с тем Это тоже сказка навыворот, перелицо­
теряла и свои бытовые черты, свой ритм и ванная сказка.
фабулу. В самом приступе к сказке, в пер­ Д ля чего писателям перелицовывать
вых ее строках не чувствовалось уже того сказки? На этот вопрос ответить трудно.
юмора и вкуса, с которым приступал когда- Правда, элементы пародии есть и в луч­
то к своему повествованию Ганс-Христиан ших сказках больших мастеров. Вы найдете
Андерсен («В Китае, как известно, все их и у Андерсена.
жители китайцы и сам император китаец»). Даже «Дон-Кихот» Сервантеса можно
Исчезла великолепная слаженность эпизо­ считать пародией, или вернее, сатирой на
дов, которую вы найдете в народной сказке рыцарские романы. Но Сервантес создал
или андерсеновском «Соловье». Да и дей­ поэтический образ, переживший на много
ствия стало маловато. веков ходульные образы предшествовавших
А что осталось от сказочной морали? Пи­ ему рыцарских романов. А «Зеленая ша­
сатель для взрослых, который только ба­ почка» вряд ли переживет «Красную ша­
ловался сказкой, да и то изредка, обычно почку».
избегал всякой морали. Зато многочислен­ Такие пародии возникают из какой-то
ные сказочницы, у которых не было ни ра­ «внутри-литературной полемики», рассчи­
дикальных убеждений, ни хорошего вкуса, танной на остроту и оригинальность.
пропитывали свои сказки от первого до Но поиски оригинальности — всегда
последнего слова густым сиропом морали* безнадежное дело. Человек, стремящийся
Каждое действующее лицо в сказке было освободиться от банальностей, похож на му­
у них глашатаем добродетели. ху, которая пытается оторваться от смазан­
Сейчас на Западе авторы детских сказок ного клеем листа — тэнгльфута. Освобо­
все больше и больше отказываются от такой дит от клея одну н огу— другая увязнет.
примитивной добродетели и постепенно за­ Настоящая оригинальность может быть
ражаются скептицизмом литературных сно­ только там, где есть новые мысли, новые
бов. системы мыслей. А поисками оригинальных
Мне попалась как-то современная ан­ приемов, оригинальных сюжетных поворо­
глийская сказка «О принцессе, на которой тов делу не поможешь.
никто не хотел жениться». В этой сказке Прежде всего пародийность современных
все навыворот. Принцессу зовут «Прелест­ сказок объясняется глубоким и безнадеж­
ный цветок», а она так безобразна, что люди ным скептицизмом их авторов. Скептический
при встрече поворачиваются к ней спиной взгляд на жизнь считается у литературных
и берут в рот кусочек сахара. Страшный снобов главным условием хорошего вкуса.
дракон в сказке питается туалетным мылом. Недавно вышла талантливая книга из­
С лордов, кронпринцев и «полукрон- вестного французского писателя Анри Мо-
принцев», которые выражают желание сра­ руа «Страна тридцати тысяч желаний».
Моруа очень причудливо и остроумно Упрощенная в своей законченности фи­
рассказывает историю одной девочки, ко­ лософия завоевателя суживает, а не расши­
торую'дома всегда бранили за то, что у неё ряет мир. Сказке здесь делать нечего.
тридцать тысяч желаний. Однажды во сне Отяжеление сказки, идейное и формаль­
девочка попала в сказочную страну. Эта ное, знаменательно для того общества, ко­
страна так и называется «Страна тридцати торое теряет перспективу и веру в будущее.
тысяч желаний». Все желания детей в этой У сказки есть замечательная возможность
стране сразу исполняются. Беда только охватывать сразу большие пространства,
в том, что желание одного ребенка уби­ перелетать из края в край, сталкивать раз­
вает желание другого. Скажем, вы поже­ личные времена, сочетать самые крупные
лаете, чтобы появился шоколадный торт, вещи с вещами самыми маленькими, пре­
а ваш сосед пожелает, чтобы этот торт про­ одолевать непреодолимые препятствия.
валился сквозь землю. Вы захотите поиграть Если сказка этими возможностями не
в мяч, а ваш сосед захочет, чтобы этот мяч пользуемся, значит плохо ее дело, значит
лопнул. не хватает ей настоящего содержания.
Казалось бы, вывод простой. В эту анар­
хию желаний следовало бы внести порядок, Ну, а как у нас? Если сделать простой и
или, как у нас говорят, план. Но Моруа здравый вьщод из всего того, что здесь ска­
делает другой вывод: девочка возвращается зано, нащи дети уже должны читать тол­
к себе в детскую, подчиняется скучному стые книги новых сказок, разнообразных,
домашнему режиму, против которого она веселых и героических?!
так бунтовала, а через год ее уже не при­ Ведь для того, чтобы говорить о героях,
нимают в «Страну тридцати тысяч желаний». нам не надо вспоминать Ричарда Львиное
Да ей и самой там делать нечего! Сердце и выдумывать какого-нибудь доб­
В «Стране тридцати тысяч желаний» лестного Беовульфа в серебряных латах,
суждено побывать нам всем, пока мы не с белыми перьями на шлеме. Героическое
выросли и не поумнели! К акая это в сущ­ от нас совсем близко, мы отделены от него
ности грустная и скептическ!ая мораль! всего только каким-нибудь десятком лет,
Как противоречит она морали настоящей а иногда даже одним днем.
сказки, которая учит человека желать и до­ Расспросите любого нашего летчика, лю­
биваться осуществления своих желаний! бого командира корабля, кем он был и что
Справедливость требует, чтобы рядом он делал на своем веку. И окажется, что
с этими неудачными сказками мы отметили он пас гусей, а потом пас коров, а потом
и такие, которые еще имеют право назы­ плавал по морю, а потом тонул, а потом вое­
ваться сказками. В них бутафория не вы­ вал, а потом бунтовал, а потом оцять воевал,
теснила сказочных образов. Я имею в виду и еще много было веселых приключений —
Киплинга и Сельму Лагерлеф. больше, чем у солдата, который нашел под­
И Киплинг и Лагерлеф владеют ко­ земный клад в сказке Андерсена «Огниво».
нечно мастерством сказки, но важно по­ Рассказать про такого летчика и коман­
смотреть, куда ведет дорога каждого из них.. дира — это еще нб значит написать сказку.
И оказывается, что принципиальной раз­ Это значит — написать биографию. Но ко­
ницы между лирической сказкой Сельмы гда кругом тысячи таких биографий, то как
Лагерлеф и премированной добродетельной не родиться сказке?
аллегорией Эллы фон Краузе почти нет. Нужно только не регистрировать, а со­
Эстетный мистицизм приводит Сельму Л а­ чинять и воображать. Нужно не обкрады­
герлеф на ту границу, за которой сказка вать свое время, а помогать ему работать.
перестает быть сказкой и превращается в Героическая биография — еще не сказка.
елочную мишуру. Очерк о новом блюминге и комбайне —
А Киплинг? Разве его шутливые рассказы это тоже не сказка. «Техника на грани фан­
не напоминают пародии на детскую сказку тастики» — сама по себе только материал
с моралью? Ведь именно в этой пародийно­ для научно-технической книжки и для к а­
сти их неожиданность и острота. кого-нибудь детского «Вундербуха», книги
«Отчего у носорога шкура в складках? чудес, которую под разными названиями
Да оттого, что под шкуру попали хлебные выпускают предприимчивые заграничные
крошки. Почему у слоненка длинный нос? издатели. Ребенка удивляют до тех пор,
Потому что слоненок был любопытен и со­ пока он не перестает удивляться.
вал свой нос куда не следует». Сказка о ковре-самолете не тем хороша,
Это хорошие и веселые сказки. Да и мо­ что человек в ней летает по воздуху. Это
гут ли быть они плохими, если их расска­ было бы тоже своего рода «вундербух»,
зывает человек, умеющий смеяться, гово­ и больше ничего. Но человек, летящий на
рить то громко, то тихо, то шутливо, то ла­ ковре-само лете, летит не зря. Без ковра-
сково? Но такие сказки могли появиться самолёта он не поспел бы во-время за три­
в литературе, пресыщенной сказочными девять земель, а это нужно ему до-смерти.
образами и не знающей, что с ними делать* Ковер позволяет побывать там, где не сту­
дальше. пала человеческая нога, позволяет обог­
А «Джунгли» Киплинга — это конечно нать время.
яе сказка. Это романтическая повесть, от Мы не собираемся возрождать в советской
которой пошли все современные американ­ стране старую сказку. Нам де к чему вос­
ско-английские рассказы об охотниках и крешать гномов и эльфов, даже тех гномов
животных, полу натуралистические и полу- и эльфов, которые еще были рудокопами и
романтические. Главный стержень «Джунг­ пастухами. МьГ знаем, что напрасно и наив­
лей», как и всей западной зоологической но было бы ожидать возрождения тех худо­
беллетристики, это — закон охотника и жественных форм, которые некогда были це­
воина, закон военной игры. ликом основаны на мифологическом отно­
шении к природе. Если бы поэты попыта­ в том, что для сказки надо из груды материа­
лись теперь механически воссоздать народ­ ла выбрать самое принципиальное, самое
ный эпос, у них явилась бы, по выражению меткое, самое простое.
Маркса, «Генриада» взамен «Илиады». Ведь не только бытовая, но даже и вол­
Конечно мы будем внимательно читать шебная сказка требует реальных подроб­
и изучать народный эпос, старую сказку, ностей. Вспомните крикливые восточные
легенду, былину. Но у нас уже настало базары «Тысячи и одной ночи». Вспомни­
время для создания и новой сказки. Ведь те церемонный императорский двор в андер­
даже в самых прозаических документах сеновском «Соловье» и не менее церемон­
наших дней, в стенограммах, дневниках, ный птичий двор в «Гадком утенке». Вспом­
путевых записках у нас уже чувствуются ните наконец любую из былин о кулач­
иной раз подлинные черты эпоса, эпическое ных боях на новгородском мосту или о
уважение к своему времени и своему делу, богатырской заставе под Киевом. Везде
эпическое развитие событий и характеров. быт, живые люди, характеры. Да еще ка­
В нашей стране и в наши дни может воз­ кие характеры ,— сложные, с юмором, с
никнуть не «вундербух», а настоящая сказ­ причудой!
ка, потому что у нас люди вступили в состя­ Если есть такие характеры в сказке, —
зание с временем, прокладывают пути в тех в ней может быть и действие, и борьба,
местах, где еще никогда не сгупала нога и настоящая идея, а не подобие идеи.
человека, а главное потому, что они чувст­ Очевидно для такой сказки у наших дет­
вуют свою правоту. Эта правота позволяет ских писателей еще не хватает ни фило­
делать большие моральные вьюоды, ка­ софской глубины, ни мастерства. Не хва­
ких уже никто не смеет делать на Западе. тает культуры! А память ведет их по прото­
А без таких выводов возможна только сти­ ренным дорожкам предреволюционной сказ­
лизация или шутливая пародия на сказку. ки — к бедной символике или пародии.
Что же, возникла ли у нас детская сказ­
ка, т. е. поэтически-фантастическое повест­ Когда-то, в самую раннюю пору револю­
вование, утверждающее новые идеи и факты, ции, о детской повести можно было сказать
а не та, прежняя сказка — пародийная или почти то же, что мы говорим сейчас о сказ­
откровенно-дидактическая? ке. Первая повесть была так же бедна со­
Надо прямо сказать: у нас еще нет такой держанием и условна, как и та сказка,
сказки. Во всяком случае то немногое, которая появилась у нас только теперь,
что в этом роде и написано, еще не может после снятия с нее педагогического запрета.
заменить по своей простоте, законченно­ Новая повесть о новом быте, адресован­
сти и занимательности старинную «Крас­ ная новому читателю-ребенку, была не
ную шапочку» или каких-нибудь «Семерых просто нужна, в ней чувствовалась уже
козлят». В чем же тут дело? Может быть настоятельная необходимость. А между тем
в тенденциозности наших детских сказок, вырваться из круга традиций предреволю­
в их морали? Но ведь и в «Красной шапоч­ ционной детской литературы было не так-
ке» есть мораль, да еще какая назидатель­ то легко.
ная! «Ежели тебя послали по делу, то не От прошлого наша детская библиотека
останавливайся по дороге, да не разго­ получила наследство большое, но весьма
варивай с незнакомыми, а то еще — того сомнительное. Каталоги книг, изданных
и гляди — незнакомец окажется серым вол­ перед революцией для дет^й, это — объе­
ком». А это ведь такое наставление, которое мистые томы аннотаций.
ни одному ребенку не может быть по вкусу. Чего только тут не было! Астрономия,
А между тем «Красную шапочку» дети зоология, руководство для собирателей ба­
готовы слушать двадцать раз подряд. бочек и марок, доисторический человек,
Это потому, что каждое положение в этой ботаника, жизнь замечательных людей,
сказке так ясно по своей обстановке, после­ древний мир! А какой огромный перечень
довательности и логике мотивов, что лю­ романов для юношества, повестей для стар­
бой ребенок может поставить себя на место шего возраста, сказок и рассказов для' млад­
героини сказки,, может играть в «Красную шего возраста в этом каталоге! Изредка
шапочку». Даже в андерсеновских сказках в нем мелькали имена Додэ, Мопассана,
с более сложной философией эта филосо­ Диккенса, Гюго, Толстого, даже Чехова,
фия подается в таких конкретных, умно Горького и Бунина, но основная масса дет­
и бережно подобранных деталях, что ребя­ ских повестей принадлежала неутомимому
та радуются каждому повороту, видят и перу популярных англо-американских пи­
переживают каждую мелочь. А вывод? сательниц и их менее счастливых сестер и
Вывод они невольно делают сами, и не в кон­ братьев российского происхождения.
це сказки, а на всем ее протяжении. В западных повестях было больше дей­
Беда наших новых сказок не в их морали, ствия, выдумки и юмора; российские
а в аллегоризме. Детали играют в них искусством сюжета не отличались и юмором
второстепенную, декоративную роль, а са­ не блистали. Но родственное сходство пере­
мое действие лишено какой бы то ни было водной и отечественной детской литературы
конкретности. было несомненно. Т.а и другая интересо­
Правда, сказка живет не разрозненными вались преимущественно сиротами и най­
бытовыми подробностями, а обобщениями. денышами таинственного происхождения.
Но обобщение не должно быть общим Та и другая проповедывали скромность,
местом. Художественный и философский милосердие и терпение. Впрочем в конце
синтез не должен превращаться в абстрак­ концов всегда оказывалось, что эти добро­
цию, в туманную символику. детели представляют собой самый краткий
И повести и сказке в равной мере нужен путь к благополучию и карьере.
материал: быт, люди, вещи. Разница только Весь мир в этих повестях неподвижно
СОДОКЛАД С. Я. МАРШАКА 29

и просто стоял на своих устоях. Обществен­ скатывались к унылому натурализму —


ные перегородки были непроницаемы. Если и тогда у них не было ни задачи, ни раз­
какой-нибудь маленькой певице удава­ маха, ни чувства времени; либо взлетали
лось проникнуть в графский замок и даже в лже-романтические туманы, теряя вся­
положить голову на костлявое плечо ста­ кую почву, всякое подобие материала и
рого графа, то скоро выяснялось, что дитя фактов.
улицы приходится владельцу замка родной А нужна была иная книга, сочетающая
внучкой. Конечно эта внучка навсегда смелый реализм с еще более смелой роман­
сохраняла в памяти годы, прожитые в тикой, книга, которая бы не боялась неиз­
бедности, и становилась лучшим другом бежных в наши дни суровых фактов, но
бедняков. умела бы поднимать их на такую опти­
А кто такие были Зти бедняки? Трудно мистическую высоту, откуда они не были
сказать. В одной повести это бедные кре­ бы страшны.
стьяне, живущие в избушке; в другой — Такие книги у нас стали появляться.
сапожник, которому не хватает денег на Конечно мы еще не можем утешить себя
елку. А в знаменитой книжке «Отчего и сознанием того, что наши читатели-дети
почему маленькой Сусанны» девочка-ари­ получили от художественной литературы
стократка, мадемуазель де Сануа, щедро все, что нужно для их роста, для воспита­
отправляет все свои новогодние подарки ния их убеждений, интересов и вкусов* До
дочкам бедного лавочника. этого еще очень далеко. Но какие-то прин­
Это происходит после такого разговора: ципиальные позиции у нас уже нащупаны
«— Не все девочки получают новогодние и постепенно завоевываются.
подарки, — сказала горничная. В дореволюционной детской литературе
— Что ты говоришь? — спросила Су­ была бы немыслима такая книга, как «Рес­
санна с неподдельным удивлением. — Де­ публика Шкид» Белых и Пантелеева. На­
вочки целый год ведут себя хорошо и не писали ее еще юноши, только что сами вы­
получают подарков? шедшие из школы, где воспитываются бес­
— Да, барышня. призорные. Казалось бы, они легко могли
— Отчего же? потонуть в куче мелких наблюдений, пре­
— Оттого, что они бедны! вратить свою повесть в бесформенный днев­
— Ах! — проговорила Сусанна и по­ ник. Но этого, не случилось. «Республика
сле небольшого раздумья сказала, вздох­ Шкид» — одна из первых книг о перевос­
нув: — Это правда». питании человека в нашей стране, одна
Так легко и воздушно говорили о бедно­ из первых глав этой эпопеи, которая на
сти французские буржуазные повести для наших глазах развернулась на Беломор­
детей. Российские этак не умели. Россий­ ском канале. Не «экзотический» быт бес­
ские, даже наиболее реакционные, невольно призорных, не «блатная музыка» — глав­
заражались от нашей радикальной и на­ ное содержание повести (а ведь мы знаем,
роднической беллетристики склонностью как соблазнительны для молодых читате­
к деревенским выражениям — таким, как лей причудливый быт и причудливый
смыкать горе», «ноженьки подкосились», язык) — нет! Суть повести в том, что ее
<тошнехонько», «страдная пора», «лишние главные эпизоды определяются всей жиз­
рты». нью страны.
Даже Лидия Чарская, которая на всю Больше всего любят ребята эту книгу
жизнь сохранила институтскую грацию, и за то, что в ней есть пролог и эпилог, на­
та старалась говорить как можно просто­ чало и конец.
народнее, когда речь заходила о бедности. История ее героев начинается на зарос­
«Ваня с полным удовольствием уписы­ ших травой питерских улицах, на барахол­
вает за обе щеки краюху черного хлеба, ках, у вокзалов, где толпятся в ожидании
густо посыпанную солью. Его родители мешочников мальчишки с тележками, так
приучили своего мальчика с самого ран­ называемые «советские лошадки». А конча­
него детства к таким простым завтракам, ется история вступлением ре бот в жизнь.
и они кажутся ему лучше всяких разно­ Один из героев появляется на послед­
солов». них страницах книги в длинной серой ши­
Мальчики и девочки могли разговари­ нели и новеньком синем шлеме. Он — ко­
вать у Чарской, как им вздумается. На мандир РККА. Другого авторы встречают
детскую литературу критика редко обра­ за кулисами заводского театра. Он — ре­
щала внимание. В детских книгах царила жиссер. Третий вваливается к друзьям,
тишь да гладь, да божья благодать. когда его совсем не ждут, в непромокаемом
К счастью дети не ограничивались этой пальто и высоких охотничьих сапогах.
подслащенной стряпней. Они читали клас­ Он — агроном и приехал из совхоза.
сиков, читали настоящего Диккенса и на­ Я думаю, что далеко не все писатели из
стоящего Гюго, у них были Гулливер, Ро­ литературы для взрослых оценят такой на­
бинзон, Дон-Кихот и те немногие хорошие ивный и монументальный конец повести.
книги, которые хоть изредка, но все же «Ну, что же! — скажут они. Это очень тра­
появлялись в детской литературе (фантасти­ диционно». Совершенно верно, это очень
ческие романы Жюля Верна, сказочная традиционный мотив, встречающийся в са­
повесть Керроля «Алиса в стране чудес», мых разнообразных литературных произ­
Эдвард Лир, Топелиус и др.). ведениях, посвященных школе, в том числе
И вот пришла революция. Сразу ока­ и в стихах Пушкина о лицейской годовщине.
залось, что герои большинства детских Вспомните «19 октября 1825 года».
книжек больше нам в герои не годятся.
Старая рутина долго тяготела над дет­ Сидишь ли ты в кругу своих друзей,
ской литературой. Наши повести либо Чужих небес любовник беспокойный,
so ЗАСЕДАНИЕ ВТОРОЕ

Иль снова ты проходишь тропик знойный работу — это главное содержание наших
И вечный лед полуночных морей? лучших повестей.
Счастливый путь!.. С лицейского порога «Швамбрания» Кассиля — талантливая
Ты на корабль перешагнул шутя, повесть, в которой рассказывается о том,
И с той поры в морях твоя дорога, как революция ворвалась в комнатный ми­
О, волн и бурь любимое дитя... рок интеллигентной семьи и вынесла оттуда
на широкую дорогу советской жизни двух
Ты, Горчаков, счастливец с первых дней, маленьких гимназистов — двух «швамб-
Хвала тебе — фортуны блеск холодный ранов», жителей выдуманной страны. «Тан-
Не изменил души твоей свободной: сык» Кожевникова — книга о казацком
Все тот же ты для чести и друзей. юноше-кочевнике, которого перевоспитал
Нам разный путь судьбой назначен строгой. Турксиб. И' наконец маленькая повесть
Вступая в жизнь, мы быстро разошлись, Пантелеева «Часы»! В ней рассказана исто­
Но невзначай проселочной дорогой рия о том, как золотые часы, зарытые
Мы встретились и братски обнялись. Петькой Валетом во дворе детского дома,
неожиданно оказались псд штабелями бе­
Царскосельский лицей — это конечно не резовых дров и вынудили маленького бро­
школа для дефективных на Петергофском дягу остаться в детском доме до тех пор,
проспекте. пока он не стал настоящим человеком, граж­
Молодой блестящий дипломат кн. Гор­ данином Советского союза.
чаков — это не Цыган, агроном из совхо­ Во всех этих книгах говорится о новом
за, И наконец лирическое послание Пуш­ человеке, который находит свое место в
кина к друзьям — это совсем не то, что жизни.
детская повесть, написанная двумя начи­ И даже в повести, где герои лежат прико­
нающими писателями ровно через сто лет ванные к койкам туберкулезного санато­
после пушкинских стихов. рия, даже там главная тема — участие ре­
Но есть в этой суровой советской повести бят в той созидательной жизни, которая
что-то, напоминающее ту гордость, с ка­ идет за стенами санатория. Я говорю о по­
кой Пушкин говорит о своих друзьях, кото­ вести Чуковского «Солнечная».
рые «вступили в жизнь» и разошлись по Если бы книга на такую тему была напи­
разным путям. сана кем-нибудь из дореволюционных дет­
Уж не потому ли это, что юноши нашего ских писателей, в ней были бы грустные
времени, питомцы любого детдома, любой христианско-лирические размышления, бе­
окраинной школы и фабзауча видят пе­ лые розы на могиле всеобщего любимца и
ред собой такие же дороги, какие лежали счастливый отъезд его краснощекого ма­
когда-то перед немногими баловнями судь­ ленького, друга, который нехотя покидает
бы? добрых докторов и ангелоподобных сестер
Любят наши ребята и повесть Гайдара милосердия.
«Школа».
Герой повести, сын расстрелянного сол- Только революция научила нас говорить
дата-болыневика, отправляется на фронт. с детьми без ложной сентиментальности, без
Но это не чудо-герой, не «красный дья­ фальшивых идиллий, говорить с ними о ре­
воленок». Красноармейцем он становится альной жизни, суровой и радостной.
не сразу. В первом же горячем деле он бро­ Эта реальная жизнь, в которой столько
сает бомбу, забыв о предохранителе, а в еще незнакомых людей и столько трудных
другом случае, вместо того, чтобы ударить заманчивых дел, всегда привлекала и при­
врага прикладом, по-ребячьи кусает его влекает подростка, который заранее при­
за палец. меряет на себе судьбы самых различных
В книге есть настоящие наблюдения, ко­ профессий.
торые позволяют верить в правдивость ав­ Но о реальных судьбах и о настоящих
тора и его повести, например сухая травин­ профессиях наши старые детские книги го­
ка, прилипшая к письму, которое привезет ворили мало. И вот ребята чуть ли не с
из окопов солдат, весь пропахший тяжелым десяти лет набрасывались на авантюрную
йодоформом. литературу американского С1иля, на пе­
Есть у Гайдара и та теплота, которая вол­ стрые номера какого-нибудь «Мира прик­
нует читателя сильнее всяких художест­ лючений». Тут по крайней мере были кайи-
венных образов. «Рядом с матерью сто­ таны, водолазы, авиаторы, изобретатели,
ял перепачканный в глине, промокший до таинственные адские машины, альпинисты,
нитки, самый дорогой для меня солдат — охотники и цирковые наездницы. А в дет­
мой отец». ских книгах и не пахло морской солью, там
Красноармейский командир в этой по­ держался нагретый комнатный воздух и
вести, бывший сапожник, надел в октябрь­ пахло манной кашей.
ские дни праздничный костюм и чужие, Наша, советская литература для детей
только что сшитые на заказ, хромовые са­ еще молода, еще мало у нас книг, открываю­
поги и с тех пор, как выражался он сам, щих детям ворота в серьезную и ответст­
«ударился навек в революцию». венную жизнь. Но уже стало ясно, что лег­
Прочтя книгу, двенадцати летний чита­ ковесной полунаучной, полубульварной ли­
тель чувствует, что автор, как его герой-са­ тературе, в которой нельзя отличить геоло-
пожник, тоже ударился навек в революцию. га-разведчика от частного сыщика, нет ме­
И за это читатель любит Гайдара и про­ ста в советской стране. Недаром хиреют у
щает ему многие слабости; и некоторые пу­ нас всякие «Всемирные следопыты» и дру­
стоты в сюжете, и беглость образов, и даже гие журналы, пытающиеся возродить вос­
какую-то незаконченность всей повести. кресную литературу «сильных ощущений».
Вступление ребят в жизнь, в борьбу, в Напрасно пытаются они спасти свой конт­
СОДОКЛАД С. Я. МАРШАКА 31

рабандный груз, поднимая над ним совет­ «За многие годы скитаний не видел я бе­
ский флаг. Такой контрабанды у нас не регов, столь мрачных и как бы угрожаю­
утаишь. щих мореплавателям... До бухты Киндер-
Конечно нельзя сказать, что мы уже на­ ли мы плыли, преодолевая южный летер —
веки освободились от той фальсификации моряну, несущий из пустыни пыль и за­
жизни и борьбы, которая так хитро была пах серы, ибо в пустыне, как говорят, ле­
пущэна в оборот предприимчивыми издате­ жат серные горы. Ветер этот рождает стес­
лями в буржуазных странах. ненное дыхание и, надо полагать, весьма
В какой-нибудь самой тенденциозной, са­ вреден для всего живого...
мой программной из наших книг для ребят, «Вода в заливе была мало прозрачна,
среди едва подкрашенных протоколов ко­ в ней плавали мертвые рыбы, занесенные из
оператива или сельсовета вдруг послышит­ моря. На берегу мы нашли великое множе­
ся со дна пропасти грозный голос рассер­ ство этих мертвых соленых рыб. По словам
женного зверя, орлы и коршуны глухо за­ матросов, их пробовавших, они вполне
клекочут, выражая свое неудовольствие по годились в пищу».
поводу того, что герой повести очнулся и Вы читаете эти строчки и вспоминаете
помешал их пиру, сытному и обильному. какого-нибудь Синдбада-морехода, осто­
А герой повести, который только что сва­ рожно причаливающего на своем корабле
лился вместе с конем с узкой горной тро­ к неисследованному и, может быть, враж­
пинки в зияющую пропасть, садится и дебному людям острову.
оглядывается. Мы узнаем этот орлиный кле­ А между тем это — отрывок из вполне реа­
кот и голос рассерженного зверя. Мы слы­ листической книги Паустовского о Кара-
шали их в бульварных лесах и ущельях мис­ Бугазе, мертвом заливе Каспийского моря.
тера Кервуда, самого опытного организа­ У Паустовского, как и у Лоскутова, на­
тора прыжков и полетов в пропасть. ряду с чувством ответственности за проб­
Пора нам по достоинству оценить все лему, есть конкретность, теплота и юмор соб­
эти патентованные «сальто-мортале». ственных наблюдений. А ведь ни теплоты,
Когда детские писатели перестанут изла­ ни юмора никогда не было у тех компиля­
гать принципиальное содержание своих по­ торов, которые писали когда-то книги о зе­
вестей в виде сухих и пресных протоколов, мле, природе и людях, не ^видя по-настоя-
тогда им не понадобится больше подсыпать щему ни людей, ни природы, ни земли.
в книгу для вкуса кервудовской соли и Но главная удача лучших книг о строи­
пинкертоновского перца. тельстве и об открытии новой страны в пре­
Лучшим доказательством этого служат делах наших границ заключается в том,
те немногочисленные детские книги, кото­ что они действительно проникнуты, пони­
рые написаны на основании настоящего манием «диалектики природы».
жизненного материала и настоящей идеи. Эти книги враждебны прежней, будто бы
Такие книги не нуждаются ни в какой по­ объективной и беспристрастной географии
сторонней приправе. Им не приходится и этнографии. Вместо неподвижных пред­
подкреплять свой сюжет готовыми приклю­ ставлений о природе, людях и обычаях они
чениями, взятыми напрокат из арсенала стремятся показать читателям меняющую­
занимательной литературы. У них есть ся связь явлений, дать такое пристрастное
свои эпизоды, свои приключения, естест­ и неравнодушное описание земли, после ко­
венно вытекающие из самого существа дела. торого возникает желание бороться и пе­
Несмотря на реализм, в их стиле и по­ рестраивать жизнь и природу.
ложениях есть даже какая-то неожиданная Такова например новая книга Ильина, ко­
сказочность. торую, быть может, уже знают по несколь­
Открываем одну из таких книг и читаем: ким главам, напечатанным в журналах.
«До сих пор все следы были известны на­ Книга эта — о переделке природы, о по­
перечет. Земзем оставляет треугольные сле- стройке новых рек, о приходо-расходной
дики. Джейран, пустынная антилопа, — книге Каспия, о завоевании пустыни и тун­
разделенные печати копытец. Навозный дры, о том, как люди идут по следам геоло­
жук имеет тройной след, так как посреди­ гических процессов в поисках богатств,
не тащит хвостик. Но этот новый след не скрытых в земле.
похож на все известные до сих пор. Две Вот несколько отрывков из одной главы
широкие полосы протянулись по песку. этой новой книги.
На каждой полосе поперек отпечатаны па­ «Есть живая фотография— кино. Ж и­
лочки, как бы елкой. Можно подумать, что вой географической карты еще нет. Но если
две невиданных размеров змеи ползли все бы такая живая карта существовала, мы
рядом, беседуя и держа между собой одну и увидели бы на карте странные вещи.
ту же дистанцию. Тогда еще никто из «На наших глазах Америка тихо сня­
местных старожилов не знал, что лапы, лась бы со своего места и поплыла по направ­
оставившие след в елочку, эти лапы сделаны лению к Азии — через Великий океан.
из прочной и толстой резины марки « Крас­ Она плыла бы не очень быстро, всего только
ный треугольник». Автомобили «Рено-Саха- 3 метра в год или около этого. Но если бы
ра» провели крепкую зарубку через пески». можно было ускорить ее движение на карте,
Достаточно прочесть эти несколько строк мы увидели бы, что в конце концов Аме­
М. Лоскутова из книги «Тринадцатый ка­ рика причалила бы к Азии, подняв и поло­
раван», чтобы поверить, что написавший мав ее восточные берега. И тогда они вме­
их человек действительно побывал в пес­ сте составили бы один великий Азиатско-
ках и своими глазами видел первые следы Американский материк. Так будет когда-
советских автомобилей в пустыне. нибудь, если правильно учение геолога
А вот еще несколько строк из другой Вегенера о перэмещении материков.
книги: «Мы заметили бы, что моря не остаются
.1 Стсиогр. отчет I Всесоккчи съе »да con писателей
ЗАСЕДАНИЕ ВТОРОЕ

