Вы находитесь на странице: 1из 121

Камиллъ Фламмаріонъ, M t l L

нет»««1"4" •

Ж И Т Е Л И 3 В Ъ З Д Ъ

или

МНОГОЧИСЛЕННОСТЬ

ОБИТАЕМЫХЪ МІРОВЪ.

Переводъ В. Готвальта,
» «F» «7 " F> <*»

ШВ?М S j
* *

£ ті^ - , : 'ч
Г- -1
ѵп ^

(U
-«t.,t.

Т и п о г р а ф і я Т-ва И. Д. С ы т и н а , П я т н и ц к а я улица, свой домъ.


Москва. — 1 9 0 9 .
ВВЕДЕНІЕ.
Если мы внимательно вглядимся в ъ духовную жизнь совре-
менна™ человѣчества, то мы у в и д и м ъ , ч т о человѣкъ утратили
свою прежнюю в ѣ р у , а съ ней и безмятежный душевный по-
кой которыми онъ когда-то наслаждался;-что мы живемъ среди
борьбы противорѣчивыхъ мыслей, и что обезпокоенное чело-
в ѣ ч е с т в о ищетъ философію, которая создала бы прочную ре-
иигіознуіо основу для развитія и осуществленія его надѳждъ.
Было время, когда мыслящая часть человѣчества находила
опору в ъ в ѣ р ѣ , когда в ѣ р а ее вполнѣ удовлетворяла. Это
время прошло: знойное вѣяніе критики, которое носится надъ
человѣчествомъ в ъ наше время, высушило наши у с т а , и в ъ
то же время, благодаря ему, изсякъ тотъ живой источники
в ѣ р ы , в ъ которомъ мы хотя изрѣдка могли утолить жажду,
откуда мы могли почерпнуть силу и бодрость в ъ дни заботъ
и печали. Постепенно у человѣка отняли в с е , что прежде слу-
жило ему опорой; но что ж е ' е м у дали взамѣнъ? Ничего, ровно
н и ч е г о ' — Е г о взоръ устремленъ в ъ темное, необъятное про-
странство, гдѣ во мракѣ движутся безформенныя существа,
рожденныя сомиѣніемъ, онъ видитъ передъ собой пустоту, въ
которой даже разумъ теряетъ свою хваленую силу, и чело-
в ѣ к ъ , обезеиленный сомнѣніями, теряетъ сознаше и падаетъ

в ъ объятія скептицизма.
Завершено дѣло разрушенія! Прошелъ цѣлыи в ѣ к ъ , и что
за это время сдѣлали вы, современные философы? Когда Р у с с о
писали своего „Эмиля", онъ слышали первые раскаты грома
надвигавшейся револющи; д'Аламберъ вычеркнули изъ своего
лексикона слово „ в ѣ р а " ; Дидро в ъ своемъ „Племянникѣ Рамо
издѣвался надъ искусетвомъ и наукой; Вольтеръ (да простится
мнѣ это выраженіе) прямо потребовали отставки І и с у с а Х р и -
ста; кардиналы * ) сочиняли любовные стихи для своихъ кра-
савицъ; король вышивали ковры для своихъ спаленъ... В о т ъ

*) Жардиналъ—епископъ католической церкви. Авторъ иамекаетъ на


страшную распущенность нравовъ, царившую во Францш во второй
половинѣ восемнадцатого вѣка. перша t.
в в е д е н і в.
чѣмъ занимались великіѳ міра сего, избравшіе сѳбѣ девизъ:
„послѣ пасъ хоть потопъ". И дѣйетвитѳльно, потопъ насталъ, пымъ иадоѣло подчинеиіе ни на чемъ не осиованнымъ софиз-
потопъ грѣха: потоки крови залили землю; и до сихъ поръ ш м ъ , вновь воспрянули духомъ; они полны высшими стремле-
еще мы не видимъ въ 'нѳбѣ голубя съ зеленой вѣтвыо, не піями которыя были погребены подъ обломками вѣры, и
видимъ вѣстниіса возрожденнаго, нового міра. культі мысли съ каждымъ годомъ находить все новыхъ и но-
выхъ сторонниковъ. Политическія движенія, дикая страсть къ
Прошлое умерло; новая филоеофія еще не родилась, она
спекуляции и равнодушіе толпы къ вопросамъ, выходящимъ за
еще скрывается въ хаосѣ творчества. Духъ современнаго чоло-
узкія рамки повседневной жизни все-таки не смогли ослабить
вѣчества живетъ въ противорѣчіи съ самимъ собой, онъ рас-
іѵхъ человѣческій настолько, чтобы оиъ отъ времени до вре-
падается самъ въ себѣ. Природовѣдѣніе, этотъ могучій власте-
мени не интересовался вопросомъ о цѣли своего существова-
линъ нашего времени, руководящій прогрессомъ, никогда еще
ния Борцы за разумъ поднялись и со всѣхъ сторопъ стекаются
не былъ таісъ чуждъ всякой философіи, какъ именно теперь.
„ а призывный кличъ, крикнутый вождемъ. Они сомкнутыми
Во главѣ естествешшхъ наукъ стоятъ люди, которые совер-
рядами становятся подъ знамя царства разумной мысли.
шенно произвольно отрицаютъ бытіѳ Божіе,—люди, системати-
чески пренебрегающіе самой глубокой, самой основной исти- Человѣкъ одаренъ естественнымъ стремленіемъ къ прогрессу,
ной. Далѣе, мы могли бы назвать людей съ міровой извѣст- къ совершенствованію. Ему равно претить и пеподвижностыі
ноетыо, которые отрицаютъ самостоятельную жизнь духа, ко- движеніе назадъ. Но цѣлыо его стремлепш является не идеалъ,
торые не признаютъ ничего, кромѣ химичесшхъ соединеиій. теряющійся въ воздушномъ мірѣ мечтаній, недоступиыхъ для
Здѣсь ноэтъ имѣетъ смѣлость открыто называть вопросъ о духовнаго взора, нѣтъ, его цѣль-свѳркаіощая звѣзда, прико-
безсмѳртіи дѣтскимъ бредомъ, которымъ могутъ заниматься вывающая къ себѣ мысли и чувства всѣхъ людей, взволиован-
лишь праздные умы; тамъ ученый утверждаетъ, что въ мірѣ ныхъ наукой и озабочѳнныхъ поисками истины.
есть лишь сила и матеріягдля него не существуютъ принципы Человечество еще не достигло тѣхъ свѣтлыхъ духовныхъ
истины и добра. Здѣсь насъ хотятъ увѣрить въ томъ, что сферъ, къ которымъ оно стремится. Много вѣковъ проидутъ
человѣческій индивидуализмъ создается изъ мельчайшихъ нерв- среди тяжелой подготовительной работы, прежде чѣмъ будетъ
ныхъ молекулъ человѣческаго организма; тамъ безсмертіе тол- познана истина, но не бываетъ дня безъ разсвѣта и если
куется, какъ возможность вѣчной матеріалыюй жизни. И, не- наше время, благодаря важнымъ открытіямъ и изобрѣтеніямъ,
смотря на все это смятеніе, находятся высшіе представители бросаетъ хотя слабый лучъ свѣта въ глубокую тьму прошлаго,
католическаго духовенства, какъ бы засгывшіе на точкѣ зрѣ- то въ этомъ мы имѣемъ право видѣть утреннюю зарю, возвѣ-
нія, на которой церковь стояла пять вѣковъ тому назадъ; они шающую намъ приближеніе свѣтлаго дня.
упорно избѣгаютъ всякаго общенія съ естественными науками Мы съ восторгомъ привѣтствуемъ прооуждеше духа; ему мы
и совершенно серьезно увѣряютъ, что христіанству нечего готовы отдать всѣ наши силы, всѣ помыслы. Но пусть это
бояться, что ему ничто не угрожаетъ! нробужденіе не ограничится простымъ колебаніемъ, простымъ
Къ какому же результату должны привести тѣ потрясенія, проявленіемъ необходимаго духовнаго движенія, пусть оно,
которыя колеблютъ почву соціальной жизни по всѣмъ напра- напротивъ, действительно явится основой, началомъ движенія
вленіямъ, которыя за послѣднія дѳсятилѣтія сметаютъ на своѳмъ человѣчества по вѣрному пути истиннаго духовнаго прогресса!
пути все, какъ прорвавшій преграду бѣшеиый потокъ? Этотъ Пусть философія выйдетъ изъ узкаго круга сектъ и системъ,
результатъ мы уже видимъ: кажцый несется по пѣнящимсл пусть она напротивъ, пойдешь рука объ руку съ своей се-
волнамъ сомнѣнія, ждешь, когда онѣ улягутся, но желанный строй, съ всеобъемлющей наукой, занятой изученіемъ вселен-
покой не наступаешь; каждый ищетъ въ туманной дали счастли- ной: отъ этого союза человѣчество ждетъ новой вѣры, ждешь
ваго берега, удобной пристани, гдѣ можно было бы укрыть своего будущаго величія.
свою ладью и отдохнуть отъ борьбы съ волнами. Ищетъ и по Можетъ-быть, найдутся люди, которые, прочтя эти строки,
находить. спросятъ, какое отношеніе религіозная философія имѣетъ къ
Впрочѳмъ, за самые послѣдніе годы замѣчается болѣе глу- обитаемымъ мірамъ вселенной?
бокое философское теченіѳ, относительно сущности котораго Можетъ-быть, эти читатели будутъ удивлены тѣмъ, что мы
едва ли можно заблуждаться. Мпогіѳ выдающіеся люди, K O T O - съ такой серьезностью приступаемъ къ рѣшенію поставлен-
ной нами задачи, въ то время какъ мы, вѣроятио, могли бы
удовлетворить возбужденное любопытство прежде всего рядомъ топое одно способно открыть истину. Еще за самое послѣдиѳе
романтическихъ, создаішыхъ фаитазіей, очерковъ. время встрѣчаются ученые, презрительно пожимающіе плечамщ
Дѣйствителыю, на первый взглядъ кажется, что для фило- кЬгда при нихъ упоминаютъ объ обитаемыхъ мірахъ, и ихъ
софіи не особенно важно узнать, что на Марсѣ и Венерѣ, гол£словРному отрицанію мы до сихъ поръ не можемъ противо-
среди пышной растительности, среди многочисленныхъ живыхъ поставить доказанные факты. П1ГТПШ, „ я
существъ, живутъ существа, одаренный разумомъ, что всѣ тѣ Пусть вопросъ объ обитаемости небесныхъ тѣлъ однимъ ка-
звѣзды, который сверкаютъ надъ нами на тѳмномъ ночномъ жется чрезвычайно важнымъ съ философской точки зрѣнія но
небосклоиѣ, прѳдставляютъ собою солнца, окруженный своими окруженнымъ непроницаемой, таинственной тьмой; пусть Дру-
планетами. гіе относятъ его къ области фантазіи, считаютъ его бредомъ,
Кто не вполнѣ сознаетъ важность открытій въ области астро- пожденнымъ чувствомъ неудовлетворенная любопытства, на-
номіи, а мы убѣждеиы въ томъ, что среди нашихъ читателей зшаютъ его утопіей, которая никогда пе поддастся человѣку,
лишь немногіе сознаютъ это,—тому придется признать возвы- пусть! Мы, съ своей стороны, всегда считали этотъ вопросъ
шающее ихъ вліяніе и повѣрить, что въ ученіи объ обитае- однимъ изъ наиболѣѳ животрепещущихъ философскихъ вопро-
мыхъ мірахъ объединились наука, философія и религія, что это сов!,, и съ того дня, когда мы, руководимые стремлешемъ кь
ученіе имѣетъ чрезвычайно важное значеніѳ для человѣчества. научному изслѣдованію, глубоко убѣжденные въ важности за-
Эта книга написана именно съ цѣлыо изложить эту истину дачи рѣшили заняться ея рѣшеніемъ, мы познали, что эта
и въ то же время, если только это возможно, сдѣлать ее обще- истина не закрыта для человѣческаго духа, что она, напро-
понятной. тивъ встаетъ предъ нимъ во всемъ яркомъ сіянш своей кри-
Но въ интересахъ общепонятности необходимо обнять взо- стальной чистоты. И у насъ возникла мысль, что это у ч е т е
ромъ все цѣлое, а не разсматривать отдѣльныя части. Уже есть , святая святыхъ« астроиоміи; что оно заключаетъ въ
давно замѣчено, что наши взгляды на жизнь и на назначепіе себѣ философію вселенной; что въ немъ какъ въ зѳркалѣ,
человѣка носятъ отпечатокъ чрезмѣрной узости, зависящей отъ отражаются жизнь и истина; что величіе Создателя и велико-
того, что мы на все глядимъ исключительно съ точки зрѣнія лѣпіе всего Имъ созданиаго ни въ чемъ не могутъ проявиться
жизни на землѣ. Подъ впѳчатлѣніемъ мысли о вездѣсущности въ такой сверкающей чистотѣ, какъ именно въ этомъ широ-
человѣчества, о которой мы пока, правда, можемъ только до- комъ взглядѣ на вселенную. Въ своей задачѣ мы видѣли дѣи-
гадываться, хотя эта мысль естественно рождается при изуче- ствительный прогрессъ человѣческаго духа, мы всецѣло от-
ши окружающей насъ безпредѣлыюсти, уже не мало написано дались ея рѣшенію, и мы поставили себѣ цѣлыо наити для
захватывающих-^ вдохновенныхъ страницъ. Психологи задавали этого ученія настолько прочныя основы, чтобы ихъ не могли
себѣ вопросъ, не можетъ ли наша душа переселяться въ дру- поколебать пи недовѣріе сомнѣвающихся ни смѣлость голо-
гіе міры; если она обладаетъ этой способностью, то вѣчную словная отрицанія.
жизнь, освобожденную отъ приписываемой ей до сихъ поръ Мы полагали, что для такого всѳсторонняго изслѣдованія,
отталкивающей формы, можно и должно сдѣлать предметомъ какъ наше, наиболѣе пригодѳнъ путь опыта, а потому мы
изучѳнія, какъ жизнь вообще. Естествоиспытатели полагали,
пошли впѳрѳдъ, опираясь на результаты научныхъ наблюде-
что имъ удастся рѣшить загадку творенія, проникнуть въ
ний Вся вселенная трудится надъ созданіемъ одного гигант-
тайны вселенной, если они будутъ взоромъ изучать далекія
скаго храма, и когда планъ строителя вполнѣ выяснится для
небесныя тѣла, который, подобно пашей зѳмлѣ, даютъ пріютъ
разумнымъ существам!,, похожимъ на людей. Любознательные, работающихъ, стройка быстро закончится, благодаря усиліямъ
а кто пе любозиателенъ?—обращались къ звѣздамъ и спраши- и многочисленности рабочихъ, принимающихъ въ ней участіе.
вали у нихъ, какія именно существа ихъ паселяютъ. Но никто Въ виду этого и мы, совершенно неизвѣстыые въ мірѣ фило-
но рѣшался убѣждешю утверждать, что небесныя свѣтила дѣй- софовъ, позволили себѣ скромно положить въ общую стройку
ствителыю обитаемы; сомнѣнія брали верхъ, и люди возвра- свой камень, найденный нами на нашемъ жизненномъ пути. Мы
щались въ мрачную бездну смутныхъ догадоісъ. совсѣмъ не хотимъ сказать, что мы считаемъ наше непосред-
ственное участіе въ этой созидательной работѣ необходимым!,;
Обитаемость планетъ пока еще не доказана научно. Эта но нашъ жизненный путь привелъ насъ въ обеерваторно и въ
мысль еще нуждается въ астрономичѳскомъ изслѣдованіи, ко- математическій кабинетъ практической астрономш, и здѣсь
намъ удалось добыть тѣ хартіи, которыя должны лечь въ осно- всѣхъ странъ и вѣрованій. Мы надѣемся, что этогъ наши
наніе ученія объ обитаемости міровъ, послѣ того, какъ. это трудъ послужить вѣскимъ доводомъ въ пользу упомянутаго
ученіе такъ долго было оттѣсиено въ область неопредѣлимаго, ученія. И астрономія и физіологія, каждая въ своей области,
нопостижимаго. покажутъ намъ, что другія планеты обитаемы не менѣе, чѣмъ
Однако для того, чтобы вполнѣ оправдать наше намѣреріе земля, и что наша земля, въ этомъ отношеиіи но пользуется
въ глазахъ читателя, мы особенно подчеркиваемъ, что эта ровно никакими преимуществами. Изслѣдованіе вселенной убѣ-
область естественной философіи предетавляеть собою какъ бы дптъ насъ въ томъ, что наша земля среди безчислепныхъ
жизиениую область астрономіи. Дѣло въ томъ что эта наука, міровъ представляетъ собою лишь ничтожный атомъ, и мы
при всѣхъ ея вел'икихъ открытіяхъ, приносила бы мало пользы увидимъ (если взять примѣръ изъ ближайшаго нашего окру-
прогрессу человѣческаго духа, если бы завоеванный ею по- жаю щаго), что муравей въ лйсу имѣегь несравненно больше
бѣды не озарялись свѣтомъ философіи, благодаря чему онѣ, основаній полагать, что его холмикъ есть единственное оби-
какъ и другія 0'і'расли науки, даютъ намъ возможность глубже таемое мѣсго на всемъ земномъ шарѣ, чѣмъ мы—утверждать,
заглянуть въ тайники нашего собственною существованія. что безконечиое пространство вселенной состоять изъ сплош-
Виѣшняя, видимая для пасъ вселенная, есть дѣйствительно та ной пустыни, въ которой наша земля будто бы является един-
единая, великая вселенная, съ которой мы должны связать ствѳннымъ оазиеомъ, и что человѣкъ былъ, есть и вѣчно бу-
нашу жизнь, чтобы познать наше настоящее положеніо въ дѳтъ единствеішымъ зрителемъ этой картины.—Нравственная
пргіродѣ, и безъ этой согласованности нашего существованія философія своими жизненными дыханіемъ въ кондѣ-кондовъ
съ общей жизнью вселенной мы будемъ просто жить на по- оживить наше ученіе, основанное на строго-научномъ изслѣ-
верхности невѣдомаго намъ міра, мы не будемъ даже знать, дованіи, и покажетъ намъ узы, которыя насъ, обитателей
кто мы, откуда мы взялись, въ ісакомъ отношеиіи мы нахо- земли, связываютъ со всѣми разумными существами вселен-
димся къ общности творенія. Да, астрономія отнынѣ должна ной; она докажетъ намъ то, что мы полагаемъ себя въ правѣ
быть компасомъ философіи, первая должна для второй играть назвать научногі релтгей.
роль путеводной звѣзды и освѣщать ей всѣ пути вселен-
Такова наша программа. Возможно, что она слишкомъ об-
ной. Человѣкъ достаточно долго жилъ на землѣ одино-
ширна, но она создалась сама собою по мѣрѣ того, какъ мы
кими, достаточно долго онъ не зналъ ни того, что онъ
иережилъ въ прошломъ, ии того, что ему предстоитъ въ бу- углублялись въ безконечно дорогія намъ изслѣдованія. Намъ
дущемъ, ни даже того, зачѣмъ онъ вообще живетъ. Доста- хочется, чтобы мы основательно усвоили нашу тему и изложили
точно долго онъ дремалъ и утѣшался безпочвенными грезами её, какъ этого заслуживаетъ такой серьезный и возвышенный
относительно настоящего своего состоянія, обманывали себя вопросъ. Намъ хочется, чтобы мы своимъ трудомъ принесли
безсмысленными фантазіями и не хотѣлъ постигнуть все ве- хоть какую-нибудь пользу тѣмъ, кто, какъ мы, ищетъ истину
личіе необъятнаго твореиія. Такъ пусть же онъ очнется отъ путемъ изученія природы.
этого долгаго сна, пусть онъ ясными взглядомъ окипетъ созда-
ніе Божіе, и въ немъ почувствуотъ сіяніе божествениаго ве-
личія; пусть они прислушается къ голосу природы, чтобы
вырваться нзъ своего мнимаго одиночества, чтобы получить
возможность видѣть въ безпредѣльномь небесномъ простран-
сгвѣ тѣ человѣчества, которыя, подобно волнами, въ общемъ
движеніи сплачиваются въ самыхъ отдаленныхъ областях^
вселенной въ одно общее море разумиыхъ сущесгвъ.

Мы осповываемъ наше учѳиіе на различныхъ тезисахъ, а


потому и наша книга раздѣляется на нѣсколько главпыхъ
частей. Наши изслѣдоваиія мы начнемъ съ историческаго об-
зора этого ученія, и мы увидимъ, что въ сторону обитаемо-
сти вселенной склонялись выдающіеся умы всѣхъ времени,
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

исторический ОБЗОРЪ
I.
Отъ глубокой древности до среднихъ вѣковъ.
Человѣчество стало интересоваться вопросомъ, обитаемы ли другіе
міры, съ того момента, когда оно начало сознательно мыслить. — Кто
первый провозгласилъ это ученіе?—Аріи.—Кельты.—Галлы.—Друиды.—
Взгляды, высказанные древней исторіей.—Египтяне.—Греческія секты.—
Луна, по Орфею.—Іоыическая школа: Анакеагоръ.—ГІослѣдователи Пи-
ѳагора; гармонія вселенной.—Ксенофанъ и элеаты. — Послѣдователи
Платона.—Школа эпикурейцевъ.—Лукрецій.—Первые вѣка христіанства.

Двѣ тысячи лѣтъ тому назадъ Лукрѳцій писалъ:


„Весь этотъ видимый міръ въ природѣ не единственный,
и мы должны полагать, что въ другихъ областяхъ вселенной
есть другія земли, другія существа и другіе люди.
Начиная этими правдивыми словами, древняго поэта при-
роды нашъ трудъ, который мы хотимъ основать исключительно
на результатахъ современныхъ естественно-научныхъ изслѣдо-
ваній, мы не имѣемъ въ виду ссылаться на древніе автори-
теты, чтобы подтвердить правдивость нашего ученія, но мы
просто хотимъ показать, что наша мысль не нова, что ее вы-
сказывали философы, которыхъ отъ насъ отдѣляютъ тысяче-
лѣтія. Однако прежде чѣмъ мы пристушімъ къ выясненію
степени обитаемости небесиыхъ тѣлъ при помощи астрономіи,
мы считаемъ полезнымъ кратко изложить исторію развитія
мысли объ обитаемости вселенной, и такимъ путемъ показатщ
i что всѣ герои знанія и философіи съ одушевленіемъ станови-
лись подъ то знамя, которое мы собираемся защищать.—Уче-
ный Бабинэ утверждаетъ (и именно по отношенію къ интере-
сующему насъ вопросу), что теорію не особенно хорошо рѳ-
комендуетъ то.обстоятельство, что она имѣласторонниковъ въ
древности, потому что ея противники непремѣнно распола-
гаютъ такимъ же доводомъ. Мы не раздѣляемъ этого взгляда;
если въ дѣйствительпости, какъ мы увидимъ дальше, наше
щѳніе, вызванное въ насъ поразительней ^кивой картиной при-
ученіе убѣждеиио проповѣдывали почти всѣ выдающіеся фи- роды, скоро смѣняется ч у в с т ^ м ѣ н е в и р ^ й о й печали, потому
лософы прошлаго, то молено съ значительной степенью вѣроя- что мы сознаемъ, насколько мы ;чузЁды ѴІіМт^мірамъ, которые,
тія утверждать, что эти философы отлично знали, что они благодаря кажущемуся могутъ создать
говорили, и что, прежде чѣмъ выработать определенное убѣ- нъ нашей душѣ то вп^ч^ІѢиГе жизни, котброе цривязываетъ
ждеиіѳ и защищать его, они, зная, что ихъ слова исторія со- насъ къ нашей землѣ. Ц ц ^ т ц о чувствуем^' бесконечность,
хранить для потомства, серьезно взвѣшивали всѣ доводы „за" и это чувство рождаетъ і^ѵ^Насѣ, мрачную -, задумчивость, н о в ъ
и „противъ". Если нѣкоторые писатели древнего міра не под- то лее время и восхищеніе^з^Кзды вйсятъ , въ чщрОст^анствѣ,
нялись до такого широкаго взгляда на вселенную, то въ этомъ какъ жилища, погруженныя ^ъ.'вфчцое крлчаціе н с^Р^рвзато-
виноваты побочныя обстоятельства: этимъ писателямъ было ния вдали отъ насъ свой, нев^домкй найъ, жизиейфий ^уть.
чуждо изученіѳ звѣзднаго неба.—Упомянемъ еще, что это уче- Онѣ влекутъ къ себѣ наши мы^ти, дажъ бездна,. но чщѣ рев-
піе во всѣ времена имѣло массу защитниковъ, и что среди ниво хранятъ тайну своего сущеитвовкрія. Изъ своей тьмш м^л
лослѣдпихъ были люди, имена которыхъ неизгладимо запй- глядимъ въ бесконечность величес^еннЬи и таинственной"Bßg-\
саны на страницахъ исторіи наукъ. Все это неоспоримо дока- ленной, и чувствуемъ неодолимое &е л а*кѳ\заселить^лгёѣ^-ёФііг
зываешь, что наше ученіе не плодъ искусственной системати- міры, которые кажутся иамъ забытым^ жгфцью; и а м ^ т ^ а о т н о
заціи, не мнѣніе недолговѣчныхъ сектъ или партій, но что оно хочется, чтобы въ этомъ вѣчио пустькйом^ ^к^дащ^івномъ
глубоко пустило корни въ человѣческой душѣ, что оно, на пространствѣ нашъ вопрошающій взгляд^ ^ Ь ^ т е ^ съ дру-
ряду съ изученіемъ природы, занимало духъ человѣка во всѣ гимъ взглядомъ, который прииесъ бы емуѴофЖІі иа его нѣ-
времена, у всѣхъ народовъ. Поэтому читателю не слѣдуетъ мой вопросъ. Такъ отвалшый мореплаватеЛь^въ свое время
бояться, что онъ безплодно затратить время па безцѣльное мысленно долго проникалъ въ таинственную даль океана и
занятіе, недостойное серьезнаго, глубокаго мышленія, если онт> искалъ берега, который, какъ откровеніе, носился передъ нймъ
займется тѣми великими изслѣдованіями, которыя ведутъ насъ въ его грезахъ; орлинымъ взоромъ онъ окидывалъ даль, онъ
къ познанію истиннаго отношенія человѣка ко всей природѣ, отважно переступалъ границы извѣстнаго міра, чтобы, наконецъ,
къ выяснеиію его дѣйствительнаго положенія въ необъятной пристать къ берегу, открыть „Новый Свѣгъ", уже существо-
вселенной. Рѣшеніе этихъ вопросовъ мы поставили себѣцѣлыо, вавши! много тысячелѣтій до этого открытія. Его грезы сгали
приступая къ изелѣдованію многочисленности обитаемыхъ дѣйствительностыо. Такъ пусть же и наши грезы' освободятся
міровъ. отъ сковывающей ихъ до сихъ поръ дымки таинственности!
На утлой ладьѣ грезъ мы поднимаемся въ небеса, чтобы въ
Чтобы добраться до первоисточника этого дивнаго ученія,
океаиѣ эоира найти новыя земли.
чтобы узнать, кому изъ смертныхъ мы обязаны этимъ порази-
телышмъ проникновеніемъ человѣческаго духа, намъ нужно Глубокая вѣра, въ силу которой мы во вселенной видимъ
мысленно перенестись къ тѣмъ святымъ иочамъ, когда душа, необъятное царство, гдѣ жизнь развивается въ самыхъ разно-
паединѣ съ природой, подъ свящешіымъ сводомъ безпредѣль- образиыхъ формахъ, гдѣ тысячи народовъ одновременно насе-
наго звѣздиаго неба, погружается въ молчаливое созерцаніе. ляютъ міровыя пространства,—эта глубокая вѣра, очевидно,
Тысячи звѣздъ, разсѣянныхъ по необъятному пространству все- родилась на землѣ вмѣстѣ съ первой сознательной мыслью
ленной, лыотъ на нашу землю мягкое сіяніе, которое опредѣ- человѣка. Первый мыслящій человѣкъ, который въ невинномъ
ляѳтъ мѣсто, занимаемое нами среди вселенной. Таинственная норывѣ вѣрующей души погрузился въ благоговѣйное созер-
мысль о безконечности всецѣло захізатываетъ насъ, заслоияетъ цаніе неба, непремѣішо должеиъ былъ хотя смутно почувство-
собою все земное и незамѣтно уносить насъ къ тѣмъ дале- вать эту вѣру, потому что ему, больше чѣмъ намъ, было до-
ісимъ мірамъ, которые недоступны для слабаго человѣческаго ступно пониманіе того, что начертано иа небѣ. Всѣ народы,
взора. Погруженные въ вѣщій сонъ, мы глядимъ на сверкаю- и среди нихъ, главньшъ образомъ, индусы, китайцы и арабы,
іціо алмазы, дрожащіе среди пеподвшкной синевы ночного неба, до нашихъ дней сохранили легенды, въ которыхъ говорится о
мы слѣдимъ за падающими звѣздами, проносящимися отъ вре- населенности звѣздиаго пространства. Если мы откроемъ пер-
мени до времени по эоиру, вмѣетѣ съ ними мы углубляемся выя страницы исторіи человѣчества, то мы тамъ найдемъ ту
въ неизмѣримыя бездны и носимся отъ одного міра къ дру- же мысль, хотя и облеченную въ различныя формы; тамъ мы
гому въ безпредѣлыюмъ пространств'!} вселенной. Но восхи-
встрѣтимъ и религіозныя ссылки на переселеніе душъ, на
помическими, тѣмъ болѣе, что кельты, по свидѣтельству ІОлія
жизнь послѣ смерти, или же чисго-астрономическіе доводы въ
Цезаря, были лишены права записывать вообще что-либо,
пользу обитаемости небесныхъ тѣлъ.
при чемъ это запрещеніе относилось одинаково и къ коммер-
« В ъ Ведѣ *), самыхъ древнихъ письменахъ, дошедшихъ до
ческимъ предпріятіямъ, и къ текущимъ событіямъ, и къ дог-
насъ чуть ли не отъ до-историческихъ энохъ, мы находимъ
матамъ вѣры.
учепіе о многочисленности міровъ, въ которыхъ (или, вѣрнѣе,
па которыхъ) живутъ человѣческія души послѣ ихъ пребыва- Однако, для того, чтобы вернуться къ нашей основной темѣ,
иія на землѣ; тамъ же мы встрѣчаемъ гимны, созданные за именно къ вопросу о многочисленности обитаемыхъ міровъ,
нѣсколысо тысячъ лѣтъ тому назадъ, и въ этихъ гимнахъ го- и чтобы при этомъ не покииуть классическую почву исторіи,
ворится о томъ, что каждая душа переселяется въ міръ, кото- которая одна можетъ служить твердымъ осиованіемъ для на-
рый соотвѣтствуѳтъ ея дѣламъ, ея развитію. Солнце, луна, шихъ изелѣдованій, мы должны прежде всего 'обратиться къ
небесныя тѣла, нѳизвѣстныя намъ, жителямъ земли, приспо- Египту, который можно назвать колыбелью древней астрономіи.
соблены для жизни, они сами въ себѣ выработали жизненныя И тамъ мы опять-таки всгрѣчаемся съ ученіемъ о населенности
формы, нѳпостижимыя для нашего разума. Съ Ведой довольно иебеспыхъ тѣлъ. Возможно, что египтяне призпавали обитае-
схожа Зепдавеста порсовъ, въ которой изложены религіозиые мыми всего семь главныхъ планетъ и луну, но во всякомт/
догматы Заратустры. И въ этомъ ученіи мы находимъ тѣ лее случаѣ не подлежитъ никакому сомиѣпію, что они твердо вѣА
взгляды на вселенную. Но въ этихъ памятникахъ древиѣйшей рили въ ученіе объ обитаемости небесныхъ тѣлъ. (
философіи чрезвычайно трудно разобраться, отдѣлить пололеи- Большинство греческихъ философскихъ сектъ признавало
тѳльпые взгляды отъ метафизики, почему мы здѣсь упоми- обитаемость небесныхъ тѣлъ. Ученіе это проповѣдывалось
иаемъ о нихъ лишь вскользь. частью открыто, для всѣхъ сектантовъ безъ различія, частью
j Наши ближайшіе предки, кельты-галлы, въ молитвахъ дру- лее тайно, особымъ посвященнымъ членамъ. Если пѣсни, при-
/I идовъ **) и въ пѣсняхъ бардовъ славили безконечиость простран- писываемыя Орфею, дѣйствительио написаны имъ, то его
! ства, вѣчность времени, жизнь на лунѣ и въ невѣдомыхъ обла- можно считать первымъ, заговорившимъ объ обитаемости все-
/ стяхъ вселенной, переселеніе душъ на солнце, а оттуда—въ ленной. Указанія на это мы находимъ въ пѣсняхъ, гдѣ гово-
^другіс небесные міры. Друиды, обладавшіе болѣе основатель- рится о томъ, что каждая звѣзда есть самостоятельный, осо-
ными астрономическими познаніями, чѣмъ то принято думать, бый міръ, и особенно ясно эта мысль выражена въ словахъ,
вычислившіе длину года, создавшіе точный калепдарь; друиды, сохранснныхъ для насъ Прокломъ:
иосвятившіе культу астрономіи особые памятники-здаиія, раз- „Богъ создалъ необъятную землю, которую беземертные на-
валины которыхъ мы и теперь еще находимъ среди опустѣв- зываютъ Селеномъ, а простые люди—луной, и на этой землѣ
іпихъ равнинъ Карнака ***), эти друиды отличались общей ши- разсѣяно огромное множество жилшцъ, горъ и городовъ". і
р о т о й міросозерцанія и сравнительно высокимъ уровнемъ зна- Талій, основатель наиболѣе древней греческой секты, именно!
иія законовъ природы, что молено прослѣдить далее въ обрыв- іонической, утверждалъ, что всѣ небесныя тѣла состоять изъ'
іеахъ ихъ религіи, сохранившихся послѣ разлагающая вліяиія той лее массы, изъ которой состоять земля. Философы этой
Римской имперіи. Но, какъ и у всѣхъ древнихъ народовъ, секты раздѣляли тѣ взгляды на вселенную, которые переда-
иеторія кельтовъ съ течѳиіемъ времонъ исказилась благодаря лись въ Грецію изъ Египта. Аиаіссимаіідръ и Анаксименъ, I
устной ея передачѣ; религіозныя идеи перепутались съ астро- блилеайшіе послѣдователи основателя этой школы, въ свою
I очередь, учили объ обитаемости небесныхъ тѣлъ, и это ученіе
позднѣе поддерживали и распространяли Эмпидоклъ, Ари-
*) Веда—древняя литература индусовъ, и ученіе Брамы. Нѣкоторыя стархъ, Лейкипъ и многіе другіе. Анаксимандръ утверледалъ,
рукописи были созданы за 1.500 лѣтъ до Рождества Христова (напр. что отъ времени до времени небесныя тѣла разрушаются,
Сальгита). Переводи. послѣ чего изъ ихъ обломковъ создаются новыя соединенія
**) Друиды—жрецы древиихъ кельтекпхъ народовъ. Они представляли элементовъ. Позднѣйшіе философы, напр., Эпикуръ, Декартъ и
собою ыѣчто въ родѣ особаго замкнутаго сословія, отличались своимъ др., раздѣляли этотъ взглядъ. Перекидъ Сирозскій, Діогенъ
развитіемъ, сравнительно • довольно высокимъ для того времени.
Переводи. Апполонійскій и Архелай Милетскій тоже присоединились къ
***) ПарнаКо—французская провинція. Переводи. этому учеиію, но они, кромѣ того, учили, что движепіями и
вообще всей жизиыо небосныхъ тѣлъ руководить иематоріаль- вавшіе ту міровую систему, которую нослѣ нихъ проповѣдо-
ная, высшая, разумная сила. Фраицузскій астроиомъ Вайи валъ Коперники, краснорѣчиво защищали ученіе Пиѳагора,
(Bailly) писали: а ихъ послѣдователь Гераклитъ развили это ученіе настолько
„Ученіе объ обитаемости вселеиной было въ самыя давиія широко, что утверждали, будто каждая звѣзда предетавляеть
времена принято всѣми тѣми философами, которые были до- собою особый небольшой міръ, въ которомъ, какъ и на на-
статочно гепіальны для того, "чтобы понять, насколько эта шей землѣ, есть твердая почва, воздухъ, и который окружѳнъ
вселенная величественна, насколько она достойна своего эѳиромъ, распространяющимся въ безконѳчность.
Творца". Ксенофаиъ, одинъ изъ основателей философской школы
Аиаксагоръ назвалъ мысль объ обитаемости луны догматом'!» элеатовъ *), въ общемъ говорили о многочисленности обитаѳ-
философской вѣры, и онъ же утверждали, что на спутникѣ мыхъ міровъ и, главными образомъ, объ обитаемости луны.
нашей земли есть водныя системы, горы, и долины. Просла- Этотъ философъ, величайший своего вѣка, вполнѣ заслужили
вленный своими ученіемъ о движеніи земли и о размѣрахъ
свою беземертиую славу; онъ всю жизнь боролся противъ
солнца, онъ подвергался всевозможными преслѣдованіямъ со
стремленія людей унизить величіе Божества, которое они ие-
стороны завистниковъ и фанатиковъ, и за свои труды едва не
премѣнно хотѣли втиснуть въ формы, доступный для познава-
поплатился жизиыо. Его судьба была какъ бы своего рода
нія при помощи земныхъ чувствъ, такъ сказать, „очеловѣчить"
пророчественнымъ примѣромъ, которому люди позднѣе послѣ-
его. Это стрѳмленіѳ, впрочемъ, довольно естественно. Нурис-
довали, осудивъ Галилея; вспоминая объ этихъ грустныхъ со-
бытіяхъ, невольно начинаешь вѣрить въ то, что истипѣ суждено сонъ въ своей книгѣ „Прогрессъ чѳловѣческой мысли" пи-
быть навѣки скрытой отъ взоровъ обитателей земли. шетъ:
„Если бы быкъ захотѣлъ олицетворить Божество, то онъ
Пиоагоръ первый греки, носившій имя „философа", открыто
непремѣнно вообразили бы Его въ видѣ быка; левъ предста-
учили, что земля неподвижна, a звѣзды движутся вокругъ нѳя,
вили бы себѣ Бога львомъ, точно такъ же какъ эоіопъ во-
въ то время какъ въ тѣсномъ кругу, любимыхъ учениковъ оігь
ображаетъ себѣ своихъ боговъ черными, скиѳъ — дикими и
I говорили, что вѣритъ въ движѳніе земли, какъ планеты, и въ
I обитаемость другихъ міровъ. Знаменитый создатель небесной грозными";
\ лиры упоминали о томъ, что въ матеріальномъ мірѣ дѣйству- Ксенофаиъ не признавали этихъ олицетворепій, считая ихъ
ютъ тѣ же законы, которые онъ открыли въ области музы- унизительными для величія Высшаго Существа. Парменидъ и
кальной гармоиіи. Эту же мысль много поздиѣе выразили Кен- Зенонъ изъ Элей, послѣдовавшіе за Ксенофаномъ, видѣли въ
леръ, говоря о гармоніи міровъ, и хотя тотъ, кто впервые природ!} проявленіѳ совершеннаго, высшаго духа и глубоко
выразили эту мысль, не могъ въ интервалахъ звуковъ устано- вѣрили въ многочисленность обитаемыхъ міровъ.
вить отраженіе разстояній между небесными тѣлами, но все- В ъ то время, когда италійская **) и элѳатская философ-
таки онъ совершенно вѣряо опредѣлилъ продолжительность скія школы утвердились на развалинахъ почти совершенно
движенія нѣкоторыхъ планетъ по ихъ орбитами, напримѣръ разрушенной іонической школы, Петроній Гимерійскій напи-
для Сатурна—тридцать земныхъ годовъ, для Марса—два года, сали въ Сициліи книгу, въ которой онъ утверждали, что во
и т. д. Біографы этого мистическаго кротонскаго философа, вселенной сущеетвуютъ 183 обитаемыхъ міра. Если вѣрить
считавшаго себя сыномъ Меркурія, ничего не говорятъ о томъ, Плутарху, то это ученіе съ течеиіѳмъ столѣтій распространи-
распространялось ли его ученіѳ о переселѳніи души до ихъ лось до побережья Индійскаго океана; тамъ его проповѣды-
отранствованія по междупланетному пространству и возро- валъ какой-то удивительный человѣкъ. Это были почтенный
ждеиія въ другихъ мірахъ. Но послѣ него его наиболѣе вы- старецъ, который всю свою жизнь посвятили созерцанію и
дающееся ученики, напримѣръ, Демокритъ, Гераклитъ и Метро- изучепію вселенной, который, по словами Плутарха, все время
доръ Хіосскій, провозгласили это ученіе отъ имени своего проводили среди нимфъ и духовъ, и только на одинъ день
учителя, и оно было принято всѣми послѣдоватѳлями Пиоа-
*) Философія элеатовъ (или элейцевъ) названа по древнему городу
гора и болыпинствомъ греческихъ философовъ. Оцелій Лука- Элеа (или Элея). Основана въ 460 году до Р. Хр. Ксенофаномъ и Пар-
иійскій, Тимей Локризскій и Архитъ Тацентскій были сторон- менидомъ. Переводч.
никами этого ученія. Филолай и Пицѳтій Сиракузскій, призиа- **) Италійская, т.-е. возникшая въ древней Италін, въ отличіе отъ
италіянской, т.-е. средневѣковой п ііовѣйшей. Переводч.
Мпогочпслеинссть ибптасішхъ ніровь. ІСл. ^
въ году появлялся на берегу океана, куда стекались власти-
тели и ихъ совѣтники, чтобы посовѣтоваться съ мудрецомъ Философская школа Эпикура признавала многочисленность
Клеомбротъ разсказываеть, что этого отшельника-философа обитаемыхъ міровъ, и большинство последователей этой школы
пришлось отыскивать .въ теченіе долгаго времени, съ огромнымъ не только считали планеты обитаемыми мірами, но верили
трудомъ, и что онъ повѣдалъ, что существуешь не одинъ оби- въ обитаемость и другихъ небѳсныхъ тйлъ, разсеянныхъ по
таемым міръ, но что число обитаемыхъ міровъ не безконечно вселенной. Эпикуръ основывалъ свое ученіе на томъ, что при-
а равно именно 183-мъ. Это число, странное на первый взглядъ' чины, создавшія міръ, безпрѳдельны, а потому и вліяніе этихъ
этотъ философъ основываешь на особой системѣ, согласно ко- иричинъ должно быть безпределыю. Таково было общее воз-
торой вселенная образуешь треугольникъ, на каждой сторонѣ зрѣніе эпикурейцевъ. Метродоръ Лампсакскій, какъ и многіе
котораго находятся шестьдесятъ міровъ, и на каждомъ у г л у - другіе философы, находилъ, что утвержденіеі будто въ безко-
по одному міру. Въ площади этого треугольника сосредото- нечномъ пространстве вселенной существуешь всего одинъ оби-
чено все существующее, и тамъ же находится истина таемый міръ, такъ же нелепо, какъ утвержденіе, будто на
нфломъ поле можешь расти всего одинъ колосъ. Анаксархъ
Прежде чѣмъ перейти къ вѣку, въ которомъ господство- въ этомъ же смысле высказался передъ Александромъ Вели-
вала философская школа эпикурейцевъ, мы упомянемъ о Со- кимъ, которому онъ выразилъ свое удивленіѳ по поводу того,
кратовской философіи и добавимъ, что тайная философія Пла- что въ то время, когда существуетъ такая масса міровъ, онъ
тона была предшественницей нашей философіи. Но ученіе наполнилъ своей славой всего только одинъ изъ нихъ.
этого знаменитаго ученика Сократа не совсѣмъ ясно; онъ
помѣщаетъ обитаемыя небесныя тѣла за предѣлами видимой Многіе писатели утверждали, что сатиры, паписанныя Юве-
вселенной; онъ основываешь свои догматы не на действитель- паломъ четыреста лЬта спустя на тему о честолюбіи молодого
ном природѣ вселенной; онъ много времени потратилъ на воз- макѳдонскаго завоевателя, содержали въ себе, между прочимъ,
становленіе ученія о неподвижности земли. Риггіоли ставишь намекъ на мысли Александра о многочисленности обитаемыхъ
это ему въ большую вину, что едва ли справедливо, потому міровъ. Это неверно. Великій сатирике писалъ только, что
что въ то время почти всѣ философы были сторонниками уче- Александре задыхается въ узкихъ границахъ нашего міра,
111Я о неподвижности земли. Къ сожалѣнію, авторитета Пла- какъ если бы онъ былъ сосланъ на Гіарскія скалы или на
тона заставилъ признать это лжѳученіе многихъ его соврѳ- маленькій островокъ Серифосъ.
менниковъ, киренайцевъ и элеатовъ, сторонниковъ академи- Многіе последователи эпикурейской школы верили не только
ческом и перипатетической философскихъ школъ. Здѣсь прежде въ лшогочисленность, но даже въ безчислешюсть обитаемыхъ
всего следуешь назвать имена Ѳедона, Спейсиппа, Ксенократа. міровъ. Изъ такихъ эпикурейцевъ назовѳмъ хотя бы Лукре-
Аристотеля, Калиппа, Аристоксена, наконецъ, Архимеда, Гип- ція. Какъ мы упоминали выше, эта вера вполиѣ совпадала съ
парха, Витрува, Плииія, Макробія и Птоломея, при чемъ по- ученіемъ самого Эпикура. Воспитанные на развалииахъ остро-
следит, какъ извѣстно, создалъ особую систему, названную умной скептической школы Пиррона, ученики Эпикура внесли
его именемъ. Здесь уместно будетъ заметить, что, если бы въ царство мыслей струю свежей жизни, но, не признавая
Аристотель сразу правильно понялъ міровую систему, то онъ какого-либо ограниченія знанія, они верили въ безпредель-
несомненно, не настаивалъ бы на теоріи неизменности неба' иость и вечность природы. Ихъ учеиіе, къ которому позднее
а именио эта тѳорія, по его собственному признанію, не по- иримкнули Цицеронъ, Горацій и Виргилій, утверждало, что
зволяла ему признать существованіѳ другихъ небѳсныхъ шйлъ силы природы, свойственный самой сущности матеріи, дей-
подобныхъ земле. Такъ какъ онъ, такимъ образомъ, не могъ ствующи и созидаютъ всюду, где только во вселенной сталки-
допустить обитаемость звйздъ, то онъ считалъ своимъ ваются элементы. Эту теорію раздѣлялъ и Зеионъ Киттійскій,
долгомъ обоготворять ихъ, потому что онъ, какъ и все люди философъ, первый высказавший мысль, что въ духѣ нѣтъ ни-
яанимающіеся изследованіемъ природы, понималъ, что наша чего, что не проникло въ него чрезъ посредство внешнихъ
земля представляетъ собою атомъ вселенной, слишкомъ ни- чувствъ. Этотъ первый настоящій эмпирикъ, правда, призна-
чтожный для того, чтобы его можно было считать един- валъ вмешательство высшаго духа въ царство природы, но
етвеннымъ, центральнымъ создаш'емъ безконѳчной творческой его взглядъ мало чемъ отличался отъ взгляда Спинозы, про-
силы. возгласившая) свое Natura naturans („созидающая природа".
Переводи.).
Лукрецій, наиболее горячій и,, усердный последователь Эпц-
кура, былъ въ тоже время и. однимъ изь самыхъ страстньцъ торыя они лыотъ светъ и тепло. Наше зрѣніе слишкомъ слабо '
сторонниковъ идеи о многочисленности или, вернее, о бесчис- дДя того, чтобы видеть эти планеты, а солнца благодаря
ленности. обитаемыхъ міровъ,. при чемъ необходимо еще ущь огромному разстоянію, кажутся намълишь световыми точками.
мянуть о томъ, что Лукрѳцій создалъ свою особую систему. Но если вспомнить, что лучи этихъ точекъ по силе равны
Но этой системе видимыя звезды оказывались продуктомъ лучамъ нашего солнца, и что если бы последнее находилось
особаго истеченія (какъ теперь говорятъ: „эмаиаціи". Пере- отъ насъ на такомъ же разстояніи, на которомъ находятся
вода.) земного шара, а надъ видимымъ звезднымъ небомъ планеты, то и оно казалось бы намъ крошечной светлой точ-
предполагалась другая, невидимая для пасъ вселенная, въ ко- кой, если принять все это во вниманіе, то возможно ли пред-
торой, будто бы, и находятся все обитаемые міры. положить, что эти далекія отъ насъ небесный светила имеютъ .
Лукрецій писалъ: иное назначеніе, чемъ наше солнце, что безчислениые не-
„Если волны созидающей матеріи въ тысячахъ различныхъ бесные огни безъ всякой цели и пользы шлютъ тепло и светъ
видовъ проносятся по океану безпределыіаго пространства, то въ бѳзпредельное пустое пространство? Богъ не ограничи-
неужели ихъ плодотворности хватило только на создаиіе зем- вается созданіемъ одного шѣла определеннаго рода: изъ своей
ного шара и его небосвода? Неужели возможно, что за пре- неисчерпаемой сокровищницы Онъ сразу высыпаешь во все-
делами видимаго иебеснаго свода міровая матерія осужден^ ленную безчисленныя массы одинаковыхъ шѣлъ. Одииаковыя
на мертвое бездействіе! НЬтъ и нйтъ! Если творческіѳ эле- причииы ведутъ къ одшіаковымъ следствіямъ".
менты изъ себя создали массы, изъ которыхъ возникли не- Эти слова кардинала такъ лее ясны и определенны, какъ
беса, воды и земля съ ея обитателями, то эти элементы ма- тЬ, въ которыхъ, по его мненію, Лапласъ проявилъ склону
теріи, несомненно, должны были и въ остальномъ пространстве ность къ нашему ученію. Позднее мы вернемся къ трудамъ
вселенной создать безчисленноо множество живыхъ существъ, этого знаменитаго астронома, теперь же мы должны упо-
морей, небесъ и земель; они должны были усеять вселенную мянуть еще несколько славныхъ именъ изъ древней исторіи
мірами, схожими съ тѣмъ міромъ, на которомъ мы несемся наукъ.
но волпамъ эоира. Всюду, где безконечная магерія находить Не въ эпохе блестящаго развитія Римской имперіи, когда
пространство, въ которомъ она можѳтъ безпрепятственно про- высшія побужденія человѣческой души заглушались чувствен-
явить свои силы, она создаешь жизнь въ самыхъ разнообраз- ными наслаждеиіями, мы будемъ искать своихъ единомышлен-
ныхъ проявленіяхъ, и если число элемеытарныхъ частицъ на- никовъ; для того, что уловить слабое дыханіе не совсемъ
столько велико, что всей жизни всехъ когда-либо жившихъ угасшей духовной жизни, стремленія человеческой души въ
существъ не хватило бы для ихъ подсчета, если созидающая высь, мы не будемъ говорить о давно минувшихъ векахъ,
природа снабдила эти элементы силами, которыя они вложили когда постепенно распадалась великая имперія, когда про-
въ основу нашего земного шара, то тѣ же творческіе эле- исходила общая перетасовка европейскихъ народовъ; мы здесь
менты непременно должны были создать міры, людей и жизнь укажемъ лишь на то, что въ первое младенческое время хри-
также и въ областяхъ, скрытыхъ отъ нашего взора". стіанства уже находились люди, съ яснымъ умомъ, свободные
Эти мысли, красноречиво изложенныя Лукреціемъ, который отъ предразеудковъ, которые открыто п твердо объявляли
такъ решительно высказываешь свой взглядъ на обитаемость себя сторонниками ученія обитаемости міровъ.
міровъ, наномиііаютъ совпадающія съ ними мысли, изложен- Плутархъ писалъ свою книгу о луне и храбро защищалъ
ныя въ „Анти-Лукрецги", сочииеніи, которымъ кардиналъ знамя нашей философіи, за которымъ раньше шли его пред-
Полиньякъ хс*елъ до основанія разрушить ученіе своего про- шественники, мудрецы древней Греціи. Оригенъ въ своей
тивника. Въ общемъ и Лукрецій, съ его матеріалистической книге объ „основе всего существующая" высказалъ ту мысль,
. поэзіей, и его противнику кардиналъ Полиньякъ, съ своими что Богъ последовательно создаетъ и уничтожаешь безчислеи-
спиритуалистическими возраженіями, оба оказываются сторон- ное множество міровъ. Здесь мы встречаемся съ отраженіемъ
ликами ученія объ обитаемости міровъ вселенной: стоическая и халдейская ученія о возрождеиіи, о сгораніи

