Вы находитесь на странице: 1из 20

Каширина Анастасия

ЗМ-ГГМ1-17

Контрольная работа по курсу «Организация и проведение


научных исследований»

13. Индуктивный и дедуктивный методы исследования.

Среди общелогических методов познания наиболее


распространенными являются дедуктивный и индуктивный методы. Известно,
что дедукция и индукция – это важнейшие виды умозаключений, играющие
огромную роль в процессе получения новых знаний на основе выведения из
ранее полученных. Однако эти формы мышления принято рассматривать
также и как особые методы, приемы познания.

Цель работы – на основе сущности дедукции и индукции обосновать их


единство, неразрывную связь и тем самым показать несостоятельность
попыток противопоставления дедукции и индукции, преувеличения роли
одного из этих методов за счет умаления роли другого.

Раскроем сущность этих методов познания.

Дедукция (от лат. deductio – выведение) – переход в процессе познания


от общего знания о некотором классе предметов и явлений к знанию частному
и единичному. В дедукции общее знание служит исходным пунктом
рассуждения, и это общее знание предполагается «готовым», существующим.
Заметим, что дедукция может осуществляться также от частного к частному
или от общего к общему. Особенность дедукции как метода познания, состоит
в том, что истинность ее посылок гарантирует истинность заключения.
Поэтому дедукция обладает огромной силой убеждения и широко
применяется не только для доказательства теорем в математике, но и всюду,
где необходимы достоверные знания.

Началом (посылками) дедукции являются аксиомы или просто


гипотезы, имеющие характер общих утверждений («общее»), а концом —
следствия из посылок, теоремы («частное»). Если посылки дедукции истинны,
то истинны и её следствия. Дедукция — основное средство логического
доказательства. Противоположно индукции.

Пример простейшего дедуктивного умозаключения:

1. Все люди смертны.

2. Сократ — человек.

3. Следовательно, Сократ смертен.

Индукция (от лат. inductio – наведение) – это переход в процессе


познания от частного знания к общему; от знания меньшей степени общности
к знанию большей степени общности. Иными словами, – это метод
исследования, познания, связанный с обобщением результатов наблюдений и
экспериментов. Основная функция индукции в процессе познания – получение
общих суждений, в качестве которых могут выступать эмпирические и
теоретические законы, гипотезы, обобщения. В индукции раскрывается
«механизм» возникновения общего знания. Особенностью индукции является
ее вероятностный характер, т.е. при истинности исходных посылок
заключение индукции только вероятно истинно и в конечном результате
может оказаться как истинным, так и ложным. Таким образом, индукция не
гарантирует достижение истины, а лишь «наводит» на нее, т.е. помогает
искать истину.

Различают полную индукцию — метод доказательства, при котором


утверждение доказывается для конечного числа частных случаев,
исчерпывающих все возможности, и неполную индукцию — наблюдения за
отдельными частными случаями наводят на гипотезу, которая, конечно,
нуждается в доказательстве.

В полной индукции мы заключаем от полного перечисления видов


известного рода ко всему роду; очевидно, что при подобном способе
умозаключения мы получаем вполне достоверное заключение, которое в то же
время в известном отношении расширяет наше познание; этот способ
умозаключения не может вызвать никаких сомнений. Отождествив предмет
логической группы с предметами частных суждений, мы получим право
перенести определение на всю группу.

Неполная индукция - метод обобщения признаков некоторых


элементов для всего множества, в который они входят. Неполная индукция не
является доказательной с точки зрения формальной логики, может привести к
ошибочным заключениям. Вместе с тем, неполная индукция является
основным способом получения новых знаний. Доказательная сила неполной
индукции ограничена, заключение носит вероятностный характер, требует
приведения дополнительного доказательства.

Умозаключение по неполной И. (per enumerationem simplicem, ubi non


reperitur instantia contradictoria) основывается, по-видимому, на привычке и
даёт право лишь на вероятное заключение во всей той части утверждения,
которая идёт далее числа случаев уже исследованных. Милль в разъяснении
логического права на заключение по неполной И. указал на идею
однообразного порядка в природе, в силу которой наша вера в индуктивное
заключение должна возрастать, но идея однообразного порядка вещей сама
является результатом неполной индукции и, следовательно, основой И.
служить не может.

