Вы находитесь на странице: 1из 7

АНТИОКСИДАНТАЯ АКТИВНОСТЬ ЭТИЛАЦЕТАТНЫХ ЭКСТРАКТОВ РАСТЕНИЙ,

ПРОИЗРАСТАЮЩИХ В ГОРИССКОМ РЕГИОНЕ АРМЕНИИ

Л.Р. Варданян, Р.Л. Варданян


Горисский государственный университет
Emayl: luisemari@rambler.ru
На примере модельной реакции окисления кумола исследовано антиоксидантное действие
этилацетатных экстрактов лекарственных растений, произрастающих в Горисском регионе
Армении. Кинетическим методом определено суммарное содержание антиоксидантных веществ
в исследованных экстрактах и их антиоксидантная активность в интервале температур 328-348 К.
Установлено, что из исследованных экстрактов наибольшее количество антиоксидантных веществ
содержится в листьях ослинника двулетнего 1,25 10-4 моль/л в 1 мг экстракта. Определена
температурная зависимость для констант скоростей реакции линейного обрыва цепей на
ингибиторах, характеризующих антиоксидантную активность исследованных экстрактов. По
антиоксидантной активности отличаются экстракты листьев рудбекии рассечной
(k2=3,25105л/моль с).

В последние десятилетия в связи с ухудшением экологической обстановки среды


все больше внимания уделяется профилактике многих заболеваний, развитие которых в
той или иной степени связано с повреждающим действием свободных радикалов. В этом
плане особое место занимают природные антиоксиданты (АО) растительного
происхождения, которые отличаются малой токсичностью, легко добываемы и обладают
полифункциональной активностью [1-3]. Следовательно, поиск и исследование
экстрактов растений, обладающих наибольшей антирадикальной и антиоксидантной
активностью (АОА), является весьма актуальной задачей.
Ежегодно в научной литературе публикуются многочисленные работы,
посвященные АОА экстрактов растений [4-7]. В этих работах АОА приводятся в единицах
мг %, мг/мл либо мг/г, что характеризует не АОА, а содержание АО в исследованных
экстрактах. Из классической литературы [8] известно, что АОА представляет из себя
константу скорости реакции линейного обрыва цепи в радикальных реакциях на
ингибиторах (InH), в процессах же окисления, константу скорости реакции (k7)
𝑘7
𝐼. 𝑅𝑂2∙ + 𝐼𝑛𝐻 → 𝑅𝑂𝑂𝐻 + 𝐼𝑛∙

которая зависит от химического состава InH и не зависит от его количественного


содержания.
Антиоксидантное действие как индивидуальных ингибиторов, так и экстрактов
растений характеризуется тремя параметрами:
1. Содержанием – естественно, чем больше содержание АО в исследуемом
экстракте тем дольше время торможения данного радикального процесса.
2. Емкостью – показывает число радикалов обрывающихся на одной молекуле АО.
Этот параметр для АО в экстрактах не определяется, поскольку экстракты, как правило,
содержат по химическому составу два и более АО веществ, которые могут привести как к
синергизму, так и к антогонизму.
3. Активностью – как было указано выше, активность антиоксиданта
характеризуется константой скорости реакции (1). Для экстрактов АОА, естественно,
является эффективной величиной, поскольку в реакции (1) участвует не одно соединение
ингибитора, а два или более.
В данной работе приведены результаты определения суммарного содержания АО
в экстрактах из двенадцати растений и их АОА.

Экспериментальная часть

В качестве модельной реакции было выбрано ингибирoванное окисление кумола.


Опыты по окислению проводили на манометрической установке с автоматическим
регулированием давления. Использованные реактивы – кумол, хлорбензол, АИБН и
этилацетат очищали по методике описанной в [10]. Экстракты использованных растений
получали следующим образом: после сбора сырья их высушивали в сушильном шкафу
при 40 оС, сухое сырье измельчали в керамической ступке до порошкообразного
состояния (<1 мм), на полученный порошок, при комнатной температуре добавили
перегнанный этилацетат (на 1 г порошка 20 мл), дали отстоять сутки, далее отфильтровали
бумажным фильтром. Фильтрат испарили до постоянного веса при комнатной
температуре.
Источником свободных радикалов являлся азо-диизобутиронитрил (АИБН),
растворителем служил хлорбензол. Метод основан на непосредственной регистрации
поглощенного кислорода в результате окисления кумола и позволяет по обнаруженным
периодам индукций () определить суммарное содержание АО в исследованных
экстрактах.

