Вы находитесь на странице: 1из 12

ВИАМ/2012-205973

Литейные жаропрочные никелевые сплавы

Н.В. Петрушин
доктор технических наук

И.Л. Светлов
доктор технических наук

О.Г. Оспенникова
кандидат технических наук

Январь 2012
Всероссийский институт авиационных материалов (ФГУП
«ВИАМ» ГНЦ) – крупнейшее российское государственное
материаловедческое предприятие, на протяжении 80 лет
разрабатывающее и производящее материалы, определяющие
облик современной авиационно-космической техники. 1700
сотрудников ВИАМ трудятся в более, чем в 30-ти научно-
исследовательских лабораториях, отделах, производственных
цехах и испытательном центре, а также в 4-х филиалах
института. ВИАМ выполняет заказы на разработку и поставку
металлических и неметаллических материалов, покрытий,
технологических процессов и оборудования, методов защиты
от коррозии, а также средств контроля исходных продуктов,
полуфабрикатов и изделий на их основе. Работы ведутся как по
государственным программам РФ, так и по заказам ведущих
предприятий авиационно-космического комплекса России
и мира.
В 1994 г. ВИАМ присвоен статус Государственного
научного центра РФ, многократно затем им подтвержденный.
За разработку и создание материалов для авиационно-
космической и других видов специальной техники 233
сотрудникам ВИАМ присуждены звания лауреатов различных
государственных премий. Изобретения ВИАМ отмечены
наградами на выставках Международных салонах в Женеве и
Брюсселе. ВИАМ награжден 4 золотыми, 9 серебряными и 3
бронзовыми медалями, получено 15 дипломов.
Возглавляет институт лауреат Государственных премий
СССР и РФ, академик РАН Е.Н.Каблов.
Статья подготовлена для опубликования в журнале «Все
материалы. Энциклопедический справочник», №5, 2012 г.

Электронная версия доступна по адресу: www.viam.ru/public


Литейные жаропрочные никелевые сплавы

Н.В. Петрушин, И.Л. Светлов, О.Г. Оспенникова

Всероссийский институт авиационных материалов

Проведен анализ развития современных литейных жаропрочных


никелевых сплавов для монокристаллических лопаток газовых турбин.
Показано, что рений более эффективно, чем Та, W, Мо и другие легирующие
элементы, повышает длительную прочность монокристаллических
жаропрочных никелевых сплавов. Представлены результаты
компьютерного конструирования монокристаллических жаропрочных
никелевых сплавов, содержащих рений и рутений, и экспериментальных
исследований монокристаллов этих сплавов.

Ключевые слова: монокристаллические жаропрочные никелевые


сплавы, длительная прочность, анизотропия механических свойств.

