Вы находитесь на странице: 1из 36

Лекция №1.

Тема: ПОНЯТИЕ, ПРЕДМЕТ И МЕСТО МЕЖДУНАРОДНОГО


ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА
Под международным процессуальным правом понимается совокупность
норм, регулирующих порядок реализации материальных норм МП, прав и
обязанностей государств и международных организаций. МПП, как и
международное право в целом, активно воздействует на внутреннее право, а
именно на процессуальную часть внутреннего права, на правила внутреннего
судопроизводства, па уголовный и гражданский процесс. Нормы международного
процессуального права обслуживают:
а) применение норм МП государствами и международными организациями;
б) международное правосудие и арбитражное производство;
в) порядок применения санкций.
Основными источниками МИН являются международные договоры, обычаи,
акты внутреннего права международных организаций (правила процедуры
международных судов/трибуналов), постановления, решения международных
судов/трибуналов. Процессуальные нормы договоров предусматривают создание
международных органов (комитетов, организаций), порядок принятия на себя
государствами обязательств по договору и исполнения норм договора,
определяют юрисдикцию государств в отношении того или иного вопроса,
преступления, порядок реализации санкций норм. Примером могут служить
нормы конвенций о правовой помощи, в частности, в том, что касается признания
и исполнения судебных решений по уголовным, гражданским и другим делам.
Международно-правовой принцип мирного разрешения международных
споров связывает собой материальную и процессуальную части МП. Он
закрепляется и развивается во множестве документов. Среди них, в частности:
Конвенция о мирном решении международных столкновений 1907 г. (Гаагская
конвенция); Статут Лиги Наций (ст. 12); Парижский пакт 1928 г. (Договор об
отказе от войны в качестве орудия национальной политики); Устав ООН (ст. 2, п.
3; ст. 33); Статут Международного суда ООН; Американский договор о мирном
решении споров 1948 г. (Боготинский пакт); Декларация о принципах МП;
Заключительный акт СБСЕ; Декларация ООН о мирном разрешении
международных споров 1982 г. - Манильская Декларация (резолюция ГА ООН);
Декларация о предотвращении и устранении споров и ситуаций, которые могут
угрожать международному миру и безопасности, и о роли ООН в этой области
1988 г. (резолюция ГА ООН); Принципы урегулирования споров и положения
процедуры СБСЕ по мирному урегулированию споров 1991 г. (Итоговый
документ Совещания стран ОБСЕ); Типовые правила по примирению споров
между государствами 1995 г. (резолюция ГА ООН 50/50) и др.
Принцип мирного разрешения международных споров закреплен также в
уставах международных региональных организаций (Пакт Лига арабских
государств, Учредительный акт Африканского союза), в Североатлантическом
договоре и других международных актах, в том числе во множестве двусторонних
договоров.
Существо принципа, как он изложен в Декларации о принципах МП, можно
передать следующим образом:
o международные споры должны разрешаться мирными средствами при
свободном выборе средств; при этом не должны подвергаться угрозе
международный мир и безопасность;
o в качестве средств мирного разрешения споров могут (должны)
использоваться: переговоры, обследования, посредничество, примирение,
арбитраж, судебное разбирательство, обращение к региональным соглашениям. В
Декларации 1982 г. упомянуты также: обращение к региональным органам и иные
мирные средства по выбору спорящих сторон, включая "добрые услуги", в
Конвенции 1907 г. - консультации, следственные комиссии и др.;
o средства разрешения спора должны соответствовать обстоятельствам и
характеру спора;
o если указанными средствами достичь разрешения спора не удается,
стороны должны продолжать стремиться к урегулированию спора другими
согласованными мирными средствами;
o стороны споры не должны предпринимать действий, которые могут
ухудшить положение, подвергнуть угрозе мир и безопасность;
o споры и применение процедур их разрешения регулируются на основе
суверенного равенства государств.
Еще в XX в. государства стали создавать различные институциональные
механизмы разрешения споров, например:
o Постоянную палату третейского суда (Гаагская конвенция 1907 г.,
Принципы СБСЕ);
o Постоянную палату международного правосудия (в рамках Лиги Наций),
которая прекратила своей существование в 1946 г.;
o Международный суд ООН;
o Суд по примирению и арбитражу (Конвенция по примирению и арбитражу
в рамках СБСЕ);
o Орган по разрешению споров Всемирной торговой организации (ВТО);
o Суд ЕС;
o Международный трибунал по морскому праву (Конвенция ООН по
морскому праву);
o Экономический суд СНГ;
o Международный центр по урегулированию инвестиционных споров
(Вашингтонская конвенция о порядке разрешения споров между государством и
иностранными лицами 1965 г.).
Международные процессуальные нормы, закрепленные в договорах и других
источниках международного права, в совокупности образуют самостоятельную
отрасль — международное процессуальное право.
Международное процессуальное право — это совокупность принципов и
норм, регулирующих порядок осуществления прав и обязанностей субъектов
международного публичного права.
Международное процессуальное право — важнейшая гарантия выполнения
норм международного публичного права.
Международное процессуальное право тесно взаимодействует с
материальным правом. Оно служит формой принудительного осуществления
торговых, экономических, дипломатических, воздушных, морских, экологических
и других обязанностей субъектов международного публичного права.
Международные суды и международные органы разрешают дела на основе норм
материального права. Предметом регулирования материального права является
поведение субъектов в соответствующих областях отношений —
дипломатической, космической, экологической и пр. Предметом же
регулирования международного процессуального права служат отношения,
возникающие в сфере применения норм материального права государствами,
международными органами (например, Комитетом по правам человека,
Комитетом по ликвидации расовой дискриминации, Комитетом по правам
ребенка), международными судебными учреждениями (Международным судом,
Международным уголовным судом и др.) и национальными судами.
Принципами международного процессуального права являются все основные
принципы международного публичного права. К специальным принципам
относятся: выборность судей, их независимость и подчинение только нормам
международного права; гласность судебного разбирательства; состязательность;
процессуальное равноправие сторон и т. д.
Международное процессуальное право состоит из двух компонентов: а)
комплекса норм, регламентирующих деятельность международных
юрисдикционных органов по защите прав и интересов субъектов международного
права; б) комплекса норм, регламентирующих взаимодействие международных и
