Вы находитесь на странице: 1из 127

-

К. ВАРДОВСКИИ

ЛОГИ О -ФИЛОСОФСКИЕ
И ПСИХОЛО ИЧЕСКИЕ
ИССЛЕДОВАНИЯ

cepuSl "НА У АЯ ФИЛОСО ФИЯ"

МОСКВА
20. х. 1866 - 11. 11. 1938 РОСС ПЭН
1997
ББК 87.3
Т 26
Издание
осуществлено при финансовой поддержке

p~ wмaннmafmoю на!Jiнoю фoнda


(WJ1ф)
проект N2 96-03-16106 I ВА. Смирнов I
ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКТОРА
Серия "Научная философия"
Хотя ХХ век потрясли две мировые войны, массы
были заражены мифами нацизма, тоталитаризма, фунда­
ментализма, время от времени интеллигенцию захваты­
Ответственный редактор вали волны иррационализма, мистики, антропософии, все
докmо,ФUЛOCQdJcКUX наук же ХХ век - это век победы рационализма, великих науч­
.А.Смивновl
ных и технических достижений, реализации идеи право­
вого государства, принятия Всеобщей Декларации прав
человека. ДЛЯ ХХ века характерно развитие нового типа
РедаКЦИОННая коллегия: философии - научной философии, философии, эмансипи­
А.А.Воровив, А.П.Огурцов, Е.Д.Смирнова
ровавшейся от теологии и тесно связанной с научными
достижениями.
Истоки новой научной философии восходят к послед­
ней трети XIX века. Это прежде всего Франц Брентано,
Готлоб Фреге, Бертран Рассел. Большую роль в
становлении научной философии сыграла новая
символическая логика, более богатая, чем логика
К.Твардовский Аристотеля.
т 26 Логико-философские и психологические исследования / Новая философия из начально рассматривала себя как
Вступит. СТ' .. В.А.Смирнова. Комментарии Б.домбровскоro. новый тип философии. В этой связи очень интересны
М.: Российская политическая энциклопедия" взгляды Ф. Брентано и К. Твардовского на историко-фило­
(РОССПЭН), 1997. - 252 с. софский процесс. В книге публикуется работа К. Твардо­
В книге публикуются избранные работы известного польского вского "Франц Брентано и история философии". К. Твар­
философа, логика, методолога науки, основателя знаменитой Львовско­ довский ярко и очень четко описывает результаты исследо­
Варшавской школы, оказавшей огромное влияние на развитие научной
философии в хх столетии. ваний Ф. Брентано историко-философского процесса. В
для читателей, интересующихся философией, логикой, методологией поле его внимания философия Античности, Средневековья
науки, семиотикой, психологией. и Нового времени. В каждой из этих философий он выде­
ББК 87.3 ляет четыре фазы. Первая фаза - это фаза расцвета, на этой
фазе применяются четкие методы, соответствующие
ISBN 5-86004-082-2 © "Российская политическая рассматриваемым проблемам. Следующие три фазы - это
энциклопедия" гюсспэнз,
1997. фазы упадка. Вторая фаза, характеризуемая широким
© Институт философии РАН, 1997. распространением философских идей, их упрощением и
вульгаризацией, - это фаза просветительства. Третья фаза -
это фаза скептицизма, сомнения в силе и мощи человечес­
кого разума. Наконец, четвертая, заключительная фаза
является наиболее глубоким упадком, это - фаза принятия
мистической интуиции, иррационализма.
В Античности первая фаза заканчивается Аристотелем,
он - вершина античной философии. Вторая фаза - это
4 ВА Смирнов Предисловие редактора 5

стоики и эпикурейцы. Третьей фазе соответствуют жали такие выдающиеся мыслители, как Я. Лукасевич,
.скептики (Новая академия, пирронизм). Наконец, в С. Лесневский, Т. Котарбинский, К. Айдукевич, А Тарский,
четвертой фазе господствуют неопифагорейцы и неоплато­ С. Яськовский, В. Татаркевич.
ники. Для Львовско-Варшавской школы был характерен
Что касается философии Нового времени, то фаза четкий, аргументированный научный подход к рассмотре­
расцвета - это философия от Ф. Бэкона и Р. Декарта до нию философских проблем. При этом область исследова­
Г. Лейбница. Вторая фаза - это французские энциклопедис­ ний была чрезвычайно широкой: логика, эстетика, методо­
ты, школа Х. Вольфа. Наиболее ярким представителем логия, этика, история философии. Философы Львовско­
третьей фазы - фазы скептицизма - является Д. ЮМ. Варшавской школы не придерживались каких-то единых
Четвертая фаза философии Нового времени - фаза наибо­ философских взглядов. Среди них были сторонники
лее глубокого упадка - представлена шотландской школой и крайнего номинализма (с. Лесневский, ранний
немецкой идеалистической философией. А Тарский) вплоть до крайней формы материалистичес­
Выводы, неожиданные не только для философов конца кого реизма (Т. Котарбинский). С другой стороны, были
XIX века с призывами "назад к Канту", "назад к Гегелю", но последователи неотомизма (И. Бохенский, Я. Соломуха).
и для многих современных философов. Во-первых, в фило­ Особо важные достижения Львовско-Варшавской школы
софии нет непрерывного прогресса: фаза расцвета сменя­ относятся к периоду между двумя мировыми войнами,
ется фазами упадка. ВО- вторых, непривычна оценка немец­ когда в ее работу включились Варшава и практически вся
кой классической философии как мистической и иррацио­ Польша. Достаточно назвать работы А Тарского о
нальной. Однако, это не только взгляды Ф. Брентано и семантическом понятии истинности инеопределимости
К. Твардовского. Г. Фреге основательно критикует И. Канта его в достаточно богатых языках, создание им методологии
и возвращается к идеям Г. Лейбница, согласно Ф. Брентано, дедуктивных наук Эти результаты имеют не меньшее
вершине фазы расцвета философии Нового времени. значение, чем результаты К. Геделя о неполноте
Б. Рассел порывает с увлечением гегельянством и формальной арифметики.
обращается к философии Г. Лейбница. Аналогичные Вторая мировая война прервала работу Львовско­
тенденции наблюдаются и в России (неолейбницианство Варшавской школы. Часть ее членов погибла (с. Лесне­
АА. Козлова). вский, М. Вайсберг, А Линденбаум), другая часть эмигри­
Из приведенного анализа Ф. Брентано и за ним ровала. В эмиграции польские философы и логики оказали
К. Твардовский считают, что мы стоим в начале новой значительное влияние на развитие научной философии в
фазы философии, фазы возобновления расцвета и других странах, особенно в США Конечно, в разработке
прогресса. Их прогноз оправдался. ХХ век стал веком научной философии приняли участие не только ученые
расцвета и больших результатов научной, аналитической Львовско-варшавской школы, но и логические позитиви­
философии. Влияние Ф. Брентано на философскую мысль сты Венского кружка, Берлинской школы философии,
было огромным: его учениками были не только К. голландские логики и философы и другие школы. Влияние
Твардовский, но и А Мейнонг; его лекции слушали З. Венского кружка на научную философию было широкове­
Фрейд и Э. Гуссерль. Многие идеи феноменологии восходят щательным, хорошо разрекламированным. Но это влияние
к Ф. Брентано. ограничилось кратким периодом. Воздействие Львовско­
Основная заслуга Казимежа Твардовского перед фило­ варшавской школы на научную философию было более
софией - это создание Львовско-Варшавской школы. глубоким и более основательным по сравнению с Венским
К. Твардовский прибыл во Львов в 1895 году и 15 ноября кружком. Не случайно, организаторами Первого междуна­
прочитал свою первую лекцию. В ноябре 1995 года миро­ родного конгресса по логике, методологии и философии
вая философская общественность отметила столетний науки в 1960 году в Стэнфорде были Альфред Тарский и
юбилей Львовско-Варшавской школы, проведя во Львове и Патрик Суппес. Тогда же было создано Отделение логики,
Варшаве международную конференцию. К. Твардовский методологии и философии науки Международного Союза
сумел объединить выдающихся философов и вырастить философии и истории науки. К настоящему времени
новую плеяду. К Львовско-Варшавской школе принадле- проведено десять Международных конгрессов, в том числе
6 ВА Смирнов

в Москве в 1987 году. В работе Отделения логики, методо­


логии и философии науки участвуют представители науч­
ной философии многих стран, в которых имеются соответ­
ствующие Национальные комитеты. Советские и россий­
ские логики и философы активно участвуют в работе Отде­
ления логики, методологии и философии науки. Его
президентами были АА. Марков (дважды), И.Т. Фролов,
асессорами избирались М.В. Попович, В.Н. Садовский,
ВА. Смирнов, ВА. Лекторский, Б.Г. Юдин. Предисловие
В послевоенные годы представители Львовско­
Варшавской школы, несмотря на большой идеологический
пресс, приложили усилия к восстановлению традиций В 1995 году мировая философская общественность
Львовско-Варшавской школы (К Айдукевич, Т. Котар­ отметила столетие Львовско-Варшавской логико-философ­
бинский, Е. Слупецкий и др.). Особо значительные ской школы, основанной польским философом Казимежем
результатыбыли получены в области логики и формальной Твардовским. На сегодняшний день уже не подлежит ника­
методологии (А. Мостовский, Е. Расева, А. Гжегорчик, кому сомнению ни сам факт существования Школы, ни
Е. Лось, Р. Сушко, М. Пшелецкий, Р'Вуйцицкий, С. Сурьма значимость ее вклада в философию и логику ХХ-го столе­
и многие другие). Но это особый вопрос.
тия. Но если логическая составная Львовско-Варшавской
Мы надеемся, что издание работ родоначальника школы давно и довольно хорошо известна в России, то фи­
Львовско-Варшавскойшколы К Твардовского с интересом лософская составная еще ждет своего с ней ознакомления.
будет встречено читателями.
Данная публикация и должна послужить для частичного
восполнения этого досадного пробела. Более того, филосо­
фия Львовско-Варшавскойшколы выросла из т.н. австрий­
ской философии, т.е, в самом широком смысле может быть
названа ее частью. Но и австрийская философия в лице
своих главных представителей Больцано, Брентано,
Штумпфа, Мейнонга, Марти для русского читателя та же
terra incognita. А ведь речь идет о той философии и о тех
философах, которые во многом определили парадигму ев.:
ропейской философии ХХ-го столетия. По сути ~ыи
пласт европейского философского наследия - австрииская
философия - выпал из научного обихода. Поэтому на се­
годняшний день мы находимся в ситуации, когда хорошо
знаем последующее, не зная в совершенстве той почвы, на
которой все это выросло. Считаем аутентичностью компи­
ляцию, а вторичное принимаем за основополагающее. ПО­
видимому, в философии такая ситуация не может счи­
таться нормальной. Поэтому в этом предисловии мы на­
чнем с краткой характеристики той философии, точнее
того способа философствования, одним из плодов которого
и является как философия Твардовского вообще, так и его
труд "К учению о содержании и предмете представлений" , в
частности.

Для определения типа философии, к которому отно­


сится данная работа, мы воспользуемся типологией совре­
менного итальянского философа Роберто Поли (R.Pol1), ко­
торую он строит на дистинкции: philosophy plus literature и
8
я. Саноцкий
Предисловие 9

philosophy plus встепсел. Каждый из этих типов философии


обладает своим Языком Изложения, концептуальнымаппа­ Больцано брентанизм являет собой как бы ~ьтернативу
ратом и КОГНИТИвным Стилем. Поэтому осознание принад _ неокантианству. Обнаруживается ли и в какои форме эта
лежиости того или ИНОГО философского направления или идейная противоположность в конце ХХ-го столетия - тема
философии определенного МЫслителя к одному из этих насколько интересная, настолько и важная. Обозначив эту
двух типов философии, на наш взгляд, должно способство­ тему, мы еще раз хотели бы подчеркнуть необходимость
вать лучшему ПОниманию ЭТОй философии, поскольку на­ серъезного изучения наследия Брента~о и его последовате­
страивает читателя на определенный способ работы с тек­ лей. Здесь же, в рамках вступительнои статьи, мы попро­
стом и определенный способ восприятия. буем дать краткую, очень приблизительную характеристику
Во второй половине XIX-ro столетия можно было бы философского метода Брентано, им~нно его способа фило­
выделить два философских направления plus science - это софствования, которыи, привитыи его ученикам, соб­
неокантианство и брентанизмз. Выросший на почве анти­ ственно и дал, как теперь стало уже ясным, оригинальное

кантианских идей Гербарта, Лотце, Тренделенбурга, философское направление - школу. Мы намеренно сделали
оговорку на счет временной перспективы в оценке деятель­
ности Брентано, ведь кажущееся забвение или даже непри­
1 Axiomathes, N~ 1, 1993, ст.б. (В отличие от Поли, который выводит
ЭТИ типы из взаимодействия философии с наукой и литературной прак­ ятие его философии в немалой степени .?ыло предопреде­
тикой, причем философия занимает в этих контактах пассивную сторону, лено тем, что мы сейчас называем однои из наиболее ха­
в силу изначалъно присущему ей свойству рецессивности, в отличие от рактерных черт философии Брентано и брентанизма в це­
доминантной науки, мы под phy!osophy p!us science будем подразумевать лом. Это то, что Н.Гартманн называет "пробле~,НЫМ иссле­
философию, доминирующейсоставной частью которой будет научность, довательским мышлением", отличая его от системного
phy!osophy p!us !iterature - литературность in sensu !argo. Так как, на наш
конструктивного мышления". И то, как Гартманн описы­
взгляд, философия изначально содержит в себе свойства и "научности" и
"литераryрности". И если определенная историческая форма философии вает проблемное мышлении как нельзя лучше характери­
ПРОявляет с большей степенью выраженности одну из своих свойств, то зует брентанизм: "... такие философы, ..., не предлагают зам­
ЭТО отнюдь не следствие взаимодействия философии и какой-нибудь из кнутых систем; в качестве своего наиболее существенного
исторически оформленных областей знания. Вопрос по-видимому сле­ духовного наследства они оставляют потомству открытые
дует поставить так: как происходит взаимодействие и взаимопогружен­ проблемы. Без сомнения, и они имеют перед глазами на­
ность философии и, например, математики в хх-ом веке, т.е. как Проис­ бросанные в мысли системы. И тем не менее, образ си­
ходит взаимодействие выделившейся из философии и ставшей
стемы не мешает им свободно оглядываться вокруг. Они
"самостоятельной", и прошедшей определенные стадии развития науки,
в даном случае - математики сизначально ПРИСУТствующей в филосо­ принимают проблемы в том виде, в котором их находят и
фии как таковой ее математической составной). застают; следуют за ними несмотря на то, развивают или
2 Мы намеренно отказались от термина - австрийская философия, разваливают ли они таким образом систему. Благодаря
так как он во МНОГОМ условный. До сих пор не существует среди истори­ этому они совершают работу, имеющую значительно
ков философии единого мнения на счет того, по каким признакам можно большую объективную ценность"3. ОТ себя добавим: и зна­
выделить именно такое направление в философии Европы XIX-ro сто­
чительно меньший успех "у публики", чем законченные си­
летия. И трудность действительно велика, если вспомнить, что к ав­
стрийской философии в равной мере принадлежат и Мейнонг и стемы содержащие, как оказывается впоследствии - мни­

Вайнингер, И все же подобные попытки не прекращаютя и по сей день. мые, решения "больших" философских проблем. Таким об­
Что-то роднит художника Климта, философа Брентано, писателя разом систематическое исследование без создания закон­
Музиля. Таким образом, исследования из чисто историко-философских ченнь~ систем - вот та наиболее общая характеристика
перешли в плоскость культурологическую(см. фундаментальноеиссле­
брентанистского метода. Из этого станет попятным, что
дование: Johnston, William М., The Austrian mind: Ап intellectua! and socia!
history, 1848-1938., Berke!ey, 1976; а также вышедшую у нас книгу вен­ брентанисты в основном занимались частными пробле­
герского философа к.Нири [KNyiri] "Философская мысль в Австро­ мами исследование которых заканчивалось формулиров­
Венгрии", М.,Мысль, 1987), и термин "австрийскяя" стал обозначать кой т~ории, причем теория не считалась полностью обо­
среднеевропейская (mitte!europaeisch). Мне кажется, об этом следовало снованной, если не были критически рассмотрены все су­
упомянуть, ведь читать один и тот же текст можно по-разному. ществующие и даже возможные решения проблемы.
Поэтому здесь под "австрийской философией" мы будем подразумевать
брентанизм, т.е. по имени австрийского философа Ф.Брентано (1838-
1917). 3 Наптапп N. IOeinere Sriften, Bd, 1: Abhand!ungen zur systematischen
Philisophie, Berlin 1955, s. 3.
10 я. Саноцкий Предисловие 11

Другими словами, Культивировался старый метод ученики Брентано находили в заново издаваемых книгах
Аристотел~ (по выражению того же Гартманна, философа у Больцано много такого, что проясняло, дополняло не
которого проблемное мышление выступает в наиболее всегда понятные идеи своего учителя. И все же мы введем
сгущенном виде"). Необходимо еще упомянуть и о особо мотив противоположности, которая стала видна, когда
РИГОРИстических требованиях к языку изложения, который философия Брентано начала приобретать законченные
должен быть четким и ясным, а строгая понятийная разли­ формы (а это произошло примерно к середине первого
ченность должна способствовать формированию такого десятилетия ХХ-го в.).
терминологического аппарата, при помощи которого и Дело здесь вот в чем. Больцано еще задолго до
можно проводить дескриптивно-психологические исследо­ Гуссерля построил такую логико-философскуютеорию, где
вания. значения представлений, суждений, предложений трактова­
Таковы вкратце особенности брентановского стиля лись не как психические образования, обладающие реаль­
философствования, стиля, который Брентано, обладавший ным существованием, а как образования идеальные
незаурядными педагогическими способностями, сумел (поэтому он и называл их представлениями-в-себе, пред­
привить своим многочисленным ученикам. Все это мы и ложениями-в-себе, истинами-в-себе и т.д.), которые не су­
увидим в работе ученика Брентано Твардовского. Эта книга ществуют как реальные вещи, а образуют некую вневре­
может считаться классической в смысле выражения брен­ менную и внепространственную надъиндивидуальную
танистского метода исследования. Что, кстати, было заме­ сферу и реализуются в конкретных единичных актах пред­
чено сразу после публикации. Например, Рудольф Вилли _ ставления, суждения». Такая объективация составных пси­
учен~к и последователь Авенариуса, который, атакуя с по­ хического процесса, сопутствующих логическим опера­

зиции субъективного идеализма дескриптивную психоло­ циям мышления, уже тогда создавала предпосылки для
гию Брентано, за основу своих рассуждений взял именно обособления логики от психологии, но в полной мере это
эту работу Твардовского, так как по его мнению: "Теория было осознано только в конце столетия. Таким образом,
выступает здесь чаще [чем у Брентано] и с такой вырази­ философия Больцано стала импульсом к созданию антип­
тельностью, которая не оставляет желать лучшего'ч, сихологической парадигмы хх-го столетия, поскольку
Но если п~ методу исследования - это брентанизм, то сама уже была антипсихологистична.
по своему идеиному строю в книге переплелись идеи как Несколько сложнее дело обстоит в случае Брентано.
Брентано, так и его выдающегося предшественника _ Как и Больцано, он признает наличествование некоей ап­
Бернарда Больцано. Обычно не принято противопоставлять риорной сферы, которая опосредует сферу действительного
этих двух выдающихся австрийских мыслителей XIX-ro (реальных предметов, вещей) и сферу "только помыслен­
столетия. Наоборот, преобладает мнение, что Брентано был ного" или "просто интенционального" (образования которой
"невольным"5 продолжателем линии, инициированной исчезают по мере прекращения соответствующего мысли­

Больцано, что многие из открытий Брентано были лишь тельного акта). Априори Брентано образует некий "мир" со­
повторением гениальных интуиций незаслуженно забытого держаний априорно значимых истин, которые являются
Больцано. В рамках вступительной статьи можно было бы основанием правильности суждений. Однако, и в этом его
и не затрагивать эту проблему, тем более, что в этом про­ главное отличие от Больцано, Брентано приходит к этому
изведении, написанном в начале 90-х годов, различие через интенциональные анализы сознания, поэтому у него,
между их философскими учениями едва заметно. Была ви­ в отличие от Больцано, мир истин, каким бы самодоста­
димость почти полного совпадения исходных принципов, и точным он ни выглядел, предполагает в качестве своего

коррелята - "Я"7; поэтому и главное понятие онтологии су­


щее как таковое выводится Брентано из понятия "быть­
.4 WillyR., ~ie Кrisis in der Psychologie. Dritter Artikel, [в.] данным". Все, что дано субъекту познания ("Я"), есть нечто,
VlertelJahrsschrlft fuerW1ssenschaftliche Philisophie" Bd. 21/1897, ст. 333. есть "предмет", вне зависимости от того, реален он или же
5 Брентано часто повторял, что с работами Больцано, кроме
ирреален. Но это еле заметное различие в понимании он-
"Парадоксов бесконечности" знаком не был. Имеется в виду главный
трr Больцано "Наукоучение".(см. Брентано Р. Pychologie уогп егп­
д
ршвспеп Standpunkt.- Leipzig, 1924, Bd.1, s. XLVI, [письмо к о.краусу от б Bolzano В. Wissenschaftslehre 19; 24; 30-32
14.09.1909]). 7 Bergmann Н.
Die Philosophie Bolzanos. НаНе 1909. s. ЗОf.
12 я. Саноцкий Предисловие 13

тологического статуса сферы идеального в то время не Декарта''ё, но по сути - это его первая самостоятельная ра­
было замечено; но именно оно и определило дальнейшую бота, в которой был применен новый, разработанный
судьбу брентановской философии. Если его ученики Брентано метод исследования - метод дескриптивной пси­
Мейнонг, Гуссерль, Марти продолжали развивать "линию" хологии. И если первая имеет подзаголовок "Теоретико-по­
Больцано, то сам Брентано в ходе дальнейших своих иссле­ знавательное исследование", то подзаголовок второй -
дований, основанных на все более глубоких интенциональ­ "Психологическое исследование". Очевидна и тематическая
,~ыx ан~изах, пришел к необходимости пересмотра своих взаимосвязь обеих работ. Вот что пишет на этот счет сам
ранних взглядов на идеальное, результатом которого и Твардовский в своей автобиографии ("Selbstdarstellung"):
стала его новая реистическая онтология. "Стремление представить как можно более ясно и отчет­
Таким образом, налицо два типа антипсихологизмя и ливо декартовы понятия ясной и отчетливой перцепции и
если"линия " Б ольцано б ыла продолжена в аналитической
' ясной и отчетливой идеи привело меня к проблеме сущно­
философии и феноменологии, то антипсихологизм сти понятия вообще, но так как понятие - это особая разно­
Брентано по-видимому еще до конца не понят и не реали­ видность представления, то я вынужден был заняться еще и
зован. Все это надо иметь в виду, читая Твардовского, ра­ проблемой представления как такового, а также теми раз­
бота которого находится как бы на перекресте этих двух те­ нообразными способами, посредством которых мы что­
чений австрийской философии. либо себе представляем. Обнаруженная мною в этой обла­
После краткого описания научной философии, вернее сти определенного рода непоследовательность в рассужде­

нашего о неи представления, после историко-философского ниях и послужила поводом для написания диссертации. Я
контекста обратимся непосредственно к труду заметил, что даже у выдающихся мыслителей из-за неточ­
Твардовского. Прежде всего, несколько слов о самом фило­ ности в способе выражения стирается граница между пред­
софе. ставлением и тем, что в нем представлено"9.
Жизнь Твардовского состоит из двух периодов: вен­ Теперь обратимся к самой работе Твардовского, кото­
ского и львовского. Он родился в Вене 20 октября 1866 рую Дж.Н.Финдли назвал "удивительно богатой идеями"10
года. В Вене учился: сначала в Theresianum - закрытом эли­ и одной из наиболее замечательных книг в истории совре­
тарном учебном заведении, а в 1885-1889 - в Венском уни­ менной философии. Работа может быть тематически раз­
верситете. В 1895 г. Твардовский получает кафедру фило­ бита на три части: во-первых, это различение между содер­
софии во Львовском университетеЯна Казимира и уже на­ жанием и предметом представления; во-вторых, это очерк
всегда переезжает во Львов. Жизнь Твардовского была на­ общей теории предметов; и в-третьих, проблема представ­
полнена разнообразной не только философской и педагоги­ лений и общих предметов. Вкратце рассмотрим их пробле­
ческой, но и чрезвычайно активной общественнойдеятель­ матику в несколько более широком историко-философском
ностью. Так, он трижды избирался ректором университета, контексте.

основал Польское философское общество, несколько фило­ Строгое различение акта, содержания и предмета пред­
софских и психологических журналов, первую в Польше ставления на многие годы стало связаным с именем

лабораторию экспериментальной психологии Твардовского и оценивалось в качестве его основного фи­


(впоследствии Институт психологии). Умер Твардовский лософского достиженияп . Однако, на психологическом
11 февраля 1938 года и похоронен во Львове на
Лычаковскомкладбище.
8 Twardowski К. Idee und Percepcion. Eine erkenntnis-theoretische
Работа Твардовского "к учению о содержании и пред­ Untersuchung aus Descartes. Wien, Konegen.
мете представлений" относится к концу венского периода 9 Твардовский К. Автобиография, в: Домбровский Б. Львовоко­
(философ работал над ней в 1892-1893 гг.) и являет собой Варшавская логико-философская школа: Препринт /ИППММ N 30-89
габилитационную диссертацию, защита которой успешно АН УССР.- Львов, 1989,
ст. ст. 49-64. 56.;
а также "Вопросы филосо­

состоялась в Венском университете в 1894 г. фии", N9, 1993, ст.


10 J.N.Findlay, Meinong's Theory of Objects and Values, 2d ed., Oxford,
Хронологически - это вторая работа Твардовского, первой 1963, р.8.
была магистерская диссертация "Идея и перцепция у 11 "Три слова [акт, содержание и предмет] в таком сопоставлении
стали модными словами (Schlagworten), особенно после красивой ... ра­
боты Твардовского." (Husserl Е., Ideen zu einer reinen Phaenomenologie
14 Я. Саноцкuй Предисловие 15

конгрессе в Риме в 1906 году в своем докладе с вырази­ Что касается второй тематической части книги - об­
тельным названием "Являемся ли мы Психологистами?"12 щей теории предмета или формальной онтологии
Гефлер заявил о своем приоритете в разграничениисодер­ Твардовского, то, по мнению Романа Ингардена, "... исклю­
жания и предмета представления, назвав при этом чительная важность работы Твардовского состоит прежде
Твардовского первым, кто, ссылаясь на соответствующий всего в том, ...что со времен схоластики и "Ontologia"
параграф его "Логики'тз, провел последовательное обосно­ Христиана Вольфа, это первая последовательно разрабо­
вание этого положения. Это заявление А.Марти оценил как танная теория предмета; Более того. Она на несколько лет
удивительное и чрезвычайно странное. И дело здесь вовсе предшествовала учению Гуссерля о целом и частях, а также
не в том, что такой Приоритет должен быть закреплен за Gegenstandstheorie Мейнонга и его учеников"1б.
Твардовским, чего Гефлер не делает, и по справедливости В предыдущем абзаце мы специально употребили три
утверждает Марти, ведь это "... как известно всякому хоть синонима для обозначения одной и той же теории, на са­
немного знакомому с историей философии, противоречило мом деле их намного больше. И именно терминологичес­
бы истори;еской истине'т-. Прав Марти, что спорить кое многообразие явилось отображением реальных процес­
между собои в ХХ-ТОМ веке, кто первый различил содержа­ сов, происходивших в европейской философии XIX-ro сто­
ние и предмет представления абсурдно. Ведь истоки этого летия. В первом томе "Идей к чистой феноменологиии фе­
различения находятся во введенном еще схоластами в фи­ номенологическойфилософии" есть одно довольно знаме­
лософскую лексику понятии "интенциональность", с кото­ нательное примечание, которое, если его рассмотреть в
рым органично связано понятие "ингенциональной пред­ контексте развития австрийской философии, да собственно
,~етнос~,И". Причем, если говорить о средневековых и в контексте развития европейской философии ХХ-го сто­
корнях, необходимо иметь ввиду, что понятие это имеет летия, многое проясняет, причем не только в отношении
различное значение как в реалистической (томистской) терминологическом, а, если можно так выразиться, идей­
так и концептуалистической традициях. ' ном. Поэтому мы позволим себе привести здесь это при­
Поэтому возвращаясь к заявлению Марти, в качестве мечание целиком. Итак, в вышеупомянутой работе
предшественников наряду с Больцано и Циммерманом Гуссерль, напоминая о необходимостиразделения логичес­
можно назвать и Жерсона, и Суареса, и Декарта. И так дело ких категорий на категории значения и формальные пред­
обстоит на самом деле. Выделение в психическом акте его метные категории (обоснованиетакой необходимостибыло
содержания и его предмета, не является чем-то новым. Оно изложено еще в 1-0М томе "Логических исследований")
восходит еще к Декартугэ. Поэтому решение этой про­ пишет: "Специально категориям целое и часть [т.е. фор­
блемы Твардовским следует расценивать не как какое-то мально-предметным категориям] посвящен весь третий
революционное открытие, а всего лишь, и это отнюдь не раздел второго тома ["Логических исследований"].Прежде я
ум~ньшает~ его значения, одно из наиболее удачных реше­ не решался принять это в историческом отношении предо­
нии старои философской проблемы. Решения, совершен­ судительное выражение и назвал этот раздел частью
ного в новых, обогащенных достижениями психологии "априорной теории предметов как таковых", что А.МеЙнонг
понятиях. ' сконцентрировал в выражение "теория предмета". Теперь
же, в соответствии с изменившимся положением вещей
(Zeitlage), я считаю более правильным снова вернуть преж­
нему понятию "онтология" его действительную значи­
und phaenomenologischen Philosophie 1913, Jahrb. [. Philos. phaen.
Forschung I.Band. 128). мость'т", Это было написано примерно в 1905 году, а в
12 Atti del V Congresso Internationale di Psicologia. Roma, 190б. ст. 322. 1931 году, выступая на заседании Кантовского общества,
Sшd Wlr Psychologisten?
13 Имеется в виду Logik. Unter Mitwirkung von Dr.Alexius Meinong уег­
fasst von Dr.Alois НоеШет, Wien 1890.. б.
14 MartyA., Untersuchungen zur Grundlegung der aHgemeinen Grammatik
undSprachphilosophie, 1908. ст.389. 1б /ngarden R. Dzialalnosc naukowa KTwardowskiego. [в.] к.Тwаrdоwski.
1: Имеется в виду декартово различение ens formale и ens objectivum, Nauczyciel-uczony-obywatel, Lwow, 1938.
деиствительного бытия. от бытия имманентного. см. Kastil А., Studien zur 17 Husserl Е. Ideen zu einer reinen Phaenomenologie und phaenomenolo-
пеиетеп Еrkеппtшsthеоrlе. НаНе, Niemeyer, 1909, s. 180-194. gischen Philosophie 1913, Jahrb. f. Philos. phaen. Forschung I.Band. s.23.
Предисловие 17
16 я. Саноцкии

Н.Гартманн уже говорит о "повороте современной филосо­ ученики Твардовского - Айдукевич, Котарбин<:.киЙ,
фии к онтологии" как о свершившемся фактеле. Ингарден и др.; второй - Д.Гроссманом21; итальянскии пе­
Поэтому возвращаясь к ситуации в европейской фило­ реводчик, к сожалению, нам неизвестен.
сории конца минувшего столетия, можно, с известной до­ Несколько слов о польском переводе. Существует мне­
леи условности, утверждать, что с возобновлением интереса ние, что этот перевод в черновом варианте был подготовлен
к онтологии, происходило преодоление того кризиса в фи­ еще в 30-х годах под непосредственным руководством са­
лософии, который был вызван стремительным развитием мого автора. Как бы там ни было, но перевод действительно
и успехами естественных наук в XIX-OM столетии. И одним отличается тщательностью, терминологической точностью
из первых, кто не только осознал и продекларировал необ­ и стилистической ясностью. Наличие этого перевода на
ходимость онтологических исследований, но и дал пример, славянский язык брентанистского по своему стипистико­
как это делать, но не старым чисто умозрительным, спеку­ терминологическому характеру текста сослужил нам нео­
лят~вным методом, а эмпирически, используя выработан­ ценимую службу на всех этапах подготовки русского пере-
ныи Брентано дескриптивно психологический метод, так вода.

что была показана возможность построения научной онто­ Отсутствие общепринятой нормы перевода на русский
логии, был Твардовский. По-видимому, в этом смысл той язык логических и онтологических понятий обусловило
высокой оценки, которую дал "К учению .." такой строгий и возникновение многих трудностей, особенно в терминоло­
взыскательный критик, как Ингардев. гическом отношении. В своем переводе мы придержива­
Что касается третьей части "К учению .."' где изложена лись стратегии максимальной приближенности к ориги­
теория предметов общих представлений или представлений налу в первую очередь в терминологическом отношении.
понятий, то мы отошлем читателя непосредственно к тек­ Допуская при этом определенные "вольности" в отношении
сту Твардовского, а именно двух последних параграфов ра­ стилистическом, что на наш взгляд является оправданным
боты, так как, во-первых, сам автор приводит достаточно именно ввиду принадлежности этой работы к философии
сведений о возможных вариантах решения этого вопроса, типа plus sсiепсе, где стилистические потери не столь чув­
во-вторых, содержащийся в этих параграфах конкретный ствительны и не ведут к искажению смысла. И все же в
психологический и языковый анализ представляет собой своем переводе мы старались по возможности сохранить
как бы "опытную" часть исследования, которую нельзя про­ стилистическую "сухость" немецкого оригинала. Ученик
сто пересказывать, и в-третьих, эта часть логически явля­ Брентано А.Кастиль как-то сказал, что труды его учителя
ется как бы началом всего исследования, именно она об­ следует читать не как литературные произведения, скользя
разует тот "эмпирический" (в смысле дескриптивной пси­ взглядом по страницам, а как математические тексты, Т.е.
хологии) фундамент всех предыдущих выводов и решений, медленно и чрезвычайно внимательно. Поскольку во
особенно онтологических. Так что после первого прочтения многих случаях мы встречались с более богатой, п~
книги она должна быть перечитана еще раз, уже с учетом сравнению с русской, синонимикой абстрактных понятии
того, как Твардовский решает также один из вечных фило­ немецкого языка, что приводило к необходимости поиска и
софских вопросов о предмете общих представленийь". "приспосабливания", то лексический строй перевода полу­
Что касается переводов "К учению .." на другие языки, чился несколько искусственным. Поэтому для облегчения
то их три: польский, английский и итальянскийзе. Первый чтения перевода мы составили небольшой словарь наибо­
выполнен ученицей Твардовского Изидорой Домбской и лее часто употребляемых и важных терминов.
содержится в юбилейном, приуроченном к столетию со дня Необходимо упомянуть и еще одну проблему, возни­
рождения сборнике, инициаторами издания которого были кающую при переводе философского текста. Это проблема
интерпретации. Отсутствие переводов философских работ,
или даже достаточное количество таковых, означает только
18 Наптапп N., Zum ProbIem der Realitaetsgegebenheit, Berlin 1931 одно, а именно, что не существует традиции интерпрета­
("Philosophische Vortraege der Kant-Gesellschaft", s. 32). ции, а значит и традиции рецепции такой философии. Мы
19 Нелишним будет добавить, что именно с переосмысления своей
точки зрения на эту проблему Брентано начал критический пересмотр
всей своей "ранней" философии.
21 Twardowski К. Оп the content and object of presentations, Nijhoff, The
20 Twardowski К. Contenuto е oggetto, Boringhieri Torino 1988. Hague, 1977.
18 я. Саноцкий

поэтому постараемся по мере возможности облегчить по­


нимание данной работы при помощи комментариев, в ко­
торых мы часто используем цитаты из работ других совре­
менных Твардовскому австрийских философов, с целью
как более выпукло представить точку зрения Твардовского к. Твардовский
по тому ИЛИ другому вопросу, а также для введения чита­
теля в общую проблематику австрийской философии в ее АВТОБИОГРАФИЯ
брентанистском варианте.
Благодарю БДомбровского и ВЛетрушенко за по­ Моя колыбель - Вена. Я родился 20 октября 1866 г. в
мощь, оказанную при подготовке текста перевода.
семье австрийского государственного служащего, поляка по
имени Пий и его жены Мальвины, урожденной Кун, также
польки. Атмосферу родительского дома можно кратко оха­
рактеризовать как умеренно религиозную и пламенно пат­
риотическую. Соединение этих двух начал находило выра­
жение как в систематическом, обычно под руководством
родителей, воскресном посещении церкви св. Рупрехта,
принадлежавшей в то время венской колонии поляков и
управляемой польским священником, так и в стараниях
моего отца поддерживать у жителей Вены живую память о
Яне Собескомг, освободившем город от турок В озна­
менование этого события мы совершали ежегодное палом­
ничество в церковь-на-Кальварии, что со временем дало
моему отцу повод основать совместно с рядом других

граждан Вены "Союз церкви-на-Кальварии".