В действительности основание неполной И. то же, что и полной, а


также третьей фигуры силлогизма, то есть тождество частных суждений о
предмете со всей группой предметов. «В неполной И. мы заключаем на
основании реального тождества не просто некоторых предметов с некоторыми
членами группы, но таких предметов, появление которых перед нашим
сознанием зависит от логических особенностей группы и которые являются
перед нами с полномочиями представителей группы».

Задача логики состоит в том, чтобы указать границы, за пределами


которых индуктивный вывод перестаёт быть правомерным, а также
вспомогательные приёмы, которыми пользуется исследователь при
образовании эмпирических обобщений и законов. Несомненно, что опыт (в
смысле эксперимента) и наблюдение служат могущественными орудиями при
исследовании фактов, доставляя материал, благодаря которому исследователь
может сделать гипотетическое предположение, долженствующее объяснить
факты.

Таким же орудием служит и всякое сравнение и аналогия,


указывающие на общие черты в явлениях, общность же явлений заставляет
предположить, что мы имеем дело и с общими причинами; таким образом,
сосуществование явлений, на которое указывает аналогия, само по себе ещё
не заключает в себе объяснения явления, но доставляет указание, где следует
искать объяснения. Главное отношение явлений, которое имеет в виду И., —
отношение причинной связи, которая, подобно самому индуктивному выводу,
покоится на тождестве, ибо сумма условий, называемая причиной, если она
дана в полноте, и есть не что иное, как вызванное причиной следствие.
Правомерность индуктивного заключения не подлежит сомнению; однако
логика должна строго установить условия, при которых индуктивное
заключение может считаться правильным; отсутствие отрицательных
инстанций ещё не доказывает правильности заключения. Необходимо, чтобы
индуктивное заключение основывалось на возможно большем количестве
случаев, чтобы эти случаи были по возможности разнообразны, чтобы они
служили типическими представителями всей группы явлений, которых
касается заключение, и т. д.

При всём том индуктивные заключения легко ведут к ошибкам, из


которых самые обычные проистекают от множественности причин и от
смешения временного порядка с причинным. В индуктивном исследовании мы
всегда имеем дело со следствиями, к которым должно подыскать причины;
находка их называется объяснением явления, но известное следствие может
быть вызвано целым рядом различных причин; талантливость индуктивного
исследователя в том и заключается, что он постепенно из множества
логических возможностей выбирает лишь ту, которая реально возможна.

Для человеческого ограниченного познания, конечно, различные


причины могут произвести одно и то же явление; но полное адекватное
познание в этом явлении умеет усмотреть признаки, указывающие на
происхождение его лишь от одной возможной причины. Временное
чередование явлений служит всегда указанием на возможную причинную
связь, но не всякое чередование явлений, хотя бы и правильно повторяющееся,
непременно должно быть понято как причинная связь. Весьма часто мы
заключаем post hoc — ergo propter hoc[5], таким путём возникли все суеверия,
но здесь же и правильное указание для индуктивного вывода.

Также для доказательств используются метод математической


индукции и трансфинитная индукция, которые позволяют осуществить
полную индукцию для бесконечных счётного и несчётного множеств объектов
соответственно.

В процессе научного познания дедукция и индукция не применяются


изолированно, обособленно друг от друга. Однако в истории философии
предпринимались попытки противопоставить индукцию и дедукцию,
преувеличить роль одной из них за счет умаления роли другой.

Схема классического представления связи между теорией,


эмпиризмом, индукцией и дедукцией:
Основоположником дедуктивного метода познания является
древнегреческий философ Аристотель (364 – 322 гг. до н.э.). Он разработал
первую теорию дедуктивных умозаключений (категорических силлогизмов),
в которых заключение (следствие) получается из посылок по
логическим правилам и имеет достоверный характер. Эта теория названа
силлогистикой. На ее основе построена теория доказательства.

Логические сочинения (трактаты) Аристотеля объединены позднее под


названием «Органон» (инструмент, орудие познания действительности).
Аристотель явно отдавал предпочтение именно дедукции, поэтому «Органон»
обычно отождествляется с дедуктивным методом познания. Следует сказать,
что Аристотель исследовал также и индуктивные рассуждения. Он называл их
диалектическими и противопоставлял аналитическим (дедуктивным)
умозаключениям силлогистики.

