Вы находитесь на странице: 1из 9

К. С.

Десятсков

«БРЮСОВ КАЛЕНДАРЬ» ИЗ СОБРАНИЯ НГОМЗ


КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК

Как известно, календарем принято называть систему отсчета длительных


промежутков времени, в которой установлен определенный порядок для отсче-
та дней в году и указана эпоха, от которой ведется счет лет. В Древней Руси в
православной книжности год обычно описывался при помощи двух схем. Пер-
вая, литургическая, когда каждому дню в году соответствовал свой эпизод свя-
щенной истории или истории христианской церкви, что и фиксировалось в спе-
циальных книгах (минеях, прологах)1. Другая, пасхальная, была основана на
еще одном центральном событии христианской культуры – Пасхе, и, соответст-
венно, в таких книгах как триодь, богослужебные тексты группировались по
неделям от и до данного подвижного праздника. Взаимодействие этих двух
систем «фиксации» времени влияло и на календарное восприятие мира в рус-
ской традиционной культуре, в результате годовой круг был тесно связан с
православным календарем (Месяцеслов входил в Служебник, Апостол, Минею,
Типикон), кроме того, выделялись особые временные точки, в которых вместо
числа в месяце для названия дня использовалось имя святого2. Однако, помимо
этого, в каждой местности существовали свои подобные «опорные» точки го-
дового цикла, на которых отражались как большие (Рождество, Масленница,
Пасха), так и местные (свои) престольные праздники, отмечаемые жителями
деревни или города. На основе церковного месяцеслова оформился русский на-
родный земледельческий Месяцеслов, в который под влиянием традиционной
последовательности сельскохозяйственных и производственных работ русской
деревни добавились некоторые обряды, ритуалы и поверья, а христианские
праздники были переосмыслены на свой лад. В частности, некоторым христи-
анским святым приписывались чудесные свойства покровительства и заступни-
чества, охраны дома, человека, домашних животных, земледельческого труда и
ремесел.
Затем, в эпоху реформ Петра Великого под влиянием новой рациональной
науки в России началось постепенное видоизменение традиционного воспри-

1
Об этом более подробно см.: Зелинский А. Н. Литургический круг христианского календа-
ря // Календарь в культуре народов мира. М., 1993. С. 256.
2
Календарь – хранитель времени. Каталог выставки в Государственном Эрмитаже 19 декаб-
ря 2000 года – 19 марта 2001 года. СПб., 2000. С. 94.

10
ятия времени. И здесь, именно печатные календари стали играть особую роль в
трансляции и распространении нового рационального восприятия времени в
разных слоях российского общества. Но, первоначально, российские издатели
века Просвещения были вынуждены учитывать многовековую религиозную
традицию и местные обычаи и поверья. Поэтому первые светские календари
петровского времени представляли собой некий промежуточный вариант, в ко-
тором старое – традиционное и новое – рациональное переплеталось порой в
очень необычных сочетаниях.
При Петре I начался систематический выпуск печатных календарей: «Все-
гдашний календарь Фосбейна» (1705), петербургский и московский ежегодные
календари. П. П. Пекарский в книге «Наука и литература при Петре Великом»,
характеризуя эти издания даже приводит их краткое содержание: «<…> сначала
расположение их было следующее: краткая хронология событий, в числе кото-
рых из русской истории показывалось коронование Петра I, рождение царевича
Алексея, а с 1717 г. второго сына царя Петра Петровича и внука Петра Алек-
сеевича. Далее: знаки месячные, имена семи планет и знаки Зодиака (в переводе
с греч.: «круг из животных»). В каждом месяце обозначались гласы, евангелия
и апостолы, святцы, фазисы Луны и предсказания о погоде. После Месяцеслова
статья о затмениях, разные витиеватые пророчества, иногда в стихах, о войне и
мире, болезнях, здравии, наконец, время, когда пускать кровь»1. Ранее были
осуществлены переводы иностранных календарей Ягана Генриха Фогта, Стани-
слава Словковича, Павла Галкена на 1691, 1695, 1696, 1697 гг. Они оставались
еще рукописными и обычно содержали: краткую хронологию, различные пред-
сказания на каждый месяц и весь год, в зависимости от астрономических явле-
ний и стихийных бедствий: комет, новых звезд, пожаров, наводнений и проче-
го. Зато в них добавлялись некоторые статьи по древней и новой истории и ука-
зывались имена авторов и составителей подлинников. Шведский «Фохтов ка-
лендарь» на 1699 г., по сообщению И. Г. Корба, был даже запрещен в России
из-за намека на стрелецкое восстание2.
Составителем так называемого «Брюсова календаря» был Василий Онуф-
риевич Киприанов, известный гравер, рисовальщик, издатель и переводчик
петровского времени. Он происходил из московских торговых людей, постав-
лял в Оружейную палату свечи и материалы для изготовления книг. В матема-
тико-навигацкой школе Киприанов занимался подготовкой учебных пособий,
а в 1705 г. он открыл в Москве «Библиотеку», где продавал книги и получил от
царя почетное звание «библиотекарь». В 1706 г. стал руководителем первой
гражданской типографии в Москве, за деятельностью которой Петр I поручил
«надзрение» Я. В. Брюсу. Последний, как известно, был военным и государст-
венным деятелем, организатором новой российской артиллерии, первым рос-
сийским ученым – специалистом в области точных и естественных наук, зани-

