Вы находитесь на странице: 1из 29

Пленарное заседание «Реформы Москвы» в рамках урбанистического

форума
А.Аузан: Доброе утро, уважаемые дамы и господа!
Позвольте объявить открытым второй день работы нашего форума, который
посвящён проблемам Москвы, и объявить о начале пленарной сессии.

Для проведения пленарной сессии я приглашаю на сцену докладчика


и спикеров.

Ольга Юрьевна Голодец, заместитель Председателя Правительства


Российской Федерации, Мэр Москвы Сергей Семёнович Собянин, профессор
урбанистики и заведующий кафедрой Лондонской школы экономики
и политических наук Ричард Бёрдетт, глава совета директоров института
транспорта и развития Нью-Йорка, в прошлом мэр Боготы Энрике
Пеньялоса, основатель и исполнительный директор организации Architecture
for Humanity Кэмерон Синклер, президент, председатель правления Банка
Москвы Михаил Валерьевич Кузовлёв, директор направления «Социальные
проекты» Агентства стратегических инициатив Владимир Борисович
Яблонский и человек, который не нуждается в представлении в этом зале, —
Арина Шарапова (прошу вас!), доверенное лицо Мэра Москвы.

Уважаемые дамы и господа!

Тема, которую мы будем обсуждать сегодня, — реформы Москвы, опыт


реализации, оценка результатов и значение для развития за пределами центра.
Вчера главное внимание уделялось опыту мегаполисов, мировому опыту,
теперь пора вернуться к проблемам нашего, моего родного города. И здесь,
конечно, важно то, что мы услышим в тезисах выступления Мэра Москвы:
его взгляд на основные тенденции развития города и проблемы
периферийных районов города.

После этого мы попросим с короткими, 3—5-минутными репликами


по нескольким направлениям, нескольким вопросам выступить как
иностранных экспертов, так и представителей нашей отечественной мысли
и федерального центра, поэтому я надеюсь, что это обсуждение будет
существенным как для выступающих, так и для нас с вами. И позвольте
предоставить слово Мэру Москвы Сергею Семёновичу Собянину. Прошу
Вас, уважаемый Мэр!

С.Собянин: Добрый день, уважаемые коллеги! Мы продолжаем нашу работу.


Вчерашний день форума был посвящён обсуждению вопросов развития
периферии мегаполисов. Сегодня мы обсуждаем эту же тему на примере
Москвы, хотя меня, по правде, смущает такое название — «периферия». Дело
в том, что те районы Москвы, которые формально организаторы и эксперты
форума относят к периферии, — это две трети москвичей и две трети
1
территории Москвы, так что мы на самом деле говорим о большей
территории Москвы и, собственно, о большинстве москвичей: как они живут,
какие у них проблемы на территории и как город осуществляет свою
политику, для того чтобы они чувствовали себя комфортно.
Но прежде несколько слов о том, как развивалась Москва в этом году.

Мы в этом году реализовали несколько знаковых проектов развития


общественного пространства, которые в значительной степени изменили
атмосферу города. Речь идёт о строительстве десятков новых парков,
десятках километров пешеходных улиц как в центре города, так
и в микрорайонах. Мы приняли окончательное решение по проекту
реконструкции и созданию парка «Зарядье» и ряду других знаковых
проектов.

Хотя ситуация в мировой экономике развивается пока не очень


оптимистично, тем не менее Москва подтвердила свою привлекательность
как одна из главнейших европейских инвестиционных площадок. Общий
объём инвестиций в экономику города по итогам года составит около 35 млрд
долларов. Мы введём более 8 млн кв. м недвижимости. Этот объём
инвестиций превышает докризисный уровень.

Кроме того, была завершена ревизия большинства инвестиционных


и градостроительных решений в Москве, в результате чего было отменено
строительство около 25 млн кв. м недвижимости, которая, в случае если бы
она появилась в Москве, значительно ухудшила бы городскую среду. Это,
конечно, крайне непростое решение было, непростое и с точки зрения
общения с инвесторами, и с точки зрения экономики города, потому что
25 млн кв. м в Москве — это объём привлечения инвестиций, который
равняется десяткам, если не сотням миллиардов долларов. Тем не менее, как
вы видите, это не повлияло на объём привлечения инвестиций, ввод
недвижимости в Москве, но просто это уже другие проекты, более нужные
городу и более комфортно вписывающиеся в его среду.
Конечно, параллельно мы формировали новые планы строительства, новые
планы развития Москвы. У Москвы есть прекрасный исторический центр,
который мы будем бережно хранить и обустраивать, более того, делать это
не только за бюджетные деньги, но и с привлечением инвесторов. Вы знаете,
что в Москве запущен уникальный проект привлечения частных инвестиций
в историческую среду, так называемая аренда зданий за рубль: когда инвестор
заканчивает реставрацию, планка аренды этих помещений снижается
до 1 рубля. И 20 таких проектов в этом году уже запущено. Я думаю, что это
подвигнет многих инвесторов и владельцев зданий не только Москвы,
но и других частных владельцев быстрее заниматься реставрацией
и приведением в порядок зданий, которые находятся в центре города.

2
У Москвы появились новые территории, которые на десятилетия вперёд
стали площадкой для интенсивного освоения. Уже в этом году среди объёмов
ввода недвижимости новые территории дают значительный процент, и доля
недвижимости, которая будет вводиться на новой территории, с каждым
годом будет расти.

Выработать адекватную градостроительную политику для периферии,


конечно, непросто, ещё сложнее её реализовать на практике. Прежде всего
потому, что периферия города в старой её части — это всё равно застроенные
территории, а во-вторых, она крайне неоднородна. С одной стороны, это
территории сложившейся уже застройки, где есть жильё, но мало рабочих
мест и недостаточно повседневного комфорта, а с другой — это старые
промышленные зоны, многие из которых, с одной стороны, находятся
в неприглядном состоянии, с другой стороны — принадлежат массе частных
инвесторов, учесть интересы которых в едином проекте достаточно сложно.
И, конечно, для всего этого требуются разные подходы и разные
градостроительные решения. Кроме того, реализация любых проектов
на периферии является нелёгким делом из-за огромного количества
интересов, которые пересекаются на каждом клочке застроенной территории.
Это, конечно, и интересы жителей, и интересы владельцев тех или иных
промышленных территорий. Тем не менее сегодня порядка 80% всех
городских ресурсов направляется на проекты, целью которых является
повышение качества жизни в периферийных районах. Мы прекратили
практически там уплотнительную застройку, но продолжаем возводить
необходимые для жителей объекты, которые не ухудшают, а улучшают
городскую среду. Мы сохраняем сложившиеся жилые районы, но стремимся
их сделать более удобными для горожан.

Прежде всего что ждут жители от властей? Это решение транспортных


проблем. Многие микрорайоны практически отрезаны от нормального
транспортного сообщения либо там отсутствует пешеходная доступность
до метрополитена, других транспортных узлов, где работает эффективно
общественный транспорт. Отвечая на этот запрос, Правительство Москвы
запустило одну из крупнейших в мире программ развития общественного
транспорта. И если в прошедшие годы мы говорили о том, что
мы нарабатываем проекты, проектную документацию, подготовку, то в этом
году уже со всей очевидностью видно разворот этих программ.

Только в этом году будет запущено 12,5 км линий метрополитена. Уже


построено 72 км новых дорог и 14 крупных транспортных сооружений.
Закончена реконструкция 5 вылетных магистралей. Вокруг новых станций
метрополитена в зоне притяжения проживает и работает около 1 млн человек.
В стадии строительства находится ещё порядка 30 станций метрополитена,
которые позволят качественно улучшить транспортную доступность юго-
западных, юго-восточных и северных районов Москвы. Кроме того, строится
3
вторая кольцевая линия метрополитена для более удобной прямой связи
между периферийными районами, запущен проект строительства,
реконструкции Московской кольцевой железной дороги, которая, по сути
дела, будет также интегрирована с системой метрополитена и будет ещё
одним дополнительным пересадочным контуром. Это, конечно, разгрузит
и центральную часть города, центральную часть метро, сделает возможным
перемещение по хордовым периферийным сообщениям.

И сегодня я хотел объявить ещё об одном крупном проекте по развитию


московского метро. В ближайшее время мы объявим первый конкурс
на закупку порядка 900 новых вагонов метро по контрактам жизненного
цикла. Победитель получит право поставлять эти вагоны, затем обеспечивать
их эксплуатацию в течение 30 лет. Это выгодно и метрополитену, который
сэкономит 20% расходов, и производителю, который получает долгосрочный
контракт. Этот конкурс будет не единственный, всего по контрактам
жизненного цикла Московский метрополитен намерен закупить около 3 тыс.
современных вагонов. К участию в этих конкурсах приглашаются все
ведущие мировые производители. В Москве, как я рассказал, уже реализуется
масштабная программа развития дорожной сети.

Помимо строительства самих дорог внедрена система видеофиксации


нарушений правил дорожного движения, и на дорогах намного стало больше
порядка, снизились смертность и травматизм.

Идёт строительство нескольких хордовых магистралей, которые напрямую


свяжут между собой периферийные районы города. И в эту сферу
мы приглашаем также инвесторов.

Впервые в Москве мы хотим предложить частному бизнесу концессию


на строительство платной магистрали протяжённостью 11 км. Это будет
северный дублёр Кутузовского проспекта, связывающий деловой центр
«Москва-Сити» с новой магистралью, которая пришла к МКАД, — это
северный обход Одинцова, начало дороги на Белоруссию. До конца года
мы представим инвесторам детальную информацию об условиях этой
концессии, чтобы они могли принять решение об участии в конкурсе.