Литейные жаропрочные никелевые сплавы (ЖНС), предназначенные для


производства турбинных лопаток авиационных двигателей, по своему
химическому составу являются наиболее сложными из всех существующих
сплавов конструкционного назначения. Они содержат до 10 основных
легирующих элементов, не считая многих полезных микродобавок
редкоземельных металлов, и имеют гетерофазную структуру,
представляющую собой высокодисперсные частицы γ'-фазы
(формирующейся на основе интерметаллического соединения Ni 3 Al –
упорядоченная ГЦК структура типа Ll 2 ), равномерно рассеянные в матрице
из твердого γ-раствора легирующих элементов в никеле (неупорядоченная
ГЦК структура). При наличии в ЖНС углерода в них образуются также
карбидные фазы, как правило, на основе монокарбидов титана, ниобия и
тантала (карбиды МеС).
Все химические элементы, используемые для легирования ЖНС, можно
условно разделить на три группы: растворяющиеся главным образом в
γ-твердом растворе, растворяющиеся преимущественно в γ'-фазе и
карбидообразующие элементы. К первой группе относятся Cr, Mo, Re, Ru, Co,
Ir, V, W. Их коэффициенты распределения между γ'- и γ-фазами K i (𝐾𝑖 =
γ′ γ γ′ γ
𝐶𝑖 /𝐶𝑖 , где 𝐶𝑖 и 𝐶𝑖 – концентрация i-го элемента в γ'- и γ-фазах
соответственно) меньше единицы. Ко второй группе относятся элементы Al,
Ti, Nb, Та, Hf, Pt, имея K j >l. Установлено, что на коэффициенты
распределения многих легирующих элементов сильное влияние оказывает
рений [1, 2]. Карбидообразующие элементы включают Ti, Та, Nb, Hf, V, W, Mo
и Со.
Современные достижения в области фундаментальных и прикладных
исследований никелевых гетерофазных γ/γ'-сплавов обеспечили создание
литейных ЖНС монокристаллического строения. К основным исследованиям
этого рода относятся: установление аналитических корреляций между
физико-химическими свойствами, структурно-фазовыми параметрами, с
одной стороны, и высокотемпературными длительными механическими
характеристиками сплавов – с другой, экспериментальная оценка локального
элементного состава, изучение распределения элементов между фазовыми
составляющими, параметров кристаллических решеток фаз и их размерного
несоответствия, уточнение особенностей фазовых превращений, фазового
состава и микроструктуры [3].
С переходом на технологию литья турбинных лопаток методом
направленной кристаллизации были созданы специальные
монокристаллические ЖНС, типичный химический состав которых приведен
в табл. 1. Из этой таблицы следует, что все сплавы имеют практически
одинаковую систему легирования γ-стабилизирующими и γ'-образующими
элементами. Отсутствие в монокристаллах ЖНС большеугловых границ
зерен исключило необходимость их легирования С, В, Zr с целью упрочнения
межзеренных границ.
Таблица 1.
Химический состав (% (мас.)) монокристаллических
жаропрочных никелевых сплавов [4-8]
Содержание легирующих элементов,% (мас.)
Сплав Другие Поколение
Cr Ti Mo W Re Ta Al Ru Co
PWA-1480 10 1,5 – 4 – 12 5 – 5 – 1
CMSX-2 8 1 0,6 8 – 6 5,6 – 5 –
MC2 8 1,5 2 8 – 6 5 – 5 – 1
AM3 8 2 2,25 5 – 3,5 6 – 5,5 – 1
CMSX-4 6,5 1 0,6 6 3 6,5 5,6 – 9 0,1Hf 2
Rene N5 7 – 2 5 3 7 6,2 – 8 0,2Hf 2
PWA-1484 5 – 2 6 3 8,7 5,6 – 10 0,1Hf 2
Rene N6 4,2 – 1,4 6 5,4 7,2 5,75 – 12,5 0,15Hf 3
CMSX-10 2 0,2 0,4 5 6 8 5,7 – 3 0,1Nb 3
0,03Hf
TMS-75 3 – 2 6 5 6 6 – 12 0,1Hf 3
MC-NG 4 0,4 1 5 4 5 6 4 0,2 – 4
EPM-102 2 – 2 6 5,95 8,25 5,55 3 16,5 0,03C 4
0,15Hf
TMS-138 6 – 3 6 5 6 6 2 6 – 4
TMS-162 2,9 – 3,9 5,8 4,9 5,6 5,8 6 6 0,1Hf 5
TMS-196 4,6 – 2,4 5 6,4 5,6 5,6 5 5,6 0,1Hf 5