Незадолго до моего одиннадцатилетия отцу после дол­
гих хлопот удалось добиться для меня места в
Терезианской Академии (называемой обычно Терезианум).
Я был зачислен в это закрытое учебное заведение в
качестве воспитанника и пробыл в нем все восемь лет
учебы в гимназии. В интернате поддерживалась строгая
дисциплина, подчиняться которой было чрезвычайно
трудно, даже мучительно. И все же я очень многим обязан
Терезиануму. Если в народной школе я не отличался
особым прилежанием, то теперь стал первым учеником в
классе. Академия дала мне не только основательную
подготовку по курсу классической гимназии и глубокое
знание языков, но и способствовала совершенствованию
моего тела уроками гимнастики, плавания, фехтования,
конной езды и строевыми занятиями. Одним словом, она
подготовила меня к терпеливому и систематическому
труду, блстящим примером в котором был для меня отец,
чьи советы и поучения имели большое влияние на мое
дальнейшее развитие.
Из числа гимназических учителей я особо выделил бы
двоих, добрую память о которых сохранил и по сей день.
Один из них - священник ордена пиаристов2 - Франц
Вюцнер преподавал мне в течение пяти лет греческий язык
20 к. Твардовский Автобиография 21

ОН умел пробуждать в своих учениках любовь к античности средине между возвышающимися водян~ыми стенами поя­
и понимание античности, сильное влияние которой я ис­ вилась ровная гладкая дорога, по которои евреи перешли на
пытываю и поныне. При обретенные в гимназии знания другой берег. Неужели такое возможно? - спрашивал я себя.
древних языков оказались чрезвычайно полезными в моих Особенно неправдоподобным казались мне эти вертикаль­
будущих занятиях философией. Вторым из этих двоих был ные, ни на что не опирающиеся стены. Все эти сомнения и
мой учитель немецкого языка и философской пропедев- разрушили мою наивную детскую веру в чудо.
_ тики Франц Берндт. Я надеюсь, что его старания воспитать И еще одно яркое воспоминание, относящееся к пери­
в учениках способность связано, просто и по существу из­ оду учебы в гимназии осталось у меня - о сильном впечат­
лагать свои мысли, в моем случае не остались безуспеш­ лении, вызванном' чтением "Размышлений" MapK~
ными. К сожалению, его уроки философской пропедевтики Аврелия. Сегодня я уже не помню, как пришел к этои
не произвели на меня особого впечатления, вероятно по­ книге к чтению которой приступил в шестом классе, про­
тому, что этот предмет был чужд самому преподавателю, долж~л в седьмом и едва закончив, начал читать сначала;
излагавшему материал несамостоятельно, в основном по без преувеличения "Размышления" римского императора
учебнику Роберта Циммерманаз. Хотя справедливости стали тогда моим Евангелием. Я старался жить, строго сле­
ради следует заметить, что и принадлежавшая перу Берндта дуя его принципам, и нашел в советах философа на троне
работа "Логика по Аристотелю и Канту", опубликованная в действенное средство, помогавшее с достоинством перено­
годовом отчете гимназии за < ... > год-, свидетельствует о сить все более меня угнетавшую интернатовскую дисцип­
его самостоятельных исследованиях в этой области. Во лину. Я охотно признаюсь, что многим обязан стоическом~
всяком случае, я не без зависти слушал рассказы моих то­ восприятию и пониманию жизни, причем отношение этои
варищей по интернату об уроках логики и психологии философии к христианству сыграло для меня также нема­
Алоиза Гефлера, преподававшего тогда в Терезианской ловажную роль.
Академии>. Рассказывая о своих ранних философских впечатле-
< ... > Источником моего интереса к философии, воз­ ниях, я должен упомянуть еще об OДHO~ обстоятельстве.
никшего еще в гимназии, были не уроки пропедевтики. Бывавший часто в доме моих родителеи студент-медик
Однажды в библиотеке отца мое внимание привлекло на­ Йозеф Крипьякевич, который стал впоследствии мужем
звание одной книги. Это была "Сила и материя" Бюхнераб. моей старшей сестры и моим шурином, познакомил меня
Так, будучи учеником третьего класса гимназии, я впервые с "Происхождением видов" Дарвина, с работами
познакомился с мировоззрением, которое не только отли­ Штрикера", посвященными исследованию языковых пред­
чалось от католического, но было ему противоположным и ставлений, с психологическими и натурфилософскими
даже враждебным. Однако первое сильное впечатление от трудами Юлиана Охоровича 8 , бывшего тогда приват-до­
этой книги ослабло, как только я при более внимательном центом во Львовском университете. Б~агодаря ему и воз­
ее чтении заметил, что рассуждения Бюхнера изобилуют ник интерес к проблемам теоретическои философии и пси­
логическими неточностями. Тогда я сразу взял тетрадь, в хологическим вопросам, что еще больше укрепило меня в
которую выписал сомнительные в логическом отношении стремлении стать "философом", хотя, надо признаться, по
рассуждения, и - поскольку в то время я, естественно, ни­ причине большой любви к музыке у меня была одно время
чего не знал о правилах логики - показал их ошибочность мысль избрать профессию музыканта, стать капельмеисте­
путем перенесения избранного Бюхнером способа доказа­ ром или композитором. Впрочем, я никогда не жалел, что
тельства на специально мною подобранный иной конкрет­ не посвятил себя искусству, хотя и остался верен музыке:
ный случай, на примере которого ясно была видна недопу­ охотно играл на фортепиано, импровизировал, иногда со­
стимость этого способа доказательства. чинял, преимущественно песни.
Примерно в это же время - не помню точно, до или В 1875 г. я сдал экзамен на аттестат зрелости и посту­
после знакомства с Бюхнером - моя детская вера перенесла пил в Венский университет. Если бы я избрал карьеру
второе, более сильное потрясение. Готовясь к уроку рели­ государственного чиновника, что, как правило, и делали
гии, я читал о переходе иудеев через Красное море, рисуя питомцы Терезианума, то имел бы возможность теперь уже
яркими красками в своем воображении этот библейский в качестве Studiosus jursi [студент права (лат.) - Перев.] и
рассказ о чуде, о том, как море разошлось в стороны и по- дальше пользоваться привилегиями воспитанника интер-
22 к. Твардовский Автобиография 23

ната, но поскольку я выбрал иную профессию, то вынужден себя по примеру античных философов учеников, относясь к
был его покинуть. Чтобы не быть обузой отцу, который, ним, как к своим младшим друзьям. ОН научил меня по­
кроме меня, на свое скромное жалованье содержал еще двух стоянно стремиться к объективности способа и метода по­
дочерей и второго сына Юлиуса, я решил зарабатывать на знания. Пример его личной жизни мне ясно показал, что
жизнь своими силами. Выполнение этого решения, а также способность отчетливо формулировать и излагать труд­
год добровольной службы в армии стали причиной того, нейшие проблемы и попытки их решения невозможны без
что я несколько растянул учебу в университете. Поэтому я ясного и честного познания себя. Характерная для
смог сдать необходимые экзамены для получения доктор­ Брентано строгая понятийная различенность, исключаю­
ской степени только в конце 1891 г. Часть времени я отда­ щая бесплодные замысловато-хитроумные игры, стала
вал частным урокам, которые состояли из занятий по впоследствии одним из важнейших программных пунктов
предметам средней школы и уроков музыки; помимо этого моих собственных работ.
я писал для одной из львовских газет отчеты о работе Наряду с Брентано, я слушал преподававших тогда в
парламента, а также был домашним учителем в доме графа Венском университете философию профессора Роберта
Адальберта Дзедушицкогоз. Это был поистине необыкно­ Циммермана и приват-доцентов Бергера--, Эренфельса О ,
венный человек: выдающийся государственныйдеятель, он Штера14 и Ваале->, посещал также необходимые для по­
занимался, кроме политики, еще и философией, историей нимания античной философии лекции и семинары по ис­
культуры, в частности, историей искусств, поэзией. тории греческой философии, которые проводили и читали
Ежедневное общение с этим человеком, неизменно отно­ Теодор Гомперц16 и Зигфрид Меклерг". Когда я почув­
сившимся ко мне с отеческой любовью, было для меня бо­ ствовал потребность, если так можно выразиться, в обще­
гатейшим источником жизненнлй мудрости и сыграло не научном образовании, Т.е. в знании принципов и методов
последнюю роль в укреплении моего отношения к филосо­ основных типов наук, то начал слушать помимо филосо­
фии. В доме графа Дзедушицкого я познакомился с моей фии сперва лекции по истории У Цайсберга 1 8 и
будущей женой Казимирой, урожденной Колодзейской, с Бюцингера-? - по математике у Эшериха 2 О и по физике у
которой мы связали наши жизни 9 января 1892 г. Мне . Стефана-". Моя убежденность в том, что психоло~ необ­
трудно выразить словами ту любовь, с которой ко мне по­ ходимо основательное знакомство с физиологиеи, стал~
стоянно относилась и относится по сей день моя жена. причиной посещения лекций и семинарских занятии
Мудрая советчица и самоотверженная помощница в жиз­ Зигмунда Экснера->, проявлявшего живую заинтересован­
ненных невзгодах, она принимала большое участие во всем ность психологией.
том, что мне было дано совершить. ОТ нашего брака роди­ Однако мои философские штудии не исчерпывались
лось трое дочерей: Гелена (род. 1892 г.), Анеля (род. 1894 одним посещением лекций и семинаров, но дополнялись
г.) и Мария (род. 1896 г.). Все счастливо вышли замуж: также индивидуальным чтением философских текстов,
старшая - за инженера, средняя - за землевладельца, млад­ среди которых, пожалуй, первое место зан~мали произве­
шая - за одного из моих тогдашних учеников, теперь эк­ дения английских философов; чрезвычаино полезными
страординарного профессора философии Варшавского уни­ были проводимые совместно с рядом других студентов фи­
верситегаш, лософского факультета коллективные чтен~я основных
Моя женитьба совпала с окончанием учебы в универ­ произведений Аристотеля. Этот философскии кружок воз­
ситете, учебы, прошедшей под знаком Франца Брентано п , ник по инициативе д-ра Ганса Шмицкунца->, а члены его
Форма и содержание его лекций производили на меня глу­ стали впоследствии довольно известными философскими
бочайшее впечатление. Его личность вызвала во мне чув­ публицистами, прогрессивными университетскими педаго­
ства искреннего восхищения и уважения. Будучи в полном гами, и те дружеские отношения, которые возникли между
смысле слова учеником Брентано, я имел возможность по­ нами в университетские годы, связывают нас и поныне. д­
сещать его дом; возникшее на этой основе общение между р Шмидкунц создал не только этот кружок, где MЫ~ занима­
мастером и учеником приобрело бесценный личностный лись в духе Брентано чтением и интерпретациеи ориги­
оттенок Брентано стал для меня образцом не только фило­ нальных текстов Аристотеля, пользуясь при этом коммен­
софа-исследователя, неотступно стремящегося к познанию тариями Фомы Аквинского; ему удалось также собрат~
истины, но и учителем философии, собирающим вокруг старших и более молодых по возрасту слушателеи
24 К. Твардовский Автобиография 25

Брентано для регулярных философских дискуссий, дружес­ любезности как со стороны Кюльпе, так и со стороны дру­
ких встреч, что и привело вскоре, не без старания того же гого ассистента д-ра < ... > 28, мне удалось подробно озна­
Шмидкунца, к основанию философского общества при комиться с деятельностью психологического института и с
Венском университете. И я горжусь тем, что был избран оборудованием его лабораторий. На летний семестр 1892 г.
заместителем председателя этого общества. К этому же я переехал из Лейпцига в Мюнхен к дружественно меня
времени ОТН2СИТСЯ начало моих близких отношений с принявшему к.Штумпфу29, слушал его лекции, участвовал
А.Гефлером, И.Кл.КраЙбигом24, к.Эренфельсом. в философских семинарских занятиях, был приглашен в
После четырехлетней студенческой жизни, оставившей его дом, где имел удовольствиес ним музицировать.Я рад,
одни х(~рошие воспоминания, и года (1889-1890 гг.) добро­ что установившиеся личные отношения со Штумпфом,
вольн~и службы в армии я приступил к работе над диссер­ равно как и с Кюльпе, оказались длительными и полез­
тациеи, посвященнои вопросу различия терминов "идея" и ными. Помимо лекций Штумпфа, я посещал лекции
"перцепция" у Декарта. Интерес к этой проблеме у меня Гертлингазе, а д-р Шмидкунц, мой друг по Венскому уни­
возник во время философских семинаров, на которых верситету, в то время приват-доцент философии в
Брентано проводил критический разбор декартовых Мюнхене, помогал мне знакомиться с сокровищами мюн­
"Медитаций". Поскольку Декарт приписывает как идее так хенских музеев и другими достопримечательностямиго­
и перцепции свойства ясности и отчетливости, но при ~TOM рода; он также познакомил меня с Шренк-НотцингомЗlи
ДОВОЛЬНО произвольно использует эти два термина в раз­ К. дю ПрелемЗ2. Первый занимался в то время явлениями
личных формулировках своего критерия истинности, у гипноза, суггестии и не вошел еще в область феноменов,
меня возник вопрос: имеют ли эти термины одинаковое которые обычно приводят к близким отношениям со
или же различное значение. Нет ничего странного в том "спиритизмом",тогда как К. дю Прель уже тогда был очень
что я, будучи учеником Брентано, постоянно требовавшег~ известным представителем этого направления. С комплек­
четкости формулировок, последовательности изложения и сом этих вопросов меня впервые близко познакомила про­
строгости доказательства, ощутил потребность прояснить читанная с огромным интересом книга Аксакова "Анимизм
отношение между "идеей" и "перцепцией" у Декарта. Так и спиритизм"ЗЗ, И поэтому я был рад возможности про­
возникла моя диссертация, над которой я работал зимой вести несколько увлекательнейших часов в беседе с этим
1890/91 г., и представил философскому факультету авторитетным писателем, трактующим упомянутые про­
Венского университета в начале 1892 г. Весной этого же блемы с позиции "монистическойфилософии".
года я сдал строгий дву~часовой ригорозум по философии, Поездка в Германию, в которой меня сопровождала
а осенью - одночасовои ригорозум по математике и фи­ жена, закончилась в Зальцкаммергуте, где проводили лето
зике. Диссертация была опубликована в 1892 г., т.е. в год мои родители. Сразу по приезде в Вену пришлось искать
моей защиты у Карла Кенегена в Вене под названием "Идея работу, которая обеспечила бы существование моей семьи
и перцепция у Декарта. Гносеологическоеисследование"25. как в период подготовки к габилитации в университете, так
Предоставленная Министерством культуры и просве­ и на время последующей преподавательскойдеятельности в
щения стипендия дала мне возможность продолжить науч­ качестве приват-доцента,Такое место я нашел в математи­
ное образование в Лейпциге и Мюнхене. В Лейпциг меня ческом бюро общества по страхованию жизни, принадле­
привело желание ближе познакомиться с методами экспе­ жащего Объединеннолму союзу служащих Австрийской
риментальной психологии, на значение которой часто и монархии, где проработал три года с осени 1892 г. до осени
настойчиво указывал Брентано, не имевший, однако, воз­ 1895 г. Жалованье было скромным и вынуждало меня под­
можности познакомить нас с нею по причине полного от­ рабатывать частными уроками и публикациями в перио­
сутствия в Вене надлежащим образом оборудованнойлабо­ дической прессе, в частности, писать философские эссе и
ратории. Во время тремесячного пребывания в Лейпциге я статьи для венского ежемесячника "Пшелом", издаваемого
слушал у Вундта2 6 лекции по истории новейшей фи­ польскими членами австрийской депутатской палаты, в ка­
лософии; иного курса он в этом семестре не читал. честве философского рецензента сотрудничать с
Основной курс по психологии вел один из ассистентов "Альгемайне ОстеррайхишеЛитературцайтунг",редактиру­
Вундта - приват-доцент Освальд Кюльпез", чьи лекции я емой д-ром Ф.Шнюре, работать музыкальным референтом
прилежно посещал; одновременно, благодаря искренней в "Остеррайхише Музик-Театрцайтунг". Остававшееся
26 к. Твардовский Автобиография 27

время я посвящал работе над диссертацией. Заниматься ею примечания в "Логике" А.Гефлера - А.МеЙнонга З 7 в более
я начал еще в Мюнхене, правда, первоначально предпола­ детальном различении терминов "содержание пред­
галась иная тема. В свое время Брентано настоятельно ставления" и "предмет представления", а также анализе воз­
предлагал мне исследовать проблему классификации наук у никающих между ними отношений. Выполнение этого за­
Аристотеля, но после публикации диссертации по­ дания вынуждало дать не только определение ряда терми­
священной историческому вопросу, я не хотел опять' зани­ нов, но и анализ структуры того, что я хотел назвать содер­
маться историко-философской проблематикой, тем более, жанием и предметом представления. Это в свою очередь
что меня занимал иной круг вопросов. Стремление пред­ привело меня к необходимости провести критический раз­
ставить как можно более ясно и отчетливо декартовские бор понятий "признак", "свойство" и Т.Д., а исследование от­
понятия ясной и отчетливой перцепции и ясной и отчетли­ ношения между содержанием и предметом представления
вой идеи привело меня к проблеме сущности понятия во­ заставило обратить внимание на проблему общих пред­
обще, но так как понятие - это особая разновидность пред­ ставлений.
ставления, то я вынужден был заняться еще и проблемой Как оказалось, с течением времени и к немалому мо­
представления как такового, а также разнообразными спо­ ему удовлетворению, габилитационная диссертация повли­
собами, посредством которых мы что-либо себе представ­ яла определенным образом на выбор темы и метода ряда
ляем. Обнаруженная мною в этой области определенного философских публикаций, авторы которых в некоторых
рода непоследовательность в рассуждениях и послужила случаях, по их же собственному признанию, были инспи­
поводом для написания диссертации. Я заметил, что даже у рированы моей работой к исследованию затронутых в ней
выдающихся мыслителей из-за неточности в способе вы­ проблем, притом тем способом, который я в ней исполь­
ражения стирается граница между представлением и тем, зую. Не буду называть никаких имен, сведущим людям
что в нем представлено. Ознакомление с работами различ­ они и без того известны, зато охотно признаюсь, что из
ных авторов, исследующих соотношение содержания и знакомства с вышеупомянутыми публикациями я извлек
предмета исследования, не дало мне ответа на вопрос, немало пользы для дальнейшей проработки и развития
имеют ли их выражения одинаковое или же различное зна­ своей концепции, хотя и не нашел в чужих работах ничего
чение и, вообще, что под ними подразумевается; с этими такого, что могло бы послужить поводом для отказа от
выражениями тесно связан термин "имманентный объект", своей точки зрения.
термин, который играет в концепции Брентано очень важ­ Я совершенно не подозревал того успеха, с которым
ную роль, и поэтому верная его трактовка имеет, на мой была принята моя габилитационная работа в кругу специа­
взгляд, огромное значение для понимания всего брента­ листов, пока не получил благодаря ей venia legendi [право
новского учения о суждении, и я убежден, что немало пре­ преподавания в высшей школе. (лат.) - Перев.] на философ­
тензий, предъявляемых к этому учению, проистекает из-за ском факультете Венского университета. Я был искренне
неверного понимания специфики объекта представления и горд, что в том университете, где изучал философию под
суждения. Так или иначе, но я чувствовал, что здесь необ­ руководством Брентано, отныне в качестве его младшего
ходимо многое прояснить и уточнить И что разработка коллеги сам могу преподавать философию. Свою препода­
проблемы требует ряда предварительных исследований в вательскую деятельность я начал в зимнем семестре
области учения о представлении вообще, причем резуль­ 1894/95 ГГ. чтением лекционного курса по логике, п,?сле
таты этих исследований имели бы значение не только для которого в летнем семестре последовали курс лекции по
теории понятия, но и для теории суждения. проблеме бессмертия и семинарские занятия, в основу ко­
Из такого рода соображений и возникла моя работа "К торых были положены "Исследования о человеческом
учению о содержании и предмете представлений. разуме" Д.Юма. Мне доставляло большую радость B~дeTЬ,
Психологическое исследование"З4. Я постарался написать что моя педагогическая деятельность находит живои от­
ее в духе Брентано-Б.БольцаноЗ5; интерес к последнему у клик У слушателей; это радовало меня еще и потому, что я
меня возник после чтения статьи Керри "О созерцании и рассчитывал на довольно длительную карьеру приват-до­
его психологической переработке'ае, благодаря которой я и цента и даже был готов пробыть в этом звании всю свою
обратился к "Наукоучению" этого выдающегося мыслителя. жизнь. Ведь, будучи поляком, я не мог и надеяться полу­
Задача моей работы состояла, исходя из одного чить кафедру в немецком университете Австрии.
28 К. Твардовский Автобиография 29

Философские кафедры польских университетов в Кракове и этого еще и огромную просветительскую работу чтением
Львове были заняты, и, как тогда казалось, надолго. лекций в многочисленных частных кружках. Среди них
Внезапно поступило сообщение, что один из двух льво­ особого упоминания заслуживают Адам Марбург 4О и,
вских экстраординарных профессоров, а именно д-р конечно же, Ладислав Вериго-ч , основатель журН<flа
Александр Рациборский, неожиданно отказался по личным "Пшегленд филозофичны" ("Философское обозрение") ,
мотивам от своей кафедрызе. Это позволило мне после го­ значение которого как средоточия творческой активности
дичной приват-доцентуры в Вене стать экстраординарным не только варшавских, но и всех польских философов того
профессором во Львове, где я и прочитал вступительную времени, трудно переоценить. < В Кракове и Львове
лекцию 15 ноября 1895 г. Спустя три года я бьm назначен философствовали в то время еще ~еньше, чем в Варшаве. А
ординарным профессором и, несмотря на троекратное при­ студенческая молодежь тогдашнеи Галиции проявляла сла­
глашение в Варшавский университет и многократные при­ бый интерес к университетским занятиям и лекциям по
глашения на различные должности в польское министер­ философии, несмотря на то, что они велись, в отличие от
ство просвещения, всю жизнь оставался верным своей Варшавского университета, на их родном языке. > В
львовской кафедре. Кракове и Львове философия культивировалась преимуще­
Переезд во Львов означал не только счастливую пере­ ственно в университетах. Для представителей философской
мену внешних обстоятельств моей жизни, что избавляло от мысли этих университетов брентановская философия была
мучительной раздвоенности между профессиональной дея­ такой же далекой, как и для их коллег из Варшавы.
тельностью и работой ради заработка, он означал еще и Поэтому я чувствоал себя обязанным донести своим зем­
изменение направления моей профессиональной деятель­ лякам, и в особенности студенческой молодежи, не только
ности. В качестве приват-доцента в Вене я был одним из дух и метод этой философии, но и то отношение к филосо­
многих преподавателей философии, работавших в то время фии, тот особый стиль философствования, которому обу-
в немецких университетах Австрии, и поэтому, не будучи чился у Брентано. ~
особо стесненным преподавательскими обязанностями, Основной упор в преподавательскои деятельности я
мог руководствоваться в своей деятельности ис­ решил сделать не на специальные лекционные курсы, а ~Ha
ключительно личными интересами и склонностями. С по­ такие, которые могли бы познакомить моих слушателеи_с
лучением же профессуры во Львове ситуация коренным основными философскими дисциплинами, с их важнеи­
образом изменилась сообразно тому положению, в котором шими проблемами, с методами их трактовки и с наиболее
находилось университетское преподавание философии в характерными попытками их решения. Немало места отво­
тогдашней разделенной между тремя империями Польше. дилось и для итории философии. Таким образом, моя ака­
Ко времени моего переезда во Львов философия препода­ демическая деятельность была посвящена чтению цикла
валась на четырех кафедрах: на одной - в Ягеллонском уни­ так называемых основных лекционных курсов, и поэтому
верситете в Кракове, на двух - во Львовск,рм университете и для специальных курсов оставалось очень мало" времени.
на одной - в Варшавском университете Но на польском Однако и в этих "основных лекционных курсах я всегда
языке преподавание велось только в Кракове и во Львове; в старался обращать внимание слуша:,елей на необходимость
Варшаве оно велось на русском. По этой причине тщательной отработки методическои точки зрения, так как
Варшавский университет мог влиять на философскую прежде всего стремился к тому, чтобы показ_ать посвятив­
жизнь города, которая была довольно интенсивной, благо­ шим себя философии студентам правильныи путь к цели,
даря активной публицистической деятельности того же поиск и выбор которой я им всецело предоставлял.
Струве3 9 и ряда других профессоров, проводивших помимо Самостоятельность мышления наряду с прав ильным мето­
дом и незамутненной любовью к истине всегда казались

• Кстати, в это время кафедру философии Варшавского университета


занимал поляк Генрих Струве, который вынужден был преподавать на •• До сегодняшнего дня существуют три польских философскихжур­
русском, но свои философские работы он публиковал почти без исклю­ нала: помимо вышеупомянутого "Философского обозрения" во Львове
чения на польском и немецком языках. На немецком языке было издано издается основанный автором этих строк в 1911 г. "Рух филозофичны"
его "Введение в философию", что может здесь послужить опровержением ("Философское движение"), а также издаваемый в KpaKo~e проф. д-ром
утверждения Кюльпе, назвавшего эту книгу "Самобытным русским про­ Гайнрихом "Квартальник филозофичны" ("Философскии ежекварталь­
изведением", ник")42.
30 к. Твардовский Автобиография 31

мне наиболее надежной гарантией успеха в научной работе. полностью оправдала все возлагавшиеся на нее надежды.
Но поскольку лекции - это не очень подходящее средство, с Одним из главных мотивов, побудивших меня организо­
помощью которого можно было бы оказывать влияние на вать в 1911 г. журнал "Рух филозофичны", было желание
студенческую молодежь в вышеупомянутых направлениях, войти в тесный контакт с более широкими кругами людей,
я искал, по примеру Брентано, возможности непосред­ интересующихся философией.
ственного общения со своими учениками. Вначале этому Таким образом, вокруг моей кафедры и семинара
способствовал уже существующий в университете фило­ образовал ось как бы три концентрических окружности: до­
софский кружок, на еженедельных заседаниях которого ступный всем студентам университета философский кру­
студенты делали сообщения о событиях научной жизни, жок, Польское философское общество, объединяющее всех
зачитывали рефераты по различным философским вопро­ тех, кто уже окончил учебу и занимается научной деятель­
сам, проводили по ним дискуссии. Так как для достижения ностью, и, наконец, доступный каждому философский жур­
моих дидактических целей не было достаточно си­ нал "Рух филозофичны". Так, во Львовском университете
стематических семинарских занятий, а философский се­ родилось новое направление философской мысли Польши,
минар во Львове в то время не существовал, то я поставил и я могу даже утверждать, что теперь возможно говорить о

вопрос о его основании и уже в 1897/98 учебном году имел Львовской школе в польской философии. Главной отличи­
честь открыть первый в Польше университетский фило­ тельной чертой этой школы является ее отношение к обла­
софский семинар, присоединенный вскоре к курсу экспе­ сти формально-методической, и состоит оно в стремлении
риментальной психологии, на основе которого в 1920 г. к максимальной точности и ясности мышления и его
был создан самостоятельный институт психологии. выражения, в требовании всестороннего и исчерпывающего
Страстная увлеченность философией не позволила мне обоснования, в строгости доказательства. < Если философ­
ограничиться одним университетским преподаванием. Я ское мышление не хочет попасть в тупик или же выро­
горел желанием пробудить интерес к философии также и в диться в дилетанство и фельетонизм, то оно изо всех сил
широких кругах образованных людей, что, по моему мне­ должно стремиться во всем следовать этим постулатам. >
нию, способствовало бы развитию польской философской Если считаться с этими требованиями, то они будут сказы­
мысли. Поэтому я принимаю деятельное участие в работе ваться и в практической деятельности в виде поступков и
народного университета и в ряде других организаций, объ­ деяний; целеустремленная, экономящая силы и время дея­
единенных служением благородному идеалу всеобщего об­ тельность возможна только лишь на основе мышления, от­
разования. Так, я часто выступаю с лекциями и докладами вечающего требованиям вышеупомянутых поступков.
на различные философские темы, причем не только во Достоинства такого рода деятельности видны намного
Львове, но и в провинциальных городах Галиции, Т.е. ак­ лучше, чем достоинства вышеописанного мышления, и

тивно занимаюсь пропагандой философии. свидетельствуют они в пользу того, что лучшим доказа­

Тем временем моя преподавательская деятельность в тельством подлинно философского мышления и донесения
университете начала приносить плоды. Из золушки фило­ последнего сознанию окружающих служит адекватная
софия превратилась в глубокоуважаемую богатую прин­ этому мышлению и единственно из него проистекающая
цессу. Число слушателей выросло настолько, что свои лек­ манера поведения. Одним словом, только примером всей
ции я был вынужден читать в большом концертном зале личной жизни философ может обрести сторонников и дру­
музыкального общества; если раньше редко кто изъявлял зей как своего способа мышления, так и самой философии.
желание учиться на философском факультете, то теперь ряд Эти соображения и стали причиной того, что я никогда не
одаренных юношей, приняв решение посвятить свою уклонялся от предоставлявшихся мне возможностей прак­
жизнь служению философии, выбрали ее в качестве основ­ тической деятельности. Так, я был назначен председателем
ного предмета своих университетских занятий. Во время комитета по организации и проведению занятий народного
учебы между нами возникли тесные дружеские отношения, университета, руководил Обществом учителей женских
и для того, чтобы сохранить и укрепить эту дружбу, я осно­ гимназий, был Президентом Союза преподавателей вы­
вал в 1904 Г., в день столетней годовщины смерти Канта, сших школ и главой Объединения обществ преподавателей
Польское философское общество - самую старую из ныне австрийских высших школ, председателем комиссии по
существующих в Польше организаций такого рода, которая подбору кандидатов на должность учителя средней школы,
32 к. Твардовский Автобиография 33

дважды деканом, трижды подряд ректором университета, и, готовлено четыре года назад); философские семинары
кроме всего этого, многократно исполнял обязанности также требуют огромной самоотдачи, а с какой затратой
референта в Коллегии профессоров и в Академическом се­ сил связано проведение занятий по экспериментальной
нате, а т~кже эксперта в Министерстве просвещения. И психологии может судить лишь тот, кто этим занимался;
когда мои труд в этих различных сферах общественной практическая деятельность в вышеупомянутых сферах об­
жизни награждался признанием, я всегда искренне припи­ щественной жизни также требует своей доли рабочего вре­
сывал эту заслугу не себе, а тому образу философского мени, одним словом, мне весьма трудно найти время, не­
мышления, КОТОР~IЙ меня воспитал и который я в меру обходимое как для подготовки рукописей, так и для работы
своих~способностеистарался развивать; прилежно и упорно над корректурой гранок Вторая причина трудностей за­
изучаите философию, и вы также сумеете его достичь. Это ключается в особенности моего характера: у меня пропа­
было главной мыслью ответов на высказываемую в мой дает всякий интерес к публикациям моих, если так можно
адрес похвалу. И я никогда не уставал превозносить фило­ выразиться, результатов мышления, как только они полу­
софию не только ~aK королеву наук, но и как путеводную чены и сформулированы; у меня пропадает желание зани­
звезду человеческоижизни.
маться ими дальше, а что касается сообщения их другим
Личные убеждения, а также некоторые внешние людям, то я делаю это преимущественно устно, во время
обстоятельства направили мою философскую деятельность лекций или занятий, что в целом меня удовлетворяет. А
преимущественнов русло дидактико-педагогическое.И то, если результаты моей работы не всегда проникали или
что эта деятельность была успешной и плодотворной,дока­ проникают в философские круги под моим именем, то это
зывает ее соответствие действительным общественным за­ меня особенно не тревожит, так как по собственному опыту
просам и потребностям и побуждает к ее продолжению. знаю, что печатное слово отнюдь не застраховано от такой
Печатное слово я также поставил на службу педагогической же участи.
работе, опубликовав "Основные понятия логики и дидак­ Третья причина состоит в вышеупоминавшихся по­
тики", "Шесть лекций по средневековой философии"43 _ стулатах точности и ясности, которые считаю своим лич­
произведения, адресованные специально учащимся фи­ ным долгом, и которым стараюсь следовать в философской
лософских факультетов. Кроме этого, опубликовал ряд ра­ работе и публицистической деятельности. Сознание этого
бот, цель которых состояла прежде всего в ознакомлении долга в большей степени затрудняет обработку предназна­
коллег-философов с результатами моих размышлений, ченных для печати записей, содержащихся то в лекцион­
причем я должен откровенно признаться, что мотивы, по­ ных тетрадях, то в многочисленных черновиках. Как много
будившие принять решение о публикации, были преиму­ философов публикуют статьи, сочинения и даже толстые
щественно внешнего свойства. Не будь их, мои работы, ве­ книги, прямо-таки кишащие непонятностями, непоследо­
роятно, никогда бы не увидели свет. Такими мотивами вательностями, туманными выражениями и пара­
БЫ!lИ в одном случае формальные требования академичес­ логизмами, причем все это лежит полностью на совести их
кои карьеры, в другом - предложения какой-нибудь редак­ авторов и издателей. Как жаль, что такие произведения вы­
ции или издателя, а часто - уговоры и советы друзей или зывают сочувствие, а нередко и восхищение в широких
учеников. Однажды был даже случай публикации рукописи кругах читателей. Я мог бы позавидовать легкости литера­
без моего ведома. Причины трудностей, которые возникали турного труда этих авторов, если бы не презрительное чув­
при публикации, были, если не ошибаюсь, трех видов. ство неуважения к их произведениям и не возмущение по
Первая причина - недостаток времени, большую часть ко­ поводу вреда, который наносят подобные книги развитию
торого у меня отнимала преподавательская деятельность. строго логического, философского мышления. Когда я ду­
Подготовка основных лекционных курсов по логике, этике маю об этих философах, мне постоянно вспоминается
и истории философии, а также специальных лекционных Лессинг, который признавался, что ему чрезвычайно
курсов требует очень много времени, тем более, что я по­ трудно дается писательский труд и ЧТО он вынужден все бу­
стоянно следил, чтобы научный уровень лекций всегда со­ кально из себя выдавливать. Неудивительно, что ввиду этих
ответствовал уровню, которым характеризуется актуальное разнообразных и противодействующих публикаторской
состояние науки (при повторении какого-либо из основных деятельности факторов, мне был нужен действующий в ка­
курсов лекций я никогда не читаю то, что было под- честве сильного мотива внешний повод, способный убедить

2 Твардовский к.
34 к. Твардовский Автобиография 35

в необходимости публикации какой-либо из своих работ.


Все это послужило причиной того, что с большей частью ПРИМЕЧАНИЯ
моих философских взглядов и убеждений могли познако­
миться лишь те, с кем я общался непосредственно. Собеский Ян (1624-1696) - польский король с 1676 г. и полково­
Естественно, со временем мои убеждения претерпели дец.

определенные изменения, которые, как мне представляется,


2 Пиаристы - религиозный орден, основанный в 1597 г.
были движением в сторону более глубокого познания.
3 Циммерман Роберт (1824-1898) - ученик Гербарта, с 1861 г. про­
фессор философии в Вене, автор книг: "Философская пропедев­
Прежде всего здесь следовало бы упомянуть мою точку тика" (Вена, 1852), "История эстетики как философской науки"
зрения на психологию, ее метод и отношение к другим, в (Вена, 1858), "Об изучении и критике философии и эстетики"
частности, к философским наукам. Первоначально моя по­ (Вена, 1870).
зиция совпадала с позицией Брентано и Марти-н и состо­ 4 Пропуск в оригинале рукописи.

яла в признании за психологией статуса основополагаю­


5 Гефлер Алоис (1853-1922) - австрийский философ и педагог, с

щей науки. Я изложил и обосновал эту точку зрения в про­


1907 г. профессор в Вене. Проводимое им в "Логике" различие
между содержанием и предметом представления, по его же словам,
из несенном в 1897 г. докладе, опубликованном впослед­ заимствовано у Твардовского.
ствии под названием "Психология и ее отношение к физи­ 6 Бюхнер Людвиг (1824-1899) - немецкий врач, защитник вульгар­
ологии и философии"45. Однако появившиеся несколько ного материализма, автор книги "Сила и материя" (1855,
русск.
лет спустя "Логические исследования" Э.Гуссерля46 убе­ пер., 1860).
дили меня в невозможности рассматривать добытые пси­
7 Штрикер Соломон (1834-1898) - австрийский психолог, с 1868 г.
профессор института экспериментальной патологии в Вене, автор
хологическим, Т.е. эмпирическим путем знания в качестве
книги "Изучение языковых представлений" (1889).
основания для логических, Т.е. априорных суждений. Моя 8 Охорович Юлиан (1850-1917) - польский философ и психолог, за­
работа "Основные понятия дидактики и логики", которая нимался парапсихологией.
увидела свет в 1901 г., была написана еще до знакомства с 9 Дзедушицкий Адальберт (1845-1909) - польский философ, с 1896
произведением Гуссерля, а поэтому в этой книге я высту­ г. профессор во Львове. В 1879-1886 - член палаты депутатов
Венского парламента, автор монографий по эстетике и теории по­
паю еще как "психологист". Мой психологизм в то время в
знания.
значительной степени выражался в отборе материала ис­ 10 Имеется в виду известный польский логик и философ КАйдукевuч
следования больше, чем в методе его изучения, так как я (1890-1963).
все же полагаю, что противоречие между психологизмом и 11 Брентано Франц (1838-1917) -
австрийский философ и психолог,
антипсихологизмом в логике является в конечном счете профессор философии в Вене с 1874
г.

вопросом границы, объема ее предмета, а не вопросом 12 Бергер Альфред фон (1853-1912) - приват-доцент философии в
Венском университете, с 1899 г. директор Немецкого драматичес­
теоретического обоснования ее суждений. Ведь никому,
кого театра в Гамбурге.
кроме как радикальным эмпирикам, вроде Дж. Ст.Милля и 13 Эренфельс Христиан Фрайхерр фон (1853-1932) - последователь
Г.Спенсера, и в голову не придет выводить логические ак­ Ф.Брентано, приват-доцент философии в Вене, с 1900
г. профессор
сиомы из опыта...47 немецкого университета в Праге, один из создателей гештальтпси­
хологии.

14 Штер Адольф (1855-1921) - австрийский философ, с 1901 г. про­


фессор философии в Венском университете, последователь Э.Маха
и оппонент Брентано.
15 Ваале Рихард (1857-1935) - австрийский философ, последователь
Э.Маха, с 1896 г. профессор философии в Черновцах, с 1919
г. - в
Вене.
16 Гомперц Теодор (1832-1912) - немецкий историк философии, автор
известной книги "Греческие мыслители", с 1873 г. профессор фи­
лософии в Вене.
17 Меклер Зигфрид (1852-?) - специалист по истории греческой фило­
софии, профессор Венского университета.
18 Цайсберг Генрих Риттер фон (1839-1899) - профессор истории во
Львове (с 1865
г.), в Вене (с 1873 г.),
2*
36 к. Твардовский Автобиография 37

19 Бюдингер МаК1: (1828-1902) - австрийский историк, профессор ис­ 39 Струве Генрих (1840-1912) - профессор философии в русском
тории (с 1872 г.) Венского университета. университете в Варшаве (1863-1903), защитник спекулятивного
20 Эшерих Густав Риттер фон (1849-1935) - австрийский физик и теизма.

математик, профессор математики в Вене (с 1884 г.), член Венской 40 МарбургАдам (1855-1912) - приверженец Маха и Авенариуса.
Академии наук (с 1892 г.). 41 Вериго Ладислав (1868-1916) - основатель (совместно с
21 Стефан Йозеф (1835-1893) - профессор физики в Вене (с 1863 г.), к'Твардовским) первого философского журнала в Польше
с 1866 г. - директор физического института. "Пшегленд филозофичны" ("ФилосоФское обозрение").
22 Экснер Зигмунд (1863-?) - профессор физиологии в Вене (с 1874 42 Гайнрих Ладислав (1868-1957) -профессор философии в Кракове,
г.), автор работ по физиологии чувств и нервных центров. последовательАвенариуса.
23 Шмидкунц Ганс (1863-1934) - приват-доцент философии в 43 Первая вышла во Львове в 1901 г., вторая - в 191 О г.
Мюнхене (с 1890 г.), профессор педагогики в Грайсвальде (с 1894 44 Марти Антон (1847-1914) - немецкий философ и психолог, про­
г.), автор 'работ по психологии и педагогике. фессор философии в Черновцах (1876), в Праге (1886-1913), ав­
24 Крайбиг Иозеф Клемане (1863-1917) - приват-доцент философии в тор ряда работ по психологии познания и философии языка.
Вене, последователь Брентано и Мейнонга, автор книг по психо­ 45 О psychoJogii, jej przedmiocie, zadaniach, metodzie-stosunku do innych
логии - "Психологические основания системы теории ценностей" nauk i jej rozwoju. Warszawa, 1913.
(Вена, 1902), "Интеллектаульные функции. Исследование погра­ 46 "Логические исследования" Э.Гуссерля вышли в 1900 г.
ничных вопросов логики, психологии и теории познания" (Вена, 47 На этом рукопись обрывается. Биографию и библиографию работ
1909). К,Твардовского см.: W dwudziestoletie smierci кт. /Ruch
25 Ыее
und Perzeption. Еше erkenntnistheoretische Vntersuchung aus Filozoficzne. XIX. 1959. 5.1-35; о Львовско-Варшавской школе
Descartis. Wien, 1892. школе см.: Кnjazeva 5. Filozofija Lvovsko-varsavski skole. Beograd.
26 Вундт Вильгельм (1832-1920) - немецкий философ и психолог, 1964.
профессор физиологии в Гейдельберге (с 1864 Г.), основатель эк­
спериментальной психологии, профессор философии в Лейпциге
ПубликацияБ. Т.домбровекогон.п.Швец,
(с 1875 г.).
М.н. Онусайтис.
27 Кюльnе Освальд (1862-1915) - немецкий психолог, приват-доцент
Психологического института в Вюрцбурге (с 1894 г.), профессор ПримечанияБ. Т.домбровекого.
психологии в Мюнхене (с 1912). ПереводЯ. Саноикого.
28 Про пуск в оригинале рукописи.
29 Штумпф Карл (1848-1936) - немецкий психолог и философ, с
1873 г. профессор в Вюрцбурге, с 1889 г. в Мюнхене и с 1894 г. в
Берлине, исследователь психологии слуха, автор работ: "О психо­
логическом происхождении восприятия пространства" (1873),
"Психология слуха" в 2 т. (1883, 1890), "О классификации наук"
(1906).
30 Гертлинг Герг (1843-1919) - профессор в Мюнхене (с 1882 г.),
член парламента, баварский премьер-министр (1912-1917), кан­
цлер Германии (1917-1918).
31 Шренк-Нотцинг Альберт фон (1862-1929) - немецкий медик, не­
вропатолог и парапсихолог.