Английский философ и естествоиспытатель Ф.Бэкон (1561 – 1626)


разработал основы индуктивной логики в своем труде «Новый Органон»,
который был направлен против «Органона» Аристотеля. Силлогистика, по
мнению Бэкона, бесполезна для открытия новых истин, в лучшем случае ее
можно использовать как средство проверки и обоснования их. По мнению
Бэкона, надежным, эффективным орудием для осуществления научных
открытий являются индуктивные выводы. Он разработал индуктивные методы
установления причинных связей между явлениями: сходства, различия,
сопутствующих изменений, остатков. Абсолютизация роли индукции в
процессе познания привела к ослаблению интереса к дедуктивному познанию.

Однако растущие успехи в развитии математики и проникновение


математических методов в другие науки уже во второй половине XVII в.
возродили интерес к дедукции. Этому способствовали также
рационалистические идеи, признающие приоритет разума, которые развивали
французский философ, математик Р. Декарт (1596 – 1650) и немецкий
философ, математик, логик Г.В. Лейбниц (1646 – 1716).
Р. Декарт считал, что дедукция ведет к открытию новых истин, если
она выводит следствие из положений достоверных и очевидных, какими
являются аксиомы математики и математического естествознания. В работе
«Рассуждение о методе для хорошего направления разума и отыскания истины
в науках» он сформулировал четыре основные правила любого научного
исследования: 1) истинно лишь то, что познано, проверено, доказано; 2)
расчленять сложное на простое; 3) восходить от простого к сложному; 4)
исследовать предмет всесторонне, во всех деталях.

Г.В. Лейбниц утверждал, что дедукцию следует применять не только в


математике, но и в других областях знания. Он мечтал о том времени, когда
ученые будут заниматься не эмпирическими исследованиями, а вычислением
с карандашом в руках. В этих целях он стремился изобрести универсальный
символический язык, с помощью которого можно было бы рационализировать
любую эмпирическую науку. Новое знание, по его мнению, будет результатом
вычислений. Такая программа не может быть реализована. Однако сама идея
о формализации дедуктивных рассуждений положила начало возникновению
символической логики.

Следует особо подчеркнуть, что попытки отрыва дедукции и индукции


друг от друга неосновательны. На самом деле даже определения этих методов
познания свидетельствуют об их взаимосвязи. Очевидно, что дедукция
использует в качестве посылок различного рода общие суждения, которые
невозможно получить посредством дедукции. А если бы не было общих
знаний, полученных с помощью индукции, то были бы невозможны
дедуктивные рассуждения. В свою очередь дедуктивное знание о единичном
и частном создает основу для дальнейшего индуктивного исследования
отдельных предметов и получения новых обобщений. Таким образом, в
процессе научного познания индукция и дедукция тесно взаимосвязаны,
дополняют и обогащают друг друга.
Дедукцию прославил, в своё время, всем известный, Шерлок Холмс, —
имевший «выдающиеся дедуктивные способности».

Одним из проявлений дедукции является также метод познания —


экстраполяция. Например, узнав, что открыт новый вид травы, и зная, что все
известные виды травы — зелёные, мы можем сделать вывод, что новый вид
травы является зелёным. Получаем т.о. — такое новое частное знание: «новый
вид травы является зелёным». Т.е. мы этого не проверяли, и не видели, но
экстраполировали (применили) имевшееся общее знание — на новый предмет,
который в обобщение не входил. Получили т.о. дедуктивное знание, которое
приняли на веру.
14. Объект и предмет научного исследования.
Исследовательская деятельность – это комплекс мероприятий,
реализуемых некоторым лицом или их группой для достижения определенных
целей. В образовательном процессе исследовательские процедуры
практически всегда присущи составлению и оформлению учебных работ.
Большинство из них в обязательном порядке должны содержать предмет
исследования.

Для анализа научной деятельности в соответствующих разделах


методологии введен и разработан ряд специальных понятий. Наиболее общим
из них является понятие познавательной ситуации.