В соответствии с международной классификацией в настоящее время


разработаны пять поколений ЖНС для литья монокристаллических лопаток
авиационных двигателей. ЖНС первого поколения содержат традиционные
легирующие элементы, такие как Al, Ti, Cr, Mo, W, Та, Nb, Hf. В состав ЖНС
второго и третьего поколений вводят легирующий элемент Re в количестве
2–4% и 5–6% соответственно. К четвертому и пятому поколениям относятся
ренийсодержащие ЖНС, дополнительно легированные Ru.
Вполне естественно, что в различных сплавах, условно относящихся к
одному из указанных поколений, основные легирующие элементы
присутствуют в различных комбинациях (табл. 1). Каждое новое поколение
ЖНС позволяет увеличить рабочую температуру турбинной лопатки на
20–25°С. По данным ЦИАМ, максимальная температура газа перед турбиной
увеличилась с 1300–1450 К в двигателях третьего поколения до 1800–1950 К
в двигателях пятого поколения [9]. Такой рост температуры рабочего газа
был достигнут за счет повышения эффективности систем охлаждения и
применения монокристаллических лопаток из жаропрочных никелевых
сплавов с повышенными эксплуатационными характеристиками.
Рассмотрению некоторых проблем и достижений, связанных с созданием
в ВИAM высокотемпературных ЖНС для монокристаллических лопаток
газовых турбин перспективных авиационных двигателей, посвящена
настоящая работа.
Одновременно с научной проработкой базовых проблем легирования и
строения монокристаллов ЖНС были созданы технологии вакуумной
выплавки сплавов и литья методом высокоградиентной направленной
кристаллизации монокристаллических лопаток для авиационных
газотурбинных двигателей [3, 10].
Температуры фазовых превращений. К температурам фазовых
превращений в ЖНС относятся температура полного растворения
дисперсной γ'-фазы в матричном γ-твердом растворе Т п.р. , температура
плавления неравновесных фаз эвтектического (перитектического)
происхождения Т эвт , температуры солидуса T S и ликвидуса T L , а также
температура начала выделения карбидов МеС при кристаллизации сплава
Т МеС . В табл. 2 представлены экспериментальные значения указанных
температур для группы литейных ЖНС различного типа, полученные
методом дифференциального термического анализа. Химический состав этих
сплавов приведен в работе [11]. Из приведенных данных следует, что
отсутствие углерода и, следовательно, устранение возможности образования
карбидов привели к существенному повышению температуры солидуса
монокристаллических сплавов ЖС36, ЖС40, ВЖМ1, ВЖМ4 и ВЖМ6. Это
обеспечило возможность проведения их высокотемпературной
гомогенизирующей термической обработки без риска оплавления.
Таблица 2.
Температуры фазовых превращений в литейных жаропрочных никелевых сплавах
Сплав Фазовый Т п.р Т эвт TS TL Т МеС
состав °С
ЖС3ДК 1186 – 1262 1366 1300
ЖС6К 1230 – 1257 1346 1322
ЖС6У 1234 1249 1276 1360 1324
ВЖЛ12У 1229 1256 1273 1333 1320
ВЖЛ12Э 1250 1275 1282 1353 1300
ЖС6Ф γ/γ'+МеС 1248 1270 1292 1392 1346
ВЖЛ20 1244 1265 1265 1348 1308
ЖС26 1275 1280 1294 1382 1350
ЖС30 1245 1272 1295 1404 1318
ЖС32 1276 1310 1310 1408 1350
ЖС32У 1280 1305 1328 1426 1340
ЖС36 1296 1306 1340 1430 –
ЖС40 1304 1310 1350 1404 –
ВЖМ1 γ/γ' 1328 1330 1352 1422 –
ВЖМ4 1300 1324 1372 1452 –
ВЖМ6 1330 1325 1376 1425 –
Примечание.1. Сплавы ЖС3ДК, ЖС6К, ЖС6У, ВЖЛ12У, ВЖЛ12Э предназначены для литья
лопаток с равноосной структурой зерен; ЖС6Ф, ВЖЛ20, ЖС26, ЖС30, ЖС32, ЖС32У – для
лопаток со столбчатой структурой зерен; ЖС36, ЖС40, ВЖМ1, ВЖМ4, ВЖМ6 – для
монокристаллических лопаток.
2. Сплавы ЖС32, ЖС32У, ЖС36, ВЖМ1 содержат рений, сплавы ВЖМ4, ВЖМ6 – рений и
рутений.

Различные легирующие элементы неоднозначно влияют на температуры


фазовых превращений в ЖНС. Экспериментально установлено, что Re и W
значительно повышают температуру солидуса, влияние Мо и Со на T S
незначительное (рис. 1). Другие легирующие элементы (Al, Сr, Mo, Ti, Nb,
Та, Hf) понижают температуру солидуса ЖНС, особенно значительно –
углерод и бор [12].
Рисунок 1. Влияние содержания легирующих элементов на температуру
солидуса монокристаллических жаропрочных никелевых сплавов

Длительная прочность. Данные о влиянии содержания легирующих


элементов на длительную прочность монокристаллов из ЖНС с аксиальной
кристаллографической ориентацией <001> приведены на рис. 2.

Рисунок 2. Влияние содержания легирующих элементов (С ЛЭ )


на длительную прочность монокристаллических жаропрочных
никелевых сплавов при температуре 1000°С (база 1000 ч)

Из приведенных данных следует, что рений является одним из наиболее


эффективных легирующих элементов в монокристаллических ЖНС.
Положительное влияние рения на жаропрочность никелевых сплавов
обусловлено увеличением температуры солидуса, повышенной
растворимостью рения в никелевом γ-твердом растворе и увеличением
периода его кристаллической решетки, снижением коэффициентов диффузии
легирующих элементов [13]. Однако исследования показали, что при
длительном воздействии более высоких температур параметр d(σ 100 )/dC Re
(здесь d(σ 100 ) – изменение предела длительной прочности при изменении
концентрации Re на величину dC Re , характеризующий упрочняющий эффект
от введения Re, понижается (рис. 3).