32 Прель Карл дю (1839-1899) - представитель философии оккуль­


тизма в Германии.
33 Аксаков Александр (1832-1903) - русский публицист, автор книги
"Анимизм и спиритизм" (СПб., 1890).
34 Zur Lehre уоп Inhalt und Gegenstand der Vorstellung. Wien,1894.
35 Больцано Бернард (1781-1848) - философ, логик, теолог, автор 4-
томного "Наукоучения:" (Зульцбах, 1837).
36 Керри Бенно Бертрам (1858-1889) - при ват-доцент университета в
Страсбурге.
37 Мейнонг Алексиус (1853-1920) - австрийский психолог и философ,
с 1882 г. профессор философии в Граце.
38 Рациборский Александр (1845-1919) - профессор философии во
Львове (1891-1895).
к учению о содержании и предмете представлении . ... 39

стей, которые наличествуют между представливанием и


тем что представленои т.д).
На основе этой свойственной психическим феноменам
отнесенности к "имманентному объекту", стало уже при­
К УЧЕНИЮ вычным различать в каждом психическом феномене акт и
О содержание таким образом, что каждый ИЗ них выступает в
двояком аспекте. Ведь когда говорят о "представлениях",то
СОДЕРЖАНИИ И ПРЕДМЕТЕ
под этим выражением понимают или акты представления -
ПРЕДСТАВЛЕНИЙ деятельность представливания [комм., к. 1, п. 1, с. 155], или
же то, что представлено - содержание представления. И так
Психологическое исследование стало привычным всюду, где существует хоть самая малая
возможность возникновения путаницы, использовать
вместо выражения "представление" одно из этих двух вы­
ражений: "акт представления" и "содержание представле­
1. Акт, содержание и предмет представления . 38
ния".
;. ~T, содержание и предмет суждения , .. 40
. азвания и представления . 45 Предотвращая таким образом смешивание акта с его
4. ''То, что представлено" .. 48 содержанием, приходится все же преодолевать еще одну
5. О так называемых "беспредметных" представлениях 56 двузначность, на которую обратил внимание Гефлер. После
6. Различие между содержанием и предметом представления....·::: 67 обсуждения присущей психическим феноменам отнесенно­
7. Описание предмета представления . 72 сти к некоторому содержанию, он пишет: "1. То, что мы на­
8. О двузначности, присущей термину "признак" :::::::::::::::: 78
зываем "содержанием представления и суждения", также
9. Материальные составные части предмета . 86
как и сам акт представления и суждения, полностью нахо­
10. Формальные составные части предмета . 90
11. Составные части содержания представления . 103 дится в пределах субъекта: 2. Слово "предмет" и "объект"
12. Отношение предмета представления к употребляются в двояком смысле: с одной стороны для
содержанию представления . 107 [обозначения] того, что наличествует само по себе (ап sich

i~: ~~~~~~:Ie·~~~~·~;~~~~~~~·····::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
123
134
Bestehende), ... на что также направлена деятельность на­
шего представливания и суждения (Vorstellen und Urteilen),
15. Предметы общих представлений .. 144
Комментарии . 155 а с другой стороны - для [обозначения] "в" нас наличеству­
ющего более или менее приближенного "образа" того реаль­
ного, квази-образ (правильнее: знак) которого идентичен
1. АКТ, СОДЕРЖАНИЕ И ПРЕДМЕТ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ названному в П.1 содержанию. Для того, чтобы отличать
содержание деятельности представливания и суждения (а
Одно !lз наиболее известных и никем не оспариваемых также чувства и воления) от взятого независимо от мыш­
положении психологии гласит: что каждый психический ления предмета или объекта, его называют "имманентным
феномен относится (bezieht sich) к имманентному пред­ или интенциональным объектом" этого психического явле­
мету. Наличие такого рода отнесенности (Beziehung) - это ния"2 [комм., к. 1, п. 2, с. 155].
характерная черта психических феноменов. Психическим Следовательно, предмет, на который "также направ­
феноменам представливания (Vorstellens), суждения, жела­ лено" наше представливание, отличают от имманентного
ния и отвращения всегда соответствует нечто представлен­ объекта или содержания представления. Это различение,
ное, нечто подверженное суждению, нечто желаемое или
отброшенное, и без этих актов последние были бы ничем
(ein Unding). Исключительная важность этого обстоятель­
ства, о котором упоминали еще схоласты, и даже еще 1 Franz Brentano, Psychologie уоm empirischen Standpunkte, Leipzig,
раньше - Аристотель, в наше время была отмечена Брен­ 1874. П.Вuсh 1 Сар. §.5 und 6. Сар. §.2.
тано, которыи, между прочим, ПОложил в основание 2 Logik. Unter Mitwirkung von DrAlexius Meinong verfasst von DrAlois
классификации психических феноменов виды отнесенно- Нбflеr. Wien 1890. §.6.
40 к. Твардовский к учению о содер:нсании и предмете представлений . ... 41

однако, не всегда соблюдается - просмотрел его и Зигварте. представливанием и суждением существуют какие-то пере­
Язык и здесь способствует смешению разнородных вещей, ходные формы, которые находятся посредине м~жду ними.
так как позволяет быть "представленным" как содержанию, Б.эрдманн предлагает например, такие формы. Когда мы,
так и предмету. Как окажется в ходе дальнейшего изложе­ -говорит ОН,- припоминаем какой-нибудь предмет, когда
ния, аналогично выражению "представление", выражение образуем абстрактное представление, или когда стараемся
"представленное" также является двузначным. Первое слу­ уяснить себе признаки какого-нибудь сложного предмета,
жит для обозначения как акта, так и содержания; второе - тогда признаки, появляющиеся по очереди, мы непроиз­
для обозначения содержания имманентного объекта и для вольно относим к предмету. И делаем мы это исключи­
обозначения неимманентного объекта, предмета представ­ тельно при помощи словесных представлений, причем та­
ления. ким образом, что мы их о предмете высказываем, преди­
В настоящем исследовании мы займемся детальным цируем, в результате чего предмет мыслится как субъект
разграничением представленного в том смысле, в каком суждения, а эти признаки- как предикаты этого же сужде­
оно обозначает содержание, от представленного в том ния. Таким образом, представления переходят в суждения.!
смысле, в каком оно служит для обозначения предмета, ко­ они проявляются в предикативном потоке представлении
роче говоря: содержания представления от предмета пред­ (Vorstellungsverlauf)." И дальше: "Также и с противополож­
ставления, а также анализом их взаимоотношений. ной стороны граница между представлением и суждением
является текучей ... Впрочем, мы можем охватить суждения
одним словом. Ведь такие слова как "категорический импе­
2. АКТ, СОДЕРЖАНИЕ И ПРЕДМЕТ СУЖДЕНИЯ ратив, государство, право, полиция, религия, цена (в наци;~
онально-экономическом смысле), товар, закон природы ,
Естественно, сразу же напрашивается предположение, находят свое значение не столько в представлениях,
что в отношении различения содержания и предмета, суж­ сколько в суждениях, которые мы, как и представления,
дения также обнаружат некоторое сходство с представлени­ хотя и охватываем одним выражением, но осознаем только
ями. Если бы в области суждений также удалось обнару­ с помощью суждений. Там, где их значение является яс­
жить различие между содержанием и предметом феномена, ным, там оно дано при помощи дефиниций в суждениях,
то это в немалой степени способствовало бы прояснению там посредством языка, происходит процесс абстракции,
аналогичного отношения и в области представлений из ~OTOPOГO они И возникают"4. Таковы apГYMe~TЫ Эр­
[комм., к. 2, п. 1, с. 155]. дманна в пользу наличия перехода представлении в суж­
То, что отличает представления от суждений и консти­ дения и наоборот [суждений в представления]5. И совсем
туирует их в резко обособленные классы психических фе­ нетрудно обнаружить в них ошибку.
номенов, являет особый вид интенциональной отнесенно­ Что касается первого аргумента Эрдманна, согласно
сти к предмету. Невозможно описать, в чем собственно со­ которому мы непроизвольно всегда относим признаки
стоит эта отнесенность, это можно только объяснить по­
средством указания на то, что предоставляет нам внутрен­

ний опыт. И тогда ясно выступает различие между спосо­ 4 Erdmann В. Logik. НаНе а.5. 1892, Band 1, § 3 4 . . .
бами, посредством которых психический акт может отно­ 5 Ср. Bosanquet. Logic. Oxford. 1888. В. 1. 5. 41: "An l~ea o~ co?Cept,ls
ситься к своему предмету. Ведь не секрет, что в зависимо­
not ап image, though it тау make use of images. lt IS а hab1t of Judgшg W1~h
reference to а certain identity... The purpose... was to show, that the acts set ш
сти от того, представляем мы нечто, признаем или отвер­
motion Ьу the пате and Ьу the proposition are the same, a!ld therefore th,~
гаем, каждый раз возникает иная отнесенность. Между logical function of these forms would not Ье genencaHy different.
этими двумя видами интенциональной отнесенности нет [Представление или понятие это не образ, хотя и может использовать
никаких переходов, ни постепенных, ни резких образы. Это привычка суждения по отношению к определенномутожде­
(discontinuierliche). И это вопиющее непонимание действи­ ству... Цель ее ... показать, что акты, приведенные в движение именем
или предложением, одинаковы, и, таким образом, логическая функция
тельного положения вещей, когда полагают, что между
этих форм не была бы разной.) - Также: Шмидт-Дюмон:
""Государственное право" значит то же самое, как если бы мы вырази­
3 Ср. Hillebrand. Die neuen Theorien der kategorischen 5chГusse, Wien тельно сказали "государство обладает определенными правами''."
1891, § 23. ("Vierteljahrsschrift fur wissenschaftliche Philosophie", Х, Jhrg., 5. 205).
42 К. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений . ... 43

сложного предмета к нему самому таким образом, что ражения которого является предложение, может быть вы­
предмет МЫслится как субъект, а признаки - как предикаты ражено или одним предложением, которое состоит только
суждения, то он, на наш взгляд, неубедителен. Ведь даже ИЗ одного единственного слова, или может быть высказано
если и согласиться с тем, что представливание СЛожного вообще без помощи предложения. Первый [способ] встре­
предмета проходит описанным Эрдманном способом, то чается во многих языках, например, в латинском, гречес­
этим отнюдь ~ще не будет доказано возникновение сужде­ ком, а также во всех славянских языках, в т.н. бессубъект­
ния или какои-нибудь переходной формы между представ­ ных предложениях. В этом случае, суждение выражено при
лениями и суждениями. Ведь если мыслить предмет как помощи одного слова, потому что предложение, значением
субъект, его признаки - как предикаты суждения, то мы которого является это суждение, также выражено одним
представляем себе субъект суждения, предикаты суждения словом. Но суждение может быть охвачено и таким словом,
и сами суждения, поскольку субъект и предикат как тако­ которое в грамматическом смысле предложением не явля­
вые могут быть представлены только при одновременной ется. Например, тот кто кричит "Огонь!", тот охватывает
рефлексии на суждение. Налицо огромное различие между одним единственным словом и предложение "Горит", и
представливанием суждения и совершением суждения. суждение, которое является значением этого предложения.
Представленное суждение так же мало является суждением Все эти случаи отличаются от того, который имеет в
как и предст~вленные "сто талеров" - имуществом. Даж~ виду Эрдманн. Если значения таких слов, как государство,
если сложныи предмет и мог бы быть представлен только право и т.д. понятны, они могут быть даны при помощи
при помощи "предикативного потока представлений", то дефиниции. Следовательно, дефиниции, вне всякого со­
все же это высказывание определенных признаков о мнения, являются предложениями. Но Эрдманн просмот­
предмете как субъекте является только представленным рел то, что предложения как психические корреляты могут
вь~сказыванием, которому для того чтобы быть соответствовать не только суждениям, но и многому дру­
деиствительным высказыванием, суждением не хватает гому, например, желаниям и т.п. Посредством предложе­
столько, сколько и нарисованному дворцу фей. Если мы ний сообщаются не только действительные, но и представ­
представляем сложный предмет "золото", то мы ленные суждения. Когда кто-то описывает предмет своего
представляем золото как [нечто] желтое, с металлическим представления, то для этого он использует предложения.
блеСКО~:\,тяжелое и т.д. Это значит, что суждения "золото Он говорит: "Кусок золота, который я себе представляю,
желто.е, золото имеет металлический блеск" (Gold glaenzt есть желтый и т.д,". НО этим самым выражается не сужде­
шегайвсп), "золото тяжелое" и т.д. представлены все вместе' ние, а то, что говорящий имеет определенное представле­
причем эти суждения еще не совершены, а тольк~ ние; о предмете представления не было еще совершено ни­
представлены. Если бы дело обстояло так, как это какого суждения, а были всего лишь представлены сужде­
утверждает Эрдманн, то невозможно было бы вообще ния о свойствах куска золота. И именно эти представлен­
представить сложный предмет во всем богатстве его ные суждения, которые появляются выраженными в дефи­
признаков, не утверждая при этом ничего истинного ИЛи ниции, принимают форму одного или нескольких предло­
ложного об этом предмете. Этот вывод (Consequenz), если жений. Если дефиниция, как полагает Эрдманн, не имеет
развивать его и дальше в других направлениях, привел бы к иного назначения, чем указание ясного значения слова, то
следующему последствию, а именно: что существуют единственным суждением, которое она содержит, есть суж­
только простые представления в истинном смысле слова' дение об обязывающим говорящего связывании опреде­
но с этим не согласился бы и сам Эрдманн. ' ленного названия с определенным значением. Если кто-то
Второй аргумент Эрдманна в пользу наличия перехо­ говорит: "Государство - это публичная общность, которая
дов между классом представлений и классом суждений яв­ содержит живущую на определенной территории народ­
ляется _- при более тщательном рассмотрении,- лишь ин­ ность как объединение властвующих и подвластных", - то
версиеи первого аргумента и таким же малодоказательным. этим самым он не высказывает никакого относящегося к
Наверняка следует согласиться с тем, что суждения можно государству суждения, а только утверждает, что он обозна­
выразить одним словом. Причем сделать это можно двумя чает словом "государство" предмет, представление которого
способами. Суждение, обычным языковым способом вы- составлено изложенным способом. И описание этого пред-
44 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. '" 45

ставления совершается с помощью предложений, которые гом смысле; также и то, что признано либо отвергнуто суж­
состоят из субъекта и предиката, но психические дением, является содержанием суждения, не будучи при
корреляты которого, далекие от того, чтобы быть этом предметом производящей суждение деятельности.
суждениями, Проявляются как представления суждений. Поэтому под содержанием суждения следует понимать су­
Итак, мы видим, насколько второй аргумент Эрдманна ществование предмета, о чем и идет речь в каждом сужде­
связан с первым, как он вместе с ним доказывается и как нии. Ведь тот, кто совершает суждение, тот утверждает не­
ниспровергается. что о существовании предмета. Признавая либо отбрасывая
Мы же будем придерживаться того, что представление его, он признает либо отбрасывает также и его существова­
и суждение являются двумя резко обособленными клас­ ние. То, что в подлинном смысле поддается суждению, есть
сами психических феноменов без лежащих между ними сам предмет; а когда он сам уже подвергнут суждению, ока­
переходных форм. зывается, что подвергнуто суждению, хотя и в другом
Что KacaeTC~ предмета суждения, то один и тот же смысле, также и его существование.
предмет, которыи в одном случае только представлен, в Аналогия с наличествующими в области представле­
другом. случае - может быть также подвергнут суждению ния отношениями - полная. И там и здесь мы имеем пси­
(Ьецпейг): признан либо отвергнут в суждении. Что сущ­ хический акт; здесь - [акт] суждение (Urteilen), там - пред­
ность суждения состоит в признании либо отбрасывании ставливания. И то и другое относится к вещи, взятой в ка­
было показано Брентаное. То, что признается или OTBepгa~ честве независимой от мышления. Как тогда, когда пред­
ется, есть предмет суждения. С этой направленной на мет представлен, так и тогда, когда он подвергнут сужде­
предмет психической деятельностью своеобразно перепле­ нию, наряду с психическим актом и его предметом появля­
тены существование и несуществование предмета. Ведь су­ ется нечто третье, что одновременно является знаком
дим-то мы о предмете, но когда мы его признаем, то ока­ предмета: его психический "образ", поскольку этот предмет
зывается, что вместе с этим мы признаем и его существо­ представлен, и его существование, постольку он подвергнут
вание; если же его отрицаем, то отрицаем также и его суще­ суждению. Как о психическом "образе" предмета, так и о его
ствование. Если же кто-то полагает, что в случае признания существовании говорят, что первое представлено, а второе
или отбрасывания предмета, признается или отбрасывается подвергнуто суждению; но подлинным объектом представ­
связь признака "существование" с предметом, тот не видит ливания и суждения не является ни психический образ
того, ЧТО в признании этой связи имплицитно содержится предмета, ни его существование, а сам предмет. Но на­
признание самих связанных частей, а отрицанием некото­ сколько мало идентичен психический образ или существо­
рои связи ее части не отрицаются. В утверждении суще­ вание предмета самому этому предмету, настолько мало

ствования А признается, следовательно, само А; посред­ совпадает смысл соответствующих глаголов, когда содер­

ством отрицания существования А отрицается также и А жание и предмет представления называют "представ­
чего не могло бы быть, если бы речь шла об связи А с при~ ленным", а содержание и предмет суждения "осужденным".
знаком "существование?". А ведь оказывается, что посред­
ством признания А признается и его существование, а по­
средством отрицания существования А, А - отрицается. з. НАЗВАНИЯ И ПРЕДСТАВЛЕНИЯ
Это обстоятельство указывает на ту функцию акта суж­
дения, которая образует analogon к той функции акта пред­ Хотя речь и мышление не находятся в отношении
~тавления, благ~даря которой, наряду с предметом, полного паралеллизма, то все же между психическими фе­
представленным является также и содержание. Так как номенами и означающими их языковыми формами име­
при представливании предмета, на который это представ­ ется определенная аналогия, которая, посредством указа­

ливание в подл~нном. смысле направлено, выступает еще и ния особенностей, присущих явлениям одной области,
нечто второе (еш Zweltes), а именно: содержание представ­ можно использовать для прояснения свойств, преобладаю­
ления, которое также "представлено" как предмет, но в дру_ щих в другой области. Ввиду обсуждаемого различия
между содержанием представления и предметом представ-

6 I.с., Buch 2, Сар. 7, §§4ff.


7 Ibid., §5.
46 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлении. ... 47

ления эту службу нам сослужит исследование названий как Какую же функцию должны выполнять имена? Разу­
языковых знаков представлений.
меется ту, которая состоит в том, чтобы вызвать у слуша­
Уже сам вопрос, который был поставлен относительно ющего определенное содержание представленияш; Кто вы­
названий, предоставляет нам доказательство того что в сказывает имя, тот намеревается вызвать у слушающего то
пре~ставлении следовало бы различать три MOMe~Ta (ein же содержание представления, которое наполняет его са­
Drelfaches). Милль в ходе своих рассуждений о названиях, мого; когда кто-то говорит "солнце, луна, звезды", то он хо­
спрашивает, следует ли рассматривать названия как назва­ чет, что бы те, кто его слушают, также как и он, думали о
ния вещей или же как названия наших представлений ве­ солнце, луне, звездах. Однако говорящий, высказывая на­
щейв, Под вещами он понимает то же самое, что мы обо­ звание, стремится вызвать в слушателе определенное пси­
значили как предмет представления; но вот под хическое содержание, одновременно с этим он выражает,
"представлениями" он может подразумевать только содер­ что он, Т.е. говорящий, находит это содержание в самом
жания представлений, а не акты представления. Ответ, ко­ себе, следовательно, представляет то, что желает, чтобы и
торый Милль, ссылаясь на Гоббса, дает на упомянутый во­ слушающий себе прецставилы. Таким образом, название
прос, недвусмысленно предполагает различие между со­ исполняет именно эти две функции. Во-первых, оно сооб­
держанием и предметом представления. Слово "солнце" _ щает, что использующийназвание нечто себе представляет;
считает Милль - есть название солнца, а не название на­ оно показывает наличие психического акта у говорящего.
шего представления солнца; он, конечно же, не хочет отри­ Во-вторых, оно возбуждает у слушающего определенное
цать того, что название вызывает или сообщает слушаю­ психическое содержание. Этим содержанием является то,
щему только представление, а не саму вещь. Следовательно, что понимают под "значением" названиягз.
название имеет двойную задачу: название сообщает слуша­ И все же функции названия этим не исчерпываются.
телю содержание представления и одновременно называет Название имеет еще и третью функцию, а именно: фун­
предмет. Однако мы считаем, что в каждом представлении кцию именования предметов. Названия - это названия ве­
необходимо различать не два, а три момента: акт, содержа­ щей, говорит Милль, и для обоснования этого утверждения
ние и предмет. И если название действительно предлагает по праву ссылается на тот факт, что мы пользуемся име­
точный языковой образ (Bild) соответствующих ему пси­ нами для того, чтобы сообщить что-либо о вещах и т.п.
хических отношений, то в таком случае оно должно иметь Тогда в качестве третьей функции названия появляется
еще какой-нибудь коррелят акта представления. Именно функция именования предметов. Следовательно, суще-
так и есть на самом деле - трем моментам представления:
акту, содержанию и предмету, соответствует тройная фун­
кция, которую должно выполнять каждое название. 10 Brentano, l.c., Buch 11, Сар. 6, § 3; Marty, l.c., S. 300 и Mill в вышецити­
Под "названием" следует понимать все, что старые ло­ рованных местах.

11 Звуки и другие предметы, представления которых употребляются


гики называли категорематическим знаком. Но категоре­
для того чтобы возбудить в другом мыслящем существе связанные с
матическими знаками являются все те языковые средства ними представления, являются для него, если и не всегда, то по крайней
обозначения, которые не только являются просто созначи­ мере в большинстве случаев, знаком (Kennzeichen) того, что упомянутые
мыми (mitbedeutend) (как "отца", "около", "тем не менее" и представления возникают в сознании того существа, которое производит

др.), но и сами по себе также не образуют полного выраже­ эти звуки либо другие предметы. (Bolzano, Wissenschaftslehre, Sulzbach
ния суждения (высказывания), или чувства, или волевого 1837, § 285).
12 С точки зрения этимологии, значением названия является то, о. че~
решения и Т.П. (просьбы, вопросы, приказы и т.д.), а явля­ мы вынуждены думать, когда это название используется. (Jevoпs, Рппсг­
ются просто выражением представления. "Основатель ples of Science, S. 25). В каждом случае мы обозначаем в качестве значе­
этики", "сын, который обидел своего отца" являются назва­ ния высказывания то душевное содержание, возбуждение которого явля­
ниямиэ. ется подлинным его назначением, его конечной целью (будь то по при­
роде, будь то по привычке), если при этом это выражение имеет спо­
собность, как правило, достичь этой цели. Имя есть знак представления
8 Mill, System der inductiven und deductiven Logik, ubersetzt. уоп которое слушающий должен вызвать у себя, и в то же
(der Vorstellung),
Тh.Gomperz. Leipzig. 1884. Buch 1, Сар. 2, §1. время оно есть знак представливания (des Vorstellens), которое происхо­
9 Marty, Ueber subjectlose S'atze etc., В: Vierteljahrschrift (Ur wis- дит в говорящем. Лишь поскольку оно позволяет познать этот факт, по­
senschaftliche Philosophie, УIII. Jhrg., S. 293. стольку оно означает именно это представление. (Marty, l.c.).
к учению о содержании и предмете nредставлениU. ... 49
48 К. Твардовский

ствуют три функции названия: во-первых, это сообщение


"мертвый человек", то употребляют модифицирующеепри­
лагательное, поскольку мертвый человек человеком не яв­
об акте представления, который происходит в говорящем;
во-вторых, порождение у собеседника психического содер­
ляется. Точно также благодаря добавлению к некоторому
жания, значения предмета; в-третьих, именование пред­
названию прилагательного "ложный" первоначальное зна­
мета, представленного в представлении, которое является
чение этого названия заменяется другим. Ведь ложный
значением названия [комм., к 3, п. 1, с.156). друг - это никакой не друг, и ложный бриллиант - не брил­
Указание на три функции, которые присущи каждому лиант. Возможным является также и то, что одно и то же
названию, полностью подтверждает [принципиальность] слово может употребляться то как модифицирующее, то
различения содержания представления от предмета пред­
как действительно атрибутивно детерминирующее. Это ка­
ставления. И таким же образом исследование языкового сается только что упомянутого прилагательного "ложный".
знака представления доставляет нам средство для различе­
В приведенных в качестве примеров случаях оно, вне вся­
ния тогр, ЧТО по причине языкового несовершенства, кото­
кого сомнения, является модифицирующим. Но не в таких
рое ~,опускает обозначение как содержания, так и предмета сочетаниях, как "ложное суждение", "ложный (неискренний)
как того, что представлено" (Vorgestelltes), может быть человек" [комм. к. 4, п. 1, с. 156).
легко перепутано, либо признано одним и тем же.
Это же значимо и для определения, что нечто является
"представленным". Прежде чем мы перейдем к присущей
этому выражению двузначности, рассмотрим один совер­
шенно аналогичНЫЙ случай, который, заимствованныи из
4. "ТО, ЧТО ПРЕДСТАВЛЕНО"
внешнего опыта, имеет преимущество быть общеизвест­
Если слово "представлять" (Vorstellen) является двуз­ ным и позволит нам лучше постичь обнаруживающуюся в
начным, поскольку как о содержании, так и о предмете слове "представленный" эквивокацию.
представления говорится, что они "представлены", то это
Как известно, обычно мы говорим, "художник рисует
обстоятельство в немалой степени может затруднить картину", но мы говорим также, что он "рисует пейзаж".
точное различение между содержанием и предметом. Мы Одна и та же деятельность художника направлена на два
только что говорили о том, что содержание представления
объекта; результат же этой деятельности - один. Koгд~ ху­
и предмет представления не являются в одном и том же
дожник закончил рисовать картину, соответственно пеизаж,
смысле "чем-то представленным". Теперь же мы попробуем то перед собой он имеет как нарисованную картину, так и
установить, что же означает выражение "представленный", нарисованный пейзаж. Картина нарисована, т.е. она ни не
если оно высказывается о предмете представления, и каков
выгравирована, не выжжена, и т.п., это действительно нари­
его смысл, когда его относят к содержанию представления.
сованная картина. Ландшафт также нарисован, но это не
Для того чтобы обрести средство для определения различия действительный пейзаж, а только "нарисованный'~ H~ са­
значений, нам следует вспомнить об отношении, которое мом же деле нарисованная картина и нарисованныи пеиз~
наличествует между атрибутивными или детерминирую­ являются чем-то одним; правда, картина представляет пеи­
щими прилагательными, с одной стороны, и модифици­ заж, т.е. является нарисованным пейзажем; нарисованный
рующими прилагательными, с другойгз. пейзаж - это картина (Bi1d) пейзажа.
Атрибутивным или детерминирующим называют то
Итак, слово "нарисованный" играет двойную роль.
Если оно употребляется по отношению к картине, то оно
определение, которое дополняет, расширяет в отрицатель­
ном или положительном направлении значение того вы­
выступает как детерминация; оно определяет ближе T~
ражения, к которому оно принадлежит. Модифицирующим свойство картины, что последняя является нарисованнои
же определение будет тогда, когда оно полностью изменяет картиной, а не рисунком или гравюрой. Е~и же о пейзЮIS~
первоначальное значение того названия, возле которого оно
говорят, ЧТО он нарисован, то определение нарисованныи
находится. Так, в выражении "хороший человек", определе­ выступает как модифицирую~ее опр:деление, ведь нарисо:
ние "хороший" является атрибутивным; если же говорят ванный пейзаж - это никакои не пеизаж, а обработанныи
художником по определенным законам колористики и пер-

13 Ср. Впетапо, l.c., Buch 2, Сар. 7, § 7, в примечании на S. 288.


50 К. Твардовский к учению о содержании и предмете првдставлений . ... 51

спективы холст; нарисованный пейзаж - это уже не пейзаж, ние является в действительности содержанием; употреб­
а картина.
ленное по отношению к содержанию дополнение действует
Но этот нарисованный пейзаж, картина, представляет отнюдь не модифицирующе, как дополнение
(darstellt) действительный пейзаж. Пейзаж, который нари­ "нарисованный" по отношению к картине; представленное
совал художник - то ли с натуры, то ли по своей фантазии - содержание точно также является содержанием, как и нари­
представлен на картине, следовательно, нарисован худо­ сованная картина - картиной; также как нарисованная кар­
жником. Но из-за того, что он был нарисован художником, тина может быть нарисована с помощью замещающей ри­
он не перестал быть пейзажем. Когда я показываю кому-то сование деятельности, также и содержание представления
определенный пейзаж и говорю: "Я припоминаю этот пей­ может быть только представлено; с тем только, что здесь
заж; на художественной выставке можно было увидеть кар­ нет деятельности, которая была бы в состоянии заменить
тину, на которой он изображен; он нарисован художником представливание. Содержание предмета и представленный
Х". Таким образом, обозначая пейзаж в этом смысле как предмет это одно и то же; причем выражение
"нарисованный", я говорю о действительном пейзаже , кото-
~
"представленный" , как определение предмета, является мо­
рыи нарисован, а не о нарисованном пейзаже, который ук- дифицирующим, так как представленный предмет не явля­
рашает стену художественной выставки. Дополнение ется уже предметом, а только содержанием представления.
"нарисованный", добавленное в этом смысле к слову Написанный пейзаж, говорим мы, также не является
"пейзаж", отнюдь не модифицирует значение слова больше пейзажем, а картиной.
"пейзаж"; это действительно детерминирующее дополнение, Однако мы видели, что нарисованный пейзаж, картина
которое указывает, что пейзаж находится в определенном представляет (darstellt) нечто такое, что не являтся именно
отношении к картине, в таком отношении, вследствие ко­ в этом смысле чем-то нарисованным. Точно также и со­
торого пейзаж точно так же не перестает быть пейзажем, держание представления относится к чему-то, что не явля­
как и не перестает быть человеком тот человек, который по ется содержанием представления, а аналогичным образом -
чертам своего лица находится в отношении сходства с не­ предметом этого представления, в котором пейзаж явля­
которым другим человеком. ется "темой" (Sujet) изображающей его картины. И так как
То, что мы заметили о слове "нарисованный" приме­ пейзаж оказался отраженным в этой картине, каким он
нительно к картине и пейзажу, значимо mutatis mutandis оказался в нем репрезентированным, следовательно,
[комм., к. 4, п. 2, с. 156] и для определения "нарисованным" в ином, нежели предыдущее, значении,
"представленный", которое употребляется по отношению к точно так же посредством содержания представления пред­
содержанию и предмету представления. И поскольку стало мет, соответствующий этому представлению, является, как
привычным определять представливание как некоторый говорится, отраженным психически, т.е. представленным.
вид психического отражения, то этим самым существенно Если о предмете говорится, что он представлен в этом по­
облегчилось проведение сравнения между нарисованным следнем смысле, то этим самым значение слова "предмет"
пейзажем и представленным предметом; и стало казаться отнюдь не модифицируется; предложение: "Предмет пред­
менее неподходящим, чем в других случаях, сравнение от­ ставлен" означает тогда только то, что предмет вступил в
ношений внутреннего и внешнего опыта. совершенно определенную отнесенность к некоторому на­
Глаголу "представливание" соответствует так же как и деленному способностью представлять существу. Но ведь
глаголу "рисование" двойной объект: предмет, который из-за этого он не перестал быть предметом.
представлен, и содержание, которое также представлено. Следовательно, когда говорят о "представленных пред­
Содержание - это картина, предмет - пейзаж. Результат метах", то можно иметь в виду две вещи. Предмет
Д~игающейся в. двойН(~м направлении деятельности (in "представлен" - может означать, что предмет наряду со мно­
ешег doppelen RlChtung slch bewegenden Vorstellungstaetitkeit) гими другими реляциями, в которые он вступает с дру­
представления опять один и тот же [комм., к. 4, п. 3, с. 156]. гими предметами, находится, как один из их двух членов,
Представленный предмет в том смысле, в котором на­ также в определенной отнесенности к некоторому познаю­
рисованный пейзаж является картиной, есть содержание щему существу. В этом смысле представленный предмет
представления. Представленное в представлении содержа- является действительным (wahrhafter) предметом, точно
52 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений . ... 53

также как и протяженный, потерянный и т.п. предмет. Но в смысле. Когда он обозначает понятие как то, что представ­
другом смысле, представленный предмет значит нечто про­ лено в представлении, то под "тем, что представлено" он по­
тивоположное действительному предмету; в этом случае, дразумевает содержание представления; когда же он гово-
представленный предмет не является больше предметом, а
Р ИТ
,
"то , что представлено" есть ни что иное, как только
tI
по-
содержанием представления, Т.е. чем-то от действительного знанная вещь, то здесь под "тем, что пред ставлено по-
предмета совершенно отличным. Представленный предмет дразумевается предмет представления, поскольку именно
в первом смысле - это тот предмет, который может быть он является предметом направленного на него представле­
нризнан, либо отброшен суждением; для того чтобы стать ния. Если бы Дробиш принял во внимание это различие,
предметом суждения, предмет сперва должен быть пред­ то он бы не счел название исключительно языковым
ставлен; то, что не представлено, то не может ни призна­ обозначением понятия, а, вероятно, открыл бы, что хотя
ваться, ни отбрасываться, ни любиться, ни ненавидеться. И название и означает (bedeutet) понятие (т.е., согласно
все же, желаемый или отбрасываемый, желаемый или от­ Дробишу, содержание представления), то именно благодаря
вергаемый предмет является представленным всегда только этому оно и называет предмет, вещь.
во втором из упомянутых значений. Представленный Такую же ошибку совершает Дробиш и там, где он
предмет в первом смысле слова "представленный" , не будет объясняет разницу между "признаками" и "составными ча­
тем, что будет признано или отброшено; не его имеем мы в стями"!ё. "Эта разница,- читаем мы у него,- не состоит в
виду, когда говорим, что некий предмет есть или его нет; том, что первые являются частями понятия, тогда как вто­
представленный предмет в этом смысле - это содержание рые частями вещи, частями самого объекта. И эти вещи и
представления, "психическое отображение" некоторого их составные части являются всего лишь "тем, что пред­
предмета. ставлено" и здесь мы не выходим за [пределы] понятия" и
Однако на обсуждаемую здесь двузначность слова т.д. То естъ Дробиш и не видит собственно никакой раз­
"представленный" не всегда обращали достаточно внима­ ницы между понятием и вещью, так как и одно и другое
ния. Зигварт, например, там, где он полемизирует с идио­ есть "нечто представленное". Но то, что нечто может в раз­
генетичной теорией сужденияг-, явно спутал представлен­ личном смысле быть "тем, что представлено", то есть то
ный предмет (в смысле предмета представления) с пред­ как содержание, то как предмет, это, по-видимому, прошло
ставленным предметом (в смысле содержания представле­ мимо его внимания.
ния). Наряду с этим неоднократно подчеркивалась разница
Подобным образом и Дробиш не принимает во вни­ между содержанием представления и его предметом. Это
мание различие между представленным предметом в од­ сделал однажды Больцано и в дальнейшем последовательно
ном смысле и между представленным предметом в другом. придерживался этого различенияг"; Циммерман недвус­
В том месте, где речь идет о требованиях, которым должны мысленно предостерегает от смешения содержания и пред­
соответствовать названия, он говоритг>: "Поскольку мыш­ мета18 и совсем уже недавно Керри указал на это различие
ление в отношении пред ставлен ий берет во внимание для пр~дставлений чисел, Т.е. для тех представлений, пред­
только то, что представлено, и абстрагируется от всех субъ­ меты которых нереальны 1 9 [комм., к. 4, п. 3, с. 156J.
ективных условий представливания, постольку оно об­ У нас в дальнейшем еще будет случай сослаться на на­
разует понятия. - Языковым обозначением понятий явля­ званных исследователей; сейчас же мы хотели бы только
ются названия. Правда, стало привычным рассматривать уточнить то отношение, в котором находятся содержание и
их как обозначения вещей (der Sache), реального объекта
представления (если он имеет таковой); однако то, что 16 Drobisch Neue Darstellung der Logik, § 14.
представлено в понятии, является ни чем иным, как по­ 17 Bolzano,' I.с., § 49. Вместо выражения "содержание представления",
знанной вещью и т.д.". Дробиш явно не замечает того, что Больцано использует обозначение "объективное" представление,
рассуждая о "том, что прецставлено", он употребляет двуз­ "представление в себе" и отличает от него, с одной стороны, - предмет, а
с другой - "обладаемое" ("gehabte") или "субъективное" представление,
начное слово, причем один раз в одном, другой - в ином
под которым он понимает психический акт представления.
18 Zimmermann, Philosophische Propadeutik, Wien 1867, § 18 und 26..
14 Sigwart, Logik, Freiburg i.B. 1889, Bd. 1, §12, 7. 19 Kerry, Ueber Anschauung und ihre psychische Verarbeltung,
15 Drobisch, Neue Darstellung der Logik, Leipzig 1875, § 8. "Vierteljahrschrift" etc., Х. Jahrg. u. ff.
54 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 55

предмет представления к акту представления, а также пред­ представления, есть его предмет. Таким образом, слово
ложить языковое обозначение для этого отношения, кото­ "представлять" можно будет сохранить - замена его другим
рого мы будем придерживаться в дальнейшем нашем из­ увеличила бы только путаницу - и, следовательно, избежать
ложении. тех недоразумений, которые это слово вследствие своей
Когда мы сравнивали акт представленияс рисованием, двузначности легко вызывает. Необходимо только, когда
содержание с картиной, а предмет с запечатленнымна хол­ речь идет о том, что нечто является представленным, до­
сте сюжетом, например, пейзажем, то отношение, в кото­ бавлять: представлено в представлении или же посредством
ром находится акт к содержанию и предмету, получил свое представления. В первом случае, под тем, что представлено
приблизительноевыражение. Для художника картина - это подразумевается содержание представления, а во втором -
средство представить (darzustellen) пейзаж, он хочет отобра­ предмет представления.

зить пейзаж - действительный или привидевшийся ему в Мы уже сказали, что содержание - это как бы средство,
фантазии, "нарисовать" его, и он делает это, когда рисует при помощи которого предмет является представленным. С
картину. Изготовляя, рисуя картину пейзажа, он рисует этой точки зрения опять ясно выступает аналогия, какую
пейзаж. Пейзаж - это "первичный" объект его деятельности мы нашли между представлением и его языковым знаком,
рисования, а картина - "вторичный" объект. Аналогично в именем. Мы видели, что изначальной функцией названия
случае [деятельности) представливания. Представляющий является сообщение о психическом акте, а именно: акте
представляет какой-нибудь предмет, например, лошадь. Но представливания. Посредством этого название вызывает у
делая это, он представляет психическое содержание. Содер­ слушателя значение, психическое содержание
жание в таком же смысле является отображением лошади, (представления); и в силу этого значения название назы­
в каком картина - отображением пейзажа. Когда представ­ вает предмет. Следовательно, поскольку вызов содержания
ляющий представляет предмет, то в это же время он пред­ представления есть средство, посредством которого назва­
ставляет и отнесенное к этому предмету содержание. Пред­ ние называет предмет, постольку само содержание пред­
ставленный предмет, Т.е. предмет, на который направлена ставления является средством, посредством которого
представливающая деятельность, акт представления, явля­ (сообщенный посредством названия) акт представления
ется первичным объектом представливания; содержание, представляет предмет22.
посредством которого представлен предмет, - это вторич­ Керри пытается посредством различения между "тем,
ный объект представливающей деятельности 2 0. что представлено как таковое", и "тем, что просто представ­
Итак, для того чтобы различить двойное значение, ко­ лено" , предотвратить те недоразумения, который возникают
торое принадлежит слову "представливание" то ли при его в том случае, когда о "представленном" предмете говорят
использовании в отношении содержания, то ли в отноше­ безо всякого добавочного разъяснения-ё. Однако сомни­
нии предмета, воспользуемся тем способом выражения, ко­ тельно, можно ли будет благодаря этому достичь постав-
торое мы находим у Циммерманап. О содержании мы
скажем, что оно мыслится, представляется в (in) представ­ 22 Вторую задачу, которую, согласно вышесказанному должно выпол­
лении; о предмете мы скажем, что он представляется по­ нять содержание представления, как то, что название значит и как то,

средством (durch) содержания представления (или посред­ посредством чего представлен предмет, ЖНоэль характеризует следую­
щим образом: "D'une part l'idee est се, qui гергёзеше un objet'a I'esj>rit; elle
ством представления). То, что представлено в представле­
est еп d'autres terrnes, le substitut mental de l'objet. D'autre part I'idee est се
нии, есть его содержание; то, что представлено посредством
qui constitue la signification d'un пот, l'act, par lequel nous conferons'a се
пот ип sens deterrnine', une ассерпоп pr~cise, exclusive de doute autre." [С
одной стороны, представление - это то, что репрезентирует объект в со:
20 Выражения "первичный" и "вторичный объект" встречаются у знании; используя иную терминологию, представление - это ментальныи
Брентано (I.c., Buch II, Сар. 2, §8), но в несколько другом смысле. Если субститут объекта. С другой же стороны, представление - это то, что кон­

первичным объектом Брентано называет предмет представления, так же, ституирует значение названия, акт посредством которого мы придаем
как это делаем здесь и мы, то под вторичным предметом представления
этому названию определенный смысл, точное значение, отличное от всех
он понимает акт и содержание, вместе взятые, поскольку они, во время других] ( Noms et concepts. "Revue Philosophique" XXXI, 471), - ср. также
представливания предмета, схватываются "внутренним сознанием" и Marty, Ueber das VerJialtnis уоп Logik und Grammatik, в: Symbolae Рга­
именно благодаря этому представление будет осознанным. genses, Festgabe etc. Wien 1893, S. 116, Anm. 1.
21 Ibid. 23 Kerry, I.c., ХУ, S. 135.
56 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. '" 57

ленной цели. Потому что добавление, присоединенное к на­ ложенные выводы были бы значительно ограничены; они,
званию при помощи частиц "как", "поскольку" и т.п., сиг­ следовательно, не могли бы быть чем-то значимым для
нализирует слушателю, что он должен представить себе на­ всех представлений. На самом же деле, даже те, кто явно
званный предмет с вполне определенной точки зрения и выступает за проведение различения содержания представ­
посредством вполне определенных, названных этим допол­ ления от предмета представления, считают это различение
нением признаков. Это происходит тогда, когда кто-то го­ значимым лишь для одной группы представлений, и про­
ворит, например, о круге "как" граничном случае эллипса тивопоставляют этой группе другую, содержащую такое же
или об американских обезьянах, "поскольку" все они хво­ или даже еще большее количество представлений, которым
статы. Но когда присоединенное к названию посредством не соответствуют никакие предметы, и которые поэтому
частиц "как", "поскольку" дополнение само является двуз­ следует обозначить как представления "беспредметные".
начным, тогда присущая этому названию возможность вы­ Именно так и считает Больцано, утверждая, что суще­
звать недоразумение отнюдь не исчезает. Следовательно, ствуют беспредметные представления, т.е. представления,
если обозначать предмет как "представленный", то посред­ которые не имеют предмета. Если кто-либо, говорит Боль­
ством этого не предотвращаются недоразумения, которые цано, находит нелепым утверждать, что некоторое пред­
могут быть вызваны двузначностью слова "пред­ ставление не имеет предмета, следовательно, ничего не
ставленный". Ведь нечто может рассматриваться в двояком представляет, то это происходит из-за того, что он путает
смысле как "то, что представлено": или как предмет, или содержание представления, которое вне всякого сомнения
как содержа~ие акта представления. В первом случае, присуще каждому представлению, с предметом представле­
дополнение как нечто представленное" действует де­ ния. В качестве примеров таких "беспредметных" представ­
терминирующе, так как этим самым внимание направля­ лений Больцано приводит представления: "ничто",
ется на реляцию, в которой находится предмет к познаю­ "круглый четырехугольник", "зеленая добродетель", "золотая
щему существу, во втором же случае, добавление действует гора"24. Схожим образом рассуждает и Керри: тот, кто по­
модифицирующе, причем представленный в этом смысле казал несовместимость частей одного представления, тот
предмет является не предметом, а содержанием представ­ этим самым доказывает, что под это представление не мо­
ления. жет подпадать никакой предмет. Таким представлением бу­
Следовательно, мы будем придерживаться того способа дет, например, представление числа большего, чем ноль и
выражения, который предложил Циммерман, и следуя ко­ которое, будучи сложенным с самим собой, дает само себя
торому - как нам кажется - лучше всего можно будет избе­ в результате 25. И Гефлер пишет, что имеются такие пред­
жать всяких недоразумений, следовательно, мы будем го­ ставления, "объем которых равен нулю, Т.е. которым не со­
ворить, что содержание представлено в представлении, а ответствует никакой предмет"; в качестве примеров таких
предмет представлен посредством представления. представлений Гефлер приводит наряду с примерами
Больцано еще и представления управляемого воздушного
шара, бриллианта величиной в один кубический метр и
5. О ТАК НАЗЫВАЕМЫХ "БЕСПРЕДМЕТНЫХ" т.п. 2 6 .
ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ Следовательно, есть два вида представлений, которым
якобы не соответствует никакой предмет. Во-первых, это
Все наши прежние выводы молчаливо основывались представления, которые прямо содержат отрицание
на предпосылке, что каждому без исключения представле­ каждого предмета, как, например, представления ничто
нию соответствует какой-то предмет. Мы уже говорили о (Nichts).Во-вторых, это представления, которым в
том, что в каждом представлении следует различать не принципе не соответствует никакой предмет, так как в их
только содержание и акт, но наряду с ними еще и нечто содержании появляются соединенными противоречащие
третье, а именно: предмет этого представления. Однако на друг другу определения, например, круглый
это сразу можно возразить, напомнив, что ведь существуют
и "беспредметные" представления, представления, которым 24 Bolzano, Гс., § 67.
не соответствует никакой предмет. В таком случае вышеиз- 25 Kerry, Гс., Х. Jhrg. S. 428 и. 444.
26 НOfler, Гс., § § 6 und 17, 4.
58 К. Твардовский к учению о содержании и предмете представлении . ... 59

четырехугольник В-третьих, представления, которым не совершенно не обращая внимание на общее как для всех
соответствует никакой предмет, поскольку на данный людей и не-людей вышестоящее представление - без ис­
момент, согласно опыту, такой предмет не может быть ключения все, что только не является человеком, следова­
указан. Принимая во внимание эти три вида тельно, не только ангелов, но и дом, страсть, трубный глас.
"беспредметных" представлений, проверим те аргументы, Однако такое толкование оиоиа аорипоу сегодня уже
которые были выдвинуты в защиту их существования. нельзя серьезно воспринимать.
1. Что касается представления, обозначенного назва­ Если же инфинитизации действительно присуще ди­
нием "ничто", то здесь, как нам кажется, мы имеем дело с хотомическое воздействие в отношении вышележащего
заблуждением, которое, передаваясь из века в век, проходит представления, то ясно, что такие выражения как "не-греки"
через все логические и диалектические исследования. Не­ и Т.П., взятые в предлагаемом здесь смысле, далеки от того,