1
Пекарский П. П. Наука и литература при Петре Великом. СПб., 1862. Т. 1. С. 310.
2
Богданов А. П., Симонов Р. А. Прогностические письма доктора Андреаса Энгельгарта ца-
рю Алексею Михайловичу // Естественнонаучные представления Древней Руси. М.: Наука,
1988. С. 152.

11
мал посты Президента Берг- и Мануфактур-коллегии, переводчиком специаль-
ной и научной литературы1. Причем научные издания по артиллерии, геогра-
фии, механике, астрономии и другим дисциплинам издавались в России не
только в переводе, а под редакцией Я. В. Брюса. Именно в этой типографии,
просуществовавшей с 1706-го по 1723 гг., начался массовый выпуск учебных и
научных изданий в виде листовых гравюр. По мнению В. К. Макарова, тексты
календаря указывают на знакомство В. О. Киприянова с западной астрономиче-
ской литературой и учением Николая Коперника2. Первое издание большого
«Брюсового календаря» было отгравировано на медных пластинах в 1709–
1715 гг. и отпечатано на шести листах большого формата, из которых четыре –
информативные, а два – объяснительные. В России имеется всего три его пол-
ных экземпляра в крупнейших государственных хранилищах – Государствен-
ном Эрмитаже (Санкт-Петербург) из собрания графа Бобринского, Музее изо-
бразительных искусств им. А. С. Пушкина (Москва) и БАН (Санкт-Петербург).
Отдельные листы Брюсова календаря хранятся в Государственной Публичной
Исторической библиотеке. Позднее, с 1726 г. указанный печатный календарь
неоднократно переиздавался «в малых размерах» с самыми разными 178-ю до-
полнениями и получил массовую популярность. Например, «Первобытный
Брюсов календарь», вышедший в Харькове, под редакцией Т. Росинского в
1875 г. и имеющий отдаленные очертания того издания, сделанного в граждан-
ской типографии В. О. Киприанова.
Некоторые исследователи (Т. Г. Куприянова, А. В. Лаврентьев) считают,
исходя из анализа текста, что предшественником большого Брюсова календаря
являлся рукописный «Планетник» начала XVIII в., который сейчас хранится в
ГИМе3. Из предисловия рукописи следует, что ее автором был также В. О. Кип-
рианов, который посвятил «Планетник» Петру I и царевичу Алексею. Поэтому
можно предположить, что с текстом этой работы напрямую ознакомились сам
царь и Я. В. Брюс. Причем, учитывая, что вычислительные материалы «Пла-
нетника» относятся к 1700 и 1710 гг., автор, скорее всего, начал над ним рабо-
тать еще в конце XVII в. Вполне возможно, что Киприанову могли помогать
ученые, связанные с астрономическими наблюдениями, проводившимися в Су-
харевой башне, в частности Л. Магницкий.