Рисунок 3. Влияние содержания рения на длительную прочность


монокристаллических жаропрочных никелевых сплавов при температурах
1000 (1) и 1100°С (2) (база 100 ч)

Относительное понижение влияния рения на длительную прочность при


температуре 1100°С с увеличением его содержания в ЖНС объясняется
фазовой нестабильностью γ-твердого раствора, проявляющейся в
образовании пластинчатых частиц, обогащенных рением, –
предположительно топологически плотноупакованных (ТПУ) фаз. При
выделении ТПУ фаз из γ-твердого раствора последний обедняется
тугоплавкими элементами, такими как Re, W, Mo. Вследствие обеднения
γ-фазы тугоплавкими элементами эффективность твердорастворного
упрочнения уменьшается, и, как следствие, снижается сопротивление
скольжению дислокаций, что в конечном счете приводит к понижению
жаропрочности. Для стабилизации фазового состава и снижения вероятности
выделения ТПУ фаз высокорениевые жаропрочные никелевые сплавы
легируют рутением (см. табл. 1). Рутений обладает рядом несомненных
преимуществ по сравнению с рением: он имеет почти в 2 раза меньшую
плотность, чем рений, менее склонен к образованию ТПУ фаз, практически
не ликвирует в процессе направленной кристаллизации.

(Окончание следует)

Список литературы

1. Каблов Е.Н., Петрушин Н.В., Морозова Г.И., Светлов И.Л. // В сб.: Литейные
жаропрочные сплавы. Эффект СТ. Кишкина. М.: Наука, 2006. С. 116–130.
2. Petrushin N.V., Svetlov I.L. et al. // Int.J. Materials Res. (formerly Z. Metallkd.). 2010.
V. 101. N5. P. 594–600.
3. Литейные жаропрочные сплавы. Эффект С.Т. Кишкина: Науч. техн. сб. / Под ред.
Е.Н. Каблова. М.: Наука, 2006. 272 с.
4. Саron Р. // In Superalloys 2000. Т.М. Pollock et al. (Eds.). Publ. of the Minerals, Metals &
Materials Society. Seven Springs Mountain Resort, Champion (Pennsylvania). 2000.
P. 737–746.
5. Hino Т., Kobayashi T. et al. // In Superalloys 2000. T.M. Pollock et al. (Eds.). Publ. of the
Minerals, Metals & Materials Society. Seven Springs Mountain Resort, Champion
(Pennsylvania). 2000. P. 729–736.
6. Walston S., Cetel A., MacKay R. et al. // In Superalloy 2004. K.A. Green et al. (Eds.). Publ.
of the Minerals, Metals & Materials Society. Seven Springs Mountain Resort, Champion
(Pennsylvania). 2004. P. 15–24.
7. Koizumi Y., Kobayashi Т., Yokokawa T. et al. // In Superalloys 2004. K.A. Green et al.
(Eds.). Publ. of the Minerals, Metals & Materials Society. Seven Springs Mountain Resort,
Champion (Pennsylvania). 2004. P. 35–43.
8. Sato A., HaradaH., YenAn-C. et al. //In Superalloys 2008. R.C. Reed et al. (Eds.). Publ. of the
Minerals, Metals & Materials Society. Seven Springs Mountain Resort, Champion
(Pennsylvania). 2008. P. 131–138.
9. Каблов Е.Н. // Горный. Информационно-аналитический бюллетень. Изд. Моск. гос.
горного университета, 2005. С. 159–171.
10. Литые лопатки газотурбинных двигателей: сплавы, технологии, покрытия / Под общ.
ред. Е.Н. Каблова. 2-е изд. М.: Наука, 2006. 632 с.
11. Машиностроение. Энциклопедия. Цветные металлы и сплавы. Композиционные
металлические материалы. Т. II—3. М.: Машиностроение, 2001.880 с.
12. Каблов Е.Н., Светлов И.Л., Петрушин Н.В. // Материаловедение. 1997. № 4.
С. 32–38. № 5. С. 14–17.
13. Каблов Е.Н., Петрушин Н.В., Василенок Л.Б., Морозова Г.И. // Материаловедение.
2000. № 2. С. 23–29. № 3. С. 38–43.