𝑓∙[𝐼𝑛𝐻]
𝜏= (1)
𝑉𝑖

где 𝑉𝑖 - скорость инициирования, f – емкость АО – стехиометрический коэффициент


ингибирования, [InH] – суммарная концентрация АО в исследуемом экстракте. Поскольку
параметры f нами не измерялись, за суммарное содержание АО принимали произведение
f .[InH].
AOA исследованных экстрактов определяли спрямляя экспериментальные данные
в координатах уравнения (2) [9]
𝑘2 𝑡
[𝑂2 ] = − [𝑅𝐻] ln (1 − ) (2)
𝑘7 𝜏
Где, [O2] – количество поглощенного кислорода за время t< , k2- константа скорости
реакции продолжения цепи
𝑘2
II. 𝑅𝑂2∙ + 𝑅𝐻 → 𝑅𝑂𝑂𝐻 + 𝑅 ∙
[RH] – концентрация окисляющегося углеводорода – кумола. Во всех опытах
концентрация кумола составляла 2,87 моль/л.
Результаты и их обсуждение
Опыты показали, что при окислении кумола в присутствии всех использованных
экстрактов кинетические кривые поглощения кислорода проходят с четко выраженными
периодами индукций, что свидетельствует о наличии в экстрактах АО веществ. Для
иллюстрации на рис. 1 представлены типичные кинетические кривые окисления кумола в
отсутствии (прямая 1) и в присутствии экстрактов хвоя можжевельника казацкого (кривая
2), листьев ослинника двулетнего (3) и листьев тыквы (4). Суммарное содержание АО
(f .[InH]) определяли спрямляя экспериментальные данные (см. рис. 2) в координатах
уравнения (1). Результаты приведены в таблице, откуда следует, что из исследованных
экстрактов в наибольшем количестве АО веществ содержится я экстракте из листьев
ослинника двулетнего (1,25.10-4 моль/л) и амарата метельчатого (1,15.10-4 моль/л).
[O2].104, ìîëü/ë

12 -1 . -7 -1
0.4 0.8 Vi 10 , (ìîëü/ë.ñ)

10 2 3 80
, мин

1
8 2 1’
1 60
4
6
2’
40

20
2

0
0
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
0 20 40 60 80 100
m,ìã/ìë
t,ìèí

Рис. 1. Кинетические кривые Рис. 2. Зависимость периодов


индукции поглощения кислорода
поглощения кислорода
при окислении кумола а)от
окисляющегося кумола в содержания экстрактов (𝑉𝑖 = 1,25 ∙
отсутствие (1) и в присутствии (2) 10−7 моль/л ·с) из 1) листьев
хвои можжевельника (11,52 мг), ослинника двулетней и 2) стевия
(3)листьев ослинника двулетнего Армянской и б) от обратной
(3,11 мг), (4) листьев тыквы (15,75 величины скорости инициирования
(1’; 2’; mэкстр=3,11 мг). Т=348K.
мг). 𝑉𝑖 = 1,25 ∙ 10−7 моль/л ·с,
Т=348K

С целью определения АОА экспериментально измеренные концентрации поглощенного


кислорода за время t<  спрямляли в координатах ур.2. Например, как видно из рис.3
наблюдается четкая корреляция между количеством поглощенного кислорода и
параметром ln(1-t/). Тангенсы углов полученных прямых соответствуют отношению
k2/k7 и учитывая, что для кумола k2=4,677.106exp(-9800/RT) л/моль.с [11], для
исследованных экстрактов были определены численные значения k7-характеризующие их
АОА. Результаты этих расчетов представлены в таблице. Из таблицы видно, что при
окислении кумола из исследованных экстрактов наибольшую АОА проявляют экстракты
листьев рудбекии рассечной (3,21.105 л/моль.с), листьев тыквы (при 348К k7=2,93.105
л/моль.с), мари многолетней (2,7.105). обвойника греческого (2,59.105) и астры альпийской
(1,95.105). Полученные данные свидетельствуют, что указанные экстракты по АОА не
уступают синтетическим- классическим антиоксидантам. Так, например, константа
скорости реакции k7 с кумилпероксидными радикалами для -нафтола при 333К равна
1,6.105 л/моль.с, для гидрохинона – 1,2.105, для ионола - 2.105 и т.д. [14]

Сопоставляя приведенные в таблице результаты по содержанию АО веществ (f .[InH]) и


по АОА (k7) исследованных экстрактов, как и следовало ожидать , не обнаружилась связь
между этими параметрами. Этот факт еще раз подтверждает, что АОА не зависит от
концентрации ингибитора, т.е. от содержания АО в реакционной смеси. АОА скорее всего
зависит от строения АО и 𝑅𝑂2. радикалов, а также от среды реакционной смеси [13].
Опыты показали, что в присутствии исследованных экстрактов (за исключением
экстрактов из листьев стевии Армянской) после выхода из индукционных периодов
кинетические кривые поглощения кислорода не стремятся к безингибированному
окислению кумола (сравнить тангенсы углов прямых на рис.1). Аналогичные явления
нами были обнаружены и в работах [12, 13].