мало [философов] размышляли о 1И! OV, non-ens и nihil, по­ чтобы быть лишенными смысла, с полным правом должны
лагая, что необходимо выделить различные виды "ничто"; и быть обозначены как категорематические. Следовательно, в
еще Кант составил обзор четырех видов ничто. Среди них себе и для себя инфинитизация не упраздняет категорема­
находится также и "ничто как пустое понятие без пред- тическую природу высказывания. Легко видеть и то, что
мета"27. • это дихотомическое воздействие инфинитизации связано с
Сомнительно, однако, является ли слово "ничто" кате­ одним условием. А именно: относительно представления,
горематическим выражением, т.е. может ли вообще быть которое является значением инфинитированного названия,
обозначено посредством этого слова какое-нибудь пред­ должно существовать вышестоящее представление. Если же
ставление, как например, посредством слов "отец", такового нет, то инфинитированное название будет лишено
"суждение", "листва". В общем, значение "nihil" отождествля­ смысла. Ясно, что "нечто" обозначает такое представление,
лось со значением "non-ens", и даже сегодня считают, что которое не имеет вышестоящего по отношению к нему

"ничто" попросту замещает выражение "не-сущее" ("nicht представления. Ведь если по отношению к "нечто" суще­
etwas"). Если все это так, то необходимо поставить вопрос, ствовало бы нечто вышестоящее, то в таком случае это вы­
каково же собственно значение таких выражений, как "не­ шестоящее нечто также было бы каким-то нечто; т.е, одно и
сущее", "non-ens". тоже было бы одновременно по отношению к нечто и вы­
Так называемая схоластами инфинитизация, Т.е. сое­ шестоящим и подчиненным. Но инфинитизация выраже­
динение категорематического выражения с "поп", "не", дает ния "нечто" предполагает наличие чего-то, что является
в итоге новое выражение с совершенно определенным зна­ вышестоящим по отношению к "нечто", следовательно, не­
чением. При помощи составленного с "ничто" выражения что абсурдное; таким образом, такая инфинитизация не­
совершается дихотомическое разделение представления. возможна в том же самом смысле, что и инфинитизация
Но не то представление, перед названием которого мы таких названий, как "греки" и Т.П. Уже Авиценна обратил
ставим отрицательную частицу, является дихотомически внимание на это обстоятельство и на основе изложенных
разделенным. Ведь когда мы говорим "не-греки", то этим здесь аргументов счел недопустимыми такие инфинитиза­
самым мы не делим греков на таких, которые являются ции как поп-гез, non-aliquid, non-ens 28. И если более тща­
греками и на таких, которые таковыми не являются. То, тельно рассмотреть ту роль, какую в языке играет слово
что подверглось разделению, так это вышестоящее "ничто", то мы увидим, что это выражение в действитель­
(uebergeordnete) понятие, например, "люди". Схожим обра­ ности синкатегорематично и не является названием. Это
зом дело обстоит и с такой инфинитизацией как "не-куря­ составная часть отрицательных предложений. Выражение
щие", посредством которой пассажиры делятся на таких, "ничто не является вечным" означает: "нет чего-то, что
которые курят и на таких, которые не курят. Только непо­ было бы вечно" (es gibt nichts Ewiges); "я ничего не вижу"
нимание того, что инфинитизация способна определять обозначает: "нет ничего, что было бы мною видено" (es gibt
дихотомию вышележащего представления, могло породить nicht etwas von mir Gesehenes) и Т.П.
странное мнение, что под "не-людьми" следует понимать -

27 Kant, Кritik der reinen Vernunft, ed. Kehrbach, §.S. 259. 28 ер. Prantl, Geschichte der Logik im Abendlande, Bd. П, S. 356.
60 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлении. '" 61

Если вышеприведенные выводы верны, то аргумент в тому, что названо свойствами, которые явно не присущи
пользу существования беспредметных представлений, по­ содержанию представления. Ведь если бы оно обладало
черпнутый из выражения "ничто", сам по себе отпадает, так взаимопротиворечащими свойствами, то не могло бы су­
как выражение "ничто" не имеет в качестве своего значения ществовать; а оно ведь существует. Не содержание пред­
вообще ни одного представления. Можно только удив­ ставления является тем, чему мы в одно и то же время
ляться тому, что синкатегорематическая природа этого вы­ приписываем и остроугольность и квадратность, а то, что
ражения ускользнула от внимания такого исследователя названо посредством названия: "остроугольный квадрат",
как Больцано, хотя последний и признавал синкатегорема­ хотя и не существует, однако является представленным но­
тическую природу слова "ни один" (kein). Явно видно, гово­ сителем этих свойств. Другими словами, именно остроу­
рит он, что представление: "ни один человек" хотя и содер­ гольный квадрат является тем, что представлено не в том
жит представления "человек" и "не'(шсш), но не таким спо­ смысле, в котором содержание представления есть то, что
собом, чтобы это "не" относилось к представлению "человек" представлено; ведь содержание существует; остроугольный
и его отрицало, а только таким образом, что это "не" отно­ квадрат есть скорее то, что представлено в смысле предмета
сится к предикату, который только потом появляется в представления, который в данном случае хотя и отвергнут,
предложении 2 9 . В другом же месте, Больцано, обсуждая из­ но тем не менее представлен как предмет. Потому что
ложенную предпосылку, при которой допустима инфини­ остроугольный квадрат может быть отвергнут только как
тизация, все же не делает из этого никаких выводов отно­ предмет представления; отвергнуто то, что названо посред­
сительно инфинитизации [понятия] "нечто"30. ством названия "остроугольный квадрат"; в качестве содер­
2. и 3. Вторая группа так называемых беспредметных жания представления остроугольный квадрат не может
представлений образована теми представлениями, в содер­ быть отвергнут; психическое содержание, которое является
жании которых находятся несовместимые друг с другом значением названия, существует в подлинном смысле
признаки. Такого вида представлением является, напри­ этого слова.
мер, представление остроугольного квадрата. Хотя более Ошибка, которую совершают защитники беспредмет­
тщательное исследование положения дел (Sachverhaltes) ных представлений состоит в том, что несуществование
показывает, что те, кто утверждают, что будто бы таким предмета представления они принимают за его небытие­
представлениям не соответствует никакой предмет, просто представленным (Nicht-Vorgestelltwerden). А ведь посред­
путают определенные [понятия]. Эту путаницу нетрудно об­ ством каждого представления представляется какой-то
наружить, если рассмотреть три функции, присущие назва­ предмет, существует ли он или нет, точно так же как каждое
ниям. Ведь и здесь также находятся все три названные название называет какой-то предмет несмотря на то, суще­
функции: сообщения, означивания и именования. Тот, кто ствует он или нет. Следовательно, правы также и те, кто ут­
высказывает выражение "остроугольный квадрат", тот этим верждает, что предметы некоторых представлений не суще­
самым сообщает, что он совершает некое представливание. ствуют, и все же было сказано слишком много, когда ут­
Подчиненное этому акту представления содержание об­ верждали, что таким представлениям не соответствует ни­
разует значение названия. Но это название не только что­ какой предмет, что они являются беспредметными пред­
то значит, оно также нечто называет, а именно: нечто такое, ставлениями.
что соединяет в себе взаимопротиворечащие свойства, и Против такого рода рассуждений можно выдвинуть
существование чего сразу же отрицается, если об этом на­ серьезное возражение. А именно: что посредством такого
званном совершить суждение. И все же, не вызывает со­ рода толкования затушевывается граница между существа­
мнения, что посредством названия было нечто названо, ванием и несуществованием. Предмет представления, в со­
даже если оно и не существует. И это названное выгодно держании которого представлены противоречивые при­
отличается от содержания представления; потому что, во­ знаки, не существует; и тем не менее, утверждают, что он
первых, это [т.е.содержание] существует, а то [т.е. нечто на­ представлен; следовательно, он все же существует, то есть
званное] - не существует; и во-вторых, мы при писываем существует как представленный предмет.
Кто выдвигает такие аргументы, тот совершенно не
29 Bolzano, l.c., § 89, Апгп. 8. замечает того, что если нечто "существует" как то, что пред-
30 Ibid., § 103, Апгп,
62 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлении . ... 63

ставлено в смысле предмета представления, то это его су­ когда представливающий их бы осознал, представление пе­
ществование не является подлинным существованием. По­ рестало бы иметь предмет. Но где все же наличествовали
средством добавления: "как предмет представления", мо­ бы эти противоречия? Ясно, что не в содержании представ­
дифицируется значение выражения существования; нечто ления, ведь в нем эти противоречивые определения и

существующее как предмет представления в действитель­ представлены, но ему не принадлежат; следовательно, не

ности вовсе не существует, а только представлено. Дей­ остается ничего иного, как согласиться с тем, что эти опре­

ствительному существованию предмета, т.е. такому, ко­ деления представлены как такие, которые содержатся в

торое образует содержание признающего суждения, проти­ предмете; в таком случае, вне всякого сомнения, должен

востоит феноменальное, интенциональное существование быть представлен и сам предмет.


предмегаат; состоит оно исключительно в бытии представ­ Различие между представлениями возможных и пред­
ленным (Vorgestelltwerden). Вышеизложенные рассуждения ставлен иями невозможных предметов состоит в том, что

о предмете так называемых "беспредметных" тот, кто представляет в первом случае, т.е, когда он пред­

представлений отнюдь не затушевывают границу между ставляет нечто возможное, вообще-то имеет меньше пово­
существованием и несуществовнием, наоборот, они скорее дов для вынесения признающего или отвергающего сужде­

способствуют как можно более отчетливому проведению ния об этом внутренне непротиворечивом предмете пред­
этой границы. Ведь теперь-то мы знаем, что следует ставления, чем во втором случае, когда он представляет не­

остерегаться смешения существования предмета с его возможный предмет и когда эта невозможность не усколь­
бытием в качестве представленного (Vorgestelltwerden). А зает от его внимания. В этом втором случае отвергающее
последнее так же мало обуславливает и обосновывает суждение возникает спонтанно, тогда как несовершение та­

существование представленного предмета, как и бытие кого суждения стоило бы немалого усилия тому, кто пред­
некоторого предмета названным (Genanntwerden) имеет ставляет себе этот невозможный предмет. Однако, хотя мы
своей предпосылкой или следствием существование этого и склонны тотчас отбросить этот предмет, и, следуя этой
же предмета. Схоластика довольно хорошо познала эту склонности, мы и совершаем суждение: "Этот предмет не
особенность (Eigentuemlichkeit) предметов, которые существует", то все же, для того чтобы было возможным со­
представлены, но не существуют, и именно к этой вершить это суждение, необходимо этот предмет именно
представить.
философии восходит выражение, что эти предметы имеют
только объективное, интенциональное существование, Учение об истинных и ложных суждениях, пришедшее
причем ясно осознавалось то, что этим выражением не
к нам еще от Декарта и его последователей, останется не­

обозначается никакое действительное существование. При понятным без предпосылки, что каждому без исключения
этом [философы] ограничивались только возможными, представлению соответствует предмет. "Каждое представле­
ние, - говорит Декарт,- представляет нечто в качестве
свободными от внутренних противоречий предметами, и не
предмета; если этот предмет существует, то представление
принимали во внимание предметы невозможные. И все же
материально истинно; если же он не существует, то пред­
не совсем понятно, почему то, что значимо в отношении
ставление материально ложно"32.
возможных предметов, не может найти своего применения
Следовательно, существует предмет или нет - а именно
к предметам невозможным. Если мы представляем себе
таково мнение Декарта - в представлении он всегда явлен
несуществующий предмет, то ничто не вынуждает нас
как данный; и поскольку представления одним и тем же
сразу заметить, обременен ли этот предмет
способом преподносят представляющему как действи­
взаимопротиворечащими определениями или нет.
тельно существующие, так и только интенционально суще­
Возможно, что определения этих предметов кажутся пона­
ствующие предметы, постольку они сами побуждают к
чалу взаимосоединимыми, и только из проистекающих от
ложным суждениям, ведь также легко можно быть склон­
них последствий проявляется их несовместимость. В таком
ным к признанию в качестве действительно существующих
случае представление имело бы предмет до тех пор, пока не
были бы обнаружены эти противоречия; но в тот момент,
32 Descartes, Meditationes de prima philosophia, Med. III: Nullae ideae nisi
tamquam rerum esse possunt. - Est tamen profecta quaedam alia falsitas та­
terialis in ideis, сит поп rem tamquam rem repraesentant.
31 Ср. Brentano, I.c., ВисЬ П, Сар. 1, § 7.
64 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. '" 65

TO~ЬKO (bIos) интенциональные предметы, как и те, которые (Relationsurteil) отношение. Тот, кто утверждет, что число
деиствительно существуют. четыре больше, чем число три, тот говорит не об отноше­
Итак, в рассуждениях Декарта мы находим подтвер­ нии между содержанием представления числа три и содер­

ждение вышеизложенного мнения, Т.е., что каждому пред­ жанием представления числа четыре. Ведь между содержа­
ставлению соответствует предмет. Если нам удалось здесь ниями представления не имеется никакой реляции вели­
показать, что даже таким представлениям, в содержании чины. Такая реляция скорее имеет место между "числом
которых пред ставлены противоречивые определения, при­
три" и "числом четыре", взятыми в качестве предметов
представления, независимо от того, существуют они или
надлежат предметы, то тем самым мы показали это и для
нет, только лишь если они представлены посредством соот­
третьей группы так называемых "беспредметных" представ­
ветствующих представлений.
лений, предмет которых хотя и не является невозможным
но существование которого фактически в опыте не дано: Если это так, то возникает другая трудность, на кото­
рую также указал Гефлер. Суждения о реляциях, содержа­
Следовательно, мы будем придерживаться того, что посред­
нием которых является существование реляции, имеющей
ством каждого представления представлен какой-то пред­
место между несуществующими предметами, признают
мет, независимо от того, существует он или же нет; не сос­
тавляют исключения из этого закона также и те представ­
эти предметы, и согласно тому, что было сказано выше об
ления, предметы которых не могут существовать.
отношении между признанием частей и признанием це­
В свете этой необходимой принадлежности предмета к лого, в котором содержатся эти части, должен быть при­
каждому акту представления и каждому содержанию пред­
знан - посредством признания реляции -также и каждый
ставления, выразительно проступает природа своеобразной член этой реляции. Следовательно, это соображение приво­
отнесенности психического акта к его предмету, которую
дит к такому результату, который прямо противоречит ут­
верждению, что в суждении о реляции речь не идет о суще­
мы называем представливанием. Благодаря этому как раз и
отличаются присущая классу представлений отнесенность
ствовании членов этой реляции. Однако эта трудность
к предмету от той, которая присуща классу суждений, а
устраняется следующим рассуждением. Согласно идиогене­
тическому учению о суждении, Т.е. тому учению, которое
именно: у суждений речь идет о существовании либо не­
полагает сущность суждения в признании или отбрасыва­
существовании предмета, тогда как в первом классе психи­
нии некоторого предмета 3 4, есть только частно-утверди­
ческих феноменов предмет является только представлен­
тельные и обще-отрицательные суждения, тогда как т.н.
ным, несмотря на то, существует он или нет.
обще-утвердительные и частно-отрицательные суждения
Нас не должно удивлять то, что здесь утверждаются
могут быть сведены к обоим этим классамае. Что же каса­
реляц~и такого вида, один из членов которых существует, а
ется обще-отрицательных "суждений о реляциях", то упо­
другои - нет, Т.е. реляции между экзистирующим и не-эк­
мянутая трудность им не грозит. Такое суждение как, на­
зистирующим, если учесть, что вопрос, существуют члены
какой-то реляции или нет, не имеет значения для
пример, "нет круга с неравными радиусами" (в категори­
ческом выражении: "все радиусы одного круга равны между
"наличествующей" между ними реляции, как это показал
Гефлер33. При этом, однако, Гефлер допускает ошибку, пу­
собой"), не содержит ничего, чтобы говорило бы о суще­
ствовании радиусов; оно только отвергает неравность ради­
тая содержание и предмет представления. Он говорит: суж­
усов круга, не высказывая при этом ничего о самом суще­
дение, которое утверждает какую-то реляцию, не предпола­
ствовании радиусов. Что же касается частно-утвердитель­
гает "действительное" бытие (Dasein) членов реляции; до­
ных суждений, в которых нечто высказывается о некотором
статочно лишь их себе представить, для того чтобы впо­
отношении, то упомянутая трудность исчезнет, как только
следствии к ним было обращено суждение. Это утвержде­
будет установлен истинный субъект таких предложений.
ние, на наш взгляд, неверно постольку, поскольку, с одной
Так, нам кажется, что в предложении "Посейдон был богом
стороны, содержания представления ведь вполне суще­
моря" посредством признания того отношения, в котором
ствуют, с другой же стороны, они не являются тем, между
Посейдон находится к морю, имплицитно признается и
чем наличествует утверждаемое в суждении о реляции

34 Hillebrand, l.c., § 16.


35 Впепито, l.c., Buch 11, Сар. 7, §7.
33 l.c., § 45.11.
3 Твардовский К.
к учению о содержании и предмете представлений. ... 67
66 К. Твардовский

сам Посейдон. Но это только так кажется; ведь в этом слу­


чае, выражаясь языком схоластов, имя собственное 6. РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ СОДЕРЖАНИЕМ И ПРЕДМЕТОМ
"супонируется"для того, что названо в качестве названного, ПРЕДСТАВЛЕНИЯ
так что субъектом предложения является не "Посейдон", а в случае, когда предмет представления существует, не
"то что названо Посейдоном'зе.Следовательно,то, что им-
,
плицитно признано, постольку есть предмет как таковои,
- должно подвергаться даже наименьшому сомнению то, что
содержание и предмет представления между собой раз­
предмет представления , поскольку он был назван, а не личны. Тот, кто говорит: "солнце существует", естественно,
просто предмет представления. не имеет в виду содержание своего представления солнца, а
Итак, отнесенность между актом представления и нечто от этого содержания toto genere [комм., к 6, п.1,
представленным посредством этого акта предметом должна
с. 157] отличное. Но не так просто обстоит дело с представ­
быть признана независимой от вопроса, существует ли этот лениями, предметы которых не существуют. Можно было
предмет или нет. Вместе с этим разрушается то препят­ бы полагать что в этом случае между содержанием и пред­
ствие, которое стояло на пути угверждения, что каждому метом нал~ествует не реальное, а просто логическое раз­
представлению соответствует предмет, вне зависимости от
личие. В действительности же содержание и предмет явля­
того, существует он или нет. Выражение "беспредметное ются в этом случае чем-то одним; только двойная- точка
представление" принадлежит к тому виду выражений, ко­
зрения, с которой можно было бы рассматривать это одно,
торые содержат внутреннее противоречие. Так как нет та­
позволила бы ему являться то как содержанию, то как
кого представления, которое бы не представляло нечто в
предмету.
качестве предмета; такое представление не может существо­
Однако дело обстоит не так Наоборот, как видно даже
вать. Хотя и есть очень много представлений, предмет ко­ из беглого рассуждения, между содержанием и предметом
торых не существует, или потому, что этот предмет соеди­
представления, как и в том случае, когда предмет не суще­
няет взаимопротиворечащие определения, следовательно,
ствует, наличествуют те же самые различия, которые
существовать не может, или же только для того, что факти­ можно обнаружить и в первом случае, в котором предмет
чески не существует. Но представленным предмет будет существует. Мы перечислим наиболее важные из этих раз­
также и в этом случае, так что следует говорить о представ­
личий и при каждом отдельном различии мы постараемся
лениях, предметы которых не существуют, а не об пред­ показать, как сохраняет он свою значимость как в случае
ставлениях, которые являются беспредметными, т .е. кото­ существующих, так и в случае несуществующих предметов.
рым не соответствуют никакие предметыа", 1. Уже не раз для выделения обсуждаемого различия
мы пользовались ссылкой на совершенно иной вид, каким
содержание и предмет относятся к угвердительному или
отрицательному суждению. А именно: если содержание и
36 ер. Marty, Ueber subjectlose S"Jtze etc. "Vierteljahrschrift fur wis- предмет представления различались бы между собой не ре­
senschaftliche Philosophie", УIII, Jhrg., 5.82 und Hillebrand, l.c., § 68, приме­ ально, а только логически, то не бьmо бы возможным,
чание.
чтобы существовало содержание, когда предмет не суще­
37 Впрочем, сам Больцано вынужден говорить в отдельном параграфе о
том, как установленные для предметных представлений отношения
ствует. Но именно так часто и случается. Кто совершает ис­
(например, отношения между заменяемыми представлениями тинное суждение, которое отрицает некоторый ПJzедмет, тот
(Wechselvorstellungen), отношения подчиненности и подчиняемости должен все же представить себе предмет, которыи он в суж­
(Ueber- und Unterordnung» могут быть распространены на дении отвергает. Следовательно, предмет является пред­
"беспредметные" представления (Гс., § 108). Этот параграф как в своем ставленным в качестве предмета посредством соответству­
намерении, так и в своем осушествлении является подтверждением того
ющего содержания. Если это происходит - содержание су­
положения, что по сути дела нет никаких беспредметных представлений.
ществует; но предмет не существует, так как именно он яв­
- У Керри мы также находим предложение, которое - возможно и против
воли автора - подтверждает наше мнение. Мы читаем у него: " Уже вы­ ляется отвергнутым в истинном отрицательном суждении.

сказывание: "Не имеется равностороннего, но не прямоугольного плос­ Если содержание и предмет в действительности были бы
кого треугольника", показывает, что тот предмет, существование кото­ одним и тем же, то в одно и то же время не могло бы одно
рого здесь отрицается, может быть каким-то образом (естественно, не существовать, а другое не существовать. Из этого отноше-
наглядным) осмыслеи"(l.с., IX. Jhrg. 5. 472).
3*
68 к. Твардовский к учению о содержании и, предмете представлений . ... 69

ния истинного отвергающего суждения к содержанию и "предметом" представления; так как последний обладает
предмету представления, которое лежит в основании суж­ теми геометрическими предикатами, о которых говорит
дения, мы черпаем самый эффективный аргумент в пользу Либман. Но если Либман понимает под содержаниемто же
их реального различия. самое, что и мы обозначаем в качестве предмета, то его вы­
2. Еще один аргумент приводит Керри. Различие, гово­ воды верны, но в них не хватает того связующего звена, в

рит он, между понятием числа и самим числом происте­ силу которого акт всегда относится к этому, определенному

кает уже из того, что число обладает свойствами и нахо­ и ни к какому другому предмету. И это связующее звено,
дится в отношениях, которые чужды его понятиюзё. Под содержание представления в указанном нами смысле, не
понятием Керри понимает то, что мы назвали является одним и тем же, что и акт. Хотя оно и образует
содержанием представления; предметом является само вместе с ним единую психическую реальность, но тогда,
число. Золотая гора, например, обладает помимо прочего как акт представления является чем-то реальным, то со­
свойством пространственной протяженности, состоять из держанию представления всегда не хватает этой реально­
золота, быть больше или меньше, чем другие горы. Эти сти; реальность может принадлежать или же не принадле­
свойства и отношение величины к другим горам, жать предмету-), Также и в этом различном в отношении
разумеется, не принадлежат содержанию представления свойства бытия реальном поведении выражается различие
золотой горы. Ведь оно не является ни пространственно между содержанием и предметом представления.
протяженным, не состоит из золота, к нему неприменимы 3. Следующим доказательством реального, а не только
высказывания об отношениях величины. И даже если логического различия содержания и предмета представле­
золотая гора и не существует, то мы все же приписываем ния являются так называемые взаимозаменяемые пред­
ей, поскольку она есть предмет представления, эти свойства ставления (Wechselvorstellungen). Согласно общепринятой
и рассматриваем ее в отношении к другим, возможно, так дефиниции, под такими представлениями понимают пред­
же, как и она сама, несуществующим· предметам ставления, которые обладают одинаковым объемом, но
представления. ТО же самое относится и к предметам, различным содержанием. Такими взаимозаменяемыми
которым приписываются взаимопротиворечивые представлениями являются, например, "город, расположен­
определения. Эти взаимопротиворечащие определения не ный на месте римского Ювавум" и "место рождения
приписываются содержанию представления; содержание Моцарта". Оба названия обозначают нечто различное, но
представления остроугольного квадрата не является ни называют они одно и то же. И поскольку, как мы видели,
остроугольным, ни квадратным; но сам остроугольный значение названия совпадает с содержанием посредством
квадрат есть предмет этого представления. Следовательно, него обозначенного представления, но то что названо по­
даже и с этой точки зрения явствует различие между средством названия является предметом представления,
содержанием представления и предметом представления. постольку взаимозаменяемые представления могут также
Либман, в своем стремлении строго разграничить акт определяться как представления, в которых содержится
и содержание представления как нечто совершенно различ­ различное содержание, но посредством которых представ­
ное, просмотрел однако различие между содержанием и лен один и тот же предмет. Но этим самым уже дано раз­
предметом. Он говорит: "содержание, а особенно содержа­ личие содержания и предмета. Так как под городом, на
ние наших зрительных и тактильных представлений, кроме месте которого находился римский Ювавум, и под местом
пространственной протяженности, всегда обладает еще и рождения Моцарта мыслится нечто совершенно иное. Оба
такими определенными геометрическими предикатами как эти представления образованы очень различными состав­
положение, облик (Figur) и т.п. Но представливание этого ными частями. В первом - в качестве составных частей вы­
содержания оказывается таким же недоступным для таких' ступают представления римлян античного города, являю­

геометрических предикатов, как яркость, сила звука, тем­ щегося укрепленным лагерем; для второго представления в

пература и другие величины интенсивностизч. Здесь Либ­ качестве его составных частей выступают представления
ман называет "содержанием" то, что мы называем композитора, отношения, в которых он находится к своей
малой родине, тогда как отношение к древнему поселению,
38 Kerry, Гс., Х. Jhrg., S. 428. которое раньше находилось на этом месте и было пред-
39 ИеЬтаnn, Zur Analysie der Wirklichkeit, Strassburg 1876, S. 152.
70 К. Твардовский К учению о содержании и предмете представлений . ... 71

ставлено первым представлением, отсутствует. Но не­ ного посредством этих двух взаимозаменяемых представ­
смотря на такое большое различие составных частей на­ лений предмета. А именно:
званных содержаний представлений, оба содержания тем не Можно образовать представление наделенного взаи­
менее относятся к одному и тому же предмету. Те же осо­ мопротиворечащими определениями предмета, посред­
бенности, которые присущи месту рождения Моцарта, при­ ством содержания которого представлено более чем одна
сущи и месту положения римского города Ювавум; а оно пара таких несовместимыхопределений. Такого вида пред­
идентично месту рождения Моцарта; предмет представле­ ставлением является, например, представление квадратной,
ния является одним и тем же; а то, что различает оба этих остроугольной, имеющей неравные диагонали, фигуры.
представления, так это их различное содержание [комм., Здесь попарно взаимно друг другу противоречат как опре­
ко б, п. 2, с. 157]. деления квадратный и остроугольный, так и определения
То, что было здесь сказано, совсем нетрудно приме­ квадратный и имеющий неравные диагонали. Посредством
нить к представлениям, предмет которых не существует. представления, которое имеет своим содержанием обе
Круг в строгом геометрическом смысле - и это признается пары, представлен единственный несуществующий пред­
почти повсеместно - не существует нигде. Но его можно мет. Так вот, это представление можно поделить на два,
представить самыми различными способами; то как когда каждый раз представляется только одна из этих двух
линию с постоянной кривизной, то как образование, кото­ взаимопротиворечащихпар свойств. Один раз можно пред­
рое может быть выражено посредством уравнения (х-а)2 + ставить квадратную, остроугольную, имеющую неравные

(у-Ь)2 = r 2, то как линию, все точки которой одинаково диагонали фигуру, представляя только определения: квад­
удалены от одной определенной точки. Все эти различные ратный и остроугольный, а другой раз представить этот же
представления относятся к одному и тому же. Этим одним, предмет, о котором согласно предпосылке известно, что он
к чему они относятся, и является их предмет; тем, что их является квадратным и остроугольным, представляя только
между собой различает, и является их содержание. ту пару свойств, которая обозначена посредством слов:
Применение проистекающего из взаимозаменяемых "являющийся квадратным и имеющий неравные диаго­
представлений аргумента для доказательства реального нали". Согласно предпосылке, посредством обоих представ­
различия содержания и предмета тех представлений, пред­ лений представляется один и тот же предмет; но оба пред­
мет которых содержит взаимопротиворечащие определе­ ставления тождественны в своих содержаниях только отча­
ния, не кажется свободным от трудностей. Когда мы пред­ сти, следовательно, это подлинные взаимозаменяемые
ставляем квадрат, который является остроугольным, и представления. Полученный таким способом из заменяе­
квадрат, который имеет неравные диагонали, то мы имеем, мых представлений аргумент в пользу различия содержа­
как и в случаех всех взаимозаменяемых представлений, два ния представления и предмета представления может быть
представления с частично одинаковым, частично различ­ также применен и к тем представлениям, предметы кото­
ным содержанием. Но относятся ли эти различные содер­ рых не могут существовать, так как отдельные их определе­
жания к одному и тому же предмету, трудно установить по­ ния являются взаимонесовместимыми.
тому, что все остальные представления предмета, кроме 4. Керри пользуется еще одним аргументом для дока­
только что упомянутых взаимозаменяемых представлений, зательства неидентичности содержания и предмета. Общее
отсутствуют, и вследствие этого невозможным является то, представление как представление, под которое подпадает
что Керри обозначает как "ознакомление" (Kenntnissnahme) множество предметов, имеет несмотря на это только одно
с предметом представления-о. Сравнение свойств предмета единственное содержание и этим самым предоставляет до­
одного взаимозаменяемого представления со свойствами казательство того, что следует строго различать содержание
предмета другого взаимозаменяемого представления - не и предмет-н. Этот аргумент является как бы дополнением
выполнимо также и потому, что устранена всякая логичес­ предыдущего, в котором это же различие доказывалось из
кая связь между признаками. Однако можно предложить принадлежности многих содержаний к одному единствен­
замену этого вида констатирования тождества представлен- ному предмету. Но это утверждение, что под общие пред-

40 Кеггу, l.c., ХУ. Jahrg., S. 160. 41 Кеггу, I.c., Х, Jhrg, S. 432.


72 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 73

ставления действительно подпадает множество предметов, обороты речи все же употребляются, там выражение
выглядит - как бы странно это ни звучало - заблуждением, "ничто" или ясно выдает свою синкатегорематическую
и основанный на этом обстоятельстве аргумент Керри природу - когда, например, солипсист говорит, что ничего
представляется нам несостоятельным. нет, что кроме представляющего субъекта нет ничего
Но, как нам кажется, и без этого аргумента изложен­ реального - или же образно замещает какое-то
иное
ные основания в достаточной мере показывают, обяза­ название - например, когда буддист говорит, что после
тельно следует различать между собой содержание и пред­ смерти наступает состояние небытия (еin Zustand des
мет представления даже в тех случаях, когда мы вынуж­
Nichts).
дены этот предмет отрицать. Следовательно, тот, кто утверждает, что представляет
себе "ничто" тот на самом деле ничего не представляет; тот
же кто пред~тавляет, тот всегда представляет нечто, некий
7. ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА ПРЕДСТАВЛЕНИЯ предмет.
По манере употребления слова "предмет" к Канту при­
Если то, что представлено посредством представления, мыкают Больцано-е и Эрдманн-н; оба считают "ничто" оп­
мы обозначим как предмет этого представления, то тем ределенным видом предметов. Это же делает и Керри-ё;
самым мы придадим этому слову то значение, которое ему хотя, с другой стороны, он не считает кантовское употреб­
приписывал еще Кант. "Высшее понятие, - читаем мы у ление слова "предмет" полностью безупречным. Он нахо­
него, - с которого обычно и начинают трансцендентальную дит, что Кант употребляет это слово не всегда в одном и
философию, есть деление на возможное и невозможное. Но том же смысле, ведь у последнего в одном случае предме­
так как всяким делением предполагается уже разделенное том является нечто "аффицирущее душу", Т.е. неч~о реал!>­
понятие, то необходимо допускать более высокое понятие; ное, а в другом - мыслимый предмет понятия (еш Begrif-
и это есть понятие о предмете вообще (взятом проблемати­ fgegenstand) 46.
чески, без решения вопроса о том, есть ли этот предмет Мы не будем исследовать, насколько обоснован упрек
чем-то или он ничто)"42. Смысл, который Кант придает Керри Канту, а уточним свою точку зрения на этот_вопрос.
слову предмет, мы должны модифицировать лишь в одном С нашей точки зрения, предмет представлении, сужде­
отношении. Согласно Канту, предмет может быть "чем-то" ний, эмоций, а также желаний (Wollungen) есть не.:то, от­
или же "ничем" (Nichts). Мы же, в противоположность личное от вещи в себе, если только под последнеи пони­
Канту, уже показали, что "ничто" следует считать не назва­ мать неизвестную причину, аффицирующую наши чувства.
нием предметов возможного представления, а синкатего­ В этом случае, значение слова предмет совпадает со значе­
рематическим выражением. "Ничто" обозначает границу нием выражения "феномен" или "явление", причиной KOT~­
представливания, т.е.[тот момент], где представливание пе­ рых согласно Беркли, мог бы быть Бог, или следуя краи­
рестает быть представливанием. К уже приведенным аргу­ ним' идеалистам - наш собственный ДУХ, или же, согласно
ментам в пользу именно такого понимания можно приба­ умеренным "реалистам" - соответствующие вещи в себе. То,
вить еще один. Мы обозначили словом "предмет" то, что что до сих пор было сказано о предметах представления и
представлено посредством представления, посредством что выяснится в ходе последующего исследования, претен­
суждения подвергнуто суждению (beurteilt), и дует быть значимым для любой из вышеприведенных то­
посредством эмоциональной деятельности - желается или чек зрения. Посредством каждого представления нечто
отбрасывается. Если бы "ничто" было предметом представляется, причем безотносительно к тому, суще­
представления, то было бы возможно признавать либо ствует оно или не существует, может ли оно репрезентиро­
отбрасывать его в суждении. Но это совсем не так. Ведь ваться (sich darstellen) как независимое от нас, навязываю-
нельзя же сказать, что "ничто" существует или "ничто" не
существует, невозможно также хотеть "ничто" или его
ненавидеть. Там же, где такие или аналогичные им 43 Bolzano, '.С. §.49,1.
44 Erdmann Zur Theorie der Apperception. Vierteljahrsschrift f.w.Ph., Х.
Jhrg., 5S. 313ff., und Logik, 1. Bd., §§.8-34, insbes. §.15.
45 '.С. Jhrg.хш, 5.122 Anm.
42 Кант. Соч. Т3. С.334. 46 Ibid., Jhrg.x., 5.464, Anm.
74 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлении. ... 75

щееся нашему восприятию или же нами самими в фанта­ также как и "эксперимент", "убийство", "эпилептический
зии образованное; чем бы оно ни было, оно есть - по­ приступ", "благодушие", "синус" (в тригонометрии) и Т.П.
скольку мы его представляем - в противоположность к нам ДЛЯ того, чтобы лучше прояснить значение слова
и н.аш~Й представливающей деятельности (vorstellenden "предмет", можно - как мы это уже делали - сослаться на
Taetlgkelt), предмет этой деятельности. языковое обозначение и сказать, что предмет есть все то,
Является ли этот предмет чем-то реальным или же не­ чему мы даем название. Этот акт именования (Nennung)
реальным, будет трудно решить до тех пор, пока не будет использует либо "имена" ("Nomina") в грамматическом
дос.:гигнуто согласие относительно значения этих вы:раже­ смысле, либо соединения имен с другими выражениями,
нии. Реальность предмета не имеет ничего общего с его либо, в конце концов, другие части речи, но при условии их
существованием. Несмотря на то, существует предмет или субстантивации. Поэтому можно сказать, что все, что обо­
нет, о нем говорят, что он есть нечто или же не есть нечто­ значено именем существительным или же субстантивиро­
т.е. точно так же, как говорят о простоте или сложности не­ ванным выражением, есть предмет в установленном здесь
смысле.
коего предмета, не спрашивая при этом, существует он или
нет. В чем состоит реальность предмета - описать словами Поскольку все, не исключая и представляющего субъ­
невозможно; и все же большинство философов соглаша­ екта, может быть предметом, объектом представления, по­
стольку оправданным является утверждение тех, кто видит
ются между собой в том, что такие предметы как резкий
звук, дерево, грусть, движение являются чем-то реальным, в предмете summum genus [комм., к. 7, п. 2, с. 157]. Все что
есть, есть предмет возможного представления; все, что есть,
тогда как такие предметы как лишенность, отсутствие, воз­
можность и т.п. следует причислить к нереальным-п. Сле­
есть нечто. И именно здесь находится та точка, в которой
психологическое рассуждение относительно различия
довательно, так же, как и реальный предмет может в одном
между предметом представления и содержанием представ­
случае существовать, а в другом - не существовать так и
нечто нереальное (Nichtreales) может то существоватъ, то не ления, переходит в область метафизики.
существовать. Такие суждения как "существует нехватка де­ Вплоть до наших дней предметы представления рас­
нег (Geldmangel) ", или "нет (не существует) возможности сматривались с метафизической точки зрения. Когда их
чтобы произошло то или иное", являются истинными ил~ определяли как ovra [комм., к. 7, п. 3, с. 157], entia [комм.,
ложными, совершенно независимо от нереальности пред­ к. 7, п. 4, с. 157], то тем самым покидали путь, который вел
мета, признанного или отброшенного в этих суждениях к ним. Однако то, что Аристотелевское OV [комм., к. 7, п. 5,
[комм., к. 7, п. 1, с. 159]. с. 157], в том виде какой ему придала средневековая фило­
Итак, на упрек Керри Канту мы можем ответить что софия говоря об еns [комм., к. 7, п.6, с.157], есть не что
если слово "предмет" брать в установленном здесь СМ~Iсле, иное, чем предмет представления, доказывает то обстоя­
то в этом случае можно говорить и о реальных предметах,
тельство, что все школьные утверждения, сформулирован­
ные об ens, значимы и для предмета представления. Огра­
и о предметах нереальных, потому что также как предметы
ничимся в последующем лишь наиболее известными из
могут делиться на существующие инесуществующие,
точно так они делятся на реальные инереальные.
этих утверждений. .
Значение слова "предмет" необходимо отграничить от 1. Предмет есть не что иное, чем существующее (das
еще одного выражения. Нельзя путать это слово с выраже­
Existierende); некоторымпредметам наряду с их предметно­
стью, а также наряду со свойством быть представленными
нием "вещи" ("Sachen" oder "Dingen"). Последние - это
(что, кстати, и является подлинным смыслом слова
только определенная группа предметов, под которую под­
присуще также и существование, другим же
"Essentia"),
падает еще много таких, которые вещами не являются. К
предметам не присуще. Так же как и то, что существует
предметам принадлежат все без исключения категории
есть предмет (ens habens actualem existentiam) [комм., к. 7,
того, что может быть представлено, тогда как вещи обозна­
п. 7, с. 157] так и то, что только могло бы существовать (ens
чают только одну ИЗ этих категорий. "Смертельное паде­
ние", хотя и является предметом, отнюдь никакая не вещь,
possibi1e) [комм., к. 7, п.8, с. 157] и даже то, что никогда не
могло бы существовать, а только может быть представлено
[комм., к. 7, п. 9, с. 157] - есть предмет, короче,
(ens rationis)
47 Marty l.c., VIII. Jhrg., S.S.17lff.
76 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений . ... 77

все, что не есть ничто, а только в каком-нибудь смысле есть может быть подвержен судящему, желающему и отвергаю­
"нечто", является предметом-е. И действительно, большин­ щему поведению (Verhalten), постольку каждому предмету
ство схоластов считает "aliquid" [комм., к. 7, п.10, с.157] представления присущи истина и доброта, и в этом смысле
равнозначным "ens", в противоположность тем, кто считает схоластическая наука оказывается верной, т.е. каждое ens
первое атрибутом второго. является как verum [комм., к. 7, п. 15, с. 157], так и Ьопит
2. Предмет есть summum genus. Схоласты выражают [комм., к. 7, п. 16, с. 157].
это в положении, что понятие ens не является родовым по­ 4. Предмет называется истинным вследствие своей
нятием, а понятием трансцендентальным так как оно способности быть предметом суждения; добрым же он на­
"опцца genera transcendit" [комм., к. 7, п. 11, с.' 157]. зывается вследствие своей способности быть предметом
3. Каждый предмет представления может быть предме­ эмоциональной деятельности. Можно поставить вопрос, не
том суждения и предметом эмоциональной деятельности. принадлежит ли предмету аналогичным; образом атрибут,
Таков 5МЫСЛ схоластического учения, согласно которому выражающий его представляемость (веше Vorstellbarkelt).
каждыи предмет представления является "истинным" и Ведь средневековая философия знает еще и третий атрибут
"добрым". Не в том состоит метафизическая истина пред­ предмета; каждое ens - утверждает она - есть не только
мета, что он является предметом (логически) истинного verum и Ьопит, но также и unит [комм., к. 7, п. 17, с.157].
суждения; также как и его доброта не зависит от того, явля­ Какое значение имеет единство для того, чтобы предмет
ется ли направленное на него чувство в этическом отноше­ был представлен, а именно: должны ли мы усматривать в
нии добрым или же нет. "Истинным" предмет называется этом единстве какой-то аналог в области представляющей
только потому, ЧТО он есть предмет суждения, и "добрым" деятельности к истине в области суждения и к доброте в
его называют потому, что к нему относится эмоциональноя области эмоциональной деятельности ,- все это мы рас­
деятельность. На самом же деле, схоласты сами не всегда смотрим ниже и в иной связи, когда этот вопрос возникнет
строго придерживались этого значения истины и доброты спонтанно, сам по себе.
~eДMeT~. Тот, кто. опред~ет метафизическую истину как 5. Если предмет представлений, суждений и чувств
сошогпшав геш шгег et шtеllесtum" [комм., к. 7, п.12, есть не что иное, как аристотелевско-схоластическое ens, то
с. 157], предполагает истинность суждения, направленного в таком случае метафизику можно было бы определить как
на соответствующий предмет. И когда, например, Фома науку о предметах вообще, употребляя слово ["предмет"] в
Аквинский полагает истину в ее "cognoscibilitas" [комм. к. 7 установленном здесь смысле. То, чем занимаются частные
п. 13, с. 157] или "intelligibilitas" [комм., к. 7, п. 14, с. 157], T~ науки, является как предметами наших представлений, так
в этом содержится оглядка на истину суждения. Ведь каж­ и изменениями, происходящими в них, присущими им
дое суждение есть истинное познание. А ведь Фома отбра­ свойствами, а также законами, по которым эти предметы
сывает эту точку зрения, когда утверждает: "Sicut Ьопum взаимодействуют. НО только в частных науках речь всегда
nominat id, in quod tendit appetitus, ita verum nominat id in идет о какой-то более или менее узко или широко ограни­
quod tendit intellectus"49. В таком изложении его учение' не ченной группе предметов, которые обозначают как неорга­
означает ничего иного как то, что предмет называется ис­ нические, так и органические тела; психология исследует
тинным, поскольку к нему относится (sich bezieht) сужде­ свойства и законы, присущие психическим феноменам,
ние и что он называется добрым, поскольку к нему отно­ психическим предметам. Наука, включающая в круг своих
сится чувство. И поскольку каждый предмет представления исследований все предметы: как физические, органические
и неорганические, так и психические, как реальные, так и
нереальные, существующие и несуществующие, и которая
48 Некоторые, как, например Суарес, отказывают в названии ens тому, исследует законы, которым повинуются предметы вообще,
что обладает только какой-нибудь "ficta" или "chimoerica essentia", а при­ а не только какая-нибудь одна определенная их группа, -
сваивают его только тому, что обладает "essentia realis". Но это ограни­
называется метафизикой [комм., к. 7, п.18, с.157]. Изло­
ч~ние, ~aK нам представляется, содержит непоследовательность (Suares,
DlsputatlOnes metaphysicae, 11, sect.4). женный здесь смысл и имеет почтенная дефиниция со­
49 7homas Aquinas, De veritate, pars 1, quaest. 16, art.l. (Подобно тому гласно которой, метафизика - это наука о сущем как та-
как благом называется то, на что направлено желание, так и истиной
называется то, на что направлено понимание).
78 к Твардовский к учению о содержании и предмете представлений . ... 79

