Вы находитесь на странице: 1из 27

Министерство образования Республики Беларусь

Учреждение образования
"Мозырский государственный педагогический университет
им. И.П. Шамякина"
Кафедра иностранного языка и МПИЯ
КУРСОВАЯ РАБОТА

Семантические модели значения существительных английского языка (на


материале наименования трав)

СТУДЕНТ
4 курса 1 группы
филологического факультета,
специальность
"Иностранный язык (английский, немецкий)
_____________К. А. Щербин
"_____"___________2019 г.

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ
к.ф.н., доцент
____________Е.В. Ковалёва
"_____"___________2019 г.
Оценка
научного руководителя:
_____________________

Итоговая оценка:
_______________

Мозырь, 2019
ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение……………………………………………………………………………...3
Глава 1 Лексическое значение как объект анализа
1.1 Лексика как система……………………………………………………………..5
1.2 Структура лексического значения……………………………………………...7
Глава 2 Семантические модели значения лексических единиц
2.1 Компонентный анализ лексико-семантической единицы «травы» в современном
английском языке…………………………………………………...12
2.2 Семантические модели наименований трав в современном английском
языке………………………………………………………………………………...14
Заключение………………………………………………………………………….22
Список использованных источников……………………………………………..24
Приложение А. Происхождение трав в английском языке……………………...26

3
ВВЕДЕНИЕ

Лексическое значение любого слова является важным инструментом


закрепления в языке результатов научной и познавательной деятельности людей. Оно
фиксирует когнитивные процессы, накапливает информацию о конкретном субъекте,
явлении как для общения между людьми, так и для передачи информации из
поколения в поколение. Поэтому лексико-семантические группы языка являются
объектом постоянного внимания исследователей. Однако, несмотря на большое
количество исследований, эта тема не теряет своей актуальности.
Лингвисты уделяют пристальное внимание развитию семантики
существительных, в частности они, занимаются изучением, как английского, так и
русского языков. Многие лингвисты отмечают, что семантическая классификация
языковых существительных всегда представляет значительные трудности, потому что
семантические отношения очень подвижны: лингвистические формы легко меняют
свою постоянную корреляцию, иногда даже теряют связь.
Названия всех объектов, которые мы встречаем вокруг нас, имеют свое
происхождение. Иногда мы удивляемся, узнав, откуда произошло определенное слово.
Я знаю названия трав на английском языке. Но я не задумывалась, почему и откуда у
них такие названия. Но это очень интересно. Нет единого объяснения тому, как травы
получили свои названия. Некоторые были названы по внешнему виду, некоторые по
названию места роста, другие из-за сходств с тем или иным предметом и т. д. Особый
интерес вызывает вопрос о номинации трав в английском языке.
Актуальность данного исследования заключается в подробном изучении
языковой модели, а также анализу лексико-семантической единицы «травы».
Цель курсовой работы – выявить лингвистические модели с использованием
информации, содержащейся в компонентах лексического значения.
Объектом исследования являются названия трав в современном английском
языке.
Предметом исследования является лингвистическая модель наименования трав
в современном английском языке.
Задачи исследования:
4
- проанализировать литературу по исследуемой теме;
- определить состав лексико-семантической группы;
- определить компоненты значений наименований трав (работа с толковым
словарем);
- классифицировать компоненты значений в данной лексико-семантической
группе.
Практическая значимость исследования состоит в том, чтобы попытаться
систематизировать материал, разбросанный по разным источникам, изучить
словарный запас, объяснить причины названий «трав» в английском языке.
Эта исследовательская работа может быть использована в качестве справочного
материала по истории происхождения английской лексики, называющей травы.
Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных
источников и приложения.

ГЛАВА 1 ЛЕКСИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ


ИССЛЕДОВАНИЯ

1.1 Лексика как система

Фердинанд де Соссюр определял язык как систему, в которой «все


взаимосвязано, взаимозависимо и взаимно обусловлено» [16, с. 157].
В лингвистике понимание системных отношений между языковыми элементами
было положено в основу описания языка в начале XX века швейцарским ученым Ф. де