Повышая транспортную мобильность людей и комфорт ежедневных поездок


по городу, мы тем самым выравниваем и социальную привлекательность
различных районов и не допускаем появления замкнутых и оторванных
от города анклавов.

Аналогичная задача — обеспечить единство стандартов — решается


и в системах образования и здравоохранения.

Важнейшей задачей и целью реформирования образования в Москве было


выравнивание качества образования в различных районах. Образовательная
4
среда в Москве была крайне неодинаковой — начиная от финансирования
и заканчивая комплектацией оборудованием, технологиями обучения,
качеством обучения. Сегодня три четверти московских школ дают добротное
образование — это уже большой прорыв.

В сфере здравоохранения также стоит задача выравнивания доступности


и повышения качества медицинской помощи. В течение прошедших двух лет
все амбулаторные центры Москвы были оснащены современным
медицинским оборудованием: в каждом из них был установлен томограф,
цифровой рентген, современная лаборатория, предусмотрен штат всех
необходимых врачей и специалистов. Начато строительство новых
поликлиник в районах, где их объективно не хватает. Городские больницы
также получили много нового оборудования и сегодня имеют гораздо больше
возможностей для оказания современной медицинской помощи. Речь идёт
не только о знаковых больницах, но и о практически всей стационарной сети
города.

Кроме того, несмотря на то что муниципалитет вкладывает большие деньги


в развитие здравоохранения, есть место и для частно-государственного
партнёрства. Не так давно мы заключили первый договор концессии
на реконструкцию бывшей 63-й городской больницы для создания частного
многопрофильного стационара и сейчас готовим ещё одну крупную
медицинскую концессию. Речь идёт о создании многопрофильной больницы
на севере Москвы.

Ещё одна выравнивающая программа — это благоустройство наших


территорий. Для благополучия города очень важно поддерживать высокий
уровень благоустройства, не допуская появления неухоженных
и неприглядных территорий. В Москве действуют единые правила уборки
дорог и дворов. Все районы без какой-либо дискриминации получают
бюджетные средства на озеленение, создание детских городков, спортивных
площадок и другие мероприятия по благоустройству.

Право принятия решений в сфере благоустройства и финансового ресурса


на эти цели мы постепенно передаём местному самоуправлению, которому
виднее, что необходимо делать в каждом конкретном дворе или районе.

Уважаемые коллеги, высокое качество жизни в сложившихся жилых


районах — это одна сторона сбалансированного развития городской
периферии. Вторая сторона — это реновация промышленных зон и других
нерационально используемых территорий, которые до сих пор занимают
значительную площадь Москвы. Это огромный резерв развития городской
периферии на ближайшее десятилетие. Сегодня уже приняты
градостроительные решения по 14 промышленным зонам. В следующем году
мы начинам реализацию крупнейшего проекта — комплексного освоения
бывшей промышленной зоны бывшего автозавода «ЗИЛ». Это огромная
5
территория (378 га) в излучине Москвы-реки, где планируется построить
новый городской район с числом жителей порядка 30 тыс. и 45 тыс. новых
рабочих мест. Кстати, баланс рабочих мест и жилья — это один из главных
сегодня принципов реализации крупных проектов, особенно в спальных
районах Москвы, на периферии города. Там, где возможна комплексная
застройка, мы требуем от инвесторов не только строительства жилых
микрорайонов, но и адекватного создания рабочих мест. Реализация проекта
освоения ЗИЛа будет идти также на основе государственно-частного
партнёрства: мы обеспечим развитие транспортной инфраструктуры,
а площадка под жилую и деловую застройку будет разыграна по итогам
открытого аукциона. Общий объём инвестиций в этот проект мы оцениваем
в 10–12 млрд долларов, его реализация займёт от 10 до 15 лет.

Ещё один проект, к которому хотелось бы привлечь ваше внимание, — это


создание крупных логистических центров поставок продовольствия. Эти
центры призваны заменить устаревшие овощные базы, которые давно
не соответствуют никаким стандартам. Москва ежегодно потребляет более
12 млн т продовольствия, поэтому инвестиции в логистику этих огромных
товарных потоков будут иметь гарантированную окупаемость.

Следующий проект, глобальный проект, который запущен в Москве уже


в этом году, — это обустройство транспортно-пересадочных узлов. Это,
по сути дела, огромные вокзалы, которые ни транспортными узлами,
ни вокзалами никак не называются. Это были просто площадки, застроенные
хаотично мелкорозничной торговлей, не благоустроенные, хотя там
ежедневно проходили на некоторых транспортных узлах до 300 тыс.
пассажиров. По сути дела, это крупнейшие вокзалы Европы, тем не менее
на них должного внимания не обращалось. В этом году мы реализовали
программу благоустройства этих транспортных узлов, расчистки площадок,
147 проектов такого рода будет реализовано до конца года. И параллельно
мы занимаемся проектированием дальнейшим и капитальным обустройством
135 транспортных узлов.

Уважаемые коллеги, на этом форуме собрались многие известные


специалисты в сфере урбанистики, архитектуры, транспорта и других
аспектов развития современных городов. Мы рады тому, что вы приезжаете
в наш город, делитесь своими знаниями, своим опытом. Я хочу
поблагодарить всех, кто в этом зале присутствует, за искренний интерес
к Москве и за ваши идеи, которые обогащают наш город. Проекты, о которых
я сегодня говорил, мы также выносим на суд широкой общественности
и будем признательны за ваши предложения. Спасибо большое.

А.Аузан: Спасибо, Сергей Семёнович. Меня нормально слышно? Уважаемые


дамы и господа, я бы предложил построить дальше обсуждение следующим
образом. Вчера речь шла о глобальных аспектах, и, может быть, было бы

6
правильно сейчас примерить к тому, о чём говорил Мэр, глобальный опыт,
потому что при образовании мегаполисов реформы в мегаполисе — это то,
что происходит на разных континентах, даёт разные результаты,
и обсуждение может быть полезно для нас. Потом мы бы посмотрели
с общефедеральной точки зрения на Москву и её преобразования, а потом
перешли бы к социальным и человеческим аспектам, спустились бы или,
точнее, поднялись бы до уровня человека. Поэтому, может быть, мы в таком
порядке начнём обсуждать, и тогда первое моё обращение будет
к иностранным экспертам, прежде всего к Энрике Пеньялоса и профессору
Бёрдетту. Я хочу услышать их мнение об опыте реформ города, потому что
Энрике Пеньялоса, возглавляя Боготу, провёл, насколько я знаю, весьма
серьёзные реформы именно в пользу общественного транспорта.
Транспортная сфера как раз и была главным результатом позитивного
управления, и Энрике Пеньялоса известен в мире и консультирует многие
города и возглавляет Институт транспорта в одном из крупнейших
мегаполисов — Нью-Йорке.
Ваше мнение, господин Пеньялоса, насколько опыт ваших реформ в городе,
который вы возглавляли, или там, где вы консультировали, насколько это
применимо к тем идеям, о которых говорил Мэр Москвы Сергей Собянин?

Э.Пеньялоса (как переведено): Спасибо. Конечно же, совершенно очевидно,


что Москва сейчас находится на стадии фантастического прогресса, и опыт
её абсолютно совпадает с повсеместным, но пара комментариев, прежде
всего которые я хочу сказать.
Прежде всего экономическое развитие само по себе не производит улучшения
жизни в городах или странах. Хорошие города показывают гораздо большее,
высшее экономического развитие, но конкретные политики должны быть
настроены и применены для того, чтобы усиливать экономическое развитие.
Другой важный вопрос — это равенство. Совершенно очевидно, что после
того как не удался коммунистический опыт, у нас появилось неравенство,
и города могут стать совершенно мощным инструментом для создания всех
типов равенства, потому что неравенство продолжает быть источником
болезненных ощущений. Оно предотвращает вот это вот ощущение счастья,
оно не даёт людям жить хорошо в городах, и города создают равенство —
например, для всех детей. Вот то, что говорил господин Мэр: дети имеют
доступ, например, к спортивным сооружениям, бассейнам, музыкальным
школам и урокам. И, конечно же, и богатые, и бедные должны встречаться
на равной основе. В хороших городах они встречаются во многих местах —
в общественном транспорте, в общественных пространствах, в парках,
в различных общественных местах, и поэтому это означает прежде всего
равную жизнь для разных слоёв общества в хороших городах.

Кроме того, я убеждён, что равенство имеет свои положительные


последствия. В нашем случае, например, мы полагаем, что если, как говорит
конституция... Например, автобус с сотней пассажиров должен занимать
7
в 100 раз больше места, чем машина с одним пассажиром на дороге.
Например, у Москвы очень большие дороги, где вы можете, как и Мэр
говорил, делать выделенные автобусные линии для общественного
транспорта. С определённой сложной инфраструктурой наше автобусное
сообщение может перевозить больше людей, чем большинство городов мира.
Обычно даже невозможно поднять какие-то дороги, их нужно оставлять
на земле, для того чтобы общественный транспорт и частный транспорт
ездил как бы по одним и тем же дорогам. Их нельзя поднимать, делать
повышенные дороги, гораздо дешевле просто выделить полосы, потому что
даже с фантастическими инвестициями, чудесными, например, инвестициями
в железные дороги, которые Москва делает, невозможно, конечно, просто
на железнодорожном транспорте, на трамваях, на рельсовом транспорте
доехать везде. Поэтому нужно и другие виды транспорта развивать.