3,4
3,5 3,2
V.106,моль/л.с

3,0 6
[O2].104

[O2].104
3,0 1 2,8
2,6
2’
2,4
2,5 2,2
2,0 4
2,0 1,8
1,6 1’
1,4
1,5
2 1,2

1,0
3 1,0 1 2
0,8
0,6
0,5 0,4
0,2
2
0,0 0,0
0,0 0,5 1,0 1,5 2,0 2,5 3,0 0 2 4 6 8 10 12

-ln(1-t/) f.[InH].104,моль/л

Рис. 3. Зависимость концентра- Рис. 4.Зависимость скорости


ции поглощенного кислорода от окисления кумола после выхода
параметра ln(1-t/) за время из периодов индукции от
периода индукции при окислении концентрации антиоксидантов,
кумола в присутствии экстрактов содержащихся в экстрактах из
из 1) хвои можжевельника хвои можжевельника казацкого
казацкого, 2) листьев ослинника (1) и листьев амарата
двулетнего и 3) листьев тыквы метельчатого (2) и их
𝑉𝑖 = 1,25 ∙ 10−7 моль/л ·с, спрямление (1’,2’) в
Т=348K. координатах ур.3. 𝑉𝑖 = 1,25 ∙
10−7 моль/л ·с, Т=348K.
Этот факт обьясняется антиоксидантным свойством продуктов окисления (Q) исходных
АО, находящихся в экстрактах. Продукты Q образуются по реакции
𝑘8
III. 𝑅𝑂2. + 𝐼𝑛. → 𝑄 + Молек. nродукты
Причем, продукты Q отличаются от исходных АО тем, что в их присутствии на
кинетических кривых не обнаруживаются индукционные периоды, т.е. в их присутствии
обрыв цепи осуществляется как квадратично,
𝑘6
IV.𝑅𝑂2. + 𝑅𝑂2.→ Молек. nродукты
так и линейно
𝑘71
V. 𝑅𝑂2. + 𝑄 → 𝑄 . + Молек. nродукты
𝑘81
VI. 𝑅𝑂2. + 𝑄 → Молек. nродукты
В этих условиях скорость окисления кумола после выхода из индукционного периода
описывается уравнением (3)
𝑘71 [𝑄] 𝑘 𝑉 1/2
𝑉 = 𝑘2 [𝑅𝐻] [(1 + 𝑘 2 6[𝑄]𝑖 2) − 1] (3)
𝑘6 71

Учитывая, что в отсутствии АО скорость окисления кумола (Vo) равна,


𝑘2
𝑉0 = [𝑅𝐻]√𝑉𝑖 (4)
√𝑘6
то преобразуя уравнение (3) получим
𝑉0 𝑉 𝑘71 [𝑄]
𝐹= −𝑉 = (5)
𝑉 0 √𝑘6 𝑉𝑖
Где, k6 и k71- константы скорости реакции (IV) и (V), Vi – скорость инициирования. Здесь
k71 характеризует АОА продуктов Q.
Как видно из рис.4 экспериментальные данные спрямляются в координатах
уравнения (5). Предполагая, что концентрация Q равна исходной концентрации АО в
данном экстракте, т.е. [Q]=f.[InH] из тангенса углов прямых (1’) и (2’) вычислили значение
k71 (в этих расчетах учитывалось, что для кумола k6=4,74.105exp(-1800/RT) [11]).Результаты
приведены в таблице.
Таблица
Суммарное содержание антиоксидантов в этилацетатных экстрактах некоторых растений
и их антиокидантные активности
k7.10-4 k71.10-2 E
N Время f.[InH].104 E кал/
Растение Сырье л/моль.с lgA л/моль.с lgA кал/
n/n сбора моль/л моль
348К 348К моль
Рудбекия
1. Трава 2.08 0,28 32,13 16,96 18240 6,08 10,12 11670
рассечная
2. Тыква Листья 7.09 0,30 29,98 9,78 6870 4,60 6,09 5450
Марь
3. многолистная
Трава 12.09 0,53 27,05 6,82 2200 3,84 6,41 6090

Ослинник
4. Листья 13.09 1,52 16,12 7,14 3078 3,38 6,67 6600
двулетний
Обжойник
5. Листья 15.09 0,69 25,86 15,11 15450 2,42 5,94 5660
греческий
Астра
6. Листья 15.06 0,65 19,51 11,84 10425 3,25 9,73 11500
альпийская
Амарат
7. Листья 22.05 1,15 10,15 10,65 8990 2,12 5,75 5450
метельчатый
Стевия
8. Листья а 0,71 9,66 14,05 14420 - - -
Армянская
Можжевель-
9. ник казацкий
Хвои 25.12 0,41 5,61 12,08 11660 9,71 6,40 5440