ковом (die Wissenschaft уотп Seienden als solchem)50, [комм., знаков предмета53. Таким образом, вышеупомянугые ис­
к. 7, п. 19, с. 158]. следователи пользуются словом "признак" для того, чтобы
Этот краткий обзор схоластического учения об ens обозначить как части предмета, так и части содержания
должен способствовать возможно более точной характери­ представления.И в этом они не одиноким,
стике значения, связанного в данном исследовании со сло­ Но если содержание и предмет не идентичны, то их ча­
вом предмет. Сделаем короткое резюме. Предмет можно сти также являются различными; они, следовательно, мо­

описать приблизительно так: все, что представлено про­ гут быть обозначены одним и тем же выражением лишь
средством представления, признано либо отброшено суж­ aequivoce[комм., к. 8, п. 1, с. 158J. На этом основании еще
дением, желаемо либо отвергаемо эмоциональной деятель­ Хопп протестовал против научного использования слова
ностью, мы называем предметом. Предметы бывают ре­ признак. Он полагал, что несмотря на разнообразное ис­
альными и нереальными, возможными иневозможными. пользование в логике, это выражение является непригод­

Общим для всех них является то, что они могут быть или ным для terminus technicus [комм., к. 8, п.2, c.158J, и по
же являются объектом (не интенциональным) 'психичес­ суги является введенным в науку словом обыденной
кого акта, что их языковым обозначением является назва­ речи55. И он, как нам представляется, прав, особенно если
ние (в вышеизложенном смысле) и что они, рассматривае­ учесть, что даже те исследователи, которые, согласно их же
мые как род, образуют summum genus и находят свое язы­ выразительным уверениям, хотят понимать под

ковое выражение в названии "нечто". Все, что в самом ши­ "признаками" составные части содержания представления,
роком смысле есть "нечто", называется - сперва в отноше­ не моргнув и глазом называют "признаками" свойства
нии к представляющему субъекту, а потом также и незави­ предмета представления. Так, Зигварт называет призна­
симо от него - предметом. ками элементы или частичные представления, из которых

состоят сложные представления. Помимо этого, он при­


числяет к признакам цвет, равносторонность, протяжен­

8. О ДВУЗНАЧНОСТИ, ПРИ СУЩЕЙ ТЕРМИНУ ность и Т.п.; И все же, вряд ли Зигварт хочет посредством
"ПРИЗНАК" этого угверждать, что представление треугольника состав­

лено из определенных цветов, протяженности и т.п.; ведь в

Если нам удалось доказать наличие фактического раз­ таком случае само это представление (т.е. содержание пред­
личия между предметом представления и его содержанием, ставления) было бы чем-то протяженным, цветным и
то из этого следует, что части содержания представления т.п.5 6. Гефлер, который дает ясную дефиницию признаков
отличаются от частей представленного предмета. А если тех составных частей содержания представления, которые
могут возникать недоразумения, когда объектом представ­ являются представлением свойств предмета, почти что на
ления обозначают его действительный предмет - как это на одном дыхании называет сами эти свойства "признаками"
самом деле имеет место у многих исследователей
- то по­ и говорит о "признаке белизны", "признаке цвета", хотя сам
сл~дствием такой ложной терминологии и явля~ся двоя­ согласился обозначать словом признак только представле­
кии способ употребления слова "признак"; так как употреб­ ние белизны и т.д.57 Бауман, когда речь идет о сложных
ляют его то для обозначения чего-то, принадлежащего ин­ представлениях, называет каждый поддающийся различе­
тенциональному предмету, Т.е. содержанию представления, нию элемент множества, по отношению к целому пред­

то для чего-то, принадлежащего предмету представления. ставлению, частичным представлением или признаком, и,

Так Керри говорит о ПОНЯТИЯХ, которые построены та­ согласно этому, содержание представления будет ни чем
ким образом, что их содержание и их предмет "содержат иным, как совокупностью частичных представлений, по-
строго одинаковые признаки"51; согласно Хармсу, понятие
состоит из непреходящих признаков определенной вещиэз;
Марти также хочет чтобы понятие бьmо построено из при- 53 L.c., VIII.Jhrg., 5.82.
54 Ср. 5chroeder, Algebra der Logik, I.Bd, 55.57 f.,80 f.,91 ff.; Gutberlet,
Lehrbuch der Philosophie, 5.1 О ff.
50 Ср. Brentano, l.c., Buch 1, Сар.1, § 1. 55 Норре, Die gesammte Logik, Paderborn 1868, §§ 104, 11Н.
51 L.c., X.Jhrg., 5.424. 56 Sigwart, I.с., I.Bd., §.41 f.
52 Harms, Logik, hrsg. У. Wiese, Leipzig 1886, 5.194. 57 Ho'fler, l.c. § 15, 1.
80 К. Твардовский к учению о содержании и предмете представлении. ... 81

мысленной как целое. А ведь Бауман в качестве примеров предметом представления; что, следовательно, представ­
признаков перечисляет: тяжелое, растяжимое, блестящее и ленный признак в этом смысле не является никакой со:'
т.д.58 Эта двузначность выражения "признак" имеет своим ставной частью представления, а частью предмета пред­
основанием то, что обычно стремятся строго различить со­ ставления.

держание представления от его предмета; если бы это так На наш взгляд, именно это и осталось незамеченным,
всегда и делалось, то не осталось бы без внимания разли­ когда детерминирующий смысл слова "представленный"
чие между двумя значениями слова "представленный", и, подменили - не осознавая этого в полной мере - его моди­
согласно этому, не были бы обозначены одним и тем же фицирующим значением. Представленное яблоко и пред­
именем части представленного в одном смысле, т .е. части ставление яблока казались в каждом отношении одним и
содержания, и части представленного в другом смысле, т.е. тем же, тогда как на самом деле тождество между значени­
предмета. ями ЭТИХ ДВУХ способов выражения имеет место только в
Как посредством представления представленным явля­ том случае, когда выражение "представленный" берется в
ется целый предмет, так и отдельные части предмета явля­ модифицирующем смысле, когда под "представленным яб­
ются представленными посредством соответствующих им локом" понимают содержание представления яблока, по­
частей представления. Части предмета представления, в тому что оно также является представленным. В этом
свою очередь также являются предметами представлений, смысле представленное яблоко, естественно, не является
которые со своей стороны являются частями целого пред­ никаким яблоком, а только содержанием представления;
ставления. Части содержания представления, так же как и также и части яблока, которые были названы признаками,
части предмета, являются предметами. Части содержания становились составными частями содержания представле­

образуют целостность содержания представления анало­ ния, как только под "представленным яблоком" начинали
гично тому, как части предмета образуют целостный пред­ понимать содержание представления яблока. Из признака,
мет. как части яблока, сделали часть содержания представления,
Следовательно, тот, кто представляет, например, яб­ так как содержанием представления было представленное
локо, тот представляет также и его части; как само яблоко, яблоко. И когда это произошло, представленные составные
так и его части являются представленными; яблоко явля­ части яблока стали составными частями содержания пред­
ется полным, целостным предметом представления, а его ставления.
части - частичными предметами (Teil-Gegenstaende), кото­ Подобно тому, как под "представленным" понимали
рым в содержании направленного на яблоко представления либо содержание, либо предмет представления, так и под
соответствуют совершенно определенные части. Однако, выражением "признак", которым обозначали части
будучи представленными, яблоко и его части не перестают "представленного", понимали то части содержания, то части
быть предметами представления. Как яблоко, когда мы его предмета. И поскольку многие надлежащим образом не
себе представляем, не становится представлением, так и его различали или же не различали вообще содержание и
части не становятся составными частями содержания пред­ предмет, полагая что это одно и то же, постольку они и

ставления из-за того, что они являются представленными. стали называть тем же названием "признаки" составные ча­
Потому что "быть представленным" значит здесь то же са­ сти одного, т.е. содержания, и другого, Т.е. предмета.

мое, что и быть предметом представления. Это слово взято То, что вышесказанное не лишено основания, показы­

здесь в его детерминирующем значении; "яблоко представ­ вает нам изложенное Зигвартом традиционное учение об
лено" значит ни что иное, как то, что яблоко входит в опре­ образовании СЛОЖНЫХ понятий. Зигварт вовсе не одобряет
деленное отношение с наделенным способностью представ­ это учение; с целью последующего критического переос­

ления существом. Следовательно, тот, кто под признаками мысления он излагает его содержание следующим образом:
понимает части предмета, тот с полным правом может го­ "Традиционное учение о понятиях учит нас определять в
ворить о представленных признаках; он только должен осо­ качестве признаков то, что помыслено в целостном

знавать, что "быть представленным" означает здесь: быть (einheitlichen), одним словом обозначенном представлении,
(учит) разлагать понятия на его частичные представления
(Teilvorstellungen), или частичные понятия (Teilbegriffe).
58 Ваитапп, Einleitung in die Philosophie, 55. 9 f.
82 к. Твардовский
к учению о содержании и предмете представлений. ... 83

Они мыслятся В понятии И образуют его содержание. Та­ представления (т.е. как предмет). Если бы это было не так и
ким образом в понятии золота мыслятся признаки: тя­ Зигварт осознавал бы это различие, то в таком случае он не
желое, желтое, блестящее, металлическое и т.д.; в понятии использовал бы в качестве доказательства своего
квадрата - признаки: ограниченный (begrenzte), четырех­ изложения традиционного учения о понятии дефиницию
сторонний, равносторонний, прямоугольный, с плоской признака, которая принадлежит Юбервегу. Потому что
поверхностью; в понятии убийства: противозаконное, на­ именно Юбервег настойчиво обращает внимание на то, что
меренное, умышленно совершенное умерщвление человека;
не следует говорить о признаке то как о составной части
совокупность этих признаков и образует содержание поня­ содержания, то как о составной части предмета пред­
тий золото, квадрат, убийство; и это содержание презенти­ ставления. Вот что он говорит по этому поводу:
руется (darstellen) как сумма или произведение отдельных "Признаком (пота, Тf:IЦl1Jрtov) объекта есть все то, чем он от­
признаковэ". личается от других объектов. Представление признака со­
Итак, то, что "определяется посредством признаков", - держится в представлении объекта как частичное предста~­
резюмирует Зигварт, является тем, что было помыслено ление, т.е. как часть представления целого (representatio
("Gedachte") в целостном, одним словом обозначенном particu1aris). Признаки являются признаками вещи (der
представлении. Не говоря уже о том, что нечто может быть Sache), реального (или хотя бы представляемоro так, как
помыслено в целостном представлении, не будучи при если бы он был реальным) объекта. О признаках представ­
этом обозначенным посредством одного слова; уже здесь ления по праву можно говорить лишь постольку, поскольку
мы находим инкриминированную (geruegte) двузначность, само это представление рассматривается как нечто объек­
с которой можно говорит о "представленном", и которую тивное, т.е, как предмет направленного на него мышления.
невозможно устранить посредством замены выражения "Взять признак в представление" ("еin Merkma1 in ше
"представленное" каким-то другим выражением, например, Vorstellung nehmen") - это сокращенное выражение для
"помысленное"("Gеdасhtеs"). Ибо то, что определяется при­ "взять в представление элемент посредством которого пред­
знаками, есть либо предмет, либо содержание представле­ ставленным является соответствующий признак вещи
ния. Согласно примерам, приводимым Зигвартом, тем, что (Sache)"60.
определяется признаками, является предмет, ибо не содер­ Вряд ли можно представить лучшее подтверждение
жание представления золото, а само золото как предмет того, что было уже нами сказано. Согласно Юбервегу, при­
представления есть то, чему принадлежат определения тя­ знак есть часть предмета, и так же, как предмет представлен
желое, желтое, блестящее, металлическое и т.д. Эти опреде­ посредством целостного представления, так и части этого
ления представлены посредством представления золота; но предмета, его признаки, представлены посредством отдель­
совокупность этих определений не образует содержания ных частей целостного представления. Тогда как то, что
представления золота; она состоит из такого (или еще представлено в целостном представлении - это именно ча­
большего количества) частей, сколько было выделено опре­ сти этого целостного представления, частичные представ­
делений золота, определений, представленных посредством ления, "совокупность которых образует содержание
частей совокупного представления (Getsammtvorstellung), (complexus) представления, причем образует таким спосо­
следовательно, опять же посредством представлений. Итак, бом, который определен соответствующими реальными их
содержание представления золота не есть совокупность отношениями между собой".
признаков, а совокупность представлений этих признаков. Однако Юбервег не единственный ученый, на кого мы
Пересказывая это учение традиционной логики, Зиг­ можем сослаться. Больцано, который использует слово
варт сам не заметил двузначности выражения "нечто явля­ "признак" в намного более узком смысле, чем Юбервег, ре­
ется чем-то помысленным" ("es sei etwas еin Gedachtes"), т.е, шительно выступает против изменчивого способа употреб­
той двузначности, которой мы стремились избежать при ления этого выражения, вследствие чего "признак" обозна­
помощи различения того, что мыслится в представлении чает то часть содержания, то часть предмета. Он говоритез.
(т.е. как содержание), и того, что мыслится посредством
60 Uberweg, System der Logik, bearbeitet und herausgegeben von Jurgen
Bona Meyer, Bonn 1882, § 49 f.
59 Sigwart, I.c., Bd.I, § 41. 61 Bolzano, I.c., § 65, 11.
84 к Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 85

"Установлено, что не каждый признак предмета со-мыс­ предложить название для частей содержания представле­
лится (mitgedacht) в представлении этого предмета; мы, ния. Обычно эти части называют частичными предсгавпе­
следовательно, приходим здесь к понятию чего-то со-мыс­ ниями. Против этой привычки было высказано много воз­
лимого в представлении, и было бы желательно найти ражений. Зигварт считает, что обозначение "частичные по­
уместное для этого понятия слово. На мой взгляд, таковым нятия" или "частичные представления" взято из области
может быть слово "часть" или "составная часть представле­ пространственных или временных отношений, а поэтому
ния", но именно это слово использовалось очень редко, зато может быть лишь образным; частичные представления не
эти признаки предпочитали называть "существенными" должны ведь быть представлениямичастей целого (как, на­
(wesentliche), "первоначальными", а также "конститутив­ пример, головы, шеи, или туловища и т.д. в качестве частей
ными" признаками. Однако, каким бы хорошим ни было животного), которые стоят в таком же отношению к пред­
последнее наименование, оно все же слишком уж благоп­ ставлению целого, как части к целому; они являются всего­
риятствовало мысли, что понятие является не чем иным, лишь составными частями представления, так же, как от­
как совокупностью нескольких конституирующих его при­ дельные свойства [являются составнымичастями] вещи6 3.
знаков, т.е., что в понятии нет иных составных частей, Являются ли частичные представления представлени­
кроме признаков. Если же еще себе позволить, как это уже ями частей целого или же нет, будет решено позднее, Но
и делалось (вероятно только для удобства), называть при­ уже теперь, согласно иного, более близкого основания,
знаки предмета понятия признаками самого этого поня­ обозначение составных частей содержания представления
тия, ТО это со своей стороны благоприятствовало тому, что как "частичных представлений" оказывается в высшей сте­
признаки предмета, если только они являлись необходи­ пени нецелесообразным. Чтобы увидеть это, надо всего
мыми, путали с составными частями понятия. лишь поразмыслить над тем, что ведь к составным частям
Следовательно, то, что Зигварт приписывает стремле­ содержания представления принадлежат не только относи­
нию к краткости в выражении, Больцано выводит из удоб­ тельно простые содержания представления, на котороые
ства; а именно тот факт, что было признано уместным ис­ можно разложить это содержание, но также - хоть и в каче­
пользовать одно и тоже название как для составных частей стве составных частей иного рода - отношения между
предмета, так и для составных частей содержания пред­ этими относительно более простыми содержаниями пред­
ставления. Больцано находит вопрос, правильно ли это сде­ ставления. И эти отношения, которые вообще не являются
лано, достаточно важным, чтобы высказаться по поводу его никакими представлениями, нельзя назвать частичными
не только в вышеприведенном месте, а и обратиться к нему представлениями. Следовательно, прав Лотце, когда утвер­
еще не раз и в последующемёз. Исходя из этого обстоя­ ждает, что это "недостаток, что у нас нет названия для тех
тельства, а также из того, что ИЗ строгого различения при­ составных частей, из которых мы составляем понятия;
знака как чего-то, что принадлежит предмету представле­ "признак", "частичное представление" подходят лишь в не­
ния - с одной стороны, от составных частей содержания которых определенных случаях"64.
представления - с другой, проистекают, как окажется, важ­ Для устранения этого недостатка, для обозначения со­
ные последствия, нам следует подольше задержаться на ставных частей содержания представления можно исполь­
этом, на первый взгляд, терминологическом вопросе. В ре­ зовать выражение "элемент". Это название подходит как для
зультате наших рассуждений мы можем принять, что на­ тех содержаний представления, которые сами являются со­
званием "признак" следует обозначать только части пред­ держаниями представления, так и для тех, которые тако­
мета представления, а не части содержания представления. выми не являются. Современные исследователи, в особен­
О том, какие части предмета можно называть признаками, ности Вундт, демонстрируют особое пристрастие к упо­
а какие - нет, мы скажем несколько позже [см., с. 121-131 треблению этого названия в указанном смысле. И все же,
наст. текста]. было бы целесообразным сохранить название "элемент" для
Поскольку выражением "признак" мы пользуемся для далее неразложимых посредством психологического ана­
обозначения частей предмета представления, мы обязаны лиза компонентов духовной жизни, оставляя за этим сло-

63 Sigwart, l.c., I.Bd., § 41.


62 Bolzano, l.c., § 89, Anm. 5, und § 112, Anm. 64 Lotze, Logik, Leipzig, 1881, S. 46.
86 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представпений. ... 87

вом также и его побочное значение, которое присуще ему следование того, какие существуют виды частей и [виды]
вследствие его использования в естественных науках. В та­ составленных из них целостностей (Ganzen). Этим должна
ком случае составные части содержания представления заняться какая-нибудь исчерпывающая теория отношений,
можно было бы назвать "частями представления", причем которая бы описала и произвела классификацию тех спосо­
следовало бы указать на то, что в этом контексте под бов, при помощи которых нечто является частью целого; а
"представлением" всегда надо понимать лишь содержание также тех способов, благодаря которым целое состоит из
представления, но никогда - акт представления. Для того, частей. Здесь же нас интересует только то, что есть общего
чтобы это особо подчеркнуть, можно вместо частей пред­ у всех видов частей и всех форм составленности
ставления говорить о частях содержания представления (Zusammensetzung) из частей, т.е, тот тип, которому следует
либо, когда контекст не допускает никаких недоразумений, каждый синтез, который лежит в основании тех различных
о частях содержания. способов, благодаря которым и может быть составлено не­
Составным частям предмета представления соответ­ кое целое.
ствуют составные части содержания представления; частям Для этого не требуется знания всех тех элементов, из
предмета - части содержания. Нельзя путать их, так же, как которых состоят предметы представления, в том смысле, в
нельзя путать содержание представления с его предметом. каком старается их выделить Зигвартбе. Мы не будем ка­
Строгое различение было необходимым здесь потому, что саться здесь также и того, каким образом сложное возни­
только при скрупулезном соблюдении существующего раз­ кает из простого каков генетический исток процесса воз­
личия можно с надеждой на успех исследовать отношения, никновения сос;авленности (der genetische Ursprung der
возникающие между частями содержания представления и Zusammensetzung). Здесь всего лишь предположено, что
частями соответствующего ему предмета представления. существует нечто составленное.
Слово "часть", "составная часть" следует понимать в са­
мом широком смысле; т .е. под ним следует понимать не то,
9. МАТЕРИАЛЬНЫЕ СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ что в словоупотреблении обыденного языка или в языке
ПРЕДМЕТА математики обозначается как часть, а вообще все, что
только можно различить в предмете представления, не­
Как было уже сказано в конце предыдущего параграфа, смотря на то, можно ЛИ говорить о действительном или
всегда, когда речь идет о частях чего-то сложносоставного только мысленном разложении на нечто, поддающееся раз­
(eines Zusammengesetztes),то наряду с тем, что обознача­ личению (das Unterscheidbare).
ется как часть в обычном смысле этого слова, следует также Исходя из этой предпосылки, нам сначала необходимо
учитывать и те отношения (Beziehungen), в которых эти ча­ провести различение между такими материальными ча­
сти состоят; отношения, которые также являются состав­ стями целого, которые являются простыми, и такими, ко­
ными частями сложного целого. Совокупность названных торые в свою очередь опять можно разложить на части.
частей обычно называют материей, из которой и состоит Если материальные части предмета снова разлагаются на
целое, тогда как совокупность составных частей второго части то из этого следует различие между более близкими
вида называется формой целостности. Следовательно, в и бо~ее отдаленными частями (naeheren und entfernten
каждом сложном предмете мы различаем материальные и Teilen)67. Там
же где речь идет о точном указании различия
формальные составные части, из которых этот предмет и между более близкими и более отдаленными частями, там
состоитес. можно различать материальные составные части первого,
Виды материальных составных частей, из которых второго и Т.д. порядка. Материальные составные части пер­
может быть составлен некий предмет, чрезвычайно много­ вого порядка - это те части, на которые предмет делится
образны. Разделение их на различные группы пытались как целое. Части же тех частей, которые получены в резуль­
произвести различными способами, исходя из различных тате разложения целостного предмета, являются матери­
точек зрения. Однако, нашей целью здесь не является ис- альными частями второго порядка и т.д. Если разложить,

66 I.c., 11 Bd., §§ 65 СС.


65 Ср. Еттапп, а.а.О; § 23 67 Ср. Bolzano, I.c., § 58.
88 К. Твардовский
к учению о содержании и предмете представпений. 000 8')

например, книгу на листы и обложку, то они будуг матери­ зультате предварительного анализа этого предмета, [т.е.
альными составными частями первого порядка этой книги. анализа выделяющего] составные части первого порядка.
Если же и дальше продолжать различать в листах их цвет, Так например, когда речь идет о химической составленно­
сти какого-то материала из атомов соответствующих эле­
их величину, а в обложке - лицевую, тыльную стороны, ко­
решок, T~ эти части книги будуг частями второго порядка, ментов. Атомы являются отдаленными составными ча­
но частеи первого порядка; соответственно: листов и об­ стями, поскольку они могут быть получены лишь посред­
ложки [комм., К. 9, п. 1, с. 158]. ством разложения молекул, которые следует обозначить как
Ясно, что отличие между материальными составными ближайшие составные части. И тем не менее,об атомах го­
ворят как о частях представленного предмета, предмета, со­
частями первого порядка и [составными частями] после­
дующих порядков, будет - с иной точки зрения - только от­ ставленного из эти атомов.

носительным. Если в некоторых случаях получение отда­ Несмотря на эти исключения, отношение, которое на­
ленных составных частей зависит от разложения на бли­ личествует между отдаленными и ближайшими состав­
жайшие части и может наступить только тогда, когда пер­ ными частями предмета (имеется ввиду целый предмет),
вое разложение уже совершено, то в других случаях, однок­ может, на наш взгляд, быть основанием разделения для по­
ратное разложение может сразу дать в результате те состав­ следующей классификации возможных составных частей
ные части, которые при двукратном разложении появля­ предметов, основанием, которое уже по самой своей при­
ются в качестве составных частей второго порядка. Если роде представляло бы гарантию полноты перечисления.
разложить час на минуты, а минуты - на секунды, то се­ Прежняя философия выходила на эту проблему, когда пы­
кунды будут по отношению к часу составными частями талась отличить части, которые являются одноименными с

второго порядка. Однако, вместо того, чтобы делить час на целым, от частей, где такая одноименность не наличе­
шестьдесят минут, а каждую минуту - на шестьдесят се­
ствует. Это обстоятельство могло было быть использовано
и в качестве основания разделения на подгруппы
кунд, можно просто разделить час сразу на три тысячи
шестьсот секунд. Если провести деление предложенным (Subdivisionen). Главное разделение могло бы быть исполь­
способом, то секунды окажутся составными частями пер­ зовано вышеизложенным обстоятельством в качестве осно­
вого порядка.
вания разделения. В связи с этим следовало бы различать
Если иметь дело с такими отдаленными частями, ко­ простые и сложные части; сложные части следовало бы
разделить на такие составные части, которые в отношении
торые посредством соответствующего разложения могут
быть представлены (darstellen lassen) как части ближайшего целого могли бы быть частями того же порядка, что и со­
порядка, то такие части, не раздумывая, можно сразу на­ ставленные из них части целого и Т.д.

звать частями целого; но не в тех случаях, когда отдален­


Наряду с этим делением материальных составных ча­

ные части получены только после проведения разложения стей предмета имеется и другое. Есть такие составные ча­
целого на ближайшие части. Тогда языковое употребление сти, которые в качестве составных частей могут входить в
сопротивляется такому обозначению отдаленных частей сложное целое всегда только одним и тем же способом,
как частей целого. Секунды, также как и минуты, называют тогда как другие могут функционировать в качестве состав­
частями часа; и наоборот, мы колеблемся называть окна ных частей предмета несколько иным образом. Так, на­
домов частями города, хотя они и являются его отдален­
пример, "краснота" иным способом является составной ча­
ными частями, поскольку они могут быть получены только стью красного шара, иным способом - составной частью
после совершения разложения коллектива "город" на бли­ спектра, и еще более иным способом - составной частью
жайшие составные части, Т.е. на [отдельные] дома. всех смешанных цветов, в которых она содержится. Протя­
Однако, все вышесказанное допускает и исключения. женность (Ausdehnung) не в смысле определенной вели­
Поскольку языковая практика повседневной жизни в своих
чины, а в смысле протяженности (Erstreckung) в одном,
наиболее существенных моментах находится под влиянием
двух или трех измерениях - всюду, где она встречается как

научных взглядов, поэтому в некоторых случаях частями


составная часть, одним и тем же образом является со­
предмета называют также и отдаленные составные части
ставной частью протяженного предмета. То же самое отно-
этого предмета, которые могут быть получены только в ре-
90 К. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. 00.
91

сится И ко времени, поскольку оно, как их "длительность" ставными частями мы называем вторичными формаль­
("Dauer"), проявляется как составная часть предметов. ными составными частями предмета.
Имеется еще один - третий способ деления составных Если в качестве первичных формальных составных ча­
частей. Согласно ему, составные части делятся на такие, стей предмета определить отношения его частей к самому
которые могли бы существовать сами по себе, отдельно от этому предмету как целому, состоящему из этих частей, то
того целого, составными частями которого они являются. при более тщательном рассмотрении проявится двузна­
Вторая же группа охватывает те составные части, существо­ чность этой дефиниции. Ведь между целым и его частями
вание которых связано с другими [частями], причем суще­ имеют место два вида отношений. К первому виду принад­
ствование последних не обусловлено существованием пер­ лежат те отношения, в силу которых части собственно и яв­
вых. К третьей и последней группе принадлежат все те со­ ляются частями этого целого. Ведь части "не просто нахо­
ставные части, которые в своем существовании являются
дятся во внешнем соседстве (in ihrem aeusserlichen Aneinan-
взаимозависимыми 6 8. Однако мы не можем учитывать der), не только находятся в целом как в окружающем их об­
этого деления материальных составных частей предметов, рамлении; скорее всего сюда присоединяется каузальная
так как оно основано на предпосылке существования ча­
реляция - целое охватывает части, удерживает их вместе,
стей. Но если мы уже и говорим здесь о предметах и их со­ обладает ими... Статическое отношение целого к частям
ставных частях, то отвлекаясь - согласно поставленным ус­
проявляется как результат воздействия целого на части или
ловиям - от действительного, возможного, а также и невоз­ частей на целое; целое обладает частями, т.е. удерживает,
МОЖНОГО существования предметов и частей, мы рассмат­ связывает их воедино посредством этого действия; части
риваем их только постольку, поскольку они представлены же "образуют" целое"69.
посредством соответствующего представления, Т.е. как Эти отношения между целым и его частями, которые,
предметы представлений. с точки зрения целого, обозначаются как "обладание"
Но поскольку это деление составных частей касается ("Haben") частями, а с точки зрения частей - как
их представимости (Vorstellbarkeit), согласно чему состав­ "создавание" ("Bilden") целого, мы называем первичными
ные части делятся на такие, которые могут быть представ­ формальными составными частями в подлинном смысле.
лены или независимо друг от друга, или же только в дву­
Наряду с этими первичными формальными состав­
сторонней зависимости, постольку оно является не столько ными частями в подлинном смысле в сложном предмете
делением составных частей предметов, сколько делением обнаруживаются еще и другие отношения, члены которых
составных частей содержаний представления. Придержива­ образованы, с одной стороны, его частями, а с другой, -
ясь такой точки зрения, мы в последующем еще вернемся к предметом как целым. Так, целый предмет больше, чем его
этому вопросу.
части, взятые по отдельности; предмет в некоторых аспек­
тах может быть похожим на свои части, в других же - отли­
чаться от них; между целым предметом и его частями мо­
10. ФОРМАЛЬНЫЕ СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ ПРЕДМЕТА жет иметь место отношение сосуществования (например,
когда предмет является вещью) или [отношение] последо­
Формальные составные части предмета делятся на две вательности (Succession) (например, когда предметом явля­
группы в зависимости от того, учитываются ли те отноше­ ется движение или изменение, или год, час и т.п.). Все эти
ния, которые имеют место между отдельными составными реляции отличаются от тех отношений, в которых состоят
частями, с одной стороны, и предметом как целым - с дру­ части как таковые к целому как таковому. Мы называем их
гой, или же рассматриваются те отношения, которые воз­ первичными формальными составными частями в несоб­
никают [только] между отдельными составными частями. ственном смысле.
Отнесенности, которые возникают между предметом и его Поскольку первичные формальные составные части в
частями, мы называем первичными формальными состав­ несобственном смысле в свою очередь находятся в отноше­
ными частями, тогда как отношения между самими со- нии к формальным составным частям в собственном

68 ер. НOf/er, Гс., § 15. 69 Sigwart, l.c., I.Bd. § 6, 3 а und Ь.


92 к Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 93

смысле (так как могут предполагать ИХ, но могут возникать было возможно анализировать реляции как таковые. Чаще
также и тогда, когда части рассматриваются не как части всего они казались чем-то простым, не поддающимся ни­

целого, а как самостоятельные предметы), постольку оба каким попыткам его расчленения. Достаточно вспомнить
вида первичных формальных составных частей образуют такие реляции, как сосуществование, тождество и т.п. Но
члены новых реляций. Мы называем эти реляции реляци­ там, где возможно расчленение, там сложная реакция не
ями второй степени, обозначая этим названием все те от­ презентируется как состоящая из таких реляций, которые
ношения, членами которых являются отношения. Анало­ имели бы те же самые члены, как и эта сложная реляция, а
гично следовало бы определить отношения между отноше­ разложение сложной реляции влечет за собой разложение
ниями второй степени как реляции третьей степени и Т.д. одного или обеих членов отношения. Первый случай имеет
В подавляющем числе случаев верной является пред­ место при причинной реляции. Если дать такую дефини­
посылка, что первичные материальные составные части цию: Совокупность U событий Ul~1!2;'" следует считать
предмета сами в свою очередь являются сложными, в НИХ причиной W некоторого процесса, а W - результатом U, по­
можно обнаружить - если только рассматривать их опять скольку в той же точке времени, в которой совокупность
же как предметы - только что названные первичные фор­ иl;и
2;,,,ип стает полной, с необходимостью появляется W70
мальные составные части. Ведь и материальные составные - это разложение каузальной реляции связано с разложе­
части второго порядка также находятся к материальным нием одного из его членов. Вместо обусловленности
составным частям второго порядка прежде всего в отноше­ (Verursachung) W [через] U, выступает обусловленность
нии частей к составленному из них целому (первичные (Bedingtheit) W [через] иl;и2;",ип , Второй случай имеет
формальные составные части в собственном смысле), а по­ место при реляции тождества - тогда, когда эту реляцию

том уже между вышеназванными материальными состав­ можно взять как частичное тождество. Мы говорим А = (а Ь
ными частями существуют такие отношения, которые от­ с d е) является подобным В = (а Ь с d е) и констатируем при
личаются от того отношения, которое имеет место между этом реляцию между А и В, которую можно свести к трем
целым и его частями как таковыми (первичные формаль­ реляциям тождества, членами которых будут а, Ь, и с.
ные составные части в несобственном смысле). Следова­ Первый из этих двух случаев имеет место при разло­
тельно, аналогично материальным составным частям пер­ жении отношения, в силу чего определенные предметы вы­
вого, второго ... порядка мы имеем первичные формальные ступают как части сложного предмета. Как только эти части
составные части первого, второго ... уровня, причем как в опять будут соединены в отношения между целым, то его
собственном, так и в несобственном смысле. И поскольку материальные составные части первого порядка сразу же
анализ предмета только в очень редких случаях может счи­ распадутся на столько отношений между целым и его ма­
таться полностью законченным, когда анализ доходит до териальными составными частями второго порядка,
материальных составных частей второго порядка, поэтому сколько составных частей этого второго вида можно обна­
к первичным формальным составным частям первого и ружить в целом. Отнесенности, названные последними, яв­
второго уровня присоединяются части третьего и четвер­ ляются тем, что - как мы полагаем - следует назвать пер­

того уровней. вичными формальными составными частями второго по­


Можно было бы предположить, что эти первичные рядка. Аналогичным образом можно определить составные
формальные составные части следовало бы различать как части третьего, четвертого ... порядков. Причем это отно­
части первого, второго ... порядка. Однако это определение сится не только к первичным формальным составным ча­
потребуется нам для несколько иной цели. Подобно тому стям в собственном смысле, но и в смысле несобственном.
как мы назвали отдаленными материальными составными Все названные отношения различных уровней и раз­
частями те части, которые мы получаем благодаря анализу личных порядков могут образовывать и образуют между
ближайших материальных составных частей, точно таким собой новые реляции (второго, третьего ... степеней). И это
же образом под отдаленными формальными составными возможно двояким образом. Или члены этих реляций об­
частями следует понимать те части, которые мы получаем разованы отношениями, которые принадлежат к тому или
вследствие разложения ближайших формальных составных
частей. Однако до сих пор только в очень редких случаях
70 Ho!ler, I.c., § 27.
94 к Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 95

иному уровню, - или каждый из членов новых реляций части, а части "образуют" целое. Если предмет можно раз­
принадлежит первому, второму ... порядку и первому, вто­ ложить на отдаленные материальные составные части, то
следовательно Т l' Т
рому ... уровню. 2 ... ТП в свою очередь являются слож­
Этим, как нам кажется, исчерпывается все, что в об­ ными предметами, тогда из первой формулы должны сле­
щих чертах МОЖНО сказать о видах первичных формальных довать формулы такого вида: g1 = Т 1 = f 1 (t 1 t 2 ... t n ); и
составных частей и их возможных отношениях. далееg 2 = Т 2 = f 2 (r1·2 ·...п) ит.д.
Что же касается самих этих первичных формальных Насколько важна эта формальная составная часть, ко­
составных частей, то они обнаруживают большое разнооб­ торая состоит в реляции целого как такового к его частям
разие. Ведь в зависимости от свойств материальных со­ как таковым, настолько большими являются те трудности,
ставных частей иным будет и способ, каким они "образуют" которые нагромоздились вокруг его понятия. И как только
целое, и [способ], каким это целое их "имеет". С этой точки мы ставим вопрос о членах этой реляции, то количество их
зрения, группировка первичных формальных составных сразу же увеличивается. Все время мы говорим о реляциях
частей, должна была бы основываться на разделении мате­ между целым и его частями. Но ведь часть-то содержится
риальных составных частей, чего мы сознательно стара­ именно в целом. И здесь не поможет отговорка, что, мол,
емся избежать. Говоря о первичных формальных эта часть находится в реляции ко всем другим частям це­
составных частях, следует иметь в виду, что, будучи всегда лого, потому что эти отношения являются ведь отличными
одного и того же рода, они все же могут сильно различаться от отношений между частями и целым. Эта трудность, ко­
по своему виду; и Зигварт прав, когда говорит, что это торая была замечена еще в Средневековьелз, отнюдь не
может "ввести в заблуждение, когда все без различия: устраняется данным рассуждением; совсем наоборот, они
трехстороннюю фигуру, темную красноту, ротационное предназначены именно для того, чтобы как можно более
движение, желтое тело и Т.П. выражать при помощи одной ясно показать эти трудности. А решение этой проблемы
и то же формулы А = а в с д, как если бы эта должно составить предмет специального исследования.Для
рядоположность (Nebeneinanderstellung) была выражением преследуемой же здесь цели достаточно лишь ее
всегда одинакового способа соединения'Тг. упомянуть; то, что мы узнали о первичных формальных
Но если в каждом из приведенных Зигвартом приме­ составных частях, значимо даже и при том условии, что
ров имеет место различный вид синтеза, то все же в каж­ решения этой проблемы никогда не будет найдено.
дом из этих случаев имеет место одинаковый по своему Если же теперь речь идет о названии, которое бы обо­
роду синтез частей в целое; приобретая различные формы, значало то своеобразное отношение, которое наличествует
этот синтез остается тем же. В этом смысле, каждый слож­ между частью и целым в том смысле, что первое принад­
ный предмет может пониматься как функция его частей, и лежит второму, а второе обладает первым, то я не могу
формула, которую Лотце и Циммерман использовали для
обозначения составных частей содержания представленияи 72 Abalard: de divisione е! definitione, р. 471. ed. Cousin. "Fuit autem, ine-
его отношения к целому содержанию, МОЖНО перенести и mini, magistri nostri Roscellini tam insana sententia, и! nu11am rem partibus
на сложные предметы вообще. Тогда предмет можно будет сопягаге ve1et, sed sicut solis vocibus specirs, ita е! partes adscribebat. Si quis

... п
выразить так: G = цт, т l' Т , Тз т ) ' где под Т подразу­
2
autem rem Шаm, quae domus est, rebus aliis, pariete scilitet е! fundamento,
constare diceret, tali ipsum argumentatione impugnabat: Si res Ша, quae est
меваются его части, т.е. материальные составные части
paries, rei Шius, quae domus est, pars est, сит ipsa domus nihi1 aliud sit, quam
первого порядка. В зависимости от категории предметов, с
ipsa paries е! tectum е! fundamentum, profecto paries sui ipsius et ceterorum
которыми мы имеем дело, и в зависимости от свойства ма­ pars erit; а! vero quomodo sui ipsius pars fuerit? Amplius, omnis pars natu-
териальных составных частей, различным будет и вид спо­ raliter prior est toto suo; quomodo autem paries рпог se et aliis dicetur, сит
соба их нахождения (Entha1tenseins) в целом, что можно se nu110 modo prior sit?" Цитировано в Prant1, Гс., II.Bd., S. 80.(Была, од­
было бы обозначить посредством f, Г, F, F', j, j' и т.д. Ведь нако, при поминаю, у нашего магистра Росцеллина столь безумная
мысль, что ни одна вещь не может быть вырвана и состоять из частей,
знак функции есть знак бытия содержащимся
однако как понятие состоит из суждений, подобно расписывал отноше­
(Entha1tensein) частям в целом, знак того, что целое "имеет" ние частей к целому. Он утверждал, что если конкретную вещь, к при­
меру, дом, может сравнить с конкретными другими вещами, то такими в

этом случае будут стены и фундамент. Так он утверждал и именно таким


71 Sigwart, 1. с., гва § 41,9. аргументом оспаривал:
96 К. Твардовский
к учению о содержании и предмете представлений. ... 97

предложить ничего лучшего, чем название свойство


ленное обозначение члена реляции - с одной стороны, и
(Eigenschaft).И здесь сразу можно было бы возразить, что
самого по себе отношения - с другой; в качестве такой
это название синонимично названию "свойственность"
дифференциации появляются такие пары выражений как:
(Beschaffenheit), и поэтому оно лишь другое название для цвет - окраска (Farbe - Faerbung), смирение - смиренность
одного члена реляции - принадлежащего целому, а не для
и Т.д.; но как только исчезает чувство свершившейся диф­
самой этой реляции обладания (Habens). На это, однако,
ференциации, сразу же начинают говорить об окраске и
можно было бы возразить, что само выражение "свойство" в
цвете предмета, не отдавая себе вполне отчета о различном
некотором определенном случае сложносоставленности (der
значении обоих этих выражений.
Zusammensetzung) значит не что иное, как "обладать чем­
Итак, словоупотребление повседневной жизни знает
то", а именно: в словосочетании "крепостное
два значения слова "свойство"; одно из них подразумевает
право"(LеiЬеigепsсhаft); кроме этого, с таким же успехом его реляцию, второе - один из членов этой реляции. В научном
используют для обозначения как отношения, так и чле~а
словоупотреблении это слово применяется там, где оно
этого отношения. Ведь цветом называют не только свои­
возникает в строгом значении, для обозначения метафизи­
ство вещи, но и ее цветовое бытие (Faerbigsein); Т.е. облада­
ческих частей предмета 7 3 в противоположность к тому, в
ние цветом (Farbehaben); и когда в числе свойств геометри­
чем эти части мыслятся как соцержащиеся, и в этом
ческой фигуры упоминают "равносторонность", то под этим
смысле говорят о вещах и их свойствах, определенным об­
явно подразумевают обладание одинаковыми сторонами.
разом противопоставляя их друг другу. Однако, это научное
Апелляция к языковому употреблению не решает про­
словоупотребление отнюдь не является установившимся;
блемы так как имеется большое количество названий, ко­
ведь даже в учебниках по философским наукам мы нахо­
торые ~oгyт быть использованы как для обознач~ния реля­ дим слово "свойство", употребленное для обозначения
ции, так и для обозначения одного из членов этои реляции.
"четырехугольности" фигуры, Т.е. там, где его значением
Например, слово "обладание" (Besitz) значит или акт обла­
является обладание четырьмя углами. Следовательно, если
дания (Besitzen), т.е. отношение, в котором находятся обла­
можно утверждать, что название "свой~тво" не я~ляется еще
дающий к обладаемому. или само по себе обладаемое; сле­
в этом смысле установленным termmus technicus, таким
довательно, аналогия со "свойством" - полная, ведь и это
примерно, как выражения "суждение", "следствие",
название обозначает, согласно обычному словоупотребле­
"необходимость" (логическая и физическая), то, наверное,
нию, то отношение, в котором состоит обладающий к обла­
оправданным будет принять предложение употреблять это
даемому, т. е. к тому, чем обладают. Также дело обстоит и с
слово исключительно для обозначения отношения между
такими выражениями, как необходимость, невозможность,
целым как таковым и отдаленной частью как таковой.
следствие и т.п. Сюда принадлежат все обозначения музы­
Вместо слова "свойство" могли бы войти в употребление та­
кальных интервалов: прима, секунда и т.д. ведь и они обо­
кие выражения как "метафизическая часть" или
значают или расстояние между двумя тонами, или сам по
"свойственность" .
себе тот тон, который находится на определенном расстоя­
Свойство взятое в предыдущем смысле, Т.е. "как член
нии от другого тона. Все [немецкие] выражения заканчива- ,
наличествующего между целым и частью отношения
", ог-
ющиеся на "-ung" в[ русском на "
-ие 11] , такие как I1
значение 1I
раничивалось областью метафизических частей. В предло­
(Bedeutung), "представление" (Vorstellung), "обозначение"
женном здесь для исключительного использования смысле
(Beziehung) и т.п., вероятно, являются названиями то реля­
как "сама реляция, наличествующая между частью и целым
ции, то одного из его членов. Если к тому же вспомнить о
как таковым", это выражение находит свое применение не
таких словах
как знакомство (Bekanntschaft), соседство
только в отношении целого к его метафизическим частям,
(Verwandschaft) [комм., к. 10, п. 1, с. 158], близость (Naehe),
отдаленность (Регпе), то придется согласиться, что обыден­
ное словоупотребление позволяет пользоваться некото­ 73 Под метафизическими частями понимают то, что можно различить
рыми словами в равной мере как для обозначения реляций, в некотором целом при помощи способности абстрагирования, но что в
так и их членов. Правда, определенные обстоятельства вы­ действительности является неотделимым от этого целого. Так, например,
протяженность, величина, вес, цвет, короче, все, что обычное словоупо­
зывают то ТУТ, то там дифференциацию названий; обособ-
требление обозначает как свойства являются метафизическими частями
наделенного этими свойствами предмета.