Последний комментарий. Всё, что мы делаем в городе, должно показывать,


что человеческое существо должно быть святым, то есть человеческое
достоинство. Возьмем, например, шоссе, городские шоссе — они разрушают
качество жизни в городах, большие магистрали. Гораздо лучше, например,
иметь такие авеню, то есть дороги, такие проспекты со светофорами, где
люди могут перейти дорогу. Они увеличивают ценность и качество города,
а шоссе прямые, без светофоров ухудшают окрестности и район. Даже если
вы делаете платные дороги, то платное шоссе, конечно, всё равно нужно
превращать в такой вот как бы проспект. Например, здесь, в центре Москвы,
внутри города вы заставляете пешеходов спускаться в подземные переходы,
чтобы перейти улицу, невозможно просто перейти на светофоре. Это,
наверное, было бы самым лучшим решением, чтобы сделать город удобным.

И вы строите новые здания. Это, конечно, фантастика. Инвестиции, которые


сейчас вкладываются в Москву, приходят, стекаются, — это самый важный
критерий. Чтобы судить что-то новое, что появляется, надо смотреть,
улучшает ли оно качество окружающей среды для пешеходов. Когда
вы построили новое здание, стало ли приятнее вокруг него находиться,
играть, развлекаться, разговаривать, может быть, бизнесом заниматься? Какой
доступ для машин, какой паркинг вокруг этого здания? То есть когда
вы делаете дорогу, здание, что-то строите в городе, что-то новенькое создаёте,
вам нужно измерить, насколько это хорошо? Улучшит ли оно, например,
качество окружающей территории для пешеходов?

И последний комментарий. Вот то, что называете периферией. Когда


мы говорим в Европе о проблемах периферии, так же как в Москве,
Стокгольме, Лондоне, Париже, это... И я говорю сейчас о реальной
периферии, где люди чувствуют себя исключённым или скучно им там...
В Латинской Америке бедные люди — для них это как мечта вот это какое-то
развитие. Если в Латинской Америке человек, например, в бедном районе
видит, как возникает развитие, или видит, как европейцы живут, он говорит:
8
«Да вы что! Вы там просто заелись, потому что, смотрите, как у вас здорово
по сравнению со мной в бедном районе».

И основная проблема периферии сейчас — это отсутствие доступа,


общественного транспорта. Трудности транспортные — я думаю, что этого
уже достаточно. Поэтому, когда вы видите вот такой девелопмент, развитие,
разработка этих районов, которые происходят... Там нет даже приятных
пешеходных зон, есть просто какие-то зелёные зоны, например, сервисные,
паркинговые зоны. Когда люди в центре города, в центре Москвы выходят
из здания, им приятно прогуляться по этим местам. А когда они выходят
из многоэтажки на периферии, это чтобы просто сесть в машину и поехать
куда-нибудь к торговому центру.

То есть опять же это проблема дизайна, разработки, проектирования этих


периферийных районов, спальных районов не только с транспортом,
но и с их оборудованием, их обустройством. Спасибо.

А.Аузан: Я так понимаю, что многие точки тех реформ, о которых говорил
наш Мэр, близки к этому комментарию: насчёт доступности, развития
общественного транспорта. Но, мне кажется, была и некоторая зона такая
деликатного вопроса о том, как магистрали проходят через город, да?
Поэтому продолжим, может быть, разговор, теперь уже сравнивая два
мегаполиса? Уважаемый профессор Бёрдетт...
С.Собянин: А можно мне прокомментировать, чтобы не уходить далеко?
А.Аузан: Да, Сергей Семёнович, прошу Вас.
С.Собянин: Я совершенно согласен с моим коллегой в том, конечно, что
маленькие улочки уютнее, чем большие, но мы имеем дело не с чистым
листом бумаги, где взяли и нарисовали новую сетку микрорайонов, новую
сетку дорог. Мы имеем дело с застроенным городом, и мы не можем
переносить микрорайоны, не можем разрушать существующую сеть. Надо
иметь в виду, что в Москве в 5 раз меньше площадь дорог, чем в любом
другом крупном европейском городе. Транспортные ограничения у нас
гораздо жёстче, чем в любом мегаполисе мира, поэтому иногда нам
приходится принимать и нестандартные решения, убирая светофоры,
перекрёстки, делая эстакады, с одной стороны. С другой стороны, там, где это
возможно, мы действительно сужаем, наоборот, проезжую часть.
В частности, проект, который был реализован уже в этом году на Большой
Дмитровке — вместо четырёх полос движения там осталась одна, всё
остальное было отдано пешеходам. Такие проекты будут и дальше появляться
в Москве. Кроме того, реконструируя магистрали города, первая задача,
которую мы ставим перед проектировщиками и строителями, — это создание
выделенных полос для общественного транспорта. Таких полос уже в Москве
создано около 170 км, и в ближайшее время протяжённость их достигнет
200 км.

9
А.Аузан: Спасибо, Сергей Семёнович. Тем самым видно, что разговор
пошёл, да, видно, что разногласие по поводу трасс имеет объяснение.
Размеры города, насыщенность дорогами... Я бы просил профессора Бёрдетта
продолжить разговор, потому что, если я правильно понимаю, Москва
фактически стала самым большим мегаполисом Европы или Лондон по-
прежнему остаётся самым большим мегаполисом Европы. В общем, мы где-
то очень близко по размерам успехов и проблем, поэтому, уважаемый
профессор, каково ваше суждение с позиции самого западного мегаполиса
Европы про реформы мегаполиса и про то, о чём говорил Мэр Сергей
Собянин? Прошу вас.
Р.Бёрдетт (как переведено): Прежде всего Мэр Стамбула, наверное,
не согласится с Мэром Лондона и Мэром Москвы, что мы — самые большие
города, но не будем вдаваться... Я думаю, что самый интересный вопрос —
что делают большие города, для того чтобы решить эти основные проблемы,
которые влияют на большинство из нас, на нашу жизнь. Я тут немного
записывал, когда господин Мэр говорил, что одна из основных тем, которые
нам нужно решать и нужно учиться у соседей, у всего остального мира, это
как именно улучшать наши города по мере их роста. Нужно сказать, что
каждый пункт, о котором я хотел сказать, он уже сказал, что очень интересно,
господин Мэр: что Москва действительно имеет дело с проблемами
периферии и старается их решить путём лучшего транспортного соединения
и интенсификации жизни, здравоохранения, образования, создания всех
этих... Это фундаментальные основы, которые нам нужно сделать.
Но я думаю, что как те, кто определяет политику, мы представлены здесь,
в этой панели, другие академики, активисты... Вопросы опыта жизни,
качества, впечатление от жизни в городе — это, конечно, необязательно
статистика, а вот каков опыт жизни, на что жизнь похожа в городе? Может
быть, я ещё два комментария сделаю, что происходит по всему миру и что,
возможно, относится к тому, что и в Лондоне происходит, — это такой общий
опыт.
Давайте возьмём две крайности и подумаем о статистике как о выражении
опыта жизни. Гонконг сегодня — город примерно 10 млн человек, и среднее
время путешествия в Гонконге — 11 минут, 11 минут в городе с 10 млн
человек. В Сан-Паулу, это город примерно 14 млн человек, среднее время
поездки примерно 4 часа, то есть у нас есть из чего выбирать. И вот, господин
Мэр, в Вашем городе нужно думать об этом выборе. Это не просто вопрос
времени поездки, а вопрос того, что вы делаете с этим временем. Одна
из чудеснейших вещей, которую Энрике создал в Боготе, что вместо того
чтобы папа, мама два часа держали детей на заднем сиденье автомобиля (два
часа утром, два часа вечером), они их кормят в машине, прежде чем поехать
в школу, отец берёт и на велосипеде везёт своих двоих детей в школу. Вот эти
отношения между этими тремя людьми совершенно другие, здесь мы уже
говорим не только о количестве — о качестве жизни, и всё, что мы можем
сделать, чтобы улучшить это качество, очень серьёзные вещи.

10
Другая вещь, о которой говорил господин Мэр, — это фундаментальный
вопрос того, как долго и как хорошо вы живёте, то есть здравоохранение,
благосостояние. Опять же давайте используем Гонконг в качестве примера,
может быть, Сингапур, может быть, Токио. Средний возраст — это 85 лет,
продолжительность жизни в среднем в этих городах. Но поскольку эти города
всё-таки стареют, происходит естественное старение, то, конечно, и уровень
самоубийств на душу населения выше, может быть, потому что они живут
на той периферии, которую описывал Энрике, без каких-то социальных
связей и возможностей. Вот об этом надо думать, когда мы делаем жизнь
сложнее.

А сейчас позвольте мне привести в пример Лондон, где я работаю вместе


с другими, и использовать также опыт Олимпийских игр, о котором я буду
говорить завтра как о части нашей истории. Лондон — это огромный город,
может быть, даже по цифрам не такой большой, как Москва, но очень
круглый и широкий и тоже похож на Москву, но в отличие от вас у нас есть
фундаментальное неравенство, различие очень серьёзное. На западе Лондона,
в общем говоря, вы живёте хорошо, а на востоке у вас всего не хватает. Это
и исторически так сложилось, и город, и ветра — все эти вещи вносят свой
вклад.

Вот если бы сегодня я родился в западном Лондоне, я бы дожил до 82 в


среднем. Если бы я поехал на подземке и на каждой остановке выходил
на олимпийскую сторону, на восток, моя средняя продолжительность жизни
была бы 75. То есть на каждой остановке я снижают продолжительность
жизни на один год, и это в одном из топовых городов мира. То есть
неравенство очевидно, с этим надо смириться. И правительство Лондона
старается сейчас исправить, перебалансировать ситуацию. Я думаю, что это
одна из самых важных вещей, которые продвинутые города должны сделать,
и это очень важно — решать такие проблемы.