10. Помело Плоды б 0,31 5,78 11,54 10790 6,26 6,62 6080

Горох
11. Зерна б 0,14 7,64 17,06 19400 8,10 7,61 7490
зеленый
12. Горох белый Зерна б 0,13 10,37 11,06 9620 11,66 9,37 10040

а- приобретен в аптеке
б – преобретен в супермаркете
Из данных таблицы следует, что из продуктов окисления исследованных экстрактов
наибольшую АОА проявляют экстракты из зерен гороха (k71=11,66.102 л/моль.с), хвои
можжевельника казацкого (k71=9,71.102 л/моль.с) и плодов помелы (k71=6,6.102 л/моль.с).

ANTIOXIDANTS ACTIVITY OF ETHYLACETATE EXTRACTS OF THE HERBS GROWING IN GORIS REGION OF


ARMENIA

L. R. VARDANYAN, R. L. VARDANYAN

Goris State University


E-mail: luisemari@rambler.ru

The antioxidant activity of the ethyl-acetate extracts herbs and spicyaromatic plants growing in Goris
region of Armenia has been studied via kinetic method on the example of a model reaction of the
oxidation of the cumene. The overall content of antioxidant substances in the studied extracts and their
antioxidant activity in the temperature range of 328-348 K has been determined based on oxygen
consumption curve with the aid. It has been established that of all the extracts studied the leaves of the
eastern sycamore contain the largest quantity of antioxidants: 1,25 10-4 mol/l in one mg of the
Evening Primrose extract. Via leveling off the experimental data in coordinate position the temperature
dependence for rate constants of the linear chain termination reaction on inhibitors. The extracts of the
Coneflower pleasant stand out by antioxidant activity (k2=3,25105 l/mol ∙ s).

Литература
1. Дадали В.А. Процессы перекисного окисления в организме и природные
антиоксиданты.// Введение в частную микронутрионтологию /Под ред. Ю.П.
Гичева, Э. Огановой. Новосибирск, 1999, с.305.
2. Anes B.N., Sbigenaga M.K., Hagen T.M. Oxidants, antioxidants, and the degenerative
diseases of aging //Proc. Natl. Acad. Sci. USA, 1993, v.90, p.7915-7922.
3. Halliwel B. Oxidative stress, nutrition and health. Experimental strategies for
optimization of nutritional antioxidant intake in humans.// Free Rad. Res. 1996, V.25,
p.57-74.
4. Yokozawa T., Cho E., Hara Y. Antioxidative activitg of green tea treated with radical
initiator 2,2’-azobis(2-amidinopropane) dihydrochloride. J. Agric. Food Chem. 2000.
V.48, P.5068-5078.
5. Шарафутдинова Г.Е., Иванова А.Н., Матерн А.И., Брайнина Х.З. Качество
пищевых продуктов и антиоксидантная активность. Аналитика и контроль. 2011,
т.15, N3.с.281-286
6. Жусупова Г.Е., Шалахметова Т.М., Мурзахметова М.К., Гадецкая А.В., Жусупова
А.И. Антиоксидантная активность некоторых препаратов, полученных на основе
растений Казахстана. Вестник Новосибирского гос. пед. унив-та. 2013.т.5, N15,
с.43-61.
7. Гусева Д.А., Прозоровская Н.Н. и др. Антиоксидантная активность растительных
масел. Биомедицинская химия. 2010. Т.56, вып.3, с.342-350.
8. Денисов Е.Т., Азатян В.В. Ингибирование цепных реакций. Черноголовка, 1997,
266 с.
9. Харитонова Л.А., Козлова З.Г., Цепалов В.Ф., Гладышев Г.П. Кинетика и катализ,
1979, N3. С.593-599.
10. Гордон., Форд Р. Спутник химика. Мир. 1976. 541с.
11. Варданян Р.Л., Варданян Л. Р., Л.В. Атабекян. Изучение антиоксидантных свойств
лекарственных растений Горисского региона Армениив. Химия растительного
сырья, 2013 N1, с.151-156.
12. Варданян Л. Р., Шутова А.Г., Айрапетян С.А., Варданян Р. Л., Агабеков В.Е.,
Решетников В.Е.Количественное содержание и антиоксидантная активность в
лекарственных растениях различных климатицхеских зон. Докл. НАН Белорусии.
2013, т.57, N5, с.72-76.
13. Денисов Е.Т. Константы скорости гомолитических жидкофазных реакций. М.,
Наука, 1971, 711с.
14. Denisov E.T. Handbook of Antioxidants. CRS press. 1995, New York, 174p.
15. Энтелис С.Г., Тигер Р.П. Кинетика реакций в жидкой фазе. М., Химия, 1973. 416с.