Вы находитесь на странице: 1из 4

WARRANTY

written statement that promises the good condition of a product and states that the
maker is responsible for repairing or replacing the product usually for a certain
period of time after its purchase
CUSTOMER
someone who buys goods or services from a business
SUPPORT
the act of helping someone by giving information or services
LEAD
potential customer
UPGRADE
to make (something) better by including the most recent information or
improvements
INSTALLATION
the act or process of making a machine, a service, etc., ready to be used in a certain
place
STAFF
a group of people who work for an organization or business
NEWSLETTER
a short written report that tells about the recent activities of an organization and that
is sent to members of the organization

An opportunity to correct your mistakes immediately after they


emerge.
An opportunity to bring your attention back to the basics by using
customer complaints as a reality check.
An opportunity to show that you are taking steps to address the
issue, so your customers will be more willing to give you a second
chance.
An opportunity of feedback-marketing of the company. The issue
gets written down as a short article (business-case) and spreads
via mass-media channels
An opportunity to make strategic partnership in terms of
company's B2B activity
Лицо XIX века сформировали три великих события предшествующего
столетия: Великая Французская буржуазная революция, промышленный
переворот в Англии и образование США. Они резко изменили облик мира,
характер общественных отношений, культурные ценности. Так XIX век во
всемирной истории стал эпохой бурного развития капитализма, оформления
либерально-промышленной цивилизации Запада, эпохой революций и
кровопролитных войн. Наметившееся в XVIII столетии сближение государств
на основе блоковой политики продолжало нарастать. Теперь поведение на
международной арене в одиночку становилось немыслимым. Коалиционные
союзы государств приобретали более устойчивые черты. Родилось понимание
необходимости совместного предотвращения военных конфронтаций,
вылившееся в Гаагское движение мирного урегулирования спорных
международных проблем.
По-прежнему лидирующее положение в мире занимала Великобритания.
Однако наметившееся во второй половине XIX века усиление
неравномерности экономического и политического развития стран выдвигало
на передовые позиции США, Германию и Россию. Новая расстановка сил
активизировала британскую дипломатию на поиски политических
противовесов, способных удержать имеющийся статус-кво в международных
отношениях. Взаимодействие России с Великобританией на протяжении
всего XIX века можно обозначить как балансирование на грани нейтралитета
и враждебности. Со стороны России подобное равновесие обеспечилось
дипломатическим союзом дома Романовых с имперскими державами Европы
— австрийскими Габсбургами и прусскими Гогенцоллернами. Лишь в
последние двадцать лет XIX столетия в связи с ростом напряженности в
русско-германских отношениях наметился отход от сложившейся
расстановки в пользу Англии и Франции. Также необходимо иметь в виду,
что в XIX веке произошло максимальное расширение границ российской
империи.
7.4. Либерализм и консерватизм во внутренней политике самодержавия
Александр I и Николай I первыми из российских государей повели
государственный корабль по уходящей из-под ног почве. Представление о
либерализме Александра I Благословенного сложилось под влиянием
начального этапа его царствования. Тогда деятельность царя была направлена
на устранение последствий тирании Павла I и определялась поиском способов
разрешения государственных проблем в духе времени, на которое наложила
отпечаток Великая французская революция. Однако, следуя жесткой
необходимости, вытекавшей из природы самодержавия, император пришел к
ужесточению правительственного курса уже с 1815 г.
Еще более вынужден был наращивать карательные функции власти
Николай I, взошедший на престол в дни восстания декабристов и
царствовавший в самый разгар кризисных лет. Его правление наиболее
отвечало духу самодержавия, хотя он никогда не отказывался от реформ там,
где они непосредственно не угрожали устоям власти. При нем резко возросла
централизация управления страной, вводился режим личной власти
императора, усиливался полицейский и идеологический контроль над
обществом, углублялась сословность образования, совершенствовалось
законодательство.
В области экономики правительство Николая I проводило последовательно
протекционистский курс. В социальной области законодательство
преследовало цель, не ущемляя интересов дворянства, направить его усилия в
русло конструктивных преобразований и тем защитить от начавшегося
разложения. В крестьянском вопросе правительство двигалось методом проб и ошибок,
пытаясь в ограниченном масштабе стимулировать ликвидацию
крепостнических порядков и совершенствуя систему управления
государственной деревней. Процесс же классообразования оно пыталось
направить по сословному руслу.