Как это делать? Во-первых, предоставить всю инфраструктуру, о которой


упоминал господин Мэр. В Лондоне мы делали три вещи.

Первое — мы предоставляем гораздо лучшее транспортное сообщение


и в основном не позволяем слишком сильно использовать автомобили. Вчера
мы говорили с господином Мэром, мы позволяем здания в Лондоне,
в которых, например, 60, 70, 80 этажей, но примерно 40 парковочных
мест. 10 тыс. человек — 40 парковочных мест. Это значит, что
вы не занимаете место вокруг здания. Это один из способов. Мэр города
принял такое решение — общественный транспорт в этих областях, где
не хватает парковочных мест. Это фундаментальное развитие общественного
транспорта.

Второе — интенсификация областей в отношении этих ограниченных,


недоразвитых районов. Это не просто бизнес, но и другие виды улучшения
11
качества жизни, то есть это школы, которые будут по карману проживающим
в городе на периферии, жильё по разумным ценам. Это то, что нам нужно
решать, и мы пытаемся это решать. Опять же второе — то, что
мы фактически используем Олимпийские игры как оправдание инвестиций,
50 млрд долларов общественных денег, государственных денег, бюджетных
денег, для того чтобы улучшить этот уровень инфраструктуры. То есть
мы использовали Олимпийские игры как предлог для 11 тыс. человек.

Третье, конечно же, — это предоставить всем эти элементы: школы,


образовательные учреждения для различных возрастов, лечебные
учреждения и образование в широком смысле слова, общественное
пространство. Где статистика используется, эта разница
в продолжительности жизни между западом и востоком в ближайшее...
Не сразу, это не в один момент делается, это ближайшие 20 лет, то есть это
создание равенства и возможностей, как и говорил мой коллега, по периметру
всего одного из крупнейших городов мира. Вот это мы планируем, и это
сложнейшая задача для всех, кто управляет таким городом, как Москва.
Большое спасибо, профессор.

А.Аузан: Спасибо, профессор Бёрдетт. Мы знаем, что в Москве политика


ужесточения в отношении автомобилей в центре города очень часто
апеллирует к опыту Лондона, где это ещё жёстче происходит, поэтому в этом
смысле... Да, Сергей Семёнович, Вы хотели бы отреагировать?
С.Собянин: Да. Мы не так жёстко, как в Лондоне, делаем, у нас нет платного
въезда в центр города, и многие эксперты критикуют нас за это, говорят
о том, что давно пора, давайте это сделаем. Но мы всё-таки двигаемся
по более щадящему пути. Одновременно с глобальным развитием
общественного транспорта (объём инвестиций в общественный транспорт,
наверное, самый высокий в мире, если не считать Китай, но там немножко
другие масштабы) тем не менее мы движемся и по увеличению платного
парковочного пространства. Как вы знаете, в этом году было принято
решение и реализована платная парковка в границах Бульварного кольца,
25 декабря будет введена в границах Садового кольца. Конечно, это не всем
нравится, это трудные решения, но просто мы считаем, что это единственное
возможное решение наведения порядка на дорогах, ограничения движения,
снятия проблемы пробок, расширения общественного пространства,
пешеходного пространства и так далее. Это, конечно, серьёзный конфликт
между теми, кто движется на автомобиле, и теми, кто движется
общественным транспортом. Тем не менее мы стараемся, чтобы лобового
конфликта не было. Платное парковочное пространство нужно не только
и не столько для тех, кто движется в метро, — им вообще всё равно, какое
там пространство, платное или нет. Это в первую очередь нужно для
автомобилистов, которые могли бы с гарантией приехать в удобное время
и иметь возможность припарковаться. Да, какая-то часть тех, кто сегодня
движется на автомобиле, перейдёт в общественный транспорт,
12
но большинство тех, кто двигается на автомобиле, так и будет двигаться,
но двигаться с большим комфортом, поэтому такие решения нужны всем,
всему городскому сообществу. Эти решения непростые, нелёгкие, но нужно
их принимать.
А.Аузан: Спасибо. Спасибо, Сергей Семёнович.
Мы с вами обсудили международные сопоставления политики и реформ
в мегаполисе. Давайте попробуем теперь взглянуть с общефедеральной,
общероссийской точки зрения на то, что происходит в Москве.

Я, естественно, прежде всего обращаюсь к вице-премьеру Правительства


России Ольге Юрьевне Голодец. Ольга Юрьевна, как экономист я знаю, как
работает опыт Москвы. Мы позавчера с Сергеем Семёновичем участвовали
в заседании Экономического совете при Президенте, там был и Премьер,
и там бизнес благодарил Мэра за создание очень хороших процедур
снижения издержек в строительстве, нормальные способы контакта
с бизнесом и довольно быстрый прогресс. И там же встал вопрос о том,
можно ли транслировать опыт, который образуется в городе, на страну.

Я бы хотел именно этот вопрос поставить перед вами: как видит


Правительство страны роль Москвы и видите ли вы, что можно
транслировать из московского опыта, из опыта реформ, на страну? Прошу
вас, Ольга Юрьевна.

О.Голодец: Спасибо большое, Александр. Начать бы я хотела не как член


Правительства, а просто как человек, живущий в этом городе, как человек,
который родился в этом городе. Я не могу не видеть этих изменений.
Действительно, в городе стало жить комфортнее.
Я бы акцентировала внимание на нескольких абсолютных успехах, которые
удалось сделать команде Сергея Семёновича. Это прежде всего дворы,
дворовое пространство, это то пространство, которое ближе всего
к человеку, — оно принципиально изменилось. Второе — это, действительно,
появление пешеходных улиц, причём таких традиционных... Вот, например,
улица Никольская, мне кажется, изменила облик города. Это одна из самых
оживлённых улиц города, и то, что она приобрела новый облик, что
мы теперь на этой улице увидели Кремль, увидели, что она действительно
ведёт к Кремлю, что появилась совершенно другая атмосфера на этой
улице, — это меняет облик города. Мне кажется, это очень важно, и сегодня
есть внутреннее согласие москвичей на тему нормализации работы
транспорта.

Сегодня я не слышала от своих друзей, чтобы кто-то говорил, что мы против


платных парковок. Мне кажется, платные парковки сегодня дисциплинируют,
дисциплинируют нас как москвичей, и они сегодня дали другое ощущение
пространства и города. Раньше, например, улица Неглинная: по ней не то что
проехать было нельзя — мы её просто не видели, потому что у нас иногда

13
люди паркуются в несколько рядов. Вот ты едешь за машиной, а вдруг перед
тобой машина останавливается: оказывается, уже человек решил выйти
в магазин, и это такое неуважение ко всем окружающим... Вот такая
внутренняя дисциплина помогает нам жить в этом городе, она помогает
увидеть красоту этого города, и здесь нет москвичей, которые бы
не поддерживали эти перемены, как мне кажется.

Плюс, что очень хорошо и что очень важно не потерять и распространять


действительно на федеральном уровне — это тот комфорт
и та современность, с помощью которых мы сегодня рассчитываемся
за парковки. Например, расчёт за парковки — это, наверное, самая удобная
из всех европейских городов система, когда с тебя никогда не берут лишних
денег, ты не ограничен в том времени... Ты не на 2 часа оплачиваешь
парковку, а ты платишь ровно за то время, которое ты стоишь на этой
парковке, и эта система абсолютно удобна, потому что она позволяет
рассчитываться с каждого мобильного телефона. Очень хочется, чтобы этот
тренд продолжался. Я не буду дальше говорить о плюсах, но скажу, что
я не одинока в своих оценках.

Перед тем как идти сюда, я прочитала обследование, которое было проведено
в 2013 году Институтом гуманитарного развития мегаполиса, называется оно
«Москва и москвичи». Такие позитивные перемены отмечает подавляющее
большинство москвичей, и надо сказать, что сегодня достигнут очень
высокий показатель, и 67% трудоспособного населения отмечает, что в целом
им жить в городе комфортно. Они выражают отдельное несогласие с тем, что
им неудобно проехать общественным транспортом до ближайшей станции
метро, нерегулярность общественного транспорта, непонятен маршрут
автобуса, нерегулярность этого маршрута, но это абсолютно чёткие
и понятные посылы к действию.

Но есть категории, которые обозначились в этом исследовании, которые


нуждаются в особом внимании. Например, если среди всего трудоспособного
населения удовлетворённых у нас 67%, то если говорить о людях, у которых
рождается ребёнок, они сразу переходят в категорию, которая менее довольна
городом. Это означает, что сегодня нужно подумать о комфортной среде для
семей с детьми, причём прежде всего семей с детьми в возрасте примерно
до трёх лет. Тема мамы с коляской, мне кажется, должна быть особой темой
в городском пространстве. Мы очень много сегодня говорим
о приспособлении среды для нужд инвалидов, но тема мамы с коляской —
это тоже особая тема, потому что у нас и коляски другие, с учётом наших
климатических условий, и маршрутизация другая.

Втора тема — это тема детей в городе, и здесь выходит на первый план новое
пространство дошкольных и школьных учреждений. Дело в том, что
по статистике у нас сегодня ребёнок большую часть времени проводит

14
в дошкольном учреждении. Есть дети, которые находятся в детском саду
больше, чем родители на работе, потому что мама его сначала отводит,
а потом вечером после работы забирает, и это накладывает особые
требования к организации пространства, это пространство тоже должно стать
современным.

Сегодня сняты барьеры, о которых мы говорили, которые мешали


планировать пространство. Мы понимаем, что строительство в городе
и планирование в городе внутри помещений — это очень сложная задача,
поэтому к ней нужно относиться очень взвешенно с точки зрения
экономической, но эта экономика постоянно должна увязываться
с архитектурными формами.