национальных органов, которые обеспечивают выполнение материальных норм
международного права.
Лекция №2.
Тема: ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ИНОСТРАННЫХ ЛИЦ В
ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ
Основным принципом, действующим при реализации иностранными лицами
права на судебную защиту, является принцип национального режима. В
соответствии с этим принципом иностранцы имеют право обращаться в суды и
пользуются гражданскими процессуальными правами для защиты своих
интересов наравне с гражданами и юридическими лицами государства, в котором
они (иностранцы) осуществляют свое право на судебную защиту. Данный
принцип получил закрепление в статье 398 ГПК РФ и статье 254 АПК РФ, в
соответствии с которыми иностранные лица пользуются процессуальными
правами и несут процессуальные обязанности наравне с российскими гражданами
и организациями. Это значит, что иностранцы могут так же, как и российские
граждане, выступать в процессе в качестве истца, ответчика или третьего лица,
они могут на общих основаниях представлять доказательства, изменять основания
или предмет иска. Аналогичное положение предусмотрено и в отношении
иностранных юридических лиц.
Предоставляя иностранцам национальный режим, законодатель в то же
время предусмотрел возможность установления Правительством Российской
Федерации ответных ограничений в отношении иностранных лиц тех государств,
в судах которых допускаются ограничения процессуальных прав российских
граждан и организаций. Реторсии в отношении процессуальных прав иностранцев
могут устанавливаться только Правительством и быть обусловленными
соответствующими ограничениями в отношении российских лиц. Данное правило
текстуально идентично сформулировано в пункте 4 ст. 398 ГПК РФ и пункте 4 ст.
254 АПК РФ.
Иностранцы, реализуя свои процессуальные права, могут вести гражданские
дела в российских судах лично или через представителей. Интересы иностранных
граждан в российских судах могут представлять консулы соответствующих
государств. В отношении возможности российских граждан и юридических лиц
иметь судебную защиту на территории иностранного государства следует иметь в
виду, что в законодательстве некоторых государств содержатся специальные
нормы, отличные от норм, закрепляющих процессуальные права для собственных
граждан и юридических лиц. В качестве примера можно привести
законодательство Аргентины, в соответствии с которым лица, не проживающие
на территории Аргентины, при обращении в суд обязаны внести определенную
сумму — денежный залог.
Впервые в российском процессуальном законодательстве получили
закрепление специальные правила о гражданской процессуальной право и
дееспособности иностранных граждан и лиц без гражданства. Эти правила
сформулированы в ст. 399 ГПК, согласно п. 1 которой гражданская
процессуальная право и дееспособность указанных категорий физических лиц
определяется их личным законом. Далее в пунктах 2—5 ст. 399 ГПК РФ
законодатель расшифровывает, что считать личным законом иностранного лица
либо лица без гражданства. Нормы, содержащиеся в данных пунктах, аналогичны
нормам, закрепленным в ст. 1195 ГК РФ, определяющим личный закон
физического лица применительно к сфере гражданско-правовых отношений,
осложненных иностранным элементом.
Следует отметить, что в Арбитражном процессуальном кодексе подобные
нормы о процессуальной право и дееспособности иностранцев не содержатся.
Вопрос о процессуальной правоспособности иностранной и международной
организаций решается в статье 400 ГПК РФ. Личным законом иностранной
организации, на основе которого определяется процессуальная ее
правоспособность, считается право страны, в которой организация учреждена.
Однако иностранная организация, не обладающая процессуальной
правоспособностью по своему личному закону, может быть признана
правоспособной на территории России в соответствии с российским правом.
Процессуальная правоспособность международной организации
устанавливается на основе международного договора, в соответствии с которым
она создана, ее учредительных документов или соглашения с компетентным
органом Российской Федерации (п. 3 ст. 400 ГПК РФ).
Любая правовая система предусматривает наличие определенных судебных
расходов, состоящих из судебных издержек (сумм, выплачиваемых экспертам за
составление соответствующего экспертного заключения, свидетелям — в
качестве компенсации за потерю рабочего времени и оплату проезда) и
государственной пошлины. В каждом государстве установлены свои размеры
госпошлины и определено, что составляет содержание судебных издержек.
В Арбитражный процессуальный кодекс включена норма о том, что
иностранным лицам могут предоставляться процессуальные льготы, если они
предусмотрены международным договором России.
Характеризуя процессуальное положение иностранцев, необходимо отметить
особенности правового положения определенной категории лиц, которые
подлежат юрисдикции в ограниченном объеме. К их числу относятся
дипломатические и консульские представители иностранных государств. В
соответствии со статьей 401 ГПК РФ аккредитованные в Российской Федерации
дипломатические представители иностранных государств, другие лица, указанные
в международных договорах России или федеральных законах, подлежат
юрисдикции судов в Российской Федерации по гражданским делам в пределах,
определенных общепризнанными принципами и нормами международного права
или международными договорами России. В Арбитражном процессуальном
кодексе аналогичной статьи об особом процессуальном статусе дипломатических
и консульских представителей не содержится. Однако их правовое положение в
судах все равно будет иметь особенности в силу международных норм.
Основными документами, определяющими правовое положение
дипломатических и консульских представителей, являются Венская конвенция о
дипломатических сношениях 1961 г. и Венская конвенция о консульских
сношениях 1963 г. Российская Федерация является участником обеих конвенций.
В данных международных соглашениях закреплен принцип иммунитета
дипломатических представителей и работников консульских учреждений от
юрисдикции страны пребывания. Глава дипломатического представительства и
другие члены дипломатического персонала, а также члены их семей пользуются
иммунитетом от гражданской, административной и уголовной юрисдикции. Это
значит, что указанные лица не обязаны давать показания в качестве свидетелей и
вообще могут не являться в суд, в том числе и в случае, если, гражданско-
правовой спор касается служебной деятельности, осуществляемой консулом или
дипломатическим представителем. Однако если дипломатические представители
выступают как частные лица (с различного рода исками о праве собственности,
разделе имущества, взыскании ущерба и т.п.), то иммунитет от гражданской
юрисдикции на них уже не распространяется.
Лекция №3.
Тема: ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ИНОСТРАННОГО
ГОСУДАРСТВА