4 Твардовский К.
98 к Твардовский к учению о содержании и предмете представпений. ... 99

но также и в отношении целого ко всем его частям, к ка­ ключ для решения вопроса о природе отношения, которое
кому бы виду они ни принадлежали. Нельзя же назвать удерживает части в целом.
полк или солдат свойством армии, минуты - свойством Как бы там ни было, а для нашей цели достаточно не
часа; в этом смысле только цвет, протяженность, вес и т.п. упускать из виду эти первичные формальные составные ча­
можно обозначить как свойство. Другое дело, когда под сти; мы определяем их как свойства предметов или, для
свойством понимают само отношение. Тогда как того чтобы воспрепятствовать легко возникающим вслед­
"обладание" (das НаЬеп) полками и солдатами в качестве ствие обыденного значения этого слова недоразумениям,
частей (или как говорится, составленность из полков и сол­ как реляции свойств.
датов) является свойством войска, также и составленность Однако, материальные составные части предмета не
из минут (= обладание минутами как частями) является являются единственными, которыми он "обладает". Кроме
свойством часа, причем, совершенно в том же смысле, в вышеупомянутых реляций свойств, которые наличествуют
каком окраска и трехмерность ( = обладание цветом и изме­ между целым и первичными формальными составными
рениями как метафизическими частями) являются свой­ частями, в сложном предмете можно различить также и
ствами какого-нибудь тела. всевозможные отношения между частями, которыми он
И еще с одной точки зрения оправданным является обладает. Эти отношения являются вторичными формаль­
обозначение первичных формальных составных частей ными составными частями предмета. От первичных их от­
предмета в качестве его свойств. Отнесенности между це­ личает то, что среди их членов никогда не встречаются
лым как таковым и его частями являются чем-то таким, предмет как целое, а всегда лишь его части.

что можно различить в составных предметах, и в то же В зависимости от того, какие это части, следует разли­
время чем-то таким, что нельзя отделить от них иначе, чем чать:

in abstracto [комм., к 10, п. 2, с. 158]. Поэтому эти отноше­ 1. Отношения между первичными формальными со­
ния подпадают под понятие "свойство" даже тогда, когда это ставными частями. Основополагающее этих отношений
слово употребляется в обычном обыденном значении. ИЗ состоит в общности одного члена всех реляций свойства
этого становится ясным и то, что окраску ( = обладание цве­ одного и того же предмета. Другое принадлежащее сюда от­
том) и т.п. обозначают как свойство предмета. С этой точки ношение - это отношение причинной зависимости, в кото­
зрения, представленное здесь использование выражения рой одна реляция свойства может [находится в отношении]
исключительно для обозначения реляции, в силу которой к другой реляции свойства этого же предмета. То, что
части образуют целое, накладывает ограничения на обы­ предмет, названный "прямоугольным треугольником",
денное употребление этого слова; и что научная терминоло­ имеет три прямые стороны и один прямой угол, обуслав­
гия должна вводить в своей области такие ограничения, до­ ливает обладание этим же предметом особенностями, вы­
казывают бесчисленные примеры.взятые из различных раженными в теореме Пифагора. Эти вторичные формаль­
наук Достаточно вспомнить вспомнить "кислоту", "массу", ные составные части являются наиболее важными для по­
"функцию" и т.д. знания предметов представлениями, и усилия каждой на­
Но когда реляции "обладания", которые имеют место уки направлены на то, чтобы обнаружить как можно боль­
между некоторым целым и его частями, сами в свою оче­ шее число таких отношений, членами которых являются
редь являются частями целого, - а что они таковыми явля­ реляции свойств. Совокупность реляций свойства, из кото­
ются отрицать невозможно, и это дает нам право обозна­ рых в силу причинной зависимости могут быть выведены
чить их как формальные составные части предмета, - все остальные реляции свойства предмета, обозначают как
предмет обладает этими реляциями в не меньшнй мере, сущность предметат-.
чем материальными составными частями. Но из того, что
и эти вторые первичные формальные составные части на­
74 Sigwart, l.c., I.Bd., §.40, 2. (cp.l.c., §2З, 4) и Шiflеr, [.с., §94А: "Но тем
ходятся во владении целого, возникают бесконечные ос­ больше мы будем убеждены, что глубоко проникли В "природу" какой­
ложнения. Но, возможно, именно в этой тянущейся в бес­ нибудь вещи, свойства которой мы постепенно эмпирически познаем,
конечность взаимовключенности (Ineinanderschachtelung) чем лучше мы познали те свойства, от которых зависит как можно
первичных формальных составных частей и находится больше других ее свойств и ее отношений к как можно большему коли­
честву других вещей; и отвечающие этим свойствам вещи признаки

4*
100 к. Твардовский
к учению о содержании и предмете представлений. ... 101

Отнесенности между первичными формальными со­ стороны. Также и отношение между длиной сторон, в силу
ставными частями могут также принадлежать к области которого две вместе взятые стороны больше, чем третья,
сравнительных реляций (Vergleichungsrelationen), так как является реляцией между материальными составными ча­
предмет может обладать всеми принадлежащими ему ма­ стями треугольника, которая связана с ними постольку, по­
териальными составными частями одинаковым или раз­
скольку предмет, названный "треугольником", обладает ими
личным способом; в зависимости от особенностей матери­ как частямизо. Но это отношение может наличествовать и
альных составных частей и обусловленным ими видом со­ между тремя сторонами также и тогда, когда они не соеди­
ставленности (Zusammensetzung) в целостный предмет, мо­ нены в треугольник; это, однако, является условием их сое­
гут размещаться различные вторичные формальные со­ динения. Поэтому это отношение находится посредине
ставные части второй степени. между теми реляциями, которые присущи частям предмета
Все эти вторичные формальные составные части яв­ как таковым, и теми реляциями, которые характеризуют
ляются таковыми в подлинном смысле, так как они нахо­ части, которые помыслены также как самостоятельные
дятся среди первичных формальных составных частей, по­ предметы. К этой второй группе вторичных формальных
следние же основываются на различении целого как тако­ составных частей полностью принадлежит отношение ра­
вого от его частей. Само собой разумеется, что и они, в венства трех сторон треугольника. Реляции второго вида
свою очередь, распадаются на отдаленные вторичные со­ определяют форму соединения материальных частей в
ставные части (2-го, 3-его ... порядка), если отношения единое целое только неподлинным образом, поэтому мы и
между первичными формальными составными частями называем их вторичными формальными составными ча­
являются сложными. стями в неподлинном смысле в отличие от вышеприведен­
Наряду с отношениями между первичными фор­
2. ных вторичных формальных составных частей в подлин­
мальными составными частями каждый предмет обнару­ ном смысле.
живает реляции между своими материальными состав­ Однако, этим не исчерпываются вторичные формаль­
ными частями. Реляции эти двоякого вида. Или их особен­ ные составные части предмета. Вышеупомянутые реляции
ность зависит от первичных формальных составных ча­ могут служить и другим отношениям в качестве их членов.
стей; тогда это отношения, которые принадлежат частям Условием того, что три стороны треугольника находятся в
предмета как такового постольку, поскольку они являются отношении а +
Ь > с, является отношением между соеди­
частями. Или же это отношения такого вида, что они при­ няющими стороны в треугольник реляциями свойств и на­
надлежат частям предмета, вне зависимости от того, явля­ личествующими между сторонами вторичными формаль­
ются ли они частями, и возникают также тогда, когда сое­ ными составными частями?ё. И не только между первич-
диненные в целое части представлены как самостоятельные
предметы. Вторичной формальной составной частью пер­
75 Из прямого угла плоского треугольника еще ничего для него не
вого вида было бы положение трех сторон треугольника по следует, а только из того, что этот треугольник наряду с другими состав­
отношению друг к другу. Три стороны - это материальные ными частями также "имеет прямой угол", следует, обладание [этим тре­
составные части треугольника; как таковые они располо­ угольником] выраженной в теореме Пифагора особенности. По-види­
жены друг по отношению к другу так, что каждая конечная мому, именно это имел в виду Зигварт, когда (в только что приведенном
точка одной стороны совпадает с конечной точкой другой месте) говорит: "мы рассматриваем единство вещи как пребывающее, не
подверженное изменениям времени, основание, которое делает это свой­
ство или деятельность чем-то постоянным, или в определенной измен­
(Гефлер понимает под ними составные части содержания представле­ чивости необходимым". Кажется, эта же мысль посетила и Тренделен­
ния) наших представлений вещей действительно заслуживает тогда, бурга, когда он, полемизируя против "случайного мнения" Гербарта ут­
чтобы их обозначать как "сущностные", а образованные из них понятия верждал, что выведение признаков вещи основывается на взаимопро­

как "натуральные" (natuerliche). Так как образование только таких нату­ никновении рода и различия (Genus und Differenzia). Это вза­
ральных понятий предполагало бы полный обзор всех свойств и отно­ имопроникновение есть ни что иное, как то, что род и различие появля­
шений предмета, то некоторые не без основания считают образование ются как части одной и той же целостной вещи.
натуральных понятий конечной целью исследования вообще." С тем 76 На этом покоится так называемая "несовместимость" признаков;
только, что Гефлер под свойствами вещи понимает ее особенности; а так как две особенности или т.п, лишь постольку могут быть названы не­
они не могут противостоять друг другу в тех причинных зависимостях, совместимыми, поскольку помыслены они будут в качестве частей од­
которые здесь требуются. ного и того же предмета.
102 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 103

ными И вторичными формальными составными частями


предмета, но также и между одними только вторичными
11. СОСТАВНЫЕЧАСТИ СОДЕРЖАНИЯ
составными частями имеются реляции, как например, от­
ПРЕДСТАВЛЕНИЯ
ношение между величинами углов треугольника; так как Различие между содержанием представления и пред­
углы являются ни чем иным, как выражением взаимного метом не является абсолютным, а, как выражается Керри,
отношения положения сторон треугольника. релятивнымт". Истинным является то, что содержание
Если же принять во внимание еще и то, что матери­ представления не может в одном и том же смысле однов­
альные составные части предмета могут также быть разло­ ременно быть и предметом представления. Ничего не пре­
жены, то в каждой такой составной части первого порядка пятствует тому, - а для психологических исследований это
могут быть найдены все изложенные нами отношения, просто необходимо, - чтобы содержание представления
тогда как, в свою очередь, эта составная часть, взятая как было представлено как предмет другого представления. Так
предмет, аналогичнымобразом имеет составные части вто­ происходит всегда, когда, например, мы утверждаем, что
рого порядка, а также и вторичные формальные составные нечто себе представляем. То, что признается этим утвер­
части проявятся соответствующим образом. И в то же ждением, есть содержание представления, так как именно
время, материальные составные части второго порядка
на него направлено, как мы уже видели, признавание и от­
предмета находятся в определенныхотношениях к таковым
брасывание; но предметом признания или отбрасывания,
первого порядка; отдаленные составные части предмета
т.е, также и деятельности представления, направленной на
также принадлежат - хотя и опосредованно - целому; реля­
то, что признается и отбрасывается, и является содержание
ции свойств между целым и его ближайшими частями и представления. Следовательно, содержание представления
реляции свойства между целым и его отдаленными ча­ всегда представлено как содержание акта, который отно­
стями являются членами определенного числа отношений, сится (sich bezieht) к представленному этим содержанием
наличествующих между ними. А отношения, имеющие предмету; но он может быть представлен также и посред­
место между ближайшими и отдаленными реляциями ством другого акта представления, т.е. таким способом, что
свойств, сами, в свою очередь, являются членами реляций, содержание предыдущего акта представления играет в но­
как и те, которые имеют место между вторичными фор­ вом акте представления роль предмета представления. В
мальными реляциями первого уровня (т.е. вторичными представлении лошади, лошадь является предметом пред­
формальными реляциями, которыми материальные со­ ставления; но в представлении представления лошади,
ставные части первого порядка обладают как своими чле­ предметом представления является представление лошади,
нами) и вторичными формальными реляциями второго причем оно является таковым либо по своему акту, либо по
уровня. своему содержанию, либо совместно и по акту и по содер­
Число формальных составных частей предмета опре­ жанию, так что содержание представления лошади является
делено числом его материальных составных частей, следо­ предметом в представлении представления лошади. Итак,
вательно, если последнее исчислимо (angebbar), Т.е. не яв­ содержание представления, вне всякого сомнения, может
ляется бесконечно большим, то в определенной степени та­ быть предметом представления, когда это представление
кой же должно быть и первое. Правда, эта исчислимость является т.н. представлением представления (Vorstellungs-
почти всегда остается только теоретической, ведь вышеиз­ vorstellung)78, представлением некоторого [другого] пред­
ложенные выводы показывают, каким огромным является
ставления.
разнообразие составных частей, которые могут быть выяв­ Поскольку мы рассматривали материальные и фор­
лены в предмете при его анализе.
мальные составные части предмета безотносительно к их
особенностям, поэтому все сказанное нами в двух послед­
них параграфах значимо для каждого вида предметов, а

.
77 Kerry, Гс., XI, S. 272ff. ер. UЬerweg, I.c., § 49.
78 Это выражение исходит от Больцано, который называл такие пред­
ставления также "символическими"; это обозначение, однако, не следует
путать с "символическим" мышлением Лейбница. (Bo/zano, l.c., § 90).
104 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 105

также и для содержаний представлений, которые также мо­ скольку они соединены в представлении книги. Ведь от­
гут быть представлены как предметы. Следовательно, нам дельные листки можно представить независимо друг о
нечего добавить к изложеннымтам выводам. друга, Т.е. без других листков, а также без обложки. ТО же
И все же, в этом контексте следует обратить внимание самое относится и к обложке. Представление последней ни­
на разделение, которое делит с точки зрения независимой 'Коим образом не связано с представлением отдельных ли­
от себя или взаимообусловленнойих представимости части стков книги.

тех предметов, которые не являются содержаниями пред­ Как типичный пример содержания представления, со­
ставления (см. выше стр.98). Это деление мы не можем стоящего из двусторонне неотделимых частей, обычно
применить к предметам представления, так как оно пред­ приводят представление чего-то протяженного [и] цветного
полагает существование предметов и их частей; мы же рас­ (eines ausgedehnten Faerbiges). Невозможно представить себе
пространили наше исследование на все предметы, как су­ цвет без протяженности, и наоборот.
ществующие, так и несуществующие. Если же содержания Представление рода находится в отношении односто­
представлениярассматривать в том смысле, в котором они ронней отделимости к представлениям подчиненных ему
могут быть представлены не менее, чем все остальные, т.е, видов. Потому ЧТО в представлении каждого вида в качестве
как предметы "представлений представлений" составной части присутствует представление рода, так что
то для них будет значимо то,
("Vorstellungsvorstellungen"), без последнего невозможо и первое. Ведь невозможно пред­
что было сказано о всех предметах, а вышеупомянутое де­ ставить себе красное (Rot), без того, чтобы в этом пред­
ление, связанное с предпосылкой существования, не будет ставлении не содержалось представления цвета. Тогда как с
общезначимым. Так как в дальнейшем мы будем говорить представлением цвета с необходимостью не соединяется
об отношениях, в которых предмет представления, если он представление красного.

является представленным, находится к содержанию пред­ Эта группировка материальных составных частей со­
ставления, через которое он представлен, то при этом мы держания представления покоится на его формальных со­
будем иметь дело с существующими содержаниями пред­ ставных частях, на отношениях, имеющих место между

ставления. Ведь ясно, что содержание представления суще­ материальными составными частями как таковыми, по­
ствует независимо от того, представляем мы себе суще­ скольку эти последние связаны в одно целое. И это не слу­
ствующий или не существующий предмет. И тогда упомя­ чайный момент, а необходимый, если поставить себе це­
нутое деление сможет сослужить нам хорошую службу. лью классифицировать какие-либо предметы как части со­
Следовательно, материальные составные части группиру­ ставленного из них целого. Потому что частями они стано­
ются согласно следующим трем точкам зрения: вятся только благодаря тому, что остаются в реляциях
1. Части с двусторонней отделимостью (gegenseitigen свойства к некоторому целому и в результате этого входят
Abloesbarkeit). Это те части, "каждую из которых мы можем между собой в определенные отношения, являющиеся вто­
себе представить, не представляя при этом остальных ричными формальными составными частями чего-то
[частей]". сложносоставного.
2. Части с двусторонней неотделимостью. Это те части Проведенное здесь разделение может относиться к со­
"которые мы не можем себе представить без остальных' держаниям представлений только при том условии, что они
[частей], но которые мы можем все же от них отличить". представлены как содержания, следовательно, существуют;
3. Части
с односторонней отделимостью. "Это те части, но не тогда, когда они рассматриваются как предметы
например, А и В, из которых А может быть представлено представлений представлений (Vorstellungsvorstellungen) -
без В, но В не может быть представлено без А"79. доказывает следующее обстоятельство. В характеристике
Двусторонне разделяемыми частями были бы, следо­ каждой из трех групп частей некоторого содержания речь
вательно, представления отдельных листков и обложки, по- идет о способе, посредством которого они могут быть
"представлены"; эта "представимость" ("Vorgestellt"-Werden)
отдельных частей зависит или же не зависит от
79 Именно таким способом Гефлер (l.c., 5.51) проводит деление частей
представления. Выражения: "односторонняя отделимость",
"представимости" остальных частей. Но "представимость",
"двусторонняя отделимость" и "двусторонняя неделимость" происходят как мы уже видели (см. 4.), это двузначное выражение; оно
от Брентано (ер. Уот Ursprung sittlicher Erkenntnis,Leipzig 1873, §5).
106 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлении. ... 107

обозначает как представимостьв смысле содержания, так и каком смысле определенные составные части содержания

представимость в смысле предмета. Нечто представлено представления можно определить как взаимно скоордини­
как содержание, означает: существует содержание представ­ рованные.
ления. И истинным является то, что не существует такого Заметим еще и то, что в дальнейшем мы будем назы­
содержания представления, которое было бы значением вать представлениями также и те материальные составные

слова "краснота", если только в это же время не существует части содержаний представления, которые сами по себе не
такое содержания представления, которое было бы значе­ могут выступать как содержания. По правде говоря, этот
нием слова "протяженность", и наоборот. Краснота не мо­ способ выражения является неточным; и для того, чтобы
жет быть представлена в представлении (как содержание), отдавать себе отчет в состоянии дел, следовало бы всегда
если в этом же представлении не представлена протяжен­ говорить только о частях содержания. Если мы все же хо­
ность (как содержание), и наоборот. Дело обстоит иначе, тим принимать во внимание представленные через них ча­

если речь идет о "представимости" в том смысле, в каком сти предмета и отличать одно от другого, то возникает

мы называем некий предмет представленнымчерез (durch) чрезвычайно громоздкий способ выражения, которого
некоторое представление. Как предмет, краснота с успехом можно избежать, если, например, сказать: в представлении
может быть представлена через представления и без того, треугольника содержатся представления сторон и плоско­

чтобы в это же время через это же представление была сти. Точнее следовало бы сказать: в представлении треу­
представлена протяженность как предмет, и наоборот. Каж­ гольника содержатся материальные части содержания, че­
дый раз, когда мы через представления представляем себе рез которые представленными являются три стороны и

цвет как таковой и судим о нем как о цвете, каждый раз, плоскость.
когда мы через представления представляем протя­
женность как таковую и судим о ней как о протяженности,
то в первом случае мы абстраmруемся от протяженности, а 12. ОТНОШЕНИЕПРЕДМЕТАПРЕДСТАВЛЕНИЯК
во втором - от цвета. Следовательно, то, что в качестве со­ , СОДЕРЖАНИЮ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ
держания представление связано с содержанием другого
представления таким способом, что оно как содержание После того, как мы описали части предметов и содер­
представления не может быть представлено отдельно само жания представлений, возникает вопрос о том отношении,
по себе, т.е. существовать - может однако с успехом быть которое наличествует между содержанием и предметом од­

представлено как предмет сам по себе абстрактным спосо­ ного и того же представления.

бом. Вот почему критерии, которые в вышеприведенной Примитивная психология имела на это готовый ответ.
классификации отделяют друг от друга три группы частей, Истолковывая представление (в смысле содержания пред­
оказываются оправданными постольку, поскольку речь ставления) просто как психическое отображение предмета,
идет о том, что представлено в смысле содержания; и утра­ она считала, что таким образом проблема может быть
чивают свою оправданность, когда под "представимостью" снята. Однако, очевидным является то, что между содержа­
подразумевают представимость через представления, как нием и предметом имеет место некое отношение, в силу

предмет. которго предмет соответствует именно этому определен­

Описанный здесь тип составленности (Zusam- ному содержанию, а содержание - именно этому, а не ка­

mensetzung) содержания представления, который совпадает кому-нибудь иному определенному предмету. Однако, на
с видом составленности предмета представления (и к вопрос, следует ли предположить наличие определенного

которым в качестве особого класса и принадлежат содер­ рода фотографического подобия между содержанием и
жания представлений), позволяет принять выражение, про­ предметом, на сегодняшний день почти все отвечают отри­
тив которого - если оно применяется к составным частям цательно.
содержания представления - так энергично протестует со­ Большинство исследователей пришло к убеждению,
временная психология. Я имею ввиду т.н. "координацию" что отношение между представлением и его предметом яв­

составных частей содержания представления. В дальней­ ляется далее несводимым, первичным отношением, кото­

шем (стр. 127 и дальше) у нас будет возможность сказать, в рое также трудно описать, как например, отношение несо-
108 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 109

вместимости, в котором могут находиться два суждения. ность, окраску и т.п. Пока этот анализ не будет совершен,
Наиболее выразительно формулирует это Керри, а именно: до тех пор предмет будет выступать как простой, не нахо­
что реляция между понятием и предметом понятия должна дящийся ни в каком другом отношении к содержанию
принадлежать к изначальным и далее несводимым реля­ представления, чем в том, ЧТО он представлен именно по­

циям. Именно то, говорит он, что в реляции между поня­ средством этого содержания. Других отношений обнару­
тием и предметом не может быть сведено к подобию либо жить попросту невозможно. Но как только будет совершен
тождеству, и есть тот характерный для этой реляции мо­ анализ частей предмета и будет замечено, что так же, как
мент, а именно: - момент характерной принадлежности предмет имеет определенные части, так и содержание пред­
предмета "понятию"80. Тогда как Керри, наряду с характер­ ставления может быть разложено на составные части, кото­
ной, далее несводимой реляцией между содержанием и рые соответствуют частям предмета, то сразу появляется
предметом прибавляет еще и наличие других реляций новое отношение между содержанием и предметом. При­
между содержанием и предметом, а именно: отношений чем это отношение состоит в том, что части предмета яв­
подобия и отношений тождества, то другие исследователи ляются представленными посредством составных частей
склонны признавать только одно отношение между содер­ содержания представления, которые определены таким

жанием и предметом - то, которое дано посредством при­ способом, что части предмета соединены в целостный
надлежности обеих к одному и тому же психическому акту, предмет (zum ganzen, einheitlichen Gegenstande). Следова­
отрицая при этом все остальные отношения между содер­ тельно, имеет место аналогия между соединением частей
жаниями представлений и предметами представлений. предмета и соединением составных частей содержания
Циммерман, например, утверждает, что содержание поня­ представления, правда, аналогия совершенно особого вида,
тия имеет с предметом представления лишь то общее, что обусловленная отношением представливания
именно предмет и является объектом понятия и мыслится (Vorgestelltwerden) предмета посредством содержания.
посредством содержания этого понятияел. Материальным составным частям предмета представ­
Нам же кажется, что на вопрос о том, имеются ли ления в первую очередь соответствуют определенные мате­
кроме "бытия представленным посредством содержания" риальные составные части содержания представления. Од­
еще и другие отношения между предметом представления нако не все материальные составные части содержания
и принадлежащим ему содержанием, в одном случае сле­ представления имеют в качестве предметов материальные
дует ответить утвердительно, а в другом - отрицательно. А составные части предмета представления. Тот, кто посред­
именно: первый случай имел бы место у содержаний, по­ ством представления лошади представляет ее части, тот
средством которых представлены простые предметы или представляет также и определенные отношения между
по крайней мере, предметы, [представленные] как простые; этими частями, Т.е. формальные составные части предмета
второй случай может иметь место, когда представлены представления. Следовательно, материальные составные
сложные предметы или предметы, [представленные] как части содержания представления относятся то к матери­
сложные. альным составным частям, то к формальным составным
HeCO~HeHHЫM кажется то, что многие предметы, даже частям соответствующего предмета. К числу этих фор­
если в деиствительности они и не являются простыми, мы мальных составных частей всегда принадлежит совокуп­
представляем все же как простые, и происходит это тогда, ность реляций свойств, которые, в силу наличия одного
когда мы не различаем в предмете никаких частей и он, общего члена, объединяют отдельные материальные со­
следовательно, явлен нам в качестве простого. Кто выходит ставные части, как бы они между собой не различались, в
из темного помещения на яркий солнечный свет, тот имеет целостный предмет. Иными словами, мы представляем
чувственное представление света, предмет этого представ­ материальные составные части некоторого предмета не как
ления - свет, и тот кто имеет это представление, тот не мо­ столько-то и столько относительно простых предметов, а
жет, по крайней мере в первый момент, проанализировать как части сложного, целостного предмета. Но точно так же
его предмет, для того чтобы различить в нем интенсив- мы представляем и определенные отношения, которые на­

личествуют между материальными частями предмета

80 Kerry, [.с., Х. Jhrg., S. 460. представления, Т.е., например, их [пространственное] взаи-


81 Zimmermann, Гс., § 26.
110 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 111

моположение, их причинную взаимозависимость ИЛИ их так и формальные составные части и нельзя определять со­
взаимные отношения величины и т.д. Короче говоря, как держание представления только как совокупность призна­
материальные, так и формальные составные части пред­ ков, даже если под таковыми понимать, вслед за Гефлером,
мета представления находят в содержании представления материальные составные части содержания.
свой коррелят в материальных составных частях этого со­ То, что мы здесь сказали о составе содержания пред­
держания. ставления в сравнении с предметом представления, должно
Что касается формальных составных частей сложного быть подтверждено конкретными примерами. Только на
содержания представления, то первыми по степени важно­ основе своей применимости к каждому отдельному случаю
сти являются те отношения, в силу которых отдельные ма­ может быть доказана правомочность вышеописанного
териальныесоставные части содержания выступают как ча­ типа. Поэтому теперь мы и попробуем провести такую эк­
сти целостного целого, Т.е. реляции свойства между сово­ земплификацию. Два обстоятельства могут затруднить нам
купным содержанием представления и его материальными эту попытку и сделать ее реализацию неудачной. Трудность
составными частями. Представления цвета, формы, вели­ состоит прежде всего в том, чтобы показать те составные
чины и Т.д. некоторого шара находятся к представлению части предмета представления ИЛИ содержания представле­
шара в аналогичном отношении как и цвет, форма, вели­ ния, которые были бы составными частями одного по­
чина и т.д. шара к нему самому. Точно так же представле­ рядка, т.е. были бы скоординированными как части. При
ния цвета, формы, величины и Т.д. некоторого шара нахо­ этом существует немалая опасность того, что ближайшие и
дятся между собой в таких отношениях, особенности кото­ отдаленные составные части, вместо их выведения один из
рых обусловлены природой отношений, которые имеют другого путем последовательного деления, будут просто по­
место между названными метафизическимичастями объ­ ставлены рядом. Если же такая ошибка будет совершена, то
екта. Поэтому, Юбервег и формулирует эту мысль таким возникнут отклонения от вышеописанного типа связи, ко­
образом, что реальное отношение признаков объекта дол­ торые приведут в результате к неправилъному его понима­
жно отражаться во взаимном отношении частичных пред­ нию. Вторая трудность коренится в обстоятельстве, по по­
ставлений к самим себе и к совокупному представлению воду которого былс высказано немало сожалений, а
(Gesammtvorstellung). В соответствии с этим, он и дает де­ именно: последние простые составные части представле­
финицию содержания представления как "совокупности ча­ ний, их элементы в истинном смысле этого слова, еще не
стичных представлений в их взаимной связи, которая оп­ найдены; т.е, не всюду анализ продвинулся настолько да­
ределена посредством соответствующих реальных отноше­ леко, что при разложении простого содержания представ­
ниЙ"82. Эти представления отношений, в которых друг к ления можно было бы достичь той точки, где для некото­
другу находятся материальные составные части предмета, рых составных частей следовало бы прекратить дальнейшее
обуславливают упорядочение и взаимное отношение тех разложение, тогда как остальные составные части, а именно

материальных составных частей содержания, посредством части того же порядка, без труда могли бы быть подвер­
которых и представлены эти материальные составные ча­ гнуты дальнейшему анализу.
сти предмета. Отношения, которые возникают на основе Эти два обстоятельства способны воспрепятствовать
представлений формальных составных частей содержания, чистому проявлению описанного типа составленности; и
образуют в своей совокупности то, что обычно, учитывая все же оправданным кажется предположение, что вину за
содержание представления, обозначают как "форму син­ это несовершенство можно было бы приписать не столько
теза". Эта форма синтеза не является, следовательно, сово­ самому типу, сколько неудовлетворительному состоянию
купностью представлений отношений между материаль­ как психологического анализа содержаний представлений,
ными составными частями некоторого содержания пред­ так и метафизического анализа предметов представления.
ставления - именно так понимает это Гефлер83, - а сово­ Кроме того, существующие трудности должны быть, на­
купностью самих этих отношений. В дефиниции содержа­ сколько это возможно, уменьшены путем подбора соответ­
ния представления должны быть учтены как материльные, ствующих примеров.

..
82 Uberweg, l.c., § 49.
Яснее всего складываются отношения у тех предметов
и их представлений, которые образуют область матема-
83 I!Qf/er, Гс., § 16.
112 К. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 113

гики. И свой первый пример мы позаимствуемиз этой об­ вает, в каком отношении первый член находится ко вто­
ласти. Проанализируем, например, арифметический ряд рому, второй к третьему. Но и здесь следует различать вто­
1,2,3,и направленное на этот ряд представление. ричные формальные составные части в подлинном смысле,
Предмет представления является предметом сложным. к которым принадлежат вышеупомянутые, и таковые в
Материальными составными частями первого порядка яв­ смысле неподлинном. Ведь то, что 2 больше, чем 1, и 3
ляются числа 1, 2, 3. Эти числа находятся в реляции свой­ больше, чем 2, является отношением между тремя чис­
ства к ряду как целому. Этот ряд имеет в качестве своих ча­ лами, который присущ им также и тогда, когда они не сое­
стей число 1, число 2, число 3, которые поэтому и называ­ динены в качестве членов в некоторый ряд; следовательно,
ются членами ряда. Эти реляции свойства являются пер­ они являются вторичными формальными составными ча­
вичными формальными составными частями первого стями в неподлинном смысле. В свою очередь между
уровня в подлинном смысле. Но наряду с ними наличе­ этими формальными составными частями имеют место
ствуют еще и первичные формальные составные части в относенности второй степени, поскольку различие величин
неподлинном смысле, так как каждая материальная состав­ у всех трех материальных составных частей первого по­
ная часть ряда составлена из меньшего количества элемен­ рядка - одинаковое, то оно всегда составляет единство.

тов, чем ряд, взятый как целое. То, что это перв~чные фор­ В этом ряду можно указать еще и иные вторичные
мальные составные части в неподлинном смысле, следует формальные составные части в подлинном смысле; они
из того, что упомянутое отношение, согласно которому ряд определяют упорядоченность членов в ряду и состоят в
как целое состоит из большего количества элементов, чем том, что 1 есть первый, 3 - последний и 2- средний член
каждый из его членов, наличествует между рядом и чис­ ряда.
лами 1, 2,3 также и тогда, когда эти числа сравниваются с Распадаются ли первичные формальные составные ча­
рядом не как его члены, а как числа как таковые. Между сти в подлинном смысле на таковые второго порядка, будет
первичными формальными составными частями в по­ до тех пор сомнительным, покуда не будет исследована
длинном смысле и таковыми в неподлинном смысле нали­ сущность реляции свойства, которая наличествует между
чествуют реляции второй степени; так например, целым и его частями как таковыми. Если бы она оказалась
последние являются условием для первых, поскольку сложной, то в результате дальнейшего анализа мы бы по­
никакой ряд не может состоять из членов, которые, взятые лучили первичные формальные составные части в подлин­
сами по себе, были бы больше, чем ряд, рассматриваемый ном смысле, которые обозначались бы как составные части
как целое. второго порядка.
Вторичные формальные составные части "ряда" упо­ Когда реляции, в силу которых одно число является
мянутого предмета имеют в качестве членов прежде всего большим, чем другое, сведены к реляции тождества и реля­
первичные формальные составные части в подлинном ции различия, то эти реляции являются вторичными фор­
смысле. Все реляции свойства между рядом и образую­ мальными составными частями второго порядка. Однако
щими его числами - это реляции одного вида; первый член эти реляции предполагают, что материальные составные
находится в том же отношении обладания (Gehabtwerdens) части первого порядка в свою очередь сами могут быть
к целому ряду, как и второй, второй - в таком же, как и тре­ разложены. И это имеет место в случае второго и третьего
тий. Вид соединенности в целое для всех частей является члена ряда, тогда как первый член не обнаруживает ника­
одинаковым. Также и между первичными формальными ких материальных составных частей второго порядка. Ма­
составными частями в неподлинном смысле имеют место териальные составные части второго порядка - это един­
отношения. Если каждое число, которое выступает в ряду, ства, из которых состоят число 2 и число 3. Соответствую­
является меньшим, чем ряд в целом, то между этими от­ щие материальные составные части первого порядка
ношениями членов к ряду наличествует отношение одно­ "обладают" ими, поэтому между каждой материальной со­
родности. Вторичные формальные составные части возни­ ставной частью первого порядка и принадлежащей ей ма­
кают между материальными составными частями первого териальной составной частью второго порядка наличе­
порядка. Наиболее важной составной частью этого вида яв­ ствует столько реляций свойства, сколько в материальных
ляется та, которая определяется как закон и которая указы- составных частях первого порядка находится мате-
114 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 115

риальных составных частей второго порядка. предмета, в котором они находятся, по той причине, что
Материальным составным частям второго порядка подчи­ они вместе с предметом признаются или отвергаются на­

нены формальные составные части второго порядка, при­ правленным на этот же предмет суждением. Они также на­
чем как те - в подлинном смысле, так и те - внеподлинном. званы посредством названия этого предмета, хотя и тем же

К первым принадлежит тождество всех материальных со­ имплицитным способом, каким они подвергнуты направ­
ставных частей второго порядка, поскольку каждый из них ленному на предмет суждению. Отсюда явствует, что в
является единством; к последним принадлежит закон адди­ строгом смысле этого слова нет никакого простого пред­

тивной связи, на основе которой из единств возникают мета представления. Это утверждение не противоречит
числа, которые - в позитивном или негативном смысле - предположению, согласно которому следует различать про­

являются чем-то большим, нежели единство. стые и сложные вещи и т.п. Поскольку тогда мы раз и на­
Но этим самым разнообразие частей предмета, на­ всегда абстрагируемся от тех реляций, в которых вещь на­
званного "арифметическим рядом", отнюдь не исчерпано. ходися к другим предметам. А при такой предпосылке мы
Анализ должен быть продолжен еще и в двух других на­ имеем полное право говорить о вещах простых.

правлениях. Ведь отношения имеют место и между мате­ Ч то касается соединения содержания представления,
риальными составными частями различных порядков, от­ которое имеет своим предметом обсуждаемую конечную
ношения, которые не исчерпываются простым перечисле­ арифметическую последовательность (Reihe), то прежде
нием реляций свойства, хотя последние и имеют в качестве всего ясно, что представленными посредством соответ­

своих членов также и материальные составные части раз­ ствующих представлений являются не все составные части
личных порядков. Таким отношением является, например, предмета. После исчерпывающих в этом отношении выво­
отношение равенства или неравенства, которое наличе­ дов Больцаноё-, относительно этого не может быть уже ни­
ствует между материальными составными частями первого каких сомнений. И так как один и тот же предмет может
порядка, членами ряда и материальными составными ча­ быть представлен посредством различных представлений,
стями второго порядка, элементами. поэтому есть немало представлений, которые ввиду отно­
Если же провести анализ во втором направлении, то шения их содержания к предмету требовалось бы исследо­
возникает еще целый ряд новых материальных составных вать. Итак, предположим, что последовательность пред­
частей различных порядков. Когда мы разложили ряд на ставлена наглядно; ни символически в смысле Лейбница,
члены, из которых он состоит, то мы учитывали только ни при помощи опосредованного представления другого

один вид материальных составных частей. Наряду с ними вида8 5 .