Познавательная ситуация включает в себя познавательную трудность


(разрыв между сформулированной в науке проблемой и имеющимися в науке
средствами), предмет исследования, требования к продукту, а также средства
организации и реализации научного исследования.

Использованное здесь понятие предмета исследования предполагает


его дифференциацию от понятия объекта исследования.

Предмет исследования является одной из центральных категорий


методологического анализа. Зарождение и развитие науки связано с
формированием и изменением предмета науки. Радикальное изменение
предмета исследования ведет к революции в самой науке. Предмет
исследования включает в себя объект изучения, исследовательскую задачу,
систему методологических средств и последовательность их применения. В
более упрощенной интерпретации предмет исследования рассматривается как
сторона, или аспект, объекта, который непосредственно вычленяется в нем
сквозь призму проблемы.

Предметы исследования могут быть разной степени общности,


наиболее масштабным является предмет данной науки в целом, который
выполняет по отношению к предмету частного исследования
методологическую функцию.

Понятие «объект исследования» также требует разъяснения — это не


просто некоторая часть внешней реальности, на которую можно прямо
указать.

Объект исследования — та область непосредственно наблюдаемой


реальности, для которой выявлены устойчивые и необходимые связи между
отдельными ее составляющими и закреплены в системе научных абстракций.
Для построения объекта необходимо также отделить его содержание,
независимое от познающего субъекта, от формы отражения этого содержания.
Процесс построения объекта научного исследования невозможен без
появления особой познавательной задачи, научной проблемы. Средства
исследования — фундаментальные понятия науки, с помощью которых
расчленяется объект исследования и формулируется проблема, принципы и
методы изучения объекта, средства получения эмпирических данных, включая
технические средства.

В словаре В.Даля: «Объект, содержание, личность. Объективные


особенности, которые доступны для наблюдения зрителям; субъективные –
ощущаются самими предметом». «Предмет – все, что можно ощутить».
«Предмет сочинения – основа, смысл его».

С.И. Ожегов: «Объект. 1. То, что существует вне нас и независимо от


нашего сознания, внешний мир, материальная действительность. 2. Явление,
предмет, на который направлена какая-нибудь деятельность. Объект
изучения». «Предмет. 1. Всякое материальное явление, вещь. 2. То, на что
направлена мысль, что составляет его содержание или на что направлено
какое-то действие».

Н.Е. Яценко: «Объект - 1. В философии - всякое явление,


существующее независимо от человеческого сознания. 2. В широком смысле -
предмет, явления, которые человек стремится познать, и на которые
направлена его деятельность». «Предмет - 1. Всякое материальное явление,
вещь. 2. То, на что направлена мысль, действие или чувство».

Обобщая, объект – это процесс или действия, вызывающие


проблематичные условия и взятые исследователем для анализа. Объект также
понимается как часть научного познания, которую исследователь изучает.
Предмет исследования – это часть вопроса, анализируя который, происходит
познание целостности объекта, отделяя его основные, более значимые
особенности.

Один и тот же объект может входить в предмет нескольких разных


исследований и даже различных наук. Совершенно различные предметы при
изучении человека строятся такими науками, как антропология, социология,
психология, физиология, эргономика. Поэтому понятию предмета
исследования противопоставляется не объект, а эмпирическая область —
совокупность научных фактов и описаний, на которых развертывается
предмет исследования.

Исходя из данного расчленения научного знания можно обрисовать


последовательные этапы исследовательского движения, открывающиеся
сквозь призму нормативно-методологического анализа. В качестве таких
этапов выделяются: постановка проблемы, построение и обоснование
предмета исследования, построение теории и проверка полученных
результатов.

Важно отметить, что постановка проблемы опирается не только на


обнаружение неполноты имеющегося знания, но и на некоторое «пред-
знание» о способе преодоления этой неполноты. Именно критическая
рефлексия, ведущая к обнаружению пробелов в системе знания или ложности
его неявных предпосылок, играет здесь ведущую роль. Сама работа по
формулировке проблемы носит принципиально методологический характер
независимо от того, опирается ли исследователь сознательно на те или иные
методологические положения или они определяют ход его мыслей неявным
образом. Работа по построению и обоснованию предмета исследования также
является преимущественно методологической, в ходе нее осуществляется
развертывание проблемы, включение ее в систему существующего знания.
Именно здесь и происходит слияние методологии с содержательной стороной
процесса познания. Методология на этом этапе выполняет скорее
конструктивную, нежели критическую функцию, корректируя работу
исследователя. На стадии построения предмета исследования чаще всего и
вводятся новые понятия, методы обработки данных и другие средства,
пригодные для решения поставленной задачи.