5
Соссюром и профессором Казанского университета И.А. Бодуэном де Куртенэ.
Конечно, лингвисты уже признали существование внутренних связей между
элементами языка. Но утверждение о том, что язык является системой знаков, и мысль
о необходимости изучать внутреннее устройство этой системы принадлежат Ф. де
Соссюру. «Язык – это система, все элементы которой составляют единое целое, а
значение одного элемента обусловлено только одновременным присутствием других»
[17, c. 147].
Каждый элемент полностью определяется своим местом в системе. Системная
организация наблюдается на всех уровнях языка, но лексическая система организована
иначе, чем фонологическая и морфологическая системы, и ее не так легко обнаружить.
Если в языке набор фонем относительно невелик (не более 80), а набор
грамматических индикаторов также ограничен, то лексическая структура языка
совершенно никому неизвестна: ни у одного из носителей языка нет своего словарного
запаса в полном объеме. Более того, в отличие от фонологии и грамматики, лексика
меняется очень быстро. Это самая движущаяся часть языка, и каждый человек в своей
жизни видит появление и исчезновение многих слов. Однако нельзя предположить,
что каждое из этих изменений превращается в собственную лексическую систему [8, с.
12].
Лексика английского языка, как и любого другого, представляет собой не
простой набор слов, а систему взаимосвязанных и взаимозависимых единиц одного
уровня. Изучение лексической системы языка выявляет интересную и многогранную
картину жизни слов, связанных между собой различными отношениями и
представляющих «молекулы» большого, сложного целого – лексическую и
фразеологическую систему языка.
Словарный состав языка является наиболее подвижной и наиболее быстро
развивающейся его частью. Лексика любого языка первой реагирует на все изменения
в истории народа – носителя этого языка, касающиеся любой стороны жизни:
экономического уклада, социального устройства, производства, культуры, науки, быта
и т.п. Возникают новые понятия и явления, создаются новые предметы – рождаются
новые слова, которые их обозначают, формируются новые значения слов, уже

6
существующих в языке. Специфика словарного запаса как наиболее «изменчивой»
переменной части языка не всегда позволяет строго разграничить концептуальные
сферы. С появлением нового часто происходит забвение старого, устаревшего, а с
исчезновением явления или объекта слово, которое часто обозначает его, умирает. Так
же, как жизнь человеческого общества постоянно развивается, лексика языка,
регулируемая социальными потребностями, постоянно находится в движении [4, 23]
Наиболее глубоко сущность системной организации лексики проявляется в
многообразных семантических связях между словами. Эти связи могут возникать на
основе экстралингвистической общности обозначаемых словами реалий (по их
сходству, смежности, функции, назначению и т.п.). На уровне
внутрилингвистического единства слова, как правило, соотносятся с одной и той же
реалией, явлением, свойством, признаком (или классами однородных реалий, явлений,
свойств, признаков). Но при этом слова, связанные между собой семантически
общностью той или иной реалии, представляют ее в языке по-разному [15, с. 6].
Таким образом, наличие определенных отношений позволяет говорить об
определенной организации слов в словарном составе, о существовании лексической
системы языка.
Термин «система» известен в применении к языковым явлениям с XVIII века,
однако за ним не стояли строго очерченные лингвистические понятия. Система – это
любое сложное единство, в котором могут быть выделены составные части (элементы)
и схема связей или отношений между элементами (структура). Система выступает по
отношению к внешним условиям как единое целое и выполняет единую функцию.
Значит, система – это слова данного языка плюс совокупность отношений между
ними, а структура – это совокупность отношений между словами. Следовательно,
структура лексической системы – это лишь часть этой системы, ее внутренняя
организация [21, с. 11]
Место каждого слова в лексической системе должно определяться на основе
всей взаимосвязи между словами. С другой стороны, определение места слова в
лексической системе можно рассматривать с лингвистической точки зрения как
выявление важного момента, характеризующего значение слова.

7
Связь значения слова с лексико-семантической системой языка осуществляется
через посредство внутренне объединенных разнообразных предметно-смысловых и
экспрессивно-синонимических словесных групп [5].
Из-за сложности семантической структуры слова, из-за разнообразия его
отношений и живого взаимодействия с другими лексическими связями языковой
системы, может быть очень трудно различить и передать все значения и нюансы слова
даже в течение определенного периода времени развития языка, с полной и жизненной
спецификой представляющего роль слова в голосовом общении и обмене мнениями
между членами общества.

1.2 Структура лексического значения

В современной лингвистике значение слова считается сложной многоуровневой


структурой. Различие между отдельным объектом и классом объектов необходимо для
установления связи семантического компонента значения с уровнями активности
человеческого сознания.
Семантическая структура слова сочетает в себе совокупность взаимосвязанных
значений слова. Структура значения – это семантические компоненты, семы,
семантические признаки, выделенные в отдельном значении слова и являющиеся
структурными элементами этого значения. Вопрос о структуре лексического значения
является одним из дискуссионных в лингвистической науке. Исследователи по-
разному определяют как набор компонентов, составляющих его структуру, так и
статус этих компонентов [18, с. 73].
Определенную трудность в проблеме структуры лексического значения вносит
наличие слов не только предметных (или специфических), но и показательных (или
абстрактных). Если объективные слова адресованы окружающему миру человеку, то
ориентировочные слова относятся к человеческому мышлению.
Особенно интересным является решение вопроса о структуре значения
характерных слов. Радикальное различие между конкретными и абстрактными
словами заключается в том, что определение конкретных слов может быть дано путем

8
перечисления атрибутов объекта, поскольку конкретные слова всегда имеют
отдельный объект или явление, обозначающее действительность, и определение
обозначения абстрактных слов «всегда существует та или иная операция
существующих понятий».
Могут быть выделены четыре основные типы лексических значений слов [10, c.
80]:
 по связи, соотнесенности с предметом действительности (по способу