Основной процессуальный вопрос, который должен решить суд любой


страны в случае предъявления иска к иностранному государству, - это вопрос о
том, может ли он вообще рассматривать иск к государству. Иными словами, суд
должен решить: пользуется ли государство, к которому предъявляется иск,
судебным иммунитетом или нет. Если суд признает, что государство
иммунитетом не пользуется, иск может быть принят к рассмотрению. Как уже
отмечалось в гл. 6 настоящего учебника, иностранное государство обладает
судебным иммунитетом. Под судебным иммунитетом понимается изъятие одного
государства из-под юрисдикции другого государства. Иностранное государство
не может быть привлечено к суду в качестве ответчика без его согласия.
Основанием для этого правила являются принцип суверенитета и принцип
суверенного равенства государств. Судебный иммунитет государства в широком
смысле включает в себя: а) судебный иммунитет в узком смысле слова, т.е. саму
неподсудность одного государства суду другого; б) иммунитет от
предварительного обеспечения иска; в) иммунитет от принудительного
исполнения судебного решения.
В каждом государстве действует определенная процедура рассмотрения
ходатайств иностранных государств, их органов и представителей (как правило,
местных адвокатов) о признании судебного иммунитета этих государств в случае
предъявления к ним исков. В США имеется значительная практика рассмотрения
дел такого рода, в том числе и по искам к СССР и Российской Федерации, причем
эта практика не оставалась неизменной. В первые послевоенные годы в случае
предъявления иска к иностранному государству посольство этого государства в
США, получив соответствующее извещение от суда, направляло в ведомство по
иностранным делам США - в Государственный департамент США ноту, в
которой ставился вопрос о недопустимости предъявления иска, наложения ареста
на имущество (на счета в банках, например), принудительного исполнения
решения, иными словами, в отношении всех видов юрисдикционного иммунитета
иностранных государств. Если Государственный департамент соглашался с
требованием иностранного государства, то обычно через прокурора США
направлялось соответствующее представление в суд, в который предъявлялся иск
или который принимал соответствующие меры по обеспечению иска либо
исполнению решения.
Особое внимание следует обратить на то, что в соответствии с принятым в
1976 г. в США Законом об иммунитете иностранных государств был изменен
порядок рассмотрения заявления иностранных государств о признании их
иммунитета. Согласно Закону 1976 г. заявление об иммунитете должно быть
сделано в суде. Государственный департамент может участвовать в процессе от
имени Правительства США, если суд, по его мнению, неправильно толкует закон.
Таким образом, центр тяжести был перенесен на рассмотрение вопроса об
иммунитете в суды, что, естественно, требует участия представителя
иностранного государства в процессе при рассмотрении ходатайства государства
о признании иммунитета. В подобных случаях предъявления исков к российскому
государству и его органам рекомендуется выдавать доверенности американским
адвокатам на выступление в суде, оговаривая во всех материалах, что участие в
судебном разбирательстве представителя Российской Федерации не означает
согласия на юрисдикцию судов США и не может рассматриваться как отказ от
иммунитета.
В Великобритании заявление об иммунитете может быть сделано в суде
непосредственно представителем иностранного государства. Суд вправе
обратиться по этому вопросу в Министерство иностранных дел, причем
полученные от него сведения для суда обязательны.
Во Франции и в ряде других стран заявление об иммунитете делается в
соответствии с правилами гражданского процессуального законодательства. В
деле по искам И. Щукиной и И. Коновалова (см. гл. 6) заявление Российской
Федерации об иммунитете было сделано и путем направления ноты посольства
РФ во Франции в МИД Франции, и во время судебного заседания.
При постановке в суде вопроса об иммунитете учитывается практика,
сложившаяся в том государстве, где предъявлен иск или наложен арест. Как уже
отмечалось в гл. 6, современная практика государств в этом вопросе неоднородна.
Суды ФРГ, США, Великобритании, Австрии, Швейцарии, Италии и ряда других
стран предоставляют иммунитет лишь в тех случаях, когда речь идет о действиях
государства публично-правового характера.
Принцип иммунитета не следует понимать как "отказ в правосудии". Иск к
государству может быть предъявлен в его собственных судах, а в судах другой
страны - лишь с его согласия. Если же такого согласия не было, истец может
обратиться к своему государству, для того чтобы оно вступило в
дипломатические переговоры с иностранным государством.
Особое значение в современных условиях имеет предоставление возможности
предъявления иска гражданином или юридическим лицом к своему государству в
Европейском суде по правам человека в Страсбурге. Поскольку РФ является
членом Совета Европы, такая возможность не только имеется, но и используется
российскими гражданами. В отношении предъявления исков к государству по
инвестиционным спорам действует особая система, установленная как
двусторонними, так и многосторонними соглашениями.
Вопрос о предъявлении иска к государству в международной деловой практике в
случае заключения контракта с государством или его органом часто решается
путем включения в контракт арбитражной оговорки. Она означает согласие
государства на рассмотрение иска к нему в третейском суде (международном
коммерческом арбитражном суде). Согласие государства на рассмотрение его
спора в арбитраже не должно толковаться таким образом, что государство
отказывается и от иммунитета от обеспечения иска, и от иммунитета от
принудительного исполнения, поскольку это самостоятельные виды иммунитета.
Наличие арбитражной оговорки в отношении подчинения государства
юрисдикции общих судов должно пониматься таким образом, что оно дает
согласие на рассмотрение в таких судах лишь вопросов о недействительности или
толковании арбитражного соглашения, отмены решения арбитража, если
соответствующий суд обладает компетенцией на рассмотрение вопросов такого
рода. Такой вывод следует из проекта статей о юрисдикционных иммунитетах
государств и их собственности, подготовленных Комиссией ООН по
международному праву.
Таким образом, претензии к государству возможны, но они должны
рассматриваться в соответствии с нормами международного права, а также в
соответствии с предусмотренными в таких случаях условиями рассмотрения
споров. Приведем пример. После обоснованного отказа судов США
рассматривать иск к пароходу "Россия" двух американских гражданок, якобы
получивших увечья во время рейса судна, этот иск рассматривался в соответствии
с условиями договора перевозки в арбитраже не как иск к государству или его
собственности, а как обычный иск к пароходству как перевозчику.
Другим процессуальным вопросом, касающимся государства как стороны в
процессе, является вопрос о возможности предъявления иностранным
государством иска в суде другой страны. В международной практике признается
право государства на предъявление иска в другой стране. Международные
организации также обладают правом предъявлять иск. В консультативном
заключении Международного суда ООН еще в 1949 г. было подтверждено, что
ООН может обращаться в национальные суды государств с любыми исками
гражданско-правового характера.
В случае если государство предъявляет в суде другого государства встречный иск,
то это рассматривается как согласие на юрисдикцию суда, в который был подан
иск к государству. Встречный иск - это иск, возбуждаемый ответчиком в ответ на
первоначальный (основной) иск в иностранном суде. Государство, предъявившее
встречный иск, не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции этого суда в
отношении основного иска.
2. В России основным органом, осуществляющим правосудие в сфере
предпринимательской и иной экономической деятельности, являются
арбитражные суды. В соответствии с действующим с 1 сентября 2002 г.
Арбитражным процессуальным кодексом в этих судах могут предъявляться иски
к иностранным государствам без их согласия, если эти государства осуществляли
коммерческую (торговую) деятельность не в качестве носителя власти, т.е. в этих
случаях государство не будет пользоваться иммунитетом. Такой вывод можно,
как мне представляется, сделать исходя из текста ст. 251 АПК РФ. В пункте
первом этой статьи предусмотрено, что "иностранное государство, выступающее
в качестве носителя власти, обладает судебным иммунитетом по отношению к
предъявленному к нему иску в арбитражном суде в Российской Федерации,
привлечению его к участию в деле в качестве третьего лица, наложению ареста на
имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на
территории РФ, и принятию по отношению к нему судом мер по обеспечению
иска и имущественных интересов. Обращение взыскания на это имущество в
порядке принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда
допускается только с согласия компетентных органов соответствующего
государства, если иное не предусмотрено международным договором Российской
Федерации или федеральным законом" (выделено мной. - М.Б.).
Следует обратить внимание и на то, что в приведенном выше тексте ст. 251 АПК
РФ в отношении обращения взыскания на имущество иностранного государства в
порядке принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда не
упоминается о том, что речь идет об имуществе государства, выступающего в
качестве носителя власти, что вызвало неоднозначные толкования в литературе.
В России пока не принят специальный закон об иммунитете иностранного
государства и его собственности, определяющий, в каких случаях государство