t . „Все звезды,—пишетъ Полиньякъ,—суть солнца, похожія на


наше, окруженныя темными шЬлами, какъ наша земля, на ко-
міра въ божественномъ огиѣ для новаго созиданія вселенной^
Древніе индійскіе пароды тоже верили въ періодическое Boad
обновленіе всего, созданная ихъ Вогомъ, Брамой. Лактанцій,!
правда, издѣвался надъ Ксѳнофономъ, утверждавшимъ, что -
дошли до утвержденія, что тотъ, кто вѣритъ въ антиподовъ *),
луна обитаема, и что селениты (или лунные люди) живутъ среди
противорѣчитъ божескому слову й впалъ въ ересь. А тысячу
обширныхъ и глубок ихъ долинъ, но новѣйшія наблюдѳнія по-
лѣтъ спустя надъ шестидесятисемилѣтнимъ старцемъ (Га-
казали, что эта мысль, несмотря на нѣкоторую свою прежде-
лилеемъ. Перевод.), имя котораго стало безсмертнымъ, былт»
временность, все-таки не лишена нѣкоторыхъ основаній, по-
произнесешь обвинительный нриговоръ за то, что онъ осмѣ-
тому что на лунѣ атмосфера—если только тжъ вообще есть
лился доказать вращѳніе земли. Мы не будемъ подробно оста-
атмосфера—можетъ лишь наполнять глубины долинъ, почему
навливаться на всемъ этомъ, но все-таки мы не должны забы-
и жизнь, по крайней мѣрѣ, такая, какую знаемъ мы, возможна
вать, что въ исторіи чѳловѣчества есть страницы, на кото-
на лунѣ только въ глубокихъ долинахъ. Св. Ириней полагалъ,
рыхъ записаны научныя и нравственный паденія, разложеніѳ
что христіанская секта валеитинцевъ, подъ тайиымъ именѳмъ
однихъ царствъ и возникновеніе другихъ. Къ одной изъ та-
витовъ или эоиовъ, признавала и проповѣдывала систему
кихъ страницъ относится эпоха, о которой мы только что
Анаксимаидра, учившую о безчисленности обитаемыхъ міровъ
говорили. Тогда именно могучая Римская имперія развали-
Изъ другихъ святителей, какъ, напр., Филастѳрій, епископъ
лась, какъ куча песка, тогда стали распространяться истин-
Вресційскій, многіѳ объявили ученіе о многочисленности оби-
пыя великія идеи христіанства, и уже тогда начала подго-
таемыхъ міровъ ересью, л^еучѳніемъ. Однако Аеанасій въ
товляться та эпоха, въ которой мы живѳмъ теперь. То было
своемъ крупномъ трудѣ, направлеиномъ противъ язычества, не
время застоя, періодъ духовнаго безсилія, во время котораго
совсѣмъ отвергаетъ это ученіе и допускаетъ возможность со-
человѣчество отдыхало, чтобы затѣмъ съ новыми силами дви-
зданы Ьогомъ и другихъ міровъ, помимо земного. Очень
нуться по пути къ совершенству, къ которому оно стремится.
вредное вліяніѳ на распространѳніе этого ученія, да и па раз-
Честь и слава тѣмъ людямъ, которые въ то время, находясь
виты наукъ вообще, оказало лжеученіѳ Аристотеля о неизмѣ-
у кормила просвѣщенія, не злоупотребляли своей властью, не
няемости неба и будто бы заимствованное изъ священнаго ии-
гасили свѣтильниковъ тѣми самыми руками, которыми они
санія ученіе о неподвижности земли. Эти дѣйствитѳльныя
должны были проливать надъ народами чистый небесный
лжеученія сыграли роль покрывала, наброшеннаго на глаза
свѣтъ! Наука разлагалась, забывалась всюду, на сѣверѣ и
людей, стремившихся къ знанію; этимъ лжеученіямъ суждено
югѣ, востокѣ и западѣ; ея составные элементы разсѣивались
было съ роковымъ успѣхомъ замедлять и-безъ того слишісомъ
по всѣмъ направленіямъ. На востокѣ въ сѳдьмомъ в ѣ к ѣ была
медленное движеніе человечества къ истииѣ. Наука шла на-
сожжена самая богатая библіотека въ мірѣ, въ которой были
задъ. Тертулліаиъ, между прочимъ, пиеалъ:
собраны всѣ сокровища человѣческаго знанія — достойный
„Со времени появленія Христа мы не нуждаемся болѣе ни плодъ арабскихъ переворотовъ!—На западѣ въ теченіе послѣ-
въ какой наукѣ, a послѣ того, какъ написано БДзангеліе, намъ дующихъ вѣковъ подъ свинцовымъ гнетомъ задыхались и бѳз-
не нужны никакія доказательства. Кто вѣритъ, тотъ ни къ плодно гибли самыя яркія, высокія проявления мысли. Это,
чему постороннему вѣрѣ не стремится. Вообще невѣдѣніе при- какъ мы уже сказали, было настоящее время застоя какъ въ
носить только пользу, потому что оно мѣшаетъ учиться тому исторіи философіи вообще, такъ, въ частности, и въ исторіи
что непотребно". J'
нашего ученія. А потому мы отказываемся отъ попытки свя-
И эти слова Тертулліана стали лозуигомъ широкихъ массъ зать разорванную нить и будемъ продолжать нашъ обзоръ,
ихъ почитали, какъ нзреченіе священное, и, къ сожалѣнію' перейдя къ тѣмъ вѳликимъ людямъ, которые, въ періодъ воз-
они сохранили такое значеніе много вѣковъ. Люди считали 1 рожденія наукъ, проповѣдывали учеыіе объ обитаемости но-
что, разъ Богъ не нашелъ нужнымъ открыть имъ все то бесныхъ тѣлъ.
грѣшио съ ихъ стороны дерзновенно пытаться проникнуть въ
эти божественный тайны. Полагалось, что человѣкъ вполиѣ
достаточно освѣдомленъ о строеніи міра, а потому ему давался *) Антиподы — живущіе на противоположныхъ точкахъ земного
олагои совѣтъ остановиться на данной ступени знапія или же шара. Для жителей Европейской Россіи, напримѣръ, антиподами яв-
направить свои стопы въ область таинственнаго, иепостижи- ляются обитатели Британскихъ владѣній Сѣверной Америки. Антиподы,
такимъ образомъ, обращены другъ къ другу ногами. Отсюда и грече
маго, въ царство метафизики! Да, наука шла назадъ. Люди екое назваиіе „антиподы", т.-е. противуногіе (Перевод.).
переходили отъ одного заблуждеиія къ другому , и, иаконецъ
Однако въ общемъ слѣдуетъ замѣтить, что большинство
изъ назвапныхъ философовъ, и даже большинство философовъ
Отъ среднихъ вѣковъ до нашихъ дней. послѣдующаго періода, лишь допускаютъ возможность суще-
ствовали обитаемыхъ міровъ помимо земли, но что они не
Продолжение исторіи ученія объ обитаемости міровъ. — Эпоха Возоо-
жденш наукъ. — Куза.-Бруно. - Монтэнь.-Галилей.-Декартъ.- Ken- высказываютъ убѣжденія въ томъ, что такіе міры дѣйстви-
плеръ.—Кампанелла.—Мнѣніе Пьера Бореля объ обитаемости планетъ - телыю еуществуютъ; и самое свое предположеніе они выска-
«Человѣкъ на лунѣ> I одвина.—Сирано де-Бержеракъ и его «Исторія зываютъ довольно робко, очевидно, опасаясь вызвать неудо-
штатовъ и царствъ солнца и луиы».-Селенографія Эвеліуса.-Кирхеръ вольствіе дерковнаго начальства и подвергнуться иреслѣдова-
и его «Путешествіе по небу>.-«Міры» Фонтенеля.-Обозрѣніе міровъ
Іюйгенса.-Восемнадцатый вѣкъ: Лейбницъ.-Ньютонъ.-Вольфъ —Све- нію со стороны инквизиціи. Эта робость' для нихъ вполнѣ
денборгъ.-Вольтеръ.-Ламберъ.-Байи.-Кантъ.^Гершель.-/аландъ.- простительна: вѣдь въ то время люди еще не смѣли открыто
Лапласъ и др.—Выводы изъ исторін этого учеыія. говорить о физичѳскихъ законахъ. Это можно было сдѣлать
лишь послѣ того, какъ запылалъ факелъ новыхъ естествеи-
Вотъ наиболѣе знаменитая имена въ разныхъ областяхъ ныхъ наукъ. Декартъ, напримѣръ, создавшій теорію вращенія,
науки. Николай Куза, самый старый нашъ единомышленники полагалъ, что было бы безуміемъ настаивать на суіцествова-
въ средшѳ вѣка, авторъ книги: „De docta Ignorantia"; не- міи многочислеішыхъ обитаемыхъ міровъ, по отношѳнію какъ
счастный Джіордано Бруно, погибшій на кострѣ въ Римѣ за къ парней солнечной системѣ, такъ и къ системамъ другихъ
философскія мысли, высказанный имъ, главными образомъ,въ солнцъ. Но онъ тотчасъ же добавляем: такъ какъ планеты
его трудѣ о безчисленности міровъ: De l'infinito, Hniverso e суть тѣла твердыя, и не свѣтящіяся и по своему составу по-
Mondi . Мишель де Монтэнь, „Опыты" котораго не утратили хожія на нашу землю, то съ большой долей вѣроятности
своего значены и для нашего врсмеии; Галилей, который, не- можно предположить, что онѣ тоже обитаемы.
смотря на запреть инквизиціи,. упорно продолжали называть
землю планетой, и даже дерзнули въ своей „Міровой системѣ" Изъ семнадцатаго вѣка мы прежде всего назовемъ Давида
поднять вопросъ, „не живутъ ли на другихъ планетахъ су- Фабриціуса, который, кстати сказать, утверждалъ; что онъ
щества, подобный обитателями земли'5, Тихо Браге, знамени- своими глазами видѣлъ жителей луны; затѣмъ упомянемъ Отто
тый астрономъ, но слишкомъ нерешительный человѣкъ- Де- Герике, Пьера Гассенди, Антонія Рейта, написавшаго ориги-
картъ и картезіанцы; Местлинъ н его знаменитый ученики нальную богословско-астрономическую книгу „Ocnlus Enoch et
Кепплеръ, паписавшій „Лунную астрономію" и создавшій , Аст- Elioe"; англійскаго епискоиа Франциска Годвина, описавшаго
рономическія грезы"; Карданъ, менѣе мечтательный, чѣмъ то путешествіе на луну („Человѣкъ на лунѣ" — T h e man in the
кажется съ перваго взгляда; наконецъ, Оома Кампанелла, ко- moon): Джона Вилькенса, тоже англійскаго епископа, напи-
торый писали въ своемъ: „Царствѣ солнца": савшаго книгу о „Новомъ мірѣ" (Discourse concerning a new
world), въ которой онъ земной рай переносить на луиу.
„Обитатели солнца полагаютъ, что было бы безуміемъ Можно назвать еще миогихъ изслѣдователей, изъ которыхъ
утверждать, будто за нредѣлами ихъ міра нѣтъ ничего потому мы укажемъ хотя бы на Джона Лока, зиаменитаго автора книги
что абсолютной, мертвой пустоты пе существуем ни въ ви-
„Изслѣдованіе человѣческаго разума" (Essai sur l'Entendement
димомъ мірѣ ни за его предѣлами".
humain).
Толчокъ былъ данъ, и движеніе снова проявилось всюду.
Б ъ одномъ богословско-фплософскомъ сочиненіи, появившемся Знаменитое семнадцатое столѣтіе, украіпеніемъ котораго слу-
в ъ то время, когда мѣиялись религіозные взгляды на движеніе жгіли Декартъ, Гассенди, Паскаль, подарило міръ особенно
земли, выражена слѣдующая религіозная мысль. болыпимъ количествомъ мыслей и всякаго рода трудовъ въ
„Виѣ этого міра, т.-е. заАіредѣлами огненнаго неба, не су- области нашего учеиія. Воодушевленные новыми открытіями
ществуем ни одного тѣла; но въ предѣлахъ безконечнаго оптики, изобрѣтеніемъ тѳлескоиа, люди науки горячо приня-
пространства (если только можно такъ выразиться), въ кото- лись за астрономическія наблюденія, и большинство изъ этихъ
ромъ мы живемъ, существуем Богъ, и Они могъ создать ученыхъ невольно склонялись къ вѣрѣ въ обитаемость луны,
здѣсь міры, которые, какъ утверждаютъ богословы, по своему солнца и планетъ. Во Франціи королевскій еекретарь Пьеръ
совершенству стоять несравненно выше нашей земли". Борель, другъ Гассенди, Мерееиа и, вѣроятио, Сирапо дѳ-Бер-
жерака, написалъ оригинальный трактатъ о многочисленности
обитаемыхъ міровъ съ точки зрѣнія современной ему науки.
Этотъ трактата, который теперь представляетъ собою боль- которые, въ свою очередь, тоже ошибались. Такъ, напримѣръ,
шую рѣдкость, называется: въ одной полулитературной и полунаучной книжкѣ (Lettres
„Новое изслѣдованіе, доказывающее многочисленность. обитае- â Раішугѳ sur l'Astronomie), въ которой разбираются различ-
мыхъ мгровъ: что звѣздьг суть обитаемые мгры, а земля есть ные астрономическіе вопросы, мы читаемъ:
звѣзоа; что земля находится въ третьемъ небѣ, за предѣлами „Я ради курьеза перелистали эту книгу (Экстазное путе-
центра мгра; что она вращается вокругъ неподвижною солнца шествіе) и долженъ сознаться, что вынеси такое впѳчатлѣніе,
и много другого оригинальнаго". ' будто добрый патеръ дѣйствитѳлыю побывали въ другомъ
Въ этомъ сочиненіи есть, между прочими, сообщѳніе о томъ мірѣ".
что дѣлается на лунѣ, по „Галилею", и изслѣдованіе о томъ' „На Сатурнѣ онъ нашелъ мрачно глядящихъ старцѳвъ, за-
„какими п у теми можно познать истину о многочисленности кутанныхъ въ погребальный одежды, медленно движущихся
обитаемыхъ міровъ". Этими средствомъ оказывается воздухо- впереди, съ похоронными факелами въ рукахъ. Ихъ глубоко
плавашеи набліоденіе изъ высшихъ слоевъ земной атмосферы ввалившіеея глаза, блѣдиыя лица и изрѣзанные морщинами
Въ Англш 1 одвинъ написали уже упомянутую книгу Чело- лбы ясно говорятъ о томъ, что они—слуги мщеиія, и что Са-
вѣкъна лунѣ,или путешествіе по лунному мгру, предпринятое турнъ полопъ проявленіями зла".
Доминжомъ Гонзалееъ, гіспанскимъ гіскателемъ пржлюченій« „Кирхеръ не находить словъ, чтобы выразить восхищѳніе,
оатѣмъ слѣдуетъ Сирано де-Бержеракъ, самый выдающійся которыми наполнили его „обитатели" Венеры. Это были юныя
изъ писателен, облекавшихъ научныя темы въ форму романа, существа, стройныя, прекрасно сложенный, очаровательно пре-
инъ написали „Путешествге на луну", a затѣмъ „Исторгю красный. Ихъ одежды, прозрачныя, какъ кристаллъ, сверкали
штатовъ и царствъ солнца«. Въ то же время такія же мысли въ солнечныхъ лучахъ и переливались дивными, осдѣпитель-
высказывали П. Даніѳль, а в т о р ъ к н и г и пЦутешествіе въ мгрѣ ными красочными тонами. Одни изъ нихъ таицовали поди
Декарта"; Вильгельмъ Жильберъ, написавшій „О магнитѣ звуки лиръ и цимбаловъ, другія наполняли воздухъ упоитель-
и магнетическихъ тѣлахъ"; данцигскій астроиомъ Іоганнъ Ге- ными ароматами или пригоршнями разсыпали роскошные
вѳль въ своей замѣчателыюй книгѣ о Селенографы (описаніи благоухающіе цвѣты, при чемъ корзины, изъ которыхъ они
ЛУН?' ^ е в о д ч ^ и Даже Мильтонъ, который въ своемъ по- ихъ брали, тотчасъ же „наполнялись вновь".
летѣ фантазш среди полумрака не могъ не бросить взгляда Вотъ какъ авторъ „Пгісемъ къ Пальмирѣ" понимаетъ взгляды
на невѣдомые міры, гдѣ, въ сіяніи жизни, должны были ри- Кирхера на обитателей другихъ міровъ, и миогіѳ другіе писа-
соваться ему люди, не похожіе на насъ, людей земныхъ. тели слѣдуютъ его примѣру. Для примѣра приведемъ хотя бы
отрывокъ изъ „Панорамы м.іровъа (въ общемъ, кыиги весьма
Патеръ Аоапасій Кирхеръ—одинъ изъ писателей той эпохи
поучительной):
которыхъ многіе склонны считать сторонниками нашего учѳнія'
Изъ написанныхъ ими книги самая извѣстная (но далеко но „Едва наши путешественники (Кирхеръ) успѣлъ ступить
лучшая) озаглавлена: „Экстазное небесное путешествге". Тамъ ногой на Сатурнъ, какъ онъ увидѣлъ мрачно глядящихъ стар-
они разсказываетъ, какъ онъ, поди руководствомъ одного духа цевъ, закутанныхъ въ погребальный одежды, медленно движу-
по имени Косміэль, посѣтилъ разныя планеты. Онъ не при' щихся впереди, съ похоронными факелами въ рукахъ. Ихъ
знаетъ действительно существующую міровую систему и пред- глубоко ввалившіеся глаза, блѣдныя лица и изрѣзаниые мор-
почитаетъ ей тѣ фантазіи, которыя за несколько десятковъ щинами лбы ясно говорятъ о томъ, что они—слуги мщенія,
лѣтъ до него выдумали Тихо'Браге, чтобы создать призрач- и что эта планета полна проявлеиіями зла".
ную связь между библіей и небесной механикой. Въ интере- Читатель видитъ, что эта фраза почти слово въ слово вы-
с а м справедливости мы должны сказать, что авторъ „Экстаз- писана нами выше и изъ другой книги, а между тѣмъ ни та
ни другая не считаются переводомъ сочиненія Кирхера. Когда
шею ѵ Т Г е С Т Ш Я н ѳ / Р и н а ™ т ъ къ послѣдователямъ на- мы, по обыкновенно, обратились къ первоисточнику, то мы
шегоучешя и мы особенно подчеркиваемъ это обстоятельство
нашли, что патеръ Кирхеръ самыми опредѣленнымъ образомъ
поіому что большинство писателей, разбиравшихъ или просто
упоминавшихъ его сочинеиія, не поняли ето или даже с у д о м воздерживается отъ противнаго догматами взгляда на много-
О немъ по наслышкѣ, довѣряя своими предшественниками, численность обитаемыхъ міровъ, и что онъ нигдѣ не упоми-
наетъ объ „обгтгателяхъ". На Веиерѣ, на Сатурнѣ и на дру-
гихъ планетахъ онъ неизмѣнио обращается къ своему спут- ству съ наш имъ ученіѳмъ въ такомъ ирелестномъ изложеиіи,
нику съ просьбой: J 3
украшеиномъ двѣтами поэзіи. Восторгь, который мы испыты-
„О, мой Косміэль! Помоги мнѣ, открой миѣ тайну этихъ вали при чтеніи этой: книги, и наше глубокое уваженіѳ къ
явлении" автору, ученому секретарю акадѳміи наукъ, нѳизмѣримо пре-
И Косміэль отвѣчаетъ ему: вышают ту легкую критику, которую мы позволили сѳбѣ
„Сынъ МОЙ! Это ангелы, которымъ Владыка поручилъ упра- выше, М. А. Гуесэй пишетъ о нѳмъ:
вленіе міромъ; поэтому они шлютъ на головы грѣшниковъ „Онъ хотѣлъ дать плодъ подъ двѣткомъ, изложить филосо-
олагодатныя или пагубиыя вліянія этихъ „звѣздъ". фію въ образѣ грацій, показать истину подъ волнующейся
Книга Кирхѳра сплошь продиктована дарившимъ тогда дѵ- дымкой мечты".
хомъ астрологіи: для него земля представлялась центромъ По мнѣнію Вольтера, книгу Фонтенеля нельзя назвать клас-
вселенной, едииственнымъ жилищемъ человѣка; семь планетъ сической, потому что: „Философія есть прежде всего истина,
описываютъ свой путь вокругъ нея и шлютъ намъ свое a истинѣ. не подобаѳтъ скрываться подъ мишурными украшѳ-
вліяше, согласно особымъ гороскопическимъ условіямъ, въ ніями. Нельзя приступать къ изслѣдованію міровъ, руководясь
зависимости отъ того, въ какомъ положеніи планеты находи- одной галантностью. Мечта, вооруженная компасомъ, была бы
лись на небѣ въ момѳнтъ нашего рожденія. Наконецъ надъ несравненно лучшей руководительницей, потому что для мечты
планетами и надъ нѳбомъ неподвижныхъ звѣздъ находятся горизонтъ съ каждымъ шагомъ расширяется, а для галантности
надмбесныя воды: это, по его мнѣнію, тѣ „вышнія воды" ко- онъ вдругъ суживается, какъ бы обширенъ и свѣтелъ онъ ни
торый, какъ говорится въ книгѣ Бытія, отдѣлены отъ водъ былъ въ действительности. Такъ, въ Мірахъ Фонтенеля встр е-
нижнихъ и теперь окружаютъ вселенную. Очевидно, что Кир- чаются такія строки:
херъ далеко не раздѣляѳтъ нашего ученія. Однако мы еще не „Большое скопленге небесной матерги, къ которой прицѣплено
упомянули о наиболѣе странныхъ эпизодахъ его путешествія солнце.—Утренняя заря есть прекрасная премгя, которую намъ
мы не привели хотя бы слѣдующихъ вопросовъ, заданныхъ природа даетъ сверхъ уеловленнаю.—Отъ всею небеснаго меха-
имъ духу Косміэлю: низма у земли осталась одна луна, которая, кажется, къ ней
„Годится ли находящаяся на Венерѣ вода для хрисгіанскаго очень привязана"... и т. д. Все это очень хорошо, особенно для
крещены? можно ли пользоваться для причастія виномъ, добы- смѣшливыхъ учениковъ или для дамъ, которыя васъ слушаютъ
•гымъ изъ винрірздниковъ Юпитера?и т. д.".., и въ то же время разглядываютъ рисунокъ своего „вѣера".
Во всякомъ случаѣ это вопросы весьма любопытные. Это упрекъ довольно жѳстокій, особенно если принять во
Однако вернемся къ нашему историческому очерку. внимаше время и обстановку, въ которой жилъ Фонтенель, и
Прежде чѣмъ перейти къ следующему историческому пе- если вспомнить ту ложную систему, которую онъ прииялъ
рюду, мы должны упомянуть имя знамепитаго спиритуалиста вмѣстѣ съ дружественными ему картезіанцами; и мы должны
Фонтенеля, которому пришлось принять на себя бремя наслѣ- замѣтить, что самъ Фонтенель далъ поводъ для такого упрека.
дія нрошлаго вѣка, и который съ честью поддержалъ наше уче- Дѣиствительно, онъ настолько бѣгло, поверхностно относился
т е . Однако Фонтенеля принято считать больше художникомъ къ предмету своего собственнаго учѳнія, настолько мало ду-
чѣмъ нредставителемъ науки. Его называли галантнымъ сто- малъ о его вліяніи на развитіе человѣческаго духа, что въ
лѣтнимъ стардемъ, который, по его собствѳннымъ словамъ своемъ прѳдисловіи онъ даже нашелъ возможнымъ написать
„нровелъ жизнь шутя, никогда не любя ни людей ни вещей"' слѣдуюіцее:
и который умеръ, срывая розы съ головы m-lle Гельвеціи' „Казалось бы, что ни одинъ вопросъ не долоісенъ насъ интере-
іто касается насъ, то мы знаемъ только, что книга, которую совать такъ сильно, какъ вопросъ о томъ, существуютъ -ли
опъ, подъ заглавіемъ Весѣда о многочисленности міровъ по- друіге обитаемые мірьг, но объ этомъ пусть заботится, кому
святилъ маркизѣ де-Мезанжеръ, сто семьдесятъ лѣтъ 'томѵ есть охота. Кто можетъ расточать свои мысли, тотъ пусть
назадъ была встрѣчена общимъ восторгомъ и еще до сихъ расточаешь ихъ на такге вопросы, но не всякгй моэісетъ дѣлтгь
поръ читается съ удовольствіемъ. Это положительно лучшее тате непроизводительные расходы".
что когда-либо было написано по данпому вопросу, и у мно- Несмотря на все это, а также и на то, что разсматриваѳмая
гихъ глаза открьглиср для истины именно благодаря зтгаком- книга уже не отвѣчаетъ требованіямъ науки, мы все-таки
должны признать за Фонтѳнѳлемъ ту заслугу, что онъ способ-
ствовалъ распространенію въ широкихъ массахъ мысли о мно- Теперь мы можемъ перейти къ восемнадцатому вѣку. Здѣсь,
гочисленности обитаемыхъ міровъ, что онъ первый иаписалъ какъ и прежде, мы видимъ ыаиболѣе выдающихся филосо-
вполпѣ общедоступную асгрономію, и уже за одно это мы фочъ, естествоиспытателей и математиковъ, присоединяющихся
никогда не перестанемъ чтить его память съ искрешшмъ къ нашему учѳнію. Первымъ въ этомъ отношеніи былъ Вайе,
благоговѣніемъ, которое съ нашей стороны является лишь свободный мыслитель конца прошлая вѣка,затѣмъ Лейбницъ
слабымъ выраженіемъ нашей признательности. Бернулли, Томъ Бёрнетъ, Неемія Грю, авторъ Космологіщ
потомъ Исаакъ Ныотоиъ съ его Оптикой; Вильямъ Уистонъ
Чрезъ десять лѣтъ послѣ появленія книги Фонтенеля, почти (Теорія земли) и нѣмецъ Христіанъ Вольфъ (Общая космологгя);
семидесятилѣтній Уйгенсъ написалъ свое Обозрѣніе міровъ, ко- Вильгельмъ Деримъ (.Астро-теологгя); Георгъ Чейнъ (Основныя
торое было издано уже нослѣ смерти автора, его братомъ. Въ ученгя естественной философы); Ксавье Эммаръ (Наглядное
этой книгѣ интересующій насъ вопросъ разсматривается чрез- описанге новѣйшихъ наблюдены надъ солнцемъ); знаменитый фи-
вычайно серьезно. Авторъ съ одной стороны даетъ описаніе лософъ-богословъ Эммануилъ Сведепборгъ, иаписавшій Небесныя
планетной системы и при этомъ, высказывая свои предполо- тайны. Отнесемъ къ его товарищами по духу всѣхъ спири-
жены о томъ, въ какихъ условіяхъ должны жить обитатели ту алистовъ, которые обладали способностью понимать его
различныхъ иланетъ, онъ проявляетъ весьма значительную мистическую рѣчь, начиная отъ апостоловъ Новаго Іерусалима,
ученость; съ другой стороны, онъ старается выставить вѣскіе и до его заокеанскихъ послѣдователей нашего времени. Къ
доводы въ пользу своей тѳоріи: что обитатели другихъ міровъ списку поименованныхъ философовъ мы еще добавимъ Воль-
должны походить на насъ какъ въ физическомъ, такъ въ тера, съ его извѣстнымъ романомъ Micromegas и его отрыв-
умствепномъ и нравственпомъ отношеніяхъ. Здѣсь мы не бу- ками изъ философіи; Бюффона (Эпохи природы); Кондильяка
демъ останавливаться на его тезисахъ и отложимъ это до (Логика); Делормеля (Великгй солнечный пергодъ); Шарля Бонне
разсмотрѣнія ихъ при сравнитѳльномъ изслѣдованіи обитае- (Аналитическіе опыты и Созерцанге природы); Ламбера (Письма
мости различныхъ міровъ и жизненныхъ условій земного чело- о космологіи); Мармонтеля (Incas); Вайи (Исторія древней астро-
вѣка. Гюйгенсъ, во всяісомъ случаѣ, стоитъ выше Фонтенеля и номии); Лафатера (Физгоъномистика); Бернардина де-Санъ-Пьера
какъ учепый и какъ философъ. (Гармотя въ природѣ); Дидеро и главныхъ сотрудниковъ
Де-Малье, авторъ Теллгамеда, получившій извѣстность, глав- Эпциклопедіи, несмотря на заявленіе д'Аламбара, что о семъ
нымъ образомъ, благодаря насмѣшкамъ Вольтера, а не въ силу ничего не извѣстно (on n'en sait rien); Неккера (Курсъ
своихъ трудовъ, утверждаешь, что книга Гюйгенса была встрѣ- религгозной морали); Гердера (Философгя исторги человѣчества);
чѳна его современниками довольно недружелюбно, что въ ней Дюпона де-Немуръ (Философгя вселенной); даже Балланша
находили много поверхностная хвастовства и мало научныхъ (некоторые отрывки изъ его Палингенезги); Кузенъ-Депро
данныхъ. Однако мы склонны не особенно довѣрять свидѣ- (Лекцги о природѣ); Жозефа де-Мэстра (Петербгургскіе вечера);
тельству Малье, потому что онъ далеко не обладалъ способ- Эммануила Канта (Общая естественная исторгя неба); поэтовъ-
ностью проникать философскпмъ взглядомъ въ сокровенныя философовъ Гёте, Краузе и Шеллинга; различныхъ по напра-
глубины существующая. Въ той главѣ своей книги, гдѣ онъ вленно астрономовъ: Воде (Изслѣдованіе вселенной); Фергзона
затрогиваешь вопросъ о многочисленности міровъ, онъ выска- (Астрономгя по основнымъ ученіямъ Ньютона); Вильяма Гер-
зываетъ миѣніе, что если бы у насъ не было луны, то у насъ шеля (Различные мемгуары); Лаланда (его четыре работы по
не возникла бы мысль о многочисленности обитаемыхъ міровъ. астрономіи); Лапласа (Мгровая система) и т. д. Безконечное
потому что эта мысль создалась въ силу нашего знакомства число поэтовъ, которые воспѣвали величіе вселенной и роскошь
съ луной. Это довольно ограниченный способъ изслѣдованій. обитаемыхъ міровъ, напримѣръ, англичанинъ Юнгъ, въ своихъ
Наше учепіе создано не наблюденіями надъ небесными тѣлами; знаменитыхъ Ночахъ; Эрви, подражатель Юнга; Томсонъ, Санъ-
основная мысль нашего учеиія родилась задолго до первыхъ Ламберъ, Фонтэнъ и друг.
научныхъ астрономическихъ паблюденій, она вообще свойственна
человѣческому духу; она лишь развилась и нашла себѣ подтвер- Мы не будемъ называть написанныхъ въ томъ же вѣкѣ
жденія, благодаря болѣе основательному знакомству съ міровымъ ішигъ, которыя, какъ, напримѣръ, труды Давида Врустера и
пространствомъ, которое человѣкъ пріобрѣлъ за послѣдніе вѣка. Жана Рейно, говорятъ въ пользу нашего ученія чуть, ли не
еще болѣе краснорѣчиво, чѣмъ перечислениыя выше сочине-
ІІІЯ,и иадѣемся, что приведенный перечень блестящихъ имѳнъ, Да, это наше ученіе далеко не ново: оно одинаково почтен-
занимающихъ выдающееся положѳиіѳ въ исторіи естествовѣ- но и по годамъ, въ продолженіѳ которыхъ оно созрѣло, и по
дѣнія и философіи, начиная съ глубокой исторической древ- именамъ людей, защищавшихъ его. Къ нашему историческому
ности и до нашихъ дней, явится въ нашихъ рукахъ вполнѣ обзору его развитія мы добавимъ еще нѣкоторыѳ взгляды,
достаточнымъ оружіемъ для защиты нашего учеиія. Если всѣ высказанные въ разиыя эпохи и занесенные въ лѣтоиись фило-
эти знаменитые люди не боялись, открыто объявляя себя сто- софіи; эти дополнительный данпыя сдѣлаютъ нашъ историческій
ронниками учѳнія о многочисленности обитаемыхъ міровъ, очѳркъ болѣе законченнымъ. Прежде всего привѳдемъ отрывокъ
тѣмъ самымъ оскорбить науку или умалить свое достоинство, изъ ІІутешествгя молодою Анахорсиса по Греціи, гдѣ правдивый
то тѣмъ болѣе мы можемъ безъ всякихъ опасѳній проповѣды- и богатый опытомъ авторъ въ разговоръ двухъ дѣйствующихъ
вать это дивное учеиіѳ и попытаться выставить ого во всѳмъ лицъ вплетаем любопытныя мысли; изъ нихъ мы узнаемъ, какъ
его величественномъ великолѣпіи. Основатели иовыхъ фило- люди за четыреста лѣтъ до Рождества Христова думали о на-
софскихъ систѳмъ часто забывали имена тѣхъ, которые до шемъ учеиіи, и эти отрывки навсегда останутся однимъ изъ
нихъ высказывали тѣ же осповныя мысли, и такіе основатели лучшихъ доводовъ въ пользу нашего ученія.
иногда даже дѣлали попытки выставлять ученіѳ, которое они
только формулировали, плодомъ собственнаго изслѣдованія. Мы Анахарсисъ говорить:
далеки отъ намѣренія основывать наше ученіе на какомъ-либо „Верховный жрѳцъ Каллій, близкій другъ Евклида, сказалъ
отдѣльномъ Я; напротивъ, мы считаемъ себя обязанными вы- мнѣ послѣ этого:
яснить, кто именно изъ мыслителей высказывалъ подобные „ — Толпа не видитъ вокругъ населеннаго ею земного шара
взгляды, кто изъ шіхъ лелѣялъ ту же вѣру, и мы будѳмъ ничего, кромѣ небеснаго свода, ярко освѣщеннаго днѳмъ и
счастливы, если намъ удастся удовлетворительно выполнить усѣяннаго звѣздами иочыо; это для нея границы вселенной.
эту задачу. Относясь къ нашимъ предшественникамъ съ долж- Но для многихъ философовъ вселенная уже не имѣѳм гра-
ной справедливостью, мы въ то же время чувствуѳмъ себя ницъ, для нихъ она расширилась до такихъ размѣровъ, пе-
удовлетворенными возможностью показать, что наши мысли редъ которыми въ страхѣ останавливается даже наша сила
далеко не одиноки и не созданы искусетвеннымъ путемъ, а воображенія. Сначала люди предполагали, что луна обитаема.
разъ паши мысли естественны и разделяются многими, то это Затѣмъ было высказано прѳдположеніе, что звѣзды тоже нред-
позволяем намъ надѣяться, что наши старанія не останутся ставляютъ собою міры, и,наконецъ, что число міровъ должно
безнлодными; въ этой надеждѣ мы черпаѳмъ новыя силы для быть безконечно, потому что ни одинъ изъ нихъ не можем
расиростраиенія нашего ученія, эта надежда даетъ памъ смѣ- ни ограничивать ни охватывать другого. Какой дивный путь
лость назвать наше ученіе философіей, которая будем отныиѣ открывается здѣсь для человѣческаго духа! Для того, чтобы
имѣть у насъ первенствующее зііаченіс! пройти его, чтобы пройти черезъ вѣчность, возьми крылья
утренней зари и лети къ Сатурну, лети къ небесамъ, рассти-
Глубочайшіе мыслители давно прошедшихъ временъ разде- лающимся надъ этими планетами: ты безпрерывно будешь
ляли эту возвышенную вѣру, и при иашихъ исторических!» встрѣчать новыя пебесныя тѣла, новыя звѣзды и міры надъ
изслѣдованіяхъ насъ удивляло лишь одно: какъ могло такое мірами; всюду ты найдешь безконечность, въ матеріи, въ про-
ученіе хотя бы временно быть забыто или не оцѣнено по странствѣ, въ движеніи, въ численности міровъ и звѣздъ,
достоинству, разъ оно такъ рано стало извѣстыымъ и полу- украшающихъ міры, и если ты будешь глядѣть милліоны л ѣ м ,
чило широкое распространеніе. Мы считаемъ одной изъ не- то ты все-таки едва усиѣешь увидѣть лишь нѣсколько точѳкъ
исповѣдимыхъ тайнъ человѣческой судьбы то обстоятельство, въ безпредѣльномъ царствѣ природы. О! Какой великой пред-
что истина, принадлежащая къ числу основъ богословія и ставляется намъ природа при этой мысли! И если наша душа
философіи, можетъ цѣлыя тысячелѣтія не привлекать къ сѳбѣ дѣйствительно способна расшириться вмѣстѣ съ этой мыслью
заслуженнаго впиманія, но мы въ то же время считаемъ себя и какимъ-либо путемъ слиться съ воспринятыми ею идеями,
безусловно обязанными поднять эту истину на щитъ нашего то какимъ чувствомъ гордости должно наполнить человѣка
современная знанія, озарить ее яркимъ свѣтомъ современной созпаніе, что онъ проникъ въ эти непостижимыя глубины!
пауки и сдѣлать ее царицей нашпхъ лучшихъ мыслей и стре-
млѳній. „ — Чувствомъ гордости!—воскликнулъ я удивленно.—Но по-
чему же, досточтимый Каллій? Мой духъ чувствуем себя стѣ-
Мпогочислелпость обитасмыхь иіоовъ. К о . 7, .
сненнымъ при видѣ этого безграничная величія, передъ ко-
торымъ исчезаетъ все остальное. Ты, я, всѣ люди въ моихъ изрѣдка проявлять себя.' Въ шестиадцатомъ в е к е Монтэиь
глазахъ кажутся теперь крохотными существами въ необъят- писалъ:
номъ окѳанѣ, среди котораго владыки и завоеватели выдѣля- „Мы предписываемъ Богу границы, мы воображаѳмъ себе,
ются только тѣмъ, что они въ окружающей ихъ воде шеве- что Е я могущество зависите отъ нашей логики, мы хотимъ
лятъ несколькими каплями больше, чѣмъ другіе! подчинить Е я нашему суетному, слабому разуму,—Его, создав-
„При этихъ словахъ верховный жредъ пристально взглянулъ ш а я и насъ и все наше знаніѳ. Какъ! Разве Богъ далъ
на меня; послѣ короткая молчанія онъ пожалъ мнѣ D V K V И намъ въ руки ключъ, которымъ мы можемъ отпереть сокро-
сказалъ: ** 3 венные тайники Его могущества? Разве Онщ обязался никогда
„ — Сынъ мой! Самое крохотное существо, начинающее поз- не переступать границъ нашего зианія? Предположи, о чело-
навать бѳзконечность, принимаетъ участіе въ томъ величіи векъ! что тебе удалось уловить несколько слѣдовъ Его твор-
которое наполняетъ его удивленіемъ. ' чества, неужели ты полагаешь, что эти следы поглотили все
„Сказавъ это, Каллій удалился, а Евклидъ заговорилъ съ Его могущество, что въ нихъ Онъ открылъ тебѣ все свои
мной о людяхъ, которые вѣрятъ въ многочисленность міровъ образы и идеи? Ты можешь видеть стремленіе лишь одной
о Пиѳагорѣ и его ученикахъ. Затѣмъ онъ перевелъ рѣчь на клеточки, въ которой ты живешь, если только ты способѳнъ
•иуиу и сказалъ; вообще что-либо видеть, но Его божественное могущество
„— По Ксенофану обитатели луны ведутъ на ней такую же распространяется неизмеримо дальше, въ безконечность, и
жизнь, какъ мы на земле. Нѣкоторые ученики ІІиѳагора го- твой клочокъ—ничто передъ целымъ".
ворятъ, что тамъ растенія красивее, животныя въ пять разъ Въ самомъ деле, зачёмъ всемогущему Богу понадобилось бы
оольше, а дни въ пятнадцать разъ длиннѣе, чѣмъ у насъ ограничивать Свое могущество определенными рамками, въ
„ — И, конечно,—добавилъ я,—тамъ люди въ пятнадцать разъ пользу кого Онъ моте бы поступиться своими правами? Твой
разумнее, чѣмъ на нашемъ земномъ шарѣ. Эта мысль улы- разумъ направляется по вѣрной дорогѣ къ истине только
бается моему воображенію. Я вижу, что природа богаче раз- тогда, когда онъ говорите тебе о многочисленности обитае-
нообразіемъ, чѣмъ количествомъ видовъ, а потому я охотно мыхъ міровъ. Еще Лукрецій сказалъ:
готовъ допустить, что на различиыхъ планѳтахъ живутъ люди „ Существуютъ не только земля, солнце, луна, Марсъ, и т. д.,
обладаюіще однимъ, двумя, тремя, четырьмя чувствами боль- но кромѣ нихъ, еще и безчисленные другіе мгры.
ше, чѣмъ мы; и если я послѣ этого сравню ихъ духовный Величайшіе люди прошлая верили въ многочисленность
силы съ величайшими сынами Греціи, то мнѣ придется при- міровъ, и далее некоторые изъ нашихъ современниковъ по-
знаться что Іомеръ и Пиеаяръ кажутся мнѣ жалкими слушались въ этомъ отиошеніи голоса своего разума; какъ въ
„ — Еще Демокритъ,—сказалъ мнѣ Евклидъ,—предостерегалъ видимомъ нами мірѣ ничего петь единствечнаго, но все бо-
о т е подобныхъ унизительныхъ сравненій и защищалъ славу лее или менее часто повторяется, такъ и за предѣлами нашей
этихъ людей Ъыть-можетъ, имъ руководила уверенность в ъ земли невероятно, чтобы Богъ создалъ единственно только
совершенстве нашего вида, когда онъ сказалъ, что люди вез- нашу землю, что на нее ушло все Его творчество".
В ъ конце прошлаго столетія другой мыслитель, знамени-
д^мости'^"' еСЛИ КаЖдаго человѣка рассматривать въ от- тый философъ Эммануилъ Кантъ, въ своей книге „Всеобщая
Въ этомъ родѣ авторъ продолжаетъ свои разсужденія при- естественная исторія и теорія неба" писалъ:
нимая несколько насмѣшливый тонъ. „По моему мнѣнію, нЬтъ особой надобности утверждать, что
Этотъ краткій отрывокъ изъ аѳинской философіи эпохи всѣ планеты должны быть обитаемы, хотя въ то же время
Платона доказываете, что вопросъ о многочисленности обита- было бы безразеудно отрицать такую возможность по отноше-
емыхъ міровъ возникъ еще въ глубокой древности, о чемъ нью ко всемъ или хотя бы къ большинству изъ І І И Х Ъ . Въ об-
мы уже говорили въ нашемъ иеторическомъ очерке. Съ техъ ширномъ царствѣ природы, где міры и цѣлыя системы явля-
давно минувшихъ врѳменъ этотъ вопросъ какъ будто заглохъ- ются лишь пылинками, гдѣ планета по отиошеиію къ вселен-
но это только кажется, въ действительности великая фило- ной неизмеримо меньше, чѣмъ крохотный островокъ по отно-
софская мысль продолжала жить въ человеческомъ духе и шенію къ земному шару, среди такой безпредельности могутъ
встречаться и необитаемыя пространства, если они не при-
способлеиы для жизни. Но можно предполагать, что планеты, вольетвія ни новыхъ знаній; но мы считали существенно важ-
ыеобитаемыя теперь, будутъ обитаемы со временемъ, когда ной предпосылку нашему ученыо указанныхъ авторитетовъ.—
продѳссъ ихъ образованія достигнем извѣстной степени со- Намъ могутъ замѣтить, что названные нами философы, не-
вершенства. Возможно, что наша земля, какъ таковая, суще- смотря на ихъ многочисленность, сплошь принадлежать къ
ствовала тысячи лѣтъ, прежде чѣмъ на ея поверхности выра- разряду ученыхъ, и что мы совсѣмъ не упомянули о мечта-
ботались условія, при которыхъ могли жить растѳнія, живот- теляхъ и романтикахъ, создавшихъ въ своей пылкой фантазіи
ыыя, a затѣмъ и люди". тысячи воображаемыхъ міровъ. Такъ, Аріосто, иапримѣръ, въ
Л. Депро писалъ позднѣе: своемъ „Ненстовомъ Роландѣ" еоздалъ на лунѣ долину, въ ко-
„Неужели возможно предположить, что безконечно мудрое Су- торой мы послѣ смерти можемъ найти въ идеяхъ и образахъ
щество украсило небесный сводъ такой массой различныхъ все, что насъ окружало на землѣ; Дантъ видѣлъ души, насе-
тѣлъ только для того, чтобы удовлетворить наши взоры, что- ляющія семь небесъ; Палингелій въ своемъ Зодгакѣ совер-
бы создать для насъ величественную картину? Неужели эти шенно серьезно описываѳтъ первородный міръ, который дол-
бѳзчислѳиныя солнца созданы только для того, чтобы обитатели женъ существовать гдѣ-либо въ пространств-]», такъ же, какъ
нашей крошечной земли могли любоваться ими, какъ свѣтлыми Платонъ помѣстилъ свою республику на миѳическую Атлан-
точками на нѳбѣ, въ то время какъ большая часть ихъ тиду; Меркурій Тризмегистъ различаетъ четыре міра: пер-
вообще едва видна для насъ, a бѳзкоиечноѳ число ихъ совер- вородный, духовный, міръ звѣздъ и міръ элемеитовъ;
шенно неуловимо для невооруженная глаза? Такая мысль нѳ Агриппа въ своей Оккультной философги описываетъ шесть
выдерживаем никакой критики, особенно если принять во міровъ, и т. д. Мечтанія метафизиковъ оказались болѣе дѣя-
вниманіе, что въ природѣ всюду царствуем поразительно со- тельными въ области размноженія сказочныхъ міровъ, чѣмъ
вершенная согласованность творенія Божія съ Его цѣлями, а фантазія поэтовъ.
что во всѣхъ своихъ дѣлагь Богъ ставим Себѣ цѣлыо Этимъ мы должны закончить исторію ученія о многочислен-
не только Свою славу, но и радость и пользу Своихъ созданій. ности обитаемыхъ міровъ. Мы позволимъ себѣ, однако, въ
Неужели же ОІІЪ создали звѣзды, которыя испускаюм лучи, заключеніе привести еще нѣсколько мыслей, высказанныхъ на
не доносящіесл до какого-либо міра, гдѣ они могли бы вы- нашу тему двумя наиболѣе знаменитыми астрономами, кото-
звать жизиь? Это невозможно! Изъ этихъ милліоновъ солкцъ, рыхъ никоимъ образомъ нельзя заподозрить въ склонности къ
какъ и у нашего солнца, у каждая есть свои особый планеты мистикѣ или къ фаптазіямъ.
и вокругъ себя, въ иространствѣ вселенной, мы видимъ не- Жапласъ писалъ:
объятное количество міровъ, въ которыхъ живутъ разнообраз- „Благотворное вліяніе солгца создаетъ животныхъ и расте- /
ный существа,—міровъ, населенным разумными обитателями, нія, покрывающія землю, и путемъ аналогіи мы нриходимъ
способными цѣнить и славословить величіѳ и красоту дѣлъ къ предположенію, что на другихъ планѳтахъ солнечные лучи
Божіихъ". должны оказывать подобное же дѣйствіе, ибо было бы нелѣпо
Такъ мыслили философы всѣхъ школъ и религій: и Мои- думать, что матерія, плодотворную силу которой мы наблюда-
тэнъ, простой чѳловѣісъ, съ открытымъ сердцемъ и душой, и емъ въ столь разнообразные видахъ, можем оказаться не-
Кантъ, отецъ иѣмецкой философіи, и Депро, защитникъ хри- плодотворной па такой большой планѳтѣ, какъ Юпитеръ, въ j
стіанской философы, въ первыхъ рядахъ которой стоять та- то время какъ у послѣдняго, какъ и у земли, есть свои дни,
кіе люди, каісъ Боиальдъ и де-Мэетръ. Однако мы слишкомъ иочи и годы; и это тѣмъ болѣе, что наблюденіями установле- \
утомили бы читателя, если бы мы, для большая подтверждѳ- ны нѣкоторыя измѣненія, которыя даготъ намъ право предпола- ^
нія нашего учеиія, стали продолжать называть имена уче- гать присутствіе тамъ весьма дѣятельцыхъ силъ... Человѣкъ, ;
ныхъ и приводить отрывки изъ ихъ трудовъ; мы должны быть созданный для земной температуры, судя по всѣмъ прйзиа- j
крайне признательны читателю и за то, что онъ удѣлялъ намъ камъ, не могъ бы жить на другой планетѣ. Но развѣ нельзя j
свое вниманіе до сихъ поръ. Мы даже боимся, что мы при- допустить, что есть бѳзчисленное количество существъ, при-
вели слишкомъ много примѣровъ, что они какъ слиш- способлениыхъ къ различнымъ температурамъ небесныхъ тѣлъ?
комъ большое количество картинъ на одну тему, вызвали Если даже иа землѣ разность элемеитовъ и климатовъ обу-
въ читатѳлѣ только скуку, не принеся ему ни удо- словливаем такое разнообразіе живыхъ существъ, то во сколь-
ко же разъ должны обитатели другихъ планетъ разниться отъ Уйгенсъ писали более полутораста лети тому иазадъ.
обитателей луны и другихъ планетъ!"
„Люди, не знакомые съ геометріей и математикой, будутъ
' Джонъ Гершель писали: считать наши намеренія смешными проявленіемъ тщеславія;
„Для какой цѣли созданы звѣзды и разсѣяны такія дивныя съ ихъ точки зренія совершенно невероятно, чтобы мы могли
небееныя тѣла по безпредѣльному нространству? Конечно, но определять размеры звездъ, ихъ разстоянія отъ земли и т. д.
для того, чтобы освѣщать землю ночыо, потому что для этой цѣлн Ими придется ответить, что они судили бы совсемъ по иному,
несравненно полезнѣе была бы вторая луна, хотя бы и въ ты- если бы они во-время ознакомились съ упомянутыми науками
сячу разъ меньшаго размѣра, чѣмъ наша луна; и но для того, чтобы и занялись изученіемъ заісоновъ природы. Правда, многіе были
служить блестящей декораціѳй, бѳзъ смысла и толка, чтобы воз- лишены возможности посвятить себя изученію этихъ науки,
буждать въ насъ бѳзплодныя догадки и неразрѣшимые вопросы. изъ-за того, что у нихъ для этого не было надлежащихъ способ-
Правда, эти звѣзды являются для человѣка своего рода по- ностей, или не оказалось времени, подходящаго случая... Впро-
стоянными точками, на которыя онъ можетъ ссылаться при чѳмъ, это безразлично; мы ихъ за это не осуждаемъ, но если они
всякомъ удобномъ случае, но надо почти совсѣмъ не знать полагаютъ себя въ праве осуждать насъ за то, что мы произво-
астрономіи, чтобы полагать, что человѣкъ представляетъ со- димъ наши изследованіясътакой точностью и добросовестностью,
бою единственную, конечную цѣль творчества, и чтобы не по- то мы передаѳмъ наше дело на судъ более сведущихъ судей".
нять, что въ дивной, окружающей насъ вселенной есть и
другіе міры, съ живыми населяющими ихъ существами. Съ этими же словами мы теперь обращаемся ко всеми тѣмъ
людямъ, которые почему-то считаютъ своими долгомъ отрица-
Этотъ иеторическій очерки подготовили насъ къ добросо- тельно относиться ко всякому изследованію, которое ими ка-
вѣстному, тщательному разсмотрѣнію нашего ученія и въ то жется новыми и непонятными. И если намъ возразить, что
же время неоспоримо доказали, что во всѣ времена наибо- мы своими изследованіями пытаемся проникнуть въ области,
лѣѳ выдающіеся люди, изучавшіе природу и мыслившіѳ о все- самими Богомъ скрытыя отъ насъ за покровомъ тайны, кото-
ленной, признавали, что нелѣпо полагать, будто поразительно рую Онъ не захотели намъ открыть, то мы сошлемся на по-
богатая плодородность природы проявляется исключительно на бедоносную исторію науки. И если намъ екажутъ, что мы
нашей землѣ. Если по достоинству оцѣнить значѳніе приве- свои усилія тратимъ на безполѳзное дело, то мы спросимъ:
дѳнныхъ нами авторитетовъ и считать, что общность сужденій кто более способѳнъ оценить и понять хорошія и дурныя сто-
служить достаточными историческими основаніемъ, то ока- роны своего отечества—тотъ ли, кто много путешествовали и
жется, что защищаемое нами ученіе покоится на иепоколеби- можетъ сравнить отечество съ другими изученными ими стра-
момъ фундамент!}; въ теченіѳ долгаго времени такими историче- нами и народами, или же тотъ, кто безвыездно дремлѳтъ въ
скими фундаментами довольствовались въ области физики, своемъ родномъ городе? Что лучше—прозябать въ неведепіи,
астрономіи и философіи, да и теперь еще значительная часть или же стараться решить жгучій вопроси, что такое наша
нашихъ основаній покоится на этомъ основаніи. Но мы от- земля, и что такое мы сами?
лично понимавм'ь, что, какъ при гипотетическихъ ученіягь *),
такъ и при точныхъ, опытныхъ наукахъ, за ихъ правдивость Теперь мы можемъ перейти къ разсмотреиію одного изъ
не можетъ ручаться ни массовое ими увлеченіѳ ни самые наиболее интересныхъ и важныхъ вопросовъ общей философіи
авторитетные отзывы и миѣнія; въ такихъ случаяхъ необхо- и взвесить его во всехъ отношеніяхъ, чтобы отъ колебанія
димо прибегнуть къ строгому анализу разума, или же дове- предположеній перейти къ твердой почве убежденій; мы мо-
риться явной очевидности или непреложности филоеофскаго жемъ изложить основанія, на которыхъ мы построили свои
вывода. Поэтому изъ всего сказаннаго мы выводимъ лишь убежденія, опираясь при этомъ лишь на фактическія научныя
одно заключеніе: Изученге природы рождаетъ и укрѣпляетъ въ данныя; наконецъ мы можемъ свергнуть то старое, ни на чѳмъ
чсловѣкѣ виру въ многочисленность обитаемыхъ мгровъ, не основанное тіцеславіе человеческаго духа, которое незаслу-
женно надело корону творчества на нашу голову; мы прѳд-
почтемъ выяснить свое ничтожество, чтобы теми полнѣе на-
*) Ученіе гипотетическое означаетъ ученіе, основанное не на опы- сладиться блескомъ вѳличія вселенной, чемъ чувствовать себя
жалкими пигмеями около безподобнаго великана, называемаго
Г Г б о Х С 0 М Н ѣ Н І Ю " ^ ю д е н і я х ъ , а на z u m m e s Z ,
Творческой силой.
т.-е. оолъе или менѣе вѣроятныхъ предположеніяхъ. Переводч,
Поэтому въ слѣдующѳй главѣ, посвященной астрономіи, мы
разсмотримъ всю нашу солнечную систему, со всѣми ея звез-
дами; мы постараемся выяснить всѣ сходства и различія, ко-
торыя свойственны эгимъ мірамъ, мы займемся изслѣдованіемъ
особыхъ условій ихъ сущесгвованія и степенью обитаемости
нашей земли. Затѣмъ мы разберемъ пути, по которымъ дви-
жутся планеты, и ихъ положение въ пространствѣ: мы у ви-
димъ, насколько скромное мѣсто занимаешь наша земля, мы ЧАСТЬ ВТОРАЯ.
убѣдимся въ томъ, что она представляетъ собою лишь блѣд-
иый жалкій цвѣтокъ на роскошной нивѣ творчества, и что ПЛАНБТНЫБРТЦРЫ.
съ ея исчезновеніемъ природа вселенной потеряѳтъ такъ же
мало, какъ если бы исчезла песчинка или капля воды. И, Что-то таинственное связываетъ
исходя ошь этихъ двухъ точекъ зрѣнія: обитаемости міровъ и небо с ъ землей.
незначительности земли, мы выведемъ конечный заключенія, А. Гумбольдтъ.
которыя естественно введутъ въ область философской несо-
мнѣнности идею о многочисленности обитаемыхъ міровъ, кото- I.
рая до сихъ норъ еще не покинула области гипотезъ. Посте- . Описаніе солнечной системы.
пенно поднимаясь отъ неопредѣленной возможности къ полной
вероятности, a эатѣмъ и къ философской несомнѣнности, уче- Природа и назначеніе солнца.—Общая сила таготѣнія. — Планетные
міры.— Мерку рій.—Астрономическіе элементы Венеры.—Земля.—Марсъ
т е о существованіи универсальной жизни сдѣлается непоколѳ- и его сходство съземлей.—Телескопическія планеты.—Міръ Юпитера.—
бимымъ догматомъ и произвѳдѳтъ полный пѳрѳворотъ въ на- Сатурнъ; его кольца и спутники.—Уранъ и его свита.— Нептунъ.—Вся
шемъ понимании вселенной. система, какъ цѣлое.

Сверкающее дневное свѣтило, неизсякающій источникъ свѣта


и тепла, которыя могучими волнами льются отъ него въ без-
предѣльное пространство, властелинъ, щедро дарящій блага
вѣчной юности своимъ вассаламъ-планетамъ, неистощимая со-
кровищница жизненныхъ еилъ и плодородія,—таково солнце,
царящее въ нашей звѣздной системѣ, влекущее планеты за
собой и направляющее ихъ движеніе по путямъ, предопредѣ-
лѳннымъ имъ вѣчностыо. Вопросъ о физическомъ строеніи
этого небеснаго свѣтила до сихъ поръ еще не рѣшенъ сколько-
нибудь удовлетворительно, хотя онъ со временъ Анаксимандра
Милетекаго, ученика Талія, всегда привлекалъ, да привле-
каешь и до сихъ поръ, усиленное вниманіе ученыхъ. Судя по
изслѣдованіямъ астрономовъ и физиковъ конца восемнадца-
т а я и начала девятнадцатая вѣковъ, представляется наибо-
лѣе вѣроятнымъ предположеніе, что солнце состоитъ изъ твер-
д а я ядра съ оболочками. Согласно этой теоріи, солнце есть
тѣло шаровидное, темное, какъ планеты, окруженное двумя
главными оболочками; одна изъ нихъ, именно наружная, на-
зывается фотосферой и является источникомъ свѣта и тепла,
а другая, внутренняя, облачная, предназначена для отраженія
свѣтовыхъ и тепловыхъ лучей наружу и для защиты солнечная
ядра отъ излишка тепла и свѣта. Благодаря такой с и с т ѳ # , д а % х