ряд обнаруживает еще и другие материальные составные Содержание представления рассматриваемой нами
части, которые принадлежат к тому роду частей, которые арифметической последовательности состоит прежде всего
обозначаются как метафизические. Такими материаль­ из материальных составных частей первого порядка. Это
ными составными частями являются в данном случае ко­ относительно более простые представления чисел, которые
нечность (Endlichkeit) ряда, отношения, в которых этот ряд образуют последовательность, реляции свойства между
находится к другим рядам, и т.д. Поскольку каждая из этих членами последовательности и самой этой последователь­
составных частей допускает дальнейшее разложение, то ностью, а также вторичные формальные составные части
кроме только что перечисленных мы получаем множество последовательности, законы образования последовательно-
иных материальных и формальных составных частей пер­
вого, второго и т.д. порядков.
С этой точки зрения, составные части можно обнару­ 84 Bolzano, I.c., § 64.2. Впрочем, из только что упомянутого обстоятель­
жить и в материальной составной части первого порядка, ства следует, что реляции, в которых один предмет находится к другому,

которая раньше казалась нам простой. Ведь если даже следует также причислятъ к его составным частям. Но поскольку число
их необозримо, то, само собой разумеется, не все составные части пред­
число 1- отвлекаясь от осколков единства - неразложимо
мета могут быть представлены посредством его (наглядного) представ­
далее на числа, то в единстве все же можно различить от­ ления.
ношение, в котором оно находится к другим числам. Эти 85 О понятии наглядного и не-наглядного, как и опосредованного
отношения должны быть причислены к составным частям (indirekten) представления, см. Marty, "Vierteljahrsschrift f. w. РЬ.", Jhrg.
XIV, S. 67, Anm. и lГoj1er, I.c., § 15, IV. und § 26.
116 К. Твардовский
к учению о содержании и предмете представлений. ... 117

сти. Так дело обстоит в случае всех представлений этого, и представление линии вызывает поэтому видимость
сложного предмета, который представлен не как простой. простого в этом отношении представленияее.
В каждом из таких содержаний представления имеют Вследствие этого своеобразного обстоятельства может
место три группы материальных составных частей первого показаться сомнительным, следует или не следует продви­
порядка. Первая группа образована посредством представ­ гаться дальше в разложении содержания представления по­
лений материальных составных частей первого порядка следовательности. Но поскольку при таком разложении ма­
этого предмета; вторая группа охватывает представления териальных составных частей первого порядка содержания
реляций свойства, которые наличествуютмежду предметом представления на таковые второго порядка, в результате
как целым и его материальнымисоставными частями пер­ были бы получены аналогичные отношения, как и при раз­
вого порядка; третья группа состоит из представлений вто­ ложении совокупного содержания представления на состав­
ричных формальныхсоставныхчастей предмета. ные части первого порядка, то проведенный с целью эк­
Между всеми этими материальными составными ча­ земплификации анализ можно ограничить тем, что и было
стями первого порядка содержаний представления наличе­ здесь сказано.
ствуют отношения, [т.е.] формальные составные части пер­ Не так ясно обстоит дело в случае представлений
вой степени содержания. Пары членов этих отношений предметов и в случае самих этих предметов, когда они
следует искать или в этих же группах или в различных принадлежат к категории "вещей". Пусть в качестве при­
группах материальных составных частей. Ведь не только мера нам послужит лежащий передо мной на столе четыре­
представлениячленов последовательностинаходятся между хугольный лист белой бумаги.
собой в совершенно определенных отношениях, но также и Его материальными составными частями первого по­
каждое представление члена последовательностинаходится рядка является вещество (Stoff), из которого лист сделан,
в определенном отношении к представлению соответству­ его положение и его длительность. В качестве материаль­
ющей реляции свойства; в свою очередь, также и представ­ ных составных частей второго порядка следовало бы на­
ления реляций свойства входят в отношения как между со­ звать: относительно вещества - его цвет, вес и протяжен­
бой, так и с представлениями формальных составных ча­ ность; относительно положения - отдельные простран­
стей первого порядка. Природа этих отношений может ственные отношения ко мне, к столу и другим вещам; от­
быть описана только в очень редких случаях. носительно длительности - его начало и конец. В цвете
Судя по всему, в представлении последовательности можно выделить (как материальные составные части треть­
материальные составные части второго порядка являются его порядка предмета) его качество, яркость, интенсив­
последними, которые могут быть представлены отдельно ность; в протяженности - три измерения и их границы; в
друг от друга. Относительно материальных составных ча­ начале и конце длительности - те отношения, в которых
стей второго порядка и всех возможных последующих находятся начало и конец этой длительности к другим точ­
имеет место один своеобразный факт. Они, правда, пред­ кам времени.

ставлены в содержании, поскольку если б это было не так, В каждом из названных составных частей третьего по­
то не могла бы быть представлена ни одна материальная рядка можно выявить еще и таковые четвертого порядка;

составная часть первого порядка, поскольку он состоит из если никакие иные, то по крайней мере те реляции, в кото­
материальных составных частей второго порядка. Но если рых находится каждая материальная составная часть треть­
то обстоятельство,что члены чисел последовательностисо­ его порядка к другим предметам. Но это завело бы нас
стоят из элементов, не будет замечено вследствие ограни­ слишком далеко.
ченности сознания, то представления этих числовых чле­ Такой способ выделения материальных составных ча­
нов явятся как нечто фактически неразделенное стей рассматриваемого предмета можно было бы упрекнуть
(Ungeteiltes), хотя и поддающееся делению. То же самое
имеет место, например, в случае каждого представления
86 Здесь можно говорить об имплицитном представливании в таком
континуума. Если мы представляем себе линию, то ясно, же смысле, в каком мы говорим об имплицитных суждениях. Ввиду этого
что мы должны представить также и все точки этой линии. можно было бы сказать, что отдаленные составные части предмета, на­
Следовательно, мы представляем себе точки, не замечая чиная с некоторого определенного порядка, представлены только им­

плицитно.
118 К. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 119

в том, что составные части в этом случае являются разде­ рядка в свою очередь также являются сложными, то и они

ленными на различные порядки, тогда как они частично обнаруживают реляции свойства. Между этими принадле­
принадлежат к одному и тому же порядку. Так, например, жащими различным уровням реляциями свойства наличе­
трехмерность и цвет следовало бы отнести не к составным ствуют отношения второй степени. Мы уже обратили вни­
частям протяженностии материала, а вместе с положением мание на один из них, а именно на тот, который появля­
и длительностью отнести к первопорядковым составным ется вследствие обладания целым, и одновременно облада­
частям предмета. Почему дело обстоит именно так, станет ния одной ее составной частью. Но и между реляциями
понятным из следующего рассуждения. То, чем обладает свойства одного и того же уровня также наличествуют от­
некоторый предмет, мы называем его составной частью. Но ношения второй степени. Они, также как и отношения
предмет обладает не только своими ближайшими, но и от­ между материальными составными частями, принадлежат

даленными составнымичастями. Последние отличаются от к вторичным формальным отношениям предмета. Такое


первых тем, что они находятся в реляциях свойства не отношение имеет место, например, между протяженностью

только к совокупному предмету, но также и к ближайшим и цветом; последнее предполагает первое; точно так же и

составным частям этого предмета. Это как раз и имеет границы предполагают три измерения. Здесь присутствуют
место в случае трехмерности и цвета. Правда, предмет как также и формальные составные части внесобственном
целое также имеет три измерения и цвет; но первыми обла­ смысле, например, между интенсивностью цвета бумаги и
дает также и протяженность, а цветом - материал. И это ее положением. Ведь определенная интенсивность принад­
обязывает нас определить три измерения и цвет в качестве лежит (zukommt) цвету бумаги, несмотря на то, что бумага
отдаленных составных частей совокупного предмета и при­ занимает именно это определенное положение.

числить их К ближайшим составным частям протяженно­ Теперь, после всего вышесказанного, можно понять,
сти и материала. С этим отношением не следует путать от­ насколько большим является число всех формальных со­
ношение между положением (Lage) листка бумаги и пред­ ставных частей наблюдаемого предмета. А перечисление их
метом как целым. Конечно, материал и его граница также всех - это почти что невыполнимое требование. Для нашей
же цели, которая состоит в изучении описанного типа со­
имеют некоторое положение; но оно является иным, не­
ставленности на конкретном примере, достаточно подтвер­
жели положение совокупного предмета; и положение ли­
стка, материала и его границы являются составными ча­
ждения того, что и "вещь" также может быть разложена на
стями, которые обнаруживают один общий момент и опре­ ближайшие и отдаленные материальные составные части,
которые удерживаются в единстве посредством первичных
деленную зависимость друг от друга; однако, это - вторич­
ные формальные составные части предмета. формальных составных частей в собственном смысле.
То, что анализ предмета, который мы обозначили как Остальные формальные составные части оказываются не­
белый лист бумаги, приводит к несколько странному ре­ обходимым следствием этого факта.
зультату, не должно нас удивлять. Практическая потреб­ Что же касается содержания представления белого ли­
ность не исходит из необходимости рассматривать состав­ ста бумаги, то оно опять обнаруживает меньшее число со­
ные части предмета с точки зрения их взаимоподчиненно­ ставных частей, чем предмет. Ведь длительность предмета,
сти. Намного более важными являются те составные части, как правило, в нем не представлена; цвет, протяженность,

которые особым образом могут послужить тому, чтобы положение и границы, а также материал - это единствен­

различить между собой различные предметы, или в каче­ ные материальные составные части, которые представлены.

стве одинаковых - сравнить их между собой. И не всегда Представление цвета только имплицитно содержит пред­
ими должны быть ближайшие составные части: напротив, ставление его составных частей, тогда как представление
границ распадается на представления четырех сторон и
именно они-то менее всего и годятся для этой цели.
Предмет обладает всеми вышеназванными материаль­ связывающих их первичных и вторичных формальных со­
ными составными частями первого порядка, которые со­
ставных частей. Легко видеть, что несмотря на все это, и
здесь также можно обнаружить три группы материальных
стоят с ним в реляциях свойства, [и которые являются]
составных частей, которые мы различили в представлении
первичными формальными составными частями в соб­
последовательности. Хотя бы уже из того, что содержание
ственном смысле. Поскольку составные части первого по-
120 К. Твардовский
к учению о содержании и предмете представпений. ... 121

представления является предметом (иного представления), Обозначая составные части предмета и соответствую­
следует то, что также и в содержании представления листка
щие им части содержания представления как скоординиро­
бумаги могут быть найдены приписанные предметам фор­ ванные, мы коснулись той темы, которой наряду со мно­
мальные составные части.
гими другими [учеными] занимается Лотцеё". Этот иссле­
Листок бумаги продемонстрировал нам пример пред­ дователь со всей решительностью выступает против
ставления, предмет которого принадлежит к категории
"утверждаемой скоординированности признаков в содержа­
"вещи". Перед этим мы рассматривали составленность нии понятия", под чем он понимает соподчиненность мате­
предмета и относящегося к нему представления, имеющего риальных составных частей содержания внутри представ­
характер коллектива. Но описанный тип составленности ления. Лотце считает, что, если в некоторых случаях речь
содержаний представлений и предметов, как показали соот­ может идти о такой координации [частей], то она значит
ветствующие разъяснения, является решающим и для ка­
лишь, что все составные части "являются для целого оди­
тегории свойства в обычном смысле. Мы можем указать на наково необходимыми, но помимо этого не наличествует
разложение цвета на метафизические составные части ка­ ни один составной порядок (gegliederte Ordnung)". Именно
чества, интенсивности и яркости. "Цвет" обладает всеми вторая часть этого суждения должна дать обоснованный
этими материальными составными частями, следова­
повод для серьезных сомнений. Ведь если все вышесказан­
тельно, эти части находятся к нему в реляции свойства,
ное правильно, то в таком случае оказывается, что седержа­
тогда как между ними имеют место отношения как вто­
ние представления является составленным согласно опре­
ричные формальные составные части первого уровня. То, деленному закону. Различив несколько порядков матери­
что содержание представления цвета составлено по тем же
альных и формальных составных частей, мы указали также
принципам, с которыми мы познакомились на предыду­
и на ту трудность, которая лежит на пути познания таких
щих примерах, не требует особо тщательного доказатель­ составных частей, которые принадлежат к одному и тому
ства.
же порядку. Но эта трудность не может воспрепятствовать
Но это применимо не только к свойствам, взятым в нам утверждать существование таких составных частей.
обьщенном смысле слова, это же относится и ко всем дру­ Тогда они наверняка являются скоординированными в том
гим предметам и их представлениям. Причем как для смысле, что находятся к полученным из них отдаленным
звука, так и для движения, как для смелости, так и для са­ составным частям в таком отношении, как и образованные
моубийства. Так, для движения в качестве его материаль­ из них "целостности". Поскольку это общее целое обладает
ных составных частей первого порядка могут быть названы частями одного и того же порядка, постольку они являются
пространственная протяженность (Erstreckung) и времен­ взаимоскоординироваными. Разумеется, в таком смысле о
ная длительность; к материальным составным частям
координации можно вести речь. Для того, чтобы отделить
второго порядка: для пространственной протяженности
скоординированные части некоторого целого от его неско­
отдельные места преодоленного пространства, для времени
ординированных частей, можно указать еще на один отли­
- отдельные временные моменты; определенное отношение
чительный признак Он состоит в том, что скоординиро­
между каждой пространственной и временной точкой,
ванными оказываются те составные части, одна из которых
вследствие которого движущееся тело находится в каждый
не может фигурировать на месте другой в качестве общего
момент времени в определенной точке пространства, члена некоторой последовательности реляций свойства.
является формальной составной частью второго уровня Однако этот критерий требует одного ограничения, так как
движения; скорость это отношение между этими
то состояние дел (Tatbestand), которое в нем предполага­
формальными составными частями, это формальная ется, имеет место также и между нескоординированными
составная часть второй степени и Т.д. Короче говоря, частями если только они не принадлежат к соседствую­
полностью оправданным является утверждение, что щим порядкам. Вследствие этого предложенный критерий
описанный тип значим как для всех предметов, так и для в состоянии только различать скоординированные части от
содержаний соответствующих представлений. нескоорцинированных, которые принадлежат соседствую-

87 Lotze, l.c., S. 4бf.


\
122 К. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 123

щим порядкам. Но именно для этого различения требо­ представления формальных составных частей предмета яв­
вался какой-то критерий, так как очень небольшой явля­ ляются материальными составными частями содержания.
ется опасность того, что составные части, которые принад­
лежат далеко друг от друга расположенным порядкам,
могли бы рассматриваться как взаимоскоординированные. 13. ПРИЗНАК
Только в редких случаях можно говорить о координа­
ции составных частей в ином, чем предложенный здесь, Наряду с вопросом об отношении, которое наличе­
смысле. Так как составные части одного порядка могут яв­ ствует между составленностью предмета представления и
ляться скоординированными не только вследствие того, что составленностью относящегося к нему содержания пред­

ими обладает одно общее целое, но также и вследствие того, ставления, возникает еще один вопрос: имеют ли все части
что они принадлежат этому целому одинаковым способом. предмета свой эквивалент в содержании относящегося к
Мы уже указали на то, что вид реляции свойства зависит этому предмету представления,и наоборот, всем ли частям
как от особенности части, так и от вида наличествующих содержания представления соответствуют части предмета
между частями отношений - вторичных формальных со­ представления. Этот вопрос об отношении между частями
ставных частей целого. содержания представления и частями принадлежащего к
Там где, во-первых, все материальные составные части нему предмета представления, на который обратил внима­
того же порядка и во-вторых, наличествующие между ними ние еще Больцано, нельзя путать с другим, кажущимся
отношения (поскольку они являются формальными со­ аналогичным ему вопросом, который рассматриваетКерри
ставными частями в подлинном смысле) имеют одинако­ в не раз уже упоминаемой нами работе. Причем, если
вые особенности, там могут быть названы скоординиро­ Больцано формулирует вопрос так, как это сделали здесь
ванными как части предмета, так и части относящегося к мы, то Керри вопрошает о различиях, которые наличе­
нему содержания представления. Без сомнения, сюда при­ ствуют между представлением предмета и представлением

надлежат члены последовательности и Т.п. Поэтому Лотце относящегося к этому содержанию представления пред­

заходит слишком далеко, когда отрицает возможность лю­ мета. Здесь идет речь о сравнении двух содержаний пред­
бой скоординированности. ставления, одно из которых имеет в качестве своего пред­

Если речь идет о том, чтобы отчетливо постичь отно­ мета предмет представления, а другое - направленное на
шения, которые мы нашли между содержанием и предме­ этот предмет представления содержание представления.
том наглядного представления, то это можно сделать в сле­ Следовательно, выражаясь более точно, Керри сравнивает
дующих положениях: содержание представления дерева с содержанием представ­
1. В случае содержаний представлений, предмет кото­ ления представления дерева.

рых представлен как простой, невозможно указать между Что касается первого из этих вопросов, то мы уже убе­
содержанием и предметом иного отношения чем то, что дились, что на него следует ответить отрицательно. В каж­
предмет представления представлен посредством его со­ дом предмете есть такие материальные и формальные со­
держания благодаря принадлежности как содержания, так и ставные части, которые не представлены соответствующим
предмета к одному и тому же акту представления. представлением, которым, следовательно, не соответствуют
2. В случае сложных содержаний составные части со­ никакие составные части в содержании. К таким не-пред­
держания представления делятся на три группы, которым ставляемым составным частям принадлежат, например,
соответствуют материальные, первичные формальные и большинство тех реляций, в которых предмет находится к
вторичные формальные составные части предмета. другим предметам, и число которых почти бесконечно.
3. Особенность формальных составных частей содер­ Следовательно, если предмет является бесконечной после­
жания определена .посредством особенности формальных довательностью, т.е, - отвлекаясь также от его реляций к
составных частей предмета - это особый случай предложе­ другим предметам, - превышает некоторое определенное

ния, что особенность формальных составных частей зави­ число составных частей, то в этом случае представленным
сит от особенности материальных составных частей, когда является только осколок (Bruchteil) этих составных частей.
По правде говоря, нет такого предмета, представление ко-
124 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений . ... 125

торого содержало бы представления хотя бы всех его мате­ лам тождества и различия"88. Если иметь в виду, что Кант
риальных составных частей, которые не являются реляци­ под познанием понимает также и представления 8 9, то не­
ями к другим предметам; не существует ни одного адекват­ возможно будет не заметить совпадения вышепредложен­
ного представления предмета. ной дефиниции признака с таковой у Канта. Кант конечно
Следовательно, составные части каждого предмета же, не учитывая различия между содержанием и предметом

представления распадаются на две группы: одна из них со­ представления, обозначает признак также и как "частичное
держит те составные части, которые представлены посред­ представление". Однако это могло произойти лишь вслед­
ством соответствующих материальных составных частей ствие того, что Кант, чрезмерно сократив высказывание,
направленного на этот предмет представления; а вторая - обозначает в качестве признака "в вещи то, что составляет
все остальные составные части предмета. Кажется целесо­ часть познания этой вещи". Выражаясь более строго, эта
образным, чтобы те составные части предмета, которые дефиниция должна была бы звучать так: признаком явля­
благодаря своей представленности посредством представ­ ется в вещи то, познание (в кантовском смысле = пред­
ления этого предмета, находятся в, если можно так сказать, ставление) чего составляет часть познания этоЙ вещи. Ведь
более близкой отнесенности к этому представлению, имели нечто, что есть "в вещи", а следовательно, является частью
какое-то особое обозначение. И здесь слово "признак" вещи, не может быть названо частичным представлением,
прямо-таки предназначено для этой цели. Т.е. частью представления.

Мы уже пробовали (см. 8.) показать, что, во избежание По-видимому, кроме Канта из числа более современ­
недоразумений, это выражение следует применять, соб­ ных [исследователей], только Тренделенбург понимает при­
ственно говоря, только для обозначения частей содержания знак в приведенном здесь смысле. Этот исследователь ут­
представления; мы уже видели, как даже те исследователи, верждает, что там, где он говорит о "признаке" , берет это
которые в теории сделали из признака составную часть со­ слово не в том субъективном значении, которое вначале
держания представления, изменяли сами себе и там, где высказывает название, так что это был бы только опознава­
они в ходе своего изложения пользовались этим выраже­ тельный знак, а в объективном значении, которое ему уже
нием, обозначали этим же выражением составные части давно было придано традицией - а именно то, что образует
предмета. Если же теперь мы еще больше ограничим об­ в вещи понятие 9 О. Даже если смысл этой дефиниции при­
ласть использования этого термина и захотим допустить знака и может показаться несколько неясным, то, интер­

его применение исключительно в качестве названия тех со­ претируя слова Тренделенбурга, можно было бы передать
ставных частей предмета представления, которые, будучи его мысль так, что под "признаками" следует понимать "в
представленными посредством соответствующего пред­ вещах" то, что предоставляет необходимый материал для
ставления, кажутся репрезентированными (vertreten) в его образования понятия этой вещи. То, что в вещи соответ­
содержании посредством подчиненных им элементов, то ствует понятию и является признаком таковой. Если эта
мы полагаем, что можем сослаться здесь на весомые авто­ интерпретация верна, то при предложенной здесь дефини­
ритеты и действовать в их духе. Кант дает такую дефини­ ции мы должны были бы ссылаться также и на
цию: "Признак есть в вещи то, что составляет часть позна­ Тренделенбурга.
ния этой вещи; или - что то же самое - это частичное пред­ Кроме того, сюда принадлежит, как нам кажется, и де­
ставление постольку, поскольку он рассматриватся как по­ финиция признака, предложенная Штоклем. Она звучит
знавательная основа всего представления ... Всякое мышле­ так: "Под "признаками" вообще понимают все те моменты,
ние есть не что иное, как представливание посредством посредством которых мы познаем предмет как то, чем он

признаков. Все признаки, рассматриваемые как познава­ является и посредством чего отличаем его от всех других

тельные основы, имеют двоякое употребление: внешнее и предметов"91. Ясно, что этими "моментами" являются ча­
внутреннее. Внутреннее употребление состоит в выведении сти предмета; для того, чтобы посредством этих моментов
[дедуцировании], чтобы посредством признаков как позна­
вательных основ познать саму вещь. Внешнее использова­
88 Kant, Logik, hrsg. У. Jaesche, Einleitung, УIII.
ние состоит в сравнении, так как посредством признаков
89 Ibid.
мы можем сравнивать одну вещь с другой согласно прави- 90 Trendelenburg, Logische Untersuchungen, Leipzig, 1870, П.Вd., S. 255.
91 Dr. AIb. Stoeckl, Lehrbuch der Philosorhie, I.Bd., § 75.
126 к. Твардовский
к учению о содержании и предмете представлений. ... 127

ставные части сознания, его частичные представления, по­


предмет бьm познан как то, что он есть в своем отличии от
всех других предметов, моменты эти должны быть пред­
пятые как определения предмета, называются признаками" .
Совпадение с Кантом - полное; следовательно то, о чем
ставлены. В одном только отношении дефиниция Штокля
представляется нам несколько более узкой: из частей пред­ была речь там, значимо и здесь 9 2 .
Между признаками, т.е. теми составными частями
мета, которые представлены представлением, она называет
предмета, которые представлены посредством представле­
признаками только те, посредством которых "мы познаем
ния предмета, и остальными составными частями этого же
предмет как то, чем он является, и отличаем его от всех

остальных". Следовательно, здесь, по-видимому, больше предмета нет незыблемой границы (Grenzscheide). Можно,
проявляется то, что Тренделенбург в вышеупомянутом например, представить стол и не думать при этом о форме
месте обозначает как "субъективное значение" слова при­ [его] ножек; в этом случае форма ножек стола будет, правда,
знак
(материальной, метафизической) составной частью
Для подтверждения предложенной здесь дефиниции (второго порядка), но не его признаком. Но если во время
мы используем еще и дефиницию Эрдманна. ОН пишет: того, как мы представляем стол, мы будем думать о форме
его ножек, то в этом случае последняя должна рассматри­
"Признаки - это различимые определения предметов мыш­
ления независимо от того, идет ли в них речь о свойствах, ваться в качестве признака стола. Опыт учит,что в каждом
предмете всегда имеется более или менее постоянный на­
об отношениях величины, об отношениях цели". Что под
бор составных частей, которые возведены в ранг его при­
этими "определениями" следует понимать составные части
знаков; как психологические законы, так и практические
предмета, свидетельствует одно замечание, в котором Эр­
потребности играют решающую роль в том, какие состав­
дманн указывает на отношение между признаком предмета
ные части предмета находят свое представительство в на­
и высказанными об этом предмете предикатами. "Каждый
признак предмета - говорится там - может об этом пред­ правленном на них представлении; как правило, с одной
мете высказываться, предицироваться. И все же, не каждый стороны, это будут те, которые наиболее выделяются, с дру­
предикат предмета является признаком. Напротив, есть не­ гой же, те, которые выглядят особо пригодными для отли­
чения данного предмета от определенных или возможно
исчислимое количество высказываний о каждом предмете,
многочисленных других предметов, те, которые могут слу­
как чувственного, так и внутреннего познания, которые на­
зывают не составные части этого предмета, а какие-то от­
жить для выяснения по возможности большего количества
ношения, в которые он случайно вступил вместе со всеми других признаков и т.п. Поэтому, если речь идет о том,
своими признаками" . Следовательно, для того, чтобы нечто чтобы сделать такую составную часть признаком, о кото­

было признаком какого-то предмета, оно должно быть его ром предполагается, что обычно он не представляется, то к
составной частью, при этом, правда, неясно, почему Эр­ названию предмета при помощи словечка "как" прибавля­
дманн не считает "отношения, в которые случайно вступает
ется название соответствующей составной части или
предмет вместе со всеми своими признаками ", также со­
группы составных частей. Так говорят о круге "как" гранич­
ном случае эллипса и обращают тем самым внимание на те
ставными частями, а поэтому и признаками этого пред­
составные части (свойства) круга, которыми он свойствен­
мета, если перед этим и сразу же после этого он причис­
ным ему образом обладает вместе с данной линией сечения
ляет к признакам "отношения". - Что в дальнейшем эти со­
конуса; точно так же, когда говорят о Кассии "как" убийце
ставные части предметов, о которых говорит Эрдманн, не
Цезаря, о Зальцбурге "как" о месте рождения Моцарта, о
следует называть признаками, если их рассматривать как
некотором дереве "как" организме.
таковые только постольку, поскольку они являются пред­
В отношении же предложенной здесь дефиниции при­
ставленными посредством соответствующих частей содер­
знака как представленной составной части предмета сле­
жания - свидетельствует одно высказывание, в котором Эр­
дует остерегаться упомянутого выше [см. разд. 8 нашего
дманн, совершенно так же, как и Кант, смешивает содержа­
ние представления с предметом, но так же, как и Кант де­ текста, с. 78] недосмотра, который состоит в понимании
лает это таким образом, что предоставляет желанное под­ признака как составной части содержания. Искушение со-
тверждение нашего взгляда на признак Он говорит:
"Отдельные содержащиеся в некотором представлении со-
92 Цитированные места смотри в Erdmann, l.c., § 23.
128 К. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 129

всем рядом вследствиетой двузначности, которая заключа­ то все же кое-кто из исследователей заметил, что некоторые
ется в выражении "представлять". Для того чтобы обезопа­ признаки всегда повторяются. При этом речь идет не о тех
ситься перед ней, нелишним, наверное, будет еще раз ука­ составных частях, которые должны быть представлены, как
зать на то, что когда о признаке утверждается, что он только мы представляем какой-нибудь определенный
"представлен", то это выражение следует понимать в детер­ предмет. Так как не может быть никакого сомнения, что
минирующем, а не в модифицирующем значении. Когда например, как только мы наглядно представляем себе треу­
признак называют составной частью, то это не означает гольник, то всегда должны быть представлены три стороны;
того, что он является составной частью представления - при каждом представливании лошади в качестве его при­
[представленная посредством представления], он является знака появляется определенная форма и т.п. Здесь речь
точно так же потом, как и до этого составной частью пред­ идет главным образом об утверждении, что некоторые при­
мета. Этим сказано только то, что эта составная часть знаки присущи всем предметам определенного вида, вне

предмета входит в определенное отношение к совершаю­ зависимости от того, представлены ли они когда-либо или
щему представление субъекту, в силу которого она пред­ кем-либо; следовательно, в каждом предмете должны быть
ставлена этим субъектом. определенные составные части, которые всегда и одинако­

Следовательно, представляемыми являются все из­ вым образом с необходимостью представлены, так что без
вестные нам составные части каждого предмета без какого­ них представление вообще не является возможным. Зиг­
то ни было исключения; те, которые не могут быть на­ варт излагает эту точку зрения следующим образом:
глядно представлены, наверное могут быть представлены "Только тогда мы можем представить себе какой-нибудь
не-наглядно. Правда, из-за этого не все составные части определенный звук, когда мы мыслим его как один, с са­
должны быть представляемыми в том смысле, что мы мо­ мим собой тождественный, отличающийся от всех других;
жем произвольно выхватить каждую составную часть и вне только таким образом он вообще становится предметом
связи со всеми остальными представить ее себе; не удается нашего сознания, которое вообще было бы немыслимо без
также представливание всех составных частей или даже не­ некоторого количества различных объектов; следовательно,
большой их группы посредством одного представления. когда мы мыслим звук А, то от этого неотделимым явля­
Невозможно также представить формальные составные ча­ ется представление единства и тождественности с самим
сти предмета, если не представить материальные составные собой, а также отличия от других, тем самым, следо­
части, для которых они образуют форму; кроме того, пред­ вательно, представление множества тех других; это указы­
ставления различных признаков, будут ли это материаль­ вает на те функции, благодаря которым мы полагаем нечто
ные или формальные составные части, психологически как одно, с собой тождественное, отличное от других, и тем
предполагают друг друга, например, цвет - протяженность, самым мыслим о множестве в отличие от единичности и в

равноугольность - углы треугольника. Если число состав­ отношении к ней. Когда, следовательно, мы осознаем то,
ных частей предмета является очень большим, там, - если что мы себе представляем, имея представление [звука] А,
бы речь шла об наглядном представливании, - невозможно находим в представлении А, кроме слышимого образа
будет обойтись без дискурсивного представления этого звука, также и те определения и посредством этого он явля­

предмета, в то время как отдельные признаки прецставля­ ется в том виде, в котором он находится в нашем сознании,

ются последовательно и посредством представлений реля­ сложным продуктом (complexes Product)."93.


ций свойства этих признаков, которые ведут к одному об­ Ясно, что единство и тождество с самим собой, как и
щему члену, устанавливается их связанность в один одно­ отличие по отношению к другим составным частям явля­

родный предмет. ются составными частями каждого предмета, а именно: со­

Но если в общем границы между составными частями ставными частями метафизической природы в изложен­
предмета, которые являются признаками, и теми, которые ном нами [см. сноску 73, с.98] смысле. Это или отношения
таковыми не являются, должна быть названа изменчивой, в рамках самого предмета, т.е. формальные составные
и для каждого совершающего представление индивида, части, или отношения между этим предметом и другими

даже для каждого отдельного представления в этом же са­


мом индивиде, граница довольно значительно колеблется,
93 Sigwart, l.c., I.Bd., § 41,7.

5 Твардовский К.
130 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 131

объектами, т.е. материальные составные части предмета. Что касается тождественности [предмета] с самим со­
Однако сомнительно,являются ли эти составныечасти в то бой, представление которой - согласно Зигварту - должно
же время и признаками. Если посредством каждого пред­ образовывать составную часть каждого представления
ставления предмета сопредставлено его отличие от всех предмета, то этот вопрос исчерпывающе, и как мы пола­
других предметов, то все эти отличные от него предметы гаем, верным способом разъяснил уже Эрдманнз-. Его рас­
должны бы быть также сопредставлены, как это замечает суждения сводятся к тому, хотя каждый предмет тожде­
сам Зигварт. Однако это вещь невозможная, ведь в таком ствен с самим собой, т.е. тождественность образует
случае с каждым представлением предмета должны были (метафизическую) составную часть каждого предмета, то
быть связаны представления всех остальных известных все же "представление тождества с самим собой только в
представляющемупредметов - чего никто не осмелился бы виде исключения дано в качестве признака в тождествен­
утверждать. Итак, очевидным является то, что отличие од­ ном с самим собой представленном [предмете]". "С логи­
ного представления от всех других не является сопредстав­ ческой точки зрения, говорит Эрдманн, тождественность с
ленным, оно, правда, является составной частью каждого самим собой есть признак, который присущ каждому
предмета, но не его признаком. предмету; так как он обнаруживается в нем при логических
Но, может быть, сопредставленным является по край­ условиях анализа, то проявляется он как в нем содержа­
ней мере различие, которое наличествует между [данным] щийся. С психологической точки зрения, он обычно отсут­
предметом, и теми, которые более всех других похожи на ствует, поскольку наше внимание, направленное на особен­
него и легче всего могут быть с ним отождествлены? В та­ ные свойства представленного предмета, не находит случая
ком случае, мы бы представляли себе только некоторые ре­ для четкого осознания этого присущего всему, что предс­
ляции различия вместе с их членами и психологическая твлено как таковому, постоянного признака наряду с теми,
невозможность, противопоставленная предыдущему пред­ которые меняются от предмета к предмету". Мы говорим,
положению, не принималась бы в расчет. Но также и здесь следовательно, что тождественность является составной ча­
опыт учит нас противоположному. Правда, в некоторых стью, принадлежащей каждому без исключения предмету,
случаях возможным является то, что мы представляем раз­ но только исключительно признаком предметов представ­
личие некоторого предмета от немногих других, а этим са­ ления.

мым и эти другие предметы. Эта возможность Из того обстоятельства, что тождество с самим собой
имеет место тогда, когда некто встречается с
(Eventualitaet) присуще в качестве составной части всем без исключения
незнакомым для себя, но похожим на другие предметом и предметам представливания, Эрдманн выводит утвержде­
старается запомнить, чем же он отличается от этих других ние, что принцип тождества выражает "в сущности пред­
предметов. Тот, кто впервые представляет себе волка, почти мета всеобщее условие всякого возможного для нас пред­
что спонтанно будет искать сравнения с собакой и будет ставливания" и поэтому может быть назван "принципом
осознавать различие, которое имеет место между ними. То, нашего представливания". "Тождество образует ядро того,
что здесь вызывает это сравнение, это ассоциация по подо­ что со времен Канта обозначалось как "полагание" (Position,
бию; но можно также и противодействовать этой ассоциа­ Setzung) и обозначалось неудачно выбранным. (оно было
ции и с равным успехом представить себе волка, совер­ взято из области суждения) выражением "установление"
шенно не думая при этом о собаке. Если же мы и дальше (Bejahung)". В обоих отношении - первичном отношении
будем рассматривать аналогичные случаи, то мы никогда тождества и производном нетождества - исчерпываются
не обнаружим или обнаружим очень редко, чтобы посред­ основополагающие отношения представленного [предмета]
ством представления какого-то предмета была бы также как такового. Все остальные требуют учета особенного со­
представлена хотя бы одна единственная реляция различия держания предметов, который может быть отражен лишь
между ним и другим предметом - абстрагируясь, есте­ посредством отношений суждения.
ственно, от тех случаев, когда какой-то предмет мы пред­ В вышеприведенных цитатах, перемешаны, как нам
ставляем себе именно при помощи реляций, в которых он кажется, истина и ложь. Без сомнения, следует согласиться
состоит с другими предметами, Т.е. опосредованно
(indirect).
94 Erdmann, I.c., I.Bd., § 33.
5*
132 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 133

с тем, что каждый предмет является тождественным с са­ представления является однородным целым. Эта
мим собой и нетождественнымс другими предметами. Эта особенность предмета представления, из-за которой
особенность, сформулированная в одном предложении, схоласты определяли его как "цпшп", является всеобщей.
может в результате быть обозначена как закон, которому Она, кроме этого, является основанием для
повинуется каждый предмет так, как каждое тело повину­ нетождественности и тождественности предмета. Ведь
ется закону тяготения. Но представляется сомнительным, поскольку каждый предмет является чем-то одним, Т.е.
являются ли, во-первых, предложенныеособенности - тож­ однородным целым, то он противопоставляется всем иным
дественность с самим собой и отличие от других - действи­ [предметам] как отличный от них, а в результате как тот,
тельно единственными, которые принадлежат представлен­ которым он является как тождественный с самим собой.
ному как таковому, и во-вторых, являются ЛИ эти отноше­ Но эта "однородность" предмета - это не только осо­
ния основополагающими для предметов представления. бенность, составная часть, но также и признак всех предме­
Что касается первого вопроса, то мы уже имели случай тов. Посредством каждого представления мы не только
указать на некоторые общие особенности предметов пред­ представляем один предмет, а представляем его также как
ставления. Мы видели, что всем предметам представления один95. Там, где речь идет о сложном предмете, эта одно­
присуща не только способность быть представленным - это родность является представленной при помощи свойства;
следует уже из понятия, - но также и способность быть там же, где речь идет о простом или представленном как
предметом суждения, или же способность быть любимым простом предмете, такое посредничество не требуется. Если
или ненавидимым. Также и эти определения предметов - бы каждый предмет не был представлен как один, то он
что Эрдманн относит только к тождеству и не-тождеству - слился бы с другими, и немыслимым было бы никакое
являются независимыми от особенностей каждого отдель­ суждение, никакая эмоциональная деятельность, которая
ного предмета и присущи без исключения всему представ­ была бы направлена на определенный предмет. Правда,
ленному. Правда, Эрдманн прав в том, что названные осо­ можно было бы сказать, что при таких обстоятельствах со­
бенности, за исключением, возможно, первой: представля­ представленным является также и отличие этого предмета
емости (Vorstellbarkeit), не могут быть обозначены как ос­ от других. Но это только иллюзия, которая вызвана тем,
новополагающие. Иначе дело обстоит с другой, также что это отличие от других предметов является особенно­
только что нами названной особенностью предметов пред­ стью, проистекающей из однородности каждого предмета;
ставления, их однородностью; короткое рассуждение дол­ однако же не все особенности предмета, проистекающие из
жно показать, что с учетом этой особенности мы должны какого-то признака, являются сопредставленными. Если бы
на второй вопрос дать отрицательный ответ. это было так, то каждый раз, когда мы представляли бы
Все, что представлено как предмет, представлено, если квадрат, мы должны были бы представлять проведенные в
оно к тому же является сложным, как однородное целое. этом квадрате диагонали. Но однородность является пред­
Его части объединены в однородное целое посредством ре­ ставленной, и поскольку она, таким образом, есть не только
ляций свойства, в которых на одной из сторон находится особенность, но также и признак каждого предмета пред­
общий член. Если ребенок вначале разделяет окружающие ставления, то, как нам кажется, она больше, чем споради­
его предметы иным, чем это он будет делать позднее, спо­ чески осознаваемое нами тождество, подходит для того,
собом, и даже если из всех доступных в данный момент чтобы служить в качестве основания для закона, господ­
впечатлений он конструирует один предмет представления, ствующего над предметами представления как таковымияе.
который под влиянием последующего опыта учится разла­
гать на другие, относительно более простые [предметы 95 О напрашивающемся возражении, что есть также такие представле­
представления]; если он, например, представляет себе та­ ния, посредством которых мы представляем много предметов, т.е, общие
ким образом стену с висящими на ней картинами, потолок представления [15, с.144-154].
комнаты и находящегося в комнате человека - как одно це­ 96 Когда Мейнонг говорит: "Тождество высказывается о чем-то таком,
что состоит одновременно в реляции с различными вещами", то это вы­
лое, то, хотя это может и не отвечать объективному поло­
глядит как подтверждение нашего взгляда, согласно которому однород­
жению вещей (Tatbestand), но предмет этого
ность предмета по самой своей природе предшествует его тождеству са­
представления, которым обладает ребенок, как предмет мому себе. Так как тождественным самому себе предмет является по­
стольку, поскольку одновременно он как однородное целое состоит со
134 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлении. ... 135

Вопрос о том, есть ли такие составные части предмета, чены как его "особенности". Например, когда представлен­
которые не только присущи им всем без исключения, а бо­ ными являются члены некогорой последовательности. В
лее того, образуют всегда присутствующий признак каж­ представлении последовательности содержатся составные
дого предмета, можно было бы ответить отчасти в духе части, которым в качестве предметов соответствуют части
Зигварта, а отчасти в духе Эрдманна. Так как в конечном последовательности, которые определенно не являются ни­
счете Эрдманн прав, когда он учит, что названные Зигвар­ какими особенностями последовательности. Но Больцано
том составные части, хотя и могут быть обнаружены благо­ отстаивает еще более радикальный тезис; он считает, что
даря анализу в каждом предмете, но не могут быть сопред­ нельзя утверждать, что "каждая часть представления есть
ставлены посредством представления предмета. Однако, представление содержащейся в его предмете части"99. И
что касается одной из этих составных частей, прав, как нам это, вне всякого сомнения, правильно, если иметь в виду
кажется, все же Зигварт, особенно, относительно единства, формальные составные части представления. Так как они
о котором мы должны всякий раз, как представлен какой­ не являются вообще никакими представлениями, то, следо­
нибудь предмет, утверждать, что оно является вательно, они и не могут быть представлениями каких­
сопредставленным, что оно, следовательно, является не либо частей предмета. НО Больцано поддерживает свое ут­
только составной частью, но и признаком предмета. верждение также и по отношению к материальным состав­
ным частям содержания представления и приводит не­
сколько аргументов, обоснованность которых должна быть
14. НЕПРЯМЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ нами проверена.