должно рассматриваться как выступающее в качестве носителя власти, а в каких -
как обычный субъект гражданского права, на который правило об иммунитете,
предусмотренное приведенной выше статьей АПК РФ, не должно
распространяться. Однако проект Федерального закона "О юрисдикционном
иммунитете иностранного государства и его собственности" разработан и
проходит законодательную процедуру принятия.
Таким образом, в отношении регулирования судебного иммунитета можно
говорить об определенных сдвигах, отражающих прежде всего договорную
практику. В отношении же отдельных категорий государственного имущества
(морских судах) следует говорить о полном переходе с позиций абсолютного
иммунитета к непредоставлению иммунитета.
Правила, установленные КТМ РФ, за исключением случаев, прямо в нем
предусмотренных, не распространяются на военные корабли, военно-
вспомогательные суда и другие суда, находящиеся в собственности государства
или эксплуатируемые им и используемые только для правительственной
некоммерческой службы; некоммерческие грузы, находящиеся в собственности
государства.
В случаях, если в КТМ РФ предусмотрено, что установленные им правила
распространяются на суда и грузы, указанные выше, такие правила не должны
использоваться в качестве оснований для изъятия, ареста и задержания таких
судов и грузов (п. 2 ст. 3).
Согласно ГПК 2002 г. продолжает действовать принцип абсолютного иммунитета
иностранного государства без каких-либо изъятий или оговорок. Приведем п. 1 ст.
401 ГПК РФ: "1. Предъявление в суде в Российской Федерации иска к
иностранному государству, привлечение иностранного государства к участию в
деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество,
принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ, и
принятие по отношению к этому имуществу иных мер по обеспечению иска,
обращение взыскания на это имущество в порядке исполнения решений суда
допускаются только с согласия компетентных органов соответствующего
государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или
федеральным законом". Таким образом, только само иностранное государство
может установить, в каком порядке оно может отказаться от принадлежащего ему
права на иммунитет.
3. Специального рассмотрения требует отражение в законодательстве России
вопросов иммунитета международных организаций. Таким иммунитетом могут
обладать лишь межгосударственные (межправительственные) организации. Их
иммунитет является производным от иммунитета государств-членов. В
учредительных документах этих организаций, и прежде всего в уставах,
закреплен сам принцип наличия иммунитета, в то время как содержание
иммунитета раскрывается в соглашениях со страной пребывания штаб-квартиры
такой организации. Так, в Соглашение между Правительством РФ и
Организацией экономического сотрудничества и развития включены статьи о
привилегиях и иммунитетах Организации в Российской Федерации, а именно, о
судебно-процессуальном иммунитете, неприкосновенности имущества,
неприкосновенности помещений, неприкосновенности архивов (ст. ст. 4 - 7).
Наименование статей дает определенное представление об их содержании.
Согласно внутренним правилам международных организаций, правом отказа от
иммунитетов обладают высшие должностные лица международной организации,
прежде всего ее Генеральный секретарь (директор), который может передать это
право согласно особой доверенности иным лицам.
И в ГПК РФ, и в АПК РФ имеется специальное правило об иммунитете
международных организаций. Так, согласно п. 2 ст. 251 АПК РФ "судебный
иммунитет международных организаций определяется международным
договором Российской Федерации и федеральным законом".
Отказ от судебного иммунитета должен быть произведен в порядке,
предусмотренном законом иностранного государства или правилами
международной организации. В этом случае арбитражный суд рассматривает дело
в порядке, установленном п. 3 ст. 251 АПК РФ.
Установление такого правила коллизионного характера имеет принципиальное
значение, и оно может применяться и при рассмотрении аналогичного вопроса в
судах общей юрисдикции.
Приведем пример из практики арбитражного суда Свердловской области. В
этом суде в 1999 г. был предъявлен иск одним открытым акционерным обществом
к двум ответчикам, одним из которых была международная организация -
Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР).
ЕБРР заявил ходатайство о прекращении производства по делу в связи с наличием
у него судебного иммунитета.
Это ходатайство было удовлетворено. В Определении суда от 7 декабря 1999 г.
говорилось, что в соответствии с действующей тогда ст. 213 АПК РФ судебный
иммунитет международных организаций определяется федеральными законами и
международными договорами Российской Федерации.
Европейский банк реконструкции и развития согласно международному договору
- Соглашению об учреждении ЕБРР является международной организацией. В
соответствии с разд. 6 ст. IV Соглашения между Правительством РФ и ЕБРР о
постоянном представительстве ЕБРР банк обладает судебным иммунитетом, за
исключением случаев, когда банк заявляет об отказе от такого иммунитета.
Поскольку в данном случае ЕБРР не заявил об отказе ответчика, в соответствии со
ст. 213 АПК РФ 1995 г. иск не подлежит рассмотрению в государственном
арбитражном суде Российской Федерации.
Согласно ст. 55 Соглашения об учреждении ЕБРР отказ от любых иммунитетов
ЕБРР, в том числе судебного, допускается только с согласия Совета директоров
ЕБРР.
Как отмечалось в литературе (В.В. Ярковым), в данном деле учитывались и
одновременно были применены как общие (необходимость наличия в процессе
двух сторон), так и специальные нормы (положения о судебном иммунитете)
арбитражного процессуального законодательства.
4. В особом положении находится также персонал дипломатических и
консульских представительств, а также сотрудники международных организаций.
Положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных
государств на территории СССР, утвержденное Указом Президиума Верховного
Совета СССР от 23 мая 1966 г., предусматривает, в частности, что глава
дипломатического представительства, члены дипломатического персонала,
консульские должностные лица пользуются иммунитетом от гражданской (а
также уголовной и административной) юрисдикции. В то же время "иммунитет от
гражданской юрисдикции не распространяется на случаи, когда глава
дипломатического представительства и члены дипломатического персонала
представительства вступают в гражданско-правовые отношения как частные лица
в связи с исками о принадлежащих им строениях на территории СССР,
наследовании или деятельностью, осуществляемой ими за пределами
официальных функций" (ст. 13). Консульские должностные лица пользуются
иммунитетом от гражданской юрисдикции в том, что касается их служебной
деятельности, но это, однако, не распространяется на иски о возмещении вреда,
причиненного дорожно-транспортным происшествием (ст. 25).
Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г., участницей которой
является Россия, устанавливает, что дипломатический иммунитет не
распространяется на случаи:
- вещных исков, относящихся к частному недвижимому имуществу,
находящемуся на территории государства пребывания, если только
дипломатический агент не владеет им от имени аккредитующего государства для
целей представительства;
- исков, касающихся наследования, в отношении которых дипломатический агент
выступает в качестве исполнителя завещания, попечителя над наследственным
имуществом, наследника или отказополучателя как частное лицо, а не от имени
аккредитующего государства;
- исков, относящихся к любой профессиональной или коммерческой
деятельности, осуществляемой дипломатическим агентом в государстве
пребывания за пределами своих официальных функций (ст. 31).
Таким образом, дипломатические представители подлежат юрисдикции
российского суда по гражданским делам лишь в пределах, определяемых нормами
международного права или соглашениями с соответствующими государствами. В
то же время, если в иностранном государстве не будет обеспечена такая же
судебная неприкосновенность, какая обеспечивается представителям
иностранных государств в РФ, по отношению к представителям такого
государства возможно применение ответных мер.
Согласно ГПК РФ аккредитованные в Российской Федерации дипломатические
представители иностранных государств, другие лица, указанные в
международных договорах Российской Федерации или федеральных законах,
подлежат юрисдикции судов в Российской Федерации по гражданским делам в
пределах, определенных общепризнанными принципами и нормами
международного права или международными договорами Российской Федерации
(п. 3 ст. 401).
Вопрос о том, кто может представлять государство в иностранном суде,
определяется обычно законодательством государства, которое выступает в
качестве истца или ответчика в иностранном суде. В России действует
Постановление Правительства РФ от 12 августа 1994 г. N 950 "О порядке
назначения представителей интересов Правительства Российской Федерации в
судах". Хотя в этом акте имеются в виду случаи предъявления к Правительству
исков в российских судах, на практике это Постановление по аналогии
распространяется и на случаи предъявления исков в судах и за рубежом (как в
государственных, так и в третейских судах). Порядок этот состоит в следующем:
принимается распоряжение Правительства, в котором дается поручение какому-то
федеральному органу исполнительной власти (в зависимости от характера
заявленных требований) назначить в качестве представителя должностное лицо
указанного органа. В отношении представительства за рубежом доверенность
может быть выдана самим Правительством (заместителем Председателя
Правительства).
Лекция №4.