U I
нѳчный шаръ можетъ быть обитаѳмъ. Такъ представляли себѣ гдѣ, Какъ мы уже знаемъ, происходим грандіозныя огнешшя
строеніѳ солнца большинство астрономовъ послѣдняго вѣка, бури, въ определенные пѳріоды времени появляются болііѳ или
между прочими учеными оба Гершеля, А. Гумбольдтъ, Араго и др. менѣѳ темныя пятна, которыя кажутся углубленіями, и которыя
Однако самыя послѣднія данныя, добытая физикой, дока- своими размѣрами иногда далеко превосходям землю. Намъ
зываютъ, что солнечный шаръ сплошь находится на такой самймъ приходилось измѣрять еолнечныя пятна, діаметръ (пе-
высокой точкѣ температуры, что составляющая его матерія речникъ) которыхъ оказывался въ десять разъ больше діаметра
должна находиться въ жидкомъ или даже газообразномъ со- земли, и которыя, несмотря на такую чудовищную величину,
стояніи. По тѣмъ же даннымъ, поверхность солнца пред- въ теченіе нѣсколькихъ дней совершенно мѣняли свою форму.'
ставляем собою сіяющѳе, раскаленное море, по которому но-
сятся волны чудовищной величины, гдѣ происходить такіе Спѳктральнымъ анализомъ установлено, что солнечный шаръ
водовороты и взбрызги, о которыхъ самыя сильныя земныя окруженъ атмосферой, въ которой, въ газообразномъ состояніи,
бури и вулканическія изверженія могутъ дать развѣ лишь са- находятся элемента, входящіѳ въ составь солнца; среди нихъ
мое слабое, отдаленное понятіе. преобладаютъ: желѣзо, титанъ, кальцій, магній и водородъ.
Солнечный шаръ вращается вокругъ своей оси съ такой
По мнѣнію Кѳпплѳра, солнце представляем собою гигант- скоростью, что совершаем одииъ оборотъ въ теченіѳ двадцати
скій магнить, который, согласно законамъ магнетизма, силою пяти земыыхъ дней. Это вращательное движеніѳ солнца въ
притяженія удерживаем на надлежащихъ орбитахъ всѣ дви- своихъ проявленіяхъ существенно отличается о м такого же
жущаяся тѣла своей системы. Солнце является свѣточемъ и движенія планетъ, потому что благодаря ему на поверхности
неизсякаемымъ источникомъ электричества, благодаря чему солнца день не смѣняется ночыо, какъ это происходим на
оно въ планетныхъ мірахъ возбуждаем ту неопредѣлимую для планетахъ. До сихъ поръ еще мы не рѣшили вопроса, какимъ
насъ силу, которая среди другихъ извѣстныхъ намъ силъ образомъ свѣтъ и теплота солнца не ослабѣваютъ, остаются
играем первенствующую роль. на одномъ и томъ же уровнѣ. Мы даже не замѣчаѳмъ, чтобы,
Солнце оказываем на землю и другія планеты чрезвычайно несмотря на безпрерывиоѳ колоссальное излученіе теплоты и
могучее и важное вліяніе: ему мы обязаны даже самымъ на- свѣта въ міровоѳ пространство, уменьшался объемъ солнца;
шимъ существованіемъ. Вѣтѳръ, проносящийся по иашимъ по- быть-можетъ, наши потомки будутъ располагать болѣѳ совер-
лямъ; рѣка, несущая свои воды къ морю; корабль, бѣгущій шенными способами астрономическаго наблюденія и уловятт,
подъ надутыми парусами; прорастающее зерно; онлодотво- такое уменьшеніѳ. Можѳтъ-быть, что солнце постепенно утра-
ряющій дождь; вертящееся колесо мельницы; лошадь, тянущая чиваем свойственную ему энергію, или что оно въ себѣ са-
за собою плугъ; перо, заносящее на бумагу нашу мысль— момъ носим условія, благодаря которымъ его энергія сохра-
вообще всѣ движѳнія можно объяснить лишь вліяніемъ солнца: н я е м непрерывное равновѣсіе; наконецъ, можѳм-быть, что
оно есть и непосредственно и косвенно дѣйствующая пружина энергія, затрачиваемая имъ на излученіе, какимъ-либо образомъ
всѣхъ жизненныхъ процессовъ, совершающихся на землѣ и непрерывно возмѣщается извнѣ: мы находимся на такомъ да-
другихъ планетахъ; всюду, во всемъ проявляется оно, чье мо- лѳкомъ разстояніи отъ солнца, что уменьшеніе его диска мо-
гущество и сіяніе насъ окружаюм и наполняютъ, безъ чьего ж е м стать для насъ замѣтнымъ только въ томъ случаѣ, если
вліянія застынем и перестанем биться сердце земли. оно будем совершаться съ невѣроятной быстротой. Если бы,
Чудовищный шаръ солнца въ миллгонъ двѣсти восемъдесятъ напримѣръ, солнце ненрерывно уменьшалось такимъ образомъ]
тьгсячъ разъ больше нашего земного шара. Чтобы составить чтобы его діаметръ каждыя сутки дѣлался короче па одинъ
себѣ иоиятіе объ этомъ невѣроятиомъ размѣрѣ, вообразимъ, метръ, то, при еовремешіыхъ нашихъ способахъ и приборах!,
что земля находится внутри солнца, какъ зернышко въ плодѣ, астрономическаго наблюдѳнія, уменыпѳніе солиечиаго диска
и что луна (находящаяся отъ насъ на разстояніи 884.000 ки- сдѣлалось бы замѣтнымъ для иасъ лишь черезъ 10.000 лѣтъ.
лометровъ) вращается вокругъ нея попрежнему. Окажется, что И, тѣмъ не менѣе, это громадное разстояиіе иѳ мѣшаем намъ
между центромъ луны и поверхностью солнца все еще останется получать отъ солнца такое значительное количество тепла.
разстояніе въ 320.000 километровъ. Солнце въ 324.000 разъ Если то количество теплоты, которое земной шаръ получаем
тяжелѣе земли, и въ 700 разъ тяжелѣе всѣхъ, вмѣстѣ взятыхъ, о м солнца въ точеніе одного года, мы могли бы равпомѣрно
планетъ и ихъ спутниковъ своей системы. На его поверхности, распределить по всему земному шару, то этой теплоты было
бы достаточно, чтобы расплавить на всемъ земиомъ шарѣ обо-
дѣленнымъ общимъ законамъ, что одинаковые законы заста-
лочку льда, толщиною болѣе 30 метровъ (14 саженей)! Изъ
вляютъ грозно бушевать морскія волны и свистѣть бурю, со-
этого примѣра видно, какъ безконечно много теплоты солпце
гласно ихъ велѣнію несется по небосводу сверкающая комета;
ежегодно шлетъ только на одну нашу землю.
они управляютъ размноженіемъ, которое заселяете каплю воды
Однако изъ всего количества теплоты, излучаемаго солн- тысячами микроорганизмовъ, и въ то же время создаете въ
цемъ, земной шаръ сравнительно принимаетъ лишь ничтожно безнредѣльности вселенной тысячи видовъ живыхъ существъ,
малую часгь. На разстояніи, отдѣляющемъ землю отъ солнца, замѣняеть одни поколѣнія другими.
па долю первой приходится всего одна милліардная часть
Вокругъ солнца, силою тяготѣнія, держатся плапетяые міры;
всей теплоты, посланной солнцемъ въ міровое пространство.
посмотримъ, какъ они намъ рисуются при ихъ наблюденіи
Количество этой теплоты доходить до невѣроятиыхъ размѣ-
при помощи астрономическихъ приборовъ. 4
ровъ. Такъ, теплоты, выдѣляемой всей поверхностью солнца
въ теченіе всего одного часа, было бы достаточно, чтобы рас- Ближе всѣхъ оіъ центра нашей солнечной системы нахо-
плавить изъ льда и довести до кипѣнія три миллиарда куби- дится Меркурій. Правда, за послѣдпѳо время нѣкоторые астро-
ческихъ миріаметровъ *) воды. Если бы вся поверхность солнца номы утверждаютъ, что между солнцемъ и линіей пути Мер-
была покрыта снлошнымъ пластомъ каменная угля, толщи- курія, т.-е. въ иепосредствѳнномъ сосѣдствѣ солнца, находится
ною въ 27 километровъ (1 километръ равенъ 468Ѵ 2 саженей. много небольшнхъ небесныхъ тѣлъ, вращающихся вокругъ
Переводч.), то приведенное выше количество тепла получи- солнца наподобіѳ планете, но несмотря на самыя тщатель-
лось бы только путемъ полная сожженія всей этой массы ка- ный наблюдѳнія, до сихъ поръ еще не удалось добыть данпыя,
менная угля. При этомъ не слѣдуетъ забывать, что солнце въ "который могли бы служить хотя отдаленнымъ подтвержденіемъ
1.280.000 разъ больше нашей земли. этого предположенія. Въ виду этого мы уклоняемся отъ болѣѳ
близкаго разсмотрѣнія этой гипотезы, тѣмъ болѣе, что для на-
Таинственная сила, именно сила всеобщаго тяготѣнія (или шего ученія возможность существованія этихъ космическихъ
притяженгя^ Переводч.) руководите движеніями во всей все- метеороидовъ не имѣетъ почти никакого значенія. Поэтому
ленной, и ей же подчинена и наша солнечная система. Вліяніѳ мы продолжаемъ видѣть въ Меркуріи планету, совершающую
этой силы распространяется не только на всѣ небѳсныя тѣла, свой путь на ближайшемъ отъ солнца разстояніи, и съ него
каковы планеты, ихъ спутники, кометы, и т. д., по и вообще начинаемъ наше разсмотрѣніе планетныхъ міровъ.
на все, что существуете во вселенной. Эта сила опредѣляетъ
лунѣ ея эллиптическій путь вокругъ земли, она же заста- Меркурія отъ солнца опредѣляете разстояніе приблизительно
вляете и другія небесныя тѣла вращаться около планете, въ 57.000.000 километровъ; свой путь вокругъ солнца онъ
спутниками которыхъ они состоять. Эта же сила, подъ име- совершаете въ течѳніе приблизительно 88-ми зѳмныхъ сутоісъ
немъ тяжести, даете человѣку возможность твердо ходить во (87 сутокъ 23 часа 15 минуть 44 секунды); при этомъ онъ
время его кратковременной жизни на землѣ; благодаря ей вращается вокругъ своей оси, совершая полный обороте въ тѳ-
рыба плаваете въ водѣ, а птица летаете въ лазурномъ воз- ченіе 24 часовъ и 15 минуть. Замечательно, что, какъ мы
духѣ. Эта сила, подъ именемъ сродства, вызываете движеніе увидимъ дальше, продолжительность дня на Мерісуріи, обу-
мельчайшихъ атомовъ во время таинственныхъ, недоступныхъ словленная быстротой его вращенія вокругъ своей оси, почти
для изслѣдованія, пѳрегруппировокъ элементовъ при химиче- одинакова съ продолжительностью дня на Венѳрѣ, землѣ и
скихъ соединеніяхъ, когда изъ мелкихъ частицъ создается Марсѣ. ІІо размѣрамъ Меркурій значительно уступаете землѣ:
грандіозное цѣлое; эта сила поддерживаете неизмѣпиый по- его діаметръ равенъ всего 4.800 километрамъ, въ то время
рядокъ въ безпредѣльномъ пространствѣ вселенной, и область какъ діаметръ земли равеиъ приблизительно 12.750 километрамъ.
ея могущества выходите далеко за предѣлы нлавающихъ въ Но зато масса, составляющая Меркурій, нѣсколько плотиѣѳ,
эѳирномъ небѣ звѣздныхъ острововъ, которые мы называемъ чѣмъ масса земли. Съ Меркурія солнце должно казаться въ
туманными пятиами. Въ природѣ неуклонно выполняется чье-то семь разъ больше, чѣмъ съ земли, и, по мѣрѣ движенія Мер-
повелѣніе, согласно которому все должно совершаться по одре- курія по его орбитѣ, для его обитателей солнечный дискъ по-
слѣдовательно долженъ увеличиваться и уменьшаться, по
мѣрѣ того, какъ планета приближается къ нему или удаляется
*) Т.-е. 480.000.000.000.000 ведеръ. Переводч, отъ него. Это періодическое пзмѣненіо видимаго размѣра
солнца, которое на Меркуріи должно быть значительно болѣе той. По размѣрамъ обѣ эти планеты почти одинаковы; земля,
замѣтиымъ, чѣмъ на землѣ, могло для обитателей Меркурія, какъ и Венера, окружена слоемъ атмосферы; она вращается
еще больше, чѣмъ для обитателей земли, послужить поводомъ вокругъ своей оси со скоростью 23 часовъ, 56 минутъ и 4 сѳ-
для предположенія, что разстояніѳ между солнцемъ и Мерку- кундъ въ сутки; свой путь вокругъ солнца она совершаетъ
ріѳмъ каждый годъ периодически уменьшается и увеличи- въ теченіе 365 сутокъ 5 часовъ и 48 минуть.—-У земли есть
вается, и что, слѣдоватѳлыю, путь, который описываешь своя лупа или спутникь. Луна отъ земли находится на раз-
эта планета, представляетъ собою не кругъ, а эллипсъ, стояніи около 385.000 километровъ и, въ свою очередь, со-
и что солнце находится въ одномъ изъ центровъ послѣд- вершаетъ два вида движенія: вращается вокругъ земли и вмѣ-
няго. Такимъ образомъ, если бы мы жили на Меркуріи, стѣ съ ней—вокругъ солнца. Свой путь вокругъ земли луна
намъ было бы несравненно легче открыть тотъ общій совершаетъ въ теченіе 27 дней 7 часовъ 43 минутъ и 11,1/а
законъ, согласно которому всѣ планеты двшкутся вокругъ секуидъ*). Поверхность луны носить слѣды могучихъ гѳоло-
солнца по эллиптическимъ орбитамъ. Свѣтовые и тепловые гическихъ переворотовъ: она вся состоишь изъ видимыхъ,
лучи, какъ извѣстно, ослабѣваюшь въ зависимости отъ прой- частью далее невооруаееннымъ глазомъ, углубленій, окружен-
денная ими пространства, а потому на поверхности Мерку- ныхъ высокими валами, изъ круглыхъ кратеровъ и зубчатыхъ
рія должно быть въ семь разъ теплѣе и свѣтлѣе, чѣмъ на горныхъхребтовъ. Тамъ, очевидно, когда-то бушевали стихійныя
поверхности земли. (Новѣйшія изслѣдованія показали, что силы природы, оставившія послѣ себя этотъ застывшій хаосъ.
Меркурій окруженъ довольно плотной атмосферой и, что на На разстояніи около 227 милліоновъ отъ солнца совершаетъ
пемъ, судя по многимъ даннымъ, есть горы, по своимъ раз-
свой путь планета Марсъ, который во всѣхъ отношеніяхъ
мѣрамъ превосходящія наши земныя горы. Переводч).
очень схожъ съ описанными до сихъ поръ планетами нашей
Венера—блестящая красавица, провозвѣстница утренней зари солнечной системы. Свой путь вокругъ солнца Марсъ совер-
и неизмѣнная спутница сумерекъ; планета, отличающаяся на- шаетъ въ теченіе 686 дней 23 часовъ 30 минутъ и 41,4
иболѣѳ яркимъ сіяніемъ, привлекшая къ себѣ Еииманіе чело- сек., а оборотъ вокругъ своей оси у него длится 24 часа
вѣка ранѣе другихъ небесныхъ т ѣ л ъ , , орбитой своего пути 87 минутъ и 22,6 секуидъ. Марсъ почти во всѣхъ отноше-
окружаешь орбиту пути Меркурія. Она совершаетъ свой путь ніяхь очень схожъ съ землей: его окружаешь такая же атмо-
вокругъ солнца въ 224 дня 16 часовъ 49 минуть. Отъ солнца сфера, какъ и землю, такъ же на немъ лѣтомъ исчезаешь, а
она находится на разстояніи около 107 милліоновъ километровъ зимой появляется снѣгъ, носятся облака, есть суша и вода,
и получаетъ отъ него вдвое больше тепла и свѣта, чѣмъ земля. и далее времена года и климатическія условія почти совна-
На Венерѣ сутки длятся 23 часа 27 мииушь, т.-е. на 33 минуты даютъ съ временами года на землѣ. Все это застав ля етъ съ
меньше, чѣмъ на землѣ; времена года тамъ значительно рѣзче увѣренностыо предполагать, что на Марсѣ живутъ существа,
выражены, т.-е. сильнѣе отличаются другъ отъ друга, чѣмъ у которыя въ отношеніи своей физической организаціи близко
насъ, и каждое изъ нихъ длится всего два мѣсяца. Поразмѣрамъ. подходишь къ намъ, обитателямъ земли, потому что по зако-
массѣ и плотности Венера мало отличается отъ земли, следую- намъ природы, одинаковымъ для всей вселенной, при одина-
щей за ней планеты по разстоянію отъ солнца. На поверхности ковыхъ условіяхъ лшзнь непремѣино должна проявляться оди-
Венеры поднимаются горы, изъ которыхъ нѣкоторыя достигаютъ наково, a слѣдователыю, нельзя допустить, чтобы изъ двухъ
высоты въ 40.000 метровъ. Венера окружена слоемъ атмосферы,
планетъ, во всемъ схолшхъ между собою, одна была обитаема,
которая по своему физическому характеру похожа на земную
а другая оставалась пустынной.—Марсъ меньше земли. Его
атмосферу; эту атмосферу мы можемъ наблюдать съ земли и
діаметръ равенъ приблизительно 6.735 километрамъ.
даже отмѣчать утренній разсвѣшь и вечернія сумерки на Ве-
нерѣ. Наблюденія установили, что въ атмосферѣ Венеры, какъ Марсъ сопроволсдается двумя спутниками—лунами.
и въ атмосферѣ Меркурія, постоянно образуются скопленія На разстояніи около 400 милліоновъ километровъ отъ солнца
водяныхъ паровъ, т.-е. облака и тучи. тянется широкій поясъ, въ которомъ, вѣроятно, милліарды
*) Въ виду того, что астрономпческія изслѣдованія поелѣднихъ де-
На разстояпіи около 148.000.000 километровъ отъ солнца сятилѣтій дали болѣе точныя данныя, мы позволяемъ себѣ измѣнять
совершаетъ свой путь земля, которая, какъ мы видѣли, во приводимыя авторомъ цифры, когда онѣ болѣе или менѣе уклоняются
многихъ отношѳиіяхъ схожа съ только что описанной плаие- отъ современныхъ научныхъ даниыхъ. ІІереводч.
лѣтъ тому назадъ произошла какая-то грандіозная катастрофа.
Основываясь на заісонѣ объ опредѣленномъ увеличеніи раз-
стоянія между планетами и солнцемъ,—закоиѣ, уже давно создан-
номъ Кепплеромъ и другими, астрономы думали найти въ этомъ МІРКѴРІЙ
поясѣ, между Марсомъ и Юпитеромъ, неизвестную доиынѣ МА«РС-Ѵ
планету, но до сихъ поръ тамъ обнаружено лишь около 500
планетоидовъ *), которые, независимо другъ отъ друга, вра- ЗЕМЛЯ H /ІУМА
щаются вокругъ обіцаго центра солнечной системы. Согласно Ф
принятой теперь теоріи всѣ планеты въ давно прошедшія вре- Нептуну
мена (миріады лѣтъ тому назадъ) образовались изъ туманныхъ
колешь, которыя одно за другими отдѣлялись отъ солнца и
вращались вокругъ него, пока они но уплотнялись въ шаро-
видныя тѣла. Съ точки зрѣнія этой теоріи можно сѳбѣ пред-
ставить, что туманное кольцо, изъ котораго образовался Юии-
теръ, не всецѣло уплотнилось въ эту планету, что, послѣ об-
разоваиія послѣдней, часть кольца осталась въ видѣ туман-
ности; это остаточное кольцо могло, не уплотняясь въ одно
большое шаровидное тѣло, разорваться, разделиться на огром-
ное число частищь, каждая изъ которыхъ уплотнилась въ
отдѣлыіый небольшой шаръ, который, постепенно охлаждаясь,
превратился въ мелкую планету, въ планетоидъ.
Возможно также, что планетоиды представляютъ собою об-
ломки существовавшей когда-то большой планеты, которую
бушевавшія виутри нея вулканическія силы разорвали на ча-
сти, какъ разрывается граната; при этой катастрофѣ осколки
m
с
планеты полетѣли въ пространство, a вырвавшіѳся газы съ
теченіемъ времени охладились и уплотнились въ очень мелкія
тѣла, которыя теперь входятъ въ составъ ісометъ или играютъ
роль метеороидовъ. ЮПИТЕ^Ъ
За предѣлами этихъ планетоидовъ, видимыхъ только при
помощи телескопа, на разстояніи около 730 милліомовъ кило-
метровъ отъ солнца, лежитъ путь Юпитера, самой большой
планеты нашей, солнечной системы. Эта гигантская планета
совершаетъ свой путь вокругъ солнца въ теченіе приблизителыю
двѣнадцати земныхъ лѣтъ, т.-ѳ. годъ на Юпитерѣ въ 12 разъ
длиннѣе года на землѣ. Нашъ столѣтній старѳцъ на Юпитерѣ
быль бы въ возрастѣ восьми лѣтъ. Но зато сутки на Юпи-
терѣ значительно короче иашихъ, потому что эта планета со-
вершаетъ полный оборота вокругъ своей оси въ теченіе прибли- Сравнительная величина планетъ пашей содночной системы.