неизменными, что они меняют свои очерта­ не». В обеих книгах автор ставит одну и
ния, как вода на тарелке, если тарелку по­ ту же задачу — связать самые различные
качивать. Наступая на сушу, море затоп­ геологические, географические, технические
ляло бы целые страны, образуя все новые проблемы с нашим строительством, свя­
и новые заливы, острова, перешейки. зать в образах и ощущениях, как они свя­
«И вслед затем обратным движением оно зываются в жизни, т. е. дать о науке и
открывало бы опять огромные площади строительстве художественную книгу.
дна... В этом — принципиальное отличие на­
«...Реки, сбегающие с гор, растащили бы ших новых книг от старой научно-популяр­
при нас эти горы по песчинке и унесли бы ной литературы, которая давала науку
в море... отдельно от жи8ни, жизнь отдельно от нау­
«...Еще быстрее передвигались бы на ки и внушала читателю убеждение в том,
карте леса, степи, пустыни... что все на свете неизменно: реки, горы, гра­
«Черные веточки рек шевелились бы и ницы, троны, парламенты, оседлый и ко­
росли. Нам стало бы ясно, что у каждой чевой образ жизни, характер народов и
реки своя жизнь, полная приключений... даже промыслы того или иного российско­
Реки на живой карте воевали бы между со­ го уезда. В\ одном уезде вечно будут бить
бой, отнимая друг у друга притоки, захва­ баклуши и делать деревянные ложки, а в
тывая у соседок верховья и бассейны. другом — катать валенки.
«Так было когда-то с Маасом, у которого Кстати о профессиях. Старая, дореволю­
правые притоки отнял Рейн, левые — от­ ционная книжка о плотниках, о стрелоч­
няла Сена. Об этом пишет французский никах или о водолазах ухитрялась изоб­
теолог Огг...> ражать каждую профессию так, будто она
«...То, что раньше казалось случайным пожизненна, наследственна и обособлена.
и загадочным: поворот реки, разорванная В книжках о железнодорожниках не было
горная цепь, извилина морского берега, железной дороги и уже во всяком случае
теперь стало бы понятным, как внезапно не было транспорта. В них изображалась
решенная задача. будка и семафор, а сюжетом рассказа было
«При взгляде на живую карту нам стало какое-нибудь бедствие или чудесное спа­
бы ясно, почему восточные берега Америки сение. Без этого ничего интересного не
повторяют западные берега Африки. Там, получалось.
где у Америки выемка, у Африки выступ. У нас рассказы о профессиях, рассказы
Геолог Вегенер говорит, что Америка ког­ о труде только начинают появляться.
да-то оторвалась от Старого света, как ог­ Нельзя же считать рассказами те унылые
ромная глыба, и пошла на запад... производственные книги, которые кормили
Мы узнали бы, что Великий океан — ребят гайками, опилками и стружками.
это не просто океан, а рубец, рана на теле Трудно сказать, что хуже: старая «бу­
планеты, образовавшаяся еще в те вре­ дочная» мелодрама или эти беллетристи­
мена, когда луна оторвалась от земли, что­ ческие реестры гаек.
бы итти собственной дорогой (гипотеза А разве не может быть такой книжки,
Пикеринга)». которая рассказывала бы о железнодорож­
Все, что я здесь привел, — это только никах, не впадая в мелодраму чудесных
отрывки из вступления к рассказу о том, спасений и не превращая всю железную
как переделывает у нас землю социалисти­ дорогу в склад буферов и шпал?
ческий труд. Может быть и даже есть.
«Я сказал, — говорится в этой книге В этом году Николай Григорьев напи­
дальше, — что живой карты еще нет. Но сал рассказ «Полтора разговора*.
это неверно. Я сам видел живую карту. В рассказе столько материала, сколько
Это было в Академии наук осенью 1933 года. вмещает самый добросовестный очерк. Тут
«В конференц-зале, около кафедры док­ и диспетчерская работа во всех ее подроб­
ладчика (Глеба Максимилиановича Кржи­ ностях и паровозы всех систем — от визг­
жановского) высилась чуть ли не до самого ливой «Овечки», которая таскает вагоны
потолка карта СССР. на сортировочную станцию и обратно, до
«И вдруг карта ожила. Поворот включа­ басовитой «Щуки»* тянущей за собой тяже­
теля — и на ней вспыхнули красные чер­ лый хвост товарных Еагонов этак в пол­
точки плотин, голубые пространства оро­ километра длиной.
шенных полей, красные капилляры кана­ А есть еще на железной дороге великолеп­
лов, зеленые полосы лесов. Как вены на ный паровоз «Элька».
руке, перетянутой шнуром, вздувались вы­ «Видали вы «Эльку»? Ее и по голосу сразу
ше плотин голубые веточки рек, разлились узнаешь. Не гудок — оркестр. Восемьдесят
голубыми пятнами озера-водохранилища. километров в час, сто километров дает па­
Побежали зеленым пунктиром линии эле­ ровоз...
ктропередач, связывая между собой города «В топке рев, голову высунешь в окно—
и области. Загорелись белые огни электро­ не то что фуражку, волосы с головы сорвет.
станций. Вот Самарская ГЭС, вот Ярослав­ А ход ровный, плавный. Машинист на­
ская, Пермская, а вот и целое сверкаю­ цедит себе стаканчик чаю, примостит его
щее созвездие — плеяда Валдайских эле­ на *сотел, к арматурному патрубку, — даже
ктростанций... не расплещется чаек. Вот это ход! Когда
«Это то, чего еще нет. Еще нет этих озер, «Эльку» на график примешь, будто кто
этих плотин, этих электростанций. Перед ножом полоснет по сетке...
нами была карта нашей страны, какой она «Элька» не всякие поезда водит.
будет через три пятилетки...» «Случалось вам ездить на «Красной стре­
В сущности новая книга Ильина — это ле»? Вот это — «Элька»!»
продолжение л его «Рассказа о великом пла­ Читая рассказ, любуешься великолепной
СОДОКЛАД С. Я. МАРШАКА 33

стремительной «Элькой», но эато по-настоя- подумал я. Но меня заинтересовала про­


щему уважаешь «Щуку». «Щука» не торо­ стота изложения в книге. Я стал читать ц,
пится, налегает мелкими, как эубы, и цеп­ к своему удивлению, не мог оторваться.
кими колесами на рельсы; а вытягивает она Странно, никогда я не думал, что водолазы
тысячу тонн на колесах: хлеб, кирпич, играют такую роль в строительстве социали­
трактора». зма. В этой книге я не нашел недостатков».
Недаром главные герои самого важного Книга, в которой читатель не находит
эпизода книжки — «Щука» и ее машинист недостатков, вряд ли скучная книга. Ведь
Каратаев. от скуки и самый кроткий читатель стано­
Отправляют в Магнитогорск самый сроч­ вится придирчивым и видит в книге тысячи
ный груз — доменные воронки. Надо их недостатков: и язык ему не хорош, и герои
насильно вогнать в расписание, втиснуть в как-то несимпатичны, и психология не
график, а в графике и без того тесно. «Де­ вполне понятная.
сять минут—и поезд. Десять минут—и поезд. В «Подводных мастерах», как видите,
Вот уже пора «Красную стрелу» отправ­ все оказалось на месте. Очевидно «Подвод­
лять, а ведь перед ней на 50 километров ные мастера», заставили читателя в конце
путь должен быть чист». концов эабыть пристрастие к лже-романти-
Если не уйдет «Щука» перед «Красной ческим водолазам, увлекли его какой-то но­
стрелой», значит дело отложено на эавтра. вой романтикой.
И вот вэялся машинист Каратаев удрать Это потому, что «Водолаз с Фонтанки»
на «Щуке» от «Эльки». Целых 63 километра каждый день подвергает свою жизнь опас­
должен удирать. Удерет или не удерет? ности — и не ради жемчужины индийской
Отсюда рассказ идет без замедления, без принцессы. Спускаться на многосаженную
передышки до тех пор, пока не решится глубину ему приходится для того, чтобы
спор между доменными воронками и «Крас­ прорыть тоннель под затонувшим минонос­
ной стрелой». И спор этот — не азартная цем, осмотреть заросший губками и водо­
игра, не гонки, не скачки. Это одна из дис­ рослями ледокол на дне Полярного моря.
петчерских задач, которые приходится ре­ А насколько причудливее и богаче мор­
шать ежедневно. ское дно, по которому тянет кабель оза­
В старину, когда Октябрьская дорога боченный и серьезный водолаз, чем отвлечен­
была еще Николаевской, когда на билетах ные таинственные глубины «Мира приклю­
печатались орлы, а железнодорожные гене­ чений»!
ралы носили шинели на эеленой подклад­
ке, каждая станция действовала за себя Я взял для примера всего несколько кни­
без всякого диспетчера. Да ведь и движе­ жек — Гайдара, Пантелеева, Паустовского,
ние в сущности небольшое было. Какова Лоскутова, Ильина, Григорьева, Золотов-
промышленность, таково и движение. Дис­ ского. Ж аль, что время не. позволяет мне
петчерская служба появилась у нас с ре­ рассказать подробно о других книжках,
волюцией. «В хозяйстве план, на заводах не менее принципиальных и достойных
план,8начит и грузы надо возить по плану». внимания.
Этот вывод делает книжка Григорьева, Следовало бы хоть вкратце остановиться
и тот же самый вывод делает читатель, кото­ на нашей географической книге, книге о
рый только что вместе с диспетчером решил путешествиях.
труднейшую железнодорожную эадачу. В анкетах читателей-детей чаще всего
Книжка дала читателю не голые лозунги, упоминаются два литературные жанра:
не декламацию и не те декоративные под­ «приключения» и «путешествия».
робности, которыми часто бесцельно щего­ «Приключения» на языке ребят далеко
ляют авторы, лишенные замысла и мате­ не всегда означают авантюры, чаще всего —
риала. это события, эпизоды, факты. Требуя «при­
Новое отношение к хозяйству, к труду, к ключений», читатели настаивают на фа­
социалистической ответственности рази­ бульной книге, а иногда на целой серии
тельно отличает книжки Григорьева от ста­ фабульных книг с общими героями.
рых рассказов о стрелочниках и вагонных К путешествиям они предъявляют точно
бандитах. такие же требования. В своих письмах к
Еще труднее было проявить новое отно­ Горькому ребята говорят о собраниях и
шение к труду в книге о той экзотической циклах путешествий. В одних письмах
профессии, которою издавна интересуются циклы охватывают мореплавателей эпо­
все подростки. Я говорю о водолазах. Во­ хи великих открытий, в других — все пу­
долазы с незапамятных времен мелькали в тешествия на полюс, в третьих — экспеди­
повестях и рассказах, на обложках и кар­ ции советских ученых.
тинках авантюрных журналов. И все эти книги должны быть, по мнению
Недавно о водолазах написал книгу Зо- ребят, либо героическими романами вроде
лотовский. В этой книге водолазы выведе­ «Капитана Гаттераса», либо подлинными
ны не подводными бродягами и кладоиска­ дневниками путешественников.
телями, а подводными мастерами. По совести говоря, это вполне законное
Вот что пишут об этой книге ребята: требование, исходящее из правильного по­
«Когда я взял эту книгу в руки, то с пер­ нимания задач литературы. Либо документ,
вого же взгляда мне показалось, что книга Либо свободный роман. Географическую
будет рассказывать о каких-то фантастиче­ компиляцию наш читатель тоже, за неиме­
ских похождениях водолазов. Но, прочи­ нием лучшего, конечно примет, но без осо­
тав несколько страниц, я разочаровался. бой радости.
Я понял, что в ней описывается жизнь тех Ведь обычная компилятивная книжка,
водолазов, которых я встречал часто на чаще всего состряпанная из сведений, кото­
Фонтанке. Ну, что здесь интересного? — рые можно нлйти в энциклопедическом ело-
34 ЗАСЕДАНИЕ ВТОРОЕ

варег из случайных цитат, взятых у путе­ вещи из русской литературы для взрос­
шественников, из бутафорских псевдобе.л- лых («Муму» Тургенева, отрывки из «Хол-
летристических подробностей, всегда выдает стомера» JI. Толстого, «Каштанка» Че­
свое суррогатное происхождение, отдает хова и др.). Но не Толстым и не Чеховым
маргарином. определялось качество наших русских книг
После такой книжки не захочешь сде­ о животных. По большей части это были
латься исследователем полярных стран и жалостливые рассказы о клячах, на кото­
непроходимых горных ущелий. рых возят слишком много воды, или о птич­
Географические повести не должны фаб­ ках, которые умирают в клетках.
риковаться безработными литераторами, Я до сих пор помню две книжки, ко­
которым не хватает собственного материала. торые были у меня в детстве. Одна назы­
Развб мало у нас замечательных воспо­ валась: «Любите животных», а другая
минаний о путешествиях разных времен— «Уж и жаба, бедные зверьки».
от старинных «хождений» в чужие земли до В книгах не было ни научной осно вы, ни
кругосветных перелетов'? Надо научиться свежих наблюдений, и уж ,во всяком слу­
находить их и обрабатывать так, чтобы они чае не было голоса писателя.
становились увлекательными и понятны­ Такие книги не могли разумеется послу­
ми, не теряя ничего в своей подлинности. жить образцом для нашей литературы о
А разве нельзя использовать дневники, док­ животных. Нам пришлось создавать об­
лады, записки наших советских ученых, разцы заново.
моряков и летчиков, возвращающихся Сейчас молодой писатель может^опереть­
чуть ли не каждый день из самых смелых ся на несколько книг для детей, написан­
и ответственных экспедиций? ных М. Пришвиным («Записи егеря Михал
Если из ста участников экспедиций най­ Михалыча» и др.), на повести и рассказы
дется хотя бы один, умеющий свободно и В. Бианки, на книжки, написанные и ил­
просто записывать свои наблюдения, а из люстрированные Евгением Чарушиным.
ста литераторов тоже окажется один, спо­ Пришвин — писатель для взрослых. По­
собный дать нам эпопею арктического или жалуй не всякий ребенок, а только при­
каракумского похода, у наших ребят ско­ рожденный натуралист, путешественник и
ро будет своя географическая библиотека охотник согласится обойтись без внешне за­
настоящего художественного качества и до­ конченной фабулы и полюбит книги Приш­
кументальной точности. вина за богатство языка и материала. Но
К сожалению наши путешественники зато всякий писатель, который захочет
редко печатают путевые записки, ограничи­ писать о животных, оценит пришвинские
ваясь только докладами и статьями. А пи­ рассказы для детей и многому у него на­
сатели у нас хоть и начали путешество­ учится.
вать, но уехали пока не слишком далеко, Романтическая фабула и серьезные зна­
не дальше путевого очерка. ния естественника — вот что привлекает
Еще редки у нас такие книги, как «В деб­ ребят в рассказах и повестях Виталия Би­
рях Уссурийского края» Арсеньева. Эта анки. Это пожалуй первый из наших дет­
книга написана настоящим путешествен­ ских писателей>который ввел в свои книги
ником и настоящим писателем и одинако­ настоящий биологический материал, не от­
во любима взрослыми и подростками. казываясь в то же время от создания сю­
Еще меньше книг для детей младшего жетной повести. Это нелегкая задача, и по­
возраста. И неудивительно: для этого воз­ этому неудивительно, что Бианки ради
раста чаще всего писали о путешествиях сюжета иной раз впадает в ту облегченную
двоюродные племянницы путешественни­ англо-американскую беллетристичность, ко­
ков и присяжные компиляторы. торая вполне очевидна в его повести о
Сейчас у нас есть такие писатели, как «Мурзуке», но зато совершенно отсутст­
Борис Житков, автор смелых и свободных вует в строгих и богатых материалом кни­
морских рассказов, человек, написавший гах типа «Лесной газеты» и «Аскыра».
почти классическую книжку для детей, Мой доклад — не обзор. Я не могу здесь
которая называется «Про слона». В этой говорить подробно о замечательных по сво­
маленькой книжке дается совершенно реа­ ей тонкости и точности охотничьих расска­
листическое и вместе с тем сказочное пред­ зах Евгения Чарушина, не могу остано­
ставление об Индии. Прибытие в Индий­ виться на книгах Лесника, оригинального
ский порт: «Ведь это, знаете, когда сушей и талантливого лесного корреспондента,
едешь... все постепенно меняется. А тут две который приносит городскому жителю в
недели океан, вода и вода, — и сразу но­ рассказах, очерках и фельетонах освежаю­
вая страна. Как занавес в театре подняли». щие сведения о погоде, об охоте, о рыбной
Первый спуск на берег. Первая встреча со ловле, о том, что делается в лесах, реках,
слоном на дороге. в парках и заповедниках.
Все эти подробности запоминаются чи­ Нет у меня места и для подробной оцен­
тателем надолго, почти как собственные ки книжек Перовской, а ее книжки было
впечатления. бы интересно рассмотреть хотя бы потому,
Ценность книжки «Про слона» — в бел­ что ей свойственно понимание читателя со­
летристической свободе, которая так нуж­ образно с его возрастом и требованиями.
на всем нашим авторам книг о путешест­ Важнее всего здесь отметить, что книж­
виях. ка о зверях, играющая огромную роль в
Несколько слов о зоологической книжке. мировоззрении ребенка, отрешается у нас
Сюжетные повести о животных были у от двух своих главных грехов.
нас когда-то почти исключительно перевод­ Она уже перестала говорить о «немой и
ные — Сэттон-Томпсон, Робертс, Лонг и страдающей душе зверя», запрятанной в
др. Иногда печатались для детей отдельные грубую и мохнатую шкуру, и понемногу
СОДОКЛАД С. Я. МАРШАКА 35

перестает подменивать живого эверя этой рические песни. Надо вспомнить, что на
самой мохнатой шкурой, заготовленной одну повесть приходилось несколько серьез­
Пушторгом для экспорта. ных книжек, содержащих исторические
очерки и документы с комментариями. По­
Исторических книг для детей у нас мало. жалуй эти научные книжки так же мало
Если наш ребенок прочтет даже самый пригодны для советского школьника, как
полный из комплектов, вся мировая исто­ и роман «За царевича». И все-таки, перели­
рия расположится в его сознании прибли­ стывая их, мы можем сделать важные прак­
зительно таким образом: Спартак — Иван тические выводы.
Грозный — Петр Первый — восстание Пу­ Есди мы хотим создать для детей настоя­
гачева — декабристы — Николай Первый— щую историческую библиотеку, которая
Николай Второй — 1905 го д — 1917 год. будет служить основой их культуры, мы
Получается лестница, которая должна не должны гнаться за скороспелой и по­
вести на десятый этаж, а состоит всего-на- верхностной фабрикацией исторической
всего из десяти ступенек, или вернее из беллетристики.
тысячи зияющих провалов. Нам следует отобрать из мировой лите­
А может случиться еще хуже. Все сту­ ратуры и заново перевести шщ тщательно
пеньки перепутаются. Восстание Пугачева подготовить к изданию исторические поэ­
окажется после декабристов, а Николай мы, баллады, сказания и романы, которые
Первый станет перед Петром Первым. дадут детям понимание далеких эпох.
Разумеется нельзя и не следует наде­ Нам надо взять все, что возможно, из
яться, что все провалы и пустоты в этой лучшей современной исторической белле*»
лестнице исторических сведений будут в тристики для взрослых, иной раз пожалуй
ближайшее время заполнены художествен­ подвергнув ее переработке, однако никог­
ными произведениями, повестями и рома­ да не допуская механического сокращения и
нами. Да и какие бы это были романы, если вульгаризации. Вспомним, как пересказал
бы они писались последовательными серия­ Шекспира Чарльз Л эм. Этот пересказ за­
ми, по триста страниц на каждую эпоху? воевал в английской литературе почетное
Дать ребятам историческую перспективу место.
может только школа. Даже для того, что­ Но одной беллетристики мало.
бы понять и оценить исторический роман, Мы должны обратиться к нашим серьез­
ребята должны располагать хотя бы мини­ ным специалистам-историкам и с их помо­
мумом представлений и сведений. щью смело дать ребятам в руки настоящее
Но все-таки большинство людей начи­ историческое исследование.
нает по-настоящему любить историю или Мы знаем, как любит чцтатель-ребенок
отдельную ее эпоху после хорошей истори­ и подросток чувствовать себя исследовате­
ческой повести или увлекательной драмы, лем, искателем потерянных следов.
увиденной в театре. Д ля одного человека— Такого читателя легко увлечь серьезной
это Шекспир, для другого — «Борис Году­ задачей — расшифровкой загадочной над­
нов», для третьего—роман Вальтера Скот­ писи, восстановлением эпохи по ее оскол­
та, а может быть и Дюма. В старой детской кам и обломкам, поисками исторической
литературе были книги повестей и очерков истины там, где она была искажена и за­
о самых различных эпохах: «Чудеса древ­ тушевана враждебными нам идеологами.
ней страны пирамид», «Три тысячи лет Мы должны дать детям исторические до­
тому назад» («Книга о войнах, о мирной кументы — летописи, хроники, записки, но
жизни героического народа и героических с новыми комментариями. Но только надо
мудрецах»), «Печать Цезаря», «Дети-кре­ помнить, что комментарий — это не уны­
стоносцы», «Под гром пушек» — расска­ лые и обязательные примечания редакции,
зы из франко-прусской войны, «Кто были а подлинный голос нашего времени. Ком­
наши предки-славяне и как они жили», ментарий может не только осветить по-­
«За царевича» — историческая трилогия новому старую книгу, но и обогатить ее.
Авенариуса... Это были целые шкафы книг, Отбирая материал для создания истори­
толстых и тонких, «роскошных» и «народ­ ческой библиотеки, мы должны учесть, что
ных», написанных немецкими доцентами и у каждой эпохи были свои сюжеты, свои
русскими второсортными литераторами, о любимые герои. Мы тоже должны облюбо­
которых в рецензиях обычно говорилось: вать своих героев, находя их на самых
«Один из плодовитейших писателей, ав­ различных страницах истории. Нам не­
тор множества популярно-исторических ро­ чего бояться далеких эпох. Смотрите, с
манов и повестей. Произведения его не от­ каким интересом расспрашивают ребята
личаются художественностью, но их смело в переписке с Горьким о строителях пира­
можно рекомендовать детям среднего и стар­ мид, о финикийских моряках, о средневе­
шего возраста. Они будут прочитаны не без ковых ученых, которых сжигала инкви­
удовольствия». зиция.
Воскрешать все эти «смело рекомендо­ Но это не значит, что нужно заслонить
ванные» книги нам незачем. Даже тради­ стариной те недавние события, очевидцы
ции и методы большинства из них были бы которых еще находятся среди нас. Во мно­
нам чужды и враждебны. Нам нечему жестве писем читателей настойчиво повто­
учиться у «плодовитейшего романиста» Аве­ ряется просьба о том, чтобы старые боль­
нариуса, но надо вспомнить, что в старой шевики рассказали о своем революцион­
исторической библиотеке для детей были ном прошлом, о жизни в ссылке, о бег­
«Песнь о Роланде», «Песни скальдов», «Или­ стве из тюрьмы, о том, как они работали
ада», «Одиссея», Тит Ливий, Тацит, Бен­ в военных подпольных организациях на
венуто Челлини, «Декамерон» (избранные фронте, как они брали Кронштадт и Пе­
новеллы), русские летописи, былины и исто­ рекоп.
36 ЗАСЕДАНИЕ ВТОРОЕ

Все дело в правильном и принципиаль­ было найти материала для характеристики


ном подборе исторических сюжетов. В ря­ нового героя повести — наборщика елиза­
ду событии, которые станут темой наших ветинской эпохи.
будущих очерков и повестей, одни факты Не одной только Богданович, но и Елене
будут впервые найдены, или выдвинуты Данько, и Александру Слонимскому, и
нашей исторической литературой, другие всякому талантливому и добросовестному
заново пересмотрены и поданы в новом автору нашего времени приходится за­
соотношении, соответствующем социальной ново собирать свой материал, чтобы по-
правде. И вот тогда, когда мы создадим новому осмыслить историю.
целую историческую библиотеку из клас­ Степан Злобин, написавший книгу о
сических романов, научных книг и доку­ Салавате Юлаеве, долго собирал и доку­
ментов, станут на место и те наши детские менты и устные башкирские предания,
исторические повести, которые представ­ прежде чем решился взяться за повесть.
ляют собой сейчас редкие и порой довольно Конечно «Салават Юлаев» — далеко не со­
шаткие ступеньки лестницы, ведущей на вершенная вещь. Но надо оценить по до­
десятый этаж. стоинству смелость задачи Злобина, ко­
Их еще очень мало, новых исторических торый попытался посмотреть на восстание
повестей. Пугачева глазами башкира Салавата и
Нашим писателям-историкам, пишущим для этого собрал новый, еще никем не ис­
для детей, работать трудно. Они работают пользованный материал.
на читателя, который так мало знает, ко­ Ремесленникам детской книги дорево­
торый путает Александра Первого с Алек­ люционных лет никогда не приходилось
сандром Македонским. Этому читателю ни­ решать столь серьезные задачи. Они были
чего не говорят тонкие литературные на­ эпигонами и нахлебниками большой ли­
меки и цитаты. Он никогда не слыхал о тературы.
том, что Екатерина Вторая переписыва­ Есть рдна область детской литературы,
лась с фернейским отшельником, он даже о которой нельзя говорить мимоходом,
не догадывается, что женские прически в вскользь. Ей следует посвятить отдельный
два аршина высотой знаменуют времена доклад, не менее пространный и во всяком
Людовика XVI и близость революции. случае гораздо более детальный, чем этот.
Д ля него книга должна говорить обо Нужно наконец выработать критерий, что­
всем с начала до конца, монументально бы правильно оценить книжку для малень­
и просто, а задача сделать такую книгу ких. Здесь нужны особо тонкие весы, чув­
по плечу только мастеру. ствующие каждое двустишие, которое мо­
Но дело не только в монументальности. жет быть настоящим событием в жизни
Дореволюционному историческому бел­ ребенка.
летристу, автору какой-нибудь «Византий­ Только при самом бережном отношении
ской орлицы», было легче писать потому, к стихотворным и прозаическим строчкам
что работал он по определенному рецепту. мы можем собрать много детских песен,
Он брал готовую идею казенно-идеалисти­ загадок, считалок, сказок, присказок, ма­
ческого образца, тысячу раз уже исполь­ леньких повестей в пятнадцать страниц и
зованную, разношенную, как старый баш­ рассказов в три страницы.
мак; брал готовые образцы из оперы «Рог­ Мы знаем, как важен и редкостен такой
неда» или с картины «Поцелуйный обряд» материал. У англичан есть богатый арсе­
и, не задумываясь, писал роман для юно­ нал образцовых песенок, считалок, драз­
шества со звонким эпиграфом: «Славян­ нилок, шуточных стихов для детей, на­
ские ль ручьи сольются в русском море»... копленных за несколько столетий («Nur­
Взрослому, квалифицированному чита­ sery Rhymes»).
телю такая книжка в руки и не попадала. Такие вещи не создаются каждый день.
Она шла в «народ» и в детскую. Книжек для детей пишется и печатается
Наши писатели, работающие над истори­ много, а посмотрите, что из этого мате­
ческой книгой для детей, даже самые ря­ риала доходит до ребят и занимает место
довые писатели, отлично знают, что од­ в их быту?!
ной бутафорией им не обойтись. На них Нелегко найти писателя, который создал
лежит слишком ответственная задача: уви­ бы повесть для старших детей, но еще го­
деть подлинные социальные причины со­ раздо труднее отыскать поэта или про­
бытий и в то же время не обезличить исто­ заика, который мог бы написать поэму,
рии. песню или рассказ для маленьких. У нас
Тут уж материал приходится искать не в этой области сделано очень немного. Это
в опере. и неудивительно. Как и в сказке, здесь
Есть у нас небольшая повесть Татьяны нужна законченность, предельная просто­
Богданович под названием ««Ученик на­ та, настоящий художественный синтез, ко­
борного художества». В ней говорится о торого мы еще не достигли. А требование
наборщиках академической типографии н^ книжку для маленьких у нас такое, ка­
времен Елизаветы Петровны и о первых кого еще никогда не было в мире. Не толь­
японцах, привезенных в Петербург. Весь ко город, но и деревня ждет от нас литера­
материал, все человеческие жизни, о кото­ туры для дошкольников. Это огромный
рых рассказывается в повести, не отсебя­ показатель нашего роста. До революции
тина. В основе книги лежат документы, не то что для деревни, но и для уездного
собранные с трудом и бережным внима­ города дошкольная книжка была роскошью.
нием в архивах старейшей типографии. Вся моя библиотека в раннем детстве со­
Тут и приказы, и прошения, и даже счета. стояла из одного только «Степки-растреп-
Зачем все это понадобилось автору? За­ ки». А сейчас наши дети шести-восьми лет
тем, что в старых, готовых книгах нельзя громко заявляют о своем книжном голоде.
СОДОКЛАД С. Я . МАРШАКА 37

Девочка из деревни Липняки, из-под Эта книга неразрывно связана с игрой


Рыбинска, пишет Горькому: ребенка, а игра для него — серьезное дело.
«Максим Горький. Мне хочется прочи­ Значит дошкольная книга должна быть
тать скаэку про бычка. Рассказ про го­ серьезна и действенна, как детская книга.
родскую жизнь. Стишок про оленя. Сказку Вот какие условия обязательны для до­
про волка. Ольга Петрова». школьной книги. А в нашей стране, где
Бедная Ольга Петрова! Она думает, что, эти тоненькие цветные книжки расходятся
живя в Москве, Алексей Максимович мо­ в миллионах экземпляров, мы должны
жет легко раздобыть для нее четыре книж­ быть особенно осторожными в отборе сти­
ки, которые ей так хочется прочитать. Она хов и прозы для маленьких. Между тем
верит, что в нашей детской литературе подавляющая масса книжек для этого воз­
есть сказки и рассказы, и стихи для ее раста пока еще представляет чистейший
воэраста, да еще на такие экзотические брак.
темы, как бычок и городская жизнь. Отчего это происходит?
По своей доверчивости Ольга Петрова Стихи для маленьких точнее всего можно
даже не считает нужным упомянуть в сравнить с пословицами. Не всякое соче­
своем письме, как это делают старшие тание слов становится пословицей. Нужна
дошкольники, что все требуемые ею книж­ основательная проверка, нужен длитель­
ки должны быть хорошего качества. Ве­ ный отбор, чтобы из тысячи случайных ре­
роятно она пока еще верит, что всё стихи чений какое-нибудь одно пригодилось, по­
на свете хороши. А уж стихи про оленя любилось, запомнилось и стало послови­
и подавно. Разве о таком звере плохо на­ цей. Так же точно должны отбираться
пишешь?! стихи для маленьких.
Ольга Петрова не знает, сколько у нас Наши педагоги, занимавшиеся селек­
неудачных стихов и рассказов, А их го­ цией детской литературы, этого эакона не
раздо больше, чем удачных. признавали. Они считали годным к пе­
Я не собираюсь в этом докладе ставить чати все то, что целиком совпадало с от­
писателям отметки. Когда я говорил о дельными пунктами их педагогической про­
детской книжке для старших возрастов, граммы, кстати сказать, далеко не совер­
у меня была возможность явственно уви­ шенной и подвергнутой в последнее время
деть, как сквоэь старую рутину благопо­ суровой критике.
лучной мещанской детской повести и ли- Они забывали возраст читателя и гово­
берально-просветительного очерка проби­ рили о политехническом образовании до­
ваются ростки нашей новой детской лите­ школьника.
ратуры. С каждым годом становится все Конечно труд должен играть важную
заметнее ее принципиальное отличив от роль в советской книжке для маленьких,
старой, дореволюционной литературы. А но от этого книжка не должна становиться
вместе с книгой растут и требования чита- трудной и скучной.
теля-школ ьника. Педагоги, селекционеры детской лите­
О дошкольной литературе этого не ска­ ратуры, мало заботились о том, чтобы книж­
жешь. За время революции у нас появи­ ка радовала ребенка. Стихи казались им
лось около десятка хороших книжек для учебным пособием в мудреном деле «поли­
маленьких. Но нельзя сказать, чтобы в технического образования дошкольника»,
1934 г. мы стали намного богаче в этой* об­ что-то вроде семинарской рифмованной
ласти, чем были, скажем, в 1930 или в 1929 г. латыни.
Заметного развития еще нет. Да и кри­ Но не одни педагоги, а рецензенты и
тика занималась этой литературой меньше, редакторы тоже .виноваты в производстве
чем какой-либо другой. А уж если гово­ литературного брака для дошкольника.
рить о читателе, то разве можно найти бо­ В этом деле виновны и сами литераторы,
лев загадочного читателя, чем трехлетний которые часто брались за книжку с наив­
и пятилетний потребитель стихов, сказок ной уверенностью в том, что чем меньше
и картинок, запоминающий книжку от ребенок, тем легче для него писать.
доски до доски и предающий ее потом же­ Эти люди не могли понять по-настоящему
стокой казни. Узнать мнение этого чита­ широких и сложных задач коммунистиче­
теля не так-то просто. Он воздерживается ского воспитания и подменяли мировоззре­
от заполнения анкет, он не пишет Горько­ ние фразеологией или даже терминоло­
му писем о прочитанных книгах. гией.
При таком положении вещей разбор При всей снисходительности можно на­
стихов и рассказов, написанных для до­ звать не больше четырех-пяти имен сти­
школьников, свелся бы только к установ­ хотворцев, владеющих искусством детской
лению какой-то иерархии, к оценке фор­ поэмы, песни, считалки, и не больше трех­
мальной и неглубокой. четырех прозаиков, способных написать
Таким делом я заниматься не хочу. Но хороший рассказ для дошкольников.
я считаю необходимым отметить особую Этим немногим писателям было трудно
важность дошкольной книги и привлечь работать.
к ней поэтов, прозаиков и критиков. Как и сказочникам, им надо было пре­
Эта книга формирует язык ребенка, и одолевать тяжеловесную дореволюционную
поэтому ее стиль должен быть строгим и рутину. Ведь книжка для маленьких слиш­
чистым. Эта книга помогает ребенку разо­ ком долго была в плену у слащавого ди­
браться в первых впечатлениях жизни, дактизма или самодовольной бушевской
учит его мышлению, и поэтому, как бы* юмористики. Чтобы вырваться из этого
ни была она причудлива и легка, в ней плена, надо было подняться на большую
должна быть своя логика и свой познава­ политическую и поэтическую высоту. Сде­
тельный материал. лать это было не так просто. На поэта
для детей слишком долго смотрели у нас вод всего этого разнообразного и причуд­
как на исполнителя мелких педагогических ливого материала писатели должны вло­
заказов утилитарного характера. жить серьезный и ответственный труд. Чем
Сейчас в литературе и педагогике проис­ скорей начнется у нас такая работа, чем
ходит серьезная переоценка роли детского больше людей объединит она, тем лучще.
писателя. И надо полагать, что эта пере­ А пока Ольге Петровой из деревни Лип­
оценка принесет скорые и ощутимые ре­ няки придется еще немного подождать и
зультаты. Наши критики, наши редакто­ рассказов про городскую жизнь, и стихов
ры, наши педагоги станут настоящими про оленя, и сказок про бычка.
бережными селекционерами детской поэзии, Надо полагать, что Детгиз скоро переиз­
и только тогда расширится круг людей, даст для нее все лучшее из того, что появи­
работающих над книжкой, только" тогда лось уже в советской дошкольной литера­
повысится идейный и художественный уро­ туре, и напечатает хорошо отобранные
вень детской литературы. сказки Андерсена, Топелиуса, братьев
1 Но уже и сейчас мы можем добиться Гримм.
притока богатой и разнообразной поэзии Впрочем, рассчитывать надо не только
в нашу пока еще скудную библиотеку до­ на издательства. Главная наша надежда—
школьника. Для этого мы должны широко на всю советскую литературу. Может быть
использовать фольклор — от прибаутки до она соберется с силами и даст еще в этом
сказки. И не только русский фольклор, но году большую книгу для маленьких: но­
и творчество других народов Союза со­ вую повесть, новую сказку, новую песню
ветских республик и всего мира. ( продолжительные аплодисменты).
В отбор, разработку, пересказ и пере­

П Р Е Д С Е Д А Т Е Л Ь . Нас пришли при­ но поставить. Нужно это сделать, и мы,


ветствовать пионеры «Базы курносых» ( ап- пионеры, этого добьемся. Мы уверены,
лодисменты. Входят пионеры). что вся страна нас поддержит. Павлик Мо­
КАНШ ИНА. Дорогие товарищи, стар­ розов заслужил этого.
шие писатели! Мы привезли вам из далекой Где еще в мире вы найдете, чтобы страна
Восточной Сибири горячий, прегорячий ставила памятники ребятам? Слышали мы,
привет (аплодисменты). что где-то за границей есть один-единствен-
Вы может быть читали про книгу «База ный памятник: голый парнишка стоит око­
курносых»? Так вот это мы ее написали ло фонтана. Вот война была, и на него на­
( аплодисменты), хотя мы — не писатели, дели генеральский мундир. Что может ска­
мы — просто ребята, просто — пионеры. У зать этот памятник? Ничего. А наш памят­
нас организовался литкружок. Нам в на­ ник будет звать всех нас, ребят, к героиз­
шей работе помогает дядя Ваня, писатель, му (аплодисменты). Товарищ съезд, ор­
старший, взрослый — Молчанов. На одном ганизуем это дело! Поставим памятник!
из наших собраний пионерка Валя Живо- ( Продолжительные аплодисменты.)
товская, — вот она, которая вас угощает Мы хотим много учиться, мы хотим мно­
(смех), — предложила: «Давайте, ребята, го знать, чтобы стать хорошими комсомоль­
книгу о нашей жизни писать». Вот взяли цами. Давайте нам такие книги, которые
и написали. бы нам весь мир показывали. Вы только
Это только сейчас легко сказать — напи­ об этом не забывайте. Помогайте нам расти,
сали, а тогда было трудно. Целую зиму ее будет время, когда и мы вам поможем (про-
писали, целых пятнадцать человек ее писа­ долоюительные аплодисменты).
ли и еще целых пятнадцать обсуждали. За хорошую литературу! За хорошую
Эту книгу, изданную в Иркутске, мы при­ детскую книжку! Товарищи взрослые пи­
везли вам в подарок. Вот, ребята, она сатели, будьте готовы! ( Продолоюительные
(аплодисменты ). аплодисменты.)
А теперь о самом главном с вами догово­ П Р Е Д С Е Д А Т Е Л Ь . Сейчас объявляет­
риться. Книг нам не хватает, хороших ся перерыв на десять минут. Есть предло­
книг, а вы, писатели, про нас забыли. жение сейчас начать подписку на этот па­
Жизнь у нас такая яркая, интересная, мятник (принимается ).
ни в одной стране ребята так не живут, Объявляется десятиминутный перерыв.
как мы, никогда во всем мире так не за­
ботятся о нас, как в Стране советов. По­ (Перерыв).
этому и ребята растут совсем другие. Вот
хотя бы Павлик Морозов, который с кула­ П Р Е Д С Е Д А Т Е Л Ь - Заседание продол­
ками боролся и которого они убили. Алек­ жается. Слово для доклада имеет т. Ку­
сей Максимович совершенно правильно ска­ лик — председатель украинского комитета
зал, что Павлику Морозову памятник нуж­ союза писателей.