1
О его жизни и деятельности более подробно см.: Забелин И. Е. Библиотека и кабинет
Я. В. Брюса // Летописи русской литературы. М., 1859. Т. 1. Отд. III. С. 28–62; Материалы
для истории Императорской академии наук. СПб., 1889. Т. 5. С. 152–245; Хмыров М. Д.
Главные начальники русской артиллерии. Второй генерал-фельдцейхмейстер Я. В. Брюс //
Артиллерийский журнал. 1866. № 3. С. 81–136, 153–199, 249–291; Святский Д. О. Отец
русской астрономии // Природа и люди. 1915. № 22; Ченакал В. Л. Очерки по истории рус-
ской астрономии. М., 1951. С. 65–89; Письма Брюса к Иоганну-Георгу Лейтману // Научное
наследство. М.; Л., 1951. Т. 2. С. 1083–1101; Луппов С. П. Библиотека Я. В. Брюса // Сбор-
ник статей и материалов БАН СССР по книговедению. Л., 1973. Вып. 3. С. 249–272; Биб-
лиотека Я. В. Брюса: Каталог. Л., 1989; Колкина И. Н. Я. В. Брюс // Соратники Петра. ЖЗЛ.
Вып. 1106. М., 2001. С. 433–493; Филимон А. Н. Яков Брюс. М., 2003.
2
Макаров В. К. Русская светская гравюра первой четверти XVIII века. Аннотированный
сводный каталог. Л., 1978, репринтное издание.
3
Симонов Р. А. Прав ли Брюсов календарь? // Наука и религия. 1993. № 10. С. 51.

12
В итоге, после нескольких обсуждений, было принято решение (в контек-
сте реформы календаря и введения гражданского шрифта) сделать содержание
книги доступным для всего населения России, а не только для царской семьи.
Вместо наборного издания в виде книжного блока календарь решили выпускать
в виде отдельных гравированных листов. Это предельно сжимало информацию,
увеличивало удобство ее использования, делало возможным на основе расхо-
димости двух первых листов установить оптимальный тираж, цену и оконча-
тельный объем календаря1.
Первый лист представлял собой сведения о восходе и заходе солнца на
широте Москвы и назывался «Ново сия таблица издана». Здесь содержалась
чисто астрономическая информация. На таблице вверху, в центре, под государ-
ственным гербом, который держат две аллегорические фигуры, изображен
Кремль, по сторонам – две фазы луны; ниже – двенадцать календарных таблиц
по месяцам года, над каждой из которых аллегорические изображения с соот-
ветствующими знаками зодиака. Лист был обрамлен крупными цветочными
гирляндами. Второй лист – религиозного православного содержания. Сверху
листа на двух лентах присутствует надпись: «Календарь повсемственный или
месяцеслов на все лета Господние». Здесь содержались сведения о святках, да-
вался «Ключ неисходимый Пасхальных Литер, по кругу солнечному и лунно-
му» для вычисления Пасхи. На таблице вверху под надписью, изображены го-
сударственный герб и перспективный план Петропавловской крепости в Cанкт-
Петербурге, а по сторонам в медальонах, окруженных облаками – схемы сол-
нечного затмения и лунных фаз. Ниже находились календарные тексты и над
ними аллегорические изображения двенадцати месяцев. Оба листа были изданы
в 1709 г. с разницей в полгода.
Третий лист вышел в свет в 1710 г. с названием «Предзнаменование вре-
мени на всякой год по планетам». Здесь даны сведения о влиянии планет (све-
тил) на состояние жизни на Земле. Все сведения (предсказания) имеют чисто
природный характер. Под воздействием того или иного светила определяются:
чин года общий, весна, лето, осень, зима, сев весенний, сев осенний, состояние
деревьев (овощ древесный), лоз и вина, природных явлений (ветры и непого-
ды), гадов, рыб и людей (болезни и скорби насильствуемые). Даны годы, на ко-
торые сделаны предсказания, 1710–1821, то есть на 112 лет. В издательских
данных указано, что представленная таблица переведена с латыни из книги не-
мецкого ученого Иоанна Загана. Следует уточнить, что данная таблица пред-
сказаний использовалась только в качестве основы (ключа) и была переработа-
на и адаптирована российскими учеными к местным природным условиям. Под
верхней надписью в полукружии располагались знаки Зодиака и аллегориче-
ские фигуры, обозначающие времена года, а еще ниже – изображения планет в
виде мужчин и женщин в немецких костюмах XVI в.2 Сами таблицы с текстами
различных предсказаний перенесены в центр, а лист обрамлен крупными цве-
точными гирляндами.

1
Филимон А. Н. Яков Брюс... С. 337.
2
Календарь – хранитель времени… С. 108.