Тема: МЕЖДУНАРОДНАЯ СУДЕБНАЯ ЮРИСДИКЦИЯ ПО


ТРАНСГРАНИЧНЫМ ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

Международная подсудность - разграничение компетенции национальных


судов различных государств по разрешению гражданских дел с м/н
характеристиками. Подсудность отличают от определения права подлежащего
применению к отношениям регулируемым МЧП. Существует 3 системы
определения подсудности: романская,(Франция основана на кодексе наполеона)
или латинская, германская(материковая часть Европы, Япония) и система общего
права(страны англо-американского права). В международной практике
существуют закрепленные в законодательствеве критерии разграничения:

1. Признак гражданства сторон. Французский суд объявит себя


компетентным рассмотреть любой спор, вытекающий из отношений по сделке,
заключенной французским гражданином: франуз м/б привлечен к французскому
трибуналу по обязательным заключенным им в иностранном государстве даже с
иностранцами. м/б привлечен если даже не проживает во Франции.

2. Признак место нахождения ответчика. Подсудность определяется


местожительством ответчика. Для юридических лиц местожительство- место
нахождения административного центра. => если лицо не имеет место жительство
или в случае с юридическим лицом- оседлости внутри страны, то к нему
невозможно предъявить исковое требование в суде Германии.

3. Признак фактического присутствия ответчика. Физическое его


присутствие для того чтобы вручить судебную повестку. Если невозможно
вручить ему, то никакое дело невозможно против него начато(Англия). В целях
предъявления иска(вещно правовых)- фактическое нахождение имущества. В РФ
разграничение компетенции собственных и иностранных судов строится на
территориальном критерии места нахождении ответчика, а также гражданства.
Гражданин РФ проживающий за пределами РФ м. расторгнуть брак с супругом
проживающим за пределами РФ независимо от его гражданства. Ст. 402 ГПК
суды рассматривают дела с участием иностранных лиц, если организация
ответчик находится в РФ или гражданин - ответчик проживает в РФ. При
исключительной подсудности - дела о праве на недвижимое имущество в РФ,
дела из д-ра перевозки если перевозчик находится в РФ… особое производство:
заявитель по делу об установлении факта имеющего юридическое значение имеет
и.ж. в РФ; заявитель в отношении которого подается заявление об усыновлении,
имеет место жительство в РФ. Арбитражный суд РФ- по экономическим спорам,
когда ответчик иностранное физическое и юридическое лицо, проживающее в РФ.

Соглашение сторон, устанавливающие выбор учреждения которое б.


компетентно рассмотреть гражданско-правовой спор в изъятие из действующих
правил подсудности- это пророгационное и дерогационное соглашение. Могут
иметь место в рамках неисключительной альтернативной, подсудности,
допускающей договоренность S спора. Соглашение в силу которого неподсудный
по общим диспозитивным нормам определения компетенции данного суда спор
становится подсудным- это пророгационный. Соглашение, по которому
подлежащий разрешению данным учреждением спор изымается из сферы его
юрисдикции и передается другому суду - дерогационный.