наименования, или номинации, выделяются значения прямое, или основное, и


переносное, или непрямое).
 по степени семантической мотивированности значения разделяются
на немотивированные (или непроизводные, идиоматичные) и мотивированные (или
производные от первых). Например, значение слова рука – немотивированное, а
значения слов ручной, рукав – уже мотивированы семантическими и
словообразовательными связями со словом рука.
 по степени лексической совместимости значения делятся на относительно

свободные (все прямые значения слов принадлежат им) и несвободные. Несвободные


значения делятся два основных типа:
1) фразеологически связанный смысл называется тем, что встречается в словах в
определенных лексически неделимых сочетаниях. Они характеризуются узко
ограниченным, стабильно воспроизводимым кругом слов, отношения которых
определяются не субъектно-логическими отношениями, а внутренними законами
лексико-семантической системы;
2) синтаксически обусловленным значением называется такое, которое
появляется у слова при выполнении им необычной роли в предложении.
 по характеру выполняемых номинативных функций выделяются значения

собственно номинативные и экспрессивно-синонимические.


Так, И.В. Арнольд определил, что компоненты лексического значения
подразделяются на обязательныйе (денотативные) и факультативные (коннотативные).
А. А. Уфимцева указывает на следующие компоненты в значении слова:

9
 Типизированное представление о классе предметов, закрепленное за знаком,

которое может быть приравнено к объему понятия;


 Понятие с его отличительными признаками (сигнификат);

 Номинативная референтная отнесенность (слова включают в семантику

указание на конкретный единичный предмет) [19].


И. А. Стернин выделяет такие составляющие как:
• Денотативный (предметно-логическая часть значения);
• Коннотативный (отражение в значении условий акта общения, отношения
говорящего к предмету речи или участникам речевого акта);
• Селективный или выборочный (отражается в значении правил использования
знака на языке);
• Эмпирический (обобщенное понятие референтов знака) [18, с. 37].
И.М. Кобозева считает, что необходимо соотносить каждый компонент значения
с особым типом информационного слоя. Исходя из этого, она определяет четыре типа
значений:
 Денотативное значение – информация об экстралингвистической реальности,

о реальном или воображаемом мире, о котором идет речь. При этом денотаты бывают
двух видов: актуальный (или референт), т. е. конкретный предмет или ситуация,
которые имеются в виду говорящим в момент речи, и виртуальный, т.е. все множество
объектов, которые могут именоваться данным выражением. Термином «денотат» И.М.
Кобозева, как и А.А. Уфимцева обозначают именно виртуальный (потенциальный)
денотат;
 Сигнификативное значение – информация о том, как предметы или ситуации

отражаются в сознании говорящего. Сигнификат указывает на свойства объектов, на


основе которых они объединяются в класс и противопоставляются членам других
классов;
 Прагматическое значение – информация об условиях употребления
выражения, т.е. аспекты коммуникативной ситуации, в которых оно используется.
Данный компонент лексического значения включает в себя эмоционально-оценочное
отношение говорящего к обозначаемому, а также отношение говорящего к адресату;

10
 Синтаксическое значение – информация о связи между этим выражением и

другими языковыми выражениями как часть речевого сегмента. В то же время автор


исключает из структуры лексического значения коннотативный компонент, который
также относится к прагматике слова, утверждая, что он включает «отсылку не на
отдельного пользователя знака – говорящего, а на языковой коллектив. Поэтому
говорящий, используя лексему, содержащую определенные коннотации, не выражает
свою личную оценку обозначенного объекта, как это было в случае с оценкой,
включенной в прагматический слой лексического значения слова» [13, с. 61].
Л.М. Васильев структурирует значения и выделяет следующие типы их
компонентов:
 Эмпирический. Является результатом специфического концептуального и

образно-чувствительного мышления, отражая реальность в форме концепций и идей;


 Рациональный. Является результатом абстрактного понятийного мышления

(причинно-следственная связь);
 Коннотативный. Является результат логически слабого, рассеянного
отражения реальности, связанной с чувственно-ситуативным мышлением [3].
Кроме вышеназванных компонентов, Л.М. Васильев допускает возможность
выделения еще следующих структурных элементов значения:
 Лексический, словообразовательный и грамматический компоненты значения.

Грамматические и словообразовательные значения могут быть только абстрактными, а


лексическое и абстрактным и конкретным.
 Эксплицитные (явно выраженные) и имплицитные (скрытые) компоненты

значения. Эксплицитные компоненты не имеют явно выраженного


словообразовательного, формообразующего или синтаксического выражение.
Имплицитные – компоненты, которые не имеют самостоятельного явного выражения
формальной лексико-грамматической структуры языка. Они выражаются
синкретически, то есть с другими компонентами.
 Синтагматические и парадигматические компоненты значения.

 Доминирующие и зависимые компоненты значения (выделяются по характеру

их отношения внутри семем).