Сегодня, например, есть возможность объединения пространства. Раньше


у нас было такое жёсткое понятие: здесь у нас дети играют и кушают, а вот
здесь у нас дети спят. Разделение этого пространства вело к тому, что
практически в течение дня спальня использовалась два часа, и это было
нерационально, тем более что некоторые дети у нас сегодня не спят в детском
садике. Сегодня сняты эти ограничения: мебель и современная среда
позволяют, наоборот, объединить это пространство внутри садика, и ребёнок
получает больше пространства и для игры, и для занятий и более комфортные
условия для сна.

Очень важно сегодня, когда мы говорим о проектировании детского


пространства, активно использовать мебель. Сегодня мебель как организация
пространства фактически создаёт другую среду внутри, потому что, если
мы расставим такие кроватки, как раньше было, — раз, два, три, четыре,
пять, — и всё, всё пространство занято. Сегодня есть трансформеры, они
очень удобные. У каждого ребёнка своя кроватка, она очень легко достаётся
самим ребёнком, во время всего дня она не занимает детское пространство
и в то же время очень удобная. Очень удобные столы-трансформеры, которые
легко превращаются в игрушки.

Сегодня нужно творить и зайти внутрь детского пространства, потому что


наши дети, помимо того что они много времени проводят в детском саду
и школе, ещё много времени проводят в помещении в силу наших
климатических особенностей.

Вторая тема — очень коротко — это тема школьного пространства. Во-


первых, конечно, очень хорошо, что Москва пошла на объединение школ
и детских садов, потому что, с точки зрения родителей, это очень важно.
Москва, слава богу, сегодня прирастает по рождаемости, но для родителей
принципиально важно привести всех детей разного возраста в одно место,
потому что разные транспортные потоки фактически исключаются. Родители
готовы, насколько я понимаю из исследования, жертвовать плюс 10 минут,
потому что, например, 48% родителей не водят детей в детские сады по месту
15
жительства. То есть они готовы потратить дополнительное время, для того
чтобы привести в комплекс «школа и детский сад», но они должны быть
уверены, что для ребёнка будет занятие в этом пространстве максимальное.
И то, что сегодня тяготеют к школе системы дополнительного образования —
это тоже очень важно, это очень важно поддержать архитектурно и в плане
организации среды. Родители претендуют на то, чтобы ребёнок не только
поучился в школе, но ещё, по возможности, получал там музыкальное
образование, получал спортивное образование, художественное образование,
то есть...

Сегодня все мы говорим: дворцы пионеров и так далее — они сегодня


тяготеют к школе, они насыщают жизнь вот этого пространства совершенно
другими смыслами, и это диктует особые условия архитектуры школ.
Сегодня архитектура школ тоже должна быть переосмыслена, потому что
сегодня внутреннее пространство школы действительно должно быть
подчинено тому, что мы называем образовательными стандартами, но это
новое содержание обучения. Сегодня практически невозможно себе
представить... Мы не должны себе представлять класс, как мы это делали
традиционно 50 лет назад, когда у доски стоит учитель, а дальше стоят ряды
парт и школьники сидят друг за другом. В их деятельности очень много
проектирования, очень много работы между собой, поэтому должна быть
другая мебель, должно быть другое пространство, вплоть до того, что если
раньше школьный класс имел форму прямоугольника, то сегодня он должен
иметь форму как минимум квадрата, а может быть, даже другого
планировочного решения, которое позволяет совершенно по-другому
позиционировать педагога по отношению к классу и тем группам, которые
работают. Без этого нам не продвинуться, нам нужна новая школа.

В этом смысле, конечно, надежды всей Федерации во многом связаны


с Москвой, потому что Москва здесь абсолютной лидер. Подход к городской
среде как к пространству, в котором человек живёт, — это абсолютно новый
подход, такой революционный. Он требует, как мне кажется, ещё серьёзных
усилий в организации профессионального образования, потому что такой
амбициозный вызов всей стране, городу на тему переустройства
пространства требует совершенно новых профессий и квалификаций, потому
что здесь очень важны детали. Здесь важно не только хорошо придумать,
спланировать, хорошо сделать — здесь буквально какие-то детали могут
разрушить всю идею, поэтому я бы с удовольствием предложила Сергею
Семёновичу, чтобы мы подумали о новом, может быть, урбанистическом
образовании, куда бы вошли и новые профессии среднего специального
образования, может быть, бакалавриата. Это будет, мне кажется, очень
полезно для всей страны.

А.Аузан: Я подозреваю, Ольга Юрьевна, что не только бакалавриата, что


придётся делать и магистратуру по новой урбанистике.
16
Ну, вы видите, вице-премьер Ольга Голодец совершила, по-моему,
стремительный перелёт от федеральных постановок к вполне таким
ощутимым семейным, человеческим, образовательным вопросам.
Единственное, я (извините, Ольга) всё-таки отреагирую на первую часть
речи, когда вы говорили как москвичка. Я тоже скажу как москвич. Я тоже
считаю, что замечательная штука — такие регулируемые парковки
с электронной оплатой, когда работает паркомат. А вот когда паркомат
не работает, не принимая сигнал от карты или от мобильного телефона,
получается, что очень разумно сделанная реформа с хорошим таким
электронным замыслом, конечно, ставит человека в тупик, потому что
он оказывается в более тяжёлом положении, чем был до этого, потому что
по существу он попадает под штраф.

Я понимаю, Сергей Семёнович, это опять реакция даже не экономиста,


а москвича: что вот хочется хорошего, но хорошее сразу тонкой отделке
не поддаётся. Я всегда перевожу главную теорему институциональной
теории, которую преподаю (теорему Коуза о трансакционных издержках),
на русский язык простой фразой: «всё рано или поздно устроится более или
менее плохо». Никогда не бывает так, чтобы получилось так, как нам
мечталось бы. Но вот это очень существенно, уважаемый Мэр, чтобы
работала вот эта электронная инфраструктура новых дел.

Вы будете как-то реагировать, Сергей Семёнович, на высказывание Ольги


Юрьевны?

С.Собянин: На ваше?
А.Аузан: Нет, я просто напомнил о том, что такая проблема существует.
С.Собянин: Да, такая действительно существует. С мобильной оплатой есть
такая проблема, она связана с работой сотовых операторов, которые иногда
SMS-сообщения уменьшают в пользу голосового трафика. Такая есть
проблема, она не связана с технологией парковки, она связана с качеством
нашей сотовой связи, поэтому мы параллельно всё-таки обычные паркоматы
стараемся расставлять так, чтобы они были в шаговой доступности. Ну,
конечно, есть, наверное, какие-то проблемы, которые требуют дальнейшей
донастройки.
Что касается мам с колясками, это действительно сложная проблема, она
упирается в приспособление города для маломобильных групп населения
и даже наземный транспорт в значительной степени не приспособлен для
этого. Мы свою часть задания, свою работу, касающуюся «Мосгортранса»,
городского муниципального транспорта, который принадлежит нам,
практически решили, и все автобусы за последние два года заменены
на современные низкопольные автобусы, которыми могут пользоваться
и мамы с колясками. А вот частный транспорт (общественный транспорт,
который работает на наших улицах, но принадлежит частным владельцам),
не приспособлен. Как правило, это старый подвижной состав, старые
17
автобусы. Но вот мы весь следующий год посвятим реформе наземного
общественного транспорта, таким образом, чтобы и частные владельцы
поставляли на городские улицы современный транспорт, который отвечал бы
всем требованиям горожан, который перевозил бы все группы населения. Это
такая мегазадача на следующий год. Спасибо.

Реплика: Спасибо, Сергей Семёнович.


Давайте продолжим социальную тему, как она зазвучала. Такое, я бы даже
сказал, не социальное, а человеческое измерение. Я попросил бы Кемерона
Синклера (основатель и исполнительный директор «Архитектуры для
человечества», некоммерческой благотворительной архитектурной
организации) включиться в разговор. Мистер Синклер известен своими
проектами, своей гуманистической деятельностью. Насколько я помню,
мистер Синклер был даже, по журналу Fortune, одним из людей, которые
сильно поменяли этот мир к лучшему, по одному из рейтингов Fortune.
Поэтому реакция на человеческое измерение, по-моему, была бы очень важна
со стороны этого человека.
Вы не хотели бы выступить, мистер Синклер?

К.Синклер (как переведено): Большое спасибо. Это моя первая поездка


опять в Россию. С 1986 года я ни разу не был здесь, я был тогда значительно
моложе. С 1986 года я увидел большие изменения. Безусловно, за последние
27 лет — колоссальные изменения. Что интересно, чего не хватило в этом
разговоре, о чём не упомянули, — о людях мало говорили. Когда мы говорим
о городе, который вокруг человека вращается, — это самый главный момент.
Давайте думать и говорить о городе, который вращается вокруг людей.
Город состоит из людей. Мы люди, которые управляют, запускают, делают
энергичным движение города, который становится стабильным
и экономически надёжным. Это люди, именно люди. Но здесь фокус должен
быть, как участвовать. Как граждане, которые находятся на периферии
города, могли участвовать, чтобы были активными участниками
планирования, процесса планирования города. Очень часто у нас есть
планированная система — сверху вниз идёт, то есть сверху приказывают,
снизу делают, или из центра идёт на периферию.

А на окраине города, на периферии города вот это частно-государственное


партнёрство не работает, потому что у вас нет экономических партнёров,
не хватает центров богатства, и в реальности ГЧП, частно-государственное
партнёрство, — это частно-политическое партнёрство, я бы так его назвал.
То есть это должен быть процесс участия всех заинтересованных лиц, чтобы
граждане Москвы, жители Москвы имели открытое право сказать слово
в отношении того, как они хотят, чтобы изменяли ту среду, в которой они
живут.