Таким образом, на примере царствования первых двух государей XIX века
наглядно просматривается важнейшая фундаментальная закономерность
российской исторической динамики - сценарий смены недолгого
господства либеральной компоненты развития на длительную эпоху
консервативных перенастроек системы государственной власти и
общественных отношений. Реформаторы сознательно обращались к
изменению не только государственных отношений, но и общественной 78
жизни. При этом либеральный проект всегда развертывался неотрывно от
идеологии сближения с Европой. Он непременно носил верхушечный
характер, то есть, начинался как «реформы сверху», всегда был
кратковременным, его никогда не удавалось довести до конца. За
либеральными реформами, как правило, следовал кризис системы
социально-экономических отношений, который был тем глубже, чем
последовательнее и продолжительнее являлся период изменений. При этом
всякий раз либеральные реформы терпели неудачу, прежде всего, потому,
что их отторгала сама система укоренившегося уклада жизни людей.
Патриархальные политические ценности и неразвитость общественного
правосознания, медленно изживавшиеся в России, являлись тому главной
причиной. Как показала историческая практика, сдвиги в общественном
сознании происходят гораздо медленнее, чем реформируется сам строй
отношений. Причем при развертывании консервативных моделей
модернизации изменения в повседневной жизни чаще всего происходили
внепланово, в форме вынужденных адаптаций тех или иных сторон жизни
общества к актуальным на данный момент задачам реализации
реформистских программ, то есть не являлись частью общего плана, но лишь
выступали побочным продуктом его осуществления.
Лишь в краткие периоды либерального реформирования инициаторы
прогрессивных нововведений сознательно обращались к изменению не
только государственной, но и общественной жизни. Однако чаще всего
реформаторов постигали на этом поприще неудачи в силу
непоследовательности и недальновидности их собственных действий, во
многом обусловленных почти физиологическим страхом перед
преобразуемой системой. На счету русской истории не было ни одного
последовательного правителя-либерала. Почти каждый в той или иной мере
совершал консервативный откат от первоначальных либеральных программ
во имя утверждения примата государственных интересов и поддержания
стабильности общественных порядков. Если же сам реформатор не
останавливался, его тормозила система, выдвигавшая альтернативных
лидеров с их программами стабилизации.
Особенно наглядно демонстрируют эту закономерность начинания
Александра II, наиболее последовательного из всех либеральных
реформаторов России. Масштабность предпринятых им перемен неизбежно
приводила к серьёзным просчетам. Россия попыталась, как всегда, одним
рывком встать в ногу с передовыми державами мира, отставая от них на
несколько столетий. По меткому высказыванию В.О. Ключевского, нужда
реформ в отсталых государствах, догоняющих передовые страны, созревает
раньше, чем народ созревает для реформ. Ускоренное движение вдогонку
заставляет перенимать чужой опыт наскоро, что встречает оппозицию в
обществе.
Коренная перестройка жизни России привела к неожиданному для властей
социально-политическому эффекту. Вместо примирения и сотрудничества 79
власть и общество оказались, по выражению Н.С. Лескова, «на ножах». И
первой жертвой этой войны стал сам царь Освободитель, Александр II, так и
не успевший понять, за что его казнили народовольцы. Его преемник,
Александр III, силой исторической необходимости был поставлен перед
задачей лавировать между курсом на ужесточение внутреннего режима и
политикой заигрывания с либералами. Однако уже вскоре последний
Романов, Николай II, в целях сохранения самодержавия неизбежно вынужден
был повернуть руль государственной машины резко вправо и так держать его
даже в тех условиях, когда это обрекало монархию на уничтожение. Начался
самый захватывающий и последний сюжет исторической драмы российского
самодержавия.
7.5. Социально−экономическое развитие России
Особого внимания требует анализ вопроса о характере социально-
экономического развития России в XIX веке, поскольку коренные изменения
в этой области определили специфику развёртывания политических
процессов в стране.
Промышленный переворот, который в XIX столетии затронул почти все
более или менее развитые страны мира, пришелся в России на 30—80-е годы.
На первое место в модернизационном процессе выдвинулся индустриализм,
подчинявшийся общим закономерностям развертывания в разные
политические эпохи. Его ускорителем выступал фактор НТП, ставивший
Россию всякий раз перед необходимостью интенсифицировать экономику в
условиях наращивания её экономического отставания от передовых стран
мира. Россия вынуждена была постоянно перенапрягать силы и решать
одновременно взаимоисключающие задачи: преодолевать хозяйственную
отсталость и сохранять статус великой державы, укрепляя своё
международное положение в условиях быстро менявшейся геополитической
ситуации.