11
 Ядерные и периферийные компоненты значения. Ядерные образуют
инвариантное значение семантического класса слов, периферийные же могут
неограниченно варьироваться в его составе.
 Идентифицирующие и дифференцирующие компоненты значения. Одни и те

же компоненты значения по отношению к одной семантической парадигме выполняют


идентифицирующую функцию, а по отношению к другой – дифференцирующую.
 Обязательные и факультативные компоненты значения (выделяются по

степени фиксированности, закрепленности за определенными значениями) [3].


ГЛАВА 2 СЕМАНТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ ЗНАЧЕНИЯ
ЛЕКСИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ

2.1 Комплексный анализ лексико-семантической единицы «травы» в


современном английском языке

Язык играет важную роль в восприятии и, соответственно, в отражении


реальности в сознании человека. Через определенные номинации человек передает
свое отношение к феномену, объекту, его значению в жизни и тем самым определяет
местоположение этого явления в общей «картине мира» [6, c. 11].
Компонентный анализ — это метод лингвистического изучения значения слов.
Целью компонентного анализа является разделение языковой ценности на
минимальные единицы. Обозначения этих единиц различны: содержание,
семантический фактор, дифференциальный атрибут, ноем, элементарный смысл, сема
и т. д.
В компонентном анализе есть три этапа:
1. уточнение значения слова;
2. установление составляющих в значении содержания слова;
3. построение формул, отражающих структуру значений. Сюда также включают
проверку объективности выбранных компонентов стоимости [11, c. 21].
Компонентный анализ является одним из наиболее эффективных методов
изучения значения слова. Обычно используется для описания семантических
отношений между словами, образующими более или менее замкнутые тематические

12
группы (например, термины родства). Значение слова раскладывается на
элементарные составляющие, минимальные единицы, семы.
При компонентном анализе в структуре значения слова выделяют следующие
семы:
• архисемы;
• дифференциальные семы, которые вместе составляют ядро значения слова,
определяют их объемы в лексической семантической группе слов и различают
значение этого слова от значения его «соседа». Они отражают прямые различия
объектов;
• потенциальные семы, которые отражают различные вторичные, иногда
необязательные, атрибуты темы, различные ассоциации, связанные с этим элементом
реальности, в сознании говорящих.
Лексико-семантическое поле «Herbs» представляет собой ядерную структуру
большого количества лексических единиц, связанных системными отношениями, и
характеризующихся семантической общностью. В исследуемом поле ядром является
лексема herb. Семасиологическая характеристика данного поля заключается в том, что
члены поля соотносятся друг с другом по интегрально-дифференциальным признакам
в своих значениях.
Обратившись к толковому словарю английского языка, можно посмотреть
толкования слова «herb». Herb:
 Noun;

 Any green, leafy plant, or parts thereof, used to flavor or season food.

 Plant whose roots, leaves or seeds, etc. are used in medicine.

 Marijuana (slang, euphemistic).

 A plant whose stem is not woody and does not persist beyond each growing season

(botany).
 Grass; herbage (obsolete).

Для сравнения по методу выборки из словарей, литературных источников и


электронных источников первоначально было собрано 15 английских единиц с
компонентом «травы» (Приложение A). В ходе работы был осуществлен буквальный

13
перевод английских номинаций на русский язык, и определена причина номинации
определенной травы.

2.2 Семантические модели наименований трав в современном английском


языке

Одним из перспективных направлений изучения лексической системы


английского языка считается детальное описание его отдельных подсистем или
семантических полей. Возникновение или развитие того или иного смыслового поля
обусловлено лингвистическими и экстралингвистическими факторами.
Общепризнанно, что лексическая система языка является отражением в
сознании человека объективного мира, его связей, отношений. «Отражение
предметного мира в лексико-семантической системе языка связано с его
представлением в единицах разных категорий слов» [12, с. 73].
В лексике когнитивный аспект языка выходит на первый план, поэтому любая
комбинация слов в определенной лексике формируется в результате обработки
вещественного материала нашим сознанием. Более того, по количеству понятий, слов,
связанных с миром вещей, с природой и ее явлениями, можно с определенной
вероятностью судить об их значении в жизни той или иной языковой группы.
Теория номинаций, которая является наиболее важной областью как общей, так
и частной лингвистики, позволяет по-новому взглянуть на различных лиц и типы
номинаций на материале из конкретной области с точки зрения ежедневных
когнитивных и научно-когнитивных номинаций.
Для обозначения английских трав используются различные принципы
номинации, которые применяются не только в ботанической терминологии, но и на
уровне домохозяйств. Другими словами, мотивационное направление изучения
номинации флоронима как неотъемлемой части включено в общую теорию номинации
[2]. Оно имеет прямое отношение к терминологической теории и оказывается
существенным компонентом общей теории терминоведения. Следует также отметить,
что флоронимическая номинация представляет собой существенный фрагмент
наивной языковой картины мира