*) Планетоидами или астероидами принято называть небесныя


тѣла, которыя, обладая общими свойствами планетъ, повидимому,. не
вполнѣ примкнули къ стройному движенію солнечной системы, т.-е.
не выработали самостоятельнаго пути вокругъ центральнаго свѣтила,
солнца. Переводч.
Многочисленность обитаемыхъ иіровъ. Кн. 7. 4:
зительно десяти часовъ; слѣдовательно, день тамъ длится всего свѣтъ,- благодаря чему его-короткія ночи никогда не бываЮтъ
5 часовъ. Юпитѳръ въ 1.279 разъ больше нашей земли. Онъ
темными.
окруженъ слоемъ плотной атмосферы, в ъ которой постоянно
Система Сатурна отъ солнца находится на разстояніи около
плаваютъ темныя тучи, благодаря которымъ нельзя видѣть по-
1.426 милліоновъ километровъ. Цѳнтромъ этой системы яв-
верхность планеты и составить себѣ сколько-нибудь опредѣ-
ляется величественная планета, размѣрами въ 760 разъ пре-
ленное понятіе о ея строѳніи. Но, тѣмъ не менѣе, извѣстно,
вышающая землю. Сатурнъ окруженъ свѣтлыми кольцами и
что на Юпитерѣ происходятъ очень сильныя атмосферическія
восемью спутниками—луиами *).
движѳнія, то въ области тучъ, скопившихся по обѣимъ сто-
Вся эта великолѣпная система совѳршаетъ свой путь во-
ронамъ близъ экватора, высоко надъ поверхностью земли, при
кругъ солнца въ продолженіѳ тридцати земиыхъ лѣтъ, т.-е. годъ
чемъ среди этихъ тучъ проходятъ бѣлыя туманныя массы, то
па Сатурнѣ въ 30 разъ длиннѣе земного года. В с ѣ четыре
блидсе къ поверхности планеты, надъ морями или сушей. Из-
времени года тамъ обладаютъ рѣзко-характерными свойствами,
вѣстно, что на Юпитерѣ, какъ и на землѣ, въ тропикахъ ду-
и каждое изъ нихъ длится зѳмныхъ семь лѣтъ и четыре мѣ-
ютъ особые вѣтры, такъ называемые „пассаты", которые
сяца. Во время долгой зимы на Сатурнѣ видны бѣлыя снѣго-
своимъ мягкимъ, равномѣрнымъ дуновеніемъ передвигаютъ
выя пятна у полюсовъ; такія же пятна видны на Марсѣ и,
облака. Такъ какъ Юпитѳръ находится дальше отъ солнца,
вѣроятно, на землѣ, если наблюдать ее съ какой-либо другой
чѣмъ земля, то на его долю тепла и свѣта приходится въ 27
планеты. Планета Сатурнъ, подобно Юпитеру, вращается во-
разъ меньше, чѣмъ на долю земли. Этого количества тепла и
кругъ своей оси съ весьма значительной скоростью: сутки
свѣта, какъ мы увидимъ ниже, для обитателей Юпитера такъ
тамъ длятся всего 10 часовъ и 16 минуть. Эта скорость вра-
же достаточно, какъ земного тепла и свѣта достаточно для
щенія вызвала значительную сплющенность шара планеты (до
обитателей земли. Тепло и свѣтъ на Юпитерѣ постепепно рас-
одной десятой всего діаметра между полюсами). Выше мы ви-
пространяется отъ экватора къ обоимъ полюсамъ, и на ка-
дѣли, что быстро вращающаяся планета Юпитеръ тоже значи-
ждомъ градусѣ широты оно держится на одномъ опредѣленномъ
тельно сплющена. Здѣсь мы имѣемъ новое доказательство того,
уровнѣ. На Юпитерѣ нѣтъ измѣненій температуры, сопряжѳн-
что законы природы одинаковы для всей вселенной. Попере-
ныхъ съ временами года, какъ у насъ на землѣ; тамъ стоить
мѣино свѣтлыя и темныя полосы, которыя черезъ сильные
вѣчная мягкая весна. Діаметръ Юпитера по экватору равенъ
телескопы можно различить какъ на Юпитерѣ, такъ и на Са-
приблизительно 1 4 1 . 3 0 0 километрамъ, т.-е. въ 11 разъ больше
турнѣ, отличающіяея своей окраской полярныя и экваторіаль-
діаметра земли, а отъ полюса къ полюсу около 1 3 3 . 0 0 0 ки-
лометровъ. Слѣдовательно, его шаръ сильно сплющенъ, что,
вѣроятно, произошло вслѣдствіе слишкомъ быстраго вращенія *) Кольца и спутники Сатурна:
въ періодъ охлажденія первоначальнаго туманнаго ядра. Масса Наружный діаметръ наружнаго кольца 284.000 килом.
Внутренній „ „ „ 250.000 „
Юпитера всего въ 310 разъ превосходить массу земли, и если Наружный „ внутренняго „ 244.ÖW „
принять въ расчетъ его размѣры, то окажется, что его масса Внутренний „ „ „ 189.360 „
въ среднемъ въ четыре раза легче массы земли. Разстояніе между кольцами и планетой о/.zoo '
„ „ самими кольцами 2.880 »
Четыре спутника *), каждый изъ которыхъ размѣрами пре- Толщина колецъ 200 „
Ширина „ 47-600 »
вышаетъ нашу луну, непрерывно лыотъ на Юпитеръ мягкій Продолжительность одного оборота колецъ вокругъ планеты—отъ 5 час.
50 мин., до 12 час. 5 мин.
*) Спутники Юпитера: Продолжительность обращенія
Продолжительность обращенія Разстояніе отъ планеты: ' вокругъ планеты:
Разстояніе отъ планеты: вокругъ планеты: 1-го спутника— 207.000 километр. 22 час. 37 мин. 23 сек.
1-й спутникъ— 430.000 километр. 42 часа 27 мин. 33 сек. 2-го „ 265.600 „ 32 „ 53
2-й „ 682.000 „ 85 „ 14 „ 36 „ » 7 »
3-й „ 1.088.000 „ 171 „ 42 " 33 3-го " 328.800 „ 46 „ 18 „ 26 „
ffi „ 1.914.000 „ 400 „ 31 „ 50 „ 4-го „ 421.200 „ 65 „ 41 „ 9 „
Въ 1892 году М. Барнаръ открылъ еще пятаго спутника Юпитера, на 5-го „ 588.400 „ 108 „ 25 „ 11 „
разстояніи 181.000 километровъ отъ планеты, обращающагося вокругъ е-го 1.364.000 „ 382 „ 41 „ 25 „
нослѣдней въ продолжеіііе 11 часовъ 57 мин. 23 сек. 7-го 1.650.000 „ 511 „ 7 „ 41 „
8-го I 3.964.000 2003 „ 53 „ 40 „
4*
ныя области, измѣняющіяся пятна, поразительная игра при- не встрѣчающѳйся болѣѳ иигдѣ въ нашей солнечной системѣ.
роды, создавшая вокругъ Сатурна замѣчательныя кольца,—все l U o въ томъ, что они движутся вокругъ Урана не въ томъ
это должно представлять для обитателей Сатурна роскошное направленіи, въ какомъ обычно движутся упомянутыя нами
зрѣлище, а для обитателей Юпитера къ дивному зрѣлищу на плане™ и ^хъ спутники, а въ направленіи противоположно».
небѣ присоединяются еще наилучшія условія сущѳствоваиія, и В ы ~ с ь болѣе точно съ земной точки зрѣнін, приходится
все это даетъ намъ право утверждать, что жизнь далеко не сішать что спутники Урана движутся съ востока на западъ,
ограничена крошечнымъ уголісомъ міра, въ которомъ мы уви- въ то время какъ спутники всѣхъ другихъ планете да и са-
дѣли свѣгь и который мы называемъ землей. мый плане™ движутся съ запада на востокъ. Эта особен-
Уранъ, планета, занимающая слѣдующее за Сатурномъ мѣсто, ность в ь т а предположено, что вращеніе самой планеты
по разстоянію отъ солнца, лишь въ 1781 году былъ Гѳрше- происходите именно въ этомъ обратномъ направлеши, ч о
лѳмъ признанъ планетой; до этого времени его ошибочно счи- она вращается съ востока на западъ. До сихъ поръ еще
тали кометой, a нѣкоторыо астрономы даже признавали его астрономы не могли уловить вращательнаго движенш Урана
неподвижной звѣздой. Дѣло въ томъ, что Уранъ, благодаря потому что онъ, благодаря отдѣляющему его отъ земли
огромному разстоянію, отдѣляющѳму его отъ земли, для иѳво- огро номх разстоянію, даже въ саныхъ сильныхъ телеско-
оруженнаго глаза кажется звѣздой неподвижной, лишь очень нахъ, различается въ видѣ блѣднаго небольшого диска въ
слабо мерцающей въ отдалѳніи; онъ измѣняетъ свое положѳніѳ которомъ положительно невозможно различить какш-либо де-
по отиошенію къ окружающимъ его звѣздамъ лишь чрезвы-
чайно медленно, нѳзамѣтно для простого глаза, и только при ТТ а к о и е ц ъ намъ остается упомянуть еще о послѣдавй м в ѣ с ^
помощи сильныхъ телескоповъ удалось установить, что Уранъ^- пойпланетѣ нашей солнечной системы, о Яептунѣ. Эта пла-
тоже планета нашей солнечной системы. Отъ солнца Уранъ нета открыта въ 1846 году, И открыта по новому способу
- находится на громадномъ разстояніи въ 2.900 милліоиовъ ки- обогатившему астрономическую науку въ прошломъ вЬкѣ. она
лометровъ. Свой эллиптическій путь вокругъ солнца онъ со- открыта по предварительнымъ вычисленіямъ, указывавший. на
вершаете въ продолженіе 84-хъ земныхъ лѣтъ. Его діаметръ то что въ данной области небеснаго пространства d o «
равняется 54.000 километрамъ, по своему объему онъ превы- быть планета (предположеніѳ высказано Бесселѳмъ еще въ
шаете нашу землю приблизительно въ 66 разъ, а по своей 1823 году), и она дѣйствительно тамъ оказалась. Нѳптунъ отъ
массѣ онъ около 14 разъ больше земли. Такимъ образомъ солнца находится на чудовищномъ разстоянш в ъ , 4 . 4 6 7 ш -
земля приблизительно въ 4У 2 раза плотнѣе Урана по своей ліоновъ километровъ, т.-е. далеко за предѣлами той области,
массѣ, плотность массы котораго близко подходите къ плот- в т о р у ю астрономы раньше отводили для планете нашей сол-
ности воды. Уранъ, какъ и описанныя выше планеты, сплю- нечной системы. Свой путь вокругь солнца, который опредѣ-
щеиъ на полюсахъ. Такъ какъ эта планета находится отъ Г 28 000 милліоновъ километровъ, Нептунъ совершаете
солнца па разстояиіи, приблизительно въ 19 разъ превышаю- въ теченіе 164 земныхъ лѣте, такъ что на этой планер вре-
щемъ разстояніѳ земли отъ солнца, то она получаете въ 390 мена года смѣняютъ одно другое лишь черезъ41 земной іодъ
разъ меньше тепла и свѣта, чѣмъ земля. Какъ и Юпитеръ, По своему объему Нептунъ въ 55 разъ превосходите землю
Уранъ имѣетъ четырехъ спутниковъ, вращающихся около него его діаметръ равенъ 62.000 километрамъ. Его масса нѣсколы о
на разстояніи отъ 196.000 до 600.000 километровъ, при чемъ плотнѣе массы Урана, и равняется двумъ пятымъ плотности
эти спутники совершаютъ свой путь вокругъ него въ течѳніѳ ма^сы земли —У Нептуна есть одинъ спутникъ (луна), откры-
2—1В 1 / 2 сутокъ *). Эти спутники отличаются особенностью, ™Й ВЪ 1847 году. Этотъ спутникъ находится оте планеты на
разстояніи 454.000 километровъ и совершаете свои путь во-
*) Спутники Урана: кпѵгъ нея въ 5 сутокъ и 21 часъ.
Разстояніе между спутниками и Продолжительность обращонія
планетой: вокругъ планеты: Нептунъ находится приблизительно въ тридцать разъ дальше
1-й спутникъ —196.000 километр. 60 час. 29 мин. 21 сек. оте солнца, чѣмъ земля, а потому солнце, которое с ъ „ею
2-й „ 276.000 96 „ 28 „ 7 „ должно казаться уже не дискомъ, а яркой свѣтовои точкой,
3-й „ 450.000 208 „ 56 „ 26 „ . даете ему въ 900 разъ меньше тепла и свѣта, чѣмъ землѣ.
4-й „ 600.000 .. 223 „ 6 „ 35 .. Но все-таки солнце освѣщаете Нептуна значительно сильнѣе,
луна—землю, такъ какъ самый свѣтъ солнца въ нихъ короткіе года и длинныя сутки, ихъ поверхности очень
bUO.OOO разъ сильнѣе, чѣмъ свѣтъ луны.
схожи между собою, и онѣ имѣютъ одинаковое значеніе въ
^ И на такомъ громадномъ разетояніи все-таки продолжаѳтъ общей системѣ. Для всѣхъ этигь планетъ характерны: одина^
действовать таинственная сила всѳобщаго тяготѣнія, проникаю- ковая исторія развитія, одинаковая форма и, вѣроятно, одииа-
щая во всѣ уголки вселенной; и эта далекая планета подчи- ковыя жизненныя условія и одинаковая роль во вселенной.
няется силѣ притяженія солнца, которое руководить ѳя дви- Вторая, наружная группа состоять тоже изъ четырѳхъ пла-
жешемъ согласно тѣмъ же единымъ, незыблемымъ законамъ нетъ—Юпитера, Сатурна, Урана и Нептуна. Эти планеты
природы. отличаются своими крупными размѣрами, ибо уже Уранъ,
меньшій членъ группы, больше, чѣмъ всѣ четыре планеты
Заканчивая нашъ бѣглый очѳркъ солнечной системы, мы первой группы, взятыя вмѣстѣ. Планеты второй группы отли-
счщгаѳмъ нужнымъ упомянуть о томъ, что, хотя астрономы до чаются количествомъ своихъ спутниковъ - лунъ, длинными
с ихъ поръ еще не открыли планеты, совершающей свой пѵть годами и короткими сутками, a кромѣ того,тѣмъ господствую-
за предѣлами орбиты Нептуна, но современные астрономиче- щимъ вліяніѳмъ, которое онѣ оказываютъ на движеніѳ осталь-
ски) приборы уже настолько совершенны, что позволяютъ ныхъ планетъ системы. Вообще эти огромныя планеты подчи-
ЖппНпѲ Г Ш Тѣла' находяп<іяся на разс-тояніи болѣѳ няютъ себѣ движеніѳ всей системы и занимают!» въ ней
4 . 5 0 0 . 0 0 0 . 0 0 0 киломѳтровъ отъ насъ, такъ какъ изслѣдована величавое положѳніѳ.
даже такая слабая и крошечная свѣтовая точка, какъ луна Теперь, когда мы установили это подраздѣленіѳ планетъ на
Нептуна. Есть полное основаніѳ полагать, что наша солнечная двѣ группы и въ общемъ ознакомились съ нашей солнечной
система далеко но ограничена орбитой Нептуна, потому что системой, мы достаточно подготовлены къ тому, чтобъ изслѣ-
блидшйшеѳ другое солнце находится отъ нашего солнца на довать и обсудить въ астрономическомъ отношеніи возможность
разстоянщ около 30 билліоновъ километровъ, т . - е . въ 7 0 0 0 обитаемости или необходимости планетныхъ міровъ; это изслѣ-
разъ дальше, чѣмъ Нептунъ, отъ нашего солнца; кромѣ того, дованіѳ явится темой слѣдующѳй главы.
нѣкоторыя кометы, которыя въ теченіе тысячѳлѣтій описываютъ
свои опрѳдѣленныя, точно вычисленныя орбиты, уходятъ на
своемъ пути отъ солнца значительно дальше, чѣмъ Нептунъ II.
Если намъ до сихъ поръ удалось изслѣдовать нашу солнечную
систему лишь до извѣстнаго прѳдѣла, то это не даеть намъ Сравнительное изслѣдованіе планетъ.
никакого права утверждать, будто именно этимъ предѣломъ и Подоженіѳ земли въ системѣ планетъ. — Условія обитаемости міровъ.—
ограничено царство нашего солнца; огромное разстояніе отдѣ- Количество тепла и свѣта на каждой планетѣ. — Число спутниковъ;
ихъ роль и значеніе. — Обитаемость луны, солнца, кометъ. — Атмо-
Z o n I L б л и ж а й ш ѳ е д Р У г о е с о л н ^ отъ нашего, краснорѣчиво сфера на поверхности міровъ; важный свойства; воздухъ и вода.—
говорить за то, что остается нензслѣдованной еще в н а і и ѳ л * . . Размѣры, площади поверхностей и объемы; земля, видимая съ Юпи-
~ К а ВЪ вращающихся тера; земля, въ сравненіи съ солнцемъ. — Плотность планетъ. — Вѣсъ
тѣдъ на ихъ поверхности. — Сколько вѣситъ солнце. — Заключеніе, вы-
текающее изъ сравнительнаго изслѣдованія планетъ.
Резюмируя все вышеизложенное, мы замѣтимъ что век
При началѣ сравнительнаго изслѣдованія планетъ насъ
Z H e™ Нашей солыечнойь і тѣсно связаны'между со-
систѳм
прежде всего долженъ заинтересовать вопросъ о томъ, какое
бою довольно значитѳльнымъ сходствомъ, и если тѣмъ не положеніѳ занимаетъ въ солнечной систѳмѣ наша земля, а
менѣе, въ интѳресахъ большей общепонятности изложѳнія потому начнѳмъ наше изслѣдованіѳ съ этого вопроса. ІІрѳдпо-
™ Z H 0 HXÏ какъ-либ° подраздѣлить, то само собою на- ложимъ (хотя это будетъ совершенно ни на чемъ не осно-
прашивается дѣленіе этихъ планетъ на двѣ группы межлѵ вано), что намъ точно извѣстно число всѣхъ планетъ, при
шХт Г Х Г Г °бЛаС1мЬ п л а н е »
меркуріи, Венера, земля и Марсъ составляютъ пѳрвѵю
=
внѵ-
чѳмъ этимъ исчерпывающимъ числомъ будѳмт» считать число
планетъ, открытыхъ до сихъ поръ наукой; будемъ, затѣмъ,
основывать наши разсужденія на установленныхъ астрономи-
п л а н � ш0 т л й ч а ю т с я
солнцу , своими сравнительно малыми размѣрами;
своей SZoL
у всѣхъ у
ческими вычислениями разстояніяхъ между отдѣльными плане-
СОЛНЕЧНАЯ СИСТЕМА.
САТУРН*
Солнечной системой называется солнце съ
движущимися вокругъ него планетами и нѣ-
еколькими тысячами пометь и метеорныхъ по-
токовъ; сюда же относятся кольца Сатурна и
такъ называемый зодіакальный свѣтъ, предста-
вляющій скопища метеоритовъ. Солнечная си-
стема движется вся цѣликомъ вмѣстѣ съ солн-
цемъ въ пространствѣ въ ту сторону неба, гдѣ
мы видимъ созвѣздіе Геркулеса, со скоростью
отъ 500 до 800 милліоновъ верстъ въ годъ, т- -е.
проходить путь, почти равный разстоянію Юпи-
тера отъ солнца.
тами и еолнцемъ: мы сразу видимъ, что въ послѣдоватѳльномъ тепловая тѳорія сдѣлала значительные успѣхи, и теперь мы
порядкѣ земля занимаетъ третье мѣсто среди девяти планѳтъ уже не имѣемъ права утверждать, что внутренняя температура
(считая всѣ планетоиды за одну планету), что она, слѣдова- земли оказываѳтъ на температуру застывшей земной коры вы-
тѳльно, въ ряду планѳтъ ни первая ни последняя, и даже дающееся вліяніѳ. Что внутри земного шара температура
не средняя. Далѣе мы видимъ, что земля находится отъ очень высока, что тамъ, быть-можетъ, находится жидкая,
солнца въ три раза дальше, чѣмъ Меркурій, и въ тридцать расплавлѳнпая масса, окружающая центральный очагъ огня,
разъ ближе, чѣмъ Нептунъ, такъ что на ея долю не пришлось можно легко допустить; это доказывается тѣмъ опредѣлен-
и средняго разстоянія отъ центральной точки предположенной нымъ повышеніемъ температуры, которое мы наблюдаѳмъ,
нами планетной области, потому что эта точка приходится углубляясь отъ поверхности внутрь земли; такого постепен-
между орбитами Сатурна и Урана. Итакъ, въ отношеніи своего наго повышѳнія температуры не могло бы- быть, если бы
положенія среди иланетъ у земли нѣтъ ровно никакихъ пре- источникомъ всего земного тепла было только одно солпце.
имущества Разумеется, мы еще далеко не достигли полнаго Но разъ было доказано сущѳетвованіѳ внутренней земной те-
и точнаго знанія нашей солнечной системы, но и того, что плоты, то представлялась возможность и опредѣлить степень
намъ извѣстно теперь, вполнѣ достаточно, чтобы доказать ея вліянія на поверхность земли: для этого надо было лишь
всю несостоятельность доводовъ противниковъ ученія о много- установить, насколько верхніо слои земной коры препятствуют!,
численности обитаемыхъ міровъ, ибо эти доводы непрѳмѣнно распространенно тепла отъ центра къ поверхности земного
основываются на какомъ-то „особомъ положеніи нашей земли шара. Путѳмъ сопоставленія всѣхъ данныхъ, добытыхъ наблю-
въ солнечной системѣ"; въ дальнѣйшемъ мы постараемся ѳщѳ дѳніями и изслѣдованіями, ученые пришли къ выводу, что
болѣе убѣдительно опровергнуть этотъ взглядъ. внутренняя теплота земного шара оказываешь самое ничтож-
ное вліяніе на жизненные процессы, протекающіе на его
Попробуемъ прежде всего опредѣлить количество свѣта и
поверхности.
тепла, получаемое отдѣльными планетами отъ солнца, и при
этомъ вспомнимъ законъ, согласно которому (при одинако- В ъ давно прошедшіе геологическіѳ періоды наша земля,
выхъ остальныхъ условіяхъ) сила свѣта и тепла уменьшается 1 быть-можетъ, болѣѳ рѣзко ощущала слѣды своего первона-
квадратно-пронорціально пробѣгаемому ими разстоянію; если чальна™ огненнаго состоянія, и тогда температура ея поверх-
мы теперь сравнимъ дѣйствіѳ солнечныхъ лучей на землю съ ности, несомнѣнно, была значительно выше, чѣмъ за времена,
ихъ дѣйствіемъ на другія планеты, то мы увидимъ, что доступныя для исторіи чоловѣчества. Но даже воображеиіе не
солнце шлѳтъ свѣта и тепла: на Мѳркурій — въ 7 разъ въ силахъ создать число годовъ, прошедшихъ послѣ этих!,
больше, на Венеру—въ 2 раза больше, на Марсъ—въ 2 раза первыхъ шаговъ земной жизни. Продолжительность дня имѣетъ
меньше, на планетоиды—въ 7 разъ меньше, на Юпитеръ—въ отношѳніѳ къ тѳплотѣ земного шара, потому что послѣдній
27 разъ меньше, на Сатурнъ—въ 90 разъ меньше, на Уранъ— по мѣрѣ охлажденія сжимается, его объемъ уменьшается и
въ 3 9 0 разъ меньше, и на Нептунъ—въ 9 0 0 разъ меньше, благодаря этому земля начинаѳтъ вращаться быстрѣе^ астро-
чѣмъ на землю. номическія изелѣдованія показали, что со временъ Гиппарха,
Такимъ образомъ, разстояніѳмъ планетъ отъ источника т.-е.- за 2 . 0 0 0 лѣтъ, продолжительность дня не уменьшилась
тепла и свѣта (а мы уже знаѳмъ, что въ этомъ отношѳніи за даже на одну сотую секунды, а это доказываешь, что за 2 . 0 0 0
землей нѣтъ никакихъ прѳимуіцествъ) обусловливается повы- лѣтъ объѳмъ земного шара не измѣнился хотя бы на У 1 7 0 г Р а "
шеніе или пониженіе температуры на ихъ поверхности, по дуса. Впрочемъ, по нѣкоторымъ даннымъ можно утверждать,
опредѣленной скалѣ, отъ Меркурія до Нептуна, а потому мы что за 1 . 2 8 0 . 0 0 0 лѣтъ земля не охлаждается настолько, чтобъ
для опрѳдѣлепія температурь на планѳтахъ должны пользо- ея охлажденіе проявилось хотя сколько-нибудь замѣтно. По
ваться именно этими разстояніями. Послѣ знаменитыхъ изслѣ- всему этому можно себѣ представить, какъ долго наша земля
дованій Фурье можно считать неопровержимо доказаннымъ, находится въ современномъ соетояніи, въ которомъ, какъ мы
что внутренняя теплота земли, какъ бы велика она ни была, уже сказали, внутренняя теплота почти совершенно не вліяетъ
•можешь оказывать лишь самое ничтожное вліяніе на темпера- на ѳя поверхность.
туру земной поверхности, сравнительно съ тѳпломъ, получаѳ- Заключенія, выведенный изъ произведѳнныхъ на зѳмлѣ опы-
мымъ землей отъ солнца. Со врѳменъ Бюфона математическая товъ и изслѣдованій, можно примѣпить и къ другимъ плане-
понятія. Для насъ пока будѳтъ вполнѣ достаточно, если мы
тамъ вашей солнечной системы, такъ какъ эти заключенія до- убѣдимся въ томъ, что совершенно голословны утвержденія,
казывают», что всѣ планеты одинаковаго происхождепія съ будто планеты необитаемы потому, 'что, въ зависимости отъ
землей. Теплота поверхности планеты зависать, главнымъ ихъ разстоянія отъ солнца, живыя существа должны на нихъ
образомъ, отъ разстоянія между данной планетой и солнцемъ. или сгорѣть или замерзнуть; эти утвержденія не выдерживают»
Но, признавая за вліяніемъ солнечныхъ лучей первенствую- критики уже потому, что они выражают» еомнѣніѳ во всо-
щее зиаченіе, мы не должны забывать о томъ, что, строго могуществѣ природы *); будетъ достаточно, если мы допустимъ,
судя, наши выводы вполнѣ примѣнимы только къ земному что всемогущая природа можетъ создать на планетахъ условія,
шару, который мы при нашихъ изслѣдованіяхъ невольно во- благопріятныя для существованія человѣкоподобныхъ организ-
ображаемъ себѣ на мѣстѣ однородныхъ съ нимъ другихъ пла- мов!», или же что она можѳтъ населить нланѳды организмами,
нетъ. Виолнѣ возможно, что у нѣкоторыхъ планетъ внутренняя приспособленными къ даннымъ условіямъ, и если мы убѣ-
теплота продолжаетъ оказывать могучее вліяніе на развитіе димся въ томъ, что съ этой, новой для насъ, точки зрѣнія
органической жизни на ихъ поверхности, что многія изъ нихъ земля ровно ничѣмъ не отличается отъ другихъ шцшѳтъ.
пока еще находятся въ начальной полосѣ развитія, въ которой
человѣісъ не можѳтъ существовать. Для того, чтобы опреде- Теперь пѳрейдемъ къ изслѣдованію другихъ частей нашего
ленно рѣшить вопросъ о температурахъ на планетахъ, намъ общаго вопроса. Обратимся къ спутникамъ планетъ, къ ихъ
необходимо обладать знаніями, которыя до сихъ поръ для лунамъ. Луна, вращающаяся вокругъ своей планеты, предна-
насъ не доступны и, вѣроятно, еще долго не будутъ доступны. значена не только для освѣщенія ночыо; она вызывает, при-
Такъ, папримѣръ, мы должны знать степень теплопроводности, ливы и отливы въ океанахъ, она вліяетъ на движеніе атмо-
плотность, химическій составь и физическія свойства атмо- сферы и вообще вызывает» многія метеорологическія явленія,
сферъ, окружающихъ отдѣлыіыя планеты, потому что атмо- словомъ, луна имѣѳтъ для жизни планеты видное значеніе.
сфера, какъ извѣстно, играетъ роль своего рода большого И вогь мы видимъ, что у другихъ планетъ есть до восьми
оранжерейнаго окна, пропускающая большее или меньшее л у нъ, такъ что и въ этомъ отиошеніи земля занимает, далеко
количества солнечныхъ лучей и болѣе или менѣе препятствую- не первое мѣсто среди планетъ. Есть особые защитники „ко-
щ а я охлажденію вслѣдствіе теплового излученія. Если соот- иечиыхъ цѣлей", которые, вполнѣ основательно любуясь луной,
вѣтственныя свойства атмосферъ приспособлены къ тѣмъ или обливающей землю своимъ мягкимъ свѣтомъ, совершенно не-
инымъ разстояніямъ планет» отъ солнца, то внолнѣ возможно, основательно утверждают,, будто луны были бы бѳзполезны,
что, независимо отъ этихъ разстояиій, всюду установлена оди- если бы оиѣ ІІѲ обслуживали планетъ, будто это обслуживаніѳ
наковая средняя температура. Кромѣ того, намъ необходимо является единственной и конечной цѣлыо ихъ существованія.
знать: элементы, входящія въ составь планетная тѣла, такъ Этимъ защитникамъ мы возразимъ, что ихъ доводы легко и
какъ далеко не всѣ элементы обладают» достаточной тепло- съ успѣхомъ можно обратить противъ нихъ самихъ. В ъ са-
проводностью; расположеніе горныхъ хребговъ и большихъ момъ дѣлѣ, вѣдь обитатели этихъ маленькихъ міровъ, стоя
водоѳмовъ, вообще всѣхъ тѣхъ особенностей поверхности, на такой точкѣ зрѣиія цѣлесообразиости, очевидно, имѣли бы
которыя могутъ такъ или иначе вліять на воспріятіе или об- значительно больше правъ считать, что именно они занимают»
ратное излученіе тепла; общую окраску и ея измѣненія въ среди вселенной первенствующее положеніе, и утверждать, что
различныхъ мѣстахъ поверхности; обычную степень сухости земля и другія планеты, шлющія имъ такую массу свѣта, соз-
или сырости почвы и быстроту испаренія жидкостей; высоту даны исключительно для того, чтобы освѣщать ихъ длинныя
горъ; распредѣленіе на планетѣ тепла и влажности; магнети- ночи; и это утвержденіе было бы тѣмъ болѣе логично и по-
ческія и электрическія условія; наконецъ, температуру тѣхъ слѣдовательно, что планеты отражаютъ свѣтъ большей поверх-
областей вселенной, въ которыхъ вращаются данныя планеты.
Кромѣ того, мы должны ознакомиться съ тысячами факторовъ, *) Для того, чтобы слово природа, которое встрѣчается въ этой книгѣ
оказывающихъ тоже свою долю вліянія,—факторовъ, о кото- довольно часто, не было истолковано ложно, мы считаемъ нужнымъ
рыхъ мы пока не имѣемъ никакого понятія, потому что мы о объяснить, что подъ природой мы понимаемъ совокупность всего суще-
всей вселенной судимъ по земнымъ явленіямъ, ибо мы не мо- ствующаго и законы, которые всѣмъ управляютъ; природа въ нашихъ
глазахъ является выразительницей Бооісественной воли (см. нашу книгу
жемъ представить себѣ что-либо, не подходящее подъ наши „Богъ въ природѣ").
ностью, чѣмъ луны, что, такимъ образомъ, планета шлѳтъ на дожнаго утверждѳнія. Если бы даже мы могли неоспоримо до-
луну несравненно больше свѣта, чѣмъ луна на планету. Такъ, казать, что у нашей луны совершенно отсутствуешь оболочка
земля шлетъ на свою луну въ тринадцать разъ больше свѣта, атмосферы, что, слѣдовательпо, на ея поверхности совсѣмъ
чѣмъ она его получаешь отъ луны, а Юпитеръ, Сатурнъ и нѣтъ воды, то и это еще не могло бы служить окончатель-
Уранъ отдаютъ своимъ спутникамъ-луиамъ сравнительно еще нымъ доказательствомъ ея необитаемости. Почти половина
большее количество отраженна™ ими солнечнаго свѣта. Съ луны совершенно скрыта ошь насъ и навсегда останется для
какой бы стороны мы ни подходили къ нашему главному во- насъ невѣдомой; возможно, что именно тамъ, среди морей, сте-
просу, результата всегда получится одинаковый: земля не лются плодородныя долины, высятся горные хребты, покрытые
только поставлена въ худшія условія, сравнительно съ другими густыми лѣсами; возможно, что тамъ, въ берлогахъ и гнѣздахъ,
планетами нашей звѣздной системы, но она во многихъ отно- живутъ звѣри и птицы, что тамъ наслаждаются жизнью люди,
шеніяхъ уступаѳтъ даже лунамъ. Для того, чтобы окончательно о существовали которыхъ намъ не суждено имѣть ни малѣй-
опровергнуть доводы защитниковъ „конечныхъ цѣлей", чтобы шаго понятія. Но даже помимо этого предположенія, которое
доказать несообразность ихъ стремленія навязать свои легко- (мы сознаемся въ этомъ) имѣѳтъ подъ собой довольно зыбкое
мысленный заключенія всемогущей природѣ, мы, вмѣстѣ съ основаніе, то обстоятельство, что нашъ спутникъ необитаемъ
Араго, скажемъ, что для торжества „цѣлесообразныхъ" теорій въ настоящее время, нисколько не доказываешь, что онъ ни-
планеты должны были бы сопровождаться лунами, число ко- когда не былъ обитаѳмъ. На нашей лунѣ произошли страшные
торыхъ должно было бы быть пронорціонально разстоянію геологическіе перевороты, слѣды которыхъ, въ видѣ безчи-
между планетой и солнцемъ, чего въ дѣйствительности не на- сленныхъ погасшихъ вулкановъ, сохранились на ея поверх-
блюдается; мы вмѣстѣ съ Лапласомъ скажемъ, что для не- ности до сихъ поръ. Неужели и въ тѣ давно прошедшія
прерывна™ освѣщѳнія нашихъ ночей луна должна была бы времена на лунѣ не было никакой жизни? И, кромѣ того,
постоянно оставаться полной, въ фазѣ полнолунія, что она развѣ, дѣйствительно, при настоящемъ состояніи луны на ней
должна была бы находиться въ четыре раза дальше отъ земли, невозможна абсолютно никакая жизнь? Міръ луны настолько
чѣмъ теперь, т.-е. совершать свой путь вокругъ земного шара рѣзко отличается отъ нашего, земного, міра, что мы не имѣемъ
одинъ разъ въ тѳченіе года, и при этомъ описывать орбиту, положительно никакихъ основаній разсуждать о возможности
замыкающую въ себѣ орбиту земли и находящуюся въ плос- или степени обитаемости нашего спутника; на этотъ вопросъ
кости пути земли, чего въ дѣйствитѳльности нѣтъ и быть не въ данное время нельзя дать сколько-нибудь опредѣлѳннаго
можешь; мы вмѣстѣ съ Огюстомъ Контомъ скажемъ, что такая отвѣта, потому что и „за" и „противъ" мы пока можемъ за-
цѣль лучше все™ была бы достигнута, если бы у земли были щищать съ одинаковымъ безплоднымъ успѣхомъ.
двѣ луны, изъ которыхъ одна неизмѣнно всходила бы въ мо- Говоря о возможности обитаемости нашей луны и спутни-
мента исчезновенія другой, что было бы возможно лишь при ковъ другихъ планета, мы нисколько не хотимъ умалить ту
условіи, чтобы эти двѣ луны вращались по одной общей орбитѣ пользу, которую эти второстепенный небесныя тѣла приносятъ
и находились одна отъ другой на разстояніи 180 градусовъ главнымъ планетамъ. Напротивъ того, мы утверждаемъ, что
долготы, чего въ дѣйствительности нѣтъ. Хотя у земли есть наша луна, какъ спутникъ, оказываешь землѣ весьма значи-
одна луна, у Марса—двѣ, у Юпитера—четыре, у Сатурна— тельный услуги во многихъ отношеніяхъ, напримѣръ: въ отно-
восемь, у Урана и Нептуна, быть-можетъ, еще больше, но во шѳніи небесной механики, вызывая извѣстныя колебанія зем-
всякомъ случаѣ планеты для своихъ спутниковъ имѣютъ ного шара; въ отношеніи космическаго вліянія на мало еще
гораздо большее значеніе, чѣмъ спутники для планета. изелѣдованную метеорологію земли; въ отношеніи освѣщенія
нашихъ ночей и пока еще таинственна™ вліянія на растѳнія
Мы полагаемъ, что луна имѣетъ иное назначеніе, чѣмъ въ и животныхъ. Кромѣ того, мы утверждаемъ, что польза, прино-
одиночествѣ вращаться вокругъ земли. Она или обитаема, или симая намъ земной луной, до сихъ поръ еще не усвоена нами
была обитаема, или будешь обитаема. Правда, въ телескопъ во всѣхъ ея разнообразныхъ проявленіяхъ и не оцѣнена по
мы видимъ нашу луну пустынной, мертвой, по крайней мѣрѣ, достоинству. Но мы считаемъ необходимымъ добавить, что мы
въ ея части, видимой для насъ, но это обстоятельство при далеки отъ мысли считать такую вспомогательную роль луны
современномъ положеніи науки не даетъ намъ никакихъ осно- конечной мудростью творѳнія, ибо было бы доходящимъдо смѣш-
ваній ни для отрицанія ея обитаемости пи для противопо-
ного самомнѣніѳмъ предположеніѳ, будто обелуживаніѳ насъ, савшій книгу, въ которой оиъ всѣ. явленія природы объяснял'!»
обитателей земли, является конечной цѣлыо созданія луны; Притягательными и отталкивающими силами; докторъ Элліотъ,
будто это небесное тѣло, обладающее многими своеобразными утверждавшій, что солннѳ обитаемо, и оправданный судомъ
жизненными уеловіями, съ самаго момента своего возник- только потому, что его признали сумасшедшимъ; В. Гершель,
новенія обречено на безпрерывноѳ оскудѣніе и на вѣчиую который черезъ восемь лѣтъ воспринялъ ту же мысль объ
смерть. обитаемости солнца; Воде, иарисовавшій картину блаженства
Разъ мы заговорили о „конечныхъ цѣляхъ", примѣнительно солнечныхъ жителей, и многіѳ другіе естествоиспытатели и
къ обитаемости планетныхъ спутііиковъ, то будѳтъ вполнЬ астрономы девятнадцатая вѣка, между ними Гумбольдтъ и
естественно перейти къ вопросу объ обитаемости солнца, ко- Араго, серьезно вѣрили въ обитаемость солнца и создали тео-
метъ и вообще небесныхъ тѣлъ, созданныхъ,. очевидно, для рію его физическая строенія, при которомъ на немъ воз-
самостоятельная существованія, а не ради интересовъ другихъ можна органическая жизнь. Другіе шли еще дальше. Они не
міровъ. Солнце, богатѣйшій источникъ свѣта и жизни, кото- только утверждали, что солнце обитаемо, но еще добавляли,
рый на другихъ небесныхъ тѣлахъ поддерживаетъ существовав что оно иредставляетъ собою мѣсто наслажденій и исключи-
ніѳ безконечно разнообразныхъ организмовъ; солнце, въ кото- т е л ь н а я долголѣтія, что на немъ, какъ на самомъ вліятель-
ромъ находится центръ могущества; солнце, которое руково- номъ небесномъ тѣлѣ нашей системы, существуют» наиболѣе
дить правильностью и гарантіей движенія планетъ, это солнце совершенный жизненныя ѵсловія, ибо оно руководить жизнью
(мы смѣло утверждаемъ это) главнымъ образомъ предназначено другихъ планетъ, оно снабжает, ихъ своими живительными
для того, чтобы поддерживать стройность своей планетной си- тепловыми и свѣтовыми лучами. Но тоть, кто увлекается
стемы среди бѳзпредѣльности вселенной. Но если мы примѳмъ произвольными прѳдположеніями объ обитаемости и обитате-
во вниманіе, что природа, проявляя свои творчеекія силы, ляхъ солнца, невольно съ пѳрвыхъ же шаговъ погружается въ
обыкновенно не ограничивается ѳдиничнымъ созданіемъ; что ея болото заблужденій. Мы уже упоминали о томъ, что новѣйшія
могучее творчество всегда стремится возможно полпѣѳ исполь- данныя, добытый наукой въ области физической астрономіи,
зовать свои силы, примѣняя послѣднія часто тамъ, гдѣ мы противорѣчатъ установившемуся послѣ Гершеля взгляду на
меньше всего ожидаемъ ихъ присутствія или результата ихъ физическое строеніе солнца; эти данныя не позволяютъ намъ
воздѣйствія, если мы примемъ все это во вниманіе, то мы дол- предполагать, что обитаемость солнца похожа на обитаемость
жны будемъ согласиться съ тѣмъ, что на ряду сь наглядной и другихъ планетъ, но наводятъ на мысль, что солнце, если оно
необходимой для насъ пользой солнца, какъ руководителя и обитаемо, должно во всѣхъ отношеніяхъ разниться отъ дру-
жизненная источника для всѣхъ міровъ, можетъ существовать гихъ тѣлъ своей системы. Однако это еще не даетъ намъ
и другое, несравненно болѣе важное его назначеніе, какъ арены права заключать, что на солнцѣ могутъ жить лишь существа,
жизни высоко развитыхъ существъ, населяющихъ этотъ дивно которыя какъ по своему физическому строѳнію, такъ и вообще,
богатый міръ, не вѣдающій ни ночи, ни зимы,—этотъ міръ, во всѣхъ отношеніяхъ, совершенно ие похожи на обитателей
затмевающій своимъ блескомъ всѣ другіѳ міры; этотъ міръ, другихъ планетъ.
въ которомъ, быть-можетъ, сосредоточены неиечѳрпаемыя, не-
вѣроятныя сокровища, когда-либо создаиныя природой. Во Но есть и такія небесныя тѣла, которыя, очевидно, не пред-
всѣхъ проявленіяхъ творческая духа видно соединеніѳ наибо- назначены для органической жизни, потому что ихъ космиче-
лѣѳ практическая успѣха с ь идеальной цѣлыо конечнаго со- ское состояніе явно противорѣчитъ всѣмъ жизненнымъ явле-
вершенства. Однако мы спѣшимъ заявить, что всѣ эти раз- ніямъ извѣстныхъ намъ существъ; изъ числа такихъ тѣлъ
сужденія представляютъ собою лишь мало обоснованныя пред- укажемъ на кометы, эти странные міры съ сверкающей главой
положенія, которыя, правда, дѣйствуютъ па воображеніѳ, но -и пламеннымъ хвостомъ, прежде вызывавшіѳ въ человѣкѣ чув-
въ то же время даютъ мало пищи разуму, мало имѣютъ общая ство суевѣрнаго ужаса, а теперь лишь возбуждающіѳ его лю-
съ тѣми данными, на которыхъ основано ученіе о многочислен- бопытство. Собственно говоря, въ нашѳмъ очеркѣ объ обитае-
ности обитаемыхъ міровъ. Попытка найти научное рѣшѳніѳ мости вселенной совсѣмъ не слѣдовало бы упоминать о коме-
для вопроса о томъ, обитаемо ли солнце, была бы явной не- тахъ. Ихъ происхожденіе, строеніе, роль, которую оиѣ играют,
лѣпостыо, при современиомъ положеніи науки. Нэйтъ, напи- въ солнечной системѣ, и ихъ конечная цѣль, все это для насъ
одинаково неизвѣстио. Мы видимъ, какъ эти таинственный
Мнпгочислеппостг. обитаемыхъ міровъ. К н . 7, б
гостьи пространства, распустивъ свои огненный косы, носятся и впѳчатлѣнія, воспринятый чувствами, мозгомъ живого суще-
отъ одного міра къ другому; не обращая вниманія ни на раз- ства. Сказанное слово сотрясаешь воздухъ и звуковыя волны
стоянія, ни на границы небесныхъ областей, онѣ въ безумной проникаютъ въ наше ухо. Ухо различаетъ отдѣльныя колеба-
спѣшкѣ мелькаютъ черѳзъ огромный пространства, огдѣляющія нія волнъ и поясняешь ихъ мыслительному органу. Міръ безъ
одни небесныя тѣла отъ другихъ. Нѣкоторыя изъ нихъ при- воздуха былъ бы міромъ глухонѣмыхъ, міромъ вѣчнаго молча-
близились къ нашей системѣ, солнце захватило ихъ въ сѣти ния. Но и для чувства зрѣнія воздухъ имѣетъ не меньшее,
своей притягательной силы и онѣ, какъ плѣнницы, остались хотя и нѣсколько иное значеніе. Свѣтъ исходить изъ своего
въ его владѣніяхъ; другія, подобно могучимъ крылатымъ хищ- источника; воздухъ измѣняетъ направленіе, по которому на-
никамъ, широко взмахнули своими сильными крыльями, разо- правляются свѣтовые лучи, изгибаешь, преломляетъ ихъ, даже
рвали путы и скрылись въ бѳзпредѣльной глубинѣ вселенной. обращаѳтъ назадъ, такъ что свѣтъ разсѣйвается, распростра-
Для чего еущѳствуютъ эти летучіе туманы, эти нѳобъятныя няется всюду. Безъ атмосферы мы могли бы видѣть только
скопища міровой пыли, постоянно мѣняющія свою форму? Что тѣ предметы, на которые непосредственно падаютъ свѣтовыѳ
они представляютъ собою въ дѣйствителыюсти? Дѳрэмъ, осно- лучи, безъ нея у насъ былъ бы лишь ослѣпительный солнеч-
вываясь на непрерывно измѣняющейся ихъ темпѳратурѣ, отъ ный свѣтъ, и наряду съ нимъ—глубокая, непроглядная тьма,
палящаго зноя до ледяного холода, что придаешь имъ крайне безъ промежуточна™ мягкаго освѣщенія; у насъ не было бы
негостепріимный характеръ, высказалъ мнѣніе, что кометы ни вечерней, ни утренней зари, ни сумерекъ^ внутри зданій,
предназначены для пребыванія на нихъ проклятыхъ... Мы не всюду, куда не проникаешь прямой солнечный лучъ, царила
намѣрѳны слѣдовать за смѣлыми романистами въ пучину ихъ бы полная темнота; мы должны были бы жить подъ откры-
безпочвенныхъ фантазій. , тымъ небомъ, вообще вести совершенно новый образъ жизни,
Теперь займемся изслѣдованіемъ атмосферъ, окружающихъ не похожій на тотъ, который мы ведемъ теперь. Но это еще
планеты, выяснимъ значеніе этихъ оболочекъ для развитія не все. Безъ атмосферы не было бы облаковъ и тучъ; землю
жизни и ихъ вліяніе на физическія условія каждаго міра. Воз- обливалъ бы непріятный, однообразный свѣтъ, безъ малѣй-
духъ, составляющей земную атмосферу представляешь собою шихъ оттѣнковъ и переходовъ на небѣ. Впрочемъ, что же мы
смѣсь изъ 79 частей азота и 21 части кислорода *); начиная говоримъ „на нѳбѣ"? Небо исчезло, его больше нѣтъ! Велико-
съ рыбы, дышащей черезъ жабры воздухомъ,распредѣленнымъ лѣпную, прозрачную синеву, которая теперь ласкаетъ нашъ
между частицами воды, и кончая человѣкомъ, который въ взоръ, замѣнила бы черная, мрачная безпредѣльность, на фонѣ
своихъ легкихъ обладаешь чрезвычайно сложнымъ исовѳршен- которой пѳріодически проходили бы солнце, луна и звѣзды.
нымъ дыхательнымъ приборомъ, все живущее чѳрпаетъ изъ Дивные свѣтовые эффекты нашего неба: утренняя заря,
этой смѣси газовъ жизнешшя силы. Поэтому воздухъ является обливающая своими золотыми лучами пробуждающіяся поля и
первымъ, совершенно необходимымъ для поддержанія жизни нивы, пурпуровыя облака, роскошныя сумерки въ горахъ,
питательнымъ средствомъ. Всякое живое существо непосред- волшебные переливы тысячъ красочныхъ тоновъ,—всѣ эти чу-
ственно зависитъ отъ атмосферы, потому что оно снабжено деса были бы невѣдомы въ мірѣ безъ атмосферы, и ихъ смѣ-
дыхательнымъ органомъ, который строго приспособлѳнъ именно нило бы мрачное царство, напоминающее тѣ пустынныя и
къ данному составу атмосферы. Но атмосферный воздухъ имѣ- мертвыя области чистилища, гдѣ Данте встрѣтилъ духовъ прѳд-
етъ еще другія назначенія, помимо питанія живыхъ организ- дверія ада.
мовъ. Путемъ дыханія организмъ снабжаетъ свою кровь кисло- Однако и это еще не все: атмосфера окружаетъ нашъ зем-
родомъ, который темную венозную кровь превращаешь въ свѣт- ной шаръ, какъ теплая обшивка, какъ огромный парникъ,
луіо, здоровую артеріальную кровь; но тотъ же воздухъ, кисло- сохраняющій и солнечное тепло и теплоту, выдѣляемую самой
родъ котораго поддерживаешь жизнь, передаешь внѣшнему міру землей. Безъ атмосферы свѣтовые и тепловые лучи солнца
вернулись бы въ міровое пространство, и вся наша земля
раздѣлила бы участь вершинъ Андовъ, Гималайскаго хребта
*) Кромѣ этихъ двухъ газовъ (обыкновенно за счетъ кислорода) въ и другихъ снѣговыхъ горъ, гдѣ, благодаря сильно разрѣжен-
составь воздуха входить небольшой процентъ углекислоты, водяныхъ
паровъ и лѣкоторыхъ другихъ газовъ (аргонъ, гелій и др.). ной атмосферѣ, разстилаются вѣчио ледяныя, мертвыя пустыни.
Лереводч. Пойдемъ еще дальше по пути изслѣдованія значенія атмо-
сферы. Какъ извѣстно, вода является главной составной
частью всѣхъ жидкостей, встрѣчающихся на землѣ; вода въ Говоря объ атмосфѳрахъ и о водяныхъ скопахъ планетъ,
крови обращается въ сосудахъ животнаго, вода наполняете мы не имѣемъ въ виду воздухъ и воду въ томъ видѣ, въ ко-
клѣтки растепія, вообще, вода для жизни на землѣ не менѣб торомъ мы знаемъ ихъ у себя на землѣ. Мы.не располагаемъ
необходима, чѣмъ воздухъ: безъ нѳя не могли бы протекать никакими опредѣленными данными, на ' оіщбЬаніи которыхъ мы
никакіѳ жизненные процессы ни въ животномъ ни въ расти- могли бы утверждать, что жидкости и^азь£.Др>гихъ міровъ по
тельномъ царствѣ. А между тѣмъ атмосфера безусловно не- своимъ смѣсямъ или химическимъ^цбедийещягіъ^одинаковы съ
обходима для существованія на поверхности земли какъ газами и жидкостями, извѣстншйи -на .яемлѣ\^Mj>i> напротивъ,
в о щ , такъ и вообще всякой жидкости, потому что для склонны полагать, что на ^угих^>'планетах'к ч фФетаніе эле-
образованія скопленія жидкости въ какомъ бы то ни было ментовъ носить иной хараі№^і^.;ч'ѣмъ\. на зшлф, дштаму что
количествѣ безусловно необходимо определенное давлѳніѳ атмо- тамъ различныя соединенія козййкали въ другоеХвр'еш, чѣмъ
сферы. Такимъ образомъ міръ, лишенный атмосферы, въ силу у насъ, и возможно, что тогДа • уел овія вознйкнойенЬп этихъ
этого былъ бы лиіненъ и какихъ бы то ни было жидкостей, и, элементовъ рѣзко отличались о^ъ-тѣхъ условій,\при ч т т ф ы х ъ
слѣдователыю, на его поверхности никогда не могла бы воз- вступали въ соединенія элементы-, в*0дящіц въ' ч сос^вѢ^Іщі-
никнуть жизнь или, если бы она возникла при такихъ усло- ІІОГО шара. Это соображеніе необхЬдймД особейпо іЬдчеМ&|А,
віяхъ, она и по существу и въ своихъ ироявленіяхъ должна потому что многіе современные пиЫт^дн,\разѲцравнііе y ^ i e ,
была бы рѣзко отличаться отъ того, что мы называѳмъ жизнью, объ обитаемости другихъ небесныхъ ѴІздъХ исходили ч и з ъ \ ^ ф
т.-е., съ нашей точки зрѣнія, быть чѣмъ-то совершенно инымъ, ошибочной точки зрѣнія, будто атмосферичоёкій воздухъ в б з ^
непонятнымъ для насъ. моженъ лишь въ томъ видѣ, въ какёмъ>^\ѳго -знаем;
Таковы важнѣйшія свойства земной атмосферы. Но оказы- землѣ, т.-е. въ емѣси 79 частей азота и кислей w
вается, что и въ отношеніи наличности благодатной атмосферы и будто при всякихъ условіяхъ водородъ д о л ^ \ ъ р ф Д ф ^ & Ь
земля не занимаѳтъ сколько-нибудь выдающагося мѣста среди соединеніе съ кислородомъ въ пропорціи І в : это
другихъ планетъ нашей системы, потому что, насколько можно видимъ на землѣ при образованіи воды (ЩО). а 'Ф^^жденія,
судить по произведеннымъ наблюденіямъ и измѣреніямъ, всѣ построенныя на этихъ ложныхъ предположены^^ естественно
планеты, за исключеніемъ, быть-можетъ, одной нашей луны, должны были привести къ неправильнымъ выводамъ. Мы при-
тоже окружены своими атмосферами. На Веперѣ призутствіе выкли представлять себѣ всякое тѣло въ одномъ изъ состоя-
атмосферы проявляется въ сумеркахъ и въ облачныхъ пятнахъ, ній, которыми для насъ ограничиваются всѣ наши понятія о
на Марсѣ мы видимъ поднимающіяся надъ морями испаренія, матеріалыюмъ мірѣ, именно въ состояніи твердомъ, жидкомъ
которыя образуютъ облака, несутся надъ сушей, освѣжаютъ или газообразиомъ, и этотъ взглядъ мы невольно переносимъ
ее; на Юпитерѣ и па Сатуриѣ по обѣ стороны экватора ви- на другія небесныя тѣла, когда задаемъ себѣ вопросъ, что
сятъ густыя облака, образующія ярко-бѣлыя полосы. По дви- именно можетъ на нихъ происходить. Но если мы отважимся
жений этихъ сгуіцѳнныхъ испареній мы можемъ прослѣдить на болѣе глубокія изслѣдоваиія, то мы придемъ къ совершенно
направленіе благодатныхъ вѣтровъ, которые тамъ дуютъ надъ инымъ выводамъ: мы найдемъ, что элементы вступаютъ въ
нивами. Тамъ тоже происходить иепареніе воды, поднимаю- соединенія въ зависимости отъ общихъ условій, царящихъ въ
щееся туманы уплотняются въ тучи; тучи шлютъ внизъ освѣ- данномъ мірѣ, и что, поэтому, разнородные элементы, поставлен-
жающіе дожди, пробуждающіе илодородіе почвы и вызывающіѳ ные въ различныхъ мірахъ въ различныя условія температуры и
на ней жизнь. Въ далекихъ моряхъ и океанахъ Марса мы проч., непремѣнно должны дать и разнородныя соединенія, непо-
мысленно видимъ пути, по которымъ можно дойти до сношѳ- хожія на соединенія тѣхъ же элементовъ при иныхъ условіяхъ.
нія между различными народами, создать міровой обмѣнъ това- Чтобы привести примѣръ хотя бы изъ области температуры, ука-
рами... И вотъ, наблюдая другія планеты, гдѣ все такъ похоже жемъ на то, что большинство извѣстиыхъ на землѣ жидкостей
на то, что нашъ взоръ встрѣчаетъ на зѳмлѣ, мы невольно вообра- и даже газовъ на Уранѣ и Нептунѣ вслѣдствіе царящей тамъ
жаемъ себѣ, что и тамъ, какъ у насъ, живутъ одаренный разу- низкой температуры должны застыть до твердаго состояшя, и
момъ существа, объединеиныя въ народы, всѣми силами стрѳмя- что, напротивъ, многія изъ нашихъ „твердыхъ" тѣлъ на Мер-
щіяся къ просвѣщеніто и къ нравственному совершеиствованію. куріи, гдѣ температура должна быть значительно выше, чѣмъ
на землѣ, должны перейти въ жидкое и даже (путемъ испа-
ренія) въ газообразное состояніе. Изъ одного этого примѣра мѣръ, на горѣ Монбланѣ вода испаряется уже при нагрѣваніи
видно, насколько нелѣпо прѳдположеніѳ, будто вода, воздухъ до 84 градусовъ Цѳльсія, а подъ колоколомъ воздушнаго на-
и проч., нѳпремѣнно должны быть на другихъ планетахъ соса воздухъ можно разрѣдить до такой степени, что вода
такими же, какъ у насъ на землѣ. будѳтъ испаряться при обыкновенной комнатной температурѣ.
Физика насъ учитъ, что три состоянія, въ которыхъ намъ Но выпариваніе замедляется, начинается лишь при болѣе
представляются всѣ тѣла, именно: состояніе твердое, жидкое энергичномъ подогрѣваніи, если на воду производится уси-
и газообразное, суть лишь измѣненія, свойственныя всѣмъ ленное давленіе температуры; такъ, при давленіи вдвое боль-
тѣламъ безъ различія, и что данное состояніе тѣла обусло- шемъ, сравнительно съ обычнымъ давленіемъ температуры,
влено не его строеніѳмъ, a чисто-внѣшними причинами, въ вода закипаетъ лишь послѣ ея иагрѣванія до 121 градуса
видѣ температуры, давленія атмосферы и т. д. *). Но условія, Цельсія *). Все сказанное здѣсь о водѣ всецѣло относится и
при которыхъ одно состояніѳ смѣняется другимъ, для каждаго ко всѣмъ другимъ жидкостямъ, съ той лишь разницей, что
тѣла различны. Такъ, жидкая ртуть дѣлается твердой при каждая жидкость для испарѳнія требуетъ особой, строго опре-
39 градусахъ мороза, а вода затвердѣваѳтъ уже при 0 гра- деленной температуры, т.-е., выражаясь на языкѣ химиковъ,
дусовъ; изъ твердаго въ жидкое состояиіе переходят^: сѣра — у каждой жидкости есть своя точка кипѣнія. При обыкновен-
при 110 градусахъ, олово — при 228 градусахъ, свинецъ — номъ атмосферномъ давленіи испареніе (или кипѣніѳ, что одно
при 835 градусахъ, цинкъ — при 5 0 0 градусахъ, серебро — и то же) начинается: у сѣрнаго эѳира—при 35 градусахъ
при 2 . 0 2 0 градусахъ, золото — при 2 . 9 0 0 градусахъ и т. д. Цельсія, потому что при этой температурѣ сила упругости
Здѣсь разнообразіѳ вліяющихъ на еостояніе тѣлъ условій рав- его паровъ равна силѣ давленія атмосферы; по той причинѣ
няется разнообразно самихъ тѣлъ или составляющихъ ихъ спиртъ кипитъ при нагрѣваніи до 79 градусовъ, ртуть — при
элемеитовъ, и уже одно это ведѳтъ насъ къ важнымъ заклю- 360 градусахъ и т. д. Съ другой стороны, посредствомъ да-
ченіямъ, касающимся условій соединенія элемеитовъ на другихъ вления газы можно превращать въ жидкости, а жидкости, пу-
планетахъ. темъ охлажденія,—въ твердыя тѣла. Если примѣнить полу-
Если мы внимательно присмотримся къ испаренію, т.-е. къ ченные изъ нашего изслѣдованія выводы къ другимъ планѳтамъ,
переходу тѣлъ изъ жидкаго состоянія въ газообразное, то мы то станетъ очевидно, что, въ зависимости отъ ихъ атмосфер!»
замѣтимъ здѣсь еще болѣе поразительное разнообразіе, ибо и отъ свойственныхъ имъ болѣе или менѣѳ высокихъ темпе-
въ этой области проявляется вліяніѳ не только температуры, ратурь, состояніѳ тѣлъ на ихъ поверхности должно въ значи-
но и атмосферы, въ смыслѣ ея давлѳнія. Всякая жидкость тельной степени отличаться отъ состоянія тѣлъ на землѣ,
начинает, испаряться, когда сила упругости ея пара превы- при чемъ въ каждомъ отдѣльномъ случаѣ должны проявляться,
ш а е т , силу давленія на нее атмосферы, а эта сила упругости всѣ характерный особенности данной планеты.
увеличивается подъ вліяніѳмъ теплоты. При обыкновенном!, Для того, чтобы покончить съ вопросомъ объ атмоеферахъ,
давленіи атмосферы (1.033 килограмма на квадратный санти- мы добавимъ, что даже въ тѣхъ случаяхъ, когда намъ не
метръ) и при нормальиомъ барометрическомъ уровнѣ (760 мил- удается замѣтить окружающую небесное тѣло атмосферу, мы
лиметровъ) вода начинает, испаряться при температурѣ въ еще не имѣемъ права заключать, что у даннаго тѣла нѣтъ
100 градуеовъ Цельсія, но если давленіе атмосферы слабѣе, никакой атмосферы; правильнѣе будѳтъ предположить, что мы
то испареніе воды начинается уже при болѣѳ низкой темпѳра- пока не располагаѳмъ достаточно совершенными приборами,
турѣ. Это явленіе можно наблюдать подъ колоколомъ воздуш- при которыхъ можно замѣтить данную атмосферу. На лунѣ,
наго насоса или на вершиыахъ высокихъ горъ; такъ, напри- напримѣръ, путемъ поляризаціонныхъ изслѣдованій установлено
полное отсутствіе всякихъ жидкостей на ея поверхности, а
*) Желѣзо, напримѣръ, мы легко можемъ себѣ вообразить въ видѣ случаи, когда приходилось наблюдать другія небесныя луны,
жидкости (расплавленнымъ), а при болѣе сильыомъ нагрѣваніи и въ
видѣ газа (наровъ); жидкій (сильно охлажденный) воздухъ теперь уже
никого не удивляетъ, твердая (замороженная) ртуть тоже. Такимъ *) Такое давленіе принято называть давленіемъ двухъ атмосферъ.
образомъ, лишь соотвѣтственно мѣняя температуру, т.-е. охлаждая или Если обычное атмосферное давленіе равно 1.033 килограммамъ на
подогрѣвая, мы безусловно всѣ тѣла можемъ получить въ твердомъ, 1 квадратный сантиметръ, то давленіе двухъ атмосферъ определяется
жидкомъ или газообразномъ состоянги. Переводи. въ 2.066 килограммовъ на 1 квадр. сайт. Переводи.
виднѣвшіяся почти у самаго диска луны, показали^ что около Юпитерѣ есть астрономы. Прѳдставимъ себѣ, что эти астро-
нея иногда происходить едва замѣтиое преломленіе свѣтовыхъ номы съ величайшимъ трудомъ изготовили себѣ превосходные
лучей, хотя до сихъ поръ тамъ не удалось замѣтить чего-либо телескопы, выбрали для своихъ наблюденій самыя ясныя ночи,
похожаго па нашу земную атмосферу; но развѣ мы имѣемъ и вдругъ—открыли крошечную планету, которой они раньше
право убѣжденно отрицать возможность существованія у луны не замѣчали. О новомъ открытіи немедленно появляется сооб-
своей атмосферы? Никоимъ образомъ, ибо, прежде всего, одна щите въ ихъ астрономическомъ журналѣ. ІІародъ на Юпи-
половина луннаго шара неизмѣнно остается для насъ невиди? терѣ или ничего не узнаетъ о сдѣланномъ отісрытіи, или же
мой, и нѣтъ ничего невозможна™ въ томъ, что именно тамъ смѣется надъ нимъ. Философы, для которых!» это открытіе
есть и воздухъ и вода, тѣмъ болѣе, что и центръ тяжести равносильно ломкѣ созданныхъ ими системъ, преднамѣренно
луну на 59 километровъ уклонился въ сторону, противопо- не вѣрятъ въ него; благоразумные люди выражаютъ по поводу
ложную землѣ; съ другой стороны, принимая во впиманіе не- его нѣкоторое сомнѣніе. Астрономы продолжаютъ свои наблю-
болыніе размѣры луны и незначительный удѣльный вѣсъ ея денія и снова видятъ маленькую планету. Наблюденія произ-
массы, мы можемъ предположить, что она окружена весьма водятся съ наивозможной точностью и тщательностью, и не-,
тонкимъ слоемъ атмосферы, который покрываешь лишь глу- опровержимо доказываютъ, что астрономы не ошиблись. Та-
бокія долины, но не достигаешь вершинъ громадныхъ горъ, кимъ образомъ, благодаря стараніямъ ученыхъ, на Юпитерѣ
возвышающихся на обращенной къ намъ половииѣ луннаго узнаютъ о существовали нашей земли... Но земля—это еще
шара. не мы: обитатели Юпитера и не подозрѣваютъ, что съ тру-
Теперь мы займемся сравнительнымъ разсмотрѣніемъ размѣт домъ замѣченная ими свѣтлая точка населена людьми, и если
ровъ планетъ, и при этомъ намъ снова придется убѣдиться бы тамъ кому-нибудь пришла въ голову такая нелѣпая мысль,
въ томъ, что изъ всѣхъ міровъ нашей солнечной системы то можно себѣ представить, какой градъ насмѣшекъ посы-
земля, въ отношеніи площади своей поверхности, не меньше, пался бы на него со всѣхъ сторонъ!"
не больше всѣхъ планетъ, и даже не занимаетъ между ними Къ этимъ строкамъ Фонтенеля можно было бы еще добавить,
средняго мѣста. Діаметръ Марса въ два раза меньше діаметра что онъ еще не вполнѣ выяснилъ, насколько трудно для оби-
земли, а потому площадь его поверхности въ четыре раза тателей Юпитера замѣтить землю. По астрономическимъ вы-
меньше площади поверхности земли. Меркурій еще меньше, численіямъ, она для Юпитера никогда не удаляется отъ солнца
чѣмъ Марсъ, Венера по размѣрамъ почти одинакова съ землей. дальше чѣмъ на 11—13 градусовъ, и поэтому должна быть
За иеключеніемъ Марса, всѣ планеты, описывающія свой путь для нихъ видна (въ чрезвычайно сильный телескопъ) прибли-
дальше отъ солнца, чѣмъ земля, значительно больше нея. Въ зительно въ такой же формѣ, въ которой мы видимъ нашу
то время, какъ экваторіальный діаметръ земли равняется при- луну въ первой и послѣдней ея четверти. Кромѣ того, обита-
близительно 12.756 километр., у Сатурна онъ равенъ 119.300 тели Юпитера могли бы видѣть землю только ранпимъ утромъ,
километр., а у Юпитера—141.700 километр. Такимъ образомъ до восхода солица, и вечеромъ, послѣ его заката, но и тогда
площадь поверхности Сатурна въ 80, а площадь Юпитера въ земля должна оставаться надъ ихъ горизонтомъ въ продолженіе
120 разъ больше площади поверхности земли. Эти соотиоше- всего 22 нашихъ минутъ. Такой краткій срокъ для наблюденій
нія невольно напомииаютъ намъ вопросъ: на Юпитерѣ еще болѣе сокращается, благодаря продолжитель-
„ — Могутъ ли обитатели Юпитера узнать о еущѳствованіи ности дня на этой планетѣ, гдѣ наши 22 минуты превра-
пашей маленькой земли?" щаются въ 9. Итакъ, тамъ астрономамъ нельзя выбрать
Этотъ вопросъ задаетъ одинъ маркизъ у Фонтенеля, и фи- „прекрасвыя ночи", чтобы наблюдать нашу маленькую землю,
лософъ ему отвѣчаетъ: которая всего на пѣсколько минутъ появляется на утренней
„ — Откровенно говоря, я полагаю, что мы совершенно ие- зарѣ или вечерними сумерками, каждые шесть мѣсяцевъ разъ,
извѣстны обитателямъ Юпитера. Для нихъ наша земля должна или же одинъ разъ въ году проходить черезъ маленысій дискъ
виднѣться въ видѣ крошечной точки, въ сто разъ меньшей, ихъ солнца, въ видѣ крошечной черной точки, невидимой
чѣмъ намъ отсюда кажется ихъ планета. При такихъ усло- простымъ глазомъ.
віяхъ они ее совершенно не замѣчаютъ. По въ свое утѣшеиіе Если, послѣ сравнѳиія земного шара съ Юпитеромъ и Са-
мы можемъ предположить слѣдуіощее: во веякомъ случаѣ, на турномъ, мы перейдемъ къ сравнешю нашей земли съ соли-
цѳмъ, то мы прежде всего должны замѣтить, что діамѳтръ лишь для одной земли? Пусть этому вѣритъ всякій, кому
солнца равняется 1.392.100 километрамъ, т.-е. что онъ въ угодно, но я не могу рѣшиться на это. Было бы чрезвычайно
109 разъ больше діаметра земли, что, слѣдоватѳльно, площадь странно, если бы только одна земля, какъ она есть, оказалась
поверхности земли въ 12.000 разъ меньше, чѣмъ площадь обитаемой, a всѣ другія планеты нѣтъ... Жизиь есть всюду; и
поверхности солнца. Если бы мы могли вообразить сѳбѣ солнце если луна представляете собою лишь кучу голыхъ скалъ, то
обитаемымъ и предположить, что оно населено такъ же густо, я иредпочѳлъ бы заставить ея обитателей глодать камни, чѣмъ
какъ земля, то оказалось бы, что численность его насѳленія оставлять ее необитаемой".
далеко превосходите 16 билліоновъ. Но пока у насъ еще нѣтъ Эта курьезная мысль напоминаете намъ Сирано-дѳ-Берже-
никакихъ основаній строить такія смѣлыя ирѳдположенія, а рака, который въ одной изъ своихъ книгъ, ничего не имѣю-
потому снова вернемся къ Юпитеру и Сатурну, которые сво- іцѳй общаго съ наукой, весьма остроумно высмѣиваетъ доводы
имъ величіемъ далеко превосходятъ нашу землю и о кото- противниковъ нашего ученія. Мы охотно цитировали бы этого
рыхъ мы только что говорили. писателя чаще, но мы боимся злоупотребить снисходитель-
Если обитатели другихъ міровъ, подобно намъ, зѳмнымъ ностью читателя, которому пришлось бы посвятить намъ слиш-
жителямъ, склонны видѣть во вселенной зданіе, возведенное комъ много времени, а потому мы ограничимся слѣдующей
исключительно для нихъ, и если они тоже воображаютъ себя выдержкой, отлично характеризующей всю его книгу *):
конечной цѣлыо творчества, то обитатели этихъ двухъ гигант- „Воображать, что солнце вертится вокругъ одной точки,
скихъ роскошныхъ міровъ имѣютъ значительно больше осно- такъ же смѣшно, какъ думать, что кухня вертится вокругъ
ваній, чѣмъ мы, полагать, что остальныя планеты брошены вертела съ жаркимъ. Если солнцу приписывать такую роль,
въміровое пространство для того, чтобы они,разумныя существа, то почему бы не предположить, что люди заболѣваютъ только
по этимъ иебеснымъ тѣламъ могли изучать міровыѳ законы и для того, чтобы у медицины было дѣло; что нѳ корабль про-
восторгаться гармоніѳй веденной,—они, годы которыхъ длятся ходите мимо береговъ, а берега бѣгутъ мимо корабля; что
вѣками, они, такъ явно предпочтенные природой! Существа, сильный долженъ склоняться передъ слабымъ... Большинство
живущія на этихъ планетахъ, опѳредившія насъ какъ въ мо- людей вѣритъ обману чувствъ и, вращаясь вмѣстѣ съ землей
ральность, такъ и въ физичѳскомъ развитіи, имѣютъ неизмѣ- и видимымъ небомъ вокругъ солнца, воображаете, что небо
римо больше правъ считать себя царями вселенной, потому вращается вокругъ земли. Прибавьте къ этому несносное вы-
что они стоять недосягаемо высоко надъ нами, жалкими сокомѣріе людей, старающихся увѣрить и себя и другихъ,
людьми, ползающими по поверхности крошечной земли!.. что все созданное природой имѣетъ въ виду лишь ихъ инте-
Итакъ, мы ясно видимъ, что и въ отношеніи своихъ размѣровъ ресы, какъ будто не нелѣпо полагать, что огромное солнце,
земля нисколько не предпочтена природой передъ другими въ 1.434 раза большее, чѣмъ земля **), создано исключительно
планетами. для того, чтобы у насъ созрѣвалъ кизиль и кочанилась ка-
Къ тѣмъ же выводамъ мы непременно нридемъ, если зай- пуста! Что касается меня, то я нисколько не раздѣляю этой
мемся изслѣдованіемъ объемовъ различныхъ планете Лишь съ заносчивости и вѣрю въ то, что планеты, совершающія свой
большимъ трудомъ мы можемъ сѳбѣ представить гигантскіе раз- путь вокругъ солнца, всѣ обитаемы; что неподвижныя звѣзды
меры Сатурна, зная, что 700 такихъ тѣлъ, какъ земной шаръ, суть солнца, окруженный своими планетами, которыхъ мы съ
едва хватило бы для созданія тѣла, равнаго одной этой пла- земли не можемъ видѣть вслѣдствіе ихъ малыхъ размѣровъ и
неты, не считая ни ея огромныхъ колецъ ни ея многочислеи- велѣдствіе того, что отражаемый ими свѣтъ до насъ не дохо-
ныхъ спутниковъ. Еще менѣѳ мы можемъ вообразить себѣ ве- дите. На какомъ лее основаніи мы будемъ воображать, что
личину Юпитера, который одииъ, безъ своихъ четырехъ спут- веѣ эти обширные міры представляютъ собою мертвый пустыни,
никовъ, въ 1.279 разъ больше земли! А солнце, которое могло и что только наша земля, потому что на ней живемъ мы,
бы вмѣстить въ сѳбѣ 1.283.000 земныхъ шаровъ! Мы невольно
должны согласиться съ Фонтенелемъ, который писалъ: *) „Исторія Штатовъ и царствъ луны и солнца",
,, Какъ при видѣ всѣхъ этихъ поражающихъ воображеніе **) Сирано де-Бержеракъ иаписалъ свое „Путешествіе на луну" въ
1649 году, a „Исторіго Штатовъ солнца" нѣсколысо лѣтъ позднѣе. В ъ
массъ можете зародиться мысль, будто всѣ эти громадный то время еще не были сдѣланы точный измѣреиія солнца, такъ что его
тѣла обречены на необитаемость, и будто исключеніе сдѣлано цифровыя данныя теперь уже устарѣли.
плотности земля среди планетъ не занимает, ни первое, ни
создана исключительно для удобства дюжины крохотныхъ гор^ послѣднее, ни даже среднее мѣсто: и здѣсь ей не отведено
децовъ? Почему? Если солнце отмѣриваетъ намъ наши дни, выдаюіцагося положенія.
ночи и годы, то значить ли это, что оно создано исключи- Изслѣдованіе иитереснаго вопроса о вѣсѣ различпыхъ тѣлъ
тельно для того, чтобы мы лбами не стукались о стѣны? Нѣтъ., на поверхности планетъ нашей солнечной системы показы-
Оно освѣщаетъ нашу землю такъ же, какъ свѣтъ факеловъ в а е т , . что на солнцѣ тѣла должны вѣсить въ 21 разъ больше,
при королевскомъ шествіи падаетъ на переходящаго черезъ а ' н а Марсѣ—въ два раза меньше, чѣмъ на землѣ. Это вполнѣ
улицу бѣдняка-цодешцика". понятно, потому что вѣсъ тѣла на поверхности планеты зави-
Послѣдняя мысль, можетъ-быть, нѣсколько уклоняется отъ сит» отъ ея массы, т.-е. отъ силы ея притяжеиія.
истины, но во всякомъ случаѣ она къ ней ближе, чѣмъ оспа- Масса, въ связи съ размѣрами планеты, устанавливает, и
риваемыя ею теоріи. Однако вернемся къ нашимъ планетамъ. скорость, съ которой тѣло, удаленное отъ поверхности пла-
Намъ остается еще произвести сравнительное изслѣдованіѳ неты, падает, на нее. Такъ, тѣло, которое падаетъ на поверх-
плотностей планетъ, ихъ вѣса и тяжести тѣлъ на ихъ поверх- ность земли со скоростью 4,9 метровъ въ первую секунду,
ности, послѣ чего мы окончательно убѣдимся въ томъ, что на солнце должно падать со скоростью 135,36 метровъ, а на
земля ровно ничѣмъ не выдѣляется изъ ряда другихъ планетъ Марсѣ—всего со скоростью 2,16 метровъ. Это—двѣ крайнія
нашей солнечной системы. Плотность планеты опредѣляютъ точки въ рядѣ различныхъ силъ тяготѣнія на поверхности
путемъ сравненія ея массы съ ея величиной. О массѣ, со- извѣстныхъ намъ планетъ. Что касается относительнаго вѣса
ставляющей планету, можно судить по тому вліянію, которое тѣлъ, то онъ на Меркуріи нѣсколько больше, чѣмъ на землѣ,
она оказываетъ на движеніе какой-либо другой планеты или йа Венерѣ—немного меньше; на Юпитерѣ—почти въ три раза
же, обратно, по тому вліянію, которое всѣ тѣла солнечной, больше, чѣмъ на землѣ, на Сатурнѣ, Урапѣ и Нептуиѣ онъ