ДОКЛАД И. Ю. КУЛИКА О ЛИТЕРАТУРЕ УССР


КУЛ И К. В замечательном докладе, ко­ ко литературой русского языка, это —
торый ляжет в основу дальнейшей работы всесоюзная литература. Так как литера­
каждого советского писателя, А. М. Горь­ туры братских нам республик, отличаясь
кий сказал о литературе народов Союза со­ от нас только языком, живут и работают
ветских республик: при свете и под благотворным влиянием
«Советская литература не является толь­ той же идеи, объединяющей весь раздроб­
ДОКЛАД И . Ю4 КУЛИКА 39

ленный капитализмом мир трудящихся, «Бараташвили и я» «Мерани» и его эпохе


то мы не имеем права игнорировать лите­ уже противопоставляется показ нынешней,
ратурное творчество национальных мень­ советской социалистической Грузии, ее по­
шинств только потому, что нас больше. бед, ее достижений.
Если у нас в прошлом — гигант Пушкин, Меня заинтересовало это явление: по­
то это еще не значит, что армяне, грузи­ чему так часто наши грузинские товарищи
ны, татары, украинцы... неспособны дать обращаются к прошлому, к классической
величайших мастеров литературы, музыки, своей литературе, используя ее главным
живописи, зодчества». образом для полемики с ней?
Д а, товарищи, ознакомление с прошлым Я это объясняю вот чем: грузинская
литературы народов Союза советских рес­ классическая художественная литература
публик убеждает в том, что даже до Ок­ необычайно богата, й очевидно ее влияние
тябрьской революции, в условиях ужасаю­ очень сильно сказывается и на современ­
щего национального гнета, эти народы су­ ных грузинских писателях. Влияние это
мели все-таки выдвинуть ряд крупнейших очевидно настолько сильно, что некоторая
имен, крупнейших творцов, мастеров ху­ часть наших товарищей считает необхо­
дожественной литературы, произведения ко­ димым все чаще и чаще полемизировать
торых вошли в сокровищницу литературы с ней, хотя бы в духе высказанного т. Горь­
всемирной. ким соображения о том, что «роль буржуа­
Я, товарищи, успел ознакомиться с не­ зии в процессе культурного творчества
которыми материалами из литературы на­ сильно преувеличена».•
родов Союза, которые были здесь розданы Проблема обеспечения критического вос­
делегатам, и пусть не удивит вас, товарищи, приятия и преодоления классического нас­
что свой доклад об украинской литературе ледия стоит так же остро для всех лите­
я начну с литературы грузинской. ратур Советского союза, и особенно для
Я прочел богатые и интересные мате-1 молодых литератур, для литератур, кото­
риалы, которые т. Торошелидзе намерен рые по-настоящему, ярко и мощно начали
использовать в своем докладе о грузинской развиваться только при диктатуре проле­
литературе. Они во многом дополнили тариата.
то, что было нам известно о современных Мне придется в дальнейшем говорить о
цроизведениях грузинских писателей. Когда подобных явлениях и о том, как стоит эта
ознакомишься с ними глубже и подробнее, же проблема для украинской литературы.
начинаешь понимать, как много мы те­ Пока я хочу сказать, что ознакомление с
ряем оттого, что мы так слабо связаны, литературами других народов СССР, с
так плохо знаем друг друга. Видишь тогда, процессами, которые там происходили, не
как много драгоценнейших произведений только обогащает нас материалом для на­
мы еще не знаем. шего творчества, но и объясняет то новое,
Я считаю, что автор этих материалов что часто кажется нам загадочным или не­
нисколько не преувеличивал, когда назвал достаточно объяснимым в нашей литера­
«Барсову шкуру» Шота Руставели одним туре, обогащает нас опытом в классовой
из крупнейших произведений всемирной борьбе за социалистическую литературу.
литературы. Я считаю, что его оценка та­ Я мог бы сослаться на некоторые общие
кого поэта, как Николо Бараташвили, явления в грузинской и украинской лите­
совершенно верна. ратурах. В материалах т. Торошелидзе го­
Я работал над переводом произведений ворится о том, что в начале революции
этого замечательного писателя Бараташви­ один из самых реакционных журналов того
ли. Я пытался определить его место среди времени «Илиони», выходивший под ре­
классиков мировой литературы и считаю, дакцией К. Гамсахурдия, писал: «Когда
что его можно поставить между Джакомо народ терпит поражение на политическом
Леопарди и Эдгаром По. Однако, не усту­ фронте (подразумевается победа пролетар­
пая в мастерстве этим писателям, Б ара­ ской революции в Грузии), он напрягает
ташвили гораздо оптимистичнее их, не­ все свои жизненные силы, чтобы усилить
смотря на кажущийся пессимизм. Я счи­ работу на фронте культуры. Сегодня у
таю, что его «Мерани» отличается от «Ne­ нас должна быть лихорадочная работа в
ver тоге» Эдгара По тем, что здесь нет Грузии, должно быть объявлено осадное
такой безысходности и отчаяния. В «Ме- положение во имя господства культуры»-
рани» все-таки высказана надежда на то, Такие же явления мы наблюдали в про­
что последователю автора будет легче прой­ цессе развития украинской литературы,
ти тяжелый путь, который принужден сей­ когда националисты, агенты иностранных
час в качестве пионера проходить Бара­ империалистов, потерпевшие поражение,
ташвили. Между прочим, работая над «Ме- разбитые пролетарской диктатурой, также
рани» и знакомясь поверхностно — на­ пытались захватить в свои руки литературу
сколько может познакомиться человек, не и культуру.
знающий грузинского языка, — с совре­ Украинский поэт-фашист, эмигрант Ма-
менной советской грузинской поэзией, я ланюк, высказывается приблизительно так
обратил внимание на то, что этот мотив же: «Когда у нации нет вождей, ее вождями
«Мерани» в полемическом аспекте повто­ становятся поэты».
ряется в произведениях нескольких гру­ Еще одна параллель. Такое объединение
зинских поэтов, в частности у Симона Чи- грузинских писателей, как «Голубые рога»,
ковани, Машашвили и др. Так у Чиковани в первый период своего существования
мы находим отрицание пессимизма у чело­ очень напоминает шовинистическую укра­
века, чувствующего себя лишним и все инскую литературную организацию «Вап-
надежды возлагающего только на своих лите». Так же, как и в Грузии, некоторую
последователей, а у Машашвили в поэме часть членов этой организации, которые
40 ЗАСЕДАНИЕ ВТОРОЕ

попали в нее по недоразумению или не­ партией, кто пытался повернуть ее на


домыслию, нам удалось переубедить, пере­ путь великодержавного или местного на­
воспитать, и они стали советскими пи­ ционал-шовинизма. Все эти попытки име­
сателями. ли целью оторвать советскую Украину
И в общих вопросах творческого харак­ от Советского союза. И недаром, товари­
тера и в основных чертах перестройки от­ щи, эмигрантская украинская контррево­
дельных писателей мы видим много общего люционная пресса, которая так «активно»
между нашей литературой и литературами откликнулась на всеукраинский съезд со­
других республик. ветских писателей, несомненно явившийся
Это можно показать на творчестве Ти­ очень крупным политическим событием в
циана Табидзе. О нем в материалах т. То- жизни трудящихся нашей страны, — не­
рошелидзе сказано: «Т. Табидзе в стихах, даром эта контрреволюционная пресса с
посвященных новой, советской Армении, особой злостью, с особенно остервенелым
упорно сохраняет поэтические приемы из шипением набрасывалась именно на основ­
арсенала символической поэтики, что ме­ ную, наиболее ценную особенность нашего
шает ему здраво и трезво воспринять ре­ первого всеукраинского съезда — на мощ-
альный объект своей поэзии и отобразить нуто демонстрацию пролетарского интер­
его с достаточной глубиной». То жэ самое национализма.
можно сказать о крупном украинском поэте, В течение продолжительного времени
одном из бывших столпов буржуазно-наци­ классовые враги, иностранные империа­
оналистической группы неоклассиков — о листы и их агентура внутри нашей стра­
Максиме Рыльском. Он перешел на совет­ ны, их прямые помощники и пособники —
ские позиции и в своих последних произве­ национал-уклонисты, те, что были пред­
дениях воспевает социалистическое строи­ ставителями шумскизма, хвылевизма, на­
тельство на советской Украине. Однако ционалистического уклона Скрыпника, —
точно так же, как Тициан Табидзе в Гру­ стремились уничтожить все колоссальные
зии, Рыльский упорно сохраняет поэти­ достижения социалистического строитель­
ческие приемы из арсенала символисти­ ства в УССР и в частности социалисти­
ческой поэтики и с большим трудом от ческой литературы.
них освобождается. На заключительном заседании всеук­
Я мог бы сослаться на подобные инте­ раинского съезда советских писателей, ко­
реснейшие явления в области художествен­ торое прошло с особенно большим подъемом,
ной литературы, в области классовой борь­ кот да мы принимали воззвание к интелли­
бы за литературу и т. д., в литературах генции и трудящимся, выступил один из
Армении, Белоруссии и других народов беспартийных писателей. «Я ходил по ули­
СССР, но к сожалению мне не хватит тогда цам Киева, новой нашей советской украин­
времени, отведенного на доклад. ской столицы, — говорил он, — и смотрел,
Необходимо указать однако, что наряду как разворачивается строительство, как
с большой общностью процесса развития цветет советский, большевистский Киев;
литератур народов СССР каждая из них я думал, чтб было бы здесь, чтб было бы
развивается своеобразным путем. с каждым из нас, если бы победил не про­
Одним из примеров такого своеобразия летариат, если бы победила не коммуни­
в развитии украинской советской литера­ стическая партия».
туры является то, что она пожалуй боль­ Но мы не могли не победить, потому что
ше, чем литература какой бы то ни было нами руководила коммунистическая партия
другой страны и народа СССР, была все большевиков, нами руководил Ленин, нами
время объектом жесточайшей классовой руководит Сталин. Мы не могли не побе­
борьбы. дить, потому что миллионы рабочих и кол­
Украинские националисты-контрреволю­ хозников Украины, испытавшие неодно­
ционеры в течение очень продолжи­ кратно на своих спинах иностранную
тельного времени пытались (они не остав­ интервенцию и хозяйничание украинской
ляют jbthx попыток и сейчас) захватить в националистической буржуазии, не согла­
свои руки украинскую литературу или по сились бы и не согласятся никогда ни на
крайней мере оказывать на нее какое-ни­ какой другой строй, кроме советского.
будь влияние. Мы все прекрасно видим, чтб происходит
Достижения и победы, с которыми пришла там, где диктатура пролетариата еще не
к своему республиканскому и первому победила, где властвуют капиталисты, фа­
всесоюзному съезду украинская советская шисты. Мы прекрасно видим, в каком
литература, несомненно значительны, но состоянии находится украинская литера­
мы смогли их достигнуть только в жесто­ тура в Западной Украине, в Восточной
чайшей классовой борьбе, только в не­ Галиции, в Буковине, в Закарпатской
посредственной связи и союзе с пролета­ Украине, которые порабощены польски­
риатом всего СССР, под руководством ком­ ми, чехо-словацкими, румынскими фаши­
мунистической партии. стами.
В этой свободной советской Украине, В 1929 году, во время так называемой
составляющей неразрывную часть вели­ «украинской недели» в Москве, большая
кого нашего Союза, в этой Украине, ко­ группа украинских литераторов, работни­
торая превратилась из угнетенной коло­ ков искусства и культуры приезжала в
нии царизма в экономически развитую сво­ Москву. Мы были приняты в ЦК ВКП(б)
бодную страну, развивалась и вырастала т. Сталиным, который беседовал с нами
своя советская литература. почти три часа. Конечно никто из товари­
Она развивалась в боях против тех, щей, бывших на этой беседе, не забудет
кто стремился сбить развитие художест­ ее. Она оставила неизгладимый след в со-
венной литературы с пути, указанного знании каждого из нас и отразилась не
ДОКЛАД И. Ю. КУЛИКА 41

перестройке многих писателей, которые книг неплохо сказала сама буржуазная


до этого колебались. фашистская пресса устами В. Дорошенко-
Тогда возникал и такой вопрос: если Он назвал этого рода западно-украинскую
сравнить литературу и культуру Советской литературу «массой разного рода печатной
и Западной Украины, то где достижения бумаги, наводняющей книжный рынок, ра­
культуры больше, где они ярче? На этот зочаровывающей читателя и отбивающей
вопрос конечно мог быть только один ответ. у него вкус». С этой рецензией мы пожа­
В Западной Украине, где почти не оста­ луй согласимся полностью. Правда, опре­
лось украинских школ, где даже те ж ал­ деленное практическое, так сказать, «ин­
кие крохи, которые австрийский империа­ структивное» значение некоторые из этих
лизм в свое время давал украинскому на­ мемуаров и воспоминаний для эмигрантской
селению, сейчас отобраны польским фашиз­ контрреволюции имеют. Немалое место за ­
мом, — говорить о мало-мальски значи­ нимают например воспоминания о пре­
тельном литературном движении не при­ дательстве и о том, как продавалась укра­
ходится. инская патриотическая сволочь империали­
Буржуазная западно-украинская литера­ зму немецкому (Кедрин —«Брестский мир»),
тура и произведения украинской эмиграции, польскому и русским белогвардейцам. В
тех писателе й-шовинистов, которых мы вы­ этих книгах говорится, за сколько мож­
бросили из пределов советской Украины, но продаваться, какая цена будет патриоти­
конечно ничего ценного и интересного не ческой и какая цена будет уже непатрио­
дали и дать не могли. тической, а кому продаваться — это дело
Я не знаю, стоит ли тратить время на то, сугубо второстепенное. Скажем, в книге
чтобы характеризовать эту литературу. доктора Коха «Договор с Деникиным» от­
Вкратце она охарактеризована в материа­ нюдь не осуждается сама продажа украин­
лах, которые вам розданы. Стоит ли упо­ ской, так называемой «национальной» ар­
минать о последнем произведении Винни­ мии Деникину, отнюдь не считается это
ченко, этого знаменитого мастера двуруш­ непатриотичным, только отмечается, что
ничества, лжи и измены, этого адепта так момент для этого был выбран не совсем
называемого «валенродизма», т. е. двуруш­ удачно: большевики уже били Деникина,
ничества и измены, возведенных в прин­ победа большевиков уже была обеспечена.
цип, доведенных до степени наивысшего Наконец есть руководство для продажи
достоинства и высшей морали? Украины даже китайцам, гоминдановцам,
Последнее произведение Винниченко на­ Чан Кай-ши. Доктор Михайло Костев в
зывается «Новая заповедь», но по существу книге «Чингисхан грядет» пишет, как он
автор продолжает там пережевывать ста­ пошел на службу к Чан Кай-ши, чтобы
рую свою заповедь о «честности с собой», с ним «бить китайских большевиков». Но
о том, что предательство, ложь допустимы, когда Чан Кай-ши стало хуже, предусмо­
если направлены против революционного трительный доктор своевременно удрал от
движения, против коммунистов, против него.
пролетариата. О стиле, о художественном уровне этой
Даже язык Винниченко, который по- литературы опять-таки вряд ли можно
моему никогда не блистал ни особой чис­ всерьез говорить. Я мог бы привести цита­
тотой, ни особым изяществом, в эмиграции ты из произведений Виталия Юрченко,
превратился в такой волапюк, такую ме­ который приобрел известность в эмигрант­
шанину, что трудно поверить тому, что ских кругах своей тематикой. Он якобы по­
украинский язык был когда-то родным это­ бывал в Соловках. Во всяком случае он
му писателю. успел издать несколько произведений о
Известный в свое время поэт Олесь, один Соловках: «Шляхами на Соловки», «Пекло
из родоначальников символизма в украин­ на земли», «3 соловецкого пекла на волю».
ской поэзии, теперь воспевает венские и Я должен сказать, что значительная часть
пражские кабаки. Последняя его книга присутствующих здесь, в том числе и
имеет доеольно характерное название «Ко­ украинские писатели, видели это «пекло»,
му поведаю печаль мою». Пессимизм и когда ездили с экскурсией писателей на
упадочничество характерны не только для Беломорско-Балтийский канал, видели, как
Олеся. Они характеризуют творчество всех некогда пустынный Северный край превра­
писателей-эмигрантов, националистов, и щается в промышленно-развитый; видели,
всей западно-украинской буржуазной ли­ как создаются там подлинные чудеса, не­
тературы. возможные ни при каком ином строе; на­
В этой западно-украинской буржуазной блюдали собственными глазами, как под
литературе, в эмигрантской литературе влиянием ударной большевистской работы,
преобладают главным образом воспоми­ большевистской правды вчерашние пре­
нания. Я мог бы Еам перечислить несколь­ ступники, отбросы общества, перерождают­
ко десятков, книг мемуаров. Ясно, что ся, перековываются в сознательных, актив­
когда людям ничего не остается в настоя­ ных участников социалистического строи­
щем, нет никаких надежд на будущее, при­ тельства. Мы видели условия, в которых
ходится жить только прошлым, воспоми­ содержатся там эти преступники. Таким
наниями. Это конечно очень утомительно, условиям позавидовало бы немало запад­
но во всяком случае дает возможность этим ных рабочих, жестоко страдающих от кри­
«писателям», часами -ожидающим в погреб­ зиса и безработицы. И то, что мы видели
ке, чтобы их угостили на чужой счет пи­ там, уже отразилось на творчестве ряда
вом, вспоминать «счастливые» времена, ког­ украинских писателей, например писателя
да они сами были генералами, премьерами, И. Сенченко, который до того колебался*
министрами. занимая одно время националистические
О художественных достоинства^ этих позиции, а в последнее время дал ряд очень
2 ЗАСЕДАНИЕ ВТОРОЕ

еплохих и подлинно советских произве- в 1933 г. оказал нам ЦК ВКП (б) и прежде
ений—новелл. Я считаю, что в его пере- всего т. Сталин. Эго была прежде всего по­
гррйке поездка на Беломорско-БалтиЙ:- мощь людьми, усиление, укрепление р у ­
кий канал сыграла очень крупную и по- ководства украинской парторганизации,
ожительную роль. Я уверен, что того, что присылка на Украину группы ответствен­
ы видели там, хватило бы не на три-че- ных, твердых большевиков, во главе с
ыре тома, которые «создал» эмигрант П. П. Постышевым. В результате оказан­
Юрченко, а на десятки новых крупных ной нам помощи националисты на Украине
олыиевистских произведений. были разгромлены, разбиты на-голову.
По обратимся к Юрченко и его стилю, Этот удар по националистам, соединенный
'азрзшите привести примеры его *художе- с . новым повышением и усилением нацио­
гвеиного» стиля, характеризующие пожа- нально-культурного строительства, уси­
уй стиль всей эмигрантской литературы. ленным выпуском литературы, созданием
\ романе «Червонный чад» он так «художе- сотен новых больших колхозных театров,
гвенно» и «убедительно» изображает со- сотен художественных выставок, закладкой
ытия на Украине: живут на Украине, памятника Тарасу Шевченко в Харькове,
ескать, «украинцы», но туда приезжаю г из наконец переводом нашей Столицы в Киев,—
1осквы «москали», которые стараются все это, товарищи, свидетельствовало о зна­
Украину «превратить в Московщину». Вот чительном нашем укреплении и росте, все
вся убогая «идеология» произведения, это обеспечило и количественный и каче­
[оказывается там «представитель центра», ственный рост украинской художественной
;оторый выступает с популяризацией де- советской литературы.
рэта о замене разверстки продналогом. И Первый наш всеукраинский съезд совет­
от на каком языке выступает этот «пред- ских писателей явился ярким показателем
тавитель центра»: «В начале весны ЧК побед той линии, которую проводит ле­
казала: дайте свабоду, и на ентай самой нинский ЦК ВКП (б) во главе с т. Стали­
^крайне не будет ни однова бандита», ным, той линии, которую под его руковод­
т. д. в том же духе. ством проводит ЦК КП(б)У.
Вот, товарищи, образчик этого «стиль Колоссальная работа, проделанная пар­
>юсс», которым переполнено «художествен­ тией, укрепила позиции пролетарской ли­
но» произведение Юрченко. тературы, активизировала немало беспар­
Не стану долго останавливаться на этом, тийных писателей и вообще всех подлинно
"кажу только, что в Западной Украине и советских писателей, сгруппировала их
а границей в чрезвычайно тяжелых усло- еще больше, еще теснее вокруг партии, за­
иях, но все же развивается и революцион­ острила идейное направление их творче­
ен литература. Она отпраздновала все- ства. Таким образом, товарищи, разгром
гкраинский съезд и празднует всесоюзный националистов в соединении с неуклонным
ъезд как свою победу. Эти запад но-укра- осуществлением ленинской национальной
[нские революционные писатели, творящие политики и усиленным развитием нацио-
t застенках фашистского режима, вполне нально-культурного строительства бесспор­
;аслуживают нашего горячего привета как но способствовал новому повышению и раз­
диномышленники, союзник? и братья по витию советской литературы.
>ружйю (аплодисменты,). Но конечно, товарищи, борьба с нацио­
Для украинской советской литературы, налистами, с остатками их на Украине да­
•ак же как для литературы всего нашего леко еще не закончена. Есть еще попыт­
Зоюза, постановление ЦК ВКП(б) от ки противопоставления украинской лите­
53 апреля 1932 г. открыло новые колоссаль- ратуры русской, попытки, в основе своей
1ые возможности дальнейшего роста, даль- скрывающие стремление оторвать УССР от
[ейших побед. Но я должен сказать, что СССР, попытки, о которых в свое время
1уть осуществления этого постановления прекрасно сказал т. Сталин в письме к
д а украинской советской литературы был т. Кагановичу и другим членам Бюро
юсколько отличен от того, что происходило КП (б)У по поводу выступления Хвыле-
\ других республиках, в частности в РСФСР. вого. Сталин писал: «Тов. Шумский не ви­
Яы на Украине не сумели полностью ис- дит, что при слабости коренных коммуни­
юльзовать все условия, созданные поста- стических кадров на Украине это движение,
ювлением ЦК ВКП (б) от 23 апреля 1932 г. возглавляемое сплошь и рядом некоммуни­
Почему? Да потому, что мешала врэди- стической интеллигенцией, может принять
•ельская работа контрреволюционеров, местами характер борьбы за отчуждение
гационалистов, двурушников, петлюров- украинской культуры и украинской обще­
*ев, которые отчасти пролезали и в ряды ственности от культуры и общественности
1арторганизации Украины и которых не- общесоветской, характер борьбы против
!ало было и среди нас, украинских совет­ «Москвы» вообще, против русских вообще,
ских писателей. И, товарищи, то при- против русской культуры и ее высшего до­
•упление классовой бдительности, которое стижения — против ленинизма» 1.
1ыло характерно для всей украинской парт- Тенденции такого рода, конечно гораздо
>рганизации на определенном этапе, отра- более слабые, чем раньше, мы наблюдаем
млось и на работе оргкомитета союза со­ и сейчас. В частности вплоть до последних
ветских писателей Украины. дней не была еще окончательно разбита на­
Начало перелома в работе, начало испра­ ционалистическая оценка дореволюционной
вления недостатков, которые были нами украинской литературы и путей ее развития.
(опущены в 1932/33 г., начало перестроft-
си и развития советской литературы свя­
зано с той колоссальной помощью, которую 1 С т а л и н , Марксизм и нац.-колониальный
юсле январского пленума ЦК ВКП(б) вопрос. М., 1934, стр. 173.
ДОКЛАД И. Ю. КУЛИКА 43

А в связи с актуальностью задачи учебы у на ужасающий гнет капитализма, несо­


классиков это конечно очень отрицательно мненно значительно. Достаточно показа­
отражалось на нашей работе. тельны имена Леси Украинки, Михаила
Всеукраинский съезд удёлил этому во­ Коцюбинского и ряда других писателей.
просу серьезное ьнимание. Ведь даже такой Националисты, пытаясь противопоставить
колосс, такой гений, как Тарас Григорь­ украинскую литературу русской, заявляли,
евич Шевченко, до недавнего времени не был что украинская литература развивалась
оценен правильно, по-марксистски. До не­ совершенно отдельно от русской, и отри­
давнего времени было немало спекуляций цали какую бы то ни было связь Коцюбин­
на его имени со стороны националистов, ского с А. М. Горьким. Когда мы доказали
которые пытались поднять его как свое фактами, письмами, что эта связь с А. М.
знамя, направленное против диктатуры Горьким была, то националисты создали
пролетариата. С другой стороны, были так­ новую легенду о том, что хотя связь и была,
же попытки елейного прикрашивания Шев­ но никакого влияния Горький на Коцю­
ченко вроде того, котороэ было высмеяно бинского не оказал, что Коцюбинский ис­
в картине Довженко «Арсенал», где чину­ пользовал Горького для «украинской спра­
ша-петлюровец зажигает лампадку1 перед вы», и т. д.
портретом Шевченко. Наш всеукраинский съезд уделил этому
Конечно такого рода попытки и такая вопросу много внимания и внес в него яс­
аллилуйщина должны были также встретить ность.
и встретили наш отпор. Здесь нам очень помогло письмо Алексея
Полную ясность в этот вопрос внесли Максимовичу, полученное мною незадолго
тезисы культпропа ЦК КП(б)У; изданные до съезда. Да и не только в этом вопросе,
в этом году к юбилею Шевченко. Эти а во многих других существеннейших про­
тезисы, основываясь на установках Лени­ блемах, стоящих перед украинской со­
на о критическом усвоении литературного ветской литературой и освещенных в этом
наследия, с одной стороны сохраняют пол­ письме. Таким образом, хоть мы и были
ную историческую перспективу, а с дру­ несколько обескуражены тем, что Алексей
гой— свидетельствуют о том, что ленинская Максимович не приехал к нам на съезд,
оценка в определении настоящего места но его руководящее участие в нашем съезде
классиков устраняет аллилуйщину и не мы явственно ощущали, неоднократно обра­
только не снижает их в глазах потомства, а щаясь и к упомянутому письму и к статьям
наоборот — подчеркивает настоящее значе­ и выступлениям Алексея Максимовича.
ние и роль их творчества. Разве утратил Но был в этом письме вопрос, заставив­
что-нибудь в наших глазах Шевченко, когда ший меня покраснеть бт стыда:
мы прочли в этих тезисах, что он не высту­ «Имеется ли очерк истории украинской
пал и не мог выступать против основ бур­ литературы, а если нет, предполагается
жуазного строя, что он был выразителем ли написать таковой? Это очень нужно для
революционной буржуазно - крестьянской нас, северян, а то наша молодежь ничего не
демократии? Ведь это ставит его рядом с знает о прошлом Украины. Необходимо
лучшими людьми того времени — с Черны­ взаимно обменяться знанием прошлого,—
шевским, с Добролюбовым! И разве не под­ для всех союзных республик нужно, чтобы
нимется в нашем сознании еще выше то белорусе знал, что такое грузин, тюрк
подлинно революционное, что есть в твор­ и т. д., а все другие знали, что такое украи­
честве Шевченко, если мы на закроем глаз нец, белорусе, узбек, татарин и т. д. Вер­
на то, что в некоторый его произведениях но?»
были идеализация прошлого, элементы' на­ Такого очерка истории украинской лите­
циональной ограниченности, религиозной ратуры, который можно было бы рекомен­
вуалировки и т. п.? Мы понимаем, что это довать советскому читателю за пределами
были не просто черты его личного характе­ Украины, у нас нет. Нет по истории украин­
ра, а исторически неизбежное отражение ской литературы ни одного серьезного,
непоследовательности и ограниченности то­ солидного учебника или просто книги, ко­
го крепостного гнева, рупором которого торая освещала бы хоть в общих чертах
был Тарас Григорьевич Шевченко. процессы ее развития с марксистско-ленин­
Влияние наследия Т. Г. Шевченко на ской точки зрения.
современную литературу не только украин­ Но я уверен, что в ближайшее время у нас
скую, но и других народов СССР несомнен­ такого рода произведения появятся. У кра­
но. Я мог бы привести пример такого влия­ инская марксистская критика, очень от­
ния и на русскую, белорусскую и другую стающая даже от уровня художественной
поэзию. литературы, все-таки дала в последнее
«Дума про Опанаса» Эдуарда Багрицко­ время ряд образцов большевистской работы
го — я не даю здесь оценки этому произве­ лучших своих представителей, как т. Щупак
дению — имеет на себе следы овладения и др. Мы уверены в том, что литературо­
шевченковским стилем, его стихосложением ведение наше, также очень отстающее и
и принципом построения образов. В произ­ долгое время находившееся в руках нацио­
ведениях народного поэта БССР Янки Ку- налистов, теперь, после того как партия
палы бесспорно ощущается определенное значительно укрепила общее руководство и
влияние Т. Г. Шевченко, и я мог бы ска­ в частности руководство Института красной
зать, что в переводе Сергея Городецкого профессуры с его литературным отделением,
«Над рекою Орессой» еще больше ощущается значительно усилится. Мы уверены, что
влияние Шевченко, чем в самом оригинале. серьезный марксистский учебник истории
Я могу привести немало фактов нацио­ украинской литературы у нас будет, а не­
налистического освещения классического обходимость в нем колоссальная, и не только
украинского наследия, которое, несмотря для северян, как пишет Алексей Максимо­
44 ЗАСЕДАНИЕ ВТОРОЕ