На этапах построения частнонаучной теории и проверки полученных


результатов основная смысловая нагрузка ложится на движение в предметном
содержании. Отсюда видно, что с помощью методологии самой по себе нельзя
решить ни одной частнонаучной задачи и нельзя построить предметное
содержание никакой конкретной области. Для успешного использования
достижений методологической мысли необходимо сочетание творческого
движения «сверху вниз» и «снизу вверх».

Сама методология строится и обогащается не за счет конструирования


умозрительных схем, она вырастает из обобщения завоеваний, достигнутых за
счет движения в предметном содержании при анализе той или иной области
действительности. Любая успешная реализация методологического принципа
в конкретно-научном исследовании есть не только вклад в данную науку, но и
в методологию, так как эта реализация не остается без последствий для того
знания, которое было взято в качестве предпосылки метода исследования.
Последние не просто подтверждаются, но и обогащаются, дополняются
всякий раз, когда они начинают новую жизнь, воплотившись в материале еще
одной предметной области.

Для определения объекта и цели исследования, используется


следующее разделение: по видам восприятия и использования; по стадиям; по
месту проведения; по использованию подхода.
Если рассматривать виды исследования, то можно встретить
следующие классификации: экспериментальное направление, теоретическое и
третий вариант, который включает в себя первое и второе понятие.
Экспериментальные изучения основываются на визуальных материалах.
Теоретические варианты – на фактах, изложенных в книгах, на сайтах.

По стадиям объект делится на три группы: поисковые, научные


исследования и конструкторские изучения. Конструкторские объекты связаны
с инженерными проектами и исследованиями в лабораториях. Поиск в
разработках проводится с целью получения новой информации, знания.
Научное направление в исследовании объекта носит исключительно научный
характер.

По месту проведения изучаемые материалы делятся на промышленные


и лабораторные исследования.

По подходу бывают локальные (то есть конкретные) и комплексные (то


есть грeпповые) исследования.

Первостепенное значение имеет наблюдение за объектом


исследования. Если позволяет текущий уровень развития (состояние) данной
науки и если это позволяет сам объект, вторым важнейшим способом изучения
объекта исследования является эксперимент. Связать же наблюдаемые,
известные и экспериментальные данные помогает как научная логика в
сочетании с уже известными научными данными, так и особые правила, по
которым в науке выводятся гипотезы. Последние, в сущности, являются
индуктивным (предсказательным) методом исследования. Однако в науке
полезно использовать также дедуктивный (то есть, ретроспективный) метод,
который, однако, ныне не слишком популярен у исследователей, кроме
математики (и в практике криминалистики).

Для более полного понимания рассматриваемых категорий стоит


рассмотреть примеры определения объекта и предмета исследования.
Для того, чтобы правильно определить объект и предмет исследования,
нужно выявить область, в рамках которой проходит исследование. Далее
следует рассмотреть тот аспект этой области, которую исследователь
планирует изучить, исходя из цели работы. Это и будет являться предметом
изучения.

Пример 1. Дисциплина «Микроэкономика» имеет объектом


изучения экономическую деятельность людей. Предметом изучения могут
являться экономическое поведения людей, их экономические
взаимоотношения и т.д.

Пример 2. Дисциплина «Микробиология». Объектом изучения


микробиологии являются различные микроорганизмы. Предметом изучения
могут быть рост, развитие и размножение этих микроорганизмов, их
распространение и т.д.

Пример 3. Дисциплина «Микросоциология». Объектом изучения


микросоциологии является семья, а предметом – семейное поведение.
Объектом изучения информатики являются информационные системы, а
предметом могут быть такие аспекты как программное обеспечение,
аппаратное обеспечение и др.
15. Практико-ориентированное задание: проанализируйте
инновационную инфраструктуру вуза.
Тема инновационной инфраструктуры вуза в настоящее время является
особенно актуальной для российских учебных заведений в связи с выходом
Постановления Правительства Российской Федерации от 9 апреля 2010 г. No
219, которым утверждено Положение о государственной поддержке развития
инновационной инфраструктуры, включая поддержку малого инновационного
предпринимательства, в федеральных образовательных учреждениях высшего
профессионального образования.