14
Английские названия очень разнообразны, часто одна и та же трава имеет
несколько наименований:
Calla polustris – белокрыльник болотный (в русском языке его также называют
белый попутник, лягушечник, лапушник водяной, медвежьи лапки, петушки, хлебник,
фиалковый корень, образки, змейка, змеевик, гуска, житница., а в английском это –
wild calla, female dragon, water lily, swamp robin, water-arum.
В.В. Копочева представила подробную классификацию характеристик
номинации, среди которых выделяются объективные (собственные и относительные)
и условные (мемориальные и собственно-условные). Под собственными
объективными подразумевают:
 морфологические (окраска, форма, размер, структура, покров, общий
внешний вид, запах, вкус):
Yellow lady’s slipper (Cypripedium calceolus L. – башмачок настоящий),
Spotted lady’s slipper (Cypripedium guttatum Sw. – башмачок пятнистый),
Large-flowered lady’s slipper (Cypripedium macranthon Sw. – башмачок
крупноцветковый).
 химические (запах, вкус) и иные (особенности жизнедеятельности, звук)
признаки:
Annual meadow grass (Poa supina Schrader – мятлик приземистый) [14].
В.Г. Арьянова, например, выделяет следующие принципы:
 перенос наименования на растения с других предметов:
Aster (Aster – астра),
Ash tree (Fraxinus – ясень),
Bluebell (Hyacinthoides – колокольчик),
Buttercup, yellowcup, crowfoot (Ranunculus – лютик),
Candytuft (Iberis – иберийка),
Fir tree (Abeis – ель),
Snowball tree (Viburnum – калина),
Snowdrop (Galanthus – подснежник),
Sunflower (Helianthus – подсолнечник) и

15
 выделение каких-то признаков самих растений:
Red-hot pokes (Kniphofia – книфофия ягодная),
Golden rod (Solidago – золотарник),
Chinese lantern (Physalis alkekengi – физалис),
Red clover (Trifolium – клевер красный), lily (Lilium – лилия) [1, с. 54].
И.П. Гришина предлагает чередовать названия трав по их собственным
свойствам с названиями по свойствам людей, животных и прочего:
Crowfoot (Ranunculus – лютик),
Cowslip (Primula – примула, первоцвет),
Foxglove (Digitalis – наперстянка),
Goat’s rue (Galega – козлятник),
Goosefoot (Chenopodium – марь),
Larkspur (Delphinium – живокость, дельфиниум, шпорник),
Spiderwort (Tradescantia – традесканция, паучник),
Wormwood/madwort (Artemisia – полынь горькая).
Довольно часто принципы смешиваются с общим типом значения производящих
основ. Так, И.П. Гришина ставит в один ряд названия растений по цвету листьев, по
месту произрастания и т.п. и названия по собственным именам людей [9, с. 240].
В.В. Копачева полагает, что следует выделять такой способ номинации как
отдельный, самостоятельный и называет его оценочным. Так, метафорический способ
номинации в гораздо большей степени связан с названиями по внешнему виду реалии,
чем с названиями, скажем, по образу жизни:
Forget-me-not (Myosotis – незабудка),
Nightshade (Solanum – паслен),
Sweet sultan (Centaurea – василек мускусный),
Venus’s looking glass (Legousia – легузия, спекулярия, девичье зеркало, зеркало
Венеры),
Virgin’s bower, traveller’s joy (Clematis – клематис),
Cupid’s dart (Catananche – катананхе, стрелы Купидона).

16
Метафорические и метонимические номинации также являются наиболее
прототипически выделенными. Они характеризуют человеческое воображение,
поэтому не случайно, что на первом месте стоит «форма» мотивационного знака,
которая на уровне глубокой номинации отражает богатство и разнообразие
ассоциативных связей [14].
Романтические названия даются особенно ярким травам и цветам,
вызывающим соответствующие эмоции, например:
Love-in-a-mist (Nigella damascena – нигелла, чернушка),
Love-lies-bleeding (Amaranthus candatus – амарант).
Особенно красноречивым является «неофициальное» название для анютиных
глазок (Viola tricolor) – love-in-idleness, или jump-up-and-kiss-me. Таким образом,
сугубо лингвистическими аспектами изучение принципов номинации ограничивать
нельзя, т.к. непосредственно определяющими для них являются внеязыковые факторы.
Многие растения напоминают тех или иных животных. Чаще всего это
собаки и змеи:
Hound’s tongue (Erythronium dens-canis – собачий клык, собачник, чернокорень,
эритрониум европейский),
Dog’s tooth violet (Erythronkim – кандык, собачий зуб),
Adder’s tongue (Echium vulgare – ужовник, синяк обыкновенный),
Snake’s-head fritillary (Fritillaria meleagris – рябчик шахматный).
В прошлом люди были намного ближе к природе; поэтому даже в безвредном
цветке они могли различить голову змеи, которая имеет ярко-синий цвет, что пугало
врагов. «Собака» в названии означает, что растение является диким, а не
культивируемым, то есть в данном случае оно не имеет ничего общего с «другом
человека». В названии dogwood (Cornus – дерен) «dog» является искажением от «dag»
– шип.
Встречаются названия с компонентом «лошадь»:
Horsetail (Equisetum – хвощ полевой),
Mare’s tail (Hippuris vulgaris – сосенка полевая),
Horse chestnut tree (Aescubus hippocastanum),