Монреальская конвенция 28.мая 1999г. - Иск об ответственности д/б


предъявлен по выбору истца в пределах одно из государств-участников
Лекция №5.
Тема: ПРАВОВАЯ ПОМОЩЬ. ИСПОЛНЕНИЕ ИНОСТРАННЫХ
СУДЕБНЫХ ПОРУЧЕНИЙ
По общему правилу, суд может выполнять процессуальные действия лишь в
пределах своего государства. Для осуществления таких действий за границей
требуется согласие того государства, в котором они должны быть совершены.
Поэтому процессуальные действия за пределами своей страны могут быть
произведены лишь в порядке судебного поручения.
Особенно часто встречаются два случая, когда суду одного государства
приходится обращаться за содействием к судебным органам другого государства.
Первый случай — вручение документов по просьбе суда лицам, находящимся за
границей. Например, во Франции открывается наследство, а один из наследников
проживает в Москве. Французский суд обращается к нашему суду с просьбой
вручить извещение этому наследнику о слушании дела. Нужно не просто передать
документы, а вручить их официальньм образом, засвидетельствовать, что они
получены определенным лицом и что оно было ознакомлено с их содержанием.
Второй случай — выполнение отдельных процессуальных действий, и в
частности допрос свидетелей, находящихся за границей. Если суд считает, что для
выяснения обстоятельств по данному делу необходимо допросить свидетеля,
проживающего за границей, он заранее составляет список вопросов, которые
должны быть поставлены свидетелю. Допрос производится через судебные
органы той страны, в которой проживает свидетель.
Таким образом, под судебным поручением понимается обращение суда
одного государства к суду другого государства с просьбой о производстве
процессуальных действий на территории этого другого государства.
При обращении суда одного государства к суду другого государства могут
применяться четыре исторически сложившихся порядка.
Первый порядок — непосредственное обращение суда государства А к суду
государства Б.
Второй порядок — дипломатический. Он заключается в том, что суд
государства А обращается к своему Министерству иностранных дел, которое
через свое посольство или консульство обращается в МИД государства Б с нотой.
МИД государства Б направляет поручение в соответствующий суд с просьбой о
его исполнении.
Третий порядок — выполнение судебных поручений в государстве Б
специальным уполномоченным, назначенным судом государства А. Этот порядок
был применен сначала в Англии, а затем в США. Состоит он в следующем: если
суду США надо допросить свидетеля, проживающего во Франции, то
американский суд назначает кого-либо из французских граждан, предварительно с
ним договорившись, своим уполномоченным, который и вызывает свидетеля,
допрашивает его и направляет материалы допроса в американский суд. Но этот
уполномоченный не имеет права принимать какие бы то ни было принудительные
меры, обеспечивающие явку свидетеля.
Четвертый порядок — выполнение судебных поручений путем передачи их
центральным органам юстиции (министерствам юстиции, прокуратуре и т. п.).
Суд одной страны направляет поручение центральному органу своей страны,
который, в свою очередь, передает его центральному органу другой страны.
Порядок выполнения судебных поручений устанавливается в каждой стране
ее внутренним законодательством и международными соглашениями. Основной
многосторонней конвенцией, регулирующей порядок исполнения судебных
поручений, является Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса
1954 года. Конвенция допускает возможность направления поручений из одного
государства в другое как дипломатическим путем, так и путем непосредственной
передачи их компетентным властям государства пребывания. При присоединении
к Гаагской конвенции 1954 года СССР сделал заявление о том, что судебные
поручения должны направляться в СССР в дипломатическом порядке через МИД
СССР (соответственно в РФ через МИД РФ).
Согласно Гаагской конвенции о вручении за границей судебных и
внесудебных документов по гражданским и торговым делам 1965 года,
документы передаются через центральные органы (как правило, ими являются
министерства юстиции стран-участниц), что, однако, не исключает других
способов передачи, причем страны-участницы обязаны использовать при этом
единообразные формуляры. Порядок передачи судебных поручений четко
предусмотрен Конвенцией о получении за границей доказательств по
гражданским и торговым делам 1970 года. Обе эти конвенции заменяют в
отношениях стран-участниц соответствующие разделы Гаагской конвенции 1954
года.
Конвенция о международном доступе к правосудию 1980 года заменяет
положения разд. Ill—VI Гаагской конвенции 1954 года. В основном эта конвенция
с некоторыми изменениями воспроизводит положения Гаагской конвенции 1954
года. Наиболее существенное изменение касается порядка сношений при
оказании правовой помощи. Если, как отмечалось выше. Гаагская конвенция 1954
года допускала возможность направления поручений из одного государства в
другое как дипломатическим путем, так и путем непосредственной передачи их
соответствующим властям, то конвенция 1980 года ввела порядок сношений
судов через центральные органы, при котором передача поручений в основном
должна осуществляться через эти органы, а не по дипломатическим и
консульским каналам, хотя каждое государство может использовать для такой
передачи и эти каналы. Таким образом, конвенция 1980 года допускает для
каждого государства лишь возможность использования дипломатического
порядка, но не предусматривает такой обязанности.
СССР заключил двусторонние соглашения об исполнении судебных
поручений с США (1935 г.), Францией (1936 г.), Бельгией (1945—1946 гг.), ФРГ
(1956— 1957 гг.). Взаимное исполнение судебных поручений предусмотрено
также Соглашением между СССР и Австрией по вопросам гражданского процесса
от 11 марта 1970 г.. Конвенцией между СССР и Италией о правовой помощи по
гражданским делам 1979 года, договорами о правовой помощи с Ираком (1973 г.),
Финляндией (1978 г.), Грецией (1981 г.), Алжиром (1982 г.), Кипром (1984 г.),
Сирией (1984 г.), Тунисом (1984 г.), НДРЙ (1985 г.). Все эти соглашения
предусматривают дипломатический порядок исполнения судебных поручений и
действуют для РФ.
Исполнение в РФ судебных поручений иностранных судов и обращение
судов РФ с поручениями к иностранным судам регулируются Гражданским
процессуальным кодексом.
В соответствии со ст. 436 ГПК суды РФ исполняют переданные им в
установленном порядке судебные поручения иностранных судов о производстве
отдельных процессуальных действий (вручение повесток и других документов,
допрос сторон и свидетелей, производство экспертизы и осмотра на месте и т. д.),
за исключением случаев, когда исполнение поручений противоречило бы
суверенитету РФ или угрожало бы безопасности РФ либо когда исполнение
судебных поручений не входит в компетенцию суда. Исполнение судебных
поручений осуществляется судами на основе российского законодательства.
Применяются правила Гражданского процессуального кодекса. Вместе с тем
советские суды не отказывались при допросе свидетелей по поручениям судов
Великобритании или США руководствоваться исходящими от этих судов
вопросниками (jnterroga-toires), составленными по обычной в судах общего права
форме для прямого и перекрестного допроса.
В 1988 году из США (через посольство США и МИД СССР) поступило
поручение по иску Б. и др. к фирме “Дрессер индастриз инк.”. Дело находилось в
производстве окружного суда графства Харрис в штате Техас. Иск был
предъявлен родственниками американского специалиста- Б., который погиб в
СССР при испытании поставленного фирмой оборудования. В поручении
американский суд просил получить свидетельские показания должностных лиц
московской больницы. Института хирургии им. Вишневского (Москва), Усинской
центральной областной больницы (Республика Коми). Кроме того, суд просил
истребовать из Усинской центральной больницы историю болезни погибшего, а
также представить медицинские записи и другае документы, рентгенограммы,
отчеты, подтверждающие состояние Б., наблюдение и лечение. Во исполнение
поручения были допрошены свидетели и истребованы для пересылки в США
медицинская карта и другие документы.
Суды РФ могут обращаться к иностранным судам с поручениями об
исполнении отдельных процессуальных действий. Порядок сношений российских
судов с иностранными судами определяется законодательством РФ и
международными договорами РФ. Судебные поручения российских судебных
органов судам иностранных государств должны направляться в Министерство
юстиции РФ, а затем за границу через МИД РФ. Поручения снабжаются
переводом на соответствующий иностранный язык.
Поручения иностранных судов о производстве в РФ процессуальных
действий должны направляться посольствами иностранных государств в МИД
РФ. Он направляет поручение в Министерство юстиции РФ, которое, в свою
очередь, направляет его соответствующему суду. Документы об исполнении
поручения направляются российским судом через Министерство юстиции РФ в
МИД РФ. Судебные органы могут принимать к своему исполнению только те
поручения иностранных судов, которые были получены через МИД РФ. Если
судебный орган получает непосредственно от иностранного суда поручение о
производстве того или другого действия, то оно должно оставляться судами без
исполнения.
Иной порядок исполнения судебных поручений установлен в договорах о
правовой помощи, заключенных РФ с некоторыми странами (см. выше). Эти
договоры содержат постановления о взаимном исполнении судебных поручений и
поручений всех других учреждений юстиции, которые занимаются гражданскими,
семейными и уголовными делами. К числу таких учреждений кроме судов,
органов прокуратуры и государственного нотариата относятся также загсы,
органы опеки и попечительства.
Многосторонней конвенцией о правовой помощи стран СНГ от 22 января