системы оказываютъ на движеніе данной планеты. Но такимъ мало отличается отъ земного.
путемъ можно получить лишь относительный данныя, т.-е. Однако вѣсъ самаго тѣла еще не имѣетъ рѣшающаго влія-
узнать, во сколько разъ масса одного тѣла превышаетъ массу, нія на скорость паденія, если не принять въ расчѳтъ сопро-
другого. Но такъ какъ масса земного шара, благодаря упор- тивленіѳ воздуха или вообще той среды, въ которой совер-
нымъ и остроумньшъ изслѣдованіямъ ученыхъ, определена шается паденіе. Но тяжесть тѣла и скорость паденія, въ сово-
довольно точно, то принято считать массу земли за единицу, купности, обусловливают, силу удара тѣла въ момент, его
въ сравнены съ которой и определяются массы другихъ пла- встрѣчи съ поверхностью планеты, и изъ этого легко можно
нетъ, a вмѣстѣ съ тѣмъ, путемъ сравненія размѣровъ, и ихъ заключить, что при паденіи на солнце съ высоты всего одного
плотности. При такомъ вычислены мы узнаемъ,что плотность метра мы должны были бы разбиться вдребезги, въ то время
Меркурія=1,17, В е н е р ы = 0 , 8 1 , М а р с а = 0 , 7 1 , Ю п и т е р а = 0 , 2 4 , какъ на Меркуріи, гдѣ паше тѣло утрачивает, почти половину
0 а т у р н а = 0 , 1 3 , У р а н а = 0 , 2 3 , Нептуна—0,41 и Солнца=0,25. своего вѣса, и гдѣ паденіе совершается со скоростью всего
Вмѣсто этихъ цифръ иногда плотность выражаютъ поиятіями въ 2,2 метра въ первую секунду, мы спокойно, ничѣмъ не
о веществахъ, встрѣчающихся на землѣ. Такъ, напримѣръ, рискуя, могли бы выпрыгнуть иа мостовую изъ иерваго этажа
плотность солнца приблизительно равна плотности каменнаго любого дома.
угля; Меркурій нѣсколько менѣе плотенъ, чѣмъ олово. Плот-
Зная плотность и размѣры тѣла, можно опредѣлить и его
ность Венеры и земли подходить къ плотности окиси желѣза;
вѣсъ. Согласно такому опредѣленію, вѣсъ солнца должеиъ
плотность Марса напоминаѳтъ плотность рубина; плотность
равняться, приблизительно,
Юпитера можно сравнить съ плотностью дуба; Сатурнъ обла-
дает» плотностью еловаго- дерева, такъ что онъ могъ бы сво- 2 . 0 0 0 . 0 0 0 . 0 0 0 . 0 0 0 . 0 0 0 . 0 0 0 . 0 0 0 . 0 0 0 . 0 0 0 . 0 0 0 килограммами
бодно плавать на поверхности воды; Уранъ плотностью похожъ Если мы сопоставимъ массы, содержащіяея въ солнцѣ и въ
на бурый уголь, а Иептунъ—на буковое дерево. Если мы при- каждой изъ вращающихся вокругъ него планетъ, и если мы
мемъ плотность земли за единицу, то окажется, что наимепѣе опредѣлимъ массу солнца округленной (произвольной) цифрой
плотное тѣло (Сатурнъ) въ 7 разъ менѣе плотно, чѣмъ земля, 1.000.000.000, то для другихъ планетъ мы получимъ слѣдую-
a наиболѣѳ плотное (Меркурій)—лишь незначительно превос- іція цифры, рисуюіція ихъ отношенія къ центральному свѣ-
ходит» землю своей ПЛОТНОСТЬЮ. Слѣдователыю. въ отпогаетііи тилу, къ солнцу: для Меркурія—200, для Венеры—2.430, для
земли—3.080, для Марса—310, для Юпитера—952.000, для паденія тѣлъ иная, въ зависимости отъ массы и размѣ-
Сатурна—283.000, для Урана—42.000, и для Нептуна—69.400. ровъ планеты? Уже на землѣ мы видимъ, что въ водѣ живутъ
На основаніи всѣхъ этихъ данныхъ, конечно, молено вычислить болѣѳ крупный животныя, чѣмъ на сухѣ, и это объясняется
и абсолютный вѣсъ всѣхъ планетъ. тѣмъ, что среди океана они пользуются болыпимъ просторомъ,
чѣмъ на сушѣ,. и что благодаря большей плотности воды, сра-
Если всѣ эти относительный величины массъ небесныхъ
внительно съ воздухомъ, относительно уменьшается, дѣлается
•гѣлъ раздѣлить на 3080 (число, павшее на долю земли), то
менѣе обременитѳльнымъ ихъ собственный вѣсъ. В ъ водѣ вся-
получатся данныя, которыя дадутъ наглядное понятіе о томъ,
кое тѣло дѣлается тѣмъ легче, чѣмъ больше вѣситъ вытесня-
насколько та или другая планета тяжѳлѣе или легче земли.
емая имъ вода. Благодаря этому гигантскіе обитатели океановъ
Оказывается, что Юпитеръ въ 309 разъ тяжелѣе земли. Но
движутся въ своей стихіи гораздо легче, чѣмъ животныя ихъ
изъ этого еще не слѣдуетъ, что какое-либо тѣло, перенесен- размѣра и вѣса могли бы двигаться на супзѣ. Этотъ взглядъ
ное съ поверхности земли на поверхность Юпитера, тамъ бу- на природу вещей мы легко можемъ перенести и на жизнен-
детъ вѣсить въ 309 разъ больше, чѣмъ у насъ. На Юпитерѣ ныя условія другихъ планетъ. И тамъ всѣ тѣла должны нахо-
-гѣла увеличиваются въ вѣсѣ всего въ 2Ѵ 2 раза. Дѣло въ томъ, диться въ гармоническомъ еоотвѣтствіи съ условіями, среди кото-
что при опредѣленіи вѣса тѣла необходимо принимать въ рас- рыхъ они создались и должны существовать. Какъ и на землѣ, при
чета разстояніе, отдѣляющее его отъ центра тяжести, а на Юпи- всякомъ разладѣ, при всякомъ нарушеніи правильна™ соотно-
терѣ это разстояніе въ 11 разъ больше, чѣмъ на землѣ. Та- шенія между силой, присущей одушевленнымъ и неодушевлен-
кимъ образомъ человѣкъ, вѣсящій на землѣ 70 килограммовъ, І І Ы М Ъ тѣламъ, съ одной стороны, и массой и размѣрами дан-
на Юпитерѣ долженъ вѣсить 175 килограммовъ, на солнцѣ ной планеты—съ другой, разрушился бы весь стройный поря-
2000 килограммовъ, а на Меркуріи всего около 30 килограм- докъ, установленный природой, и воцарилось бы смятеніе тамъ,
мовъ. • гдѣ теперь все подчиняется гармоніи и явному вліянію высшаго
Проглядывая выводы, сдѣланные изъ сравнительнаго изслѣ- разума.
дованія массъ и размѣровъ планетъ, мы опять-таки прихо-
димъ къ заключенію, что и въ этой области земля не можетъ Мы предоставляемъ читателю самому выводить иадлежащія
похвастаться никакимъ исключеніемъ, сдѣланнымъ природой заключенія изъ приведенныхъ нами разсужденій; мы, съ своей
въ ея пользу. Но всѣ эти разсужденія должны вызвать въ насъ стороны, не желаемъ болѣе никакихъ иныхъ доказательствъ пра-
иное чувство удовлетворенія: они служатъ намъ лишнимъ по- воты нашего ученія, кромѣ собственна™, независимо нроизне-
водомъ для того, чтобы бросить восторженный взглядъ нагар- сеннаго приговора читателя. Если онъ примета во вниманіе
монію, которая во всемъ твореніи, насколько оно открыло философическую сторону новѣйшей астрономіи, то онъ най-
свои сокровенные тайники нашему духовному взору, царить детъ, что съ того момента, когда человѣкъ правильно опре-
веѣмъ могуществомъ строгой целесообразности. Всѣ тѣла оду- дѣлилъ движеніе земли и размѣры солнца, философы и астро-
шевленный и неодушевленныя, и по своему строенію и по номы должны были бы по достоинству оцѣнить нелѣпоеть
всѣмъ вообще свойствамъ, строго приспособлены къ тѣмъ предположенія, согласно которому такое поразительно ве-
условіямъ, среди которыхъ они должны существовать. Расте- ликолѣпное, огромное свѣтило, какъ солнце, якобы создано
нія и животныя имѣютъ каждое свой опредѣленный вѣсъ, они исключительно для того, чтобы согрѣвать и освѣщать нашу
должны двигаться, добывать себѣ пищу и оказывать сопроти- крошечную землю, которая почти совсѣмъ затерялась среди
вленіѳ всему, что можетъ нарушить правильное теченіе ихъ большого количества другихъ планетъ, блиетающихъ могу-
жизненнаго процесса. Поэтому они должны обладать достато- чимъ развитіемъ. Нелѣпость такого взгляда сдѣлалась еще
чно развитыми жизненными силами; и дѣйствительно, у нихъ болѣе очевидной, когда астрономы установили, что планета
обыкновенно оказывается даже избытокъ такихъ силъ, кото- Венера вполнѣ схожа съ нашей землей, что на ней есть
рый они держать въ запасѣ на случай нужды. Таковы усло- такія же горы и долины, что у нея даже годы, времена года,
вія жизпи на землѣ. Но какъ мало похожи на земныя тѣла дни и ночи ничѣмъ не отличаются отъ земныхъ. Это повело
должны быть тѣла, заполияющія поверхности другихъ планетъ, къ вполнѣ логичному заішочеііію, что Венера и земля, на-
гдѣ всѣ жизнеиныя условія значительно отличаются отъ жиз- столько схожія и по своему строенію и по роду движенія,
иешшхъ условій на землѣ, гдѣ даже тяжесть и скорость должны играть одинаковую роль въ нашей планетной системѣ:
взглядомъ всю нашу солнечную систему; но при этом-ь пред
положите, что земля вамъ совершенно неизвѣстна, потому
если Венера необитаема, то въ равной степени необитаема что, если вы будете помнить, что земля-ваша родина, вы
должна быть и земля, или, обратно, разъ обитаема земля, то, невольно будете судить о ней предвзято. Взгляните безпри-
не можете быть, чтобы не было жителей на Венѳрѣ. Но когда страстно на вселенную, на планеты, кружащіяся вокругъ на-
человѣкъ изучилъ гигантскіѳ міры Юпитера и Сатурна, окру- шего солнца! И если въ это мгиовеніе вы вообще предполо-
женныхъ блестящими свитами спутниковъ, то онъ пришѳлъ къ жите, что какія-нибудь изъ этихъ планетъ обитаемы, если
естественному, неоспоримому заключенію, что если эти міры вы, зная законы природы, допустите, что она для жизни, для
необитаемы, то надо отказаться отъ мысли объ обитаемости развитія зародышей своего творенія выбирала среди планете
мелкихъ планетъ, или же,, если обитаемы и тѣ и другія, то тѣ на которыхъ можно встрѣтить наиболѣе благопріятныя
па Юпитерѣ и Сатурнѣ должны жить существа, который во условія для жизни: едва ли вы тогда будете утверждать, что
всѣгь отпошеніяхъ стоять выше обитателей земли и Венеры. крошечная, незначительная земля избрана природой центромъ
Дѣйствителыю, разпѣ не ясно, что въ сущности до сихъпоръ вселенной и населена разумными существами, въ то время
еще люди не отказались отъ иелѣпой теоріи о неподвижности какъ другіе, огромные и роскошные міры превращены въ
земли, и не только не отказались, но даже придерживаются безмолвный долины смерти. Предположите, что вамъ пред-
ея теперь въ тысячу разъ уиорнѣе, чѣмъ прежде, разъ они, стоите по своему выбору поселиться на любой планетѣ.
основываясь на ложно понятой целесообразности, стремятся неужели вы выбрали бы маленькую жалкую землю, затемнен-
отвести нашему крошечному земному шару первенствующую ную столькими роскошными мірами?.. Вмѣсто отвѣта на эти
роль среди иебесныхъ тѣлъ? Развѣ еще не достаточно выяснено, вопросы мы еще разъ повторимъ заключеніе, естественно
что наша земля безъ всякпхъ преимуществъ брошена въ массу вытекающее изъ предыдущихъ нашихъ изслѣдованш: земля
другихъ планетъ, и что она поставлена въ положеніѳ нисколько ровно ничѣмъ не выдается среди планетъ нашей солнечной
но лучшее, чѣмъ всѣ другія планеты? Почему же именно она системы: нѣтъ положительно никакихъ данныхъ считать ее
должна быть среди вселенной едиііственнымъ очагомъ жизни и единственнымъ обитаемымъ міромъ, и друггя планеты приспо-
разума?.. Какъ шатко обосповано наше безмѣрно самонадѣяіь соблены для жизни нисколько не меньше, чѣмъ земля.
ное нредположеніе, будто вселопная создана исключительно
для насъ, минутпыхъ жителей крошечной земли, будто съ наг
шимъ исчезновеніеыъ міровая безпредѣльность лишится своего
лучшаго украшенія, впадете въ хаотическое состояніе, пре-
вратится въ безпорядочную груду недѣятельныхъ тѣлъ! Если
завтра утромъ иа землѣ но проснется ни одинъ человѣкъ,
если этой ночью навсегда закроются глаза всѣхъ обитателей
ъ
земли, неужели же изъ-за этого солнце перестанете лить свои
^ ^ ^
Гі «» .4 п Л I V !••;.? '1 \ ѵ-? Я &
' ! 'А л] У Û ?
•Г"»
яркіе живительные лучи? Неужели изъ-за этого силы природы Р.
иссякнуть и перестанутъ руководить движеніями вселенной?
Нѣтъ! ' Тѣ далекіе міры, которые только что прошли передъ S»
нашимъ духовнымъ взоромъ, и послѣ нашей гибели продол-
жали бы существовать, попрежнему совершали бы свой опре-
дѣлѳииый путь, влекомые неизсякаемымъ могуществомъ всѳ-
мірнаго тяготѣнія, залитые свѣтомъ, который щедро разливаете
вокругъ себя наше солнце. Мы видѣли,что земля, на которой
мы живемъ, представляетъ собою лишь крошечное тѣло среди
другихъ планетъ, и что ни въ какомъ отношеніи нельзя уло-
вить хотя бы слѣдовъ какого-нибудь преимущества, которое
ей дано природой передъ другими ей подобными тѣлами. По-
пробуйте мысленно хотя бы на одно мгновеніе покинуть зем-
ной шаръ и съ какой-нибудь далекой точки разомъ окинуть G
Многочисленность обитаемых г, міровъ. Кп. 7 .
Такъ мнѣ можно было бы возразить.
Физіологическая точка зрѣиія здѣсь, несомнѣнно, играетъ
очень важную роль и, какъ мы сейчасъ увидимъ, здѣсь осо-
бенно важно имѣть в ъ виду тотъ фактъ, что жизнь является
конечной цѣлыо существованія матеріи, и что силы природы
всюду и всегда стремятся къ образованію, поддерживанію и
непрерывному развитію организоваиныхъ существъ. Т ѣ возра-
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. женія, которыя можно сдѣлать противъ этого высшаго стремле-
нія и которыя на первый взглядъ могутъ показаться суще-
ИСТОРІЯ РЛЗ^ИТІЯ ж и в ы х ъ с ѵ щ е с т з ъ . ственными, исчезаютъ безслѣдно при первомъ серьезномъ зна-
комствѣ съ тѣми основаніями, на которыхъ они построены.
I. Дѣйсгвительно, нѣтъ даже надобности углубляться въ дебри
Жизнь на землѣ. науки, чтобы понять всю несостоятельность такихъ возраженій
и допустить возможность существованія организмовъ, самыя
Общій взглядъ на жизнь на поверхности земли; жизнь проявляетъ себя условія жизни которыхъ не имѣютъ ничего общаго съ жизнен-
различно, въ зависимости отъ времени, мѣста и другихъ условій: жизнь
въ допотопный періодъ и жизнь теперь. — Поразительное разнообразіс ными условіями нашей земли; бѣглаго взгляда на нашу землю
живыхъ организмовъ. — Тѣсная связь каждаго организма съ окружаю- достаточно для того, чтобы прійти къ заключенно, что почти
щей его средой. — Живые организмы изменяются въ зависимости отъ немыслимо представить себѣ на тѣхъ или другихъ планетахъ
строенія міра, на которомъ они живутъ. — Спектральный анализъ и живыя существа, сколько-нибудь похожія на обитателей земли.
химически! составь небееныхъ тѣлъ. — Можно ли предположить какія-
либо границы для возможности существованія живыхъ организмовъ на Даже у насъ на землѣ природа сумѣла создать поразитель-
какомъ-дибо планетномъ мірѣ. — Средства, элементы и всемогущество ное разнообразіе организоваиныхъ тѣлъ. Достаточно указать
природы. —О целесообразности, о предопредѣленіи; наличность боже- на то различіе, которое существуете между пернатыми обита-
ственная единая плана и бытіе Бога, Творца всѣхъ міровъ.
телями воздуха, оживляющими природу своими звонкими голо-
Астрономическія изслѣдованія неопровержимо доказываютъ, сами, и молчаливыми, мрачными существами, извивающимися
что землю никоимъ образомъ нельзя считать планетой, отли- па землѣ,' или существами, населяющими моря и рѣки, съ не-
чающейся отъ другихъ планетъ какими-либо преимуществами вѣроятной быстротой скользящими въ своей родной стихіи!
въ отношеніи обитаемости. Какъ различны всѣ эти существа по своему внутреннему строе-
„Но,—могутъмнѣ возразить,—все сказанное до сихъ поръ отно- нію, по всему своему образу жизни, по всѣмъ проявленіямъ
сится только къ космологіи, по которой земля представляетъ своихъ чувствъ и желаній! Никто не можетъ счесть ступеней
собою частицу великаго мірового цѣлаго, въ виду чего всѣ этой жизненной лѣстницы, которая начинается гдѣ-то на гра-
приведенныя нами данныя, какъ бы вѣски они ни были, не- ницѣ между растеніемъ и животньшъ, во мракѣ неизмѣримо
достаточны для того, чтобы создать въ насъ твердую у бѣжден- далекаго прошлаго, и кончается высшей ступенью—человѣкомъ!
иость въ обитаемости міровъ. До сихъ поръ мы совершенно Да и среди людей мы видимъ поразительное разнообразіе;
не касались физіологіи, изучающей вопросы о происхожденіи, укажемъ хотя бы на различіе между европейцемъ, который
строеніи и жизненныхъ процессахъ живыхъ существъ. Если силой своего развитія и своей воли рѣшаетъ судьбу цѣлыхъ
всѣ планеты, по нашему мнѣнію, моіутъ быть обитаемы, то государству и эскимосомъ, который не въ состояніи вы-
это еще не значить, что онѣ обитаемы въ дѣйствительности; разить словами свою собственную мысль! Нѣтъ даже надоб-
у насъ нѣтъ никакихъ доказатѳльствъ того, что на другихъ ности говорить о безконечномъ разнообразіи растительнаго
иланетахъ имѣются условія, необходимыя для развитія зароды- царства: бѣглаго взгляда на міръ животныхъ вполнѣ доста-
шей и вообще для 'поддержанія жизни. Напротивъ того, на точно для того, чтобы самымъ убѣдительнымъ образомъ по-
различныхъ плаыетахъ для жизни должны встрѣтиться неодо- казать. какъ ничтожны всѣ ирепятствія, которыя могутъ
лимыя препятствія, въ видѣ большей или меньшей плотности встрѣтиться на пути развитія жизни, если эта жизнь бьетъ
массы, ослѣпительнаго свѣта и страшнаго жара на однихъ ішочомъ и рвется впередъ, подчиняясь велшшмъ законамъ
планетахъ, вѣчной тьмы и холода—на другихъ". природы.
Бросивъ взглядъ на безконечную лѣстницу организованныхъ
существъ, отъ полипа, полурастенія, до позвоночныхъ, начи- тавій суши, частыя изверженія расплавленной массы сквозь
наешь понимать, какая дивная, могучая жизнеспособности трещины в ъ едва застывшей, тонкой земной корѣ, несмотря,
таится въ каждой живой клѣткѣ. Мйѣ могутъ замѣтить, ч^го наконецъ, на то, что атмосфера состояла изъ газовъ, гибель-
развитіе всѣхъ живущихъ на земЛѣ организмовъ совершалоЬь ныхъ для жизни. Природа своимъ ^огуществомъ поборола всѣ
по одному общему шаблону, что, несмотря на неисчислимое прѳцятствія, устранила всѣ условія, которыя въ наше время,
разнообразіѳ видовъ, жизнь ихъ основана на одинаковому когда организмы выработали иное етроеніе, вызвали бы общее
единомъ прииципѣ, согласно которому все живое приспосо- разрушеніе и смерть. Появились виды растеній и животныхъ,
бляется къ окружающимъ его условіямъ, къ обстановкѣ. Съ иоражающіе своимъ могучимъ развитіемъ. Гигантскія цикады,
этимъ нельзя не согласиться, но мы еще добавимъ, что вполнѣ до двухъ метровъ въ діаметрѣ, чудовищные папоротники, ко-
возможно существовало организмовъ и при условіяхъ, совер- торые теперь можно встрѣтить лишь въ полосѣ экватора,
шенно не похожихъ на условія жизни на землѣ; возможно, вообще, богато развившееся растительное царство за миллюны
что организмы приспособляются къ существоваиію безъ кисло- лѣтъ тому назадъ положило основаніе теперешней нашей кис-
рода, вообще безъ того, что мы иазываемъ 1 воздухомъ. Мы лородной атмосферѣ и залежамъ каменнаго угля. На ряду съ
утверждаемъ, что во всякомъ мірѣ живыя существа органи- растевіями стали появляться и животныя; слѣды первыхъ пред-
зуются сообразно наличнымъ внѣшнимъ условіямъ, благодаря ставителей животнаго царства мы видимъ въ разныхъ отложе-
чему всѣ ихъ жизненные процессы вполнѣ отвѣчаютъ именно ціяхъ той далекой эпохи, и, главнымъ образомъ, въ известко-
этимъ условіямъ. И это утвержденіе нисколько не голословно выхъ породахъ. Первыя животныя отличались отъ растенш
и не поспѣшно: оно представляетъ собою логическое фило- только способностью произвольно двигаться; это были ните-
софское заключеніе, которое стройно и неопровержимо выте- видные простѣйшіе организмы. Появились инфузорш, которыя
каетъ изъ внимательная изученія природы. Вся исторія раз- свободно выносятъ температуру в ъ 7 0 - 8 0 ° , и другіе крошеч-
витія нашей земли служить доказательствомъ справедливости ные видимые для насъ лишь черезъ микроскопъ, организмы,
изъ которыхъ потомъ, послѣ ихъ смерти, образовывались цѣ-
этого утвержденія.
л ы я громадныя горы. Эти простѣйшіе представители живот-
В ъ то далекое время, когда внутренняя теплота земного иаго царства настолько малы, что ихъ 1.500 штукъ можно
шара и строеніе его поверхности дѣлали возможнымъ суще- уложить рядомъ на протяженіи одного миллиметра! Эрембергъ
ствованіе тѣхъ растеній и животныхъ, которыхъ мы вйдимъ и другіе геологи высчитали, что 128.000 такихъ организмовъ
теперь, на землѣ все-таки развивалась жизнь, хотя и въ иномъ вѣсятъ всего 1 граммъ (Ѵ 4 золотника). Появились моллюски,
в и д ѣ , чѣмъ теперь, по въ. такомъ видѣ, который строго со- ракообразныя, эхинодермы и другія водныя животныя. Б ъ то
отвѣтствовалъ данной обстановкѣ. Плотная атмосфера была время въ гигантской лабораторіи природы совершались хими-
насыщена углекислотой, которая развивалась при образована ческія реакціи, благодаря которымъ появились тѣ массы сво-
твердой земной коры и выдѣлялась изъ дѣйствующихъ вулка- б о д н а я кислорода и азота, изъ которыхъ теперь соетоитъ
новъ. Такой составь атмосферы мѣшалъ развитію животныхъ
на землѣ, но растенія развивались свободно, ибо для нихъ паша атмосфера. .
углекислота служила хорошей пищей. Суша еще не приняла За этими существами, простой организмъ которыхъ оыль
оиредѣленныхъ очертаній, вода была распространена всюду, приспособленъ къ условіямъ того времени, среди п ы ш н а я
кис лор о дъ еще не суіцествовалъ въ свободномъ состояніи. Но циѣтущаго растительиаго міра появились друпе, болѣе совер-
какъ только кислородъ началъ появляться, явились и живот- шенные виды, но и они отличались невѣдомой теперь жизне-
иыя, сначала водяныя, требующія для своего дыхаиія мало способностью, безъ которой они не могли бы вынести проис-
кислорода. Они развивались въ водѣ, насыщенной азотомъ и ходившіе на землѣ геологическіе перевороты. Появились тъ
углеродными соединеніями, при условіяхъ, гибельныхъ для лучистыя морскія животныя и тѣ полииы, у которыхъ ото-
существъ болѣе высокой организаціи. Ничто не могло задер- рванныя части начинаютъ вести самостоятельную жизиь. Появи-
жать развитіѳ жизни, она развивалась, несмотря на то, что лись чрезвычайно жизнеспособные виды кольчатыхъ и рако-
на полюсахъ температура не опускалась ниже 40 градусовъ, образныхъ, для которыхъ панцырь служилъ надежной защитои
несмотря на многократные потопы, постоянный измѣнеиія очбр- отъ разрушителышхъ силъ созидающей природы. Иоздиѣе по-
явились животныя, защищенный чешуей или плотной, толстой
nie для насъ является единствѳннымъ руководителемъ, ком-
кожей. Тогда жили гигантскія ящерицы, въ память о кото-
пасомъ. „
рыхъ создались легенды о драконахъ; онѣ были полными го- Мы бѣгло коснулись далѳкаго прошлаго земли, съ цѣлыо
сподами положенія, наряду съ другими чудовищами, которыя выяснить тотъ важный принципъ, что жизнь проявляется въ
въ теченіѳ многихъ тысячелѣтій властвовали на землѣ, до по- самой разнообразной формѣ, въ зависимости отъ вызвавшихъ
явленія на ней человѣка.—Надо помнить, что съ начала су- ее условій и силъ, но что она никоимъ образомъ не остается
ществования земли, какъ планеты, и до появленія на ней жи- скрытой въ элементахъ матеріи. Этотъ принципъ мы распро-
выхъ существъ съ высшей организаціей, послѣдовательно по- страняемъ и на небесныя тѣла вообще, при чемъ мы неиз-
являлись и исчезали безчислѳшіые виды растѳній и животныхъ, бѣжно приходимъ къ убѣжденію, что міры обитаемы всѣ безъ
которые смѣняли другъ друга въ зависимости отъ измѣненій, исключенія, но что одни изъ нихъ должны быть населены су-
совершавшихся въ почвѣ и въ атмосферѣ; нѣкоторые перюды ществами, похожими на обитателей земли, другіе же — суще-
длились милліоны лѣтъ. Надо помнить, что поверхность земли, ствами, которыя не могли бы жить на нашей планетѣ. Впро-
подъ вліяніемъ стихійныхъ силъ природы, не разъ совершенно чѳмъ, даже не было особенной надобности приводить для
мѣняла свой внѣшній видъ. Изъ этого одного видно, насколько подтвержденія справедливости нашего ученія факты изъ дале-
велика созидающая сила природы, для которой въ области каго прошлаго земли, несмотря на всю ихъ убѣдитѳлыюсть и
развитія жизни нѣтъ границъ, кромѣ гармоничныхъ условш примѣиимость къ данному вопросу, ибо не менѣе убѣдитѳль-
и законовъ, созданныхъ каждымъ отдѣльнымъ міромъ для ныя доказательства мы и теперь видимъ вокругъ себя въ
себя повседневной жизни. Въ настоящемъ своемъ видѣ земля всѣмъ
Здѣсь мнѣ снова могутъ возразить, что, ссылаясь на без- проявленіѳмъ на ней жизни говоритъ въ пользу нашего уче-
предѣльное могущество природы, мы покидаемъ область точ- нія не менѣе краснорѣчиво, чѣмъ говоритъ вся исторія ея
ныхъ наукъ и лишены возможности приводить неоспоримыл развитія въ прошломъ. Вся дѣятельность природы, все разно-
доказательства. Мнѣ могутъ сказать: разъ мы вѣримъ въ оби- образіе ея производительности показываютъ, насколько раз-
таемость планетъ на томъ основаніи, что считаемъ созидатель- лично можетъ вообще проявляться жизнь. Безчисленныя вод-
ную силу природы способной устранять всякія препятствія, то ныя животныя развиваются въ стихіи, въ которой другія
ничто не мѣшаеть намъ допустить также обитаемость кометъ, животныя умираютъ; земноводпыя животныя дышатъ возду-
планетоидовъ, метеоровъ, облаковъ, словомъ, всего, что есть хомъ и въ то же время могутъ жить въ водѣ, въ которой
въ міровомъ пространствѣ, ибо, если бы Создатель захотѣлъ, человѣкъ и вообще животныя высшей организаціи жить не
Онъ могъ бы создать жизнь всюду. Но такое возражение яви- въ состояніи. Орлы и другіе воздушные хищники свободно
лось бы превратнымъ толкованіемъ нашихъ разсужденій, яви- парятъ надъ оелѣпителыіыми вѣчными снѣгами и глядятъ
лось бы даже ихъ недобросовѣстнымъ искаженіемъ. Всякій прямо на солнце, что опять-таки невозможно для человѣка,
справедливый человѣкъ, несомнѣнно, призиаетъ, что мы до несмотря на всю его высшую организацію. В ъ глубинѣ океана,
сихъ поръ старались познать природу въ ея вѳликихъ жизнен- гдѣ царитъ вѣчная тьма, невообразимая на поверхности
ныхъ проявленіяхъ, при чемъ мы старались держаться возможно земли, живутъ рыбы, которыя совершенно свободно передви-
ближе къ ея нѳизмѣннымъ, вѣчнымъ законамъ. Говоря объ гаются и находятъ свой путь. Одинаковые виды инфузорій
обитаемости міровъ, мы имѣли въ виду лишь возможность ея, встрѣчаются въ холодныхъ водахъ Балтійскаго моря и въ
какъ вполнѣ логичный выводъ изъ безконечнаго ряда неоспо- теплой водѣ Японскаго теченія. Діатомеи, встрѣчающіяся въ
римыхъ данныхъ. Если же міры намъ кажутся необитаемыми, горяч ихъ йсточникахъ Канады, встрѣчаются и въ полярныхъ
то мы прежде всего должны рѣшить вопросъ, не ошибаемся областяхъ. Съ огромной океанской глубины ученые достаютъ
ли мы, не обманываемся ли мы, довѣряясь однимъ внѣшиимъ рыбъ, которыя живутъ, испытывая давленіе болѣе 60 килогр.
впечатлѣніямъ. Прежде, чѣмъ рѣшить вопросъ въ пользу не- (ЗѴ2 пуда) на 1 квадратный сантиметръ, и движутся тамъ съ
обитаемости міровъ, мы должны выяснить, Ііе противорѣчитъ ли такой же быстротой, какъ птицы на воздухѣ. Все это неопро-
кажущаяся невозможность развитія жизни на планетахъ тѣмъ вержимо доказываете что ни свѣтъ, ни тьма, ни тепло, ни
самымъ законамъ, которые руководить существованіемъ этихъ холодъ, ни давленіе, вообще никакія условія не могутъ за-
самыхъ планетъ. Мы стараемся возможно ближе ознакомиться держать развитіе жизни, потому что одинъ и тотъ же факторъ
съ проявленіемъ творческихъ силъ природы, и это стремле-
что зіѣсь придется встрѣтиться съ образами, рожденными
можетъ на различные организмы оказывать различное вліяніе, фантазіей поэтовъ и художниковъ, которые населяли землю
въ зависимости отъ строенія этихъ организмовъ и степени въ давно прошедшія. времена сфинксами, сиренами, гномами,
ихъ приспособляемости *). Въ. мірѣ безусловно все имѣетъ центаврами, гарпіями, вампирами и тому подобными. Всѣ эти
лишь относительное значеніе, которое мѣняѳтся. въ зависи- фантастическія существа такъ или иначе олицетворяютъ не-
мости отъ цѣлаго ряда условій, и гармопія дѣятельности при- видимыя силы природы, и нѣтъ ничего невозможная въ томъ,
роды особенно ярко проявляется именно въ способности орга- что природа, приспособляясь къ какимъ-либо условіямъ, со-
низмовъ приспособляться къ окружающей ихъ средѣ. здала и такія существа. Всѣми проявленіями жизни^ руково-
Природа на землѣ даетъ намъ достаточно доказательства дите единственный высшій принципъ, единственный высшш
своего могущества, неисчерпаемости своихъ силъ, надъ кото- • законъ: каждое существо организовано сообразно съ усло-
рыми не можетъ одержать побѣду никакое препятствие,— віями, среди которыхъ опо развивается; все окружающее его
почему же мы будемъ полагать, что ея могущество, безко- вполнѣ гармонируете съ его организаціей, съ его потребно-
нечно разнообразное проявленіе ея творческихъ силъ ограни-
стями и съ его образомъ жизни.
чиваются одной лишь крошечной землей и не распростра-
няются на другіѳ міры, гдѣ жизненныя условія могутъ быть Составивъ себѣ правильное понятіе о творческихъ силахъ
совершенно иныя, чѣмъ у насъ? Мы утверждаемъ, что жизнь природы, мы должны усвоить себѣ ту мысль, что небесныя
можетъ проявляться въ безконечно разнообразныхъ формахъ, тѣла, находящіяся дальше другихъ отъ своего солнца, полу-
мы далеки отъ мысли, что обитатели Меркурія по своей чаютъ отъ послѣдняго нисколько не меньше тепла и свѣта,
организаціи одинаковы съ обитателями Нептуна, такъ какъ соотвѣтственно особенностямъ ихъ организаціи, чѣмъ полу-
видимъ, какъ различна бываете организація живыхъ существъ чаютъ свѣта и тепла планеты, болѣе близкія къ солнцу, на-
даже на одной и той же планетѣ, въ зависимости отъ пе- примѣръ, Меркурій или земля, и что никоимъ образомъ не
ріодовъ развитія этой планеты, отъ климата и отъ совокуп- сіѣдуетъ ставить обитаемость планеты въ зависимость отъ
ности разныхъ другихъ условій. На нашей землѣ мы видимъ, разстоянія послѣднѳй отъ солнца. Надо помнить что и здѣсь,
какъ измѣняѳтся животиый и растительный міръ, подъ влія- какъ всюду въ природѣ, все относительно. Далѣе мы знаемъ,
ніѳмъ тепла и холода, атмосферическихъ и почвенныхъ усло- что входящія въ составь массы планетъ осиовныя вещества
вій и проч., и по одному этому мы можемъ судить о томъ, такъ же мало могутъ служить препятствіемъ обитаемости
насколько различна можетъ быть организація живыхъ существъ этихъ планетъ, какъ составь нашей земли можетъ препят-
въ другихъ мірахъ, при другихъ условіяхъ. Здѣсь открывается ствовать развитію на ней жизни. Поэтому, когда намъ указы-
широкій просторъ для фантазій, для всякаго рода предполо- ваютъ на то, что на той или иной планетѣ вода должна на-
женій, къ которымъ мы не намѣрены прибѣгать, такъ какъ ходиться въ состояніи пара или снѣга, что па одной планетѣ
намъ 'нужны лишь серьезные выводы и данныя, но возможно, минералы должны находиться въ жидкомъ состоянш, а на
другой они должны быть настолько тверды, что тамъ невоз-
можны ни земледѣліе ни обрабатывающая промышленность, то
мы можемъ считаться съ такими возраженіями лишь въ томъ
*ï Человѣкъ путемъ долгаго упражненія тоже можетъ значительно случаѣ, если исходной точкой будете взято предположена,
приспособиться къ различнымъ условіямъ. Такъ, въ парижской Басти-
лии былъ одинъ узникъ, который 40 лѣтъ просидѣдъ въ подземномъ что на всѣхъ планетахъ составь массы одинаковъ съ соста-
к^ематѣ, куда совершенно не проникалъ свѣтъ. И что же? Онъ и чи- вомъ земли, но полная научная необоснованность такого пред-
а Т и писалъ въ темнотѣ. Глаза его настолько приспособились къ положенія лишаете эти возраженія всякой доказательности.
темиотѣ и отвыкли отъ свѣта, что, когда его, наконецъ, освободили, На Сатурнѣ или Уранѣ жидкости не могутъ имѣть тотъ же
онъ уже не могъ жить на поверхности земли и, какъ милости, просилъ
оазрѣшеиія вернуться обратно въ подземный казематъ. составь который онѣ имѣютъ на землѣ, такъ какъ на этихъ
Р Е щ е примѣръ, близко подходящи! къ нашей темѣ: въ Америкѣ есть планетахъ наша вода оказалась бы въ твердомъ видѣ; газы и
большія подземный озера, находящіяся въ вѣчной абсолютной темнотѣ. твердыя тѣла тамъ тоже должны имѣть инои химическій со-
Въ этихъ озерахъ живут* рыбы, которыя совершенно лишены глазъ, ставь или иное строеніе. У каждаго міра должны быть свои
не нужныхъ безъ свѣта, а на мѣстахъ, гдѣ у другихъ рыбъ этой no-
полы находятся глаза, у нихъ на кожѣ расположены тусклыя оваль- оеобыя условія обитаемости. Нѣтъ сомнѣнш въ томъ, что
ныя пятащ какъ будто природа хотѣла сказать: вотъ здѣсь бываютъ природа отлично умѣетъ согласовать физическую организащю
глаза у тѣхъ, кому они нужны.
живыхъ существъ со всѣми органическими и неорганическими тотъ же спектръ, тѣ же темныя линіи, которыя мы видимъ
соединеніями, среди которыхъ развивается жизнь, а также съ въ лучахъ нашего солица, а потому у насъ нѣтъ иикакихъ
тѣми особыми условіями, среди которыхъ эта жизнь проте- основаній полагать, что свѣтъ этихъ солнцъ обладаетъ иными
каетъ. свойствами, чѣмъ свѣтъ нашего солнца. Тотъ же спектраль-
Все то, чему насъ здѣсь учитъ природа, вполнѣ соотвѣт- , ный анализъ говоритъ намъ, что на солнцѣ есть желѣзо,
ствуетъ изложенному нами раньше по поводу нашего учѳнія. натрій, магній, кальцій, никкель, мѣдь, водородъ, кислородъ
Существуетъ тѣсная и неразрывная связь между землей и на- и много другихъ элементовъ, знакомыхъ на землѣ, въ то
селяющими ее существами, между этими существами и всѣми время какъ до сихъ поръ еіцѳ въ свѣтовыхъ лучахъ солнца
физическими явленіями, протекающими на поверхности земли; не найдено никакихъ слѣдовъ золота, серебра, платины и
живыя существа вполнѣ приспособились къ этимъ физиче- ртути. Такимъ образомъ стала возможной химія небесныхъ
скимъ явленіямъ: одни, руководимыя инстинктомъ, передви- тѣлъ. Разлагая лучи этихъ тѣлъ и изслѣдуя ихъ^ спектръ,
гаются съ мѣста на мѣсто, чтобъ оставаться среди климати- можно очень точно производить ихъ качественный химичѳ-
чѳскихъ условій, наиболѣе удобныхъ для ихъ организаціи, скій анализъ. Новѣйшія изслѣдованія свѣтовыхъ лучей Сирі-
другія, напротивъ, остаются на одномъ мѣстѣ, но зато мѣ- уса, Беги и др. наиболѣе яркихъ звѣздъ, показали совер-
няютъ свои естестественные покровы сообразно временамъ шенно новую область науки, которая должна привести къ
года. Всѣ проявленія жизни строго согласуются съ условіями, чрезвычайно важнымъ открытіямъ ,и мы надѣемся близко озна-
создавшимися на землѣ. Благодаря очень сложиымъ взаимо- комиться съ составомъ массъ этихъ далекихъ солнцъ. Но не-
отноіпѳніямъ, всѣ существа неразрывно связаны съ развитіемъ зависимо отъ того, находимъ ли мы на этихъ небесныхъ тѣ-
земли и со всѣми явленіями, сопровождающими это развитіе, лахъ и на вращающихся вокругъ нихъ планетахъ элементы,
вплоть до самыхъ отдалѳнныхъ періодовъ, которые на первый встрѣчающіеся на нашемъ солнцѣ, и на планетахъ нашей си-
взглядъ кажутся совершенно чуждыми нашей организаціи. Изъ стемы, или же такихъ элементовъ тамъ не оказывается,—-во
тысячей примѣровъ, которые здѣсь можно привести, упомя- всякомъ случаѣ, мы должны быть увѣренными въ томъ, что
немъ лишь о цвѣточныхъ часахъ Линнея, составленныхъ изъ въ этихъ далекихъ міровыхъ системахъ непремѣнно есть эле-
различныхъ цвѣтовъ, которые открываютъ или закрываютъ менты, изъ которыхъ создаются организованныя существа, хотя
свои чашечки въ строго опредѣлепный часъ, напримѣръ: бы организація послѣднихъ совершенно не была похожа на
ноготки — въ 9 часовъ, ночная красавица — въ пять часовъ организацію обитателей земли. Не слѣдуѳтъ забывать, что
дня и т. д.; эти явленія находятся въ тѣсной и неразрывной природа разнообразна до безконечности. Природа, дѣйствую-
связи съ движеніемъ земли: при помощи открыванія или щая въ міровой безпредѣльности, мѣрящая свое время вѣч-
закрыванія чашечки цвѣтокъ регулируетъ притокъ къ нему ностыо, можетъ имѣть тѣла, созданныя исключительно для
свѣта и тепла. Можно указать безчисленное множество нитей, надобностей другихъ тѣлъ, можетъ вновь создавать и разру-
связывающихъ землю съ ея обитателями, и не подлежитъ ни- шать міровыя системы.
какому сомнѣнію, что они созданы именно другъ для друга.
Многое, что кажется намъ несовмѣстимымъ съ понятіемъ
Природа ревниво бережетъ свои тайны, она проявляетъ еамыя
о жизни, въ дѣйствителыюсти все-таки можетъ служить для
разнообразный силы, создаетъ взаимоотношенія между всѣми
развитія жизни невѣдомой намъ организаціи. Болѣе того, для
отдѣльными формами своего творчества, приспособляетъ все
примѣра мы скажемъ, что отсутствіе атмосферы въ принятомъ
живущее къ различнымъ мірамъ и къ времени, и ничто ие
у насъ значеніи этого слова, a вмѣетѣ съ тѣмъ, следовательно,
можетъ помѣшать ея работѣ. Отсюда ясно, что обитаемость
и отсутствіе на поверхности планеты жидкостей, нисколько
планетъ является ѳдинственнымъ объясненіемъ ихъ существо-
ие исключаетъ возможности развитія тамъ жизни. Тѣ совре-
ванія, и что ни строеніѳ планетъ ни какія бы то ни было
менные естествоиспытатели, которые допускаютъ обитаемость
другія условія не могутъ помѣшать развитію на нихъ жизни.
міровъ лишь при условіи существованія на нихъ воздуха и
Пойдемъ еще дальше и обратимся къ тѣмъ звѣздамъ, ко- воды, очевидно считаютъ природу неспособной создавать жи-
торыя, какъ наше солнце, представляютъ собою центры цѣ- выя существа, въ чѳмъ-либо уклоняющаяся отъ принятаго на
лыхъ міровыхъ системъ. Путемъ спектральнаго анализа мы землѣ образца. Неужели, дѣйствительно, можно допустить, что
цазлагаемъ свѣтовые лучи этихъ солнцъ, находимъ въ нихъ только потому, что мы не можемъ жить безъ воздуха, окуты-
имѣетъ горько-соленый вкусъ, что ея нельзя пить, что въ
своихъ глубинахъ она скрываетъ безчисленные виды всевоз-
вающаго землю, среди безконечнаго мірового пространства можныхъ живыхъ существъ, скрываетъ громадныхъ млекопи-
вообще немыслимо проявленіе жизни въ отсутствіе воздуха? тающихъ, для которыхъ морская вода такъ же необходима,
Если для поддержанія жизни въ томъ видѣ, въ которомъ оиа какъ для насъ воздухъ... мы подумали бы, что намъ разска-
проявляется на землѣ, необходимо соѳдиненіе водорода съ зываютъ сказки, что это бредъ, фантазія. Точно такъ же от-
кйслородомъ, т.-е. вода, то неужели это даетъ намъ право носимся мы и къ небеснымъ тѣламъ, которыя для насъ недо-
утверждать, что безъ воды вообще нѣтъ жизни? Жизнь, какъ ступны, и обитаемость которыхъ намъ кажется нѳвѣроятной
мы уже говорили не разъ, проявляется въ безконечно разно- только потому, что они для насъ недоступны".
образныхъ формахъ; всѣ организованныя тѣла неразрывно Этотъ вопросъ мы позднѣе снова разсмотримъ, съ обще-фи-
связаны съ тѣми силами природы, которыя вызвали ихъ слож- лософской точки зрѣнія, здѣсь же, въ видф дополненія ко
ную организацію, и какъ бы эти силы ни казались намъ, съ всему сказанному, сдѣлаемъ еще одно замѣчаніе. Мы сошлемся
наіпёй земной точки зрѣнія, неудобными для жизни, та жизнь, на то невѣдѣніе, въ которое мы погружены на нашей крошеч-
которая ими создана, безъ нихъ не мыслима. Если бы чело- ной землѣ, и на тѣ затруднѳнія, съ которыми намъ приходится
вѣкъ былъ организованъ иначе, если бы его лѳгкія не имѣли сталкиваться, когда мы пытаемся проникнуть въ тайны при-
такого подавляющая значепія для всей дѣятельности его ор- роды и ознакомиться съ ея силами. Съ одной стороны, намъ
ганизма, то человѣкъ свободно могъ бы обойтись безъ воздуха; извѣстны далеко не всѣ причины, которыми обусловлено про-
съ другой стороны, если бы въ силу какого-либо космиче- бужденіѳ и развитіе жизни на поверхности земли, а съ другой
с к а я переворота земля сразу лишилась своей атмосферной стороны, намъ совершенно неизвѣстиы основныя причины,
оболочки, то на ней сразу прекратилась бы всякая жизнь въ обусловливающая развитіе и распространено въ другихъ мі-
томъ видѣ, въ которомъ у насъ принято ее понимать. Какъ рахъ живыхъ существъ, совсѣмъ не похожихъ на насъ. Мы
жалки тѣ изслѣдователи, которые стараются замкнуть великую до сихъ поръ едва успѣли ознакомиться съ физическими
творческую силу природы въ эти узкія рамки, въ которыхъ свойствами нѣкоторыхъ жизненныхъ элемеитовъ, проявляю-
не можетъ навсегда замкнуться даже слабое человѣческое щихся въ нашей повседневности, съ тепломъ и свѣтомъ, элек-
знаніе! Какъ безразсудны тѣ,кто утверждаетъ, будто всемогу- тричествомъ и магнетизмомъ, а между тѣмъ, несомнѣнио, есть
щественная природа можетъ создать жизнь лишь тамъ, гдѣ еще много другихъ такихъ же элемеитовъ, постоянно проявля-
въ опредѣленномъ соотношеніи смѣшаны два газа—кислородъ щихъ вокругъ насъ свою дѣятельность и иѳ только не изу-
и азотъ, будто безъ такой смѣси природа оказывается без- ченныхъ, но даже и не открытыхъ пами. Какъ неосновательно,
сильной. Неужели въ міровой безпредѣльности все должно какъ несправедливо мы, поэтому, поступаемъ, отрицая обитае-
совершаться по образцамъ,выработаннымъ накрошенной землѣ? мость другихъ міровъ на основаніи убогихъ законовъ такъ
Если у насъ на землѣ извѣстны только три царства природы: называемыхъ нашихъ естествеыныхъ наукъ! Вообще, что можно
животное, растительное и минеральное, то это еще не даетъ противопоставить могучей творческой силѣ природы, чѣмъ
намъ права утверждать, будто во всей вселенной существуютъ можно задержать развитіѳ жизни на всѣхъ величественных!,
именно только эти три царства, не даетъ намъ права утвер- небесныхъ тѣлахъ, вращающихся около своихъ центральных!,
ждать, будто, кромѣ этихъ трехъ царствъ,во вселенной ничего свѣтилъ? Какое надутое высокомѣріе нужно для того, чтобы
не существуетъ. Естествоиспытатели и философы древности считать ничтожный мірокъ, въ которомъ мы родились, един-
поступали въ этомъ отношеніи гораздо осмотрительнѣе, и, ственнымъ храмомъ природы и лучшимъ образцомъ ея твор-
если бы мы могли привлечь къ обсуждение этого вопроса Плу- чества!
тарха, то онъ, вѣроятно, отвѣтилъ бы намъ такъ:
Дѣлая изъ нашихъ астроиомическихъ и физіологическихъ
Кто требуетъ, чтобы обитатели другихъ міровъ обладали изслѣдованій общіе выводы, мы приходимъ къ слѣдующимъ
всѣмъ, необходимым!, обитателю земли для рожденія, питанія вполнѣ яснымъ и опредѣленнымъ заключепіямъ:
и вообще поддержанія жизни, тотъ упускаетъ изъ виду свой- 1) У земли нѣтъ никакихъ замѣтныхъ преимуществ!, передъ
ственное природѣ разнообразіе и вызываемое послѣднимъ не- другими планетами;
равенство между живыми существами. Если бы мы не могли 2) жизнь есть конечная, высшая цѣль существованія матеріи;
приблизиться къ морю, если бы мы могли только видѣть его
издали, и если бы намъ кто-нибудь сказалъ, что его вода
3) развитіѳ другихъ міровъ вполиѣ схоже съ развитіемъ лучи, матерія должна была обладать способностью принимать
различные аггрегаты, т.-е. переходить отъ твердаго состоянія
Зеи™ь всего сказанпаго мы теперь безъ труда можемъ в ш е - къ жидкому, къ газообразному и обратно; въ міровомъ про-
мысль которой и закончимъ эту главу. Вся философш с т р а н с т в должны были носиться тѣ силы, тѣ причины, кото-
яепо говор'итъ намъ, что все въ мірѣ имѣетъ свои причины рыя вызвали образованіе земли. Если все это такъ, то нѣтъ ос-
сѵшествованія, что въ природѣ все устроено цѣлесообразио иованія сомнѣваться въ томъ, что эти міровые элементы ни-
^ т ъ Аристотеля до Бюффона ни одинъ естествоиспытатель не когда не оставались недѣятельными, что они должны были
ѵепмнился въ этой иетинѣ, которая всѣмъ казалась безусловно образовывать тысячи, милліоны самыхъ разнообразныхъ сое-
іеизбѣжиой лотической основной мыслью. Если природа усѣ- диненій, создавать безчислеиноѳ количество различныхъ видовъ
яла бе"редѣльное пространство мірами, годными для развитш организованныхъ и неорганизованныхъ тѣлъ.
ио т і х ъ жизни ТО она сдѣлала это навѣрное не для того, Ясно, что система матеріалистовъ не противоречить нашему
чтобь создать изъ этихъ міровъ вѣчныя пустыни, и всѣ фи- ученію, хотя она касается исключительно взгляда на прогрес-
^пиппаютъ что для противоположнаго мнѣнія нѣтъ сивное развитіе матеріи. Но, несмотря на поддержку, которую
Ä t е л ь н о ™ ' o « п о л о ж и т е л ь н о й почвы. Если мы углу- мы могли бы найти въ матеріализмѣ, мы не склонны заклю-
бимся въ разсужденія, то мы въ концѣ-концовъ придемъ къ чать съ нимъ союзъ, т. к. подтвержденіе правильности нашихъ
Х Т ь и ъ вопросамъ, издавна занимающимъ философов*, къ взглядовъ со стороны людей, не способныхъ видѣть въ орга-
воиросамъ" основано ли существоваиіѳ вещей на цѣле о- ішзаціи вселенной дѣйствія разума, кажется намъ не особенно
обиазности или же оно не преслѣдуетъ определенной цѣ- лестнымъ для нашего ученія.
лиГнеобходимо избрать одно изъ этихъ положеній и на немъ Рамки нашей работы не нозволяютъ углубляться въ вопросъ
ствоить свое міросозерцаніе. Безъ этого немыслимы никакія о бытіи Божіемъ, но все-таки мы считаемъ долгомъ въ нѣ-
млшѣйшія изелѣдованія, т.. к . , глядя на вещи съ разныхъ сколькихъ словахъ высказать нашъ взглядъ по этому по-
точекъ зрѣнія, люди неиремѣнно придаютъ фактам* разную воду.
оцѣнку И изъ одинаковых* посылок* выводят* разный за, Несмотря на утвержденія Лапласа, что „Богъ" въ постро-
ены міровой системы является „ненужной гипотезой", не-
" п р е ж д е чѣмъ склониться въ ту или другую сторону рѣшенія смотря на Гегеля, Опоста Конта, Литтре и ихъ послѣдовате-
даннаго* вопроса, предположим*, что - е существоваше с - лей, несмотря, наконецъ, на матѳріалистовъ старой и новой
ениой не преследует* определенной цѣли. Б ь таком* слу школы, мы ни одной минуты не колеблемся назвать бытіе Бо-
S какъ строеніе планетъ, такъ и ихъ взаимоотношеше дол- жіѳ единственнымъ основаніемъ, при чемъ наше утвержденіе со-
шо рассматриваться, какъ случайное, т. к тѣ преобразоваия вершенно не зависите ни отъ какого догмата, продиктовано
Плягшаия которымъ возникли небесныя тѣла, должны с ь та намъ даже не религіознымъ чувствомъ. Признаки этого бытія
кой точки зрѣнія завиеѣть отъ случайнаго совиадешя разныхъ такъ же многочислены, какъ виды, населяющіе землю.
ѵмошй Тѣхъ людей, которые склонны во всем* видѣть с л , - Мы не можемъ познать сущность Бога, мы безконечно ни-
чай и которые причиной всего считаютъ одну игровую матерш чтожны передъ Нимъ, но мы на вопросъ о существовали Все-
вышняго безъ всякаго колебанія даемъ утвердительный отвѣтъ.
обыкновенно принято называть - ^ к « /
Мы можемъ объять его такъ лее мало, какъ комаръ можете
ЛшлосогЬской школѣ они пи принадлежали. Эти своеобразные
объять солнце; мы не знаемъ, кто Онъ, незнаемъ, ісаковъ Онъ,
Аилософы вѣрящіе только въ то, что доступно ихъ физиче-
какъ Онъ дѣйствуетъ, въ чемъ состоите Его всевѣдѣніе и вез-
1 и м Т ! у в с т в а Р „ ъ въ основѣ не „ротиворѣчатъ нашему ученш
дѣсущность, мы не знаемъ ничего, ровно ничего, илй даже
и это совсѣмъ нетрудно доказать: если все населеше земли
еще больше: мы ничего и не можемъ о немъ знать, потому
Сош^кло вслѣдствіе РУ случайнаго совпаденія условш нужных*
„,ш чятаитія жизни, то эти условія должны были раньше, что мы - т ѣ н ь , а Онъ яркій свѣтъ; мы конечное, а онъ без-
дакъ исадать носиться въ безпредѣльномъ пространств* вмѣ- прѳдѣльное.. Его блескъ слѣпитъ наше слабое зрѣніе, Его бытіе
стѣ съ Miraep'ieffl- они должны были существовать до возникно- неуловимо для нашего жалкаго разума, Его сущность для насъ
венія Фюическаго, осязаемаго міра, при чем* въ мгровомъ непостижима, и никакая наука никогда не поднимается до Его
пространствѣ уже должны были носиться свѣтовые и тепловые познанія. Бэконъ справедливо сказалъ, что того, кто лишь
прикоснулся губами къ кубку философш, она уводитъ отъ людямъ угодно, чтобы такое положеиіе вещей было создано
Бога, но того, кто проникъ въ самую сущность духа, фило- матѳріей, то мы ничего противъ этого не имеемъ и даже еще
соф^ возвращаѳтъ къ Богу. Но никогда ни одна наука не добавимъ, что всякій другой міръ, такъ же, какъ земля, дол-
будетъ въ состояніи дать чѳловѣку возможность проникнуть въ женъ носить отпѳчатокъ взаимнаго дополненія, бѳзъ котораго
сущность несозданнаго. Онъ есть абсолютное, а мы знаемъ и немыслимо никакое существоваиіе. Но надъ физическими си-
можемъ знать только относительное. Наша мысль требуешь лами, которыя такъ разумно и совершенно установили поря-
начальной причины и конечной цѣли для всею созданнаго. докъ вещей, мы видимъ Высшее Разумное Существо, которое
Матеріалисты не ищутъ начальной причины, т.-е. они но руководитъ всеми действіями этихъ чудѳсныхъ силъ.
могутъ себе представить, чтобы когда-нибудь міръ не суще-
Одна изъ современныхъ философскихъ школъ утверждаетъ,
ствовал^ такъ какъ имъ непонятно то ничто, которое пред-
что упомянутыя нами одиородиыя указанія на определенную
шествовало созданію міра, и съ своей точки зрѣнія они заклю-
цель вносятся въ создаиныя формы лишь чрѳзъ посредство че-
чаютъ, что у міра нѣтъ опредѣленной начальной причины.
ловеческая разума, который въ нихъ дивится своему соб-
Матеріалисты ие ищутъ конечной цѣли, такъ какъ, по ихъ
ственному делу. Намъ говорятъ, что природа есть лишь смесь
мігішію, целесообразность здѣсь слишкомъ таинственна и вѳдетъ
матеріи, элѳментовъ съ слепыми силами, разнообразный сое-
людей къ заблужденію. Но что называютъ целесообразностью
диненія которыхъ, правда, создаютъ различные виды, но кото-
они и что подъ этимъ словомъ разумѣемъ мы? Неужели они
рые не носятъ никакихъ отпечатковъ деятельности высшая
серьезно думаютъ, что люди своимъ жалкимъ мозгомъ могутъ
разумная существа. Намъ повторяютъ старую формулу, что
познать действительную конечную цѣль всего существующая,
.,Богъ есть ненужная гипотеза, съ которой люди иѳ знаютъ,
и неужели они думаютъ, что то, что люди считаютъ въ сво-
что делать", намъ утверждаютъ, что всякая мысль онезависи-
емъ заблужденіи конечной цѣлыо, есть въ самомъ дѣлѣ ко-
момъ отъ матеріальиаго міра разуме абсурдна, что подобный
нечная цѣль всего созданнаго? Неужели они думаютъ, что лю-
хитроумныя разсужденія о целесообразности въ природе надо
ди, ничтожные атомы, могутъ постигнуть великіи планъ без-
предоставить мудрости школьныхъ учителей, которые могутъ
предѣльности и заглянуть въ тайники всеобъемлющей приро-
продолжать эти наивныя изысканія передъ своими учениками
ды? Люди выдумываютъ себѣ разныя системы и^воображаютъ,
и ученицами. И эта удивительно мудрая философская школа,
что они этими игрушками могутъ изучить и объяснить дѣи-
основывающая свою болтовню на подобныхъ принципахъ, не
ствителыіый міровой порядокъ вещей. Они забываютъ о томъ,
иоиимаетъ, что она достигла последнихъ границъ безсмыслицы!
что человѣкъ, со всей его исторіѳй развитія, его знаніемъ и
будущностью похожъ на стрекозу, летящую надъ безбрежнымъ Намъ говорятъ, что природныя силы, свойственный самой
океаномъ времени и пространства, и что для того, чтобы по- сущности матеріи, обѳзпечиваютъ міру жизнь и вечное суще-
нять дѣйствитѳльный порядокъ вещей, намъ надо было бы объ- ствованіе; намъ говорятъ, что способность поддерживать совре-
ять необъятное, окинуть взглядомъ всю вселенную. менный порядокъ вещей или постепенно изменять его, свой-
Нѣтъ истинная целесообразность создана не человѣкомъ, и ственна этимъ природнымъ силамъ, что эти чудесный силы
если мы во всемъ созданиомъ видимъ однородный указаны на способны продолжать дело созиданія безконечно. Какъ? Не
опредѣленную цѣль, если мы признаемъ цѣлесоооразность нро- изменяясь? Пусть попробуютъ намъ доказать, что эти чудес-
явленія жизни и деятельности природы, то все это объясняется пыя силы и способности свойственны сущности матеріи, а ие
НИШЬ тѣмъ, что въ дѣлахъ природы мы видимъ слѣды бо- нринадлежатъ высшему существу, которое, если бы оно захо-
жественная плана. Мы изслѣдуемъ окружающія насъ формы тело, могло разрушить все созданное и возвратить его въ со-
бытія, которыя находятся въ тѣсномъ взаимоотношенш другъ стояніе хаоса. Пусть намъ докажутъ, что эта матерія, кото-
съ другомъ, мы находимъ, что все существующее, отъ камня рую такъ чрезмерно превозносятъ, вполне самостоятельна въ
до человѣка, дополняется взаимно, и эта взаимная связь про- своемъ существовали; становясь на научную почву, нельзя
является и въ составныхъ частяхъ отдельная вида созданы, ограничиваться ни на чемъ не основанными утвержденіями,
и притомъ въ такой форме, что изследованіе развиты орга- но надо точно доказать все сказанное съ такимъ авторитет-
І І Ы М Ъ видомъ. Пусть попробуютъ сделать это!
иизмовъ, определеніе деятельности отдельныхъ органовъ не-
мыслимо безъ признаны целесообразности. Если некоторыми Но допустимъ даже, что все эти утвержденія справедливы,
допустимъ, что управляющіе міромъ законы сами въ себе со-
_ 7
Млогочпс.тоипость обитаемыхъ міровъ. Іѵп. 7.
держать условія, необходимыя для ихъ вѣчнаго сущеетвованія отъ нея. Словомъ, мы до сихъ поръ почти ничего не знаемъ.
и ихъ вѣчной неизмѣнимости; допустимъ, что въ такомъ слу- Неужели мы будемъ отрицать Бога только потому, что не
чаѣ нѣтъ необходимости въ дѣятельности творца вселенной, знаемъ Его? . л .
допустимъ все это,—въ такомъ случаѣ это будетъ только слу- Богъ есть. И Онъ создалъ обитаемые міры не безъ Ц Е Л И .
жить доказательствомъ того, что Творецъ, существованіе кото- У насъ родилась мысль о стройномъ міровомъ планѣ, съ ко-
раго такъ упорно отвергайте, лишній разъ проявилъ свою нечной цѣлееообразностыо и мы спрашиваемы неужели пла-
мудрость и свое могущество, освободивъ себя отъ необходи- неты среди которыхъ земля не занимаете никакого выдаю-
мости постоянно руководить созидающими силами. щ а я с я положенія, которыя, несомнѣнно, созданы не только для
Послѣ того, какъ Ныотонъ открылъ законъ тяготѣнія и пе- того чтобы мы изрѣдка могли любоваться ими,—неужели эти
ренесъ его на небесныя тѣла, онъ высказалъ предположеніе, цланеты, способный быть носителями жизни, въ действитель-
что Творецъ долженъ непрерывно поддерживать ходъ механизма ности остались мертвыми, безплодными? Неужели мы можемъ
вселенной. Черезъ столѣтіе Лапласъ показалъ, что міровая раздѣлять тотъ узкій, тупой взглядъ, по которому планеты
система не похожа на часы, которые приходится заводить представляются инертной массой, созданной Творцомъ лишь
время отъ времени, но что она непрерывно, вѣчно, самостоя- эатѣмъ чтобы ими любовались ангелы и избранные смертные,
тельно находится въ стройномъ движеніи. По нашему мнѣнію, чтобы въ нихъ видѣли лишнее доказательство могущества
сущность Бога выражена Лапласомъ величественнѣе, чѣмъ Творца? Въ такомъ случаѣ планеты были бы чудесами смерти
Иьютономъ. Природа носить отпечатокъ безпредѣльноети, и и запустѣнія. Какъ будто хороводь небесныхъ свѣтилъ въ
нередъ нашими глазами настолько ясно и опрѳдѣленно развер- безконечномъ міровомъ пространствѣ можетъ лучше и полнѣе
тываются доказательства существованія безпредѣльнаго Творца, выразить божественное могущество, чѣмъ живыя существа!
что только слѣпой или безумецъ можетъ отрицать его. Нѣтъ, Такой взглядъ на существо Бога не выносите свѣта правды.
далеко отстали тѣ, которые надменно считаютъ себя филосо- Земля создана для того, чтобы быть обитаемой; это не подле-
фами будущаго. Пусть они спросятъ Сенеку, который жилъ жите сомнѣнію не только потому, что она действительно оби-
2.000 лѣтъ тому назадъ,—его отвѣтъ имъ будетъ очень по- таема, но главнымъ образомъ, потому, что населяющія ее су-
лезенъ. щества до такой степени приспособлены къ жизни на землѣ,
На чемъ же основываютъ свою систему эти философы? Если до такой степени тѣсно связаны съ землей, что обитаемость
такіе люди, какъ Кѳплеръ, Ныотонъ, Лапласъ, Лаграижъ, зд-Йсь является цѣлыо созданія, что мысль объ обитаемости
великій духъ которыхъ поднимался на недосягаемую для про- должна считаться основной причиной созданы земли. Этотъ
стыхъ смертныхъ высоту, могли только найти- выраженіе для факта представляетъ собой неопровержимое доказательство
дѣйствующихъ во вселенной законовъ, составить формулу для справедливости нашего учеиія. Если мы не хотимъ допустить,
силъ, дѣйствующихъ въ безпредѣльности, если эти геніи не что творческая сила находится въ противорѣчш сама съ со-
могли создать ни одного закона, не взявъ его у природы, не бой въ противорѣчіи со всей своей деятельностью, то мы
могли даже придумать закона, не говоря уже о томъ, чтобы должны сознаться, что возможность обитаемости планетъ
заставить дѣйствовать какой-нибудь новый законъ... Неужели властно требуете ихъ обитаемости. Къ чему года времени,
еще не ясно, что всѣ живые, дѣйствующіе законы и силы все- года, мѣсяцы и дни, къ чему зародыши, къ чему благодатные,
ленной должны были быть созданы высшимъ разумнымъ су- живительные лучи солнца, если жизни не суждено развиться
ществомъ и служить доказательствомъ его бытія. Это существо на планетахъ? Зачѣмъ тогда зимой скопляется на Марсѣ снѣгъ,
создало законы, для которыхъ человѣкъ едва научился лепе- который весною таете и орошаете поля? Къ чему тогда облака
тать формулы! И, если бы у насъ не было ясныхъ доказа- на Юпитерѣ, которыя шлютъ на его поверхность тѣнь и про-
тельствъ бытія высшаго существа, то весь порядокъ вещей хладу? Для какой цѣли тогда существуете на Веиерѣ атмо-
все-таки говор и лъ бы о немъ. До сихъ поръ мы ничего не сфера, которая окружаете гористую поверхность планеты за-
знаемъ о томъ, что называемъ природой. Что такое атомъ ма- щитительной оболочкой? Неужели на этихъ роскошныхъ небес-
теріи? Въ чемъ состоитъ процессъ мышленія? Что такое сила ныхъ тѣлахъ разстилаются вѣчио безплодныя пустыни, гдѣ
тяготѣнія? Мы даже не зиаемъ, является ли она однимъ изъ только скалы глядятъ другъ на друга въ вѣчномъ мертвомъ
свойствъ матеріи или же существуетъ самостоятельно, отдѣлыю молчаніи? Трудно представить еебѣ такой ужасный порядокъ
вещей, онъ несравненно ужаснѣе мысли, что вдругъ земли ней Олимпа, гдѣ мы управляема молніѳй и переговариваемся
коснется ледяное дыхаиіе смерти, однимъ порывомъ сметѳтъ съ нашими антиподами, гдѣ мы подчинили себѣ почти всѣ
съ нея все живое, а самую землю съ обломками былой жизни силы природы и заставляемъ ихъ повиноваться нашей волѣ.
бросить въ безпредѣльное пространство, какъ трупъ въ llo мѣрѣ того, какъ мы изучали землю, она утрачивала свою
могилу. прежнюю загадочность, покрывавшая ее дымка таинственности
разсѣивалаеь и открывала намъ скрывавшуюся за ней дѣистви-
И. тельность; въ то же время передъ нами все шире и шире раз-
вертывалась безпредѣльность звѣзднаго міра, и чѣмъ яснѣе для
Ж и з н ь. насъ дѣлалось ничтожество нашей земли, тѣмъ величѳственнѣе
Безконечность жизни. — Микроскопическія и телескопическія наблю-
дѣлалась для насъ вселенная. Микроскопъ прказадъ намъ, что
денія и открытія.—Географія растеній и животныхъ; всеобщее распро- на землѣ жизнь развивается всюду, и что наша земля уже не
страненіе жизни.—Наибольшая сумма жизни существуетъ всегда въ въ состояніи вмѣстить всю эту жизнь; въ то же время тѳле-
полномъ размѣрѣ.—Міръ безконечно малаго; его видъ и его ученіе: скопъ показалъ намъ въ небесномъ пространствѣ новыя обла-
плодовитость природы безгранична. — Многочисленность обитаемыхъ сти въ которыхъ жизнь не стѣснена, какъ у насъ, гдѣ она
міровъ вполнѣ доказывается изучеиіемъ земли.—Законъ единства и
взаимнаго дополненія.—Всеобщая жизнь.—Составъ тѣлъ, падающихъ на можетъ развиваться свободно среди самыхъ благопріятныхъ для
землю изъ междупланетнаго пространства: изслѣдованіе метеоровъ до- этого условій. Микроскопъ показалъ, что творческая сила со-
казываетъ высказанное въ предыдущихъ главахъ. вершенно не заботится о томъ, что человѣкъ до сихъ поръ
ознакомился лишь съ ничтожной частью всего существующая;
Все сказанное нами выше доказывает, большую часть иуж-
микроскопъ выяснилъ, что какъ на сушѣ, такъ и въ водѣ
ныхъ для нашей цѣли положеній, и этого было бы вполиѣ
невидимая для насъ жизнь развита несравненно шире, чѣмъ
достаточно, если бы вопросъ касался только человѣка; но при-
жизнь видимая. Живыхъ существъ, не видимыхъ нашимъ гла-
рода не пожелала предоставить человѣку честь служить объяс-
зомъ, на землѣ несравненно больше, чѣмъ существъ, видимыхъ
неніемъ созданія вселенной во всемъ ѳя гармоничѳскомъ разви-
пля насъ. Здѣсь мы снова встрѣчаемся съ докааатѳльствомъ
тіи. Всевышній окуталъ свое величественное созданіѳ тайной,
убогаго ничтожества человѣка, который въ безумиомъ ослѣп-
которая въ то лее время показываетъ человѣку все его ничто-
жество и не даетъ ему расширять ісругъ его знаній далѣ.о лсніи назвалъ себя „царемъ природы". ^
крошечныхъ, иеимовѣрно жалкихъ предѣловъ. Такимъ обра-
Географія растеній и животныхъ показываетъ намъ всеоощеѳ
зомъ природа еще до того времени, когда наука позволила
распространеніе жизни на поверхности земли, гдѣ каждая ши-
человѣку заглянуть въ нѣкоторые ея тайники и ознакомиться
рота имѣетъ своей особый міръ живыхъ существъ, гдѣ каждый
съ ея безпредѣльной плодовитостью, внушила людямъ мысль
материкъ отличается отъ другого иными формами и видами
о многочисленности обитаемыхъ міровъ, такъ какъ земля въ
жизни. Если мы изъ глубины долинъ поднимемся къ верши-
видѣ едииствепнаго обитаемаго міра не соотвѣтствуетъ вели-
иамъ горъ, то мы увидимъ безконечный рядъ самыхъ разно-
чию природы. Развитіе этой мысли она предоставила людямъ,
образныхъ видовъ растеній и животныхъ, которые смѣняютъ
позволивъ имъ понемногу проникать въ тайны ея могуще-
одинъ другого въ зависимости отъ высоты, и которые дохо-
ства. Въ древности люди, видя разнообразіе, богатство и кра-
дят» до крайней границы, допускающей вообще жизнь въ той
соту земной жизни, падали ницъ предъ безконечнымъ могуще-
формѣ, въ какой она проявляется у насъ на землѣ. Отъ ги-
ствомъ Творца и дивились его величію, хотя они въ то жо
гантскихъ пышныхъ формъ тропическаго растительная и жи-
время отлично знали, что одна земля далеко не выражает»
вотнаго міра и до убогихъ крошечныхъ формъ близкихъ къ
собою все божественное могущество, что одна земля не заслу-
полюеамъ областей мы опять находимъ безконечный рядъ
живала бы съ ихъ стороны такого поклоненія; если это такъ,
совершенно различныхъ видовъ проявленія жизни.
то мы, озаренные свѣтомъ пышно развившихся наукъ, никоимъ Эренбергъ говорить:
образомъ не должны бы дѣлать попытки заключить божествен- Около обоихъ полюсовъ тамъ,гдѣ видимая жизнь уже пре-
ное могущество въ рамкахъ міра, который намъ самимъ. уже кращается, она все-таки развивается, хотя и въ микроскопи-
кажется тѣснымъ, по которому мы носимся на стальныхъ ко- ческихъ формахъ. Капитанъ Джемсъ Россъ, продѣлавшш зна-
І І Я Х Ъ со скоростью, превышающей скорость миѳическихъ ко- менитую южно-полярную экспедицію, собралъ богатую коллѳк-
цио весьма красивыхъ микроскопическихъ существъ, живущихъ чимся современнымъ состояніемъ земли, то, принимая во вни-
въ южно-полярныхъ моряхъ. Даже въ осадкѣ, получѳиномъ маніе, что періодъ нашего наблюденія, сравнительно съ длин-
отъ растаявшихъ пловучихъ льдинъ, добытыхъ подъ широтой иымъ періодомъ ея геологическаго развитія, представляетъ
въ 78° 10', оказалось около 50 видовъ крошечныхъ морскихъ собой лишь ничтожную долю мгновенія, то мы все-таки всюду
звѣздъ и другихъ мелкихъ простыхъ организмовъ, такъ что найдемъ жизнь. Въ каплѣ крови мы находимъ микроорганизмы;
нѣтъ болѣѳ сомнѣнія въ томъ, что даже около самаго полюса въ пыли, которой насыщенъ воздухъ, мы находимъ безчислен-
природа сумѣла создать жизнь, несмотря на такое сильное пре- ное множество инфузорій. Несмотря на основательный и упор-
пятствіе, какъ страшный холодъ. Со дна морей, съ глубины І І Ы Я изысканія современныхъ физіологовъ, до сихъ поръ еще