Указанное постановление, а также иные подобные акты, хотя и


содержат вполне конкретные положения по поводу того, как должна
выглядеть инновационная инфраструктура вуза и какие задачи она должна
решать, все же оставляют определенный простор для инициативы вуза в
расстановке акцентов при создании элементов инфраструктуры и определении
ее функций. И поэтому вопросы: какая и для чего нужна инновационная
инфраструктура, — вузы решают большей частью самостоятельно.

В первоначальном приближении возможности, которые дает


инновационная инфраструктура, в той или иной степени одинаковы для всех
вузов. Во-первых, это возможность получить дополнительные средства за счет
коммерциализации научных разработок. Во-вторых, это возможность
привлечь к сотрудничеству крупные компании и предприятия. В-третьих, это
хороший стимул для развития научно исследовательского потенциала,
сохранения кадров. В-четвертых, это дополнительные возможности для
студентов, аспирантов, молодых ученых поучаствовать в инновационном
процессе на различных ролях — от разработчика до руководителя малой
инновационной компании.

Более или менее типовым в первом приближении можно считать


также и состав инновационной инфраструктуры. Как правило, инновационная
инфраструктура включает в себя 4 блока — а) образование
(специализированные кафедры, программы); б) научно-производственные
мощности (генерация разработок, создание прототипов, опытных образцов);
в) поддержка инновационной деятельности (сопровождение инновационных
проектов, создание малых инновационных компаний, защита прав
интеллектуальной собственности и т.д.); г) управление инновационной
деятельностью и собственно инновационной инфраструктурой.

Однако при более подробном и внимательном рассмотрении того,


каким образом устроена инновационная инфраструктура в различных вузах,
становятся видны различия не только в строении инновационной
инфраструктуры, но и в самих подходах вузов к ее созданию, определению ее
состава и задач.

Исследование инновационных инфраструктур трех ведущих


российских вузов, проведенное в 2011 г. Институтом менеджмента инноваций
НИУ ВШЭ с целью разработки по ним кейсов, позволило выявить и
сформулировать некоторые особенности вузовских подходов к определению
состава и задач инновационной инфраструктуры. С некоторой долей
условности можно выделить три подхода по принципу «от простого к
сложному», обозначаемые, соответственно, software, hardware и brainware.

Состав и функции инновационной инфраструктуры в рамках


подхода software определяются необходимостью решения вузом текущих
вопросов, относящихся к области коммерциализации имеющихся результатов
научно-технической деятельности. В частности, вопросов установления и
защиты прав собственности на результаты интеллектуальной деятельности,
продвижения результатов научных исследований и разработок, «легализации»
и стимулирования инновационной активности студентов и преподавателей. В
образовательной сфере при данном подходе реализуются в основном
программы дополнительного образования, а объекты инновационной
инфраструктуры создаются по формальным критериям, определенным 219-м
постановлением и иными подобными актами. Управление сведено, как
правило, к реализации функций контроля и координации текущей
деятельности.

Назначение инновационной инфраструктуры при данном подходе


заключается преимущественно в информационно-коммуникационном
обеспечении текущей инновационной деятельности. Такой подход
свойственен, главным образом, молодым вузам, зачастую имеющим
гуманитарный профиль, которые только выстраивают свою инновационную
инфраструктуру, у которых нет мощной научно-производственной базы, и нет
задач создания механизмов массового производства инноваций. Вместе с тем,
формальные критерии при создании инновационной инфраструктуры могут
применяться и крупным вузом, имеющим традиции и мощный научно-
производственный потенциал.