13
Четвертый лист календаря также астрологический – «Предзнаменование
действ на каждый день по течению Луны в зодии». Здесь определяются дейст-
вия человека в зависимости от того, в каком знаке Зодиака в данный момент
находится Луна. В календаре представлены таблицы, по которым определяется
местоположение в знаках Зодиака Луны и успешность тех или иных действий.
Приводятся также фрагменты из «Сказания царя Соломона, что есть печать
большая, откуду, как ему приде…» XVII в., исход событий в которых ставился
в соответствие с расчетом «доброго», «среднего» или «злого» дня (часа), в ко-
торый они происходят. Вероятно, исходя именно из этого, Ф. М. Керенский в
своем исследовании «Отреченные книги и Брюсов календарь» считает, что
именно использование авторами календаря древнерусской календарной тради-
ции сделали его популярными у русского народа и задали тон всем будущим
календарям1. Ниже верхней надписи, по полукругу, как и в третьем листе, по-
мещены знаки Зодиака и большое изображение Луны с изрытой кратерами по-
верхностью. Под ними – календари со сценами человеческой жизни в различ-
ные месяцы года. В самом низу листа присутствует марка Гражданской типо-
графии. В издательских данных указаны имена исследователей: Мартын Аль-
берт Феофрастический, медик и рудоискатель от Хемниц и Вольфганг Гиль-
дебрант. К сожалению, не указана дата издания четвертого листа, но, поскольку
Брюс, «под надзрением» которого лист издавался, назван генерал-фельдцейх-
мейстером, можно определить, что появился этот календарь в 1711–1715 гг.
Пятый и шестой листы, изданные в 1715 г., как уже было отмечено, объяс-
нительные. По ним можно определить, что представлено в предыдущих четы-
рех листах (таблицах) и как ими можно пользоваться. Оба листа были изготов-
лены в виде фронтонов, которые поддерживали колонны, по две на каждом.
В пятом, в полукруге в окружении двенадцати знаков Зодиака находился порт-
рет Петра Великого (с оригинала Гунета) в рыцарских доспехах, окруженный
арматурой2. Над головой Петра фанфары, под портретом знамена и полковые
стяги. Ниже располагались аллегорические изображения семи планет с надпи-
сями – от Луны до Сатурна. На шестом листе сверху посередине изображен
земной шар, по сторонам которого сидят Меркурий и Минерва. Под ними на-
ходились семь эмблематических с подписями разного характера. Вверху листа
присутствует крупная надпись: «Употребление предложенных четырех таблиц,
на которых кратко собранный неисходимый календарь»3. Под нею – фигуры
Афины-Паллады и Меркурия среди военных трофеев и три глобуса на станках.
Под текстами, которые помещены в центре, на цоколе просматривается аллего-
рическая картина на тему мироздания, в которую вкомпановано небольшое
изображение Петропавловской крепости. За колоннами помещались человече-
ские фигуры, символы первоэлементов: слева – огонь и вода, справа – воздух и
земля. Внизу по бокам, представлены мужчина и женщина с астрономическими

1
Керенский Ф. М. Отреченные книги и Брюсов календарь // Журнал Министерства народно-
го просвещения. Март. 1874. С. 52–79. Апрель. 1874. С. 278–342. Май. 1874. С. 99–135.
2
Филимон А. Н. Яков Брюс... С. 435.
3
Календарь – хранитель времени… С. 109.