болѣе 1000 метровъ, особыми приборами было поднято значи- не рѣшенъ старый вопросъ о самозарожденіи. Хотя изученіѳ
тельное количество различныхъ крошечныхъ простѣйшихъ жи- самостоятельнаго проявленія органической жизни въ неоргани-
вотныхъ. Слѣдовательно, и въ глубинѣ полярныхъ морей, не- ческой матеріи еще не вышло изъ первой стадіи своего раз-
смотря на самыя неблагопріятныя условія, жизнь все-таки раз- витія, но уже предварительный работы въ этой области и
вивается". вытекающія изъ нихъ логическія заключенія значительно рас-
Развитію жизни не можетъ помѣшать ничто, ни разность ширили сферу нашихъ взглядовъ на сущность и на раепро-
климатовъ ни глубина или высота; какъ въ глубинѣ морей, страненіѳ жизни. Теперь мы знаемъ, какъ безпредѣльиа эта
такъ и на вершинахъ горъ, какъ въ тропикахъ, такъ и у по- жизнь, какъ могуча вызывающая ее сила, какъ плодородна
люсовъ, всюду встрѣчаются живыя существа. Такъ создана прекрасная природа, которая не знаетъ старости чі постоянно
земля. Растенія довѣряютъ свои сѣмена вѣтру и вдали отъ полна юношескими силами. Кажется, что мы находимся нака-
родины, на чужой почвѣ, сѣмена даютъ ростки и развиваются нунѣ разоблаченія глубочайшихъ тайнъ жизни, что наши
въ раетеніе; животныя стаями или отдѣльными экземплярами взгляды скоро увидятъ сокровеннѣйшія пружины развитія за-
переселяются и часто проникаютъ въ мѣстности, которыя родышей и ихъ иреобразованіѳ въ виды, семейства и т. д.
должны бы казаться недостижимыми. В ъ подземныхъ водахъ, Мы встрѣчаѳмъ на пути своего изученія огромную область
совершенно лишенныхъ свѣта, питаѳмыхъ лишь водой, про- микроскопической жизни, и въ этой области мы ясно видимъ
фильтрованной чѳрезъ почвенные слои, развиваются и живутъ пробуждающуюся силу, которая, находясь въ тѣсной связи съ
не только простѣйшіе микроскопические организмы, но встрѣ- остальными областями проявленія жизни, развиваетъ свою осо-
чаются даже рыбы и водныя птицы. Въ естественныя подзем- бую жизнь.
ныя пещеры проникаютъ живыя существа, которыя разви- Жизненная сила есть неоспоримое свойство организованной
ваются подъ землей, размножаются и ведутъ тамъ совершенно матѳріи, отдѣльныя составныя части которой путемъ взаимо-
своеобразную жизнь. Признаки жизни можно найти въ альпій- отношенія способны поддерживать образованный изъ нихт
скихъ ледникахъ и въ полярномъ снѣгѣ, a тропичеекіе Анды сложныя соединенія. Мы видимъ, что простѣйшіе элементы
покрыты роскошной, цвѣтущей растительностью даже на вы- неоргаиическаго порядка переходятъ въ составь не только
с о т ! 4.600 метровъ (болѣе 4 верстъ) надъ уровнемъ моря. органическихъ соединеній, но и въ тѣла организованный, т.-е.
Жизнь проявляется безконѳчно разнообразно и развивается въ тѣ самые организмы, въ которыхъ мы никакъ не можемъ
всюду, гдѣ находить для этого иодходящія условія. Нашихъ отрицать присутствія жизненной силы. Лейбницъ утверждает.,
искусственныхъ классификаций далеко недостаточно, чтобы что, согласно неизмѣняющемуся порядку вещей, во вселенной
охватить всѣ виды жизни, которая играетъ матеріей и формой, всегда проявляется наибольшая сумма жизни, и что въ ка-
для которой нѣтъ ничего невозможнаго. Свѣтъ, тепло и элек- ждое мгновеніе эта жизнь воплощена въ наиболыпемъ коли-
тричество открываютъ жизни тысячи различныхъ путей и обла- чествѣ отдѣльныхъ существъ. Упростивъ извѣстный взглядъ
стей для развитія, которое не можетъ задержать ни жаръ ни на природу Мальтуса, Дарвинъ училъ, что съ древнізйшихъ
холодъ. Микроорганизмы, высушенные на солнцѣ, выдержавшіе временъ одни живые виды, путемъ подавленія другихъ проби-
сильные морозы, послѣ многихъ лѣтъ мнимой смерти, снова вали себѣ дорогу; въ борьбѣ на жизнь и смерть болѣе силь-
оживаютъ, какъ только для этого создадутся удобныя условія. ные индивиды побѣждали слабыхъ и устанавливали на землѣ
На всей землѣ не найдется ни одной точки, гдѣ жизнь не порядоісъ вещей, который при данныхъ условіяхъ являлся
проявляла бы себя такъ или иначе. Если мы даже ограни- наиболѣе совершеннымъ. Для того, чтобы сохранить и утвер-
дить свое право на жизнь, живыя существа начали и продол- ихъ жизнь. Этотъ новый міръ для насъ является чѣмъ-то со-!
жаютъ до сихъ поръ всеобщую борьбу всѣхъ цротивъ всѣхъ,— вершенно безпредѣльнымъ; нашъ разумъ, даже съ помощью
борьбу, слѣдствіемъ которой является естественный подборъ богато одаренной фантазіи, не въ состояніи освоиться съ
индивидовъ, вышедшихъ изъ нея побѣдителями, наиболѣе этими безкоиечно малыми величинами, хотя мы до сихъ поръ,.
приспособленныхъ къ времени и мѣсту. Такимъ образомъ, такъ сказать, едва успѣли вступить на порогъ микроскопиче-
засѣянное природой поле всегда богато лучшими, наиболѣе скаго міра. В ь одномъ кубическомъ сантиметрѣ трепела (смѣсь
жизнеспособными плодами; чаша жизни всегда наполнена и гипса, глины и кокса. Переводч.) находятся до 2.000 милліо-
даже пѣнится черезъ край, такъ какъ болѣе совершенныя новъ окаменѣвшихъ инфузорій, называемыхъ галліонѳлами,
существа вытѣсняютъ существа менѣе совершенныя, но не помимо которыхъ, въ томъ же кубическомъ сантиметрѣ нахо-
уничтожаютъ ихъ окончательно: иногда послѣднихъ спасаетъ дятся до 90.000 милліоиовъ известковыхъ панцырей другихъ
бѣгство, и тогда переселеніе способствуетъ перенесенію жизни умершихъ инфузорій.
на новую почву и служить причиной повышенія общей суммы На иѣкоторыхъ пылинкахъ можно найти столько слѣдовъ
жизни. И только въ томъ случай, когда, согласно велѣніямъ лшвгаихъ на нихъ существъ, что количество послѣднихъ пре-
природы, подъ вліяніемъ измѣнившихся условій, жизнь того вышаете число людей, когда-либо жившихъ на землѣ; невоз-
или иного вида дѣлается на землѣ вообще невозможной, этотъ можно себѣ представить, какое количество живыхъ существъ
видъ исчезаете. оставило послѣ себя тѣ чудовищныя залежи мѣла, которыя
Такова была наша земля милліоны лѣтъ тому назадъ, въ тѣ тянутся вдоль океанскихъ береговъ пластами, мощностью въ
далекіе періоды, когда виды смѣняли другъ друга съ чрезвы- нѣсколько тысячъ футовъ. Какое невообразимое количество
чайной медленностью, такова она и теперь, когда жизнь на мелкихъ организмовъ должно было жить и умереть, чтобы
ней кипите ключомъ. Было время, когда люди считали са- создать изъ своихъ отложеній и остововъ тѣ огромные корал-
мымъ крошечнымъ организмомъ клеща, обычно достигающаго ловые острова, которые въ океанахъ создали полипы! Мил-
размѣровъ песчинки; для нихъ клещъ представлялся границей ліарды милліардовъ микроскопическихъ животныхъ и растеній,
животной жизни. Микроскопъ открылъ намъ область недоступ- отлагаясь пластами въ теченіе безчисленнаго множества вѣ-
ной невооруженному глазу жизни, и теперь мы на проетран- ковъ, создали гигантскія горы и оказали на строеніе земли
ствѣ квадратнаго миллиметра дѣлаемъ болыпія экскурсіи и значительно большее вліяніе, чѣмъ чудовищныя массы ки-
любопытный открытія. Левенгокъ при помощи микроскопа товъ, слоновъ или массы тропичеекихъ деревьевъ-великановъ.
нашелъ въ одной каплѣ воды тысячу милліоновъ инфузорій, Гумбольдте еказалъ:
общая масса которыхъ, однако, едва занимаете пространство, „Обманчивый по своему наружному виду, болѣе однообраз-
заполняемое однимъ клещомъ, а на этихъ инфузоріяхъ Эрен- ный, чѣмъ суша, океанъ скрываете въ себѣ несравненно бо-
бергъ открылъ еще меньшіе живые организмы, живущіе на лѣе пышный подборъ органической жизни, чѣмъ суша. Въ
нихъ въ качеетвѣ паразитовъ и, въ свою очередь, дающіе на своихъ прекрасныхъ путевыхъ замѣткахъ, составленныхъ во
себѣ пріютъ другимъ, еще болѣѳ мелкимъ организмамъ. Я время далекихъ морскихъ путешествій, Чарльзъ Дарвинъ спра-
номѣстилъ небольшую каплю воды на стекло, установилъ ведливо замѣчаетъ, что во всѣхъ нашихъ лѣсахъ скрывается
послѣднее въ фокусѣ солнечнаго микроскопа и такимъ обра- меньше животныхъ, чѣмъ въ низкихъ заросляхъ океана, гдѣ
зомъ получилъ увеличѳніе діаметромъ около 4 метровъ; къ группирующіяся на неболыпихъ глубинахъ танги или оторван-
моему безграничному изумленно, я увидѣлъ чудовищную массу ныя волнами вѣтви фукуса раскидываютъ свою листву, под-
живыхъ организмовъ различной величины, при чемъ эти жи- держиваемую пузырьками воздуха. Микроскопъ съ поразитель-
вотныя иногда настолько скучивались, что на всемъ простран- ной ясностью показываете человѣку, насколько широко развита
ствѣ изображѳнія не оставалось свободнымъ ни одного мѣ- жизнь въ океанѣ. Въ глубинахъ, далеко превышающихъ раз-
стѳчка величиною въ острее иголки. Всѣ эти существа живутъ меры нашихъ высочайшихъ горъ, каждый слой воды ожи-
въ теченГе немногихъ минуте, такъ что наши сутки для нихъ вляется своими особыми видами полигастрическихъ морскихъ
были бы тѣмъ же, что для насъ столѣтіе. Ихъ необычайно червей, циклидій и другихъ животныхъ. Нѣтъ возможности
малые размѣры соотвѣтствуютъ крайней несложности ихъ перечислить хотя бы ихъ наиболѣе распространенные виды.
организмовъ и простотѣ явлеиій, въ которыхъ проявляется Эти животныя встрѣчаются въ такомъ громадномъ количеств!),
ихъ быстрое уыираніе образуетъ въ морской водѣ такіе чудо- видѣть глазами обитателей другихъ міровъ, только поэтому
вищные запасы органическая вещества, что морская вода мы рѣшаемся утверждать, что могучая природа сосредоточила
дѣлается прекрасной питательной средой для болѣе крушіыхъ все свое творчество именно на нашей пылинкѣ, и что миллі-
существъ, населяющихъ океаны". оны несравненно болѣе совершенныхъ міровъ представляютъ
Богатство живыхъ видовъ, безчисленное множество разно- собою облеченные въ блестящіе саваны скелеты, безъ жизни,
образныхъ микроскопическихъ, но частью весьма развитыхъ безъ мыслей, безъ стремленій; что все величіе творчества со-
организмовъ даетъ богатую пищу нашей фантазіи и побу- средоточилось и исчерпалось на одной землѣ? Какое мысля-
ждаетъ ее погружаться въ торжественное созерцаніе бѳзпре- щее существо рѣшится бросить въ сверкающій ликъ „безпро-
дѣльности вселенной. дѣльнаго, созидающая міры могущества" такое циничное
Гдѣ граница плодовитости природы? Неужели мы можемъ утвержденіе?
втиснуть всю творческую силу въ узісія рамки земли, зная, Въ ученомъ трактатѣ, написанномъ въ отвѣтѣ на стран-
что лозунгъ природы состоитъ въ всеобщемъ распространены ный утвѳржденія богослова Вивилея, ученый Давидъ Брюстѳръ
жизни. Короткая дѣйствія солнечнаго луча достаточно, чтобы писалъ:
развить въ каплѣ воды милліоны зародышей. Мы знаемъ, что „Пустыя головы или, какъ ихъ называетъ поэтъ, низкія ду-
одна діатомея въ тѳченіе четырехъ дней можетъ размножиться ши, которыхъ можно убѣдить въ томъ, что изъ всѣхъ міровъ
въ 150 милліардовъ нодобныхъ сѳбѣ экземпляровъ. Гдѣ искать обитаема одна земля, безъ всякаго труда поймутъ, что и земля
границъ жизни, когда природа сумѣла не только насадить могла бы быть необитаема. Если такимъ головамъ не чужды
жизнь въ минѳралыюмъ царствѣ, не говоря уже о царствахъ результаты геологическихъ изслѣдованій, то онѣ должны при-
животномъ и растительномъ, но когда природа, не удоволь- знать, что зъ теченіе миріадъ лѣТъ земля была необитаема,
ствовавшись этимъ, заставила жить однихъ существъ на дру- что приводитъ иасъ къ совершенно несостоятельному за-
гихъ; когда она неутомимо разбрасываѳтъ всюду сѣмѳна и ключенно, будто въ теченіе миріадъ лѣтъ во всей вселенной во-
зародыши жизни; когда далее на останкахъ погибшихъ су-- обще не было мыслящая существа, что до наслоенія тѣхъ
ществъ развивается новая жизнь? Неужели и это не предста- пластовъ, въ которыхъ мы находимъ первые признаки орга-
вляѳтъ собою доказательства въ пользу того, что дѣятельность нической жизни, во всей вселенной вообще не существовало ни
природы не ограничивается одной землей, но что она распро- одного живого организма, ни одного растенія. За этотъ длшшый
страняется и на другіе міры, гдѣ ея безпрѳдѣльное могу- иѳріодъ всеобщей смерти солнца, окруженныя своими сверкаю-
щество тоже вызываетъ жизнь въ самыхъ разнообразныхъ щими свитами, цѣлыя міровыя системы совершали предназначен-
проявленіяхъ? ный имъ путь, никѣмъ незалѣчаемыя, безъ всякой разумной цѣли!
Въ то время, какъ на землѣ природа ясно и неопровержимо Ничего не освѣщающіе факелы, не грѣющіе огни, не освѣжающія
возвѣщаетъ, что смерти нѣтъ мѣста въ ея царствѣ, что она воды, не бросающія тѣни тучи, горы, долины, суши, моря, все
всюду сѣетъ только жизнь; въ то время какъ мы видимъ что это существовало и все это не выполняло никакой цѣли! Домъ
природа шлетъ жизнь широкимъ, неудержимымъ потокомъ, мы безъ жильцовъ, машина, работающая безъ всякой цѣли, го-
не имѣемъ никакого основанія закрывать глаза на эти дока- родъ безъ жителей—эти представленія такъ же безсмыслен-
зательства, отворачиваться отъ этого величественная зрѣлища. ны, какъ планета безъ жизни, какъ необитаемый міръ. Мы не
Неужели послѣ всего сказанная можно утверждать, что другія поиимаемъ, зачѣмъ цостроенъ такой домъ, зачѣмъ основанъ
планеты, созданный по тѣмъ же законамъ, по которымъ создана такой городъ, и такъ же не понимаемъ, зачѣмъ создана такая
земля,—планеты,рѣшительно ничѣмъ отъ земли не отличающіяся, планета. "Если бы планеты представляли собою безформенныя
прѳдставляютъ собою мрачныя, безплодныя, безнадежныя пу- массы, безжизнеыпыя и недвижимыя, то мы напрасно задавали
стыни? Всѣ чудеса творчества будто бы сосредоточены на крошеч- бы себѣ вопросъ о томъ, зачѣмъ онѣ существуютъ. Но мы
ной зѳмлѣ, и природа, такая щедрая здѣсь, во всей вселенной видимъ тѣла, отличающіяся поразительной красотой, безпре-
проявляетъ непостижимую скупость. Всѣ міры, за исключѳніемъ рывно двигающіяся по строго начертаннымъ путямъ, и тѣмъ
одной лишь земли, представляютъ собою лишь безцѣльно но- болѣе жгучимъ является вопросъ: зачѣмъ они существуютъ?
сящіеся въ пространетвѣ комки массы, обреченные на вѣчную Трудно представить себѣ среди вселенной міръ, все назначение
смерть? Только потому, что мы съ нашей пылинки не можемъ которая состоитъ въ движеніи по определенной орбитѣ, ко-
смѣлость утверждать, что онъ, и только онъ, былъ и есть
торый обречешь на вѣчную смерть, поверхность котораго ли- единственное разумное существо во всей вселенной!, Такое
шена жизни или не подготовляется для жизни; такая мысль утвержденіе не только безумно, не только ни на чемъ не осно-
можетъ возникнуть лишь въ затемиенномъ разумѣ,—въ разумѣ, вано, но оно просто смѣшно,
лишенномъ вѣры и надежды, въ разумѣ, которому чуждо смире- Бѣглаго знакомства съ развитіемъ жизни вообще достаточно,
ніе, и который въ безумиомъ самомнѣніи утверждаетъ, что только чтобы создать прочную увѣренность въ томъ, что всѣ міры
для него волнуется море и красуются горы, что земля для него обитаемы. Мы сами ничтожны на аренѣ творчества и вокругъ
скамья, а небо—шатеръ. насъ разстилается безконечность: подъ нами въ микроскопи-
' Мы заблуждаемся, полагая, что вся вселенная мертва, и что ческомъ мірѣ живыхъ организмовъ, надъ нами—въ безконеч-
только на землѣ сосредоточена жизнь, развить тотъ духъ, ко- иости пространства и бѳзчисленности міровъ. > Природа мало
торый въ нашихъ глазахъ является высшей ступенью развитая. заботится о томъ, чтобы мы ознакомились хотя бы съ самой
Было время, когда земля еще не носила на себѣ жизни; какъ ничтожной частью ея творчества; окружая себя непроницаемой
куколка, изъ которой впослѣдствіи должна выпорхнуть бабочка, тайной, она какъ бы хочетъ сказать, что,кромѣ того, что мы
она лежала въ глубокомъ снѣ. Затѣмъ, силою божественной можемъ уловить своими чувствами, есть еще безчисленное
вЬли, на ней пробудилась жизнь, сначала въ растеніяхъ, за- множество недостижимаго для нашихъ чувствъ, и хотя это не-
тѣмъ въ животныхъ, и, наконецъ, въ человѣкѣ, которому дано достижимое насъ постоянно окружаетъ, она не считаетъ нуж-
высокое развитіе духа, позволяющее ему распоряжаться ^ дру- нымъ посвящать насъ въ эти тайны. Природа лишила насъ
гими существами на землѣ, ибо на землѣ,какъ и во всей все- возможности узнать, какія силы она развиваетъ на другихъ
ленной, духъ властвуетъ надъ матеріей. Такъ создалась земля, мірахъ, она на позволяет» намъ даже узнать, до какой глу-
какъ населенный міръ, такъ матерія пробудилась къ жизни: и бины она разсѣяла миріады сверкающихъ небесныхъ тѣлъ, оби-
мы должны признать, что всякая другая планета точно такъ же таемыхъ міровъ.
создана для жизни разумныхъ и безсмертныхъ существъ.—
Природа учить насъ, что какъ у насъ на землѣ есть без-
Было ли такое время, когда ничего не существовало, кромѣ
численное множество организмовъ, о существованіи которыхъ
Высшаго Существа, окруженнаго мертвой пустотой безпредѣль-
мы догадываемся, но которыхъ мы не можемъ уловить на-
наго пространства? Могло ли это Высшее Существо хотя одно
шими чувствами, такъ и въ безпредѣльномъ міровомъ про-
мгновеніе оставаться нѳдѣятельнымъ, безвольнымъ?—Оглянемся
странствѣ есть міры и существа, несравненно болѣе совер-
на секунду къ тому далекому прошлому, когда земля, еще не
шенные, чѣмъ наша земля и мы. Паскаль, между прочимъ,
сплотившись въ твердый шаръ, вращалась вокругъ солнца въ
говорить:
видѣ туманности,—уже тогда изъ темной глубины небесъ ли-
„Тотъ, кто вполнѣ усвоилъ себѣ эту истину, можетъ прослѣ-
лись лучи далекихъ тѣлъ, свѣтъ отъ которыхъ къ намъ до-
дить величіе и могущество природы во всей окружающей насъ
ходить черезъ милліоны лѣтъ; уже сверкали миріады звѣздъ,
безконечности и прй этомъ познать самого себя, уясыивъ се-
а наша земля представляла собою комокъ хаоса, въ которомъ
бѣ, что человѣку отведено мѣсто между безпредѣльностыо и
однако, уже находились зародыши будущей жизни. Тогда, ко-
между ничѣмъ въ пространствѣ между безпредѣльностыо и
нечно, на землѣ не было ничего, что хотя бы отдаленно на-
между ничѣмъ въ движеніи, между безпредѣльностыо и между
поминало живое существо. Для кого же тогда сверкали разсѣ-
ничѣмъ во времени. Здѣсь можно научиться давать сѳбѣ пра-
янныя по міровому пространству звѣзды? На кого лились ихъ
вильную оцѣнку, здѣсь можно дѣлать наблюденія и выводы,
мягкіе лучи? Кто ими любовался?—Было время, когда на зем-
болѣе цѣнные, чѣмъ выводы, которые можно получить путемъ
лѣ царила мертвая пустота, но тогда въ далекомъ простран-
опредѣленія доступныхъ нашимъ внѣшнимъ чувствамъ вели-
ствѣ уже носились міры, на которыхъ царила жизнь.—Тѣ лучи,
чинъ".
которые теперь доносятся до нашихъ глазъ, часто показыва-
ют» намъ пославшее ихъ свѣтило въ видѣ туманнаго пятна. Какое огромное значеніѳ имѣетъ великій законъ единства и
По эти лучи неслись въ пространствѣ милліоны лѣтъ, прежде взаимнаго дополненія, который руководить дѣйствіями природы!
чѣмъ они долетѣли до насъ, и мы не знаемъ, въ какомъ со- Согласно этому закону каждый минералъ имѣетъ одинаковое
стояніи находятся теперь пославшіе ихъ міры. И при такой строеніе, каждый міръ имѣетъ одинаковую форму и едины я
безпредѣльности пространства и времеии человѣкъ имѣетъ движенія; благодаря этому закону имѣютъ единое строеніе
костяки животныхъ и клѣтки растеній, горы и скалы, рѣки и. лучены кристаллическія соединенія органическаго характера:
ручьи, вообще, весь физическій міръ. Законъ взаимнаго до- это таинственные вѣстники, которые приносятъ намъ издалека,
полненія вносите въ общую жизнь существъ полную гармонію, съ незнакомыхъ міровъ, вѣсти о другой, таинственной жизни.
въ которой ничто не можетъ отдѣлиться отъ цѣлаго, ничто Многіе физики утверждаютъ, что уголь образовался въ мете-
не можетъ существовать вполнѣ самостоятельно, безъ всякаго орахъ лишь при соприкосновеніи ихъ съ нашей атмосферой
отношенія къ окружающему. или даже послѣ ихъ паденія на поверхность земли; однако
Уже эти два закона доказываютъ, что природа не могла это опровергается тѣмъ фактомъ, что плотность метѳориче-
создать міровую систему, одинъ членъ которой не подчиненъ скаго графита равна 3,56, въ то время какъ плотность земного
общему закону, и что поэтому, если бы планеты были обречены g графита составляете лишь 2,5, что исключаете всякую воз-
на вѣчную смерть, земля не могла бы быть обитаемой. На можность образованія графита на землѣ; кромѣ того, частицы
землѣ мы видимъ полную гармонію жизни, полное подчиненіе угля были найдены въ метеорахъ среди частицъ желѣза, что
законамъ единства и взаимнаго дополненія, а потому никоимъ ? также исключаете возможность ихъ возникновенія въ земной
образомъ нельзя предположить, чтобы во всей вселенной могъ атмосферѣ. Метеоры, давшіе неопровержимыя доказательства
всгрѣтиться хотя бы одинъ міръ, рѣзко отличающійся отъ дру- существованія жизни на иныхъ планетахъ, упали на землю: въ
гихъ, и чтобы наша земля, въ полное отличіе отъ другихъ Алэ, 15 марта 1806 г . ; н а мысѣ Доброй Надежды, 13 октября
міровъ, была лишь одна украшена чудесами жизни. Одно изъ s 1838 г . ; в ъ Кабѣ (Венгрія), 15 апрѣля 1857 г.; въ Оргей (югъ
двухъ: или земля представляетъ собою исключеніе, нѣчто слу- Франціи), 14 марта 1864 г. и въ Лаже, 23 іюля 1872 г.
чайное, или же она является звеномъ стройной дѣпи міровой і Послѣдній метеоръ содержалъ частицы воды и торфа, который,
системы, т.-е. живете согласно законамъ этой системы. Пер- какъ извѣстно, происходите отъ разложенія окаменѣлыхъ ра-
вый случай былъ бы побѣдой смерти надъ жизнью, небытія стений подъ вліяніемъ воды, при опредѣленныхъ условіяхъ.
надъ бытіемъ, а второй случай—побѣдой жизни надъ смертью, Добавимъ еще, что тотъ же метеоръ, упавшій въ Лаже, со-
проявленіемъ могущества * природы. Мы полагаемъ, что въ держалъ въ себѣ чистый хлористый натрій, т.-е. обыкновенную
этомъ не трудно разобраться и высказаться въ пользу того і поваренную соль. 22 сентября 1886 года въ Россіи упалъ
или другого взгляда. метеоръ, содержавшій аморфный уголь и кристаллы алмаза.
Всѣ выясненныя до сихъ поръ научныя данныя подтвержда- Составь метеоровъ имѣетъ громадное значеніе для нашего
й т е справедливость нашего ученія, но мы все-таки считаемъ ученія, особенно, если принять во вниманіе, что здѣсь мы
долгомъ закончить эту главу ссылкой на еще болѣе яркое, имѣемъ дѣло лишь съ обломками разрушенныхъ міровъ или
неопровержимое доказательство. Мы ссылаемся на тѣ обломки же съ мелкими частицами, оторвавшимися до уплотненія ту-
иланетныхъ міровъ, которые, будучи выброшены изъ сферы манныхъ пятенъ въ плотныя небесныя тѣла; ясно, что трудно
иритяженія своей прежней орбиты, попадаютъ въ сферу при- было бы ожидать найти на такихъ частицахъ слѣды расти-
тяженія земли и падаютъ на поверхность послѣдней. Эти ме- тельнаго или животнаго царства. Однако для насъ вполнѣ
теоры особенно цѣнны для насъ потому, что они знакомятъ достаточно знать, что въ метеорахъ найдены органическія и
насъ съ природой далекихъ планетъ, при чемъ химическій неорганическія вещества, тѣсно связанный съ проявленіями
анализъ неопровержимо доказываете, что на тѣхъ мірахъ, съ жизни на землѣ. И если всѣ вышеизложенпыя наши разсу-
которыхъ принеслись къ намъ эти рѣдкіе гости, есть жизнь. жденія еще не вполнѣ убѣдили нѣкоторыхъ изъ нашихъ чи-
Иутемъ химическаго анализа метеоровъ мы убѣдились въ томъ, j тателей, то мы надѣемся, что послѣднее доказательство, на-
что на планетахъ есть желѣзо, кремнезёмъ, никкель, кобальте, конецъ, заставите ихъ убѣдиться въ правотѣ и неопровержи-
марганедъ, мѣдь, олово, сѣра, глиноземъ, уголь и другія ве- мости нашего ученія.
щества, встрѣчающіяся на землѣ. Въ данномъ случаѣ важнѣе j
всего нрисутствіе въ метеорахъ угля, который, правда, до сихъ
поръ былъ найдешь въ ограниченномъ количествѣ и въ пе-
КОНЕЦЪ ПЕРРОЙ КНИГИ.
многихъ метеорахъ; уголь служить неопровержимымъ доказа-
тельствомъ жизни. За послѣднее время въ метеорахъ обнару-
жена, графить. Путемъ сложной обработки изъ метеоровъ по-
ш.
Обитаемость земли.