17
Colt’s foot (Tussilago farfara – матьи-мачеха).
Латинское название указывает на то, что данное растение применялось и в
медицине для лечения кашля – «tussis». Вспомним еще одну лечебную траву –
foxglove (Digitalis purpurea – наперстянка), которую также применяли для лечения
воспаленного горла. Digitus – лат. «палец». И действительно, внешне очень
напоминает перчатки для пальцев. Есть мнение, что foxglove – искажение от folk’s
glove, обозначающее «сказочная перчатка». В викторианскую эпоху на языке цветов
это растение обозначало «неискренность», часто ассоциировавшуюся со сказочным
вымыслом.
Неслучайно в сфере народных наименований трав сформировались модели
описательных наименований с компонентами «корень», «лист», «цвет», «ягода»,
выбор которых обусловлен актуальностью той или иной части растения [7]:
Glasswort (Salsola – солянка),
Milkwort (Polygala – истод),
Moonwort (Botrychium lunaria – гроздовник полулунный),
Madwort (Artemisia – полынь),
Toothwort (Dentaria – зубянка).
Следует пояснить, что wort – искажение от root. Не так часто, как можно было
предположить, получают названия по цвету растения-цветы, в том числе и
искусственно выведенные, их в данном отношении намного превосходят грибы и
ягоды:
Blackberry (Rubus – ежевика),
Blueberry (Vaccinium – голубика).
Некоторые растения по-разному ведут себя в разное время суток, что также
послужило поводом давать названия, непосредственно отражающие зависимость
от окружающей природы. Примером могут послужить следующие названия:
Evening primerose (Oenothera – энотера), которая зацветает в сумерки,
Sunflower (Helianthus – подсолнечник), поворачивающий свою корзинку вслед за
светилом в течение всего дня,

18
Primpernel (Anagallis arvensis – курослеп полевой). Другое название poor man’s
weathervane, т.к. в пасмурную погоду цветки этого растения увидеть невозможно.
М.Н. Янценецкая выделяет и так называемые «мифологические» принципы
номинации. Сюда входят наименования трав:
 образованные от имен собственных: lady’s slipper orchid, Adam’s head, Adam’s

grass (Cypripedium calceolus – башмачок Киприды, Венерин башмачок, кукушкины


сапожки, Марьин башмачок);
 названий мифологических существ, евангелических имен: common St. John’s

(Hypericum perforatum L. – зверобой продырявленный);


 обозначений родства и т.д. Одно из названий небезызвестного растения

Tussilago farfara на английском языке звучит как son-before-father– что можно


перевести как «сын перед отцом».
«Отобъектные» (термин М.Э. Рут) номинации определяются фактическими
свойствами денотата, конкретными человеческими знаниями о конкретном растении, а
также приблизительной функцией фитонимов, желанием инициатора отразить в
именах признаки, которые имеют практическое значение для распознавания и
использования растений:
Hawthorne (Crataegus – боярышник),
Henbane (Hyoscyamus – белена),
Ice plant (Mesembrianthemum cristallinum – хрустальная травка),
Passion-flower (Passiflora – пассифлора, страстоцвет),
Sensitive plant (Mimosa – мимоза),
Wallflower (Cheiranthus – желтофиоль) [14].
Целебные и ядовитые свойства трав, наличие у них приятного или неприятного
запаха, как правило, реализуются в оценочных номинациях:
1) модель оценочной идентификации положительных или отрицательных
свойств растения через сакральные словесные «образы» (бог, богородица), много
английских названий растений относится к Деве Марии:
Our Lady’s bedstraw (Galium – подмаренник),
Lady’s candlesticks (Primula – примула),