14
инструментами. Посередине нижнего пьедестала расположен небесный глобус,
справа от него стоит Сатурн, слева – юноша в царской одежде с солнцем и
звездами на латах. Слева от молодого человека показано море с тритонами, ки-
том и морскими чудовищами, а из тучи исходят гром и молния. Справа от фи-
гуры Сатурна – два единорога, между ними агнец на цветке лотоса, а выше –
облака, из-за которых видны солнце, луна и звезды. В самом конце календаря
располагались символы вечности: «…Знай, что всегда есть Альфа и Омега». На
всех листах указано, что сделаны они трудом и тщанием библиотекаря Василия
Киприянова.
Вероятно, последний был вполне подготовлен к тому, чтобы самостоя-
тельно разработать и издать «Брюсов календарь». Тем более, что помимо заме-
чательных способностей рисовальщика и гравера, составителя математических
и географических пособий, он прекрасно проявил себя как издатель, в той
очень непростой обстановке переходного периода начала петровских реформ.
Так, еще до издания календаря, Киприанов напечатал в Москве в 1705 г. боль-
шую гравюру под названием «Новый способ арифметики» с многочисленными
изображениями и стихотворными пояснениями, а в 1707 г. увидел свет «Глобус
небесный»1. Что касается Я. В. Брюса, то он в лучшем случае участвовал только
в редактировании, подборе материала по астрономии, астрологии и математике,
и помогал главному издателю советами и покровительством (В. О. Киприанова
по многим вопросам критиковали представители высшего духовенства русской
православной церкви). Сам же он никакого отношения к предсказаниям в ка-
лендаре не имел. «Брюсовым» этот календарь стал гораздо позже, после смерти
Якова Вилимовича. Другое дело – использование имени и авторитета знамени-
того «научного помощника» царя для рекламы и дальнейшего распространения
календаря нового переходного типа. Параллельно с этим росло число легенд,
которые сочиняли о самом Брюсе в народе: о железном драконе, о цветочной
женщине, об отводе глаз, о замораживании прудов летом и т. д.
В собрании НГОМЗ представлены три переиздания знаменитого «Брюсова
календаря»: «Малый Брюсов календарь» (1740–1750-е гг.)2; «Книга именуемая
Брюсовской календарь» (Москва, 1750–1760 гг.)3; Малый Брюсов календарь
(1780-е гг.). Они уже весьма отличаются от первоисточника4, хотя и сохранили
первоначальную компоновку и основное содержание, с учетом поправок в те-
1
Григорьян А. Т. К проблеме распространения гелиоцентрических идей в России // Истори-
ко-астрономические исследования. Минувшее, современность, прогнозы. 1989. М., 1989.
С. 135.
2
Елизаветинское издание календаря Брюса.
3
Более позднее название елизаветинского издания «Малого Брюсова календаря». Цельно-
гравированное издание в формат обычного листа, сброшюрованного в виде альбома. Эк-
земпляр неполный. Листы со святцами и предсказаниями имеют одну фолиацию. Тексты
предсказаний на л. 6 (9–10), 9 (11–12) отпечатаны с досок с двойными страницами. На л. 33
выгравировано: «1726 [го]ду месяца Августа Тщан [ием] В[асилия] К[иприанова]». На по-
следнем ненумерованном листе выгравировано имя гравера: «Мартин Нехорошевский».
Передан из библиотеки Новгородской духовной семинарии.
4
«Календарь повсемественный, или Месяцеслов на вся лета Господня» или «Большой Брю-
сов календарь», составленный и изданный В. О. Киприановым.

15
чение XVIII–XIX cтолетий. Любопытно, что первоначальные гравировальные
доски заменили только в 1780-е гг., ввиду их изношенности (выдержали около
7-ми тиражей). В результате весь календарь был перегравирован заново, более
крупным шрифтом.
Вот краткое описание «Малого или Елизаветинского Брюсова календаря»
из отдела рукописной и старопечатной книги НГОМЗ: «<…> Это цельнограви-
рованное издание в формат обычного листа, сброшюрованное в виде альбома.
Экземпляр неполный. Листы 1 (порядковый – 7), 8 (3), 12 (13), 14 размером в
поллиста, л. 17 (20) размером 30,8×39,2 см; л. 18 (21) размером 29,5×39 см; л. 24
(27) и л. 27 (30) размером 33×38; л. 28 (31) размером 37×33,3 см. Начало книж-
ного блока с первого 7-го листа <…>». По-видимому, издание «Малого кален-
даря», которое изначально готовилось почти одновременно с «Большим», не
было сразу осуществлено и растянулось почти на тридцать лет. На титульном
листе и листе 28 (41) говорится о Российской империи, а это могло быть только
после 1721 г. На л. 9 (18) читаем: «Тезоименитство ея высочества Государыни
цесаревны Елизаветы Петровны (с 23 декабря 1721 года)». На л. 33 (45) внизу
имеется дата 1726 г. после неразборчивой монограммы. Можно предположить,
что полностью законченный календарь был выпущен в начале 1740-х гг. (после
1742 г.). Именно в нем впервые появляется название «Брюсов календарь».
Две карты, входящие в календарь, увидели свет раньше и в дальнейшем
распространялись самостоятельно: 1) «Губерния Московская, разделенная на
9 провинций» л. 33 (45). Доска была награвирована Василием Онуфриевичем
Киприановым еще в 1711 г.1 Первоначально в верхнем левом углу помещалась
статистическая таблица с данными о числе дворов по уездам губерний, а затем
сам Киприанов заменил ее планом Москвы, составленным в пределах Белого
города. Позднее, указанная доска употреблялась неоднократно, а в первое изда-
ние календаря попала с большой трещиной, причем в 1726 г. уже сын Василия
Онуфриевича, также Василий заменил старые выходные данные на более со-
временные. 2) Карта Петербургской губернии (порядковый – 46) была награви-
рована Алексеем Ростовцевым в 1727 г. для неопубликованного атласа Ивана
Кирилова под названием «Новая и достоверная всей Ингерманландии лант кар-
та» (любопытно, что это была первая русская карта, вошедшая в конце 1780 –
начале 1790-х в зарубежное издание сборного атласа «Atlas Alen tour de toute la
Mer Baltique»). Сама доска также использовалась самостоятельно и была силь-
но изношена, причем в календарь попала только ее часть – верхний левый угол
с видом Санкт-Петербурга. По левому полю внизу читается подпись гравера –
Мартин Нехорошевский.
В целом, «Малый календарь Брюса» 1740–1750-х гг. был напечатан с по-
мощью 47-ми досок или на 47 листах «в длину». В нем использовалась только
одна доска 1711 г., перегравированная в 1726 г. Остальные листы гравирова-
лись также на медных пластинах «листового размера», но уже в 1740-е гг., по-
этому Елизаветинское издание существенно отличается от «Большого». В част-
ности на заглавном листе дается содержание календаря, на 2-м в шести квадра-