Астрономическое положеніе земли.—Времена года на землѣ и на дру-


гихъ планетахъ; ихъ вліяніе на живые организмы. — Періодическое
измѣненіе эклиптики.—Эксцентричность нланетныхъ орбитъ.—Предпо-
лагаемая непрерывная весна или совершенствованіе для будущихъ
временъ.—Недостатки строенія земли.—Антагонизмъ природы.—Физиче-
ское состояніе земли и жизненныя удобства человѣка; непріятности и
опасности человѣческой жизни.—Внутренняя расплавленная масса земли;
незначительность толщины земной коры, на которой мы живемъ; ея
непрочность, ея частичныя движенія и измѣненіе поверхности земли.—
Болѣе совершенные міры.—Сравненія и выводы.

Наши физіологическія изслѣдованія мы дополнимъ нѣкото-


рыми разсужденіями, вытекающими изъ наблюдѳнія проявляю-
щейся на землѣ жизни.
Мало того, что природа внушила нашему разуму мысль о
многочисленности обитаемыхъ міровъ; мало того, что она под-
твердила справедливость этой мысли, показавъ намъ, что въ
отношеніи обитаемости земля не имѣѳтъ передъ другими пла-
нетами ровно никакихъ преимуществъ, при чемъ природа пока-
зала, что она, въ силу своего безпредѣльнаго могущества, спо-
собна распространять жизнь всюду, и что она въ этомъ отно-
шеніи не признаѳтъ никакихъ привилегій: этого всего для иея
оказалось мало, она хотѣла внушить намъ полную увѣренность
въ непреложности высказанной мысли и вырвать изъ рукъ
противниковъ послѣдней все оружіе, для чего она показала,
что даже для жизни человѣка земля не создала лучшихъ усло-
вій, чѣмъ они есть на другихъ планетахъ.
Мы говоримъ „даже для жизни человѣка" потому, что если
мы предположимъ, что основной характеръ нашей организаціи
встрѣчается и на другихъ планетахъ, то мы увидимъ, что и
для нашей организаціи найдутся міры, гдѣ условія жизни зна-
чительно лучше, чѣмъ на зѳмлѣ.
Этимъ мы не хотимъ сказать, что жизнь чѳловѣка должна
служить непремѣнной исходной точкой для нашихъ сравненій;
мы беремъ ее лишь исходной точкой для разсужденій, чтобы
съ этой точки зрѣнія опровергнуть мнѣнія тѣхъ людей, кото-
рые, ссылаясь на организацію человѣка, утверждаютъ, что
земля есть лучшій изъ міровъ. Обитатели земли совсѣмъ не
представляютъ собою образецъ для обитателей другихъ планетъ,
и вообще, какъ мы увидимъ ниже, было бы очень ошибочно
считать нашу землю образцомъ совершенства въ царствѣ не-
8
Многочисленность обитаемыхъ міровъ. К н . 8 .
бѳсныхъ тѣлъ. Неизвѣстныѳ намъ люди, рожденные на разныхъ имъ теплотой, a растенія и животныя, расположившіяся, со-
мірахъ, несомнѣнно, отличаются отъ насъ по своей физической образно ихъ вкусамъ и привычкамъ, по различнымъ широтамъ,
организаціи, по своимъ умственнымъ и нравственнымъ каче- будутъ жить при неизмѣняющейся, наиболѣе для нихъ выгод-
ствамъ, по развитію какъ отдѣльныхъ индивидовъ, такъ и ной температурѣ. Благодаря такой равномѣрности температуры,
общихъ массъ. Было бы очень неблагоразумно судить объ развитіе организмовъ должно протекать болѣе правильно, а
организадіи обитателей другихъ планетъ по степени различія жизнь организмовъ должна быть гораздо продолжительиѣе,
эгихъ планетъ съ нашей землей, не имѣя возможности выйти чѣмъ при измѣняющейся температурѣ. При такомъ положѳніи
за поставленные намъ узкіе прѳдѣлы наблюденія. Здѣсь надо оси, дни и ночи въ каждой отдѣльной точкѣ планеты должны
указать на то, что всѣ наши разсужденія имѣютъ въ виду имѣть опредѣленную, никогда не измѣняющуюся продолжи-
одинъ общій организмъ, который воплотился на землѣ въ опре- тельность и притомъ длина ночи должна быть совершенно оди-
дѣленныя формы, но который на другихъ планетахъ, сообразно наковой съ длиной дня, какъ то на землѣ бываетъ весной.
существующимъ тамъ болѣѳ или менѣе благопріятнымъ усло- Это равномѣрное распредѣленіе темноты и свѣта тоже должно
віямъ жизни, принялъ формы, болѣе или менѣѳ отличающіяся благопріятно вліять на развитіе и тѳчѳиіе жизни. Поэзія такой
отъ нашей организаціи. вѣчной весны невольно переносить насъ въ золотое царство
Упомянемъ прежде всего объ одномъ факторѣ, имѣющемъ миѳа, въ области рая.
огромное значеніе для развитія и теченія жизни, именно о томъ, Если, наоборотъ, ось вращевія небеснаго тѣла расположена
что слишкомъ частая смѣна жизненныхъ условій, а также не- въ самой плоскости орбиты, то въ теченіе года происходить
равномѣрная продолжительеость періодовъ такихъ смѣнъ ока- чрезвычайно рѣзкія смѣны въ освѣщеніи и согрѣваніи планеты.
зываетъ существенное вліяніе на истощеніе въ организмахъ За очень жаркимъ лѣтомъ слѣдуетъ крайне холодная зима;
жизненныхъ силъ. Чѣмъ длиннѣе и равномѣрнѣе времена года, лѣтомъ, въ длинные дни, ослѣпительные лучи солнца выжи-
и самые годы, тѣмъ выгоднѣѳ складываются условія для дли- гаютъ поля и нивы, а зимой въ теченіе долгаго времени ско-
тельной жизни организмовъ. Такимъ образомъ на планетахъ, ванная холодомъ земля окутывается густою тьмой. При такой
гдѣ эти періоды смѣняютъ одинъ другого быстро, жизненныя смѣнѣ жары и холода, тьмы и свѣта жизнь можетъ разви-
силы должны расходоваться съ значительной быстротой. Съ ваться лишь въ жалкихъ размѣрахъ, амногіѳ виды животныхъ
этой точки зрѣнія земля оказывается въ меиѣе благопріятныхъ и растеши при такихъ условіяхъ вообще не могутъ суще-
условіяхъ, чѣмъ многія другія планеты, такъ что она никоимъ ствовать.
образомъ не является -міромъ, устроеннымъ наиболѣѳ благо- Земля по положенію своей оси вращенія не пользуется бла-
пріятно для жизни человѣка. годатной равномѣрностыо температуры, но и не страдаетъ опи-
Извѣстио, что для вращающихся вокругъ солнца и въ то санными рѣзкими смѣнами: ось вращенія земли уклоняется отъ
же время вокругъ своихъ осей планетъ и ихъ спутниковъ, перпендикуляра на болѣе чѣмъ на 23°, благодаря чему какъ на
продолжительность временъ года, дней и ночей, а также ихъ сѣверной, такъ и на южной половинѣ земного шара образова-
климатъ, опрѳдѣляется положеніемъ оси ихъ дневного враще- лись три пояса или зоны: „жаркій поясъ", гдѣ въ теченіе
нія къ плоскости годовой орбиты. Если ось вращѳнія стоитъ двухъ дней въ году солнце стоитъ надъ землей по строго пер-
перпендикулярно къ плоскости орбиты, то условія освѣщенія пендикулярной линіи, „холодный поясъ", гдѣ въ опредѣлен-
и согрѣванія каждой отдѣльной точки такого тѣла останутся ное время солнце, несмотря на вращеніе земли, въ теченіе
неизмѣнными въ теченіе всего года; теплая полоса будетъ многихъ сутокъ совсѣмъ не показывается надъ горизонтомъ, а
находиться на экваторѣ, а области холода ограничатся полю- между этими двумя крайностями расположенъ такъ называе-
сами, при чемъ отъ экватора къ обоимъ полюсамъ теплота мый „умѣренный поясъ". Въ то время какъ подъ палящими
будетъ постепенно, равномѣрно уменьшаться, такъ что въ лучами жаркаго пояса растительная и животная жизнь разви-
каждой точкѣ въ теченіе всего года температура будетъ оста- вается крайне быстро и жизненныя силы расходуются щедро,
ваться безъ измѣненія. Слѣдователыю, на такой планетѣ ни- холодъ и тьма холоднаго пояса мѣшаютъ развитію жизни какъ
когда ие наступить вредное для растительной и животной въ растительномъ, такъ и въ животномъ царствѣ.
жизни измѣпеніе температуры; животныя и растѳнія, располо- Такимъ образомъ мы видимъ, что уклонъ оси вращенія отъ
жившіяся по экватору, всегда будутъ пользоваться нужной перпендикуляра къ плоскости орбиты оказываетъ значитель-
ноѳ вліяніѳ на условія развитая жизни вообще, a слѣдоватедьно, ненія, и руководимые этимъ предчувствіемъ, они спѣшатъ при-
и на развитіе жизни человѣка, хотя намъ природа дала боль- способиться къ грядущему. Животныя и птицы переселяются;
шую независимость и самостоятельность, чѣмъ другимъ живымъ растенія и нѣкоторыя животныя погружаются въ спячку, и
существамъ. На развитіе жизни вліяютъ какъ времена года, т. д. Въ зависимости отъ созданныхъ на землѣ условій, жизнь
такъ и перѳмѣны климата. Если уклонъ оси вращенія измѣ- не въ состояніи перейти опредѣленныя, поставленный ей при-
няется, если ось приближается къ перпендикуляру, то вызван- родой границы; во всѣхъ своихъ проявленіяхъ она вращается
ный уклономъ неудобства смягчаются или даже исчезаютъ со- вокругъ опредѣленнаго центра, въ которомъ сосредоточены
вершенно. Уклонъ оси вращенія земли тоже измѣняется, но иаиболѣе богатые элементы ея проявленія; отъ этого центра
лишь въ предѣлахъ между 21 и 27°, такъ что въ этомъ отно- она отклоняется до извѣстныхъ предѣловъ, не нарушая при
шепіи земля находится въ мѳнѣе благопріятныхъ условіяхъ, этомъ связи съ условіями, царящими на землѣ. Правда, мы
чѣмъ другія планеты, оси которыхъ находятся въ положеніи, можемъ допустить, что со времеиемъ, въ силу какихъ-либо
болѣе близкомъ къ упомянутому перпендикуляру. невѣдомыхъ намъ міровыхъ законовъ, уклонъ оси вращенія
Для того, чтобы вполнѣ уяснить себѣ связь между уклономъ земли измѣнитея къ лучшему; въ такомъ случаѣ, по мѣрѣ
оси вращенія планеты и развитіемъ жизни наея поверхности, приближенія земной оси къ упомянутому выше перпендикуляру,
мы должны взять исходной точкой смѣну временъ года на на- времена года на землѣ будутъ менѣе отличаться другъ отъ
шей землѣ, такъ какъ только здѣсь мы имѣемъ возможность друга по разности температуры; климаты отдѣльныхъ поясовъ
дѣлать наблюденія надъ развитіемъ жизни въ животномъ и тоже не будутъ подвержены такимъ рѣзкимъ измѣненіямъ,
растительномъ царствѣ. Растительное царство, представляющее какимъ они подвержены теперь, длина ночей приблизится къ
собою основу питанія для животныхъ и человѣка, ежегодно длинѣ дней; но въ этомъ случаѣ мы не будемъ имѣть ника-
возобновляется. Зимой растенія снять, отдыхаютъ послѣ уси- кого права утверждать, что еовершившіяся перемѣны имѣли
леннаго развитая; весной, съ первыми живительными лучами цѣлыо улучшить наше положѳиіе. Такое утвержденіе было бы
солнца, растительное царство пробуждается и развиваетъ но- совершенно произвольнымъ, такъ какъ вся земная жизнь воз-
вую молодую жизнь; лѣтомъ протекаетъ цвѣтеніе, а осенью никла на поверхности земного шара и находится въ самой
созрѣваютъ плоды и сѣмена. Такъ протекаетъ растительная тѣсной связи съ послѣднимъ, такъ что лишь черезъ его по-
жизнь, если зима не губить растенія, и весна видитъ ихъ въ средство она участвуетъ въ общей жизни вселенной. Не опа-
полномъ расцвѣтѣ красоты и силъ. Еще тѣснѣѳ связано ра- саясь возраженій, можно утверждать, что при наличности луч-
стительное царство съ временами года тамъ, гдѣ растѳнія зимой шихъ условій жизнь проявляется въ болѣе совершенныхъ фор-
окончательно гибнуть. Такъ, напримѣръ, зимою совершенно мах!», и что тамъ, гдѣ самое положеніе планеты обусловли-
умираютъ: рожь, пшеница, греча и другія растенія, питающія вает» болѣе высокую степень обитаемости, чѣмъ обитаемость
значительную часть европейскаго населенія. Умираютъ просо, земли, жизненныя силы развиваются свободнѣе и прочнѣе,
майсъ, рисъ и другія однолѣтнія растенія, и, благодаря ихъ при чемъ возникают, существа, вполнѣ примѣиившіяся къ окру-
гибели, человѣкъ имѣетъ возможность вновь засѣвать свои жающимъ ихъ роскошнымъ условіямъ, какъ мы примѣнились
нивы и вновь собирать богатую жатву. Если весна не въ со- къ нашей убогой земной обстановкѣ.
стояніи дать растенію достаточно тепла для его созрѣванія, то Разность характеровъ временъ года проявляется тѣмъ силь-
этотъ недостатокъ пополняетъ лѣто, съ его жарами. Времена нѣѳ, чѣмъ далѣе находится данная точка отъ экватора или отъ
года взаимно дополняют, другъ друга и обезпечиваютъ разви- одного изъ полюсовъ. Каждый полюсь озаряется солнцемъ въ
тіе жизни какъ въ растительномъ, такъ и въ животномъ цар- теченіе полугода, въ то время какъ въ продолженіе осталь-
ствахъ. Все живущее на землѣ неразрывными узами связано ныхъ шести мѣсяцевъ лучи солнца на него не попадаютъ.
съ условіями, среди которыхъ существуетъ самая земля, и Сѣверный полюсь озаряется солнцемъ съ начала нашей весны
всякое измѣненіѳ этихъ условій неизбѣжно влѳчетъ за собою и до конца лѣта, а южный полюсь—съ начала нашей осени
измѣненія въ жизни обитателей земли. Жизнь настолько тѣсно и до конца нашей зимы. Такимъ образомъ совпадают,:
связана съ состояніемъ земли, что всѣ организмы, какъ расти- лѣто на сѣверномъ полушаріи земли — съ зимой на южномъ;
тельные, такъ и животные, до извѣстной степени обладают, весна на сѣверномъ полушаріи — съ осенью на южномъ, и
способностью предчувствовать предстоящія климатическія измѣ- обратно.
Въ противоположность тѣмъ мудрецамъ, которые ждутъ неуловимы у насъ на землѣ, но которыя для другихъ планетъ
благотворнаго возрожденія земли отъ будущаго, многіе люди, имѣютъ важное значѳніѳ. Дѣло въ томъ, что планеты движутся
обладавшіѳ не меньшей мудростью, особенно среди древнихъ, не по кругу, въ центрѣ котораго находится солнце, источникъ
утверждаютъ, что когда вращательная ось земли стояла пер- свѣта и тепла, но по эллипсовиднымъ орбитамъ, при чемъ
пендикулярно къ плоскости орбиты, и что въ то время, когда солнце находится такъ сказать въ точкѣ фокуса эллипса. Та-
человѣкъ только что появился на землѣ, на послѣдней царила кимъ образомъ разстояніѳ между планетой и солнцѳмъ измѣ-
вѣчная, роскошная весна: только съ теченіемъ сотенъ тыеячъ няется съ каждымъ днемъ, постепенно оно увеличивается,
лѣтъ земная ось начала уклоняться отъ вертикали, вслѣдствіѳ достигаете своего максимума, затѣмъ уменьшается до мини-
чего съ поверхности земли исчезла вѣчная весна, а съ нею мума. Наибольшее разстояніе планеты отъ.солнца принято
вмѣстѣ—красота и богатство жизни. Жизнерадостный Овидій называть афелгемъ, а наименьшее разстояніе перигеліемъ. Въ
и вдумчивый Мильтонъ, оба они съ одинаковымъ увлеченіемъ настоящее время, т.-ѳ. 2 іюля, земля отстоите отъ солнца па
склонялись къ этому былому благополучію земли и въ даи- наиболыпемъ разстояніи въ 151.800.000 километровъ, а 1 ян-
номъ случаѣ ихъ взгляды совпали настолько, насколько трудно варя она находится отъ солнца на ближайшемъ разстояніи въ
было ожидать при ихъ различіи во всемъ остальномъ. Другіѳ 146.800.000 километровъ. Съ измѣненіемъ разстояній отъ
поэты воспѣли, или вѣрнѣе оплакали воображаемую гибель солнца должны, конечно, измѣняться также условія освѣщенія и
земли, а философы, идя по стопамъ Анаксагора и Энопида согрѣванія, но при томъ огромномъ разстояніи, на которомъ
Хіосскаго, заявили, что ось земли уклонилась отъ вертикали земля вообще находится отъ солнца, это измѣненіе настолько
подъ тяжестью развившихся на земномъ шарѣ живыхъ су- ничтожно, что проходите для насъ совершенно иезамѣчѳшшмъ,
ществъ. тѣмъ болѣѳ, что обусловленная уклономъ земной оси рѣзкая
Всѣ эти теоріи теперь мы можемъ признать неоснователь- разность временъ года значительно притупила нашу воспріим-
ными. Изслѣдованія Лапласа, Лагранжа, Пуассона и другихъ чивость къ подобнымъ перемѣнамъ вообще. Иначе дѣло должно
доказали, что измѣненія въ положеніи земной оси могутъ про- обстоять у тѣхъ планетъ, орбиты которыхъ составляютъ очень
исходить лишь въ опредѣленныхъ границахъ, именно, отъ длинные эллипсы, напоминающіѳ эллипсы комете. Такія ор-
24°, въ 3° въ ту или другую сторону, въ теченіе очень дол- биты отличаются значительнымъ эксцентрицитетомъ (такъ назы-
гихъ періодовъ времени. Это маятникообразное колѳбаніѳ зем- ваютъ половину разницы между наибольшимъ и наименьшим!»
ной оси въ предѣлахъ 6° обусловливается пѳріодичѳскими разстояніѳмъ планеты отъ солнца), а потому такая планета
измѣненіями, которыми подвержены орбиты другихъ планетъ. должна рѣзко чувствовать разность вліянія солнца на ея по-
Перваго января 1884 года уклонъ оси земли равнялся 23 гра- верхность. Эксцентрицитете опредѣляется обыкновенно не въ
дуса 27 минутъ 5 секундъ. Теперь онъ каждый годъ умень- километрахъ, а по его отношенію къ среднему разстоянію между
шается на полсекунды и это продолжится до тѣхъ поръ, планетой и солнцемъ; рѣзче всего онъ проявляется у Меркурія.
пока уклонъ не достигнете 21 градуса; послѣ этого уклонъ Эта планета въ течепіѳ годового вращѳнія вокругъ солнца
постепенно будетъ снова увеличиваться до 27 градусовъ, а удаляется отъ послѣдняго на разстояніе около 70 милліоновъ
затѣмъ вновь начнется уменыпеніе. Маятникообразныя движе- километровъ и приближается до 46 милліоновъ километровъ;
ния земной оси частью вызываются пѳріодическими колебаніями такимъ образомъ максимумъ разстоянія между этой планетой
въ движеніи ея спутника, луны; эти колебанія заключаются и солнцемъ относится къ минимуму, какъ 70 : 46, т.-е. почти
въ повышенномъ стремленіи къ солнцу и называются нутаціей. какъ 3 : 2 . Такъ какъ освѣщеніѳ и согрѣваніе уменьшается въ
Нутація всегда проявлялась въ неизмѣнныхъ, строго опредѣ- квадратной пропорціи къ увѳличенію разстоянія, то оказы-
ленныхъ границахъ, такъ что нѣтъ никакого основанія пола- вается, что Меркурій, находясь въ перигѳліи, получаете отъ
гать, что въ прошломъ земля была болѣе удобна для жизни, солнца вдвое большее количество тепла и свѣта, чѣмъ въ то
чѣмъ теперь, точно такъ же, какъ нѣтъ никакого основанія время, когда онъ находится въ своемъ афелііа. Для этой пла-
ожидать въ будущѳмъ болѣе удобнглхъ условій жизни. неты какъ бы восходить второе солнце, которое шлѳтъ на
него двойное количество тепла и свѣта. На Юпитерѣ, враща-
Однако вызываемый уклономъ оси перемѣны временъ года
тельная ось котораго почти совсѣмъ не уклоняется отъ пер-
зависятъ не только отъ вращенія планетъ вокругъ своей соб-
пендикуляра, обычныхъ у насъ на земдѣ временъ года почти
ственной оси; есть еще иныя причины, которыя, правда, почти
одовъ, на кольцахъ Сатурна, напримѣръ, живыя существа
нѣтъ, такъ что тамъ главное значеніе должны имѣть клима- нашли бы несравненно болѣе удобныя уеловія для развитая
тическія измѣненія, вызываѳмыя экСцентрицитетомъ орбиты. жизни, такъ какъ кольца Сатурна знаютъ годъ, раздѣленныи
Какъ и уКлонъ земной о с и , эксцентрицитета орбиты земли на день и ночь, при чемъ какъ день, такъ и ночь продол-
уменьшается, но очень медленно, приблизительно на 6 0 0 0 кило- жаются по 80 земныхъ лѣтъ. Однако какъ выводы, которые
метровъ въ столѣтіе. Однако это умѳныпеніѳ черезъ нѣкоторое можно было бы сдѣлать, обладая этими данными, такъ и все-
время прекратится и уступить мѣсто увелйченію, такъ какъ возможный предположенія по этому поводу, выходятъ за предѣлы
и эти измѣненія замкнуты въ извѣстныя границы, опредѣленныя науки, а потому мы оставимъ ихъ въ сторонѣ.
Пуассономъ и другими учеными. Однако эти границы все-таки Мы только что сказали., что Юпитеръ представляете сооою
не настолько широки, чтобы онѣ могли вызвать значительное совершенно особый міръ, поставленный пб отношенію къ
измѣненіе въ свѣтовыхъ или тепловыхъ условіяхъ земли подъ источнику свѣта и тепла въ особенно благопріятныя условія.
вліяніемъ періодическаго измѣненія ея орбиты; это измѣненіе Уже раньше мы указывали на то, что эта гигантская рос-
совершается лишь въ почти незамѣтныхъ размѣрахъ, а потому кошная планета отличается отъ другихъ планетъ многими
и въ данномъ направленіи астрономическое положеніѳ земли преимуществами. Дѣйствителыю, въ Юпитерѣ^какъ бы осу-
приходится считать совершенно прочно установившимся. пщствлена фантастическая картина, въ которой человѣкъ ри-
Говоря объ обыкновенныхъ временахъ года, мы дошли до суете себѣ далекое прошлое или будущее земли, съ вѣчной
точки, съ которой слѣдуетъ начинать сравненіе земныхъ вре- весной, съ прекрасной, пышной жизнью. Это тотъ величествен-
менъ года съ временами года другихъ планетъ; времена года, ный міръ, до совершенства котораго землѣ не суждено дойти
благодаря различности своего характера, обусловливают» су- никогда. Эта гигантская планета кажется своего рода вызо-
и;ествованіе различныхъ формъ жизни и оказываютъ важное вомъ, начертаннымъ на небѣ и обращеннымъ къ слабымъ,
вліяніе на всѣ органическія и организованный тѣла, такъ что жалкимъ людямъ. Впрочемъ, нѣтъ, скажемъ лучше, что Юпи-
при нашемъ разслѣдованіи ихъ никоимъ образомъ нельзя теръ представляете собою символъ надежды, которая должна
обойти молчаніемъ. Уранъ, Мѳркурій и Венера отличаются поддерживать въ насъ стремленіѳ къ познанію и къ со-
другѣ отъ друга рѣзко различными и ярко выраженными вре- вершенствование, такъ какъ онъ даѳтъ намъ возможность
менами года и климатами, и въ этомъ отношеніи названный бросить взглядъ на дивный, пышно одаренный природой
планеты менѣе похожи на землю, чѣмъ всѣ остальныя небес- міръ. Къ Юпитеру вполнѣ примѣнимы слѣдующія слова Брю-
ныя тѣла. Сатурнъ и Марсъ въ этомъ направленіи мало от- стера:
личаются отъ земли; Юпитеръ представляете собою совершенно
особый міръ, одаренный особыми преимуществами: въ теченіе „Развѣ невозможно, что на планетѣ, несравненно болѣе
всего своего пути вокругъ солнца, который онъ совершаете прекрасной, чѣмъ наша земля, живутъ высоко одаренныя раз-
въ двѣиадцать земныхъ лѣтъ, на немъ остается одно и то же умныя существа, самое послѣднее изъ которыхъ стоите не-
время года, дни и ночи всюду длятся на немъ одинаковое измѣримо выше Ныотона? Развѣ невозможно, что обитатели
время, климаты, свойственные отдѣльпымъ его широтамъ, этой планеты располагаютъ болѣѳ сильными телескопами и
тоже постоянны, и гармонически переходятъ одинъ въ другой, болѣе совершенными микроскопами, чѣмъ мы? Развѣ нельзя
отъ экватора до полюсовъ. Для того, чтобы распространить допустить, что эти существа знаютъ болѣе совершенные спо-
наше изслѣдованіе также на спутниковъ планетъ, слѣдуетъ собы изслѣдованія, что они поставили синтетическую и ана-
указать на то, что нашъ спутникъ, луна, находится въ весьма литическую химію на несравненно болѣе высокую ступень раз-
благопріятныхъ условіяхъ, такъ какъ уклонъ его оси вращенія витая, чѣмъ мы? Возможно, что тамъ уже рѣшена задача о
всего на 2 градуса разнится отъ перпендикуляра къ плоскости взаимодѣйствіи трехъ тѣлъ, что тамъ рѣшена загадка о свѣ-
земной орбиты. Лѣто и зима на немъ сливаются въ одно тоносномъ эѳирѣ, что невѣдомая намъ сила духа тамъ облечена
сплошное время года, такъ что единственными измѣненіями въ математическія формулы и объясненія? Не подлежите со-
на немъ являются дни и ночи, при чемъ какъ день, такъ и миѣнію, что тамъ у людей разумъ силыіѣе и глубже развить,
ночь на немъ длятся пятнадцать земныхъ дней, что и пред- что эти существа поднялись до познанія и правильной оцѣнки
ставляете собою лунные полгода. Дальше мы должны указать ллановъ и дѣлъ Божіихъ? Но какъ бы высоко ни стояло
на то, что, иапримѣръ, въ виду длинныхъ перемѣнныхъ пері- развитіе этихъ существъ, они все-таки едва ли могутъ открыть
и подчинить себѣ всѣ законы, руководящіе матеріѳй всюду жилища, которыми мы обязаны исключительно своей изобрѣ-
вокругъ нихъ, надъ и подъ ними". тательности и энергіи. Здѣсь мы создали сѳбѣ свой собствен-
Дошѳлъ ли Юпитѳръ въ своѳмъ развитіи до обитаемости, ный міръ, гдѣ дѣйствуютъ наши особые законы, и гдѣ мы,
или же его поверхность еще находится на пути къ этому, въ совершенно независимо отъ внѣшняго міра, не боясь непо-
періодѣ охлаждѳнія, это въ обдцѳмъ для природы не важно. годы, проводимъ тихіѳ, мирные дни... Тѣмъ не менѣе, несмотря
Рано или поздно, но во всякомъ случаѣ Юпитеръ или уже на всѣ принятыя нами мѣры, намъ пришлось бы по капризу
обитаемъ, или будетъ обитаѳмъ, при чемъ условія жизни на природы переносить крайній холодъ и жаръ, если бы мы за-
немъ, несомнѣнно, гораздо благопріятнѣе, чѣмъ на землѣ. хотели воспользоваться всей поверхностью земли. Въ этомъ
Намъ, неразрывно связаннымъ съ землей, время кажется заключается одинъ изъ главныхъ недостатковъ земли, и я не
зависящимъ отъ дня и ночи, отъ временъ года, отъ перемѣны думаю, чтобы могущество человѣка дошло до возможности
температуры. Какъ въ этомъ отношеніи наша земля не похожа полнаго устраненія этихъ недостатковъ. Самыя условія зем-
на Юпитера, который для насъ можетъ служить образцомъ ной жизни оставляютъ намъ лишь одинъ выборъ: или
совѳршеннаго творенія природы, блаженнымъ раемъ, гдѣ день быть рабами жилища, или же переносить капризы временъ
за днемъ, годъ за го домъ мягко протекаютъ среди вѣчной года".
весны, среди веселой, красивой беззаботности, гдѣ живыя су-
Теперь постараемся по возможности окинуть однимъ взгля-
щества незамѣтно идутъ къ невѣдомой, незримой цѣли безпре-
домъ все населяющее землю человѣчество; при этомъ мы убѣ-
дѣльности. Такой міръ, рисующійся намъ въ блескѣ роскош-
ждаемся въ томъ, что земля совершенно не приспособлена къ
наго Юпитера, несомиѣнно, существуетъ на одной изъ безчис-
потребностямъ человѣка, и что „царь земли", благодаря не-
ленныхъ планетъ, вращающихся вокругъ милліоновъ солнцъ
достаточной плодовитости почвы, вынужденъ большую часть
въ міровомъ проетранствѣ, и тамъ жизнь течетъ спокойно,
своего времени тратить на добываніе средствъ существованія.
уравновѣшенно, обращенная къ защитѣ господства разума, а
Растенія, которыми онъ питается, онъ долженъ посѣять, вы-
не къ борьбѣ противъ мыслей и стремленія духа!
растить и затѣмъ обработать; животныхъ, служащихъ ему для
Мы далеки отъ намѣрѳнія закончить эту главу жалобами на удовлетворенія его разнообразныхъ потребностей, онъ должѳнъ
тягость и убогость человѣческой жизни, однако будетъ по- защищать отъ вреднаго вліянія суровыхъ временъ года; онъ
лезно, если мы снова повторимъ, что земля никоимъ образомъ долженъ строить имъ жилища, готовить имъ кормъ, посвя-
не представляѳтъ собою „лучшій изъ міровъ". На зѳмлѣ при- щать имъ массу заботь и труда, долженъ положительно быть
рода со всѣхъ сторонъ ведетъ борьбу противъ человѣка, ихъ рабомъ. Живя среди природы, человѣкъ не получаетъ
вмѣсто того, чтобы поддерживать стремленія его разума: часто отъ нея никакой непосредственной помощи. По мѣрѣ силъ и
намъ приходится видѣть въ ней врага, съ которымъ надо бо- возможности онъ старается использовать слѣпыя силы при-
роться всѣми силами и способами, чтобы одержать надъ нимъ роды, и если ему удается сносно поддерживать свое сугце-
верхъ. ствованіе на землѣ, то этимъ онъ обязанъ упорному труду, но
Рѳйно говоритъ: никоимъ образомъ не заботливости природы. Укажѳмъ хотя бы
„Характеръ нашей жизни опредѣляѳтся уже тѣмъ однимъ на то, что природа при помощи землетрясеній ежегодно гу-
обстоятельствомъ, что мы были вынуждены отказаться отъ бить тысячи людей, что она въ нѣсколько мгновеній разру-
чистаго воздуха полей и должны были искать себѣ болѣѳ на- шаетъ города, въ которыхъ люди создали или старались
дежпаго пристанища. Природа создала для насъ обстановку, создать культуру и благоустройство. Съ трудомъ взлелѣянныя
которая едва ли свидѣтѳльствуетъ о ея гостѳпріимствѣ. Рѣдко полезныя растенія выжигаются солнцемъ или же губятся лив-
можно встрѣтить что-либо прекрасное, совершенно свободное нями и наводненіями. Массы людей, лишенныхъ необходимаго
отъ недостатковъ или безобразія; мимолетно подаривъ намъ духовнаго развитія, пригибаются жизнью къ землѣ и изнемо-
свои ласки, природа, не обращая вниманія на наши потреб- гаютъ подъ брѳменѳмъ непосильной работы. Куда бы мы ни
ности, переходить къ климатическимъ крайностямъ, которыя бросили взглядъ на землѣ, всюду мы встрѣтимъ то же безна-
мы едва въ состояніи перенести; посылая намъ свои дары, дежное зрѣлище! А если кое-гдѣ мы замѣтимъ дворцы, свер-
она въ то же время заставляетъ насъ обороняться отъ угро- кающіе безумной роскошью, то спросимъ, какой цѣною ку-
жающихъ намъ опасностей. Все это загнало насъ въ душныя плена эта роскошь, вычислимъ, если это возможно, какая
бездна горя скрыта подъ ней, да и среди самаго блеска бо- томъ, что ударъ подземныхъ силъ случайно направится въ
гатствъ мы нерѣдко встрѣтимъ потоки горькихъ слезъ. Да, дно океана, который направить свои волны на сушу и смоегь
мы должны признать, что человѣческій духъ, несмотря, на всю съ нея все живое, при чемъ дно океана поднимется и обра-
глубину его мышленія, не утвердилъ на зѳмлѣ своего господ- з у е т . сушу. Вполыѣ возможешь стихійный взрывъ скопившихся
ства, что все подчиняется требованіямъ матѳріи, что безчислен- среди расплавленной земной массы газовъ, при чемъ тонкая
ное множество людей подвергают, себя невѣроятнымъ.мукамъ, земная оболочка разлетится въ куски и весь земной шаръ въ
чтобы создать для немногихъ отдѣльныхъ личностей кое-какія видѣ дождя метеоровъ разсыплѳтся по міровому пространству.
удобства жизни, въ то время, какъ самыя массы, гибнуть въ Такія перспективы, конечно, не могутъ способствовать чув-
безпросвѣтной нуждѣ. Если мы вспомнимъ все это, то мы не ству увѣренности въ завтрашнемъ днѣ, и мы можемъ успо-
можемъ не признать, что міръ, въ которомъ мы живемъ, каивать себя только тѣмъ, что большинство теологическихъ
стоить на очень низкой ступени развитая. переворотовъ протекало на землѣ медленно. Однако, даже
утѣшая себя мыслью, что эти перевороты совершались въ
Если бы нашлись читатели, для которыхъ наши разсужде- продолженіѳ такихъ долгихъ пѳріодовъ времени, поредъ кото-
нія оказались бы недостаточными, то пусть они вспомнятъ, рыми наша земная жизнь кажется ничтожной частью секунды,
что природа постоянно грозить намъ всевозможными опасно- мы все-таки не должны забывать, что эти перевороты имѣли
стями, не только на поверхности земли, но въ гораздо боль- мѣсто, и что они всегда угрожают» развитію на землѣ
шей степени и внутри земли,—скрытыми тамъ стихійными си- жизни.
лами. Геологическое строеніе земного шара не способно
вызвать въ насъ спокойное чувство безопасности, ибо, хотя Неужели и послѣ всего этого можно утверждать, что земля
могучіе гѳологическіе перевороты обыкновенно совершались представляет» собою лучшее мѣсто для жизни чѳловѣка, луч-
съ медленной постепенностью, но исторія говорить намъ о шій изъ міровъ, что ни одно изъ другихъ небесныхъ тѣлъ не
томъ, что земля не разъ открывала свою чудовищную пасть можетъ быть устроено болѣе совершенно, чѣмъ земля, не мо-
и несла человечеству гибель и смятеніе. Наши города, жи- жетъ быть лучше приспособлено для развитая человѣческой
лища, лѣса и нивы стоять надъ чудовищнымъ океаиомъ рас- жизни? Нѣтъ, такое утвержденіе невозможно; напротивъ, при-
плавленныхъ массъ, которыя могутъ прорвать тонкую, твердую ходится скорѣѳ удивляться тому, что на землѣ вообще разви-
кору и поглотить въ своихъ огненныхъ волнахъ цѣлыѳ на- лась жизнь; приходится признать, что земля сдѣлалась оби-
роды. Изслѣдованія подземной температуры показали, что по таемой только потому, что природа вообще отличается
мѣрѣ углубленія въ землю, температура настолько быстро изумительной плодовитостью и способна вызывать жизнь даже
поднимается, что на глубинѣ въ 40 километровъ подъ земной тамъ, гдѣ человѣкъ совсѣмъ не могъ бы ее себѣ представить.
поверхностью всѣ вещества, вѣроятно, уже находятся въ рас- Приходится признать, что природа сдѣлала землю обитаемой
плав ленномъ состояніи, если только этому не препятствуетъ только въ силу своего стремленія вызывать жизнь всюду, гдѣ
царящее тамъ страшное давленіе; но въ тотъ моментъ, когда только есть пригодная для ея развитая матерія, но изъ этого
это давленіѳ понизится, вещества должны сразу перейти въ никоимъ образомъ не слѣдуетъ, что неизсякаѳмый жизненный
жидкое состояніе. Араго говорить, что, принимая во вниманіе источникъ исчерпался послѣ того, какъ природа произвела на
незначительную толщину земной коры, именно, задерживаю- поверхности земли такое количество живыхъ существъ; напро-
щимъ вліяніемъ этого обратнаго давленія объясняется то, что тивъ того, именно въ разнообразіи и въ многочисленности
наиболѣе слабыя мѣста земной коры не прорываются распла- произведены природы мы видимъ яркое доказательство могу-
вленными массами. 40 километровъ подъ нами царить такая щества ея силъ, которыя она не истощила при украшеніи
температура, при которой легко плавятся тѣла, лишь съ боль- другихъ, несравненно болѣе совершѳнныхъ, міровъ живыми
гаимъ трудомъ поддающіяся плавленію въ нашихъ лаборато- существами.
ріяхъ при нѣсколышхъ тысячахъ градусовъ. Расплавленная Такимъ образомъ мы видимъ, что земля какъ по своему
огненная масса находится въ безпрерывномъ движеніи и по- положенію въ міровой системѣ, такъ и по своему естествен-
стоянно колеблетъ земную оболочку. Не проходить года безъ ному етроенію, какъ внѣшнему, такъ, въ особенности, и вну-
того, чтобы не произошло гдѣ-нибудь страшное землетрясеніе* тренному, далеко не можетъ считаться міромъ, наиболѣѳ при-
вызванное подземными силами. Нѣтъ ничего невозможнаго въ способленнымъ для поддержанія жизни. Другіе міры, обильно
разбросанные по вселенной, несравненно богаче качествами,
необходимыми для обитаемости, и обладаютъ условіями, не
только допускающими пребываніѳ на нихъ живыхъ существъ,
но дѣлающими это пребываніе въ высшей степени обезпечен-
нымъ и прекраснымъ. Въ слѣдующей главѣ, посвященной
звѣздному міру, мы развернемъ предъ читателемъ эту дивную
панораму. Болѣе совершенные міры, болѣе роскошныя приста- ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ.
нища для возвышеннаго духа мы мысленно видимъ въ тѣхъ
далекихъ областяхъ, въ которыя нашъ глазъ не можетъ про-
никнуть. Въ этихъ дивныхъ мірахъ человѣчество ведетъ спо- З^ЪЗДНЬІЙ ДОІРЪ.
койную, славную жизнь, осѣненно.е яснымъ, мягкимъ небомъ,
среди эѳирной оболочки, въ которой жизненные органы^рабо- Разстоянія планетъ отъ солнца, въ сравненіи съ разстояніями до дру-
гихъ солнечныхъ системъ. — Солнечный системы. — Дальность ближай-
таютъ съ непрерывной правильностью, среди наслаждеиій пре- шихъ звѣздъ. — Быстрота движенія свѣта; продолжительность движенія
красными дарами природы. Вѣчная весна, гармонично скра- , свѣтового луча отъ звѣздъ къ землѣ. — Измѣняющіяся звѣзды. — Цвѣт-
шиваемая новыми прелестями, несравненно болѣе освѣжающая, ныя звѣзды.— Исчезающія звѣзды.—Внезапно вспыхиваюіція звѣзды.—
ІІеріодическія звѣзды. — Численность звѣздъ. — За предѣлами видимаго
чѣмъ наши преходящія времена года, украшаетъ эти счастли- нами звѣзднаго міра. — Двойныя звѣзды. — Туманныя пятна; млечный
вые міры, въ которыхъ человѣческій духъ, свободный отъ путь съ его восемнадцатью милліонами солнцъ и безчисленнымъ коли-
окововъ матеріи, свободный отъ низкихъ потребностей, ро- чествомъ звѣздъ. — Нанболѣе отдаленный области, доступныя телескопу;
жденныхъ земными условіями, гдѣ приходится питаться остан- за предѣлами этихъ областей. — Безпредѣльность.
ками другихъ существъ,—этотъ духъ снабжѳиъ органами, ко-
торые незамѣтно втягиваютъ его въ жизненный элементе. Жизнь безконечна, безпредѣльна, вездѣсуща! — Это природа
Тамъ духъ не вынужденъ мучительно стремиться познать міръ, говорите намъ мощнымъ, убѣдительнымъ голосомъ, который
но одаренный болѣе совершенными органами и высшимъ громко раздается всюду во вселенной,—голосомъ, который зву-
разумомъ, онъ свободно проникаете въ чудеса творенія и въ чите по всему міровому пространству, проникаете въ самыя
законы вселенной. Золотыя узы любви тамъ гармонично охва- сокровениыя его области, слышенъ для обитателей всѣхъ мі-
тываютъ все человѣчество, какъ одну большую семью. Тамъ ровъ. Природа еще въ древности внушила эту мысль на зѳмлѣ
нѣтъ ни преступлений, ни зависти, ни ненависти. Возможно, нашимъ мудрецамъ, поэтамъ и философамъ, просвѣтленный
что тамъ не знаютъ яда смерти, и что разставаніѳ духа съ духъ которыхъ могъ самостоятельно подняться до общенія съ
оболочкой тамъ представляется лишь возвращеніемъ духа въ природой. Эту мысль природа въ наши дни внушаете намъ
родную семью. Тамъ человѣчество достигло торжества истины; въ каждомъ новомъ научномъ открытіи, когда человѣку, нослѣ
религія, естественныя науки и философія тамъ братски подали многолѣтней упорной борьбы, наконедъ, удается заглянуть еще
другъ другу руки. Тамъ, наконедъ, человѣкъ бездрѳпятственно въ одинъ уголокъ ея таинственнаго царства. Здѣсь природа
видите передъ собою прекрасное величіе безпредѣльнаго неба, такъ ясно и ярко раскрываете свою сущность, что къ ней
слѣдитъ за плавающими въ пространствѣ мірами и, одарен- невольно чувствуешь неодолимое влеченіе, которое испыты-
ный высшими силами, сообщается съ обитателями ближайшихъ ваете даже тотъ, кто впервые сдѣлалъ попытку истолковать
планетъ. знаменія природы. Но для того, чтобы названная мысль при-
несла намъ пользу, она должна укорениться въ насъ глубоко,
мы должны видѣть въ ней неопровержимый прииципъ.
Надѣемся, что теперь, наконецъ, читатель не сомнѣвается
въ томъ, что обитаемые міры многочисленны; и хотя мы пока
еще не можемъ опрѳдѣленно сказать, что въ данную минуту
обитаемъ именно тотъ или этотъ міръ, но необходимо при-
знать состояніе обитаемости нормалыіымъ для всякаго міра.
Есть еще одна область разсужденія, которая, будучи болѣе
общей, чѣмъ только-что нами покинутыя, дополняете и под- принято пользоваться другими величинами, чѣмъ при опреде-
тверждаете послѣднія. Мгькроскопъ показалъ намъ, что творче- лены разстояній въ пашей планетной системѣ. Тамъ не гово-
ская сила всюду на землѣ разсѣяла жизнь, и что даже за пре- рите, что такое-то разстояніе равно столькимъ-то лье, а гово-
дѣлами видимой жизни есть существа, размѣры которыхъ по- рите, что оно равняется столышмъ-то разстояніямъ земли отъ
степенно сводятся къ такой ничтожной величинѣ, которая не- солнца. Какъ мы уже видѣли выше, это разстояніѳ приблизи-
доступна нашему пониманію. Телескопъ показываете намъ, что тельно равно 37 милліонамъ лье, что мы и примемъ за еди-
наіпъ духъ не въ состояніи объять эту творческую силу во ницу для нащихъ дальнѣйшихъ изслѣдованій.
всемъ ея объемѣ, и что мы, какъ говорите Паскаль, несмотря Каждая звѣзда есть солнце, самостоятельно испускающее
на распространеніе нашихъ нредставленій за прѳдѣлы вообра- свѣтовые и тепловые лучи; найдено, что нѣкоторыя звѣзды,
жаемыхъ областей, все-таки можемъ познать' лишь атомы, напримѣръ, Сиріусъ, свѣтятся гораздо ярче, чѣмъ наше солнце;
ничтожные, въ сравненіи съ дѣйствительностыо. Дѣйствительно, что, слѣдовательно,. наше солнце, будучи разсматриваемо на
не можете быть болѣѳ роскошной картины, болѣе вѳличествен- такомъ разетояніи, на какомъ отъ насъ находится Сиріусъ,
наго зрѣлища, быть свидѣтелемъ котораго признанъ человѣкъ, казалось бы слабо мерцающей точкой, солнцемъ третьей ве-
чѣмъ зрѣлище безпредѣлънаъо звѣзднаго мгра! личины. . . . .
Наша планетная система въ томъ видѣ, въ которомъ мы ее -. Если наша солнечная система въ общѳмъ построена по тому
себѣ представляемъ, замкнутая въ орбитѣ Нептуна, который же образцу, по которому построены всѣ солнечный системы,
постоянно находится отъ солнца на разстояніи около 7.000.000 что болѣе чѣмъ вѣроятно; если такимъ образомъ, по строенію
лье, эта система далеко не ограничиваете собою всю область нашей солнечной системы можно судить о строѳніи другихъ
вліянія нашего солнца. Весьма возможно, что есть другія пла- системъ, то каждая изъ этихъ сверкающихъ звѣздъ должна
неты, находящіяся отъ солнца на еще болѣѳ далѳкомъ раз- быть центромъ своей роскошной системы, изъ которыхъ одна,
стояніи, чѣмъ Нептунъ, но несомнѣнно, что безчисленныя ко- быть-можетъ, заключаете въ себѣ большее, а другая—меньшее
меты, который, подобно планѳтамъ, подчиняются вліянію солнца число болѣе или менѣѳ совершенныхъ планетъ.. Но если даже
и вращаются вокругъ него по всѣмъ направленіямъ, удаляются окажется, что не всѣ разсыпанныя по вселенной солнца слу-
отъ солнца на значительно большее разстояніе, чѣмъ Нептунъ, жить центрами своихъ особыхъ нланетныхъ системъ, то мы
чтобы затѣмъ вновь приблизиться къ нему и опять начать можемъ быть вполнѣ убѣждены въ томъ, что они все-таки
свой прѳжній путь. Здѣсь мы замѣтимъ, что кометы состоять прѳдставляютъ собою иеходныя точки дѣятельной жизни, раз-
изъ чрезвычайно мелкихъ тѣлъ, невѣдомаго до сихъ поръ вивающейся на неизвѣстиыхъ намъ мірахъ, что они пред-
строѳнія, что онѣ не принадлежать къ числу обитаемыхъ мі- ставляютъ собой центры твореній, которыя, быть-можетъ, чужды
ровъ, и что количество комете равняется нѣсколькимъ стамъ извѣстнымъ намъ образцамъ, но которыя все-таки дивны и
тысячамъ; свой путь вокругъ солнца нѣкоторыя кометы совѳр- величественны, какъ все созданное природой.
шаютъ въ продолженіѳ нѣсколькихъ столѣтій, что одно гово-
рить о громадномъ разстояніи, отдѣляющемъ ихъ отъ солнца. Было бы хорошо, если бы мы могли объять безпредѣлыіымъ
Такъ, большая комета, которую наблюдали въ 1811 году, со- взглядомъ нашего духа безграничность, въ которой сіяютъ
вершаете свой путь вокругъ солнца въ 3.000 лѣтъ, а комета созданія эѳира; было бы вѳликолѣпно, если бы мы могли на-
1680 года описываете свою орбиту въ 88 столѣтій, при чемъ нести послѣдній ударъ куполообразному небу нашихъ предковъ,
первая комета удаляется отъ солнца на 13.650.000.000 лье, а если бы мы могли навсегда отдѣлаться отъ ложнаго прѳдста-
вторая—на 32.000.000.000 лье. вленія, навязаннаго намъ нашими чувствами, будто всѣ звѣзды,
болѣѳ или меиѣѳ яркія, движутся на одинаковомъ, неизмѣ-
Какъ ни велики эти разстоянія, какъ ни обширно царство яяющемся разстояніи отъ насъ; было бы прекрасно, если бы
нашего солнца, но только что приведенныя величины, произ- мы могли хотя мысленно пронестись черезъ пространства, въ
водящая на первый взглядъ ошеломляющее впечатлѣніе, ка- которыхъ одна міровая система смѣняется другой, до безко-
жутся совершенно ничтожными въ сравненіи съ безпредѣль- нечности. Попробуемъ сдѣлать это.
ностыо вселенной, въ которой разбросаны милліарды другихъ, Взглянемъ на нашу планетную систему, какъ на небольшой
еще болѣѳ совершенныхъ солнечныхъ систѳмъ. Однако для флоте суденышѳкъ, плывущій своимъ отдѣльнымъ путемъ по
опредѣленія разстояній за предѣлами нашей солнечной системы, безбрежному океану эѳира. Наше солнце, какъ и всѣ другія
MnorounîioujiocTb обитаемыхъ міоовъ. ІСп. 8. 9
звѣзды, движется по безпредѣльному пространству и напра-' 5.000 лѣтъ. Но и это совершенно ничтожныя величины, исче-
вляется къ созвѣздію Геркулеса. Вся солнечная система при- зающая при сравнены съ другими величинами, съ которыми
нимает, участіе въ этомъ поступательномъ движѳніи, такъ приходится имѣть дѣло при изучены вселенной. Телескопъ
какъ, если бы планеты отдалились отъ солнца далѣѳ своихъ показалъ намъ туманныя пятна, отъ которыхъ лучъ свѣта про-
орбитъ, вышли бы изъ сферы притяженія солнца, онѣ должны никаетъ къ намъ лишь черезъ милліоны лѣтъ. Но надо по-
были бы погибнуть. Бѳзчисленное множество такихъ же звѣздъ, мнить, что наши телескопы чрезвычайно слабы, безсильны
какъ наше солнце, разсѣяно по пространству вселенной, противъ тѣхъ чудовищныхъ разстояній, которыя отдѣляють
при чемъ оиѣ раздѣлены другъ отъ друга чудовищными про- насъ отъ другихъ, еще невѣдомыхъ намъ міровъ, и что эти
странствами. Такъ, напримѣръ, ближайшая къ нашей системѣ разстоянія превосходятъ наше пониманіѳ.
звѣзда находится отъ нашего солнца на разстояніи, превышаю- Эти огромныя величины понемногу развертываютъ передъ
щемъ разстояніе земли отъ солнца въ 275.000 разъ, что рав- нами картину безпредѣльности вселенной, при'чемъ попутно съ
няется десяти трилліонамъ лье. безпощадпой определенностью выясняется все ничтожество на-
Таково разстояніе ближайшей къ намъ звѣзды, обозначаемой шей земли, ея положеніе среди другихъ планетъ, ея очевидно
греческой буквой а, изъ созвѣздія Центавра. Сиріусъ нахот жалкая роль, которая намъ сначала казалась такой величе-
дится отъ нашего солнца на разстояніи, превышагощемъ раз- ственной. Эти величины въ то же время говорятъ намъ, что
стояніѳ отъ земли до солнца въ 625.000 разъ; Bern—на раз- мы брошенные на крошечную скорлупку, не въ силахъ понять
стояніи 51 тысячи милліардовъ лье; Полярная звѣзда—86 ты- даже первое слово-той исторіи звѣзднаго міра, которая раски-
сячъ милліардовъ; остальныя звѣзды находятся на нѳвѣроят- нулась на недоступную для насъ гигантскую ширину. Доно-
ныхъ разстояніяхъ въ сотни милліоновъ милліардовъ лье отъ сящіеся до насъ со звѣздъ свѣтовые лучи разсказываютъ намъ
нашего солнца. Но и эти звѣзды находятся на сравнительно лишь эпизоды изъ далекаго прошлаго міровъ, современное со-
неболыпихъ разстояніяхъ отъ нашей системы, это такъ сказать стояніе которыхъ невѣдомо нашей убогой землѣ. Предполо
наши сосѣдки. Но есть еще милліарды звѣздъ, разстояніѳ ко- жимъ, напримѣръ, что роскошный Сиріуеъ вслѣдствіе какой-
торыхъ отъ нашей системы мы не можемъ выразить какимъ- либо грандіозной катастрофы сегодня перееталъ существовать:
либо математическимъ понятіемъ, такъ какъ разстояніе между объ этомъ мы узнаемъ лишь черезъ десятокъ лѣтъ, такъ какъ
землею и солнцемъ является совершенно исчезающей величи- все это время для насъ, онъ будетъ сверкать все еще на томъ
ной въ сравнены съ этими разстояніями. же мѣетѣ, на которомъ въ дѣйствительности его уже нѣтъ.
Для того, чтобы дать хоть какое-нибудь понятіе объ этихъ Если бы сегодня погибли всѣ далекія звѣзды, то мы все-таки
величинахъ, мы попробуемъ воспользоваться скоростью, съ продолжали бы видѣть ихъ на обычныхъ мѣстахъ въ продол-
которой распространяется свѣтовой лучъ. Свѣтъ, распростра- женіе многихъ лѣтъ, столѣтій и даже тысячелѣтій, въ зависи-
няющійся со скоростью 75.000 лье въ секунду, пробѣгаетъ мости отъ лежащихъ между землей и ими разстояній. Очень
разстояніе отъ сосѣдней звѣзды a созвѣздія Центавра, въ 4 возможно, что звѣзды, строеніе и движеніѳ которыхъ мы те-
года и 4 мѣсяца. Десять лѣтъ нужно свѣтовому лучу, чтобы перь изучаемъ, въ действительности перестали существовать
донестись до насъ съ Сиріуса, 21 годъ, чтобы пролетѣть раз- еще до начала развитая земной жизни! Да, въ каждую отдѣль
стояніе между землей и Вегой; 36 лѣтъ свѣтъ распространяется ную минуту мы можемъ судить только о прошломъ звѣзднаго
отъ Полярной звѣзды до земли *). міра, такъ какъ всѣ наши свѣдѣнія о сверкающихъ въ міро
вомъ эѳирѣ небесныхъ тѣлахъ основаны на тѣхъ лучахъ, ко
Съ нѣкоторыхъ другихъ ближайшихъ къ намъ звѣздъ, свѣтъ торые доносятся до насъ съ ближайшихъ звѣздъ, и которыми
несется до земли сотни лѣтъ, а съ едва различимыхъ звѣздъ мы пользуемся для нашихъ измѣреній. Самая сущность звѣздъ
Млечнаго пути свѣтовой лучъ проникаетъ къ намъ черезъ остается для насъ скрытой, благодаря отдѣляющимъ насъ отъ
нихъ разстояніямъ. Вселенная проходить черезъ разныя фазы
*) Въ настоящее время приведенный цифры исправлены позднѣй- развитая, и мы не можемъ не только изучить эти фазы, но
шими наблюденіями, согласно которымъ свѣтъ несется со скоростью
околи 300 тысячъ километровъ въ секунду и доносится къ намъ: съ даже и получить о иихъ какое-либо извѣстіе. Міры возникают,
звѣзды » созвѣзд. Центавра—въ 3 года 199 дней; съ Беги (созьѣзд. и разрушаются, солнца загораются и гаснуть, человѣчества
Лиры)—въ 16 лѣтъ, съ Сиріуса—въ 17 лѣтъ, съ Полярной звѣзды—въ создаются, дѣло природы совершается безпрерызно, а мы—мы,
43 года, и т. д. - Переводи.
какъ и все остальное, увлекаемся общимъ потокомъ въ вѣч-
нуго безпрѳдѣльность, среди полнаго нѳвѣдѣнія.
она по яркости равнялась Юпитеру. В ъ январѣ 1753 года она
Есть звѣзды, яркость которыхъ съ течѳніемъ времени умень- еще обладала яркостью звѣзды 1-й величины, затѣмъ она по-
шается. Птоломей въ своей книгѣ опредѣляѳтъ положѳніе степенно стала тускнѣть и, наконецъ, совершенно исчезла въ
звѣзды, которая по каталогу Фламстида обозначена № 71, и мартѣ 1574 года. Эта звѣзда, появившаяся черезъ нѣсколько
которая въ началѣ нашей эры считалась звѣздой пятой вели- мѣсяцевъ послѣ кровавыхъ ужасовъ Варѳоломеѳвской ночи, воз-
чины. Теперь эта звѣзда уже невидима простымъ глазомъ и будила много самыхъ суевѣрныхъ толковъ. Утверждали, что
относится къ разряду звѣздъ 7 1 / 2 -ной величины. Фламстидъ это та же звѣзда, которая коГда-то привела пастуховъ въ Вио-
отиоситъ ее къ звѣздамъ величины 7 l / 2 , а Лаландъ—бу 2 . леемъ. Чуть ли не въ пятнадцатый разъ предсказывали близ-
Звѣзда т въ созвѣздіи Рыбъ была въ свое время, звѣздой чет- кій конецъ міра. Хотя эти предсказанія, конечно, никогда не
вертой величины, теперь же ее относятъ къ звѣздамъ 7-й ве- сбывались, однако когда на этотъ разъ конецъ міра былъ
личины и она невидима простымъ глазомъ. Звѣзда ѵ въ со- иазначенъ на 1588 годъ, то пророчеству повѣрили больше,
звѣздіи Лиры изъ четвертой величины перешла въ шестую. чѣмъ вѣрили раньше. Не слѣдуетъ удивляться легковѣрности
Сравнивая прежніѳ каталоги съ новѣйшими, можно найти много людей въ то время: еще въ 1858 году, при появленіи боль-
такихъ примѣровъ. Астрономъ Байеръ относилъ звѣзду а въ шой кометы, мы имѣли новое доказательство того, что масса
Драконѣ ко второй величинѣ, между тѣмъ какъ теперь она всегда остается массой и легче поддается невѣжественнымъ
относится къ третьей величинѣ. Древніе греки считали звѣзду импульсамъ, чѣмъ разумнымъ доводамъ. Исторія нашего чело-
Касторъ наиболѣе свѣтлой изъ Близнецовъ, теперь же значи- вечества всегда останется исторіей его слабостей! — Однако
тельно свѣтлѣе Поллуксъ. Звѣзда Альфардъ въ Гидрѣ прежде вернемся снова къ звѣздному міру.—Десятаго октября 1604 года
относилась къ первой величинѣ, теперь же она отошла ко Вруновикъ въ Прагй. впервые увидѣлъ новую звѣзду въ со-
второй. Фламстидъ отнесъ звѣздуДубе въ Большой Мѳдвѣдицѣ звѣздін Зміеносца; болѣе года эта звѣзда, сначала очень яркая,
къ звѣздамъ первой величины, теперь же ее причислили ко затѣмъ постепенно тускиѣвшая, продержалась на небосводѣ,
второй величинѣ.—Кромѣ различной яркости, звѣзды отли- затѣмъ она исчезла и покуда болѣе не появлялась. ІІодобныя
чаются еще опредѣленной окраской испускаемыхъ ими свѣто- явленія наблюдались въ 1848, 1866 и 1876 годахъ. Теперь
выхъ лучей, и эта окраска тоже подвержена измѣненіямъ. Такъ, обратимся къ звѣздамъ, измѣняющимся періодически. До сихъ
напримѣръ, Птоломей говоритъ, что Сиріусъ испускаетъ лучи, поръ періодическое увеличеніе и уменьшеніе яркости уста-
окрашенные въ ясно выраженный красный двѣтъ, между тѣмъ новлено на 112-ти звѣздахъ. До 1809 года были извѣстны
какъ теперь мы видимъ лучи Сиріуса совершенно бѣлыми.— лишь одиннадцать періодически измѣняющихся звѣздъ, изъ ко-
Многія звѣзды, которыя наблюдались прежде, теперь совер- торыхъ первой была звѣзда Мира, въ созвѣздіи Кита, откры-
шенно исчезли, отъ нихъ не осталось никакого слѣда. Жанъ- тая въ 1639 году астрономомъ Гольварда. Какъ степени измѣ-
Доминикъ Кассини, первый директоръ французской обсервато- иенія яркости, такъ и періодичность этихъ измѣненій весьма
ріи, въ концѣ ХѴТІ вѣка замѣтилъ, что помеченная въ ката- различны. Такъ, напримѣръ, звѣзда Мира въ продолженіе
логѣ Байера звѣзда, которая должна находиться надъ звѣз- 331 дия и десяти часовъ относительно яркости переходитъ изъ
дой s въ Малой Медвѣдицѣ, совершенно исчезла. Совершенно второй величины къ девятой и обратно; звѣзда R, въ созвѣз-
исчезли также девятая и десятая звѣзды въ созвѣздіи Тельца. діи Короны, въ теченіе 323 дней изъ шестой величины пере-
Съ 10 октября 1781 года и по 25 марта 1782 года знамени- ходитъ въ тринадцатую; Алголь въ созвѣздіи Персея въ про-
тый астрономъ Слау наблюдалъ исчезиовеніе 55-й звѣзды въ долженіе двухъ сутокъ двадцати часовъ 49 минутъ отъ вто-
созвѣздіи Геркулеса; красный свѣтъ этой звѣзды постепенно рой величины переходитъ къ четвертой. Эта послѣдняя звѣзда
блѣднѣлъ и, наконецъ, погасъ совершенно.—Случалось, что отличается еще той особенностью, что ея потускнѣніе длится
звѣзды внезапно появлялись и такъ же внезапно исчезали; вообще лишь три часа, при чемъ наибольшее потусішѣніѳ
подобное явленіѳ наблюдалъ Тихо. Въ ноябрѣ 1572 года вне- продолжается лишь восемнадцать минутъ, а все остальное
запно появилась новая звѣзда. По блеску она близко подхо- время звѣзда сохраняетъ вполнѣ равиомѣрную яркость. Для
дила къ Вѳнерѣ, люди съ острымъ зрѣніемъ видѣли ее даже нѣкоторыхъ звѣздъ еще не удалось установить опредѣленной
днемъ, а ночыо она ясно виднѣлась сквозь облака. Въ декабрѣ періодичности измѣненія ихъ яркости, напримѣръ, для звѣзды
Капелла въ созвѣздіи Возничаго, нѣкоторыя звѣзды въ
Большой Мѳдвѣдицѣ, и, главнымъ образомъ, звѣзда ÏJ ВЪ чужщ время и пространство, то вселенная должна казаться
созвѣздіи корабля Арго, въ южномъ полушаріи; эту звѣзду гигантской сложностью міровыхъ системъ, непрерывно движу-
Таллѳй въ 1677 году причислилъ къ четвертой величинѣ, Ла- щихся по различнымъ, строго установлѳннымъ путямъ, системъ,
кай въ 1751 году считалъ ее звѣздой 2-й величины, а Бёр- непрерывно скрещивающихся, сверкающихъ яркими солнцами,
чель въ 1827 году видѣлъ въ ней звѣзду первой величины. блестящими планетами, огнонными кометами. Здѣсь видна
Съ 1827 по 1837 годъ эта звѣзда имѣла яркость второй вели жизнь, а не смерть; движеніе, а не покой; с в ѣ т ъ , а не мракъ;
чины; 16 декабря 1837 года ея яркость почти равнялась яр- гармонія, а не молчаніѳ; постепенное прѳобразованіе, а не
кости Сиріуса и съ этого времени ея оранжевые лучи неиз- косная неподвижность. Для того, чтобы познать величіе этого
менно сохранили эту яркость. Нѳсомиѣнно, что, кромѣ пѳре- живого творчества, надо глядѣть въ міровое пространство, а
численныхъ звѣздъ, есть еще многія свѣтила, пѳріодически не на ту песчинку, съ которой мы временно связаны.
измѣняющія свою яркость, хотя эти измѣненія до сихъ поръ Мы ознакомились съ разстояніями, отдѣляющими насъ отъ
нами не установлены, тѣмъ болѣе, что эти измѣненія часто ближайшихъ къ намъ звѣздъ; мы дали нашимъ мыслямъ пол-
совершаются въ такіе періоды, которые сильно затрудняютъ ную свободу подняться въ безпредѣльность мірового простран-
точное ихъ наблюдѳніе. ства. Посмотримъ теперь, сколько мы знаемъ звѣздъ, изъ той
Мы въ краткихъ чертахъ коснулись исторіи тѣхъ переворо- ихъ массы, которая наполняете доступную нашимъ слабымъ
товъ звѣзднаго міра, слабые слѣды которыхъ уловлены нами приборамъ область вселенной.
съ земли; очевидно, что наши наблюденія являются лишь без- Прежде всего, для пояснѳнія уже сказаннаго, упомянемъ,
конечио ничтожнымъ обрывкомъ того, что ежедневно совер- что звѣзды дѣлятся обыкновенно на классы или величины въ
шается въ безпредѣлыюмъ пространствѣ вселенной, но и этихъ зависимости отъ ихъ яркости. Такимъ образомъ, терминъ „ве-
.обрывковъ достаточно для того, чтобы доказать полную не- личина" относится не къ нѳизвѣстиому намъ размѣру звѣзды,
состоятельность ложнаго прѳдставленія о неподвижности нѳбѳс- а лишь къ воспринимаемой нашими чувствами ея яркости, и
наго свода. Мы привыкли наблюдать міры среди тьмы и без- въ общѳмъ мы должны считать, что наименѣе яркія звѣзды
молвія ночи, когда насъ окружаѳтъ сонъ, въ который погру- тѣ, которыя находятся отъ насъ на наиболыпемъ разстояніи.
жена природа со всѣми ея созданіями, и тогда у насъ невольно В ъ обоихъ звѣздныхъ полушаріяхъ, то-ѳсть на всемъ види-
является стремлѳніе перенести соетояніе соннаго покоя съ мо мъ нами небѣ, насчитываютъ звѣздъ: 18—первой величины,
земли и на то, что мы видимъ на небѣ. Здѣсь мы поддаемся 60—второй, 200 — третьей, 5 0 0 — четвертой, 1.400 — пятой и
обману чувствъ, съ которымъ долженъ бороться нашъ разумъ. 4.000—шестой. Этимъ ограничивается число звѣздъ, видимыхъ
Въ каждую данную секунду у каждой планеты освѣщена солн- простымъ глазомъ, но пропорция увеличенія растете прибли-
цемъ лищь одна половина; соотвѣтствѳнно вращѳнію планеты, зительно въ той же'степени, т.-ѳ. всякій послѣдующій классъ
на каждой точкѣ ея поверхности день равномѣрно смѣняется сравнительно съ прѳдыдущимъ насчитываете приблизительно
ночью. Такимъ образомъ ночь представляетъ собою явленіе, въ три раза больше звѣздъ. Это прогрессивное увеличеніе
періодически свойственное лишь отдѣльнымъ точкамъ, но со- вполнѣ понятно, если принять во вниманіе, что, какъ уже было
вершенно чуждое вселенной вообще. Темнота, одиночество, сказано выше, звѣзды намъ кажутся тѣмъ меньше, чѣмъ
тишина свойственны лишь отдѣльнымъ точкамъ и не распро- дальше онѣ отстоять отъ земли; поэтому, чѣмъ меньше или
страняются за ихъ прѳдѣлы. То, что мы наблюдаемъ време- дальше наблюдаемыя нами съ земли звѣзды, тѣмъ на боль-
нами у себя на землѣ, не имѣетъ ничего общаго съ жизнью шемъ пространствѣ онѣ разсѣяны.—За шестой величиной мы
вселенной. Необъятное пространство, усѣянноѳ безчислѳнными до сихъ поръ насчитываемъ еще десять величинъ звѣздъ, ви-
мірами, не имѣетъ ничего общаго съ тѣмъ, что мы называѳмъ димыхъ черѳзъ тѳлескопъ. Для того, чтобы читатель могъ со-
неподвижностью и смертью. Косная неподвижность неба умерла ставить себѣ понятіе объ увеличеніи числа звѣздъ въ даль-
вмѣстѣ съ учѳніѳмъ Аристотеля. Совремѳнныя наблюденія раз- иѣйшихъ классахъ, укажемъ на то, что звѣздъ восьмой вели-
сѣяли всякія сомнѣнія относительно непрерывности движѳнія чины насчитываютъ 40.000, девятой—120.000, десятой—360.000
всѣхъ небесныхъ тѣлъ. Все прогрессируете, все образуется и т, д. Араго насчиталъ въ тринадцатомъ классѣ 9.566.000
вновь, всюду царятъ жизнь и движеніе. Если разсматривать звѣздъ, въ четырнадцатомъ — 28.697.000 звѣздь; общее число
вселенную издали пытливымъ взоромъ философа, которому уловимыхъ нашими приборами звѣздъ онъ оиредѣлялъ -въ 43
милліона, относя сюда звѣзды отъ первой, до четырнадцатой періодовъ изеледованныхъ до сихъ поръ двойныхъ звездъ,
величины. Для звѣздъ до шестнадцатой величины Лаландъ, выражаются въ тысячахъ летъ, а по наблюденіямъ движенія
Деламбръ и Франкёръ опредѣляютъ число въ 75 милліоновъ, некоторыхъ изъ нихъ, продолжительность прохождения ими
въ то время какъ другіе астрономы повысили эту цифру до ихъ пути определена въ 20.000 — 80.000 летщ Эти двойныя
100 милліоновъ. звезды для міровъ, находящихся отъ нихъ на меиыпемъ раз-
Такова численность звѣздъ, вообще уловимыхъ при помощи стояніи, а потому могущихъ более внимательно следить за
средствъ, находящихся въ нашемъ распоряженіи, т.-е. звѣздъ, ихъ движеніями, могутъ служить своего рода гигантскими звезд-
находящихся отъ земли на такомъ разстояніи, что онѣ могутъ ными часами, отмечающими на небе вёковые неріоды, передъ
распространять свои свѣтовые лучи до насъ. За этими преде- которыми жалкая человеческая жизнь проходить совершенно
лами число звѣздь еще болѣе возрастает, но тамъ оно не незамеченной. Какъ прекрабенъ должеиъ быть міръ, озаряе-
поддается даже сколько-нибудь приблизительному опредѣленію мый несколькими солнцами, испускающими яркіе лучи различ-
съ земной точки зрѣнія. Въ виду безконечнаго множества раз- ной окраски! Мы не знаемъ, какъ сложилась жизнь въ этихъ
сыпанныхъ по вселенной міровъ, а также въ виду невѣроят- далекихъ міровыхъ областяхъ; мы не можемъ себе предста-
иыхъ разстояній между ними, дѣлается вполнѣ понятнымъ то вить, какъ на этихъ далекихъ мірахъ действуют неведомые
обстоятельство, что свѣтовые лучи, несмотря на всю быстроту иамъ элементы, въ какой форме тамъ проявляют себя силы
ихъ распространения, несутся въ пространстве милліоны летъ, ирироды, какое действіе оказывают тепло и све-гъ, излучае-
прежде чемъ опи достигиутъ нашей земли. мые несколькими солнцами; мы не зиаемъ, какъ тамъ день
Какъ сверкающія жемчужины, отиравлениыя въ безконеч- сменяется ночыо, каковы тамъ времена года, не знаемъ, ка-
ность вселенной, звезды, покорныя одному общему закону, кую роль тамъ и г р а е т электричество, какую дивную жизнь
несутся по пространству, представляя собою членовъ одной въ различныхъ формахъ и градаціяхъ тамъ развила природа;
общей семьи, побеги одного общаго корня. Въ одномъ мѣстѣ ничего этого но можемъ знать мы, жалкія соринкй, заброшен-
онѣ группируются миріадами въ архипелаге острововъ, пла- ныя на отдаленный, убогій осколокъ вселенной.
вающихъ въ эѳирѣ, въ другомъ мёсте онЬ объединяются въ Значительная часть небесныхъ телъ, видимыхъ нами на
системы и вращаются вокругъ невидимаго центра. ДЬло въ небе, особенно гізлъ, принадлежащихъ къ такъ называемому
томъ, что весьма значительное количество звездъ—приблизи- Млечному пути или находящихся вблизи послЬдняго, относятся
тельно сороковая часть ихъ общаго числа,—при ближайшемъ къ одной общей группе, которую астрономы называют ту-
изследованіи оказались двойными. Тамъ, где раньше видЬлась манными пятнами. Наше солнце, а следовательно, и земля съ
одна звезда, Гершель, Струве, Кларкъ и другіе серьезные другими планетами, тоже принадлежит къ этому скучиванію
ученые увидели два солнца, вращающіяся вокругъ одного небесныхъ тйлъ; солнце стоить почти въ центре пятна, соста-
общаго центра тяжести. Равнымъ образомъ найдены такія вленнаго изъ нашей системы. На вопросъ, сколько солнцъ
тройныя, четверныя, вообщее сложиыя системы. Подобно на- могутъ входить въ составь Млечнаго пути, мы можемъ отве-
шей системе, оне поддерживаются благодаря силе тяготенія, тить, что астрономъ Гершель при помощи своего огромиаго
и каждое изъ входящихъ въ ихъ составь солнцъ можно счи- телескопа въ теченіе четверти часа и на площади въ 15 ми-
тать центромъ определенной группы планетъ, условія обитае- н у т (т.-е. въ 1 / 4 видимаго диска солнца) прослЬдилъ порази-
мости которыхъ должны значительно разниться отъ царящихъ тельное количество въ 116.000 звездъ, прошедшихъ черезъ
на землй условій, такъ какъ тамъ планеты получаютъ тепло иоле его наблюденія; перенося эту цифру на весь Млечный
и све-гъ изъ двухъ или далее большаго количества источни- путь, онъ определилъ, что последній должеиъ содержать не
ковъ, и ихъ движѳшя определяются несколькими централь- менее восемнадцати милліоновъ солнцъ. Таково количество
ными телами. Вращательныя движенія этихъ солнцъ вокругъ звездъ, вычиеленныхъ по экваторіальному положенію туман-
ихъ общаго центра тяжести совершаются, въ зависимости отъ наго пятна, въ которомъ наше солнце представляет собою
системъ, въ весьма различные періоды времени. Такъ, напри- совершенно незначительную единицу, и въ которомъ все пла-
мѣръ, С въ созвездіи Геркулеса описывает свой путь въ 34 л / 2 неты, не говоря уже о крошечной земле, совершенно пропа-
года; звезда £ въ созвездіи ВЬсовъ—въ 105 летъ, а звезда д а ю т . Что касается формы и .разм'Ьровъ этого туманиаго
Касторъ, въ созвездіи Близнецовъ—въ 520 летъ. Большинство пятна, то оно представляется въ виде продолговатаго скопа
звѣздъ, настолько обшириаго, что по вычислѳніямъ астронома
ная должна стать въ нашихъ глазахъ только еще болѣе не-
Дэдлѳра, свѣтовой лучъ отъ центра скопа долетаете до его
объятной, еще болѣѳ недосягаемой, чѣмъ она казалась намъ
окружности въ тѳчѳніѳ 4.777 лѣтъ, откуда -получается про-
дольвый размѣръ въ болѣѳ чѣмъ 90.000 билліоновъ кило- до нашихъ изслѣдованій.
метровъ. Послѣднія туманныя пятпа, доступныя нашему взгляду при
помощи телескопа, находятся у крайнихъ границъ областей,
•ЗвѣздныЙ міръ представляется намъ роскошнѣйшей сокро- въ которыя едва проникаете нашъ взглядъ; кажется, будто
вищницей творенія, если не совѳршенствомъ творенія, хотя эти блѣдныя, скудно разсыпанныя пятна составляютъ есте-
этотъ взглядъ вытѳкаетъ лишь изъ нашей привычки примѣ- ственную границу чудесь звѣзднаго міра. Но даже тамъ, гдѣ
нять ко всему крошечные размѣры нашей убогой земли. Отъ самыя силышя стекла не помогаютъ нашему взгляду, гдѣ
этого ложнаго взгляда мы непреьіѣнно должны отдѣлаться, для даже наша утомленная фантазія пріостанавливаете свой смѣ-
чего намъ нужно вспомнить, что упомянутое туманное пятно лый полете, даже тамъ творческія силы проявляются съ
не только не одиноко среди вселенной, но что оно предста- нѳослабѣвающимъ могущѳствомъ, даже тамъ всеобъемлющая
вляете собою лишь. скромнаго спутника другихъ такихъ лее природа нѳзамѣтно разсыпаетъ свои роскошные, животворящіе
планетъ, наполняющихъ эѳирноѳ пространство, иѳ мѳнѣѳ, а пары.
оыть-можѳтъ, далее гораздо болѣѳ сіяющихъ и прекрасныхъ. Вокругъ земли, за предѣлами пространства, въ которомъ
На небѣ есть значительное количество связанныхъ туманно- теряются удивленные взгляды земныхъ обитателей, за преде-
стей и помимо нашего Млечнаго пути, но эти туманные пояса лами видимаго съ земли неба, пространство безпрерывно
находятся отъ насъ на такомъ далекомъ разстояніи, что мы возобновляется; творческая сила создаете тамъ водовороте
не можемъ уловить ихъ простымъ взглядомъ. Если бы насъ жизни и въ областяхъ вселенной, безъ прѳдѣловъ и преградъ,
спросили, на какомъ разстояніи нашъ Млечный путь имѣетъ въ гармоничѳскомъ единеніи, возникаютъ и несутся по строго
видъ простого туманеаго пятна, то мы отвѣтили бы, что это очерченнымъ путямъ солнца, планеты и спутники. За самыми
разстояніѳ настолько велико, что свѣтовой лучъ могъ бы про- далекими прѳдѣлами, которые хотѣлось бы установить непо-
летать черезъ пего въ продолжѳніѳ 5 милліоновъ лѣтъ. При- стижимо сильной въ творчествѣ природѣ намъ, съ нашей
олизителыю такое разстояніе должно насъ отдѣлять отъ нѣ- тусклой способностью понимапія и воображенія, та же при-
которыхъ туманныхъ пятенъ, уловленныхъ нашими сильнѣйшими рода неудержимо, безпрерывно и бѳзконечно проявляете свое
телескопами. творческое могущество и среди безпредѣльности мы видимъ,
Міровоѳ пространство усѣяно туманными пятнами, которыя, какъ расцвѣтаютъ и развиваются эти небесные цвѣты...
несмотря на свои огромные размѣры, кажутся намъ крошеч-
ными, едва замѣтными даже при помощи сильнѣйшихъ прибо- Однако довольно! Намъ остается только вернуться къ на-
ровъ, бѣлѳсоватыми пятнышками; отъ этихъ міровыхъ скоповъ шей бѣдной зѳмлѣ. Если бы мы, вмѣсто того, чтобы видѣть
свѣтъ доносится до насъ черезъ милліоны лѣтъ. на тѳмномъ фонѣ неба крошечный свѣтлыя точки, могли раз-
личить наполняющія міровое пространство сверкающія солнца
Если принять во вниманіѳ численность звѣздъ, лежащія
и сопровождающіѳ ихъ обитаемые міры; если бы мы могли
между ними разстоянія, размѣры звѣздныхъ туманностей и
однимъ взглядомъ окинуть миріады солнечныхъ системъ; если
разстоянія между ними; если сдѣлать попытку объять взгля-
бы мы могли со скоростью свѣта, въ тѳченіе многихъ тысяче-
домъ эту необъятность; если понять, что пѳрѳдъ нами, ничтож-
лѣтій нестись мимо безконечнаго множества солнцъ и міровъ;
ными атомами, здѣсь открывается безпрѳдѣльность,—то нельзя
если бы мы среди этого полета обратили нашъ взоръ назадъ и
не почувствовать въ глубинѣ души благоговѣйный трѳпетъ,
не знали бы, гдѣ находится та крошечная пылинка, которая
нельзя не задать себѣ вопроса, насколько ничтожно отведен-
носить названіѳ земли,—тогда мы, очарованные этимъ зрѣли-
ное намъ познаніѳ въ сравненіи съ этой безпредѣльностыо.
щемъ, примкнули бы къ славословію природы и воскликнули бы:
Мы, т.-е. нашъ духъ, наша способность позиаванія, заклю-
чены въ тѣсныя границы, но природа никакихъ границъ не „Всесильный Боже, какъ слѣпы были мы, когда утвер-
знаетъ. И, если наши изслѣдованія привели насъ къ край- ждали, что за предѣлами земли нѣтъ жизни, что только
нимъ границамъ доступнаго намъ познанія; если мы при жалкая земля способна отразить вѳличіѳ Твое, могущество и
этомъ вообразили, что мы познали все, то отъ этого вселѳн- славу!"
всей своей загадочности, или, быть-можетъ, именно вслѣдствіе
своей загадочности, привлекъ къ сѳбѣ вниманіѳ широкихъ
массъ, что обязываетъ насъ заняться имъ здѣсь съ особой
тщательностью, и если мы не смѣемъ надѣяться, что намъ
удастся рѣшить окончательно, то все-таки наши слова мо-
гутъ послужить прѳдупрежденіѳмъ для поспѣшныхъ людей и
удержать ихъ отъ легкомысленныхъ выводовъ.
Та жгучая любознательность, которая развиваетъ въ насъ
ЧАСТЬ ПЯТАЯ. стремлѳніе къ рѣшенію 'таинственный. задачъ, та странная
симпатія, которая пробуждается въ насъ при .одной мысли объ
чел05ъчест50 ^селенной. обитателяхъ другихъ планетъ,—всѣ эти чувства были бы дивно
вознаграждены, если бы мы получили возможность вступить
въ сношенія съ иаселеніемъ этихъ невѣдомыхъ міровъ. Если
I. бы мы имѣли хоть какое-нибудь основаніе надѣяться, что при
Обитатели другихъ міровъ. помощи усовершѳнствованиыхъ оптическихъ приборовъ, намъ
со временемъ удастся ближе наблюдать эти міры, ихъ лѣса и
Различные взгляды на обитателей другихъ планетъ. — Научные ро- иивы, города, построенные руками невѣдомыхъ намъ людей,
маны. — Обитатели луны; предложеніе Бранда; мнѣніе Медлера, — Тѣяа, ихъ'жилища и т. д., тО это было бы дивной наградой за уси-
вращающіяся внутри земли. — Обитатели планетъ и мнѣніе о нихъ
Канта и Боде. — Взгляды на Сатурнъ; Викторъ Гюго. — Вольфъ; раз-
лія наблюдателей и за труды философовт,. Однако при совре-
мі.ры обитателей Юпитера. — Ученіе Фурье; описаніе Венеры Бернар- мѳнномъ еостояніи нашихъ наукъ, подобная надежда является
дена де-Санъ-Пьеръ. — Путешествіе Сведенборга попланетамъ звѣзднаго дѣтской, не осуществимой мечтой и развѣ только наши да-
міра. — Прсдположенія Гюйгенса объ обитателяхъ планетъ. — Трудность лекіѳ потомки когда-нибудь достигнуть такого совершеннаго
рѣшенія вопроса. — Главное заблужденіе. — Антропоморфизмъ. — Безко- научнаго развитія, что имъ удастся хотя сколько-нибудь при-
нечно большое и безконечно малое. — Отсутствіе абсолютнаго. — Без-
коиечное разнообразіе міровъ и живыхъ существъ. поднять таинственную завѣсу, называемую разстояніями.
Ни одного строгаго научнаго тезиса, ни одного провѣрен-
Послѣ величественной панорамы звѣзднаго міра, намъ те-
наго факта мы не найдемъ во всемъ томъ, что до сихъ порт.
перь предстоитъ заняться менѣе важными изслѣдованіями,
, лагй&анб о всевозМОЖіШХЪ щредствахъ, при помощи которыхъ
которыя болѣе приближаются къ предмѳгамъ обыкновеннаго
можно было бы вступить въ'сношьЖЬЩ» другими^ мірами, во
изслѣдованія, чѣмъ къ области духовнаго познаванія явленій
всемъ томъ, что въ спекулятивной астронсгМи придумаЖ^ 0
вселенной. Эти изслѣдованія должны составить переходъ отъ
природѣ обитателей другихъ иланетъ. Впрочемъ, это вполнѣ
естественно-исторической части нашихъ очерковъ къ части
понятно. Всѣ эти предположенія не имѣютъ подъ собой ни-
философской, которой мы намѣрены закончить нашъ трудъ;
какой твердой почвы; капризныя экскурсіи фантазіи знаютъ
въ то же время эти изслѣдованія позволять нѣсколько отдох-
только зыбкую область возможности или, въ крайнѳмъ случаѣ,
нуть нашему разуму, утомленному странсгвованіями по без-
вѣроятности, и въ этой области можно строить только ска-