Подход hardware основан на представлении об инновационной


инфраструктуре вуза как фундаменте для его стратегического развития.
Состав и задачи инфраструктуры зависят от того, каким вуз видит свое
будущее, какое направление и путь развития для себя избирает. В
университете понимают, что без собственной мощной и, что важно,
современной производственной базы невозможно ни подготовить толкового
ученого или инженера, ни наладить эффективное взаимодействие с
промышленностью. И поэтому финансируют, в первую очередь, науку и
производство, чтобы делать инновации «здесь и сейчас», а не закладываться
на долгий и зачастую непредсказуемый процесс выращивания в тепличных
бизнес-инкубаторах малопонятных на данный момент стартапов — очень
модное направление развития инноваций в вузах на сегодняшний момент.

В образовании подход hardware отличает от software наличие


программ не только дополнительного, но и основного образования в сфере
инноваций, а в управлении — выстраивание системы управления
инновационной инфраструктурой.
Подход brainware исторически и логическипродолжает и
развивает первые два — software и hardware. Если в рамках первого подхода
ключевой задачей инновационной инфраструктуры является информационно-
коммуникационное обеспечение инновационной деятельности вуза, в
рамках второго подхода к этой задаче добавляется развитие образования
и материально-технической базы вуза, в рамках подхода brainware к
имеющимся задачам добавляется построение системы управления
инновационными процессами в вузе, тонкая настройка внутренней
инновационной среды и формирование внешней инновационной экосистемы
вуза. В рамках этого подхода инновационная инфраструктура понимается уже
не как набор элементов и объектов, в известном смысле «внешних» по
отношению к основной структуре вуза, а как ее неотъемлемый и в
значительной степени каркасный элемент.

Создание инновационной инфраструктуры дает возможность получить


дополнительные средства за счет коммерциализации научных разработок,
привлечь к сотрудничеству крупные компании и предприятия, а также это
хороший стимул для развития научно-исследовательского потенциала,
сохранения кадров.

Инновационная инфраструктура рассматривается как


организационная форма, в рамках которой происходит генерация новых идей
и знаний и формируется слой инициативных людей, готовых создавать малый
бизнес. Главным результатом работы над созданием инновационной
инфраструктуры является не количество созданных малых инновационных
предприятий, а появление в вузе инновационной культуры. При таком
понимании инновационная инфраструктура- это не только привычные всем
технопарки, инновационные центы и бизнес-инкубаторы, но и школа кадров,
которым предстоит определять будущий предпринимательский облик
университета.
По результатам анкетирования высших учебных заведений
Российской Федерации к основным препятствиям эффективного развития
инновационной деятельности на базе высших учебных заведений, относятся
недостаточное финансирование (48%), отсутствие опыта маркетинга
инноваций (46%) и непрофессиональное управление инновационными
проектами и процессами (33%), а также низкая коммерческая эффективность
научных разработок (33%). Так же отмечены: проблемы кадрового
обеспечения и оплаты труда в вузах; проблемы нормативно-правовой базы и
несовершенство законодательной базы, проблемы налогообложения;
отсутствие спроса на отечественные инновации со стороны частного бизнеса

Делая вывод по полученным данным о деятельности малых


инновационных предприятий, можно сказать, что число привлеченных
сотрудников к деятельности предприятий не велико, и во многом причины
пока еще скромного развития МИП связаны с инфраструктурной поддержкой,
менеджментом и наличием заказов на инновационные разработки со стороны
потенциальных потребителей.

В связи с тем, что основные проблемы, которые препятствуют


развитию МИП, заключаются в сфере коммерциализации результатов
интеллектуальной деятельности, можно сформулировать следующие задачи в
направлении развития малых инновационных предприятий в вузе:

• стимулирование участия МИП в конкурсах поддержки малому


предпринимательству на региональном и Федеральном уровнях;

• ежегодное проведение в вузах инвентаризации РИД, с целью


создания профессорско-преподавательским составом вузов коммерчески
привлекательной интеллектуальной собственности;

• проведение маркетинга и оценки привлекательности разработок и


результатов деятельности МИП на региональном уровне

• повышение активности ППС, аспирантов и студентов в работе МИП;


• организация методической помощи МИП по проблемам защиты
интеллектуальной собственности, составлению бизнес-планов, экспертной
оценки проектов и др.

Важнейшим результатом функционирования инновационной


инфраструктуры вуза является связь науки и производства для дальнейшего
развития научных школ и творческой реализации студентов и аспирантов.