вич, но и для нас, на Украине. Дело не РАПП в области организации и привлече­


только в классиках «далекой истории». ния советских писателей.
Процесс развития украинской советской Литература УССР вступила в новый пе­
литературы часто освещался у нас совер­ риод своего существования уже в пределах
шенно неверно. В частности неправильно единого, созданного нами союза совет*-
освещался вопрос о зарождении украинской ских писателей, с крепкой, братской
пролетарской литературы. связью между украинской советской лите­
Создание пролетарской украинской ли­ ратурой и литературой всех народов СССР,
тературы— это ведь процесс, который со­ с большими конкретными достижениями
вершался не оторвапно, а под непосред­ с обменом опытом между литературами
ственным руководством всей партии, в разных республик. В этом отношении мы
борьбе за диктатуру пролетариата, за по­ очень обязаны помощи, которую окаэал
строение бесклассового социалистического нам Всесоюзный оргкомитет. Всесоюзный
общества. Пролетарская литература на оргкомитет, его президиум заслуживают
Украине развивалась в органической связи критики за немалое количество недостатков
с пролетарской литературой России, под в работе, но я должен подчеркнуть, что
руководством единой большевистской пар­ именно за последнее время, пожалуй за
тии. Русская пролетарская лшература уже последний год, мы почувствовали Всесоюз­
до революции имела таких гигантов, как ный оргкомитет как организацию, действи­
Максим Горький, таких выдающихся про­ тельно руководящую отдельными отрасля­
летарских писателей, как Демьян Бедный, ми советских литератур в различных рес­
Серафимович. Таких последовательно-про­ публиках.
летарских писателей в украинской литера­ Особенно мы должны отметить работу
туре не было не только до революции, но украинской комиссии Всесоюзного оргко­
и в первые годы диктатуры пролетари­ митета, возглавляемой т. Стецким. Эта рабо­
ата. Наша непосредственная связь с рус­ та для нас очень значительна и полезна.
ской пролетарской литературой обеспечила Она направлена на популяризацию луч­
взаимное влияние русской и украинской ших достижений украинской советской ли­
советской и пролетарской литературы. В тературы, на организацию переводов луч­
числе основателей украинской пролетарской ших книг украинской литературы на рус­
литературы называли Блакитного, которого ский язык.
мы ценим очень высоко, которого мы счи­ Надо сказать, что с переводами дело не
таем революционным поэтом, сыгравшим всегда обстояло гладко. То обстоятельство,
положительную роль в развитии пролетар­ что несколько книг советских украинских
ской литературы. Но он допустил ряд оши­ писателей, в частности изданных ГИХЛом
бок националистического и троцкистского к этому съезду, оказались неудачными,
характера, и он не был ни последователь­ лишний раз подчеркивает всю сложность
ным большевиком, ни последовательным проблемы перевода художественных про­
пролетарским писателем. изведений на языки народов СССР.
Вообще попытки изобразить процесс за­ Перед тем, как взойти на эту трибуну,
рождения и развития украинской проле­ я беседовал с одним из докладчиков на­
тарской литературы, приписывающие созда­ шего съезда. Когда я пожурил его за то,
ние ее персонально кому бы то ни было, что в опубликованных им материалах очень
исходят из стремления отгородить украин­ мало сказано о литературах других наро­
скую пролетарскую литературу от русской дов СССР и говорится почти исключи­
пролетарской литературы, из стремления тельно о русской литературе; что украин­
обойти, предать забвению ее подлинного ская поэзия характеризуется только име­
создателя — большевистскую партию. нами Тычины и Сосюры — поэтов хоть
Нашему литературоведению и критике и очень крупных, но не исчерпывающих
надо внести больше ясности в освещение собой украинской поэзии и процессов, про­
процесса зарождения и развития пролетар­ исходящих в ней, то он ответил мне: «Раз
ской литературы в УССР. В первом союзе я языков не знаю, то что я могу говорить
пролетарских писателей — «Гарте» — этот о литературах других народов СССР?»
процесс только намечался. Иные формы по­ Я понимаю, что мы не можем требовать
лучил этот процесс в ту эпоху, когда были от каждого докладчика или критика, кото­
созданы подлинно пролетарские органи­ рый пишет на русском или другом языке*
зации: ВУСПП и «Молодняк». Работа этих чтобы он знал языки всех народов СССР.
организаций, возникших в процессе резкого Но все-таки, товарищи, есть же возможность
размежевания классовых сил украинской у тех из нас, кто не знает немецкого язы ка„
литературы, в процессе борьбы против «Вап- говорить о Гейне, у тех, кто не знает ан­
лите», шумскизма, хвылевизма, под руко­ глийского языка, говорить о Байроне, у
водством КП(б)У, во главе которой стоял тех, кто не знает французского языка, го­
Лазарь Моисеевич Каганович, была напра­ ворить о Мольере или Бальзаке.
влена на осуществление ленинской нацио­ Очевидно перзводы могли бы здесь по­
нальной политики, и именно за это так не­ мочь. Перевод художественной литерату­
навидели ВУСПП ваплитовцы, пытаясь даже ры народов СССР на русский язык и на
отрицать право подлинно-пролетарских пи­ остальные языки народов СССР — очень
сателей на место в литературе. серьезное дело, актуальнейшая задача.
Хотя ВУСППу были свойственны неко­ Но дело не только в том, чтобы нас пере­
торые ошибки РАППа, но неправильно ме­ водили, а в том, чтобы нас переводили
ханически отождествлять ВУСПП и РАПП. культурно, переводили без ляпсусов, кото­
Мы полагаем, что многих ошибок РАППа рые очень часто имеют место.
ВУСПП все-таки не повторял и больше В последнее время все больше и больше
имел в своей работе положительного, чем переводится произведений украинской и
ДОКЛАД Я. Ю. КУЛИКА 45

других литератур на русский- язык. Но эти на селе, новый этап колхозного строи­
переводы должны быть тщательными и гра­ тельства — это очень актуальная тема, осо­
мотными, тогда докладчики не смогут от­ бенно для советской Украины. Она отра­
говариваться незнанием языков нацио­ зилась в произведении Кириленко «Аван­
нальностей. посты». Я мог бы назвать немало произве­
За последнее время все больше и больше дений на актуальные темы! Я мог бы назвать
произведений литератур других народов вторую часть романа «М1жНр,я» Ивана Л е,
СССР и прежде всего ведущей, русской ли­ показывающего труд, изменивший все лицо
тературы переводится на украинский язык. страны, когда-то колонии царизма, а те­
К этому съезду мы выпустили ряд новых перь свободной и цветущей. Я мог бы наз­
изданий и переводов произведений Максима вать произведения В. Кузьмича — «Крылья»
Горького, причем эти переводы и сами изда­ об авиации, «Турбины» о Днепрострое. Я
ния сделаны неплохо, значительно лучше, мог бы назвать произведение молодого пи­
чем в предыдущие годы. Мы перевели ряд сателя Натана Рыбака «Орудия — жерлами
произведений Новикова-Прибоя, Бруно на Восток» и ряд других произведений, ко­
Ясенекого, Шолохова, Фадеева, Ильфа и торые мы считаем активом нашей советской
Петрова и др. Теперь эти произведения бо­ пролетарской литературы.
лее доступны массовому украинскому чи­ Один из самых интересных процессов на­
тателю, чем раньше. шей литературы — перестройка беспартий­
Говоря о работе украинской комиссии ного писателя, идейный его рост, особенно
Всесоюзного оргкомитета, возглавляемой в последнее время, когда наша партия, уда­
т. Огецким, я должен отметить, что среди рив по националистам и разгромивши их,
лучших критических статей о советской тем самым освободила беспартийных писа­
украинской литературе, появившихся в телей в значительной степени от чуждых
русской прессе, значительное место зани­ влияний, сбивающих их с правильного
мают статьи Гладкова, Безыменского и пути. Этот быстрый идейный рост заметен
других ее членов. Наконец необходимо от­ и в произведениях, нашедших себе уже
метить участие тт. Стецкого, Юдина, Глад­ достаточно высокую оценку в критике
кова, Безыменского, Сейфуллиной, Рома­ на Украине и за пределами Украины, в
шова непосредственно в работах нашего русской прессе. В частности укажем на
съезда. Их выступления в 1значительной произведения: А. Копыленко — «Рождается
мере обеспечили успех съезда. город», Коцюбы—«Новые берега» и «Золо­
Каковы же конкретные достижения твор­ тов руно», роман Андрея Головко — «Мать»,
ческого порядка, с которыми мы пришли на Панча — «Право на смерть», Смолича — «Со­
свой съезд? Я мог бы их перечислить. Но рок восемь часов» и др. Я выделил этих
я не собираюсь давать подробный творче­ авторов потому, что в их творчестве осо­
ский анализ состояния украинской литера­ бенно ярко заметен процесс идейного роста
туры и думаю, что другие товарищи, высту­ и оздоровления.
пая здесь в прениях, меня дополнят. «Рождается город» Копыленко — не­
Тематика украинской прозы за послед­ сомненная творческая победа. В этом про­
нее время, стала гораздо актуальнее, про­ изведении правдиво показан процесс осво­
заики начали активнее, быстрее откликать­ бождения советской женщины от мещан­
ся на события текущей жизни, социалисти­ ского, мелкобуржуазного быта, элементы
ческого строительства, классовой борьбы. которого остались нам в наследство от
Правильно говорил в своем докладе Алексей капиталистического строя. Копыленко не­
Максимович, «что роль трудовых процес­ сколько лет назад пытался показать этот
сов, которые превратили вертикальное жи­ же процесс в романе «Визволення», но это
вотное в человека и создали основные нача­ ему тогда не удалось. И хотя в первом
ла культуры, никогда не была исследована романе его задача была проще — процесс
так всесторонне и глубоко, как она этого роста и освобождения от бытовых предрас­
заслуживает». Но за последнее время мы судков работницы («Визволення») прохо­
сделали гораздо больше для исследования дит быстрее и легче, чем интеллигентки
роли трудовых процессов, для показа тру­ («Рождается город»), обремененной более
да и человека, организующего этот труд, по устойчивым бытом и традициями, — он не
сравнению с тем, что было сделано раньше. справился с ней потому, что подходил к этой
В частности я должен сказать, что делега­ проблеме с установками, привитыми ему
ты нашего съезда, беспартийные товарищи, националистической организацией, к кото­
с которыми нам приходилось вместе рабо­ рой он тогда принадлежал. Творческая удача
тать, выступая у нас на съезде, подчеркива­ в романе «Рождается город» явилась резуль­
ли, что ведущая роль в определении темати­ татом более высоких идейных позиций.
ки, так сказать, тематическое новаторство, Если сравнить новые произведения Ко­
как и новаторство идейное, принадлежит цюбы, его роман о Днепрогэсе «Новые бе­
раньше всего писателям-коммунистам. рега», его «Золотов руно», посвященное
Проблема воспитания человека, превра­ проблеме повышения урожайности, с про­
щения вчерашних отбросов общества в се­ изведениями того времени, когда он нахо­
годняшних создателей социализма есть про­ дился в националистической организации
блема, которая давно интересует советскую «Ваплите», с повестью «Заговор масс», мы
литературу и не может ее не интересовать, опять-таки увидим колоссальную разницу.
особенно теперь, когда мы подходим к бес­ В «Заговоре масс» он очень искаженно по­
классовому обществу и обязаны думать о казал отношения между большевиками и
том людском материале, который это обще­ петлюровцами. В «Новых берегах» он по­
ство будет создавать. Проблема эта отра­ казал, как перерабатывается психология
жена в романе «Ранок» Ивана Мики- людей, как по-новому начинают работать
тенко* Новые формы классовой, борьбы колхозники, как они относятся к понима­
46 ЗАСЕДАНИЕ ВТОРОЕ

нию принципа социалистической собствен­ пьес которого является явно националисти­


ности. Одновременно Коцюба мобилизует ческими и враждебными нам,—на них бази­
классовую бдительность, сосредоточивает ровалась работа театра «Березиль», когда
на ней внимание в последнем произведении им руководил Курбас; с другой стороны —
«Золотое руно», где он показывает, как со­ И. Микитенко (пьесы «Диктатура», «Све­
ветского профессора враги пытаются втя­ тите, звезды», «Девушки нашей страны»
нуть во вредительское логовище и как по- и др.) и группа советских пролетарских дра­
б еж ^ет влияние на него партийно-комсо­ матургов, стоявших приблизительно на
мольского окружения. одинаковой с ним позиции. Эта вторая ли­
Юрий Смолич в своем произведении ния боролась за партийные позиции, боро­
«Фальшивая Мельпомена» хотя и иронизи­ лась за пролетарский интернационализм.
ровал над националистами, но в довольно И в борьбе с проявлениями национализма
мягком тоне. В новом романе «Сорок восемь развивалась и крепла вся украинская со­
часов» Смолич со всей решительностью со­ ветская драматургия.
средоточивает внимание на классовой бди­ В последнее время на Украине наблю­
тельности, противопоставляет наше совет­ дается быстрый рост молодых пролетарских
ское социалистическое строительство систе­ драматургов и одновременно более реши­
ме капиталистической эксплоатации. Очень тельный, чем это было до сих пор, переход
не плохие книги о колхозах дал Кость на социалистические позиции представите­
Гордиенко («Зерна» и др.). лей старшего поколения писательской ин­
Эти примеры свидетельствуют о том, что теллигенции. Иллюстрацией этого процесса
вся наша советская украинская литература являются результаты всесоюзного драма­
поднялась на высшую ступень по сравне­ тургического конкурса, на котором из пяти
нию с прошлым периодом. премий две получили украинские драма­
Я не буду говорить о последнем про­ турги. Был премирован комсомолец О. Кор­
изведении Панча «Право на смерть» и нейчук за пьесу «Гибель эскадры», что
Головко — «Мать» в таком духе, как я свидетельствует об успехах мол о пых про­
говорил о них на всеукраинском съезде. Я летарских кадров. Премию получил и Иван
говорил, что эти произведения по художе­ Кочерга, старый драматург, за пьесу «Ча­
ственным качествам являются значитель­ совщик и курица», являющуюся показате­
ным вкладом в украинскую литературу, но лем более рейштельного, чем до сих пор,
имеют ряд недостатков идейного порядка. перехода на социалистические позиции пред­
Говорить об этих недостатках я здесь не буду ставителей старшего поколения беспартий­
потому, что сами авторы в своих выступле­ ной писательской интеллигенции.
ниях на съезде не только раскритиковали В еврейской драматургии можно отметить
эти недостатки, но поделились со съездом пьесы Даниэля и Вевыорко.
подробными планами переработки этих про­ Вевьюрко назвал свою пьесу «Мой враг».
изведений. Это дает нам основание говорить Я полагаю, что ненависть к нашим врагам-
О серьезном и деловом самокритическом националистам, пронизывающая эту пьесу,
тоне, которым отличались прения на нашем только подчеркивает наш подлинный гума­
съезде, и о высоком уровне, на котором низм, о котором говорил вчера Алексей
проходил весь наш съезд. Максимович, наш революционный пролетар­
Надо отметить, что еврейские и русские ский гуманизм — силу, призванную освобо­
писатели после постановления ЦК от дить весь мир трудящихся от зависти, жад­
23 апреля также дали значительно лучшие ности, пошлости, глупости и от всех
произведения. Я лишен возможности их уродств, которые на протяжении веков
подробно перечислить. Отмечу только про­ искажали облик людей труда. И именно
изведение Альбертона «Биробиджан», но- этим гуманизмом, этой любовью к трудя­
в*>1Й роман Орланда, роман Натана Лурье щимся и вызывается жесточайшая наша
«Степь зовет», книгу комсомольца Шехмана ненависть к врагам, к тем, кто пытается и
«На острие», — последние две на колхоз­ дальше порабощать большую часть чело­
ную тему. вечества. Этим чувством продиктовано по
Из русской прозы на Украине внимания адресу буржуазии: «Будем, будем бить!»
заслуживает такое произведение, как в стихотворении крупнейшею мастера стиха
«Фронт» т. Тардова, эпопея империалисти­ Павла Тычины — «Партия веде».
ческой войны и борьбы большевиков в . Засоренность языка, схематичность сю­
условиях подполья. жетного построения, неумение показать
Я перейду к драматургии, которая на Ук­ героя нашей эпохи социалистического строи­
раине давно уже проявляла тенденции к бо­ тельства являются вообще крупнейшими
лее значительному развитию, чем другие ви­ недостатками всей советской литературы.
ды литературы, и активнее, полноценнее от­ Схематичность сюжетного построения на­
кликалась на проблемы социалистического ших произведений доходит иногда до анек­
строительства. Это свидетельствует о том, дотичности. Один наш молодой поэт напи­
что украинская советская литература раз­ сал ставшую у нас довольно популярной
вивалась именно по тому пути, который ука­ пародию на«стопроцентно идеологически вы­
зывала партия. Тут надо вспомнить, что держанное» произведение. Заранее знаешь,
т. Сталин и ЦК нашей партии не раз подчер­ что произойдет с тем или иным героем,
кивали значение драматургии как самого знаешь, что порок будет наказан, а добро­
массового, самого народного вида литерату­ детель восторжествует. Словом, это такие
ры. Но, товарищи, и в области драматургии произведения, в которых «с одной стороны
у нас особенно была обострена классовая стоит кулак и что-то там закручивает, а с
борьба, борьба двух антагонистических тен­ другой стороны стоит бедняк и что-то там
денций. Представителями их были с одной раскручивает»...
стороны Микола Кулиш, большинство Не везет нам с показом положительного
ДОКЛАД И. Ю. КУЛИКА 47

героя, с действительным показом социали­ величена. Также несколько неубедительна


стического героя нашего строительства. леди Грай у Голованивского («Смерть леди
Когда Алексей Максимович говорил о том, Грэй»), она вышла какой-то необыкновен­
что основной нашей темой и основным ге­ ной, неуязвимой и потому и неубедительной.
роем наших книг должен быть труд, то он Перейду к поэзии. Говорят, что поэзия
тут же расшифровал это — «т. е. показ отстает от драматургии и прозы на Украине
человека, организуемого процессами труда». в смысле охвата процессов социалистическо­
В большинстве произведений советско- го строительства и актуальности тем. Но тем
украинской литературы и литературы дру­ не менее нынешний уровень поэзии все же
гих народов нам до сих пор удавались значительно выше предыдущего. На этот
лучше отрицательные герои, те герои, показ счет у нас нет никаких сомнений,
которых мы имели и в классической дво­ Интереснейшие процессы происходят в
ряне ко-бу ржу азной литературе, при всей развитии украинской советской поэзии
ее ограниченности давшей нам все-таки именно за последнее время.
существенные черты психологии предста­ В украинской советской поэзии особенно
вителей отжиеших классов дворянства и быстро растет молодежь, и она постепенно
буржуазии. С положительным героем дело занимает те командные высоты, которые
обстоит сложнее. раньше находились в руках поэтов старшего
Можно было бы, правда, отметить, что поколения. В прозе молодежь проявила себя
украинская советская поэзия за последнее гораздо меньше. Некоторые поэты, которых
время дала ряд образцов положительных мы привыкли считать молодыми, чуть ли не
героев больше, чем это удалось прозе и юношами, ужу давно перестали быть юно**
драматургии. Но при показе положитель­ шами и заняли выдающиеся места в укра­
ного героя нашей эпохи труднее всего инской поэзии. Я могу привести в при-
дается советской художественной литера­ мер таких поэтов, как Л. Первомайский*
т у р тип женщины. С. Голованивский, П. Усенко и др. (в ча­
Чем это объяснить? Алексей Максимович стности в Донбассе вырос такой поэт, как
говорил, что и драма и роман еще не дали Черкасский). Рядом с ними растет моло­
яркого образа советской женщины, сво­ дежь, которая пришла за последние два
бодно и отлично действующей во всех обла­ года и среди которой я должен отметить
стях строительства социалистической жиз­ Игоря Муратова. Рост эюй молодежи идет
ни. Заметно дажо, что драматурги старают­ неровно. Иной раз у нее нет понимания
ся писать как можно меньше женских ро­ необходимости учебы, нет понимания того,
лей. Чем это объясняется? Алексей Макси­ что место в литературе определяется теми
мович говорил, что «хотя у нас женщина произведениями, которые ты даешь, а не,
социально равноправна, хотя она успешно скажем, заслугами в общественной работе*
доказывает разнообразие своих дарований Такая неверная точка зрения является од­
и широту своей трудоспособности, — равно­ ним из источников групповщины, которая
правие это весьма часто является во многом время от времени давала себя чувствовать
внешним, формальным». Очевидно это ча­ на Украине и не совсем ликвидирована
сто является внешним и формальным и в и теперь.
сознании самого писателя. У нас, если и по­ Кое-что из явлений бытового характера,
казывается женщина в советском художе­ о которых писал Алексей Максимович в
ственном произведении, то это или кладезь своей статье «О литературных забавах»,
всех достоинств или, наоборот, наделена может быть отнесено и к Украине. Двуруш­
всеми недостатками. Это мы видим и в луч­ ники Яловый, ХЕылевый и Остап Вышня
ших произведениях украинской литерату­ стремились привить нашей молодежи такую
ры. Например Оксана не удалась Корней­ ^теорию»: «Если ты не будешь пьянство­
чуку в его «Гибели эскадры»; это — слиш­ вать — ты не гений. Если не будешь хули­
ком идеализированный образ. Когда т. Ми­ ганить — из тебя никогда не выйдет круп­
китенко в своей талантливой пьесе «Деву­ ного, оригинального писателя». Откуда у
шки нашей страны* дал положительные них были эти традиции? Хвылевые, Яло­
типы, то они ему удались лучше, чем отри­ вые, Вышни, Досвитные чувствовали свой
цательные, именно потому, что он попы­ разлад с современностью, с нашим проле­
тался подойти к ним как к рядовым работ- тарским окружением. Поэтому они пьян*
ницам-комсомолкам, а отрицательная герои­ ствовали и старались привить бытовое раз­
ня Лотопкая ему не удалась. Слишком она ложение молодежи. Но мы повели борьбу
необыкновенна, демонична, отлична от того, против подобных явлений, и литературный
что мы привыкли видеть в реальной жизни. быт нашей молодежи значительно улуч­
А между тем она могла быть рядовой контр­ ш ился
революционеркой, так же как Оксана у Возвращаясь к поэзии, я хочу обратить
Корнейчука могла бы быть рядовой хоро­ внимание на ее основные недостатки. В
шей большевичкой, обыкновенной работ­ большинстве случаев они сводятся к тому
ницей, каких мы встречаем на каждом ша­ же, что наблюдается и в поэзии других рес­
гу в нашей рабств и в быту. Я считаю, публик: к формализму, формалистическому
что по этой же причине не удалась Мария экспериментаторству, риторичности, де­
Вечора Первомайскому в его очень инте­ кларативности.
ресной пьесе «Ваграмова ночь». Она также На Украине формализм особенно часто
вышла какой-то необыкновенной и сверхъ­ является ширмой для протаскивания вра­
естественной, чуть ли не от нее одной зави­ ждебной нам националистической идеоло­
сит судьба восстания, долго подготовляе­ гии. И когда какой-нибудь, скажем, поэт
мого подпольной большевистской организа­ говорил, что «красный мак его чувствитель­
цией. Здесь «роль личности в истории», в ного сердца стал синим», то это была не про­
данном случае женщины, несколько преу­ сто бессмысленная игра цветов, а замаски­
4 Стсногр отчет I Воесоюзн. с ы ч д а сов. писаю лей
48 ЗАСЕДАНИЕ ВТОРОЕ

рованный призыв к той части украинской чувствует себя в конкретной обстановке


интеллигенции, которая оказалась на сто­ нашей современности, нашего сегодня.
роне пролетариата: «Оставляйте советские Очень вяло перестраиваются бывшие фу­
позиции и меняйте красный мак чувстви­ туристы, «новогенерацШци», например М. Се-
тельного своего интеллш ентского сердца менко.
на мак синий», вернее—желто-синий, т. е. на Наряду с этим в русской, в еврейской со­
националистические цвета петлюровщи­ ветской поэзии на Украине мы наблюдаем
ны. значительный рост, и в еврейской даже
Когда т. Тихонов на поэтическом сове­ более значительный по своим темпам, чем
щании в Москве говорил, что «эксперимент в поэзии других народов УССР. И здесь
таит в себе катастрофу», то здесь было не­ этот процесс получает несколько иные
которое преувеличение. Эксперимент как формы. Фефер например остается на тех же
одно из учебно-студийных средств мы при­ ведущих позициях, как и раньше, и ряд
знаем и допускаем, но эксперимент, воз­ товарищей, условно выражаясь, «старшего
веденный в принцип, бесспорно приводит к поколения», с достаточным литературным
тому, что творчество писателя утрачивает стажем, не уступает своих мест молоде­
свою идейную выразительность или на­ жи. Здесь и X. Гильдин и беспартийные
чинает служить для маскировки не нашей товарищи Гофпггейн, Хана Левина, Л. Квит­
идеологии, как это по большей части с ко. Заслуживает внимания поэма Хащевац-
формалистами на Украине и бывало. Серь­ кого «Ленин». Молодежь в еврейской поэзии
езная творческая художественная работа растет медленнее. В русской же поэзии на­
исключается, если эксперимент возводится ряду с Я. Городским и Н. Ушаковым впе­
в принцип. Фокусничество, декларатив­ реди идут донбассовцы, П. Беспощадный —
ность, риторичность, разговоры о том, что молодежь.
хочет сделать поэт, что он когда-нибудь Мое время исчерпано, и я не могу оста­
скажет и т. п., отнюдь не соответствуют новиться на ряде проблем, Обусловливаю­
требованиям социалистического реализма, щих отставание украинской советской лите­
не делают нашу литературу активнее, дей­ ратуры, я не могу остановиться на пробле­
ственнее. ме качества работы, учебы у классиков и
Я должен сказать кое-что еще о масте­ современников, самая необходимость ко­
рах старого поколения. торой некоторыми молодыми писателями
Начну с П. Тычины. Он — один из са­ отрицается совершенно напрасно. Я не могу
мых выдающихся у нас мастеров слова, остановиться подробно на состоянии дет­
образа. Мы замечаем у него бесспорные до­ ской литературы, на том, насколько мы реа­
стижения в тематике в произведении «Пар­ лизуем свои обязательства по отношению к
тия веде». Когда-то Тычина не так писал, комсомолу, обязательства, о которых нам
когда-то он писал, что «за повстанцями опять напомнил т. Косарев.
вдуть, сп!вають комму Hiсти». Повстанцы, Об этом будут вероятно говорить другие
дескать, идут впереди, а уж за ними идут выступающие в прениях товарищи.
коммунисты. А теперь он показал и под­ Остановлюсь еще на одной проблеме пер­
черкнул, что партия идет впереди. Это бес­ востепенной важности.
спорно—победа Тычины над своими старыми Вопросы языка художественной литера­
ошибками. Это победа советской литерату­ туры на Украине стоят особенно остро,
ры в целом. так как язык эа последние годы был объ­
Равным образом я считаю такой победой ектом особенно напряженной классовой
новую тематику и у М. Рыльского. Что обще­ борьбы, объектом вредительства шовини­
го между этими двумя мастерами? То, что стов и двурушников. Мы все помним «язы­
наряду с новой тематикой, новыми идеями ковую» политику Скрыпника. Я думаю,
у них иногда еще замечается неуверен­ что теперь мне уже нет надобности подробно
ность в выборе художественных средств на ней останавливаться, ибо каждый дол­
для выражения этих новых для них жен понимать, что культивирование архаи­
идей. ческой и националистической терминоло­
Здесь нельзя не упомянуть о той эволю­ гии служит определенным проявлением
ции, которую переживает М. Бажан — мед­ борьбы враждебных элементов против пар­
леннее, менее решительными шагами срав­ тии и советской власти. Формалистическое
нительно с другими отрывающийся от тех экспериментаторство в этой области, как и
националистических источников, которыми в других, по большей части играет роль ма­
питались корни его творчества. Бажан дол­ скировки враждебного содержания, вра­
го культивировал раздвоенность, гамле­ ждебной идеологии. Но когда мы подходим
тизм. Последнее его произведение, напеча­ к проблеме создания нашего литературно­
танное в Ms 6 журнала «Радяньска литера­ художественного языка, мы сталкиваемся
тура», свидетельствует, что он начал пере­ с рядом вопросов, которые иным из нас еще
страиваться, переходить на новые позиции кажутся спорными.
уже несколько решительнее, чем делал это Используя языковые приобретения клас­
раньше. Язык его уже стоит ближе к нам, сической украинской литературы, мы дол­
в языке меньше националистических эле­ жны определить, у каких классиков нам
ментов, я бы сказал, меньше абстрактной прежде всего следует учиться работе над
изысканности. Конкретнее, яснее сказано о словом. Я считаю, что для нас в этом отно­
его симпатии к коммунизму. шении особенно ценно наследие Тараса
И все-таки в этом произведении (я счи­ Шевченко. Надо решительно отбросить,
таю это характерным и для некоторых дру- с одной стороны, обывательскую болтовню
1 их товарищей, переходящих на новые пози­ «русопятского» порядка, людей, которые с
ции) Бажан избегает показывать современ­ одной стороны говорят, что дескать шев­
ность. Автор еще недостаточно уверенно ченковский язык они понимают, а совре­
ДОКЛАД И. Ю. КУЛИКА 49

менного украинского они не понимают, а с бытием в жизни всей Украинской советской


другой — проявляют презрительное отно­ социалистической республики.
шение к Шевченко: «Ну, какой же у Шев­ На заключительном заседании этого
ченко был словарь!» съезда, где принималось наше воззвание к
Я считаю, что Шевченко сыграл в созда­ трудящимся и интеллигенции, один эа дру­
нии украинского литературного яэыка не гим крупные украинские советские писате­
меньшую роль, чем Пушкин в создании рус­ ли, писатели старшего поколения, из кото­
ского литературного языка, а возможно, рых некоторые раньше принадлежали к на­
что и большую. Но, много черпая из его ционалистическому лагерю и находились
словаря, из его принципов словообразо­ под влиянием наших классовых врагов,
вания, ограничиваться только шевченков­ выступали в защиту нашей социалистиче­
ским словарем мы не можем. В основу раз­ ской родины, обретенного нами социалисти­
вития украинского литературного яэыка мы ческого советского отечества.
кладем все богатство языкового материала, На этом заседании старые беспартийные
созданное миллионами рабочих и крестьян украинские советские писатели выходили
в процессе борьбы за диктатуру пролета­ на трибуну и заявляли: «Я по возрасту не
риата, в процессе построения социализма. подлежу приэыву, но если кто-нибудь по­
Оказывая и в дальнейшем отпор попыткам смеет посягнуть на самостоятельность, на
архаизировать язык украинской литерату­ свободу нашего Советского союза, неотъемле­
ры, попыткам лишить его интернациональ­ мой частью которого является Украина, то
ных терминов или попыткам противопо­ и я возьму в свои руки винтовку и сумею в
ставить его русскому языку, мы отбра­ рядах красных бойцов защищать границы
сываем всякое упрощенчество, вульгари­ и независимость нашей социалистической
заторство, нарочитую публицистичность. родины».
Мы боремся эа простоту, ясность и популяр­ Я считаю, товарищи, что такое настроение
ность яэыка художественной литературы, передовых кадров украинских советских
без утраты его художественности. писателей лучшим образом свидетельствует,
И эти и другие производственные про­ что и в дальнейшем мы пойдем к новым по­
блемы, стоящие перед художественной ли­ бедам, к новому развитию, к новым дости­
тературой УССР, в большей части общи жениям, что мы будем и дальше крепить
для всех советских литератур СССР. Ре­ нашу интернациональную пролетарскую
шая их, мы будем и в дальнейшем усиливать связь, наше единство, твердо помня слова
братскую связь с литературами других рес­ Ленина о том, что при едином действии про­
публик и народов СССР, обмениваться опы­ летариев великорусских и украинских со­
том, обогащая друг друга, увеличивать свои ветская Украина возможна, а без такого
усилия в борьбе против остатков враждеб­ единства о ней не может быть и речи fnpo-
ных классов, против пережитков капитализ­ долоюителъные аплодисменты)*
ма в литературном творчестве*
Под энаком этих задач прошел первый ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. На этом наше
всеукраинский съезд советских писателей, утреннее заседание заканчивается.
явившийся крупнейшим политическим со­ Перерыв.
Заседание третье
19 августа 1934 г в е ч е р н е е
ДОКЛАД М. Н. КЛИМКОВИЧА О ЛИТЕРАТУРЕ БССР
Председательствует т. Ставский. Чтоб с сумой в ваплатках
П Р Е Д С Е Д А Т Е Л Ь . Товарищи, объявляю Идти побираться.
вечернее заседание съезда открытым. Слово Конечно не вся Белоруссия была такой.
для доклада предоставляется председателю Была Белоруссия хуторская, кулацкая.
белорусского союза советских писателей Была Белоруссия помещичья — помещи­
т . Климковичу (аплодисменты). кам принадлежало свыше 50°/о всех зе­
КЛИМКОВИЧ. Товарищи, белорусская мель. В Белоруссии около 23 тысяч проле­
литература есть часть союзной литературы, тариев под руководством большевиков бо­
ибо она создавалась, росла и крепла в тес­ ролось за национальное и социальное осво­
ном единении с литературами братских бождение. Но было и описанное Янкой Ку-
республик, пользуясь их опытом и внося палою огромное Полесье, была нищета
свою долю творческого опыта в создание со­ основных масс деревни, было 200 тысяч ба­
циалистической литературы Советского сою­ траков, 80 проц. неграмотного населения,
за. Это единение всех братских литератур была соха как основное орудие производ­
Советского союза особенно укрепилось в по­ ства, было национальное, социальное и
следнее время. Об этом свидетельствует в экономическое угнетение трудящихся.
частности постановка докладов о литерату­ Октябрьская революция, освободив все
рах национальных республик здесь на народности бывшей царской России, созда­
съезде. Об этом свидетельствует и выпуск ла великий Союз советских социалисти­
ряда переводов украинских, белорусских ческих республик. Советская Белоруссия,
и других национальных писателей на рус­ которая перенесла две оккупации: немец­
ский и национальные языки и обмегн деле­ кую и белопольскую, вконец разорившие
гациями для участия в республиканских и ее хозяйство, не только восстановила, по-
областных съездах. истине гигантскими усилиями пролетариа­
О том, чем была Белоруссия до Октября та, с помощью братских республик, свое
и что представляет она собою сейчас, после народное хозяйство, но и создала новую
16 лет героической борьбы и огромного крупную социалистическую промышлен­
строительства, вы можете составить себе ность, в десять раз превышающую продук­
представление по ряду произведений наших цию промышленности 1913 года. БССР со­
белорусских писателей. Возьмем поэму на­ здала за это время 19 вузов и 81 техникум.
родного поэта республики Янки Купалы Теперь в этих вузах, техникумах и на раб­
«Над рекой Орессой». В ней, говоря о бело­ факах — 36 141 учащихся. БССР создала
русском Полесьи, он дает такую картину: Академию наук и 37 научно-исследователь­
Борон клюв свой свесил ских институтов, ликвидировала неграмот­
Над сгнившей колодой. ность среди взрослого населения и охватила
Плывут над Полесьем около миллиона детей начальной и семи­
Сном былые годы. летней школой, завершив на два года рань­
Равлеглось болото ше, чем во всех остальных республиках, про­
Без конца, без краю, ведение обязательного всеобщего обучения.
Лишь одни чароты Народный поэт республики Янка Купа­
Топи охраняют... ла, приехав в прошлом году на Полесские
болота, видит уже, как там, где трясина
Человек может проникнуть туда только на засасывала неосторожно оступившегося
утлом, гробоподобном челноке, который человека, идут тракторы коммуны БВО,
едва скольэит по грязи и бездонной тря­ проложена узкоколейная железная дорога.
сине. Этот человек даже человеком себя.не На осушенных болотах вместо чароты шумит
считает: «Полещуки мы, а не человеки» — богатейший урожай пшеницы. Это чудо
говорит он о себе в по&ме Янки Купалы. сделали большевики-коммунары, о которых
Живут в курных хатках, так тепло и искренно говорит Купала в
Подплетая лап’ги. своей поэме. И таких чудес много в нынеш-
ДОКЛАД М. Н. КЛИМКОВИЧА 51