1
Багров Л. Первая карта Московской губернии (1711). СПб., 1913.

16
тах изображены Сотворение света, четыре времени года с таблицей «от Адама
(7218 по 7448)» или с 1710 по 1940 от Рождества Христова, «круг солнца, круг
луны, вруцелетие, основание» вместе с религиозными и астрологическими све-
дениями. С 4-го листа начинается месяцеслов, где каждый месяц занимает две
доски: на одной – святцы, на другой – текст (мелким шрифтом, поперек листа)
о воздействии небесных светил на человека. Текст и святцы имеют один номер,
поэтому цифра листа не совпадает с его порядковым номером. Доски 19 и 22
включали в себя по две страницы. На листах с 5-го по 26-й представлены ха-
рактеристики всех 12-ти знаков Зодиака с именами празднуемых по месяцам
святых. Информация из календаря 1709–1715 гг. здесь используется на 30-м
листе (таблица Лунного круга), на 3437 листах (Предзнаменование действ – 4-й
лист «большого» календаря), на 38–39-м листах (3-й лист первого издания)1. На
40–44-м листах приведена сводная таблица с указаниями расстояний губерний,
городов, монастырей, дворцов, сел и волостей и даже от Москвы «до иностран-
ных знатных городов».
Такое же название «Брюсов календарь» имело и издание, которое появи-
лось при Екатерине II в 1780-х гг. и почти полностью повторяло «елизаветин-
ский» вариант. Теперь каждая полоса текста занимала отдельную страницу, а
общий объем увеличился до 49-ти листов. Число досок, наоборот, уменьшилось
до 29-ти, путем гравировки двух страниц текста на одной доске, с последую-
щим разрезанием оттиска на два листа. На листе 34 (48) гравюра помещались
Санкт-Петербурга с картой Финского залива. А на последнем листе находилось
посвящение «Всеавгустейшей <…> государыне <…> Екатерине Алексеевне» с
полным перечислением ее титулов. В центре листа вокруг царского герба Ро-
мановых и вензелей Екатерины Великой располагались гербы областных цен-
тров России, а внизу под изображением двуглавого орла – символы Москвы и
Петербурга. Доски этого издания употреблялись до начала XIX в. и выдержали
четыре тиража. И в XIX столетии продолжались новые издания календаря, куда
помимо нового титульного листа иногда добавлялся портрет и биографию
Я. В. Брюса, наряду с «Общим обозрением предсказаний» и другими незначи-
тельными изменениями.
Таким образом, в России появился первый отечественный светский печат-
ный вариант календаря переходного образца, который содержал различные ас-
трономические данные, церковные справки, астрологические предсказания и
другие сведения, благодаря деятельности, переводам и исследованиям издателя
и гравера В. О. Киприянова. Брюсов календарь давал ответы на многие вопро-
сы, при его помощи можно было заглянуть в будущее далеко вперед, что фор-
мировало особое «почтительное» отношение к нему2. Кроме того, имея такого
покровителя как самый известный петровский ученый-просветитель, да еще с
репутацией «русского Фауста и Нострадамуса» одновременно, календарь стал
неким олицетворением перемен, происходивших в российском обществе и нау-
ке, заложив новую традицию состава и использования печатных изданий по-

1
Филимон А. Н. Яков Брюс... С. 328.
2
Календарь – хранитель времени… С. 94.

17
добного типа. Наконец, он способствовал постоянному росту авторитета
Я. В. Брюса у русского народа и появления целого цикла легенд и мифов об
этом блестящем сподвижнике Петра Великого, а также талантливом представи-
теле новой экспериментальной науки.

18