1993 г. установлено, что при оказании правовой помощи компетентные
учреждения юстиции сносятся друг с другом через свои центральные органы,
если конвенцией не установлен иной порядок.
Договоры о правовой помощи СССР с бывшими социалистическими
странами устанавливали порядок непосредственных сношений между
центральными органами юстиции договаривающихся стран.
Взаимные сношения органов юстиции существенно облегчаются тем, что они
могут пользоваться при этом своим языком. Оказание правовой помощи, согласно
договорам, может состоять в выполнении ряда процессуальных действий
(составление и пересылка документов, проведение обысков и выемок, пересылка
и выдача вещественных доказательств, допросы обвиняемых, свидетелей,
исполнение поручений о вручении документов). Учреждение юстиции, к
которому обращено поручение, применяет законодательство своего государства.
Однако по просьбе учреждения, от которого исходит поручение, оно может
применять процессуальные нормы государства, направившего поручение, если
это не противоречит законодательству страны исполнения поручения. Все
поручения об оказании правовой помощи исполняются бесплатно.
Вопрос о возможности применения в РФ при исполнении поручения
процессуального законодательства соответствующего иностранного государства,
если оно не противоречит законодательству РФ, решается по просьбе учреждения,
от которого исходит поручение о правовой помощи. Верховным судом РФ и
Прокуратурой РФ (п. 2 постановления “О мерах по выполнению международных
договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным
делам” Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г.). По некоторым
договорам о правовой помощи (с Болгарией, Чехо-Словакией) предусмотрено'
выполнение поручений не только судов, прокуратуры и органов нотариата, но и
загсов. В этих договорах установлено, что учреждения записи актов гражданского
состояния одной страны по ходатайству учреждений другой страны пересылают
для служебного пользования выписки из книг регистрации актов гражданского
состояния без перевода и бесплатно через свой вышестоящий орган.
В некоторых договорах (например, с Финляндией, Италией, Грецией,
Алжиром, Тунисом, НДРЙ, Кипром) предусмотрено, что оказание правовой
помощи не должно наносить ущерба суверенитету и безопасности, а также
противоречить основным принципам законодательства запрашивающего
государства (публичному порядку).
Лекция №6.
Тема: ПРИЗНАНИЕ И ИСПОЛНЕНИЕ ИНОСТРАННЫХ СУДЕБНЫХ
РЕШЕНИЙ
В международном гражданском процессе наиболее существенным является
вопрос признания и исполнения судебного решения, так как именно на этой
процессуальной стадии происходит окончательное урегулирование спорных
отношений в форме материального удовлетворения исковых требований истца.
Однако практическая сложность этого вопроса заключается в том, что судебное
решение, будучи актом публичной власти одного государства, принятым в
пределах ее юрисдикции, должно быть признано и исполнено на территории
другого государства, на которую вышеупомянутая публичная власть не
распространяется. В силу общепризнанных принципов международного права, а
именно территориальной целостности и суверенного равенства
государств, признание и исполнение иностранного судебного решения на
территории какого-либо государства возможно лишь на основании
соответствующих норм национального законодательства или
международного договора. Эти два основания признаны российским правом.
В международном процессуальном праве выделяется группа свойств
юридической силы судебного решения, которые лежат в основе его признания и
исполнения на территории государства иного, чем то, где оно было вынесено. В
число этих свойств включаются следующие:
• обязательность;
• исключительность;
• неопровержимость;
• преюдициальность;
• кумулятивность.
Обязательность предполагает, что судебное решение обязательно для
сторон и других лиц, участвовавших в деле, с момента вступления в силу.
Решение государственного суда приобретает обязательность в силу его властного
характера – как акт органа судебной власти. Необходимым условием
возникновения рассматриваемого свойства у иностранного судебного решения в
правопорядке другого государства является его признание. Обязательность
иностранного судебного решения, таким образом, обусловлена волей
признающего государства, подкрепленной соответствующим аппаратом
принуждения. В доктрине процессуального права исполнимость рассматривается
как проявление общеобязательности решения, а не самостоятельное его свойство,
присущее судебным решениям по искам о присуждении как актам
принудительной реализации нормативных предписаний. Исполнимость
представляет собой принудительное осуществление содержащегося в решении
властного предписания помимо воли обязанных лиц.
В процессуальной науке исключительность как свойство законной силы
решения суда традиционно рассматривается как недопустимость возбуждения,
разбирательства и разрешения судом дела по вторично заявленному иску,
тождественному с первоначальным иском, спор по которому разрешен
вступившим в законную силу судебным решением; невозможность для лиц,
участвующих в деле, и их правопреемников заявлять иск, тождественный уже
разрешенному иску, а для суда – невозможность принимать такой иск к своему
рассмотрению и разрешать его. Возникновение свойства исключительности у
решения суда в иностранном правопорядке обычно связывается с прохождением
им процедуры признания. Так, Р. В. Зайцев говорит о том, что после признания в
установленном порядке иностранное судебное решение воспринимается как
окончательное, что влечет невозможность повторного рассмотрения того же
спора.
Неопровержимость (как свойство законной силы) в отечественной доктрине
рассматривается как невозможность пересматривать вступившее в силу решение
правоприменительного органа. Возникновение у судебного решения свойства
неопровержимости определяется правом государства, в котором оно было
вынесено, вне зависимости от прохождения этим решением процедуры
признания. Кроме того, его содержание дополняется принятым в международной
практике запретом пересматривать судебное решение по существу, а также
некоторыми следствиями действия доктрины functus officio.
Преюдициальность традиционно рассматривается в качестве одного из
свойств законной силы судебных решений. Преюдициальная связь судебных
актов – это обусловленность содержания судебного акта, не вступившего в
законную силу (судебный акт – «реципиент»), в части установления юридических
фактов и правоотношений содержанием судебного акта, вынесенного по другому
делу и вступившего в законную силу (судебный акт – «донор»), в части этих же
юридических фактов и правоотношений при условии, что субъектный состав
обоих споров совпадает полностью или частично. Таким образом, речь идет о
предрешенности судом вопроса о существовании некоторых фактов и
урегулированных правом отношений сторон.
Пределы действия судебного решения в правопорядке государства иного,
чем государство его вынесения, строится на основе положений
теории кумулятивности. Их суть состоит в том, что распространение действия
решения иностранного суда возможно только до пределов, в которых действует
соответствующее, аналогичное решение, вынесенное в государстве, где
испрашивается признание и исполнение решения. Р. В. Зайцев предлагает
применять теорию кумулятивности (ассимиляции) с оговорками о том, что при
признании иностранного судебного решения его действие не может выходить как
за пределы действия судебных актов признающего государства, так и за пределы,
которые оно имеет в государстве происхождения.
Нормы национального законодательства России о признании и исполнении
иностранных судебных решений содержатся в гл. 31 АПК РФ «Производство по
делам о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и
иностранных арбитражных решений» и в гл. 45 ГПК РФ «Признание и
исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов
(арбитражей)». Из этого следует, что существуют две процессуальные формы
признания и исполнения иностранных судебных решений – в рамках
арбитражного и в рамках гражданского судопроизводства, причем в отдельных
случаях эти процессуальные формы обладают существенными отличиями.
В настоящее время и арбитражные суды, и суды общей юрисдикции
компетентны рассматривать дела о признании и приведении в исполнение
иностранных судебных решений. Водораздел их компетенции зависит от
характера того спора, решение по которому требует исполнения. Если этот спор
был связан с осуществлением предпринимательской и иной экономической
деятельности, то приводить в исполнение вынесенное по такому спору
иностранное судебное решение на территории России компетентен арбитражный
суд. В остальных случаях таковым будет суд общей юрисдикции. Об этом прямо
говорит п. 2 ст. 409 ГПК РФ, согласно которому под решениями иностранных
судов понимаются решения по гражданским делам, за исключением дел по
экономическим спорам и других дел, связанных с осуществлением
предпринимательской и иной экономической деятельности, приговоры по делам в
части возмещения ущерба, причиненного преступлением.
В каких случаях возможно признание и приведение в исполнение
иностранного судебного решения в России? АПК РФ и ГПК РФ по-разному
отвечают на этот вопрос. Согласно п. 1 ст. 241 АПК РФ решения судов
иностранных государств, принятые ими по спорам и иным делам, возникающим
при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности,
признаются и приводятся в исполнение в Российской Федерации арбитражными
судами, если признание и приведение в исполнение таких решений
предусмотрено международным договором РФ и федеральным законом. Согласно
п. 1 ст. 409 ГПК РФ решения иностранных судов, в том числе решения об
утверждении мировых соглашений, признаются и исполняются в Российской