ней советской Белоруссии. Огромный рост сте с князем и вряд ли может чем-нибудь
экономики и культуры, достигнутый трудя­ помочь князю.
щимися советской Белоруссии, был фунда­ А где ж послушный мне народ?
ментом и источником роста советской бело­ Он в бой пойдет по воле княжьей.
русской литературы. И слышит шум кровавых вод:
Вся дооктябрьская белорусская литерату­ — Народ твой сам над краем княжит.
ра едва ли насчитывала десяток писателей.
Среди них кроме дооктябрьского поколения Ничего не оставалось князю, как опу­
нынешних советских писателей БССР (Янки ститься опять на дно, где он провел тысяче­
Купалы, Якуба Коласа, 3. Бядули, А. Гур- летия.
ло и Ц. Гартного) был певец крепостниче­ В образе князя на фоне дикой природы —
ства Дунин-Марцинкевич, глашатай наро­ излюбленного орнамента националистиче­
ждавшейся национальной буржуазии Богу­ ской литературы — т. Чарот показал цен­
шевич, Ядвигин, Богданович, группа мел­ тральную фигуру этой литературы — сред­
кобуржуазных писателей — Цетка, Гарун невекового витязя, «собирателя Белорус­
(с.-р., впоследствии полковник банды Бу- сии», прообраз «возрожденной Белорус­
лак-Балаховича). сии». Он поднял эту фигуру для того, что­
Характерной особенностью дооктябрь­ бы показать, как абсолютно чужда вос­
ской белорусской литературы было нацио­ ставшему пролетариату националистиче­
налистическое оплакивание тяжелой доли ская литература с ее романтизацией болот и
белорусса-крестьянина, задавленного нище­ озер, русалок и леших.
той, малоземельем, помещичьей эксплоата- Буржуазные националисты, которые тог­
цией и поборами царских чиновников. Осо­ да занимали видное место в руководстве
бенно крепко звучали националистические литературно-издательским делом, всячески
ноты в литературе периода реакции — после компрометировали поэму Чарота, вплоть
1907 года. до того, что образ «босых» был объявлен
Даже лучшие из писателей, дожившие до воплощением анархии. Дело конечно было
нашего времени—Купала, Ко лас, Гартный, не в анархичности образа «босых», а в том,
протестуя в своих произведениях в годы что большой художник-коммунист с исклю­
революционного подъема против националь­ чительным мастерством подал не только
ного, а порой и социального угнетения, не борьбу рабочих и крестьян Белоруссии
поднимались до понимания роли и места против белопольских оккупантов, но и
национально-освободительного движения в бросил прямо в глаза белорусской нацио­
борьбе пролетариата за власть, не видели налистической интеллигенции:
рабочего класса и его борьбы с цариз­ А помните, как вы клялись
мом. Служить крестьянам и рабочим?
Националистическая линия в литературе Но трижды не пропел петух
продолжалась (в новых, замаскированных Как изменили вы, иуды...
формах) и после Октябрьской революции.
Этому способствовало наличие в рядах Более того. В образе князя (образе, ко­
КП(б)Б национал-оппортунистов и даже торый националисты сделали символом «со­
провокаторов типа бывшего президента бирания белорусского народа», разумеется
Академии наук Игнатовского. Партии при­ «монолитного», «однородного», без классо­
шлось много поработать над разоблачением вого расслоения, под знаменами национа­
и разгромом национал-демократов и их под­ листической контрреволюции) Чарот вскры­
рывной контрреволюционной интервенцио­ вал литературную ширму этой контррево­
нистской деятельности. В этой борьбе люции. Было отчего возмущаться национа­
КП(б)Б активно помогали молодые писа­ листам! Устами Чарота белорусская про­
тельские кадры (Чарот, Александрович, летарская поэзия не только заявила о своем
Лыньков и др.), объединенные сначала в существовании, но и о том, что она всту­
«Молодняке», а затем в БелАПП. пает в смертельный бой с националистиче­
Я приведу два примера из истории борь­ ской литературой.
бы против националистов в литературе, Еще большее бешенство националистов
борьбы, которую вели под руководством вызвал второй пролетарский поэт — Андрей
партии пролетарские кадры писателей. Александрович, направив в лагерь врага
Основоположник белорусской пролетар­ поэму «Тени на солнце» (начата в 1926 г.).
ской поэзии Михась Чарот в первой своей В ней он вывел портреты нацдемовских
поэме «Босые на пепелище» в 1922 году дал «деятелей» настолько удачно и красочно,
высокохудожественную картину. Над озе­ что не только сами нацдемы узнавали себя
ром, каких не мало в Полесьи, разыгралась как в зеркале, но их узнавала в поэме и ппь
буря. Огонет лес на берегу озера, осатане­ рокая пролетарская общественность.
ло носится вихрь. Под дикие звуки в диком Эти два примера из жизни нашей литера­
хороводе несутся лешие и русалки, а вда­ туры уже показывают, что рождение бело­
ли гремят пушки наступающей Красной русской советской пролетарской литерату­
армии. Шум вихря и грохот канонады за­ ры происходило в жестокой классовой борь­
ставляют подняться со дна озера князя: бе против националистов и их литературных
Не дали спать: война, огонь, объединений, как «Полымя», «Узвышша»
Страна его— одни руины, которые по существу являлись литератур­
Под ним стоять не хочет конь, ными ячейками националистической контр­
И кличет кня8ь свою дружину. революционной организации. А если они и
вовлекали в свои ряды так называемое «ле­
Внезапно утихла буря, и в мертвой тиши­ вов крыло» и даже коммунистов, то это
не князь слышит хохот русалок; дружина прежде всего делалось в целях маскировки
погибла в озере тысячу лет тому назад вме­ своего классового существа.
52 ЗАСЕДАНИЕ ТРЕТЬЕ

«Молодняк», а впоследствии БелАПП, не­ многие из присутствующих видели в теа­


смотря на неоднородность своего состава и трах многих городов Советского союза.
политические срывы, вели упорную борьбу Она вырастила и воспитала крепких
против этих организаций, принудив «Уз- прозаиков — Лынькова, Галавача. В пос­
вышша» незадолго до постановления ЦК ледние годы они с успехом разрешают про­
ВКП (б) от 23 апреля 1932 г. признать свои блему создания исторического романа. Пос­
позиции неправильными и самоликвидиро­ ледние два года были годами бурного роста
ваться (дело было уже после разгрома на­ советской белорусской литературы. В эти
ционалистов в 1929/30 г.). А надо сказать, годы т. Александрович написал четыре поэ­
что националисты из «Узвышша», создавая мы, которые по образности и в то же время
эту организацию, бахвалились что «Уз­ по простоте языка, по своей эмоционально­
вышша» — это такой Парнас белорусской сти, по остроте постановки вопросов, по
литературы который «увидят века и на­ своевременности поднятия этих вопросов
роды». заслуженно считаются ведущими в нашей
«Парнас» оказался настолько низким каче­ поэзии.
ственно и мизерным количественно, да к В эти годы наши театры впервые получили
тому же настолько очевидно покрыт был ряд очень ценных пьес: «Батьковщина»
националистическими окопчиками, что Кузьмы орного, «Напор» Александрови­
срыть его до основания после проведенного ча, «Конец дружбы» Крапивы. В эти годы
партией генерального обстрела всех пози­ были созданы лучшие романы и повести:
ций националистов большого труда не со­ «Тридцать лет» К. Чорного, «Дрыгва» Кола-
ставляло. К чести левого крыла «узвышшен- са, «На чырвоных лядах» Лынькова, «Зель-
цев» (Крапива, Чорный, Глебка) надо ска­ меньяне» Кульбака и др. Однако наши
зать, что они помогли БелАПП проделать успехи, хс5тя они и огромны, все еще не мо­
эту операцию. гут удовлетворить наших возрастающих
Нет нужды говорить о белапповском пе­ требований. Белорусская советская литера­
риоде литературы: его положительные и тура, как и вся литература Советского сою­
теневые стороны были общими для всех за, еще отстает от темпов и размаха всего
воапповских организаций. Однако и создан­ социалистического строительства. Однако,
ный после постановления ЦК ВКП (б) от если принять во внимание то, с чем мы всту­
23 апреля 1932 г. opi комитет единого писа­ пили в послеоктябрьский период истории
тельского союза БССР не сумел во-время (не больше 20—25 книг художественной ли­
ориентироваться в сложной обстановке клас­ тературы, напечатанных на белорусском
совой борьбы на литературном фронте и языке), и то, что националисты всеми спо­
допустил гнилой либерализм в отноше­ собами тормозили рост белорусской со­
нии националистических элементов. В свое ветской литературы, станет понятным, по­
время ЦК ВКП(б) и «Правда» правильно чему мы считаем сегодняшнее состояние ли­
вскрыли новую тактику классового вра­ тературы большим достиясением не только
га — прикрывание фальшиво-националь­ нашим, но и всесоюзным.
ным флагом — и помогли КП(б)Б и писа­ Основным достижением нашего литера­
тельским организациям повести решитель­ турного движения мы считаем очищение
ную борьбу против националистов, вскрыть наших рядов от националистических эле­
и выбросить их из рядов писательской орга­ ментов, которого мы добились под руковод­
низации, мобилизовав всю писательскую об­ ством КП(б)Б и ее ЦК. Это дало нам воз­
щественность на борьбу ра пролетарский можность развить и углубить борьбу про­
интернационализм. тив буржуазно-националистической идеоло­
Первый всебелорусский съезд писателей гии в литературе, борьбу за боевой проле­
подвел итоги достижений за 15 лет совет­ тарский интернационализм. Нацдемы всех
ской белорусской литературы и литератур мастей и оттенков стремились сделать из
народов, населяющих БССР. Эти дости­ белорусской литературы свое оружие в
жения как один из показателей расцве­ борьбе против революции. Один из писате­
та и торжества национальной культу­ лей, которые тогда стояли на национали­
ры советской Белоруссии действительно стических позициях, как-то писал: «Мне
огромны. кажется, что мы отдаем большую дань ин­
Советская белорусская литература вос­ тернационализму, забывая из-за него свои
питала таких писателей, как Михась Ча- собственные интересы». Эти «собственные
рот, боевое художественное слово которо­ интересы» были интересами белорусской
го доходило до самого глухого уголка со­ националистической буржуазии. Она стре­
ветской Белоруссии, по заслугам создавая милась наполнить литературу национали­
ему славу любимого поэта масс. стическим содержанием, соответственно это­
Она вырастила поэта-коммуниста Андрея му создавая и националистическую худо­
Александровича, о котором знает не только жественную форму, создавая в частности
советская Белоруссия, но которого знают штампование художественных образов, за­
и читают трудящиеся братских республик- соряя язык архаизмами, полонизмами, из­
Его стихи, как и стихи нашего еврейского гоняя из языка слова, внесенные в него
пролетарского поэта Харика, переведе­ революцией или схожие с русскими слова­
ны на десятки языков и печатаются не толь­ ми. До чего доходили нацдемы в ненависти
ко у нас, но и за границами Советского сою­ к Советам, показывает их перевод на бе­
за. Она воспитала драматурга Кобеца, лорусский язык таких понятий, как проле­
чья пьеса «Гута», по отзывам чешских това- тариат (переводилось словом «галота»), бар­
ищей, шла с большим подъемом в рабочей рикады (переводилось словом «загородка»),
Е [pare; драматурга Романовича — автора диалектика (переводилось словом «пусто­
пьесы «Мост» и Курдина — автора пьес словие»), даже слово «белорусе» из-за корня
«Межбурье» и «Контратака». Эти пьесы «рус» (русский) заменялось словом «кривич».
ДОКЛАД М. Н. КЛИМКОВИЧА 53

Основная цель, которую преследовали (пан Длугошиц вернулся вместе с оккупан­


нацдемы, — свержение Советов, отрыв Бе­ тами в свое имение и стал центром враждеб­
лоруссии от Советского союза, реставрация ных революции сил, вплоть до белорусских
капитализма путем прямой интервенции с нацдемов), чувствуешь огромную ненависть
Запада. Литература в этом плане рассма­ Коласа к оккупантам и их лакеям.
тривалась как идеологическая подготовка, Тов. Колас, имя которого было давно из­
более или менее замаскированная в зави­ вестно русскому читателю вместе с име­
симости от обстоятельств. В связи с этим нем другого народного поэта республики,
белорусские нацдемы особенно настаивали т. Купалы, принадлежит к числу тех боль­
на «самобытности» белорусской культуры, ших мастеров художественного слова, у ко­
издревле дескать существующей, на борь­ торых более молодое поколение писателей
бе с опасностью сближения с русской куль­ учится художественной форме, художе­
турой, дескать та более сильная и прогло­ ственному языку. Творческая перестройка
тит белорусскую культуру. Последней ре­ этого большого мастера слова, как и твор­
комендовалось, если она хочет сохранить ческая перестройка Янки Купалы (его поэ­
свою самостоятельность, бежать под кры­ ма «Над рекой Орессой», стихи «Борисов»
лышко западной культуры, в частности и др.) являются огромным достижением *
польской. Отсюда и полонизмы в языке. Наши соседи с Запада разрешают иногда
С точки зрения нацдемов белорусская ли­ своим газетам печатать клевету о якобы при­
тература должна быть исключительно дере­ нудительной перестройке Янки Купалы. Мы
венской по тематике и ограничивать место ничего не имели бы против того, чтобы они
действия произведений этнографическими перепечатали (с любыми комментариями,
рамками Белоруссии. «Только идя этим если хотят) такие вещи, как «А в Висле
путем, — говорили нацдемы, — белорус­ плавает утопленник»,«Нашей конституции»,
ская литература может войти в мировую «Над рекой Орессой». Никакие лживые
литературу». Все эти «идейки» создавали комментарии желтой прессы не убьют той
порочный круг, который фактически сни­ классовой правды, того классового пафоса,
жал белорусскую литературу до положе­ которым пропитаны стихи т. Купалы!
ния уэко-провинциальной, сугубо-нацио­ Глубокую органическую перестройку мы
налистической и враждебной революции. можем проследить на примерах произве­
Белорусская литература не пошла по этому дений 3. Бядули, Зарецкого и др. Тов. Б я ­
пути и, разгромив националистов, приходит дуля в первой книге романа «Язэп Крушин-
к всесоюзному съезду с глубоким интер­ ский» показал «кулацкую республику»,
национальным содержанием как мощный кулака Крушинского, который «врастает в
отряд единой всесоюзной литературы. социализм»- Но уже во второй книге он не
Конечно не все остатки национализма только разоблачил кулачество как базу на­
целиком и полностью выкорчеваны. Но та ционалистической контрреволюции, но и
воспитательная работа, которая проделана вскрыл тактику националистов вплоть до
эа последние годы в смысле разоблачения их литературных приемов. Почти таким же
истинного классового лица националистов, образом т. Зарецкий «доконал» своего по­
рыцарей кнута, виселицы и интервенции, стоянного героя, «искателя красоты» в ро­
содействовала решительному отходу от на­ мане «Вязьмо», особенно в пьесе «Сымон
ционализма крупнейших мастеров художе-. Карызна», порывая с буржуазно-романти­
ственного слова (Купала, Колас, Бядуля, ческим методом отображения действитель­
Гартный, Зарецкий и др.) и переходу их ности.
на позиции.активного служения социали­ Такая перестройка, когда писатель твор­
стическому строительству. Этот переход, чески полемизирует с идейными установ­
эта перестройка — дело очень сложное и ками, с образами своих прежних произве­
трудное. Но уже сейчас мы можем при­ дений, а иногда и с методами своего твор­
вести ряд доказательств того, что пере­ чества, когда он вскрывает идейно и худо­
стройка эта органична и глубока. жественно те ложные позиции, которые
Так народный писатель республики Якуб когда-то занимал; когда он по-новому пока­
Колас, который прекрасно знал и описал зывает то, что раньше он показывал не­
дореволюционную деревню, но который дол­ правильно, — такая перестройка есть на­
гое время не мог осмыслить процессов со­ стоящая перестройка, и ее мы видим у ряда
здания новой колхозной деревни, в своей писателей, в свое время отягченных гру­
повести «Отщепенец» дает нам эту новую зом национализма.
деревню и правильно показывает рождение Националисты в литературе особенно
нового колхозного строя. И если полещу- крепко насаждали национальную и про­
ки из «Полесской глуши» — представители винциальную ограниченность. Слезливое
«здорового народного (мужицкого) нутра», оплакивание доли мужика, болезненное
если «Полесская глушь» раннего Коласа не восхищение болотами и туманами «Баць-
знала классовой борьбы и вождем деревни каушчыни» — «Родины» с большой буквы—
оказывался нацдем-интеллигент Лобано- вот лейтмотив националистической лите­
вич, то уже в «Дрыгве» т. Колас дает ратуры. Мы в значительной мере разорва­
образ деда Талаша (тоже полещук-кресть- ли и этот порочный круг. Показ деревни в
янин, старик), который становится орга­ произведениях последних лет уже не тот,
низатором партизанского движения против что был раньше. Тов. Лыньков в романе
белопольской оккупации. Тов. Колас по­ «На чырвоных лядах» показывает классо­
казывает руководство этим движением со вое расслоение деревни и местечка, пока­
стороны подпольной коммунистической зывает лицо деревенской интеллигенции.
организации, показывает классовое рас­ Кстати, Лыньков разбивает вдребезги ложь
слоение деревни. Читая отрывок о поджо­ о якобы революционной, мессианской роли
ге партизанами имения пана Длугошица националистической эсерствующей интел­
54 ЗАСЕДАНИЕ ТРЕТЬЕ

лигенции в деревне, показывает пути раз­ во главе с т. Бахметьевым, личное внима­


вития кулачества. ние к национальным литературам со сто­
По-новому показывает деревню 1920— роны председателя Всесоюзного оргкомите­
1924 гг. и т. Крапива в романе «Мядведзичы» та Алексея Максимовича Горького и всего
(«Медведичи»). Я не говорю уже о романе оргкомитета в целом оказали советской ли­
«Спалох на загонах» («Переполох на ме­ тературе БССР огромную помощь в насы­
жах»)— Галавача, о поэмах «Векапомная щении ее пролетарским боевым интерна­
осень» («Незабываемая осень»), «Хлебная ционализмом, оказали огромную помощь
зима» Александровича и ряде других про­ ее художественному росту.
изведений коммунистов-писателей, в кото­ Статьи Алексея Максимовича о языке,
рых белорусская деревня отображена пра­ появившиеся во время разработки нами во­
вильно, реалистически, художественно. просов об очистке и белорусского языка от
Отходя от деревенской замкнутости, со­ нацдемовского хлама, помогли нам расши­
временная белорусская литература создала рить эту разработку л превратить ее в ши­
ряд произведений с производственной тема­ рокую борьбу за качество литературы.
тикой: «Напор» т. Александровича на мате­ Иные думают, что отсутствие за послед­
риале деревообделочного комбината, «Ка­ нее время вылазок националистов в лите­
ландры» т. Бровки на материале бумажной ратуре свидетельствует об уменьшении
фабрики, «Солнце под шпалы» и «Записки опасности со стороны местного белорус­
инструктора Томана» т. Шинклера на ского национализма. Эта мысль в корне
материале железнодорожного транспорта, неправильна. Белорусский национализм
«Мощь» т. Микулича на материале Магни­ остается главной опасностью для бело­
тогорска, «Баян» и «На большой волне» русской литературы, как и вообще для
Лынькова на материале Беломорского ка­ БССР на данном этапе. В этом мы убеж­
нала, «От полюса до полюса» еврейского даемся, продолжая раскрывать влияние
поэта Харика на том же материале, роман националистов на язык, образы, исполь­
«Шелк» т. Долгопольского на материале зование пейзажа и т. д. в произведениях
Могилевской шелковой фабрики, «Биогра­ некоторых писателей. В этом мы убеждаем­
фия моего героя» т. Знаемого на материале ся, и анализируя творчество иных так на­
машиностроительного завода. Вот пусть зываемых «начинающих» писателей из ку­
небольшой, но весомый фонд индустриаль­ лацкого и вообще антисоветского элемента,
ной тематики, брошенный в бой против которые стремятся войти в литературу со
провинциальной и крестьянской ограни­ специальной целью — протащить в нее
ченности в литературе. идеологию своего издыхающего класса.
Националистическому образу «матери Бе­ Решительная и неуклонная борьба про­
лоруссии» в нашей литературе противо­ тив национализма во всех его проявлениях
поставлен образ советской индустриально­ и в особенности против белорусского на­
колхозной Белорусской социалистической ционализма как главной опасности на дан­
республики, неотъемлемой части Советско­ ном этапе остается как одна из основных
го союза. Стихами т. Александровича («Пог­ задач нашей литературной организации.
раничная весна», «Песня единения»), Теперь разрешите перейти к выводам,
т. Бровки («Наше отечество — СССР»), ро­ которые можно сделать из анализа всей бе­
маном и пьесой «Отечество» К. Чорного дано лорусской советской литературы.
художественное выражение пролетарского Каковы эти выводы?
понимания родины. Воспеванием и отобра­ Первый. Значительно повысился идейно­
жением социалистического строительства политический уровень нашей литературы.
БССР, которое идет при братской помощи Крупнейшие произведения последних
всего Советского союза, воспеванием со­ двух лет ставят и правильно трактуют наи­
ветской Белоруссии — дружной семьи тру­ более острые проблемы нашей действитель­
дящихся всех национальностей—наши писа­ ности. Таковы «Дрыгва» Якуба Коласа,
тели утверждают любовь к нашей родине, «Над рекой Орессой» Янки Купалы, четы­
к нашей пролетарской советской Белорус­ ре поэмы Александровича, «На красной но­
сии, к Советскому союзу — отечеству тру­ ви» Лынькова, «Конец дружбы» Крапивы,
дящихся всего мира. «Отечество» К. Чорного, «Так начиналась
Литература БССР противопоставила нац- молодость» Бровки, «Теория Каленбрун»
демовской ориентации на Запад правиль­ Самуйленка. Наша литература — не лите­
ный показ буржуазного Запада и ориента­ ратура мелкого факта, это в большой мере
цию, открытую и полную, на пролетар­ литература значительных философских об­
скую Москву. Такими книгами, как «Теория общений, хотя это определение и может
Каленбрун» Самуйленка, «Дрыгва» Якуба быть применимо далеко не ко всем про­
Коласа, пьесой «Конец дружбы» Крапивы, изведениям.
пьесой «Восстание жнецов» еврейского пи­ Значительно расширилась тематика на­
сателя Льва Зискинда^ поэмой «Человек из шей литературы. У нас есть произведения,
Альтоны» польского поэта Ковальского и описывающие индустриализацию страны,
пьесой «Великодушие» русского драматурга жизнь Красной армии, работу МТС и МТМ.
т. Головчинера литература БССР еще раз Мы выпустили хороший сборник «Атака»
показала,что именно несет трудящимся так из жизни современной Красной армии,
называемая «западная ориентация». сдали в печать сборник, посвященный
Тесная братская связь с писателями 20-летию империалистической войны и
СССР, русскими, украинскими, мордовски­ сборник к 14-летию освобождения Бело­
ми, молдавскими, грузинскими, творческое руссии от белополяков. Однако и это рас­
соревнование с писателями Западной обла­ ширение тематики далеко еще не удовлетво­
сти, активная помощь русских писателей, рительно. Произведений, построенных на
особенно бригады Всесоюзного оргкомитета тематике . индустриальной, значительно
ДОКЛАД М. Н. КЛИМКОВИЧА 55

меньше, чем посвященных сельскому хо­ вдумчиво и быстро найти выход из трудных
зяйству. Старые мастера литературного положений, его уменье прислушиваться к
слова еще недостаточно включились в инду­ массам и использовать их опыт, его
стриальную и оборонную тематику, несмо­ уменье безраздельно отдаваться работе.
тря на то, что оборонная тематика для нас Все это удалось показать, не превращая
как республики пограничной имеет сугубо образ в схему «стопроцентного», «твердо­
важное значение. каменного» и пр.
Показ работы МТМ, МТС и политотде­ Чего же не удалось показать?
лов пока только начат (Мирович, Хведо- Не удалось показать болыпевика-орга-
рович, Глазырин). И хотя современное опи­ низатора. Почему? Причины, по-моему,
сание деревни в произведениях наших пи­ не только в том, что мы мало изучаем на­
сателей резко отличается от описания ими ших лучших ударников — героев пятилет­
деревни три-четыре года тому назад, одна­ ки; не только в том, что мы мало изучаем
ко наши писатели изобразили в своих про­ опыт, отдельные черты нового нарождаю­
изведениях пока только первый период кол­ щегося человека, но также в том, что мы
лективизации. Между тем правильно изо­ слабо знаем то дело, которое делают в
бразить сегодняшнюю деревню значит изо­ жизни эти положительные герои.
бразить работу начальника политотдела, «Писать про то, что хорошо знаешь, и
работу МТС, борьбу за большевизацию кол­ хорошо знать то, о чем собираешься пи­
хоза, за зажиточную и культурную жизнь сать»,— лозунг понятный. Но этот лозунг —
колхозников. основа социалистического реализма. Он
Значительно выросла драматургия. Кон­ требует огромной работы от писателя, глу­
курс, который мы провели в этом году, дал бокого изучения действительности, тре­
не плохие результаты. Мы премировали бует изучения завода, цеха, работы изоб­
три пьесы: «Конец дружбы» Крапивы, «Вос­ ретателей, рабочего быта.
стание жнецов» JL Зискинда, «Великоду­ Несколько слов о нашем литературном
шие» Головчинера и восемь пьес рекомен­ молодняке. В последние годы несколько
довали к постановке, в том числе пьесу ценных книг было написано молодыми това­
т. Гурского «Мать», пьесу т. Шашалевича рищами. Среди них следует отметить «Мощь»
«Симфония гнева» и ряд других. Микулича, «Солнце под шпалы» и «Записки
Большинство этих пьес стоит на высоком инструктора Томана» Шинклера, «Теорию
идейном уровне и на значительной художе­ Каленбрун» Самуйленка, поэмы «Амонал» и
ственной высоте. «Горбун» Кулешова, ряд рассказов поль­
Несмотря на то, что ряд писателей до­ ской писательницы Романовской, поэмы
стиг известных успехов в изображении по­ польского поэта Ковальского, книгу новелл
ложительных образов, мы все еще полно­ еврейского прозаика Кацовича и др.
кровного положительного образа почти не Отличительной чертой молодых писате­
имеем. Возьмем к примеру образ коммуни- лей является большая отзывчивость на
ста-директора Карне йчика из «Конца друж­ индустриальные вопросы, на тематику се­
бы» — Крапивы. Карнейчик имеет много годняшнего дня. Значительно вырос идей­
положительных качеств: отвагу в борьбе ный и художественный уровень произве­
с белополяками, чуткость к товарищу, дений молодых писателей. Так т. Самуй-
способность отбросить личное, если оно ленок дал чрезвычайно ценную книгу о
мешает общественному, упорство в овла­ борьбе подпольной коммунистической пар­
дении техникой. Однако в пьесе он слабо тии в соседнем с нами государстве. В этой
показан как организатор производства, как книге ярко и образно показана подготовка
руководитель завода и даже как коммунист, фашистских кругов к нападению на Со­
который способен глубоко обобщать поли­ ветский союз. Книга мобилизует внимание
тические явления. советского читателя вокруг вопросов обо­
Возьмем Панаса из «Переполоха на ме­ роны страны и показывает героическую
жах» Галавача. Панас — это тип больше­ борьбу коммунистов-подполыциков против
вика, который горит желанием доказать фашистов и подготовку фашистов к войне
крестьянам выгоду коллективизации как против Советского союза.
формы новой, более счастливой жизни. Обе повести т. Шинклера показывают
Панас, преодолевая кулацкую клевету, борьбу рабочих железнодорожного тран­
добивается организации колхоза и от этой спорта за его оздоровление, показывают
победы сам испытывает величайший подъем. методы и формы соцсоревнования, вскры­
Панас объединяет твердую волю, настойчи­ вают работу классового врага на железной
вость агитатора, способности организато­ дороге.
ра, чуткость и отзывчивость. Однако Па­ Следует отметить рост наших русских,
нас у Галавача не замечает самой обыкно­ в большинстве случаев военных писателей,
венной кулацкой агитации, которую заме­ особенно тт. Шаповалова, Крючкина и Кро-
тил бы пионер. Панас не умеет ухватить пачева. Тов. Шаповалов окончил роман
основное в борьбе против кулачества, не «Большевики границы», в котором живо и
умеет противопоставить кулацким проис­ убедительно показал жизнь наших погра­
кам действительно большевистское спло­ ничников. Тов. Кропачев дал ряд расска­
чение колхоза и допускает на некоторое зов из времен гражданской войны, дал по­
время торжество кулачества. весть «Шахимардинская мечеть» и др.
Если взять все появившиеся в литературе Массовое литературное движение, кото­
за последние годы положительные типы рое охватывает около 1000 человек, при
большевиков, а их появилось не мало, то всех недостатках руководства уже выдвину­
следует признать, что нашим писателям ло в литературу новых товарищей. Их про­
удалось подметить и изобразить настойчи­ изведения говорят главным образом о со­
вость большевика, его уменье без горячки, циалистическом строительстве. Однако
56 ЗАСЕДАНИЕ ТРЕТЬЕ

очень многим из них не хватает знаний во­ преодолев монополистические тенденции,


обще и в частности энания техники своего включив в белорусскую критику т. Брон­
дела. штейна, который по заслугам занял ве­
Мы достигли успехов в области детской дущее место, мы добились некоторого подъ­
литературы. Организованный нами кон­ ема и оживления критики.
курс дал свыше 30 новых книг для детей. Тов. Бронштейн поднял большие прин­
Среди них наиболее ценной является ципиальные вопросы, в частности об остат­
«ТВТ» Янки Мавра (о применении поли­ ках националистических уклонов в стиле,
технических знаний в повседневной жиз­ о правильном понимании национальной
ни), Александровича «Счастливый путь» формы и т. п. В целях расширения кри­
(о перевоспитании мальчика — сына кула­ тики мы на своих пленумах выслушивали
ка — в условиях нашей советской действи­ критические доклады писателей о писа­
тельности), Харика «От полюса до полюса» телях и об отдельных произведениях (док­
(о Беломорском канале) и др. лад т. Коласа о книге Лынькова «На крас­
К недостаткам детской литературы надо ной нови», доклад т. Харика о поэме т. Бров­
отнести почти полное отсутствие литерату­ ки, доклад т. Крапивы о творчестве т. Гарт-
ры для дошкольников. ного и т. д.).
Мы убедились на опыте, какое огромное Это дало положительные результаты.
значение имеет организация конкурсов< Этот метод мы будем практиковать и в
Об этом же говорит и конкурс на драмати­ дальнейшем.
ческое произведение, о котором я говорил Несколько шире уже сейчас фронт ев­
выше. рейской критики. Тут мы имеем значи­
Размеры доклада не позволяют мне ши­ тельные критические работы т. Бронштей­
роко остановиться на росте литературы на­ на, т. Дунца и, что особенно важно, ряда
родов, населяющих БССР. Следует только молодых критиков. Тов. Вольский дал ряд
сказать, что за последние два года наблю­ работ по теа-критике, т. Кучар — по кри­
дается значительный рост еврейской совет­ тике поэзии. «Критика начинает помогать
ской литературы, особенно поэзии (Харик, писателю» — эти слова мы впервые услы­
Кульбак, Аксельрод, Тейф, Лившиц, К а­ шали от писателей на последних пленумах
менецкий). нашего оргкомитета и правления союза и
Еврейская советская литература БССР на съезде писателей Белоруссии. Мы не
значительно подняла свой художествен­ убаюкиваем себя этими первыми успехами;
ный и идейный уровень и идет вровень с сделать надо во много раз больше, чем мы
белорусской литературой. Отсталым участ­ сделали.
ком ее являются проза и драматургия. Создание оргкомитета ССПБ после по­
Из прозаических произведений мы мо­ становления ЦК ВКП(б) от 23 апреля
жем привести только два больших произ­ 1932 г., постоянное внимание ЦК КП(б)Б
ведения: «Зельменьяне» Кульбака и «Шелк» к вопросам литературы обеспечило под
Долгопольского, а из драматургии — две руководством ЦК КП(б)Б перестройку ра­
пьесы. боты писательской организации, ликвиди­
Этого безусловно мало, и нашей еврей­ ровало групповую борьбу внутри организа­
ской литературе нужно с особой заботли­ ции , создало все условия для дружной
востью воспитывать своих прозаиков и совместной работы всех писателей, кото­
драматургов. рые действительно стали на платформу
Достигнуты первые сдвиги в создании советской власти и хотят активно участво­
советской польской и литовской литера­ вать в социалистическом строительстве.
туры. ЦК КП(б)Б все время очень внимательно
Польская литература даже при сегод­ следил за нашей работой, по-большевистски
няшних кадрах имеет все перспективы исправляя наши ошибки, конкретно и опе­
стать довольно крепким отрядом нашей ративно руководил литературным делом*
советской литературы. Заметен рост писа­ Это обеспечивало наши успехи и наш даль­
телей тт. Ковальского, Романовской, Го- нейший рост.
равского, Крайского. Этот рост идет од­ Однако в работе организационного ко­
новременно с расширением массового лиг митета был ряд крупных недочетов. Пер­
тературного движения, концентрирующе­ вый и основной — неналаженность поли­
гося вокруг газеты «Орка» и нашей поль­ тической и творческой учебы, особенно в
ской секции. области подготовки молодых писателей.
Для национальных литератур характер­ Другой — отсутствие проверки исполнения
ны те же отрицательные явления, какие постановлений оргкомитета. К недочетам
встречаются и в белорусской литературе. следует отнести и неналаженность совмест­
Несколько слов о нашей критике. Прежде ной работы с комсомолом, с профсоюзами,
всего ряды критиков у нас чрезвычайно хотя кое-что мы вместе с ними эпизоди­
малочисленны, и растет наша критика го­ чески и проводили, и проводили не плохо.
раздо медленнее, чем вся литература. Ос­ В последнее время мы закончили одну
новная причина кроется в том, что нацио­ из основных организационных работ —
налисты, сидя в Академии наук, всеми оформление нашей союзной организации.
мерами тормозили подготовку пролетар­ Принято 69 писателей в члены союза,
ских кадров в области литературоведче­ 26 писателей в кандидаты. Эта работа
ской. А с другой стороны, белапповский имеет исключительное политическое и прак­
«единственный» критик (т. Бэндэ) очень тическое значение для литературы БССР-
ревниво относился к своему монопольно­ Организация союза — это прежде всего
му праву «вещать глаголы истины» о твор­ организация белорусского отряда всесоюз­
честве писателей. ной литературы. Организация союза озна­
Преодолев остатки групповой критики, чает повышение требований к принятым
РЕЧЬ О. Ю. ШМИДТА 57