Представления, которые обнаруживают в своем содер­


Перейдем теперь ко второй части того вопроса, кото­ жании больше материальных составных частей, чем тако­
рый был поставлен нами в начале предыдущего параграфа. вых имеет сам предмет представлений, являются, согласно
Речь идет о том, соответствует ли каждой части содержания Больцано, во-первых, представлениями, которые содержат
представления определенная часть представленного посред­ в качестве своих составных частей целые предложения, на­
ством этого содержания предмета; тогда как в отношении к пример, представление треугольника, "который имеет один
вышерассмотренному вопросу царит редкое в истории пси­ прямой угол"; во-вторых, представления предметов, кото­
хологии согласие, то этого нельзя сказать в отношении той рые "как абсолютно простые вовсе не имеют частей, в то
проблемы, к рассмотрению которой мы сейчас приступаем. время как их представления явно состоят из простых ча­
Больцано, например, утверждает, "что есть различные со­ стей; следовательно, каждое психическое сущее является
ставные части представления, которые совсем не выражают абсолютно простым предметом; и тем не менее, его поня­
особенностей соответствующих им предметов"97. Керри же тие состоит из нескольких частей"; в-третьих, представле­
считает, "что предмет понятия должен некоторым образом ния такого вида как "глаз человека, фасад дома". В содержа­
содержать в себе, по меньшей мере, все признаки своего нии этих представлений находятся в качестве составных
понятия, в противном случае мы бы не могли сказать, что частей представления человека, дома; но ведь человек не
он подпадает под это понятие"98. Кто из этих двух исследо­ является частью своего глаза, а дом - частью своего фасада,
вателей прав, мы и постараемся здесь выяснить. напротив, между этими предметами имеет место обратное
Вероятно, следует согласиться с тем вариантом, кото­ отношение. Такой тип представлений Больцано считает на­
рый сформулировал Больцано в вышеупомянутом тезисе. иболее подходящим для неопровержимого обоснования
Так как мы знаем, что в содержании одного представления своего утверждения. В-четвертых, такие представления как
могут содержаться составные части, которым в предмете "страна, не имеющая гор" (еin Land, das keine Berge hat),
соответствуют такие части, которые не могут быть обозна- "книга без гравюр" (еin Buch, das ohne Kupfer ist).
"Поскольку ясно, что они не указывают посредством содер­
жащихся в них представлений: горы, гравюры, на части,
своими составными частями в реляциях своЙства.(Меinоng, Hume-Studien
Н, в:Sitzungsberichten der phil.-hist. Classe der kaiserlichen Akademie der
Wissenschaften (CI Bd.) Wien, 1882. УН, § 2.
97 Bo/zano, l.c., § 64.
98 Kerry, I.c., Х. Jhrg., S. 422. 99 Kerry, l.c., Х. Jhrg., § 63.
136 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 137

которыми обладает подпадающий под них предмет, а ско­ способов, которыми можно мыслить эти понятия1 О О • Все
рее на такие части, которые в нем отсутствуют". примеры, которые приводит Больцано в своих втором,
Таковы аргументы Больцано в пользу того, что в опре­ третьем и четвертом аргументах, принадлежат к только что
деленных представлениях содержатся материальные со­ описанномусловами Керри виду представлений.
ставные части, посредством которых являются представ­ Правда, не следует считать, что в таким способом не­
ленными составные части относящегосяк нему предмета. прямо представленномпредмете ничего иного не представ­

Первому из этих аргументов сам Больцано не придает лено, кроме как то, что он является чем-то, что находится в

большого значения. Так как "мы сами охотно довольству­ определенной реляции к другому предмету. Очевидно, что
емся тем, что в таком случае не целое предложение, а представление"отец Сократа" - это непрямое представление
только определенное содержащееся в нем представление в описанном выше смысле. Здесь известным членом явля­
является тем, что указывает на какую-то часть, встречаю­ ется Сократ; реляцией - та, в которой сын находится к сво­
щуюся также и в предмете. И, действительно, такое иногда ему отцу; а Софрониск - это второй член отношения, кото­
случается; так представление треугольника, который имеет рый определен посредством реляции и ее известного члена.
один прямой угол, вызывает в словах: "который имеет один И "Софроникс", и "отец Сократа" называют один и тот же
прямой угол", представление прямого угла, которое дей­ предмет. Но реляция отцовства - это такая реляция, кото­
ствительно указывает на наличествующую в прямоуголь­ рая может иметь в качестве своих членов только существа
ном треугольнике часть". Что это однако не всегда так, как (Wesen, мужского пола), и известный член этой реляции -
раз и должны доказать приведенные на четвертом месте Сократ - исключает представление всех остальных существ,
примеры. кроме людей. Следовательно, то, что представлено посред­
Что касается второго аргумента Больцано, который об­ ством этого непрямого представления не есть попросту

ращается к представлениям простых предметов, то мы уже "предмет, который находится к Сократу в отношении от­
показали, что нет простых предметов в том смысле, что у цовства", а "человек, который и т.д". Напротив того, в неко­
этих предметов не могут быть различены никакие отноше­ торых случаях реляция определяет вид предметов, которые

ния к другим предметам. Когда мы представляем простой находятся в отношении к данному предмету; тогда непря­

предмет, например, Бога, то мы делаем это именно таким мое представление является в большей или меньшей сте­
способом, что представляем отдельные реляции этого пени неопределенным; например, представление чего-то,

предмета к другим предметам, реляции, которые также яв­ что является моей собственностью. Следовательно, одноз­
ляются (метафизическими) частями предмета, который с начность реляции, на которой настаивал Керри, не
другой точки зрения является простым. И в этом месте является необходимым условием для непрямого
второй аргумент Больцано следует рассматривать вместе с представливания.

третьим и четвертым; во всех трех случаях речь идет о Примеры, которые приводит Больцано, находятся по­
предметах, которые представлены посредством реляций, в средине между двумя видами непрямых представлений,
которых они находятся к другим предметам. определенными и неопределенными. Глаз, который нахо­
Такие представления называются непрямыми. Форму дится в отношении человека в реляции части к целому,

таких представлений Керри описывает следующим обра­ страна, которая находится к горам в реляции, которая обо­
зом: Предмет такого понятия мыслится при помощи реля­ значается как отсутствие, недостаток чего-то, являются, ис­

ции, один член которой известен; сам он [т.е. предмет] яв­ пользуя выражения Эрдманна, всего лишь неопределенно
ляется другим членом и является, по-видимому, посред­ определенными предметами (unbestimmt bestimmte Gegen-
ством этого своего места (посредством этой реляции и ее staende). Они определены относительно своего вида, а не
известного члена) в достаточной степени определенным, индивидуально.

при условии, что данная реляция является со стороны не­ Спрашивается, принадлежат ли описанные непрямые
известного, требующего своего определения члена, одноз­ представления, как того хочет Больцано, к такому виду, что
начной. Из того, что в данном случае может идти речь о в них встречаются такие материальные составные части,

различных реляциях, происходит известное разнообразие

100 Kerry, Гс., IX. Jhrg., s. 461.


к учению о содержании и предмете представлений. ... 139
138 к. Твардовский

посредством которых представлено нечто, что не является


страна, в которой нет деревянного железа - суждение, ко­
нечно, истинное, - то он утверждал бы также и существова­
частью предмета этих представлений.Аргументы Больцано
ние деревянного железа. Следовательно, посредством пред­
кажутся убедительными. Тот, кто представляет человечес­
ставления человеческого глаза, страны без гор отнюдь не
кий глаз, представляет, разумеется, также и человека, и все
представлены три предмета в какой-либо связи; предполо­
же человек не есть часть своего глаза. И тот, кто имеет
жение, что здесь одному содержанию противостоят не­
представление страны без гор, конечно же, представляет
сколько предметов, оказывается несостоятельным.
также и горы, хотя горы и не являются частью страны, ко­
И опять мы стоим перед фактом, что тот, кто называет
торая характеризуетсятем, что не имеет гор. Можно было
человеческий глаз, представляет себе человека, а ведь чело­
бы предложить здесь выход, сказав, что посредством таких
век не может принадлежать к названному предмету, так как
представлений представлено несколько предметов, а не
он одновременно с ним должен был бы поддаваться сужде­
только один; и притом представленнымипредметами были
нию, желаться или ненавидиться. И все же мы не должны
бы реляция и оба ее члена. Кто представляет страну без гор,
уступать аргументам Больцано, поскольку они основыва­
тот представляет: 1. страну; 2. горы; 3. реляцию между
ются на смешении содержания представления, т.е, значе­
двумя этими предметами, в силу которой второй отрица­
ния названия, которое обозначает это представление, с т.н.
ется первым. Но оказывается, что и такой выход невозмо­
внутренней формой языка, с близкими к "этимон" вспомо­
жен, если иметь в виду данное нами (см. 7.) описание того,
что должно пониматься под предметом представления. Со­
гательными представлениями (Hilfsvorstellungen). Как
только мы строго различим эти две вещи, окажется, что
гласно последнему, предметом представления является то,
непрямые представления также не имеют в своем содержа­
что названо посредством названия, значением которого яв­
нии ни одной материальной составной части, посредством
ляется содержание этого представления, то, что на основе
которой не была бы представлена какая-нибудь часть его
этого психического содержания подвергнуто суждению, же­
предмета [комм., к. 14, п. 2, с. 159].
лаемо или ненавидимо. Первый из этих критериев может
О внутренней языковой форме говорят, как известно,
вначале показаться верным. Так как сложное название "глаз
там, где к чувственно воспринимаемому знаку, например,
человека" называет ведь и глаз, и человека, тогда как по­
звуку, присоединяется сначала представление, "которое не
средством прибавления in casu obliquo [комм., к. 14, п.1,
является помысленным, а должно служить только для того,
с. 159] второго названия к первому, отношение между
чтобы сообщать значение"101. Это присоединяющееся вна­
двумя предметами находит свое языковое выражение. Од­
чале к звуку представление называют внутренней формой
нако, между этим сложным названием и раздельной по­
языка. Когда к названию "земля", в то время, когда каждый
дачей каждой составной части должно наличествовать раз­
говорящий осознавал его этимон, присоединялись пред­
личие. А что приведенные здесь названия не являются про­
ставления плуга и его применения, тогда эти представле­
стым соединением трех названий, явствует из следующего:
если бы предмет представления страны без гор был бы ния так же мало, как и сегодня были значением названия.
Они служили лишь для того, чтобы вызвать представление
комплексом, образованным из страны, гор и отношения
предмета, в отношении которого плуг и находит свое при­
между ними, то этот комплекс должен был бы быть тем
что поддается суждению посредством направленного H~ менение, и были, следовательно, действительно, ничем
иным, как знаками, вызывающими помысленное содержа­
"страну без гор" суждения, а эмоционально переживается
ние представления, тогда, как сегодня само название
посредством относящейся к ней эмоциональной деятельно­
"земля" вызывает это содержание без помощи вспомога­
сти: желается или ненавидится. Но такое, естественно, не
тельных представлений.
происходит. Когда кто-то говорит, что он любит страну без
Следовательно, представление человека выполняет по
гор, то этим самым он не утверждает, что любит горы; и
отношению к представлению человеческого глаза то же за­
когда кто-то высказывает суждение о человеческом глазе

то его суждение касается только глаза человека, но не ca~ дание, что и этимон по отношению к ассоциированному с
ним представлению, которое является истинным значе-
мого человека. Если бы последний принадлежал назван­
ному комплексу, то он также должен был бы быть охвачен
суждением. Если же тогда кто-то скажет, что существует
101 Marty, Ueber das Verhaeltnis von Logik und Grammatik, S. 106.
140 К. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 141

нием соответствующегоназвания. Послушаем, что говорит разделенную там на языковой знак и вспомогательные
об этом Марти: "Поскольку представления внутренней представления, здесь выполняет сам языковой знак. То, что
формы ... опосредуют только понимание (Verstaendnis), ... то значат оба этих названия, содержание вызываемых ими
их с успехом можно сравнить с описательными представлений, является одним и тем же, так же, как и то,
(umschreibenden)дефинициями. Они также ПрЯМО не ука­ что названо в обоих случаях, является одним и тем же
зывают на значение дефинируемого названия, а вызывают предметом.

вначале определенные вспомогательные представления, ко­ Говоря обобщенно, в случае непрямых представлений
торые помогают найти это значение, и которые поэтому дело обстоит следующим образом. Каждое опосредованно
сродни ребусам, с той только разницей, что целью и преи­ представленное содержание реализуется при посредниче­
муществом здесь является не затруднение, но возможное стве вспомогательных представлений. Таковыми являются,
облегчение правильного решения. Описательная - если вспомнить описание опосредованных представлений
( circuтscriptieve) дефиниция называет то proprium [комм., Керри, - представление известного члена реляции и отча­
К. 14, п.3, с. 159], имеющегося в виде понятия, то его род, сти также представление этой реляции. Ведь последнее есть
его вид или вообще только его примеры, указывает на не­ часть представления как известного члена, так и неизвест­
двузначную аналогию или на противоположности, указы­ ного, опосредованно представленного члена. С одной точки
вает причины, следствия помысленного предмета или ка­ зрения, оно образует часть вспомогательного представле­
кой-нибудь иной постоянный его коррелят, часто однако ния, с другой - оно принадлежит в качестве материальной
она всего лишь выделяет какое-то его случайное отноше­ составной части к правильно помысленному содержанию.
ние, которое только в данных обстоятельствах предостав­ Разумеется, посредством вспомогательного представления
ляет слушателю желаемые разъяснения. Так и было бы, также представлен какой-то предмет, но так как представ­
если бы, например, кто-нибудь объяснял смысл названия ление этого предмета не помыленоo посредством названия,

какого-нибудь цвета, ссылаясь на то, что цвет, о котором значение которого есть опосредованное представление,

идет речь, является цветом присутствующей в окружении также и этот предмет не назван посредством этого назва­

мебели или одежды"102. ния.

Мы выделили в этой цитате то, что является для нас Поскольку все примеры, которые Больцано приводит
особенно важным. Решение аргументов Больцано происхо­ для защиты своего учения, являются опосредованными
дит, следовательно, таким образом: Тот, кто употребляет представлениями, постольку в данном случае они лишены
название "страна без гор", вызывает посредством этого на­ силы доказательства. Ведь представление человека не явля­
звания у слушателя представление гор, представление суж­ ется частью представления человеческого глаза, а отлича­
дения, которое отрицает принадлежностъ гор [некоторой] ющимся от него вспомогательным представлением, кото­
стране, и представление страны. Первые два представления рое в роли знака предназначено для того, чтобы вызвать то
являются вспомогательными представлениями, они пред­ представление, о котором в самом деле идет речь, представ­
назначены для того, чтобы вызвать представление страны, ление глаза, обладающего определенными особенностями.
обладающей определенной особенностью. Представление Реляция, которая здесь имеет место между известным и
этой страны является истинным значением названия неизвестным членом, - это реляция целого к части. Если
"страна без гор"; то, что помимо этого появляется в пред­ бы мы имели такое название, которое не упоминая чело­
ставлении слушателя, не принадлежит к значению этого века, обозначало бы его глаз, то было бы еще более очевид­
названия, служит для осознания этого значения. Что задача ным, что представление человека не является составной ча­
этих вспомогательных представлений, действительно, такая стью представления человеческого глаза. Сравнить хотя бы
же, как и названий, и состоит в том, чтобы вызвать у слу­ вышеприведенный пример: Софроникс = отец Сократа.
шателя предполагаемое содержание, следует также из того, То же самое мы находим и в представлении страны без
что вместо названия "страна без гор" можно поставить, на­ гор. Здесь отношением между известным и неизвестным
пример, "равнинная страна", название, в котором функцию, членом является отношение отсутствия, Т.е. такое отноше­

ние, которое имеет место между двумя предметами тогда,


когда второй отрицается относительно первого. Следова-
102 Marty, Ueber das Verhaeltnis уоп Logik und Grammatik, S. 112.
142 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 143

тельно, к вспомогательным представлениям, которые вы­ ления 1 - 1', то сравнение 1 с l' даст нам следующее: матери­
зывают опосредованное представление такого вида, всегда альные составные части 1 являются представлениями со­
принадлежит представление двойного суждения103. Такие ставных частей G. Но наряду с этими составными частями
вспомогательные представления, можно обнаружить во 1 содержит еще и формальные составные части. Если пред­
всех т.н. отрицательных представлениях, которые образуют ставить одно только 1, то оно будет предметом (G'=I) пред­
класс опосредованных представлений. ставления, содержание которого называется 1'. Материаль­
Итак, мы видим, что опосредованные представления ные составные части l' - это представления материальных
не содержат никаких материальных составных частей, по­ и формальных составных частей 1. Часть материальных со­
средством которых не были бы представлены части соот­ ставных частей l' имеет своим предметом материальные
ветствующего им предмета. Кроме трех групп материаль­ составные части 1; а они, в свою очередь, имеют своим
ных составных частей содержания представления, посред­ предметом материальные и формальные составные части
ством которых представлены соответственно материальные G. Другая часть материальных составных частей l' имеет
составные части предмета, его первичные и его вторичные своим предметом формальные составные части 1, которые
формальные составные части (разумеется, не во всей их однако уже не имеют никакого предмета, так как они во­

полноте), нет никаких иных материальных составных ча­ обще не являются представлениями. Следовательно, пред­
стей содержания представления. ставление представления добавляет нечто новое к первич­
Прежде чем мы закончим этот параграф, мы хотели ному представлению, посколько посредством l' представ­
бы продумать еще один вопрос. А именно: какое отношение лены также и формальные составные части 1; зато можно
наличествует между представлением предмета и представ­ опять обозначить l' как копию 1 в том смысле, что посред­
лением представления этого предмета. Исследуя эту про­ ством l' не осознается ни одна составная часть G, который
блему в логико-гносеологическом аспекте, Керри пришел к не был бы уже представлен посредством 1, посредством
выводу, что представление представления тождественно са­ первичного представления. Следовательно, для познания
мому этому представлению 1 О 4 . Он говорит: "Понятие по­ предмета понятия представление его представления экви­
нятия это сложносоставное понятие, ближайшими валентно первичному представлению предмета; попросту
(naechsten) составными частями которого являются: общее говоря, 1 и l' различаются между собой не только различ­
отношение между понятием и предметом (а) и само поня­ ным содержимым составных частей, но и тем, что предме­
тие (б). Непосредственно ясно, что понимание составной том 1 является G.
части (б) эквивалентно знанию предмета понятия: именно Аналог, позаимствованный Керри для доказательства
(б) есть понятийный предмет рассматриваемого понятия ... своей точки зрения из области деятельности суждения, со­
И в самом деле, понятие понятия не прибавляет ничего но­ ответствует при более внимательном рассмотрении нашему
вого к первичному понятию, а является всего лишь копией описанию отношения между представлением и представле­

первичного понятия; понятие понятия тождественно са­ нием представления. Ведь когда мы утверждаем утвержде­
мому понятию .... Упомянутая функция имеет, впрочем, ние предмета, тогда в отношении предмета первоначапь­

точный аналог в уходящей в бесконечность цепи утвержде­ ного утверждения не утверждается ничего иного, чем в са­

ний (Bejahungen) одного и того же поддаваемого суждению мом первоначальном утверждении. Следовательно, в логи­
содержания: утверждение утверждения равно самому ут­ ческом отношении второе утверждение, поскольку оно ка­
верждению" . сается предмета первоначального утверждения, эквива­

Здесь необходимо отделить ложь от истины. Если обо­ лентно первому. Однако оба эти утверждения различаются
значить представленный предмет буквой G, содержание потому, что второе утверждение утверждает не только им­

представления этого предмета - 1, и содержание представ- плицитно предмет первого утверждения, но и само это ут­
верждение. Аналогично, как мы уже видели, посредством
представления l' представлены не только при посредниче­
103 В отличие от простых суждений под двойными следует понимать
стве материальных составных частей содержания 1 состав­
такие суждения, которые не только признают или отбрасывают предмет,
но в то же время приписывают ему что-либо или в чем-либо отказывают.
ные части предмета G, но одновременно также и формаль­
ер. Hillebrand, I.c., §§ 67ЕЕ. ные составные части содержания 1. Первым соответствует в
104 Кеггу, Гс., Х. Jhrg., S. 458 Е.
144 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 145

качестве данного феномена, согласно предложенной анало­ "висящих в этой комнате картин". Но с помощью только
гии, первоначальное утверждение; вторым, опосредованно одного этого представления я еще не могу начать считать.

представленным составным частям G,- уже утвержденный Если я все же хочу приступить к счету, то с необходимо­
посредством первоначального утверждения предмет. стью должен представить отдельные картины. И только
тогда, когда я делаю это, - представляя при этом каждую
картину как от других картин отличную и направляя свое

15. ПРЕДМЕТЫ ОБЩИХ ПРЕдеТАВЛЕНИЙ внимание на то, чтобы ни одна из представленных для под­
счета картин не была бы второй раз для этой же цели пред­
Выше [по 4, с. 49-55, п. 6, с. 68-72] мы уже упоминали ставлена, - я и могу провести подсчет. Впрочем, никто не
об одном аргументе, которым пользуется Керри для разли­ мог бы отрицать, что для того чтобы иметь возможность
чения содержания представления и предмета представле­ пересчитать объединенные в какое-то "высшее" единство
ния. И там же сделали оговорку, что не можем воспользо­ предметы, необходимо иметь представления самих этих
ваться этим аргументом, исходя из оснований, которые мы единичных предметов.
разъясним в ходе дальнейшего изложения. Этот аргумент Однако на это можно возразить, что предметы, еди­
основывается на том обстоятельстве, что общему понятию ничные представления которых необходимо иметь для
принадлежит множество предметов понятия, вследствие того, чтобы быть в состоянии их пересчитать, одновре­
чего нельзя отождествлять содержание понятия и предмет менно с этим являются и предметами одного вышележа­
понятия 1 05 . Поэтому теперь мы обязаны объяснить, по ка­ щего (uebergeordneten) по отношению ко всем этим еди­
кой причине объявили несостоятельным аргумент Керри. ничным представлениям общего представления. Это как
Нет иной причины, кроме той, что не существует та­ раз и характерно для общего представления, что оно как бы
ких представлений, которым бы принадлежало множество одновременно презентирует сознанию множество предме­

предметов. Почти повсеместно бытует противоположная тов, каждый из которых может быть представлен посред­
точка зрения; Больцано даже утверждает, что еще никто не ством одного или нескольких отдельных представлений.
оспаривал того, что есть такие представления, которые от­ Это утверждение не означает, что общее представление
носятся к бесконечному множеству предметовшё. Хотя со дает то же самое, что дают вместе взятые единичные пред­
времени Больцано и появилось много логиков, однако ставления. Если один раз мы последовательно представ­
было бы напрасно искать у них выразительных утвержде­ ляем себе посредством соответствующих единичных пред­
ний на счет того, что нет таких представлений, которым бы ставлений ряд предметов, которые принадлежат или к есте­
соответствовало множество предметов. Здесь мы и постара­ ственному, или к искусственному роду, а другой раз имеем
емся доказать, что все же дело обстоит именно так, как ут­ соответствующее общее представление, тогда то общее
верждаем мы. представление - и это не оспаривает никто - дает нам нечто
Если есть такие представления, которым соответствует иное, нежели вместе взятые единичные представления. Это
множество предметов, то, по крайней мере, в тех случаях, следует, между прочим, из того, что мы можем иметь об­
где число предметов конечно, они должны быть исчисли­ щее представление также и в тех случаях, когда число

мыми. И действительно, полагают, что можно пересчитать предметов соответствующих единичных представлений, а
предметы таких представлений. Именно в этом мнении и следовательно, и число самих этих представлений является
заключается ошибка. Поскольку то, что пересчитывается, бесконечно большим. Если, например, общее представле­
это не предметы, к которым относится общее представле­ ние числа было бы ни чем иным, как соединением всех
ние, а предметы стольких представлений, сколько предме­ единичных представлений всех отдельных чисел, то точно
тов было сосчитано. Проследим процесс, который происхо­ так же должна была бы быть возможность указать прису­
дит при пересчете каких-либо предметов. Если я хочу пере­ щие единичным числам особенности, причем как тогда,
считать, например, картины, которые висят в этой комнате, когда имеется всего лишь общее представление числа, так и
то в моем сознании прежде всего дано общее представление тогда, когда имеются единичные представления каждого
отдельного числа. Естественно, что это не так, ведь пред­
105 Kerry, l.c., Х. Jhrg., S. 432. ставление общего числа дает меньше, чем все единичные
106 Bo/zano, l.c., § 68.
146 к. Твардовский к учению о содержании и предмете представлении. ... 147

(кстати, в своей полноте никогда не достижимые) пред­ [треугольника], с той только разницей, что в первом случае
ставления единичных чисел. Тем не менее, с другой точки представленным было бы отношение некоторых частей
зрения общее представление дает больше, чем подчинен­ предмета к некоторым частям иных, похожих на него
ные ему единичные представления, потому что оно делает предметов, что во втором случае не имеет места. Общее
возможными суждения, которые со своей стороны дают представление треугольника так бы относилось к единич­
больше, чем могут дать в своей совокупности единичные ному представлению какого-нибудь определенного треу­
суждения. Суждение: во всех треугольникахили в треуголь­ гольника, как например, представление Платона, как учи­
нике как таковом сумма углов равна 1800, обладает иной теля Аристотеля, к представлению Платона как такового.
логической ценностью, чем суждения: сумма углов треу­ Посредством первого представления сопредставлено отно­
гольника А равна 1800, сумма углов треугольника В равна шение Платона к другому предмету, посредством второго -
1800 и т.д., вместе взятые. Полученное таким способом, по­ Платон.представлен так, что в нашем сознании не появля­
средством невозможной в этом случае полной индукции ется его отношение к Аристотелю. Эта аналогия кажется
суждение не обладает той значимостью, какой обладает нам безупречной и верной; и все же было бы ошибкой ут­
суждение, которое получено при помощи общего представ­ верждать, что она действительно имеет место. В сущности
ления треугольника. И не является ли то обстоятельство, здесь нет никакой аналогии. О предмете представления
что мы с очевидностью совершаем суждение: в каждом тре­ Платона, как учителя Аристотеля, можно утверждать все,
угольнике сумма его углов равна 1800, несмотря на невоз­ что относится к предмету представления Платона как тако­
можность полной индукции, доказательством того, что об­ вого. Как о первом, так и о втором можно сказать, что он
щее представление треугольника дает больше, чем все родился во время 88-0Й Олимпиады, что вначале назы­
вместе взятые единичные представления отдельных треу­ вался Аристокл, что был автором диалогов, что учил в Ака­
гольников? демии и Т.П. Если же теперь обратиться к общему пред­
Но если общие представления суть не что иное, нежели ставлению треугольника, то о его предмете нельзя утвер­
суммарная формула конечного или бесконечного ряда еди­ ждать то же самое, что и о предмете единичного представ­
ничных представлений, то в чем же тогда состоит их осо­ ления какого-то определенного треугольника. О последнем
бенность (Eigentuemlichkeit)? А в том, - отвечают обычно, - можно сказать, что он обладает поверхностью площадью
что посредством этих представлений представлено то, что 2см2, одним прямым углом и двумя острыми и Т.П. НИ
обще (Gemeinsame) предметам всех единичных представ­ одно из этих высказываний не относится к предмету об­
лений. Если согласиться с этим, а мы должны это сделать, щего представления треугольника. В этом случае нельзя го­
то этим самым мы согласимся с тем, что предмет общего ворить, что треугольник имеет площадь 2см2, один прямой
представления отличен от предметов подчиненных ему угол и два острых и Т.П. Ведь общее представление треу­
единичных представлений. Можно было бы возразить, что гольника не является представлением ни прямоугольного

мы представляем те составные части, которые имеют один треугольника, ни треугольника, обладающего определенной
предмет, общий с другими даже тогда, когда мы представ­ площадью. Следовательно, если мы имеем два представле­
ляем себе этот отдельный предмет, но только не прини­ ния [такого рода], что в отношении их предметов значи­
маем во внимание то обстоятельство, что как раз эти со­ мыми являются те же самые суждения, то эти представле­

ставные части и принадлежат как этому предмету, так и ния - взаимозаменяемы, а их предмет в действительности -
другим предметам. Согласно этому общее представление один и тот же. Если же мы имеем два представления, кото­
отличалось бы от подчиненных ему единичных представ­ рые могут быть по своему содержанию совершенно одина­
лений только тем, что посредством первого представлен­ ковыми, но, в то же время такими, что те же самые сужде­
ным является еще и признак, определенное отношение оп­ ния не являются значимыми для их предметов, то эти
ределенных составных частей предмета к определенным со­ предметы отличаются друг от друга. Поскольку именно это
ставным частям другого предмета, а именно: общность отношение имеет место при сравнении общего представле­
этих составных частей. Следовательно, предмет общего ния с представлением единичным, постольку мы вынуж­

представления треугольника не отличался бы от предмета дены признать предмет общего представления отличным
какого-нибудь произвольного единичного представления
148 К. Твардовский к учению о содержании и предмете представлении. ... 149

от предмета любого подчиненного ему единичного пред­ ным не замечать признанный в свое время предмет общих
ставления. представлений, и что ведут речь не об особенном предмете,
Согласно этому тем, что представлено посредством который соответствует общим представлениям как тако­
общего представления, является группа составных частей, вым, а сразу ставят на их место предметы подчиненных им
общих нескольким предметам [комм., к. 15, п.1, с.159]. единичных представлений. Теперь же мы должны обнару­
Эта группа составных частей представлена как нечто со­ жить предполагаемую причину возникновения этого за­
ставляющее одно единое целое; оно и является предметом блуждения. Если это нам удастся, то этим самым мы при­
общего представления. Отождествлять его с предметом обретем опору для предлагаемой здесь нами точки зрения.
единичного представления было бы так же несостоятель­ Но вначале следует заметить, что ради упрощения выраже­
ным, как и отождествление, например, числа десять с чис­ ния, мы будем говорить не о предметах общих и единич­
ЛОМ сто (взятым в качестве предмета представления), хотя ных представлений, а об общих и единичных предметах,
в представлении числа сто содержится и представление следуя этим самым мнению Эрдманна, который считает
числа десять. Предмет общего представления как раз и есть этот способ выражения более точными'".
часть предмета подчиненного ему представления, который Нам кажется, что причина того, что часто не замечают
находится к определенным частям предмета Других еди­ общих представлений, является двоякой и отчасти языко­
ничных представлений в отношении тождества [комм., вой, отчасти - психологической. А именно: язык часто ис­
К. 15, п. 2, с. 159]. пользует одинаковые названия для обозначения общих и
Общее представление - это всегда опосредованное, не­ единичных предметов. Что название единичных предметов
наглядное, и притом в такой степени не-наглядное, что может отличаться от названия общего предмета, доказы­
многие философы отрицали его существование, равно как вает тот факт, что существуют имена собственные. Даже и
и существование тех представлений, предметы которых об­ там, где мы не располагаем никакими соответствующими
наруживают противоречащие признаки. Но с тем, что такие именами собственными, часто названия единичных пред­
представления все же существуют, должен согласиться тот, метов отличаются от названий предметов общих. В языках,
кто признает, что об их предметах можно нечто высказы­ которые сохранили определенный артикль - субстантив в
вать. А это действительно так. Никто не может представить соединении с этим артиклем, а в языках, которые утратили
себе наглядно "всеобщий" треугольник; треугольник, кото­ определенный артикль - субстантив без дополнения, явля­
рой не был бы ни прямо-, ни остро-, ни тупоугольным, ко­ ются, как правило, подлинными названиями для общих
торый не имел бы ни цвета, ни определенной величины; но предметов. Там, где речь идет об отношениях единичного
опосредованное представление такого треугольника суще­ предмета, нередко используется сложносоставное выраже­
ствует так же несомненно, как и опосредованные представ­ ние, которое состоит из служащего для обозначения соот­
ления белого вороного [коня], деревянной стальной пушки ветствующего общего предмета субстантива и дополнения
и т.п [комм., к. 15, п. 3, с. 159]. к нему. Этим добавлением являются, смотря по
Что общее представление имеет предмет, который от­ обстоятельствам, либо указательное местоимение, либо т.н.
личается от предметов подчиненных ему единичных пред­ неопределенное местоимение (некоторый, определенный
ставлений, не является, как известно, никаким новым уче­ (еin gewisser», либо придаточное предложение, которое
нием [КОММ., к. 15, п.4, с. 159]. Идеи Платона - это ни что вводит признаки индивидуации предмета и Т.П.
иное, как предметы общих представлений. Платон припи­ ВО всяком случае, между названиями общих и соответ­
сывает им существование. Сегодня мы этого уже не делаем; ствующих особенных предметов часто наличествует, - если
предмет общего представяения является нами представ­ только они тождественны друг другу, - некоторое подобие,
ленным, но не существует [комм., к. 15, п. 5, с. 159], и о его что, как нам кажется, в достаточно мере объясняет тот
существовании можно говорить самое большее в том факт, что, считая названные предметы идентичными,
смысле, что он может обнаруживаться в предметах соответ­ обычно предполагали, что общее название - это в то же
ствующих единичных представлений, в модифицирован­
ной посредством их индивидуальных особенностей форме. 107 Erdmann, [.с., § 17. - На мой взгляд, Эрдманн является единствен­
И можно только удивляться тому, что стало уже привыч- ным из современных исследователей, который признает общие пред­
ставления в том смысле, которого мы здесь придерживаемся.
150 к. Твардовский к учению о содержании и предмете пргдставпений. ... 151

время и суммарное обозначение всех предметов, обозна­ единичного человека. И здесь также представленные
ченных посредством соответствующих особенных назва­ суждения играют роль посредника между представлением
ний. По-видимому, этим самым мы обнаружили предпо­ единичного и представлением всеобщего человека. Эт~
лагаемую причину того, почему остаются незамеченными представленные суждения касаются определеннои
общие предметы. величины, цвета кожи - короче, всего, что взятое вместе об­
Другое основание находится в психологическом отно­ разует индивидуальность отдельного человека, поскольку
шении, которое имеет место между представливанием об­ не отрицая ее в действительности - так как эти суждения
щего предмета и представливанием единичного предмета. являются представленными только в модифицирующем
Существует установленный еще Аристотелем закон, со­ смысле - представляют ее в качестве отрицаемой. Из того,
гласно которому мы никогда не могли бы иметь не-на­ что не только одно, а несколько, а часто даже бесконечное
глядное представление, если бы оно не сопровождалось од­ количество единичных представлений могут способство­
ним (или несколькими) наглядными представлениями. вать возникновению не-наглядных представлений общего
Кто имеет представление числа 1000, тот мыслит число, предмета, следует, что осознавать можно по очереди целый
которое он никогда не мог бы иметь данным в наглядном ряд единичных предметов, тогда как мы представляем
образе, или без конкретного представления другого пред­ только один общий предмет; и еще, так как представления
мета, который находится в определенном отношении к этих единичных предметов, поскольку они наглядны, обла­
этому числу. При не-наглядных представлениях чисел мы дают в некоторой степени большей живостью, чем не-на­
обычно наглядно представляем себе письменную форму, глядные общие представления, то легко возникает иллю­
цифру, вместе с ее отношением к числу, причем это отно­ зия что единичные предметы психологически обусловлен­
шение состоит в том, что предмет наглядного представле­ HЫ~ вспомогательных представлений собственно и явля­
ния - цифра, находится в отношении знака к обозначае­ ются теми, которые представлены посредством постоян­
мому. (На этой реляции покоится то, что Лейбниц назвал ного в отношении каждого из этих вспомогательных пред­
"символическим" мышлением). Нечто похожее мы нахо­ ставлений общего представления. Но так как предмет пред­
дим и в случае такого в высшней степени не-наглядного ставления числа 1000 отличается от предмета со-действу­
представления, каким является представление белого воро­ ющего при этом вспомогательного представления цифры,
ного [коня]. Или это представление сводится к символичес­ которая обозначает это число, так же, как предмет пред­
кому (в смысле Лейбница) мышлению о предмете посред­ ставления белого вороного является отличным от предмета
ством обозначающего его названия, или призывает на по­ в это же время возникающего представления вороного, так
мощь наглядное представление вороного [коня] и преобра­ и предмет общего представления является иным, нежели
зует предмет этого представления в предмет представления предмет каждого представления, которое делает ~озмож­
белого вороного посредством со-представливания ным это представление единичных представлении или, в
(Мitvоrstеllеп) отрицательного суждения (вороной не есть случае сукцессивного возникновения большего числа таких
черный) и утвердительного (вороной является белым), оба единичных представлений, иной, нежели соответствующие
этих суждения - ложны, и как таковые представлены им предметы. Поскольку на это не обращали внимания, то
(отсюда происходит Т.Н. "невозможность образования" та­ стало возможным считать, что эти единичные предметы
ких представлений). Способ, каким мы представляем об­ представлены посредством общего представления; именно
щие предметы, такой же, как и в вышеприведенных слу­ здесь и находится психологическая причина заблуждения:
чаях непрямых представлений. Общий предмет может приписывать одному общему представлению несколько,
быть представлен только непрямым образом. Его даже бесконечно много предметов.
представление нуждается в наглядном вспомогательном То что представлено посредством общего представле­
представлении. Таковым является единичное ния я~ется предметом, свойственным именно этому
представление, подчиненное представлению общего представлению. Предметы представлений, подчиненных
предмета. Кто представляет себе человека вообще, тот не этому общему представлению, не представлены посред­
может сделать этого - опять же, если представливание не ством общего представления, а посредством выступающ~
является просто символическим, - без представливания вместе с ними в качестве впомогательных представлении
152 к Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 153

единичных представлений, число которых неопределенно; общее представление, сопоставимы с внутренней языковой
оно может быть то большим, то меньшим в зависимости формой, которая вызывает общее представление. Следова­
от условий, связанных или с самим общим представле­ тельно, общие представления не являются, правда, ника­
нием или с совершающим представление субъектом, но кими опосредованными представлениями предметов, а
никогда не может быть меньшим единицы. К этому со­ представлениями, вызванными в большей степени опо­
вместному вызову (Miterregung) единичных представлений средованно, нежели те, для возникновения которых не тре­
посредством названий, значением которых является общее буется никаких особенных вспомогательных представпе­
представление, и сводится смысл кантовского учения, со­ ний.
гласно которому, понятие (= общее представление) отно­ ИЗ того, что было сказано об отношении между общим
сится к предмету опосредованно, посредством какого-то представлением и соответствующим единичным представ­
признака, который Может быть общим для нескольких ве­ лением, становится понятным подобие, достигающее во
щей, тогда как созерцание ( = единичное представление) от­ многих случаях полного тождества, между названием, ко­
носится к предмету непосредственно108. В этом же смысле торое значит общее представление, и названием, которое
говорит и А,Риль: "Созерцанию, как непосредственному значит единичное представление. И мы должны признать,
представлению предмета противостоит понятие в качестве что все названия являются - там, где они употреблены пер­
его опосредованного [представления], как представление вый раз - названиями наглядных, непосредственно пред­
посредством других представлений или посредством какой­ ставленных предметовll0. Так выражение "море" является
то части наглядного совокупного представления"109. Со­ вначале названием определенного моря. Как только возни­
гласно этому высказыванию, посредством общего пред­ кает необходимость назвать общие предметы, то должно
ставлени~ предметы подчиненных ему единичных пред­ быть упомянуто, - так как их представления можно вызвать
ставлении являются представленными опосредованно по­ лишь посредством вспомогательных представлений, - на­
стольку, поскольку представление общего предмета обус­ звание, которое первокачально значит единичное представ­
ловлено одним или несколькими представлениями еди­ ление, для того, чтобы оно ассоциировалось с ними и та­
ничных предметов. Но это опосредованное представлива­ ким опосредованным образом вызвало общее представле­
ние единичных предметов посредством соответствующего ние. Поэтому в большинстве названий, которые значат не­
общего представления следует понимать сит grапо salis, по­ прямые представления, мы находим названия, которые вы­
скольку, понимая буквально, посредством самого общего зывают вспомогательные представления. Вспомним цити­
представления представленным является свойственный рованные из Больцано примеры: глаз человека, страна без
ему общий предмет, тем не менее единичные предметы гор и Т.д. Чем точнее ассоциация, чем постоянней отноше­
представлены посредством собственных представлений, ние между вспомогательным представлением и помыслен­
которые только в силу психологических законов должны ным представлением, которое является истинным значе­
сопровождать эти общие представления. И можно было бы нием названия, тем меньшими будут различия между на­
вообразить некоторую более совершенную, чем званием представления, когда оно выступает к качестве его
человеческая, психическую СТруктуру, которая была бы в значения, и названием, которое вызывает другое представ­
состоянии мыслить общие предметы без помощи ление посредством первого в качестве вспомогательного
представлений соответствующих единичных предметов. представления. Между единичными предметами и по от­
Однако общее представление можно определить как ношению к ним вышестоящими общими предметами на­
представление действительно опосредованное в том личествует всегда одно и то же отношение подчиненности,
смысле, в каком опосредованными являются все непрямые соответственно вышестояния (Ueberordnung), отношение,
представления. Для своего возникновения они нуждаются в которое в конечном счете следует свести к тому, что общий
других представлениях, представлениях вспомогательных; предмет образует определенным способом метафизическую
они так же, как и названия, значением которых является составную часть подчиненных ему единичных предметов.

108 Кritik der reinen Vemunft, hrsg. von Kehrbaeh, S. 278, ер. там же S. 48.
109 Riehl А., Beitrage zur Logik, Vierteljahrssehrift Iur wissensehaftliehe
Philosophie, XVI Jhrg., S. 7. 110 Sigwart, l.e., I.Bd., § 7,7.
154 К. Твардовский к учению о содержании и предмете представлений. ... 155

Это обстоятельство объясняет сродство названий обоих ви­


дов предметов. КОММЕНТАРИИ

* к 1.
* * 1) Круг проблем, связанный с термином акт, в австрийской философии
хорошо и сжато передан Блауштейном: "Понятие акта Твардовский, по­
Если нам удалось показать, что т.н. общим представле­ чти что без изменений перенял у Брентано, который все феномены раз­

ниям также соответствует только один единственный пред­ делил на интенциональные психические акты и неинтенциональные

физические феномены. Твардовскийпризнавал эту классификацию,поэ­


мет, который отличается от предметов, подчиненных об­
тому для него возникла серъезная трудность (хотя ясно и не осознанная),
щему представлению единичных представлений, то поло­
куда отнести это содержание, которая является чем-то психическим, но
жения, сформулированные в этом исследовании относи­ не является интенциональным актом. Утверждая однако, что акт и со­
тельно общих представлений, - как и в отношении пред­ держание образуют одну психическую реальность, Твардовский указал
ставлений опосредованных - не будут подвергнуты ни мо­ путь к разрешению этой проблемы, по которой потом и пошли Гуссерль
дификации, ни ограничению. Они значимы - при условии и Мейнонг, Мейнонг называет акт Брентано и Твардовского
"представлением", а "актом" - то, что является общим всем представле­
их правильности - для всех без исключения представлений
ниям, независимо от различия предметов, т.е, то, что и делает их соб­
какого бы то ни было вида.
ственно представлениями .... Гуссерль же называет актом некое целое ,
которое состоит из двух несамостоятельных, т.е, не могущих существо­

вать раздельно частей, а именно, из качества акта (акта Мейнонга) и ма­


Перевод выполнен по изданию I терии акта (содержания Твардовского и МеЙнонга)".(Вlаustеiп L. Husser-
Twardowski К.Zur Lehre уош Inhalt und Gegenstand der lowska nauka о akcie, tresci i przedmiocie przedstawienia. Lwow 1926.)
Vorstellungen, Alfred Hoelder, Wien, 1894111. 2) Неясность термина "имманентный предмет" постоянно был предме­
том недоразумений, так что Брентано, который ввел этот термин в оби­
ход философии ЮХ-го века, все время приходилось заниматься уточне­
Перевод Я.Саноцкого ниями. Вот одно ИЗ них, взятое из письма Брентано к Марти от
17.03.1905: "Когда я говорил об "имманентном объекте", то слово
"иманентный" я добавлял, для того чтобы избежать недоразумения, по­
тому что некоторые [исследователи] называют объектом то, что нахо­
дится вне духа. Я же, напротив, говорю об объекте представления, кото­
рый принадлежит ему даже в том случае, когда вне духа ему ничего не
соответствует.

И это вовсе не мое мнение, что "имманентный объект" равен


"представленному объекту". [Согласно такому мнению], представление
дает [нам] не "представленнуювещь", а "вещь"; следовательно, например,
представление лошади есть не "представляемая лошадь", а "лошадь" как
(имманентный, ибо только такой и должен называться подлинным объ­
ектом) объект. Но этот объект не существует." (In: Brentano Р. Wahrheit
und Evidenz. Meiner. Lepzig. 1930.55.87-88.)

к 2.
1) В одном из писем к Мейнонгу, Твардовский писал о своем намерении
написать книгу о суждении, в которой также была бы реализована