19
Our Lady’s cushion (Armeria – армерия),
Our Lady’s hands (Lamium maculatum – яснотка пятнистая),
Lady’s mantle (Alchemilla – манжетка обыкновенная),
Lady’s seal (Polygonatum multiflorum – купена многоцветковая),
Lady’s smock (Cardamine pratensis – сердечник луговой, горлянка, белоцветка),
Our Lady’s gloves (Digitalis purpurea – наперстянка),
Our Lady’s ribbons (Phalaris – двукисточник, канареечник), чертополох (Silybum
marianum) – это Lady’s thistle, Marian thistle, Mary thistle [20, с. 33];
2) названия, отражающие убеждения, связанные с национальным календарем
природы (фитонимы, образованные такой номинативной моделью, чаще всего
происходят от имени святых):
Herb Archangel (Lamiastrum – зеленчук),
Saint John’s wort (Hypericum – гиперикум, зверобой),
Saint Bridget’s anemone (Anemone coronarea – анемон),
Saint Bruno’s lily (Paradisea liliastrum – парадизея лилиевидная), Saint Bernard’s
lily (Anthericum liliago – венечник лилиаго),
Saint George’s beard (Sempervivum tectorum – молодило кровельное);
3) принципы номинации, связанные с языческими идеями и верованиями и
«образами злых духов» (ведьма, дьявол):
Witch panic grass (Panicum capillare – просо волосовидное),
Devil grass (Elytrigia repens – пырей ползучий),
Devil’s-flax (Linaria vulgaris – льнянка обыкновенная),
Devil’s ironweed (Mulgedium – чертова вернония, молокан канадский) и т.д.
Английский язык (в отличие от русского) обладает большой образностью,
поэтому все чаще встречаются названия, созданные метафорическим методом
номинации:
Milk-vetch, needle grass, monk’s hood, pheasant’s eye, fox tail, windflower, southern
lady fern, fairy-slipper, shepherd’s purse, camel’s tail, mouse-ear chickweed, hawthorn,
thorn-apple, haw, cock’s foot, dragonhead, flag fleur-de-lis и многое другое.

20
Это можно объяснить многовековой историей садоводства в Великобритании и
любовью британцев к миру природы, их внимательным подходом к окружающим
растениям, а значит – персонификацией, сравнением, антропоцентричностью и яркими
образами.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

При написании данной исследовательской работы нами были определены


языковые модели с помощью информации, содержащейся в элементах лексического
значения. Был определен состав лексико-семантической группы «Травы»; при работе с
толковым словарем были определены компоненты значения названий трав, которые
затем были отнесены к этой лексико-семантической группе.
Данная работа показала, что лексико-семантическая группа «Травы» в
английском языке имеет определенные компоненты значения.

21
Языковые единицы взаимосвязаны и зависят друг от друга. Они образуют
систему – множество элементов, которые находятся в определенных отношениях друг
с другом. Лексико-семантическое поле «Herbs» представляет собой ядерную
структуру большого числа лексических единиц, связанных системными отношениями
и характеризующихся семантическим сходством. В исследуемом поле ядром является
лексема herb. Семасиологическая характеристика этого поля состоит в том, что
элементы поля связаны друг с другом дифференциально-интегральными
характеристиками в своих значениях. Номенклатура трав и растений является одним
из важнейших компонентов словарного запаса любого языка, потому что чья-то жизнь
на протяжении веков всегда была связана с окружающим растительным миром. Чтобы
доказать этот факт, можно сослаться на количество названий трав, используемых в
английском языке, которые различаются по разнообразию даже в отношении
обозначения одних и тех же трав и представляют собой довольно богатый и
подробный словарь, который отражает идеи никто по своей природе.
В данной курсовой работе подробно рассматривается лексико-семантическая
группа «Травы», идентифицируются языковые модели с использованием информации,
содержащейся в компонентах лексического значения.
Можем выделить следующие модели номинации трав в английском языке:
1. в соответствии с объективным и субъективным признаком (В.В. Копачева);
2. по свойствам людей или животных, а также по цвету и месту произрастания
(И.П. Гришина);
3. по мифологическому признаку (М.Н. Янцевская);
4. согласно «отобъектной» номинации (М.Э. Рут);
5. номинация согласно целебным свойствам, а также трав, вызывающих эмоции
и напоминающих животных;
6. также существуют растения, произошедшие от латинских названий (т.е.
применяемых в медицине).

22
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Арьянова, В.Г. О способах номинации растений в среднеобских говорах //


Материалы научной конференции молодых ученых г. Томска. – Т. 2. – Томск, 1968. –
С. 54.
2. Булах, Е.А. К вопросу о мотивационных основаниях номинации растений в
английском, немецком и французском языках [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://www.rusnauka. com/PRNIT/Philologia/bulah%20e.a..doc.htm. – Дата
доступа: 13.10.2019.
3. Васильев, Л.М. Современная лингвистическая семантика: [Учеб. пособие для
вузов]. – 2-е изд. – М.: Высшая школа, 2009. – 176 с.
4. Валгина, Н.С. Активные процессы в современном русском языке / Н.С.
Валгина // Текст.: учеб. пособие для вузов. – М.: Логос, 2001. – С. 23.
5. Виноградов, В.В. Избранные труды. Лексикология и лексикография. – М.,
1977. – 312 с.
6. Гадамер, Х.Г. Истина и метод. – М., 1988. – С. 11.