18
Вот один момент, очень интересный, просто потому, что мы отвечаем
за строительство всех секций... программируя для ФИФА (Всемирного кубка)
в Африке. Мы являемся организацией, которая этим занимается,
мы и пытаемся понять интересы сообществ.

В России будет два колоссальных спортивных события. Во-первых, это будет


Сочи и потом в 2018-м будет Всемирный кубок. Это удивительные моменты
для стран, для граждан — показать, что экономическая и культурная сторона
развивается в этих городах, лучшая возможность. И как раз мы здесь
говорили, что могут сделать русские города для Всемирного кубка, например.
Но этот не тот вопрос, который мы задаём. Нужно спросить, как это может
повлиять на города. Тут очень важно, вот этот Кубок мира, вот эта стратегия
должна быть открытая вокруг этих мероприятий. Вот Энрике Пеньялоса
говорил, разница между Олимпийскими играми Лондона и Кубком мира
в Бразилии, который сейчас проходит, когда там идут постоянное
недовольство и волнения публичные. Так вот эти вот рабочие сообщества
должны использовать эти мероприятия колоссальные, для того чтобы
повысить поддержку сообщества, населения, граждан, чтобы использовать
городское хозяйство наиболее эффективным способом и подбирать самые
лучшие варианты развития событий.

Я бросил бы вызов гражданам Москвы. Вот если колоссальные мероприятия


не дадут нам возможность экономически развивать для всех...
заинтересованность на одинаковом уровне для всех, нужно отказаться
от принятия Кубка мира. Это для всех должно быть хорошо. Если это хорошо
кому-то хорошо, а кому-то плохо, нельзя принимать.

Например, когда в Денвере тоже Кубок мира проходил, жители Денвера как
раз решили, что для социальных проблем большие сборы налогов
в результате этого события не помогают горожанам, и они были против этого
мероприятия, потому что для них ничего не происходило.

Поэтому, когда мы говорим о планировании, нам нужно отделить


планирование сверху вниз от развития снизу вверх — это важно. Не только
интегрированное развитие сверху вниз, которое запускается... Дайте мне два
десятка архитекторов, которые понимают, что это такое — жить в сложной
среде. Я родился и вырос на самой крайней линии метро, я уже буду жить
не более 70 лет, потому что на самой крайней станции жил. Я прекрасно
понимаю сложности сообществ, которым нужно решать эти проблемы,
но они должны участвовать в этом, у них должно быть право слова.

Можно посмотреть на макроразвитие. Здесь, по макроразвитию, Москва


прекрасно себя показывает, но микроразвитие — это то, каким образом будет
идти планирование. Можно обязательно подключать граждан, в каждом
отдельном районе давать подсказку, чтобы они видели, каким образом надо
развивать, чтобы все интересы принимались во внимание.
19
А.Аузан: Спасибо, мистер Синклер. Как экономист осмелюсь
скорректировать ваш прогноз. Статистика не имеет отношения к вашей
личной продолжительности жизни, и надеюсь, что вы будете жить долго.
Хотел бы напомнить (здесь уже дважды упоминали крупные спортивные
состязания, историю с Олимпиадой и Лондоном), что у нас, уважаемые
коллеги, Олимпиада в Сочи, а мы в Москве.

С.Собянин: Тем не менее к большим спортивным событиям Москва имеет


прямое отношение. Вы знаете, этим летом прошёл (второй по значимости
после летних Олимпийских игр) чемпионат мира по лёгкой атлетике.
По количеству стран-участниц он занимает второе место после летних
Олимпийских игр. Это громадное событие, в котором участвовало более
200 стран. Тем не менее, как мне показалось, москвичи не почувствовали
какого-то негатива от проведения этого крупнейшего мероприятия.
Бюджетные затраты были минимальные, но количество зрителей, которые
посмотрели на Москву, на этот чемпионат, исчислялось миллиардами. Для
Москвы это большой плюс с точки зрения брендинга, привлечения внимания,
туристов, бизнеса, инвестиций и так далее, поэтому при минимальных
затратах, мне кажется, мы получили большой плюс.
И ещё одна история замечательная, о которой я должен рассказать в связи
с тем, что господин Синклер призывает людей противиться проведению
крупных мероприятий, если они ухудшают городскую среду или экономику.
Вы знаете, что в Бразилии целое общественное движение было по поводу
отказа от проведения чемпионата мира по футболу, и отчасти это движение
помогло Москве. Мы достаточно жёстко дебатировали с ФИФА по поводу
реконструкции нашего знаменитого стадиона «Лужники», который является
символом олимпийского движения России и символом спорта в Москве.
По тем требованиям, которые к нам предъявляются, мы должны были,
по сути дела, снести этот символ и на месте его построить совершенно другое
здание.

Тем не менее события в Бразилии помогли нам доказать и убедить


Международную федерацию футбола в том, что надо более аккуратно
относиться к проведению такого рода мероприятий, более тщательно
продумывать развитие инфраструктуры, не стоять бюрократически
на позициях, которые приводят к тяжёлым последствиям с точки зрения
восприятия мирового спорта и проведения таких крупнейших мировых
состязаний. Мы убедили и сохранили наш стадион. Это был большой плюс
вот как раз на основе того движения протестного, которое было. Спасибо.

А.Аузан: Спасибо, Сергей Семёнович. Я могу подтвердить, что крупные


спортивные соревнования дают иногда удивительно положительный эффект
в неожиданных сферах. Я недавно был в Казанском университете, который
имеет теперь великолепные общежития и квартиры для преподавателей
благодаря тому, что они провели Универсиаду спортивную. Универсиада
20
ушла, а жильё для преподавателей и студентов осталось. Надо сказать, что
Московский университет мечтает о новых общежитиях, потому что ему
развиваться и принимать студентов со всей страны и не только страны.
Я думаю, что Сергей Семёнович это знает.
С.Собянин: Кстати, буквально на днях Президент проводил попечительский
совет Московского государственного университета, на котором
рассматривался очень серьёзный проект развития университета — создание
научно-исследовательской долины рядом с университетом. Объём
строительства — более 1 млн кв. м, это крупный инвестиционный проект,
который даст возможность строительства и новых общежитий, и научно-
исследовательских корпусов для университета. Я думаю, что этот проект
вполне реализуем, и мы будем заниматься вместе с МГУ новым проектом.
А.Аузан: Спасибо. Спасибо, уважаемый Мэр, вот и я услышал приятное для
себя. Спасибо.
Уважаемые друзья, давайте мы теперь пойдём по пути, о котором говорил
мистер Синклер, что есть маршрут сверху, а есть каналы, которые ведут
от граждан, бизнеса, от социальных проектировщиков к тому, как меняется
город. Поэтому давайте мы попробуем пройти вот этими путями. И,
наверное, я просил бы тогда начать этот разговор Михаила Валерьевича
Кузовлёва, главу Банка Москвы, потому что это не только президент,
председатель правления, но, я так понимаю, что и человек со своими
представлениями о том, как двигать гражданские проекты через палату
Москвы и так далее, и так далее. Прошу вас, Михаил
Валерьевич (М.Кузовлёв — председатель Правления ОАО «Банк Москвы»).
М.Кузовлёв: Спасибо. На самом деле очень важен процесс взаимодействия
горожан, бизнеса и власти. И надо отметить, что этот процесс на самом деле
очень динамичный в Москве. За последние годы власти много для этого
сделали. Я вот одновременно являюсь ещё председателем Общественной
платы города Москвы. Москва приняла новый закон — создала
Общественную палату, раньше этого в городе не было. Это орган, который
позволяет согласно закону обсуждать важнейшие проекты. Общественная
палата только что обсуждала бюджет города, Генплан, постоянно проходят
общественные слушания в комиссиях. Мы недавно как раз обсуждали вопрос
парка «Зарядье», где главный архитектор обсуждал вместе с нами, ему
задавали вопросы. Очевидно, что власть в этом заинтересована, хотя бы тем,
что программу развития города Мэр Собянин впервые озвучил на заседании
Общественной палаты.
На примере другого общественного объединения — Московской торгово-
промышленной палаты, я тоже могу сказать, что диалог настраивается.
Комитеты, где обсуждаются вопросы между бизнесом и властью, у нас имеют
двух сопредседателей: один — представитель бизнеса, другой —
представитель московского Правительства. Это даёт возможность
предпринимателям находиться в постоянном диалоге. Но при этом, надо
сказать, что процесс взаимодействии власти, граждан и бизнеса очень

21
сложный, организационно сложный процесс и требует организованности
не только от власти, но и от граждан, и от бизнеса.

Как известно, Москва по доходам на душу населения — лидер среди


российских городов. Как известно, что там, где живут лучше, всегда
активность общественного населения падает не столь организационно. Вот
мы как банк, например, видим, что за последние несколько лет (группа
«ВТБ» купила Банк Москвы несколько лет назад) ипотечный кредит,
ипотечный портфель банка вырос более чем в 3 раза. Ведь Мэр не зря сказал,
что 8 млн кв. м недвижимости введено. На фоне роста благосостояния
москвичи делают долгосрочные покупки.

Поэтому определённая низкая степень организации горожан крупных


мегаполисов — это общемировая проблема. Она, безусловно, очень важна,
для того чтобы данное вовлечение горожан, бизнеса и власти давало свой
эффект, для того чтобы был успех в создании действительно удобной
инфраструктуры для жизни. Тут, на мой взгляд, очень важно (это одна из,
на мой взгляд, перспектив для Москвы) уровень развития территории и как
способы вовлечения горожан зависят от того, как данная территория развита.

