Вы находитесь на странице: 1из 3

Лауридсен говорит о тексте:

«Я составил стихи из нескольких исторических эпох на разных языках.


Особенно меня привлекает идея цикла, который может быть
объединен центральной поэтических темой одного или нескольких
авторов, связанной с повторяющимися музыкальными элементами. К
подобной идее обращались композиторы разных эпох: Бетховен,
Шуберт, Шуман и другие. В том числе примеры находятся и среди
современных композиторов, таких как Рорем, Копланд, Барбер и др.»

6 вокальных циклов Лауридсен считает ядром(основой) своего


творчества.

Поэзия, которую композитор выбирал для этих циклов, написана


первоклассными поэтами – Грейвзом, Рильке, Моссом и Лоркой – на
темы, которые актуальны по сей день. На музыкальный стиль тем
самым влияет поэзия с ее особенностями и содержанием. Мадригалы,
к примеру, это дань уважения к Монтеверди и поэзии 16-го века с
темой о неразделенной любви.

Поэзия Грейвза же напротив холоднее, строже по своей структуре и


основывается на классической поэзии и мифологии.

Шансоны же очаровательно нежны, пастельны и элегантны. Они как


бы намекают на разнообразие французских песен (шансон).

Музыкальные представления, связанные со стихами Лорки это


атональность, абстрактность , красочность и драматизм.

«Каждый из этих циклов, сообразно поэзии, используемой в них,


содержит длинные, напевные мелодии. В этом плане я восхищаюсь
мастерством лиризма Шуберта, Брамса, Шумана, а также
американских бродвейских композиторов, таких как Гершвин, Керн,
Роджерс, Портер.»
Lux Aeterna

Lux Aeterna [Вечный Свет] является сокровенной работой,


преисполненной тихой безмятежности. Она сосредоточена вокруг
универсального символа надежды, успокоения, благодати и святости.

Эта работа формировалась в моем сознании в течение нескольких


лет, и я начал серьезно работа на части вскоре после завершение Les
Chansons des Roses в 1993 год. Я отложил Lux в начале 1994 года,
чтобы составить «Рождественскую песнь», «0 Magnum Мистериум».

Безмятежность, незамысловатость и лирический стиль «0 Magnum


Mysterium» продолжаются в «Lux Aeterna». Этот цикл составлен из
текстов нескольких различных латинских источников, в том числе
заупокойной мессы. Каждая часть сочинения содержит отсылку к свету
(люкс).

Павел Саламунович, дирижер Лос-Анджелес мастер хорал для кого я


сочинил этот цикл, считает , что «Lux Aeterna» должен исполняться
без пауз, одним сплошным музыкальным полотном. Это не
случайность, так как я писал для одного из мировых экспертов не
только по григорианскому пению, но и по Ренессансной музыке.

Реквием Брамса и «Lux Aeterna» Лауридсена

Толчком в обоих случаях стала смерть матери: эта духовная


реальность была фактором и движущим символом для обоих
композиторов. Стилистически в обеих работах вступление хора
предваряется группой струнных инструментов. Петер Рутенберг
заявляет: "Среди общих черт можно выделить несколько. Это текст
«Selig sind die Toten» ( Requiem aeternam dona eis ...) и
целенаправленное, настойчивое использование модальных гармоний
(например, в начале Шестой часть Брамса), что играет решающую
роль в обеих работах. И у Лауридсена и у Брамса можно заметить
контрастность музыки: от тихих благоговейных эпизодов до блестящих
хоровых кульминаций."4 В дополнение к модальным гармониям,
канону и контрапункту, использованию библейских текстов и
мелодики, есть общность посыла (оба произведения не повествуют о
загробной жизни как таковой, несмотря на соответствующий текст).

Рутенберг отмечает, что в обеих работах центральная часть каждой


из них - это разделы, которые стоят отдельно от остальных: «У
Брамса это 4-я часть, где текст и музыка носят просветленный
характер («Wie lieb sind mir deine Wohnungen, Herr Zebaoth!» -«Как
вожделенны жилища Твои, Господи сил!»). С другой стороны, в «O
Nata Lux» Лауридсен пользуется этой возможностью, чтобы искупать
слушателя в насыщенных и деликатных по звучанию гармониях,
спетых хором a capella в сдержанном темпе, сохраняя мелодическое
движение и напряжение, которое не ослабляется вплоть до
следующего номера "Veni, Sancte Spiritus."

Лауридсен подготовил издание «Lux Aeterna» для хора и органа (при


содействии органиста Джеймса Пола Буонемани епископской Церкви святого
Иакова в Лос-Анджелесе), в дополнение к этому произведение исполняется
хором и камерным оркестром. У Брамса же, помимо редакции для оркестра,
есть вариант издания для двух фортепиано Немецкого Реквиема.