Федерации, если это предусмотрено международным договором РФ. Казалось бы,
упомянутые в п. 1 ст. 241 АПК РФ слова «федеральный закон» не меняют
существа дела, так как основной акцент в обоих кодексах сделан на
международном договоре как основании для признания и исполнения
иностранного судебного решения, однако в действительности это совсем не так.
Возможность признания и исполнения иностранного судебного решения на
основании федерального закона означает введение нового основания для такого
признания и исполнения, а именно принципа взаимности, который и закрепляется
в отдельных федеральных законах. Однако следует еще раз подчеркнуть, что
принцип взаимности служит основанием для признания и принудительного
исполнения лишь таких иностранных судебных решений, которые вынесены по
спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной
экономической деятельности.
Процедура признания и приведения в исполнение иностранного судебного
решения выглядит следующим образом. Согласно арбитражному
процессуальному законодательству заявление о признании и приведении в
исполнение решения иностранного суда подается стороной в споре, в пользу
которой состоялось решение (взыскателем), в арбитражный суд субъекта РФ по
месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения
или место жительства должника неизвестно, по месту нахождения имущества
должника. Заявление о признании и приведении в исполнение решения
иностранного суда рассматривается в судебном заседании судьей единолично в
срок, не превышающий трех месяцев со дня его поступления в арбитражный суд,
по правилам АПК РФ, если иное не предусмотрено международным договором
РФ. При рассмотрении дела арбитражный суд не вправе пересматривать
решение иностранного суда по существу (ст. 243 АПК РФ).
По результатам рассмотрения заявления о признании и приведении в
исполнение решения иностранного суда арбитражный суд выносит определение
по правилам, установленным для принятия решения (ст. 245 АПК РФ).
Принудительное исполнение решения иностранного суда производится на
основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом, вынесшим
определение о признании и приведении в исполнение решения иностранного
суда, в порядке, предусмотренном АПК РФ и Федеральным законом от 2 октября
2007 г. № 229-ФЗ в ред. от 21 июля 2014 г. «Об исполнительном
производстве». Решение иностранного суда может быть предъявлено к
принудительному исполнению в срок, не превышающий трех лет со дня
вступления его в законную силу. В случае пропуска указанного срока он может
быть восстановлен арбитражным судом по ходатайству взыскателя (ст. 246 АПК
РФ). Сходная процедура принудительного исполнения иностранного судебного
решения предусмотрена и в гражданском процессуальном законодательстве
России (ст. 409–411 ГПК РФ).
Оба кодекса содержат примерно одинаковый перечень оснований для отказа
арбитражным судом или судом общей юрисдикции в принудительном
исполнении иностранного судебного решения (ст. 244 АПК РФ и ст. 412 ГПК
РФ). Отказ допускается в следующих случаях, перечень которых является
исчерпывающим:
1) решение по закону государства, на территории которого оно принято, не
вступило в законную силу (п. 1(1) ст. 244 АПК РФ) или не подлежит исполнению
(п. 1(1) ст. 412 ГПК РФ);
2) сторона, против которой принято решение, не была своевременно и
надлежащим образом извещена о времени и месте рассмотрения дела или по
другим причинам не могла представить в суд свои объяснения (п. 1(2) ст. 244
АПК РФ и п. 1(2) ст. 412 ГПК РФ);
3) рассмотрение дела в соответствии с международным договором РФ или
федеральным законом относится к исключительной компетенции суда в
Российской Федерации (п. 1(3) ст. 244 АПК РФ и п. 1(3) ст. 412 ГПК РФ);
4) имеется вступившее в законную силу решение суда в Российской
Федерации, принятое по спору между теми же лицами, о том же предмете и по
тем же основаниям, либо на рассмотрении суда в Российской Федерации
находится дело по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же
основаниям, производство по которому возбуждено до возбуждения производства
по делу в иностранном суде, или суд в Российской Федерации первым принял к
своему производству заявление по спору между теми же лицами, о том же
предмете и по тем же основаниям (п. 1(4–5) ст. 244 АПК РФ и п. 1(4) ст. 412 ГПК
РФ);
5) истек срок давности приведения решения иностранного суда к
принудительному исполнению, и этот срок не восстановлен судом (п. 1(6) ст. 244
АПК РФ и п. 1(6) ст. 412 ГПК РФ);
6) исполнение решения иностранного суда противоречило бы публичному
порядку РФ (п. 1(7) ст. 244 АПК РФ), либо исполнение решения может нанести
ущерб суверенитету РФ или угрожает безопасности РФ (п. 1(5) ст. 412 ГПК РФ).
Процедура признания и исполнения иностранных судебных решений помимо
процессуального законодательства закреплена также в международных
договорах, в которых участвует Россия. Такими международными договорами, в
частности, выступают Минская конвенция, содержащая разд. III «Признание и
исполнение решений», и Киевское соглашение. Под термином «решения»
применительно к международному гражданскому процессу Минская
конвенция понимает решения учреждений юстиции по гражданским и семейным
делам, включая утвержденные судом мировые соглашения по таким делам и
нотариальные акты в отношении денежных обязательств (далее – решения) (ст.
52). Ходатайство о разрешении принудительного исполнения решения подается в
компетентный суд Договаривающейся стороны, где решение подлежит
исполнению (ст. 53). Ходатайства о признании и разрешении принудительного
исполнения решений рассматриваются судами Договаривающейся стороны, на
территории которой должно быть осуществлено принудительное исполнение (ст.
54).
В отличие от Минской конвенции Киевское соглашение не предусматривает
судебное производство о разрешении на принудительное исполнение. В связи
с этим ходатайство о приведении в исполнение решения заинтересованной
стороной не может рассматриваться как ходатайство о разрешении
принудительного исполнения. Таким образом, ходатайство взыскателя о
приведении в исполнение судебного решения равноценно по своему назначению
заявлению о возбуждении исполнительного производства. Следует отметить, что
Киевское соглашение предусматривает возможность исполнения судебных
решений не только судебными исполнителями, но и другими органами,
назначенными судом либо определенными законодательством места исполнения.
Таковыми могут быть кредитные организации, обладающие определенными
полномочиями в отношении имущества ответчика, на которое обращено
взыскание по решению суда.
Луганская конвенция содержит гл. III «Признание и приведение в
исполнение», специально регулирующую вопросы признания и принудительного
исполнения иностранных судебных решений на территории государств,
участвующих в конвенции. Согласно нормам Луганской конвенции термин
«судебное решение» означает любое решение, принятое судом или трибуналом
Договаривающегося государства, независимо от его названия, в том числе
постановление, приказ, решение или исполнительный документ, а также
определение о судебных издержках или расходах, изданное должностным лицом
суда (ст. 32). Судебное решение, вынесенное в одном Договаривающемся
государстве, признается в других Договаривающихся государствах, для чего не
требуется какой-либо специальной процедуры (п. 1 ст. 33). Судебное решение не
признается в случаях:
1) если такое признание явно противоречит (manifestly contrary) публичному
порядку в государстве, в котором испрашивается признание;
2) если оно вынесено в отсутствие ответчика, которому не был вручен
документ о возбуждении судебного разбирательства или равноценный ему
документ в достаточное время и надлежащим образом, чтобы дать возможность
ответчику подготовиться к защите;
3) если оно несовместимо с решением, вынесенным по спору между теми же
сторонами в государстве, в котором испрашивается признание;
4) если решение несовместимо с решением, вынесенным ранее в другом
Договаривающемся государстве или в государстве, не являющемся участником
Луганской конвенции, по делу с тем же основанием и между теми же сторонами,
при условии, что это решение отвечает требованиям, необходимым для его
признания в запрашиваемом государстве (п. 1–4 ст. 34).
Ни при каких обстоятельствах иностранное судебное решение не может
быть пересмотрено по существу (ст. 36). Суд Договаривающегося государства, в
котором испрашивается признание судебного решения, вынесенного в другом
Договаривающемся государстве, может приостановить рассмотрение ходатайства,
если на это решение подана обычная апелляция (п. 1 ст. 37). Судебное решение,
вынесенное в одном Договаривающемся государстве и подлежащее
принудительному исполнению в этом государстве, приводится в исполнение в
другом Договаривающемся государстве после того, как по ходатайству
заинтересованной стороны оно объявлено подлежащим принудительному
исполнению (п. 1 ст. 38).
Процедура подачи ходатайства определяется законом государства, в котором
испрашивается исполнение решения (п. 1 ст. 40). Запрашиваемый суд принимает
постановление об исполнении решения (declaration of enforceability)
безотлагательно. Сторона, против которой испрашивается исполнение решения,
на этой стадии не вправе делать какие-либо представления в отношении
ходатайства (ст. 41). Постановление об исполнении вручается стороне, против
которой такое исполнение испрашивается. К постановлению прилагается само
судебное решение (п. 2 ст. 42). При рассмотрении ходатайства о приведении в
исполнение судебного решения и выдаче постановления об исполнении судом
того Договаривающегося государства, где испрашивается исполнение, не
взимаются никакие пошлины (duties), сборы (fees) и выплаты (charges),
рассчитываемые в зависимости от суммы, указанной в судебном решении (ст. 52).