в союз. Их творчество должно стоять на гибели капиталистического мира, его куль­


уровне всей всесоюзной литературы. Ор­ туры и литературы и путь, который ведет
ганизация союза означает улучшение ка­ через торжество национальных культур
чества литературы, ликвидацию отстава­ и литератур Советского союза, через все­
ния литературы от темпов и задач социа­ мерное развитие и расцвет их к единой
листического строительства, ибо союз со­ культуре и литературе бесклассового ком­
ветских писателей — это объединение са­ мунистического общества с единым обще­
мых крепких, самых квалифицированных человеческим языком. Наша задача одна:
мастеров художественного слова, своим выполняя гениальные указания вождя пар­
творчеством доказавших желание, уме­ тии, исторические постановления X V II
ние бороться за социализм< Организация съезда ВКП(б), осуществляя программные
союза во много раз увеличивает ответствен­ для всего социалистического строительства
ность всей писательской организации и положения доклада т. Сталина на X V II
каждого писателя в отдельности перед со­ съезде, упорно овладевая мастерством,— с
ветским читателем, перед партией, перед величайшей любовью и энтузиазмом созда­
рабочим классом. Организация союза по­ вать произведения, полные жизненной прав­
могла нам очистить писательскую органи­ ды о социалистическом строительстве, о
зацию от окололитературной публики и героизме нашей великой родины, о нашей
вместе с тем стимулировать рост молодежи. ленинской партии, о лучшем, что создало
Вот в общих чертах положение и задачи до сих пор человечество.
советской литературы БССР. Эти задачи Каждая литература народов великого
нам ясны. Мы достигли значительных по­ Советского союза будет бороться за вы­
бед благодаря руководству великого Ста­ полнение этой задачи. И мы ее выполним,
лина. Стальная фигура всемирной проле­ потому что, говоря словами поэта Алек­
тарской революции, организатор побед про­ сандровича:
летариата, полководец ленинской гвардии Заботливо смотрит садовник за садом.
и всего трудящегося человечества — т. Ста­ Так наша страна в свою ясную рань
лин показал и показывает пути развития Поддержкою крепла, вниманьем богатым
всей советской литературы. Всех братских народов, всех братских
Лозунг социалистического реализма, чет­ стран.
кое определение задач литературы, все И лишь потому на вершины мы встали,
теоретические работы т. Сталина, его доклад Что сердцем единым мы мощно росли,
на XVII съезде ВКП(б) — вот что осве­ А сердце могучее нашей эемли —
щало, вело и будет вести нашу советскую Родной наш, любимый наш Сталин.
литературу. Благодаря докладу т. Стали­
на на X VII съезде партии нам ясны и пути (Аплодисменты) ,

П Р Е Д С Е Д А Т Е Л Ь . Слово предоставляет­ свой досуг, свой отдых, и увидел, что чте­


ся Отто Юльевичу Шмидту (продолжитель­ ние литературы для них не заполнение
ные аплодисменты). досуга, что они набрасываются на лите­
О. Ю. Ш М И ДТ. Товарищи, я не имею ратуру еще даже больше, чем, пожалуй,
чести представлять литературы какой-либо у себя дома или в обычном плавании. Мо­
союзной республики. жет быть, это потому, что они находятся
Я собирался выступить на съезде как в Арктике, где все масштабы грандиозны,
один из 170 миллионов читателей. Но где опасность для жизни довольно несомнен­
мне придется срочно уехать, и поэтому на, где работа особенно напряженна. Эта
президиум поставил мое короткое слово напряженность общего тонуса заставляет
сегодня, так что прошу извинения, что с особенной силой воспринимать художе­
нарушаю план. ственное слово, и художественное слово
Хотя я оговорился, что литературы ни звучит в этой обстановке сильнее. Это
одной из республик не представляю, но сказывалось и на том, как читали наших
так сложилось, что ассоциация с моим вы­ писателей, и на том, какой это был спрос,
ступлением естественно связывает если и чтобы разъясняли писателей; сказывалось
не республику, то огромную территорию — это и в том, какой любовью были окруже­
Арктику и в частности последний поход ны представители литературы, находив­
«Челюскина». шиеся на «Челюскине»: т. Сергей Семенов,
Находясь на «Челюскине» и затем на т. Сельвинский и талантливые очеркисты-
льдине, где я силой судьбы имел достаточ­ журналисты— тт. Муханов и Громов. Но
но времени, чтобы думать на разные темы, особенно мне врезалось в память несколь­
я в частности старался сделать некоторые ко картин со льдины. Я недооценивал все-
выводы из тех наблюдений над советским таки роль литературы, и, каюсь, среди при­
человеком, которые можно было сделать готовленных для выгрузки спальных меш­
в такой своеобразной обстановке. ков, продовольствия, самолета, радио я
Мне хотелось бы сказать прежде всего не поставил выгрузки судовой библиотеки.
несколько слов о беглых впечатлениях, Это — ошибка. К счастью, несколько това­
сложившихся на льдине, о воздействии рищей об этом подумали, и у нас было три
литературы на человека. К этой большой или четыре книги в лагере, только всего.
и достаточно обсужденной теме я могу при­ Эти книги сыграли огромную роль в
бавить несколько штришков из моей свое­ сплочении коллектива.
образной практики. Уже на пароходе, до Я укажу на такой пример. Наиболее
катастрофы, я много присматривался к то­ неподготовленным звеном состава челюс­
му, как организуют люди «Челюскина» — кинцев были естественно строительные ра­
моряки, ученые, строительные рабочие — бочие, сезонники, не привычные к коллек­
5S ЗАСЕДАНИЕ ТРЕТЬ Е

тивной жизни, впервые оказавшиеся на сом, были сведения о ходе спасательных


море и конечно никогда не ожидавшие операций, были отклики на наше положе­
такого исхода — оказаться на льдине вда­ ние. В том числе оказалась передача по ра­
ли от материка. С этими товарищами была дио, хотя и не целиком, стихотворения на­
проведена большая воспитательная работа шего товарища — персидского поэта Лаху-
еще на корабле, и общекультурная и по­ ти, которое было помещено кажется в
литическая, и всякая иная, но они все еще «Правде» и которое связывало эпопею «Че­
были несколько сыроваты. Особенно ме­ люскина» с моментом приезда т. Димитрова
ня заботило — как они воспримут поло­ в Москву. Это короткое стихотворение, ог­
жение, как они сумеют себя сохранить как лашенное у нас на собрании челюскинцев
члены коллектива. И вот большую роль, в полутемном бараке, сыграло тоже ог­
оказалось, сыграло чтение Пушкина. Сре­ ромную роль. Там было сказано, что мы —
ди наших четырех книг был один томик герои, и вот эта простая вещь, что товарищ
Пушкина, и мой заместитель — Баевский, такой-то, строительный рабочий, не очень
великолепный чтец, каждый вечер заби­ организованный, — герой и что ему это
рался в палатку строителей, а иногда и в говорят в глаза, совершенно перевернуло
другие палатки, читал и комментировал психику этого человека. «Я — герой»: зна­
Пушкина, которого строители вообще впер­ чит это обязывает, значит действительно
вые узнали. Пушкин не имел прямого от­ буду работать по-иному, действительно вой­
ношения к льдине и к строительству со­ ду наряду с другими крепкой организую­
циализма (смех), но исключительные ка­ щей силой в коллектив.
чества пушкинского стиха, о которых не Таких примеров можно было бы при­
стоит говорить какими-либо эпитетами, на­ вести много.
столько расширяли восприятие жизни эти­ «Челюскин» — только маленькая часть
ми товарищами, настолько в богатстве нашей стройки, только одно из проявлений
пушкинской поэзии каждое настроение каж­ тех качеств, которые созданы нашим кол­
дого дня получало свой художественный лективом. Всюду мы имеем то же. Люди
символ, художественное отражение, что работают: в нашей стране с исключитель­
психика строителей под этим влиянием ным подъемом и энтузиазмом. Это все знают.
организовалась не меньше, чем под влия­ Этот подъем становится все выше, все зна­
нием прямой агитации. На основе поэзии чительнее, в нем еще больше творчества.
люди лучше понимали, что наша жизнь Когда этот подъем осознан, — причем осоз­
на льдине не есть какой-то замкнутый в нать его через абстрактные логические фор­
себе отрезок, лучше понимали связь этой мулы труднее, чем через образный,
жизни коллектива на льдине с жизнью всей правдивый показ нашей жизни, нашего
страны и через какие-то далекие переда­ строительства, — это и есть могучее сред­
точные инстанции — со всем человечеством; ство, чтобы еще больше увеличить, поднять
люди лучше понимали, что свою маленькую на еще большую высоту наше строитель­
судьбу нельзя рассматривать в отрыве от ство.
общей, и люди заражались глубокой верой Этот же «Челюскин» дает мне повод кос­
в важность того дела, которое мы делаем, нуться еще одной темы — что писать и о
и глубокой верой в силы нашей советской чем писать. Разумеется, то, что я — не
родины и нашей партии. писатель, обязывает меня к чрезвычайной
Другой очень популярной книгой был скромности в суждениях об этой специаль­
третий том, почему-то случайно только тре­ ной теме. Но все-таки позвольте поделить­
тий, «Тихого Дона» Шолохова. ся опытом «Челюскина», или вернее ска­
Любопытно, что именно на льдине ряд зать о нем и вообще о полярных экспеди­
товарищей впервые стали писать. Боль­ циях.
шие переживания, выпавшие на долю этих Наши товарищи писатели охватывают
людей, толкали на их выражение, на их сейчас огромный диапазон, но в то же вре­
фиксацию, и впервые многие из моих то­ мя не за всем поспевают. Тов. Семенов,
варищей там стали вести дневники, впер­ мой большой друг, ездил со мной в две
вые стали писать стихи. Хорошие были сти­ экспедиции, и за ним в результате накопил­
хи или плохие — это неважно. Важно то, ся двойной долг. Он начал писать хорошую
как жизнь в такой острый момент, когда книгу о «Сибирякове», но я сделал ошиб­
концентрируется жизненная энергия, на­ ку, что пригласил т. Семенова на экспеди­
талкивала каждого и на потребность чи­ цию на «Челюскине». В результате книга
тать литературу и на попытки собственного о «Сибирякове» оказалась ненаписанной,
творчества. Не будь этого настроения, вряд и «Челюскин» ее перекрыл. Это я говорю
ли участники эпопеи «Челюскина» еще не в упрек т. Семенову, моему большому
на льдине записали бы под живым впечат­ другу, но нам не хватает литературы на
лением свои воспоминания, которые, раз­ арктические темы.
работанные и расширенные, теперь начали Мы, участники экспедиции на «Челюски­
выходить в виде трехтомника, выпускаемого не», имели редкое счастье чувствовать на
«Правдой», первый том которого уже вышел. себе, когда мы возвращались, концентри­
Товарищи, я вам это рассказал не в виде рованную любовь миллионов людей. Это
анекдота, а чтобы, делясь своим ограничен­ переживание незабываемо, это — пережи­
ным опытом, на одном из примеров еще раз вание такой остроты и силы, что иногда
подчеркнуть великую организующую роль кажется, что его просто нельзя пережить.
литературы в наше время. Почему оно выпало на нашу долю? Так ли
Мы стали получать короткие радиодоне­ мы замечательны? Нет конечно. Мы —
сения о том, что делается на материке, — люди своей страны, но счастье наше и гор­
там были политические известия, которые дость, что мы оказались не хуже, чем наша
воспринимались нами с громадным интере­ страна, что мы смогли отразить своим при­
РЕЧЬ О. Ю. ШМИДТА 59

мером достижения нашей страны и дать гибли бы, но они бы морально погибли еще
стране возможность на спасении, нас, че­ раньше. И вот это взаимодействие личности
люскинцев, показать героев-летчиков и весь с коллективом наша литерааура еще недо­
огромнейший размах работ, предпринятых статочно показала. Она дала много прекрас­
партией и советским правительством. ных образцов новой личности и даже роста
Я думаю, что этот расцвет симпатии и новой личности, но вся глубина этой темы,
горячей любви к нам, челюскинцам, был мне кажется, еще ждет своего выражения
вызван не только нашей непосредственной в ряде произведений; напр., значение кол­
судьбой, а тем, что страна в нашем образе лектива и личности, расцвет личности, обу­
узнала себя. Хотя мы ничуть не художни­ словленный коллективом, и расцвет кол­
ки, а — ученые, строители и матросы, но лектива, неразрывно связанный с тем, что
так сложилось, что эпопея «Челюскина» он не подавляет отдельные личности и дает
стала художественным образом, концентри­ им возможность движения вперед, дает им
рованным художественным образным вы­ почву для своего развития. Ведь у нас был
ражением достижений и новой сути чело­ обыкновенный коллектив, люди в нем обык­
века в Советском союзе. И может быть новенные, и в этой его обыкновенности и
этот факт достоин изучения и внимания есть их необыкновенность, необычность, их
даже такого высокого коллектива, как непохожесть на людей прошлых литератур,
съезд писателей. на людей других стран. Люди эти проявля­
Можно взять «Челюскина», можно взять ли свои лучшие черты, то, что угодно было
любую новостройку, любой колхоз, кото­ назвать героизмом. Они проявляют эти
рый борется за урожай, и в любом случае черты не обязательно только в момент,
можно настолько ярко изобразить их, что­ когда проваливается хижина, в которой
бы получился концентрированный образ, они живут, и нужно срочно что-то новое
чтобы рельефно выступали лучшие черты, строить на льдине. Этот героизм, этот кон­
которыми обладает наша страна сейчас, центрированный оптимизм советских лю­
после революции. И тогда это обеспечит дей проявляется конечно всюду. Изобра­
огромный расцвет любви, симпатии мно­ зить его можно и нужно только просто и
гих миллионов читателей газет, книг, на­ на конкретных делах.
ших советских писателей. Не нужно ока­ Я не призван критиковать литературу,
зывается выдумывать. Жизнь наша бо­ и поэтому разрешите мне то немногое кри­
гата. Случаев как эпопея «Челюскина» тическое, что я хочу сказать, отнести к
много. «Челюскин» только благодаря ряду другому виду искусства, к кино. Мы знаем,
особенностей стал центром внимания. что вышло несколько фильмов, посвящен­
Как же будут писать о сЧелюскине* и ных Арктике. Я не буду говорить о послед­
аналогичных вещах? Об Арктике писали; нем фильме, о «Челюскине». Фильм к со­
есть неплохие книги, есть хорошие очерки, жалению короткий; у нас было мало плен­
но этого еще мало, этого совсем недоста­ ки, чтобы снять все, но это фильм, кото­
точно. Очевидно, то,, что нужно, еще по­ рый говорит сам за себя, — я не буду на
явится, и не только об Арктике; появля­ нем останавливаться. Я коснусь некоторых
ются работы, и с каждым днем лучше и фильмов, связанных с моими другими экспе­
ярче, о всем строительстве нашей страны. дициями. Некоторые из них озвучены. Я
Когда я присматривался к тому, как слышал как-то один фильм, в котором я
росли люди на льдине, — а рядовые, сред­ даже числюсь редактором, хотя последней
ние советские граждане там перерожда­ редакции я к сожалению не видел. В этом
лись, — то мне было ясно, что этот рост фильме изображено, как в тяжелых усло­
идет не от льдины. Льдина, если хотите, — виях работает коллектив. И вот слышен
только акушер, который помог родиться чей-то голос, подозрительно похожий на
этому энтузиазму. Рост этот вложен всем голос начальника экспедиции, хотя я этого
предыдущим воспитанием людей, их жиз­ совершенно не говорил. И вот этот началь­
ненным опытом, их политическим воспи­ ник все время кричит: «Вперед! Быстрей!.
танием, тем, что они усвоили от руковод­ Еще быстрей! Вперед, вперед!». (Смех, ап-
ства партии. лодисменшы) . Не какими методами мы ру­
Показать рост людей — это сейчас одна ководили (аплодисменты). Наше руко­
из величайших, благодарнейших тем. По­ водство, наша работа не нуждается в под­
казать, как происходит этот рост, что его стегивании, в нажимах, возгласах, не нуж­
движет, показать, что рост этот не ограни­ дается в противопоставлении вождя осталь­
чивается отдельными, исключительно та­ ной массе. Это совершенно не наши мето­
лантливейшими личностями, что само по­ ды. Я не хочу употребить слова, но это
нятие «исключительно талантливейших» заграничные методы одного из соседних го­
вряд ли в таком виде может быть сохране­ сударств (аплодисменты).
но. Нужно показать этот рост как взаимо­ Наши руководители, как и наша работа,
действие индивидуума и коллектива, по­ просты, и в этой простоте — красота и ве­
казать, что только в коллективе этст рост личие.
возможен. Я могу сказать, что в коллективе челю­
Наш коллектив содержал 104 индиви­ скинцев я ни разу не возвышал голоса,
дуальности. Разве они были заранее под­ ни разу ни одного приказа за номером не
готовленным коллективом? Отнюдь нет. издавал (аплодисменты).
Коллектив вышел победителем потому, что На меня было* возложено руководство,
каждый член коллектива раскрывал луч­ и я его выполнял, но мне не нужно было
шее, что в нем есть, но он смог это раскрыть, приказывать члену коллектива, достаточно
развить, смог себя поднять на должную было обратить его внимание на что-либо,
высоту только благодаря коллективу. В и он уже знал, что он должен сделать. Ко­
отдельности люди не только физически по­ нечно нужна организация, четкая органи-
60 ЗАСЕДАНИЕ ТРЕТЬЕ

8&ция, нельзя дискутировать по каждому нет проблем; дайте нам проблемы, мы вы­
поводу, да там, где организация здорова, работали самое тонкое умение, но нам не
там с полуслова товарищ понимает руко­ на чем его применить. Когда проблемы «чи­
водителя, и руководитель конечно с по­ стой» науки люди ставят сами себе, из себя
луслова, должен понимать настроение масс, выдумывают, конечно в конце концов по­
У меня был маленький опыт руковод­ лучается оскудение. Так исторически и
ства 100 человеками, но у нас есть гораздо вышло. Наоборот, там, где практика дает
больший опыт, и вот то, как руководство науке задачи, там процветают не только
осуществляется в нашей стране, недоста­ прикладные науки, но и величайшие, са­
точно изучено. Как партия, которая есть мые тонкие, самые глубокие теоретические
авангард трудящихся нашей страны, ру­ обобщения.
ководит всем рабочим классом, всеми тру­ Наше знание физики небесных тел, ко­
дящимися? Партия — неотрывная и луч­ торое мы практически пока не можем ис­
шая часть рабочего класса и в то же пользовать, наша астрофизика продвину­
время — руководящая часть. Руководство лась колоссально вперед в связи с изуче­
партии основано на демократическом цент­ нием процессов внутри молекулы, внутри
рализме. Сложность диалектики взаимо­ атома на земной поверхности, когда ока­
отношений руководителя и руководимых залось, что в мировых пространствах су­
и конечно в огромном масштабе вождя ществуют некоторые тела со столь своеоб­
и всей страны — вот что движет нашу разными условиями, которых мы в ла­
историю вперед. Здесь — совершенно иной бораториях создать еще не можем, — мы
тип вождя, чем прежний тип вождей в имеем как бы плавающие в эфире лаборато­
истории, иные формы взаимодействия и рии, в которых мы можем изучать особые
связи между руководителем и массой. состояния вещества, связывая это знание
Не бывало и нет другого примера, на с химией и физйкой обычных состояний
котором можно было бы показать это в на земле.
истории. Это можно показать только в на­ Это, если хотите, относится и ко всем
шей стране. Но это должно быть показано другим наукам. Наиболее далекие, абст­
просто и величаво. В этом отличие того, рактные отрасли получают наибольшее раз­
как ставится проблема руководства у нас витие тогда, когда создается связь с кон­
и как она ставится «фюрерами». кретными повседневными нуждами.
Я хотел бы коснуться еще одной темы, В нашей стране все отрасли науки сей­
хотя и так задерживаю вас ( голоса: просим). час переживают огромный рост. Я далек
Будучи не работником литературы, а от того, чтобы переоценивать этот рост.
работником в области науки, я о последней Мы еще не целиком усвоили многое из того,
области могу думать больше, но мне ка­ что должны усвоить. Мы не так давно прео­
залось, что проблему, мучившую и на За­ долели в значительных кругах, особенно
паде продолжающую мучить ученых сей­ наших молодых ученых, недостаточное по­
час, мы можем затронуть и здесь, на съезде нимание того, что надо целиком узнать и
писателей, ибо она в известной части свя­ затем критически переработать наследие
зывается с проблемами, поставленными пе­ буржуазной науки. Мы еще далеко не
ред вами. Это проблема «чистой» и приклад­ за все проблемы взялись должным образом,
ной науки. и все же иностранные ученые поражены
История науки показывает, что наиболее огромным расцветом советской науки. Мне
творческие эпохи в развитии науки не зна­ совсем недавно пришлось невольно совер­
ли и не ставили перед собой проблему «чи­ шить кругосветное путешествие, беседовать
стого» и прикладного знания. Эпохам луч­ с учеными разных стран и везде слышать
шего расцвета науки эта проблема в го­ глубокое уважение к советской науке,
лову не приходила, и наоборот, в период к ее количественному, а в последнее вре­
застоя, деградации науки обязательно выяв­ мя — качественному росту.
ляется это деление на «чистое» знание и Рост этот вызван тем, что у нас практика
прикладное. «Чистое» знание выпячивае1 - с теорией неразрывны, что у нас радость
ся, и работники его начинают считать себя для ученого — видеть, что его теория име­
единственно достойными называться уче­ ет связь с практикой и претворяется в наше
ными. грандиозное строительство. Для него ра­
Мне, математику, запомнились слова не­ достно видеть, если его практика дает ма­
мецкого математика Кроннекера. Разбирая териал для научных обобщений и построе­
отделы чистой математики, он сказал, что ния дальнейших теорий.
теория чисел есть безусловно самая выс­ Для нас давно решена проблема «чистого*
шая область высшей математики, потому искусства. Вас убеждать в этом нечего. Мне
что она до сих пор не запятналась никаки­ хотелось бы как работнику «чистой» науки
ми приложениями. И представьте себе, это подчеркнуть, что и самое лучшее проявле­
выражение не было нигде встречено сме­ ние чистой науки, которую мы отнюдь не
хом и до сих пор с удовольствием цитирует­ отрицаем, вырастает на той почве, когда
ся математиками. теория и практика едины. Так же пови-
Конечно на деле это — глубоко неверный димому и в области искусства. Самый обоб­
афоризм, глубоко реакционный, и на прак­ щенный и в то же время сильный образ,
тике это так и оказалось. Та «чистая» мате­ самый тонкий художественный прием, са­
матика, старающаяся быть далекой от при­ мые музыкальные стихи, самая величест­
ложений, которая сама себе выдумывает венная плавная речь вырастает на почве
задачи, чтобы потом их решать, оскудела изображения нашей изумительной, вели­
и в последние годы переживает жестокий колепной действительности.
кризис. Еще один вывод из практики ученого,
Многие лучшие математики говорят, что научного работника.. Мы с коллективом
РЕЧЬ О. Ю. ШМИДТА 61

научных работников издаем Большую совет­ шем, что думали все предыдущие мыслители,
скую энциклопедию» работаем над ее мно­ и йыраженное Марксом, Энгельсом, Лени­
гочисленными и пока к сожалению нес­ ным, Сталиным, когда это орудие мысли
кончаемыми томами. Приходится еще раз станет не чем-то, что можно 'прочитать в
просмотреть сумму накопленных челове­ книжке, а станет естественным способом
чеством знаний. Приходится еще раз прос­ мышления каждого из нас.
мотреть историю накопления этих зна­ В нашей стране мы растем в технике,
ний. Приходится рассматривать вопросы, уровень умственной культуры нашей стра­
которые сейчас актуальны и остры, и при­ ны необычайно вырос. Я имею в виду не
ходится признать, что значительное коли­ только уровень грамотности, число лиц с
чество ученых еще не овладело той высшей высшим образованием (хотя и эти показа­
ступенью мышления, без которой им будет тели великолепны), но общий умственный
очень трудно двигаться вперед. рост и аналогичный рост уровня Художе­
Наиболее глубокие открытия науки во ственной восприимчивости. Нигде нет та­
все времена были сделаны умами, которые, кого высокого уровня мысли, какой соз­
пусть неосознанно, пусть стихийно, но мыс­ дался у нас и с каждым днем растет в нашей
лили как диалектики. Самое мощное науч­ стране. Я уверен, что нигде нет такого
ное движение происходило тогда, когда уровня художественного восприятия, как
мировоззрением ученых был материа- в нашей стране.
лизм. Как один из 170 миллионов, восприни­
Насколько еще мощнее пойдет расцвет мающих нашу литературу, я приветствую
науки, когда диалектический материа­ съезд писателей в глубокой уверенности,
лизм будет не предметом, сдаваемым в вузе, что на имеющейся хорошей основе появя­
и не результатом, вычитанным из книг, а тся еще лучшие произведения и еще боль­
пережитым настоящим мировоззрением на­ ший расцвет предстоит нам в ближайшие
ших ученых — их формой мышления, их годы к славе и нашей родины и нового че­
формой восприятия мира, их орудием пе­ ловечества (бурные аплодисменты).
реработки мира. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Товарищи, на съезд
Сейчас в физике например возник ряд прибыла объединенная делегация москов­
узловых вопросов, в которых путается на­ ских рабочих, состоящая из представителей
учная мысль. На таких вопросах, как «упра­ предприятий: Московского автозавода име­
зднение» причинности, как вопрос о соче­ ни Сталина, «Серпа и молота», «Шарико­
тании волновой и корпускулярной теории подшипника», представителей строителей
распространения света и т. д.,— на этих Метрополитена, ЦАГИ, з-да имени Фрун­
живых примерах живой науки ярко видно, зе, Трехгорной мануфактуры, типографии
что без теоретического мышления ничего «Красный пролетарии».
нельзя сделать. Выступят представители рабочих Москов­
Недостаточно прочесть Энгельса и сдать ского автозавода имени т. Сталина —
семинар для того, чтобы считать себя овла­ т. Некрасов; от рабочих Трехгорной ма­
девшим диалектическим материализмом и нуфактуры лучшая ткачиха — т. Гурова
решать все эти вопросы ( аплодисменты). и от ЦАГИ — инженер, награжденный
Некоторые молодые товарищи, как из­ орденом Ленина, т. Архангельский (под
вестно, пробовали так рассуждать, но затем шумные аплодисменты всего зала входят
перестали. Дело тут глубже. Дело тут в делегации перечисленных заводов).
том, чтобы коллектив наших ученых глу­ Слово предоставляется т. Некрасову.
боко изучил все вопросы своей науки, НЕКРАСОВ. Рабочие Москвы гордятся
оставаясь на конкретной почве своей науки, и радуются вместе со всей страной съезду
и при этом научился бы мыслить, прибли­ советских писателей. Мы чувствуем и от­
жаясь к тому, как мыслили лучшие умы даем себе отчет в том, какое огромное по­
человечества, как мыслил Лений, как мыс­ литическое, хозяйственное и художествен­
лит Сталин. ное значение имеет съезд писателей не
Так стоит вопрос. Мы читаем ежедневно только для нашей страны, но и для победы
в руководящей партийной прессе, мы видим международной пролетарской революции.
в выступлениях т. Сталина и других на­ Товарищи писатели! У нас есть свои
ших лучших умов доказательства того, как заводские писатели и поэты. Но они еще
в области их прямой деятельности, которая молоды и малоопытны, онй еще не в со­
всех нас затрагивает, в области политики стоянии передать в художественных обра­
проходит живая диалектическая мысль. зах нашу сегодняшнюю замечательную
Этому нам надо научиться и во всех об­ жизнь, нашу борьбу за построение социа­
ластях науки. Нам надо хотя бы прибли­ листического общества.
зиться к этому. Мы требуем, чтобы вы помогли нам на­
Наши ученые должны, оставаясь в своей писать историю заводов и чтобы ваши про­
конкретной области, брать понятия одно изведения по своей талантливости и силе
за другим, «обламывать» их, пока они не художественной передачи были бы ни в
перестанут быть застывшими и приобретут коем случае не ниже, чем наша работа и
диалектическое движение. творчество (аплодисменты).
Писатель — счастливый человек. Я ему 25-тысячный коллектив автозаводцев по­
глубоко завидую. Ученому надо долго и ручил мне передать вам, как мы боремся
кропотливо продумывать, тогда как у пи­ за программу и расширение нашего завода.
сателей, как говорят, бывает «озарение», С начала пуска завода мы дали стране 5775
Пусть будет так. Во всяком случае пи­ высококачественных грузовых автомоби­
сатель сможет «озариться» гораздо ярче, лей (аплодисменты). Мы выполнили и пе­
глубже и значительнее, когда передовое ревыполнили программу. Мы снизили себе­
мышление человечества, основанное на луч­ стоимость машин. Они не уступают амери­
62 ЗАСЕДАНИЕ ТР Е ТЬ Е