Мы посмотрим по уровню развития современных технологий в Москве.


Количество пользователей интернета, мобильной связи, электронной формы
оплаты в городе (недавно заработала карта «Тройка», собственно говоря,
такого рода транспортные карты работают во многих мегаполисах) — всё это
говорит о том, что среда для коммуникации в Москве достаточно
подготовлена, для того чтобы данное взаимодействие развивалось высокими
темпами. Не могу не согласить с моим коллегой, который сказал, что,
безусловно, вопрос пробок проще решить таким социально важным
общественным транспортом, как велосипед, поскольку непосредственно был
одним из инициаторов проекта «Велобайк» в Москве. Но, что самое важное,
надо сказать, что данный проект в том числе состоялся за счёт того, что был
организован очень плотный контакт с горожанами, с велообщественностью.

С помощью тех же самых современных технологий, существующих


в Москве, с помощью того, что в Москве достаточно высокий уровень
интернет-культуры горожан, все методы краудсорсинга помогли определить
первые правильные местоположения станций, потому что понятно, что всё-
таки Москва с точки зрения транспортной инфраструктуры пока ещё
до конца не подготовлена для такого использования велосипедов, какое
мы можем видеть в Лондоне, Вене. Сегодня мы с помощью этих способов
краудсорсинга вместе с Департаментом транспорта, вместе
с велообщественностью рассматриваем (и, очень важно, с привлечением
международных консультантов), как правильно расположить дорожки,
по которым будут ездить папы, мамы и их родители в школы и как раз
общаться во время дороги. Поэтому это очень важно, и мне кажется,

22
в Москве для этого есть все возможности, главное — желание власти это
сделать.

А.Аузан: Спасибо, Михаил Валерьевич. Сергей Семёнович, у меня


предложение: давайте мы послушаем Владимира и Арину, а потом Вы
отреагируете. Михаил Валерьевич, вам спасибо за велопроект от человека,
который любит велосипед, но как экономист осмелюсь возразить, как
институциональный экономист: с ростом благосостояния активность людей
не падает. Есть то, что историки называют феноменом Токвиля, а экономисты
эндаунт-эффектом. Митинги в мегаполисах мы знаем, какие бывают, правда?
Поэтому это другая проблема, это проблема взаимного доверия, проблема
социального капитала. А за велосипеды ещё раз спасибо!
Владимир Борисович (В.Яблонский — директор направления «Социальные
проекты» Агентства стратегических инициатив (АСИ)), пожалуйста!
Вы занимаетесь социальным проектированием в стране в целом, но при этом
понимаете, как это идёт в Москве или что такое Агентство стратегических
инициатив для Москвы. Потому что мы говорили с вами о том, что
«дорожные карты» по бизнесу обсуждаются у Президента, у Премьера, а вот
по социальным делам пока нет. Вы видите какие-то перспективы для этого
здесь, в Москве? Пожалуйста.
В.Яблонский: Спасибо!
Я в первую очередь, как москвич, как человек, тоже родившийся в Москве
и проживший здесь всю жизнь, не могу не сказать про парковки. Я никогда
в жизни за них не платил — это тоже новый опыт... Ну, конечно, в Европе,
но здесь, в Москве, это новый опыт, но мы все понимаем, что это неизбежно,
это нужно делать.

Мне кажется, заслуга Правительства Москвы, заслуга команды Сергея


Семёновича в том, что большая часть москвичей сегодня понимают, что те,
может быть, сложные, те непростые изменения, которые происходят в городе,
неизбежны, позитивны. Сегодня и вчера здесь, на форуме, чувствуется
настолько сильная энергия изменений, энергия тех свершений, которые уже
сделаны и которые будут, я надеюсь, реализованы, что это вселяет очень
большой оптимизм.

Я хотел бы вернуться на шаг назад в своих словах всё-таки, к подходу сверху.


У нас действительно активно идёт на федеральном уровне работа
по совершенствованию инвестиционного климата. Есть и поручения
Президента, есть «дорожные карты». В этом году Россия впервые поднялась
на 20 шагов в рейтинге Doing Business, и здесь большая заслуга, безусловно,
Москвы, Правительства Москвы, предпринимателей, москвичей, потому что
эти измерения проводились на базе города Москвы.

Конечно, здесь нужно идти дальше, и это сложный процесс, потому что
иногда просто начать дальше двигаться сложнее. Кстати, есть такое

23
интересное замечание, что, если бы замеры проводились на Ульяновске,
мы были бы на 60-м месте, а не на 92-м, как сейчас Россия попала. Понятно,
что Ульяновск и Москва несопоставимы, и насколько сложнее изменить что-
то в городе Москве, но я надеюсь, что это движение будет продолжаться
дальше и Москва, конечно, сегодня безусловный лидер инноваций для всей
страны.

Вы задавали вопрос, действительно, о том, что происходит в регионах.


К сожалению, тот позитивный опыт, который в Москве накоплен, успешные
московские проекты и другие региональные проекты сегодня в регионах
не тиражируются. У нас нет системы передачи лучших практик, передачи
кейсов, как сейчас говорят, между регионами. Это, в общем-то, одна
из основных задач Агентства стратегических инициатив. Мы сегодня порядка
100 проектов в 50 регионах реализуем, они уже делаются, создаются места
в негосударственных и государственных детских садах, построенных
по инновационным проектам, в том числе и разработанным в Москве.
Открываются новые учреждения для пожилых людей, резиденции для
пожилых, сделанные по европейской модели. Это тоже сегодня работает
в Москве.

Очень много проектов, связанных с государственно-частным партнёрством,


об этом Сергей Семёнович говорил в своём выступлении, но это
необязательно большие проекты, это необязательно дороги и мосты. Это
и небольшие социальные предприниматели, это хорошая программа, которая
в Москве реализуется, «Доктор рядом» — мы будем тиражировать её в целом
ряде регионов и готовим, соответственно, нормативные изменения
на федеральном уровне. Это проекты некоммерческих организаций, это
профилактика отказов от новорождённых детей, это адаптация выпускников

детских домов, это очень важные и острые социальные проблемы, для


которых нужны новые решения. Эти решения сегодня отработаны, вопрос,
как их тиражировать.

Для того чтобы создать инфраструктуру тиражирования таких проектов,


мы реализуем сегодня в 12 регионах (я надеюсь, в Москве тоже это будет)
такие центры инноваций социальной сферы — это своего рода бизнес-
инкубаторы для социальных предпринимателей, некоммерческих
организаций, точка, на которой они могут встретиться с властью, могут
встретиться с крупным бизнесом, который готов тоже такие проекты
поддерживать, и фактически могут взять уже готовый, отработанный проект,
например, частного детского садика или учреждения для пожилых, получить
кредит (например, через фабрику кредитов Сбербанка) и быстро этот проект
запустить при поддержке города (например, по льготным программам
предоставления недвижимости или субсидирования).

24
Конечно, существенные изменения, которые произошли в Москве
в образовании, в здравоохранении, — это тоже кейс, который должен и будет
тиражироваться в регионах. Дополнительное образование детей... Кстати,
нужно сказать, что среди многих регионов конкуренция на московские
проекты, во всяком случае те, с которыми мы работаем, на то, чтобы у себя
их приземлить и реализовать — довольно интересная ситуация. Зачастую
сегодня не хватает операторов. Например, проект, о котором я говорил,
резиденции для пожилых, частные дома престарелых нового поколения.
У нас сегодня пять примерно регионов в очереди и нет оператора, который
мог бы включиться, делать это дальше, потому что первый оператор,
которого мы использовали как кейс, уже получил тот объём, и больше
он переварить не может.

Мне кажется, что на базе очень многих проектов, например таких проектов,
которые реализовывались в Москве, как переустройство парков, должны быть
разработаны общефедеральные стандарты для городской среды территорий.
На самом деле, конечно, мы хотим, чтобы люди жили, учились, лечились там,
где они живут. Для этого нужны новые типы социальных стандартов,
стандарты — я боюсь сказать «в урбанистике», но фактически в устройстве
городской среды. Людям нужны набережные, людям нужны парки, людям
нужны пешеходные улицы по всей стране. Эту работу, я думаю, вместе
с Москвой мы тоже будем продолжать.

Есть и новая инфраструктура для детства (тут Ольга Юрьевна говорила).


Буквально две недели назад утвердили у Президента проект «Страна
детей» — это новая инфраструктура детских лагерей. Мы знаем, эта система
фактически деградировала. Примерный объём спроса — 150 млрд рублей
в год со стороны родителей, который сегодня не удовлетворяется. Здесь есть
большое пространство и для творчества, и для инвесторов, которые могли бы
такие проекты создавать. Первый такой лагерь будет построен
в Подмосковье, и, конечно, он будет в первую очередь для московских детей.

Если вернуться к подходу снизу, конечно, человеческое измерение социально-


экономического развития — это очень важный фактор. Мы во вторник
проводили очередной семинар Сбербанка по обучению глав регионов, там
пять регионов было, вице-губернаторы, министры. Это было в Калуге.
Герман Греф (президент и председатель правления Сберегательного банка
Российской Федерации), который читал первое выступление, первую лекцию,
большую часть времени говорил, так же как Ольга Юрьевна, про детские
сады, школы, свой личный опыт в этом и о том, что экономика, конечно,
должна во многом подстраиваться под то, что сегодня хотят люди. Зачастую
наша мощная социальная система, которую фактически мы развиваем
и тиражируем, тиражирует услуги, которые во многом достались нам
в наследство от Советского Союза, и не всегда все категории граждан могут

25
удовлетворить. Мы должны работать более прицельно — для этого граждан
нужно слушать.
В этом смысле то, что делалось на площадке форума, проект Moscowidea
(здесь этажом ниже прекрасная выставка работ, которые были собраны про
технологии краудсорсинга и в дальнейшем оценены экспертами), мне
кажется, это очень хороший путь, для того чтобы развивать общение
с населением, которое сегодня в Москве работает, и подбирать те модели,
которые могут быть катализаторами изменений, в том числе в том, что
мы назвали периферией, но на самом деле просто в городе, за пределами
Садового кольца, там, где нам нужно, чтобы люди были довольны своей
жизнью. Спасибо.