прѳдѣлыюму міровому пространству, и подготовятъ его къ
зочные воздушные замки разсыпающіеся при первомъ дуно-
моралыіымъ конѳчнымъ выводамъ нашего учепія.
веніи вѣтерка дѣйствителыіости. Къ счастью, авторы подоб-
Здѣсь намъ предстоитъ повторить то* Зто уже не разъ ныхъ теорій обыкновенно даютъ имъ совершенно правильную
было высказано о природѣ, о сущности жизни и объ особен- оцѣнку и преподносятъ ихъ иубликѣ въ формѣ романовъ, въ
ностяхъ жизни обитателей другихъ планѳіъ* но, кромѣ того, которыхъ нѣтъ ничего научнаго, кромѣ основной идеи, послу-
мы постараемся изложить и свой взглядъ, основанный на дол- жившей канвой для фантастическихъ вымысловъ.
гихъ, сѳрьезныхъ разсуждѳніяхъ.
Съ незапамятныхъ временъ передъ философами и мечтате- Знаменитый физикъ Брандѳсъ высказалъ мысль, что всякое
лями рисуются загадочныя фигуры людей, живущихъ на дру- разумное существо,независимо отъ его организаціи, нѳпрѳмѣнно
гихъ планетахъ; съ незапамятныхъ временъ эти загадки тре- должно обладать некоторыми геометрическими понятіями, такъ
волсатъ нашъ пытливый разумъ, но у насъ нѣтъ никакихъ какъ поелѣднія тѣсно связаны съ познаніемъ окружающей жи-
даниыхъ для ихъ разрѣшенія. Впрочемъ, этотъ вопросъ, при
остроумные способы, что доказываете дѣйствительно серьезныя
вое существо обстановки вообще. Этими познашями Ьрандесъ
иамѣренія людей, занятыхъ этимъ вопросомъ. Неизвѣстно.
предложидъ воспользоваться для сношены съ обитателями
суждено ли въ далекомъ будущемъ осуществиться какой-либо
блйжайшихъ къ намъ небесныхъ тѣлъ. Для этого, по его мнѣ-
изъ этихъ фантазій; вѣроятнѣе всего, нѣтъ. Люди, которые
нію надо поступить слѣдующимъ образомъ: на тропичѳскои,
ждутъ чудесъ, отъ непрерывно возрастающая развитія оптики,
плодородной равнинѣ возможно одинаковая характера, надо
забываютъ, что чѣмъ сильнѣе увеличивающая способность
посѣять какія-либо растенія, изъ которыхъ должна получиться
оптическихъ приборовъ, тѣмъ болѣе затрудненій встрѣчаетъ
огромная геометрическая фигура, рѣзко отличающаяся отъ
ихъ примѣнѳніе; сильное увеличеніе имѣетъ смыслъ только
остального фона и видимая на далекомъ разстояши сверху.
тогда, когда вмѣстѣ съ тѣмъ получается соотвѣтственно ясное,
Если эта фигура будете достаточно велика и достаточно рѣзко
рѣзкое изображеніе. Эти затрудненія уже теперь въ большихъ
очерчена, то обитатели сосѣдией планеты должны угадать
приборахъ даютъ себя чувствовать настолько сильно, что этими
наши намѣренія и, конечно, постараться отвѣтить намъ такимъ
приборами лишь рѣдко удается пользоваться во всемъ ихъ
же способомъ. Если бы даже опыте не удался, т.-е. попытка
значены. Луна принадлежите къ числу тѣхъ предметовъ на-
осталась бы безъ отвѣта, то и тогда можно было бы считать,
блюденія, для которыхъ очень сильныя увеличенія непримѣ-
что затраты сдѣланы не напрасно, такъ какъ тогда съ значи-
нимы. Но, если бы далее удалось произвести на поверхности
тельной долей увѣренности можно было бы сказать, что на
луны точныя наблюденія при тысячекратпомъ увеличеніи, то
блйжайшихъ къ намъ планетахъ нѣтъ разумныхъ существъ,
и тогда предметы можно было бы различать не лучше, чѣмъ
способныхъ понять наши знаки и отвѣтить намъ. Мэдлеръ
на землѣ мы ихъ можемъ различать на разстояніи пятидесяти
знаменитый астрономъ, извѣстный, главнымъ образомъ, своими
миль^ простымъ глазомъ, а между тѣмъ даже на разстояніи
наблюденіями надъ л у ной, говорите, между прочими, относительно
одной мили самый дальнозоркій человѣкъ не можетъ ясно раз-
возможныхъ обитателей луны, или сношеній съ ними слѣдующее:
глядѣть человѣка, лошадь и т. п. Но, можетъ-быть, при та-
Въ обіцемъ весьма вѣроятно, что не только луна, но и во-
комъ увеличены удалось бы разглядѣть строенія, массовыя
обще всякое небесное тѣло населено живыми существами такъ
движенія обитателей или что-либо подобное? В ъ этомъ отно-
какъ, съ одной стороны, совершенно не понятно почему бы земля
шены тоже едва ли можно ожидать осязательныхъ результа-
в-Гэтомъ отношеніи была поставлена въ болѣе благопріятныя
товъ. Если бы въ далекомъ будущемъ намъ удалось создать
ѵсловія, чѣмъ другія планеты, съ другой стороны-мудрость
настолько совершенные оптическіе приборы, что при ихъ по-
Творца несомненно, требуете, чтобы всѣ его созданы возможно
средствѣ мы могли бы разглядѣть на поверхности луны строе-
полнѣе отвѣчали закону ц і е с о о б ^ с т * . В * виду этого
нія, величиною равныя пирамидѣ Хеопса, или римскому со-
гдѣ МЫ Zycr-аемъ Ложность обитаемости, мы должны до-
бору Петра, то такія сооруженія мы могли бы видѣть лишь
ггѵ стать что обитаемость дѣйствительно существуешь и въ то
въ формѣ мельчайшихъ точекъ; но что значатъ эти точки?
же время мы должны быть увѣрены въ томъ, что всякая пла-
Самыя мелкія, различимые при такихъ условіяхъ сооруженія,
нета населена такими обитателями, оргаиизащя которыхъ при-
должны имѣть въ длину и ширину не менѣѳ 4—6 тысячъ фу-
способлена къ строенію планеты, благодаря чему они могутъ
товъ, при довольно значительной высотѣ, безъ которой ихъ
жить въ наиболѣѳ благоиріятныхъ условіяхъ. Однако такимъ
нельзя было бы отличить отъ окружающаго ихъ фона. Кромѣ
общимъ, болѣе этическимъ, чѣмъ астрономическимъ разсужде-
того, не подлежите сомнѣнію, что границы, допускающія по-
ніемъ, люди не довольствуются: имъ хочется имѣть возможно
лучете рѣзкаго изображенія будутъ суживаться по мѣрѣ
болѣѳ точныя, спеціальныя свѣдѣнія объ организацы, образѣ
увеличенія оптической силы нашихъ трубъ"... „Принимая во *
жизни, физическихъ и духовныхъ особенностяхъ обитателей
вниманіо строеніе луны, многіе, вѣроятно, выразятъ сомнѣніе
другихъ міровъ. Предполагалось, что въ отношены сравни-
въ томъ, что она вообще можетъ быть обитаемой живыми
тельно близкой къ намъ луны, мы имѣемъ право надѣяться,
существами, а между тѣмъ такое сомнѣніе похоже на сомнѣніе
что по мѣрѣ совершенствованія оптическихъ приборовъ мы со
рыбы, которая, вѣроятно, не допускаете возможность жизни
временемъ получимъ возможность видѣть ея обитателеи, всту-
на сушѣ, безъ воды".
пать съ ними въ сношенія или даже проникнуть на луну лично;
все это не только признавалось выполнимымъ, но для выпол-
нены этихъ проектовъ предлагались даже болѣе или менѣе Дѣйетвительно, очень возможно, что именно сравнительно
болѣе близкое знакомство съ поверхностью луны явилось при-
чиною того, что объ обитателяхъ луны вообще говорится го- юте всевозможные разсказы о „чортовыхъ колодцахъ", о по-
раздо меньше, чѣмъ объ обитателяхъ другихъ небесныхъ тѣлъ. тухшихъ кратерахъ, въ глубинѣ которыхъ находятся бездон-
Сколько предположеній высказано объ обитателяхъ планетъ ныя отверстія, соединяющія подземный м<ръ съ поверхностью
вообще. Какія разнообразньш фантазіи созданы по этому по- земли.
воду, какими странными существами мечтатели надѣлили раз^ При этомъ невольно вспоминается то оригинальное и смѣш-
личные міры нашей солнечной системы! Одни пользовались ное объясненіе, которое даете вращенію земли монахъ, опи-
образцами древней миоологіи или таинственными указаніями санный у Сирано-де-Бержерака. ІІо этой теоріи огни вулка-
астрологіи; другіѳ руководились болѣзненнымъ мышлеиіемъ новъ суть не что иное, какъ пламя ада, вырывающееся изъ
или цѣлымъ рядомъ сложныхъ системъ; третьи, наконецъ, гре- отверстій, продѣланныхъ въ землѣ. Это дымовыя трубы ада.
зили безъ всякихъ системъ и основаній и. создавали живыхъ Въ центрѣ земли находится огромный очагъ. Осужденные на
существъ каждый по своему вкусу. Лунный ромаиъ можно мученія въ аду грѣшники стараются какъ можно дальше убѣ-
построить на философской идеѣ, какъ это сдѣлалъ Сирано жать отъ огня, но возможности убѣжать отъ него совсѣмъ;
дѳ-Бержеракъ, или жѳ для защиты опрѳдѣлешіаго положенія они массами скопляются надъ поверхностью земли или, вѣр-
можно воспользоваться поэтической формой, что тоже дѣла- нѣѳ говоря, они хватаются за твердую кору, составляющую
лось не разъ, но теоріи, основанныя на безсистемныхъ фан- земной шаръ. Какъ бѣлка вертите свое колесо, когда она бѣ-
тазіяхъ, допустимы лишь для сочинителей дѣтскихъ сказокъ. житъ внутри него, такъ и грѣшиики, ненрѳрывно карабкаясь
к между тѣмъ именно такія фаптазіи обращаютъ на себя наи- по земной корѣ, заставляютъ землю вращаться... Трудно оста-
большее вниманіе. . ваться серьезнымъ при такомъ оригинальномъ объясненіи дви-
Нѣкоторыя научныя идеи, къ числу которыхъ принадлежите жеиія зѳмли.
и идея о многочисленности обитаемыхъ міровъ, обладают!» Къ числу такихъ фантастическихъ образовъ можно причи-
извѣстной долей романтизма, который дѣйствуетъ на фантазію слить творенія нѣмецкаго писателя Гофмана. Въ своѳмъ „Эле-
сильнѣе, чѣмъ что-либо другое; но, поддавшись склонности ксирѣ Дъяволаи онъ описываете путешѳствіе къ центру земли.
къ- области чудеснаго, которое всегда влечете насъ къ себѣ, Во время своихъ странствованій герой разсказа въ одинъ пре-
мы дѣлаемъ первый шагъ къ ложнымъ выводамъ. Ниже мы красный день сваливается въ пропасть, ведущую прямо въ пу-
приведемъ нѣсколько такихъ фантастическихъ теорій, построен- стую внутренность земного шара. Падая все ниже и ниже, онъ
ныхъ на научныхъ идеяхъ; въ нихъ мы найдемъ болѣѳ или попадаете на планету Назаръ, занимающую центръ этихъ обла-
менѣе смѣлыя предположенія, высказанный относительно оби- стей и населенную одиими деревьями. Онъ очень подробно
тателей планете. Прежде всего остановимся на одномъ эпизодѣ описываете обычаи, бытъ и соціальный строй величѳственныхъ
изъ путешѳствія Александра фонъ-Гумбольдта. кедровъ, непоколебимыхъ дубовъ и изящныхъ миртъ; онъ
Въ иѳрвомъ томѣ своего „Космоса" этотъ знаменитый ученый описываете свое изгнаніе на первый спутникъ этой внутрен-
обращаете вниманіѳ на то, что геогностическія свѣдѣнія Лесби, ней планеты, населенной однѣми обезьянами; затѣмъ онъ опи-
предполагавшая, что земной шаръ внутри пустъ, для людей, сываете свое путешествіѳ по тремъ другимъ спутникамъ: Гар-
далекихъ отъ науки, послужили поводомъ къ самымъ ф.анта- моникѣ, населенной живыми музыкальными инструментами,
стическимъ выводамъ. Дошло до того, что идею Лесби стали Мецендарѣ, гдѣ царствуете Слонъ X, и Камѣ, гдѣ живутъ
считать непреложной истиной, а внутренность земли населили люди, похожіе на насъ, и т. д.
всевозможными существами и даже помѣетили тамъ два не- Объ этой неисчерпаемой темѣ легче говорить, чѣмъ мол-
прерывно движущихся свѣтила, но имени Плутонъ и Прозер- чать, и можно безъ особаго труда въ нродолженіѳ многихъ
пина—действительно, имена подходяіція къ данному случаю! часовъ приковывать вниманіе тѣхъ слушателей, любознатель-
Подъ 82 градусомъ широты было дажѳ найдено отвѳрстіе, ность которыхъ удовлетворяется такими разсказами. Припо-
чрезъ которое обитатели поверхности земли свободно могли минаются приключенія воздухоплавателя Ганса Пфаля, кото-
опускаться въ ея внутренность. Мало того, капитанъ Симмесъ рый, по разсказу Эдгара По, совершилъ продолжительное и
усиленно упрашивалъ Гумбольдта и его спутника Гомфри Дэви интересное путешествіѳ въ область луны. При помощи легкаго
предпринять путешествіѳ внутрь земли!—Эти идеи напоми- и прочнаго воздушиаго шара съ достаточнымъ запасомъ зем-
наіотъ тѣ, которыми насъ запугивали въ дѣтствѣ, наномшіа- ного воздуха, Пфаль въ 19 дней поднялся изъ Роттердама на
Многочисленность обитаемыхт. міров-ь. К н . 8. 10
луну; онъ доброеовѣстно заносилъ въ свою записную книжку мамь, оживленно беседуя между собою и т. д. В с е эти чу-
все, что случалось съ нимъ дорогой* отмѣчалъ метеорологи- деса виделись какъ бы на разстояніи несколышхъ сотъ фу-
ческія явленія, которыхъ ему, однако, пришлось наблюдать товъ. -
очень мало, описывалъ видъ земли на разныхъ разстояніяхъ, Сѳнсація, вызванная этой сказкой была настолько велика,
паконецъ, описалъ свое безграничное изумленіе, охватившее что Араго счѳлъ себя обязаннымъ, воспользовавшись заседа-
его, когда онъ прибыль на луну, гдѣ онъ нашелъ крошеч- ніемъ ученаго института, 2-го ноября 1835 года публично на-
ныхъ человѣчковъ, съ весьма оригинальными привычками, звать эту книжку мистификаціей и выразить по адресу ея
взглядами, нравами и обычаями. Все это, по словамъ Эдгара автора негодованіе. Дело в ъ томъ, что въ то время распро-
ІІо, подтверждается документомъ, который 80 февраля 1830 странился слухъ, что упомянутая книга написана однимъ изъ
года одинъ лунный житель передалъ роттердамскому бургоми- бывшихъ членовъ парижской обсерваторіи. Несмотря на инте-
стру Супербусъ вапъ Ундердуку. ресъ, который представляет собою исторія научнаго романа,
Кто не иомнитъ того шума, который поднялся вокругъ не- мы должны оставить эту область, такъ какъ иначе мы слиш-
большой книжки, появившейся въ концѣ 1835 года, въ кото- комъ далеко уклонимся въ сторону отъ нашей темы. А между
рой напрасно упоминалось имя Гершеля Младшаго *). В ъ этой тѣмъ, къ удивленно читателя, мы должны сказать, что по по-
ішижкѣ авторъ съ удивительной развязностью разсказывалъ воду обитателей различныхъ планетъ до сихъ поръ не напи-
всевозможный нелѣпости о лунѣ. В ъ одной американской га- сано ничего более серьезнаго, чемъ приведенныя нами цитаты.
зете появилось известіе о томъ, что Гершель, отправившійся Пусть читатель самъ с у д и т объ этомъ, ознакомившись ниже
на мысъ Доброй Надежды, съ целыо производить тамъ астро- съ существующими по этому поводу теоріями.
номическія наблюденія, видѣлъ на луне волшебныя зрелища,— Начнемъ съ одного изъ величайшихъ философовъ, съ од-
зрелища, о которыхъ, по словамъ анонимнаго автора, никакая ного изъ глубочайшихъ мыслителей.
проза не въ состояніи дать сколько-нибудь удовлетворитѳль- Отецъ немецкой философіи, Эммануилъ Кантъ, писалъ въ
наго понятія, и „только живая сила воображенія, возносящаяся своей „Всеобщей естественной исторіи и теоріи неба", что
на крыльяхъ поэзіи, способна найти выраженія для описанія физическое и нравственное совершенство разумныхъ обитате-
дикаго величія пейзажа, где мрачныя, населенныя гиппопо- лей планетъ изменяется въ зависимости отъ разстоянія, от-
тамы пещеры о т к р ы в а ю т свои пасти надъ бездонными про- деляющая) планету отъ солнца. Этотъ тезисъ Кантъ подтвер-
пастями, где огромные л е с а кажутся висящими въ воздухе". ж д а е т закономъ, едва ли пріемлемымъ:
Роскошные амфитеатры, составленные изъ холмовъ, отража- „Матерія, входящая въ составь обитателей различныхъ пла-
ю т солнечные лучи тысячами рубиновъ; серебристые ручьи нетъ какъ животныхъ, такъ и растеній, должна быть гймъ
каскадами низвергаются со скалъ; изъ горныхъ слоевъ выби-
легче и тоньше, эластичность волоконъ и. ихъ расположеніе
ваются ажурныя сети изъ чистаго золота и с о з д а ю т дивную
въ организме должно быть темъ совершеннее, чемъ дальше
рамку для зелени горныхъ лесовъ; овцы съ белоснежными
данная планета находится отъ солнца." И дальше: „намъ при-
рогами пасутся на лугахъ рядомъ съ антилопами и зебрами;
ходится съ большой долей вероятности допустить, что точ-
озера к и ш а т водными птицами! Люди, обитающіе на луне,
ность и быстрота мышленія, ясность и живость понятій, ро-
похожи на насъ, но одарены крыльями! „Они достигают» при-
близительно четырехъ футовъ роста, все ихъ тело, за исклю- ждаемыхъ посредствомъ внешнихъ впечатленій, способность ком-
ченіемъ лица, покрыто короткими медно-красными волосами, бинировали понятій,—словомъ, весь а п п а р а т разумнаго мыш-
а отъ ихъ плечъ къ ногамъ у нихъ в и с я т свернутая крылья, ленія подчиняется определенному правилу, согласно кото-
состоящія изъ тонкой эластичной кожицы, свободной отъ во- рому процессъ мышлѳнія совершенствуется пропорціонально
лосъ". Эти крылья очень велики, и по форме напоминают разстоянію, отделяющему данный міръ отъ солнца". И еще да-
крылья летучей мыши. Люди-летучія мыши ходили по хол- лее: „не будемъ распространять эти предположенія за пределы
физическаго изследованія, но еще разъ сошлемся на приве-
денную выше аналогію: совершенство какъ духовной, такъ и
*) Эта книжка была озаглавлена: Открытгя, сдѣланныя на лунъ оъ
мыса Доброй Надежды, Гериіелемъ сыномъ, англійсшмъ астрой омомъ. матеріалыюй стороны жизни па планетахъ, отъ Меркурія до
Авторство приписывали одному парижскому астроному, но въ действи- Сатурна, а можетъ-быть, и дальше его, если за пределами его
тельности книжка была написана американцемъ, по имени Луукъ, орбиты есть другія планеты, увеличивается и развивается пра-
вильной градапіей, пропорціонально Отдаленности отдѣльныхъ
планетъ отъ солнца". еозерцанію Канта, міросозерцаиія котораго придерживаются
многіѳ философы, съ незначительными отступленіями.
Согласно этой теоріи, обитатели ближайшихъ къ солнцу Изъ астрономовъ знаменитый Воде высказалъ подобный
планетъ Меркурія и Венеры слишкомъ матеріальны для того, взглядъ въ своемъ „Руководствѣ къ изученію вселенной" :
чтобы дѣйствовать разумно, ихъ духовпыя силы еще не на-
„Возможно, что есть міры, населенные болѣе совершенными
столько развиты, чтобы они могли отвѣчать за свои поступки:
существами, чѣмъ мы, обитатели земли; что есть міры, оби-
обитатели земли Марса находятся въ промежуточной стадіи
татели которыхъ одарены боіѣе развитыми духовными способ-
между несовершенствомъ и совершенствомъ, въ непрерывной
ностями и болѣѳ ловкими, быстрыми въ движеніяхъ физиче-
борьбѣ матеріи, сопровождающей низкіе инстинкты, съ духомъ*
скими органами. Если правы философы Ламберта, Кантъ,
стремящимся къ добру, и это состояніе тѣмъ вѣроятнѣе, что
Бонне и другіе, утверждающіе, что духовныя силы разумныхъ
и земля и Марсъ, вообще очень сходные между собою, въ на-
существъ подвержены значительнымъ колебаніямъ, въ зависи-
шей солнечной системѣ занимаютъ между планетами среднее
мости отъ различной степени тонкости строѳнія матеріи, слу-
положеніѳ; обитатели болѣе отдаленныхъ отъ солнца планетъ,
жащей оболочкой для ихъ духа, и если, дѣйствительно, эти
отъ Юпитера до предѣловъ системы, которые знаменитый фи-
колебанія зависятъ отъ разстоянія, на которомъ данная пла-
лософъ, какъ бы предвидя будущія открытія, раздвинулъ
нета находится отъ центра своей системы, если матерія совер-
дальше Урана, отличаются болѣе высокимъ совершенствомъ и
шенствуется по мѣрѣ удаленія отъ солнца, то такой порядокъ
пользуются болѣѳ счастливыми условіями существованія. Къ
долженъ создать опредѣленную градацію совершенства органиче-
нимъ можно примѣнить слѣдующія строки поэта Галлера:
скихъ и организованныхъ существъ на планетахъ какъ нашей
солнечной системы, такъ и другихъ. Согласно этой теоріи,
„Быть-можетъ, высшій духъ Творца на звѣздахъ славитъ:
„Какъ здѣсь царитъ порокъ, такъ тамъ добро всЬмъ править". атомы матеріи, изъ которыхъ созданы животныя, растенія и
т. д., дѣлаются тѣмъ легче, тоньше и эластичнѣе, распола-
Относительно обитателей Юпитера Кантъ замѣчаетъ, что гаются въ органическихъ соединеніяхъ тѣмъ удачнѣе, тѣмъ
существующія на этой планетè условія жизни совершенно не менѣе поддаются вліянію разрушительныхъ силъ, тѣмъ болѣе
приспособлены къ организаціи обитателей земли. Телѳскопъ приспосабливаются разумныя существа къ свободному пользо-
показываетъ намъ, говоритъ онъ, что на Юпитерѣ день сме- вание своими духовными свойствами,—чѣмъ на болынемъ раз-
няется ночью черезъ каждые пять часовъ. Что сталось бы съ етояніи данная планета находится отъ своего солнца, т.-е. отъ
земнымъ человѣкомъ, если бы онъ перенесся на эту планету? центра своей системы. Если допустить существованіе безчис-
Десяти часовъ ему едва хватило бы на тотъ отдыхъ, который ленныхъ солнечныхъ системъ, находящихся между собою въ
необходимъ ему при его грубой организаціи. Сколько времени неразрывной связи и,въ свою очередь, зависящихъ отъ одного
ему нужно, чтобы приготовиться ко сну, чтобы раздѣться, по- общаго центральна™ солнца, отъ небеснаго тѣла, обладающаго
томъ снова одѣться, и т. д. Вообще человѣкъ, привыкшій къ чудовищной массой и невѣроятпой силой притяженія, то, по
крайней медлительности дѣйствій, пѳ мота бы распредѣлить той же теоріи, духовное и физическое развитіе всѣхъ разум-
свое трудовое время тамъ, гдѣ пятичасовой день смѣняется ныхъ обитателей міровъ должно стоять тѣмъ выше, чѣмъ дальше
пятичасовой ночью; но если Юпитеръ населенъ болѣе совер- эти міры находятся отъ этого общаго центра. Если это вѣрно,
шенными существами, которыя съ болѣѳ тонкимъ духовнымъ то невозможно себѣ представить, какая изумительная градація
развитіемъ соединяютъ болѣе эластичныя силы и большее про- развитія духовныхъ и физическихъ силъ должна существовать
ворство въ ихъ примѣненіи, то вполнѣ возможно, что этихъ во вселенной, во всей совокупности организованныхъ существъ!
пяти часовъ для нихъ даже болѣе достаточно, чѣмъ двѣна- На необъятной лѣстницѣ этой градаціи разумныя существа
дцати часовъ для менѣѳ развитого земного человѣка. низшаго класса, быть-можетъ, состоять почти изъ одной фи-
Этотъ взглядъ на взаимныя отношенія, существующія на зической матеріи, въ то время какъ высшая ступень лѣстницы
Юпитѳрѣ между общими физіологическими условіямии приро- занята существами, почти совершенно свободными отъ гнета
дой его обитателей, нѳсомнѣнно, вполнѣ логиченъ, и его мо- матеріи".
жетъ вполнѣ раздѣлять всякій наблюдательный человѣкъ.
Однако такое отношеніо возможно далеко не ко всему адро- Такой взглядъ на совокупность творчества болѣе привлека-
теленъ. чѣмъ серьезевъ. Мысль, на которой онъ основанъ,
ничѣмъ еще не доказана, ибо до сихъ поръ еще ни одно на- солнцу, чемъ эти планеты. Но и это ученіе физіологіи нельзя
блюдете не установило такого измѣненія развитія организмовъ, принимать безусловно, такъ какъ его значеніе начинаете умень-
въ зависимости отъ разстоянія между данной планетой и солн- шаться съ того мгновенія, когда мы признаѳмъ, что челове-
цемъ: напротивъ того, скорѣѳ можно было бы предположить, ческая жизнь на земле не представляетъ собою того образца,
что наиболѣѳ удаленныя отъ солнца планеты поставлены въ съ которымъ следуете сравнивать жизнь, развивающуюся на
менѣе благопріятныя условія; что до нихъ отъ солнца доно- всехъ другихъ планетахъ. Такъ какъ на другихъ планетахъ
сится меньше тепла и свѣта, почему на нихъ должны царить человечество по всему своему существу, по всемъ проявле-
холодъ и тьма; но, повторяемъ, у насъ нѣтъ никакихъ серьез- ніямъ своей жизни, по всему своему развитію,—словомъ, во
ныхъ данныхъ для того, чтобы определенно стать на ту или всемъ, что касается его сущѳетвованія, несомненно, отличается
иную точку зрѣнія. Не подлежите сомнѣнію то, что въ при- отъ земного человека, то, очевидно, все наши понятія объ
родѣ все совершается по одному общему плану; но выше, обитателяхъ другихъ иланетъ покоятся на ложныхъ осно-
обсуждая вопросъ о цѣлесообразности, мы уже видѣли, что ваніяхъ. -
этотъ единый общій планъ недоступенъ пониманію человѣка, До сихъ поръ всякая попытка определить организацію оби-
что природа стремится къ своимъ цѣлямъ сокровенными пу-
тателей другихъ планетъ кончалась темъ, что ея авторъ впа-
тями, которые, вѣроятно, останутся навсегда скрытыми отъ
далъ въ противоречія или просто делался смешнымъ. Одни,
человѣка. Названные выше ученые поэтому не выдавали свои
какъ Корнелій, Агриппа и вообще предсказатели, руководились
ученія за неопровержимую истину, а высказывали ихъ, какъ
предположенія, какъ болѣѳ или менѣѳ вѣроятныя гипотезы. одними грезами и капризами своей необузданной фаитазіи и
Слово природа выражаете непрерывную деятельность творче- создавали на поверхности планетъ особый родъ людей, похо-
ской силы или, выражаясь точнѣе, непрерывное осущѳствленіе жихъ на фигуры древней миѳологіи, какъ будто у творчества
Божественной воли; но природа не представляетъ собою нѣчто природы есть что-либо общее съ заблужденіями человеческая
зависимое, действующее въ установленныхъ человѣкомъ узкихъ духа. Другіе, следуя примеру Вольфа, применяютъ все жи-
границахъ, подчиняющееся тѣмъ произвольнымъ, часто отно- зненныя условія, существующія на различныхъ планетахъ, къ
сящимся лишь къ одной какой-либо крошечной области, зако- земному человеку и воображаютъ, будто обитатели других!»
намъ,. которые мы иногда будто бы подслушиваемъ у природы. міровъ ничемъ не отличаются отъ насъ, жителей земли, и
Действительно, природа, очевидно, не соблюдала ни одного изъ только слегка приспособились къ отдЬльнымъ особенностям!»
навязанныхъ ей нами правилъ, когда она распределяла свои своихъ планетъ. Это тоже противоречите понятію о могуществе
дары между планетами, и отъ Меркурія до Нептуна суще- природы, которая безъ всякаго труда создаете существа, вполне
ствуете только одна градація, необходимо вытекающая изъ отвечающія всемъ условіямъ данная времени, места и т. д.
разности разстояній между отдельными планетами и солнцемъ. Еще другіе, какъ докторъ Уивель, въ земле, несмотря на оче-
Какъ мы видели выше, не видио между планетами никакихъ осо- видно занимаемую ею низкую ступень, видятъ міръ, въ кото-
быхъ отличій, зависящих!» отъ ихъ величины, плотности, орбиты, ром!» сочетались все лучшія жизненныя условія, и не могутъ
или отъ количества ихъ спутниковъ. Общій видъ нашей сол- допустить, чтобы планеты были населены разумными суще-
нечной системы не даете никакого повода къ предположенію ствами; но ихъ мнѣнію, если другіѳ міры вообще обитаемы,
существованія регулярной градаціи въ духовномъ и физиче- то на нихъ могутъ жить лишь уродливыя и безполезныя су-
скомъ развитіи обитателей планетъ, въ зависимости отъ раз- щества, совершенно лишенныя разума, при чемъ авторы этихъ
стоянія, отделяющая носледнія отъ солнца. Если же судить теорій руководствуются темъ же ошибочнымъ взглядомъ, по
по нашимъ зѳмнымъ условіямъ, то физіологическія науки насъ которому жизненныя условія планетъ непременно должны
учатъ, что наибольшая развитія, духовнаго и физическаго, сравниваться съ жизненными условіями земли, и населѳніе
должны достигнуть обитатели планетъ, достигшихъ наиболь- планетъ определяется въ зависимости отъ результатовъ этого
ш а я совершенства, предоставляющихъ своимъ обитатѳлямъ сравненія.
наиболее удобныя жизненныя условія, благопріятныя для ихъ Дикимъ кошмаромъ кажутся намъ тѣ ~ мрачный мысли, кото-
развитія. Въ этомъ отиошеніи Юпитѳръ должѳнъ стоять значи- рыя выражали наши предки но поводу техъ планетъ, кото-
тельно выше Урана и Сатурна, хотя онъ находится ближе къ рыя имели несчастье почему-либо пріобрести плохую репута-
ціго у астрологовъ, предсказателей судьбы. Особенно приходи-
лось въ этомъ отношѳніи много выносить бѣдному Сатурну, .Прежде чѣмъ покончить съ этой замечательной планетой;
с ь тѣхъ поръ,какъ лучезарный Юпитеръ отнялъ у него пальму мы приведѳмъ еще мнѣніѳ о ней одного изъ учениковъ Фурье;
первенства; онъ такъ и не оправился отъ своего миоологиче- который тоже занимался изслѣдованіемъ вопроса о многочист
скаго паденія, такъ и остался, съ роковой косой въ рукѣ, и ленности обитаемыхъ міровъ. Эти мысли, изложенный въ формѣ
за нимъ навсегда сохранилась грустная репутація слуги жѳ- обращеннаго къ одной дамѣ письма, въ свое время обратили
I стокой мести. Во времена Галилея патеръ Кирхеръ объявилъ на себя вниманіе, тѣмъ болѣе, что ихъ хвалилъ „Альманахъ
I Сатурнъ проклятымъ. Съ тѣхъ поръ эту планету считали Фаланстерги11 *). Тамъ, гдѣ эти идеи касаются фактовъ, онѣ
сплошной тюрьмой, мѣстомъ всякихъ ужасовъ, адомъ, или, вѣрио передаюгъ видъ вселенной, представляющійся обитате-
! напротивъ, раемъ, міромъ, залитымъ дивнымъ вѣчнымъ сіяні-
лямъ Сатурна:
I емъ, свящешшмъ, благодатнымъ мѣстомъ. Откуда произошелъ
„Кольца создаютъ прохладную осень въ поясѣ экватора,
у нашихъ далекихъ предковъ ихъ мрачный взглядъ на Са-
что зависите отъ бросаемой ими тѣни и отъ ихъ вліянія на
турна? Никто этого не знаетъ. Но увлекающійся Кирхеръ и
направленіе вѣтровъ. Что касается самыхъ колецъ, то обита-
его послѣдователи были далеко но единственными ненавистни-
тели внутренняго кольца должны быть свидѣтелями страннаго
ками этой планеты; подобные взгляды высказывали и писа-
зрѣлища, когда они находятся въ части кольца, обращенной
тели, хорошо знакомые съ естественными науками и съ фило-
къ самой планетѣ: они видятъ чудовищно большой, непо-
еофіей.
движно стоящій въ зенитѣ шаръ, который закрываеть собою
Уиомянемъ прежде всего о строкахъ, въ которыхъ міръ Са- небо до одной трети разстоянія отъ зенита до горизонта; въ
турна описываете Викторъ Гюго. Какъ слѣдуетъ относиться къ то же время дѣйствительный горизонте кольца для нихъ дол-
послѣдующимъ строкамъ талантливаго писателя? Какъ къ кап- жѳнъ имѣть замѣтный уклонъ къ югу и сѣверу, а къ во-
ризу изобрѣтательной фантазіи, которая избираете своей игруш- стоку и западу, напротивъ, горизонте ихъ кольца долженъ
кой „нѣчто повыше пирамидъ"? подниматься, какъ двѣ горы, скрывающіяся въ иебѣ за шаромъ
планеты. Двигаясь по плоской части кольца, обитатели по-
Сатурнъ, звѣзда съ смертельными лучами! слѣдняго видятъ, какъ обѣ эти далекія горы понижаются къ
Чума небесъ! Темница адскихъ силъ! югу и сѣверу, пока онѣ не исчезнуть за лииіей горизонта,
Навѣки прокляіъ ты на горе и на муки,
На тьму и холодъ безъ конца!
за которой скрывается половина шара планеты".
„Можно представить себѣ телеграфныя сношенія между оби-
Его эѳирный плащъ скользить по лону смерти, тателями колецъ и планеты, тѣмъ болѣе, что такія сношенія
Два жадныя кольца сверкаютъ вкру.ъ него;
На небесахъ, гдѣ свилъ гнѣздо холодный ужасъ, должны были бы привести огромную пользу. Опасаясь, что
Ты можешь видѣть эти два кольца! ѵ насъ могутъ обвинить въ безпочвенныхъ фантазіяхъ, мы огра-
пичимся тѣмъ, что укажемъ на оригинальную пользу, ^кото-
Какъ изъ норы паукъ слѣдитъ за жертвой, рую кольца Сатурна должны приносить обитателямъ этой пла-
Таісъ онъ глядитъ' на спутниковъ своихъ;
И огь Сатурна даже солнце золотое неты: они должны были очень рано выяснить имъ, что они
Пугливо жмется на краю небесъ. живутъ на шарообразномъ тѣлѣ. Действительно, во время лѣта
они должны постоянно видѣть тѣнь своей планеты на пло-
Міры другіе свой свершаютъ путь, скости кольца. Если вы, сударыня,—добавляете авторъ,—хо-
На юдоль смерти съ трепетомъ взирая: тите свободно видѣть, хорошо ли лежать у васъ на затылкѣ
Оттуда къ нимъ потоки горя льются,
Оітуда къ нимъ несчастья всѣ идутъ! волосы, то станьте между лампой и стѣной, обратившись къ
послѣдней профилемъ: на стѣнѣ вы увидите ясный силуэте
; Трудно рѣшить, на чьей сторонѣ правда: на сторонѣ тѣхъ, вашей головы. Мы, обитатели земли, тоже можемъ видѣть
j которые видятъ въ Сатурнѣ безплодный, негостепріимныйміръ, тѣнь послѣдней и убѣждаться въ томъ, что наша планета
или же на сторонѣ тѣхъ, которые считаютъ его пріютомъ имѣетъ форму шара, но намъ это доступно лишь во время
счастья и всякаго благополучія: Во всякомъ случаѣ, естг> лупнаго зітмѣнія, между тѣмъ какъ обитатели Сатурна н&блю*
еерьезныя основанія, заставляющія отвести Сатурну болѣе вы-
дающееся мѣсто въ нашей солнечной снстемѣ, чѣмъ землѣ. *) См. интересную книгу Анри Локутюрье: „Панорама міровъ".
даютъ подобное явленіе каждое утро и каждый вечеръ въ тече- Однако мы можемъ быть уверены въ томъ, что Вольфъ, делая
т е своего лѣта". эти выводы, самъ ни одной минуты но сомневался въ ихъ
Нѣкоторые изследоватѳли не довольствовались однимъ опи- произвольности и необоснованности.
саніемъ вида, который имѣѳтъ вселенная для обитателей дру- Совершенно ясно видно, что все эти теоріи лишены твер-
гихъ планетъ, вообще они не довольствовались областями, дой почвы. Несмотря на ту сенсацію, которую произвела
въ которыхъ хотя и въ слабой степени, но все-таки возможно новейшая теорія Фурье, несмотря на то, что она пріобрела
научное обоснованіѳ фантазіи; такіе изследователи пытались огромное количество сторончиковъ, кажется, къ сожаленію,.
определить образъ жизни, степень образованія и даже ростъ что ее придется присоединить къ длинному ряду прежних!»
тѣхъ неведомыхъ намъ людей. Такъ, въ концѣ восемнадцатая теорій, оказавшихся несостоятельными. Согласно теоріи Фурье,
столетія Христіанъ Вольфъ заблудился въ области условныхъ все живые организмы, люди, животныя и растенія, появляются
прѳдположеній и нѳсостоятельныхъ сравненій, когда онъ пы- вследствіе своего рода самозарожденія, благодаря особымъ-
тался определить ростъ обитателей Юпитера, а между тѣмъ магнетическимъ излученіямъ, которыя выделяются полюсами
это былъ строгій систематику внѳсшій, благодаря своему ма- различныхъ п л а н е т , и которыя, скрещиваясь въ міровомъ
тематическому методу, порядокъ и определенность въ суще- пространстве, производят то, что у насъ принято называть
ствовавшій въ то время философскій матѳріалъ, это былъ жизненной силой. Такъ какъ, далее, магнетическое истеченіе
ученый, который, отлично понимая необходимость точнаго каждой планеты обладает своими определенными, характер-
изследованія и основательная вычисленія для всехъ выво- ными свойствами, то и населеніѳ каждой планеты отличается
довъ въ области астрономіи, самъ писалъ следующее: особенностями, свойственными ея характеру. Человекъ ни-
коимъ образомъ иѳ стоить выше міра, въ которомъ онъ жи-
„Едва ли стоило бы труда опровергать подобный вещи
в е т ; напротивъ, душа человека подчинена той же таинствен-
(утвѳржденіе, что земля зимой находится на более далекомъ
ной силе планеты, черезъ посредство которой человеческая
разстояніи, чемъ лѣтонъ и т. д.), которыя противоречат
душа сообщается съ Творцомъ, волю и предначертания Кото-
самымъ основамъ астрономіи, если бы мы не считали нужнымъ
раго человекъ слѣпо исполняет. Міры въ совокупности со-
на примере показать, какъ далеки о т знанія естественной
ставляют сложныя группы или вселѳнныя, которыя Фурье,
исторіи тй, которые, окривевъ на правый глазъ, г л я д я т на
въ зависимости отъ числа входящихъ въ ихъ составь міро-
все созданное природой подъ угломъ одного лѣваго глаза; кото-
выхъ систѳмъ, н а з ы в а е т двухміровыми, трѳхміровыми, четы-
рые решаются судить о явленіяхъ природы, основываясь исключи-
рехміровыми и т. д. Планеты живуть и умираютъ, какъ вся-
тельно на своихъ однобокихъ наблюденіяхъ. Техъ же, которые
кое другое существо; иослЬ своей смерти наша планета
не признают ни опыта ни точныхъ измереній, можно сра-
увлечѳтъ и поднимет» съ собою все наши души, которыя
внить съ окончательно слепыми людьми, авторитетно судящими
н а ч н у т новую жизнь на другомъ небесномъ телё, напримеръ,
о томъ, чего они не видятъ".
на' комете, которая, по выраженію того же Фурье, къ тому
Въ противоположность принципу, согласно которому конеч- времени б у д е т сглажена и приспособлена для человеческой
ные выводы должны основываться на действительно устано- жизни. Но самъ человекъ, каково бы ни было его духовное
влеиныхъ фактахъ, Вольфъ въ отношеніи обитателей Юпитера развитіе, лишенъ возможности действовать самостоятельно и
высказывает совершенно произвольное прѳдположеніе, что долженъ итти впередъ лишь вместе съ человечествомъ, къ
у нихъ зрачокъ глаза долженъ быть больше, чемъ у обитате- которому онъ принадлежит; только после смерти своей пла-
лей земли, что будто бы позволяет имъ такъ же сильно неты онъ может подняться и переселиться на другіе міры.
воспринимать световые лучи, какъ ихъ восприиимаѳмъ мы на В ъ своихъ разсужденіяхъ Фурье заходить еще дальше и
земле, несмотря на то, что, благодаря большему разстоянію углубляется въ дебри совершенно фантастическаго, придуман-
между Юпитеромъ и солнцемъ, лучи последняго доносятся наго міра. Можно лишь сожалеть о томъ, что его ученики
туда значительно ослабленными. Изь отношенія между разстоя- не боятся продолжать странствованіе въ этихъ неведомыхъ
ніями о т солнца Юпитера и земли Вольфъ выводить размѣръ дѳбряхъ. Некоторые изъ нихъ утверждают даже, что обита-
зрачка, а затемъ и р о с т обитателей Юпитера, при чемъ, въ тели Сатурна достигли очень высокой степени развитія, что
конце-концовъ, оказывается, что обитатели этой планеты должны будто бы доказывается окружающимъ его лучистымъ сіяніѳмъ,
иметь ростъ въ 13Ѵ 2 футовъ (около 5 г / 2 аршинъ. Переводи.).
и они высказываютъ надежду, что земля будетъ награждена міръ неодушевлѳнныхъ предметовъ, при чемъ можно было бы
такимъ же отличіемъ, какъ только человѣчесгво вступить въ сказать, что сродство элѳментарныхъ частицъ есть тоже своего
область всеобщей гармоніи. рода любовь, склонность. Однако сторонники теоріи Туссѳля
Изъ этого видно, какъ глубоко заблуждался Фурье, распро- понимаютъ слово склонность нѣсісолько иначе. Для нихъ нѣтъ
страняя законы, созданные для матеріи, на область духа. Кто міра неодушевленныхъ предметовъ, для нихъ все проникнуто
можѳтъ утверждать, что не существуете двухъ совершенно индивидуальнымъ духомъ, все, начиная отъ мельчайшей пес-
различныхъ катѳгорій созданій, двухъ совершенно не похо- чинки и до солнца, мыслите, все обладаете склонностями.
жихъ другъ на друга міровъ: міра физическая, тѣлеснаго, и В ъ этомъ, очевидно, и заключается главная ошибка этой
міра духовная, міра души? Ученіе Фурье заслуживаете пол- теоріи; мы должны сознаться, что намъ весьма мало улы-
наго вниманія въ той части, которая касается взаимоотноше- бается представлѳніе о мыслящемъ булыжникѣ, и мы рѣши-
ній между людьми, но въ общѳмъ оно, несомнѣнно, уклонилось тельно объявляемъ себя противниками этой части тѳоріи,
въ сторону заблужденій, какъ и ученіе Пьера Леру, который несмотря на слѣдующія строки названная автора:
многократное возрожденіѳ души ограничиваете землей. Оба „Въ бюро долготы не принято судить о нѳбесныхъ тѣлахъ
они были частью слишкомъ смѣлыми, а частью, напротивъ, по ихъ произведеніямъ. Склонность есть основной принципъ
слишкомъ нерѣшительными; емѣлость ихъ проявилась въ томъ, всей небесной механики, и тотъ, кто подавляете склонность,
что они слишкомъ далеко зашли въ области произвольные похожъ на вандала, не имѣщая никакого понятія о наукѣ".
предположены и выдали плодъ своихъ фантазій за серьезные Подробно распространяясь объ этомъ предметѣ, мы имѣемъ,
выводы; нерѣшительность ихъ заключается въ томъ, что раз- въ^виду не мысли отдѣльнаго лица, но основные взгляды цѣ-
смотрѣнное ими взаимоотношеніе между людьми на землѣ да- лой школы. Въ трактатѣ Тусселя о наукѣ склонности мы
леко не исчерпываете вопроса и представляетъ собою лишь находимъ слѣдующіѳ тезисы:
незначительную частицу истины. Кто бы мы ни были на
„Высшее счастье небесныхъ тѣлъ, какъ и вообще всего
землѣ, на какой бы ступени мы, каждый соотвѣтственно своему
живущая, заключается въ проявлѳніи своихъ творческихъ
личному развитію, ни стояли, человѣчество, къ которому мы
силъ; безъ этой властной потребности производить и любить
принадлежимъ, представляете собою лишь звено въ необъятной
міры не могли бы существовать".
цѣпи; обитаемый нами міръ есть лишь небольшая пристань
„Планеты, существа высшія, чѣмъ человѣкъ, обладают,
среди безчислеинаго мнолсества оетрововъ въ эѳириомъ морѣ;
способностью производить организмы путемъ соединенія сво-
въ безпредѣльномъ пространствѣ мы всѣ направляемся къ
ихъ основныхъ силъ. На нихъ лежите великая обязанность-
одной общей цѣли, и этотъ путь намъ строго предопредѣленъ
производить жизнь и поддерживать е е " .
Самимъ Творцомъ, создавшимъ тѣсныя взаимоотношенія между
всѣмъ существующимъ. „Творчество каждой планеты достигаете своего наиболь-
ш а я развитія въ одномъ существѣ, въ которомъ сосредоточи-
Мы также не можемъ согласиться съ идеями, которыя вы- вается основной характеръ данной планеты. Для земли такое
сказалъ, по поводу происхоженія обитателей различныхъ пла- существо — человѣкъ".
чете, Туссель, одинъ изъ послѣдователей Фурье. Несо- „Чтобы анать все, для насъ достаточно изучить сущность
инѣнно, что, заключая о полномъ сходствѣ на основаиіи человѣка во всѣхъ отношеніяхъ".
мелкихъ частичныхъ сходствъ, онъ примѣняетъ отличный мѳ- Считаемъ не лишнимъ сообщить нѣсколько еще болѣе стран-
тодъ для сужденія о неизвѣстномъ по извѣстному, но примѣ- ныхъ мыслей о возникновеніи живыхъ существъ. Согласно
неніѳ этого метода къ вопросу о склонности намъ кажется теоріи Фурье, планеты создаютъ различныхъ живыхъ существъ,
риекованнымъ, и въ этомъ отношеніи мы не согласны съ упо- обладающихъ различными характерами, путемъ обмѣна между
мянутымъ авторомъ. Конечно, законъ, управляющій мірами, собою своихъ особыхъ основныхъ силъ, которыя получили
можно было бы назвать закономъ притяженія тѣлъ, а законъ, названіе „аромы". На вопросъ о томъ, какіѳ аромы создали
управляющій душами,—закономъ притяженія душъ; нѣтъ со- какое-либо существо, напримѣръ, коня, получается отвѣтъ,
мнѣнія въ томъ, что степень дѣятельности к а ж д а я существа что конь—существо гордое, аристократическое, любящее битвы
обусловливается рядомъ опредѣлениыхъ склонностей и, строго и охоту; въ его фигурѣ чувствуется благородство, честолюбіе
я в о р я , это выраженіе можно было бы перенести также на и стремленіе къ славѣ, а потому, принимая во вниманіе всѣ
его качества, его возникновеніѳ слѣдуѳтъ приписать истечіе- наблюденія, пытались изслѣдовать другіе міры, сравнивая ихъ
ніямъ Сатурна. „Въ конѣ чувствуются чистѣйшіѳ аромы цен- съ нашимъ міромъ, при чемъ они по тому виду, который эти
міры представляютъ для насъ, старались выяснить, какими
тральной планеты честолюбія, этого роскошнаго міра, катя-
они должны казаться своимъ обитателямъ. Ниже мы увидимъ,
щагося по небу въ сопровождены семи спутниковъ міра, кра-
что эти писатели, какъ и упомянутые выше, чрезвычайно да-
еующагося на небѣ подобно картинѣ Ванъ-Дейка,—аромы Са-
леки отъ истины. Первые зашли слишкомъ далеко по пути
турна, воинственный духъ котораго проявляется уже въ его
произвола и заблудились въ дѳбряхъ несостоятельныхъ си-
гордой осанкѣ и въ роскошной окраскѣ двойного пояса, кото-
стемъ, а вторые не рѣшились подняться надъ землей и, пола-
рымъ онъ себя украшаетъ. На этой планѳтѣ, любящей кра- гая видѣть другіе міры, въ дѣйствительноети 4 видѣли лишь
соту, какъ породистый конь, все дивно, все блестяще, все ту же землю, неопредѣленно отраженную въ зеркалѣ ихъ соб-
крикливо, все бросается въ глаза". —Мы видимъ такимъ обра- ственныхъ мыслей.
зомъ, что взгляды на планету Сатуриъ чрезвычайно раз-
личны. Однимъ изъ наиболѣе поэтичныхъ описаній такого рода
Согласно той же системѣ, Сатурнъ является центральной является описаніѳ планеты Венеры, написанное авторомъ
планетой честолюбія; говорятъ, что онъ пахнетъ тюльпанами „Павла и Виргиніи", въ его „Гармоніяхъ природы". Это опи-
и лиліями. Юпитеръ считается планетой семейной жизни; аро- саніе можетъ служить доказательствомъ справедливости ска-
матами онъ бѣднѣе,чѣмъ земля, и пахнетъ нарциссами. Марсь— заннаго нами выше.
ужасная планета; трудно перечислить истекающую отъ нея Бернарденъ де-Сѳнъ-Пьѳръ писалъ:
массу злобныхъ, ядовитыхъ, отвратительныхъ, отталкивающихъ „Венера должна быть покрыта островами, изъ которыхъ
элементовъ. Уранъ считается главной планетой любви, на немъ каждый богатъ скалами, въ пять или шесть разъ болѣе высо-
впервые родились голубые цвѣты, но такъ какъ земля по мо- кими, чѣмъ пикъ Тенерифа. Стекающіѳ съ этихъ скалъ свер-
ральньшъ соображеніямъ была противъ любви, то въ нака- кающее ручьи воды орошаютъ и освѣжаютъ свои покрытые
заніе за это Уранъ лишилъ голубые цвѣты на землѣ запаха, зеленью берега. Моря тамъ должны представлять чрезвычайно
но зато придалъ имъ цѣлебныя свойства. Нептунъ пахнетъ величественное и въ то же время пріятное зрѣлище. Если
табакомъ, такъ какъ отъ него происходитъ это растеніе, „этотъ представить себѣ швейцарскіе ледники, съ ихъ водопадами,
медленно дѣйствующій ядъ, заставляющій насъ вдыхать черезъ озерами, лугами и елями, среди южнаго моря; если предста-
иосъ и выдыхать черезъ ротъ", и тому подобное. вить себѣ рядомъ съ ними украшенный виноградниками и все-
Такъ говоритъ фурьеристъ. Другой мечтатель, Викторъ Ген- возможными фруктовыми деревьями холмъ съ береговъ Луары;
некинъ, умершій среди самыхъ печальныхъ условій, высказалъ у подножія этого холма расположено побережье Молукскихъ
подобный же мысли, говоря въ своей „Астроиоміи склонно- острововъ, съ ихъ долинами, украшенными бананами, муска-
стей" о жизни души на землѣ. Понятно, что Геннекинъ могъ тами и гвоздикой, наполненными сладкимъ ароматом ь. Вся
написать подобныя мысли, но ^чрезвычайно странно видѣть, эта дивная природа населена колибри, голубями и роскошными
что писатели, обладающіе нѣкоторымъ именемъ, какъ фило- птицами съ Явы, пѣніе и воркотня которыхъ мягко передается
софы, могутъ раздѣлять только что приведенные взгляды. въ воздухѣ. Если мы представимъ себѣ берега, осѣненные див-
ными кокосовыми пальмами, покрытые жемчужными ракови-
Съ удовольствіемъ можно отмѣтить тотъ фактъ, что по дан-
нами и янтаремъ; звѣздные кораллы Индійскаго океана, ко-
ному вопросу до сихъ поръ написано сравнительно немного.
раллы Средиземнаго моря, вырастающіе среци непрерывна™
В ъ области простыхъ предположеній самые смѣлыѳ изслѣдова-
лѣта до высоты крупнѣйшихъ деревьевъ, среди моря, подни-
тели обыкновенно останавливаются на какой-либо точкѣ, огля-
мающагося и опускающагося въ двадцати четырехъ дневномъ
дываются и съ крайнимъ удивленіемъ видятъсебя одинокими;
ириливѣ и отливѣ; если мы представимъ себѣ эти пунцовые
только немногіе изъ нихъ закрываюсь глаза и закутываются
и пурпуровые кораллы среди темной зелени пальмъ, предста-
въ свою систему, чтобы за прѳдѣлами ея ничего невидѣть, и
вимъ себѣ, наконецъ, гладкую поверхность прозрачныхъ рѣкъ,
чтобы во что бы то ни стало убѣдить себя въ томъ, что именно
отражающихъ холмы, лѣса и птицъ,—то мы получимъ лишь
эта система отражаетъ собою истинную дѣйствительность.
слабое представленіе о пейзажахъ Венеры. Такъ какъ въ мо-
Нашлись писатели, которые, исходя изъ менѣе рискованной
мента поворота солнце выше экватора поднимается болѣе чѣмъ
точки зрѣнія, основанной, по крайней мѣрѣ, на чемъ-то въ родѣ
на 71°, то освѣщаѳмый имъ полюсъ должѳнъ обладать значи- „Я видѣлъ тамъ много полей и лѣсовъ съ деревьями, по-
тельно болѣе иріятной температурой, чѣмъ та. которая царитъ крытыми листвой, я видѣлъ овецъ, покрытыхъ шерстыо. За-
у насъ во время мягкой весны. Правда, длиниыя ночи этой тѣмъ я видѣлъ людей низшаго класса, одѣтыхъ почти такъ жѳ,
цланеты не озаряются мягкимъ свѣтомъ луны, но послѣдшою какъ одѣваются крестьяне въ Европѣ. Я видѣлъ мужа съ
съ уснѣхомъ замѣняютъ сверкающій Меркурій и земля. Оби- женой; оба они отличались красивыми фигурами; но къ моему
татели Венеры должны быть приблизительно одного роста сч» удивленно, онъ шелъ гор,гой походкой, съ сознаніемъ собствен-
нами, такъ какъ они живугь на планетѣ, которая по своимъ н а я достоинства, а женщина елѣдовала за нимъ съ видомъ
размѣрамъ почти одинакова съ землей; но эта планета нахо- рабскаго смиренія. Ангелы сказали мнѣ, что таковъ обычай
дится въ настолько благопріятныхъ условіяхъ, что ея обита- на этой зѳмлѣ, и что такихъ мужчинъ любяте потому, что,
тели имѣютъ возможность в:ѳ свое время посвящать любви. несмотря на ихъ гордость, они отличаются добротой. Мнѣ ска-
Одни изъ нихъ ведутъ пастушескую жизнь, оставаясь все время зали также, что тамъ законами воспрещено многоженство.
въ горахъ со стадами; другіе живугь на берегахъ ихъ плодо- Женщина былаодѣта въ широкій хитонъ,—„нохожій на мѣшокъ,
родныхъ острововъ и наслаждаются пѣніемъ, танцами и празд- съ отверстіями для рукъ..."
нествами, или устраиваютъ состязанія на призы подобно счастли- О четвертой землѣ въ звѣздномъ мірѣ. — Однажды, когда
вымъ островитянами Таити"... одинъ духъ, бывшій на нашей землѣ проновѣдникомъ, былъ у
Мы отъ всего сердца желаемъ, чтобы обитатели Венеры вели людей, носящихъ платье,—тамъ есть люди, ходящіѳ нагими,—
такую безпечальную жизнь, какую имъ приписываете Бернар- онъ встрѣтилъ дѣвушку съ удивительно красивымъ лицомъ;
дѳнъ де-Сенъ-Пьеръ, однако мы имѣемъ основаніѳ полагать, она была одѣта очень просто, а голова ея была украшена
что въ этомъ отношеніи на Венѳрѣ не все обстоите такъ бла- вѣнкомъ изъ цвѣтовъ. Духу очень понравилась эта дѣвушка,
гополучно. Привѳдемъ хотя бы мнѣніе Фонтенеля, который онъ заговорилъ съ ней и взялъ ее за руку; но такъ какъ она
утверждаете, что Венера, кажущаяся издали такой прекрас- замѣтила, что этотъ духъ не принадлежите къ ея землѣ, то
ной, въ дѣйствительности отличается безобразіемъ; упомянемъ она отъ него ушла. Послѣ этого справа отъ него появились
еще, что астрономичѳскія условія этой планеты далеко не такъ нѣсколько женщинъ, которыя пасли овецъ и вели ихъ къ во-
благоиріятны, какъ то предполагаете только что цитирован- допою, устроенному во рвѣ^ отведенномъ отъ озера. Я видѣлъ
ный авторъ, очевидно давшій волю своей фаитазіи. Если въ лица этихъ женщииъ: они были круглы и красивы. Кромѣ того,
течѳніѳ лѣта одна половина этой планеты нагрѣвается больше, я видѣлъ мужчинъ, лица ихъ напоминали лица земныхъ людей,
чѣмъ другая, то по той же причинѣ въ то же время другая съ тою лишь разницей, что нижняя часть ихъ лица, вмѣето
половина планеты должна охлаждаться и тогда тамъ темпера- бороды, была окрашена въ черный цвѣтъ, а носы ихъ были
тура едва ли отличается пріятносгыо. Внрочемъ, возможно, совершенно бѣлые. Какъ женщины, такъ и мужчины были
что руководимая наукой рука могла бы многое исправить въ о^ѣты"...
намѣченной здѣсь ісартинѣ и хотя сколько-нибудь приблизить Послѣдователи Сведенборга, вѣроятно, не обидятся на насъ,
ее къ тому, что можѳтъ быть въ дѣйствительности; однако если мы замѣтимъ, что здѣсь видѣнія ихъ учителя, по край-
здѣсь важнѣе всего принять въ расчетъ соображеніе, какъ ней мѣрѣ, носятт чисто субъективный характѳръ; что ихъ можно
много это описаніе заимствовало отъ земли, и насколько, по- считать просто своего рода символомъ, и что существа, кото-
этому, оно далеко отъ того, чѣмъ должна быть всякая по- рыхъ онъ описываете, жили только въ его болѣзненной фан-
пытка изслѣдованія другихъ міровъ. Мы повторяемъ то, что тазіи, извращенной благодаря мучительнымъ поискамъ вѣры.
уже было сказано выше: этотъ упрекъ одинаково касается В ъ высшей степени иевѣроятно, чтобы среди вселенной на-
всѣхъ авторовъ, разсматривавшихъ вопросъ о жителяхъ раз- шелся міръ, представляющій собою точную копію нашего міра.
личныхъ планете. Даже тотъ изъ нихъ, кто казалось бы дол- Мы уже видѣли и увидимъ дальше, что есть причины, по
женъ былъ держаться дальше всего отъ земныхъ представле- которымъ такое полное сходство безусловно невозможно.
ній, именно мистическій Сведенборгъ, но совсѣмъ свободенъ Всѣ, кто до сихъ поръ хотѣли опредѣлить природу обита-
отъ этого упрека. Въ его книгѣ „О первой землѣ въ звѣзд- телей другихъ планетъ, неизмѣнно представляли себѣ этихъ
номъ мірѣ", посвященной вопросу о многочисленности оби- обитателей, похожими на земныхъ людей, a тѣ, которые ста-
таемыхъ міровъ, мы, между прочимъ, читаемъ слѣдующеѳ: рались создать своеобразный фигуры, все-таки брали ихъ изъ
Многочисленность обитасмыхъ міровъ. К н . 8. 11
образцовъ, встречающихся у насъ на земле. Астрономъ Гюй-
деть на дѣла природы подъ другимъ угломъ зрѣнія, отно-
гѳнсъ, остроумный ученый семнадцатая вѣка, тоже отдалъ
ситься къ природе безъ чисто-земного предубежденія и осво-
дань этому заблужденію и высказалъ прѳдположѳніѳ, что на
бодиться отъ своей предвзятости.
другихъ планетахъ живутъ существа, похожія на обитателей
Ксенофанъ справедливо говорилъ, что „постоянная ссылка
нашей земли. По его миѣнію, „животныя и растенія тамъ жи-
на человека и стремленіѳ перенести понятія о собственной
вутъ и размножаются совершенно такъ же, какъ на земле";
природе на все живое неразрывно связано со всемъ строе-
„люди, живущіе на другихъ планетахъ, обладают такимъ же
піемъ нашего разума, и мы, совершенно безеознательно, со-
духомъ и такимъ же тѣломъ, какъ люди, живущіе на земле;
здаемъ все по нашему образу и подобію. Даже Богь, суще-
у нихъ такія же чувства, какъ у насъ, ихъ столько лее чис-
ство высшее, недоступное нашему познанію, рисуется намъ
ломъ, и они с л у ж а т для тѣхъ же целей. Живущія на плане-
въ человеческомъ образе, представляется вашему духовному
тахъ животныя не только принадлежать къ тѣмъ лее видамъ,
взору лишь черезъ обманчивую призму нашей человечности.
которые мы знаемъ на земле, но они и по наруясиости вполне
Согласно ученію Ведь, при самомъ создаиіи міра Великій
схожи съ земными животными. Люди на другихъ планетахъ
Духъ спросилъ только что созданныхъ душъ, какія тйла оне
близко подходят къ намъ, какъ по своему росту, такъ и но
х о т я т себе избрать; после того какъ эти души осмотрели
общему строенію организма, такъ какъ имъ приходится вы-
все уже существовавшія тела, оне избрали себе человече-
полнять такія же работы, какъ намъ; ихъ руки похожи на
ское тело, такъ какъ оно обладает самой красивой формой.
наши, такъ какъ они пользуются математическими инструмен-
Книга Ведь представляет собою старейшій документ, ка-
тами и занимаются разными видами обрабатывающей про-
сающійся религіознаго ученія о возникновеніи міра; съ того
мышленности; по наружному виду они походятъ на насъ, такъ
древняго времени, когда былъ созданъ этотъ документ,
какъ человеческое тёло на землё отличается наиболее совер-
взглядъ на преимущества человеческаго тела нисколько не
шеннымъ строеніемъ; какъ и мы, они защищают свое.тѣло
изменился.
платіемъ; какъ и на земле, на другихъ планетахъ встречается
Самые скромные люди не сомневаются въ томъ, что они
война, торговля, все свойственные человеку потребности и
представляют собою венецъ творчества, что они призваны
страсти; обитатели планетъ с т р о я т себе жилища, похожія на
быть царями вселенной; и когда въ человеке проснулось
наши дома, они знакомы съ мореходствомъ и обладают фло-
еознаніе, что между нимъ и Всевышнимъ л е ж и т громадное раз-
тами, они не хуже насъ знаютъ геометрическіе законы и точ-
етояніе, когда религіозное чувство нашло нужнымъ заполнить
ную математику, знакомы съ музыкой, занимаются различными
это разстояніе высшими существами, ангелами и святыми, то
искусствами,—словомъ, они представляют собою точную ко-
для олицетворенія этихъ высшихъ духовныхъ существъ ^не
пію людей, живущихъ на земле".
нашлось более прекрасной и совершенной формы, чемъ обо-
В ъ исторической части нашей книги мы отозвались объ
готворенная форма человеческаго тела. Мы до такой степени
этомъ астрономе, какъ объ одиомъ изъ наиболее ученыхъ и
стремились и стремимся придать всему форму своего тела, что
значительныхъ паучныхъ писателей своего времени и выра-
даже такія тела, какъ солнце и луна, не избегли общей
зили наше глубочайшее уваженіѳ къ его трудамъ; но при всемъ
участи и часто изображаются въ человеческомъ виде.
нашемъ поклоненіи уму и учености Гюйгенса, мы все-таки поз-
А между тѣшъ этотъ взглядъ на человеческую природу,
волимъ себе заметить, что въ своемъ изображеніи міровой
убежденный въ ея превосходстве, но основанный на заблу-
теоріи онъ пошелъ по скользкому пути, на которомъ уже мно-
жденіи и на врожденномъ тщеславіи, не подтверждается ре-
гіе поскользнулись.
зультатами изследованій, совокупностью выводимыхъ изъ такихъ
Однако этотъ ложный взглядъ не слѣдуѳтъ ставить въ вину-
изследованій заключеній. Напротивъ того, можно считать
каждому теоретику въ отдельности, и это въ данномъ случае
установленнымъ тотъ непоколебимый принципъ, что для того,
чрезвычайно важно иметь въ виду; напротивъ того, никоимъ
чтобы правильно судить о природе вещей, ихъ прежде всего
образомъ не с л е д у е т забывать, что взглядъ э т о т з а в и с и т
не с л е д у е т сравнивать съ человекомъ, прежде всего сле-
о т общаго свойства нашего духа, который склоненъ обо
д у е т определять не ихъ сравнительную ценность, но ту
всемъ судить съ своей, земной, точки зренія, такъ что лишь
ценность, которую онѣ имеютъ безотносительно, сами по
болыпимъ напряжеиіѳмъ воли мы можемъ заставить себя гля-
себе. Этотъ принципъ никогда ие с л е д у е т упускать изъ
11*
виду; необходимо примѣнять его, главнымъ образомъ, при из-
слѣдованіяхъ такого характера, какъ изслѣдованія, которыми ное измѣненіе и просмотрите, что изъ этого выщетъ: разъ
мы заняты въ данное время. будутъ измѣнены условія обитаемости, то современные обита-
Большую серьезность и осмотрительность проявили тѣ тели земли должны б у дута уступить мѣсто другимъ, нрисгіо-
изелѣдоватѳли обитаемости міровъ, которые по примѣру, дан- собленнымъ къ измѣнившимея условіямъ. Представимъ себѣ,
ному Ламбертомъ въ его остроумныхъ „Космологическихъ папримѣръ, что свѣтовые лучи солнца уменьшили свою яркость
письмахъ о строеніи вселенной", признали невозможность до той силы, съ которой они свѣгятъ на поверхности Урана
установить болѣе или менѣе вѣроятныя представлепія объ или Нептуна: наши глаза постепенно утратятъ способность
организаціи обитателей другихъ планетъ, и которые, будучи видѣть предметы при такомъ яркомъ освѣщеніи^при которомъ
весьма воспріимчивыми ко всѣмь показаніямъ природы, по- мы видимъ ихъ теперь, если же, случайно, солнце опять нач-
няли, что жизнетворяіцая сила, вліяніемъ которой созданы нетъ свѣтить съ прежней яркостью, то наши глаза не выне-
еамодѣятельные организмы, проявляетъ свою дѣятельность въ сусь иослѣдней, и мы ослѣпнемъ. Возьмемъ обратный случай,
зависимости отъ характерныхъ особенностей каждаго даинаго и предположимъ, что яркость солнечныхъ лучей возрасла въ
міра и въ полной гармоніи съ этими особенностями. нѣеколько разъ: при дневномъ освѣщеніи мы ничего не бу-
Не подлежитъ никакому сомнѣнію, что глубоко заблу- демъ видѣть. Представимъ себѣ, что воздухъ утратилъ спо-
ждается всякій, кто серьезно считаетъ возможнымъ и на- собность передавать звуковыя волны: земля сразу окажется
дѣется съ большей или меньшей близостью къ дѣйствитѳль- населенной глухонѣмыми, объясняющимися другъ съ другомъ
ности описать обитателей другихъ планетъ, выяснить условія при помощи знаісовъ. Нашу пищу мы черпаемъ изъ живот-
ихъ существованія, ихъ строеиіѳ и образъ жизни, ихъ физи- наго и растктѳльнаго царства; представимъ еебѣ, что въ на-
ческое, нравственное и интеллектуальное состояніѳ. Хотя мы шемъ способѣ питанія постепенно произошелъ переворота:
съ полной увѣрениостыо утверждаемъ, что обитаемые міры мехаиизмъ нашего организма, въ зависимости отъ изменив-
многочисленны, но мы самымъ рѣшителыіымъ образомъ отри- шихся условій, тоже измѣнитъ свои функціи.
цаемъ всякое желаніе вывести отсюда заключеніе, будто па Жизнь земли проходить среди непрерывныхъ колебаній и
этихъ мірахъ мы предполагаемъ существованіе такихъ людей, ея элементы тоже колеблются между двумя крайними грани-
которые населяютъ нашу землю. Кромѣ того, мы утверждаемъ, цами. Таковъ законъ существованія, который проявляетъ себя
что при со времени омъ положены нашего знанія вообще не- во всемъ, начиная съ тысячелѣтняго вращепія земли но своей
возможно сколько-нибудь удовлетворительно рѣшить этотъ орбитѣ и кончая едва уловимымъ колебаніемъ магнитной иглы.
вопросъ. Наши физіологическія изслѣдованія должны были Если жизнь на каждой планетѣ зависитъ отъ суммы свойствен-
убѣдить насъ въ томъ, что всѣ созданія природы на нашей ныхъ данной планетѣ жизненныхъ элементовъ, то жизнь не-
иланѳтѣ находятся въ самой тѣсной, неразрывной связи съ премѣиио должна держаться въ границахъ этой суммы, за кото-
землей; мы видѣли, насколько разнообразны населяющія землю рыми она непремѣнно должна погаснуть, и внутри которыхъ
существа, и насколько они приспособлены ко всей обстановкѣ, она можетъ проявляться въ чрезвычайно различныхъ формахъ.
среди которой имъ приходится жить, такъ что выставленные Если жизнь тѣсно связана съ сущностью матеріи, то она
нами прииципы не нуждаются въ далыіѣйшихъ доказатель- должна обладать еще большей способностью разнообразить
с т в а х ^ Однако здѣсь будетъ умѣстно добавить, что произве- свои проявленія, чѣмъ если бы этой связи не было, такъ
д е н а природы могутъ разнообразиться на протяженіи безко- какъ въ такомъ случаѣ жизнь, несомнѣнно, должна проявляться
нечно длинной градаціи и что они дѣйствительно отличаются тамъ, гдѣ ееть матѳрія, какъ бы ни сложились условія въ томъ
иоразительнымъ разнообразіемъ. Мы видимъ, что въ нашѳмъ или иномъ мірѣ, въ той или иной области вселенной. Но, во
сложномъ организмѣ нѣтъ ни одной, хотя бы самой незначи- всякомъ случаѣ, измѣненія жизиенныхъ условій оказываютъ
тельной мелочи, которая не имѣла бы своего опредѣленнаго несомнѣиное вліяніе на организмы отдѣльныхъ иидивидовъ въ
ыазначѳнія и не имѣла бы особой, предназначенной ей роли частности, такъ же, какъ и на возникновеніе видовъ. Сказан-
въ жизненныхъ отправленіяхъ организма. Измѣните въ при- ное нами выше относительно измѣненій организма подъ влія-
родѣ земли одинъ элемента, удалите одну силу изъ организма, ніемъ внѣшиихъ условій, можно примѣнить въ отдѣльности ко
вообще внесите въ организмъ земли хотя бы одно суіцествен- всѣмъ нашимъ органамъ, чувствамъ, внутреннимъ и внѣшиимъ
частямъ нашего организма; можно утверждать, что эти органы
существуют!» въ томъ ИЛИ иномъ видѣ потому, что у нихъ странство иредставляютъ собою въ равной степени ничего пе-
есть то или иное опрѳдѣле.нноѳ назначеніе, откуда слѣдуѳтъ, значащія величины. Если бы мы улетѣли съ земли со ско-
что на другихъ мірахъ, гдѣ назначеніе этихъ органовъ ииое, ростью свѣтового луча и въ продолжѳніѳ десяти тысячъ лѣтъ
они сами должны отличаться инымъ стремлѳніемъ, тамъ же, неслись къ какой-либо точкѣ, то, достигнувъ этой точки, мы
гдѣ какой-либо изъ нашихъ органовъ совершенно безполезѳнъ, въ дѣйствитѳльности не приблизились бы къ безконѳчиости
онъ, нѳсомнѣнно, совершенно отсутствуете. Такимъ образомъ пространства ни на одинъ шагъ. Взглянѳмъ на абсолютность
природа поступаете всюду, какъ у насъ на землѣ, такъ и на вселенной съ другой точки зрѣнія, съ точки зрѣнія времени:
всякой другой планетѣ; такимъ образомъ она поступила бы вселенная вѣчна, т.-е. тоже безконѳчна. Слѣдовательно, сто
въ томъ случаѣ, если бы въ жизненныхъ условіяхъ земли тысячъ милліоновъ столѣтій имѣютъ въ сравнѳніи съ веч-
произошли какія-либо перемѣны, которыя сами по сѳбѣ не ностью такое же значеніе, какъ наша секунда. Абсолютная
были бы достаточно велики, чтобы сдѣлать землю совершенно въ природѣ иѣтъ ничего; все имѣетъ значеніѳ лишь какъ по-
необитаемой; такимъ образомъ природа поступала прежде, нятіе, тѣсно связанное съ другими понятіями, все относи-
когда, въ давно минувшіе гѳологичесісіе періоды, подъ влія- тельно. Если бы, въ силу какого-либо событія, земной шаръ
ніемъ измѣнившихся жизненныхъ условій, на поверхности зе- вдругъ уменьшился до размѣровъ обыкновенная бильярдная
мли одни виды обитателей смѣнялиеь другими; такимъ обра- шара, при чемъ все существующее на немъ тоже уменьши-
зомъ природа, вѣроятпо, поступаете и теперь для поддержаиія лось бы въ соотвѣтствѳниой пропорціи, а также соответственно
жизни на зѳмлѣ и на другихъ планетахъ *). измѣнились бы и всѣ остальныя внѣшнія и внутреннія уело-
Для того, чтобы серьезно говорить о насѳленіи планетъ, и вія. Другими словами, если бы отношеніе между отдѣльными
чтобы имѣть возможность судить о тѣхъ формахъ, въ кото- предметами и силами осталось прежнее; мы даже не могли бы
рыхъ на нихъ можетъ проявиться жизнь, необходимо, по замѣтить этой колоссальной пѳремѣны. Нашъ міръ былъ бы
крайней мѣрѣ, положить въ основаніе своихъ изслѣдованій настолько малъ, что въ сравнѳніи съ нимъ міръ Гулливѳров-
одинъ общій, общепринятый, абсолютный принципъ. Поль- скихъ лилипутовъ былъ бы міромъ чудовищныхъ великановъ.
зуясь такимъ абсолютнымъ принципомъ, можно было бы Гигантскіѳ горные хребты Гималаевъ и Альповъ приняли бы
въ опредѣленныхъ границахъ производить сравненія и .пы- размѣры песчинокъ; наши лѣса, парки, дома были бы меньше
лать выводы. Но развѣ у насъ, въ области нашихъ зна- едва уловимыхъ для нашего глаза пылинокъ, а мы сами по
ній, есть что-либо абсолютное? Развѣ есть что-либо абсолют- своимъ размѣрамъ были бы значительно меньше тѣхъ кро-
ное въ природѣ вообще? Нѣтъ, абсолютная нѣте ничего! шѳчныхъ существъ, которыхъ мы теперь изучаемъ при по-
Вселенная раскинута въ нроетранствѣ. Что такое простран- мощи микроскопа. Всю нашу землю чѳловѣкъ нормальная
ство? Безграничность, или, чтобы выражаться точнѣѳ и преду- роста свободно могъ бы положить себѣ въ карманъ, рѣщи-
предить всякія толкованія, скажемъ: пространство есть безко- тельно все измѣнилось бы, но для насъ все осталось бы бѳзъ
нѳчность. Такимъ образомъ, съ точки зрѣнія абсолютная, всякой перемѣны: нашъ росте попрежнему равнялся бы шести
разстояніе отсюда до Рима представляетъ собою такое же земнымъ футамъ, такъ какъ діаметръ земли попрежнему рав-
пространство, какъ разстояніе отъ земли до Сиріуса, такъ нялся бы 12.756.000 метрамъ, наши города, деревни, гавани,
какъ, въ сравнеиіп съ бѳзконѳчиостыо и то и другое про- моря, корабли и т. д. остались бы для насъ тѣмъ же, что мы
въ нихъ видимъ теперь, и такъ какъ вообще, относительно
для насъ на землѣ все осталось бы попрежнему, то, какъ это
*) Со времени перваго изданія этой книги (1862 г.) наша наука ни кажется страннымъ съ перваго взгляда, мы совершенно не
ушла далеко впередъ, главнымъ образомъ, благодаря успѣхамъ епек- замѣтили бы происшедшей колоссальной перемѣны.
тральнаго анализа планетъ и совершеннымъ оптичёскимъ приборамъ,
съ одной стороны, а съ другой стороны, благодаря быстрому развитію Гому, кто найдете эти мысли слишкомъ смѣлыми, мы
органической химіи и общей физіологіи. Наша книга, посвященная отвѣтимъ, что онѣ, съ одной стороны, строго основаны на
изученію небесныхъ тѣлъ, имѣетъ цѣлыо выяснить условія существо-
ванія живыхъ существъ на различныхъ планетахъ, и, если мы воз-
матѳматикѣ, а съ другой—съ древпихъ временъ извѣотны
держиваемся отъ высказыванія предположеній относительно внѣшнихъ философіи. По нашему миѣнію, едва ли можно предположить,
формъ этихъ обитателей, то мы рѣшаемся, по крайней мѣрѣ, выяснить, чтобы въ какомъ-либо уголкѣ пространства действительно
къ какимъ условіямъ имъ приходится примѣняться. существовалъ такой крошечный міръ: невѣроятно, чтобы при-
рода создала такіѳ мелкіе міровые атомы, но преувеличенные они живутъ, составляет всю вселенную, и что природа въ эту
примѣры часто оказываютъ отличныя услуги при опроверже- каплю вложила все свои творчеекія силы; если эти микроор-
ніи ложныхъ взглядовъ. Многіе ученые, съ очень крупными ганизмы способны мыслить, то они должны мыслить именно
именами, не только выказали себя сторонниками этихъ мы- такимъ образомъ, если лее они более скромны чемъ человекъ,
слей, но далее опрѳдѣленио заявили, что такая относитель- то последній тѣмъ болѣе доллеенъ стыдиться своего ни на
ность безусловно соответствует существующему въ природе чемъ не основаннаго высокомѣрія. ІІредпололште на одну ми-
порядку вещей. нуту, что перечное зерно (на которомъ, какъ подтверждению
Назовѳмъ здесь лишь два имени: Бѳрнулли и Лейбница. Левенгека, а также по моимъ личнымъ наблюденіямъ при по-
Первый, въ письме къ последнему, меледу прочимъ, затроги- мощи микроскопа, живутъ миріады мельчайшихъ организмовъ)
ваетъ вопросъ о бѳзконечно болыпомъ и безконечно маломъ. въ своихъ мельчайшихъ частицагь похолее на землю, предпо-
Коснувшись вопроса о постепенномъ ростѣ, о постепенномъ ложите, что у этого зерна еегь свое солнце свои спутники,
развитіи и разрушеніи, онъ продолжает: свое звездное небо, что поверхность этого зерна украшена
„ Э Т О приводит меня къ предположѳиію, что, быть-можетъ, горами и морями, долинами и рѣками, лугами и лѣсами, и
надъ доступными нашему пониманію большими величинами т. д.: неужели вы думаете, что обитатели такого зерна, эти
есть столько лее степеней безконечно большого, сколько ниже „пгтерикальгвидящіе все предметы подъ тѣмъ лее угломъ
пределовъ доступныхъ намъ малыхъ вели шнъ есть степеней зрѣнія, а потому въ тѣхъ же относительныхъ размѣрахъ, въ
безконечно малаго, или (если вамъ не правится представленіе какихъ мы видимъ окружающіе насъ предметы, неужели вы
о безконечно болыпомъ и безконечно маломъ въ природе), по думаете, что они не имеютъ такое же право считать, что ихъ
крайней мере, въ той же градаціи, въ которой мы открыли зерно представляет собою центръ вселенной, вѣнецъ твор-
при помощи микроскопа организмы, которые несравненно чества какъ это мы думаемъ о нашей земле? Вѣдь у обита-
меньше насъ и обычно насъ окрулсающихъ животныхъ. Можно телей перечнаго зерна нетъ никакихъ способовъ для того
съ уверенностью сказать, что если бы у этихъ микроскоии- чтобы узнать, что есть еще другіе міры несравненно большіе,
ческихъ животныхъ были микроскопы, то они, въ свою оче- чемъ ихъ зерно, что есть живыя существа, несравненно боль-
редь, открыли бы еще несравненно более мелкіе организмы, шаго размера, чемъ они сами. Такъ вотъ, если обитатели пе-
и т. д. Но такъ какъ, по моему принципу, природе не свой- речнаго зерна лишены возможности широкаго познанія вселен-
ственно вдругь где-либо внезапно останавливаться, то я вы- ной, то чемъ же отъ нихъ отличаемся въ этомъ отношеніи
вожу заключеніе (можете при этомъ улыбаться, если угодно),
мы, потому что ведь мы тоже лишены всякой возможности
я вывожу заключеніе, что въ действительности могутъ суще-
знать что-либо изъ того, что совершается за пределами на-
ствовать другія животныя, которыя размерами превосходят»
шей крошечной земли; на какомъ основаніи мы можемъ отри-
насъ и обычно насъ окружающихъ лшвотныхъ въ такой же
степени, въ которой мы своими размерами превосходимъ цаіь возможность существованія другого міра, въ сравнены
организмы, наблюдаемые нами при помощи микроскопа; воз- съ которымъ наша земля окажется такой же ничтожной,
можно, что эти огромный существа, въ свою очередь, пользу- какимъ представляется намъ перечное зерно въ сравнены съ
ются микроскопами, чтобы наблюдать насъ, людей, кажущихся землей? И въ ту и въ другую сторону отношѳніе одинаково".
имъ безконечно малыми величинами. И я полагаю, что более „Я совершенно съ вами согласенъ въ томъ отношеніи,—от-
м о г у т существовать животныя, которыя своими размерами в е ч а е т Лейбницъ,—что въ природе никак