канским по качеству, а даже лучше их. ся не так., как раньше, когда они были
Это мы видели по каракумскому пробегу, под забором. Мы хотим, чтобы из них выш­
который наши машины прошли без единой ли люди, достойные нашего Союза (апло­
аварии (аплодисменты). дисменты) .
По заданию партии, по заданию XVII ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Слово предостав­
партсъезда мы расширяем наш завод и к ляется инженеру - конструктору ЦАГИ,
концу второй пятилетки будем выпускать т. Архангельскому.
70 ООО грузовых машин и 20 ООО легковых АРХАН ГЕЛЬСКИ Й. Мне выпала вы­
бьюиков. Мы будем строить и строим под сокая честь приветствовать от имени инже­
руководством т. Сталина и т. Кагановича нерно-технических работников Москвы и в
наш завод и обещаем, товарищи, с этой частности от работников краснознаменного
задачей справиться. Вот, товарищи писа­ ЦАГИ первый всесоюзный съезд писателей
тели и художники, темы для художест­ (аплодисменты).
венных произведений. Наша работа, работа техников, направ­
От имени автозавода им. Сталина первому лена за последний период времени полно­
съезду певцов и художников победившего стью на борьбу за улучшение качества. Эта
пролетариата, борцам пролетарской литера­ же крупнейшая задача должна быть и ва­
туры преподносим наш скромный пода­ шей основной задачей, товарищи, ибо со­
рок — альбом (аплодисменты). ветская литература должна быть и будет
П РЕДСЕДАТЕЛЬ. Слово предостав­ первой литературой в мире, так как она
ляется ткачихе Трехгорной мануфактуры отображает собой стремления, борьбу и
т. Гуровой. победы восходящего класса.
ГУРОВА. Товарищи, разрешите пере­ Техника работы над улучшением каче­
дать первому съезду писателей от работниц ства есть большое и сложное дело, тре­
города Москвы пламенный привет (аплоди­ бующее неустанного внимания.
сменты). Еще, товарищи, разрешите пере­ Подводя итоги работы, проделанной за
дать горячий привет и наши лучшие поже­ текущий год в области авиации, мы отме­
лания нашему любимому писателю т. Горь­ чаем большие достижения. Например в
кому (аплодисменты). Читая его книгу борьбе за основное требование современной
«Мать», мы, работницы, чувствуем, как авиации — за скорость — мы произвели
жили при царском режиме. Тов. Горький модификацию наших прежних машин и уве-
до революции жил с нами, он видел нашу личили их скорость. Увеличили грузо­
жизнь, он видел нашу бесправность и без­ подъемность и дальность подъема. Все эти
грамотность, и он учил нас, как бороться модификации внедрялись и внедряются
за свои права, как отстаивать свои права в серийное производство. В частности
и с кем бороться. Тов. Горький не только эскадрилья серийных самолетов АНТ-6
до революции был с нами, он и теперь с совершила ряд перелетов по столицам
нами. Мы, работницы города Москвы, ра­ Западной Европы.
ботницы краснознаменной Трехгорки, на­ Кроме того московскими и харьковскими
деемся, что Алексей Максимович так же, конструкторами выпущен и выпускается
как он написал о нашей жизни до револю­ ряд новых скоростных машин. Несколько
ции, опишет и теперешнюю нашу жизнь, из них видели пролетарии вчера в Тушине
покажет, как мы живем сейчас, и какая (аплодисменты) .
разница между прошлым и настоящим. Мы поставили целый ряд мировых рекор­
Мы уже не те работницы, которые были дов на планерах и парашютах. Мы дважды
неграмотными, бесправными и забитыми. поднимались на небывалую высоту, чтобы
Мы, работницы, мы — строительницы со­ исследовать те области, где нам предстоит
циализма, и мы теперь читаем ту художе­ летать в будущем (аплодисменты).
ственную литературу, которая раньше бы­ Наконец по вашей инициативе, с вашей
ла нам недоступна. И не только читаем. постоянной помощью нами создана наи­
Мы разбираемся и видим, куда нас ведет большая в мире сухопутная машина, ко­
писатель, что он нам дает, что из этого мож­ торая носит почетное имя нашего великого
но отобрать лучшего, чтобы устранить то писателя Максима Горького (аплодисменты)*
плохое, что у нас осталось от капитализма На сегодня при предварительных испыта­
(продолжительные аплодисменты). ниях она уже побила ряд мировых рекордов.
Товарищи рабочие — извиняюсь, — то­ Разрешите пообещать вам, что при даль­
варищи писатели! Разрешите передать наш нейших испытаниях она побьет все рекор­
горячий привет и молодым писателям, как ды по классу тяжелых машин и станет
Панферову, Шолохову и другим (аплоди­ вполне достойной того, чье имя она носит
сменты) Тт. Панферов и Шолохов также (аплодисменты).
нас учат, как нужно перестраивать свою Товарищи, позвольте преподнести от име­
жизнь. Мы работаем и учимся. Мы учимся, ни рабочих, инженеров и техников ЦАГИ,
как нужно относиться к труду. а также заводов, участвовавших в построй­
Товарищи писатели! Вы все-таки нас не ке самолета-гиганта «Максим Горький»,
забывайте и приходите к нам в цеха. Ко­ две модели: одну А. М. Горькому, а дру­
нечно мы строим, а вы нас учите, как стро­ гую — первому всесоюзному съезду писа­
ить. Но все-таки и вы без нас не обойдетесь, телей (аплодисменты; передает в прези­
как и мы без вас (аплодисменты). диум модели самолетов).
И еще к вам горячая просьба от работниц: Товарищи, мы впервые встречаемся с
пишите побольше для наших детей (апло­ вами так, как встречаемся сегодня. Мы
дисменты). Ведь мы — матери, а каждая знаем вас и любим вас только по вашим
мать заботится о своих детях. Мы хотим, произведениям. Поэтому день сегодняш­
чтобы наши дети культурно росли, и мы ней встречи мне хотелось бы использовать
знаем, что наши дети должны воспитывать­ не только для похвал, но и для предъявлен
ДОКЛАД К. Г . НАДЖ М И 63

ния от имени инженерно-технической об­ это. Работайте всегда так, чтобы мы никог­
щественности ряда требований к вашей да не могли перекрыть вас и не болтались
будущей работе. на пустом месте (аплодисменты).
Все еще мало в ваших произведениях от­ Нас, писателей, две тысячи, и мы не
ражена та напряженная борьба, которую успеваем. Если бы нас было 22 тысячи, то
мы, техники, ведем на передовых позициях и тогда мы не успели бы, потому что дей­
нашего строительства. Ряд отраслей нашего ствительно происходит что-то необъятное
грандиозного строительства совсем еще не и грандиозное. Действительно, каждому
отражен в советской литературе. Отдельные из нас хотелось бы побывать там, там и
произведения Гладкова, Леонова, Шолохо­ там. Я однажды прикинул, как бы это по­
ва, Шагинян и др. еще не решают проблемы. бывать везде. Оказалось, что моей жизни
Мне как работнику авиации хотелось не хватило бы, если бы я по одному дню
бы видеть высокохудожественные ^полотна побывал, там, где следует бывать сейчас.
о жизни и росте советской авиации, Нас Вот какой стала наша страна, сколько
удивляет, как этот увлекательный участок изумительных точек. Побываешь в 20—30
социалистического строительства до сих местах, а в 20—30 тысячах мест и не побы­
пор еще не нашел в литературе должного ваешь.
отражения. Я уверен, что съезд даст огром­ Мы сейчас только осознаем все то, что
ную зарядку для нового мощного подъема есть, все то, что вы делаете и мы с вами.
в советской литературе. Вы гениально сказали, т. Гурова. Мы
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Слово для ответа всегда это будем помнить. «Вы беэ нас не
рабочей делегации от имени съезда пре­ обойдетесь, и мы беэ вас никогда не обой­
доставляется Демьяну Бедному (аплодис­ демся» (аплодисменты).
менты). Вот вы пришли, стоите здесь, и даже мыс­
ДЕМ ЬЯН БЕДНЫЙ. Дорогие товари­ ли такой не может быть, чтобы вы сюда не
щи, я не скажу, что я — оратор небой­ пришли. Если бы вы не пришли — ничего
кий, но каждый раз, когда мне приходится бы не было. Вы хвалите нас, ласкаете и лю­
слышать такие выступления, как мы про­ бите, но мы знаем — мы вами живем, в вас
слушали сейчас, я волнуюсь и не нахожу верим, в ваши ряды стремимся влиться, и
слов. Все слова — у них, товарищи; все вся наша надежда на литературные успехи
преимущества — у них. Смотрите, как в этом.
т Гурова мило оговорилась, сказала: «ра­ Мы собрались сюда, писатели нашего ве­
бочие, — извиняюсь, писатели». Это — про­ ликолепного литературного фронта. Мы
стая оговорка, но ее следует помнить. находимся в пусковом периоде. Но будем
Пользуюсь этим случаем, дорогие това­ зазнаваться и хвалить себя. Мы знаем,
рищи рабочие, чтобы сказать: пора пере­ что впереди предстоит потрясающий рас­
стать нас называть просто писателями. Мы, цвет нашей литературы, а мы являемся
товарищи, такие же рабочие, как и вы только запевалами, первоцветом.
( аплодисменты). Наш писательский фронт Мы собрались здесь для того, чтобы со­
есть такой же рабочий фронт, только ору­ обща обсудить наше трудное ремесло, наше
жие, которым мы работаем,— другое. Мы— очень трудное мастерство.
рабочие, и мы этой чести — быть рабочими— Кроме того писатели искони были инди­
добиваемся. Мы слышали сейчас правиль­ видуалистами, потому что род оружия их
ный упрек. Где бы мы, писатели, ни бы­ своеобразный. И вот мы на этот первый
вали, мы всегда слышим этот любовный наш съезд собрались для того, чтобы соз­
упрек по двум линиям. По одной линии, дать наш рабочий писательский цех, еди­
что мы дескать недостаточно отразили ный, крепко спаянный стальной фронт, и
величие работы, которая у,» нас совер­ этим стальным фронтом мы будем идти
шается. Другой упрек — что мы персо­ с вами вместе для того, чтобы рапортовать
нально больше знакомы рабочим по книгам, о ваших и наших общих победах всей стра­
а лично не всегда успеваем везде бывать. не, всему миру и потомству.
Товарищи, первый упрек — это не уп­ Горячо приветствую вас от всего съезда
рек, это величайшее счастье, что мы так (аплодисменты).
работаем, так строим, так гигантски ша­ (Делегации покидают зал , сопровождав-
гаем вперед всей своей грандиозной мно­ мыв бурными аплодисментами и криками
гомиллионной массой, что литература не «ура»).
успевает всего отобразить. Вы дадите нам ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Слово для доклада
сами дополнительные ряды тех писателей, предоставляется председателю союза со­
которые будут помогать нам отображать ветских писателей Татарии, т. Наджми.

ДОКЛАД К. Г. НАДЖМИ О ЛИТЕРАТУРЕ ТАТАРСКОЙ


АВТОНОМНОЙ ССР
НАДЖМИ. Товарищи, прежде всего выпущенные к первому всесоюзному съезду
разрешите передать вам от советских пи­ советских писателей (аплодисменты).
сателей и литературных кружков ордено­ Товарищи, до Октябрьской революции
носного Татарстана братский привет (ап- Татарстан представлял собой типичный
лодисменты). уголок колониальной тюрьмы народов,
Разрешите преподнести президиуму на­ где трудящиеся массы испытывали на себе
шего съезда некоторые образцы художе­ двойной гнет—российского самодержавия и
ственной литературы на татарском языке, национальной буржуазии. Если мы обра­
5 С тен огр. о тч ет I В сссою зн . с ъ е з д а сов. п и с ат е л е й
64 ЗАСЕДАНИЕ ТРЕТЬЕ

тимся к энтографической карте дореволю­ горазумно, сами муллы указывали на под­


ционной Татарии, то увидим, как царское стрекателей беспорядков».
правительство сгоняло татарских кресть­ Усиливавшаяся борьба трудящихся масс
ян с плодородных эемель Волжско-Кам­ всех национальностей Татарстана с само­
ского водного бассейна и предоставляло державием угрожала не только колони­
эти земли великодержавным помещикам и заторам, но и татарским капиталистам,
церковным феодалам, которые помимо того, сплачивая их вместе с тем в одни ряды с
что окончательно разорили татарские и рус­ российским самодержавием.
ские трудящиеся массы, уничтожили и ос­ Не случайно по поводу подавления ре­
татки культурных и литературных ценно­ волюционных вспышек и схваток 1905 г.
стей, созданных до них. татарская буржуазия устами своего пред­
Преобладающее значение в экономике ставителя купца Саидашева говорила:
края имело сельское хозяйство, сводив­ «Мы присоединяемся к молитве русских
шееся главным образом к средневековым за самодержавного монарха, от всей души
формам обработки эемли (трехполье, соха радуясь тому, что снова в г. Казани вос­
и старинный татарский сабан). В промыш­ становлено повиновение законным, от его
ленности же почти вовсе отсутствовали величества поставленным властям».
металлообрабатывающие и машинострои­ Татарская буржуазная интеллигенция
тельные предприятия, а преобладали лишь шла по тому же пути, ограничивая свою
предприятия легкой индустрии, перераба­ деятельность реформаторскими* культур­
тывавшие сельскохозяйственное сырье, что ническими мерами в области литературы,
характерно для колониального района* театра, религии и печати. Она считала
Из материалов казанского земства 8а своей основной миссией выполнение вадачи,
1907 г. видно, что более сорока процентов столь цинично сформулированной миллио­
удобной 8бмли находилось в руках поме­ нером Хусайновым: «Обучайтесь по-ново-
щиков и казны, а девять десятых всего му. Учитесь не только читать и писать,
крестьянского населения владели осталь­ обучайтесь и счету, потому что нашей фир­
ной частью, разбросанной в чересполосицу ме нужны конторщики». И татарские ли­
по суходолам, оврагам, глинам и пескам, берально-буржуазные писатели выше этой
и несли на себе всю тяжесть барщины, вы­ идеи, выше восхваления конкурентно-спо­
купных платежей и разных сборов. В ре­ собного, по-европейски просвещенного ка-
зультате такого грабежа и эксплоатации питалиста-татарина никогда не поднима­
обнищание крестьян достигло невероятных лись. Их виднейший представитель Фа-
размеров, и уход бедноты на заработки в тых Амирхан в своей повести «Сон перед
город принял массовый характер. В одном праздником» рисует, как «он очутился в
только 1913 г, ушло из деревень Казанской большом, по-европейски убранном нацио­
губернии более двухсот тысяч человек, нальном клубе», в компании просвещенных
большинство которых составляли татары капиталистов и студентов-татар. Разуме­
и нацмены. ется, в этом клубе не оказалось места для
Некоторые причины такого отчаянного представителей татарских трудящихся
положения не могла скрыть даже земская масс.
экспедиция. Религиозно-националистические мотивы
В татарских селениях, как констатиро­ всегда сопутствовали творчеству этих пи­
вала экспедиция, хозяйственный упадок сателей. Так Фатых Амирхан, ставший в
принял острые формы. Упадок этот выра­ годы реакции ярым сторонником самодер­
жался в значительных цифрах безлошад­ жавия, завершил свой творческий путь
ных и бескоровных, в значительном про­ рассказом «Соболезнование», в котором он
центе дворов, бросивших хозяйство...« не­ собрал воедино и нотки пессимизма, отра­
доимок ва ними, если считать вместе с про­ жающие бессилие его класса, и махровую
довольственными долгами, такая масса, мистику. Не случайно и литературный
что если бы даже продать весь скот, все предшественник Амирхана — Гафиль Бине
избы и весь домашний скарб недоимщиков, Абдулла (Риза Фахрутдинов) счел нуж­
то не покрылась бы и половина их долгов». ным стать на пост предводителя мулл, по
Экспедиция также отметила «большой нашему — муфти, а Гаяз Исхаков закон­
процент уходящих на заработки из татар­ чил писательскую деятельность религи оз-
ских деревень и резкость различия . между но-шовинистическим произведением «Зу-
верхними и нижними слоями крестьянско­ лейха».
го населения». Двойной гнет, легший тяжелым бреме­
История бывшей Казанской губернии, нем на плечи татарских трудящихся масс,
начиная с пугачевского и разинского дви­ неизбежно ускорил процесс созревания
жений и вплоть до 1917 г., была густо насы­ их классового самосознания, и уже в ре­
щена крестьянскими восстаниями и волне­ волюцию 1905 г. рабочие-татары повели ак­
ниями. Наиболее яркими были восстания тивную политическую борьбу против коло­
в деревнях М. Челны и Байраки, возник­ низаторов и татарской буржуазии.
шие на почве возврата отобранных поме­ Наделенные худшей землей (при мень­
щиками крестьянских земель и лесов. ших наделах), обремененные разоритель­
Какую же роль играли в этих восста­ ными налогами, татарские крестьяне по
ниях верхушечные слои — татарское ку­ кидали сельское хозяйство, все больше и
лачество, духовенство и буржуазия? Они больше увеличивая ряды промышленных
играли роль русских колонизаторов. Так рабочих Поволжья, Урала, Донбасса,
в 1878 г. генерал-майор Житков в связи с по­ Баку и др. Как правило, татар использо­
давлением восстания в Казанском уезде вали на менее квалифицированных работах,
послал такую телеграмму: «Духовенство мизерно оплачиваемых. Весьма типичную
магометанское вело себя преданно и бла­ картину положения рабочих в тот период
ДОКЛАД К. Г. НАДЖ М И 65
рисует в своих воспоминаниях старик, Прежде, вольный, я срывал 8ве8ды на
нынешний ударник Бондюжского завода, небе ночном.
т. Баяретдинов: Это не душа моя, это дело только рук:
«В 1873 г. мы с партией закойтрактован- Не сердитесь, если эайму вас пустым,
ных татар приехали на 8авод. В глухом как сор, стихом.
лесу, в топком болоте стояли маленькие И многие стихи Тукая, направленные
деревянные корпуса. Они тогда называ­ против реакции, только при диктатуре
лись заведениями. Были: квасцовое заве­ пролетариата стали достоянием читатель­
дение, серно-кислотное заведение, бочар­ ских масс.
ная и маленькая паровая. Вставали в 4 Результаты этих гонений на художест­
часа и сраэу шли на работу. В 7 часов шли венное слово особенно ярко видны из ка­
завтракать (квасом и хлебом), в 1 час обе­ талогов библиотек. С 1854 по 1917 г. ориги­
дали, кончали работу в 8 часов вечера. нальных художественных произведений на
После такой работы не оставалось никаких татарском языке было зарегистрировано
сил. Перед главами зеленело. Руки висли, приблизительно только 100 названий. Ра­
как повешенные палки, ноги тяжелели. зумеется, товарищи, в этих условиях ни
Придя в казарму, многие г не поевши, даже Тукай, ни тогдашний Гафури, ни тогдаш­
не раздеваясь, валились на голые нары и ний Шариф Камал, создавший обраэы ра-
засыпали как убитые». бочих-сезонников, не могли вскрыть дей­
За эти 16 часов ежедневной адской рабо­ ствительных причин этой беспросветной,
ты платили 5 рублей в месяц. Ядовитые нищенской жизни трудящихся татар.
химические соли разъедали носовые хрящи. некоторых И8 них наступление реак­
Лечения почти никакого не было. Осо­ ции вызвало апатию и пессимизм. Вот
бенно туго приходилось подросткам. Так например строки Тукая, звучащие как
на фабрике Утямышева мастер Коновалов его лебединая песнь:
«вследствие того, что подростки-татары Мстить нет сил. Меч сломался,
не понимали его русского языка, допускал Дело кончилось вот чем:
кулачную расправу». Грязню я забрызган сам,
Вся эта система хищнической эксплоа- Мир очистить не сумел.
тации ускорила процесс политического соз­
ревания татарских рабочих, и 1уже в ре­ Но татарские буржуазные писатели были
волюцию 1905 г. передовые их представи­ поставлены в иные условия.
тели стояли в авангарде революционного После революции они перешли к актив­
пролетариата. Так появились первые ро­ ной агитации эа восстановление полити­
стки марксистской мысли, и возникла в ческой и хозяйственной диктатуры татар­
1907 г. первая большевистская гаэета на ской буржуазии, эа восстановление по­
татарском языке «Урал». Но царская цен­ рядка .времен Чингис-хана и усиленно до­
зура не могла конечно дозволить такого бивались установления буржуазной автоно­
нарушения устоев и немедленно закрыла мии на всей территории Поволжья и
газету. Урала.
В условиях буржуазно-помещичьего Эти писатели в интересах разжигания
строя, в условиях колониального рабства национального антагонизма не брезгали
не могло быть и речи о широком размахе ничем. Так истеричная тероиня Исхако­
художественного творчества, ибо цензура, ва — Зулейха — проклинает своего родно1 о
возглавлявшаяся самодержавными мис­ сына только потому, что отец его был рус­
сионерами типа монархистов Катановых— ским:
Пенигиных, ь союве с реакционнейшим та­ «Ведь я вырастила этого врага мусуль­
тарским духовенством душила всякое сло­ ман, ведь я родила двуногого шайтана
во, пропитанное идеей освобождения тру­ Захара. От мусульманки родился враг му­
дящихся. Так член цензурного комитета, сульман — Гяур. Ты, Гяур, разогнал моих
миссионер Катанов докладывал жандарм­ ангелов. Пусть станет ядом тебе мое ма­
скому управлению, что из произведений теринское молоко. Проклятье тебе!»
Кулахметова, посвятившего свое творче­ дивизионный мулла Будайли в сбор­
ство художественному изображению борь­ нике «Солдатские мотивы» призывает та­
бы рабочего класса, он вычеркнул все, от­ тарских солдат немедленно отделиться от
носившееся к рабочему союзу и социализму. русских и стать на защиту национальных,
Самые выдающиеся произведения круп­ т. е. классовых, интересов татарской бур­
нейшего татарского писателя Галимджана жуазии, которая в это время успела уже
Ибрагимова - повесть «Дочь казака» и заключить союз с русскими белогвардей­
роман «Наши дни» — были конфискованы цами, с украинской радой и со всеми контр­
из типографии и могли появиться на свет революционно-националистическими орга­
только после Октябрьской революции. низациями Крыма, Кавказа и Средней
Та же участь постигла и творчество круп­ Азии. Шайка татарских лавочников, офи­
ного поэта Маджит Гафури, на ряд произ­ церов и мулл на своем объединенном съезде
ведений которого был наложен арест, а сам осенью 1917 г. разрабатывает генеральный
автор был привлечен к судебной ответст­ план наступления на пролетариат, а второй
венности. съезд «Харбишуро» («Военный совет») в
Об этой удушливой атмосфере, в кото­ январе 1918 г. решает собрать всех воинов-
рой гибли не только молодые дарования, мусульман в гарнизоны Поволжья, что по
но и окрепшие таланты, образно писал времени совпадает со скоплением бело­
Габдулла Тукай: гвардейского офицерства в Казани
Я свободу потерял, мысль закована, Но трудящиеся Татарии рука об руку с
в цепях* российским пролетариатом героически ли­

5*
66 ЗАСЕДАНИЕ ТРЕТЬЕ

квидировали эти очаги контрреволюции. Мансур, Крымов, Тулумбайский, Туфан.


Буржуазные певцы подняли злобный вой. Ш. Усманов, Максуд и другие, Октябрь­
Так Вакиф Джалял писая в 1918 г.: ская революция открыла невиданные твор­
«Стражи ада разрушили величие Восто­ ческие возможности также и для лучшей
ка, в дверях моего рая я вижу буйного части старых писателей. Крупнейший в
врага». татарской литературе проэаик Галимджан
В годы военного коммунизма, когда проле­ Ибрагимов, который в эпоху 1905 и 1917 гг.
тариат и трудящиеся массы Татарии были стоял во главе революционно настроенных
заняты на фронтах вооруженной борьбы мелкобуржуазных писателей, с самого на­
против интервентов, культурный и особен­ чала Октябрьской революции стал на сто­
но литературный фронт оставался удобной рону советской власти и вступил в ряды
лазейкой для идеологов татарской буржуа­ нашей партии. За 30 лет своей творческой
зии. Основу их творчества составлял идеа­ деятельности он создал ряд крупных ху­
листический романтизм. дожественных произведений, многие из ко­
Султангалеевцы, пытавшиеся использо­ торых пользуются большим успехом, на­
вать советскую систему в контрреволюцион­ пример романы и повести: «Наши дни»,
ных буржуазных целях, беспомощно вы­ «Глубокие корни», «Дочь казака», «Крас­
смеивали нашу советскую действительность, ные цветы».
сочиняли бульварные пасквили, направ­ Творчество Галимджана Ибрагимова дает
ленные против большевиков, рабочих и целостное представление об истории и жиз­
крестьян, строящих новую жизнь. Они и ни различных слоев татарского народа,
в литературе проводили линию возрожде­ особенно деревни. И совершенно правиль­
ния капитализма, линию «самобытности но поступил ВЦИК, наградив его званием
татарского народа» и защищали идею объе­ героя труда как классика татарской лите­
динения всех тюркских и татарских народ­ ратуры, который проявил исключительную
ностей в одну большую мусульманскую творческую активность, направленную на
империю, которая опиралась бы на штыки политическое просвещение широких тру­
империалистов. дящихся масс.
Но лучшая часть татарских писателей с Другой представитель лучшей части ста­
дореволюционным литературным стажем не рых писателей — крупный поэт М. Гафури,
пошла за ними. Крупнейший драматург испытавший многолетние преследования
Галиас Камал на попытки татарских царской цензуры,—только после Октября
белогвардейских эмигрантов использовать получил возможность создать знаменитую
в контрреволюционных целях юбилей его поэму «Рабочий», которая была переделана
30-летней творческой работы ответил иск­ впоследствии в либретто для оперы, и
ренним возмущением. Он писал: «Привет­ «Повесть о золотых приисках», а также ряд
ствие, посланное редакцией «Милен иол» других произведений.
(«Национальный путь») из Берлина, я счи­ К этой группе писателей принадлежит и
таю для себя оскорблением. Особенно ваши Шариф Камал, по произведениям которого
слова: «до наступления свободных дней» можно проследить весь исторический путь
показывают, с какой нечестной целью на­ рабочего-татарина, начиная с его положе­
писана эта телеграмма. 12 лет моего твор­ ния при царизме и кончая его участием в
чества прошли в действительно свободном боях на фронтах гражданской войны и зва­
советском государстве. Эти 12 лет в смысле нием ударника социалистического строи­
предоставления самых широких творче­ тельства. Если до Октября Шариф Камал
ских возможностей никак не сравнимы с в своих талантливо написанных новеллах
прошлым. Поэтому я совершенно не нуж­ ограничивался лишь бытописательством и
даюсь в обещанных господином Гаяз Ис­ пассивным созерцанием тяжелых условий
хаковым «свободах», а наоборот заявляю, жизни рабочего, то восстановительный пе­
что я искренний враг таких «свобод». риод и особенно первая пятилетка помогли
Так же резко заклеймил султангалеев- ему подняться до отражения борьбы рабо­
цев крупнейший поэт Хади Такташ. чего класса за новую жизнь.
Он писал: Большинство произведений драматурга
и беллетриста Фатых Сайфи также создано
Ты, хамелеон, менял свою шкуру, в советский период. Написанные им пьесы
Оставался долго среди нас. и романы, хотя с художественной точки
Знай, что я для вас зрения они далеко еще не совершенны, яв­
В своем сердце пулю храню. ляются значительным вкладом в советскую
литературу. Фатых Сайфи, определивший
Освобождение от националистического в период гражданской войны свой творче­
угара помогло этим писателям — к числу ский переход на сторону советской власти
их надо отнести и крупного драматурга пьесой «Враги», за последующие годы про­
Карим Тенчурина — создать полноценные явил большую творческую активность, соз­
художественные произведения советской ли­ давая одно за другим произведения на тему
тературы. классовой борьбы в деревне, на тему кол­
В годы военного коммунизма и восста­ хозного строительства.
новительного периода татарская литера­ В период героической борьбы на фронтах
тура обогатилась большим количеством ху­ гражданской войны на помощь трудящимся
дожественных произведений, отличающих­ массам Татарии пришло художественное
ся новым идейным качеством. слово — походные песни и первые пьесы
Наряду с выдвижением новых писатель­ на тему обороны советской родины. Исклю­
ских кадров, среди которых видное место чительно полезную роль в этом отношении
занимают такие мастера художественного сыграли произведения Галиаса Камала,
слова, как Хади Такташ, Кави Наджми, собранные впоследствии в особый «Сборник
ДОКЛАД К . Г. НАДЖ МИ 67

декламаций». К ним присоединились про­ классиков, произведения А. М. Горького,


изведения Ф. Бурнаша и пьесы Ш. Усма­ произведения крупных представителей со­
нова, пользовавшиеся большой популяр­ ветской литературы.
ностью на сценах красноармейских клубов. Так растет и процветает Кутлушкино,
Разработку этой тематики Шамид Усманов так растет и вся советская Татария.
продолжает до сих пор (пьеса «Рупор», В настоящее время Татария имеет 12
отмеченная на всесоюзном конкурсе). Но высших учебных заведений, 35 техникумов,
надо открыто сказать, что творчеству Шами- приблизительно 500 фабрично-заводских се­
да Усманова в значительной мере была при­ милеток и школ колхозной молодежи, более
суща национальная ограниченность. 300 библиотек. В Татарии издаются 164
И в ряде произведений Ф. Бурнаша, газеты и десятки журналов.
выступившего в годы империалистической До революции на всю Татарию имелась
войны, доминирующую роль играл нацио­ одна передвижная труппа, теперь же там
налистический уклон, от которого он стал созданы театры драмы, рабочие, колхозные
освобождаться лишь в самое последнее театры, театры юных зрителей и др. В Мос­
время, увидя результаты гигантских успе­ ковской государственной консерватории со­
хов ленинско-сталинской национальной по­ здаются кадры для будущего татарского
литики. Теперь свои произведения он по* оперного театра.
свящает социалистическому строительству В первой пятилетке Татария перешла на
и социалистической переделке деревни. латинизированный алфавит, который из­
Иллюстрируя яркими, убедительными вестен там как алфавит Октября. Это об­
фактами культурное и экономическое про­ стоятельство дало возможность в сравни­
цветание нашей республики, секретарь тельно короткий срок ликвидировать не­
Татобкома партии т. Лепа на XVII област­ грамотность подавляющего большинства на­
ной партконференции сказал: селения. Переход на латинизированный
«Татарская республика развивалась да­ шрифт позволил вооружить полиграфиче­
же быстрее, чем Советский союз в целом. скую промышленность Татарии машинами
Быстрота этого движения Татарии вперед последнего слова техники, а это в свою
определялась нашей ленинской националь­ очередь способствовало увеличению книж­
ной политикой прямо в противоположность ной продукции Татарского Госиздата. В
политике империализма, которая является 1934 г. республика получает еще бблыпую
политикой угнетения и подавления. книжную продукцию. По указанию сек­
...Мы воочию видим связь между инду­ ретаря партийной организации Лепа, про­
стриализацией Советского союза и ростом цент художественной литературы во всей
укрепления нашей Татарии. Что скажут книжной продукции Татарии будет пре­
теперь буржуазные националисты, утвер­ вышен в три с половиной раза по сравне­
ждавшие ранее, что Москва ведет политику нию с прошлым годом.
красного империализма, что Москва ведет В годы голода и разрухи в Татарии изда­
политику угнетения национальных рес­ валось лишь 29 наименований .художествен­
публик? ной литературы, а в 1934 г. выпускается уже
Эти буржуазные националистические эле­ 145 названий, которые составляют более
менты побиты творческим победоносным четырех миллионов листов-оттисков.
маршем пролетарской революции». Татарская советская литература рекон­
В этом же докладе приводится типичней­ структивного периода характеризуется ря­
ший для нынешнего периода Татарии дом значительных достижений. Эти дости­
пример деревни Кутлушкино, той деревни, жения определяются, feo-первых, ее даль­
где родился и жил заклятый враг татарских нейшим идейно-художественным ростом, бо­
рабочих и колхозников Гаяз Исхаков, кото­ лее глубоким отражением нашей социали­
рый ведет теперь за границей самую от­ стической действительности, разносторон­
вратительную травлю рабочих и колхоз­ ностью тематики; во-вторых, воспитанием
ников Татарской республики. значительного количества новых молодых
Когда в деревне Кутлушкино жил Исха­ талантов из рабочих и колхозников; в-тре­
ков, там было четыре кулака, владевших тьих, тем, что этот период характеризуется
530 десятинами земли и 180 Десятинами бесповоротным переходом большей части
леса, и 70 дворов, обитатели которых были татарской литературной интеллигенции на
в буквальном смысле слова нищими. Те­ сторону советской власти, на сторону со­
перь же в этой деревне создан и развивает­ циализма, и наконец, в-четвертых, тем, что
ся крепкий колхоз «Индустрия», который этот период в татарской литературе ха­
имеет силосную башню, конюшню, коров­ рактеризуется еще более решительным уда­
ник, зернохранилище, клуб, школу кол­ ром по остаткам буржуазно - национали­
хозной молодежи, столовую, электростан­ стических элементов в борьбе за пролетар­
цию, медпункт, детские ясли и даже гру­ ский интернационализм.
зовую машину. Большов достижение татарской совет­
До революции в Кутлушкине был один ской литературы заключается также в том,
грамотный человек — мулла, теперь же что она сделала крупный шаг по пути лик­
70°/0 колхозников стали грамотными (апло­ видации национальной ограниченности, ог­
дисменты), и все дети их вовлечены в шко­ раниченности тематики и проблем, по
лы 1-й и 2-й ступени. Во времена Гаяза пути отражения новых социальных и куль­
Исхакова в Кутлушкине только мулла чи­ турно-бытовых явлений, которыми так бо­
тал газеты, теперь же колхозники выписы­ гата наша социалистическая действитель­
вают 112 газет. Во времена Гаяза Исхакова ность.
татарские трудящиеся массы имели лишь Романы Галимджана Ибрагимова, рома­
одну «литературу» — молитвенники, теперь ны и пьесы Шариф Камала, Ф. Сайфи, по­
же на полках колхозников мы видим уже вести -и рассказы Кави Наджми, Тулумбай-
€8 ЗАСЕДАНИЕ ТРЕТЬЕ