23
7. Голев, Н.Д. Труды по лингвистике [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://lingvo.asu.ru/golev/articles. – Дата доступа: 12.10.2019.
8. Григорьян, Е.Л. Лексическое значение слова. Лексика как система. Пособие
по курсу «Введение в языкознание». – Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2002. – С 12.
9. Гришина, И. П. Из диалектной лексики флоры Рязанской области // Уч. Зап.
Рязанского ГПИ. – Т. 25. – Рязань, 1959. – С. 240–248.
10. Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. – Т.1 – 4. М.,
1989. – С. 80-83.
11. Залевская, А.А. Понимание текста: психолингвистический подход. –
Калинин: Изд-во Калининского ун-та, 1988. – С. 21-25.
12. Караулов, Ю.Н. Общая и русская идеография. – М.: Наука, 1976. – С. 73.
13. Кобозева, И.М. Лингвистическая семантика. – М., 2004. – С. 61-92.
14. Копочева, В.В. Соотношение искусственной и естественной номинации (На
материале названий растений): Дис. … канд. филол. наук. – Томск, 1985. – 255 с.
15. Розенталь, Д.Э., Голуб И.Б., Теленкова М.А. Современный русский язык:
Учебные пособия для вузов. – М.: Рольф; Айрис-пресс, 1997. – С. 6.
16. Соссюр, Фердинанд де. Курс общей лингвистики / пер. с франц. /Фердинанд
де Соссюр – М.: Едиториал УРСС, 2004 – С. 157.
17. Соссюр, Ф. де. Труды по языкознанию – М., 1977. – С. 147.
18. Стернин, И.А. Проблемы анализа структуры значения слова. – Воронеж,
1979. – С. 37-73.
19. Уфимцева, А.А. Лексическое значение: принцип семиоло-гического
описания лексики. – М., 2002. – 240 с.
20. Фирек, В. Лингвистический атлас Европы и его вклад в Европейскую
историю культуры: результаты исследований в рамках проекта Atlas linguarum Europae
// Вопросы языкознания. – № 5. – 2003. – С. 33–39.
21. Фомина, Н.А. Современный русский язык. Лексикология / Н.А. Фомина // –
М.: Высшая школа, 2001. – С. 11.

24
ПРИЛОЖЕНИЕ А

Происхождение трав в английском языке

Английское Перевод Метод номинации


название
Mint Мята По мифическому персонажу. От имени
нимфы Минты, возлюбленной Бога
подземного царства. Его жена
Персефона превратила ее в растение –
душистую мяту. Эта версия
происхождения названия травы дана
Овидием.
Bindweed Вьюн По свойству. Вьющаяся трава.
Cat’s foot/ass\s След По форме. Названо по форме листьев.
foot жеребенка/котенка/осла
Gerbera Гербера По имени ученого. Один из наиболее
популярных цветов наряду с розой,
тюльпаном и гвоздикой, родом из
Южной Африки. Название цветок
получил в честь немецкого ученого, по

25
фамилии Gerber.
Thistle Чертополох 1. По исторической аналогии.
2. По свойствам.
Напоминает о страданиях Христа и
мучеников веры. Кельтский символ
благородства. В Шотландии –
геральдический символ возмездия. В
Британии существует Орден Рыцарей
Чертополоха с девизом: «Никто не
поранит меня, не поранившись сам».
Forger-me-not Незабудка 1. По форме (из греческого).
Ботаническое название цветка
«myosotis» происходит от греческих
слов «mus» (мышь) и «otis» (уши).
2. По английской легенде.
Название «forget-me-not» связано со
многими легендами и сказаниями. Одна
из них повествует о рыцаре, который на
берегу реки собирал цветы для своей
возлюбленной. Из- за тяжести доспехов
он упал в реку, но перед падением успел
сорвать голубые цветы. Падая, он
крикнул: «Forget me not!»
Trefoil/clever Трилистник По форме. To live in clover = жить
богато и беззаботно, т.к. клевер
способствует тучности домашнего
скота.

26
St Barbara’s Сурепка 1. По имени исторического лица. От
herb/ yellow латинского barbarea. Название связано с
rocket именем святой Варвары,
покровительницы горняков, которые
использовали это растение для
заживления ран.
2. По цвету.

Cabbage Капуста Заимствование из латинского языка.


Происходит от латинского слова,
имеющего значение «голова».
Blue sailors Цикорий 1. По цвету. Соответствующая
раскраска.
2. По функции. Цикорием в небогатых
домах заменяли кофе.
Iris Ирис По мифологическому персонажу. В
древнегреческой мифологии Ирис –
богиня радуги и вестница богов. Ирис
имеет три больших лепестка, которые
символизируют веру (faith), бесстрашие
(valor) и мудрость (wisdom).
Wegbrade Подорожник По свойству. Подорожник – одна из
девяти целебных трав, в англо-
саксонском трактате 10 века Nine Herbs
Charm.
Apricot Абрикос Заимствовано из латинского языка. По
свойству. Происходит от аналогичного
латинского названия, обозначающего
«рано поспевающий».
Burdock Лопух По свойству. Bur -семена (прилипающие
к одежде семена лопуха), dock- высокий
побег.

27
Gooseberry Крыжовник Заимствование из немецкого языка.
Номинация по месту произрастания. В
саксонские времена первая часть слова
была созвучна слову грубый, которое
объясняло, что ягоды эти растут на
колючем, грубом кусте.

28