А.Аузан: Спасибо, спасибо, Владимир Борисович, спасибо.


Арина (А.Шарапова — журналист, доверенное лицо Мэра Москвы), прошу
вас. Продолжите? Микрофон, будьте любезны, включите кнопку.
А.Шарапова: Включился. Да, действительно, с удовольствием продолжу
идею Владимира по поводу краудсорсинга.
Действительно, это великолепный проект, это такой передовой проект,
который создали мои коллеги в рамках форума, но я надеюсь, в конечно итоге
не только. 2 тыс. работ — это много, отобрано 83, и я, с моей точки зрения,
в общем, совершу довольно интересный поступок. Мы отобрали с помощью
экспертного совета некоторое количество работ и чуть позже представим их,
в частности, московскому Правительству, Сергею Семёновичу, с надеждой
на то, что эти проекты граждан будут реализованы. Но об этом чуточку
позже, Сергей Семёнович. Сейчас я хочу вам напомнить о том, что... Да,
я ещё упомяну, что вчера, кстати, было совещание ОНФ, на котором наш
Президент очень много говорил о краудсорсинге, о его значении в роли
страны и в роли развития инфраструктуры, поэтому это тема действительно
очень важная.

Ещё я хотела бы напомнить о том, что вообще взаимосвязь общества


и властных структур на сегодняшний день в мире довольно широко развита.
Например, если взять крупные столицы мира, крупные города мира,
необходимо отметить, какую огромную работу проводят власти конкретных
городов с населением. В этом смысле Москва не исключение, безусловно.
Я сейчас, скорее, обращусь к опыту Пекина, который относительно недавно
ввёл такую подробную и очень точную работу с населением...

А.Аузан: Простите, Арина, учитывая, что со временем у нас не очень


хорошо, давайте мы сразу из Пекина в Москву перейдём?
А.Шарапова: Хорошо, обязательно.
А.Аузан: Спасибо.
А.Шарапова: Так вот, такая работа началась, она ведётся очень серьёзно, она
абсолютно необходима. Последние 10 лет (1990-е годы, начало 2000-
х) в Москве проходила работа с личным пространством человека.
26
На сегодняшний день, как все мы прекрасно видим, идёт обращение
к обществу и к непосредственному большому взаимодействию. Как раз тема
краудсорсинга — это возможность использовать самореализацию населения
в целях развития города. Понятно, что населению совершенно необходимо
на первом месте иметь высокое качество жизни, но и собственная
реализация, а тем более в рамках развивающегося города, — это одна
их самых важных тем, тем вовлечённости населения, каждого из вас, каждого
из нас в жизнь города.
И сейчас я хотела бы представить Вам, Сергей Семёнович, а также сидящим
здесь...

А.Аузан: Да, нам тоже хотелось бы увидеть...


А.Шарапова: ... главам департаментов Москвы седлающие проекты.
Я надеюсь, сейчас вы выведете их на экран.
Итак, вы видите, что небольшое бюро архитектурное предложило проект,
называется «Безопасная зебра». Чтобы заставить наших лихих водителей
соблюдать скоростной режим и уважать пешеходов на дороге, надо
объединить лежачего полицейского и зебру, чтобы людям было комфортно
переходить дорогу. Решение уже есть. Возможно, какие-то нормативы даже
придётся проверять, для того чтобы внедрить непосредственно это решение,
но похоже, что оно абсолютно соответствует потребностям населения,
поэтому экспертный совет обратил внимание на тему безопасности людей.

Пожалуйста, следующий слайд.

Окна. Великолепная идея, можно использовать под выставки работ


художников, которые не готовы, у которых нет денег арендовать музей. Окна,
которые, например, идут вдоль Садового кольца, можно заполнить
различными стартаповскими проектами: бренды одежды, не имеющие
собственного магазина, например, картины, инсталляции — всё это можно
предложить сделать начинающим арт-дизайнерам, начинающим
бизнесменам. То есть это невероятно важно. Все эти пункты могут
располагаться в оконных проёмах первых этажей зданий, но они
не используются по причине ремонта или...

Дальше очень хорошая, кстати, идея сделать дневной свет. Дневной свет всё-
таки... Сами мы знаем, какой тусклый у нас бывает город в осеннее время
и зимнее время. На той же замечательной Никольской или Большой
Дмитровке поставить фонари с лампами дневного освещения. Как мы знаем,
чем больше света, тем больше улыбок, что тоже очень важно. Решение
существует, остаётся только разработать его и, я надеюсь, воплотить в жизнь.

Плэйбокс. В Москве очень высокая плотность застройки, много пространств,


которые никак не используются и не несут никакой функции. Хотелось бы
оживить это пространство с помощью спортивных и игровых площадок.
Дальше, что очень ценно, сразу приводится решение. Вы видите, что
27
в основании идёт парковка, а наверху строится площадка, детская площадка,
убиваются сразу два зайца, что весьма и весьма удобно.

Тема — удобное и безопасное метро. Тоже великолепная идея, её предложила


Козлова Татьяна Михайловна. Кстати, наверное, обратили внимание, что
авторы были внизу написаны, это идеи простых горожан. И вот миллионы
людей, спускаясь в метро, очень часто сталкиваются с трудностями, которые
можно было бы легко устранить. Вот идея: снабдить станции метро
большими электронными табло (пример этого табло вы видите на экране)
со специальными знаками. Эти табло сообщают о затруднениях на станциях,
показывают маршруты объезда, в том числе наземным транспортом. Это
было бы очень удобно с учётом количества людей в метро.

И завершающий проект, который хотелось бы тоже использовать, — это


проект АСИ, который, на наш взгляд, весьма и весьма актуален, более того,
его тоже можно воплотить в жизнь, и все мы, присутствующие здесь в зале
родители, будем довольны получить такой подарок от Москвы. Это
интерактивный научно-развлекательный музей для детей. Представляете,
появляются новые места для организации досуга детей — детские музеи. Это
великолепная идея, они представляют собой интерактивные экспозиции...

А.Аузан: Спасибо большое.


А.Шарапова: И последнее, что я скажу: проекты, которые мы выбирали, —
это проекты не случайные, они носят системный характер, и мы понимаем,
что именно эти проекты могут быть выполнены, потому что Москва
занимается этими направлениями.
А.Аузан: Спасибо, спасибо огромное.
Уважаемые дамы и господа! Мы находимся с вами в дороге два часа — это
не 4 часа, как в Сан-Паулу, но точно не 12 минут, как в Гонконге, а мегаполис,
в общем, должен жить по достаточно жёсткому графику, поэтому я бы
попросил уважаемого Мэра сказать заключительные слова.

С.Собянин: 30 секунд, не больше.


А.Аузан: Да, спасибо. Сергей Семёнович, прошу Вас.
С.Собянин: Спасибо. Вначале о тех проектах, которые были озвучены. Они
касаются, действительно, самых актуальных... Не самых, может, актуальных,
но достаточно актуальных проблем города. Безопасность пешеходных
переходов — одна из главных болевых точек нашей транспортной системы,
больше всего гибнет людей и больше всего страдает людей именно
на пешеходных переходах. Любые идеи в этой области будут востребованы.
Что касается такого, казалось бы, простого проекта, как окна первых этажей.
Любой город мира хорош не только фонарями, дорогами, улицами, но именно
витринами, именно окнами первых этажей: насколько они играют, насколько
они светлы, насколько они интересны. Они преображают облик города,
поэтому эти идеи, конечно, тоже будут востребованы. Конечно, очень важны

28
все проекты, которые добавляют спортивное пространство в городе. Мы,
вы знаете, реализовали целый ряд таких проектов — это система воркаут,
детских спортивных площадок и так далее. То, что коллеги предлагают,
думаю, очень интересно.

Что касается навигации в метро, эти проекты также будут востребованы.


Мы со следующего года начинаем большой проект по улучшению навигации
в метрополитене. Это новый проект, проектирование которого
мы заканчиваем. И, конечно, очень важен досуг детей, создание новых
музейных пространств — это тоже очень хороший проект.

В целом должен сказать, что участие горожан в управлении городом — это,


пожалуй, самая сложная из всех городских проблем, но и самая важная,
потому что без участия всего городского сообщества, какой бы большой это
город ни был, сложно себе представить комфортный, удобный город. Это
вопрос не только физической инфраструктуры, но и внутренних, духовных,
психологических ценностей, ощущения, что ты живёшь в своём городе,
в управлении которого ты участвуешь. Именно поэтому мы инициировали
досрочное проведение выборов мэра Москвы в этом году, и горожане могли
избрать того мэра, которого они посчитали нужным. Именно поэтому
мы усиливаем полномочия муниципалитетов по обустройству,
благоустройству пространства, контролю за всем, что происходит в городе.
Именно поэтому мы создаём такие порталы, как «Наш город», где каждый
человек может участвовать в контроле за всем, что происходит в нашем
городе, и в выработке предложений.

Спасибо вам всем большое!

А.Аузан: Спасибо!

29