ского, Максудова, Усманова, пьесы К. Тен- сится указание Алексея Максимовича о


чурина, поэмы и стихотворения Такташа, том, что мы глубже должны изучить и прав­
Туфана, Баталова, Бурнаша, Файзи, Фа- диво показать историю наших республик.
тыха Каримова, Муса Джал ял а, рассказы Годы социалцстической реконструкции
и повести Амирова, Газеева, Туктарова, нашей страны ознаменованы дальнейшим
Л. Гильманова, Газиз Иделле и других идейно-художественным ростом основных
писателей, поэтов и драматургов, несмотря кадров писателей. Социалистическим рас­
на все разнообразие творческих манер этих цветом Татарии определяется тематика на­
писателей, составляют нечто единое и цель­ шего творчества, о которой так исчерпы­
ное, показывающее богатство и рост нашей вающе говорил здесь Алексей Максимо­
литературы. вич. Он сказал: «Основным героем нашей
Наряду с десятками творчески растущих книги мы должны избрать труд, т. е. чело­
на всех крупнейших предприятиях Татарйи века, организуемого процессами труда».
литкружковцев имеется несомненный подъ­ Развитие революционного самосознания
ем творческой активности среди рабочих- пролетариата, его любовь к родине, созда­
татар Урала, Донбасса, Баку и др. ваемой им, и защита родины — вот темати­
Весьма характерно, что созданные только ка советской литературы.
в прошлом году татарские литературные Татарская литература в этой области уже
кружки Магнитостроя и Челябинского сделала первые шаги, об этом говорит ряд
тракторного гиганта уже выпустили более произведений, отразивших колхозную, про­
30 литературных страничек и 2 литератур­ изводственно-индустриальную и оборонную
но-художественных альманаха. жизнь нашей страны.
В то время, как раньше подавляющую Возьмем например творчество Тулумбай-
часть наших произведений составляли срав­ ского, одного из крупнейших татарских
нительно мелкие рассказы, маленькие про­ писателей. Основная тема этого писателе —
изведения, в большинстве случаев доказы­ татарская деревня, ее своеобразный быт.
вающие боязнь писателей взяться за раз­ Почти во всех его рассказах и повестях
работку большой темы, теперь мы имеем выступает деревня на различных этапах
совершенно иную картину. революции и социалистического строитель­
Алексей Максимович в своем блестящем ства, иными словами — на различных эта­
большевистском докладе на этом съезде пах классовой борьбы в деревне. Одно из
обратил наше внимание на необходимость последних произведений его — повесть «На
отразить все, что было в прошлом, и при­ нижней реке» — относится к лучшим про­
том отразить в свете учения Маркса, Ле­ изведениям татарской советской литературы
нина, Сталина. реконструктивного периода. Основная тема
Только что вышедший из печати роман повести — борьба за хлеб. Тулумбайский
Галимджана Ибрагимова «Наши дни» пред­ показывает в ней обостренные формы клас­
ставляет большой интерес именно с этой совой борьбы в деревне, показывает под­
точки зрения. Ибрагимов показывает ре­ линное лицо татарского кулачества и ду­
волюционное ‘движение среди татар в пе­ ховенства, этих хранителей и защитников
риод революции 1905 г. Если в первом изда­ остатков капитализма в деревне, этих от­
нии этого произведения (1920) был еще чаянных врагов трудящихся масс.
очень силен отпечаток мелкобуржуазного Освободившись от густого налета публи­
понимания автором революции пятого го­ цистики, которая характерна и для твор­
да и имела место недооценка роли пролета­ чества Тулумбайского, мы должны упорно
риата и его партий как единственной до работать над созданием подлинно художест­
конца революционной силы, то теперь мы венных полотен, отражающих колхозную
получили совершенно иное по своему идей­ тематику.
ному и художественному качеству произ­ В период социалистической реконструк­
ведение. Это произведение Ибрагимова в ции выдвинулось значительное количество
настоящей его редакции есть плод глубо­ новых молодых литературных кадров из
кого изучения огромного количества фак­ рабочих и крестьян. Среди них отметим
тического материала, связанного с рево­ Мирсая Амирова, написавшего ряд про­
люционным движением в Татарии. Ибра­ изведений, главным образом на оборонную
гимов впервые в татарской советской лите­ тематику. Вчерашнюю деревенскую моло­
ратуре дает образы татарских рабочих, боль- дежь Мирсай Амиров изображает в обста­
шевиков-подполыциков. Вместе с тем он с новке Красной армии. Он показывает, как
большой силой показывает подлинное ли­ эта молодежь перевоспитывается, приобре­
цо татарской буржуазно-либеральной ин­ тает новые знания, новые навыки, как она,
теллигенции. Значительное место в романе вооруженная классовым сознанием и бое­
«Наши дни» уделяется разоблачению эсер- вой техникой, превращается в сознатель­
ствующей и меныпевиствующей мелко­ ного защитника социалистического оте­
буржуазной интеллигенции, которая отли­ чества. Однако творчество Амирова не
чалась в период революции 1905 г. особой свободно еще от схематизма, от поверхност­
крикливостью и революционной фразеоло­ ного описания Красной армии.
гией. Образы представителей татарской В рассказах и повестях молодого писате­
буржуазной интеллигенции в этом про­ ля Газиева описана фабрично-заводская
изведении ярко вскрывают родословную молодежь, из среды которой создаются
сегодняшних татарских контрреволюцион­ новые технические и руководящие кадры
ных националистов, разоблачая их как нашего Союза. Наибольшую ценность пред­
низменных предателей интересов татар­ ставляет собой его повесть «Бригадирша».
ских трудящихся масс. Герой повести — комсомольский коллектив
Конечно, товарищи, и к новому изданию одной из фабрик. Коллектив борется про­
этого романа Ибрагимова полностью. отно­ тив всех неполадок на фабрике, борется
ДОКЛАД if. Г. НАДЖ М И 69

за промфинплан. На этом фоне выделяется тарских писателей, стоящих на платформе


молодая татарка, рядовая работница, став­ советской власти и стремящихся участво­
шая бригадиршей. вать в социалистическом строительстве.
Новеллы И. Туктароьи (о новостройках), Это постановление стимулировало твор­
особенно его повесть из жизни уральских ческую активность наших писателей, созда­
шахтеров — «81 штольня», характеризуют ло для них лучшие творческие условия.
развитие индустриальной тематики в нашей В связи с этим следует остановиться на
литературе. В повести «81 штольня» впер­ последних произведениях талантливого дра­
вые в татарской советской литературе бо­ матурга Карима Тенчурина. Тенчурин хотя
лее развернуто показываются социалисти­ и начал писать до революции, но офор­
ческие методы труда (соцсоревнование и мился как драматург главным образом в
ударничество). послеоктябрьский период. Его перу при­
Поэмы Туфана — «Началось», «Бибиевы» надлежат многочисленные драматические
и «Уральские эскиэы» — и Фатых Каримо­ произведения. Он хорошо знает живнь и
в а — «Седьмая ночь» — являются большим быт различных общественно-социальных
вкладом в поэзию, отражающую производ­ слоев татарского народа (крестьянства, бур­
ственную тематику. жуазии, духовенства, городского мещан­
Этот перечень нужно дополнить пьесами ства и т. д.). Большое место в его творчестве
Ш. Камала, повестью Алиша о Каэгрэсо, занимает фольклор (народные песни, игры,
пьесой Ишмуратова и Тенчурина с Трак- пляски и музыка), который он мастерски
торострое и др. Однако литература, преподносит своему зрителю. Его пьесы
посвященная производственной тематике, отличаются большой театральностью и за­
еще не удовлетворяет требованиям, предъ­ хватывают врите ля. Тенчурин написал ряд
являемым к ней. Поэтому мы должны со­ комедий и музыкальных драм иэ жизни
здать произведения, более значительные по татарской буржуазной интеллигенции и ме­
художественному размаху и идейной насы­ щанства. Во всех этих произведениях он
щенности. стремится показать некультурность, ре­
Современная татарская литература отли­ лигиозный фанатизм и тупость их. Но всем
чается тематическим разнообразием. Сле­ этим произведениям Тенчурина присущ
дует отметить как положительные, но пока один крупнейший недостаток: автор поверх­
еще единичные, факты появления произве­ ностно понимает задачи революции, огра­
дений, посвященных революционной моло­ ничивается рамками национального демо­
дежи Монголии (повесть молодого писателя кратизма, не умеет исчерпывающе-глубоко
Д. Гильманова «Чимит Дордже»), социа­ вскрыть эксплоататорски-хищничоскую сущ­
листическому перевоспитанию мелкобур­ ность татарской буржуазии и мусульман­
жуазной интеллигенции (поэма А. Файзи ского духовенства. Этот же недостаток
«Флейты»), жизни пограничников (повесть характеризует и такие его крупные произ­
Айдарова «Ташбай»), раскрепощению жен­ ведения, как «Голубая шаль» и «Иль». Од­
щины (рассказы Гафуровой), транспорту нако последние произведения Тенчурина
(рассказы Тагира Усманова — «Семафор», говорят уже о том, что в этом отношении
«Крушение») и др. он сделал решительный шаг вперед, что
За период социалистической реконструк­ он достиг более высокого идейно-художест-
ции ряды татарских советских поэтов по­ венного уровня. Его пьера «Без ветрил» —
полнились новыми молодыми талантами 4 одно иэ лучших произведений татарской
Если произведения дореволюционных поэ­ советской драматургии, правдиво рисую­
тов помимо их буржуазного идейного со­ щее подлинное лицо татарской буржуазии
держания отличались однообразием форм, и буржуазной интеллигенции. Другая пье­
незначительностью стихотворной культуры, с а — «На Кандре»—также является одним
то татарские советские поэты, преодолевая из лучших произведений татарской совет­
эти недостатки, пришли к поэзии, насы­ ской драматургии на колхозную тематику.
щенной идеями социалистической стройки. Конечно пьесы Тенчурина не являются
В реконструктивный период произошел единственным показателем роста драматур­
глубокий перелом в творчестве лучшей час­ гии. Татарская советская драматургия эа
ти всей татарской писательской интелли­ последние годы обогатилась значительным
генции. Последние произведения старей­ количеством хороших произведений и дру­
шего татарского драматурга, Г. Камала, гих авторов (пьесы Ш. Камала, Фатыха
творчество поэта Такташа, творчество круп­ Сайфи, Бурнаша, Ишмуратова, Гизятова
нейшего татарского драматурга Карима и др.). Но творчество Тенчурина интересно
Тенчурина и ряда других писателей могут как один иэ многочисленных примеров,
служить яркими примерами этого перелома. показывающих идейный перелом в творче­
Последнее произведение Г. Камала — это стве лучшей части татарской писательской
небольшая, но очень характерная пьеса интеллигенции.
«Три жизни». В ней автор показывает На всех этапах развития татарской со­
жизнь дореволюционных татарских рабо­ ветской культуры и советской литературы
чих и татарской буржуазии, Ъ одной стори- буржуазный национализм проявлял себя
ны, и жизнь татарских рабочих и колхозни­ как элейший враг этой культуры и лите­
ков после Октября — с другой. «Письма ратуры. Буржуазный национализм и в ре­
будущему» Такташа, одного иэ популярней­ конструктивный период не только не хотел
ших татарских поэтов, в этом отношении разоружаться, но носители его в своей
также можно считать очень положитель­ борьбе против развивающейся советской
ным явлением. культуры и литературы стремились при­
Историческое постановление ЦК ВКП(б) менять новые и новые формы. Именно в
от 23 апреля 1932 г. сыграло исключительно период социалистической реконструкции
большое значение для сплочения всех та­ была раскрыта и разоблачена подпольная
70 ЗАСЕДАНИЕ ТРЕТЬЕ

литературная группа «Джидиган», возглав­ помогли бы нашему образованию». При этом


лявшаяся буржуазно-националистическими они справедливо заявляют: «А книг для
элементами, которая ставила своей целью нас очень еще немного». С сожалением
борьбу против политики паргии в области приходится отметить, что писатели Татарии
литературы и борьбу против развиьающей- весьма слабо работают над созданием про­
ся татарской советской литературы. Члены изведений, достойных нашего молодого по­
этой группы всяческими путями — то в виде коления.
кулацких песен, то в зиде исторических Как один из ярких положительных момен­
пьес — стремились протаскивать в литера­ тов для развития татарской литературы
туру буржуазно-националистическую идео­ можно отметить значительное расширение
логию. ьа последние годы изданий и распростра­
Цругим примером может послужить ра­ нение на татарском языке лучших произ­
зоблачение года полтора назад руководи­ ведений русской советской литературы. Ни­
телей Татарского государственного изда­ когда еще татарские читательские массы
тельства; которое было засорено нацио­ не пользовались переводными произведени­
налистическими элементами. Это обстоя­ ями так широко. За последние годы было
тельство конечно не могло не влиять на издано несколько томов избранных сочи­
развитие татарской литературы. Но как нений Алексея Максимовича Горького, вы­
ни пытались эти националистические эле­ пущен ряд произведений Фурманова, Сера­
менты вести свою разрушительную, дезор­ фимовича Киршона, Фадеева, Гладкова,
ганизаторскую работу на литературном Афиногенова, Бедного, Маяковского, Бе­
фронте, советская Татария на основе ре­ зыменского, Тихонова, Либединского и др..
шительных побед нашей партии и прави­ в настоящее время находятся в печати так­
тельства ьа всех участках социалистиче­ же значительные произведения: «Энергия»
ского строительства проделала огромную Гладкова, «Поднятая целина» Шолохова,
работу в области разоблачения этих эле­ «Цусима» Ковикова-Прибоя и ряд других.
ментов и изгнания их и& литературы и в Но вое же в Татарии этой облаоти работы
области ленинского интернационального уделяется еще недостаточное внимание.
воспитания широких слоев татарских со­ Оообенно это подтверждается на примере
ветских писателей Эта борьба продол­ издания классиков. В республике издано
жается и должна вестись с еще большей немалое количество произведений Пушки­
решительностью на всех участках творче­ на, Некрасова, Тургенева, Чехова, Тол­
ства, в том числе и на участке детской стого и др., но плановости в издании рус-
литературы. оких классиков пока никакой не оуще-
Татарская детская литература до ре­ ствуег. Совершенно неудовлетворительно
волюции была насыщена исключительно организован перевод и издание лучших ли­
религиозно - националистическим содержа­ тературных произьедений писателей дру­
нием. Поэтому из дореволюционных детских гих национальностей Союза и зарубежной
книг за исключением нескольких стихо­ революционной литературы, хотя и в этой
творений Тукая ни одной нельзя исполь­ облаоти есть кое-какие достижения, на­
зовать как наследство. Но и после револю­ пример переведены книги Бреде ля, Ги-
ции буржуазные националисты долго еще даша и др. и издан ряд произведений круп­
держались на этом участке, пытаясь внед­ нейшего башкирокого писателя А. Таги­
рять в сознание молодого растущего поко­ рова. Организация переводов о украин­
ления нравы гниющей буржуазии, инди­ ской, грузинской, узбекской и других лите­
видуализм, мистику и половую распущен­ ратур только еще начинается.
ность. Потребовалась длительная и упор­ Татарокая советская литература, под
ная борьба, чтобы очистить детскую лите­ руководством коммунистической партии,
ратуру от этого бурьяна. В результате этой на оонове ленинско-сталинокой националь­
борьбы в творческой продукции послед­ ной политики вела успешную борьбу за
них лет, особенно после решения партии и пролетарский интернационализм. В огром­
статей Алексея Максимовича о детской ной степени этому содействовали великие
книге, появился ряд положительных про­ творения А. М. Горького. Известно напри­
изведений, в создании которых активно мер, какое решающее влияние имели его
участвовали главным образом наши моло­ произведения на творчеотво Гафура Ку-
дые писатели. О том, в каком состоянии лахметова. А. М. Горький является луч­
находится татарская детская литература, шим учителем и другом всех татарских
лучше ч конкретнее могут сказать сами со й о тски х писателей. Его многогранная,
дети. Так выступления пионеров на съезде чудеоная творческая энергия отражается
писателей Татарии были проникнуты глу­ в каждом нашем успехе.
боким уважением к литературе, заботой о Алекоей Максимович всегда проявлял
ней и в некоторых случаях представляли живейший интерес к развитию татарокой
высокий образец необходимой и полезной литературы, давая устные и письменные
для писателей самокритики. Наши дети указания нашим писателям. В частности
безусловно заслужили право быть вклю­ в своем пиоьме ко мне он писал:
ченными в волнующую и поучительную «Получил ваш подарок — рукопись рас-
для всех статью Алексея Максимовича «О оказа «Жребий». Если разрешите, я бы
мальчиках к девочках». Из этой статьи посоветовал вам писать проще, истинная
известно, что наше молодое поколение вы­ красота и мудрость всегда в простоте. Не
двигает вполне справедливые требования и следует раоставлять строчки, как это де­
упреки по адресу писателей, что оно умело лают А. Белый, Ремизов и, подражая им,
критикует недостатки даже положитель­ Пильняк и др. И олова тоже должнь' быть
ных книг. Наши дети просят «товарищей простые и ясные»-.
писателей дать нам такие книги, которые Но, товарищи, эти указания Алексея
ДОКЛАД К . Г. НАДЖМИ 71

Максимовича мы выполняем, к нашему дения также являетоя одним из характер­


отыду, еще очень и очень слабо. ных недостатков критики. Выращивание
Еоли Татарокая ооветокая реопублика в новых квалифицированных кадров идет
настоящее время стала одной из передовых чрезвычайно олабо. Научно-иооледователь-
национальных республик по своим круп­ окие учреждения работают крайне неудов­
нейшим достижениям в области хозяйства летворительно. Среди некоторой части ра­
и культурного строительства, то нельзя ботников литературы существует явная
еще оказать, что она отала передовой по недооценка значения и трудности научно­
овоим уопехам в литературе. Еще совершен­ литературной, критической работы. Все
но незначительно в Татарии количество эти существенные недоотатки нашей кри­
таких произведений, которые по своему тики оерьезно отражаются на дальнейшем
идейно-художественному уровню отвечали развитии литературы.
бы высоким требованиям ооветокой лите­ Идейно-художественный уровень боль­
ратуры. Достижения в социалистическом шинства писателей веоьма невыоок. Пуб-
строительстве, уопехи ленинокой нацио­ лициотика в литературе очень оильна, что
нальной политики, деоятки и сотни героев конечно овязано о уровнем художествен­
нашего социалистического строительства, ного мастеротва писателей. Вопрооы о
интернациональное сплочение трудящихоя языке художественной литературы только
масо, социалистическая перестройка жиз­ начали подниматься. Работа с начинаю­
ни бывших ототалых крестьяноких масс — щими писателями, выдвижение и воопита-
все это еще совершенно недостаточно отра­ ние новых творчеоких сил из рабочих и
жено в татарокой литературе. колхозников до сего времени не налажены.
Один из слабейших ее учаотков — это Учеба у клаооиков, в первую очередь у луч­
критика. В дореволюционной татарокой ших представителей руоокой клаооичеокой
литературе она находилась в зачаточном и ооветокой литературы, не получает долж­
ооотоянии. Любители от критики шли тогда ного развития. Нельзя также сказать, что
по пути подражания очередным явлениям татарокие пиоатели достаточно глубоко и
буржуазной критики в русокой литерату­ многооторонне изучают жизнь. А, как из­
ре. Критика была дилетантокая, не было вестно, без знания жизни нельзя выпол­
определенной оистемы, эстетической шко­ нить главного требования метода ооциа-
лы. О литературной науке, о литературо­ лиотичеокого реализма — правдиво, худо­
ведении в подлинном омыоле этих олов жественно и убедительно показать нашу
и говорить не приходится. действительность в ее ведущих ооциалиоти-
За годы пролетарокой революции и в чеоких тенденциях.
этой области оделана большая работа. Естественно, что этими основными недос­
Выдвинулся ряд более или менее квали­ татками определяются и дальнейшие зада­
фицированных критиков, литературно-на- чи татарской литературы. Недостатки, как
учных работников, литературоведов, исто­ видим, большие, они требуют неустанной
риков литературы и т. д. Работа этих работы союза татарских советских писате­
маркоиотоких литературно-критичеоких оил лей в целом и каждого писателя в отдель­
(Г. Ибрагимов, Нигмати, Макоудов, Ту- ности.
лумбайокий, У. Галеев, принимавший непо­ Новые победы социализма в нашей стра­
средственное учаотие в разработке этого не, правильность ленинской национальной
доклада, и др.) оыграла большую роль в политики нашей великой партии, помощь
развитии татарокой литературы, а также и огромное внимание, оказываемые пар­
в борьбе против буржуазного национализ­ тийной организацией татарской советской
ма, в выдвижении новых, молодых пиоа- литературе, и наконец то положение, что
телей и их воопитании. татарская литература есть неразрывная
Однако татарокая критика сильно ототает часть единой советской литературы, воз­
от нашей ооциалиотичеокой действитель­ главляемой величайшим пролетарским пи­
ности и от больших задач, отоящих перед сателем Алексеем Максимовичем Горьким,
ней. Критики работают недостаточно ак­ часть той литературы, которой руководит
тивно. Многие книги они замалчивают, коммунистическая партия и величайший
проявляя бездушное отношение к пиоа- ее вождь т. Сталин, являются лучшей гаран­
телям. Приходится многого пожелать кри­ тией в том, что татарские писатели с дос­
тике в омыоле уоиления ее бдительности и таточной энергией будут бороться за пре­
в разоблачении враждебных рабочему клас­ одоление недостатков в их творчестве и в
су идеологий в литературе. Еще не изжит недалеком будущем создадут такие про­
в татарокой критике гнилой либерализм, изведения, которые по своему идейно-ху­
примиренчеокое отношение к клаооово враж­ дожественному качеству будут достойными
дебным проявлениям. Не хватает критике нашей великой эпохи, эпохи «расцвета
и глубокого анализа художественных про­ национальных культур, социалистических
изведений. Неумение войти в художествен­ по содержанию и национальных по форме»
ную опецифику того или другого произве- (продолжительные аплодисменты)*

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Слово предостав­ тов колхозного университета нашей МТС,


ляется начальнику политотдела Пестричин- привет и от политотдельцев, от научных
ской МТС (Татария), сотрудников и от студенческих масс Казан­
КОЖЕВНИКОВ. Товарищи, привет вам ского государственного имени Ленина уни­
от колхозников, ударников социалисти­ верситета (аплодисменты).
ческих полей Пестричинской МТС Татарйи Политотдел нашей МТС и Казанский
(аплодисменты), от колхозников — студен- государственный университет создали в
72 ЗАСЕДАНИЕ ТРЕТЬЕ

прошлом году первый в Советском союзе съезд писателей нашей великой социа­
колхозный университет. За первый год листической родины является показате­
своей работы он достиг значительных ус­ лем большого роста новой культуры в на­
пехов. Сотни К0ЛХ08НИК0В и колхозниц шей стране. Большие достижения имеет
один pas в шестидневку с величайшим ин­ наша советская литература. Уже есть много
тересом слушали доклады и лекции профес­ произведений о нашем великом строитель­
соров, учились в этом университете без стве. О новом колхозном селе, о людях
отрыва от сельскохозяйственного произ­ города и деревни — наших героях великой
водства. стройки новой жизни. Такие произведения,
Теперь мы вступаем во второй год уче­ такие книги и мы, работницы, читаем с
бы и жизни колхозного университета. Мы величайшим интересом. Они заинтересо­
собираем новые сотни слушателей. За этот вывают нас, влекут к еще большей борьбе,
год мы построили в деревне, на участке МТС к стремлению отдать ей себя всего за дело
здание этого колхозного университета на социализма. Это стало розможным для нас
12 учебных зал. Под руководством профес­ только в условиях советской власти, когда
соров Казанского государственного универ­ женщина освобождена от многолетнего ярма
ситета мы организуем лабораторию, науч­ капитализма, мрака и некультурности. Мы
ные кабинеты, привлекаем для чтения лек­ это прекрасно понимаем и боремся в настоя­
ций профессоров не только Казанского уни­ щее время за то, чтобы научиться жить
верситета, но и г. Москвы, в чем нам ак­ культурно,культурно работать,читать лите­
тивно содействует редакция «Крестьянской ратуру, газеты. И мы достигли в этом от­
газеты». Наши студенты, и татарский актив ношении значительного роста, культурно
в особенности, требуют создать при нашем выросли, но вместе с тем значительно воз­
колхозном университете литературный фа­ росли и наши культурные запросы.
культет, и просим вас, товарищи писатели, Пишите побольше правдивых, интерес­
помочь нам в этом. ных художественных произведений о борь­
Политотдел организует колхозные клу­ бе пролетариата и колхозного крестьян­
бы, агролаборатории, создает библиотеки, ства за новый мир, за новую жизнь в нашей
распространяет ваши, товарищи, книги, стране. Расскажите нам в книгах о том,
художественную литературу. Мы воспиты­ как живут и борются за уничтожение ка­
ваем, товарищи писатели, для вас читателя питализма, за торжество социализма ра­
(аплодисменты). бочие, работницы, крестьяне и крестьянки
И мы призываем вас помочь нам орга­ в странах капитализма.
низовать художественное воспитание кол­ Пишите побольше и получше о нашей ве­
хозников, помочь нам в организации лите­ ликой, родной коммунистической партии —
ратурного факультета. о славном организаторе великих побед со­
Через литфак нашего колхозного универ­ циализма, вожаке пролетарских и колхоз­
ситета в ваши ряды стучатся лучшие кол­ ных масс, ведущем нас от победы к победе►
хозники-ударники . Наконец о своем женском деле. Немного
Колхозники построили много клубов, еще написано о женщине. А писать есть о
они ждут и пьес с бодрым, здоровым сме­ чем, ибо мы теперь — большая сила и на
хом, героев, знатных людей — бригади­ предприятиях и в колхозах, мы уже не те
ров, трактористов, комбайнеров, пионер­ забитые, темные женщины, какими были
вожатых. Колхозники и колхозницы ждут при царизме. Мы теперь сознательные
стихов и песен, чтобы вооружить ими каж­ участницы - строительницы новой жизни.
дое звено, каждую бригаду, чтобы работа Есть среди нас и лучшие ударницы и даже
в полях была еще интенсивнее, еще весе­ подлинные герои .труда.
лее. Матери-колхозницы, пионеры и школь­ Мы ими гордимся, но о таких женщинах,
ники ждут занимательных рассказов и ска- какие есть среди нас, еще очень мало напи­
80К. Они просили меня перед отъездом пере­ сано, и хотя имеется кое-что, но это не то,
дать дорогому их другу А. М. Горькому, чего бы хотелось. Только* так напишите,
чтобы он указал писателям на это. чтобы, читая книгу, читатель не мог отор­
Товарищи писатели, при активной помо­ ваться от нее до самого конца, чтобы, чи­
щи рабочих вы создаете новую литературу— тая ее, он испытывал большое художествен­
историю заводов. Мы хотим указать на ное наслаждение и увлечение.
необходимость создания истории наших Еще об одном. Мало еще у нас написано
лучших колхозов. От вас, писатели и кри­ таких книг, чтобы читать их можно было
тики, мы ждем создания консультаций по нескольку раз и через значительный про­
по литературе, советов и помощи в чтении межуток. Когда будет написано много таких
книг. Задачи, которые перед нами постав­ книг, это явится большим достижением.
лены, мы сможем и должны реализовать Да здравствует первый всесоюзный съезд
через литературный факультет колхозного советских писателей!
университета нашей МТС и Казанского Да здравствует большой мастер художест­
университета. Пусть этот первый литера­ венного слова, великий пролетарский писа­
турный факультет в колхозах зародится тель Алексей Максимович Горький!
р текущем году. Да здравствует коммунистическая пар­
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Слово для привет­ тия и ее вождь т. Сталин! (Аплодисменты).
ствия от кустарной промысловой артели П РЕДСЕДАТЕЛЬ. Слово для привет­
им. Цеткин (м. Решетиловка, Харьковского ствия от саамской народности, живущей
района), имеет т. Крындина. на Крайнем севере, предоставляется т. Ге­
КРЫНДИНА. Товарищи! От имени 2500 расимову (аплодисменты).
работниц Решетиловской артели и от сель­ ГЕРАСИМОВ. Товарищи, разрешите мне
коров «Крестьянской газеты Украины» пе­ приветствовать съезд писателей от имени
редаю вам пролетарский привет] Первый саамской народности, живущей на Край­
ПРИВЕТСТВИЯ 73

нем севере, на Кольском полуострове (ап- рями нужно говорить очень медленно, они
лодисменты). живут с оленями и собаками и совсем иначе
Благодаря ленинской национальной по­ движутся и говорят, чем мы, живущие
литике коммунистической партии мы, са­ в городе». Не так нужно писать, т. Лебе­
амы, достигли громадных успехов в подня­ дев! Нужно сначала изучить жизнь и быт
тии хозяйственного и культурного уровня. лопарей, а потом писать о них и делать
Уже имеются ударники в наших оленевод­ свои выводы.
ческих колхозах. Бригадиром-ударником Мы просим советских писателей притти
оленеводческого колхоза Самилькильского к нам на советский Север и изучить по-
сельсовета т. Дмитриевым успешно прове­ серьезному наше растущее оленеводческое
дена отельная кампания оленей. К отелу хозяйство, наши оленеводческие совхозы
было 449 важенок, отелилось 441. Этот и колхозы, наш быт с тем, чтобы помочь
колхоз вышел первым по отелу в округе. саамской народности скорее догнать в хо­
Ударница-бригадир Камкова из кол­ зяйственном и культурном отношении пере­
хоза «Красное полу озеро» систематически довые народы Советского союза.
перевыполняет план своей бригады. Так П РЕ ДС Е Д АТЕ ЛЬ . Товарищи, еще одно
во втором квартале мы свой план выпол­ приветствие: от заведующей фермой в Ка­
нили на 118%- ширском районе т. Лазаревой.
О культурном росте саамов может гово­ Л А ЗАРЕВ А . Привет вам, товарищи пи­
рить следующее: саамы учатся в Институте сатели, от доярок, рабочих, колхозников
народов Севера в Ленинграде и в Педагоги­ и колхозниц колхоза «Искра» Каширского
ческом техникуме Мурманска, где обучается района (аплодисменты).
32 чел. Обучение на родном языке введено Я, товарищи, работала пять лет дояркой
в 7 школах округа. Саамы получили в на нашей ферме. Теперь переведена в заве­
1932 году первый букварь на родном языке дующие фермой. Самое главное — хорошо
и затем первую книгу для чтения, полит- работать, по-ударному. Я вас, товарищи
брошюры на саамском языке, а также писатели, призываю хорошо и ударно ра­
учебник арифметики. ботать (аплодисменты).
Мы строим пловучий клуб «Красный Мы, доярки, всегда берем пример с наших
бот», который призван обслужить саамов лучших ударников, и вы, товарищи писа­
Мурманского и Терского берегов. Этот- бот тели, берите примеры работы с вашего
свяжет разбросанные саамские селения меж­ лучшего ударника — Максима Горького
ду собой. Этот бот даст возможность скорей (аплодисменты).
объединить саамов и скорей создать единый Я, товарищи, не молодая, мне 53 года,
литературный язык саамской народности. и жизнь прожила тяжелую. Недавно прочи­
Писатели за последнее время много пи­ тала книгу Максима Горького «Мать» и
шут о саамах, об их хозяйстве и быте. прямо скажу, что книга хватает за сердце -
Мы имеем книгу Кожевникова «Человек- Такие книги нам нужны. И еще скажу вам,
песня», книгу Езерского «Четыре вождя товарищи писатели, пишите больше о жен­
солнца» и Лебедева «К северным народам». щинах и о детях.
Очень хорошо, что пишут, но нехорошо Мы, доярки, обещаем вам бороться за
то, что пишут очень поверхностно, из-за социалистическое животноводство, а вы
чего иногда получается нелепость. нам давайте больше книг, чтобы мы на них
Я хочу здесь сказать про книжку Лебе­ учились, как бороться и как побеждать.
дева «К северным народам». Он в этой книж­ Да здравствует наш первый и лучший
ке пишет так: «Мой первый день у лопарей ударник, наш учитель и вождь, любимый
начался с того, что я, войдя с секретарем т. Сталин! (Шумные аплодисменты).
рика в лопарскую избу, просил лопарей
взять меня жить. Туг я увидел, что с лопа­ Заседание закрывается
Заседание четвертое
20 августа 1934 г., ут реннее
ДОКЛАД М. Г. ТОРОШЕЛИДЗЕ
О ЛИТЕРАТУРЕ ГРУЗИНСКОЙ ССР
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Слово для доклада случае нельзя отнести к числу малых ли­
о грузинской литературе предоставляется тератур провинциального, узко местного
председателю оргкомитета союза писателей масштаба, она с правом должна быть при­
Грузии, т. Торошелидзе (аплодисменты)< числена к рангу больших литератур. Древ­
ТОРОШЕЛИДЗЕ. Чтобы понять совре­ негрузинская литература не уступала по
менную грузинскую литературу, надо знать значению и диапазону ни одной из литера­
ее истоки. тур . христианского средневековья.
Поэтому, прежде чем приступить к оцен­ Мало того. Древнегрузинская литера­
ке грузинской советской литературы и к тура представляет в известной мере уни­
проблемам, которые стоят перед ней в на­ кальное явление и счастливое исключение
стоящий момент, уместно будет кратко из цикла основных литератур средневе­
коснуться истории грузинской литературы кового христианского мира в том отноше­
ъ главных этапах ее развития. нии, что в Грузии получила блестящее
Это тем более необходимо, что в силу той развитие чисто светская изящная лите­
разобщенности, которая существовала меж­ ратура. Как известно, ближайшие соседи
ду народами Союза в эпоху царизма, и Грузии, греко-византийцы, сирийцы и дру­
вследствие того высокомерного пренебре­ гие, за средневековье не имели светской
жения, которое проявлялось к литера­ изящной литературы в подлинном смысле
туре «инородцев», грузинская литература этого слова, могущей итти в какое-либо
остается мало знакомой широкой общест­ сравнение с грузинской.
венности, хотя она заслуживает внимания Одновременно, помимо светской изящ­
ъ силу ее исторических традиций. ной литературы, в древнегрузинской пись­
Грузинская литература относится к чис­ менности представлены чрезвычайно бо­
лу наиболее древних литератур Востока. гато все те жанры, какие только культи­
Дошедшие до нас памятники грузинской вировались в литературах средних веков.
литературы относятся к IV—V векам на­ Для того, чтобы дать хоть некоторое пред­
шей эры, хотя зарождение грузинской ли­ ставление об общем характере и стиле
тературы, по ряду данных, восходит к бо­ древнегрузинской литературы в эпоху ее
лее ранней эпохе. наибольшего расцвета, мы из почти тыся­
Утрата памятников до IV—V веков объяс­ челетнего отрезка времени, с IV—V по
няется торжеством христианства, имевшим X III век, остановимся более подробно на
место в Грузии в начале IV века, в резуль­ одном памятнике, представляющем наивыс­
тате чего старое литературное наследие шее достижение древнегрузинской лите­
так называемой «языческой» эпохи посте­ ратуры.
пенно вывелось из употребления, оставив, Речь идет о поэме *Шота Руставели
впрочем, глубокие следы и наложив отпе­ «Вепхис Ткао-сани» («Носящий тигровую
чаток на зародившуюся новую литературу шкуру»).
на христианской основе и прежде всего Остановиться на этом произведении тем
передав этой новой литературе вполне более уместно, что ныне, когда перед нами
выработанный литературный язык, предста­ стоит проблема критического освоения куль­
вленный уже в памятниках IV—V веков турного наследия предыдущих эпох, поэ­
в классической форме и отличающийся ма Шота Руставели становится в центре
чрезвычайным богатством. внимания как самый выдающийся памятник
Начиная с этого времени, с IV—V ве­ древнегрузинской литературы.
ков, на протяжении более чем пятнадцати Поэма Руставели написана в конце X II
веков в Грузии мы имеем непрерывную и начале X III века (между 1196 и 1207 го­
литературную традицию. Грузинская ли­ дами).
тература за пятнадцать веков существова­ Она должна быть отнесена к числу вели­
ния оставила богатейшее наследство. Древ­ чайших памятников мировой литературы.
нюю грузинскую литературу ни в коем Творение Руставели оказало исключи­
ДОКЛАД М. Г. ТОРОШЕЛИДЗЕ 76

тельное влияние на всю последующую